Book: Приключения Джона Дебри



Александр КЛЫГИН

Приключения Джона Дебри

Агент британской разведки Джеймс Бонд не имеет абсолютно никакого отношения к событиям, описанным ниже. В данной повести он играет роль собирательного образа, поэтому я прошу воспринимать его исключительно в таком качестве.

С уважением к Шону Коннери, ЭLDORADO.

Особо тупые дела

Следователь по особо тупым делам Джон Дебри явился в полицейский участок рано утром. Он добрался до своего стола и уселся в кресло. Поскольку никакой работы, само собой, не было, Джон занялся параллельным бизнесом и начал названивать по телефону на все возможные номера, предлагая людям следующее:

– Профессиональный частный детектив с удовольствием организует слежку за вашими друзьями или соседями всего за пятьдесят долларов в день плюс расходы!

Обычно потенциальные клиенты бросали трубки еще в начале фразы. После десятого звонка Дебри понял, что сегодня не его день. Как правило, хотя бы один из десяти выражал заинтересованность, – другое дело, что далеко не каждый нанимал Дебри на работу. Как-то раз клиент прямо попросил «частного детектива» проколоть шины на автомобиле своего бывшего начальника, за что обещал заплатить сразу сорок баксов. В ответ Дебри запросил сотню, и они сошлись на семидесяти. В принципе, Дебри заработал на этом деле еще больше, так как человек, которому прокололи шины, вздумал обратиться в полицию, а Дебри сразу же нашел трех свидетелей, которые настучали на звонившего. За успешно раскрытое дело Дебри получил небольшой гонорар от комиссара Невруба, своего начальника.

Итак, в этот день Джону Дебри не везло на клиентов. Поэтому он решил заняться текущими делами. Сначала прослушал все новые анекдоты, которые этим утром рассказывал лейтенант Шериф, крупный специалист по мелким облавам и смешным историям. Затем наступило время обеда, который, как всегда, затянулся. А после обеда Дебри повезло: в полицейский участок пришла старушка, которая изложила свою историю дежурному офицеру, и тот решил, что ее дело попадает под классификацию «особо тупых». В результате старушка добрела до стола Дебри, опустилась в кресло напротив и начала рассказывать, что соседский кот постоянно проникает к ней на кухню через открытое окно и съедает все, что она оставляет на столе. Дебри внимательно выслушал старую леди, затем спросил, какие у нее есть доказательства. Та неожиданно бодро заявила:

– Да, у меня есть доказательства. Вот кассета. Я оставила на кухне включенную видеокамеру перед тем, как идти в магазин. Здесь все видно.

И старушка вручила Дебри кассету.

– Что ж, пройдемте в кабинет комиссара, – сказал Дебри, вставая. Единственный телевизор во всем здании находился именно там.

Уже через минуту они сидели в кабинете комиссара Невруба и просматривали видео. Комиссар, которому тоже было нечем заняться, присоединился к пришедшим. Видеокамера зафиксировала, как с карниза на подоконник прыгает черно-белый кот, затем перескакивает на стол, опрокидывает коробку с кукурузными хлопьями и начинает их уплетать. Как только до ушей кота доносится скрип открываемой двери, он мигом ретируется на карниз.

– Что скажете, комиссар? – спросил Дебри. – По-моему, здесь имеется состав преступления. Правда, следует проконсультироваться с нашим юристом насчет того, по какой статье следует судить животных.

– Все верно, Дебри, – подтвердил Невруб. – Что там говорить! Бери своих охламонов и устраивайте облаву. Я дам по рации всем постам словесный портрет разыскиваемого преступника. Уверен, что мы быстро его найдем.

– И даже очень быстро! – сказал Дебри, выходя из кабинета.

В коридоре он наткнулся на двух своих подчиненных, полицейских Тупого и Ещетупее.

– Хватит без дела по коридорам ошиваться! – сказал он. – Сейчас едем на облаву. Будем ловить особо опасного преступника.

– А кого? – спросил Тупой.

– Животное породы «кот», – ответил Дебри. – Особые приметы: покрыт шерстью, местами черной, местами белой. Вооружен. Имеет при себе когти.

– Висяк, – пробормотал Тупой.

– Хрен вам висяки! – крикнул Дебри. – Поехали на облаву. Тупой, ты за руль, Ещетупее, ты будешь прикрывать. Сирену не включайте, преступник может услышать и скрыться.

– Сэр, а что он такого сделал? – спросил Тупой.

– Похищение чужой собственности, главном образом, еды, в особо крупных размерах, – ответил Дебри. – Его вина усугубляется тем, что он ограбил старушку.

– Ясно! – сказал Тупой. – Прищучим этого… злодеятора!

Дебри вздохнул и пошел к машине.

– Надо же, какие умные слова ты знаешь! – с восхищением протянул Ещетупее.

Полицейский автомобиль с мигалками медленно ехал по улицам. Тупой сидел за рулем, Ещетупее осматривал тротуары справа, пытаясь обнаружить кота, а Дебри, сидевший на заднем сиденье, осматривал тротуары слева. Поскольку Тупой не очень хорошо соображал, куда он едет, довольно скоро машина заехала в тупик и остановилась перед забором.

– Тупой, глуши мотор! – приказал Дебри. – Нам надо разделиться и прочесать переулки. Не исключено, что преступник спрятался, завидев нашу машину. Если мы будем передвигаться пешком, это не вызовет больших подозрений.

– Есть, сэр! – сказал Тупой, и все они вышли из машины.

– Значит так, машину оставим здесь, все равно ее никто не украдет, – приказал Дебри. – Расходимся в разные стороны, встречаемся здесь через десять минут и докладываем мне о результатах!

– Есть, сэр! – воскликнули Тупой и Ещетупее, после чего все трое разошлись в разные стороны.

Через десять минут Дебри с улыбкой на лице и с котом в руках подошел к машине и начал ждать Тупого и Ещетупее, которые, ясное дело, задерживались. Постепенно улыбка сползла с лица Дебри при виде улыбающегося Тупого с точно таким же котом в руках. Пока они недоуменно разглядывали друг друга, к машине подошел Ещетупее, – он нес на руках щенка далматинца вместе с поводком. Все трое стали недоуменно друг друга разглядывать. Молчание прервал Дебри, воскликнувший:

– Ещетупее, это же собака! А мы ищем кота!

– Правда? – спросил Ещетупее, разглядывая щенка. – А как вы догадались?

– Он сопротивлялся? – спросил Дебри. – Где ты его взял?

– Около помойки, – ответил Ещетупее. – Он сидел и скулил. Я вспомнил, что вы сказали: «серо-черная шерсть, когти». Все приметы совпадают. А что мне с ним делать, сэр?

– Подожди минутку, – сказал Дебри, залезая в машину.

Он включил рацию и вызвал на связь полицейский участок.

– База, база, я Дебри, прием! – сказал Дебри.

– Дебри, это база, хорошо вас слышим, прием! – ответила рация.

– База, вам не поступало сообщений о пропавшем щенке далматинца? Прием! – спросил Дебри.

– Дебри, одно сообщение было полчаса назад. Прием, – ответила рация.

– База, сообщите адрес, мы его нашли. Прием, – сказал Дебри.

– Сообщаю адрес, – сказала рация, сообщила адрес и добавила. – Прием!

– База, у нас сразу два задержанных с одинаковыми приметами, что нам делать, прием! – сказал Дебри.

– Дебри, это база, с вами хочет поговорить комиссар Невруб, прием! – ответила рация, после чего вмешался комиссар Невруб: – Дебри, отпускайте обоих! Нам тут уже пятнадцать котов привезли, из которых три кошки. Старушенция никого не узнала, и мы их отпустили, пока они не начали размножаться прямо в участке. Так что сегодня вечером устроим в квартире засаду и посмотрим, клюнет ли правонарушитель на свежий кусок говядины. А вы отпускайте задержанных и дуйте в участок.

– Хорошо, только закинем далматинца по дороге. Конец связи, – сказал Дебри.

– Конец связи! – ответила рация и заткнулась.

– Значит так, Тупой, отпускай кота, – сказал Дебри, вылезая из машины и отпуская своего кота. – Ещетупее, сажай это чудо-юдо в багажник, мы сейчас вернем его хозяевам за вознаграждение. Тупой, ты возвращайся за руль, я записал адрес, сейчас мы туда поедем.

Дебри сел на заднее сиденье, Ещетупее запер щенка в багажнике, а Тупой сел за руль и завел мотор. Минут пять они выбирались из тупика, в который перед этим заехали.

Хозяин щенка-далматинца жил в доме за городом. Во дворе перед домом играли еще девяносто девять далматинцев, сотый далматинец спал, а сто первый сидел в багажнике полицейской машины. Дебри сам достал щенка из багажника, подошел с ним к двери дома и позвонил.

– Добрый день, – сказал он, когда ему открыл хозяин всей этой собачьей банды. – Это ваша собственность?

– Да, – ответил хозяин.

– В таком случае, мы с вами должны заехать в полицейский участок и подписать бумагу, удостоверяющую, что я вернул вам потерянную собственность, – сказал Дебри.

– А иначе нельзя? – спросил хозяин далматинцев.

– Если не будет бумаги, я лишусь премии в пятьдесят долларов, – ответил Дебри.

– Понятно, – сказал хозяин далматинцев, доставая из кармана полсотни баксов. – Так сойдет?

– Благодарю вас, – сказал Дебри, пряча деньги в карман и отпуская щенка. – Если еще что-нибудь потеряете, обращайтесь.

Вернувшись в машину, Дебри приказал Тупому ехать в полицейский участок.

Вечером в квартире старушки, пострадавшей от нападок кота на буфет, была устроена засада. Окно на кухне было открыто, на столе лежал кусок говядины. В шкафчике под раковиной, где раньше была посуда, сидел Дебри с пистолетом тридцать восьмого калибра. В холодильнике засел Ещетупее с дубинкой и наручниками. Тупой же прятался в мусорном ящике под пожарной лестницей на тот случай, если правонарушитель вздумает бежать от поджидающих его полицейских именно этим путем. Старушки дома не было.

Часа этак через два, когда Дебри перестал чувствовать свою правую ногу, Ещетупее был близок к состоянию Остина Пауэрса, а Тупой проклинал все помойки мира, на подоконник прыгнул кот. Дебри приготовился атаковать правонарушителя и достал из кармана наручники. Кот подкрался к куску говядины и начал не спеша уплетать его. В тот же миг Дебри с криком «Банзай!» выскочил из шкафчика и плюхнулся на кота. Он успел застегнуть наручник на кошачьем животе, но тут кот пустил в ход свое оружие – и расцарапанный Дебри немного ослабил хватку, в результате чего кот выскочил у него из рук вместе с наручниками и сиганул в окно. Дебри выпустил вслед коту три пули, – не столько для того, чтобы застрелить кота, сколько для того, чтобы Тупой, услышав выстрелы, вылез из ящика.

Пока Тупой вылезал из ящика, Дебри открыл холодильник. Оттуда вывалился куб льда, внутри которого явственно просматривалась фигура Ещетупее. Предоставив своему коллеге возможность оттаивать, Дебри вскочил на подоконник и обнаружил, что пожарная лестница расположена далековато. Кот без труда пробежал по узкому карнизу, человеку было намного труднее это сделать. Поэтому Дебри, решив прикинуться героем, прыгнул по направлению к пожарной лестнице, но… промахнулся. Он уже подумал, что разобьется, и закричал… но внизу, как раз под ним, стоял Тупой. Дебри приземлился точно на Тупого… Когда они начали подниматься, мимо пробежал кот, бряцая наручниками. Дебри хотел схватить кота, но вместо этого схватил наручник и пристегнул его к своей руке. Будучи уверен, что кот не убежит, Дебри понял, что пора включать «проигрыватель». И начал тараторить:

– У вас есть право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде. У вас есть право на адвоката, ну и так далее… Помилуй вас Римский Папа, ура статуе Свободы, да здравствует Америка и да прославится наш президент во веки веков, аминь, fuck you!

Пока Дебри произносил заученный наизусть текст, кот каким-то образом смог вытащить из наручника правую лапу, потом левую лапу, потом вытащил голову и, когда Дебри уже произносил «fuck you», кот, вывернувшись из наручников, убежал и скрылся в подворотне.

– Сэр! – донесся голос Тупого. – Кажется, у меня рука сломана!

На следующий день вся компания сидела в кабинете комиссара Невруба. Тот устраивал им разнос. Лицо Дебри было покрыто пластырями (его царапнул кот), у Тупого рука была в гипсе, а Ещетупее мелко подрагивал, допивая пятнадцатую чашку горячего кофе.

– Ну и как вы прикажете это понимать???!!! – орал Невруб. – Злостный нарушитель порядка и спокойствия так и не пойман, старушка недовольна, а три моих лучших сотрудника вышли из строя! Вот увидите, в понедельник я поручу вам такое задание, что вы просто взвоете! И радуйтесь, что завтра воскресенье! Можете убираться домой. Все трое! А в понедельник я вам устрою!..

В воскресенье Дебри, по своему обыкновению, поплелся на воскресную проповедь в церковь имени святого Джеймса Бонда, воздвигнутую на доходы с кассовых сборов очередного фильма о Бонде-спасителе. Дебри тихо сидел в уголке и слушал проповедника, который вещал:

– Однажды, на заре нашей эпохи, Галактический Совет дал святому Бонду очередное задание – вторгнуться в первобытное племя и положить начало новому виду живых существ, хомо сапиенс…

Дебри уснул… Проснулся он уже ближе к концу пламенной речи, когда проповедник сообщил:

– И достал тогда святой Бонд священную базуку и сказал посланцу Тьмы Саддаму Бен-Ладену: «Да будет дворец твой гореть в пламени ада!» И выпустил священную ракету из священной базуки, и запылал дворец, как и сказал святой Бонд, и повязали Бен-Ладена полицейские ангелы, зачитали ему права и отправили на небесный суд присяжных!

Выходя из церкви, Дебри купил бокал святой воды, которая на вкус была очень похожа на любимый «мартини» Джеймса Бонда, и бросил два доллара в ящик с пожертвованиями, за что ему позволили поцеловать мраморную плиту с золотыми цифрами «007». После этой процедуры Джон почувствовал себя намного лучше и ему даже показалось, что все неприятности обойдут его стороной.

Но на следующий день наступил понедельник.



Облава в Нью-Йорке

Утром Джон Дебри, Тупой и Ещетупее явились в кабинет комиссара Невруба. Тот был в добром расположении духа (видимо, посетил Собор имени Терминатора за выходные, подумал Дебри) и совсем не собирался орать на наших героев. Вместо этого комиссар сказал:

– Значит так, Дебри. Вы сильно провинились, поэтому сегодня я поручаю вам облаву.

– Какую облаву? – спросил Дебри.

– Ну, во-первых, в нашем районе уже пятый год орудует какой-то маньяк, которого никто не может поймать, – ответил Невруб. – Во-вторых, у нас три банды карманников, одна из которых вдобавок грабит квартиры и угоняет машины. И к тому же я три месяца пытаюсь доказать, что в ночном клубе «Игла» окопался наркопритон. Вот всем этим вы и займетесь. Можете взять новую машину.

– Спасибо, сэр! – сказал Дебри. – Непременно займемся!

– Ну вот и чудно, идите, – сказал Невруб. – А я займусь поимкой кота.

Дебри, Тупой и Ещетупее вышли на улицу и уселись в машину. Правда, за руль сел Дебри, так как у Тупого была сломана рука, а Ещетупее в прошлом году лишили водительских прав за катание по рельсам железной дороги. Итак, Дебри вырулил на шоссе и поехал куда-то вперед.

– Куда мы едем, сэр? – спросил Тупой.

– В «Макдоналдс», – ответил Дебри. – Я сегодня еще не завтракал.

Таким образом, Дебри, Тупой и Ещетупее позавтракали в «Макдоналдсе». Поначалу все было спокойно, но когда они собирались уходить, к кассе подскочил человек в маске, сделанной из зимней шапки. Направив пистолет на кассира, грабитель закричал:

– Это ограбление! Всем оставаться на местах! Гони бабки и три гамбургера! И еще стакан горячего кофе! Не вздумайте вызывать полицию!

Как раз в тот момент, когда грабитель произносил эту фразу, Тупой приставил ему к голове пистолет. Ещетупее, тоже направивший свой пистолет на грабителя, крикнул: «Руки вверх!». А Дебри, даже не дав грабителю поднять руки вверх, надел на него наручники, после чего отобрал у задержанного пистолет, которым тот даже не пытался воспользоваться, – пистолет был водяным.

– Все спокойно! – крикнул Дебри, когда Ещетупее тащил грабителя к машине. – Полиция Нью-Йорка вас бережет! Никакого ограбления. Всем спасибо, слава демократии!

– Спасибо вам за все! – сказал менеджер, прибежавший на шум. – Ради такого дела можете не платить за завтрак.

– Но я уже заплатил, – сказал Дебри.

– В таком случае, вы имеете право на один бесплатный завтрак, – сказал менеджер.

– Ладно, заверните мне три гамбургера и одну колу, возьму с собой, – сказал Дебри.

Выйдя из «Макдоналдса», Дебри подошел к машине и засунул гамбургеры в бардачок. Грабитель сидел на заднем сиденье и жаловался на то, как быстро сейчас приезжает полиция. Рядом с грабителем сидел Ещетупее, который якобы охранял преступника. На переднем сиденье сидел Тупой. Дебри сел за руль и понял, что машина малость переполнена.

– Ладно, поедем сейчас в полицейский участок, – сказал Дебри. – Сдадим этого клоуна, а потом начнем патрулировать.

Комиссар Невруб не ожидал, что первый арестованный прибудет так быстро. Как всегда, Дебри и его команда показали себя лучшими полицейскими, притащив грабителя в участок еще до обеда.

– Отлично работаете, молодцы! – сказал комиссар Невруб, конфисковав у грабителя документы и отправив его в камеру. – Сейчас можете пока отдыхать, а ты, Дебри, напиши рапорт!

– Есть, сэр! – сказал Дебри. – Служу Америке!

– Молодец, – сказал Невруб. – С такими навыками тебя могут даже взять в ЁБР.

– Рад стараться, сэр! – сказал Дебри и пошел писать рапорт.

Рапорт он писал довольно долго, так как не умел печатать на компьютере, а секретарши, ясное дело, не было. В принципе, написание рапорта можно было доверить Тупому или Ещетупее, но Тупой не мог печатать левой рукой, а Ещетупее сбивался каждый раз, когда пытался пересказать алфавит, ведь в школе он еле-еле научился писать свое имя. Короче говоря, вот что Дебри написал за два часа:

Рапорт

офицера Джона Дебри

об ограблении ресторана «Макдоналдс».

Мы, то есть, я, Джон Дебри и мои коллеги Тупой и Ещетупее, патрулировали зону. Проезжая мимо «Макдоналдса», мы заметили, как в здание входит человек в маске и с пистолетом в руках. И я сказал Тупому:

– Что-то тут не так.

А он мне в ответ:

– Точно, сэр, давайте проверим.

И вот, значит, подходим мы к двери, заходим внутрь, а этот хмырь болотный стоит перед кассой и машет пистолетом. Ну, Тупой достал свой пистолет, крикнул «бросать оружие», Ещетупее преградил грабителю путь к бегству, а я надел на него наручники. Грабителя мы посадили в машину и отвезли в наш полицейский участок, где передали его комиссару Неврубу.

Искренне ваш, John Debry.

Этот рапорт Дебри переслал комиссару Неврубу по электронной почте, после чего Невруб по телефону приказал Дебри кончать валять дурака и отправляться на патрулирование.

И вот Дебри за рулем, Тупой на заднем сиденье, а Ещетупее справа от Дебри. Машина неслась по мокрому асфальту (недавно прошел дождь). Патрулирование продолжалось. Добравшись до пригорода (это отняло довольно много рабочего времени), Дебри остановил машину.

– Значит так, – сказал он. – В этом районе последний раз, два месяца назад, видели маньяка. Выходим из машины и осматриваем территорию. Как только обнаружите что-то подозрительное, вызывайте меня по рации. Или я вас вызову.

– О’кей, босс, – сказал Ещетупее, выходя из машины.

И все трое разошлись в разные стороны.

Через некоторое время рация, висящая у Дебри на поясе, зашипела.

– Босс, я кое-что нашел! – сказал Ещетупее. – Тут прямо целые горы трупов!

– Где? – спросил Дебри, оживляясь.

– Да вот прямо за холмом, который я обходил, – ответил Ещетупее. – Идите сюда, босс!

– Уже иду! – сказал Дебри. – А ты предупреди Тупого!

Достав свой пистолет, Дебри осторожно взобрался на холм и спустился с другой стороны. Через некоторое время из-за холма донесся его вопль:

– Идиотина! Это же кладбище!..

В итоге эти трое за день исколесили все пригороды, но кроме двух кладбищ и одного морга не нашли ничего подозрительного. Когда стемнело, Дебри решил напоследок заехать в ночной клуб «Игла», просто для того, чтобы доставить удовольствие комиссару Неврубу.

Ночной клуб помещался в подвале пустующего здания. Перед входом стояла шеренга ночных бабочек, которые разбежались при виде полицейской машины.

– Значит так, – сказал Дебри, останавливаясь и проверяя оружие. – Нам надо доказать, что здесь наркопритон. Любыми средствами. Это значит, что мы можем слегка превысить полномочия. У вас есть что-нибудь из оружия, кроме пистолетов?

– Это сойдет? – спросил Ещетупее, доставая из кармана гранату.

– Держи ее наготове, – кивнул Дебри. – Ну что, пойдем!

Они вышли из машины и направились ко входу заведения. Перед входом стояли два амбала, которые, увидев Дебри, заслонили телами дверь и прогудели:

– Вход только для членов клуба!

– А вот мой билет! – сказал Дебри, достав из кармана газовый баллончик солидных размеров и хорошенько попрыскав обоих его содержимым.

Вскоре эти двое уже валялись перед входом в весьма живописных позах.

– Пошли! – сказал Дебри своим подчинённым, открывая дверь и спускаясь вниз по лестнице.

Когда лестница кончилась, в стене слева оказалась открытая дверь. Дебри заглянул туда и крикнул:

– Полиция Нью-Йорка!

Большая часть людей, находящихся внутри, либо попадала на пол, либо побежала к черному ходу. Дебри заметил шестерых с оружием: двое за стойкой, один за столиком, еще один в углу и двое посреди зала. Дебри тут же скользнул обратно к лестнице, так как все шестеро начали палить в его сторону. Он лег на пол и, высунувшись из прохода, начал стрелять. Сначала двумя выстрелами завалил двоих за стойкой, третьим выстрелом прострелил колено чуваку в центре зала, четвертая пуля попал в живот его напарнику, пятая пуля пробила череп лысому за столом, а шестой Дебри угодил в грудь тому, который стоял в углу и палил из винтовки. Быстро проделав всю вышеописанную процедуру, Дебри снова отступил к лестнице. Пальба продолжалась, видимо, убиты были не все.

– Ещетупее, гранату! – крикнул Дебри.

Ещетупее сорвал чеку и подал гранату Дебри.

– Спасибо! – сказал Дебри, швырнув гранату в зал. – Ложитесь!!!

Через пару секунд прогремел взрыв. Когда взрывная волна прошла, Дебри поднялся и взглянул сквозь дверной проем (двери уже не было) туда, где когда-то был зал ночного клуба. Судя по всему, живых уже не было. Взрыв разворотил пол, стойку бара, сам бар, вдобавок провалился потолок. Над ночным клубом была квартира владельца этого самого клуба, и теперь часть мебели валялась здесь же, в клубе.

Дебри увидел сейф, который от взрыва открылся. Из сейфа высыпались несколько пачек с долларами (некоторые из них уже горели) и пакеты с белым порошком. Увидев, как горят доллары, Дебри схватил подвернувшийся под ноги огнетушитель и поспешил затушить горящее достояние нации. Правда, перед этим его левая рука сама рефлекторно схватила несколько пачек, до которых огонь еще не добрался, и засунула их в карман. После этого Дебри затушил огонь, бросил огнетушитель и выбрался из подвала на свежий воздух. Тупой и Ещетупее стояли перед входом, дожидаясь подкрепления. Дебри сел в машину и включил рацию.

– База, база, это Дебри, прием! – сказал он. – Дайте мне комиссара Невруба, у нас перестрелка в ночном клубе «Игла», прием!

– Дебри, это база, комиссар сейчас подойдет, прием! – ответила рация.

Через минуту донесся голос комиссара Невруба:

– Дебри! Где вы весь день шатались?

– Комиссар, у нас перестрелка в ночном клубе «Игла», – ответил Дебри. – Все уже закончилось, присылайте машины полиции и скорой помощи. Да, и в морг позвоните, трупов тоже много. Но самое главное, что я все же нашел здесь пакеты с кокаином.

– Молодец, Дебри, уже едем! – воскликнул Невруб. – Никуда не уезжайте, выставите оцепление, конец связи!

– Есть, сэр, конец связи! – сказал Дебри, после чего вышел из машины и крикнул:

– Тупой, Ещетупее, оцепить место перестрелки!

Короче говоря, все трое стояли перед входом в бывшее здание ночного клуба, дожидаясь подкрепления. Комиссар Невруб и вправду приехал быстро: через полчаса всю улицу перед входом во взорвавшийся подвал заполонили полицейские машины. Комиссар сначала был весьма доволен, однако потом все же наорал на Дебри за невиданные повреждения.

– Чем ты объяснишь взрыв в ночном клубе???!!! – орал комиссар Невруб.

– Очень просто, комиссар, – ответил Дебри. – Взрыв бытового газа.

– Ладно, – сказал Невруб. – Только завтра напишешь мне подробный рапорт. И вы, все трое, можете завтра отдыхать. Выходной за мой счет. Спасибо вам огромное, ребята, за то, что взяли этот наркопритон!

– Служу Америке, комиссар! – сказал Дебри.

– Только не уходи от меня в ЁБР, – сказал Невруб.

– Это уж как получится, господин комиссар! – сказал Дебри.

– Ну ладно, идите отдыхать, – сказал Невруб. – У нас тут, судя по всему, работа на всю ночь.

Так мы отдыхаем

На следующий день Дебри сполна наслаждался отдыхом, который ему «отстегнул» Невруб. Проснулся он поздно, около полудня. Осмотрев интерьер своей квартиры, Дебри понял, что без крика на это смотреть невозможно. Поэтому и включил радио. Зазвучала песня «Прерванный полет», где какой-то сингер жалостливым голосом сообщал миру о том, как ему на голову упал «Боинг». Дебри решил, что это не так уж плохо и отправился на кухню.

Кухня выглядела еще ужаснее, и Дебри подумал, что надо кое-как здесь прибраться. Однако, ясное дело, тратить на уборку выходной не хотелось. В прошлый раз Дебри убирался в квартире зимой, перед праздниками. С тех пор мусор размножался буквально на глазах, хотя Дебри регулярно выносил мусорное ведро, – раз в неделю. Все-таки он решил собрать с пола опустевшие пакеты из-под арахиса, гамбургеров и прочего фастфуда. В итоге он вынес к мусоропроводу целых три ведра мусора, и в кухне стало немного просторней.

Теперь Дебри решил позавтракать. Он нашел в холодильнике холодную пиццу, которую тут же засунул в микроволновку. Там же, в холодильнике нашлась и бутылка пива, так что позавтракал Дебри с удовольствием. А по ходу завтрака он задумался, куда же уходят все деньги, раз он до сих пор не может снять приличную квартиру. И Дебри позволил себе немного помечтать о том, что когда-нибудь, когда он накопит достаточно денег, он купит дом у моря в тихом месте и каждый день будет слушать крики чаек…

И тут Дебри вспомнил. Те пачки денег, которые его левая рука случайно засунула в карман вчера вечером… Он допил пиво и начал шарить в карманах плаща, висящего на вешалке. Да! В левом кармане лежали две пачки денег, не слишком толстые, но невероятно приятные на ощупь. Дебри осторожно вытащил деньги из кармана и начал их пересчитывать. В кармане оказалось четыре тысячи долларов купюрами по сто долларов. Две сотни Дебри засунул в бумажник на карманные расходы, а все остальное решил положить в банк.

В этот момент его взгляд упал на кучу бутылок из-под пива, расставленных в стратегическом порядке на полу кухни. «Когда-то все равно придется сдать их в переработку», – подумал Дебри, после чего взял большой черный пакет и начал засовывать туда бутылки.


Человек в помятом сером плаще шел по улице, неся в руке огромный пакет, в котором, судя по звукам, лежали стеклянные бутылки. По виду этого человека было трудно сказать, что у него во внутреннем кармане куртки, которая была под плащом, лежат четыре тысячи долларов. Собственно говоря, Дебри на то и рассчитывал. Дойдя до пункта приема стеклопосуды, он выручил за свои бутылки аж пятьдесят долларов, которые тоже засунул в бумажник. Осталось только зайти в банк, и тогда весь остальной день можно провести так, как заблагорассудится.

К счастью, банк был недалеко, и Дебри добрел до него без особых происшествий. Он положил три тысячи восемьсот долларов на свой счет. Однако порадоваться тому, что общая сумма перевалила за пятнадцать тысяч, он не успел… В банк ворвались пять человек с автоматами и в масках с изображением Билла Клинтона и заорали:

– Это ограбление, гоните бабки!

– Ну почему только мне так не везет? – пробормотал Дебри, вспомнив, что оставил дома пистолет.

Он направился к выходу, но прямо перед ним встал грабитель в маске Билла Клинтона. Направив на Дебри автомат, громила заорал:

– Ну, чего стоишь, поднимай руки, живо!

Дебри с флегматичным видом поднял руки, а затем резким движением выхватил у Клинтона автомат и тут же долбанул его этим автоматом в висок. Грабитель упал, а Дебри прицелился в президента, который был слева и нашпиговал его свинцом. Остались еще трое, которые в этот момент уже обратили внимание на Дебри. Поэтому Дебри решил спрятаться за колонну, по пути выпустив очередь из автомата, которая прострелила голову еще одному Клинтону. Спрятавшись за колонну, Дебри пробормотал:

– Прости меня, святой Бонд за то, что я замочил сразу двух президентов!

Пока Дебри стоял за колонной, которую пытались изрешетить двое оставшихся Клинтонов, кто-то из сотрудников банка нажал на красную кнопку, и завыла сирена. Дебри понял, что через пять минут сюда подъедет парочка полицейских машин.

«Конечно, подкрепление не помешает, – подумал Дебри. – Только зачем тут лишний народ, когда я и так прекрасно бы справился».

Клинтоны прекратили пальбу, – видимо, у них кончились патроны. Дебри высунулся из-за колонны и обстрелял одного из грабителей по ногам. Второй выпустил в ответ очередь, Дебри спрятался за колонну, высунулся с другой стороны и выстрелил наугад. Снова спрятавшись за колонной, он услышал, как грабитель некоторое время пострелял, а потом все стихло.

– Спокойствие, всем оставаться на местах! – крикнул Дебри. – Полиция Нью-Йорка!

Оказалось, что он насмерть положил троих грабителей, а еще двое были хотя и живы, но любому полицейскому было ясно, что вразумительных показаний от них еще не скоро можно будет добиться. Дебри вышел из-за колонны с автоматом в руках и осмотрелся. Сотрудники банка и посетители, которые было повалились на пол, начали вставать. Когда все они поднялись, то начали дружно аплодировать Дебри. Тот с улыбкой бормотал что-то вроде:

– Ну что вы, это же моя работа, не стоит благодарности!

Тем не менее, Дебри было приятно ощущать себя героем.

С улицы донесся вой полицейских машин. Через минуту в здание ворвались комиссар Невруб, лейтенант Шериф и еще десятка два полицейских.

– Спокойно, комиссар, можете опустить пушки, – сказал Дебри. – Я тут уже разобрался. Кажется, двое или трое еще живы, можете вязать их. И вызовите скорую помощь.

– Дебри, опять ты?! – воскликнул комиссар Невруб. – Слушай, когда ты, наконец, угомонишься? И как ты здесь оказался?

– Зашел вот пополнить счет, – ответил Дебри.

– Что касается меня, то я в банк хожу каждую неделю, чтобы заначки от жены прятать, но мне до сих пор ни разу не повезло встретить здесь пятерых грабителей сразу! – воскликнул Невруб. – А ты с ходу на них напоролся!



– Плохо дело, комиссар, – сказал Шериф, который снимал маски с убитых. – Дебри положил одну из крутых банд. Так или иначе, а придется вызывать ЁБР.

– Ну хорошо, вызывай! – с раздражением произнес Невруб. – Журналисты все равно раньше приедут. Так, ребята, оцепить здание! Дебри, пошли на улицу, будешь рассказывать журналюгам о своих подвигах.

– Как прикажете, сэр! – сказал Дебри, и они с Неврубом вышли на улицу.

Там уже собралась тусовка журналистов. Эти ребята примчались, едва не обогнав полицию. Такое уже случилось однажды: при ограблении банка журналисты обогнали полицейские машины, приехали на место первыми и попали под бандитские пули. После этого представители прессы решили не торопиться, особенно на ограбления.

Итак, как только Дебри и Невруб вышли из здания банка, журналисты, до поры до времени прятавшиеся в своих фургонах, повыскакивали наружу и с огромной скоростью преодолели расстояние, отделявшее их от героев репортажа. Дебри даже глазом не успел моргнуть, как его со всех сторон окружили микрофоны, объективы и возбужденные орущие лица. В общем шуме Дебри даже не разбирал, о чем его спрашивают, так как все орали разное, и все вместе это выглядело примерно так:

– Вы представляете американскую полицию? Сколько человек было в банке? Жертв нет? Это правда, что банк ограбили? Почему полиция так быстро приехала? Сколько денег грабители успели унести?

И так далее, и тому подобное. Остановил журналистов комиссар Невруб, пальнувший в воздух из пистолета.

– Спокойно! – крикнул Невруб. – Я представляю здесь органы правопорядка, меня зовут комиссар Невруб. Сейчас я хочу сделать официальное заявление. Действительно, была совершена попытка ограбления банка. Мы уже давно знали о том, что готовится ограбление, поэтому в банке грабителей поджидал наш офицер Джон Дебри, который сумел в одиночку обезвредить всю банду до приезда полиции. Теперь можете задавать вопросы.

Журналисты снова что-то заорали и накинулись на Дебри. Они так активно совали микрофоны в лицо нашему герою, что едва не сломали ему нос. Дебри медленно обвел взглядом объективы трех видеокамер, затем спросил:

– Это что, меня, правда, покажут по телевизору?

– Конечно, покажут! – громким шепотом сказал кто-то из журналистов и добавил. – Что вы можете нам рассказать про ограбление банка?

– Ну, я… – начал было Дебри, покосившись на Невруба, который многозначительно ему подмигнул. – Ну, я занимаюсь этим делом уже довольно давно. И сегодня я, действительно, поджидал грабителей в этом банке. Конечно, я не собирался ликвидировать их в одиночку, комиссар и его люди тоже находились поблизости, готовые оказать мне любую помощь в том случае, если она потребуется. Правда, мне очень повезло, и я смог в одиночку обезвредить всю банду практически без помощи полиции. Однако, комиссар Невруб оказал мне большую моральную поддержку, когда отправлял меня на это задание…

Речь Джона Дебри перебил какой-то особо ретивый журналист, выкрикнувший:

– Джон, вы сегодня герой, что вы после этого чувствуете?

– Я – герой? – переспросил Дебри. – Ну, я, правда, очень рад, хотя героизм на самом деле – не такое простое дело, чтобы им хвастаться…

Дебри почувствовал, что его словесный понос пошел не туда, и поспешил закончить дежурной фразой:

– Я люблю Америку, слава демократии и спасибо святому Бонду, моему покровителю! Это великая страна и я, и мы все сделаем все возможное, чтобы способствовать ее процветанию!

Невруб почувствовал, что Дебри занесло, и прервал пресс-конференцию, с трудом вытащив Джона из рук журналистов и оттащив его обратно в здание банка. Кроме того, на улице появились машины агентов ЁБР, а Невруб не горел желанием объясняться с ними перед камерами.

В здании банка между тем шла напряженная работа. Полицейские выпроводили всех посетителей через черный ход, оцепили вестибюль и начали фотографировать трупы, лежащие в самых живописных позах. Двух оставшихся в живых грабителей повязали, а затем начали оказывать им первую медицинскую помощь. Лейтенант Шериф и его коллеги, надев резиновые перчатки, собирали с пола пули, гильзы, автоматы и все, что только удавалось найти, а находки свои складывали в пластиковые пакеты.

Дебри уже хотел спросить у Невруба, может ли кто-нибудь принести стакан чая для новоиспеченного героя, как вдруг в зал резко вошли четыре человека в черных плащах. Один из них достал из кармана что-то, похожее на маленькую книжечку, и, размахивая ей, закричал:

– Я – агент ЁБР Кретинус! Приказываю немедленно передать моим людям все улики, расследование теперь возглавляю я.

– Интересно, на каком это основании? – спросил Невруб. – Может быть, это ваши люди взяли банду?

– Комиссар, вы помните, что у меня сегодня выходной? – спросил Дебри. – Если я вам больше не нужен, я лучше пойду, у меня сегодня запланировано кое-что…

– А, погоди, Дебри, погоди! – сказал комиссар Невруб. – Вот, обратите внимание, агент Идиотус!

– Кретинус! – поправил агент Кретинус.

– Вот, агент Кретинус! – воскликнул Невруб. – Вот человек, который в одиночку положил всю эту банду, всех пятерых, из которых трое – намертво! Что вы на это скажете? Вот кого следует вам благодарить, офицера Джона Дебри!

– Как вам это удалось? – спросил Кретинус, взглянув на Дебри. – Я уже полгода за это бандой гоняюсь!

– Я тоже давно за ними гоняюсь, – ухмыльнулся Дебри. – А вам, агент Кретинус, не помешало бы иногда заглядывать в банки, которые эта банда может решиться ограбить. Я, например, давно заметил, что в этом банке далеко не лучшая система безопасности. И тогда я подумал, что наша банда наверняка рано или поздно объявится здесь. И просто ждал. Вот настал день, и они появились.

– Я жду от вас от всех подробного отчета о сегодняшнем ограблении! – сказал агент Кретинус. – А сейчас можете убираться. Расследованием займутся мои люди.

– А тут и расследовать-то нечего, – сказал Невруб. – Мы за вас сделали всю работу. Пошли, Дебри.

Дебри с Неврубом снова вышли на улицу, где агенты ЁБР разгоняли журналистов.

– Слушай, Дебри, а как ты догадался завернуть ему такое про систему безопасности банка? – спросил Невруб.

– Так я уже давно хожу в этот банк, – ответил Дебри. – И давно знаю, что у них тут два охранника, пара-тройка видеокамер и простейшая сигнализация.

– Молодец, – сказал Невруб. – Ладно, иди отдыхай. Самое главное – мы дали интервью журналюгам. Так что завтра этот Кретинус конкретно рассвирепеет, когда увидит твою физиономию на телеэкране. Еще отчет ему писать… Да плевал я на эти отчеты. У меня до сих пор кот непойманный и маньяк где-то бегают. Некогда бумагами заниматься!

– Ну ладно, комиссар, до завтра, – сказал Дебри.

– До завтра, – сказал Невруб, садясь в машину. – Тебя не подвезти?

– Нет, я пройдусь, – ответил Дебри и зашагал по тротуару.

Кое-что об американской экономической системе

Дебри бродил по набережной, так как это было единственное приятное времяпрепровождение, которое он мог себе позволить в выходной день. Проголодавшись, Дебри зашел в первое попавшееся кафе и заказал чай, яичницу с беконом и сэндвич с тунцом.

Он не спеша поглощал свой обед, сидя за столиком, как вдруг в кафе зашел человек в сером костюме, которого Дебри сразу же узнал. Это был Майк Цент, с которым они вместе учились в школе и у которого Дебри всегда списывал математику. Кажется, Майк после школы закончил колледж и сейчас работал кем-то вроде экономиста в крупной компании.

– Майк, привет! – крикнул Дебри, когда Майк заметил его.

– Джон! – воскликнул Майк, подходя к столу Дебри. – Давно не виделись!

– Присаживайся, – сказал Дебри. – У них тут отличные сэндвичи. Очень рекомендую.

– С удовольствием, – сказал Майк, подзывая официанта.

Он сделал довольно объемный заказ, после чего спросил:

– Ну, Джон, чем занимаешься? Все еще бегаешь по городу с пистолетом и наручниками?

– Вот именно, – ответил Дебри. – По-прежнему работаю в полиции. Сегодня у меня выходной, и тем не менее, меня с самого утра угораздило нарваться на ограбление банка.

– И что дальше? – заинтересованно спросил Майк.

– А вон по телеку новости крутят, – ответил Дебри, показывая на маленький телевизор, установленный под потолком. – Сейчас и банк покажут.

Майк обернулся и увидел на экране сначала здание банка, потом комиссара Невруба, а потом и самого Дебри крупным планом. Сначала Дебри что-то говорил, потом журналист затараторил на фоне фотографии Дебри с надписью «Today’s hero».

– Да ты прямо герой! – воскликнул Майк, повернувшись к школьному товарищу. – Как это тебе так повезло?

– Ты, конечно, не поверишь, что я просто зашел в банк пополнить счет? – спросил Дебри.

– Конечно, не поверю, – сказал Майк.

– Ну, вот и ЁБР тоже не поверило, – усмехнулся Дебри. – Пришлось наплести им, что я за этим банком два месяца следил.

И Дебри рассмеялся. Майк тоже рассмеялся и сказал:

– Да, Джон, ты и раньше все время попадал в истории. То засветился на краже школьного имущества, то напоролся в пьяном виде на директора.

– Да… Тебе в школе везло больше, – усмехнулся Дебри. – Никто так и не заметил, что ты подправлял оценки в журнале. Еще раз спасибо, что подправил и мои двойки. Иначе бы меня в полицию не взяли.

– Туда же всех берут, – сказал Майк.

– Ну, не скажи. Иначе стоял бы я сейчас на перекрестке и регулировал дорожное движение, – сказал Дебри. – А так вот в герои выбился. Ну ладно, Майк, теперь рассказывай, чем ты занимаешься. Все еще подрисовываешь цифры?

– Что-то вроде того, – кивнул Майк. – Работаю вон в том небоскребе (он махнул рукой в сторону окна), в «Американ Инвест Консалтинг Экспорт». Уже пять лет пытаюсь понять, что же означает это название и все никак не врублюсь, ей богу.

– И чем ты там занимаешься? – спросил Дебри.

– Ну, формально я числюсь креативным советником отдела по маркетингу с правом вести переговоры с иностранцами, – ответил Майк. – А на самом деле, мы просто находим какого-нибудь иностранца, которому не жалко продать что-нибудь, чего в Америке нет, и обещаем заплатить ему кучу долларов. А уж переговоры с ним ведет мое начальство. Пару раз я присутствовал на этих переговорах. Вся моя работа сводится к тому, чтобы сидеть там и кивать с важным видом в такт всему, что говорит начальство. А кроме того, пудрить иностранцам мозги всякими умными словами, чтобы они больше нам продали.

– О! А с товаром что делаете? – спросил Дебри.

– А тут все очень просто, – усмехнулся Майк. – Отдел по импорту находит другого иностранца, который еще более тупой, чем первый, и продает ему товар, уверяя, что товар был сделан в Америке. Естественно, цену накручиваем.

– Да, – пробормотал Дебри. – Замысловато. А к вам из отдела по экономическим преступлениям не заглядывали?

– Вряд ли они к нам заглянут, – усмехнулся Майк. – Мы им третий год компьютеры и прочее оборудование поставляем.

– Понятно, – сказал Дебри. – И что, иностранцы, они все и вправду такие тупые?

– Нет, кое-что и американские фирмы покупают, – ответил Майк. – Но в основном, конечно, окручиваем иностранцев. Они ведь до сих пор верят в то, что мы в Америке какие-то товары производим. Но если честно, мы практически ничего не производим, кроме новых маркетинговых технологий. Причем технологии настолько замысловатые, что половина наших сотрудников не понимает, чем мы, в сущности, занимаемся. Я недавно разобрался, так теперь вот босс обещал мне повышение. Видимо, уже не только буду кивать на переговорах, но и доставать из портфеля липовые документы и трясти ими перед лицом иностранца. Они, иностранцы эти, такие – только начнешь махать у него перед носом пачкой листов в пятьдесят, так он сразу сдается и все подписывает.

– А что в документах-то пишут на самом деле? – спросил Дебри. – Не могут же просто так пятьдесят листов из пальца высосать?

– Конечно, кое-какие цифры там настоящие, – ответил Майк. – Только цифр-то ведь можно много написать. Иногда записываем одно и тоже, только немного по-разному. Графики там всякие рисуем. Я в основном этим и занимаюсь.

– Да, круто, – пробормотал Дебри. – И платят там наверняка больше, чем в полиции.

– Само собой, – сказал Майк. – Только ты никому не рассказывай про все это. Я ведь подписку о неразглашении подписал.

– Не боись! Рассказать об этом не смогу, даже если захочу, – сказал Дебри. – Я ведь в этой экономике ни черта не понимаю. Кстати, у нас в полиции примерно то же самое. На днях ловили кота, который таскал мясо у старушки.

– Поймали? – спросил Майк.

– Нет, – ответил Дебри. – Пока я этому животному права зачитывал, оно убежало.

– Бывает, – сказал Майк, усмехаясь. – Я тоже однажды, знаешь, провалил сделку на двести тысяч долларов.

– И как, не убили? – спросил Дебри.

– Да нет, что ты, только зарплата поуменьшилась слегка, – ответил Майк.

Официант принес счет.

– Ну ладно, – сказал Дебри. – Я сегодня при деньгах, да к тому же у меня еще и мелочи нет. Сколько там по счету за двоих? Тридцать долларов? У меня есть пятьдесят, остальное на чаевые.

– Ну, ты сегодня просто мистер Щедрость! – сказал Майк. – Значит, придется мне в следующий раз угощать тебя обедом.

– Договорились, – сказал Дебри.

Индейская магия, гадания и предсказания судьбы

Майк вспомнил, что у него кончился обеденный перерыв и побежал в свой небоскреб. А Дебри решил еще немного послоняться по улицам города.

Начал накрапывать дождь, и он решил спрятаться в каком-нибудь магазинчике, однако, оглядевшись, заметил, что никаких магазинчиков на той улице, куда он забрел, нет. Вдруг в глаза ему бросилась надпись при входе в подвальчик «Индейская магия, гадания и предсказания судьбы». И Дебри, не теряя времени, зашел внутрь.

Хотя он регулярно посещал церковь святого Бонда, к магии Дебри тоже относился с уважением, особенно после 11 сентября 2001 года. В начале сентября он чисто случайно попал к экстрасенсу, который за сто пятьдесят долларов предсказал близкий конец света, от которого можно будет спастись только бегством. И действительно, 11 сентября Дебри оказался неподалеку от того места, где рушились небоскребы. Увидев, как они разваливаются на глазах, Дебри поспешил взять ноги в руки и задал стрекача. Ему повезло поймать такси, которое увезло его аж в Вашингтон. Таким образом, Дебри все же спасся бегством от «конца света» и с тех пор стал уважать экстрасенсов. Вот и сейчас он зашел в подвальчик, посчитав, что двухсот долларов, которые лежали у него в бумажнике, вполне хватит на очередную порцию предсказаний.

Дебри вошел в темную комнату, где горело лишь несколько толстых свечей из красного воска. Посреди комнаты на вершине объемного пуфика сидел индеец в позе лотоса.

– Приветствую тебя, о бледнолицый брат мой! – сказал индеец. – Чего изволите?

– Да вот, хотел узнать, что меня ждет в будущем, – ответил Дебри, замявшись в дверях. – Я так понял, что вы как раз по этим делам специализируетесь.

– Великий шаман Стреляный Воробей может прочесть твое будущее! – ответил индеец. – Может быть, ты желаешь еще и получить имя?

– Какое имя? – спросил Дебри.

– Имя на индейском языке, – ответил индеец. – Оно будет помогать тебе в жизни, оберегать тебя от опасностей, ну и так далее.

– А сколько стоит имя? – спросил Дебри.

– Пятьсот баксов, – ответил индеец.

– Тогда это как-нибудь в другой раз, – сказал Дебри. – А предсказание почем?

– Сто баксов с носа, – ответил индеец.

– Хорошо, тогда мне одно предсказание, – сказал Дебри, доставая сто долларов.

– Окей, – сказал индеец, рассмотрев купюру на свет. – Проходите в комнату.

Он встал и отодвинул занавеску, за которой скрывалась другая комната. Дебри осторожно прошел туда. В комнате стоял стол, на котором лежал какой-то предмет, завернутый в черную тряпку, на полках стояло несколько свечей. За столом сидел старый индеец, лицо его было раскрашено боевой раскраской.

– Добрый день, – сказал Дебри.

– Нехорошо, – пробормотал шаман. – Ты сегодня троих убил.

Дебри подумал о том, что шаман, видимо, регулярно смотрит новости.

– А еще что-нибудь обо мне знаете? – спросил Дебри.

– Ну как же, – ответил шаман. – Молишься Бонду, живешь в свинарнике, над кроватью у тебя плакат с голой бабой.

Дебри удивился, откуда шаман узнал про плакат.

– Мечтаешь жить у моря, – закончил шаман.

– Да, солидно, – пробормотал Дебри. – Этого в новостях не сообщали.

– Садись, – приказал шаман, и Дебри сел за стол.

– Значит, хочешь узнать свое будущее? – спросил индеец. – Хм-м. Дай мне руку.

Дебри протянул руку, которую индеец схватил и начал разглядывать.

– Трудно пробиться, – пробормотал он. – Интересный экземпляр, такие редко попадаются. Сразу видно, что не говядина. И даже не тунец.

– Это вы про что? – не понял Дебри.

– Да, был крысой, – бормотал шаман. – Но давно. – И шаман начал принюхиваться. – Пара человеческих инкарнаций. Нехорошо.

Шаман оторвал взгляд от руки Дебри и заглянул ему в глаза.

– Женщины тебя не любят, – сказал он.

– С чего вы взяли? – спросил Дебри, хотя чуть не воскликнул «откуда вы знаете», но вовремя одумался.

– Вижу, – ответил шаман. – Крепко ты их в прошлой жизни обидел. Крепко. Ведьм жег. И двух невиновных.

Дебри открыл рот, но так и не придумал, чего бы спросить. Поскольку рот все равно не закрывался, Дебри решил оставить его открытым.

– Варежку-то закрой, – сказал шаман. – Нечего тут на меня пыхать природной тупостью. Ладно, сейчас твое будущее будем детально разглядывать.

– А что там? – спросил Дебри.

Шаман покачал головой.

– Много, – сказал он. – Трудно рассмотреть. С тупыми намного легче. Им достаточно сказать, мол, был дураком, таким и останешься. Ты-то дураком тоже был. Но что останешься, не факт.

– Значит, поумнею? – спросил Дебри.

– Тоже не факт, – пробормотал шаман. – Дай-ка сюда лапу-то, еще кой-чего досмотрю… Ага, вот оно что. Хватило мозгов-то конец света пережить? Нутром почуял? Ну, тогда чего ж не поумнеть-то. Только не скоро. Лет через триста.

– Может, лучше на будущее посмотрим? – спросил Дебри.

– А чего, давай! – сказал шаман, развертывая черную ткань, под которой оказался магический кристалл на подставке, Дебри вспомнил, что видел такие в одном магазине магии. – Сейчас, посмотрим, что у тебя тут… О-о! О-хо-хо! Да-а… Какое-то время будешь ощущать себя счастливчиком. И это, и то, и се… Ох, ну и везучий же ты чувак! Даже не пойму, как это тебе такая пруха по карме скинулась?

– Что там? – шепотом спросил Дебри.

– Познаешь смерть, – ответил шаман.

– Когда? – ужаснулся Дебри. – Не скоро?

– Скоро-скоро, – ответил шаман. – Бывать тебе на том свете. Только я ж не зря сказал, что везучий ты динозавр! Как миленький обратно прибежишь!

– Слава Бо… – начал было Дебри, но шаман слегка стуканул его палкой по голове со словами:

– Не смей Бонда вызывать! Он в прошлый раз мне чуть помещение не попортил!

– Простите! – прошептал Дебри.

– Ага, дальше еще интереснее! – воскликнул шаман. – Чую большую силу на твоем пути!

– Что за сила? – спросил Дебри.

Шаман прикрыл глаза и тихо застонал.

– Не местная, – наконец прохрипел он. – Но большая… Один человек…

– Какой? – спросил Дебри.

– Сейчас… – хрипел шаман, шепча индейские заклинания. – Вот он, вижу. Черный…

– Негр? – спросил Дебри.

– Да не негр, а черный! – оборвал его шаман. – Такого я еще не видел… Неужели тот самый, из легенды? Нет, похож, но не он… У него нет лица.

– Как так – нет? – спросил Дебри.

– Он его прячет, – ответил шаман. – Так, что даже я не могу разглядеть. Погоди-погоди… Нет, это невозможно! Он заметил меня! Он меня видит! Изыди… А-а-а-а-а!

Шаман завопил. Кристалл неожиданно взорвался, проделав в столе внушительную дыру. Дебри отлетел к стене и увидел только, что шаман тоже упал: над остатками стола торчали ноги в кожаных тапочках. На шум прибежал индеец, который собирал деньги с посетителей и закричал:

– Что случилось? Опять дух вырвался?

– Нет, – донесся откуда-то снизу голос старого индейца. – Это не дух. Это бог. Он меня ударил в глаз кулаком. Помоги встать.

Индеец помог шаману встать. Дебри к этому времени поднялся сам.

– А ты, динозавр везучий! – крикнул на него шаман. – С тебя сто долларов за порчу магического кристалла.

– Виноват, – сказал Дебри. – А может быть, пятьдесят возьмете?

– Да где я теперь кристалл найду? – спросил шаман. – Они знаешь, сколько стоят? А над каждым еще три недели работать надо, собственный код в него вводить, ко вселенскому серверу подключать!

– Ладно, дам сотню, если объяснишь белиберду про черного без лица, – сказал Дебри, доставая сто долларов.

– Другой разговор, – улыбнулся шаман. – Да и все равно у меня еще целых три кристалла в запасе. Ладно, короче так. Встретишь ты этого самого человека, только никакой он не человек. Он из индейских богов. А может, уже и не индейских. Судя по той силе, с которой он заехал мне в глаз… – шаман потрогал новообретенный фингал. – Специализируется на вулканическом огне. В общем и целом, если все это сопоставить, он на крупного бога работает. И вообще, из мощной банды… я еще талисманчик разглядел. Китайский. Значит, и косых себе уже пригребли. Если я правильно догадался, он из тех, которые Инков крышуют. Хотя сейчас не разберешься, кто там этих Инков крышует, у них крыша чуть ли не каждые двести лет меняется. Сначала криворогие с астероида, потом ваш Бонд, теперь вот этот черный. Одним словом, встретишься ты с ним, Дебри. И хорошо, если по-доброму. Да он тебе зла-то не сделает, ты ему ни на фиг не нужен. И советую тебе следить, чтобы ты ему не пригодился. Попадешь в банду, а тебе оно надо? А банда у них мощная. Раз уж он меня вырубил, так сможет и тебя из-под бондовской крыши вытащить.

– Так что, этот черный сильнее Бонда? – удивился Дебри.

– Ну, трудно сказать, что будет, если дойдет до открытого столкновения, – пробормотал шаман. – У Бонда энергоресурсов больше. А этот… как бы сказать… более опытный. То есть, если дать тебе атомную бомбу, то ты будешь вот вроде Бонда этого. А он одним пальцем может человека замочить, не сходя с места. И без всякой атомной бомбы.

– И что мне теперь делать? – спросил Дебри.

– Гони сотню, – сказал шаман, а, получив сотню, добавил: – Если честно, спасибо тебе. Давно я так не развлекался. И пищи для размышлений до фига получил. Ладно, теперь иди.

– Да уж, я пойду, пожалуй, – сказал Дебри и выскочил на улицу.

Ему теперь тоже было о чем подумать. Дождь уже кончился. Дебри прокрутил в голове все то, о чем говорил шаман, после чего задумался, где бы взять денег, раз вся наличка ушла на предсказания. И тут же дал себе слово не ходить ни к каким экстрасенсам и шаманам до конца этого года.

Дебри уже отошел достаточно далеко от подвала, в котором работал индейский шаман. Поэтому он не видел, как в этот подвал зашли двое в кожаных куртках с цепями и магическими талисманами. И так и не узнал Джон Дебри, что у индейского шамана Стреляного Воробья появилась новая крыша.

Пьяные бредни Джона Дебри

В одном из офисов редакции газеты «New York Pictures» смотрели телевизор. Причем смотрели не просто так, а с целью захватить очередного героя для статьи о героях.

В этот день в просмотре участвовали мистер Панкер, редактор газеты, а также мисс Вракер и мисс Жракер, лучшие журналистки редакции. Панкер уже видел в дневных новостях репортаж о Дебри, и теперь дождался очередного выпуска, чтобы показать новоявленного героя своим ищейкам-журналисткам.

– Итак, нам очень повезло! – заключил Панкер, когда репортаж кончился. – Этот Джон Дебри работает с комиссаром Неврубом, а я знаю адрес полицейского участка, в котором работает Невруб. Ваша задача – проникнуть на территорию участка и найти там Дебри или хотя бы узнать его адрес и телефон. После этого берете героя репортажа на месте, фотографируете на цифровуху, записываете короткое интервью и раздуваете большую статью о новом герое. Все ясно?

– Да, сэр! – сказала мисс Вракер. – Разрешите мне сделать эту статью. Уверяю вас, что я справлюсь и завтра статья будет готова. Со всеми фотографиями.

– Ладно, даю вам Дебри, – сказал Панкер. – А вы, мисс Жракер, опросите сотрудников банка. В своем репортаже обязательно подчеркните, какая у них устарелая система безопасности.

– Хорошо! – сказала мисс Жракер.

– Можно идти? – спросила мисс Вракер.

– А что, вы все еще здесь? – ответил Панкер. – Быстро-быстро, дуйте за сенсацией!


Дебри тем временем думал, где бы достать денег, и ноги сами привели его в магазин господина Мусаилиса. В этом магазине Дебри подрабатывал крышей, а господин Мусаилис был большой любитель торговать поддельным товаром без лицензии и поэтому охотно оплачивал услуги Дебри.

Итак, когда день уже клонился к вечеру, Дебри завалился в магазин к Мусаилису. Хозяин магазина, увидев Дебри, быстро сторговался с последними клиентами, после чего спешно, но вежливо выставил их.

– Добрый день, мистер Дебри, – сказал он. – Чего изволите? Не угодно ли пройти в мой кабинет?

– Пойдем, – ответил Дебри, проходя в маленький кабинет Мусаилиса. – Короче, я тут вспомнил, что давненько к тебе не заходил. А документов на некоторые товары у тебя, ясное дело, не имеется.

– Зачем документы? – спросил Мусаилис. – Я торгую, покупаю– продаю, плачу налоги. Зачем документы?

– Вот и я говорю, незачем, – согласился Дебри. – Только мне бы очень хотелось видеть твой большой документ с портретом господина Франклина.

– Пожалуйста, господин Дебри! – сказал Мусаилис, протягивая ему сотню.

– Спасибо, – сказал Дебри. – Только, знаете, с мелочью у меня туговато. Все Франклина показывают. Если бы у вас нашлось пять двадцаток, было бы замечательно.

– Один момент! – сказал Мусаилис и, сбегав до кассы, принес Дебри пять купюр по двадцать долларов.

– Вот теперь я вижу, что у вас абсолютно все документы в порядке, – сказал Дебри. – Ну ладно, господин Мусаилис. Приятно с вами поболтать, но работа не ждет. До встречи.

И Дебри вышел из магазина и твердо решил направиться в ближайший бар, чтобы нарезаться.


Мисс Вракер тем временем атаковала полицейский участок. Однако комиссар Невруб вовсе не горел желанием объяснять ей, куда девался Дебри. Поэтому мисс Вракер прибегла к другим своим средствам и тщательно допросила лейтенанта Шерифа. Он выдал ей все, что знал (у мисс Вракер были свои методы), а на следующий день рассказывал всем подряд, как блондинка из газеты показывала ему стриптиз.

Итак, не будем вдаваться в подробности того, какими средствами мисс Вракер выбила из Шерифа адрес и номер телефона Дебри. Она тотчас позвонила герою своего репортажа, но телефон не ответил. Судя по всему, герой отсутствовал, так что мисс Вракер решила залечь в засаду около дома Дебри и подождать его там.

На Нью-Йорк опустилась ночь. В городе зажглись многочисленные огни фонарей и рекламных щитов. Герой своего времени и своего племени Джон Дебри подходил к своему дому.

Сто долларов, полученные от Мусаилиса, Дебри честно просадил в баре. Всю сумму. Само собой теперь его основательно штормило. Мисс Вракер, сидевшая в кустах с фотоаппаратом, не сразу узнала героя своей будущей статьи. Дебри очень энергично пошатывался из стороны в сторону. Выражение лица у него сильно изменилось, он что-то бормотал:

– Не, ну вы только подумайте, что этот старый шарлатан мне наплел?! Ведьм жег!.. Жег! И буду жечь, черт побери, слава святому Бонду! На том свете, на том свете!.. Не хочу на тот свет! Мне этот нравится. А чего он плел про черного без лица? Вообще ни в ка… Во, блин, воображение у старика! И еще содрал с меня две сотни! Две сотни! Готов поспорить, что у него под кристаллом взрывчатка была. Дэвид Копперфильд хренов! Вот, погоди, нагрянем с проверкой… и официально повяжем, чтоб его… А, черт!

Дебри споткнулся на ровном месте и упал. Мисс Вракер решила, что пора выйти из-за кустов и что-то предпринять. Дебри безуспешно пытался оторвать свое тело от тротуара, она подошла к нему и нерешительно произнесла:

– Мистер Дебри? Вам помочь?

Дебри на секунду замолчал. Сфокусировав взгляд, он увидел туфли на асфальте. Потом поднял взгляд выше и решил, что, наверное, наткнулся на рекламу бутика. Наконец, он понял, что вряд ли реклама бутика будет протягивать ему руку помощи.

– А-а-а, спасибо! – сказал Дебри и на всякий случай схватился за руку.

Мисс Вракер сумела каким-то образом подхватить его и поставить на ноги.

– А вы кто? – спросил Дебри. – Не, погоди, я сам угадаю… Статуя Свободы?

– Мистер Дебри, меня зовут Джулианна Вракер, я из газеты «New York Pictures», – ответила мисс Вракер. – Я хотела взять у вас интервью по поводу ограбления банка…

– Да, банк ограбили! – заявил Дебри. – И я всех положил! И прихватил пятнадцать тысяч долларов! Не, это не банк был. Это я в наркопритоне прихватил… А чего я там прихватил?

– Может быть, я помогу вам добраться домой? – спросила мисс Вракер.

– Да вот же мой дом! – сказал Дебри, направляясь к ступеням крыльца и падая на них плашмя. – Не, спасибо, я сам доползу!

И он на четвереньках зашлепал вверх по лестнице.

– Давайте, я все же помогу вам, Джон! – сказала мисс Вракер и снова подхватила его.

Дебри жил на четвертом этаже, лифта в доме не было. Когда мисс Вракер подтаскивала его к двери, Дебри уже вовсю лапал ее и бормотал что-то вроде:

– Из нас получится отличная команда! Прямо как у святого Бонда с ангельскими девами из группы поддержки бейсбольной команды! Чо это я несу? Не, не я несу… вы меня несете…

Мисс Вракер нащупала в кармане Дебри ключи, открыла дверь и втащила его в квартиру. Пока она закрывала дверь, Дебри упал на пол, снова вниз лицом. Мисс Вракер нащупала выключатель, зажегся свет.

Дебри мирно лежал на ковре и похрапывал. Несмотря на то, что утром он прибрался в квартире, здесь, по мнению мисс Вракер, был настоящий свинарник. Журналистка взяла под мышки храпящего Дебри и затащила его на кровать, после чего уселась в кресло и задумалась.

До сих пор подобный материал ей не попадался… Главный герой храпит пьяным сном на старой кровати, кругом свинарник, а статья и фотографии должны быть готовы к утру, чтобы на следующий день их могли напечатать. Мисс Вракер достала сотовый телефон и позвонила Панкеру.

Панкер в это время сидел в стриптиз-клубе. Он был очень недоволен тем, что его отвлекли по рабочему вопросу.

– Мистер Панкер, что мне делать? – спросила мисс Вракер. – Дебри сегодня напился до чертиков и теперь храпит, его квартира – настоящий свинарник, а с утра он и двух слов связать не сможет! Что мне писать?

– Милочка моя, настоящий профессионал найдет выход из любой ситуации! – ответил Панкер. – Добавь игру воображения, больше эмоций. И фотографии сделай. И придумай какую-нибудь историю. Читатели ведь не поймут, что именно на фотографиях, а ты напишешь, что на фотографиях у тебя что-то другое, не то, что на самом деле. И все поверят! Сам такое делал… Ух ты! Слушай, у меня тут важные… Вау! Я побежал, пока!

И Панкер отключился. А мисс Вракер снова задумалась. Еще раз осмотрев квартиру Дебри, она решила, что в таком виде ее фотографировать нельзя, и начала наводить порядок.

Дебри проснулся от ужасной головной боли. Болела не только голова, но и все остальное тело. Не было почти никаких воспоминаний о вчерашнем, – только индейский шаман и ожившая реклама бутика. Дебри уже решил, что ему это приснилось, и попытался открыть глаза. Через некоторое время ему это удалось. И он весьма удивился, увидев перед собой ту самую «рекламу бутика».

– Ё мое! – пробормотал Дебри. – Белая горячка!

– Ошибаетесь, мистер Дебри, – ответила мисс Вракер. – Пока еще только похмелье. Кстати, хотите пива? Я подумала, что вам оно пригодится, и сбегала в магазин.

– Ничо не понимаю, – пробормотал Дебри. – А вы кто?

– Джулианна Вракер из газеты «New York Pictures», – ответила мисс Вракер. – Мы с вами познакомились вчера вечером, я хотела взять у вас интервью.

– Пожалуйста, говорите тише! – сказал Дебри, хватаясь за голову. – Какое интервью?

– Сначала лучше выпейте, – сказала мисс Вракер, подавая ему банку пива, которую Дебри с удовольствием пригубил.

– Ну как? – спросила мисс Вракер.

– Намного лучше! Спасибо! – сказал Дебри. – Так вы говорите, что хотели взять у меня интервью. А как вы здесь оказались?

– Вы сами меня впустили вчера вечером, – ответила мисс Вракер. – Я проводила вас до двери, и вы предложили мне зайти.

– А мы с вами часом не… того? – спросил Дебри, сопроводив свою фразу непонятной жестикуляцией.

– Нет, что вы, – ответила мисс Вракер. Она его отлично поняла. – Вы вчера были в таком состоянии, что сразу же уснули. А я немного прибралась в вашей квартире, чтобы сделать пару фотографий для газеты. Надеюсь, вы не возражаете?

– Я же сам здесь убирался недавно, – пробормотал Дебри, осматривая ковер и стены. – Слушайте, а это точно моя квартира?

– Конечно, ваша, – ответила мисс Вракер. – Можете выглянуть в окно, там все на месте.

Дебри некоторое время думал о чем-то.

– Послушайте, мистер Дебри, может быть, вы хоть сегодня расскажете мне что-нибудь об ограблении банка? – спросила мисс Вракер, включая диктофон.

– А! Ну, я выслеживал банду, которая ограбила банк, несколько месяцев, – ответил Дебри. – И, наконец, мне повезло: они решились на ограбление, и я тут же взял их на месте преступления. О том, кто входил в банду, я не могу вам рассказать, это тайна следствия. Но это была очень известная банда. За ними гонялся не только я, но и ЁБР, как вчера выяснилось.

– Но взяли-то их все-таки вы? – гипнотическим голосом спросила мисс Вракер.

– Да! И что самое смешное, у меня и пистолета-то с собой не было! – ответил Дебри, глупо рассмеявшись.

– Как же вы сумели их победить? – удивленно спросила мисс Вракер.

– А я отобрал у них их же автоматы, – ответил Дебри. – И всех положил. Троих намертво.

– Как же так получилось, что вы отправились на борьбу с бандой грабителей без оружия? – спросила мисс Вракер.

– Да на самом-то деле предполагалось, что их буду брать не я, а комиссар Невруб и другие полицейские, – ответил Дебри. – Я должен был только подать сигнал. Однако на месте я понял, что события идут не так, как мы хотели, и мне пришлось взять на себя всю банду целиком, пять вооруженных грабителей!

– Большое спасибо, мистер Дебри, – сказала мисс Вракер, выключая диктофон. – Ну, мне уже пора бежать, я сегодня должна написать про вас статью. До свидания!

– До встречи, – сказал Дебри. – Кстати, может быть, вы оставите мне свой телефон? Ну, я вам позвоню, если еще будут интересные новости.

– Хорошо, – сказала мисс Вракер. – Вот моя визитка. – Она дала ему визитку и сказала. – Мне уже действительно пора. Закройте, пожалуйста, дверь, когда я уйду.

– Сейчас, – сказал Дебри, пытаясь встать.

Когда он встал с кровати, мисс Вракер уже спускалась по лестнице. А Дебри вспомнил, что сегодня у него вовсе не выходной, и поспешил залезть в душ перед тем, как отправиться на работу.

Мисс Вракер слегка наврала Джону Дебри относительно своей статьи. Текст она составила ночью на своем карманном компьютере. Кроме того, она сделала несколько фотографий в его квартире. Статью и фотографии мисс Вракер отправила по электронной почте в офис газеты «New York Pictures», так что сегодня она собиралась только чуть-чуть подкорректировать материал и добавить к нему интервью с Джоном Дебри. По замыслу мисс Вракер статья должна была называться «Герой на мели» или что-то в этом роде. Дело в том, что она всю ночь писала о том, что настоящий герой так много работает и ему так мало платят, что он вынужден жить в ужасающих условиях.

Дебри обо всем этом даже не подозревал.

Склад говядины и перестрелка в порту

Спустя час с небольшим небритый уже третий день Джон Дебри подгребал к полицейскому участку комиссара Невруба. Войдя в участок, Дебри услышал громкий крик «Сюрприз!» Его почему-то окатили холодной водой, а потом уже стали разливать шампанское.

– А чего случилось-то? – спросил Дебри.

– Поздравим нашего героя с удачным побоищем в банке! – воскликнул Невруб – и все закричали «Ура».

Дебри заметил, что на стене висит бумажный плакат, на котором красной краской написано: «Happy birthday to you, Debry!» Плакат этот остался еще с прошлого года, и Невруб решил сегодня повесить его на стену, хотя день рождения у Дебри был только через три месяца. Несмотря на все эти обстоятельства, Дебри охотно выпил и закусил, хотя пить старался все-таки немного после вчерашнего.

– Слушайте, сэр, а чего вы нас в банк не пригласили? – спросил Ещетупее. – Нас бы тогда тоже по телевизору показали!

– Если честно, я и сам в банке случайно оказался, – ответил Дебри. – И никак не сообразил взять вас обоих с собой. Но теперь-то точно возьму, куда бы мы ни направились.

Через полчаса Невруб прекратил общую пьянку, объявив, что перерыв на обед кончился и пора за работу. Все приуныли, кроме Дебри, которого Невруб вызвал к себе в кабинет.

Дебри заметил, что Невруб был в хорошем настроении, что случалось весьма редко. Судя по всему, он наорал по телефону на кого-то из агентов ЁБР.

– Проходи, Дебри, садись, садись! – сказал Невруб. – Итак, я решил наконец-то поручить тебе настоящее задание. Ты ведь у меня числишься следователем по особо тупым делам. Так что будешь расследовать самое тупое дело из всех возможных.

– Что за дело, комиссар? – спросил Дебри.

– Короче говоря, дело весьма темное, – ответил Невруб. – На складе № 256, где хранилась говядина, этим утром обнаружили много крови, одну бензопилу, которая тоже вся в крови, несколько кусков мяса и костей. Говядину украли. Сколько там на самом деле трупов, ты должен установить. И сними отпечатки с бензопилы, вдруг опять окажется наш маньяк.

– Ясно, господин комиссар, – сказал Дебри. – Ну, я поехал. Как всегда, беру с собой свою группу.

– Бери-бери, – сказал Невруб.

Дебри вышел из его кабинета, прихватил с собой Тупого и Ещетупее, усадил их в машину, сам сел за руль и поехал на склад, про который говорил комиссар Невруб.

Оказалось, что на складе уже работают агенты ЁБР, причем целых две банды, специализирующихся по разным делам. Дебри, Тупой и Ещетупее все же сумели пройти на склад, где, действительно, было море крови. Посреди кровавого моря валялась бензопила, которую тщательно фотографировали аж два фотографа. В некотором отдалении от «моря» стояли несколько человек в черных плащах, видимо, это были агенты ЁБР. Они о чем-то спорили, и Дебри решил внаглую подойти к ним.

– Добрый день, – сказал он, подходя к агентам ЁБР. – Джон Дебри, полиция Нью-Йорка. Нашли что-нибудь?

– Агент Патологоанатом, – представился один из агентов. – Мне кажется, тут работали террористы. Или сатанисты. Или каннибалы.

– Все указывает на наличие паранормальных явлений, – сказал другой агент. – Скорее всего, здесь побывали инопланетяне. Они взяли и людей, и говядину, чтобы провести над всем этим хозяйством опыты на борту своего корабля. Кстати, Дебри, это вас вчера показывали по телевизору на ограблении банка?

– Да, это был я, – сказал Дебри.

– Тогда позвольте представиться, агент Малдер, – сказал агент Малдер. – А это агент Скалка.

– Очень приятно, – сказала агент Скалка. – Дебри, как вы считаете, что здесь произошло?

– Пока не знаю, – ответил Дебри. – Сторожа уже нашли?

– Нет, – ответил агент Патологоанатом. – Но там валяется его кепка. Вся в крови. Больше ничего нет. Даже лоскутов одежды.

– Тупой, Ещетупее, обыскать все углы, соседние склады и все каморки, в которых может кто-нибудь спрятаться, – приказал Дебри. – Вдруг найдете хоть одного свидетеля. И если найдете что-нибудь подозрительное, докладывайте.

– Да, мистер Дебри, интересно вы мыслите, – пробормотал агент Малдер. – Вам не приходилось раньше сталкиваться с подобными случаями?

– Такая у меня работа, что когда в последний раз меня вызывали посмотреть на лужу крови, оказалось, что это маляр уронил с крыши банку с краской, – ответил Дебри. – Так что для начала мне хотелось бы удостовериться, что это кровь.

– Мы уже отправили анализы в лабораторию, – сказал агент Патологоанатом. – И нет никаких сомнений, что на полу кровь.

– Человеческая? – спросил Дебри.

– Это узнать сложнее, – ответил агент Патологоанатом.

– А чья же еще? – спросил агент Малдер. – Может быть, кровь инопланетян? Нет, у них кровь зеленая.

– Мистер Дебри! – донесся голос Тупого. – Мы нашли сторожа! Помогите нам его сюда затащить!

– Сейчас, – сказал Дебри и помог Тупому и Ещетупее затащить на склад сторожа, который находился в состоянии крутого похмелья.

– Добрый день, – обратился Дебри к сторожу. – Вы здесь сторож?

– Я! – ответил сторож и громко икнул.

– Вы можете рассказать нам, что вчера здесь произошло? – спросил Дебри. – Куда девалась вся говядина?

– Кто они – китайцы, арабы, русские? – спросил агент Патологоанатом.

– Откуда я знаю! – ответил сторож. – Говорили вроде бы по-английски. А мне и не надо знать, из какой страны покупатели.

– Покупатели чего? – спросил Дебри.

– Ну как – чего? – переспросил сторож. – Говядины!

– А кровь тогда откуда? – спросил Дебри.

– А, это я одну коровку перепутал с моей бывшей женой, – ответил сторож. – Ну, бывает по пьяному делу. Эх, и покромсал я ее за все алименты да за развод!

– А покупатели ваши это видели? – спросил Дебри.

– Конечно! – ответил сторож. – Они еще бузить начали, что я товар испортил. А я на них бензопилой замахнулся, даже кепку где-то потерял. А потом заснул.

– Все ясно, – сказал Дебри. – Можете увести его туда, где взяли. Дело закрыто.

– Нет, я все правильно понял? – спросил агент Патологоанатом. – Говядину забрали покупатели, а сторож по пьяни изрубил бензопилой на куски одну корову, из-за чего тут вся эта кровь?!

– Да, это дело, конечно, более запутанное, чем то, когда маляр опрокинул банку с краской, – пробормотал Дебри, почесав в затылке. – Но, в принципе, все сходится с реальностью.

– Поздравляю, Дебри, – сказал агент Малдер. – Иногда умение преуменьшать гораздо полезнее, чем умение преувеличивать.

– Спасибо, – сказал Дебри.

– Ладно, я поеду в лабораторию, – сказал агент Патологоанатом и поспешил скрыться.

– А я позвоню комиссару, – сказал Дебри и направился к своей машине.

Он по рации доложил комиссару Неврубу о том, что дело раскрыто, после чего Невруб дал Дебри следующее задание:

– Дебри! Слушай меня внимательно! В порту перестрелка была полчаса назад. Двадцать убитых, один раненый. Срочно выезжай на место и разберись.

– Хорошо, – сказал Дебри. – Уже еду, конец связи!

Выйдя из машины, он крикнул:

– Тупой, Ещетупее, быстро сюда, мы едем в порт! Агент Малдер, может, вас подбросить?

– Нет, спасибо, перестрелки не по моей части, – ответил агент Малдер. – Мы доберемся до офиса на такси.

– Ну, как хотите, – сказал Дебри, садясь за руль. – Надеюсь, еще увидимся.

– Обязательно, – ответил агент Малдер.


Когда Дебри, Тупой и Ещетупее прибыли на место перестрелки, там уже осталось только двадцать трупов, а одного раненого увезла скорая помощь. Дебри обошел вокруг всех двадцати, осмотрел оружие, которое валялось на земле и торчало из трупов, после чего сделал логическое заключение.

– Значит так, – сказал он. – Скин-хэды махались с китайцами.

– Почему вы так решили, сэр? – спросил Тупой.

– Ну как же, вон лежат десять бритых. К тому же я насчитал пять бейсбольных бит, три ножа и два пистолета – обычное оружие скин-хэдов, – ответил Дебри. – Кроме того, другие десять – косоглазые, значит, китайцы.

– А может, японцы? – предположил Тупой.

– Вряд ли, – пробормотал Дебри. – Китайцы едят палочками, а в голове у одного скин-хэда торчат две палочки. Однако, убили его не палочками, а сильным ударом ногой по шее, из-за чего шея сломалась. Кажется, это один из приемов китайского каратэ. Кроме того, еще у одного скин-хэда торчит игла в задней части шеи, этот прием я видел в фильме «Поцелуй Дракона». Значит, точно орудовали китайцы. Такие иголки есть только в салонах китайской акупунктуры, а палочки – в китайских ресторанах. Сообщу комиссару, чтобы наши проверили все салоны китайской акупунктуры, в которых есть иглы и все китайские рестораны, в которых есть красные заостренные палочки.

– Вы гений, сэр! – сказал Ещетупее.

– Спасибо, – сказал Дебри.

Прозрение 1

Вечером Дебри отдыхал: бесцельно шатался по городу под предлогом проверки китайских ресторанов. Раненого китайца уже допросили. Он сказал только, что его зовут Джа-Ки-Ча и что все американцы козлы. Дебри вспомнил об этом, проходя мимо какого-то музыкального магазина, из открытой двери которого донеслись слова песни: «Козлы! Козлы-ы-ы-ы! Мои слова не особенно вежливы, но и не слишком злы, я говорю, что я вижу: козлы!» Дебри подумал, что сказано весьма точно, хотя и сам был американцем. И тут его случайная мысль забрела в такие философские дебри, что Дебри решил срочно выходить оттуда.

Он зашел в первый попавшийся магазин и уставился в телевизор. Крутили какой-то клип. Сначала показали голливудские холмы с белыми буквами «HOLLYWOOD», затем пошла музыка и какой-то голос запел: «Yeah-yeah-yeah, listen up, welcome to Holly… wood!» На экране появилось изображение бара и три морды: в центре – вытянутая кудрявая, справа – рыжая волосатая, а слева – непонятная морда в шляпе, черных очках, с усами и бородой. Центральная морда запела, а те две, что были по краям, разлили по стаканам водку, чокнулись и залпом выпили. Появилась строчка титров «Moonlion. Hollywood’s road».

Дебри, повинуясь неясному импульсу, дослушал песню до конца. Неизвестный ему певец спел о том, как он ехал в Голливуд, судя по всему, автостопом, но встретил в баре друзей и ушел в запой на три недели. Несмотря на то, что Дебри ничего не понял, мелодия ему понравилась, и он вышел из магазина в приподнятом настроении. Решив, что думать на сегодня хватит, Дебри отправился домой и включил телевизор. В новостях его уже не показывали («Каждому человеку положено всего лишь 15 минут славы», – подумал Дебри), зато Дебри наткнулся на программу «Не все дома». Ведущий в пиджаке с блестками, меняющими цвет чуть ли не каждую секунду, тараторил:

– Вы думаете, что у вас не все дома? Возможно, вам это говорили родители, друзья, коллеги по работе? Но нет, уверяю вас, что вы в порядке, если вы сейчас смотрите эту программу! Потому что у героев нашей программы действительно не все дома, поэтому она так и называется – «Не все дома»!

Дебри уже хотел переключить канал, но тут показали двух ассистенток ведущего – блондинок в почти прозрачных купальниках, так что Дебри решил еще немного поглазеть. А к вечеру Дебри понял, что у него-то уже все дома. А поняв это, он отправился спать.

Сенсация как снег на голову

На следующий день Джон Дебри снова явился на работу. Правда, на этот раз атмосфера там была вовсе не праздничной. Едва он вошел в участок, как Невруб, выглянув из своего кабинета, крикнул:

– Дебри! Ко мне!

Дебри понял, что Невруб снова сменил милость на гнев, и поспешил к нему в кабинет.

– Да, господин комиссар, – сказал Дебри, заходя в кабинет. – Вы хотели меня видеть?

– Как ты это объяснишь?! – заорал Невруб, размахивая свежим номером «New York Pictures». – Статья «Герой из свинарника»! Да это же позор всей нашей полиции!

– Можно взглянуть? – спросил Дебри.

– Да уж погляди, погляди! – сказал Невруб, швыряя в него газету.

Дебри сразу же увидел фотографии своей квартиры, сделанные в темноте с фотовспышкой. Кроме того, в газете была и фотография спящего Дебри. Автором статьи была та самая Джулианна Вракер, чью визитную карточку Дебри вчера засунул в свой бумажник.

– Ну, и как ты это объяснишь?! – проорал очередной раз Невруб.

– Прошу прощения комиссар, я в тот вечер напился, – вздохнул Дебри. – А эта самая Джулианна Вракер поджидала меня у порога. Я даже не помню, как впустил ее в квартиру, а когда утром проснулся, она взяла у меня интервью, предложила мне бутылку пива и убежала прежде, чем я успел что-нибудь сообразить.

– Значит так, да? – переспросил Невруб. – Значит, офицер полиции напивается, приходит домой и заваливается спать, мимоходом впуская в квартиру какую-то журналистку, которая на следующий день пишет о полиции черт знает что в своей газетенке!

– Да знали бы вы, что мне перед этим индейский шаман наплел! – сказал Дебри. – После такого только два пути – напиться или с моста в воду.

– Уж лучше бы ты прыгнул с моста в воду, я бы тогда сделал себе рекламу на смерти героя, – сказал Невруб. – И потом, я знаю, что ты отлично плаваешь.

– Вот поэтому я и решил напиться, – сказал Дебри.

– А какого хрена ты вообще пошел к индейскому шаману? – спросил Невруб.

– Дождь начался, вот я и забежал под первую попавшуюся крышу, – ответил Дебри.

– Извини, конечно, Дебри, хотя ты и один из лучших моих сотрудников, но ты полный мудак, – сказал Невруб. – Что мне прикажешь теперь делать? Мы нашли вчера тот самый китайский ресторан с заостренными палочками, теперь я должен кого-то послать туда, а тебя я послать не могу из-за этой статьи.

– Комиссар, пошлите сегодня в ресторан кого-нибудь другого, – сказал Дебри. – А я пойду выяснять отношения с мисс Вракер.

– Ну ладно, разбирайся с ней сам, – сказал Невруб. – А как разберешься, бери людей и дуй к индейскому шаману. Попробуем хотя бы на нем отыграться. Чувствую я, у этого шамана не все чисто.

– Как прикажете, комиссар, – сказал Дебри. – Ну, я тогда пойду звонить мисс Вракер?

– Давай-давай, иди куда-нибудь с глаз моих, – пробормотал Невруб, и Дебри вышел из его кабинета.

Мисс Вракер была чрезвычайно довольна тем, что получила солидное вознаграждение за скандальную статью. Она уже хотела было отпраздновать это, но тут ей на сотовый позвонил Дебри.

– Да, – сказала мисс Вракер. – Слушаю вас.

– Мисс Вракер? – спросил Дебри. – Это Джон Дебри, герой вашего репортажа. Вы знаете, у меня есть веские причины с вами встретиться.

– Что случилось? – спросила мисс Вракер.

– Из-за вашей статьи у меня большие проблемы на работе! – ответил Дебри. – Какого черта вы это написали?

– Но Джон, сами посудите, мне надо было что-то написать, а вы были в таком состоянии, что… – начала оправдываться мисс Вракер.

– Короче говоря, я хочу с вами встретиться, – сказал Дебри. – Приглашаю вас на обед в любом ресторане по вашему выбору и за ваш счет.

– А почему это за мой счет? – обиделась мисс Вракер.

– Вы же сами ясно написали в своей статье, что у меня нет ни гроша, – ответил Дебри. – Нехорошо будет, если вы начнете себе противоречить.

– Ну хорошо, – сказала мисс Вракер. – Знаете такой китайский ресторан «Красные палочки»?

– Найду, – ответил Дебри.

– Значит, встречаемся там через час, – сказала мисс Вракер.

– Хорошо, – сказал Дебри и по привычке добавил. – Конец связи!

Закончив разговор с мисс Вракер, Дебри снова зашел в кабинет к комиссару Неврубу.

– Чего тебе? – спросил Невруб.

– Тот китайский ресторан, в который вы хотели меня отправить, называется «Красные палочки»? – спросил Дебри.

– Ну да, – ответил Невруб. – А что такое?

– Кто-нибудь уже туда поехал? – спросил Дебри.

– Нет, – ответил Невруб. – И все-таки, что такое?

– Можете отправить туда меня, – ответил Дебри. – Дело в том, что так или иначе я встречаюсь в этом ресторане с мисс Вракер через час.

– Ясно, – сказал Невруб. – Тогда тебе лучше ехать на машине без мигалок, чтобы не привлекать внимание. Так и быть, бери наш старый «Форд». Только смотри у меня – чтоб ни одной царапины!

– Спасибо, сэр! – сказал Дебри и выбежал из кабинета Невруба.

Бостонское чаепитие

Мисс Вракер приехала в ресторан «Красные палочки» и уже собиралась занять столик, как вдруг неизвестно откуда прямо перед ней появился Дебри и потащил ее к столику у окна.

– Рада вас видеть, Джон, – сказала мисс Вракер.

– Я тоже очень рад вас видеть, – сказал Дебри, усаживаясь за столик, который он уже заказал. – А теперь, пожалуйста, объясните мне, зачем вы облили меня грязью в газете?

– Джон, я ведь спасала вашу репутацию, – ответила мисс Вракер. – Представляете, что я могла бы написать? Например, статью «Герой в стадии белой горячки» или «Алкоголик, выбившийся в герои». Согласитесь, Джон, что вам еще сравнительно повезло: никто не узнал о ваших пьянках. Так что вы должны быть мне благодарны за это.

– Большое спасибо! – сказал Дебри. – Зато теперь мое начальство наверняка не даст мне повышения!

– Ваши проблемы, – сказала мисс Вракер. – Как говорится, сами виноваты.

– Ах, значит так? – спросил Дебри. – Что ж, предлагаю вам сделку. Хотите написать статью о настоящей работе полиции?

– И при чем тут вы? – спросила мисс Вракер.

– А я постараюсь, чтобы вы сами стали подлинным участником событий! – сказал Дебри. – Пойдемте!

Он встал, вытащил мисс Вракер из-за стола и потащил ее на кухню. На кухне в ресторане находились несколько поваров-китайцев, один из которых вежливо остановил Дебри фразой:

– Простите, сюда нельзя!

– Полиция Нью-Йорка! – воскликнул Дебри. – Вам знаком человек по имени Джа-Ки-Ча?

Китайцы даже не потрудились ответить. В сторону Дебри и мисс Вракер полетели ножи, вилки, ложки, а двое или трое даже достали автоматы. Дебри среагировал очень быстро: первый нож еще не успел вонзиться в дверь, а они с мисс Вракер уже выбегали из ресторана.

– Быстрее, в мою машину! – крикнул Дебри, открывая дверь старого «Форда». Они с мисс Вракер забрались в машину, Дебри завел мотор, нажал на газ, и тут в машину начали стрелять.

– Пригнитесь! – заорал Дебри, выезжая на дорогу.

Через минуту «Форд» был уже далеко от ресторана.

– Вы целы? – спросил Дебри у мисс Вракер.

– Кажется, да, – ответила она.

Дебри обернулся и посмотрел назад. Заднее стекло было практически полностью разбито, и у Дебри не осталось сомнений в том, что багажник тоже продырявили.

– Ну, видите теперь настоящую работу полиции? – спросил Дебри.

– Что вы им такого сказали? – спросила мисс Вракер.

– Да так, у нас есть подозрение, что люди, работающие в этом ресторане, как-то связаны со вчерашней перестрелкой в порту, – ответил Дебри. – Надо будет сказать комиссару, чтобы сегодня же брал этот ресторан штурмом.

– Давно я так не пугалась, – сказала мисс Вракер.

– Если хотите, можем заскочить ко мне, – сказал Дебри. – У меня еще пиво осталось.

– Давайте, – кивнула мисс Вракер.

Свой обеденный перерыв Дебри потратил на то, чтобы поближе познакомиться с мисс Вракер, – если все понимают, что я имею в виду. Однако подробностей этого знакомства никто так и не узнал, поскольку Джон Дебри оформил собственные авторские права на эту историю и никому не пожелал их продавать.

А ближе к вечеру Дебри снова приехал в полицейский участок. Из дома он уже позвонил Неврубу и предупредил его насчет ресторана. Правда, Дебри умышленно умолчал насчет того, что «Форд», на котором он туда ездил, теперь больше напоминает сито, чем машину. Тем не менее, «Форд» наш герой оставил на стоянке, надеясь, что Невруб сам все поймет, когда увидит. Войдя в участок, Дебри заметил, что там почти никого нет: большая часть персонала уехала в китайский ресторан. Остались только лейтенант Шериф, Тупой, Ещетупее и еще несколько человек.

– Привет, – сказал Дебри. – Тупой, а вы-то почему еще здесь?

– Нам приказали вас дожидаться, – ответил Тупой.

– Да, Невруб сказал, чтобы мы дождались тебя и навели порядок у какого-то индейского шамана, – сказал лейтенант Шериф. – Если у тебя нет никаких дел, тогда поедем туда.

– Поехали, – сказал Дебри. – Дорогу я знаю.

Где-то через час две полицейские машины остановились перед входом в подвал с вывеской «Индейская магия, гадания и предсказания судьбы». В этом подвале обитал шаман Стреляный Воробей, на котором полиция решила сорвать свой гнев. Дебри, Тупой, Ещетупее и группа лейтенанта Шерифа вышли из машин и тихо направились ко входу. Дебри, шедший первым, достал пистолет.

«Ну, сейчас постучу!» – подумал он, остановившись перед дверью. Но почему-то так и не постучал.

От двери словно подул холодный ветер. Дебри показалось, что прошла вечность. Казалось, что больше никакого Дебри не существовало, или он крепко спал. А когда Джон Дебри проснулся и снова стал самим собой, оказалось, что перед ним не дверь, а звездное небо. Воняло помойкой. Дебри с трудом поднял голову и осмотрелся. Рядом лежали на спине Тупой и Ещетупее, в некотором отдалении валялась группа лейтенанта Шерифа. Дебри заметил, что остальные тоже зашевелились. Он с трудом встал и поискал глазами свою машину. Никакой машины не было и в помине. Судя по звездному небу, стояла глубокая ночь.

– Эй! – крикнул он. – Ребята, вы в порядке?

– Вроде да, – ответил Тупой.

– Похоже на то, – откликнулся лейтенант Шериф. – Интересно, где это мы? И еще интереснее, как мы здесь оказались?

– А мне не менее интересно, где наши две машины, – сказал Дебри.

– А ведь и правда, нету! – спохватился лейтенант Шериф.

– Ну что ж, где бы мы ни были сейчас, предлагаю поскорее убраться отсюда, – сказал Дебри. – Поэтому возьмем-ка ноги в руки и двинем к нашему полицейскому участку.

– Эх, и отлает же нас Невруб за то, что потеряли машины! – пробормотал Тупой.

– Не фига мы их не потеряли, – сказал Дебри. – Наверняка, машины там же, где мы их и оставили, во дворе у этого индейского шамана. Слушайте, а может, это он нас как-то загипнотизировал?

– И доставил на помойку, а машины отогнал обратно? – предположил лейтенант Шериф.

– Черт его знает, – пробормотал Дебри. – Но мы разберемся.

– Это хорошо, – с облегчением вздохнул Ещетупее.

У всей этой банды ушел где-то час на то, чтобы выбраться со свалки. И тогда они поняли, что Нью-Йорк остался где-то далеко. Дебри, Тупой, Ещетупее, лейтенант Шериф и еще двое полицейских оказались в совершенно другом городе! Естественно, Дебри спросил у первого же прохожего:

– А какой это город?

И получил следующий ответ:

– Бостон, алкоголик несчастный! Пить надо меньше!

Вся банда на несколько минут замерла с открытыми ртами.

– И чего нам теперь делать? – спросил Дебри.

– Я слышал, у них тут принято чаепития устраивать по любому поводу, – ответил лейтенант Шериф.


Утром Дебри наткнулся на телефон-автомат и позвонил комиссару Неврубу. Очевидно, Невруб был в плохом настроении, так как сразу же заорал:

– Дебри! Где тебя черти носят? Почему до сих пор не на работе?

– Мы в Бостоне, сэр, – ответил Дебри.

– Что? – крикнул Невруб. – Где?

– Вчера я, Шериф и наши люди поехали к индейскому шаману, – ответил Дебри. – Хотели взять его штурмом. Я не знаю, как это получилось, только проснулись мы все в Бостоне, на свалке, уже после полуночи. И машины наши где-то по дороге потерялись.

– Ни хрена они не потерялись, – сказал Невруб. – Стоят около участка, как и стояли. И кстати, Дебри! Где ты умудрился продырявить «Форд»?! По этому поводу ты мне еще напишешь рапорт, ох, как напишешь!

– Сэр, а что нам сейчас делать? – спросил Дебри.

– Ну как – что делать? – ответил Невруб. – Дуйте в Нью-Йорк на такси или на автобусе, или пешком. В конце концов, меня не волнует, как вы доберетесь, только чтобы сегодня же были здесь. Про тебя тут газетчики спрашивают, эта самая мисс Вракер и еще два десятка каких-то болванов. Кроме того, этот агент Кретинус из ЁБР уже третий день меня достает насчет ограбления банка и очень хочет с тобой поговорить. А вчера мы китайцев мочили, положили пять человек, а они положили шестерых наших. Короче говоря, они нам одного косоглазого задолжали. Но мы их всех повязали, приковали цепями друг к другу и посадили в этот… карцер. В суде я точно буду добиваться хотя бы для одного из них смертной казни. Да, кстати, Дебри, хочу тебя обрадовать – кота поймали.

– Какого кота? – не понял Дебри.

– Которого ты на прошлой неделе поймать не мог, – ответил Невруб. – Ну, Тупой тогда еще руку сломал.

– А, этого кота! – вспомнил Дебри. – И чего с ним делать будут?

– Адвокат старушки пытается вывернуть наизнанку уголовный кодекс, чтобы придумать, как содрать с владельцев кота хоть какой-то штраф, – ответил Невруб. – Ну, да это не твое дело. Дуй в Нью-Йорк, и как можно скорее!

– Есть сэр! – сказал Дебри. – Конец связи!

– Пока, – сказал Невруб и положил трубку.

Итак, Джон Дебри, лейтенант Шериф, Тупой, Ещетупее и их коллеги добрели до автобусной станции и ближайшим рейсом отправились в Нью-Йорк. И надо сказать, им крупно повезло, что они вообще нашли автобус.

Краткие выводы

В ближайшее воскресенье Джон Дебри снова отправился в церковь помолиться Джеймсу Бонду, покровителю всех людей с оружием, кроме профессиональных киллеров. А вечером он гулял по центральному парку, размышляя над той ситуацией, в которую попал.

Итак, был некий индейский шаман, который знал все на свете, который напредсказывал черт знает что, а затем каким-то образом телепортировал две полицейских бригады из Нью-Йорка в Бостон. Была еще журналистка мисс Вракер, в которую Дебри втрескался чуть ли не с первого взгляда, перепутав ее с рекламой бутика. Она писала статьи о работе полиции, и Дебри решил, что в этом готов ей посодействовать, особенно, если как-нибудь вечерком она пригласит его к себе домой на чашку кофе. И были еще китайцы, грабители банков, маньяки и пьяный сторож, разрезавший бензопилой солидный кусок говядины, перепутав его со своей бывшей женой. Дойдя до эпизода с говядиной, Дебри вспомнил агента Малдера, который, судя по всему, специализировался как раз на паранормальных явлениях. А Дебри только что столкнулся с паранормальным явлением в лице индейского шамана, телепортирующего предметы и людей на большие расстояния. Пожалуй, следовало бы рассказать эту историю агенту Малдеру и спросить его совета.

Что касается комиссара Невруба, то он отнесся к истории с телепортацией скептически. По мнению Невруба, Дебри, Шериф и их банды ворвались в логово шамана как раз в тот момент, когда шаман запаливал там костерок из марихуаны или какой-то другой травки. Все они дружно нанюхались этой дури, после чего шаман быстро посадил их либо в такси, либо в автобус до Бостона. Водитель этого транспортного средства, видимо, пособник шамана, благополучно высадил их всех на свалке, уложил в живописных позах и оставил отсыпаться. А травка, судя по всему, подействовала так, что ни Дебри, ни остальные не смогли вспомнить ни своего налета на шамана, ни путешествия в Бостон. А пока они «путешествовали», сам шаман или кто-то из его пособников отогнал две полицейские машины к полицейскому участку, позаимствовав ключи из карманов Дебри и Шерифа. Это объяснение ничего не объясняло, но выглядело вполне убедительно. Вообще-то комиссара Невруба гораздо больше волновал расстрелянный «Форд», чем телепортация в Бостон посредством индейской магии. Так что Дебри на время успокоился, хотя ничего не понял. И он надеялся, что агент Малдер, возможно, сможет пролить свет на эту историю.

Рассекреченные материалы

Утром в понедельник Джон Дебри явился в полицейский участок, узнал, что никакой работы для него нет, после чего затолкал Тупого и Ещетупее в машину и отправился якобы на патрулирование. На самом деле Дебри намеревался заехать в ЁБР, чтобы повидаться с агентом Малдером. Поэтому он остановил машину у набережной и обратился к своим коллегам:

– Ребята, у вас есть какие-нибудь дела сегодня?

– Это как понимать? – спросил Тупой.

– Полно дел, – ответил Ещетупее.

– Значит так, можете сейчас дуть на все четыре стороны, – сказал Дебри. – Встречаемся прямо здесь ровно через три… нет, через четыре часа. А потом всем рапортуем, что мы весь день патрулировали. Все ясно?

– Да, сэр! – ответил Тупой.

– Не совсем, – сказал Ещетупее.

– Я тебе объясню, – сказал Тупой, выходя из машины. – Спасибо, мистер Дебри.

– Ничего, мне и самому надо в одно место смотаться, – сказал Дебри. – Не забудьте: через четыре часа на этом месте. И постарайтесь не попадаться на глаза Неврубу, иначе мне влетит.

– Есть, сэр! – сказал Тупой.

Дебри поехал по своим делам. Он включил радио, но не нашел ничего для себя интересного, правда, какой-то весьма приятный голос напевал что-то по-французски. Дебри не понял ни слова и даже засомневался, французский это язык или итальянский, потому что и в том, и в другом встречалось слово «amor», а других иностранных слов Дебри не знал. Выключив, наконец, радио, он некоторое время удивлялся, откуда в его голову забрели знания иностранных языков.

Дебри заметил, что уже приближается к штаб-квартире ЁБР в Нью-Йорке, так что поспешил выкинуть из головы все мысли, что оказалось несложно. Припарковав машину за углом, Дебри вышел из нее, прошелся по улице и вошел в здание ЁБР.

Несколько минут у него ушло на перепалку с секретаршей, которая почему-то считала, что агент Малдер работает в Вашингтоне, а в Нью-Йорке его нет и быть не может. Дебри в ответ доказывал, что виделся с агентом Малдером на прошлой неделе. Неизвестно, чем бы это кончилось, если бы в этот момент в здание не вошел сам агент Малдер. Он тоже подошел к секретарше и спросил:

– Меня, случайно, никто не искал?

– Я вас ищу, – ответил Дебри. – Вы ведь специализируетесь на паранормальных явлениях?

– Моя слава меня опережает, – ответил агент Малдер. – И на кой черт я в кино снимался?..

– Так вот, я как раз столкнулся с паранормальным явлением и не знаю, что делать, – ответил Дебри.

– Да что вы? – спросил агент Малдер. – Надо же, как интересно.

– Мы можем где-нибудь поговорить? – спросил Дебри.

– В Вашингтоне у меня свой офис в подвале, а здесь мы, пожалуй, даже в курилке не поместимся, – усмехнулся агент Малдер.

– Значит, мы с вами направляемся в ближайший бар? – спросил Дебри.

– Да нет, почему же, – ответил агент Малдер и обратился к секретарше. – Агент Патологоанатом у себя?

– Нет, он с утра уехал в морг и сказал, что вернется только вечером, – ответила секретарша.

– Ну, вот и отлично, – сказал агент Малдер. – А у меня как раз есть ключ от его офиса. Пойдемте, мистер Дебри.

Они удобно расположились в шикарном кабинете, главным украшением которого были кожаный диван, два человеческих скелета и еще десяток черепов, разложенных по полкам. Кости некоторые из этих черепов были продырявлены. В такой вот обстановке Дебри целый час рассказывал агенту Малдеру про своего индейского шамана. История эта Малдера чрезвычайно заинтересовала, однако никаких ценных советов Джону Дебри он не дал, – сказал, что надо сначала все выяснить.

– Я посмотрю в своей базе данных файл на этого Стреляного Воробья, – пообещал агент Малдер. – Завтра или послезавтра перешлю его вам по факсу.

– Большое спасибо, – сказал Дебри.

– А пока не получите мой факс, лучше даже близко не подходите к логову этого шамана, – добавил агент Малдер. – В крайнем случае я позвоню знакомым колдунам, и они его оттуда выкурят, если возникнет такая необходимость. Но будем надеяться, такой необходимости не возникнет.

– Да, будем надеяться, – согласился Дебри. – Ну что ж, агент Малдер, большое вам спасибо за все. Я, пожалуй, пойду.

– До встречи, Дебри, – сказал агент Малдер. – Да, и если у вас еще будут интересные истории про индейских шаманов или инопланетян, то сразу же обращайтесь ко мне.

– Обязательно, – сказал Дебри, выходя из кабинета. – До встречи, агент Малдер.

В вестибюле Дебри неожиданно для себя встретил мисс Вракер, которая о чем-то оживленно спорила с секретаршей.

– Добрый день, – сказал Дебри, подходя к ней. – Я вижу, сегодня все ломятся на прием в ЁБР.

– Джон! – воскликнула мисс Вракер. – Рада вас видеть. А вы что здесь делали?

– Консультировался с другом по одному делу, – ответил Дебри. – А вы пишете очередной репортаж?

– Вроде того, – ответила мисс Вракер. – Но похоже, что сегодня у меня это не получится. Агент Патологоанатом в отъезде, а я хотела написать о химических лабораториях ЁБР.

– Очень жаль, – сказал Дебри. – А почему бы нам ни прогуляться?

– С удовольствием, – ответила мисс Вракер, и они вышли на улицу.

– Кстати говоря, я живу недалеко отсюда, – сказала мисс Вракер. – Не хотите зайти ко мне на чашку кофе?

– Я бы с удовольствием, но через два с лишним часа мне надо возвратиться на работу, – ответил Дебри.

– Так что же мы с вами медлим? – спросила мисс Вракер. – Будьте так любезны – подвезите меня на вашей машине. Всегда мечтала поездить на автомобиле с мигалками!

– Не знаю, получится ли включить мигалки, – сказал Дебри, подходя к своей машине. – А впрочем, почему бы и нет?


В назначенный час Дебри был в назначенном месте и поджидал Тупого и Ещетупее. Он неплохо провел время с мисс Вракер, у которой был очень вкусный кофе с десертом… Дебри посмотрел на часы с мыслью о том, куда же подевались эти два идиота. И через минуту он увидел Тупого, который медленно подходил к машине.

– Ну, наконец-то! – сказал Дебри, когда Тупой сел в машину. – Где был?

– Да так, прогулялся, – ответил Тупой. – Пообедал. Со сломанной рукой много наработать не удается.

– Кстати, как рука? – спросил Дебри.

– Говорят, через месяц начнет шевелиться, – ответил Тупой.

– Понятно, это еще надолго, – пробормотал Дебри. – И куда подевался этот Ещетупее?!

– По-моему, я знаю, где он, сэр, – ответил Тупой. – Тут неподалеку есть парк аттракционов, а рядом кафе.

– Понятно, – сказал Дебри. – Пошли, прогуляемся.

Они вытащили Ещетупее с каруселей, посадили его в машину и поехали в полицейский участок.

Комиссар Невруб не отличался широким диапазоном настроений: либо он пребывал в радужном настроении, либо в плохом. На этот раз он был в плохом настроении.

– Дебри! – перешел на крик комиссар. – Где вы все утро шатались?

– Патрулировали, сэр! – ответил Дебри.

– А почему отключили рацию? – спросил Невруб.

– Извините, сэр, это я просто забыл ее включить, – оправдался Тупой.

– Умники нашлись, – пробормотал Невруб. – Короче, так. У нас снайпер.

– Вы уверены? – спросил Дебри.

– Одного бизнесмена, владельца сети ресторанов, пытались застрелить из оптической винтовки, – ответил Невруб. – Дело было в небоскребе, а стреляли в него из противоположного небоскреба.

– И как, убили? – спросил Дебри.

– Нет, – ответил Невруб. – Ему как раз в это время подавали кофе, и пуля прошила официантку.

– Печально, – пробормотал Дебри.

– Ничего печального в этом нет, – усмехнулся Невруб. – Киллеру теперь не заплатят, нам теперь придется охранять этого бизнесмена, выяснять, кто стрелял, из какого оружия, почему стрелял и где будет стрелять в следующий раз. Так что поехали в небоскреб. А завтра ты у меня на суде выступаешь.

– С какой это радости? – спросил Дебри. – В смысле, кого судят?

– Кота судят, при задержании которого Тупой сломал руку, – ответил Невруб. – Мы за это пытаемся содрать с владельцев кота дополнительный штраф.

– Так мне заплатят? – с надеждой спросил Тупой.

– Издеваешься? – переспросил комиссар Невруб. – А кто мой «Форд» будет после обстрела восстанавливать? Если суд и прикажет этим козлам тебе заплатить, ты подмахнешь мне расписочку, что добровольно передаешь всю сумму полицейскому участку на восстановление «Форда». Ясно?

– Не совсем, сэр, – ответил Тупой. – Так денег не будет?

– Нет, – ответил Невруб.

– Теперь ясно, – сказал Тупой.

– Ладно, кончаем болтать, поехали, – сказал Невруб. – Дебри, пусти меня за руль.

– С удовольствием, – сказал Дебри, залезая на заднее сиденье.

Рядом с ним сел Тупой.


Само собой, киллер не стал дожидаться полиции, поэтому Дебри, Тупой и Ещетупее просто осмотрели все этажи небоскреба, на которых мог прятаться киллер. Невруб в это время разговаривал с чудом выжившим бизнесменом, подробно расспрашивал этого бизнесмена о его занятиях, с умным видом записывал что-то в блокноте (прикидывал, сколько заначил от жены на этой неделе), осматривал место преступления, дыру в оконном стекле. Осматривая окно, Невруб заметил в противоположном небоскребе физиономию Дебри и знаками спросил:

– Нашли чего?

Дебри энергично пожал плечами и мотнул головой, это означало:

– Ноу, сэр!

– Понятно, – пробормотал Невруб, разворачиваясь. – Сейчас еще сам поищу. Ну, уж если я ничего не найду… Тогда будем охранять вас и ждать, где киллер нанесет следующий удар.

– А мне что делать? – спросил бизнесмен.

– Ну, для начала наймите парочку телохранителей, – ответил Невруб. – Кроме того, если будете устраивать совещания в небоскребах, вызывайте наших людей. Уверен, что мистер Дебри охотно придет вам на помощь.

– Спасибо, комиссар, – сказал бизнесмен.

Welcome to our heaven of justise!

На следующий день Дебри с самого утра потащился в здание суда. По дороге он успел заскочить в полицейский участок, чтобы посмотреть, не пришел ли факс от агента Малдера. Факса не было.

Перед зданием суда стояла статуя правосудия. Статуя представляла собой безголового робота, держащего в руке электронные весы, на которых было написано «Made in Japan».

Все собрались в тесном зале. На скамье подсудимых сидели кот и его хозяин. На соседней скамье сидела старушка, комиссар Невруб и Тупой с рукой в гипсе. Дебри подумал о том, как хорошо, что никто не вспомнил о том, что руку Тупому сломал сам Дебри, прыгая с пятого этажа. Дебри же сидел позади комиссара Невруба. Тот заметно нервничал и все время косился на адвоката защиты. Довольно скоро комиссар устал нервничать и, обернувшись к Дебри, сказал:

– Хреновые наши дела. У них адвокат мощнее. Врет профессионально. Я его в прошлом году на суде видел – он отмазал маньяка-психопата от смертной казни по той причине, что маньяк сумел сбежать из психбольницы, где не было создано достаточно условий для его изоляции, следовательно, виновата во всем больница.

– И чем кончилось? – спросил Дебри.

– Ну, все решили миром, – ответил Невруб. – Маньяку на следующий день случайно вкатили не то лекарство, и он откинул коньки, а директора психбольницы арестовали и выпустили под хороший залог. Я слышал, что выплатив залог, он разорился и теперь торгует хот-догами на улице.

– Да, действительно, хреново, – пробормотал Дебри. – Ну, хот-догами торговать я еще не разучился.

– Хоть это радует, – усмехнулся Невруб и подмигнул ему. – Меня научишь?

Дебри рассмеялся и кивнул. В этот момент вошел судья, и все встали. Судья долго не мог усесться в свое кресло – располневшая фигура мешала это сделать. Дебри подумал о том, что судьи и адвокаты очень хорошо едят, следовательно, очень хорошо зарабатывают, а врут при этом не больше, чем сам Дебри врет начальству и коллегам, когда дело касается очередной мелкой взятки.

Странные все-таки законы в современном мире – разные люди получают разные суммы денег за одни и те же порции вранья. Правда, адвокаты и судьи выступают на публике и знают гораздо больше умных слов, чем Дебри, но сам акт нарушения одной из еврейских заповедей одинаков, а суммы денег разные. Дебри заметил, что раньше никогда не задумывался над этим. Его рассуждения выглядели логично, но тем не менее, логично выглядела и та система, при которой за равные порции вранья одни получали больше денег, а другие – меньше.

«А все потому, что вранье не узаконено, – подумал Дебри. – Все врут, все знают, что все врут, но признаться в этом никто не решается, потому что все скажут, что он врет. Погоди, если человек говорит правду, все сразу же говорят, что он врет. Если только он не заплатит хорошему адвокату, который наврет всем, что этот человек сказал правду. Нет, адвокат тогда тоже скажет правду, выходит разница между правдой и ложью с юридической точки зрения… никакой разницы нет! За одну и ту же сумму денег один и тот же адвокат готов врать и готов говорить правду, причем для него самого это не имеет никакого значения, для него имеют значение деньги, и тогда выходит, что опять же все решают деньги. И вообще, если вдуматься, везде главным фактором являются деньги, а люди врут или говорят правду только для того, чтобы получить определенную сумму этих денег. Ну что ж, тогда все просто, и мы вернулись к тому, с чего начали: деньги – главное в жизни, и миром правят деньги, или же люди, у которых эти деньги есть. Как хорошо, что я не придумал ничего нового!»

Судья наконец-то уселся в свое кресло, и процесс начался.

Сначала выступила старушка, которая долго перечисляла все, что съел у нее соседский кот. Затем показали видеопленку, на которой кот что-то уплетал. Сам кот ничего не отрицал, только недовольно промяукал что-то. Адвокат защиты начал блестяще отбивать все выпады старушки и ее адвоката. За пятнадцать минут он сумел доказать всем собравшимся, что кот не виноват в том, что в квартире старушки постоянно открыто окно. Ведь кот – это животное, он во всем следует инстинктам, и он не знает законов.

– Незнание закона не освобождает от ответственности! – выкрикнул адвокат старушки, и половина зала активно его поддержала.

– Согласен, – согласился адвокат защиты. – Однако представьте, что вы работаете на бойне, и вас обвиняют в убийстве коров. Убийство на бойне – это не убийство, потому что люди убивают коров, чтобы самим питаться и иметь возможность выжить. Точно так же и кот. Он ворует еду, чтобы набить желудок. Видимо, коту не слишком нравится та пища, которой угощает его хозяин, возможно, она слишком сухая или слишком однообразная, коту хочется разнообразия, и он выходит на охоту. Теперь разберемся, кто виноват. Почему окно в квартире обвинителя все время открыто? Уж не для того ли, чтобы соседский кот съел там что-нибудь и таким образом появилась возможность вытрясти штраф из соседей?

– Протестую!!! – во весь голос завопил адвокат старушки.

Однако судье было интересно, что еще выдумает адвокат защиты, поэтому он сказал:

– Протест отклонен. Продолжайте.

– Я спрашиваю вас, почему вы все время оставляете окно открытым? А? Почему? – обратился адвокат кота к старушке.

– Ну как же это – зачем? Чтобы проветривать комнату, – ответила старушка. – Я ведь живу на пятом этаже, и я думала, что полностью защищена от грабителей. Кто же знал, что бессовестное животное проберется в квартиру по карнизу…

– Протестую!!! – завопил адвокат защиты. – Эта леди оскорбляет моего клиента!

– Принимается, – сказал судья. – Продолжайте.

– Позвольте поинтересоваться, почему вы до сих пор не установили у себя в квартире кондиционер, как это делают все нормальные люди? – спросил адвокат кота у старушки.

– Ну, я не видела в этом необходимости, – ответила старушка. – Я привыкла проветривать комнаты, открывая окна.

– Итак, мне все ясно! – заключил адвокат кота. – Моего клиента обвинили исключительно из-за недальновидности этой леди, которая не догадалась вовремя поставить кондиционер в своей квартире. У меня больше нет вопросов.

– Понятно, – сказал судья. – Теперь перейдем к иску господина Тупого, которому обвиняемый сломал руку.

Тупой очень коротко изложил свою историю следующим образом: при задержании кота он выпал из окна с высоты пятого этажа и сломал руку. Затем выступил комиссар Невруб, речь которого сводилась к следующему: вот сломанная рука, вот полицейский протокол и рапорт Дебри, никаких других доказательств не требуется, а значит, Тупому должны выплатить компенсацию. Потом в свидетели вызвали Дебри, который рассказал, как Тупой погнался за котом по карнизу, но неожиданно сорвался и упал на землю. Невруб был доволен – все доводы были на их стороне и адвокат кота ничего не мог возразить. Однако он возразил. Свой первый вопрос адвокат кота адресовал Тупому:

– Мистер Тупой, у вас есть медицинская страховка?

– А-а, ну, я-а, э-э-э… – ответил Тупой.

– Не забывайте, мистер Тупой, вы в суде и должны говорить правду, только правду и ничего, кроме правды!!! – загремел адвокат кота.

– Есть у меня медицинская страховка, – ответил Тупой.

– Тогда у меня вопрос ко всем присутствующим: на каком основании мой клиент должен платить господину Тупому, если за все уже заплатила страховая компания? – сказал адвокат кота. – И вообще-то говоря…

Невруб в это время резко почувствовал запах хот-догов (Ещетупее достал из сумки закуску) и закричал:

– Снимаем обвинение!!!

К этому крику присоединился и адвокат Тупого. Дебри понял, что дело они проиграли, хотя это было и не слишком удивительно. Судьи удалились для вынесения приговора. Они приговорили владельца кота выплатить старушке стоимость кондиционера, который она по приговору суда должна купить. Поскольку Тупой снял обвинение, ему, естественно, ничего не обломилось, а Невруб понял, что ему придется выбивать деньги на восстановление «Форда» из страховой компании. Вот так и закончился этот «соломонов суд».

Досье на шамана

На следующий день Дебри наконец-то получил факс от агента Малдера, в котором были все данные об индейском шамане по имени Стреляный Воробей. Вот как это выглядело:

Стреляный Воробей, шаман. Индейское имя трудно произнести, еще труднее напечатать. Является потомственным шаманом племени Чихуяра. Анализы ДНК показывают, что он не совсем человек, а более развитое существо (количество хромосом другое). Владеет гипнозом, может насылать болезни посредством телепатического внушения. Имеет как обычную лицензию на использование своих способностей, так и магическую. Номер магической лицензии пятидесятизначный с многочисленными буквенными обозначениями, которые не могут разобрать даже шифровальщики ЁБР. Пару раз выполнял заказы правительства, насылая СПИД и сифилис на террористов, за что имеет дополнительные награды. В данный момент с правительственными органами не связан. До сих пор считалось, что крыша Стреляного Воробья – ЁБР и СРУ. Правда, около недели назад с ним прервалась телепатическая связь, что означает либо смерть шамана, либо смену крыши. Поскольку есть данные о том, что Стреляный Воробей еще жив, это значит, что у него сменилась крыша. Другие данные недоступны.

P.S. Слушай, Дебри, в досье ничего не сказано о том, что Стреляный Воробей владеет телепортацией. Если будут вопросы, позвони мне.

Агент Малдер.

Дебри почти ничего не понял из этого досье, поэтому пересел поближе к телефону и набрал номер агента Малдера.

– Малдер слушает, – донеслось из трубки.

– Доброе утро, агент Малдер, это Дебри, – сказал Дебри. – Спасибо за досье на шамана, однако, по правде говоря, я ни черта не понял из того, что здесь написано, кроме того, что он раньше работал на ЁБР. А что означает все остальное?

– Ну, там написано, что он действительно является шаманом высшей категории, а не просто каким-то шарлатаном, который каждому встречному предсказывает что-то вроде «вам упадет унитаз на голову», – ответил Малдер. – И факт остается фактом, что телепатическая связь со Стреляным Воробьем недавно была потеряна. В отделе, который занимается шаманами, решили, что Воробей откинул коньки. Они послали к нему инспектора.

– И что с инспектором? – спросил Дебри.

– Шаман его тоже телепортировал, – ответил Малдер. – Инспектор вчера позвонил из Вайоминга, попросил денег на обратную дорогу. А тут еще я сообщил ребятам о вашем случае. Короче говоря, оказалось, что Стреляный Воробей не просто обзавелся новой крышей, но и приобрел новые способности.

– Это значит, что все хреново? – спросил Дебри.

– Типа того, – ответил агент Малдер. – Вот только интересно, как он вообще вышел на новую крышу.

– Значит, он не притворялся, что ему какой-то черный бог заехал кулаком в глаз сквозь магический кристалл, – пробормотал Дебри.

– Это ты о чем? – не понял Малдер.

– Да я как раз был на приеме у Стреляного Воробья, когда он понес какую-то чушь про черного бога без лица, который работает крышей у каких-то Альпачинов, – ответил Дебри. – А потом этот черный заехал ему в глаз. Самого черного я не видел, однако фингал у Стреляного Воробья был самый настоящий.

– Это интересно! – сказал Малдер. – Думаю, наши специалисты заинтересуются личностью этого черного бога без лица. Не возражаете, если мы навестим вас, дней через несколько?

– Да ради Бонда, – ответил Дебри. – Заходите.

– Хорошо, – сказал агент Малдер. – Мы тут уже расследование начали, так что завтра, скорее всего, будем в Нью-Йорке.

– Это хорошо, – сказал Дебри. – Ну, тогда до встречи.

– До встречи, – сказал Малдер и повесил трубку.

Дебри начал было думать об этой истории со стреляным шаманом, но его прервал Невруб, который проорал на ухо Дебри:

– Дебри! На задание!

– Что случилось? – спросил Дебри.

– Помнишь, у нас бизнесмен был, за которым киллер бегает? – ответил Невруб.

– Ну, помню, – сказал Дебри.

– Так вот, он нас всех на подмогу вызывает, – сказал Невруб. – У него опять какое-то совещание в небоскребе. А мы должны торчать в соседних небоскребах и ловить киллера – в случае чего.

– Понятно, – сказал Дебри. – То есть, мы просто сидим в небоскребе и ничего не делаем.

– Угадал, – ответил Невруб.

Экскурсия на тот свет по льготному тарифу

Джон Дебри, Тупой и Ещетупее торчали в вестибюле какого-то небоскреба, около лифтов. Делать было нечего, поэтому Дебри отправил Ещетупее за хот-догами, а Тупой отошел к ларьку за жвачкой. Дебри уже собирался отправиться в бар, но тут зашипела рация, и голос Невруба проорал:

– Дебри! Хватит валандаться без дела! Киллер на крыше твоего небоскреба! Мы уже наслали на него вертолет, не дай ему спуститься!

Дебри, выключив рацию, заорал:

– Тупой! Ещетупее! Быстро сюда! Следите за всеми лифтами! Объявите кто-нибудь общую тревогу, а я еду на крышу! Если с крыши спустится какой-нибудь лифт, дайте мне знать!

Дебри вскочил в лифт и нажал на кнопку с надписью «крыша». На высоте пятидесятого этажа его рация запищала.

– Дебри слушает! – сказал Дебри.

– Он спускается с крыши, – сказал Тупой. – На лифте слева от вас.

– Следи за ним, – приказал Дебри. – Доложишь мне, когда мы с ним окажемся рядом.

И Дебри достал револьвер. Когда лифт миновал семьдесят четвертый этаж, голос Тупого сообщил:

– Сэр, ваши лифты встретились!

– О кей! – сказал Дебри и начал палить в стену лифта.

Киллер, видимо, понял, что в него стреляют, и поспешил остановиться.

– Сэр, он на семьдесят четвертом этаже! – сказал Тупой.

– Понял! – сказал Дебри, разворачивая лифт в другую сторону. На семьдесят четвертом этаже он выскочил из лифта и увидел человека в черной кожаной куртке, маске и с пистолетом в руке. Дебри выстрелил и попал киллеру в руку. Киллер, отстреливаясь, вернулся в лифт и стартовал на крышу. Дебри вскочил в свой лифт и погнался за киллером. Когда лифт остановился на крыше, Дебри выскочил и взял на прицел соседний лифт, но он был открыт и пуст. Дебри понял, что киллер опередил его и спрятался где-то на крыше. Откуда-то сзади, издалека, доносился шум вертолета.

– Придется все делать самому, – пробормотал Дебри и побежал в ту сторону, куда, по его мнению, побежал киллер.

Сначала Дебри даже не понял, что произошло. Он высунулся из-за угла, и не успел ни прицелиться, ни выстрелить наугад – киллер его уже поджидал и всадил пулю точно в Дебри. Дебри выстрелил в ответ, не очень понимая, куда стреляет, но киллер всадил в него еще одну пулю. Дебри зашатался, почувствовав внутри себя две дырки. Видимо, он как-то повернулся к киллеру спиной, потому что третья пуля ударила в спину. Дебри видел перед собой Нью-Йорк, небоскребы и море. А потом он увидел, как крыша поднимается ему навстречу и бьет его по носу.

Дальше началось нечто невероятное. Дебри снова стоял на крыше, только солнечный свет немного померк. Он видел все, однако, очертания предметов были неясными, все было размытым, как будто вокруг был какой-то призрачный туман. Дебри осмотрелся и понял, что он не стоит на крыше, а парит в воздухе невысоко над крышей. Он посмотрел вниз и увидел человека в сером плаще, лежащего на животе. На спине человека было красное пятно. Дебри понял, что там лежит он сам, и содрогнулся при этой мысли. Посмотрев вверх, он увидел голубоватую дорожку, около которой стоял указатель с надписью «This way» и стрелкой.

Дебри почувствовал, что спуститься он никак не может, поэтому пошел вверх по этой дороге. Через некоторое время он обнаружил, что не идет, а летит с очень большой скоростью, хотя и не прилагает для этого абсолютно никаких усилий. Дебри летел по Космосу. В темноте справа и слева мерцали звезды. А потом все вокруг стал заливать золотой свет, что было весьма необычно, по крайней мере, для Дебри.

Прошло еще какое-то время, и Джон Дебри оказался в золотой комнате. Это было довольно странное место. Стены, пол и потолок – все, казалось, было сделано из золотого света. В комнате не было окон, если не считать одного места на стене, которое было не золотым, а прозрачным. За этим прозрачным «окном» Дебри увидел лицо, хотя на человеческое лицо это совсем не было похоже. Длинный нос, большие уши, огромные черные глаза без зрачков. Дебри сначала ужаснулся, а потом почувствовал легкую волну энергии, исходившую от этого существа. Оно вовсе не было агрессивным. Однако Дебри стало не по себе, когда существо каким-то образом просочилось через окно в золотую комнату.

Золотой свет стал ярче, комната стала больше, и Дебри увидел, что существо, которое он сначала принял за Бонда, а потом за бога, с головы до ног покрыто рыжей шерстью. Некоторое время рыжее существо изучало Дебри, а потом заявило:

– Да кто тебе сказал, что я – рыжий?! Это хреновая перекись, между прочим!

– Чего? – не понял Дебри.

– Ты кто такой? – спросило существо. – Документы есть?

– Джон Дебри, – ответил Дебри. – Полиция Нью-Йорка. NYPD.

– А откуда взялся? – спросило существо.

– Меня киллер замочил на крыше, – ответил Дебри.

– А какого тогда… ты на мой сервер попал? – спросило существо. – Ты у меня в списках не значишься. Хотя, постой, кажется, понимаю. Сейчас, минутку подожди.

Существо достало сотовый телефон и куда-то позвонило.

– Эльдорадо? – спросило оно. – Слушай, ты бы на сервер мертвецов заглянул, а? У меня тут странный объект, не исключено, что из твоих, судя по имени.

Не успело рыжее существо сложить телефон, как вдруг еще одна стена открылась и в комнату заглянуло существо, похожее на человека в костюме Зорро.

– Это еще кто такой? – спросил Эльдорадо, взглянув на Дебри. – Что-то я его не припомню. Представься.

– Джон Дебри, полиция Нью-Йорка, – представился Дебри.

– Хм-м, это не мое, – пробормотал Эльдорадо. – А впрочем, сейчас уточню.

Эльдорадо тоже достал сотовый телефон, куда-то позвонил и спросил:

– Слушай, тут у нас на сервере мертвецов какой-то Джон Дебри из полиции Нью-Йорка, это твое? Ага, ясно. И чего с ним делать? Понял. Только больше таких сюрпризов не устраивай, по океям? Ладно, пока!

– И чего там? – спросило рыжее существо.

– Собственность нашего писаки, Альф. Поэтому его на твой сервер и пригнали, – ответил Эльдорадо.

– И что мне с ним делать? – спросил Альф.

– Посади в гроб ногами вперед и дай пендаль под зад, – ответил Эльдорадо. – Будем возвращать его на Землю. Эй, Дебри, ты не против?

Дебри с открытым ртом пожал плечами.

– Значит, не против, – усмехнулся Эльдорадо. – Ну, пока, Альф.

– Пока, – сказал Альф. – И не забудь про завтрашнюю презентацию!

– Не забуду, – сказал Эльдорадо, медленно исчезая в стене.

– Ну, теперь с тобой все ясно, – сказал Альф, подходя к золотому ящику, похожему на гроб, который неизвестно как и когда появился в центре комнаты. – Залезай.

– Зачем? – спросил Дебри.

– Затем, что я тут главный, – ответил Альф. – Ну, пока что, – добавил он, услышав гром, донесшийся с потолка. – Так что не вздумай обсуждать мои приказы!

– Есть, сэр! – по привычке ответил Дебри и полез в гроб.

– Ногами туда, – указал Альф на стену, из которой прибыл Дебри. Когда Дебри мирно лежал в гробу, сложив руки на груди (на всякий случай), Альф встал сзади него и сказал:

– Ну, счастливого пути, Дебри!

Дебри не видел, что произошло дальше…

А дальше Альф уперся в гроб одной ногой и толкнул его изо всех сил. Гроб быстро прокатился сквозь стену, и Дебри увидел планету Земля, которая очень быстро приближалась. Затем он увидел вспышку света и услышал чей-то крик:

– Разряд! Есть разряд! Пульс есть!

И все его тело заполнилось болью.

Узник больничной палаты

Когда Дебри с трудом открыл глаза, перед глазами оказался потолок. Наш герой по-прежнему ничего не понимал, однако, судя по трещинам на потолке, он был на Земле, а не на том свете. Через некоторое время Дебри почувствовал, как ему в вену вводят лекарство, и глаза его снова закрылись.

В очередной раз, когда Дебри очнулся, он почувствовал себя значительно лучше, если не считать того, что все тело болело, особенно те места, куда попали пули. На этот раз он не стал открывать глаза, а продолжал лежать, прислушиваясь к тому, что происходит вокруг.

– Можете зайти к нему, – донесся до слуха Дебри незнакомый голос. – Ему лучше, только он спит.

– Спасибо, мы ненадолго, – произнес голос Тупого, после чего Дебри услышал легкие шаги.

– Сэр, мистер Дебри! – сказал Тупой. – Вы меня слышите?

Дебри открыл глаза и увидел над собой физиономию Тупого. С другой стороны нарисовалась физиономия Ещетупее.

– Привет, – сказал Дебри, с трудом ворочая языком. – Я… я где?

– Вы в больнице, – ответил Тупой. – Вас отправили сюда сразу после того, как повязали киллера. Говорят, что вас едва откачали.

– Ясно, – пробормотал Дебри. – Как оказалось, тот свет – весьма паршивенькое местечко, так что я решил вернуться.

Произнося эту фразу, Дебри почувствовал, как Альф зазвездил ему по затылку.

– Черт побери! – выругался Дебри.

– Вы тут валялись без сознания две недели, – сообщил Тупой. – Мы почти каждый день к вам приходили. Комиссар Невруб тоже заезжал.

– И что он говорил? – спросил Дебри.

– Он сказал про вас, что если этот кретин выкарабкается, то выслушает хороший разнос за тупость и бесполезное геройство, – процитировал Ещетупее.

– Что ж, ничего другого от него нельзя было ожидать, – пробормотал Дебри.

– Да уж, – ухмыльнулся Тупой.

– Кстати, что с киллером? – спросил Дебри.

– Нечто невероятное, – ответил Тупой.

– Да, на крыше появился человек-паук и повязал киллера в свою паутину, – закончил Ещетупее.

– Это только предположение, – заметил Тупой. – Самого человека-паука никто не видел.

– Ну так, Бэтмен же утром не летает, значит, это был человек-паук, – сказал Ещетупее.

– Логично, – пробормотал Тупой. – Между прочим, мистер Дебри, тут есть еще кое-кто, кто очень хочет вас видеть.

– И кто же это? – спросил Дебри.

– Одну минутку, это сюрприз, – сказал Тупой и вышел из палаты, вытащив за собой Ещетупее.

Дебри некоторое время повалялся в одиночестве, а потом увидел над собой лицо мисс Вракер.

– Джон, как я рада, что вы наконец-то пришли в себя! – сказало это лицо.

– А я очень рад вас видеть! – сказал Дебри. – Просто невероятно, что вы меня навестили!

– Я с удовольствием как-нибудь поболтаю с вами о работе полиции, – сказала мисс Вракер. – А от ваших коллег я слышала, что вы сейчас занимаетесь каким-то индейским колдуном?

– Об этом мы, пожалуй, поговорим позже, – сказал Дебри.

– Хорошо, – сказала мисс Вракер. – Как вы себя чувствуете, Джон? Доктор сказал, что вы еще не скоро выйдете отсюда.

– Чувствую я себя несколько лучше, чем на той крыше, – ответил Дебри. – Но все равно, довольно-таки паршиво.

– Понимаю, – сказала мисс Вракер. – Не хотите ли чего? Может, вам что-нибудь принести? Цветы, конфеты, диск с расслабляющей музыкой?

– А какие диски у вас есть? – поинтересовался Дебри.

– В основном, рок, – ответила мисс Вракер. – «Металлика», «Продиджи», «Роллинг Стоунз», «Пинк Флойд».

– От «Пинк Флоид» я бы не отказался, – сказал Дебри.

– Хорошо, принесу вам послушать, – сказала мисс Вракер. – Только у меня запись не самого «Пинк Флоида», а некоего Айби Рибы, который играет песни знаменитых рокеров.

– Сойдет, – сказал Дебри. – А то сегодня утром по радио похоронный марш крутили.

– Вы же только что пришли в себя, откуда вы знаете? – спросила мисс Вракер.

– Меня этот похоронный марш уже два раза будил, только каждый раз после него снотворное вкатывали, – ответил Дебри. – И, похоже, меня опять клонит в сон.

– Хорошо, тогда я пойду, – сказала мисс Вракер. – Мы с вашими коллегами обрадуем комиссара Невруба.

– Не надо! – воскликнул Дебри и тут же провалился в сон.

В следующий раз Дебри проснулся как раз к завтраку. В него тут же всадили огромную порцию неудобоваримой овсянки. На этом неприятности не кончились – через полчаса в палату вошел комиссар Невруб. Настроение у Дебри резко начало портиться. Видимо, Невруб заметил, как стремительно меняется выражение лица Дебри, поэтому улыбнулся и сказал:

– Не волнуйся, Дебри, сегодня я тебя отчитывать не буду. Подожду, пока ты вернешься на работу. Однако согласись, что с твоей стороны это было очень глупо – самому ввязываться в перестрелку с киллером вместо того, чтобы подождать вертолет и подкрепление.

– Согласен, – сказал Дебри. – Однако в банке у меня это получилось, так что я подумал, что получится и с киллером. Но не повезло.

– Вот к чему приводит излишнее геройство, – пробормотал Невруб. – Кстати, на том свете кого-нибудь видел?

– Если вы про туннель, свет и все такое, то видел, – ответил Дебри. – А если про ангелов и Бонда, то ничего такого не видел.

– Жаль, – вздохнул Невруб. – А святого Терминатора не видал?

– Нет, – ответил Дебри. – А у вас тут как дела?

– Тебе в очередной раз повезло, – сказал Невруб. – Тот самый бизнесмен, которого мы все дружно защищали от киллера, решил оплатить твое лечение.

– Правда? – спросил Дебри. – А больше он ничего не предлагал?

– Медали за отвагу ты не дождешься, – усмехнулся Невруб. – И соответственной денежной компенсации тоже.

– Понятно, – сказал Дебри. – А скоро я отсюда выберусь?

– Врачи говорят, что через недельку будет видно, – ответил Невруб. – Может, к этому времени тебя выпустят перебинтованного. А до того времени придется тебе кушать овсянку.

На лице Дебри проступил невыразимый ужас, и Невруб рассмеялся.

– Да не волнуйся ты так, – сказал он. – Слушай, у них тут видеокамер нет?

– Вроде нет, – ответил Дебри, оглядывая потолок и углы.

– Хорошо, – сказал Невруб, доставая из кармана пакет. – Вот, я тебе принес два гамбургера.

У Дебри потекли слюнки, и он сказал:

– Огромное вам спасибо, господин комиссар!

– Не думай, что это просто так – стоимость гамбургеров я вычту у тебя из зарплаты, – сказал Невруб.

– Все равно спасибо! – сказал Дебри и накинулся на гамбургеры.

– Ладно, ты ешь, а я на стреме постою, – сказал Невруб, после чего подошел к двери и осторожно выглянул наружу.

Через некоторое время Дебри покончил с гамбургерами и заснул, не успев попрощаться с Неврубом.


В следующий раз Дебри открыл глаза и увидел перед собой мисс Вракер.

– Добрый день, – сказал он. – Приятно просыпаться и видеть здесь вас, а не тарелку с кашей.

– Обед будет через полчаса, – улыбнулась мисс Вракер. – Желаю удачи при встрече с овсянкой.

– Спасибо, – усмехнулся Дебри. – А комиссар Невруб приносил мне гамбургеры.

– Я вам тоже кое-что принесла, Джон, – сказала мисс Вракер. – Во-первых, диск Айби Рибы с CD-плеером.

– Моей благодарности нет предела, – сказал Дебри, вспомнив эту фразу из какого-то фильма.

– А во-вторых, мою новую статью про вас, – закончила мисс Вракер, подавая Дебри свежий номер газеты «New York Pictures».

Дебри развернул газету и увидел статью, которая называлась «Рискуя жизнью». В этой статье мисс Вракер подробно расписала героизм Джона Дебри, который в очередной раз рисковал жизнью, так как подкрепление не подоспело вовремя. Само собой, статья кончалась тем, что настоящий герой и в свинарнике герой.

– Неплохо, – пробормотал Дебри, прочитав это. – Только Невруб сильно обидится.

– А кто на больничной койке – ты или Невруб? – спросила мисс Вракер. – С помощью этой статьи тебе, возможно, обломится очередная премия или что-то в этом роде.

– Спасибо, – сказал Дебри. – Очень приятно знать, что мной еще кто-то интересуется.

– Да после двух статей вами весь город заинтересуется, – сказала мисс Вракер. – Хотя известно, что рядовой американец запоминает рекламу всего на 24 часа после просмотра.

– Тоже неплохо, – сказал Дебри.

И в этот момент принесли овсянку.

– Ну что ж, Джон, до следующей встречи, – сказала мисс Вракер.

– О кей, – сказал Дебри. – Пока. Ну что ж, совершим очередной подвиг, – добавил он, когда перед ним поставили тарелку с кашей.

Ближе к вечеру Дебри проснулся и увидел перед собой агента Малдера. Он не слишком удивился, так как все остальные у него уже побывали.

– Добрый вечер, агент Малдер, – сказал Дебри. – Рад вас видеть.

– Как самочувствие, Дебри? – спросил агент Малдер.

– Было бы куда лучше, если бы не овсянка, – ответил Дебри.

– Да, тут комиссар Невруб просил вам передать вот это, – сказал агент Малдер, доставая сверток, в котором Дебри обнаружил Биг-Мак.

– Благодарю вас обоих, – сказал Дебри. – А про шамана что-нибудь новое выяснили?

– Ну, кое-что есть, – ответил агент Малдер. – К Стреляному Воробью мы пока не совались. Он безвылазно сидит в своем бункере. Вообще-то, комиссар Невруб на днях спустил на него спецназ, они ворвались внутрь и нашли там обычный подвал. Никаких людей и магических атрибутов. Впрочем, это неудивительно, приемчик довольно простой. Сколько раз СРУ прятало таким образом свои лаборатории…

– А еще что-нибудь есть? – спросил Дебри.

– Ну, про черного бога без лица мы тоже кое-что выяснили, – ответил агент Малдер. – Специалисты по паранормальным явлениям нашли десяток кандидатов, подходящих под это описание. Восемь из них способны засветить в глаз любому шаману.

– А я знаю хоть кого-нибудь из них? – спросил Дебри.

– Ну, например, египетский бог Анубис без лица – у него голова собаки, – ответил агент Малдер. – Еще дух человека в железной маске с сервера Александра Дюма. А, кроме того, Зорро.

– Этот-то откуда взялся? – удивился Дебри.

– О нем информации мало, – ответил агент Малдер. – Знаем только, что звать его не Зорро и что он очень не любит испанцев, следовательно, это индейский бог. Осталось только выяснить, кого именно видел Стреляный Воробей. А для этого нужно нанести ему визит.

– Что-нибудь придумаем, – улыбнулся Дебри. – По крайней мере, как только я выйду отсюда.

– Возможно, – улыбнулся агент Малдер. – А пока что я подключил пару местных ясновидящих, они обещали посмотреть.

– Понятно, – сказал Дебри. – А вывеска у Стреляного Воробья на месте?

– Там, где про предсказания судьбы написано? – спросил агент Малдер. – На месте. За последние дни в подвал к нему заходили несколько человек. За всеми, кто оттуда вышел, мы установили наблюдение. Большинство приходило на консультацию, это мы уже выяснили. И то, что большая часть предсказаний Стреляного Воробья сбылась, мы тоже выяснили. Даже одну утечку газа предотвратили. И два убийства.

– Солидно, – пробормотал Дебри.

– Только боюсь, как бы Стреляный Воробей это не просек и не обиделся на нас, – пробормотал агент Малдер. – Потому что тогда начнется такое, что даже Бонду не снилось.

Дебри со страху перекрестился.

– А что может начаться? – спросил он.

– Ну, ты смотрел «Охотники за привидениями»? – спросил агент Малдер. – Вот, нечто вроде этого.

– Понятно, – сказал Дебри и на всякий случай еще раз перекрестился.

Сновидец

Агент Малдер вскоре ушел, а Дебри умял Биг-Мак, после чего уснул. Сон ему приснился очень странный: Дебри стоял в огромном зале заседаний вроде залов в парламентах или в Совете Европы. На трибуне стоял человек в белой мантии и что-то говорил. Дебри огляделся и заметил, что все собравшиеся выглядели, по меньшей мере, странно. Здесь были люди, зверолюди, невероятные существа в невероятных костюмах, несколько кошкообразных существ ростом с человека, ходящих на задних лапах.

Дебри стал осматриваться и заметил Стреляного Воробья вместе с его помощником-индейцем, которые сидели чуть дальше, рядом с проходом. Затем Дебри обратил внимание на то, что происходило около трибуны. Человек в белой мантии произносил торжественную речь. Его внимательно слушали собравшиеся. Дебри не разбирал слов – человек говорил на незнакомом языке. Однако Дебри заметил, что неподалеку от трибуны стоит то самое рыжее волосатое существо, которое встречало его на том свете. Это существо было обвешано оружием, видимо, здесь оно работало охранником. Дебри не без труда припомнил, что существо звали Альфом.

Неподалеку от Альфа стоял и некто черный без лица. То есть, лицо-то у него было, вот только большая часть лица этого человека была закрыта весьма необычной тенью от широкополой шляпы. Возможно, что это была не тень, а черные очки необычной конструкции. Как бы то ни было, а лица видно не было – только рот, усики и тщательно подстриженная бородка, такие бородки когда-то носили испанцы. Дебри не мог вспомнить имя этого существа, но не сомневался, что именно его видел Стреляный Воробей. А поскольку сам Стреляный Воробей тоже сидел рядолм, у Дебри не осталось никаких сомнений в том, что он попал прямиком в штаб-квартиру всей банды.

Как и положено полицейскому, Дебри схватился за пистолет, но только сейчас заметил, что пистолета нет и в помине, а вместо формы полицейского на нем надет какой-то средневековый наряд. Открыв рот от неожиданности, Дебри снова посмотрел туда, где стояли Альф и черный без лица. Теперь рядом с ними объявился еще какой-то человечек в спортивном костюме «Adidas» и черной кепке-бейсболке. Этот Адидас шепнул что-то на ухо черному и показал в сторону Дебри. Черный повернул голову и Дебри почувствовал, что тот смотрит прямо на него. Подобие саркастической ухмылки скользнуло по губам черного бога, и Дебри в этот момент почувствовал, что его уносит куда-то резким порывом ураганного ветра.

Когда ветер стих, Дебри мельком увидел одну сцену: в длинном вестибюле стояли Альф, черный и Адидас, а с ними еще серый кот ростом с человека и непонятное существо, похожее на кота с золотыми крыльями. Все они стояли рядом и что-то обсуждали. Затем Альф махнул рукой в сторону Дебри, и серый кот без крыльев взглянул на него. Дебри заметил, что глаза у кота были ярко-изумрудного цвета. А на шее этого существа висел кулон на красной ленточке. Кулон этот был того же цвета, что и глаза существа.

«Что за чертовщина?» – подумал Дебри, просыпаясь.

Открыв глаза, он увидел потолок больничной палаты. Из всего сна Дебри запомнил только физиономию кота с зелеными глазами.

Бонд всепрощающий

Где-то через неделю наш герой, перебинтованный и задолжавший комиссару Неврубу пару дюжин гамбургеров, все-таки выбрался из больницы. По идее, Дебри должен был еще какое-то время отлеживаться дома после ранения, чем он не преминул воспользоваться. Однако сидеть без дела Дебри вовсе не собирался.

Раз уж ему не светило заниматься облавами и киллерами, он решил вплотную заняться Стреляным Воробьем. Дебри понимал, что при этом он рисковал проснуться в Бостоне или Вайоминге, или еще в какой-нибудь дыре. «А если он зашвырнет меня на Гавайи, я буду только рад, – подумал Дебри, вспомнив о такой возможности. – Плюну на все и останусь там. Буду ловить крабов или разливать напитки в баре. Все лучше, чем бегать с пистолетом по дождливому Нью-Йорку».

Словно в ответ на эту свою мысль Дебри услышал нечто, похожее на легкий смешок.

– Заткнись! – обратился он к источнику этого смеха и тут же получил подзатыльник.

Подзатыльник был настолько сильным, что Дебри не устоял на ногах и упал на кровать.

– Черт побери! – пробормотал он вслух. – Что бы это ни было, это уже серьезно. Раньше у меня паранормальных способностей вообще не было. Все из-за этого шамана и его черных котов. Хотя нет, коты у него не черные… А какая, впрочем, разница?

И тут Дебри осенило. Причем так осенило, что он сразу же побежал в церковь имени святого Бонда, прихватив бумажник, чтобы отстегнуть немного на пожертвования (на деньги с пожертвований снимали новые фильмы про Бонда).

Однако Дебри завис даже глубже, чем он сам думал. Раньше, когда он приходил в церковь Бонда, он чувствовал покой, а иногда даже и эйфорию. На этот раз он почему-то ощущал дискомфорт. И еще нашего героя преследовало ощущение, что жрецы Бонда уже много лет обкрадывают его вместе со всеми остальными верующими. Потом в голову полезли и другие мысли о том, существует ли Бонд на самом деле, и если существует, настолько ли он всемогущ, как до сих пор считалось?

Тогда Дебри решил заснуть (до сих пор это действовало безотказно), но беспокойство его не оставило. Сквозь дрему он слышал оглушающий голос Бонда:

– Он мой!!!

Бонду отвечал другой голос, не такой громовой, но более нахальный и с лукавыми нотками:

– Не ты его создал. И ему самому выбирать.

– Он пришел ко мне!!! – прогремел Бонд.

– Потому что мне хотелось позабавиться, – ответил лукавый голос.

– Посмотрим, что ты поставишь против меня! – гаркнул Бонд.

– Я могу одним пальцем раздавить тебя, образ коллективного сознания, – спокойно отвечал голос. – Ты всего лишь набор кадров на кинопленке, усиленный и раздутый до планетарных размеров первым вниманием миллионов людей. Я же являюсь высшим существом, возникшим из небытия, прошедшим через состояния войны и мира, сансары и нирваны. Я здесь по заданию Главного. Я могу конструировать миры вместе с людьми и богами. Ты мне не конкурент. Ты – искусственно созданное озеро энергии, которым управляют разные силы, темные и светлые. Отдай мне этого человека. Он мой по всем понятиям.

Дебри услышал, как Бонд рычит в бессильной ярости.

– Забирай!!! – проорал он, и Дебри проснулся.

Проснулся оттого, что упал на пол посреди прохода. Не успел Дебри опомниться, как главный жрец Бонда, читавший очередную проповедь, возопил:

– Уберите этого придурка! Он заснул во время проповеди!

А через минуту Дебри вытолкали на улицу охранники. И он был готов поклясться, что изображение Бонда на большом плакате криво ухмыльнулось.

«Так и быть, придется еще раз проконсультироваться с агентом Малдером», – подумал Дебри.

Даже план придумали

По легенде агент Малдер жил в Вашингтоне, поэтому в Нью-Йорке он просто-напросто снимал небольшую квартирку на верхнем этаже старого дома неподалеку от той улицы, на которой жил Дебри.

Когда раздался стук в дверь, агент Малдер как раз сидел за компьютером, составляя список шаманов, живущих в Нью-Йорке и способных выкурить Стреляного Воробья из его убежища. Услышав стук, агент Малдер решил на минуту прерваться, достал из ящика пистолет, подошел к двери и спросил:

– Кто там?

– Не стреляйте, это я, Дебри! – ответил Дебри. – У меня возникли кое-какие проблемы!

Агент Малдер все же открыл дверь, и Дебри вошел, даже не дождавшись приглашения.

– Слушайте, я не знаю, что происходит, только я думаю, что после моего краткого визита на тот свет меня кто-то подцепил, – сказал Дебри. – И это тот же самый «кто-то», кто сейчас командует Стреляным Воробьем.

– Любопытно, – пробормотал агент Малдер, пряча пистолет. – Почему вы так думаете?

– Сегодня меня выгнали из церкви Бонда, – ответил Дебри.

– Это серьезно, – усмехнулся агент Малдер. – Правительственные маги говорили, что Бонд – далеко не самый притязательный из эгрегоров.

– И что это значит? – спросил Дебри.

– Что кто-то вас оттуда специально вытащил, – ответил Малдер. – Полагаю, вы для чего-то нужны. Кому-то.

– Стреляный Воробей говорил что-то о том, что черному я не понадоблюсь, – пробормотал Дебри.

– Все меняется, – сказал агент Малдер. – Послушайте, Дебри, лично мне кажется вот что. Стреляный Воробей вышел на контакт с черным через вас. Значит, вы имеете какое-то отношение к черному богу, как бы его ни называли. А если так, значит, в будущем возможно, очень многое будет зависеть именно от вас. На это все указывает.

– На что? – не понял Дебри.

– Вы – наш ключ к чему-то, – ответил агент Малдер. – Не спрашивайте, к чему именно, я и сам не знаю. Но это интересно. Очень даже интересно.

– И что вы мне посоветуете? – спросил Дебри.

– Попробуйте еще раз встретиться со Стреляным Воробьем, – ответил агент Малдер. – Не исключено, что он вас примет. Особенно, если вы сунетесь к нему без пистолета.

– А если он решит меня замочить? – спросил Дебри.

– Вы неправильно про них думаете, – заметил агент Малдер. – Эта шайка специализируется вовсе не на том, чтобы кого-то замочить. Вот использовать вас себе на пользу они могут. А мертвый Дебри им ни к чему. Да и живой, видимо, тоже.

– Ладно, – сказал Дебри. – Попробую это сделать.

– Этим вы сэкономите массу времени, – сказал агент Малдер. – Если узнаете что-нибудь интересное – заходите.

– Спасибо, – сказал Дебри и вышел.

«Ну, а я продолжу составлять свой список», – подумал агент Малдер, закрывая дверь и возвращаясь к своему компьютеру.


Возможно, вы подумали, что Дебри прямо от агента Малдера побежал к Стреляному Воробью. Однако, все было не так. По пути он решил сделать остановку в офисе газеты «New York Pictures». Там он не без труда разыскал мисс Вракер и, воспользовавшись случаем, вернул ей CD-плеер, за что мисс Вракер была ему очень благодарна.

– Кроме того, я хотел вас попросить кое о чем, – сказал Дебри. – Эта затея будет выгодна для нас обоих.

– Интересно, что вы имеете в виду? – спросила мисс Вракер.

– Хотите написать статью об индейском шамане? – спросил Дебри.

– Сам по себе материал неплохой, – ответила мисс Вракер. – В крайнем случае, для колонки развлечений сгодится.

– Так вот, тогда я вам расскажу, что для этого требуется, – сказал Дебри. – Мы с вами отправляемся к Стреляному Воробью, этому индейскому шаману. Я буду ждать вас на улице, меня он знает. А вы зайдете к нему и закажете предсказание судьбы. А потом расскажете мне, чего он вам наплел. Идет?

– Не понимаю, какую статью из этого можно сделать, – сказала мисс Вракер.

– Да любую, лишь бы у вас фантазии хватило, – ответил Дебри. – Главное, что вы получите материал, а уж как его преподнести – сами решайте. Хватило же у вас фантазии слепить «Героя из свинарника».

Мисс Вракер улыбнулась.

– Да, на это у меня фантазии хватило, – сказала она. – Что ж, можно попробовать и с шаманом.

– Отлично, – сказал Дебри. – Правда, за предсказание он берет сто долларов, но если хотите, я могу вам одолжить…

– Не стоит, – сказала мисс Вракер. – За статью мне больше заплатят. А вот если не заплатят – тогда я сдеру с вас эти сто долларов.

– Логично, – пробормотал Дебри. – Ну что ж, тогда поехали, навестим Стреляного Воробья.

Снова на приеме у шамана

Как оказалось, мисс Вракер перемещалась по городу в элегантном белом «Порше». Дебри такие машины видел только в подземных гаражах. Тем не менее, ему это понравилось, – я имею в виду поездку на «Порше».

Итак, Дебри и мисс Вракер подъехали к тому самому подвалу, над входом в который висела вывеска «Индейская магия, гадания и предсказания судьбы». Машину они благоразумно оставили за углом и поставили на сигнализацию. Дебри нашел поблизости подходящую свалку строительного мусора и залег там в засаду.

Мисс Вракер постучала в дверь, за которой находился офис Стреляного Воробья. Дверь открылась, и сразу за ней обнаружился индеец, помощник шамана. За последнее время он слегка изменился – на нем был новый индейский костюм и ожерелье из костей.

– Проходите, – сказал индеец, пропуская мисс Вракер вперед.

Дверь за ними закрылась, и Дебри больше ничего не видел. Он решил занять более удобную позицию, но тут на него сверху свалили новую порцию строительного мусора, и Дебри ненадолго отключился.

Заплатив за предсказание, мисс Вракер вошла в комнату, где сидел Стреляный Воробей.

– Привет-привет, – сказал шаман веселым голосом. – Присаживайся, госпожа журналистка.

Мисс Вракер весьма удивилась, что Стреляный Воробей знал, чем она занимается. Но в принципе, он мог это узнать и из газеты. Вообще, сам Стреляный Воробей выглядел несколько помолодевшим, и если бы здесь был Дебри, он обязательно обратил бы внимание на этот факт. Однако мисс Вракер этого не заметила и сказала:

– Приятно, что вы меня знаете. А я к вам за предсказанием.

Стреляный Воробей усмехнулся.

– Ну за чем же еще! – воскликнул он. – Тут все только за этим и ходят!

– И что же вы можете мне предсказать? – спросила мисс Вракер.

– Ну, во-первых, скажи Дебри, чтобы перестал трястись, – ответил Стреляный Воробей. – Впрочем, сейчас он слегка в отключке, так что ему обо всем расскажешь потом. А сейчас давай лапу, я посмотрю, что там у тебя по карме и предназначению.

Мисс Вракер протянула шаману ладонь, тот схватил ее и начал внимательно разглядывать. Поглядев некоторое время на ладонь, Стреляный Воробей начал сильно ржать. Все сильнее и сильнее, пока не закашлялся от смеха.

– Что там такое? – спросила мисс Вракер. – Вы видели будущее?

– Нет, – ответил Стреляный Воробей, давясь от смеха. – Прошлое. Эй, Летучий Дым, иди сюда, посмотри!

В комнату вошел помощник Стреляного Воробья, тоже взглянул на ладонь мисс Вракер и заржал.

– Да что с вами такое? – спросила мисс Вракер. – Чего вы там такое увидели?

– Твой колледж! – ответил Стреляный Воробей.

Мисс Вракер вспомнила, чем она занималась в колледже. В принципе, это было смешно, если поглядеть со стороны. Но сама мисс Вракер никогда над этим не смеялась.

– Может быть, вы все-таки заглянете в будущее? – спросила она.

– Сейчас-сейчас, – сказал Стреляный Воробей, успокаиваясь. – Летучий Дым, иди, скинь по е-мэйлу ответ агенту Малдеру. И так, чтобы он ничего не понял.

Летучий Дым кивнул и вышел из комнаты.

– Так, а теперь посмотрим в будущее, – пробормотал Стреляный Воробей, вытирая слезы, выступившие от хохота. – Значит так, с Дебри вы встретились не случайно. У вас по прошлой жизни связи. Попробуй как-нибудь заехать ему кулаком в глаз или куда-нибудь пониже. И тебе легче станет, и кармическая натянутость исчезнет. Так, теперь смотрю дальше. Ага, вот вы что удумали! Ну, тут мне все ясно, ребята меня уже предупредили. Большой бум будет!

– А что там в плане карьеры, можете посмотреть? – спросила мисс Вракер.

– Кажется, ты всегда хотела быть редактором? – спросил Стреляный Воробей.

– Верно, – согласилась мисс Вракер.

– Значит так, послезавтра твой босс, мистер Панкер подавится костью форели, – сказал Стреляный Воробей. – Если Дебри вовремя упадет с крыши, Панкера не откачают. Редактором на его место назначат того, кто будет ближе. Для того чтобы тебя назначили редактором, завтра ты должна отказаться от того задания, которое Панкер будет давать всем своим подчиненным. Он скажет, что кто-нибудь должен поехать в Вашингтон, чтобы взять у какого-то придурка интервью. Ты скажешь, что у тебя дела здесь, он отправит в Вашингтон мисс Жракер, она по дороге попадет в пробку и вернется через три дня. Пока мисс Жракер будет в Бостоне, Панкер подавится косточкой, а тебя назначат редактором. Все ясно?

– Ага! – сказала мисс Вракер.

– С тебя еще полсотни баксов за рекомендацию, – сказал Стреляный Воробей.

Мисс Вракер была так увлечена обдумыванием перспектив карьерного роста, что почти машинально отдала Стреляному Воробью бумажку в пятьдесят долларов.

– Так, ну а теперь я посмотрю в кристалл, – сказал Стреляный Воробей и снял с магического кристалла кусок черной ткани. – Так, поглядим-поглядим…

– Может быть, там какой-нибудь черный без лица? – спросила мисс Вракер.

– Нет, этот только у Дебри был, – ответил Стреляный Воробей. – Плавать умеешь?

– Нет, – ответила мисс Вракер.

– Советую научиться, – усмехнулся Стреляный Воробей. – Пригодится, когда тонуть будешь около причала.

– Я что, буду тонуть около причала? – спросила мисс Вракер.

– Да, – ответил Стреляный Воробей. – Ночью. На небе будут звезды и полнолуние.

– А что там еще? – спросила мисс Вракер. – Если я научусь плавать, это поможет?

– Ну откуда ж я знаю! – сказал Стреляный Воробей. – Сначала научись плавать, а потом приходи. Да, и еще одно – не вздумай брать в руки револьвер. Все равно стрелять не умеешь, пользы не будет никакой.

– Ясно, – сказала мисс Вракер.

– Можешь идти, – сказал Стреляный Воробей. – Вытащи Дебри из-под досок. Он живой, только ему кирпич на голову упал. Ничего, за пять минут оклемается.

– Спасибо, – сказала мисс Вракер и как можно быстрее выбежала из этого подвала.

Как и сказал Стреляный Воробей, Дебри валялся без сознания под кучей досок, а рядом с его головой лежал обломок кирпича.

– Джон! – крикнула мисс Вракер, стаскивая с него доски. – Джон, вы живой?

Она потрясла Дебри за плечо, и он зашевелился.

– Что это было? – спросил Дебри.

– Кажется, на тебя упал кирпич, – ответила мисс Вракер. – И что самое интересное, Стреляный Воробей об этом знал.

– Знал? – переспросил Дебри, поднимаясь на ноги. – Ну, само собой. А что он там еще знал?

– Много чего, – ответила мисс Вракер. – В ближайшие дни ты должен упасть с крыши.

– Это еще почему? – спросил Дебри.

– Чтобы меня повысили, – ответила мисс Вракер. – А еще он сказал, что я должна тебя ударить, чтобы потом нам было легче общаться.

– Не понимаю, как это поможет, – пробормотал Дебри.

– А почему бы и не попробовать? – ответила мисс Вракер и врезала Дебри кулаком в живот.

Дебри от неожиданности упал.

– Похоже, сегодня не мой день, – пробормотал он, вставая. – И что мы этим доказали?

– Теперь нам легче будет общаться, – ответила мисс Вракер.

– Замечательно, – сказал Дебри. – Если я только на ногах устою.

– Пойдем, я отвезу тебя домой, – сказала мисс Вракер. – И весь завтрашний день буду помогать тебе восстанавливать силы после операции.

– Это еще зачем? – спросил Дебри.

–Затем, что так надо, – ответила мисс Вракер, ведя его к машине.

Стреляный Воробей дико хохотал, глядя в магический кристалл. Однако в его хохоте не было ни капли злобы.

Новое задание

Валяясь в кровати и глядя в телевизор, Дебри неожиданно для себя обнаружил, что ему действительно необходимо восстановиться после операции. Мисс Вракер проявляла сильное желание облегчить ему жизнь, и Дебри был не против. Хотя бы потому, что бегать по магазинам самому сильно не хотелось.


В редакции газеты «New York Pictures» происходили знаменательные события. Панкер собрал в своем кабинете всех свободных журналистов.

– Значит так! – сказал он. – Завтра один из вас должен быть в Вашингтоне, чтобы подготовить подробную статью о работе правительства и взять интервью у министра финансов! Я хотел дать это задание мисс Вракер, но не пойму, где ее черти носят! Так ведь недолго и с работы вылететь. Поэтому в Вашингтон поедет мисс Жракер. Мисс Жракер, с вами поедет фотограф – этот, как его, Джонс. И без статьи не возвращайтесь!

– Спасибо, сэр! – сказала мисс Жракер. – Будет сделано!

И она выбежала из кабинета Панкера, очень довольная тем, что наконец-то ей удалось хоть в чем-то обойти мисс Вракер.


Дебри валялся в кровати и смотрел телек. Мисс Вракер в это время ходила по магазинам. Зазвонил телефон.

– Слушаю! – сказал Дебри, взяв трубку.

– Привет, Дебри, это Невруб! – донесся из трубки голос комиссара. – Как дела? Поправляешься?

– Более или менее, – ответил Дебри. – Короче говоря, бездельничаю в свое удовольствие.

– Слушай, не исключено, что завтра вечером ты мне понадобишься для одного дела, – сказал Невруб. – Просто будешь стоять на шухере и держать с нами связь.

– А что будет завтра? – спросил Дебри.

– В ресторане встречаются два человека, одного из которых я хочу посадить, – ответил Невруб. – Не исключено, что если мы подслушаем их разговор, я его действительно посажу.

– А мне что делать? – спросил Дебри.

– Ты будешь торчать на улице и следить, не появится ли японская мафия, – ответил Невруб.

– Какая мафия? – не понял Дебри.

– Ну, из Японии, – ответил Невруб. – Они нам могут немного помешать.

– При чем тут японцы? – спросил Дебри.

– Слушай, ну какая тебе разница? – спросил Невруб. – Просто придешь завтра в полицейский участок, и мы все поедем на задание. Ты все понял, Дебри?

– Да, комиссар! – сказал Дебри. – Конец связи!

На следующий день ближе к вечеру Дебри ускользнул из-под пристальной опеки мисс Вракер, сказав, что хочет прогуляться. На самом деле он направился в свой полицейский участок. Как только Дебри вошел в здание, он услышал радостный крик, а через две секунды прямо перед ним оказались Тупой и Ещетупее, которые наперебой кричали:

– Мистер Дебри, сэр, как же мы рады, что вы вернулись!!!

– Спокойно! Спокойно! – сказал Дебри, когда они сделали паузу. – Я еще не вернулся. Я сегодня просто помогаю Неврубу ловить каких-то японцев в ресторане.

– Ну да, это он тебе так сказал, – усмехнулся лейтенант Шериф, подходя к ним. – На самом деле Невруб, в натуре, планирует вернуть тебя на работу раньше срока. Он сказал, что твои болезни ему дорого обходятся.

– Разве бизнесмен, которого я спас от киллера, не оплачивает все сопутствующие расходы? – спросил Дебри.

– Говорят, он недавно разорился, – ответил Шериф и расхохотался, увидев лицо Дебри. Дебри понял шутку и тоже рассмеялся.

Общий хохот прервал комиссар Невруб. Он как раз вышел из своего кабинета и крикнул:

– Хватит без дела болтаться! Живо по машинам! Через полчаса в ресторане стрелка! А, Дебри, рад, что ты здесь. Тебе уже разрешили машину водить?

– Да вроде бы нет, – ответил Дебри.

– Тогда очень кстати тот факт, что с Тупого недавно сняли гипс, – сказал Невруб. – Поэтому вашу тачку поведет Тупой.

– Спасибо, сэр, – сказал Дебри.

– Ну почему мне так не везет? – пробормотал Тупой. – Либо я хожу со сломанной рукой, либо постоянно сижу за рулем!

– Потому что я тоже не могу все время торчать за рулем, – ответил Дебри. – Я выполняю более важные функции.

– Это какие? – спросил Ещетупее.

– Я думаю, – ответил Дебри.

– А-а! – восхищенно протянул Ещетупее.

Короче говоря, как только стемнело, около ресторана, название которого так и осталось неизвестным для Дебри, собралась толпа замаскированных полицейских.

Дебри, Тупой и Ещетупее стояли у черного хода, маскируясь под мусорщиков. Комиссар Невруб, в качестве маскировки напяливший смокинг, сидел в ресторане за столиком, попутно думая, что было бы неплохо заказать смокинг размером побольше. Напротив Невруба за столом сидели два джентльмена, которых в лицо знал только сам Невруб. Преимущество достопочтенного комиссара было в том, что эти двое не знали его в лицо. В углу мирно расположился Панкер, поглощая форель. Помимо этого на улице перед главным входом находилась вся группа лейтенанта Шерифа, замаскированная под прохожих.

Экспозиция закончилась, и началось действие.

Mission Impossible

Панкер медленно ел костлявую форель. Мисс Вракер позвонила в офис, и ей сказали, что Панкер сейчас в ресторане. Дебри, Тупой и Ещетупее тихо ждали появления японской мафии. Невруб в тесном смокинге страдал от газообразования.

Японская мафия прикатила к ресторану на машинах «Хонда» и «Мицубиси». Двое за столиком напротив Невруба разговаривали на каком-то языке, сильно напоминающем русский мат. Невруб решил выпить шампанского, чтобы успокоить бурный процесс в желудке. Один из людей лейтенанта Шерифа слишком рано достал рацию. Один из японцев это заметил и вырубил полицейского с рацией одним незаметным ударом.

Дебри заметил подозрительное движение на крыше и полез вверх по пожарной лестнице, так как Тупой забыл дома пистолет, а Ещетупее возился с рацией, намереваясь предупредить о случившемся комиссара Невруба. Лейтенант Шериф пытался привести в чувство своего коллегу, который неожиданно упал, выпустив из рук рацию. Невруб в отчаянии заказал молочный коктейль, хотя и знал, что этот напиток не сочетается с жареной курицей. Когда Дебри залез на крышу, Ещетупее все еще пытался понять, как включается рация.

Японская мафия направлялась к столику, за которым сидели двое. Невруб нащупал под пиджаком кобуру пистолета. Лейтенант Шериф споткнулся на лестнице, когда пытался забежать в ресторан и предупредить Невруба, что поблизости прячется киллер. Дебри увидел на крыше японца и попытался незаметно к нему подкрасться. Когда японцы подошли к столику, за которым сидели двое, Невруб вскочил, выдергивая пистолет из кобуры. Японцы хотели открыть ответный огонь, но смокинг Невруба в этот момент треснул, и все, кто мог, повалились на пол, решив, что это Невруб открыл огонь.

Панкер подавился костью форели, но этого никто не заметил. Дебри не успел подкрасться к японцу – тот заехал противнику ногой в челюсть не глядя, в результате чего Дебри упал с крыши и полетел вниз. Ещетупее все-таки включил рацию, но почему-то попал на волну местной радиостанции. Тупой, увидев, как Дебри летит с крыши, крикнул что-то Ещетупее. Ещетупее поднял голову и увидел летящего Дебри. Поскольку Ещетупее стоял прямо возле мусорного контейнера, он двинул этот контейнер ногой, и контейнер оказался точно в том месте, куда согласно законам физики должен был приземлиться Дебри. В ресторане поднялся крик, и Невруб решил, что никто не заметит, если он выпустит газы. Лейтенант Шериф с остатками своей группы все же ворвался в ресторан и крикнул:

– Всем лежать!

Невруб, не поняв, кто это кричит, брякнулся на пол, и его смокинг снова треснул, но уже в другом месте. Панкер, окончательно задохнувшись, упал под стол. Никто не обратил на это внимания, так как все уже лежали. Мисс Вракер этим вечером записалась в бассейн, желая научиться плавать. Дебри, выбираясь из мусорного бака, энергично воскликнул:

– Какой кретин подставил под меня мусорницу?!

В ответ на это Ещетупее провозгласил:

– Это я, сэр! Можете не благодарить!

Из рации доносились звуки песни «Yesterday» группы «The Beatles». Лейтенант Шериф и его люди дружно вязали японцев, когда к ним присоединился комиссар Невруб в разорванном смокинге. Невруб с радостью почувствовал облегчение в области живота. Дебри все же выбрался из мусорного ящика.

– Что здесь происходит, хотел бы я знать! – воскликнул Джон Дебри, выбравшись из мусора. – Ещетупее, как ты поймал в рацию Битлов?

– Сам не знаю, сэр, – ответил Ещетупее. – Как-то по чистой случайности. Переменить частоту?

– Не вздумай! – ответил Дебри, отряхивая плащ. – Вдруг там начнут крутить «Queen». Значит так, пошли в ресторан, предупредим всех, что на крыше японец.

– Есть, сэр! – хором сказали Тупой и Ещетупее, после чего все трое направились ко входу в ресторан.

Когда Дебри вошел в ресторан, его глазам открылась ужасающая картина. Все посетители ресторана лежали на полу, люди лейтенанта Шерифа надевали наручники на японцев и на тех двоих, за которыми следил комиссар Невруб. Сам комиссар Невруб пытался встать. С третьей попытки ему это удалось, однако при этом он полностью порвал смокинг. Посетители ресторана начали подниматься с пола. Не вставал один только Панкер, который уже давно откинул коньки. Один из официантов обнаружил, что Панкер вроде бы не дышит, и попытался его откачать. Дебри же застыл с открытым ртом, забыв, что он хотел сказать. Комиссар Невруб обрел дар речи и начал командовать.

– Значит так, повязать всех! – распорядился он. – И японцев, и тех, за кем мы следили. Дебри! Ты какого рожна здесь делаешь?

– А, я только хотел предупредить, что на крыше японский киллер, – ответил Дебри. – Я хотел его обезвредить, но он сбросил меня с крыши. Вот и все, собственно говоря.

– Значит так, все на крышу, притом немедленно! – заорал Невруб. – Доставить мне японца, живым или мертвым!

– Есть, сэр! – крикнул лейтенант Шериф и помчался к лестнице.

– Господин комиссар, вы не возражаете, если я поеду домой? – спросил Дебри. – А то у меня после падения с крыши разболелись старые раны.

– Симулируешь, небось, – пробормотал Невруб. – Ну ладно, иди. А что это у вас там по рации играет?

– Теперь уже «Yellow submarine», – ответил Тупой. – По-моему, мы на коллекцию Битлов наткнулись.

– Ну, так сделай погромче! – приказал Невруб. – Сейчас произведем допрос задержанных прямо на месте…

– Простите, господа, но у нас тут один труп, – сообщил официант.

– Что с ним? – спросил Невруб.

– Не дышит, не отзывается, пульса нет, на искусственное дыхание не реагирует, – ответил официант.

– Кто-нибудь, разберитесь с трупом, – приказал Невруб. – Посчитайте в нем дырки от пуль, определите калибр.

– Дырок нет, – сообщил официант. – Это я уже сам проверил.

– Все равно перепроверить! – приказал Невруб. – Дебри!

Однако было уже поздно: Дебри поспешил смотаться. Отъезжая от ресторана на машине, он заметил японца, прыгающего по крышам, и лейтенанта Шерифа, который вылезал из мусорного бака.

«Черт с ними, с японцами этими, – подумал Дебри. – Своих проблем хватает».

[email protected]

Когда он вернулся домой, то обнаружил на столе записку от мисс Вракер: «Скоро вернусь. Беру уроки плавания, чтобы не утонуть, а то этот Стреляный Воробей меня напугал». Дебри почесал в затылке, вспомнил про 11 сентября 2001 года, после чего заглянул в холодильник. Холодильник был забит под завязку (как мы помним, мисс Вракер недавно прошлась по магазинам), и Дебри начал думать, чем бы именно закусить. Однако зазвонил телефон.

– Дебри слушает! – сказал Дебри, взяв трубку.

– Привет, Дебри, это агент Малдер! – донеслось из телефона. – Слушай-ка, у меня самые свежие новости от Воробья. Он мне сообщение скинул по электронной почте. И лучше бы тебе это видеть.

– Понял, – сказал Дебри. – Уже иду.

– Пушку захвати на всякий случай, – посоветовал агент Малдер. – А то мало ли, как это все обернется.

– Есть, сэр! – сказал Дебри и повесил трубку.

Через полчаса наш герой, удачно избежав стычек с уличными хулиганами, индейскими шаманами и жрецами Бонда, постучал в дверь квартиры агента Малдера.

Агент Малдер открыл сразу же, даже не поинтересовавшись, кто там. Дебри вошел, Малдер запер за ним дверь и достал из кармана распечатку с сообщением от Стреляного Воробья. Дебри развернул сложенный вчетверо листок и прочитал следующее:


Привет, ослы! Что, обломались? Даже не думайте, просто так меня не взять. Агент Малдер, можете больше не нанимать ясновидящих. Дебри, тебе привет! Помнишь, я тебе обещал увлекательную экскурсию по тому свету? Что, не понравилось? Не увлекательная? Ну, уж извини, какая есть. Сейчас у нас урезанная экскурсионная программа. Не сезон, понимаешь ли. Вот, как только пойдут большие толпы туристов с вашей войны за нефть в Ираке, тогда, возможно, и тебе устроим более полную экскурсию. Да, кстати, совсем забыл, зачем пишу. Я так понял, вам всем интересно узнать, что происходит и чем все закончится. Итак, как вы, может быть, заметили, на дворе у нас осень. Через два дня будет полнолуние. Короче, встретимся всей большой компанией в это самое полнолуние. Только не ночью, а в полдень. Тогда облака подходящие будут. И встретимся на том пляже, где ты, Дебри, проснулся голый после пьянки пару лет назад. Надеюсь, место помнишь и дорогу найдешь.

Приходите, будет интересно.

От имени всея иерархии, подписываться не буду.


– Ну и что все это значит? – спросил Дебри. – Он что, хочет выдать мне бесплатную порцию предсказаний?

– Сомневаюсь, – ответил агент Малдер. – Без заказов ЁБР и СРУ у любого шамана недостаток наличности. Но ясно одно – он хочет нас видеть. Причем, хочет видеть всю компанию. Интересно, что именно он имел в виду? Как бы то ни было, мы с вами обязательно должны туда пойти. И… надо прихватить еще кого-нибудь.

– Да хоть все отделение полиции, – ответил Дебри. – Комиссар Невруб с большим удовольствием поговорит с этим шаманом. Особенно по поводу порчи государственного имущества.

– Так ведь Стреляный Воробей ничего не портил, – возразил агент Малдер.

Дебри пожал плечами:

– Комиссар все равно будет рад поговорить о порче государственного имущества.

– Понятно, – сказал агент Малдер и направился к компьютеру. – Погоди-ка, этой бумаги тут не было!

Он взял со стола листок бумаги, на котором было напечатано следующее:


Ах, да, совсем забыл сказать! На пляже вы все получите ответы на все свои вопросы. Или почти на все. Дебри, не бери с собой Невруба, он мне не нужен. Мисс Вракер пусть тоже придет, будет у нас хоть один цветок в пустыне. Наличие агента Малдера, Тупого и Ещетупее обязательно. На этом все. Остальных по выбору. Пока.


– Это опять от Стреляного Воробья, – сказал агент Малдер, прочитав записку.

– Как это он научился бумагу телепортировать? – спросил Дебри. – А! Ну, в принципе, понятно, раз он меня в Бостон послал, значит, и бумагу послать сможет. И что нам теперь делать?

– Я бы на вашем месте отдыхал, набирался сил и готовил оружие, – ответил агент Малдер. – Впрочем, этим я и сам займусь. И вам тоже советую.

– Спасибо большое за совет, – сказал Дебри. – Ладно, пойду домой, завтра прикуплю на черном рынке пару пистолетов, заряжу их казенными патронами и буду думать, чего бы ляпнуть при встрече Стреляному Воробью.

– А про полнолуние он зачем написал, хотел бы я знать, – пробормотал агент Малдер. – Тоже, наверно, не просто так. Какой-то ритуал, что ли. Надо будет посмотреть в базе данных.

– Если найдете что-нибудь, позвоните мне, – сказал Дебри. – Ну ладно, агент Малдер, до встречи!

– До встречи, Дебри, – сказал агент Малдер, закрывая за ним дверь.

Дебри вернулся домой и обнаружил, что там темно, как в гробу. Он хотел включить свет, но услышал: «Сюрприз!» и понял, что свет включать не надо. Оказалось, мисс Вракер успела приготовить ужин при свечах. Дебри прикинул в уме, что это значит, после чего снял плащ и сел за стол. Наш герой был очень голоден и не отказался бы даже от ужина из свечей.

Черный, без лица

На следующий день Джон Дебри и мисс Вракер проснулись довольно-таки поздно. Вот что значит ужинать при свечах со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Дебри, проснувшись, включил телек, где как раз показывали тот самый ресторан, в котором комиссар Невруб устроил бойню накануне вечером. Мисс Вракер тоже заинтересовалась информацией о бойне в ресторане, так как ведущий новостей сообщил, что во время перестрелки по чистой случайности погиб редактор газеты «New York Pictures», мистер Панкер.

– Надо же! – воскликнула мисс Вракер. – Это сбылось предсказание Стреляного Воробья! Слушай, а вдруг сбудется и насчет воды?

– Какой воды? – не понял Дебри.

– Ну, что я утону! – ответила мисс Вракер.

– Не волнуйся, – сказал Дебри. – Стреляный Воробей вчера обещал ответить на все вопросы.

– Ты что, ходил к этому шаману? – спросила мисс Вракер.

– Нет, просто он скинул сообщение агенту Малдеру по электронной почте, – ответил Дебри. – Там наш индейский друг сообщил, что через два дня нам всем следует прийти на пляж за городом, чтобы встретиться с ним. И еще он сказал, что ответит на все вопросы.

– Это, конечно, здорово, – сказала мисс Вракер. – Однако мне надо срочно ехать в редакцию газеты. Стреляный Воробей сказал, что на место Панкера назначат того, кто подвернется под руку начальству. Так что я поспешу подвернуться.

– Ладно, – сказал Дебри. – А я пойду куплю парочку пистолетов. Агент Малдер сказал, что оружие может нам пригодиться, когда мы пойдем на стрелку с индейцами.

Короче говоря, через полчаса Джон Дебри и мисс Вракер разбежались в разные стороны. Дебри хотел честно купить пару-тройку пистолетов или автоматов на черном рынке. Однако до черного рынка он не дошел по одной простой причине.

Дебри шел по тротуару, как вдруг совершенно неожиданно увидел чуть впереди того самого черного человека без лица, которого ему так красочно описал Стреляный Воробей. То есть Дебри увидел высокого мужчину в длинном черном плаще, широкополой шляпе, черных очках, закрывающих верхнюю половину лица с бородой. Этот человек переходил через улицу на ту сторону, по которой шел Дебри. Так или иначе, они должны были столкнуться, однако черный незнакомец свернул в переулок чуть впереди от того места, где Дебри стоял с открытым ртом.

– Ё-мое! – прошептал Дебри. – Это же он!

Джон Дебри знал, что, несмотря на наличие пистолета за пазухой, сам он является пугливым человеком. Однако сейчас Дебри узнал о себе нечто новое. Оказалось, что он не только пугливый, но еще и любопытный. Более того, любопытство на этот раз взяло верх над пугливостью, и Дебри решил проследить за тем, кого он считал «черным богом без лица». Завернув за угол, Дебри увидел над толпой черную шляпу. Следить за незнакомцем в черном было довольно-таки легко, потому что ростом тот человек был никак не ниже 190 сантиметров.

Дебри тяжело вздохнул, вспомнив, как в школе он хотел быть высоким. Однако делать было нечего, приходилось мириться со своим ростом 176. Между тем, Дебри продолжал идти за человеком в черной шляпе. Шел он довольно долго, пока этот человек не зашел в один из очень дорогих ресторанов. Дебри мысленно перебрал запас наличности в бумажнике и понял, что в ресторан его вряд ли пустят. Поэтому он перешел через улицу и стал наблюдать за рестораном. Как ни странно, Дебри довольно скоро обнаружил человека в черном на веранде, уставленной столиками. Правда, за столиком сидело сразу два разных человека в похожих нарядах, Дебри даже не сразу понял, за которым из них он следил. И как раз в этот момент те двое, на которых он пялился, обернулись и взглянули прямо на Дебри сквозь черные очки. Тут уже пугливость взяла верх над любопытством, и Дебри задал стрекача. Он так сильно испугался, что даже не помнил, куда и от кого он бежит. А очнулся наш герой в тупике, долбанувшись носом о кирпичную стену.

– Где это я? – спросил Дебри.

Ответ пришел почти мгновенно – сзади раздался возглас:

– Гони бабки, придурок!

Дебри обернулся и увидел двух негров, которые медленно приближались к нему, причем по их виду можно было заключить, что приближаются они вовсе не с благими намерениями. Один из негров был вооружен цепью, у второго было нечто, напоминающее меч, украденный из антикварного магазина.

– Слушай, по-моему, я этого чувака где-то видел! – сказал один из негров, имея в виду Дебри.

– В натуре! – согласился второй негр.

Дебри понял, что сейчас он их слегка припугнет. Поэтому он расстегнул плащ, достал пистолет и крикнул:

– Ну что, быстро побросали побрякушки и руки вверх! Полиция Нью-Йорка!

– Oh, shit! – выругался один из негров. – Это ж тот, который в банке орудовал! Бежим отсюда!

Оба негра побросали амуницию и смылись.

– Ну вот, так-то лучше, – пробормотал Дебри, пряча пистолет и оглядываясь по сторонам. – Сейчас посмотрим, что они мне тут оставили…

Дебри осмотрел меч, валяющийся на земле. Да, было похоже на то, что этот меч еще недавно висел на витрине дорогого антикварного магазина или даже музея. Дебри подобрал клинок и повертел его в руке. «Похоже на арабскую саблю, – подумал он. – И наверняка, это намного лучше подойдет для сражения с шаманом, чем пистолеты. Ведь чем черт не шутит, вдруг эта хреновина магическая!»

Последнее восклицание относилось к арабской сабле. Еще раз оглядевшись по сторонам, Дебри спрятал саблю в плаще, застегнулся на все пуговицы и удалился из тупика той же дорогой, какой и пришел.

В принципе, последняя сцена сильно напоминала сериал «Горец». И если бы Дебри знал, как над ним ржали те двое из ресторана, ему бы наверняка стало бы не по себе. Как и любому человеку на его месте.

Повышение

Тем временем мисс Джулианна Вракер времени не теряла. Узнав, что в офисе газеты «New York Pictures» объявили траур по случаю смерти Панкера, она надела соответствующий моменту наряд. Правда, траурным его нельзя было бы назвать даже на бразильском карнавале. Короче говоря, мисс Вракер напялила самое откровенное черное платье из своего гардероба, оседлала «Порше» и рванула в офис.

Самый главный редактор газеты как раз созвал совещание в своем кабинете, чтобы решить, кого назначить на должность так неожиданно выбывшего Панкера. И само собой, увидев мисс Вракер в «траурном» платье, самый главный редактор немедленно отдал ей эту должность.

Когда мисс Вракер в приступе эйфории ворвалась в свой новый кабинет, там уже сидели те самые двое, которых Дебри видел в ресторане. Мисс Вракер была слегка удивлена, увидев сразу двоих в черном в своем кабинете.

– Прошу прощения, – сказала она. – Вы пришли к мистеру Панкеру?

– Вовсе нет, – ответил тот, что носил широкополую шляпу. – Мы именно к вам, мисс Вракер. Позвольте поздравить вас с получением новой должности.

– Спасибо, – сказала мисс Вракер. – Но как вы узнали?

– Скажем так, знать все о некоторых людях входит в число моих обязанностей, – ответил тот же человек. – И кстати, вы рано радуетесь, что получили желаемое. Этот ваш самый главный редактор еще полгода будет к вам приставать, требуя поблагодарить его за ваше повышение.

– Переживу как-нибудь, – сказала мисс Вракер. – Не впервой. И все-таки я не пойму, кто вы и зачем вы здесь.

– Ах, да, передайте это мистеру Дебри, – сказал человек в шляпе, положив на стол видеокассету. – Ему наверняка будет интересно. И еще скажите ему, что продолжение следует даже после полнолуния.

– Вы это о чем? – спросила мисс Вракер.

– Вы сегодня прекрасно выглядите! – сказал второй человек в черном, до поры до времени молчавший. – Однако есть кое-что… обернитесь!

Мисс Вракер послушно обернулась и даже взвизгнула. Сзади ничего не было. Но когда она повернулась обратно, два человека, сидевшие в креслах за столом, словно бы испарились. В кабинете было пусто, однако на столе лежала видеокассета. Мисс Вракер вставила ее в видеомагнитофон и нажала на кнопку воспроизведения. Оказалось, что на кассете видеоклипы – самые обычные видеоклипы. Moonlion, I.B. Riba, Hrenia, Stars и другие исполнители, более или менее известные. Общим было одно – все клипы были изготовлены на студии «XPEH Productions» и в каждом клипе обязательно появлялось лицо в черных очках и широкополой шляпе.

Прозрение 2

Короче говоря, когда вечером мисс Вракер и Джон Дебри встретились в квартире Дебри, им было, что обсудить. Дебри, в отличие от мисс Вракер, сразу узнал клипы, записанные на кассете. Один из этих клипов он недавно видел в магазине, где торговали телевизорами, другой клип он когда-то видел по телеку, некоторых клипов Дебри вообще никогда не видел, но он узнал не одну, а сразу три физиономии, периодически появляющиеся в этих клипах. Помимо физиономии в черных очках и шляпе была еще рыжая волосатая физиономия, а также лицо человека, которого Дебри видел в ресторане. Как бы то ни было, а нашим героям становилось все интереснее и интереснее… Какие же ответы даст Стреляный Воробей на все вопросы?

«Индейский шаман назначил мне стрелку»

На следующий день Джон Дебри заехал в полицейский участок и испытал огромное облегчение по поводу того, что комиссара Невруба в участке не было. В этот день комиссар взял выходной, чтобы как следует насладиться своим недавним триумфом над японской мафией в ресторане.

Между прочим, японская мафия в свою очередь взяла на заметку комиссара Невруба и собиралась накормить его неправильно приготовленной китайской рыбиной. Ну, а пока до этого было еще далеко…

Дебри приехал в полицейский участок, где его уже в который раз поприветствовали как героя. Лейтенант Шериф даже честно признался Тупому, что немного завидует Дебри, потому что Дебри получил не пятнадцать минут славы, как было обещано статистикой, а гораздо больше. Тупой подумал над этим и запутался в числах. А Дебри тем временем потребовал к себе внимания, взгромоздившись на стол и постучав пистолетом по люстре.

– Минуту внимания, друзья мои! – сказал он. – Пожалуйста, одну минуту внимания!

– Мы тебя слушаем, Дебри! – сказал лейтенант Шериф.

– Да, мистер Дебри, давайте речь! – крикнул Ещетупее.

– Итак, я хочу напомнить вам тот случай, когда мы пытались арестовать индейского шамана, – начал Дебри. – Как вы помните, последствия были не самыми приятными для нас: все мы очнулись в Бостоне с большим провалом в памяти.

– Да, это я помню! – сказал Тупой. – Мы еще тогда на помойке проснулись все вместе!

– Вот именно, – согласился Дебри. – И завтра этот индейский шаман назначил мне стрелку. Сказал, что ответит на все вопросы. Я так полагаю, ребята, что у вас к нему тоже есть вопросы. А раз так, то давайте все вместе нагрянем к шаману и заставим его «ответить за козла».

– А что, хорошо придумано! – поддержал лейтенант Шериф. – Во сколько у тебя там эта встреча, Дебри?

– Шаман сказал, что завтра в полдень, – ответил Дебри. – На одном пляже за городом. И еще он сказал, что будет полнолуние. Сейчас позвоню агенту Малдеру, вдруг он что-нибудь новое узнал про эти дела.

– Так там еще и ЁБР будет? – спросил лейтенант Шериф.

– Не только ЁБР, – ответил Дебри. – Еще мы и независимая пресса.

– Это будет событие века! – воскликнул Ещетупее.

– Вот именно, – согласился Дебри. – Короче, кто захочет, присоединяйтесь. Я сейчас позвоню Малдеру.

Дебри сел за стол, пододвинул к себе телефон и набрал номер. Агент Малдер отозвался довольно быстро.

– Добрый день, агент Малдер, это Дебри! – сказал Дебри. – Как у вас подготовка к завтрашней встрече?

– Готовлюсь потихоньку, – ответил агент Малдер. – А вы, Дебри? Уже закупили оружие?

– Да, я тут кое-что подобрал, – ответил Дебри. – Из антиквариата.

– Сгодится, – сказал агент Малдер. – Если, конечно, оно стреляет.

– Нет, это арабская сабля, – сказал Дебри.

– Не из дамасской стали, случайно? – спросил агент Малдер.

– Не знаю, – ответил Дебри. – А что, это имеет значение?

– Может, и нет, – ответил агент Малдер. – А может быть, такая сабля спасет нам жизнь.

– Хм-м, – пробормотал Дебри. – Это становится все интереснее и интереснее. Ладно. Сколько человек вы намерены привести с собой?

– Пожалуй, прихвачу пару агентов, тех, кто верит в паранормальные явления, – ответил агент Малдер.

– А я беру с собой половину полицейского участка, – сказал Дебри. – Должно хватить.

– Хотел бы я знать, во что это мы все ввязались, – пробормотал агент Малдер. – Между прочим, я немного изучил наши секретные материалы насчет полнолуний.

– И чего там? – спросил Дебри.

– Скажу одно: хорошо, что завтра не Хэллоуин, – ответил агент Малдер.

– А почему? – удивился Дебри. – Я люблю Хэллоуин. В прошлом году я даже нарядился тыквой с клыками вампира.

– Да не в том дело, – сказал агент Малдер. – Если бы мы все во главе со Стреляным Воробьем собрались ночью в полнолуние на Хэллоуин, нас вообще могло бы засосать в другое измерение.

– А завтра нас может туда засосать? – с надеждой спросил Дебри, давно мечтавший увидеть соседнее измерение.

– Маловероятно, – ответил агент Малдер. – Однако исключать этот вариант нельзя. На вашем месте я бы написал завещание.

– А, все равно все с собой не заберу, – отмахнулся Дебри. – Но золотые часы надо будет взять.

– Ладно, Дебри, увидимся завтра, – сказал агент Малдер. – Вы будете показывать нам дорогу на пляж.

– Обязательно, – сказал Дебри. – Надеюсь, Стреляный Воробей тоже найдет эту дорогу.


Наступил следующий день, который по чистой случайности оказался полнолунием. Утром к дому Джона Дебри подъехали две машины агентов ЁБР. В одной машине находились агенты Малдер и Скалка, а в другой – агенты Кретинус и Патологоанатом. Дебри и мисс Вракер уже поджидали их на лавочке. Мисс Вракер вооружилась газовым баллончиком, а у Дебри был пистолет и арабская сабля, которую он спрятал в плаще.

– Доброе утро, мистер Дебри! – сказал агент Малдер. – Садитесь и показывайте нам дорогу!

– Сначала заедем в мой полицейский участок, – сказал Дебри, залезая на заднее сиденье следом за мисс Вракер. – А то мои ребята тоже дорогу не знают, так что они поедут следом за нами.

Через пять минут агент Малдер подъехал к полицейскому участку. Около участка стояли наготове три машины, которые должны были присоединиться к кортежу Дебри. Дебри высунулся из окна машины Малдера и крикнул:

– Эй, ребята! Я здесь! Езжайте за нами!

Полицейские дружно расселись по машинам и стартовали.

– Ну, а теперь куда? – спросил агент Малдер.

– А теперь вон по той дороге в сторону пригорода, – ответил Дебри, сопроводив это указание жестикуляцией.

Таким образом, по шоссе мчался кортеж из пяти машин. Лейтенант Шериф включил мигалки и сирену, его примеру последовали остальные полицейские машины.

– Придется и нам сирену включать, – пробормотал агент Малдер, после чего достал сирену, поставил ее на крышу и включил.

– Едем с музыкой! – заметил Дебри. – Пусть только этот шаман теперь попробует воспротивиться органам правопорядка!

Эта сцена не из «Мастера и Маргариты»

А тем временем в офисе Стреляного Воробья происходили не менее странные вещи. На двери, под табличкой с надписью «Индейская магия, гадания и предсказания судьбы» висела другая табличка с надписью: «Закрыто на учет».

В самом офисе в это время происходило следующее: Стреляный Воробей глядел в магический кристалл, недавно подключенный к плазменному телевизору, его помощник Летучий Дым зажигал палочки благовоний, а сэр Эльдорадо и Дункан Маклауд расположились в мягких креслах, которых у Стреляного Воробья раньше и в помине не было. Оба иерарха курили розовые сигары, скрученные из листьев растений, которые одни называли «драйверами», а другие – «лопухами». Кроме того, Эльдорадо и Маклауд с интересом смотрели на экран плазменного телевизора, на котором высвечивалось все, что Стреляный Воробей видел в кристалле посредством своего ясновидения. А видел он как раз тот самый кортеж из пяти машин с мигалками, который с визгом несся к пляжу под руководством Джона Дебри. Эльдорадо и Маклауд посмеивались.

– Да, у этого Дебри, оказывается, есть чувство юмора, – пробормотал Эльдорадо. – Они бы еще медные трубы прихватили. Чувствуется, не зря я его взвалил на свою шею.

– Да нет у него никакого чувства юмора, – сказал Стреляный Воробей. – Это он со страху.

– Тебя я тоже взвалил на свою шею, – заметил Эльдорадо. – И будем надеяться, не зря. Посмотрим, как вы все проявите себя в полнолуние. Между прочим, как там Луна?

– Почти что на месте, – ответил Маклауд, взглянув в потолок. – Слушай, Эльдорадо, события становятся все забавнее и забавнее. Полгода назад ты шоу устраивал, а теперь мы все зачем-то участвуем в битве полнолуния.

– Надо было Мунлайона прихватить, – пробормотал Эльдорадо. – Он по этим делам большой специалист.

– Не выйдет, он сейчас в Голливуде, – сказал Дункан. – Сдается мне, они там не скоро этот альбом запишут.

– Да, а пока я тут в Америке торчу, мои ребята всякой ерундой занимаются, – недовольно произнес Эльдорадо. – Эй, писака наказанный! Срочно разъясни мне ситуацию, а то я начинаю терять терпение!

Из стены вышел человек в черном костюме «Adidas» и черной кепке-бейсболке.

– Я бы не советовал вам терять терпение, сэр Эльдорадо, оно вам еще пригодится, – сказал писатель. – Между прочим, сегодняшняя махачка обещает быть очень веселой. А с вашими ребятами все в порядке. Ежики каким-то образом нашли общий язык с Ингмаром и написали новую песню для «Stars».

– Это та самая, к которой я отнесся с таким ужасом? – спросил Эльдорадо.

– Угу, – ответил писатель. – Однако, эта песня по-прежнему торчит на верхушках хит-парадов. Ее удостоили почетного звания «super-hit».

– А что с Джеком Покером? – спросил Эльдорадо.

– Его песни пока что идут просто как «hit», – ответил писатель. – Однако не исключено, что ситуация изменится в лучшую сторону, особенно после презентации ваших клипов.

– Это хорошо, – сказал сэр Эльдорадо. – И все-таки, почему песни, которые нравятся мне, не нравятся больше никому?

– Я так думаю, это из-за вашего хорошего вкуса, сэр, – ответил писатель.

Маклауд рассмеялся, а Эльдорадо хохотнул, после чего сказал:

– Молодец, польстить умеешь!

– Ладно, короче говоря, давайте займемся Дебрями! – сказал Эльдорадо, отсмеявшись. – Шаман, что там у них?

– Они почти приехали, – ответил Стреляный Воробей.

– Ну и хорошо, – сказал Эльдорадо. – Все берем оружие и готовимся мочить.

– А мне что брать? – спросил писатель.

– Ну, возьми хоть водяной пистолет, так, для отвода глаз, – ответил Эльдорадо. – Короче говоря, всем выстроиться за мной…

– Я могу доставить вас на место куда быстрее, – сказал писатель. – И не придется тратить силы на возню со временем.

– Ты и вправду это можешь? – спросил Маклауд.

– Ну, так ведь я же и создал все это! – ответил писатель. – Идите за мной.

Он прошел сквозь стену. За ним последовали сэр Эльдорадо, Стреляный Воробей и Летучий Дым. Замыкал шествие Дункан Маклауд.

Полдень в одиноком Октябре

Полицейские машины остановились там, где асфальтовая дорога переходила в пляжный песок. Джон Дебри, Тупой, Ещетупее, лейтенант Шериф, мисс Вракер, агенты Малдер, Скалка, Кретинус и Патологоанатом, а также все остальные дружно высыпали из автомобилей на свежий воздух.

Перед ними была узкая полоса песчаного пляжа, о которую разбивались волны Атлантического океана. Естественно, Джону Дебри было невдомек, что океан назвали Атлантическим потому, что на его дне лежали обломки древней Атлантиды. В общем-то, это было невдомек даже сэру Эльдорадо с Дунканом Маклаудом, которые имели лишь общие представления о затонувшем континенте. То есть чисто теоретически эти двое знали, что бывшая Атлантида находится где-то на дне Атлантического океана, но не знали, где именно и как теперь она выглядит, хотя сэру Эльдорадо совсем недавно довелось услышать описание удивительных дворцов Атлантиды, сотканных из воздуха и света.

Ну да ладно, оставим в покое Атлантиду, захваченную марсианами через канал Бермудского треугольника, и вернемся к Debry & Co.

– Ну и где этот шаман? – спросил лейтенант Шериф, прогуливаясь по пляжу.

– Пока не видать, – ответил Дебри. – Впрочем, до полудня еще две минуты, если мои часы не врут.

– А погодка-то не самая подходящая, – пробормотал агент Малдер, взглянув на серые тучи, которые медленно ползли по небу.

– Нет, Дебри, часы у тебя отстают на тридцать секунд, – раздался чей-то голос.

Все дружно обернулись в ту сторону, откуда раздался этот голос, и увидели другую компанию, состоящую из писателя, сэра Эльдорадо, Дункана Маклауда, Стреляного Воробья и Летучего Дыма.

– А это еще кто такие? – спросил лейтенант Шериф.

– Привет тебе, Дебри! – сказал писатель. – Как настроение? Я, знаешь ли, давненько хотел с тобой познакомиться. Правда, я и так все о тебе знаю, поскольку именно я тебя выдумал. Между прочим, ты замечательно ловил кота.

– Спасибо, – сказал Дебри. – А что вы еще обо мне знаете?

– Хочешь купить дом у моря, – ответил писатель.

Мисс Вракер удивленно покосилась на Дебри, так как она и сама была бы рада поселиться у моря.

– Да, об этом мало кто знает, – пробормотал Дебри. – Фактически один я и знаю.

– Господа, я должен потребовать у вас полного отчета, – сказал агент Малдер. – Что касается ваших взаимоотношений с господином Дебри – это ваше личное дело. Однако господин Стреляный Воробей до недавнего времени работал на правительство. И я как представитель властей должен выяснить, что случилось.

– Я разорвал с вами контракт, – ответил Стреляный Воробей. – Я теперь, так сказать, в свободном полете.

Сэр Эльдорадо многозначительно откашлялся.

– Ну, не совсем в свободном полете, – поправился Стреляный Воробей. – Однако теперь у меня крыша помощнее вашей будет.

– Понятно, – сказал агент Малдер. – Базара больше нет.

– Хорошо, – сказал Дебри. – А как быть с тем, что вы, господин Стреляный Воробей, обещали дать ответы на все вопросы?

– На самом деле это была приманка, – ответил сэр Эльдорадо. – Мы заманили вас сюда для того, чтобы вы немножко помогли нам в битве полнолуния с так называемыми темными силами.

– Это вроде Хэллоуина? – спросил Дебри.

– Фактически, это почти одно и то же, – ответил Маклауд, хорошенько отсмеявшись.

– Да, только я намерен победить сегодня, – заметил Эльдорадо.

– Ни в чем я вам помогать не буду! – воскликнул Дебри.

– Уже поздно, – сказал Эльдорадо. – Шаман, начинай!

Стреляный Воробей встал на колени, запрокинул голову вверх, чтобы видеть небо, и начал читать какое-то индейское заклинание. Поднялся сильный ветер. На пляже, чуть в стороне от обеих банд, возник прямоугольник света, напоминающий врата. Стреляный Воробей закончил заклинание словами: «Spesial thanks to Roger Zelazny!» Откуда-то из врат донесся смешок.

– Надо бы подкрепление вызывать, – пробормотал Эльдорадо и проорал. – Членса сюда!

Откуда-то сверху свалился один из киногероев (подробно о нем будет рассказано позже) – суперагент Дик Членс.

– В чем дело? – спросил Членс, вставая.

– Надеюсь, вы будете любезны помочь нам? – спросил Эльдорадо.

– Смотря в чем, – ответил Членс.

– Дело как раз по вашей части, – сказал Эльдорадо. – Нужно всего лишь спасти мир.

– Значит, это будет уже пятьдесят пятый раз, когда я это делаю, – пробормотал Членс.

– Приятно знать, что вы готовы оказать нам помощь, – сказал Эльдорадо.

– Слушай, все равно народу маловато, – заметил Маклауд. – Может, еще Бонда пригласить?

– А давай! – сказал Эльдорадо, после чего Маклауд проорал:

– Бонда сюда!

И на пляж выкатился Бонд. Дебри уставился на него с некоторым страхом. Он даже попятился, но напоролся спиной на мисс Вракер.

– Слушай, жаль, что у нас нет видеокамеры, – шепнул ей Дебри.

– А как ты думаешь, что у меня в сумочке? – спросила мисс Вракер.

Дебри посмотрел на сумочку мисс Вракер. В сумочке было небольшое отверстие, из которого выглядывал объектив. Дебри улыбнулся до ушей и многозначительно подмигнул. Маклауд тем временем взялся объяснять Бонду, что от того требуется.

– Значит так! – выкрикнул сэр Эльдорадо, выходя в центр и становясь лицом к вратам. – Попрошу всех осознать, что сейчас мы делаем общее дело. Я благодарен американской полиции и ЁБР за их невольную помощь в нашем деле. Что касается меня, то я никогда не подумал бы призывать вас на помощь, если бы не наш писатель…

– Сэр Эльдорадо, а покороче можно? – шепнул ему писатель.

– Так вот, – продолжал Эльдорадо. – Вы все принесли сюда оружие, и сейчас у вас будет прекрасная возможность его применить. Ё-мое, я два года уже так не развлекался. Дебри, доставай свою саблю, остальные пусть возьмут пистолеты, мисс Вракер поможет нам криком – темные силы не любят ультразвук. С нашей стороны оружие уже подготовлено. Пули в ваших пистолетах часом не серебряные?

– Да вроде нет, – ответил Дебри.

– Хорошо, – сказал Эльдорадо. – Читаю заклинание: да будет серебро в наших пистолетах, ибо убивает оно тьму!

Произошла вспышка, и время дня каким-то образом сменилось на сумерки. Вверху на небе сгустились темные тучи, но свет, похожий на солнечный, все же исходил, хоть и неясно, откуда. Было такое ощущение, что вот-вот начнется гроза.

Дебри помнил, как однажды ему довелось наблюдать приближение грозы: тучи заволокли почти все небо, но последние лучи солнца давали золотой свет, земля казалась светлее неба, и возникало ощущение чего-то запредельно-мистического. Так было и на этот раз. Однако было и еще кое-что. Дебри показалось, будто за вратами что-то шевелится. Он достал саблю из плаща и приготовился к атаке. Маклауд достал самурайский меч. Эльдорадо выудил из плаща аж целых два меча. Стреляный Воробей и Летучий Дым вооружились индейскими луками и стрелами с серебряными наконечниками.

– Пусть взойдет Луна! – прогремел голос Эльдорадо.

В облаках появился небольшой просвет, сквозь который проглянул желтый диск Луны. Дебри показалось, что облака в непосредственной близости от Луны меняют форму, становясь то людьми, то животными, то пейзажем. Луна осветила пляж, на котором стояли наши герои.

– Вы-то хоть соображаете, что происходит? – спросил Дебри у агента Малдера.

– Стреляйте во все, что только выйдет из врат, – ответил Малдер. – Основной удар примут на себя маги, а мы тут только так, для прикрытия.

– И для того, чтобы моя книга стала бестселлером! – добавил писатель, оказавшийся рядом с ними.

– Хорошо, – сказал Дебри.

– А нам что делать? – хором спросили Тупой и Ещетупее.

– Мочить всех, кто оттуда вылезет, – ответил Дебри.

– А-а, ясно! – сказал Тупой.

Между тем, «что-то» действительно пыталось пролезть сквозь врата в этот мир.

«Что бы это могло быть?» – подумал Дебри.

Чудовище не имело ничего общего с видом homo sapiens, да и с другими биологическими видами тоже. Дебри достал револьвер и выстрелил в чудовище. В том месте, куда попала пуля, на шкуре чудовища загорелся огонь, а само чудовище злобно покосилось на Дебри. Дебри выстрелил еще раз, затем начали палить Тупой, Ещетупее, лейтенант Шериф и его люди.

– Нужно в голову целиться! – крикнул агент Малдер и сделал несколько выстрелов в голову чудовища.

– По-моему, это бесполезно, – заметил писатель. – Насколько я знаю, этих можно уничтожить только целиком.

– А из какого оружия их можно так уничтожить? – спросил агент Малдер.

– Я думаю, мое сработает, – ответил писатель и закрыл глаза.

Казалось, что он ничего не делает, однако чудовище начало дергаться на месте, затем оно брякнулось на песок пляжа и забилось в конвульсиях. Дебри продолжал стрелять, но вдруг чудовище вспыхнуло все целиком. Оно горело около минуты, а потом вдруг исчезло совсем. Огонь погас, а от монстра не осталось даже пепла. Эльдорадо, смотревший на врата, закричал:

– Расступитесь! Сейчас я буду подпаливать!

Писатель тем временем открыл глаза и несколько раз тяжело вздохнул. Дебри взглянул на врата и увидел, как оттуда летят ржавые гвозди, топоры, колючая проволока, копья и прочий железный лом. Эльдорадо делал нечто странное. Пока все это летело к нему, он набирал воздуха в грудь. Когда стало казаться, что Эльдорадо вот-вот лопнет, а железный лом все же долетит до него, Эльдорадо резко выдохнул. Вот только выдохнул он не воздух, а огонь. Огромное облако жидкого огня, в котором сгорел весь железный лом. Не осталось даже пепла.

– Что это было? – спросил Дебри.

– Ой, лучше и не спрашивай! – ответил писатель.

– А теперь стреляйте! – крикнул Эльдорадо, который тяжело дышал после огненной атаки. – Членс, Бонд, вы тоже включайтесь! На кой хрен вас сюда вызывали?!

Из врат начали выходить зомби. На вид это были обычные люди, Дебри даже разглядел парочку знакомых лиц. Они ничего не делали, просто шли вперед и выли.

– Стреляйте в них! – крикнул Маклауд, временно взявший на себя командование операцией. – Дебри, руби их саблей!

Сам Маклауд подскочил к передовому отряду зомбиков и начал рубить им головы. Каждый зарубленный им зомбик превращался в столб огня, который медленно угасал, не оставляя после себя даже пепла. Теперь и Дебри понял, что нужно делать и, размахивая саблей, побежал навстречу зомбикам. Прямо перед ним оказались два существа, чем-то напоминавшие автопортреты Пикассо. Дебри, недолго думая, рубанул одного, а потом и второго. Оба обратились в столбы огня. Дебри усвоил урок и начал рубить зомбиков направо и налево. Он еще услышал, как Эльдорадо где-то сзади кричит:

– Молодец, Дебри! Не отвлекайся!

Над самым ухом Дебри прозвучал выстрел, и Дебри даже заметил краем глаза, как пролетела пуля, попавшая в песок. Он обернулся и увидел у себя за спиной дракона. Дебри так испугался, что заорал и упал спиной на песок пляжа. А еще он увидел в отдалении мисс Вракер, которая держала в руках револьвер Дебри и пыталась снова выстрелить в дракона.

– Ё-мое! – закричал Дебри.

Дракон, видимо, хотел полыхнуть в него огнем, но вместо этого завыл, скорчился и завалился на бок. Ошеломленный Дебри встал и увидел Эльдорадо, который вытаскивал два меча из спины дракона.

– Молодец, Дебри, хорошо держишься, – подмигнул ему Эльдорадо. – Только саблю подбери.

Дебри поискал глазами саблю и увидел ее на песке, в двух шагах от себя. Он бросился к сабле, подобрал ее и огляделся в поисках зомбиков. Рядом с ним не было ни одного, а чуть в стороне Членс и Бонд активно лупили зомбиков руками и ногами. При этом от зомбиков отваливались разные части тел, некоторые даже начинали гореть. Дебри понял, что там его сабля очень пригодится, и поспешил на помощь. Видеокамера мисс Вракер зафиксировала очень интересную сцену, которую можно было бы назвать «Джон Дебри спешит на помощь» и крутить по телеку вместо Чипа и Дейла. Когда Дебри добежал, наконец, до врагов и зарубил парочку зомбиков, Членс остановил его и сказал:

– Слушай, одолжи мне саблю на пару минут. Увидишь, тут ни одного гада не останется.

Дебри секунду подумал и одолжил Членсу саблю. Членс ринулся в бой и закрутился как волчок, срубая по две головы в секунду.

– А хорошо рубит! – сказал Эльдорадо, подходя к Дебри и Бонду. – Так, пожалуй, с этим у нас проблем больше не возникнет. Надо готовиться к следующей атаке.

– А что, будет еще атака? – спросил Дебри.

– Угу, – ответил Эльдорадо. – Как минимум еще парочка атак точно будет.

– Черт побери! – выругался Дебри.

– Лучше не надо, – заметил Эльдорадо.

Членс между тем закончил добивать последних зомбиков и торжественно вернул Дебри арабскую саблю.

– А теперь что? – спросил Дебри.

– Нечто особенное, – ответил Эльдорадо.

Из врат на пляж ломилось второе чудовище, вдвое страшнее первого.

– А с ним нам чего делать? – спросил Дебри.

– Попробуем один фокус, – ответил Эльдорадо. – Огня оно не боится, вон как полыхает. Значит, призовем на помощь океан. Расступитесь все!

Все дружно расступились, а Эльдорадо начал читать заклинание и махать руками. Воды Атлантического океана словно бы взбесились и пошли в наступление. Огромная волна, сильно смахивающая на цунами, хлынула во врата, не задев стоящих на берегу. За одним исключением… По ту сторону врат раздался вопль, из врат повалил пар, на некоторое время сильно ограничивший видимость. Когда волна схлынула, а пар рассеялся, чудовища и в помине не было. А из океана донесся крик мисс Вракер:

– Дебри! Спаси меня!

– Полагаю, лучше бы тебе спасти мисс Вракер, – заметил писатель, и Дебри ринулся к воде, а затем плюхнулся в волны.

– Ну и о чем он только думал! – покачал головой писатель, швыряя вслед Дебри спасательный круг.

Между тем, из врат снова что-то полезло. Это что-то было очень плотное, черное и скользкое.

– Нет, с этим мы не справимся даже в таком составе, – пробормотал Эльдорадо. – Господа полицейские и агенты ЁБР, я попрошу вас остаться в стороне. Если увидите зомби или чудовищ, стреляйте по ним. Дункан, шаманы, писатель, все ко мне! Членс, Бонд, вы тоже пригодитесь – обстреливайте эту хренотень, так она замедлит движение. А вы, ребята, помогите мне вызвать силы света.

Эльдорадо, Дункан Маклауд, писатель, Стреляный Воробей и Летучий Дым опустились на колени перед вратами и подняли головы к небу. Эльдорадо начал что-то говорить, затем к нему присоединились и остальные. Судя по всему, они взывали к Силам Света.

Дебри тем временем вытащил мисс Вракер из океана и начал делать ей искусственное дыхание, хотя никакой необходимости в этом не было. Все ждали, чем кончится битва. Членс и Бонд не жалели патронов, расстреливая темную массу. Эльдорадо и остальные, видимо, закончили читать заклинание, потому что в облаках образовался просвет.

Луна скрылась, а через просвет с неба ударил луч ослепительно белого света. Он накрыл магов, читавших заклинание, а потом стремительно ударил во врата, направленный силой намерения вызвавших его. Ударив во врата, луч раскидал в разные стороны Членса и Бонда, а затем загнал темную массу далеко-далеко, в самые дальние пределы того мира, из которого эта масса явилась.

Пока луч нещадно хлестал по вратам, Дебри почудилось, будто мимо них стремительно проносятся разные миры и играет индейская музыка. В какой-то момент все кончилось, Дебри ослепила яркая вспышка, и он упал на песок.

Вместо эпилога

Когда Джон Дебри открыл глаза, не было ни Луны, ни врат, ни сэра Эльдорадо с его бандой. Стоял пасмурный полдень. В небе висела летающая тарелка.

Агент Малдер, не желая упускать такой возможности, достал из кармана цифровой фотоаппарат и начал ее фотографировать. Летающая тарелка мирно улетела, оставив простых смертных валяться на песочке. Несмотря на то, что всем казалось, будто прошло не менее двух часов от начала битвы полнолуния, часы у всех собравшихся показывали полдень. Когда Дебри вернулся домой и включил новости, он узнал, что в этот день в Нью-Йорке и на всем восточном побережье произошло рекордное количество несчастных случаев.

– Зато восточное побережье почистили, – услышал он голос Эльдорадо.

Агент Малдер целый день писал отчет о происшедших событиях. К этому отчету он присовокупил фотографии летающей тарелки. Подвал, в котором находился офис шамана Стреляного Воробья, превратился в магазин индейских сувениров. Самого Стреляного Воробья в США больше не видели, но, по слухам, кто-то из гостей сэра Эльдорадо видел Стреляного Воробья в одной из пирамид, принадлежащих вышеуказанному сэру, где достопочтенный индейский шаман занимал должность «ответственного консультанта по связям с американскими спецслужбами». По другой версии, Стреляный Воробей окопался в одной из резиденций Дункана Маклауда, иногда, во время отпуска, он бесплатно предсказывал судьбу туристам в центральном парке Нью-Йорка. Однако ни одну из этих версий Джон Дебри так и не смог проверить.

В понедельник Джон Дебри снова вышел на работу и возобновил гонки за котами по Нью-Йорку. Как-то раз ему посчастливилось разыскивать сенбернара. Через пару месяцев Дебри переехал к мисс Вракер, квартира которой была намного больше того «свинарника», где он жил прежде. При этом Дебри значительно сэкономил на квартплате. Ходит слух, что они с мисс Вракер собираются пожениться по индейским обычаям и жить у моря.

А агент Малдер получил новое задание и отправился в Мексику искать деревню, в которой жили Дон Хуан и Карлос Кастанеда.

Все персонажи и действующие лица, заимствованные Автором из других произведений, – это просто единицы информации, зависающие где-то в необъятных глубинах информационного пространства, созданного коллективным человеческим сознанием. Так их и следует воспринимать, а вовсе не в качестве продукта наглого плагиата со стороны Автора. Спасибо за внимание!

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ДЖОНА ДЕБРИ-2

Просветленный

Итак, дорогие читатели, возможно, вы помните, что американский полицейский Джон Дебри, занимающий почетную должность следователя по особо тупым делам, вступил в контакт с высшими силами в лице индейского шамана Стреляного Воробья и его крыши сэра Эльдорадо. События, которые за этим последовали, просто не поддаются описанию, хотя они весьма подробно изложены в книге «Приключения Джона Дебри», авторские права на которую целиком и полностью принадлежат сэру Эльдорадо.

Мы остановились на том, как Джон Дебри переехал к мисс Вракер и вернулся на работу в полицию, чтобы снова гоняться за котами и другими домашними животными по всему Нью-Йорку, отбивая клиентов у Эйса Вентуры, который с горя ушел в буддийский монастырь. Правда, ходят слухи, что Эйс Вентура скоро вернется в Нью-Йорк, если сможет сбежать от африканских каннибалов, и тогда Джону Дебри придется ловить кого-нибудь другого или, по крайней мере, в другом месте. А пока посмотрим, что же было дальше.

Очередная mission impossible

Комиссар Невруб, который, как мы помним, не отличался широким диапазоном смены настроений, пребывал в плохом настроении. Дело было в том, что у него в кабинете сидели два генерала действующей армии – генерал Эксплоудер (от англ. «explode») и генерал Дестройер (от англ. «destroy»).

– Э-э-э, я-а не совсем понимаю, господа генералы, чего вы хотите от меня, – сказал Невруб. – Я вообще не врубаюсь, какое отношение полиция Нью-Йорка может иметь к военным действиям в Ираке.

– В том-то и дело, господин комиссар, что военные действия у нас идут как-то не слишком хорошо, – сказал генерал Эксплоудер. – Понимаете ли, мы действуем так – сначала бомбим очередной город с воздуха, потом туда заходят наши элитные воинские части, обрабатывают то, что осталось от домов, из ракетометов, огнеметов и пулеметов, короче говоря, делают так, чтобы ничего живого не осталось. Потом входят туда простые воинские части, которые иногда даже бронежилетов не надевают, считая, что все чисто, и тут же попадают на засаду местных партизан, которые то мину под дорогой заложат, то танк наш из ракетомета подобьют. Вот вроде бы и неоткуда взяться этой партизанской сволочи, а все же берутся откуда-то. Так вот я думаю, может, мы чего-то неправильно делаем?

– Ну, а от меня вы что хотите? – спросил комиссар Невруб. – Я ведь тоже не специалист по тактике ведения войны с арабскими камикадзами. Мы тут, правда, недавно якудзов мочили, так это ж не одно и то же! Это ж надо понимать, какая разница между якудзами и камикадзами!

Произнося последние слова, Невруб почему-то поднимал глаза к потолку и как-то непонятно жестикулировал руками.

– Дело в том, комиссар Невруб, – продолжал генерал Дестройер, – что ваш участок один из первых по раскрываемости преступлений, особенно это касается нестандартных ситуаций. И мы подумали, что у вас тут наверняка есть какой-нибудь профессионал, которого мы могли бы доставить в Ирак, показать ему все, так сказать, на месте, а уж он бы объяснил нам, что же мы там делаем не так.

– И кого же я к вам пошлю? – спросил Невруб. – Мои ребята мне тут нужны. У нас действительно все офицеры очень умные и способны на многое, но вы должны понимать, что они мне нужны здесь.

– Мы обещаем вам большое вознаграждение в случае успеха операции, – сказал генерал Эксплоудер. – В крайнем случае наградим вашего офицера посмертно.

Невруб задумался.

– Давайте так, – сказал он. – Я отдаю вам первого, кто войдет в эту дверь.

– По рукам, – сказал генерал Дестройер и с улыбкой посмотрел на дверь.

Дверь открылась, и в кабинет вошел Ещетупее с пластиковым стаканчиком в руке.

– Кофе хотите, комиссар? – спросил он.

Невруб рассмеялся. Дестройер с улыбкой повернулся к Неврубу и спросил:

– Ну что, комиссар, даете вы нам этого сотрудника?

– Я бы и дал, – ответил Невруб. – Но, боюсь, что если мы отправим его в Ирак, война будет проиграна меньше чем за сутки.

– Вы недооцениваете мощь нашей армии, – сказал генерал Эксплоудер.

– А вы недооцениваете Ещетупее, – сказал Невруб. – Ещетупее, скажи-ка нам, где находится Ирак?

– А что это такое? – переспросил Ещетупее.

– Скажи, ты что-нибудь смыслишь в тактике боя с камикадзами? – спросил Невруб.

– А кто это такие? – спросил Ещетупее.

– Вот что, Ещетупее, – сказал Невруб. – Позови-ка ко мне Дебри!

– Как скажете! – сказал Ещетупее и вышел из кабинета.

– Знаете что, господа генералы, – сказал Невруб. – Я дам вам специалиста. И даже не одного. Даю вам самого лучшего специалиста, нашего следователя по особо тупым делам Джона Дебри, а вдобавок и двух его помощников. Потому что он без них там не сможет, а они здесь без него – тем более. Сейчас Дебри придет, и вы сами все увидите.

Дверь снова открылась, и вошел Джон Дебри собственной персоной.

– Вызывали, господин комиссар? – спросил он.

– Привет, Дебри, – сказал Невруб. – Что скажешь, если я сообщу тебе, что от тебя зависит судьба всей нашей страны?

– Что, опять банк ограбили? – спросил Дебри. – Ну, я люблю Америку, да здравствует Джордж Вашингтон, ура Биллу Клинтону, слава Римскому Папе, меа кульпа, аминь и так далее.

Генералы важно закивали головами.

– Да, вы правы, господин Невруб, такой человек нам и нужен, – сказал генерал Дестройер. – Мистер Дебри, где находится Ирак?

– Там нефти много, – ответил Дебри.

Генералы переглянулись.

– А вы что-нибудь смыслите в тактике боя с партизанами? – спросил генерал Эксплоудер.

– Да нет, я как-то больше за котами бегаю, – ответил Дебри. – Ну, еще довелось работать с агентом Малдером.

Генералы снова переглянулись.

– Берем! – сказали они хором.

– Что берете? – не понял Дебри.

– Значит так, Дебри, как ты насчет того, чтобы смотаться ненадолго в тропики, вроде как на курорт? – спросил Невруб.

– А пляж там есть? – спросил Дебри.

Невруб подумал немного и вопросительно посмотрел на генералов. Генералы тоже вопросительно переглянулись.

– А что, вроде бы есть, – ответил Дестройер. – Мне один из наших фотку показывал, сказал, что оттуда, из Ирака, в смысле.

– А Ирак тут причем? – спросил Дебри.

– А при том, что господа генералы пришли сюда в поисках независимого эксперта, который помог бы им разрешить трудную ситуацию в Ираке, – ответил Невруб. – Короче, нечто вроде расследования на выезде. И мы путем долгих раздумий решили, что в Ирак поедешь ты и твоя группа.

– Ну, я вроде как бы и не возражаю, – сказал Дебри. – Только скажите сначала, что мне за это будет.

– Если расследование завершится успешно, вас наградят Орденом национального героя Америки! – важно сказал Эксплоудер.

– А если меня замочат? – спросил Дебри.

– Тогда вас похоронят на кладбище национальных героев, – ответил Дестройер.

Дебри, всю жизнь мечтавший оказаться на этом кладбище, проглотил комок в горле и сказал:

– Когда отправляемся?

– Собирайте вещи, – приказал Эксплоудер.

– Мне домой надо заехать, – сказал Дебри.

– Мы будем ждать вас здесь, – сказал Дестройер.

– И не забудь сообщить Тупому и Ещетупее, что они тоже едут, – приказал Невруб.

– Есть, сэр! – сказал Дебри. – Разрешите идти?

– Валяй, – ответил Невруб, и Дебри вышел из кабинета.

Тупой и Ещетупее в этот момент подслушивали под дверью, так что, когда Дебри открыл дверь, чтобы выйти, оба они дружно упали на пол.

– Вы чего тут торчите? – спросил Дебри, помогая им встать.

Ещетупее в ответ пожал плечами, а Тупой спросил:

– Мы куда-то едем, мистер Дебри?

– Нас с вами отправляют в Ирак, – ответил Дебри. – Так что собирайте вещи.

– Ура! – закричал Тупой. – Мы едем в Ирак!

– Что?! – воскликнул лейтенант Шериф. – Как это – вы едете в Ирак? Я всю жизнь мечтал побывать в Багдаде, увидеть Вавилонскую эту… башню, сравнить ее с нашими небоскребами, а то мне один умник говорил, что Вавилонская эта, как ее… башня выше всех наших небоскребов вместе взятых. Ну, это я так. И тут вы мне говорите, что вы все едете в Ирак, а меня не возьмете?!

Дебри пожал плечами и сказал:

– Ну, зайди к Неврубу, попросись с нами. Только я не уверен, что он разрешит. Там у него два генерала сидят.

– А я все равно попрошусь! – сказал лейтенант Шериф и направился к двери, ведущей в кабинет Невруба.

К несчастью, в этот момент Невруб решил выйти из кабинета, чтобы налить кофе, так что ребро двери очень точно ударило лейтенанта Шерифа в лоб, и наш достопочтенный лейтенант брякнулся на пол, а Невруб споткнулся об него и выронил пластиковый стаканчик. А Дебри поехал домой собирать вещи.

Тем временем в редакции газеты «New York Pictures» шло очередное совещание, на котором присутствовали все редакторы, в их числе была и мисс Джулианна Вракер, которую как раз недавно повысили. Самый главный редактор был в плохом настроении, так как на него только что свалилось очередное задание от самого главного учредителя.

Этого главного учредителя сотрудники газеты никогда не видели. Ходили слухи, что главный учредитель владеет сетью газет как в Америке, так и во всех других странах мира, в том числе даже и в России. Еще ходили слухи, что сам главный учредитель живет на вилле, подключенный к десятку аппаратов искусственного дыхания, искусственного кровообращения и так далее, а его дети, внуки и правнуки уже давно передрались из-за наследства. Ну что ж, оставим в покое этого учредителя со всеми его родственниками и посмотрим, что же творилось в редакции «New York Pictures».

– Значит так, сегодня нам поручили такое задание, которое может поднять нам рейтинги до небес, – сказал самый главный редактор. – Однако это задание сопряжено с определенным риском. Впрочем, у нас вроде бы по-другому и не бывает.

– И что же нам поручили? – спросил один из редакторов.

– Нам поручили сделать статью о военных действиях нашей доблестной армии в Ираке, – ответил самый главный редактор. – Один из наших журналистов должен будет сегодня отправиться в Ирак на военном самолете вместе с особой группой профессиональных следователей из полиции. Возвращение этой группы вместе с нашим журналистом планируется через две недели, так что у вас будет время на то, чтобы сочинить сенсационную статью. Однако это задание я не могу поручить рядовым журналистам, поэтому поедет один из редакторов, то есть один из вас. Понятно?

– А почему нельзя поручить это журналистам? – спросила мисс Вракер. – Среди них есть проныры, которые даже во вражеские окопы за сенсацией залезут.

– Дело в том, что все репортажи из Ирака корректирует отдел цензуры при нашем правительстве, – ответил самый главный редактор. – Например, нельзя писать о том, что там на самом деле делают наши армейцы. Это я про нефть, – добавил он шепотом.

Все понимающе закивали головами.

– Одним словом, статья должна быть выдумана от начала и до конца, но так, чтобы это не слишком далеко отходило от реальных событий, – продолжал самый главный редактор. – И фотографии требуются, само собой. А это я могу поручить только вам, моим лучшим редакторам. Ну, так что? Кто поедет в Ирак?

В этот момент у мисс Вракер запищал сотовый телефон, и все собравшиеся облегченно вздохнули, поняв, что у них, по крайней мере, будет пауза, чтобы придумать отмазку. Мисс Вракер достала сотовый телефон и прижала его к уху.

– Привет, Джули, это я, твой Дебри, – донеслось из трубки. – Как у тебя дела?

– Говори быстрее, я на совещании, – сказала мисс Вракер.

– Короче говоря, меня тут в Ирак посылают на недельку-другую, – сообщил Дебри. – Я как раз домой еду, вещи собирать. Мы уже сегодня вылетаем, вот я и решил тебя предупредить.

– Слушай, как домой приедешь, никуда не уезжай! – сказала мисс Вракер. – Нас тут тоже в Ирак посылают, так что, чувствуется, поедем вместе. Жди меня.

– Ясно, – сказал Дебри. – Ну, я вообще в отпаде. Надо фотоаппарат захватить, сфотографируемся на фоне пирамид.

– Все, пока! – сказала мисс Вракер и отключилась, одновременно подумав, что пирамиды вроде бы не в Ираке, а в Греции.

– Значит так, – сказала она, спрятав телефон с сумочку. – В Ирак еду я, если никто не возражает. А охранять меня будет мой бойфренд Дебри, который тоже летит сегодня в Ирак в составе полицейской группы.

Редакторы облегченно вздохнули. Самый главный редактор даже улыбнулся до ушей, сообразив, что в Ирак лететь не ему. А, улыбнувшись, он сказал:

– Сбор будет сегодня в участке комиссара Невруба. Надеюсь, вы знаете, где это.

– Еще бы не знать! – усмехнулась мисс Вракер и отправилась домой собирать вещи.

Любовная лодка не разбилась о быт

Как помнит читатель, Джон Дебри и мисс Вракер с недавних пор жили вместе в четырехкомнатной квартире мисс Вракер. Дебри, привыкший жить в тесноте и без обид, поначалу долго не мог привыкнуть к такому количеству свободного пространства, а также к трехспальной кровати и холодильнику со встроенным компьютером и видеокамерой, который каждый день говорил Джону Дебри «Доброе утро», а в особых случаях даже спрашивал:

– Не желаете ли опохмелиться?

Но оставим на время в покое Дебри с его холодильником и не будем упоминать про говорящий тостер, с которым Дебри как-то спорил целый день о политических вопросах, и вернемся к тому, что Дебри и мисс Вракер примчались домой как угорелые, чтобы собрать вещи.

В принципе, у Дебри вещей было немного. Он запихал в чемодан всю свою каждодневную одежду. В шкафу остался висеть лишь черный смокинг, который купила ему мисс Вракер, чтобы сходить на какой-то государственный прием. С тех пор Дебри вообще не надевал этот смокинг, так как на государственном приеме в этом смокинге он чувствовал себя не только полным идиотом, но и ходячим манекеном, который забраковали еще на заводе по производству манекенов. Впрочем, после приема Дебри оценил иначе свои мученья, так как оказалось, что мисс Вракер возбуждают мужчины в хороших костюмах.

Итак, когда Дебри уложил в чемодан все необходимое, чемодан оказался полупустым. Тогда Дебри сложил туда весь свой запас оружия, и чемодан быстро наполнился. Мисс Вракер тем временем упаковала в свой чемодан одежду, подходящую для жизни в пустыне. Чемодан оказался переполнен, поэтому цифровой фотоаппарат и карманный компьютер пришлось подложить в чемодан Дебри. Запас косметики на все две недели мисс Вракер сложила в свою походную сумочку, которая была даже больше, чем портфель, который Дебри иногда таскал с собой на работу, чтобы делать вид, что он и вправду работает.

Собрав вещи, они поехали на такси к участку комиссара Невруба. Мисс Вракер предусмотрительно загнала свой «Порше» в самый дальний угол подземного гаража.

Военный самолет – это вам не «Порше»

Такого не ожидал увидеть даже Дебри, хотя его было трудно удивить чем-либо, что не относилось к магии и романтике. Перед участком Невруба стоял бронетранспортер. Около него стояли генералы Эксплоудер и Дестройер, комиссар Невруб, а также Тупой и Ещетупее. У Ещетупее был самый громоздкий чемодан, потому что в этом чемодане сидел лейтенант Шериф, который решил пробраться в Ирак инкогнито, прикинувшись багажом.

– Привет, Дебри, – сказал генерал Эксплоудер. – А кто это с вами?

– Джулианна Вракер, редактор газеты «New York Pictures», – ответила мисс Вракер. – Мне поручили сделать репортаж о военных действиях в Ираке.

– Надеюсь, вас предупредили о комитете по цензуре? – спросил Дестройер.

– Уверяю вас, если бы я не знала про комитет по цензуре, я не была бы редактором, – сказала мисс Вракер.

– А что это за комитет по цензуре? – спросил Дебри.

Никто ему не ответил, потому что в этот момент Дестройер обратил внимание на огромный чемодан Ещетупее и спросил:

– Ещетупее, что у тебя там?

– Минутку, – сказал Ещетупее и вытащил из кармана носовой платок, в который была вложена записка, написанная лейтенантом Шерифом. Развернув платок, Ещетупее прочитал: – Крем от загара У меня очень нежная кожа, сэр.

– Ну ладно, но тогда сам его и затаскивай! – сказал Дестройер и залез в бронетранспортер.

Как раз в тот момент, когда Ещетупее затаскивал свой чемодан в машину, к Неврубу подбежал один из сотрудников участка и спросил:

– Комиссар, вы не видели лейтенанта Шерифа?

Невруб собрался было пожать плечами, но в этот момент он посмотрел на Ещетупее, который затаскивал в бронетранспортер чемодан, – чемодан сильно брыкался и махал руками. Увидев это и вспомнив, как Шериф просился в Ирак, Невруб расхохотался и сказал:

– Ну, пойдем, поищем его вместе. Вдруг он где-то в участке.

Ещетупее, наконец, затащил чемодан в машину не без помощи Дебри, дверь за ним закрыли, и бронетранспортер стартовал по направлению к ближайшему военному аэродрому. Путешествие начиналось.

На военном аэродроме происходила переброска багажа из бронетранспортера в военный самолет, который уже стоял там наготове – армия работала, как командирские часы. Во время переброски багажа лейтенант Шериф отпустил массу проклятий в адрес авиакомпании, чемодана, Ещетупее, американской армии и арабских террористов, которые были тут совершенно не при чем.

Лететь предстояло долго, что-то около десяти часов, и Дебри решил, что за это время он успеет как следует выспаться. Однако выспаться ему не удалось. После того, как самолет поднялся в воздух, Дебри неожиданно обнаружил, что при регулярном попадании в воздушные ямы у него начинается нечто вроде морской болезни. Мисс Вракер регулярно снабжала его бумажными пакетами, которые по непонятной причине оказались в ее чемодане в огромном количестве. Тупой еще на аэродроме стащил из чемодана Дебри цифровой фотоаппарат и теперь активно снимал самого Дебри, утонувшего в очередном бумажном пакете, мисс Вракер, которая пересчитывала оставшиеся бумажные пакеты, Ещетупее, глупо ухмыляющегося, а таукже генералов, которые сначала долго изучали какую-то карту, что-то оживленно обсуждая, а потом нечаянно выяснили, что это карта не Ирака, а Ирана. В ответ на справедливое замечание Дестройера Эксплоудер воскликнул:

– Ну откуда мне знать, как это правильно пишется – Иран или Ирак!

Короче говоря, путешествие проходило весело. Запас бумажных пакетов у мисс Вракер кончился как раз в тот момент, когда желудок Дебри опустел окончательно. Лейтенант Шериф в багажном отделении начал изучать йогу, поскольку его там так скрючило, что ничего другого ему не оставалось.

Комиссар Невруб все это время ржал как конь, вспоминая, как Ещетупее затаскивал в машину чемодан с лейтенантом Шерифом. Проржавшись, Невруб оформил для Шерифа внеочередной отпуск.

Лекция о том, как устроен мир

В Ираке было жарко. Американцы захватили пока что только один аэродром, и на нем была запарка. Второй аэродром все еще удерживали партизаны.

Когда Дебри с трудом вылез из самолета, его тут же посадили в вездеход, где уже сидели все остальные. Дестройер что-то сказал о том, что чемоданы доставят прямо в военный лагерь на следующий день (лейтенант Шериф с голоду начал есть внутреннюю обивку чемодана, – она оказалась не слишком питательной). Началась увлекательная экскурсия по Ираку.

– Слушайте, а куда нас вообще везут? – спросил Дебри, не очень рассчитывая на вразумительный ответ.

– Вы будете жить в военном лагере, – ответил Дестройер. – Там для вас еще вчера поставили две новых палатки. А пока что мы проведем небольшую экскурсию.

– А можно окно открыть? – спросил Дебри.

– Да открывай, открывай! – сказал Эксплоудер.

Дебри открыл окно и благодаря этому обстоятельству смог узнать об Ираке чуть больше, чем было предусмотрено экскурсией. Сразу за аэродромом начиналась пустыня. Первой достопримечательностью оказалась нефтяная труба. Дебри даже не сразу понял, что это такое, когда увидел из окна следующую сцену: через всю пустыню тянулся трубопровод, который в одном месте продырявили и присобачили тут же другую трубу, – от нее тянулся шланг, которым заправляли гигантский грузовик-цистерну. Второй грузовик ждал своей очереди, а третий виднелся на дальних подступах. Дебри вспомнил, что на аэродроме как раз стояло целых два грузовых самолета, предназначенных для перевозки жидкостей.

– Извините, а что это они там делают? – спросил Дебри у Дестройера, сидевшего рядом.

– Спасают национальную экономику, – вздохнул Дестройер. – Вы ведь слышали, как поднялись цены на нефть на мировом рынке? А у нас ее как не было, так и нет. Если так пойдет и дальше, то придется либо спирт в двигатели вместо бензина заливать, либо идти войной на Южную Америку, или, подумать страшно, на Сибирь! Потому что без нефти мы в Америке долго не протянем. У нас, правда, есть резервный план – менять наши компьютеры на их нефть, но экономисты говорят, что это пока что не окупится. Вот и приходится так работать…

– Так у нас что, вся война из-за нефти? – спросил Дебри.

– Ну, в общем, да, – ответил Дестройер. – А если честно, то не совсем. В принципе, еще лет тридцать назад наши гениальные стратеги разработали план медленного завоевания всех стран третьего мира. Сначала мы запускаем к ним какую-нибудь секту воинствующих боевиков, потом поднимаем вой в ООН о том, что демократия в опасности, посылаем туда наши ракеты без ядерных боеголовок и долбаем по всем деревням, пока одни развалины не останутся. А когда от деревень остаются одни развалины, мы находим остатки выжившего населения и вступаем с ними в переговоры. Им надо развалины восстанавливать, а для этого деньги нужны. А поскольку денег ни у кого, кроме нас, нету, мы им даем кредиты с одним условием – чтобы после восстановления у них все было как у нас. Ну, «Макдоналдсы» там, доллары, портреты Билла Клинтона с Моникой на каждом перекрестке. И наши люди за этим следят, само собой.

– И что, работает? – спросил Дебри.

– А то! – ответил Дестройер. – В Югославии уже сработало, в Афганистане мы только недавно развернулись. Там условия другие, денег больше надо и времени, но схема-то, в принципе, работает и там. Вот теперь и до Ирака добрались.

– А следующим кто будет? – спросил Дебри. – Если не секрет, конечно?

– Да нет, секретов у нас от своих, в общем-то, нету, – ответил Дестройер. – Мы очень надеемся на палестинско-израильский конфликт. Чувствуется, не обойдется там без славной американской демократии на танках. И это даже хорошо, а то я от начальства слышал, что нас тамплиеры эти достали…

– Это кто такие? – не понял Дебри.

– Ну, как бы тебе объяснить, – вздохнул Дестройер. – Где-то тысячу лет назад ихние предки пришли в этот Израиль и понастроили там себе домов загородных, ну, с пляжами, с садами тропическими, одним словом, все как у людей. Но через некоторое время кто-то из этих предков тамплиеровских домой в Европу уехал, срочные дела, видимо, были. А остальных, кто там остался, потом турки оттуда вышибли. Турок-то мы оттуда тоже потом вышибли, давненько, правда. А тамплиеры-то эти хитрые оказались и официально заверили все свое имущество в Израиле у адвокатов, теперь вот назад его требуют. Израильское правительство, которое, кстати, уже давно под нами ходит, согласилось тамплиерам дома загородные отдать. А палестинцы, которые в этих домах все это время жили на правах уборщиков, вцепились в чужую собственность и не отдают, мол, турки все давно национализировали и им по наследству оставили. Ну, одним словом, без армии законников не разберешься. А чтобы туда армию законников запустить, надо сначала танки ввести. Мы этому у русских научились.

– А что у русских? – спросил Дебри.

– А у русских, дорогой ты мой Дебри, все на танке, – ответил Дестройер. – У них за последние сто лет целых две революции было, и обе начались с того, что какой-то старикан на танк залез сам, без посторонней помощи. И население за них было горой. У них даже поговорка какая-то есть, кажется «старикам на танке открыты все у нас дороги, а молодежи за танком везде у нас почет»… или еще как-то. Точно не помню, но смысл примерно такой.

– Ясно, – пробормотал Дебри. – Спасибо, генерал, за интересный рассказ. Вот как ни пообщаюсь с интересным человеком, так много узнаю, чего в мире творится.

Асфальтовая дорога, проложенная в чрезвычайной спешке от аэродрома до нефтепровода, тем временем кончилась, и вездеход начал подпрыгивать на песчаных дюнах. Дебри порадовался, что не успел перекусить на аэродроме, так как нового поступления бумажных пакетов не предвиделось. За открытым окном мелькал однообразный пейзаж. Дебри начал активно потеть и попробовал вытирать пот со лба носовым платком. Вскоре все три носовых платка, которые Дебри нашел в карманах, промокли насквозь, а потеть Дебри не переставал. Чтобы отвлечься, наш герой снова взглянул в окно.

– А это что такое? – спросил он у Дестройера, указывая на непонятное геологическое образование, напоминавшее не то цепь небольших холмов, не то груду развалин.

– Да это развалины Вавилона, – ответил Дестройер. – Кстати, закрой лучше окно, а то в развалинах все время партизаны прячутся, могут обстрел начать. А стекла у нас все-таки бронированные.

Дебри поспешил закрыть окно, но все равно продолжал смотреть на развалины, которые все приближались и приближались.

– Там когда-то река была, – продолжал Дестройер, желая блеснуть своими познаниями. – Но русло реки постепенно смещается, и сейчас она совсем не там, где была пять тысяч лет назад, когда город строили. Ах, черт, какая досада, что развалины опять партизанам достались! А то раньше сюда так много туристов подваливало, мы такой бизнес делали! Кто-то из рок-музыкантов даже собирался тут клип снимать. Ну, теперь пришлось все заморозить, ясное дело. Смотри-ка, сейчас опять стрелять начнут.

Дестройер не ошибся – со стороны развалин донеслись пулеметные очереди, а в воздухе замерцали огоньки. Одна пуля задела бронированное стекло прямо рядом с головой Дебри, и тот не пожалел, что закрыл окно.

– И самое-то противное, что мы им ответить ничем не можем! – воскликнул Дестройер. – Если мы эти развалины разбомбим, потом туристам будет нечего показывать! То есть, конечно, можно сначала разбомбить, а потом подправить, да начальство не велит – мол, слишком дорого и хлопотно. А по мне, ну их, этих туристов! У нас сейчас главная задача – партизан оттуда выбить. Кстати, Дебри, именно тебе и придется подумать над тем, как их оттуда выкурить. А то мы за три месяца так ничего и не придумали.

– А чего, можно подумать, – сказал Дебри. – Как вы сказали – «выкурить»? А вы пробовали забросить туда с воздуха пару шашек со слезоточивым газом? И рядом чтоб отряд нашего спецназа в противогазах был. Партизан от слезоточивого газа начнет плющить, а спецназ тут как тут, с лазерными пулеметами. И развалины портить не придется.

– Слушай-ка, а это идея! – сказал Дестройер. – Молодец, Дебри, чувствуется, орден ты получишь точно! Только сбрасывать на них будем не слезоточивый газ, а нервно-паралитический. А то мало ли что… Вдруг они под воздействием слезоточивого газа из автоматов начнут палить по всем направлениям? Такое у нас уже как-то раз было.

– Ну, как хотите, – сказал Дебри. – Мое дело – предложить.

– Это ты верно сказал, – усмехнулся Дестройер. – Нет, если честно, насчет газа и спецназа ты классно придумал. Надо будет на военном совете мыслишку подкинуть. Если выгорит – тебе медаль.

– Спасибо, – сказал Дебри. – А место для меня на кладбище военных героев вы бы не могли забить? Ну, так, на всякий случай.

– С одной стороны, кладбище-то переполнено, – пробормотал Дестройер. – А с другой стороны, у нас теперь кремация в моде. Все у китайцев передирают. Ладно, Дебри, посмотрим, чего там можно сделать. В лучшем случае что-нибудь да придумаем.

– Спасибо, – сказал Дебри. – Кстати, а вы не знаете, где тут Вавилонская башня? А то мне один знакомый человек говорил, что она выше наших небоскребов в Нью-Йорке. Он еще все время хотел ее сфотографировать. Она, что, правда, выше небоскребов?

Дестройер рассмеялся.

– В некотором роде, дорогой мой Дебри, башня эта действительно выше всего, что мы умудрились построить, – ответил он. – А с другой стороны, ее как бы и вообще не существует. Так что сфотографироваться возле нее вряд ли получится. Ну, а насчет того, чтобы увидеть… Кто знает, может, побегаешь тут по пустыне, да и увидишь чего-нибудь. Говорят, тут много всяких чудес творится.

– Понятно, – сказал Дебри. – Хотя, если честно, что-то я про эту башню ничего не понял.

– Не мудрено! – вздохнул Дестройер.

Экскурсия между тем продолжалась.

Новая американская колония

Основательно пропотевшему Дебри, наконец, разрешили открыть окно. По дороге к военному лагерю вездеход миновал еще два месторождения, где нефть била фонтаном прямо из земли. Точнее, била бы фонтаном, если бы не очереди грузовиков-цистерн со своими шлангами. Наконец-то вдалеке показался палаточный городок, окруженный электрошоковой изгородью и системой противовоздушной обороны. Это и был американский военный лагерь, одиноко стоящий посреди бескрайней пустыни под вечерним небом и сверкающий в лучах заходящего солнца.

Примерно в километре от ворот лагеря начиналась очередная асфальтовая дорога. То есть, если судить строго, здесь она кончалась, так как прокладывали ее от ворот. С воздуха дорога эта выглядела как узкий черный язык или локатор, выброшенный огромным животным-лагерем в бесконечность пустыни. Однако Дебри не мог оценить вид лагеря с воздуха, зато он оценил качество дороги, когда вездеход перестал подпрыгивать на всяческих неровностях.

– Ну что ж, можно считать, что мы добрались успешно, – сказал Эксплоудер. – Если мы ни разу за всю поездку не напоролись на противотанковую мину, значит, удача сегодня была на нашей стороне.

– А что было бы, если бы мы на нее напоролись? – шепотом спросил Дебри у Дестройера.

– Ну, тогда нас вряд ли похоронили бы на кладбище военных героев, – ответил Дестройер.

– А почему? – спросил Дебри. – Закон не позволяет, что ли?

– Да нет, просто замучились бы собирать тела по кусочкам в радиусе километра, – ответил Дестройер, и Дебри надолго замолчал, с трудом проглотив комок в горле.

И вот вездеход наконец-то остановился на небольшой площадке между палаток. Отовсюду сбежались любопытные американские солдаты в одеждах цвета «хаки», желающие поглазеть на вездеход и на тех счастливчиков, которые умудрились не нарваться ни на одну из противотанковых мин, коими пустыня была нашпигована, словно минное поле. Взмокший Дебри вылез из раскаленного салона в раскаленный вечер пустыни. Следом за ним из вездехода выбралась мисс Вракер, и собравшиеся американские солдаты начали свистеть и кричать что-то восторженное.

– Тихо всем! – гаркнул Дебри. – Это моя жена!

Мисс Вракер была польщена, что Дебри таким оригинальным образом сделал ей предложение. Далее вылезли Тупой, Ещетупее и генералы. Дестройер проводил новоприбывших в отведенные для них палатки, пока Эксплоудер орал на собравшихся солдат:

– Ну и чего вы тут встали? Вездеходов, что ли, не видели? А ну живо всем работать!

Солдаты с унылым видом разошлись.

– Вот здесь у нас «Макдоналдс», – говорил Дестройер, показывая на большую палатку, около которой стоял деревянный столбик с прибитой табличкой, на которой был нацарапан прейскурант. – Это мы решили доставить солдатам удовольствие, а то парни совсем стосковались по «Кока-коле».

И правда, перед «Макдоналдсом» стояла очередь, а рядом с палаткой бегал человек, наряженный в костюм Рональда Макдональда и орал в спутниковый телефон:

– Да, да, вези еще два самолета – один с «Кока-колой», другой – с гамбургерами! Да ты чего, у нас уже все расходы окупились, ты не представляешь, какой это здесь ходовой товар! Не зря производители так сделали, что «Кока-кола» вызывает привыкание, ох, не зря! Именно здесь это по-настоящему ощущаешь, как нигде! Да будут деньги, будут! Тут целая армия от ломки страдает, а ты еще из-за денег переживаешь! Вези, вези! И «Биг-Маки» тоже вези! И чизбургеры, и чикенбургеры! Все вези!

Дестройер все же довел Дебри и всю компанию до палаток, в которых им предстояло жить.

– Значит так, – сказал Дестройер. – Выбирайте сами, кто лезет в большую, а кто – в маленькую. Туалеты и душевая вон там, – он махнул рукой в сторону каких-то более устойчивых строений, чем армейские палатки. – Расписание завтраков, обедов и ужинов висит в каждой палатке. Ну, где находится «Макдоналдс», вы уже видели. Все, ребята, пока, до завтра, увидимся утром, мне пора бежать!

И Дестройер убежал.

– Сэр, а кто из нас в какой палатке будет жить? – спросил Тупой.

– Значит так, – сказал Дебри. – Тупой, Ещетупее, залезайте оба в маленькую палатку!

– А почему в маленькую? – жалобно спросил Ещетупее.

– А потому, что я так сказал! – ответил Дебри. – Живо!

– Есть, сэр! – сказал Тупой и потащил за собой Ещетупее.

– Ну, а мы с тобой, дорогая моя Джули, получили прямо-таки пятизвездочный отель! – сказал Дебри, пропуская мисс Вракер в большую палатку.

– Ты – настоящий герой, дорогой мой Дебри! – сказала мисс Вракер.

Чуть позже вся эта новоприбывшая компания пожелала принять душ после долгой дороги. Пока душ принимала мисс Вракер, Дебри стоял у дверей душевой с автоматом в руках и короткими очередями отгонял желающих припасть глазом к дверной щелке или замочной скважине. Незаметно наступала ночь.

Лирическое отступление 1

Кое-что о чемоданах или ухабы судьбы

Наступил новый день. Дебри проснулся от сигнала воздушной тревоги, который в лагере использовали вместо будильника. Однако речь сейчас пойдет не о Дебри, а о лейтенанте Шерифе, которого мы на некоторое время упустили из виду. Лейтенант всю ночь пролежал на складе, все в том же чемодане, но уже в новой позе йоги. Утром его вместе с другими чемоданами погрузили на маленький открытый грузовичок и повезли в военный лагерь. Однако случилось непредвиденное: поскольку чемодан с лейтенантом Шерифом положили с самого края, чемодан этот благополучно свалился с грузовичка, когда тот поднимался на невысокий холм. Свалившись, чемодан некоторое время катился, подпрыгивая, вниз по склону холма, а потом остановился, закатившись в первую попавшуюся на пути яму, оказавшуюся недорытым окопом партизан.

Утренняя прогулка с чаепитием

Дебри тем временем высказал мисс Вракер все, что он думает по поводу сигнала воздушной тревоги, который его разбудил. Мисс Вракер стала потихоньку разбирать вещи, а Дебри вышел из палатки с целью прогуляться. В лагере смотреть было особо не на что, поэтому Дебри дошел до электрического забора и начал смотреть на пустыню. Через пару минут он решил, что было бы неплохо забраться повыше, и начал искать какое-либо возвышение.

Возвышение обнаружилось довольно скоро: неподалеку прямо перед забором стояла смотровая вышка, на которой вроде бы должен был быть часовой. Однако часового не было ни на самой вышке, ни в ближайшем радиусе. Дебри пожал плечами, почесал в затылке и полез вверх по лестнице.

Со смотровой вышки вид был куда лучше, чем из-за электрического забора. Отсюда лагерь казался совсем маленьким по сравнению с царством песка и камней, которое простиралось до самого горизонта во все стороны. Дебри, к своему удивлению, обнаружил на площадке полевой бинокль и начал разглядывать в него пустыню. Вдалеке виднелась поблескивающая синяя ленточка (река, – догадался Дебри). Вдоль реки было заметно какое-то движение, но Дебри даже с биноклем в руках не мог бы сказать точно, что это, партизанский отряд или американская военная колонна. На самом деле, это был караван, который сбился с Великого Шелкового Пути еще пару-тройку тысяч лет назад. Дебри посмотрел в другую сторону и увидел вдалеке холмы, которые когда-то были Вавилоном и, вполне возможно, центром древнего мира (с историей Дебри не дружил, точно так же, как и с географией).

Дебри собирался продолжить осмотр пустыни, но тут снизу раздался крик:

– Эй, часовой!

– Что такое? – спросил Дебри, перегнувшись через перила, чтобы посмотреть, кто кричит.

Как раз в тот момент, когда он нагнулся, мимо просвистела пуля и пробила перекладину за спиной Дебри. Дебри в ту же секунду понял, что если бы он не пригнулся, пуля, скорее всего, прошила бы его насквозь. Испугавшись, Дебри перевалился через перила и, пролетев метров пять, брякнулся спиной на песок, прямо под ноги того солдата, который его окрикнул.

– Живой? – услышал Дебри обращенный к нему вопрос.

Он попытался утвердительно кивнуть, после чего открыл глаза и попытался сесть.

– Ты чего там торчал? – спросил его солдат. – Не знаешь, что ли, что партизанские снайперы эту вышку уже две недели обстреливают?

– Не знаю, – ответил Дебри, вставая и потирая ушибленные места. – А на кой… тогда эту вышку вообще ставили?

– А бог его знает, – ответил солдат. – Что-то я тебя тут раньше не видел. Ты кто такой?

– Дебри, полиция Нью-Йорка, – ответил Дебри. – Мы вчера приехали. На вездеходе.

– А я – Хэдэншолдерс, – ответил солдат. – Мы с парнями тут уже полгода паримся. Кстати, тебе часовой не попадался? Он тут должен был внизу спать и отгонять любопытных.

– Не-а, – ответил Дебри. – Слушай, а что, если он того…

– Чего? – спросил Хэдэншолдерс.

– Ну, если он тоже с утра решил… видом полюбоваться? – спросил Дебри.

– Тогда плохи наши дела, – сказал Хэдэншолдерс. – Ты там наверху крови не видел?

– Да нет, вроде бы не видел, – ответил Дебри. – Хотя я там недолго простоял. Давай поищем, может, здесь он где-то.

Часовой обнаружился за углом. Он лежал на песке, в тенечке, а на его майке цвета «хаки» расплывалось красное пятно. Рядом валялся стаканчик из-под «Кока-колы».

– Эй, Ментос, ты живой? – закричал Хэдэншолдерс. – Тебя что, ранили?

Дебри и Хэдэншолдерс начали расталкивать Ментоса, и тот в конце концов открыл глаза.

– Чего случилось? – спросил Ментос, увидев перед собой две перепуганные морды.

– Ты что, на вышку залез? – спросил Дебри.

– И тебя подстрелили? – спросил Хэдэншолдерс.

– Да нет, это кетчуп, – ответил Ментос, вставая. – Я в «Макдоналдсе» заказал гамбургер и кофе вместо «Кока-колы». По-моему, они там чего-то не того налили, меня и сморило. Слушайте, а никто не заметил, что я тут дрыхну?

– Да нет, кроме нас двоих, тут никого нету, – сказал Хэдэншолдерс. – Знакомься, Ментос, это Дебри. Он из полиции, его сюда прислали. Я его на твоей вышке нашел пять минут назад. Естественно, после выстрелов мы перепугались и пошли тебя искать.

– Понятно, – сказал Ментос. – Спасибо, что разбудили. Очень приятно, мистер Дебри. А зачем вы на вышку-то полезли? Там же ясно написано на табличке… – Ментос осекся на полуслове.

– На какой табличке? – спросил Дебри.

– Опять этот Липтенс табличку упер в свою палатку! – воскликнул Ментос, вскакивая на ноги. – Понравилась ему, видите ли, надпись «Fire line»! Он ее уже пятый раз в свою палатку таскает. Пошли разбираться!

Ментос, Дебри и Хэдэншолдерс побежали искать Липтенса, который питал страсть ко всякого рода табличкам. Палатку Липтенса было нетрудно узнать – перед входом висела табличка «Посторонним вход воспрещен», которую Липтенс привез с собой еще из Америки.

Ментос, не обращая внимания на табличку, вбежал в палатку, чуть не разрушив эту хлипкую конструкцию, и выволок оттуда Липтенса вместе с табличкой «Fire line».

– Ты опять мою табличку стащил, придурок?! – орал Ментос на Липтенса. – А ты знаешь, что из-за тебя чуть человек не погиб?!

– Но не погиб же? – спросил Липтенс.

– Да, как видите, живой, – ответил Дебри.

– А вы кто будете, собственно говоря? – спросил Липтенс, разглядывая Дебри.

– Джон Дебри, полиция Нью-Йорка, – ответил Дебри. – Прибыл для оказания посильной помощи. А вы кто?

– Липтенс, штурман авиации! – ответил Липтенс. – Нахожусь здесь в ожидании того момента, когда починят мой вертолет.

– А что с ним? – спросил Дебри.

– Да, меня тут сбили недавно, – ответил Липтенс. – Как раз над лагерем.

– Да, вертолет у нас до сих пор стоит там, где упал, – сказал Хэдэншолдерс. – Можете потом на него посмотреть.

– Господа, не хотите ли выпить чаю? – спросил Липтенс. – Милости просим в мою палатку. У нас там как раз проходила чайная церемония, которую вы столь бесцеремонно прервали.

– Ну, уж, простите нас, – ответил Ментос, возвращая Липтенсу табличку и заходя в палатку. – У меня просто еще со вчерашнего дня нервы ни к черту.

– Тем более вам надо выпить чаю, – сказал Липтенс.

Дебри тоже зашел в палатку и увидел сразу много странных вещей. Во-первых, палатка была забита табличками, что называется, «на все случаи жизни». На полу валялось несколько дорожных знаков, у самой двери свисал с потолка знак «кирпич», об который Дебри ударился головой. Еще перед входом, который одновременно был и выходом, висела табличка «Exit», которая умудрялась светиться даже без электричества и батареек. Другой странностью было то, что на полу сидели в позе лотоса (по другому было просто невозможно разместиться) трое и пили чай из чашек без ручек.

Дебри тоже уселся в позе лотоса на пол и поразился, насколько жесткий здесь пол. Приглядевшись, он понял, что это не пол, а рекламный щит, застеленный тканью цвета «хаки». Через прорезь в ткани виднелось лицо Нильса Лэссена, и Дебри вспомнил, что такие щиты с рекламой освежающих мятных конфет «Mentos» довольно часто встречались в Нью-Йорке. В центре рекламы был помещен Нильс Лэссен, намеревающийся выпрыгнуть из окна, для чего он подставил под окно унитаз, чтобы легче было взобраться на подоконник. Нильс держал в руках пачку конфет «Mentos» и, улыбаясь, глядел в объектив видеокамеры, которой это снимали. Внизу был слоган: «Mentos. Fresh idea!» Дебри эта надпись всегда напоминала надписи «Fresh fish» на рыбных магазинах, из-за чего конфеты «Mentos» наш герой иногда подсознательно воспринимал в качестве закуски к пиву, хотя свежей рыбой пиво не закусывают.

Липтенс разлил чай по чашкам и раздал их новоприбывшим.

– Это зеленый чай, – сказал Липтенс. – Лично срезал его лопастями вертолета с высокогорных склонов Цейлона.

– Спасибо, – сказал Дебри и сделал глоток.

Дебри не ожидал, что у чая может оказаться такой вкус, так что от неожиданности он выплюнул чай прямо на Ментоса. Дебри уже хотел начать извиняться, но не успел, так как в сей момент со стороны вышки донесся звук выстрела и чей-то крик.

– Ё-мое, со мной же еще трое вчера приехали! – воскликнул Дебри.

Секунду спустя вся компания уже бежала к вышке. Чай из опрокинутых чашек растекался по полотну цвета «хаки», покрывающему рекламный щит с Нильсом Лэссеном. А Нильс по-прежнему смотрел в камеру с улыбкой на губах и хитринкой в глазах.

Прямо под вышкой валялись Тупой и Ещетупее, которым с утра пришла блажь полюбоваться видом по примеру Дебри. Мисс Вракер стояла неподалеку с цифровым фотоаппаратом в руке.

– Придурки! – заорал Дебри. – Немедленно отойдите все от вышки! Тут же снайперы пасутся! Да и я сам хорош – не успел вас предупредить.

– А вы как об этом узнали, мистер Дебри? – спросил Тупой, пытаясь встать.

– Да я с утра наверх поднялся – видом полюбоваться, – ответил Дебри. – А вот этот парень, Хэдэншолдерс, спас мне жизнь.

– Приятно познакомиться, – сказал Тупой Хэдэншолдерсу. – Меня зовут Тупой, я заместитель мистера Дебри. А это Ещетупее, наш ассистент.

– Кто я? – переспросил Ещетупее.

– Да не волнуйся ты так, ты у нас по-прежнему никто, – успокоил его Тупой, и Ещетупее немедленно достиг дзэнского просветления.

– А ты что тут делала? – спросил Дебри у мисс Вракер.

– Я их сфотографировать хотела, – ответила мисс Вракер. – Кадр, кстати говоря, получился очень эффектный. Хочешь полюбоваться?

Дебри взглянул на дисплей цифрового фотоаппарата и увидел, как Тупой и Ещетупее застыли в воздухе в живописных позах во время падения с вышки.

– Хороший кадр, – кивнул Дебри.

– Это пойдет на первую полосу! – воскликнула мисс Вракер. – И название статьи – «Вышка смерти»! Представляешь, какая будет сенсация?

Дебри подумал о сенсации и застыл в позе памятника первому космонавту, мечтательно глядящему в небо.

– Надо только спросить у генерала Дестройера, можно ли об этом писать и в каком ключе, – сказала мисс Вракер.

– А зачем? – не понял Дебри.

– Цензура, – ответила мисс Вракер.

– А-а! – сказал Дебри, внезапно поняв, что расплывчатое понятие «цензура» наконец-то материализовалось в лице генерала Дестройера.

– Слушай-ка, а откуда у тебя фотоаппарат? – спросил Дебри у мисс Вракер. – Чемоданы привезли, что ли?

– Совсем недавно, – ответила мисс Вракер. – Пока ты чай пил.

– А откуда ты знаешь, что я чай пил? – спросил Дебри.

– У тебя рубашка мокрая, – ответила мисс Вракер.

– Гениально! – сказал Дебри. – Как ты научилась так обо всем догадываться?

– Лучшим журналистам Нью-Йорка однажды читал лекцию Александр Клыгин, и я каким-то образом попала в число этих лучших журналистов, – ответила мисс Вракер.

– А кто этот Александр Клыгин? – спросил Дебри.

– Он по одному внешнему виду любого человека может назвать его род занятий, прошлое и будущее, – ответила мисс Вракер. – Ну, вроде как Шерлок Холмс.

– А-а! – повторил Дебри, услышав знакомое имя. – И что, этот Клыгин дает консультации лучше Стреляного Воробья? А тебе он что-нибудь рассказывал про будущее?

– Ну, он сказал почти всю правду, – покраснев, сказала мисс Вракер.

– Надо сказать Эльдораде, что у него конкурент появился, – пробормотал Дебри.


Дебри, Тупой и Ещетупее отправились разбирать свои чемоданы, а мисс Вракер отправилась писать статью. Ещетупее заметил, что чемодан с лейтенантом Шерифом отсутствует и стал его искать, заглядывая за все углы. Таким образом, он наткнулся на Дебри, который беседовал о чем-то с Липтенсом.

– Мистер Дебри, вы не видели моего большого чемодана? – спросил Ещетупее.

– А что, в куче его не было? – спросил Дебри.

– Нет, – пожал плечами Ещетупее.

– Значит, по дороге потеряли, – усмехнулся Липтенс. – У нас тут такое часто бывает. В чемодане было что-нибудь ценное?

– Да вроде ничего особенного, – ответил Ещетупее.

– Тогда сходите к Дестройеру, пусть он компенсирует стоимость чемодана, – сказал Липтенс с видом заговорщика. – Между прочим, это отличный предлог выбить из него немного денег.

– Ладно, пойдем искать этот чемодан, – сказал Дебри.

– До встречи, – сказал Липтенс. – Если что, я буду в «Макдоналдсе».

– Все там будем, – сказал Дебри.

Липтенс пошел к «Макдоналдсу», а Дебри и Ещетупее побрели в направлении штаба.

– Мистер Дебри, наверное, это важно, поэтому я должен вам сказать, что было в чемодане, – сказал Ещетупее.

– Ну, и что там было? – спросил Дебри. – Порножурналы?

– Нет, сэр, – сказал Ещетупее. – Понимаете ли, там был…

– Ну? – спросил Дебри.

– Там был лейтенант Шериф, – ответил Ещетупее.

Дебри с шумом грохнулся в обморок.

Лирическое отступление 2

Трудности перевода

Лейтенант Шериф уже думал, что его чемодан никогда не откроют. Но когда его, наконец, открыли, он безмерно удивился, увидев перед собой не Ещетупее, Тупого и Дебри, а бородатые морды в тюрбанах и с лопатами в руках.

«Oh, shit! – подумал лейтенант Шериф. – Главное, чтобы за американца не приняли!» И он лихорадочно начал вспоминать все иностранные слова, какие только знал. Один человек с бородой и лопатой спросил о чем-то лейтенанта Шерифа. Тот ответил следующей фразой:

– Акуна матата, шерше ля фамм, коза ностра, Гитлер капут, доннерветтер, коммунизм, Джеки Чан!

Бородатые люди посовещались, несколько раз повторив слово «коммунизм».

– Вавилон! – вспомнил лейтенант Шериф. – Иштар, Мардук…

Видя, что это не помогает, он вспомнил передачу об арабских террористах, которую показывали по телеку, и крикнул:

– Аллах Акбар!

Это подействовало. Местные заулыбались, вытащили лейтенанта Шерифа из чемодана и вручили ему лопату и тюрбан. Как вы догадались, лейтенант Шериф был таким образом мобилизован во внеочередной безномерной отряд иракских партизан, специализирующийся по рытью окопов.

Нашествие идиотов на Багдад

Вечером все собрались в палатке Липтенса, чтобы принять участие в чайной церемонии. Специально для того, чтобы Дебри не вел себя за столом как верблюд, Липтенс заварил особый фруктовый чай, доставленный с островов Океании. Судя по надписям на упаковке, изготовлением такого чая занималась компания «Eldorado Tea Limited», а доставкой чая в USA занималась компания «Macleod Tea Distribution». Дебри, увидев сразу два этих названия на одной упаковке, успокоился и с удовольствием выпил несколько чашек чая, после чего отправился спать, но всю ночь бегал из палатки на улицу. При этом он проявил гениальную для рядового американца сообразительность, когда догадался помочиться на пустыню, увидев, что туалет опечатан на ночь.

Лейтенант Шериф всю ночь рыл окоп.

Наутро Дестройер пригласил к себе Дебри, Тупого и Ещетупее. Свою речь он начал без предисловий:

– Хватит вам уже тут без дела валандаться, вы не на курорте! Поедете сегодня в Багдад, будете партизан из окопов выковыривать.

– Ясно, сэр, – сказал Дебри. – Только я сначала хотел бы сообщить вам последние данные разведки.

– Ну, сообщай, – пробормотал удивленный Дестройер.

– Докладываю, сэр, что был утерян один из наших чемоданов, вполне вероятно, упал с грузовика по дороге через пустыню, – сказал Дебри. – В чемодане находился офицер полиции, принявший добровольное участие в нашей командировке на свой страх и риск, о чем лично я узнал только вчера вечером. Надо бы его найти.

– Да где ж мы теперь его найдем, – усмехнулся Дестройер. – Теперь мы ему разве что участок на кладбище выделим. Ну да ладно, сообщите приметы разведке, вдруг да найдется ваш офицер. У нас еще и не такие удачные совпадения бывали.

– Есть, сэр! – сказал Дебри.

– А теперь поехали в Багдад! – сказал Дестройер.

Естественно, мисс Вракер присоединилась к данной экспедиции, надеясь запечатлеть виды Багдада на своем цифровом фотоаппарате. Еще она надеялась встретить там Аладдина или кого-нибудь еще из персидских сказок. Аладдина они так и не встретили, зато встретили других старых знакомых. Ну, да об этом позже.

Начиналось все как обычный полицейский рейд, только вместо полицейской машины был броневик, вместо прикрытия были военные истребители, а вместо полицейской формы, то есть своего фирменного старого плаща, Дебри надел бронежилет.

В городе было на редкость пусто. Иногда навстречу броневику попадались местные жители, чаще всего уже остановленные каким-нибудь патрулем. Патрули стояли на каждом перекрестке и останавливали всех местных жителей, какие только попадались. Каждого местного жителя проверяли по целой картотеке фотографий, на которых было изображено бывшее иракское правительство. Для того, чтобы солдаты запомнили лица разыскиваемых и научились хоть как-то отличать одного иракца от другого, американское командование выпустило колоду карт с этими самыми фотографиями, надеясь, что солдаты, все ночи напролет игравшие в карты, начнут запоминать лица путем простейшего корпоративного неделания. Однако даже такая эффективная система давала сбои. Был один случай, когда американский патруль на окраине города остановил пару иракцев, похожих на генералов из колоды. Американцы достали карты, внимательно осмотрели фотопортреты, осмотрели иракцев, после чего пропустили их в пустыню со словами:

– Похожи, конечно, но на этих тюрбаны другие и черных очков нет!

Командование потом долго не могло понять, каким образом исчезли два генерала из осажденного города.

Ну, а Джону Дебри предстояло выяснить один любопытный факт – где же именно в городе, который полностью контролируют американские войска, могут еще прятаться иракские партизаны. Вся компания во главе с генералом Дестройером обошла несколько домов, но ни одного партизана не нашлось. Затем Дестройер сказал, что они зашли в безопасный район, и предложил всем разделиться. Дебри забрел в какие-то дворы, которые он осматривал без всякой цели – район был безопасен, ибо здесь не было ни души (или no body – кому как угодно). Однако совершенно неожиданно для себя Дебри услышал неподалеку голоса. Решив, что это могут быть свои, он пошел на голос, но на всякий случай все же достал пистолет.

Дебри с пистолетом в руках крался вдоль белой стены небольшого домика, в которой не было ни окон, ни дверей, и уже приближался к углу, за которым, предположительно, и находились люди. Дебри понял только одно – за углом сидит не его банда. Понял он это потому, что неизвестные ему люди говорили на неизвестном ему языке. Дебри уже приготовился стрелять, но вдруг узнал один из голосов, даже не голос, а хохот. Он хорошо помнил это гортанный звук. Так мог смеяться только сэр Эльдорадо, белый маг, носящий черный одежды и обитающий не то в Австралии, не то в Астрале, и занимающийся не то музыкой, не то кинематографом, не то чаем элитных сортов. Так что, узнав голос, Дебри спрятал оружие и зашел за угол.

На него взглянули сразу три разнокалиберных дула.

Магические секреты невидимых партизан

или

сэр Эльдорадо отдыхает

Завернув за угол, Дебри увидел немыслимую картину. У него было ощущение, что он попал-таки в персидскую сказку про Аладдина, только самого Аладдина было не видать.

Дело в том, что дворик по своей роскоши напоминал Древнюю Персию. Посредине дворика стоял небольшой, но золотой фонтанчик, под навесом из прозрачной ткани на диванах и подушках сидели люди, напоминавшие арабских шейхов, а в широком гамаке, натянутом между стеной и фонтаном, под тенью какого-то фруктового дерева, валялся сам сэр Эльдорадо, любуясь своими сапогами, начищенными до блеска. Однако было и еще кое-что, что сразу же вернуло Джона Дебри из персидской сказки Шахерезады в пятьдесят первый американский штат Ирак. Это были три охранника партизанского вида, которые целились в Дебри дулами своих двух пистолетов и одного автомата.

– Здрасьте, – сказал Дебри. – Извините, если помешал, сэр Эльдорадо. Я тут район осматриваю.

Сэр Эльдорадо несколько секунд непонимающе глядел на Дебри, потом, видимо, вспомнил, где и когда они уже виделись, и воскликнул недовольным тоном:

– Дебри! Ну, и какого черта ты здесь делаешь?

– Э-э, я это, как его… партизанов ищу, – ответил Дебри.

– Поздравляю! – сказал Эльдорадо. – Нашел на свою голову. – Затем Эльдорадо поглядел в небо и спросил у кого-то. – Скажи мне, пожалуйста, ты зачем его сюда приволок? Что? Общественность продолжения требует? Рейтинги высокие? А я-то уж понадеялся, что больше мы этого придурка не увидим. Ладно, а мне что с ним делать? Понятно. Сделаем. На кой тебе Вавилонская башня? Ага! А мне еще с владельцами переговоры вести… Ну ладно, будет тебе башня, только переговоры сам устраивай! Как это – уже устроил? Ладно, как всегда, шоу буду делать я. Иди сюда, Дебри! – добавил Эльдорадо, оторвавшись от диалога с небом и посмотрев не Дебри.

– А чего это у вас тут происходит? – спросил Дебри.

– Да так, вот собрали партизанское совещание, – ответил Эльдорадо. – Я тут немного партизанам помогаю. Знаешь ли, Дебри, у такого существа, как я, чрезвычайно много функций. Мало того, что на мне висит кусок глобального шоу-бизнеса и компания по производству чая, мне еще, видите ли, пришлось из этого города все бывшее правительство вытаскивать и искать им приличную работу в странах тридесятого мира, никому неизвестных!

– Это вы про страны третьего мира? – спросил Дебри.

– Да не третьего, а тридесятого, – ответил Эльдорадо. – Пойми ты, наконец, своей тупой репой, что миров вообще-то в этой Вселенной до фига, а Вселенных в этом Космосе тоже до фига. До этого, между прочим, даже ваша наука додумалась вслед за Роджером Желязны! Ну ладно, это к тебе не относится. Это я так просто. Нервы ни к черту.

– Между прочим, от нервов ваш чай хорошо помогает, – заметил Дебри.

– Ты прав, – сказал сэр Эльдорадо и щелкнул пальцами.

Перед Дебри появился столик, на котором стояли две красивых фарфоровых чашки с фруктовым чаем.

– Угощайся, Дебри, – сказал Эльдорадо, пересаживаясь с гамака за столик. – Уважаемые господа арабы, наше совещание продолжится после перерыва на чай.

– А разве сейчас five o’clock? – спросил один из арабов.

– А вы давно на часы смотрели? – переспросил Эльдорадо и снова щелкнул пальцами, не дожидаясь, пока арабы посмотрят на часы.

Арабы исчезли, а дворик принял вид обычного багдадского дворика после американской зачистки, то есть дворик превратился в откровенную помойку.

– Ну, так что, Джон Дебри, – начал Эльдорадо. – Значит, командование ваше ищет партизан, и ты у них в роли ищейки.

– Ну, вроде того, – ответил Дебри, пробуя чай.

Чай оказался на удивление вкусным и ароматным.

– Есть у вас хоть что-нибудь, что должно меня беспокоить? – спросил Эльдорадо.

– Да вроде нет, – ответил Дебри. – Только я вас, наверно, все же побеспокою. Мы лейтенанта Шерифа потеряли.

– Хочешь, чтобы я его с того света выковырял? – спросил Эльдорадо.

– Да нет, он в чемодан был запакован, а чемодан с грузовика упал в пустыне, – ответил Дебри, повергнув сэра Эльдорадо в невероятный хохот.

– Ну, ты полный придурок! – сказал Эльдорадо, обращаясь не то к Дебри, не то к кому-то еще.

– А вы не могли бы его поискать? – спросил Дебри.

– Как будто мне больше заняться нечем! – ответил Эльдорадо. – Найдешь ты своего лейтенанта, не волнуйся. Ты лучше скажи мне вот что – ты тут один шастаешь по центру Багдада со своим пистолетиком?

– Нет, вся наша банда, – ответил Дебри.

Эльдорадо снова усмехнулся.

– И мисс Вракер с вами? – спросил он.

– Откуда вы… – хотел было спросить Дебри, но осекся. – Ах, да, вы ведь бог.

– Типа того, да не совсем, – ответил Эльдорадо. – Хотя… это зависит от того, с какой стороны посмотреть. Ладно. Говоришь, мисс Вракер тоже с вами?

– Угу, – кивнул Дебри.

– Тогда беги и спасай ее от магической ловушки, – сказал Эльдорадо. – По ходу событий ты и сам поймешь, что надо делать. А мне еще на Вавилонскую башню надо сгонять. Ну, кровать вам подготовить и все такое. Пока, Дебри!

И сэр Эльдорадо исчез вместе со столиком, чашками, чаем и даже стульями, так что Дебри благополучно упал на землю мягким местом, поперхнувшись глотком чая.

Из всего разговора Дебри понял только то, что ему сейчас придется спасать мисс Вракер от какой-то магической ловушки. В принципе, Дебри хорошо понимал, что от магической ловушки человека может спасти только сэр Эльдорадо, да и то не всегда. А пытаться спасти человека из ловушки без помощи сэра Эльдорадо – полное безумие. И наверное, именно поэтому Дебри побежал со всех ног искать мисс Вракер.

Сначала он увидел Тупого и Ещетупее, которые пытались обследовать канализационный люк. Ещетупее застрял в нем (в Багдаде люки были более узкими, чем в Нью-Йорке). «Партизаны специально постарались», – подумал Дебри. Тупой, оказавшийся неподалеку, обнаружил Ещетупее в позе Винни-Пуха и постарался его вытащить.

– Вы мисс Вракер не видели? – спросил Дебри, пробегая мимо них с пистолетом в руке.

– Она на соседней улице, трупы фотографирует, – ответил Тупой. – А что с вами, мистер Дебри?

– Я тут сэра Эльдорадо встретил! – ответил Дебри, не снижая скорости и заворачивая за угол.

– Понятно, – пробормотал Тупой. – Опять начнется конец света.

– Ты лучше меня вытаскивай! – сказал Ещетупее. – Иначе придет конец багдадской канализации!

Между тем Дебри, попетляв по улицам, увидел-таки вдалеке мисс Вракер, которая стояла перед стеной какого-то дома и фотографировала отверстия от пуль в стене.

– Джули! – заорал Дебри. – Не шевелись!

– А? – переспросила мисс Вракер, поворачиваясь к нему лицом.

В тот момент, когда она повернулась лицом к бегущему Дебри, в воздухе открылся портал, и Дебри показалось, что мисс Вракер провалилась сквозь землю. Дебри заорал американским матом, состоящим из трех слов, и нечаянно для себя изобрел четвертое слово, но тут же забыл его, сообразив, что магическая ловушка уже сработала. Дебри подумал, что можно сделать, и ему в голову даже пришла мысль.

– Джули! – заорал он. – Я иду к тебе!

И Дебри прыгнул в то место, где только что стояла мисс Вракер, надеясь, что портал возьмет да и откроется. Шмякнувшись носом об асфальт, Дебри понял, насколько он далек от понимания высшей магии.

Захват Вавилона и Чем Он Окончился

Генерал Дестройер был жутко недоволен. От группы Джона Дебри до сих пор не было никакой пользы, а только одни неприятности. Мало того, что за все время действия группы не было найдено ни одного партизана, сама группа неуклонно уменьшалась в численности. Сначала пропал лейтенант Шериф, которого никто не видел, так как лейтенант был запакован в чемодан. Потом пропала журналистка мисс Вракер. А теперь сошел с ума Дебри. Дело в том, что Дебри попросил генерала Дестройера проводить его группу до Вавилонской башни, потому что «там сейчас находится один человек, который может всех разом найти». Генерал Дестройер не очень поверил в рассказы Дебри про сэра Эльдорадо, однако генерал не мог не оценить такого служебного рвения, поэтому решил включить Дебри и его болванов в состав группы, которая должна была забросать развалины Вавилона шашками с нервно-паралитическим газом. Дебри, подумав, согласился.


Вернемся все же к лейтенанту Шерифу. За прошедшее время он научился профессионально рыть окопы и даже получил за это орден от какого-то бородача в тюрбане. Незнание арабского языка не мешало лейтенанту Шерифу весьма точно выполнять приказы часто жестикулирующего командира. В принципе, Шериф натренировался выполнять приказы еще в участке комиссара Невруба, поскольку Невруб в минуты праведного гнева тоже забывал все слова и начинал жестикулировать. Ну, и однажды вечером лейтенанта Шерифа вместе со всем отрядом, в котором он теперь состоял, пригнали на развалины Вавилона чинить крепостную стену.

Двое или трое арабов с автоматами в руках ходили по периметру территории и высматривали в пустыне американские патрули. А Джон Дебри, Тупой, Ещетупее, Ментос и Хэдэншолдерс, а также еще несколько американцев в это время подбирались к развалинам Вавилона под покровом ночи, под покровом противогазов и под покровом защитных костюмов цвета хаки. Партизаны, как ни странно, не заметили приближения отряда Дебри, несмотря на то, что Дебри, проползая по песку, шуршал, как ежик в тумане. Когда американский отряд подобрался к развалинам достаточно близко, Дебри подполз к Ментосу и Хэдэншолдерсу и сказал:

– Слушайте, может, пора кинуть в них гранаты? Вроде бы расстояние небольшое, должны долететь.

– Долетят, – согласился Ментос. – Особенно из гранатомета.

– Тогда запускай! – сказал Дебри.

Ментос достал гранатомет и пальнул в сторону развалин. Над бывшим городом Вавилоном поднялось нервно-паралитическое облако.

Лейтенант Шериф даже не успел закашляться, а Дебри даже не успел добежать до центра Вавилона, где якобы должна была находиться башня, как вдруг все услышали оглушительный возглас: «А-а-а-ап-чхи-и-и-и!!!». И облако нервно-паралитического газа вместе со значительной частью партизанского отряда понесло в сторону американского лагеря под воздействием сильнейшего порыва ветра.

– Чего это тут творится? – спросил Ментос.

– Знаете, что, – сказал Дебри. – Дуйте-ка вы в лагерь и скажите, что на них сейчас нервно-паралитическим газом подует. А я тут с человеком поговорю. Вернее, с богом.

– Пошли, Ментос, – сказал Хэдэншолдерс. – А то Дебри, нанюхавшись газа, уже спятил. Давай ноги делать, пока мы с ума не повсходили.

– Точно! – сказал Ментос. – Спасаем наши задницы!

И все американцы за исключением Дебри, Тупого и Ещетупее начали активно спасать самое дорогое, что у них было. Ну, а Дебри со своей бандой начал искать Вавилонскую башню или хотя бы сэра Эльдорадо.

… И мумии встают из могил …

Лейтенанта Шерифа сбило с ног и засыпало землей. Последнее, что он помнил, был чей-то громкий чих, за которым последовал порыв ветра. Лейтенант Шериф попытался выбраться из завала. Ему это почти удалось, когда он услышал рядом топот сапог и чьи-то приглушенные голоса, который говорили на английском.

– Ура! – заорал лейтенант Шериф. – Свои! Спасен! People! Help me!

Топот сапог вроде бы приблизился.

Дебри, Тупой и Ещетупее бежали по Вавилону, не снимая противогазов, как вдруг услышали чей-то голос, будто бы из-под земли, который орал:

– Help me!

Они повернули на голос, и вдруг Дебри увидел, как из-под земли встает мертвец. Дебри почему-то подумал, что это царь Хаммурапи, которого потревожили нервно-паралитическим газом. Не успел Дебри как следует испугаться, а Хаммурапи уже заорал. Дебри тоже заорал. Со страху. Он когда-то смотрел фильм про мумию.

Лейтенант Шериф выбирался из кучи песка, под которой он был временно и частично погребен. Выбравшись и встав на ноги, он увидел перед собой трех чудовищ в противогазах и снова заорал. Одно из чудовищ в противогазе тоже заорало и даже начало доставать автомат. Лейтенант Шериф пожалел, что при падении выпустил из рук лопату. К счастью, в этот момент Ещетупее сообразил снять противогаз, так как в противогазе ему было жарко.

Дебри уже собрался стрелять в мумию, когда вдруг вспомнил, что в фильме это не помогало. Мумия перестала орать и начала таращить глаза на Ещетупее.

– Ещетупее, спасайся! – заорал Дебри. – Беги, найди сэра Эльдорадо и приведи его сюда. Скажи, что у нас мумия взбунтовалась!

Но мумия в этот момент перевела взгляд на Дебри и спросила знакомым голосом:

– Ребята, вы что ли?

– А ты кто? – спросил Дебри мумию.

Правда, он теперь был не очень уверен, что это мумия. Если бы он еще знал, что мумии не говорят по-английски, он бы точно понял, что перед ним вовсе не мумия. Но ни Дебри, ни любому рядовому американцу невдомек, что на Земле существуют какие-то другие языки, кроме английского.

– Дебри, это ты? – спросила мумия. – Это ж я, Шериф!

Лейтенант Шериф снял тюрбан и начал стряхивать песок с лица и с одежды. Дебри от удивления даже снял противогаз.

– Ё-мое! – сказал он. – Шериф, да кто ж тебя так вырядил?

– Партизаны, – сокрушенно вздохнул лейтенант Шериф.

Тут Дебри услышал сзади хохот. Этот хохот он уже научился узнавать сразу – так ржал только сэр Эльдорадо.

– Не, чуваки, ну, вы и отмочили! – сказал сэр Эльдорадо, прохохотавшись. – Теперь я понимаю, отчего у вас рейтинг такой высокий. Так и быть, придется вас дальше раскручивать. Только я не пойму, на кой это мне надо.

– Ой, сэр Эльдорадо, как хорошо, что я вас нашел! – воскликнул Дебри. – Вы случайно не знаете, куда Джули подевалась? А лейтенанта Шерифа мы уже нашли. Большое вам спасибо!

– Сейчас разберемся по ходу событий, – сказал Эльдорадо, забираясь на какую-то груду развалин. – Сейчас я… а-а-а-ап-чхи-и-и! Черт побери, Дебри, от вашего нервно-паралитического газа у меня чих разыгрался! Правда, нам теперь никто не помешает, поскольку и американцы, и партизаны заняты сейчас этим вашим ядовитым облаком. Короче говоря, чуваки, добро пожаловать в древний Вавилон! Да будет свет!

Дебри на Вавилонской башне

И стал свет. В смысле, декорация полностью поменялась. Ночное небо стало дневным, развалины сами собой начали складываться в здания, а за спиной у сэра Эльдорадо выросла Вавилонская башня.

– А-хренеть! – воскликнул лейтенант Шериф. – Она и вправду выше небоскребов! Или это только так кажется? Эй, Ещетупее, сфотографируй меня!

Лейтенант Шериф снял с цепочки на шее цифровой фотоаппарат, с которым он не расставался ни в чемодане, ни в арабском плену, всучил его Ещетупее, показал, на какую кнопку нажимать, а сам встал рядом с башней. Ещетупее сфотографировал Шерифа. Потом рядом с башней встали Дебри, Тупой и Ещетупее, а Шериф их фотографировал. Потом с башней сфотографировался сэр Эльдорадо. Потом ко всей этой компании подошел царь Хаммурапи, и все по очереди сфотографировались на память с Хаммурапи. Потом – с гаремом Хаммурапи. Потом лейтенант Шериф сфотографировал Вавилонскую башню издалека, чтобы потом сравнить с небоскребами. И потом, в конце концов, у цифрового фотоаппарата кончилась память.

– Ладно, кончаем базар! – сказал сэр Эльдорадо. – Дебри, у меня тут к тебе еще одно дело осталось. Ты тут сейчас кое с кем познакомишься.

– С кем? – спросил Дебри.

– А залезай сюда, на башню! – ответил сэр Эльдорадо. – Между прочим, в башне сейчас и находится твоя мисс Вракер, или она уже миссис Дебри? Короче говоря, сейчас ты получишь от одного человека все подробные инструкции, как ее спасать.

– Уже бегу! – сказал Дебри и забрался на башню.

А лейтенант Шериф тем временем показывал царю Хаммурапи готовые фотографии на экране цифрового фотоаппарата.

Итак, Джон Дебри начал подниматься по спиральной дороге, опоясывающей Вавилонскую башню. Это не было похоже на зиккурат из романа «Generation "П"», потому что башня не была круглой, и спиральный подъем не опоясывал ее всю целиком, а лишь соединял между собой террасы, находящиеся на разных уровнях. Дебри бежал вверх, а сэр Эльдорадо следовал за ним, вовсе не пытаясь догнать Джона Дебри, так как догнать влюбленного идиота невозможно. Сэр Эльдорадо успел только крикнуть:

– Ищи три предмета-подсказки, придурок!

Дебри запомнил, что надо что-то искать и побежал еще быстрее. На первой террасе он неожиданно для себя обнаружил американскую монету достоинством в 25 центов. Дебри бы вообще не заметил монеты, если бы она не выглядела столь странно посреди древнего Вавилона. На всякий случай он подобрал монету и засунул ее в карман, после чего прибавил скорость. На второй террасе Дебри увидел нераспечатанную пачку сигарет «Dallas», на которой вместо двух небоскребов была нарисована Вавилонская башня. Несмотря на то, что Дебри пару месяцев назад бросил курить (это была довольно мучительная процедура), он подобрал пачку и сунул ее в карман, решив подарить комиссару Неврубу. На третьей террасе Дебри уже сбавил скорость, так как подустал на первых виражах. А как раз на третьей террасе стоял сам Вавилон Татарский в черных очках «Ray-ban», майке с портретом Че Гевары, джинсах «Ishtar» и белых кедах марки «No name». Дебри остановился, открыв рот от удивления. Удивился он не столько тому, что увидел Татарского, сколько тому, что у ног Татарского на поводке сидел сирруф, мифическое животное, по должности – страж Вавилонской башни.

Пока Дебри стоял с открытым ртом, откуда-то сверху спустился сэр Эльдорадо.

– Ну, чего стоишь, Дебри? – спросил он. – Знакомьтесь. Дебри, это бог Мардук, в миру – Вавилон Татарский. Товарищ Мардук, это Джон Дебри, он идиот, но от этого его рейтинг в соседних мирах все повышается и повышается. Ну, вы и сами должны понимать – кто разрабатывал концепцию персонажа Николы Спрайтова?

– Я разрабатывал, – ответил Татарский-Мардук. – Эльдорадо, а как ты наверху оказался, когда ты только что внизу был?

– А я окольным путем, – ответил сэр Эльдорадо.

– Насколько мне известно, путь, которым прошел господин Дебри, является единственным путем на Вавилонской башне, – вставил сирруф. – И никаких других путей здесь не существует.

– Ну, исключения подтверждают правила, – усмехнулся Эльдорадо. – Помните, еще во «Властелине колец» был один персонаж, который ухитрился не стать невидимкой, надев кольцо?

– А в фильме этого не было, – подал голос Дебри.

– А из фильма это вырезали, хотя я и протестовал, – ответил сэр Эльдорадо. – Как выяснилось, даже генеральный продюсер не всегда обладает последним словом.

– Эльдорадо, ближе к делу, – сказал Татарский. – Говори скорей, зачем твои парни меня в Вавилон вызвали?

– Короче, дело такое, – начал Эльдорадо. – Дебри тут вроде бы должен взойти на Вавилонскую башню. Можешь не волноваться, твой пост он не займет, мы это только для хохмы затеяли. Я, правда, не знаю, может, по вашим правилам его следует включить в состав ордена Халдеев?

– Да нет, у нас и своих идиотов хватает, куда нам еще один, – усмехнулся Татарский. – Ладно, Дебри, я сейчас начну инструктаж. Эльдорадо, можешь свалить.

– Спасибо, – сказал Эльдорадо и исчез.

– Итак, начнем, – сказал Татарский, доставая из воздуха папку с надписью «Тихамат-2» на обложке.

Дебри показалось, что это название похоже на словосочетание «Тихий мат», смешанное со второй частью голливудского блокбастера «Терминатор-2», и Дебри приготовился выслушать историю о том, как губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер предотвратил конец света, покрыв русским матом силы Хаоса. (Это только кажется, что смешно, а сэр Эльдорадо таким манером уже пару концов света остановил.) Однако Татарский начал зачитывать из папки нечто, имеющее отношение к древней истории.

– Каждый вавилонянин, ну, или почти каждый, проходил в своей жизни через Великую Лотерею, которую правильнее было бы называть «Игрой без названия», – читал Татарский. – Суть игры заключалась в том, что кандидат в мужья богини Иштар должен был подняться на Вавилонскую башню и правильно ответить на три вопроса. Если он ошибался хоть раз, его сбрасывали с башни вниз головой. Если он отвечал на все вопросы правильно, его пускали в священную комнату, где кандидат в мужья богини Иштар должен был заняться любовью со статуей богини… Одним словом, Дебри, не бери ты это в голову – наверняка, надувных женщин ты видел.

Дебри кивнул, и Татарский продолжил:

– В этой Игре без названия существовали только выигрыш или смерть, так что, в определенном смысле, она была беспроигрышной, так как мы с вами помним, дорогие друзья, что ниточки исчезают, а шарик остается… эй, сирруф, сгоняй-ка за мухоморами… Итак, пребывание в должности мужа богини Иштар, по мнению вавилонян, могло привести человека к богатству и совершенной мудрости, – для вавилонян это было одно и то же. Тебе могу сказать, Дебри, что тебя данный ритуал не приведет ни к тому, ни к другому.

Дебри хотел было спросить, почему не приведет, но тут вернулся сирруф с мухоморами, и Дебри с Татарским честно разделили данное кушанье напополам.

– А теперь, – сказал Татарский, с трудом ворочая языком. – Отвечай, Дебри, на три вопроса.

– А как на них отвечать? – спросил Дебри, заметив, что его голос тоже изменился.

– Даю подсказку, – сказал сэр Эльдорадо, появляясь не то в голове Дебри, не то рядом, на террасе. – Отвечай первое, что придет в голову. Не думай, и не гоняйся за смыслом.

– Ну, это легко, – пробормотал Дебри.

– Итак, вопрос первый, – сказал Татарский. – Какого хрена на Вавилонской башне валялась американская монета?

Дебри достал из кармана монету и посмотрел на нее. Потом вспомнил совет сэра Эльдорадо и сказал:

– Американец какой-то обронил, когда его с башни вниз головой сбрасывали.

Татарский хмыкнул.

– Правильно! – сказал он. – Вопрос номер раз, то есть, это, номер два. Зачем на пачке сигарет «Dallas» нарисовали Вавилонскую башню?

Дебри достал из кармана пачку сигарет и посмотрел на нее.

– Ну, царь Хаммурапи решил закупить в Америке крупную партию сигарет и, наверно, сказал производителям, мол, фиг ли вы на сигаретах небоскребы рисуете? Нарисовали бы мою башню, а то кину вас, как последних лохов, и обращусь к вашим конкурентам! – ответил Дебри. – Вот так производители и решили упаковку поменять, то есть, эту, картинку.

– Надо же, правильно! – воскликнул Татарский. – А последний вопрос в конверте, от сэра Эльдорадо, – сказал Татарский, доставая из джинсов конверт. – Значит так, енто, какая разница между пуганой вороной и письменным столом? Минута на размышление!

Поскольку мухоморы уже действовали, Дебри не понадобилось даже минуты, а размышления ему вообще никогда не могли понадобиться.

– А никакой разницы! – ответил Дебри после того, как его посетил глюк на тему «что есть внутренняя сущность вещей и почему у всех вещей она одинаковая».

Татарский снова взглянул на бумажку с вопросом, потом на Дебри и сказал:

– Правильно! А о чем я вообще спрашивал?

Дебри пожал плечами.

– Ну и хрен с ним! – сказал Татарский. – Короче говоря, Дебри, поздравляю, ты ответил на все вопросы. Давай лапу.

Дебри пожал руку Татарского, после чего Татарский исчез вместе с сирруфом, мухоморами и конвертом, а вместо него появился сэр Эльдорадо.

– Так, Дебри, я вижу, мухоморы на тебя хорошо подействовали, но чтобы ты мог хоть как-то действовать дальше, вот тебе стакан водки, – сказал он. – Можешь смело выпить, а потом читай мантру «Ом, граммофон, хрен продакшнс, домофон!» Все понял?

– Да вроде понял, – ответил Дебри.

– И не забудь в конце мантры «хум» поставить, а потом залезай на самый верх башни, и если умудришься не упасть, ищи там мисс Вракер, – сказал сэр Эльдорадо.

– Есть, сэр! – сказал Дебри, после чего выпил водку.

А пока он пил, сэр Эльдорадо опять куда-то исчез. Делать было нечего, и Дебри, читая мантру, начал подниматься на самый верх Вавилонской башни.

Наверху действительно обнаружилось нечто вроде комнаты с приоткрытой дверью. Дебри открыл дверь и увидел, что комната представляет собой идеальный дом свиданий (или ему так показалось после водки и мухоморов?), так как в комнате стояла большая кровать, светильники создавали полумрак, а в воздухе чувствовался аромат китайских ароматических палочек, которые Дебри однажды покупал в Нью-Йорке. Китаец, продававший палочки, говорил Дебри, что аромат этих палочек действует не хуже виагры, в чем Дебри смог потом неоднократно убедиться. Итак, оказавшись в комнате, Дебри начал искать взглядом богиню Иштар, однако на постели он обнаружил мисс Вракер, которую не сразу заметил. Дело в том, что кровать была застелена золотыми простынями, а мисс Вракер, лежавшая на кровати, была одета в золотое платье, которое было настолько откровенным, что Дебри подумал о том, что такое платье, пожалуй, ни один модельер не решится представить на Парижской неделе моды. Потом Дебри подумал, откуда он знает про Парижскую неделю моды.

«А может, неделя моды вовсе не в Париже?» – подумал Дебри, наконец.

И тут же получил ответ:

– Нет никакой разницы, где неделя моды. А такое платье лет через двадцать будет хитом сезона в стиле «супер-открытый». Понял?

– Ага! – кивнул Дебри. – А мне чего делать?

В дыму, испускаемом палочками, материализовалось лицо сэра Эльдорадо, которое сказало:

– Дебри, ну только такой идиот, как ты, может спрашивать у меня, что надо делать в подобной ситуации! Помнишь, как в сказках – если рыцарь хочет разбудить красавицу, он должен ее поцеловать! А продолжение ищи в «Хрониках Амбера»!

– Так я ж не рыцарь! – сказал Дебри.

– Ну, вот тебе латы! – крикнул сэр Эльдорадо, и Дебри неожиданно брякнулся на кровать под тяжестью лат, которые оказались на нем неизвестно как.

Упал он прямо на мисс Вракер, и его организм неожиданно сам понял, что надо делать. Латы куда-то испарились, и Дебри приступил к делу. Мисс Вракер постепенно просыпалась. Позже она даже поблагодарила Дебри за то, что он устроил такой замечательный романтический вечер, о котором она мечтала всю жизнь.

Кое-что об исторических загогулинах

Когда Дебри и мисс Вракер спустились с башни, в Вавилоне уже стоял вечер. Народ разгуливал по улицам взад-вперед, сэр Эльдорадо и Вавилон Татарский дрыхли прямо на песке, использовав сирруфа вместо подушки. Все трое, включая сирруфа, громко храпели.

Неподалеку лейтенант Шериф, Тупой и Ещетупее сидели на скамейке и оживленно болтали с царем Хаммурапи – рассказывали ему по памяти отрывки из Конституции США, которые царь Хаммурапи позже приказал записать на столбе. А поскольку и лейтенант Шериф, и Тупой, и Ещетупее рассказывали, в основном, о том, как в США принято обращаться с задержанными и арестованными, а царь Хаммурапи перевел слово «арестованные» как «несвободные», все археологи почему-то решили, что в древнем Вавилоне было законодательно закреплено рабство. Дебри тоже внес свою лепту в разработку древних законов Вавилонской державы, а напоследок посоветовал Хаммурапи не изобретать такую профессию как адвокат, а если вдруг они сами появятся, казнить без пощады.

Тут проснулся сэр Эльдорадо и поспешил прервать эту процедуру. Попутно он еще заметил:

– Вот вечно так – если бы я не вздумал поспать перед дорогой, на Земле бы не появились законы, суды и адвокаты! Царила бы анархия – мать порядка, твою мать!

– Сэр Эльдорадо, а мы что, опять куда-то едем? – спросил Дебри.

– Ну, в Ираке я тебя оставлять не собираюсь, – сказал Эльдорадо. – А то ты мне тут всех партизан распугаешь. Сейчас доставим вас в Штаты самым коротким рейсом. Эй, Хаммурапи, где у вас тут аэропорт?

– За городскими стенами целая пустыня, – ответил Хаммурапи. – Ладно, пойду я, чуваки. Да, Ещетупее, спасибо тебе за пистолет. Собираюсь войну объявлять соседнему государству. На поле боя достаточно будет один раз пальнуть в воздух, и враги сами сдадутся.

– Конечно, сдадутся, – сказал Эльдорадо. – Пока, Хаммурапи!

– Пока! – сказал Хаммурапи. – Да, если еще сюда заедете, привезите мне фотоаппарат, а? Серебром заплачу!

– Ну, если будем еще в этих местах, тогда обязательно! – сказал Дебри.

Они попрощались с удачливым царем древнего мира и вышли за пределы города.

Царь Хаммурапи создал мощную державу, завоевав несколько соседних государств. При его наследниках держава эта распалась, так как в пистолете, который царю Хаммурапи подарил Ещетупее, кончились патроны.

Вечно падающий самолет

Над древней пустыней вырисовывался силуэт «Боинга-747», – совсем как в фильме «Jesus Christ superstar». Сэр Эльдорадо устроил такое шоу специально назло профессиональным историкам, так как во время учебы сэра Эльдорадо в институте его чуть не завалил на экзамене по истории один тупой доцент. Доцент потом долго удивлялся, когда за ним пришли триста спартанских снайперов, и про доцента больше никто ничего не слышал.

Ну, мы тут отвлеклись на секунду, а теперь давайте вернемся к Дебри. В пустыне рядом с Вавилоном совершил посадку пассажирский самолет, на котором виднелась надпись «Broiler-747». Если бы Дебри смотрел сериал «Крутое пике», он бы забеспокоился, но Дебри никогда не смотрел этот сериал. Из самолета на землю спустился трап, по которому начал подниматься сэр Эльдорадо, а за ним и все остальные. На борту их встречал Командор, капитан самолета, Дринкенс, второй пилот, стюардесса, чье имя осталось неизвестным для истории, и даже радист Морзе с телефонной трубкой в руке.

– Предъявите билеты и документы! – распорядился Командор.

– Билеты на всех у меня, – сказал Эльдорадо. – Дебри, вот держи, это все ваши, разбирайте между собой. И паспорта доставайте.

С этими словами Эльдорадо протянул Командору свой билет и показал нечто вроде паспорта. В паспорте была фотография Зорро, на самом деле это был сэр Эльдорадо с бородкой. Кроме того, в паспорте сэра Эльдорадо было записано:


Фамилия: ЭLDORADO

Имя: SIR

Духовный статус: бодхисаттва-будда

Национальность: звезданутый


– Хорошо, – сказал Командор. – Совпадает с информацией в билете. Проходите, сэр Эльдорадо!

Следующим паспорт предъявил Дебри.

– Так, посмотрим, – сказал Командор и прочитал вслух. – Джонатан Себастьян Дебри… Почему такое странное имя?

– Мой папаша был фанатом Баха, – краснея, объяснил Дебри.

– Правда? – спросила мисс Вракер. – А мои предки тащились от Моцарта.

– А мои – от Пушкина, – пробормотал сэр Эльдорадо.

– А мои читали Экзюпери, – пробормотал Командор.

Ещетупее толкнул Тупого под локоть и спросил:

– А кто это такие, про кого они все говорят?

Тупой пожал плечами и ответил:

– Ну, Моцарта я, кажется, знаю. В Лос-Анджелесе был негр-рэпер с таким псевдонимом.

– Ладно, Джон-Себастьян Бах-Дебри, можете проходить, – сказал Командор. – Следующий! Мисс Джулианна Меркури-Вракер… Вы что, родственница Фредди Меркури?

– Он – мой двоюродный дядя, – ответила мисс Вракер.

– Это как? – спросил Командор, который не всегда въезжал в родственные связи, хотя уже почти десять лет проверял документы.

Однако Командора никто не расслышал, потому что Дринкенс заорал:

– Дайте автограф! Я обожаю Фредди Меркури!

А сэр Эльдорадо начал насвистывать «You don’t full me». Мисс Вракер расписалась в записной книжке Дринкенса, затем проверку документов прошли Тупой и Ещетупее. Командор сказал обоим:

– Ну что такое? Фотографии у вас у всех какие-то стремные, без головных уборов и черных очков! Что это такое? Такое ощущение, что один сэр Эльдорадо знает, как правильно фотографироваться!

– Спасибо, – сказал Эльдорадо.

Лейтенант Шериф тоже довольно долго проходил проверку документов. Командора сильно интересовало, почему у лейтенанта Шерифа такая странная фамилия, и не от нее ли произошло название должности «Sheriff». Узнав у лейтенанта Шерифа все, что тот знал о своей фамилии, командор попросил у него автограф. Когда с автографами было покончено, все зашли в самолет, и через некоторое время он взлетел. Сэр Эльдорадо сместил параллельные миры на взлете, так что, пролетая над современным Багдадом, «Broiler-747» задел крылом американский вертолет. Вертолет разбился, и это свалили на партизан. Одиссея Джона Дебри продолжалась.

Так уж получилось, что Джону Дебри досталось место рядом с сэром Эльдорадо. Сэр Эльдорадо достал из воздуха CD-плеер, вставил в него диск, на обложке которого было крупными буквами написано «БАНДА», надел наушники и отъехал в нирвану. Сквозь наушники Дебри расслышал рэп на незнакомом ему языке. Сэр Эльдорадо, казалось, был на вершине блаженства – судя по улыбке на его лице. Дебри же от нечего делать стал смотреть бортовой телевизор. Когда самолет пролетал над Тихим океаном, направляясь к США, по телевизору кончилась реклама, и какой-то веселый голосок объявил:

– А теперь «Крутое Пике»!

Дебри заинтересовало, что последует за этим… Он ужаснулся, потому что по телеку объявили следующее:

– Пассажирский самолет «Broiler-747» терпит крушение над водами теперь уже Тихого океана в течение трехсот двадцати шести серий. Экипаж лайнера отчаянно борется за спасение жизни пассажиров. Действующие лица: неунывающий и мужественный Командор, изобретательный и находчивый второй пилот Дринкенс, симпатичная и невозмутимая стюардесса, хладнокровный и обаятельный радист Морзе, а также несравненный Гордон-Альф Шамвэй в роли мисс Буркул! В сегодняшней серии присутствуют специальные гости – американский национальный герой, супер-неробо-коп, Джонатан Себастьян Бах, то есть, извините, Джонатан Себастьян Дебри. С мистером Дебри всегда и везде его неунывающая команда в составе младших рядовых Тупого и Ещетупее, а также журналистки газеты «New York Pictures» мисс Джулианны Вракер. Сегодня с ними летит и лейтенант Шериф, который просит передать привет комиссару Неврубу в Нью-Йорк и арабским террористам в Вавилон. И все это только на канале «Эль-ТиВи» в сериале «Крутое Пике»! Исполнительный продюсер сериала – сэр Эльдорадо!

Дебри хотел заорать, но его опередила мисс Буркул, закричавшая:

– При чем тут Гордон-Альф Шамвэй! Я женщина среднего веса! И среднего роста, между прочим! А мистер Шамвэй, извините меня, ниже ростом только Губин! И никакой Шамвэй не смог бы сыграть мою роль даже при всем желании!

На экране телека между тем показали кабину пилотов.

– А ведь мисс Буркул права, сэр! – сказал Дринкенс. – Мистер Шамвэй при его габаритах вряд ли смог бы сыграть такую женщину!

– Вы недооцениваете современных технологий, Дринкенс! – сказал Командор. – С такими технологиями, как на нашей студии, можно все сделать!

– Правда, сэр? – спросил Дринкенс с надеждой. – Может, тогда нас спасут, сэр?

– Сомневаюсь, Дринкенс, сомневаюсь! – сказал Командор.

– Но вы сами говорили, что у нас такие современные технологии… – начал было Дринкенс. – А кстати, какие технологии использует мистер Шамвэй?

– Каблуки, Дринкенс! – ответил Командор. – Каблуки!

Естественно, после этой шутки Командор заржал, а Дринкенс заплакал. Дебри решил, что пора будить сэра Эльдорадо. Сэр Эльдорадо открыл глаза, выключил плеер и спросил:

– Дебри, ну какого черта ты меня разбудил во время моей самой любимой песни?

– Сэр Эльдорадо, вам лучше это увидеть! – сказал Дебри. – Вон там, по телеку, сказали, что наш самолет падает!

– Дебри, а ты что, не знал? – удивился сэр Эльдорадо. – Этот самолет всегда падает! На моей памяти он падал уже раз десять.

Дебри закричал со страху не хуже Дринкенса после очередной шуточки Командора. А сэр Эльдорадо заржал не хуже, чем Командор после очередной истерики Дринкенса. Чтобы успокоиться, Дебри взглянул в иллюминатор. За стеклом он увидел алую зарю.

– Смотрите, сэр! – закричал Дебри. – Это рассвет!

– Нет, это не рассвет, Дебри! – сказал Эльдорадо. – Это горит наша правая турбина! И эта шутка уже была!

И снова Командор с сэром Эльдорадо заржали, а Дебри с Дринкенсом разрыдались. Мисс Вракер начала утешать Дебри. В этот момент в салон вошла стюардесса и объявила:

– Дамы и господа, благодарим вас за то, что пользуетесь услугами нашей авиакомпании. Как вы помните, наши самолеты всегда благополучно падают, и сейчас настал кульминационный момент нашего полета – мы наконец-то начали падать. Просим вас пристегнуть ремни и приготовиться к приводнению. Не желаете ли заказать напитки?

– Мне, пожалуйста, бокал французского вина, забыл название, а у вас есть хоть какое-то французское вино, желательно послаще? – спросил сэр Эльдорадо.

– Для вас, сэр Эльдорадо, все, что угодно! – ответила стюардесса. – А вы, мистер Дебри? Не желаете заказать что-нибудь?

– Спасибо, что-то не хочется, – ответил Дебри.

– Да ладно, Дебри, заказывай больше! – сказал Эльдорадо. – Все равно мы разобьемся раньше, чем ты успеешь почувствовать похмелье!

И сэр Эльдорадо заржал, а у Дебри снова случился приступ паники. Пока стюардесса разносила напитки, мисс Буркул взбунтовалась.

– Я требую, чтобы на борту этого самолета наконец-то навели порядок! – кричала она. – Я на вас в суд подам! Есть на борту хоть один адвокат?

– Нет, мисс Буркул, нет ни одного адвоката, они этим рейсом обычно не летают, – сказал сэр Эльдорадо. – Зато у нас полно полицейских.

– Тогда давайте сюда полицейского, пусть он немедленно составит протокол! – крикнула мисс Буркул.

К несчастью, ей под руку попался Ещетупее. Мисс Буркул схватила Ещетупее, встряхнула его и уже собиралась начать кричать, но тут их взгляды встретились, и это была любовь с первого взгляда. Сэр Эльдорадо согнулся от хохота.

– Сэр Эльдорадо, а вы уже летали на этом самолете? – спросил Дебри.

– Конечно, – ответил Эльдорадо.

– И как все закончилось? – спросил Дебри. – Вы ведь еще живы, значит, у нас есть шанс спастись?

– Дебри, даже тебе уже пора бы понять, что «жив» или «мертв» – это все относительно! – сказал Эльдорадо, допив французское вино. – И любой настоящий дзэн-буддист это знает! Поэтому не так уж важно, разобьется этот самолет или не разобьется. Ведь в масштабе Вселенной и ты, и я, и этот самолет – всего лишь пылинки, опускающиеся на асфальт в жаркий летний вечер. Но на самом деле нет ни пылинок, ни асфальта, ни даже летнего вечера. А есть только чувство удивительной красоты, которое испытала одна-единственная душа, любуясь закатным солнцем, отражающимся в сотнях окон большого города. И для этого всеохватного чувства удивительной красоты и реальности не существует ни пылинок, ни асфальта, ни даже заходящего солнца. А если в это вдуматься, то не существует даже той души, которая испытала это чувство… Что это я несу? Ты же спрашивал, летал ли я на этом самолете? Конечно, летал! Одиннадцатого сентября две тысячи первого года.

Дебри снова заорал от ужаса, а сэр Эльдорадо расхохотался. А какой-то пассажир, сидевший сзади сэра Эльдорадо и слышавший всю эту белиберду про асфальт, пылинки и закат солнца, достиг просветления и исчез из этого мира, а заодно и из этого самолета.

В кабину пилотов вошла стюардесса и спросила:

– Можно войти, сэр?

Командор удивленно посмотрел на стюардессу и спросил у Дринкенса:

– А кто это, Дринкенс?

– Да это же наша стюардесса, склеротик несчастный! – очень громко ответил Дринкенс.

– Правда? – спросил Командор, обращаясь к стюардессе. – Вы склеротик?

– Сэр, у нас очень большие проблемы в пассажирском салоне! – сказала стюардесса.

– Вы забыли имена пассажиров? – спросил Командор. – Сколько раз говорил, чтобы на них вешали таблички – в морге будет проще различать!

– Нет, сэр, мисс Буркул заперлась в мужском туалете с кем-то из пассажиров, а когда они попытались выйти, дверь заклинило, – ответила стюардесса. – Пассажиры волнуются, и перед туалетом стоит целая очередь.

– Ну, передайте пассажирам, что скоро они смогут спокойно справить нужду! – сказал Командор.

– Где? – спросил Дринкенс.

– В океане, Дринкенс, в океане! – ответил Командор и заржал.


Короче говоря, все подробности данного путешествия можно не пересказывать, конец и так очевиден. Именно поэтому мы расскажем про конец.

Командор и Дринкенс уже видели сквозь лобовое стекло волны Карибского моря, сэр Эльдорадо обратил половину пассажиров в дзэн-буддизм, мисс Буркул и Ещетупее снова закрылись в туалете, Дебри плакался в жилетку мисс Вракер, а лейтенант Шериф обучал Тупого йоге по системе чемодана. Снова вошла стюардесса и сказала:

– А сейчас мы ударимся о воду. Прошу всех занять свои места и пристегнуть ремни.

Дебри неожиданно перестал рыдать, вспомнив, что он уже однажды побывал на том свете, и нет там ничего страшного, пока Альф не покажется в поле зрения. Все дружно пристегнули ремни.

Сэр Эльдорадо снова надел наушники и включил плеер.

– Ну, сэр Эльдорадо, на том свете увидимся! – шепнул ему Дебри.

– Дебри, запомни одну вещь, – сказал сэр Эльдорадо. – Если у тебя хватит мужества войти в смерть без страха, упрека и без этих рыцарских латов, если ты сможешь принять смерть в полном блаженстве и в состоянии кайфа, тогда ты поймешь, что никакой смерти нет. А мы сейчас как раз практикуем коллективное осознание несуществования этой самой смерти. То есть, нельзя сказать, что ее вообще не существует. А с другой стороны, в этом мире нет ничего, что могло бы реально существовать, даже смерть. Так что перестань трястись и представь, что ты вселяешься в собственный домик у моря. Понял?

Дебри ничего не ответил, что свидетельствовало о том, что он что-то да понял. Итак, самолет приближался к водам Карибского моря. Сэр Эльдорадо, пристегнутый ремнем к креслу, подтанцовывал под звуки песни «Рим-Париж-Нью-Йорк-Сидней». Дебри подбредал к нирване, которая в его случае обрела форму чего-то, похожего на австралийскую виллу сэра Эльдорадо. Мисс Вракер вспомнила своего дядюшку Фредди Меркури, который оплакивал мир людей, напевая: «This could be heaven for everyone». Тупой и лейтенант Шериф разучили новую позу йоги. Мисс Буркул и Ещетупее неожиданно поняли, что такое любовь. Командор, Дринкенс, стюардесса и радист Морзе собрались в кабине пилотов и запели «Аве, Мария!»

Самолет «Broiler-747» приближался к воде. Но совершенно неожиданно для всех, кто мог видеть это событие (а его никто не мог видеть), в нескольких метрах от воды самолет засветился и просто исчез, так и не коснувшись поверхности океана.

The Last American Hero

или

«Последний герой» – это не песня В. Цоя

Открыв глаза, Дебри заметил, что он все еще сидит в кресле и даже пристегнут ремнем. Только кресло почему-то больше не стояло в самолете, а дрейфовало в волнах Карибского моря. Дебри попробовал закричать и заметил, что это пока получается. Поэтому он и заголосил изо всех сил.

– Дебри, ну что ты орешь? – донесся голос сэра Эльдорадо. – Спокойно. Мы приводнились.

Дебри попробовал оглядеться по сторонам и увидел следующую картину: рядом с ним, тоже в кресле, дрейфовала мисс Вракер; Тупой и лейтенант Шериф, оба в позах йоги, дрейфовали верхом на чемоданах; Ещетупее сидел на том, что осталось от бортового туалета, и оплакивал потерю мисс Буркул. Сэр Эльдорадо возлежал на диване с трубкой в зубах. Казалось, что диван представляет собой самое устойчивое сооружение по сравнению с креслами, чемоданами и сортиром.

– Привет всем! – сказал сэр Эльдорадо, пыхнув трубкой. – Добро пожаловать на игру «Последний герой». Ваша задача – догрести до ближайшего острова и наладить там хоть какое-то производство хоть чего-нибудь.

– А где самолет? – спросил Ещетупее.

– Да, меня это тоже очень интересует! – добавил Дебри.

– Где-где, – пробормотал сэр Эльдорадо. – Наверно, уже в нирване. Где ж ему еще быть-то? Или опять в каком-то аэропорту, пассажиров набирает. Бизнес-то не стоит на месте.

– А могу я снова увидеть мисс Буркул? – спросил Ещетупее.

– Обязательно увидишь! – заверил его сэр Эльдорадо.

– А где? – спросил Ещетупее.

– На том свете, Дринкенс, на том свете! – донесся из-под воды голос Командора.

– Сэр Эльдорадо, а почему вы на диване? – спросил Дебри.

– А почему бы и нет? – переспросил Эльдорадо. – Знаешь, Дебри, я уже однажды с похмелья проснулся под этим диваном, так что я теперь имею полное право быть на диване.

– Ясно! – сказал Дебри.

– А мне не ясно, – пробормотала мисс Вракер.

– Полагаю, я выражу общее мнение, если спрошу, – сказал лейтенант Шериф. – Что нам делать дальше???!!!

– Значит так, – сказал Эльдорадо. – Видите то направление, откуда восходит солнце?

– Вижу! – ответил Дебри, посмотрев на восток.

– А я не вижу! – сказал Ещетупее, посмотрев на запад.

– Значит так, гребете в том направлении, вот тебе компас, Дебри, чтоб вы не потерялись, – сказал сэр Эльдорадо, бросая Дебри компас. – Если не собьетесь с пути, к вечеру догребете до ближайших островов. Ну, а там действуйте по ситуации.

– А вы с нами, сэр Эльдорадо? – спросил Тупой.

– Нет! У меня тут встреча с одним индейским шаманом, немного южнее отсюда, – сказал сэр Эльдорадо. – Так что я поплыл. Пока, чуваки!

Сэр Эльдорадо скомандовал что-то дивану, и диван рванул с места не хуже моторного катера. Когда сэр Эльдорадо скрылся из виду, Дебри и компания поняли, что ничего другого не остается как грести в сторону, обозначенную на компасе «Восток». Руководил путешествием Джонатан Себастьян Дебри.

К вечеру Дебри умудрился потерять компас, но Ещетупее вскоре увидел вдалеке остров и закричал: «Земля! Земля!» Так что через пару-тройку часов вся компания приплыла на остров, где в это время снимали телеигру «Последний герой». Увидев обжитые человеком места, Дебри и его команда решили высадиться и стырить все, что возможно.

Пока участники игры голосовали за «пошел на хер» одного из участников, Дебри, Тупой, Ещетупее, мисс Вракер и лейтенант Шериф съели все их запасы. Это были кокосы, макароны быстрого приготовления и зажаренная акула, которую слопал Ещетупее на пару с лейтенантом Шерифом (мисс Вракер была вегетарианкой, Тупой любил макароны, а Дебри боялся акул, даже жареных). После обеда даже Дебри сообразил, что скоро могут вернуться хозяева данного поселения. Поэтому наши герои поспешили оседлать свои кресла и чемоданы и отчалить на другой конец острова, прихватив с собой несколько одеял, чтобы было, чем укрываться ночью. Также они присвоили те продукты питания, которые не успели съесть.

Утром «последние герои» обнаружили пропажу одеял и продуктов и почему-то свалили это на Мишу Гребенщикова, который накануне вечером покинул остров, чтобы отъедаться на воле. Одиссея Джона Дебри продолжалась.


Три долгих дня провел Джон Дебри вместе со всей своей компанией на необитаемом острове. Это было даже круче, чем телеигра «Последний герой», так как ни Дебри, ни кто-либо другой из этой компании не умел добывать пропитание в экстремальных условиях. Кажется, что никакой разницы между участниками этой игры из России и Америки нет, однако абсолютно все граждане России так или иначе учились добывать пропитание в экстремальных условиях. Это было в начале 90-х годов двадцатого века. Граждане Америки в отличие от граждан России никогда не попадали в столь экстремальные условия, если не считать Великой Депрессии, Второго Пришествия Годзиллы и отключения электричества во всем Нью-Йорке и его пригородах. Между прочим, к отключению электричества в Нью-Йорке, если верить слухам, не сумел подготовиться даже Дункан Маклауд, а от участия в массовом помешательстве Маклауда спас только незаменимый опыт, полученный им во время жизни в шотландской деревушке около четырехсот лет назад.

Ну, мы немного отвлеклись от Джона Дебри и его приключений. Хотя об отключении электричества в Нью-Йорке мы наверняка еще когда-нибудь поговорим. Так вот, Джон Дебри во время обитания на необитаемом острове умудрился съесть свой полицейский жетон. Ещетупее сварил свою фуражку в котелке, сделанном из тщательно отмытых морской водой остатков самолетного сортира. Мисс Вракер попыталась вспомнить все опыты лечебного голодания, которым она в свое время подвергалась. На третий день она поняла, что ни один американский метод лечебного голодания не может сравниться с жизнью на необитаемом острове. Лейтенант Шериф, вспомнив свое пребывание в чемодане, снова начал практиковать йогу. А Тупой пошел собирать бананы и кокосы, и тут… наткнулся на съемочную группу «Последнего героя», которая несла торт участникам игры. Оставшиеся в здравом уме члены съемочной группы потом рассказывали, как на них из джунглей набросился дикарь с пистолетом и дубиной. Угрожая дубиной, дикарь в фуражке американского полицейского потребовал съемочную группу отдать торт под угрозой порчи видеокамеры. Съемочная группа без колебаний отдала дикарю торт, а участникам игры «Последний герой» пришлось довольствоваться шоколадками, которые полагались съемочной группе.

Когда от торта не осталось и следа, Дебри заметил, что с моря к ним приближается диван, на котором, судя по всему, лежал сэр Эльдорадо. Дебри и вся компания с радостью выскочили на берег. От их криков и визгов сэр Эльдорадо проснулся и направил диван к берегу.

– Привет, чуваки! – сказал он. – Как вы тут?

– Сэр Эльдорадо, а почему вы такой костлявый? – спросил Дебри. – Мы тут уже друг друга готовы съесть!

– И зачем только я оставил мисс Буркул в самолете! – воскликнул Ещетупее, вспомнив, что мисс Буркул была очень даже не костлявой.

– Ну ладно, ладно, вот вам «Макдоналдс»! – сказал Эльдорадо и щелкнул пальцами.

На берегу появился «Макдоналдс», и Дебри со всей компанией отдали последние деньги за «Биг-Маки» и «Кока-колу». Сэр Эльдорадо тем временем медитировал на пустынном пляже. Когда Дебри и его банда закончили трапезу, само собой, они потребовали от сэра Эльдорадо вернуть их в Америку.

Сэр Эльдорадо, ясное дело, ничего не пообещал, однако телепортировал всех в Мексику, не объясняя ни причин, ни поводов для такого обращения. Мисс Вракер срочно начала вспоминать испанский язык, а Дебри и лейтенант Шериф начали объяснять Тупому и Ещетупее, что существует испанский язык, хотя ни Дебри, ни Шериф не знали ни слова по-испански.

Дар Орла?

Целый день ушел у наших героев на обследование территории, на которой они оказались. Мисс Вракер точно установила, что город, по которому они так долго бродили – это не Мехико. Почти никто из жителей маленького мексиканского городка не знал ни слова по-английски. Усталые и недовольные американцы расположились отдохнуть на лавочках в центре города. Солнце клонилось к закату. Откуда же Джону Дебри было знать, что они с мисс Вракер присели как раз на любимую лавочку дона Хуана и Карлоса Кастанеды.

Итак, мисс Вракер задремала, положив голову на плечо Дебри, да и сам Дебри уже начал подремывать. Неожиданно он услышал какой-то внутренний голос, который говорил, что нечто важное всегда происходит с человеком в последний час дня. Дебри заметил, что сейчас как раз время заката. И тут он обнаружил весьма странную вещь: он умудрился задремать с открытыми глазами. И не только с открытыми глазами, но и с открытым ртом.

Дебри отметил про себя, что индейцы, проходившие мимо, пялятся на него. Дебри уже хотел было призвать их к порядку, но вспомнил, что недавно съел свой полицейский жетон вместо ланча, поэтому никакой реальной власти он не имел, а тем более, в Мексике. Совершенно неожиданно весь этот бред вытеснился из головы Джона Дебри, и все люди вокруг него превратились в светящиеся яйца. И не смейтесь над этой терминологией, а лучше почитайте «Дар Орла» Карлоса Кастанеды! Мир вокруг Джона Дебри тоже изменился. Теперь он видел, что материя-то на самом деле состоит из энергетических волокон. До сих пор Дебри вообще не задумывался над тем, из чего состоит материя, предпочитая получать зарплату и завтракать в «Макдоналдсе». Да он вообще ни разу не задумывался над тем, что означает слово «материя». Тут в ушах у Дебри зазвучал голос видения, который сильно смахивал на голос сэра Эльдорадо с сильного похмелья.

– Пустой ум намного лучше ученого ума, – сказал голос. – Дело в том, что ученый ум, да и любой ум вообще, столкнувшись с чем-то непонятным, начинает это интерпретировать с помощью знакомых ему слов и образов. А некоторые вещи нужно просто принимать такими, какие они есть. Ладно, если ты не понял, объясняю проще. Представь, что ум – это стакан. Пустой ум – это пустой стакан, ну, вроде твоих мозгов. А ученый ум – это стакан, скажем, с пивом. И стакан приучен думать, что все, что в него наливают – это пиво. Представь теперь, что стакан с пивом заполнен только до половины, в смысле, до половины заполнен пивом. И в него доливают водку. Стакан приучен думать, что в него наливают только пиво, поэтому, когда в него наливают водку, у него начинается полный SYSTEM TEMPORARILY DOWN. Я и сам не знаю, что эти слова означают, из одного анекдота выписал. Кажется, это значит, что система накрылась. Но стакан, чтобы полностью не накрыться, идет на хитрость. Он придумывает, что водка – это особый, специфический сорт пива. При этом он сам не понимает, чего он городит, но это помогает ему удержаться от полного разрушения системы. Короче говоря, так действует ум. Ну, тот самый ученый ум. А если взять пустой ум… Можно сказать, что его вообще нет. Потому что как может существовать нечто, что является пустым, то есть, не имеет содержания, а само по себе не имеет и формы. Остается только чистое понятие ума, а по понятиям живут исключительно уголовные авторитеты. Ну, а поскольку мы с тобой, Дебри, не уголовные авторитеты, то мы с тобой и чисто без понятия. Одним словом, я лишь хотел сказать, что некоторые вещи нужно просто принимать такими, какие они есть, и даже не пытаться их осмыслить. Только не говори это ученым, иначе они с цепи сорвутся.

Голос видения, смахивающий на голос сэра Эльдорадо, икнул и замолчал. Дебри продолжал созерцать светящиеся яйца и энергетические волокна. Из одного яйца вылупился Нильс Лэссен и, улыбаясь, ушел в нирвану. Мимо Джона Дебри прошла стройная шеренга индейцев. В одном из индейцев Дебри узнал сэра Эльдорадо без шляпы, маски и черных очков, зато с новой прической, копьем и боевой раскраской. Индейцы встали в ряд и превратились в огненные столбы. Дебри вспомнил, что уже где-то это видел.

– Каждое существо в итоге своего существования превращается именно в то, чем оно является по своей природе, – сообщил голос видения. – А поскольку большинство энергетических существ в физическом мире могут выглядеть исключительно как огненные столбы, они и превращаются в огненные столбы. Понятно? Нет, мне-то понятно, что тебе непонятно. Ладно, едем дальше.

Но дальше они не поехали, потому что Дебри, слишком расслабившись, свалился с лавочки и перестал видеть светящиеся яйца. Валяться на земле было не слишком приятно, поэтому Дебри встал. Мисс Вракер спала на лавочке, на соседней лавочке похрапывали Тупой, Ещетупее и лейтенант Шериф. Растолкав мисс Вракер, Дебри начал рассказывать ей, что произошло, но у него не очень-то получилось.

– Что ты там видел? – переспросила его мисс Вракер. – Какие яйца?

– Куриные? – оживился лейтенант Шериф.

– Чьи яйца? – спросил Тупой.

– А большие? – спросил Ещетупее.

Дебри не успел ответить, потому что на площади в это время с визгом затормозил старый джип, из которого вылез агент Малдер.


Агент Малдер был весьма удивлен, увидев на магических лавочках Джона Дебри со всей его бандой. Выскочив из машины, агент Малдер услышал, как Дебри говорит что-то вроде:

– Да обычные яйца, только с людей величиной. Или люди величиной с яйца? И вокруг – свет, а еще эти… поля энергетические. И весь мир, типа, из них состоит.

Дебри собрался что-то еще сказать, но лейтенант Шериф шепнул на ухо Тупому и мисс Вракер:

– Перегрелся!

Мисс Вракер начала успокаивать Дебри:

– Спокойно, Джон, тебе приснился страшный сон. Ничего, это бывает, особенно после встречи с сэром Эльдорадо, крушения самолета и трехдневной голодовки.

– Да нет, это не сон был, – вступился за Дебри агент Малдер. – Это видение. Ну, типа глюков, только без травки.

– А-а! – понимающе протянули Тупой и Ещетупее, после чего закивали.

Дебри уже вообще ничего не понимал. Заметив агента Малдера, Дебри некоторое время непонимающе смотрел на него, а потом спросил:

– Агент Малдер, а вы-то здесь откуда?

– Да, действительно, откуда вы здесь? – спросил лейтенант Шериф.

– Да меня ЁБР в Мексику послало, – ответил агент Малдер. – Спецзадание – разыскать деревушку, в которой жили Дон Хуан и Карлос Кастанеда. После нахождения деревушки я должен провести там самое тщательное расследование и выяснить, что к чему. Ну, вот я как раз и возвращаюсь из этой деревушки. Надо еще в этом городке немножко поосмотреться. Дон Хуан и Кастанеда ведь и тут жили. А это, судя по всему, их любимые лавочки.

И агент Малдер показал на лавочку, на которой сидел Дебри. Дебри начал въезжать, почему его глючит, и спросил:

– А кто такие Дон Хуан и Кастанеда?

– Да как бы тебе попонятнее объяснить… – пробормотал агент Малдер. – Ну, вот у нас в Штатах в свое время хиппи были, а у них в Мексике – Кастанеда.

Все понимающе закивали, так как агент Малдер сумел объяснить все так, что поняли даже Тупой и Ещетупее.

– А вы как вообще тут оказались? – спросил агент Малдер.

– Ой, у нас куча приключений! – воскликнул Дебри. – Нас послали в командировку в этот… Ирак или Иран. Там мы познакомились с царем Хаммурапи, он выразил желание установить у себя в стране демократию. Мы ему зачитали отрывки из уголовного кодекса. Потом мы встретили сэра Эльдорадо, он нам устроил романтический уик-энд на Вавилонской башне и путешествие на падающем самолете.

– Слышал про такой, – пробормотал агент Малдер. – Или я это с падающей башней перепутал?

– Одним словом, мы потом оказались на необитаемом острове, где провели три дня в лечебном голодании, – продолжал Дебри. – Затем появился сэр Эльдорадо, накормил нас гамбургерами и отправил сюда.

– Да, этот ваш сэр Эльдорадо – весьма примечательная фигура, – пробормотал агент Малдер. – Наш отдел никак не может ничего на него накопать. Данные поступают самые противоречивые. То он якобы получил пятнадцать миллионов долларов за сценарий к последней бразильской мыльной опере, то ли не пятнадцать миллионов, а пять миллионов, и не за мыльную оперу, а за французскую комедию, и не долларов, а евро. То он занимается тем, что устраивает реалити-шоу в России или в Австралии. То, говорят, что сэр Эльдорадо организовал благотворительный концерт памяти Фредди Меркури, на котором пел сам Фредди Меркури…

Все покосились на мисс Вракер.

– Да, мой дядя Федя жив и будет жить! – заявила мисс Вракер.

– А кто ваш дядя? – спросил агент Малдер.

– Да Фредди Меркури, – ответил Дебри.

– Правда, он мой двоюродный дядя, – добавила мисс Вракер.

– Это ничего, – пробормотал агент Малдер. – Я и сам троюродный брат Стинга.

Проходившие мимо Командор и Дринкенс попросили у агента Малдера автограф.

Агент Малдер еще не полностью пропил свой аванс, поэтому он и поселил Дебри со всей его компанией в ближайшей гостинице. Дебри никогда не жил ни в России, ни в Мексике, поэтому был весьма удивлен тем, что по полу иногда пробегали тараканы, а вместо кровати в номере стоял гамак (агент Малдер все-таки хоть немного, да сэкономил).

На следующий день агент Малдер отправился осматривать город, а Дебри со своей компанией от нечего делать решили составить Малдеру компанию. Все шло просто прекрасно. Наши герои дружно фотографировались на фоне местных пейзажей. Но потом Дебри повернул на улочку, ведущую к окраине города. В самом конце улочки был мост, под которым протекала небольшая горная речка. Повинуясь неясному импульсу, все дружно направились к мосту. Подойдя к мосту поближе, Дебри застыл как вкопанный.

– Мистер Дебри, а почему вы остановились? – спросил Ещетупее.

– Ты разве не чувствуешь? – спросил Дебри.

– Нет, – ответил Ещетупее.

– А вы? – обратился Дебри к остальным.

– Мне страшно! – пробормотал лейтенант Шериф.

– Жуткое место, – вздрогнула мисс Вракер.

– Вообще-то, мост красивый, – сказал Тупой. – Но жутковатый.

– Ну, давайте пройдем по нему! – предложил Ещетупее и пошел по мосту.

Агент Малдер заметил, что на соседних улицах нет ни одного человека, но решил не пугать и без того перепуганного насмерть Дебри. Ещетупее шел по мосту, но, дойдя до середины, неожиданно застыл на месте.

– Ещетупее, что с тобой? – спросил Дебри.

– Кажется, я в чем-то застрял! – ответил Ещетупее.

– Ну ладно, пойду его вытаскивать, – сказал Тупой и пошел по мосту.

– Я с тобой, – сказал Дебри.

За ними побежали лейтенант Шериф и агент Малдер. Мисс Вракер не имела ни малейшего желания забираться на мост, и Дебри пришлось тащить ее силой. Короче говоря, все они дружно дошли до того места, где стоял Ещетупее.

– И дальше чего? – спросил Дебри.

– Тебе еще и дальше надо? – спросил не то голос видения, не то сэр Эльдорадо. – Ну, тогда получи!

Неожиданно прямо перед носом неподвижно стоящего Ещетупее раскрылись врата.

– Да ё-мое! – воскликнул агент Малдер. – Это ж место Силы! Я его три года ищу!

– Мистер Дебри, мне страшно! – сказал Ещетупее.

– Нет уж, пусть идет Ещетупее, – ухмыльнулся голос видения. – У него, в отличие от всех вас, есть шанс это выдержать, так как у него самый пустой ум, даже пустее, чем у тебя, Дебри!

– Угу, – кивнул Дебри. – Ещетупее, иди первым.

– Почему? – спросил Ещетупее.

– Я – твое прямое начальство и могу тебе приказывать, – ответил Дебри.

– Ясно, – сказал Ещетупее и вошел во врата.

– Створки держите! – воскликнул агент Малдер, лихорадочно вспоминавший книги Кастанеды. – И толкайте туда мисс Вракер. Дебри, ты тоже пойдешь, и Тупой пусть идет. Лейтенант Шериф, держите створку справа, а я слева!

Все начали выполнять указания агента Малдера, так как он был единственным помимо голоса видения, кто знал, что надо делать. Следом за Ещетупее во врата вошел Тупой. Дебри пытался затащить во врата мисс Вракер, но у него это плоховато получалось. В конце концов, Дебри не без помощи агента Малдера и лейтенанта Шерифа удалось затащить во врата мисс Вракер. Дебри понимал, что следующим во врата должен зайти он сам, но ему было жутковато. Джону Дебри помог агент Малдер, давший ему пинок под зад.

Дебри пролетел сквозь врата и увидел Орла. Рядом стояли Тупой, Ещетупее и мисс Вракер. Все они дружно пялились на Орла, который поедал нечто, похожее на светящиеся яйца. Древние видящие, как и Дебри, подумали, что Орел пожирает души умерших людей, однако совершенно неожиданно рядом с Дебри появились сэр Эльдорадо, Альф, Вавилон Татарский и сирруф, которые поспешили прояснить положение вещей.

– Слушай, Дебри, мы тут уже многим людям показывали эту картину, да только все интерпретировали ее как-то очень по-разному, – сказал Альф. – И так уж вышло, что именно тебе придется объяснить всем остальным людям, что это такое на самом деле.

– Да, – кивнул сэр Эльдорадо. – А чтобы ты понял правильно, тебе мы решили русским языком объяснить.

– Да я ж русского-то не знаю! – воскликнул Дебри.

– Ну, ё-мое, только соберусь что-нибудь человеку объяснить, так он, оказывается, языками не владеет! – воскликнул сэр Эльдорадо. – Не, ну как с такой ботвой бизнес вести, не понимаю!

– Не боись, Дебри, я те щас объясню на английском, – сказал Альф. – Только я не владею терминологией, ее Вавилон придумывал. Так что, Вавилон, давай начинай!

– Начинаю, – сказал Вавилон Татарский. – Мне, правда, сирруф объяснял, так что даже не знаю, правильно ли я понял. Одним словом, Орел питается не душами людей, как вы все думаете. Все эти ваши Орлы или что другое – всего лишь разновидность тофета. Или, наоборот, тофет – это разновидность Орла…

– А что такое тофет? – спросил Дебри. – Вроде конфет?

– Нет, это вроде костра, в котором сжигают всякий мусор, наподобие того, как желтые листья осенью сжигают, – ответил сэр Эльдорадо.

– Одним словом, цитирую, – сказал Вавилон Татарский и начал цитировать. – Человек по своей природе прекрасен и велик. Только он этого не знает. А мусор, который горит в костре и которым питается Орел, это и есть его незнание. Так называемая identity.

– А что такое identity? – спросил Дебри.

– Так это ж вроде бы на английском? – спросил Эльдорадо у Альфа.

Альф кивнул.

– Identity – это ложная личность, – сказал Вавилон Татарский. – Эльдорадо, объясняй, ты по этой части лучше рубишь.

– Да, так вот, про ложную личность, – сказал Эльдорадо. – Дебри, с чего ты взял, что ты Джон-Себастьян или как-тебя-там Дебри?

– Ну, как то есть, с чего? – спросил Дебри. – Мне с детства все говорили, что я… Ну, в смысле, назвали меня так.

– Кто? – спросил Эльдорадо.

– Родители, наверно, – ответил Дебри.

– А зачем? – спросил Эльдорадо.

Дебри пожал плечами.

– Ну, подумай, подумай! – сказал Альф.

– Ну, чтобы меня с другими не путать, – ответил Дебри первое, что пришло на ум.

– Так значит, имя твое – чистая условность? – спросил сэр Эльдорадо.

Дебри снова пожал плечами.

– Объясняю так, чтобы даже до тебя дошло, – сказал Эльдорадо. – Если ты назовешь елку тополем или дубом, елке-то это будет по барабану. А человек, видите ли, более чувствительное существо, чем елка. Так что, назови человека хоть Дебри, хоть Тупой, хоть Ещетупее, хоть агентом Малдером, он-то ведь поверит в то, что он и есть то, чем его назвали!

– Не фига себе! – присвистнул Дебри. – Так кто же я тогда?

– А ты подумай, – подсказал сэр Эльдорадо. – Что в тебе еще есть помимо всего того, что внушали тебе окружающие люди, а также радио и телевидение.

– И DVD-плеер? – спросил Дебри.

– И DVD-плеер, – кивнул Эльдорадо.

– Тогда я… – начал было Дебри и осекся. – Пустота?

– Наконец-то сообразил!!! – восторженно заорали Эльдорадо, Альф и Вавилон Татарский.

От радости они даже пустились в пляс, а Дебри попытался понять, чего он такого ляпнул.

– Это верно, Дебри, изначально ты есть кусок пустоты, в которой формируются желания и которая приходит в мир, чтобы удовлетворить эти желания, – сказал Альф. – А дальше судьба этого куска пустоты зависит от того, что ему внушат. А кусок-то ведь очень доверчивый. А знаешь, какое у куска пустоты самое большое желание?

– Не-а! – ответил Дебри.

– Кусок пустоты больше всего хочет забыть о том, что он – кусок пустоты! И ощутить всю полноту приятных ощущений, забыв о том, что они ложны, – продолжил сэр Эльдорадо. – А забыть это можно только в физическом мире. Но к несчастью, в физическом мире существуют и неприятные ощущения. Это темные силы слегка постарались, их на этой планете несколько больше, чем надо, – такая уж это планета. И когда кусок пустоты забывает о том, что он кусок пустоты и начинает испытывать неприятные ощущения, забывая, что они ложны, ему становится еще хреновее, чем было в пустоте, и мечтает он только о том, чтобы вернуться обратно. Вот вам и знаменитая цитата Экзюпери «Нет в мире совершенства»! В этом мире, по крайней мере, нет. Ну, иди Дебри, другие миры посмотри.

– А Орел-то чего ест? – спросил Дебри.

– Ну как это – чего он ест? – переспросил Альф. – Представляешь, сколько всего к куску пустоты в этой жизни прилипает? А после смерти физического тела кусок пустоты снова должен стать куском пустоты, иначе нельзя. Только вот все то, что к нему прилипло за жизнь, должно же куда-то деться. Ну, и куда же ему деться? Вот Орел и кушает.

– А ведь Орел не только кушает, но и это… выкладывает, наверно? – спросил Дебри.

Эльдорадо, Альф и Вавилон Татарский заржали.

– Слушай-ка, этот вопрос просветленные редко задают! – сказал Эльдорадо, на секунду перестав хохотать. – Но зато попал ты в самое яблочко. Дело в том, что если кусок пустоты в своей жизни полностью осознает, что он – пустота, он просто превращает в пустоту все, что к нему прилипло. Ну, вроде Глиняного Пулемета. Знаешь? А если не осознает, ну, скажем, неопытный кусок пустоты попался, то Орел съедает лишнее – все впечатления этого человека, все его желания и все программы, внушенные ему. И потом, само собой, Орел возвращает все это обратно в мир. А в мире уже места нет для такого количества информации, так как кусков пустоты много, а впечатлений и прочего становится все больше и больше. Отсюда появились кинематограф, видеоигры, Интернет, шоу-бизнес и все такое прочее. И люди продолжают это потреблять, даже сами не понимая, что именно они потребляют. Ну, вот поэтому одна из моих задач в качестве воротилы шоу-бизнеса – хоть немного разбавить этот поток сам понимаешь чего. Потому что, если не добавить в этот поток хоть часть чего-то настоящего, люди рано или поздно просто захлебнутся. Впечатлений-то ведь у них становится все больше, и, таким образом, у Орла скоро заворот кишок случится, образно говоря. И выкладывает он все больше и больше, больше и больше. Ну, должен же хоть кто-то положить этому конец! И ты Дебри, хочешь – не хочешь, а в этом деле нам поможешь.

Дебри собрался открыть рот и что-то спросить, но Альф крикнул:

– Ну, все, хватит! Иди другой мир смотреть!

И Джон Дебри исчез.

Полет над гнездом просветленных

Через некоторое время оказалось, что исчез Джон Дебри не совсем и не полностью. Потому что Дебри подумал, что не может исчезнуть человек, который еще что-то видит. А видел Дебри нечто вроде бесконечного коридора, от которого отходило бесчисленное число ответвлений, только сам коридор был огромный, а ответвления казались совсем маленькими. «Впрочем, не такие уж они и маленькие», – подумал Дебри, подлетая к одному из ответвлений.

По мере его приближения к круглому отверстию в стене абсолютно нематериального коридора, в этом самом отверстии начали появляться какие-то яркие краски. А через некоторое время Дебри понял, что его вынесло прямо в летний вечер с красивым закатом на высоту птичьего полета.

Прикидывая, сколько времени он будет падать, Дебри пролетел над буддийским храмом. Храм был закрыт за ненадобностью, во дворе пылилась золотая статуя Будды, а на центральной площади города человек в белых одеждах читал лекцию толпе. Кажется, он говорил что-то о том, что вовсе не обязательно поклоняться какому-то конкретному идолу, даже если это сам Будда, который стал просветленным.

– Да, Будда стал просветленным, – говорил человек в белых одеждах. – Но это вовсе не значит, что мы должны поставить ему памятник и молиться на этот памятник. Будда уже просветлен, теперь настала ваша очередь просветлиться. Вы можете медитировать, вы можете не медитировать, но рано или поздно вы все равно достигнете – не в этой жизни, так в следующей. Вот только какой смысл впустую прожигать свои жизни? Ведь в следующей жизни не будет ничего нового, будет все то же самое, что и в этой. Будет то же самое чувство неудовлетворенности собой, своей жизнью, будет желание что-то изменить, чего-то добиться и то же чувство неудовлетворенности достигнутым. Единственный способ получить все, чего ты хочешь, или изменить свою жизнь к лучшему – это стать просветленным. Потому что, став просветленным, ты увидишь, что было вовсе не обязательно стремиться к тому, что никогда не сможет дать тебе удовлетворения…

Дальше Дебри ничего не услышал, потому что неожиданно попал под дождь. Картинки вокруг Джона Дебри постоянно менялись, и он догадался, что каким-то невероятным образом оказался внутри видеоклипа. Дебри даже различил слова песни «Шум дождя мой дом наполнит, шум дождя опять напомнит…» Дальше Дебри снова отключился, потому что нашего героя ударил по голове огромный рекламный щит, на котором золотыми буквами на синем фоне было написано: «XPEH Productions».

Когда сознание вернулось к Джону Дебри, его омывали волны прибоя.

Лос-Анджелес – мать фильмов голливудских!

(А кто их папа?)

Дебри попытался встать и обнаружил, что валяется на пляже по пояс в воде. Судя по внушительному строению с надписью «McDonald’s» неподалеку, он находился в Америке. Дебри сначала облегченно вздохнул, а потом подумал: «А не факт. Сейчас по всему миру „Макдоналдсов“ понастроили».

Дебри выбрался из воды и направился к «Макдоналдсу». По дороге он понял, что все-таки находится в Америке, так как встречные прохожие говорили по-английски. Правда, Дебри выглядел странно на пляже в своем плаще и джинсах, однако с недавних пор такие факты перестали его смущать, чему сам Дебри был несказанно удивлен.

Позавтракав (или пообедав?) в «Макдоналдсе», Дебри пошел гулять по городу. Он догадался, что находится в Лос-Анджелесе, когда мимо него проехала полицейская машина с надписью «LAPD». Кто-то из полицейских даже потребовал у Дебри документы, однако Дебри уже давно работал в полиции, поэтому знал, что надо ответить. И Дебри сообщил задержавшему его полицейскому:

– Тихо, я под прикрытием. Нас не должны видеть вместе. Приказ № 238964.

Полицейский, попытавшийся задержать Дебри, оказался стажером, поэтому купился на эту простенькую уловку, даже не потрудившись поинтересоваться, что написано в приказе за вышеупомянутым номером. Впрочем, номер приказа быстро забыл не только стажер, но и сам Дебри, назвавший данную последовательность цифр «от балды».

От следующего полицейского Дебри ушел с помощью телепортации, хотя и сам толком не понял, как это у него вышло. Проснулся он уже в обществе рэперов и какой-то местной банды. Рэперы читали себе тихонько свой рэп, а один из «бандитов» рассказывал страшную историю, указывая на рекламный щит. Дебри взглянул на щит и увидел там изображение известного актера Джона Рэйбека.

Джон Рэйбек, будучи американцем испанско-индейско-китайского происхождения, рекламировал свой новый фильм, в котором он изобрел новое боевое искусство – смесь шаманского танца, каратэ и фламенко. Дебри решил послушать, что же рассказывают про Джона Рэйбека члены одной из Лос-Анджелесских банд.

– Слушайте, вы никогда не поверите, что этот Джон Рэйбек устраивал лет пятнадцать назад! – с интонацией удивления вещал весьма потрепанный «бандит». – Отрывались как-то мы с бандой в трущобах. И тут вдруг подходят к нам двое – этот самый Рэйбек в костюме индейца, а с ним еще какой-то хмырь, хлипкий такой, в черных очках и плаще. Ну, кожа да кости, одним словом. И эти двое нам говорят, мол, чуваки, мы – чистильщики, и сейчас мы вас почистим. Ну, мы сначала на них вообще не смотрели – мало ли, какие глюки на приходе посещают. А потом оказалось, что они – не глюки. Потому что не может глюк с такой силой дать человеку в челюсть. Ну, тогда мы начали их мочить. Их-то ведь всего двое, а нас – тридцать пять было. Да только Рэйбек что-то крикнул тому, что в черном плаще был. А тот стоит и… ё-мое, я смотрю, а он в размерах увеличивается! Не, я сначала подумал, что этот-то и в натуре глюк! Потому что через секунду в нем росту уже три метра, мускулы как железные, а вместо кожи – ну, не вру, чтоб в канализацию провалиться! – так вместо кожи у него – чешуя черная! Глаза желтые, язык раздвоенный, а сам он шипит. Ну, прошипел он что-то вроде «как хорошо!», потянулся и давай наших раскидывать! Да если бы он руками раскидывал, еще ладно. Ведь у Майка-мочильщика тогда пистолет в руках был, а этот черный глянул на него, рыкнул чего-то, и с тех пор у Майка ни пистолета, ни руки!

– А сам-то ты как уцелел? – спросил рассказчика кто-то из слушателей.

– Я-то, конечно, пошел на гада с бейсбольной битой, – продолжал рассказчик. – Но он один только коготь в мою сторону вытянул, а сам даже не повернулся. И, хотите верьте, хотите нет, а я прямо почувствовал, как он из меня силы вытягивает. Дальше ничего не помню, только проснулся я через три дня в больнице с диагнозом «истощение». И, действительно, был я тогда худой, как вешалка. Потом долго вес набирал, пока до нормального уровня добрался.

– Да вранье это все! – воскликнул кто-то.

– Вранье! – кивнул Дебри, попивая пиво из неведомо откуда взявшейся бутылки.

– Да говорю же вам… – хотел продолжить рассказчик, но осекся и с криком вскочил на ноги. – Нет! Это он! Это он!

Рассказчик некоторое время показывал рукой в конец того переулка, в котором они сидели, а потом сорвался с места, и больше Дебри его не видел. Зато Дебри посмотрел в конец переулка. Под рекламным щитом Джона Рэйбека стоял сэр Эльдорадо.

– Ну что, придурки, – ласково сказал сэр Эльдорадо, приближаясь к банде. – Чистить вас будем. Мне на эти выходные город нужен чистым.

– Мы тебя сейчас сами почистим! – воскликнул кто-то из «бандитов», и все они начали потихоньку вставать.

– Не советую, ребята, – пробормотал Дебри. – Он крутой.

– А мы еще круче! – ответил другой «бандит».

– Ну, дело ваше, – Дебри пожал плечами, допивая пиво.


Сэр Эльдорадо стоял посреди переулка, раскинув руки в стороны. Спецэффектов с увеличением в размерах не последовало, хотя именно этого ожидал и Дебри, и некоторые «бандиты». Зато вокруг сэра Эльдорадо начали бродить молнии. В молниях не было бы ничего странного, если бы они не были фиолетового цвета. Банда притормозила. Рэперы сбежали. Дебри глотнул еще пива. В облике сэра Эльдорадо на секунду просквозило нечто, смахивающее на описание страшного трехметрового существа с черной чешуей.

– Дебри, смотри сюда! – крикнул сэр Эльдорадо. – Вот так, очень легко и просто можно добиться контроля над своей темной стороной. Делай, как я, и сам поймешь. Ну, а эти вот… – сэр Эльдорадо махнул рукой в сторону перепуганной банды, – будут наглядным пособием.

– Угу, – кивнул Дебри и встал, вышвырнув бутылку из-под пива.

Банда собиралась броситься врассыпную, но Эльдорадо продемонстрировал один простейший фокус с огнем, который напоминал огненную клетку.

– Дебри, твоя очередь, – сказал сэр Эльдорадо. – Давай, хоть раз в жизни освободи свою темную сторону. Вспомни все унижения в жизни.

И Дебри вспомнил. Вспомнил, как издевались над ним хулиганы в школе. Вспомнил, как его отчитывал учитель английского. Вспомнил, как однажды его бросила фотомодель. Вспомнил, как другая фотомодель столкнула его с моста в воду. Вспомнил, как однажды в полицейский участок Невруба нагрянула проверка, а Дебри как раз вползал на работу после вечеринки… Самое ужасное было то, что они применили дубинки. Дебри вспомнил, как всю жизнь мечтал отомстить своему соседу за дыру в потолке, а своему школьному другу – за кнопку на стуле. И Дебри почувствовал, как внутри него просыпается совершенно другое существо. Оно не было Джоном Дебри. Оно не было похоже на Дебри ни внешне, ни внутренне. Это существо испытывало равнодушие ко всему вокруг. У существа была светлая голова и безграничные возможности. Дебри почувствовал, как в нем пульсирует сила. И было нечто, что доставляло этому существу невероятное удовольствие, даже большее удовольствие, чем Дебри получал от секса. Это существо кайфовало от ненависти и жажды разрушений. Из горла Джона Дебри, который больше не был Джоном Дебри, вырвался довольный рык:

– Как хорошо!

И ему действительно было хорошо. Впервые в жизни у него была возможность рассчитаться за все. И со всеми. И даже взять себе немножко процентов.

Странная вилла

Когда над переулком перестали летать осколки асфальта, пруты пожарных лестниц, острые куски стекла и пара топоров, а остатки банды задраивали за собой канализационный люк, Дебри сел, привалившись к стене и испытывая кайф. Когда Дебри открыл глаза, оказалось, что над ним стоит сэр Эльдорадо.

– Молодец, – усмехнулся сэр Эльдорадо, протягивая руку Дебри. – Правда, я, если честно, чуть со смеху не помер. Уж больно забавно было смотреть, как ты бил того придурка мордой об стену со словами «А это за мою двойку по математике! А это за то, что мне в школе приходилось рано вставать! А это за то, что меня обсчитали в магазине!» Впрочем, Дебри, ты не оригинал. Мне рассказывали, будто я и не такое вытворял.

– А что это было? – спросил Дебри, вставая. – Такое ощущение свободы, власти, силы… Мне так понравилось!

– Да в этом нет ничего особенного, – сказал сэр Эльдорадо. – Это было всего лишь короткое свидание со своей собственной темной стороной. Ничего, это у каждого бывает. Главное – потом угрызений совести не испытывать. Вот, Маклауд, будучи на темной стороне, три деревни сжег, потом двести лет раскаивался. А ты, Дебри, над этим не напрягайся. Мы с тобой только одолжение городским властям сделали.

– Да уж, мне такая сила во время работы в полиции сильно бы пригодилась, – пробормотал Дебри.

– Знаешь, Дебри, темную сторону за всю жизнь можно использовать только раз, – сказал Эльдорадо. – Зато уж если используешь, то потом долго не забудешь. И еще: смотря как ты ее используешь. Сейчас ты только познакомился со своей темной стороной. Не сомневайся, она тебе еще пригодится. Когда-нибудь в будущем. Когда не будет выхода и останется только смести со своего пути все преграды, как взбесившаяся река сносит плотину.

– Ясно, – сказал Дебри. – А чего мы сейчас будем делать?

– Пошли на праздник, – усмехнулся Эльдорадо. – В смысле, на похороны.

– Это что, праздник? – удивился Дебри.

– Еще какой, – ответил Эльдорадо. – В большинстве культур, кроме христианской. Никогда не понимал этих христиан – зачем плакать о человеке, если он ушел в рай? Ты не знаешь, Дебри?

Дебри пожал плечами и сказал:

– Да я как-то никогда не задумывался над такими вещами.

– Ну и молодец! – сказал Эльдорадо.

– Послушайте, сэр Эльдорадо, а друзья-то мои где? – спросил Дебри. – Они же в Мексике… того…

– Да все в порядке с ними, – ответил Эльдорадо. – Ну, погуляют по параллельным мирам, узнают о себе много нового, избавятся от проблем и комплексов.

– Если бы вылечить Ещетупее от тупости, – пробормотал Дебри.

– Ну, это ты и сам можешь сделать, тут я тебе не помощник, – пробормотал Эльдорадо. – Давай, полезай в лимузин.

Дебри только сейчас заметил, что они дошли до перекрестка, на котором стоял лимузин.

– Сэр Эльдорадо, а что сейчас вообще происходит? – спросил Дебри.

– Да так, много интересных вещей, – снова усмехнулся Эльдорадо, запихивая в лимузин растерянного Дебри. – Скажем так, мир, который мы знаем, вот-вот прекратит существовать.

– А-а… Как осенью? – пробормотал Дебри.

– Ну, не совсем, – ответил Эльдорадо, закрывая дверь изнутри. Он постучал по стене, дав водителю сигнал ехать. – На этот раз будет веселее. Микэн, включи музыку!

Водитель, видимо, услышал, и в лимузине заиграл «It’s my life». Дебри начал пританцовывать, а сэр Эльдорадо заржал, глядя на Дебри. Дебри смутился.

– Не обращай внимания, продолжай! – приказал Эльдорадо. – Я смеюсь, чтобы помочь тебе избавиться от комплексов и чувства собственной важности.

Одним словом, по дороге до виллы Дебри далеко продвинулся по пути избавления от чувства собственной важности.

Вылезая из лимузина, Дебри огляделся и обнаружил, что находится где-то в Сан-Франциско или поблизости. Машина стояла во дворе какой-то частной виллы. Вилла была огромной, а ведь Дебри еще не видел бассейна, дзенского сада камней и заднего двора. Дебри заметил, что вилла находилась где-то в горах, так как вдалеке и внизу виднелся океан, а еще дальше угадывались очертания моста, по виду которого Дебри догадался, что они находятся именно у Сан-Франциско.

– А быстро мы ехали! – сказал Дебри.

– Да мы по дороге немножко в параллельные миры влезли, – ответил сэр Эльдорадо. – Ты, конечно, хочешь спросить, зачем я вообще тебя сюда притащил. Так вот, мне надо было заскочить на похороны, и я решил, что как-то нехорошо будет тебя без присмотра оставлять. Ты же у нас можешь такого натворить… Оставил тебя один раз наедине с царем Хаммурапи, так ты ему Конституцию США начал цитировать! И решил я, что лучше сюда тебя привезу. Может, просветленным заодно станешь.

– А зачем? – спросил Дебри, повергнув сэра Эльдорадо в неудержимый хохот.

– Молодец! – сказал Эльдорадо, проржавшись. – Таких глупых вопросов мне еще никто не задавал! У тебя в этом плане абсолютный рекорд. Правда, говорят, был еще один такой тупица. Давно, лет этак пару тысяч назад. Зато в историю вошел. Чувствую я, ты, Дебри, тоже в историю войдешь.

– Я? – удивленно воскликнул Дебри. – Ва-ау!!!

– Успокойся, это не значит, что тебе зарплату прибавят, – сказал Эльдорадо, и Дебри сразу скис. – Микэн, отгони эту тачку в подземный гараж, – крикнул Эльдорадо в водительское стекло лимузина, и машина отъехала.

– Какая большая вилла! – сказал Дебри, осматриваясь. – А кто тут живет?

– Ну, можно сказать, что тут вообще никто не живет, – ответил Эльдорадо, направляясь по дорожке к особняку. – Эта вилла, она вроде казенной дачи. Дают ее только во временное пользование и только лицам, достигшим абсолютного просветления. За последние сто лет отсюда несколько человек ушли прямиком в нирвану. Последний раз хозяин на этой вилле поменялся десять лет назад. Чувствую, снова грядут перемены, перестановки, будут аннулированы финальные титры фильма «Матрица» или что-то вроде того.

– Фигня эта «Матрица», – пробормотал Дебри. – Я смотрел.

– Не скажи, – усмехнулся Эльдорадо. – Ты бы с ее создателем познакомился. А то, что сценаристы все переврали – так мы уже их заставили «за козла ответить». Там, кстати, один из моих сценариев примешали. Не сидится им, видите ли, спокойно. Ну и получили по заслугам.

Между тем, Дебри заметил, что им навстречу идут два странных существа, подобных сэру Эльдорадо, в сопровождении свиты, состоящей из откровенно одетых (или раздетых) фотомоделей.

– Добро пожаловать, Эльдорадо! – сказало одно из существ, напоминавшее человека. – Рад видеть тебя здесь. Хотя было бы удивительно, если бы тебя здесь не было.

– Что ты, не могу же я не навестить в такой момент своего учителя, – сказал Эльдорадо.

– И ты опять кого-то с собой притащил, – недовольно покачало головой другое существо, менее похожее на человека. – Что это еще за придурок?

– Это Дебри, он идиот, – ответил Эльдорадо. – Еще он вроде как в полиции подрабатывает.

– А тебе он зачем? – спросило существо.

Неожиданно к ним подошел неведомо откуда взявшийся человек в черном костюме «Adidas» и кепке. Этот человек шепнул что-то на ухо странным существам, и они дружно закивали головами.

– Тогда понятно, – вынесли вердикт существа. – Можете проходить.

– Пошли, Дебри, – сказал Эльдорадо. – А ты, писателишка мелкий, давай за нами!

– Ничего я не мелкий! – ответил человек в костюме «Adidas». – Неважно, что меня не издают, зато я имею редкую возможность пообщаться вживую с моими героями.

– А у меня даже такой возможности нет, – вздохнул Эльдорадо.

– Что-то приходит, что-то уходит, – пробормотал человек в костюме «Adidas», удаляясь сквозь стену.

Дебри не успел удивиться, потому что на пороге их встретил Moonlion – человек, которого Дебри неоднократно видел в клипах. В жизни Moonlion выглядел старше, чем на сцене, Дебри заметил на его лице следы многочисленных пластических операций. Видимо, Moonlion тратил на свое лицо больше денег, чем Майкл Джексон.

– Привет, ребята, – сказал Moonlion. – Дебри, ты неправильно обо мне думаешь. Я трачу на внешность в десять раз меньше, чем Майкл Джексон. Я просто знаю более дешевые места, даже Майклу их показывал. Хочешь, тебе тоже нос укоротим или подтяжку сделаем?

– Да нет, не надо, – сказал Дебри.

– Зря отказался, – усмехнулся сэр Эльдорадо. – Я вот по статусу не могу пластическую операцию делать, иначе давно бы уже согласился.

– Вам и так очки идут, сэр Эльдорадо! – сказал Moonlion, высказав мысль Джона Дебри.

– Ну спасибо, придурки, – сказал Эльдорадо, проходя в дом вслед за Moonlion. – Как тут дела-то идут?

– Неплохо, – ответил Moonlion. – Гости собираются. Я вроде как на благотворительный концерт прилетел. Гордон с орбиты обещал спуститься. Нагваль уже здесь, он мне новый анекдот рассказал, и я сразу же стал просветленным.

– А что за анекдот? – спросил Дебри.

– Сейчас расскажу, – сказал Moonlion. – Так вот, ходит ежик вокруг бочки. Час ходит, другой ходит. А потом говорит: «Все, если сейчас этот проклятый забор не кончится, обратно пойду!»

Moonlion с Эльдорадой заржали, а Дебри поржал-поржал да и задумался.

– А причем тут просветление? – спросил Дебри.

– А я тебе тогда второй анекдот расскажу, – сказал Эльдорадо. – Вечер, бродовый закат над прекрасным морем. По золотому пляжу, не спеша, прогуливается чувак. Вдруг он замечает прекрасную раковину и подносит ее к уху. А ему оттуда – «Пошел на фиг!» Понял, Дебри?

Moonlion и Эльдорадо снова заржали, а до Дебри дошло, что оба этих анекдота фактически воплощают в себе всю человеческую жизнь. Все трое пошли дальше по коридору, пока не столкнулись с Джоном Рэйбеком, который вырядился в костюм индейского шамана и тапочки для занятий каратэ.

– Привет, Джон! – воскликнул Эльдорадо.

– Рад видеть вас, сэр Эльдорадо! – ответил Джон Рэйбек.

Они с Эльдорадой поклонились друг другу на китайский манер, а Дебри спросил, посмотрев на Moonlionа:

– Чего это они?

– Кланяйся просветленному Рэйбеку, идиот! – сказал Moonlion, после чего Дебри тоже начал раскланиваться.

Когда все раскланялись друг с другом, Джон Рэйбек сказал:

– Ну что, пойдемте в гостиную. Народ сейчас там сидит.

Они пошли дальше по коридору. Им навстречу попался английский дворецкий Дживс, сообщивший:

– Лорд Шамвэй прибыл, господа! Я иду его встретить.

– Вот хохма-то будет! – воскликнул Эльдорадо. – Ладно, Дживс, отведешь его в гостиную.

– Хорошо, сэр! – сказал Дживс и направился к дверям.

Дебри смотрел на настоящего английского дворецкого как на восьмое чудо света.

Наконец, вся эта компания вошла в огромную гостиную, где сидел Нильс Лэссен в костюме Санта-Клауса, еще несколько голливудских звезд, при виде которых Дебри распахнул рот, а также толпа русских, даже с гармошкой.

– Хай, Нильс! – сказал Эльдорадо. – Ты чего, аспект принял?

– Да нет, просто сегодня ночью в одном из параллельных миров Рождество, – ответил Нильс Лэссен. – Вот я и решил повеселиться напоследок. Кстати говоря, у них там Рождество 21 декабря.

– Значит, я участвую, – сказал Эльдорадо.

– И я тоже, – сказал Дункан Маклауд, входя через другую дверь.

– Привет, Маклауд, – сказал Эльдорадо. – Нильс, а я тут тебе Дебри привел. Приведи уж его к просветлению, пока ты здесь.

– Хорошо, – сказал Нильс Лэссен. – Дебри, я уделю тебе полчаса через сорок минут.

– Хорошо, – ответил Дебри, задумавшись.

– Ну, иди, Джон, поброди по дому, – сказал Эльдорадо. – Нам тут поболтать немного надо. В бассейн не ныряй, тут фильм про твоего Джеймса Бонда снимали и потеряли одну акулу, с тех пор люди иногда пропадают.

– Да, тут еще Эльдорадо какой-то фильм с крокодилом в бассейне снимал, – добавил Moonlion. – Так что в воду не лезь.

– Фотомоделей можешь лапать, а если что-то вылезет из стены, поздоровайся, – сказал Эльдорадо. – Это может быть Владыка Света, тут другие не ходят.

– Угу, – кивнул Дебри.

– Ну, все, иди! – сказал Эльдорадо, выпроваживая Дебри в коридор и запирая дверь.

Дебри пошел осматриваться.

– Ты что, думаешь, он вправду поверил в байку про акул? – спросил Нильс Лэссен, когда Дебри вышел.

– Он до прошлого года в Бонда верил, – ответил Эльдорадо. – Так что ничего удивительного.

Идиот и в астрале идиот

Пока весь просветленный народ что-то оживленно обсуждал, Дебри решил побродить по вилле. Во время «брожения» Дебри заметил, что может делать целых две вещи одновременно – бродить и думать. И Дебри начал думать, что с ним прежде случалось очень редко и ценой больших усилий.

Итак, с тех пор, как началась командировка в Ирак, Дебри оказался вовлечен в целую цепочку странных событий, причиной и поводом для которых являлось присутствие сэра Эльдорадо в координатах пространства-времени, наиболее близких к координатам самого Дебри. Поняв, что не понимает собственных мыслей, Дебри решил подумать немного по-другому. Он добрел до бассейна и собрался было искупаться, но вспомнил про Джеймса Бонда с акулами и раздумал.

– Залезай, не стесняйся! – крикнула голова Джеймса Бонда, высунувшаяся из-под прозрачной воды. – Нету здесь никакой акулы. Она днем спит. А вот крокодил голодный, но я ему чипсы дал. Три тонны.

Очнулся Дебри уже на пальме, которая росла на противоположном бассейну конце внутреннего дворика. На пальме было удобно, плюс ко всему с нее открывался удивительный вид, и Дебри решил пока не менять позы, тем более что такая попытка могла вызвать массу проблем.

Итак, Джон Дебри начал осматриваться. Вдали и внизу медленно катил свои волны Тихий океан.

«И чего это его назвали Тихим?» – подумал Дебри.

– Потому что я так сказал! – ответили волны голосом Магеллана.

«Нет базара», – подумал в ответ Дебри и продолжил осматриваться.

Чуть дальше суетился муравейник большого города. Дебри снова посмотрел на океан, потом взглянул в небо. А потом задремал. На пальме.

Вернее сказать, Дебри не задремал, а всего-навсего вошел в состояние сновидения. То есть самому Дебри показалось, что он заснул с открытыми глазами – совсем как на той лавочке в Мексике.

«Как давно это было», – подумал Дебри, а через пару секунд сообразил, что было это всего лишь несколько дней назад. Или больше?

«Фиг с ним», – подумал Дебри и продолжил дремать.

Как ни странно, в этом состоянии полудремы Дебри отлично разглядел виллу Фредди Меркури на берегу залива. Здесь он увидел мисс Вракер, которая вспоминала счастливое детство. Однако на этой вилле внимание Дебри не задержалось. Он скользнул взглядом по китайскому дворцу Джона Рэйбека с индейскими тотемными столбами у входа, а потом сознание Дебри по какой-то непонятной причине устремилось на Аляску. И уперлось прямо в дух Джека Лондона, который сидел на вершине горы в позе лотоса, да еще и в новом теле. Дебри от неожиданности вздрогнул и чуть не свалился с пальмы.

– Привет-привет, – сказал Джек Лондон. – Вот как ты думаешь, почему я стал работать на иерархию?

– А? – спросил Дебри.

– Да однажды пещерой ошибся и залез не туда, – ответил Джек Лондон. – А в Шамбалу меня не пустили, я слишком честный оказался. И добрый к тому же. Так что пришлось как-то выкручиваться. Материальные каналы-то все пообрубали. И что бы я делал, если бы не лорд Шамвэй…

– А мне чего делать? – спросил Дебри.

– Ну, ты чудак! – ответил Джек Лондон. – Хоть бы закатом полюбовался.

Джек Лондон и Джон Дебри сидели на горе в позе лотоса и любовались закатом. Джек рассказывал Джону свой рассказ «Северная Одиссея», от которого тащился не только сам Джек Лондон, но и половина его нынешнего начальства, включая сэра Эльдорадо. К концу рассказа Дебри рыдал от радости, что ему довелось услышать такую красивую историю, основанную на синтезе романтики и смерти. Очистив свое существо сильными эмоциями, Дебри попрощался с Джеком Лондоном, поблагодарил его за рассказ и полетел дальше. И само собой, точно так же вмазался не в ту пещеру.

Пролетая над одним из вулканов, Дебри неожиданно обнаружил, что может видеть внутри горы множество подземных помещений. Там находился огромный комплекс, который явно был создан инопланетянами или богами (а Дебри уже начал склоняться к мысли, что это одно и то же). Дебри пригляделся повнимательней. Комплекс был совершенно пустым, по крайней мере, так казалось самому Дебри.

– Да, он действительно пустой, – пробормотал над ухом голос видения. – Ну, сейчас, во всяком случае. А раньше здесь сидели темные силы, которые веками притворялись светлыми. Они сюда стаскивали награбленное по всему свету золото, драгоценности и много чего еще. Так бы они и грабили, если бы их недавно ребята с нашей звезды не разоблачили.

– С нашей звезды? – спросил Дебри.

– Ну, то есть, с ихней, – пробормотал внутренний голос. – Вон она, на небе, далеко-далеко отсюда. Говорят, эта звезда никогда не восходит над этой горой, поэтому здесь сокровища и спрятали. Еще дедушка Толкиен в своем романе описывал огромную одинокую гору, в которой полным-полно сокровищ, охраняемых драконом. Да, правильно, Дебри, в фильм это не вставили. А сэр Эльдорадо вовремя не догадался фишку просечь.

– Зато я догадался много чего из этой горы унести, – ответил внутреннему голосу сэр Эльдорадо. – Ну, правда, себе взять нам ничего не разрешили, зато гадов мы на славу постреляли.

– Это точно, – сказал Альф.

– Ребята, я здесь! – сказал Дебри.

– Да помню я про тебя, – ответил ему внутренний голос. – Погоди, я еще не закончил. Так вот, когда гадов разоблачили, началась глобальная мочиловка. Долго она длилась. Несколько лет. Пока всё не вернули. Вот совсем недавно дело кончилось. Гору-то эту давно опустошили, слава дедушке Толкиену! А у гадов много других тайников было. Пока все нашли да пока всех на чистую воду вывели…

– Да пока астрал почистили, – вставил сэр Эльдорадо.

– Одним словом, совсем вот недавно все это немного в норму вошло, – закончил внутренний голос.

– Да, и поэтому у нас появилась возможность заняться более мелкими делами, – сказал Эльдорадо. – Вот, тобой, Дебри, занялись, например.

И оба заткнулись.

– Э-э-й, вы где? – спросил Дебри.

Никто не ответил, и Дебри решил слазить внутрь горы. Натерпевшись страху, он с криком проснулся и свалился с пальмы прямо в бассейн, в руки Джеймса Бонда.

И это еще не все странности

Увидев Бондовскую ухмылочку, Дебри завопил во всю глотку и рванул из бассейна на сушу. Однако, на суше он заметил Эльдорадо, Альфа и Маклауда, которые катались со смеху, глядя на Дебри.

Наш герой хотел было им все высказать, но тут в вечернем небе появилась карета Санта-Клауса, запряженная несколько необычными оленями. Обалделый Дебри вынужден был сесть, но промахнулся мимо лавочки и сел прямо в бассейн.

Выбравшись из бассейна, Дебри увидел невероятную для него картину. Эльдорадо, Альф и Маклауд просто ухохатывались, у Бонда появился хвост русалки, но всего этого Дебри даже не заметил. А заметил он, что из сантаклаусовского транспорта вылезло существо, смахивающее на человека с кошачьей головой. Существо было одето в смокинг, сапоги и черные перчатки, а на кошачьей голове красовались черные очки.

Дебри потянуло в обморок, но в последний момент его остановила близость бассейна и наглая бондовская ухмылочка.

– Ваши сани, сэр! – обратилось странное существо к Нильсу Лэссену, который стоял рядом в костюме Санта-Клауса. – Могу я идти, сэр? Или вам нужен водитель?

– Можешь идти, Микэн, – сказал Нильс Лэссен. – Мы все в одних санях не поместимся.

– Как прикажете, сэр, – ответил Микэн и удалился.

Подойдя к сэру Эльдорадо, Микэн сказал:

– Сэр, не могли бы вы представить меня мистеру Дебри, а то у него такой вид, будто он в жизни ни одного кошандийца не видел.

Эльдорадо хохотнул, а Альф важно шепнул Микэну на ухо:

– Он, действительно, ни одного не видел!

Эльдорадо тем временем объявлял торжественным тоном:

– Дебри, познакомься, это Микэн, мой водитель. Он меня возит вот уже больше десяти лет, и сегодня именно он вез нас в лимузине.

Дебри слегка вскрикнул, но все же протянул руку навстречу черной перчатке Микэна и даже пожал ее.

– Супер! – сказал Дебри, разглядывая кошандийца. – Скажите, а у вас натуральный мех?

Тут воздух вздрогнул от хохота: смеялись не только Эльдорадо, Альф и Маклауд, но и Микэн с Нильсом Лэссеном.

– Нет, Дебри, лучше заваливайся в обморок! – сказал Эльдорадо. – А то мы здесь до утра проторчим.

Открыв глаза, Дебри увидел, как Эльдорадо, Альф и Маклауд упаковывают какие-то мешки в бездонный багажник саней Санта-Клауса. Дебри поднялся на ноги, подошел к Нильсу Лэссену и спросил:

– А вы что, действительно, Санта-Клаус?

– Да, знаешь, везде довелось побывать, – ответил Нильс Лэссен. – Да и потом, кто такой Санта-Клаус, ты хоть знаешь?

– Ну, он это… подарки раздает, – ответил Дебри. – Мне однажды в детстве он журнал «Playboy» принес.

– А, вот где мой потерянный журнальчик! – пробормотал Эльдорадо.

– Санта-Клауса мы создали на пару с корпорацией «Кока-кола», – ответил Альф, доставая из воздуха баночку газировки. – Мы соглашение подписали: они мне – бесплатную «Кока-колу», а я им – лицо фирмы. Так с тех пор Санта-Клаус и «Кока-кола» forever! Во всяком случае, для американского континента. Вы же народ доверчивый, верно, Дебри?

– И с тех пор каждый из нас успел поработать на этой халтуре, – продолжил Эльдорадо. – Только мешки-то нам тяжеловато таскать. Для этого мы таких лохов, как ты, на улице подбираем. Лови мешок, Дебри!

В оставшиеся полчаса Дебри перетаскал из дома в сани огромное количество мешков с подарками. Но багажник саней оставался бездонным. В конце концов, Эльдорадо с Альфом торжественно запихали туда последний мешок, и Нильс Лэссен запер багажник маленьким ключиком.

– Ну, все, ребята, по местам! – скомандовал Нильс Лэссен, садясь за руль. – В смысле, за поводья.

Эльдорадо, Альф и Дункан Маклауд расселись по VIP-местам.

– Эй, Дебри, а ты чего ждешь? – спросил Эльдорадо. – Давай тоже полезай сюды!

– Зачем? – спросил Дебри.

– Слушай меня, Джонатан Себастьян Дебри! – сказал Эльдорадо. – Ты знаешь, что каждый человек в своей жизни хоть раз да сталкивается с настоящим чудом?

– Не-а! – ответил Дебри.

– Ну, так вот, сейчас как раз подошла твоя очередь, а я начинаю терять терпение, – сказал Эльдорадо. – Так что или ты сейчас лезешь в сани, или через две секунды проснешься в Мексике, без денег, без «Макдоналдса», без разговорника и без памяти. А ну, живо лезь сюда!

Уже в следующую секунду Дебри сидел в санях между Эльдорадо и Альфом, которые должны были следить, чтобы он не выпал.

– Молодец, Джон! – сказал Нильс Лэссен. – В этом году Санта-Клаус подарит тебе особый подарок, в этом уж не сомневайся!

– Ну, и на том спасибо! – сказал Дебри.

– Поехали! – воскликнул Нильс-Клаус.

Упряжка оленей взмыла в небеса. С гор Аляски ей отсалютовал Джек Лондон. А во всем мире наступила чудесная зимняя пора.

Как подработать живой легендой

Дебри не заметил, как сани сместились в параллельный мир. Вернее, заметил, но не сразу. Во-первых, когда сани взмыли над облаками, Дебри вдруг понял, что созвездия на небе не совсем такие, какие он обычно наблюдал. Например, на небе отчетливо просматривалось созвездие «fuck», а заодно и все сорок с чем-то звезд с американского флага.

– А это что? – спросил Дебри, посмотрев вдаль.

– А, это! Созвездие «Зорро», мое любимое, – ответил сэр Эльдорадо. – Его в честь меня и назвали.

– А вон созвездие «Шнобель», – сказал Альф, потерев нос. – Его в честь меня назвали.

Кроме вышеупомянутых созвездий Дебри разглядел Северную Звезду, которая по размерам не уступала маленькой Луне. Самой Луны, кстати, не было.

– У Луны обеденный перерыв, – пояснил Маклауд. – Дебри, не хочешь стать исполняющим обязанности Луны?

– Это как? – не понял Дебри.

– Ну, приложат твою задницу к стеклу, дадут подсветку и выведут в качестве фона на небо, – ответил Нильс Лэссен. – А чего, мы такое однажды уже проделывали!

– Было дело, – кивнул Альф.

– Так что, хочешь на Луну? – спросил Эльдорадо.

– Не хочу!!! – воскликнул Дебри.

– Ну ладно, тогда спускаемся в Нью-Йорк, – сказал Нильс Лэссен.

Проскочив сквозь облака, сани Санта-Клауса заложили крутой вираж над небоскребами.

– Дебри, доставай первый мешок, – скомандовал Нильс-Клаус.

Дебри полез в багажник.

– А ключ дайте! – крикнул Дебри.

– Сейчас! – крикнул Нильс Лэссен и нажал на кнопку, открывающую багажник.

Багажник вдарил Дебри по подбородку.

– Ну, спасибо, – сказал Дебри, когда Эльдорадо, Альф и Маклауд зашлись от хохота.

Дебри пошарил рукой в багажнике, нащупал мешок и вытащил его наружу, после чего захлопнул багажник.

– Вот, держите, – сказал Дебри, отдавая мешок Нильсу-Клаусу.

– Спасибо, – сказал Нильс Лэссен. – Ну, ребята, разбирайте.

Эльдорадо, Альф и Маклауд начали разбирать коробки.

– Готовы? – спросил Нильс Лэссен.

– Еще бы! – ответили они хором.

– Запускайте! – скомандовал Нильс Лэссен, закладывая очередной вираж.

Эльдорадо со всего размаху запустил свою коробку с подарком к земле, Альф столкнул свою коробку с края саней, предоставив ей самой падать, Маклауд просто швырнул коробку за борт.

– Еще по одной! – скомандовал Нильс Лэссен.

Его помощники повторили процедуру.

– Дебри, подержи поводья, – сказал Нильс Лэссен, переключая оленей на автопилот. – Я тоже популять хочу.

И так получилось, что в этот вечер в этом мире Джон Дебри, простой нью-йорксий коп, управлял санями Санта-Клауса и чувствовал себя причастным к маленькому чуду. Вот так сбывается Великая Американская Мечта.

В конце концов, Санта-Клаус и его помощники остановились посреди Нью-Йорка на перекур-перекус.

– Можешь тут немного погулять, Дебри, – сказал Эльдорадо, вылезая из саней. – Только помни, это не тот самый Нью-Йорк, который ты знаешь.

– Ну ладно, попробую не забыть, – сказал Дебри. – А я думал, Санта-Клаус никогда не останавливается.

– Это неправильная легенда, – ответил Нильс Лэссен, запирая сани и ставя оленей на сигнализацию. – Санта-Клаусам, как и всем рабочим людям, полагается обеденный перерыв.

И все отправились в разные стороны.

К вопросу о столкновениях с самим собой

Джон Дебри шел по знакомой улице и думал: «А ведь в прошлом году я здесь Рождество встречал. Припоминаю, как комиссар Невруб наградил нас особым заданием».

Тотчас же Дебри услышал из-за угла свой собственный голос, говорящий:

– Опять этот Невруб наградил нас самым пакостным заданием на Рождество! Ну, я ему это припомню! Это я ему еще как припомню!

«Черт побери!» – подумал Дебри, вспомнив фильм «Назад в будущее».

Вспомнив фильм, Дебри встал лицом к стене ближайшего дома и прикинулся шлангом. Из-за угла вышли Джон Дебри, Тупой и Ещетупее.

Джон Дебри, стоящий лицом к стене, искреннее надеялся, что его не заметит Джон Дебри, идущий по тротуару. Однако Джон Дебри, идущий по тротуару, был не самым плохим полицейским в Нью-Йорке и сразу обратил внимание на фигуру, стоящую к людям задом, а к стене передом.

– Эй, мистер, здесь запрещено мочиться на стены! – обратился Джон Дебри к Джону Дебри.

– Уже ухожу! – ответил Джон Дебри Джону Дебри.

– Постойте-ка! – сказал Джон Дебри Джону Дебри. – Обернитесь!

«Смотаться, что ли? – подумал Джон Дебри.

Поскольку ничего другого не оставалось, Дебри побежал. Он забыл, что Тупой без гипса на руке тоже иногда хорошо бегает. На следующей улице Джон Дебри и Тупой нагнали Джона Дебри. Джон Дебри положил руку на плечо Джону Дебри и развернул Джона Дебри лицом к себе. Джон Дебри взглянул в глаза Джону Дебри. Тупой вскрикнул, Джон Дебри вскрикнул, Джон Дебри вскрикнул, Ещетупее, только что подбежавший, тоже вскрикнул.

– Помогите! Клоны! – закричал Тупой, улепетывая в ближайший переулок.

Джон Дебри упал в обморок, даже не успев достать наручники, за которыми он уже было полез в карман. Ещетупее смотрел на Джонов Дебри.

– Нет, все-таки, я и вправду полный идиот, – пробормотал Джон Дебри, глядя на Джона Дебри.

– А можно я вас обоих сфотографирую? – спросил Ещетупее, доставая цифровой фотоаппарат.

– Ты где фотоаппарат взял? – спросил его Джон Дебри.

– Лейтенант Шериф его в участке забыл, – ответил Ещетупее. – Теперь ему этот аппарат до Нового Года точно не понадобится.

– Ну, ладно, давай сфотографируемся, – сказал Джон Дебри, поднимая Джона Дебри.

Ещетупее сфотографировал их обоих на фоне витрины магазина «Le Monty».

– Значит так, я сейчас уйду, – сказал Джон Дебри. – Этот скоро проснется, а Тупого ты найдешь в соседнем переулке – там тупик. Да, надо бы еще автограф на память оставить.

Джон Дебри порылся в кармане Джона Дебри и извлек оттуда ежедневник с ручкой. «Что бы такое написать в качестве предсказания на будущее? – подумал Джон Дебри. – Может, написать, например, „не ходи к индейскому шаману“? Нет, не стоит. Или написать „ты встретишь женщину своей мечты“? Не факт, что здесь все так же, как у меня. А, придумал!»

Когда Джон Дебри засовывал ежедневник в карман Джона Дебри, в ежедневнике у того появилась новая запись:

Идиот! Хоть раз приберись в квартире!

А придурки и в санях Санта-Клауса придурки!

Сани Санта-Клауса стояли в тот же час и на том же месте. В санях мирно храпел сэр Эльдорадо. Дебри тоже залез в сани, подумав, что не стоит ему разгуливать по этому Нью-Йорку. Вскоре появился и Маклауд. Последними пришли Альф с Нильсом Лэссеном.

– Ну что, Дебри, как погулял? – спросил сэр Эльдорадо.

– Вы когда-нибудь встречали самого себя? – спросил Дебри.

– Частенько бывало, – усмехнулся сэр Эльдорадо. – Ничего хорошего.

– Неужели я и вправду такой идиот? – спросил Джон Дебри, после чего все расхохотались.

– Иногда для того, чтобы человек смог увидеть себя со стороны, нам приходится ставить его в такие вот нестандартные условия, – объяснил Альф.

– Да уж, это было весьма поучительно, – согласился Дебри.

– Хорошо, здесь-то мы все закончили? – спросил Нильс Лэссен.

– Кажется, да, – ответил Эльдорадо.

– Тогда взлетаем! – скомандовал Нильс Лэссен.

Сани Санта-Клауса вновь поднялись в воздух.


Всю ночь компания ненормальных Сантаклаусов развозила подарки по американскому континенту. Дебри очень устал, однако продолжал швырять подарки в темноту за борт саней и время от времени брать на себя управление оленями, которые давно уже летели на автопилоте. Когда ночь кончалась, Альф привстал, перегнулся через перила, посмотрел вниз и сказал:

– Смотрите-ка, уже Лос-Анджелес на подходе! Скоро будем дома. Ой, я вижу…

Что он там видит, Альф не договорил, потому как поскользнулся на банановой кожуре и с криком «А-а-а-а!» свалился в темноту. Все, кроме Нильса Лэссена, вскочили со своих мест.

– Черт побери, как здесь оказалась банановая кожура?! – воскликнул Эльдорадо.

– Ну, это я один из подарков съел, – пролепетал Дебри.

– Что?! – воскликнул Эльдорадо.

Далее последовало следующее: Эльдорадо и Нильс Лэссен выругались, а Маклауд бросился душить Джона Дебри со словами: «Ты что, совсем идиот?»

– Совсем! – попытался выговорить Дебри.

– Спокойно! – крикнул Эльдорадо, закончив ругательство. – Нильс, какая у нас высота?

– Около десяти километров, – ответил Нильс Лэссен, проводив взглядом реактивный самолет, обогнавший сани.

– Значит, Альф еще не на земле, – сказал Эльдорадо, доставая сотовый телефон.

– Алё, Альф! – крикнул он в трубку. – Это Эль. Не ори, Дебри под тебя банановую кожуру подложил. Да не ори ты! Ты скажи лучше, у тебя парашют есть? Нету? Это уже проблема. Ладно, Альф, я за тобой.

Бросив мобилу в карман, Эльдорадо превратил свой черный плащ в некое подобие парашюта и с криком «Не поминайте лихом!» прыгнул вслед за Альфом, напоследок поскользнувшись на той же самой банановой кожуре. Маклауд подобрал кожуру и выкинул ее вслед Эльдораде.

– Пойду-ка я за батутом, – сказал Маклауд. – А то эти придурки своими силами вряд ли приземлятся.

И Маклауд исчез. Дебри посмотрел вниз.

– Не вздумай прыгать, Дебри! – крикнул Нильс Лэссен. – Кто тогда будет подарки раздавать? Мы тебя брали сюда в качестве мальчика на побегушках, но так уж выходит, что быть тебе сегодня Санта-Клаусом. Хватай из багажника подарок и швыряй.

– Понял! – сказал Дебри и полез в багажник.

Так состоялся дебют нашего героя в качестве Санта-Клауса.

Остается добавить только то, что, когда Эльдорадо нагнал в воздухе Альфа, у того на затылке красовалась банановая кожура, сброшенная Маклаудом. И эти два придурка просвистали мимо батута, рухнув в канализационный люк вместе с нераскрывшимся парашютом.

«Ты какого хрена залез на дорогу богов?»

Сколько прошло времени, никто не знает. Сбрендивший Джон Дебри сидел около бассейна на вилле Нильса Лэссена. Стояло солнечное утро. Ни зимы, ни Санта-Клауса не было и в помине.

Мимо Дебри проходили фотомодели, кинозвезды, кошандийцы и еще более странные существа. Проплыло даже облако белого света, с которым Дебри поздоровался, помня совет сэра Эльдорадо. Несколько раз пробегал Джеймс Бонд, подозрительно косясь на Дебри.

Когда Бонд пробегал в очередной раз, Дебри решил поздороваться.

– А ты кто такой? – спросил Бонд.

– Я Джон Дебри, – ответил Дебри. – Я хотел извиниться, что я раньше в вас вроде как верил, ну, в Церковь Святого Бонда ходил и так далее, а потом меня оттуда вышибли, и я хотел за это извиниться.

– А-а, да не бери ты в голову! – сказал Бонд. – Это ты перед другим Бондом извиняться будешь. А я тут ни при чем. Нас, Бондов, на этом свете много. Да, и, кстати говоря, ты правильно сделал, что перестал в этого святого Бонда верить.

– Да я не перестал, – смутился Дебри. – Мне сэр Эльдорадо по шее надавал, вот я и переметнулся.

– Все равно молодец, – сказал Бонд и побежал дальше.

Дебри хотел было спросить, по какому случаю здесь такая беготня, но Бонд уже скрылся из глаз.

Дебри решил подождать, пока пробежит еще кто-нибудь. Через минуту мимо Дебри прошел строй фотомоделей в бикини, и Дебри на время потерял дар речи. Когда дар речи вернулся к Джону Дебри, тот увидел перед собой Альфа.

– Ой, лорд Шамвэй, как я рад, что вы живы! – сказал Дебри.

Альф расхохотался.

– Нашел, с чем поздравить! – усмехнулся Альф. – Мы же с Эльдорадой еще вчера разбились. А сегодня как новенькие.

– Это как? – спросил Дебри.

– Нельзя убить то, чего нет, – ответил Альф. – Что бы мы с собой ни делали, энергия массового сознания тут же воссоздает нас по нашему же образу и подобию. Хотя нет, брехня это все. Просто помни, что нельзя убить живого бога.

Дебри настолько загрузился после этого объяснения, что даже забыл, о чем хотел спросить. Но Альф дождался, пока Дебри перезагрузится и вспомнит, что к чему.

– Ах, да, я хотел спросить, а что здесь такое произойдет? – спросил Дебри минут через пять. – Все так бегают, будто праздник какой-то.

– Еще какой! – воскликнул Альф. – Смерть – счастливый миг! Повод для праздника! Разве Эльдорадо тебе ничего не сказал?

– Нет, – ответил Дебри. – По крайней мере, я ничего не понял. А чья смерть – повод для праздника?

– Все увидишь, – ответил Альф. – Пошли пока со мной. Встречу Эльдорадо, передам тебя ему. Ни о чем не волнуйся, праздник начнется ближе к вечеру.

Через некоторое время Дебри с Альфом очутились на боковом дворе. Как оказалось, у виллы было три двора – передний, задний и боковой. Дебри готов был поспорить, что еще вчера на месте «бокового двора» был обрыв. Однако, Дебри не готов был поспорить, что «вчера» действительно было вчера. По крайней мере, после прогулки в санях Санта-Клауса и встречи с самим собой Дебри уже ничего не мог утверждать точно. Правда, он все еще мог верить своим глазам, а глаза эти ясно показывали, что там, где вроде бы должен быть обрыв, появилось нечто вроде гигантских ступеней-площадок из белого мрамора, которые спускались прямо к морю.

Далеко внизу, у самой нижней ступеньки, выходящей в море, было нечто вроде причала. Осмотрев все это великолепие и припомнив кое-что из слов сэра Эльдорадо, Дебри пришел к определенным выводам. Придя к определенным выводам, Дебри начал искать взглядом сэра Эльдорадо. По всем ступенькам бегало множество народу, а нечто, напоминавшее сэра Эльдорадо в парадных сапогах, мелькало рядом с причалом.

«Ну да ладно, попробую спуститься, – подумал Дебри. – Остается надеяться, что все это не голограмма».

На счастье Джона Дебри ступеньки оказались настоящими. Правда, это были не ступеньки. Это были площадки, соединенные между собой небольшими лестницами, по которым раскатывали красную дорожку. Дебри попытался было пройти по красной дорожке, но его быстро оттуда согнали с помощью парочки подзатыльников и восклицания «Ты какого рожна залез на дорогу богов?»

Подзатыльники оказались более ощутимыми, чем восклицание, поэтому Дебри больше не ступал на красную дорожку. Дойдя до последней, двенадцатой площадки, Дебри страшно устал. Он остановился перевести дух и тут же увидел ларек с газировкой и мороженым. Дебри купил бутылку «Спрайта» и эскимо на последние доллары.

«Хорошо, что я вовремя положил кучу денег в банк, – подумал Дебри. – Только вот как теперь до этого банка добраться. Сэр Эльдорадо и прочие, они-то ведь о еде не думают. Им хорошо – взял да и наколдовал себе гамбургер. А о простых людях и подумать некогда. А я… А почему бы и нет! Попробую-ка и я наколдовать гамбургер».

Дебри зажмурился, напрягся и представил себе гамбургер. Он представлял себе гамбургер во всех подробностях: его цвет, вкус, запах, обертку… Открыв глаза, Джон Дебри увидел эту самую обертку, которую несло ветром прямо ему в лицо. Не успев уклониться от обертки, Дебри застыл на месте со «Спрайтом» в одной руке, мороженым в другой и с оберткой от гамбургера на носу. Следом за оберткой до ушей долетели чьи-то извинения, после чего Дебри смахнул с носа обертку палочкой от эскимо.

Доев мороженое, Дебри снова поискал глазами сэра Эльдорадо. Сначала он заметил, что на воде, у самого берега покачивается деревянный плот, на котором помещалось некое сооружение из бревен с лестницей с одной стороны. Что это такое, Дебри не знал. Еще бы – он же никогда не видел погребального костра. Однако, оторвав взгляд от плота и пошарив этим самым взглядом по окрестностям, Дебри разглядел фигуру сэра Эльдорадо.

Сэр Эльдорадо был в парадных сапогах и в парадной шляпе. Остальные части парадного костюма он еще не напялил, однако уже вошел в роль и повелительным тоном отдавал приказания целой куче народу. Дебри подошел поближе к сэру Эльдорадо, но не решился его прервать, хотя бы потому, что не понимал ни слова из того, что говорил сегодня Эльдорадо. Потому что сэр Эльдорадо перескакивал с одного языка на другой – произнеся пару фраз по-английски, он переключался на французский, затем, как показалось Джону Дебри, на русский, и, наконец, на испанский. Из всего вышесказанного Дебри понял только слово «нирвана», которое на большинстве языков звучало приблизительно одинаково. Запнувшись, сэр Эльдорадо повернулся, уперся взглядом в Дебри и спросил:

– Дебри, ты часом, немецкого не знаешь?

– Не-а! – ответил Дебри, пожимая плечами и тряся головой.

– Понятно, – пробормотал Эльдорадо, после чего приказал одному из своих помощников. – Найди Альфа или Дункана. Пусть переведут приказания гостям из Германии.

Помощник кивнул, после чего Эльдорадо махнул рукой, и помощник растворился в воздухе. Эльдорадо же подошел к Джону Дебри, послав всех остальных работать.

– Дебри, и чего тебя сюда принесло? – спросил Эльдорадо. – За тобой же вроде бы наверху Альф приглядывал.

– Да меня тут мысль одна посетила, сэр Эльдорадо, – ответил Дебри. – Решил вот проверить.

– Да неужели?! – воскликнул Эльдорадо. – Тебя посетила мысль? Ну, молодец! Продолжай в том же духе. Хотя ты намного ближе к просветлению, когда в голове нет никаких мыслей. Ну, давай, говори, чего там тебя посетило?

– Ведь этого всего вчера здесь не было, – сказал Дебри, обводя руками все вокруг.

– И что? – спросил Эльдорадо.

– Параллельные миры? – с хитрой улыбочкой спросил Дебри.

– И из-за этого ты тащился сюда сверху? – спокойно спросил Эльдорадо. – Нет, это материализация.

У Дебри выбило почву из-под ног. Только-только он подумал, что что-то понимает в магии сэра Эльдорадо, как оказалось, что он по-прежнему ничего не понимает. Пришлось возвращаться на позиции полного идиота. А Джону Дебри так понравилось быть умным. Ну, или хотя бы считать себя таковым.

– Не волнуйся, ты не полный идиот, – сказал Эльдорадо. – Сейчас возвращайся наверх. К тому времени, как доберешься, там как раз начнется праздник. И, кстати говоря, не напрягайся так, когда будешь вызывать гамбургер. А то получишь не обертку, а в рог копытом, – добавил сэр Эльдорадо, растворяясь в воздухе.

Несколько секунд Дебри стоял, осознавая, что ему почти удалась материализация гамбургера. Он подумал о чем-то и взглянул наверх. Тяжело вздохнув, Дебри поплелся к лестнице со словами:

– А меня нельзя было наверх телепортировать, а, сэр Эльдорадо?

– Растешь на глазах! – послышался Джону Дебри голос Альфа.

Из грязи в боги

Когда Дебри снова очутился наверху, запыхавшийся и усталый, солнце уже клонилось к закату. Подготовка к торжественной процессии завершалась. Дебри был в окружении разодетых в пух и прах друзей и знакомых сэра Эльдорадо, которых он научился отличать от обычных персон именно по манере одеваться. Вдоль красной дорожки выстраивались зрители и музыканты с живым оркестром.

Появлялся и исчезал, проходя сквозь стены, человек в кепке и костюме «Adidas». Возможно, Дебри разглядел бы еще много интересного, но его, словно магнитом, притянуло к шведскому столу. Голодный Дебри поспешил насытиться. Это оказалось несложно. Колбасы, заливное, разнообразные бутерброды, зелень и фрукты, прохладительные напитки и десертные вина… Дебри набивал рот долго и с удовольствием.

Утолив голод и жажду, наш герой отправился смотреть на торжественное шествие. К его удивлению, он не мог обнаружить ни одного знакомого лица. Дебри начал активно выискивать в толпе тех, с кем он познакомился накануне. Наконец, он увидел.

Сэр Эльдорадо и Нильс Лэссен стояли около бассейна и о чем-то разговаривали, глядя на заходящее солнце. Рядом с ними стоял незнакомец. Дебри устремился вперед.

– Сэр Эльдорадо, извините, что прерываю, – сказал Дебри. – Но я хотел спросить – чего мне теперь делать?

– А, Дебри, это ты? – спросил Эльдорадо. – Подожди пока здесь, я тебе потом покажу, куда надо вставать.

– И не вздумай больше убегать без предупреждения, – произнес голосом Альфа незнакомый Джону Дебри человек в зеленом плаще.

– Лорд Шамвэй! – воскликнул удивленный Дебри.

– Я, – ответил Альф, оборачиваясь. – Что, не узнал?

– Он просто никогда не видел наших парадных костюмов, – усмехнулся Эльдорадо.

Действительно, облик Эльдорадо имел торжественный вид: черные кожаные сапоги, черная шляпа, парадная маска, шелковая черная накидка, бархатные черные джинсы и парадный шелковый камзол. Поверх всего этого великолепия сверкал магический амулет на серебряной цепи, украшенный драгоценными камнями. Приглядевшись, Дебри различил некое подобие индейских рисунков и египетских иероглифов.

Альф, который обычно принимал облик коротышки или мохнатого чудовища, сейчас был настоящим красавцем, высоким и стройным, с темными глазами и золотистыми волосами, сияющими в лучах заходящего солнца. Отличительной деталью его парадного гардероба был зеленый плащ. На шее у него красовался золотой амулет, инкрустированный редкими драгоценными камнями, среди которых сверкала парочка крупных рубинов. Надписи на древнем языке рисунков-иероглифов придавали амулету особенную загадочность.

Пока Дебри пялился на Эльдорадо и Альфа, к ним присоединился Маклауд, одетый в костюм шотландского горца, с огромным мечом на перевязи. Только теперь Дебри заметил, что из-под накидки Эльдорадо выглядывает рукоятка меча, а под плащом Альфа тоже что-то подозрительно топорщится.

– А мечи вам сегодня зачем? – спросил Дебри.

– Твою любопытную голову спилить, – ответил Альф, и все дружно захохотали.

Оправившись от страха и поняв, что ему ничего не угрожает, Дебри завопил:

– Да объяснит мне кто-нибудь, что здесь происходит?!

Окружающие его снова захлебнулись смехом, а Нильс Лэссен, также одетый в светлый парадный костюм, ответил:

– Сегодня вечером мое тело умрет, а сам я отправлюсь в нирвану. Или еще куда-нибудь, куда меня захочет отправить начальство.

Дебри обалдел.

– Это как? – спросил он спустя некоторое время.

– Ну, я же говорил тебе, что смерть – счастливый миг! – ответил Альф. – Это повод для праздника! Вот и празднуем!

Дебри почесал затылок.

– Ну, ладно, мне-то куда вставать? – спросил он еще через некоторое время.

– Ты выглядишь так, будто что-то понял, – сказал Эльдорадо, глядя на Дебри.

– Я понял, что у вас, ребята, ничего не поймешь, – ответил Дебри. – Ну, а раз уж мне все равно надо куда-то встать, скажите, куда, и я встану.

– Молодец! – воскликнул Альф, когда стих очередной взрыв хохота, вызванный репликой Джона Дебри. – Пойдем к процессии. Сейчас Солнце окажется там, где надо.

– Дебри, задержись на минутку, – сказал Эльдорадо. – Пара слов.

Нильс Лэссен, Альф и Маклауд отошли.

– В чем дело, сэр Эльдорадо? – спросил Дебри.

– Сегодня ты увидишь, как уходит из этого мира настоящий просветленный, можно сказать, Будда Лэссен, – сказал Эльдорадо. – Запомни хорошенько эту церемонию, Джонатан Себастьян Дебри. Кто знает, вдруг это знание тебе пригодится. По крайней мере, когда придет моя очередь уходить из этого мира, я тоже хочу уйти именно так. И если случится, что ты в этот момент будешь рядом со мной, обещай, что сделаешь все как надо. Обещаешь? – спросил Эльдорадо, устремив на Джона Дебри пронзительный взгляд.

Дебри нерешительно кивнул.

– Обещаю, – сказал он. – Сделаю все, что в моих силах.

– Ну ладно, пошли к процессии, – сказал Эльдорадо, ведя за собой Дебри. – Встанешь рядом с лордом Moonlionом, в ряду полных идиотов.

– Я с лордом Moonlionом? – удивился Джон Дебри. – Но ведь он такой… – как раз в этот момент в поле зрения Дебри оказался лорд Moonlion. – Ведь, если подумать, где я, а где лорд Moonlion!

– Да ладно тебе! – усмехнулся Эльдорадо. – Знал бы ты, каким идиотом этот лорд Moonlion был лет тридцать назад!

– Что, таким же, как я? – спросил Дебри.

– Он перебивался случайными заработками – подрабатывал грузчиком, строителем, официантом, мотался по свету, пока не встретил моего учителя, – сказал Эльдорадо. – А мой учитель быстро сообразил, что такой пустой ум нам очень даже пригодится.

Дебри снова посмотрел на лорда Moonlionа, который был больше известен всему миру как просто Moonlion. Легендарный Лунный Лев, один из глобальных воротил шоу-бизнеса, постоянно напяливающий на себя несусветные костюмы и одеяния… Дебри, пересмотревший все клипы Moonlionа после визита к индейскому шаману, помнил его в роскошном одеянии арабского шейха. Moonlion смотрелся как настоящий бог, свалившийся с Луны. А сейчас, стоя в процессии, Moonlion был одет в золотой плащ, под которым можно было разглядеть дорогой, расшитый золотом и украшенный драгоценными камнями костюм, похожий на те, что носили когда-то французские короли. Дебри просто не мог поверить, что этот человек был обыкновенным придурком, таскающим на свалку строительный мусор.

– Невероятно! – произнес Джон Дебри.

– Видишь, что с людьми просветление делает? – спросил Эльдорадо. – Может быть, когда-нибудь и ты сумеешь как следует выпендриться. Ведь мы все когда-то были полными придурками. Поэтому мы и здесь.

– И вы тоже, сэр Эльдорадо? – спросил Дебри. – А с чего вы тогда начинали?

– Когда-то я был набором единиц и нулей в бестолковой компьютерной игре с хорошей графикой, – ответил сэр Эльдорадо.

– Да ладно! – воскликнул Дебри.

– Видишь, как много можно достичь за десять тысяч жизней? – рассмеялся Эльдорадо. – Ну, ладно, вставай на свое место. Сейчас начнется.

Смерть – повод для праздника!

Дебри, встав рядом с лордом Moonlionом, видел, как сэр Эльдорадо занял свое место справа от Маклауда и Альфа, рядом с человеком в белой мантии, которого Дебри не знал. Нильс Лэссен стоял впереди.

Все смотрели точно на заходящее солнце. Человек в белой мантии начал говорить что-то на незнакомом языке, судя по всему, очень древнем, так как язык не был похож ни на один из известных Джону Дебри. Кажется, присутствовало какое-то арабское звучание…

Затем заговорил сэр Эльдорадо. Дебри снова ничего не понял, но Эльдорадо сказал следующее:

– Сегодня великий день, когда великий владыка Нильс Лэссен, проживший с нами необычайно долгую жизнь, наставлявший нас на путь истинный и обучавший нас вселенской премудрости через свои веселые комедии и анекдоты, должен покинуть этот мир и уйти в нирвану. По правилам этого мира мы должны бы погрустить, но мы знаем, что там, по ту сторону Великой Преграды, разделяющей два мира и называемой нами Смертью, нет ничего, что было бы ужаснее этого мира, в котором нам всем приходится проводить какое-то время. За Великой Преградой лежит бесконечное царство света и счастья. Некоторые называют его нирваной, некоторые – астралом, некоторые – иным миром, а отдельные заблуждающиеся даже называют это место раем. Однако какие бы ярлыки мы ни навешивали на то, что лежит По Другую Сторону Жизни и Смерти, тот, кто входит туда, неизменно обретает великое счастье, радость, успокоение и забвение всех земных забот и тревог. Мы от всего сердца поздравляем нашего любимого наставника Нильса Лэссена с тем, что наконец-то пришла и его очередь удалиться в край счастья и радости, и желаем ему всего наилучшего, что можно пожелать существу, отправляющемуся туда. Будь счастлив, Нильс!

Затем слово взял кто-то еще, потом Альф высказался по-английски, практически повторив речь Эльдорадо с незначительными изменениями, зато Дебри, наконец-то, понял, о чем вообще идет речь. Желающих высказаться было очень много, и под конец Дебри уже начал зевать, когда процессия двинулась вниз, к океану, катящему свои волны под золотым светом звезды по имени Солнце.

Теперь Дебри уверенно ступал по красной дорожке, будучи уверен, что так просто его отсюда не выгонят, ибо справа от Дебри шел лорд Moonlion, а слева – один из известных комедийных актеров, чье имя Джон Дебри никак не мог вспомнить. Музыканты, заранее расставленные по сторонам от красной дорожки, начали играть. В составе музыкантов оказался целый хор, который начал подпевать что-то нечленораздельное. В целом создавалось очень интересное впечатление от музыки и слов – вроде бы торжественное, праздничное, и вместе с тем спокойное, мелодичное звучание, может быть, даже немного грустное.

Джон Дебри подумал о том, что смерть – это всегда и грусть, и радость, если понимать ее так, как понимают смерть Эльдорадо и его друзья.

«Мы грустим потому, что наш друг покидает нас, если не навсегда, то надолго, – подумал Дебри. – И вместе с тем, мы радуемся, потому что знаем, что там ему будет лучше, чем здесь. Поразительно, как же эгоистична религия святого Бонда, которой я поклонялся раньше. Там по поводу смерти все плачут. Еще бы – их поддерживает научный атеизм, который учит, что после смерти человек исчезает, просто исчезает – вот был он, и нет его. Или, что еще хуже, как верят служители святого Бонда, после смерти человек может попасть в ад, – ну, в смысле, в царство Саддама Бен-Ладена, где его будут день и ночь заставлять рыть окопы и кормить скудным сухим пайком (никаких гамбургеров и „Кока-колы“, которая за жизнь вызывает наркотическую зависимость). Да, замкнутый круг получается…

Дебри еще немного подумал. Следующей его мыслью было:

«Господи, как же я рад, что сбежал от той идиотской религии!»

– А я-то как рад! – прозвучал голос видения. – Ведь, послушать их, меня вообще как бы нет!

Процессия между тем спустилась еще на одну ступень. Все продолжали говорить какие-то речи. Музыка постепенно менялась, звучали как радостные и торжественные мелодии, так и грустные, спокойные, наводящие на раздумья. Джон Дебри украдкой рассматривал процессию и поражался красоте всего этого праздника, устроенного людьми… Или не людьми? Дебри до сих пор не знал точно, кем был сэр Эльдорадо, Альф и остальные существа, умеющие менять облик, а также проделывать более значительные фокусы.

«Может быть, когда-то все люди умели это делать? – подумал Дебри. – А что, может, правда, сначала умели, а потом постепенно все забыли. Ведь вызвал же я обертку от гамбургера».

Процессия спустилась на предпоследнюю ступень, и теперь Нильс Лэссен, Эльдорадо, Альф и прочие стояли точно лицом к солнечному диску, который должен был вот-вот скрыться за горной грядой. Заиграла музыка, и Джон Дебри узнал «Гимн Солнцу», хорошо известную в мире композицию, автором которой был, между прочим, не кто иной как сэр Эльдорадо. Правда, сочинить такую невероятную мелодию ему помогало много других людей, но сама идея принадлежала именно Эльдорадо.

Итак, процессия остановилась на предпоследней ступеньке и смотрела на закат. Кто-то дал команду на неизвестном Джону Дебри языке, и все вытянули руки навстречу Солнцу. Дебри последовал всеобщему примеру. Казалось, что с помощью этого жеста он впитывает энергию, которую дает ему солнечный свет, – единственная вещь, которая в этом мире остается неизменной несмотря ни на что. Солнце всегда остается благосклонным к людям, оно щедро одаривает их, хотя может и наказать, как строгий отец иногда наказывает ребенка. Такие мысли пронеслись в голове Джона Дебри.

Солнце скрылось за горой. Отзвучала очередная речь. Процессия спустилась на последнюю ступеньку-площадку.

Наступили сумерки. Теперь звучала совсем другая музыка. Дебри узнал мелодию – I.B. Riba и группа «Scaiter». Энергичная вещь с электрогитарами, ударными, синтезатором и, кажется, флейтой. Участники процессии начали пританцовывать. Лестница зажглась неоновыми огнями, мигающими в темноте. Огни словно отражали звезды, которые сияли в бескрайней синеве неба над головой Джона Дебри. Казалось, звезды сами подмигивают и пританцовывают в такт мелодии, ибо мелодия эта была древним кельтским гимном в современной обработке.

Вдруг все вокруг вспыхнуло настоящим живым огнем. Дебри решил, что ров, окружающий процессию, был заполнен горючим материалом, и теперь все это внезапно загорелось.

Нильс Лэссен повернулся к процессии лицом и напоследок крикнул:

– Прощайте, друзья!

Лицо его светилось настоящей, неподдельной радостью. Флейты звучали все громче и громче, за ними поспевали и барабаны. В руке Нильса Лэссена появился факел. Нильс подошел к стене огня, зажег факел и направился к морю. Его белая мантия казалась ослепительно ярким солнцем в отблесках огня.

Нильс подошел к деревянному плоту и осторожно начал взбираться по лестнице на сооружение из бревен. Дебри заметил, что сверху на это сооружение накидали хвороста. Музыка сменилась.

Нильс Лэссен стоял на вершине погребального костра с факелом в руке, повернувшись спиной к процессии и лицом к мерцающей звезде, с которой, если верить стихотворению, «нисходит благодать и в полночь возвращается обратно». Нильс Лэссен замер с факелом в вытянутой руке. Звезда у него над головой вспыхнула и на мгновение стала ярче полуденного солнца. Огоньки на лестнице тоже вспыхнули, вспыхнула напоследок и стена огня, взвившись к небу. Несмотря на то, что глаза Джона Дебри почти ничего не видели за этой яркой вспышкой, Дебри показалось, что он увидел другим зрением, как дух Нильса Лэссена прошел в своеобразные светящиеся ворота.

Но вот к Джону Дебри вернулось нормальное зрение, и он увидел, как тело Нильса Лэссена с факелом в руке упало на бревна с хворостом, и погребальный костер загорелся. В песне прозвучало слово «Goodbye!» Напоследок раздался перезвон маленьких колокольчиков. Звезда снова подмигнула с небес, ей ответили перемигиванием и огоньки на лестнице. Улыбка Нильса Лэссена с порывом свежего морского ветерка в последний раз пролетела по этой земле, и в последний раз этот мир услышал его смех. Погребальный костер догорал.

Эльдорадо, Альф и Маклауд, как самые близкие друзья освободившегося духа, подошли к плоту, отвязали его и с помощью шестов столкнули в море. Отлив подхватил плот и понес его по волнам залива в сторону Тихого океана. Все огни на лестнице погасли, только звезды мерцали в бескрайней небесной вышине и горел погребальный костер посреди залива.

– Мы еще встретимся с ним, – сказал на ухо Дебри лорд Moonlion.

– Знаю, – улыбнулся Дебри. – Теперь я это знаю. Теперь я уверен, что смерть – это еще не конец. Наоборот, смерть – это лишь начало настоящей жизни.

Когда Дебри произнес эти слова, сэр Эльдорадо повернулся и пристально посмотрел на него. В своем парадном костюме при свете звезд и в отблесках огня сэр Эльдорадо был прекрасен, ибо он был ночным богом и сейчас находился в своей стихии. Каждая тень и свет звезд – все это было сейчас с ним и на его стороне. Оттого Эльдорадо и казался выше и величественней, чем обычно. Он вперил свой взгляд в Дебри, и Дебри понял, что чувствуешь, когда на тебя смотрит бог. Эльдорадо произнес:

– Ну, раз ты это понял, что ты до сих пор здесь делаешь?

Просветление накрыло

Дебри не нашел, что ответить. Он поднял голову и посмотрел на звезды. Они смотрели на него и слегка подмигивали. Затем звезды немного сдвинулись, появились новые, а Дебри почувствовал, что лежит на асфальте и смотрит в небо.

– Опять помойка, – пробормотал он, пытаясь встать.

Однако это была не помойка. Джон Дебри лежал посреди Нью-Йоркского Центрального парка. Рядом поднимались с земли Тупой, Ещетупее, лейтенант Шериф, агент Малдер и мисс Вракер.

– Друзья! – воскликнул Дебри. – Мы снова вместе!

– Ура! – крикнул Ещетупее.

– Нам повезло, – сказал агент Малдер. – Могло кончиться хуже. И я узнал много нового.

– Я тоже, – сказал Дебри, задыхаясь от нахлынувшей на него радости и эйфории. – Вы знаете, мы теперь всегда будем вместе! Даже смерть никогда не сможет разлучить нас, друзья! Я это только что узнал. Смерть – не конец нашей жизни. Смерть – это только начало!

– Джон, тебе нельзя так напиваться! – сказала мисс Вракер.

– Нет, он прав, – сказал агент Малдер. – Правда, я не знаю, как Дебри узнал о наших последних сверхсекретных исследованиях в области паранормальных явлений.

Таким образом, еще раз подтвердился вывод нагваля Аракрона о том, что просветление можно обрести за секунду, находясь практически в любой произвольной точке времени-пространства. Джон Дебри стал просветленным теплым весенним вечером посреди Центрального парка в Нью-Йорке при свете звезд и дыхании ночного морского ветерка.

Вселенская Игра продолжалась. Нильс Лэссен поднялся на новый уровень, покинул пределы Земли. Соответственно кто-то где-то поднялся еще раз, и в итоге в рядах просветленных жителей данной планеты освободилось одно скромное, но приличное местечко, которое тут же занял Джонатан Себастьян Дебри как одно из самых перспективных творений сэра Эльдорадо.

Джон Дебри больше не был идиотом. Теперь он был полным придурком. Не зря же последний из арканов Таро называется «дурак», или «скоморох» в более цивилизованном переводе. Эльдорадо и его друзья переводят это название как «придурок», поэтому и называют самих себя и друг друга «полными придурками», ибо находятся как раз на данной стадии развития, хотя и не каждый полный придурок достоин нирваны или чего-то вроде нее. У каждого просветленного остаются свои проблемы, свои желания и своя миссия, которую надо выполнить.

Миссия появилась теперь и у Джона Дебри. Не очень сложная. Как раз ему по зубам.

Возвращение

Поскольку Джон Дебри не имел ни малейшего понятия, сколько времени прошло со дня его отъезда из Нью-Йорка, наутро он решил для разнообразия пойти на работу. Такое же решение приняли вместе с ним Тупой, Ещетупее и лейтенант Шериф. Мисс Вракер все утро сочиняла подходящую под рамки цензуры статью, а агент Малдер писал доклад о новых паранормальных явлениях. Доклад заканчивался рекомендацией взять под особый контроль Джона Дебри как особо опасного просветленного.

С утра пораньше Дебри, Тупой, Ещетупее и лейтенант Шериф явились в полицейский участок комиссара Невруба. Джон Дебри изменился внешне: вместо грязного бежевого плаща на нем был легкий черный плащ из приятной гладкой ткани, голову Дебри украшала хоть дешевенькая, но широкополая шляпа. Эти вещи наш герой приобрел в одном магазинчике по дороге в полицейский участок. И это несмотря на то, что в магазинчике том никогда не продавались такие плащи и шляпы.

Итак, вся эта компания завалилась в полицейский участок одновременно, и комиссар Невруб, который в этот момент попивал кофе с пончиками, был вынужден вскочить от удивления, а заодно выронить из рук и пончик, и пластиковый стаканчик кофе.

– Доброе утро, комиссар, – сказал Джон Дебри, и все заметили, что его голос приобрел некоторую мелодичность.

– Мы вернулись! – сказал лейтенант Шериф. – И даже фотки привезли!

– Ничего себе! – воскликнул комиссар Невруб. – Что-й-то я никак не врублюсь. Дебри! Шериф! Тупой! Ещетупее! Вы что, вернулись?! Ё-мое! А нам еще неделю назад сказали, что вы погибли во время нервнопаралитической бомбардировки Вавилона! Якобы облако газа сдуло в сторону военной базы, и там все потом передохли, кто не успел противогазы надеть! А вы тут, живые и здоровые! Дебри! Ура!!!

И комиссар Невруб, быстро сменив гнев на милость, кинулся обнимать Джона Дебри и остальных, чтобы наощупь убедиться, что они настоящие. Следом за Неврубом кинулись обниматься с воскресшими из мертвых и все остальные сотрудники полицейского участка.

Мисс Вракер не замедлила состряпать статью «Воскрешение из мертвых», в которой было опубликовано интервью Джона Дебри, пространно объяснявшего, как им сопутствовала невероятная удача во время командировки в Ирак. Кстати говоря, был найден и тот самый самолет, на котором Дебри и компанию доставили из Ирака в Штаты. В газете можно было видеть фотографии Командора, Дринкенса и мисс Буркул – спасителей американских солдат в Ираке. Здесь же напечатали длинную историю, рассказанную Командором о том, как он отчаянно разгонял нервнопаралитический газ винтами своего самолета.

Джон Дебри в очередной раз был назван национальным героем всей Америки, и о нем решили снять фильм. Режиссером вызвался стать Джон Рэйбек, а в числе исполнительных продюсеров мелькнули имена сэра Эльдорадо и Гордона-Альфа Шамвэя. Вся Америка признала, что во время телеинтервью Дебри в шляпе и плаще смотрелся куда лучше, чем в прошлый раз. А известный певец и композитор Singh решил написать песню о героизме Джона Дебри. Автором слов к этой песне стал, само собой, сэр Эльдорадо. Однако и на этом история нашего новоявленного героя Дебри не закончилась.

Каждый народ имеет такую власть, какую заслуживает

Через пару дней в полицейский участок комиссара Невруба явились два правительственных агента, которые оказались личными охранниками президента США. Дебри был тотчас же посажен в лимузин и отвезен в Вашингтон для сверхсекретного доклада лично Президенту Соединенных Штатов.

Глядя в окно сквозь затемненные стекла лимузина, Джон Дебри вспомнил комедию, в которой президента играл Нильс Лэссен. Играл он, само собой, очень смешно. Дебри усмехнулся.

– Что смеетесь, мистер Дебри? – спросил его один из конвоиров.

Дебри прикинул, чего бы такого соврать.

– Знаете, так приятно видеть мир, солнце и небо после той нервнопаралитической мясорубки, которую нам устроили в Ираке, – сказал Дебри. – Ведь именно ради этого сражаются по всему миру тысячи наших солдат. И ради нефти, разумеется.

– И ради господства над миром, – добавил конвоир.

– Точно! – кивнул Дебри и уставился в окно, вновь рассмеявшись.

Теперь-то он знал наверняка, что грош цена тому господству над миром, которого пытаются добиться американские президенты. Пока существует сэр Эльдорадо и его удивительные миры с их магией, никакое американское правительство не грозит свободному человечеству. И Дебри рассмеялся еще раз – просто так, без причины.

– Смех без причины – признак просветления! – услышал он голос Альфа.

– Это точно! – телепатически ответил Дебри.

Белый Дом был на удивление белым. Дебри прошел вдоль зеленых газонов, поднялся по белым ступенькам на белое крыльцо, после чего его провели в овальный президентский кабинет. У президента в этот момент проходило совещание с генералами армии. На совещании присутствовали Дестройер и Эксплоудер, оба в инвалидных колясках и с кислородными масками на лице. Тем не менее, оба они узнали Джона Дебри. Когда Дебри вошел, президент как раз изучал карту.

– Так значит, мы уже разбомбили весь Ирак? – спросил он одного из генералов.

– Так точно, сэр! – ответил генерал.

– А это что такое рядом, на карте? – спросил президент. – Почему здесь написано Иран? Вообще, как оно правильно пишется – Ирак или Иран?

– Не могу знать, мистер президент! – ответил генерал.

– Тогда сначала разбомбите эту территорию, а уж потом выясним, как она называется! – крикнул президент. – Все вон! Начинайте бомбардировку! Завтра доложите, как прошло!

– Есть, сэр! – воскликнули генералы хором и одновременно покинули кабинет президента, чуть не вышибив дверь от усердия.

– Ну вот, теперь можно наконец-то отдохнуть, «Playboy» полистать, – сказал президент. – Срочно выгоните всех, скажите, что у меня совещание!

– Но господин президент, мы только что привезли мистера Дебри! – сказал один из конвоиров. – Вы же приказали доставить его так быстро, как только сможем.

– Это Дебри? – спросил президент, глядя на Дебри. – Ну ладно, раз здесь сам Дебри, то «Playboy» может и подождать.

Дебри молча оценил двусмысленность этого высказывания.

– Присаживайтесь, мистер Дебри, – сказал президент. – Все остальные – вон! Никого не впускать, никого не выпускать!

– Даже вас, сэр? – спросил один из охранников.

– Да, даже меня! – ответил президент. – Убирайтесь все!

– Так о чем вы хотели со мной поговорить? – спросил Дебри, когда дверь за охраной закрылась.

– Значит, ты и есть Дебри, – сказал президент, поглядев на Дебри и ухмыльнувшись. – И ты полицейский. Коп, одним словом. Ты часом не из Техаса?

– Нет, сэр, я из Нью-Йорка, – ответил Дебри.

– Я сразу понял, что ты чем-то похож на меня, – сказал президент. – Мне нравятся такие люди. Я видел твое выступление по телевизору – и в прошлом году, когда банк грабили, и сейчас. Такие нам нужны. Нам нужны люди, готовые на любую глупость ради своей страны.

– Рад стараться, мистер президент! – сказал Дебри.

– Слушай, а не расскажешь мне пару-тройку забавных историй, а? – попросил президент, доставая из стола две бутылки пива.

– Запросто, – ответил Дебри. – Вот, например, однажды я ловил правонарушителя-кота…

И Дебри рассказал президенту во всех подробностях историю о том, как он гонялся за котом, в ответ на что президент рассказал Джону Дебри, как он в детстве, в Техасе, однажды свалился в коровий навоз, а еще о том, как он упал со спины быка, зацепился за хвост этого самого быка и пару километров проехал лицом по грязи, так как земля была сырая из-за прошедшего дождя. Еще президент рассказал Джону Дебри, как в детстве его уронили головой об бетонный пол, как он мечтал стать космонавтом, но завалился в школе на первом же уроке физики. Дебри в ответ поведал, как получал в школе двойки по математике, а потом они с Майком Центом исправляли их в журнале. А еще Дебри рассказал, как директор школы однажды застукал его за курением. Президент же сознался, что в школе курил отцовские сигары. Беседа закончилась воспоминаниями о самых незапоминающихся пьянках, которые удается вспомнить обычно только со слов свидетелей наутро после похмелья. И Дебри, и президент пережили очень много подобных моментов.

Поздно вечером, когда работа президента в Белом Доме заканчивалась, да и запас пива подходил к концу, Дебри спросил:

– А зачем вы меня вызвали, господин президент?

Президент ответил:

– А когда я еще могу потрепаться с кем-нибудь о пустяках, за пивом и под предлогом допроса героя Иракской войны за нефть?

Выходя из Белого Дома, Дебри понял, что президент в Америке даже больший придурок, чем сам Дебри до просветления. «А чего удивляться? – подумал напоследок Дебри. – Я же сам за него голосовал!»

Остается добавить только то, что когда сам президент попытался выйти из своего кабинета, охрана его задержала, так как охранники хорошо помнили, что президент приказал им «никого не впускать, никого не выпускать». Президенту пришлось вернуться в кабинет, позвонить начальнику охраны и по телефону отменить приказ. А Джон Дебри вернулся домой, в Нью-Йорк.

Так рождаются легенды

Дебри прогуливался по набережной. Морской ветер, перелетевший Атлантический океан, теребил его легкий плащ. Дебри смотрел на статую Свободы, которая показывала свой fuck всем прибывающим в Нью-Йорк, да и отбывающим тоже. В воздухе пахло весной.

Дебри с удовольствием вдыхал ароматы моря и тепла. Пройдясь по набережной, наш герой наконец-то направился к собственному дому. Он с удивлением обнаружил, что у его дома стояли Тупой и Ещетупее вместе с полицейской машиной.

– Что случилось? – спросил Дебри.

– Невруб приказал всем прибыть на стройку в нескольких кварталах отсюда, – ответил Тупой. – Говорят, там вроде бы перестрелка. Мы приехали за вами, мистер Дебри.

– Ладно, я только плащ переодену, – сказал Дебри и забежал домой за старым плащом.

Вернулся он вместе с мисс Вракер, которая собралась отснять перестрелку крупным планом. Вся эта компания погрузилась в полицейскую машину, но поскольку за рулем сидел Тупой, на перестрелку они, само собой, опоздали.

Когда Дебри, мисс Вракер, Тупой и Ещетупее вывалились из полицейской машины, комиссар Невруб, лейтенант Шериф и все остальные, оставшиеся в живых, как раз вылезали из укрытий и поздравляли друг друга с удачным завершением операции. Мисс Вракер от нечего делать сфотографировала трупы и лицо комиссара Невруба, которое с трудом поместилось в кадре (Невруб хорошо кушал).

Дебри совершенно случайно оказался около подъемного крана. Невдомек было Джону Дебри, что один из трупов лежал как раз на панели управления этим краном. Дебри сначала не понял, что произошло, когда кран подцепил его плащ за спиной и начал подниматься кверху. Дебри заметил это только тогда, когда ноги сами оторвались от земли. Поскольку кран очень точно зацепил Дебри, пройдя снизу вверх между шеей и воротником плаща, так уж естественно получилось, что Дебри, оторвавшись от земли, раскинул руки в стороны. В этот момент кто-то (кажется, Ещетупее) совершенно случайно включил какой-то рубильник. Зажглись большие яркие прожектора, по случайности направленные точно на Джона Дебри.

Кран продолжал медленно подниматься вверх. Все, кто находился на стройке, застыли, приковав взгляды к Джону Дебри, который, раскинув руки в стороны, медленно возносился прямо в звездное небо под ярким светом мощных прожекторов. Комиссар Невруб раскрыл рот от удивления. Мисс Вракер сфотографировала эту сцену. Тупой с открытым ртом перекрестился, а Ещетупее вспомнил, что последний раз такая сцена наблюдалась на этой земле более двух тысяч лет назад, когда святой Бонд зацепился крюком за веревку, сброшенную с вертолета, и вознесся в небо на фоне заходящего солнца на глазах у изумленной арабской толпы, не знакомой с таким достижением техники как веревка, крюк, вертолет и бронежилет с бронетрусами. Но то было целых две тысячи лет назад, а сейчас Дебри возносился сам по себе, и это было настоящее чудо!

И кто знает, возможно, в этом мире возникла новая религия. Возможно, фотографии возносящегося Дебри, сделанные мисс Вракер, разошлись потом по всей планете, и слова Джона Дебри записывали за ним до самой смерти его земного тела, а Тупой и Ещетупее стали апостолами, основали новую всемирную церковь, которая еще через тысячу лет упорной работы сильно исказила слова Джона Дебри, чтобы иметь возможность подчинить себе весь мир, загрести себе кучу баксов и человеческих душ… И снова появились сэр Эльдорадо, лорд Шамвэй, Дункан Маклауд, нашли нового идиота и довели его до просветления… Могло быть и так. А что? Однажды такая фигня уже прокатила!


Человек в черном костюме «Adidas» и черной кепке-бейсболке поглядел на заходящее солнце, окинул взглядом парк, посреди которого он сидел на земле с ноутбуком на коленях, снова перевел взгляд на экран ноутбука, усмехнулся, перечитав написанное, и поставил точку.

–Ну, все, – сказал он, сохраняя файл. – Если даже после такого романа сэр Эльдорадо не предоставит мне собственную виллу на море, я ему устрою настоящую головомойку!

И, выключая ноутбук, человек в черной кепке снова взглянул на заходящее солнце.

– Не волнуйся, получишь все, что пожелаешь, – ответило ему солнце, в диске которого на долю секунды проглянули черты сэра Эльдорадо. – Удачи тебе.

– Это уж само собой, – усмехнулся человек в костюме «Adidas», после чего поднялся, засунул ноутбук в чемоданчик и отправился дальше бродить по параллельным мирам в надежде набрести на издательство, которое согласится издать весь этот бред про Джона Дебри и всю его компанию.


home | my bookshelf | | Приключения Джона Дебри |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу