Book: Героиновые пули



Героиновые пули

Александр Щелоков

Героиновые пули


— Жмурик здесь, товарищ майор. В подвале. — Участковый инспектор лейтенант Крячкин по неразумению употребил слова, которые ни в коей мере не соответствовали его стремлению выглядеть человеком серьезным. Ему казалось, что именно так — небрежно и без затей должен объясняться опытный оперативник, постоянно имеющий дело с трупами. — Я вас проведу. Домофон мы отключили.

Движением правой руки Крячкин указал на лестницу, которая вела вниз.

— Туда, товарищ майор. Прошу. Проходите вперед.

Ропшин сразу подумал, что вежливость лейтенанта проистекала не столько из воспитанности, сколько из нежелания оказаться у трупа первым.

В подвале пахло плесенью. Две лампочки, болтавшиеся под сырым потолком в голых патронах, освещали узкую щель коридора тусклым желтоватым светом.

— Куда?

Ропшин остановился и огляделся по сторонам.

— Направо, товарищ майор. Это там.

Они свернули в просторный тупичок, теплый и сухой. Здесь пахло спиртным перегаром и старым табачным дымом. Стены закутка покрывали цветные плакаты, наглухо приклеенные к бетону. Шварценегер с яростным выражением лица стрелял из диковинного оружия — то ли из пушки, снятой с лафета, то ли из отбойного молотка. Брюс Ли в невероятном прыжке целил ногой в невидимого для зрителей врага. Голая девица с узкой талией и невероятного размера сиськами сидела, держа в руке сигарету. Рядом — улыбчивый премьер правительства России уважаемый Виктор Степанович Черномырдин, сложивший перед собой ручки крышей небольшого домика. Среди блаты этот жест толковали как: «Россия — наша хаза».

В дальнем углу, придвинутая к стене, стояла старая деревянная кровать со сломанной спинкой. Ее покрывало грязное ватное одеяло. Оно частично сползло на пол, открыв угол полосатого матраса с желтыми пятнами застарелой мочи на нем.

— Сексодром, — с ехидцей пояснил лейтенант Крячкин.

Ропшин пропустил замечание мимо ушей. По большому счету участковый должен был давно знать об этом логове, но вменять ему в вину недогляд Ропшин не собирался.

Рядом с кроватью на полу лежал труп молодого парня, свернувшегося крючком. Грязные сосульки темных волос закрывали лицо.

— Николай Моторин, — пояснил Крячкин. — Из пятого дома.

— Учится?

— Где там ему. Он колется.

— Кололся, — поправил Ропшин. — Родственники у него есть?

— Мать на лето в деревню отбыла. Старший брат — Алексей — работает в службе охраны акционерного общества.

— Надо пригласить его на опознание.

— Я хотел, но он в рейсе. Будет только завтра.

— Пригласите в морг. А пока ждите здесь. Должны приехать эксперты и скорая…

* * *

Навозная муха билась о стекло жирным телом и натужно гудела. Начальник управления борьбы с незаконным оборотом наркотиков полковник милиции Андрей Васильевич Богданов, недовольно поморщился. Проклятая погань своим зудением не давала возможности сосредоточиться. И откуда они только берутся эти мухи?! Зараза! Борешься с ними как с преступностью, но бесполезно: сколько ни уничтожай, один хрен возникают из ничего, как призраки. Вот появилась же эта здесь, в центре города… Откуда?

Богданов взял свежую газету «Московский курьер», свернул её в трубочку и медленно встал. Оставалось подойти к окну, потом ударить. Но бить надо резко, иначе улетит, дрянь, начнет метаться по кабинету из угла в угол — тогда уже не достанешь. И вообще во всех случаях бить надо резко. Раз-з! — и наповал.

Богданов шагнул к окну, когда дверь бесшумно открылась, и в кабинет легкими шагами вошла старший лейтенант Кира Савельева, само изящество, упакованное в милицейскую форму. Она улыбнулась Богданову, положила перед ним на стол папку, переплетенную с мягкую коричневую кожу: ежедневную порцию входящих и исходящих бумаг — секретных и совершенно секретных — подлежащих немедленному прочтению.

Богданов, тут же забыв о мухе, бросил газету на подоконник и вернулся к столу, на который Кира положила папку. Открыл переднюю крышку. Поверх казенных бумаг лежала записка:

«Сегодня. У тебя или у меня?»

Богданов взял листок, смял и молча ткнул себя большим пальцем в грудь. Кира понимающе кивнула.

Они состояли в связи уже более трех лет. В связи счастливой и совсем не тягостной для обоих. В связи, о которой не знал никто — ни муж Киры Сергей Савельев, ни жена Богданова — Людмила Георгиевна, и что самое главное — ни один соглядатай конторы внутреннего сыска, девизом которых был пионерский лозунг: «Хочу все знать!»

Во второй половине дня Богданов появился в старой части Москвы — на Покровке в Лялином переулке, где находилась одна из конспиративных квартир, предназначенная для его встреч со своей личной агентурой.

Кира, уже переодевшаяся в легкое платье, ждала его.

Первый, хотя и протокольный поцелуй затянулся. Богданов любил Киру, её упругое, отзывчивое на ласку тело, мгновенно балдел от её поцелуев, влекущих и возбуждающих. Кира, целуясь, быстро загоралась, готовая тут же погрузиться в теплые, пьянящие волны телесной радости. Но в этот раз она выскользнула из его объятий и отстранилась.

— Сперва послушай. Вот это…

Она вынула из сумочки магнитную кассету и протянула ему.

Богданов взял пластмассовую коробочку, снова притянул к себе Киру, легким движением огладил её грудь, поцеловал в волосы.

— Потом, — сказала она строго. — Это серьезно.

— Хорошо, — он неохотно смирился с её настойчивостью. Обычно их встречи начинались с другого. — А это тебе. — Он открыл кейс, вынул оттуда пакет в блестевшей золотыми разводами упаковочной бумаге. — Переоденься.

Богданов впервые увидел Киру на концерте, посвященном Дню милиции. Она шла по проходу между рядами занятых кресел, вызывающе покачивая бедрами. Ее складную фигурку обтягивало серое трикотажное платье. Простенькое, недорогое оно удивительно шло к ней, ярко оттеняя достоинства стройного молодого тела. Лица её капитан Богданов не увидел, — только спину, но сразу решил, что с такой фигурой она просто обязана быть красивой. В ошибочности попыток судить о фасаде, глянув на женщину со спины, Богданов убеждался не раз, но в данном случае готов был повторить ошибку.

— Кто это? — спросил он соседа — опера Крымова, который всегда знал все и обо всех.

— Хо! Ты не знаешь?! — Крымов бурно удивился. — Ну даешь, Хмельницкий! — Крымов был майором и потому считал, что вправе шутить, называя Богданова Богданом Хмельницким. — Это же Кира!

Вроде обязан был Богданов знать всех женщин огромного управления.

— С тобой говорить! — Он обиженно отвернулся от Крымова. Но того уже распирало желание выказать полную осведомленность в пикантном вопросе.

— Ладно, не дуйся. Это Кира. Лейтенант младший…

— Хороша?

— Вона куда ты! — Крымов расплылся в ехидной улыбке. — Даже не думай, и не мечтай, Хмельницкий. Не по твоему плечу такую березу рубить. Пытались, но как говорят — конфузия. Ты лучше займись Лошадкиной. Она только что Куклина сбросила на всем скаку.

Лошадкина — сдобная молодящаяся дама, дававшая Крымову пищу для остроумия своей фамилией, как раз, задевая бедрами о края прохода, проследовала мимо.

— У неё наездники и без меня найдутся.

— Не скажи, конкурс строгий. Она кобылка норовистая. Насколько я знаю, уже два отвода дала соискателям. Не потянули мужики…

— Чой-то? — Дурацким тоном Богданов старался замаскировать искренний интерес.

— Спрос и предложение не совпадают. Говорят, она любит колоться по потребности, а мужицкий шприц в нынешние времена — одноразовый. Так что выдается ей по способности. Революционная ситуация: верхи не могут, низы не хотят…

Продолжать расспросы Богданову стало неинтересно, Лошадкина его никогда не волновала, и он замолчал.

Но Кира со своей точеной фигуркой в душу ему запала. Он весь вечер не спускал с неё глаз.

Богданов влюбился. Он не форсировал событий, был аккуратен и настойчив в достижении цели. Только через полгода они стали любовниками. Больше того, их связала дружба, которая длилась вот уже более шести лет.

Истинную красоту женщины можно выяснить только умыв её. Искусство косметического обмана цивилизация развила столь сильно, что ухищрениями опытного визажиста серого крысенка можно превратить в Белоснежку. Красота Киры была естественной, её не замутнял макияж. И особым блеском эта красота отсвечивала, когда её не драпировали одежды. Но ещё больше шарм и внутренний огонь познавался в близком общении — Кира была умной, веселой и верной подругой. Несколько раз Богданов порывался разойтись с женой, но Кира его удерживала. Она не могла бросить мужа, который находился в тягостном ожидании близкой смерти. Они любили друг друга, вступили в брак сразу после окончания средней школы, но Сергея Савельева взяли в армию. Два года он прослужил на ядерном полигоне в Семипалатинске, откуда был комиссован с тяжелой формой белокровия. В двадцать один он перестал быть мужчиной и стал инвалидом.

Оставлять его в беде Кира не собиралась. Они оставались друзьями.

У Богданова в семье были другие проблемы. Его жена Галина Игоревна — пышнотелая дама с ленивыми манерами советской дворянки (отец при Советской власти был важным чиновником Госплана, имел казенную машину и собственную дачу) со своей нескрываемой любовью к трюфелям, шоколадным тортам и послеобеденному сну, была женщиной картинно красивой, но по натуре фригидной и относилась к браку, как к атрибуту обеспеченности и твердого общественного положения.

Интимные отношения с мужем она включала к числу тех утомительных и нудных занятий, в ряду которых значились посещение прачечной, химчистки, занятия на кухне. Куда большее удовольствие, чем мужская ласка, ей доставляло ленивое сидение под колпаком электросушки в парикмахерской или посещение маникюрного кабинета.

Взяв подарок, Кира ушла в ванную комнату переодеться.

Богданов вставил кассету в магнитофон, нажал клавишу пуска. Послышалось легкое шипение поползшей ленты. Затем послышался звук заурчавшего стартера. Его недолгое подвывание тут же заглушил заработавший двигатель.

— Ра! — Богданов позвал через всю комнату. Он обычно звал Киру коротким «Ра», возвышая её в своем представлении до уровня Бога-Солнца.

Она приоткрыла дверь ванной.

— Что тебе?

— Ра, ты стала записывать звуки моторов?

Он услыхал её смех.

— Нет, просто эта штука включается, когда начинает работать двигатель.

Она вышла из ванной в прозрачном в голубом пеньюаре, как Афродита в пене летней морской волны.

Магнитофон заговорил сухим деревянным голосом:

«— Ты не нравишься мне, Анатолий, вот те крест…»

Богданов не узнал голоса говорившего.

— Кто?

— Виктор Васильевич Марусич, собственной персоной. — Кира презрительно улыбнулась. — Они с Волковым ездили за город.

Богданов поморщился. Марусич был депутатом Государственной думы, входил в комиссию по вопросам безопасности, считался в правоохранительных органах человеком влиятельным, но главное неуживчивым и вредным.

Второй голос Богданов узнал без труда. Он принадлежал его шефу — начальнику Главного управления внутренних дел генерал-лейтенанту Волкову.

«— Не нравлюсь? — Волков обозначил беспечный смешок, который получился похожим на приступ икоты. — Гляди, какой строгий!

— Строгий не строгий, но ты размагнитился. Блаженствуешь в новом чине.

— Брось! — Голос Волкова сделался злым. — Какое блаженство?! Каждый день вздрючки. Со всех сторон. За день так намагничивают…

— Не в том дело. Не в том. Ты излишне упиваешься новым положением. И успокоился. Как же, за твоей спиной сам Чибисов. Я же знаю, какие у вас в узком кругу тосты: «Чибисов — наш президент!». Так?»

Снова прозвучал смешок, похожий на икание. Богданов злорадно скривил губы. Чибисов был министром внутренних дел и подобными тостами прихлебатели ставили его под удар.

«— Уже настучали?

— Если бы мне.

— Это была шутка. Ляпнул один дурак по пьянке…

— Кто-нибудь из вас его осадил? Нет. Побоялись, что не понравится Чибисову. А как понравится такой тост Папе? Учти, ему обязательно все доложат. Может не всерьез, со смешком, но до ушей доведут.»

Слова прозвучали сигналом близкой опасности и Волков должно быть понял совершенную глупость, но возразить не сумел. Только повторил:

«— Это же шутка. И потом президент… Чего? Может акционерного общества…

— Объяснять придется кому-то другому, если, конечно, спросят. Только, думаю, не дождешься. Если Папе доложат с картинками, кроме пинка тебе ничего не предложат. И Чибисов не заступиться. Своя шкура…

— Откуда ты все узнал?»

Богданов ощутил в голосе Волкова напряженность и снова ухмыльнулся: прокололся Анатолий Петрович. Ой, прокололся.

«— Без разницы, Толя. В другой раз надо быть умнее.

— Чего ты хочешь?

— Совсем немногое. Тебе уже пора думать всерьез, как строить свою оборону. Чибисов не вечен. Вы его сами и добиваете. Пришло время просчитывать, кто в министерстве может стать очередным паровозом, к которому надо цеплять свой вагон.

— Ты знаешь, кто?

— Ха!

— Как же узнаю я?

— Считай, думай. А пока принимай меры, чтобы обустроить свою позицию.

— Имеешь в виду что-то конкретное?

— Ты хорошо знаешь Богданова?

— А что?

— Ты всегда отвечаешь вопросами на вопросы, как старый еврей…

— Я знаю Богданова с разных сторон. Какая тебя интересует?

— Твоя сторона, Анатолий. Мне кажется он в последнее время быстро набирает силу и уже подпирает тебя. Смотри, старик, это может плохо кончиться.

— Для кого?

— Для тебя, мой генерал. Для тебя. Помнишь, как Суворов говорил о Наполеоне? «Широко шагает, мальчик. Пора его остановить».

— Не остановил же.

— Вот и нахлебалась из-за этого Россия дерьма. Историю надо изучать. Чтобы не повторять ошибок…

— И кого ставить вместо него?».

Кира подошла к Богданову со спины и положила ему на плечи ладони.

— Как?

Богданов склонил голову и коснулся щекой её руки. Дотянулся губами, поцеловал.

— Забавный сюжет.

Кира резко оттолкнула его.

— И только? Неужели…

Он понял — она всерьез обеспокоена. Спросил спокойно, стараясь не взвинчивать себя, поскольку внутри и без того все клокотало.

— Дослушаем до конца, ладно?

— Погоди, — она снова положила ладони на его плечи. — Как ты думаешь, кого тетя Маша преложит на твое место?

«Тетей Машей» они между собой называли Марусича.

— У него в кармане один козырь — Турчак.

Кира засмеялась.

— Может и так, но единственный козырь выбрасывают только с отчаяния.

Богданов снова включил магнитофон.

«— И кого ставить вместо него?»

В голосе Волкова настороженность. Когда начинается торговля по персоналиям, надо стараться угадать ход оппонента и побить чужую карту своей. Марусич тут же дал подставку:

«— Трофимов. Чем не зам?»

Волков ничем не выдал радости, но Богданов понял — в душе он облегченно вздохнул. Вряд ли генерал согласится приблизить к себе того, кто полностью устраивает Марусича.

«— Нет, Трофимов не подойдет. Он ещё зеленый. Если уж двигать, то Турчака».

Теперь с облегчением должен был вздохнуть Марусич. Его карта играла. Конечно, Турчак — проститутка, подстилается под каждого, в чьем кармане бренчит деньга, но в чем ему не откажешь, так это в умении выглядеть во всех случаях целомудренно. Сношаясь с ним, каждый втайне думал: уж эта курва моя, и только моя. На деле, как достоверно знал Богданов, майор флиртовал по меньшей мере с тремя покупателями его услуг и офицерской чести.

«— Не стану спорить, Анатолий, тебе виднее. Только не тяни.

— А ты не торопи.

— Только убирать его надо чисто. — Марусича что-то явно беспокоило. — Если у Богданова найдется заступа в кругу министра, могут возникнуть нежелательные сюжеты…».

Волков засмеялся — хриповато, неестественно.

«— Знаешь, как говорят в Одессе? Не учи меня жить. Из коллегии уже два раза подсказывали: надо Богданова представлять на генерала. Должность позволяет. Я с этим тяну. Зато каждый раз докладываю о его проколах. Мелочи, вроде, но впечатление создается…».

Богданов выругался. Кира зажала ему рот ладонью.

— Это что, для тебя новость? Я давно говорю: надо разбираться и с Волковым и с Турчаком.

Она протянула руку и выключила звук.

— Там больше нет интересного.

Они пробыли вместе до позднего вечера. Долго лежали рядом, нежно касаясь друг друга. Кира положила голову на его грудь — ласковая киска-мурлыка, и водила пальцами по животу, слегка касаясь тела ноготками. Богданову нравились эти осторожное возбуждающее царапанье.

— Так что ты решил? — Кира спросила и напряженно замерла, ожидая ответа.

— Как думаешь, сколько у меня времени? На ответный ход?

— В неделю они такое дело не сделают. По меньшей мере уйдет месяц. При хорошем для нас раскладе можно набавить ещё дней десять. Министерская мельница мелет медленно…

Она знала что говорила. У ласковой киски был острый аналитический ум и отличное знание тайных пружин, приводивших в действие механизмы управления конторой.

Богданов притянул Киру к себе.



— Иди сюда. Месяца я ему не оставлю.

Уже давно Кира стала для Богданова не просто партнером в минуты сладостной близости. Она оказалась той закваской, которая заставляла бродить жизненные силы мужчины, превращая сладкий виноградный сок в дорогой искристый, бьющий в голову напиток.

Близость с Кирой всякий раз возбуждала Богданова и заставляла разжиматься пружину его активности и инициативы.

Богданов был заводным и этим во всем походил на отца. Тот свои действия продумывал загодя, отрабатывая в уме детали и тонкости, но браться за дела не спешил — прикидывал, раскачивался, внутренне боролся с собственной инерцией. Чтобы заставить его заняться чем-нибудь по хозяйству, мать несколько часов подряд накручивала его, переходя от ласкательности к взрывному кипению ярости.

— Василек, Васенька, дровишки иссякли. Что делать-то, родненький?

Что делать было ясно, но отец все намеки пропускал мимо ушей. Потому мать повторяла свое с регулярностью стука маятника.

— Василек, дровишки бы… — Тук. Тук. Тук. Васенька, я думала ты уже собрался… — И вдруг, как сорвавшийся со стопора будильник: — Тр-р-р-р! Васька, расшиби тебя колотун, кто жрать сейчас просить будет?! Оторвешь ты жопу от стула, в конце-концов?!

И тогда отец заводился как застывший на морозе движок: сперва тихо-тихо, потом резко брал обороты и пошло, пошло, понесло! Вылетал во двор, топор взлетал над головой и затукало, застучало: тяп! тяп! И гора чурбаков росла вокруг с ужасающей быстротой, но отца уже ничто остановить не могло: его прорывало. Энергия так и перла наружу со стуком топора и вдохновляющим «хаканьем» дровосека. И только наступавшая темень заставляла отца отложить топор.

Точно таким же был Богданов-младший. По натуре — танк, — сгусток мощи, стали и огневого напора, но тоже заводной.

— И все же не тяни.

— Не буду.

Уже забилась, застучала в висках напряженная сила уверенности — знакомый с детства симптом рождавшегося стремления драться.

С ранних лет Андрюха Богданов драться не любил, старался избегать любых схваток, но страха ни перед стычками ни в них он не испытывал. Однажды, ещё ни разу не испытав себя в кулачном противостоянии, по дороге из школы он попал под руку Коляну Грымзе — тупоголовому деревенскому ублюдку с некомплектом шариков в кудлатой башке. Школы Грымза так и не окончил, хотя шесть лет провел в трех классах — первом, втором и третьем. Все остальное время после школы Грымза, как говорили в деревне, занимался «садоводством» — околачивал груши. И терроризировал всех, на кого падал взгляд.

По характеру Грымза был бродячим псом — злым и мстительным. Он мог неожиданно броситься на первого встречного пацана и ни с того ни с сего вломить ему плюху, после которой трудно бывало прийти в себя. Ударив, он от переполнявшего его восторга реготал по-ослиному — громко и противно.

Андрюха в тот раз заметил Грымзу с опозданием и не смог свернуть в сторону. Пришлось идти навстречу.

Грымза такой шанс упустить не мог. Он коротким тычком ударил Богданова поддых.

Андрюха не ощутил боли. Он инстинктивно отпрянул, и кулак Грымзы лишь обозначил тычок. Но злость у Андрея вспыхнула с неожиданной силой. Лицо оплеснуло внутренним жаром. В висках застучало, забилось незнакомое ранее ощущение…

У ног Андрюхи лежал силикатный кирпич. Миг, и он оказался в руке.

Грымза стоял, ощерив желтые прокуренные махоркой зубы, и по-ишачьи реготал. Он ничего не понял, когда кирпич влип прямо в его узкий прыщавый лоб.

— Гы-ы… и-и…

Ишачье ржание оборвалось на тонкой скулящей ноте. Грымза плашмя, не сгибаясь, как подрубленный кол рухнул на спину и задергал ногами. К счастью, не обремененный излишним весом мозгов, которые способны сотрясаться, он тут же открыл глаза.

— Ты чо, малый?..

Богданов улыбнулся, вспомнив далекое и почти забытое детство.

— Куда ты ушел?

Кира потрясла Богданова за плечо. Она привыкла, что уходя в раздумья, он словно впадал в оцепенение.

— Я здесь. — Он засмеялся. — Раз уж надо — пойду на вы.

— С чего начнешь?

— Не бери в голову. Умные начинают с самого малого. Зачем мне быть исключением? Как говорят, по зернышку, по зернышку…

Кира радостно засмеялась и притянула его за крепкую шею к себе.

— Разве орлы клюют зернышки?

Он засмеялся вместе с ней.

— И все же, давай начнем с самого малого…

* * *

— Леша, у тебя чеченский синдром.

Это так говорит мама.

Алексей Моторин её уважает. Мать женщина волевая, умная, добрая. Как-никак — хирургическая сестра. После смерти отца одна будто рыба об лед билась, но двух сыновей подняла, поставила на ноги. Колька, конечно, если брать по возрасту, ещё заготовка, ему только шестнадцать, а вот он, Алексей, уже выучился, окончил военное училище, успел побывать в Чечне. И вернулся оттуда живой, здоровый. Между прочим, без какого-либо синдрома, тьфу-тьфу!

Почему мама говорит, что он у него есть? Да все крайне просто. Уволившись из армии, которая все больше превращалась в шарагу безденежных оборванцев, Алексей поступил на службу в отдел охраны коммерческой фирмы. И снова взял в руки оружие. Где тут синдром? Только верность профессии.

Учился Алексей на военке с толком, не сачка давил, все делал с соображением — для себя, для живота своего военное искусство осваивал. Потому что знал — если не подфартит, года три-четыре будет Ванькой — взводным трубить. А это значит, что он не генерал-вор Кобец и не адмирал-вор Хмельнов, за которых другие все делали, которым все прислуживали, сами подносили, им вручали и ещё приговаривали: «Уважаемые господа военачальники, возьмите, будьте добры. Конечно это ворованное, но зато от всей души!»

Со взводным такого не бывает. С него каждый, кто чуть выше стоит, — а над ним все стоят выше, — норовит лыко содрать, свои заботы на чужие плечи переложить. И называется такая система субординацией. Против неё не попрешь, не выступишь: она в законе прописана.

Короче, знал Алексей чего от службы ждать, и Чечня для него обошлась без серьезных потерь.

Конечно, были моменты, когда и мандраж нападал и отчаяние ощущалось, но лечь с перепугу и лапки кверху, чтобы и себя загубить и людей своих под удар поставить, у Алексея не случалось ни разу.

Это, как ни странно, иногда доставляло даже минуты не очень приятные.

Был недавно Алексей в гостях у однополчанина Миши Бычкова. Тот встретил его на автобусной остановке и провел к себе, пристукивая деревянной ногой.

Они посидели, по маленькой приняли, стали вспоминать былое.

— Почему тебе все время везет, а мне нет?

Бычков смотрел на Алексея глазами, полными страдания. Ну что можно ответить товарищу на такой вопрос? Как объяснить подобную игру жизни — одному отрывает ногу в городе, можно сказать на асфальте в стороне от места, где гремели бои, а другой выходит из пекла в обгоревшей, насквозь прокопченной дымом куртке, с автоматом, в котором рожок магазина смят осколком гранаты, а на нем самом ни царапины, если не считать ссадины на суставе указательного пальца, которую он сам же себе и учинил?

— Дело в том, Миша, — Алексей говорил серьезно, и в голосе слышалось покаяние, будто он был обязан виниться перед товарищем, — ты смелый, как черт. А я трусоватый. Ты лез в огонь напропалую. Я тебе даже завидовал. Потому что сам так не могу. Делаю все с опаской. Как говорят — семь раз стараюсь отмерить…

Было видно, что такое объяснение несколько утешило Бычкова.

— Это правда, — сказал он. — Смелости у меня хватало. — И вдруг он опять помрачнел. — Вот ума — этого маловато. За что я воевал? Да ни за что. Научили стрелять, нацепили погоны, дали в руки автомат и — уря-я! Что в итоге? Ни славы, что родину защищал, ни денег, за то что стал поганым наемником у дурацкой власти. Даже на хороший протез компенсации не заработал. А ты — умный. В дерьмо не лез…

Ё-моё, хер с бандурой! Как это он, Моторин, не лез в дерьмо, если его туда по шею загнали силой высокого приказа, а он не мог самостоятельно выбраться из той выгребной ямы, не став дезертиром и нарушителем присяги?

Самый бы подходящий момент возразить однополчанину, да вот нужны ли тому его оправдания, если их перевешивает собственная, неизвестно кому пожертвованная нога?

И уж никогда Бычков не возьмет в расчет, что Алексей Моторин, рисковал не меньше, чем остальные. Это ведь только он сам помнит, что было с ним и какие беды висели над его головой.

Кому расскажешь, как под Шалажами, в горах, где-то чуть ниже отметки 760, он по глупости чуть не влип в поганое дело?

И все потому, что поддался чувству нестерпимой жажды.

Солнце в тот день палило нещадно. А солдат — существо сугубо вьючное. Это про него ещё в древности было сказано: «Omnia mea mecum porto» — «Все мое ношу с собой». Пот и усталость он тоже на себе таскает. Таскает и терпит. Но вот вдруг в каком-то месте ефрейтор Сонин, здоровый, вечно голодный, всегда потный и готовый пить все, что попадает под руку — воду, водку, пиво — лишь бы дали побольше, вдруг огляделся и заорал:

— Товарищ лейтенант! Я это место знаю. Здесь рядом родник. Ох и вода!

Подумать бы командиру, но одно слово — жажда.

— Возьми канистру. Я тебя провожу.

Можно было и кого-то из солдат послать с Сониным, но Алексей на себя взял эту обязанность. Хотел на всякий случай присмотреть, где здесь родник. Мало ли когда ещё пригодится?

Короче, едва они двинулись, их тут же и прихватили чеченцы.

У Сонина в руках по канистре, ему автомат даже тронуть не удалось. А самому Алексею из-за дерева в пузо воткнули ствол «калаша» — не дергайся, сраный федерал!

Если бы Алексей хоть секунду промедлил, никто не сказал бы, чем все окончилось. Но он среагировал быстро, без раздумий и колебаний.

Левой рукой Алексей сгреб чеча за лацканы куртки и к себе придвинул. Получилось вроде бы грудь на грудь.

В кулаке у Алексея граната. Он зубами кольцо зажал и выдернул. Усики у чеки сжать как следует не успел, пришлось дергать с силой. Губу раскровенил, но это дело второе. А первое — он гранату к чужой морде придвинул, в щеку вдавил. Сказал, ну очень холодно, чтобы даже последний дурень понял:

— Теперь, абрек, тебе новые зубы потребуются.

Чеч сразу уразумел. Должно быть по глазам Алексея все что надо понял — они у него были злые, безжалостные. Человек с такими глазами на все способен. Ко всему не пахло от русского страхом. Потому, если кто-то трусит, он даже пахнет иначе, чем смелый. Это каждый знает, кому доводилось видеть испуганных людей лицом к лицу.

Чеч сам не трус, но в животе у него вдруг похолодело: чего доброго ослабит хватку этот русский дурак, и отскочить не успеешь.

Стараясь не показать испуга, чеч предложил сделку:

— Э-э, командир, давай хорошо разойдемся. Мирно. Ты смелый. Я таких люблю…

Алексей понял: старший козырь у него. Раз так, то свою игру он может заказывать смело.

— Значит, жить не надоело?

— Не, — чеч говорил по-русски чисто, без малейшего намека на типичный для кавказцев акцент, — не надоело.

— Тогда так. — Алексей обдумывал тактику. — Скажи своим, пусть отпустят моего солдата. Это раз. Опустят оружие — это два. Солдат наберет воды и мы идем с тобой до моих людей.

— А ты меня там в мешок?

Чеч ещё сохранял остроумие. Это Алексею понравилось.

— Выбора у тебя нет. Ты либо веришь мне, либо мы сыграем тяжелый рок.

— Все, я тебе верю.

Они двинулись к «броне», тесно прижавшись друг к другу.

Было тогда у Алексея желание взять чеча за зебры, прижать и как тот сам говорил: «в мешок». Но это президент может пообещать и не выполнить — он не офицер, он всенародно избранный и понятие о чести у него свое собственное. Себе нарушить слово Алексей позволить не смог. Только и было, что они потом вволю попили водички. А чеч на прощанье крикнул:

— Ты, лейтенант, бабахнутый! Я бы умер — тебя не отпустил.

Наверное, горская честь тоже особая.

После войны Алексей подал рапорт на увольнение. Ну её на хрен такую армию, где не платят денег, где генералы воруют, а солдаты пухнут от голода. Пусть там дураки служат. А опять позовут взять оружие — тут ещё придется посмотреть, куда его правильней повернуть. Вот такое офицерское мнение.

Службу себе Алексей нашел почти сразу. Это с виду армия велика, а коснись — многие в ней знают друг друга и могут сказать, кто чего в переделке стоит. Алексея по рекомендации комбата, с которым они в Чечне побывали, взяли в службу безопасности коммерческой фирмы.

Работа у Алексея не пыльная, хотя несколько нудная. Он сопровождает грузы, которые перевозит фирма. В его обязанности входит охрана транспорта от любых посягательств. На ношение оружия фирма выправила Моторину специальное разрешение, и он ходит вооруженный.

Полгода службы прошло без приключений. Москва — не Чечня. Так во всяком случае считал Алексей. Пока его не клюнул петух в проклятое место.

Предстоял обычный рабочий день. Алексей явился на службу к восьми, как его тут же вызвал к себе начальник.

— Слушай, Моторин…

Шеф безопасности был словно бы не в своей тарелке. Алексей сразу насторожился: Лудилин, бывший майор спецназа ГРУ, мужик решительный, любил с плеча рубить, а тут что-то не то.

— Я слушаю, Арсений Петрович.

— Это хорошо, что слушаешь. Здесь, понимаешь, дело такое… Обычно ты берешь под охрану пломбу. Верно? Смотришь — проволока целая, плюмбум пробит пломбиром. Номер в наряде указан. Так?

Чем-то не понравился Алексею подобный заход. Почувствовал — сейчас ему шеф подсуропит нечто, от чего потом не прочихаешься.

— Так.

— Короче, есть в сундуке груз, нет его — тебе все равно.

— Точно.

— А сегодня груз получишь в руки.

— Арсений Петрович, на кой хрен трейлер гонять? Давайте легковую. Я сгоняю, отвезу-привезу.

— Ловкий ты, Моторин. Сейчас из бухгалтерии инкассаторскую сумку принесут. В ней… к-хм… В ней миллиард рублей…

Алексей почувствовал, что лицо у него стало вытягиваться по высоте кадра, как такое случается в телевизоре. Крутанул ручку — и повело в разные стороны — вверх и вниз. Странно, но шеф вроде бы и не замечал никаких изменений.

— Получишь и вместе с водителем погоните до фирмы «Астрон». Там заедете на территорию. Отнесете мешок в бухгалтерию. Получите товар. Вам его загрузят — и о, кей.

— Кто водитель?

Алексей знал почти всех шоферов фирмы и с некоторыми из них работать не любил. Ему не нравились болтуны, которые всю дорогу болабонили как радио. Другие, наоборот, — молчали, но включали на всю мощность кассетники и те бандурили в кабине на протяжение всего рейса. Алексей возвращался из таких поездок контуженный, с головой как пивной котел и с желанием кого-то убить в душе.

— Поляков, — назвал водителя Лудилин.

Алексей вспомнил тихого и незаметного как мышь мужичка лет сорока пяти. С ним он однажды отвозил груз в Ярославль и претензий к такому напарнику не имел.

Как это часто случается (говорят «хорошая мысля приходит опосля»), Алексей уже после того, как события миновали, понял, что беспечно упустил из виду некоторые подозрительные моменты, на которые ему сразу стоило обратить внимание.

Прежде всего на то, что Поляков, который был и водилой и экспедитором, как выяснилось, не знал точного адреса фирмы «Астрон». Получил «бабок» счетом на миллиард и повез их вроде бы на деревню дедушке.

— Найдем, — успокоил он Алексея, когда тот высказал удивление. — Визуально я знаю, где это.

Ко всему было заметно, что Поляков сильно нервничал. Он потел, сквозь зубы то и дело матерился на светофоры, на прохожих, на водителей, которые как ему казалось, шоферили не так как надо. Для себя такое поведение Полякова Алексей объяснял просто: не каждый день приходится возить миллиарды, попробуй не запсихуй.

С магистрали они свернули в проезд, который тянулся вдоль насыпи железной дороги. Проезд сжимало с одной стороны полотно, с другой — унылая бетонная стена, исписанная огромными черными лозунгами: «Лебедь — тот ещё гусь!», «Горбачев и Гитлер — два великих немца», «Ельцин — убийца».

Поляков то и дело объяснял Алексею что делает.

— Сейчас свернем налево. Проедем немного так. Теперь направо. Считай, приехали…

Поляков прижал машину правым бортом к глухой стене. Алексей подумал, что может оказаться в ловушке, но значения сразу этому не придал. Проезжая часть переулка в этом месте была узкой и поставить машину по-иному было бы трудно.

— Я сейчас. Ты погоди. — Поляков выскочил из кабины. — Дойду до проходной. Договорюсь, чтобы открыли ворота.

Он махнул рукой в направлении, куда собирался идти и, не оборачиваясь, заспешил прочь.

Алексей огляделся. С обеих сторон переулок пожимали глухие заборы. В том краю, куда ушел Поляков, виднелся Т-образный перекресток. Вдоль забора на противоположной стороне росли несколько унылых пыльных лип.

Поляков дошел до перекрестка, свернул направо и скрылся из виду.

Проводив его взглядом, Алексей вынул из кармана конфету «Снежок», громко шурша стал сдирать с неё обертку. Прежде чем положить сосульку в рот, огляделся. И сразу заметил человека. Тот приближался к машине, сунув обе руки в карманы куртки. Кожаная кепочка с пуговкой надвинута на лоб. На глазах темные очки. Плечи опущены, спина ссутулена.



Алексей положил «Иж-81» на колени стволом к двери: открой её и дуло упрется в грудь.

Алексею нравился этот отечественный помповик двенадцатого калибра с пистолетной рукояткой с трубчатым магазином. Он сам его покупал в магазине и отстрелял на стрельбище. Из патронов остановил выбор на «магнуме» повышенной мощности: уж коли взял в руки оружие, оно не должно подвести.

Личный опыт позволил Алексею отдать предпочтение помповику: одно продольное движение цевья и новый патрон ждет своей очереди в стволе.

В стрессовой ситуации помповик вселяет в человека куда больше уверенности, нежели двустволка и даже пистолет. А уверенность всегда определяет внутреннее состояние стрелка и оказывает влияние на результаты стрельбы. Можете не спорить — это проверено.

Затем патрон — деталь, значение которой не всегда способен осмыслить дилетант, не державший оружия в руках в минуты, когда оно должно издавать не просто пугающий звук: «пу!», а поражать цель.

Дульная энергия пули, вылетающей из ствола помповика двенадцатого калибра, в десять раз мощнее, нежели у пули пистолета Макарова. А уж, если на то пошло, автомат АК-74 сравнивать с помповиком вообще не приходится. Алексей держал «акашку» в бою и готов был забросить её подальше, окажись под рукой старенький АКМ калибра семь шестьдесят два.

Не все новое лучше старого. Двух пустых ящиков из — под снарядов достаточно, чтобы надежно укрыться за ними от АК-74 и чувствовать себя как в танке. А вот если у противника в руке помповик, то ящичек тебе уже не покажется танком!

Короче, Алексей чувствовал себя уверенно и спокойно. А парень тем временем не спеша приближался к машине.

Алексей на всякий случай передернул цевье, загоняя в ствол патрон. Спустил предохранитель. Что-то ему не нравилось в подходившем, хотя что именно, он объяснить не смог бы.

Сам сидел все так же как и раньше, не поворачивая головы в сторону и смотрел туда, куда ушел водитель. Всей спиной Алексей ощущал мешок с деньгами, который лежал на «спальнике» — месте, где отдыхают сменные шоферы.

Парень подошел к кабине и так, словно был здесь хозяином, рывком распахнул дверь.

Алексей провернул голову и увидел дуло пистолета, смотревшее на него из под полы куртки подошедшего.

Обычно такой аргумент вгоняет в тоску кого угодно — и отчаянного водилу и профессионала охранника. Но в этот раз легкое дело застопорилось. Пистолет — дело серьезное, однако когда тебе немедленно в ответ в грудь уперся ствол двенадцатого калибра, и его давление ощущается даже через одежду — это куда серьезнее.

Взгляд у Алексея злой и прицельный. Он уже понял: его противник — обычный шмайсер-боевик, крутой, но без боевого армейского замеса. Вырос как прислужник-шестерка на задворках банды, привык к легкой добыче, умеет шмалять, но с достойными противниками не встречался.

Голос у Алексея спокойный, вразумляющий. Уж он-то знает, — повысь его, сорвись, заори, и противник от мандража и обалдения может нажать на спуск.

— Брось пистолет, мальчик. Вниз. Под себя. И не дергайся.

По взгляду противника Алексей понял — тот не столько испугался, сколько опешил от неожиданности. Есть сорт людей, которые переживают страх после того, как прошли крутые испытания. Их особенность — в минуту стресса они краснеют. Те же, кто бледнеют при встрече с опасностью, мгновенно теряют волю и способность осознавать свои действия.

— Брось!

Парень расслабил кисть. Пистолет выпал из руки, на миг повис на указательном пальце, пока скоба спускового крючка не соскользнула с него. Упал, глухо стукнувши по асфальту.

— Ты чо, мужик?

Силен бродяга!

Алексею такое даже понравилось. Влез в кабину чужой машины с «макаровым» в кулаке и теперь глаза выкатил от удивления — вроде бы какое-то недоразумение возникло.

— А то, мальчик. Вот поиграть захотелось.

Даже оставшись без оружия, парень не потерял присутствия духа. На щеках катались тугие желваки. Глаза смотрели зло: будь сейчас обстоятельства в его пользу, он бы спустил курок не задумываясь. В этом Алексей не сомневался.

— Слушай, мужик! — Парень не говорил, он скрипел, выдавливая звуки через зубы, словно ему было трудно открывать рот. — Положи карабин и мотай. Тебя не тронут.

— Да ну?! — Алексей, пытаясь выбрать наиболее выгодную тактику, изобразил крайнее удивление. — Ты случаем не чеченец? Мне один уже такое предлагал.

— Ты плохо понял?

Занимать нахальства парню не приходилось. Перед стволом, направленным в грудь, он держался так, будто сила находилась на его стороне. Алексей понимал — это типичная для бандитской психологии ошибка. Уверенный в своем праве пускать оружие в ход по обстоятельствам, он не признавал его за теми, кто подчинялся закону. Таких исправляет только сила. Ни разумных доводов, ни логики они не принимают во внимание.

Вдалеке из-за тополей, росших на границе проезжей части и тротуара, на сцену вышли два новых персонажа.

Они двинулись к машине не торопясь, явно уверенные в том, что численное превосходство заставит охранника дрогнуть.

Видели они ружье в руках Алексея или нет он не знал. Но для того, чтобы не ошибиться, он предположил — видели. Значит, оно их не испугало. В таких условиях решимость действовать круто надо им доказать.

Алексей поднял помповик так, чтобы тот оказался на уровне головы налетчика. Ствол смотрел вверх, и дробовой заряд никому не мог нанести поражения.

Указательный палец осторожно (как потом сам для себя определил Алексей — «ювелирно») нажал на спусковой крючок.

Пистолетная рукоятка толкнула в ладонь сильно и больно. Пожалуй, если так пострелять денек, то «магнум» отобьет руку за милую душу.

Громкий звук выстрела эхом прокатился по улице.

Парень дернулся и упал на спину.

Лежа на асфальте, он сучил ногами, прижимал ладонь к щеке и громко орал.

Два налетчика, ещё недавно не ведавшие сомнений и страха, бегом бросились к спасительным тополям.

Алексей быстро огляделся и увидел, как по переулку к машине зигзагами бежал водитель.

Алексей опустил ствол, нацелив его в живот все ещё лежавшему на асфальте парню. Двинул ружьем, показывая, что приказывает встать.

Оказалось, что выстрел сбил нахальство и спесь с налетчика. Он счел за благо подчиниться сразу: медленно сел, потом оперся рукой о землю и встал.

В глазах налетчика уже отражалась не злость, а откровенный страх. Лицо его посерело, губы дрожали, по лбу струился пот. На щеке и на пальцах, которые он к ней прижимал, виднелась свежая кровь.

Алексей передернул цевье так, чтобы стреляная гильза не вылетела наружу, а осталась в кабине.

Перезарядив ствол, нажал им на ладонь налетчика, которой тот прикрывал щеку. Парень опустил руку. Открылось ухо. Несколько дробинок задели раковину и вырвали часть хряща. Была ли цела барабанная перепонка, можно было только гадать.

— Уходи!

Парень скорее всего его не расслышал.

Алексей тыльной стороной ладони махнул от себя, жестом показывая: «Уматывай!»

Но страх уже сломал смельчака, который ещё совсем недавно выглядел неисправимым наглецом. Он вдруг заскулил, заныл, упал на колени и стал отбивать поклоны, как монах, отрабатывавший епитимью.

— Тьфу! — Алексей выругался сквозь зубы, не переставая следить за теми двумя, что прятались за деревьями. Краем глаза он заметил, что в переулок въехал и остановился у перекрестка черный «Додж» внедорожник. Разом распахнулись все двери и наружу выскочили несколько человек. Оружия у них не было видно, но в том, кто эти люди Алексей даже не сомневался.

Водитель уже был рядом. Это заметно усиливало позиции Алексея: два человека — уже не один.

Тем не менее он инстинктивно направил ствол помповика в сторону открывавшейся двери — мало ли что.

Предусмотрительность не подвела.

Водитель, в сбившейся на бок спортивной шапочке, сунул в кабину голову, и Алексей увидел пистолет в его руке.

Теперь все сразу встало на свои места.

Водитель не заблудился, не потерял нужное им место, он блуданул специально. Он состоял в заговоре и привел машину в засаду. Чтобы снять с себя подозрение, сделал вид будто пошел искать дорогу.

Сволочь! Вот подонок! Стрелять таких без суда и следствия!

Деньги — миллиард рублей (десять тысяч бумажек по сотне тысяч каждая!) — лежавшие в кабине на «спальнике» в брезентовом грязном мешке, являли собой ту гранату, на которой Алексей едва не подорвался. Стоило только в какой-то момент дрогнуть и все бы пошло по сценарию банды.

И опять все решило оружие. Дуло «ижа», в этот день уже однажды прогремевшее выстрелом, уперлось в грудь Полякова, заставив его выпустить из рук пистолет.

Еще один ствол упал под колеса машины.

— Влезай! — Алексей ткнул дулом в подбородок водилы. — Быстро!

Жестокость — не лучшее качество души, но сдержаться Алексей не мог. Он поднял ногу и тяжелой подошвой ботинка ударил водителя по стриженому обвалованному жирной складкой загривку. Поляков замычал и замер, уткнувшись лицо в ладони.

Так он и сидел в кабине — свесив повинную башку на колени. Было видно — страх парализовал его, лишил воли.

Алексей запустил двигатель и тронулся с места резким рывком, от которого Поляков едва не врубился макушкой в стекло.

Долетев до перекрестка, Алексей резко развернул «КАМАЗ» и погнал его обратным путем, который достаточно хорошо запомнил.

Он видел — его преследуют.

У заднего левого колеса, не отставая ни на метр и не вылезая вперед, двигался тот самый черный «Додж» внедорожник, который он едва не таранил на выезде из переулка.

То обгоняя «КАМАЗ», то подстраиваясь к нему с боку, катил микроавтобус с четырьмя пассажирами. Все они сидели с правой стороны и, влипая лицами в стекла, глазели на Алексея.

Под его ногами стонал и пытался ворочаться водитель. Только помповик, лежавший на коленях Алексея, молча убеждал его не совершать глупостей.

Алексей вел машину спокойно, не превышая дозволенной скорости. Загодя притормаживал у светофоров. Он больше всего боялся, что его попытается остановить какой-нибудь ретивый инспектор ГАИ. Поднимет жезл, махнет им, что тогда делать? Кто знает не из одной ли он шайки с преследователями? Мундир — не доказательство честности.

Лишь у третьего светофора Алексей вспомнил о телефоне.

Только недавно всех охранников, работавших с машинами на линии, фирма снабдила мобильными телефонами «Санио», но к ним ещё не все привыкли.

Взяв трубку, которая лежала в кармане куртки за спинкой сидения, Алексей настукал номер. Ему ответили сразу.

— «Транс» слушает.

— Это «десятка». Моторин.

— Что у тебя?

— Похоже крысы одолевают.

— Ты где? Доложи точно. Сейчас пришлем крысоловку.

— Я на подходе. Доберусь сам. Лучше встречайте дома.

Когда машина поворачивала с магистрали на улицу, которая вела к базе, Алексей заметил, как мимо проехали и «Додж» и микроавтобус.

Добыча выскользнула и с этим им оставалось только смириться.

Во дворе фирмы к машине подбежали охранники.

Сам шеф безопасности Арсений Лудилин — бывший чемпион всесоюзной спартакиады по вольной борьбе, широко расставляя ноги, подошел к Алексею.

— Ты как сынок? — Он дружески пристукнул его по спине ладонью (будто доской огрел по загорбку). — Не забздел? Это ладно! — И пообещал. — Такое мы сегодня обмоем.

Он сам взял со спальника мешок с деньгами и осмотрел пломбу.

— Порядок.

Два охранника подхватили водителя под руки и как алкаша, который с передеру вогнал себя в отключку, поволокли к конторе.

— Что теперь будет с ним?

Алексей, потирая плечо, отбитое проявлением дружеской теплоты, спросил шефа секьюрити.

— Допросим, — ответил тот. — Потом ещё поживет немного и скорее всего окочурится от расстройства.

— Убьете?

От столь откровенного вопроса шеф безопасности даже споткнулся. Посмотрел на Алексея пристально, стараясь понять, насколько стоит быть откровенным в ответе. Потом объяснил с достаточной ясностью:

— Зачем убивать? Он сам посидит, выпьет стаканчик и нажрется грибов…

— Поганок?

— А кто их знает, лично я грибов не ем. — Шеф хмуро улыбнулся — Венок выставим от фирмы. Это точно…

В тот же день президент АО «Трансконтиненталь» Николай Фомич Чепурной вручил Алексею пакет из плотной желтой бумаги. В пакете лежали двадцать стотысячных банкнот — плата за страх и верность.

* * *

Вам когда-нибудь доводилось сидеть за рулем «Мерседеса-600»?

И не для балды, попросив у знакомого разрешения покрутить баранку на гаражной стоянке, а в своем собственном, приобретенном на кровные тугрики и на ходу? Нет?

Тогда дальше можете не читать: все одно ничего не поймете.

А зачем читать, если не понимаешь, верно?

Илья Николаевич Абрикос тоже долго не понимал, что означает сидеть за рулем собственного «Мрседеса» пока не перебрался в него с собственной же «Волги». Зато теперь кайфует, оказавшись на вершине блаженства. Не ясно? А вы представьте: вот вы подходите к лимузину. Еще издали подаете команду охранной сигнализации. Верный электронный сторож, как старый пес, радостно вякает. Он узнал хозяина и доволен.

Вы подходите ещё ближе и видите чудо-машину. Цвет?.. Нет, это просто необъяснимо: это фантастика. Колер не то, чтобы черный, и даже не синий, хотя и глубокая синева, как бы утонувшая в черноте ясному глазу видна. Короче — цвет это нечто. Одна лампочка, освещающая гаражный бокс, дробится на полированной поверхности десятками огней, словно над машиной висит гирлянда светильников.

А полировка?! Чтобы не оставлять на ней сального отпечатка руки, Илья Николаевич любит очень легко, воздушно, проводить по крылу ребром ладони. И сердце заходится в таком же сладостном ощущении, как лет десять назад, когда он касался атласной попки своей благоверной Валентины Романовны. Теперь, пополневшая, раздобревшая супруга былых восторгов у Абрикоса не вызывает, да и кожа на половинках стала рубчато-пупырчатой — бр-р! Его чувствами завладела машина.

Ладно, пойдем дальше. Вот вы сели в свой «мерс» на переднее сидение слева. Достали ключ, вставили в замок зажигания. Теперь надо слегка повернуть — да не давите вы так, ради бога! — ну, очень легко… Ничего не слышите? А двигатель, между прочим, уже завелся. Вот уважаемые: хорошее сердце работает так, что вы его даже не слышите. Класс!

Теперь посмотрите сюда, на рычаг переключения скоростей. Это вам не металлический дрын с черной пластмассовой шишкой сверху. Это тоже нечто. Одним словом — дизайн. Даже выражения не найдешь подходящего. Но главное — устройство неимоверно удобное. Опять же дизайн и комфорт.

А здесь, да нагнитесь чуть-чуть, чтобы получше видеть, — вот именно здесь — ваша жизнь и полная, можно сказать безопасность, уложенная в специальный контейнер.

Представьте себе, вы катите по шоссе и мажете в столб… Нет, лучше скажем так: вам в лоб лупит дурак на дурацкой «Оке». Сами знаете как умеют гонять эти «совмарочники» на своих танковых лимузинах — быстро и безрассудно.

Короче, дурень бахает вашему «мерсу» ударом в лобешник. И тут сразу из под панели огромный воздушный надутый мешок. Бумс! И вы головой, которой привыкли думать, а не бить кирпичи, врубаетесь в этот презерватив. Конечно, впечатление не очень чтобы, но подумайте сами — не лбом в стекло, не грудью в баранку…

Короче, как говорят немцы в объединенном Дойчланде — «Heil und ganz» — вы в целости и сохранности.

Ферштейн? В смысле — вам ясно?

Нет, «Мерседес» — это со всех сторон вещь не пролетарская, не «Ока», не «Волга». Не едешь — паришь на ней как орел над Кавказом.

Илья Николаевич гнал по Московской кольцевой дороге в умеренном темпе — под восемьдесят. День воскресный, автомобильная канализационная магистраль столицы в такие дни переполненной не бывает, катись себе, вдыхай ощущение скорости. Серая лента бетона наматывается на колеса и циферки на спидометре едва успевают отсчитывать километры.

Илья Николаевич держал руль одной правой. Левую локтем положил на дверной проем. Встречный ветер влетал внутрь салона, ласково ворошил волосы на лысеющей голове…

Нет, если вам не доводилось сидеть за рулем собственного «Мерседеса-600», Илью Николаевича вам никогда не понять. Не дано-с. Как самому Абрикосу, который не понимал тех, кому зарплату не платят по полгода, а они вкалывают и только сопят. И ничего в таком непонимании удивительного: на людей, оказавшихся у разных полюсов земли, указывают разные концы одной и той же стрелки.

Обогнав несколько грузовиков-тяжеловесов, медленно выползавших на тягучий подъем, Абрикос перестроился в правый ряд. Он не особенно торопился, зная, что в запасе у него достаточно времени.

Впереди виднелся путепровод, перекинувшийся через кольцо. В зеркале заднего вида Абрикос заметил синий мотоцикл. Тот летел, превышая дозволенные лимиты скорости, и быстро приближался.

Абрикос принял ещё чуть правее. Он не любил водил, слепо веривших в свое мастерство и потому превращавших нормальную езду в бесконечную гонку.

Его приятель, инженер-автомобилист с завода Лихачева однажды жал по шоссе в сторону аэропорта Шереметьево-2. На мосту через Клязьму (в этом месте река столь узка, что остряки зовут её «клизмой») у машины лопнул шарнир кардана. Бешено вращавшийся вал шибанул по бетону. Машина дернулась, опрокинулась на бок, перевернулась через крышу, перемахнула через ограждение и слетела с дороги.

Приятель погиб, видимо так и не осознав, что слепо доверять даже прочности металла глупо и безрассудно.

Тогда, стоя над открытой могилой на Митинском кладбище, Абрикос дал себе зарок без крайней нужды не участвовать в автогонках…

В полукилометре за «Мерседесом» господина Абрикоса на умеренной скорости двигался мотоцикл «Ямаха» с двумя пассажирами.

Одетые в одинаковые черные куртки, в черных, отливавших битумным блеском шлемах, в очках, закрывавших большую часть лица, они походили на мотокентавров — существ с туловищем двухколесной машины и головой человека.

«Ямаха» шла легко, прекрасно слушалась руля, мгновенно принимала посыл и тут же набирала скорость.

Мотоциклисты влились в транспортный поток за пикетом ГАИ на развилке МКАД — кольцевой дороги и Ленинградского шоссе, едва линию светофора проскочил «Мерседес».

Державший руль мотоциклист давал последние наставления пассажиру, сидевшему за его спиной.

— Главное, Бурый, ты забрось её внутрь машины. Я прижму байк поближе к цели.

— Попаду, Черкес, не волнуйся.

— Не сомневаюсь. Но спусковой рычаг может отлететь раньше, чем наша штука попадет внутрь. Нужно чтобы он остался в машине.

— У нас будет только три секунды. Успеем оторваться?

— Как только бросишь, я врежу по газам. «Мерс» идет под восемьдесят. Мы сразу рванем за сто двадцать. Значит отскочим от него метров на двести. Ну на сто пятьдесят.

— Я готов.

— Впереди мост, видишь? — Черкес спрашивал, не оборачиваясь.

— Вижу.

Бурый знал это место. Справа от кольцевой дороги лежал поселок Челюскинцев — богатая деревенька в городской черте Москвы. Здесь улицы носят имена людей, которых сегодня никто не помнит и не знает и до которых никому никакого дела нет. Та, что тянется до кладбища через путепровод, переброшенный над МКАД, носит имя Молокова. Однажды за неплохой куш Бурый спалил в поселке старенькую дачку. Не хрена жить в развалюхе, если на её месте состоятельный человек может отгрохать модерновый коттедж.

— Впереди чисто.

— Вижу.

— Ты готов?

Бурый вынул из сумочки, прикрепленной к поясу, гранату-лимонку.

— Догоняй!

— Под мостом я его достану. Будь готов.

Бурый не пионер, но у него само собой вырвалось:

— Всегда готов!

«Ямаха» приняла передачу, и стрелка спидометра повалилась вправо.

Абрикос уже перестал интересоваться мотоциклом и не заметил, когда тот оказался рядом.

«Ямаху» и «Мерседес» разделяло пространство не более двух метров. Теперь Бурый прекрасно видел Абрикоса: седые виски, дрябловатые щеки, красная полоска на шее, оттененная белым крахмальным воротничком.

Только в кино, стреляя на ходу из машины, крутые парни попадают точно в цель. Бурый понял, что и гранату швырнуть прицельно не так-то просто. Самые незаметные неровности заставляли мотоцикл подпрыгивать. Рука дрожала, и Бурый боялся, что граната не попадет через окно в пространство, прикрытое телом водителя.

Голова Абрикоса была рядом — круглая как арбуз.

Бурый взмахнул рукой и разжал ладонь.

— Гони! — Крикнул он Черкесу.

«Ямаха» рывком пошла вперед. Бурый обеими руками вцепился в Черкеса, прижался головой к его спине.

Взрыва позади себя ни Черкес и Бурый не слыхали. Его поглотил звук взревевшего мотоцикла.

Бурый кинул гранату метко. Она попала в салон и с переднего сидения скатилась водителю под ноги. Там и рванула, отбросив Абрикоса на левую дверцу.

«Мерседес», потерявший управление, дернулся влево, и передним крылом вмазался в металлический разделитель полос движения. Удар прозвучал как звук пустой железной бочки, упавшей на асфальт из кузова грузовика.

«Мерседес» тут же повело вправо. Не теряя скорости, он вылетел на обочину, вращаясь через крышу, полетел под высокий откос на зеленую лужайку, поросшую высокими вековыми дубами…

* * *

Ширяево — тихая деревенька из двадцати трех домов — расположилось на берегу небольшой речушки Проньки в глухом болотистом углу Подмосковья. Хорошей дороги к деревне нет, через Проньку можно перебраться только по зыбкому подвесному мосту и это, при наличии многих неудобств для жителей, позволило Ширяеву сохранить свою девственную неприкосновенность от нашествия автомобильных орд крушителей природы.

Деревня зимой тонула в снегу, летом — в садах. За огородами начинался лес. За лесом тянулись болота — зеленые, клюквенные. Грибы в этих местах росли крепкие, ядреные, а когда созревала земляника, некоторые лесные полянки казались забрызганными каплями крови.

Полковник на воскресные дни уехал из города в Ширяево. Там у него имелся большой рубленый дом, который достался в наследство от матери.

Конечно, Богданов мог взять и недельную путевку в санаторий, уехать в дом отдыха или даже махнуть за границу — погреть кости на песочке средиземноморских курортов, но делать этого он не стал. В последнее время Богданов все меньше верил в стабильность своих служебных позиций и даже приняв решение противодействовать шефу, все же продолжал оптимистично прогнозировать возможность скорого катапультирования из высокого, но не очень удобного кресла.

Новое время внесло в практику государственных учреждений увольнение чиновников без предварительных предупреждений и объяснений. Некоторые высокопоставленные лица узнавали о том, что отставлены от должности, читая свежие газеты за утренним кофе. Второпях допив его, выглядывали в окно и убеждались — служебная машина за ними уже не пришла — её из гаража даже не высылали.

Вот почему, не испытывая социального оптимизма в отношении будущего, Богданов решил обеспечить его себе собственными силами пока он находился у власти.

В субботу — на второй день после приезда в Ширяево — Богданов ждал городского гостя. Тот был приглашен из Москвы для серьезного разговора.

Богданов внутренне улыбался, представляя как приглашенный — высокий и грузный мужчина — вынужден будет протопать последние пять километров до Ширяева по лесной дороге, по которой даже колесные трактора проезжали с трудом.

Чтобы смягчить для гостя тяжесть пешего перехода, Богданов вышел ему навстречу.

Собираясь в дорогу, Богданов вырезал из куста орешника ровную толстую палку и шел, опираясь на неё как на посох.

Шел и думал, стараясь заранее выстроить тактику разговора с гостем.

Своей сильной стороной Богданов считал умение систематизировать разрозненные и часто не связанные между собой явления, обобщать их и анализировать. При этом он никогда не руководствовался идеологическими догмами и тем более не старался подогнать под них свои выводы.

Материалы, которыми располагал Богданов, были доступны ему в силу служебного положения и содержали массу фактов для размышлений.

Богданов видел что большинство устойчивых преступных группировок в стране прошло становление за счет вымогательства денег у кооператоров и коммерсантов. Этому процессу способствовало само государство.

Деморализованная отсутствием серьезной заботы — низким денежным содержанием личного состава, плохой экипировкой, снабжением устаревшими техническими средствами, отсутствием достаточных социальных гарантий — милиция попустительствовала преступникам, а в ряде случаев кормилась за счет их подачек и незаконных поборов с законопослушных граждан. Это позволило организованной преступности окрепнуть, пустить корни во властных государственных структурах, взять на содержание местные органы исполнительной власти, ввести своих представителей в правления банков и акционерных обществ.

Важную роль в становлении организованной преступности сыграло бездумное сокращение армии и флота. Высокообразованных офицеров-специалистов, имевших боевой опыт и отличную подготовку, вышвыривали на улицу, не обеспечив ни жильем, ни работой. Арсеналы и склады, на которых долгое время накапливались потребные для войны запасы оружия, боевой техники, взрывчатых веществ и боеприпасов выходили из-под контроля государства, превращались в высокодоходные источники наживы.

Первыми руку в этот бездонный карман запустили самые высокопоставленные военачальники — генералитет, обласканный верховной властью государства.

Все в большей степени коммерческими и преступными структурами востребовался опыт офицеров службы государственной безопасности, политической и военной разведок, в том числе спецназовцев.

Наблюдая за эволюцией преступных сообществ, Богданов видел, что в их деятельности все яснее проглядывало стремление перейти от «скачков» — эпизодических и не всегда рентабельных налетов на банки и коммерческие структуры — к постоянным формам получения высоких денежных доходов. Наиболее перспективным направлением с этой точки зрения становился наркобизнес.

Возглавляя важное направление борьбы с этим социальным злом, Богданов убеждался, что усилия его службы становятся все больше похожими на старания человека, решившего горстями вычерпать море.

Даже загребая воду обеими руками, правоохранительные органы довольствовались лишь вкусом соли, остававшейся на ладонях. Вода уходила меж пальцев и меньше её не становилось.

Знание тонкостей наркобизнеса, понимание его тайн, привело Богданова к мысли, что с его аналитическими и организаторскими способностями он в состоянии создать свое собственное дело — надежное, высокодоходное и, главное, — неуязвимое.

Богданов знал, что уровни нынешнего развития Интерпола и национальных полиций мира отстают от развития преступности на десять-пятнадцать лет. Этого разрыва вполне достаточно, чтобы поставить собственное дело на ноги и развить его до степени, при которой совладать с ним правоохранительным органам окажется не под силу.

Чтобы создать надежную современную систему и возглавить её, требовалось приложить немалые усилия. Они могли бы оказаться меньшими, если удасться положить в основание новой структуры старые наработки уже работающих на ниве наркобизнеса практиков, использовать налаженные связи и низовые структуры существующих организаций. Конечно при условии, что руководство всем этим перейдет в новые руки.

Чтобы провести подобную реорганизацию в наркобизнесе и взять все под свой контроль Богданов решил опереться на опыт и влияние Грибова, вольного московского юриста, человека волевого и деятельного.

Владимир Семенович Грибов не занимал государственных должностей, не работал в коммерческих структурах. Он жил для себя, хотя такой образ жизни требовал немалых денег.

И они у Грибова были. Причем деньги очень большие.

Богданов хорошо представлял объемы тайных валютных потоков, догадывался, что один из их рукавов вливается в банковские счета Грибова. По достаточно обоснованным предположениям Богданов считал Грибова одной из ключевых фигур российской наркомафии, однако доказать этого не имел ровно никаких возможностей.

Грибов жил в престижном доме московского муниципального округа Аэропорт. Дом строился для высокопоставленных чиновников ЦК КПСС, но в один присест ставшие никем, партийные функционеры стали продавать свои квартиры. Грибов откупил себе сразу целую секцию на седьмом этаже, провел в квартире евроремонт и поселился там с женой и домработницей.

Попытка прищучить Грибова по линии налоговой службы не удалась. Грибов регулярно подавал налоговые декларации, указывал что получает доход в виде гонораров за чтение лекций и проведение частных консультаций. Было ясно, что это достаточно примитивная уловка, предпринимаемая с целью скрыть источники заработка, но поставить вопрос именно так никто не рискнул. Когда начальник налоговой инспекции лично пытался выяснить за какие-такие лекции можно огребать миллионы рублей, Грибов спокойно послал его подальше.

— Вы читали декларацию о доходах косноязычного трепача Горбачева? А вице-премьеров господ Чубайса и Немцова? Тогда объясните мне, почему у вас не вызывает сомнения их честность, когда видно, что чтение лекций их основная работа, а должности в правительстве служат для побочного заработка?

Аргументов для опровержения этого тезиса у налогового чиновника не нашлось.

По проверенным сведениям, Грибов окончил военный институт иностранных военных языков, работал переводчиком в Сирии, но его военная карьера рухнула в самом начале.

Молодой лейтенант, кандидат в мастера спорта по каратэ и пулевой стрельбе, находясь в отпуске в Москве, сбил машиной пьяного пешехода.

Грибов был трезв, пешеход еле держался на ногах. Грибов соблюдал правила движения, пешеход не соблюдал: он побежал через улицу вне зоны пешеходного перехода. Но Грибов был никем, а пешеход — оказался зятем высокопоставленного московского чиновника.

Итогом неравной схватки между справедливостью и властью стал приговор суда.

Грибова на три года запаяли в исправительно-трудовую колонию общего режима. Отсидел он всего полтора. После отсидки поступил в заочный юридический институт и с блеском его окончил.

Знакомства и связи, которые Грибов обрел в зоне, обеспечили ему адвокатскую практику. Он знал наизусть более полутора сотен названий воровских специальностей, принятых в блатном мире, мог назвать свыше сотни наименований наркотических веществ, используемых при разговорах на фене. Он в равной мере чувствовал себя своим на воровской сходке и на званом великосветском приеме.

Кстати, сам Богданов познакомился с Грибовым в Московском киноцентре на одной из артистических тусовок, которые так любят работники всех видов искусств, проститутки и гомосексуалисты.

Богданова сразу поразила острота суждений Грибова по всем вопросам, которых они коснулись, и независимость его поведения.

Грибов никогда ни о чем не просил Богданова, не навязывал ему своего общества, но когда полковник попросил о встрече, тот немедленно согласился на неё и обещал приехать в Ширяево, хотя Богданов предупредил, что оно расположено на куличках у черта.

Они встретились на лесной дороге.

Грибов шел сняв пиджак и нес его по-деревенски — перекинув через плечо. Он издали увидел Боданова и вскинул руку в приветствии.

— Не ожидал! — Чувствовалось, что удовольствие Грибова искреннее. — Спасибо. Это по-товарищески, хотя я и сам бы дошел.

Они обменялись рукопожатием.

— Спасибо должен сказать я. — Богданов отпустил руку гостя. — Ты приехал, даже не поинтересовавшись, зачем тебя пригласили.

Грибов наподдал ногой еловую шишку, лежавшую на дороге. Та с шорохом улетела в кусты.

— Хорошо тут у вас. Главное — не заплевано.

— Не любопытно?

Грибов остановился возле орешника, нагнул длинную ветку, сорвал корзиночку с молодым орешком. Посмотрел, потер пальцами.

— Не созрел. — С сожалением отбросил. — Но если ты пригласил, сам обо всем и скажешь. Разве не так? Значит подождем — я терпеливый.

Теперь Богданов ударил своей палкой по шишке, запулил её далеко вперед по дороге.

— Это я знаю.

— И многое обо мне выяснил?

— Многое, но далеко не все.

— Держишь меня под колпаком?

— Тьфу! — Богданов недовольно поморщился. — И была нужда тебе, профессионалу, пользоваться такими выражениями…

— Хорошо. Вы меня ведете? Или давай так: я в оперативной разработке?

— Нет, Владимир Семенович, можешь не беспокоиться. Просто я интересовался тобой как своим знакомым.

— Интересно, что же ты обнаружил?

— Мне показалось — у нас много общего.

Грибов довольно усмехнулся.

— Ты знаешь, у меня создалось такое же мнение.

— Ты меня вел?

— Нет, просто интересовался как старым знакомым.

— И много обо мне Турчак рассказал?

— Кто это?

В искренность удивления Грибова не поверить было нельзя.

— Майор Турчак. Офицер из моего управления.

— Не знаю его. А теперь, какая у нас программа? Я привык знать подобные мелочи наперед.

— Сейчас мы идем прямо к деревне, там свернем немного в сторону. На берегу Проньки мой приятель — дед Есипов уже приготовил ушицу. Посидим у костерка. С дороги можно принять. Будет желание — поговорим о деле. Нет — просто отдохнем. Дело, как говорят, не веревка, и постоять может…

Место, которое выбрал для отдыха Богданов, располагало всем набором природной красоты средне-русской равнины. Лента реки сверкала литым серебром. Она причудливо извивалась среди зеленых берегов и уходила в темень дальних лесов.

Под купой ольховых деревьев на взгорке рядом с чистым родником, из которого вытекал животворный ключ, был расстелен легкий шерстяной ковер. Рядом дымился костер, над которым на палке, перекинутой через рогульки, висел объемистый закопченный чугунный котел. Парок, вившийся над варевом, пах ароматом свежей рыбы.

Пришедших встретил сухощавый старик с лицом до бронзового каления обогретый солнцем. Он склонил голову в быстром и легком поклоне.

— Здравствуйте, люди добрые…

Было ясно — ни товарищами, ни господами старик называть их не хотел.

— Все, Иван Саввич, вы можете быть свободным. — Богданов бросил на траву свой посох. — Мы уж тут разберемся сами.

— Не, Богданыч, — старик заупрямился, — ты меня ещё чуток потерпишь. Есипов с поста не уйдет, пока хлебово не будет готово. Вы же наварите хрен знает что, потом будете меня упрекать.

Богданов понял — придется подождать. Славой лучшего специалиста по ухе Есипов дорожил не меньше, чем медалью «За отвагу», которую получил в сорок четвертом году на фронте, и это следовало учитывать.

— Хорошо, тогда давайте пропустим по маленькой. Для адаптации…

— А что, — охотно согласился старик, — по-маленькой можно…

Дед Иван Саввич Есипов с давних фронтовых лет выдерживал тело в спирту и был склонен к высокой философии. В восемьдесят, опрокинув заветную четвертушку беленькой — теперь по его выслуге лет и личным потребностям для среднего обалдения этой нормы хватало — дед ударялся в рассуждения «за политику». Насчет человеческого предназначения и ценности у него существовала своя теория. Он делил мужиков на две категории — на «мозги» и «яйца». Сто раз слышал эту теорию Богданов, но Грибову она показалась в новинку и потому его заинтересовала.

«Каждому человеку, — рассуждал дед Есипов, — от природы масла дано в равной мере. А вот куды оно потекёт — это разложено надвое. У иных оно в голове закрепляется — это „мозги“. У других масло сливается вниз и обращается в семенной фонд. Они и есть „яйца“.

— А ты, дед, кто? — Грибов хитро улыбался.

— Я-то? — Дед себя ждать с ответом не заставил. — У меня внутрях спирт давно все масло изъел. Даже не угадаешь, к какому концу отношусь.

— А как думаешь, кто я? — Теперь Грибов решил проверить, насколько дед прав в своих теориях.

— Чо тут думать? Это сразу видно. Живешь ты телесным низом. Обуревает тебя охота. Значит, куда ни кинь — «яйцо»…

Они выпили ещё по рюмочке и вскоре проводили деда Есипова, который снял пробу с ухи и поднял вверх большой палец.

— Кто скажет — это не то, я с тем разуважаюсь. Можно и ещё что-то вкусное скундёпать, но лучше этой ухи — хрен вам, господа хорошие. Не бывает.

Дед постоял у котла, потом махнул рукой обреченно и засобирался.

— Подамся я, пока хаять не начали.

Когда старик удалился, хозяйство принял на себя Богданов. Он попробовал ушицу, зажмурился, изображая крайнее удовольствие.

— Давай обедать.

Богданов снял с очага котел, принес его и поставил на металлическую хромированную подставку.

— Прости, но предлагаю обед по-рыбацки. Без тарелок, с деревянными ложками. И осилить придется весь котел. Ты не против?

— Я только за. — Грибов придвинулся к котлу, уселся поудобнее. Взял большую деревянную ложку, расписанную под хохлому.

Несколько минут, то и дело крякая от удовольствия, они хлебали ароматное, слегка попахивавшее дымком костра, варево. Когда чувство сосущего голода было удовлетворено, завязался обычный для застолья разговор.

— Раз уж ты здесь, Владимир Семенович, — начал Богданов, — хочу с тобой посоветоваться. Как ты считаешь, в какой сфере бизнеса сегодня выгоднее всего работать?

— Я не специалист в коньюктуре. Однако думаю — это торговля бриллиантами.

— Так и думал, что услышу от тебя нечто подобное.

Грибов задержал ложку, не донеся её до рта.

— Почему ты ожидал от меня «нечто подобное»?

— Потому что наиболее выгодная сфера бизнеса сегодня — наркотики.

— Я думал речь идет о легальном деле.

— Для бизнеса главное — прибыль. Легальная или нелегальная — кого это интересует, кроме налоговых органов? Да и те это задевает только потому, что с нелегальных доходов не урвешь налоги.

— Несколько странно слышать такое от тебя, офицера правоохраны…

— Знаешь, какая разница между мной сегодняшним и вчерашним?

— Объясни.

— Вчера я многое видел, но был обязан говорить только то, что соответствовало официальной точке зрения. Например, что социализм не имеет под собой почвы для преступлений. Что наш суд самый справедливый в мире. Теперь я свои выводы строю на анализе фактов и говорю то, что думаю. Само человечество вне зависимости от политического строя и общественной формации — это главная почва для преступлений. Никакой суд не может быть справедливым. Думать иначе это — несусветная глупость.

— И веришь, что не выгонят?

— Верю, но если и попрут, этого нисколько не боюсь…

Грибов умел анализировать факты ничем не хуже Богданова. Получив приглашение в Ширяево, он сразу попытался понять, что заставило полковника пойти на такой шаг. Версия о том, что поездка в деревню может предшествовать аресту сразу отпала. Слишком уж смешной выглядела бы комбинация такого рода. Куда проще произвести задержание в городе, прямо на квартире или во время передвижения. Офицер ГАИ поднимает жезл, приказывает машине остановиться, а дальше дело техники, которая для стандартных положений отработана до мелочей в повседневных тренировках группы захвата.

Деятельность, которой занимался Грибов, была глубоко законспирирована. Знал о ней лишь узкий круг лиц — ещё пять человек. Но каждый из этой шестерки руководителей наркосиндиката имел в деле солидарную ответственность и вознаграждение, поэтому верить в то, что утечка произошла с верхнего этажа не было причин.

Выход сыщиков на людей с любого другого уровня, безопасности высших авторитетов организации не грозил. Система строилась по ступенчатой схеме.

В самом низу располагались мелкие розничные торговцы. Они не знали друг друга. С каждым из них связи поддерживали звеньевые. Они снабжали своих людей уже расфасованным товаром, собирали выручку за проданное.

Несколько звеньевых поодиночке выходили на бригадира. Всех звеньевых вместе никогда не собирали, а поскольку они работали в разных частях города, познакомиться друг с другом могли только случайно.

Любые попытки обойти внутренние правила пресекалась самым жестоким образом. Для этого у прорабов, каждый из которых имел в подчинении нескольких бригадиров, имелись исполнители наказаний.

Каждый розничный торговец, любой звеньевой и бригадир знали — от взыска за нарушения не укрыться даже в стенах тюрьмы и за колючей проволокой зоны.

Внешне организация выглядела громоздкой, но это лишь только так казалось. Если государство вынуждено тратить на содержание чиновничьего аппарата средства бюджета, то Система на оплату армии распространителей собственных денег не расходовала. Их финансирование включалось в процент надбавки к стоимости товара в розничной продаже.

Короче, проанализировав ситуацию, Грибов пришел к выводу, что интерес Богданова к нему имеет личный, частный характер и потому избегать встречи с полковником в деревне не стоило.

Отобедав на лоне природы, они бросили все как было на берегу и прошли в деревню. В саду усадьбы Богданова под навесом открытой веранды их ждал накрытый десертом и напитками стол, рядом с которым стояли новенькие удобные шезлонги.

Гость и хозяин устроились один напротив другого. Разговор, начатый за обедом, продолжился.

— Тебе покажется странным, — Богданов смотрел на Грибова с затаенной усмешкой, — но мне хотелось бы посоветоваться с тобой по поводу перспектив наркорынка на ближайшее будущее.

— Действительно странно, — тут же согласился Грибов. — Со мной с таким же успехом можно советоваться по вопросам развития атомной энергетики…

— И все же, не осуди. Я попробую.

— Как угодно. — Грибов изобразил полное безразличие. — Хозяин — барин.

— Судя по ряду признаков, сегодняшний наркорынок архаичен и примитивен. Ты согласен?

Богданов выдал тезис и помолчал — ожидал реакции Грибова. Обычно человек, который имеет касательство к сфере, которую критикуют в жесткой форме, невольно берется её защищать. Но Грибов предусмотрительно промолчал. Он лишь с неопределенным выражением лица качнул головой. Богданов вынужден был продолжить.

— Именно этим, на мой взгляд, объясняется существование ряда параллельных структур. Они жестко конкурируют между собой. Ведут борьбу за зоны влияния. Такая возня позволяет нам выявлять наркоторговцев и следить за ними.

— Не думаю, что вы достигли в этом больших успехов. — Впервые Грибов показал когти. — Да и вообще вам вряд ли под силу что-либо сделать.

— Зачем же так жестко? Когда упрек бросается службе, это задевает самолюбие её шефа…

— Твое?

— Конечно.

— Сожалею, но и ты не всесилен.

Богданов хищно сузил глаза, как кот, приготовившийся к прыжку на беспечного голубя.

— В силу закрытости моей службы я не могу касаться конкретных дел. Но об одном своем личном выводе могу рассказать…

Баранов посмотрел на Грибова. Тот сидел в шезлонге, закинув ногу на ногу и бесстрастно покуривал сигарету.

— Не интересно?

— Почему? — Грибов явно старался показать, что слушает только из вежливости. Демонстрировать свою заинтересованность в продолжении разговора ему не хотелось, хотя тема сама по себе его крайне беспокоила. — Рассказывай.

— Работает в Москве крупная организация. Я не знаю, есть ли у неё самоназвание. Вроде «Героиновая кошка» или «Кокаиновая пантера». Да и не в этом суть, хотя такие названия в преступном мире весьма ценятся. Для себя я назвал эту группировку «Система»…

Что-то в тоне Богданова настораживало Грибова. Он несколько оживился, хотя и старался не показать пробудившегося вдруг интереса.

— Я слушаю, слушаю. Может пригодится, как сюжет для романа.

— Ты и романы пишешь?

— Пока нет, но чем черт не шутит. Ладно, я слушаю.

— Можешь спросить: почему «Система»? По той простой причине, что в работе группировки просматривается строгая организация и широта интересов. Обычные мелкие группки специализируются на каком-либо одном направлении. Есть такие, что связаны только со Средней Азией. Это Киргизия, Таджикистан… Они гонят на рынок гашиш, кокнар. Другие ориентируются на Кавказ. Нигерийцы промышляют героином. А вот Система работает сразу по многим направления. И не дилетантски, а очень квалифицированно. Например, связи в колумбийским картелем поддерживает и курирует некий господин Абрикос. Он бывший работник советского торгпредства в Эквадоре.

Грибов, чтобы не выдать внезапно охватившего его волнения, лениво прикрыл глаза. Богданов это тут же заметил.

— Тебе не интересно? А мне казалось, это сообщение — тебя должно заинтриговать.

— Почему?

— Абрикос член узкого круга руководства Системой.

— И что?

— Давай не будем играть в кошки-мышки. Тебя сейчас уже мучит вопрос: что делать. Ты ведь шеф узкого круга. Разве не так?

— И это знаешь?

— Удивляет?

— Если честно, то да.

— Ты считал, что Абрикос был хорошо прикрыт?

— На него имели выход всего несколько человек. Значит, кто-то из них раскололся.

Впервые за их разговор Богданов заметил растерянность Грибова. И причины её были понятны: если Абрикоса арестовали, то такая же участь ждет и других, в том числе его самого.

— Этот подлец раскололся?

Богданов налил рюмки и протянул одну гостю.

— Не волнуйся, из ваших его никто не сдавал. Выход на Систему — это чистый математический расчет.

— Какая разница? — Грибов взял рюмку и, не чокаясь, опрокинул её. Поморщился, но закусывать не стал. — Важно, что нас засветили.

— Верно. И это показывает, что Система не так надежна, как тебе кажется. Ее можно расколоть.

— В чем недостаток?

— Выпьешь еще?

— Ты не ответил.

— Паука чаще всего обнаруживают по паутине. Он вынужден раскидывать сеть. В наркоделе нити такой сети — растянутые коммуникации. Как их ни маскируй, они обнаруживаются. Взяв одну ниточку в руки, если хватит терпения её не дергать, а медленно тянуть, можно выйти на паука…

Грибов овладел собой и несколько успокоился. То, что кто-то вычислил Абрикоса его по-настоящему потрясло. Однако демонстрировать этого он не хотел.

И все же ближе к вечеру, когда они сидели у самовара и пили чай, Грибов снова забеспокоился, хотя старался этого не показывать.

— Здесь у вас, — он пощелкал пальцами словно потерял нужное слово и старался его вспомнить, — в деревне… есть телефон?

— Владимир Семенович! — Богданов артистично всплеснул руками, изображая крайнюю встревоженность. — Ради бога, хоть здесь не волнуйся. Оглянись — это райский уголок. Тишина. Благодать. Ближайший телефон в районном узле связи. Двенадцать километров отсюда. Короче, тут нас никто не побеспокоит. Или у тебя срочное дело?

Грибов скрыл смущение. Ответил, отводя глаза в сторону.

— Нет, ничего срочного. Обычный звонок…

Богданов с незаинтересованным видом собрал хлеб и сложил в полиэтиленовый пакет. Смущенно улыбнулся и объяснил, будто оправдывался.

— Не могу допустить, чтобы хлеб сох. С детства отец приучил. — И без перехода, тем же тоном, с той же улыбкой. — Если ты беспокоишься об Абрикосе, то причин для волнения нет. — Богданов приподнял руку, бросил взгляд на часы. — Точно, причин уже нет. Дело улажено.

Грибов выдал себя, задав опрометчивый вопрос.

— Улажено в смысле? Твои архаровцы его взяли?

Богданов засмеялся.

— Все-таки, Владимир Семенович, ты меня держишь за мелкого портяночника или за крупного провокатора. Пока не пойму. Неужели я стал бы финтить вокруг простого дела?

— Прости, но я чего-то не понял. Этот рассказ об Абрикосе, для чего он был сделан?

— Для чего? Скорее всего, чтобы тебе стало ясно, насколько сегодня изменились условия и пора перестраивать всю систему, чтобы сохранить себя и дело.

— Абрикоса арестовали?

— Конечно нет. Он просто попал в беду. В какую мне пока что не доложили. Телефона не имеется. — И опять неожиданный переход. — Сегодня мы уже ничем заниматься не будем. Только отдых. А завтра на зорьке с ружьем в болота. Ты ведь охотник? Верно? Потом — банька… Короче, все как положено. А потом обсудим мои предложения. Вечером вернемся в Москву. Тебя устроит?

* * *

В квартиру позвонили.

Алексей подошел к двери, встал за бетонный простенок.

— Кто там?

Раньше он никогда не остерегался неожиданных звонков. Но после отбитого нападения на грузовик стал опасаться наезда. Вполне возможно, что его постараются выследить и убрать. Слишком уж велики убытки, которые он нанес крутой братве: потерянный миллиард (кровь из десен от одного сознания какой куш ускользнул из рук!), отстреленное ухо и взятый с поличным наводчик — разве этого не достаточно?

— Милиция, участковый…

Голос за дверью молодой. Интонация будничная, деловая. Взгляд в глазок, и Алексей щелкнул замком.

— Входите.

Молодой офицер в форме темно-серого цвета ткнул пальцами правой руки под козырек картуза с кокардой.

— Лейтенант Крячкин. Вы Алексей Моторин?

— Проходите. В чем дело?

— У вас был брат Николай?

— Почему был? — Алексей смотрел на милиционера с удивлением.

— Ваш брат погиб.

Крячкин долго думал, как сообщить гнусную новость гражданину Моторину, а все оказалось не так уж сложно.

— Как погиб?!

Подобного рода сообщения разными людьми воспринимаются по-разному. Одних — чаще всего людей пожилых — они буквально сражают нокаутом. Другим не сразу удается понять, как это так может быть — ещё вчера, ещё час или даже всего несколько минут назад они видели человека живым и вдруг говорят: его нет. Алексей, для которого Чечня свела границу между жизнью и смертью в тончайшую, еле видимую глазом черту, понял случившееся сразу.

— Где он?

— Надо поехать в морг и опознать…

— Поехали.

Мертвые не пугали Алексея. Первые два дня, проведенные на чеченской войне, выбили из него детскую боязнь чужой смерти, оставив в душе только страх за себя, за собственную, брошенную государством на растоптание, жизнь.

Однажды в бою под Бамутом, спасаясь от пуль, Алексей четыре часа укрывался за трупом бородатого рыжего чеченца. Когда плотность огня становилась невыносимой, Алексей подпихивал голову под отвердевшего, удушливо пахшего тленом противника и слушал, как жирно и мокро чвакают пули, попадавшие в другой бок трупа.

В зале морга под серыми, давно не беленными сводами, было холодно и сыро. Шаги по бетонному полу звучали с неприличной для тихого заведения громкостью. Из крана в эмалированную раковину с бурчанием лилась тонкая струйка воды. На стене, совсем не нужные мертвым, громко тикали ходики с кукушкой. Единственное, что роднило этот предмет с учреждением, была сама кукушка. В какой-то момент она выглянула из окошечка, умерла, да так и застыла, не имея сил ни улететь, ни скрыться за дверцей.

Укрытый с головой грязной серой простыней, Николай лежал на столе обитом оцинкованным железом. Служитель морга отдернул покрывало, чтобы дать Алексею возможность взглянуть на мертвеца.

Брат мало походил на себя, на того, каким его привык видеть Алексей. Слишком длинным казалось тело, исхудавшим и пепельно-бледным выглядело лицо. Глазницы глубоко провалились под лобную кость черепа. Нос заострился и слегка согнулся, став похожим на клюв хищной птицы. Щеки покрывали бурые кучерявившиеся волосы.

— Эх, Николай! Как же это я упустил тебя? Проглядел, когда ты начал оттягиваться балдой. Надо было бы сразу повыдергивать ноги из задницы и взять обалдуя на иждивение, как инвалида — недоумка.

Алексей вышел из морга с сухими глазами, с сухим комком горечи, подкатившимся к горлу.

Казенные слова протокола опознания, который ему пришлось подписать, соболезнование, глухо произнесенное милицейским офицером с серым усталым лицом, для него ничего не значили, как не значит в жизни все, что не способно её изменить.

На улице было шумно, светло и солнечно. Воздух, густо пропитанный выхлопной гарью, казался удивительно свежим, ободряющим. Алексей огляделся. Посмотрел на милиционера, с которым приехал в морг. Тот стоял рядом, также должно быть размышляя, куда ему сейчас пойти.

— Слушай, лейтенант, ты что делать собрался?

— А что?

Алексея злило, когда на вопрос отвечали вопросом. Однако неудовольствие выказывать он не стал.

— Пошли ко мне, посидим. Как тебя зовут?

— Старший лейтенант Крячкин.

— По погонам ты вроде бы…

— Третью шайбу сегодня подкинули. — Крячкин смущенно улыбнулся. — Недавно сам узнал.

— Вот как все ладно складывается. У тебя — радость, у меня — горе. Пошли, разопьем. По-маленькой. Будь человеком… Как тебя все же зовут?

— Денис.

— Хорошее имя. Под него и тяпнем. Заодно твою звезду обмоем.

— Это я в отделении обязан сделать… Раньше, вроде, нельзя.

Крячкин сказал и с неудовольствием подумал, что именно со своими в отделении выпивать ему меньше всего и хотелось. Там все ещё у него не было настоящих душевных приятелей, которые искренне воспримут его повышение. Все будут радоваться будут тому, что он принесет пару «пузырьков» и можно на дармовщину «вздрогнуть», не затратив ни рубля из своего кармана. Конечно, каждый постарается его поздравить, похлопают по спине, по плечам, выжмут сколько сумеют масла из руки, благо силенкой никто не обделен, но все это по ритуалу и необходимости, чтобы оправдать дармовую рюмаху. Но если по чести, то каждому наплевать на него, на Дениса Крячкина, а может даже больше, чем наплевать. Если у него дела пойдут хуже, чем у других, то не других, а его будут пилить и выстругивать, а когда обдирают шкуру с другого, за спиной неудачника удобней отсиживаться со своими грехами и быть как можно менее заметным среди других. Диалектика… А этот Моторин вроде мужик ничего…

— Да не раздумывай ты, старшой… — Алексей одобряюще улыбнулся. — Я тоже старший. Только армейский. Был… Нам есть о чем выпить…

— Пошли!

Алексей взял в киоске две бутылочки «Столичной» и рассовал по карманам камуфляжа. Крячкин осуждающе качнул головой.

— Не много? Чего доброго ужремся…

Алексей посмотрел на него пристально.

— Под сало и малосольные огурчики? Два старших лейтенанта? Не, Денис, меньше нам нельзя… Международная обстановка не позволяет.

Первую они опрокинули за усопошего. Молча, без тоста, лишь понимающе переглянулись. Вторую Алексей тут же налил за звездочку. Полагалось бы её бросить на дно стакана, чтобы потом их опустошенного взять губами и возложить на погон. Но звездочки не было. И они долбанули стопаря под призрак.

Сало, мягкое как масло, с розовыми легкими прожилками и малосольные огурцы, да ещё свежий хлеб-черных, который они прихватили по дороге, могли дать вперед сто очков лягушачьей осклизлости пискучих устриц, умение глотать которые все больше становится признаком принадлежности к высшему свету.

— Что ты теперь? — Крячкин задал неожиданный вопрос, когда выпитое приподняло градус настроения и вывело его на средний философский уровень, который обеспечивает умеренный прием спиртного.

— Пока не знаю. Посмотрим…

Они опорожнили первый бутылёк, оба слегка захорошели и разговор пошел энергичней.

— Скажи, Денис, — Алексей посмотрел на гостя в упор. — Будет следствие?

Крячкин удивленно округлил глаза С языка чуть было не сорвалось: «Если нам расследовать смерть каждого ханурика, то на иное дело времени не останется». Но он вовремя воздержался.

— Скорее нет. Все и так вполне ясно: передозяк…

Алексей положил на хлеб шматок сала и стал медленно жевать. Крячкин забеспокоился.

— Или ты сомневаешься?

— Нет. И все же как это сказать… есть те, кто Кольке всучил эту дурь…

— Не сомневаюсь.

— Следствие могло бы выяснить, кто это.

— Алексей, я понимаю, чего ты хочешь. Но существует система. Наркотой занимаются специальные люди. Будь уверен, подонка найдут и мало ему не покажется. Со временем…

— Ладно, замнем для ясности. Давай ещё по-маленькой.

Они выпили. Молча закусили.

— Слушай, Денис, — Алексей вдруг встрепенулся, — ты бы взял и просветил меня. По линии молодежной жизни. Я её совсем не понимаю…

Алексей не рисовался и не лукавил. В изменившемся мире улицы он многое не мог понять и объяснить себе. Со времени, когда он сам был пацаном прошло казалось бы не так уж много. Алексей помнил двор своего старого дома на Покровском бульваре, где они жили до получения новой квартиры.

Не очень большой квадрат ничейной земли, окруженный зданиями, был связан с улицей через арку подъезда. Машины сюда почти не заезжали — им там нечего было делать. Все пространство принадлежало ребятам. Они могли здесь играть, не выбегая на улицу. Здесь пинали футбол, кидали мяч в баскетбольное кольцо, которое прикрепили у глухой стены соседнего двора. С утра до вечера во дворе клацали биты городков — в азартную игру сражались те, кто постарше. Короче, с утра до вечера двор был ареной беготни и движения.

Как это прошлое не походило на то, что Алексей видел вокруг себя теперь.

Дома, подавлявшие людей размерами, стояли один возле другого, разделенные не пустыми пространствами, а унылыми рядами металлических гаражей разных размеров, форм и цветов. Для самого человека оставались только асфальтированные ленты дорожек, которые вели от подъездов к остановкам городского транспорта, а малым детям и собакам на равных правах отводились одни и те же песочницы.

У домов не раздавалось тупых ухающих ударов по мячу. Не орали ребятишки возбужденными голосами: «Аут! Рука! Бей им пендаля!»

Кое-кто из пацанов вообще не играл на улице. Папы и мамы обеспечили своих любимых чад компьютерными сосками.

Длинноногие тощие парни, ссутулившись как коты на помойках, многими часами сидели перед мерцающими экранами мониторов.

Жизнь им заменяли виртуальные иллюзии.

Язык у этого нового поколения горожан свой, непонятный посторонним.

Свои компьютеры они именовали «писюками» (от английского сокращения РС — персональный компьютер), себя называли «усёрами» (от слова «user» — пользователь) или «виртюками» — от понятия «виртуальные игры».

Это поколение, погруженное в себя, в деятельное безделье, жило жизнью, мало чем связанной с реалиями быта. Их разговоры о «смертельном бое», о «ядерных ударах», выражения типа «я выстрелил», «я их погасил» не должны никого пугать. Вся ожесточенность у этих людей направлена на человекоядных лягушек, огнедышащих монстров, на бастардов, которые бросались на них из-за каждого угла на экранах их «писюков».

Другая, куда большая часть ребят жила иначе. Все закутки, все подвалы микрорайона разделили и закрепили за собой маленькие, но злые стаи подраставших хищников.

Богатство и благополучие далеко стороной обошло семьи этих ребят, и соблазны мира они видят на каждом шагу — в блестящих витринах дорогих магазинов, на автостоянках в спальных районах. А эталоны уровня потребления каждый день задает реклама по телевидению и радио. «Мерседесы», «Линкольны», «Кадиллаки», «Форды», мотоциклы «Харлей-Давидсон», телевизоры «Сони» и «Хитачи»…

Красивые женщины — фотомодели и кинодивы, которые, если судить по эротическим фильмам, пребывают в постоянном состоянии сексуальной озабоченности и предельно доступны…

Все это формирует определенный уровень запросов и развивает стремление достичь этот уровень любой ценой.

Поскольку же мир полон соблазнов при пониженном пороге запретов — ты можешь даже убивать ради денег — гуманные законы казнить тебя не позволят. И это определяет для многих выбор пути.

Чтобы привести в исполнение свой замысел, Алексею нужно было пойти на контакты с людьми, с которыми был близок Николай. Но идти к этим ребятам, не зная их обычаев, языка, интересов было бы бессмысленно. Несмотря на родство с Николаем, он в среде его друзей был бы чужаком.

Начать следовало с изучения среды, в которую он собирался окунуться. Кто должен был знать ее? Конечно же участковый. Если он не знает тех, с кем работает — цена ему грош.

— Слушай, Денис, кто сейчас в нашем микрорайоне тусуется? Я видел разных — с зелеными водорослями на тыквах, и лысых — как шарики подшипники. Расскажи, что за публика?

— На кой тебе это?

— Нельзя же жить с завязанными глазами. — Алексей сорвал пробку со второй бутылки. Забулькала прозрачная струя святого столичного источника. Крячкин внимательно следил, как наполняется его стаканчик. — Ну, Денис, дернем ещё по одной?

Они выпили. Молча зажевали горечь.

— Так расскажешь?

— Хорошо. С кого начать?

— В любом порядке. Я запомню.

— Хорошо, начнем с репперов. У нас их не густо. Они толкутся на Маяковке. Прикид — цветные кепурчики. Носят их козырьком назад. Это шик. Штаны приспущены, мотня болтается, будто в неё навалили. Короче, — на первый взгляд — засранцы…

— Ага, встречал таких. Теперь о железниках.

— Имеешь в виду металлистов?

— Пусть так.

— Хорошо, их три вида. В зависимости от степени бзика в хеде…

— В чем-чем?

— Пардон, в башке. В тыкве. Это хэви, потом дэс и трэш-металлисты. Косухи в блестящих заклепках. Обязательно носят банданы, казаки…

— Ну, Денис, при всем уважении, я тебе сейчас врежу. Ты мне мозги не пудри. Вали, объясняй по-русски…

— Не знаю, — Крячкин сокрушенно вздохнул, — как объяснить проще, если ты темный, как ночь…

— Один-один, теперь выкладывай. Что такое косухи?

— Ё-мое! Да это кожаны. Короче, куртки. Банданы — цветные платки. Их вяжут на шею, на кумпол, на руку. Казаки — сапоги с острыми носами и высокими удлиненными каблуками.

— А если носы тупые, а каблук тяжелый? Вроде блямбы на обуви?

— Это, Леша, чопперы. Запомнил?

— Валяй дальше.

— Хиппарей — хиппи, надеюсь знаешь. О них не стану. Да, вот ещё — скинхеды. Бритоголовые.

— Нацисты?

— Что-то вроде. Одеваются в камуфляж, носят куртки-бомберы. Черные джинсы и рубашки. Любят маршировать. Считают, что в мире должен править белый цвет. Негры — в Африку. Жиды — в Израиль. Китайцы — в Китай. При этом ни под каким видом не допускают в свою среду наркотики.

— Теперь об этих… В черных косухах, на мотоциклах…

— То байкеры. Любители скорости и ненавистники правил движения. Крутые парни — «ночные волки». Шум, треск и кулаки… Ежегодно летом они устраивают свои «Байк-шоу» — мото-тусовки на тридцать девятом километре Щелковского шоссе.

— Тогда кто такие роллеры?

— Леша, ты где жил все это время? Олени в тундре и те кое-что знают.

— Я нет.

— Хорошо. Роллеры стоят не на ногах, а на роликах…

— Все, Крячкин. Это я воспринял. Теперь давай просвети, что они сегодня жрут?

— Не упрощай, Моторин. Они не просто жрут. Если на то пошло, они ширяются, глотают, нюхачат, подкуривают. На все лады и вкусы. Потом балдеют, кайфуют, тащатся, торчат, плывут. Видишь, какой выбор благ?

— То что ты все это знаешь, меня не удивляет. Только вот я спросил «что», а не «как».

— Вообще-то, Леша, я тебе задарма в котелок уже столько наклал… А нонеча за просвещение платят.

— Нахал ты, господин лейтенант. Старший… — Алексей взял в руки ополовиненную бутылку, поболтал. Посмотрел как жидкость вращается в стеклянных стенках. Налил в стаканчики. — Я считал, что плата за просвещение натурой, в жидком, так сказать, эквиваленте, это более по-русски. А тебя все тянет к презренному металлу…

— Все, все, Моторин. — Крячкин потянул стакан к себе. — Ты мне сделал стыдно, и я даже готов все тебе объяснить в кредит. За будущую бутылку.

— Тогда валяй.

Они выпили. Помолчали. Крячкин взял свежий огурчик. Отрезал ему с обеих сторон жопки. Рассек пополам. Посолил. С хрустом вонзил зубы в должик.

— Так вот слушай. Самая массовая дурь сегодня — винт. Это перевитин. Его гонят умельцы из солутана. Это лекарство от кашля, бронхита. Новичкам на флет-хате или на кайф-базаре винт могут подать бесплатно. Только жри! Втянешься, сам понесешь денежки. Два кубика — пятнадцать штук. Эффект у винта сильный. Быстрое привыкание. Сильная ломка. Надрывная бодрость: пляши, гуляй, спать не хочется. И еще, говорят, сухостой. Короче, сильно влечет на половые подвиги. Тут уже СПИД — не СПИД — в расчет не берут. Важно что-нибудь поиметь…

— Давай дальше. СПИД — это уже их проблемы.

— Дальше гаш. Анаша. Травка. Или план, планчик. Среднеазиатская дурь. Тот, кто употребляет — анашист или планакеш. Продается товар в спичечных коробках или в пакетиках. Коробок — сто тысяч. Заправляется в папиросы. Чаще всего в «Казбек», «Север», «БМК».

— «БМК» — что такое?

— Ну, Ватсон! Это же элементарно. «БМК» или «БЛК» — «Беломорканал». Метр курим, два — бросаем. Покурил и три часа балдежа. План раскручивает на хиханьки-хаханьки. Глаза красные, масляные, смех дурацкий.

— Забили гаш. Давай дальше.

— Дальше круче. Это Гера. Можно Гаррик. Героин. Продается в шариках или в упаковках от жвачки. Порция — «чек». Походи на Кузнецком мосту — найдешь. Грамм тянет на сто-сто двадцать баксов.

— Да ты что?! — Изумление Алексея было искренним. — Сколько же нужно денег, чтобы жрать эту погань ежедневно?

— А потому, Леша, среди ворья и грабителей на каждых трех — два наркоманы.

— Ладно, гони дальше.

— «Расслабуха». Слыхал о таком? Ну, тундра! Это экстази. Принял и как говорят: «Бумс по мозгам». Таблетка — сто — сто пятьдесят баксов. Бери и гуляй. Еще димедрол. «Колесо». Сам не пробовал, но говорят — бросает круто.

— И все это жрут, нюхают, вкалывают?

— Кто нюхачит, а для кого бизнес. Знаешь, какие денежки на этом гребут наркодельцы?

— Теперь представляю. Неужели люди этого не понимают?

— «Хомо сапиенс» — человек разумный — это придумано для самоутешения человечества. Куда точнее было бы сказать «хомо дурошлепус». Ты хоть раз видел, кто бы полез на Останкинскую башню и сказал: «Разок прыгну. Не понравится — больше не буду»?

— Прыгают же.

— Самоубийцы. Но наркоту никто ради самоубийства не принимает. На такие случаи есть яд. Дурь пробуют сначала из любопытства: «Разок нюхну. Не понравится — больше не стану». И тама…

— Просёк. Как я понимаю, все это задавить можно только бульдозером. Проймал толкача и по асфальту размазал…

— Ты что это, Моторин?! — Крячкин взялся за второй огурец. — Так же нельзя.

— Кому, мне? Мне — можно. Тебе, Денис, нет. Ты у нас внутренний орган. Потому можешь только слушать. Я скажу так. Эту суку, которая Колю в гроб вогнала, я найду. И покараю. По полной мере… — Алексей чиркнул себя по горлу пальцем, демонстрируя, что он имеет в виду. — Он, гад, брата угробил, теперь мое право на ответ…

Крячкин оторвал от стола хмельную тяжелую голову, посмотрел на Алексея красными от перебора «Столичной» глазами. Поморгал, стараясь согнать с себя сонную хмельную одурь. С трудом ворочая языком, заплетыкаясь на каждом слове, выговорил:

— Не, Леха, не-е… Не-и-ль-зя. Эт-то не по закону…

— А дурью других травить это по закону?

— Нет, но мы боремся. Ловим и перпро… — язык перестал повиноваться и Крячкин начал снова, — препровождаем. А там суд и последствия. Короче, наше дело с тобой не допускать и отлавливать…

Он посмотрел на Алексея и громко икнул.

— Вот ты и препровождай, пока жив. Слыхал, намедни четырех ваших ментов срезали? Дождались…

— Осведомлен. — Крячкин снова икнул и ладонью вытер губы. — Такое не простим, не забудем… Поймаем — увидят.

— И что? Под суд? Пятнадцать лет строгого режима?

— Лично я поймаю — убью. — Было видно — Крячкина задело, и он сам впервые преступил в мыслях через ту черту красных флажков, которыми для него обложили границу, разделявшую дозволенное и запретное. — Кто убил мента — тому жить нельзя…

— А нас, быдло, значится, можно мочить без возмездия?

— Сажают их, — неуверенно возразил Крячкин.

— Не на кол же, хотя надо бы…

Голос Алексея прозвучал мрачно с той твердостью, как звучал в день, когда была произнесена фраза: «Теперь, абрек, тебе новые зубы потребуются».

* * *

Банька, которую Богданов обещал Грибову, оказалась настоящей русской каменкой. Рубленая избушка, почерневшая от времени, стояла на берегу Проньки. Низкий потолок. Очаг с вмазанным в него казаном. Раскаленные камни в очаге. Кипяток в котле. Холодная вода в сорокаведёрной бочке. Деревянный полок вдоль глухой стены. Распаренные веники в шайке с горячей водой…

Они разделись на улице, сложили одежду на лавку возле двери.

— Готов? — Богданов хлопнул Грибова по мягкой влажной спине. — Тогда с богом.

Они вошли в баньку и Богданов плотно прикрыл дверь.

— Начнем помалу. — Богданов взял деревянный ковшик, зачерпнул из казана воды и плеснул на раскаленные камни. Облако пара поднялось вверх, заполняя пространство баньки. Второй, третий ковшик и помещение затянула сизая мгла, влажная и жаркая.

— Для начала неплохо, — сказал Богданов. — Будем подбавлять парок мало-помалу. Пусть откроются поры.

Он что-то плеснул на камни, и воздух наполнился острым ароматом, который Грибов не сразу сумел узнать.

— Что это?

— Эвкалиптовое масло. Для естественной ингаляции. Или у тебя аллергия? Тогда прости…

— Нет, все нормально.

Грибов уже ощутил как тело наполняет блаженная расслабленность. Он сел на полок.

— Ложись, ложись, я тебя слегка похлещу. — Богданов вынул из шайки веник и взмахнул им в воздухе. Грибов ощутил обжигающее дыхание пара, приятно опалившее спину. Он покряхтел и улегся на живот, растянувшись во весь рост на широком полке.

Богданов взмахнул веником и для начала совсем легонько, ласкающе прошелся прутьями по потному телу.

— Держись, Владимир Семенович, сейчас начну. В бане я как есть беспощадный.

— Не запорешь?

— Зачем? Я пригласил тебя сюда, чтобы предложить сотрудничество и вдруг такое… Как ты на такое смотришь?

— Предлагаешь роль осведомителя?

— Господи, придет же такая блажь человеку в голову! Тебя в любое время и совсем недорого продадут другие. Я хотел бы сам войти в Систему…

Богданов сказал это так просто и буднично, что Грибов не сразу понял, как воспринять его предложение. Он хотел переспросить, но Богданов жестом остановил его.

— Все вопросы потом. Сейчас я изложу собственное видение проблемы…

Грибов поджал губы и кивнул, соглашаясь.

— Обрати внимание: я предельно откровенен. Спросишь почему? Повторю ещё раз: все продумано до мелочей. Систему я прихлопну. Еще до того, как мы оба вернемся в Москву.

— За чем же встало дело? — Грибов чувствовал в словах Богданова нотки наигранности. И в самом деле, если он способен прихлопнуть Систему, зачем об этом рассказывать? Обычно делается иначе: неожиданный удар, потом уже дружеская беседа в форме допроса под протокол. — Если все так просто, к чему столько сложностей — приглашение, уха, банька?

— Вот! — Богданов оживился, довольный догадкой собеседника. — В этом все и заключено. Мне нужна инфраструктура Системы. Хотя в таком виде, в каком она сейчас находится, все это требует обновления.

— Что тебе в ней не нравится?

— Примитивизм, кустарщина. Серьезный долгосрочный бизнес на таком уровне сегодня вести нельзя.

— Какие условия?

— Первое — я вхожу в руководство синдиката. Второе, Система подвергается коренной реорганизации. Третье… Причем, это не условие, а следствие. О нем я уже упомянул: в случае отказа принять мои условия, мы — я имею в виду свою службу — ликвидируем Систему.

— Круто.

Грибов помрачнел, насупил брови. Он видел холодные спокойные глаза Богданова и понял — полковник не шутит. Он хорошо продумал свое предложение, у него в руках материалы, которые позволяют привести в исполнение угрозу быстро и решительно. И то, что его, именно его, а не кого-нибудь другого Богданов пригласил его к себе в Ширяево, свидетельствовало о серьезности намерений.

— Такие вещи, Владимир Семенович, только круто и делаются. Государство должно бороться с преступностью решительно и последовательно. Или ты считаешь иначе?

Грибов не нашелся что ответить. Цинизм, с которым Богданов говорил о том, что должно делать государство и что собирается делать он сам, потрясал своей откровенностью.

О полковнике Грибов имел достаточно точное представление. Служба безопасности Системы собирала и систематизировала любые сведения о тех, кто противостоял ей, возглавляя борьбу с наркобизнесом на уровне государства и регионов. Судя по имевшимся материалам, Богданов был человеком сухим и ничем, кроме службы, не увлекался. Подчиненные высоко ценили способности строгого шефа и побаивались его чрезмерной требовательности. Самые точные сообщения подтверждали, что Богданов не берет подношений — кремень мужик. И вот такое предложение…

В том, что это не прикол, не розыгрыш и не подстава Грибов не сомневался.

— Андрей Васильевич, это все так неожиданно…

— Время такое, Грибов. Обстановка меняется мгновенно. Ее надо тут же оценивать и принимать решения.

— Почему ты решил сделать это предложение мне, а не кому — либо другому из членов руководства?

— Не заставляй меня говорить комплименты. Ты и сами знаешь, что все остальные твои соратники не способны жить в ногу со временем. Они довольствуются достигнутым, им хватает того, что у них уже есть сейчас. Они торопятся коллекционировать ощущения. Тепломорские круизы, отдых в Испании, на Кипре, сафари в Африке, все это хорошо, но этого крайне мало. Для того, чтобы быть уверенным в будущем, надо упорно работать. Твердое положение в бизнесе обеспечивает только постоянно растущий капитал. Если удовлетворяться тем, что удалось заработать сейчас, то завтра тебя обгонят другие, и ты со своими деньгами потеряешь все, чего добился. Обрати внимание, уже начался крутой передел собственности и власти. На первом этапе разграбления государственных богатств многое удалось захватить мелким, но очень подвижным хищникам. У них был большой аппетит, но оказалось мало сил, чтобы удержать крупную добычу. Сегодня более сильные забирают её у слабых. Это процесс естественный и неизбежный. Крупные банки пожирают мелкие. Большие деньги стараются стать ещё большими. В сфере наркобизнеса идет внутренняя борьба за монополизацию рынка. Система, по моим наблюдениям, начинает в чем-то уступать другим. Это может плохо кончиться…

Не прерывая разговора, Богданов яростно работал веником. Периодически он опускал его и поддавал жару, плеская на камни новые порции кипятка. В какой-то момент Грибов не выдержал экзекуции.

— Хватит! — Закричал он во весь голос. — С меня шкура сойдет чулком! Хватит!

Богданов опустил веник.

— Это вас, уважаемый, не парок, а мои оценки достали. Разве не так?

Грибов сел на полке. Потер ладонями грудь, сгоняя с кожи катышки жира. Вздохнул глубоко.

— Если честно, я давно чувствую проблемы, о которых ты только что говорил. Но…

— «Но» я предлагаю тебе устранить при моем участии. Принимаешь условия?

— Надо подумать.

— Надо, но на решение я не даю времени.

— Мне поднять руки и сдаться? Так что ли?

— Капитуляция от тебя не требуется. Наше сотрудничество будет равноправным. Ты и я. И ещё твой брат…

— О нем ты тоже знаешь?

— Грибов! Я готовился к встрече с серьезным человеком…

— Уже понял. Позвольте теперь мне отстегать тебя?

— С удовольствием, если это станет знаком принятия предложения о партнерстве.

— Считай, что так.

Пока Грибов брал новый веник из шайки, Богданов лег на полок.

— Да, скажу сразу: реорганизация потребует проститься с некоторыми из тех, к кому ты привык. Сделать это будет непросто — все же речь идет о партнерах по бизнесу. Я это понимаю, но все равно настаиваю на хирургических мерах… Лишние звенья надо отрезать. С мясом.

— Что значит «лишние звенья»?

— У Системы раздуто высшее руководство.

— Оно сложилось в таком составе по простой причине. Эти люди финансировали первоначальные операции.

— Не спорю, но теперь они не нужны.

— Кто конкретно?

Задавая вопрос, Грибов ко всему надеялся, что ответ позволит проверить насколько точно Богданов осведомлен об «узком круге».

— Хорошо. Начну с Марусича…

— Марусича я не отдам. Это мой старый друг и надежный партнер.

— Ладно, оставим. Что скажешь о Чепурном?

— Чепурного не отдаст брат.

— Родство или что-то другое?

— Жек воевал на Афгане. Чепурной был у него комбатом. Короче, боевое братство плюс нынешний бизнес. Чепурной внес в него свою долю.

Богданов понимающе мотнул головой.

— Ничего не попишешь. Боевое братство — святое дело. Что скажешь о Проклове?

Грибов задумался.

— Ты думай, но веником работай, — дал совет Богданов, — нельзя же человека морозить…

— О Проклове я подумаю.

— Как это понять?

— У меня есть право посоветоваться с Жеком?

— Да, конечно.

— Спасибо.

Грибов яростно заработал веником, будто хотел отыграться на спине полковника за все, что ему пришлось услышать и пережить в последние два дня. Но Богданов, судя по всему, истязание воспринимал как истинное удовольствие, которое можно получить только в натуральной русской баньке с жарким паром внутри, когда тебя от всей души охаживают по спине стегучим веником. Он только постанывал, вкушая необъяснимый кайф, который со стороны не понять и не оценить.

* * *

В дальнем углу дворовой площадки у большого мусорного контейнера, на металлических трубах, приготовленных для ремонта отопительной магистрали, кружком сидели человек пять ребят в возрасте от пятнадцати до семнадцати. Один из них — в очках с черными стеклами и надвинутой на глаза шапочке с надписью «Chiсago» — лениво перебирал струны старенькой гитары и что-то пел. Что именно — Алексей понять не мог: слова сливались в гнусавое бормотание и выделить из них нечто, имевшее смысл, не удавалось. Все вчерашние уроки Крячкина о признаках деления молодежи на стаи можно было забыть, поскольку угадать к какому клану относилась часть поколения, сидевшая на трубах, Алексею не представлялось возможным.

На нижнем ярусе труб разместились несколько парней с сигаретами в зубах. Они сосредоточенно резались в карты на деньги. Комок мятых синих сторублевок лежал между ними на листке фанеры, образуя банчок.

Когда Алексей приблизился, картежники, не откладывая карт, настороженно посмотрели на него.

Лупоглазый брюнет с черным пушком на щеках шлепнул по фанерке бубновым тузом.

— Вы брат Ника?

Алексей не сразу понял, что Ник — это Николай. Но ответа от него и не ждали. Видимо ребята вычислили его ещё на подходе.

Гитарист на какое-то время перестал щипать струны.

Алексей оглядел ребят пристально и неожиданно понял — перед ним сидели волчата. Еще пушистые, серенькие, мало чем напоминавшие заматерелых оголодавших хищников, но на деле они уже были зубатыми и опасными. Они уже сбились в стаю и с наступлением темноты улица для них становилась местом охоты. Они уже не знали жалости к своим жертвам, не испытывали уважения к старости и боялись лишь одного — открытой силы, которая могла устоять перед их коллективным напором, отбить, отразить его. Их язык все больше отдалялся от человеческого и им удавалось объясняться между собой фразами вроде: «бляхуетвоюжидпошелты»… И самое удивительное, всякий раз, повторяя одно и тоже, они понимали о чем говорят, улавливали в сказанном смысл, который оставлялся недоступным для посторонних.

Волчата смотрели на Алексея настороженно, зло, но сидели тихо. С одной стороны они знали — подошел брат погибшего Николая. С другой видели на Алексее камуфляж и догадывались — он не с чужого плеча и надет не для понта. Суя по выправке мужика, было заметно — такого лучше не задирать. Он бьет, потом выясняет надо было ударить или не надо.

— Можно присесть?

— Ну.

Лупоглазый брюнет охотно дал согласие и подвинулся, освобождая место.

— Ты хорошо знал Ника?

Алексею не хотелось упрощать привычное имя — Колька, но он это сделал, чтобы в разговоре не возникло отчуждения.

— Ну.

— С кем он катал колеса?

Лупоглазый сперва подумал — надо ли отвечать на такой вопрос или лучше уклониться от ответа. Но подумал, что брату Ника можно сказать.

— Вон козел сидит.

Алексей посмотрел туда, куда ему указали. В стороне от группы, опустив голову на грудь, на бревне сидел белобрысый парень. Сидел и глупо улыбался.

— Как его зовут?

— Лапик.

Алексей встал, прошел к бревну, сел и подвинулся к Лапику. Тот и ухом не повел. Ему было тепло: снаружи пригревало солнышко, изнутри грела дурь, и он балдел, погруженный в теплую атмосферу нирваны.

— Хай.

Дурацкий американизм, созвучный украинскому «нехай» — пускай, не воспринимался Алексеем как нечто достойное для обращения к человеку. Но, имея дело с любителем балдежа, на чужом поле приходилось играть по его правилам.

Лапик шевельнул глазом, но с места не сдвинулся. Его качала приятная волна расслабухи.

Алексей легонько подтолкнула Лапика плечом. Так, чтобы его чуть потревожить, но не свалить с бревна.

— Кайфуешь?

Лапик умиротворенно прикрыл глаза, но вопрос понял.

— Плыву.

— Помочь не можешь? — И, не ожидая ответа, изложил просьбу. — Дурь нужна…

— Ты не мент?

Такой дурацкий вопрос незнакомому человеку мог задать только обалдевший в конец шмаровой ширакеш — обжирающийся наркотой малолетка.

— Не мент, будь спокоен.

Красные осоловелые глаза ещё раз осмотрели Алексея.

— Говорят, ты с Ником корешился. Где он брал заправку?

— У Козлика. Ты его знаешь?

— Ладно, гуляй. — Алексей хлопнул Лапика по плечу и отошел. Кто такой Козлик он хорошо знал.

* * *

Всего два дня, которые Богданов провел в деревне, к собственному его удивлению, позволили отдохнуть от Москвы. Сейчас, проезжая по Тверской, он смотрел на город иными глазами, многое видел по — новому, обращал внимание на то, что ещё недавно казалось привычным и будничным.

Вечернее освещение делало центральную магистраль столицы нарядной и привлекательной.

Машина двигалась медленно, и Богданов тренированным взглядом человека, привыкшего подмечать мелочи, легко различал признаки непоколебимости системы торговли живым товаром. В одиночку и парами с видом праздно гуляющих и глазеющих горожанок по тротуарам фланировали проститутки.

Модные дорогие платья, вызывающе короткие юбки, открывавшие ноги от места вырастания их из корпуса до пяток; груди всех размеров и форм, но одинаково оттопыренные и вздернутые к ключицам хитрыми галантерейными устройствами; многообещающе двигавшиеся бедра: плавный качок справа-налево и тут же вперед и назад, затем то же самое, но в обратном направлении — слева-направо, назад и вперед — все это стояло в том же ряду свободного предпринимательства, что и реклама «Макдональдса», «Пепси-колы», жвачки «Сперминт», которую остряки успели перекрестить в «сперму».

С улыбкой Богданов вспомнил операцию, которую в центре города провела милиция с целью очистки его от уличных проституток. Возглавил действо сам начальник управления генерал-лейтенант Анатолий Петрович Волков, инициативный, уверенный в способности его ведомства решать любые социальные задачи силовыми методами.

Проституток, заполнивших «рабочую зону» своими телами, отлавливали как рыбу, загружали в машины и везли в специально приготовленный спортивный зал. Там встречи с «контингентом» сферы сексуальных услуг уже с нетерпением ждал энергичный Волков.

Готовясь к операции, генерал собрал руководство служб для совета. Рассказав о своей идее и не услышав возражений (где вы видели дурака, который в подобной ситуации будет возражать начальнику, даже если тот готовит всероссийскую глупость?), Волков задал всего один вопрос:

— Как мне лучше обращаться к этой публике?

Спросил и посмотрел на Богданова.

И в самом деле, проблема имелась. Сказать «дамы», адресуясь к сборищу жриц платной любви, задержанных в местах отхожего промысла, генералу казалось неуместным. Дамами он привык именовать женщин другого сорта — бесплатных и оприходованных в мужскую собственность печатями ЗАГСов. Назвать «гражданками» — слишком казенно. Все же генерал не рядовой мент, которому подобное обращение к населению предписано положением о службе. Короче, если не так и не сяк, то как?

Богданов, не отводя взгляда и пряча ехидную улыбку, задумчиво посоветовал:

— Я бы лично сказал: «Бледи и джентльмены».

Громкий выдох заменил взрыв хохота: смеяться до того, как засмеялся высший по чину начальник, у людей в погонах — признак дурного тона. Потому, когда справиться со смехом трудно, его маскируют любым подобающим способом: кашляют, громко вздыхают.

— Все шутишь?

Волков не был беспросветно тупым человеком и обладал достаточно развитым чувством юмора. Он любил анекдоты, умел их рассказывать, но при всей широте натуры не переносил, когда юмор касался его самого. Подначки больно задевали обостренное самолюбие и вызывали начальственное неудовольствие. Потому первое, что постарался выяснить Волков — подковырка имеет личный характер или универсальна по назначению.

— Нет, почему? — Уж что-что, а оправдываться Богданов умел. — Лично я бы так и обратился. Пресса прекрасно поймет…

— Возможно. — Волков покачал головой. — Но мы ещё над этим подумаем.

Тем не менее большой всемосковский сбор бледи из центра и джентльменов из милиции без курьезов не обошелся.

Волков вошел в зал, битком набитый веселыми дамами, с видом работодателя, который вправе решать какой частью тела, где и в каких условиях должен зарабатывать деньги персонал сферы постельных услуг, ему принадлежавшей.

Его появление аудитория встретила громкими возгласами одобрения и жидкими аплодисментами.

Женщины генерала узнали — он нередко возникал на экранах телевидения, когда нужно было попугать мир криминала очередными угрозами и обещаниями призвать распоясавшихся преступников к ответу. Однако появление такой высокой фигуры здесь никого не испугало. Кем бы ни были дамы улицы, права оставаться избирателями их никто не лишал.

Волков на предгрозовое бурчание «спецконтингента» внимания не обратил. Бодро выйдя вперед, он начал речь:

— Я хочу…

— Если хочешь, я дам!

Молодой женский голос прозвучал громко, с вызывающим озорством. Ну в чем мог обвинить лихой милицейский начальник даму или девицу, которая с таким пониманием восприняла его слова «Я хочу»? Волков покраснел от ярости.

— Предупреждаю вас… объявляю вам… мы пресечем эту самую наглую самую циничную форму проституции, выражающуюся в открытом приставании к гражданам…

Первый удар сбил генералу дыхание, выбил из памяти слова, которые должны были прозвучать по-государственному весомо и потому предназначались для внесения в историю борьбы милиции за сохранение общественной морали.

С места вскочила бабенка, явно не очень трезвая, с растрепанными волосами и все теми же гражданскими избирательными правами.

— А если мы не будем приставать?! Тогда можно?

Но Волкова уже не смогли смутить выкрики несознательных гражданок. Речь свою он продумал заранее, а сейчас, испытав сопротивление, вспомнил что собирался сказать и отступать не был намерен.

— Эта форма, установившаяся здесь и получившая массовое распространение, вызывает совершенно справедливое неудовольствие населения в том числе прессы. И мы эту форму пресечем, находясь в рамках закона и наших возможностей. Команда милиции уже дана…

— И ты нас собрал здесь, чтобы объявить такое?!

В середине зала с места вскочила худая, всклокоченная девица с прической типа «взрыв на макаронной фабрике», с синяком под глазом и находившаяся в немалом градусе подпития. Жестом трибуна, грозившего Карфагену разрушением, она вскинула руку вверх.

— Зачем нас похватали? Какое имеешь право? У меня есть собственность на орудие труда… — Девица приложением руки к нужному месту показала, что она имела в виду. — Может быть конфискуешь?

Волков не собирался сдаваться.

— Я не буду вступать с вами в дискуссии на тему морали. Не мое дело выяснять хорошо это или плохо — проституция…

Зал зашелся в дружных криках и визге. Некоторые голоса звучали сильнее других.

— Ой, ой, смотри, какой моралист!

— Дядя генерал, хочешь попробовать? Я могу на столе. Чтобы ты сравнил со своей женой. И совершенно бесплатно…

— Благотворительно!

Милиционеры, стоявшие вдоль стен и приглядывавшие за порядком в зале, прятали улыбки. Волкова это задело. Чего он хотел услышать и увидеть, собрав в одном зале столько тружениц нижнего этажа, предположить трудно. Но проповедник из него явно не получался.

— У меня хватит сил это пресечь!

— Ой, ой! Нам теперь и развлекаться станет нельзя?

— Вы не развлекаетесь. Вы здесь зарабатываете. А мы вам теперь этого не позволим…

— Может лучше налог с нас брать? Мы заплатим.

— Дядя, а если соберем тебе на дачу? Баксами…

— Уже завтра вы поймете — это не шуточки. Мы будем защищать от вас улицы ежедневно, еженощно…

— За ноги держать станете, что ли? Ментов не хватит!

Волков не успел среагировать на реплику, как вскочила солидная дама и густым пивным басом выкрикнула:

— Значит, не дашь зарабатывать? Право на труд отменяешь? Тогда я тебе двух своих детей прямо сегодня вечером к дому подброшу. Ты генерал — прокормишь. А я перестану трудиться…

И вот теперь, вспоминая происшествие, доставившее немало удовольствий столичным любителям лицезрения начальственной блажи, Богданов видел торжество сексуальной демократии в действии. И думал, что точно так же победит и демократия кайфа в варианте, который ещё будет предложен столице…

* * *

Он стоял на углу двух улиц, прислонившись спиной к стене большого универмага. Серое лицо, копна волос, вылезавших на уши из под черной сетчатой кепочки с красной надписью «Red bull». В одной руке свернутая в трубку газета «Аргументы и факты», другая — в кармане брюк, едва когда-то встречавшихся с утюгом.

Алексей и остановился рядом.

— Привет, Козлик.

Алексей мог бы назвать его и Рудиком, поскольку они знали друг друга не первый год.

В принципе Рудик Кубасов — гнусь подзаборная. Говорит, словно ему еловую шишку в рот засундулили. И мычит после каждого слова: э-э-э. В самый раз идти диктором на телевидение. Там у них мекающие, гыркающие и мычащие — нарасхват. Вот только что благообразностью портрета не вышел.

Морда лица у Рудика плоская, будто скалкой её раскатали. Лоб узкий, нос кривой, сдвинут на бок. Было дело по пьяной лавочке. Врезали Рудику слева, а справа, чтобы попорченное исправить, не догадались.

Рудик бреется редко и потому зарастает клочковатой щетиной — одна волосина длиннее, другая — короче; одна — рыжая, вторая — серая, третья вообще черная и вьется штопором. Оттого и кличка — Козлик.

Поскольку Рудик всегда при делах, которые с законами не в ладу, он в любую минуту ждет, что его прихватит милиция и готов к этому каждый миг.

— Привет, Козлик!

Козлик сжался, лицо преобразилось и стало похожим на мордочку сиамского кота — испуганную и хищную одновременно.

— Я чист, командир. За что?

За что? — это обычный вопрос, который первым слышит милиционер, даже если он взял преступника с поличным. Затем следует обязательное оправдание: «Падла буду, не виноват». Первые два слова божбы могут быть и послабее и покруче в зависимости от обстоятельств задержания и личности задержанного. Вторые чаще всего постоянны.

Тем не менее Алексей понял свой промах — он вышел из дому, не сняв формы охранника, которая делала его в чем-то похожим на омоновца. В другой раз надо менять одежду.

— Ты знаешь, Козлик, я не мент. Рассчитываю на мирный разговор.

— Расколоть меня собрался? Для кого стараешься?

— Пока для себя.

— Не выйдет. Рудольф не из тех, кто закладывает.

— Твое дело. — Алексей твердо взял Козлика за левую руку чуть ниже локтя и слегка повернул, скручивая. — Тебе хуже. Я не мент и могу разделать тебя под отбивную. А ты долго будешь жалеть, что сразу не согласился на мирный разговор.

Главное в таких обстоятельствах с ходу показать собеседнику серьезность намерений и крутость возможностей. Это достаточно хорошо убеждает упрямцев.

Алексей выставил вперед левую ногу, наступил на носок кроссовки Козлика и перенес на неё всю тяжесть тела.

— За что, Алексей?

Голос Козлика звучал жалобно, а глаза сверкали неутоленной жаждой мщения.

— Вот видишь, ты уже меня вспомнил. Теперь можно и говорить. Ты знаешь оптовика в этом квартале?

Козлик замялся с ответом. Сперва он нервно шмыгнул носом, потом взял и сунул в карман газету, которую только что держал в руке. Алексей тут же по своему понял изменение его позы. Посмотрел подозрительно:

— Пароль? Ну-ка, газету в лапу.

— Алексей! — С Козлика разом слетела вся уверенность, и он жалобно заканючил, стараясь вызвать сочувствие. — Не могу…

— Сможешь.

— Алеша! Так же нельзя. Это не по закону.

— Тебе сказано: со мной на закон не надейся…

— Леша, я понял. Но такой разговор надо вести не здесь. Может поставишь сотку?

Алексей подумал. Сотка — сто граммов водочки — для Козлика не много, но вгонять его во хмель не хотелось.

— Пиво пойдет?

— Две кружки.

Пристрастие Козлика к пиву в квартале знали все. Один раз его на этом накололи по крепкому. Поставили кореша за углом пивнушки бутылку «Жигулевского» и отошли понаблюдать. А чего наблюдать? У Козлика глаз наметанный, прицельный. Он эту бутылку сразу же закнацал, короче заметил и углядел. Сделал легкий финт, чтобы со стороны не заметили ничего подозрительного, подхватил тару и за угол. Там зубами сорвал железную пробку и в один большой глоток без отрыва высадил все, что было. Губы отер и только потом понял — моча. Кореша подлетели к нему, как голуби на пшеницу, а Рудик глазом не повел:

— Ну, хорошо! Отпад, да и только!

Так и сосклизнул розыгрыш. Сами мужики в бутылку по очереди пенку гнали, а все равно усомнились. Очень уж натурально Рудик им свой кайф представил.

— Куда идем? — спросил Алексей, предоставив почетное право выбора Козлику.

— В гадючник.

«Гадючник» — небольшая забегаловка в годы советской власти служила прибежищем для местных алкашей. Теперь, попавший в частные руки, павильон был переименован в бар «Меркурий». В лучшем стиле современности у дверей появились два вышибалы в серых форменных костюмах с полицейскими дубинками. Однако прожженных хануриков отвадили от «Меркурия» не костоломы, а зубодробительные цены. Та же порция водяры, которую можно схватить в любой палатке, здесь стоила в три-четыре раза дороже. А вы видели алкаша, который не блюдет своего интереса?

Завидев Козлика, вышибала начал выразительно покручивать в руке дубинку. Но Козлика это не смутило. Он большим пальцем правой руки через плечо указал на Алексея. И своим знаменитым козлиным голосом торжественно проблеял:

— Я с ним.

Костолом на глаз определил уровень кредитоспособности Алексея и отошел в сторону, освобождая проход.

Они выбрали место в сумерках дальнего угла. Алексей шлепнул на стол три десятитысячные бумажки.

— Сходи.

Козлик трусцой двинулся к стойке. Зато назад с двумя кружками шел торжественно, как знаменосец на армейском параде.

Подойдя к столу, он поставил пиво и сел напротив Алексея. Плотоядно облизал губы, потом взял кружку и подул на пену.

— Ты слыхал, что у меня брат погиб? Николай.

— Жалко, я его знал. — Козлик шмыгнул носом.

— У кого он брал наркоту?

Узкое личико Козлика пошло морщинами, как меха гармошки, нос ещё больше съехал на бок. Глаза сплющились, заслезились. Голос задрожал, стал совсем неразборчивым. Алексей пытался понять сказанное, но не мог, как если бы беседовал с вьетнамцем. У него был случай, когда в городе вежливый сын Ханоя, ласково улыбаясь, спросил:

— Иде улис дюбалюба?

Алексей догадался: спрашивают об улице. Но какая в Москве именуется Дюбалюбой он не знал. И только позже выяснил — так азиаты произносили название улицы Добролюбова.

Перевести на русский бормотание Козлика оказалось не легче, и Алексей потребовал, чтобы тот это сделал сам.

— Алеша, — допив первую кружку сказал Козлик, — я понимаю — брат погиб — это плохо. И все же — смирись. Не лезь в это дело. Если они заметят тебя, считай — конец. Для них убить, что раз плюнуть. Ты будешь не первый и не последний.

— Они не узнают.

— Узнают.

— Ты настучишь?

— Пошел ты! Настучу — меня уберут сразу. Они не терпят, чтобы кто-то засветился.

— Тогда откуда станет известно?

— Глаза найдутся. И продавцы и мент — кто угодно на них сработает.

— Хорошо. — Алексей резко отодвинул кружку, к которой Козлик протянул руку. — Я думал с тобой по хорошему. Ты не понял. Делаю вывод: это ты сунул Николке отраву. Теперь дошло? — Он перехватил правое запястье Козлика и сжал, одновременно скручивая его.

Козлик жалобно пискнул.

— Падла буду, не давал. У меня только расслабуха… крутого кайфа нет…

— Я спросил, у кого он брал? Ты это должен знать.

— Леша, только я тебе ничего не говорил. — Козлик загнусавил сильнее обычного. — Не заложишь?

— Забито. Мне ты ничего не говорил.

Козлик быстро схватил кружку, подвинул её к себе, поднес к губам и в два жадных глотка высадил до дна.

— Ты знаешь Власиху? Это она, клянусь под честное слово!

Кто же в их микрорайоне не знал бабку Власиху, богомольную старушку, при Советах втихую торговавшую деревенским первачом-самогоном, при Горбачеве перешедшую на сигареты и, как выясняется, теперь промышлявшую наркотой.

— Где она банкует?

— На хазе… только я тебе ничего не говорил. Надо ей позвонить и сказать: «От Ахмеда».

— Кто такой Ахмед?

— Я знаю, да? Не скажешь, она тебе и дверь не откроет…

Слово Ахмед подействовало безотказно. Власиха так верила в надежность пароля, что тут же открыла дверь и спросила:

— Что берем?

Алексей, не ожидавший такого напора и приготовившийся к долгим объяснениям что ему надо и как он тут оказался, на мгновение растерялся. Под немигающим взглядом Власихи брякнул первое, что пришло на ум:

— Интересуюсь колесами… — Алексей вытащил из кармана бумажник.

— Имеется.

Алексей огляделся. Комната производила приятное впечатление. Из прихожей в неё вела ковровая дорожка — новая, чистенькая. Окно, выходившее во двор, сверкало зеркальной промытостью. В красном углу висела икона свежего письма в золоченом киоте с изображением благостного лика Николая Угодника.

Власиха прошмыгнула на кухню, загремела металлическими банками.

Все ещё держа в руке деньги, Алексей подошел к двери и заглянул внутрь. Власиха лихорадочно снимала с полки жестяные коробки с надписями «Мука», «Крупа», «Фасоль» и ставила их на стол. Наконец, она добралась до нужной упаковки. Повернулась к Алексею.

— Здесь у меня на два лимона. Хватит капусты?

«Во, бабка, — подумал Алексей, — прет по-фене, как заправский уголовник. А может сидела? Кто это знает».

— Хватит. — Алексей сделал шаг вперед, шлепнул деньги на стол. — Покажь товар.

Власиха лихорадочно заскребла ногтями по крышке, стараясь открыть банку с надписью «Горох». Открыла. Вынула горсть таблеток. Протянула Алексею.

— Будешь пробовать?

— Давай.

Власиха пересыпала «колеса» в подставленную ладонь.

Быстрым движением Алексей схватил бабу за плечо, развернул к себе с силой, сжал рукой горло.

— Жри!

Он прижал горсть таблеток ко рту Власихи. Баба плотно сжала губы и отчаянно мычала. — Жри, старая курва, иначе убью!

Власиха рухнула на колени, и таблетки частично высыпались из ладони Алексея. Злясь, он толкнул бабу, и та стукнулась лбом о половик, застилавший паркетный пол.

Алексей изобразил кипучую свирепость. Схватил со стола большую мельхиоровую поварешку, придвинул к губам Власихи.

— Не скажешь, выдавлю зубы, но рот открою. Потом ты у меня сожрешь все, что здесь есть. На два лимона. И подохнешь.

Алексей размахнулся, демонстрируя намерение врезать бабе черпаком по лбу. Та, потеряв бдительность, заорала.

Воспользовавшись моментом, Алексей сунул ей в рот таблетки. Тут же, перестав голосить, Власиха начала их выплевывать. Стараясь этому помешать, Алексей прижал поварешку к её рту. Старуха принялась крутить головой, но Алексей зажал ей башку между ботинками.

— Ну что, карга, будем ломать зубы или сожрешь все добровольно?

— Не посмеешь. — Власиха все ещё сохраняла надежду на благополучный исход. — В милицию заявлю. Сама под суд пойду, но и тебя подведу под статью.

— Ах-ах-ах, испугала! — Алексей открыто насмехался. — Когда все выжрешь, а ты у меня это сделаешь, останется один путь — идти в загиб. Я подожду, когда ты начнешь остывать и дело с концом.

Хоть медленно, но до Власихи начало доходить, что она просчиталась и не оценила мужика по достоинству. Он крутой, как каменное яйцо, и в то, что не доведет свои намерения до конца, теперь верилось мало.

Свернув голову вбок, чтобы в рот не попала очередная порция таблеток, Власиха жалобно запричитала. Она тряслась от страха и осеняла себя мелким дробным крестом, махая пухлой рукой от одного огромного вымени до другого. И дрожащим голосом повторяла: «Господи, помоги! Господи, помоги!»

Алексей никогда не испытывал приступов глухой ярости. Но сейчас она быстро нарастала в нем, охватывая все его существо, ослепляя и требуя жестокости. С трудом сдерживаясь, он оглядывал старуху, выбирая, куда её ударить так, чтобы с одного тычка она отлетела в угол.

Власиха прочла в его глазах злую непримиримость и поняла вдруг, что уповать на господа в деле неправедном ей нет никакого смысла. Надо каяться перед человеком, в чьих руках сейчас оказалась её жизнь.

Когда Алексей медленно отводил руку, готовясь к удару, старуха вдруг пятипудовым мешком кишок и сала рухнула на спину. Молитвенно сложила руки клинышком, завизжала, прося пардону.

Хотя Алексей видел, что глаза у неё все те же — злые, хорьковые, как у зверька, собравшегося укусить жертву, он понял — бабка сломалась.

— Встань! — Он сгреб её за ворот и попытался богатырским рывком поставить на ноги. Но старуха оказалась куда тяжелее, чем он предполагал, и номер не прошел. Ему пришлось пристукнуть ей ногой по мощному тяжелому заду. — Быстро! Вставай!

Власиха закряхтела, заохала, но поднялась. Он подтолкнул её к постели, заставил сесть.

— Рассказывай!

Все-таки старуха нажралась дури. Отплевывалась, визжала, крутила башкой, но кое-что проглотила. Это стало видно по глазам, которые потеряли хищный блеск и выглядели туманно-обалделыми. Она хныкала, растирала слезы по пухлым щекам и причитала:

— Родненький! Все брошу, все! Вот те крест — уеду в Теряево. Там дом у сестры. Жить буду тихо, как мышка. Только не тронь меня, старуху…

Слова путались, язык заплетался, но Алексей угадывал — Власиха в немалой степени симулирует обалдение и, как говорят, «косит» под потерявшую разум бабу. Она дело свое знала и старалась вести игру до конца.

— Нет, старуха! Так дешево не отделаешься! Где у тебя телефон? Сейчас позвоню в милицию…

Власиха сползла с постели, встала на колени, обеими руками сжала Алексею колени.

— Не губи, сынок! Ой, лихо мне!..

— Тоже мне, мамаша! — Алексей освободил ноги от её объятий. — Говори, откуда у тебя столько дури?

— А скажу, ты простишь?

Она торговалась.

— Говори, черт с тобой!

— В аптеке беру, родненький… У Изольды.

— Кто она?

— Аптекарша, батюшка. Изольда Михайловна… Втянула меня в грешное дело, бог её покарает!

Власиху прорвало. Дробным речитативом, захлебываясь словами, она как духовнику на исповеди каялась Алексею в своих грехах. Называла себя старой дурой, кляла алчность, которая её обуяла, божилась, что никакого отношения к смерти Николая не имеет, что раньше он у неё брал «пустячки» со слабинкой, но давно перешел на новые, крепкие порошки, а где их брал, она знать не знает…

Окончив разговор, Алексей вышел в кухню. Власиха, шаркая тапочками без пяток, потянулась за ним. Алексей выгреб из коробок с продуктовыми надписями все содержимое и под причитания хозяйки спустил в унитаз. Вымыл руки под краном посудомойки. Вытер их носовым платком. Пригрозил вернуться и разнести к чертовой матери её гнездо, если узнает, что она снова занялась своим гнусным делом Хлопнул дверью и ушел.

Власиха жила в блочной пятиэтажке постройки шестидесятых годов. Дом окружали густые посадки тополей, которые плотным строем стояли вдоль узкой ленты асфальта, проложенной между зданиями. Поэтому Алексей не сразу заметил, что едва он вышел из подъезда, за ним из бокового узкого тупичка выехала машина — серенькая «Ока».

Будь это иномарка, он бы сразу обратил на неё внимание, но маленькая мышка, громыхавшая на каждой выбоине плохой подвеской, поначалу показалась ему безобидной. Тем не менее неясное чувство настороженности возникло, когда «Ока» дважды повторила за ним повороты, хотя выехать на магистраль ей было бы удобней другим путем.

Алексей шел медленно, опустив голову. Это давало ему возможность скосить глаза и видеть, что делается позади. «Ока» начала ему все больше и больше не нравиться. Он убеждал себя, что такой быстрой реакции на его разговор с Козликом и посещение Власихи быть не может, но неприятное чувство тревоги самоубеждением снять не удавалось.

Навстречу ему по проходу между домами бежали две девочки в одинаковых джинсовых курточках с яркими ранцами за плечами. Обе размахивали руками и весело хохотали. Алексей посторонился, пропуская их и бросил долгий взгляд назад. «Ока» ползла за ним, держась у самого бордюрного камня…

Неужели в самом деле за ним? Он решил это проверить.

Выбравшись на магистраль, он на ближайшем пересечении улиц свернул направо, затем — в первый переулок налево. «Ока» повторила оба его маневра и тащилась с черепашьей скоростью в отдалении.

На перекрестке у светофора Алексей поглядел через плечо и заметил за рулем «Оки» мужчину в черных очках и в черном берете. Тот сидел, судорожно вцепившись руками в руль и опустив голову, как коршун, поджидавший добычу.

Едва загорелся желтый свет, Алексей шагнул на проезжую часть, всем видом демонстрируя желание перейти улицу. Мотор «Оки» бешено взвыл. Машина резко рванулась вперед.

Не сделай Алексей своего шага сознательно с продуманным намерением, он мог бы стать для него роковым.

На рывок машины Алексей среагировал мгновенно и точно — отпрыгнул на тротуар и прикрылся столбом светофора.

Тип в черных очках оказался менее удачливым. Он не успел вывернуть руль. Машина перескочила бортовой камень и на всей скорости врубилась тупой мордой в металлический столб.

Тут же громко хлопнула дверца. Водитель выскочил из машины и бросился бежать через улицу. Проносившаяся мимо «Волга» на мгновение задержала его. Этим воспользовался Алексей. Опершись рукой о крышу «Оки» он одним махом перепрыгнул через машину и настиг беглеца. Схватил его за плечо, резко крутанул щуплое тело и толкнул на стену. Сгреб в кулак косицу, свисавшую на шею из — под берета, прижал лохматую голову к кирпичам.

В этот момент сильный удар обрушился на затылок Алексея. Тупо загудело в голове, ноги подкосились, и он с поворотом, будто собираясь ввинтиться в асфальт, осел на тротуар.

Когда сознание стало медленно возвращаться, Алексей увидел перед собой пожилого мужчину в потертом сером костюме, в очках. В руке он держал авоську с картошкой.

— Молодой человек, может вам дать валидол?

Вопрос поначалу прозвучал из далека и только слово «валидол» Алексей услышал нормально.

Кряхтя и опираясь о стену рукой, он приподнялся.

— Спасибо, не надо.

В голове звенело, но он уже оклемался.

Быстрый взгляд, брошенный по сторонам, ничего не заметил — ни машины, ни прохожих…

* * *

Кузьма Сорокин не любил убивать. Хотя по мелочам грешил, в драках морду противникам чистил как надо и отдуваться кое-кому после его кулаков приходилось неделями. Бывало такое. Как без этого. Ни в черта ни в бога Кузьма не верил, оставляя это право матери. Но иногда, встречаясь со взглядом святого на старинной иконе, которая стояла на тумбочке в комнате матери, он ощущал мистический трепет. Слишком уж пристально и скорбно смотрел на него угодник — то ли Креститель, то ли Пантелеймон.

Тем не менее Кузьма убивал. Как без этого обойтись, если ты при оружии и при деле? Разве кто-то может сказать, что забойщики скота на мясокомбинате грешны? Вон у евреев даже религия назначила такую профессию — резник. Так он что, убийца? «Голубые»… Тьфу на эти цвета! Нет, не «голубые», а «зеленые» горло рвут, чтобы не обижали бродячих псов и кошек. Кто-нибудь за это «зеленых» трогает? Пусть тешатся. Собаки и кошки ничейные, только бомжи на них могут позариться и сожрать. А вот попробуй «зеленые» поднять гвалт у ворот мясокомбината, посмотрели бы, что может произойти. Говядинку потребляют люди с деньгой и крепкими зубами. Они этих «зеленых» мигом перекрасят, чтобы не гавкали и не лезли куда не надо.

Вот и у Кузьмы профессия — ни одному «зеленому» не по зубам: крутая профессия.

Третий год Кузьма в деле. Как уволился из внутренних войск, где служил «винтовым попкой» и свечкой стоял на вышке, охраняя зону в Мордовии. Государство ему вручило автомат и дало право стрелять в тех, кто пересечет запретную линию. Эту линию само государство и нарисовало: от сих до сих зэк может ходить, а переступил черту — его ухондошат во имя порядка и общественного спокойствия. Закон всегда прав, особенно если он демократический.

Кузьма был хорошим винтовым: гордость своими правами не тешил, нужды тех, кто ходил за запретной чертой, понимал хорошо. Пару раз он доставал нужным людям «маслята» — золотистые автоматные патроны россыпью. Пару раз, повинуясь условному знаку, с вышки бросал посылочки в зону.

Потому, когда пришла пора уходить с действительной службы, люди добрые шепнули Кузьме адресок. Мол так и так, потребуется работенка, тебя устроят. В нынешней демократии дело найти не просто. Тем более такое, чтобы кормило и поило как надо — от пуза, до сытости.

Кузьма поначалу гордость выказал: он — воин, защитник Отечества, стоял под знаменами, как так, чтобы на него внимания не обратили? А ведь вышло, что никому он стал не нужен, едва слез со сторожевой вышки. Торчал бы на ней винтовым попкой, вонял в штаны после казенных щей и гороховой каши — считался бы человеком государевым. Но уж коли слез со скрипучей верхотуры, валяй, сам обустраивайся. В стране демократия и каждый волен искать дело и делать деньги по своему разумению.

И пошел Кузьма по незабытому адресочку. Его помяли, потискали, навели справки и взяли в дело.

В какое? Тут уж хрен вам, родненькие, обойдетесь без объяснений. Дело частное, коммерческое, а коммерция как известно требует строгой тайны. Слишком много вокруг пауков, готовых сосать соки из коммерсантов. Это конкуренты, это рэкет и, наконец, налоговая служба. Так что Кузьма прекрасно понимал значение секретов и даже режь его на кусочки, прижигай каленым железом — не расколется. А даже и расколется, многое из него не высыпется: положено знать Кузьме от и до, он только это и знает.

Обязанности у Кузьмы простые. Он инкассатор в частном деле. В назначенное время в назначенном месте ему передают пакет. В нем гроши. Какие? Кузьма не знает. Может рубчики, может баксы, ему о том не сообщают. Пакеты всякий раз толстые, плотно запечатанные. Кузьме в самом начале сказано: полюбопытствуешь, пеняй на себя. А зачем Кузьме любопытствовать? На кой ему это нужно? Ему отстегивают куда больше, чем получал полковник Черкашин, которому подчинялась целая бригада таких попок, каким был сам Кузьма.

Почти год у Кузьмы дела шли как по маслу. Каждый день без стука и грома появлялся на рабочем месте, которое всякий раз было разным и никогда не повторялось. Пакет ему передавали то на станции метро Полежаевская, то на железнодорожной платформе Тестовская, то на Цветном бульваре, а то и вовсе прямо на Лубянской площади. Все шло четко, без сбоев: обмен условными фразами, пакет из рук в руки и будь здоров. Точно также в другом месте Кузьма передавал пакет другому человеку, с которым встречался часто, но кто он такой — не знал.

Сбой произошел неожиданно. Кузьма принял заветный пакет на пристани лодочной станции в парке Измайлово. Проводил взглядом сдатчика, который быстро удалился в сторону, потолкался немного у пруда и двинулся вдоль аллеи, чтобы прямым путем добраться до станции метро.

В глубине парка навстречу Кузьме из-за кустов вышли три парня. По виду — местная крутизна. Черные пиджаки из дешевой подделки под кожу. Белые заклепки от горла до задницы. На бритых башках кепарики с надписями «USA». Буквы большие, броские.

Кузьма сразу понял в чем дело и забоялся возможного. Человек он незлобивый, уравновешенный, не герой, не спортсмен-разрядник — средний рост, cам худенький, лицо узенькое в кувшинчик влезет.

Трое крутых преградили Кузьме дорогу. Тот, что стоял в середине, крутил в ладони большой стальной шарик — должно быть от подшипника. Другие держали руки в карманах — словно мошонки оберегали. Может прохудились? Густо пахло грозой, а все равно в праве на юмор Кузьма себе не отказывал.

— Ну что, дядя?

— Ребята, я пустой. — Голос у Кузьмы дрогнул, выдавая испуг. Он не ожидал такой встречи и не желал её завершать как ему в таких обстоятельствах предписывалось.

Крутые надвинулись на него. Шли скопом, плечом к плечу. Даже окружать не стали. Куда шибздику деться? Если и побежит, далеко не уйдет: догонят, порвут. Сбить с ног бегущего для бойца — радость души.

— Ребята, не надо. Не вводите в грех.

Куда там! Чем больше дрожит жертва, тем сильнее закипает ярость хищников. Было ясно: крутых словами уже не остановить.

«Вальтер» с глушителем выскользнул из-за пояса, будто только и ждал работы. Стрелять Кузьма умел: по грудной мишени на пятьдесят метров бил на пятерку. А здесь его отделяло от противников не более полутора метров. Выстрелы жахнули сухо и негромко, как бумажные пакеты, надутые, зажатые и разбитые кулаком.

Кузьма видел широко раскрытые ошарашенные глаза крутых; видел, как сбитые с ног силой удара они взмахивали руками, будто гуси крыльями, и падали на спины. Третий из кампании, получив небольшую фору, бросился наутек. Он мчался среди осин, петляя как заяц. Должно быть очень надеялся, что уйдет.

Кузьма прихватил рукоять «Вальтера» двуручным хватом, угадал, куда очередной зигзаг вынесет бегуна, дождался нужного момента и нажал на спуск. Бац! И тело парня, пролетев по инерции метра два, плашмя рухнуло на траву.

Кузьма огляделся. Аллея была пустынна. Он по одному оттащил два тела с дороги в кусты. Для верности бабахнул по выстрелу каждому в голову. Дошел до третьего и вломил «контрольку» в бритый затылок, с которого свалилась шикарная шапочка с надписью «USA».

Отряхнувшись, Кузьма сунул пистолет за пояс, передвинул его к спине и двинулся туда, куда шел до инцидента.

Со вторым курьером он встретился у входа в метро Сокол. Передал пакет, но когда они должны были разойтись, придержал за локоть.

— Слушай, друг, мне нужно увидеть шефа.

Среднего роста интеллигент, внешним видом напоминавший учителя, которого вытурили из школы за приставания к мальчикам, ошалело выкатил буркалы.

— Ты чо, обкурился? Какого тебе шефа? Кроме бригадира я никого не знаю.

Кузьма бригадира тоже знал, но как отыскать — не ведал. Тот его сам выкликивал при нужде в условное место, платил зарплату, а задания выдавал по телефону. Потому он понял несоразмерность своих претензий к возможностям напарника и согласился:

— Можно и бригадира, только очень срочно.

— А ху не хо? — Курьер был предельно откровенен в ответах.

— Хо, — согласился на предложение Кузьма и кивнул головой.

В его голосе инкассатору послышалось нечто тревожное.

— Ладно, попробую. Через час в метро Белорусская радиальная. В подземном вестибюле на линии в сторону Речного вокзала. Последняя лавочка. Он тебя знает…

Бригадир приехал и не один. Судя по всему он чего-то боялся: ситуация была не ординарной.

Неподалеку от места встречи загодя появились два мальчика, упакованных в фирменные джинсовые костюмы. Долго ходили вокруг да около, потом куда-то исчезли и опять появились рядом, когда пришел бригадир.

— Что, сердечный? — Бригадир спросил с удивительной теплотой в голосе — не казенный начальник, а истинный отец-командир.

Кузьма рассказал ему все, что произошло в Измайлово. Бригадир слушал, не перебивая. Когда Кузьма кончил, спросил озабоченно:

— Сделал «контрольки»?

— Точно.

— Проверим. — Бригадир поерзал тяжелым задом по скамейке. — Ты езжай домой. Приведи себя в порядок. Ванна там, фуе-муе всякое. Одежду смени. Но не пей. Тебя вызовут.

Кузьма вернулся к себе. На душе скребли кошки. Он никого не хотел убивать. Мокруха была ему не по душе. Но эти три муделя сами начали. Он их богом просил не выступать. Можно сказать, унижался вопреки воле. Они не вняли. И напоролись. Сами, конечно, во всем виноваты. Но от понимания этого легче не становилось.

Пока Кузьма добирался до дому, бригадир выслал в Измайлово контролера. Тот прошелся по аллее и нашел все, о чем инкассатор доложил начальству. Милиция ещё не нашла трупы, и они лежали там, куда их оттащил Кузьма.

Контролер по мобильному телефону, как очень честный законопослушный гражданин сообщил в милицию о страшной находке. Его попросили при возможности задержаться на месте. Возможность такая у контроллера нашлась. Он видел как приехали оперативники. Потом его опросил следователь. Пришлось сказать, что в парке был по делу — искал место где проходит встреча филателистов. Вот и бродил по аллеям. Вроде бы на острие ножа оказался контролер, но зато его доклад был содержательным и полным. И докладывал контролер не бригадиру, а прорабу. Первое сообщение он передал сразу же, после того как позвонил в милицию.

— Иван Васильевич, как этот чудак раскидал бревна по двору, так они и лежат.

Прораб удовлетворенно крякнул и распорядился.

— Пригляди, чтобы мусорщики приехали и побудь возле них немного. Потом уборкой пусть занимаются те, кому за то деньги платят.

В тот же вечер Кузьму вызвали на место встречи к метро Новослободская. Тот же самый курьер учительского облика вручил ему свернутую в трубочку газету. Завистливо сообщил:

— Разворачивай аккуратно. Там три лимона. По одному за каждый батон.

Кузьма не сразу понял — голова другими мыслями была забита. Переспросил:

— За какие батоны?

— Не знаю. Тебе лучше известно. Мне как сказали, я так и передал. Ну, бывай.

«Учитель» развернулся и нырнул в переполненный вагон. Поезд умчался. Кузьма остался на платформе один и ещё немного постоял, пока до него не дошло за какие такие батоны ему заплачено. А когда догадался, мед удовольствия разливаясь потек в душе. Не хило, верно? За трех вонючих пиздриков — три лимона. Если бы знать, что так будет каждый раз, он этой шелупони набил бы куда как больше. Вон сколько всякой крутизны в кожанах с заклепками развелось в Москве. На каждом углу тусуются. На людей накатывают. И не знают, мудели, какие бабки за них можно сорвать.

— Бабуины! — Кузьма произнес это слово вслух и направился к выходу.

Через неделю Кузьму вызвали на встречу. Как объяснил бригадир — на него решил взглянуть сам шеф, которого даже бригадир ни разу в глаза не видел.

Шеф подхватил Кузьму в черное «Ауди» у метро Динамо. Поехал по Ленинградке неторопливо и на ходу начал разговор.

— За тобой, Сорокин, я давно приглядывал. И не ошибся. Ты проявился в лучшем виде.

Кузьма не часто слышал похвалы в свой адрес и даже смутился от неожиданности.

— Дело есть дело, — только и сказал он. — Я ж нанимался…

— Верно, но далеко не все это понимают. — Шеф помолчал, размышляя. — Мне нужен офицер для особых поручений…

— Я не офицер. Даже до ефрейтора не дослужился…

Шеф улыбнулся, тронутый детской непосредственностью Кузьмы.

— Может в этом и есть твое счастье. Возьмешь в свой штат офицера, и он разаведет у нас тут бардак. Это сегодня в армии, когда тебе приказывают, можно хвостом крутить. Не понравится командир — послать его подальше. Так?

— Бывает, — философски согласился Кузьма. — Как не быть.

— Смотря где, Сорокин. У нас такое не принято. Ты сразу подумай — соглашаться или нет. Старое место всегда за тобой. Но и на нем, как ты знаешь, за провинность на губу никто не сажает. Дело у нас строгое, денежное. Не вписался, пеняй на себя…

Кузьма кивнул, соглашаясь с такой постановкой вопроса. Система, в которую он попал, сотворена с головой. Это в давние почти забытые времена каждый кент — член семьи был известен другим в лицо. Пахан, ходивший в авторитете, встречался со всеми. Малины располагались в трущобах Марьиной Рощи, в проходных дворах Солянки, Петровки или в закутках Сретенки. На дело всей хеврой ездили. Кто на вассере стоял, кто собачку ломил, кто слам выносил. Конечно бывало всякое. Менты раз за разом кого-то брали. Попутают и трясут. Потом быстро дело кончают — незавершенки боялись. Срока назначали людям и по рельсам… Как в песне поется: «По тундре, по железной дороге, где мчится поезд Воркута-Ленинград»…

А уж что было в зоне, того Кузьма нагляделся вволю.

Теперь времена изменились. Настоящие дела от паханов, считавших себя в законе, дело переходит в новые руки. И порядки настали новые. Даже чем занимается организация не сразу поймешь. Все окружает тайна, которая почище, чем у шпионов. Кого знает Кузьма? А никого, если на то пошло. Пусть даже яйца ему дверью придавят, заложить он никого не сможет: все глухо, как в танке. Вот сидит лицом к лицу с шефом, а ни имени, ни фамилии не знает. И описать не сможет — черные очки и шляпа на лаза надвинута. Мощная примета, верно? Между тем шеф — силен. Все дело расписано по минутам, лучше чем на телевидении.

Раньше деловые люди — паханы и челядь носили часы больше для шика. «Бочата» — украшали и придавали вес человеку. Хотя кому оно на хрен было нужно это время? Стемнело — пошел на гоп-стоп. Рассвело — рванули когти по хазам, как тараканы по щелям. Теперь часы служат делу. Бригадир заставляет своих подручных сверять время по своему «Сейко», а его самого по «Роллексу» проверяет прораб. Чтобы если назначена встреча, все шло тик в тик — ни секундой раньше или позднее. Больше двух минут опоздавшего ждать не положено. Кто опоздал, с того строгий взыск.

Впрочем, прошлые времена возможно были поинтересней, но нонешние — покруче.

Как ведь раньше бывало? Скачок залепили, слам сдали барыге и пошли дуванить — водяра, кокаин, марухи. Ну, конечно, случалось кто-то от курвы и сифон тащил. Бывало. И что? Штаны долой, голый зад кверху, и добрый доктор Абрам Фраерман, представитель недобитой частной инициативы, за четвертной порет уколы сульфидина. Жжет, щиплет, а ты терпи. Курс прошел, отряхнулся как петух после дождя, курве рыло начистил и кантуйся дальше. Радуйся жизни.

Теперь не то. Витька Локш разгулялся, помахал прибором и выиграл на удовольствии СПИД. Казалось бы в чем дело? Его козыри, его риск. Не с той карты пошел, сам и расплачивайся. Но это на первый взгляд. На второй все куда сложнее.

Едва прораб прознал какой у Локша мочеполовой аврал он тут же дал приказ его замочить. Оказалось, что вне дела спидюк волен гулять пока его немочь не сточит до основания. Но если он завязан на систему, то ей живой труп ни к чему. Он опасен.

С той поры и исчез Витька Локш, а куда знает один бог, три милиционера и пистолет ТТ. Ножом спидюка в системе не потрошат. Крови гнилой опасаются…

Короче, когда шеф завел разговор про бабки, которые потекут Кузьме при исполнении новой должности, Сорокин отказываться не стал. Много времени на переговоры не ушло. Шеф зафаловал Кузьму пока они ехали до Октябрьского поля. Там он протянул руку, назвался Евгением и высадил пассажира:

— До встречи. Гуляй пока. Тебе позвонят…

* * *

Евгений Жетвин был родным братом Грибова по матери и единственным человеком, которому тот безраздельно доверял свои дела и тайны.

Евгений служил офицером спецназа ГРУ и уволился из армии в звании капитана сразу же после окончания войны в Афганистане.

Воякой Жетвин был смелым и удачливым. Он не любил хвастаться своим боевым прошлым, поскольку на войне был одним из тех, кто не просто стрелял. Он убивал. Расчетливо, смело, безжалостно. Он видел своих убитых. Он считал себя профессионалом. Он был им, и по ночам ему не снились кошмары. Его не мучили виденья огня и дыма. Он помнил трупный запах на разогретых солнцем камнях нагорья Хазараджат, мог в деталях рассказать о каждом бое, в котором участвовал, и даже вычертить схемы местности и обозначить на них позиции сторон на разные моменты боевых действий.

Самой крутой для Жетвина оказалась стычка в пустыне Регистан, где небольшой отряд «спецов» был высажен с вертолетов на границе каленых песков и жарких гор. Здесь, по данным агентурной разведки, ожидался крупный караван, который вез из Пакистана оружие отряду моджахедов амера Мубарака.

Пустыня — пространство, щедро засыпанное песком, каменной крошкой, украшенное редкими кустами верблюжьей колючки и серыми проплешинами солончаков. Что такое дорога в пустыне ведомо только аллаху и путникам, которые её пересекают. Каждый из них волен выбирать направление по личному усмотрению. Кости тех, чье усмотрение оказалось ошибочным, потом долго белеют, обчищенные стервятниками и грызунами.

Так же трудно выбрать место и для засады на плоскости, где тысяча направлений, по которым может пройти чужой караван.

В тот раз «спецам» повезло. Командир отряда майор Донцов просто-напросто счастливо угадал, где выбрать позиции. И ровно через сутки им удалось перехватить караван. Правда, выяснилось, что его охраняла большая группа моджахедов, которая по численности серьезно превосходила «спецов».

И все же майор Донцов принял решение на бой. На такой смелый шаг его подвигли три фактора.

Во-первых, засада расположилась на господствующей высоте. Во-вторых, рельеф не позволял противнику обойти небольшой отряд с тыла. И, в-третьих, вертолеты, которые должны были забрать «спецов», находились в десяти минутах лета на месте, выбранном под временную посадочную площадку.

Разведчики засекли приближение каравана к вечеру. На их счастье моджахеды решили в темное время не двигаться и расположились биваком в трех сотнях метров от засады.

Тактику боя майор Донцов построил на внезапном огневом ударе. В предрассветной тиши, залегши на крутом бархане, группа ударила из ручных противотанковых гранатометов по грузовикам, кузова которых были затянуты брезентом.

Огненные трассы, пролегшие над песками, вздыбились на концах пухлыми шарами оранжевых взрывов. Гул, многократно умноженный эхом, сотряс пустыню. Урон, который нанес моджахедам первый удар, был невосполнимым. Машины, груженные боеприпасами, загорелись. Охрана каравана без колебаний приняла бой.

Жетвин лежал рядом с Донцовым на правом фланге обороны. Широкой подковой, по гребню огромного бархана разместились остальные бойцы группы.

Моджахеды, ослепленные яростью, двинулись в атаку, даже не пытаясь вскрыть расположения противника. Видимо их амер счел, что русские обнаружили себя огневым ударом. Но это было не так. Первый залп гранатометчики произвели с позиции, которую выбрали далеко впереди своей линии.

Выпустив гранаты, они отошли на заранее подготовленный рубеж.

Это во многом определило исход боя. Шквал огня, который обрушили моджахеды на предполагаемые позиции русских, ущерба группе не принес.

Прикрываясь огнем афганцы пошли в атаку. Русские молчали. Группа состояла из ребят, уже достаточно обкатанных и обстрелянных огнем и рукопашными стычками. Каждый боец здесь прекрасно понимал, что лучшим местом, позволявшим остановить противника станет крутой склон бархана. Одолеть его по песку афганцам будет не так-то просто.

Такая тактика оправдалась. Волна атаки завязла в песке и разбилась о плотный прицельный огонь автоматов. Уцелевшие моджахеды, поминая аллаха, зло паля в воздух, отступили и залегли. Громовые раскаты стихли, но тишина над полем боя не воцарилась. В машинах начали взрываться боеприпасы. С жирным смачным треском жадный огонь дожирал остатки грузовиков. В недрах бушующего костра рвались патроны.

Жетвин подобрал ноги, собираясь вскочить и сменить огневую позицию, как вдруг земля под ним дрогнула, зашевелилась будто живая, песок заходил ходуном, будто его начали трясти в сите.

Тому, кто не испытал на себе землетрясений, трудно представить ужас, охватывающий все живое, когда колеблющаяся твердь начинает рушить представления о своей незыблемости.

Жетвин плотно прижался пузом к песку, беспомощно раскинул руки, словно старался удержать землю от качаний, не дать ей возможности опрокинуться.

Гул стих, рокочущим валом укатившись за гребни дальних барханов.

Жетвин приподнял голову, чтобы оглядеться. И тут же увидел, как из клокочущей стихии огня вырвалась сверкающая струя скрученного в жгут багрового пламени. Это из пожарища стартанул неуправляемый реактивный снаряд.

Свирепо подвывая, он набрал высоту и понесся вдаль, дымным следом вычерчивая крутую траекторию.

Следом за первой на волю вырвалась вторая ракета. Она стремительно пронеслась над землей и врубилась в крутой склон бархана метрах в трехстах от места старта.

Лежать под огнем — испытание не из приятных. В зареве пожара то и дело ослепительно вспыхивали белые шары света. Раздавалось шипение, которое тут же переходило в напряженный пульсирующий вой.

Из хаоса туго свитого в черные жгуты дыма вырывался темный корпус ракеты. Он волочил за собой дымный хвост и устремлялся в небо.

И тут же где-то рядом снова возникала ослепительная вспышка и раздавался вой, переходивший в тяжелый грохот…

Самым большим, что можно было сделать тогда для своего успокоения — предполагать, что ракеты при перевозке не были снаряжены взрывателями. Но все ли в жизни делается так, как то предусмотрели инструкции по безопасности?

При каждой новой вспышке, когда волна рокочущего грохота прокатывалась над головой, Жетвин вжимался в песок и старался поглубже втиснуть голову в каску. Когда же какая-либо из ракет, обдав его жаром и ревом, проносилась низко-низко над его головой, он тут же поднимал глаза, чтобы посмотреть, что творилось вокруг. Предосторожность не оказалась излишней.

Он не прозевал момента, когда с криками «Алла акбар!» афганцы рванулись в атаку. С флангов автоматчиков поддержали гранатометчики. Одна граната прошла над головами «спецов» с перелетом. Другая не долетела до гребня. Она врезалась в бархан метра на полтора ниже места, где лежал Жетвин.

Горячий песок взметнулся вверх высоким столбом. Над головой Жетвина с ноющим звуком пронеслись осколки.

— Ты его видел? — Майор Доноцов отплевывался от песка, забившего рот. — Вон он справа. Урой его.

— Угу.

Жетвин сосредоточился, отвлекаться времени не было, и потому буркнул нечто невнятное. Донцов на такие мелочи внимания не обращал: в бою не на стрельбище, тем более не на плацу.

Рассвет выползал из-за горизонта едва заметной серой полоской, оттесняя на запад ночную темень. И на этом сером фоне, как погрудная мишень, возникла тень человека.

Жетвин приподнял трубу гранатомета, сцентровал прицел на середине фигуры.

Грохот выстрела не просто оглушил. Он сотряс все тело, словно на голову с высоты обрушился тюк прессованного сена. Перед глазами полыхнул клуб оранжевого огня, на мгновение лишив зрения.

Два удара — выстрел и взрыв почти слились в один, раскатистый и протяжный.

Граната попала точно туда, куда целился Жетвин.

Все то, что ещё мгновение назад было человеком — полным злости, желания воевать; человеком, который тщательно выцеливал противника — все это разнесло, разметало по песку кровавыми шматами костей и мяса.

И самое страшное — это вызвало у Жетвина только прилив ликования:

— Командир! Я его грохнул!

Пара вертолетов появилась над полем боя, когда там ещё дымились остовы сожженных автомашин и курились остывавшие сопла разбросанных по пескам ракет.

Две машины шли к позиции «спецов» низко — «стригли» землю винтами, готовые принять на борты десант.

Облако желтой пыли поднялось высоко в небо над местом, где они приземлились.

Десант уже разместился в машинах, когда Жетвин, оглядев людей, спросил:

— Где Лудилин?

Лейтенант Арсений Лудилин отсутствовал.

Жетвин схватил автомат и бросился назад, к месту, которое они только что отставили. Лудилин, раскинув в стороны руки, лежал в песчаной выемке на пологом склоне бархана. Его контузило взрывом гранаты. Жетвин хотел поднять товарища, но заметил двух афганцев, залегших неподалеку. Пришлось взяться за автомат.

Жетвин никогда не палил без разбора. Пуля дура, если её не направили туда, куда надо.

Первый же выстрел попал в моджахеда, пытавшегося обойти Жетвина слева. Второй афганец видимо счел, что в этот день удача не на их стороне и быстро исчез за барханом. В это время к Жетвину подошла подмога — ещё три «спеца». Общими усилиями они доставили тяжеленного Лудилина к «вертушке».

Машины тут же взмыли и взяли курс на север.

Жетвин, едва оказавшись в вертолете, положил автомат на колени и свесил голову на грудь.

Солдатскую мудрость, учившую, что «лучше переесть, чем недоспать», он понимал буквально и умел устранять недосып в любом положении — сидя, стоя и на ходу. Смеясь, он говорил, что после трудных переделок в его организме будоражащий адреналин тут же преобразуется в успокаивающий «дремонтин».

В полусне, опупев от дикого рева двигателей, Жетвин так и не понял, что случилось.

Вертолет, в который попала переносная зенитная ракета «стингер», стремительно, как и летел, рухнул на камни невысокого кряжа.

Смерть не страшна: тот кто умер о ней ничего не знает. Не знал об этом и Жетвин. Не было для него ни пустого гулкого коридора, по которому душа рвалась бы к бессмертной жизни. Никто вокруг не пел многоголосую аллилуйю, не махал опахалами.

Не слышалось и голосов грешников, опущенных в жупел и принимающих муки. Только темнота и тишина.

Отсутствие в мире тебя и мира в тебе.

Муравей, раздавленный толстой ногой слона-судьбы — вот что такое смерть.

Очнулся Жетвин не понимая что происходит, не зная, где он и почему тут оказался.

Сознание вползало в него медленно, но он не спешил это показывать.

Умный, паленый огнем боец, ведет себя подобно жуку, который в минуту опасности замирает, притворяясь мертвым.

Сквозь дремотную отупелость обморока, Жетвин услышал чужую речь и не стал открывать глаза.

— Э-э-э, — гнусаво гундел совсем рядом с ним чей-то голос. — Рехтан! Рехтан!

Говорил афганец, но что именно означали его слова Жетвин догадался только через минуту, когда на него обрушился поток холодной воды.

Плеснули на него не из пиалы, не полили из бутылки или фляги, а ливанули сразу из сатала — афганского ведра.

И опять: «Рехтан, рехтан».

— Лей, лей, — перевел для себя Жетвин и не ошибся. Новый поток воды обрушился на него, заставив захлебнуться, закашляться.

— Зенда, — сказал довольный голос над головой, и Жетвин для себя легко перевел: «живой». Два слова на дари: «морда» — мертвый и «зенда» — живой он знал прекрасно.

Когда закашлялся, тут уж «морду» — мертвого не изобразишь. Мертвые не кашляют, не чихают, не дышат.

Пришлось открывать глаза.

И сразу рядом прозвучал голос, сносно говоривший по-русски:

— Вставай, вставай, пиздельник, уже належался…

Жетвин понял: его назвали бездельником, хотя в афганском произношении это прозвучало ещё более оскорбительно, чем в русском.

Высокий худой афганец со страшным шрамом во всю левую щеку и без левой руки (от неё осталась только культя, подрезанная значительно выше локтя) стоял рядом с ним, широко расставив ноги.

Потом Жетвина пытали. Ни для чего, просто для собственного удовольствия амера Мубарака, которым оказался тип без руки и со шрамом. Пытали с той же бессмысленностью, с какой ребятишки терзают мух, отрывая им одну ногу за другой и наблюдая, что будет дальше.

Ему не задавали вопросов: «Где сейчас ваш главнокомандующий товарищ Брежнев?» И он не мог, как Зоя Космодемьянская, гордо ответить: «Товарищ Сталин на своем боевом посту».

От него добивались не слов, а крика, дикого воя. Им надо было, чтобы этот неверный — кафер — заорал, забился в судорогах, надул, навалил в штаны, вот это было бы зрелищем, почище любого намайеша — театрального представления.

Старался сам безрукий. Скорее всего он вымещал на русском злость за свое уродство, хотя вполне возможно, что руку ему отхряпала собственная беспечность в обращении с боеприпасами. А вымещать зло на других этот басмач умел и должно быть очень любил.

Он взял в руку ножницы — секатор, которым садоводы обрезают сухие ветки плодовых деревьев, сел Жетвину на грудь, придавил коленом его левую руку и схватил острой пастью секатора мизинец у верхней фаланги. Сказал с довольной улыбкой:

— Хуб аст! Очень хорошо!

Громко хрустнула кость.

Жетвин даже не сразу понял, что произошло.

Боль оказалась не острой, пронизывающей тело от травмированного пальца до задницы. Она лишь тупо отозвалась в самом пальце. Точно так бывает, когда по руке случайно засадишь молотком, вместо того чтобы ударить по гвоздю.

И все же благословенны религиозные обряды! Благословенна джума — мусульманская священная пятница! Благословен час, когда Аллах предписал правоверным становиться коленями на молитвенный коврик — намаз-жай — и совершать обряд намаза!

Амер Мубарак был мусульманином крайне набожным. Едва с крыши кишлачной мечети муэдзин прокричал азан — призыв к молитве, однорукий палач тут же отложил секатор, огладил рукой правоверную бороду (а борода у магометанина признается правильной, если её берешь в руку, а из кулака наружу торчит клок волос), вздохнул с сожалением — столько у кафира лишних пальцев, а он успел откусить ему только самую маленькую косточку — вот незадача! Подумал так и ушел молиться.

Впрочем, утешало одно — помолившись, можно будет и дальше потешить душу.

Амер ушел. Сторожить Жетвина оставили парня лет двадцати. Лицо у него походило на блюдо для плова — такое же широкое, круглое, подернутое маслянистой пленкой. Подобная мордастость — вывеска склонности к обжорству и лени.

Разморившись на солнце, парень сидел в тени под стеной высокого забора и держал автомат между колен. Глаза его периодически закатывались, а губы помимо воли подрагивали, испуская легкое дремотное пофыркивание.

Жетвин лежал на спине, бессильно распластавшись. Мордастый не обращал на него никакого внимания: падаль, она никого не пугает. Даже ворон.

Секатор оказался почти рядом — однорукий оставил его на плоском сером камне.

В момент, когда толстые губы стражника мокро прохлюпали «пфу-пфу-пфу», Жетвин протянул руку и схватил секатор.

Следующее «пфу-пфу-пфу» стало для мордастого последним выдохом в жизни. Секатор перерубил ему шею до позвонков.

С автоматом в руке Жетвин мотнулся к полугрузовичку с крупными буквами на капоте «Тoyota».

Ключи зажигания здесь из замков не вынимали: зачем?

Мотор дико взревел, и машина, подпрыгивая на колдобинах афганской кишлачной дороги, понеслась с бешеной скоростью…

Благословенны обряды религии! Намаз требует полного сосредоточения и отрешения от суетных забот.

Бисмилляхи — р-рахмани — р-рахим! Именем Аллаха милостивого, милосердного…

На машину, лихо просквозившую мимо мечети сразу внимания не обратили.

Догнать и перехватить беглеца не удалось.

После всего, что он пережил, Жетвин перестал бояться чего бы то ни было. Он понял — жизнь — это затяжной прыжок без парашюта.

Конечно, если об этом думать, то становится жутко. Поэтому многие стараются отогнать от себя такую мысль, отвлечься от нее. Каждого из нас подобная перспектива пугает.

А вы бы прыгнули из самолета, заведомо зная, что купол над вами не распахнется? Скорее всего на такой прыжок может оказаться способным только псих.

В жизнь людей родители вталкивают принудительно, не испрашивая желания тех, кто обязан стать их потомками. Когда человек начинает понимать в чем дело, что произошло, он уже летит. Без основного и запасного парашюта. У одних от страха холодеют души. Они убеждают себя в наличии боженьки и того света, на котором продолжится их часто совершенно никчемная жизнь.

Вера в райское блаженство смиряет слабых с неизбежностью кончины. Но даже искренне верующие воспринимают смерть как трагедию. Стоит только посмотреть, как умеют надираться попы, которые встали между загробным миром и тутошней, земной жизнью.

Другие с тайного перепуга начинают жрать водку, обкуриваются наркотой, часто боясь признаться в собственном страхе даже самим себе. Будь все по-иному, пьянь заводилась бы только в низах общества. А она расположилась повсюду, на всех этажах жизни. Только подумать, сколько алкашей и наркоманов среди тех, кто именует себя интеллигенцией. Поэты, артисты, писатели, художники, все эти инженеры человеческих уш и душ умеют глушить по-черному.

Короче, для себя Жетвин сделал вывод, что жизнь начинается не после приземления; она длится только то время, пока продолжается полет к земле. Поскольку на это каждому отпущено разное время, надо не ожидать момента шлепка, а жить на лету.

Эта немудреная философия профессионального солдата, который встречал опасность на каждом шагу, воспитала в Жетвине пренебрежение к жизни чужой и своей.

Он быстро перестал верить в возможность всеобщего равенства и благоденствия, которые могли бы наступить при его жизни. Он прекрасно видел, что с каждым годом в армию приходит все больше молодежи с физическими недостатками, с моральным изломом душ. Государство отдавало оружие и называло «защитниками родины» молодых преступников, алкашей, наркоманов. И это становилось для него лучшим доказательством деградации системы, которой он вынужден был служить.

Но даже не это отвратило Жетвина от мысли, что жизнь может стать для всех лучше и добрее. До какого-то момента он ещё верил в честность помыслов тех, кто брал на себя ответственность за судьбы страны и народа.

Молодой и улыбчивый Горбачев, симпатичный Ельцин рождали в душе надежду на возможность благоприятного развития событий. В Кремле и вокруг него появились молодые, полные новых идей люди, которые как это казалось, излучали потоки энергии и оптимизма. И вдруг стало ясно — все разговоры о том, что оказавшись у власти, дети комиссаров, сынки высокородной партийной элиты, выкормленные и выучившиеся за счет недоедавшего народа, будут думать о ком-то другом кроме себя, — это обычный обман, рассчитанный на недоносков. Братья быстро сориентировались в обстановке, а поскольку одного тюрьма, другого война научили никому и ни чему не верить, они основали собственное дело и жили им.

Братья ни в чем не походили один на другого. Грибов — брюнет, склонный к полноте, вальяжный, улыбчивый. Жетвин — блондин с рыжинкой, поджарый, быстрый в движениях, по натуре сухой и суровый. Они были друзьями в детства, но повзрослев перестали афишировать родство. Грибов боялся, что его подсудное прошлое могло подпортить карьеру начинавшему офицерскую службу Жеку, и сам предложил законспирировать отношения. Ход оказался дальновидным. И теперь, возглавляя Систему, братья держались как люди посторонние, которых вместе свело только общее дело.

Это давало им определенные преимущества, поскольку Жетвин знал все, что партнеры могли затеять против брата, тот в свою очередь знал об отношении членов «семерки» к Жеку. Поэтому сейчас, когда предстояло заняться переустройством Системы, они были в паханате скрытой и потому особо действенной силой.

Богданов, хорошо знавший отношения и интересы, которые связывали «семерку», делал безошибочную ставку на братьев.

В тот же вечер, когда Грибов вернулся из деревенского турне, он приехал на дачу к Жеку в Мамонтовку.

Устроились на открытой веранде. На столе шумел самовар, который герли на сосновых шишках. Негромко играла мелодичная музыка: войдя в новую жизнь, братья не терпели её индустриальных скрежещущих ритмов. За деревьями сада багровела полоска затухавшей зари.

— Жек, — Грибов сидел, терпеливо раскладывая пасьянс. Временами он замолкал, пока думал, куда выложить очередную карту, — нас ждет большое дело… — Он помахал бубновым тузом, который держал между средним и указательным пальцами. — Перестройка. Как ты на это смотришь?

— Смотрю плохо. Две перестройки подряд равноценны одной войне.

— Я же не Горбачев, чтобы завалить дело. — Грибов уложил туза и облегченно вздохнул. Карта легла в нужное место. — Или ты иного мнения?

— Нет, почему. Лучший немец Советского Союза в делах самое большее может дотянуться до твоей задницы…

— Чего ж боишься?

— Это инстинктивное. И все же давай без перестройки.

— Хорошо, назовем так: модернизация фирмы.

— АКМ. Автомат Калашникова модернизированный. Это куда надежнее. И что твоя перестройка нам обещает?

— Нам? Увеличение прибыли. Укрепление позиций.

— Понял. А другим?

— Узкий круг изменится. Радикально. И тебе придется этим заняться.

Жетвин задумчиво погладил подбородок.

— Круто.

— Жек, ничего не поделаешь. Время дикого бизнеса проходит. Наступила пора создавать капитальные, строго централизованные структуры. С самодеятельностью и кустарщиной пора кончать.

Жетвин подумал и задал вопрос, который попал в центральную точку предстоявшего дела.

— Появился новый компаньон?

Грибов уложил последнюю карту и с удовольствием оглядел мозаику, которую ему удалось выложить. Только потом посмотрел на брата и благожелательно улыбнулся.

— Попал. В десятку.

— Кто он?

— Чуток потерпи. Договорились?

— Конечно.

— Кто такой Турчак?

Жетвин пристально посмотрел на брата. Спросил, не скрывая неудовольствия.

— Тебе это нужно?

— Жек, — Грибов перетасовал колоду, выдернул из середины карту и бросил картинкой вверх. Выпал валет. — Жек, в твои дела я не лезу. У меня своих забот хватает. Но бывают случаи…

— Как угодно. — Жетвин заметно скис. Как начальник службы безопасности Системы он тщательно оберегал собственную агентуру и гордился тем, что мог поставлять брату абсолютно точные, неопровержимые сведения. — Только учти, если Турчак завалится, мы попадем в глубокую дупу. Он сидит на ключевом месте…

— Зам Богданова?

Жетвин взглянул на брата с изумлением. Они никогда о личности Турчака с ним не беседовали. Больше того, сообщая сведения о деятельности управления борьбы с незаконным оборотом наркотиков, Жетвин ни разу не ссылался на то, от кого поступили сведения. Брат ему доверял и сам никогда не пытался руководить агентурой.

— Ты…

— Же, Турчака надо убрать.

— Ты что, Володя?!

Грибов шлепнул колоду на стол. Карты легли веером вверх рубашками.

— Не будем обсуждать моих решений, ладно?

— Ну даешь, брат! Могу объяснить это только одним: ты завербовал Богданова.

Жетвин потянул к себе первую попавшуюся под руку карту, взял её и перевернул. Выпал трефовый туз.

Грибов расхохотался.

— С тобой, Жек, нельзя играть в «Что? Где? Когда?»…

— Неужели?!

— С одной поправкой. Завербовал Богданова не я. Это он предложил перестройку Системы…

— Конечно, под себя?

— Под нас.

Жетвин забарабанил пальцами по столу — быстро и нервно, будто бил тревогу.

— Я понимаю, он взял нас за горло.

— Не без этого.

— Иначе и быть не могло. Богдан — мужик жесткий. Впрочем, я даже рад. Если он всерьез с нами — это, как теперь говорят, крутой кайф… Про Турчака он тебе сам сказал?

Грибов утвердительно кивнул.

— Жаль, но придется чистить его и бабу..

— Жек, бабу зачем?

— Нужда, Володя, только нужда.

— Объясни.

— Я вышел на Турчака через его бабу. Она заведовала мебельным магазином. Ну, как водится — алчность, наживка и на крючке. Через неё взяли за яйца и папу… Если выводить его из игры, то её обязательно раскрутят.

— Добро. Делай все как надо. Только предварительно все обговори с Богдановым. Он хочет на этом эпизоде сделать свою игру.

— Какую именно?

— Жек, что, как и для чего — это вы решите вдвоем. А вот свои проблемы будем решать сами.

Два дня спустя Жетвин встретился с Богдановым на его конспиративной квартире в Лялином переулке. Операцию «Турчак» обговорили во всех деталях. Часть игры взял на себя Богданов, вторую, не менее важную, обязался провести Жетвин. Судьба майора была решена.

* * *

Что такое невезуха, многие хорошо знают. Если не повезет, то можно к родной сестре зайти на чай совершенно здоровеньким, а от неё выйти, прихватив на вынос что-нибудь венерическое. Трепак, например.

Для Левы Пупырышкина, более известного в милицейских кругах и в воровском профессиональном товариществе как Пупырь, невезуха — главное определяющее в жизни движение.

Первую ходку в зону он совершил поскольку за месяц до преступления перешел из разряда малолеток в категорию совершеннолетних. Вся хевра, которую он повел на дело, пошла в трудколонию по одним правилам, а Пупыря законопатили в лагерь, исходя из статьи девяностой российского уголовного кодекса на три года за хищение государственного имущества, совершенного путем грабежа.

После отсидки у Пупыря был прорыв — пошла удача. Раз, другой — и все ложилось в масть. Появились деньги, завелась маруха — сдобная баба, буфетчица из вокзального ресторана, чистенькая, мяконькая, на одну титьку кладешь голову, другой — укрываешься. Кайф, обалдение!

Но пристрастие к воровскому ремеслу таит в себе столько же красных и черных ставок, сколько и знаменитая рулетка.

Полоса везения проскочила быстро, хотя красное выпало внезапно и обещало удачу.

Пупырь болтался без дела по Бутырскому рынку и неожиданно встретил Баурсака — узбека, с которым сидел в Краснопресненской пересыльной тюрьме на столь же знаменитом в уголовной среде как и Матросская тишина Первом Силикатном проезде.

Баурсак сам узнал Пупыря, подошел, протянул руку, на которой вместо двух пальцев торчали культи.

— Салам, Лева.

Слово за слово и Баурсак предложил Пупырю небольшую сделку.

— Лева, сделай шайтан-арбу. — «Чертовой телегой» Баурсак назвал автомашину. — «Мерседес» нужен. Плачу наличными.

— Двадцать, — сразу назвал свою цену Пупырь.

Баурсак даже не счел нужным торговаться. Узбекистан — государство быстро развивающееся, а новым бекам умения сорить деньжатами не занимать.

Однако условия были жесткими:

— Машина новая, хозяин трое суток не должен стучать ментам об угоне.

— Юлдаш, о чем речь? — Такие мелочи Пупыря не пугали. — Сделаем.

Двадцать тысяч «зеленых» — ставка для Пупыря сказочная. Сорвать такой банк с одного захода ему не приходилось ни разу. Теперь сорвет. Тем более, что кое-какой опыт имелся. Со старым подельником Ершом они однажды брали «Вольво» по заказу барыги-азербайджанца с Центрального рынка.

Метод заимствования был простым до удивления, но все прошло как по маслу.

Ерш увидел на шоссе проходившую машину и проголосовал. Водитель доверчиво притормозил, открыл правую переднюю дверцу.

— До Москвы возьмете?

— Садитесь.

Это были последние слова, которые бедняга произнес в своей довольно безбедной жизни. Ерш ударил его кастетом по голове и выключил. Вместе с Пупырем они отволокли тело за кювет в придорожные кусты. Потом Ерш заставил Пупыря врезать бездыханному мужику по виску камнем, и тот произвел своего рода контрольный выстрел.

Теперь Пупырь решил обойтись без подручных. Благо достал старенький пистолет ТТ китайского производства и три патрона к нему.

Он устроил засаду на Осташковском шоссе.

Если работать по умному, свой номер сделать выигрышным — проще простого. Так думал Пупырь, так и действовал.

Рука в кармане куртки. В руке — пистолет. Все по нотам.

Сейчас лох наклонится, чтобы открыть дверцу. Голова опустится. Затылок откроется. Тут уж не зевай.

Блямс! И готов, пыженный. Затем только добавить ему по кумполу и тачка в руках.

Однако, зараза крученая, не тянется к дверце. Во, курсак отожрал, муфлон драный — нагнуться ему трудно. Только махнул рукой, мол, сам открывай.

Пупырь матюгнулся, но в душе. План шел не по записке, но тачка нравилась, потому показалось, что уступать её запросто тому, кто не согнул шею, не дело. Мы сделаем сами все, что хотим.

— Зараза! — Пупырь снова выругался в душе. Дверца, открываясь в сторону капота, сдерживала возможность правой руки сразу же ткнуть засере, сидевшему за рулем, ствол в дурные зенки.

Пришлось нагибаться, чтобы заглянуть в салон.

Знать бы заранее, что рогач только прикидывается пиджаком, не сунул бы Пупырь свой умный кочан в его машину. А вот не подрасчитал. Потому влетел в невезуху как лох сохатый — глупее глупого.

Что случилось, Пупырь в своей жизни так и не понял. Выяснение обстоятельств происшедшего он оставил богу и милиционерам. Они — легавые — народ башковитый, им в таких делах разбираться проще.

А вот сам Пупырь, ити его в метелку, погорел как швед под Полтавой. В глазах помутилось, свет померк и не медленно, а разом — взакрут, заставив мозги вертануться кругом. Потом бац и темнота.

Пупырь ткнулся кочаном в сидение, ноги скользнули по траве, что росла на обочине, и медленно сполз урыльником по рубчатому чехлу сидения, снимая тонкую стружку с румпеля.

Ну, падла, оглоед крученый, купил человека, заделал ему козу! Знать бы заранее, где обхезаешься, успел снять штаны…

Черкес, тяжело дыша и косолапя, обошел машину со стороны капота. Завернул Пупырю руки за спину, стянул их браслетами. Легко оторвал тощее тело от земли, донес до багажника, открыл крышку и сунул скрюченного обалдуя внутрь. Захлопнул крышку, запер багажник на ключ. Вернулся к рулю, взял микрофон.

— Восьмерочка, еду к месту встречи. Как понял?

* * *

Встречу руководящего совета Системы — «семерки» — Грибов назначил за городом, избрав для её проведения пансионат «Сосны». Это заведение отличалось от других подобных страшной дороговизной. Познакомившись с ценами можно было подумать, что каждая сосна в окружающем бору сделана из красного дерева.

Снять небольшой коттедж, стоявший в стороне от главного корпуса, оказалось делом нетрудным: деньги решают все.

Жетвин с двумя сотрудниками приехал в пансионат заранее. Сначала они обшарили коттедж в поисках подслушивающей аппаратуры. Легко нашли два «клопа» — один в столовой, другой в биллиардной. Сняли, забрали себе: предъявить права на подслушивающие устройства мог только крупный дурак. Затем смонтировали систему «белого шума», поставив акустические генераторы во всех местах, где участники встречи могли вести разговоры.

На двух «Газелях» в особняк завезли продукты питания и выпивку.

В десять утра все собрались в назначенном месте, как дисциплинированные партийные функционеры с правом решающего голоса на очередной исторический форум. Но начали они не с обсуждения повестки дня, а с завтрака.

Сколько ни старался Грибов создать за столом атмосферу делового совещания, сделать это ему не удавалось.

Хотя никто по существу не успел надраться — на выпивку члены «семерки» были достаточно крепки — обстановка в зале быстро нагревалась. Голоса стали звучать громче, стаканы и бутылки звенели друг о друга все чаще. Видимое изобилие и доступность всего, что имелось на столе снимали барьеры ограничений, приглушали желание думать о чем-либо тревожном, решать нечто, что в конце-концов можно решить и потом, когда обстоятельства потребуют заняться этим вплотную.

Грибов, сохранявший трезвость, внутренне заводился все больше и больше. Он с каждой минутой начинал лучше и яснее понимать правоту Богданова, который считал, что к новым высотам надо идти не с теми, для кого поездка в горы — это повод для пикника, а с теми, кто желает обозревать мир с вершин, на которые надо упорно карабкаться.

— Господа!

Грибов произнес это слово и оглядел сидевших за столом коллег. Он знал — Марусич и Чепурной воспримут такое обращение нормально, они и на слово «товарищи» среагируют без эмоций, — как ни назови — все правильно. А вот для Альберта Лобанова и Германа Гулыги обращение «господа» — мед на душевные фибры. Каждый из них лет по десять-пятнадцать своей жизни только и слышал слова «граждане заключенные», а потому обращение «господа» ласкает им слух, обогревает теплом.

После обращения «господа» на язык невольно просились слова: «Да перестаньте вы жрать, не очень-то и оголодали!» Но этикет сходняка не позволял произнести этих слов. Собравшиеся за столом, люди состоятельные, чувством голода давно не мучимы, но свое право вести толковище и одновременно гужеваться — то есть потреблять подлежащее выпиванию и хавать предназначенные для поедания продукты — блюли самым старательным образом.

Посидеть за столом, потрепаться и не оттолкнуться, если стол накрыт — дело последнее, оно личит не человеку, а дешевому фраеру.

Уже одно понимание этого, обострившееся после разговора с Богдановым, раздражало глаз Грибова, и он видел — «семерка» в таком составе никогда не станет мозговым и нервным центром настоящего большого бизнеса, способного интегрироваться в сложном мире зарубежных связей.

Теперь Грибов смотрел на собравшихся за столом со сложным чувством, описать которое он и сам бы не взялся.

С одной стороны это были люди, с которыми его связывали несколько лет опасной и в то же время прибыльной работы. Они вместе фактически с нуля создали мощную денежную и сильную конспирацией Систему. С другой — большинство соратников уже выдохлись. Они оказались носителями одноразовых идей и не были приспособлены реагировать на изменение обстоятельств. Осуществив свои первичные замыслы, все они не готовы начать процесс обновления Системы, не смогут придать ей новое ускорение.

Как жеребцы, вышедшие из продуктивного возраста, они внешне выглядели прилично, могли продемонстрировать наличие принадлежностей, которые некогда давали им право именоваться производителями, но для пользы дела к кобылкам уже требовалось подводить других.

Грибов понимал правоту Богданова, сказавшего, что на крутых поворотах из кузова машины жизни выпадают те, кому не по силам вышвырнуть из него вон других для того, чтобы усидеть в нем самим. Увы, процесс выпадения не может быть стихийным или автоматическим. Кое кому, как это ни печально, предстояло в этом деле помочь.

Это с государственной должности чиновника можно сместить и тем самым превратить в нуль одним только приказом по учреждению. Подписал бумажку, поставил дату — и пожалуйста в бурные воды вольной жизни, господин столоначальник.

Система строилась на иных принципах и аннулировать влияние человека из круга руководства на её дела можно было только его физическим устранением.

Только часа через полтора, когда присутствующие отдали дань чревоугодию, Грибову удалось привлечь их внимание. Он начал с печального, чтобы настроить всех на деловой лад.

— Друзья, как вы знаете, погиб наш коллега. Абрикос… — Грибов скорбно опустил глаза. Руки он держал сложенными чуть ниже живота словно футболист, который ладошками прикрывал свое самое уязвимое место в момент пробития штрафного удара. — Господин Абрикос хорошо вел свое дело. Очень хорошо. Из особого фонда на похороны я выделил вдове десять тысяч. Естественно долларов. Прошу одобрить мое решение.

Никто не произнес ни слова, но все подняли и опустили руки, демонстрируя одобрение.

— Похороны Абрикоса завтра на Востряковском кладбище. Провожают покойного родные и близкие. Членам нашего круга ехать туда не рекомендую.

Альберт Лобанов, худощавый и желчный куратор украинского направления поставок товара, недовольно буркнул:

— Я поеду.

— Нет. — Грибов сказал это, не скрыв закипевшей в нем злости. — Завтра там будет фестиваль ментов.

— С чего вдруг? — Лобанов продолжал упорствовать. — Абрикос был честным коммерсантом. На нем ничего не висело..

— Теперь висит. У нас на этот счет проверенные сведения.

— Почему ты об этом молчал?

— Разве я не сказал об этом сейчас?

— Надо было предупредить, едва такое стало известно.

— Нет, не надо, Альберт. Сведения проверялись. Я не могу ни на кого из вас бросить тень без доскональной проверки. Иначе нас всех стравят между собой как шавок.

— Кто сообщил? — Лобанов никак не мог успокоиться.

— Сообщил мент. Он сказал и о том, что будет завтра на кладбище.

— Братва! — Герман Гулыга постучал вилкой по бутылке с водкой. — Давайте держаться в законе. Мы сейчас в деле и отсвечивать перед ментами не след. Кому не терпится, предупреждаю — лично яйца оторву. Ваше здоровье!

Гулыга поднял высоко фужер и открыл в улыбке ровные фарфоровые зубы — один к одному все тридцать два — крепкие, кусучие, хищные.

Все выпили вразнобой, молча закусили. Мир восстанавливается легко, когда кто-то прикрикнет.

— Есть ещё один вопрос. — Грибов, слегка волнуясь, продолжил. — Я прошу вашего согласия на использование финансового резерва.

— Общака?

Герман Гулыга как всегда дрочился и выражал неудовольствие тем, что свои в доску кореша стыдливо прячутся от действительности за щитом интеллигентных слов из словаря бизнесменов и политиков.

— Если тебе угодно, пусть так. — Грибов не хотел спорить. — Суть проблемы не меняется. В ближайшее время состоятся открытые торги по комбинату «Северокобальт». Мы подали заявку и будем бороться за приобретение контрольного пакета.

— Володя! — Лобанов отложил вилку, взял салфетку. Неторопливо и старательно, явно заставляя Грибова ждать, вытер губы. — Вот ты сказал: «мы подали заявку», «мы будем бороться». А мы, — Лобанов обвел рукой собравшихся, — узнаем это от тебя. Не лучше ли говорить: «Я подал заявку», «Я буду бороться»?

Грибов умело сдержал раздражение.

— Что изменится от таких слов?

— Многое. Скажешь: «я буду бороться» и борись на здоровье. Короче, мы здесь причем?

— Притом, что я действую в интересах Системы, а не в своих личных.

— Это ещё надо доказать. Мы не партийное быдло, и нам генеральный секретарь Горбачев не нужен. Генеральные секретари продают своих по дешевке. Это уже известно.

Грибов посмотрел на Марусича, который в подобных случаях его всегда поддерживал.

— Ты что думаешь, Виктор?

— Пока ничего, поскольку ты мало что сказал. Альберт заботится об общаке. Это его святое право, разве не так? Ты замахиваешься на резерв. Для чего? Это надо как следует прожевать. Кто сказал, что выбросив деньги на «Северокобальт» или как его там, мы получим больше, чем вложим?

— Вот уж никак не думал, что ты смотришь так узко.

Марусич улыбнулся, пожал плечами, но не ответил. Просто придвинул к себе розетку с красной икрой, взял кусочек хлеба и стал аккуратно намазывать его, сперва маслом, потом икрой.

Грибова давно раздражало, что серьезные дела в совете Системы, по дурацкой уголовной традиции схода паханов, обсуждались за столом, где интересы неизбежно делились между смачным харчем, выпивоном и нудными разговорами о делах. Система, в конце концов, не толковище, на котором обсуждают как залепить скачок в обменный пункт валюты, а серьезная экономическая организация, в которой на двух разных чашах весов разные гири. С одной стороны — миллионные прибыли, с другой уголовная ответственность. Вполне понятно, что Гулыге с его кругозором вполне достаточно того, что сегодня помаленьку капает в казну. Значит зачем вообще шевелиться, если все и так не плохо?

Раздражение — плохой советчик, потому Грибов постарался сдержать его.

— Так что значит смотреть широко? — Гулыга потянулся к бутылке виски через весь стол.

— Это значит, Герман, что надо следить за конъюнктурой и видеть перспективу. — Грибову показалось, что Гулыга задал хороший вопрос, который позволял ему высказать свои главные тезисы. — Прежде всего, нам надо менять номенклатуру товара.

— Ха-ха! — Это уже изобразил смех Альберт Лобанов. — Ни таджики, ни самостийники на такие крутые перемены не способны. А мы на них крепко завязаны.

— На это способны мы. А с теми, кто нам не подходит, будем рвать связи.

— Какие причины это делать? — Вопрос задал Марусич. Он выпил очередную рюмку, закусил бутербродиком с красной икрой и благодушествовал, положив обе руки на живот.

— По данным МВД на рынке все больше появляется жесткой, синтетической дури. Метадон, кетамин, эфедрон, экстази вытесняют мак и коноплю, на которые мы все ещё делаем главную ставку. Активизировались нигерийцы и сразу в гору попер героин. Для нас это должно прозвучать сигналом тревоги, а мы вот… — Грибов хотел загнуть что-то покруче, чтобы задеть коллег до печенок, но сдержался, — а мы вот благодушествуем.

— Что ты предлагаешь? — Альберт Лобанов скептически кривил губы.

«Убрать, — подумал Грибов зло, этого — в первую очередь. Как я раньше его терпел?».

Грибов изрядно лицемерил. Он давно замечал, но не хотел себе в том признаваться, что поведение Лобанова, привычки типичного уголовника, раздражали и злили его. Так бывает у тех, кто долго живет в старой, давно не ремонтировавшейся квартире и привык к потертым обоям, потемневшим потолкам, к облезлому санузлу. Но вдруг, когда принято решение о ремонте, они начинают остро видеть всю грязь и запустение и удивляться, как это раньше не замечали и терпели то, чего никак терпеть было нельзя.

Попытка Грибова получить согласие «семерки» на использование общака и переориентировку Системы на новые товары не прошла. Альберт Проклов, круто встал в оппозицию и увлек за собой других.

— Не торопись, Гриб, — сказал он, когда принималось решение. — Пожара под нами нет. Все идет путем. поживем, пожуем, разберемся.

Разъезжались из пансионата вечером. Жетвин сел в машину к Гулыге, отпустив свою. К ним же подсел Лобанов. Жетвина интересовало, какое впечатление у матерых бояр оставил сходняк.

Разговор начал Гулыга.

— Тебе не кажется, — спросил он Лобанова, — что Гриб чем-то испуган?

— Испуган или нет, не знаю, но он вдруг начал крутить не в ту сторону, вот что странно. Это заставляет меня глядеть вперед с опаской.

— И все?

— У тебя есть что-то конкретное?

— Пока только догадки. Если подумать кому выгодна смерть Абрикоса то станет ясно — ни тебе, ни мне. Зато посмотри как она усилила Гриба.

— Ты думаешь, здесь нечисто?

— Думаю не думаю, что это доказывает? Уверенность дают только факты.

— Что предлагаешь?

— Спокойно во всем разобраться.

Гулыга положил руку на колено Жетвина.

— Ты вот что, старик, приглядись повнимательнее к Грибочку. Как бы он бледной поганочкой не заделался.

Жетвин усмехнулся.

— Я над этим уже задумался.

— Вот и лады… — подвел итог разговору Лобанов.

К брату Жетвин приехал поздно ночью. Грибов был хмур и зол. Оба брата прекрасно понимали — прав был Богданов, который считал, что Система обречена потерять все, если не переменить стиль, а главное — состав руководства. Впервые, посмотрев на членов «семерки» взглядом людей сторонних, Грибов и Жетвин увидели то, на что до этого сознательно закрывали глаза.

— Позволь вопрос. — Жетвин сидел, помешивая чай в стакане и ложечка мелодично звякала по стеклу. — С «Северокобальтом» — ты кинул идею всерьез?

— Серьезней не бывает. Та огромная куча денег, которую мы гребем, пока не работает. Сейчас их уже столько, что не прожрешь и не пропьешь. Если только поступать как с миллионами Брюстера и начать кормить голодных на Красной площади бесплатно. А с «Кобальтом» Богданов подработал ходы, и мы можем выиграть тендер. Да, сейчас завод убыточен. Зарплату рабочим не платят. Но это все заделали специально. Чтобы стоил завод не дороже вагона старых ботинок…

— Я понимаю.

— Тогда берись за дело. Паханов надо вычищать из дела. Они мне уже надоели.

— О ком говорил Богданов?

— Обо всех, кроме на с тобой.

— Ну, нет. — Жетвин упрямо набычился. — Чепурного я ему не отдам. Есть понятие — боевое товарищество. Офицерская честь наконец…

— Не воюй, — успокаивающе сказал Грибов. — Я сразу ему сказал: Марусича не отдам. Мы старые кореша и давно в одном деле. Кажется, полковник понял — есть отношения, которые его не касаются.

— Если понял — хорошо. С кого начнем?

— Попробуй с Лобана. Он у меня давно сидит в печенках. Оглоед, хренов…

— Как скажешь.

— Только, Жек, аккуратно. Чтобы комар носу не подточил.

Жетвин встал. Поправил галстук.

— Сделаем, можешь не сомневаться.

* * *

Майор Турчак не злился, когда его останавливали на дороге старательные инспектора ГАИ. Более того, он подобные инциденты рассматривал как забавное приключение.

Турчак хорошо знал психологию большинства ретивых гаишников. Поднимая жезл, чтобы остановить нарушителя подлинного или мнимого, каждый инспектор испытывает сложную гамму чувств. В собственных глазах его в такие мгновения возвышало понимание своего права жестом прервать кому-то удовольствие быстрой езды, затем потребовать документы и, наконец, особенно если задержанный выдает свою боязнь куда-то опоздать, помурыжить его, потянуть время. Высшей степенью наслаждения властью доставляет многим право казнить и миловать. И то и другое можно делать по-разному, превращая административный акт в красивое театральное действо.

Турчак не раз встречал инспекторов, которые, помотав нарушителю нервы, наконец, согнув его в бараний рог, вдруг милостиво изрекали:

— Хорошо, можете ехать. Сегодня для сотого нарушителя я предусмотрел амнистию. Но учтите — в другой раз…

Когда его останавливали, Турчак все внимание сосредоточивал на том, чтобы заметить, как меняется поведение строгого блюстителя порядка.

Вот он подходит к машине вразвалочку, небрежно тычет рукой под козырек, невнятно бубнит должность, звание и фамилию:

— Инспектркапитаниколаевпрошудкументы.

И сверлит водителя небрежным взглядом.

Тогда Турчак небрежным жестом (он давно отработан и тоже является частью ритуала самоутверждения, хотя даже себе майор в том не признается) извлекает из кармана закатанную в пластик карточку — спецталон «Без права проверки» № 000055.

Этот документ, оберегающий священных коров власти от придирок рядовых стражей закона, многие инспектора в жизни вообще не видели, хотя все они знают о существовании документов, которые делают даже самых злостных нарушителей неприкосновенными для ГАИ.

Еще на подъезде к месту, где стоял офицер с жезлом, Турчак разглядел номерной знак его машины. Сразу обратил внимание на код Москвы — две семерки над аббревиатурой «rus», на две буквы «мм» после трех цифр номера, которые зарезервировала для себя московская милиция.

Все как положено, за исключением одного — пескари щук не ловят. Но об этом бравый капитан пока не догадывался. Хорошо, скоро и он обо всем узнает.

Предвкушая сладостный миг торжества собственной власти, Турчак снял ногу с педали подачи топлива и передвинул её на тормозную.

Капитан милиции с пузом, выпиравшим из под куртки, подошел к остановившейся машине. Лениво шевельнул рукой, изобразив что отдает честь. На самом деле он скорее всего только почесал себе щеку.

— Попрошу документы.

— Ага, — Турчак стал наматывать на ус промахи, которые допускал инспектор, чтобы взыскать с него сразу за все прегрешения: подошел не представился — не назвал ни фамилии, ни должности. На куртке нет бляхи ГАИ с личным номером…

Ладно, подождем на чем этот служака лажанется еще. Завтра можно будет позвонить шефу дорожно-патрульной службы и съязвить по поводу лаптей, которые у него пасутся на магистралях.

Отработанным движением Турчак вынул из нагрудного кармана спецталон-вездеход, закатанный в прозрачный пластик или, как теперь говорят — ламинированный. Протянул капитану. Тот взял твердую карточку без особого интереса. Щелкнул по пластику ногтем.

— Я у вас просил документы.

Злость стала медленно закипать, но Турчак все ещё сдерживался. Однако и на этот раз вместо удостоверения на право вождения достал служебную книжечку с золотым двуглавым орлом-табака на корочке и большой фотографией внутри.

— Турчак Сергей Назарович? Все ясно, товарищ майор…

Капитан спокойно протянул удостоверение и спецталон владельцу.

Наступил момент, когда по сценарию подобных случаев, надо было высказать ретивому гаишнику все, что ему полагалось. Турчак даже приоткрыл рот, но сказать ничего не успел.

Что произошло дальше, он не понял. В лицо ему ударила остро пахшая незнакомой химией капельно-воздушная пыль. Дыхание перехватило. Глаза выкатились, словно старались вырваться из орбит. Левая рука инстинктивно дернулась к горлу…

В себя Турчак приходил медленно и мучительно. В голове шумело. Руки тряслись. Он открыл глаза, огляделся. Ничего не понял.

Он лежал на заднем сидении своей машины. Склонившись над ним, некто охлопывал его ладонями по щекам.

Что произошло?

Турчак дернулся, хотел встать, но сильные руки удержали его.

— Погоди, майор, ещё рано. Приди в себя до конца. Иначе снова завалишься.

— Где я? Что случилось?

— Ты что, в самом деле не помнишь? — Чужое лицо улыбалось, открыв два ряда ровных фарфорово-белых зубов. — Ну, ладно, напомню. Ты приехал на толковище…

Сознание быстро просветлялось. Турчак уже вспомнил лицо пузатого майора, который остановил его на шоссе. Теперь этот человек, но уже без формы сидел рядом с ним. Он успел переодеться в синюю спортивную куртку со значком фирмы «Найк».

Делая вид, будто все ещё находится в состоянии опупения, Турчак огляделся.

Машина стояла на грунтовой дороге, зажатой с двух сторон между двух полей кукурузы. Здесь она вымахала выше человеческого роста. Ожидать, что здесь появится кто-то ещё не приходилось.

— Что вам надо?

— Хороший вопрос… Михаил Михайлович. У моего босса есть желание поговорить с тобой.

— Ребята, — Турчак попытался бодриться, — вам не кажется, что это может плохо кончится?

— Для тебя, да, — спокойно парировал лжемайор. — Тебе знаком Кладовщик?

Под этим псевдонимом в общении с Турчаком выступал Жетвин. Но признаваться в этом незнакомому человеку он не собирался.

— За свою жизнь я этих кладовщиков знал — раком до Камчатки не переставишь…

— Отлично. Этого ты узнаешь по голосу. Чтоб ты знал — его зовут Иваном Ивановичем.

Лжемайор взял с переднего сидения телефонную трубку. Нащелкал номер.

— Пятая база? У меня поставщик. Даю ему трубку.

Турчак услыхал раздраженный голос и сразу узнал Кладовщика — Жетвина.

— Слушай, Турчак, я плачу санинспекции за то, чтобы продукты на моем складе не портились. Плачу хорошо, но толку мало: деньги брошены псу под хвост.

— Что случилось? — Турчак спросил и почувствовал, как дурнота подкатывает к самому горлу. Он понимал — вопрос можно было и не задавать. Раз речь зашла о порченном товаре, то где-то накрылся ковбойской широкополой шляпой груз, принадлежавший Системе.

— На складе овощей в Дегунино завелся жучок. Налетела санинспекция из мэрии. Товар конфисковали. Убыток — зеленый лимон.

У Турчака и без того пересохший язык перестал шевелиться вообще. Он прохрипел в трубку:

— Кладовщики проверяли документы? Не похоже, чтобы это были мои люди…

— Твои, твои, доктор. Присутствовал сам главврач. Без халата, но его узнали…

— Пить, — прохрипел Турчак, обращаясь к типу в спортивной куртке. И, боясь что тот его не поймет, рукой сделал красноречивый жест, показывая что просит воды.

Его поняли и с переднего сидения кто-то протянул двухлитровую бутылку «пепси», из которой уже изрядно отпили. Вода была теплой, приторно-сладкой, газ бурлил, и Турчак, пока напился, несколько раз громко икнул.

Напившись, заговорил снова.

— Иван Иванович, можно меня резать на части, но о комиссии я не знал.

На том конце линии засмеялись.

— Резать тебя не будем, Турчак. Живи, ещё пригодишься. Но зеленый лимон на тебе. Придется отрабатывать.

В трубке запикали сигналы отбоя.

Турчак сидел, откинувшись на спинку сидения и тупо смотрел на телефон, который держал в руке. Теперь его беспокоили две вещи. Если верить тому, что он узнал, в операции по захвату наркосклада принимал участие Богданов. Почему же тогда он не счел необходимым поставить об этом в известность своего зама? Или шеф по какой-то причине перестал ему доверять?

Второе — не лучше. По договору, который всегда строго соблюдался, своего нанимателя Турчак называл Иваном Ивановичем, а тот Турчака — Михаилом Михайловичем. И вдруг в разговоре по открытой линии дважды прозвучала фамилия Турчак. Что это? Оплошность или злая намеренность?

Так или иначе оба симптома свидетельствовали о каком-то неблагополучии. А о каком именно — ещё предстояло выяснить.

— Поговорил? — Тип в синей куртке забрал у Турчака телефон. — Теперь шуруй прямо через кукурузу. У шоссейки твоя машина. Можешь ехать.

По дороге домой Турчак заехал в универсам и взял пару бутылок финской водки «Клюковка». Это заняло у него не более двадцати минут. На дачу в поселок Солнечный Бор он приехал позже обычного. Подъехав к коттеджу, обнесенному новым штакетником, который ещё предстояло покрасить, Турчак притормозил и пошел открывать ворота.

Въехав во двор, он загнал машину в железный гараж, включил охранную сигнализацию и запер дверь на висячий замок.

Подхватив большую черную сумку, в которой лежали спортивный костюм и кроссовки, приготовленные к дням отдыха, Турчак прошел к дому.

Коттедж у него получился славный — удобный и красивый. Был, правда, один недостаток — дороговизна строительства, но Турчак сумел решить проблему финансирования довольно просто. Ему предложили хорошие деньги, он их взял, поскольку знал — клиент солидный, работает крупно и на пустяке своего союзника не подставит. Тем более требовалось совсем немногое — сообщать не заинтересовалась ли служба полковника Богданова делами уважаемого юриста Грибова. И больше никаких интересов — ни, ни…

По дорожке, выложенной торцами желтого кирпича, между куртин, пламеневших флоксами, Турчак прошел к остекленной веранде. Дверь была распахнута настежь, и он решил не обходить здание, а войти в него через веранду.

У двери поставил на плетеное кресло сумку, взял со стола свежее румяное яблоко. С хрустом надкусил и двинулся в сторону кухни. Пройдя её, можно было попасть в гостиную и на лестницу, которая вела на второй жилой этаж.

Турчак вошел в кухню и остановился, ещё не понимая что заставило его насторожиться. Он замер на месте, анализируя неприятное предчувствие, пытаясь понять, чем оно вызвано. И вдруг понял — в доме пахнет сигаретным дымом. Ни он сам, ни жена не курили. С соседями Турчак отношений не заводил. Он лишь знал, что в доме справа живет банковский деятель Дубовик, а усадьбу слева отстраивает президент некого акционерного общества «Аэротрип» Сокольский. Ожидать что соседи могли нанести визит не приходилось. Значит, в доме было что-то не так.

Случайная настороженность превратилась в острое подозрение: обычно присутствие жены можно было услышать издалека. Сейчас в помещениях царила тишина.

Рука автоматически скользнула под пиджак — туда, где в подмышечной кобуре он носил табельный «Макаров». Однако Турчак задержал руку, вспомнив, что именно сегодня отдал пистолет в ремонт. У зацепа выбрасывателя отломилась часть зуба, и в тире оружие дважды «закусывало» патроны.

Тем не менее в собственном доме хозяйское чувство уверенности довлеет над осторожностью.

Толкнув дверь ногой, Турчак вошел в гостиную. И сразу увидел ноги жены, высовывавшиеся из-за серванта с посудой. Он узнал её серые тапочки с большими пушистыми помпонами на носах.

В последнее время жена жаловалась на головокружения, и первой мыслью было, что она потеряла сознание.

Турчак шагнул к серванту, и у него вдруг перехватило дыхание.

Голова жены лежала в большой луже густой, уже начавшей буреть крови.

За свою службу в милиции Турчак видел немало трупов. Ему приходилось сталкиваться с жертвами профессиональных убийц-мясников, которые разделывали людей на части, заливая кровью не только пол, но стены и даже потолки.

Сперва к этому было трудно привыкнуть, но потом нервы задубели, и жертвы преступлений перестали будить те острые эмоции, которые поначалу гнали в организм огромные дозы адреналина.

Однако в данном случае смерть в её самом зверском и неприглядном проявлении ворвалась в его собственную жизнь, в его дом, в его семью.

Одним махом из борца с преступностью сам Турчак превращался в жертву.

Под ложечкой ниже грудины встал тугой комок.

Турчак пытался набрать в легкие воздух, но те словно схлопнулись и не желали наполняться.

Он стоял, положив руку на грудь и дышал, широко раскрывая рот, как рыба, вытащенная из воды.

Несколько отдышавшись, Турчак нагнулся, взял руку жены, пытаясь нащупать пульс. Его не было.

Он выпустил руку, и та со стуком упала на пол.

Телефона ни дома, ни в ближайших домах ещё не имелось. Ближайший аппарат находился на посту ГАИ на развилке магистрального шоссе и бетонки.

Турчак быстро вышел из дома. Нервно гремел ключом, ругался, что дверь гаража перекашивается и открывается туго.

«Нива» вылетела на дорогу и, подпрыгивая на колдобинах, выбитых самосвалами — новый дачный поселок усиленно застраивался — покатила в сторону города.

Турчак водил машину на уровне классного автогонщика. Впрочем, одно время он даже работал испытателем машин на автополигоне НАМИ под Дмитровым. Он не боялся внезапных заносов, мог с ходу развернуть машину на сто восемьдесят градусов, умел проходить, не сбрасывая скорости, крутые опасные повороты. Однако даже в запарке по дачной дороге он не гнал машину как сумасшедший.

От дачного поселка до магистрали — пять километров по грунтовке, которую только-только разгладили грейдером, подсыпали подушку из песка и гравия. Едешь по ней и щебенка брызжет во все стороны, барабанит по днищу, словно предупреждая — смотри, не спеши.

Турчаку оставалось сделать поворот перед последний полукилометровым участком. Вираж был крутым и не очень удобным, но чтобы спрямить дорогу, здесь бы пришлось строить мост через глубокий овраг, в котором по дну протекала речушка Щелевка. Денег на такое строительство дачники не собрали, и мост пришлось отложить до лучших времен.

Турчак заложил руль влево, когда из-за кустов на дорогу выскочил человек. Он оказался рядом с машиной так быстро, что майор не успел среагировать.

Пистолет АПС — автоматический Стечкина — при создании замышлялся как оружие, которое сочетало бы в себе качества пистолета и пистолет-пулемета и предназначалось для вооружения бойцов специальных подразделений. Калибр девять миллиметров. Свободный затвор. Ударно-спусковой механизм — самовзводный. Флажок переводчика режима огня имеет три положения — предохранительное, устанавливающее оружие на одиночные выстрелы и на стрельбу очередями. Темп стрельбы — семьсот выстрелов в минуту. Магазин вмещает двадцать патронов.

Благодаря удачным конструктивным особенностям, эффективность огня АПС выше, чем у знаменитого пистолета «Маузер».

Выходя на акцию, Черкес взял с собой АПС 6П13 — модификацию с длинным стволом и глушителем заводского изготовления.

Надеяться, что кто-то мог уцелеть, попав под прицельный огонь такой машинки, не приходилось.

Свинцовый град, ударивший Турчака слева в бок, откинул его на сидение. Машина, потеряв управление, скатилась в кювет и опрокинулась.

Черкес круто повернулся, пересек узкий язык березняка, тянувшийся по взгорку, и вышел на полянку, где недавно бросил труп Пупыря.

По пути он швырнул пистолет на траву, стараясь чтобы тот оказался на видном месте.

* * *

Первыми к месту преступления прибыли районного уголовного розыска капитан Крылов и молодой розыскник лейтенант Тимофеев, недавно окончивший высшую школу милиции.

Уже минут через двадцать Крылов сделал первые выводы.

— Все здесь не так, Тимофеев. Кто-то решил нам всучить туфту…

— Почему вы так решили, Григорий Егорович? Для чего это нужно?

— Эт-т-то и есть главный вопрос. — Крылов легким движением указательного пальца сбил фуражку на затылок. — Сперва следует разобраться, что здесь не так. Пункт за пунктом. Только тогда поймем для чего все потребовалось.

— Сколько же времени уйдет на такое?

— Уйдет, Тимофеев. — Крылов думал о своем и в то же время успевал отвечать сержанту. — Время оно такое… Быстротекущее. Особенно, если ты в отпуске. А мы с тобой на работе, и не борзые, чтобы бегать, высунув языки. Наше дело — думать…

Тимофеев кивнул с озабоченным видом. О чем думать он пока не знал, но раз надо, то и это делать готов. Нашел же он пистолет Стечкина с набадахой глушителя, когда потребовалось. Да ещё какой — сам таких никогда не видел. «Машина-бух» — так называл его сын свой пугач-игрушку. А уж этот действительно — громобой…

— И вот еще, — Крылов присел на корточки возле трупа. — Я буду говорить, а ты в случае несогласия поправляй.

— Да что я могу? — Тимофеев оценивал свои достоинства самокритично.

— Ну, вот тебе… — Крылов не терпел самоуничижения. — Ты же человек. Голова. Знаешь, почему раньше милиция была конной?

— Почему? — Тимофеев легко покупался на прикольчики, а Крылов любил прикалывать, если была возможность.

— Потому, дорогой, что одна голова хорошо — две лучше. Не вывели ещё тогда двухголовых милиционеровс высшим образованием. Вот и приходилось коня в пару ставить.

Тимофеев обиженно крякнул. Крылов на это внимания не обратил: делом надобно заниматься.

— Теперь рассуждаем. Продукт нам покинули не первой свежести. Приедет эксперт, он определит точнее, но я скажу на глазок — заделали мужика часа на три раньше, чем убит Турчак.

Тимофеев подумал, покачал головой.

— Может это случайное совпадение? Турчак убит сам по себе, а этого мужика завалили другие по другой причине?

— Не клеится. Этого, как ты его назвал, нам явно сбросили на прикуп. Будь иначе, пистолет рядом с ним не оказался. Нам явно подсказали: не ищите, вот вам, убийца, на него все валите и закрывайте дело. Но мы с тобой совету не последуем.

— Что будем делать?

— Ничего.

— Но это же…

— Успокойся, не гони волну. — Крылов дружески хлопнул Тимофеева по спине. — В этом матче, если нам что и светит, так почетная ничья. При любом раскладе, вылези мы из мундиров или даже из шкуры или просто будем сидеть на месте, для нас ровным счетом ничего не изменится.

Тимофеев с удивлением поглядел на Крылова. Он никак не мог врубиться в то, что происходило. Два месяца назад в лесу нашли убитого грибника. Им оказался слесарь Гриценко из местной автомастерской. Крылов сам бегал и его, Тимофеева, загонял до мыльной пены, но они нашли убийцу. И вот теперь, когда убит крупный милицейский начальник из Москвы, капитан готов впасть в спячку: выжиматься не хочет, а почему — понять трудно. Хотя понять надо: Тимофееву ещё служить и служить, значит стоит набираться опыта.

— Зачем нам соглашаться на ничью?

— Погоди немного и сам увидишь — нам её предложат. Приедет начальство. Походят вокруг, поковыряют ботинками землю, потом объявят, что создается специальная группа, и заберут нашу картошку…

— Какую картошку? — Тимофеев не понял и забеспокоился.

— Ну все, что мы накопали. Поглядят, сделают недовольные лица, пожмут мне руку и уедут.

— Неужели даже нашим мнением не поинтересуются?

Крылов посмотрел на Тимофеева с удивлением.

— А разве оно у нас есть?

— Разве нет?

Суть происходившего все больше ускользала от Тимофеева, и новые загадки возникали одна за другой.

— Лично у меня — его нет. Касательно тебя — не знаю.

— Как же так? Мы провели осмотр места преступления, имеем представление что здесь произошло…

— Это никому не будет нужно. Скоро приедут два важняка, достанут большой прибор, положат его на твой розыск и чинно отъедут. Пойми, там у них свои игры. Мы тут во что перекидываемся? В дурачка. А там, в главном управлении совсем другие игры. Вот и соображай.

— Все равно не понимаю.

— Потому ты до сих пор и не капитан. Пойми, это с нас, с низов, требуют раскрываемость. А наверху главное — меры. Вспомни, убили в Москве телевизионщика. Как его? Запамятовал. Да и ладно, в конце-концов важна не фамилия. Так вот его убили. И сразу президент шарахнул из главного калибра — скинул с должностей прокурора и начальника УВД. Чтобы все видели — меры приняты решительно и круто. Затем хоть трава не расти. Потому до сих пор неизвестно, кто телевизионщика заказал, кто сделал. Теперь до этого дела всем как до фонаря.

Мудрый по-крестьянски капитан Крылов был недалек от истины.

Когда он строил свои теории в отношении судьбы расследования, полковник Богданов убеждал генерала Волкова не особенно горячиться по поводу того, что случилось с Турчаком.

— Лучше всего, Анатолий Петрович, спустить это дело на тормозах. По тихому. Наследников у Турчака нет, поднимать шум некому. Похороним его с почестями. Произнесем речи…

— В последнее время я перестаю тебя понимать, полковник.

Обращение по званию уже само по себе могло испугать кого угодно. К высшим руководителям управления Волков обращался только по имени и отчеству. Переход на воинские ранги, с которыми связана жесткая вертикаль подчиненности, была свидетельством высшей степени раздражения генерала.

— Убит наш человек. Твой, между прочим, боевой зам. Я не сторонник мести, но прощать кому бы то ни было убийство своих подчиненных не намерен. И то что ты проявляешь бесхребетность там, где следует быть не просто жестким, но даже жестоким, мне не нравится…

— Мне, Анатолий Петрович, не нравится другое. Есть анекдот. Французский генерал из Парижа приехал в Африку инспектировать полк иностранного легиона. Его привезли в пустыню. Там всего две казармы. Генерал удивился и спросил командира полка: «Как же солдаты обходятся без женщин?» — «А вон у нас сарай, там есть верблюдица…» Генерал выслушал объяснение и прошел в сарай. Полковнику с собой войти не разрешил. Через пять минут вышел наружу, застегнул ширинку. Сказал: «В целом ничего, но не удобно». — «Мой генерал, — доложил полковник. — Вы меня не дослушали. На этой верблюдице солдаты по очереди ездят в ближайший публичный дом».

Волков засмеялся.

— Смешно, но в чем мораль?

— В том, что доклады подчиненных даже самые высокие начальники должны дослушивать до конца.

Волков ухмыльнулся.

— Хорошо, француз, говори.

— Скажу, хотя и не очень хочется. Мой боевой зам, как вы сказали, посадил всех нас в выгребную яму. Чем все может кончиться, предсказать не могу…

— Не тяни. — По голосу легко угадывалось, что Волков встревожился.

— Вот, — Богданов вынул из кармана кассету и протянул шефу, — можете послушать.

Волков кассеты не взял. Тогда Богданов положил её на стол.

— Мы пощипали наркопритон в Дегунино. Взяли на горячем. Вышли на хозяина.

— Кто он?

— Некто Лобанов. Альберт Петрович.

— Дальше.

— Дальше взяли под контроль его переговоры. На другой день после операции с Лобановым связался Турчак. Можете послушать.

— Придется.

Волков слушал запись мрачнея на глазах.

— Почему Турчак не знал об операции.

— Я не счел нужным ставить его в известность.

— Почему?

— У меня были подозрения, что Турчак нечист на руку.

— Мне не нравится, полковник, что ты начал играть в самостийность! — Волков резко встал из-за стола и с треском оттолкнул кресло. — Существует субординация. Кто и когда её у нас отменил? Почему ты не доложил мне обо всем сразу?

— Поймите верно, Анатолий Петрович. Если у меня возникло подозрение я никогда не шел и не пойду к вам с докладом без тщательной проверки. Слишком легко бросить на человека тень, зато потом, если подозрения не подтвердятся, пятно смыть с человека труднее. Турчак мне очень нравился. Я его ценил и думал, что все окажется наносным.

— Все равно я должен был знать обо всем. Где этот Лобанов?

— Ищем.

— Я бы предпочел…

Богданов понял, что хотел сказать Волков: живой Лобанов не нужен был управлению. Раздувать историю о продажности Турчака, значило копать под себя яму. Но играть сейчас на стороне начальника не было смысла.

— Вряд ли здесь что-то можно сделать.

— И все же ты подумай, Андрей Васильевич…

— Хорошо, подумаю.

Волков протянул полковнику руку.

— Ты извини, если был резким. Меня уже с утра успели намагнитить…

Богданов узнал знакомое слово, впервые прозвучавшее в беседе шефа с Марусичем и внутренне усмехнулся: сосклизают планчики, ваше высокопревосходительство. Сосклизают…

* * *

Московские оперативники приехали на место убийство Турчака в Солнечный Бор ранним утром. Их уже ждали Крылов и Тимофеев. Из белого «Мерседеса» с синими полосами раскраски вылезли двое оперов, похожих на двух цирковых медведей: рубленные из дубовых чурбаков здоровяки — тяжелые, косолапые, уверенные в своей немереной силе.

Подошли к Крылову.

Первый протянул ладонь, размерами чуть меньшую нежели совок малой саперной лопатки. Представился.

— Черкесов. — Через правое плечо мотнул головой за спину. — А он — Буров. — И сразу перешел к делу. — С тебя, маер, бутылка. Столица берет дело на себя. Небось доволен?

Крылов хитро сверкнул глазом и глянул на Тимофеева. Тот стоял, отвалив челюсть. Действительно, в шарады с Крыловым лучше не играть, вон он какой кроссворд развалил, даже не зная заранее всех ответов. И не пришлось зря ломаться. Начали бы розыск, стали писать что-то — весь труд ушел бы под хвост отставной козе барабанщика. Единственное, чего Тимофеев не понял — почему гость назвал капитана маером — майором. Скорее всего из столичной высокой вежливости.

Еще больше поразился Тимофеев, когда Крылов стал трясти ладонь, которую пожал ему Черкесов, словно сгонял с пальцев капли воды, и вдруг сказал:

— А вас я знаю. Вы ведь те самые?..

Крылов изобразил нечто похожее на стойку боксера и шевельнул в воздухе кулаками.

Черкесов засветился удовольствием и подставил широченную ладонь щитом, будто отгораживался от Крылова. Тот со звоном пристукнул по ней кулаком.

— Я за вас болел!

— Те самые, майор, можешь не сомневаться. Выше знамя советского спорта, верно?

Столичный десант в Солнечном Бору надолго не задержался. Белый «Мерседес», подняв облако пыли, укатил туда, откуда приехал.

Придя в себя от внезапного и совсем непонятного налета, Тимофеев спросил Крылова:

— Почему он вас называл майором?

— Должно быть они знают то, что нам тут ещё неизвестно. Шлепнули мне шайбу на лапоть и всего делов. За то что не дурак и не лез со своим мнением. Помнишь, что я говорил?

— А кто они сами такие? Откуда вы их знаете?

— Э, милый! Черкесов и Буров — это большие кулаки старого «Динамо». Заслуженные мастера спорта по боксу. Сто боев — сто нокаутов. Как говорится: были люди в наше время, богатыри — не вы… Что касается пузырька — за тобой.

* * *

Поздним вечером Алексею позвонил Крячкин.

— Леша, у меня новость. Дрянь, которая убила твоего брата, называется кетамин. По буквам: Константин, Елена, Тимофей, Анна, Михаил, Иван, Николай. Ке-та-мин.

— Что это такое?

— Новинка. Крутая синтетика. Раньше мы здесь с ней не встречались.

— Спасибо, Денис. Я запомню.

* * *

Серый десятиэтажный дом довоенной постройки стоял в глубине квартала, окруженный тесным кольцом гаражей-ракушек. Со стороны фасада под зеленым крестом размещался вход в аптеку.

Алексей для начала вошел туда на рекогносцировку. Он заведомо знал, что если спросить эластичные бинты, их в продаже не окажется. Зато это даст возможность поболтать с аптекаршей и выяснить интересовавшие его вопросы.

В аптеке было пусто и тихо. Пахло чем-то незнакомым, но приятным, совсем не лекарственным.

Провизором оказалась молодая рано располневшая блондинка в модных очках. Из-под стекол поблескивали усталые глаза с покрасневшими веками.

Бинтов, как и предполагал Алексей, не оказалось. Он спросил, когда они могут появиться.

Аптекарша пожала плечами.

— В последний год не поступали вообще.

— А если я поговорю с заведующей?

Обиженная таким недоверием, блондинка надула губы.

— Изольда Максимовна скажет вам то же.

Возникло желание спросить нельзя ли приобрести без рецепта несколько упаковок димедрола, но Алексей сдержался. Вопрос мог насторожить аптекаршу, а вызывать сейчас какое-либо подозрение к себе не хотелось.

Весь день Алексей просидел на скамеечке перед аптекой, ожидая, когда окончит работу госпожа Изольда.

Она вышла из здания в семнадцать тридцать. На мгновение задержалась на ступеньках, бросила быстрый взгляд на часы и развинченной походкой, виляя бедрами, двинулась в сторону метро.

Алексей догнал её у пролома в бетонном заборе за гаражами. Местные жители молчаливо бунтовали против властей, которые соорудили этот забор. Он удлинял путь к ближайшей станции метро на целых двести метров и потому нарушал права граждан на свободу передвижения.

Энтузиасты сопротивления с применением тяжелых технических средств (благо гаражи с инструментами под боком) продолбали в железобетоне дыру, выпилили арматуру, открыв тем самым путь согражданам к свободе.

Изольда Михайловна уже подхватила юбку, чтобы перенести ногу через невысокий порожек, как Алексей тронул её за плечо.

— Госпожа Шарпило?

— Кто вы?

— Давайте познакомимся. Я из милиции. Майор Карпенко.

Почему Алексей назвался этой фамилией он никогда ни себе ни другим объяснить бы не смог. Скорее всего окончание «ко» в сочетании со словом «майор» как ему показалось, внушало одновременно и страх и доверие.

— В чем дело? Я ничего не знаю!

«Ну, народ, — подумал Алексей. — Что задрыга Козлик, что вальяжная госпожа-фармацевт при неожиданном обращении выдают отказ и первым делом заявляют о том, что ничего не знают».

Голос Изольды внезапно осип, как у человека в телевизионном рекламном ролике, который старается втереть в чужие мозги веру в новое чудесное средство от простуды.

— Попрошу вас в машину. Мы проедем в отделение. Я должен взять у вас показания.

— У вас есть ордер на арест?

Боже, какие слова знает интеллигенция века криминальных романов и телевизионных триллеров!

Алексей изобразил располагавшую к доверию улыбку.

— Давайте по порядку, Изольда Михайловна. Ни об аресте, даже о задержании речи не идет. Вы мне нужны как свидетельница. Если не хотите, можете со мной не ехать. — Алексей подумал и решил, что если лесного ежа сунуть в холеные руки дамы, она обязательно испугается. — Но тогда завтра в аптеку принесут повестку. — Он хитровато улыбнулся. — Но я в неё впишу, что вызываетесь вы для дачи показаний по статье двести сороковой. Это, к вашему сведению, организация или содержание притонов для занятий проституцией. Вот будет разговоров в аптеке…

Алексей помолчал и добавил:

— Шучу.

Но она подумала, что за шуткой скрыта серьезная угроза. Ее лицо пошло красными пятнами.

— В чем я провинилась?

— Вы?! — Алексей посмотрел на неё с показным удивлением. — Ни в чем. Я хочу побеседовать с вами о ваших соседях…

— Я своих соседей не знаю. Они недавно купили в нашем доме квартиру, и мы не общались…

— Вот видите, все хорошо. Мы зафиксируем это под протокол, и я отвезу вас домой.

— Хорошо, я поеду.

— Тогда пошли.

Изольда покорно двинулась за ним к его синему «Москвичу».

Проскочив по Алтуфьевскому шоссе, Алексей пересек Кольцевую дорогу и оказался за городской чертой. Только теперь аптекарша сообразила, что происходит нечто неладное.

— Куда вы меня везете? — В её голосе звучал откровенный страх.

— Сидите спокойно. — Алексей говорил, не повышая голоса. — Сейчас остановимся.

Он свернул с асфальта на лесную дорогу и въехал в кусты. Резко остановил машину. Изольда попыталась открыть дверцу и выскочить из машины. Он схватил её за руку, резко дернул на себя.

— Сидеть!

Страшные мысли заставили женщину замереть от страха. Она увидела глаза Алексея и поняла — это маньяк.

Госпожу Изольду затрясла нервная лихорадка. Она поняла — этот тип её обязательно изнасилует и убьет. Теперь она заметила то как он оглядывал её с ног до груди и с головы до ног и оценивала эти взгляды по-своему.

— Только не убивайте…

Алексей посмотрел на неё пристально, все ещё не выпуская её руки.

— Я понимаю, мадам, вам страшно. И это хорошо. Больше того, это входит в мои планы. Мне нужно узнать от вас правду. А без страха вы её не откроете.

— Я ничего не знаю…

Она твердила одно и то же как заклинание, все ещё не понимая, чего добивается от неё похититель.

— У меня погиб брат. От наркотиков. Кетамин. Вы слыхали такое название?

— Я ничего не знаю…

— Дипломированный фармацевт и не знаете? А вот мне известно, что через вашу аптеку к наркоманам идут димедрол, эфедрин… — он помолчал и наугад добавил, — и тот самый кетамин.

— Я ничего не знаю.

— Хорошо, Построим разговор по-иному… Напомню, у меня погиб брат. Я за него решил отомстить. И теперь каждого, через чьи руки шла к нему смерть я покараю. Смертью.

С каждым словом Алексей все больше заводил себя. В какой-то момент он уже знал — ударить эту женщину, изуродовать ей лицо, заставить корчиться и вопить от боли ля него не составит труда. Может быть потом, когда спадет злость, когда остынут эмоции, ему станет стыдно за себя, но в тот момент он был готов на все.

Его настроение тут же передалось Изольде. Слишком сильные волны зла излучал этот человек, не оравший, не размахивавший руками, а холодно цедивший сквозь зубы слова рассудочные и грозные.

Она сжалась, не зная что делать. Надо было кричать, только вот голос исчез, пропал. Она лишь бессильно просипела:

— Кровная месть не в традициях русских…

— Верно. В традициях русских голосовать на выборах за подонков, а потом размазывать слезы по щекам и проклинать себя за выбор. Я придерживаюсь других традиций.

Она промолчала.

— Итак, вы скажете, откуда у вас неучтенные запасы дури?

— Я ничего не знаю…

Алексей вышел из машины, открыл дверцу и за руку вытащил пассажирку наружу. Завязал ей рот платком. Обмотал бельевым шнуром руки и ноги.

Окончив возиться с веревкой, Алексей оставил Изольду на земле и полез в багажник.

Только теперь, опутанная шнуром, Изольда подумала, что в таком положении её уже не изнасилуешь, но убить стало проще простого. Она задергалась, стала стонать.

От машины Алексей вернулся с лопатой. Ничего не говоря, черенком промерил рост Изольды и почти рядом с ней отложил такое же расстояние на траве. Замер на какое-то мгновение над пленницей.

— Так что, мадам, будем исповедоваться, или умрем без покаяния?

Изольда замотала головой. Она вдруг представила, что будет, когда о случившемся узнает Голиков.

Алексей вздохнул. Демонстративно поплевал на ладони и взялся за лопату. Аккуратно нарубил в траве ровные прямоугольники и начал снимать пласты дерна. На Изольду он не обращал внимания.

Работа шла споро. Под дерном оказался сырой песок. Алексей швырял его из быстро углублявшейся ямы, и груда выброшенного грунта росла. Потребовалось минут двадцать, чтобы глубина могилы дошла до колен.

Не говоря ни слова, Алексей приволок из машины брезент. Расстелил его на траве. Как бревно подтолкнул Изольду и завернул её в ткань с головой. Подтащил по земле и столкнул в яму.

Изольда старалась кричать, но из этого ничего не получалось: рот был завязан с профессиональной ловкостью.

Лицо закрывал брезент, пропахший бензином. Она ничего не видела, но по звуку лопаты и потому, что на неё начал падать песок, поняла — её будут закапывать.

Изольда забилась, стала выгибать тело и при этом громко мычала.

Алексей отложил лопату, присел на корточки. Отогнул угол брезента, открыл ей лицо.

— Будете говорить?

Она заморгала, показывая согласие.

Алексей развернул брезент, быстро развязал путы и помог ей встать на ноги.

— Пройдем к машине.

Он предупредительно открыл заднюю дверцу.

— Садитесь!

Сам сел рядом. Достал из сумки термос. Отвернул пластмассовую крышку, игравшую роль стаканчика. Налил в него горячий кофе с молоком. Протянул Изольде. Она взяла и стала жадно пить. Испуг ещё не прошел, и зубы постукивали по краю пластмассы.

Алексей потянулся к переднему сидению, взял с него диктофон «Сони». Спросил:

— Начнем беседу?

Изольда кивнула.

Алексей включил запись.

— Откуда у вас столько неучтенного димедрола?

Она поняла — «у вас» не просто вежливое обращение. Спрашивая, он имел в виду не её одну, а всех кто стоял рядом и находился в димедроловом деле.

— Мне его поставляет полковник Голиков…

Дрожа и всхлипывая, она двадцать минут отвечала на вопросы, пока Алексей не сказал:

— Для начала достаточно. Если потребуется еще, я вас найду.

Он вылез из машины и взялся за лопату.

— Зачем вы?! — спросила Изольда испуганно.

Алексей усмехнулся.

— Пейте кофе. Я пока зарою яму. Все же пригородная зона…

* * *

Полковник медицинской службы Игорь Семенович Голиков с ранних лет был человеком предприимчивым. Его инициативу во многом сдерживала только система партийного и государственного контроля, действовавшая при коммунистах.

На медицинских складах армейского резерва, вверенных под командование Голикову, регулярно с удивительной дотошностью проводились ревизии. То наезжали контролеры из управления военного округа, то спецы из центрального военно-медицинского управления, а в довершение всех бед появлялись ищейки из комитета народного контроля. И все старательно рыли запасы, как если бы собирались найти на медицинских складах золото или нефть.

Голиков — человек чуткий на новое. Он мигом понял суть реформ Гайдара, как право разворовывать богатства, созданные общественным трудом, и ворвался в сферу новых экономических отношений яркой искрой, как метеорит врывается в атмосферу. У него было две возможности — сгореть в плотных слоях или благополучно приземлиться и стать богатым. Расчет делалася на второе, и он оправдался.

В условиях, когда началось обвальное сокращение армии, Голиков стал рассматривать медицинские склады, как источник обогащения. Он старательно взвесил и обсчитал все возможности и выбрал оптимальные.

Можно было шарахнуть и увести налево вагон или даже два одноразовых шприцев, а можно обобщить несколько тонн стерильных бинтов, но это казалось Голикову экстенсивным путем. Он предпочитал прогресс и интенсификацию.

Глаз полковника лег на медикаменты. Из них он выбрал димедрол, понтапон, эфедрин. Прежде всего потому, что это лекарства фабричного производства. Во-вторых, товар такого рода предельно портативен, а каждая таблеточка имеет цену. Наконец, в-третьих, сбывать запасы лекарств можно через аптеки. И если даже самая строгая ревизия обнаружит упаковку — две, не проходивших по учету средств, отбрехаться сумеет любой аптекарь.

Чтобы выполнить задуманное, Голикову требовалось отыскать в Москве подходящее складское помещение, куда можно завезти весь товар, который он из армейской собственности перевел в собственность личную. И сразу Голиков вспомнил о Луизе Дрягиной, своей старой подруге, которая заведовала продуктовым магазином.

История их знакомства выглядела довольно странной, хотя и закономерной.

Супруга Голикова Раиса Гавриловна была женщиной своенравной и импульсивной — этакая маленькая обезьянка-мармозетка, со страшненькой мордочкой, резкими ужимками и отвратительным характером. Она без видимых причин то и дело обижалась на мужа, принималась плакать и свое неудовольствие им выражала в отказе Голикову в праве разделить с ней ложе.

Голиков сперва остро переживал такие моменты. Человек темпераментный, бодрый, он не мог подолгу находиться в половом простое и буквально лез на стенку. Однако такое продолжалось недолго. Если какой-то продукт мужик не может получить в одном месте, он ищет его в другом.

И Голиков находил все, чего желал. Он вступал в случайные связи лихо, не оглядываясь, не думая о возможных последствиях.

Должно быть не зря природа наделила самцов обязательным качеством — умением при виде привлекательной самки петушиться, распускать хвост павлином, бить о землю копытом по-жеребячьи. Короче, в любой момент быть готовым покобелировать.

Если нет в мужике этого качества, если близость женщины не вызывает в нем желания надувать зоб и свистеть по-соловьиному, можно прямо говорить: не доложила природа в тесто нужных гормонов, не плеснули в продукт родители доброй закваски.

Короче, такому уникуму единственный путь — в хронические алкаши.

Голиков был мужиком. Не откликнуться на зов женщины, даже если тот громко не звучал, он не мог. Особенно это касалось особ привлекательных.

Голиков оценивал экстерьер встречных дам с одного взгляда. И когда однажды он вышел из хозяйственного магазина на Кутузовском проспекте, то сразу обратил внимание на пышную незнакомку. Та стояла с растерянным видом, так, словно что-то искала.

Голиков оценил её достоинства с первого взгляда.

Явно склонная к полноте, женщина тем не менее не позволяла себе перейти незримую границу, за которой начинается ожирение, и потому была не толстухой, а привлекательной сдобненькой пышечкой. Легкая ткань цветастого летнего платья не могла сдерживать напора пышной груди, и та через все препоны рвалась наружу. Талия не потеряла четкости очертаний и плавными перегибами перетекала в крутые бедра. Из — под подола, опускавшегося пальца на два ниже колен, виднелись ноги — ровные, стройные, при взгляде на которые библейский царь Соломон непременно заметил бы, что они красотой своей похожи на ливанские кедры.

Заметив обращенный на неё взгляд, женщина шагнула к Голикову и сказала:

— Простите, полковник, вы меня не проводите? Здесь рядом. Ко мне пристали хулиганы.

Конечно, Голиков ботинком с металлической подковкой на каблуке по асфальту не заскреб, но глаза его засветились кошачьим хищным блеском — природа, против неё не попрешь!

— С удовольствием.

Он хотел добавить «мадам», но женщина выглядела молодо и не тянула на это слово, а называть её «девушкой» как то принято в магазинах при обращении к продавщицам, не повернулся язык.

— Спасибо. — Глаза женщины осветились радостной улыбкой. — Если можно, я представлюсь.

Она достала из сумочки и протянула ему блестящий квадратик визитной карточки.

Голиков взял её и быстрым взглядом снял информацию.

Луиза ДРЫГИНА

коммерческий директор.

Далее следовали сразу два телефонных номера.

— Благодарю вас, Луиза?…

Он явно вымогал её отчество. Она это поняла и пресекла попытку.

— Для вас я просто Лу. И никаких.

— Спасибо.

Он церемонно склонил голову.

Они вошли в большой двор огромного дома. Миновали арку. И тут из-за угла, слегка покачиваясь — не пьяный вдрызг, но хорошо поддатый, выплыл бугай в кедах на босу ногу и серых зачуханых джинсах. При этом либо его штанцы были слишком короткими, либо он чересчур далеко просунул ноги в штанины, но наружу выглядывали грязные, век немытые щиколотки.

Бугай бросил на Голикова взгляд, но брать его в расчет не стал: подумаешь, хмырь в погонах! Дунь на такого — он от ветра отлетит.

Он глыбой пуза надвинулся на Луизу.

— Ты, сучка! Дай десятку на поправку здоровья.

— Молодой человек!

Ох, что делает с нами деликатность и желание выглядеть джентльменами в любых ситуациях. В другой обстановке Голиков сумел бы произнести слова, которые вмиг помогли бугаю осознать, кто есть кто и с кем лучше не связываться. Но присутствие Луизы не позволило Голикову извлечь острые выражения из ножен армейского лексикона. Он даже не употребил слова «гражданин», которое наверняка было хорошо известно и привычно бугаю, заменил его деликатным «молодой человек».

Должно быть именно такая мягкотелость подвигла бугая на безрассудство.

— А ты чо, старпер? — Бугай расправил плечи, широко развел руки и раскорячил ноги. Так, пугая противников, распушают перья драчливые петухи.

Старпер — это означает «старый пердун». В другом бы случае Голиков отнесся к такому определению снисходительно, с юмором, но в момент, когда рядом стояла женщина, которая ему понравилась и перед которой терять лицо он не собирался, все располагало к иной тактике действий.

Служба военного медика не убила в Голикове его юношеских спортивных наклонностей. Уже будучи офицером, он участвовал в соревнованиях по самбо и получил первый разряд в этом виде спорта. На глаз прикинув возможности и физическое состояние противника, он понял сколько ударов и куда именно надо нанести бугаю, чтобы выключить его из игры.

Однако первым к действиям перешел сам бугай. С неожиданной быстротой он сделал выпад вперед, кулаком целя в лицо Голикову. Он явно старался вложить в удар мощную инерцию своего тяжелого тела.

— Я те, гад!

Легким, казалось не требовавшим усилий разворотом, Голиков ушел от удара и чужой кулак промелькнул в десяти сантиметрах от его головы. Но уйти от нападения — полдела. Второе — выбить противника из игры — было сложнее.

Голиков ударил бугая чуть ниже грудины пальцами, которые сложил как острие пики. Бугай утробно ёкнул, перегнулся пополам и сложился как перочинный ножик. Его широкий небритый затылок с кудряшками сальных волос раскрылся. Ударом ладони, как по бревну, Голиков попытался окончательно сломать бугая. Но тот оказался крепким. Он не упал, а по инерции сделал два шага вперед, распрямился и бросился на Голикова. Тот не ожидал такой быстрой контратаки, но все же успел увернуться. Кулак бугая прошел мимо, однако его толстый корявый ноготь царапнул Голикова по щеке. И тогда последовал решающий удар. Бугай рухнул на землю, как подруленный столб, пропахав физиономией по асфальту. Не оборачиваясь к нему, Голиков взял Луизу под руку.

— Вам куда? — Он проводил её до подъезда.

— Вам надо зайти ко мне, — сказала Луиза и тронула пальцем его щеку. — Этот оглоед поцарапал вас…

Они поднялись в лифте на седьмой этаж и вошли в тесную сумрачную прохожую двухкомнатной квартиры. Закрывая за собой дверь, Луиза вплотную придвинулась к Голикову и коснулась его упругим как мяч животом. Голиков подумал, что ещё полшага, и она вотрет его в стенку, как грузовик оплошавшего пешехода. Тогда он поднял руки и ладонями, сложенными ковшичками, уперся в её могучие груди. Луиза засмеялась глухим клокочущим смехом.

— Что, нравится?

Он не ответил и стал расстегивать перламутровые пуговки на розовой гипюровой блузке. Она чуть отодвинулась, сделав все, чтобы ему было удобней, скосила глаза и наблюдала за его действиями. Пальцы Голикова подрагивали. Он путался в петлях и самое простое дело заставляло его спешить и теряться. Луиза сопела с безучастным видом следя за тем, как с неё одну за другой, будто листья с капусты, сдирались одежки. Голиков тогда ещё не знал, что именно раздевание для Луизы было одним из ритуалов, который заводил её и быстро заставлял балдеть от неутоленных желаний. Особенно долго ему пришлось провозиться с застежкой бюстгальтера. Чтобы добраться до спины, где находилась пряжка, надо было обнять даму, но её габариты оказались столь объемистыми, что рук не хватило. Голиков топтался, шуровал пальцами, пытаясь объять необъятное, запыхался и лишь исхитрившись и поднырнув под мышку, справился с делом. Зато эффект был потрясающим. Белое сооружение, походившее на две сшитые вместе панамки без полей, под напором вольной плоти слетело прочь с легким шорохом, и перед носом Голикова дрогнули, заколыхались две груди, возбуждающие и влекущие.

Теперь только Луиза взяла дело в свои руки, сильно и решительно потянув Голикова на себя.

Деревянное сооружение румынского производства жалобно пискнуло и заскрипело…

Обладание Луизой доставляло Голикову не обычное плотское наслаждение. Если честно, то её естество имело немало минусов. Погружаясь в блаженство ласк, она расплавлялась студнем и от пупка до губ становилась мылкой, обильно выделяла соки, остро пахшие ржавой селедкой. Подмышки её начинали источать удушающий запах, который не в силах были забить самые сильные антипотины.

Все это со страшной силой отвращало Голикова, но поставить крест на этой связи и «завязать» он не мог. Всякий раз, вспоминая как мечется, как стонет и мылится под ним гигантская во всех обхватах баба, как она млеет от его мощных толчков, он ощущал приливы возбуждения, ярился и рвался в новый бой.

В душе Голиков понимал, что Луиза женщина совсем иного круга, нежели он сам. И её манера держаться, и то как она одевалась, как говорила, отличало её от тех, с кем он был до того знаком, с кем ему приходилось общаться. Но Голикова устраивало, что он пользовался благосклонностью Луизы, которая позволяла ему преодолевать дефицит на продовольствие, который ощущался в городе.

Внешне магазин, которым Луиза заведовала, походил на все остальные.

Он располагался в полуподвале и не блистал витринами. Вывеска над входом выглядела малопривлекательной. Все полки внутри торгового зала были заставлены консервными банками. Однако в складской части подвала, куда доступ покупателям был закрыт, под бдительным приглядом Луизы две разбитные девицы — Ада и Аля — взвешивали и фасовали сосиски, колбаску-салями, говяжью вырезку, черную и красную икру, вологодское маслице. Это готовились «заказы» для районного начальства, и потому магазин был «карманным» у заведующего отделом торговли райисполкома.

Раз в неделю он лично приезжал к Луизе на черной, натертой восковой пастой до блеска, новенькой «Волге».

Один из таких приездов Голиков наблюдал и запомнил во всех деталях, как положено верующему запоминать все, что связано с явлением пред их очи самого господа-бога.

Щелкнула замком и распахнулась дверца машины. Из салона появилась и на миг зависла над асфальтом нога в черном лакированном ботинке, в красном с черной стрелкой носке. Нога двинулась, нащупала асфальт, уперлась в него и наружу выдвинулось упитанное, облеченное в дорогой черный костюм, начальственное тело. Коротко остриженный седовласый и розовощекий хозяин «Волги» огляделся, не замечая никого вокруг. Ему замечать других не полагалось по должности. Он лишь следил за тем, чтобы заметили его самого.

Все шло правильно. Заметили. От дверей магазина навстречу выкатилась Луиза. Захрустела белизной свеже-накрахмаленного халата. Поплыла в улыбке.

— Исай Леопольдович!

За ней бесшумной тенью маячил шнырь из торговой номенклатуры. Он всегда приезжал в магазин за полчаса до появления начальника и готовил тому подобающую встречу.

Луиза, конечно, и сама знала, что любил Исай Леопольдович, которого за глаза обожатели называли Леопардовичем, а завистники — Леопердычем, — умела она и встречать дорогого гостя, но шнырь появлялся непременно и тут же брал церемонию под свой контроль.

Визит длился недолго. Поинтересовавшись нуждами и нареканиями, Исай Леопольдович получал в руки тяжелый кулек, груженый и упакованный самой Луизой. Затем величественно удалялся.

Луиза точно знала, что отоварившись у неё (естественно бесплатно) Леопердыч уезжал с добычей к своей молодой любовнице.

Уходя, дорогой гость незаметно для шныря, но весьма заметно для самой Луизы, ласково и с намеком пощипывал ей правую упругую ягодицу. Она воспринимала это с чувством облегчения, как солдат команду «Вольно».

Чтобы получить должность завмага, то-есть выбиться в люди, Луизе прошлось и самой пройти через постельку Леопардыча на его даче. До статуса любовницы она не дотянула, но обойтись без набивания клейма пробником шефа ей не удалось.

Луиза, удачно вписавшаяся в новые экономические условия, без труда поняла все выгоды предложения, которое ей сделал Голиков. К этому времени она приватизировала магазин и стала распоряжаться им на законном основании.

В быстром темпе большая часть склада, примыкавшего к магазину, была перекрыта кирпичной стенкой. Вход в неё пробили с противоположной стороны дома, и торговая инспекция, попадавшая на торговую точку, никогда бы не могла догадаться и осмотреть скрытую часть хранилища.

Туда Голиков и перебазировал запасы из хранилищ, которыми долгое время управлял от имени несокрушимой и легендарной Советской Армии.

И как ни смешно, одним из его ближайших прихвостней в прибыльном деле стал бугай, из которого он однажды вышиб дух — Гриша Кислов по прозвищу Турухан.

* * *

С ранних лет Изольда Шарпило жила в атмосфере обожания. Уже в пять годочков обнаружилось, что девочка удивительно похожа на знаменитую красавицу Америки — жену президента Джона Кеннеди Жаклин.

Мама Изольды — бухгалтерша жилищно-коммунальной конторы Регина Леонидовна заходилась от счастья и гордости. Она прилагала титанические усилия, собирая иллюстрированные журналы, в которых имелись фотографии президента и его супруги. Глядя на эти фотографии, Регина Леонидовна и её подруга — парикмахерша Роза Храпович делали все, чтобы Изольдочка походила на заморскую президентшу как можно сильнее.

Сходство девочки с признанной красавицей было разительным. На него все невольно обращали внимание, охали и ахали от удивления. Это приводило Регину Леонидовну в крайний восторг: дочка была предметом её личной гордости, её хобби.

Что поделаешь, слаб человек. Иной прямо из кожи вон лезет, чтобы его заметили. Однако обращают на себя внимание по разному.

Один с банкой краски лезет на неприступную скалу и там, рискуя сорваться, пишет: «Тут побывал Колян». И ставит историческую дату.

Если бы Останкинскую телебашню не охраняли, она по всей высоте давно была исписана фразами вроде: «Здесь был дембель Осипов из Тамбова» или «Вася + Зина = ЛЮБОВЬ».

Некий грузин с вислым баклажанным носом, надев маршальский мундир, говорит чужим голосом, лишь бы в нем угадывали Иосифа Сталина. И у него мокреет в штанах от удовольствия, если такое узнавание происходит.

Недоносок, с нарисованной родинкой на плеши, несказанно горд тем, что в нем находят черты меченого Михаила. И бывает страшно разобижен, когда получает по морде.

Как уж тут осуждать мадам Регину, для которой высшей мерой счастья стало сходство дочери с женой американского президента?

О самой Изольде мама думала меньше всего. Между тем девочка воспринимала чужое восхищение как нечто естественное, само собой разумеющееся, что будет длиться вечно и никогда не кончится.

А жизнь в мире шла своим чередом. В Далласе штат Техас застрелили Джона Кеннеди, тридцать пятого президента США. Безутешная вдова Жаклин нашла утешение в объятиях престарелого греческого магната Онассиса. К ней быстро утратили интерес самые горячие её поклонники и обожатели.

Изменилась и сама Изольда — заметно округлилась, пополнела. Никто уже не ахал при встречах с ней. Перестали раздаваться изумленные восклицания: «А, да это же вылитая Жаклин!». Поскольку сама по себе Изольда сверхкрасотой не обладала, она оказалась в своеобразном вакууме внимания. Произошел душевный срыв.

С трудом перенеся глубокую психическую травму, Изольда наконец почувствовала себя обычной гражданкой, каких на эскалаторах московского метро в часы пик при одном подъеме или спуске можно встретить не менее сотни. И с этим ей пришлось смириться.

После школы Изольда поступила в химико-фармацевтический институт. На третьем курсе она выскочила замуж за Григория Шарпило тощего носатого комсомольца-отличника, тянувшего на красный диплом и метившего на должность секретаря институтского комитета ВЛКСМ. Поскольку секретарем его не выбрали, Григорий обиделся, объявил себя Гиршем и отбыл в Израиль, где рассчитывал открыть собственное аптекарское дело. Но оказалось, что красного советского диплома и светлой еврейской головы для этого мало. Требовались в большом количестве зеленые американские доллары или коричневые шекели с портретом Бен-Зива, поскольку на каждом из них обозначена цифра 100. Ничего этого у Гирша не имелось, он с трудом устроился в небольшую аптеку в Эйлате и стал членом русской еврейской партии социальной справедливости.

Изольда осталась куковать соломенной вдовой, целиком отдалась работе, стала заведовать аптекой. Потом ей внезапно не подвалила удача. Однажды в её тихий небольшой кабинетик вошел лощеный полковник с медицинскими эмблемами в петлицах.

Изольда, обложившись бумагами, просматривала заявки на приобретение лекарств.

Голиков вошел, снял фуражку и церемонно склонил голову в вежливом поклоне. Представился будто высокому армейскому начальству:

— Полковник медицинской службы Голиков. Игорь Семенович. Вы меня примете?

Изольда Михайловна взглянула на посетителя с удивлением. К ней часто приходили с просьбами клиенты аптеки, но не бывало случаев, чтобы кто-то спрашивал, примет ли она их. Да и не считала она, что принимает кого-то. Просто встречаться с людьми и помогать им — её обязанность.

Тем не менее полковник Изольде Михайловне понравился. Было видно, что это мужчина самоуверенный, физически крепкий. От всей его фигуры веяло силой и властностью.

— Разрешите присесть?

Голиков посмотрел на неё выжидающе.

— Да, пожалуйста.

Он сел на стул, положил на колени кейс, открыл его, вынул оттуда шоколадные конфеты в коробке, разрисованной алыми розами. Положил на стол прямо на накладные.

— Это вам.

У Изольды от удивления расширились глаза. Но в то же время в душе возникло смятение.

Почему вдруг полковник предлагает ей такой роскошный подарок? Что за этим стоит? Может быть это взятка?

Она тут же отодвинула от себя коробку, хотя та понравилась ей с первого взгляда.

— Заберите. Что это?!

— Подарок. Вам…

— За что?!

— О, господи! — Улыбка осветила лицо Голикова, а голос прозвучал сокрушенно. — Куда катится этот мир? Даже такая красивая и умная женщина, как вы, считает что подарки можно дарить в случаях, когда умеешь объяснить за что. А если просто так? Без причин? Вот я шел, и у меня были с собой конфеты. Увидел вас и возникло желание сделать приятное. Не вам, Изольда Михайловна. Простите мой эгоизм. Подарок себе. Только себе. Лишь потому, что мне приятно было встретить красивую женщину. Увидеть её улыбку. В этой жизни так мало радостей, а мы глупыми условностями лишаем себя последних…

Опыт общения с мужчинами у Изольды не был большим, хотя выйдя замуж, она к своему удивлению обнаружила в себе удивительную сексуальность.

В брак Изольда вступила девственницей. Первая брачная ночь оставила жуткое воспоминание, в котором смешалось все — естественный страх перед неизвестностью, неизбежное любопытство, ожидание свершения, боль, ощущение телесной грязи, разочарование и, наконец, опустошенность. Вместе с тем уже на другое утро Изольда ощутила, что её любопытство все же сильнее отвращения. Так человек любопытный, но боящийся темноты, преодолевая страх, может пытаться раз за разом войти в дом, где якобы поселились привидения, и продвигаться все дальше и дальше по темным лабиринтам комнат, пока не докажет себе либо отсутствие, либо наличие призраков.

Молодоженам потребовалось всего пять дней, чтобы добраться до того состояния, которое в любви и телесной близости рождает восторг единения.

Потеря мужа швырнула молодую женскую душу в пустоту одиночества, из которой казалось не было выхода.

И вот перед ней мужчина.

Сколь бы ни были у женщины притуплены чувства, её инстинкты ошибаются редко.

Изольда поняла — она нравится полковнику. Полковник нравился ей.

Изольда Михайловна улыбнулась, она поняла — полковник её «кадрил». Значит, он не случайно вошел в аптеку. Он её где-то увидел, проследил за ней и теперь зашел. Выходит есть в ней ещё шарм и может быть не все в жизни утрачено…

Голиков воспринял оказанное ему сопротивление как вполне естественную реакцию женщины на нахальство незнакомого человека. Придя в аптеку, он и не надеялся на быстрый успех. Было много причин, по которым он и сам был готов отказаться от сотрудничества с человеком сомнительным, поскольку в его деле требовалась прочная уверенность в партнере. Мало ли что может оказаться в нем неподходящим — отсутствие предпринимательской жилки, деловая инертность, боязнь заниматься бизнесом, в котором заключена определенная доля риска… Мало ли что. Нажимать ни на кого он не собирался — не тот случай. В Москве множество аптек и, если он найдет две подходящие для осуществления его планов, дело можно считать успешно сделанным.

Однако, увидев Изольду, Голиков вдруг понял — от неё он просто так, не добившись согласия на сотрудничество, не уйдет.

Укрепляло его упрямое желание добиться успеха и то, что благоверная Раиса Гавриловна впала в очередной бзик и ввела жизнь супруга в полосу искусственного воздержания. К несчастью и Луиза, которая спасала его в таких случаях, уехала по турпутевке в Анталию, а плоть, возбужденная неисполненными желаниями, требовала деятельности.

И вот перед ним была женщина — видная, весьма оригинальная, не похожая на тех, кого он до этого знал.

Он потянулся и положил ладонь на руку Изольды. Та хотела её отдернуть, но теплая волна живого магнетизма уже проникла в нее, взбудоражила скрытые чувства.

Для себя Изольда уже решила как будет себя вести, что станет делать. Она всегда считала, что такие решения следует принимать заранее.

Она не обманывала себя. Она уже давно перестала это делать. Для чего? Куда вернее видеть и понимать всю правду. Она учитывала и старалась предусмотреть все.

Кем она была? Кем?

Одинокая женщина среднего возраста, борющаяся за себя, все ещё надеющаяся что ей повезет, и она сумеет отщипнуть для себя кусочек счастья от каравая, который предназначен на всех.

Увы, слишком много людей верят в то, что такой каравай существует, что если повезет, его может отыскать каждый. Верят и надеются. Надеются и тем обманывают себя.

Простаки в казино у рулетки. Чудаки возле организаторов уличных лотерей. Покупатели товаров, продавцы которых обещают им «приз» за покупку. Женщины, пытающиеся в первом улыбнувшемся им мужчине найти верного друга и достойного супруга. Мужчины, уверенные, что им осталось совсем немного, чтобы добиться богатства, положения в обществе, власти…

Однако счастье не холодец, который нарезан кусочками по числу людей, приглашенных погостить в этом мире. Потому ждать, когда кто-то положит отмеренную порцию на твою тарелку, не приходилось. Это надо было делать самой едва предоставлялась такая возможность.

Голиков погладил ей пальцы, потом поднял их и поднес к губам. Легкое, едва ощутимое возбуждение теплой волной омыло тело Изольды. Она посмотрела на полковника, увидела его глаза, полные желания и страсти и вдруг поняла, что боится. Не того, что должно произойти, если Голиков предложит ей пойти с ним, а того, что он может вдруг найдет в себе смелости сделать ей нескромное предложение.

У полковника смелости хватило. Он проводил Изольду до её дома и напросился на чай. Она любезно согласилась. Оставив гостя в комнате, ушла на кухню, быстро приготовила кофе, сварив его в медной, сверкавшей красным блеском «турке». Это была именно «турка», поскольку она сама купила её в Стамбуле, когда совершала круиз по средиземноморским странам. На больший подарок себе денег не хватило, зато теперь эта безделица напоминала ей о теплом и беспечном времени, проведенном на палубе шикарного теплохода.

Изольда разлила кофе в маленькие чашечки. Ей сказали, что это настоящий китайский фарфор, но утверждать она не могла, поскольку определить что означал иероглиф на донце так и не сумела.

— Прекрасный кофе. — Голиков отпил глоток и блаженно прикрыл глаза. И тут же без дипломатии спросил. — У вас есть друг?

Вопрос прозвучал дерзко, он касался той стороны жизни, о которой Изольда старалась говорить как можно меньше даже с хорошими подругами. Если в их беседах и возникала подобная тема, она загадочно улыбалась и аккуратно уходила от прямого ответа. Женщине, не состоящей в браке, бывает не просто признаться, что она совсем одинока и не пользуется успехом у мужчин. Подобное признание равносильно этикетке на товаре с надписью «Уценено».

Но здесь спрашивал мужчина. И она прекрасно понимала почему задан такой вопрос. Больше того, ей было ясно, что только от ответа будет зависеть то, как сложатся их дальнейшие отношения.

— Я… у меня… — она не знала как лучше выстроить ответ, но в конце-концов решилась и, будто признаваясь в страшном грехе, сказала. — Нет. У меня нет друга…

Голиков поставил чашечку на блюдце, поднялся со стула. Мягко ступая по паласу, подошел к Изольде, остановился за её спиной.

Изольда замерла, с волнением ожидая, что он станет делать дальше.

Его руки легли ей на плечи, потом нежно коснулись затылка. Легким движением он запрокинул ей голову. Теперь её глаза, темные с огромными зрачками, в которых отражался свет торшера, смотрели на него с растерянностью и покорностью. Голиков нагнулся к ней и коснулся её губ своими. Это не было жадным и сладострастным поцелуем. Это оказалось всего лишь легким касанием, но именно оно заставило Изольду вздрогнуть.

— Вы на меня не сердитесь?

Он убрал руки с её плеч и спрашивал извиняющимся тоном. Она не ответила, только отрицательно мотнула головой. Тогда он протянул ей руки. Она осторожно, как если бы боялась обжечься, положила пальцы на его ладони.

Голиков потянул её к себе и поднял со стула. Изольда встала рядом с ним, чувствуя себя маленькой, неуверенной. Он обнял её, подхватил на руки и отнес к кровати. Осторожно опустил на покрывало, присел рядом.

Изольда лежала, отвернув голову в сторону, полуоткрыв губы и закрыв глаза. Легкими движениями он начал расстегивать её платье. Ничего однако не получалось. Ему стало смешно. Надо же так — за свою жизнь он уже расстегнул столько пуговичек на одеждах женщин. И вот, казалось бы, снова занят привычным делом, но оно опять кажется ему трудно выполнимым. Пуговки маленькие, кругленькие, гладкие, выскальзывали из пальцев и не проходили в петельки.

Где же его хваленый опыт? Почему он помогает так мало?

А может быть именно в этом и заключена вся притягательность страсти, что никакой опыт не в состоянии притупить волнение, снизить желание, которое вспыхивает вдруг при каждой встрече с новой женщиной?

Изольда глубоко вздохнула и с покорностью стала ожидать, когда её партнер наконец победит непокорность застежек. Ей нравилось все, что сейчас с ней происходило. От Голикова пахло легким потом, и этот запах будоражил в ней что-то животное, хищное. Она вдыхала резкий почти уксусный аромат широко раскрытыми ноздрями и пьянела от возбуждения. Наконец преграды пали, и пальцы мужчины коснулись её, теперь уже обнаженного, тела. Они легли на плечо, скользнули вниз, ласково тронули грудь, потом ладонь сжала её.

Изольда так и не могла объяснить себе — чем обжигают её его пальцы — жаром или холодом. Тело её горело и в то же время подрагивало как в лихорадке.

Он придвинулся к ней плотнее. Его горячее дыхание коснулось её щек.

Его поцелуи становились все длительней и все более страстными. Он вбирал её в себя губами, будто старался высосать, выпить до дна…

Их языки коснулись, и она отрешенно застонала. Ее руки замкнулись на его спине, и острые наманикюренные ногти впились в его тело…

То что Изольда пережила в ту ночь, так быстро промелькнувшую в жаркой угарной страсти, она не переживала ни в браке, ни в нескольких мимолетных связях с мужчинами, пересчитать которых хватило бы пальцев одной руки.

Голиков оказался удивительно страстным и нежным. Он не просто подчинил её, смял своей волей. Нет, он покорил её, сделал своей рабой только потому, что открыл ей новый мир отношений, подарил тот ошеломляющий взрыв чувств, ради которых все живые существа стремятся навстречу друг другу, преодолевают любые препятствия, проходят через бури и битвы…

Наладить деловое сотрудничество и сделать аптеку пунктом передачи наркотиков оптовикам Голикову не составляло труда…

Теперь все рухнуло вдруг. Изольда была в панике.

Высадив её у метро Алтуфьево, Алексей загнал машину в первый удобный проезд, бросил её и поспешил за своей пассажиркой. За «Москвича» он не боялся: его рыдван мог привлечь интерес только сборщиков металлолома. А Изольду упускать из виду не хотелось. Алексей был уверен, что она обязательно станет искать контакта с полковником. Он не ошибся.

Из первого же таксофона Изольда кому-то позвонила. О чем шел разговор, Алексей не слыхал. Он остерегался подходить слишком близко. Единственное что он видел — Изольда бросала в автомат жетоны дважды.

Встреча аптекарши с полковником состоялась через двадцать минут у западного выхода метро Тимирязевская. Голиков ждал Изольду у газетного киоска. Она заметила его издали, помахала рукой, чтобы привлечь к себе внимание. Подошла быстрым шагом, поцеловала в щеку.

Полковник подхватил Изольду под руку, и они двинулись в сторону проезда Соломенной Сторожки.

Алексей делал все, чтобы его не обнаружили, но ни полковнику, ни Изольде не приходило на ум, что их кто-то мог вести. Они совершенно не остерегалась.

Слежку пришлось прекратить, когда пара скрылась в подъезде крупного десятиэтажного дома. Здесь, как догадался Алексей, жила Изольда. Чтобы проследить за полковником и узнать, где он обитает, надо было дождаться, когда он покинет дом. Подумав и выругавшись для облегчения души, Алексей решил остаться во дворе даже если там ему потребуется ночевать.

Тем временем в квартире аптекарши, едва за вошедшими закрылись двери, разразился скандал. Полковник сразу выплеснул все раздражение, которое кипело в нем с момента, когда он узнал о случившемся. Весь лоск и показная любезность слетела с него как мыльная пена под душем.

— Ты что наделала, дура?! Как ты согласилась ехать с кем-то незнакомым, даже если он сказал, что из милиции? Тебе что, моча в башку бросилась?

— Игорь… — Изольда горестно всхлипнула и поднесла к глазам носовой платок. — Не надо так говорить…

Голиков взъярился ещё сильнее.

— Ты, сука, думаешь что я буду вечно прыгать возле тебя на одной ноге? Жаклин хренова!

— Игорь, ты же интеллигент…

— Да ты любого интеллигента можешь вывести из себя…

Голиков без замаха врезал ей по щеке леща. Раздался громкий шлепок.

Изольда смотрела на него широко раскрытыми немигащими глазами. Удар ошеломил и парализовал её страхом. Она видела злобный блеск в глазах любовника и понимала — в таком взвинченном состоянии он способен на все.

— Что молчишь, дура?!

Он тряхнул её за плечи с такой силой, что голова мотнулась из стороны в сторону как у тряпичной куклы.

— Я… я никогда не думала, что наши отошения зайдут так далеко…

Голиков отшвырнул Изольду, она натолкнулась на диван, не удержалась и упала навзничь. Он вознесся над ней, огромный и разъяренный, как русский царь Петр в грузинском исполнении, над поверженной к его ногам Москвой.

— Далеко?! Ну, ты с-у-к-а! — Голос Голикова полнился удивлением. — Ты что, до сих пор ничего не поняла? Ты хоть слыхала, дура, что такое статья двести двадцать восемь? Это срок от пяти до десяти лет с конфискацией. До тебя доходит? Или больше всего беспокоит, что я к тебе невежливо обратился?

До Изольды дошло. Враз перестав хлюпать носом, она расширившимися глазами посмотрела на Голикова.

— Игорь, это правда?

— Как то, что ты дура!

— Что делать, Игорь?..

— Надо найти твоего приятеля и задавить…

— Он не приятель…

— Тогда тем более. Ты бы хоть номер машины его запомнила.

— Я запомнила.

Голиков оживился.

— Какой он? Назови.

— Семьдесят семь. И ещё написано «Rus».

Голиков схватился за голову, будто боялся, что она расколется.

— Ну, бабы! Семьдесят семь — это код Москвы. Что-то другое запомнила?

— Да. Еще — сто двадцать четыре.

— Буквы. Буквы нужны.

— ОГО. «О» впереди цифр, «го» — после них…

— Слава богу, хоть на это у тебя хватило ума. Ну, ладно…

Голиков притянул к себе её дрожащее тело, плотно прижал, ощутив как только что кипевшее в душе раздражение переходит в жгучий порыв желания…

* * *

Удобное место для наблюдения за подъездом Алексей нашел достаточно быстро. Оно находилось возле трансформаторной будки и мусорной площадки. Оглядевшись, Алексей опустил ржавую крышку железного контейнера, постелил на неё газету, уперся руками, подскочил и сел. Теперь со стороны дома заметить его было трудно, зато весь двор лежал перед ним как на ладони.

Алексей немного поерзал, и устроился так, чтобы спина уперлась в кирпичный забор. Стало очень удобно.

Было без четверти одиннадцать. Откуда-то пришли два кота. Потом, когда один начал ухаживать за другим, стало ясно — это кот и кошка.

Сперва они проявили неудовольствие тем, что кто-то занял их законное место. Кот пофыркал, походил под контейнером, держа хвост трубой и выгибая спину. Увидев, что незваный гость на его недовольство внимания не обращает, кот успокоился и занялся кошкой. Он её обхаживал со всех сторон, остервенело мяукал, потом, скорее всего уговорив, повел в другое более удобное место. И уже оттуда понеслись истошные вопли кошачьей любви.

Время шло. Шум, доносившийся со стороны Дмитровского шоссе, становился все менее напряженным. Улица уже не работала в ритме конвейера. Теперь машины проносились по ней волнами. Их ядро накапливалось у светофоров, затем они все разом бросались вперед на зеленый свет, уносились вдаль, и все стихало.

После полуночи Алексей заметил мужчину, который бесцеремонно тащил за собой женщину. Она сопротивлялась, но ничего не могла противопоставить мужской силе. Судя по глухому мычанию, рот у женщины был заткнут или заклеен. То как мужчина волок за собой женщину не понравилось Алексею. Подобным образом не должно обращаться с людьми. Никакой аналогии с тем, как он сам недавно тащил сопротивлявшуюся Изольду к месту, где собирался рыть яму, у него не возникло. И тем не менее скорее всего именно это неопознанное воспоминание стало главным побудительным чувством, толкнувшим Алексея на действия. Он соскочил с железного ящика и двинулся к дому.

Мужчина и женщина скрылись в подъезде. Быстро пробежав через двор, он вошел в дом. Со стороны лестницы, которая вела в подвал, доносился странный шум.

Ступени были выщерблены. По ним, как это часто бывает, волоком спускали в подвал тяжелые электромоторы, и бетон лопался, крошился. Алексей прижался к стене, где лестница была изуродована поменьше и стал медленно продвигаться вниз.

На пятой ступеньке в слабом свете, проникавшем из глубины подвала, Алексей заметил пустую бутылку. Чтобы она не загремела, взял её в левую руку. В правой он сжимал пистолет.

Внизу, где лестница кончалась, Алексей остановился и прислушался. Где-то за углом послышался глухой шум возни.

Алексей прижался спиной к стене и замер.

Звуки стали слышнее. Кто-то невидимый, — не поймешь мужчина или женщина — бормотал нечто невнятное. Затем раздался шлепок, походивший на пощечину. И снова теперь уже явно мужское злорадное хихиканье…

Алексей сделал два легких шага вперед. Ему предстояло повернуть налево, и он не собирался держать перед собой вытянутую руку с пистолетом. Если его шаги услышаны и кто-то затаился за углом в засаде, то лучше чем рука, протянутая вперед, для собственного поражения не придумаешь.

Не выглядывая за угол, Алексей застыл на месте и напряг слух.

Источник шума находился совсем рядом.

Медленное скользящее движение вдоль затененной стороны подвала и стала видна скрытая часть длинного коридора.

Вдалеке желтела лампочка, и две фигуры — мужская и женская — в её свете походили на силуэты театра теней.

Мужчина — высокий, худой, боролся с женщиной. Обхватив её за горло сгибом левого локтя, он правой рукой срывал с неё одежду.

Женщина отчаянно сопротивлялась. Она взбрыкивала ногами, махала руками, пытаясь царапаться.

Мужчина тяжело пыхтел и бормотал ругательства. Видимо, жертва оказалась не столь беззащитной, как он на то скорее всего рассчитывал.

В какой-то момент мужчина оглянулся, должно быть почувствовав присутствие третьего лица. В тусклом свете Алексей все же неплохо его разглядел и тут же узнал этого типа.

Два дня назад в телевизионной передаче «Петровка, 38» показывали портрет маньяка-убийцы, составленный по описанию двух пострадавших, но чудом оставшихся в живых женщин.

Длинная голова огурцом, тупой подбородок, большие лошадиные зубы…

Увидев портрет, Алексей сразу определил его для себя словами «хмырь болотный».

Сомнений не было — это он.

Свои жертвы маньяк убивал ножом, но вполне возможно, что у него имелось и другое оружие, например, пистолет. Раздобыть его в Москве не проблема. Важно иметь желание и деньги.

Алексей взял бутылку за талию, размахнулся исподнизу и швырнул в темноту подвала.

Пролетев возле запертой железной двери, она ударилась о бетонный столб за спиной хмыря и с дребезгом разлетелась.

Маньяк резко отшатнулся от женщины и посмотрел туда, откуда донесся звон стекла.

В этот момент Алексей выскочил из укрытия. Ствол пистолета уперся в салазки нижней челюсти хмыря.

— Тихо! — Предупредил Алексей.

— Чего нужно?

Вопрос прозвучал негромко, вполголоса. Привлекать чье-либо внимание тип явно не собирался, а уже тем более он не хотел поднимать хюбер — шум и крик, чтобы позвать кого-либо на помощь. Если застопоривший его человек блатной, есть шанс, что они обнюхаются.

— Шагай! — Алексей подтолкнул хмыря в глубину подвала, туда, где тускло светила одинокая лампочка.

Тот звучно проглотил слюну и сказал:

— Постой. Я на пробежке. Доходит?

«Пробежка», «стометровка», «скачки с препятствиями», «забег на большую дистанцию» — все это блатные синонимы побега из зоны. Человек с оружием, если он конечно не мент и не попка, должен это сразу понять и не мешать другому совершенствовать «спортивные» показатели.

Алексей понял. Вздохнул с показным сожалением.

— Конец пробежке, физкультурник. Это финиш. Теперь ложись.

Сильным ударом ноги, Алексей скосил хмыря на бетонный пол. Тот ударился головой и в отчаянии, уже не скрывая злости и ожесточения, стал материться, брызгая слюной во все стороны. Алексей топнул ему ботинком по почкам.

— Я те, гад, сейчас спину сломаю!

Насильники больше других боятся насилия. Издеваясь над слабыми, они тешатся тем, что на какое-то время позволяют себе забыть собственную ничтожность. Конечно, жалко было наручников — плохоньких, но собственных, купленных у черного барыги на рынке ЦСКА, но приходилось с ними расставаться. Алексей сковал руку поверженного противника и набросил второй браслет на стойку лестничных перил.

— Ты тут потерпи, — сказал Алексей хмуро. — Скоро тебя отцепят.

Он повернулся к женщине, которая стояла в сторонке, спиной прижавшись к стене. Обеими руками она прижимала платье, порванное на груди и смотрела на происходившее испуганными, расширенными глазами.

— А вы поскорее уходите отсюда. Быстро. Пошли, я вам помогу.

Он подтолкнул женщину к выходу и та засеменила, перебирая длинными ногами по ступеням. Испуг её был настолько велик, что она не сказала ни слова.

— Идите, идите! — Алексей махнул ей рукой и направился к телефонным кабинкам, которые тянулись по стене здания длинным рядом. Поганые руки городских хулиганов проявили здесь в полной мере свое гнусное мастерство.

Вырванные из аппаратов копилки для жетонов, разбитые диски нумераторов, сорванные трубки сделали большинство автоматов ненужными. Только один телефон из шести оказался в рабочем состоянии. Алексей снял трубку, набрал 02.

— Милиция. — Женский голос оператора звучал недовольно. Видимо за смену повторение одних и тех же слов нагоняет на дежурных неодолимую тоску.

— Здесь вот рядом со мной лежит маньяк. Его вчера показали по телевидению. Запишите адрес. Я расскажу, как его найти…

И тут же в разговор вступил мужчина.

— Не кладите трубку, пожалуйста. Объясните почему вы сказали, что он лежит?

— Дурак он, — Алексей не считал нужным вступать в долгую беседу. — Связал себя, паразит, и лежит. Но вы не тяните с приездом. Он может и развязаться…

Вернувшись к мусорным ящикам, Алексей наблюдал как приехала милиция, как оперативники окружили подъезд, с какими предосторожностями они спускались в подвал и сколь торжественно, подгоняя тычками коленей в зад, вывели маньяка к машине.

В седьмом часу утра из подъезда вышел полковник. Задержался у двери, легким движением руки снял фуражку, пригладил волосы, и снова надел её, проверив положение кокарды.

Довести полковника до дома на Верхней Масловке и выяснить номер квартиры не составляло труда.

Вечером, отправляясь на дежурство в свою контору, Алексей встретил участкового. Вскинул руку в салюте, как пионер.

— Здорово, Крячкин!

Алексей протянул милиционеру руку ладонью вверх. Крячкин звонко хлопнул по ней пальцами.

— Здоров, коль не шутишь.

— Как успехи? Говорят, вы маньдяка поймали?

Крячкин не понял.

— Кого?

Алексею пришлось пояснить.

— Маньяка, говорю, поймали?

До Крячкина дошло, и он засмеялся.

— Маньдяка, говоришь? И да и нет.

— Как это так?

— Нам его подставили. Своя же братва.

Алексей удивленно вскинул брови. По его изумленному виду Крячкин понял — требуется пояснение.

— Растет авторитет милиции, старик. Вот и первое следствие. Мы начали круто проводить облавы. Накрыли несколько притонов. Взяли двух залетных авторитетов. Братва тут же всплошилась: если так пойдет дальше, то мы повяжем всех. Они сами нашли, — как ты назвал? — маньдяка — и позвонили нам. Оставалось только протянуть руки и набросить браслеты. Теперь сразу восемь дел пошли на раскрытие.

От такой трактовки происшедшего Алексею стало не по себе. Он спросил с ехидцей:

— А не могли его прихватить на горячем честные люди?

Крячкин поскреб затылок.

— Нэма в стране дураков. Кому на хрен придет в голову задарма бегать по городу и выслеживать опасного рецидивиста? Если только тебе. — Крячкин посмотрел на Алексея с насмешкой. — Наркоманию ещё не победил?

— Нет, Крячкин, я очень сожалею, но генералом тебе не стать.

— Это почему?

— Кто же свои милицейские успехи приписывает братве? Тоже мне реляция. Кого начальству поощрять? Братву? Лично я бы доложил так: «Благодаря титанической индуктивной и дедуктивной созидательно-деструктивной деятельности всех служб милиции в ходе операции „Наш чистый дом Россия“ захвачен опасный преступник, находившийся в розыске…» Глядишь, пришпандорили бы тебе медаль. Вот сюда. — Алексей приставил палец к груди Крячкина и покрутил, будто собрался проколупать отверстие. — От имени нашего родного отечества третьей степени…

* * *

Альберт Андреевич Лобанов непременный и влиятельный член «семерки», один из распорядителей общака Системы жил в большом кирпичном доме на 2-й Песчаной улице.

Этот район Москвы выгодно отличается от многих микрорайонов, застроенных индустриальным методом. Здесь группы домов разделены просторными зелеными дворами и соединены прекрасными внутридворовыми проездами. Рядом с домом — два зеленых массива. С одной стороны широкий бульвар — каштаны и липы, — украшенный и оживленный фонтаном. С другой — большой парк, протянувшийся вдоль восточной стороны улицы Куусинена.

Жизнь в этом районе не шумная — здесь нет крупных предприятий. Центральный аэродром, существующий рядом, давно перестал гудеть, а немногие фирмы и офисы, которые здесь осели, ведут себя тихо, стараются в глаза не бросаться: там где куют настоящие деньги, молотками по наковальням не стучат.

Утром, не совсем ранним, а ближе к десяти тридцати, Лобанов вышел из дома и не спеша, вальяжно припадая на правую ногу, — сухожилие он повредил на лесоповале, когда отбывал срок в северном краю страны комиков, — направился к гаражному кооперативу.

Гаражи располагались неподалеку от дома — только перейти дорогу и наискосок пересечь небольшую зеленую зону, тихую и обычно пустынную. Лишь иногда здесь можно было встретить собачников, прогуливавших любимых псов.

Тихое утро располагало к лирике. Сейчас бы тяпнуть сотку, закусить балычком и сидеть на даче, на берегу водохранилища с удочкой в руках, балдея от солнышка и легкого трымтения в хмельной голове. Но предстояло дело, и Лобанов не мог позволить себе стограммушечку. За рулем он не пил.

Несмотря на кажущуюся мирность утра, Лобанов держался настороженно.

Опытный барбос, особенно бродячий, хорошо чувствует людей. Он может зарычать или затявкать, если видит, что приближающийся человек его опасается и боится. Почему на такого не оскалить зубы? Он легко угадывает тех, кто даже головой не поведет в сторону гавкающей дворняги. Так на кой тратить на них голос и силы, если все пойдет впустую? Так же просто псы догадываются об агрессивном характере прохожего, который ради забавы, проходя мимо с незаинтересованным видом может неожиданно замахнуться и пнуть в бок носком башмака. От такого лучше заранее посторониться и даже, если лежишь, встать и убраться подальше.

Лобанов никогда и никому не позволил бы сравнить себя с псом. В крайнем случае — с волком. Для этого у него основания были — три срока, два побега и жизнь сначала — под чужим именем, под боком доброй вдовы. принявшей на себя звание его сожительницы.

И вот это волчье чутье заставило Лобанова напрячься. Ему не понравился парень в серой куртке из плащевой ткани и в белой летней кепочке, надвинутой на глаза.

Трудно сказать почему, но скорее всего из-за того, что куртка в теплый день была совсем не нужна. Повернуться и пойти в сторону Лобанов не захотел. Иногда он совершал такой маневр, когда на пути попадались собаки, встреч с которыми он не любил. Но уступать дорогу случайному встречному, даже если тот показался подозрительным, не позволяла мужская гордость.

Пистолет, который сейчас мог вселить чувство уверенности, был далеко. Он находился в машине в тайнике, который Лобанов оборудовал под передним сидением.

Впрочем, подозрения быстро прошли. Шагавший навстречу тип совсем не обращал внимания на Лобанова. Больше того, он вдруг остановился и стал прикуривать. Он достал из кармана зажигалку, высек огонь и поднес к сигарете, которую держал во рту.

Это будничное привычное для глаз действие успокоило Лобанова, и он ускорил шаг.

Прохожий чуть отступил, освобождая протоптанную дорожку Лобанову. И лишь в момент, когда тот оказался рядом, Кузьма, не вынимая левой руки из кармана, нажал на спуск. Выстрел хлопнул негромко, протяжно, с шипеньем…

Лобанов слегка развернулся и стал оседать на землю.

Кузьма быстрым шагом сошел вниз с невысокого бугра и сел в стоявшую на обочине машину. Она сорвалась с места и сразу рванула по Чапаевскому переулку в сторону Ленинградского проспекта…

* * *

Жетвин быстро понял, сколько удобств таило в себе сотрудничество с Богдановым. Полковник был расчетлив в делах и лаконичен в просьбах.

— Женя, возьмите на себя Профсоюзную. Там работает розничный торговец Голикова. Надо выявить его оптовика и убрать с доски. Розничника проверьте на своем товаре.

— Смысл?

Жетвин всегда старался точно понять маневр и знать его цели.

— Надо обложить и зажать в тиски Голикова. Он нам пригодится.

— Зачем?

— Он подгреб под себя военно-медицинскую лабораторию в Московском военном округе. И там начал гнать синтетические формы. У меня два выхода — накрыть его и засадить или включить в Систему.

— Второе лучше. — Жетвин понимающе засветился.

— Я тоже так думаю.

— Хорошо, я начну подрезать ему крылья…

Кому поручить работу — сомнений не возникало: только Сорокину.

Жетвину Кузьма нравился с каждым делом все больше и больше. Он чем-то походил на пистолет ТТ — никаких изысков в дизайне: ствол, рукоятка. Есть машинки куда красивее и элегантнее. Например австрийский «Глок-19». Это просто игрушка, когда возьмешь её в руки: ухватистая, с зайчиком лазера, которым можно пометить чей-то лоб. А вот надо же, понимающие киллеры присмотрели себе ТТ, рождения одна тысяча девятьсот тридцатого года, и до сих пор эта модель в цене и в употреблении.

Также и Кузьма — с виду вроде бы мирный представитель безмозглого российского электората — тупая рабоче-крестьянская косточка: мимо пройдешь и не подумаешь кто он на самом деле, а это прирожденный чистильщик — расчетливый, умный, безжалостный и удачливый.

Но ещё одно качество — предельная степень послушания — делало Кузьму исключительно ценным кадром в проведении деликатных операций. И понятливый — на лету схватывает.

— Главное, Сорокин, без шума. Чтобы тихо-тихо. Ты ведь у зоны стоял с наружной стороны колючки? Там и оставайся. Пусть громко стреляют те, кто привык видеть небо в решетку.

Кузьма в доброй улыбке открыл зубы. Так скалится злой пес, радуясь встрече с хозяином. А зубы у Кузьмы крепкие, ровные с большими острыми клыками. Он никогда не резал мясо ножом на кусочки — не вкусно. Он рвал его зубами и только в таких случаях чувствовал себя человеком. Рассуждения Жетвина Кузьме нравились. Так и надо — сильный должен работать без шума.

— Я понял.

— Больше ничего объяснять не надо?

— Дак оно все и так ясно.

— Вот и работай.

* * *

Два дня спустя, получив выходные после суточного дежурства, Алексей взял под плотную опеку полковника Голикова и сумел установить личность «бригадира», который курировал сеть розничных наркоторговцев по Калужско-Рижской линии метрополитена. Для этого Алексею пришлось полдня водить «бригадира» по столице. Иного способа выяснить нужное не имелось.

Большой город живет на разных этажах, хорошо соединенных между собой и в то же время надежно изолированных друг от друга.

Можно прожить в Москве семьдесят лет, получить право считаться старожилом, но не быть в курсе жизни и дел большинства этажей, с которыми ты непосредственно не связан.

Спросите у бабушки Дуси Тетериной, сидящей целыми летними днями у подъезда хрущевского дома в Черемушках, в котором она прожила полжизни, где удобнее всего купить травки к столу, и добрая бабуля объяснит вам, что лучше не спешить на знаменитый Черемушкинский рынок, где за пучок петрушки сдерут с вас как с белки, а лучше взять товар возле станции метро, где на корточках травку продают подмосковные огородницы.

После этого подойдите к парню у той же станции метро, которую вам рекомендовали. Он стоит с видом небожителя, смотрит счастливыми глазами на чудаков, спешащих в знаменитый на всю Москву «Дом обоев». Постойте возле, не дергаясь, не гоня волны, потом спросите негромко и не обязательно глядя в глаза:

— Пацан, где бы травки прикупить, не скажешь?

И, если парень поверит в вашу искренность, то обязательно пошлет к Черемушкинскому рынку, а никак не к подмосковным огородницам, поскольку поймет — не петрушка вам интересна, а маковая соломка — гаш, планчик, сушняк, чера, шарас, ханоби, короче, как вам ещё угодно назвать ходовой товар, вгоняющий любителей в крутой кайф.

Но с такой прямотой можно и нарваться на неприятности. Если в ваших глазах не увидят достаточной доли искренности и заинтересованности в балдежном материале и примут за дешевого стукача, пособника милиции, то можно и на ножичек нарваться. Умелый хранитель тайн без труда сумеет сделать аккуратную дырочку возле пупка излишне любопытному типу. Чтобы не совал нос, куда не надо. Поэтому Алексей выбрал вариант поездки за бригадиром по местам, интересовавшим их обоих.

«Таврию» бригадира и «Москвич» Алексея в этой поездке все время разделяли две других машины. Алексей старался не высовываться без крайней нужды из потока, чтобы не привлекать к себе внимания того, за кем он следил. Лишь один раз он вынужден был прибавить скорость и с нарушением правил проскочить перекресток, когда буквально под носом загорелся красный свет. Хорошо, что рядом не оказалось гаишника — светофор работал в автоматическом режиме.

На охраняемой стоянке на 1-й Хуторской улице «бригадир» загнал «Таврию» за ограду и оттуда выехал уже на синей «Хонде». Если бы Алексей не следил за ним столь пристально, он наверняка упустил бы подопечного.

Объяснять смену машин одним только пижонством значило бы ошибиться в выводах. Отправляясь по торговым точкам, оптовик предпочитал «Таврию» по двум основным причинам. Прежде всего потому, что дешевый шарабан, «зробленный в самостийной Украине», хотя и был иномаркой, но не привлекал внимание угонщиков и автоинспекторов. В крайнем случае при определенных обстоятельствах эту машину можно было без сожаления бросить в любом месте, не боясь, что её угонят.

Экскурсия по городу дала Алексею немало полезных знаний.

Проведя бригадира по всей линии его торговых точек — от розничного распространителя Мураша до дворничихи Тутышки, Алексей понял, сколь разнообразен выбор дури, которым располагала группа полковника Голикова. Вспомнились слова Козлика, который в доказательство своей непричастности к смерти Николая, говорил: «Леха, убей меня, но димедролом нажраться до загиба просто невозможно. А другой дури у меня нет. Поищи у тех, кто покруче».

На другой день уже без машины Алексей выбрался в город, решив понаблюдать за работой одной из розничных точек, где судя по ряду признаков и торговали тем, что «покруче».

Нет ничего интересней и безрадостней, чем московские магистрали. Это места любопытных происшествий, погонь и перестрелок на ходу, вечный источник шума и гари, окиси углерода и канцерогенов, пыли и смога.

Алексей вышел из метро на перекрестке Нахимовского проспекта и Профсоюзной улицы. Сюда он приехал к вечеру, нашел удобную позицию и стал наблюдать.

По улице сплошным потоком катили машины. Торопились, обгоняли одна другую. Хозяевам жизни и огромных денег некогда было ждать: одни из них спешили на приемы, другие на презентации, третьи на встречу с собственной смертью. И часто встречались с ней тут же, прямо на проезжей части в личных прекрасных машинах. Тогда на улице начинали сверкать мигалки и выть сирены то скорой помощи, то милицейских автомобилей. А по тротуарам, толпясь, поспешали люди. Потоки путались, пересекались, стекали в подземные переходы и лабиринты метро, куда цивилизация машин загнала живые организмы для их собственной безопасности.

Алексей не был приметен в толпе. Одет просто, выглядел небогато: так вахлачок из провинции. Несколько раз к нему подкатывались мастаки-лохотронщики, в надежде разжечь у простака приступ жадности и выставить на все, что тот имел в карманах. Один протягивал «колхознику» даровой счастливый билет, который сулил ему внезапный выигрыш. Другой предлагал поддержать мазу — войти в долю и сорвать крупный банк. Но грязь к булату пристать не может. Холодный взгляд, короткое объяснение ситуации:

— Канай, мастер. Со мной все глухо.

Толкача-продавца Алексей вычислил довольно быстро. Это был парень неопределенного возраста в черной рубахе, которая от многократных стирок стала бурой. И только желтый американский орел с белой головой, раскинувший крылья на груди, все ещё не утратил яркости. Он стоял, прислонившись спиной к липе, которую рачительные хозяева московских улиц в борьбе со снегом извели химикатами, и дерево оставалось только спилить.

Алексей видел, как из легкого павильона, в котором торговали стандартным набором товаров: баночное пиво, сигареты, вода в больших пластиковых бутылках, шоколад в коробках и плитках, вышла пара — элегантная девица в туфлях с толстенной подошвой и разжиревший на добротных харчах молодой мужик с красными обвислыми щеками и прямым, будто стесанным топором затылком. Он постояли, поглядели по сторонам, потом подошли к парню, подпиравшему дерево.

О чем шел разговор, Алексей не слышал. Он только видел, как краснощекий вынул из внутреннего кармана пиджака бумажник, достал оттуда деньги и отдал парню. И тут же пара отошла в сторону. Все внимание Алексей переключил на них.

Дойдя до угла, пара задержалась. Из-за павильона появился худощавый человек средних лет в больших очках. Он двигался неторопливо, все время внимательно осматривался, словно искал знакомых. Проходя мимо краснощекого что-то протянул тому и, не останавливаясь, двинулся дальше.

Все ясно — акт купли-продажи состоялся. Он был умело расчленен на действия, которые позволяли кассиру не иметь дела с товаром, а продавцу с деньгами.

Одного не знал Алексей — в тот же день, в тот же час здесь вел разведку Кузьма Сорокин. Его интересовал хозяин точки, который вечером должен был снимать кассу.

Алексей, разобравшись в том что к чему, счел, что добытых сведений для одного раза достаточно. Как ими распорядиться он решит чуть позже.

Кузьма свои наблюдения решил довести до конца в тот же вечер. Он дождался, когда к кассиру подошел инкассатор, получил заранее отсчитанную сумму, не считая положил её в сумку и с незаинтересованным видом пошел по Нахимовскому к месту, где его ждала машина.

Кузьма размеренным шагом малооплачиваемого трудяги двинулся за ним.

Инкассатор и его охранник стояли возле машины. Охранник, судя по всему, не был профессионалом. Заимев в кармане пушку, он преисполнился самомнением и уверенностью в своей неуязвимости.

Глупость охранника заключалась в первую очередь в том, что он стоял не спиной к машине, а лицом к ней и увлеченно беседовал с подошедшим кассиром. Таким образом, он не имел возможности контролировать обстановку и, если не разрядить её в трудном случае, то хотя бы встретить нападающего лицом к лицу.

Кузьма шел, сунув руки в карманы. Он подчеркнуто вилял задом, который обтягивали узкие джинсы, давно потерявшие цвет и прочность. Ни в его облике, ни в поведении не было ничего привлекательного или необычного. Типичный лох, на которого не стоило обращать внимания.

В последние годы общество резко разделилось на две категории. Права первой обеспечивали большие деньги. Права второй государство записало в конституцию и потому они ничем не обеспечивались. Представители первой группы населения ездили по городу преимущественно в иномарках. Вторые ходили пешком или передвигались в городском транспорте, часто не приобретая даже билетов, за полной неплатежеспособностью.

Охранник, относивший себя к автомобильной элите не читал нужным остерегаться пешехода, ничем не примечательного, сирого и скорее всего убогого. Он явно ещё не был бомжем, но находился в процессе сближения с публикой этой категории.

Расстояние между ними быстро сокращалось, но охранник по-прежнему не обращал на это внимание. Кузьма через плечо бросил взгляд назад. Улица выглядела пустынной. Рука скользнула в карман и сжала знакомую до мелочей рубчатую рукоятку ТТ — верной и неприхотливой машинки, уверенно ставивей точки в чужих судьбах.

Волна нездорового возбуждения взбодрила нервы. Это ощущение лихорадящей дрожи Кузьма впервые испытал в Измайловском парке, но тогда толком не сумел в нем разобраться. Теперь знал — это радость превосходства над противником, это чувство подлинной власти. Твоей власти. Твоего права решать чьи-то судьбы и диктовать людям свои желания.

Рука описала стремительный полукруг. Выстрел булькнул негромко, даже не заставив взлететь задремавшую на ветке ворону. Нерасторопный охранник медленно сполз на асфальт и улегся возле машины. Инкассатор, ошеломленный случившимся, замер на месте, опупев от страха.

Кузьма подошел к нему. Демонстративно придвинул ствол пистолета к чужому пузу. Взял из рук сумку с дневной выручкой. Сказал негромко, буднично:

— Ты вот что, смотри мне в глаза. И не щурься. Понял?

Инкассатор смиренно закивал.

— Да не дрожи. Ничего тебе не будет. Понял?

Мелкие дробные кивки повторились.

— Язык у тебя есть? — Кузьма довольно усмехнулся. Ему доставляло удовольствие видеть, что люди его боятся. Было бы совсем неплохо для полного кайфа, если бы оптовик напустил в штаны, но на нет и суда нет.

— Ага, есть.

— Тогда скажи: «Понял».

— Понял.

— Ты знаешь, что сейчас происходит в России?

— Н-не-ет. — Оптовика, несмотря на заверения Кузьмы в миролюбии, трясло от страха.

— Газет не читаешь, что ли? «Московский комсомолец» в руки берешь? Нет?! Лапоть! Бажбан! Надо читать. Понял?

— Понял.

— Так вот в газетах написано: президент Ельцин приказал делать ставку на молодые кадры. Ты молодой?

— Да.

— Значит на таких как ты надо делать ставку. Понял?

— Да.

— А барин у вас — полковник — старый?

— Да.

— Вот таких президент и приказал заменять. Понял?

— Понял.

— Твоя розница барина знает?

— Нет. Всех набирал бригадир.

— Видишь, как хорошо. Значит для вас сверху все останется как и было, только наденут новую шапку. Эти деньги, — Кузьма тряхнул сумкой, — пойдут в зачет. Понял?

Инкассатор закивал и промычал нечто похожее на согласие.

— Машина твоя или охранника?

— Его.

— Тогда помоги его внутрь сунуть. И уходим. Пусть с ним менты разбираются. Завтра приходи на место как положено. К тебе подойдут, все объяснят и дадут другого охранника. Не лопуха. Понятно?

Боже, только полный болван не поймет, что ему оставили жизнь и не закивает в ответ согласием.

Ничего об этом не зная, Алексей сидел дома и попивал свой вечерний чай.

* * *

Утром, собираясь а службу, генеральный прокурор Геннадий Михайлович Муратов ощутил легкое недомогание. Он вышел на крыльцо своей, недавно достроенной дачи, по привычке хотел вдохнуть полной грудью свежий воздух, тянувший с выстывшей за ночь речки Истры, как вдруг понял — что-то ему мешает дышать. Тугой комок подкатился и застрял возле желудка, а тупая жмущая спазма — то усиливаясь, то ослабевая — прокатывалась влево вверх к плечу.

Отец Муратова — Михаил Николаевич, полковник Советской Армии скончался от прободения язвы в пятьдесят восемь лет. Случись несчастье в городе, отца можно было спасти, но оно произошло на даче и ему ничем помочь не удалось.

С той поры Геннадий Михайлович настороженно относился к поведению своего желудка и остерегался неприятностей, которые тот мог доставить.

Стоя на крыльце и глядя на чистое голубое небо, кое-где тронутое мазками облаков, Муратов осторожно поглаживал грудь и живот, но неприятные ощущения не проходили.

Служебная машина со спецсигналом, маячком-мигалкой, спецномером, короче со всеми неистребимыми остатками привилегий номенклатуры социализма, ждала хозяина у ворот.

Муратов прошел к ней, сел на заднее сиденье, мрачно бросил шоферу: «В город», и тот понял — шеф не в духе. Не оборачиваясь, спросил:

— В прокуратуру?

— В поликлинику.

Терапевт, предупредительная и внимательная Маргарита Ивановна, осмотрела, простукала и прослушала пациента.

— Нет, Геннадий Михайлович. Это не желудок. Это сердечко.

Кардиограмма подтвердила её диагноз.

— Вам бы полежать, — посоветовала врачиха, хотя прекрасно знала — подобные советы воспринимаются больными, только в случаях, когда те и сами уже не могут не лечь. — У вас явное переутомление.

Лекарство, полученное в аптеке, сняло спазм и Муратов с облегчением приказал водителю:

— К себе.

Секретарша — женщина средних лет, не отличавшаяся особой красотой (шашни Муратов на службе не заводил) встретила шефа с обычной заботливостью:

— Изматываете вы себя, Геннадий Михайлович. Вам бы отдохнуть…

— Что поделаешь, Зинаида Федоровна, служим-с…

Муратов прошел в кабинет, постоял у двери, огляделся. Сердце немного успокоилось. Видимо права была врачиха — это от переутомления. Хотя определение страдало некоторой неточностью. Он просто загнал себя, как загоняют лошадь, которую впрягли в телегу с непосильной поклажей и направили в грязюку, заставляя изо всех сил тянуть груз. Именно в грязюку. Потому что она сейчас повсюду, куда ни глянь. Ее замесили и продолжают месить те самые люди, которые ещё недавно орали о необходимости восстановления законности в России в полном её объеме. Вот и сейчас ему предстояло влезть в дело, от которого несло дерьмом…

Обычно просторный и светлый кабинет от одной мысли об этом показался Муратову мрачным и угрюмым. Что-то давящее господствовало в его атмосфере.

Муратов ещё раз огляделся, стараясь понять, что создает здесь нездоровую атмосферу.

Встретился глазами с мертвенным тупым взглядом президента, хотя на портрете тот в целом выглядел благожелательно и бодро. Художник придал ему черты человека мыслящего, уравновешенного и не оставил в облике ничего, что видел Муратов, встречаясь с главой государства один на один — его чванливость, презрение ко всем, кто стоит рядом и уж паче чаяния к тем, кто находится ниже.

Но главное не в том, каким был президент на портрете и в действительности. Главное — здесь, в этом кабинете не должно было бы быть самого портрета. На каждой стене в рамке тут необходимо поместить Конституцию, чтобы все знали — прокуратура служит не личностям, а закону.

Тем не менее, оставшийся в наследство от предшественника портрет продолжал оставаться в кабинете генерального прокурора и распорядиться вынести картину Муратов не мог набраться смелости. Он знал — это сразу подметят, истолкуют по-своему и доложат президенту, который в любом ему не понравившемся действии подчиненных видел заговоры и подкопы под свою власть.

Постояв у двери, Муратов зажег свет, прошел к сейфу, открыл его. Прежде чем взять с полки синюю тяжелую папку, тяжело вздохнул. Потом подошел к столу, и ещё не садясь в кресло, нажал клавишу интерфона. Повернул лицо к аппарату, сухим отчужденным голосом сказал:

— Я никого не принимаю.

— Тут ждет Катков.

Зинаида Федоровна ничего не просила. Она только докладывала, что в приемной, соблюдая такт, находится первый заместитель Муратова, которому предоставлено право посещать шефа в любое время. Муратов болезненно скривил губы.

— Попросите Петра Анисимовича зайти через час. У меня срочное дело.

Петр Анисимович Катков должен был слышать весь разговор, и хотя решение генерального для него оказалось малоприятным, обязан принять эту данность.

Муратов выключил интерфон, открыл твердый футляр очечника, вынул из него очки в тонкой золотой (не золоченой, а именно золотой) оправе. Затем осторожно, будто боясь обжечься, раскрыл корочки папки.

Первое, что он увидел, была черно-белая фотография размером тринадцать на восемнадцать. Объектив аппарата запечатлел интерьер просторного помещения, громадный камин на заднем плане. Поленницу березовых дров рядом с очагом. Огонь в жерле топки. Перед камином большой стол. На нем хорошо просматривалась батарея бутылок с напитками разных сортов — коньяк, водка, виски. Фрукты. Ваза с пироженными…

Но внимание приковывало другое. На роскошном огромном диване, стоявшем у стены слева, сидела пара — абсолютно голые мужчина и женщина. Точнее, на диване, раздвинув ноги, сидел мужчина. Женщина нашла место на его коленях. Было ясно видно, что она не свободна в своем положении. И не потому что мужчина держал её руками за талию. Некий незримый телесный стержень, соединял их в единое целое. Лицо мужчины искажала сладострастная гримаса, глаза тупо таращились.

Муратов тяжело вздохнул и устало откинулся на спинку кресла.

На фотографии он узнал генерал-лейтенанта милиции Волкова, с которым на многих заседаниях они уже более двух лет садятся рядом.

«Боже мой!» — подумал Муратов, ощутив собственное бессилие и опустошенность. Большую часть жизни он был членом компартии, не верил ни в бога, ни в черта, но упоминание имени господа прочно вошло в речь демократических атеистов, как дань новой моде, и выделяться прокурору не хотелось.

Боже мой! Приходилось решать, что делать с фото и досье, которые сейчас лежат на столе.

Два дня назад из министерства внутренних дел Муратову привезли и передали досье на депутата Государственной Думы господина Марусича. Ряд розыскных дел, которые вела милиция по преступлениям, предусмотренным уголовным кодексом, вывели на Марусича, как на организатора, подстрекателя, пособника и даже исполнителя противоправных деяний.

Уже вчера в полдень Муратову позвонил Волков. Поразил своей осведомленностью.

— Геннадий Михайлович, по-моему, у тебя лежит дело на Марусича. Мой совет — спиши ты его в архив к чертовой матери. Это хитрая и грязная интрига, в которой крайним окажешься ты. Если интересно, при встрече расскажу подробно.

А к вечеру из ФСБ привезли кипу фотографий. Сделанные на загородной даче, в сауне, бассейне, в роскошных апартаментах, они зрительно подтверждали близость Волкова и Марусича, их совместное участие в оргиях в обществе дам вольного поведения.

В конце-концов ничего криминального в подобном поведении генерала Муратов не усматривал. Хотя посещение бани с дамами не просто проявление пристрастия к чистоте, все же это не дело общественности, а супружеской генеральской четы. Но Муратова беспокоило другое. Его мог вызвать президент. Как обойтись с беспутным членом коллегии МВД мог решать только он сам. Однако в разговоре неизбежно встанет вопрос о том, что делать с Марусичем. И ответить на него по совести Муратов не мог. Документы, собранные в досье, убедительно свидетельствовали — депутат не только растленный в моральном отношении тип, он — преступник. Его надо привлекать к суду. Но такая строгость стала бы прецедентом нарушения федеральных законов. Депутат, даже если он убийца и вор, для правосудия неприкосновенен. Наказать генерала за блядки и не тронуть депутата-преступника — разве это справедливость?

Муратова уже давно не обманывала строгая фразеология российских юридических документов. Самые очевидные положения законов скрывали в себе массу лазеек, позволявших преступникам уходить от ответственности.

Казалось бы статья четвертая уголовного кодекса «Принцип равенства граждан перед законом» должна стать краеугольным камнем демократичности в привлечении преступников к суду. В ней черным по белому записано:

«Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

Прочитаешь и можно слезу уронить. Тем не менее, едва дело касается практики применения закона, то выясняется, что другими актами государства из под уголовной ответственности выведены многие члены правительства, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы. Вот и думай, как соблюсти остатки собственной чести, показать всем свою приверженность к демократии и одновременно высокую государственную строгость.

Прикрыв папочку с фотографиями, Муратов щелкнул интерфоном, вызывая заместителя.

— Петр Анисимович, зайди.

— Иду.

Катков сразу уловил обеспокоенность в голосе генерального. Должно быть что-то свалилось на шефа, а поскольку неприятности на начальство обычно валятся сверху, Муратов сейчас обязательно постарается распределить порцию бяки на своих замов в равной доле. Конечно, бывают и такие дела, когда в силу секретности (а в прокуратуре, как известно, имеется немало тайн) для сохранения поступивших сведений их сообщают только самому ограниченному кругу лиц. Катков в этот круг входил во всех случаях.

Впрочем, как бы там ни было, Катков и сам с утра собирался зайти к шефу не с пустыми руками. Вчера вечером ему со стороны подкинули «ежика» и что с ним делать без совета с Муратовым он решить не мог.

Когда Катков вошел к шефу, тот прохаживался в раздумии по кабинету, словно измерял его шагами.

Они поздоровались.

— Сядь, — предложил Муратов заму и показал на стол, где лежала синяя папка. — Почитай. Потом обсудим.

Катков открыл корочки и увидел большую черно-белую фотографию. Бросил на неё быстрый взгляд и сразу перевернул. Ниже лежала вторая. За ней — третья…

Вообще-то Катков видел и не такое. Через его руки проходили крутые дела изготовителей порнофильмов, в которых гадкие сцены перемежались сценами отвратительными, но здесь имело место другое. Главного персонажа, который фигурировал на всех снимках, он прекрасно знал и было потому нечто постыдное в разглядывании голого члена кабинета министров, который ни ладошками, ни фиговым листком не прикрыл ни одной из висячих, лежачих и стоячих деталей интима и походил в этом отношении на фавна, резвившегося в обществе обнаженных граций. Ко всему Катков ощущал, что за ним с интересом следит генеральный, а подглядывать в замочную скважину, даже если возле неё тебе любезно уступили место, занятие не очень почтенное.

Быстро проглядев снимки и бумаги, Катков закрыл папку.

— Что скажешь? — спросил Муратов.

Нейтральность тона, каким был задан вопрос, плохо маскировала явный интерес генерального.

— Похоже, снимки подлинные. Это раз. Но надо, чтобы их проверила экспертиза…

Катков был готов назвать и второе и третье свое соображение, но Муратов его перебил.

— Что будем делать?

Катков вздохнул.

— С утра я собирался зайти к вам по этой же причине. Вчера мне звонил Волков.

— Так-так, — Муратов удивленно вскинул брови. Сообщение добавляло в интригу новые краски. — И что?

— Просил предупредить вас, что прокуратуру с делом Марусича пытаются грубо поставить. Дело не имеет под собой объективных оснований. Оно насквозь политическое и нужно хорошо понять, что ничего кроме скандала в обществе не вызовет.

— Он намекал на фотографии?

— Нет. Больше того, сейчас я думаю, он о них даже не знает. Больше того, он скорее всего не в курсе, что его разговоры писали…

Муратов с удивлением посмотрел на Каткова.

— Это точно?

— Мне передали некоторые пленки.

— И что там?

— Вот. — Катков вынул из кармана кассету. — Хотите послушать?

Запись была не лучшего качества, поскольку голоса звучали на фоне льющейся воды. Как видно, беседа происходила все в той же сауне, где делались и снимки приверженного к телесной чистоте Волкова.

— Анатолий…

— Это голос Марусича, — пояснил Катков.

— Анатолий, я все думаю, как удобнее оформить наши финансовые отношения. Может быть жену оформить как бы за прочтение лекций? Дело ведь идет о сущем пустяке. Меня интересуют только свежие документы из твоей канцелярии. Ты подумай и сразу не отказывайся. Или не хочешь с этим связываться?

— Да не то что не хочу. — Муратов узнал голос Волкова. — Просто мне как-то это…

— Не по душе? Я понимаю. Но, если подумать, ничего в этом нет. Милое дело. Документы остаются у тебя, мне только ксерокопии. — Марусич засмеялся, и его смешок показался Муратову гаденьким. — И лекцию, оказывается, ты у нас прочитал… Впрочем не ты — жена…

— Жена у меня не юрист.

— Ну и что? Кто знает-то? Ты подумай — речь ведь всего о ксерокопии. Шапочку, где там номер и гриф «Секретно», прикроешь маской. А жену я официально оформлю на чтение лекций.

— Значит, я просто буду отдавать тебе ксерокопии?

— Только и ничего больше.

— Заманчиво.

— Значит договорились? Молодец, ты принял правильное решение. — И тут же уже другим, веселым тоном, Марусич позвал. — Симочка, иди, детка сюда. Садись ко мне на колени. Ой, ой, осторожно…

Катков выключил магнитофон.

— Дальше, Геннадий Михайлович, порнография…

Муратов задумчиво заходил по кабинету. Остановился у окна, посмотрел в него. Отошел. Повернулся к Каткову.

— Как думаешь, какой смысл в том, что нам это подбросили? Если ответить на этот вопрос, можно понять в чем дело.

Катков скептически усмехнулся.

— В такой же мере если ответить кто стал инициатором, можно понять зачем это сделано.

— Хорошо, попробуем решить сразу оба вопроса: кто и зачем?

— Зачем — это ясно. Расчет на то, что мы засуетимся и поспешим дать ход делу.

— Коль скоро источник из ФСБ они и сами могли заняться этим делом.

— Думаю, им этот материал подкинули как кукушонка из МВД.

— Смысл? У них есть своя служба внутренней безопасности. Могли также возбудить дело по своим каналам. Без афиширования.

Катков понимал — Муратов и сам может ответить на все вопросы, да скорее всего уже и ответил, но как всякий солидный юрист старается проговорить версию со всех сторон, чтобы не оставить без внимания ни один нюанс, ни одну сомнительную деталь.

— Служба внутренней безопасности — это контора внутри ведомства. Волков — человек Чибисова. Сейчас положение у Чибисова довольно шаткое. Ему нет никакого резона раскачивать собственный стул, выбивая из под него такую ножку, как Волков. А чиновник, который все это дело нащупал понимает, что замахнуться на начальство без плохих последствий для себя не может. Если столб подпирает чью-то крышу, валить его бывает опасно.

— Зачем же тогда он передал материалы и нас и в ФСБ?

— Могут быть две причины. Первая. Человеку выгодно сделать бяку Волкову. В случае, если генерала уберут, пойдут перестановки и кто-то, вполне возможно, просчитал для себя вакансию.

— Второе?

— Человек искренний и честный. Видит грязь вокруг себя и решает о ней сигнализировать…

— В каком случае больше шансов на точность?

— В первом. Даже в варианте с честным сотрудником фактор выгоды нельзя отбрасывать.

— Почему ФСБ сбросило материал нам?

— Не думаю, что они примут такую формулировку. Если возникнет подобный вопрос, они ответят: мы прокуратуру проинформировали, поскольку дело касается человека неординарного, но по своей линии уже ведем проверку.

Муратов аккуратно совсем по-интеллигентному выругался, пробормотав нечто словесно неопределенное, но по смыслу конкретное.

— Так что мы в таких условиях будем делать? Вполне возможно, этим вопросом может поинтересоваться президент или премьер.

— Вопрос…

Катков задумался.

— Может выйти с докладом? — Муратов размышлял вслух. — Сработать на опережение?

По тону его вопроса Катков понял — сам он так не думает. Лишь зондирует почву.

— Не стоит, Геннадий Михайлович. Скорее всего материал из МВД уже подкинули администрации.

— Допустим, что так. Тогда нас могут спросить: почему не доложили сразу, едва вам стало известно?

— Геннадий Михайлович, о Марусиче такого вопроса не зададут. Это не та фигура. А если спросят, то вы получили материал и передали мне для изучения. Только потом будет принято решение.

— Черт с ним, с Марусичем. Спрашивать будут о Волкове. Он член коллегии силового министерства…

— С ним ещё проще. Бросать тень на такого человека, даже если у нас есть какие-то фото, не дело прокуратуры. Мы приняли отпечатки и передали их на экспертизу. До получения результата поднимать тревогу нет причин.

Катков, излагая свою точку зрения, ни на миг не сомневался, что генеральный уже просчитал варианты и лишь проверяет свои выводы мнением заместителя. То, чем они занимались, относилось к категории аппаратных игр высокой сложности. Касайся подобный компромат чиновника с низших ступеней власти, проблем не возникло бы. Но член коллегии МВД, если делать сравнения, это кит в море развитой демократии. А охота на китов, как известно, запрещена международными конвенциями.

— И еще, — Катков задумался, подбирая выражения, — было бы неплохо, если о деле могла узнать пресса…

Муратов отпустил матюга. Что поделаешь, генеральный прокурор — человек (хотя вполне возможно, что со знаком плюс и минус одновременно). А коли так, ничто человеческое ему не чуждо. Катков скромно промолчал. Муратов положил руку на грудь и погладил место, под которым билось сердце. Сказал задумчиво:

— Утром слегка прихватило.

— Спазм, — с видом знатока поставил диагноз Катков. — Говорят, его хорошо снимает коньяк. Черчилль себе никогда не отказывал в коньячке, вот и прожил девяносто три года…

— Девяносто один, — поправил Муратов, — но дело не в этом. У тебя сейчас не спазмит?

Катков понимающе улыбнулся. Тронул грудь.

— Разве что ради профилактики?

— Прекрасно, так и сделаем.

Муратов открыл сейф, вынул бутылку кизлярского коньяка. Достал два хрустальных стаканчика. Аккуратно, с видом священнодействующего жреца, наполнил их. Они выпили не чокаясь. Катков блаженно зажмурился и почмокал губами. Муратов погладил грудь, стараясь понять стало ему легче или стоит принять ещё одну рюмочку. Решил, что подействовало. Убрал бутылку в сейф. Показал Каткову на стул.

— Присядь. Что касается прессы, мы на контакт с ней не пойдем. Вот увидишь, в какой-нибудь из газет эта история выскочит ни завтра, так послезавтра. Или я ни хрена не понимаю в происходящем…

* * *

С утра Алексей зашел в гараж. У машины барахлил стартер, и он договорился на работе с механиком, чтобы тот заодно покопался и в двигателе. Завести машину с отказавшим стартером было бы трудно и Алексей обратился за подмогой к соседу.

— Будь другом, Петрович, выдерни мой рыдван из гаража.

— Алеша! — Сосед зашелся от возмущения. — Что за разговор: будь другом… Это что, услуга? Мы же с тобой…

Петрович развернул «жигуль», поставил задом к боксу Алексея, притормозил.

— У тебя свой буксир или мой достать?

Алексей весело хохотнул.

— Чтобы все оказалось вроде того: выдерни меня из гаража своим тросом и налей бензинчику, чтобы уехать.

Алексей быстро вытащил из багажника нейлоновый шнур — стропу от грузового десантного парашюта. Накинул петлю на буксирный крюк, завязал узел. Махнул рукой — тяни!

«Москвич» тронулся и медленно выполз из бокса. Алексей шел слева, через переднее открытое стекло руководя движениями машины. Когда она вся оказалась снаружи, махнул рукой, крикнул: «Стой!» и заскочил в гараж, забрать с верстака свою сумку.

В этот миг раздался оглушительный взрыв. Железная дверь с грохотом захлопнулась. Алексей оказался в кромешной тьме. Придерживаясь стенки, чтобы не упасть в смотровую яму, не понимая что же произошло, он добрался до выхода и плечом надавил на дверь. Она открылась.

Зрелище, представшее перед его глазами, заставило его длинно и крепко выругаться. Синий «Москвич» — чудо-машина, верно служившая человеку ровно пятнадцать лет, выглядела рудой рваного металла, который дымился вонючей копотью. Ошарашенный происшедшим Петрович сидел в своем «жигуле», боясь из него вылезать.

От сторожевой будки к месту взрыва бежал сторож гаража отставной капитан-автомобилист Сопелко. На бегу он орал:

— Все целы? Никто не пострадал?

К машине, распоротой и развороченной, подбежали несколько человек, до этого возившихся в боксах возле своих машин. Они побросали все дела и примчались поглазеть на происшествие. Потом сгрудившись стояли вокруг дымившейся кучи металлолома, качали головами, глубокомысленно произносили: «Да-а, ни хрена себе, разнесло!» И можно было понять, что каждый примерял несчастье на себя: что было бы с ним самим, а он ко всему бы оказался рядом, а ещё хуже — в самой машине. Гадали: кому и зачем понадобилось делать закладку в старый «Москвич». И каждый делал свои выводы, хотя вслух догадками никто не спешил делиться.

Что произошло — видели все, но объяснить как бомба оказалась в машине не мог никто. Даже сторож Сопелко, старательный и бдительный страж гаража. На посту он не пил никогда, и, если надирался то только после смены. Поэтому Алексей не сомневался, что чужие люди беспрепятственно пройти в гараж не могли. Да и по виду Сопелко — удивленному, ошарашенному, можно было судить — взрыв для него такая же неожиданность, как и для других.

Первым в реальное время вернулся Алексей. Спросил сторожа:

— Кто здесь был?

Тот правильно понял вопрос.

— Из чужих — никого. Только свои.

— Так и никого?

— Э-э, — память восстанавливала события мучительно трудно, — э-э… Да, два хера из пожарной инспекции…

— Ты же всех своих знаешь, кто они?

— Это были незнакомые. Из центрального управления.

— Видел, что они делали?

— Обошли гараж. Проверили огнетушители. Ящики с песком. Все время на моих глазах…

Алексей посмотрел на часы.

— Ладно, поступай как положено в таких случаях, а мне некогда. Еду на работу.

— Э-э, ты должен остаться до прибытия милиции…

— Извини, никому я ничего не должен. Милиция ни машины не вернет, ни зарплаты не выдаст… Перебьются без меня.

Алексей повернулся и не оглядываясь на останки своего боевого коня, двинулся из гаража к троллейбусной остановке..

Весь день его никто не тревожил. Он ждал звонка из милиции, но вызова не последовало.

Вечером Алексей направился прямо домой, решив не заезжать в гараж. Видеть свой раскуроченный «москвичок» желания не было никакого.

Хмурый и злой, Алексей втиснулся в переполненный вагон метропоезда и закачался вместе с остальными пассажирами.

Перед очередной остановкой поезд резко тормознул. Вагон дернулся. Толпу, набившуюся внутрь до отказа, ещё больше сжало. Привыкшие ко всему, люди не выражали вслух неудовольствия: то ли ещё может случиться в транспорте?

— Вы сходите?

Алексей скосил глаза и увидел стоявшую за ним блондинку.

— Я вас пропущу.

Вагон опять дернулся, но на этот раз не так резко. За окнами замелькали мраморные своды станции.

Двери с шумом открылись. Алексей посторонился, освобождая женщине место для выхода. Она, ловко повернувшись к нему боком, скользнула мимо. Авоську с бананами, которую Алексей держал в правой руке, резко дернуло и потянуло. Не понимая в чем дело, он пытался удержать авоську, но заметил, что одна из её петель зацепилась за пряжку сумки, которую несла женщина.

— Осторожно, двери закрываются!

Радиоголос дал понять, что надо спешно выскакивать из вагона либо бросать авоську. Алексей, толкнув входившего парня, выпрыгнул на платформу.

— Простите!

Он задержал женщину за руку. Она остановилась, обернулась, сверкнув глазами на нахала, посмевшего её так невежливо задержать.

— Вы что?!

Однако тут же поняла в чем дело и улыбнулась смущенно.

Теперь Алексей разглядел её как следует. Свежее лицо с румяными щеками казалось вылепленным искусным художником. Черные брови подчеркивали глубокую голубизну глаз. Высокая упругая грудь вызывающе натягивала легкую ткань розовой блузки.

— Простите. Я сейчас отцеплюсь…

— Ой, не надо! — Алексей отреагировал на её предложение почти испуганно. — Мне этого не хочется. Во всяком случае — не спешите. Не надо обижать тех, кого подцепили.

— Выходит я вас подцепила?

— Ага! Это все видели.

Она посерьезнела.

— Ладно, я вижу — вам пора идти. Отцепляйтесь.

— Прогоняете, да? — Он старался говорить шутливо, но голос звучал с искренней грустью.

Он достал из кармана перочинный нож, открыл и протянул ей.

— Режьте у своей сумочки пряжку.

Она посмотрела на него, ничего не понимая.

— Зачем?

— Я вделаю её в оправу и буду носить как талисман.

Позже, когда они стали друзьями, Жанна призналась, что Алексей понравился ей сразу и отцеплять его, пойманного на счастливый крючок судьбы, особого желания не было. Ей тогда даже показалось, что они знакомы по меньшей мере с детства, хорошо понимают и чувствуют друг друга. Конечно, уйди Алексей тогда сразу, не прояви настойчивости, она его забыла бы — мало ли в жизни случайных встреч, которые поначалу обжигают неожиданной радостью, ожиданием возможного счастья, но потом забываются, улетают из памяти и никогда не возвращаются в воспоминаниях.

Жанна была страшно одинока и тяжело переживала свою неустроенность. При этом чем старше она становилась, тем чаще вспоминала один из давних разговоров отца, случайным свидетелем которого стала в детстве. Отец умер рано, но Жанна его хорошо помнила. Он был красивым мужчиной с буйной шевелюрой непослушных волос, высокий, широкоплечий, сильный. Она почему-то не могла представить отца улыбающимся. Он всегда выглядел озабоченно, если не сказать скорбно. Вполне возможно, что это было отпечатком профессии врача-психиатра. Вечерами отец брал гитару и сочным баритоном пел старинные романсы.

Однажды, случайно оказавшись в доме, Жанна — ей тогда стукнуло двенадцать — стала свидетельницей его беседы с племянницей мамы Анной. Это была красивая молодая женщина с несложившейся семейной жизнью. Приступы депрессии, истерические припадки делали её существование невыносимым. И вот с племянницей решил заняться папа. Они сидели в сумеречной гостиной на даче в Мамонтовке друг напротив друга в старых креслах-качалках.

— Милая Анечка, — голос отца красивый и сочный звучал приглушенно, — вы умная, чистая женщина. И вот оба эти качества сейчас работают против вас. Ваше женское естество, извините за кажущуюся грубость, — ваша сексуальная неустроенность требует мужского присутствия. Вас будоражат эротические сны. Или я не прав?

— Правы… — Щеки Анечки стали пунцовыми. Она смущенно опустила глаза.

— Ваша беда, милая, в том, что вы на свое несчастье создали в воображении идеал мужчины. Он, — папа взял руку Анечки и погладил её, — должен быть высоким, элегантным, умным. Должен любить театр, беседовать о литературе, об искусстве… Носить вас на руках…

— Да, — Анечка опустила голову ещё ниже и стала нервно теребить край юбки.

— Теперь постарайтесь понять, что между тем, что вы воображаете и тем, что от вас требует физиология — большая пропасть. Пусть я буду грубым, но вы уж потерпите.

Анечка молча кивнула.

— Милая, — судя по всему отец боялся обидеть племянницу, — вы не обидитесь?

— Нет…

— Анечка, женщине с вашим темпераментом надо рождаться глупой…

— Я…

— Не перебивайте, милая. Именно глупой. Вам нужен мужик, самец. Сильный, рукастый, который бы мог доставить телесную радость. Однако, встречая настоящего мужика, который как говорят подбивает под вас клинья, вы, Анечка, начинаете его оценивать по своей шкале: ах, он не очень умен; ох, о чем мы с ним будем беседовать?.. Разве не так?

— Наверное так.

— Неужели у вас нет на примете мужчины, который мог бы стать другом, мужем, в крайнем случае, если боитесь брака, — любовником?

— Есть… — Анечка выдохнула ответ почти не артикулируя звуки, и он прозвучал как шорох листьев при ветре.

— Так что же?

— Он мне не особенно нравится.

— Почему?

— Он такой большой… и пахнет табаком… Он громко смеется. Он все время пытается меня обнять… потрогать…

— Милая, это же так хорошо…

О чем шел разговор дальше Жанна не знала — её позвала на кухню мама. Но тетя Аня, молодой искусствовед, вскоре вышла замуж за большого, пахшего табаком мужчину — Андрея Николаевича Пальцева. Со временем тонкая изящная Анечка обабилась, расплылась, растолстела, завела двух детей. В муже она не чаяла души, но главное — у неё перестало без видимых причин портиться её настроение, в характере появились житейская уверенность, доброта, внимательность к людям…

Тогда Жанна не сумела связать преображение тети Ани, которая по словам мамы «всю жизнь искала принца из сказки», в нормальную женщину — мать и жену, с советами, которые ей дали. Только в зрелом возрасте пришло понимание глубокой человеческой правоты отца.

После школы Жанна избрала для себя профессию психолога. Она сумела успешно окончить университет, защитила диссертацию.

Углубляясь в науку, Жанна открывала для себя новый мир, скрытый от прямых взглядов, узнавала такие казалось бы странные вещи как специфика человеческих реакций, мотивация поведения и поступков, особенности социального поведения в связи с изменением обстоятельств, психоанализ и психокоррекция. Стараясь анализировать особенности собственного поведения и натуры по методикам, которые рекомендовала наука, Жанна все больше убеждалась что её представления о собственной высокой индивидуальности всего лишь самообман. В основном весь комплекс психических свойств каждого состоит из тех стандартных элементов, которые природа собрала в особый набор. Разница определялась в основном ресурсами здоровья и состоянием нервной системы.

Жанне удалось удачно устроиться в фирме, которая проводила тестирование и психологический отбор сотрудников для серьезных, в том числе зарубежных компаний и государственных организаций.

В двадцать два года Жанна вышла замуж. К несчастью не по расчету, как тетя Аня, а по любви. Миша Рогов — её однокурсник и одногодок оказался человеком слабохарактерным, быстро пристрастился к алкоголю, опустился, и они разошлись.

До встречи с Алексеем у Жанны возникало несколько мимолетных романов. Еще больше их наклевывалось, но не состоялось. Жанна сама от их развития отказывалась.

Все мужики устроены одинаково и переделать их почти невозможно. В том, что он заметил Жанну случайно, Алексей не сомневался. Случайным было и то, что она ему понравилась. Однако все дальнейшее зависело только от его мужской настойчивости и находчивости — в это Алексей был полностью уверен. Он ведь такой: захотел — своего добьется. Допустим, зацепившая его на крючок женщина ему бы не понравилась, расплели бы они тот узелок и — адью мадам! Их бин, как говорят, вами не интересант. Но уж коли незнакомка понравилась, простите за нахальство, он от неё ни за что не отступился бы.

Жанна о том, кому принадлежало первенство в акте их знакомства даже не задумывалась. Хотя она заметила Алексея ещё в вагоне поезда, когда тот даже и не смотрел на нее. Глядя искоса, она сразу решила, что это, судя по выражению лица, целеустремленный, решительный человек. В то же время по той предусмотрительности, с какой он уступал дорогу продвигавшимся к выходу пассажирам, можно было заметить, что он человек добрый. покладистый, не раздражавшийся из-за пустяков.

Когда Алексей набился в провожающие, Жанна посопротивлялась лишь для приличия. Она прекрасно понимала на что идет и действовала сознательно. Не раз и не два случайные мужики набивались к ней в приятели, имея при этом лишь одну определенную цель. И хотя отсутствие близости с мужчиной по причинам чисто физиологическим часто давало о себе знать угнетенным состоянием и головными болями, Жанна не могла преодолеть потребности ощутить хотя бы самый легкий налет романтизма, который по её воззрениям должен окрашивать отношения мужчины и женщины. В данном случае именно случайная встреча с Алексеем и её обстоятельства придавали их знакомству желанный для неё привкус романтики.

Алексей набился на чашку чая и она согласилась. Они поднялись на седьмой этаж большого дома и вошли в квартиру.

Алексей огляделся. Однокомнатная стандартная для Москвы клетушка — кухня, санузел, спальня и небольшая прихожая, в которой трудно разминуться, если в ней появился гость. Обязательный сервант в комнате с хрусталем на полочках. Двуспальная кровать, покрытая розовым шелковым покрывалом. На стене фотографии красивого моложавого мужчины. Судя по общим с Жанной чертам, он был её отцом.

Алексей уже собирался пройти из прихожей в комнату, но хозяйка предложила ему:

— Сполосните руки. Будем пить чай.

Совмещенный санузел — ванная, раковина, унитаз — хранил следы женского одиночества: косметику на полочке перед зеркалом, одну зубную щетку в пластмассовом стаканчике, одно полотенце на крючке справа от раковины. Алексей сполоснул руки, достал носовой платок и вытерся им.

В прихожей у двери ванной его появления ждала Жанна с небольшим махровым полотенцем. Алексей смутился. Ему стало неприятно от одной мысли, что она могла подумать, будто он вытерся её полотенцем. Он вынул из кармана влажный носовой платок, показал:

— Спасибо, я уже успел…

Она улыбнулась.

— Пьем чай?

Он послушно кивнул в знак согласия, хотя ему совсем не хотелось ни есть, ни пить.

Они вошли в комнату. Жанна включать свет не стала. Она подошла к балконной двери и широко распахнула её. Вместе с отдаленным шумом улицы в квартиру ворвался сквозняк. Вздулась парусом и затрепетала белая тюлевая штора.

В комнате стоял таинственный полумрак летнего вечера, когда трудно понять то ли уже темнеет или только что начало светать.

Алексей прошел к дивану. Сел, широко разложив руки на спинке. Жанна подошла, устроилась рядом. Взяла со столика пенал телевизионного управления. Спросила:

— Включить?

— Не надо.

Он хотел ответить громко, уверенно, но обстановка к этому не располагала, и он сам удивился, когда прошептал ответ. Она положила пульт на место. Он осторожно протянул правую руку к ней, взял её за плечо и попытался приблизить к себе. Жанна мягко и в то же время настойчиво отстранилась.

— Ты ещё не признался в любви.

Реплика прозвучала насмешливо, но слышалась в ней и едва уловимая нотка грусти.

— А что, если я и в самом деле тебе признаюсь?

— Ах! — Она иронизировала. — Видимо я должна сгореть от счастья?

— Не надо так, Жанна. Что мы знаем о счастье, кроме его названия? Еще час назад я не видел света. У меня недавно погиб брат. Погиб глупо. По собственной неразумности. А я все думаю, что в этом есть и моя вина. И вдруг эта встреча с тобой. — Алексей говорил негромко, будто боялся кого-то разбудить или потревожить. Жанна молчала, слушая его, и вдруг поняла — человека допекли одиночество и тоска. — Конечно, ты подумаешь, что я эгоист. Что думаю только о себе. И ты будешь права. Да, это все так. Но я сейчас вдруг почувствовал облегчение. От общения с тобой. От того, что ты оказалась рядом. И мне показалось, что то же самое можешь вдруг почувствовать и ты…

Она приложила к его губам ладонь, словно старалась заставить его замолчать.

— Не надо говорить…

Он перехватил её руку и стал целовать пальцы — один за другим. Жанна не пыталась сопротивляться. Он молча обнял её и прижал к себе. Потом нежно коснулся губами её лба, бровей, щек, уха… Она сидела, покорно и безмолвно позволяя ему овладевать ею.

Рука Алексея скользнула по её спине. Под пальцами оказалась ребристая полоска молнии. Она тянулась от талии до самой шеи. Алексей потянул вниз маленькую висюльку застежки. Раздался еле слышный хруст раскрывавшихся зацепок. Жанна вздрогнула, словно приходя в себя от глубокого сна, и резко отпрянула от Алексея. В полумраке он увидел её глаза, темные, молчаливо укоряющие.

— Можно?

Голос его прошелестел едва ли сильнее, чем шуршала занавеска, раздуваемая легким сквозняком.

— Нет, не надо, — сказала она отчужденным стылым голосом.

Он резко потянул висюльку замка вверх, и молния без сопротивления задернулась. Жанна встала с дивана. Прошла к двери, щелкнула выключателем. Холодный электрический свет залил комнату, сразу убив очарование вечернего полумрака и развеял многообещающие надежды. Алексей от неожиданности на миг зажмурился.

— Все, я приготовлю чай…

Он вернулся домой счастливым: без победы, но с обретением.

* * *

Генерал Волков выглядел расстроено. Что-то не вязалось в его делах, но о таком подчиненным рассказывать не принято. Потому приходится прибегать к испытанному аппаратному методу — перекладывать свои трудности на чужие плечи. Именно этого ждал Богданов, когда шеф вызвал его к себе. Но генерал построил разговор иначе.

— Мы с тобой крупно вляпались в дерьмо с Турчаком. Вчера был у министра и сам понимаешь… — К удивлению Богданова Волков готов был разделить с ним вину за позорный прокол. — Сейчас важно срочно подкинуть начальству и общественности нечто похожее на успех. Такой, чтобы о нем забалабонила пресса… Министру это тоже необходимо.

Богданов понимающе склонил голову. Он и сам чувствовал, что момент для дивертисмента созрел.

— Сделаем, Анатолий Петрович.

— Надеюсь.

— Да, чтобы ты знал. Я уже несколько раз зондировал обстановку. Пора тебя представлять на генерала…

— Это вам решать, Анатолий Петрович.

— Если бы. Начинаю разговор, но в кадрах каждый раз что-то крутят.

— Я понимаю, дело непростое…

— Ничего, пробьем. Если доложим об успехе, будет очень кстати…

— Постараемся, Анатолий Петрович.

— Надеюсь.

Преступников в городе милиция задерживает каждый день. Несколько человек попадают в руки сыщиков уголовного розыска, нескольких отлавливают наряды патрульно-постовой службы, увеличивают число задержанных сотрудники автомобильной инспекции, подразделений борьбы с организованной преступностью.

Так из отдельных задержаний складывается общая цифра, которая затем учитывается статистикой.

Полковник Богданов прекрасно знал, что какими бы ни были общие итоги правоохраны, внимание начальства на себя обращают дела громкие, которые вызывают резонанс в прессе и обществе.

Сами собой подобные дела не возникают. Их надо уметь делать, выбирая в общем мутном потоке преступлений наиболее интересные по сюжетам и выигрышные по шансам раскрытия. Затем надо уметь подать их средствам массовой информации.

По утрам Богданов имел обычай просматривать суточную оперативную сводку происшествий, случившихся в городе. И сразу обратил внимание на сообщение, поступившее от одного из городских отделов внутренних дел.

«В 23. 20 нарядом милиции задержан гражданин Окороафор Икенна Кеннеди 1970 г. рождения, уроженец г. Лагос Республики Нигерия. Нигериец. Холост. Студент. Проживает по адресу: Украина, г. Донецк, улица Р. Люксембург д. 4 кв. 411. Ранее не судим. В Москве находится без регистрации.

Установлено, что г-н Окороафор в 20. 10 того же дня в Университете дружбы народов в доме 5 по ул. Миклухо-Маклая у неизвестного лица приобрел 8 (восемь) упаковок по 0, 43 г. с наркотическим веществом. Оперативно проведенная экспертиза по заключению № 1196 признала наркотическое средство, изъятое у г-на Окороафора, препаратом, содержащим героин.

Купленное средство задержанный хранил при себе, имея целью вывезти его для дальнейшей перепродажи. В 00. 10 следующего дня в момент приезда к дому № 22 по ул. Усиевича г-н Окороафор был задержан. Капсулы наркотика в виде шариков он держал во рту за щеками и в момент задержания их проглотил. В больнице Боткина в присутствии понятых задержанному была проведена эрофагогастродуаденоскопия и из желудка извлечены все 8 шариков…»

— Сережа, — Богданов вызвал своего помощника старшего лейтенанта Кривова. — Сегодня лихой нигериец должен быть у меня.

— Раз надо, — в решении подобных вопросов Кривов никогда не тушевался, — значит будет.

Экспансия порошка «белой смерти» — героина — в Москве ведется во многом черными руками. Черными не в переносном, поэтическом так сказать смысле, а в буквальном, поскольку этот промысел налажен и поставлен на поток выходцами из Черной Африки — нигерийцами. Их колонию составляют в основном студенты, прибывшие в Москву на обучение в Российский университет Дружбы народов.

Это учебное заведение было создано советским правительством в 1960 году для оказания помощи развивающимся странам в подготовке квалифицированных кадров с высшим образованием. По благому замыслу устроителей после прохождения курса русского языка на подготовительном отделении иностранные студенты переходили на основные факультеты — физико-математический, естественно-научный, медицинский, сельско-хозяйственный, инженерный. При создании университета, чтобы ярче подчеркнуть его интернациональную сущность, по большевистской традиции заведению присвоили имя Патриса Лумумбы.

Патрис Эмери Лумумба был первым премьер-министром независимой Республики Конго. До этого он возглавлял партию Национальное движение Конго, которая боролась против колониальной зависимости от Бельгии. В 1960 году Лумумбу отстранили от власти и позже убили. На родине память Лумумбы увековечили портретом на банкноте в двадцать макуту. В последующем деньги этой страны украшались только ликом более удачливого соперника Лумумбы — Мобуту Сесе Секо Куку Нгбенды Ва За Банги — «могучего самца леопарда, оплодотворяющего нацию».

С 1971 года Конго стало именоваться Заиром.

Как и многое другое из того, что создавалось в СССР, правительство России в 1992 году реорганизовало Университет Дружбы, переименовав его в Российский университет Дружбы народов, отбросив при этом имя Лумумбы.

Готовясь к встрече с арестованным торговцем героином, Богданов попросил подготовить ему справку о стране, гражданином которой был господин Икенна Окороафор. И вот она лежала перед ним.

«Федеративная Республика Нигерия — государство в Западной Африке. Столица — Абуджа. Государственный язык — английский. Население чуть менее ста миллионов человек. В основном это представители народностей хауса, йоруба, игбо, фульбе, ибибио…»

Справка многого не дала, и Богданов отложил её в сторону. Нажал клавишу интерфона, вышел на помощника.

— Сережа? Давайте ко мне Икенну. — Выдержал паузу и добавил. — Ибибио его папу и маму…

Негр был худой, длинный узкоплечий с большой круглой головой, с приплюснутым носом и толстыми навыворот губами. Богданов едва удержался от смеха, когда на его вопрос зачем ему потребовались наркотики, дитя Черного континента ответило с непосредственностью хлопчика с полтавского базара:

— Та ось для сэбя покуповав маненько…

— Ты наркоман?

— Трохи е…

Подсобрав в уме все, известные ему украинские слова, Богданов выстроил их в одну фразу:

— Гарно, хлопчик. Ото мы тоби зараз рокив десять приваримо на просвиту. У Сибирь.

Правильно ли прозвучало на заграничном языке обещание припаять десять лет сроку на поумнение, Богданов не знал. Но негр его явно понял. У него задрожали колени. Что больше его испугало — сам срок или Сибирь, сказать было трудно, но эффект оказался достигнутым.

— Домой хочешь?

— Хочу.

— Тогда надо трудиться. Бери стул, садись.

Негр сел, положил руки на колени.

— Слухаю, шановны пан.

— Слухай, сынку, слухай. Я могу отпустить тебя прямо сейчас. Но ты должен выложить мне все, что знаешь о нигерийском наркобизнесе здесь, в нашей столице. И не по мелочам, которые я и без тебя знаю, а по крупному. Короче все. — Богданов подумал и добавил по-заграничному. — Усэ, як е.

— Все я не знаю. — Оказалось, что негр полиглот и способен сносно изъясняться по-русски.

— Это плохо. — Богданов по интерфону вызвал одного из своих оперов — старшего лейтенанта Черкесова. — Семеныч, зайди ко мне.

Хороший милицейский начальник всегда имеет личный резерв. Обычно это один или два сотрудника, которым можно доверить самые щекотливые поручения, а такие возникают достаточно часто. Насколько легко читать в криминальных сводках слова: «Преступники полностью признали свою вину», настолько трудно принудить уголовника признаться в своих прегрешениях.

Ни один дурак не идет на преступное дело с тем, чтобы в случае задержания враз расколоться и взять вину на себя. Следователю, который живет и дышит в рамках закона, приходится часами глядеть на наглую рожу и на каждый вопрос слышать ответ: «Попробуйте, докажите».

В практике розыска бывает немало случаев, когда собрать доказательства оказывается чрезвычайно трудно, а сроки расследования поджимают, торопят и потому надо искать нестандартные выходы. Тут-то умный начальник и привлекает силы личного резерва. В комнате допросов вдруг вместо следователя, задающего вопросы и пишущего, пишущего, преступник вдруг видит крепкого дядю с одухотворенным лицом профессионального искателя истины, который вкрадчиво спрашивает: «Ну что будем запираться или я начну изобличать?»

Опытные уголовники хорошо знают формулу изобличения. Она определяет зависимость чистосердечного признания от силы и частоты ударов, необходимых для достижения результатов, угодных следствию.

У Богданова в личном резерве числились два надежных сотрудника — старшие лейтенанты Родион Черкесов и Николай Буров. Им он доверял дела, требовавшие особой деликатности и сноровки.

Родион Семенович Черкесов был мастером международного класса по боксу и долгое время блистал на рингах страны и международных соревнованиях в цветах общества «Динамо» и сборной СССР. Он обладал феноменальным ударом правой. В обмен ударами с соперниками включался неохотно, тщательно готовил атаку и кончал её одним мощным тычком. Зал в едином порыве вскакивал. Болельщики орал: «Черкес! Черкес!» А герой дня поднимал руку вверх, зная, что противник встанет не скоро. Уйдя с ринга, Черкесов сохранил мускулатуру, которая распирала его форменные одёжки во все стороны.

Когда Черкесов вошел в кабинет, Богданов озабоченно сказал ему:

— Возьмешь этого хлопчика и в подвал его. Потом готовь документы. Будем передавать в суд. И поговори с судьей. Мальчику очень хочется пожить в Сибири. Лет восемь — десять…

— Господин комиссар! — Окороафор выкатил глаза так сильно, что казалось они могут выпасть из орбит. — Зачем Сибирь? Я ничего не знаю, но можно узнать…

Богданов поглядел на арестованного с интересом.

— Ты это серьезно?

— Очень. Только вы меня отпустите.

— Надо подумать. — Богданов сделал вид, что колеблется, хотя с самого начала рассчитывал привлечь оплошавшего наркоторговца к сотрудничеству. Проникнуть в среду нигерийцев человеку со стороны не имелось ни малейших шансов. Внутренние отношения в этой преступной группе строились на принципах землячества и никто иной, кроме своих, в организацию попасть не мог. — Что ты сможешь узнать?

— Все что надо. Только отпустите.

— Хорошо, я подумаю. Но учти, Икенна, обмануть меня не удастся. Мы с тобой подпишем договор. Сделаешь дело — я тебе эту подписку верну. Попробуешь обмануть — передам твоим приятелям. Ты понял?

— Понял…

— Вечером я сообщу тебе наше решение. Но на всякий случай запомни, — Богданов снова перешел на нечто, напоминавшее украинский, — о цей сержант, — Богданов показал на Черкесова, — дуже поганый москаль. Будешь с ним шутковать, вин тэбя убье як погану муху. Розумеешь?

Не ожидая ответа, Богданов посмотрел на Черкесова.

— Ты зрозумив, шо я казав цему хлопцу?

— А чого не зразумити? — Вопросом ответил лихой казак и хищно улыбнулся Окороафору.

— Тогда запомни нашего нового друга. Я его отпущу. Он пойдет к своим, но поработает на нас. Ты держи его в виду. Попытается скрыться из Москвы… — Богданов выразительно щелкнул пальцами. — Без предупреждения и рассуждений…

* * *

Часто прямо с работы Алексей возвращался домой с оружием, чтобы утром снова уехать в рейс с приходившей за ним машиной. Поэтому ему пришлось завести металлический оружейный шкаф для хранения ружья и пистолета, как того требовал закон.

Регулярно Алексей чистил оружие, приводя его в надлежащий вид. Езда с помповиком в кабине грузовика по асфальтовым дорогам города не гарантировала чистоты оружия. После двух-трех рейсов на металл ложился тонкий слой пыли, который легко замечался и глазом и на ощупь.

В случае необходимости открыть огонь это не помешало бы работе помповика, но абразивные частицы на трущихся деталях конечно же сокращали срок их службы.

Алексей любил возиться с ружьем и пистолетом, разбирать их, протирать, чистить. Однообразная механическая работа хорошо успокаивала нервы. Алексей знал это и без труда находил себе такие занятия даже во время боевых действий в Чечне. Солдату при желании всегда есть чем заняться.

В тот вечер, оказавшись дома он решил поработать. Достал из кобуры пистолет «ПМ», большим пальцем левой руки до отказа отжал назад защелку магазина. Одновременно указательным пальцем уперся в прилив магазина и потянул его вниз. Обойма стронулась с места и легко вышла из рукоятки. Алексей положил его на газету, которой перед началом работы прикрыл стол.

Теперь предстояло убедиться, что в патроннике нет патрона. Держа пистолет за рукоятку, Алексей большим пальцем сдвинул вниз флажок предохранителя. Левой рукой, сжав пальцами насечку на кожухе, отвел затвор назад до отказа. Затворная задержка щелкнула и остановила кожух. Алексей осмотрел патронник, увидел, что он пуст, нажал задержку, позволив затвору скользнуть в переднее положение. Следующую операцию — отделение затвора от рамки он мог проделать с закрытыми глазами. Держа пистолет в правой, левой рукой он потянул переднюю часть спусковой скобы вниз и сдвинул влево. Гребень скобы, служащий ограничителем хода затвора, уперся в рамку. Алексей оттянул затвор и приподнял его заднюю часть. Когда та вышла из зацепления с рамкой, сдерживая движение, он позволил боевой пружине вернуть кожух в переднее положение. Теперь в левой руке у него казался снятый с пистолета затвор, в правой — рамка со стволом, на который была надета боевая пружина. Он положил части на стол и, медленно покручивая пружину, снял её со ствола пистолета. Малая разборка была окончена. Он приступил к чистке. Именно эта часть общения с оружием требовала массы бездумных, но старательный движений. Заправив в прорезь протирки длинную ленточку мягкой ткани, Алексей макнул её в жидкость для чистки, вставил протирку в ствол через дульную часть и ритмичными движениями начал гонять тугой пыж по каналу. Так он поступал несколько раз, меняя ветошь на чистую, после того как та выходила из ствола почерневшей. С таким же тщанием Алексей отчистил патронник, хотя в этот раз он не гонял протирку по стволу, а вращал матерчатый пыж, прижав его к кольцевому уступу. Закончив чистку, Алексей смазал все части оружия тонким слоем жидкой золотистой смазки и собрал пистолет. На мгновение задержал его в руке, ощущая удобство рукоятки и надежную тяжесть оружия, которое ещё ни разу его не подводило.

Наконец он толчком вогнал магазин на место. Защелка негромко клацнула, закрепляя обойму в рабочем положении.

Осторожно, как если бы оружие было стеклянным, Алексей положил его на полку. Собрал принадлежность и отправил её туда же. Затем закрыл дверцу и щелкнул ключом, запирая замок. Постоял немного, подумал, потом снова отпер ящик, взял пистолет и сунул его под матрас ближе к стенке. Зачем он это сделал, даже себе объяснить было бы трудно. Только потом прошел в ванную, почистил зубы и лег спать.


Алексей проснулся внезапно, ещё не понимая, что его разбудило. Такова уж природа человека. Когда он готов к неприятностям, ожидает их с минуты на минуту, подсознание старается контролировать обстановку даже во сне.

Алексей присел на кровати. Сердце учащенно билось. Дыхание стало частым, неглубоким. Слух обострился. От входной двери донесся легкий, едва слышный царапающий звук.

Алексей спустил босые ноги на пол и встал. Сунул руку под матрас со стороны стены. Извлек оттуда пистолет. Под подушку оружие он не клал — слишком хорошо известен этот тайник лихому люду. Алексей привык к тому, чтобы патрон был в патроннике. Он считал, что в случае нужды незаряженное оружие может оказаться бесполезным. Потому патрон в его «Макарове» всегда находился на месте. Оставалось только освободить предохранитель. Движением пальца он сдвинул флажок в положение «огонь».

Осторожно ступая по холодному линолеуму, сделал несколько шагов в сторону входной двери. Теперь царапанье стало слышнее. Снаружи кто-то старался открыть замок. Он действовал либо универсальной отмычкой, либо подбирал ключи.

Взять такого лихача не составляло труда. Дверь открывалась внутрь квартиры, и это позволяло хозяину увидеть гостей раньше, чем они успеют оглядеться.

Неожиданно подозрительный скрип раздался из кухни. Сделав шаг вперед, Алексей оказался перед дверным проемом и на фоне светлого городского неба увидел черную фигуру человека. Тот висел на канате, спущенном с крыши и пытался прорезать стекло алмазом.

Итак, в квартиру ломились с двух сторон. Недурно. Это сильно усугубляло положение.

Сторожко перемещаясь вдоль стены, так, чтобы быть как можно менее заметным, Алексей выбрал позицию у входа на кухню. Это позволяло ему держать под прицелом сразу и дверь и окно.

Алексей мог прямо в тот же момент выстрелить в человека через окно и одним ударом решить половину проблем. Но делать этого он не стал. Надо иметь полую гарантию того, что громила ломится к нему. Что, если потом кто-то докажет, будто это был окномой, который решил поработать в неурочное время? Глупость, конечно, но стоило на всякий случай иметь твердые доказательства злого умысла, чтобы у дознавателей, адвокатов и судей не оставалось ни малейшего шанса поставить под сомнение правомерность его действий. Тем более, что предстояло ещё доказать, будто оружие, из которого пришлось стрелять, отобрано у самих бандитов.

Треск в кухне был неожиданно громким. Окно, которое не открывалось уже более года, распахнулось с громким шумом.

Алексей выглянул из-за косяка. Человек, присев на корточки, готовился спрыгнуть с подоконника. В руке — и это было отчетливо видно — он сжимал пистолет.

Будь нападавший один, Алексей возможно постарался бы взять его, не применяя оружия. Но за дверью возился второй и неизвестно, не было ли с ним ещё кого-то. Это меняло тактику.

В замкнутом пространстве квартиры выстрел бабахнул оглушающе. Алексей видел, как человека, спрыгивавшего с подоконника, пуля отшвырнула назад. Он ударился головой о край окна, взмахнул руками, как если бы собирался взлететь. Оружие вылетело из его ладони, с глухим стуком упало на пол.

Алексей знал — промаха не было и сразу его взор обратился к двери.

Вряд ли нападавшие, собираясь на дело, не обзавелись глушителями. Поэтому громкий выстрел в квартире для них прозвучал сигналом тревоги, после которого вряд ли кто-то продолжил ковыряться в замке. Алексей прокрутил вертушку запора. Ударил ногой дверь, распахнул её во всю ширь. Выскочил на лестничную площадку. Снизу доносился топот ног бежавшего по ступеням человека. Кабина лифта стояла на этаже. Нападавшие в спешке не рискнули довериться технике. Держа пистолет на изготовку, Алексей побежал вниз. Правым боком он прижимался к стене, чтобы с пролета его не было видно. И все равно снизу плеснул огнем выстрел. Пуля ударила в железную стойку перил, дико взвизгнула, врубилась в стену. На голову посыпалась бетонная крошка.

— Зараза! — Алексей выбрал самое безобидное для такого случая слово. Он вжался в дверной проем чужой квартиры.

Жахнул ещё один выстрел. И еще. Это даже обрадовало Алексея. Чем больше грохоту наделают налетчики, тем проще будет ему обосновать применение оружия в том единственном случае, когда он сделал выстрел. Убегавший палил не целясь. У него сдали нервы, и он явно паниковал.

Алексей услыхал как внизу, закрываясь стукнула входная дверь и сразу бросился вниз, прыгая через две ступени. Он не думал о том, что погоня куда опасней, чем отраженная в доме атака. Им в тот момент двигало только желание догнать противника и отбить у того охоту к повторению нападений.

За последнее время на Алексея уже столько раз падали сверху мешки с кулаками, что он удивился бы, произойди все по-иному, чем оно происходило.

Ошибочно думать, что добрый человек, которого все время угнетают жестокостью, будет беспредельно долго оставаться добреньким. Христианская мораль непротивления злу ответным насилием противна человеческой природе. Святые великомученики, все терпевшие и никогда не роптавшие на судьбу, чаще всего образы выдуманные или по крайней мере изрядно приукрашенные в интересах воспитания в людях религиозной покорности. Но даже если они и были реальными персонажами истории, то их малочисленность, давшая возможность возвести их в ранг святых, лишь подчеркивает правило. Будь терпение человека беспредельным, это качество характера не стали бы возводить на высоту идеала, к которому должны стремиться все. Короче, если мирному песику постоянно наступать на хвост, он озвереет.

Алексей с детства привык давать сдачу первым, когда видел, что без неё обойтись нельзя. Теперь он думал не о сдаче, а о полновесной плате за все, что ему предъявляли по счету.

На бегу Алексей расстрелял все патроны, и теперь пистолет помочь не мог. Однако он не отставал от бандита. Догнал его на углу улицы, когда тот нырнул за киоск, торговавший всем — от шоколадок до табака и спиртного. Видя, что уйти не удается, преследуемый прижался к стене дома.

— Ну подойди, подойди!

Голос у мужика хрипатый, как карканье юного вороненка. Он всем видом выражал решимость схватиться, но в то же время ничего не предпринимал для атаки. Вполне возможно он собирался броситься и внезапным нападением решить исход стычки, а для начала показной неподвижностью маскировал намерения.

Алексей сделал короткий отвлекающий шаг вперед. При этом он был готов развернуться и поворотом уйти из под возможного удара. Мужик не выдержал напряжения и поторопился. Он целил ножом в ложбинку между грудью и шеей. Алексей увернулся. Лезвие лишь задело плечо и слегка порезало куртку. Уходя от удара, Алексей резким ударом отбил руку противника в момент, когда она находилась в горизонтальном положении. Удар оказался болезненным и мужик яростно заорал:

— Ну, собака, убью! Ух-х!

Он хрипел ещё сильнее и более зло, чем сначала и явно перестал думать о самозащите. Для него все желания сводились к одному — к атаке. Теперь он намеревался нанести удар в живот. Об этом можно было судить по руке, опущенной вниз. Двигаясь из стороны в сторону, чтобы не дать противнику сосредоточиться, Алексей зацепил рантом ботинка за камень, качнулся, на миг потерял равновесие.

Противник не ожидал этого. Больше того, он принял неожиданное движение за хитрый прием и потому проворно отскочил назад. Выступать против ножа с голыми руками не так-то просто, но искать что-либо подходившее для обороны не было времени.

Они стояли один напротив другого, раскачиваясь из стороны в сторону.

Противник Алексея остерегался необдуманных движений. Внезапный и профессионально точный уход Алексея от прямого удара в грудь, заставил его остерегаться. И все же злость во второй раз позвала его совершить ошибку. Он рванулся в атаку, когда Алексей уже удержал равновесие. Именно в этот момент он увидел в темном углу за киоском огрызок метлы, надетой на длинную палку. Маскируя намерение, Алексей дернулся телом влево. Противник повторил его движение, держа жало клинка направленным вперед. Алексей резко изменил направление броска, схватил черенок метлы как шпагу, выбросил его перед собой. Противник увидел летевший ему в лицо пучок голых прутьев и шарахнулся назад.

Второй выпад позволил Алексею с силой ударить противника по локтевому сгибу. Удар оказался настолько резким и болезненным, что мужик яростно взвыл. Удержать нож в руке ему не удалось. Лезвие упало на асфальт, глухо загремев. За ударом по руке последовал стремительный тычок. Обтерханные прутья помела воткнулись под подбородок противника. Его затылок со стуком врезался в стену. Ноги подогнулись, и он медленно сполз на землю. Его лицо стало походить на помидор. Глаза выпучились. Рот скривился. пальцы судорожно скребли по асфальту…


До полудня в квартире Алексея работала следственная бригада. Фиксировали вещественные доказательства, составляли протоколы. Зашел Крячкин. Дружески похлопал приятеля по плечу.

— Ты знаешь, я думал за тебя наркомафия взялась. Оказалось — долгопрудненские рэкетиры. Ты что, где-то им перешел дорогу? Тот, которого ты хлопнул — Кирилл Комков. Второй год во всероссийском розыске. На его счету — пять трупов. Так что не нервничай. Разрешение на оружие у тебя законное. Нападение было, тут даже доказывать нечего. Весь подъезд пулями исколупали. Короче, наши тебя немного потрясут и отстанут. Дело быстро закроют.

«Кирилл Комков, — подумал Алексей, — вот кто ты, Рваное Ухо…»

Когда убитого засовывали в черный пластиковый мешок, чтобы увезти в морг, Алексей увидел его лицо и узнал — это был тот самый парень, кто пытался завладеть деньгами конторы. Слишком долго сжигала его злость на неудачу и ненависть к человеку, который пометил его, удачливого шельмеца. Вот и сгорел в собственном пламени…

* * *

Лейтенант из центра общественных связей, начинающий журналист, недавно взятый в милицию, положил на стол Богданова заметку, подготовленную для передачи средствам массовой информации.

«БЕЛАЯ СМЕРТЬ С ЧЕРНОГО КОНТИНЕНТА.

Вчера в результате операции, проведенной милицией, в одном из домов на улице Волгина, где проживают студенты института Дружбы народов, была задержана группа нигерийцев, промышлявших в столице торговлей наркотиками. При аресте преступники оказали милиции вооруженное сопротивление.

В результате возникшей перестрелки один нигериец был убит, другой ранен в ногу.

У задержанных изъято более двух килограммов наркотика. По данному делу прокуратура возбудила уголовное дело. Четверо задержанных граждан Нигерии обвиняются по статье двести двадцать восьмой Уголовного кодекса Российской Федерации за незаконное приобретение, хранение, перевозку и сбыт наркотических веществ.»

— Молодец. — Богданов поощряюще посмотрел на лейтенанта. — Только вот здесь, — он показал карандашом на слова «один нигериец убит», — надо поправить «нигериец» на преступник или наркоторговец. И учти на другой раз — мы выбираем противников не по национальному признаку, а в силу их принадлежности к преступным сообществам. И вот тут: «изъято более двух килограммов наркотика». Это плохо. Надо прямо сказать: героина. И желательно указать рыночную цену изъятой отравы. Для тети Маши из колхоза «Новый расцвет демократии» героин даже в тоннах — не мера. А вот если сказать, что товар стоит, допустим, сто миллионов рублей, это она поймет и оценит нашу работу. — Богданов посмотрел на лейтенанта и покровительственно улыбнулся. — Нам ведь всем приятно, когда нашу работу ценят. Верно?

— Так точно.

Было видно — лейтенанта испекли недавно: форма не утратила новизны, румянец не сошел со щек. Что ж, все ещё впереди: помакают его раз другой начальники головой в дерьмо, потрут, потискают — обомнется, порастратит энтузиазм, заматереет, глядишь, человеком станет.

— Вы знаете, сколько стоит грамм чистого героина в рознице?

Лейтенант заметно смутился: он занимался журналистикой, а не торговлей.

— Нет, товарищ полковник.

— Очень плохо. Такие мелочи надо знать. Четыре сотни баксов. Вот и посчитайте, какую прибыль наркодельцам могут дать два килограмма.

Лейтенант облизал губы.

— Почти миллион долларов…

— Теперь переведите в рубли и удивите тетю Машу. Вы поняли?

— Да, товарищ полковник.

— Хорошо, я просил вас организовать мне встречу с Федоткиным. Это удалось?

— Да, конечно. Я его пригласил. Он ожидает.

Богданов притворно возмутился.

— Лейтенант! Заставлять такого гостя ждать, пока мы с вами решаем рутинные вопросы — просто невежливо. Надо было сразу пригласить его ко мне. На другой раз учтите: пресса — это власть, и мы к ней обязаны относиться с полным расположением. Давайте сюда Федоткина!

Игорь Федоткин — розовощекий мальчик с красными аккуратными губками, чернобровый, с носиком остреньким и небольшим как у синички — был аккредитован при пресс-центре управления от редакции «Московского курьера». Он специализировался на тематике, связанной с распространением наркотических средств. Уверовав в свое положение представителя «четвертой власти», Федоткин ощущал себя и прокурором и судьей в одном лице. Не было ни одной публикации, в которой не проглядывали бы лица двух врагов демократического общества — организованной преступности и правоохранительных органов.

В управлении Федоткина не любили, но принимать решения о лишении его аккредитации никто не рисковал. «Московский курьер» был газетой беспардонной, горластой и попадать в список её врагов никому не хотелось.

Богданов органически не переваривал журналистов. Особенно криминальных репортеров. Эти недоноски считали, что способны разобраться во всех проблемах и главное — верили, что, окажись они на месте практиков, сумели бы все вопросы утрясти и решить без особых усилий. А сами писали глупости вроде того, что раскрытие преступления стало очередной победой молодого следователя уголовного розыска. Хотя таких следователей в розыске не существует.

Мало того, эти писаки всегда старались раскопать кучу, от которой пахло покруче, нежели от других и начинали её расковыривать.

Надолго Богданов запомнил встречу из известной журналисткой из столичных «Известий». Это была симпатичная второй молодости дама, которая прониклась крутой верой в свою высокую значимость в духовном воспитании членов социалистического общества и держалась высокомерно, строго официально. Еще бы — слева над мощной титькой, утянутой неким подобием подпруги, красовалась пластиковая карточка с фотографией, фамилией владелицы и названием газеты.

Богданов, в то время молодой лейтенант, был уже в достаточной мере искушен в человеческих отношениях и легко определил, что дама в некоторых вопросах покладиста и даже, если положить ей на колено руку, шокированной не будет.

— Вспомните самое смешное событие в вашей службе. — Мадам задала вопрос и придвинула ко рту лейтенанта Богданова черную блямбу микрофона, как соску младенцу.

Самое смешное? Ха-ха! Это он тогда подумал про себя.

И в самом деле было над чем посмеяться. Будучи курсантом милицейского училища, Богданов и его напарник патрулировали улицы. Шли в аккурат по Конюшковскому переулку. Стоял ноябрь. С Москва-реки дул пронизывающий холодный ветер. В лицо мело колючим снегом. Они двигались, прикрывая лица рукавицами.

Внезапно от одного из домов им навстречу бросилась женщина. Дрожа и задыхаясь от волнения и страха, она рассказала, что её только что ограбили. Она по делу вошла в подъезд дома, там на неё кто-то напал и вырвал из рук сумочку с деньгами и документами.

— Пошли.

По молодости Богданов был смел и решителен. Он первым вошел в подъезд дома, который указала дама. Зажег фонарик. Пошарил им по сторонам, отыскивая следы злоумышленника. И обнаружил его самого.

Под лестницей на спине лежал в дымину пьяный бомж. Видимо, он забрался в подъезд, чтобы скоротать холодную ночь под батареей парового отопления. Все лицо и грудь мужика были заляпаны желтой кашей, похожей на горчицу. Острый запах меркаптана свидетельствовал об органическом происхождении вещества. Рядом с бомжем валялась черная сумочка из искусственной кожи, тоже изрядно перепачканная «горчицей».

В том, что рассказала пострадавшая милиционерам что-то явно не вязалось. Пришлось её допросить. Правда оказалась смешной и дурацкой.

Дама призналась, что возвращалась из гостей, когда по дороге её прихватил разбушевавшийся кишечник. На морозе облегчить свои страдания она не рискнула. Вошла в подъезд, забралась в уголок под лестницу и присела там. Все, чему не хотелось оставаться в организме, изверглось наружу и попало точно на лежавшего на полу бомжа. Тот инстинктивно, защищая себя от обделывания, махнул рукой и выбил сумочку, которую держала мадам…

Рассказывать журналистке этой истории Богданов не стал. В служительнице самой свободной в мире социалистической прессы он узнал ту самую «пострадавшую», жертвой расстройства желудка которой оказался неприкаянный бомж.

Федоткин вошел в кабинет уверенным шагом.

— Здравствуйте, товарищ полковник.

Газетный мальчик отчаянно гыркал, произнося звук «р». Богданова грассирование всегда раздражало. В деревне, где он вырос, картавость считали болезнью и от любого, кто р-рыкал, старались держаться подальше. Став горожанином и получив образование, Богданов пытался преодолеть инерцию деревенских предрассудков и однажды, в разговоре с бабушкой пустил в ход тяжелую артиллерию политической аргументации:

— А Ленин? Он картавил, и что? Больной был?

Бабушка, Пелагея Петровна, подперла тогда кулачком щеку, походившую на печеное яблоко, поморгала и, не задумываясь, ответила:

— А то как? Самый как ни есть больной от прирождения…

Этот ответ сломил Андрея, и он принял деревенское отношение к картавости как к проявлению нездоровья, которое другим способом обнаружить нельзя. Рыкающие люди стали его раздражать, а общаясь с ними, он никогда не терял настороженности.

Гостя Богданов встретил радушно: встал из-за стола, пожал руку, провел к гостевому столику. Тут же осведомился:

— Чай, сок?

Богданов посмотрел на журналиста и, не ожидая его решения, подвинул к нему большой бокал из дымчатого стекла, наполненный апельсиновым соком. Сок был из холодильника, и бокал аппетитно запотел.

Себе Богданов взял с подноса широкогорлую чашечку золотистого чая.

— Вы знаете, Игорь… Можно я буду вас так называть? Спасибо. Так вот я давно слежу за вашим творчеством. Очень давно…

Федоткин работал в «Московском курьере» меньше года, но признаваться в этом и поправлять полковничье «давно» ему не хватило духу. Он только кивнул и отпил из стакана глоток соку.

— Иногда, — и в это вы, наверное, не поверите, — Богданов говорил с большой убежденностью, — я ловлю себя на мысли, что будь на вашем месте, писал бы точно так же.

— Спасибо.

Федоткин ожидал чего угодно — гневной отповеди, начальственного брюзжания, отказа в аккредитации и был ко всему этому готов. Служба изучения общественного мнения предупреждала редакцию о негативном отношении милицейских чинов к газетным публикациям. Поэтому «спасибо» из уст журналиста прозвучало совершенно искренне.

— Не за что. — Богданов улыбнулся. — Думаю, что для вас не будет открытием, но все же скажу… Вы смелый человек, Игорь.

Федоткин похвалы любил, но при этом умел выглядеть скромником.

— Обычный, товарищ полковник. Вот вам действительно приходится рисковать. Когда идешь брать банду…

— Это не та смелость, Игорь. Совсем не та. На банду для меня бывает сходить легче, чем сказать в глаза правду своему начальнику.

Федоткин своему начальнику тоже предпочитал правды не говорить, но похвалу воспринял с открытым сердцем.

— Вы преувеличиваете.

— Нисколько. Вон как вы смело и замахиваетесь на такие высоты власти…

От удовольствия у Федоткина покраснели уши.

— Такая у меня работа.

— Бросьте, не скромничайте. Конечно, я понимаю, ваши материалы перед публикацией прочитывает юрист, чтобы вас не подловили на слове и не потащили в суд. Но ведь существует угроза физической расправы. Разве не так?

Федоткин надулся петушком.

— Грозили, и не раз…

— Вот это я и называю смелостью.

— Спасибо, Андрей Васильевич. Я думал, что у вас обо мне другое мнение…

— Видите ли, Игорь, вы натура цельная. Что думаете — то и пишите. А мы — чиновное племя — склеены из двух половинок. Одна — казенная, другая — моя личная. Как человек, я бы с удовольствием рассказал вам немало полезного и интересного. Но казенная моя часть сделать этого не позволяет. Нельзя, и все тут. Я ведь давал присягу. Обязан соблюдать требования десятков инструкций. Как человеку вы мне нравитесь. Как чиновник, который стоит на страже авторитета милиции, я, конечно же, не одобряю многое из того, что вы пишите…

Федоткин смотрел на Богданова с изумлением. Полковника он обычно привык видеть на разного рода пресс-конференциях и брифингах. Тот сидел за столом с мрачным видом, слегка кривил уголки губ, когда все смеялись, и вообще производил впечатление замкнутого и неинтересного человека в себе. И вот вдруг открылось, что полковник не просто чиновник, он — личность, причем интересная, глубокая. Особенно поразило журналиста то, что Богданов знал его творчество, следил за ним.

И все же, ещё не решивши как себя держать дальше, Федоткин спросил:

— Какая из ваших половинок сейчас беседует со мной?

Богданов захохотал. (Ну и ну! Он даже смеяться умеет!)

— Молодец, Игорь! Уел. Один ноль в вашу пользу. К сожалению, на половинки я не делюсь. Всегда един в двух лицах. Такой ответ устроит?

Федоткин заулыбался. Он уже понял — с ним общается та половинка полковника, которую он сам назвал личной. В миг растаяла напряженность, которая не оставляла его с момента, когда он переступил порог этого кабинета, пришла приятная расслабленность, возникло чувство комфорта.

Богданов тем временем продолжал удивлять.

— Если вы позволите, Игорь, я вас и покритикую. Не все же медом потчевать, а?

Федоткин подобрался. Что-то загадочное скрывали слова полковника, а выяснять загадки было одной из черт журналиста.

— Я готов, говорите.

— Недавно мы встречались с полковником Джеймсом Паркером. Это один из крупнейших мировых специалистов в борьбе с наркомафией.

— Да, слыхал о таком. Он из Вашингтона. Верно?

— Вы хорошо осведомлены. Это приятно, Игорь. Очень приятно. Так вот я показал Паркеру ваши публикации. Переводчик их ему перевел… — Богданов запнулся. — Может все же не стоит продолжать?

Федоткин упрямо набычился. Он уже понял — сейчас ему скажут какую-то гадость, но показать слабину и не дослушать до конца он считал для себя позорным.

— Говорите, пожалуйста.

— Хорошо. Паркер назвал ваши публикации дилетантскими.

— И в чем по его мнению это проявляется?

— В подходах к теме. Они у вас — учтите, это слова Паркера, — отстали от эпохи лет на пятьдесят. Он даже спросил о вашем возрасте. На Западе считают, что взгляд на наркоманию как на социальное зло — это глубокая ошибка. Психологи уже пришли к выводу, что употребление наркотиков по сути дела есть форма социальной защиты личности. Человек убегает во внутренний мир от безденежья, обид, несправедливости, от семейных и служебных конфликтов. От страха смерти, наконец.

Федоткин угрюмо молчал.

— Я понимаю, Игорь, такой поворот мысли кажется вам неожиданным. Враг теряет лицо. Но давайте вспомним некоторые всем известные вещи. Разве наркотики не были формой социальной защиты для тонкой творческой души Владимира Высоцкого?

Федоткин ощутил способность сопротивляться.

— Это довольно спорный тезис…

— Спорный, если не думать. Одно время гомосексуализм у нас считали преступлением. В советском уголовном праве имелась статья «мужеложство». А теперь мы называем это явление «нетрадиционной сексуальной ориентацией».

Богданов посмотрел на собеседника и понял — он попал туда, куда целил. По оперативным данным, Игорь Федоткин, интеллигентный борец за демократические свободы личности был гомосексуалистом и состоял в интимной связи с известным рок-музыкантом Андреем из группы «Хамелеоны».

В редакции «секреты» Федоткина ни для кого не были тайной. Художник Ларионов, встречая его в коридоре, дружески шлепал по ягодицам и неизменно спрашивал: «Работаем?» Шеф-редактор службы информации Круглов в день рождения поздравил Игоря словами: «Желаю тебе, коллега, большого, человеческого…» Больше он ничего не добавил, но все бурно зааплодировали. Фотокорреспондент Калинин однажды на отдыхе на лоне природы оглядел Федоткина от пояса до колен и спросил: «Ты ещё себе эту штуку не срезал? Зря. Тысячу баксов за такой трансплантат дадут…»

Богданов, серьезно изучавший любой интересовавший его предмет, знал и другие истории о юном носителе «четвертой власти», однако перебарщивать в использовании своих знаний на первый раз не собирался — они могли пригодиться в другое время. Потому Богданов изящно увел разговор в другую плоскость.

— И еще, Игорь, хочу подкинуть в вашу кошелку проблемку. Существует мнение, что в стране только тогда восторжествует законность, когда власть окончательно возьмут в свои руки криминальные структуры…

— Вы шутите? — Федоткин округлил глаза. — Или это розыгрыш?

— Игорь, дорогой, я говорю с вами доверительно, как с человеком, который способен думать самостоятельно. Тысячи обывателей читают и потом пережевывают идеи, которые вы им подкидываете в своих статьях. Но вы-то до этих идей доходите сами. Или я ошибаюсь?

Федоткин молча кивнул.

— Вот видите, кому как не вам исследовать проблему. В её парадоксальности немало привлекательного для читателей. Такая статья может стать бестселлером.

— А сами что вы думаете по этому поводу?

Богданов хитро улыбнулся.

— Нет, господин журналист, позвольте мне промолчать. Дабы не было причин сказать, будто я давил на вас своим мнением.

— Я не боюсь советов.

— Аналогично. Но у меня есть постулаты, которых строго придерживаюсь. И вообще, на мой взгляд, если бы на знаменах демократии написали лозунг «Знай свое место», общество избежало бы многих недоразумений. К сожалению, лицемерие одна из наиболее живучих инфекций любого общества, любого социального института. Нам долго вбивали в головы, что всем можно совать носы в любые дыры. И мы лезем куда надо, куда не надо. А это опасно даже в условиях самого открытого общества. Есть темы, закрытые для общества. Журналистам, которые их касаются, грозят серьезные неприятности. Правда, бывают смельчаки, которые на таких темах делают имя.

— Вы имеете в виду что-то конкретное?

Федоткину показалось, что полковник готов предложить ему нечто остренькое и проверяет его на готовность взяться за тему.

— Есть и конкретное, но боюсь вам от одного взгляда поплохеет. — Богданов смотрел на журналиста с ехидной улыбкой. Тот понял — отвечать надо в таком же тоне.

— Что-нибудь гнусненькое?

— Не то слово. Есть желание взглянуть?

Журналист не спешил выдать интерес, который уже забродил в нем.

— Если покажете.

Богданов вынул из папки лист стандартного формата, взглянул на текст, убедился что это та самая бумага что надо, перевернул её так, чтобы написанное оказалось внизу, подвинул Федоткину. Тот взял лист за уголок и перевернул текстом вверх. Богданов заметил его неуверенное движение и засмеялся:

— Боитесь оставить пальчики?

— Нет, что вы…

— Ладно, ладно, я пошутил. Читайте.

Глаза Федоткина привычно заскользили по строкам. 

«Выписка из протокола № 13 Заседания Центральной аттестационной комиссии МВД России. 

СЛУШАЛИ:

О зачислении в кадры органов МВД России Волкова Анатолия Петровича, 1947 года рождения, образование высшее, с назначением на должность начальника Главного управления Внутренних дел…»

Федоткин оторвался от текста. Приподнял глаза к потолку, кивнул подбородком вверх и спросил:

— Это он?

Богданов молча кивнул.

«… Проходил военную службу во внутренних войсках с 1966 по 1989 год. Уволен в запас по сокращению штатов. С 1992 по 1995 работал начальником службы безопасности банка „Стройкредит“.

По материалам военного личного дела характеризуется как «склонный к очковтирательству», «злоупотреблял служебным положением в корыстных целях», за что его дело рассматривалось судом офицерской чести, назначен с понижением. За систематическое пьянство исключен из КПСС и понижен в должности вторично. В коллективе неуживчив, авторитетом среди товарищей по службе и у подчиненных не пользовался.

Секретарь комиссии начальник отдела полковник милиции И. Н. Бошков.»

Дочитав, Федоткин осторожно, как нечто взрывоопасное, перевернул лист текстом вниз.

— Да, я вам скажу…

— Мне ничего говорить не надо. — Богданов выглядел угрюмо. — Набрались бы духу и сказали об этом в газете.

Федоткин быстро оценил ситуацию и искус поразить воображение читателей «жареным» фактом зажег в нем огонек азарта.

— Вы мне это отдадите?

— Под гарантию анонимности. Только, Игорь, не подумайте, что я боюсь. Просто не могу подставить под удар людей, которые это мне передали.

— Все ясно, товарищ полковник.

Они поняли друг друга и союз был заключен.

Прощаясь, Богданов протянул Игорю руку и на миг задержал его ладонь в своей. Игорь поднял на него глаза и подумал, что Богданов уже нравится ему как мужчина.

Андрей из «Хамелеонов», с которым его связывала почти двухгодичная связь, растратил свой шарм. Он медленно опускался — жирел, тело становилось дряблым, манеры грубыми. Его облик все больше соответствовал имиджу группы, которую фанаты называли просто и точно: «хамы». Андрей не любил мыться, вонял потом, не брился и все чаще поглядывал на других женоподобных мальчиков. А их вокруг «Хамелеонов» крутилось немало. Пора с ним кончать отношения. Пора…

* * *

— Командир, я его нашел вчера. — Гриша Кислов по кликухе Турухан дрожал от победного нетерпения. — Фраера, который шился к аптекарше.

Голиков с нервным автоматизмом постукал ногой по полу, как собака хвостом. Он делал это в минуты раздражения сам того не замечая.

Поставив перед Туруханом задачу найти типа, который угрожал их делу, Голиков не стал посвящать подручного в тонкости дела и все свел к банальной ревности, которую он испытывал к своей полюбовнице.

— Кто он?

— Работает в «Трансконтинентале». Командир, прикажете провести операцию по нейтрализации?

Голиков поморщился. Слишком быстро Турухан нахватался военных выражений. И это полковнику не нравилось в такой же мере, как если бы тот начал называть себя генерал-майором.

— Ты очень уверенно смотришь на это. Может он из ментовки?

— К-о-м-ан-д-ир, — Турухан протянул слово с таким долгим звуком, словно растягивал во всю ширь меха гармошки. — Он секурити. Я выяснил.

— Се-ку-ри-ти! — Голиков в последний раз стукнул ногой и дробь прекратилась. — Охренели вы все! Менаджеры, продусеры, авдиторы, хоть бы говорили как следует!

На такие выпады Турухан вообще не привык обращать внимание. Русский язык великий и могучий. Можно сказать: «Чего хочешь» или «чего хотишь», один хрен поймут. И пошли они все, со своими университетами. Турухан один срок оттянул в Азербайджане в Мингечауре и выговаривал эти названия даже под большой балдой, а президент Горбачев — был такой государственный чудик — ковырял языком, как лопатой: «Азербаджан». Все слушали, понимали, в аплодисменты били. Короче, пошли они все со всеми своими университетами!

— Ты уверен, что он не мент?

Турухан чиркнул ногтем большого пальца по горлу.

— Командир! Сука буду!

— Сумеешь его спеленать?

— Е-моё, хрен с бандурой! Раз плюнуть.

— Ты не дрочись, Григорий. Похищение — дело подсудное.

— Командир! Все в лучшем виде…

— Ну, смотри, на твой страх и риск.

— Понял, не турок же в самом деле…

— Возьмешь его, привози на дачу.

* * *

От троллейбуса к дому Алексей шел проходными дворами, спрямляя неблизкий путь. За ним на отдалении в несколько шагов шли два парня. Насколько сумел заметить Алексей, им было не больше, чем по шестнадцать лет. Шли они весело гогоча. Их ноги шаркали по асфальтовой дорожке с громким шорохом.

Обычная настороженность не подала Алексею сигнала тревоги. Единственное, что он попытался сделать — чуть отступил, когда парни достаточно приблизились и оказался к ним лицом. Но с этим маневром он опоздал.

Последние метры, отделявшие их от Алексея, парни преодолели ускоренным шагом. Они быстро распахнули полотнище брезента, который несли с собой и набросили его на голову Алексея. Это действие скорее всего они отрабатывали на тренировках, поскольку оно получилось без какого-либо сбоя. Полотнище плотно укрыло Алексея, а сильные руки тут же спеленали его, плотно закрутив ткань. Потом Алексея опрокинули на спину.

Место атаки было выбрано с точным расчетом. Едва полотнище развернулось в руках нападавших, из-за угла пятиэтажки за спиной Алексея выскочили ещё два человека. Отбиться от четверых никаких шансов не имелось.

Крепкие руки оторвали Алексея от земли, подняли, плашмя сунули в кузов тут же подъехавшей «Газели».

Заурчал мотор. Машина тронулась. Днище кузова под Алексеем затряслось на колдобинах дороги. Сидевший рядом охранник придавил ему ногой бок, не давая возможности на крутых поворотах скатываться к борту. Алексей пытался сориентироваться и хотя бы примерно понять куда его везут. Он запомнил, что на тряской дороге машина сделала два правых поворота. Потом скорость стала выше, и его перестало трясти так зверски, как некоторое время назад. Скорее всего они выбрались на шоссе и покатили по асфальту.

Очень трудно определить время, когда нет ни часов ни видимых ориентиров. Пять минут, проведенных с завязанными глазами, могут показаться и часом и двумя часами в зависимости от неудобств, которые приходится испытывать. И все же по прикидкам Алексея ехали они по шоссе не более часа, потом опять свернули на тряскую дорогу. Машина пошла медленно. Двигатель то переставал урчать, когда колеса спускались в глубокие колдобины, и вдруг свирепо завывали, когда надо было из рытвины вылезать наверх.

Наконец, они остановились. Пару раз громко газанув, водитель выключил мотор. Стало тихо.

Сильные руки схватили Алексея и без какой-либо осторожности потащили наружу, затем подняли и понесли. Он услыхал скрип открывавшейся калитки. Один из несших его споткнулся и сквозь зубы матерно выругался. Неожиданно Алексея поставили на ноги и сдернули брезент, коконом облегавший тело.

Было темно. Но Алексей все же понял, что оказался на крыльце дома перед закрытой дверью. С двух сторон его за руки придерживали дюжие парни. Загремел засов, запиравший вход изнутри. Алексея втолкнули в помещение. Они миновали темные сени и вошли в слабо освещенную просторную комнату с крайне скудной обстановкой. В углу вдали от окна, закрытого решеткой, стоял обеденный стол. В другом углу высился почерневший от старости буфет. Посередине комнаты громоздилась широкая деревянная лавка. Один из сопровождавших пленника мужиков сильно толкнул Алексея в грудь. Сильные руки схватили его за плечи и повалили на скамью, прижали к ней. Алексей дернулся, пытаясь вырваться. Тут же ему врезали по боку резиновой полицейской палкой.

Алексей громко и замысловато выругался, упомянув сразу всех мужиков, которые были рядом, их шлюх мам и алкоголиков пап в одном всем хорошо известном контексте. Это, как ни странно, вызвало оживление присутствовавших.

Один из крутых схватил Алексея за горло и сдавил его.

— Сам придумал или списал?

Алексей видел стоявших вокруг трех мужиков почти одного калибра — ростом по сто восемьдесят пять сантиметров. Все они были в черных масках, сделанных из лыжных шапочек. Судя по неровным прорезям для глаз, маски делались наспех кривыми руками без какого-либо старания.

— Что вам надо? Я ничего не знаю.

Алексей произнес это и вдруг понял, что повторил слова и даже интонацию, которые недавно сам слышал от Козлика и мадам Изольды. Оказывается, в одинаковых обстоятельствах разным людям приходят на ум одинаковые мысли и поступают они чаще всего одинаково.

— Все что нам надо, ты вспомнишь быстро.

— Пошли вы! — Алексей ещё раз отвел душу в изысканном выражении.

Тут же последовал удар резиновой палкой по затылку. Голова будто взорвалась изнутри. Глаза затянул голубоватый туман, звуки ушли, отдалились, стали глухими. Колени подогнулись, и Алексей бы упал, но его подхватили под руки, удержали.

— Кончай, Турухан! Он полковнику живым нужен. Тебе лишь бы мозги кому-то вышибить.

— Ничего не случится. Иначе он не заговорит.

— Заговорит. — Молодой голос прозвучал с веселой лихостью. — Как миленький. Тащите утюг.

Собеседники понимающе заржали. Судя по голосам их было не менее четырех. Кто-то, поскрипывая половицами, вышел из коматы. Молодой голос недовольно поторопил его.

— На полке утюг. На верхней. Чё там копаешься, как жук в навозе?

Из отдаления — может из кладовки или из кухни — раздался голос другого человека.

— Не базлай, Картоха. Заткнись. Куда он денется.

— Утюг? — Молодой ещё и острил.

— Пошел ты! — Шутку его не приняли.

Вскоре вернулся тот, кто ходил на поиски и со стуком поставил на стол нечто тяжелое. Алексей понял — принесли утюг. Молодой нагнулся к нему, дохнув водочным перегаром. Спросил злым голосом:

— Ну что, собака, будем тебя подогревать?

Чужие руки расстегнули пряжку и раздернули пояс, стягивавший брюки. Небрежным рывком выдернули рубаху. Жесткая ладонь звучно шлепнула по голому пузу.

— Значит молчишь? Рокки, подай прибор.

Вот заразы, — несмотря на трагичность своего положения подумал Алексей, — то же мне, иностранцы!

Внезапно в комнате погас свет. В наступившей темноте сразу несколько голосов начали яростно материться.

— Турухан! — Басистый рык, который перекрыл галдеж, прозвучал в комнате впервые. Он явно принадлежал авторитету, который до сих пор молча наблюдал за происходившим. И только теперь он решил вмешаться, поскольку ситуация в чем-то вышла из-под контроля. — Турухан, я тебе говорил — проверь проводку. Неужели не просекаешь? Пробки выбило.

Может удастся выбраться? Алексей пошевелился, пытаясь выяснить степень свободы, которой он располагал. Но понял — ничего не выйдет. Его продолжали крепко держать. В дверь дома снаружи громко замолотили чем-то металлическим. Грохот разнесся комнате.

— Открывайте, милиция!

Хриплый голос встревожено спросил:

— Полковник, что делать?

— Спокойно. — Алексей неожиданно догадался, что басистый рык авторитета, которого он не видел, принадлежит Голикову, чей голос он никогда не слышал. — Турухан, утащи нашего гостя на чердак и заткни ему хайло. Потом мы откроем двери. Здесь у нас все чисто.

— Есть, командир!

В дверь снова забарабанили, на этот раз сильнее прежнего.

— Открыть! Милиция!

Сильные руки двух мужиков поставили Алексея на ноги и поволокли к лестнице на второй этаж. Один из амбалов подсвечивал дорогу слабым светом ручного фонарика. Через потолочный люк они поднялись на чердак. Алексея положили на доски лицом вниз.

Второй сопровождавший сразу ушел. Наверху остался только Турухан. Здоровенный, как бревно, поставленное на попа, держался нагло и не скрывал пренебрежения к пленнику. С давних пор в своем квартале он был некоронованным принцем, на улице считался князем; в масштабах группировки братвы, подчинившей себе территорию, он был корешем и соратником Мазая, для которого все вокруг были не больше, чем длинноухие зайцы.

Вы могли не знать, кто такой Мазай, какое место в иерархии темной власти над улицами занимал Турухан — это ровным счетом ничего не значило. Главное — сам Турухан прекрасно представлял свою общественную значимость, верил в силу своего кулака, в устрашающее влияние пистолета, который носил в кармане.

Милиция? Пусть живет, если так надо власти. Турухан с ней старался не конфликтовать. Милиция — это конкретные люди: участковый Митькин, сержанты патрульно-постовой службы Рогов, Пашутин, Саввичев. Мимо них всегда можно пройти мимо, скромно потупив глаза. Пистолет в кармане? Ха-ха! Это не есть проблема, как говорил студент-юрист Карпович, обслуживавший советами местную братву. В кармане Турухана всегда лежала записка: «Оружие нашел. Несу в отделение». Важно регулярно переписывать маляву, чтобы не выглядела затертой.

Конечно, если «шпалер» отберут менты — будет жалко. «Вальтер» с глушителем — штукенция удобная, в руке лежит плотно и расставаться с ней не хотелось. Но чтобы за задницу и в мешок — здесь ни-ни, руки сосклизнут. Зафиксированное на бумаге заявление о намерениях — это юридический документ. Любой адвокат при такой бумаге ментов в дерьме изваляет.

Алексей не первый раз встречался с такими типами. В армию приходили всякие и обламывать их приходилось с немалыми усилиями, но он обламывал. Ничего в психологии Турухана не было секретом. Сильный, здоровый, наглый. Такого трудно согнуть. Значит надо ломать. Резко, решительно, неожиданно. Ко всему они не в армии, значит на вежливость можно плюнуть.

Снизу через потолок из дома доносился шум. Турухан к нему внимательно прислушивался, временами забывая следить за пленником. Выбрав подходящий момент, Алексей подтянул ноги, уперся руками и быстро вскочил. Резким крушащим ударом — таким он на занятиях в училище ломал доски и крушил кирпичи — всадил Турухану кулак в солнечное сплетение. Тот даже не думал, что пленный, которому уже помяли бока, рискнет врезать ему плюху и не собрался, не успел напрячь мускулатуру живота. Удар согнул Турухана пополам. Он выронил из губ сигарету, схватился за живот руками. Как окунь на суше скруглил рот в баранку и стал жадно глотать воздух. Это только в кино, схлопотав сокрушительный тычок, человек бросается в контратаку, крушит противника и побеждает его. После удара Алексея такое удалось бы немногим. Подсечкой Алексей опрокинул Турухана на бок, перевернул на живот, завел руки за спину. Снял у него с пояса наручники, как сказал бы сам Турухан, «набросил на грабки». Быстро пробрался к слуховому окну и вылез на крышу. Осторожно, после каждого движения замирая и прислушиваясь, Алексей полз по скату к коньку. Теперь он получил отличный обзор.

Две милицейские машины, въехавшие во двор, мордовали ночную тьму всполохами проблесковых маячков. От этого пейзаж приобрел вид декорации к фантастическому фильму ужасов. Мертвенно-синий свет выхватывал из тьмы то угол хозблока, то поленницу, сложенную египетской пирамидой, то высвечивал призрачные силуэты деревьев фруктового сада. По двору неторопливо прохаживались люди в бронежилетах с автоматами На крышу никто из них не смотрел.

Рядом с домом стоял высокий клен. Одна из его ветвей нависала над скатом крыши. Прижимаясь животом к черепице, Алексей медленно подполз к дереву. Больше всего он побаивался не того, что не сумеет удержаться на крутом склоне и сорвется вниз, а того что одна из плиток треснет под ним, загремит и наделает шуму. Однако все обошлось.

Еще раз Алексей замер в испуге, когда ухватился за толстый сук руками, а весь клен вздрогнул и зашелестел листвой. Любой деревенский парень, а тем более охотник, обратил бы на это внимание, но милиционеры, накатившие из города, брали в расчет другие, более привычные и потому настораживавшие их звуки.

Пробраться до ствола и спуститься по нему к земле — непростое дело, но Алексей с ним справился. В детстве он любил карабкаться на деревья столь ловко, что нередко заставал ворон и галок, сидевшими в гнездах. Слезать вниз не проще, чем лезть вверх, но при определенном опыте это вполне по силам каждому.

Оказавшись за оградой, Алексей присел у корня клена, выжидая, когда успокоится сердце и нормализуется дыхание.

На мгновение в нем всколыхнулось страстное желание вскочить и сразу же бежать. Но он подавил этот инстинктивный порыв. Поспешное безоглядное бегство было лишено здравого смысла. Милиция могла оцепить усадьбу постами со всех сторон и, не убедившись в их отсутствии, покидать укрытие было нельзя.

Несколько минут он стоял, плотно прижавшись к стволу дерева и следил за проулком. Признаков присутствия людей здесь не обозначалось. Слева, шагах в десяти стояла «Газель», на которой сюда приехала вся шарага. Алексей перебежал дорогу. Дверца кабины открылась без сопротивления. В деревенской глуши приехавшие сочли запирать её делом не обязательным. Выдрать из замка провода стартера труда не составило. Двигатель заработал сразу. По переулку Алексей выбрался на соседнюю улицу и погнал машину в сторону шоссейки. Никто его не преследовал и он покатил в сторону Москвы. Проехал километра три и вдруг увидел у перекрестка, где шоссе сопрягалось с грунтовой дорогой, голосовавшего человека.

По душевной простоте и некоторого расчета — ехать вдвоем все же удобнее — Алексей притормозил. Махнул рукой:

— В город? Садись.

Дверца открылась и пассажир сел на сидение… Все остальное погрузилось во мрак забытья…


Сколько прошло времени, сказать Алексей не мог. Он выплывал из темного липкого тумана с большой неохотой, словно ему не хотелось возвращаться в шумный и неуютный мир. То ли усталость, накопившаяся в нем ещё не прошла, то ли это действовала химия, которой его попотчевали грабители, но он с удовольствием воспринимал свою беспомощную распластанность — лежать удобнее, чем сидеть.

Едва он закрывал глаза, сознание заполняли бредовые образы. Из тишины выплывал белый солнечный диск. Он плавился, истекал удушающим зноем. Зной тек сверху вниз. Он лился по крутому боку лысой горы, возвышавшейся над ущельем. Он стекал по краям каньона в его глубину, где билась в теснине бурная река.

Память услужливо подсказывала: «Это Чечня. Это Бамут. А ты, Моторин, дурак. Хер тебя понес и заставил оторваться от взвода. Сейчас тебе чечи надерут задницу. Тоже ещё — герой-одиночка с гранатой в руке…» Одновременно другой, более трезвый уровень сознания сопротивлялся и подсказывал, что все обстоит иначе. Если рядом чечи, то почему они говорят только по-русски? Если он оторвался от взвода, ушел вперед, то где его граната. Почему правая рука безвольно опущена куда-то вниз и пальцы разжаты?

— Товарищ, товарищ…

Кто-то настырный, надоедливый, липкий тряс Алексея за плечо и не дав полежать, закрыв.

— Товарищ…

Алексей открыл глаза, готовый произнести нечто нелестное о тех, кто ему не давал покоя.

— Очнулся… Что с вами?

Алексей возвращался в мир суеты и беспокойств. Кисея сизого тумана становилась все прозрачней, и он вдруг ясно увидел лицо офицера, склонившееся над ним. Большая майорская звезда на погоне тускло светилась в рассеянном свете подфарников «уазика», который стоял рядом с ними.

— Спасибо, уже ничего.

Алексей попытался встать. Он потянулся вверх и его тут же качнуло. Он инстинктивно распахнул руки, чтобы не рухнуть столбом. Майор поддержал его.

— Вам плохо?

В голосе майора прозвучала тревожная нотка, и Алексей неожиданно почувствовал к нему расположение.

— Хуже не придумаешь.

Теперь Алексей увидел ещё двух офицеров. Один стоял у машины, второй держался за спиной майора. Видимо при всей готовности помочь незнакомому человеку они учитывали возможность непредвиденных ситуаций и на всякий случай грамотно заняли позицию для обороны.

— Что-то случилось?

Алексей горько усмехнулся.

— Меня вышвырнули из машины.

— Иномарка.

Майор не спрашивал, он уверенно фиксировал факт.

— «Москвич», — возразил Алексей и помотал головой, стараясь вытрясти из мозгов остатки дури. О «Газели» вспоминать было опасно.

— В город? Можем подвезти.

Машину вел капитан. Алексей видел только его погоны, коротко стриженный затылок и уши, торчавшие в стороны.

Они проехали километров десять, когда впереди в зареве белого света на дороге увидели несколько машин. Милицейские мигалки полосовали ночь мазками синих чернил.

Капитан притормозил, замедляя ход. Алексей увидел хорошо знакомую ему «Газель». Она стояла на обочине. Возле нее, опираясь о борта руками, широко расставив ноги, стояли трое мужчин. Два милиционера с короткоствольными автоматами наизготовку, держали их под прицелом.

Алексей узнал одного: это были тот, что остановил его на дороге, заставил надышаться химической гадостью и бросил на обочине. Значит, их было трое. Хорошо ещё не убили. Что им стоило пырнуть его ножом или приложить чем-то тяжелым по тыкве…

Теперь Алексей больше всего боялся, что их остановят. Его серьезно пугала встреча с бандитами. Если те совершили что-то более серьезное, чем угон автомашины, им могло показаться выгодным указать на него как на водителя, пострадавшего от их рук. Тогда неизбежно возникали вопросы и на них надо было бы отвечать.

Подняв жезл, навстречу машине вышел двинулся милиционер с автоматом, в каске и тяжелом бронежилете. Подошел со стороны водителя. Увидел офицеров, разрешающе махнул рукой:

— Проезжайте.

Когда машина тронулась, майор обернулся к Алексею.

— Чикаемся мы со всякой сволочью. Раз поймали — надо стрелять. Лично я бы только так…

Алексей не ответил.

Ехать домой он не рискнул. Поздно ночью добрался до дома Жанны, поднялся на седьмой этаж. Позвонил. Прошло как ему показалось изрядно времени, прежде чем за дверью раздался заспанный и в то же время встревоженный голос. Мелькнула гадкая мысль: «А что если у неё мужчина?» Стоял, не зная что сказать. Ответил только на повторный вопрос:

— Жанна, это я, Алексей. Открой, если можно.

— Ты пьяный? — задала она неожиданный для него вопрос.

— Нет, — ответил он уверенно, — только голодный.

Щелкнул замок. Зазвенела снимаемая цепочки. Дверь открылась. Жанна сразу заметила — он прихрамывает.

— Что с ногой?

— Мура, — он отмахнулся от вопроса, но тут же поморщился от боли.

— Вот что, Алеша. — Она встала и подошла к нему. — Давай я взгляну, что там у тебя.

— Зачем? — Он отшатнулся от нее, словно испугавшись. — Просто слегка потянул сухожилие. Это пройдет. Само.

— Нет, ты должен мне показать. — В Жанне всколыхнулось упрямство. — Давай условимся: либо ты мне покажешь ногу, либо собирайся и уходи.

— Ультиматум? — Он старался придать вопросу шутливый характер.

— Да. — Ответ прозвучал энергично и зло.

Алексей тяжело вздохнул. По голосу Жанны он понял — её условие совсем не шутка. Она в самом деле злится на его упрямство.

Перспектива уйти отсюда Алексея никак не устраивала. И потому что сильно болела нога, и потому что возвращаться домой без предварительной разведки он опасался: кто знает, не ждут ли его там те, с кем он не хотел больше встречаться.

Алексей подошел к софе, сел, приподнял брючину, приспустил носок и открыл голеностоп, украшенный фиолетовой гематомой.

— Боже, как это тебя угораздило?! Сиди.

Она сходила на кухню, принесла горячую воду, бутылочку йоду, вату. Присела у софы, стала обмывать ногу. Он опустил глаза и под распахнувшимся халатом увидел крепкую красивую грудь. Дышать сразу стало труднее. Он облизал губы, стараясь не выдать своего открытия и чувств, при этом возникших.

— Что с тобой случилось? Расскажешь?

Она не настаивала, но по её тону он понял — только честность укрепит её доверие к нему.

Сбиваясь, перескакивая с пятого на десятое, он рассказал ей о происшедших за последние дни событиях. Жанна сидела у его ног с видом отстраненным, отсутствующим. Он провел пальцем по её руке от запястья до открытого локтя.

— Мне кажется ты меня не слушаешь. О чем ты сейчас думала?

Она улыбнулась.

— О тебе. А ты?

— Разве я могу думать о чем-то ином, когда ты рядом? — И без перехода. — Можно я тебя буду титуловать «Ваша нежность»?

— Можно.

Она сказала это негромко, но как ему показалось чуть грустно. Он взял её за обе руки и притянул к себе. Не требовательно, а скорее испытующе, просяще. После того случая, когда она сказала ему решительное «нет», он уже не хотел рисковать, чтобы не попасть в положение, когда надо признать собственную поспешность.

Он понимал, что у него достаточно сил, позволяющих сломить её сопротивление, но не собирался этого делать. Ему хотелось добиться не собственного торжества, а настоящей взаимности, которая возникает только при совпадении желаний и чувств.

Он потянул её к себе с подчеркнутой осторожностью, но теперь не ощутил ни малейшего сопротивления. Тогда он обеими ладонями взял её за щеки. Они были удивительно нежными и теплыми. Его пальцы коснулись её ушей — маленьких, аккуратных. Он словно слепой вбирал в себя её черты осязанием. Она вдруг счастливо засмеялась и попыталась отстраниться:

— Не надо, так щекотно.

Тогда он коснулся её щеки губами. Она глубоко вздохнула, обхватила его крепкую шею, плотнее прижала к себе и с жаром ответила на его поцелуй…


Они не спали до утра. Ласки перемежались серьезными разговорами, разговоры — ласками. Жанна не могла понять, почему и зачем взрослый уже мужчина, пустился в авантюру, связанную с таким огромным риском. Зачем человеку брать на себя обязанности, которые обществом возложены на огромную систему розыска, подавления и репрессий.

— Леша, донкихотство — это состояние души. Такие люди сами ищут для себя ветряные мельницы… Да, кстати, ты знаешь, что такое дурак?

— Если задаешь такой вопрос, то скорее всего не знаю.

— Дурак тот, кто во всех случаях жизни говорит правду и пытается её отстаивать чего бы то ни стоило.

— Значит, это я.

— Не стану так говорить, но пойми — мораль, о которой так много кричат, несовместима с богатством и властью. В морали нет функциональности. Богатству разрешено все. Мораль — прибежище неимущих. Им твердят: вы бедны, но богаты духом. Тьфу!

— Ты круто загнула, Жанна. Неужели в самом деле так думаешь?

— Причем здесь крутость? Просто я вижу мир совсем не таким, каким он мнился мне в школьные годы, когда в голове бродили романтические идеи добра и нежности. Теперь я считаю, что полезнее для себя видеть и говорить то, что есть в действительности.

— Это не подпадает под твое определение дурости?

— Ни малой степени. Я не стараюсь говорить другим свою правду во всех случаях и тем более не отстаиваю никаких идей.

— Но ты рассуждаешь, и что-то ищешь, если такие мысли приходят тебе в голову. Зачем это делать, если не отстаивать того, что тебе дорого, во что ты веришь?

— Типичная интеллигентская блажь. В конечно счете не нужная, но без неё трудно. Отказывая себе в праве на поиск, человек обедняет и без того унылую пробежку по дистанции между рождением и смертью. Делает свою жизнь серой, нудной и скучной. Тебе никогда не хотелось выскочить из собственной шкуры? Ты не просыпался в холодном поту от мысли, что смерть ходит рядом, а жизнь бессмысленна? Что у неё нет никакой цели? Конечен не только человек, как отдельная личность. Конечен мир. Конечны звезды, к которым мы привыкли с детства. Потому только в поиске нового, в небольших радостях бытия человек забывается, уходит от мысли о бренности своего существования.

— Я над этим не думал.

— Зря, Алеша. Потому что иначе и не поймешь всей тщетности борьбы, которую ты затеял вроде бы из благих побуждений. Государство берет на себя роль борца с пьянством, наркоманией, проституцией, хотя эта борьба глупая, не имеющая смысла, а потому неэффективная. Считается, что пьянство — удел опустившихся низов общества. Но разве это так? Спиваются профессора, писатели, артисты. Ты слыхал, как в свое время Сталин вызвал к себе Александра Фадеева, который тогда руководил союзом писателей СССР и спросил: «Товарищ Фадеев, это правда, что Шолохов сильно пьет?» — «Да что вы, товарищ Сталин!» — Фадеев не собирался капать на коллегу. — «Товарищ Фадеев, — сказал Сталин, — мы не собираемся лишать вас пальмы первенства. Мы просто хотим знать: Шолохов сильно пьет или нет». А Шолохов пил сильно. Почему? Да потому, видимо, что хорошо понимал: точка для всех в яме, которую выкопают могильщики. И все эти разговоры о потустороннем блаженстве — обычная ерунда для самоуспокоения. Обрати внимание — больше других за жизнь цепляются священнослужители. Ко всему в них столько же самолюбования и гордыни, как в армейских генералах. Это ещё поспорить, кто на себя навешивает больше золотых украшений и мишуры… Эти красочные одежды, церковные чины, внутренняя иерархия… Да существуй бог в высоком понимании этого слова, то есть не зловредный старикашка, ведущий учет наших грехов, а творец всего сущего, создатель мира и человека, зачем бы ему были нужны эти лицемерные молитвы верующих, их песнопения?

— И все же в последнее время все чаще говорят, что душа существует, что это особый вид энергии…

— В живом теле — может быть и так. Но если душа уйдет из тела, она не сможет существовать изолированно от человека, без подпитки энергией со стороны. Действие энтропии куда сильнее, нежели наше желание жить после смерти…

Они умолкли на самом рассвете. Алексей лежал на спине, закрыв глаза и стараясь дышать как можно ровнее и тише, чтобы походить на спящего, но на деле не спал. Справа, расположившись на его руке, уткнув нос в его плечо, лежала Жанна. Он ощущал её теплое расслабленное дыхание, а её волосы щекотали ему щеку.

Все у них произошло так внезапно и в то же время в предельной степени закономерно, что по-иному и не могло быть.

Вот уже долгое время он был одинок. В своих делах, в своих думах, и главное — в чувствах. Да, мир широк, он светел, свободен, волен, но когда обстоятельства гонят тебя по ветру как шар перекати-поля, когда ты не хочешь двигаться туда, куда тебя заставляют обстоятельства — это плохо, но в конце-концов терпимо.

Куда хуже, если тебе не с кем поговорить по душам, и не на жидкостной основе совместного распития спиртного, когда каждая фраза начинается со слов: «Ты, Леха, меня понимаешь, да?», а на трезвую голову с ясным сознанием, что тебя понимают, потому что твои дела и мысли не безразличны кому-то. Если этого нет, если некому довериться, если ты перед кем-то боишься показаться слабым, незащищенным, требующим сочувствия и защиты — вот беда!

Это только кажется, что мужику все до Фени — удары судьбы по бокам, унижения, неодолимые трудности. Нет, душа мужика как и любая другая, требует понимания. Ей тогда легче сопротивляться злому ветру рока, когда кто-то находится рядом и готов поддержать в трудный момент, да что там поддержать — просто взять теплой рукой за палец и сказать потихоньку: «Я с тобой! Ты не один!».

* * *

Крупные черные буквы расположенные во всю ширину газетной страницы так и били в глаза, а текст заставлял задержать на нем внимание. 

«КТО СКАЗАЛ, ЧТО НАРКОТИКИ — ЗЛО?» 

Ниже этого заголовка или «шапки», как его называют газетчики, шла «корзина» — несколько подзаголовков, которые раскрывали содержание публикации, хотя и не позволяли читателю судить к каким выводам их приведет автор.

«Что лучше — смерть или радость?

Если нельзя изменить мир, может нам лучше изменить взгляд на него?

Чтобы иметь собственное мнение о чем-либо, надо это попробовать самому».

Волков смотрел на Богданова, ожидая, что же скажет полковник. Тот просмотрел заголовки, положил газету на стол шефа и спокойно сообщил:

— Я это должен прочитать не торопясь.

— Ничего, читай здесь. Я подожду.

Богданов вздохнул и взялся за газету всерьез. Автор — Игорь Федоткин — построил материал, как беседу со специалистом-психоаналитиком из Индии профессором Рама Рау.

«Наркомания,

— сообщал автор, —

по мнению выдающегося ученого Рама Рау, чей авторитет признан во всем мире, должна рассматриваться не как явление, навязанное обществу злой волей цивилизации, а как проявление потребностей, которые обусловлены генетически. Они не связаны ни с расой, ни с полом человека, хотя во многом зависит от национальных традиций питания».

— Ну, сукин сын! — Богданов подумал о Федоткине с восхищением. — На ходу подметки срезает!

Богданов не ожидал, что журналист с такой легкостью поймет задание и столь лихо начнет его исполнять. Он взял желтый фломастер и стал оттенять места, привлекавшие внимание. Сперва это были отдельные строки, затем пошли целые абзацы.

«Прошло более десяти лет с того времени, когда замечательный американский ученый Кен Блум из университета Сан-Антонио открыл особый ген, управляющий пристрастием к алкоголю и наркотикам. В целом ряде ситуаций этот ген провоцирует у людей так называемый „синдром недостаточной удовлетворенности“. Он проявляется в том, что внешне здоровый человек начинает ощущать растущее давление необъяснимой скуки, давящее чувство неустроенности, депрессию.

Появлению симптомов подобного рода способствует рацион питания, выработанный современной цивилизацией.

Как известно, стол современного человека богат продуктами, которые содержат глюкозу. Ее избыток вызывает в организме человека определенный дисбаланс психических регуляторных процессов. В определенные моменты мы испытываем своеобразный прилив эйфории, душевный подъем, затем вдруг следует быстрый спад, наступает депрессия…»

Богданов отложил фломастер. Информация, которую излагал Федоткин, была столь концентрированной, что не имело смысла выделять отдельные абзацы. Надо было запомнить и принять на вооружение её целиком, поскольку аргументы потребуются для беседы с Волковым.

«Употребление в пищу горожанами большого количества шоколада, мороженого разных сортов, других сладостей (вроде „сникерсов“, которые „съел и порядок“) помимо пристрастия к сладкому вызывает у людей проявления морального дискомфорта. При этом мы никогда не связываем это со своим питанием, а ищем объяснения в причинах социальных.

Нарастание симптомов недостаточной удовлетворенности в обществе, вызвало к жизни появление большого числа врачей-психоаналитиков, психоневрологов, психиатров. В частности, особое развитие эта отрасль медицины получила широкое развитие в Америке.

Правильно понимая причины возникновения многих видов депрессии, врачи широко используют для их подавления современное лекарство «прозак».

При отсутствии в стране достаточного числа врачей, при дефиците умения следить за своим здоровьем и оберегать его, люди находят выход из угнетенного состояния в применении наркотиков».

Особое восхищение у Богданова вызвал ответ профессора на последний вопрос журналиста.

«— Господин Рама Рау, как проверить предрасположен ли ты к наркомании генетически или нет?

— Единственное средство — попробовать все самому.»

— Так что? — спросил Волков, заметив что полковник окончил чтение.

— Боюсь показаться дураком, но статья, как мне показалось, серьезная.

— Почему дураком?

— Потому что, Анатолий Петрович, хорошо понимаю разницу между нами. Моя ипостась — практика. Вам приходится думать и над теорией.

Богданов, оставаясь с глазу на глаз с шефом, никогда не стеснялся тому польстить. Он знал — выдвиженец демократии стал крупным милицейским начальником только по той причине, что оказался в числе так называемых «защитников» Белого дома, когда на тот никто не нападал и смело принял сторону нападавших, когда Белый дом оказался в президентской осаде. Это было замечено и соответствующим образом отмечено. Ни особыми теоретическими познаниями, ни большой практикой подполковник, за короткий срок совершивший рекордный карьерный скачок, не располагал. Потому, умело вызывая подчиненных на беседы, он выяснял для себя те проблемы, которые перед ним вставали и никогда не стеснялся услышанное от кого-то мнение тут же выдавать за свое. Зная это качество шефа, Богданов быстро научился подталкивать Волкова в том направлении, которое ему казалось выгодным.

— Мне, Анатолий Петрович, бывает неприятно слышать, когда говорят будто милиция только и знает, что хватать и не пущать. Тем не менее при здравом размышлении понимаю: это ведь на самом деле так. Да, хватаем. Да, не пущаем. И все время оправдываемся: таков закон. А всегда ли наш закон прав? Вы, конечно, уже думали, кто такой Федоткин. Обычный мальчишка, чернильная проститутка. Но это ему не помешало зацепить серьезный вопрос. Сейчас я впервые задумался о статье двести двадцать восьмой уголовного кодекса. Простите, может быть у вас возникли те же мысли и мне не стоит этот вопрос затрагивать…

— Почему же, Андрей Васильевич. Говори, в крайнем случае поспорим…

Заход, который сделал Богданов, заинтересовал Волкова. Он обладал прекрасной памятью и часто при разговорах в высоких сферах использовал суждения Богданова, даже если они оказывались сомнительными. Это заставляло собственных начальников полагать, что генерал не так прост, как кажется с первого взгляда.

— Так вот, статья двести двадцать восьмая раскрывается кодексом так: «Незаконное изготовление, употребление, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ».

— И что ты в этом обнаружил неверного?

Волков считал, что обязан не просто слушать, а активно вторгаться в суждения собеседника, подталкивать его к более полному изложению своих мыслей.

— Верно все, но слишком ясно просматривается гибкость мысли законодателя, который связывает определение данного вида преступлений со словом «незаконный».

Волков потер лоб, недоуменно посмотрел на Богданова.

— Незаконный — значит и есть незаконный. Чего тут мудрить?

— Значит, существуют законное изготовление, хранение, перевозка, пересылка и сбыт этих веществ?

— Ты сомневаешься? — Волков многозначительно улыбнулся. — Его ведут фармацевтическая промышленность, медицинские учреждения. Разве не так?

— Верно, я к этому и клоню. Возьмем статью сто пятую — «Убийство». Почему здесь законодатель не использовал слова «незаконное убийство»?

— Знаешь, если бы мой внук послушал тебя сейчас, он бы сказал: «Ну ты, Богданов, воще».

— Нисколько, Анатолий Петрович. Дело в том, что законодатель не стесняется признать законное существование в стране производства дури, а вот о том, что у государства имеется право на убийство, он предпочитает умолчать. Между тем такое право всем нам известно. Это смертная казнь, которую закон называет «исключительной мерой наказания». Это право государства посылать своих граждан на войну… И наказывается в этих случаях не то, что солдат убьет человека, а то, что он откажется это делать…

— Хорошо, пусть все это так, но причем статья двести двадцать восьмая?

— При том, что мы со своими идеями всегда плетемся в хвосте цивилизации. Федоткин сделал лишь небольшой обзор современных взглядов на причины и источники наркомании. В ряде стран давно поговаривают о необходимости легализовать продажу наркотиков…

— Ну, ты не скажи…

— Почему нет? Долгое время государство в упор не замечало религии. Теперь принят специальный закон. И что? Молись, сколько хочешь. Запрещены только экстремистские секты и верования. Мы все кричали о единобрачии как об основе морали и семьи. Теперь даже в Государственной Думе поговаривают о возможности разрешить гражданам иметь несколько жен. Вы уверены, что не должен появится закон, который будет направлен не против наркотиков вообще, а против наиболее опасных из них?

— Что ты предлагаешь?

— Я? Пока ничего, но подумать стоит. Мы опять можем со своими взглядами оказаться на обочине прогресса…

Договорить Богданов не сумел. Их разговор прервал длинный, по-хозяйски настойчивый звонок. Это ожил телефон, занимавший на столе Волкова священно-почетное место — аппарат прямой связи с министром.

— Слушаю, товарищ министр!

Голос Волкова — симфония звуков радости и тревоги: он бодр, подобострастен, вопрошающ, полон готовности сорваться с места и бежать, выполняя высокие указания. Говорят, что советские функционеры всех рангов, беседуя по телефону со Сталиным, обязательно вставали, даже если в кабинете находились одни. Волков этого не делал, но обжигающий жар подобострастья, который заставлял подниматься с кресла, все же чувствовал всем седалищем.

Дальше последовал поток служебных слов.

— Да. Так точно. Есть. Будет исполнено. Да, немедленно. Прямо сейчас. Уже выезжает.

Поспешно положив трубку на аппарат, будто она обжигала руку, Волков посмотрел на Богданова взглядом хищника, изучавшего добычу.

— Тебя срочно требует министр. Как думаешь, зачем?

— Разве он не сказал?

— Нет.

— Тогда не знаю.

— Езжай. И быстро.

В голосе Волкова звучало плохо скрытое раздражение. Не любит начальство, когда починенных ему людей вызывают другие, более высокие боссы. Это похоже на тайные шуры-муры неверной жены за спиной мужа и не таит в себе ничего хорошего для нижестоящего.

* * *

Министр, невысокий плотный крепыш в форме генерала армии, встретил Богданова сидя. Махнул рукой, указывая на кресло. Разговор начал без предисловий. Протянул через стол зеленую папку. Приказал:

— Прочитай. Потом обсудим.

Богданов раскрыл корочки и вынул несколько листков, сколотых синей пластмассовой скрепкой. Расколол, отложил скрепку и начал читать.

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ — ПАРЛАМЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДЕПУТАТ Государственной Думы 1996 — 1999

Генеральному прокурору РФ МУРАТОВУ Г. М.

Депутатский запрос в связи с показаниями обвиняемых и свидетелей по делу о коррупции в Комитете по управлению государственным имуществом.

Стало известно, что в ходе судебного разбирательства по делу был допрошен предприниматель Нодаришвили Георгий Вахтангович, который обвинялся в присвоении государственного имущества в виде производственно-технической базы завода металлоизделий «Первомай» на сумму в 10 миллионов долларов на свет всплыли факты причастности генерала МВД Волкова А. П. к нарушению законов Российской Федерации и взяточничеству.

Показания Нодаришвили Г. В. позволяют сделать вывод, что нынешний член коллегии МВД генерал Волков А. П. способствовал становлению грузинского криминального предпринимательства, прокручиванию крупных средств темного происхождения через уполномоченный банк «Имперский» и отмыванию грязных денег.

Суд признал Нодаришвили виновным по пяти эпизодам уголовного дела из одиннадцати, предъявленных ему обвинением и приговорил его к длительному сроку заключения.

На суде Нодаришвили заявил:

— Волкова купил и заставил себе служить Виктор Марусич — фактический владелец казино «Блэк энд ред». Он поймал этого деятеля, облеченного властью, на его патологическом увлечении женщинами. Ради высокопоставленного «друга» Марусич шел на большие траты. В принадлежащем Марусичу спортивно-оздоровительном комплексе «Сильвер джим» в сауне для Волкова устраивались веселые оргии с привлечением пяти-шести проституток. Всякий раз по приказу Марусича «девочек» меняли. Их представляли Волкову как спортсменок, которые посещают гимнастический зал, или за дам, любящих авантюрные приключения.

Нодаришвили сообщил, что кутежи обходились Волкову бесплатно, но Марусич тратил на них немалые деньги. Компенсируя затраты на удовольствия, Волков обеспечивал Марусича копиями всех документов, которые он получал в силу служебного положения министра. Волков также оказывал Марусичу содействие и влиял на органы милиции в случаях, когда возникали дела, в которых Марусич был заинтересован.

По депутатскому запросу оперативно-справочный отдел МВД сообщил, что Виктор Васильевич Марусич, 1952 года рождения — это известный в криминальных кругах мошенник Туз, который ещё при советской власти был содержателем подпольного игорного дома в Марьиной Роще. В 1983 году его задержали с поличным и привлекли к уголовной ответственности по статьям 226 («Содержание притонов») и 147 («»Мошенничество»). Суд приговорил Марусича к четырем годам лишения свободы с содержанием в исправительно-трудовой колонии общего режима.

Нельзя оставить без внимания и тот факт, что сын Марусича от первой жены Волосовой Н. К. — Леонид причастен к вооруженному ограблению отделения Сбербанка на железнодорожной станции Сенная и в настоящее время находится в розыске. Показания свидетелей, полученные в ходе розыскных мероприятий, позволяют утверждать, что скрываться сыну помогает Марусич, предоставляя ему финансовую поддержку…»

Богданов понял глаза от бумаг и встретился взглядом с Чибисовым.

— Что скажешь?

Чибисов глядел в упор холодным сверлящим взором. Богданов тяжело вздохнул, сказал со свей искренность, которую только мог изобразить:

— Волков мой начальник и судить о нем по таким бумажкам — я не хочу.

Чибисов ехидно скривился.

— Боишься?

— Нет, товарищ министр. Если на то пошло, я видел бумажки, в которых и на вас клепали всякие гадости.

— И что?

Было заметно, как Чибисов напрягся. Подобную дерзость починенный говорил ему в глаза впервые.

— А то, что эти вонючие пузыри тут же лопались. И становилось ясно, кому выгодно было их надувать.

Чибисов расслабился.

— Ты сам-то ничего не замечал за Волковым?

— Товарищ министр, я не по этой части. Мы с Волковым цапались. Было такое. Но всегда по делу. Не знаю, как он меня, но я его ценил как хорошего организатора. Кому-кому, а вам больше других известно — под Волкова я не копал.

— И что, даже никогда не видел себя на его месте?

Чибисов снова вперил пронизывающий взгляд в Богданова. Тот ответил спокойно, без фальши.

— Почему нет? Всякий раз, когда мы спорили, думал: «А я бы на его месте поступил иначе».

— Значит, все же примерялся к месту?

— Скорее к ситуации, товарищ министр. Я же не мальчик. И не мечтатель. То, чего достиг — потолок.

— Почему?

— Я обычная ищейка, если на то пошло. А на месте Волкова нужен политик.

Чибисов откинулся на спинку кресла и весело засмеялся. Потом вдруг умолк, посерьезнел.

— Разговор, Андрей, между нами. После такого запроса, плюс после статьи этого подонка Федоткина в «Московском курьере», твоему шефу не устоять. И я его спасти не смогу.

— Какая статья? Ничего не слыхал о ней.

— Естественно. Она, как мне сообщил источник, появится завтра.

— Задержать нельзя?

— Даже не думай. Волковскую задницу круто подставили. У прокуратуры на него тоже есть материалы. В том числе компрометирующее видео. Доложено президенту. Того аж передернуло. Уже готов указ…

Богданов слушал с мрачным видом и было ясно — уход Волкова его не устраивал, не радовал. Все же Чибисов решил спросить:

— Что скажешь?

— Плохо. Для дела, я имею в виду. Для нас. И для вас.

— Этого уже не исправишь. — Чибисов сжал кулаки и щелкнул костяшками пальцев. — Ты на место поганца Турчака никого не присмотрел?

— Волков сам подбирает человека.

— Теперь подбери ты.

— Есть.

— И еще. Как ты смотришь, если я представлю тебя на место Волкова? Исполняющим обязанности? Потом утвердим окончательно.

— Нет. — Богданов сказал, как отрубил, и упрямо поджал губы.

— Что нет? — Чибисов искренне удивился. Он никогда не думал, что кто-то может отказаться от подобного предложения. — Почему?

— Я уже докладывал: если занимать должность, то надо работать. А так, чтобы временно порулить — меня не устраивает.

Чибисов вдруг оживился.

— Ты знаешь, я точно так же ответил, когда мне предложили стать замом Аркашина.

Чибисов сильно лукавил. Позиция, которую занял Богданов, была по-настоящему мужской. Так мог бы поступить и сам Чибисов, когда ему предложили пойти заместителем к министру Аркашину. Но духу отказаться от выгодного предложения не хватило. Слишком желанной была предложенная высокая генеральская должность. Чибисов никогда не испытывал дурацкого на его взгляд убеждения, что лучше быть головой мухи, чем хвостом у слона. Как ни крути, слон есть слон и если даже ты прикрываешь ему собой место, которое сильно пахнет, никто на тебя не замахнется хлопушкой. И Чибисов дал согласие пойти под Аркашина, человека серого, безликого, пустого, лишь бы выскочить в генерал-полковники. Но Чибисову удивительно повезло. Аркашин проштрафился и фигура кандидата в замы оказалась проходной. Даже для самого Чибисова его назначение министром стало неожиданностью.

Известно, что благородные легенды о себе каждый сочиняет сам. Уличить Чибисова в неправде не мог никто — беседу перед назначением президент с ним провел с глазу на глаз, и это давало возможность рассказчику придать легенде необходимую ей благородную окраску.

— Короче, я твою позицию понимаю. — Чибисов задумался, делая вид, что серьезно размышляет. — Давай решим так. Я тебя представляю на должность, которую освободит Волков. Без приставок «ио» или «врио». Согласен?

Богданов встал. Вытянулся подобострастно.

— Благодарю, товарищ министр.

— Ладно, ладно. Благодарить будешь делами… Да, еще. На службе сегодня не появляйся. Встречаться с Волковым тебе ни к чему. Завтра он прочитает статью в газете и получит указ.

— Какой мотив отставки?

Чибисов усмехнулся.

— Разве президент нуждается в мотивации своих кадровых решений?

— Я понял. Но учтите, Анатолий Петрович, этот Богданов не очень покладист в делах и не будет поддакивать, если не будет с чем-то согласен. И будет докладывать правду, нравится она вам или нет.

— Не боишься, что мне это может не понравиться?

— Что поделаешь, иначе быть не может, Анатолий Петрович, это только царь может обманывать себя и верить будто он единственный, кто обеспечивает подданным благоденствие и процветание. Это царедворцы стараются лгать царю и говорить ему приятную неправду. Мы с вами работники канализации. Ассенизаторы и сантехники общественных сортиров. Когда мы перестанем видеть и понимать истину, говно забьет коллекторы и попрет из унитазов верхних этажей в жилые апартаменты. Тогда уже ни один царедворец не сумеет объяснить царю, что это наружу вытекает мед благоденствия…

— Опасный ты человек, Богданов…

Чибисов расстегнул китель, положил руки на живот и стал ласково барабанить по нему пальцами, как по клавишам баяна.

Беседовать с министром на острые политические темы Богданов не боялся. Он знал — единственное чего в таких разговорах не дозволялось — называть в контексте конкретные фамилии. Если они подразумевались — Чибисов терпел. Правда и здесь было исключение. Волков считал себя (и, между прочим, не без оснований) человеком президента. Так вот ни поминать его фамилию всуе, ни делать намеков на его личность в критическом плане в присутствии Чибисова не дозволялось. Царь — это другое дело. Царь — это чистая аллегория. Можно даже уточнять: царь-Горох, царь-Салтан, царь-Никита. И канализация во дворце есть, какие тут могут быть претензии.

— Опасен тот, товарищ министр, кто видит — где-то вот-вот прорвет трубы, но помалкивает. Мол, не мне расхлебывать аварию, а начальству.

— Я не это имел в виду. — Чибисов перестал постукивать по животу, любовно огладил его и застегнул китель. — Ладно, выкладывай гениальные мысли…

Капельку уксусной кислоты насчет гениальности мыслей Богданова Чибисов подпустил специально, чтобы тот знал — министр слушает, но цену его суждениям знает и потому особенно заноситься при нем не следует. Хотя услышать нечто новенькое задиристое Чибисову очень хотелось. Вечером он собирался встретиться в приватной обстановке с двумя членами Федерального собрания и подкинуть им в разговоре пару «ежиков» для размышлений было совсем неплохо.

Богданов не знал о планах шефа, но все же мгновенно просчитал его возможные желания и тут же изобразил приступ внезапно нахлынувшей на него скромности. Он демонстративно поднял левую руку, отодвинул обшлаг рукава и посмотрел на часы.

— Я вас не заболтал?

Чибисов в свою очередь бросил взгляд на огромные напольные часы, мерно размахивавшие огромным маятником в углу кабинета.

— Нет, ничего. У меня ещё есть время. — Чибисов откинулся в кресле. — Сейчас попрошу принести кофе, а ты договаривай. У меня возникли мысли, хочу их на тебе проверить… Так что слушаю.

«Гол!» — подумал Богданов, но ничем не выдал торжества.

— Даже не знаю теперь с чего начать…

— Хорошо, ты думаешь мы не видим правды? Или просто делаем вид, будто её не замечаем?

— И то и другое. С одной стороны политика заставляет нас делать вид, будто мы в одинаковой мере боремся с теми, кто украл миллион из кассы банка и с теми банками, которые положили в сейфы миллиарды, украденные у населения. Но разве это на самом деле так?

Чибисов пригладил волосы на затылке и улыбнулся.

— Ты готов это произнести на совещании у премьера?

— Зачем? Я же не полный дурак. Речь не о том, чтобы об этом кричать где попало.

— Тогда о чем?

— О, господи! Я говорю: мы не должны бояться признавать правду для самих себя. Иначе будем совершать глупости.

— Какие, например?

— Преступник, укравший миллиард, сегодня вправе открыто вложить его в нашу промышленность. Считается, что инвестиции — благо для государства, для общества. Значит, если вор перелетает из тени на свет, он становится социально близким по духу и по идеалам нашей демократии. Раз так, его трогать нельзя…

Волков с интересом слушал откровения Богданова. Часто неприкрытая истина, которую тот высказывал, была ему неприятна, больно задевала его самолюбие, но он умел слушать и извлекать для себя пользу из чужих мыслей, а потому терпеливо сносил даже те уколы, которые были наиболее болезненны для его начальственного самочувствия.

— А ты в состоянии кого-то из таких тронуть?

— Нет, но говорить вслух о том. Что собираемся и даже делаем это вам придется…

Чибисов улыбался. Мудрая мысль, которую он мог подкинуть сенаторам, уже имелась.

Выйдя от министра, Богданов по мобильному телефону связался с Жетвиным. Как всегда, они встретились на явочной квартире в Лялином переулке.

— Только что от министра, — сообщил Богданов.

— Что такое?

Жетвин явно встревожился.

— Пойми, Евгений, я уважаю принципы и мнение Грибова. Потому говорю с тобой. Вот, прочитай.

Жетвин взял в руки листок ксерокопии.

Постановление о возбуждении уголовного дела г. Москва 11 июня 1997 г.

Заместитель Генерального прокурора РФ старший советник юстиции Катков П. А. рассмотрел материалы в отношении Марусича В. В., поступившие из МВД.

Принимая во внимание, что в действиях Марусича В. В. содержатся признаки преступлений, предусмотренных статьями УК РФ — 174, часть 2 («Легализация (отмывание) денежных средств»), 204, часть 3 («Коммерческий подкуп») и 291, часть 2 («Дача взятки»), руководствуясь статьями 108, 109, 112, 115, 211 УПК РСФСР

Постановил:

1. Возбудить уголовное дело по статьям 174, 204 и 291 УК РФ.

2. Уголовное дело принять к производству и приступить к расследованию.

3. Обратиться в Федеральное Собрание за разрешением…

Жетвин положил ладонь на документ и поднял глаза на Богданова.

— Почему нет даты?

— Мне сняли ксерокс до подписания документа.

— Дело пахнет керосином. Что делать?

— Об этом я и решил с тобой посоветоваться.

— Володя знает о происходящем?

— Нет. — Богданов был честен. — В этом вопросе я его обошел.

— Почему?

— Разговор о Марусиче у нас заходил при первых встречах. Ваш брат твердо сказал, что его не отдаст. Их пути где-то пересекались?

Жетвин кивнул.

— Было такое.

— Именно поэтому во второй раз к Грибову я решил не обращаться.

— Вообще-то Марусич мужик крепкий. Он может устоять.

— Может. — Богданов не стал противиться. — Однако мы не знаем, что известно прокуратуре. Если материала много, самые крепкие плечи могут не выдержать такого груза.

— Есть возможность узнать, что на него имеет следствие?

— Разве этой бумаги недостаточно? — Богданов взял постановление, тряхнул им и кинул на стол. — Пытаться выяснять детали чревато опасностями. Статьи, которые шьют Марусичу, не касаются моей епархии.

— Понятно.

— Я уверен, Федеральное Собрание своего человека прокуратуре не отдаст. Но есть пресса. Можно заткнуть рот одной, двум газетенкам, но другие поднимут вой. Поведут, как это сейчас принято, журналистское расследование. Дерьмо полетит во все стороны. Поэтому нам надо решать проблему хирургически. Конечно, это больно, зато гарантирует сохранение всей Системы. Разве ради целого не стоит пожертвовать частью?

Жетвин просмотрел на Богданова с пониманием. Он сам всегда был сторонником крутых решительных действий.

— Это так, но хорошую операцию надо серьезно готовить.

— Понимаю.

— Сколько у нас будет времени?

— Не так много. Думаю, в пределах семи-десяти дней.

Жетвин задумался. С минуту он сидел молча и разглядывал ногти левой руки. Молчал и Богданов. Он отпасовал меч партнеру и теперь ждал, как тот им распорядится.

Наконец Жетвин принял решение.

— Десять дней — мало, но я постараюсь. Гробить наше дело я не позволю.

— Значит, забито? О кей.

Богданов собрал бумаги. Протянул ладонь Жетвину. Тот звучно шлепнул по ней пальцами.

— Забито.

Они распрощались.

Жетвин, пожимая руку гостю, выглядел озабоченно и встревоженно одновременно. Богданов за показной сосредоточенностью скрывал удовлетворение — дело было сделано и оставалось ждать результатов.

Когда Жетвин ушел, он долго сидел за столом опустошенный и вымотанный. Не так-то просто замыслить и разыграть выигрышную многоходовую комбинацию. Такую, когда на кону не только карьера, но и собственная голова.

* * *

С военными специалистами работать одно удовольствие. Распространенное мнение, что они недоучки — плод завистливого остроумия младших научных сотрудников научно-исследовательского института парикмахерского искусства. Жетвин об этом знал давно.

Отставной майор Нечипоренко, которого ему для деликатного дела порекомендовали старые соратники по Афгану, внешне особого впечатления не производил. Плешивый, с носом, свернутым набок, в потертом армейском кителе, в сапогах, давно не чищенных, со сбитыми каблуками, он выглядел колхозным бригадиром, явившимся в город прямо с картофелеуборочной страды. Не будь у майора рекомендаций от людей, которым Жетвин доверял безраздельно, он бы и разговаривать с ним не стал. Но здесь протянул руку, пожал её, ощутив ответную реакцию крепкой крабьей клешни.

— Прежде, чем говорить о деле, давайте условимся о режиме секретности.

Майор улыбнулся, отчего его нос окончательно съехал в сторону уха.

— Сэр, я даже родился в обстановке секретности и потому до сих пор не знаю, кем были мои родители.

Жетвину нравились мужики, умевшие отвечать без раздумий, не лазая по карманам в поисках нужных слов. Об условиях оплаты работы (а это для майора оказалось главным) они договорились без большого труда. Затем перешли к делу. Майор долго изучал чертежи новой дачи депутата Марусича, которые Жетвин выложил перед ним. Водил заскорузлым пальцем с большим корявым ногтем по синькам и твердил одно слово, но с разными интонациями:

— Так… так… так…

Жетвин терпеливо ожидал решения. Наконец майор отодвинул бумаги. Пошевелил носом. Сказал уверенно:

— Все не так и сложно, как кажется. Дачка крепкая, взлетит и рассыплется с одного удара.

— Доложите подробно. Я должен представлять операцию в деталях.

Майор прищурившись посмотрел на Жетвина, будто старался запомнить его получше.

— Вы слыхали что-либо о термобарическом эффекте? О так называемой «вакуумной бомбе»?

— Майор, я просил объяснять, а не задавать вопросы.

— Понял. — Майор достал блокнот, раскрыл и на чистой странице нарисовал круг. — Допустим, это некоторый объем. Если его заполнить горючим газом и затем выдать искровой импульс, произойдет мощный взрыв.

— Как вы думаете заполнить газом объем объекта, о котором мы говорим?

— Я познакомился с планом здания. Оно имеет три этажа выше нулевого цикла. Подземная часть заключает в себе гараж, большое складское помещение и несколько мелких выгородок. Если заполнить весь этот объем бытовым газом, взрыв будет сокрушающим…

— Как вы сделаете это в нужном месте в нужное время?

— Дело техники. — Майор говорил как специалист с дилетантом. — Важно будет получить вашу команду.

— Майор, — Жетвин встал, поправил галстук. — Я сказал: доложите свои соображения в деталях. Вы не поняли меня или на вас так сильно повлиял армейский разброд?

— Я-я…

— Помолчите! И прошу запомнить: я не потребую от вас щелкать каблуками или отдавать мне честь, но мои просьбы надо воспринимать как приказ. Иного я не потерплю.

Майор понял. Он также встал, вытянулся и щелкнул каблуками. Должно быть это уже сидело у него в крови. Он и раньше догадывался, а теперь окончательно убедился, что у людей, к которым пришел служить, порядки строгие. Здесь не объявляют выговоров в случае неудачи. Просто нерадивого исполнителя больше никто не увидит, а будут искать — не найдут.

— Так точно.

Жетвин разрешающе махнул рукой и сел.

— Продолжайте.

— Пока дом не заселен, мы смонтируем свое устройство на газовом вводе внутри подвала. Это будет очень нежный хомутик, который по радиокоманде откроет небольшой свищ в магистральной трубе. Кроме того в помещении в патрон освещения мы ввернем другое устройство — искровой разрядник. По второй команде он выдаст импульс. Произойдет взрыв…

— Вы гарантируете результат?

— Так точно — Майор вновь прищелкнул каблуками. — На все сто процентов. В заданное время в указанном месте.

— Каким образом вы сумеете сделать незаметным свой «нежный» хомутик?

— Мы вырежем часть газовой трубы и вварим на это место небольшую вставку.

— Хорошо, когда сумеете приступить?

— Как прикажете.

— Считайте, что уже приказал.

Майор встал, суровый и сосредоточенный. Кивнул, почти коснувшись груди подбородком.

— Есть!

Новая дача депутата Марусича ждала заселения. В тот день с утра здесь работали только два маляра. Перед тем, как вывести архитектурную красотку в свет, они кое-где наложили последние штрихи косметики — подпудрили щечки, подкрасили губки. К обеду маляры собрали свое имущество, переоделись и отправились на электричку, чтобы уехать в город.

Трехэтажный терем — новенький бастион торжествующего богатства с остроконечной крышей, с большими светлыми окнами, окруженный забором с чуткой сигнализацией, с будкой сторожевой охраны у парадного въезда, ждал приезда хозяев.

В третьем часу дня из ближайшего леска вышли два парня. Пересекли поле. на котором когда-то выращивали колхозную картошку, а теперь нахально заселенное конским щавелем и полынью. Когда стало очевидно, что они прямиком направляются к даче, дверь сторожки открылась, и в проеме появился огромный мужик в камуфляже серого милицейского цвета. На вид за пятьдесят. Лысая голова, обвислые щеки, огромные почти слоновьи уши. Он скорее всего был офицером-отставником и с большой вероятностью выходцем из конвойных войск МВД. Такой взгляд, каким сторож окинул шедшего впереди парня, вырабатывает далеко не всякая профессия.

— Отец, — парень добродушно осклабился. — Понимаешь, какое дело… Стаканы ищем…

Охранник, только что приготовившийся пугануть незваного гостя не очень приветливыми словами, замер в охотничьей стойке. Подобную услугу, о которой его просили, на Руси принято оплачивать жидкой валютой, от которой у нормального мужика не бывает сил отказаться.

— Сколько?

— Три.

Парень поднял руку с тремя растопыренными пальцами. Лицо охранника помрачнело. Парень сразу понял причину такого огорчения и добродушно пояснил:

— Три нам с корешами. А уж себе, папаша, поищите четвертый.

— Тоже мне сынок нашелся. — Охранник ворчал, но в глазах светилось вожделение. Он вошел в бытовку, погремел там посудой и вернулся, держа в руках четыре стакана.

— Ой, отец, уважил! Ой, уважил! — парень повернулся в сторону кустов, махнул рукой и крикнул. — Леха, давайте.

Перепрыгнув через кювет, на поле выскочил тощий парень — в чем душа держится. Они расположились за деревянным столом, который для себя поставили под березками строители. Леха открыл бутылку. Достал из черной большой сумки продолговатый судочек из пенопласта. Выложил на него толсто нарезанные шматки сала, стрелки зеленого лука, две головки свежего чеснока. Раскладывая закусь, то и дело всхлипывал:

— Ой, благодать! Ой, хорошо!

Вид выпивки и аппетитной снеди, которую раскладывал Леха, разжег питейный зуд в душе охранника, и ему стало трудно сохранять равнодушный вид. А парень подогревал нетерпение разговорами.

— Эх, батя, люблю витаминчики. Особенно Ц. Винце, сальце, бабце…

Охранник сделал судорожное глотательное движение и вытер рукой губы, готовясь к пиршеству. Парень тем временем продолжал травить:

— Ехал хохол в Москву. На границе таможенник спрашивает: «Наркотики есть?» Хохол отвечает: «Е». «Откройте чемодан». Открывает. А тот до верха забит салом. Таможенник офонарел. — «Какие ж это наркотики?» — «А я с цего сала дуже балдею», — ответил хохол…

Леха, стоявший рядом засмеялся и стал разливать водку. Охранник торопливо протянул руку к стакану. Дольше терпеть он не мог.

За первым стаканом залпом ахнули по второму. Бравый сторож ждать себя не заставил. Он отключился сразу, даже не дотянувшись до закуси. Заботливые парни положили на топчан тело, оказавшееся неимоверно тяжелым, закрыли дверь в сторожку и отправились к дому.

Команду мастеров в помощь майору Жетвин подбирал самолично. Это были специалисты высокого класса — взломщик Квас, газосварщик Ляга и Тупак — опытный боевик, выделенный для прикрытия группы. Они обошли дачу со всех сторон и собрались у двери, которая вела в подвал. Квас склонился над мудреным замком, достал отмычки.

— Сигнализация не забазлает? — Тупак не скрыл тревоги. — Ты обдумал?

Квас растянул толстые мокрые губы в улыбке.

— Я вопще рубильник дернул. Можешь в розетки пальцы совать.

— А-а…

Квас звякнул отмычками. Долго возился. Замок уступил мастеру. Дверь открылась.

Подвал, куда они спустились, выглядел темной пещерой. Вспыхнули фонарики. Их лучи помотались по сторонам, рассекая темень ножами света.

— Вона! — Квас указал на толстую трубу, которая тянулась по дальней от входа стене.

Погромыхивая инструментом, в подвале появился Ляга. Нашел стояк с большим магистральным вентилем. Поднатужившись перекрыл газ. Достал труборез.

— Работаем.

Он вырезал кусок трубы, втолкнул в разрез вставку со спецустройством. Оно заметно выступало над поверхностью магистрали, но Ляга нашел такое положение, когда пусковой коробочки не стало видно снаружи. Включил переносный сварочный аппарат. Горелка пукнула, зашипела. Пламя жарким белым пламенем лизнуло трубу…

Ляга работал мастерски, руки у него золотые — на оборонном заводе крячил, космические корабли строил. Фамилию имел и отчество — Лягин Степан Сергеевич. Фотография на Доске Почета. На груди медаль за трудовое отличие. Одно слово — рабочий класс. Даже народным заседателем в районном суде ему однажды выпало отбарабанить срок. Мастер — фигура уважаемая. Швы он клал ровные, красивые. Радиологический контроль не показывал в них ни трещин, ни раковин.

Когда на заводе перестали платить, Ляга не стал просить милостыни у природы. Не пошел к Белому дому с плакатиком на груди. Мастер такого класса как он крутые бабки способен заработать не только в заводском цеху. Если башкой шевелить, то легко понять интересный закон человеческой жизни. Настоящее хлебное поле совсем не на хлебном поле. Мед собирают пчелы, а харчатся им люди.

Ляга не дурак, он тонкости общественного бытия просекал легко. Конечно, и другие пролетарии не дураки, многое знают не хуже, но у большинства из них понимание не влечет за собой действий. У Ляги действия следовали сразу, едва возникала мысль, которая требовала решений. Через корешей, знавших цену золотым рукам мастера, он получил крышу и работал по специальности в организации. Дело шло быстро и делалось с высоким качеством. Хотя Ляга не брал социалистических обязательств варить трубу ударными темпами, работал он споро, без перекура и расслабления.

Сделал — включил газ, промазал шов мыльной пеной. Внимательно проверил не дует ли где-то газ пузырей. Дефектов не обнаружилось. Тогда Ляга достал аэрозольный баллончик с нитрокраской и окрасил врезанный в магистраль кусок трубы в желтый цыплячий цвет. Теперь газовый ввод по всей длине выглядел новеньким, готовым к работе.

Квас притащил из дальнего угла подвала хозяйскую стремянку. Поставил под одной из ламп дневного света.

Окончив трубу, Ляга полез к потолку. Подключать искровой разрядник к сети не требовалось. Он работал от батарейки. Его пришлось только закрепить…

* * *

Виктор Васильевич Марусич к российской истории — прошлой и настоящей — относился с изрядной долей презрения.

Царь Николай, который обозначен вторым номером? Пустота. Нет, хуже того — моллюск. Виноградная улитка, которая объедала листья российского виноградника лишь потому, что кто-то из её предков набрел на заповедую кущу и остался в ней.

Ленина Марусич пропускал по простой причине: тот единственный после Петра Первого знал чего хочет, зажал ланцепупов в тугом кулаке и держал, не позволяя дергаться.

Сталину Марусич прощал многое из-за его формулы: «Нет человека — нет проблемы». Для того, кто имеет власть, эта формула — путеводный маяк.

Дальше шел Никита Хрущев, лапоть в подпояске, случаем попавший на царствие балабон, авантюрист, дуролом.

Потом Ленька Брежнев — сибарит, самолюб, который даже на ширинку своих брюк вместо пуговиц нашивал наградные медали.

Да и нынешний вождь не лучше — кабан под дубом. Чтобы досыта набить желудями брюхо, он подрыл корни могучего государства, не дав ему ничего, кроме горя и унижений. Однако в будущее Марусич глядел с оптимизмом. Он верил — скоро все неизбежно изменится. Вокруг кабанчика, который все ещё похрюкивает, уже кучкуются молодые волки. Они обложили его со всех сторон, и тому уже не отбиться, не выкрутиться из их кольца. Они ещё покажут миру зубы и когти!

Себя Марусич тоже относил к волкам, хотя к власти пока не рвался, а лишь точил зубы и нагуливал капитал. Делал деньги, короче.

Деньги, деньги… О них говорят все, а что такое деньги понимает далеко не каждый. Чтобы понять их существо, надо иметь такое количество «зеленых», чтобы можно было считать себя миллионером.

Марусич себя таковым числил и значение денег понимал сполна.

Вы когда-нибудь дирижировали Большим симфоническим оркестром в Большом зале Московской консерватории? Конечно, нет. Вы же не корифеи, вроде великих дирижеров России — Светланова или Федосеева. Потому, коли умеете блямкать на балалайке, то и дуйте на ней — увеселяйте жену.

Марусич даже на балалайке не играл, но дирижировать Большим симфоническим право за собой оставил.

Кто они, эти тромбонщики и трубачи, первые и вторые скрипки? Что умеют? Да ничего, только смычками пилить по струнам, в ноты глядеть и дудеть, как им кем-то предписано. Потому их цена во всем мире включается в цену билетов. Предложи он этой ораве, выпиливающей и выдувающей сладостные звуки, хороший спонсорский куш, встань после этого за дирижерский пульт, они под твои взмахи отбахают и «Героическую симфонию» Бородина и «Лунную сонату» Бетховена так, будто ты величайший дирижер всех времен и народов.

Правда, пока Марусич не считал, что пора дирижировать Большим симфоническим уже наступила. Придет время, такую хохму он обязательно отмочит и пригласит послушать свой концерт весь бомонд, прислав каждому тисненый золотом пригласительный. А пока Марусич решал другие задачи. Более важные, чем музыкальные. Он покупал министров.

В целом, если смотреть в глаза правде, российский министр — это дырка от бублика. Сидит высоко, а под ним — пустота. Выдернут стул и полетит милок кверху задницей. Кто знает где ещё приземлится. Но… Именно это «но» имело практический смысл. Сам по себе министр ничего не значит, а вот его подпись, его слово, его влияние, пока он на коне… Ради этого и стоило кое-кого прикупить, положить в карман.

В кругу своих друзей Марусич был мужик-душка. На вопрос «Как здоровье?» он неизменно отвечал «Наливай!» И это не было рисовкой интеллигента. Пил Марусич профессионально: много и почти не пьянел. Выпив, любил ущипнуть за мягкое или упругое место даму, выбирая для этих целей тех, что пофигуристее, попышнее и посвежее. Тощенькие и тонконогие позывов к обследованию их достоинств у него не вызывали.

Тем не менее в приемной Марусич держал секретаршу, напрочь лишенную признаков каких-либо округлостей — ни бюста, ни бедер. Ко всему выражение лица у неё было монашески-постным, а глаза светились наивностью и честностью. Однако не деле секретарша была продувной бестией: за то, чтобы доложить чью-то просьбу депутату, она взимала солидную мзду. Личные встречи стоили дороже. Зато перед судом под самой строгой присягой она не могла показать, что рука депутата касалась недозволенных мест её тела. Да и скажи иначе, суд бы не поверил, поскольку на означенной фигуре эти самые места обнаружить было трудно.

Зато личных референток или как говорил сам Марусич «имиджмейкерш», он менял со строго соблюдавшейся регулярностью.

В тот день он и был занят приятной процедурой выбора.

Претендентка вошла в кабинет мягкой походкой, легко покачивая бедрами. Пока она приближалась к столу, Марусич успел разглядеть и оценить её экстерьер. Женщина была выше среднего роста, но самый придирчивый ценитель не нашел бы в её фигуре несоразмерных пропорций. Высокая грудь, гибкая талия, стройные ноги. На ней была белая, украшенная вышивкой блузка с глубоким вырезом, который позволял разглядеть ложбинку между грудей. Поверх блузки она надела черный блестевший отделкой кардиган. Такая же черная прямая юбка, опускалась на два-три пальца ниже колен. Темно-каштановые волосы, аккуратно постриженные и причесанные, хорошо гармонировали с зеленоватыми живыми глазами.

— Присядьте, — Марусич не вставая (работодателю не обязательно это делать при встречах с претендентами на место), показал женщине на стул.

Она села, заложив ногу на ногу, и Марусич увидел её округлые колени.

— Что вы умеете, госпожа Соловьева? — Марусич взглянул в лежавшую перед ним бумажку и добавил. — Людмила Аркадьевна, не так ли?

Она тронула тонкой белой рукой юбку, будто старалась разгладить невидимую помятость. Ответила высоким музыкальным голосом.

— Компьютер, стенография, ведение документации…

— Вы замужем?

— Да.

— Что заставляет вас искать работу?

Женщина потупила глаза.

— Муж остался без дела.

— Все ясно. — Марусич пристально посмотрел ей в глаза. — Скажите, госпожа Соловьева, в какой мере вы готовы выслушать правду?

— Я пришла сюда, значит готова услыхать ваше «да» и «нет».

— Вы меня не совсем поняли. Я спросил о вашей готовности к откровенному разговору по поводу ваших обязанностей.

— Я готова.

Она ответила спокойно, но по тому как нервно задвигались её пальцы, он понял — она все же сильно волнуется.

— Вы мне нравитесь. — Он выдержал паузу. — Не знаю, насколько это с вашей стороны можно отнести ко мне. Дело в том, Людмила Аркадьевна, что мне нужна не просто стенографистка. Я ищу женщину, которая станет моей подругой…

— Вы знаете… — Она вспыхнула от такой наглости и вскочила с места. — Я не…

— Сядьте. — Марусич говорил спокойно, чуть улыбаясь. — Вы согласились выслушать правду, а теперь её испугались. Между тем в каждой работе есть свои особенности, о которых лучше всего узнать сразу. Разве не так?

Соловьева мягко опустилась в кресло и снова поправила юбку.

— Меня подобные условия не устраивают.

— Жаль, Людмила Аркадьевна. Мне почему-то показалось, что вы женщина современная, лишенная дурацких предрассудков. Увы, насильно мил не будешь…

Соловьева уже пришла в себя.

— Вы меня просто испугали своим напором.

— Может быть откровенностью?

— Этим тоже. — Она смущенно улыбнулась. — Как-то так, сразу…

— Предпочитаю в делах открытость.

— Я поняла. — Соловьева машинально поправила вырез блузки и легким движением огладила ткань на груди.

— Так может быть все же рискнете?

Она опустила голову, стараясь не глядеть ему в глаза.

— Вы думаете? Но муж…

— Господи, муж! Позвоните ему и сообщите, что вас взяли на хорошее место. Посмотрим, что он скажет. Вот телефон. Заодно сообщите ему, что прямо сегодня уезжаете в командировку.

Марусич оттолкнулся ногами и кресло на колесиках отъехало от стола. Чтобы добраться до телефона, Соловьевой пришлось обойти стол и встать на место, которое освободил Марусич. Она сняла трубку, услыхала гудок вызова и стала набирать номер. Марусич протянул руку и коснулся колена Соловьевой, обтянутого гладким скользким эластиком. Соловьева вздрогнула, ощутив неожиданное прикосновение. В это время в трубке раздался голос мужа.

— Ха-л-ло. На проводе.

— Кен, это я. — Голос Соловьевой дрожал от напряжения. Чужая рука, касаясь внутренней стороны бедра, поднималась по чулку все выше. Ей хотелось рвануться, отойти, но сделать это с трубкой, прижатой к уху, оказалось не так-то просто.

— Что у тебя? — Муж спрашивал осторожно, должно быть боялся спугнуть удачу.

— Меня взяли…

Рука Марусича коснулась её правой ягодицы, ласкающим движением огладила плавный изгиб тела, скользнула к животу. Соловьева нервно переступила ногами, как коняшка, собравшаяся бежать, цокнула каблучками. Нахальная рука смущала её и в то же время бессовестно будоражила. Неодолимое бесстыдное чувство уже закипало внутри.

— Сколько? — Муж как всегда задавал вопросы предельно конкретные. Он знал цену всему, хотя сам зарабатывать так и не научился.

— Пять. — Соловьева проглотила слюну. Плотно прикрыла ладонью микрофон. Быстро обернулась к Марусичу. Яростно прошипела: «Что вы делаете?! Прекратите!» Увидела его улыбающееся лицо, довольные смеющиеся глаза и тут же осеклась: в трубке рокотал довольный голос мужа.

— Поздравляю! — Количество восклицательных знаков, которые следовало поставить для точного отображения экспрессии, явно превышало цифру три. — Лю! Я тебя поздравляю!

Рука Марусича, задержавшись на её животе, забралась под комбинацию и коснулась тела. Пальцы осторожно оттянули резинку трусов. Широкая ладонь излучала волны тепла, будоражившего определенные чувства. Соловьева ещё раз дернулась, пытаясь освободиться, но рука Марусича будто пристыла к месту. Стараясь сдвинуть тугой клубок, подкативший к горлу, севшим голосом сказала в трубку:

— Котик, но уже сегодня я должна задержаться. Шеф едет в командировку и мне…

— Лю! Какой разговор! Ты должна себя показать. Понимаешь?

Муж не выказал даже тени сомнения. Он знал как надо работать и понимал, насколько важно новому сотруднику с первых шагов зарекомендовать себя.

— Тогда все. Пока.

Она неторопливо положила трубку. В тот же миг Марусич потянул её к себе, посадил на колени. Уверенным движением запрокинул её голову на свое плечо и поцеловал в теплые мягкие губы. Неискушенная в любовных приключениях, но всегда считавшая себя волевой, холодной и рассудительной, Соловьева потерялась. Тело её затрясло, в голову дурманяще бросилась кровь. Она не узнавала себя. Мысль о том, что надо сопротивляться, безвозвратно ушла, и тело перестало противиться ласкам. Больше того, Соловьева с ужасом ощущала, что желания — жаркие, совершенно новые и ей мало знакомые — все сильнее порабощали её и заставляли окончательно утрачивать то, что она для себя всегда называла стыдом. Ей страстно хотелось близости. Она будто парила в состоянии душевной невесомости. Тело горело. Его переполняло желание покориться мужской силе и плыть, плыть…

Марусич поцеловал её в губы и ослабил объятия.

— Нам пора ехать.

Холодный рассудочный голос прозвучал неожиданно. Ее ослабевшие руки, лежавшие на его плечах, скользнули вниз.

Все это походило на внезапное пробуждение после сладкого сна, из которого человека вызывает безжалостный звон будильника. Ты ещё во власти теплых паутинно-липких видений, тебе не хочется их прерывать, а сон уже сломан, разбит, искорежен…

— Что?

Она открыла глаза и оправила юбку. Щеки её пылали румянцем. С неожиданной злостью сказала:

— Разве так можно? С женщиной?

— Ты торопишься? — Марусич посмотрел на неё с улыбкой. Глаза его искрились хитринкой. — Не спеши, не надо. Жадная страсть вредит настоящей нежности. Ты ведь все ещё чувствуешь себя добычей. Ждешь, что тебя схватят и начнут когтить. Можно и так, но учти: кто спешит к наслаждению, губит радость предвкушения. Мне бы не хотелось, чтобы потом ты считала себя жертвой. Удовольствие от близости и её желание должны быть взаимными…

Марусич говорил спокойно, как родители перед сном говорят с детьми, стараясь их убаюкать. В то же время его руки продолжали скользить по её телу, трогая и лаская места, которых она даже себе не так часто позволяла касаться. Она глубоко вздохнула.

— Куда мы едем?

— Так ли это важно?

Они вместе вышли из кабинета. Марусич кивнул верной хранительнице его дверей:

— До завтра, Мария Афанасьевна.

Соловьева, стараясь не глядеть на секретаршу, прошмыгнула мимо неё незаметной мышкой. У подъезда их ждала машина. Молчаливый водитель в черном кожаном пиджаке и коричневой бейсбольной кепочке даже не обернулся к ним.

— Поехали, Жорж. — Марусич коснулся рукой плеча водителя.

Машина тронулась. Марусич придвинулся к Людмиле и положил ей ладонь на колено. Она вздрогнула, сжалась, но тут же расслабилась, повернула лицо к нему и улыбнулась…

То, что лирики и священники именуют в человеке душой на девяносто девять процентов состоит из лицемерия. Даже в общении с самим собой человек не свободен от внутренней лжи и самые поганые свои поступки склонен оправдывать и объяснять высокой целесообразностью и умением жить.

Соловьева, оказавшись в руках нового шефа, если говорить честно, была потрясена не тем, что с ней произошло, а тем, сколь быстро это случилось. Собираясь на встречу с работодателем, тонкой женской интуицией она предугадывала, что решение о том получит она место или нет, будет зависеть не от её профессионального опыта и умения, а в первую очередь от того, насколько она сама внешне понравится нанимателю как женщина.

Она долго и тщательно подбирала одежду, пока не остановилась на черной, блестевшей атласом юбке, которая плотно обтягивала ягодицы. Она знала, что блестящая шелковистая ткань, плотно облегающая формы тела, обладает магическим сексуальным воздействием на воображение мужчин. Она надела белую блузку, предпочтя ту, которая имела глубокий вырез и давала возможность в нужный момент принимать такие позы, которые позволяли сделать более видным, то что по идее должно быть скрыто одеждой. Она специально сходила в салон-парикмахерскую, где опытный мастер поработал с её лицом и прической. Однако признаться себе в том, что её ухищрения сработали безотказно, что она добилась желаемого, и ничего особенного с ней не произошло, поскольку было легко догадаться, что рано или поздно её отношения с начальником могут перерасти в более близкие, нежели просто служебные, Соловьева не могла.

Поэтому в тот восхитительный вечер на новой даче Марусича, при свечах за шикарно накрытым столом на двоих, в широкой постели в спальной комнате с зеркальным потолком, новая любовница радовала шефа и разжигала его своей стеснительностью, робкими попытками сопротивляться, а когда он овладел ею, она отдалась ему яростно и всецело.

В окнах дачи в тот вечер горел яркий свет.

Бдительный охранник, тот самый, что так любил дернуть стакан или два на халяву, находился в момент взрыва метрах в двухстах от дома и это спасло ему жизнь. Все, что происходило он, ещё не понимая причин, видел своими глазами. Ему показалось что в какое-то мгновение дом вспух, будто его надули воздухом и тут же желтое пламя огромным шаром вырвалось из стен, которые не в силах были его удержать. Дрогнула земля под ногами. Молочно-белая масса спрессованного взрывом воздуха, та самая, которую по-научному называют ударной волной, толкнула его в грудь, сбила с ног, ослепила, оглушила, протащила по земле. Он опрокинулся на спину, не успев даже прикрыть лицо руками. Над ним, обжигая жаром, свистя, завывая, дребезжа пролетала темная масса осколков и строительного мусора.

Жизнь сторожу спасла садовая скамейка, под которую его упругим ударом вкатила взрывная волна.

Сверху, гремя по свежеокрашенным рейкам, валились обломки кирпича, оконных переплетов, куски металлической арматуры. Скамейка дрожала, мелкие осколки сыпались на сторожа, и он, сперва закрыл глаза, потом прикрыл голову руками.

Тишина наступила сравнительно быстро — звук взрыва, больно ударив по перепонкам, прокатился и стих вдали. Но ещё долго по скамье и земле барабанили осколки, которые динамическая сила удара подбросила высоко вверх.

За домом на бетонированной площадке в момент взрыва находился серебристый хозяйский «Мерседес». Его подбросило взрывом, затем опрокинуло и протащило по бетону, покорежив кузов, повыбивав все стекла. По площадке разлился и почти сразу загорелся бензин. Пламя быстро дожирало то, что не успел уничтожить удар взрывной волны. Впрочем, сожалеть о погибшем добре хозяину не пришлось — он погиб с виду ужасной, но для него самого безболезненной и мгновенной смертью. Взрыв уничтожил Марусича до того, как сознание сумело что-либо понять или хотя бы ощутить боль.

* * *

Николай Фомич Чепурной, один из членов руководящей «семерки» Системы возглавлял АО «Трансконтиненталь». Фирма, прокручивавшая огромные капиталы, была на самом деле прачечной. Здесь «отмывались» и после оплаты налогов вводились в законный оборот миллионы рублей и долларов.

Известие о страшной гибели Марусича застало Чепурного в родной рязанской деревне, куда он приехал к своей родной бабке — матери давно умершего отца.

Бабушка Лукерья Ильинична — восьмидесятипятилетняя старушка, ядреная как грибок-боровичок, подвижная как горошина, скатившаяся со стола на пол, была единственной и искренней любовью внука Николая.

Теплым вечером они сидели на веранде у старинного самовара, пузо которого украшало множество медалей с двуглавыми орлами и профилями царя Николая Второго. В углу веранды всеми цветами радуги светился телевизор «Сони» — недавний подарок внука.

— Колькя, — бабушка иначе и не называла Николая, и такое обращение всякий раз вызывало у него воспоминания о босоногом и беззаботном детстве.

— Да, бабаня.

Старушка сидела, подперев щеку маленьким сухоньким кулачком и было заметно, что ей радостно и приятно видеть перед собой внука, который аппетитно хрупал огурцы, снятые с собственного огорода.

— Это правда, Колькя, аль может брешуть?

— Что, бабаня?

— Вроде якобы в городе грязные деньги отмывают. Тут по радио об этом баили… Говорят, моют ба-альшие денежки…

Николаю простодушный вопрос доставил немало удовольствие. Он налил беленькой в небольшой зеленоватого стекла стаканчик (тридцать граммов — измерено точно), разрезал в длинку пупырчатый луховицкий огурчик, посолил половинки, по-деревенски цепляя соль из солонки щепотью, потом ответил весело, сохраняя стиль вопроса:

— Раз бают по радио, значит вроде якобы отмывают.

— Колькя, а ты энтих мойщиков не встречал?

— Нет, бабаня, не приходилось.

— А найти их можно?

— Если поискать, все можно найти.

— Колькя, тогда поищи. Для меня…

Быстрым движением бабушка извлекла из-под передника пачку мятых и грязных сторублевок, перетянутую тонкой черной резинкой. Положила на стол. Подтолкнула к Николаю.

— Что это?

— Деньги. — Бабаня хитро улыбнулась. — Гряз-наи…

— Откуда они?

— Торгую я, Колькя. Яичками. Зеленью. Беру деньги всякие, лишь бы не рватые. Все думала — ты отмоешь.

Будь перед ним кто другой, смех разорвал бы Николая от такой просьбы. Но бабаню внук разочаровывать не захотел.

— Раз надо, бабаня, значит сделаем.

В это время внимание Чепурного привлек голос диктора, сообщавшего новости.

— Вчера ночью взрывом бытового газа уничтожена дача депутата Государственной Думы Виктора Марусича. Сам владелец дачи погиб. Имелись ли другие жертвы уточняется…

На глазах у бабушки её любимый внучок схватился левой рукой за горло и стал медленно сползать со стула…

* * *

Знаменитая ЦКБ — Центральная клиническая больница, или как её называют знающие москвичи — «кремлевка», расположена на крайнем западе Москвы по соседству с МКАД — Московской кольцевой автодорогой. В годы создания правительственного лечебного комплекса этот район находился вдалеке от жилой городской зоны среди массива девственного леса, который входил в ведение Серебряноборского лесничества. Лес прорезала узкая асфальтированная лента Рублевки — Рублевского шоссе. Оно тянулось из центра столицы в загородный район правительственных дач — в Жуковку, Раздоры, Горки, Усово.

По мере развития, город расползался во все стороны и теперь севернее Рублевки разлегся престижный «спальный» район московской знати — Крылатское.

Территория ЦКБ, занимающая почти триста гектаров земли, с востока ограничена улицей Маршала Тимошенко, с севера — Рублевкой. С запада стена, ограждающая больничный комплекс, граничит с Кардиологическим центром Академии медицинских наук. Основную часть территории занимает зеленая зона — лес, сохранивший признаки девственности и лесопарк с искусственным прудом. Лечебные корпуса отделены один от другого обширными участками зелени. Между ними проложены прекрасные дороги, пересекающиеся под прямыми углами. Через чащу смешанного леса — сосен, елей, берез, — замусоренного подростом рябины, которую щедро высевают обитающие в зарослях дрозды, проходят пешеходные дорожки и тропки. В живописных местах, под сенью деревьев, поставлены садовые скамейки. Через определенные интервалы вдоль дорожек стоят телефонные будки внутренней связи на случай, если кому-то из гуляющих станет худо…

Однако дорожки чаще всего пусты: в больницу не ложатся ради прогулок.

Некогда ЦКБ была местом, которое окутывала тайна. Больница принадлежала медикам, пользовавшим партийную и государственную элиту и охранялась силами службы безопасности. Попасть сюда можно было только в случае принадлежности к клану номенклатуры ЦК партии. Здесь под одну крышу собирали самых лучших врачей, создавали все условия для лечения, тем не менее попадать в ЦКБ люди не спешили. Место это считалось недобрым и его шепотом называли «Золотыми воротами на тот свет».

Новое время изменило статус и порядки ЦКБ. Оставаясь объектом, принадлежащим к президентскому медицинскому центру, больница открыла ворота большим деньгам. При этом действует четкий принцип: плата вперед. Для тех, кто имеет чем заплатить за свои болячки, бывает заманчиво прикупить здоровье за наличные. И прикупают.

Если раньше на прогулочных аллеях можно было встретить сановников, облеченных высокой властью и самомнением, важных и недоступных, плотных животами, сверкавших лысинами от лбов до затылков или светившихся благородной сединой, то сейчас их вытеснили крепкие ребята с бородами и без, щеголяющие в адидасовских спортивных костюмах, и обязательно держащие в руках мобильные телефоны.

Чепурной, отлежавший около месяца в отделении кардиологии, уже освоился с больницей и её обитателями. В один из дней, разрешенных для свиданий, он гулял по парку в Жетвиным, который приехал его навестить. Как водится, в разговорах дел не касались. На одной из дорожек им встретился пожилой согбенный старик в пижаме. Он медленно шел, опираясь на палочку.

— Разглядел его? — Спросил неожиданно Чепурной.

— Кто он?

— Сейчас ноль на двух ногах. — Чепурной многозначительно поджал губы. Ответ только подогрел любопытство Жетвина.

— И все же?

— Генерал-лейтенант Габуния. При Сталине в НКВД крутил ручку мясорубки. Где-то не поостерегся. Может что-то не так подпихнул. Может потерял бдительность. И сам попал пальцем в шнек. Тут же его затянуло целиком.

— Посадили? — У Жетвина прорезался чисто профессиональный интерес.

— Как водится. Впаяли вышку.

— Как же он выкрутился?

— Его взяли по так называемому «мингрельскому делу». Тогда Сталин начал серьезно рыть под Берию. Тот по национальности был мингрелом. Ему пришили, что с помощью земляков он копает под Сталина. Тогда усадили целую кучу дружков Берии: Барамию, Шарию, Рапаву… Всех и не упомнишь.

Чепурной замолчал. Полез в карман. Достал пачку сигарет «Кэмел».

— Ты не сказал главного: как он сумел выкрутиться?

— Пока тянулось дело, Сталин умер. Берия помог дружкам выскочить на свободу. Приблизил их к себе…

— Все ясно.

Жетвин не скрыл разочарования: все обстояло слишком просто.

— Самое веселое началось позже. В апреле пятьдесят третьего Габунию освободили. В конце июня арестовали Берию. Подгребли и его близких дружков. Только Габуния сумел доказать, что сам был жертвой сталинских репрессий. Кто-то из свидетелей показал, что однажды слышал от Сталина такой отзыв о Габунии: «Габуния?! Да он же мингрел! А всем известно, что цыгане, румыны, евреи и мингрелы — одна кампания». Короче, вышло так, что Габуния ограничился самым малым сроком. Потом его реабилитировали. Вернули генеральское звание. Пенсию. Право на медицинское обслуживание по высшему разряду…

— Ну и время было! — Жетвин зло сплюнул на дорожку. Растер подошвой. — Поедом люди жрали друг дружку. Как пауки в банке. И всем объясняли, что делают это в государственных интересах. Слава богу, теперь такого нет.

— Чего такого? — Чепурной проницательно посмотрел на него. — Пауков в банке?

— КГБ нет.

— Не волнуйся. Главное, чтобы не перевелись мухи. Пауки всегда найдутся.

Жетвин промолчал — переваривал. За легкостью, с которой Чепурной сформулировал мысль, могло скрываться нечто серьезное. Зачем он рассказал ему эту историю? Намекает на что-то? С видом отстраненным, стараясь показать, что не придал рассказу особого значения, Жетвин философски подвел итог:

— И все же время теперь иное. Все течет, все изменяется.

Чепурной хмыкнул:

— Еще и так говорят: все течет и все из меня…

— Ты имеешь в виду что-то конкретное?

— Тебе не кажется, что нас выбивают?

— В смысле? — Жетвин старался выглядеть спокойно и рассудительно.

— В самом прямом. Сперва Абрикоса. Потом Лобанова. Теперь Марусича. Тебе это ни о чем не говорит?

— Говорит, но я поспешных выводов не делаю. У Абрикоса в машине взорвалась граната. Можно спросить: а на хрен он её держал с собой? Только ты сам знаешь — он был неравнодушен к бухающим штучкам. Одна взорвалась. Две других нашли в бардачке его машины. Правда, без взрывателей… Лобанова могли приложить старые дружки…

— Ладно, допустим что это так. Но взрыв в доме… В новом доме…

— Что тебя смущает?

— Жек, меня давно ничто не смущает и не удивляет. Просто заставляет думать.

Жетвин улыбнулся.

— И что надумал?

— Самое простое. Я нанял детектива.

Жетвин все ещё улыбался, показывая, что относится к этому разговору без всякой серьезности, но беспокойство все сильнее давало о себе знать: неужели Чепурной что-то выведал? Если это так, то угроза для дела возникала нешуточная.

— Представляю во сколько это тебе обошлось.

— Жек, ты все шутишь, а дело совсем не в тратах. Сыщик работал неделю, а накопал немало подозрительного. Он нашел мужика, который работал на стройке у Марусича сторожем…

— И что?

— Выяснились странные вещи…

— Так расскажи.

— Не сейчас, ладно?

Чепурной вдруг остановился, поморщился и приложил руку к груди и страдальчески сморщился. Сказал, явно рассчитывая на сочувствие:

— Наверное, перегулял. Пора пойти полежать.

— Тебе помочь?

— Спасибо, доковыляю. Пошли помаленьку.

Чепурной повернулся и медленно, при каждом шаге покряхтывая, двинулся к больничному корпусу.

Так они прошли десятка два метров, когда Жетвин вдруг понял — ссылка на боль могла быть удобным поводом, чтобы прекратить разговор на скользкую тему. Но почему? Неужели Чепурной о чем-то догадался или что-то заподозрил, а потому без видимой причины замкнулся?

— Может мне подключиться?

— Ты о чем? — Чепурной изобразил удивление.

— Мы только что говорили о твоих подозрениях…

— Ах, об этом… Я выговорился просто в порядке бреда…

— И все же готов подключиться к твоему детективу.

— Не бери в голову. Забудем, ладно?

— Почему? Если есть подозрение…

— Оставь, Жек. Ты меня убедил, и я успокоился.

Жетвин не стал возвращаться к щекотливой теме, но тревога не проходила. Он понял — Чепурной почему-то насторожился и ушел от продолжения разговора. Если слишком настаивать на продолжении, это может ещё больше его возбудить его подозрения. Спросил самое нейтральное.

— Когда тебя выпишут?

— Скоро. Но предлагают месячишко провести в реабилитационном центре.

— Где это?

— Здесь, в Подмосковье. Санаторий имени Герцена. Или, как его ещё называют, — загородная больница…

* * *

— Ты молодцом, Кузьма. — Жетвин оглядел Сорокина, пожал ему руку и показал место в машине рядом с собой на переднем сидении. — Есть какие-то пожелания?

— Все нормально, Евгений Алексеевич.

— А у меня к тебе пожелание есть. Ты когда в отпуске был?

— Зачем это?

— Ты всегда так отвечаешь? Я спросил «когда»?

— Я не перетрудился. Какой отпуск…

— Не спорь, — Жетвин хитровато усмехнулся. — Хочешь — не хочешь, поехать придется. На две недели в дом отдыха.

— Может не надо? И так перебьюсь.

— Ты ко всему ещё и нахал, Сорокин. Шеф говорит: надо в отпуск, а ты рогом уперся…

Только теперь до Кузьмы дошло, что отдых будет связан с работой, и он допустил глупость, когда начал сопротивляться.

— Если требуется — другое дело.

— Видишь, оказывается ты все понимаешь. Молодец.

— Что надо делать?

— Ехать и отдыхать.

— И все?

— Хорошо, если очень хочется, найду тебе и дело.

— Слушаю вас, Евгений Алексеевич.

— Получишь путевку в дом отдыха. Он расположен в Марьино. Это рядом с Кубинкой. Слыхал о такой? Там знаменитый аэродром. Всякие известные эскадрильи: «Стрижи», «Русские витязи», «Небесные гусары». Короче — асы. Только ты не переживай. Там сейчас тишина. «Витязи» не летают. У России для них нынче харасина нет. Дом отдыха расположен рядом с большой больницей. Там надо только перейти овраг по мосту и ты у цели. Все это — и больница и дом отдыха — одна территория. Будешь гулять, дышать кислородом. Сплошное удовольствие. Днем там гуляют многие… Вот тебе фотография. Вглядись как следует. И запомни: Чепурной Николай Фомич. Главное — не промахнись. Для верности можешь с ним познакомиться. Это естественно: он на лечении, ты — на отдыхе. Все нормально, верно? И ещё — сделаешь дело, не вздумай спешно срываться с места. Искать исполнителя у себя под носом там не станут. Поэтому держись естественно. Не старайся выглядеть букой. Командировочные получишь…

Кузьма слушал шефа набычившись. Впервые ему предлагали дело, связанное с выездом. Причем с довольно приятным. Ни при советской, ни при нынешней денежно-демократической власти Кузьма санаторной роскоши позволить себе не мог. Выложить за день проживания вне дома сотню долларов было бы выше его сил. И не потому, что денег не было. В последнее время они завелись, и пачка зеленых со старым маленьким и новым крупным портретом американского мистера Франклина, которую он хранил в надежном загашнике, становилась все толще. Сложнее было представить, что эта пачка может стать тоньше и часть заработанного уйдет в чьи-то руки просто так, из-за блажи побыть в роли беспечно отдыхающего фраера. Иначе человека, который прожигает кровные денежки по домам отдыха, Кузьма назвать не мог.

Командировка все подобные вопросы снимала. Три оплаченных дня пребывания в доме отдыха — пятница, суббота и воскресенье — и как точка в беззаботном времяпрепровождении — один выстрел — разве плохо?

Расставшись с шефом, Кузьма ехать домой не торопился. Он сперва покрутил, попетлял по Москве, заметая следы. Вышел на Кольцевой — Белорусской, прошелся по привокзальной площади, спустился на Белорусскую-радиальную, по внутреннему переходу снова вернулся на Кольцевую. Доехал до Краснопресненской, поднялся на поверхность, пересек улицу, потолкался на площади перед входом на станцию Баррикадная и снова нырнул в метро. До Выхино ехал, углубившись в газету. Вышел на площадь, забитую торговыми киосками, купил пачку сигарет «Мальборо» и вернулся в метро. Добрался до Текстильщиков и на улице Юных Ленинцев зашел к младшему брату Сергею.

Кузьма любил брата. Это был трудяга, который с молодых ногтей честно рвал пуп на колхозном поле, хотя хорошо знал рабоче-крестьянскую припевку: «молот и серп — наш советский герб, хочешь — жни, а хочешь — куй, все равно получишь…» Короче, получишь то, что заслужил сразу и по труду и по постоянно растущим потребностям.

Пять лет Сергей проработал председателем колхоза, бился за урожай, получил два выговора по партийной линии за пререкания с секретарем райкома и недисциплинированность.

С началом кампании приватизации Сергей распустил колхоз, наделив людей пахотной землей. Себе он отвел четыреста гектаров, законсервировал хозяйство и уехал в столицу. Замысел был простым: рано или поздно закон о праве продажи земли будет принят, тогда он свой пай загонит и пропади она пропадом крестьянская тяжкая доля! Бог даст на склоне лет поживет при деньгах возле крана с теплой водой и будет читать свеженькую газету на удобном толчке в тихом светлом сортире.

— Серёня, — так Кузьма с детства звал братишку, и тот никогда на это не обижался, — я к тебе за подмогой.

— Что так?

— Предполагаю, что кое-кому пришла мысль списать Кузьму Сорокина на пастбище…

Брат сразу понял в чем дело. Это он сам в третьем классе, описывая в школьном сочинении прошедшее лето, написал: «У нас умерла бабушка и её увезли на пастбище…»

— Ты провалил дело?

Брат прекрасно знал, чем живет и зарабатывает деньги Кузьма и никогда не осуждал его. Только предупреждал иногда: «Боюсь, братка, не сносить тебе головы. Будь осторожней». И вот, как выяснилось, что опасность приблизилась к Кузьме настолько, что тот сам её ощутил.

— Нет, Серёня, с делами у меня порядок. Гвоздь в другом. Давеча шеф дал наряд на упокоение. Я обычно не спрашиваю кого, за что и почему. Не моего ума это дело. Раз надо — значит надо. А тут смотрю фотку клиента и узнаю — из своих. Я его вместе с шефом видел. И сразу дошло — такое задание выдают напоследок. Перед списанием. Выполню, потом меня самого заломают…

— Херовато, — Сергей приложил ко лбу кулак и задумался. — Что делать будешь? Откажешься?

— Как это ты представляешь? Личность мне обозначили. Деньги отстегнули. Теперь назад ходу нет.

— Нет, Кузя, уезжать тебе надо. Брать ноги в руки и мотать отсюда.

— Не дрожи, Серёня. Вспомни: вятские — люди хватские, семеро одного не боятся.

Сергей улыбнулся, но улыбка получилась жалкой.

— Что же делать?

— Завтра еду в дом отдыха. Ты тоже поедешь туда. Только от меня отдельно. Подстрахуешь.

— Кузя, — голос брата звучал жалобно, — боюсь, не потяну такого дела. Я даже кур никогда не резал…

— Не дрожи, Серёня. Страховка — дело бескровное. Приедешь, устроишься, оглядишься. Меня ты не знал и знать не должен. А того, кто за мной по пятам ходить начнет — должен увидеть.

— Думаешь, он там будет?

— Кто знает, может он давно там сидит и ждет.

— А если увижу, что тогда?

— Дашь мне знак.

— Но ты сказал — я тебя не знаю.

— Это ничего. Дать знак можно по-разному. Наденешь белую кепочку, и мне все станет ясно.

— А потом?

— Потом постарайся держаться между нами. Нельзя ему дать возможности где-то застать меня одного.

— Понял. А потом?

— Я выполню заказ. Затем разберусь с тем, кому заказали меня. Вернемся в Москву. Тут меня никто ждать не будет. Поэтому можно спокойно сделать шефа… И мы свободны, Серёня.

— Думаешь будет легко уйти?

— Проще, чем ты думаешь. Я как ушел из инкассации, меня в лицо кроме шефа никто не знает. Между нами двумя — тонкая ниточка. Кто первым по ней ножничками чикнет, тот и выживет. Шеф уверен, что это будет он…

— А ты?

— А мы, Серёня, постараемся, чтобы все было наоборот…

* * *

Богданов выглядел озабоченно. Стоявший перед ним Черкесов переминался с ноги на ногу, не зная чего ожидать от шефа. Но тот вдруг доброжелательно улыбнулся.

— Ну что, Семеныч, укатали тебя крутые горки? То-то ты, как я гляжу, в последнее время сбледнул с лица…

Понимающий человек в таком случае обязательно сказал бы:

— Замотался.

Черкесов не уронил марки, хотя ответ дал в редакции, более подходившей к его языковой выучке:

— Ишачу, Андрей Васильевич. Как папа Карло.

— Отдохнуть не хочешь?

Черкесов враз насторожился, напрягся как струна. Слово «отдохнуть» в русском языке достаточно многогранное. Саданут коленом под зад человеку на работе и говорят: «Ушел на заслуженный отдых». А вглядишься — выгнали его прочь и дело с концом. Или бывало на ринге, когда после коронного удара правой, опупевший вдруг соперник ложился на пол, тренер Иван Королев говорил Черкесу: «Пусть отдохнет, бедняга. Спешить тебе некуда».

Короче, много смысла в одном слове. А раз так, значит надо выяснить точно, какого рода отдых предлагается.

Ответил Черкес с полнейшей неопределенностью:

— Оно таки так, Андрей Васильевич, но опять-таки ежели…

— Что «ежели»? — Богданов поразился такой дипломатичности ответа.

— А вдруг по чрезвычайности обстоятельств во мне какая надобность возникнет?

Богданов засмеялся.

— Она уже возникла. Трехдневный отдых, Семеныч — это кайф. Прекрасный харч. Свежий воздух. Пейзаж…

— Море, — подсказал догадливый Черкес, — на пляжу сисястые девки…

— Ага, — без сопротивления согласился Богданов, — но в другой раз.

— А я-то, дурак, разогнался. Думал попал под статью заботы о человеке.

— Правильно думал. Поедешь в дом отдыха. Погужуешься, может как ты говоришь, там и сисястую найдешь. Чем черт не шутит.

— Это, я думаю, сверх программы. А что главное?

— Трудно с тобой стало, Семеныч. Слишком догадливым стал.

— Чья школа? — Черкес осклабился.

— Ладно, друг друга мы поняли. Завтра я тебе передам путевку. Поедешь на выходные дни в Марьино. Там одна фирма будет мочить своего батяню. Наводку я тебе дам. Самому акту ты мешать не должен. Но исполнителя сделаешь…

* * *

Над зеленым крутояром стояли столетние сосны. Снизу их стволы были покрыты серой корой, похожей на чешую змеи. Выше до самых макушек дерево золотилось бронзовым легким загаром. Прорвавшись сквозь годы, деревья переживали не лучшее время. Могучие гиганты над песчаным обрывом уже были приговорены к смерти. Дожди и время медленно разрушали кручу, и толстые причудливо извивавшиеся корни, которые связывали деревья с землей, уже потеряли опору и висели над пустотой, как щупальца морского чудища.

Рыжая тропинка тянулась вдоль кромки обрыва. Внизу, сжатая с обеих сторон зелеными берегами, текла Москва-река, в этих местах ещё относительно чистая, живая, не загаженная цивилизацией.

Неожиданно Чепурной почувствовал боль в груди. Он остановился, достал из заднего кармана брюк пластиночку с капсулами жидкого валидола. Выдавил одну горошину, взял в рот, раскусил. Постоял немного, потирая грудь ладонью.

Кузьма, с которым Чепурной познакомился гуляя по территории санатория, встревожено спросил:

— Что с вами, Николай Фомич?

— Ерунда.

— Если сердце, то не скажите…

Чепурной тяжко вздохнул и вдруг горестно произнес:

— Эх, не так мы живем. Не так…

Кузьма стоял рядом, не понимая с чего это вдруг спутник впал в меланхолию.

— Почему не так? Живем нормально.

— Не-е. Вот гляди — лес. И сосна, и береза. Или вон елка. Смотри, нижние ветви у неё серые. Это их покрыли лишайники. И всем хватает места. А мы? Топчемся, давим друг друга…

Кузьма умел разбираться и не в таких поворотах чужой психологии. Понял — ничего особенного не произошло. Просто Чепурной всю жизнь лез по лестнице из-под обрыва на крутояр и теперь, когда выбрался наверх, боится оглянуться назад — высоко влез. Потом все же глянул и заметил — его качает. Это когда стоишь на нижней ступени, то кач не страшен. Посередине лестницы — он заметней. На самых верхних ступеньках удержаться уже трудно, хотя очень хочется. Хочется, а мотает из стороны в сторону. Ко всему приходится опасаться, что кто-то может тебя подтолкнуть.

— Ладно, главное вы не тушуйтесь, Николай Фомич. Я по себе знаю — как прижмет чуть-чуть, так жизнь кажется тошной. А затем оклемаешься и видишь — жить-то совсем неплохо.

— Чудак ты, Сорокин. Разве речь о том хорошо жить или плохо? Дело совсем в ином. Для каждого человека наступает такой момент, когда нужно подводить итоги. Ты вот по ночам о чем думаешь?

Кузьма весело хмыкнул.

— Мужской закон, Николай Фомич: о бабах. Вон их сколько вокруг. Почему не подумать?

— Видишь, ты ещё молодой. Не созрел для самооценок. А я по ночам, когда не спится, подвожу итоги.

— Чой-то так? Вроде и вам рано бабки подбивать…

— Наверное потому, что ничего хорошего я больше ни для кого не сделаю. Ты знаешь кем я был?

Кузьма замотал головой.

— Откуда?

— А я ведь, Сорокин, боевой офицер. Три года на Афгане. Командир батальона. Командир полка. Воевал, верил, что если послала родина, значит ей это нужно. А потом выяснилось, что все это была блажь наших вождей-маразматиков.

Кузьма понимающе вздохнул.

— Я ведь тоже служил, Николай Фомич. Стыдно сказать, попкой был… Людей за проволочкой охранял. Конвойные войска, слыхали? Теперь даже стыдно признаться…

— А чего тебе стыдиться, Сорокин? Солдат должен себя стыдиться, если он трус или дезертир. В остальном он человек подневольный…

— Я тоже так думаю, но все же решил задать вопрос. — Кузьма подумал и спросил. — А вам то чего стыдиться? Вам ведь тоже приказывали. Разве не так? — И вдруг посоветовал. — Может принять лекарство?

Чепурной усмехнулся.

— Нет, Кузьма, лекарство мне не поможет. Это надлом в душе. Пытаюсь оправдаться, но никак не удается.

— В чем оправдываться?

— В том же, в чем и многие другие.

— Я не оправдываюсь.

— Значит не в чем. А меня вот мутит. Так уж ведется, что подонки, изменяя долгу, присяге, марая то, что считается честью, всегда стараются оправдаться. В первую очередь в собственных глазах. Во всех сферах жизни это выглядит одинаково гнусно и грязно. В религии презираем поп, который начинает с амвона возвещать, что бога нет. В армии — военный, когда попадает в плен и берет оружие, чтобы встать на сторону противника. Все поганцы чувствуют запах вони, который от них исходит, но делают вид что воняют все другие вокруг. Хотя ладно, что теперь об этом. Пошли дальше. — Чепурной вдруг коснулся ладонью спины Кузьмы и спросил. — Туго живешь?

Кузьма смутился лишь на мгновение.

— Кто сейчас живет легко?

Причин плакаться у Кузьмы не имелось. Но сказать об этом он не рискнул. Человек, который в нынешнее время не жалуется на бытие кажется подозрительным. Даже сытые «новые русские» в своем кругу любят посетовать на налоги, которые душат финансовую инициативу, на взяточничество чиновников, на самоуправство таможен. Прибедняться — это один из приемов, позволяющих вызывать поменьше зависти.

— А как сюда попал? Здесь дорого…

— Фирма путевку купила. За хорошую работу.

— Дача у тебя есть?

— Дом в деревне. Старый. Все не соберусь обновить.

— Далеко?

— Мы — вятские.

— Может тебе помочь?

Кузьма поначалу опешил:

— Это как?

Чепурной ответил вопросом:

— Деньги у тебя есть?

Кузьма все понял и замахал руками.

— Вот это уж ни к чему, Николай Фомич!

Чепурной удрученно вздохнул.

— Хороший ты человек, Кузьма.

— Вы тоже хороший.

Кузьма ни в малой степени не лицемерил. Ему был интересен Чепурной и чем дольше они общались, тем понятней он становился. Но это нисколько не смущало Кузьму и не отвращало его от желания ликвидировать собеседника.

Чувства, которые испытывал Кузьма, общаясь с Чепурным, были особого свойства. Примерно такие посещают человека, который колет дрова. Вот перед ним лежит груда чурбаков. Каждый из них необходимо взять в руки, поставить на попа, тяпнуть топором по срезу, расколоть надвое. Потом можно повторить операцию и рассечь половинки на четвертинки.

Беря руками чурбаки, дровосек их обязательно осматривает. Что-то из того что пойдет под топор ему не нравится — кривоват чурбак, суковат, сыроват, плохо колется. Другие он берет в руки с иным чувством — чурбачок ровненький, березовый, кора на нем гладкая, свеженькая: ни сучка на ней ни задоринки. Такое бревнышко поставить и тяпнуть ему по макушке топором — одно удовольствие. Никакого труда не жалко.

Хрясь! И пополам. Хрясь! И на четвертинки. Хорошее-то бревнышко, которое пришлось по душе колоть куда приятнее, чем то, что тебе не нравится. Не согласны? Значит, никогда дров не кололи!

Гуляя с Чепурным, Кузьма сумел разглядеть его со всех сторон и потому даже заранее выбрал точку, куда удобнее всего будет всадить пулю.

На затылке, где начиналась ложбинка, которая тянулась от основания черепа к шее, сидела пурпурная родинка размером с горошину. Когда Кузьма её разглядел у него от удовольствия дрогнуло сердце — надо же, сама судьба посадила на человека естественную метку, словно подсказывала, куда ему стоит нанести смертельный удар.

Важно… нет, не просто важно, это даже дело чести стрелка — втюхать пулю прямо в отметину.

Конечно, рассказывать Кузьме об удачном выстреле никому не придется, но разве самому не бывает приятно от хорошо выполненной работы? Разве не будет тешить собственную гордость мысль — ты попал прямо в муху?

Они подошли к месту где край возвышенности крутым склоном стекал в низину, зеленевшую свежей травой.

Чепурной выразительно сплюнул.

— Вы что? — спросил Кузьма, не поняв какой смысл имел демонстративный плевок. Если человек просто плюнул, то не надо было делать это так звучно и заметно.

— Смотреть противно! Деньги ни хрена дают человеку, кроме вещей — ни культуры, ни воспитания. Посмотри, вокруг такая красота и все равно все засрано, даже овраг.

Кузьма давно привыкший к лицезрению проявлений свинства, которые постоянно видел вокруг, пытался сбить воинственный пыл Чепурного.

— Причем тут деньги?

— Притом, дорогой, что пивные банки и пластиковые бутылки из под соков не рождаются в этом лесу. Какая-то сволочь везла их сюда из города. И не в котомке на автобусе или электричке. Везла в лимузине, чтобы выжрать здесь и потом бросить. А ты знаешь, что это за овраг?

Кузьма посмотрел на громадную рану земли. Ее крутые травянистые борта покрывал молодой лесной подрост, а над ним высились золотистые стволы вековых сосен, и дремучие ели простирали в стороны темные лапы. По дну оврага струился и негромко журчал светлый ключ.

— Не, не знаю.

— Вот! — Чепурной страдальчески поморщился. — Ни хрена мы не знаем о земле, на которой живем. Иваны, не помнящие родства!

— Ну, покатили бочку, — Кузьма вложил в реплику максимум насмешливости. — Я лично сюда попал впервые, и возможно больше никогда не вернусь.

— Во! Точно так рассуждали и те засранцы, которые здесь набросали мусор: больше сюда не вернемся. А я, между прочим, в этих местах и раньше бывал. Когда учился, мы отсюда уходили на байдарках вниз по Москве. Сюда добирались транспортом, а дальше уже сплавлялись. Вечерами пекли картошку, грели тушёнку. Конечно, гитара. Денег не было, а жизнь казалась наполненной. Мечты, разговоры, планы, любовь — все было. Зато теперь, куда ни глянь, один разговоры о баксах, марках, тысячах, миллионах. С экранов поносом истекают, зовут, призывают: купи, купи… Купи три жвачки, пошли доброму дяде фантики, а тот не спит ни днем ни ночью, все ждет, когда тебе дорогой приз отвалить. Оглянешься — все вокруг жуют. Девки, бабы — и те. Всюду — в метро, в кино, в театре, как коровы двигают челюстями…

— Жвачку не обожаю, — Кузьма сплюнул. — Говорят они её из старых презервативов делают. Не зря — спермин…

Чепурной ухмыльнулся.

— Никогда не слыхал.

Кузьма сделал несколько шагов в сторону оврага. Остановился, подняв голову. Спросил Чепурного:

— Как вы думаете, Николай Фомич, какой рост у этих сосен? Метров по сорок?

Чепурной задрал голову и посмотрел туда, где на голубом фоне неба зеленели пушистые макушки деревьев. Кузьма ещё раз быстро огляделся, выдернул из-за пояса пистолет, придвинул его к удобно откинутому затылку. В последнее мгновение жизни краем глаза Чепурной заметил движение Кузьмы. Он даже увидел блеснувшую в его руке сталь оружия. Но он не ощутил ни злости, которая заставила бы его сделать резкий рывок и предпринять попытку отбить в сторону пистолет; ни страха, который бы вырвался в диком предсмертном крике.

Его вдруг обуяло тупое безразличие к себе, к окружающему миру, к тому, что было и что могло быть; к тому что уже произошло и что ещё должно случиться.

Он видел синее небо, по которому плыли два белых пушистых облачка, видел золотистые стволы сорокаметровых сосен, подпиравших небо зелеными кронами, и все его ощущения, его мир, его Вселенная вдруг сосредоточились в рамках этой картины, которая тут же вспыхнула красным пламенем, взорвалась и погасла, погрузившись в глубокую, бесконечную и непроглядную тьму.

Звук выстрела, придавленный глушителем, и последний хриплый выдох уже убитого человека слились воедино. Чепурной как подкошенный рухнул на спину. Кузьма слегка отступил, освобождая ему место для падения. Едва тело грохнулось о землю, Кузьма убрал пистолет и оттащил тело убитого к крутому борту оврага. Потом подтолкнул его ногой…

Кузьма Сорокин в принципе не любил убивать людей, и если делал это, то не для души, а лишь по обязанности. В говночисты люди идут тоже не по призванию: кто-то же должен содержать в чистоте места общественного пользования. Короче, есть много разных профессий, которые, как бы это сказать, ну не очень что ли, уважаются обществом, а ведь пустыми даже самые поганые вакансии не остаются.

Работа — всегда работа…

Не спеша Кузьма отошел от оврага, спустился по склону в долину Москва-реки, медленной походкой отпускника побрел по узкой тропке, обегавший крутояр по береговой полосе.

* * *

Черкес двигался не спеша. Он гулял. Это мог понять каждый, кто случайно встретил бы его в лесочке. Но при этом он все время старался держаться за деревьями и кустами так, чтобы с тропы его было трудно заметить.

В какой-то момент Черкес отвлекся. Когда он вновь осмотрелся, Чепурной и Сорокин уже исчезли из виду.

Прислушавшись, но ничего подозрительного не услышав, Черкес прибавил шагу. В конце-концов при случае он всегда успеет отвернуть в сторону, чтобы не встретиться с ними обоими лицом к лицу.

Впереди засветилась опушка. К ней бугор сбегал крутым склоном, по которому вились несколько тропок.

Бетонный забор, замыкавший северную часть периметра ограды, не доходил до уреза речной воды метров на двадцать. Дожди подмыли бетонные опоры, и три секции рухнули на землю, открыв широкий проход.

Под бугром через ручей, стекавший в реку, лежали два отесанных бревна, образуя удобный переход над овражком.

Дальше тропинка вела к дыре, пробитой в заборе. Тропа, проходившая тут, заметно сокращала путь из Марьино в Агафоново и потому никакая ограда — ни железная, ни бетонная — не могла устоять перед стремлением людей спрямлять свои пути.

Чтобы выдолбить в стене сквозную дыру, больше походившую на калитку, нежели на щель, потребовалось приложить не только немалые физические усилия. Кто-то вынужден был приходить сюда и приносить с собой инструменты — по крайней мере кувалду и зубило. О наличии последнего в арсенале взломщиков свидетельствовали стальные прутья арматуры, перерубленные с удивительной аккуратностью.

За забором уже по вольной не огражденной территории тянулись ряды огромных бугров, явно искусственного происхождения. Их крутые склоны покрывал земляничник, устилавший землю кроваво-красным ковром зреющих ягод.

По траве бродили серые дрозды — любители лесных ягод. Но на кровь под ногами Черкес обратил внимание раньше, чем на землянику. Трава возле ближайшего к забору бугра была залита темной густой жидкостью.

Черкес остановился, вынул из куртки листок бумаги. Осторожно коснулся одного из стеблей конского щавеля. Бумага окрасилась кровью.

— Так. — Он огляделся, тут же опустил руку в карман и плотно сжать рукоять пистолета.

Постоял на месте, приглядываясь. На примятой траве заметил след волочения. Подошел к краю оврага. Вгляделся в глубину, поросшую кустами лесной малины и рябиновым подростом. Среди зелени заметил лежавшее на боку тело. Судя по синему спортивному костюму это был тот самый человек, которого убрал Сорокин. Значит одно дело сделано, и настала пора поставить точку во втором деле, не менее важном.

Черкес прибавил шагу. Сорокин медленно шел вдоль реки, сунув обе руки в карманы. От оружия он уже избавился, это точно.

Вот он присел у обреза воды, что-то разглядывая. Черкес пошел ещё быстрее. Теперь он мог различить лицо Сорокина. С ним он случайно столкнулся нос к носу в день приезда.

Разместившись в отведенном ему номере, Черкес вышел на территорию парка осмотреться. Шагая по дорожке, выбрался к удивительно красивому мрачноватому замку, построенному из красного кирпича, с круглой башней и остроконечной крышей. Остановился, пораженный непривычными формами и видом здания. И тут увидел того, чье лицо ему показали на фотоснимке. Мазнул взглядом, чтобы запомнить получше, и пошел дальше, чтобы избежать ненужного разговора.

Черкес, продолжая делать вид будто гуляет, медленно приближался к Сорокину. Он уже наметил точку, с которой сделает выстрел. Берег был пустынным, на крутояре также не виделось ни души. И вдруг из-за зеленого насыпного бугра на берег вышел человек. Черкес выругался и задержал руку в кармане. Незнакомец подошел прямо к нему.

— Здравствуйте. Вы случайно не из Агафонова?

— Нет, — Черкес ответил резко, не сумев сдержать злости, — я…

Что он хотел добавить установить теперь трудно. Выстрел, который сделал Кузьма, заставил его замолчать.

Братья Сорокины посадили Черкеса у огромного розового валуна на самом берегу реки и тут же разошлись. Кузьма двинулся в сторону санатория по низкому берегу. Сергей стал карабкаться на Красный яр, чтобы пройти поверху.

Они гуляли.

Они свое дело сделали…

* * *

Лудилин отыскал Моторина на технической территории «Трансконтиненталя». Алексей только что вернулся из рейса и даже не отошел от автопоезда, который сопровождал от границы с Белоруссией.

— Леша, — Лудилин протянул руку. — Вот, знакомься. Это Женя Жетвин… — Сказал и поправился, — Евгений Жетвин. Мы с ним на Афгане служили… Я ему жизнью обязан. Потолкуй с ним. Хорошо?

Жетвин протянул Алексею руку.

— Слушай, афганец…

— Я не афганец, — Алексей возразил с раздражением, — чего не довелось, так побывать на Афгане. Возрастом не вышел.

— Я знаю, — сказал Жетвин, — только не звать же тебя чеченом. А для меня афганец теперь любой мужик, которого мудрая российская власть вооружила и посадила в говно…

— Это вы уж слишком.

Алексей даже отер ладонью лицо, словно хотел избавиться от ощущения, которое вселили в него слова Жетвина. Тот выплюнул сигарету и вдавил её ботинком в землю. Растер подошвой, чтобы огонь не воскрес.

— Брось! Более дерьмовой войны, чем чеченская, я не знаю.

— Я тоже, — согласился без сопротивления Алексей.

— Ладно, кончили о войне. Поговорим о деле. Как ты уже слыхал, «Трансконтиненталь» будет сокращать штаты. Лудилин рекомендовал тебя, как верного и честного человека. Меня это вполне устраивает. В нашем мире, где все построено на обмане и воровстве для фирмы надежный человек дороже золота. Предлагаю тебе место в охране головного офиса. Что скажешь?

Алексею Жетвин понравился с первого взгляда. Высокий широкоплечий блондин с энергичным лицом, серыми проницательными глазами, строго поджатыми губами. Была хорошо заметна его армейская выправка — прямая спина, приподнятый подбородок, скупые уверенные движения рук, властный голос.

— Я знаю, Моторин, о тебе больше, чем ты думаешь. И эпопею со спасенным миллиардом. И о налете на твою квартиру. И о детской борьбе с наркоторговцами…

Алексею всегда казалось, что он хорошо умел скрывать свои чувства и по его лицу нельзя прочитать ни радости ни тревоги. Однако Жетвин все же поймал легкую тень неудовольствия, мелькнувшую в его глазах.

— Не обижайся, Моторин. Детскую не в том смысле, что эта игра безопасна. Наоборот, ты балансировал на острие шила. А ради чего?

Алексей счел благоразумным не сопротивляться.

— Вы правы, это был просто дурацкий порыв. Если бы милиция работала лучше, мне бы не пришло в голову бороться с ветряками.

— Дело, Моторин, не в том, что милиция стала хуже работать. Куда важнее иметь в виду главное. Причина роста преступности в обнищании большей части народа и в сказочном обогащении меньшей. Если в стране есть люди, которые не в состоянии купить булку хлеба, а другие приобретают за тысячу долларов наручные часы — это говорит о многом. Сегодня тебя могут ухлопать из-за десяти тысяч рублей, рассчитывая взять пятьдесят.

Жетвин достал сигареты. Закурил.

— То ли ещё будет, — мрачно сказал Алексей.

— Звучит зловеще. Что ты имеешь в виду?

— Отмену смертной казни.

— Считаешь, что это повлечет за собой новый рост преступности?

— Нет, не считаю. Просто убежден, что это именно так и будет. Милиции быстро разонравится ловить бандитов. Зачем кто-то станет рисковать жизнью и брать вооруженного террориста, если того не ожидает суровое возмездие?

Жетвин снисходительно улыбнулся.

— С тобой интересно говорить, Моторин. И я думаю, мы продолжим беседу, но не сейчас. У меня дела. Ты принят и можешь приступить к работе…

В это время в кармане пиджака Жетвина зазуммерил мобильный телефон. Жетвин вынул трубку.

— Слушаю.

Поскольку он не прижал её к уху плотно, Алексей услыхал часть разговора.

— Жек, «Северокобальт» у нас. Мы купили пакет.

— Сколько в нем?

— Пятьдесят два процента акций. Можешь поздравить.

— Отличная новость. Спасибо, что сообщил. И поздравляю…

* * *

За оградой автопарка фирмы на пустыре, отделенном от магистрального шоссе лесополосой, на взгорке стоял грузовик с синей будкой, которую перечеркивала белая полоса и украшала надпись «Мосводоканал». С этого места прекрасно просматривалась вся техническая территория «Трансконтиненталя». Неожиданно в будке приоткрылось боковое окно.

Ствол винтовки лег на нижнюю рейку рамы. В прицел Кузьма видел Жетвина, который разговаривал по мобильному телефону. Он прижимал к правому уху трубку. Ее черная полоса перечеркивала щеку.

Острый язычок марки прицела удобно улегся в точку, где трубка касалась виска.

Черт возьми, как это погано убивать людей! Не нравилось такое дело Кузьме. Но если ты летишь к земле с большой высоты и единственный шанс спастись заключается в том, чтобы дернуть кольцо парашюта, ты просто обязан это сделать. А если для того же надо нажать на спуск?

Палец слегка напрягся, выбирая свободный ход механизма и медленно потянул крючок…

У насилия нет конца. Оно всегда имеет продолжение…

Кузьма об этом не думал. Далеко не все умеют это делать.

* * *

Пуля ударила Жетвину точно в висок чуть выше уха. Она пробила аккуратное круглое отверстие и взорвалась внутри черепа. Мощный удар расколол голову, оставив вместо лица зиявший кровавой пустотой провал.

Алексей сразу понял в чем дело и что случилось, когда его оплеснуло горячей и липкой кровью. Военный опыт позволяет человеку начинать действовать ещё до того, как он обдумает и решит правильны его действия или бесполезны. Алексей не мог объяснить, кто и почему выстрелил в Жетвина, но то что то тот мертв и ему уже не помочь у него не возникало сомнений.

Быстрым движением руки Алексей отер лицо, размазав по нему чужую соленую и липкую кровь, забрызгавшую глаза и щеки. Ощутил, как по коже царапнули мелкие осколки чужих костей, но значения этому не придал.

Он не видел откуда произведен выстрел, однако интуиция подсказала, откуда могла прилететь пуля, сразившая Жетвина, и где мог засесть выпустивший её стрелок.

В десяти метрах от места, где лежал Жетвин, стоял трейлер, готовый к дальнему рейсу. Водила сидел в кабине, прогревая мотор. Рядом топтался «секьюрити», которому предстояло сопровождать транспорт в путь. Он стоял, широко расставив ноги и держал штатный помповик под мышкой стволом опущенным вниз.

В два прыжка Алексей оказался рядом с охранником. Тот оторопело смотрел на распростертое в луже крови тело Жетвина, к которому через плац бежал Арсений Лудилин, когда Алексей выхватил у него из под руки оружие.

— Ты что?! — Охранник скорее всего принял Алексея за сообщника террориста, оттого посерел лицом и потерял волю к сопротивлению. — Не стреляй! Не надо!

Алексей запрыгнул на бампер тягача, вскочил на капот, направил ствол помповика на водилу, помертвевшего от страха. Заорал, надсаживая голосовые связки:

— Задний ход! Прижмись к забору! Гони!

Трейлер дернулся и покатился назад.

Алексей перескочил аэродинамический обтекатель фургона, взлетел на крышу, безжалостно топая побежал по ней. Когда махина кузова припечаталась к забору, он с его высоты кинулся на пустырь.

Ремонтную машину «Мосводоканала» с кузовом синей раскраски Алексей увидел ещё находясь на крыше трейлера и у него теперь не оставалось сомнений где находилась позиция снайпера.

Кузьма, хорошо умевший стрелять, как был по натуре так и оставался винтовым попкой анальных подразделений внутренних войск и не отличался особым талантом планирования операций. Сделав выстрел, он тут же перебрался в кабину, сел за руль и стал разворачивать машину, чтобы как можно быстрее умотать с пустыря. Но его постигла неудача. Левое переднее колесо наехало на канализационный люк. Крышка его давно была сломана и отверстие для проформы когда-то прикрыли куском листового железа. Колесо, продавив металл, крепко влезло в чугунное кольцо и застряло в нем как в капкане. Кузьма газанул раз, другой. Дернул машину вперед-назад, но двигатель заглох и не заводился. В это же время Кузьма увидел как со стороны базы через забор на пустырь перепрыгнул человек. Он летел, раскинув руки в стороны, словно крылья, и в правой Кузьма заметил ружье.

Психология убийцы ущербна. Выстрелить в человека из засады, всадить нож в спину из-за угла далеко не равно умению вести огневой бой. Кузьму охватила паника. Затряслись руки, задрожали колени, вспотела спина. Он схватил свой винтарь, выскочил из машины и побежал в сторону череды деревьев, за которыми гудело шоссе.

Алексея отделяло от убегавшего террориста не более ста метров. Если тот пробежит ещё метров двадцать, то скроется в посадке, тянувшейся вдоль обеих сторон дороги. Решение пришло мгновенно. Алексей будто споткнулся и на ходу припал на правое колено. Передернул цевье, загоняя патрон в ствол и два раза подряд жахнул в сторону убегавшего человека.

Кузьма, который уже видел перед собой кювет и кусты, за которыми его должен ждать с машиной братец, наддал ходу. В момент, когда Кузьма собирался перепрыгнуть канаву, что-то с огромной силой ударило его в поясницу. Ударило так безжалостно, что боль дошла до живота и груди, опалив их крутым кипятком.

Сбитый мощным ударом с ног, Кузьма зацепился носком ботинка за землю и со всего маху вмазался широкоскулым лицом в мокрую от росы крапиву.

Но ни удара ни ожога тысяч стрекалец уже не почувствовал.

* * *

Часто события протекают настолько быстро и вовлекают в водоворот беды человека с такой силой, что потом, когда волны улягутся и появляется возможность попытаться разобраться в происходившем, восстановить последовательность своих и чужих действий, сделать это оказывается невозможно.

Объяснить откуда и когда появилась милиция Алексей не мог даже себе, хотя старался это сделать.

Он помнил лишь несколько автоматов, направленных на него с разных сторон, и нервный крик человека, раздрызганного напрочь нервным стрессом.

— Брось оружие!

Помповик Алексей не бросил. Оружие — вещь, требующая бережного отношения. Он лишь расставил обе руки в стороны, в правой — стволом вверх держал «иж». Присел на полусогнутых ногах и аккуратно положил помповик на землю. Потом выпрямился и поднял руки.

Затем память отчетливо запечатлела то, как с ним обращались стражи закона. Удары дубинками исподтишка по бокам, пинки по голеням — потом долго с них не сходили фиолетовые разводы синяков. Наконец с треском защелкнулись на руках стальные наручники.

Когда Алексей ощутил давление браслетов на запястья, то подумал, что знает только два символа демократии: — избирательные бюллетени, которыми граждане выражают свое доверие власти и наручники, которыми власть дает понять своим подданным кто она есть и для чего её выбирают.

Разобраться в том, что происходило на пустыре сразу после ареста у Алексея возможности не было. Его затолкали в воронок, который долго никуда не уезжал. Гремел сильный поганый, достававший до самых кишок вой сирены санитарной машины. Слышались визгливые писки то и дело подъезжавших милицейских машин. Должно быть прибывало начальство, чтобы продемонстрировать личное участие в расследовании дерзкого преступления.

На воронке Алексея отвезли в специзолятор и заперли в одиночке. Но этому предшествовали некоторые важные, но известные лишь узкому кругу лиц события.

Едва узнав о случившемся, Грибов тут же позвонил по прямому телефону Богданову. Трубку взяла Кира.

— Кира, милая, здравствуйте. Это Владимир Семенович…

— Добрый день, чем могу служить?

— День сегодня не добрый, Кирочка. Как мне поговорить с генералом?

Грибов говорил по линии, которая считалась гарантированной от прослушивания, но при этом он прекрасно понимал, что тот кто гарантирует, сам в первую очередь и прослушивает все разговоры. Поэтому в трубку произносилось только то, что вскоре так или иначе могло стать известным широкому кругу любопытных.

— Андрей Васильевич у министра. И надолго. Я могу чем-то помочь?

— Кирочка, — голос Грибова дрогнул, — полчаса назад убит Женя Жетвин…

Грибов старался говорить так, чтобы его слова звучали как можно официальней, хотя Кира прекрасно знала Евгения и, насколько казалось Грибову, между ними нередко пробегали искры взаимных симпатий.

— Боже мой! — Кира задохнулась и замолчала.

— Кирочка, Жетвин — член правления закрытой акционерной компании «Северокобальт»… Интересы коммерции требуют от меня просить генерала Богданова об услуге…

Кира больше чем кто-либо другой знала об интересах своего шефа в делах концерна и объяснять ей что-либо «интересами коммерции» не требовалось, хотя она прекрасно понимала, что все сказанное, произнесено ля чужих и очень любопытных ушей.

— Что надо сделать, Владимир Семенович?

— Кира, дорогая… — Грибов чуть не плакал. — Первым делом надо хотя бы на время закрыть информацию от прессы. По моим сведениям, киллер раньше работал в транспортной фирме и подлежал увольнению. Похоже от отчаяния решил свести счеты. Это для вас на случай, если информация все же начнет выплывать.

Кира потрясенно молчала. Она прекрасно представляла, сколько неприятностей генералу и Системе может нанести бесконтрольная огласка случившегося. Ответила, проглатывая тугой комок, подступивший к горлу.

— Постараюсь, Владимир Семенович. Что еще?

— Есть ещё одна тонкость. Некто Моторин, охранник из «Трансконтиненталя» в порядке защиты застрелил убийцу. Моторина задержали. Очень прошу вас до моей встречи с генералом изолировать Моторина, лишив возможности общения с кем бы то ни было. В интересах следствия. Есть у вас такая возможность?

— Владимир Семенович, — Кира уже совладала с волнением и говорила спокойным, как всегда решительным деловым голосом. — Все будет сделано. И немедленно…

* * *

Богданов приехал к Грибову сразу, как только освободился в министерстве. Он уже знал о происшедшем и был серьезно им озабочен. Первым делом он спросил Грибова:

— Ты представляешь, в какой опасности может оказаться система, если в истории не поставить точки?

— Что ты имеешь в виду?

— Этот герой, как его там? Моторин? Должен исчезнуть. Он не нужен для дела. Тогда все будет просто объяснить убийство Евгения как заказное, в котором ликвидированы оба киллера.

— Нет, Андрей. Моторин будет жить. Он рисковал из-за Жека. Рисковал сознательно, хотя мог бы упасть рядом и ждать, когда стрельба прекратиться. Поставить на нем крест я не позволю.

— Прости, Владимир, ты не совсем ясно представляешь, что произошло. Пойми, мне трудно говорить об этом, но приходится. Между нами не должно оставаться недоговоренностей.

— Я слушаю, говори.

— Убийца Евгения — Кузьма Сорокин. Он был агентом Жека. Киллером. Какое-то время выглядел очень исполнительным и аккуратным. Ты ведь никогда не слыхал об огрехах в акциях. Потом, трудно сказать по какой причине соскочил с рельсов. То ли ему показалось, что мало платят, то ли умом сдвинулся, но его понесло. Евгений встревожился. Советовался со мной. Тебя мы по пустякам не беспокоили. Особенно Жека испугало желание Сорокина разделаться с Чепурным. Трудно сказать откуда они знали один другого, но Сорокин заявил Жеку: «Его я убью». Евгений воспринял угрозу всерьез. Когда Чепурной уехал долечиваться в Марьино, Евгений попросил меня подстраховать его. Я туда послал своего человека. Майора Черкесова. Но вышло так, что вместо одного трупа мы получили два. Сорокин убил и Чепурного и Черкесова…

Грибов нервно крутил в пальцах паркеровскую золотую ручку, которую вынул из нагрудного кармана. Богданов ждал, что он что-либо скажет, но не дождался. Вынужден был продолжить:

— Теперь ты понимаешь, что раскручивать дело крайне опасно. И этот Моторин, которого ты считаешь благородным мстителем сегодня для нас мина замедленного действия. Было бы спокойней, если бы его заели угрызения совести и он повесился или ещё что-то там…

— Нет. — Грибов говорил твердо показывая голосом и видом, что не уступит. — Моторина я тронуть не позволю. Все, что я о нем выяснил — в его пользу. Это отличный мужик, прошел Чечню. Зоны не топтал, но мы его туда и тянуть не должны. Теперь у нас есть легальный бизнес и я его введу в него, что бы ты там ни думал. Короче, его надо вытянуть из ямы.

Богданов задумался. Ситуации, подобные сложившейся, он умел просчитывать мгновенно. Постоянное общение с людьми, которые в отношениях с ним всегда в первую очередь имели в виду свою личную выгоду, научили его быстро угадывать скрытый смысл в самых дельных на первый взгляд предложениях заместителей и помощников, советчиков и просителей и заранее выстраивать свои решения так, чтобы не подставиться ненароком с одной стороны, а с другой показать внимательное отношение к чужим советам и предложениям.

В том, что Грибов не хотел отдавать Моторина имелась и хорошая сторона. Судя по многим признакам парень это крепкий и решительный, по-настоящему честный и сумевший сохранить нравственные устои. Применить его способности в служении Системе было бы опасно. Но привлечь к активной работе на втором «чистом» этаже организации — в «Северокобальте» стоило попытаться. Правда, для этого для начала придется слегка подломить уверенность Моторина в собственной честности, в лояльности закону и только потом вести речь о его освобождении.

— Хорошо, — сказал Богданов, — будь по-твоему. Но так я его не отдам. Придется выкупить.

Грибов вскинул изумленный взор на собеседника.

— Что-то новое, верно?

— Володя, — Богданов говорил примирительно. Ты не так понял. Мне необходимо, чтобы твой Моторин поверил, что его вынули и париловки, выкупив за большие деньги. Для этого мой человек поработает с ним так, чтобы твой рыцарь понял, в какую сел лужу и не пытался искать правду на стороне закона. Пусть всегда ощущает, что на нем висит преступление и только ты в память о брате вытянул его из дерьма. С немалыми трудностями, между прочим…

— Спасибо, Андрей. Если это так нужно — я пас…

Грибов поднял руки, показывая, что сдается.

* * *

Почти у всех людей, впервые попадающих в камеру-одиночку, бывает весьма схожим. Поначалу человек страшно волнуется, не находит себе места, то и дело стучит в двери, требует от охраны поскорее организовать ему встречу с прокурором, напоминает о своих конституционных правах, настаивает на их соблюдении. Ничего не добившись, он впадает в уныние, становится апатичным, вялым, теряет ко всему интерес.

Алексей выпадал из общего ряда сидельцев. Во-первых, он знал свою вину, хотя юридически точно сформулировать обвинения, которые ему будут предъявлены, не мог. Во-вторых, огромный расход адреналина в момент событий, обессилил его и вызвал притупление чувств. Сработал также армейский опыт, подсказывавший, что человеку. Оказавшемуся за запертой снаружи дверью не следует суетиться, проявлять инициативу и самому вызывать огонь на себя.

Алексей прошелся по камере, измерив её шагами. Видимо так поступают все, кого запирают в одиночку. Три шага в длину, два в ширину — каменный пенал с вентиляционным окошечком под трехметровым потолком. Он провел пальцем по стене и брезгливо его отдернул. Штукатурку, окрашенную темно-зеленой масляной краской, покрывала сырая скользкая пленка. Пол, выложенный бетонными квадратными плитками, был обильно полит водой.

С одной стороны это легко объяснялось заботой о чистоте и гигиене в камере, с другой скрывало в себе утонченную форму издевательства — заключенный, если даже и не держался на ногах, сесть мог только в лужу, либо весь день стоять на ногах.

Что поделаешь, тюремщики прекрасно знали: покладистым и сговорчивым человека делают боль, страх и униженность. Чтобы узник почувствовал всю меру бесправия, которую ему уготовило государство, его с первых шагов необходимо низвести до положения животного, загнанного к клетку, дать ему понять все, кто попадают в руки правосудия и правоохраны — дерьмо и погань, недостойные человеческого обхождения.

Только отойдя от стресса, который правил им в минуты погони, Алексей стал медленно приводить в порядок воспоминания происшедшего и успокаивать взбудораженные чувства. До вечера он, не садясь и не прислоняясь к стене, медленными шагами ходил по камере, втайне надеясь, что на ночь дадут что-нибудь, на что можно будет прилечь.

Вместо этого в камеру пришел адвокат. В всяком случае так ему сам представился мужчина с габаритами боксера-тяжеловеса, одетый в простенький потертый на коленях и рукавах люстриновый костюм. Он привередливо повел носом, принюхался, осмотрел пол и стены и мрачно констатировал:

— Пещера Алладина, не так ли?

Алексей промолчал. Адвокат подошел к двери, что-то сказал охраннику и тот принес две табуретки.

— Так будет лучше, верно?

Алексей промолчал.

— Вижу, вы не оратор, — усмехнулся адвокат. — Садитесь. Говорить буду я.

Не показывая ничем радости, что может наконец-то присесть, Алексей опустился на табурет.

— Так вот, Моторин, я здесь оказался по поручению весьма влиятельных людей. У одного из них — фамилию пока называть не стану — убит брат. Его вы знаете. Это господин Жетвин. Брат высоко оценил ваше вмешательство в дело и в то, что вы наказали убийцу. Однако сразу скажу — его расположение не избавляет вас от шанса пойти под суд. Вы понимаете, что совершили убийство?

— Была бы возможность, повторил бы… — Алексей ответил напористо и зло. — Впрочем, теперь все равно.

— Давайте так, Моторин. Я работаю на человека, которому не безразлична ваша судьба. Он не заинтересован в том, чтобы вас упекли в зону. А такой шанс есть. Но вы должны точно представлять свое нынешнее положение.

— Я его представляю, — Алексей скривил губы в горькой усмешке. — На моих глазах убили человека. Я пытался остановить преступника. Совершив одно убийство, он мог пойти и на другие…

— Логично, Моторин. Очень логично, но юридически неграмотно. Вы считаете, что совершили мужественный гражданский поступок. На деле учинили преступление. Давайте рассмотрим ситуацию с самого начала. Защищать граждан от насилия и произвола обязана милиция. Вы, Моторин, у Жетвина не были телохранителем, не имели лицензии на такую деятельность. Верно? А если бы имели её, то должны были поступить соответственно обстоятельствам.

— Как это понять?

— Можно было повалить Жетвина на землю, укрыть его своим телом от пули.

— Когда голова человека на моих глазах лопнула как арбуз и он упал, прикрывать его можно только саваном.

— Значит, надо было поставить в известность милицию. Там знают, как ловить и обезвреживать убийц. А вы, Моторин, схватили оружие и в атаку. Это в демократические законы не вписывается…

Алексей устало прикрыл глаза. В душе все кипело. Он бы сейчас встал и послал адвоката подальше, но здравый смысл подсказывал, что само появление юриста и весь дурацкий на первый взгляд разговор, который тот затеял, не очень понятная разведка его взглядов и настроений.

— Выходит, задержать убийцу преступно?

— Моторин, дорогой, вы его не задержали. Вы его застрелили. Он не сопротивлялся, он убегал. Не угрожал оружием. А вы ему влепили в спину заряд. И наповал…

— А если бы он в меня стрелял?

— Прекрасно! Это бы уже играло в вашу пользу.

— А попал бы? Ранил?

— Совсем хорошо! И разговору бы не возникло.

— Что же может светить по закону человеку, который прихлопнул наемного убийцу?

— Уголовное наказание, дорогой мой. За убийство. В нашем обществе право карать преступников присвоило себе государство. Больше того, из перечня наказаний оно исключило смертную казнь. И вдруг некий Моторин сам выносит приговор и приводит его в исполнение.

— Это все происходило в условиях нервного стресса. В состоянии аффекта.

— Прекрасно. Если дело дойдет до суда, я постараюсь использовать такую подсказку. Но прошу учесть, и следствие и прокурор сегодня не заинтересованы в оправдании Моторина. Я уверен, дело будет подано так, что некий Сорокин, наемный убийца, выполнял заказ преступной группировки. После совершения акции его должен был убрать второй киллер. Моторин. Что он и сделал.

— Но это же глупость…

— Раскрытие заказных убийств — самая слабая сторона нашей милиции. Не будем искать причины почему и отчего. Куда главнее понять простое — за этот случай схватятся так, что шансов выкрутиться у некого Моторина не останется. На вас, мой дорогой, навешают столько статей, что ало не покажется.

— Например?

— Хороший вопрос. Давайте вместе пройдемся по кодексу. Начнем с такого простого проступка как самоуправство. Вы отобрали у охранника фирмы «Трансконтиненталь» помповик «иж». Служебное оружие. Между прочим, снаряженное патронами. Под угрозой оружия заставил водителя подогнать трейлер к забору. Этот эпизод можно и не выпячивать, но следствие обязательно постарается разобраться как вы сумели перемахнуть через высокий забор, оборудованный средствами защиты от не санкционированного проникновения на территорию базы и откуда у вас появилось оружие. Конечно, статья триста тридцатая слабовата для данного случая, но лишение свободы до пяти лет потянет.

— Так, — кивнул Моторин, соглашаясь. — Обвинение логичное.

— Пойдем дальше. Есть статья двести двадцать шестая. Хищение, либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Как неизбежно установит следствие, гражданин Моторин завладел помповиком стрелка Рюмина с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья владельца оружия. За такое Моторину светит срок от пяти до двенадцати лет. С конфискацией или без оной. Тут уж на усмотрение судьи…

Алексей тихо выругался. Широкая физиономия адвоката расплылась в ехидной улыбке.

— Против закона не попрешь, Моторин. Мир наш таков, что все мы потенциальные преступники и каждому можно припаять срок. Был в сталинские времена такой знаменитый судья Ульрих. Председатель военной коллегии Верховного суда СССР. Он пересажал и отправил под пулю тысячи людей. Но вошел в историю юриспруденции афоризмом: «Дайте нам человека, статью мы ему подберем всегда». Сталина расплевали. Ульриха забыли, а статьи под человеков как подбирали, так и подбирают. Да, чтобы не забыть, имеется на тебя ещё одна. Сто восьмая…

— Сколько же их, — тряхнул головой Алексей. Обилие статей, которые закон мог повесить ему на шею не пугало, а лишь удивляло.

— Дайте нам человека, Моторин, и мы его испечем по всем правилам демократического правосудия. — Адвокат ещё и шутил. — Убийство, совершенное с превышением мер, необходимых для задержания лица, вот ваша первая вина. Понимаете? Вам бы, Моторин, крикнуть киллеру: «Гражданин, вы убили человека. Это не хорошо. Остановитесь, положите оружие и подойдите ко мне. Я отведу вас куда следует». Так было бы очень правильно. А что случилось? Моторин прицелился и человеку, который от него убегал, влупил полный заряд в спину, чуть ниже пояса. Если прокурор окажется последовательным, он плавно переведет разговор к статье сто пятой. Это чистое убийство. Срок от шести до пятнадцати лет…

Алексей вздохнул.

— Короче, дело мое труба?

Адвокат вытер платком вспотевший лоб. В камере царило спертодушие старого солдатского сапога, и человеку с воли дышалось здесь нелегко.

— Давайте так, Моторин. Вы за собой вину ощущаете?

Алексей горько засмеялся.

— Кто её за собой когда ощущает? Что бы ни сделал, всегда найдешь оправдание. Разве не так?

— Так вот условие, которое ставит мой клиент. Он пойдет на нарушение закона и… Пусть не пугает вас моя откровенность, выкупить вас у ментовки. Во сколько это обойдется, вас не должно интересовать…

— Ну, даете… — Алексей не мог скрыть изумления. Его поразила откровенность, с какой адвокат излагал существо предстоявшего дела. — Разве это можно?

— Слово «можно» в такой формулировке можно понять двояко. — Адвокат явно добивался четкости в постановке вопроса. — «Можно» — в смысле разрешено, и «можно» в смысле возможности.

— Что это запрещено, я знаю. Главнее второе.

— На этот счет не беспокойтесь. Все будет сделано лучшим образом. Главное, чтобы оказавшись на свободе, гражданин Алексей Моторин не начал искать правду. Он должен прямо сейчас внутренне признать себя преступником и понять, что любая апелляция к закону в поисках справедливости ему противопоказана. Она поставит в тяжелое положение не только самого Моторина, но и тех людей, которые благодарны ему и заинтересованы в его благополучии…

— Я понял…

— Понять мало. Надо, чтобы вы взяли на себя обязательства, которые выразят суть моего условия.

— Я их возьму…

— Тогда собирайтесь. — Адвокат встал и расправил могучие плечи, на которые могла уверенно опираться вся юриспруденция — справедливость, законность и правосудие.

Через десять минут Алексей сидел в черном блестящем «Джипе-черроки».

— Куда мы едем?

— В деревню. К человеку, который вытащил вас из ямы.

— Спасибо. Только, если можно, остановитесь у телефона-автомата. Я хочу позвонить жене…

Алексей имел в виду Жанну, но не считал нужным объяснять адвокату свое отношение к ней. Адвокат, сидевший рядом с шофером, не оборачиваясь, протянул Алексею трубку мобильного телефона.

— Звоните…

* * *

Грибов выглядел спокойным и задумчивым.

— Вы, Алексей, человек деревенский или городской?

— Теперь уж и не знаю. С детства — деревня, позже — город…

— Детские впечатления это фундамент чувств. Значит, вы легко поймете красоту этих мест. — Грибов широким движением обвел полукруг, захватив далекий синий лес, речку, поля, зеленевшие в заречье. — Здесь я вырос. Этот дом — так сказать, — мое отчее гнездо.

Алексей ещё утром заметил, что изба в которой он ночевал, выглядела по нынешним меркам совсем неказисто. Деревянный добротный сруб, широкие окна с резными наличниками, остроконечная железная крыша, окрашенная в веселый зеленый цвет, мощная кирпичная труба… Короче ничто здесь не походило на то новое, что внесла архитектура в подмосковные поселки, переполненные многоэтажными коттеджами, которые соревновались друг с другом числом окон на фасадах, количеством декоративных башенок и пристроек, которые служили одной цели — подчеркивать состоятельность и капризность вкусов новых богачей России.

— Будете строить коттедж? — спросил Алексей.

— Зачем?! — в ответе прозвучало столь искреннее недоумение, что Алексею стало неудобно за свой вопрос.

Грибов улыбнулся.

— Он у меня есть. А этот дом для души. Когда надоедает видеть тупые и алчные морды… Бывает у меня такое настроение… Ты пей чай, ешь, не стесняйся. У меня здесь все по-свойски.

Грибов сцепил пальцы рук на затылке, откинул голову и смотрел вверх, на небо.

— Судя по всему, Моторин, ты человек чистый, не испорченный. Таких качеств сегодня в нашем обществе стесняются. Кумиры молодежи — эстрадные певцы, диск-жокеи, скандальные журналисты стараются перещеголять друг друга, чтобы выглядеть куском говна большим, чем другие. Публично объявляют кто сколько раз лечил триппер, сколько девок завалил в подвалах и на чердаках. И все это должно выглядеть этаким клеймом высокого качества. Но у качества всегда два полюса. Оно может быть высоким, а может — дерьмовым. Сейчас мода на последнее. Ничего не поделаешь. У меня был пес. Чистюля, интеллигент. Но на него временами нападал бзик. Гуляем в парке. Он найдет какую-то непотребную дрянь в траве и давай в ней валяться. Да валяется не просто, а с азартом, со смаком. Именно так сегодня ведут себя люди, добиваясь, чтобы от них попахивало говнецом как можно сильнее. Конкурсы «Мисс Сиська», «Госпожа большая задница», «Самый курчавый лобок» приносят людям тем больше радости, чем меньше серого паштета в их исхудалых башках…

Грибов говорил медленно, тянул слова, будто не выспался и вот-вот был готов снова задремать. Но Алексей слушал его внимательно. Было в его речах нечто большее, чем в обычных рассуждениях об испорченности общества. Бабки на лавочках у подъездов многоэтажных домов говорят о том же, но совсем под другим углом зрения и с иными целями.

— Да, кстати, — голос Грибова стал грустным. — Тебя не удивило, что я принял такое участие в твоей судьбе? Только честно.

— Удивило, но мне объяснили, что Жетвин — ваш брат. Я за своего брата…

— Не только это. — Грибов посмотрел Алексею прямо в глаза. Тот выдержал его испытующий взгляд. — Случай с братом, с Жеком, потряс меня. Но когда ты вопреки здравому смыслу — другой бы сразу упал на землю и затаился, на хрен кому-то влезать в чужие заботы, а ты схватил помповик и бросился в погоню, даже не думая какие беды можешь на себя накликать, меня это потрясло до глубины души вторично. Я сразу сказал: сделаю все, но посадить тебя не позволю. Потом, когда узнал о тебе побольше, — о том, как ты искал тех, кто погубил брата, как расколол мадам Изольду, как отбил деньги «Трансконтиненталя» от рэкетиров, то понял — честней человека найти сегодня трудно. А нам, Моторин в большом и денежном деле нужны люди честные, которые не будут тащить у фирмы по копеечке, чтобы прятать деньгу в чулок. Ты знаешь, я однажды беседовал с одним американцем, нашим будущим партнером. И спросил, часто ли воруют у крупных фирм деньги их собственные сотрудники. И знаешь, что он мне объяснил? Оказывается, все зависит от того, сколько кому платят. У бухгалтера есть возможность хапануть миллион. Он тут же считает: попадусь, схлопочу десять лет. Это выйдет по десять лет на год отсидки. Меньше, чем по тысяче баксов на месяц. А у бухгалтера оклад полторы тысячи. Зачем ему рисковать репутацией, заработком, карьерой? У нас так не считают и тянут все, что попадает под руку. Научились бы считать, честных было бы больше. А пока найти такого, кому можно доверить ценности и производство — очень трудно.

— Я знаю.

— Давай так, Алексей, я тебе скажу все, что думаю. Ты выслушай, потом выскажешься…

— Слушаю, Владимир Семенович. — Алексей кивнул, выказывая смирение.

— Евгений был для меня куда больше, чем братом. Он был единомышленником. Теперь я оказался голым. Как козырной туз в окружении шестерок: одна взятка обеспечена, а игра проиграна.

— Я понимаю, — мрачно подтвердил Алексей.

— Нет, не понимаешь, — жестко возразил Грибов. — А для меня вместе с Жеком рухнул мир, который я строил.

— Я понимаю, — упрямо повторил Алексей. — У меня тоже погиб брат…

Грибов это разъяснение принял без возражений.

— Значит лучше поймешь меня.

— Слушаю.

— Мало, Алексей. Важнее понять обстоятельства разумом. Сейчас в стране начался передел разворованной собственности, отбить её у тех, кто привык снимать сливки на халяву, ничего не делая. Это будет крутой передел, Алексей. Крутой. Обстановка сложилась серьезная и все время усугубляется. В стране нет хозяина. Все, что раньше считалось общенародным, с подачи Меченого мудака и Пьяницы разворовано. Растащено по кускам. Страну наводнили мелкие и крупные уголовники. Они как мыши, нашествия которых не может выдержать ни один зерновой склад. И заметь, в свое время никто не встал на их пути с мышеловкой. Наоборот, каждый под шумок бросился отрезать для себя кусок пирога пожирнее. В первую очередь дележом занялись те, кто должен был это добро беречь — партийные и государственные вожди. Теперь положение меняется. У собственности появляются настоящие хозяева. И они уже не могут позволить, чтобы страну растаскивали по частям. Остро встал вопрос о том, чтобы именно в руки этих хозяев перешла вся производственная мощь государства. А значит и политическая власть. Мы должны и значит будем решать судьбу страны. На следующих выборах — это я гарантирую — президентом станет наш человек. Его уже готовят. Ему создают авторитет, его облизывает пресса, хотя и сама не знает, кто он. Но для того, чтобы планы стали реальностью, надо поработать. И в этой работе, Алексей, я хочу сделать тебя своей правой рукой. Спросишь почему? Да потому что я тебе доверяю. Твои поступки, твоя биография — важные свидетели твоей честности. Ко всему ты знаешь цену официальному закону. Тебя, совершившего акт возмездия обвинили в убийстве. После того как тебя выкупили — ты знаешь, что продажны все — прокуроры, судьи, милиция. Ко многому другому тебе прикоснуться не удалось, но можешь поверить, что продажны все — судьи, прокуроры, милиция. Продаются депутаты, градоначальники, губернаторы. Все. И в таких делах, которые веду я, мне нужен человек надежный, близкий…

— Спасибо, не знаю достоин его или нет…

— Это покажет время. А пока тебе надо уехать отсюда подальше. Я предлагаю тебе должность начальника охраны крупного комбината, который сейчас стал собственностью акционерного общества, которое я возглавляю. Это «Северокобальт». Перспективное предприятие, которое заброшено, захламлено, почти разворовано, где рабочим уже полгода не платят денег. Восстановить там порядок нужно срочно. В то же время и тебе нельзя тянуть с отъездом. Сам понимаешь, чем быстрее исчезнешь, тем лучше.

— Я…

— Нет, ты дай досказать мне. Прежде всего об оплате. Десять тысяч тебя устроит? Долларов я имею в виду?

Алексей проглотил слюну, вдруг заполнившую рот.

— Вы шутите, Владимир Семенович?

— Нисколько. И это не все. Компания покупает тебе коттедж здесь, в Подмосковье. Если честно, то он покупался для Евгения, но перейдет к тебе. От тебя потребуются только честность и работа.

— Все это привлекательно, — Алексей поскреб затылок, поджал губы, потом покачал головой. — Боюсь, не справлюсь.

— А ты постарайся. Оправдай. Синегорье, куда придется ехать, сейчас — просто-напросто гнездо безвластья и бандитизма. Мэр городишка — поганец из бывших райкомовцев. Местный Горбачев с большими амбициями и ещё большей придурью. Начальник милиции — пьянь и дуролом. Охраны на заводе нет. Там сейчас зона свободного доступа для любого, желающего поживиться… Ясна картина?

— В достаточной мере.

— А ты знаешь, что такое кобальт? Это ценный стратегический элемент. В мировых запасах минералов его не более шести миллионов тонн. Самые крупные разработки ведутся в Австралии, Заире, Замбии, Индонезии и Канаде. Заметь, все это далеко от Европы. Месторождения, которые были в Советском союзе, оказались за рубежами России. Дашкесан в Азербайджане. Саяк — в Казахстане. С этой точки зрения Синегорский рудник — это настоящий клад. Его надо сохранить во что бы то ни стало. Мы вбухали в «Северокобальт» огромные деньги. Это крупный легальный бизнес, у которого огромные перспективы. Поэтому допустить, чтобы наши деньги ушли в песок и были рассованы по карманам местным жульем и криминальной властью — мы позволить не можем. Тебе придется наладить охрану завода.

— Спасибо, не знаю достоин ли такого отношения или нет. Я ведь далеко не специалист по таким делам.

— Знаю, но ты постарайся. Синегорье, куда ты поедешь, представляет собой гнездо безвластия, беззакония и бандитизма. Мэр городишка — поганец из бывших райкомовцев. Вроде бы где-то когда-то учился вместе с Горбачевым. Так что какой это поганец, можешь легко представить. Начальник милиции — пьянь и дуролом. Охраны на заводе нет. Это сейчас зона свободного доступа. Представляешь картину?

— Достаточно ясно.

— Это хорошо. Яснее поймешь, что требуется там сделать. Мы вбухали в «Северокобальт» огромные деньги. И теперь допустить, чтобы они ушли в песок не имеем права. Значит, главное, навести на заводе порядок. Организовать охрану. Обеспечить безопасность работы директору. Думаю, это тебе будет по плечу.

— Куда денешься? Постараюсь…

— Все пойдет хорошо, если сразу поймешь обстановку. А она непростая. Местная криминальная сволочь привыкла рассматривать комбинат как свою собственность. Наши права на «Северокобльт», которые якобы гарантированы государством для местной «крутизны» ничего не значат. Там все может решить только сила. Ты видел, как обошлись с Жеком? Возможно это их руки. И это только начало. Управа, которую ты нашел на убийцу брата, твое военное прошлое подсказало мне, что ты сумеешь навести там порядок. Наши права подтверждены законом, значит наше противодействие местному криминалу вполне естественно.

— Я понимаю. Поедете втроем. Для начала. Новый директор — Иван Петрович Кузнецов. Ты и офицер милиции Буров. Пусть тебя не пугает, но я обязан сказать, что Кузнецов хозяйственник сталинской школы.

— Что это значит?

Алексей и в самом деле не представлял как понимать формулировку и нуждался в пояснениях.

— Все просто. Он человек без сантиментов. Будет дано задание — дать продукцию через две недели — даст. Ни приписок, ни жалоб на трудности не будет. Кто не умеет — того научит. Кто не хочет — заставит.

— Чем будет заниматься Буров?

— Хороший вопрос, Алексей. — Грибов почесал переносицу. — Ты готов к откровенному разговору?

— Так точно.


— Как я говорил, в городе сложная криминальная обстановка. Буров опытный оперативник, офицер милиции. Он постарается обуздать преступные группировки. Сменит начальника отдела внутренних дел. Подготовит условия для смены мэра. У нас уже есть подходящая кандидатура. Мы её проведем на выборах.

— Там близко выборы?

— Мы их организуем. Пусть тебя это не волнует. Это проблемы Бурова. Я не уверен, что все будет сделано по закону, но ты теперь знаешь ему цену. Так?

— Так точно.

* * *

Встречу руководящего совета закрытого акционерного общества «Северокобальт» Грибов по старой привычке назначил в хорошо знакомом ему пансионате «Сосны». Правда, в последнее время репутация заведения оказалась слегка подмоченной. Окруженное глухими заборами, удаленное от города и обеспеченное мощной службой собственной безопасности заведение все же не смогло сохранить тайн происходящего в его роскошных апартаментах. Пресса сумела разговорить нескольких дорогих проституток, которых под видом стриптизерш в «Сосны» завозила фирма платных интимных услуг «Модус вивенди». Несколько скандальных газет заполнили свои страницы описаниями оргий, происходивших в саунах пансионата, в его бассейне и дорогих номерах. Пострадала репутация нескольких правительственных чиновников, резвившихся нагишом перед объективами скрытых камер. По столице стали ходить новые анекдоты. Но пугало Грибова не то, что «Сосны» приобрели скандальную известность фешенебельного публичного дома для толстосумов, а то, что мгновенно усилилось внимание спецслужб всех мастей — государственных и частных — к этому заведению. Проводить здесь деловые встречи становилось все менее удобным.

Если раньше в коттедже, где собирались члены «Семерки» удавалось найти один-два примитивных «клопа» ограниченной мощности, то теперь специалисты определили, что помещение буквально нашпиговано акустическими приборами высокой чувствительности и для их подавления пришлось монтировать специальные устройства — глушилки. Для себя Грибов решил, что этот их выезд в «Сосны» последний. Для соблюдения конфиденциальности деловых встреч надо было искать более надежное место.

От «Мерседеса» с охраняемой автостоянки пансионата к коттеджу Грибов шел по дорожке, выложенной плитками из цветной мраморной крошки. Шел, опустив голову, даже не глядя на куртины цветов, полыхавшие вокруг всеми цветами радуги.

Дорожка была знакомой, настроение поганым. С момента, когда убили брата, Грибов стал мрачным и даже успехи, которые делала Система, его мало радовали. Раньше каждый удачный шаг рождал в душе чувство удовольствия — вот, мол, мы какие, умеем жить и работать ничем не хуже тех, кого долгое время сами же презрительно называли «акулами капитализма».

Возглавив совещание, Грибов зримо воплотил в себе черты образцового представителя процветающего отечественного бизнеса. Было видно — он рад встрече с коллегами, с которыми связан общими интересами и для полноты жизни, кроме общения с ними, большего ему ничего не надо. Он ждет их умных предложений и готов советоваться с каждым, сколько бы это ни потребовало времени.

Ожидая, когда все устроятся, Грибов сидел во главе стола и негромко постукивал пальцами по лежавшей перед ним тоненькой папочке, как пианист, соскучившийся по роялю. Еще недавно (из памяти это ещё совсем не выветрилось), он приходил на подобные толковища полный нервного напряжения, как волк в волчью стаю, не представляя заранее как его встретят и не придется ли отстаивать право вожака в яростной схватке — биться грудью, рвать когтями, впиваться зубами.

Правда, силу и злобность каждого, а главное — ум тех, кто оказывался за этим столом Грибов знал абсолютно точно. Он никого из них не боялся, представлял как с кем проще совладать, хотя всегда держался на чеку и никому не подставлял спину.

Теперь правление акционерного общества «Северокбальт» состояло из людей, обремененных всего лишь огромным чиновничьим опытом, и навыками подковерной аппаратной борьбы. Все они прошли схожий путь — были функционерами партийных органов, получили высшее образование, сделали карьеру, не стесняясь во время лизнуть неприятное, но очень нужное место вышестоящим начальникам, получили место у государственной кормушки и потом, воспользовались моментом, сделали себе капитал, присовокупив к своим накоплениям государственные деньги, перетекавшие через их руки. Они вмиг ощутили себя людьми самостоятельными и теперь интересовались только одним — как эффективнее приумножить свое состояние. Они вложили деньги в акции «Северокобальта» и теперь напряженно ожидали отдачи. Они даже не догадывались, что их детище — всего лишь второй этаж, надстройка над огромным основанием «Системы», о которой они не знают и никогда ничего знать не будут.

Впрочем, они и не стремились к такому знанию. Жители шикарных особняков и так называемых «элитных» домов, никогда не интересуются тем, что под их комфортабельными жилищами есть подвальные помещения со множеством темных углов, закоулков и отсеков, в которые заглядывать посторонним незачем, а порой и просто опасно.

— Господа! — Грибов ещё раз обвел взглядом сразу принявших деловой вид членов правления. Он знал, что люди, ещё недавно с привычным почтением откликавшиеся на обращение «товарищи» с особым, размягчающим сердца и возвышающим их самомнение чувством, теперь воспринимают слово «господа». Они с особой остротой понимали, что наконец-то после семидесяти лет оскорбительного равенства, когда и человека с дырой в кармане и солидного директора универмага с толстым кошельком называли одинаково «товарищ». А какой простите товарищ бомж Подберезовиков из деревни Березово господину Березовскому из Москвы, владельцу нефти, газа и банков? Конечно, обращение «товарищ» в армии ещё сохранилось, но это их офицерская проблема, поскольку золотые погоны не гарантируют ни богатства ни определенного места жительства.

— Господа! Я мог бы подробно проинформировать вас об успешном завершении всех дел с приобретением комбината «Северокобальт», но вряд ли это потребуется. Все установочные данные вы можете увидеть в таблицах, которые вам предоставлены…

Участники совещания не зашелестели бумагами, не открыли папок, лежавших перед ними. Все они были людьми компьютерной культуры и их «ноутбуки» — портативные компьютеры уже давно содержали в себе достаточный объем информации о предприятии, его трудностях и перспективах развития. Из глубин машиной памяти они в любой миг могли извлечь самые свежие цены лондонского рынка «малых» металлов и узнать, что кобальт в слитках шел по двадцать долларов за фунт, а кобальт катодный ценился дороже — по двадцать шесть долларов за тот же вес. Они знали и просчитывали выгоды наперед и с ними можно было вести только честную игру. При условии, что любопытные не полезут в подвал.

Комбинат «Северокобальт» как и «Трансконтиненталь» будут помимо всего отстирывать от грязи доходы Системы и вводить их в легальный оборот, делая законными капиталами.

Впрочем, особенно бояться любопытства не приходилось. Главное — вовремя заметить, что они со своими компьютерами начнут считать не то, что следует. А против любопытства есть надежное средство — легкое хирургическое вмешательство. А расходы на дорогой венок к изголовью к гробу «От группы товарищей и сослуживцев» ещё ни одну солидную фирму не разорили.

Вторым вопросом повестки шло сообщение о новом приобретении акционерного общества.

— Нам удалось выгодно приобрести медицинскую лабораторию Министерства обороны. Раньше в ней занимались вопросами бактериологического оружия. Теперь мы займемся производством растительных пищевых добавок… Я предлагаю утвердить директором полковника медицинской службы запаса Голикова. Он кандидат наук. Имеет прекрасный опыт руководства такого рода учреждениями…

* * *

В вестибюле коттеджа, где были накрыты столы для дружеского приема участников Совета сидели двое: Алексей Моторин и майор в милицейской форме. Некоторое время они молчали, с интересом поглядывая один на другого. Потом майор встал, подошел к Алексею. Протянул широкую мозолистую ладонь, тряхнул поданную ему руку и открыл в улыбке золотые зубы.

— Буров. Будем знакомы. Пьешь?

Алексей не понял.

— В смысле?

Буров щелкнул себя пальцем по горлу. Раздался звук, словно палкой ударили по пустому бочонку.

— Умеренно, — ответил Алексей на прозвучавший сигнал.

— Значит, сойдемся. Я сам за умеренность. Семьсот принял — и стоп! Не надираюсь.

— Ну, семьсот я не возьму, — признался Алексей и виновато улыбнулся: мол, слаб в коленках.

— Ничего, — успокоил его Буров. — Так и будем делить. Литр на двоих — генеральская норма.

Когда и кто эту норму вычислял, Алексей не знал, но принял её на веру без сопротивления.

Буров тут же встал, толкнул Алексея коленом.

— Начнем, по маленькой?

Он прошел к столу, сервированному выпивкой и закусью по высшему стандарту гостеприимства. Взял бутылку «Смирновской», свернул винтовую пробку и прихватил два стакана.

— А если позовут? — спросил Алексей и кивнул на дверь, за которой совещались боссы.

— Зачем?

— Утверждать. Или что там..

— Не, — уверенно пресек его сомнения Буров. — Не царское это дело… Они руководят в мировом масштабе. Это Грибов занимается настоящим делом. — И тут же перешел к другой теме. — Мы летим через два дня. Знаешь?

* * *

Майора запаса Нечипоренко Грибов подсадил в машину на Ленинградском проспекте воле Аэровокзала. Молча доехали до Первого Боткинского проезда, свернули направо. Грибов выбрал удобное место и остановил машину. Они вышли из неё и прошли на грушевую аллею. Выбрали свободную скамейку, присели.

— Так чем вы располагаете, Леонид Евгеньевич?

Грибов сидел заложив ногу на ногу и положив обе руки на колено.

Майор нервно дернулся. Общаясь с ним, Жетвин обычно обращался к нему только по званию, словно старался подчеркнуть свое начальственное положение. И вдруг — Леонид Евгеньевич…

Это было новым в отношениях с верховным боссом Системы и показывало, что сам Нечипоренко теперь волей случая поднялся на более высокую ступень, чем та, на которой он стоял раньше.

— Так что? — повторил вопрос Грибов, заметив заминку собеседника.

— Установлено, что у Кузьмы Сорокина есть брат Сергей. Проживает на улице Юных Ленинцев. В то время, когда Кузьма Сорокин совершил убийство Чепурного и Черкесова, его брат также находился в доме отдыха Марьино. Жили в разных номерах. На публике не общались. Никто из персонала их вместе не видел. Однако пребывание братьев в одном месте в период совершения акции убеждает в том, что действовали они заодно.

— Выходит, брат в курсе дел Кузьмы?

— С высокой вероятностью.

— Что предлагаете?

Нечипоренко нахмурился, сдвинул брови. Общаясь с Жетвиным он привык получать готовые решения и растерялся.

— В зависимости от вашего решения…

Грибов передернул плечами.

— И все же, что думаете вы?

— То же, что и вы, Владимир Семенович.

— Тогда приступайте.

— Как быть с его женой? — Нечипоренко выжидательно напрягся.

— Леонид Евгеньевич, — Грибов хлопнул себя ладонями по коленям. — Вы же самостоятельный человек! Вопросы безопасности после ухода брата в вашей компетенции. Что муж, что жена…

— Я понял…

У насилия нет конца. Оно всегда имеет продолжение.


home | my bookshelf | | Героиновые пули |     цвет текста