Book: Черный трибунал



Александр Щелоков

Черный трибунал

Светлой памяти русских воинов —

лейтенанта Александра Шаповалова,

сержантов Евгения Поддубного, Олега

Юдинцева, рядовых Михаила Карпова и

Николая Масленникова, не пожелавших

отдать оружие армянским боевикам и

подло расстрелянных ими в армянском

городе Гюмри (бывшем Ленинакане) в

1992 году.

18 апреля. Четверг. г. Придонск

В этом южном городе пахло весной. Уже сняли зимнюю одежду горожане, перешли на летнюю форму военные. Природа рвалась к теплу и свету, но испепеляющая жара еще не наступила. По утрам с реки на жилые кварталы тянуло ветром, пропитанным запахами свежести. В домах широко распахивали окна, и тюлевые занавески, вырываясь наружу, плескались на свободе, как вольные паруса.

Весна звала к любви, доброте, примирению...

Большой серый дом на Садовой улице горожане именовали «генеральским», хотя сами обитатели называли его ДОСом. В переводе на общепонятный язык это читалось как «дом офицерского состава». Под таким сокращением в квартирно-эксплуатационных службах армии значатся дома, построенные военным ведомством для расселения семей офицеров. В ДОСе, как и в других домах города, текла жизнь, полная забот и тревог, лишений и трудностей, которые своему народу в эпоху «перестрйки» создали мудрые и проницательные правители Михаил Ничтожный и Прораб Борис.

Утром названного нами дня ДОС, как обычно, проснулся рано. В восемь часов сорок пять минут дверь одной из квартир третьего этажа открылась, и на лестничную площадку вышел моложавый, подтянутый полковник, невысокий ростом, крепкий.

— Дедуля, приходи побыстрее! — раздался сквозь открытую дверьтребовательный голос девочки.

— Костя, ты слышал? — спросила красивая полная дама в халате из зеленого тяжелого шелка. Она подошла к двери и улыбнулась мужу. — Не забудь, вечером нас ждут Лонжаковы.

— Мы же договорились, — сказал полковник, поцеловал жену в мягкую щеку, круто повернулся и легким, скользящим шагом стал спускаться по лестнице. Лицо его сразу приняло озабоченное выражение. День обещал суету и заботы, от которых ни убежать, ни уйти.

В зеленом дворике на чисто выметенной, посыпанной хрустящим песочком земле лежали светлые пятна солнца. За решетчатой оградой сквозь открытую калитку полковник увидел серую «Волгу» с армейскими номерами, которая ждала его.

Полковник на минуту задержал шаг, достал из кармана пачку сигарет. В это время из-за сарайчика в углу двора — там дворник хранил лопаты и метлы — вышел ленивой походкой и пошел поперек двора человек. Несмотря на теплую погоду, он был в длинном плаще и шляпе, надвинутой на глаза.

Полковник уже подходил к машине, когда пересекавший двор человек распахнул плащ и достал из-под полы израильский автомат «мини-узи» — тупорылое оружие диверсантов и террористов. Хотя глушитель и давил звуки, они прозвучали достаточно громко. Взметнулась с гнезда горлица, облюбовавшая для себя ветви платана, и, шумно плеская крыльями, умчалась прочь со двора.

Полковник, пораженный девятимиллиметровыми пулями в спину, упал на борт автомобиля, раскинув руки, будто хотел обрести опору, затем сполз на асфальт тротуара. Стрелявший побежал к воротам, обернулся, еще раз полоснул из автомата по лобовому стеклу, целясь в водителя. Не пряча оружия, бросился к зеленому «Москвичу», который стоял у перекрестка рядом с газетным киоском. Взревел двигатель, и машина стремительно укатила...

19 апреля. Пятница. г. Чита

Во втором раунде боксер первого полусреднего веса старший лейтенант Андрей Бураков проигрывал сопернику по очкам. Обмахивая мокрое лицо подопечного полотенцем, разминая его мощные плечи, тренер Лубенченко, в прошлом сам знаменитый армейский боксер, давал указания:

— Андрюша, да пойми же, ты его превосходишь. По всем линиям. Главное — проснись. Разозлись в конце концов! Нельзя же быть таким мягкотелым. Резче, резче! Не жалей его! Ну!..

Бураков, соглашаясь, кивал головой.

Прозвенел гонг. Бураков вскочил и пляшущим шагом выбежал на ринг. Провожая его взглядом, тренер пожаловался массажисту, который с пластмассовым ведерочком в руках стоял рядом:

— Ни черта с ним не поделать! Гуманист хренов! Добить соперника ему, видите ли, не по душе...

— Зато ты у нас, Степаныч, всегда был боец, — сказал массажист. — Не чета всем нынешним, вместе взятым.

Лубенченко довольно усмехнулся:

— Нас, Петрович, жизнь самих лупила и учила бить. А что видели эти? Сосунки, черт их подери!

Андрей начал бой спокойно, словно не жаждал победы. Его соперник повел себя иначе. Должно быть, он выполнял указания своего тренера и сразу бросился на Андрея с неожиданным напором и яростью. Белые вставки его красных перчаток слились в сплошной круг. Руки боксера заработали, словно крылья вентилятора.

Лубенченко со злостью пнул пластмассовое ведерко, которое массажист поставил на пол. Хотел даже отвернуться, но все же решил испить горечь унижения до дна.

Андрей под внезапным напором слегка промедлил и сразу пропустил два боковых удара. Это явилось ошибкой соперника. Тех, кто сильнее тебя, можно побеждать, но дразнить не следует. Слабые тычки не потрясли Андрея, не причинили боли, не замутили сознания. Зато они задели самое чувствительное место — обнаженный нерв самолюбия.

Все мог позволить Андрей сопернику. Готов был даже смириться с проигрышем по очкам — чего не случается в спорте! Но позволить сделать себя посмешищем он не мог.

«Бурак! Бурак!» — взвыли болельщики после пропущенных ударов. И тут же, перекрывая многоголосье зала, чей-то звонкий противный голос проорал: «Дурак! Дурак!»

Лубенченко, остро переживавший неудачи, яростно стукнул себя кулаком по открытой ладони. Именно в этот момент Андрей, рассвирепев, резко выбросил правую, словно стремился таранным ударом пробить защиту противника. Тот встретил удар уходом и глухим блоком. И тут же левая мелькнула в воздухе, почти невидимая, и достала челюсть соперника. Такие удары любителям бокса приходится видеть не часто: соперник буквально взлетел в воздух, подброшенный мощью чужого кулака, подошвы его сверкнули перед глазами зрителей и тело рухнуло на ринг всей своей тяжестью...

В раздевалке Лубенченко дал выход охватившей его радости. Он звонко хлопнул подопечного по голой спине и признался:

— Ну даешь, Андрей! Заставил меня поволноваться. А ради чего? Все то же самое мог сделать в первом раунде. В тебе же сила как в тракторе. Чего возиться? Поводил его по рингу, пригляделся и вложил все в один удар. Так нет, сидит в тебе эта интеллигентская доброта...

— Почему интеллигентская? — удивился Андрей. — По-моему, нормальная. Трудно мне просто человеку врезать. Я же знаю свою силу...

— На кой дьявол тогда полез в бокс? Здесь нужны бойцы. Жесткие, злые. Если хочешь выигрывать, соперника не жалей.

— Я ж не сам приволокся. Вы меня нашли и пригласили... — Андрей взял полотенце и ушел в душ. Зашумели струи воды.

Лубенченко подошел к массажисту:

— Вот ведь как бывает. По силе — медведь, по характеру — телок! Ударить соперника ему жаль! Тоже мне — боец!

— Бы-ва-ет, — философски протянул массажист. — У меня батя такой. Чтобы его достать, надо поработать как следует. Но уж если заведется, пеняй на себя... Когда Бураков в накинутой на плечи махровой простыне вышел из душа и стал неторопливо одеваться, Лубенченко вынул из кармана сложенный в несколько раз листок бумаги:

— Держи, победитель. Заслужил. Телеграмма...

Бураков вытер краем простыни распаренное лицо, разорвал бандерольку, скреплявшую края бланка, развернул его. Пробежал глазами и замер, ошеломленный:

«УБИТ ОТЕЦ. ПОХОРОНЫ ВО ВТОРНИК. ВЫЕЗЖАЙ. МАМА».

23 апреля. Вторник. г. Придонск

С ночи на город обрушился дождь. Он изливался на землю сильными и равномерными струями, словно кто-то включил на полную силу душ да так и оставил его на весь день открытым. Текло с крыш, по улицам мчались пенистые грязные потоки; прикрываясь зонтами, люди спешили укрыться под крышами.

Полковника Буракова хоронили с казенной армейской скупостью. Бортовая машина с тентом, под которым стоял гроб, обитый дешевой красной тканью, автобус ПАЗ со взводом почетного караула — вот и вся траурная процессия. В Придонске подобного рода похороны событием запоминающимся стать не могли. Здесь обращали внимание на тризны, которые справлялись с показным размахом и выставляемой на обозрение роскошью. Например, когда на кладбище отбывал Жора Марчук, вор в законе и глава малого предприятия «К новой жизни», его роскошный дубовый гроб, крытый черным лаком и отделанный латунными молдингами, везли на крыше бордового «мерседеса», за которым на целый квартал растянулась череда шикарных автомашин всех расцветок и марок. Большие деньги меняли хозяина, и весь город высыпал поглазеть на это. На магистралях, что вели к кладбищу, застопорилось движение. Вот то были похороны! О них говорили недели две и помнят до сих пор!

Андрей стоял у открытой могилы, мрачный, с пустым, невидящим взором.

Мокрые комья тяжелой глины застучали по крышке гроба. Сухим треском разнесся залп автоматов. Потянуло едким пороховым дымом. Должно быть, так же пахло во дворе, когда убивали отца. Тугой комок слез перехватил горло. Андрей сжал кулаки, вонзая ногти в ладони...

А дождь лил и лил, монотонный, раздражающий...

Поддерживая мать под руку, Андрей подходил к воротам кладбища, когда их нагнал сухонький старичок в потертой плащ-накидке армейского образца. Протянул узкую костлявую ладошку. Дребезжащим голосом представился:

— Генерал-майор Хохлов. Степан Дмитриевич. Выражаю искреннее соболезнование. Надеюсь, вы меня посетите. Есть что рассказать сыну офицера, которого я искренне уважал.

Генерал резко кивнул, обозначая нечто похожее на поклон. Сдвинул каблуки с налипшей на них глиной.

— Честь имею! — И отошел, держа у бедра черную шляпу.

— Кто это? — негромко спросил Андрей у матери.

— Наш сосед. Они с отцом в нарды играли.

— Он служит?

— Нет, давно в отставке.

— Почему же он назвал себя генерал-майором?

— А ты видел офицеров, которые гордятся отставкой?

Они замолчали, погрузившись в свои мысли. Андрей вел мать под руку, держа ее твердо, но в то же время по-сыновьи нежно.

— Жаль, Колюшка не сумел приехать, — вдруг сказала она, когда они вышли с кладбища.

Колюшка — младший брат Андрея — учился в Серпухове в высшем военном училище ракетных войск и на похороны отца не прибыл.

— Ничего не поделать, — извиняюще объяснил Андрей. — Он на стажировке в войсках. Телеграмма пошла в училище, пока ему сообщат...

Мать всхлипнула, плечи ее дрогнули, затряслись.

— Какие мы невезучие, — прорвалось сквозь рыдания.

— Мама, — сказал Андрей успокаивающе, — не надо плакать.

— Все, сынок, все, — согласилась она и зарыдала сильнее. — Ах, Андрюша, я уверена: отец погиб из-за чудовищной ошибки...

— Почему ты так думаешь?

—А как думать иначе? Твой папа был человек честный. Если бы он даже кого-то задел, оскорбил, его могли просто ударить ножом. На месте, где это случилось. А стреляют сейчас, когда в деле замешаны деньги. Причем немалые. У папы их никогда не имелось. Сам знаешь, офицерская зарплата позволяет жить чуть выше грани нищенства. Не мне тебе объяснять...

— Если это ошибка, то с кем его могли перепутать? — спросил Андрей хмуро.

— Не знаю, — в голосе матери звучало отчаяние, — совсем не знаю. И теперь уже все равно — с кем, почему, по какой причине...

— Нет, не все равно, — возразил Андрей. — Я это так не оставлю. Во всем еще предстоит разобраться.

— Андрюша! — Мать не скрывала отчаяния. — В чем разбираться? Ты не веришь в честность отца?

— Как ты могла такое подумать?! — возмутился он искренне. — Я просто не верю в ошибку. Тут что-то другое. Сегодня иду в милицию. Меня обещал принять начальник уголовного розыска.

— Милый, тебе нельзя уходить, сегодня поминки...

— Придется, мама. Мне почему-то назначили именно сегодня. В двадцать один час.

— В девять? — переспросила она. — Что так поздно?

Андрей пожал плечами.

— А к Хохлову ты зайдешь? — спросила мать озабоченно. — Не стоит его обижать.

— К генералу? Зайду, только завтра. Ладно?


Два квартала до управления внутренних дел Андрей одолел пешком. Тускло светили фонари. Под ногами хлюпали лужи. Навстречу брели унылые люди с опущенными головами. Таким свой город Андрей раньше никогда не видел. Ни смеха, ни звона гитар в скверах. Все спешили оставить неуютные улицы, добраться до своих квартир, безразлично проходили мимо магазинов и лавочек с идиотскими пояснениями, что они «коммерческие». Андрея уже давно удивляла глупость этого определения. Во всем мире коммерция — это торговля. Коммерческий магазин — такой же абсурд, как промышленный завод или лечебная больница. Но у нас никто не обращает внимания на глупости словесные, потому что все по горло увязли в глупостях бытия, куда народное стадо загнали пастухи-демагоги.

Начальник управления уголовного розыска полковник Георгий Анзорович Джулухидзе, красивый мужчина в возрасте чуть за сорок, с орлиным носом, седыми висками, одетый в прекрасный костюм, из-под которого выглядывали ослепительно белые манжеты рубашки, схваченные золотыми запонками с розоватыми топазами, встретил Андрея широким приглашающим движением руки, державшей сигарету:

— Проходите!

Полковник сидел за полированным огромным столом и беседовал с кем-то по телефону.

— Садитесь. — Он приветливо кивнул Андрею и, прикрыв микрофон ладонью, доверительно сообщил: — Начальство. — И пожал плечами: мол, ничего не поделаешь с неизбежным злом.

Андрей опустился на стул и огляделся. Еще недавно этот кабинет соответствовал высшим меркам советского канцелярского уюта: деревянные панели на стенах, полированная мебель, ряд телефонов на тумбочке у рабочего стола. Отсутствовал только главный элемент канцелярской советской икебаны — портрет очередного мудрого вождя и учителя на стене. Правда, за спиной полковника выше его головы просматривалось светлое пятно. Там, должно быть, до недавнего времени красовался лучший немец истерзанной России — Михаил Горбачев, на портретах которого художники, несмотря на свое воспитание в духе сурового социалистического реализма, никогда не обозначали родимое пятно, цвета запекшейся народной крови, осенявшее чело неудавшегося правителя. Ельцин чести быть помещенным в кабинете начальника уголовного розыска почему-то не удостоился. Скорее всего из-за отсутствия демократического парткома в управлении, который бы проявил заботу об обеспечении всех нужными портретами в нужное время. Впрочем, отсутствие президентского лика за спиной таило определенные удобства. Уйдет в тень временщик — от него будет легче откреститься, как он сам некогда открестился от тех, под чьими портретами просидел большую часть жизни, вкушая мед и пиво, которые по усам текли и в рот непременно же попали.

Окончив телефонный разговор, полковник демократично вышел из-за стола и сел на стул напротив Андрея.

— Насколько я понимаю, вы сын полковника Буракова? — спросил Джулухидзе. — Приятно, когда у смелого человека такие дети...

— Благодарю вас, — сказал Андрей и вежливо склонил голову. — Я к вам в надежде узнать что-либо новое по делу отца...

— Новое у нас тут каждую минуту, — сказал полковник и развел руки в стороны, словно старался показать, как много этого нового. — Вот только что вернулся с операции. Брали торговцев наркотиками. Отлучился на два часа, а здесь... — Он выдвинул ящик стола, вынул оттуда бумагу, положил перед собой, прикрыл ладонью. — Вот, сводка происшествий за сутки. Пять убийств. Два раза с применением огнестрельного оружия. Десять угонов автомобилей. Нанесения тяжких телесных повреждений. Изнасилования. Разбой... Симфония преступности, если угодно…

Андрей машинально кивал головой. Он вдруг понял: полковник готов говорить о чем угодно, только не о том, что его интересовало.

— Что-нибудь удалось установить по делу об убийстве отца? — спросил он, невежливо прерывая Джулухидзе.

— Почему нет? Собрано достаточно много сведений. Мы уже знаем, что убийца использовал девятимиллиметровый автомат «узи». Баллистическая экспертиза показала, что до этого в преступных акциях оружие не применялось. Скорее всего оно прибыло с Ближнего Востока одним из последних транспортов. Преступникам удалось скрыться до того, как была объявлена операция «Перехват». Обнаружить их машину мы пока не сумели.

— Как я понимаю, у вас по нулям, — подвел итог Андрей.

— Отрицательный результат — тоже результат. Уже очевидно, что организовали нападение профессионалы. В их планы не входило попадаться на месте или быть обнаруженными какое-то время спустя. Работали чисто.

— Значит, ни фактов, ни версии?

— Версия — самое дешевое, чем в любых случаях располагает следствие. Мы отрабатываем их сразу несколько. Впрочем, наиболее вероятно, что вашего отца убили по ошибке. Охотились за кем-то другим, а вот не вышло...



— Мафия? — спросил Андрей. Полковник иронически хмыкнул.

— Мафия — модное слово. Мы избегаем такого определения. Более точно говорить об организованной преступности.

— Если ошибка, то за кем же они охотились?

Полковник поджал губы и посмотрел на Андрея пристально.

— Вы исключаете возможность ошибки? — спросил он. — У вас на этот счет какие-то сведения?

— Никаких. Просто стремлюсь выяснить, за кого они могли принять отца?

— Такая версия у нас есть. Служит в гарнизоне полковник Родионов. Насколько нам известно, он раньше проходил службу в Карабахе, в Степанакерте. Там шла война между азерами и армянами. Кому-то из них он не угодил. Потому именно бандиты одной из сторон и могли в него целить. А попали в другого... Вы служите на Дальнем Востоке?

— В Забайкалье.

— Для меня это почти одно и то же, — признался Джулухидзе и улыбнулся. — Почти на краю света... А вам, я думаю, лучше всего не брать в голову наши заботы. Спокойно возвращайтесь на службу и оставьте все дела нам.

— Я хотел бы задержаться, — сказал Андрей. — Чтобы присутствовать...

— Это ваше личное дело, — перебил его полковник. — Только учтите: я бы не хотел, чтобы вы как-то влияли на следствие. Найдем концы, возьмем виноватых — вам сообщат без промедления...

Андрей вдруг понял: за внешней доброжелательностью полковника, за его показным участием скрывалось лишь естественное желание чиновника, на котором повисла масса дел, отделаться от любого просителя, сплавить его подальше.

— В любое время, — заливался полковник, — приходите ко мне... Проинформирую лично... Сделаем все возможное... Главное — верить в успех.

Андрей встал:

— Благодарю за внимание, товарищ полковник. Что касается веры — не обещаю. Я — атеист...


Андрей шел по коридору к выходу, опустив голову и покусывая нижнюю губу. Ощущение собственного бессилия привело его в состояние безысходного отчаяния. Он готов был взорваться и крушить подряд все, что подвернется под руку. Навстречу ему двигался высокий мужчина в серых брюках и голубой безрукавке. Проходя мимо Андрея, он вдруг толкнул его плечом.

— Извините, — сказал Андрей машинально, подумав, что столкновение произошло по его собственной неловкости. Но тут же последовал новый, достаточно ощутимый толчок. Андрей резко обернулся, готовый сказать резкость, и встретился с парой серых улыбающихся глаз.

— Владик?! Черт! — сказал он растерянно и распахнул руки. — Ты как здесь очутился?

С Владиком Кольцовым они учились в школе с пятого по десятый класс и потеряли друг друга из виду, когда Андрей уехал в военное училище.

— Капитан милиции Кольцов, — представился Владик с нарочитой серьезностью.

— Обскакал! — воскликнул Андрей. — Извините, товарищ капитан, я с вами так фамильярно...

— Хорошо понимаете службу, товарищ Бураков, — в тон ему ответил Владик. Они порывисто обнялись, стиснув друг друга по-медвежьи сильно и горячо.

— Вот, был у вашего Джулухидзе, — сообщил Андрей.

— Почему у нашего? — удивился Владик. — Начальик УВД — достояние общенародное. — И тут же с другой, скорбной интонацией: — Знаю, что тебя сюда привело. И даже догадываюсь, что тебе сказал Джу-Джу.

— Даже так? — удивился Андрей. — Значит, результат нашего разговора можно было спрогнозировать?

—Сомневаешься?

— Нет, но все же... В чем дело?

— Это не коридорный разговор, — сказал Владик. — Зайдем ко мне, поговорим.

Он подхватил Андрея за талию и повлек за собой. У одной из дверей достал из кармана ключ, отпер замок и пропустил гостя в стандартный кабинет — с двумя столами, двумя шкафами, с массивным сейфом, разделенным на два этажа — верхний и нижний, и с одним окном, забранным мощной решеткой.

— Садись, — предложил Владик, выдвинул стул и смахнул с него рукой невидимую пыль. — Гостем будешь.

Андрей устало опустился на стул.

— Почему же мне Джулухидзе не сказал напрямую, что надеяться не на что?

— Ха! — Владик обозначил взрыв скептического смеха. — Кто же в нашей конторе рискнет расписаться в собственном бессилии? И Джу-Джу на такое тоже не способен.

— Почему?

— Да потому, дорогой, что он сейчас не столько служит, сколько балансирует на тонкой проволочке над пустотой.

— Не понял.

— А что понимать? Союза не стало. Границы открыты. Человеку нерусскому сейчас у нас трудно определиться, кому служить, что делать. С одной стороны, он вроде бы служит России, но что это за страна? Есть ли в ней власть, которая защитит его принципиальность и преданность державе? Может, выгоднее сочувствовать своим землякам, которые помаленьку скупают Россию, присваивают все, что можно, и одновременно стараются с ней окончательно порвать связи...

— Ты против грузинской самостоятельности? — Вопрос Андрея прозвучал испытующе.

— Нет, почему, пусть катятся куда хотят. Только чтобы была строгая определенность. Мне не нравится, когда словами о самостоятельности прикрывают повышение цен на самые кислые мандарины в мире и самое кислое вино.

— Понял. И что же полковник?

— Джу-Джу? Главное — он боится высказывать свое мнение столь же определенно, сколь я. И потому в сложных делах крутится как уж на лопате. С одной стороны, вроде служит закону. Обязан служить, во всяком случае. Потому как получает деньги. С другой стороны, закон сейчас настолько ослаб, что не защищает ни граждан, ни тех, кто ему служит. Это заставляет Джу-Джу опасаться копать глубоко. Чтобы не накликать на себя беду.

— Что ты имеешь в виду?

Эх, Андрюша! Вспомни ростовскую историю...

— Убийство полковника Блахотина?

— Именно. Следствие тогда сработало четко. Выявили участников и пособников. Убийц даже удалось арестовать в Ереване. Но вывести их в Россию для следствия и суда армянские боевики не дали...

— Ты говоришь, будто и здесь та же компания.

— Не исключено.

— Предполагаешь? — спросил Андрей с подозрением. — Или есть основания?

— Или есть...

— Значит, надо гнать прочь таких деятелей, как ваш Джу-Джу! Сраной метлой! На кой черт занимает место?

— Как на кой? — шумно высказал удивление Владик. — Что ты понимаешь, скептик несчастный! Таких, как наш Джу-Джу, один-два на всю страну! Он лучший тамада в мире...

Владик встал, вознес вверх правую руку, словно держал в ней рог с вином:

— Благородный рыцарь Дон Алонзо собирался в крестовый поход. Он надел на свою верную супругу Донну Алисию пояс целомудрия, чтобы уберечь от соблазна измены, запер замок на поясе, а ключ отдал Дону Альварецу, своему другу. И сказал, садясь на коня: «Если не вернусь из похода, откроешь замок и освободишь плоть Алисии». Дав коню шпоры, Дон Алонзо поскакал к войску. Вдруг у ближних холмов его остановил громкий крик. За рыцарем вдогонку скакал Дон Альварец. «Мой друг! — возглашал он и махал рукой. — Ты оставил нам не тот ключ!» Так выпьем, друзья, за крепкий мужской союз, за мужскую верную дружбу!

Андрей скупо усмехнулся.

— Когда потребуется тамада, я буду иметь полковника в виду. Сейчас нужен хороший сыщик.

— Ха! — сказал Владик. — Ты хочешь, чтобы у каждого было по нескольку талантов? Это, друг мой, чересчур!

— А ты тут чем занимаешься, Влад?

— Всем понемногу, только не сыском. — Кольцов явно не собирался говорить о своей работе, и Андрей это понял. — Так что помочь не могу...

— Спасибо. Ты мне помог...

Андрей вышел из управления, прислонился к чугунной ограде бульварчика, тянувшегося к вокзалу. Полез в карман, достал сигареты, заглянул в пачку, ничего не обнаружил, с ожесточением смял и резко швырнул в урну. Ударившись о ствол липы, комок точно попал туда, куда и положено.

Дождь перестал. Промытое небо отливало густой синевой. Светили оранжевые уличные фонари. Ночь обещала быть прохладной и тихой.

Поправив фуражку, Андрей собирался идти, как кто-то взял его за руку выше локтя. Андрей резко обернулся.

— Извини, старлей...

Рядом стоял кряжистый, крепкий мужчина, метр в плечах, два — ростом. Из-под копны темных волос на Андрея смотрели блестящие глаза, холодную остроту которых нисколько не смягчала радушная улыбка, растягивавшая полные губы.

— Слушаю, — сказал Андрей и резко стряхнул чужую ладонь со своей руки.

— Это ты сейчас был у Кольцова?

— А ты кто такой? — ответил Андрей вопросом, намеренно нажимая на «ты», чтобы показать нежелание вести какие бы то ни было разговоры.

— Я?! — В голосе незнакомца прозвучало искреннее удивление, словно бы артиста Папанова, выходившего с сеанса «Бриллиантовой руки», не узнал восторженный кинозритель. — Я капитан милиции Катрич. Артем Катрич, если угодно.

— Слушаю вас, товарищ капитан, — не принимая предложенного обращения, сказал Андрей.

— Ты к остановке? — поинтересовался Катрич. — Я провожу. Есть разговор.

— Я уже заметил, что у вас тут полно мастеров разговорного жанра, — недовольно буркнул Андрей.

Они медленно двинулись навстречу освежающему ветерку, который благодатной свежей струёй тянул с реки.

— У меня жанр не разговорный, — сказал Катрич, отвечая на реплику. — Я сыскарь. Вот увидел тебя в коридоре и понял — ты Бураков. Так?

— Что дальше? — сухо спросил Андрей.

— Тебе нужна помощь, верно? Ты же за этим приходил в управление?

— Вы что, всем помогаете?

— Просто мне показалось, что мы можем стать союзниками.

— В чем?

— У вас убили отца. У меня — друга. Я подозреваю, что все это работа одних рук. За такое следует отомстить.

— Я ищу не мести, а правосудия.

— Блажен, кто верует, — сказал Катрич и хмыкнул, усмехаясь. — Разве оно есть сегодня? На суд обывателю надеяться не приходится...

— Слово-то какое вы выбрали, — недовольно сказал Андрей. — О-бы-ва-тель...

— Что в этом зазорного? Обыватель — обычный житель, облеченный заботами о доме, семье, заработке. Так вот, таких суд не защищает. Ты сходи в наш районный, старлей. Облупленные стены, слепые окна, протертый линолеум. Среднее между рыгаловкой и вокзалом. А судьи? Сидят и дрожат. Боятся всех. Преступников, которые угрожают расправой, представителей власти. И радуются тем, кто оплачивает нужные приговоры наличными...

— Насколько я знаю, телефонное право отменено.

— Конечно, но телефоны остались. И если звонит судье руководитель демократической администрации и говорит: «Валентин Павлович, ты там повнимательней разберись с этим делом. Пусть тебя не сбивает давление, которое создает пресса. Сам понимаешь, сегодня на демократов готовы свалить все грехи...» — и поверь мне, старлей, что Валентин Павлович уловит в рокоте демократического совета нужные нотки.

— Какой же выход? — спросил Андрей резко.

— Самый простой. Когда рыжих бьют, рыжие должны объединяться. Когда государство перестает защищать своих граждан или защищает их ненадежно, граждане получают право на самозащиту. Именно это я и предлагаю.

— С точки зрения закона звучит сомнительно.

— О каких законах вы говорите, Бураков?

— Вы явно недовольны властью...

— О власти судят не по тому, сколько и каких законов она написала, а по тому, как выполняется в государстве самый малый закон. Было время, Сталин говорил: «Нашим противникам пущено крови на десять процентов меньше, чем предусмотрено планом». И в тот же миг носители власти — члены политбюро, наркомы, секретари обкомов, горкомов, союзов писателей, художников, архитекторов, композиторов — разъезжались по стране проливать недопролитую до нужного процента кровь. И добивались перевыполнения плана. А теперь? Важно план принять, потом хоть трава не расти…

— Выходит, предлагаешь проливать кровь ради выполнения обещаний?

— Тебя смущает наше право давать этой швали отпор? Наказать тех, кто виновен в убийстве твоего отца?

— Найти и передать милиции — это одно, а затевать войну — другое.

— Все, старлей. Вот тебе моя рука — и давай разошлись по-хорошему. Снаружи ты парень ничего, а изнутри, оказалось, так, ни с чем пирог. Прощай!

— Что так сразу? — спросил Андрей удивленно. Неожиданное решение Катрича задело его. Несмотря на остроту, с которой капитан предлагал дело, в его позиции было нечто привлекательное. В самом деле, почему не попытаться сделать то, на что у милиции нет ни сил, ни желания? Во всяком случае стоило поторговаться...

— А то, что твоя неуверенность мне не по душе. Учти, даже если мы с тобой соберем в милиции всю сволочь до единого и передадим правосудию в мешке, долго в нем сидеть никто не будет. То ли побег, то ли зачет примерного поведения, амнистия, наконец, и они снова возьмутся за ножи и автоматы. Меня лично такое не устраивает. Эту сволочь надо просто давить.

— Давить людей мне не по душе, капитан. Пусть в исполнение приговоры приводят те, кому по штату положено.

— Значит, черкес Билю Дударов. Он у нас в кустовой тюрьме исполнитель. Такой мужичок — метр с кепкой и с пистолетом.

— Вот он и пусть исполняет, — согласился Андрей.

— Того, кого к нему приведут, он шлепнет. Но приводят к нему немногих. Теперь приговоры гуманные. Не такие, какой они твоему отцу вынесли. Поверь моему опыту. А мы с тобой свой трибунал образуем. Справедливый и честный.

— И черный, — усмехнулся Андрей.

— Цвет меня не пугает. Все дело в неотразимости возмездия. Кольцов тебе его никогда не обеспечит, будь уверен.

— Вы в контрах?

— Мне с ним делить нечего. Просто он человек не моего вкуса. Ландскнехт по найму. Сильный, умный, беспринципный. Готов служить тому, кто больше даст. Сейчас считает выгодным сидеть в управлении. Сидит. Спокойно, уверенно. Капканы ставит. Знает — начальству нужен. И ждет, когда Джулухидзе рухнет. Тогда займет его место. Короче — верхолаз. Пока на макушку не заберется — не успокоится.

— Раньше за ним такого не замечал, — удивился Андрей.

— Другая была эпоха. Кто высовывался, того пристукивали по кумполу. И осаживали. Теперь кто выше подскочит, тот и выскакивает. Хоть в депутаты, хоть в президенты...

— Лучше объясни, капитан, — спросил Андрей отрешенно, возвращая разговор к вопросу, который его терзал, — почему берешься за это дело?

— Потому, старлей, что я служу. И мне душу рвет, когда бандит ходит по городу хозяином, а честные люди лезут в щели, как тараканы, только бы ему на глаза не попадаться. И потом, я должен найти тех, кто положил Николая Шаврова...

— Кто он?

— Был мой напарник. Капитан. Молоток парень. Свойский, добрый. Верный... Если для друга понадобится, он расшибется в лепешку — сделает. Последний рубль отдаст, рубаху с себя снимет. И сгинул по-дурацки, из-за верности дисциплине...

— Как так? — спросил Андрей.

— А вот так. — Катрич скрипнул зубами. — Я бы законодателей, которые подписали милиции первый выстрел делать в воздух, послал бы на два ночных дежурства в нашу Нахичевань. Там бы они научились свободу любить. Милиционер, если у него подозрения, должен иметь право открыто идти с оружием в руках...

— Что же случилось?

— Трудно сказать точно, но Николай вышел на бандитов. Как честный служака, первый выстрел — в воздух. И сразу получил три пули в живот.

— И кто его?

— Предположение есть...

— Откуда у тебя время на частный сыск, капитан?

— Я за штатом. Нахожусь под административным расследованием... Проявил непочтение к закону.

— Меня это не удивляет, — усмехнулся Андрей.

— Шел ночью по Набережной аллее. Было темно, глухо... Навстречу из кустов — двое. Одного я узнал сразу. Жора Кубарь. Настрой у меня был на сыск — все время держал в уме образ — хромающий волк. Два убийства. Три судимости, побег. Объявлен розыск... Я без разговоров, без предупреждений влупил в него пулю. Потом второй выстрел для порядка вогнал в луну...

— Но это же...

— Точно. Это нарушение. Но мне, извини, не хотелось раньше времени лечь в яму. А не нарушил бы глупый порядок — улегся. У Кубаря рука в тот момент была в кармане на пистолете. Патрон в патроннике. Он только и ждал, когда лопоухий мент запулит в воздух. Я ему такого шанса не дал. Второй, который шел рядом с Кубарем, повалился на землю и стал орать: «Не убивай! Сдаюсь!» Только так и можно с этими паскудами дело вести. Только так...

— Зачем же я тебе, капитан?

— Вдвоем сподручней, старлей. Ты мне тыл прикроешь, я — тебе. Иметь дело с нашей клиентурой без подстраховки...

— Держи, — сказал Андрей и протянул капитану руку, открытой ладонью вверх. Катрич шлепнул по ней двумя пальцами, скрепляя мужской договор...

24 апреля. Среда. г. Придонск

— Честь имею! Рад видеть вас, молодой человек. Проходите.

Маленький сухонький сосед-генерал был чисто выбрит и благоухал крепким мужским одеколоном. Голубая тенниска с короткими рукавами и черные тренировочные трикотажные брюки с красными лампасами составляли его домашний наряд.

Генеральская квартира обратила внимание Андрея своей просторностью и чистотой. Пол сиял светлым лаком, и, едва переступив порог, Андрей подумал, что именно так, должно быть, выглядели стены знаменитой Янтарной комнаты — окаменевший слой липового меда. В гостиной вдоль стен — от пола до потолка — все место занимали книжные шкафы, а книги поражали глаз не красочной пестротой современного переплетного материала, а почтенной старостью корешков. Подобное богатство обычно свидетельствует о древности рода книголюба, поскольку в таком количестве старинные фолианты редко попадают в руки собирателей через книжные магазины и чаще достаются по наследству.



— Проходите смелей. — Хозяин сделал приглашающее движение рукой. — Садитесь сюда, Андрей. — Он повелительно указал на диван, покрытый сине-красным потертым пледом. — Простите, поручик, но называть вас по званию не стану. Это внесет в разговор ненужную официальность. И вы зовите меня по имени.

Андрей кивнул.

Генерал взял со стола чайник и стал наполнять большую кружку, расписанную золотом и розовыми цветами. Запахло душистой заваркой.

— Отец ваш был хорошим офицером, Андрей. Чтобы вы поняли все правильно, поясню, что имею в виду. Полковник имел убеждения и не собирался им изменять. Все эти горбачевы, яковлевы, ельцины — шелупа на фоне людей чести. В память народа они, конечно, войдут, но под этикеткой «ренегаты». Пока было выгодно, они считали себя коммунистами. Стало невыгодно, оказалось, что они борцы с коммунизмом со стажем. Таким история не прощает ни клятвопреступничества, ни отречений. Ваш отец в убеждениях и чести оставался человеком незапятнанным.

— Вы говорите об этом, Степан Дмитриевич, так, будто честь отца подвергалась каким-то особым испытаниям.

Генерал подвинул к Андрею цветастую чашку:

— Выпейте это и оцените.

Андрей сделал вежливый глоток, посмаковал и сказал:

— Чудесный чай.

Лицо генерала довольно засветилось.

— Чай обыкновенный, молодой человек. Наш, российский. Из Краснодара. А вот заварка — фирменная...

Генерал помолчал, забрал подбородок в кулак и задумчиво погладил его, словно расправлял бороду.

— Испытания были и не простые. Вашего отца испытывали великим соблазном. Перед огромным соблазном. При желании он в один день мог стать обладателем миллиона или даже двух. Не рублей, долларов. Но он не продал чести даже за такие деньги, хотя мне теперь ясно, что именно отказ и стоил ему жизни...

— Что вы имеете в виду, Степан Дмитриевич?

— Это я и собирался вам рассказать, Андрюша. Примерно месяц назад, в одну из пятниц, Константин Макарович пришел ко мне перекинуться в нарды. Так вот, кинули мы кости, и выпало Константину Макаровичу шаши-шаши. Две шестерки, если по-русски. Полковник тогда усмехнулся и говорит: «Как ты думаешь, Степан Дмитриевич, могу я стать в нынешних условиях миллионером?» Я, конечно, рассмеялся. «Что, — говорю, — честь продать решил?» — «Почему так думаешь?» — удивился он. «А потому, — отвечаю, — что, кроме чести, у офицера ничего ему принадлежащего для продажи нет». Тут твой отец расхохотался. Говорит: «А ты угадал, Степан Дмитриевич. В десятку попал. Именно мою честь и хотят купить». И рассказал такую историю...

Андрей отставил кружки и застыл, словно боялся неосторожным движением или словом помешать генералу.

— Где-то за неделю до нашего разговора, — продолжал генерал, — к полковнику зашли двое. «Вы Бураков?» — «Я». —«У нас деловой разговор». — «А кто вы?» — «Мы офицеры армии освобождения Армении». — «Что, разве есть такая?» — «Как видите, мы перед вами. И нам нужно оружие. Для начала назовем автоматы, гранаты, гранатометы. За услугу миллион наличными». — «Давайте этот разговор прекратим», — сказал твой отец. «Два миллиона, — тут же повысили ставку армяне. — Один прямо сейчас». «Прошу вас уйти, — предложил им полковник. — Вы пришли не по адресу. Я не владелец оружейного магазина». — «Нам это известно, — сказал один из армян. — Зато все это имеется на складах, которые вам подчинены. В пятом и третьем хранилищах». — «Вы даже это знаете?» — удивился твой отец. «И не только это. Потому и решили иметь дело лично с вами...» Короче, Андрюша, весь их разговор пересказывать нет смысла. Главное — полковник выставил гостей и счел, что на этом дело закончено.

— Отец никому не докладывал об этом случае?

— Мне он о таком не говорил. Да и что даст доклад? Сейчас всех покупают. Во всяком случае, пытаются купить. Никого подобным сообщением не удивишь.

Генерал взял чашку и сделал большой глоток. Взглянув в его скорбные глаза, вдруг наполнившиеся слезами, Андрей деликатно отвел взор. Дрогнувшим голосом спросил:

— Так вы думаете, что смерть отца как-то связана с этим случаем?

— Уверен, — произнес генерал. Он достал из кармана платок и стал шумно сморкаться, чтобы, как понял Андрей, скрыть внезапную слабость.

— Мама часто говорила, что вы видели, как произошло покушение...

— Видел. — Голос генерала вновь обрел твердость. — По утрам, пока не жарко, я сижу на балконе и читаю свежую газету. Конечно, вполглаза смотрю и на то, что происходит вокруг.

— Вполглаза деталей не засечешь, — усомнился Андрей. — А в таком деле детали —главное. Генерал усмехнулся:

— Я, молодой человек, деталей не упускаю. Глаз разведчика — это, сами понимаете, что-то значит... Такова привычка — первым делом охватить всю обстановку общим планом. Увидел многое. И стрелявшего и других. Стрелявший сразу побежал к «Москвичу». Видел, как он сел, как машина отъехала...

— Номер не заметили?

— Я не подсматривал за ними, Андрюша. Я наблюдал. Для того, чтобы разглядеть номер, нужен бинокль.

— Значит, вы могли заметить и то, что происходило чуть раньше, до выстрелов?

— Конечно. Я видел, как «Москвич» подъехал. Потом из него вышел человек и вошел в киоск «Союзпечать». В тот, что на углу. Пробыл минут пять внутри. Вернулся к машине. После этого из нее вышел стрелок в темном плаще...

— Чем он привлек ваше внимание?

— Скорее всего своим плащом. Было достаточно тепло. Но мало ли кто и почему может утеплиться? Я просто заметил его и отложил в памяти. То, что он стрелок, понял, когда прогремела очередь...

— С какого расстояния велся огонь?

— Почти в упор, — сказал генерал и вздохнул.

— Мне говорят, что могла иметь место ошибка. — В голосе Андрея звучало нескрываемое сомнение. — Как вы сами думаете, Степан Дмитриевич?

— Когда днем с пяти метров стреляют в человека, вероятность ошибки чрезвычайно мала. Убивали, Андрюша, ты меня извини, они убивали, зная кого...


В обед Андрею позвонил Катрич.

— Нам необходимо встретиться, старлей.

— Я готов.

— Подъезжай на «восьмерке» к Речному вокзалу. Только надень гражданское. Отсвечивать в форме тебе не след.

Приехав в назначенное место, Андрей искренне удивился, увидев, что, несмотря на жару, Катрич был в брюках и куртке-ветровке.

— Мерзнешь? — спросил Андрей с долей подначки.

— Ага, — ответил Катрич спокойно и слегка отвернул полу ветровки. Во внутренних узких карманчиках ее Андрей увидел милицейскую рацию, магазин, снаряженный патронами. Из-за пояса брюк торчала пистолетная рукоятка.

— Вот так у нас, старлей, — заключил Катрич, одергивая полу. — Без хомута и шлеи даже при коне огорода не вспашешь.

— Что будем делать? — признавая промах, поинтересовался Андрей.

— Начнем мотать с нитки, — улыбнулся Катрич. — Их в нашем деле напутан во какой моток. — Он показал руками размер футбольного мяча. — Синие, зеленые, желтые. А следует вытянуть до конца свою — черную.

— Кончик есть?

— Как будто. В протоколах я нашел показания бабки, которая видела во время стрельбы на углу парня с зелеными волосами. Вроде пустяк, а мне кажется — можно потянуть.

— Как это — зеленые волосы? — поинтересовался Андрей удивленно. — Не бред?

— Думаю — нет, — заверил Катрич. — Это панки. Или пеньки, как у нас их зовут. К одному — к Сопле мы сейчас и двинем. Он где-то здесь на пляже кантуется. С утра до вечера. Вот так, старлей.

— Слушай, капитан, — сказал Андрей раздраженно, — кончай ты с этим «старлеем». У меня есть имя. Или я тебя начну называть «кэпом».

Катрич засмеялся:

— Кэп — слово морское. А я — казак. Так что зови есаулом...

Он повернулся и двинулся по широкой аллее, обсаженной кустами, к городской лодочной станции.

Солнце высоко поднялось над рекой и зверски палило землю. По прибитому вчерашним ливнем песку они прошли к пристани. На ветхом, давно не знавшем ремонта помосте — у города на пустяки нет денег, — свесив ноги, обутые в старые валенки, сидел усатый сторож.

— Салют, Васильич! — поприветствовал его Катрич и вскинул вверх сжатую в кулак руку.

— Наше вам! — Сторож приподнял морскую фуражку с золотым «крабом», и его лысина тускло блеснула. — Швартуйтесь, мужики. Посидим.

— Некогда, Васильич. Ты тут, случаем, пеньков не заметил?

— Вроде чалились где-то. — Старик махнул рукой вдаль. — Утром туда Сопля на буксире поволок Жабу харить...

— Мне Сопля и нужен, — сообщил Катрич.

— Тады там они, — махнул рукой лодочник в сторону ивняка, росшего вдалеке.

Они пошли по пустому пляжу, неухоженному и заплеванному. Обрывки газет, окурки сигарет, полиэтиленовые пакеты — все это валялось вокруг так густо, что местность походила на площадку, отведенную для вывоза городского мусора. Андрей пнул несколько пустых пивных банок, брошенных какими-то хануриками прямо там, где их распили. Банки, гремя, отскакивали и тут же застревали в песке.

За кустами тальника на старенькой дерюжке, брошенной на песок, распластались два тела. Тощий парень с ребрами, выпиравшими как прутья из плохо сплетенной корзины, лежал на животе, подставив солнцу голые половинки задницы, сплошь покрытые красными прыщами. Его подруга — рыхлая, белотелая, словно обсыпанная мукой, лежала на спине, закрыв глаза и бесстыдно разведя в стороны ноги. Ее объемистое обнаженное вымя жидко расползлось в стороны, напоминая медуз, выброшенных волной на берег.

Андрей остановился, не зная, как себя вести, потом смущенно отступил за куст. Катрич спокойно нагнулся, поднял нечто напоминавшее с виду рубаху.

— Прикройся, — сказал он и бросил тряпку на живот женщине. Та даже не шевельнулась. Больше не обращая на нее внимания, Катрич носком ботинка ткнул голого парня в пятку. Тот лениво повернулся на спину и глянул на подошедших из-под ладони, козырьком приставленной к глазам. Уныло протянул:

— А-а, родная милиция...

Тем не менее он даже не встал и остался лежать на спине, заложив руки за голову и выложив на обозрение тощие мужские принадлежности. Теперь Андрей увидел, что волосы у парня и в самом деле зеленые, словно подсохшие водоросли. Что пошло на их покраску — чернила или тушь, понять было трудно.

— Встань и оденься, — предложил Катрич строго и угрожающе приподнял ногу. — А то я тебе ненароком бампер сомну.

Сопля сел и примирительно прогнусавил:

— А я че? Я только констатировал: родная милиция...

— Не унижайся перед ним, — вдруг среагировала на его реплику девица и демонстративно перевернулась на живот. Андрей смущенно поднял глаза к небу, где невидимый самолет пенистой линией перечеркнул голубизну от горизонта до горизонта.

— Заткнись, Жаба, — лениво протянул Сопля, — пока я тебе не врезал.

— Ладно, кончайте свариться, — сказал Катрич. — Ты мне лучше расскажи, что знаешь об убийстве полковника?

— О том, что в газетах писали? — спросил Сопля. Он прыгал по песку на одной ноге, натягивая на другую брючину. — Только это и знаю.

— Значит, случай прошел мимо вашей кодлы? Вы о нем ничего не слыхали, разговоров никаких не вели?

— Почему? — не согласился Сопля. — И слыхали, и разговоры были...

— Какие?

— Так, общий треп.

— Что именно?

— Говорили, что полкан кому-то крепко насолил. Его и убрали.

— Кому именно он насолил?

— Откуда я знаю?

— Видишь, старлей, — вдруг меняя тон, сказал Катрич, — как мы бортанулись. Тащились сюда, парились, а он ничего не знает... — И вдруг резко, повелительно приказал: — Собирайся! Поедем в управление. Там я сниму допрос под протокол.

— А что я, начальник? — заканючил Сопля.

— А то, гражданин Андреев, что вас в тот день видели рядом с местом преступления. Факт зафиксирован в протоколе. Поскольку дружеского расположения вы не понимаете, в управлении мы проведем опознание, и все пойдет по законному пути...

— Начальник, — взмолился Сопля, — на понт берешь?!

— Ты меня знаешь? — спросил Катрич. — Я когда-нибудь против твоих зеленых волос что-то имел?

— Не-а...

— Тогда подумай, поперся бы я сюда по жаре на понт брать?

— Не-а, — согласился Сопля.

— Вот и делись тем, что знаешь, пока разговор между нами. Кого видел в тот день?

— Никого...

— Все, собирайтесь, Андреев.

— Капитан, — загундосил Сопля. — Клянусь, я не замазан. Они меня мигом пришьют, когда дознаются...

— Ты себя не чувствуй пуговицей, — успокоил его Катрич. — Твоя, — он кивнул на девицу, — не трепанет?

— Жаба? — спросил Сопля. — Не-а, она в порядке.

— Тогда ты чист.

— Всегда так говорят.

— Я слова когда-то бросал на ветер? — спросил Катрич сурово.

— Не-а, — согласился Сопля.

— Выкладывай. И не потей.

— Акула там был, — вздохнул Сопля, и глаза его испуганно расширились.

— Где именно?

— Он сидел за рулем. В той самой машине... Только вы меня...

— Слушай, Андреев, — сказал Катрич сурово. — Когда человек думает только о себе, он возвращается в состояние скота. Запомни это. Вот ты сейчас сделал доброе для общества дело и сразу назад. А ты думай о будущем. Оно рядом с тобой. У тебя такая прелестная подруга. А у вас, как я вижу, любовь...

— Подумаешь! — презрительно проговорила девица. — Тоже мне, ценитель!


Они возвращались к остановке по пляжу, который уже наполнялся людьми. Песок подсох, солнце пригревало сильней и сильней, и народ быстро осваивал заплеванное пространство, спеша внести свой вклад в засорение окружающей среды.

— Кончик ниточки мы зацепили, — сказал Катрич удовлетворенно. — Теперь важно не оборвать.

— Давить таких надо, — невпопад ответил ему Андрей. — Дерьмо собачье, а не люди... Катрич не понял.

— Кого? — Кого же еще? Зеленоволосых!

— Тю-тю! — присвистнул Катрич. — Во как тебя, либерального демократа, пробрало!

— Почему «демократа»? — удивился Андрей. — Да еще «либерального»?

— А как же тебя еще называть? Прижать к ногтю преступников ты не считаешь возможным, поскольку прижимать должен закон и суд. И вдруг людей, которые перед законом чисты, ты считаешь возможным давить без всяких на то оснований...

— Считаю. Они тебе что, нравятся?

— Милый мой, — сказал Катрич и лихо, по-футбольному, пнул пустую пивную банку, попавшуюся под ногу, — может, и мне они не по нраву, но это не значит, будто стоит давить все подряд, что нам не нравится. Ведь признайся, тебе не понравилось, что они голые, и что баба не прикрылась, увидев нас?

— Хотя бы.

— Ты ушел от ответа.

— Да, не понравилось.

— А ты можешь признать их право находиться в таком виде дома?

— Дома? Да. За закрытой дверью.

— Здесь они тоже как дома. Пляж пустой. Они ушли подальше, куда никто не забредает. Это мы заявились к ним, а не они решили заставить тебя смущаться.

— Но...

— Появись они в таком виде на улице — дело другое...

— Но как она вела себя...

— Назови мне закон, который запрещает ей вести себя именно так.

— Есть приличия...

— Дорогой мой старлей! Ревнители приличий у нас долго преследовали тех, кто носил брюки с узкими штанинами, кто отращивал длинные волосы, кто танцевал танцы, не похожие на вальс. Неужели это никого ничему не научило?

— Научило, — зло бросил Андрей. — Вот теперь и купаемся в крови и не знаем, как справиться с преступностью... Стоим будто перед каменной стеной. —Что с ней проще всего сделать? Взорвать, верно? Типично военная логика.

— А что предложишь иное?

Они вышли к остановке и остановились в ожидании трамвая. После нескольких минут ожидания Андрей вышел на проезжую часть, чтобы разглядеть, не приближается ли трамвай. Мимо, обдав его жарким ветерком, пронеслись синие «Жигули». Андрей инстинктивно отпрянул и тут же услыхал возмущенный окрик:

— Куда выперся?! Жить надоело?

— Ты что?! — Неожиданная вспышка Катрича неприятно задела Андрея.

— А то, — уже спокойно ответил напарник, — что мы с тобой в деле. И ты теперь, прежде чем высунуть голову из кустов, каждый раз обязан поднимать вверх фуражку на палке...

— Цирк! — засмеялся Андрей. — Думаешь, «жигуль» целил в меня?

— Сегодня еще нет, а завтра все может быть.

— Слушай, ты так и живешь каждый день с опаской? — В голосе Андрея звучала нескрываемая насмешка.

Катрич посмотрел ему прямо в глаза:

— Не с опаской, а благодаря ей. Прежде чем ступить, смотрю под ноги...

— Я так не приучен, — сказал Андрей и скептически улыбнулся. — Это не жизнь, если дрожать на каждом шагу.

— Валяй-валяй, — устало бросил Катрич и отвернулся. — Вот клюнет жареный петух в задницу — вспомнишь мои слова.

К остановке, болтаясь на разбитых рельсах из стороны в сторону, приближался красный трамвай...


Придонский военный госпиталь — красное кирпичное здание дореволюционной постройки — размещался в глубине большого двора, затененного кронами платанов. Всюду под деревьями на скамеечках сидели ходячие больные, выползавшие сюда, чтобы не балдеть в душных палатах. Андрей невольно обратил внимание на множество раненых — с костылями, с повязками на головах, лицах, руках. Взаимные претензии и взаиморасчеты южных соседей России обильно окроплялись русской кровью, которую политики ценили куда ниже бензина.

Проходя по чистой асфальтированной дорожке, тянувшейся от ворот к главному входу, Андрей вдруг вспомнил слова Петра Первого, сказанные при открытии военного госпиталя в Лефортово. «Зело отменная гошпиталь построена, — сказал тогда император, — хотя попадать в нее господам офицерам не пожелаю». Нынешние правители такой заботы о военных, судя по многим признакам, давно уже не проявляли.

Накинув на плечи халат, полученный в гардеробной, Андрей шел по узкому длинному коридору неуверенный и тихий. Здесь всюду жил запах человеческих страданий: густо пахло эфиром, просохшей мочой, ихтиоловой мазью. «Посторонитесь!» — предупредила Андрея немолодая сестра и провезла мимо него операционную каталку, на которой лежал бледный худолицый человек. Каталка подпрыгивала на щербатом цементном полу, и голова человека безвольно болталась из стороны в сторону.

Поднявшись по узкой лестнице на второй этаж, Андрей отыскал палату номер двадцать. В ней, как ему сообщили, лежал дядя Ваня — Иван Васильевич Костров, шофер отца, которого задела одна из пуль, выпущенных террористом в момент покушения. Свинец только распорол плечо, и дядю Ваню можно было выписать сразу же после перевязки, но нервное потрясение оказалось слишком сильным, и оправиться от него он сразу не мог. Потому его оставили в отделении огнестрельной травмы до улучшения самочувствия.

Кострова Андрей знал давно и очень удивился, увидев его совсем не таким, каким привык видеть, — веселым и подвижным. На койке, натянув простыню до подбородка, лежал человек с потухшими, ввалившимися глазами.

— Спасибо, Андрюша, — сказал Костров унылым голосом. — Вот уж не думал, что ты зайдешь. — Он шмыгнул носом.

— Дядя Ваня, вы не волнуйтесь. У вас уже все в порядке. Врачи...

Костров подтянул простыню до самого рта.

— Прости, Андрюша. Я мало в такое верю...

— Во что? — не сразу понял Андрей.

— В то, что теперь все в порядке. Наоборот. Тогда мне повезло, а теперь добьют в любой момент. Я ведь свидетель. Поверь, принимаю лекарство, а сам боюсь — вдруг что подсыпали?

— Вы уж совсем, дядя Ваня... Все-таки мы еще не в Италии...

Костров тяжко вздохнул:

— Зато мафия у нас покруче ихней...

Костров вдруг встрепенулся, глаза его блеснули.

— Постой, тебе, наверное, наговорили, что я тронулся, а ты поверил? Так?

Что вы, дядя Ваня, — смутился Андрей.

— Они всем это говорят, — утвердил Костров, не обращая внимания на оправдание. — И правда, если хочешь знать: я трухнул. Да еще как! И что с того? Чтобы в меня стреляли — я не приучен. Это дело малоприятное, Андрюша. И вот теперь боюсь, чтобы такое не повторилось.

— Больше вас никто не тронет.

— Не надо, Андрюша. Я видел его глаза. На морде черный чулок, в прорези зрачки блестят. Как у зверя. Клянусь, такой вернется...

— Это у вас нервное. — Андрей положил ладонь на костлявое плечо Кострова.

Тот посмотрел пристально и спросил:

—Ты все еще мне не веришь? Считаешь, что я со страху?

— Ну, не совсем...

— Значит, считаешь, — подвел итог Костров. — И зря. Им твой отец мешал. Вот они его и выбили...

— Кто — они?

Костров нервно шевельнулся под простыней и замолчал, прикрыв глаза. Тогда Андрей повторил вопрос, изменив его форму.

— Почему вы думаете, что охотились именно за отцом? В милиции считают, что произошла ошибка.

— А ты больше верь, что скажут в милиции, — проговорил Костров из-под простыни. И замолчал испуганно.

— Ну? — подтолкнул его Андрей.

— Вот те и ну. Они говорят не то, что случается, а как им самим удобно.

— Почему вы так думаете, дядя Ваня?

— Причины имеются. Был ведь у меня следователь. Протокол составил. Ушей он, конечно, не затыкал, но смотрел через меня на стену, как сквозь стекло.

— И все же это не доказывает, что охота шла именно за отцом.

— Не веришь, — обиженно утвердил Костров. Он взял с тумбочки стакан с компотом и стал пить. Острый кадык на худой шее судорожно дергался: вверх-вниз, вверх-вниз. Напившись, поставил стакан, рукой отер губы.

— Верю, что вы так чувствуете, — примирительно успокоил его Андрей. — Но нужны факты. А у нас их нет. — Он специально сказал «у нас», чтобы еще больше не обижать собеседника.

— Есть, — вдруг сказал Костров и, словно обессилев, откинулся на подушку, закрыл глаза.

— Вы об этом рассказали следователю?

— Нет.

— Почему?

— Потому как сам узнал об этом позже.

— От кого, дядя Ваня?

— Лучше не спрашивай, Андрюша. — Минутное оживление Кострова вновь погасло, он помрачнел, глаза посуровели, губы поджались. — Не скажу. Ты вот уедешь, тебе-то что...

— Я не из простого любопытства, — сказал Андрей. — Хотел бы сам разобраться с этой сволочью. Чтобы не ползала по земле.

Костров поглядел в глаза Андрею, выпростал руку из-под простыни и положил ее ему на колено:

— Не горячись, не стоит. Что можешь сделать ты этой погани? С ней даже милиция сладить не в состоянии.

— Милиция не может, а я найду, как это сделать. Важно знать — кому врезать...

— Нет, Андрюша, в этом я тебе не помощник.

Андрей встал. Расправил плечи, поддернул брюки.

— Как говорят, дядя Ваня, пора и честь знать. Выздоравливайте, я пойду.

— Ты чего сразу так? — В голосе Кострова слышалось беспокойство. — Обиделся, что ли?

— Нет, дядя Ваня, я не обиделся. Мне просто вас жаль. Продолжайте бояться. Это нетрудно. Натянуть простынку до глаз и выжидать — не случится ли чего. А если в самом деле случится? Вы сказали, что вас могут убрать как свидетеля. Но это имеет смысл, когда хотят заткнуть рот. Выходит, вам нет резона таить в себе то, что кому-то выгодно скрыть. А, да ладно, вроде я вас опять уговариваю. Пойду...

Костров нервно дернулся под простыней.

— Присядь.

Андрей неохотно опустился на стул. Костров поерзал под простыней и вдруг, впервые за все это время, присел на кровати. Подтянул подушку вверх к спинке и привалился к ней.

— Наверное, ты прав. — Голос его нервно срывался. Он опять облизал губы. — Сказать тебе я обязан...

Андрей молчал, сосредоточенно разглядывая ногти левой руки.

— Только не думай, что за себя боялся. Все куда сложнее. Да, я видел, как стреляли в твоего отца. Видел глаза того... убийцы... Но, клянусь, сам узнал о сути дела только вчера...

— Как так? — удивился Андрей.

— Брат у меня, Михаил. — Признание давалось Кострову непросто. — Брат у меня. Он рассказал.

— Что именно, дядя Ваня?

— Все, до подробностей.

Костров сполз на кровать, улегся, поправил подушку и натянул до подбородка простыню.

— Все, Андрюша, не могу. Не имею права. Я тебе дам адрес Миши. Съездишь к нему. Он все сам расскажет...

25 апреля. Четверг. г. Придонск

«Железка» — так в Придонске именовали автомобильный рынок, тем самым отличая его от «толчка», где торговали промышленными товарами, от просто «базара», который специализировался на продукции сельского хозяйства, и от «вернисажа», где продавались поделки художников, резчиков по кости и дереву, скульпторов, ювелиров; где собирались любители контрабанды, привезенной сюда из неведомого оттуда и предназначенной для переброски отсюда в неведомое туда.

Серый пустырь, на котором еще в советское время собирались заложить новый рабочий микрорайон, демократическая власть обратила в арену предпринимательства и отдала землю в распоряжение перекупщиков, спекулянтов, мошенников, рэкетиров.

По воскресеньям весь дальний Кавказ слетался на «железку» на крыльях огромных денег и, поживившись за русский счет, уезжал назад на новых «колесах». В остальные дни правили порядок на «железке» местные рэкетиры, которых придонцы именовали «ракетчиками».

Ранним утром, чтобы захватить местечко поудобней, Андрей и Катрич прикатили на «железку» для ловли Акулы. Они выбрали позицию в самом центре огромного пыльного пустыря, ставшего для города символом новой эпохи. Договорившись о том, как действовать, Катрич ушел в засаду. Андрей, постелив на капоте машины холстину, выложил на нее запчасти, прихваченные из гаража, и стал разыгрывать роль «лоха» — наивного, впервые занявшегося бизнесом простака. Впрочем, так ведь оно и было на самом деле. Именно «лохи» — лопоухие и беспомощные «пескари», заплывавшие в мутную воду «железки», привлекали местных «окуней» и «щук». Появление хищников не заставило себя ждать.

Уже минуты через три после того, как товар был выложен, появился разведчик — парень в ярких цветастых шортах, с гривой нечесаных сальных волос, рассыпавшихся по плечам. Он подошел пружинящим, легким шагом, этакий вертлявый гуляка.

— Продаешь? — спросил он вкрадчиво, почти доброжелательным голосом.

— Ну, — буркнул Андрей с нарочитой грубостью. —Чего б я это выложил?

— А за место платил?

— Ну, — сказал Андрей. — Еще при въезде.

— В первый раз? — спросил парень сочувственно. — Тогда учти, здесь еще платят за безопасность. Иначе возникают разные неприятности. Подойдут «ракетчики», ты им заплати, не ломайся. Спокойствие того стоит. Любишь свою тачку? Так вот, могут попортить. Запрыгнут на крышу и канкан спляшут.

— Те же, кто собирает плату?

Парень хохотнул, не отрицая и ничего не подтверждая.

— Выходит, надо платить, чтобы «ракетчики» охраняли меня от самих себя?

— Понятливый! — сказал парень и отошел. На ходу обернулся: — Лучше не жмись. Я ведь тебя просто так, по дружбе, предупредил...

Андрей, которому Катрич подробно объяснил его роль, соглашаясь, кивнул: «Ладно, учту». Теперь предстояло ждать визита рыб покрупнее. Они выплыли из-за палатки, торговавшей винтами и гайками, — два крепких, наглых обиралы, заставлявшие дрожать «лохов», бывающих на «железке».

Первым двигался коротконогий мордастый парень с бугристыми плечами и самоуверенным выражением лица. Судя по описанию, сделанному Катричем, это и был Акула — один из участников убийства отца.

Андрей ощутил неприятную сухость во рту. Как он ни старался в эти минуты держаться спокойно, это не удавалось. Так бывало и раньше, когда он впервые выходил на ринг и, оказавшись лицом к лицу с переполненным залом, терял вдруг способность что-либо видеть, кроме нетерпеливо разминавшегося в углу противника. Все остальные — судьи, зрители, суетящиеся фоторепортеры и телевизионщики — воспринимались только как источник громкого и непонятного шума. Настоящее спокойствие к Андрею возвращалось в момент, когда удар его кулака обрушивал противника на ринг. И тогда все — и зал, и вопящие от восторга болельщики — вдруг становилось ясно видимым, буквально осязаемым.

Наглости «ракетчиков» можно было только удивляться. Они нисколько никого не остерегались и даже не заглянули за угол лавки, где скрывался Катрич. Дежуривший здесь милиционер, заметив Акулу, с деланным безразличием отвернулся. Андрей уже не сомневался, что тот прекрасно знал персонажей «железки», хорошо представлял, что должно последовать за их появлением, и просто-напросто решил немного поразвлечься. Было ясно: в конфликт он ни за что не вмешается и скорее уйдет, нежели приблизится. Наверняка «ракетчики» отстегивали рыночному стражу закона какие-то «мани», и потому его присутствие их не пугало.

Первым приблизился Акула. Левую руку он демонстративно держал в кармане, намекая, что там есть нечто...

— Про тебя говорят, что плату за безопасность ты считаешь грабежом? — спросил «ракетчик» и ощерился. — Остроумец, однако.

Андрей слегка расставил ноги, попрочнее уперся о землю. Приготовился.

За Акулой, как рыба-прилипала, неторопливо тянулся такой же здоровенный амбал с тупым выражением сытой физиономии. Видимо, не на сухари со стаканом молока вырывали у своих клиентов хищники «железки».

— Так будем платить? — спросил Акула.

— Нет, — твердо сказал Андрей. И сразу сделал резкий шаг вперед, мощным хватом сжал левую, ударную руку Акулы, выдернул ее из кармана. В то же мгновение из-за угла стремительно, как разжавшаяся пружина, вырвался Катрич. Он взмахнул резиновым полицейским «демократизатором» и одним ударом уложил Прилипалу на асфальт. Не задерживаясь ни на секунду, подскочил к Акуле, ребром ладони, как саблей, рубанул его по руке, которую тянул на себя Андрей. Акула дико взвыл и рухнул на колени. Рука безвольно повисла. Не давая ему возможности опомниться, Катрич защелкнул на правом запястье «ракетчика» браслет наручников.

— Ты што, гад?! — истошно заорал Акула, стараясь привлечь внимание людей к происходящему, но все старательно отворачивались. Сами «ракетчики» отучили тех, кто посещал «железку», вмешиваться в любые разборки. Милиционер, только что маячивший рядом, мигом испарился.

Потянув Акулу за руку, Катрич показал ее Андрею. На пальцах, как впаянный, сидел бронзовый острозубый кастет.

— Вот и взяли тебя, Акула, с оружием, — сказал Катрич удовлетворенно. — Теперь придется терпеть. Это, кореш, надолго. Сперва мы протокольчик составим. Так, мол, и так. Сфотографируем твою лапку с коготками. На фоне твоей красивой личности. Ведь иначе тебя не ущучишь, верно? Ты всегда считал себя самым ловким и умным. Скинул биток и чист: я не я, кастет не мой. А тебя плохой мент Катрич словил. Так или нет? Акула молчал.

— Так, — закончил Катрич. — А теперь в машину! Быстро!

Андрей собрал запчасти, свернул холстину, бросил ее в багажник. Акула, все еще надеясь на подмогу, пытался сопротивляться. Надежда на освобождение у него вспыхнула с новой силой, когда поверженный на землю Прилипала поднялся на ноги.

— Штопор! — призывно прохрипел Акула, но именно в этот момент Катрич согнул ему шею и резким толчком впихнул в машину. Захлопнул дверцу, затем, помахивая «демократизатором», сделал шаг в сторону Прилипалы. Тот понял его маневр как угрозу.

—Я ничего, начальник, — сказал он. — Я ведь только шел мимо. Я ничего...

— Я тоже, — ответил ему Катрич. — Во всяком случае, в настоящее время. А ты, — движение «демократизатором» как штыком, — меня знаешь, надеюсь? Вот и ладненько. Я — это я, верно? Потому сейчас дуй отсюда прямым ходом к Хусейну и доложи: плохой мент Катрич словил Акулу. С кастетом на пальчиках. Скинуть его тот не успел. Так что срок ему маячит твердый. По совокупности всех прошлых дел. Вы об этом не беспокойтесь. И петь у меня Акула будет как милый. Теперь, — Катрич снова взмахнул «демократизатором», — бегом — марш!

Когда Штопор исчез за ларьками, Катрич сел в машину рядом с Акулой.

— Поехали!

— Куда править? — спросил Андрей озабоченно.

— Держи на Таганрогскую. К пожарной части. Знаешь, где это? Там есть местечко, где мы устроим толковище с нашим новым другом...

В сумрачном, прохладном подвале пожарного депо располагалась небольшая каморка милиции. Ключи от нее Катрич предусмотрительно захватил с собой. Придерживая Акулу с боков, они свели его вниз. По дороге, вспомнив весь свой опыт общения с милицией, Акула продумал тактику поведения и немного воспрянул духом.

— Вы куда меня притащили? — начал он «качать права», оглядев подвал и тяжелую, обитую железом дверь, отгородившую его от мира. — Зовите первым делом врача. У меня рука сломана. Иначе говорить не буду.

— И не надо, — успокоил его Катрич. — У меня времени — вагон. Могу даже уйти. Часа на два-три. Вернусь, когда созреешь...

— Я буду жаловаться прокурору! — взвыл Акула.

— Ай-вай! — бросил Катрич. — Так ты ничего и не понял! Я тебя взял частным порядком. И прокурора ты не увидишь. Здесь я сам — прокурор, судья и адвокат. И выходов у тебя только два — в зону, если будешь вести себя как надо, или сюда. — Катрич потопал ногой по металлической крышке канализационного колодца. — В случае нужды я тебя сам здесь уделаю...

Андрей с интересом наблюдал, как меняется выражение лица привыкшего к безнаказанности и в то же время трусливого бандита. Чем больше Андрей вглядывался в лицо Акулы, тем больше подмечал в нем черты, свидетельствовавшие об извращенной человеческой сущности этого отвратного типа. Он чем-то напоминал известного политика из команды Горбачева — круглый лоснящийся свиноблин с маленькими бегающими глазками, с носом бульбой, с губастым ртом алкаша, старательно скрывающего свое увлечение. Человек, наделенный природой такой «вывеской», к тому же обделенный ростом и, судя по числу прыщей на потрепанной физиономии, мучимый неудовлетворенной половой страстью, потенциально опасен для общества. Во имя самоутверждения такой без колебаний пойдет на любое преступление, убьет, продаст, выдаст, будет врать, приспосабливаться, извиваться, становиться на уши, лишь бы не упасть, не исчезнуть из виду, жрать и пить, не отягощая себя трудом, если предательство и нож дают деньгу на прокорм и питье.

Сходство Акулы с видным политиком прошлых лет напоминало Андрею, как еще в военном училище, будучи курсантом, он заспорил с однокашником Виктором Соловьевым о правильности теории Ламброзо. «Вывеска — это все, — азартно утверждал Соловьев. — Что на витрине, то и в магазине». Андрей с горячностью новообращенного марксиста доказывал иное: «Ты посмотри, Вить, какое лицо у Александра Николаевича Яковлева. Подзаборный ханыга. Урка. Глянешь на такого и веришь — убьет, расчленит и закопает, не моргнув глазом. Между тем он член Политбюро ЦК, академик, умнейший на верхах человек». «Раз на морде написано, — возражал Соловьев, — значит, придет время — убьет и продаст. Никуда от этого он не денется».

Отспорив однажды, приятели никогда не возвращались к тому разговору, но Андрей всегда ощущал занозу собственной неправоты, засевшую в сознании. Физиономия человека, которого он избрал для подтверждения неправильности старых теорий, как раз их и утвердила. И вот, глядя на свиноблин Акулы, на котором поочередно выражались то наглость, то животный страх, Андрей готов был поднять руки и сказать Соловьеву, окажись он здесь: «Витя, ты прав!»

— Так дать тебе время остыть и подумать? — спросил Катрич и прищелкнул свободный браслет наручников к трубе-стояку, проходившей снизу вверх в углу каморки. — Я могу погулять...

— Что тебе надо от меня, гад?! — истошно заорал Акула.

— Раз! — сказал Катрич и загнул большой палец левой руки. — Счет пошел.

— Что «раз»? — не понял Акула.

— Желтая карточка и штрафное очко. Я поганых слов на свой счет не терплю и за каждое объявляю предупреждение. Дойдет до пяти — назначу пенальти.

— Что тебе надо?! — уже без ругани выкрикнул Акула.

— Правду, гражданин Окулов. Так ведь в законе твоя фамилия?

Ответа не последовало.

— Ладно, молчание — знак согласия. А теперь, что слыхал о деле Николая Шаврова?

— Кто это? — делая наивный вид, спросил Акула.

— Не знаешь? Ну, молоток! Не слыхал ни о самом случае, ни даже фамилии? Ну, хват!

Акуле явно недоставало здравого смысла, и он отрицал все сразу, без колебаний.

— Не, начальник, не слыхал. Век свободы не видать...

Катрич усмехнулся:

— Век, конечно, много, но пятилетку не увидишь, это точно.

— Кончились ваши большевистские пятилетки, — заученно бросил Акула. — Иные пошли времена. Теперь по таким срокам никто не тянет.

— Ничего, ты у меня высидишь от звонка до звонка. Будь уверен.

— Ну нет, — мотнул головой Акула и сморщился, неосторожным движением причинив себе боль.

— А что знаешь по делу полковника Буракова?

— А ничего.

— Смотри, старлей, — сказал Катрич, — по-моему, мальчик явно не понимает, куда он попал, и все еще верит, что я с ним играю в КВН. Придется употребить власть, чтобы он понял: здесь не шутят.

Катрич взял с тумбочки, стоявшей в углу, свою резиновую палку и, поигрывая ею, сделал шаг к Акуле.

— Я ему сейчас напомню, как он ударил старика-пенсионера Артюхина за то, что тот отказался платить дань этим мордоворотам...

— Начальник! — завопил Акула, испуганно отшатнулся и снова застонал, ощутив боль в руке.

— Я тебя что, ударил?

— Не-е-ет, — подтвердил Акула.

— Тогда заруби на носу: у меня есть показания, что в день убийства полковника тебя видели за рулем зеленого «Москвича». Того, в котором приехал и уехал автоматчик. Будешь мне лапшу на уши вешать?

— Я только руля крутил. Не стрелял. Даже не выходил из машины. Не виноват ни в чем.

— Так уж не виноват? Будто не знал, куда и зачем едешь.

— Не знал! — горячо возразил Акула. — Падла буду!

— Ты давно падла, — сказал Катрич. — Кого вез?

— Клянусь, не знаю. Он морду в колготки обул.

— Дуру валяешь? Он что, так и шел в засаду в колготках?

— Что ж ты, гад, не веришь, — задухарился Акула.

— Два, — сказал Катрич. — Учти, еще три желтых карточки и я тебе сломаю вторую грабку.

— Валяй! — отчаянно прогудел Акула.

— Не сейчас, — усмехнулся Катрич. — Чуть позже. Вот отпущу стажера, — кивок в сторону Андрея. — Он у нас человек новый и не поймет, если я тебя разделаю, как бог черепаху. Так что валяй, набирай пока очки. Или ты не веришь, что я могу?

Акула болезненно сморщился, скривил губы:

— Тебя кто не знает? Это же ты уложил Жору Кубаря? И как с гуся вода...

— Мыслишь верно, а ведешь себя глупо.

— Что ты от меня хочешь?! — закричал Акула.

— Кого вез?

— Клянусь, не знаю. Армяшка какой-то. Хмурый.

— Допустим, не знаешь. Как же ты его называл?

— Никак. За все время даже не говорили. Он, может, и по-русски ни бум-бум.

— Хорошо. Кто тебя нанимал?

— Иди ты!..

— Три, — оборвал Катрич. — Запомни, после пяти я отпущу стажера.

— Эфиоп нанимал! — заорал Акула истерически. — Эфиоп! Век сво...

— Умнеешь, Окулов, — похвалил Катрич. — Выходит, учиться тебе не поздно. Теперь скажи, куда вы свалили, когда автоматчик сел в машину?

— Сразу рванули направо за угол. Потом даванули по переулку за Черноморское шоссе...

— Кончай травить, — остановил его Катрич и прищурился, будто прицеливаясь. — Тревога прошла через девять минут, и далеко по Черноморке умотать вы не могли.

Акула сверкнул глазами.

— Мы погрузили машину на пятой овощной базе...

— Как — погрузили?

— Загнали в коровник. Такой трейлер с высокими бортами. Для перевозки скота.

— А сами?

— В разные стороны. Я на трамвай и на хазу. Куда тот потопал, не знаю.

— А что машина?

— Ее загодя продали, и на овощной базе ждали покупатели. Чеченцы из Грозного. Они знали, что «колеса» в розыске, и сразу приняли свои меры...

— До пяти лет ты свои грехи, Окулов, скостил честно, — сказал Катрич. — Вставай, поедем.

— Куда? — В вопросе звучала плохо скрываемая тревога.

— В Задонский райотдел. К майору Метелице.

— У-у-у, — в отчаянии застонал Акула и затылком несколько раз стукнулся о стену.

— Знает кошка, чье мясо съела, — ехидно заметил Катрич и отстегнул наручник от стояка. — У него с Метелицей свои счеты. И тот уже не спустит дело на тормозах. Верно, Окулов?


— На сегодня свободен, — объявил Катрич Андрею, когда они вышли из Задонского райотдела. — У меня свои дела набежали, а ты поразмышляй на досуге.

— О чем? — Андрей не сумел скрыть недоумения.

— Над тем, как жить дальше. Мы объявили войну. Не сомневаюсь, та сторона уже поняла это. Шушеры вроде Акулы у них пруд пруди, но заправляют мужики головастые и крутые. Ответ не заставит ждать. Вот тогда и пойдет — как это у вас говорят? — открытый бокс...

— Я готов. — Андрей чуть улыбнулся и сделал круговые движения плечами.

— Кулаки, друг мой, не все. Здесь в подмогу нужен и «товарищ Макаров».

— Кто?

— Это, старлей, пистолет! — засмеялся Катрич, довольный неожиданной подначкой.

Андрей взорвался давно копившимся раздражением, благо подвернулся подходящий предлог.

— Кончишь ты наконец с этим «старлеем»?! У меня что, имени нет?

— По имени, Андрюша, я привык называть друзей. А им со мной не очень везет. К кому привяжусь — того и теряю. Колю Шаврова, ты знаешь, застрелили. Был у меня пес — друг из друзей. Умный, верный. Так мне его, сволочи, отравили... Каждая такая потеря — зарубка на сердце. Как бы тебя не потерять по своей вине...

Впервые за время их знакомства Андрей взглянул на Катрича совсем иными глазами. На сердце потеплело. Он протянул капитану открытую ладонь, и тот шлепнул по ней пальцами, скрепляя новый союз.

— Меня списать не так просто, — сказал Андрей самоуверенно.

— Это еще доказать надо. Давай-ка завтра махнем в Ягодное. Знаю там удобное местечко. Поучу тебя стрелять.

— Издевашься? — спросил Андрей оскорбленно. — Ну, ну, учитель. Валяй. Тем более у меня с училища первый разряд по стрельбе...

— Понимаю твой тон. — Катрич говорил мягко, не очень серьезно. — Только мы с тобой не в тир поедем...


Расставшись с Катричем, Андрей подался на Темрюкскую улицу по адресу, который дал ему дядя Ваня. Жарко палило солнце. Голову припекало, и Андрей пожалел, что не захватил спортивную кепочку. Он потрогал макушку, размышляя, не сделать ли колпак из газеты, которую уже прочитал и собирался еще минуту назад оставить в ближайшей мусорной урне.

Темрюкская оказалась тихой деревенской линией, во многом сохранившей следы патриархальной старины. Проезжая часть ее, выложенная в кои-то времена булыжником, поросла зеленой травкой, а вдоль тротуара возвышались рядки серой от пыли полыни и лебеды. Дома, в равной мере кирпичные и бревенчатые, выглядели старичками, которые по недоразумению пережили свой век и сами о том не ведают. Маленькие окошки, герань на подоконниках. Низкие скамеечки у наружных стен, чтобы было где коротать летние душные вечера, наблюдая за жизнью улицы и ловя дуновение свежего воздуха, долетавшего сюда от реки. Пряча приметы старости, фасады повили дикий виноград и плющ.

Среди старых домов на большом, захламленном строительным мусором пустыре возвышался восьмиэтажный дом. Здесь он выглядел примерно с такой же уместностью, как красная заплата на заднице черных штанов — декоративно, но крайне неестественно. Андрей сразу понял — это именно то здание, которое ему нужно.

Из небольшого проулка вышла молодая женщина и двинулась впереди в ту же сторону, куда шел Андрей. Он одним взглядом охватил сразу всю ее — стройные, крепкие ноги, тонкую, изящную талию, округлые, плавно покачивающиеся бедра, темные, блестящие волосы, уложенные на затылке в тяжелый пучок.

Андрей непроизвольно прибавил шаг. Охотничий инстинкт мужчины и естественное любопытство неизменно заставляли его догонять женщин, чем-то привлекших внимание со спины. Поравнявшись, он заглядывал им в лица, чтобы сопоставить предположения с действительностью. Разочарования случались часто. Природа безжалостна и не всегда милостива к людям, особенно к женщинам.

Он вспомнил, как отец шутя говорил, что для создания мужчины не надо ни особых материалов, ни старания. Набрал кривых ног, волосатых рук, приобрел два десятка яиц и кило сосисок — этого вполне хватит на то, чтобы слепить целое стрелковое отделение мужиков. А вот сотворить женщину... Отец обычно при этих словах возводил глаза к небу и просящим жестом возносил вверх обе руки. У женщины все должно быть на своем месте — от ноготка на мизинце до последней волосинки на голове. Женщина — венец и чудо природы...

Дальше отец в рассуждениях не шел и обычно глядел на мать. А она поистине обладала красотой неимоверной, и отцу не требовалось других доказательств.

Андрей догнал незнакомку у самого пустыря.

— Извините, вы не скажете, где дом четырнадцать?

Она обернулась. Он увидел ее глаза, большие, карие, нет, если точнее, то черные, блестящие, как агаты, обрамленные пушистымиресницами. Они сверкнули искрой живого света, доброжелательные, озорные, и улыбка, легкая, светлая, тронула полные губы.

— Пойдемте, я провожу...

Миновав пустырь, они дошли до восьмиэтажки.

— Это дом четырнадцать, — сказала она. — Вам в какую квартиру? Здесь три подъезда.

— В двадцать пятую.

— Это по пути. Я покажу.

Снова живым светом блеснули ее глаза, и улыбка тронула губы. Они вошли в подъезд. Подошли к лифту. Кнопку пришлось нажимать три раза подряд, пока она не залипла. Кабина тронулась. Скрипя и дергаясь, лифт потащил их на седьмой этаж.

— Как вас зовут? — спросил Андрей.

Она улыбнулась.

— Странно. Я ждала, что вы спросите гораздо раньше. Обычно военные более решительные.

— Почему вы решили, что я военный?

Она смерила его смеющимся взглядом.

— Не отрицайте. У вас выправка и глаза строгие. Командирские.

— Что еще вы можете угадать? — спросил он иронично.

— Что еще? Вы офицер. Скорее старший лейтенант. Лейтенанты не такие серьезные, а капитаны обычно постарше...

— Все же как вас зовут? — спросил он, скрывая растерянность.

Лифт остановился, двери открылись.

— Приехали, — сказала она и первой вышла на лестничную клетку. Подошла к двери с номером «25» на эмалированной табличке, достала ключи, открыла. — Входите!

— Да, но я... — смешался Андрей от такой неожиданности.

— Знаю, вы не ко мне. — Она засмеялась звонко, открыто. — Папа! К тебе пришли! Встречай!

Из глубины квартиры вышел хозяин, одетый по-домашнему просто. Вгляделся в Андрея и спросил недоверчиво:

— Вы Бураков? Андрей? Очень приятно. Где вы встретились с Наташей?

Михаил Васильевич походил на брата и в то же время был не полной, а увеличенной копией — пошире в плечах, повыше ростом, с более крупной головой и высоким лбом. Не меняя хмурого выражения, Михаил Васильевич еще раз оглядел Андрея, пожал протянутую руку и предложил:

— Давайте пройдем в беседку. Там нам будет удобнее. Они вышли на балкон, затянутый тенистым шатром дикого винограда. Здесь стояли столик и два кресла, плетенные из лозы, скорее всего плоды хозяйского рукоделия.

— Садитесь, — предложил хозяин. Они устроились друг против друга.

— Значит, вы Бураков? А вот на отца не похожи.

— Говорят, я в материнского деда.

— Простите, нет ли у вас документа?

Андрей пожал плечами, не совсем понимая, что так беспокоит хозяина, и вынул удостоверение.

Михаил Васильевич осмотрел фотографию, прочитал записи, удовлетворенно кивнул.

— Вы извините, но дело такое...

— Все нормально, — сказал Андрей. — Мне дядя Ваня сказал, будто вы знаете подробности...

Михаил Васильевич нервно встал, подошел к двери, притворил ее. Вернулся на место. Сказал, понизив голос:

— Какие там подробности? Так, кое-что. Если даже не меньше...

— Мне интересно все.

— Для чего, извините? — спросил Михаил Васильевич озабоченно. — Если для сообщения милиции, то я давать показаний не стану. От всего открещусь. Мне своя голова дорога...

— Вы чего-то боитесь?

— Боюсь, — ответил хозяин и снова встал. — Разве случай с вашим отцом не доказательство? А он как-никак полковник был. Теперь сравните: а кто я? Старший сержант зааса. Вот. — Михаил Васильевич большим пальцем отмерил на мизинце полногтевого сустава и показал Андрею. — Блоха. Прижмут и раздавят.

— Хорошо, — сказал Андрей.

Хозяин поерзал, устраиваясь поудобнее в кресле. Положил руку на столик, придвинулся поближе к гостю. Спросил:

— Вы с Мудраком знакомы?

— Нет. Майор начал служить с отцом, когда я уже был в Забайкалье.

— Значит, ничего не потеряли. А я этого мудака вожу. Каждый день. Иван — вашего отца, я — майора. Сперва мы ездили на «уазике», потом ту машину списали. Должность моя сохранилась. Стал возить майора на его собственной.

— Он что, сам не водит?

— Водить самому — одно, — вразумляюще пояснил Костров. — Иметь собственного водителя — другое.

Он замолчал. Андрей понимал, что подгонять собеседника при таком разговоре не стоит.

— Дней за десять до случая с полковником, — после паузы продолжал Костров, — я вез майора на Южнопортовскую товарную станцию. По дороге остановились у Казачьего бульвара. Мудрак приказал: «Подождем немного. У меня деловая встреча. Когда к нам подойдут, выйди минут на десять. Посиди в скверике. Я потом позову».

Костров говорил тяжело, обдумывая каждое слово, и буквально выдавливал фразу, будто через силу.

— Потом подъехала машина. Из нее вылез кавказец. Пока он садился к Мудраку, я ушел в сквер. Минут двадцать гулял, пока меня не позвал майор. Мы поехали. Потом я привез майора домой обедать. Он взял сумку. Сказал мне: «Подожди» — и ушел. Я ведь деньги получаю большей частью за то, что жду. В машине удобно. Включил магнитофон. Неожиданно вместо музыки пошел разговор. Сперва хотел выключить, потом подумал, что будет трепаться хмырь из кулинарного техникума, и оставил. Оказалось, совсем не он. Я даже испугался.

— Что же это было?

— Запись разговора майора с кавказцем.

— О чем же они говорили, если вас испугало?

— Кавказец спросил: «Кто тэбэ мэшает, майор? » Он говорил с сильным акцентом, и его трудно спутать. Мудрак засмеялся: « Будто не знаешь — кто! Недобитые партократы». Я к этому слову уже привык и отнесся без удивления. Оно ровным счетом ничего не означает. И Горбачев партократ, и Ельцин. Наверное, и кавказец их так же воспринял. Он сказал: «Ты нэ круты, майор. Меня нэ интэрэсует политика. Ты говоры, кого убрать для дэла. Я убэру. И нэ бойса замарат руки. Когда получишь денги, купишь всякого мыла — отмоэшьса. Называй фамилию». Тогда Мудрак покряхтел и сказал: «Главный стопор — Бураков». Кавказец обрадовался: «Тужился, тужился, наконэц родыл. Ну, ладно, Буракова можешь в расчэт не брать. Мои рэбята его пасут и завтра, самое большее послезавтра — сдэлают».

— Он так и сказал «сдэлают» или как-то иначе?

— Точно, как я говорю: «сдэлают». Когда вашего отца положили, а Ивана ранили, я сразу понял, о чем шел разговор. Вот и все, собственно...

Костров откинулся на спинку кресла и вытер лоб рукой. Андрей потрясенно молчал. Если все происходило именно так, как ему рассказано, значит, убийство отца каким-то образом связано с Мудраком. Но чем отец мог мешать майору? Представить, что тот претендует на оставшуюся свободной должность, — значит совсем не знать армейских порядков. Ни при живом отце, ни без него майору такая возможность продвинуться не светила. На подобное место, как у отца, назначала своих людей Москва, а у нее выбор куда как велик, и бывший начальник вооружения дивизии из провинциальной глубинки майор Мудрак вряд ли не понимал этого. Что же тогда встало между ним и отцом?

— Как вы думаете, Михаил Васильевич, — спросил Андрей, — чем мог мешать майору отец? Почему тот назвал его главным стопором?

— Не знаю, — развел руками Костров. — Все, что слышал, — я рассказал. Большего не знаю и знать не хочу. Вы уж извините, Андрей.

Откровенный страх опять звучал в словах Михаила Васильевича. Он, по всей видимости, передался ему от дяди Вани, а тот уже имел основания бояться. Человек, хоть раз взглянувший в дуло, направленное на него, не скоро отходит от замораживающего ужаса смерти.

— Кто этот кавказец? — спросил Андрей, пытаясь уточнить хоть какие-то детали той странной встречи. — Вы его раньше видели?

— Никогда.

— Но с майором, судя по всему, он знаком давно. Так?

— Похоже на то.

— В каком часу он подъехал к скверу?

— Примерно в половине одиннадцатого.

— Сколько длилась их беседа?

— Я уже говорил. Минут двадцать...

— Давно в машине майора магнитофон?

— Нет, купил он его совсем недавно. Я сам его монтировал.

— Как майор объяснил его необходимость?

— Зачем объяснять? Я ж не совсем дурак. Он принес, я приладил. И все. Ежу ясно — для чего. Когда мы ездили, майор часто включал трясучку.

— Что это?

— Трясучка? Так я называю музыку. Рок.

— Вы, уходя, глушили двигатель?

— Нет, уже жарко, а у нас кондиционер. Без него в машине не усидишь.

— Значит, майор мог спокойно вести запись?

— Думаю, так оно и было. — И сразу, без перехода, Костров спросил: — Чайку попьете?

— Спасибо.

Андрей встал. В тот же миг дверь приоткрылась. Пахнуло дорогими духами. В беседку заглянула Наташа:

— Пап, я ухожу. У меня дела.

— Позвольте вас проводить, — предложил Андрей.

Она улыбнулась, сверкнув глазами.

— Позволяю. Высокие офицеры — моя слабость. Верно, папа?

Они дошли до остановки троллейбуса.

— Вам куда? — спросила Наташа.

— Разве мы не вместе? — Андрей сделал удивленное лицо. — Я же вас провожаю...

— Вы всегда так напористы с женщинами?

— Нет, только в этот раз. Вы мне очень нравитесь.

— Это признание?

— Конечно.

— Хорошо. Мы едем в художественную галерею. У меня там встреча.

— Он что, художник? — осененный внезапной догадкой, поинтересовался Андрей.

— Да, но вам это ничем не грозит. Я ведь сказала — мне нравятся высокие офицеры. Кстати, вы слыхали о художнике Васильеве? Андрей напряг память. Удивляя самого себя, сказал:

— О Федоре Александровиче? Наташа изумленно приподняла брови:

— Браво, поручик! Я просто потрясена. Покажите мне еще офицера, который бы помнил о Федоре Александровиче!

— Я его запомнил потому, что на многих его картинах есть лужи, — сказал Андрей так, будто оправдывался.

— Теперь у вас будет возможность познакомиться с другим Васильевым. С Константином. Этого вы тоже никогда не забудете...

— Ревную к такой рекламе, — признался Андрей.

— Не надо. Его уже нет в живых.

Андрей давно не бывал в городской художественной галерее, и потому в памяти оставалось то, что видел там еще в школьном возрасте: белые, блестящие двери со сверкающими бронзовыми ручками, старинный паркет, светящийся воском, высокие потолки, украшенные ажурной лепниной, — мир добрый, гостеприимный, торжественный. Сейчас, войдя под тихие своды, он даже усомнился: туда ли они пришли? Выщербленные, поцарапанные ступени парадной лестницы — должно быть, по ней волокли какой-то тяжелый предмет, и он своим весом безжалостно крошил старинный мрамор — без слов свидетельствовали о бесхозности и небрежении. Следы запустения и убогости с первых шагов бросались в глаза тем, кто приходил сюда прикоснуться к истории и культуре. Дверные бронзовые ручки тронула неумолимая зелень — спутник нужды и безвременья. Белая эмаль на филенках и подоконниках потрескалась и местами лупилась.

У входа сидела сгорбленная женщина с наброшенной на плечи пуховой шалью. В одном лице она являла кассира, торговавшего билетами, и контролера, который пропускал посетителей в залы.

— Здравствуйте, — сказал Андрей, и женщина, подняв голову, удивленно взглянула на него поверх очков. Сюда, должно быть, теперь входили не здороваясь. Дух перемен диктовал новые правила поведения, а по ним «господам» не обязательно замечать присутствие, суету и угодливость обслуги.

Они вошли в первый зал, и прямо перед входом Андрей увидел картину. Остановился перед полотном ошеломленный.

На фоне зимнего русского леса художник изобразил могучего мужчину в полушубке. Он стоял на морозе с непокрытой головой, и темные, с проседью волосы ниспадали на лохматый воротник. Пронзительно голубые глаза, окруженные лучиками мудрых морщинок, смотрели на Андрея с испытующим вниманием. Человек — назвать его мужиком у Андрея не хватило духу, — рыцарь, смелый, умный, гордый, не способный подчиняться ни давлению обстоятельств, ни напору чуждой воли, был настоящим русичем. Кто он? Лесоруб с топором на правом плече, который пришел в лес заготовить дров для дома и баньки, или крестьянин-партизан, затаившийся в чаще, неподалеку от дороги, по которой вот-вот пройдут враги? Художник не хотел до конца прояснять свои замыслы, и название картины «Северный орел» одинаково красноречиво помогало представить зрителю облик лесоруба-богатыря и витязя-патриота.

А рядом, до боли томя и волнуя душу, висело оправленное в раму из березовых плах, с сохранившейся по краям берестой, полотно «Ожидание». С него на Андрея сквозь заиндевелое, схваченное морозным узором оконце, из темноты горницы, освещенной трепетным пламенем восковой свечи, смотрели умные, печальные и ждущие глаза прекрасной женщины с толстой русой косой, которая живым золотом лилась и стекала по ее левому плечу.

Чего ждала она, русская дева-красавица? Только ли скорого возвращения суженого? А может быть, то сама истерзанная страданиями Россия у морозного окна ожидала гонца с поля брани с вестью о том, что наконец-то отбито нашествие черной рати, решившей опутать сильные плечи народа-богатыря тенетами, опоить его зеленым зельем, скрутить и бросить к своим ногам? Где же он, этот гонец? Спешит ли или запаздывает? А может, уже лежит где-то вдалеке, проколотый дамасской сталью купленного на Востоке кинжала и спрятанного до поры до времени под полой?

— Что молчите? — спросила Наташа.

Андрей взглянул на нее с удивлением. Спросил:

— Кто? Я?

— Извините, нет. Я спросила вон того старичка, с которым мы пришли сюда вместе.

Андрей тряхнул головой, будто отгонял наваждение.

Они провели в музее два часа. Потом Андрей проводил Наташу домой. Довел до подъезда, посадил в лифт, дождался, пока кабина тронется.

Когда он вышел из подъезда, к нему откуда ни возьмись навстречу шагнул кавказского облика парень, скорее всего армянин.

— Послушай, ты, — сказал он, бесцеремонно хватая Андрея за рукав, — эту бабу оставь, пока тебе не сломали шею...

Андрея сбило с толку слово «баба», которое он никак не мог связать с Наташей. Он переспросил:

— Не понял, что за баба?

Кавказец ощерил белые ровные зубы.

— Ах, дорогой, «баба» не интеллигентно, верно? Так я имэл в виду дэвушку.

— Если дэвушку, — теперь Андрей понял все и стал подражать акценту кавказца, — то давай вали отсюда по холодку. Мои дэвушки — нэ твое дэло.

— Смотри. Тебя пэрдупэрдили. Чтобы потом бэз обыды.

Андрей сгреб парня за грудки, рывком притянул к себе. Сказал, понизив голос до хрипловатого шепота:

— Слушай, ты, дитя гор. Дуй сейчас же бегом. И больше мне на глаза не попадайся.

Он увидел, как в безысходной ярости перекосилось чужое лицо, расширились и без того крупные зрачки. Андрей резко оттолкнул кавказца, и тот ткнулся спиной в стену дома.

— Ты понял, абрек?

Кавказец поправил курточку, сунул руки в карманы, отошел в сторону. Пройдя с десяток шагов, обернулся:

— Мы эщэ встрэтимся. Запомни!

— Запомню, — пообещал Андрей и засмеялся.

Вечером, беседуя с Катричем по телефону, как бы между делом, он рассказал о своем приключении. К его удивлению, Катрич шутливого тона не принял и к рассказу отнесся крайне серьезно.

— Ты сделал три ошибки, — выговорил он Андрею с досадой. — Во-первых, не придал значения этому случаю. Мы взялись за дело, в котором любую случайность надо рассматривать как действия противника. Во-вторых, тянуть кого-либо на себя за грудки — непростительное мальчишество даже для мастера спорта. В подобных случаях следует поворачивать человека спиной к себе. В-третьих, ты его даже не обыскал. Это вообще непростительно. Он мог отойти на два шага и всадить в тебя пулю. Да что — пулю, плеснул бы струю из газового баллончика, и чихал бы ты до сих пор...

Андрей засмеялся. Страхи Катрича казались ему преувеличенными.

26 апреля. Пятница. г. Придонск

В восьмом часу утра задребезжал дверной звонок. Натянув брюки и сунув босые ноги в тапочки, Андрей вышел в прихожую. Звонок повторился — настойчивый, требовательный.

Сбросив цепочку, Андрей щелкнул замком, распахнул дверь и отступил к простенку. В квартиру вошел мужчина среднего роста с рыжей кудлатой шевелюрой. Остановился растерянно, не замечая хозяина. Андрей, оказавшийся за его спиной, закрыл дверь.

— Вам кого?

Вошедший обернулся. Теперь Андрей мог хорошо разглядеть его. Это был толстяк лет сорока, обремененный брюхом, которое перевисало через брючный ремень. Он чем-то напоминал пластилиновую фигурку, вылепленную мультипликатором для фильма о гномах. Крупная круглая голова, вялые, вислые, как у бульдога, губы, над ними нос, похожий на нежинский огурец — такой же неровный и пупырчатый. Красная борода, каленые щеки, уши, исковерканные неведомой силой... Все утрированно, карикатурно.

— Вы Бураков? Андрей? — спросил пузан, выставив указательный палец пистолетом. — Я Золотцев. Адвокат. У меня к вам поручение от одного из моих клиентов.

— Нельзя было прийти пораньше? — спросил Андрей язвительно. — Что там за поручение?

— Думаю, вас оно заинтересует, — пообещал адвокат и достал из кармана плотный пакет, обернутый в черную фотографическую бумагу. Положил на ладонь, как на чашу весов. — Мой клиент выражает вам свое соболезнование по случаю гибели отца. Он считает, что печальное происшествие произошло вследствие роковой ошибки. Руководствуясь гуманной идеей и исходя из дружеских чувств, мой клиент поручил передать вам двести тысяч рублей. Наличными. — Последнее слово из уст адвоката прозвучало торжественно, как сообщение о государственной награде. — Он же советует вам прекратить всякий розыск по известному делу. Результата это не даст, а вот опасности для вас здесь таятся большие... Теперь возьмите. Можете пересчитать.

Золотцев протянул пакет Андрею. Тот демонстративно заложил руки за спину. Спросил, не скрывая злости:

— Вы думаете, у меня не хватит решимости сейчас же позвонить в милицию и придержать вас здесь, пока не приедут?

Золотцев иронически улыбнулся:

— Хватит, конечно, но будет это не очень умно. И если точнее, то очень неумно. Что вы скажете, когда здесь появится милиция?

— Скажу, что вы предлагали мне взятку...

— Боже, и это говорит офицер несокрушимой и легендарной! О какой взятке может идти речь, если вы не должностное лицо?

— Я найду, что сказать, будьте уверены!

— Не надо, Бураков. Даже не пытайтесь состязаться со мной в делах, в которых я съел собаку. Вы, например, уверены, что знаете обо всех, кому был должен деньги ваш отец и кто должен ему? Вот видите — вы уже пас. Между тем деньги, которые я предлагаю вам, возвращает семье погибшего полковника честный должник. Он сам выехал за границу на постоянное жительство и поручил мне вручить деньги кредитору.

— Кто этот таинственный должник? — спросил Андрей горячо. — Вы можете назвать его фамилию?

— Не будьте чрезмерно любопытны. Многознайство не в ваших интересах. Если вы будете копать слишком глубоко, на свет выглянут факты, которые бросят тень на честное имя вашего отца. Вы именно этого добиваетесь? Учтите, большие деньги не любят, когда ими шуршат у всех на виду.

— Убирайтесь! — яростно бросил Андрей. — И чтоб ноги вашей здесь больше не было! Вон!

— Ухожу, ухожу. — Золотцев направился к выходу. У самой двери он положил пакет на тумбочку. — Все же пересчитайте.

Андрей схватил пачку и швырнул ее на лестничную клетку вслед за вышедшим из квартиры адвокатом. Тяжелый сверток глухо ударился о бетон. Золотцев шумно вздохнул, нагнулся, поднял деньги.

— А вот это вы уже зря, Бураков. Зря и глупо. Я был уверен, что вы умнее... Деньгами так не швыряются. Особенно такими. Андрей рванул дверь и захлопнул ее со стуком. Последние слова адвоката он уже не слыхал.

В десять позвонил Катрич. Спросил озабоченно:

— Как там у тебя?

Андрей понял — капитан говорит из неудобного места и распространяться не может. Ответил столь же коротко:

— Есть новости. Загляни.

— Буду минут через двадцать, — пообещал Катрич. Однако в назначенный срок не появился и вместо этого еще раз позвонил:

— Я из автомата. Можешь рассказать, что там у тебя?

Андрей изложил события, происшедшие утром. Катрич слушал, не перебивая. Андрею несколько раз даже казалось, что линия умолкала, и он спрашивал: «Ты где?» «Говори, говори», — подбадривал его Катрич и снова умолкал. Обоюдный разговор возник, когда Андрей назвал фамилию адвоката.

— Золотцев? — переспросил Катрич. — Фигура известная. На нем пробы негде ставить.

— Что ж его тогда не возьмут за мокрое место? — спросил Андрей.

— А оттого и не возьмут, что место мокрое, — рука соскальзывает. Точно известно: он консультирует уголовников, а попробуй докажи.

— Значит, я тебе о нем зря рассказал?

— Вовсе нет. Теперь мне кое-что стало понятней. Скажу больше:

ты подачку не взял и теперь тебе хотят нацепить «хвост».

— Что ты имеешь в виду?

— А то, что когда я двинул с автобуса прямиком к твоему дому, то засек типа в кепочке. Пригляделся — старый знакомый. Колян Компот. Исполнитель мелких паскудных акций. Кому шило в бок воткнуть. Кому затылок кастетом погладить. Короче, глушит не до конца, но жестоко. Сейчас он явно отслеживает твой подъезд. Ты готов выйти? Готов? Тогда давай, выходи. Шагай спокойно, не торопись. Глазей по сторонам. Короче, ты беспечно гуляешь. Одно условие — не оборачивайся. Привольный переулок знаешь?

— Что за вопрос.

— Отлично. Свернешь туда. Иди посередине мостовой. Там машины не ходят. Затем налево, на Торговую. Не доходя пожарки, перейди на правую сторону, сбавь шаг до самого малого. Мне надо, чтобы ты от угла Матросской до десятого дома шел не меньше трех минут. Перед десятым домом на стене укреплено табло «Берегись автомобиля». Заходи под арку. Понял?

Быстро собравшись, Андрей вышел из дому и сразу засек, как от квасного ларька к калитке лениво двинулся высокий парень в джинсах и красной майке с рукавами. Голову его прикрывала черная кепочка спортивного покроя. Он держал руки в карманах, смотрел в стороны, но во всей его фигуре ощущалась напряженность.

Андрей не пошел к калитке, а сразу свернул за угол дома, чтобы выйти в Аксаковский переулок через ворота у бойлерной. Его маневр привел парня в джинсах в замешательство. Он мгновенно утратил показную неторопливость, быстрым шагом вошел во двор и двинулся за Андреем. Сомнений не оставалось: это «хвост».

Андрей шел медленно, не торопясь, не оглядываясь. Знал: Катрич держит «хвост» и не выпустит его из виду.

Впервые со дня возвращения в родной город Андрей шел по центральной улице, имея возможность вглядеться в облик нового времени. На ступеньках подземного перехода сидели нищие — какие-то цыганского вида старухи с изможденными черными лицами. Рядом, спеленутые в тугие кульки, лежали сонные младенцы. Чтобы они не вякали, не просили есть и пить, их, должно быть, предварительно пичкали транквилизаторами. Прохожие большей частью безучастно проходили мимо, хотя кое-кто задерживался и от щедрот своих или великой наивности бросал на разложенную тряпицу смятые бумажки. Вдоль бровки тротуара, сужая и без того неширокий проход, возвышались «комки» — разномастные лавки — пивные будки, газетные киоски, керосиновые ларьки — теснились один к одному, придавая центральной улице жалкий вид. Так, должно быть, выглядят разорившиеся господа, еще надевающие перед выходом в город цилиндры и фраки, но уже не имеющие ничего, кроме штопаных джинсиков. И это уродство никого не задевало, не беспокоило даже главного архитектора города, который в былые времена строго требовал убрать с проспекта металлические урны, поскольку они «не вписывались в облик города, вступившего в фазу развитого социализма».

Миновав главную часть проспекта, Андрей свернул в узкий, похожий на щель, переулок, кем-то остроумно названный Привольным. Очень хотелось обернуться и посмотреть, не отстает ли «хвост». Однако он поборол искушение, понимая, что это может порушить замысел Катрича.

Шаги преследователя слышались как легкое шарканье ног по асфальту. «Хвост» был обут в кроссовки, но поскольку он неимоверно тянул ноги, скрыть себя ему не удавалось. Да и едва ли он старался это делать. Кто в нормальном городе, не страдая ненормальностью, решит, что тебя «ведут»? Андрей убыстрил шаг, и теперь к шаркающим звукам прибавилось участившееся дыхание.

Навстречу шла грузовая машина. Выждав, когда она приблизится, Андрей рванулся влево и перебежал дорогу перед самым ее капотом. Оказавшись на противоположной стороне, он еще раз прибавил шаг. Бросил взгляд через плечо вправо, увидел, что его преследователь растерянно оглядывается, не зная, как ему себя вести дальше. По идее, будь в этой игре разумные правила, ему следовало бы решительно отстать, сделав вид, что он просто шел по улице. Но приказ, должно быть, был категоричным, и Колян продолжал преследование.

Андрей сбавил шаг и медленно направился к арке, темным провалом видневшейся на светлом фасаде дома. Преследователь торопливоогляделся, сунул руку в карман, плотно сжал рукоятку напильника, который опытный слесарь превратил в стилет, и трусцой рванулся вдогонку. Едва он вошел под сень свода, как позади него из-за железного мусорного контейнера поднялась темная фигура Катрича. Взмахнув резиновой палкой, он обрушил ее на голову Коляна, прикрытую модной кепочкой. Колени у того подогнулись, он «поплыл» и мягко осел в подставленные капитаном руки.

Андрей, успевший войти в узкий замусоренный двор, обернулся на шум. Катрич призывно махнул рукой:

— Помоги тащить!

Они подхватили Компота под мышки и поволокли к входу в подвал. Навстречу им, переваливаясь с ноги на ногу, как утка, вышла толстая баба с двумя огромными сумками наперевес. Проходя мимо нее, Катрич сердито буркнул: «Надоел мне этот гад! Нажрется, а ты его потом таскай». Любопытство, наверняка точившее бабу, было удовлетворено этой репликой, и она проковыляла мимо них, даже не пытаясь высказать своего отношения к придонской городской пьяни.

В подвале было сыро и жарко: здесь проходили трубы с горячей водой. Свет сочился сюда только через зарешеченное окошечко, расположенное под самым потолком.

— Кладем на светлое место, — сказал Катрич, и они опустили груз на бетонный пол.

Нагнувшись, капитан обстукал карман Коляна. Из бокового вынул заточку. Из-под брючного ремня извлек газовый пистолет. Осмотрев, протянул Андрею:

— Спрячь, пригодится.

Из темного угла Катрич вернулся с ржавой банкой. Плеснул водой в лицо Коляна. Тот встрепенулся, открыл глаза, сплюнул попавшую в рот воду.

— Ты что, сорвался? — спросил он Катрича и резко сел. Потряс головой, осмотрелся. — Хоть бы подумал, паскуда, что делаешь. — В голосе звучал не испуг, а скрытая угроза. — Ты кто такой? — Рука его осторожно скользнула под курточку, где еще недавно за поясом был пистолет.

— Что ж, давай познакомимся. Я капитан милиции Катрич. Тебе о чем-либо говорит такая фамилия?

— Я-то при чем? — Голос Коляна прозвучал почти плачуще. Должно быть, фамилия капитана ему действительно что-то сказала. — Что ты от меня хочешь?

— Совсем пустяк. Для начала объясни, зачем таскался за офицером?

— За каким?! Нужен мне этот офицер!

— Выходит, ты просто гулял. Сам по себе. Верно? Куда он, туда ты...

— Ну.

— И заточка в кармане. И «газик» за поясом. Тоже случайно?

— Капитан! Да я с ними все время хожу. Теперь в городе опасно без оружия.

— Ладно, оставим. У меня слушать треп времени нет. Как я гляжу, тебя наша милиция вкрай испортила. Допросы, протоколы. А с тобой нужно сразу: взял — и приговор в исполнение.

— Ты что, псих?! Какой приговор?!

— А такой. Ты ведь подозреваешься в двух убийствах.

— Не доказано! — взвизгнул Колян.

— Ладно, Компот, слушай: гражданин Сизов, Николай Никитич...

— Все-то ты знаешь, легавый.

— Если учесть, что с легавыми ходят на зайцев и куропаток, а ты что ни на есть самый настоящий волк, то я могу быть только волкодавом.

— И что дальше?

Компот, должно быть, окончательно пришел в себя, и нахальство вернулось к нему в полном объеме.

— Дальше ты доложишь мне, кто тебя послал за офицером.

— Никто меня не посылал. Шел по своему делу, и все.

Катрич отвернул полу куртки, вытащил пистолет. Из кармана вынул глушитель. Не торопясь приладил к стволу. Проверил, хорошо ли держится. Вскинул пистолет и выстрелил. Пуля ударилась в пол рядом с рукой Компота. Звука почти не послышалось. Только подвал заполнился пороховой гарью. Крошки выбитого камня впились в руку, и Компот испуганно ее отдернул.

— Сдурел?! — выкрикнул он истерично.

— Нет, просто показал, что чикаться с тобой не намерен. После следующего вопроса, если не ответишь, сделаю дырку в ноге. В том месте, по которому тебя ломиком в Воркуте пристукнули. Не забыл?

— Сука!

— Не отвлекайся, Компот. Итак, кто тебя послал?

Ствол пистолета шевельнулся и хищно уставился в левое бедро Коляна. Указательный палец свободно покачивался возле скобы, прикрывшей спусковой крючок. Компот соображал, насколько серьезна угроза, и молчал. Тогда палец лег на спуск...

— Черный! — проговорил Компот сипло.

— Траншея?

— Он.

— Что за траншея? — спросил Андрей.

Катрич улыбнулся:

— Есть такой анекдот. Знакомятся двое — русский и армянин. Первый протягивает руку и говорит: «Иван. По-армянски — Вано». Армянин в свою очередь представляется: «Акоп. По-русски — Траншея». Так вот, Черный — Акоп Галустян. Известный нам мафиози.

— Я фамилии не называл, — поспешил заявить Компот.

— Конечно, — подтвердил Катрич. — Где тебе ее знать? Он бугор, ты на него шестеришь.

— Не потому.

— Именно потому, — оборвал его Катрич. — Ты ведь дурак. У тебя одна извилина, и та прямая. Неужели сегодня не понял, что заглотил живца и тебя все время вели на леске, пока не подхватили сачком?

— Гады! — взвизгнул Компот и обеими руками стукнул по бетонному полу.

— Ты участвовал в покушении на полковника? — спросил Катрич, не обращая внимания на истерику, и Андрей удивился, как он сейчас не похож на того, каким был, когда тряс Акулу.

— Нет! — заорал Компот.

— А знал, кто там был?

— Не знал!

— Акоп?

— Не знаю.

— Врешь!

Палец легко нажал на спуск. Хлопок выстрела прозвучал как выскочившая из бутылки с квасом пробка. Компот, извиваясь, закрутился на полу и завизжал, как поросенок, испытавший боль. Пуля аккуратно расшила брючину и раскровянила большой царапиной бедро.

— Тихо! — приказал Катрич.

Визжание прекратилось и перешло во всхлипывание.

— Ну что, будем говорить или вторую ляжку пороть?

— Акоп.

— Где живет?

— У Жанны.

— Кто она?

— Проститутка от «Интуриста». Жанна Прозрачная.

— Это фамилия? — поинтересовался Андрей.

— Нет, кликуха.

— Почему ее так прозвали?

— Она любит блузки, через которые все видать.

Компот лег на пол, изогнулся и застонал. Должно быть, рана сильно болела.

— Тебе есть еще что сказать? — спросил Катрич.

— Нет.

— Ты верующий? Тогда помолись. Жить тебе с твоим грузом нельзя...

— Ты сдурел?! — Голос Компота зазвенел на самой высокой ноте и тут же сорвался в хрип. — Это суд может решить. Только он! Чтобы все по закону!

— Ишь законник выискался! — оборвал его Катрич. — А мы и есть суд. Трибунал, если хочешь. И наши приговоры обжалованию не подлежат. Между прочим, как и те, которые ваши бугры выносят честным людям.

— Не убивай, — еле слышно просипел Компот. От страху у него окончательно сел голос. На лбу крупными каплями выступил пот. — Я колюсь. Клянусь мамой, все расскажу...


Синий сумрак наползал на город. Зажглись светильники, бросив оранжевый тревожный отсвет в теснины улиц и переулков. Где-то около двадцати двух Андрей притормозил машину на проспекте Победы рядом с гостиницей «Интурист».

— Вон она, — сказал Катрич. — Пойдешь один. Если я появлюсь, все сорвется. Меня здесь знают даже фонари. И действуй смело, как договорились.

Андрей, не выключая зажигания, погасил подфарники и вышел из машины. Высокая, стройная девица, освещенная белым сиянием, падавшим из зеркальной витрины, стояла на тротуаре, картинно отставив ногу в сторону, отчего ее бедро вырисовывалось с бесстыдной привлекательностью. Короткая юбка, прозрачная блузка в обтяжку, вызывающе тяжелые груди и броские клипсы в виде сложных золотистых подвесок не могли не привлекать внимания мужчин.

Андрей подошел к девице вплотную, твердо взял ее за руку чуть выше локтя. Спросил негромко:

— Прозрачная, это ты?

У каждой профессии свои правила. Девочки отеля «Интурист» не привыкли, чтобы их называли по кличкам. Только сутенеры и милиция могли позволять себе подобные вольности. Жанна сразу поняла, что подошедший ни к одной из названных категорий не относится, да и на перспективного клиента не походил. Она дернулась, но Андрей без усилий удержал ее на месте. И тогда Жанна крикнула:

— Вовик!

Из тени дерева на свет неторопливо выплыл крупный, увалистый парень — наглый, уверенный в своей силе и неуязвимости. Походкой тяжелоатлета, приближающегося к штанге, он направился к Андрею. Пренебрежительно сплюнул. Плевок звучно шлепнулся об асфальт.

— Тебя еще не учили, мужик? Научим. Оставь бабу в покое. Брось руку. Ну!

По тому, как было произнесено «ну», Андрей понял: то была исполнительная команда.

— Ты слыхал?! — злобно прохрипела Жанна. — Рашпиль повторять не станет. Отпусти меня!

Рашпиль, видя, что его приказ исполнять не спешат, угрожающе приподнял правую руку. Подобный замах часто пугает слабонервных. Андрей не испугался. Он стремительным и в то же время точным движением послал кулак в широкую, как батон, челюсть Рашпиля. Это был тот самый удар — злой, решительный, точный, какого так долго ждал и все не мог дождаться от Андрея его тренер Лубенченко.

Рашпиль, еще не понимая, что вдруг произошло, секунду стоял оглушенный. В его глазах струился голубой полупрозрачный туман, уши вдруг заложило ватой, звуки вечернего города утратили остроту, ясность и доносились откуда-то издалека, быстро удаляясь и замирая. Рашпиль осел и затем тихо лег на асфальт. Он чувствовал, что лежать во много раз приятнее, чем стоять...

Стукнула, открываясь, дверца машины. Катрич выскочил на тротуар. Подхватил Прозрачную под руку, ловко управляясь с ней, протолкнул в салон:

— Прошу, мадам! Карета для вас. — Негромко приказал Андрею: — Живо за руль. На Таганрогскую. Жми!

Десять минут спустя тяжелая, окованная железом дверь отгородила их от мирской суеты.

— Садитесь, мадам, — предложил Катрич и показал на стул, стоявший у казенного ширпотребовского стола. В подчеркнутой вежливости, с которой Катрич обращался к Жанне, Андрею почудилось что-то зловещее. — И ты, Андрюша, присядь. Чтобы мне не мешать.

Катрич ногой придвинул табурет к напарнику. Потом взял со стола графин, снял стакан, который висел на горлышке вверх дном, наполовину налил его водой.

— Счас, девочка, мы тебя угостим.

Катрич достал из кармана пластмассовую коробочку, вынул из нее белую таблетку и бросил ее в воду. Таблетка растворялась медленно, и капитан подгонял процесс, покачивая и потряхивая стакан, внимательно наблюдая, как тает белый кругляш, лежащий на дне. Когда таблетка растворилась, он покрутил стакан, взбалтывая жидкость.

— Что собираешься делать? — спросил Андрей встревоженно.

— Она получит все, что заслужила.

— Все же она женщина, — предупредил Андрей.

Жанна бросила на него злой взгляд. Прошипела презрительно:

— Подумаешь, джентльмен!

— Подержи ей руки, — скомандовал Катрич.

— Нет, — отказался Андрей твердо.

Тогда Катрич подошел к стулу, завел женщине руки за спину и защелкнул на ее запястьях наручники. Жанна приподняла живот, пытаясь вывернуться, но оковы держали надежно. Катрич, нажимая ладонью на лоб, заставил ее закинуть голову. Сдавив пальцами подбородок, принудил открыть рот. Жанна застонала.

— Пей! — приказал Катрич и влил в рот содержимое стакана. Захлебываясь, она проглотила жидкость.

— Вот и ладненько, птичка, — ласково проговорил Катрич. — Сейчас я тебя раскую, и ты у меня начнешь петь. То, что сейчас выпила, ровно через два часа сделает тебя холодной и синей. Еще через час следы химии исчезнут. Тогда мы и вывезем тебя куда-нибудь на бульвар. Положим на скамеечку. Утром найдут красотку очень даже некрасивой. Решат, что погибла на фронте валютного бизнеса от чрезмерной половой натуги. Свезут в морг...

Жанна смотрела на него широко раскрытыми, полными ужаса глазами. Должно быть, хотела что-то произнести, но не могла. Из ее горла вырвался только сухой хрип.

Андрей встал, со злостью пнул ногой табурет, и тот откатился по бетонному полу в угол каморки.

— Не ожидал от тебя такого, — сказал он Катричу с отвращением. — Ты обещал, что с ней ничего не случится.

— Сядь! — свирепо одернул капитан. — Не случится, если она по-хорошему расскажет все, о чем я спрошу. Вот...

Он вынул из кармана желтую маленькую таблетку и, держа ее двумя пальцами, продемонстрировал Жанне.

— Выпьет это и будет жить до старости наедине со своей грязной совестью. Если, конечно, не подхватит СПИД...

— Но ты...

— Я тебе обещал, поручик, что горячий утюг ей на филейные части ставить не буду. Мучить ее не собираюсь. Однако, если станет молчать, умрет тихо, даже безболезненно. И главное — по делу. Она не глупая. Знает, за что приходится отвечать.

— Ничего я не знаю! — закричала Жанна.

— Еще как знаешь, голубка! У тебя жил Галустян, перед тем как убили Шаврова?

— Нет! Не знаю никакого Галустяна!..

Катрич вынул из кармана желтую таблетку, бросил ее на пол и растер ногой в порошок. Жанна следила за его действиями широко открытыми, остекленевшими глазами.

— Учти, у меня только пять желтеньких. За каждое слово неправды буду выкидывать по одной. Если ничего не останется — пеняй на себя. Повторяю вопрос: у кого жил Галустян?

— У меня...

— А перед тем как убили полковника?

— Тоже у меня...

— Кто приходил к Галустяну?

— Армяне приходили. Гарик Юзбашьян, Карен Самвелян. Арам. Фамилии не знаю. Адвокат приходил. Золотцев...

— О чем они говорили?

— Откуда мне знать? Они по-армянски ботали.

— Приводили женщин?

Жанна взглянула на него так, словно имела дело с недоумком.

— Неужели я позволю кому-то таскать ко мне домой шлюх?

— Однако ты строгих правил.

Она смолчала.

— Куда они ездили?

— О своих делах мне не сообщали. Я и не лезла.

Катрич вынул из кармана желтую таблетку, подкинул на ладони и швырнул на пол. Старательно раздавил ногой.

— Еще одной меньше, — сказал он. — И учти, Прозрачная, если тебя внезапно вырубит, я не виноват. Ты сама сокращаешь срок жизни. Рези в животе не появились? Значит, подождем. Скоро появятся.

Жанна взглянула на него безумными глазами. Визгливо выкрикнула:

— Они мне ничего не говорили!

— Ори громче, все равно никто не услышит. И будь внимательней. Я спросил: тебе известно, куда они ездили? Может, тебя куда подвозили?

— Да, да, подвозили! — закричала она. — До «Интуриста».

— На дачу ездили?

— Ездили. Два раза.

— Где у них дача?

— В Куреневке.

— Кому принадлежит?

— Акоп купил. Для себя. Как беженец. Из Карабаха после войны…

Вот видишь, а говорила: не знаю. Какая у них машина?

— «Москвич».

— Цвет? Модель?

— Цвет табачный. Модели не знаю. Я в машинах не разбираюсь.

— Двадцать один сорок один? Так?

— Откуда я знаю?! — выкрикнула она истерично. И вдруг замолчала, схватившись за живот. Лицо ее побледнело, на лбу мгновенно выступили крупные капли пота.

— Дождалась? — усмехнулся Катрич и качнул головой. — Схватывает? — И опять деловым тоном: — Какое оружие Акоп носит с собой?

— Не знаю.

Она снова схватилась рукой за живот. Катрич бросил взгляд на часы. Сказал устало:

— Уходит время, Прозрачная.

Она застонала и опустила голову на стол.

— Не изображай агонии. По времени еще рано,

— Артем! — почти закричал Андрей. — Если умрет, как я смотреть людям в глаза буду?

— А ты не смотри. Отворачивайся. Потому что она сама себе враг. На меня ее упрямство действует мало. Бизнес — это бизнес. Я ей предложил честную сделку и условий менять не стану. Ее валюта — честность ответов. Итак, какое у него оружие?

На этот раз ее схватило сильнее. Она прижала к животу обе руки. Голосом испуганным, дрожащим сказала:

— Пистолет. Автомат в машине... — И без всякого перехода умоляющим голосом попросила: — Дайте таблетку. Мне плохо.

— Дай ей таблетку, — поддержал просьбу Андрей. — Иначе правосудие станет обычным преступлением. Убийством...

— Спасибо, брат, разъяснил. — Катрич кивнул головой. — Я то бился в сомнениях, а все оказывается вот как выглядит!

— Ладно тебе смеяться! — обиделся Андрей. — Дай таблетку. Ей плохо. Мы не имеем права убивать.

— Имеем. — Катрич был сух и суров. — Я отвергаю непротивление злу. Его придумали лицемеры. И народ это хорошо понимает. Вам обоим полезно послушать, что недавно произошло в Новонежине. Туда приехал кандидат в депутаты от демократов. В клубе кирпичного завода собрался народ. В основном бывшие уголовники. У кого срок истек, кто последние дни дохаживал. Кандидат все учел, выбрался на трибуну и запел: «В правовом государстве не должно быть смертной казни. Никто, в том числе государство, не имеет права убивать». Уголовники гогочут: «Верно, мужик! Валяй, круши!» А кандидат рад — голоса будут. Тут в зале поднялась женщина и спрашивает: «А ежели кто-то убил невинного человека? Как к нему подходить? Жизнь за жизнь, выходит, нельзя, по-вашему?» «Лично моя позиция, — ответил кандидат, — основана на том, что главное право гражданина — право на жизнь. И его нельзя отбирать». «Но убивец уже отобрал чужую жизнь», — стояла на своем женщина. Как потом выяснилось, у нее в городе в ПТУ сына убили. «Никаких исключений!» — отрезал кандидат. И тогда с места поднялся пьяненький мужичок. Встал, пошел к сцене. Пока шел, достал из кармана нож и сказал в зал пьяно, но очень ясно: «Лиза, ты, голубка, не волнуйся. Я этого мудака сейчас уделаю. Тут свидетелей много. Они покажут, что он сам был против вышки. А уж пятнадцать я за этого недоноска за милую душу высижу из одного интересу». И шасть к гостю. Председатель собрания орет: «Васька! Брось нож! Лупандина порезал, мало тебе?» Кандидат вскочил и ходу за кулисы. Мужичок успел ему подставить ногу, тот упал. Потом все же вскочил и залез под стол. В зале грохот: кто смеется, кто охает. Мужичок нож спрятал и говорит: «Я об ето говно свого ножа даже марать не стану». И ушел в зал.

— Чего же он добился? — спросил Андрей.

— А того, что когда кандидат вылез из-под стола, то первым делом выкрикнул: «Стрелять таких надо! Без суда!» Так что ты тоже потерпи, пока не переменишь мнения. У Жанны есть желание жить, и она ответит на мои вопросы. Тогда я ей дам целых две таблетки. Помается немного животиком и завтра встанет в строй. Домой мы ее с тобой доставим. Все же дама...

Они подвезли Жанну и высадили в квартале от дома.

— Дальше ножками, — посоветовал Катрич. — Ни тебе, ни нам светиться вместе не стоит. Вдруг у тебя Акоп в гостях. Верно?

Когда Прозрачная со скорбным лицом, держась за живот, ушла, Катрич положил руку на плечо Андрея.

— Любимый город может спать спокойно, — сказал он устало и добродушно. — А ты, Андрюша, сбрось с души тяжелый груз. Этой труженице нижнего этажа я дал всего лишь таблетку слабительного. Пургена, если точнее. Иных ядов у меня в загашнике не оказалось. А в качестве противоядия она получила обычный аллохол.

— Что ж ты меня дурил?! — возмутился Андрей.

— Твое незнание, Андрюша, нам очень помогло. Против смертной казни ты выступал убедительно. Очень. Во всяком случае, Прозрачная все восприняла всерьез...

Домой Андрей вернулся после полуночи. Открывая дверь, услышал — в квартире трезвонит телефон. Вошел в прихожую, не зажигая света, снял трубку.

— Андрюша, это вы? — раздался взволнованный голос Наташи. — Я вам звоню, звоню...

— Что случилось?

— Вы не можете ко мне приехать? — ответила она вопросом. И пояснила: — Пропал Михаил Васильевич. Я дома одна и очень боюсь.

— Как — пропал?! — удивился Андрей.

— Уехал днем, обещал быстро вернуться. И вот до сих пор нет. Мне страшно. — Голос ее звучал умоляюще.

— Еду! — пообещал он, быстро спустился во двор и через пятнадцать минут оказался на Темрюкской. Лифт, к его удивлению, тронулся сразу после первого нажима на кнопку.

— Кто там? — спросили из-за двери, когда прозвучал звонок.

— Я, — ответил Андрей, не сумев скрыть волнения. Дверь тут же распахнулась. На него дохнуло теплом квартиры и ароматом дорогих духов. Он шагнул в прихожую и увидел Наташу. Она стояла перед ним, одетая в полупрозрачный белый пеньюар, который можно было назвать одеждой лишь самым условным образом. Под пеньюаром не было ничего, и он увидел розетки сосков, темную впадину пупка... Растерянно остановился, не зная, как вести себя. Она словно бы и не заметила его растерянности.

— Спасибо, Андрюша. — Голос ее звучал ласково и доверительно. — Я уже легла спать, но мне вдруг стало страшно...

Она сделала шаг навстречу, коснулась руками его груди, доверчиво прижалась к нему. Он ощутил ее всю — мягкую, теплую, ищущую защиты...

27 апреля. Суббота. г.Придонск

В половине шестого утра он вышел на лестничную клетку. Осторожно притворил дверь, чтобы не греметь ею, сделал шаг к выходу. И в тот же миг кто-то набросился на него со спины, глупим захватом сжал горло. Понимая, что у него не так много шансов для обороны, Андрей упал на колени и резким махом швырнул невидимого противника через себя вниз на лестницу. Тот, должно быть, не ожидал столь быстрой реакции, не успел сгруппироваться, перелетел через Андрея во весь свой немалый рост рухнул на ступеньки.

Удар от падения оказался настолько сильным, что на какое-то время нападавший отключился.

Андрей поднялся с колен, отряхнул брюки, помассировал горло, два раза глубоко вздохнул. Убедившись, что с ним все в порядке, нагнулся над поверженным противником. Это движение оказалось последним, что сохранила память...

Очнулся Андрей оттого, что яркий свет бил ему прямо в глаза. Он попытался отвернуть голову, но луч двинулся за ним. Раздался глуховатый гортанный голос:

— Он пришел в себя. Зажги свет.

Щелкнул выключатель. Загорелась тусклая лампочка, висевшая под потолком комнаты на голом белом шнуре. Андрей увидел, что лежит на стареньком диванчике с вылезшими наружу пружинами. Одна из них больно давила ему в бок.

Как и почему он здесь оказался? Понять это не удавалось. Более или менее ясные воспоминания возвращали его к осторожно закрытой двери, к броску неизвестного, нападавшего со спины... И все...

— Вылызай, Бураков! — скомандовал глухим безразличным голосом некто, стоявший на ступеньках железной лестницы, уходившей куда-то вверх. Андрей видел только его ноги в черных брюках и адидасовских кроссовках, давно утративших товарный вид.

Сев на диване, Андрей ощутил острый приступ тошноты. Кружилась голова. Он поднес к лицу руки и понюхал ладони. Они пахли какой-то химической дрянью.

— Вылызай, Бураков! — Новая команда прозвучала требовательно и зло.

Он, гремя по ступеням, выбрался из подвала, и у двери его встретили двое. Черноволосые, в кожаных черных куртках и в черных платках, которые закрывали лица по самые глаза. «Они...» — Андрей с неожиданной ясностью понял все происшедшее с ним.

— Давай шагай! — приказал один из встречавших и шевельнул пистолетом, зажатым в широкой, крепкой ладони. — Тэбя ждут.

Он пропустил Андрея вперед, пристроился за его спиной и повел . через светлую просторную комнату. Одного взгляда хватило, чтобы понять — они находятся в большом загородном доме, скорее всего на богатой даче, окруженной со всех сторон садом. Конвоир держал пистолет у поясницы Андрея и, чтобы показать серьезность намерений, раз за разом тыкал стволом в спину.

Андрей предпочел бы в таких условиях оказаться лицом к лицу с противником. Когда видишь оружие, на тебя направленное, то шансы на успех в борьбе все же выше, чем когда оружие прижато к твоей спине.

Они проходили мимо зеркального шкафа, когда Андрей увидел отражение появившегося в дверях человека с подвязанным по талии полосатым кухонным полотенцем. Должно быть, он готовил на кухне обед.

Э, Месроп, — окликнул вошедший конвоира и произнес какую-то фразу по-армянски.

В зеркале Андрей увидел, как его тюремщик обернулся. Этого оказалось достаточным. Андрей мгновенно напрягся, резко рванулся вправо и мертвым зажимом перехватил руку конвоира. Рывок вышел быстрым и неожиданным. Армянин не успел на него среагировать. Дернув перехваченную руку на себя, Андрей с силой бросил под нее колено. Громко, словно сухая палка, хрустнула ломающаяся кость. Еще мгновение — и пистолет оказался в ладони Андрея. Не давая опомниться первому, выстрелил ему в живот. Выпучив глаза, округлив рот в беззвучном крике, тот взмахнул руками, будто искал в воздухе опору, и упал на спину, опрокинув стоявшую в углу керамическую вазу. Ваза лопнула с грохотом, походившем на взрыв гранаты. На втором этаже раздались громкие гортанные голоса, по лестнице затопали ноги.

Держа пистолет наготове, Андрей перепрыгнул через повара, лежавшего среди глиняных осколков, метнулся к выходу. Выскочил в узкий коридор, и тут с двух сторон наперерез бросились двое. Один ударил по ногам, второй кинулся со спины, схватив за шею. Они опрокинули Андрея навзничь, прижали ноги и руки к полу. Он успел судорожно дернуть пальцем. Грохнул выстрел, никому не причинивший вреда. Из распахнутой двери выбежал третий охранник с газовым баллончиком в руке. В нос Андрею ударил уже знакомый запах химии, сознание померкло...

Первое, что он ощутил, возвращаясь к жизни, — далекие голоса. Они звучали неясно, глухо, словно проходили через вату. Андрей открыл глаза. Он лежал на полу, и над ним, склонившись и нагнув головы, стояли двое мужчин — один чернобровый и горбоносый, второй с шевелюрой, тронутой сединой, в больших модных очках с затемненными стеклами.

— Ожил, — сказал тот, что в очках.

— Какой он мужчина! — Горбоносый тронул Андрея ботинком в бок, под ребра. — Я ему совсем немного плеснул. Совсем...

Андрей попытался сесть, но горбоносый поставил ему ногу на грудь и перенес на нее часть своего веса. Сердито предупредил:

— Лежи, не дергайся.

Болела спина.

— Разреши ему, Акоп, пусть встанет. — Голос, прозвучавший ее стороны, показался знакомым. Андрей скосил глаза и увидел адвоката Золотцева. Одетый в шикарный адидасовский тренировочный костюм, с газетой в руке, он стоял в двери и улыбался. Тот, что в очках, — как понял Андрей, это и был Акоп, — негромко хлопнул в ладоши:

— Отпусти, Хачатур. Пусть встанет.

Горбоносый убрал ногу и отступил в сторону: Андрей сел. Голова кружилась. Предметы и лица плыли в глазах, двоились.

— Зачем стрелял? — спросил Акоп, глядя на Андрея холодным, пустым взглядом. — Человека убил...

— Тебя бы надо было, — ответил Андрей с безразличием.

— Ты плохо поступил, лейтенант. — В голосе Акопа звучала укоризна.

— Старший лейтенант, — поправил его Андрей.

Акоп удивленно округлил глаза, картинно развел руками:

— Смотри, какой гордый!

— Дурной, — отозвался Хачатур. — Не понимает, что у бога все мы лейтенанты. Старших у него нет.

— Вот видишь, что говорит знающий человек, — поддержал его Акоп. — А тебе, к сожалению, ума не хватает. Предложили деньги — не взял. Начал следить за нами. И теперь совсем плохо — убил моего человека. Хорошего человека...

В комнату вошел армянин, кривоногий, длиннорукий. Остановился у порога, что-то сказал Акопу. Тот посмотрел на Андрея, махнул рукой:

— Пусть заходит.

Парень удалился, и через минуту в комнату вошел рыжий русак. Он лихо бросил два пальца к спортивной кепочке, отдавая честь. Акоп в ответ небрежно кивнул головой.

— Что у тебя?

Рыжий выразительно посмотрел на Андрея, показывая, что не желает говорить в присутствии постороннего. Акоп понял.

— Давай, — сказал он разрешающе. — Считай, что его уже нет.

— Мудрак приехал, — доложил Рыжий.

— Пусть проходит. А ты, Хачатур, убери гостя. Подержи его в кладовке.

Горбоносый подошел к Андрею и подтолкнул его в спину:

— Вставай!

Тычком колена под зад Андрея втолкнули в темную, тесную кладовку. Двери сразу же захлопнулись. Выждав какое-то время, он пошарил по стене и нашел выключатель. Зажег свет. В углу на полу лежал человек с головой, завернутой в полосатое кухонное полотенце. Это был убитый повар. Андрей не раз читал, что при виде своей первой жертвы человека начинает мутить и внезапная рвота буквально выворачивает внутренности. Он с тревогой ожидал появления тошноты, но ничего не почувствовал. Удивляясь своему безразличию и жестокости, сплюнул, выругался и погасил свет. Видеть повара желания не было.

Снаружи донеслись неясные голоса. Андрей прислонился ухом к фанерной переборке. Сперва ему не удавалось как следует разобрать, кто и о чем говорит, но вдруг слова зазвучали яснее. Кто-то прошел в гостиную и не посчитал нужным притворить за собой дверь...

В просторной и светлой комнате за большим, обильно накрытым столом, невидимые Андрею, заседали пятеро мужчин. Три армянина — члены оперативного штаба АСАО (Армянской секретной армии освобождения) и двое посторонних — адвокат Золотцев и временно исполнявший обязанности начальника Придонского арсенала майор Российской армии Мудрак. Обсуждался вопрос о снабжении боевиков АСАО оружием и боеприпасами.

Во главе стола сидел седовласый Акоп Галустян — начальник особой группы Центрального штаба АСАО, властный и убежденный борец за Великую Армению в границах от Черного моря до Каспия, от реки Куры до рек Евфрата и Тигра. В недалеком советском прошлом председатель райпотребсоюза, Акоп Галустян сколотил миллионный капитал и с острой горечью ощущал, насколько сильно принадлежность к компартии мешала ему стать тем, кем позволяло стать огромное денежное состояние. Акоп одним из первых оценил смысл горбачевской перестройки, сделался яростным ее сторонником и защитником. Он быстро понял, насколько важно в новых условиях дать родному народу войну, чтобы тот подольше не разобрался, что теряет.

Найти повод и место для войны оказалось совсем несложно. Теперь, когда кровь пролилась, Акоп с его связями, напористостью и большим умением вкладывать в дело деньги, а вложив, извлекать из дела прибыль, оказался при АСАО человеком незаменимым. Он доставал оружие и богател при этом. Ведь только наивные люди думают, что война разоряет всех. Нет, умным она позволяет процветать и богатеть. Дуракам, поскольку их большинство, конечно же достаются шишки. А как иначе, милые господа?

— Что тебе теперь мешает, майор? — спросил Акоп, обращаясь к Мудраку. — Буракова, как ты хотел, убрали. Второй тоже у нас. Уберем. Деньги для тебя готовы. Где оружие? Мы можем взять его завтра.

— Завтра не выйдет. Нужно не меньше недели, чтобы ослабить режим.

— Режим-прижим, — сказал Радамес Балоян, тот самый, которого видел Андрей, — кривоногий, длиннорукий. — Дай мне план базы, я возьму оружие сам, без твоей помощи.

Радамес в свое время около года учился в Тбилисском военном училище, был оттуда изгнан за неуспеваемость и теперь в АСАО считался крупным военным специалистом. Во всяком случае, в своем кругу его называли «полковником Радамесом» или просто «полковником».

— План я тебе нарисую хоть сейчас с закрытыми глазами, — сказал Мудрак.

— С закрытыми не надо, — скрипуче засмеялся Акоп. — Ты лучше закрой глаза, когда деньги будешь считать.

— Не нравится мне все это, — угрюмо заявил Радамес. — Платим, платим... Зачэм платыт? Пойдем и возьмем.

Мудрак засмеялся:

— Это на базаре можно схватить огурец и убежать. У Буракова солдат учили на совесть. Наша охрана не бабки с базара. Они отлично обучены. Хочешь проверить? Попробуй в течение недели проникнуть на территорию. Хоть тайно через заборы, хоть вооруженным налетом. Я готов подождать. Но когда у тебя ничего не выйдет, ты мне заплатишь на двадцать процентов больше, чем я прошу сейчас. На инфляцию.

— Э, полковник, оставь, — сказал устало Акоп. — Тут уж пробовали их щупать. Мудрак прав. Кроме потери времени, ничего не получим. Надо платить.

— Видишь, что говорят умные люди? — произнес Мудрак.

— Бери деньги, — сказал ему Акоп. — И веди моих людей к себе. Прямо сейчас.

— Нет. — Голос майора звучал твердо, уверенно.

— Почему? — вскинулся Радамес, и вопрос его прозвучал: «Па-чэ-му?»

— Тебе жить надоело? Учти, порядки, которые нагородил Бураков, за два дня не изменишь. Отменю я строгий режим, сразу найдутся такие, кто стукнет об этом наверх. Это только кажется, что большевики исчезли. У меня их сколько угодно... Патриоты хреновы!

— Что предлагаешь?

— Надо достать грузовик-фургон. Сделайте на борту надпись «Горводопровод».

— Зачэм?

— На нашей территории есть водонапорная башня. Принадлежит городу. Твоим людям надо будет поездить к ней дня три-четыре. Как бы для ремонта. Караул привыкнет, и я прикажу пропускать вас без формальностей. Самое трудное во всем этом — достать машину...

— Слушай, Мудрак, — прозвучал насмешливый голос Акопа. — Ты нас за кого держишь? Это трудности, да?

— Ой смотри, будь осторожен!

— Испугался, да? Не бойся. Мне председатель горисполкома свою «Волгу» отдаст. Не веришь? Адвокат подтвердит...

Кто-то тяжелой поступью прошел мимо кладовки и плотно притворил дверь в гостиную. Сколько ни прислушивался Андрей, услышать ему больше ничего не удалось. Постояв еще немного, он сел на пол и положил голову на колени.


— Выходы!

Дверь распахнулась, солнечный свет ударил в глаза.

— Нэ сдох? — спросил Радамес, перекатив круглую голову с плеча на плечо. — Нычего, все впереди.

— Убью его? — не скрывая злости, спросил Хачатур, стоявший за спиной «полковника». — Он заслужил.

— Нэт. Лейтенанту смерть будет подарком. Он мне пока нужен живой и здоровый. Я его потом поджарю. Живьем. — Радамес распалялся, наливаясь злобой. Глаза сузились, лицо покраснело. — Как барана. На большом огне...

Хачатур зло засмеялся:

— Жарить нельзя. Вся область соберется. На запах. Подумают — в магазины завезли баранину...

Радамес что-то сказал по-армянски.

— Завязать глаза? — по-русски спросил Хачатур.

— Не надо. Дай понюхать химию. Она его хорошо успокаивает...


В третий раз за день Андрей пришел в себя, лежа на спине. Вокруг кромешная тьма. Понял, что лежит на цементном сыром полу. Тупо болел затылок. Должно быть, ударился головой, когда бросали на пол. Стараясь определить, насколько сильно разбился, потрогал голову. Крови не было. Это уже неплохо. Нащупав рукой стену, он осторожно поднялся. Стал продвигаться вправо, стараясь найти дверь. В темноте уперся в железный ящик, обошел его, снова вернулся к стене. Наткнулся на стол. Держась за него рукой, двинулся дальше. Опять оказался у стены. В одном из углов, обшаривая стену, пальцами нащупал выключатель. Осторожно повернул вертушку. Узилище осветилось ярким светом. Выждал, когда привыкнут глаза, огляделся. Видок у него был аховый. Брюки перепачканы пылью и грязью. На левом колене изрядная дыра. Должно быть, его волокли по полу.

Помещение, в котором он оказался, имело размеры не более десяти квадратных метров. Дверей здесь не было. Он поднял глаза и понял: бросили в бетонный погреб. В потолке — железный люк. Под люком на полу просматривались глубокие царапины. Здесь, скорее всего, стояла железная лестница, но ее подняли наверх. То, что он принял за стол, оказалось слесарным верстаком с привернутыми к нему тисками. За верстаком у стены лежал штабель новых автомобильных покрышек и колесных дисков. В углу стояли два новеньких жигулевских радиатора и несколько гидравлических домкратов. Поднатужившись, Андрей передвинул к люку верстак, взобрался на него, попробовал поднять крышку. Под напором ладоней металл чуть дрогнул, но с места не сдвинулся. Стало ясно: крышку держит наружный запор или тяжелый груз.

Огорченный открытием, Андрей сел на верстак, спустил ноги вниз. Взгляд остановился на домкрате. Спрыгнув с верстака, он подтащил к нему железный ящик. Поставил домкрат на ящик и погнал подъемник вверх. Сооружение заскрипело, но крышка люка с места не сдвинулась. Тогда Андрей поставил на ящик еще один домкрат, направив опорную лапку в угол крышки. Стал качать приводы подъемников сразу двумя руками. Люк заскрипел, и между полом и крышкой образовалась расширяющаяся щель. Когда она достигла ширины двух пальцев, Андрей приблизил к щели ухо и прислушался. Наверху все было тихо. Тем не менее он сполз с верстака и занялся поисками подходящего оружия. Пошуровав по сусекам инструментального ящика, нашел молоток с длинной ручкой, взвесил его в руке, сунул за пояс. Появляться наверху безоружным было бы неразумно.

Вооружившись, снова принялся за домкраты. Когда крышка приподнялась настолько, что в щель стало возможно просунуть голову, Андрей вогнал в образовавшийся прогал автопокрышку. Застраховавшись, налег на люк всей силой. Металл подался, наверху с крышки что-то с грохотом скатилось. Люк распахнулся.

Андрей быстро выбрался наружу и оказался в огромном металлическом ангаре. На бетонном полу у самого люка насыпана куча отвеянной пшеницы, лежали металлические ящики и бочки. У больших выездных ворот, плотно запертых снаружи, стоял конторский стол, заляпанный чернилами. Открыв ящик, под бумагами Андрей обнаружил заряженную ракетницу. Не взводя курка, сунул ее за пояс рядом с молотком.

Возле ребристой металлической стены высился штабель стандартных армейских ящиков, добротно сколоченных, аккуратно окрашенных в темно-зеленый цвет. Он отщелкнул тугие пружинные запоры и откинул крышку. В ящике лежали хорошо промасленные ручные противотанковые гранатометы. В ящиках, громоздившихся у стен, лежали боеприпасы: снаряды для малокалиберных пушек, гранаты, патроны. Заводская смазка, сохранившаяся на них, не оставляла сомнений: оружие попало сюда прямо из армейских складов. Дойдя до бидонов, постучал по боку одного из них согнутым пальцем. Металл звучал глухо. Тогда он потянул рычаг, запиравший крышку, осторожно ее приподнял. Бидон до краев заполняла желтоватая студенистая масса. Он поднял с пола щепочку, ковырнул и вытащил на свет трясущийся комочек, похожий на яблочное желе. Поднес к носу и понюхал. Пахло бензином. Он понял: это напалм.

Только теперь, увидев все, что припас для своих боевиков Акоп Галустян, Андрей по-настоящему оценил деятельность этого человека. Страшнее всего было то, что она велась почти открыто, а те, кому надлежало отвечать за безопасность государства и общества, делали вид, что ничего не видят, ни о чем не догадываются.

Схватив бидон за ручки, Андрей вытряхнул на пол весь содержавшийся в нем студень. Разбросал его по сторонам, стремясь погуще заляпать ящики с боеприпасами. Затем открыл новый бидон и протянул его по полу, проложив густой след до самого выхода. По штабелю снарядных ящиков Андрей забрался к узкому окошку, расположенному метрах в трех от пола. Ногой высадил стекло вместе с рамой. Высунул голову наружу, огляделся. Хранилище стояло на краю огромного озимого поля рядом с лесопосадкой. Вокруг никого не было видно, лишь от шоссе, пролегавшего где-то за селениями, доносился шум проезжавших автомобилей.

Опустив ноги на внешнюю сторону стены, Андрей уперся спиной в оконный проем и вынул ракетницу. Ослепительно полыхнувший заряд ударился о желтый студень, густо покрывавший пол. Желе вспыхнуло, задымило черной копотью. Пожар быстро разгорался. Через минуту пламя уже рвалось и гудело, продвигаясь по проложенной для него студенистой дорожке.

Андрей ухватился руками за край проема, осторожно оттолкнулся и спрыгнул вниз. Быстрым шагом направился туда, где шумело шоссе.

Тягучая южная духота нависла над землей. Андрей шагал вдоль лесопосадки, то и дело оглядываясь по сторонам. Тяжелая ракетница оттягивала брюки, била по бедру, на каждом шагу напоминая о своем присутствии.

Вскоре Андрей выбрался на автостраду. Над полотном дороги струилось зыбкое марево. Казалось, машины плывут по водной глади, то появляясь из-за волн, то исчезая.

Заметив зеленый микроавтобус «рафик», бежавший в сторону города, Андрей поднял руку. Скрипнув тормозами, машина остановилась.

— Куда? — спросил водитель, молодой, белобрысый, вихрастый.

— В город. Возьмешь?

— Сидай!

Андрей открыл дверцу. Машина тронулась и понеслась.

— Что там горит, не знаешь? — спросил водитель. — Дым аж до неба.

— А черт их разберет! — ответил Андрей с безразличием. — Гори оно все ясным пламенем.

У Заречья шоссе плавно закруглялось, делая поворот в сторону Придонска. Перед глазами во всю ширь открылось озимое поле. Из-за лесопосадки, как атомный черный гриб, к небу тянулся огромный столб дыма. Бросив туда взгляд, Андрей с безразличием отвернулся. Усталость взяла свое, и он опустил голову на грудь. До самого города» ехали молча.

Дома, даже не вымыв рук, он позвонил Катричу. Тот ждать себя ней заставил. Вошел, поставил на пол у двери черный чемоданчик, порывисто сжал протянутую руку.

— Целый? Ну, молодец! Это главное. Где они тебя взяли?

Андрей смутился. Он предполагал, что его рассказ о приключениях станет сюрпризом, и собирался понаблюдать, как его воспримет Катрич. А тот, оказывается, уже обо всем догадался сам.

— Давай рассказывай, — торопил Катрич. — Мне важно знать, где они тебя прихватили?

Андрею не хотелось связывать имя Наташи с грязной историей и он снова замялся.

— Какая разница — где?

Катрич и тут понял, в чем дело. Спросил напрямую:

— Кто она?

Андрей недовольно скривился:

— Биографию в письменном виде или как?

— Не валяй дурака. — Катрич шуточного тона не принял. — Если тебя повязали, наша бочка где-то течет...

Андрей насторожился. Мысль о том, что кто-то заранее предугадал его действия и подстерег у подъезда Наташи, как-то ему раньше не приходила в голову.

— Почему ты решил, что есть течь? — спросил он удивленно.

— За тобой следили?

— В тот раз вроде нет.

— Вот видишь! А меня беспокоят два факта. Первый — это появление у тебя адвоката с деньгами. Второй — засада там, где ты ее не ждал. Так ведь было?

— Если это, — сказал Андрей с облегчением, — то мою знакомую подозревать бессмысленно.

— И все же, кто она?

— Дочь Кострова. Михаила Васильевича...

Нетрудно было заметить, как сразу иссяк охотничий азарт Катрича.

— Ладно, — произнес он уныло. — О ней потом. Теперь сюрприз. Ты знаешь, что приехал твой брат?

— Николка? Где он?

— Укатил на дачу. Там, я думаю, ему будет чуть спокойней. Обещал ему, что как только ты объявишься, сразу заберу его оттуда.

— Он в курсе?

— Да, конечно. Я не счел возможным от него скрывать правду.

— Надо срочно ехать за ним. Если меня станут искать, то верняком доберутся и до дачи.

— Едем вдвоем.

— Нет. Справлюсь один. — Андрею не хотелось признаваться, что его машина так и осталась возле дома Наташи и ему за ней надо ехать туда. «Машину перегоню потом», — решил Андрей.

— Как хочешь, — с неожиданной легкостью согласился Катрич. — Только будь осторожен.

Зазвонил телефон. Андрей порывисто снял трубку, приложил к уху, но, увидев, что Катрич прижал палец к губам, не произнес ни слова.

— Андрюша, это ты? — раздался знакомый взволнованный голос.

— Да! — ответил он с радостью.

— Я очень беспокоилась. Ты так внезапно исчез. Что случилось?

— Ничего особенного. Обычные дела.

— Ты можешь приехать? — Он уловил в ее голосе умоляющие нотки. Заколебался, но, взглянув на хмурого Катрича, ответил уклончиво:

— Не сейчас. Мне срочно нужно на дачу. Там брат, Николка. вернусь в город.

— Это не опасно, Андрюша? — Голос Наташи звенел тревожно.

— Почему ты так решила?

— Я боюсь за тебя. Где ваша дача?

— Не волнуйся. Это в Никандровке. Место там людное. Да, кстати, дядя Миша не появился?

— Все в порядке. Он дома. — Ее голос дрогнул. — Спасибо тебе за тот вечер...

Андрей ощутил, как в приятной истоме зашлось сердце. Сдерживая трепет, сказал: «Я позвоню» — и повесил трубку.

— Едешь? Тогда держи. — Катрич достал пистолет и протянул Андрею. — Патрон в патроннике.

— Лучше перебдеть, чем недобдеть, — язвительно заметил Андрей. — Так, что ли?

— Ничего формулировочка! — усмехнулся Катрич. — Отучила власть господ офицеров иметь при себе оружие. Отучила!

— Ладно тебе, сегодня все готовы на армию бочку катить. Давай, двинулись.

— Я иду первым, — предупредил Катрич. — Оценю обстановку. Если тихо — махну рукой.

Андрей взглянул на него скептически:

— Думаешь, они уже здесь? Мало верю.

Тем не менее Катрич вышел первым, миновал двор и уже на улице, остановившись под фонарем, поднял руку, предупреждая, что все чисто.

Сунув руки в карманы, Андрей быстро вышел из подъезда, свернул за угол дома и направился к трамваю. Пересекая Некрасовский переулок, он понял — «хвост» все же есть. На этот раз за ним следовал массивный, рано начавший лысеть парень. Его лобастая голова в свете уличных фонарей блестела как стекло.

На остановке толпились поздние пассажиры. Сумерки маскировали грязь и запущенность улиц, все выглядело, как в недалеком прошлом, будто не случалось перестройки, не царствовали вокруг беспредел и разруха.

Подошел трамвай. Скрипя, распахнулись двери. Андрей вскочил в вагон с передней площадки. Лобастый последовал за ним через заднюю дверь. Работал он погано, и «срисовать» его не составляли труда. Подумав, Андрей стал протискиваться через вагон. «Простите, простите», — говорил он, раздвигая плечами толпившихся пассажиров, и шел в конец вагона. Лобастая голова с большими залысинами торчала в углу задней площадки, возвышаясь над остальными. Выбравшись к двери, Андрей вплотную приблизился к лобастому. Взглянул в водянистые глаза под белесыми бровями и вдруг громко на весь вагон сказал:

— Миха! Кого я вижу?! Давно из зоны? Лобастый, растерявшись, недовольно буркнул: — Мужик, ты ошибся!

Тем не менее на площадке сразу стало свободней. При упоминании о зоне просвещенная публика предпочла перебраться в вагон. И тут, не давая возможности лобастому что-либо предпринять, Андрей со словами «Да брось ты, Миха!» нанес ему мощный удар в солнечное сплетение. Лобастый согнулся, как переломленная ветка, открыл рот, беззвучно глотая воздух, будто окунь, выброшенный на песок. Андрей еще раз врезал ему под дых и левой прихватил осевшее тело, не давая упасть. Прижал коленом к стенке. Быстро обстукал бока, вынул из правого кармана нож с выкидным лезвием. Поднес к самому носу лобастого, нажал на предохранительную кнопку. Клинок высверкнул наружу бесшумно и быстро.

— Так ты меня не узнаешь? — спросил Андрей, играя ножичком у носа.

— Нет, мужик, ты ошибся, — промямлил лобастый и сел на пол.

— Тогда бывай! — сказал Андрей и выскочил в открывшуюся дверь.

В вагоне за все время никто не счел возможным высказать своего отношения к происходившему. Да и где было набраться смелости обывателям, у которых из-под носа украли страну, их Родину, а они и рот не открыли, чтобы хоть со стороны и в спину бросить ворам ругательство?


За два года, которые Андрей не видел Николку, брат вытянулся, раздался в плечах, возмужал. Его взгляды на жизнь обрели четкость и логическую определенность. Убийство отца наложилось на катастрофу, в которую государство ввергла перестройка, приведшая к распаду старых связей. В одночасье рухнуло все: уверенность в завтрашнем дне, надежда на возможное благополучие, вера в силу закона, в могущество армии, в офицерскую честь и гордость. Но это не сломило юношу, он лишь укрепился во мнении, что обрести и утвердить свои права можно только в борьбе за них. Всякий, кто не принимал этой мысли, по его мнению, не заслуживал уважения. Об этом Андрей был поставлен в известность без особых предисловий.

— Вы, господа офицеры, — сказал Николка, когда они возвращались в город, — можно считать, Россию профурыкали. Это всем вам публично навалили на макушки дерьма и прикрыли форменным маршалом Шапошниковым. Порядок вроде бы соблюден, а пахнет от вас сильно.

— Круто судишь, курсант, — без особых эмоций оценил выпад брата Андрей. — При чем тут мы, офицеры? Что может сделать Ванька-взводный, если колонна под руководством генералов поперла не в ту степь?

— Ванька-взводный многое может, — возразил Николка. — Важно только почувствовать себя на острие. Пересвет никогда взводным не был, а с его подачи началась Куликовская битва. Битва за Русь.

— Что предлагаешь?

— Начать.

— Что именно?

— Если наше государство не в состоянии решить по закону отцовское дело, давай поставим в нем точку сами.

— Я этим в последние дни только и занимаюсь.

— Пока не поставлена точка, твоим стараниям грош цена.

— В такой игре, как эта, на кону двоеточие. И решит все тот, кто поставит свою точку первым: я или они.

— Почему «я»? Ты не один.

Андрей притормозил у светофора. Не поворачивая головы к брату, негромко, будто боясь, что его подслушают, сказал:

— Тронусь, ты незаметно обернись. Мне показалось — за нами «хвост».

Минут через пять Николка сделал вывод:

— Очень похоже. Главное, жмет без огней.

— Хорошо, я покручу по переулкам. А ты глаз с него не спускай. У следующего перекрестка, не обозначая маневра мигалкой, Андрей свернул направо. Промчался два квартала, сделал левый поворот в Путейский переулок и снова выскочил на шоссе. Те же маневры, хотя и с некоторым опозданием, проделал преследователь.

— Точно, — сказал Николка. — Это за нами.

— Хорошо бы выяснить, сколько их в машине.

— Один, — доложил Николка уверенно. — Водила.

— Опустись пониже и не маячь, — распорядился Андрей. — Попробуем разыграть комбинацию. Въедем во двор, я уйду, а ты останься в машине. Приляг, чтобы не было видно. Вот тебе пистолет. Держи наготове.

— Ты думаешь?

— Уверен. Я запру дверцу, поднимусь домой и зажгу свет. Если кто-то полезет в машину, пистолет к затылку...

— А если?..

— Нажми курок. Патрон в патроннике.

— Но...

— Не выстрелишь — выстрелят в тебя. Три дня назад я бы и в ум не взял такое, сейчас не имею сомнений.

— А ты?

— Зажгу свет и сразу спущусь.

Николке пришлось ждать минут десять. Это ему порядком надоело, тем более что устроился в засаде он не очень удобно. В один из моментов хотел привстать, чтобы посмотреть, что там снаружи, как вдруг чья-то тень заслонила стекло левой передней дверцы. Николка замер, инстинктивно передвинув палец со скобы на спусковой крючок. Послышалось царапанье ключа в замочной прорези. Должно быть, делом занимался человек исключительно опытный. Ему не потребовалось и минуты, чтобы открыть дверцу. Не влезая в машину, он присел перед ней на корточки. Николка резко поднялся, перегнулся через спинку переднего кресла и уперся стволом пистолета в стриженую макушку.

— Сидеть!

Из подъезда выскочил Андрей. Подбежал к машине.

— Вставай! Давай, давай, подонок!

— Руки на капот! — приказал Николка, вылезший наружу, и воткнул пистолет между лопаток неизвестного.

— Что это? — спросил Андрей, носком ботинка указывая на небольшую упаковку, лежавшую на асфальте возле открытой дверцы.

— Э, осторожно! — прохрипел задержанный, впервые за это время подавший голос.

Андрей поднял упаковку к свету.

— Мина, — бросив на нее взгляд, определил Николка. — Противопехотная, нажимная.

— Куда собирался ставить? — спросил Андрей и тряхнул боевика за плечи. Тот не издал ни звука.

— Мог куда угодно воткнуть, — высказал мнение Николка. — Под коврик в салон, под педаль акселератора. В любом месте рвануло бы дай бог как.

Боевик молчал.

— Андрей, — попросил Николка, — я сейчас чеку выну, а мину ему в штаны суну, а?

— Отставить! — прикрикнул Андрей. — Я бы его и сам шлепнул. Прямо здесь...

Примериваясь, он приставил пистолет ко лбу боевика. Придавил так, что тот откинул голову. Его смуглое лицо стало мучнисто-бледным.

— Жаль, это в мои планы не входит.

Андрей отнял пистолет, и на бледной коже отпечатался кружок ствола. Не скрывая облегчения, боевик глубоко вздохнул.

— Обыщи его! — приказал Андрей Николке.

В нагрудном кармане оказался маленький «жилетный» пистолет «фроммер-лилипут», а в заднем брючном — документы на имя Гранта Шагеновича Барояна. Все это Андрей забрал себе. Потом ухватил боевика за грудки и сильно тряхнул, давая выход ярости.

— Сейчас я тебя отпущу, могитхан! Найдешь дружков, передай им:

я их осудил и приговорил к исключительной мере. Всех. В том числе и тебя. Так что не радуйся. Бегать осталось недолго. Теперь иди!

28 апреля. Воскресенье. пос. Куреневка

Акоп Галустян—Траншея — кипел злостью. Удачно начатое дело трещало по швам. И не потому, что проснулось вдруг и обрело дееспособность великое государство. Как многое на Руси, все на себя взвалила русская самодеятельность, и получалось у нее неплохо. Трудно сказать, какие еще результаты даст сделка с майором Мудраком, а уже потеряно то, что с таким трудом было наработано раньше. В конце концов, можно было смириться с ущербом, если бы речь шла только об имуществе АСАО, но вместе с ним на складе сгорело и то, что сулило немалую прибыль самому Галустяну. И прибыль не в рублях, а в заветных зеленых бумажках. Но и это, судя по обстановке, не все. Теперь приходилось опасаться даже за свою дачу, на которой, к несчастью, побывал Андрей Бураков. Галустян не сомневался, что этот офицер сумеет отыскать дорогу сюда и явится обязательно. А кто во всем виноват? Конечно же этот тупой полковник Радамес. Должно быть, не зря в свое время русские командиры поперли его взашей из военной школы.

Галустян свирепствовал. В светлой гостиной, насквозь пронизанной ярким утренним солнцем, перед ним, вытянув руки по швам, повинно опустив голову, стоял Радамес.

Размахивая руками, будто дирижируя оркестром, Галустян изрыгал проклятия на неудачливого полковника.

— То, что этот русский подонок сбежал, — полдела. Страшно, что он нанес нашему делу миллионный ущерб. Ни у тебя, ни у твоей родни, полковник, не хватит жизни, чтобы возместить убыток.

— Мелик, — попытался вставить слово Радамес, — я предлагал пристукнуть его, а ты приказал оставить в живых...

— Свою вину хочешь переложить на меня? Я приказал его отпустить, да? Какой ты, к черту, полковник! Какой ты, к черту, армянин! Дешевый грузин с тбилисского рынка в Сабуртало! Эдуард Шеварднадзе, вот кто ты!

— Мелик! Такие слова оскорбляют мое достоинство.

— Ва! — вознес руки к небу Акоп. — Он еще помнит о достоинстве! Да за тот ущерб, который случился по твоей вине, тебя положено сейчас же отдать под суд. Чтобы кровью смыл вину...

— Мелик!

— Я освобождаю тебя от должности, Радамес! Командовать группой будет Погосян. Капитан!

— Да, Мелик, — густым басом откликнулся Погосян, стоявший за спиной Радамеса, и сделал шаг вперед, чтобы оказаться поближе к начальнику. — Я готов!

Внешне Погосян напоминал бегемота — огромный, тучный, с тяжелым, неповоротливым задом, с лицом багрово-пламенным — то ли от постоянных возлияний, то ли от повышенного давления, определить мог только врач. Ходил Погосян косолапо, при каждом шаге его тело переваливалось с ноги на ногу. Как ни удивительно, но в этой нелепой с виду фигуре заключалась огромная взрывная сила. Разъярясь, Погосян превращался в тупой, разрушающий таран, не знающий страха и преград. Позже, успокоившись, он просил товарищей рассказать ему, что он делал и как вел себя, потому что сам ничего не помнил и объяснить своего поведения не мог. Именно необузданная взрывчатость не раз ставила Погосяна в конфликты с милицией и в конце концов обратила его в стойкого правонарушителя. По достоинству оценив эту могучую, темную мощь, Акоп приветил громилу и сделал его в своей группе главной ударной силой налетов и террористических актов. Наконец, добился присвоения боевику звания капитана.

— Нужен тебе Радамес? — спросил Галустян, кивнув в сторону обиженного полковника.

— Да, Мелик, — отважно заступился за товарища новый командир. — Радамес честный боец. Он предан делу. В отряде такие нужны. А промахи бывают у каждого.

— Пусть служит! — вынес приговор Акоп. — Рядовым. До решения штаба.

В дверь постучали.

— Да, — отозвался Галустян.

В комнату, осторожно ступая, или, как говорят в армии, «на цырлах», вошел молодой армянин, тот, которого тряс за грудки Андрей у дома Наташи.

— Мелик, — доложил он, — Бароян явился.

Уже по виду вестника шеф понял: что-то неладно.

— Сделано? — спросил он, и сомнение прозвучало в вопросе.

— Нет, Мелик. Они его прихватили.

— Ва! — взорвался Галустян. — Еще одна новость! Зачем он пришел?! Лучше бы они его убили.

— Я бы сам себя убил, — сказал уныло появившийся на пороге Бароян. — И сделаю это, когда передам тебе, Мелик, все, что сказали эти подонки.

— Что же?

— Этот Бураков заявил, что всех нас уничтожит... Говорит, он нас приговорил...

— Он что, псих?! — загораясь такой же яростью, как и шеф, заорал капитан Погосян. — Кому грозит, а? Да я его прямо сегодня раздавлю, как мокрицу.

Галустян усмехнулся:

— Нет, дорогой, он не псих. Ты, Погос, привык иметь дело с русскими на базарах. Там они другие. А этот настоящий Иван.

— Он Андрей.

— Верно, но настоящий Иван. И если он сообщил нам свой приговор, будь уверен, нас он не боится. Во всяком случае, уверен, что сегодня ты его не раздавишь.

— Он просто нас пугает, — сказал Бароян. — Не боялся бы убить, убил бы меня сразу.

— Оставь, — оборвал его Акоп. — Если он сделал вызов, значит, надеется подловить нас на чем-то. Поэтому если его брать, то надо прямо сейчас. Уж чего-чего, а быстрого ответа он не ожидает.

— Я поеду в город, — выставился Радамес. — Сам...

— Ты что, предлагаешь начать в городе бой? — спросил шеф иронически. — Не торопись. Где сейчас Хачатур?

— Мелик, — испуганно произнес Бароян, — Хачатур сгорел...

— Как?! — Восклик отразил все: непонимание, ярость, испуг.

— У него в руке взорвалась граната.

— Готферран! — выругался Галустян. Костяшки домино, так умело расставленные им, начали вдруг падать, опрокидывая одна другую.

— Сегодня надо со всем кончить! С Бураковым, с этим дурным милиционером! И сразу работать с Мудраком. Без задержек. Пока не поздно!

Тот же день. г. Придонск

— Ты хоть понимаешь, что объявил им войну? — спросил Катрич, выслушав рассказ Андрея о ночном происшествии. Андрей невесело хмыкнул:

— Будто они этого не поняли, когда увидели пепелище.

— Ладно, кум, не журись, — успокоил его Катрич. — Я уселся точно в такую же ситуевину.

По смешливому тону Николка понял — произошло что-то неординарное, и потому ударился в дедукцию:

— Вам, Артем, тоже мину подкладывали?

— Как в воду глядел, курсант. Только не мину, а гранату.

— Шутишь? — недоверчиво спросил Андрей.

— Хотел бы...

— Как это случилось?

— По тем же правилам, что у тебя. Я возвращался из города и заметил у дома под окнами лестницу. Никакого ремонта у нас не предполагалось. Раньше ее во дворе не было и вдруг...

— Вы даете, капитан! — восхищенно воскликнул Николка. — Вот так шли и сразу заподозрили? Я бы ни в жизнь!

— Очень плохо, — выдал оценку Катрич. — На войне положено видеть каждую мелочь.

— И что потом? — спросил Николка заинтересованно.

— Потом? Пришел домой, взял окно под наблюдение. В первом часу слышу — во дворе возня. Пригляделся: лестница уже приставлена к стене и кто-то лезет вверх. Когда он добрался, до второго этажа, я толкнул лестницу. И сразу закрыл окно. На улице тут же рванул взрыв.

— Ты даешь! — ахнул Андрей. — Гранату пульнул, что ли?

— Я?! — Катрич деланно возмутился. — Ни в коем случае. У того, кто лез, была своя. С выдернутой чекой. Он не успел откинуть, и она рванула у него в руке.

— И что? — спросил Николка.

— Амба! Тут же прикатила милиция.

— А вы?

— Я-то при чем? — усмехнулся Катрич. — Ниже меня проживает директор торговой фирмы. Он и поднял хай. Выскочил во двор с ружьем. Сделал заявление, что конкуренты хотели его подорвать. В таком разе я молчу как рыба об лед.

— Может, и в самом деле к фирмачу лезли? — усомнился Андрей.

— Может. Особенно, если учесть — убитый Хачатур Хачатуров. Голова круглая, шеи нет, руки как у орангутьяна...

— Наш друг, — подвел итог Андрей.

— И еще, мужики, — голос Катрича был полон значения, — я докрутил до точки дело Коли Шаврова...

Братья взглянули на него с интересом.

— И что?

— Тоже работа Траншеи. Исполнители — Хачатур и Бегемот Погосян. С одним расчет уже состоялся. Второй с их князем, Меликом Галустяном, — на очереди.

— А кто, — спросил неуверенно Николка, — кто... отца?

— В полковника стрелял некий Грант Бароян. Кличка Баро.

— Ё-кэ-лэ-мэ-нэ! — пуганул соленым матом Николка. — Да он же вчера у нас в руках был! Говорил я тебе, Андрей, дай мне его урыть! Я бы ему эту мину в зад воткнул.

— Надо бы, — поддержал Катрич, — одним гадом меньше.

Андрей, не обращая внимания на их упреки, вернулся к заботе, занозой сидевшей в памяти.

— Слушай, Артем, может, все же пойти к Джулухидзе? Нам обоим. Раз у тебя железные доводы, должен же быть закон!

Катрич неожиданно взорвался яростью, какой Андрею в нем еще не доводилось наблюдать. Он вдруг пнул свой черный чемоданчик, стоявший у ножки стула. Тот отлетел в сторону и раскрылся. Наружу веером вылетели бумаги. Не обращая на них внимания, Катрич еще раз наподдал ногой. Выругался по-черному.

— Да навалил кучу этот грузин на наши русские дела! Он их просто бросил и уже умотал в Тифлис. Там получит от своих уголовников высркий полицейский чин, станет произносить в их честь тосты и начнет давить абхазов...

— Успокойся, — посоветовал Андрей. — Я все понял, а эта сволочь не стоит того, чтобы на нее тратить нервы.

Катрич вышел на кухню, налил из крана воды. Вернулся со стаканом в руке, выпил все одним махом.

— Может, ты и прав — тратить нервы незачем, но как-то не привык ощущать себя бараном, которого то и дело продают все — от президента до начальника милиции. — И сразу заговорил о другом: — Нужно оружие. Руками с этой шушерой не совладаешь.

— Оружие я достану, — сказал Андрей, вставая. — В понедельник. И привезу сюда.

— Добро, — согласился Катрич. — Слышу речь не юноши, но мужа.

В прихожей задребезжал телефон. Андрей недовольно поморщился.

— Николка, послушай. Мне это уже надоело. То в гастроном звонят, то в цветочный магазин, и все попадают к нам.

Николка вышел, прикрыв за собой дверь. Спустя несколько минут вернулся.

— Кто? — спросил Андрей.

— Старик Шумихин, — и, поясняя Катричу, — сосед по даче. Говорит, нам стоит туда приехать.

— Что случилось? — Катрич явно встревожился.

— А-а, — махнул рукой Николка. — Слышно плохо, знаю одно: сосед паникер. Уже не раз бывало: поднимет шухер, приедешь — там все в порядке, только свет в прихожей забыли выключить. Шумихин извиняется, руками разводит: «А я думаю, к вам кто забрался...»

— Все же надо съездить, — сказал Андрей и пропел шутливо: — Нынче времечко такое: без огня и дыма нет...

— Вы, ребята, поосторожней там, — предупредил Катрич.

— Это как положено, — откликнулся Николка. — Ружьишко захватим. Курок — на взвод.


Дачный поселок Никандровка — наглядная иллюстрация того, кто, как и на какие средства на Руси живет. Среди яблоневых садов, на тщательно отгороженных друг от друга участках, высятся дачные домики, одни похожи на курятники, сколоченные из досок, собранных по свалкам и стройкам, другие блистают широкими зеркальными окнами и вздымают на два этажа прочные бревенчатые стены, покрытые золотистым лаком. Третьи — вообще кирпич и бетон — полудворцы-полукрепости с круглыми башенками и острыми шпилями...

Медленно ведя машину по узкому пыльному переулку, Андрей издалека заметил свою дачу. Домик полковника Буракова располагался на Вишневой улице в конце квартала и по архитектурным достоинствам относился к сооружениям среднего достатка — стандартный сборно-щелевой домик, купленный на лесотоварной бирже без переплат за доброжелательное отношение пауков местной торговли. Обшитый вагонкой и два года назад покрашенный в веселый зеленый цвет, он уже изрядно пооблез и теперь выглядел избушкой, невзначай потерявшей куриные ножки. На большее у гвардии полковника, участника войны в Афганистане, слуги Отечества и отца солдат, средств, отложенных из казенного жалованья, просто-напросто не хватило. Ему бы, чудаку, прислуживать и подворовывать, а он, наивный, служил и помнил о какой-то чести мундира. Как могли бы изменить его жизнь два миллиона, предложенные Акопом—Траншеей!

Должно быть, такая мысль пришла в голову и Николке. Он неожиданно спросил:

— Может, стоило отцу взять те чертовы деньги? Разве хуже быть живым подлецом, чем честным, но мертвым?

— Ты всерьез? — спросил Андрей.

— А почему нет? Вон Горбачев подлец, пробы ставить негде, всех продал, предал, унизил, однако поплевывает на все, живет, улыбается. Ельцин, пьяная дубина ничем не лучше, а посмотри на него…

— Завидуешь? — взъерошился Андреи так, что даже нажал на тормоз.

— Нет, — успокоил его Николка. — Просто размышляю, почему так много подлецов среди наших политиков.

— Да потому, что только жополизы пробиваются на уровень, который дает выход в политику.

Андрей отпустил тормоз, прибавил газу и свернул направо, к своей даче.

— Скажи, у тебя всерьез? — Вопрос прозвучал столь неожиданно, что Андрей поначалу не понял, о чем спросил брат. Тому пришлось уточнить: — С Наташей.

— Если у меня, то да, — ответил Андрей твердо. — Закончим эти гнусные игры, сделаю предложение.

— Ну-ну, валяй! — философски изрек Николка. — Одну твою дочь бабка уже воспитывает, а ее законную мамашу черный кобель на хвост надел и уволок неизвестно куда.

— Не на хвост, — зло отрезал Андрей, — хотя насчет кобеля все точно. И оставим эту тему. Лучше заряди ружье...

Старик Шумихин, босой, в серых кальсонах и голубой трикотажной рубашке, заслышав звук мотора, вышел к забору.

— Здравствуйте, Геннадий Васильевич! — вскинув руку, поприветствовал его Андрей. — Что у нас?

— Какие-то гости наведались. Не понравились мне. Черные...

Доложив, старик поддернул кальсоны.

— Приехали втроем на одной машине. Я подошел к забору и спросил: «Вы к кому, молодежь?» «К Бураковым, — сказал один и ключами трясет. — Скоро Андрей сам приедет». Другой мне в похвалу: «Вы хороший сосед. Беспокоитесь. Сейчас запросто обворовать могут». Я засмеялся: «У Бураковых и воровать нечего». «Жулье всегда найдет, что взять», — ответил он.

— Входили в дом? — поинтересовался Андрей.

— Именно. Минут двадцать побыли и уехали. Тогда я позвонил.

— Спасибо, Геннадий Васильевич, — поблагодарил Андрей. — Я представляю, кто это был.

— Вы здесь останетесь? — спросил Шумихин.

— Да, конечно. Возможно, до вечера.

— Тогда я смотаюсь в сельпо, в деревню.

Он снова поддернул кальсоны и прошлепал босыми ступнями к своей хижине.

— Дай ключи, — попросил Николка и протянул руку. — Погляжу, что в доме.

— Я тебе погляжу! — осадил его Андрей. — Больно шустрый! Стой и не дергайся.

— Ты думаешь? — осененный догадкой, спросил Николка.

— Дошло! — Вздох прозвучал с подчеркнутым облегчением. — Уважающий себя армянин без подарков в гости не ходит...

Не поднимаясь на веранду, Андрей обошел дом, остановился у бокового окна. Заглянул внутрь. Ничего не заметил. Достал нож, отогнул и вытащил скрепы. Осторожно вынул стекло. Просунул руку внутрь, открыл шпингалеты. Отжался на руках о подоконник и запрыгнул в дом. Минуту спустя высунулся в окно и позвал брата.

Вдвоем они прошли к входной двери и стали с интересом разглядывать сооружение, оставленное гостями. На дверной ручке, как кастрюля, накрепко привязанная проволокой, висела противотанковая мина. Тонкая леска от чеки взрывателя тянулась к кольцу крючка, завернутому в косяк.

— Не хило! — оценил чужую работу Николка. — Я такой блямбы даже в училище не видел.

— Итальянская, — определил Андрей. Пожалуй, такая весь дом раскатает. Это мы еще посмотрим.

Андрей аккуратно разжал усы чеки, обрезал леску и снял «кастрюлю» с ручки. Передал брату.

— Отнеси в машину.

Потом они обшарили дом, пытаясь отыскать новые сюрпризы. Не обнаружили ничего. Должно быть, гости слишком уж верили в беспечность хозяев. Андрей вставил на место стекло, закрыл все ставни, туго затянув изнутри дома стяжные болты.

— Собираемся? — спросил Николка.

— Давай. Только дождемся Шумихина. Снаружи, где-то рядом с участком, заурчал автомобиль. Визгливо запели тормоза.

— Кого там черт принес? — удивился Николка и шагнул к двери. Андрей задержал его за плечо.

— Погодь.

Они прислушались.

Хлопнула калитка. Скрипнуло крыльцо под чьими-то ногами. В дверь постучали.

— Тихо, — шепнул Андрей и жестом показал, чтобы брат встал к бревенчатой стене. Сам занял позицию с противоположной стороны. Спросил громко:

— Кто там?

Тут же в треске автоматной очереди филенка брызнула в стороны свежей щепой. Дверь ощерилась пятью сквозными пробоинами. Николка побледнел.

Андрей положил палец поперек губ, приказывая молчать. Сам он не ощутил никакого испуга. В момент, когда от двери полетели щепки, он лишь криво усмехнулся, радуясь чужой неудаче. Осторожно отступив в комнату, поднялся на мансарду. Согнувшись, пробрался к окну и из-за простенка посмотрел вниз. Увидел широкую спину человека в черной кожаной куртке. Правой рукой тот небрежно держал автомат снаправленным в небо дулом, левой тащил к крыльцу металлическую канистру.

Андрей ударил стволом двустволки в окно и сразу спустил курки. Звон разбитого стекла слился с раскатистым выстрелом. Чернокурточник, разметав руки, ничком рухнул на землю. Кроша обитую вагонкой мансарду, снизу ударили три автомата.

Андрей бросился на пол, откатился к лестнице. Лежа кинул взгляд в сторону окна. Там снаружи с жирным треском вверх рвались языки желтого пламени. Дом подожгли! Вот для чего волок канистру чернокурточник!

Сбежав по ступенькам вниз, Андрей столкнулся с братом.

— Что теперь? — спросил тот растерянно. — Ведь горим!

Дом снаружи трещал, охваченный огнем сразу со всех сторон. Сквозь ставни пробивались синие струйки дыма.

— Сюда!

Отбросив ногой старый палас над местом, где располагался люк подвала, построенного отцом, Андрей потянул кольцо и приподнял тяжелую крышку. Приглашающе махнул рукой. Оказавшись у люка, Николка опустил ногу вниз, нащупал лестницу.

— Зажжешь фонарь, — предупредил Андрей. — Он на крюке слева.

— А ты?

— Давай, давай! Быстро вниз!

— Я с тобой, — заупрямился Николка, поняв, что брат в подвал опускаться не собирается. Андрей рассвирепел не на шутку.

— Курсант Бураков! — рявкнул он внезапно, а в его голосе прозвучала такая властность, что Николка неожиданно для себя вытянулся, прижав руки к бокам. — Я с тобой не советуюсь! — прокричал Андрей. — Я приказываю. Понял?!

— Понял, — угрюмо пробормотал Николка и, будто в подтверждение командирских прав брата, добавил: — Товарищ старший лейтенант.

— Быстро вниз. В случае чего, бери шланг и поливай потолок.

— Через десять минут там натечет полподвала.

— Не утонешь. Огонь страшнее. Если что, встанешь под балку. Даже что упадет, тебя не заденет.

— А ты? — спросил Николка, явно смирившись с тем, что ему необходимо спускаться вниз.

— Будь спок, братишка. Со мной все в порядке. Я им сейчас устрою Курскую дугу.

Николка вздохнул и опустился в подпол.

Дом полыхал костром. Огонь яростно пожирал древесину, с хрустом крошил стекла. Языки пламени хищно прорывались внутрь, лизали стены. В последний раз оглядев комнату, Андрей подхватил ружье, зарядил оба ствола. Отворачивая от жара лицо, сбросил прикладом крючок. Взял лежавшую в прихожей офицерскую плащ-накидку, набросил ее на голову и плечи и рывком сквозь стену воющего огня выскочил наружу. Здесь, освободившись от покрова, упал на землю, изготовился к стрельбе. Во дворе никого не было. Дача полыхала. Тлела трава, облитая бензином...

Сжав зубы, Андрей со злостью отшвырнул ненужное пока ружье...

Когда они возвращались в город, Николка вдруг спросил:

— Скажи мне, с чего это вдруг армяне ополчились на нас?

— Если ты имеешь в виду армян как народ, то они ни на кого не ополчались. Те, кто сейчас против нас просто террористы. А национальность здесь не причем.

— Однако все они армяне, значит, что-то против нас имеют.

— Имеют. Некоторым кажется, что Россия их предала, когда не пошла против Азербайджана войной за Карабах. Другие смотрят в историю глубже и считают, что русские должны были помочь им отобрать у Турции часть Араратской долины, которую сами они профукали. Короче, русские виноваты во всех бедах, что у грузин, то и у других…

29 апреля. Понедельник. Военный городок Красные Казармы

Войдя в кабинет начальника гарнизона полковника Родионова, Андрей, хотя и был в гражданском, вытянул руки по швам и четко приставил ногу к ноге.

— Старший лейтенант Бураков. Сын полковника Буракова.

Родионов встал, вышел из-за стола, протянул ладонь и крепко пожал поданную ему руку.

— Садитесь, старший лейтенант. Будь повод для знакомства иным, я бы сказал, что рад вас видеть. Сейчас не могу.

— Я понимаю, — согласился Андрей и устало опустился на стул. Осторожно погладил рукой обожженную щеку. — У меня к вам, товарищ полковник, несколько вопросов. От того, каким будет ответ, зависит, обращусь ли я к вам с просьбой.

— Обращайтесь сразу. — Родионов вернулся на свое место и сел. — Для вас я сделаю все, что смогу.

— Нет, — упрямо возразил Андрей. — Сперва вопросы.

— Хорошо, слушаю вас.

— Вы служили в Степанакерте. Насколько я знаю, вам угрожали за это местью. После того, что случилось с отцом, армяне вас оставят в покое?

Родионов нахмурился, нервно облизал губы.

— Уверен — нет.

— Что вы предпринимаете для своей безопасности? Я понимаю — вопрос нескромный...

— Ничего, я отвечу. — Он помолчал, задумавшись. — Что я сделал? Семью отправил в центр, к родным. Сам дослужу полгода и подам в отставку.

— Обеспечит ли это безопасность?

— Полную? Не думаю. Постараюсь всегда иметь в виду возможные неприятности.

— Считаете ли вы, что вас должен защищать закон?

— Что за вопрос! Конечно.

— Если закон не в состоянии обеспечить гражданам надежную защиту, имеем ли мы право сами себя защищать?

— Несомненно.

— В какой мере жестоко?

— В меру серьезности вызова. Армия не полиция. Если ее затронули или призвали к делу, она должна стрелять. Во всяком случае, ее непреложный принцип: отвечать на выстрел — двумя.

— Спасибо, товарищ полковник. Вопросы все. Теперь просьба. Мне нужны два автомата и боеприпасы.

Полковник сложил ладони и подпер ими подбородок. Задумался.

— Вы отдаете себе отчет, Бураков, что собираетесь делать?

— Да, безусловно.

— Почему решили обратиться с такой просьбой ко мне?

— Полковник Джулухидзе высказал мнение, что отца могли убить по ошибке. Охотились на вас...

Родионов брезгливо поморщился.

— Джулухидзе? Это тот грузин, что бросил наши дела и умотал за Казбек?

— Он, — подтвердил Андрей.

— И вы поверили, что это была ошибка?

— Не очень.

— А я в это не верю начисто. При такой четкости работы, которую показали террористы, никто бы из них не стал стрелять в городе в человека, который живет в гарнизоне.

Полковник посидел молча, потирая руки, потом спросил:

— Как я понимаю, теперь идет охота на вас?

— Так точно.

— Вы уверены, что свое получат именно те, кто виновны?

— Слово офицера.

— Я дам вам все, что вы просите.

— Можете рассчитывать, что об этом никому не будет известно.

— Штатного оружия вы не получите. Оно строго учтено. Но у меня есть конфискат. Два чешских автомата «Скорпион».

— Годится.

— У вас все?

Андрей смущенно улыбнулся.

— Нет, но я даже не знаю, с чего начать.

— Вот те раз! — удивился Родионов. — На оружие сделал заявку без стеснения, что же может быть деликатней?

— Правда, товарищ полковник. Я хочу, чтобы вы знали: моему отцу предложили миллион, если он даст возможность хапануть в Придонском арсенале оружие и боеприпасы. Отец отказался, и его тут же убили. А продать оружие согласился майор Мудрак...

Родионов помрачнел. Встал с места, одернул китель.

— Вы понимаете, Бураков, сколь серьезно бросать подобные обвинения, если у вас нет неопровержимых доказательств?

Андрей поднялся со стула в свою очередь и по-армейски вытянулся.

— Я никогда не терпел доносчиков, товарищ полковник. Но здесь речь идет об измене...

— Вы можете привести факты?

— И не один.

— Слушаю вас.

— Группа армянских боевиков при пособничестве майора собирается проникнуть на территорию арсенала. Сделают это под видом работников городского водопровода. Загрузят машину оружием и боеприпасами. Если сумеют уйти без шума — уйдут. Не сумеют — готовы прорываться с боем. Чтобы притупить бдительность караула, намерены сделать на базу две-три холостые ездки.

— Минуту, — сказал Родионов и нажал на клавишу селекторной связи. Защелкало реле вызова.

— Прапорщик Горелов, — отозвался динамик бодрым, чуть хрипловатым голосом. — Слушаю вас.

— Андрей Григорьевич, здравствуйте. Это Родионов.

— Здравия желаю, товарищ полковник.

— У тебя сейчас кто-нибудь есть?

— Нет, я один.

— Задам вопрос, но ты о нем никому. Понял?

— И начальству?

—Да.

— Слушаю вас.

— Приезжал кто-нибудь за эти дни на территорию из городского водопровода?

— Так точно. Вчера после обеда были. Целая бригада. Обещали сегодня вернуться. У них на насосной станции авария.

— Кавказцы?

— Так точно.

— Слушай, Григорьич, я к тебе сегодня приеду. Сам. Именно к тебе. Ты понял?

— Да-а. — В голосе прапорщика Андрей уловил растерянность. Хоть он и говорил «да», но явно не понимал, что случилось.

Полковник на это внимания не обратил.

— Вот и отлично, — сказал он. — Ты только будь готов ко всему. Вспомни, как мы с тобой на Шинданде управлялись. И никому ни слова. Короче, будь начеку.

— Но у меня начальство...

— Делай все сам. Понял? До моего приезда.

Дав отбой, полковник тут же снял трубку городского телефона. Набрал номер. Дождался ответа.

— Привет, Кирилл Афанасьевич.

Прикрыв ладонью микрофон, негромко пояснил Андрею:

— Городская управа. Зав коммунальным хозяйством. — И тут же, но уже громко спросил: — Слушай, дорогой, много у тебя в водопроводной службе кавказцев? Все, говоришь, в горторге и на рынках? Понял. А кто же слесарными делами занят?.. Все ясно, спасибо... Что заинтересовало? — Полковник засмеялся. — Да вот пришел к нам один наниматься слесарем. Говорит, в горводопроводе работал... Не верить? Добро!

Бросив трубку на аппарат, Родионов опустился на стул.

— Похоже, Бураков, ты прав, — сказал он, вдруг переходя на «ты». — Что-то вокруг арсенала затевается. Может, подключишься к моим? Разберемся вместе?

— Нет, товарищ полковник. У себя вы сами со всем совладаете. Как говорят, вам вершки, а уж я постараюсь корешки подобрать.

— Как понимать?

— Уверен, головка этой банды в пекло не сунется. Так я их и пощекочу в логове. Вот почему для меня сейчас главное — «Скорпионы»...


Мощный ЗИЛ-130 с крытым кузовом, тяжело подвывая, шел на подъем, двигаясь в сторону арсенала. Съехав с шоссе, машина миновала «кирпич» — знак, ограничивающий въезд в закрытую зону, и покатила по бетонке, с обеих сторон обсаженной пирамидальными тополями. Пригнув лобастую курчавую голову к рулю и напряженно вглядываясь в даль, грузовик вел Грант Бароян. В отряде Акопа Галустяна он считался боевиком опытным и довольно удачливым. На его счету числились две активные акции по изъятию оружия у воинских подразделений Советской Армии. В Карабахе он возглавлял нападения на радиолокационные точки войск ПВО, которые располагались в отдалении от основных воинских баз. К контрольно-пропускным пунктам подходила толпа женщин и детей. Вполне понятно, стрелять в них русские солдаты не решались. Даже самым молодым, прослужившим в строю всего по полгода, замполит успел внушить мысль о том, что в сердцах армян живет генетическая благодарность к русскому народу, который не раз спасал Армению от турецких ятаганов и персидских мечей. Верил в это и сам замполит, выпускник политического училища, хотя реалии жизни ничем его веры не подкрепляли. Ни в одном из ближайших к точке горных сел он не встречал армян, знавших как следует историю своего народа. Еще меньше их умело связать более трех русских слов. Познания самых грамотных ограничивались фразами вроде: «Купы хорошо», «давай дэнги». Зато армянин-учитель истории, которого в роту привозили из города, рассказывал солдатам о Великой Армении, права которой на жизненное пространство распространялись далеко за северные склоны Кавказских гор.

Бароян сумел выдвинуться и попал в специальный отряд Галустяна. Теперь ему предстояло проявить себя в деле, совсем не похожем на прошлые. Предчувствие беды томило душу, делало настроение смутным, угрюмым.

Метрах в ста перед бетонным забором, который ограничивал территорию арсенала, тянулась колючая проволока. Бетонку дороги перекрывал металлический шлагбаум, рядом с которым была кирпичная караульная будка. Здесь машине пришлось остановиться. И сразу к кабине подошли трое. Два автоматчика, изготовив оружие, встали с двух сторон, широко расставив ноги. Третий — прапорщик — приблизился к кабине и потребовал предъявить документы.

— Э! — шутливо возразил Бароян. — Документы-монументы, сколько можно?! Я уже здесь приезжал, да?

Прапорщик даже бровью не повел.

— Документы!

— Пожалуйста. — Бароян протянул бумаги и улыбнулся. Ночью предстояло провести операцию, поэтому, чем лучше его запомнят сейчас, тем спокойнее отнесутся позже. Не сдерживая язвительности, спросил:

— С кем воюете?

Прапорщик промолчал. Полистав документы, вернул их. Приказал:

— Откройте будку.

— Э, дорогой. — Бароян улыбнулся еще лучезарней. — Там никого нет. Только трубы-шубы, гайки-майки.

— А где бригада?

— Все ты знаешь, командир! Спит бригада. Я везу материал. Слесари приедут, когда можно будет перекрыть воду на город, ночью.

— Откройте, — повторил требование прапорщик, на которого объяснение водителя влияния явно не оказывало.

Бароян вылез из кабины, вразвалочку прошел к кузову. Из караульной будки тут же появились еще два солдата. Встали рядом с машиной, изготовили автоматы.

— Боитесь чего-то, что ли? — спросил Бароян иронично.

— Мы такие, — ответил прапорщик неопределенно.

Громко зазвенев задвижкой, Бароян распахнул двери. Прапорщик

заглянул внутрь, убедился, что там никого нет, и все же влез в будку

по железному трапу. Походил, заглядывая в углы.

— Что ищешь, дорогой? — спросил Бароян сочувственно. — Могу помочь.

— Можете ехать! — махнул рукой прапорщик и выпрыгнул из будки.

В зеркало заднего обзора Бароян видел, что автоматчики вернулись в караулку только после того, как его машина отъехала от пропускного пункта метров на сто.

Более часа Бароян провел в зоне. Возился у водокачки. Сбросил несколько обрезков толстых труб, сгрузил чугунный вентиль, вошел в техническое помещение, постучал разводным ключом по трубам, покурил. Из зоны его выпустили с теми же формальностями и предосторожностями, с какими впускали в нее.

— Ай, молодец! — сказал Бароян и, прощаясь, махнул рукой прапорщику. —

Мимо тебя мышь не проскочит.

— Мыши не по моей части, — ответил тот сумрачно. — Важно, чтобы крысы не бегали.

Обо всем увиденном Бароян доложил Акопу. Тот слушал, почесывая волосатую грудь, и думал.

— Как считаешь, они что-то чувствуют?

— Нет, Мелик, — успокоил шефа разведчик. — Это у них называется высокой бдительностью. А так они такие же лопухи, как и те, что я видел сто раз.

— Думаешь, сделаем?

— Если Мудрак на месте, все пройдет — о'кей!


К предстоящей ночи майор Мудрак подготовился основательно. Под завязку залил горючим бак своих «Жигулей» — «девятки». Выгнал машину за территорию базы и укрыл ее в кустах, неподалеку от бетонки. Сменил областные номера на чеченские, заранее приобретенные за солидную сумму в Грозном. После получения условленной суммы майор собирался махнуть в Азербайджан, в место, где его не найдут даже с собаками.

Близился вечер. Оставшись в служебном кабинете один, Мудрак прилег на жесткий, обтянутый ледерином топчан. Он его поставил у себя для ночных бдений. Лежал, закрыв глаза, перебирал в памяти детали предстоящей операции. Изредка поглядывал на часы, удивляясь, что время течет так медленно.

Уже темнело, когда дверь распахнулась, и в кабинет без стука вошел полковник Родионов — свежий, пахнущий одеколоном. По начальственной привычке провел пальцем по полке у вешалки, взглянул на палец — нет ли пыли? Мудрак встревоженно вскочил:

— Товарищ полковник!

— Вольно, не рапортуй, — сказал Родионов. — У тебя все в порядке, я знаю.

— Какой же это порядок, — огорченно откликнулся Мудрак, и от полковника не укрылось, что он заметно побледнел. — Мне даже не доложили о вашем приезде. Но я разберусь, кто виноват!

— Не надо, — охладил его пыл Родионов. — Не разбирайся. Считай, во всем виноват только я. Это мое приказание тебя не беспокоить. Сейчас не то время, чтобы прибывающему начальству стелить ковровые дорожки.

— Все равно обязаны были позвонить, пока вы ехали от пропускного пункта. Я имею право знать, что происходит на базе.

— Не спорю, — умиротворяюще согласился Родионов. — Тем не менее, я обязан знать, что здесь происходит как и ты.. Верно? Вот за этим и приехал.

— Не понял. — произнес Мудрак растерянно. — Звучит немного загадочно.

В душе он испытывал страх. Неурочный приезд начальства и в дневное время не сулил ничего хорошего, а оно нагрянуло на ночь глядя, в преддверии долго готовившейся операции.

— Испугался? — спросил полковник. — Причин волноваться нет. Мы побудем здесь до утра. Посмотрим, как несет службу караул. Время сейчас неспокойное, верно?

— Смотрю, и вы запаниковали, товарищ полковник, — сказал Мудрак язвительно. — Что до меня, не вижу причин гнать волну...

— Вот и отлично. Мы тут побудем, наберемся уверенности.

— Что мне прикажете? Я только собирался поужинать.

— Действуйте. Я здесь не в гостях, верно? Пришлите ко мне прапорщика Григорьева и свободны.

— Есть! — сухо ответил Мудрак, небрежно козырнул и вышел.


К полуночи ветер сменил направление и подул с севера. Быстро похолодало. Наползли сумерки, мрачные, промозглые. В одиннадцать боевики — Самвел Егиян, Андроник Маркаров, Армен Антонян, Карен Акопян — натянули на плечи кожаные блестящие куртки — любимую форму крутых кавказских парней. Лишь двое — русские костоломы Тарас Паровоз и Никита Лобан, — не обращая внимания на прохладу, остались в рубашках. Железные мужики, каленные в зоне на сибирском морозе, приехали после срока погреться на юга, здесь же решили поразмяться с автоматами, зашибить хорошие бабки и — холода совсем не ощущали.

Трое из армян — Егиян, Антонян и Акопян — подвалили к Акопу на подкрепление из Закавказья. Они вырвались из карабахского огня и теперь в тиши русского города мнили себя героями, которым под силу все. Они громко хохотали, неумолчно говорили, лихо пили. Акоп, с трудом подавляя раздражение, перед опасным делом позволял молодежи резвиться.

Среди новичков выделялся Егиян, высокий, лобастый боевик со свежим красным шрамом на левой щеке. Неделю назад по пьянке он сковырнулся с ног и попал в тлевшие угли костра. Поскольку событие произошло в зоне боев с азерами, никто не мог сказать, что шрамы не украшают чело бойца.

— Дураков хватает, — вещал Егиян, размахивая руками, и сам ржал, предваряя смех слушателей. — Взяли мы поселок, а там в старом доме полно раненых азеров. Я пошел достреливать. Не лечить же их, верно? Добил. Гляжу, у одного пасть раскрыта, там коронки золотые блестят. Говорю Антоняну: «Вырви!» А он отвечает: «Боюсь, вдруг заминировано».

Крутые парни хохотали до стонов. Акоп взглянул на часы и сухо приказал:

— Конец! Время ехать!

Два грузовика ждали их на дороге.

Егиян сел в кабину рядом с Барояном. Махнул рукой:

— Поехали! — Тут же добавил: — Чем быстрей сладим, тем лучше. У меня на утро билет в Москву.

— Дело? — спросил Бароян завистливо.

— Ага, — пояснил Егиян и довольно засмеялся. — Баба.

— Откуда? — усомнился Бароян.

— Трофей, — качнул головой Егиян. — Одного Ивана в Арцахе шлепнул. Солдата. Взял документы. Там письмо оказалось. Из Москвы, от сестры. Адрес я сохранил. Был в Москве, зашел. Говорю, имелся у меня друг, Ваня. Его убили. На моих руках умер. Мы с ним вместе дрались против азеров. Сестра в слезы. Помянули вместе. Я у нее потом остался. Ничего баба, пухленькая...

— Дружба народов! — оценил Бароян, и они громко заржали, смехом скрывая нервное напряжение. Как-никак впереди их ждало неведомое.


Жилище, в котором обитают одни мужчины, неизбежно приобретает облик ночлежки или казармы, в зависимости от характеров проживающих. После того как Андрей отправил мать на Урал к родственникам, в квартире Бураковых восторжествовал дух холостяцкого запустения. Покрытые полотняными чехлами стулья, обеденный стол, накрытый газетами, немытая посуда в раковине на кухне... В прихожей входящего встречал стойкий запах гуталина. Что-что, а обувь братья чистили до блеска каждое утро. Сегодня ко всему здесь прибавился запах ружейного масла. Николка, разобрав новенькие чешские «Скорпионы», чистил их. Рядом, отодвинув ветошь на край стола, пили чай Андрей и Катрич. Пили и спорили.

— Гляжу я на тебя, — сетовал Катрич, — мозги вам замполиты в полку закрутили круто. Невооруженным глазом видать: Горбачев державу пустил под откос, все начало обсыпаться, ползти. Думали Ельцин что-то сделает…

— Должен сделать. Не может человек, ставший правителем, рушить свое государство. Вспомни маршала Франции Бернадота. Он сделал карьеру при Бонапарте. Был, как говорится, без лести предан. Сам Наполеон помог ему стагь королем Швеции. Небескорыстно, конечно. Надеялся, что с помощью верного человека направит шведов против России. Но едва Бернадот сел на престол, тут же заявил Бонапарту: интересы Швеции и Франции не совпадают. И воевать против России отказался. Зато в 1813-м сам выступил против французов.

— Ха! — издевательски хмыкнул Катрич. — Сравнил гондон с дирижаблем! Бернадот — граф, офицер, человек чести, а кто такой Ельцин? Партийный мальчик, дорвавшийся до кормила. Знаешь, однажды мужика спросили, что он стал бы делать, став царем? «Нешто не ясно? — ответил мужик. — Хапну сто рублей из казны — и в лес». Погоди немного, Борис тоже свое хапанет — и ищи-свищи!

— Ты уж совсем! — обиделся Андрей. — Хотим мы с тобой или нет, а его единодушно поддерживают...

— Два «ха-ха»! Учти, наш народ единодушно поддерживает только день, когда ему предлагают встать в очередь к кассе и получить зарплату. Все остальное единодушие — только на газетной бумаге и в отчетах замполитов.

— Чем же ты объясняешь, что многие симпатизируют Ельцину?

— Откровенно?

— Ну.

— В любой овощной лавке, где долгое время заведующей была старая курва, приход курвы новой люди встречают с симпатией.

— Ладно, кончим с политикой, — предложил Андрей. — Что ты мне еще собирался сказать?

— Совсем немногое, но очень важное. Я не хотел бы, чтобы в этом вопросе между нами существовало непонимание.

— Валяй, объясняй, пока время есть. Я понятливый.

— Вот сделаем мы дело и разбежимся в разные стороны. Может, когда еще и встретимся. Так я не хочу, Андрей, чтобы при такой случайной встрече ты чувствовал во мне союзника.

— Не понял. — В голосе Андрея звенело недоумение.

— Ты все время веришь, что мы единомышленники, верно? Впрочем, можешь не отвечать. Это так. Хотя на деле ты ошибаешься. Мы просто временные союзники. По формуле: «Враг моего врага...»

— Мой друг, — подсказал Николка, отложивший почищенный автомат.

— Пионерская логика, — усмехнулся Катрич. — Враг твоего врага всего лишь союзник. Особенно в наше время, когда красивые слова коммунистической морали вроде «человек человеку друг, товарищ и брат» отброшены за ненадобностью. Новое время — новые истины. Нынче каждый каждому если не волк, то крокодил. И выиграет партию тот, кто поймет это раньше других. А кто не поймет, того вчерашний друг, товарищ и брат заложит, продаст и съест.

— Интересная логика, — сказал Андрей, прищуриваясь и пристально поглядывая на Катрича. — Только чем я тебе дал основания сомневаться во мне?

— Может, не будем?

— Нет уж, начал — бей до конца.

— Хорошо. Я привык сомневаться в тех, кого не понимаю. В том числе и тебя. Что нас свело в одном деле? Если честно, стремление справить кровную месть. По-кавказски. Мне — за друга, тебе — за отца. Я этой истины не скрываю, а ты все время создаешь вид, будто собрался вершить правосудие.

— Да ты!.. — взорвался Андрей. — Ты!..

— Вот именно, — сказал Николка спокойно и встал, держа автомат в руках. — Катрич прав, братан. Давайте не будем изображать защитников закона. Это нам ни к чему. В стране, где власть мало заботится о порядке, каждый волен встать за себя. В том числе и мы с тобой. Зачем же напускать тумана? А за тобой это водится...

Он передернул затвор. Металл громко лязгнул.

Катрич протянул Николке руку:

— Ты молоток, курсант!

Николка двумя пальцами хлопнул по открытой ладони Катрича, словно скрепляя союз.

В прихожей зазвонил телефон. Андрей нехотя поднялся с места. Катрич жестом остановил его:

— Мне звонят.

Прошел в прихожую, взял трубку.

— Слушаю.

— Это ты, офицер? Да? — Голос в трубке звучал глухо.

— Точно, — ответил Катрич. — Что тебе, душа любезный?

— Нэ минэ, тэбэ, — сказал невидимый собеседник и усмехнулся. — Твой баба здэс, понял?

— Нет, не понял.

— Дурной, да? — удивленно спросил голос. — Твой баба Наташа, вэрно?

— Может быть. Так в чем дело?

— Лубишь ее? Тогда приезжай. Будэм ждат два часа. Не приедешь — мы ей ног раздвигать начнем. Вай, какой ног!

— Ты что, любезный, решил наколоть лоха? — спросил Катрич брезгливо.

— Э, — возразил собеседник. — Говори по-русски. Я таких слов не понимаю.

— Ищешь дурака, я спросил?

— Зачэм? Просто дэнги делаю. Я человек простой. Твоя баба попала в мои руки. Ай, какой ног! Ай, какой! Нужно тэбэ — могу вэрнуть. Плати дэсять кусков — бэри!

— Возьму, — сказал Катрич. —Но, если ты хоть пальцем... Понял?

— Нэ боись, командир. Сохраним, как в аптеке.

— Где будем менять?

— Нэ торопысь, какой быстрый. Бэри деньги, приезжай в поселок Житный. Знаэшь такой?

—Да.

— Около сэлпо тэбя мальчик встретит. Не боись. Эсли честно будэшь играть — бабу получишь. Привэдешь милицию — этот хороший ног мы употрэбим. Понял?

— Забито. Еду.

Катрич бросил трубку.

— Собирайтесь, мужики, — сказал он так буднично, словно речь шла о поездке на рыбалку. — Отчаливаем.

— Кто звонил? — поинтересовался Андрей. И хотя Катрич перехватил разговор, который должен был вести совсем не он, ставитьАндрея в известность о полученном сообщении не счел нужным. Ответил коротко:

— Говорят, овощ созрел. Пора убирать.

Андрей вывел машину на шоссе и поддал газу.

— Куда нам?

— Пока до развилки на Житное. Только особо не гони.

Андрей сбросил скорость, и стрелка спидометра закачалась у цифры шестьдесят.

— Отлично, пилот, — похвалил брата Николка. — Так держать. По пустынной дороге они проехали километров пятнадцать, когда у пришоссейного сельпо в круге желтого неровного света заметили ми|лиционера. В свою очередь он увидел машину и подал знак остановиться.

— Этого еще не хватало! — чертыхнулся Андрей. — Никогда раньше здесь гаишники не гужевались.

— Нэ боись, командыр, — машинально повторил Катрич застрявшую в памяти фразу и тут же, ощутив неловкость, добавил: — Держите хвост трубой. Разберемся.

Помахивая жезлом, коренастый, мешковатый милиционер приблизился к машине. Голосом безразличным, начальственным приказал:

— Документы.

Андрей вынул из нагрудного кармана удостоверение, протянул наружу. Открыв корочки, милиционер бросил взгляд на фотографию. Вяло спросил:

— Торопимся, гражданин Бураков?

Андрей не успел ответить, когда из распахнувшейся дверцы наружу выскочил Катрич. Он сразу оказался за спиной милиционера и так резко ткнул в затылок стволом пистолета, что у того с головы слетела фуражка.

— Руки на капот, Сивухин! Быстро!

Милиционер строптиво дернулся, но тут же получил сильный толчок в спину и оказался лежащим животом на капоте.

— Обыщи его, Николка! — приказал Катрич.

— Артем, ты что? — не скрыв тревоги и удивления, спросил Андрей.

— Я в порядке, — отозвался Катрич, — а вот что здесь делает этот гусь, мы сейчас выясним.

— Дежурит, — неуверенно предположил Николка, шуруя руками по бокам милиционера.

— Э, нет! Он участковый из второго Советского микрорайона. Савелий Исаич Сивухин. Верно я говорю, Сивухин?

Милиционер лишь тяжело сопел, не произнося ни звука.

— Что участковому здесь надо? — удивился Николка. Он уже успел изъять у Сивухина пистолет и рацию.

— Вот мы и постараемся выяснить.

— Калымит! — в очередной раз попытался угадать Николка. — Штрафы по нахалке сшибает.

— Не то, — возразил Катрич. — Здесь похуже. Он именно нас пас. Верно, Сивухин? И разбираться мне с ним некогда. Сейчас отведу его в сторону, а утром его найдут в кустах. С жезлом и рацией. Поймут, что паскудный мент осознал гнусность своего поведения и свел счеты с неправедной жизнью. Чтобы не позорить наш славный отряд Краснознаменной милиции.

— Ты этого не сделаешь! — дерзко и в то же время испуганно выкрикнул Сивухин. Он знал славу Катрича и верил — тот может все.

— Не ори, — ткнул его в бок пистолетом Катрич. — Сделаю, если пообещал. Ты для кого здесь торчать подрядился? Ну!

— Пойми, капитан, — хватаясь за спасительную подсказку Николки, заюлил участковый. — Трое детей. Денег-то пусто... Бес попутал...

— Фамилия беса? Быстро!

— Деньги! — прохрипел Сивухин. — Ты же сам знаешь, сколько нам платят.

— Кто?

— Правительство.

— Пошли! — зло крикнул Катрич. — Жить тебе ни к чему.

Сивухин грузно осел на асфальт, привалился спиной к машине.

Замычал, как пьяный, качая головой и стукаясь затылком о кузов.

Вдруг остановился и гугняво спросил:

— А если скажу?

— Не надо, обойдусь.

— Скажу — отпустишь?

— Гденас ждут?

Андрей насторожился. Еще минуту назад он считал, что Катрич зря теряет время на мошенника в милицейском наряде. Ну подумаешь, захотел участковый покалымить на трассе. Да мало ли таких? Не он первый, не он последний.

— Недалеко. Через два километра отсюда выемка...

— Засада справа, слева?

— Справа. Возле трансформаторной будки.

— Сколько человек?

— Один.

— Кто?

— Не знаю. Какой-то черный.

— Оружие?

— Ручной гранатомет. РПГ.

— Транспорт?

— Нет. После дела я его должен сам забрать.

— Связь?

— Рация.

— На милицейской волне?

— Нет, волна своя.

— В машину! — приказал Катрич отрывисто. — Куда полез? Ложись на пол! Поехали!

Боевика Катрич взял без большого труда. Щупленький, похожий на цыпленка мужичок с жиденькими усами и растопыренными огромными ушами сидел над откосом выемки, держа на коленях трубу заряженного гранатомета. Рядом шипела шорохами эфира портативная рация. Даже со спины Катрич узнал наркомана и жестокого убийцу Карена Папазова, известного в кругу делашей под кличкой Шкет. Уже более двух лет он находился в розыске.

Ударом ребра ладони по шее сбил противнику дыхание. Оказавшись в руках Катрича, Шкет хватал ртом воздух, как рыба, вынутая из воды, не имея сил сопротивляться.

— Где баба? — первым делом спросил Катрич.

— Э, началник, зачем здесь баба? — Удивление Шкета было искренним. — Я дело делаю. Бабы потом.

— Кто мне звонил?

— Я знаю, да?

Все было ясно: шестерок нарядили, чтобы побить туза, а игру, как всегда, при этом делали короли и дамы.

— Ладно, времени у меня нет, а ты, как я понимаю, ничего не скажешь.

— Правильно понимаешь, началник. Можешь резать — не скажу.

— И я о том же. Давай, пошли.

Катрич сжал плечо Шкета, рывком повернул от себя. Тот сразу учуял неладное.

— Куда, началник?

— Давай, давай. — Катрич подтолкнул его коленом в зад. кустах тебя дольше не найдут.

— Ты что?! — Голос Шкета зазвенел визгливо. — Ты что?!

— Гляди, — насмешливо сказал Катрич Андрею, — он ждал нас с трубой в лапах — и мысли у него не было, что это плохо. Когда дело коснулось собственной шкуры...

— Началник, — взмолился Шкет, — ты что знать хочешь? Не убивай, я скажу. Все скажу. Мне этих сволочей не жалко...

Катрич усмехнулся:

— Хорошо, я тебя не убью, можешь быть уверен.

— Верю тебе, началник. Если не исполнишь — грех...

— За такого, как ты, аллах простит.

— Зачем аллах? Мы христиане.

— Поздно о боге вспомнил, Папазов. Ну да ладно, я не поп. Итак, кто Бураковых приказал кончить?

— Э, началник, зачем фамилии? Я паспорта не проверяю. этот мент должен был машину подставить — и все. Точка.

Сивухин дернулся, пытаясь замахнуться на сообщника, но Андрей рывком перехватил его руку и коротким ударом поддых застави согнуться пополам. — Хорошо, пусть так, — продолжал Катрич. — Кто приказал ставить точку?

— Тата.

— Сама? Или передали ее приказ?

— Я что, солдат?

Подонок готов был раздуться и лопнуть, лишь бы не выглядеть прислужником, которым повелевают другие.

— Хорошо, кто платил?

— Тата.

— Где встречались?

— В городе. У Акопа в машине. Возле кафе «Анапа».

— Все ясно, Папазов. Убивать я тебя не буду, но у тебя и перед другими грехов — ворох. Вот они с тобой и разберутся.

Катрич подвел Сивухина и Шкета к трансформаторной будке. Проверив прочность ручки, наглухо приваренной к железной двери, пропустил цепочку наручников через скобу, а браслеты поочередно защелкнул на запястьях сообщников. Оглядел конструкцию. Предупредил:

— Ты, Папазов, следи за Сивухиным. Иначе он тебя через ручку протащит и смоется. В случае чего — сопротивляйся. Я за вами пришлю...

— Вот сволочи! — возмутился Андрей, когда они тронулись.

— Откуда им стало известно, что мы поедем именно здесь в этот час?

— Выясним, — с безразличием в голосе ответил Катрич. — Придет время. Все встанет на свои места...

Они добрались до ближайшего поселка. Возле отделения милиции стояла телефонная будка. Катрич снял трубку, дождался гудка и через девятку вышел на город. Набрал номер.

— Иван Шагенович? Только не вешайте трубку. Выслушайте до крнца. Кто я — вам все равно. Но у меня для вас известие. Я взял на горячем двух типов. Один — Карен Папазов, второй — милиционер Сивухин. Если захотите на них взглянуть, я скажу, где они...

— Кто ты? — спросил до того молчавший собеседник.

— Это без разницы. Мне от вас ничего не надо. Единственно, что скажу, — это где искать друзей.

— Э, дорогой, — попросил мужчина, — скажи обязательно. Не знаю, кто ты, но, если сказал правду, я твой должник. Сейчас тебе ничего не надо. Может, придет время — станет что-то надо. Тогда обратись. Напомни одним словом — Папазов. Я пойму...

— Кто это был? — поинтересовался Николка, когда машина тронусь.

— Хороший человек. Армянин, — пояснил неохотно Катрич. — У него Шкет сына убил. Младшего.

— А Сивухин при чем?

— Сын жил во втором Советском микрорайоне. А да ладно! Длинная история. Короче, оба типа в одном дерьме по уши...

— Выходит, ты их сдал?.

— Выходит.

— А Тата? — спросил Николка. — Что за особа? Мужик или баба?

— Или...

— Расскажи, — вступил в разговор Андрей.

— Не сейчас. Смотри за дорогой, не расслабляйся.

30 апреля. Вторник. Окрестности Придонска

Как ни странно, но Барояна не насторожило и даже не удивило, что при въезде на территорию базы обошлось без обычных формальностей. Сержант, стоявший у ворот, лишь взглянул на протянутые ему документы и махнул рукой: «Проезжай!» Ворота открылись, машина въехала внутрь. Не зря, должно быть, Мудрак получил свои серебреники.

— Порядок! — с облегчением выдохнул Егиян и от нахлынувших чувств толкнул локтем в бок водителя.

Как только машина въехала на бетонную площадку перед оголовками подземных хранилищ, ослепительно вспыхнул прожектор и Бароян увидел, что все пространство оцеплено автоматчиками. Навстречу машине с поднятой вверх рукой вышагнул прапорщик Горелов — тот, что днем так досаждал Барояну своей придирчивостью.

— Крути назад! — истошно заорал Егиян. Он мгновенно просек, что случилось. — Гони!

И тут же, выхватив из-под сиденья автомат, высунул из кабины ствол, не целясь, дал длинную очередь. Проклятый прожектор мгновенно погас, и мир погрузился в глухую тьму.

Бароян вывернул руль. Трейлер круто качнулся, перескочил через неглубокий кювет и вновь вылетел на бетонку.

— Газуй, Баро! — орал Егиян. — Пес поганый, Мудрак! Продал!

Удержав машину от заноса, Бароян выжал педаль акселератора до самого пола. Тяжелый поезд, разгоняясь, вонзился в темень. Бешено ревел двигатель. Визжали на поворотах шины. Свистел воздух.

— Уходят, сволочи! — Разрывая криком рот, прапорщик Горелов бежал к первой линии заслона. — Огонь!

Хлестко стеганули автоматы, злыми искрами вдаль понеслись светляки трассеров. Как стаканы в посудомойке, звенели о бетон гильзы, вылетавшие наружу. Судорожно задергался, словно пытаясь вырваться из рук солдата, татакающий пулемет.

Желто-сиреневые вспышки рвали сумрак. После каждой очереди,

ослепленные солдаты жмурились, а тьма становилась еще гуще

непроглядней.

Трейлер, распарывая мрак, таранно рвался к воротам. Две меткие очереди на крутом повороте ударили по коробу металла. Искрами брызнули рикошеты. Бароян пригнулся к рулю и что было сил давил на педаль газа.

— Карабанов! — В голосе Горелова яростный хрип. — Сделай его, мальчик! Как на учениях! Быстро!

Выскочив вперед, солдат широко расставил ноги, положил на плечо трубу ручного гранатомета. Огромный светящийся шар вспух в темноте и ударил по перепонкам волной оглушающего грома. Клуб пыли закружился, замельтешил над землей. И почти мгновенно там, впереди, где скрылась машина, полыхнула вторая вспышка. Граната врезалась точно под раму кузова. В это же время электрик зажег второй прожектор, и ослепительно-белый луч пропорол темень. В синеватом колеблющемся свете солдаты увидели, как огромная машина резко свернула с бетонки и, опрокидываясь, удивительно плавно, будто в замедленной киносъемке, стала переворачиваться вверх колесами.

Раздался тягучий грохот, как если бы на землю с высоты шваркнули огромную железную бочку. И сразу все стихло.

Только в подрагивающем луче прожектора было видно, как крутятся вздыбленные вверх колеса машины.

Лежа вниз головой, истерзанный, уже умирающий, Бароян потянулся к рации:

— Мелик... Мелик... Мудрак... Сука... Нас взяли...

Доложив полковнику Родионову, что собрался поужинать, Мудрак направился к дому, потом, убедившись, что за ним не следят, выбрался с территории базы и кружным путем вышел к машине. Час бешеной гонки, и он въехал в дачный поселок Отрадный, где на даче Золотцева собрался штаб Особой группы Галустяна. Два костолома, дежурившие снаружи, пропустили майора в дом без разговоров. Его здесь знали в лицо.

Все члены штаба сидели за накрытым столом.

— Мелик! . — сообщил Мудрак с порога. — Надо остановить операцию. Нас раскрыли.

— Э! — возбужденно вскочил с места полковник Радамес, которому вернули его командирские права. — Ты думаешь, что сказал? Наши люди уехали. Почему ты их не остановил?

— Я ушел из городка по другой дороге. Спешил сообщить вам...

— Спешил, не спешил, — сделал вывод Акоп, — теперь поздно судить. Их не догонишь. Надо ждать. Садись. — Он показал рукой на место за столом. — А ты, полковник, попробуй связаться с ребятами. И быстро! Пусть возвращаются.

— Мелик, — с отчаянием взмолился Радамес, понимая, какое ему предстоит дело, — ничего не выйдет. Мы их слушаем на волне, они нас — нет.

— Все равно, иди!


От магистрали к дачному поселку Отрадный вела асфальтированная дорога. Она отличалась от множества подобных своей ухоженностью и исправностью. Здесь не встречалось ни выбоин на полотне, ни облупившихся дорожных знаков на обочинах, ни поврежденных перил на мостах. Удивляться не приходилось: Отрадный издавна стал местом поселения чинов партийной и советской власти района и области. Все они вносили в развитие социализма большой идейный и практический вклад, а для себя из развитого социализма выносили еще больший вклад — материальный.

В Отрадном в кущах садов прятались от завистливых глаз богатые дачи-особняки, бдительно охраняемые старательными ветеранами внутренних дел и госбезопасности. Крутые мужчины — отставные майоры и капитаны — берегли покой тех, кто обладал в обществе равных демократических прав правами чуть большими, чем у остальных.

Новая эпоха внесла в быт Отрадного зримые перемены. Теперь те, кто выносил личные вклады из общества, отданного на разграбление, уже не скрывали того, сколько они смогли уволочь в свою нору под славным лозунгом «Грабь накопленное». Отрадный захлестнула волна новостроек. Над кущами садов поднимали острые крыши каменные чертоги, не пугающиеся собственной высоты, блеска огромных стекол и красно-медных крыш. В одной из таких новостроек проживал скромный адвокат Исаак Золотцев. Именно под его гостеприимным кровом, по сведениям Катрича, должны сегодня находиться члены штаба Акопа Галустяна.

— Куда теперь? . — спросил Андрей, когда машина въехала в поселок.

— По Фестивальной, второй поворот направо. Первый Советский тупик.


Рация штаба работала на прием. Надев наушники, полковник Радамес терпеливо слушал эфир. Зыбкое воздушное пространство, разделявшее штаб и уехавших на операцию боевиков, таинственно шуршало, потрескивало, поскрипывало, посвистывало. Но главное, чего ждали в штабе — сообщений Барояна, — волны с собой не несли.

Радамес, опустив голову на грудь, погрузился в сладкую медовую истому и незаметно для себя задремал. Он не знал, сколько прошло времени, как вдруг что-то тревожное, пугающее вырвало его из сумеречного опьянения, заставив вскочить. Тряхнув головой, он посмотрел на радиста и требовательно спросил:

— Что там?

— Беда, полковник. — Радист выглядел испуганно, и руки ег дрожали. — Это наши. У них беда...

— Баро?! Что передал?

— Он кричал: «Мелик, Мелик, Мудрак сука. Нас взяли».

— Я убью этого Мудрака! — заорал Радамес, пряча испуг за то, что проспал такое сообщение. — Прямо сейчас!

Однако, шагая к дому, Радамес столь быстро остыл, как и воспламенился. Охладила его простая мысль. Операцию в арсенале готовил Акоп. С Мудраком вел переговоры он сам. Значит, мертвый майор покроет грехи Мелика. Нет, Мудрака надо сохранить в живых. До решения штаба. А там еще видно будет, останется ли Галустян командиром особой группы, и кто пойдет под суд и расправу.

Радамес вошел в помещение, и взоры всех обратились к нему.

— Мелик, — по-армянски доложил полковник, — наших взяли. На базе.

Галустян резко встал и также по-армянски отдал приказ:

— Уходим. Прямо сейчас. Маршруты всем известны. Полковник, возьмешь с собой майора. И уберешь его. По дороге. Лучше где-нибудь на краснодарской земле.

— Что случилось? — встревоженно спросил Мудрак.

— Тебе объяснят, — отрезал Галустян. — По дороге. А сейчас все уходим.

— Поедем вместе, майор, — скрывая торжество, сказал Радамес. Убирать Мудрака он не собирался. — На твоей машине. И быстро.

Стараясь не проскочить нужный поворот, Андрей сбавил ход до малого. В это время встречная машина фарами попросила вырубить дальний свет. Ножным переключателем Андрей включил подфарники. И тут же мимо прокатила машина — «вольво».

— Стой! — закричал Катрич, осененный догадкой. — Крути назад! Это наши клиенты проехали!

Как назло, Андрей разворачивался неловко и долго. Задние колеса сползли в кювет, и свежая трава, размочаленная протекторами, заставляла машину буксовать. Катричу и Николке пришлось вылезать наружу. Только с их помощью машина выбралась на асфальт. Съехав на обочину, Андрей бессильно положил руки на руль. Напряжение последних дней сломало его: машина перестала слушаться.

— Прими руль, — скомандовал Андрей Николке.

— Устал? — положил ему на плечо руку Катрич. — Тогда лучше я сяду.

— Не лучше, — возразил Андрей. — Он — гонщик.

Братья поменялись местами, а Николка взял с места стремительным рывком. Запели шины. Дверцы захлопнулись на ходу. Катрич положил руки на спинку переднего сиденья и через плечо водителя взглянул на спидометр. Стрелка его резко свалилась вправо, заслонив цифру сто.

— Неплохо, курсант. И все же нам их не взять. У Акопа — фора.

— Дотянемся, — сквозь зубы произнес Николка. За рулем он преобразился: руки лежали на ободе твердо, спина напряглась, взгляд жестко фиксировал дорогу. — По нашим бетонкам две сотни не выжмешь.

— Не кажи гоп... — усмехнулся Катрич. — «Москвич» против «Вольво»…

— Это какой «Москвич». У своего мы с батей двигатель сами до ума доводили.

Он добавил газу, и новое ускорение навалилось на плечи пассажиров.

«Вольво» не было видно. «Москвич» со свистом рвал темный, упругий воздух, мотая на колеса километр за километром. Катрич уже начал беспокоиться, не свернули ли куда преследуемые, как вдруг впереди алым светом полыхнули и быстро погасли два огня. Видимо, опасаясь неожиданного появления встречной машины из-за гребня подъема, водитель «Вольво» зажег габаритные огни.

— Ну, что? — торжествующе спросил Николка. — Сила солому ломит, а?

Машины медленно сближались. Николка подался вперед, словно всем телом собирался подтолкнуть «Москвич».

— Надо стрелять, — толкнул Андрея в спину Катрич. В это время, словно стайер, вышедший на финишную прямую, «Вольво» резко прибавил скорость и оторвался сразу метров на пятьдесят.

— Ну, паскуда! — заорал Николка. — Оторвался-таки!

Впереди угадывался левый поворот. Сокращая радиус, Николка повел машину по встречной полосе. На этом удалось выиграть несколько метров. «Вольво» на вираже нахально подрезал, подставляя под удар левый борт. Николка закусил губу и сбросил газ. Взвизгнув шинами, иномарка вписалась в поворот и пролетела мимо «Москвича».

— Подсади его! — приказал Андрей. — Вытолкни на обочину! К чему мог привести такой маневр, предугадать было трудно, и Николка пренебрег советом. «Вольво» выглядел массивнее и держался на бетонке прочнее. В рискованные игры стоит играть лишь тогда, когда есть хоть какая-то уверенность в успехе.

В «Вольво» теперь знали, что их преследуют, и гнали, не сбавляя скорости даже на виражах.

— Скоро съезд на проселок! — крикнул Катрич. — Подожми их влево, чтобы не свернули.

— Спокойно, командиры, — тоном прожженного таксиста сквозь, зубы процедил Николка. — Уж где-где, а на проселке мне их достать — пара пустяков. Им колеи не выдержать.

«Вольво» проселком не польстился.

— Сворачивай ты! — крикнул Катрич. — Здесь петля километров на десять. Мы их по луговине обскачем. Главное — не засядь в низине.

— Ни в жись! — отчаянно пообещал Николка. Он круто повел рулем вправо. Катрича швырнуло вбок, и он свирепо выругался.

— Терпи, — успокоил его Андрей. — Больше газу — меньше ям.

Они обошли противника, выскочив на шоссе у моста через дренажный канал. Оставив машину, с автоматами в руках выбежали на дорогу.

«Вольво» приближался с горящими фарами. Катрич поднял руку. И тогда фары погасли, затем с правой стороны кузова заплескались языки автоматного пламени. Готовый к этому, Катрич отпрыгнул в сторону и скатился в кювет. Падая, прокричал: «Огонь!»

Андрей твердо сжал «Скорпион» и совсем не так, как учили на стрельбище, рванул пусковой крючок. Смертоносная железяка изрыгнула желто-красное пламя, и оно, разрывая темноту, заплясало злыми сполохами.

Эта очередь, отчаянная, кинжально-безжалостная, сделала его совершенно другим человеком. Ни в доме Акопа, ни в подвале хранилища, превращенного в арсенал, ни в своей горящей даче он в душе еще окончательно не переступил черты, за которой, нажимая на спуск, человек уже не думает о том, есть ли у него право стрелять и убивать. Теперь он стрелял, уверенный в своем праве решать чужие судьбы.

«Вольво», встреченный огнем в упор, влетел на мост, метнулся влево, ударился о колесоотбойную балку и начал медленно опрокидываться через крышу вправо. Зазвенело стекло, заскрежетал корежащийся металл. По асфальту снопами в разные стороны брызнули колючие красные искры...

Николка, встав на колено, дважды в упор полоснул очередями по опрокинувшемуся лимузину.

Катрич, пригибаясь, перебежал дорогу, подскочил к «Москвичу», оставленному на обочине, и включил фары. Два белых луча рассекли тьму. В их свете стал виден опрокинувшийся «Вольво». Над ним курился синеватый, похожий на туман дымок. Левое переднее колесо, свернутое набок, лениво вращалось.

Андрей стоял на бетонке, держа автомат в правой, опущенной вниз руке. Силы вдруг оставили его, и только усилием воли он не позволил себе сесть на землю. То, чем он жил эту неделю, наконец-то свершилось. Но, как оказалось, это не принесло с собой ни радости, ни удовлетворения. Да, с теми, кто поднял руку на отца, счеты уже сведены, а вот плясать по этому поводу танец победы над их телами не хотелось. Должно быть, для того, чтобы получать удовлетворение от отмщения, надо иметь особую, кавказскую натуру.

Еще час назад, когда они шли по следу тех, кто убил отца, Андрею казалось, что все зло сосредоточено в одном лице и если его убрать, в мире восторжествуют добро и справедливость. Но вот с Галустяном покончено, а уже ясно: мир останется таким же, каким и был, — полным лжи, насилия, подлости. А коли так, то зачем нужно было делать все, что они уже сделали?

Выругавшись и зло сплюнув, Андрей поудобнее перехватил «Скорпион» и сделал шаг к опрокинутой машине.

— Стой, — задержал его Катрич. — Туда тебе не надо.

— Это почему?! — Андрей дал выход раздражению.

— Следов меньше останется. И потом, зрелище там не самое для тебя нужное.

— А для тебя?

— Я мент. Видел и не такое.

— Пошли к машине. — Николка положил руку на плечо брата. — Пошли.

Через несколько минут вернулся Катрич.

— Гони, — сказал он Николке. — До объездной к Кубанскому шоссе. Въедем в город с той стороны.

1 мая. Среда. г. Придонск

Катрич пришел к Бураковым к вечеру.

— Не запили тут без меня? — спросил он бодро. — Ну и лады. Вот, повышайте эрудицию. — Он небрежно швырнул на стол несколько узких, сколотых металлической скрепкой листков. Это были ксерокопии какого-то документа.

Андрей подвинул листки поближе. Над его плечом нависла голова любопытствующего Николки.

«Справка о происшествиях за 30 апреля по городу и области.

9.14. В лесопосадке у полевого стана колхоза «Казачий круг» тракторист Мазуров обнаружил труп неизвестного мужчины кавказской национальности. Убит двумя выстрелами в живот. Выехавшая на место преступления оперативная группа в убитом опознала Папазова, особо опасного рецидивиста, находившегося в розыске.

10.25. На 29-м километре Приморского шоссе под мостом через реку Протока найден мотоцикл 2-го отделения ГАИ города. Рядом в воде — труп участкового милиционера 2-го Советского микрорайона Сивухина С. И. Ведется расследование».

Третий, изрядно помятый листок оказался интереснее двух первых:

«3.15. Автопатрульной группой на восемнадцатом километре Черноморской автомагистрали обнаружена машина „Вольво“ государственный номер А 74-13 ПД. Судя по многочисленным пулевым пробоинам кузова, машина была обстреляна из засады. В машине найдено четыре трупа. Среди них руководитель преступной группировки „Армавир“ Акоп Галустян и Нателла Сергеевна Мкртычан, известная в преступных кругах как Тата...»

— Может, ты нам расскажешь, кто эта таинственная дама? — с безразличием, которое плохо скрывало любопытство, спросил Андрей.

— Скажу, — Катрич был по-царски щедр. Он извлек из кармана фотокарточку и шлепнул ею по столу, словно бил козырной картой чужого туза: — Гляди.

Андрей резко вскочил. У него покраснели уши, на щеках вспыхнул нездоровый румянец.

— За такое, между прочим, схлопотать по морде можно! Долго думал?

— Ты что? — спросил Николка удивленно и придвинул карточку к себе. — Красивая.

Катрич взял у него фото и тряхнул им.

— Ты ее знаешь? — спросил он Андрея.

— Дурацкий вопрос.

— Так кто она?

— Ладно прикидываться. Это Наташа Кострова.

— Ты это в паспорте вычитал?

Он вынул из кармана краснокожую книжку и бросил на стол, тут же ее подхватил Николка. Раскрыл. Вслух прочитал запись:

— «Нателла Сергеевна Мкртычан». — Усмехнулся. Протянул документ брату: — Артем-то прав.

— Не может быть!

Андрей сам пролистал паспорт и зло швырнул его на стол. Повернулся к Катричу.

— Что все это значит? Ты можешь объяснить?

— А то, мой друг, что ты все время со мной темнил. Будь по-иному, не сидел бы в той куче дерьма, в которую тебя раз за разом сажали.

— Но...

— Вот именно «но»! Это Тата первой узнала, что ты посетил Ивана Кострова в госпитале и тот дал тебе наводку на своего брата Михаила, ее приемного отца. Она знала, когда ты должен был прийти к нему, и ваша встреча совсем не была случайной.

— Но Михаил Васильевич…

— Он брат матери Таты. Он ее вырастил. Через него она знала все, что происходит, в арсенале...

— Почему же она Мкртычан?

— Вышла замуж за армянина.

— Он жив?

— Нет, его убили в разборке конкуренты. А его дело на себя взяла Тата.

— Какое?

— Поначалу это была торговля антиквариатом. Чем окончилось — ты знаешь.

— Как же она пошла на это?

— Ты о том, как она, кандидат наук, искусствовед, решилась сдать тебя, такого красивого и умного, своим костоломам? Тогда все очень просто. Миллион долларов или жизнь смазливого офицера не серьезная альтернатива. Умная женщина выберет первое. Я понимаю, уязвлено твое мужское самолюбие: как же так, меня, такого видного, смелого, ну и еще какие там достоинства ты за собой числишь, употребили в постели и выкинули псам на растерзание. Если точнее, приказали извести напрочь, чтобы ни корня, ни семени не осталось.

— Хватит, — зло огрызнулся Андрей.

— Тогда не спрашивай. Я ведь как на духу...

— Продолжайте, Артем, — попросил Николка. — Братцу обидно, но проглотить эту гадость надо.

— Я не о себе, — уже более спокойно сказал Андрей, — а о том, как она влезла в эту мерзость сама?

— Крайне банально, Андрюша. Представьте, в стране, где мальчик, еще не умеющий читать, верит: «у меня будет во-о-от такой миллион», живет молодая, умная женщина. Работник музея. Большие амбиции и ничтожные возможности. У «Интуриста» любая труженица нижнего этажа зарабатывает за вечер две-три сотни долларов, а она, красивая, образованная, способная, живет на мизерный оклад, который, ко всему, выплачивают нерегулярно. И вдруг в музее появляется восточный принц. Господин Мкртычан. Черноусый красавец с бумажником, который трещит от денег. Букет роз — к ногам. Вечером ресторан. И все для того, чтобы искусствовед подписала бумажку, удостоверяющую, будто вывозимые за границу иконы художественной ценности не имеют... С помощью Таты за границу ушло немало уникальных вещей. Теперь они украшают коллекции за океаном. Затем черноусый красавец предлагает ей руку и сердце. Состоялся брак. В одной из разборок Мкртычана убили. Его дело на себя взяла Тата. Она сумела убрать всех, кто был причастен к смерти мужа. Потом дело с оружием. На пути твой отец. Ее собственные дяди. Наконец, ты сам, молодой, красивый, но глупо принципиальный, не способный продавать и продаваться. Это ведь она предложила тебе через Золотцева компенсацию за отца. Поторговался бы и взял. А ты встал в позу. Тогда она решила отдать тебя Акопу—Траншее. Я тебе не говорил, но с гранатометом на шоссе нас ждали от ее имени...

Андрей слушал с каменным лицом, и только желваки нервно двигались у широких скул.

— Когда ты стал догадываться?

— В тот момент, когда узнал, что тебя повязали в ее доме: никто ведь не знал, что она пригласила тебя к себе. Тем более произошло это вечером. Могло быть что угодно, но прослушивать телефоны наша мафия еще ростом не вышла. Если бы я знал имя твоей избранницы, задачу решить не составило бы труда. А вот ты темнил, пряча свою любовь. Хорошо, что потерял голову только в переносном смысле.

— Никак не пойму, — сказал Николка задумчиво, — женщина — и такие дела. Как? Почему?

— Может быть, потому, что на изготовление мужчины бог потратил банальную глину, грязь, а на женщину пошел благородный материал — ребро Адама. Потому она и более высокоорганизованна, чем мы с тобой. Это я заметил давно. Зато если такое совершенство природы сбивается с катушек, то уже безвозвратно. Мужика еще можно одолеть и свернуть на путь истинный. Бабу — нет. Коли она запивает или начинает колоться — это неизлечимо. Если становится во главе банды — более жестокого и хитрого атамана трудно найти...


Начальник областного управления внутренних дел полковник Сазонов сидел за рабочим столом, устало полуприкрыв глаза. На нездоровом, землистого цвета, лице лежала печать неимоверного утомления. События последних месяцев, а может быть, даже лет закрутили сотрудников милиции в таком крутом водовороте, что порой было неясно — машут люди руками из желания не утонуть или просто пытаются своим барахтаньем остановить бешеное кружение растущей преступности. Все чаще Сазонов с панической остротой ощущал свою беспомощность, и у него возникало не раз желание подать рапорт на

увольнение. Однако решительного шага он не делал. Удерживали от этого остатки благоразумия и трезвого расчета. До возрастной отметки, дававшей право на приличную пенсию, оставалось шесть месяцев, и их надо было протянуть во что бы то ни стало.

Прибавляло терпения обещание начальства в ближайшее время увеличить жалованье. Ежу понятно, что уходить в отставку лучше с высокого оклада, нежели с малого. Хотя, если подумать, что такое по нынешним меркам высокий оклад? Тысяча, две или пять? Ответить на подобный вопрос можно было, лишь заглянув в завтрашний день, а кто на такое ясновидение способен, коли рубль оказался в свободном падении и летит, летит, все еще не достигнув дна?

Добивало Сазонова и то, что такие же, как и он сам, замордованные обстоятельствами начальники постоянно звонили ему из столицы, то требуя невозможного, то наставляя в очевидном, то угрожая тем, чего боялись сами. Вот и сейчас генерал Уваров, московский куратор области, встревоженный сводками последних дней, давил на Сазонова весом своей должности и угроз:

— Почему у тебя вверх поперли убийства? Ты понимаешь, Василий Васильевич, что министр несколько раз спрашивал: «Может, старику Сазонову не по плечу его ноша?»

Сазонов держал трубку на отлете — подальше от уха: мембрана яростно гремела, и разгневанный голос Уварова был хорошо слышен на расстоянии.

— Ты меня понял, Сазонов? Или не слышишь?

— Слышу.

— Почему молчишь?

— Говорить не хочется, Степан Федорович. Поддержите по дружбе у министра. Как вспомнит о моей старости, вы ему бумажку: вот, мол, проект приказа. Подпишите. Я тебе в ножки поклонюсь.

— Ты это брось, Сазонов! — Голос генерала сделался вдруг на полтона мягче. — Коней на переправе менять — глупей глупого. Это не мой принцип. — Понял, — сказал полковник устало. — Я конь понятливый.

Генерал сделал вид, а может, и в самом деле не уловил язвительности ответа. Спросил озабоченно:

— Вы там хоть представляете, кто за этим потоком убийств стоит?

— Только догадываться можем, Степан Федорович. А так, чтобы выяснить до конца, нужно много людей и сил.

— И кто это, по вашим догадкам?

— Если честно, мне все равно. Даже радуюсь, что этот кто-то у нас существует.

— Ты хоть думай, что говоришь! — взорвался Уваров. — Страж закона!

— Чему-чему, а думать меня давно обучили, — огрызнулся Сазонов. — Не понимаю, что вас это так волнует. Мне лично в происходящем видится немало полезного.

— Ты здоров?! — Голос генерала звенел от напряжения.

— Вполне, Степан Федорович. Устал — это да. Но соображаю. Возьмите бумагу и запишите. Убиты — Сизов. Кличка — Компот. Пять судимостей. Акоп Галустян — пахан организованной преступной группировки. Проходил по трем терактам. Уголовник-рецидивист Никита Лобан. Вы о нем наслышаны. Тарас Паровоз — наемный убийца. Продолжать? Не надо? Так вот их всех за эти дни прибрали. Значит, кто-то планомерно делает то, что давно следовало сделать нашему закону. Лично меня это совсем не пугает.

— Слушай, Сазонов, — уже спокойнее сказал генерал, — ты думаешь, я вот так смогу изложить твои доводы министру? Какие мотивировки у этих убийств? Внутренние разборки?

— Можете докладывать, что так. Правда, я думаю, тут иное. Все названные лица, по моим предположениям, могут проходить как фигуранты по делу об убийстве полковника Буракова...

— Так, так, — оживился генерал. — Это уже интересно. Выходит, черное правосудие?

— Если есть желание, то можно называть и так...

— Не крути, Сазонов. Меня интересует не то, как что называть, а существо дела. Природа явления...

— По природе — это правосудие. По характеру приговоров — военно-полевой суд. Цвет меня в данном случае не волнует. Трибунал, а какой он — белый, зеленый, черный...

— Спасибо, понял. А что там у военных? На базе?

— Степан Федорович! — взмолился Сазонов. — Ну нам-то к ним чего лезть?! Пусть сами своими делами занимаются.

— Ладно, я здесь узнаю.

— Теперь все? — спросил Сазонов, готовый с чувством облегчения повесить трубку.

— Не спеши, — остановил его генерал. — Ты, надеюсь, понял, что официально я тебе выразил наше неудовольствие?

— Так точно.

— Вот и молодец. Теперь неофициально. Догадываешься, кто это черный трибунал правит?

— Догадываюсь. Но копать под них не станем. Лучше увольте.

— Речь о другом, Сазонов. Если этих мужиков встретишь, то дай мой телефон. Будут в Москве, пусть позвонят. Я им подскажу адресочки. Не мешало бы кое-что и у нас почистить...

Уваров засмеялся и, не прощаясь, повесил трубку. Сазонов с удивлением взглянул на телефон, пожал плечами и нажал на рычаг пальцем. Потом подвинул к себе папку со свежими рапортами и открыл ее.

Жизнь продолжалась.


home | my bookshelf | | Черный трибунал |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу