Book: Такие люди опасны



Такие люди опасны

Лоуренс Блок

Такие люди опасны

Глава 1

Иной раз кажется, что в головной конторе Агентства работают близнецы. Рост на дюйм-два выше среднего. Темные костюмы, белые рубашки, полосатые галстуки. Пьют шотландское с водой, или бурбон с водой, или, летом, водку со льдом. Раз в неделю посещают спортивный зал, предпочтение отдается гандболу или сквошу. Улыбаются много, но меру знают. Чувствуют, когда улыбка начинает бесить собеседника. Их не примешь за менеджеров по продажам или закупкам. Но их можно представить себе в отделе по подбору кадров, чем, собственно, они зачастую и занимаются. Если достаточно долго с ними общаться, раскусить их – невелик труд. Они не стараются скрыться за чужой личиной, их не засылают в тыл врага, они практически не покидают Вашингтона, и нет никакой беды в том, что кто-то прознает, какая у них работа.

И этот тип отличался от стандарта не более чем на два процента. Может, был излишне костляв. Я решил, что в спортивный зал он не ходит, зато бегает кроссы. Он крепко пожал мне руку, говорил, глядя в глаза, голос звучал очень искренне. Естественно, все эти внешние атрибуты ничего не значили.

– Извините, что так долго мариновали вас, мистер Кавана. Вы же знаете, какова она, бюрократическая машина. Как и божьи жернова, спешить не привыкла.

– Я не в обиде.

Действительно, чего обижаться. Поселили меня в «Долтоне», счет оплачивали они, три недели я вкусно ел и мягко спал. Поди плохо! Ожидание меня не тяготило. Дело привычное – любой операции всегда предшествовала длительная подготовка.

– Надеюсь, Вашингтон вам понравился?

– Будьте уверены.

– Вас устроили со всеми удобствами?

– Грех жаловаться.

– Это хорошо.

Я ожидал продолжения и лишь минуту спустя понял, что его не последует. Решил переглядеть его, но передумал. Бессмысленно. Номер отеля мой, но город-то его, так что играть придется по предложенным им правилам. Он ждал, пока заговорю я, следовательно, пришел с ответом на интересующий меня вопрос, но прежде мне предстояло его задать.

Я обворожительно улыбнулся и задал целых три:

– Что ж, куда я отправлюсь, кого должен увидеть и с чего начать?

Его взгляд затуманился:

– Хороший вопрос. Дело в том, Пол, что на данный момент для вас, к сожалению, ничего нет. Я хочу сказать, по вашей части. Ситуация такова...

– Подождите!

Он замолчал, не сводя с меня глаз.

– Давайте вернемся к самому началу. Я не прибегал в Вашингтон в поисках работы. Вспомните, меня вызвали вы. Вы спросили, не хочу ли я сыграть в команде. Я ответил, что особых дел у меня нет, как нет и возражений; приехал, прошел собеседования и тесты, вроде бы нигде меня не завернули, миновало три недели, а теперь... – Вам заплатят за проведенное здесь время. – Да черт с ней, с оплатой! Мое время ничего не стоит, поэтому мне без разницы, оплатят его или нет. – Я поднялся из удобного кресла, по толстому ковру прошел к окну, из которого открывался прекрасный вид на Капитолий, и повернулся: – Вы же даете мне понять, что дело не в отсутствии работы. Работа-то есть. Просто тот, кто хотел предложить ее Полу Каване, за последние три недели передумал. И я хочу знать, почему.

– Пол...

– Я хочу знать и хочу, чтобы вы мне сказали! Может, вы хотите перейти в другое место, потому что ваши люди поставили в этом номере «жучка». Я возражать не стану, но...

– Перестаньте! Ничего мы здесь не ставили.

– Тогда у нас серьезные неприятности, потому что миниатюрный микрофон вмонтирован в патрон настольной лампы, и...

Он встал.

– Это наш микрофон.

– Разумеется, ваш. Послушайте, Даттнер...

– Джордж.

– Джордж. Джордж, я знаю правила, действительно знаю. Я достаточно долго по ним играл. Понимаете?

– Конечно.

– Поэтому я не прошу вас изменить решение, поскольку, во-первых, решение принимали не вы, а во-вторых, такие решения не меняют. Я все это знаю. Так? – Он кивнул. – Меня интересует объяснение. За три недели моего пребывания в Вашингтоне кто-то передумал. Я хочу знать, в чем причина. Я помню свой послужной список за последние десять лет. Лаос, Вьетнам, Камбоджа... Везде я получал хорошие отметки, да и в Америке ничем себя не замарал. Я прав?

– Продолжайте.

– Так в чем же причина? На гражданке я не замечен ни в чем предосудительном. Родственники? Поголовно республиканцы, за исключением придурка-дядюшки, который в сорок восьмом проголосовал за Трумэна. И потом все они уже умерли. Колледж? Я не подписывал никаких петиций, не присоединялся к политическим группам. Играл в футбол, а по учебе держался в середнячках. Как-то меня хотели избрать в студенческий совет, но у меня не было свободного времени. Да и желания. После окончания колледжа я попытал силы в профессиональной лиге. Но не хватило мышечной массы. В августе умер отец, в сентябре я завербовался в армию. В центре учебной подготовки скоро стал командиром отделения, записался в десантники, потому что боялся высоты, но не хотел в этом признаваться. Половина знакомых мне парней пришли туда по той же причине. Остальные хотели умереть, и некоторым это удалось. Я отдал десантным войскам десять лет, и вам это известно. Мог бы отдать еще десять, но рано или поздно джунгли приедаются. Мне приелись, я вернулся домой, потом приехал в Вашингтон, и...

Я отвернулся от него, оборвав фразу, и вновь отошел к окну. Злясь на себя. Ситуация не требовала от меня таких слов. Я позволил себе разозлиться. Иной раз стоит разрядиться, дав волю эмоциям, но в данном случае никакого смысла в этом не было.

Я смотрел на Вашингтон, пока пульс не пришел в норму. Потом повернулся к Даттнеру. Джорджу. Он спросил, нет ли чего выпить. В ящике комода лежала бутылка неплохого виски, но я отрицательно покачал головой. Однако предложил позвонить в бюро обслуживания, если его замучила жажда. Он отказался.

Я вернулся к креслу, сел. Он так и остался стоять.

– Ваша очередь.

– Простите?

– Ваша очередь. Я выговорился, теперь слово за вами. Я демобилизовался четыре месяца назад и за этот срок не мог навлечь на себя подозрений. Не общался ни с коммунистами, ни с вражескими агентами. Вообще ни с кем не общался. Я... Хватит об этом! Ваша очередь, дружище. Я не предатель, и меня не назовешь неумехой. Вот и скажите мне, кто я такой и почему ваша контора вычеркнула меня из списков.

Он долго смотрел на меня, потом его глаза на мгновение переместились к люстре, в один из патронов которой они вставили свою маленькую игрушку. Как я понял, с намеком.

– Я уже сказал все, что мог.

– Это мне ясно.

– Так что...

Я сразу понял, чего от меня хотят.

– Я это просто так не оставлю, – подыграл я ему. – Если вы сейчас уйдете, я начну выяснять, что к чему, пока не докопаюсь до истины. Ответ-то не за семью печатями, надо лишь опросить побольше людей. Я могу спросить моего конгрессмена, кое-кого из репортеров...

На его лице мелькнула улыбка, но голос остался серьезным.

– Это не дело. Даже не знаю... Пол, если я расскажу вам все, что мне известно, вы не будете поднимать шума?

– Если сочту объяснение логичным.

– Этого я гарантировать не могу. Мне кажется, решение принято разумное, но вы можете со мной не согласиться.

– Вот и давайте разбираться. Я неумеха? Предатель? Кто же я?

– Всего понемногу.

Во мне закипела злость. Я знал, что закипит, готовился к этому, но она все-таки прорвалась наружу. Чисто внешне. А вот спокойствие в голосе мне сохранить удалось.

– Может, поясните? – будничным тоном спросил я.

Он пояснил.

С одной стороны, я оказался прав – никаких зацепок ни в моем послужном списке, ни за годы обучения в колледже, ни за более ранние годы, ни в жизни почивших родственников. В деяниях я полностью оправдал их ожидания.

Причину для сомнений нашли во мне самом.

– Мы занимались вами три недели. Мы знаем о вас больше, чем вы сами, но, думаю, для вас это не сюрприз. Часть расследования касалась вашего прошлого, и тут, как вы и сказали, никаких претензий к вам нет. Мы знали об этом до того, как обратились к вам, прежде чем вызвали вас в Вашингтон. Если бы не идеальный послужной список, вы бы о нас и не услышали. Разумеется, мы все перепроверили, но итог получился прежним. Однако, повторюсь, ваш послужной список – лишь одна часть расследования. А во второй части мы определялись с вами. Стремились понять, какой вы на текущий момент, в отрыве от содеянного вами в прошлом. Ради этого вы проходили собеседования и тестирование. Заполняли бесконечные вопросники. Вам известно, для чего нужно тестирование?

– Я знаю, что ваши вопросники надоели мне до смерти.

– Понятно. Но вы знаете, что они должны показать?

Я пожал плечами.

– Наверное, в своем я уме или нет. Цель политических тестов очевидна, хотя мне кажется, что замутить воду там довольно легко...

– Напрасно вы так думаете.

– Возможно. Я не специалист. Что же касается остальных... Физические тесты я, несомненно, прошел. Со здоровьем и координацией у меня все в порядке. То же самое можно сказать о владении оружием и приемами рукопашного боя. Я знаю, что там замечаний быть не могло. И, наконец, психология. Все это вопросы насчет того, не преследуют ли меня маленькие человечки. Год назад я бы ответил положительно, потому что меня преследовал целый взвод вьетконговцев, но я уклонился в сторону, не так ли?

Он не улыбнулся. Наверное, не нашел в моих словах ничего забавного.

– Полагаю, психологический тест должен показать, есть ли у человека личностные проблемы. К примеру, не гомосексуалист ли он? Не может ли временами терять контроль над собой? Что еще? А, определение коэффициента интеллектуального уровня. Не сомневаюсь, что и с этим у меня в порядке. Потом мне дали собрать водяной кран. Если из-за этого...

– Нет.

– Тем более, что я с детства мечтал стать сантехником, поэтому...

Он закурил.

– Были и другие тесты. Иной раз вы и не знали, что проходите очередную проверку. К примеру, контролировалась ваша эмоциональная реакция, когда вы ожидали начала следующего теста. Психологи – люди изобретательные. – Он огляделся в поисках пепельницы. Я встал и принес ему пепельницу. – Разумеется, психологи все объяснили бы лучше меня. Но говорю с вами я, а не они, так что не сердитесь, если я где-то поплыву. Это не моя епархия.

Я заверил его, что сердиться не буду. Опять же он предупредил, что не владеет терминологией, поэтому объяснять будет на пальцах. Я ответил, что меня это вполне устроит. Он сел, положил сигарету в пепельницу, а я поневоле задался вопросом: а хочется ли мне услышать то, что он сейчас скажет?

– Психологические тесты гораздо сложнее, чем вы это себе представляете. Взять хотя бы тот, с маленькими человечками. Его разработали в университете Миннесоты. ММПИ. Он позволяет составить личностный профиль человека. Определить его склонность к истерии, паранойе и еще Бог знает к чему. Даже если ты знаешь, каковы основные принципы теста, обмануть его очень сложно. Используется он уже много лет...

– Я проходил его два месяца назад.

– Ага!.. Хотели поступить на работу?

Я кивнул.

– И не один раз. Обращался в несколько корпораций. В некоторых хотели меня взять, но не предлагали ничего интересного. В одной предложили пройти этот тест.

– А потом предложили работу?

– Больше они меня не беспокоили.

– Не думаю, что они вас возьмут.

– Правда?

Он кивнул.

– ММПИ показал, что вы не тот, кто им нужен.

– И кто же я, истерик или параноик?

– Ни тот и ни другой. Но для работы в коллективе вы не подходите.

– Продолжайте.

Он задумался.

– Мне трудно об этом говорить, так как я не владею терминологией. Тестов таких много, но я не вижу смысла останавливаться на каждом и говорить, в чем он состоял и как вы с ним справились. Лучше сразу перейти к сделанным нами выводам. И я могу сказать, что выявленный нами синдром встречается достаточно часто. У людей, которые прежде занимались примерно тем же самым, что и вы. Я уже сказал, что от вас можно ждать предательства и некомпетентности. В тот момент мне показалось, что вы меня ударите. – Признаюсь, я с трудом подавил желание от души врезать ему. – Теперь я попробую выразиться яснее. Тесты показали, что у вас нет мотивации, ориентированной в определенном направлении. Другими словами, у вас нет заветной мечты, ради которой вы пошли бы на все. Не нужен вам миллион долларов, не нужна власть, вы не горите желанием грудью встать на защиту какой-либо социальной или политической идеи...

– Это плохо?

– Позвольте мне закончить. Суть в том, что для вас нет ничего сверхценного. Ваше кредо – выполнять порученную работу, жить в сносных условиях и при этом не умереть.

– Сие означает, что я псих?

– Нет. Сие означает, что вы очень даже нормальный.

– Этого я уже не понимаю.

– Другого я и не ожидал. – Он вздохнул. – Из того, что я вам сказал, следует, что вы подходите нам по всем параметрам. – Мне в голову пришла та же мысль. – Вы сделаете то, что вам прикажут, у вас нет честолюбивых замыслов, которые могут сбить вас с пути истинного, у вас нет слабых мест, по которым может ударить противник. Выше я дал характеристику идеального агента.

– Или робота.

– Запомните, что это слово произнесли вы. Оно нам еще пригодится. – Он достал новую сигарету, но не закурил. – Продолжим... Вам недостает мотива, соответствующего нарисованному личностному профилю. У других агентов он есть – тот мотив, который гарантирует, что предателями они не станут. И зовется он искренним стремлением служить своей стране.

Много чего мне захотелось ему сказать, но я предпочел не раскрывать рта.

– Не потому, Пол, что они родились патриотами, а вы нет. Обычно это не главная причина. Иной раз, а точнее говоря, даже довольно часто причина в том, что они потенциальные гомосексуалисты, которым приходится доказывать себе, что они мужчины. Да и не всегда потенциальные. Среди самых лучших наших агентов встречаются и... Ладно, забудем об этом.

– Давайте ближе к делу.

– Да, конечно. Дело в том, что они должны работать на нас. На страну, на Агентство – это не важно. Если они роботы, то контроль за ними осуществляется отсюда, из Вашингтона. Агентство играет важную роль в их жизни, заменяя отца, мать, брата или кого-то еще. Они сделают все, что им прикажут.

– А я нет?..

– А вы нет. Десять лет назад сделали бы, а теперь нет, и в этом вся разница.

– Я все-таки вас не понимаю.

– Разумеется не понимаете, черт побери! – Он провел пальцами по лбу. – Хорошо, давайте зайдем с другой стороны. Неужели вы искренне верите, что воспользуетесь черной пилюлей? – Я воззрился на него. – Таблетка смерти. Цианид в дупле зуба, капсула, вшитая под кожу. Скажем, вас раскрыли, арестовали, должны вести на допрос. И у вас только один способ не выдать противнику интересующую его информацию: покончить с собой. Вы на это пойдете?

– Полагаю, да.

Он покачал головой.

– Если вы так думаете, то ошибаетесь. Я не могу вам этого доказать. Тем не менее, это правда. Не будете вы долго запираться и под пыткой. Не перебивайте меня, Пол! Вы достаточно быстро поймете, что рано или поздно они заставят вас заговорить, а потому следует руководствоваться здравым смыслом и избегать ненужной боли. Вот тогда вы и запоете, как соловей.

– Я не могу в это поверить.

– Мне продолжать?

– Нет, если только вы не сможете привести веские доказательства своей правоты.

– Хорошо. Возможно, этот довод поможет. Вы не будете терпеть боль и не покончите с собой по одной простой причине. Вы все обдумаете и придете к выводу, что особого смысла в этом нет. Стоит ли умирать ради того, чтобы не выдать китайцам крохи информации, которые скорее всего не принесут им никакой пользы? Надо ли терять глаз или руку, даже просто провести бессонную ночь, если в конце концов сказать все равно придется? Зачем погибать, если можно остаться в живых, став двойным агентом? Десять лет назад такие мысли не пришли бы вам в голову. Десять лет назад, рассуждая логически, вы могли бы прийти к выводу, что прыжки с самолета чреваты смертью, и мысль эта могла удержать вас от ухода в десантники.

– Я готов прыгнуть завтра. Если хотите, прямо сейчас.

– Потому что вы больше не боитесь высоты.

– И что с того?

– Речь лишь о том, что вы не боитесь высоты. А кроме того, за эти годы ваш личностный профиль изменился. Можно сказать, вы что-то потеряли. А можно сказать – приобрели. Вы повзрослели и научились думать за себя.

– И это плохо?

– Для вас, возможно, хорошо. Для нас – плохо.

– Потому что я научился избегать объятий Костлявой? Именно этим мы и занимались в джунглях, дружище. Мы выполняли порученное нам дело.

– Вы продолжили контракт и остались там после завершения срока службы.

– Мне там нравилось.

– Проведя там десять лет, вы вернулись.

– Поднадоело, знаете ли...

– Подумайте хорошенько, и вы увидите, что за этим стоит нечто большее. Черт, вы изменились, и теперь мы не можем рассчитывать на вас, вот и все. Забудьте разговоры о пытках, о черной пилюле. Изменения куда более глубокие. Речь идет об инстинкте самосохранения. Допустим, мы прикажем вам отправиться во враждебную нам страну и убить политического лидера.



– Я это сделаю.

– Согласен... сделаете. Поставим другую задачу. Допустим, мы приказали вам поехать в нейтральную страну и убить прозападного политика, с тем, чтобы вызвать гонения на коммунистов. Перед вами будет поставлена задача войти в его окружение, сблизиться с ним, затем убить его, а вину возложить на коммунистов.

– Вы такими делами не занимаетесь.

Даттнер бросил короткий взгляд на потолок.

– Допустим, не занимаемся. Но предположим, что решили это сделать, и на задание отправили вас. Вы встретились с этим человеком, он вам понравился, и вы решили, что его жизнь важна для будущего страны, лидером которой он является. Что тогда?

Я почувствовал, что он загнал меня в ловушку.

– Глупый вопрос!..

– Отвечайте!

– Я бы все обдумал, я...

– Вы бы все обдумали. Можете не продолжать. Когда вам приказали уничтожить отряд лаосских партизан, вы обдумывали, кто они такие и за что воюют?

– Это не одно и...

– Черта с два! – Он сорвался на крик, но тут же взял себя в руки и продолжил ровным голосом. Меня это удивило. Вроде бы визжать полагалось мне. – Извините. Но это одно и то же. Хороший агент – все равно что хороший солдат. Он только выполняет приказ, ни больше и ни меньше.

– Иногда солдату приходится самому принимать решение.

– Только в тех случаях, когда у него есть соответствующее распоряжение. Иначе решения ему принимать не надо. Он выполняет приказ.

– Как настоящий немецкий солдат. – Совершенно верно.

– А я не такой.

– Именно так, Пол. Вы задумаетесь. Поставите себя на место Гамлета, прикинете все «за» и «против», примете решение. Отсюда и ваша неэффективность. Где-то вы промедлите, какие-то задания просто провалите. Это серьезный недостаток, но дальше дела пойдут еще хуже. Вы поставите под сомнение политику Агентства, придете к выводу, что мир станет лучше, если вы поможете другой стороне...

– Одним словом, предам?..

– Если хотите, да. Если бы десять лет назад я назвал вас потенциальным предателем, вы бы не восприняли мое обвинение столь спокойно. Само слово разъярило бы вас. А тот, кто не дергается, когда его называют предателем, вполне может им стать.

– Постойте!..

– Вы опять что-то не поняли?

– Я, разумеется, тоже не психолог, но не слишком ли мы углубились в теорию? Из сказанного вами следует, что вам не нужен человек с головой...

– Наоборот. Нам нужны умные агенты.

– Тогда в чем же дело?

– В том, как используется мозг. Нам нужен человек, в мозгу которого есть связи, позволяющие исключить процесс независимого мышления. Это звучит нелепо, но...

– Нелепо, – согласился я – У меня такое ощущение, будто вы излагаете версию, предложенную компьютером. Я не готов ее принять.

Он заулыбался:

– Перестаньте! Вы ее уже приняли. Вы знаете, к чему я вас подвожу, вы со мной согласились, и единственный ваш аргумент заключается в том, что такое возможно только в теории, а в реальной жизни не бывает. Но в душе вы понимаете, что это не так.

Вот тут он закурил.

– Мы проверяли многих кандидатов примерно с таким же прошлым, как у вас. И отказались от услуг большинства, потому что проанализировали наши провалы за долгие годы и доказали, что наши теоретические выкладки верны. Мы составили личностный профиль тех, кто потерпел неудачу или стал предателем, выявили определенные закономерности и теперь знаем, по каким признакам отказать тем, кто не может на нас работать. Кстати, этим дело не ограничивается. Периодически мы проверяем и наших действующих агентов. Статистики у меня нет, но значительная их часть рано или поздно проверку не выдерживает. Они переходят черту, начинают мыслить самостоятельно. Тогда мы сажаем их за стол в Вашингтоне или отправляем на пенсию.

– Потому что они могут думать?

– Да.

– Потому что они вырастают из детских штанишек?

– Что-то в этом роде. – Вновь улыбка. – Они вырастают, Пол. Они вырастают и перестают играть в игрушки. Больше не верят в сказки. И уже не могут летать. Не могут летать.

Я подошел к комоду, достал бутылку шотландского. Он не стал напоминать, что совсем недавно я утверждал, что спиртного в номере нет. Налил виски в два стакана, добавил воды. Спросил, не послать ли за льдом. Он ответил, что обойдется. Я протянул ему стакан, отпил из своего. Подумал, что годом или двумя раньше после такого разговора я бы обязательно напился. А действительно, почему бы не напиться, спросил я себя, и сам же ответил – ни к чему это. И вот тут я начал осознавать, что он скорее всего прав.

Он нарушил молчание, спросив, что я могу сказать по этому поводу. Поверил ли я ему?

– Мне надо подумать.

– Конечно. Ответов-то всего два: «Нет» и «Мне надо подумать». Что означает – «Да».

– Возможно. – Я долго молчал, прежде чем продолжить. – И что же мне теперь делать? Неужели у вас нет возможности хоть как-то меня использовать?

– Нет. Прежде всего у вас нет достаточной квалификации для бумажной работы. А если б и была, вы бы захотели определять политику Агентства. Так или иначе.

– Значит, в тридцать два года я становлюсь безработным. Фантастика!..

– Вы можете работать на гражданке...

– Вроде бы вы сказали, что их тестов мне тоже не пройти.

– Не все ими пользуются. И не каждой фирме нужно то, что ищем мы. Кстати, есть книга, которая показывает, как обойти эти тесты. Против наших эта книга не поможет, но уж с тестами средней корпорации вы разберетесь.

– Работу мне предлагали.

– Естественно.

– Иной раз и неплохую. Приличное жалованье, обязанности, с которыми я справлюсь...

– Вот и хорошо.

Я внимательно изучал ковер.

– Я всем отказал, как только мне позвонили от вас. Да особенно и не думал об этих предложениях. Не увидел в них изюминки...

– Может, откроете свое дело...

– Есть и такой вариант.

– Если у вас капитал, если вы тратили не все, что зарабатывали...

– Я уже думал об этом. Такого желания у меня нет.

Вновь долгая пауза. Он поднялся и направился в туалет. Я смотрел на свой практически полный стакан и пытался найти повод опорожнить его. Не нашел. Он вернулся, направился к окну. Уже начало темнеть. Он сел в кресло.

– Полагаю, придется мне лежать на пляже, пока не кончатся денежки. – Теперь первым заговорил я. – А уж потом начну работать.

– Дельная мысль.

– М-м-м-м...

– С вашей подготовкой работа найдется. Вы, наверное, понимаете, о чем я.

– Идти в наемники?

– Только не говорите мне, что вы об этом не задумывались. Если вам недостает азарта борьбы, там вы его найдете, Африка в этом смысле ничем не отличается от Юго-Восточной Азии.

– Наверное, нет.

– И вербовщики в Йоханнесбурге ММПИ не пользуются. Да и верность им не нужна. Вы их вполне устроите.

– Вербовщики с какой стороны?

– А есть ли разница?

– Действительно. В этом, наверное, все дело.

Еще одна пауза. Он допил виски, поднялся.

– Пора. Скажу откровенно, я бы предпочел обойтись без этого разговора. Не уверен, что вы подняли бы шум. Многие из тех, кому мы отказываем, грозят, что обратятся к своему конгрессмену или в прессу. Но редко кто переходит от слов к делу. Но, с другой стороны, почему бы не остудить ваш пыл. Если я сказал то, чего вам слышать не хотелось, очень сожалею, но так уж вышло.

Если он и впрямь сожалел, подумал я, его дни в Агентстве сочтены. И тут же поправился. Он и впрямь сожалел, только забывал об этом, выходя за дверь. Вот если бы он не забывал, тогда его попросили бы из Агентства.

На прощание я не протянул ему руки, хотя он, похоже, не отказался бы ее пожать. Я ничего не имел против него самого, но и не проникся к нему особой симпатией. Он же пришел ко мне по долгу службы, не так ли?

Глава 2

Двумя часами позже я входил в самолет, вылетающий в Нью-Йорк, еще через два часа сидел в номере отеля в западной части Сорок четвертой улицы, в котором поселился после демобилизации. По комфорту он уступал «Долтону», но тут я платил за себя сам. Я просмотрел почту. Предложения работы, приглашения на собеседования, вежливое письмо от фирмы, предложившей мне тест ММПИ и информирующей меня, что в данный момент у них нет возможности взять меня на работу.

Утром я сходил в книжный магазин и купил книгу «Как обмануть психологический тест». Именно так она называлась. Прочитал треть, прежде чем бросить ее в корзинку для мусора. Потом начал писать письма различным компаниям, объясняя, почему в данный момент я не могу воспользоваться их предложением и поступить к ним на работу. Написал четыре или пять писем, прежде чем понял, что с тем же успехом могу не писать их вовсе. Порвал письма и выбросил их вместе с письмами от компаний все в ту же корзинку для мусора.

Вечером пошел в театр, но высидел только первое действие. Давали комедию, а неприятно, знаете ли, быть тем самым единственным человеком в зале, который не смеется. Несколько раз ходил в кино. Покупал книги в мягких обложках, но редко дочитывал их до конца. Романы о войне слишком уж грешили неточностями. Детективы хоть немного, но увлекали, да только не очень я хотел знать, кто преступник. А вот толстые романы с цитатами известных писателей на обложке просто бесили. Из цитат следовало, что авторам удалось по-новому взглянуть на сложные процессы, свойственные современному обществу. Но я никак не мог понять главных героев. Ничто их не интересовало, кроме мелких карьерных и семейных проблем. Может, меня интересовало бы то же самое, если б я продвигался по служебной лестнице или женился? Не знаю, скорее всего нет. В каждой книге красной нитью проходила мысль о том, что люди не умеют общаться друг с другом. Я решил, что им всем следует учить эсперанто[1], и выбросил все книги.

Фильмы глупостью не уступали книгам, но мне хоть не приходилось их читать. Сиди и смотри, ничего больше.

Остальное время я проводил в номере. Телевизор я практически не включал, поэтому попросил администрацию заменить его на радиоприемник. Радиоприемник мне принесли, но телевизор оставили. Я его по-прежнему не включал. А по радио иногда слушал музыку. Но чаще не слушал, обходился без нее.

Звонить мне было некому.

Как-то вечером познакомился в лифте с женщиной. А где еще я мог с ней познакомиться? Эта сломала каблук, угодив им в зазор между кабиной и шахтой. Мы разговорились, пока я высвобождал каблук, и решили вместе пообедать. Она поднялась наверх за новой парой туфель, спустилась вниз, и я повел ее в японский ресторанчик, расположенный в соседнем квартале. Мы оставили обувь у двери, сели на циновки, и я рассказал об увольнительных, проведенных в Токио. Она спросила, действительно ли японки в постели кому угодно дадут сто очков вперед, тем самым определив дальнейшую вечернюю программу. Я предложил пойти в ночной клуб, она согласилась, но сказала, что должна переодеться, а когда мы вернулись в отель, я убедился, что она не из тех, кто стремится взять с кавалера по максимуму. В ночной клуб мы не попали. Поднялись в ее номер; она достала из комода бутылку и два стакана, после чего мы уже никуда не пошли.

Женщина она была видная. Высокая – такие мне нравились, – стройные ноги, округлая попка, небольшая упругая грудь. Каштановые, с легкой рыжинкой волосы, бархатистая кожа, милое лицо. Как говорится, все при ней. Мы немного поцеловались, пообжимались и улеглись в кровать, но этот глупый маленький солдатик отказался встать навытяжку.

Раньше такое приключилось со мной только один раз, не считая тех случаев, когда алкоголь не позволял перейти к главному блюду. Тогда меня переполнили злость, ужас, стыд и безнадежность. Чувства эти оставались со мной до следующей ночи, когда другая девушка доказала мне, что я по-прежнему мужчина.

Но тут ничего такого я не почувствовал. И отсутствие реакции не на шутку встревожило меня. Внезапно выяснилось, что я не только импотент, но еще и смирился с этим. Вот смирение меня и возмущало. Оправдание я нашел скорее для нее, чем для себя. «Малярия», – объяснил я. Приступ случился два дня тому назад, а сие не более чем его следствие, к сожалению, практически неизбежное. Конечно, никакого приступа не было и в помине, как и следствия, но говорил я об этом так спокойно и буднично, что она не могла не поверить. Сказала, что в другой раз у нас все получится, но я счел невозможным покинуть ее. Потому что она мне нравилась. И я призвал на помощь другой орган, не такой капризный, как тот, что меня подвел.

Она пожелала отплатить добром за добро, несмотря на приступ малярии, и выяснилось, что в этом деле она дока. Во всяком случае, она добилась ответной реакции, и я смог довести дело до конца уже в стандартной позиции. Едва ли я произвел на нее впечатление, но уж и в грязь лицом не ударил. Если она вела дневник, то, по моему разумению, я отработал на троечку с плюсом.

– Видишь, – с улыбкой сказала она, – я могу излечивать малярию.

– Лучше, чем хинин.

– Может, мне пойти в армию медсестрой?

– Тогда я снова завербуюсь.

– Поверишь, если я скажу, что раньше я никогда такого не делала? Наверное, не поверишь. Я не могу делать то, что мне не по нутру, но вот...

– Послушай, Шарон...

– Я хотела сказать, что ты мне понравился. – По ее милой щечке покатилась слеза. – У меня красивые щеки? Знаешь, Пол, я предпочитаю говорить правду. Хуже от этого не будет, так? Мне двадцать девять, я развелась три года назад. Я не шлюха, не считаю себя шлюхой, хотя ты и можешь так обо мне подумать. Но надеюсь, что не подумаешь.

– Не болтай ерунды!

– Ладно. Я работаю секретарем в Милуоки, сейчас в отпуске, который заканчивается в воскресенье. Потом я лечу домой. На данный момент я никого не люблю, в том числе и тебя, хотя могла бы и полюбить. До воскресенья три, нет, четыре ночи, и, если я тебе по душе, мы могли бы провести их вместе. Мне это скорее всего понравится. Если тебе это не подходит, пусть так и будет. Я переживу. Только сейчас ничего не говори. Не расценивай мой монолог как вопрос. Я просто хочу, чтобы ты знал, кто я. Думаю, люди должны лучше узнать друг друга, прежде чем заняться любовью второй раз. Я также думаю, что для второго раза самое время. Как твоя малярия?

И мы занялись любовью второй раз. От малярии она меня излечила. Три с плюсом я, пожалуй, исправил на пять с минусом. Добился, можно сказать, значительного прогресса. Потом она сразу заснула. Я оделся, спустился на два этажа в свой номер, разделся, лег в кровать, но уснуть не смог.

Решил, что будет неплохо, если я проведу с ней четыре следующих вечера. Однако едва ли мне будет хуже, если эти вечера я с ней не проведу. Такое вот появилось безразличие. Опять же до меня дошло, что она моя первая женщина после возвращения в Штаты. Пренеприятное открытие.

Поутру я пошел в туристическую компанию на Пятой авеню и узнал, сколько стоит билет до Южной Африки. Цифра оказалась несколько больше той, на которую я рассчитывал, но нужды в деньгах я не испытывал. При желании я мог бы зафрахтовать личный самолет. Пособие при демобилизации, государственные облигации плюс страховка, полученная после смерти матери, в сумме составляли примерно двадцать тысяч долларов.

День я провел в кинотеатрах. Потом долго решал, видеться мне с Шарон или нет. Для себя я никакой разницы не видел, поэтому попытался представить себя на ее месте. Что для нее лучше: больше не встречаться или расстаться через четыре ночи. Опять мне не удалось найти однозначный ответ. И все потому, что плевать я хотел на ее чувства. Короче, мне не оставалось ничего другого, как подумать о чем-то еще. Я зашел в первый попавшийся бар, заказал чашечку кофе. Подумал о том, чтобы стать белым наемником в черной Африке. И вот тут-то меня осенило: с одной стороны, мне больше всего на свете хотелось что-то делать. С другой – больше всего на свете мне хотелось ничего не делать. Противоречие казалось неразрешимым. Я решил, что Джордж Даттнер сказал мне не всю правду. Тест ММПИ наверняка показал, что я шизоид.

Я вернулся в отель. В тот вечер мы с Шарон отправились в ресторан на Третьей авеню, славящийся отличными бифштексами. Потом перебрались в джаз-клуб, выпили что-то сладкое, с текилой. А в ее комнате оба получили пять с плюсом.

Утром я пролистывал справочник, пока не нашел психиатра, который мог принять меня на следующий день. Вечером мы с Шарон побывали на спектакле, поужинали в кошерном кафетерии, а потом вновь предались любовным утехам.

На следующий день в одном из кинотеатров показывали новый фильм, который я хотел посмотреть, поэтому психиатра я продинамил. Когда вернулся в отель, меня ждало сообщение от его секретаря. Я выбросил его в корзинку для мусора, не читая. Шарон обедала с подругой. Потом мы встретились, купили номер «Куда пойти?», не нашли ничего интересного и отправились в ее номер. Она сказала, что персонал отеля в восторге от нашего романа, на что я ответил, что им, возможно, хочется использовать нас для рекламы отеля. А утром я попытался найти ответ на вопрос, как мне удавалось столь долго с успехом ублажать такую роскошную женщину, не испытывая от этого никакого удовольствия? Я не стремился это продолжать и не вспоминал о том, что было. Все шло само собой, помимо моей воли или желания. Точно так же, как выдох следует за вдохом.



В субботу, последний день пребывания Шарон в Нью-Йорке, мы пошли в дорогой ресторан, а потом в дорогой ночной клуб. Смотрели вечернюю программу, не решаясь признаться друг другу, что от скуки сводит челюсти. Танцоров сменила певица, потом на сцену вышел комик. Тут я заметил, что она тоже не смеется.

– А почему бы нам не уйти? – спросил я.

– Я уж думала, что никогда не услышу этого вопроса.

Я оставил на столе слишком щедрые чаевые, мы поднялись и прошествовали мимо эстрады, когда комик как раз заканчивал очередной анекдот. Обидевшись, он прервал анекдот и отпустил в наш адрес грубую шутку. Шарон обернулась и предложила ему засунуть конец в известное ему место.

– Я до сих пор не верю, что могла такое сказать, – призналась она на улице.

– Забудь об этом, – ответил я. – Сейчас он как раз говорит, что за весь вечер ему не предложили ничего лучшего, а зрители нервно смеются. Давай лучше выпьем кофе.

За кофе она говорила о Милуоки. Упомянула дочь (я слышал о ней впервые), сказала, что живет с матерью, чего я тоже не знал. Также рассказала о боссе. Выходило, что он женат, а она спит с ним, главным образом потому, что он под рукой. Разумеется, слова были другие, а я истолковал их, как посчитал нужным. Возможно, попал пальцем в небо. Потом мы поднялись в ее номер, начали убеждать друг друга, что шоу в ночном клубе не такое уж и плохое, наконец улеглись в постель, да не в том настроении. Я налил нам по стакану, и мы продолжили разговор.

Я практически раскрылся. Что-то сказал о службе в войсках специального назначения, что-то о тех неделях, которые провел в Штатах после демобилизации, что-то о своих планах на будущее. О том, что я собираюсь делать. Или не собираюсь. Рассказал я не так много, как мог, но, думаю, она поняла, что стоит за словами. Потом мы перешли на другие темы, говорили и говорили, но в конце концов занялись тем, ради чего приходят в одну постель мужчина и женщина.

Поспать нам не удалось. Самолет Шарон вылетал рано, но она не разрешила отвезти ее в аэропорт. Я спорить не стал. Нам уже с трудом удавалось избежать разговора о том, что нас ждет впереди. Мы не касались этой темы, но рано или поздно один из нас мог ее затронуть, а вот этого не хотелось. Я наблюдал, как она собирает вещи. В восемь она спустилась вниз, чтобы оплатить счет, и я вернулся к себе.

С десяти часов, со времени вылета, до трех (прилетела она гораздо раньше) я не выключал радио, пребывая в полной уверенности, что ее самолет рухнет на землю. Я никак не мог решить, что означает эта уверенность: то ли мне не хотелось терять ее, то ли, наоборот, я мечтал о том, чтобы самолет потерпел катастрофу. К определенному выводу прийти мне не удалось, и я подумал, что мог бы задать этот вопрос психиатру, на прием к которому не пошел. Но я собирался к нему до ее отлета, так что...

Я не спал все воскресенье, всю ночь, да и большую часть понедельника. В основном слонялся по округе. Несколько раз заходил в рестораны, что-то заказывал, но почти ничего не ел. Во второй половине понедельника написал ей длинное письмо. Признавался в любви, обещал жениться и удочерить ее ребенка, а также найти нормальную работу. Потом запаниковал, потому что она не оставила мне адреса. Успокоился, вспомнив, что адрес есть в регистрационной книге. Решил уже спуститься к портье, но на пару минут прилег на кровать, представил себе, какая у нас будет счастливая жизнь... и проспал двадцать часов.

Проснулся я весь в поту, не сомневаясь в том, что отправил письмо. Поискал его на столе. Пусто. Решил, что кто-то из сотрудников отеля взял его и бросил в почтовый ящик. Позвонил сестре-хозяйке, но убедил ее лишь в том, что у меня не все дома. Письмо обнаружилось на кровати. Я увидел его и бросил трубку. Схватил коробку спичек и сжег письмо. Даже не стал перечитывать. Сжигал, листок за листком и спускал пепел в унитаз.

Вновь начал просматривать справочник в поисках психоаналитиков, закрыл его, швырнул в стену. Договорившись о встрече, я все равно забуду о ней, или просто не приду, или потеряю адрес, или найду еще с дюжину способов обмануть ничего не подозревающего врача.

Потому что доверять мне нельзя. Я не знаю, что у меня с головой, потому что слишком о многом думаю разом. Я видел людей, которые замирали в бою, когда их одновременно атаковали справа и слева, они не отвечали огнем на огонь и падали, сраженные пулями. Теперь я понимал, что они чувствовали. Я опасен для себя и для окружающих. И мне следует держаться подальше от людей, пока у меня не прояснится в голове.

«Ничего не делай», – подумал я. Три слова, универсальный ответ на все вопросы. Лететь к Шарон или не лететь к Шарон? Ничего не делай. Поступать на работу или не поступать на работу? Ничего не делай. Вербоваться в наемники? Ничего не делай.

Я продал все государственные облигации, забрал деньги из нескольких банков, в которых они хранились. Купил денежный пояс в универмаге «Аберкромби и Фиш», положил в него сто девяносто три сотенные, свидетельства о демобилизации и рождении и диплом. Потом надел пояс на голое тело и решил, что никогда больше не сниму, даже в душе. Я хотел, чтобы все мое было при мне, куда бы я ни пошел.

Все нужное я запаковал в один чемодан и сказал коридорному, что с остальным он может поступить как ему заблагорассудится. Заплатил по счету, взял такси и попросил отвезти меня в Илдуилд. Автобус обошелся бы мне дешевле, но я хотел добраться до аэропорта как можно быстрее. Наверное, боялся передумать. Добрался, Еще раньше я решил, что отправлюсь на юг. Стоял октябрь, а покупать зимнюю одежду не хотелось. По пути в аэропорт я остановил свой выбор на Майами. Возможно, потому, что много лет тому назад уже побывал там. Самолет вылетал через четыре часа. Я купил газету и добросовестно читал ее все четыре часа. От корки до корки. Включая рекламные объявления и биржевые котировки. Я первым встал к регистрационной стойке, первым зашел в самолет, первым спустился по трапу после посадки.

В самолете я написал свод законов, заповеди, по которым собирался жить:

НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ

1. Никому и никогда не писать писем.

2. Не звонить по телефону.

3. Ни с кем не разговаривать.

4. Никаких женщин, кроме проституток, если приспичит.

5. Две порции спиртного до обеда, ни капли больше.

6. Ежедневное трехразовое питание.

7. Регулярные физические упражнения, плавание и гимнастика, поддерживать форму.

8. Спать, сколько хочется, загорать.

9. Никуда не ходить, разве что в кино.

10. Если есть сомнения, ничего не делать.

Глава 3

Меня разбудило солнце. Утром его лучи врывались сквозь щели в двери на несколько секунд раньше, чем в предыдущий день. Середина зимы уже миновала, и солнце каждое утро поднималось чуть раньше, а вместе с ним и я. На небе ни облачка, океан – словно зеркало. Открывающийся вид так и просился на рекламные плакаты авиакомпаний. Я пересек полоску пляжа между хибарой и океаном, поплавал пятнадцать или двадцать минут. Вернулся, разжег костер. Солнце высушило воду на моих плечах и спине. Я разбил над сковородкой два последних яйца, отметив, что сегодня надо плыть на Машрум-Ки. Каждое утро я съедал два яйца и каждый шестой день посещал магазин на Машрум-Ки, покупал дюжину яиц и все необходимое. Магазин располагался на закрытой веранде дома Клинтона Мэки и работал семь дней в неделю, избавляя меня от необходимости заглядывать в календарь. Я обычно вспоминал, какой на дворе день недели, а уж потом определял число. Тот день, похоже, выпал на четверг, потому в прошлый раз я вроде бы общался с Мэки в пятницу (или это был позапрошлый раз?). Значит, половина января уже миновала, потому первый день года, это я помнил, пришелся на понедельник. По всем расчетам выходило, что нынче девятнадцатое января, четверг. С другой стороны, я не видел особой разницы, будь это пятница или среда, восемнадцатое, двадцатое или двадцать пятое января.

Я съел яичницу с ветчиной, выпил чашку растворимого кофе, вымыл посуду в океане, вытер, отнес в хибару. Картонку из-под яиц бросил в костер, подождал, пока она сгорит. На внутренней стороне двери висел лист со сводом законов, и я прочел его от первой до последней строчки. Это вошло у меня в привычку. Хотя сам лист пришлось менять несколько раз, заповеди изменений не претерпели. Я переписывал их слово в слово. Свод законов, составленный на борту самолета, превратился для меня в догму. И я строил жизнь в полном соответствии с выведенными мною десятью заповедями.

Переваривая завтрак, я прочел главу из очередной книги. Называлась она «Жизнь великих композиторов». В то утро я познакомился с жизнью Роберта Шумана. Узнал, что к тридцати четырем годам он боялся высоты, ненавидел металлические предметы, в том числе и ключи, испытывал стойкую неприязнь к наркотикам. А в ушах у него постоянно звучала нота ля. На протяжении двух лет. Этим подробности жизни Шумана не исчерпывались, но все остальное быстро забылось.

Я положил книгу на переносной холодильник. Снаружи царили тишина и покой, но стало теплее, Я трижды обежал вокруг острова размером с футбольное поле, но со скругленными углами. Обычно я пробегал шесть кругов, то есть примерно милю, а затем переходил к приседаниям и отжиманиям, но в те дни, когда пополнял запасы, ограничивался тремя кругами. Мой остров находился в полумиле от Машрум-Ки, так что гребля успешно заменяла и приседания, и отжимания.

На последней сотне ярдов я ускорился, но дыхание у меня даже не участилось. Я ополоснулся в океане, высох на солнце, а затем начал собираться. Мой денежный пояс был закопан в десяти ярдах от хибары. Я вырыл его, стряхнул песок, застегнул пояс на талии. Надел трусы, рубашку, брюки из хлопчатобумажной саржи, носки и ботинки. Одевался я, лишь отправляясь в магазин или когда холодало. Последнее случалось крайне редко. Поэтому я рассчитывал, что моего ограниченного гардероба мне хватит надолго. Я забросил в океан леску с крючками, насадив на них остатки пойманной днем раньше рыбы, и, используя в качестве зеркала сковородку, пригладил волосы и бороду. Бриться смысла не имело, парикмахерских поблизости не было, но я не хотел, чтобы меня принимали за дикаря. Лишнее внимание противоречило ничегонеделанию.

Я бросил весла в маленькую, выкрашенную в красный цвет плоскодонку и стащил ее на воду.

– Дюжина яиц и все необходимое? – Эту фразу я слышал от Клинтона Мэки каждый шестой день. Не менялась даже интонация, не говоря уже о словах. Этим он мне и нравился. На Машрум-Ки и окрестных маленьких островках жило человек двести, но разговаривал я только с Мэки, его женой и дочерью. А когда человек разговаривает с кем-либо практически раз в неделю, приятно знать наперед, что тебе скажут.

– Начнем с дюжины яиц.

– Дюжина – значит двенадцать, прямо из-под курочек. – Он положил на прилавок картонку с яйцами. – Готов поклясться, что ты от солнца не прячешься. Должно быть, там, где ты живешь, оно светит круглые сутки – и днем, и ночью. Если ты станешь еще чуточку темнее, мне уже не придется решать, обслуживать тебя или нет. Федеральное правительство не оставит мне выбора. Если ты станешь еще темнее, мне прикажут тебя обслуживать.

Этот монолог также повторялся каждый раз.

– Сосиски? Два фунта?

– Так точно.

– Апельсины?

– Запас еще не иссяк.

– Масло для жарки?

– Немножко осталось.

– Сигареты? Черт, что это я, ты же не куришь! Или закурил после нашей последней встречи?

– Еще нет, Клинт.

– Потому что Бог сказал – нельзя. – Когда я впервые появился в его магазине, Клинтон Мэки пытался обсудить со мной текущие события. Политику, инфляцию, мировую обстановку. Я оборвал его, признавшись, что человек я глубоко верующий, не признаю радио и газет и не хочу знать, что творится вокруг. Упомяни религию, и твои причуды воспримут как должное. Теперь при моем появлении он даже выключал свой радиоприемник.

– Леску, крючки, что-нибудь для рыбалки? – Я покачал головой. – Наживку? Да ты же используешь в качестве наживки рыбу, так? Ловится хорошо?

– Грех жаловаться.

– Виски? Кварту кукурузного, которое так мило Господу нашему, поскольку продукт натуральный. – Как вы понимаете, религия у меня была специфическая. – Высшего класса предложить не могу, но все получше, чем в последний раз.

Две порции спиртного до обеда, ни капли больше, напомнил я себе.

– Что-то у меня еще осталось. Пожалуй, возьму пинту[2].

– Бутылку не привез? Конечно, в ней ведь еще что-то плещется. А кварту возьмешь? Видишь ли, со всем нет пинтовых бутылок. Если хочешь, вылью из одной содовую.

– Пойдет и кварта.

– И вода, разумеется. Три галлона[3]? Четыре?

– Три.

– С консервами разберись сам.

Я подошел к полкам с консервами, отобрал то, что хотел, затем достал из мясного холодильника пару свиных отбивных и бифштекс. Клинт продолжал.

– Нитки? Бечевка? Рукоятка для топора, точильный камень, спички, бинты, йод? Кофе? Зубная щетка, зубная паста, пластырь? Батарейки, аккумулятор? Я перечислил все необходимое? Ты сам сказал, дюжину яиц и все необходимое. Я ничего не забыл? – И сам же добавил: – Пару новых книг. Взгляни на полку, пока я буду все это паковать.

Интересующих меня книг я не нашел. Беллетристику я давно уже не читал. Обе познавательные книги, что стояли на полке, мне не показались. Одна – по философии, которую я относил к беллетристике, вторая – по атомной физике. Просмотрел пару страниц и понял, что для меня это слишком сложно. «Жизнь великих композиторов» я не дочитал еще и до половины. Книгу по истории Австралии и Новой Зеландии даже не открывал.

– Когда в следующий раз приедет книготорговец, закажи ему словарь в мягкой обложке.

– Черт, он же был у меня на днях. Ты в прошлый раз просил заказать словарь, да я забыл. Теперь буду помнить.

Не знаю, почему я хотел приобрести словарь. Для меня не составляло труда догадаться, что означают слова, которых я не знал.

Клинт помог мне перенести покупки в лодку. Я вытащил ее на берег в нескольких десятках ярдов от его магазина. Мы перенесли все в два приема и заполнили маленькую лодку коробками и пакетами.

– Места осталось только для тебя, – прокомментировал Клинт. – Готов спорить, осадка у нее будет больше, чем по пути сюда.

Эти фразы он произносил всякий раз.

– Тогда до встречи.

– До встречи.

– О словаре буду помнить. Извини, что в этот раз забыл. Больше такого не повторится.

– Если вспомнишь – хорошо. Если забудешь – не волнуйся.

– Кто волнуется, у того выпадают волосы. – Так Клинтон шутил. Волос на его голове было не больше, чем на любом из дюжины яиц, которые я увозил с собой. – Греби осторожнее, не перевернись.

Лодка действительно осела, другого и быть не могло, но по-прежнему легко рассекала воду. Клинт вернулся в дом, а я ритмичными гребками погнал лодку к моему острову. Солнце в зените, море синее и спокойное. До чего хорошо жить! Просто жить, не делая ничего другого.

На мой маленький остров я попал точно так же, как попадал туда плавник: принесло с приливом. В Майами мне совсем не понравилось. Люди, шум, музыка. Снаружи жарко, внутри, где кондиционированный воздух, холодно. Я провел там очень плохую неделю. Та неделя и не могла быть хорошей, но в Майами мне стало совсем плохо.

В итоге я отправился на Ки-Уэст[4]. Не понравилось мне и там, хотя остров мог дать Майами сто очков вперед. Я сравнил Майами и Ки-Уэст, определил, в чем преимущества второго перед первым, и сразу понял, что же мне нужно.

Поначалу, однако, я двинулся не в том направлении. Решил, что идеальный вариант – купить маленькую яхту и плавать на ней, куда прикажет моя душа. Я даже приценился к некоторым и понял, что могу позволить себе такую покупку.

Помог мне свод законов, кодекс, заповеди – как хочешь, так и называй. Покупка яхты означала трату денег, а трата денег не подходила под категорию ничегонеделания. Купив яхту, я становился ее владельцем, а я уже решил, что чем меньше у меня владений, тем лучше. Я не хотел иметь ничего такого, что не мог унести с собой или выбросить. К тому же мне хотелось обосноваться в одном месте. Путешествия также не соответствовали ничегонеделанию.

Поэтому я позволил местным агентам по торговле недвижимостью показать мне продающиеся дома на маленьких островках. Один из них повез меня к Машрум-Ки. Я уже решил прикупить там небольшой домик, когда на обратном пути моторка риэлтера проплыла мимо островка размером с футбольное поле. Кто-то уже поставил на островке хибару. Я спросил, чья эта хибара, риэлтер ответил, что понятия не имеет. И знать не хочет, потому что первым же ураганом ее снесет в море. Я поинтересовался, кому принадлежит остров и живет ли кто в хибаре. Не смог он ответить и на эти вопросы. Я попросил его вернуться на Машрум-Ки. Он попытался меня отговорить, а я предупредил, что, если он не выполнит мою просьбу, я выброшу его за борт и посмотрю, умеет ли он плавать. Риэлтер решил, что это шутка, вот я и выбросил его за борт. Плавать он не умел, так что мне пришлось прыгать в воду и вытаскивать его. Зато потом он без лишних слов отвез меня на Машрум-Ки.

Ответы на мои вопросы я получил от Клинтона Мэки. Кто живет на острове? Никто. Жил там некий Гейнз, пьяница, но он исчез несколько месяцев назад. Наверное, утонул. Кто владелец острова? Опять же никто. Может, он принадлежит штату, да так ли это важно. Гейнз точно его не покупал и не платил ни цента за аренду, однако спокойно там жил, и никто ему не досаждал. И утонул он, похоже, по собственной глупости.

В тот же день я начал готовиться к переезду на остров. За два дня завез туда все необходимое, но обживался целый месяц. А потом потекли дни, похожие, как близнецы. Физические упражнения, рыбалка, чтение листа со сводом законов ничегонеделания. Еда, сон, до обеда два стакана местного виски, точнее самогона, плавание, солнечные ванны да прогулки в лодке до Машрум-Ки и обратно. Режим, который полностью меня устраивал.

Потребности в том, чтобы покинуть остров, я не испытывал. Подсчитал, на сколько, учитывая текущие, расходы, хватит имеющихся у меня денег. Получилось, что лет на сорок. На физическую форму пожаловаться я не мог. Наоборот, никогда не чувствовал себя лучше. Да и душа успокоилась. Все реже я просыпался в холодном поту после приснившегося кошмара. Да и неприятные мысли практически перестали посещать меня. Я хорошо спал, ел с аппетитом, не мог пожаловаться на желудок или кишечник. Ничегонеделание явно шло мне на пользу. Благодаря Клинтону Мэки я не терял связи с человеческой цивилизацией. Объем общения меня вполне устраивал. Я с нетерпением ждал встречи с ним, а через час уже спешил вернуться на остров.

И с какой легкостью мне удавалось следовать заповедям! «Никому и никогда не писать писем. Не звонить по телефону». Проще простого. «Ни с кем не разговаривать». Я разговаривал только с Клинтоном, только по делу и о пустяках. «Никаких женщин, кроме проституток, если приспичит». Пока не приспичило. «Две порции спиртного до обеда, ни капли больше». Самое сложное – вспомнить о том, что надо выпить. Иной раз я и забывал. Никогда не выпивал больше двух порций, да и те выпивал лишь потому, что они значились в моих десяти заповедях. «Ежедневное трехразовое питание». По-другому и быть не могло. «Регулярные физические упражнения, плавание и гимнастика, поддерживать форму. Спать, сколько хочется, загорать». И с этим проблем не возникало. «Никуда не ходить, разве что в кино». Ближайший кинотеатр находился в Ки-Уэст, но ехать туда желания у меня не возникало. Как и в любое другое место. «Если есть сомнения, ничего не делать». Шесть слов, определяющих всю жизнь. Но я мог бы оставить лишь последние три. Потому что уже и не помнил, когда сомневался в последний раз.

Греб я без перерыва, как следует пропотел, а у самого острова бросил весла, открыл бутылку с водой и жадно глотнул. Прежде чем вновь взяться за весла, обернулся, чтобы взглянуть на мой остров: когда гребешь, видишь, откуда плывешь, а не куда. Я взялся было за весла, но бросил их и опять обернулся. Потому что заметил что-то большое и белое на дальнем от хибары конце моего острова. Это меня удивило, потому плавник обычно прибивало к хибаре. Я не мог разобрать, что там такое, поэтому начал грести, а несколько минут спустя еще раз обернулся.

Лодка. Ее не вынесло на берег течением. Кто-то на ней приплыл.

Зачем?

«Это угроза, – подумал я. – Реальная угроза». Раньше никто не приплывал на мой остров. Ни одна лодка или яхта даже не приближалась к нему, не то чтобы подплыть. До этого дня. Почему?

«Может, это Гейнз», – подумал я. Может, старый алкаш не утонул, просто отъехал на время, а теперь решил вернуться и заявить свои права на хибару?.. Если так, то волноваться незачем. Гейнза, конечно, придется убить. Потом я или похороню его на острове, или брошу в лодку. Похороненное всегда можно отрыть. Я его убью, сунув головой в воду, решил я, а потом брошу в белую моторку и отгоню на несколько миль в открытое море, таща на буксире мою плоскодонку. Там я утоплю его вместе с лодкой и вернусь на плоскодонке к моему острову.

«Если это Гейнз, волноваться не о чем. А если кто-то другой?»

Я попытался представить себе, кто это может быть. Клинт предположил, что остров принадлежит штату. Возможный вариант. Если так, власти могли послать какую-нибудь мелкую сошку проверить, не организовал ли я на острове бордель или казино. Внимание чиновников, как кость в горле, но я полагал, что смогу от них отделаться.

Если остров принадлежит не штату, ко мне мог пожаловать его владелец, пожелавший выяснить, кто живет в хибаре. У него может возникнуть желание сдать мне остров в аренду или продать. Меня устроило бы и то, и другое. А может, он хочет построить здесь дом? Или продать остров кому-то еще? Вот это меня совсем не устраивало. Я, конечно, мог бы убить этого человека, кем бы он ни был, но в отличие от алкоголика Гейнза его бы стали искать. Поэтому следовало позаботиться об алиби.

Я снова заработал веслами. На ум пришли другие варианты. Ко мне мог заглянуть кто-то из соседей, и пара грубых слов положила бы конец визиту вежливости. А может, на островах пошли слухи о бородатом религиозном фанатике, охраняющем золотой клад. «Только этого мне и не хватало», – подумал я. Начни убивать незваных гостей, и слухи покажутся более убедительными. Мое странное поведение для многих явится прямым свидетельством того, что дыма без огня не бывает.

Чужая лодка на острове – угроза. Хуже того, угроза неопределенная.

Меня мучили сомнения.

Когда сомневаешься...

Я облегченно вздохнул. Когда сомневаешься, ничего не делай. Вот он, ответ. Ничего не делай, пока сомнения не рассеются, а тогда и угроза, возможно, перестанет быть таковой. И волноваться нужно, лишь зная причину для волнений.

А что пока? Оставаться на воде? Это не ничегонеделание, это затяжка времени.

Я налег на весла и направил плоскодонку к дальней части острова, чтобы первым делом разобраться с этой лодкой.

В лодке я никого не нашел. Вытащил плоскодонку на берег и заметил цепочку следов, ведущих от лодки и по периметру острова к моей хибаре. Человек шел по кромке воды, надеясь, что она затянет следы песком, но некоторые все-таки остались.

Я думаю, Дефо ошибался. Я считаю, Робинзон Крузо начал рвать волосы на голове, увидев такие же чужие следы на своем острове.

Я двинулся следом. Незваный гость стремился не выдать своего местонахождения. Иначе к чему идти по воде. Он хотел, чтобы его появление стало для меня сюрпризом. Он, безусловно, наблюдал за приближением плоскодонки и знал, что я уже на острове. Тем не менее, осторожность и осмотрительность мне повредить не могли.

Я внимательно оглядывал каждое дерево, каждый бугорок. Один раз остановился, чтобы подобрать булыжник размером с гусиное яйцо. Вдруг у него револьвер или нож?.. Может, он намеревался убить меня.

Он пришел на мой остров. Мой остров!

Пройдя шестьдесят ярдов, я понял, где он сейчас. Цепочка следов вела от берега к двери моей хибары. Второй цепочки следов, уходящих от хибары, не было.

Он в моем доме!

«Придется его убить, – решил я. – Кто бы он ни был, что бы ни привело его сюда, придется разобраться с ним раз и навсегда. Он в моем доме. На моем острове, в моем доме. Притаился там, грязный мерзавец, и ждет меня. В моем доме, сволочь поганая!»

Я двинулся в глубь острова, чтобы подойти к хибаре сзади. Окон не было, но он мог увидеть меня через щели между досками. Их хватало. С другой стороны, солнце светило ему в глаза, оставшись у меня за спиной. Я упал на землю и пополз к хибаре. Зачем мозолить ему глаза.

Я хотел подобраться поближе к хибаре и замереть, дожидаясь, когда же он выйдет за дверь.

Он знал, что я на острове, но не знал, где именно, так что рано или поздно у него возникло бы желание посмотреть, куда же я подевался. Вот тут я бы и взял его тепленьким. Впрочем, он мог дождаться темноты. Я бы не возражал. Я всегда неплохо видел в темноте, а рыбная диета и жизнь без электричества способствовали улучшению зрения. Пусть ждет наступления темноты. Пусть посидит один в темноте, дрожа от страха. А потом я с ним посчитаюсь.

Заявиться на мой остров! Залезть в мою хибару...

Я замер, не сводя глаз с хибары, ловя каждый звук. Слева на дереве о чем-то судачили птицы. Я выдержал долгую паузу, потом продвинулся еще на несколько ярдов, к большой коряге.

– Эй! – раздался мужской голос.

И тут же от хибары что-то взлетело в воздух и, описав высокую дугу, упало меньше чем в десяти ярдах от меня, подняв облачко песка.

Ручная граната.

Глава 4

Я бросился вперед, наклонился, чтобы поднять гранату. Мои пальцы еще не полностью сомкнулись на ней, а я уже поворачивался налево. Металлическое яйцо по широкой дуге полетело в воду, а я, не дожидаясь взрыва, на полной скорости понесся к хибаре.

Какой-то мужчина в темном костюме шагнул мне навстречу.

– Фантастика! – крикнул он. – Потрясающе, Кавана!

В руке он держал пистолет. Остановись я, он расстрелял бы меня как в тире. Если б я по-прежнему бежал, он мог и запоздать с выстрелом, и я бы вышиб из его руки пистолет. Укрыться мне было негде. Оставалось только одно – нападать.

– Кавана!

Нас разделяло пятнадцать ярдов, когда пуля взбила песок у моих ног. Я застыл.

– Спокойно, Пол. Спокойно. Ближе не подходи.

– Ты на моем острове.

– Успокойся, Пол.

– На моем острове. В моем доме!

– Расслабься.

– Ты бросил в меня гранату!

– Учебную, Пол.

– Гранату.

Улыбка.

– Учебную, Пол. Не настоящую. Хотел посмотреть, какая у тебя реакция. Настоящая граната взорвалась бы в воде, Пол. А эта – нет. Взрыва ты же не слышал.

Я задумался. Все так, взрыва не было.

– Ты бросил в меня гранату. – Нас разделяло пятнадцать ярдов. Дуло его пистолета смотрело мне в грудь. Я прикинул калибр. Похоже, сорок пятый, попадание даже в руку или в ногу тут же выводило меня из строя.

– Пол...

– Ты знаешь, как меня зовут.

– Разумеется, знаю, Пол.

– Здесь никто не знает моего имени. – После отъезда из Майами я никому не представлялся Полом. И уж на Машрум-Ки никто не знал, как меня зовут. Клинт Мэки звал меня Гордоном, но я не уточнял, имя это или фамилия. – Никто не знает. Ты на моем острове. Ты бросил в меня гранату. Кто ты такой, черт побери?

– Ты меня знаешь, Пол.

Я оглядел его с ног до головы. Дорогой костюм, светло-каштановые волосы, худощавый, глаза спрятаны за солнцезащитными очками в роговой оправе.

– Я тебя не знаю!

– А так узнаешь? – Он снял очки, щурясь от яркого солнца, и нацепил вновь, прежде чем я успел броситься на него – Как ты выносишь такое яркое солнце? Наверное, все дело в привычке. И солнце тебе на пользу, Пол. Готов спорить, ты никогда не был в такой отличной форме. Без бороды ты мне нравился больше, но...

– Я тебя не знаю.

– Когда-то знал. Успокойся, Пол. Возьми себя в руки.

– Кто ты?

– Мы встречались один раз. Долго говорили.

– Где?

– Неужели не помнишь?

– Нет.

– Насчет гранаты – извини. Без нее можно было бы и обойтись, но я хотел сразу понять, не разнежился ли ты на жарком солнышке. Ответ я получил. Ни у кого еще я не видел такой отменной реакции. Другой мог бы стоять и смотреть, гадая, что же делать с гранатой, а ты, не раздумывая, зашвырнул ее в воду. Молодец!

– Ты...

– Вспоминаешь?

– Вашингтон!

– Уже тепло.

– Вашингтон. Даттнер. Джордж Даттнер.

Я не отрывал глаз от его лица, но думал только о пистолете.

– Как ты меня нашел, Даттнер?

– Ты и не терялся.

– Не понял.

– За тобой приглядывали, Пол. Практически постоянно. В Нью-Йорке работал наш агент. Между прочим, миссис Дженсс тебе понравилась?

– Кто?

– Шарон Дженсс. Агент сказал, что она чертовски привлекательная женщина, а ты провел с ней много времени. Он сказал...

– В чем, собственно, дело?

– В тебе, Пол. – Он улыбнулся. Мне вспомнилась наша встреча в «Долтоне». Тогда Даттнер держался иначе. А может, теперь я смотрел на мир другими глазами. – Потом ты улетел в Майами, побывал в других местах, и мы потеряли твой след. Но я чувствовал, что ты где-то на Флорида-Кис. Где именно, я не знал, но найти тебя не составило особого труда. Человек всегда оставляет след, каким бы осмотрительным он ни был. Ты пользовался вымышленными именами, не так ли, Пол? И ты действительно выбросил за борт мистера Грегга?

– Кого?

– Агента по торговле недвижимостью.

– А-а, вот ты о ком!..

– Он наговорил о тебе столько небылиц! Зато после нашего разговора я понял, где тебя искать. Арендовал лодку и приплыл сюда.

– С Машрум-Ки?

– Нет, с Литтл-Тейбл-Ки. С другой стороны.

Литтл-Тейбл-Ки находился примерно на таком же расстоянии от моего острова, что и Машрум-Ки, но в два раза превосходил последний размерами. Однажды я там побывал, но отдал предпочтение магазину Клинта.

– А на Машрум-Ки ты не заглядывал?

– Нет.

Я на мгновение задумался.

– Возвращайся к своей лодке.

– Что?

– Возвращайся к лодке и проваливай!

– Пол, Пол. – Он печально покачал головой. – Неужели ты даже не хочешь узнать, что привело меня сюда?

– Нет.

– Тебя это совсем не интересует?

– Нет. Ты на моем острове, ты бросил в меня гранату. И я хочу, чтобы ты уехал.

– Благородный дикарь. Ты нам нужен, Пол.

– Нам?

– Агентству.

Я вытаращился на него.

– Ты сумасшедший!..

– Отнюдь. Да и ты в своем уме, хотя по нашему разговору этого не скажешь. У Агентства есть для тебя работа.

– Агентство меня выгнало.

– Ситуация изменилась.

– Пошел ты к черту!

– Да и ты изменился, Пол. Сильно изменился.

Я промолчал. Шагнул к нему, но движение пистолета остановило меня. Он приказал мне не подходить ближе.

– Ты не выстрелишь.

– Еще один шаг, и ты узнаешь это на своей шкуре.

– Ты забрался так далеко не для того, чтобы убить меня. Что-то тебе от меня нужно. Ты не хочешь убивать меня.

– Но я также не хочу, чтобы, ты убил меня. Я прострелю тебе ногу, Пол.

Я остался на месте:

– Говори.

– Ты готов меня выслушать? Успокоился?

– Готов.

Он шумно выдохнул.

– А то я уж начал волноваться. Я не скажу тебе ничего удивительного. Все просто. Мы продолжали приглядывать за тобой, предполагая, что рано или поздно ты нам понадобишься. В тот момент мы нанять тебя не могли. У тебя был эмоциональный срыв, и мы не хотели рисковать. Но люди с такой подготовкой, как у тебя, встречаются нечасто. Поэтому мы не теряли с тобой связь, даже если сразу ты нам и не подошел.

Он замолчал без всякой на то причины. Ждет подтверждения, решил я, что его слова не пролетают мимо моих ушей. Кивнул.

– А потом подвернулась одна работенка. Когда я ознакомлю тебя с деталями, ты поймешь, почему мы обращаемся к тебе. Считай, что мы согласны дать тебе заказ.

– Не нужна мне ваша работа.

– Ты можешь и отказаться. Но учти, работа одноразовая. Без долговременных обязательств с каждой стороны. Тебе заплатят, а ставки у нас очень высокие. Получишь кучу денег.

– Не нужны мне деньги.

– Деньги нужны всем.

– Мне не нужны.

– Каждый должен что-то делать.

– Меня устраивает ничегонеделание.

Он улыбнулся.

– Я прочитал твой список. Мне он понравился.

Он прочитал мой кодекс. Нашел меня, явился на мой остров, вошел в мой дом, прочитал мой кодекс.

Я оглянулся. С того места, где я стоял, его лодки не было видно. Теперь мне предстояло убедить Даттнера, что никакими посулами ему не удастся выманить меня в большой мир. Тогда он вернется к своей лодке, уплывет на Литтл-Тейбл-Ки, доберется до Ки-Уэста, до Вашингтона и больше тревожить меня не будет.

– Ты нам нужен, Пол, – гнул он свое.

– Ерунда какая-то. У вас же полно агентов. Задействуйте кого-то из них.

– Мы не можем использовать штатного сотрудника.

– Почему?

– Поверь мне, на то есть причины. Позже я все объясню.

– У вас сотни глубоко законспирированных людей. Возьмите одного из них.

– Невозможно. Нам нужен именно ты, Пол.

– У вас был такой шанс. Компьютер решил, что я для вас не гожусь...

– Тогда не годился. Сейчас необходим.

– Нет!

– А ведь ты буквально ожил, когда этот ананас приземлился у твоих ног. Словно всю зиму ждал, когда же такое случится. У тебя наконец-то появилась возможность проявить свои навыки.

– Я здесь счастлив. Мне тут нравится.

– Кто спорит. У тебя роскошный загар. Ты сможешь вернуться сюда, Пол. Сделаешь то, о чем мы просим, получишь причитающееся тебе вознаграждение, и живи на этом острове до конца своих дней.

– Я и так смогу здесь прожить. Без ваших заданий.

– Речь не о заданиях, а только об одном задании. А вот сможешь ли без нас – это вопрос.

Я ждал продолжения.

– Остров принадлежит некоему Фенстермачеру. Он даже не подозревает о твоем присутствии. Но ему могут и сказать.

Я почувствовал, как напряглись мышцы рук и ног, но заставил их расслабиться.

– Он может доставить тебе немало хлопот, Пол.

– Я найду с ним общий язык.

– Допустим, департамент здравоохранения штата решит проинспектировать эту лачугу. Ты, наверное, плохо представляешь себе, сколько у Агентства друзей, сколько людей хотело бы оказать нам мелкую услугу. Если ты откажешься сотрудничать с нами, боюсь, тебе придется забыть о здешней вольготной жизни. – Его голос смягчился. – Разумеется, наши отношения – улица с двусторонним движением. Сыграй с нами в одной команде, и тебе не придется волноваться из-за мистера Фенстермачера или флоридских чиновников. Мы все уладим. Частью гонорара ты просто расплатишься за этот остров, и он перейдет в твою собственность. Не так уж плохо иметь влиятельных друзей. И ты, Пол, это знаешь.

Мне следовало сразу понять, что он не сядет в лодку и не уплывет навсегда. За ним действительно стояла сила, и он привык добиваться желаемого.

– Только одно задание? – переспросил я. – Так?

– Если ты не захочешь вновь поработать на нас.

– И никто больше не будет докучать мне?

– Если ты этого захочешь, так и будет. Ты, разумеется, можешь передумать, когда побываешь в деле, но решение, Пол, останется за тобой.

Черта с два! Если у них есть чем прижать человека, они никогда от него не отстанут.

Я нахмурился.

– Сколько потребуется времени?

– Минимум – неделя, максимум – три. Так что скорее всего ты уложишься в две. Полмесяца. Две недели, начиная с этого дня, и ты вновь на своем острове.

– Не так уж это и ужасно.

– О том я и толкую.

– А потом решать буду я? Или попрошусь на новое задание, или меня оставят в покое?

– Совершенно верно. Если захочешь, разойдемся как в море корабли.

Я позволил себе улыбнуться.

– Заманчивая перспектива!..

– Полностью с тобой согласен.

– Хотелось бы только узнать, что от меня потребуется, – я помялся. – Знаешь, Джордж, не следовало мне, словно цепному псу, набрасываться на тебя. Дело в том, что живу я один, никого не вижу, поэтому...

– Прекрасно тебя понимаю.

– Я хочу сказать, раньше сюда никто не приплывал.

– Не надо ничего объяснять, Пол. Извини, что нарушил твое уединение.

– Ладно. – Я направился к двери хибары. Он стоял справа от нее. – Пожалуй, нам пора выпить. Если хочешь, сними пиджак. Ты, должно быть, изжарился.

Он сбрасывал пиджак с плеч в тот самый момент, когда я поравнялся с ним. Руку с пистолетом он опустил, и дуло смотрело не на меня, а на песок у его ног. Ногой я ударил его в нервный узел пониже локтя. Он вскрикнул от боли и выронил пистолет. И еще кричал, когда ребро моей ладони врезалось ему в шею.

Он обмяк. Одной рукой я схватил его за ворот рубашки, второй – за брюки в промежности. Взметнул в воздух и зашагал к кромке воды. Он что-то верещал, словно маленькая обезьяна. Я вошел в воду по колено.

– Мой остров! – прокричал я. – Мой остров, мой дом, мой кодекс! Моя жизнь, сукин ты сын! Моя жизнь!

Я швырнул его в воду. Он засучил ногами. Я схватил его за голову и надавил, пока она не скрылась под водой.

– Не буду я работать на вас! Мой остров, мой дом, мой кодекс!

Услышать меня он не мог. Его голова оставалась под водой, он пытался вырваться, изо рта и из носа поднимались пузырьки воздуха. Еще несколько мгновений, и сопротивление прекратилось. А чуть позже иссякли и пузырьки.

Глава 5

Он заметно потяжелел, когда я выносил его на берег. Одежда намокла, да и в легких хватало воды. Очень мне хотелось оставить его на дне, но я взвалил Даттнера на плечо, вышел на берег и бросил его на песок лицом вниз.

Одну руку сунул ему под живот, приподнял Даттнера на несколько дюймов, покатал на руке из стороны в сторону. Вода хлынула потоком через рот и нос. Я переместился к его голове, зажал ее коленями и начал делать искусственное дыхание. Сдавить легкие руками, расширить, разведя локти Даттнера, снова сдавить, вновь расширить.

Известно, что способ искусственного дыхания рот-в-рот на шестьдесят процентов эффективнее, но при мысли о том, что придется «целовать» Даттнера, меня чуть не стошнило. Если мой способ сработает – отлично, если нет – что ж, Даттнеру не повезло.

Я уж и так возвращал его к жизни против своей воли. До сих пор не могу понять, как я заставил себя вытащить его на берег. Уж кто заслуживал смерти, так это он. Нарушил мое уединение, ворвался в мою жизнь... Я имел полное право наказать его.

Но как только ярость спала, я понял, что его смерть чревата серьезными неудобствами. Он не Гейнз, никчемный алкоголик, которого бы никто никогда не хватился. Он сотрудник Агентства, приехавший ко мне по поручению Агентства. Его боссы знали, куда он направился, поэтому если бы он не вернулся, меня наверняка навестили бы его коллеги. Я мог избавиться от лодки и тела. Они никогда не доказали бы мою причастность к смерти Даттнера. Но и не оставили бы меня в покое. А вот это не входило в мои планы.

Сжать легкие, расширить, сжать, расширить... Я не сдавался, хотя уже начал терять надежду. Крепла уверенность, что я вожусь с трупом. Но тут он кашлянул. Я выпрямился. Несколько раз он вдохнул, потом затих. Я вновь взялся за него. На этот раз Даттнер задышал. Произнес что-то нечленораздельное, повернул голову, открыл глаза.

Большими пальцами я с двух сторон надавил ему на шею. Он отключился. Я убедился, что потеря сознания никак не сказалась на его дыхании. Дышал он глубоко и ровно. Я перевернул Даттнера на спину и приложил ухо к груди. До трусов я его раздел еще до того, как начал делать искусственное дыхание, но только сейчас заметил, какая белая у него кожа. Десять минут полуденного солнца, и он стал бы красным, как вареный рак. Но солнце уже садилось, так что обгореть он не мог.

Я прислушался к легким Даттнера. Большая часть воды, похоже, вылилась. Пульс слабый, но устойчивый.

Я прошел в хибару. По крайней мере, он ничего не трогал. Нашел бухту веревки, отрезал два куска, вернулся к Даттнеру, связал ему лодыжки, вновь перевернул на живот, связал запястья за спиной.

Разделся. Одежда моя намокла, поэтому я разложил ее на песке, чтобы просохла. Без нее я чувствовал себя куда лучше. Однако перед тем, как выйти из хибары, я надел плавки. Не привык ходить голым, когда рядом кто-то есть. И дело не в библейских запретах, а в чувстве незащищенности. Если ты голый, враг может добраться до тебя.

Я нашел его пистолет, действительно сорок пятого калибра. Я прекрасно обходился без оружия, и мне не хотелось, чтобы пистолет каким-то образом попал в руки Даттнера, поэтому я швырнул его в сторону Машрум-Ки.

Прогулявшись к плоскодонке, я столкнул ее в воду, подплыл к хибаре, вытащил плоскодонку на берег. Перенес провизию в хибару, разложил. Потом проверил леску. Снял с крючков трех рыбин, тех же самых, что обычно и ловились, длиной десять или двенадцать дюймов, с нежным мясом и обилием мягких костей. Вытащил на берег, убил, хотя и знал, что всех мне не съесть. На ночь я никогда не оставлял рыбу на крючке. Потому что к утру от нее оставался один хребет. Недоеденное я использовал как наживку.

Пока я занимался рыбой, Даттнер очнулся. Поначалу он громко орал, часто выкрикивая мое имя. Я его крики проигнорировал. Задолго до того, как поселиться на острове, я уяснил, что люди быстро стравливают пар, если достаточно долго не обращать на них внимания. Если ты кому-то и понадобился, совсем необязательно бежать со всех ног по первому зову. С незнакомцами этот метод срабатывал, сработал и с Даттнером. Скоро он затих и спокойно дожидался, когда же я соблаговолю заметить его.

Я заставил его подождать. Отрубил рыбам головы и хвосты, вспорол животы, вытащил внутренности, разрезал на куски. Все не торопясь, без всякой спешки. Отнес рыб к кострищу, собрал плавник, разжег костер. Поджарил двух рыб, съел, наслаждаясь восхитительным вкусом мяса.

– Ты едва не утопил меня.

– Почему едва? Я тебя уже утопил, но потом передумал и оживил. В какой-то момент мне даже показалось, что мои усилия напрасны и на этот свет тебя не вернуть. Можно сказать, что несколько минут ты числился среди мертвых, а потом ожил.

– Господи Иисусе!

– Ты проводишь параллель с Лазарем[5]? Я, конечно, польщен, но там ситуация была иной.

– Святой Боже!..

Даттнер лежал на спине со связанными сзади руками, а я сидел рядом на корточках и пил кофе. Раньше я не понимал, как это некоторым удается подолгу сидеть на корточках. У меня сразу начинала болеть спина. Но потом выяснилось, что все дело в практике.

– Ты ведь предлагал мне что-то выпить, а мгновением позже моя голова оказалась под водой. Никогда не видел ничего подобного.

– Ты же считаешь меня классным специалистом. Вот я и показал тебе, на что способен.

– Да уж. Пол?

– Что?

– Почему ты меня не убил?

Я допил кофе, прогулялся к хибаре за апельсином. Очистил его, прежде чем ответить.

– Ты заявился сюда. На мой остров. Я тебя не приглашал. Компания мне не нужна, и речь не только о тебе. И ты не уходил. Я попросил тебя уйти, а ты не уходил. – Я пожал плечами. – К тому же меня переполняла ярость. Когда живешь один, нет нужды сдерживать эмоции, все равно тебя никто не видит. Я к этому привык, вот и не сдержался. И потом я не мог найти иного способа избавиться от тебя.

– И ты попытался меня утопить?

– Я не пытался. Утопил, а потом передумал.

Он осмысливал мои слова, а я доедал апельсин.

Потом выбросил шкурку в воду. Органические отходы я всегда выбрасывал в океан: кто-нибудь да съест. А банки сжигал и зарывал землю. Незачем мусорить там, где живешь.

Возвращаясь к Даттнеру, я подбросил дров в костер. Запас у меня был приличный, мог я использовать на дрова и обшивку лодки, на которой приплыл Даттнер.

– Пол?

– Слушаю тебя.

– Ты хоть представляешь себе, сколь разительно ты изменился?

– Да.

– Конечно, представляешь. А почему ты передумал?

– Сообразил, что тебя начнут искать, кого-то пришлют. Твоя смерть все бы усложнила. Два часа я бы пребывал в прекрасном настроении, чтобы потом расхлебывать кашу, которую сам и заварил.

– Другой причины нет?

– Например?

– Не важно. И что теперь?

– Еще не знаю.

– Ты меня отпустишь?

– Как только получу гарантии, что ты оставишь меня в покое. Я думаю, оставишь. Теперь-то тебе ясно, что никакой пользы Агентству я принести не смогу. Если же я вам не нужен, а ты согласишься мне не мстить, тогда незачем удерживать тебя на моем острове. Или убивать. Я посажу тебя в лодку и даже пожелаю счастливого пути.

– Не получится. Пусть тебе это покажется странным, но я окончательно убедился в том, что нам нужен именно ты.

– Значит, ты чокнулся.

– Едва ли. Послушай, Пол...

– Позже.

Я отнес сковородку к воде, вымыл. Обычно в те дни, когда я бываю на Машрум-Ки, я перекусываю сразу после возвращения, а обедаю после захода солнца. Даттнер сбил мне распорядок дня. Солнце уже скатывалось к горизонту, а я только что поел рыбы. Через несколько часов мне захочется спать, я еще не обедал, перед самым сном есть нехорошо. А я собирался поджарить на обед отбивные.

Я мог бы обойтись без обеда, но не хотелось без нужды нарушать десять заповедей. Я выпил две порции местного кукурузного виски, добил бутылку и поставил ее к стене, чтобы в следующий раз отвезти Клинту. Достал из холодильника обе отбивные, положил на сковородку, залил морской водой. Я всегда их так жарил. И вкуснее, и экономится соль. Сковородку с готовыми отбивными я отнес к Даттнеру. Он наблюдал за мной, лежа на боку.

– Ты много ешь.

– Одна отбивная для тебя, если, конечно, хочешь.

– Хочу. Съем с удовольствием, знаешь ли, но еще больше мне хочется покурить. Сигареты, что были в пиджаке, разумеется, намокли.

– Разумеется.

– В лодке есть еще одна пачка.

– Дурная привычка. Вот тебе шанс отказаться от нее.

Он рассмеялся. Спросил, нельзя ли развязать его.

– Незачем! – отрезал я.

– Я не доставлю тебя хлопот.

– Я знаю. Пистолет твой под тридцатью футами воды, нож или топор преимущества тебе не дадут.

– Я, между прочим, неплохо владею приемами рукопашного боя. Без оружия.

– Это прекрасно.

– Почему-то тебя это не пугает. Наверное, ты прав. Я буду хорошим мальчиком, Пол. Развяжи меня, дай поесть, и я буду паинькой.

Я развязал ему лодыжки, легко справившись с узлом. Потом перевернул и занялся руками. Веревка намокла и никак не хотела развязываться.

– Почему не разрезать ее? – спросил Даттнер.

– Веревка мне еще пригодится.

– Ты меня подкалываешь?

– Нет.

– И ты еще заявляешь, что тебе не нужны деньги. Сколько стоит такой кусок веревки? Десятую часть цента? Тебе не нужны деньги, но ты полчаса развязываешь узел...

Я развязал узел. Даттнер сел. Потер запястья.

– Два фута веревки...

Я пододвинул к нему сковородку с отбивными, посоветовал поменьше говорить и побольше есть. Съел свою отбивную. Когда и он поел, я собрал кости и выбросил их в воду. Открыл квартовую бутылку кукурузного виски и плеснул ему в пустую банку.

– А ты не пьешь?

– Нет.

– Ну конечно. Две порции в день до обеда и ни капли потом, так?

– Давай не будем говорить о моих заповедях.

– Не сердись...

– Надеюсь, ты понял.

– Конечно. – Он выпил виски. – Горло не дерет.

– Местное производство. По существу, самогон.

Даттнер спросил, нельзя ли ему сходить к лодке за сигаретами. Я не разрешил. Вдруг у него там другой пистолет или он просто удерет. Даттнер пообещал дать мне честное слово. Я молча смотрел на него. Тогда он спросил, не схожу ли я за сигаретами. Я покачал головой. После этого он надолго замолчал.

– Насчет веревки, – прервал я паузу. – Ты просто ничего не понимаешь. Дело не в стоимости. Самая большая проблема этого мира – мусор. Я не бросаю в воду ничего такого, что рано или поздно не будет съедено.

– А кости?

– Они в соленой воде разлагаются. Что-то съедают рыбы, во всяком случае, все мясо и костный мозг, остальное идет на корм другой живности.

– А мой пистолет?

– Я выбрал меньшее из двух зол. Обычно я не выбрасываю пистолеты в воду. Нет необходимости, знаешь ли. Помолчи, а? – Он сжал губы. – Так вот, куски веревки, которые не годятся к использованию, мне придется сжечь. Веревка пропитана специальным раствором, горит плохо. Ее надо разделять на волокна. Опять же вонь. Зачем мне эти телодвижения? Если одна бухта закончится, придется покупать другую. Я должен вспомнить в магазине, что мне нужна веревка, перенести бухту в лодку, где она займет место, которого всегда не хватает, вынести на берег, где-то положить в хибаре. Чем реже мне придется этим заниматься, и я не только про веревку, тем...

– Я тебя понял.

– Неужели? Речь не о веревке, а о моем отношении к жизни. Я ничего не делаю, если на то нет причины. Я живу здесь, потому что никто не путается под ногами. И я живу так, как хочу, в полном согласии с самим собой и окружающим миром. Если я нахожу в хибаре что-то лишнее, я от этого лишнего избавляюсь. Прочитанные книжки я использую для того, чтобы разжигать костер. Раньше у меня были вилка и ложка из столового набора, но со временем я понял, что прекрасно обхожусь пальцами, поэтому вырыл ямку, похоронил и вилку, и ложку. Мне не нужно лишнего. И я не хочу ничего менять.

– Это необычный подход.

– Мне он годится.

– Похоже, что это так.

Я отошел облегчиться и предложил ему последовать моему примеру. Сказал, куда пойти, и попросил закидать все песком.

– Пол? – Вернулся он быстро. – Я хочу тебе кое-что сказать, но ты просил не упоминать об этом.

– О чем?

– Это имеет отношение к твоему кодексу.

– Валяй.

Слова он подбирал очень тщательно.

– Там есть один пункт, одна из заповедей, насчет того, чтобы ни с кем не говорить. Без крайней на то необходимости.

– И что?

– Если вспомнить несколько последних минут, когда ты говорил мне о веревке, о своем отношении к мусору, о том, что избавляешься от ненужных предметов обихода. Необходимости объяснять мне все это не было. То есть ты вел ненужный разговор. Раньше ты практически не открывал рта. А теперь выходит, что тебе хочется поговорить.

Я промолчал.

– Я не делаю никаких выводов. Просто мне подумалось, что это наблюдение покажется тебе небезынтересным.

Я ему не ответил, а он не стал развивать дальше свою мысль. Какое-то время спустя я предложил ему придвинуться к костру, потому что совсем стемнело. Так мы и сделали. Потом я спросил, не хочет ли он кофе.

– Если он у тебя есть.

Я налил воды в котелок, поставил на огонь. Когда вода закипела, добавил молотого кофе, помешал, разлил по двум банкам, одну дал ему.

– Благодарю.

– Сахара или сливок у меня нет.

– И так сойдет.

– Если ты хочешь покурить, достань сигареты из пиджака. Может, сумеешь их высушить.

– А их можно курить?

– Если бумага не порвалась, почему нет?

Он вытащил пачку, раскрыл. Семь сигарет, две уже развалились. Четыре я положил у костра. Последнюю оставил. Вытащил из костра полено, обгоревшее с одного конца, положил на него сигарету. Бумага местами потемнела, но не занялась. Я протянул сигарету Даттнеру и подержал полено, пока он прикуривал.

Спросил, можно ли ее курить, и он ответил, что еще как можно, это лучшая сигарета в его жизни.

Я сел. Смотрел на костер, пил кофе. Внезапно подумал о словаре и причинах, по которым он мне понадобился. Словарь – книга, полная слов. Слова нужны для разговора, слова – средство общения с людьми.

Если бы Даттнер не указал мне, что я нарушаю одну из заповедей, я бы рассказал ему, что моя главная проблема – вода. В неделю у меня уходило три или четыре галлоновых бутыли воды. Я пил воду, умывался водой, использовал ее, когда готовил, варил кофе. Если б на острове был источник пресной воды...

«Ни с кем не разговаривать».

Такая простая заповедь, и я так долго придерживался ее безо всяких усилий.

– Можно мне высушить одежду у костра?

– Не получится. Солнце завтра все высушит.

– Значит, я остаюсь на ночь?

– А у тебя другие планы?

Он рассмеялся. Хотел отшвырнуть окурок, но вовремя передумал и бросил его в костер. Мне это понравилось.

– Ладно. – Он вскинул на меня глаза. – Так что это за операция?

– Не понял?

– Чего хочет от меня Агентство? Зачем ты приехал сюда? И не надо изображать изумление. Ты подобрал нужную наживку, и нечего удивляться, что рыба на крючке. И не старайся скрыть улыбку. Улыбайся хоть во весь рот. А как надоест, расскажи, о чем, собственно, речь.

Глава 6

– Представь себе груз оружия. Товар, принадлежащий правительству Соединенных Штатов, наилучшего качества. Правительство хочет послать оружие друзьям. Вместо этого оружие попадает к плохишам.

– И что?

– Надо бы забрать его у них.

Я воззрился на него.

– И это все?

– Нет, разумеется, нет, Пол. Я просто...

– Чушь собачья! Такое случается постоянно. Если бы мне платили по десятицентовику за каждого американца, подстреленного из оружия, сделанного в Америке... всего по десятицентовику... черт, да из песчинки за каждого американца можно соорудить приличных размеров пляж! И это – обычное дело. Мы посылаем оружие партизанам, а его перехватывают власти. Мы вооружаем правительственные войска, а оружие крадут партизаны. И все потому, что какой-нибудь чиновник хочет побыстрее наварить кругленькую сумму. Оружие захватывают и в ходе боевых операций.

– И мы никогда не пытались вернуть его?

– Если и пытались, то я об этом не слышал.

– Иной раз бывает и такое, Пол. Оружие мы стараемся выкупить. Ты можешь удивляться, но этот метод зачастую срабатывает. По большому счету ты, конечно, прав. Оружие попадает не по назначению, это риск, и на него приходится идти, но у нас достаточно заводов, которые могут изготовить любое количество оружия, так что проще послать новую партию, чем гоняться за старой. И потом, к тому времени, когда оружие попадает к противнику, оно обычно устаревает.

– Вот и хорошо.

– Тут другой случай.

Он взял сигарету, не спеша закурил. Ждал, чтобы я спросил, какой-такой другой случай. Тогда он бы сказал, что это хороший вопрос, а я...

Но он услышал от меня совсем не то, что ожидал.

– Давай говорить только о деле. Драматические эффекты ни к чему. Слушаю тебя.

– Сразу в дамки. Знаешь, прямая не всегда кратчайшее расстояние между двумя точками. Иногда дуга...

– Не здесь. Не на моем острове.

Улыбка. Кивок.

– Ладно. Обойдемся без драматизации. Это не обычное оружие. Мы говорим о партии стоимостью два миллиона долларов, размещенной на четырех грузовиках. Мы говорим о самом современном оружии, которое когда-либо могло быть использовано в партизанской войне. Что такое партизанская война, рассказывать нет нужды. Ты участвовал в ней десять лет. Могу сказать лишь одно: по сравнению с этим оружием то, чем вы пользовались в Юго-Восточной Азии, – водяные пистолетики. Такого оружия вам не давали. Его производили, но не использовали в боевых действиях. Не из-за низкой эффективности. Ты бы ахнул, прочитав отчеты об испытаниях. Просто никто не мог решиться на новый уровень противостояния. Возьмем, к примеру, атомные гранаты. Бросаешь одну, и на трех акрах ни единой живой души. Или атомные минометы. Газовые гранаты. Ты же понимаешь, насколько возросли бы ваши возможности, получи вы оружие с убойной силой атомного взрыва и маневренностью обыкновенного миномета? Тебе не надо объяснять, сколь успешно использовалось бы оно против партизан. Да и партизаны нашли бы ему применение.

– Действительно смертоносное оружие.

– Правильно.

– До нас доходили слухи, что такие работы ведутся. То ли у нас, то ли у противника. – Я вспомнил, в какую передрягу мы попали в Лаосе во время глубокого рейда на территорию, контролируемую Патет Лао, и попытался представить себе, как бы мы выкручивались, имея в своем распоряжении такое оружие. И что случилось бы с нами, если б оно было у другой стороны.

– Я мог бы продолжать, Пол, но ты требуешь от меня краткости. Будем считать, что я все тебе сказал. Это действительно смертоносное оружие. Решение передать его нашим друзьям принималось на самом высоком уровне. В газетах об этом не напишут. Если же кто-то задаст этот вопрос, мы будем все отрицать. Это не наши игрушки, их сделали в Бирме из старых покрышек, мы знать ничего не знаем. Черт, если нашего президента прижмут этим к стенке, на следующих выборах он не наберет и сотни голосов!

– Ближе к делу.

– Я только сейчас заметил, какие здесь звезды. Красотища, не правда ли?

– Да.

– Тишина, покой. Почему не проводить тут ночь за ночью, под звездами, у костра...

– Не отвлекайся, Даттнер.

– Джордж.

– Не отвлекайся. Продолжай.

Он сбросил пепел с сигареты.

– Об остальном ты и так догадался, не правда ли? Груз передавался не по обычным каналам. Ты, наверное, понял, кому он предназначался.

– Как бы не так! Я уже несколько месяцев не читал газет и не слушал радио. Может, оружие отправили канадским индейцам.

– Я забыл, что ты оторвался от цивилизации.

– Не оторвался. Просто не захотел дальше участвовать в ваших играх. Так кому предназначалось оружие?

– Партизанам, в этом полушарии. Об остальном догадаешься сам, Пол, потому что с прошлого года ничего не изменилось. Ты меня понял? – Я кивнул. – Но вместо того, чтобы попасть в нужные руки, оружие оказалось у плохишей. Поначалу мы думали, что они передадут оружие плохому правительству, которое хотели свергнуть хорошие партизаны, а правительство против них его же и использует. Неприятный для нас вариант, но на деле все вышло иначе. И сейчас оружие в руках плохих партизан, которые хотят свергнуть хорошее правительство. Того, что имеется в четырех грузовиках, для этого как раз хватит, но, откровенно говоря, не так уж и важно, кто победит, потому что США при любом раскладе оказывается в проигрыше. Если победят они, свободный мир лишится опоры в Латинской Америке. Если они потерпят неудачу, многие потребуют разъяснений, как такое могло произойти. Мы, конечно, будем отрицать причастность к этому оружию, но пользы от этого не будет, даже если найдутся дураки, которые нам поверят. Потому что люди спросят, как мы могли позволить противнику протащить динамит в Западное полушарие. – Он хмыкнул. – Я сказал, «динамит»? Пора менять лексикон. Динамит – это детские штучки, какими отмечают Четвертое июля. Так на чем я остановился?

– Если мы проигрываем, то проигрываем, если побеждаем, все равно проигрываем.

– Именно так! И есть только один способ выйти сухими из воды. Перехватить оружие до того, как оно будет доставлено получателю.

– Или предотвратить получение оружия?

– Разве это не одно и то же?

– Не совсем. Если ставится задача предотвратить получение, достаточно уничтожить оружие. Если оно на грузовиках, на них сбрасываются бомбы. Если на корабле, он топится. Если на самолете, его сбивают. И заниматься этим должны ВВС и ВМФ, не так ли?

Даттнер усмехнулся:

– Оружие-то атомное, помнишь? Разбомби его – и получишь значительные зоны радиоактивного загрязнения.

– И что? Извинимся, скажем, что больше это не повторится.

– Даже если это дружественная страна?

– Даже если оружие в Лондоне.

– А если оно на территории Соединенных Штатов? Что тогда?

Я вытаращился на него.

– Потому что оно здесь, Пол. На данный момент оно на Среднем Западе, можно сказать, в сердце Америки. Мы знаем, где оно, знаем, кто играет за команду противника. Нам известно, как они собираются вывезти оружие. Мы достаточно ясно представляем себе, когда это произойдет. Вывезут его по воздуху не раньше, чем через неделю, но не позже, чем через три.

– Если вы знаете, что оружие в Штатах, и можете указать его местонахождение...

– Дай мне закончить, Пол. – Даттнер закурил новую сигарету, на этот раз без театральных жестов. – Мы, разумеется, можем разбомбить склад.

– Я хотел предложить другое.

– Знаю, но мы рассматривали и такой вариант. Наши компьютеры показали, что в трех административных округах мы потеряем две трети населения, а жертвы радиоактивного заражения появятся в четырех штатах. Естественно, такого допускать нельзя.

– Логично.

– Вот-вот!.. Рассматривали мы и другие схемы. Дать им погрузить оружие на самолет и сбить его. Самолет у них с реактивными двигателями. Мы это знаем, потому что он уже в Штатах. О самолете мы имеем полную информацию, так как они украли его у нас. Не перебивай меня. Нам известно все, за исключением места, где они его прячут. Но мы наверняка засечем его при взлете и посадим на хвост перехватчиков. Однако в той команде тоже не идиоты, Пол. Они не собираются лететь над морем. Они будут держаться суши, и нам придется кончать с ними над малонаселенными регионами Южной Америки. Мы запросили компьютер, какова вероятность удачного перехвата и будут ли жертвы. В общем, наши шансы не так уж и плохи. Мы обязательно попытаемся перехватить их, но это наш последний оборонительный рубеж.

– Продолжай. – Впервые за последние месяцы у меня разболелась голова. Отвык я от долгих разговоров. – Продолжай. Объясни теперь, почему вы не можете послать туда батальон морских пехотинцев или десантников.

– Мы можем.

– Естественно, можете.

– Только они достанут наши игрушки и используют их против наших же парней.

– У них слишком мало людей, чтобы устоять.

– Правильно. Мы победим. Но они будут сопротивляться до последнего, так что цена победы окажется слишком высокой. Скорее мы используем части специального назначения, когда противник будет загружать самолет. В этом случае вероятность успеха велика, если, конечно, где-то не будет прокола. А стопроцентной гарантии, что прокола не будет, никто не даст.

– Если они уже украли оружие и приличных размеров самолет, нельзя ожидать, что операция пройдет гладко.

– Ты не первый, кто пришел к такому выводу. – Даттнер хохотнул. – Пол, давай сэкономим время. Тебе не придумать ход, который уже не предложили бы человек или компьютер. Некоторые предложения отвергли, другие передали в оперативную разработку. Идеальных нет. Идеальный исход – вернуть оружие без жертв с нашей стороны и не вызвав интереса прессы. Если это не получится, будем отступать на заранее подготовленные позиции. А ты нам нужен для первого шага, идеального варианта.

– В смысле?

– Они украли оружие у нас, теперь мы украдем его у них.

– Кто это мы?

– Два человека. Ты и я. – Он не сводил с меня глаз. – Непонятно?

– Нет.

– Ты будешь действовать изнутри, потому что о тебе они ничего не знают. Мы понимаем, что у них есть люди в нашем лагере, но никто даже не подозревает о твоем существовании. Ты будешь в лагере противника, я – за его пределами, в непосредственной близости. В детали вдаваться не буду, но, поверь мне на слово, план этот вполне реален.

– Верю.

– Очевидных сомнений нет? Тебя ничего не удивляет?

– Нет. – Я встал. – Этого я и ожидал.

На его лице отразилась тревога.

– Я ошибся, – произнес я. – Следовало сразу утопить тебя. Оставить под водой. Я смог бы использовать тебя как наживку, лодка пошла бы на дрова. И искать бы тебя никто не стал. Не пытайся подняться. Лежи смирно, я все равно сшибу тебя с ног. Агентство не знает, что ты здесь. Я перестал интересовать Агентство, как только выехал из «Долтона». Ты приехал сюда по собственной инициативе.

– Пол...

– Заткнись! Ты хочешь, чтобы я работал не на Агентство, а на тебя. При нашей последней встрече, единственной нашей встрече, ты правильно указал, что со мной не так. Я научился думать. Не забывай об этом. Я не проглочу черную пилюлю. Не проглочу ее, даже если она покрыта слоем сахара. Если тебе что-то от меня нужно, так и говори. Ответ получишь сразу, да или нет.

Он начал подниматься.

Поначалу я ему не мешал, но в последний момент сбил с ног.

– У тебя два варианта. Можешь держаться за старую ложь или придумать что-нибудь новенькое, Но учти, если я пойму, что ты лжешь и на этот раз, я тебя утоплю. Так что лучше сразу сказать правду. Выбор за тобой.

– Боюсь, ты меня утопишь.

– Ты меня слышал.

– Мы разделили трапезу, поговорили, а теперь ты грозишься меня утопить.

– Хватит болтать!

– Ты уникум. Не следовало Агентству отпускать тебя. Я понял это, когда говорил с тобой, увидел то, чего не заметили компьютеры. Я знал, что ты сломаешься, знал, что восстановишься, и...

– Обо мне достаточно! Давай о деле.

– Хорошо. Возможно, тебе что-то и не понравится, но на этот раз ты услышишь правду. Думаю, на такую приманку ты клюнешь.

Действительно, слушал я с интересом. По его словам выходило, что правительство США выключили из игры. Военная и гражданская разведки уверены, что вся партия уже прибыла в Южную Америку, и Агентство отправляет туда своих людей, чтобы свести урон к минимуму.

– Но это не так, Пол. Оружие по-прежнему в Штатах. Я это знаю, а кроме меня, пожалуй, никто. Мне этого не говорили. Но через меня постоянно проходят разные сведения, вроде бы не связанные между собой. Можно ввести все это в компьютер, но даже он не сможет соединить все воедино.

А вот он смог. И вывод получился достаточно любопытный. Поэтому он не счел за труд съездить на Средний Запад. Навел справки и понял, что его умозаключения не расходятся с действительностью. Меня он нашел еще раньше. Частный детектив проследил мой путь до Ки-Уэста, а уж дальнейшие поиски Даттнер взял на себя.

– Помнишь наш последний разговор? Я говорил все это не только тебе, но и себе тоже. Я могу вы валить всю эту информацию кому следует и получу большую блестящую медаль. Но медали, знаешь ли, мне уже ни к чему. Я бы предпочел наличные.

Даттнер прикинул, что половина суммы, которую можно заработать на таком товаре, равняется миллиону долларов. Эта половина вполне его устраивала. С такими деньгами он мог больше не горбатиться на службе. Один миллион – его жалованье за восемьдесят семь лет и семь месяцев. Хотелось получить его быстрее и сразу. Даттнер знал эмигрантскую организацию, пустившую глубокие корни в Тампе, которая могла выложить два миллиона долларов за партию тактического атомного оружия.

– Они на той же стороне, что и хорошие парни, которым это оружие в первую очередь и предназначалось. В этом вся прелесть, Пол. Они на той же стороне. Товар попадет по назначению, престиж Соединенных Штатов не пострадает, наших друзей не отправят в мир иной, а мы с тобой поделим поровну два миллиона долларов.

Даттнер углубился в детали. Я не мешал ему выговориться. Потом он спросил, каково мое мнение, и я ответил, что тут надо подумать. Даттнер заявил, что на другой ответ и не рассчитывал, докурил последнюю сигарету, и я проводил его к лодке за новой пачкой. Он снял целлофановую упаковку и бросил на песок. Я промолчал. Даттнер закурил и спросил, не холодно ли мне. Я ответил, что не холодно, что я перестал замечать изменения температуры воздуха. Он пожалел о том, что его одежда не высохла. Докурив сигарету, Даттнер бросил окурок в воду. Просто удивительно, насколько быстро он забывал о хороших манерах!

– Красиво здесь. – Он глубоко вдохнул. – Очень красиво!..

– Это точно.

А потом я развернул его к себе лицом и загнал три пальца ему в живот, на два дюйма ниже пупка. Разумеется, не со всей силы, чтобы не повредить внутренние органы. Он согнулся от боли, не в силах произнести ни слова. В этом одно из достоинств такого удара.

А в следующее мгновение он уже был под водой, на глубине двух футов, лицом вверх, как раз на середине между дном и поверхностью.

Я продержал его там десять секунд. Глаз он не закрывал, но при таком слабом освещении поймать их выражение я не мог.

Я вытащил его из воды, дал вдохнуть, но ничего ему не сказал. Он говорить еще не мог. Потом я вновь засунул его под воду.

Десять секунд спустя вытащил опять. Никогда я еще не видел такого ужаса, написанного на человеческом лице. Я ему ничего не сделал, он даже не нахлебался воды, но уже перепугался до смерти.

– Сейчас я отправлю тебя под воду в третий раз, – вкрадчиво произнес я. – Третий – и последний. Ты должен подумать, захочу ли я слушать то, что ты будешь мне говорить. А я хочу услышать правду. Не старайся убедить меня. Сосредоточься на том, что главное для тебя – остаться в живых.

Он не произнес ни слова. Его губы даже не шевельнулись.

– У тебя десять секунд, Джордж. – Если он хотел, чтобы я звал его Джордж, зачем лишать его этого маленького удовольствия. – Так что больше трех предложений тебе не произнести. Когда твое время истечет, ты окажешься под водой. Постарайся все сказать до того, как мне надоест слушать.

Слова полились из него потоком. И он уложился в два предложения.

– Оружие по-прежнему на государственном складе. Его никуда не отправляют, но мы можем похитить его и поделить два миллиона наличными.

Глава 7

В следующий понедельник в джинсах и рубашке я вошел в парикмахерскую в Орландо. Чисто выбритый, но обросший. Вышел с аккуратной стрижкой. На автобусе поехал в Джэксонвилл; в мужском туалете автобусной станции переоделся в костюм, прикрыл короткую стрижку париком. В Джэксонвилле взял напрокат «плимут», используя водительское удостоверение, выданное штатом Флорида Леонарду Байрону Фелпсу. Поехал в Атланту и уничтожил водительское удостоверение, как только сдал автомобиль.

Улетел в Новый Орлеан, там избавился от парика. До Миннеаполиса добирался тремя рейсами разных авиакомпаний, всякий раз под вымышленными фамилиями. Спал в самолетах, дремал в аэропортах. В Миннеаполисе на земле лежал слой снега толщиной в фут и дул ледяной ветер. Я выпил в баре три двойных виски и провел шестнадцать часов в турецкой бане. Немножко потел, много спал, не забыл про массаж и спиртовую растирку. После растирки загар заметно поблек.

Загар тревожил меня больше всего. С таким загаром везде привлечешь внимание, а уж в той части страны, где зимой идет снег, просто притягиваешь к себе все взгляды. На этот счет «легенда» у меня была, но проблема заключалась в другом: не хотелось остаться в памяти окружающих. Ростом и габаритами я не выделялся, черты лица быстро забывались, а вот загар...

Я попытался воспользоваться осветлителем кожи. Купил флакон в негритянском районе Атланты. Продавщица наверняка меня запомнила. В мужском туалете проверил его действие на той части тела, которую редко кому показываю. Результат мне не понравился: цвет получался какой-то неестественный, запоминающийся ничуть не меньше сильного загара. Возможно, постоянное использование осветлителя и могло принести нужный эффект, но я решил не рисковать.

В Абердин, что в Южной Дакоте, я прибыл на автобусе. В городке проживало двадцать тысяч жителей, так что им хватало одного пункта проката автомобилей. Мне дали двухдверный «шеви» с шиповаными шинами, и продавец не преминул отметить, что не помнит такой многоснежной зимы. Я предъявил ему водительское удостоверение на имя Джона БВИ[6] Уолкера, выданное в городе Александрия, штат Виргиния.

Действительно, я и представить себе не мог такого количества снега. До Спрейхорна, расположенного в сорока трех милях от Абердина, я добирался добрых три часа. Дворники не успевали счищать снег с лобового стекла. Мотель я нашел без труда, второго в городе просто не было. Номер мне забронировали, но девушка за стойкой сказала, что меня ждали только завтра.

Я ей ответил, что в конторе все перепутали. На самом деле ошибся я – приехал на день раньше, а Даттнер в посланной из Вашингтона телеграмме указал дату в полном соответствии с нашей договоренностью.

Номер меня приятно удивил. Ковер от стены до стены, большая двуспальная кровать и три тысячи кубических футов теплого воздуха. Я распаковал чемодан. Повесил в стенной шкаф два темных костюма с ярлыками вашингтонских магазинов и форму майора армии Соединенных Штатов. В ящики комода положил все остальное.

Я привез с собой два комплекта документов. Набитые в бумажник удостоверяли, что я Джон БВИ Уолкер: кредитные карточки («Шелл», «Дайнерз клаб», «Карт бланш»), армейские бумаги. По всем, кроме одной, я проходил как майор, по последней, выданной три года тому назад, числился капитаном. В ней имелась пометка о присвоении мне очередного звания.

Все документы Уолкера были подделками. Разумеется, высококачественными подделками. Но квалифицированный эксперт установил бы это достаточно быстро.

Второй комплект, на Ричарда Джона Линча, сильно проигрывал в количестве. Не было у мистера Линча ни кредитных карт, ни водительского удостоверения, ни регистрационного талона на автомобиль, ни чековой книжки. Он обходился кожаными корочками и вставленным в них единственным пластиковым прямоугольником с указанием имени и фамилии, с фотографией, отпечатками пальцев и основными приметами. Имя и фамилия принадлежали ему, все остальное – мне.

Из удостоверения мистера Линча следовало, что он работал в том самом Агентстве, которое держало на службе Даттнера, но отказалось взять меня. И удостоверение мистера Линча было подлинным. Во всех смыслах этого слова. Существовал только один способ поставить под сомнение подлинность удостоверения мистера Линча: доказать, что в вышеуказанном Агентстве никогда не работал человек с такими именем, фамилией, физиономией и отпечатками пальцев.

Пообедал я в ресторане, потом вернулся в мотель. Отсутствовал с час, но за это время мой номер никто не обыскивал. Я проверил ковровые ворсинки и пылинки. Все лежало на прежних местах. Я вытянулся на кровати. Через двадцать минут в дверь постучали. «Кто там?» – полюбопытствовал я. «Это ты, Эд?» – донеслось из-за двери. Я сказал обладателю голоса, что он ошибся номером. Тот извинился и проследовал дальше.

Они, конечно, очень уж тормозили, но в конце концов ждали-то меня днем позже. Я осмотрел номер. «Жучков» не нашел, но сие не означало, что их не было. Джордж говорил, что при прослушивании одним «жучком» дело не ограничивается. Обычно парочку устанавливают в достаточно очевидных местах, именно для того, чтобы их обнаружили. А еще один или два маскируют куда более тщательно. К примеру, в моем номере в «Долтоне» один очень хитрый микрофон вмонтировали в лампу на прикроватном столике, а второй, который я без труда нашел, – в люстру.

И если военная разведка взяла на вооружение те же методы, а Джордж полагал, что так оно и есть; отсутствие легко находимых «жучков» говорило о том, что номер чистый. Впрочем, особого значения это не имело. Я не собирался говорить ничего лишнего.

Два часа я продержал телевизор включенным, хотя на экран особо и не смотрел. Принимался только один канал, и изображение оставляло желать лучшего. Выпуск новостей я прослушал внимательно, на случай, если передадут интересующие меня сведения. Не передали, и по окончании выпуска я выключил телевизор и завалился спать.

Поднялся до восхода солнца. Принял душ, побрился, надел форму майора Уолкера. Сидела она на мне неплохо. Мой номер обыскали, пока я завтракал, и я мог узнать об этом без ворсинок и пылинок. Они положили пару носков на другое место. Я решил, что обязательно расскажу Джорджу о некомпетентности его военных коллег, если, конечно, нам доведется свидеться.

В одиннадцать утра я сел за руль. Ожидалось, что я приеду в Спрейхорн после десяти утра и согласно предписанию незамедлительно доложу о прибытии моему новому командиру. Так что из графика я не выбился. Миновав центр Спрейхорна, я покатил на северо-запад, к военной базе. Бумажник я положил в карман брюк, предписание – на сиденье рядом с собой, корочки с удостоверением сотрудника Агентства – во внутренний карман кителя. Я проехал шесть миль. Ночью снегопад прекратился, но с шоссе снег никто не убрал, поэтому дались мне эти мили с немалым трудом. Приходилось все время думать о том, как бы не слететь в кювет, хотя я предпочел бы раз за разом напоминать себе, в чью роль я сейчас вживаюсь: сотрудника Агентства, изображающего из себя армейского офицера. Джордж настаивал, что это наилучший вариант. Одна «легенда» как бы усиливали «другую». Но меня, откровенно говоря, он не убедил.

Мимо базы я бы не проехал при всем желании. Кроме нее и снега, рядом с дорогой ничего не было. Окружал базу пятнадцатифутовый забор с колючей проволокой и поданным на нее напряжением. За забором на значительном расстоянии друг от друга стояли три железобетонных здания, совершенно одинаковых, высотой футов в сорок пять, без единого окна. Хватало на базе и солдат, одетых в толстые коричневые тулупы.

Каждые пятьдесят ярдов забор украшал щит. Из надписи следовало, что за забором находится испытательная станция «Дженерал экротекник джеодетик корпорейшн», посторонним вход; на территорию запрещен и проволока под напряжением. Последнее предложение соответствовало действительности, среднее не отличалось точностью, а первое просто обманывало. Никакой «Дженерал экротекник джеодетик корпорейшн», естественно, не существовало. А вход на базу, которая называлась «Форт Джошуа Три», был разрешен только военным, служившим на этой базе. Назвали ее в честь давно почившего генерала, у которого глаза вылезли бы на лоб, узнай он, сколь не похоже хранящееся на ней оружие на мушкеты и кавалерийские сабли. Новые времена – новые законы.

У ворот дежурил капрал. Мы отсалютовали друг другу, после чего я передал ему предписание. Он объяснил, где поставить автомобиль и в какое здание зайти. Я поставил «шеви» в указанном месте и направился к нужному мне зданию, по пути отдавая честь встречающимся мне военнослужащим. Они отвечали мне тем же. За дверью я показал предписание другому капралу. Так продолжалось до тех пор, пока я не вошел в приемную генерала Болдуина Уиндена. Адъютант сообщил генералу о моем прибытии по аппарату внутренней связи. Генерал ответил, что не ждет меня. Адъютант что-то пробормотал о бардаке, царящем у связистов, и унес мое предписание в кабинет. Я включил аппарат внутренней связи и послушал, что обо мне говорят. К сожалению, адъютант отметил мой загар. Они попытались догадаться, кто я и откуда, а потом решили, что проще всего спросить об этом у меня.

– Понятия не имею, что его сюда принесло, – услышал я голос генерала. – Но в предписании ясно сказано, что он направлен на нашу базу, и это главное. У военных мозги особые. И времени они неподвластны. Приказ есть приказ.

Адъютант пригласил меня в кабинет. Мы с генералом отдали друг другу честь, после чего я подождал, пока адъютант покинет нас. Хочет нас слушать по аппарату внутренней связи – его право, решил я, а в кабинете ему делать нечего.

– Генерал Болдуин... – начал я, едва за ним закрылась дверь.

– Уинден, – поправил меня генерал. – Болдуин – мое имя, майор.

Ошибся я намеренно. Именно таких огрехов военные и ждут от сотрудников «гражданских» Агентств.

– Черт! – вырвалось у меня. – Вечно они все перепутают!.. – Я приложил палец ко рту, выразительно посмотрел на стены, потолок. Генерал, похоже, принял меня за сумасшедшего. Вот тут я и протянул ему кожаные корочки с удостоверением сотрудника Агентства. Генерал раскрыл корочки, и его глаза начали медленно вылезать из орбит.

– Так, так, так!.. Присядьте, мистер Линч. Откровенно говоря, я ждал чего-то такого. Очень уж подозрительным показалось мне ваше предписание. – «Такую бдительность можно только приветствовать», – подумал я. – Присядьте и скажите, чем я могу вам помочь? Здесь вы можете говорить спокойно, сэр. Заверяю вас, здесь мы можем говорить обо всем, сэр. Эта территория принадлежит армии Соединенных Штатов Америки, и нога штатского не ступала сюда с тех пор, как ее обнесли забором. Разумеется, за исключением таких, как вы. Садитесь, садитесь...

Я ехал сюда, гадая, какого генерала могли послать командовать Богом забытым складом в Южной Дакоте, а теперь понял, что действительность превзошла все мои ожидания. Судьба в очередной раз мне улыбнулась.

– Значит, вы решили заглянуть к нам? Отлично, отлично! Так чем я могу вам помочь? Г-м-м-м?..

– Вы можете найти мне какое-нибудь необременительное занятие на ближайшие три недели, – ответил я. – Если есть пустой кабинет, посадите меня туда и положите на стол какие-нибудь документы. Для всех любопытных я майор Джон Уолкер, выполняющий секретное задание. О Линче никому не говорите, даже вашему адъютанту. И не...

– Один момент, сэр! Один момент!

Я уставился на него.

– Здесь у вас власти нет, сэр! Абсолютно никакой власти! Вы штатский, сэр, и вы не имеете права находиться на территории военной базы, не говоря уже о том, чтобы давать мне какие-то указания. Не имеете никакого права! Вы штатский, мы военные, и...

Я поднялся, и он замолчал. Неужели генерал Три был такой же никчемностью, как и этот болван?

– Если вы хотите выставить меня за пределы базы, попутного вам ветра. Меня выдернули из Бразилии. Вместо вечного лета я оказался по уши в снегу. Офицерскую форму мне выдали, да вот забыли снабдить тулупом. Приказали три недели бездельничать, ожидая чего-то такого, что может и не произойти. Я не мог заснуть ночью, утром отвратительно позавтракал, а эти клоуны, что обыскивали мой номер, разве что не расписались на моей подушке. Вам, возможно, хочется выгнать меня отсюда, но, будьте уверены, мне в десять раз больше хочется уехать самому. Летом здесь, наверное, рай, но...

– Сэр!

Я молча смотрел на него.

– Вы пробудете здесь три недели?

– Я пробуду здесь до тех пор, пока вы не отправите груз. Случиться это может в любой день в течение трех ближайших недель, хотя мы оба знаем, что машины уедут четвертого февраля.

– Дата пока не определена, мистер... э... Линч.

– Может, вас еще не уведомили, – произнес я после паузы и добавил: – А может, мы получили неверную информацию.

– Ваше второе предположение ближе к истине. Дата отправки специально не определяется до самого последнего момента. – Если он действительно в это верил, его следовало разжаловать в рядовые. – Итак, мистер Линч, как я понимаю, вас заботит груз.

Я просто кивнул. И так уже наговорился.

– Но вы же штатский! Мы могли ожидать кого-то от военной разведки.

– Кто-нибудь приедет.

– Если б они собирались прислать своего человека, я бы об этом знал.

«Черта с два», – подумал я. Но ответил, что военная разведка наверняка не останется в стороне от этой операции, однако я получил приказ действовать самостоятельно.

– У нас есть свой интерес, – закончил я. – Вам же известен конечный пункт назначения груза.

Он назвал военную базу во Флориде, еще одну в Техасе, третью – на северо-востоке и четвертую – в Калифорнии. Не генерал, а второй троянский конь. Я с трудом подавил желание выразить свое возмущение. Все-таки штатские рассчитывают, что уж военные-то умеют хранить государственные секреты и не делятся ими с первым встречным.

Но возмущаться не стал, потому что анализировал информацию. Джордж ведь думал, что вся партия отправится во Флориду. Или генерал ошибался. Я поставил на то, что Джордж неверно истолковал имеющиеся у него сведения. Четыре грузовика – четыре пункта назначения, более чем логично.

– Я имею в виду конечный пункт назначения. – На его лице отразилось недоумение. – Не вдаваясь в детали, скажу, что из упомянутых вами мест груз отправится дальше. Но прежде перейдет под нашу ответственность. Из военного станет гражданским.

– Понятно.

– Поэтому, хотя первый этап транспортировки выполняется вами, меня прислали сюда. Я не думаю, что в этом есть хоть малейшая необходимость, но приказ есть приказ. – Под последней фразой он наверняка мог бы подписаться. – И я должен находиться здесь, если, конечно, вы не прикажете мне выйти вон. Поверьте, я не собираюсь путаться у кого-то под ногами. Никому не надо знать, кто я такой. Негоже, когда тебя раскрывают. В Бразилии я проработал пять лет, и меня не раскрыли. Уж три-то недели в Южной Дакоте я продержусь.

Он встал, и я отдал честь. Он замялся, прежде чем ответить мне тем же. Ему это не нравилось. Не для того он стал генералом, чтобы отдавать честь переодетому майору.

– Я окажу вам всемерное содействие, – выдавил он из себя.

– Премного вам благодарен. Я поселился в мотеле, и мне приказано жить там и дальше. Откровенно говоря, не могу понять, почему.

– Приказ. – Он пожал плечами.

– Сомневаюсь, что кто-то задаст такой вопрос, но я буду отвечать, что жду перевода на постоянную квартиру. И теперь насчет кабинета. Свободные у вас найдутся? Просьба у меня лишь одна: ни с кем его не делить. Я смогу занять его к двум часам? Отлично!

Я протянул руку, и он тут же ее пожал. Я видел, что в наших отношениях рукопожатие казалось ему куда более уместным, чем отдание чести, принятое у военных.

Глава 8

В тот же день мне не только подготовили кабинет, но и снабдили толстым, теплым тулупом. Несколько младших офицеров улучили возможность пройти мимо моего кабинета и заглянуть в открытую дверь. То ли ими двигало любопытство, ведь разнообразием жизнь на базе не отличалась, то ли пошли слухи, что я прислан Агентством. Особой разницы не было. Разведподразделение базы угрозы из себя не представляло. Военная разведка своих людей пока не прислала. Я здраво рассудил, что заранее волноваться незачем: когда пришлют, тогда и будем разбираться. Разумеется, существовала вероятность того, что Агентство действительно готовило операцию прикрытия. Джордж уверял меня в обратном, но опять же появление коллеги не очень-то меня волновало. Бразильская «легенда» объясняла, почему мы не знакомы.

Была, правда, одна неувязка с этой «легендой»: я не говорил по-португальски. Мог кое-как объясниться по-испански, так что, если бы кто-то обратился ко мне по-португальски, пришлось бы отвечать по-испански с сильным акцентом: «Я жил среди индейцев, а они смешивают португальские слова с испанскими да еще добавляют свои, так что получается что-то невообразимое», – после чего намеревался порадовать собеседника тирадой на одном из диалектов, распространенных в Камбодже.

В кабинете я просидел до четырех. Из Спрейхорна отправил телеграмму Т. Дж. Моррисону в один из вашингтонских отелей. Джордж должен был в полдень снять там номер. Вернуться к концу рабочего дня, взять телеграмму и больше в отеле не появляться.

Я написал: «ПОЗДРАВЛЯЕМ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ НАИЛУЧШИЕ ПОЖЕЛАНИЯ ХОТЕЛИ БЫ БЫТЬ РЯДОМ КЕН И САРА». Текст ничего не значил. Поступление телеграммы означало, что я на месте и пока все идет по плану. Ставилась задача поддерживать контакт, не оставляя свободных концов, которые, связанные воедино, могли соединить Джорджа Даттнера и Уолкера-Линча. Он мог передавать мне информацию десятком способов, потому что инструкции, поступающие мне из Вашингтона, ни у кого бы не вызвали подозрений. И заботиться нам пришлось только о канале обратной связи, от меня к нему.

В тот вечер я посетил несколько баров, пока не зацепился за один, где скучала жена полковника. Похоже, она только и ждала, чтобы ее кто-нибудь снял. Лет сорока, располневшая, она пила джин с кокой.

– Другого в наших краях не пьют. – Язык у нее чуть заплетался. – Если вы бывали в Новом Орлеане, то должны это знать.

В Новом Орлеане я бывал и знал, что, кроме джина, там в почете и другие напитки, но спорить с ней не стал. В моей компании она выпила еще три бокала джина с кокой и уже едва держалась на ногах, когда мы шли к автомобилю.

По дороге в мотель она расстегнула мне молнию на ширинке и сказала, что ее муж-полковник служит только там, где такая стужа, что в жилах замерзает кровь. Вот девушке и надо что-то делать, чтобы согреться, не правда ли? После чего пьяно захихикала.

В кровати она проявила бурный темперамент. Судя по всему, любовные игры доставляли ей массу удовольствия. Потом закурила, легла на спину. Когда у нее закрылись глаза, я осторожно взял сигарету, отнес в ванную, бросил в унитаз и спустил воду. Вернувшись, сел рядом. Рот у нее открылся, дыхание шумно вырывалось из него.

Я оценивающе посмотрел на нее. Крашеная блондинка, причем не красилась давно: у корней волосы примерно на полдюйма приобрели естественный цвет. Я коснулся ее волос. Жесткие от лака, на ощупь словно пластмассовые.

На лице сквозь толстый слой косметики проступали шрамы от угрей. На остальных частях тела – белоснежная кожа. Я коснулся ее грудей, бедер. Она удовлетворенно застонала. Все такое мягкое, словно пуховая подушка.

Я оседлал ее, удерживая вес тела на локтях. Большими пальцами рук чуть надавил на шею.

Она открыла глаза.

– Дорогой...

Тут я принялся за нее второй раз, и она опять же получила максимум удовольствия. Потом я ей уже не дал заснуть. Заставил встать, одеться, отвез туда, где она оставила свою машину, помог открыть дверцу, усадил за руль. Она уехала. А мне осталось только гадать, доберется ли она домой или окажется в кювете. Судя по тем зигзагам, что выписывала ее машина, второй вариант казался более вероятным.

В номере стоял ее запах. Я открыл окна и двери, сдернул с кровати простыню, ушел в ванную и долго стоял под душем. Когда вернулся, воздух стал чище и прохладнее. Простыню я перевернул, лег в кровать. Подушка провоняла ее лаком для волос. Я швырнул подушку на пол.

Удовлетворенности не чувствовалось. «Никаких женщин, кроме проституток, если приспичит».

На проститутку она не тянула, мне не так и приспичило, короче, крыть было нечем. Покинув остров, я нарушил все свои десять заповедей.

Остаток моей последней ночи на острове прошел в бездействии, после того как Даттнер сказал-таки правду и избавил меня от необходимости утопить его. Я принес его к костру, завернул в одеяло, влил в рот виски. Монотонным голосом он с полчаса выкладывал подробности. Я слушал, не прерывая, а когда он замолчал и бутылка практически опустела, уложил в хибаре, укрыв всеми имеющимися у меня одеялами. Сам же вытянулся на берегу, в полной уверенности, что не усну. Но организм лучше знал, что мне нужно, и через десять минут я уже крепко спал. Проснулся, если судить по пройденной луной дуге, через два часа. Весь в поту, дрожа от холода. От меня пахло. Обычно ночью я держусь подальше от воды, но тут пришлось зайти по колено и помыться. Потом я насухо вытерся полотенцем, сел на песок и глубоко задумался.

Операция предлагалась неплохая. Разумеется, в любой момент все могло рухнуть, но в этом она ничем не отличалась от любой другой. Вопрос ставился иначе: хотел я участвовать в ней или нет.

Наверное, я нашел бы применение деньгам, но мог обойтись и без них.

Тогда я спросил себя, а не требует ли моя жизнь на острове периодической смены ритма? Каждый шестой день я садился в лодку и плыл к Клинту не только потому, что кончалась дюжина яиц. Я не мог обойтись без человеческого общения. Так, может, я нуждался и в активных действиях, призванных дать выход накопленной энергии? Или это всего лишь очередное искушение, поддавшись которому я только усложню себе жизнь, и моя задача – устоять?

Я взял палку, начал водить концом по песку. И сам не сразу понял, что рисую карту окрестностей Спрейхорна. Разровнял песок.

Армия собиралась везти оружие на четырех грузовиках. Далее оно оставалось на хранении в Тампе, чтобы после принятия высшим руководством страны соответствующего решения оружие сразу попало к нашим союзникам-партизанам или, если решение уже принято, поступило в Тампе в их полное распоряжение. В любом случае груз покидал базу в Южной Дакоте где-то между третьим и двенадцатым февраля.

Больше мы ничего не знали. Грузовики могли ехать колонной, а могли и по одному. Они могли быть как одинаковыми, так и разными. Мы понимали, что рядом с водителем в кабине будет сидеть охранник, но вот поедет ли кто в кузове, оставалось загадкой. Будет ли воздушное прикрытие, будут ли бронетранспортеры сопровождения, будет ли... На все это вопросы ответов мы дать не могли.

Мне ставилась задача действовать изнутри, набирать информацию. Джорджу – снаружи, он должен был вносить определенные коррективы в намеченный план действий. Вроде бы шансов у нас не было никаких, но он, однако, не ошибся. Цель ставилась реальная. Ни один компьютер не доказал бы правоту Джорджа. На дисплее наверняка появился бы лаконичный ответ: «Для решения поставленной задачи требуется дополнительная информация». Да и программ таких наверняка не было.

Но цель ставилась реальная. Это я нутром чуял. Оставалось только определиться с нашими конкретными действиями. Я обдумал различные варианты, отметил некоторые из возможных проблем, попытался найти решение. Меня удивило, сколь быстро я вжился в ситуацию. На любой вопрос мозг тут же выдавал достаточно приемлемый ответ. Разумеется, задача рассматривалась как сугубо теоретическая, просто я не мог заснуть и все такое, но...

К рассвету, когда оранжевое солнце выкатилось из-за горизонта, я понял, что решения мне принимать не придется. Потому что я его уже принял, и достаточно давно. Вопрос, надо ли, передо мной не стоял. Все эти часы я думал лишь об одном: как это сделать? Решение созрело помимо меня.

Я сварил кофе, разлил его по двум банкам, добавил виски. Джорджу – побольше, полагая, что ему спиртное не повредит. Принес ему кофе в хибару, потряс за плечо. Он тут же проснулся, и я счел это за добрый знак. Я дал ему банку и, пока он пил кофе, сказал, что готов составить ему компанию.

Остров мы покинули во второй половине дня.

А до того говорили. На этот раз только о деле, ни на что не отвлекаясь. Составляли план, разбивали на этапы, подробно обсуждали каждый, если нам что-то не нравилось, меняли. Не строили какую-то жесткую конструкцию, поскольку слишком много факторов оставались неизвестными, но старались охватить как можно больше вопросов, потому что знали, другой такой возможности поговорить у нас не будет, общение на материке предстояло свести к минимуму.

Несколько раз мы прерывались. Два раза, чтобы искупаться, один, чтобы обежать остров. Я, конечно, его обогнал, но выяснилось, что он не в такой уж плохой форме. Это я тоже счел добрым знаком.

Обговорили мы и проблемы связи. Исходили из того, чтобы никому не дать повода заподозрить, будто работаем мы в паре. К полудню вроде бы обсудили все, что могли и что хотели.

– Если возникнут еще вопросы, поговорим в лодке, – предложил Даттнер. – Твои вещи на борту. Одежда, документы. На фотографиях ты с короткой стрижкой. Разумеется, без бороды. И не такой загорелый, хотя для фотографии загар значения не имеет. Осталось только поставить твои отпечатки пальцев.

– С чего ты заранее решил, что я соглашусь?

– Ничего я не решал. Все дело во временном факторе, Пол. Я не успевал сначала узнать твое мнение, а уже потом готовить тебе документы. Если бы ты мне не подошел или не согласился, я потерял бы пару тысяч. Невелика проблема, все равно что поставить десятицентовик на заведомого аутсайдера. Выиграет он – отлично, проиграет – финансовые потери необременительны. Пошли.

– Иди первым. Я тебя догоню.

– Можешь не торопиться.

Я прибирался в хибаре и рядом с ней, пока он не скрылся из виду. Потом вырыл денежный пояс и надел его. Он заметно полегчал: пару тысяч долларов, документы и кодекс я вновь зарыл в песок, предварительно завернув в три слоя алюминиевой фольги. Складывая листок с заповедями, я подумал о виски, которое добавлял в утренний кофе, о завтраке и ленче, которые не съел, и обо всем прочем.

Леску с крючками, но без наживки я оставил в воде. Третья рыба, которую мы не съели, уже начала вонять. Трогать ее я не стал. Прилив каждый день выносил на берег мертвую рыбу. В мое отсутствие бросать ее обратно в воду некому. Я знал, что часть съедят птицы, часть унесет следующий прилив, а остальное преспокойно сгниет.

Я зашагал к лодке. Даттнер стоял рядом, курил. Мы столкнули лодку в воду, залезли в нее. Мотор завелся сразу. Я стоял на носу и смотрел, куда я плыву, а не откуда.

Мы вновь говорили, планировали. Он намеревался плыть прямо на Ки-Уэст и позвонить оттуда владельцу, чтобы тот прислал кого-то за лодкой. На лодке я и побрился. Сначала с помощью опасной бритвы и мыльной пены, потом электрической на батарейках.

С Ки-Уэста мы полетели в Майами. Он – первым рейсом, я – следующим. К тому времени, как я прибыл в Майами, он уже летел над Каролинскими островами.

Мы еще раз обсудили все этапы намеченного плана и не нашли изъянов.

– Вот о чем хочу тебя спросить. – Он выдержал паузу. – Вчера ночью, когда ты макал меня в воду. – Вновь пауза. – Я, конечно, не знал, что ты сыграешь так жестко. И не рассчитывал, что ты примешь первую версию за правду. Наоборот, я делал все, чтобы ты обнаружил в ней проколы. Если бы сразу у меня не получилось, я бы придумал что-нибудь еще.

– Меня это не удивляет. Ты используешь принцип капусты. Надо снимать слой за слоем, чтобы в конце добраться до истины.

– Использую. И он работает, Пол. Но вернемся к нашему случаю. Я использовал первую версию, чтобы вывести тебя на вторую. В ней вроде бы проколов не было. Но ты даже не стал их искать. Просто взялся за меня.

– Что из этого?

– Мне казалось, я предложил тебе убедительную версию.

– Так оно и было.

– Возможно, но только в следующее мгновение я оказался под водой. Что тебя насторожило? Как ты узнал, что я лгу?

– Я этого не знал.

– Ты...

– Гадать мне не хотелось. Вот я и решил, что сочту твою версию правдивой, если после трех окунаний ты будешь по-прежнему держаться за нее. Если нет, то скажешь правду. – Я улыбнулся. – Тот же десятицентовик, поставленный на аутсайдера. Те же одежда и документы, которые ты заранее приготовил для меня. Отдать мизер в надежде на большой куш.

Он долго молчал. А потом сказал, что рад быть со мной в одной команде. И я не возражал против такого напарника.

Глава 9

Утром мне в кабинет принесли ответную телеграмму. Закодированную. Едва ли местные разведчики смогли бы раскусить используемый код, да они, скорее всего, и не пытались. Действительно, зачем? А если бы раскусили, то прочли бы следующее:

ПОКУПАТЕЛЬ УСТАНОВИЛ ТВЕРДУЮ ЦЕНУ БЕЙКЕР ЧЕТЫРЕ ДЕВЯТНАДЦАТЬ ГОВАРД КАРСОН КАМЕРОН ДВА.

Первые четыре слова означали, что наш контрагент согласен взять товар по нашей цене. «Бейкер четыре девятнадцать» определяли место встречи: в семь вечера во втором из оговоренных нами мест, на четвертый день после получения телеграммы. А на второй день я могу найти его, отправив телеграмму Говарду Карсону в отель «Камерон».

Я сжег телеграмму и три листочка, на которых дешифровал ее. Затем покинул кабинет и прогулялся по базе, стараясь не очень напоминать шпиона. За день о моем присутствии стало известно практически всем, и военные прилагали все силы, чтобы не замечать меня, когда я появлялся на вверенной им территории.

Местная система безопасности оказалась не такой уж дырявой, как я ожидал. Генерал Болдуин Уинден, конечно, производил тягостное впечатление, но сама база функционировала отменно, хотя штурвал оставался у него в руках. Ни один автомобиль не мог миновать ворота без тщательного внутреннего и внешнего осмотра. Внутренние помещения находились под неусыпным наблюдением. Человеку не требовалось пропуска, чтобы пройти из точки А в точку Б, однако, если причины для такого путешествия не было, рядом вырастал сотрудник службы безопасности. Такое случилось со мной в первый день, когда еще не все знали, что я штатский, присланный со стороны. Потом же я превратился в невидимку.

Я достаточно быстро выяснил, где находится груз, подлежащий отправке, как он охраняется, сколько занимает места. Не составило труда определиться с сотрудниками службы безопасности, стоящими на посту. Они, конечно, не носили соответствующих блях, но выделялись среди остальных. Днем я ходил по базе, отмечая необходимые мне детали, а вечером суммировал их, составляя единое целое. Я словно имел дело с картинкой-головоломкой. Вроде бы ты не знаешь, что получится в конце, до той поры, когда последний кусок не ляжет на место, но на самом деле общая картина выясняется раньше, хотя еще и остаются пустые места. Полученная информация сокращала число возможных вариантов, но меня грела мысль о том, что пока мне не удалось выявить очевидной ошибки нашего стратегического замысла.

На это я и потратил дни, предшествовавшие нашей с Даттнером встрече. А на четвертый день после получения телеграммы я отправился в Пирр, административный центр штата, в котором находился аэропорт, означенный в телеграмме словом «Бейкер».

Джордж уже сидел в кабинке кафетерия, когда я вошел в зал. Я занял соседнюю кабинку, заказал гамбургер и кофе.

– У меня сорок минут между рейсами, – предупредил он. – Все нормально?

– Пока да.

– Люди из армейской разведки появились?

– Нет.

– Хорошо. Они покажутся дня за три до отправки груза. Скорее всего, приедут вдвоем. Сегодня у нас что? Тридцатое. У меня такое ощущение, что груз уйдет седьмого. Я буду на месте третьего, то есть в понедельник.

– Не поздно ли?

– Думаю, нет. Что ты узнал?

– Много чего. Я... – Я увидел идущую к столику официантку и замолчал. Подождал, пока она обслужит меня и отойдет. Поднял чашечку с кофе и продолжил: – Времени я даром не терял. Товар находится в одном месте. Погрузка еще не проводилась, но со средствами перевозки я определился. Четыре грузовика вроде тех, на каких возят солдат. Объем кузова порядка двух с половиной тысяч кубических футов. Как раз под весь груз. Его объем, по моим прикидкам, примерно десять тысяч кубических футов, но никак не больше.

– Больше, чем мы предполагали.

– Ненамного. Кузова бронированы. Грузовики изготовлены фирмой «Бринкс». Сейчас они стоят пустые, но я уверен, что товар повезут на них.

– Понятно.

Я отпил кофе.

– Нам придется подождать, пока они загрузятся и уедут. Чтобы взять товар сейчас, нам понадобятся десять человек и невероятная удача. А хуже всего то, что у нас не будет запаса времени. Дороги там отвратительные. Из Спрейхорна можно выехать только по одному шоссе. И перерезать его – пара пустяков.

– Продолжай, Пол.

– Я тут набросал одну схему. Дать тебе рисунок сейчас или потом?

– Можно и потом.

– Хорошо. От базы они поедут на юг. Приличная дорога только одна, и им придется ехать по ней. Проблема в следующем... Если я правильно понял генерала, четыре грузовика едут в разные места. Один – во Флориду, второй – в Массачусетс, третий – в Техас, а четвертый – в Калифорнию.

– Дерьмо!

– Ты прав. Генерал мог ошибиться, он явно не семи пядей во лбу, но, думаю, что-то он знает. Как только грузовики разъедутся...

– Я понял.

– Но вместе им придется проехать пятнадцать миль. Если бы они все направлялись во Флориду, мы могли бы выбрать точку захвата. Но теперь на это рассчитывать не приходится.

– Значит, нам придется захватить их в пятнадцати милях от базы.

– Это единственный вариант. Если, конечно, нам не хватит одного грузовика.

– Не хватит.

Поскольку он молчал, я принялся за гамбургер. Затем спросил, уверен ли я, что грузовики выедут с базы одновременно. Я ответил, что не уверен, но на месте командования поступил бы именно так.

– Почему? Четыре грузовика – уязвимая цель, на так ли?

– И да, и нет. Помни, они волнуются не из-за того, что кто-то хочет напасть на грузовики. Их забота – сделать все, чтобы ни с одним из грузовиков ничего не случилось. Они знают, что самый сложный участок дороги – от базы до автострады. Потом, на автостраде, проблем будет меньше. В единении – сила, только и всего.

– Ты должен найти подтверждение.

– Я знаю.

– И выясни, какое будет прикрытие. Может, до автострады их будет сопровождать бронетранспортер.

– Или вертолет.

– Господи, надеюсь, что нет! Десять тысяч кубических футов – это много. Больше, чем я думал. Нам понадобятся два очень больших грузовика.

– Или трейлер. У меня есть кое-какие идеи, Джордж.

– Давай их выслушаем.

Я говорил, он слушал, и опять мы работали как одна команда. Он нашел у меня несколько проколов, к счастью, не слишком серьезных, и к тому времени, когда объявили посадку на его самолет, я пребывал в прекрасном расположении духа: все складывалось как нельзя лучше.

– Постарайся и дальше быть в курсе событий, – напоследок услышал я от нею. – Когда появятся парни из А-эр[7], ты узнаешь что-то более определенное. Они смогут рассказать тебе об основных этапах операции.

– Они также устроят мне серьезную проверку, не в пример генералу Болди Уинди.

– Волноваться не о чем.

– Ты уверен?

– У тебя настоящее удостоверение Агентства, Пол. Помни об этом. Они могут запросить Агентство, существуешь ли ты, и Агентство имеет право дать только один ответ: нет. Мы всегда так отвечаем, и в А-эр это знают. Дыру в твоей «легенде» им не пробить.

– Они смогут выудить мои отпечатки пальцев.

– И пусть. Они установят, что фамилия твоя со всем не Линч и у тебя прекрасный послужной список. Что из этого? Они получили бы ту же информацию, если б ты был сотрудником Агентства. После завершения операции тебе придется забыть, что ты Пол Кавана, но, с другой стороны, ты начал представляться другими именами задолго до того, как нашел свой маленький остров и превратился в аборигена. Или тебе слишком дороги твои настоящие имя и фамилия?

– Да нет.

– Тогда в чем проблема?

– Проблем нет, – согласился я. – Счастливого полета.

С Джорджем мы встречались тридцатого, в четверг. А в субботу утром, когда я сидел за столом в своем кабинете, зазвонил телефон. Генерал устами адъютанта попросил меня немедленно прибыть в его кабинет.

Там меня уже ждали два незнакомца, оба в ранге майора. Генерал Уинден стоял у стола.

– Мистер Ричард Джон Линч, позвольте представить вам майора Филипа Бурка и майора Лоуренса О'Гару. Мистер Линч – сотрудник гражданского разведывательного ведомства. – Теперь он уже представил меня. – Я уверен, господа, вы найдете, о чем поговорить. Судя по всему, руководство полагает, что командование базы «Форт Джошуа Три» не может справиться с возложенными на него обязанностями, раз уж мне в помощь прислали трех компетентных специалистов, которым по плечу любые трудности. Очень этому рад, господа. Очень рад!

Я смотрел на Бурка и О'Гару, те на меня, генерал на нас троих. Бурк, старший по возрасту из этой парочки, хотел что-то сказать, но передумал. Им явно не понравилась сцена, устроенная генералом. Я их хорошо понимал, а потому предложил пройти в мой кабинет. Они отдали генералу честь и вышли следом за мной.

В моем кабинете, за плотно закрытой дверью, Бурк опустился на стул и тяжело вздохнул.

– Я слышал об этом чурбане, но увидеть его – совсем другое дело. Его никто не просил рассказывать нам о вас, не так ли?

– Контора такого пожелания не высказывала, – признал я.

– Жаль, что вам пришлось ему представляться. Он бы никогда не догадался, кто вы такой.

– Скорее всего вы правы.

– Видели бы вы его послужной список, – вставил О'Гара, судя по выговору, бостонский ирландец. – Но его не послали бы сюда, будь от него хоть какой-то прок. Он объяснил нам, чем вызвано ваше присутствие, Линч, но я никак не пойму, какой в этом смысл.

Я заверил его, что и сам не вижу в этом никакого смысла.

– Мне лишь известно, что доставка груза конечным получателям возложена на Агентство. Поэтому мы хотим неофициально участвовать в сопровождении груза при его транспортировке. Ничего больше.

– Ждете сюрпризов?

– Насколько мне известно, нет. – Я быстро взглянул на него, потом повернулся к Бурку: – А что? До вас дошли какие-то слухи?

– Да нет. Если уж им пришлось посылать нас сюда, почему они не дождались августа. Неделя в этом городе! Чем тут развлекаются?

Пятнадцать минут мы обсуждали возможности досуга, предоставляемые Спрейхорном. Я все ждал, когда они возьмутся за меня, и, надо отдать им должное, перешли они к этому очень плавно. Бурк заметил, что генерал, конечно, многое упростил, но будет неплохо, если мы предъявим друг другу наши удостоверения. Лучше, мол, работать в команде и вместе коротать свободное время, чем тратить его на взаимные проверки.

– Дельная мысль, – поддержал напарника О'Гара, – Товарищ Ричард, вот вам мой билет члена коммунистической партии.

Он вручил мне кожаные корочки, в каких обычно держат паспорт. Но, раскрыв их, я увидел удостоверение с фотографией, очень отдаленно похожей на О'Гару, отпечатком большого пальца и приметами владельца удостоверения. Я пристально всмотрелся в удостоверение, делая вид, что удостаиваю его лишь беглого взгляда. Затем последовал черед удостоверения Бурка, с которым я проделал те же манипуляции.

– А теперь, друзья, доведем наше правое дело до конца.

Сначала я протянул им документы майора Джона Уолкера. Бурк отметил, что работа неплохая, О'Гара заявил, что серьезной проверки они не выдержат. Затем последовало удостоверение сотрудника Агентства, выданное Ричарду Джону Линчу. О'Гара едва взглянул на него и сразу передал Бурку. У того в руках оно тоже не задержалось. Но я уловил едва слышный щелчок, когда О'Гара сфотографировал удостоверение.

– Майор Джон Уолкер, – улыбнулся О'Гара. – Сам Джон Уолкер!

– Он самый.

– Вроде бы эти два слова писали на бутылке. Вам, часом, не дали прозвище Красная наклейка?

– Звучит подозрительно. Да и Черная наклейка[8] ничем не лучше. Если вы и дальше хотите заниматься изучением этого вопроса, неподалеку есть исследовательский центр, который я могу вам порекомендовать...

В ресторан мы отправились вместе и крепко там выпили. Вернувшись в очередной раз из туалета, я обнаружил, что стакан чуть липнет к пальцам, и понял, что к нему прилепляли скотч. Теперь у них были отпечатки моих пальцев, которые они могли сравнить с теми, что проявятся на фотографии моего удостоверения. Джордж утверждал, что если они и пошлют мои пальчики в Вашингтон, то хуже от этого не будет. Но я все же надеялся, что они обойдутся без помощи Вашингтона.

Покончив с необходимыми формальностями, мы все расслабились и решили устроить день отдыха. Перекочевали в другое место, где перекусили, вернулись в первый ресторан и вновь налегли на спиртное. Мы оставались там, пока не подошло время обеда и не появились офицеры с базы. У меня сложилось впечатление, что приказа об отправке оружия у них еще нет, но выяснять, так ли это, я не стал. Их интересовало, кому предназначено оружие, но я уходил от прямого ответа, и они решили, что я или ничего не знаю, или не хочу говорить, поэтому больше этой темы не касались. Они мне понравились, особенно О'Гара с его сдержанным юмором, столь необычным для кадрового военного. Бурк куда больше напоминал солдафона, но компании не портил.

Я слегка перебрал, но держался достаточно уверенно; покинул их в половине седьмого и поехал в мотель, по пути отправив Джорджу телеграмму.

В воскресенье, перед самым рассветом, что-то меня разбудило: то ли обратная вспышка в глушителе грузовика, то ли кошмар. Я оделся и вышел из номера. Прекратившийся на несколько дней снегопад начался вновь, и синоптики обещали, что снегу еще идти и идти. Я плотно позавтракал, выпил три чашки кофе, вернулся в мотель, но засиживаться в номере не стал, так как чувствовал, что Бурк и О'Гара нанесут визит вежливости, а видеть их мне не хотелось. Поэтому я сел в машину и отправился осматривать окрестности.

Мимо базы я проследовал той дорогой, что вела на юг, по вероятному маршруту грузовиков. Из-за снегопада на пятнадцать миль до автострады и пятнадцать обратно я затратил почти два часа. По пути мне встретились лишь две легковушки с местными номерами. Впрочем, могли сказаться день и час. В будни машин могло быть куда больше.

Дорога шла меж полей. Изредка попадались фермы. И все покрывал снег.

Ехал я не спеша, постоянно поглядывая на спидометр, отмечая ориентиры. Если мы намеревались захватить грузовики на этой равнинной дороге, место следовало выбирать с особой тщательностью. Нам требовался участок в несколько сотен ярдов, вдали от домов и отходящих проселков, место, где мы сможем перехватить конвой вдали от посторонних глаз, перекрыв движение с обеих, сторон. Я нашел три подходящих участка, но на обратном пути их число сократилось до двух.

Оба участка удовлетворяли не всем моим требованиям, но имели немало плюсов. Находились они на расстоянии соответственно 4,3 и 11,2 мили от базы. То есть первый лежал чересчур близко от ворот военной базы, а второй – от выезда на автостраду. Третий располагался посередине, идеальный вариант, но, возвращаясь в отель, я заметил уходящий вправо проселок, так что пришлось о нем забыть.

В своем номере я по памяти и записям набросал грубую карту пятнадцатимильного отрезка. Отметил ориентиры около выбранных участков. На это у меня ушел час. Когда снег прекратился, я вновь сел в машину и еще раз доехал до автострады, останавливаясь у каждого проселка и нанося его на карту. Отмечал я и дома, выправлял карту с учетом всех поворотов, подъемов и спусков. Возможно, без последнего я мог и обойтись. Если подъемы и встречались, но совсем уж незаметные. Холмы начинались на другом берегу Миссури. Здесь же царствовала равнина.

Вечером я пошел в бар, но не смог расслабиться. Все думал о выбранных мною участках. Вернулся в мотель, вытащил карту, продумывая наши действия, стараясь не упустить ни одного фактора из тех, что могли повлиять на исход операции.

Возможно, занимался я этим зря, но время у меня было, а о другом не думалось. Когда же мне удалось отвлечься от карты, в голову полезли совсем уж нехорошие, тревожные мысли. Джордж приезжал на следующий день, операция вступала в решающую фазу, так что мысли эти не могли принести никакой пользы, только мешали.

Я положил карту в денежный пояс, не снимая его, лег в постель и так и уснул.

Глава 10

Погрузка началась в понедельник утром. Служебной записки на этот счет я на столе не обнаружил. Зато нашел зашифрованную телеграмму от Джорджа. Расшифровка вылилась в одно слово: «СОБАКА». Сие означало, что Джордж к вечеру будет в Абердине. Так что шифровать, по существу, было нечего. Можно изгнать человека из Агентства, но невозможно вытравить Агентство из человека. Джорджа могла исправить только могила.

Зато расшифровка едва не помешала мне засечь погрузку. Я сжег телеграмму и листки, на которых дешифровал ее, и вышел на улицу именно в тот момент, когда один из бронированных грузовиков заезжал в корпус, где хранилось оружие. Я подождал, но второй грузовик не последовал за первым. Меня это встревожило. «Неужели, – подумал я, – они решили загружать и отправлять их по одному?» Мы на такое не рассчитывали.

Я направился к складу и проделал уже половину пути, когда из ворот вышел О'Гара и приветственно помахал мне рукой.

– Смотреть там не на что. Фил следит за погрузкой. Сейчас там занимаются третьим номером, но вполне достаточно посмотреть на один. Они словно близнецы. Господи, как холодно! Неужели у них такая погода всю зиму?

– Я в здешних краях впервые.

– Еще несколько дней, и эти морозы добавятся к длинному перечню наших приятных воспоминаний. Пойдем в дом.

Мы вернулись в мой кабинет. Там еще пахло сожженной бумагой. Если О'Гара это и заметил, то комментировать не стал.

– Грузовики останутся на складе до самого отъезда, – поделился со мной О'Гара немаловажной информацией. – Потом мы можем пойти и взглянуть на них.

– Меня это устроит, – ответил я.

Он закурил, откинулся на спинку стула, положил ноги на мой стол.

– Этим утром мы получили кое-какие послания.

– Начальство дало о себе знать?

– Вот-вот. Фил введет тебя в курс дела, когда поднимется сюда. А сейчас он изображает незаменимого. Ящики, определенные в грузовик один, идут в кузов грузовика один. Если на одной из стенок ящика написано «верх», значит ящик должен устанавливаться этой стенкой к небу. Думает, что все всё перепутают, если его там не будет. Забавный он парень.

– Тут же командует Болди. Я понимаю Фила.

– Ну не знаю. Грузчики-то знают свое дело, независимо от того, кто командует всей базой. – Он сбросил пепел на пол моего кабинета. – Техасский грузовик загрузили первым, в нем самый важный груз, так что не пойму, чего Фил там трется. Думаю, придет с минуты на минуту. Вчера, кстати, заглядывали к тебе.

– Правда?

– В мотель. Нашли тут одного парня, полковника, фамилия его Карр, так он предложил сыграть в бридж. Мы подумали, что ты можешь стать четвертым. Ты вроде бы говорил, что играешь в бридж.

– Играл когда-то. Но не в последние пять лет.

– А что, в Бразилии в бридж не играют?

– Я видел в Бразилии только один мост[9], который мы постоянно строили, а кто-то с тем же постоянством взрывал. Карты я с собой взял, раскладывал там пасьянс, но не более того.

– С практикой навыки вернутся.

– Полагаю, что да.

– Но тебя мы в номере не нашли, поэтому от бриджа пришлось отказаться. А ты что делал, любовался красотами Южной Дакоты?

– Можно и так сказать. – Я решил, что его расспросы слишком уж безучастны. – Практиковался в вождении автомобиля по глубокому снегу.

– Правда?

Опять полное отсутствие интереса.

– А по ходу готовил домашнее задание, – признал я. – Подумал, что неплохо проверить здешние дороги, которые ведут на юг. Я по-прежнему не знаю, во что выльется мое участие в операции, но пришел к выводу, что знакомство с окрестностями не повредит. На случай, если контора решит меня задействовать.

Лицо О'Гары чуть изменилось, подсказав мне, что я нашел правильный ответ. Он тут же сменил тему, заговорив о Карре и его чокнутой жене. Я как-то сразу понял, о ком идет речь. Именно жена Карра помогла мне нарушить четвертую из моих заповедей.

– Очень странная дама, – продолжал О'Гара. – У меня сложилось впечатление...

Что там у него сложилось, я так и не услышал, потому что открылась дверь, и вошел Бурк.

Он взглянул на О'Гару, тот кивнул, Бурк закрыл за собой дверь, сел на стул. Мы поговорили о холоде за стеной, а потом они начали вытягивать из меня информацию. И очень уж ненавязчиво. Я сразу заподозрил, что в паре они работали не один год.

– Погрузка закончена, – известил нас Бурк. – Ларри все тебе сказал, Дик?

– Только о том, что грузовики останутся под крышей до самого отъезда.

– Правильно. Между прочим, твой грузовик – номер два.

– Я ему уже сказал, – вставил Ларри.

– Сказал что?

– Что в Техас едет грузовик под номером два. Да ладно, чего ты жмешься? Или тебе ничего не сказали? Мои шпионы доложили, что утром тебе пришла телеграмма.

– Пришла, но о Техасе в ней не упоминалось.

Он одарил меня одобрительным взглядом.

– И что же тебе приказано?

– Ничего конкретного. Держаться поблизости и приглядывать за погрузкой.

– То есть ты не должен обратить особое внимание на один из грузовиков?

– Нет. Пока еще нет. А что?

Они переглянулись.

– Не знаю, зачем тебе такая скрытность, но могу высказать предположение о том, что наша команда на шаг опережает твою. Думаю, я могу объявить победителем военных.

– Я не...

– С другой стороны, возможно, они не хотят ничего тебе говорить до последней минуты, чтобы ты не злился за то, что тебя сюда послали.

– Но я уже злюсь. Мне сказали, что к холоду привыкают, но то же говорят и об ожидании. К чему ты клонишь, Ларри?

Он зажег очередную сигарету.

– Вроде бы на один из грузовиков готовится нападение. Исходя из того, что нам известно, группа суперпатриотов хочет захватить оружие, чтобы воспрепятствовать русским послать штурмовой катер по Рио-Гранде. Тебе такие знакомы. Эти техасские леваки...

– Они правые, – поправил его Бурк.

– А я сказал – левые? Я имел в виду правых. Сыны семьдесят шестого года или шестьдесят пятого[10]...

– Я думаю, семьдесят шестого.

– Чьими бы сынами они ни были, я уверен, что в вашем списке они проходят за клоунов. Хотя обычно ими занимается ФБР, не так ли? Вроде бы мне дали слово.

– Мы, конечно, приглядываем за некоторыми группами. Если у них есть международные связи или их действия могут повлиять на внешнюю политику....

– Все так. Доставить оружие в Амарилло – это задача военных, и мы с ней справимся. Но заботиться о том, чтобы сыны не наложили на него лапу, должно и Агентство, так что ваши люди уже должны быть в Техасе. Мы организуем маршрут, чтобы свести возможность нападения к минимуму, особенно после того, как грузовик пересечет границу Техаса. Тебя послали сюда, чтобы глядеть в оба и морозить яйца, и знаешь, Дик, если бы нас тоже не засунули в эту глушь, я бы, пожалуй, даже тебя пожалел.

Изобразить нужную реакцию труда не составило. Я начал злиться задолго до того, как он закончил говорить. Что-то у меня в голове заклинило, и я на пару мгновений подумал, что грузовик действительно перехватят в Техасе, а меня Джордж «прокатил», отправив в Спрейхорн. Так что с моих губ слетело немало крепких слов, поскольку кто-то вроде бы зазря сорвал меня с теплого, в прямом смысле, места и направил в эту холодную дыру. Бурк и О'Гара вдоволь посмеялись на мой счет, да и я вскоре присоединился к ним.

– Если б они везли коровий навоз из Техаса в Южную Дакоту, кто, по-вашему, встречал бы стадо? – задал я риторический вопрос.

– Не будут они возить коровий навоз. Тут и своего хватает.

– Во всяком случае, армия осталась бы в стороне.

В дверь постучали. Вошедший капрал протянул мне телеграмму.

– Наконец-то они решили все тебе рассказать, – прокомментировал О'Гара.

Я согласился и, не раскрывая телеграммы, убрал ее в карман.

– Пошли. – Бурк поднялся. – Посмотрим на грузовики. Теперь ты знаешь, какая ты важная шишка, и, возможно, захочешь посмотреть, куда мы что положили.

На складе было так же холодно, как и на улице: помещение не отапливалось. Четыре грузовика стояли в ряд у дальней стены, напротив ворот. Мы подошли к ним, и Бурк указал на тот, что отправлялся в Амарилло. Подозвал солдата и приказал открыть задние дверцы.

– Наша идея, – пояснил Бурк. – Мы переместили часть ящиков на другие грузовики.

– Все ведь запутается.

О'Гара покачал головой.

– Вряд ли. Мы убрали ящики с какой-то химией, которую едва ли кто использует, и газовыми гранатами. Поправили и сопровождающие документы, так что в Амарилло шум поднимать не станут. Недостающее они всегда смогут восполнить, затребовав с других баз, но я думаю, никто этим заниматься не будет.

– Скорее всего нет, – согласился Бурк. – А главное – мы освободили достаточно места для четырех человек, вооруженных М-14. Надежная охрана, не правда ли?

– Более чем. Они поедут в кузове?

– Да. Их, конечно, потрясет, но армейская жизнь не сахар. Если эти чокнутые патриоты попытаются вскрыть кузов до того, как грузовик прибудет в Амарилло, их будет ждать пренеприятный сюрприз.

– Блестяще!

– Разумеется, рядом с водителем будет сидеть вооруженный охранник, – вставил О'Гара. – Как и в трех других грузовиках.

– А мы будем следовать за этим.

– В легковушке?

Бурк кивнул.

– Все четыре грузовика пойдут колонной до Омахи[11]. Там номер один уедет на восток, номер три – на юго-восток, а номер четыре – на запад, в Калифорнию. Наша крошка отправится на юг, и мы последуем за ней до самого дома. – Он улыбнулся. – Карты мы подготовили. Если хочешь, можешь на них взглянуть.

Мы сели в их машину – «форд» последней модели, но без всяких излишеств, даже без пепельниц. Чувствовалось, что куплена она на средства федерального бюджета. Квартировали они на территории базы, в кубе из бетонных блоков, спроектированном тем же гением, что строил и остальные сооружения.

Карты расстелили на кровати О'Гары, и меня начали знакомить с маршрутом. Пришлось проявлять особый интерес к той части маршрута, которая меня нисколько не волновала, от Омахи до Техаса. А вот первые мили удостоились лишь нескольких слов. Собственно, я и сам предполагал, что пятнадцатимильный отрезок от базы до автострады грузовики пройдут колонной. Дальнейшие планы О'Гары и Бурка реализоваться уже не могли.

Но мне не оставалось ничего другого, как жадно внимать каждому слову.

– Вот здесь мы сделаем крюк. Вместо того, чтобы взять курс на Амарилло, поедем вдоль Миссури до Канзас-Сити. Потом через Талсу – в Оклахома-Сити. Смысл понятен? Дороги там шире, транспорта больше. Не думаю, что у них хватит ума готовить засаду на северной границе Техаса. Во всяком случае, вероятность нападения в этом случае уменьшается.

Я согласился, что предложение разумное.

– В Амарилло мы можем попасть двумя путями. Южным, через Стенфорд и Мур, или с востока, через Канадьен, Пампу и Уайт-Ди. Второй путь длиннее, но там дороги получше. Кроме того, от «Форт Джеффри Хиллари», то есть от самой границы, нас будут сопровождать два джипа. И к тому времени...

Я дал им выговориться, задал едва ли не все уместные вопросы. Воздушное прикрытие организовывали не они, а группа в Амарилло. После Омахи с воздуха намечалось контролировать движение всех четырех грузовиков.

Наконец лекция закончилась, и они спросили, что я обо всем этом думаю. Я ответил, что изъянов нет. Вопросы? Только один, вырвалось у меня, на который они ответить не смогут: какое место в этом проекте отводится мне?

– Ответ, наверное, у тебя в кармане, Дик, – предположил О'Гара.

– Как так?

– Телеграмма. Ты думаешь, они прикажут тебе сопровождать конвой?

– Если б я знал. Если и попросят, то зачем?

– Поездка будет длинной, если тебе придется ехать на своем автомобиле. В каждом грузовике по два водителя, и мы с Филом будем меняться. Может, тебе разрешат ехать с нами.

Мы все рассмеялись. Они отвезли меня к моему кабинету, и по дороге я задал вопрос, который в последний час никак не выходил у меня из головы.

– Не подумайте, что я жалуюсь, но почему вы мне все это рассказали?

Они переглянулись, потом О'Гара посмотрел на меня.

– Почему нет? Мы не сказали тебе ничего такого, чего бы ты все равно не узнал.

– Это так, но...

– Куда подевались трения между нашими конторами? Мы не-святые, нам обидно, когда вся слава достается вам, но в Южной Дакоте славы не огребешь. Отсюда грузовики уйдут в назначенный час. Если техасский грузовик прибудет вовремя и в полной сохранности, никто и доброго слова не скажет. Так, мол, и должно быть. Если его попытаются перехватить, награды получат те, кто воспрепятствовал перехвату в Техасе. А вот если эти чокнутые вопреки всему добьются желаемого, о наградах придется забыть. Нас просто завалят дерьмом.

– Понятно.

Ларри О'Гара широко улыбнулся:

– А теперь выходит, что операция совместная. И дерьмо вывалится не только на нас.

Я прошел в кабинет, закрыл дверь, развернул телеграмму. Впервые Джордж даже не закодировал ее. Я прочитал: «ЗАЧЕРКНУТЬ СОБАКУ СИДЕТЬ ТИХО» Я еще держал телеграмму в руке, когда отворилась дверь, и вошел О'Гара.

– И мы только что получили телеграмму. Надеюсь, я никогда не стану генералом. Не хотелось бы заживо гнить вот в такой же дыре. Тебе сообщили то же, что и нам?

– Еще не знаю. – Я решил, что хуже не будет, и протянул ему телеграмму. – Скажи сам.

Он прочитал телеграмму.

– Пожалуй, тут только половина. «Собака» – это дата отправки груза?

«Нет, конечно», – подумал я, но кивнул.

– Остальное ты скорее всего получишь через несколько минут. Тебе же известно, что выезд намечался на четверг.

– Вроде бы этот день в наших разговорах не упоминался?..

– Ты прав. Мы не говорили тебе, а ты – нам. Мы не сомневались, что ты и так все знаешь, а секретность в нашем деле становится второй натурой. Так вот, их планы изменились.

– Среда?

Он покачал головой.

– Завтра утром. В шесть тридцать. – Он тяжело вздохнул. – Фил пытается их переубедить. Мы не подобрали водителей, не говоря уже о той четверке с М-14, что поедет в кузове. Я сказал Филу, что он напрасно тратит время.

– В шесть тридцать, – повторил я.

– Вот-вот. Так сколько нам осталось? Двадцать часов? Даже меньше. – Он покачал головой. – Я должен идти. Дай мне знать, когда тебя введут в курс дела. Если тебе назовут другое время, прошу тебя, сразу свяжись со мной.

Он ушел, хлопнув дверью. Я сжег телеграмму, бросил пепел в корзинку для мусора. «Зачеркнуть собаку, сидеть тихо». Груз отправляется через двадцать часов, прибытие Даттнера задерживается, а я должен сидеть тихо.

Я сел в машину и поехал в мотель. Лег на кровать и уставился в потолок. Если есть сомнения, ничего не делать.

Сомнений хватало, вот я ничего и не делал.

Глава 11

Должно быть, я звонил на базу раз шесть, спрашивал, не поступала ли для меня телеграмма. Не поступала. Последний раз я взялся за трубку в половине шестого. Меня соединили с Бурком. Он хотел знать, нет ли известий от моей конторы. Я ответил, что после моего разговора с О'Гарой – ничего.

– Мы получили подтверждение, – сообщил он. – Отъезд в половине седьмого утра. Никакие возражения не принимаются. Мне это не нравится.

– Мне тоже.

– Я даже вставать не люблю в столь ранний час, не то чтобы куда-то ехать. Еще сегодня утром мне казалось, что мы теряем время, размышляя над маршрутом. Теперь у меня такой уверенности нет. В Техасе нас могут ждать неприятности.

– Ты скорее всего прав.

– Других объяснений нет, Дик. Мне это определенно не нравится.

Знал бы он, как не нравилось все это мне. Для себя я видел два варианта развития событий, один хуже другого. Если грузовики отъезжали на рассвете, а Джордж не показывался, мы просто упускали товар, оставляя покупателей с пустыми руками и не получая обещанных нам миллионов.

В сложившейся ситуации такой результат я мог почитать за счастье. Так как в другом варианте, который казался мне все более правдоподобным, приходилось исходить из того, что нас раскрыли. Каким-то образом им удалось прознать о наших замыслах. Отсюда и перенос времени отъезда, и так и не пришедшая после ленча вторая телеграмма от Джорджа. Из тюремной камеры посылать телеграммы не разрешено.

Я не мог усидеть на месте. То и дело поднимался и начинал мерить шагами номер мотеля, словно загнанный в клетку волк. Вдруг стал собирать вещи, наполовину уложил чемодан, прежде чем вспомнил, что все это мне больше не понадобится. Вновь повесил костюмы в шкаф, остальное разложил по полкам. Потом вдруг решил, что пора сматываться. Вышел из мотеля, сел в машину, проехал с милю, прежде чем сумел взять себя в руки и вернуться к мотелю.

Они меня не раскрыли, твердо сказал я себе. Иначе меня арестовали бы в тот самый момент, когда на базу поступил приказ об изменении времени отъезда грузовиков. Возможно, они взяли Джорджа. Если так, он заговорит, но у меня будет в запасе несколько часов. Мне удалось найти разумный компромисс. Я остался в мотеле. Но вместо того, чтобы вышагивать по номеру, сидел в машине и слушал радио.

Совсем стемнело. Машина моя стояла чуть в стороне, с выключенными светом и двигателем. Около восьми на стоянку завернул автомобиль и медленно покатил мимо дверей, словно водитель кого-то искал. Лицо водителя находилось в тени, так что разглядеть его я не мог.

Автомобиль остановился около моего номера. Я решил, что в нем или Джордж, или те, кто приехал арестовать меня. Дверца открылась, водитель вылез из кабины. Джордж! Я мигнул ему фарами в тот самый момент, когда он постучал в мой номер. Джордж медленно повернулся. Его рука нырнула под пальто. Он не выхватил пистолет, но и рука осталась за пазухой. Джордж застыл в позе Наполеона.

Я зажег лампочку под потолком, чтобы он увидел, кто сидит за рулем. Джордж кивнул и вытащил руку. Я вылез из автомобиля и поспешил к нему.

– Поедем на моей машине, – бросил он. – Она краденая, и я не хочу, чтобы она где-то стояла.

– Желаешь осмотреть достопримечательности?

– Хватит спорить, залезай в кабину! – Я подчинился, он сел рядом. Джордж украл «крайслер» со всеми наворотами, в том числе с кондиционером. При таком холоде только его нам и не хватало. Выехав с автостоянки, Джордж повернул налево. – Они изменили время отъезда.

– Знаю. Грузовики уйдут завтра утром, в половине седьмого.

– Я не успел послать тебе телеграмму. Я даже не успел закодировать ту, что послал. Я отправил ее из аэропорта и помчался на самолет. Вонючие подонки!

– Что случилось?

– Чокнутые! Ну и денек у меня выдался. Знаешь, где я сейчас должен быть?

– В Амарилло.

– Откуда тебе это известно?

– Догадался. Вроде бы какая-то правая организация решила перехватить техасский грузовик между границей с Оклахомой и Амарилло. Я услышал об этом только сегодня, за несколько минут до того, как наши планы начали рушиться словно карточный домик. Расскажи поподробнее.

– Расскажу. – Он шумно вдохнул. – Думаю, это мыльный пузырь.

– Я тебя слушаю. И сбавь скорость, зимой на этих дорогах не погоняешь.

– И ты мне будешь об этом говорить? Я уже дважды вытаскивал этот кусок железа из кюветов. Я украл его в Чикаго. Тебе приходилось красть машину прямо на улице? Я тебе скажу, Пол...

– Спокойнее.

– Хорошо. – Он сбавил скорость, молчал целую минуту, после чего заговорил спокойнее, без нервной дрожи в голосе: – Итак, с самого начала. Слух о причастности «Сынов победы семьдесят шестого года» пустил я.

– Я так и думал.

– Мне представлялось разумным вывести их на ложную цель. Мы с тобой об этом говорили. После того, как ты сказал мне, что у каждого грузовика свой пункт назначения, я узнал насчет Техаса и решил, что будет неплохо, если они сосредоточат свои усилия на охране одного грузовика. Так и появилась версия о «Сынах победы». Не предусмотрел я другого. Эти «Сыны победы» каким-то образом прознали о том, что повезет техасский грузовик. Их осведомитель проник то ли в армейскую разведку, то ли в нашу контору. И они действительно задумали перехватить грузовик. А может, все было гораздо проще. Один слух как бы подпитывает другой, и в итоге они обретают реальные очертания. Я вспоминаю один случай...

– Вспомнишь в следующий раз.

– Как скажешь. Суть в том, что за техасский грузовик опасаются не напрасно. Я бы сказал, что вероятность нападения на него очень велика. Так или иначе, но Агентству приказали войти в игру. Сегодня наша группа вылетела в Техас. – Он усмехнулся. – Включая твоего покорного слугу.

– Почему ты не полетел?

– Потому что предпочел миллион долларов.

– Ты думаешь, мы сможем захватить конвой?

– Кто знает? Сейчас я ни о чем не думаю. Хочешь я тебя позабавлю, Пол? Я бросил курить неделю тому назад.

– Почему?

– Ты же сам говорил, что это плохая привычка. Нет, серьезно, я хотел быть в хорошей форме. Бросить курить не так и трудно. А вот польза от этого немалая. Если в конторе обратят внимание на мою нервозность, я всегда могу сказать, что это реакция организма на отсутствие никотина. – Он закашлялся и рассмеялся. – Впервые мне захотелось покурить.

Я предложил Джорджу продолжать. Он притормозил, свернул на уходящий влево проселок. Я предупредил, что проселок кончается тупиком. Джордж ответил, что развернется. Так он и сделал на подъездной дорожке к первому попавшемуся нам дому, а затем поехал к шоссе.

Я спросил, что будет, если он не покажется в Амарилло.

– Предлог я найду.

– Хорошо.

– Пол, у нас меньше двенадцати часов.

– Скорее десять.

– Скорее десять. Еще два дня, и мы бы легко все провернули. Если не легко, то с минимальными осложнениями. Я приготовил фургон. Я...

– Забудь об этом.

– Ты прав. Тебе что-нибудь известно об их планах?

– Все.

– Как так?

Я объяснил, почему они разоткровенничались со мной.

– Нам просто повезло. – Джордж нахмурился. – Рассказывай. Перебивать не буду. От начала и до конца.

Все рассказывать я ему не стал, так как не видел в этом смысла. Ограничился маршрутом до Омахи, куда грузовикам предстояло прибыть в составе конвоя, и намеченными мерами предосторожности. Сообщил о результатах проведенной мною рекогносцировки, о выбранных зонах захвата. Джордж был не в лучшей форме. Упускал детали, поэтому приходилось повторяться. Когда я закончил, он свернул на обочину и предложил мне сесть за руль.

– Я хочу проехать до автострады, посмотреть, что ты там навыбирал.

Мы вернулись в город, пересекли его, проехали, мимо базы. Ориентиры растворились в темноте, пришлось пользоваться лишь показаниями спидометра, но нужные участки я нашел без труда.

На обратном пути он достал из нагрудного кармана пузырек, проглотил две капсулы и предложил пузырек мне. Я спросил, что в нем.

– Бенни[12]. Нам же не спать всю ночь.

– Обойдусь без них.

– Потом они тебе все равно понадобятся.

– Возможно.

Он завернул крышку.

– Дело хозяйское. Скажи, когда передумаешь. Если начнет сказываться усталость, обязательно прими.

Я кивнул.

Мы вернулись к мотелю. Я поставил «крайслер» позади здания. Начал вылезать из машины, но он остановил меня.

– Твой номер, возможно, и не прослушивается, но рисковать не хочется.

Я с ним согласился и сказал, что схожу за картой. Он остался ждать в «крайслере».

Карта лежала в моем денежном поясе, но мне не хотелось, чтобы он знал об этом. В комнате я достал пояс, положил в него документы майора Уолкера и Линча. Потом передумал, достал удостоверение Линча и сунул его в карман пиджака. Вернулся к машине. Лампочку под потолком мы зажигать не стали, воспользовались фонариком.

– Второй участок мне нравится больше, – изрек он. – Знаешь, почему?

– Нет.

– Большее расстояние между пересечениями с другими дорогами. И подальше от базы. То есть мы выгадаем десять или пятнадцать минут. А у нас каждая будет на счету.

– Хорошо.

– Возможно, у нас все получится, Пол. Сначала они сильно облегчили нам жизнь, а потом смешали все карты, изменив время отъезда. Да еще эта четверка с автоматами. Не нравятся мне эти четверо с М-14.

– Мне тоже.

– Фургон я заказал, но теперь толку от него никакого. Я уже обо всем договорился. Три трейлера. К четвергу они будут стоять в Пирре с пустыми кузовами. Один я бы взял, а два так и простояли бы в гараже.

– Теперь они нам не помогут.

– Разве я этого не знаю! Постой...

Я положил ему руку на плечо.

– Джордж.

Он молчал.

– Успокойся, Джордж. Забудь о том, что уже сделано и никому не нужно. Начнем сначала. Мы должны дать ответ на несколько вопросов. Вот и будем отвечать на них, один за другим. А потом сможем сказать, со шитом мы или на щите.

– Хорошо.

– Мы подготовились к операции, но ситуация изменилась. Приходится все начинать заново, а времени у нас в обрез.

– Ты прав. – Он медленно кивнул. – Фургон. Дорожные знаки. Пара перекладин и козлы. Об оружии можно не беспокоиться. У меня разобранный «томпсон»[13]. В чемодане на заднем сиденье. Есть и револьверы, и пистолеты. Давай разбираться, что нам еще нужно...

В начале десятого я перебрался из его украденного «крайслера» в свой взятый напрокат «шеви». Заставил себя забыть о том, что заваленная снегом дорога мне не по душе, и поехал в Сиу-Фолс. Путь предстоял неблизкий, но я постарался укоротить его, прибавив скорость. И каким-то чудом доехал целым и невредимым. Хотя один раз «шеви» занесло, и я едва не врубился в придорожное дерево.

Я заглянул в четыре фирмы, осуществляющие грузовые перевозки (еще четыре оказались на замке, потому что работали до шести вечера), пока не нашел нужного мне человека. Фамилия его была Спрэг, соответственно и фирма называлась «Спрэг тракинг корпорейшн». На столе Спрэга стояла табличка, надпись на которой разъясняла веем грамотным, что здесь республика, а не демократия, и не надо ничего менять.

Еще одна надпись украшала стену: "С Хоффой[14] у нас полное взаимопонимание: он не лезет в мой кабинет, я держусь подальше от его камеры!"

Спрэг оторвался от стола, заваленного бумагами, и посмотрел на меня. Это был крупный, начавший полнеть мужчина с багровым лицом и седыми волосами. Сидел он в белой рубашке с закатанными рукавами и расстегнутым воротником.

– Мистер Спрэг, я хотел бы поговорить с вами по личному делу, – начал я.

– Мы одни.

Я достал удостоверение Линча, раскрыл, протянул ему. Он взглянул на него, кивнул. Закрыл, вернул мне. Встал, приложив палец к губам, на цыпочках подошел к двери. Выглянул, посмотрел по сторонам, словно школьник, собравшийся переходить улицу. Склонил голову, прислушался. Потом закрыл дверь и шагнул ко мне.

– Мистер Спрэг, я даю вам возможность послужить нации и идее свободы.

Глава 12

В Сиу-Фолс я провел около часа, а потом как бешеный гнал в Спрейхорн. На выезде из Оук-Бенд меня даже остановил полицейский. Я показал ему удостоверение Агентства, и он сразу смягчился. Даже предложил сопроводить меня. Я ответил, что не хочу привлекать внимание к собственной персоне. Он вернулся к патрульной машине, а я поехал в Спрейхорн.

«Крайслера» у мотеля я уже не застал. Вошел в свой номер, собрал вещи, положил чемоданы в багажник. В номере постарался стереть свои отпечатки пальцев. Я не сомневался, что в конце концов они опознают в Ричарде Джоне Линче Пола Кавану, но не хотел облегчать им жизнь. Если же фотоснимок моего удостоверения, сделанный О'Гарой, потеряется, а я успею протереть все, что следует, в моем кабинете, они могли меня и не раскрыть.

Когда Даттнер вернулся, я сказал, что неплохо бы вооружиться.

– На дороге меня остановил коп, – пояснил я. – Правда, отпустил, увидев удостоверение, но мог бы и увезти в участок. Дай мне что-нибудь солидное. Чтобы валило с ног.

Я выбрал «магнум» сорок четвертого калибра. Такая пуля остановила бы лося. Нашлась у Даттнера и лишняя наплечная кобура. Я надел ее прямо на форменный китель, под тулуп.

Рассказал о Спрэге.

– Он приведет с собой людей?

– Четверых.

– Они могут проговориться.

– Нет. Он не скажет им, зачем они ему понадобились. Говорит, они политически благонадежны, хотя одному Богу известно, что он под этим подразумевает. Но он им ничего не расскажет, пока они не приедут в нужное место, а там говорить им будет не с кем. Для водителя грузовика голова у него варит отлично.

– Похоже, хороший человек.

– Не любит ни красных, ни черных, ни желтых. Ура-патриот, грудью пошел бы на пулеметы, поэтому я склонен думать, что он идиот. Понятия не имеет, во что я его втянул.

– Может, оно и к лучшему. Дорожные знаки раздобыл?

Я открыл заднюю дверцу и вытащил табличку с надписью «ДОРОЖНЫЕ РАБОТЫ».

– Другого не подвернулось. Как думаешь, сойдет?

– Вполне. – Даттнер отнес табличку к «крайслеру», открыл багажник. Там лежали небольшие козлы, пара знаков «ОБЪЕЗД» и металлические прутья. – Пришлось выкинуть запаску и домкрат, а то не хватило бы места. И что бы я делал, если б спустило колесо? Остановил бы проходящий автомобиль и убил водителя, ничего другого не оставалось. А в такой час на этих дорогах проходящего автомобиля я мог дожидаться битый час, – он достал знакомый мне пузырек, кинул в рот две капсулы, протянул пузырек мне. Я покачал головой.

– Надо оставаться бодрым.

– Я в форме. А ты лопаешь их, как леденцы.

– Обо мне не волнуйся.

– К ним же развивается привыкание. Зачем тебе это?

– Обо мне не волнуйся. Я ими уже пользовался. Знаю, когда надо остановиться.

– Тебе виднее.

– Зато сон они отшибают. Это я могу гарантировать.

– Понятно.

Возможно, я отказался от бензедрина, потому что моему организму его и так хватало. Усталости я не чувствовал, без труда мог сконцентрироваться на главном, буквально вибрировал от распирающей меня энергии. Возможно, причину следовало искать в выбросе адреналина, но складывалось впечатление, будто одна из моих желез непрерывно подпитывает кровь амфетаминами[15]. В прошлую ночь я спал мало, потом ни разу не сомкнул глаз, но сонливости не было и в помине. Даже поездка в Сиу-Фолс ничуть не утомила меня.

Однажды, правда, возникло ощущение дискомфорта, но не из-за утомления. Просто я отвлекся.

Произошло это, когда Джордж отбыл на «крайслере», а я только собирался поехать на базу. Выдалось несколько свободных минут: я мог не думать о намеченной операции, ничего не делать, вот и допустил ошибку, позволив себе расслабиться.

Начал размышлять о будущем, не о нескольких последующих часах или днях, а о том, как жить дальше.

Вспомнил свой остров. Мне следовало сразу отбросить такие мысли, потому что остров и операция никоим образом не соотносились между собой. Или одно, или другое, и никак иначе. А я вот стал прикидывать, как распоряжусь миллионом долларов. Разумеется, куплю остров, пусть и через подставных лиц. Налажу там быт. К примеру, решу вопрос с водой. Сколько же можно возить ее бутылками!..

Или вот тайфуны. До их прихода оставалось не так уж много времени, а Флориде-Кис всякий раз доставалось от них по первое число. Сильный ветер мог разнести мою хибару по бревнышкам. А вот бетонные стены могли и устоять. Конечно, жить в каменном доме – совсем не то, что в деревянном, но не хотелось оставаться без крыши над головой.

А потом мои мысли плавно перетекли к Шарон. Поначалу я удивился, что вообще подумал о ней, потом попытался прикинуть, когда вспоминал о ней последний раз. Выходило, что давно. Мысль о том, что Шарон будет жить со мной на острове, не вызвала у меня активного неприятия. Я уже представлял себе, как мы беседуем у костра, потом...

Вот тут я одернул себя и вернулся к действительности.

Завел двигатель и выехал со стоянки мотеля. Не мог усидеть на месте, хотя на базу намеревался приехать несколько позже. Мысли о Шарон очень уж отвлекали. Все, что не имело непосредственного отношения к текущим событиям, – из головы прочь! Будущее таило в себе миллионы «если». Что-то я мог рассчитать, что-то предугадать, что-то стало бы для меня сюрпризом, и совокупность этих что-то превратится в мой завтрашний день. Но пока у меня хватало забот с днем, что предшествовал завтрашнему.

Часовой ночной смены меня знал. Как-то раз я уже приходил ночью на базу, главным образом для того, чтобы посмотреть, как налажена охрана, и познакомиться с часовым. Мне повезло. На базу в такой час заглядывали немногие, и он меня запомнил. Так что на этот раз я быстро миновал ворота. Я поставил машину, огляделся. Автомобиля Бурка и О'Гары не заметил. Часового в здании я видел впервые. Меня он не знал, однако пропустил, просмотрев документы. В кабинете я быстренько протер те поверхности, которых могли касаться мои пальцы, вышел на улицу, проделал то же самое с машиной, на случай, если мне не придется ею воспользоваться. Рассчитывать на такое не приходилось, но хотелось хоть чем-то занять свободное время.

Вернувшись в кабинет, я достал из денежного пояса документы Уолкера и добавил к ним те, что еще оставались в бумажнике. Я словно сжигал за собой мост, зная при этом, что больше мне по нему не ходить. Скоро документы майора Джона БВИ Уолкера превратились в горстку золы на дне зеленого металлического ведра для мусора. Я оставил лишь водительское удостоверение Уолкера, потому что Линч таковым не обзавелся.

Я посмотрел на часы. Четыре пятьдесят пять. Снял телефонную трубку, спросил у дежурного по базе, который час. «Четыре пятьдесят девять», – ответили мне. Я перевел стрелки и протер те поверхности, к которым прикасался после того, как в последний раз вошел в кабинет.

День "D"[16], пять утра. Девяносто минут до часа "Ч"[17].

Нет. До часа "Ч" времени больше, он в промежутке от ста десяти до ста пятидесяти минут. Если грузовики покинут базу в половине седьмого, им понадобится никак не меньше двадцати минут, чтобы доехать до засады.

До часа "Ч" два часа плюс-минус какие-то минуты.

Через два часа Джордж Даттнер и я должны остановить четыре бронированных грузовика и двухдверный «форд». Разобраться с четырьмя водителями с револьверами, четырьмя охранниками с автоматическими винтовками, сидящими в кабинах, четырьмя охранниками с М-14, затаившимися в кузове грузовика, направляющегося в Амарилло, и двумя майорами армейской разведки, вооруженными Бог знает чем.

Я вышел из здания, где находился мой кабинет, и зашагал к складу. Вновь повалил снег. То ли нам это было на руку, то ли нет. Сразу я разобраться не смог, а потому перестал об этом думать.

* * *

Бурк и О'Гapa уже прибыли и тоже маялись от безделья. Бурк наблюдал, как сержант по снабжению выдает амуницию группе рядовых. О'Гapa ходил кругами.

Он-то меня и заметил.

– Что ты узнал? Мы ждали тебя как минимум через час. Пара дней в форме, и начинаешь чувствовать себя солдатом?

– Что мне, лежать в постели и ждать, пока зазвенит будильник? – Я покачал головой. – Я не сплю только потому, что не ложился. Всю ночь мотался по округе, как полоумный.

– Они все-таки связались с тобой?

– Связались. Решили, что телеграмма – способ ненадежный, и послали какого-то идиота на частном самолете. Он приземлился в Сиу-Фоле и позвонил мне оттуда.

– И что?

– Ему велели встретиться со мной лично, а приказы и в нашей конторе являются приказами. Он застрял в Сиу-Фолс, поэтому горе пришлось идти к Магомету. Ездил в Сиу-Фолс.

Мой рассказ напомнил Бурку один эпизод, случившийся с ним в Лондоне, и он убил несколько минут, знакомя нас с подробностями. Я не помню, о чем шла речь. Так что едва ли он поделился с нами чем-то интересным.

Когда Бурк закончил, О'Гара спросил, какие у меня планы.

– Еду с вами. Наша контора восприняла происходящее в Техасе серьезнее, чем я думал. Такое ощущение, что они накрыли колпаком полштата.

– Великолепно!

– Я еду с вами, не путаюсь под ногами, но при необходимости оказываю содействие. Кто бы мне сказал, что сие означает. Моя основная задача – быть на связи. Создается «горячая» линия. Я сообщаю им даже о том, что мы остановились, чтобы облегчиться.

– Вообще-то это наша работа, но твое начальство хочет знать, как мы с ней справляемся.

Я кивнул.

– Спать мне не придется, поэтому хотелось бы знать, сколько нам ехать до Амарилло. Семьсот миль?

– Семьсот – это для вороны, по прямой, – ответил О'Гapa. – Нам же ехать порядка девятисот.

– Какую вы планируете среднюю скорость? Сорок пять?

– Сорок пять, но, думаю, за сорок нам не выйти. Ориентировочное время прибытия – завтра в четыре утра. Двадцать – двадцать два часа в пути.

Я посмотрел на него.

– Если тебе нужен декседрин[18]... – начал О'Гара.

– Я предпочитаю бенни, но всему есть предел. Жаль, что я не отоспался прошлой ночью. – Я помялся. – Если мне не придется сидеть за рулем, я, откровенно говоря, горевать не стану.

– То есть ты предпочел бы не брать свою машину?

– Совершенно верно.

Они переглянулись.

– Если бы я пригласил тебя поехать с нами...

– Я бы не отказался.

– Не уверен, что такое возможно, Дик. Мы нарушим инструкции, а нас за это по головке не погладят. По существу, мы не выполним приказ. В машине должны быть только Фил и я. Конечно, мы закрыли бы на это глаза, будь ты военным, но ты штатский, и нам врежут по первое число, если об этом станет известно.

– Да как они об этом прознают?

– От них не скроешься. Боюсь, ничего не выйдет.

Бурк согласно кивнул.

– Мы можем найти тебе водителя. Он довезет тебя до Омахи. Ты отоспишься, а там высадишь его и сам сядешь за руль.

Вот этого мне как раз и не хотелось. Зачем добавлять им лишнего человека. Я сделал вид, что думаю.

– Вот что я вам скажу. Меня больше волнует, что будет после Омахи. Сейчас-то я в полном порядке, но рано или поздно бенни прекратит на меня действовать. Отсюда я поведу машину сам, а в Омахе вы найдете мне водителя.

– Как скажешь.

На том мы и порешили, оставив меня в исходной точке. Я и не ожидал, что они пустят меня в свой автомобиль. Мы с Джорджем пришли к выводу, что это наилучший вариант, поэтому я попытался его осуществить, не питая, впрочем, особой надежды на успех.

– Давайте еще раз пройдемся по маршруту, – предложил я. – Если, конечно, есть время. Вчера я не присматривался к отрезку пути от базы до Омахи.

– Это самая легкая часть.

– Я понимаю, но хотелось бы знать, в каком порядке пойдут машины, какие приняты меры предосторожности. Вы поедете последними или за грузовиком, идущим в Амарилло? И где ехать мне?

Мы прошли в комнатушку у дальней стены, использующуюся для отдыха караула, и они мне все рассказали. Техасский грузовик они поставили последним, так что их «форд» следовал за ним, замыкал колонну и одновременно прикрывал самый важный груз. Я мог ехать где угодно. Они только не хотели, чтобы я возглавлял колонну и вклинивался между «фордом» и грузовиком, направляющимся в Амарилло.

– Так я могу ехать последним?

Они не возражали. Мы обсудили и другие вопросы, когда меня осенило:

– А если я поеду в техасском грузовике?

– В кабине только два места, Дик.

– Я про кузов. У вас там четыре солдата с М-14, думаю, не помешает и пятый. Я могу сидеть или спать. Если же что-то случится, в кузове будет на один ствол больше.

– Нет места! – отрезал Бурк. – Там тесно и четверым.

– Вы уверены? Я могу залечь на каком-нибудь ящике.

Мне отказали, что меня не удивило. По двум причинам. Во-первых, я не имею права находиться в армейском грузовике. Во-вторых, все свободное пространство понадобится охранникам. Я заметил, что охранников лучше посадить в кузов в Омахе, чтобы на конечном участке пути те сохранили бодрость. Они об этом уже подумали и в Омахе намеревались поменять всю четверку. Но зачем охранники на начальном участке, недоумевал я.

Они переглянулись.

– Ты прав, – признал О'Гара. – Не нужны. Но ты же знаешь, как все получилось. Сначала мы решили, что охранники нужны, потом поняли, что в Омахе их надо менять, но теперь придется везти этих четырех до Омахи. Ничего, пусть прокатятся.

– Почему бы не оставить их здесь?

– Это трудно. Им зачитали приказ, их проинструктировали, они получили оружие и патроны. – О'Гара фыркнул. – Армия есть армия. Если мы оставим их здесь, Болди Уинди начнет вонять, можешь в этом не сомневаться. Конечно, эти парни ничего не узнают, но поедут они лишь потому, что их проще взять с собой, чем сразу оставить на базе.

Я привел еще пару аргументов, но больше давить не стал. Конечно, мы не рассчитывали на эту четверку с М-14, и они могли крепко осложнить нам жизнь, но не оставалось ничего другого, как смириться с неизбежным. Предлагать человеку разоружиться – не лучший способ установить с ним доверительные отношения. Если б я и дальше бил в одну точку, у них наверняка возник бы вопрос, а чего это я так волнуюсь из-за четверки охранников.

Конечно, мне хотелось поехать в кузове, где я мог спокойно разобраться с этой четверкой, но не сложилось. И мы вновь вернулись на круги своя: я – в «шеви», оба майора – в «форде», водители и охранники – на грузовиках.

К этому времени трейлер Спрэга, должно быть, уже прибыл на место. Да и Джордж занял исходную позицию.

* * *

Иногда и в армии все делается вовремя. Не просто иногда, но довольно часто, поэтому нельзя заранее исключать такой вариант. На этот раз все так и вышло. Урча моторами, грузовики выстроились в колонну у ворот. Я сел в «шеви», завел двигатель, подъехал к последнему грузовику, встал чуть правее и сзади. Фил Бурк поставил «форд» рядом с моим «шеви», в затылок последнему грузовику. О'Гара бежал вдоль колонны, отдавая последние приказания водителям, потом поспешил назад, крикнул что-то мне, но внезапный порыв ветра отнес слова. О'Гара сел в «форд» рядом с Бурком.

Я взглянул на часы. В шесть тридцать, минута в минуту, первый грузовик выкатился из ворот.

И тут я услышал голос О'Гары.

– Горбатый – Контролю. Горбатый – Контролю. Мы едем туда, где тепло, бедные вы страдальцы. Шесть тридцать. Шесть три ноль, мы едем...

Радио. Он говорил по радио.

Радио в нашем плане заложено не было.

Глава 13

Я выехал из ворот следом за «фордом» Бурка и О'Гары, в десяти или двенадцати ярдах. Чуть отстал, сунул руку за пазуху, вытащил «магнум», положил на сиденье.

По-прежнему шел снег, но боковой юго-западный ветер сдувал его с лобового стекла. Я был в перчатках из тонкой кожи и крепко сжимал руль.

Радио. Мы не заложили в наш план радио, так как полагали, что толку от него ноль. Вероятно, Бурк и О'Гара поддерживали связь с базой «Форт Джошуа Три». Но какова мощность передатчика? На каком расстоянии обеспечивался устойчивый прием? Миль пятьдесят? Может, и меньше, при плохой погоде. Так к чему затевать такую мороку? Я решил, что подобную идею мог высказать только генерал Болдуин Уинден, а Бурк и О'Гара решили не спорить, чтобы ублажить старого козла.

Его-то они ублажили, а мне добавили хлопот. Ведь я намеревался симулировать аварию, съехав в кювет. Они бы подъехали, чтобы вытащить меня на дорогу, а я вывел бы их из игры.

Теперь мне можно было об этом забыть. Увидев мою машину, в кювете, они не стали бы останавливаться, просто связались бы с базой и вызвали техничку.

А это никуда не годилось.

Я занервничал. Думал лишь о том, что мы все ближе и ближе к засаде, а наш план провалился. Следовало быстро найти ему замену, но в голову не лезло ничего путного. Я сжал пальцы в кулаки и забарабанил по рулю. В итоге едва не оказался в кювете. Машину потащило юзом, и мне удалось выровнять ее в самый последний момент.

Затем я надавил на педаль газа, сокращая расстояние до «форда». Правая рука легла на «магнум». «Пуля в заднюю шину снимет все вопросы, – решил я. – Они слетят с дороги и, возможно, даже не поймут, что в них стреляли, подумают, что лопнула камера. Идущий впереди грузовик не остановится, и тогда...»

Я положил тяжелый револьвер на колени. До «форда» – двадцать пять ярдов, я мог сократить расстояние вдвое. Мог даже попасть в колеса, если б стрелял с земли, положив револьвер на бруствер, если бы опробовал «магнум», если бы знал, куда уходит пуля, вверх или вниз, вправо или влево, если бы не дул боковой ветер.

А из кабины движущегося автомобиля при удаче мне удалось бы попасть в багажник или заднее стекло, но уж никак не в колесо.

Я вернул револьвер на сиденье, посмотрел на спидометр. До пересечения с последней боковой дорогой чуть больше полутора миль. Сразу за перекрестком их машину надо остановить.

Я сократил расстояние до восемнадцати ярдов. Колонна шла со скоростью сорок две мили в час – неплохое достижение для таких погодных условий. Я смотрел то на «форд», то на спидометр.

Вот и боковая дорога. В пятидесяти ярдах справа, на обочине, стоял «крайслер» Джорджа. Когда я миновал перекресток, его фары дважды мигнули: все, мол, готово.

Я одновременно надавил на клаксон и на педаль газа.

Машина рванулась вперед, едва не врубившись в «форд». Я вырулил влево, поравнялся с «фордом». Бурк махал мне рукой, требуя, чтобы я откатился назад. Держа руль левой рукой, я наклонился над сиденьем пассажира, указывая правой на задние колеса «форда».

– Твое колесо! – крикнул я.

Он приложил ладонь к уху. Я вновь указал на задние колеса, произнес те же слова, но медленнее, чтобы он прочитал их по движению губ. Затем сжал рукоятку револьвера. Если он не остановится...

«Форд» притормозил, скатился на обочину. Я поставил «шеви» рядом, перегнулся через пассажирское сиденье водителя, опустил стекло.

– Заднее левое колесо. Оно вот-вот отвалится.

– Что-нибудь с шиной?

– Нет, с колесом. – Пальцы правой руки крепко сжимали рукоятку «магнума». – Его болтает, словно пьяного. Началось это несколько минут назад. Оно может слететь в любой момент.

О'Гара вышел из машины, рукой дав знак грузовику продолжать движение. Не думаю, что водитель увидел остановившиеся легковушки. Бурк включил радиопередатчик, решив связаться с Контролем. Я вылез из кабины через дверцу водителя, на ходу засунув «магнум» в наплечную кобуру. Обошел «шеви» сзади. О'Гара присел, чтобы получше рассмотреть колесо.

– Просил же механиков все проверить!

– Должно быть, они не затянули болты.

– Чертовы идиоты!

Бурк выскочил из кабины, направился к нам.

– Они высылают машину.

– Ты с ними связался?

– Да. Приедет бригада ремонтников. Конвой мы, конечно, догоним, но подобная безалаберность просто бесит.

Я сунул руку за пазуху. О'Гара все сидел на корточках у колеса. Бурк стоял рядом. Хвалил меня за то, что я вовремя заметил поломку. Я старался не слушать его, ни о чем не думать.

О'Гара ничего не почувствовал. Плавным движением я выхватил револьвер, и пуля вошла ему в голову за левым ухом. Я повернулся к Бурку. Он застыл. Даже выражение лица не успело измениться. Грохот первого выстрела еще отдавался в ушах, когда я вновь нажал на спусковой крючок. Все легче, чем стрелять по колесу движущегося автомобиля. Он-то стоял на месте, меньше чем в пяти футах от меня, и пуля снесла ему полголовы.

Не прошло и двух секунд, как я уже говорил по радио, чуть изменив голос, имитируя бостонский выговор О'Гары.

– Горбатый вызывает Контроль! – рявкнул я. – Горбатый вызывает Контроль. Придержите грузовик. Ложная тревога, снег набился под крыло. Повторяю, ложная тревога, придержите грузовик. Подтвердите, пожалуйста...

Грузовик задержали. Позвонили часовому у ворот в тот самый момент, когда он собирался открыть их перед грузовиком с ремонтниками.

Я оставил свою машину на дороге и поехал дальше на армейском «форде».

Не прошло и минуты, как я догнал конвой. Грузовики стояли с выключенными двигателями, напоминая слонов в цирке, ожидающих выхода на манеж. Я объехал их слева и остановился перед баррикадой.

Соорудили ее на совесть. Трейлер Спрэга наискось перегородил дорогу. Перед ним лежала на боку легковушка, вроде бы столкнувшаяся с трейлером. На самом деле никакого столкновения не было. Легковушку Джордж украл ночью, а парни Спрэга слегка помяли ее и перевернули.

Я вышел из «форда». Несколько солдат топтались у перевернутой легковушки, ожидая, что кто-то объяснит им, как жить дальше. Остальные не вылезали из кабин. Четверки охранников из кузова техасского грузовика не было видно. Я прошелся вдоль колонны.

– Все из машин! – крикнул я. – Быстро! Все из машин!

Кабины опустели. Оружие солдаты с собой не взяли. Кто-то спросил, что случилось с другими офицерами. Я ответил, что у них сломался автомобиль.

– Где эти идиоты? – грозно вопросил я. – Кто-то же сидел в легковушке, не мог этот чертов трейлер ехать сам по себе.

Солдаты заглянули в легковушку, в кабину трейлера.

– Никого нет, сэр.

– Должно быть, их увезли в больницу. А нам оставили разгребать эту кучу дерьма.

Какой-то солдат предложил объехать перевернутую легковушку и трейлер слева. Я одарил его свирепым взглядом.

– По снегу, солдат? Ты серьезно?

– Я думаю, места на дороге хватит, сэр.

– Вспомни, что мы везем, солдат. С таким грузом по дороге-то ехать опасно. И уж не дай Бог перевернуться!

– Да, сэр, – вытянулся в струнку солдат. «Да, сэр», разумеется, означало другое: ну и кретин же этот офицер. Но вслух он таких слов произнести не посмел. Майор Джон БВИ Уолкер, может, и умер, но его форма по-прежнему вызывала должное уважение.

– Сначала уберем легковушку, – решил я. – Потом заведем двигатель трейлера и очистим дорогу. Где четверо из последнего грузовика?

– Они отказываются покинуть пост, сэр.

– Скажите им, чтобы немедленно шли сюда.

Двое парней о чем-то пошептались. Заговорил один, капрал:

– Они отвечают, что им приказано оставаться на посту.

Я оглянулся. Джордж приближался к колонне на моей машине. Значит, уже поставил знак объезда. Мы перекрыли дорогу и спереди, и сзади. Я направился было к последнему грузовику, который шел в Амарилло. Откажутся ли они подчиниться прямому приказу? Решил, что могут. И тогда, открыв задние двери, я увижу направленные на меня четыре дула М-14.

– Что ж, приказ есть приказ. – Я повернулся к солдатам. – Сколько вас? Восемь человек, так? Может, мы справимся и сами. Вы, капрал, вставайте сюда.

Я расставил их около легковушки, затем как бы ненароком оказался около заднего борта трейлера.

– Взялись покрепче. Попробуем завалить ее направо. Начинаем на счет три. – Я стукнул по борту. Внутри скрипнул открываемый засов.

– Один, два...

Задний борт откинулся, превратившись в трап.

– Всем застыть! Ни звука! Не двигаться!

Они подняли головы. Сначала увидели «магнум», потом Спрэга и его парней, с ружьями в руках выбегающих из трейлера.

– Вот и хорошо. Держитесь за легковушку, и с вами ничего не случится. – Я повернулся к Спрэгу. – Отличная работа! Держите их на мушке. Никаких разговоров и стрельбы. Дело еще не закончено.

Я направился к техасскому грузовику. Джордж затормозил рядом со мной. Я рассказал ему о четверке с М-14, Он коротко кивнул, пошел следом.

В задней дверце имелось отверстие-глазок. На уровне глаз, если стоять в грузовике, и в паре футов над головой тех, кто на земле. Я встал у задней дверцы – вне поля видимости сидящих в грузовике – и приказал им вылезать.

– Нам запрещено покидать кузов, сэр, – последовал ответ. – Ни при каких обстоятельствах.

– С вами говорит майор Уолкер. Дорога перегорожена перевернувшимся автомобилем, и нам нужны люди, чтобы оттащить его в сторону.

– Нам приказано...

Я допустил ошибку. С каких это пор офицер должен уговаривать солдата!.. В уставе такого не прописано.

– С кем я говорю?

– Сержант Льюис Флинт, сэр.

– Сержант Флинт, приказываю немедленно вылезать из грузовика. Повторяю, это приказ, сержант.

Последовала пауза. Я бросил взгляд на перевернутую легковушку. Восьмерка солдат стояла вокруг. Спрэг и его парни держали их на мушке.

– Извините, сэр, но нам велено не подчиняться никаким другим приказам до прибытия в Омаху. Простите, сэр...

Я хотел что-то сказать, но Джордж коснулся моего плеча. Я повернулся. В руке он держал жестяной цилиндр. Пять дюймов в длину и дюйм в диаметре. Совсем как контейнер для бутана, из каких заправляют газовые зажигалки. Джордж шепнул, что его надо поднять. Я переплел пальцы. Он поставил ногу на импровизированную подставку, подпрыгнул, одной рукой ухватился за край глазка. Другой поднес к отверстию баллончик. Десять секунд что-то шипело, в кузове кто-то натужно кашлянул, потом все стихло.

Джордж спрыгнул вниз и сунул баллончик в карман.

– Этот грузовик вскроем последним. Пусть постоит десять минут с закрытыми дверцами. Кузов придется проветрить до того, как начнется разгрузка.

– Что ты туда напустил?

– Нервный газ. Эффективен в замкнутых объемах, быстро рассеивается на открытых пространствах.

– Я не знал, что он у тебя есть.

Джордж усмехнулся.

– У меня много чего есть. Отлично ты с ними разобрался. Я боялся, что ты разучился стрелять, но ты оказался на высоте. Почему изменились планы?

Я рассказал ему о радио.

– Тогда не будем терять времени. Возможно, они должны выходить на связь через определенные интервалы. Мне, кстати, очень понравился твой Спрэг.

– Что ты ему сказал?

– Ничего определенного. Да и потом, командир-то ты. А я мальчик на побегушках. Что умного я мог сказать?

– Отлично.

Мы остановились у «шеви». Джордж достал с заднего сиденья «томпсон», и мы зашагали к патриотам, охранявшим солдат.

– Мистер Спрэг, граждане, вы уже познакомились с моим коллегой, мистером Гандерсоном.

Они кивнули.

– Хорошо. Операция проходит по плану, но времени у нас в обрез. Мистер Гандерсон займется пленниками. – Джордж взмахнул «томпсоном», и солдаты сбились в кучку на обочине. – Им не причинят вреда, – заверил я Спрэга. – Они хорошие американские парни. Не их вина, что они стали пешками в заговоре леваков. Но придется подержать их под арестом. Четверых мы уже вывели из строя. Специальным газом. Его действие скоро закончится, но пока они без сознания.

Спрэг кивнул. Наш подход ему очень нравился. С собой он привел мужчин помоложе, до тридцати. Высоких, широкоплечих, в брюках из плотной ткани, башмаках на толстой подошве, овчинных куртках. Один отращивал бакенбарды, остальные обходились без растительности на лице.

– За дело! – приказал я. – Время дорого.

Спрэг залез в кабину трейлера, завел двигатель, и, подав трейлер чуть назад, сбросил легковушку в снег. Один из его помощников сел в кабину первого грузовика, осторожно развернул его, подогнал к трейлеру. Задний борт они использовали как трап и начали переносить тяжелые ящики.

Я посмотрел на часы. Шесть минут восьмого.

Второй раз я взглянул на часы через тринадцать минут, когда открывал дверцы техасского грузовика. Распахнул их и отскочил в сторону, прикрыв лицо рукой. Нервные газы разные, и у каждого свой принцип действия. Одни парализуют дыхательную систему, другим достаточно соприкоснуться с кожей. Каким газом пользовался Джордж, сколь долго он сохраняет эффективность, я не знал, но, как говорится, береженого Бог бережет.

В половине восьмого я залез в грузовик. Автоматические карабины М-14, которых я опасался, лежали на полу. Из них так и не выстрелили. Солдаты в неестественных позах, с посиневшими лицами лежали тут же, и я понял, что использованный Джорджем газ парализовал дыхательную систему. Едва ли кто мог поверить, будто они всего лишь спят, поэтому я по одному вынес их из грузовика и уложил в снег. Снял с них форменные куртки. Им холод уже не страшен, а куртки могли понадобиться людям Спрэга.

Я залез в грузовик за М-14. Вытащил их из кузова. Этот автоматический карабин я знал как свои пять пальцев. Он не раз спасал меня в бою. Сейчас за океаном использовались более совершенные модели, и некоторые жаловались, что их часто заклинивает. Помню, поначалу мы говорили то же самое о М-14.

Я держал по карабину в каждой руке, и на мгновение мне почудилось, что я вновь в Лаосе. Мелькнула мысль, а смогу ли я разобрать и собрать карабин в положенный срок, и тут же ее сменила другая – нужны ли такие навыки сейчас в Америке, но я выкинул эти мысли из головы и пошел посмотреть, как идут дела у парней Спрэга.

Они не могли бы работать лучше, если б им платили за каждый час. Один грузовик за другим подгонялся к трейлеру, и их содержимое исчезало в его необъятном чреве. Ящики маркировались кодовыми словами, так что мне оставалось только догадываться, какие научные чудеса таились внутри. Газовые гранаты, биологическое оружие, атомные мины. Наука не стояла на месте, и человек в полной мере использовал достижения технического прогресса для собственного же уничтожения. При бережном использовании этого добра вполне хватило бы для того, чтобы в нескольких штатах не осталось ничего живого. Разумеется, использовать все не сумел бы никто...

Они закончили разгрузку третьего грузовика. Парень с бакенбардами подогнал к трейлеру четвертый, тот, что следовал в Техас. Все работали как проклятые, поэтому я направился к Джорджу.

Солдат он усадил в снег. Сам, присев на корточки, остался на дороге. Автомат лежал у него на коленях. Он спросил, как дела. Я ответил, что идет разгрузка последнего грузовика.

– Охранники?

– Я положил их на обочину.

– Как они?

– Еще без сознания.

– Хорошо. – Он улыбнулся. – Приятно вновь выйти на дело?

– Никуда я не вышел.

– Как так?

Я предложил ему сменить тему. Один из сидящих в снегу поднял руку. Тот самый капрал, что хотел объехать трейлер по снегу. Я подумал, он сейчас попросится в туалет.

Джордж спросил, что ему нужно.

– Я хочу выйти отсюда живым, – последовал ответ.

– Выйдешь, – успокоил его Джордж.

– Я не хочу изображать из себя героя, сэр. – Он помолчал, словно задумался, пристойно ли называть кого-то из нас сэром. – Никто из наших ребят не хочет изображать из себя героев. Мы не знаем, что вы задумали, и... э... не хотим знать. Это все, сэр.

Он был такой молоденький. Я посмотрел на остальных. Тоже молоденькие. Те, что сидели в кузове техасского грузовика, выглядели постарше. Логичное решение: если ты хочешь, чтобы человек, не колеблясь, открыл огонь, надо выбирать того, кто стрелял не только по мишеням в тире. А в кабину можно сажать кого угодно.

– Делайте то, что вам говорят, – обратился я к ним. – И останетесь в живых.

Какое-то время они переваривали мои слова. Потом другой солдат захотел задать вопрос, и Джордж согласно кивнул. «Эти разговоры, – подумал я, – только на пользу, так как снимают у них напряжение».

– Сэр, я насчет того, что сказал майор Уолкер. Будто мы пешки. – Тут он не ошибся. – В заговоре комми. Я не знаю, о чем речь, но неужели майор Бурк и майор О'Хара – агенты красных? Проникшие в армейскую разведку? Пытавшиеся похитить груз?

Фамилию О'Гары он произнес неверно, но все остальное мне понравилось. В ложь, которую выдумал сам, поверить проще.

Ответил ему Джордж:

– Логично мыслишь, солдат. Главную идею ты уловил, хотя в действительности все гораздо сложнее...

Я зашагал прочь. Джордж прекрасно обходился без меня, а слушать всю эту галиматью не хотелось. В «форде» я включил радиопередатчик, вызвал базу. Радист ответил, что как раз пытался связаться со мной.

– Горбатый – Контролю. Горбатый – Контролю! Я вас не понимаю. Повторяю, не понимаю. Конец связи.

Тут же его голос стал громче и четче:

– Горбатый – Контролю. Я вас слышу, но прием очень плохой. Повторяю, я вас бр-бр-кврав, но вы грв-тпр-ну. Пожалуйста, подтвердите бр-бр-крав. Конец связи.

Он вновь попытался что-то сказать, но я его осек:

– Контроль, это Горбатый. Мы теряем ваш сигнал. Мы кр-стр-груф. Мы идем по графику, и все хорошо, только это крвр радио. Этот чертов снег. Мы крв-прт-крав-хрум.

И я разбил радиопередатчик рукояткой «магну-ма». Больше они меня не услышат, а винить будут плохую погоду.

Когда перегрузка закончилась, я собрал Спрэга и его ребят. Парни вспотели, да и Спрэг с трудом переводил дыхание. Но тяжелая работа не умерила их энтузиазм. Глаза их сверкали так же ярко, как и в самом начале.

– Вы отлично потрудились! – обратился к ним я. – Позвольте вас поздравить. Когда государство поддерживают такие, как вы...

Я решил, что в данном случае высокопарность вполне уместна, и дал себе волю. Потом крепко пожал руку каждому, спросил их имена и фамилии.

– Половина пути позади, – продолжил я. – Как вы все знаете, командование базы «Форт Джошуа Три» перекуплено коммунистами. Мистер Гандерсон и я должны уехать на трейлере до того, как они вышлют поисковые вертолеты. Но главное для нас – отправить конвой в пункт назначения. С вертолета не скажешь, загружен кузов или пуст, солдаты сидят за рулем или штатские. – Я показал на форменные куртки, которые снял с покойников. – Возьмите их. Посмотрите, какая кому подойдет.

Четверка парней разобрала куртки. Я снял тулуп, протянул Спрэгу.

– Вы возьмете «форд». Поедете последним.

Он с трудом втиснулся в тулуп, я надел его куртку. На армейской форме она смотрелась нелепо, но я не собирался в ней фотографироваться.

– Ваш пункт назначения – Омаха. – Я коротко проинструктировал их, особо подчеркнув, что останавливаться нельзя. – Вы уже отстаете от графика, поэтому постарайтесь наверстать упущенное. Но быстрее шестидесяти миль не гоните. Незачем объясняться с дорожной полицией. В Омахе немедленно разделитесь. Оставьте грузовики на тихих улочках, куртки бросьте в кабине и возвращайтесь домой.

– Разве они не обеспокоятся, если грузовики не прибудут на базу в Омахе?

– Обеспокоятся. Но к тому времени мы будем очень далеко. Мы выигрываем время, ничего больше.

– Понятно.

– Если вас все-таки остановят на трассе, на вопросы не отвечайте. Ничего не говорите. Кто бы вас ни допрашивал, какие бы документы вам ни показывали. Понятно? – Они кивнули. – Слишком много комми пробралось в коридоры власти, и многие добропорядочные американцы им помогают, потому что не догадываются об их сущности. Просто молчите. – Я на мгновение задумался. – Даже не говорите, как вас зовут. У вас есть какие-нибудь документы? Водительские удостоверения, кредитные карточки?

Я подождал, пока они обшарят карманы и передадут мне бумажники и водительские удостоверения. Из бумажников я вытащил деньги, вернул каждому.

– Остальное получите позже. – Я достал свой бумажник, отсчитал по пять сотенных для каждого, роздал их. – На расходы. Несколько недель спустя мы отблагодарим вас по заслугам.

Все как один заявили, что работали не ради награды. Все как один взяли по пятьсот долларов. Я повернулся к Спрэгу:

– Мистер Спрэг, боюсь, вы больше не увидите вашего трейлера.

Он улыбнулся:

– Я догадывался. Можете не беспокоиться, он застрахован.

– Пока в страховую компанию не обращайтесь. Мы свяжемся с вами и заплатим наличными.

– Это справедливо.

Вроде бы я сказал им все. Достал чемоданы с заднего сиденья «форда», радио из-под приборного щитка, какие-то бумаги из бардачка. Спрэг отвел трейлер на обочину, освобождая проход колонне. Сел в «форд», его парни заняли места в грузовиках.

Меня подозвал Джордж. Его пленники вроде бы совсем успокоились. Он протянул мне пузырек с таблетками.

– Для водителей. По одной. Снимает усталость.

– Бенни?

– Не совсем. Убедись, что каждый принял по одной.

Я пошел вдоль колонны, раздавая таблетки.

– Возьмите вот это, – говорил я каждому. – Проглотите. Гарантия того, что в течение ближайших двенадцати часов вы не почувствуете усталости. Ее надо принять, даже если сейчас вам кажется, что вы полны сил. Вас могут допрашивать, могут впрыснуть вам сыворотку правды. Таблетка нейтрализует действие сыворотки безо всяких побочных эффектов.

Они проглотили по таблетке. Один чуть не подавился, но проглотил. Другой, с бакенбардами, поинтересовался, поможет ли таблетка выдержать пытку. Я ответил, что она повышает болевой порог. Его это успокоило, и таблетка перекочевала в его желудок.

Я еще раз поблагодарил Спрэга за содействие. Уточнил рыночную стоимость трейлера. Цифру я уже забыл, но вроде бы он не сильно ее завысил. Я сказал, что на полученные деньги он сможет, купить такой же трейлер, только новый. Спрэг стал возражать, но я отмахнулся.

– Государство раздает столько денег, что часть может пойти и достойным людям.

С этим он согласился.

По моему сигналу первый грузовик тронулся с места. Тут я кое-что вспомнил, замахал руками. Грузовик остановился.

– Не забудьте про ограждения. Уберите их с дороги, а когда проедет «форд», поставьте на место.

Наверное, он сообразил бы и сам. Кивнул, сказал, что я могу не беспокоиться, и колонна двинулась вперед, набирая скорость, – четыре грузовика цвета хаки и «форд» со Спрэгом за рулем.

Шум двигателей стих вдали. Я подошел к Джорджу. Лицо у него было какое-то странное, он не решался встретиться со мной взглядом.

– Мне надо кое-что проверить. Подержи.

И он сунул мне «томпсон». Я велел солдатам оставаться на местах и последовал за ним.

– Давай не будем спорить. Я могу это сделать, не сомневайся, но это не по моей части. И время нас поджимает, Пол. Если, конечно, ты хочешь устроить сцену...

Тут он увидел выражение моего лица и замолчал.

– Я знал, что так и будет. Но мне нужен М-14.

– Ясно.

– Этим я никогда не пользовался. А с М-14 никаких проблем не возникнет.

Я взял карабин, положил на его место «томпсон».

– Наверное, я никогда не смогу тебя понять. Никогда.

– А ты пытался?

Я вернулся к восьмерым солдатам. Они сидели полукругом и говорили о женщинах. Лишь некоторые посмотрели на меня. «Трахал ли кто-нибудь из них Кол, жену полковника Карра», – подумал я.

В Камбодже нам приходилось идти в глубокую разведку группами по три или четыре человека. В этих случаях пленных мы брать не могли. Наши действия не одобрили бы в Женеве. Но мы ничего не рассказывали тамошним чиновникам.

М-14 меня не подвел. Ра-та-та-та-та-тат... Все закончилось до того, как ствол хоть чуточку разогрелся.

Я повернулся и увидел Джорджа. «Каков ханжа, – подумал я. – Сам он сделать это не мог, а наблюдать – пожалуйста».

Глава 14

Этой новостью Джордж порадовал меня в четыре минуты первого:

– Старина, теперь мы преступники.

Я дремал, но сон сразу слетел, едва я открыл глаза. Из радиоприемника доносилась музыка. Я решил, что пропустил экстренный выпуск новостей, и спросил, о чем там говорили.

– Я не про радио. Нет, там все тихо. Просто мы пересекли границу штата.

– А-а-а...

– Мы в Миннесоте. То есть стали федеральными преступниками. По нашему следу вышлют ФБР, и нам теперь никуда не деться.

– Как смешно!

Он посмотрел на меня.

– Что-то не так? Кататься от хохота необязательно, но и дуться ни к чему.

– Я еще не проснулся, только и всего. Дай мне прийти в себя.

– Нет вопросов.

Я потер глаза. Выпрямился. Взглянул на часы.

– Должно быть, они уже в Омахе.

– Возможно.

– Или на подъезде к ней. Где мы?

Джордж указал на карту. Я положил ее на колени.

– Следующий город на нашем пути – Кэнби. Ты можешь его найти.

Я нашел эту точку на карте к востоку от границы с Южной Дакотой, на западе от Миннеаполиса и Сент-Пола.

– Где мы остановимся?

– Я тебе говорил.

– Напомни.

– Неподалеку от Доброго Грома. Не знаю, есть ли он на карте. Это центральная часть штата. Поищи Манкейто...

– Нашел.

– Это к югу от Манкейто.

– Я нашел Добрый Гром. Господи, откуда берутся такие названия!

– Это индейское слово Лакануки. Слушай, из тебя просто невозможно выжать улыбку, Пол. Сарай стоит у дороги к юго-западу от Доброго Грома. Один из наших агентов вырос на тамошней ферме и унаследовал ее пару лет назад после смерти матери. Он только и говорил о том, что отправится туда, выйдя на пенсию.

– Надеюсь, до пенсии ему далеко.

– Я думаю, он мертв. Уехал в Барселону и исчез. Если агенты пропадают в дружественных нам странах, обычно их уже не находят.

– Может, он на ферме, ждёт нас?

– А может, всю ферму снесло последним наводнением.

Наводнение в нашем плане тоже не было предусмотрено.

– Наводнением, говоришь?

– Угу.

– Печальная история.

Я откинулся на спинку сиденья, несколько минут смотрел на дорогу. Спросил Джорджа, не надо ли сменить его за рулем. Он ответил, что еще не устал, и я решил не настаивать. Снегопад не прекращался; дорога узкая, извилистая, и вести по ней тяжелый трейлер – проблема даже в июле.

– Джордж, – заговорил я несколько миль спустя, – что это за таблетки?

– Какие таблетки?

– Которые я дал Спрэгу и его рейнджерам.

– А-а!.. – Он хохотнул и ничего не ответил.

Промолчал и я.

Потом он спросил, какие, по моему разумению, таблетки они могли получить от него.

– Я как-то не думал об этом. Но, наверное, не бенни. Они что, вызывают потерю памяти?

– В определенном смысле.

– Не понял.

На его лице играла улыбка.

– Капсулы отсроченного действия. Оболочка растворяется через два или три часа, в зависимости от кислотности желудка. А потом вечное блаженство.

Я молчал.

– Маленькие черные пилюли. Я же сказал тебе, что сюрпризов у меня много. Ты мог и догадаться.

– Пожалуй.

– Обычный диагноз – сердечная недостаточность. Качественное вскрытие в течение сорока восьми часов может показать несколько иное, но ведь значения это не имеет, не так ли?

– Не имеет.

– У меня такое ощущение, что тебя это беспокоит.

Я покачал головой.

– Нет. А должно?

– Разумеется, нет...

– Они заговорили бы, Пол, – нарушил он тишину пару миль спустя.

– Несомненно, да только что они могли сказать? А если бы они выбрались из Омахи, я не уверен, что они вообще бы заговорили. Особенно если б выяснили, что их обвели вокруг пальца. Думаю, они до конца своих дней держали бы рот на замке.

– А удалось бы им всем выбраться из Омахи?

– Почему нет? И потом, рассказать-то они могли всего ничего.

– Они могли дать твои приметы.

– Генерал Уинди справится с этим гораздо лучше.

– Они могли опознать и меня. В Агентстве есть мои фотографии. Как только стало бы ясно, кто они, трейлер объявили бы в розыск. А вот это серьезная проблема, не так ли? Но нас она не будет волновать до тех пор, пока их не опознают и не выяснят, что у Спрэга был трейлер. Впрочем, и опознание может сыграть нам на руку. Я готов спорить, что как минимум двое из них – члены Клана. Или какой-нибудь другой крайне правой организации. Это перекликается с техасской группой. Направляет преследователей по ложному пути.

– Все так.

– У тебя в голосе сомнение, Пол?..

– Нет, ты прав, – заверил я его. – И потом, разговор у нас беспредметный. Прошло больше четырех часов, так что все они мертвы. Если только...

Он посмотрел на меня.

– Ты о чем? Они же проглотили по таблетке, так?

– Конечно. Но, допустим, одного из них вырвало до того, как сработала черная пилюля. А когда он увидел, что другие дохнут, словно мухи, у него могло появиться желание рассказать об этом кому следует. Или у кого-то оболочка будет растворяться слишком долго, и Он сообразит, что к чему. Помнится, был такой фильм. Герой понимает, что его отравили, но ему удается добраться до копов и все им рассказать. Я видел его много лет тому назад...

– О Боже!

– Скорее всего, волноваться не о чем, Джордж.

– Сукин ты сын. Сидишь тут и улыбаешься, сукин ты сын!..

– Не кипятись. Я просто хочу, чтобы твоя уверенность не перерастала в самоуверенность, Джордж. А не то ты выйдешь из формы.

Повисла тяжелая тишина. Потом он рассмеялся, но, как мне показалось, не совсем искренне.

После того, как грузовики скрылись из виду, мы какое-то время занимались «зачисткой». Кое-что следовало сделать до отъезда. Рано или поздно кто-то должен понять, что дело нечисто, рано или поздно спасательная команда, посланная из «Форт Джошуа Три», обнаружит, что произошло на пустынной дороге. Мы хотели, чтобы случилось это как можно позже.

Украденный «крайслер» мы отогнали к перекрестку. Он привлекал внимание, и мы предполагали, что спасатели задержатся рядом. Не тронули мы и знаки объезда. Законопослушные граждане свернули бы в указанном направлении. Не уважающие закон поняли бы, что произошла автоавария и власти об этом уже знают. Поэтому потревоженный снежный покров у дороги не вызвал бы у них никаких вопросов.

С телами-то мы разобрались быстро. Обоих майоров Джордж еще раньше оттащил в кювет. Их уже так завалило снегом, что мы с трудом добрались до карманов. В кювете мы их и бросили.

Остальные двенадцать трупов оттащили от дороги и присыпали снегом. Следы остались, но мы решили, что их занесет снегом за каких-то полчаса.

Закончив с покойниками, мы занялись оружием, благо его хватало. М-14, пистолеты и револьверы, возвращенные парнями Спрэга, «томпсон», несколько помповых ружей. Мы забросили все в трейлер. «Премия для наших companeros», – пошутил Джордж. Я же прикинул, что легче взять оружие с собой, чем закапывать в снег.

В трейлере оказались также вещи из армейского «форда» и наш багаж. Что-то следовало уничтожить, но сортировкой мы могли заняться и в более спокойной обстановке.

Помятую легковушку мы трогать не стали. Через нее, как и через «крайслер», выйти на нас не могли. Куда больше волновал меня взятый напрокат автомобиль. Я, конечно, стер отпечатки пальцев, но от него тянулась ниточка к майору Джону БВИ Уолкеру, а от него – к Линчу. Они все равно вышли бы на Линча, так что особой разницы не было. Однако мне это не нравилось. Я сказал Джорджу, что «шеви» следовало загнать в кузов одного из грузовиков. Он ответил, что я поднимаю бурю в стакане воды. Но нашелся с дельным предложением:

– Врубись на «шеви» в легковушку. Вот тебе и авария, из-за которой перекрыли дорогу. А если не хочешь, облей «шеви» бензином и подожги. Или сложи и сунь в карман. Можешь закопать в снег.

Я сел за руль «шеви» и на скорости двенадцать миль врезался в легковушку. Скорее всего потому, что в глубине души давно хотел попасть в такую передрягу. Я, конечно, подготовился к столкновению, а за несколько секунд до него сбросил газ, да и двенадцать миль в час – невелика скорость, но ощущения действительно остались незабываемые. И машины помялись сильнее, чем я ожидал.

Когда я вылез из кабины, Джордж сказал мне, что зрелище доставило ему удовольствие.

– Мне тоже, – ответил я. – Если хочешь повторить, «крайслер» совсем рядом. Три столкнувшихся автомобиля выглядят более впечатляюще, чем два.

На мгновение я даже подумал, что он согласится.

– К черту, это потеря времени. Что еще мы забыли?

– Куртки Спрэга и его команды.

Куртки мы забросили в трейлер. Вместе с бумажниками всей пятерки. Наверное, мы могли бы и Дальше заметать следы, но время поджимало. Поэтому мы залезли в кабину трейлера, и Джордж завел мотор. Он дважды глох, пока Джордж разбирался, где какая передача, но уж потом все пошло как по маслу.

В выпуске новостей о нас ничего не сообщили. Разумеется, это не означало, что о краже оружия до сих пор неизвестно. О таких ЧП прессу обычно не уведомляют. «Через три месяца в колонке одного из ведущих обозревателей появится соответствующий абзац, – заметил Джордж. – Потом этому обозревателю позвонит какая-нибудь шишка и попросит писать о чем-нибудь еще. И он начнет разоблачать подрядчиков, которые нажились на строительстве автострады».

Новости давно сменились музыкой. Кто-то наяривал на гитарах. Джордж сбавил скорость, выключил радио и сказал, что мы приехали. Я было подумал, будто он свихнулся. А потом увидел между двумя изгородями зазор шириной в десять футов. Деревья в зазоре не росли. Иных указаний на то, что это дорога, не было.

– Там же два фута снега!..

– Проедем. Я загоню его задом.

Мы раз за разом застревали, но Джордж, раскачивая трейлер, вырывался из снежной западни, и в итоге мы достаточно быстро оказались в сарае. Во всяком случае, частично: кабина и четверть кузова остались снаружи. Я уже хотел указать на это Джорджу, но он опередил меня.

– Соседей рядом нет, а с дороги нас не видно. Пошли.

– Куда?

– За метлами. Надо замести сотню ярдов следов.

Метлы мы нашли в сарае. Пошли к дороге по колеям, проложенным колесами трейлера. Замели их снегом. Верхние десять дюймов только выпали, так что труда это не составило. Мог бы помочь и ветер. Но он, как назло, стих.

А вот времени мы потратили немало. Все-таки сто ярдов – дистанция не самая короткая. Чуть короче моего острова. Но пересечь остров из конца в конец – это одно, а пятиться назад по снегу...

Я напомнил себе, что дал зарок не думать об острове.

Мы перестали мести снег, пройдя ярдов восемьдесят. Действительно, зачем? Если бы кто-то захотел заглянуть между изгородей, он бы увидел не только примятый снег, но и сам трейлер. Поэтому оставшиеся двадцать ярдов мы прошли по колеям и прислонили метлы к стене сарая.

– Теперь помолимся о снегопаде, – улыбнулся Джордж.

– Только не очень сильном, – поправил его я. – А не то нам отсюда не выбраться.

– Выберемся. Подумай обо всех революционерах, которые рассчитывают на нас. Извини, о контрреволюционерах.

Запаса еды хватило бы на неделю, но Джордж заверил меня, что мы не проведем в сарае и двадцати четырех часов. Есть действительно хотелось.

Я посмотрел, что он заготовил. Хлеб, масло, четыре сорта копченого мяса, курятина, двенадцать бутылок пива, молоко, шотландское, шоколадные батончики. Что-то еще, не мог я всего упомнить.

Я полюбопытствовал, что отравлено. Он откинул назад голову, расхохотался:

– Шотландское!.. Ни при каких обстоятельствах не пей виски.

Этот сукин сын не забыл даже стаканы и открывалку для бутылок. Я налил нам по полстакана виски. Он взял свой и спросил, за что мы выпьем.

Я предложил выпить за братство.

– За человеческое братство? – переспросил он.

– Просто за братство.

– Прекрасно. За братство!

Видимо, он рассчитывал, что я выпью виски лишь после того, как он пригубит свой стакан. Я мог бы подыграть ему, но очень уж хотелось выпить. Поэтому я одним глотком осушил стакан. Джордж, похоже, хотел подначить меня, но передумал и последовал моему примеру.

Глава 15

Когда мы поели, он включил пропановую печку и расстелил на полу два армейских спальника.

– Ночевать будем со всеми удобствами. Думаю, снаружи печки не видно.

Я вышел из сарая. Посмотрел. Не видно.

Он предложил спать по очереди. Я с ним не согласился. Если нас обнаружат, вырваться все равно не удастся.

– А если забредет какой-нибудь бродяга? – обеспокоился он.

– И убьет нас во сне? Если б ты предложил рассчитать вероятность этого варианта компьютеру, он бы долго над тобой смеялся.

Джордж задумался.

– Да, ты прав. Не будем преувеличивать опасность.

Он принял таблетку снотворного. Я отказался. Лишь сказал ему, что когда-нибудь он по ошибке проглотит черную пилюлю. Джордж добродушно послал меня сами знаете куда. Я разделся и залез в спальник. Начал было обдумывать планы на будущее, но быстро заснул.

Улеглись мы где-то в половине шестого. Проспал я добрых восемь часов. Если мне что и снилось, в памяти ничего не осталось. А разбудила меня мысль о том, что надо просмотреть вещи Бурка и О'Гары. Я взглянул на часы. Три сорок две.

Джордж тихо похрапывал. Будить я его не стал. Открыл заднюю дверцу трейлера, но в кузове царила кромешная тьма. Я вспомнил про фонарь, висевший на стене сарая, нашел его, взял.

Выглянул из ворот. Снег так и не пошел, зато подул ветер. И полностью занес колеи.

Забравшись в кузов, я огляделся. Отыскал среди груды барахла чемоданы О'Гары и Бурка, а в них миниатюрную фотокамеру и отснятую, но непроявленную пленку. Насколько я знал, О'Гара только раз сфотографировал мое удостоверение и, возможно, еще не проявил пленку. Если так, отпечатки моих пальцев уже никогда не попадут в Вашингтон.

А только они могли связать меня и Ричарда Джона Линча...

Я не знал, сколько еще проспит Джордж. Но в шесть утра решил, что двенадцати часов сна ему должно хватить. Потряс его за плечо.

– Поднимайся. Уже утро, и я хочу тебя кое о чем спросить.

– Попытаюсь. Господи, должно быть, барбитуратное похмелье. Дай мне что-нибудь поесть. Я ужасно себя чувствую.

Мы съели сандвичи с ветчиной, выпили молока. Джордж медленно приходил в себя. Тем временем я положил на снег крышку от мусорного бака, развел костерок и начал сжигать на нем все то, что следовало сжечь. Главным образом документы и бумаги.

Несколько минут спустя Джордж присоединился ко мне, принес ворох бумаг. Я, не глядя, бросил их в костер.

– За сараем колодец. Для одежды и вещей. Избавься от формы. У меня есть для тебя рабочий комбинезон. Один костюм оставь. Наденешь потом. Остальное – в колодец.

– Они туда заглянут.

– Если найдут этот сарай. Да и черт с ними! По вещам им нас не найти, так?

Я возражать не стал, тем более что вырыть яму в промерзшей земле нам бы не удалось. Мы откинули крышку и покидали все в колодец, закрыли крышку, набросали сверху снега. Когда вернулись в сарай, я начал задавать вопросы.

– Прежде всего маршрут. Мы едем на юг вдоль Миссисипи или сначала поворачиваем на восток?

– На восток. Чуть дальше, но, по-моему, безопаснее.

– Ясно. Как поедем? Наверное, не по главным автострадам. В то же время появление трейлера на местных магистралях может вызвать подозрение.

– Обязательно вызовет. Поэтому поедем по автострадам. – Он развернул карту США со всеми главными автострадами, изданную корпорацией «Шелл». – Едем на восток до Висконсина, там сворачиваем на Висконсин-фриуэй. Далее на юг, мимо Милуоки и Чикаго, по транснациональной автостраде, что пересекает Иллинойс, Индиану, Огайо и Пенсильванию и выходит к побережью. Да конца мы ее не проедем, в Пенсильвании повернем на юг по Пен-Канадиен. Эта дорога приведет нас...

– Как мы сумеем доехать туда?

– Без проблем. Будем вести трейлер по очереди.

– Слушай, при въезде на каждую автостраду трейлер взвешивается. Мы должны предъявлять документы, накладные...

– Они у нас есть.

Я вытаращился на него.

– Домашняя заготовка, так?

– А ты как думал? Сейчас я тебе все покажу.

Джордж ушел в глубь сарая, вернулся с большим конвертом из плотной бумаги и выложил передо мной его содержимое. Он позаботился обо всем. Накладные, счета за погрузку, водительские удостоверения, карточки членов Международного профсоюза водителей грузового транспорта.

– Видишь? С такими бумагами нас пустят на любую автостраду. Мы – «Торнхилл хаулинг корпорейшн». Так написано во всех документах, эта же надпись появится и на трейлере, когда мы его перекрасим. Краска у меня есть, трафареты тоже. Я поработал за свой миллион, Пол. В пути будем останавливаться лишь на заправках. Залили полный бак, поменялись местами – и в дорогу. Доберемся до Орландо, там свернем на запад, к Тампе, и мы у цели. От Орландо до Тампы проложена отличная дорога. Я проверял.

– Я потрясен.

– Иногда я сам себе удивляюсь. Что еще?

– Ты. Какая у тебя «легенда»?

– У меня?

– Да. В понедельник утром тебя послали в Амарилло. Ты там не объявился и ничего им не сообщил. По какой причине?

– Я в Гватемале.

– Где?

Джордж усмехнулся.

– Ты не ослышался. В понедельник я позвонил в контору из Чикаго и слезно просил снять меня с операции в Амарилло. Потому что меня ждут по важному делу в Майами. Потом позвонил из Пирра, куда заезжал за дорожными знаками, и сказал, что я уже в Майами и мне надо срочно выехать из страны.

– А если они определят, откуда ты звонил?

– Невозможно. Они определяют только прямые звонки. Поэтому я позвонил по номеру с выходом на записывающее устройство. И пленку прослушали только во вторник.

– А почему Гватемала?

– Я полечу туда, когда все закончится. У меня там действительно есть дела. Управлюсь я за два дня, но создам видимость, что ушла у меня не одна неделя. Потом я вернусь из Гватемалы, скажу, что был в Гватемале, и не погрешу против истины. Я даже привезу сувенир своему секретарю. Не учи курицу, как нести яйца, Пол.

Мы вымыли борта трейлера и выкрасили их. Джордж припас компрессор, что сильно упростило задачу. Пока сох кузов, мы перекрасили кабину. Из красной она стала зеленой. А уж потом по трафарету мы нанесли на боковые борта надпись «Торнхилл». Изменили в маршрутном листе отметки пересечения границ штатов, записали массу трейлера с грузом и без оного. Потом сняли номерные знаки штата Южная Дакота и заменили их иллинойсскими. Прежние номерные знаки мы положили в кабину, чтобы утопить в первом попавшемся водоеме. Картонные трафареты сожгли. Краску, кисти И компрессор оставили в сарае, потому что там они обычно и хранятся.

Оставшуюся еду мы забрали в кабину. Джордж хотел также взять шотландское и пиво, но я не позволил. Указал, что по закону это не разрешено. Мы оставили все в сарае вместе с открывалкой, чтобы нашедшему пиво не пришлось открывать пробки зубами. Спальники скрутили и оставили. Джордж предложил мне взять пропановую печку, которая могла пригодиться на острове. Я ответил, что предпочитаю костер. Он поинтересовался, что я делаю, если идет дождь. Я ответил, жду, пока прекратится, потому что вечно дождь лить не может, а потом добавил, что не хочу говорить об острове.

Выехали мы вскоре после полудня.

Поездка выдалась скучной. Такой, собственно, как и положено быть подобной поездке, потому что любые волнения могли означать только одно: что-то идет не так. Но все шло гладко, как по маслу, и через несколько сотен миль я уже мечтал о каком-нибудь кризисе.

Поначалу мы слушали радио. Но уже в Висконсине оно нам обрыдло. Особенно информационные выпуски. Мы вслушивались в каждое слово, но не могли уловить ничего интересного. Отсутствие новостей играло нам на руку, но и действовало на нервы.

В итоге я начал переключаться со станции на станцию, надеясь найти хотя бы одну, которая не будет меня раздражать. Закончилось все тем, что Джордж протянул руку и выключил радиоприемник. Мы остались один на один – тоже не сахар, доложу я вам! – но у меня и в мыслях не было включить эту чертову трещалку. Если бы ее включил Джордж" я бы его пристрелил.

Мы пытались говорить, из этого тоже ничего не вышло, но к тому времени, как мы добрались до Иллинойса, оптимальное решение было найдено: нас могло спасти только молчание.

В Висконсине за рулем сидел Джордж. Милуоки мы обогнули с юга и запада. Мне вспомнилось, что Шарон живет в Милуоки, но я дал себе зарок не думать о Шарон. Возможно, мне бы это не удалось, но мы с Джорджем как раз поменялись местами. Никогда раньше я не сидел за рулем такой громадины, поэтому в первое время ни о чем другом думать просто не мог.

Определенное напряжение возникало при пересечении границы штата. Но к тому времени, когда мы оставили позади Иллинойс и въехали в Индиану (за рулем вновь сидел Джордж), я уже перестал волноваться при проверках. Документы в порядке, масса соответствовала указанной в бумагах, трейлер чистый, так чего нас задерживать? Мы не вызывали ни малейших подозрений.

Нас не могли остановить даже за превышение скорости. При ограничивающих знаках семьдесят миль в час все неслись на восьмидесяти, а наша громадина даже с попутным ветром не могла разогнаться быстрее шестидесяти семи. Независимо от того, кто сидел за рулем. Когда машину вел я, мои руки крепко сжимали руль, одна нога стояла на полу, вторая вдавливала в пол педаль газа, а глаза не отрывались от дороги. Когда за руль садился Джордж, обе мои ноги упирались в пол, руки я клал на колени, а смотрел опять же прямо перед собой. Так что, начиная с Чикаго, видел одно и то же.

Не оставалось ничего другого, как думать, но мысли главным образом вертелись вокруг тем, на которые я запретил себе думать. Мне не хотелось перетряхивать прошлое и заглядывать в будущее, поэтому оставалось только настоящее, то есть я, Джордж и трейлер. О трейлере не думалось вовсе, так что выбор сужался еще более: я и Джордж. О нас я и думал.

Думал долго. Иной раз днем, иной ночью. Случалось, что и в снег. Но снег падал все реже, а с продвижением на юг вовсе прекратился. Не было снега и на земле. Джордж вновь глотал свои капсулы и, как мне показалось, ни разу не сомкнул глаз.

Когда же позади остались тысяча восемьсот миль, которые мы проехали часов за тридцать, Джордж позвонил по телефону.

Мы уже несколько часов ехали по Джорджии и в тот момент мчались по Интерстейт-хайуэй. На этих автострадах зоны обслуживания находились в стороне от дороги. Когда Джордж свернул на одну из них, я посмотрел на приборный щиток. Горючего в баке еще хватало, и я спросил, в чем дело.

– Хочу позвонить покупателям.

– Хорошо.

– Составишь мне компанию?

– Зачем? Ты уже большой мальчик и знаешь, как звонить по телефону. Десятицентовик бросается в щель посередине. Большая щель – для четвертаков.

– Как скажешь.

Джордж вернулся через десять минут. К тому времени я уже расплатился за дизельное топливо, заправился и отогнал трейлер в сторону. Он сел в кабину. Я взглянул на него и отметил странное выражение его лица. Постарался вспомнить, когда в последний раз видел его таким.

– Я им позвонил.

– И что?

– Они удивились. Не слышали ни слова, даже не подозревали, что нам это удалось. Завтра они готовы принять товар в Тампе в половине четвертого пополудни.

– Сколько нам осталось? Триста миль? Нет проблем.

– Они настаивают, чтобы мы прибыли сегодня вечером. Они знают склад, куда мы сможем поставить трейлер на ночь. Нас они тоже устроят.

– Это хорошо.

– Ты так думаешь?

– Почему нет?

– Не знаю.

Джордж помолчал, открыл рот, чтобы что-то сказать, но потом захлопнул его.

– Что такое?

– Не понравился мне его голос. Мы говорили по-испански, а когда говоришь на иностранном языке, в интонациях разобраться сложнее. Понимаешь, куда я клоню?

Я решил, пусть выкладывает сам.

– Не понимаю.

– Так я тебе скажу. Возможно, они хотят нас надуть.

– Тогда мы приедем в Тампу и остановимся в другом месте.

– Я об этом думал. – Наши взгляды на мгновение встретились. Затем он отвел глаза. Выдержал паузу, словно принимая решение. – Нет. Прямо тебе скажу, не нравится мне Тампа. Они хотят получить товар в половине четвертого, в это время мы и приедем на пирс. Тампа – большой город, в котором полно людей, и мне бы не хотелось провести там ни одной лишней минуты. Где мы сейчас? Есть рядом какой-нибудь город?

Я сверился с картой.

– Уэйкросс, Брансуик. Г-м-м-м...

– Что-нибудь покрупнее. Мы далеко от Саванны?

– Да нет, совсем рядом. Саванна ближе других городов. Я ее пропустил.

– Вот и хорошо. Мне, во всяком случае, нравится. А твое мнение?

– Насчет чего?

– Насчет того, чтобы остаться на ночь в Саванне, а в Тампу приехать завтра. Или мы говорили о...

– A-a!.. – протянул я. – Извини, отвлекся. Пожалуй, ты прав. Знаешь, я чего-то так устал, что повернул бы на Вашингтон, если б ты сказал, что нам надо именно туда. А где мы остановимся? Я понял, что в Саванне, но где именно?

Джордж коснулся моей руки.

– Спокойно. – Он захихикал. – Я, конечно, в плохой форме, но ты, я вижу; тоже сдаешь. Дай-ка я сяду за руль. Мы сможем поспать десять часов в настоящих кроватях. Не волнуйся, я что-нибудь найду.

Я не волновался.

Он нашел кемпинг для туристов, который принимал и дальнобойщиков. Три трейлера уже стояли на стоянке, так что наш не мог вызвать никаких подозрений. Джордж снял для нас два бунгало, отстоявшие друг от друга на двадцать ярдов. Мы заперли трейлер, я пошел в свое бунгало, он – в свое.

Я включил свет, закрыл дверь, запер ее на замок. Снял комбинезон, повесил на вешалку. Расстегнул кобуру, достал пистолет, кобуру с перевязью положил на единственный стул.

Я бросил короткий взгляд в окно. Джордж уже погасил свет.

Вторую подушку (кровать, естественно, была двуспальной) я засунул под одеяло, верхнюю прикрыл покрывалом, чтобы не так белела. Свет выключил через десять минут.

И с «магнумом» в руке встал у стены за дверью.

Я прождал час и двадцать минут. Стоя в одном белье. Револьвер становился все тяжелее. Я не шевелился, не издавал ни звука. Когда ожидание становилось невыносимым, я начинал думать о том, что ему ждать еще труднее. Я знал, что при необходимости смогу прождать всю ночь.

Но не пришлось.

Я не слышал, как Джордж подошел к бунгало. Видать, учили его неплохо. Внезапно кто-то заскребся в дверь, словно кошка, желающая войти. Затем дважды прозвучало мое имя. Достаточно громко, чтобы я его услышал, если бы бодрствовал, но достаточно тихо, чтобы не разбудить меня.

Потом ключ бесшумно вошел в замочную скважину. Должно быть, Джордж взял у портье, когда регистрировал нас, запасной ключ и намылил его, чтобы заглушить звук. Ключ повернулся.

Затем медленно открылась дверь.

Джордж был босой. Полностью одетый, но босой. Пистолет он держал в правой руке. Как мне показалось, двадцать второго калибра, с надетым на ствол глушителем.

Джордж направился к кровати, целясь в подушки, а я уже держал его на мушке.

Какое-то время я думал, что он выстрелит. Я надеялся на это, но что-то его остановило. По-прежнему целясь в подушки, он протянул левую руку к настольной лампе.

Когда вспыхнул свет, моим глазам предстало прекрасное зрелище.

Я видел лишь его спину, но даже по ней понял, как изменилось его лицо. Он замер, и по его спине я легко читал мысли, проносящиеся у него в мозгу. Джордж точно знал, где я. Он знал, что мой «магнум» нацелен ему в спину. Знал, что его единственный шанс – обернуться и выстрелить, и он также знал, что вероятность успеха не превышает одной тысячной. Джордж лихорадочно искал, что бы сказать, но получалось, что лучше всего молчать. Он ждал, что же будет дальше, а я не мешал ему ждать.

Я не мешал ему ждать, пока мне это не надоело.

– Иногда, Джордж, – нарушил я затянувшееся молчание, – возникает ощущение, что у тебя не все в порядке с головой.

Глава 16

– Положи пистолет на кровать! Теперь повернись. Жаль, что ты не видишь свое лицо, Джордж. Сядь на пол. Нет, сложи ноги, а руки положи на колени. Отлично!..

Я закрыл дверь, включил верхний свет.

– Я буду говорить, а ты – слушать. Справедливо?

Он кивнул.

– Джордж, Джордж!.. Совсем недавно ты говорил мне, что я не такой уж мастер в своем деле и мне, нельзя доверять, а теперь получается, ты вел речь о себе. И мастерства тебе не хватает, а уж про доверие... – Я вздохнул. – В планировании операций тебе равных нет. Проницательность, хладнокровие, дар предвидения. Но стоило появиться мне, как с твоими мозгами что-то произошло. Ты потерял способность трезво оценивать ситуацию. Наверное, я для тебя – мертвая зона, Джордж.

– Я...

Я качнул «магнум».

– Я говорю, а ты молчишь, мы же условились. Или в твоей голове появится дырка. Согласен?

Он кивнул.

– Так-то лучше. Ну и что мне с тобой теперь делать, Джордж? Я с самого начала знал, что ты попытаешься меня убить. Удивлен? Я готовился к этому с той самой минуты, как умер последний солдат. Я думал, ты покончишь со мной прямо на дороге, и агент Линч ляжет рядом с его верными собратьями по оружию, но тебе потребовался человек, чтобы прибраться на месте преступления и сменять тебя за рулем трейлера. В сарае я тоже был начеку. Место-то идеальное, а подготовился ты заранее, не так ли? И не надо делать круглые глаза, словно ты не понимаешь, о чем речь. Постарайся не выражать эмоций. Не говори и не корчи рож.

Кивок.

– Ты намеревался отравить меня. Когда мы вошли, на столике с едой стояли две бутылки, а когда я посмотрел на него еще раз, там осталась только одна, с шотландским. Что было во второй, вода? Можешь не отвечать. Ее содержимое ты щедро сдобрил ядом, но решил отложить экзекуцию. Я ничем тебе не мешал, путь предстоял долгий, да еще мог пойти снег и у тебя возникли трудности с выездом из сарая. Так что я еще мог понадобиться. – Я покачал головой. – Ох, Джордж!.. Еще и твой тост. Это плохая привычка, ты постоянно переигрываешь.

Я выдержал паузу. Он хотел что-то сказать, но не решился. Я молча смотрел на него, и он не раскрывал рта.

– А уж насчет сегодняшнего вечера и говорить не приходится. Ты даже не пытался скрыть своих намерений. Я бы все понял, даже если бы действительно устал. Может, нам стоит держаться подальше от Тампы? Где мы сейчас? Как насчет Саванны? Ну нельзя же так откровенно. Единственное, чего я не могу понять, – почему? Зачем убивать меня? Потому что я могу вывести твоих боссов на тебя? Так разумнее было бы разделаться со мной после того, как товар будет доставлен покупателю. Или миллиона тебе недостаточно, ты хочешь получить все? Опять же, к чему спешка? – Я покачал головой. – Нет, я мог найти только одну причину, и тогда становится понятна остановка в Саванне. Оружие предназначено отнюдь не для наших друзей. Но я и так знал об этом, Джордж. Знал еще на острове.

У него отвисла челюсть. Губы зашевелились, но с них не сорвалось ни звука.

– Да ты же сам все и сказал! Тебя очень легко раскусить, Джордж, и в этом твоя беда. Если ты очень уж хочешь в чем-то убедить, можно не сомневаться, что ты лжешь. Все эти разговоры о хороших парнях, испанские словечки, к месту и не к месту помянутая Тампа: «Посмотри, сколько снега, Пол. И не подумаешь, что в Тампе сейчас жарко». Кому предназначен товар, Джордж? Откуда эти плохиши? Из Африки? С Ближнего Востока? – Он молчал. – На этот вопрос можешь ответить. Сделаю исключение.

– Из Африки.

– Ты думаешь, именно это я хотел услышать? Потому что ты сам не хотел сказать мне об этом? Мы уложили в землю девятнадцать человек, ограбили армию Соединенных Штатов, и ты думаешь, что меня заботит, куда пойдет оружие? Тебе и впрямь хочется знать, как работает моя голова? Корабль в Саванне, а не в Тампе, покупатели – плохиши, а не славные, парни, и ты думаешь, что из-за этого я не буду спать ночами? Пусть ты меня недооцениваешь, это неприятно, однако можно пережить, но зачем же держать меня за сумасшедшего?

Джордж разглядывал свои руки. Я сказал ему, что речь закончена и начинается обсуждение. И что он может говорить, если на то есть желание. Он еще долго смотрел на свои руки.

– Я допустил ошибку, – наконец вырвалось у него.

– Прекрасно. Ошибка-то моя. Зря я разрешил тебе говорить. «Я допустил ошибку». Эту надпись тебе следует вытатуировать на заднице. Ты допускаешь по десять ошибок на дню.

– Нет. Только одну. Неправильно оценил тебя. Мне очень хотелось, чтобы ты работал со мной, ты же раз за разом убеждал меня отказаться от твоих услуг, а я тебя не услышал. Понятно объясняю?

– Более чем.

– А все остальное – следствие. Напрасно я вцепился в тебя, как клещ. Оружие уйдет не в Африку. Есть в Персидском заливе маленький эмират...

– Я понял.

– Вот и отлично. – Он вскинул голову. – Я бы хотел покурить.

– Ты же бросил.

– Я знаю. Могу снова начать. Я неправильно оценил тебя, вот и все. В Южной Дакоте я убивать тебя не собирался. В сарае – да. В бутылке был кофе с одним из наших новых снадобий. Я знал, что от кофе ты не откажешься. А потом сжег бы сарай вместе с тобой.

– А что было бы здесь?

– Я бы засунул тебя в трейлер. Он уедет на корабле, так что они просто выбросили бы тебя в море. Корабль, конечно в Саванне. Погрузка в полдень, в час отплытие. Как видишь, все рассчитано по минутам.

– Вижу. Ты сам собираешься передать товар? Не боишься, что тебя обманут?

– Покупатели? – Я кивнул. – Я об этом думал. Вероятность невелика. Им проще заплатить два миллиона, чем потерять человека с такими связями, как у меня. Да, я знал, что ты мог бы подстраховать меня в момент получения денег, но пришлось выбирать меньшее из зол.

– В следующий раз советую бросить монетку.

– Буду иметь это в виду. – Его глаза сузились. – Я говорю все это не для того, чтобы облегчить душу признанием. Я уже понял, что меня ты решил не убивать. – Улыбка появилась и исчезла. – Если я ошибся и в этом...

– Нет.

– Потому что если ошибся, то заслуживаю смерти. Без всяких шуток.

Я покачал головой.

– Зачем же убивать тебя? Из-за того, что ты пытался убить меня? Черт, да я дважды чуть не утопил тебя до того, как все началось! Твоя смерть лишит меня миллиона долларов. Мне нужны эти деньги. Я помогал тебе не из-за денег, не только из-за денег, но теперь они мне нужны. Тебя стоило бы убить только по одной причине: если бы ты представлял из себя угрозу моей жизни. Тебе потребовалось на это время, но в конце концов ты начал осознавать, с кем имеешь дело. Живой я тебе гораздо более полезен, чем мертвый, как и ты мне. Поэтому давай забудем о том, что произошло.

Он обдумал мои слова. Кивнул.

– Возвращайся в свое бунгало. Прими снотворное. За постели мы заплатили, так давай используем их по назначению. Утром у нас будет много дел. Ты, возможно, доверяешь своим арабским дружкам, а вот я – нет. Они вполне могут не понимать, что живые мы принесем им больше пользы, чем мертвые. Иногда даже умные люди на этом спотыкаются. Не забудь пистолет. Давай подними его с пола. Мы уже во всем разобрались. Я не собираюсь убивать тебя, а ты меня. Мы оба это знаем. И тебе, Джордж, надо выспаться.

Он направился к двери, остановился, повернулся.

– Пол, я бы очень хотел, чтобы ничего этого не было, и тем не менее рад, что такое произошло. Понимаешь? Я рад, что завтра ты сможешь мне помочь. Мы... кто знает, может, мы и в будущем поработаем вместе. Если отбросить все остальное, мы составили неплохую пару. Так?..

Я послал его к черту.

* * *

На этот раз он проснулся первым. И разбудил меня около восьми.

– Я уже хотел всунуть тебе в рот пистолет вместо кляпа. Но испугался, что ты отберешь его и загонишь мне в задницу.

– Именно так я бы и поступил.

– Я это знаю. Одевайся и пойдем завтракать.

Мы пошли в кафе на другой стороне улицы. Плотно поели, выпили много кофе. Потом вернулись в мое бунгало. В кафе Джордж купил сигареты и курил их одну за другой, рисуя карту причалов Саванны.

Вероятно, мне все-таки удалось завоевать его доверие. Джордж рассказал мне все, отдавая себе отчет в том, что теперь я могу прикончить его и в одиночку довести дело до конца. Он также знал, что я на это не пойду. Прогресс.

Какое-то время я изучал карту.

– Ладно, я все понял. Поезжай в город, возьми напрокат машину. Лучше надень костюм. Пригони машину сюда, и мы загрузим в нее все необходимое. Остальное пойдет в трейлер. Затем ты поедешь в порт. Поставишь машину... дай-ка мне карту... поставишь машину здесь и...

Мы обсудили все этапы операции. Джордж внес несколько уточнений, частью дельных, частью неудачных, и в итоге мы все разложили по полочкам. Он уехал в город за машиной. Я залез в трейлер и захлопнул за собой заднюю дверцу. Мне пришлось вскрыть несколько ящиков, прежде чем я нашел то, что искал. Атомную гранату и гранатомет я перенес в кабину.

Рядом с кафе находился небольшой супермаркет. Я купил два шоколадных батончика и механический будильник. Вернулся раньше Джорджа. Поставил будильник в шкаф, съел оба батончика. Затем снял комбинезон, надел костюм, на него – комбинезон. Сразу раздался в плечах и в талии.

Я укладывал чемоданы в трейлер, когда Джордж пригнал малолитражку, «вэльент» или «фолкен», уж не помню какую.

– Больше у них ничего не было. Пойдет?

– Разумеется, нет, если они расплатятся долларовыми купюрами.

– Скорее, купюрами по пятьдесят и по сто долларов.

– Тогда пойдет.

Джордж предложил сесть за руль трейлера, но я сказал, что пригоню его в порт сам. Он спорить не стал, чтобы я, не дай Бог, не подумал, что он опять задумал провести меня. Я попросил его ехать первым, потому что хотел, чтобы малолитражка встала в условленном месте до того, как я пригоню трейлер. Он заглянул в кабину, посмотреть на гранату и гранатомет.

– Господи!.. Ты уж езжай осторожнее, ладно?

– Пока чека на месте, волноваться не о чем.

– Может, у них не очень с контролем качества. Все равно будь осторожнее.

Он уехал. Я отправил в кузов все лишнее: комбинезон Джорджа, наши куртки, всякую всячину. Хотел оставить «магнум» и наплечную кобуру, но в последний момент закинул в кузов и их. После завершения сделки револьвер мне не требовался, а до того у меня была атомная граната убойной силой поболее «магнума».

Затем я вернулся за будильником и в последний раз залез в трейлер. Спрыгнул на землю несколько минут спустя, стер в кабине наши отпечатки пальцев, сделав это скорее по привычке, чем из необходимости. Заглянул к портье, но оказалось, что Джордж расплатился сразу, при регистрации.

Десять минут я погулял по автостоянке, глубоко дыша, и только тогда заметил, какой хороший выдался денек. Синее небо, солнце. И тепло. Как же мне всего этого недоставало!.. Тепла. Горячих солнечных лучей.

Я сел за руль. Завел двигатель, включил радио, подгадав под выпуск новостей. О нас ничего. Я выключил радио и плавно тронул трейлер с места.

Карты Джордж рисовать умел. Лишь один раз мне пришлось делать крюк, потому что на улице, по которой я хотел проехать, висел знак: «Одностороннее движение». Но я выехал к порту и направил трейлер к нужному мне причалу. Там я и получил ответ, на какой корабль можно загнать трейлер. Размеры впечатляли. У причала он стоял в одиночестве, над рубкой реял панамский флаг. Если бы все корабли, ходившие под панамским флагом, принадлежали этой стране, она по праву считалась бы владычицей морей. Или делила этот титул с Либерией.

Я задался вопросом, а какую скорость может развить подобная громадина. Вроде бы это следовало знать каждому, но я вот не имел ни малейшего представления.

Я заметил малолитражку. Она стояла на заранее оговоренном месте, за складом, невидимая с корабля. Я проехал еще два десятка ярдов, затормозил и открыл дверцу. Из укрытия выскочил Джордж. Я пустил его за руль.

Мы въехали на пирс. Пока они налаживали сходни, я выскользнул из кабины с гранатометом и гранатой. Присел, скрытый от посторонних глаз трейлером. Когда тот вновь двинулся вперед, я уже вставил гранату в гранатомет и навел его на цель.

На том моя работа закончилась. Дальше я мог сидеть сложа руки, если, конечно, все пройдет нормально. Джордж уже рассказывал им, кто я такой, из чего целюсь в их посудину и что произойдет, если с ним не расплатятся и не выпустят его на причал. Если б они попытались расстрелять гранатомет, граната все равно бы взорвалась и они отправились бы к праотцам вместе со мной.

То ли они не собирались мошенничать, то ли Джордж доходчиво все им объяснил, но меньше чем через двадцать минут он сошел на причал с двумя металлическими ящиками в руках. В таких обычно носят свой инструмент сантехники. Он ничего не сказал. Лишь подмигнул, проходя мимо.

Я подождал, пока он подаст сигнал: длинный гудок, два коротких и еще один длинный. С гранатометом, нацеленным на корабль, я начал пятиться назад, но потом испугался, что зацеплюсь за что-нибудь ногой и упаду, повернулся и остаток пути прошел с гранатометом под мышкой. Я чувствовал, что меня держат на мушке, но эти люди так и не решились нажать на спусковые курки. Когда я обогнул угол склада, малолитражка ждала меня с работающим мотором и открытой дверцей со стороны пассажирского сиденья. Я нырнул в кабину, и мы сорвались с места еще до того, как я захлопнул дверцу.

Я снял гранату с гранатомета, положил ее в бардачок, а гранатомет кинул на заднее сиденье.

Джордж содрогнулся:

– Чего ты их принес?

– А что еще я мог с ними сделать?

– Я понимаю. Но от них у меня мурашки бегут по коже.

– Мы проехали две тысячи миль с кузовом, полным таких игрушек, а теперь ты нервничаешь.

– Это – другое дело. Я просто провел полчаса с этой штуковиной, нацеленной на меня. – Он сунул в рот сигарету, прикурил от зажигалки с приборного щитка, потом рассмеялся. – Они и не собирались нас надуть. Готов поставить двадцать долларов против одного. Узнав о гранате, они очумели от ужаса. Просто очумели! Боялись, что у тебя дрогнет рука и ты случайно нажмешь на спуск.

– Значит, они расплатились. Но деньги ты не пересчитывал?

– Я их с трудом поднял. Все в долларах. Я думал, часть они заплатят фунтами, но нет, ничего, кроме долларов. – Он замолчал.

Ехали мы, часто поворачивая, он то и дело смотрел в зеркало заднего обзора. Потом снова хихикнул:

– Ты пропустил такое зрелище!.. Ихнего босса чуть не хватил удар: «Если у вашего друга дрогнет рука? Если он случайно выстрелит?» Между прочим, та же мысль тревожила и меня. И знаешь, сосало под ложечкой.

– Напрасно. Чеку я не вынимал.

Джордж повернулся ко мне.

– Правда?

– Правда. Я тоже хотел обойтись без случайного выстрела.

– Мог бы мне и сказать.

– Я решил, что без этого твои слова прозвучат более убедительно. Убеди продавца, а уж потом он наверняка продаст товар.

Он задумался.

– Не буду спорить, дружище Пол. Мои волосы внезапно не поседели?

– Нет.

– Тогда будем считать инцидент исчерпанным.

Через несколько минут Джордж совсем развеселился. Я в этом его поддержал, положил руку на плечо. Он что-то запел. Кажется, какую-то университетскую песню.

Я передвинул руку поближе к его шее. А когда он остановился на красный свет, большим и указательным пальцами пережал артерии на шее.

Когда красный свет сменился зеленым, я уже сидел за рулем. А Джордж крепко спал на пассажирском сиденье.

Глава 17

Я стоял в нескольких футах за его спиной, когда он пришел в себя. Кляп я вынул, как только вышел на яхте в море. Услышал, как он молча пытается освободиться от веревок. Джордж вырывался две-три минуты, а я стоял и наблюдал. Он лежал на спине, зажатый между палубным ограждением и скамейкой, поэтому не мог перекатиться на бок или на живот. Руки я связал ему за спиной электрическим проводом. Тем же проводом перетянул ноги в трех местах. А вот лодыжки стянул крепкой веревкой.

Поняв, что вырваться не удастся, Джордж затих. А потом заговорил:

– Пол? Пол? Где ты, Пол?

– Здесь, – ответил я.

– Я не знаю, как они это сделали. Это был Грек, да? Я помню, что сидел за рулем, а потом темнота. Мы на каком-то судне. Это не «Пиндарис»? Где мы?

– В Атлантическом океане. В четырех милях от берега.

– Господи, как мы... – Он замолчал. – Пол?

Я обошел скамейку. Не отрывая глаз от его лица. Оно менялось по мере того, как Джордж осознавал, что к чему. Но он молчал.

– Я арендовал яхту в миле от причала, у которого швартовался «Пиндарис». Я сказал – «арендовал»? Нет, я зафрахтовал ее. Яхта с четырехместной каютой и мощным двигателем, но он сейчас не работает. Мы дрейфуем. Дрейфуем в Атлантическом океане. Мне это нравится. Дрейфовать в Атлантическом океане.

– Я в это не верю.

– Поверишь. Со временем. Сейчас два часа дня. «Пиндарис» отплыл час тому назад. Я это видел. Сейчас судно уже скрылось за горизонтом. Скоро солнце перейдет через нок рея. У нас нет нок рея, Джордж, Это морской термин. Я не знаю, что он означает.

– Это шутка?

– Догадайся.

– Возможно, ты именно так и шутишь. Мы же все уладили. Я допустил ошибку, много ошибок, но мы все уладили...

– Неужели?

– Это не шутка. – В голосе Джорджа не слышалось вопросительных интонаций. – Нет.

– Ты собираешься меня убить?

– Да.

– Но почему? – Он внезапно осип. – Ты же знаешь, больше я не буду привлекать тебя к подобным операциям. Тебе нужны деньги? Я не могу в это поверить, но если хочешь, бери. Черт с ними, я обойдусь и без них. – Пауза. – Нет, дело не в этом. Я в это не верю. Деньги же ни при чем, так, Пол?

– Деньги? Нет.

– Тогда...

– Я убил девятнадцать человек за миллион долларов. Чуть больше пятидесяти тысяч на брата. Если б я убил тебя за миллион, я бы обесценил их жизни. Это несправедливо.

Джордж не отрывал взгляда от моего лица.

– Нет. Одного только...

– Я получил свой миллион. Отработал его. Второй миллион твой, Джордж. Я не отниму его у тебя.

– Ты свихнулся! Переступил черту. Этого я от тебя не ожидал. Пол, Пол...

Я взял один из железных ящиков, щелкнул замками, откинул крышку. Ящик заполняли пятидесятидолларовые купюры в аккуратных пачках по сто штук в каждой.

– Видишь? Миллион долларов. – Я закрыл ящик. – Мне он не нужен. Смотри внимательно, раньше ты такого не видел. Смотри!..

Ящик полетел за борт.

– Я не верю...

Мне хотелось петь. Я знал, что улыбаюсь во весь рот, но ничего не мог с собой поделать.

– Во что же ты не веришь? В мире достаточно денег и без этого миллиона. Раньше я бы никогда не выбросил этот ящик в океан, потому что рыба не сможет его съесть. Я отправлял в воду только органические отбросы. Но иногда человеку приходится гнуться, чтобы не сломаться. Это называется компромисс. Рыба не съест гранатомет... – Гранатомет последовал за ящиком с деньгами. – Рыба не съест гранату... – Граната полетела вслед за гранатометом. – Не съест она провода, которыми перетянуты твои руки и ноги, не съест якорь, привязанный к концу веревки. Если ты поднимешь голову, Джордж, то увидишь якорь. Мы и дрейфуем в Атлантике, Джордж, лишь потому, что якорь на палубе и ты к нему привязан. Как тебе нравится стоять на якоре, Джордж? Рыба не съест якорь, не съест твою одежду, но тебя съедят, Джордж!

Я расхохотался, потому что не мог больше сдерживаться. Схватился руками за поручень, стиснул зубы, закрыл глаза и начал глубоко дышать. Я знал, что со мной происходит, знал, откуда этот смех, и всеми силами старался взять себя в руки. Глубокие вдохи, стиснутые зубы, впившиеся в поручень пальцы помогли.

А он повторял как заведенный:

– Ты свихнулся, ты сошел с ума, ты свихнулся!..

Я стоял и смотрел на него. Я уже успокоился, и он тут же начал советовать мне успокоиться.

– Я пойду вниз. В каюту. Отдыхай, Джордж.

Я спустился в каюту, сел на кровать, попытался вспомнить, как называют кровати на корабле. «Что-то не так, – думал я. – Не могу мыслить рационально. Вот-вот сорвусь. Надо привести себя в чувство. Всему своя очередь».

Я все обдумал и поднялся на палубу, твердо зная, что и когда надо делать. Джордж не шевелился, и на мгновение мне показалось, что он умер, но потом его глаза уставились на меня. Он молчал.

– Я хочу, чтобы ты все понял. Сейчас половина третьего. Через полтора часа, ровно в четыре, «Пиндарис» взорвется. Мы, возможно, это услышим, хотя полной уверенности у меня нет. Я не знаю, с какой скоростью идет это судно...

– «Пиндарис»...

– Пожалуйста, не перебивай. Дай мне выговориться, потом задашь все вопросы, а я постараюсь на них ответить. Думаю, я с самого начала знал, что взорву этот корабль. Наверное, это одна из главных причин, побудивших меня согласиться участвовать в операции. Это – ужасное оружие! Оно убивает не только людей – оно убивает все. Все! Даже землю!..

– Как...

– Пожалуйста. Ты же знаешь, в каких частях я служил. Нас учили делать бомбы практически из ничего. Я купил будильник, порох добыл из патронов. Бомбу соорудил, когда ты уехал на причал. Поставил в один из ящиков. Бомбу-невеличку. Будет маленький взрыв, маленький пожар, но от него вспыхнет напалм, а уж потом займется и все остальное.

Я глубоко вдохнул.

– К тому же взрыв корабля выведет нас из-под удара. Меня. Они поймут, что оружие уничтожено, следовательно, у них пропадет охота искать тех, кто его украл. Может, они даже решат, что похитители погибли вместе с кораблем. Так мне будет спокойнее, но не это главное.

– Миллион долларов, оружие, тоже стоящее миллионы, теперь корабль... – Он говорил сам с собой: – Я в это не верю! Корабль, сухогруз. Я...

Я подождал, пока Джордж замолчит. Я собирался сказать ему, что заботило меня только одно: урон, который нанесет взрыв живой природе. Будет отравлен целый регион. Но не сказал, понимая, что ему это без разницы, да и мне самому сейчас не хотелось об этом думать. Я знал, что рано или поздно подумать придется, но спешить не имело смысла.

Поэтому он услышал от меня другое:

– Я говорю тебе это, так как считаю, что ты должен об этом знать. Но я знаю и другое. Ты хочешь услышать кое-что и о себе.

– Ты мне уже все сказал.

– Да.

– Ты намерен выбросить меня за борт.

– Совершенно верно.

Силой воли Бог его не обидел. Я видел, с каким невероятным трудом ему удалось удержать себя в руках. Несколько минут он даже не мог говорить, я ждал, наконец вновь раздался его голос – ровный, с нотками любопытства:

– Почему, Пол? Почему?

– Неужели ты не знаешь?

– Потому что я пытался убить тебя?

– Нет. Это глупости. Я же сказал тебе прошлой ночью.

– Тогда почему?

Правильный ответ я знал, да забыл, поэтому ушел в сторону.

– Так мне будет спокойнее. Они могут выйти на тебя, такое возможно. А ты отдашь меня им, сам знаешь, что отдашь. Или убьешь меня. Я останусь свободным концом, единственным человеком на земле, который все про тебя знает. Ты уедешь в Гватемалу, вернешься из Гватемалы и задумаешься обо мне. У тебя миллион долларов, но есть один человек, которому известно, как ты его раздобыл, и через месяц, год, а то и через пять лет ты попытаешься избавиться от меня.

– Никогда, Пол. Никогда!..

– Попытаешься.

– Никогда, клянусь тебе!

Я ненавидел себя за то, что прибегнул к столь дешевой уловке. Теперь у него появилась надежда. Ложная надежда, поскольку ему только казалось, что он уловил истинную причину, заставляющую меня расправиться с ним. А так как причина виделась ему рациональной, он попытался использовать логику, чтобы переубедить меня. Джордж заслуживал того, чтобы я относился к нему как к равному. Я имел полное право уничтожить его, но я применил запрещенный прием.

Слова хлынули потоком. Пустые слова, я их не слушал, но дал ему выговориться. Но Джордж так и не сказал всего, что хотел. Остановился на миг, чтобы перевести дух, а когда я поднял руку, всмотрелся в мое лицо, с нетерпением ожидая ответа.

– Все, что ты от меня услышал, – правда, не перебивай, это правда, но не из-за этого я все делаю. – У меня раскалывалась голова. Я приложил руку ко лбу, чтобы не дать ей развалиться пополам. – Я хочу сказать тебе, почему. Я хочу, хочу сказать тебе, почему, только причин много! Я не могу рассортировать их на главные и второстепенные. Одно цепляется за другое.

– Пол...

– Ты сказал, что я сумасшедший. Нет, нет, подожди, не трогай меня!.. Разве ты не видишь? Я знаю, что я сумасшедший. Но я стал им не сейчас, Джордж. Я всегда был таким. А чего ты хотел, Джордж? Человек уходит на необитаемый остров, живет там один, бегает по нему нагишом. Естественно, он сумасшедший! Каким ему еще быть? Ты думаешь, он там мог излечиться? Можно ли излечить льва, посадив его в клетку?

Наши взгляды встретились. Он начал понимать. Думаю, именно тогда он начал что-то понимать.

– Ты выпустил льва из клетки. Я держал поводок в своих руках, и все получалось, я оставался на поводке. Иногда натягивал его до предела, но не срывался. Когда же операция завершилась, поводок оборвался. Тебе это ясно? Ясно?..

Он не ответил.

– Почему я собираюсь убить тебя? Джордж, Джордж, на то есть сотня причин. Миллион причин! Ты пришел на мой остров. Ты заходил в мой дом. Ты читал мой кодекс. – Я уже не говорил, а орал, но ничего не мог с собой поделать. – Ты бросил окурок на песок. Целлофановая обертка, из-за тебя целлофановую обертку с пачки унесло ветром в кусты. Ты наблюдал, как я расстреливаю солдат!.. Сам ты этого не сделал, но наблюдал. Ты говорил со мной! Ты заставил меня нарушить мои заповеди! Заставил говорить с тобой, вызвал у меня желание нарушать мои заповеди! Ты принимал таблетки! Ты курил! Черт побери, я уже убивал тебя. Я тебя утопил и мог оставить на дне, но не сделал этого. Я тебя убил, а потом оживил, но ты все равно мертв. Вот почему мы на этой яхте, вот почему ты вновь отправишься на дно.

– Пол, Пол...

– Ты слишком сблизился со мной! Я перестал говорить с людьми, а ты заставил меня говорить с тобой! Я наслаждался свободой, одиночеством, а ты слишком сблизился со мной! Я жил своей жизнью, какой хотел, а ты все порушил, ты заставил меня жить твоей жизнью и теперь ты – это я, а я – это ты. Ты – тот я, которого я ненавижу!

Я стоял и вслушивался в эхо своих слов. Наконец-то мне удалось сформулировать свои мысли. Я сказал правду, ту правду, что таилась в подсознании.

Я чувствовал слезы, стоящие в глазах. Я знал, что, они не потекут, но все равно чувствовал их.

Я вновь спустился в каюту. Когда вернулся, он встретил меня словами:

– Пол, я сдаюсь. Ты же не хочешь мучить меня. Кончай с этим!..

– Сделай это сам. – Он не понял. – Раскуси черную пилюлю. Однажды ты сказал, что я никогда этого не сделаю. Но и ты не сделаешь. У тебя есть полый зуб, я нашел его, когда вставлял тебе в рот кляп. Раскуси черную пилюлю. Все легче, чем тонуть.

Он тяжело дышал. Вдох – выдох, вдох – выдох.

– Так я и думал. В тебе еще теплится надежда, что я изменю решение. Так я и думал, но хотел выяснить наверняка. Даже под водой ты будешь надеяться, что я все-таки вытащу тебя и отпущу. Ты будешь надеяться и надеяться, а потом утонешь. Опять...

– Пол...

Я не стал больше слушать. Поднял его и удивился, какой он легкий. Джордж трепыхался, как рыба, но я поднял его без всякого труда. Я хотел побыстрее с этим покончить. И выбросил его за борт.

Чертова веревка оказалась коротка. Джордж повис головой вниз в футе над водой, и он кричал. Я схватил якорь и швырнул его следом. Когда я посмотрел за борт, Джордж уже исчез под водой.

В четыре часа я услышал какой-то шум, глухой рокот, доносящийся из-за горизонта. Я всмотрелся вдаль, но ничего не увидел. Возможно, где-то над Атлантическим океаном бушевала гроза. А может, мне почудилось?..

Глава 18

Не знаю, как долго я оставался на яхте. Несколько дней я не включал двигатель и дрейфовал по Атлантическому океану. Яхта заменяла мне остров, но без заведенного распорядка. На ней хватало еды и питья. Воду я пил, но, насколько помню, ничего не ел. Наверное, много спал, и воспоминания об этих днях остались очень туманными: я не мог сказать, что произошло наяву, а что мне приснилось.

Что-то, конечно, происходило. Как-то ночью я разделся догола, прыгнул за борт и поплыл в море, подальше от яхты. С одной стороны, я хотел утонуть, с другой – как бы проверял себя, испытывал. Определялся с тем, чего же я хочу больше: жить или умереть. Я не мог принять черную пилюлю. Как выяснилось, не смог и утонуть. Каким-то образом я вернулся к яхте и залез на палубу.

Наверное, та ночь стала переломной, потому что утром я завел двигатель. И поплыл на юг, вдоль побережья Флориды, к своему острову.

Безумие может проявляться в разных формах. От этой следовало избавиться до того, как в баках не останется ни капли горючего. Как-то днем до меня дошло, что без горючего я буду вечно дрейфовать в Атлантическом океане, и вся прелесть пребывания на яхте в таком состоянии сразу померкла.

Я пришвартовался в частной гавани неподалеку от Нептун-Бич, пригорода Джэксонвилла. Ночью, когда на пристани не было ни души. Привязал яхту канатом, спрыгнул на пристань и покинул гавань незамеченным. Мне просто повезло, потому что именно в гавани мне грозила наибольшая опасность. Документов при мне не было, приплыл я на чужой яхте, сошел на берег с миллионом долларов в металлическом ящике. Но в тот момент я не осознавал щекотливости своего положения.

Дни и ночи, проведенные на яхте, укрепили меня в одной мысли: все дела надо отложить на потом, до тех времен, когда я приду в себя. Купить остров, положить деньги в банк – все потом. Это не срочно, это подождет. А прежде всего мне надо вернуться домой.

Я сидел в турецкой бане, пока не открылись парикмахерские. Зашел в одну, побрился и подстригся. В прачечной китаец догладил мне костюм. Я пошел на автовокзал и сел в автобус, отправляющийся на Ки-Уэст.

Клинт меня не узнал. Уставился мне в грудь и спросил: «Чего изволите?» – с акцентом, каким потчевал приезжих с материка.

– Готов спорить, про словарь ты опять забыл.

Он вскинул глаза, и рот его приоткрылся.

– Будь я проклят! Будь я проклят во веки веков! Слушай, я тебя не узнал. И, клянусь Богом, я в этом не виноват. Без бороды, почти без волос, такой бледный, что можешь сойти за белого человека. – Он внезапно вспомнил, что работает радиоприемник, а этого не допускает исповедуемая мною религия, повернулся, выключил его и вновь уставился на меня. – Дюжина яиц и все необходимое? Знаешь, я уж и не думал, что опять увижу тебя. – Лицо его стало серьезным. – Решил, что ты уехал и я потерял постоянного покупателя. Даже опасался, что ты умер, прости Господи. Долго отсутствовал? С месяц?

– Примерно.

– Надеюсь, не болел?

– Ездил на Север.

– Некоторые говорят, что это одно и то же. – Он облокотился на прилавок. – А зачем?

Разговаривать мне не хотелось, но я понимал, что без объяснений не обойтись.

– Сорвали с места. Пришла лодка с Литтл-Тейбл-Ки и увезла.

– Бизнес?

– Смерть.

– А-а-а!.. Мне очень жаль. Родственник?

– Друг. Мой очень близкий друг.

– Ужасно! Молодой парень?

– Моего возраста.

– Кошмар!.. Скоропостижно?

Я задумался.

– Нет. Не скоропостижно. Мы знали, что он умрет. Оставалось лишь понять, когда.

Я сказал, что не хочу пополнять запасы, не проведя инвентаризацию. Объяснил, что моя лодка осталась на острове, и Клинт тут же предложил отвезти меня туда. Я ответил, что предпочел бы уехать один, спросил, у кого бы я мог занять лодку на день или два. У Клинта нашлась плоскодонка с мотором, и он сказал, что я могу держать ее у себя сколько захочу.

– А вот и то, без чего ты жить не можешь. – Он сунул руку под прилавок, вытащил книжку, положил ее передо мной. Словарь в мягкой обложке. – Ты вот еще спорил, что я забуду. С ним такая история приключилась.

Улыбаясь, Клинт погрузился в воспоминания:

– Этот парень, как обычно, привозит книги, ставит их на полку, снимает старые. В магазине была жена, а ей это все до лампочки. А через пару дней сюда заявляется ниггер. В костюме, при галстуке, словно ждет, что его сейчас сфотографируют. И хватает словарь. Можешь себе такое представить? Первый раз в магазине – и приносит к прилавку словарь. Так что я мог ему сказать? «Это я продать не могу, словарь получен по заказу». Я говорю чистую правду, да только ниггер мне не верит. Я ему объясняю, а он все сильнее злится. «Возьми другую книгу, – говорю я. – Десять книг. Выпей бутылку „коки“ за счет заведения прямо здесь, я даже принесу тебе стакан». Так он уходит оскорбленный.

Клинт Мэки хохотнул.

– Я три дня не находил себе места. Каждое утро просыпался и бежал к окну: не стоят ли там демонстранты во главе с Мартином Лютером Куном[19]. Ты не поверишь, если я тебе расскажу, какие мысли роились у меня в голове. Но больше я этого сукиного сына не видел и надеюсь, что не увижу. А словарь с тех пор лежит под прилавком. Цена ему шестьдесят центов, мне он обошелся в тридцать шесть, но ты мне ничего не должен, как тот ниггер за бутылку «коки», которую он так и не выпил. А все потому, что удовольствия я получил на все тридцать шесть долларов.

Клинт отвел меня к лодке.

– Не хочется мне этого говорить, но и не сказать не могу. Две недели тому назад я был на твоем острове. – Он отвернулся. – Я все думал и думал... Жена сказала, что ты или мертв, и тогда тебе не поможешь, или жив и не хочешь со мной общаться, но я тревожился: а вдруг ты заболел? Поэтому я сплавал туда на этой самой плоскодонке, увидел твою лодку, подумал, значит, ты на месте, потом посмотрел на заваленный всякой дрянью пляж, позвал тебя, ты не ответил. Вот тогда я заволновался.

Сошел на берег, осмотрел остров. Заглянул в хибару, но, клянусь Богом, ничего там не трогал. Даже не заходил, только постоял у порога. Подумал, что ты, должно быть, утонул, и вернулся.

Я молчал. Он повернулся ко мне:

– Извини, что позволил себе такую вольность. Больше это не повторится.

– Да перестань! Ты же сделал это из лучших побуждений.

– Я надеялся, что ты так и подумаешь. – Он заулыбался. – Плоскодонку держи, сколько хочешь. А в следующий раз я приготовлю для тебя дюжину яиц...

* * *

Пляж действительно являл собой жалкое зрелище. Я сразу начал собирать «дары» моря, но их нанесло слишком уж много, а у меня были дела поважнее.

Я разделся. Ступив на свой остров, я почувствовал, что казавшаяся ранее удобной одежда буквально душит меня. Так что предстояло решать, что мне нужно, а что следует сжечь.

Металлический ящик я оттащил в глубь острова. Вырыл яму под чахлой пальмой и завалил ящик песком.

Пошел к другому своему тайнику и отрыл документы, завернутые в алюминиевую фольгу. Добавил к ним денежный пояс и крупные купюры из бумажника. Мелкие и мелочь оставил для поездок на Маш-рум-Ки. Отнес листок с заповедями ничегонеделания в хибару. Вслух прочитал все десять заповедей, повесил листок на дверь. Прочитал его второй раз и лишь после этого вернулся к тайнику, чтобы завернуть и положить на дно пакет с документами и деньгами и разровнять сверху песок.

...Я обежал вокруг острова: животное, метящее свою территорию. Поначалу задыхался, но вскоре дыхание наладилось. Потом бросился в море, поплавал. Довольно долго оставался, в воде! А выйди на берег, упал лицом на песок, впитывая спиной горячие лучи солнца.

Отпуск – это хорошо, но не зря говорят, что самое приятное в нем – возвращение домой.

Примечания

1

Искусственный международный язык, упрощающий общение.

2

Пинта – 0,48 л, кварта – 0,95 л.

3

Галлон – 4,546 л.

4

Последний остров в цепи коралловых островов и мелей, протянувшихся к юго-западу от южной оконечности полуострова Флорида, которые образуют единый барьерный риф, названный Флорида-Кис. От побережья Флориды до Ки-Уэст проложена автомагистраль.

5

Согласно Библии, Лазаря оживил Иисус Христос.

6

Без второго имени.

7

АР – армейская разведка.

8

Речь идет о двух марках виски: John Walker Red Label и John Walker Black Label.

9

На английском и мост, и карточная игра бридж пишутся и произносятся одинаково.

10

1776 год – образование Соединенных Штатов как независимого государства, 1865 год – победа Севера в Гражданской войне.

11

Город в штате Небраска, граничащем с Южной Дакотой.

12

Разговорное название бензедрина (фенамина), сильного стимулятора центральной нервной системы.

13

Автомат английского производства.

14

Хоффа (Джимми) Джеймс, секретарь-казначей, потом президент профсоюза водителей грузового транспорта, тесно связанный с мафией.

15

Амфетамин – другое название фенамина.

16

День начала боевых действий (операций).

17

ремя начала операции.

18

Стимулятор центральной нервной системы.

19

Кун (Coon) – презрительное прозвище негров, то есть Мэки сознательно изменяет фамилию Мартина Лютера Кинга.


home | my bookshelf | | Такие люди опасны |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу