Book: Козырной туз



Козырной туз

Барбара Мецгер

Козырной туз

Посвящается миссис Элеоноре Бреннан

Пролог

1800 год

Граф Кард лежал на смертном одре. Часть его души умерла давно, много лет назад, когда трагически погибли обожаемые им молодая жена и малышка дочка. Его дражайшая Лизбет, взяв с собой малютку Лотти, поехала к родителям, на северное побережье, в Гулль, однако на обратном пути экипаж опрокинулся и упал с горы. Впоследствии графу рассказали, что Лизбет умерла без мучений, мгновенно. Погибли также ее служанка, кучер и лошади. Но среди обломков экипажа не были обнаружены тела нового охранника… и Лотти.

Лорд Кард, разумеется, сразу же бросился на их поиски, но его усилия не увенчались успехом. Он повсюду разыскивал Лотти, ведя пастухов, владельцев местных лавок, судью и все население окрестных деревень сквозь дождь и снег. Охранник и Лотти бесследно исчезли. Нашли только шляпку малышки. По мнению местных жителей, охранник сбежал, опасаясь, как бы его не обвинили в случившемся. А ребенка, возможно, растерзали дикие собаки или же увели с собой цыгане. Не исключено также, что трехлетняя малышка убежала и утонула.

Убитый горем граф вернулся домой в Кардингтон, похоронил жену, а вскоре заболел сам. Его заурядная простуда переросла в серьезное воспаление легких, и теперь он лежал при смерти, ожидая, когда к нему приведут сыновей.

Алекс и Джонатан – дети от первого брака – всегда были гордостью графа. Наследнику титула, Александру Чалфонту Эндикотту, исполнилось четырнадцать лет. Это был серьезный юноша в очках, высокий и худощавый. Родные в шутку называли его Тузом, и это прозвище очень шло мальчику. Граф Кард не сомневался, что Александр многого достигнет в жизни, и был спокоен, зная, что титул и графское имение унаследует достойнейший.

Второму сыну графа, Джонатану Эндикотту, было одиннадцать. Он еще не утратил детской округлости фигуры. Учителя в Итоне считали, что мальчик не проявляет особой склонности к наукам, зато Джек, как его называли в семье, мог гордиться своими спортивными достижениями. Он отличался необычайной смелостью и был буквально помешан на лошадях. А этого вполне достаточно для графского отпрыска!

Сыновья были темноволосыми, в мать, а нос имели орлиный, как у графа-отца. Вырастив таких замечательных детей, граф полагал, что выполнил свой долг перед отечеством и королем. Однако графу не хватало его маленькой дочки. Она была нежной, дарила смех и веселье, когда улыбалась, на ее пухленьких щечках появлялись прелестные ямочки. А как трогательно она просила позволить ей еще хоть чуть-чуть покататься на его плече.

Мальчики не прокрадывались к отцу в кабинет, как она, чтобы, звонко смеясь, пощекотать его, не засыпали у него на коленях, как ангелочки. Сыновья, конечно, у него удались на славу – тут уж ничего не скажешь, думал граф, глядя на двух с печальным видом стоявших у его постели юношей, которые по-мужски старались скрыть свои страхи. Но даже самые лучшие на свете сыновья не смогут ему заменить его драгоценной малышки дочки.

Граф смахнул рукой скупую мужскую слезу и подозвал мальчиков поближе, чтобы они смогли расслышать то, что он собирался им сказать шепотом, поскольку говорить в Полный голос у него не было сил.

– Ты займешь мое место, Александр, и у тебя все получится. Тебе дядя поможет.

Виконт Эндикотт кивнул. Прядь темных волос упала ему на глаза. Он то ли убрал прядку, то ли смахнул слезинку.

– Да, отец. Я буду стараться изо всех сил.

– Не сомневаюсь в этом. А ты, Джек, помогай старшему брату. Быть графом – непростая задача.

– Но Ас еще учится в школе, – возразил младший брат, неготовый принять скорбную правду, которую читал в глазах доктора и слуг. – Граф – это ты, папа!

Лорд Кард попытался глубоко вздохнуть, но из груди у него вырвался хрип.

– Да, я – граф, а теперь и Александр станет графом. Ты же будешь его правой рукой, сынок.

– Да, но… – Джек хотел что-то сказать, но Александр толкнул его в бок. – Хорошо, отец.

Граф снова вздохнул:

– Ну ладно. А теперь вы должны кое-что мне пообещать.

– Мы выполним все, что ты пожелаешь, папа! – с жаром произнес Александр. Джек кивнул.

– Найдите свою младшую сестру.

Джек зашмыгал носом, и его старший брат, хмурясь, протянул ему носовой платок.

– Но ты же уже ее искал.

– Да, и нанял людей, чтобы они продолжили поиски. Но никто не приложит столько сил, сколько вы. Ведь она ваша сестра. Уверен, Лотти жива, и ваш долг ее найти. – Граф взял Александра за руку и приложил его ладонь к своему сердцу, которое билось все слабее и слабее. – Я чувствую, что она не погибла.

– Но, сэр, как сказал Джек, мы с ним пока еще мальчики.

– Да, вы еще мальчики. Но вы – мои мальчики. Эндикотты. «Честность и верность до гроба». Это наш девиз. Не позволяйте прекращать поиски. Дайте мне слово.

– Клянусь искать Лотти до тех пор, пока не найду.

– Я тоже клянусь.

Граф облегченно вздохнул и закрыл глаза, не выпуская руки старшего сына. Вторую руку Александр протянул брату, который крепко сжал ее в своих ладонях.

– Отец, – прошептал Джек, проигнорировав строгий взгляд доктора.

Граф приоткрыл глаза.

– Ты встретишься с мамой Лотти на небесах?

Сухие губы графа тронула улыбка.

– Я… очень надеюсь на это, сынок.

– Скажи ей, что мы сделаем все возможное, чтобы найти малышку. Но, папа…

– Что, сынок?

– А нашу маму ты там тоже встретишь?

Лорд Кард протянул другую свою руку младшему сыну. Увидев, что Александр одобрительно кивнул, Джек взял руку отца.

– Вашу маму я тоже увижу… И поблагодарю ее… За то, что она подарила мне таких прекрасных сыновей.

Глава 1

Граф Кард был помолвлен. Обручен. Трижды. Три раза он обещал жениться. И был помолвлен с тремя разными женщинами. Трижды он был связан словом, данным перед священником. Это было настоящее проклятие. Его жизнь летела в тартарары. Ради всего святого, за что ему такое наказание?

Несмотря на то что было раннее утро, граф Александр Чалфонт Эндикотт налил себе еще один бокал бренди. Четкости видения мира он предпочел неясный туман – расплывчатую картину, которая предстала перед его глазами из-за плохого зрения и из-за опьянения. Возможно, приняв изрядную дозу спиртного, он сможет вычеркнуть из памяти события последней недели. А если разобьет вдребезги свои очки, сможет не обращать внимания на гнусные газеты со скандальными заголовками.

Газетчики называли его Козырным Тузом. Карикатуры изображали, как ему везет в любви и в игре. Как его преследуют толпы женщин и как он тасует сразу три колоды карт! Все дурацкие шутки и слухи о нем тут же появлялись в газетах, которые читали в гостиных и будуарах по всему Лондону, а может быть, и по всей Англии.

Молодой граф выругался, швырнул газеты на пол и попытался утопить свою печаль в бренди.

Прошел час. Газеты со сплетнями о невестах никуда не исчезли. Зато к ним присоединилась другая напасть – головная боль. Алекс потер лоб и принялся проклинать алчных, амбициозных, разряженных в бархат светских хищниц. И свою судьбу. Больше всего он ругал себя за собственную глупость. Как его угораздило ввязаться в это? А вот как. Все очень просто. Он имел неосторожность выказывать свое уважение и восхищение трем разным женщинам, упустив из виду, что так называемый слабый пол не имеет ни малейшего понятия о том, что такое честная игра. Такое понятие, как «честь», женщинам вообще неведомо. Черт возьми! Да любой мужчина, который отверг женщину, заслуживает наказания. А тот, кто отверг женщину трижды? От такой вопиющей несправедливости и от нового приступа головной боли Алекс застонал.

Ведь, в конце концов, он не какой-нибудь там распутник. Хотя, само собой разумеется, как и всякий здоровый молодой самец, граф не чурался обычных юношеских забав. Достигнув совершеннолетия и получив право самостоятельно управлять своим состоянием, возможно, он чересчур погрузился в жизнь полусвета, посещал притоны для карточных игр и волочился за танцовщицами. Однако вскоре Алекс в полной мере осознал все бремя лежавшей на нем ответственности. Уйму времени отнимали дела принадлежавших ему имений. Ему также приходилось заседать в парламенте, в комитетах по реформированию и выполнять общественные поручения. У молодого лорда едва хватало времени на чтение книг, не говоря уже о ночных кутежах.

Вне зависимости отличных наклонностей Алекс ни на минуту не забывал о долге, который налагали на него его имя и титул, а также тот факт, что в его подчинении находится множество людей. Он принимал эту ответственность близко к сердцу, отдавая делу всего себя, без остатка. Как и подобает истинному графу Карду. Никаких полумер.

Он с горечью рассмеялся. Что правда, то правда: никаких полумер. Кто еще способен, собираясь жениться, найти себе трех невест сразу?

Уже в который раз вопреки его желанию на ум ему пришла мысль, что пора обзавестись женой и произвести на свет наследников. Ему двадцать семь лет, а его единственный брат сейчас служит в армии. Кто знает, что взбредет на ум этому сорвиголове и во что он ввяжется, служа отечеству на Пиренейском полуострове? А что будет, если он, не приведи Бог, вообще не вернется с войны? Алекс очень тосковал по Джеку, своему лучшему другу, которому бесконечно доверял и о котором постоянно беспокоился. Но Джек уже давно повзрослел и имеет право на свой собственный выбор. Алекс решил во что бы то ни стало обзавестись семьей. Но он имел неосторожность вскользь упомянуть о своем намерении кое-кому из знакомых в клубе «Уайте». Как только поползли слухи, что граф Кард надумал жениться, Алекс был обречен. Ему следовало бы сразу застрелиться и таким образом покончить со всей этой неразберихой – свести счеты со своей жалкой жизнью.

А началось все с того, что его любовница почему-то решила, что они помолвлены. Не кто-нибудь, а любовница! Уму непостижимо! Пусть даже она красавица знатного происхождения, богатая вдова старого барона, Мона, леди Монро. Он даже не содержал ее. У вдовушки с солидным состоянием был собственный особняк, выезд и полный дом слуг. Время от времени Алекс дарил ей дорогие безделушки, чтобы проявить внимание и сделать приятное.

Алекс никак не мог понять, почему Моне взбрело в голову, в ее хорошенькую рыжую головку, что он возьмет себе в жены вдову, к тому же распутную и похотливую.

– Милый, – сказала она прошлой ночью, когда, удовлетворенный и довольный собой, он погружался в сладкую дрему, – нам надо поговорить о свадьбе.

– Хм? Значит, нас пригласили на свадьбу? – Алекс повернулся на другой боки укрыл Мону одеялом. – Напомни мне об этом утром.

– Я говорю о нашей свадьбе, глупенький.

Алекс мгновенно проснулся. В тот же миг на полу оказались одеяла и простыни, так же как и сам граф – босой и с голым задом.

– О нашей свадьбе? – Алекс торопливо натянул брюки. – Что-то я такого не помню, – громко сказал он, надевая рубашку.

– Ах, но ведь ты сам попросил меня выйти за тебя замуж, – томно промурлыкала Мона с недовольной гримасой, которую она, вероятно, считала неотразимой. Однако Алексу Мона сейчас напоминала хищника перед прыжком. – Ну как же? На прошлой неделе, после званого ужина по случаю дня рождения леди Каррисбрук.

Он вспомнил, что во время ужина выпил изрядное количество шампанского, однако голову не потерял. Алекс поклялся себе никогда больше не пить такой дряни.

– Вот как? Будь так добра, освежи мне память.

– После вечеринки мы пришли домой, сюда. И мы – ах!.. занимались любовью.

То, что между ними происходило, никак нельзя было назвать занятием любовью, скорее, это походило на случку.

– Продолжай. Мы с тобой были в постели. – «Если можно так это назвать», – добавил он про себя. Мона питала особое пристрастие к меховому коврику на полу перед камином. – И что же произошло дальше?

– Ты сказал: «Я хочу, чтобы это длилось вечно». Я ответила, что это могло бы длиться вечно, и ты сказал «да». Не сказал, а крикнул. Я даже испугалась, что прибежит служанка.

Наконец-то Алекс вспомнил, как было дело. Где в этот момент были ее прелестные алые губки, что именно Мона вытворяла языком и руками и что конкретно он имел в виду, сказав, что хочет, чтобы это длилось вечно.

– Боже правый! Ты не могла принять это за предложение руки и сердца! Мужчина пообещает женщине достать луну с неба, если в этот момент парит в небесах. Он предложит женщине свое сердце на серебряном подносе, лишь бы она не останавливалась.

– Ты обещал мне кольцо.

– Разве я не купил тебе кольцо с изумрудом? – Он посмотрел на перстень с крупным камнем, который красовался у Моны на пальце. Изумруд поблескивал при свете свечей. Алекс надел шейный платок и сказал: – Я же не подарил тебе фамильное обручальное кольцо Картов. – Это кольцо хранилось дома и ждало своего часа, когда Алекс выберет девушку, достойную стать его женой. А Мона – леди Монро – никогда не будет графиней Кард. – Этот перстень с изумрудом – обычный подарок, вот и все. Если уж на то пошло, можешь считать его прощальным подарком.

– И не подумаю! Ты умолял меня, чтобы это длилось вечно, а затем купил мне кольцо. Как может женщина рассматривать этот факт? Только как предложение руки и сердца.

– Нет, не как предложение! А как знак благодарности за хороший пере… – У Алекса язык не повернулся назвать вещи своими именами, когда его переполнял гнев. Какой бы ни была Мона, прежде всего она – женщина, а Алекс – истинный джентльмен. Джентльмен, который собирается как можно быстрее унести ноги отсюда, как только найдет свои туфли.

– Видишь ли, мне приходится думать о будущем, – торжественно заявила она.

Да пропади они пропадом – эти чертовы туфли! В конце концов, можно пойти и босиком. Хоть по раскаленным угольям – только как можно быстрее. А вот без сюртука не уйдешь. Там ключи от дома и портмоне. Ему понадобятся деньги, чтобы нанять экипаж.

– Ты не могла так быстро растратить состояние, которое тебе оставил Монро. Найми хорошего управляющего делами.

Когда в поисках фрака Алекс полез под туалетный столик, Мона сказала:

– Но мне нужна респектабельность.

Алекс оглядел спальню. В комнате зловеще мерцали свечи. Запах секса смешался с тяжелым запахом духов Моны. Розовые атласные покрывала валялись в куче на полу рядом с ее прозрачным красным халатиком.

– Тебе следовало позаботиться об этом раньше.

Мона всплеснула руками:

– Я хочу иметь титул.

Ах, так вот где его фрак – под кроватью!

– Ну уж нет. Титулами я не разбрасываюсь, мадам. Карды всегда женятся по любви. А я никогда не говорил, что люблю тебя.

– Ах, но ты полюбишь меня после свадьбы.

Алекс взялся за ручку двери.

– Свадьбы не будет, Мона. Ни сейчас, ни завтра, ни через год – никогда.

– Но говорят, что ты подыскиваешь себе невесту.

Чистую, невинную девушку, а не похотливую шлюху, которой известны сотни способов, как доставить удовольствие мужчине, и в чьей постели, еще до того как высохнут чернила на свидетельстве о браке, побывают сотни таких, как он. Может быть, мужчина и мечтает о жене, владеющей искусством соблазнения, чувственной и игривой. Но это он должен ее всему этому обучить. Леди Кард, о которой мечтает Алекс, будет именно такой – настоящей леди, до мозга костей.

– Я ее пока не нашел.

– Полагаю, ты будешь вынужден прекратить свои поиски, как только мой адвокат засудит тебя за нарушение данного тобой обещания.

Алекс не сдержал улыбки. Мужчина, взлетевший на вершину блаженства, не может нести ответственность ни за какие обещания, клятвы или мольбы. Если до сих пор еще не существует закона об этом, на ближайшем заседании парламента он выдвинет его на обсуждение.

– Любой адвокат, у которого есть яйца под адвокатской мантией, просто посмеется над подобным судебным иском.

– Но только не мой бывший деверь – новоиспеченный барон, который жаждет респектабельности точно так же, как и я. Он не захочет скандала. Да и тебе скандал ни к чему.

Мона права. Скандал Алексу ни к чему. До сих пор он благополучно избегал скандалов. Были только слухи, раздуваемые леди Люсиндой – еще одной досадной ошибкой графа Карда.

Леди Люсинда Эпплгейт считалась самой главной и влиятельной фигурой на лондонском рынке невест.

Не будь она дочерью герцога, в ее двадцать пять лет леди Люсинду можно было бы считать старой девой без надежды когда-либо выйти замуж. Однако в свете она слыла разборчивой невестой. У нее не было недостатка в предложениях руки и сердца, поэтому она их безжалостно отметала. Несмотря на то что ее отец был заядлым картежником и проиграл большую часть не только своего состояния, но и приданого дочери, в высшем свете леди Люсинда по-прежнему оставалась желанной невестой для многих. Леди Люсинда была бесподобна – статная, высокого роста, с волосами цвета воронова крыла. Ее красоту портил только нос, размером не уступавший аристократическому носу Алекса. Она всегда так гордо задирала свой носик, держалась так заносчиво и высокомерно, что те же самые остроумные знатоки светских нравов, которые прозвали Алекса Козырным Тузом, нарекли Люсинду Эпплгейт леди Оставь-надежду-навсегда.



В поисках супруга эта перезрелая девица могла вознестись на любые высоты – какие только могла пожелать. Но то ли ее несколько утомили поиски, то ли титул графа показался леди Люсинде достойным ее персоны, – но факт остается фактом: на одной из светских вечеринок она соизволила одарить улыбкой лорда Карда. Должно быть, до нее дошел слух о том, что граф Кард подыскивает себе невесту. Не оставшись в долгу, в ответ на ее улыбку Алекс тоже улыбнулся. Эта дама определенно будет для него превосходной партией – воспитанная в духе ее положения в обществе, утонченная, и рафинированная, без единого изъяна, отполированная до блеска, образованная, чьи достоинства неоспоримы и общепризнанны. Не имеет значения то, что ее приданое весьма незначительно. Алексу не нужна богатая невеста. Не важно, что ее отец – игрок. Алекс может себе позволить дать герцогу пару раз взаймы. А вот мысль о том, что их будущие дети будут похожи на слонят, покоробила Алекса и заставила всерьез задуматься. И все же если леди Люсинда проявила к нему благосклонность, он должен ответить ей тем же. А там видно будет.

После тура вальса Алекс пришел к выводу, что двигались они довольно слаженно. И при этом непринужденно беседовали на разнообразные темы. На следующий день Алекс получил возможность убедиться, что леди Люсинда отлично ездит верхом. Через две недели, однако, он осознал, что знает эту женщину не больше, чем другие граненые алмазы высшего света. Они сверкают, переливаются, но не греют.

Добродетельная женщина, разумеется, не ведет себя на людях как публичная девка, если хочет найти себе достойную пару. Но в будущей жене Алекс мечтал разжечь хоть искру страсти. Он не собирался давать обет воздержания, потому что это было бессмысленно. А также не был сторонником супружеской неверности. Лорд Кард не собирался, имея жену, заводить себе любовницу, как делали многие мужчины его круга. Главной целью брака Алекс считал рождение наследников и собирался отдаться этому занятию всей душой и без остатка, находя наслаждение в земных радостях исполнения супружеского долга, ниспосланного Богом. Таких же взглядов должна была придерживаться и его будущая жена.

Но Алекс был обескуражен, а также заинтригован и искренне восхищен, когда на балу у Карстеров леди Люсинда незаметно дала ему знак следовать за ней на балкон. Он снял очки и тщательно протер стекла, чтобы убедиться, что он верно истолковал этот жест. Сомнений не было: леди Эпплгейт звала его на балкон. Оглянувшись по сторонам, Алекс заметил, что компаньонка леди Люсинды дремлет в кресле в углу бального зала. Граф Кард знал, что отец леди Эпплгейт в этот момент находится в зале для игры в карты, потому что сам только что вернулся оттуда вместе с другим игроком, которому сегодня так же не везло в игре, как и Алексу. Стремясь не привлекать к себе внимание и напустив на себя безразличный вид, Алекс неторопливо направился на балкон.

Оказавшись там, Алекс смотрел на пары мужчин и женщин, которые спускались по лестнице, ведущей в сад, освещенный фонарями, некоторые в поисках уединения скрывались за деревьями. Леди Люсинда в ожидании Алекса стояла возле ступенек, обмахиваясь веером. Алекс подошел к ней. Как бы случайно, все еще пребывая в неведении относительно ее намерений. Он настороженно ждал, что за всем этим последует.

Она взяла его за руку и повела вниз по лестнице, потом через кусты, в сторону темной тропинки. Надо же! Оказывается, Ледяной Деве не чужда страсть.

По дороге они вели светскую беседу, пока не достигли места не настолько уединенного, как хотелось бы Алексу, но достаточно пустынного. Алекс заговорил было о том, что спустя всего две недели общения начинает узнавать леди Люсинду с неожиданной для него стороны, но Люсинда перебила его, привлекла к себе и деловито приложилась губами к его губам. Сначала им мешали их носы, затем очки Алекса, которые он сумел водрузить на место для того, чтобы они смогли прилично поцеловаться.

Именно таким и был этот поцелуй – приличным. Ее губы оставались твердыми и неподвижными под его губами. Люсинда не прижалась к Алексу, не вздохнула и не охнула. Когда она отступила назад и заговорила, ее дыхание было спокойным и ровным.

– Ну вот, теперь вам придется на мне жениться.

На Алекса словно вылили ушат холодной воды.

– Что?! – воскликнул он, воровато озираясь по сторонам, и, к своему облегчению, обнаружил, что их никто не слышит. – Что вы такое говорите, черт возьми? – испуганно прошептал он.

– Все знают, что вы ищете невесту, но с вашим беспутным образом жизни будете еще долго искать. Более подходящей супруги, чем я, вам не найти. Кто, как не я, ублажит беседой гостей в вашей гостиной и обезоружит их изящными манерами?

– А как насчет моей спальни? – пробормотал Алекс. – Я мечтал о жене, которой будут нравиться мои поцелуи.

– Не будьте таким вульгарным.

Еще неизвестно, кто из них двоих вульгарен. Разве не она набросилась на него, а сейчас хочет женить его на себе?

– Я не смею оскорбить ваш слух, выразив словами все, что думаю о ваших мечтах и чаяниях, но нашей с вами свадьбе не бывать! – Алексу было все равно, слышит их кто-нибудь или нет. Он повернулся и с решительным видом направился к лестнице, даже не оглянувшись.

– Но вы меня скомпрометировали! Все знают, что мы вместе покинули бальный зал.

– Один поцелуй, – Алексу хотелось сказать: «Неважнецкий поцелуй», – но, будучи джентльменом, он не стал этого говорить, – не может создать компрометирующую ситуацию. К тому же вас нельзя назвать неопытной дебютанткой, которую ввергли в соблазн и подтолкнули к неблагоразумному поступку. Вдобавок ко всему ваша компаньонка дрыхнет без задних ног, и в этой толпе едва ли кто-нибудь заметил хоть что-то.

– А если я порву на себе платье?

– А если я брошу вас в этот фонтан, мимо которого мы сейчас проходим, и оставлю вас там? Нашей свадьбе все равно не бывать!

– Мой отец будет настаивать.

– Ваш отец? Он только и делает, что проигрывает остатки вашего приданого. Он не заметил бы даже, если бы вы вернулись в бальный зал с растрепанными волосами, со спущенными до щиколоток чулками и в испачканном травой платье. Хотя ничего этого и в помине нет, – заявил Алекс, для вящей убедительности кивнув в сторону фонтана.

Леди Люсинда задрала нос:

– Он вызовет вас на дуэль за то, что вы меня обесчестили!

– Прежде всего, мадам, хочу поставить все точки над i: я вас не обесчестил. Просто у вас болезненное самомнение, из-за которого вы видите оскорбление там, где его нет. Кроме того, ваш отец должен мне изрядную сумму денег. Он не вызовет меня на дуэль, если я пообещаю простить ему долг. К тому же он уже не молод, и вероятность того, что он сможет противопоставить что-то моему мастерскому умению стрелять из пистолета, весьма мала.

– Ах! В таком случае вам придется снять ваши уродливые очки, чтобы вы с ним были в равных условиях.

Что? У него уродливые очки? С губ Алекса сорвался грозный рык, который заставил Люсинду отшатнуться от него и держаться подальше от фонтана.

– Ваши амбиции не знают границ, не правда ли? Вы готовы пожертвовать вашим отцом или человеком, за которого надеялись выйти замуж, только для того, чтобы удовлетворить свою прихоть?

Они уже подходили к балкону. Леди Люсинда запыхалась, едва поспевая за Алексом.

– Я не намерена была заходить так далеко, – сказала она. – Ваше чувство чести не допустит этого.

– То самое чувство чести, которое отсутствует у вас самой, миледи. Желаю вам приятного вечера… и в следующий раз – более удачной охоты.

– Ну что ж, посмотрим, что будет после того, как объявление о нашей помолвке попадет в газеты!

Черт, она права. Человек, разорвавший помолвку, о которой заявлено в прессе, в глазах общества последний негодяй. Скандал и досужие домыслы на эту тему лишат Алекса надежды найти себе приличную невесту. Но это также погубит репутацию дочери герцога.

– Вы не посмеете послать в газету объявление о помолвке без моего разрешения.

Когда они подошли к бальному залу, леди Люсинда раскрыла веер, словно ей стало душно и она решила подышать свежим воздухом. Она только мило улыбнулась Алексу, проплывая мимо него через зал, где ее ждал очередной кавалер по танцам – вот бедолага!

Неужели эта особа и впрямь сделает то, что обещала: даст в газету объявление о помолвке? Попавшая в капкан лиса может отгрызть свою собственную лапу. Леди Люсинда, похоже, настроена не менее решительно и способна на отчаянные поступки.

А еще была Дафна.

Мисс Дафна Брэнфорд. Слишком юная и слишком глупая. Она словно так и осталась маленькой девочкой, которую Алекс знал, когда она росла в соседнем имении в Нортхемптоне. Ее отец был мировым судьей округа Кардингтон-Виллидж, местным землевладельцем и лучшим другом покойного отца Алекса. После смерти графа миссис Брэнфорд нежно относилась к осиротевшим мальчикам Эндикоттам и на протяжении многих лет, когда они приезжали домой на каникулы, по воскресеньям приглашала их на обед.

Алекс был многим обязан этому семейству.

Когда судья написал ему, что не сможет сопровождать своих дам во время сезона балов в Лондоне, графу Карду ничего другого не оставалось, как проявить гостеприимство. Он счел своим долгом поспособствовать появлению соседок в высшем свете и позаботиться о том, чтобы оно прошло идеально. Алекс открыл для Дафны каналы, закрытые для простых деревенских девиц, и представил ее влиятельным особам – хозяйкам гостиных, которые иначе бы отвернулись от ничем не примечательных провинциалок. Одно присутствие Алекса рядом с Дафной – в театре, за столом или на обеде, – сопровождение ее экипажа верхом на лошади во время прогулки в парке и тому подобные действия обеспечивали успех девушки в свете. Молодые джентльмены старались следовать туда, куда старательно подводил их граф Кард, – прямо к двери дома Дафны. Он заботился о том, чтобы вокруг Дафны не крутились светские бездельники, охотники за богатым приданым или распутники. В качестве кавалеров по танцам ей были представлены только респектабельные молодые люди. Среди них были баронет и пара офицеров, приехавших в отпуск. Любой из этих юношей мог составить прекрасную партию для малышки, но Дафна, казалось, не проявляла к молодым людям никакого интереса. Может быть, она надеется выйти замуж по любви, подумал Алекс, хотя это не особенно его волновало.

И напрасно. Лучше бы он отнесся к этому вопросу серьезнее и обратил больше внимания на ее странное поведение. Надо было за уши вытащить судью в Лондон, оторвать его от овец и свиней, чтобы он сам сопровождал своих прекрасных дам. Надо было выяснить у малышки Дафны, каковы ее намерения, сразу же по прибытии в Лондон.

Оказалось, что малышка Дафна намеревалась выйти замуж не за кого-нибудь, а за него – Александра Чалфонта Эндикотта, графа Карда. Проклятие!

Однажды, прогуливаясь с ней по парку, он расспрашивал ее о поклонниках, пытаясь выпытать у девушки, кому она отдает предпочтение.

– Может, мне поговорить с кем-нибудь из них, нажать, намекнуть, подсказать?

Дафна хихикнула.

– Не дразните меня, Кард. Разумеется, я собираюсь выйти за вас.

Алекс споткнулся на ровном месте и процедил сквозь зубы:

– Извольте объясниться. Что за бредовые мысли?

У Дафны задрожали губы.

– Не пытайтесь разжалобить меня слезами. Это номер может пройти с вашим отцом, но только не со мной, – солгал он, отводя взгляд, чтобы не видеть, как покраснели у малышки глаза, а лицо покрылось пятнами. – Что за вздор вы несете?

Девушка зашмыгала носом, и он протянул ей носовой платок. Шумно высморкавшись, глупышка Дафна сказала:

– Всем известно, что мы собираемся пожениться. Наши отцы договорились об этом, когда мы еще были детьми.

– Что за черт! Я впервые об этом слышу. Это полная чушь, и вы сама прекрасно это знаете.

Дафна протянула ему назад мокрый носовой платок, но Алекс покачал головой:

– Как вам такое могло прийти на ум?

По носу Дафны покатилась слезинка.

Девушка захныкала:


– Папа говорит, что вы честный и не откажетесь от обещания своего отца. Он ждет не дождется, когда мы ему сообщим о помолвке, чтобы послать объявление в газеты.

Что? Еще одна заявка на объявление о помолвке? Ну уж нет! Алекс нервно пригладил волосы. Он глубоко вздохнул и, призвав на помощь все свое терпение и благоразумие, попытался рассеять заблуждения юной Дафны:

– Мой отец умер, когда мне было четырнадцать. А вам сколько было в то время? Пять? Никто не может принудить двух взрослых людей к выполнению такого нелепого и неопределенного соглашения, данного в устной форме много лет назад. К тому же наверняка наши отцы тогда находились в изрядном подпитии. Иначе такая чушь не пришла бы им в голову.

– Вы обвиняете моего отца в пьянстве? Или во лжи? – Дафна ударила Алекса по лицу ридикюлем, висевшим у нее на руке.

Боже правый! Если кто-нибудь сейчас увидит, как малышка устраивает Алексу сцену, словно избалованный ребенок, это может навсегда погубить ее репутацию. Ее больше никогда никуда не пригласят, она никогда не познакомится с приличным молодым человеком и никогда не найдет себе подходящую партию. И тогда из чувства чести Алекс вынужден будет… О нет! Даже честь должна иметь пределы. Не идти же из-за нее к алтарю!

Граф Кард с такой поспешностью покинул парк, что никто не увидел покрасневших глаз Дафны и его покрасневшую после удара ридикюлем щеку. Он быстро отправил Дафну домой, пока с кончика ее носа не скатилась следующая слезинка и пока она вновь не напомнила ему о старой дружбе, которая связывала их отцов.

Затем Александр Чалфонт Эндикотт, граф Кард, сделал то, что сделал бы на его месте любой уважающий себя джентльмен – независимо от того, какая кровь течет в его жилах, голубая или самая обыкновенная, – он решил спастись бегством.

Глава 2

– Собирай чемоданы, – приказал Алекс своему камердинеру. – Отмени все мои встречи, – дал он распоряжение своему секретарю. – Свяжись со всеми газетами и скандальными газетенками в городе, – обратился он к своему адвокату. – Запрети им печатать объявления о моей помолвке без моей подписи и печати, иначе я обвиню их в клевете. – Гони о весь опор, – приказал он кучеру.

Чем дальше экипаж удалялся от Лондона, тем легче становилось у Алекса на душе. Полученное облегчение было гораздо сильнее угрызений совести из-за собственной трусости или переживаний о том, что он ведет себя не по-джентльменски. А что еще остается делать, если на каждом шагу его подстерегает ловушка? И разве это не рыцарский жест – спасти женщину от несчастливого замужества, основанного на обмане, подлоге и хитрых уловках? Покинув город, он лишь окажет неоценимую услугу всем этим беспринципным, коварным, отвратительным интриганкам Дафне, Моне и леди Люсинде. Они должны его только благодарить.

Пока экипаж двигался дальше на север, в Кардингтон, Алекс дремал. Он не вышел из коляски, даже когда они остановились, чтобы поменять лошадей. Черт его знает, а вдруг, лишь только он сообщит свое имя хозяину гостиницы, откуда ни возьмись появится какая-нибудь дочка аристократа и набросится на него? «Как вы сказали? Лорд Кард? Так, надо осмотреть, нельзя ли вынуть козырь из рукава и сорвать Джек пот». Нет, лучше не рисковать и лишний раз не подвергать себя угрозе попасться в ловко расставленные сети к еще одной коварной особе. Проблема заключалась в том, что, только лорд Кард ни ломал над этим голову, он не мог решить, как произвести на свет наследников и при этом не оказаться связанным по рукам и ногам.

Впрочем, женщины, пожалуй, правы в их попытках женить на себе мужчину. Потому что ни один нормальный мужчина в здравом уме не свяжет себя узами брака, если его к этому не принудить. И если Алекс никогда больше не встретит молодую незамужнюю женщину, это будет ужасно грустно. Вот так.

Ну ладно, думал он, женщины нужны не только для того, чтобы рожать детей. Есть еще кое-что. А третьего, как известно, не дано.

Он рылся в памяти, выискивая примеры счастливых брачных союзов. Несколько его друзей, преимущественно молодожены, были до безумия влюблены в своих жен, однако в глазах окружающих выглядели довольно глупо. Создавалось впечатление, что вместо того, чтобы навечно соединить бессмертные души новобрачных, викарий приклеил друг к другу их бренные тела. Ха, подождите еще несколько месяцев, от силы год, в крайнем случае два, и вы можете встретить бывших счастливых мужей у Генриетты Уилсон или в любом другом первоклассном борделе. Клей, соединявший супругов, высох и испарился вместе с щенячьим восторгом. По крайней мере половина женатых мужчин старшего возраста, с которыми Алекс был знаком в Лондоне, либо содержали любовниц, либо были завсегдатаями дома свиданий. Вероятно, потому, что их жены были не особенно любезны с ними. Не исключено, что и остальные его знакомые вели себя точно так же. Просто были более скрытными и тщательно скрывали свои похождения. Некоторые брачные пары, произведя на свет необходимое для продолжения рода потомство, проживали отдельно друг от друга. Возможно, именно они и были самыми счастливыми супругами.



Ни один из его знакомых не был счастлив в браке. Алекс не знал, были ли счастливы его родители. Мать умерла во время родов третьего ребенка, когда его брат Джек только начинал ходить. Значит, после рождения наследников они по-прежнему спали вместе. Почти все время маленький Алекс проводил в детской с нянями, поэтому не мог слышать ссор и скандалов между отцом и матерью. После смерти жены отец несколько дней беспробудно пил и впоследствии всегда говорил о покойной жене только хорошее.

«И так сильно тосковал по ней, что женился через год после ее смерти, как только кончилось время траура…» – мелькнула предательская мысль.

Нет, отец не заслужил, чтобы о нем так думали. Ведь неизвестно, насколько тяжело он переживал одиночество или как сильно его очаровала красивая молодая женщина, ставшая впоследствии его невестой. За то короткое время, что Лизбет была его мачехой, Алекс так и не понял, была ли она расчетливой шлюхой, которая вышла замуж за его отца из-за денег и из-за его положения в обществе. Алексу не в чем было ее упрекнуть. Характер у нее был ангельским, под стать ее внешности. Мачеха была белокурой и нисколько не походила на его темноволосую мать. Все любили Лизбет. Ее боготворили слуги, уважали соседи, ее пасынки, приезжая из школы, не отходили от нее ни на шаг. Все в ней души не чаяли. Неудивительно, что муж обожал ее.

По словам тетушки Алекса, отец так сильно был привязан к Лизбет, что, когда она трагически погибла, он вскоре ушел вслед за ней.

Вот к чему приводит любовь, подумал Алекс.

В ад. Но ведь не обязательно любить. На брачном рынке он может выбрать себе невесту. Невесту – и… безрадостное будущее.

Алекс тяжело вздохнул. Ему стало неуютно в замкнутом пространстве экипажа. Словно чьи-то холодные пальцы сжали его тело и мозг. Может быть, удастся уговорить Джека уволиться из армии? Джек приедет домой и освободит Алекса от необходимости произвести на свет наследников.

Черта с два! Это маловероятно. Чего стоит спасение одного человека – пусть и родного брата, – если Джек занят спасением всего человечества? И с какой стати Джек должен менять свою свободу на кандалы и цепи?

На мгновение Алекс позавидовал брату. Джек может поступать, как ему заблагорассудится, идти своей дорогой в отличие от Алекса. На Карде лежит чувство ответственности за графство. Джек никогда не завидовал тяжелой ноше, которую нес старший брат, а Алекс давно перестал укорять младшего брата за легкомыслие.

Одного взгляда на Кард-Холл было достаточно, чтобы еще раз напомнить ему почему.

И почему ему нужна жена.

Здесь его дом. Здесь он знал, кто он такой и откуда и где его корни. Его род – его гордость. Здесь с необычайной ясностью он ощущал славу прошлых дней и надежду на будущее, которые были запечатлены в камне, скрепленном строительным раствором – точно так же, как они пронизывали его плоть и кровь. Это его земля. Его графство, его наследство. Он здесь свой.

Алекс поздоровался со слугами, удивленными его внезапным появлением. Алекс сразу написал письмо брату и сообщил ему о своем местонахождении, чтобы в случае необходимости Джек знал, куда ему ехать. Алекс понимал, как много значат его письма для брата, который находится вдали от дома. Джек, без сомнения, посмеется над тем, что старший брат попал в переплет из-за брачной чехарды, и воспримет это как шутку. Только бы он не поделился этой шуткой со своими приятелями-офицерами.

Как жаль, что Джека нет рядом! В Лондоне Алекс не нуждался в брате так, как здесь, в доме, где прошло их детство. В Кардингтоне они все время были вместе – рыбачили, охотились, ходили в горы, вместе учили уроки и вместе учились заигрывать с доярками. Сейчас Джек нужен Алексу, чтобы поговорить о смысле жизни, о том, можно ли сохранить любовь после брака, и насколько это важно. Впрочем, Джек, вряд ли мог ему чем-то помочь, поскольку вел совершенно другой образ жизни. Он просто не понял бы Алекса.

Алекс сменил элегантный костюм на старую удобную одежду, сел на лошадь и отправился объезжать свои владения. У него были надежные управляющие и земельные агенты, но ему хотелось самому взглянуть на поля, которые принадлежали не кому-нибудь, а ему. И все, кто трудился на этой земле, обрабатывая ее или ухаживая за скотом, работали не на кого-нибудь, а на него, Алекса.

Затем он скрепя сердце нанес визит своему соседу, землевладельцу Брэнфорду, отцу Дафны.

Он намеренно отправился в Бранфилд пешком, чтобы потянуть время. К тому же пешая прогулка послужила подходящим объяснением того, почему в конце пути у него пересохло во рту. Однако, как ни странно, бокал добротного домашнего эля, которым угостил его сосед, не развязал Алексу язык.

Алекс так долго молчал, глядя на свой бокал, что Брэнфорд, потеряв терпение, заговорил первым:

– Я слышал о твоем приезде, мой мальчик. Как забавно: после стольких лет я так и не могу привыкнуть звать тебя графом Кардом!

– Это не важно. Временами мне и самому трудно поверить, что я – граф Кард. Все время кажется, что речь идет не обо мне, а о моем отце.

– Хороший он был человек, пусть земля ему будет пухом. Его кончина – большая утрата для всех нас.

Они подняли бокалы за покойного графа. Затем Брэнфорд налил Алексу второй бокал, поставил перед ним блюдо с хлебом, ветчиной и сыром и предложил гостю трубку. Пусть он предлагает все, что угодно, хоть крысиный яд, думал Алекс, лишь бы не свою дочь.

Разговору на щекотливую тему Алекс предпочел трапезу, однако вкуса еды совершенно не чувствовал.

– Положа руку на сердце, – сказал сквайр, глядя на свою трубку, – я ожидал, что ты приедешь раньше и попросишь меня кое о чем. – Он подмигнул Алексу.

Граф поставил тарелку на соседний столик.

– Я думал, мы решили вопрос о нашей границе до моего отъезда в Лондон, и нанял рабочих, чтобы осушить болото.

– Ах вот как?

– Разумеется, я пришел, чтобы справиться о вашем здоровье, сразу же, как только закончил срочные дела в усадьбе.

– И все? Больше ты ни о чем не желаешь меня спросить? – Брэнфорд поднял кустистую бровь.

У Алекса вертелось на языке множество вопросов. Например: хорошо ли подумал сосед, прежде чем послал свою тупоголовую дочь в Лондон? Но шахматная партия завершена. Шах, но еще не мат.

– По правде говоря, есть один небольшой вопрос, который, я надеялся, вы поможете мне прояснить. Мисс Брэнфорд вскользь упомянула о какой-то странной договоренности между вами и моим покойным отцом. Якобы эта договоренность однажды имела место. Я, разумеется, понимаю, что это глупо, но хотелось бы знать, с чего она это взяла.

– Это не фантазия и не выдумка, как ты, возможно, подумал. Мы с графом и впрямь ударили по рукам, заключив сделку.

Продажа лошади – это сделка. Продажа старшего сына – это не сделка. Это рабство.

– У моего адвоката не имеется на сей счет никаких распоряжений.

Сквайр пожал плечами:

– Кому нужны адвокаты и все такое прочее, когда речь идет о двух старых приятелях?

– В таком случае есть ли какие-либо письменные свидетельства поданному вопросу?

– Нет, мы не хотели никаких формальностей. Видишь ли, когда родилась Дафна, врач сказал, что миссис Брэнфорд не сможет больше иметь детей. Я хотел закрепить за нами свои земли и обеспечить своей дочери будущее. Твой отец хотел добавить к своему участку мои акры.

К несчастью, это было очень похоже на его отца.

– А вдруг врачи-шарлатаны ошиблись? – продолжал сквайр. – Что, если бы у меня появился сын? Или моя жена, не приведи Бог, скончалась бы и я женился бы во второй раз, как это случилось с твоим отцом? Тогда у моего мальчика было бы имение. И у Дафны, мисс Брэнфорд, будет весьма скромное приданое. – То, что без обширной собственности своего отца Дафна стала бы неподходящей партией для будущего графа, при этом почему-то не принималось во внимание.

– Понятно. Но почему вы никогда и словом не обмолвились о возможности связи между двумя нашими семействами?

– Что ты! Как можно говорить с ребенком, на ком его решили женить, когда он вырастет?

– Ну ладно. А потом, когда отец умер? Вы могли обсудить этот вопрос с моими опекунами или с моим управляющим делами.

– Чтобы навести их на мысль о том, что не успело остыть тело графа, а я уже кружу над ним как стервятник? К тому же моя жена еще была молода, и мы надеялись произвести на свет сына.

– Хорошо. Но потом, когда я закончил обучение в университете и вернулся домой? Или когда достиг совершеннолетия? У вас ведь к тому времени так и не появился второй ребенок, и едва ли мог появиться. Почему вы никогда не обсуждали со мной будущее Дафны, хотя дело касалось меня?

– Полагаю, мне следовало это сделать. Но я все не мог выбрать подходящий момент, а Дафна была еще мала. Но главная причина состояла в том, что ты в то время был довольно беспутным молодым человеком и вел в Лондоне разгульный образ жизни. Я не хотел, чтобы моя милая девочка связала свою судьбу с шалопаем или чтобы мои земли попали в руки того, кто завтра проиграет их в карты. Но ты вскоре остепенился, как это и должно было случиться. Будь жив твой отец, он бы гордился тобой.

Ну и заварил его отец кашу! А ему теперь придется ее расхлебывать. Алекс подумал, что если у него когда-нибудь появятся сыновья, он ни за что не станет вмешиваться в их жизнь. Разумеется, если Бог даст ему дочерей, Алекс будет также осторожен и предусмотрителен, как сквайр Брэнфорд. Однако все это чисто теоретически, потому что у Алекса пока нет намерений заводить детей в ближайшем будущем – ни сыновей, ни дочерей. Не будет же он это делать без жены!

Кард кашлянул.

– Я не люблю вашу дочь, сэр, и мне не нравится, когда мне выкручивают руки, – произнес он.

– Никто не любит, мой мальчик. Никто не хочет добровольно надеть кандалы. Но рано или поздно это случается с каждым из нас.

Алекс подумал, что лучше поздно, чем рано. Он точно знал, что малышка Дафна никогда не станет его женой.

– Сожалею, сэр, но не могу признать действительной сделку, которую вы когда-то заключили с моим отцом. Тем более что моего отца давно нет в живых.

Сквайр нахмурился:

– Черт побери, так почему же ты позволил нам надеяться? Ты везде сопровождал девочку, покупал ей цветы. Моя жена мне об этом писала.

– Я просто хотел, чтобы выход вашей дочери в свет был успешным, вот и все, я действовал из лучших побуждений – по-дружески, по-соседски, по-братски, если хотите. И ничего больше.

Брэнфорд бросил на него хмурый взгляд исподлобья. Алекс продолжал:

– Вы и ваша супруга всегда были добры ко мне, и я хотел отплатить вам тем же. – Да, ни одно доброе дело не остается безнаказанным, подумал Алекс. Скорее небо упадет на землю, чем он когда-нибудь окажет услугу тому, у кого есть дочь на выданье! Или племянница, или золовка, или троюродная кузина.

– Ну что ж, а я-то, старый дурак, полагал, что одного честного слова достаточно для джентльмена.

Теперь нахмурился Алекс. Ему показалось обидным, что эта деревенщина ставит под сомнение его честь.

– Я не давал вам честного слова, сэр. Да, я знаю, в то время я был еще подростком. Однако теперь уже давно не ребенок и никому не позволю принимать важные, определяющие мою дальнейшую судьбу решения за меня самого.

– Гм… А я думал, что это Джонатан самый упрямый и своевольный из вас двоих.

– Джек своевольный. А я – граф Кард, – многозначительно произнес Алекс.

– Очень хорошо. Я уступаю. Даю тебе день или два на то чтобы ты подумал, как все это объяснить моей крошке. А меня уволь, я умываю руки. Кто знает, может, ты еще одумаешься?

Алекс покачал головой:

– До конца лета я не собираюсь возвращаться в Лондон.

– Ах, тебе не обязательно отправляться в Лондон. Как только я услышал, что ты приехал, я сразу отправил послание моим дамам: Они будут дома завтра, самое позднее – послезавтра. Ты придешь к нам на ужин?

Уходя, Алекс в спешке споткнулся о скамеечку для ног. Он не подал соседу руки на прощание, чтобы, не дай Бог, привычное рукопожатие не было истолковано как согласие совершить сделку. Алекс на всю жизнь запомнит, что может случиться, когда два соседа ударяют по рукам.

– Собирай вещи, – снова приказал он своему камердинеру, который в этот момент только что закончил раскладывать по местам лондонский гардероб его сиятельства. – Отмени все мои встречи, – дал Кард распоряжение своему дворецкому, который впервые услышал, что у графа вообще были какие-то планы. Вместо этого слуга решил сообщить повару, что ужин отменяется. – Седлай мою лошадь, – велел он кучеру. Экипаж и багаж могут отправить следом. На этот раз Алекс решил ехать верхом. Так быстрее.

Глава 3

– Клянусь.

Обещание. Клятва. Торжественный обет. Это всего лишь слова. Но что за мужчина, если его слово и гроша ломаного не стоит? Аферист, лжец, негодяй.

Что случилось бы с этим миром, если бы на земле не было чести? Долги бы не возвращали, границы не соблюдали, сделки не были бы завершены. Мир рухнул бы. И не было бы на свете свадеб. К чему суетиться, раз обеты верности все равно никто не будет выполнять?

– Клянусь.

Это слово звучало в ушах у Алекса, чередуясь со стуком копыт взятой напрокат лошади. Большинство знакомых ему мужчин не чтили данные ими перед Богом священные брачные обеты. Возможно, их жены тоже их не соблюдали. Алекс не раз получал приглашения от замужних дам – и не просто зайти на чай. Однако сам он намерен дорожить клятвами, которые даст у алтаря. Он свято верил, что обещания надо выполнять. Недаром даже фамильный девиз Эндикоттов гласил: «Честность и верность до гроба». Члены их семьи всегда хранили верность королю и родине. Не бросали слов на ветер. Не нарушали обещаний.

– Клянусь, – повторил Алекс своему коню. – Клянусь, я знаю, куда я сейчас отправлюсь.

Хватит сомнений и колебаний. Он дошел до того, что лжет даже собственному жеребцу. Нет это не совсем ложь. Он знает, куда сейчас направится. Просто он заблудился. В последней гостинице ему так путано объяснили дорогу, что, проезжая мимо дуба с раздвоенным стволом, он готов был поклясться, что объезжает его уже во второй раз – один раз с правой стороны, а во второй раз – слева. Либо он ходит кругами, либо в Хамбере, возле Гулля, деревьев, поврежденных ударом молнии, очень много. Алекс разыскивал деревню Кингстон-апон-Гулль, которая находилась либо за следующим поворотом, либо ему нужно было вернуться на три мили назад и затем перейти на ту сторону реки.

Причиной, по которой он был сейчас здесь и искал дорогу, было еще одно невыполненное обещание, которое он дал тринадцать лет назад. Алекс поклялся умирающему отцу найти Лотти, свою единокровную сестру. Однако так и не нашел ее.

Что можно было предпринять тогда, много лет назад, четырнадцатилетнему или шестнадцатилетнему подростку или девятнадцатилетнему юноше, не покидая классной комнаты? Алекс настоял, чтобы для расследования несчастного случая с экипажем, в котором погибла его мачеха, привлекли еще больше людей, и запросил копии всех отчетов о поисках. Когда его доверители прекратили поиски, заявив, что это пустая трата времени и денег и что они все равно ничего не найдут, Алекс настоял на своем и заставил их удвоить усилия. Если Лотти погибла, должен быть найден ее труп. Если девочку похитили, нужно узнать, кто это сделал и почему никто так и не потребовал никакого выкупа. Возможно, белокурого херувима кто-то подобрал. Если его маленькую сестру похоронили в каком-нибудь неизвестном месте, не сделав никаких надписей на надгробном камне, скорее всего должны где-то сохраниться записи о ее смерти или о том, как она была спасена.

Вплоть до своей кончины отец Алекса верил, что девочка жива. Одного этого факта достаточно, чтобы продолжить поиски.

Граф Кард до сих пор получал ежеквартальный отчет от адвоката в Гулле, который приходился зятем тому самому констеблю, чей двоюродный брат помог арестовать одного разбойника с большой дороги, посмевшего поцеловать дочку мирового судьи. Другими словами, Алекс платил деньги множеству бездельников. Похоже, что наконец пришла пора самому взяться за расследование и раз и навсегда разгадать загадку исчезновения Лотти. Кто знает, может, скоро у него не будет возможности перемещаться по стране без свиты и фанфар. Даже сейчас тысячи вопросов требовали его внимания – бизнес и политика, социальные обязательства и благотворительность, внедрение в сельское хозяйство последних научных достижений, о которых он узнавал из литературы. Когда он женится… Нет, сейчас ему об этом даже подумать страшно. Достаточно сказать, что когда дома его будут ждать жена и дети, он не станет скитаться по отдаленным графствам.

Надежда на то, что ему удастся отыскать что-то, чего не нашли люди, которым он платит, была ничтожно мала. Тем более спустя столько лет. Если Лотти выжила во время того несчастного случая, что маловероятно, ее могли подстерегать другие опасности. Девочка могла найти приют в какой-нибудь семье, которая почему-то упорно не замечала объявлений о вознаграждении, которое предлагалось людям, обнаружившим ее местопребывание. Возможно, у Лотти теперь новая жизнь, и одному Богу известно, под каким именем и где она живет.

Не исключено, что он не сможет выполнить последнюю волю умирающего отца и вернуть Лотти в родные стены, но – Бог свидетель – он хотя бы попытается это сделать. «Честность и верность до гроба», как гласит их семейный девиз.

Алекс выбрал самый подходящий момент, чтобы пуститься в бега. Самое главное – то, что сплетни о чехарде с помолвками утихнут, как только на горизонте вспыхнет новый скандал, который, как водится, не заставит себя долго ждать в аристократических кругах Лондона.

Вдобавок ко всему в Англии сейчас наступила весна. Погода была чудесной, дороги находились в хорошем состоянии, окружающий мир радовал глаз и смягчал даже самое очерствевшее после холодной зимы сердце. У Алекса стало так легко на душе, что впервые за многие годы он начал что-то насвистывать.

Граф путешествовал инкогнито. Останавливаясь в гостиницах, он не называл свой титул, только имя – Александр Эндикотт. Он не хотел, чтобы о его местопребывании узнали в Лондоне, опасаясь, как бы по городу не поползли слухи о том, что он избежал свадьбы, спасаясь бегством.

К тому же он не считал, что спасается бегством. Он просто занимается семейным делом, не терпящим отлагательств. Спустя тринадцать лет. Но, как известно, лучше поздно, чем никогда.

Кард оставил своего взмыленного жеребца в конюшне на постоялом дворе и сменил его на первую попавшуюся кобылу. Проведя всего день в пути, Алекс утратил весь свой лоск и совсем не походил на графа. Владельцы гостиниц и работники конюшен видели перед собой измотанного дорогой путника в деревенской одежде и грубых башмаках. Очки и темные растрепанные волосы придавали ему вид студента. Его также могли принять за служителя церкви или конторского служащего. Хотя, судя по его выговору, он вполне мог оказаться джентльменом благородного происхождения. То, что он в состоянии оплатить счет, не вызывало ни малейшего сомнения, однако щедрыми чаевыми за дополнительные услуги здесь и не пахло. Поэтому его обслуживали не по первому разряду.

Кормили Карда тем, что имелось в данный момент на кухне, седлали для него каких попало лошадей, а в гостинице селили в самых тесных комнатах.

Горячей ванны ему не предлагали, ему полагался таз с теплой водой, фланелевые тряпки, заменявшие полотенца, были грязными. Кровать кишмя кишела клопами, поэтому Алекс решил спать в кресле, укрывшись дорожным плащом.

При свете единственной свечи он написал письмо брату. К тому моменту, когда Джек получит от него эту весточку, Алекс уже либо вернется в Кардингтон, либо возвратится в Лондон. Но для Карда было важно сообщить брату, куда он отправился и по какой причине. Когда Джек уехал из Англии, Алекс дал себе слово, что будет делать все от него зависящее, чтобы брат всегда знал, где он в данный момент находится, чтобы легко мог его найти. Если – не приведи Господь! – Джека ранят в бою, Алекс не допустит, чтобы он чахнул в захудалом военном госпитале, где пациенты умирают от сыпного тифа. Если брат падет в бою смертью храбрых, Алекс привезет его прах домой и похоронит рядом со своими родителями, на родной английской земле, защищая которую он сложил свою голову.

В шутку он написал, что, по всей видимости, когда Бог раздавал добродетели, все мужество, предназначенное для их семьи, выпало Джеку, а на долю Алекса ничего не осталось. Но за это, мол, Алекс не в обиде, потому что взамен Бог щедро вознаградил его умом. И он собирается пустить в ход весь свой ум, чтобы открыть тайну исчезновения их единокровной сестры, или смириться с мыслью о том, что это навсегда останется загадкой. Как один из тех вечных вопросов, которые не имеют ответа, например, откуда взялись звезды на небе или в чем источник вдохновения… Алекс должен опросить констебля, судью и поговорить со всеми, кто находился поблизости от места происшествия в ту злосчастную зиму, когда произошел несчастный случай: слуг, соседей, викария и деревенских прачек, которые все про всех знают. Он собирался начать поиски с посещения Амбо-Коттеджа, который находится за деревней Кингстон-апон-Гулль, где поселился отец его покойной мачехи после того, как перед рождением Лизбет покинул Францию.

Сейчас родителей мачехи уже нет в живых. Так случилось, что в тот трагический день Лизбет возвращалась домой, в Кардингтон-Холл, после похорон своего отца. Ее супруг, граф, не мог сопровождать ее в поездке из-за того, что в парламенте ожидалось какое-то важное голосование. Лизбет взяла с собой маленькую Лотти, чтобы порадовать убитую горем мать.

Мать графини ненадолго пережила супруга: смерть единственной дочери и исчезновение маленькой внучки пагубно отразились на здоровье старой женщины, только что похоронившей мужа. Она не сумела оправиться после череды пережитых несчастий. Ее сердце не выдержало, и она скончалась, как только услышала о случившейся трагедии.

Тетушка Лизбет, Азелина Амбо – сестра отца Лизбет – по-прежнему проживала в Амбо-Коттедже. Тетя Хейзел, как ее звали в семье, покинула Францию восемнадцатилетней девушкой. Ее жених Андре остался на родине, он служил в армии. Когда Андре погиб на войне, Азелина отказалась говорить на французском и называться «мадемуазель». Поговаривали, будто состарившаяся и выжившая из ума леди верила, что все ее умершие родные и близкие разгуливают по холмам Амбо-Коттеджа: ее брат, невестка, любимая племянница Лизбет и ее дорогой Андре. Для нее не имело значения то, что Андре погиб во Франции и никогда в жизни не бывал в этих краях. Ей казалось, что ее покойный возлюбленный всегда был с ней. Деревенские жители не верили ей и смеялись над рассказами о том, что по этим местам бродят призраки. Однако никто из местных не горел желанием наняться на работу в отдаленную усадьбу. По крайней мере слуги, которые днем работали в Амбо-Коттедже, вечером уходили домой и проводили ночи дома, в собственных постелях.

Алекс подозревал, что от разговоров с мадам Амбо толку не будет.

Со стороны матери у Лизбет было двое двоюродных братьев. Они осиротели в раннем возрасте, и родители Лизбет взяли их в свою семью и воспитывали как собственных детей. Филан Слоун по-прежнему жил в доме, следил за усадьбой и вел дела на маленькой верфи, которую отец Лизбет основал в Гулле. Сейчас Филану около сорока лет. Он никогда не был женат – по крайней мере в отчетах адвоката ни разу не упоминалось ни о его жене, ни о его детях.

У Филана была сестра намного моложе его. В отчетах адвоката сведения о мисс Слоун оказались весьма скудными. Он сообщил, что после смерти тетушки ее послали учиться в какую-то частную школу. Как предполагал Алекс, девушка выросла, вышла замуж и покинула родные края. Скорее всего ему не составит труда найти ее адрес, стоит ему только приехать в дом, где она родилась. Однако едва ли женщина сможет рассказать что-нибудь новое о том, что случилось с Лотти: в то время, когда произошло несчастье, ей было лет двенадцать, не больше.

Алекс не видел Слоунов со дня свадьбы отца и Лизбет. Насколько он помнил, Филан тогда выглядел суровым и держался несколько отстраненно. Ни юными сыновьями графа, ни даже своей младшей сестрой он не особенно интересовался. Алекс вспомнил, что мисс Слоун была застенчивой и пугливой девочкой. Что, в общем, никого не удивляло: она находилась в чужом доме среди множества незнакомых людей. Ее отвели в детскую, где верховодили Алекс и Джек – шумные озорные мальчишки. Она была высокой и тонкой, как тростинка, с большими глазами – такими же голубыми, как у Лизбет, а впоследствии и как у малышки Лотти. Мисс Слоун была светловолосой, как и ее старший кузен. В глазах мальчиков Лизбет была златокудрой сказочной принцессой, а Элеонора Слоун – бледной и весьма невзрачной.

Алексу казалось странным, что нашелся мужчина, который мог на нее польститься. Разве что у нее было богатое приданое. Но в этом Алекс очень сомневался. Кард решил зайти к ней из чистого любопытства, если она до сих пор не уехала из тех мест.

Кажется, он заблудился. А то, что Алекс путешествовал инкогнито, усложняло задачу и усугубляло его положение. На лице у него остались порезы после неудачного бритья, ботинки истерлись, а лошадь под ним имела плачевный вид. К тому же начался дождь, а у графа свело живот от голода.

Его обед состоял из куска сыра и буханки хлеба, которые Алекс купил несколько часов назад в последней деревне, через которую проезжал. А потом он заблудился. Хорошо еще, что он нашел ручей, наполнил флягу и напоил коня. Слава Богу, что, прежде чем начался проливной дождь, граф, идя мимо ручья, вышел к стоящему на отшибе дому и ферме. Сидя в теплой уютной кухоньке и глядя на оконное стекло, которое заливали струи дождя, Алекс чувствовал себя счастливым. Рядом с ним на грубой деревянной скамье сидела одноглазая собака и стоял мешок картошки. С аппетитом поглощая пироге голубиным мясом, которым его угостила жена фермера, Алекс посмеивался про себя над тем, что впервые со времен своего детства, когда мальчиком выпрашивал лакомые кусочки у повара в Кардингтон-Холле, величественный лорд Кард ужинает, сидя за простым деревянным столом. Алекс щедро заплатил за ужин и узнал, что находится на расстоянии более трех миль от нужного ему места. Что мисс Элеонора Слоун ведет хозяйство своего брата и что люди избегают говорить о трагедии, которая случилась много лет назад, если они хотят получить работу в Амбо-Коттедже или вести с обитателями дома какие-нибудь дела. Фермер, который в это время сидел в углу и жевал табак, бросил грозный взгляд на жену, велев ей замолчать. Ему не нравилось, что она распустила язык: время от времени он продавал продукты с фермы в Амбо-Коттедж и не хотел осложнять себе жизнь. Как только дождь прекратился, мужчина поспешил спровадить путника, прежде чем Алекс успел задать еще хоть один вопрос. Кард сожалел, что ему не удалось отведать яблочный пирог, испеченный женой фермера и только что вынутый из печи.

Уже почти стемнело, когда Алекс наконец добрался в Кингстон-апон-Гулль. До Амбо-Коттеджа теперь было рукой подать, оставалась миля или около того. Надо было миновать деревеньку и двигаться дальше по темной проселочной дороге. Алекс решил не наносить столь поздний визит своим дальним родственникам и не появляться у них непрошеным гостем, к тому же грязным с дороги. Поэтому решил снять номер в местной гостинице «Королевский герб» и ждать, когда через пару дней его нагонит камердинер и прибудет багаж. Он сообщил свое имя и титул, а также изобразил на лице высокомерную аристократическую мину и бросил на владельца гостиницы строгий взгляд. Несмотря на порезы после бритья на поднятом подбородке постояльца, владелец гостиницы безошибочно распознал гостя высокого ранга. Точно так же безошибочно мистер Риттер распознал золотые монеты, протянутые ему графом щедрой горстью. Поэтому Алексу на этот раз были предоставлены самые лучшие комнаты, какие только имелись в гостинице. «Королевские апартаменты», как называла жена мистера Риттера, Сара, смежные комнаты, из которых состоял номер Алекса, были не по карману торговцам шерстью.

Еще немного золотых монет – и обслуживание коренным образом изменилось. В гостиную на втором этаже внесли медную ванну и бидоны с горячей водой, от которой шел пар. Дорожный костюм лорда Карда, а также накопившуюся за время пути грязную одежду, лежавшую в седельных вьюках, обещали выстирать и выгладить, ботинки – почистить. Письмо Джеку отправят в Лондон, а затем перешлют в армию. Что касается визитной карточки графа, ее отправят в Амбо-Коттедж и спросят, нельзя ли утром нанести визит мистеру Филану Слоуну, если это ему удобно.

Алекс лежал в ванне. В одной руке он держал кусок душистого французского мыла, в другой – бокал выдержанного французского вина. Поскольку эта местность была близка к побережью, едва ли с лица, провозившего эту бутылку через границу, взимали таможенную пошлину. Однако это был тот исключительный случай, когда графа не возмущали действия контрабандистов, отдававших деньги ненавистным французам, которые заряжали французские винтовки, направленные на английских солдат. Алекс удовлетворенно вздыхал и счел разумным не задавать хозяину гостиницы и его подчиненным лишних вопросов. Он успел заметить, что в деревушке предпочитали помалкивать и не слишком распространялись о семье Лизбет. С какой стати в таком случае они выложат незнакомцу всю правду о контрабанде?

Когда Алекс вытерся пушистыми белоснежными полотенцами и оделся, ему предложили на выбор говядину, мясо ягненка или ветчину. Он согласился на то и другое и третье, а еще на порцию супа, на овощи, фрукты и сладости. Когда граф впервые за всю неделю наелся до отвала, хозяин гостиницы поставил перед ним поднос с графином бренди и бокалом, сигарами, лондонской газетой всего лишь трехдневной давности и мерой нюхательного табака. Риттер также с гордостью показал графу, что в гостиной есть полка с книгами, а еще в доме имеется стопка одеял на случай, если его сиятельству станет холодно, а в столовой – блюдо с печеньем, которое его супруга испекла специально для почетного гостя. Словом, его сиятельству будет обеспечен полный комфорт, какой только возможен в гостинице.

Если графу нужна компания, на первом этаже в общей комнате можно сыграть в карты. Если лорду Карду понадобится компания иного рода – при этих словах Риттер игриво подмигнул Алексу, – одна из официанток согласна обслужить его наверху, как только щепетильная в вопросах нравственности миссис Риттер отправится спать.

Алекс отклонил оба предложения. Сегодня ему нужна только кровать со свежим бельем – чистая, удобная, пахнущая лавандой. Он подумал о том, что было бы неплохо потолковать с местными жителями: несколько бокалов эля могут развязать им языки. Но Кард слишком устал, чтобы начать свое расследование немедленно. Он пребывал в состоянии приятной расслабленности и блаженства и не хотел портить себе удовольствие разговорами на неприятные темы.

Единственное, что нужно было Алексу и чего не мог предоставить ему владелец гостиницы, был ответ на его записку, посланную в Амбо-Коттедж.

– Мальчишка вернулся, пока вы ужинали, милорд. Но у него не было никакого сообщения для вас.

– Разве он не дождался ответа или какой-нибудь весточки?

– Он сделал все, как вы велели, сэр. Но не получил ничего – ни ответа, ни привета, ни даже медного гроша за труды.

– Я позабочусь об этом завтра. Полагаю, утром Слоун собирается зайти ко мне сам.

Судя по выражению лица хозяина гостиницы, было видно, что он не разделяет уверенности графа, но он предпочел промолчать и торопливо откланялся. Алекс не успел ни о чем его расспросить и не узнал у него причину его сомнений. Ни ответа, ни привета, ни разговора, ни намека – похоже, здесь живут люди себе на уме.

Наутро Алекс так и не дождался никаких визитеров. Не последовало также и приглашения зайти в гости. Из Амбо-Коттеджа не было никаких вестей. Алекс хотел было часом позже заглянуть к адвокату, мистеру Силбигеру, чья контора находилась в Верхнем Кингстоне. Но счел проявлением неуважения по отношению к родне Лизбет расспрашивать о ней незнакомых людей, вместо того чтобы поговорить с ними самими. Ему было неловко обсуждать семейные дела не с родственниками, а с должностными лицами. В конце концов, у Алекса не так много родственников, чтобы ими не дорожить. Он намерен был относиться к Слоунам как к своей родне, несмотря на весьма холодный прием с их стороны и отсутствие гостеприимства. Если уж на то пошло, они могли хотя бы проявить уважение к его титулу и ответить на его записку, если не хотят с ним встречаться и разговаривать лично. Проклятие, Алекс представить себе не мог, что его приезд не вызовет у Слоунов ничего – даже праздного любопытства по поводу того, зачем он пожаловал в их Тмутаракань.

– Кому ты вручил мою визитную карточку? – спросил Алекс мальчика, который выполнял поручения владельца гостиницы, застав его в конюшне за чисткой стойла. Алекс протянул ему еще одну монетку за труды и за его помощь.

– Дворецкому, милорд, мистеру Редферну. Я сделал все, как мне велел мистер Риттер.

– И что он сделал с визиткой?

– Разумеется, он ее прочитал. А затем ушел, чтобы вручить ее мистеру Слоуну.

– Слоун находился в тот момент дома?

Мальчик пожал плечами:

– Если быть точным, сам я его не видел.

Посыльный божился, что видел сам, как дворецкий шел по коридору, чтобы отдать визитную карточку своему хозяину.

– А потом?

– Мистер Редферн так и не вернулся. Прошло уже много времени, и я подумал, что моя матушка будет волноваться. Уже стемнело. – Мальчик многозначительно замолчал, словно это многое объясняло.

Однако лорд Кард не понял, какую именно роль играла наступившая темнота.

– Но ведь у тебя наверняка был с собой фонарь. Мистер Риттер не послал бы тебя по темной дороге без фонаря.

Подросток пугливо озирался по сторонам, словно хотел убедиться, что их никто не слышит.

– Освещение тут ни при чем. – Мальчик понизил голос. – Просто это место нехорошее, милорд. Там водятся призраки. Ей-богу!

– Глупости! Призраков не бывает.

– Тогда почему, скажите на милость, никто из обслуги не остается там после наступления темноты: ни кухарка, ни служанки, ни кучер? Конюхи не в счет. Они спят на конюшне, и им не видно дома за деревьями.

– А как же Редферн? Дворецкий должен всю ночь оставаться в доме.

– Мама говорит, что он – один из них, – прошептал мальчик, округлив глаза.

Что, еще один родственник?

– Он тоже из Слоунов? Или Амбо?

– Он тоже призрак, сэр.

Глава 4

Вокруг творилась какая-то чертовщина.

Происходило что-то странное. Поэтому за долгие годы, которые Нелл провела в родном доме, она привыкла не волноваться по пустякам и не слишком расстраивалась, когда очередная новая служанка убегала от них в слезах. Или в комнате вдруг разбивалось окно. Или сразу три курицы угодили в декоративный фонтан и утонули. Нелл привыкла сосуществовать бок о бок с призраками тетушки Хейзел, не обращая внимания на угрюмый нрав брата. Поэтому напугать ее могло бы разве что землетрясение.

– Ты уезжаешь прямо сейчас? Не дождешься ужина? – спросила она Филана.

Тот даже не потрудился ответить. Ожидая, когда к дому подадут экипаж, Филан поставил чемодан на пол и надел дорожный плащ.

Видимо, путь ему предстоит неблизкий. Хоть бы предупредил. Ведь она ему сестра.

– Что-то случилось? Почему тебе понадобилось уезжать в такой спешке? – Нелл только что пришла из церкви, где помогала дамам – членам благотворительной организации Укладывать вещи в корзины для отправки в богадельню.

– Ничего не случилось. Не волнуйся, детка. Кстати, я предлагал тебе поехать со мной.

– Да, предлагал. Но ведь завтра мне надо дать работу прачкам, потом посидеть с миссис Маони, чтобы ее дочь смогла съездить к зубодеру. А вечером у меня урок рисования в школе. Не говоря уже о том, что я не могу оставить тетю Хейзел одну. – Вообще-то тетя Хейзел не боялась оставаться одна. – Предупреди ты меня заранее, я бы все уладила и что-нибудь придумала.

– Делай, как тебе лучше, – сказал Филан, надевая перчатки. – Но обещай мне, что не станешь разговаривать с незнакомцами.

Старший брат по непонятным причинам проявлял недоверие к незнакомым людям. Нелл улыбнулась, стараясь унять тревоги Филана.

– С незнакомцами? Уже целую вечность в Кингстон-апон-Гулле не появлялось ни одного приезжего.

Филан надел шляпу на жидкие, редеющие волосы и произнес:

– Тем не менее я от кого-то слышал, что в наши края приехал чужак. И я не хочу, чтобы тебя соблазнил какой-нибудь заезжий повеса и распутник.

– Заезжий повеса? Что делать повесе и распутнику в нашей Богом забытой деревне? – Новость поразила Нелл. Если бы не поздний час, она, бросив все дела, помчалась бы в деревню, чтобы услышать новость из первых уст и, если повезет, хоть краешком глаза взглянуть на залетную птицу.

– Я говорю серьезно, Нелл. Такой сорт людей представляет собой опасность для неопытных девушек.

Нелл была тронута до глубины души заботой брата. Филан беспокоится о том, что какой-то коварный искуситель из города может заинтересоваться ее персоной, пусть даже это предположение не имеет под собой никаких оснований. Нелл улыбнулась, зная, что навсегда останется для Филана его маленькой неразумной сестричкой. И с тоской подумала, что разборчивый городской повеса вряд ли польстится на мисс Элеонору Слоун из Амбо-Коттеджа, двадцати пяти лет, невзрачную, весьма скромно одетую. К тому же не обладающую состоянием и без каких-либо перспектив получить его в будущем. Тем более что эта залетная птица остановилась в гостинице «Королевский герб». Официанткой в этой гостинице работает некая Китти Джонстон, и стоит миссис Риттер отвернуться, как девушка тут же без труда находит себе более денежный приработок. Высокая и худенькая Нелл едва ли может соперничать с красоткой Китти, обладающей пышными формами и прочими прелестями. Даже если бы Нелл взбрело в голову привлечь внимание какого-нибудь мужчины и станцевать голой на столе, все, на что она могла бы рассчитывать, – это сюртук, который мужчина бросил бы ей, чтобы она побыстрее прикрылась.

– Тебе не о чем беспокоиться, – грустно промолвила Нелл.

– Я, конечно, не сомневаюсь в твердости твоих нравственных принципов, – стал оправдываться Филан, по-своему истолковав ее слова, – но вдруг это окажется светский щеголь, умеющий складно усыплять бдительность девушек красивыми словами?..

– Хочешь сказать, что он джентльмен, да? – Ну, в таком случае Китти Джонстон, вне всяких сомнений, уже ждет его, лежа на стеганом покрывале.

Филан помрачнел, и Нелл пожалела, что задала этот вопрос. Уж если Филан что-то вбил себе в голову, разубедить его невозможно. Если рассердится, его не успокоишь. За долгие годы она привыкла, опустив голову, молча кивать, соглашаясь со всем, что бы он ей ни сказал, хотя потом могла поступить по-своему. Но испытывать терпение брата и вызывать на себя его гнев она не решалась.

– Хорошо, я не буду разговаривать с незнакомцами. Ты же знаешь: меня воспитали как настоящую леди. Ты сам оплачивал мое обучение в академии благородных девиц миссис Мертон. Почтенная матрона считала, что молодая леди не должна замечать джентльмена, если ей его не представили официально, а также не должна оставаться с джентльменом наедине, только в присутствии компаньонки.

Правда, Нелл так и не представилось случая попрактиковаться в соблюдении строгих правил миссис Мертон. После окончания академии благородных девиц она очень редко встречала джентльменов. И на собраниях в Гулле или когда, спросив разрешения у брата, ездила в Скарборо. Никто из тех, с кем она танцевала, – после предварительного официального представления, разумеется, – не выказывал ни малейшего желания пригласить девушку на свидание. Отсутствие у Нелл приданого и титула у ее семьи, а также нежелательное родство в виде тетушки, у которой не все в порядке с головой, отпугивали от мисс Слоун поклонников, и без того редких, потому что, на взгляд мужчин, она была худой как щепка.

– Ты ни под каким видом не должна с ним разговаривать, – твердил Филан. – По правде говоря, завтра и послезавтра тебе вообще лучше не ходить в деревню. Впрочем, этот тип может сам заявиться сюда. Говорю тебе, он опасен.

– Сюда? С чего это какому-то чужаку приходить в Амбо-Коттедж?

Филан стоял на своем:

– Нет, наверное, тебе все же лучше поехать со мной. Если мы вместе исчезнем на несколько дней, он отправится восвояси.

– Прекрасно! Скажу тете Хейзел, чтобы собирала чемоданы. Ты же знаешь, я не могу находиться без компаньонки в городе. – Нелл имела в виду ближайший город Гулль. – Это было бы гораздо опаснее, чем оказать радушный прием первому встречному с большой дороги Кингстон-апон-Гулля.

Филан презирал тетушку Хейзел и ее идиотские видения. Он вообще не желал признавать ее своей родственницей. Тем более не желал видеть ее рядом с собой в городе, где он вел дела и его многие знали. Филан надвинул шляпу на глаза.

– Это верно. В таком случае тебе придется остаться здесь. После того как ты подежуришь у постели миссис Маони, проверь, в каком состоянии находятся наши конюшни. Проследи, чтобы там как следует подмели. Если работников не контролировать, они начинают лениться и отбиваются от рук. А потом зайди к жильцам, которые арендуют ферму. И передай им что я слышать не желаю ни о каких отсрочках арендной платы в этом квартале. Предупреди этих бездельников, всех и каждого. А затем отправляйся в Верхний Кингстон и закажи мне нюхательный табак – он у меня кончается. Ты знаешь, какой сорт мне нужен. – Филан вынул кошелек и протянул Нелл несколько банкнот. – И купи себе что понравится.

Зачем, спрашивается, ей что-то покупать для себя? Ведь она не собирается производить впечатление на загадочных распутных незнакомцев! Когда брат ушел, Нелл припрятала деньги подальше. Она положит их в тайник, вместе с остальными накоплениями, которые хранит в коробке, где лежит ее лучшая шляпка. Она редко надевает эту шляпку и еще реже тратит деньги. Они понадобятся для ее будущего, если оно у нее вообще когда-нибудь будет.

Выйти замуж без приданого весьма проблематично. Даже местные мужчины предпочитают крепких и сильных физически женщин, которые помогали бы им трудиться в поле и управляться со скотом, или умели прясть шерсть на ткацком станке, чтобы зарабатывать деньги. Кому нужна образованная мисс с хорошими манерами, не имеющая никаких практических навыков? Джентльмены, помещики-землевладельцы были редкостью в этих краях, к тому же брали себе в жены дочек богатых мельников, кораблестроителей, зажиточных фермеров или мелкопоместных дворян.

Хозяйство Филана не было процветающим. По его словам, он едва сводил концы с концами, особенно когда жильцы задерживали арендную плату. Филан говорил, что имевшаяся у него небольшая верфь приносила одни убытки, не выдерживая конкуренции с крупными компаниями ни по себестоимости, ни по темпам производства, ни по конструкции судов. Поэтому он не может выделить деньги Нелл на приданое.

Нелл уже перевалило за двадцать пять. Еще пять лет, и она превратится в старую деву. Однако надежда умирает последней.

Нелл подумывала, не пойти ли ей в гувернантки. Но кто знает, что ждет ее в этом случае? Не останется ли ее жизнь такой же тяжелой и беспросветной, как жизнь экономки в доме брата? Нелл образованна, хорошо воспитана, имеет опыт преподавания. Вела уроки рисования в воскресной школе, учила слуг читать. Но если она пойдет в гувернантки, ей придется оставить тетушку Хейзел, у которой не все в порядке с головой. Здесь, в Амбо-Коттедже, тетушка никому не нужна.

Филан клятвенно заверял Нелл, что дядюшка Амбо в своем завещании ничего не оставил своей сестре, тетушке Хейзел, поэтому у него есть все основания выставить старуху за дверь, отправив ее в богадельню или в приют для душевнобольных. Филан часто грозился это сделать, когда тетя Хейзел рассказывала всем о своих беседах с покойной Лизбет. Разговоры о бедной Лизбет были запретной темой. В присутствии Филана никто о ней не упоминал.

В свое время Филан очень любил свою двоюродную сестру, их связывала нежная дружба. Нелл была почти на пятнадцать лет моложе своей очаровательной родственницы, искренне восхищалась Лизбет и радовалась, когда та вышла замуж за графа и родила ему красавицу дочку.

Но ни Лизбет, ни маленькой Лотти больше не было с ними. Время шло, жизнь продолжалась, но только не для Филана. Слишком свежи были воспоминания о пережитом. Они навсегда остались для него незаживающей раной. И это была еще одна причина, по которой Нелл не могла покинуть Кингстон-апон-Гулль. Ее старший брат обладал трудным характером, был крайне требователен и довольно скуп, но он ее брат. В детстве Филан всегда заступался за младшую сестренку, потом взял на себя расходы на ее образование. Даже сейчас, возвращаясь домой из деловых поездок в Гулль, он всегда привозил Нелл в подарок новые ленточки, заколки или книгу. Как же она может оставить его в одиночестве? Чтобы он прозябал здесь в тоске?


Тетя Хейзел бросила взгляд на расставленные на столе тарелки.

– Как замечательно! Значит, мы ждем гостей к ужину? Кто к нам придет? Викарий?

– Нет. Просто новая кухарка хотела произвести впечатление на хозяина дома. – Нелл взяла вилку, собираясь отдать должное приготовленной пище, чтобы не разочаровать кухарку. Тетя Хейзел ела как птичка. Нелл тоже не отличалась хорошим аппетитом. Она хотела попросить дворецкого присоединиться к ним и сесть за стол, но опасалась, как бы от этой просьбы его не хватил удар.

– Так где же этот твой братец с вечно кислой миной на лице? – поинтересовалась тетя Хейзел. Она съела ложку супа из спаржи и отодвинула тарелку.

– Полагаю, Филан сейчас в Гулле. У него там неотложные дела или что-то в этом роде.

– Ха! Скорее всего его тайная возлюбленная прислала ему любовную записку. Я видела, как прибегал мальчишка-посыльный из деревни.

Тетя Хейзел твердо верила, что Филан содержит в Скарборо любовницу: Скарборо находился от них дальше, чем Гулль. Однако тетушка твердо верила не только в это, но и в то, что каждую ночь к ней приходит ее покойный жених Андре. Нелл не решалась спросить у брата, есть ли у него женщина на содержании. Но наличие любовницы было разумным объяснением того факта, что у Филана никогда не было денег и что он до сих пор так и не женился.

– Радуйся, что он ездит к ней. Он мог привезти ее сюда и поселить в номерах в Кингстон-апон-Гулле, – продолжала тетя Хейзел. Отправив в рот маленький кусочек телятины, она сделала знак Редферну убрать тарелку.

Нелл и представить боялась, что она делала бы, если б любовница Филана жила с ней в одной деревне. И без того обитателей Амбо-Коттеджа все в округе считали странными. Если бы местных жителей не связывали с Филаном деловые отношения и если бы они слегка не побаивались его, то избегали бы их обоих – и Нелл, и Филана. Или же постоянно сплетничали бы о них, сочиняя всевозможные небылицы.

– Разумеется, могло быть и хуже. – Тетя Хейзел смотрела в свою тарелку, где теперь лежал тушеный цыпленок в грибном соусе. – Филан мог бы привезти ее в Амбо-Коттедж и поселить в нашем доме.

Нелл чуть не подавилась.

– Хочешь сказать, что он мог жениться на любовнице? Тетя Хейзел по-галльски пожала плечами:

– А почему бы нет? Кто знает?

У Нелл напрочь пропал аппетит. Она не сможет жить под одной крышей с такой женщиной. И не важно, будет у нее на руке обручальное кольцо или нет. Кроме того, если Филан женится, он не будет нуждаться в услугах Нелл по ведению хозяйства. Она велела Редферну убрать тарелки.

– И извинитесь перед кухаркой. Все было очень вкусно. Завтра я поговорю с ней насчет меню.

– Если завтра она все еще будет здесь, – пробормотал дворецкий, бросив гневный взгляд на мадам Амбо. Они были заклятыми врагами. Редферн возлагал на тетушку Хейзел ответственность за трудности с наймом прислуги. Она же, не оставаясь перед ним в долгу, винила его за прохладную английскую погоду, за высокие цены на уголь и за упадок французской аристократии.

– Спроси его, – сказала тетя Хейзел племяннице, – куда нечистый понес Слоуна. – Сама она не могла спросить Редферна, потому что вот уже более десяти лет, с того самого времени, как Редферн здесь появился, они не разговаривали. Никто не знал причину. Нелл полагала, что они сами не помнили, почему стали врагами.

– Мой брат не сообщил, что у него за срочные дела? – сочла своим долгом поинтересоваться Нелл у дворецкого. – Если где-то случился пожар или вспыхнула эпидемия, нам нужно будет собрать все самое необходимое для пострадавших.

У Редферна раздувались ноздри от возмущения.

– Вы же знаете, мисс Слоун: я не вмешиваюсь в дела хозяина. Если бы мистер Слоун счел нужным поставить вас в известность о своих планах, он непременно бы обсудил их с вами, мисс.

Столь резкая отповедь смутила Нелл, однако она не подала виду и кивнула:

– Разумеется, Редферн. Сожалею, что спросила об этом.

– Держу пари, этот пройдоха прочел записку, которую принес мальчишка из деревни, – заявила тетя Хейзел, когда дворецкий вышел из комнаты, но до того, как он плотно прикрыл за собой дверь. – Старый хрыч вечно сует свой нос в чужие дела.

На подносе Редферна зазвенели тарелки, но он не посмел возразить.

Нелл заступилась за него:

– Ты просто злишься, что Редферн опередил тебя, подойдя к двери передней первым, иначе ты бы смогла прочесть записку.

Старуха пожала плечами:

– Почему бы нет, дорогая? Думаешь, я стала бы ждать, когда мне обо всем расскажет мой Андре?

Не успела Нелл выйти из дома на следующее утро, как тут же услышала о незнакомце, который остановился в «Королевском гербе». Только что прибывшие из деревни прачки рассказали, что незнакомец набоб, пэр и шпион, потому что всем задает вопросы. Либо у него не хватило ума найти дорогу и он заблудился в трех соснах, либо он дьявольски хитер и хочет разнюхать все о контрабанде, бродя по деревне и ее окрестностям в поисках тайников или следов контрабандных караванов. Он уже отослал донесение офицерам правительства на Уайтхолл-стрит.

Но самым страшным и подозрительным показалось жителям деревни то, что этот тип отказался от услуг Китти Джонстон. Ни один платежеспособный мужчина до сих пор не мог устоять перед прелестями местной красотки. Говорят, Китти до глубины души оскорбило, что ею пренебрегли. Она заявляет, что ничуть не огорчена, что он некрасивый и не понравился ей с первого взгляда, как только переступил порог гостиницы. Неопрятный и уродливый, с большим носом и в очках с толстыми стеклами, верхом на лошади, на которую настоящий джентльмен ни за что не сядет. И если этот фанфарон так много мнит о себе, каким ветром его занесло в пивную, куда ходят только простолюдины? Китти также утверждала, что у него не все дома и что наверняка у него ничего нет в штанах и нечем забить мяч в ворота.

Когда Нелл пришла, чтобы посидеть со старой миссис Маони, разбитой ревматизмом и наполовину глухой, она услышала совсем другую версию о причинах неприязни Китти к незнакомцу.

– Видит око, да зуб неймет! – прокричала старуха, когда ее дочь ушла. – Я слыхала, что у этого молодца все на месте и все при нем. – Как выяснилось, племянник кухарки, служившей у соседки миссис Маони, работает в гостинице. Он носил бидоны с горячей водой в номер нового постояльца и видел джентльмена в ванне. – Сама знаешь, что говорят в народе о мужчинах с большим носом.

– Что у них ноги тоже большие?

Миссис Маони прыснула со смеху.

– И ноги большие, и еще кое-что.

– О нет! – ахнула Нелл, прикрыв рот ладонью, не одобряя этих разговоров. Она пришла в ужас оттого, что они обсуждают достоинства или отсутствие оных у мужчины. Хотя она думала, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Похоже, миссис Маони тоже так считала. Она хлопнула себя по тощим бедрам, покачала головой и рассмеялась.

Женщины пили чай и вели разговор о бедном чужаке, отпуская остроты.

Однако незнакомец вовсе не был беден. Все в один голос твердили о том, что он вежлив и не скупится на чаевые. С этим никто не мог поспорить. Это подтверждал молодой человек, который подносил ему горячую воду. Миссис Риттер широко улыбалась, вспоминая о новом госте, а Тимми, который работал на посылках в гостинице, благодаря любезности важного постояльца принес своей матери целую корзину поросят, купленных на щедрые чаевые.

На уроке рисования ученикам Нелл не терпелось узнать, успела ли она увидеть приезжего. Кто он такой, по ее мнению, офицер-таможенник или торговец из Вест-Индии, который приехал, чтобы скупить все окрестные земли? Нелл подумала, что кем бы ни был этот джентльмен, его приезд сюда – самое интересное и волнующее событие, произошедшее в Кингстон-апон-Гулле с тех пор, как предыдущий викарий сбежал в Канаду с женой своего помощника.

О неизвестном говорили даже в табачной лавке, куда Нелл зашла, чтобы пополнить запасы табака для брата.

– Правда, что в деревне прячется какой-то дворянин? – спросил ее продавец.

– Я слыхал, что он граф, – вмешался в разговор покупатель.

– Нет, герцог, – возразил какой-то беззубый старик. – Подлый это народец. Говорят, какой-то герцог укокошил своего камердинера…

Продавец перегнулся через прилавок и, многозначительно глядя на Нелл, прошептал:

– Говорят, приезжий собирается нанять адвоката, мистера Силбигера, чтобы он защитил его от выдвинутых ему обвинений.

Один из покупателей добавил:

– Утром он отправил из гостиницы письмо с конным посыльным.

– А я слышал, что мистер Силбигер послал своего работника в контору судьи, – заметил беззубый старик.

– Хотя никто не знает, зачем ему ехать сюда, чтобы нанять себе адвоката. Их в Лондоне пруд пруди.

Нелл согласилась с посетителями табачной лавки, что все это очень странно. Признавшись, что до сих пор еще не видела чужака, она сильно разочаровала всех присутствующих.

– Надеюсь, что еще увижу его, – искренне добавила она, заплатила за покупку и вышла из лавки.

Ей и вправду не терпелось узнать, что привело незнакомца в их заброшенную деревушку. То, что его приезд совпал по времени с неожиданным отъездом брата, насторожило Нелл. В конце концов, записку, после получения которой Филан внезапно стал собираться в дорогу, принесли из деревни как раз в то время, когда незнакомец должен был принимать ванну. Слава Богу, что Нелл уже вышла из табачной лавки, поскольку вскоре почувствовала, что залилась румянцем стыда от неподобающих мыслей и волнующих образов.

Отбросив в сторону размышления о размерах его носа и его мужского достоинства, она стала думать о том, что скорее всего между чужаком и ее братом есть какая-то связь. И ничего хорошего она не сулит. Иначе бы Филан, узнав о его приезде, остался бы, чтобы радушно встретить старого друга или знакомого, или делового партнера. А он внезапно сорвался с места и, прежде чем уйти из дома, взял с Нелл обещание обходить стороной незнакомца, который, на его взгляд, представляет опасность.

Но будь приезжий распутником и повесой, разве отказался бы он от благосклонности всеми признанной красавицы Китти Джонстон?

С другой стороны, кто знает, что на уме у Филана? Зачем он так часто ездит куда-то, то ли в Скарборо, то ли в Гулль? Тетя Хейзел предположила, что у него есть любовница. А вдруг дело гораздо серьезнее и он замешан в шпионаже или в контрабанде? Или в азартных играх, или… в чем-то другом, что заставляет его избегать богатого джентльмена с титулом, связями в Лондоне, ведущего переписку с местными представителями закона?

Филан был угрюм и замкнут, подвержен приступам меланхолии и раздражения, однако Нелл была уверена, что он не преступник. Брат отличался бережливостью, а положа руку на сердце – был довольно прижимист. Он не был склонен к расточительности, не сорил деньгами, не ввязывался в сомнительные мероприятия и не увлекался азартными играми. Нелл искренне считала, что он не может быть замешан в какой-либо афере или мошенничестве. Филан был хорошим братом, заботился о Нелл и беспокоился о ее безопасности и о том, чтобы ей всегда было хорошо. Каждый раз, возвращаясь домой, он привозил ей из города подарки. Он не позволял ей думать о замужестве с обычным работягой. Считал свою милую маленькую сестричку красивой. Уже заодно это он заслуживал ее сестринской любви.

И если, по мнению Филана, какой-то человек представляет для нее опасность, значит, так оно и есть. Однако, судя по всему, эта опасность недостаточно велика, раз Филан не счел необходимым защитить от незнакомца свою сестру. Пока Нелл возвращалась из деревни домой, ее грызли сомнения. Поскольку Филан уехал из дома в экипаже, Нелл пришлось запрячь в тележку старого осла, и поэтому путь домой занял у нее много времени.

По дороге Нелл решила заглянуть на одну из арендованных ферм. Филану не нравилось, когда сестра ходила по домам арендаторов, он говорил, что мужчины-фермеры слишком грубы, а женщины вульгарны. Жены фермеров и впрямь не отличались гостеприимством. Мисс Слоун для них чужая. Она не принадлежит к их сословию, имеет образование, а они – люди простые. Нелл ничего не знает об их жизни, о том, как они готовят пищу, об их детях, о том, как они сводят концы с концами. Она далека от всего этого.

Нелл частенько выходила вместе с тетей Хейзел на прогулку. Деревенские женщины считали мадам Амбо чем-то вроде ведьмы, к тому же она была чужестранкой. А ведь тетя Хейзел прожила в Англии почти полвека. Как бы то ни было, со своей пожилой компаньонкой или без нее, Нелл не принимали на фермах как желанную гостью. На фермах, благодаря которым их семье удавалось держаться на плаву. Даже когда Нелл приносила фермерам корзины с едой или дарила детям подарки.

Двигаясь по узкой пыльной тропинке, на которой едва умещалась тележка с ослом, Нелл заглянула в первый попавшийся дом, но никого не застала. Крыша совсем обвалилась, и дом имел нежилой вид. Нелл вспомнила, что в последний раз приходила сюда на Святки и приносила подарки, купленные на деньги, сэкономленные на ведении хозяйства. Отец семейства сухо поблагодарил ее, даже не удостоив улыбкой, но вежливо приложил руку к фуражке и пожелал ей всего доброго. Неужели он уехал, забрав с собой всю семью? И никто не занял его место… Да и кто пойдет жить в дом, находящийся в таком плачевном состоянии? Но почему Филан ничего не говорил ей об этом? Все это очень странно.

Сначала Нелл собиралась отправиться отсюда прямиком домой и обойти остальных жильцов на следующий день. Но передумала и направилась по другой тропинке, в ту сторону, где стоял еще один дом, который был ей совсем не по дороге. Мысли об обитавшем в «Королевском гербе» загадочном незнакомце тут же вылетели у нее из головы.

Из всех фермеров, которые платили Амбо арендную плату, Дойлы были самыми дружелюбными. Их младшая дочка училась в воскресной школе у Нелл, поэтому она ожидала встретить более радушный прием, чем громкий лай и сердитое рычание сторожевой собаки. Никто не вышел из дома, чтобы отозвать пса, хотя Нелл видела, что из трубы идет дым, а на веревке сушится белье. Дом давно не красили, деревья вокруг так разрослись, что сквозь листву не проникало солнце.

Осел кричал, недовольный лаем собаки, задержкой в пути и тем, что они сейчас далеко от места, где его ждет сытный ужин. Дворняжка злобно скалила зубы. Нелл решила не подходить к двери и отправилась прочь.

У нее есть еще время доехать до последней фермы. Темнеет сейчас поздно, к тому же Филана нет дома. Ужин для Нелл и тети Хейзел подадут в любое время, когда она прикажет, потому что новая кухарка сегодня утром уволилась.

Когда Нелл добралась до дома Познеров, она увидела, что какая-то очень полная женщина кормит гусей, бросая им в загон зерно. Это была беременная Софи Познер. Нелл спрыгнула с телеги и спросила:

– Разве вам можно таскать такое тяжелое ведро?

Подняв на нее глаза, Софи поджала губы и снова повернулась к гусям.

– А кто еще их покормит, скажите на милость?

– А где ваш муж?

– Слег с инфлюэнцей, так что, не обессудьте, не могу пригласить вас в дом.

Нелл услышала тяжелый сухой кашель, который доносился из дома. Кашель был такой сильный, что его не заглушал даже громкий гогот голодных гусей.

– Я говорила мистеру Слоуну, пешком ходила в Амбо-Коттедж. Если вы пришли за арендной платой, то напрасно, у меня нет денег. Я сказала мистеру Слоуну, что не смогу внести ее вовремя. Мой Джеймс слег, и теперь некому вести гусей на рынок в Скарборо или Гулль. Я в моем положении не смогу гнать гусей пешком так далеко. Да и больного Джеймса не могу оставить.

– А что, если посадить гусей в ящики и отвезти их в город на телеге?

– Наша лошадь сдохла в прошлом году. Об этом мы мистеру Слоуну тоже сообщали.

У Нелл болезненно сжалось сердце.

– Вы известили моего брата о своих трудностях, а он ничего не предпринял?

– Он ответил, что это не его печаль, и добавил, что мы все равно должны заплатить за аренду. Заявил, что сейчас всем трудно, потому что времена настали тяжелые и нам нужно потуже затянуть пояса. – Софи посмотрела на свой большой живот, который поясом не затянешь. – Скажите это моему будущему малышу.

– Вы… У вас есть дома еда?

– Еды полным-полно: гусиные яйца, гусиная печень, жареный гусь и гусиный суп. Вот только корм для гусей кончается. И если гусей нечем будет кормить, они потеряют в весе и на рынке их никто не купит, если даже я смогу их туда отвести. – Голос женщины дрогнул, и она отвела глаза, полные слез.

Господи, а Нелл еще расстраивалась, что у нее нет приданого! Она вернулась к телеге и достала мешочек перечной мяты, которую купила в аптеке.

– Это средство помогает от кашля, у меня нет ничего другого, но… Нет, у меня есть кое-что, что может вам помочь прямо сейчас. А потом приедет мой брат, и я расскажу ему о ваших затруднениях.

Миссис Познер приняла из рук Нелл мешочек с мятой и покачала головой:

– Ваш брат все знает. Но ему все равно.

– Я заставлю его обратить внимание на ваши нужды, – заявила Нелл. – Не знаю, удастся ли это мне, но сама я вам очень сочувствую и готова помочь.

– Да чем вы можете мне помочь? Извините меня, конечно, за эти слова. Не погоните же вы моих гусей в город!..

Действительно, чем может Нелл помочь? Разве что начать учить гусей грамоте?

– Я слыхала, что у вас нет ни шиллинга своих собственных денег, – продолжала Софи, оглядывая поношенное платье Нелл и простую соломенную шляпку, а также обратив внимание на то, что на Нелл не было никаких драгоценностей, кроме медальона из поддельного золота. Софи Познер обреченно покачала головой.

– Нет, у меня есть шиллинг, и даже больше. – Нелл вынула из кармана деньги, которые Филан вручил ей, чтобы она купила себе безделушки. Она еще не успела их припрятать. Отправляясь в Верхний Кингстон, Нелл прихватила их с собой, на тот случай если ей что-нибудь понадобится. Софи эти деньги нужнее. Жаль, что Нелл успела истратить пару монет на кружева для тетушки Хейзел. Нелл протянула деньги Софи.

– Я не могу это от вас принять, мисс Слоун. У вас у самой такой вид, словно вы не едите досыта.

– Что за глупости! Еды мне хватает. Просто у меня плохой аппетит и я уродилась худенькой.

Пока Софи разглядывала тоненькую фигуру девушки, про которую говорили «кожа да кости», Нелл думала о том, сколько еды пропадает зря в Амбо-Коттедже. Только прошлым вечером они выбросили столько пищи, что ею можно было бы кормить целую семью в течение недели. Филан никогда не скупился на собственные удобства, вкусную еду, уголь для каминов, дорогие свечи. Похоже, он экономил только на других, но никогда – на себе. Если бы Нелл узнала о бедах Софи раньше, у бедной женщины и ее мужа, кроме надоевшей гусятины, стояло бы на столе что-нибудь еще – например, фрикасе из курицы.

Нелл следовало знать о таких вещах. Ее покойная тетя, мать Лизбет, обязательно была бы в курсе. Не надо было слушать Филана. Прохладный прием, оказанный ей арендаторами фермы, не должен был удерживать Нелл от выполнения своего долга. Филан убедил ее ограничиться занятиями благотворительностью в деревне и уроками в воскресной школе. Она послушала брата и позабыла о людях, которые от них зависели. Нелл почувствовала угрызения совести, несмотря на то что почти все свое свободное время посвящала тому, что старалась хоть как-то улучшить жизнь детей, которые учились в школе, и положение слуг в их доме. Нужно сейчас же что-то предпринять, чтобы помочь Софи Познер и ее семье.

– Возьмите деньги и завтра в деревне наймите лошадь и повозку. Я бы прислала вам нашего кучера, но они с братом уехали по делам. – Дело, которое позвало Филана в дорогу, было весьма сомнительного свойства, но миссис Познер не обязательно было об этом знать. – Найдите человека, которому можно доверять. Пусть он отвезет гусей на рынок, продаст их и честно с вами расплатится.

Софи посмотрела на жалкую горстку монет в руке Нелл и снова покачала головой.

– Этого недостаточно? – Нелл подумала о своем тайнике в шляпной коробке. У Софи более неотложные нужды, чем у нее: женщина на сносях. – Завтра я принесу вам еще денег, еду и замечательный эликсир от кашля, который готовит моя тетя. И тогда я смогу сама отвезти вас в деревню. – Нелл показала на телегу с ослом. – Сегодня этого упрямца не заставишь идти никуда, кроме его собственного стойла, но завтра я постараюсь приехать как можно раньше…

Хоть Софи и не была очень грамотной, она умела складывать и вычитать как заправский торговец лошадьми или самый лучший продавец гусей.

– Спасибо за ваше предложение, мисс. Но этих денег вполне хватит. На них можно нанять Дэна. Раньше, когда у нас хватало денег, мы часто его нанимали. Он все знает и умеет. На войне бедняга потерял ногу и не может пешком гнать гусей в город, зато он может отвезти их на повозке. Дэн отвезет нескольких гусей в деревню, чтобы там продать и купить побольше еды. Затем в обмен на несколько птиц он может отправить остальных гусей на рынок. Но я не могу взять ваши деньги. Это не очень хорошо.

Хотя сейчас было не самое подходящее время и место для гордости, Софи Познер, с огромным животом, больным мужем, гогочущими голодными гусями и ее долгом за аренду земли и дома, отказывалась от жалкого дара Нелл.

– Я вас понимаю, – сказала Нелл. – Я куплю у вас одного гуся.

Нелл думала, что ей дадут сверток с ощипанной тушкой, которую она сможет поджарить сама, если Редферн еще не нанял новую кухарку. Однако не успела она и глазом моргнуть, как Софи завязала веревку вокруг шеи птицы и положила связанного гуся на телегу Нелл. Осыпаемая сердечными словами благодарности, в сопровождении гусиного гогота Нелл наконец отправилась домой.

Что-то здесь не так. Нелл мучили угрызения совести, подозрения… И ее раздражал голодный гусь, который громко гоготал. Но сейчас Нелл готова была свернуть шею не гусю, а своему ненаглядному братцу.

Глава 5

Алекс полдня прождал в гостинице, и все без толку. Миссис Риттер накормила его вкусным обедом, после чего он быстро обошел несколько магазинов на главной улице Кингстон-апон-Гулля. Чувствуя себя так, словно приехал в отпуск, он купил себе шарф в мелкую крапинку, на тот случай если камердинер и его багаж задержатся в пути, а также приобрел лакричные леденцы и томик стихов. Он бы еще не так здесь развернулся, если бы местные жители не глазели на него с нескрываемым любопытством, словно он с луны свалился.

Алекс был заинтригован тем, что местные жители рассказывали о его родственниках Слоунах. Однако больше его беспокоило то, о чем они помалкивали.

– Здесь у нас не принято болтать о лицах, занимающих более высокое положение, – сказала одна почтенная матрона, выбирая себе перчатки у галантерейщика. Словно у нее и в мыслях не было по дороге домой заходить в каждый дом, разбирая по косточкам пэра, обсуждая его покупки и его длинный, словно хобот, нос.

Когда графа Карда утомили скудные деревенские развлечения, он вернулся в гостиницу, чтобы узнать, нет ли для него каких-либо записок или устных сообщений. Увы, ничего этого не было. Отказавшись от игры в карты, от еды и отвергнув грудастую официантку, он нанял лошадь.

На этот раз граф выбирал лошадь на конюшне. Выбирал долго и наконец остановил свой выбор на серой в яблоках лошадке, на которой не стыдно будет показаться его родне со стороны покойной мачехи. Конюх не одобрил его выбор, сказав, что эта строптивая кобыла – сущее наказание, потому что не может не совершать подвиги.

К сожалению, графу вскоре пришлось убедиться в этом самому, по дороге в Амбо-Коттедж. Пытаясь удержаться в седле, Алекс не успевал обозревать окрестности, однако он полагал, что сразу же узнает Амбо-Коттедж, который наверняка похож на средневековый замок из мрачного готического романа. Хозяин гостиницы охотно рассказал ему, как туда добраться. При этом жена Риттера осенила себя крестом, а конюх сплюнул через левое плечо, чуть не попав на отполированные до блеска ботинки графа Карда.

Провожавшие поглядывали на него с тревогой и качали головами. Поэтому Алекс решил, что Амбо-Коттедж – полуразрушенный особняк с окнами, густо увитыми плющом и паутиной вместо штор. Или же вместо окон там бойницы для лучников, а вокруг дома вырыт ров со зловонной водой, в который бросают внутренности незваных гостей. Никто из тех, к кому обращался Алекс, не знал, дома ли мистер Слоун. Никто не выражал желания сходить в Амбо-Коттедж и справиться, дома ли хозяин. Даже лошадь не горела желанием отвезти его в Амбо-Коттедж.

К тому времени когда они наконец добрались, граф взмок от пота и тяжело дышал, а норовистая кобыла была бодра и полна сил. Глядя на дом, Алекс засомневался, то ли это место. Амбо-Коттедж нисколько не походил на неприступную крепость. Он представлял собой внушительных размеров вполне достойное дворянское жилище в превосходном состоянии, не нуждающееся в ремонте, с греческими колоннами и двумя галереями. Вокруг дома был ухоженный сад с аккуратно подстриженными кустарниками, полный голландских тюльпанов и других весенних цветов. Разумеется, Амбо-Коттедж не шел ни в какое сравнение с Кард-Холлом, похожим на замок, но был таким же большим, как его лондонский дом, и, пожалуй, не уступал ему по красоте. Может быть, у местных жителей массовое умопомрачение? Почему они воровато озираются по сторонам и понижают голос, говоря о таком замечательном доме?

Кард ждал конюха, который отвел бы в конюшню его лошадь, но не дождался. Да и конюшни не увидел. Неподалеку он заметил шест, к которому и привязал свою лошадь, и стал подниматься по широкой лестнице парадного подъезда, восхищаясь красотой примулы, которая росла в мраморных клумбах по обе стороны от парадной двери.

На стук никто не отозвался. Алекс постучал сильнее. Безрезультатно. Однако в доме кто-то был, из труб шел дым. К тому же мальчик из гостиницы сообщил, что вручил визитную карточку графа дворецкому. Поэтому Алекс изо всех сил стучал дверным кольцом в виде головы льва.

На этот раз дверь все-таки открыли. Не успел он назвать свое имя, отдать свою визитную карточку или высказать все, что думает о слугах, которые заставляют гостей ждать под дверью, как понял, почему никто не оставался в Амбо-Коттедже после наступления темноты. Местные жители были правы: в доме водятся привидения. И одно из них, похоже, сейчас стояло перед ним.

Справившись с охватившим его поначалу оцепенением, через пару секунд Кард осознал, что призрак был очень высоким, страшно худым и одетым в черный костюм дворецкого. Он был похож на труп и очень стар. Когда он склонился в учтивом поклоне, его кости заскрипели, или же он носил корсет, как принц-регент. Его лицо было бледным как смерть. Кожа натянулась и была почти прозрачной, сквозь нее просвечивали тонкие красно-голубые жилки. Его глаза были красноватыми.

Наконец до Алекса дошло, что перед ним альбинос, и он вздохнул с облегчением. Неудивительно, что невежественные местные жители, находясь в плену предрассудков, с опаской относятся к тому, что им непонятно, и к тем, кто отличается от них. Причуду природы они считают опасной и пугающей. Алекс только недоумевал, почему это доисторическое ископаемое не отправили на пенсию еще несколько десятилетий назад, чтобы он не пугал своим видом маленьких детей и неосторожных посетителей. Разумеется, нет никаких сомнений в том, что обитателям такого ухоженного дома, как Амбо-Коттедж, вполне по средствам отправить старика в отставку. А может, он уже умер и превратился после своей смерти в призрак? Если нет, то этот человек, похожий на скелет, определенно стоит одной ногой в могиле.

– Вы Редферн? – догадался Алекс.

– А вы лорд Кард? – догадался, в свою очередь, дворецкий. Он не стал дожидаться, когда Алекс изложит суть дела, которое его сюда привело. – Сожалею, но никого из семейства Слоунов сейчас нет дома. Я извещу их о том, что вы приходили. Всего хорошего, сэр.

И он закрыл дверь перед носом у графа.

Алекс готов был поклясться, что даже его лошадь над ним смеется. Какое-то подобие призрака выставило его за дверь! Пусть на нем надет шарф в мелкую крапинку вместо замысловато завязанного шейного платка и он приехал верхом на грубой скотине, а не на красавце коне чистокровной породы, но граф Кард – аристократ до мозга костей. Граф выпрямился во весь свой немаленький рост и принялся кулаком барабанить в дверь.

Редферн приоткрыл дверь на один дюйм, не более.

– Да?

– Нет. – Алекс еще больше приоткрыл дверь, вынуждая Редферна отступить назад. – Вы не смеете обращаться со мной как с надоедливым уличным разносчиком. Я не уйду, пока не получу ответы на некоторые вопросы. Вы меня поняли?

Редферн понял одно: господин молодой, сильный, большого роста, и ему его не одолеть.

– Да.

– Хорошо. А теперь скажите, дома ваш хозяин? Говорите прямо, не ходите вокруг да около.

– Нет, – с поклоном ответил дворецкий.

– Он будет сегодня?

– Нет.

– А завтра?

– Не имею чести знать.

– Где он?

– Не моего ума дело.

– А что мисс Слоун? Она дома?

– Нет.

– Уехала вместе с братом?

– Нет.

– Значит, она вернется сегодня? Или завтра? Может быть, я могу где-нибудь ее найти?

– Я не уполномочен говорить.

Алекс начал легонько хлестать кнутовищем по ботинкам. Надо держать себя в руках, хотя бы из уважения к преклонному возрасту дворецкого.

– А мисс Азелина Амбо? Она принимает?

У дворецкого задергался кончик носа.

– Мадам регулярно получает сообщения с того света от усопших родственников.

– Но сейчас она находится в этом чертовом доме?

– Нет.

– И вы не скажете мне, где она, чем заняты все остальные обитатели дома и почему никто не ответил на мою записку, которую я послал вчера?

– Нет, милорд. Я не обсуждаю своих хозяев.

– Что ж, это заслуживает похвалы. Однако давайте начнем наконец.

Кард прошел мимо дворецкого в просторную, сверкающую чистотой переднюю с корзинами цветов повсюду, каким-то уродливым портретом на стене и двумя одинаковыми скамьями.

– Может быть, вы потрудитесь присесть? Разговор займет некоторое время. – Он говорил тоном, не терпящим возражений, давая понять, что для того, чтобы получить ответы на нужные ему вопросы, Алекс готов последовать за Редферном на кухню, на чердак, да хоть к черту на кулички. Исключая вооруженный отпор, дворецкому не оставалось ничего другого, как уступить.

Редферн ждал, пока Алекс не сядет на скамью, а затем, скрипя костями и вздохнув, опустился на скамью напротив. Его вздох был скорее похож на предсмертный стон. Бросив на Редферна взгляд и убедившись, что он еще жив, Кард начал разговор:

– Кто платит вам жалованье, Редферн?

Старик удивленно поднял седые брови:

– Как это кто, милорд? Обитатели Амбо-Коттеджа, разумеется.

– Нет, Редферн. Это я плачу вам жалованье. Я владелец этого дома.

– Черта с два! То есть я хотел сказать: черта с два вы являетесь его владельцем.

– Ну ладно. Кто унаследовал эту усадьбу после того, как скончался старик Амбо?

– Как кто? Его племянник, мистер Слоун.

– Вы заблуждаетесь, Редферн. Я понимаю, что вы поступили сюда на работу позже, но мистер Амбо оставил имение жене и дочери, которые пережили его, хотя и ненадолго.

Филан Слоун не был кровным родственником мистера Амбо, поскольку являлся племянником его жены. Он не мог быть наследником этого поместья по закону.

– Ясно, – сказал дворецкий, начиная прозревать, и хотя у него и так не было ни кровинки в лице, еще сильнее побледнел.

– Да. А разве по закону муж не распоряжается собственностью жены?

Дворецкий встал. Он едва держался на ногах и слегка пошатывался.

– Да, милорд.

– Значит, граф Кард, женившись на бывшей мисс Амбо, по закону стал владельцем этого имения сразу после смерти ее матери? Ответ очевиден. Как только умер мой отец, я унаследовал усадьбу и все, что здесь находится, вместе с доходом, который она приносит. Ну а теперь я снова вас спрошу, Редферн: кто платит вам жалованье?

– Вы, милорд, – ответил дворецкий и поклонился Алексу так низко, как могли ему позволить старые кости. – Я рад, что первым приветствую вас в Амбо-Коттедже.

– Садитесь, старина. Я не позволю вам упасть, пока не получу от вас сведения, из-за которых я приехал.

– О, но если бы мы знали… – забормотал взволнованный таким поворотом дел Редферн, снова опускаясь на скамью и качая головой.

– Слоун хорошо знал об этом. Он не мог не присутствовать при оглашении завещания мистера Амбо. Я предпочел не обращать внимания на сложившееся положение дел, поскольку ни за что не выгнал бы из дома родственников моей покойной мачехи, зная, что им понадобятся средства к существованию. Я не имею представления, считают ли обе женщины Слоуна законным наследником.

– Готов поспорить, что мисс Элеонора принимает все за чистую монету и думает, что ее брат законный наследник. Вашего имени никто ни разу не упоминал. А что касается старой сумасшедшей ведьмы, никто не знает, что у нее на уме.

– Вы имеете в виду мадам Амбо?

– Да, ее. Она скажет вам, что ее покойный дядюшка предсказывает дождь, или что ее покойный жених говорит, что у нас испортилось мясо, или что ее сестра сообщила с небес, что служанки отбились от рук. Хуже всего то, что дождь обычно действительно идет, мясо на следующий день приобретает неприятный запах, а под коврами я обнаруживаю массу пыли.

– Ну ладно, давайте на время оставим в покое мадам Амбо и потусторонние силы. Лучше скажите мне: известно ли вам хоть что-нибудь о трагической гибели графини Кард?

– Только то, о чем шепчутся в деревне, милорд. Мистер Слоун не любит, когда об этом говорят, и не разрешает произносить ее имя.

– Я слышал то же самое. Поэтому мне нужно с ним потолковать. Как выдумаете, когда он вернется?

– Клянусь, я сказал бы вам, если бы знал, милорд. Однако он никогда мне ничего не говорит. Но в Скарборо есть один адрес, где он останавливается, в Гулле есть комнаты, где он иногда живет. Странно, что он уехал в большой спешке сразу после того, как получил вашу визитную карточку. И велел мне на порог вас не пускать.

– Действительно странно. Может быть, он подумал, что я приехал, чтобы выставить его за дверь – со всеми вещами и скарбом. А что мисс Слоун?

– Ее сейчас нет, она уехала по делам.

– По делам? Она ведет дела?

– Нет, она делает добрые дела. Если вы спросите мое мнение, это пустая трата времени – и ничего больше. Кухаркам не обязательно уметь читать, а ученики в школе обойдутся без уроков рисования. Как бы то ни было, что бы она ни делала, никто не принимает ее здесь за свою, потому что она слишком долго отсутствовала, пока училась в модной Школе для благородных девиц, и из-за ее умалишенной тети. И потом, здесь очень плохо относятся к мистеру Слоуну.

Алекс посмотрел на любительский портрет, который висел на стене. На нем была изображена белокурая женщина с голубыми глазами, которая задумчиво смотрела вдаль. Хотя ракурс на этой картине был выбран не вполне удачно, Алекс без труда узнал женщину на холсте.

– Это мисс Лизбет, то есть леди Кард, – пояснил Редферн. – Мистер Слоун собственноручно написал этот портрет, взяв за основу подлинный, который висит в гостиной. Он нарисовал множество таких портретов, они развешаны повсюду.

Как странно!..

Алекс ушел. Прежде чем он свяжется с адвокатом и будет с ним обсуждать свои дела, ему нужно о многом поразмыслить. Он вернется завтра утром, чтобы встретиться с мисс Слоун. Редферн клятвенно заверял, что она непременно будет дома.

Выйдя из Амбо-Коттеджа и отвязывая свою лошадь, Кард услышал голоса. Подумав, что, возможно, это мисс Слоун вернулась домой, он обошел вокруг дома, следуя туда, откуда они доносились. В саду, где через несколько недель расцветут прелестные розы, он увидел маленькую старую женщину в широкополой соломенной шляпе, которая вела беседу с…

Озадаченный Алекс в недоумении озирался по сторонам. Он не увидел никого, с кем могла разговаривать пожилая дама, хотя беседа велась очень оживленная. Алекс кашлянул, чтобы привлечь внимание женщины.

– Мадам Амбо? – Кто это может быть еще, кроме нее? – Я граф Кард.

Дама прищурилась:

– Нет, вы не можете быть графом Кардом. Этот джентльмен гораздо старше вас. Я говорила с ним только на прошлой неделе. Он очень много знает о розах.

Так оно и есть. То есть так оно и было. Отец всегда интересовался розами. Благодаря его усилиям розовый сад в Кар-дингтон-Холле славился на всю округу. У Алекса были другие интересы, однако он следил, чтобы за цветочными клумбами тщательно ухаживали.

– Полагаю, это был… ах… мой отец. Он скончался.

– Разумеется, скончался, иначе как бы он смог со мной разговаривать?

Алекс не нашелся что ответить и сказал:

– По-моему, мы с вами встречались много лет назад, когда ваша племянница Лизбет вышла замуж за моего отца. – Наверное, мадам Амбо осматривала их сад, раз помнит розы.

Тетушка покойной Лизбет сняла соломенную шляпу. У нее были аккуратно заплетенные в косы волосы, почти полностью седые. Она подошла к Алексу ближе и посмотрела на него в упор. Ее лицо было на расстоянии всего нескольких дюймов. От нее исходил какой-то гнилостный запах. Нет, этот запах шел не от нее, а от садового совка с навозом, который был у нее в руках. Алекс попятился. Даже нормальные женщины порой бросаются разными вещами. Кто знает, что взбредет в голову даме, которая, мягко говоря, не в себе?

– Тогда меня звали виконт Эндикотт, Александр.

– У вас его глаза.

– Да, – согласился он, радуясь, что она его узнала.

– Бедный мальчик.

Почему? Потому что отец умер или потому что он на него похож? Черт возьми, его нос не настолько уродлив! Особенно когда часть его скрывают очки.

Тетя Хейзел отвернулась и снова занялась садовыми делами.

– Его здесь нет, – бросила она Алексу через плечо, наклонившись над кустом роз. Мадам Амбо добавляла навоз в почву, чтобы питать их корни.

– Моего отца? На самом деле я, ну, вовсе не ожидаю, что он должен быть здесь. Я надеялся застать вашего племянника, Филана Слоуна.

– Он не мой племянник, – раздраженно заявила дама. – Дайте мне, пожалуйста, вон то ведерко, будьте так добры. – Протягивая ей ведро, Алекс пожалел про себя, что не купил новых перчаток. – Он был племянником моей снохи. Как жалко!

Кого ей жалко – ее усопшую сноху или Филана? У Алекса голова шла кругом. Даже в беседе с лошадью было бы больше смысла, чем в разговоре с мадам Амбо. Алекс присел на корточки рядом с женщиной, скорее чтобы вытереть перчатки о траву, чем пообщаться с ней.

– Вы можете рассказать мне о Филане?

– Я уже рассказала. Его здесь нет. Вы принесли лакричные леденцы?

Алекс автоматически полез в карман, а затем спохватился:

– Откуда вы знаете про лакричные леденцы?

– Их любила Лизбет.

Нуда, конечно. Теперь он вспомнил, что у новой жены отца всегда была баночка леденцов, которыми она охотно делилась с двумя сластенами мальчишками. Может быть, место, откуда она родом, пробудило воспоминания о Лизбет, и поэтому он купил это лакомство. А эта старая женщина просто живет в прошлом – вот и все. Алекс протянул ей сверток с леденцами.

Тетя Хейзел развернула оберточную бумагу, взяла один леденец и отдала ему сверток обратно.

– Нет, благодарю вас. Можете оставить их себе. Женщина положила леденец в рот.

– Она говорила, что вы придете.

Граф нахмурился:

– Редферн сказал, что мисс Слоун ничего не знала о моем приходе.

– Не Элеонора. Лизбет.

– Но Лизбет… – Нет, он не станет пытаться открыть ей глаза на то, с чем мирилось большинство окружающих мадам Амбо людей. Подумаешь, тетя Хейзел разговаривает со своими умершими родственниками – ну и что из этого? Во всем остальном эта дама почтенного возраста такая же нормальная, как половина лондонских матрон, и намного интереснее, чем они.

– Она говорила насчет какого-то обещания, – произнесла мадам Амбо, облизывая губы.

Алекс порывисто поднялся.

– Как могла Лизбет… То есть как вы узнали об обещании?

– Она сама мне сказала. Не помню только, кому именно она обещала сегодня составить компанию, но помню, что именно поэтому она и ушла.

– Ах, ваша племянница, – догадался Алекс, и у него отлегло от сердца.

– Нет, Элеонора. Знаете ли, Лизбет умерла.

– Да, знаю, – сказал Алекс, решив соглашаться со всем, что скажет бедная, запутавшаяся женщина, и подыгрывать ей. – Примите мои соболезнования. Но я думал, что мисс Слоун зовет вас тетей Хейзел.

– Конечно. Но вам не приходило в голову, как она может быть моей племянницей, если Слоун не мой племянник? Ну, как вы думаете? Я полагала, вы более сообразительный, судя по тому, что о вас говорил ваш отец, а вот второго сына он считал бестолковым.

Сейчас сообразительный Алекс чувствовал себя глупцом. Он охотно поменялся бы местами со своим братом и подставил себя под французские пушки, лишь бы не ломать голову над словами сумасшедшей женщины.

Пытаясь направить разговор в русло логики и реальности, он спросил:

– Вы не знаете, где можно найти мистера Слоуна? Филана, – добавил он на тот случай, если дама общалась с духами каких-нибудь еще Слоунов.

– Нет, не знаю. Он сказал, что получил срочное сообщение и должен уехать. Но не поставил нас в известность, куда и зачем. Это может сказать Андре.

– Этим он оказал бы мне неоценимую услугу. Андре в конюшне? Или работает в саду? – Кард с надеждой огляделся по сторонам.

– Нет, Андре умер. – Мадам Амбо скривила губы и вытерла глаза, оставив грязный след на щеке. – Бедный мальчик!

Кто – Андре или Алекс?

Тетя Хейзел проводила Алекса туда, где стояла его лошадь, и по дороге предложила проконсультироваться с Андре на счет того, куда поехал Слоун. Она также обещала при случае сообщить старому графу, что его сын ведет себя подобающим образом.

Алекс вежливо поблагодарил женщину, пообещав, что вернется утром, чтобы поговорить с мисс Слоун. Затем мадам Амбо подала Алексу руку для того, чтобы он ее поцеловал. Руку в грязной, ужасно пахнущей перчатке.

Глава 6

Несмотря на то что светило солнце, Нелл была как в тумане. Как во сне, она отмахивалась от гуся, который норовил ущипнуть то ленточки на ее шляпе, то бахрому на сумочке. Погруженная в свои мысли, Нелл ничего не замечала вокруг. К счастью, осел знал дорогу домой.

Нелл не давали покоя странное поведение брата, неожиданный приезд таинственного незнакомца и невыносимые условия, в которых жили арендаторы.

Она ничего этого не знала раньше. Не знала? Или не хотела знать, стремясь оградить себя от горькой правды, из страха остаться без крыши над головой, одна-одинешенька на всем белом свете? Положа руку на сердце, Нелл понимала, что все это время заблуждалась. Она знала, что брата недолюбливают в деревне, но считала это проявлением зависти и классовых противоречий. Ей следовало больше интересоваться происходящим и во все вникать. Но Филан – ее брат, и она находится в полной зависимости от него. Если он говорил, что каникулы она должна проводить в школе, она не смела возразить. Если он запрещал местным холостякам приходить в Амбо-Коттедж, кому она могла пожаловаться? Если брат говорил, что у них нет средств на то, чтобы она начала выезжать в свет, или нет денег ей на приданое, или на поездку в Лондон, где ее бывшие подруги по школе могли представить ее своим знакомым, разве могла она достать на это денег самостоятельно? Если он говорил, что сестра нужна ему дома, как она могла его покинуть?

Все было бы по-другому, если бы не умерла Лизбет. Любимая кузина Нелл сделала бы все, чтобы представить ее ко двору и в высшем свете, и, пользуясь своим положением графини, всячески поддержала бы ее. В своих письмах Лизбет все это обещала Нелл и повторила свое обещание, приехав на похороны отца. Она непременно нашла бы мисс Элеоноре Слоун самого красивого, самого богатого, самого доброго джентльмена в Лондоне. Но смерть помешала Лизбет выполнить обещание.

И еще жизнь Нелл изменилась бы, если бы ее дядя Амбо оставил ей приданое в своем завещании, но он понадеялся на то, что Лизбет или Филан позаботятся о ней. Но Филан, убитый горем, не мог даже присматривать за Нелл, которая была в то время подростком. На следующий день после смерти их тети Амбо Нелл отправили в академию благородных девиц.

По идее Нелл надо было послать в школу рангом ниже, где учились дочери простых людей или девочки из семей торговцев. Академия благородных девиц, в которой училась Нелл и которую в свое время посещала Лизбет, предназначалась для оттачивания манер богатых аристократок, которым были обеспечены в дальнейшем и успешные сезоны, и удачное замужество. В жизни Нелл не было ни выездов в свет, ни свадьбы, ни каких-либо перспектив заключения брака.

Вместо этого она влачила жалкое существование, заботилась о Хейзел, тетушке Лизбет, и вела домашнее хозяйство. Однако что еще ей оставалось делать в восемнадцать лет после окончания учебы? И Нелл смирилась со своей судьбой. Хорошо еще, что она не оказалась в работном доме, а продолжает жить в Амбо-Коттедже. Достигнув совершеннолетия, она могла уехать из Кингстон-апон-Гулля, но куда? Время от времени старые школьные подруги писали Нелл, но за эти годы почти все они вышли замуж и обзавелись детьми. Никто не приглашал ее на балы и вечеринки по случаю помолвок. Ей было стыдно просить подруг о месте экономки в их домах. К тому же Нелл не могла оставить брата.

Филан после трагической гибели Лизбет сильно изменился. Даже после смерти родителей, когда они с Нелл поселились в этом доме, он так не горевал и не утратил способности радоваться жизни и смеяться. Когда Лизбет вышла замуж и покинула отчий дом, все очень переживали, потому что блистательная Лизбет была душой Амбо-Коттеджа. А Филан ее просто боготворил. Казалось, часть души Филана погибла вместе со смертью Лизбет.

Время не залечило его раны. Угрюмый и подавленный, он был склонен к приступам тоски и меланхолии, которые с годами становились все более затяжными. Редко улыбался, был замкнут и вел затворнический образ жизни. Бывая дома, часами просиживал в библиотеке, не расставаясь с графином бренди и с портретом Лизбет. Возможно, он даже разговаривал с портретом, как тетя Хейзел, беседующая с душами умерших близких. Нелл никогда не заговаривала с ним об этом, чтобы не вызвать его гнев.

Она оправдывала его поведение тем, что Филан много работает и переживает из-за трудностей с финансами. Ходила вокруг него на цыпочках, так же как слуги. Нелл никогда не допускала мысли, что брат неуравновешен и ведет себя не менее странно, чем тетя Хейзел. Даже самой себе она не могла признаться, что боится его. Вдруг он выгонит ее из дома, так же как выгоняет слуг?

Но терпеть все это дальше невозможно. И Нелл решила поговорить с братом откровенно. Поручив ей собирать с фермеров арендную плату, Филан не мог не понимать, что сестре станет известно о том, что он бросил этих людей на произвол судьбы и что она не допустит такой несправедливости. Нелл было двадцать пять лет, и она приберегла на черный день мизерную сумму денег. У тети Хейзел тоже были кое-какие сбережения и несколько драгоценностей, которые можно заложить, если им обеим придется уехать.

Ослик направился прямиком к своей конюшне, предвкушая получение ожидающей его там порции овса. Пока новый помощник конюха мальчик Кристофер распрягал осла, Нелл неторопливо развязала гуся и погладила его по голове. Она собиралась отнести гуся в сад, в который выходила кухня, и оставить его там, чтобы новая кухарка, которую им с большим трудом удалось нанять, придумала, что с ним делать. Однако у гуся, похоже, были свои планы. Он перемахнул через низенький заборчик и последовал за Нелл, видимо, приняв ее за свою новую подружку.

– Думаешь, Редферн обрадуется, увидев тебя у парадного входа? – спросила Нелл. Однако гусь наклонил голову и как ни в чем не бывало последовал дальше.

Когда он повернул за угол и направился к парадному подъезду, Нелл, к своему немалому удивлению, заметила возле дома мужчину и лошадь. И этого мужчину, и эту лошадь она видела в первый раз. Молодой человек был высок и широк в плечах. Одет просто, но его ботинки были начищены до блеска, а костюм был ладно скроен по фигуре. Очевидно, это и есть тот самый загадочный незнакомец, с которым ей запрещено разговаривать. Опасный распутник, которого она поклялась избегать. Разве может в их захолустном городке за один день появиться второй приезжий господин?

Наверняка это он, негодяй и прохвост, раз выкручивает руку беззащитной старушке тете Хейзел, поворачивая ее и так и сяк.

Нелл не раздумывая бросилась к ним со всех ног. Гусь последовал за ней.


Вместо того чтобы облобызать руку мадам Амбо, граф хотел дружески пожать ее, но упрямая женщина тянула руку в измазанной землей и навозом перчатке к лицу лорда Карда. Неизвестно, что это было с ее стороны: обычная назойливость или проявление врожденной французской галантости?

Затем Алекс услышал истошный крик и оглянулся.

Худенькая женщина в полинявшем, непонятного цвета, платье и пестрой шали, наброшенной на плечи, бежала к ним о своим ручным гусем. Алекс опешил и выпустил руку мадам Амбо. Гусь гоготал, взмахивал крыльями, щипал его клювом, а девушка одновременно с гусем мутузила Алекса, шлепала его ладонью и била кулаком. Алекс вынужден был защищаться и отпустил узду кобылы.

Серой не понравилось, что люди дерутся. Она брыкалась и лягалась, подвергая опасности старуху француженку, которая стояла поблизости. Алекс старался увернуться от нападения гуся и девушки и хотел спасти мадам Амбо от опасности, оттолкнув ее подальше от лошади. Алекс сделал все, чтобы не упасть на старушку, и повалился на свое левое плечо. Женщины, лошадь и гусь одновременно кричали, скакали и прыгали, путаясь другу друга под ногами, так что Алекс даже не заметил, как лошадь задела его копытом. Он вскочил на ноги и схватил женщину за шаль, чтобы оттолкнуть подальше от лошади. Но она ударила его своей сумкой, сбив с него очки. Алекс оттащил ее в сторону, несмотря на то что она пинала его ботинками с деревянными подошвами и толкала костлявым локтем в живот. Чтобы защитить разъяренную фурию от лошадиных копыт, Алекс снова перекатился на плечо. Женщины были спасены, а он лежал на спине и тяжело дышал.

На этом все могло бы закончиться, если бы воинственно настроенная домашняя птица с куриными мозгами не набросилась на лошадь. Если бы глупая лошадь обратилась в бегство, птица не догнала бы ее, но безмозглая кобыла стала защищаться. Алекса не особенно заботило то, что случится с той или другой – по крайней мере ему было все равно, что случится с гусем, который сам обрек себя на смерть. Но стройная женщина стала заламывать руки и рыдать, а мадам Амбо принялась что-то кричать по-французски. Лежа на земле, Алекс не мог не думать, что если гусь сдохнет и после смерти начнет вести беседы с чокнутой родственницей Лизбет, это будет настоящее безумие.

Поэтому он поднялся и поспешил спасать гуся.

Он схватил обезумевшую лошадь под уздцы и держал, надеясь, что женщинам хватит здравого смысла отогнать гуся.

Однако он ошибся. Наверное, у них совсем не осталось здравого смысла, потому что старуха продолжала истошно вопить, а молодая подбежала, чтобы помочь ему держать встающего на дыбы, брыкающегося, беснующегося коня. А это означало, что Алекс должен спасать девушку, а не заботиться о собственной безопасности.

Он ругался и кричал ей, чтобы она убрала проклятую птицу и не подходила к коню. Что она и сделала, так резко отпустив узду, что, когда серая в яблоках тряхнула головой, Алекс был сбит с ног и упал прямо под копыта лошади.

Охваченное паникой животное не сразу осознало, что топчет копытами не строптивого гуся, а своего седока. Поняв свою ошибку, испугавшись ее последствий или просто решив найти себе безопасное место, лошадь припустилась галопом, на этот раз слегка задев Алекса копытом по голове.

– Скажи что-нибудь, мальчик, поговори со мной! – вопила тетя Хейзел.

– Разве я уже умер? – спросил Кард, не решаясь двигаться, боясь, что у него поврежден позвоночник и он не владеет своим телом. Он не чувствовал собственных ног, а это дурной признак, зато начал чувствовать плечо. Алекс боялся, что вывихнул его, такой острой была боль.

– Не двигайтесь, – приказала молодая женщина, словно у Алекса был выбор.

Она прогнала гуся, который норовил подолбить клювом медные пуговицы, и послала пожилую женщину принести воды и нюхательной соли и привести Редферна. Затем опустилась на колени рядом с Кардом и вытерла кровь, которая бежала у него по лбу.

Алекс поднял на ангела глаза, теряясь в догадках, умер он или жив. У девушки была кожа персикового цвета, золотистые локоны, стянутые перепачканной лентой, и глаза необыкновенной голубизны. Разглядеть ее как следует Алекс не мог, поскольку с него слетели очки. Но он не сомневался, что девушка красива. Он чувствовал это сердцем. Она нежна, деликатна, ее прикосновения ласковы, и от нее пахнет перечной мятой. Неужели это маленькая тень Лизбет, костлявый и бледный ребенок, которого они с братом когда-то дразнили? Господи, чудеса и вправду случаются!

Нелл смотрела на лицо, которое запомнила на всю жизнь. Знаменитый эндикоттский нос, густые черные волосы, очки – перед ней был вовсе не незнакомец. Это был любезный, серьезный мальчик, который когда-то за нее вступался. Милый юноша, помешавший своему младшему брату-проказнику, когда тот хотел засунуть ужа ей за шиворот. Он также ухаживал за ней на свадебном обеде, предлагая самые лучшие деликатесы, то ли оказывая ей гостеприимство, то ли желая подкормить худенькую девочку. Даже тогда он обладал чувством собственного достоинства дворянина. Неужели это граф Кард, кумир ее детства?

Разумеется, сейчас, когда он лежал, распростертый, на земле, ни о каком достоинстве не могло быть и речи. Его левая рука была согнута как-то неестественно, из раны на лбу сочилась кровь, лицо исказила гримаса боли, и, чтобы что-то увидеть без очков, он щурил свои карие глаза. Однако это был все тот же ее герой. Он бесстрашно спас Нелл, ее тетю и даже гуся. Только бы рана не оказалась серьезной! Господи, сотвори чудо, помоги ему!

Она снова вытерла кровь с его лба, мысленно моля Бога, чтобы Алекс не умер.

– Нелли?

– Туз?

Алекс улыбнулся и закрыл глаза.

Пожилая дама, старый дворецкий и худенькая молодая женщина были не в состоянии внести Алекса в дом, не говоря уже о том, чтобы поднять его на второй этаж. Отправив осла спать, помощник конюха Кристофер ушел домой, а кучер и конюх уехали вместе с Филаном.

Чтобы не причинить вред потерявшему сознание Карду, Нелл боялась передвигать его с места, пока не станет известно, насколько серьезна его рана.

– Нужно кого-нибудь позвать на помощь.

Нелл собиралась, оседлав лошадь Филана, поехать в деревню сама. Жеребец не знал женского седла, а Нелл никогда не садилась на лошадь по-мужски, но это не могло остановить девушку. Однако оставлять лорда Карда здесь, на дороге, где его мог нечаянно задавить какой-нибудь экипаж, было небезопасно. А если Алекс придет в себя или у него – не дай Бог – начнется внутреннее кровотечение? Нелл не могла допустить, что он будет лежать здесь и умирать в окружении старика слуги и ненормальной тетушки. Поэтому она решила позвонить в пожарный гонг, который висел у парадной двери. Нелл изо всех сил ударила колотушкой в круглый кусок меди, потом еще и еще.

Тетушка Хейзел закрыла уши руками, а Редферн в испуге отпрянул назад.

Алексу показалось, что под ним сотрясается земля и колокола извещают о начале Страшного суда. Наверное, он уже на том свете. Однако граф не возражал, когда его голову положили на чьи-то мягкие колени. Он попытался улыбнуться и почувствовал, как чья-то слезинка капнула ему на щеку. Разве ангелы плачут?

Рядом с ангелом он увидел тетю Хейзел.

– Молодец, дорогая, это ты хорошо придумала, – сказала она ангелу. – Он приходит в себя. К тому же фермеры, услышав гонг, прибегут сюда, помогут внести его в дом и приведут врача.

«Господи, да кто сюда прибежит?» – с тоской думала Нелл. Софи Познер на сносях, а ее муж слег с инфлюэнцей. Может, сюда прибегут Дойлы, которые даже не удосужились открыть дверь сестре хозяина фермы? А Макалистеров и вовсе давно след простыл. Нет, помощи им ждать неоткуда. Нелл опасалась, что фермеры даже пальцем не пошевелят, чтобы им помочь. Пока огонь не доберется до их домов, они не придут на помощь, пусть даже Амбо-Коттедж сгорит дотла.

– Может быть, помощник конюха не успел уйти далеко? И, услышав гонг, приведет помощь из деревни?

Перепуганный Кристофер, запыхавшись, примчался в Амбо-Коттедж. Он очень удивился, услышав пожарный гонг, ведь всего десять минут назад, когда он покинул усадьбу, огня и в помине не было. Видимо, злые духи, завладевшие этим домом, совсем распоясались. У юноши отлегло от сердца, когда он увидел, что шум подняли не из-за призрака, а из-за полумертвого незнакомца.

Он со всех ног побежал в деревню. В ушах у Кристофера еще долго звенели звуки пожарного гонга и звучали распоряжения мисс Слоун. Юноша бежал так быстро, что если бы он решил запрячь и оседлать лошадь мистера Слоуна, у него ушло бы на дорогу больше времени, чем добежать до деревни.

Что касается взятой в аренду лошади графа, то она вернулась в гостиницу вся в мыле, с испуганными глазами и без седока. Мистер Риттер не на шутку встревожился. Не случилось ли с графом Кардом несчастье? Поэтому он собрал всех конюхов. Впрочем, гораздо больше его беспокоил неоплаченный счет, чем жизнь постояльца. На звуки пожарного гонга сбежалось полдеревни. Движимые любопытством люди были возбуждены и оживлены, словно собрались на деревенский праздник. Шумной толпой они отправились по пыльной дороге в Амбо-Коттедж, многие шли туда впервые в жизни. Кто-то тащил с собой деревянную дверь на тот случай, если раненого графа необходимо будет перенести в деревню, некоторые мужчины захватили пистолеты. Кто-то нес ведра, кто-то – лопаты. Кузнец захватил молот, хирург – аптечку и медицинские инструменты. Под предлогом того, что так удобнее идти, Китти Джонстон подоткнула юбки.

Не то чтобы викарий верил россказням о призраках, обитающих в доме Слоунов, но все же взял с собой крест и Библию. Время от времени он заходил в Амбо-Коттедж на чашку чая, а раз в месяц – на обед. Мисс Слоун – порядочная богобоязненная женщина, преподает в воскресной школе. Мистер Слоун не посещает церковь, но это не означает, что он безбожник в большей степени, чем любой другой среди этой толпы. Редферн – всего-навсего несчастный старик, чья душа не запятнана никакими грехами. Мадам Амбо – приверженка папы римского, а вовсе не ведьма, как многие думают. «Береженого Бог бережет», – говорил себе викарий, готовый к самому худшему. Тяжело дыша от быстрой ходьбы, он читал молитву и просил Бога о том, чтобы все обошлось.

Нелл хотелось расцеловать всех этих людей, даже потного верзилу кузнеца, хозяина гостиницы в заляпанной элем одежде и ханжу служителя церкви, – так она обрадовалась, увидев, что из деревни спешит подмога. Нелл приказала Редферну принести вина и воды для одолеваемых жаждой спасателей, пока те, окружив хирурга плотным кольцом, ждали его вердикта.

– Жить будет, – объявил доктор Лесситер под одобрительный рокот и возгласы толпы. Все подняли бокалы с вином, радостно приветствуя весть о спасении лорда Карда, – все, кроме самого Алекса, который чувствовал себя словно в тумане. Ему трудно было согласиться с мнением хирурга. Он лежит на земле. Все взгляды устремлены на него. Если он до сих пор еще не скончался от сильной боли, то готов был умереть от стыда и унижения.

Хирург сказал, что предпочтительнее вправить вывихнутое плечо прямо здесь, на месте, чтобы, когда графа будут вносить в дом, он не испытывал сильной боли. Алексу трудно было себе представить, что боль может быть сильнее той, которую он испытывал сейчас. Граф поднял голову, пытаясь среди сотен глаз найти знакомые голубые глаза Нелл. Она была рядом и держала его за руку. Стараясь подбодрить Алекса, Нелл кивнула ему, и он ответил ей кивком.

Кузнец держал графа за один бок, хозяин гостиницы – за другой, а хирург в это время тянул и дергал Алекса за руку. От боли Кард потерял сознание, викарий сочувственно поморщился, а гусь ущипнул Китти Джонстон за красную шелковую нижнюю юбку. Когда наконец плечо лорда Карда встало на место, раздались одобрительные возгласы и крики «ура».

– Как только его уложат в постель и разденут, я осмотрю его и скажу, в каком он состоянии, – пообещал хирург. Мужчины подняли Алекса и осторожно положили на дверь, которую притащили с собой. Решено было поместить графа в самой большой спальне для гостей. – Конечно, я не могу гарантировать, что от падения у него не вышибло мозги.

– Нет, что вы, он узнал меня, – сказала Нелл.

Судя по выражению лица доктора, он ей не поверил. Откуда этот блестящий щеголь может знать старую деву мисс Слоун, которая ни разу не выезжала в свет? Не исключено, что эта девушка тоже чокнутая, как и все ее родственники.

Видя, что врач сомневается в ее словах, Нелл добавила:

– Ваш пациент – Александр Эндикотт, граф Кард. Он пасынок моей покойной двоюродной сестры. Можете не сомневаться: он меня узнал.

– Ну что ж, это неплохо, если только его сиятельство не повредился в уме. Тем не менее есть опасность наличия внутренних повреждений, и у больного может начаться внутреннее кровотечение. Я также не могу исключить возможность, что одно из сломанных ребер не задело легкое, хотя никаких хрипов у него в груди не обнаружил. Кроме того, у графа может быть поврежден позвоночник, что превратит его в калеку. Трудно сказать, во что все это выльется.

– С ним все будет хорошо, – заявила Нелл, направляясь в дом, чтобы подготовить для графа постель, достать одеяла и полотенца, а также взять ночную рубашку из спальни Филана. Она сочла необходимым вызвать из Лондона более опытного специалиста и собиралась пригласить слуг, которые будут дежурить в доме всю ночь. Юный Кристофер, который разводил сейчас огонь в камине, с опаской поглядывал через плечо, думая о том, как бы поскорее улизнуть подобру-поздорову.

Было ясно, что Нелл, ее полоумной тетушке и престарелому Редферну не под силу выходить раненого графа. Даже сейчас, пока хозяин гостиницы раздевал больного, мисс Слоун было предложено подождать за дверью. «О Господи, надеюсь, мне не придется помогать ему справлять нужду?» – в ужасе думала Нелл. Неизвестно, кого бы это шокировало больше – ее саму или лорда Карда.

Мысли, одна тревожнее другой, проносились у нее в голове. Кого ей следует известить о болезни графа и где, в конце концов, ее проклятый брат? В этот трудный момент он ей очень нужен. А еще Нелл гадала о том, вернется ли кухарка, чтобы готовить еду для графа, и где взять денег, чтобы оплатить все расходы. От ее сбережений ничего не осталось, когда она рассчиталась с мужчинами, которые помогли отнести Алекса на второй этаж. А еще за отдельную цену Нелл договорилась с доктором, чтобы на обратном пути он заглянул к Познерам и отдал им кошелек. Там лежала небольшая сумма, которая позволит им нанять помощника для продажи гусей. Еще Нелл заплатила мальчику из аптеки, чтобы он принес все, что прописал доктор, а также мистеру Риттеру, чтобы он привез вещи его сиятельства. Может быть, по счастливой случайности, в чемодане лорда Карда найдутся запасные очки. Иначе Нелл придется также наскрести денег для приобретения новых очков. В конце концов, это Нелл виновата в том, что случилось, а также проклятый гусь. Не говоря о Филане, который уехал, хотя знал о приезде графа.

Только Филан мог снять деньги с банковского счета, поскольку знал комбинацию цифр сейфа, стоявшего в его кабинете, и только у Филана были ключи от ящиков письменного стола. Теперь, когда у Нелл возникли все эти проблемы, ей в первый раз пришло в голову, как глупо было устанавливать подобные правила. А если бы на месте Алекса оказался Филан? Если бы с ним случилось нечто подобное? А вдруг ее брат никогда не вернется? Последние предназначенные для ведения хозяйства деньги она вручила Редферну, чтобы он отправил посыльного в Гулль и Скарборо и разыскал брата.

Почти все проблемы разрешились сами собой, когда у парадной двери Амбо-Коттеджа остановился элегантный экипаж. В нем прибыл камердинер его сиятельства. Он привез багаж графа, его запасные очки, увесистый кошелек и нескольких конюхов. Нелл с облегчением вздохнула, уверенная в том, что теперь они справятся.

Камердинера звали Стивз, он служил у графа уже много лет. Стивз нисколько не походил на суетливого и жеманного слугу Филана. Он был немного старше и крепче на вид и скорее напоминал солдата в отставке. Было видно, что ему не привыкать ухаживать за больными и увечными.

Нелл рассказала Стивзу, что определил врач:

– Его сиятельство вывихнул левое плечо. Мистер Лесситер говорит, что есть опасность, что плечо никогда не заживет, а в будущем возможны случаи повторной травмы. Нет никаких сомнений в том, что у него сломаны три ребра, и не исключено, что он получил сотрясение мозга. Сильный ушиб спины может привести к повреждению позвоночника, которое чревато параличом, но доктор Лесситер сможет судить об этом, только когда граф Кард придет в себя. Он полагает, что у лорда Карда не повреждены внутренние органы, однако доктору трудно сказать точно. Рана на голове не так уж и велика, зашивать ее нет необходимости. Но если снова откроется кровотечение, нужно будет послать за доктором. В любом случае завтра утром он навестит его сиятельство. – Когда Нелл передавала Стивзу слова хирурга о том, что судьба лорда Карда решится в ближайшие несколько дней, ее голос задрожал.

Стивз выслушал слова Нелл с завидным спокойствием и невозмутимостью.

– Не волнуйтесь, милорд выдюжит. Он справится со своей хворью.

– Да, однако хирург предупредил, что возможно появление лихорадки, и это может осложнить ситуацию. Доктор оставил разные порошки, но не рекомендует давать его сиятельству настойку опия, чтобы снять боль, пока не убедится, что у графа нет сотрясения мозга.

Стоя в дверях спальни графа, Стивз поклонился Нелл, дав ей понять, чтобы она не заходила в комнату.

Заходить Нелл не стала, однако заглянула внутрь. Его сиятельство лежал на высокой кровати, очень бледный, ни кровинки в лице, с забинтованной головой. Граф не двигался, однако Нелл видела, что он дышит.

Камердинер бросил взгляд на Нелл.

– Его сиятельство обязательно поправится. Он настоящий боец, будьте уверены, мисс. – Стивз затворил дверь прямо у нее перед носом.

Уверенный тон слуги обнадеживал. Никто не знает графа лучше Стивза. И Нелл поверила камердинеру, гоня прочь мысли о каком-то другом исходе.

С помощью Редферна новых слуг разместили и накормили, после чего дворецкого отправили отдыхать, а Нелл наконец надела чистое платье и вымыла руки. Затем в гостиной за чашечкой долгожданного чая она встретилась с тетей Хейзел.

– Мы без этих людей как без рук, – сказала Нелл тете Хейзел. – Без их помощи нам не обойтись. Они нужны Тузу… То есть лорду Карду. Понимаешь? Поэтому умоляю тебя, не пугай наших новых слуг рассказами о том, что ты беседуешь со своими усопшими родственниками.

Тетушка положила в чай еще кусочек сахара.

– Не знаю, как на это посмотрит Андре.

– Нет, ради Бога! Тетя Хейзел, послушай меня! Ты не должна никого пугать, особенно Стивза. Он нужен нам больше всех.

– А граф нам еще нужнее. Так мне сказал Андре.

Глава 7

Алекс был весь в кровоподтеках, мысли у него путались. Он не помнил, с кем дрался и при каких обстоятельствах. Знал только, что потерпел поражение.

Очнувшись, он ощутил панику. Алекс ничего не видел без очков. Боже милостивый, да он ослеп! Как же он теперь будет вести дела графства? Как сможет прочесть записи в бухгалтерских книгах и выявить мошенников?

Алекс почувствовал, что голова у него забинтована. Сначала он попытался снять повязку левой рукой, но рука не двигалась, и он попробовал сделать то же самое правой. После этого ему удалось разглядеть очертания мебели в комнате и огонь в камине. Значит, с глазами у него все в порядке, точнее, он видит так же, как и раньше. Но почему-то он связан, как рождественский гусь. Как рождественский гусь… При этой мысли граф ощутил смутную тревогу, что-то не давало ему покоя, но он решил поразмыслить над этим позже, когда не так сильно будет болеть голова.

Алекс старался не прислушиваться к боли, не силился вспомнить, где он и почему здесь оказался. Слава Богу, что он не ослеп. Это было бы настоящей трагедией. Ему хотелось снова увидеть малышку Нелли. Неужели она и впрямь превратилась в алмаз чистейшей воды? Ее он помнил хорошо. Он также помнил рассказ отца о том, как, впервые увидев Лизбет Амбо, тот потерял голову. Она была намного моложе отца и, несмотря на родство с французской аристократией, не имела достаточно высокого происхождения, чтобы стать женой графа. Но, как объяснял граф своему старшему сыну и наследнику, все это не имело для него никакого значения. Он влюбился в нее с первого взгляда и женился на ней. Все это было проще простого.

Алекс, однако, знал, что в действительности все не так-то просто. Он не станет влюбляться по уши, увидев смазливое личико. Это не главное для хорошей жены. Женская красота поблекнет быстрее, чем высохнут чернила на брачном свидетельстве. Несмотря на это, Алекс не мог не вспоминать большие голубые глаза Нелли, полные тревоги и заботы о нем. Тогда боль отступала и он снова погружался в сон.

Когда он пришел в себя во второй раз, то увидел знакомую фигуру. Его камердинер Стивз сидел на стуле возле его кровати.

– Стивз! – радостно воскликнул Кард и не узнал собственный голос, таким он стал хриплым. – Я знал, что ты приедешь, старина.

Стивз тут же вскочил и поднес к пересохшим губам Алекса стакан воды. Он давно ждал, когда его дорогой хозяин очнется. Вот уже четыре часа он не отходил от кровати больного. Пока граф пил, его верный и старый слуга откашлялся, чтобы не выдать переполнявших его чувств, и сказал:

– Конечно, я приехал. Где же мне быть, как не рядом с вашим сиятельством? Разумеется, если бы вы подождали экипаж, как я вам советовал, и не срывались с места…

Выпив полстакана воды, Алекс сказал:

– Да, старина, ты, как всегда, прав. Как мои дела?

– Ну что? Ваши ботинки в ужасном состоянии. Сюртук выбросили, но он у вас не последний.

– Не мели чепухи! Что у меня сломано?

– Ребра. Сомневаюсь, что местные доктора умеют считать. Откуда им знать, сколько ребер у вас сломано? Возможно, с головой тоже не все ладно, но я уже всем сказал, что вы никогда не отличались здравомыслием.

Кард застонал.

Стивз снова поднес к его губам стакан с водой. Сделав глоток, Алекс спросил:

– Что еще?

– Ноги-то двигаются?

Алекс пошевелил пальцами ног, затем согнул колени. Здоровой рукой ощупал ноги под одеялом.

– Все на месте и превосходно функционирует.

– Прекрасно. Если у вас не случится лихорадки, внутреннего кровотечения, хандры и сердечной недостаточности, вы скоро поправитесь. Хотя полностью здорового человека днем с огнем не сыщешь!

Алекс пропустил колкости слуги мимо ушей.

– Если со мной все хорошо, тогда почему мне так больно?

– Потому что мне дано приказание не давать вам настойку опия, пока не выяснится, что у вас нет сотрясения мозга. А теперь скажите мне, сколько пальцев я сейчас поднял? Только быстро!

– Разрази тебя гром, да я и тебя-то с трудом могу разглядеть, не то что твои чертовы пальцы!

Стивз надел на графа очки.

– Ну что, так лучше?

– Намного. И ты не поднял ни одного пальца, жалкий очковтиратель. Как насчет стаканчика бренди?

– Бренди врач не прописывал. – Стивз подмешал несколько капель настойки опия в стакан с лимонадом. Он ни на минуту не умолкал, излагая свои обиды и жалобы, а также собственное мнение по всевозможным вопросам, зная, что у него не будет такой возможности ни когда лорд Кард заснет, ни когда снова будет на ногах. – Ничего этого вам не потребовалось бы, если бы вы не сорвались с места словно ошпаренный. Если бы дали вашим людям хотя бы день на сборы, к вашим услугам были бы ваши собственные лошади. Ваш секретарь заранее известил бы о вашем приезде жителей этого дома, которые сами пришли бы к вам в гостиницу, и вам не пришлось бы ехать на первой попавшейся лошади.

– Черт побери, лошадь тут ни при чем. Это гусь во всем виноват!

– Хотите сказать, что вы приехали сюда верхом на гусе? – Услышав про гуся, Стивз насторожился и отставил в сторону стакан с лимонадом и настойкой опия. – Может быть, стоит подождать денек, прежде чем давать вам настойку?..

– Да не ехал я верхом на проклятом гусе! Просто он испугал мою лошадь.

– И милорд упал? – Стивз размешал напиток. – Когда с вами был я, вы не падали вниз головой.

Разумеется, Алекс падал. И не раз. Просто не считал нужным говорить об этом своему камердинеру, чтобы не выслушивать его нравоучений. Стивз был добрым малым, верным и преданным другом, но слишком заботливым и чопорным до мозга костей. Если слуга начинал разговор со слова «милорд», Алекс знал, что ему предстоит выслушать длинную нудную проповедь, и всячески старался улизнуть, прежде чем Стивз разразится тирадой. Тем не менее камердинер всегда оказывался прав. Кард поступил опрометчиво и теперь расплачивается за свое легкомыслие.

– Я не падал с лошади, Стивз. Я стоял на земле и защищал женщин.

– От гуся?

– Нет, от лошади.

Стивз укоризненно покачал головой:

– Так я и знал, что тут не обошлось без женщин. Как только плечо заживет, милорд сбежит и отсюда. – Он снова покачал головой. – Может быть, в следующий раз, когда вздумаете спасаться бегством, поедете в экипаже?

– Все совсем не так, как было в прошлый раз и как случалось до этого. Кроме того, я никуда не убегал. Просто предпринял стратегически важное отступление.

Стивз презрительно фыркнул.

– Вы бежали, как заяц в первый день охотничьего гона.

– Мисс Слоун не похожа на других женщин: она не хищница.

– Да, девица очень милая и приятная в обращении. Но не забывайте, милорд: мисс Слоун не юная барышня и непонятно на какие средства живет. В вашем положении это очень опасно.

– В каком таком моем положении? Намекаете на то, что я прикован к постели?

– На то, что вы не женаты и вам требуется наследник.

– Готов поручиться, что малышку Нелли не интересует мой кошелек или мой титул. Ты еще скажи, что, желая заманить меня в ловушку, она выдрессировала своего гуся, чтобы он напал на лошадь!

В глазах Стивза промелькнуло недоверие.

– Этого не было, старина. Она даже не знала, что я должен приехать. Не имела представления, кто я такой.

Не знать, что Алекс – лорд Кард, когда вся деревня только и говорила о его приезде? Стивз скептически усмехнулся:

– Может, вы еще скажете, что пожилая леди общается с духами умерших, как говорили о ней в гостинице?

– О да, она в самом деле с ними разговаривает. Я слышал собственными ушами. Вопрос заключается в том, отвечают ли они ей. А малышка Нелли – застенчивая и очень милая девушка. – Возможно, у Алекса и впрямь не все в порядке с головой, потому что образ истошно вопящей мегеры выветрился у него из памяти. – Она не такая хваткая и жадная, как другие женщины.

Стивз вспомнил, как эта застенчивая дамочка, словно генерал, раздавала направо и налево приказания.

– Сколько времени прошло с тех пор, как вы видели «малышку Нелли» в последний раз, милорд? Полагаю, вы обнаружите…

Но Алекс уже ничего не слышал и блаженно улыбался, погружаясь в сладкий сон.

Стивз всерьез задумался, стоит ли распаковывать вещи.

Когда Алекс очнулся в третий раз, боль превратилась в мучительную агонию. Он застонал. Кто-то пытался влить ему в рот отвратительное варево. Вероятно, Стивз.

– Проснитесь и выпейте это, милорд. Это снадобье от лихорадки.

Проснуться и страдать? Нет, уж лучше он будет лежать здесь и ждать смерти. Алекс отвернулся и не стал пить.

– Там настойка опия, от боли.

Алекс сделал несколько глотков и снова провалился в забытье. Его мучили кошмары.

Его сталкивала с обрыва стая взбесившихся хищных гусей. Он падал, падал…

Он ждал у алтаря свою невесту, красивую, голубоглазую.

Видел голову своего отца на длинной белой шее.

Видел себя прикованным к кровати, обездвиженным, рядом стояла молодая женщина, незамужняя, хорошо воспитанная, без компаньонки. Он попал в ловушку!

– Я не женюсь на вас! – закричал Алекс и сел в кровати, обхватив голову руками. Затем со стоном тяжело опустился на подушку.

– Я тоже не выйду за вас замуж, лорд Кард. – Нелл отложила в сторону шитье, подошла к кровати и пощупала его лоб, проверяя, не прошла ли у Алекса горячка. – Ведь мы с вами обсудили этот вопрос более десяти лет назад, когда на свадьбе вашего отца кто-то имел несчастье заметить, что мы с вами прелестная пара.

– Нелли?

Она надела на Алекса очки и положила ему на лоб влажную ткань.

– Зовите меня Нелл или Элеонора. А еще лучше – мисс Слоун, милорд.

Алекс поморщился:

– А мне бы хотелось, чтобы вы называли меня Алекс, но если вы предпочитаете держаться официально, то Кард. – Он огляделся. В комнате они были вдвоем. – А мы с вами сейчас не делаем ничего предосудительного?

Нелл улыбнулась, и он убедился в том, что она стала настоящей красавицей. Хотя была по-прежнему худощава. Великолепные светлые волосы она собрала в пучок на затылке. Надела другое платье, такое же бесформенное и некрасивое, как то, в котором была раньше. Но слава Богу, это был не халат и не пеньюар. Алекс видел, а скорее чувствовал свет ее прелестной улыбки. Эта улыбка ласкала его лицо, словно лучи солнца. Но Алекс не хотел скомпрометировать девушку, независимо оттого, болен он или нет.

– Надеюсь, ваша тетушка сидит сейчас где-то в этой комнате, в каком-нибудь темном углу, просто я ее отсюда не вижу. Или, может быть, она вышла, чтобы принести чайник с чаем. – А еще лучше, если Алексу улыбнулась удача и старуха ушла за специальным разрешением. Может быть, она и странная, но какая женщина, у которой на шее висит девица на выданье, упустит возможность сбыть ее с рук?

Нелл снова улыбнулась:

– Мне жаль, но тетушка пошла спать. Ведь она уже немолода.

Да и они с Нелл тоже уже не в том нежном возрасте, в котором были раньше. Загвоздка заключается именно в этом.

– А где ваша горничная?

– Ах, девушка, которая следит за моей одеждой и вещами тети Хейзел, никогда не остается ночевать в Амбо-Коттедже. Но я не сержусь на нее за это. Через час-другой вернется ваш камердинер, дверь в вашу комнату открыта. А все слуги спят. Никто не узнает, что часть ночи мы провели наедине. Однако смею предположить, что соседи видели, как вас вносили в дом на руках, и не будут задавать вам вопросы по этому поводу.

Однако Нелл заметила, что ее слова не убедили Алекса и не уняли его тревогу, поэтому поспешила добавить:

– Мистер Стивз буквально валился с ног от усталости. Он боялся, что, чего доброго, заснет в кресле и не услышит, если вы его позовете. Или пропустит момент, когда вы очнетесь, и не даст вам жаропонижающее вовремя. Поэтому я предложила вашему камердинеру побыть с вами, пока он немного вздремнет. Мистера Стивза кто-то должен был сменить – если не я, то Редферн.

В конце концов, если бы граф, очнувшись после своих бесконечных кошмаров, увидел бы перед собой мертвенно-бледное, похожее на маску, лицо дворецкого, он бы подумал, что за ним явилась сама смерть с косой. Безусловно, гораздо приятнее видеть после пробуждения личико Нелли, то есть лицо мисс Слоун, вот только…

– А ваш брат?

Улыбка исчезла с ее лица.

– Не беспокойтесь, Филан не ворвется в вашу спальню, размахивая пистолетами, требуя, чтобы вы поступили как подобает настоящему джентльмену и спасли мою честь. Он так и не приезжал.

Нелл не собиралась рассказывать графу, что гонцы, которых послали в Скарборо и Гулль, чтобы найти Филана, вернулись ни с чем. К счастью, в письменном столе брата Нелл нашла ключ от сейфа, поэтому была теперь при деньгах.

Алекс нахмурился:

– Как долго я здесь нахожусь?

– Три дня. И большую часть были без сознания. Мистер Стивз считает, что пора прекратить приемы настойки опия, но хирург полагает, что сон – лучшее лекарство.

– Только не тогда, когда во сне мучают кошмары. Я предпочел бы терпеть боль и положиться на мнение моего камердинера.

– Попросите, чтобы вам давали дозу только в случае необходимости. Я не стану насильно вливать вам в рот лекарство.

– Спасибо.

– А вы что, беспокоились, что я буду держать вас на опии, после чего потащу к священнику?

Говоря по правде, именно этого Алекс и опасался в глубине души, но не признался бы в своих опасениях даже под дулом пистолета.

– Разумеется, нет. Но любой мужчина хочет чувствовать себя самостоятельным и ни от кого не зависеть.

– Женщина тоже хочет быть независимой. – Нелл принесла Алексу стакан ячменного отвара и помогла ему сесть так, чтобы было удобно пить. – Однако ей это редко удается.

Кард знал, что сейчас не самый подходящий момент обсуждать вопрос о том, какой властью обладают женщины и как ловко им удается подчинить мужчину себе. Если мисс Слоун не понимает, что красива и привлекательна, он не станет говорить ей об этом. Алексу нравились прикосновения ее нежных рук к его горячему лбу, нравился исходивший от нее запах розовой воды. Нет, он ни за что не признается Нелл, что женщины правят миром.

Проклятие, он сейчас целиком в ее руках. Ведь он совершенно беспомощен. В ее власти повести себя с ним известным образом, проявив присущее женщинам коварство, и вовлечь Алекса в ситуацию, которая может разрешиться только вынужденной демонстрацией честности намерений. И что самое удивительное, ему самому этого хотелось.

Но что бы там ни думал Стивз, Нелл не такая, как те порочные женщины, которые идут на подобные уловки. Одного взгляда на ее наряд достаточно, чтобы это понять. Ее одежда не годится для соблазнения. Нелл не прижималась к Алексу как бы невзначай, не шептала ему что-то на ухо, чтобы его возбудить. Она настоящая леди. Мисс Элеонор Слоун осталась такой же милой, скромной девочкой, какой была много лет назад и какой он ее запомнил.

Алекс не понимал, почему она до сих пор не вышла замуж. Не иначе как здешние парни такие же чудаковатые, как этот дворецкий или тетушка Хейзел, или причина заключается в особенных свойствах местной воды – она чем-то отравлена или что-то в этом роде. Алекс был уверен, что такая девушка, как Нелли, с легкостью могла бы завлечь любого из молодых людей и отправиться с ним под венец, стоило ей пустить в ход какие-нибудь незамысловатые женские уловки. Что касается Алекса, то за себя он на этот счет не беспокоился.

Граф устыдился своих мыслей. Мисс Слоун – порядочная женщина. А он пошляк и циник.

– Сожалею, если мое беспокойство можно было принять за подозрения. Как вы справедливо заметили, мое сознание немного одурманено лекарствами и горячкой. Прошу извинить меня.

– Вам не за что извиняться.

– Я должен извиниться не только за свое недоверие, но еще и за то, что нарушил ваше спокойствие, сложившийся годами уклад жизни в вашем доме и доставил вам столько хлопот. По моей вине у вас поселилось множество людей.

В доме действительно, кроме графа, поселились четверо новых слуг, камердинер графа, кучер и конюх, что могло истощить ресурсы Нелл. Однако это не казалось ей слишком обременительным.

– Ваши люди не доставляют мне никакого беспокойства. Ваш камердинер – человек надежный и трудолюбивый, он взвалил на себя множество обязанностей. Все ходят у него по струнке. Он призвал к порядку кухарку, и сейчас она выполняет все его приказы. Теперь каждый день приходят ее племянницы, выполняют различные работы по дому и помогают вашему конюху убирать эту комнату. Девушки даже подумывают, не оставаться ли в Амбо-Коттедже ночевать, потому что здесь теперь поселился всеми уважаемый мистер Стивз, который в случае необходимости нас защитит. Нам с ним хорошо.

«Всеми уважаемый»? «Нам с ним хорошо»? Кому это – «нам»? Нелл и Стивзу?

– Да, он и вправду умеет найти подход к женщинам.

– Да, девушки-служанки обхаживают его с улыбками на лицах. Сама я его, разумеется, видела только мельком, потому что он все время проводит с вами, у вашей постели.

Вот и слава Богу, подумал Алекс. Потому что Нелл – это его ангел, а не чей-нибудь еще. Он давно ее знает. Стивз, конечно, замечательный человек, но он неподходящая партия для леди. Однако он вполне сгодится для приятного времяпрепровождения, если в данный момент рядом нет джентльмена.

– Похоже, он предан вам, – заметила Нелл, размышляя о том, какое количество слуг сменил ее брат за последние годы. Горничные, которые служили им с тетушкой, долго у них не задерживались.

– Однажды, много лет назад, я спас ему жизнь. Теперь этот парень чувствует себя ответственным за мою. Иногда мне кажется, что он ведет себя как моя нянька, а не как камердинер.

– Меня это радует. Он ухаживает за вами со знанием дела. Представить себе не могу, что бы мы без него делали. Вам повезло, что у вас такой камердинер.

Ничего себе повезло: лежит тут с переломанными костями и разбитой головой! К тому же Алексу не нравится, что Нелли, мисс Слоун, поет дифирамбы его слуге.

– Я рад, что мой слуга облегчает вам жизнь.

Нелл кивнула и снова взяла в руки шитье. Его сиятельство проснулся, и теперь можно было зажечь еще одну свечу.

– Вас не будет беспокоить свет? Я не хочу, чтобы у вас заболели глаза или начался приступ головной боли. Или, может быть, вы желаете вздремнуть?..

– Нет, я и так проспал слишком долго. – При свете свечи Кард плохо видел Нелл, но одно ее присутствие и нежный запах розовой воды действовали на него успокаивающе. Покой и умиротворенность, которые она излучала, не могли не радовать Алекса.

Вскоре ему придется задавать ей вопросы – о брате, об усадьбе, о несчастном случае с экипажем. Но сейчас он для этого еще слишком слаб. Тем не менее ему почему-то небезразлично, почему мисс Слоун до сих пор не вышла замуж и живет в доме брата. Это, разумеется, всего лишь обычное любопытство, свойственное его натуре. Может быть, здесь у нее был жених, который погиб на войне, или всему виной неверный возлюбленный. Когда голова у него не будет раскалываться отболи, он все разузнает, спросив об этом кого-нибудь другого, разумеется, не саму Нелл. Стивз здесь тоже может оказаться полезен, потому что ему наверняка передали все сплетни, которые ходят среди слуг. Редферн также может знать ответ на интересующий Алекса вопрос. Он будет готов оказать лорду Карду услугу, после того как понял, кому должен служить верой и правдой. Старая дама тоже может быть в курсе, если хотя бы на время отвлечется от разговоров с усопшими.

Вспомнив о тетушке Хейзел, Алекс спросил:

– Хорошо ли себя чувствует мадам Амбо? Надеюсь, мой приезд не повлиял на нее дурно?

– Естественно, как и все мы, она была расстроена тем, что вы покалечили себя. Однако немного вина и продолжительный отдых помогли ей восстановить форму.

– А вы? Вы не пострадали? Кажется, я снова должен извиниться за то, что был с вами груб.

– Как вы можете так говорить? Это я должна перед вами извиниться зато, что погорячилась. Видите ли, я испугалась…

– Кого? Меня? – Алекс не помнил, чтобы когда-нибудь испугал женщину. Узнав, что напугал леди, он был неприятно удивлен и раздосадован. Тем более что речь шла о девушке, которую он знал с детства.

– Я не знала, кто вы. До меня дошли слухи, что в городе появился таинственный незнакомец. А потом, когда я увидела, что вы стоите рядом с моей тетей… – Нелл замолчала. Тетя Хейзел рассказала ей, что лорд Кард поцеловал ей руку и был с ней очень любезен. Он вовсе не напал на старушку, пытаясь отнять у нее кошелек или жемчужное ожерелье, а может, и того хуже, как опрометчиво предположила Нелл поначалу. – Прошу меня простить за мое возмутительное поведение. Уверена, что ни одна леди из тех, с кем вы знакомы в Лондоне, не повела бы себя столь отвратительно.

Алекс вспомнил, что несколько его знакомых женщин вели себя гораздо хуже, чем Нелл. Хотя должен был признать, что ни одна из них не держала возле себя безумного гуся.

– Пусть это вас не тревожит.

– Не тревожит? Но ведь это из-за меня вы получили увечье и страдаете!

– Как видите, я иду на поправку. – Разве что ему придется беречь больное плечо и избегать нагрузок. Да еще позвоночник, который, возможно, будет болеть у него до конца жизни. – Так что давайте забудем об этом неприятном инциденте.

– Я никогда не забуду те чудеса храбрости, которые вы проявили. И то, чтобы спасли мою любимую тетушку от увечий. Вы защитили меня, несмотря на то что сама я вела себя по-идиотски. Иначе лошадь меня не задела бы. А еще вы спасли моего гуся. Лошадь могла его растоптать. Я никогда в жизни не видела, чтобы кто-либо совершал такие подвиги.

Джонатана, брата Алекса, всегда считали смелым, доблестным воином. Теперь и Алексу посчастливилось испытать, что значит купаться в лучах славы и прослыть героем и спасителем. Он гордо расправил плечи, отчего ощутил резкую боль в боку – это протестовали его сломанные ребра. Округлив глаза, Алекс ловил ртом воздух.

Откинув шитье, Нелл бросилась к нему:

– Дать вам настойку опия? Или разбудить мистера Стивза?

Что? Снова забытье? И это после того, как его только что провозгласили героем? Алекс решил держаться из последних сил, как солдат, защищающий рубежи своей родины от захватчиков, по крайней мере до тех пор, пока не вернется Стивз.

– Нет, я потерплю.

Нелл на всякий случай убрала шитье.

– Мистер Стивз все равно появится здесь с минуты на минуту, он принесет вам жаропонижающее. Поэтому я дам вам отдохнуть. Ваш верный слуга мне не простит, если вы снова будете мучиться от боли или переутомитесь. – Нелл направилась к двери.

– Надеюсь, вы еще придете? – Алекс опасался, что его голос прозвучит недостаточно мужественно. Скорее он говорил как больной ребенок, который просит проявить к нему внимание. – Прошу вас!

Нелл с улыбкой ответила:

– Разумеется. Не беспокойтесь, я не стану кричать, чтобы скомпрометировать вас, не заманю вас в ловушку и не женю на себе. Я никогда не стану завлекать мужчину таким способом. Тем более мужчину, который уже помолвлен.

– Помолвлен? Но… я не помолвлен!

– Не волнуйтесь. Я все понимаю… это пока неофициально. Но ваша невеста сама написала мне об этом в письме. Я сообщила ей, что вы ранены, и она со дня на день прибудет. Спокойной ночи, милорд.

Глава 8

– Подождите! – крикнул Алекс, хрипя и задыхаясь. – Нет у меня никакой… Я не помол… О ком вы говорите, черт возьми?!

Нелл вернулась в комнату.

– Не волнуйтесь. Я сохраню это в тайне и не лишу вас возможности преподнести всем сюрприз. Я обещала вашей невесте никому об этом не говорить и сдержу обещание.

Невеста? Алекс терялся в догадках. Кого мисс Слоун имела в виду? И как могла она узнать о многочисленных невестах Алекса? Скандальных газет здесь не достать, а в гостинице есть только газеты трехдневной давности.

Охваченный паникой Алекс никак не мог сообразить, о какой именно из трех возможных невест идет речь.

Мисс Слоун никак не могла быть знакома с дочерью землевладельца Брэнфорда. Дафна была по крайней мере лет на семь моложе, раз в семь глупее и не бывала нигде, кроме Лондона и своего родного Нортхемптона.

Неужели это его бывшая любовница? Алекс не мог представить мисс Слоун в одной комнате с Моной – мисс Монро. Из подружки по детским играм мисс Слоун мгновенно превратилась для него в некрасивую простушку. Нелл больше уже не казалась ему прелестной. Она превратилась в ядовитую гадюку в безвкусном платье. Но эта старая дева не шла ни в какой сравнение с рыжеволосой Моной. Оставалась дочь герцога.

– Леди Люсинда Эпплгейт?

– Разумеется. Кто же еще?

Мисс Слоун смотрела на Алекса так, словно у него выросло три головы. Значит, ей ничего не известно о том, что у него три невесты. Хотя бы в этом ему повезло.

– Разумеется, – словно эхо, повторил он.

– Видите ли, мы учились в одном классе в академии благородных девиц. Я понимаю, что у единственной дочери герцога и подопечной французского эмигранта мало общего. Но пусть вас не удивляет, что мы с ней поддерживаем отношения. Хотя никогда не были закадычными подругами. Но видимо, леди Люсинде нравится переписываться с подругой, которая не принадлежит ее кругу и которой можно поведать свои сокровенные мысли, не опасаясь, что они станут всеобщим достоянием.

– Черт побери, если у нее есть сокровенные мысли, почему она не завела себе дневник?

– Наверное, эта дама питает ко мне симпатию.

Лорд Кард из любезности сделал вид, что смущен.

– Я нисколько не удивлен тем, что эта женщина питает к вам симпатию. Меня удивило то, что вы дружите с ней, хотя живете так далеко друг от друга. – На самом деле Алекс был поражен, узнав, что у холодной и высокомерной леди Люсинды вообще есть подруги.

Нелл облегченно вздохнула и призналась:

– По правде говоря, мне кажется, они поддерживает со мной дружбу потому, что все остальные ее подруги вышли замуж и заняты своей семьей. Ей труднее найти общие интересы с молодыми матерями, чем со скромной, ничем не примечательной, незамужней деревенской женщиной.

Алекс поверить не мог, что ему так не повезло.

– Вы говорите, что вместе с леди Люсиндой учились в Школе для молодых леди?

– Да, той же самой, которую окончила Лизбет, – это академия благородных девиц миссис Мертон. Там учились девочки из лучших аристократических семей. Матрона очень гордилась, что в ее учебном заведении учится английская знать. Кузина Лизбет мечтала, чтобы я тоже поступила туда учиться, когда стану старше. Она хотела, чтобы я познакомилась с девочками из знатных семей, с которыми могу снова встретиться в Лондоне, когда она привезет меня туда. Мой брат не пожалел денег и потратил часть своего наследства, чтобы послать меня в это учебное заведение, после всех этих ужасных трагедий и смертей, произошедших у нас в семье. Я была слишком мала и не могла оставаться дома одна, где никого не было, кроме тети Хейзел. А Филан, убитый свалившимся на него горем, не мог обо мне заботиться.

Алекс взял себе на заметку, что на досуге ему нужно будет поразмыслить о наследстве Филана, его неслыханной щедрости и великой скорби. Но это потом. А пока ему нужно разобраться в этой неразберихе с его многочисленными невестами.

– Значит, вы подружились? – Карду по-прежнему не верилось, что леди Люсинда могла сблизиться с человеком, которого нельзя использовать в своих корыстных целях.

– У леди Люсинды, как и у меня, не было матери, – тихо проговорила Нелл.

Это многое объясняло. Алекс вспомнил, что после смерти отца общее горе сблизило их с братом. Видимо, даже высокомерным дамам с холодным сердцем необходимо кому-то поплакаться в жилетку.

– И все эти годы вы переписывались?

– Нельзя сказать, что мы регулярно обменивались письмами. Этой леди из высшего света не до меня. Однако леди Люсинде не терпелось поделиться со мной своей радостью. Она написала мне о своей помолвке еще до того, как было сделано официальное объявление. Леди Люсинда прекрасно знала, что я от души буду рада за нее и сохраню эту новость втайне.

Алекс вздохнул:

– Значит, по доброте душевной вы пригласили вашу подругу сюда?

– Разумеется. Чтобы она помогла вам встать на ноги.

– Есть хорошая поговорка: «Дорога в ад вымощена добрыми намерениями». Я должен поблагодарить вас за вашу заботу, что не премину сделать, написав вам письмо, как только уеду отсюда.

– Уедете?

Алекс стал сбрасывать с себя одеяла и повязки, стараясь преодолеть резкую боль в боку.

Не веря своим глазам, Нелл воскликнула:

– Боже правый! Что вы делаете? У вас снова началась горячка? Вы бредите?

– Нет, я в здравом уме. Просто я уезжаю отсюда, что вполне естественно и разумно. Если вас смущает вид одевающегося джентльмена, предлагаю вам выйти из комнаты. Или хотя бы отвернуться, мне нужно надеть дорожный костюм.

– Видимо, у вас жар. Нужно срочно позвать мистера Стивза. – Нелл позвонила в колокольчик возле двери.

– Когда вы его увидите, передайте, что я велел ему паковать вещи. – Стоя возле кровати, Алекс пытался сообразить, куда Стивз запрятал его одежду. А еще он был озадачен, не зная, куда ему податься. Где он сможет чувствовать себя в безопасности, не опасаясь, что женщины снова начнут им манипулировать? Может быть, найти убеждение в каком-нибудь монастыре? Или отправиться в армию, где служит его брат? Вряд ли там его будут преследовать женщины.

– Прекратите! – крикнула мисс Слоун, когда Алекс надел рубашку. Нелл снова позвонила в колокольчик.

– Вы все еще здесь? Тогда будьте умницей и помогите мне найти мои ботинки и брюки.

– Я не стану принимать участие в этом безумии. Вы травмированы, не исключено, что у вас сотрясение мозга. Хирург сказал: еще одна травма – и вы на всю жизнь останетесь калекой. Вы не можете сейчас уйти.

– Могу, – заявил Алекс, сделав несколько шагов к двери, с твердым намерением сесть на лошадь в том, что на нем было надето. Но, сделав еще шаг, повалился как подкошенный прямо на Нелл, при этом голова его оказалась у нее на коленях. Девушка, разумеется, не смогла удержать Алекса и упала вместе с ним.

– Я предупреждал вас, что ничего хорошего не получится из этой безумной поездки, – проворчал Стивз, появившись на пороге и тщательно прикрывая за собой дверь, чтобы никто не видел, как упал его хозяин, поскольку это не подобало высокому положению графа. – Но вы меня не послушали. Вам нужно было проделать путь в пол Англии, чтобы угодить в объятия другой женщины.

– Я вовсе не угодил в лапы мисс Слоун, – сквозь зубы процедил Алекс, стараясь справиться с головокружением и приступом тошноты.

– Его сиятельство вовсе не в моих объятиях! – возмущенно добавила Нелл. – Просто этот неотесанный болван, ваш хозяин, упал на меня, а я старалась его подхватить. И я была бы признательна вам, если бы вы сняли с меня этого упрямого дурака. Его сиятельство, видите ли, собрался в дорогу.

Стивз помог Карду подняться на ноги и довел его до кровати.

– Извините меня, милорд, но никуда, кроме постели, вы сейчас не отправитесь. – Камердинер швырнул графа на постель, как мешок муки. – Лекарь сказал, что если вы не будете лежать, то можете на всю жизнь оказаться в инвалидном кресле. Возможно, он ошибается, но я не хочу рисковать. Я не собираюсь подтирать вам зад до второго пришествия.

– Это и есть второе пришествие, дурень, и не произноси олово «зад» в присутствии леди, черт возьми! – Здоровой рукой Алекс схватил Стивза за рукав. – Мисс Слоун, – при этих словах Алекс поморщился, – имела несчастье пригласить сюда леди Люсинду.

– Эту мерзкую пиявку?

– Вот именно. Дражайшая крошка Нелли, улыбчивая и заботливая хозяюшка, предала священные семейные узы, которые нас с ней связывают. В этом Богом забытом месте не имеют представления о том, что такое кровные узы. Для них кровь людская что водица.

– Мы с вами не кровные родственники, милорд.

Пока Стивз поправлял хозяину одеяло, Алекс бросил на Нелл возмущенный взгляд:

– В данном случае это не имеет значения, мисс Слоун. Вам мало того, что вы напали на меня со своим гусем. Но поскольку вам не удалось лишить меня жизни, вы решили бросить меня в клетку со львами, как обреченного на смерть гладиатора.

– Это сравнение в данном случае неуместно, милорд, – заметил Стивз. – Гладиаторы находились в прекрасной физической форме, были одеты в доспехи и имели мечи, а вы безоружны, и на вас нет ничего, кроме ночной рубашки и повязки на руке.

– Да это метафора, черт возьми! Или сравнение… В общем, мне все равно, что это такое. Говорю тебе, мисс Слоун за что-то ополчилась на меня, – вздохнул Алекс, с облегчением откинувшись на подушки и с удовольствием вспоминая, как совсем недавно клал голову Нелл на колени. – Все женщины одинаковы, – продолжал граф. – Милые и застенчивые, они похожи на ангелов, но на самом деле коварны. Ловкие интриганки, они очень опасны для мужчин. Милые и застенчивые? Черта с два! – Он кивнул в сторону Нелл. – Ангелочки? Ха! Этот ангел в сговоре с самим дьяволом!

Нелл удивило и растрогало до глубины души, что лорд Кард считает ее ангелом. Милая и застенчивая? Такой ее считали только в детстве. Но назвать ее орудием Люцифера? Интриганкой, которая сговорилась с кем-то, чтобы лишить Алекса жизни?

– Какой следует сделать вывод из того, что вы сейчас сказали? Что вы не обручены с леди Люсиндой?

– Не обручен и никогда не собирался обручаться. Теперь я даже на балу не стану танцевать с ней. Между нами ничего нет и быть не может. Вы и представить не можете, до чего я рад, что сейчас нас с леди Люсиндой разделяет много миль.

Господи милостивый! Глаза Нелл наполнились слезами. Она чувствовала раскаяние и смятение. Стивз в смущении отвел взгляд. Однако Нелл быстро овладела собой и, вскинув голову, сказала:

– Не сомневаюсь, что вы дали леди Люсинде основания предполагать…

– Не давал я ей никаких оснований. Только один раз во время бала отвел ее на террасу, в сад. – Об их поцелуе Алекс предпочел умолчать. Ведь он не признавался ей в любви. У этой барышни гвоздем засела в голове мысль о замужестве, и ей, видимо, очень захотелось стать графиней. – Сам я ей не нужен. Ей нужны мой титул и мое богатство.

– Вы сказали об этом леди Люсинде?

– Вполне недвусмысленно дал ей это понять.

– Почему же тогда леди Эпплгейт приняла мое приглашение приехать к нам? Более того, отправила письмо не по почте, а с посыльным.

– Как почему? Потому что вы сообщили ей, что я ранен, нахожусь в беспомощном состоянии и поэтому не смогу от нее сбежать. Вы что, не понимаете, как легко ей будет, воспользовавшись моим состоянием, скомпрометировать меня в этой глуши, подняв крик и шум? Она заявит, что я погубил ее репутацию и, как джентльмен, обязан надеть ей обручальное кольцо.

– Что за чепуха! Вам нужно просто объяснить ей, что произошло недоразумение. Что это я послала за ней, а вы тут ни при чем.

– Единственное недоразумение здесь – это вы, мисс Слоун. Вы не понимаете, что творите. Видно, вы плохо знаете вашу так называемую подругу, если полагаете, что леди Эпплгейт можно убедить отказаться от ее намерений только на основании простого факта, что я не желаю на ней жениться. Она и так это прекрасно знает, тем не менее решила приехать сюда. Ну что ж, возлагаю на вас всю ответственность. Сами пригласили ее, сами от нее и избавляйтесь.

– Я?

– Разумеется, вы. Не я же! Отправьте ее восвояси, когда она приедет. Натравите на нее своего гуся или придумайте что-то другое, чтобы эта женщина держалась от меня подальше Стивз, запри дверь на ключ. Не только мою спальню, но и парадную дверь тоже. Никого не впускайте в дом, ни одной живой души, слышите? Эта хитроумная гадюка может спрятаться даже и в телеге с углем. Забаррикадируйте проезд для экипажей толстыми бревнами и выставьте там охрану. Предпочтительно из своих людей, надежных и проверенных. А чтобы у нее пропало желание сюда ехать, распустите слух среди деревенских жителей об эпидемии в здешних краях, какой-нибудь ужасной болезни, например проказы. Даже диадема графини не стоит того, чтобы у кого-то отвалился нос. Впрочем, леди Люсинда может подумать, что без носа я буду выглядеть гораздо лучше. – Алекс почесал свой длинный нос. – Вы говорите, что я ей нравлюсь, а она сказала, что у меня уродливые очки.

– Ну что вы, полно вам! У вас замечательный нос! Красивый и… – Нелл осеклась, опасаясь сказать лишнее и тем самым нарушить приличия. Достаточно и того, что она, сама того не желая, заметила темные волосы у него на груди, выглядывавшие из-под выреза рубашки. – Неужели вы думаете, что я способна грубо обойтись со своими гостями? Тем более что сама пригласила Люсинду. Вы не можете требовать от меня, чтобы я потакала вашему глупому капризу, и не можете распоряжаться здесь, потому что это не ваш дом.

Алекс в раздумье поправил очки. Вот как? Интересно. Внезапно выяснилось, что у него красивый нос!

– Этот дом принадлежит мне. И я вправе в нем распоряжаться… – Кард умолк и притворился, будто у него разболелась голова, что было не так уж далеко от истины. Ему не хотелось обсуждать сейчас вопрос о том, кому в действительности принадлежит Амбо-Коттедж. Тем более с Нелл. Прежде всего Алекс должен поговорить с адвокатом и изучить все Документы: завещания, договоры и дарственные. А потом поговорить с Филаном, который, судя по всему, нечист на руку.

Алекс представил на миг, какое потрясение испытала бы Нелл, узнав, что все это время жила здесь с молчаливого согласия какого-то незнакомца, к тому же неженатого, который пользовался не самой лучшей репутацией и в любую минуту мог выставить ее за дверь. Разумеется, он никогда бы этого и не сделал. Но на кону стояли репутация Нелл и ее чувство собственного достоинства. К тому и другому Алекс относился с уважением.

– Извините, – сказал он, взглядом дав понять Стивзу, чтобы тот молчал. – Я и впрямь злоупотребляю вашим необыкновенным радушием и гостеприимством, мисс Слоун. Знаете ли, обязанности графа чрезвычайно утомительны и до предела напрягли мои нервы. Обладание графским титулом дурно отражается на самомнении человека. Поневоле начинает казаться, что весь мир вращается вокруг тебя. Поступайте со своей подругой так, как сочтете нужным. А я, в свою очередь, поступлю с этой особой так, как сочту нужным. – Алекс повернулся к камердинеру: – Отправляйся в деревню и попробуй разузнать, нельзя ли приобрести кресло на колесах, которое можно привязать позади экипажа. И если ты купишь еще несколько подушек и одеял, со мной все будет в порядке. Ужасные последствия, о которых предупреждал хирург, мне не будут грозить.

– Я знал, что дело этим кончится, милорд. Клянусь Юпитером, одного взгляда на рельеф этой местности мне было достаточно, чтобы понять, что вы снова пуститесь в бега.

– Вы… в бегах? – изумленно спросила Нелл.

– Да, в бегах. Как говорится, уношу ноги, – беззаботно ответил Алекс. – Я труслив как заяц.

– Вы чересчур суровы к самому себе. – Нелл с тревогой посмотрела на Алекса – нет ли у него лихорадочного румянца на лице?

– Я говорю истинную правду. Спросите кого хотите. Мой брат Джек всегда слыл смельчаком. Нырял в самых глубоких местах на реке, скакал на лошади во весь опор, теперь пошел на войну. А я всегда был нерешительным и осторожным. Все в Лондоне это знают и могут подтвердить. Меня прозвали Трусливый Кард. Особенно я трушу, когда дело касается женщин.

– Я вам не верю.

– Стивз, подтверди мисс Слоун, что я бесхребетный слизняк.

Нелл покачала головой:

– Ваш верный слуга слова дурного о вас не скажет. Мистер Стивз рассказал мне, как, вернувшись с войны, лишился крыши над головой, как заболел и как вы спасли его от уличных грабителей в Лондоне.

Алекс нахмурился, раздосадованный тем, что его слуга распустил язык.

– Да это были всего лишь мелкие хулиганы, подростки.

– Их было четверо, мисс Слоун, и вооруженных ножами.

– Вот видите? Четверо против одного – это нечестно. Любой на моем месте поступил бы так же.

– Но мистер Стивз сказал, что никто за него не вступился. Все проходили мимо, в то время как совершался разбой. Но тут появились вы.

– Да, но мне это ничего не стоило. Я был уверен в победе. Меня считают мастером кулачного боя. К тому же я прекрасно владею шпагой. Уже пять лет тренируюсь с лучшими мастерами Англии. Я, разумеется, никогда не дрался на дуэли, поскольку это запрещено законом. Я слишком труслив, чтобы нарушать правила или принять чей-то вызов, но я умею фехтовать. Поэтому я знал, что перевес сил на моей стороне. Я чувствую себя в безопасности, пока не потеряю очки. А когда потеряю, бегу со всех ног.

– Это ложь! Вы самый смелый человек, которого я когда-либо знала. Когда лошадь взбесилась, вы повели себя как настоящий храбрец.

– Просто я не смог бы убежать без лошади. Разве не так, Стивз? – обратился граф к камердинеру.

– Вы тупоголовый болван, милорд. И если снова сбежите от этой женщины, я вас убью.

– Снова? – удивленно переспросила Нелл. – Разве вы уже сбегали от мисс Люсинды?

Алекс пожал плечами, но боль напомнила о себе, и он поморщился. Если сломаны ребра, подумал Алекс, следует сдерживать свои эмоции.

– Леди Люсинда не единственная женщина, которая за мной охотится. Похоже, я являюсь легкой добычей для каждой незамужней особы в Лондоне. Видимо, это еще одно из неприятных последствий того, что я – граф, поэтому такое внимание нисколько не льстит моему самолюбию. Защищаясь от дам, не пустишь в ход кулаки или шпагу, в то время как они используют все известные слабому полу уловки: вымогательство, ловушки, расставленные на каждом шагу, путаница, неразбериха и откровенная наглая ложь. Поэтому я бегу от них. Мне жаль разочаровывать вас. Возможно, вы представляли меня героем, и я сожалею, что обманул ваши ожидания. Но что поделать? Это суровая, горькая правда. Ваш герой – трус. Я бегу от женщин, как быстроногий олень.

Стивз согласно кивал:

– Милорду всегда успешно удавалось избегать брачных уз. До сих пор удавалось.

– Так вот зачем вы приехали сюда, в эти края, удаленные от Лондона? Чтобы скрыться от влюбленных в вас женщин?

– Они не влюбленные женщины. Они охотницы за добычей. Добыча – это я. Однако в ваши края я прибыл подругой причине. Мне следовало приехать сюда давным-давно и поближе познакомиться с вами. У меня почти не осталось родственников, как бы ни были слабы родственные связи между нами. Сейчас мне надо повидаться с вашим братом и задать ему кое-какие вопросы о смерти Лизбет.

– О смерти моей кузины? У нас не принято вспоминать об этой трагедии, поскольку воспоминания действуют на Филана удручающе.

Кард посерьезнел. Судя по всему, слишком многое действовало на Филана удручающе и слишком многое он избегал обсуждать со своей сестрой и со своими служащими. Но Алекс заставит его рассказать всю правду. Разве он не обладает властью в своем графстве? Алекс снял очки и протер стекла кончиком простыни. Это простое движение причини по ему острую боль. Пересилив ее, Алекс произнес спокойным тоном:

– Тем не менее мистер Слоун не отвертится от моих вопросов, и ему придется со мной поговорить.

Нелл считала, что когда Филану не подчинялись или смели обсуждать его распоряжения, не было на свете никого страшнее ее брата. А холодная надменность лорда Карда была всего-навсего игрой. Об этом говорили озорной блеск в его ласковых карих глазах и улыбка, затаившаяся в уголках губ. Похоже, этот молодой человек любил дразнить собеседников. Однако Нелл понимала, что Алекс полон решимости серьезно поговорить с Филаном. Именно с этой целью лорд Кард и проделал такой длинный путь, хотя вполне достаточно было послать запрос или отправить с письмом посыльного.

Нелл не поверила, что граф сбежал из Лондона, чтобы не пойти под венец, хотя в том, что женщины влюбляются в него, не сомневалась. Несмотря на перебинтованную голову и щетину на подбородке, лорд Кард был самым привлекательным мужчиной, которого Нелл когда-либо встречала. Из-за очков и слишком крупного орлиного носа его нельзя было назвать писаным красавцем. Однако Алекс был уверен в себе, мужественен и не имел ничего общего с напомаженными и надушенными светскими щеголями. Высокий, статный, широкоплечий. Нелл поймала себя на мысли, что оценивает Алекса так, словно какой-нибудь предмет мебели. К примеру, кресло: удобно ли оно, где предпочтительнее его поставить?..

Дамы из высшего света наверняка считали, что лорд Кард очень подходит для их гостиных, а особенно спален. Одновременно с ним они получают титул, фамилию старинного рода и богатство. Это, бесспорно, удачное приобретение.

Нелл невольно подумала, что и сама не прочь получить все это вместе с Алексом в придачу. В конце концов, в ее комнате, как и в ее сердце, так много незаполненного пространства…

Ей не хотелось, чтобы Алекс и Филан стали врагами. Но она понимала, что это неизбежно. У нее самой были вопросы к брату о фермерах-арендаторах, и она знала, что это, несомненно, выведет его из себя. Все это Нелл воспринимала как увлекательное приключение, способное внести разнообразие в ее жизнь.

Мало того что мисс Слоун принимала у себя дома пэра, она еще ждала в гости дочь герцога. В последний раз их посетили высокопоставленные гости, когда на дороге за Кингстон-апон-Гуллем у баронета и его супруги сломалась карета. Но разве можно это сравнить с тем, что происходит сейчас?! Кто знает, возможно, дочь будет сопровождать сам герцог собственной персоной! В эти края уже целую вечность не заглядывал ни один герцог. Никто из окрестных жителей даже настоящего графа никогда не видел, не говоря уж о герцоге. Будет о чем рассказать внукам.

Среди жителей деревни нашлось множество желающих наняться в слуги и привести Амбо-Коттедж в порядок – все хотели хоть одним глазком взглянуть на столь важных персон. Кто-то втайне надеялся получить приглашение на работу в столице, где никто из них, разумеется, не бывал, но которую все представляли себе как землю обетованную и райские кущи.

К ним заходил викарий, в надежде получить приглашение на обед, когда граф поправится.

Заглядывал местный судья, желая представить двух сыновей важному господину. Вдовствующему помещику хотелось, чтобы его отпрыски, воспитывавшиеся без матери, получили представление о том, как ведет себя настоящий аристократ. По мнению Нелл, было слишком поздно учить юных Пенсуортов хорошим манерам. К счастью для лорда Карда, каждый раз, когда приходил помещик, он спал.

Теперь, общаясь с Нелл, местные жители стали дружелюбнее. Им не терпелось узнать о том, какие увечья получил лорд и что можно ей продать, чтобы ускорить его выздоровление. Школьники, которых она учила рисованию, желали услышать о неслыханной храбрости графа Карда, когда гусь повел себя неподобающим образом. Церковные золотошвейки пригласили Нелл заняться шитьем вместе с ними, в надежде что-нибудь разузнать о жизни графа в Лондоне и его любовных похождениях.

Фермеры-арендаторы наконец по достоинству оценили стремление Нелл помочь им. Даже Редферн, потакая прикованному к постели лорду, из кожи вон лез, чтобы услужить ему, а тетушка Хейзел теперь беседовала с духами умерших родственников без свидетелей и каждый день не менее получаса вела с Алексом разговор по душам.

Нелл чувствовала, что влюбляется в графа. Впрочем, началось это давным-давно, когда она была маленькой девочкой. Узнав, что Алекс не обручен следи Люсиндой, она почувствовала облегчение. А почему бы ей не влюбиться в Алекса?

Однако девушка тотчас же прогнала эту мысль.

Разве такое возможно? Ведь она все та же костлявая Нелли Слоун, без приданого и без будущего, а он – блестящий граф Кард.

Глава 9

Разумеется, Алекс никуда не сбежал. Ведь ему необходимо поговорить с Филаном Слоуном, адвокатом Силбигером и судьей. А для этого Амбо-Коттедж – самое подходящее место. Кроме того, Кард отдавал себе отчет в том, что не в состоянии самостоятельно спуститься с лестницы, не говоря уже о том, чтобы куда-то уехать.

– Я остаюсь здесь, – сообщил он своему камердинеру, хозяйке дома и его дворецкому, – при условии, что вы поклянетесь защищать меня не на жизнь, а на смерть.

С трудом сдерживая смех, Нелл торжественно приложила руку к груди.

– Мисс Слоун… – забормотал Алекс. – Нет, лучше я буду называть вас кузиной, если не возражаете.

Нелл кивнула, хотя кузиной ее можно было назвать с большой натяжкой, поскольку они с Алексом очень дальние родственники, как говорится, седьмая вода на киселе. Нелл было приятно, что он желает считаться частью ее семьи или хочет, чтобы она считалась частью его семьи, что не одно и то же. Она сделала реверанс, делая вид, будто считает это за честь.

– Слушаю вас, кузен.

– Как я уже говорил, мне бы хотелось, чтобы вы со всей серьезностью отнеслись к ситуации, в которой я оказался. Я не хочу становиться добычей хищниц, которые охотятся на меня, и прошу у вас защиты. Когда я покину ваш дом, то по-прежнему не буду ни с кем обручен.

Нелл недоумевала, как можно заставить графа, сильного, властного и уверенного в себе, поступить против собственной воли.

– Я постараюсь не подпускать к вам леди Люсинду, милорд… простите, кузен.

– Нет, этого мало. Вы должны дать слово чести, что вы ее ко мне не подпустите.

– Хорошо. Пока леди Люсинда будет гостить у нас, чтобы держать ее подальше от дома, я запланирую для нее осмотр окрестных достопримечательностей, проведение уроков рисования на пленэре, поездки на пикники. Я знаю, что семьи первых лиц, живущих в наших окрестностях, почтут за честь развлекать дочь герцога. Может быть, мы даже посетим собрание, если леди Люсинда согласится туда пойти. Разумеется, здесь не то общество, к которому она привыкла. Я имею в виду избранную часть лондонского высшего общества, но…

Но при таком раскладе Алекс останется совсем один.

– Нет, вам не обязательно посвящать ей все свое время. Если леди Эпплгейт заскучает, она уедет отсюда намного быстрее. Главное, не оставляйте меня с ней наедине, обещаете?

Нелл перевела взгляд с дворецкого Алекса на его камердинера.

– Ну что ж, все вместе мы сможем это для вас устроить, милорд. А сейчас вам нужно отдохнуть, чтобы набраться сил и столь необходимого для вас мужества. Передаю вас в надежные руки мистера Стивза. Спокойной ночи.

Алекс не стал принимать настойку опия. Он не хочет проспать всю свою жизнь. Ему надоели эти кошмары, путаница в мыслях, тяжелая голова. Кроме того, ему нужно пустить в ход всю свою изобретательность и выдержать еще одну схватку за свободу от брачных уз. Слушая предостережения мисс Слоун, Алекс также решил, что рядом с ним должна находиться Нелл.

– Попроси мисс Слоун посидеть со мной некоторое время. А ты тем временем можешь поспать, перекусить и проверить, в каком состоянии находятся мои лошади. – Алекс напряг весь свой ум, пытаясь выдумать еще какие-нибудь поручения, чтобы сменить старину Стивза на более симпатичную сиделку. – По крайней мере пока не приедет леди Гарпия. По моим подсчетам, у нас есть несколько дней.

Стивз покачал головой:

– Ничего хорошего из этого не выйдет, милорд, помяните мое слово.

– Не волнуйся, она этого никогда не добьется.

– Меня беспокоит не леди Люсинда, милорд. Такие, как она, если падают, приземляются на все четыре лапы.

– А кто тогда? Мисс Слоун? Ей известно, что я приехал сюда не для того, чтобы предложить ей руку и сердце.

– Неизвестно, как все обернется, – проговорил Стивз. Он закупорил пузырек с настойкой опия и поставил стакан простой воды рядом с кроватью хозяина.

– Я не скомпрометирую мисс Слоун, если ты об этом. Все условности соблюдены. В доме постоянно находится всеми уважаемая компаньонка. Не говоря уже о том, что я получил увечья и что мы дальние родственники.

– Что касается присутствия в доме многоуважаемой компаньонки, если верить словам этой старой дамы, она здесь не одна, а их штук двадцать, не меньше. Просто их никто не замечает. А если мисс Слоун узнает, кто хозяин этого дома, что дом на самом деле не принадлежит ее брату и все такое прочее?

– В этом случае мне несдобровать. Она наверняка натравит на меня свою свинью или козу. Не знаю, что на уме у ее братца, раз он решил держать сестру в неведении относительно этого важного вопроса.

– Не знаете, что у него на уме? Нетрудно догадаться! Он как сыр, в масле катается, живет припеваючи, расхаживает тут как петух в курятнике. Не в его интересах, чтобы все узнали, что он – прихлебатель, самодовольный деспот, который должен быть признателен вам за крышу над головой!

– Полагаю, именно поэтому он и сбежал. Это неприятная ситуация для любого человека, но женщине еще тяжелее ее переносить, потому что у нее нет выбора. Кузину Нелл не обрадует весть о том, что она передо мной в долгу. Если кто-нибудь об этом пронюхает, страшно подумать, что произойдет. Старые сплетницы наверняка сделают из мухи слона. Черт побери этого мошенника Филана!

– Говорят, он такой же чокнутый, как и старуха. К тому же скуп, если речь идет не о его собственной персоне, и обирает до нитки жильцов, арендующих его ферму.

Проклятие, но ведь земля и дома, которые фермеры арендуют, принадлежат Алексу, а не Филану!

– Но насколько я понял, у него имеется собственный доход. У него есть судоверфь, которую построил отец Лизбет.

Стивз пожал плечами:

– Прислуга в доме не особенно много болтает. Хотя вряд ли они могли бы что-нибудь рассказать, поскольку служат здесь недолго. Попытаюсь разузнать все, что смогу, у Ред-ферна, хотя это не так-то просто. Странный он какой-то, похож на призрака. У меня мурашки по спине бегают, когда я на него смотрю.

– Сначала мне тоже было не по себе.

Камердинер усмехнулся, не понимая, к чему Карду ломать перед ним комедию: он знал, что его хозяин не робкого десятка. Стивз готов был побиться об заклад, что единственное, чего боится его сиятельство, – это брак. Он с серьезным видом снова покачал головой:

– Неудивительно, что к мисс Слоун не приходят молодые джентльмены. Все боятся ее тронутую тетушку, чудаковатого братца и живого мертвеца в дверях парадного подъезда.

– Нам нужно позаботиться о ней и устроить ее жизнь, не так ли?

Стивз недовольно ворчал, укладываясь спать на кушетке, поставленной в смежной гостиной, на случай если у хозяина возобновится лихорадка или ему потребуется настойка опия, чтобы облегчить боль.

– Мне следовало догадаться, что вы впутаете нас в это дело. Ведь здесь замешана женщина, не так ли? Помяните мое слово, милорд: не успеете оглянуться, как вы по уши влипнете в новую неприятность. И тогда снова помчитесь сломя голову на другой конец земного шара. И если это случится, не говорите мне, что я вас не предупреждал. Нам не надо было сюда приезжать, ваше сиятельство.

– Ты прав, мне не надо было брать с собой сварливого, надоедливого слугу. Ни сейчас, ни когда бы то ни было.

Алекса терзали чувство вины и любопытство. Дела, связанные с усадьбой, ждали его так долго, что могли подождать еще несколько дней. А Нелл? Чем дольше девушка ее возраста ходила незамужней, тем меньше у нее оставалось шансов выйти замуж. Жаль, что у Алекса не хватает духа спросить у нее без обиняков, почему она до сих пор не замужем. Его все еще мучили головные боли, и, когда он двигался, болело плечо и ребра. Он не покидал комнату и радовался, когда Нелл приходила к нему. Без нее он умер бы со скуки. Они говорили обо всем на свете. Самыми откровенными были разговоры о брачных перспективах. Оказалось, что у него их слишком много, а у нее вообще нет.

Нелл не могла похвастаться привлекательной внешностью. Худощава сверх меры, плохо одета. Светлые волосы слишком туго стянуты в пучок. Однако Карду Нелл казалась прелестной, с ее голубыми, как небо, глазами и лучезарной улыбкой. Хотя улыбалась Нелл редко. Под свободной одеждой граф разглядел стройную фигуру девушки, надеясь, что другие мужчины не столь наблюдательны, как он, и радуясь этому.

Граф хотел видеть Нелл счастливой и устроенной в жизни, но чтобы на нее не смотрел ни один мужчина, кроме него.

Когда Стивз вышел из комнаты и Нелл наклонилась, чтобы помочь Алексу сесть, взгляд графа задержался на ее груди. Все местные холостяки либо слепы, либо круглые идиоты, если не заметили столь соблазнительные прелести. Так и хочется дотронуться до ее груди. Вполне естественное желание для любого нормального мужчины!..

Однако Нелл – невинная девушка, к тому же знает она это или нет – находится у него на иждивении. У каждого джентльмена есть кодекс чести, и Алексу не пристало охотиться за девственницами или использовать в корыстных целях людей, которые ему чем-то обязаны. Первые могут не осознавать всю тяжесть последствий, вторые – почувствовать себя загнанными в угол. Лорд Кард презирал мужчин, которые домогались служанок, гувернанток своих детей, бедных родственниц, нуждающихся в их помощи.

В планы Алекса не входила охота за Нелл. Но было в этой девушке нечто такое, что растревожило его сердце – вот и все. Может быть, это объяснялось тем, что она пробудила в нем приятные воспоминания о давно прошедших, счастливых временах, когда его отец женился на Лизбет. Тогда Алекс был юным и беспечным и все видел в розовых тонах. Воздух был напоен ароматами весны. Запах розовой водой, исходивший от Нелл, напомнил Алексу те счастливые времена.

Может быть, на него действовали покой и умиротворенность, которые излучала девушка, когда молча сидела возле него и шила – то покрывала для алтаря, то рубашки для будущего малыша, которого ждала одна из жительниц арендованной фермы. Казалось, Нелл вполне довольна судьбой. Она никогда не жаловалась на жизнь, как большинство женщин. Не хныкала, не требовала, чтобы ее развлекали. С ней можно было беседовать о чем угодно – о книгах и о политике она внимательно слушала, когда Кард рассказывал ей о новых пьесах и концертах, на которых она не бывала. Кузину интересовало все: занятия Алекса сельским хозяйством, его обязанности в парламенте. Нелл не боялась в чем-то не соглашаться с Алексом, и это выгодно отличало ее от других женщин. Ничуть не смущаясь, она даже обыгрывала его в шахматы.

Кард вдруг подумал о том, как отнеслась бы Нелл к переезду в город. Стоит одеть эту девушку по последней моде, найти какую-нибудь высокородную даму, которая бы ввела ее в высшее общество, и Нелл заблистала бы в свете яркой звездой на бледном лондонском небосклоне. Но кто может сказать, как повлияет на нее суетная лондонская жизнь? Возможно, она утратит это дивное спокойствие, которое так восхищает в ней Алекса, и со временем превратится в одну из надменных красавиц, которые не успокоятся до тех пор, пока не окажутся в центре внимания. Ведь она женщина и ничто женское ей не чуждо.

Вспоминая о коварных свойствах женской натуры, лорд Кард напомнил себе о необходимости ни на миг не терять бдительности и тренироваться, чтобы как можно скорее восстановить свою физическую форму и в случае опасности оказаться на высоте. Теперь его уже не так часто мучили головокружения, когда он поворачивал голову. Ребра и плечо постепенно заживали. Тем не менее из-за сильных болей в спине Алекс пока не мог спуститься по узкой, крутой лестнице в гостиную. Однако он решил, что несколько кругов по комнате помогут ему укрепить мускулы, чтобы, когда приедет леди Люсинда, он смог спастись от нее бегством.

Внезапно Алекса осенило: а что, если уговорить Нелл притвориться, будто она с ним помолвлена – исключительно ради того, чтобы убедить пиявку отцепить свои присоски? Леди Люсинде можно сказать, что у них с Нелл все решено много лет назад. Впрочем, только отчаяние может заставить его пойти на подобный шаг. Потому что, когда он пойдет на попятный, придется придумать подходящий предлог, из-за которого он отказался от Нелл, что может ее обидеть. В противном случае Алекс будет выглядеть негодяем, который бросил свою невесту, тем самым лишив ее возможности когда-нибудь выйти замуж. Если выяснится, что она никому не нужна, если ее бросил такой выгодный во всех отношениях жених, как граф Кард, это в значительной степени снизит ее цену на местном рынке невест. Тем более после того, как Алекс провел с ней под одной крышей больше недели.

И тогда Алекс будет поставлен перед необходимостью сделать мисс Слоун предложение руки и сердца, чтобы спасти репутацию девушки и ее будущее. Он уже предвидел недовольное брюзжание Стивза, который наверняка не упустит случая еще раз сказать своему незадачливому хозяину: «Ну, вот видите? Что я вам говорил?» Но такая женщина, как Нелл, не заслуживает подобной участи, да и сам Алекс тоже. Он обойдется без крайних мер и собственными силами отразит натиск леди Люсинды, чтобы не ставить Нелл в неловкое положение.

В случае необходимости можно сбежать в Индию.

Как выяснилось, Алекс недооценивал местных молодых людей, потому что у мисс Слоун вдруг появились ухажеры. Больше всех это удивило саму Нелл. Складывалось впечатление, что произошло чудо. Благодаря очкам его сиятельства у многих в Кингстон-апон-Гулле внезапно открылись глаза.

Несколько раз в Амбо-Коттедж заходил викарий, хотя ему сказали, что из-за своего плохого самочувствия граф не сможет составить ему компанию. На самом деле графу просто было не до викария. Поглощенный игрой в карты с тетей Хейзел, он был слишком утомлен, чтобы выслушивать нудные нравоучения педантичного священника с постной физиономией.

Поэтому Нелл пришлось самой развлекать духовника бесконечными беседами за чашкой чая. Преподобный мистер Чоли стал ухаживать за мисс Элеонорой Слоун.

Мистеру Ноли было под пятьдесят лет. Но мисс Слоун уже исполнилось двадцать пять лет, и она вполне могла стать подругой жизни священника. Нелл была умной, заботливой и трудолюбивой. И что самое главное, новый высокородный родственник, возможно, не оставит свою кузину и ее мужа без средств.

Всем известно, что мисс Слоун бесприданница, однако граф не останется перед ней в долгу и в порыве благодарности позаботится о том, чтобы обеспечить родственницу. Кто знает, может быть, даже подарит молодоженам новый дом, где будет помещаться церковный приход…

Что до мисс Слоун, она также будет довольна. В ее далеко не юном возрасте будешь рада любому мало-мальски приличному предложению. В ее ситуации и с ее узким кругом общения она должна благодарить Бога и плясать от счастья, что к ней посватался порядочный человек. Ведь, положа руку на сердце, каждый раз, переступая порог этого дома, где проживают всякие иностранцы со странностями, мистеру Чоли приходится вновь и вновь анализировать свои чувства и вопрошать свою совесть. По мнению священника, мисс Слоун единственная из обитателей Амбо-Коттеджа праведная христианка. Поэтому, уведя ее из этого дома, мистер Чоли окажет ей неоценимую услугу. Бог свидетель – став его женой, мисс Слоун больше не будет иметь ничего общего с приверженцами папской церкви и откровенными безбожниками.

Чоли пришел к заключению, что, прежде чем делать официальное предложение, ему необходимо дождаться возвращения брата мисс Слоун, хотя Филан Слоун, который ни разу не был в церкви Святой Цецилии, являлся отъявленным безбожником, потерянной для Бога душой. Однако мистеру Чоли, с его высоким положением в местной христианской общине, негоже прослыть невнимательным к своей нареченной и воздерживаться от принятых в обществе любезностей в ее адрес. Кроме того, ему не хотелось уронить свое достоинство в глазах графа.

Вообще-то у него и в мыслях не было приударить за этой девицей. Пошлые ухаживания викарий считал неприличными и, положа руку на сердце, не имел опыта в подобных делах. Да и вряд ли мисс Слоун ожидает от него страстных излияний – ведь мистер Чоли уже не мальчик, к тому же носит духовный сан. Будь мисс Слоун одной из тех легкомысленных особ, которым подавай цветы да вирши, она не годилась бы в жены служителю церкви.

Однако мистер Чоли отметил про себя, что мисс Слоун весьма чувствительная особа. Поэтому рассказывал ей о своих будущих проповедях, о посещении больных и страждущих и об учебных планах преподавания Библии в воскресной школе. По разумению викария, мисс Слоун должна была оценить выбранные им темы для разговора. Мистер Чоли не имел понятия, в чем заключается положительное влияние уроков рисования или обучения слуг чтению на духовное развитие человека, но счел необходимым скрыть свое недоумение и неодобрение. Всему свое время. Когда он станет мужем мисс Слоун, ему представится возможность руководить деятельностью жены и направлять ее в нужное русло. Нижние слои общества следует учить покорности, чтобы они знали свое место и довольствовались тем, что имеют. Точно также, как и мисс Слоун должна знать свое место. Иначе он не выберет эту барышню себе в супруги. Мистер Чоли похвалил Нелл за преданность семье и за ее добрые дела и объяснил, что на свете есть и другие важные вещи, к которым она должна стремиться. Старой деве должна быть приятна его похвала.

Однако Нелл вовсе не было приятно. Ей хватало проповедей преподобного по воскресеньям. А сидеть с ним в своей гостиной и слушать, как он мелет всякую чушь, было выше ее сил. Нелл нисколько не интересовали нужды паствы. Она предпочитала сделать для прихожан что-нибудь полезное. Нелл пришла к заключению, что скорее всего из-за преклонного возраста викарий не справляется со своими обязанностями и хочет предложить ей взять на себя некоторые из них. Нет уж, дудки! Напрасно преподобный тратит на нее свое красноречие. У Нелл и без этого хлопот полон рот. Ей нужно подготовить дом к приезду новых гостей, разобраться в счетах Филана, найти помощников для арендаторов фермы. И извлекать графа, который становится все более беспокойным, пока он снова не покалечился. Не говоря уже о постоянных обязанностях Нелл – уроках рисования в воскресной школе и ведении хозяйства.

Несмотря на прозрачные намеки священника, Нелл не собирается взваливать на себя часть чужих обязанностей, чтобы мистер Чоли смог подольше поспать после обеда. Если требования к церкви столь высоки, пусть викарию найдут молодого помощника. Тогда, возможно, молодые прихожанки будут чаще посещать церковную службу.

– Напыщенный недалекий педант, – объявил Алекс, когда Редферн доложил о том, что к ним зачастил местный викарий.

Возможно, мисс Слоун не догадывается, откуда ветер дует, но Редферн, в надежде заработать себе в будущем хорошую пенсию, в два счета раскусил пройдоху священника. За перспективу получить надбавку к жалованью он с мастерством, достойным любого лондонского дворецкого, сумел подслушать, о чем мистер Чоли говорил с мисс Слоун, и разгадал его истинные намерения. Вердикт Редферна гласил, что викарий напомадил волосы вовсе не для того, чтобы произвести впечатление на графа.

– Вот молодец, что все разнюхал. В следующий раз скажи, что мисс Слоун нет дома. Она будет тебе за это признательна. У нее нет времени выслушивать излияния этого болвана. – В то время как сам Алекс вынужден довольствоваться игрой в пике с мадам Амбо… и ее многочисленными воображаемыми друзьями, которые подсказывают ей, какую карту сбрасывать. Хуже всего, что очень часто ее друзья из потустороннего мира оказываются правы. В результате чего Алекс задолжал тете Хейзел новое платье.

У Нелл тоже не было времени для нового визитера, однако это не останавливало мистера Пенсуорта. Он заглядывал в Амбо-Коттедж по несколько раз в день. Местный помещик говорил, что приходит к ним, чтобы справиться о состоянии графа, однако ни разу не вызвался посидеть возле больного. Он больше не приводил с собой сыновей, поскольку, наглядевшись на этих сорванцов, женщина вряд ли будет благосклонна к их отцу и своему ухажеру.

Пенсуорт был самым крупным землевладельцем в округе. Ему перевалило за сорок, и он не искал себе жену – наследники у него имелись, а для удовлетворения телесных нужд в гостинице в любое время к его услугам была Китти Джонстон. Однако точно так же, как викария и заезжего графа, его не могли не пленить умиротворенность и покой, исходившие от мисс Слоун. Он решил, что немного покоя и безмятежности в его собственном доме ему тоже не помешают.

Миссис Пенсуорт скончалась пять лет назад, дому не хватало женской заботы и тепла женских рук. Которые заодно держали бы швабру или тряпку. Сам Пенсуорт интересовался конурами для охотничьих собак и конюшнями. Женившись во второй раз, он мог бы больше времени посвящать своим любимым занятиям, вместо того чтобы возиться со счетами и слугами. Ему наскучило заказывать кухарке еду или решать, что лучше выращивать в саду – розы или рододендроны. Не мужское это дело!

А что касается мисс Слоун, она поднаторела в подобного рода делах. Амбо-Коттедж всегда был в идеальном состоянии – вычищен до блеска и ухожен. Разумеется, у нее по дому не бегают озорники мальчишки и охотничьи собаки, от которых одна грязь и беспорядок. Но ничего, она скоро к этому привыкнет. Мистер Пенсуорт был уверен, что дом служит не для красоты, а для того, чтобы в нем жить.

Мисс Слоун с ее воспитанием и образованием могла бы обучать его сыновей. Глядишь, не пришлось бы тратиться на гувернантку. Чем больше мистер Пенсуорт думал обо всем этом, тем сильнее нравилась ему мисс Слоун и тем привлекательнее становилась идея жениться на ней. Он слишком увлекся предстоящим охотничьим сезоном, чтобы охотиться за невестой. Мисс Слоун была самой подходящей для него партией во всей округе. Эту ягодку нужно сорвать, пока она спелая. А то засохнет и станет непригодна к употреблению.

Будь у мистера Пенсуорта выбор, он, разумеется, не выбрал бы молодую кобылку из этой конюшни: с чокнутой тетушкой и угрюмым, нелюдимым братом. Однако, как он полагал, девушку нельзя винить в том, что у нее ненормальные родственники. Его собственная сестра, например, сбежала даже не с художником, рисующим портреты, а с простым маляром, который красил их дом. Кроме того, у Пенсуорта уже есть наследники. Поэтому порода не имеет большого значения, даже если кобылка ожеребится низкорослым и хилым потомством. Однако происхождение его будущей невесты безукоризненно. Родословная мисс Слоун лучше, чем его собственная, признавал местный помещик, добившийся всего своими собственными силами. Говорят, ее дед был герцогом. Но он был родственником со стороны матери, поэтому ни денег, ни титула ей это не принесло. Ее отец был нетитулованным мелкопоместным дворянином с соответствующим доходом, который иссяк, когда он умер. Ни для кого не секрет, что денег у мисс Слоун нет и в помине, но Пенсуорт ищет себе бесплатную домохозяйку, а не толстый кошелек. Разумеется, если этот свалившийся как снег на голову высокородный родственник даст за малышкой приданое, нет смысла отказываться от денег.

Именно присутствие графа вдохновило Пенсуорта на ухаживание за мисс Слоун. Дальняя родственница титулованного богача предпочтительнее не имеющей ни отца, ни матери старой девы. С женой, имеющей родственника-аристократа, он не осрамится. На его взгляд, она слишком костлява, но для чего тогда Китти Джонстон из гостиницы и ей подобные? Так что мисс Слоун вполне годится на роль жены.

Точно так же, как и викарий, Пенсуорт решил дождаться брата мисс Слоун, чтобы попросить ее руки. Хотя это и претило ему, он был полон решимости сделать все как положено. Иначе жена сможет упрекнуть его в том, что он плохо воспитан. Да и графу это не понравится. Пенсуорт улыбался мисс Слоун, показывая зубы, по большей части свои. Затем погладил ее по руке, чтобы она поняла его намерения.

Сначала Нелл подумала, что этот человек собирается нанять ее гувернанткой к своим сыновьям. Потом забеспокоилась, что он пытается вытереть свои потные ладони о ее юбки. Когда его истинные намерения стали для нее яснее, по мере того как поднос с миндальным печеньем становился пусть Нелл заявила, что ей надо почитать графу книгу, и сбежала, захватив с собой последнее печенье.

– Этот шмат сала посмел ее лапать? – вышел из себя Алекс, когда Редферн доложил, что ему удалось подсмотреть в замочную скважину. – В следующий раз вышвырни его отсюда!

Хотя Редферн весил раза в два меньше и был раза в два старше мистера Пенсуорта, но ради еще одного лакомого куска в виде очередной надбавки дворецкий поклялся выполнить приказание графа.

Однако Редферн с грустью в голосе заметил, что ни за что на свете не станет, вмешиваться в отношения мисс Слоун с ее третьим поклонником. Да и кому такое придет в голову, если самым пылким ухажером Нелл был сам Генерал Уэллслм, известный на всю округу неустрашимый герой?

Генералом Уэллсли Нелл назвала того самого злосчастного гуся.

Глава 10

Для этой воинственной птицы с острым клювом трудно было подыскать более подходящее имя. Гусь, точнее, гусак, бросался на любого, кто к нему приближался, отказывался идти в загон, а гоготал так громко, что мог мертвого поднять из могилы.

– Как тут отдохнешь, скажите на милость, – жаловался Алекс, – когда за окном такой шум и гам?!

Его окно находилось на втором этаже, над проездом для экипажей, и было закрыто. К тому же, сидя в кресле, Алекс видел, что в данный момент мисс Слоун кормит гуся зерном, поэтому сейчас он не гоготал. Что, теперь в ее обязанности входит кормить скот и домашнюю птицу? Алекс был раздражен. Если быть точным, испытывал ревность. Его злило, что Нелл – не важно, кто она ему, сиделка, кузина, подруга, – предпочитает проводить время с сушим дьяволом в перьях, а нес ним, Алексом.

Ревновать к гусю смешно и нелепо. Алексу было в этом стыдно признаться даже самому себе. Поэтому Кард предпочел испытывать праведный гнев по поводу того, что на хрупкие девичьи плечи легла еще одна забота. У его кузины и так дел по горло. К тому же со дня надень они ждут гостей, а хозяин до сих пор так и не появился. Редферн сообщил, что мисс Слоун занята с утра до глубокой ночи, поэтому может уделить графу всего несколько минут. Тем не менее на общение с гусем ей все же удается выкроить время.

Было очевидно, что птичка привязана к Нелл и относится к ней со слепым обожанием, которое чаще встречается у щенков и поэтов. Гусь следовал за мисс Слоун по пятам и, когда она гладила его по голове и шее, ворковал, как голубь. Тому, кто встал бы между ним и его возлюбленной, не поздоровилось бы. Нелл любовно гладила его перышки. Очевидно, она тоже питала привязанность к длинношеей бестии.

Пока Стивз ужинал, мисс Слоун наконец-то нашла пару минут для бедного калеки.

– Не понимаю, почему это чудовище до сих пор не зажарили к воскресному обеду! – сказал Алекс.

Нелл опустила глаза на шитье, которое держала в руках.

– Сначала кухарка сказала, что ему нужно нагулять жир, прежде чем его, – Нелл запнулась, – зажарят. – Ей трудно далось последнее слово. Произнося его, она понизила голос, словно боялась, что ее любимец может услышать. – Но потом я передумала отдавать его кухарке.

– Почему? – спросил Алекс, будто не знал, как Нелл чувствительна. Ему нравилось дразнить девушку. Нелл залилась румянцем. Это стало для Алекса самым большим развлечением за эти дни. – У вас подают к столу говядину, баранину и свинину без всяких угрызений совести. Кстати сказать, примите мои поздравления: у вас замечательная кухарка. Так, как умеет готовить почки она, не удается даже моему лондонскому шеф-повару. Но я не могу взять в толк, чем тот гусь отличается от других животных и птиц на вашей ферме?

Нелл стряхнула с платья несуществующие пылинки и призналась чуть слышно:

– Я никогда не сидела ни с кем из них рядом в тележке.

– И никому из них не давали прозвище. Этого и следовало ожидать. Если животных и птиц спасают от топора мясника, они не выказывают за это благодарности и любви, хотя должны были бы, если рассуждать по справедливости. Так скажите на милость, зачем же спасать гуся?

– Видите ли, Уэллсли – мой друг. И как бы вам это объяснить… я не могу есть своих друзей и знакомых.

– Он стал одним из ваших подопечных? Вы запишете его в школу и научите грамоте?

– Может быть, и научу. Когда придет время. Я научила читать и писать сына торговца свечами. А мальчик был глуп как пробка. Что касается Уэллсли, он очень умен.

– Умен? Да вы посмотрите на размер его черепной коробки! А ведь она к тому же покрыта перьями, которые занимают много места. Вы привязаны к этому гусю, потому что он обожает вас.

Нелл не представляла себе, сколько радости может принести человеку любовь гуся. У нее никогда не было домашнего питомца, впрочем, как и настоящего поклонника. Не было никого, кому она была бы дорога. Не важно, что ее любимец ходит вразвалку и покрыт перьями. Но своими мыслями она не собирается делиться с самодовольно ухмыляющимся мужчиной, который сидит в кресле у окна. Озаренный лучами солнца, он похож на ангела. У него наверняка сотня друзей. Многие ищут его общества. Граф Кард – самый привлекательный, самый обворожительный мужчина в Англии. При этой мысли Нелл бросило в жар. Как бы Алекс не подумал, что ее, как и большинство женщин, интересуют его титул и состояние. Чтобы скрыть смущение, Нелл принялась вдевать нитку в иголку и укололась.

– Он умный, к тому же очень полезный, – сказала она, слизнув капельку крови с пальца.

Алекс бросил на нее взгляд. Кажется, у него снова начинается лихорадка. Так о чем они сейчас говорили? Об ее алых губках? Нет, о проклятом гусе!

– Я был бы рад, если бы гусь выдворил из дома этого Чоли, заставил его без оглядки ускакать на коне. И чем быстрее, тем лучше.

– Этот гусь особенный. Он лучше сторожевой собаки. Может быть, сейчас вам в это трудно поверить, но обычно к нам редко приходят гости. После того как вы уедете и остальные гости тоже покинут наш дом, я не буду волноваться, оставаясь в доме с Редферном и тетей Хейзел. Потому что территорию патрулирует гусь. Разумеется, пока не вернется Филан. Хотя брат часто уезжает по делам. – Так и не сделав ни одного стежка, мисс Слоун свернула шитье. – Наверное, вы считаете меня глупой из-за того, что я тревожусь по пустякам.

– Кто – я? Самый большой трус в мире?

Его слова вызвали у Нелл улыбку, чего Алекс и добивался. Он вовсе не считал ее глупой. Она напоминала Алексу заброшенный сад, где служит нерадивый садовник. Или принцессу из сказки, которая дни и ночи проводит в одиночестве, боясь темноты в своем замке, где обитают призраки.

Боже милостивый! Неужели все настолько плохо, что безмозглая птица служит ей утешением? Филан Слоун не отвертится от вопросов Алекса. Ему придется на них ответить. Хирург сказал, что еще день-другой, и Кард сможет самостоятельно спускаться и подниматься по лестнице. После этого Алекс сразу пошлет за адвокатом. И в руках у него появятся факты, а не досужие домыслы. Эти факты будут касаться не только несчастного случая, который произошел когда-то с Лизбет, но и многого другого.

Алекс намерен доискаться до правды, а главное – выяснить, какова судьба маленькой Лотти, его единокровной сестры. Он поклялся отцу, когда тот находился на смертном одре, что сделает это. И рано или поздно Алекс выполнит данную им клятву, если это в его силах. Ведь не исключено, что Лотти нет в живых.

А Нелл – живая женщина, из плоти и крови, существующая здесь и сейчас. Нелл – долг чести, который граф Кард обязан воздать Лизбет. Эта прекрасная женщина подарила его отцу четыре счастливых года и любимую дочку. Алекс должен подарить Нелл возможность такого же счастья. У нее должна быть семья. Любящий муж и дети. Лорд Кард не уедет из Кингстон-апон-Гулля, пока Нелл не найдет своего счастья. А если этого не случится, увезет ее в Лондон.

Алекс размышлял о том, кого из родственниц можно попросить организовать сезон для девушки уже не очень юной, небогатой, невысокого происхождения, родственники которой, мягко говоря, – со странностями. Но решение пришло само собой в тот момент, когда на горизонте возник новый поклонник Нелл.

В один прекрасный день, утром, в Амбо-Коттедж заехал сэр Чонси Гейнз, школьный приятель графа Карда. Они с Алексом часто виделись в клубах и на балах в Лондоне. Молодой баронет приехал погостить к своей бабушке в Скарборо.

– Он приехал, чтобы поправить свое пошатнувшееся материальное положение, – поделился лорд Кард с Редферном, когда тот спросил его, хорошо ли себя чувствует его сиятельство и может ли он принять посетителя. – Парень по уши в долгах. Живет не по средствам, – объяснил он. – Бабушка возлагает на него большие надежды, поэтому, как я полагаю, он решил, что старушка раскошелится.

Алекс подумал было, не посватать ли его за Нелл, но тот час же отмел эту идею как абсолютно неприемлемую. Хотя Гейнз был молод и хорош собой. Высокий, белокурый, он пользовался большим успехом у дам как партнер по танцам. Однако этот малый чрезмерно увлекался игрой в карты и обожал блистать в обществе. Чонси, разумеется, мог бы ввести Нелл в свет и позаботиться о том, чтобы она укрепила там свое положение. Но потом он бросит ее там одну или оставит со своей бабушкой в Скарборо. Нет, баронет неподходящая партия для Нелл. Поэтому Алекс распорядился, чтобы Гейнза не принимали в Амбо-Коттедже.

– Этот парень чрезвычайно болтлив. От общения с ним у меня снова разболится голова. Передай ему, что я ценю его внимание и надеюсь, что мы скоро встретимся в Лондоне.

Собираясь уходить, сэр Чонси встретил Уэллсли. Баронет в это время сидел один в коридоре и ел булочку, которую ему принес на подносе Редферн. Дворецкий удалился, чтобы спросить лорда Карда, не желает ли он чего-нибудь. К счастью для сэра Чонси, в тот момент, когда он подкармливал гуся, бросая ему крошки от булочки, мимо проходила Нелл.

Прежде чем уйти в школу, где она проводила уроки рисования, Нелл нужно было сделать много дел. В спешке она раскраснелась, и несколько белокурых прядей выбились из обычно туго стянутого на затылке строгого пучка. Скромная соломенная шляпка висела на ленточке у нее на шее, а от теплых слов, которые сказал ей кузен Алекс на прощание, ее голубые глаза радостно сияли.

Сегодня Нелл была хороша собой, как никогда. Скучающий джентльмен из Лондона, застрявший в глухой деревне, не мог не отдать должное ее красоте.

Сэр Чонси вежливо поклонился и назвал свое имя. При этом он заявил, что гусь, бесспорно, самый подходящий компаньон, который требуется для соблюдения приличий при знакомстве. Нелл рассмеялась его шутке и сделала реверанс, тронутая тем, что хоть кто-то отнесся к Уэллсли по-дружески.

Как понял рассерженный Алекс, когда ему по очереди доложили об этом сначала Редферн, а потом Стивз, дальше отношения сэра Чонси и Нелл развивались стремительно.

Ведя за собой лошадь, молодой баронет отправился в деревню вместе с мисс Слоун. Пока Нелл проводила уроки, он ждал в гостинице, попивая превосходный эль мистера Риттера и слушая местные сплетни. Затем Гейнз проводил Нелл в Амбо-Коттедж и зашел, чтобы выпить еще стаканчик вместе с тетей Хейзел, которая на этот раз старалась соблюдать правила приличия. Молодые люди обсуждали местную природу, состояние дорог от Гулля до Скарборо и самочувствие лорда Карда. Пожилая дама обсуждала свои розы. Одному Богу известно – с кем.

Поскольку бабушка сэра Чонси путала Гейнза с его покойным отцом, покойным дедушкой и младшим братом Гейнза, этот факт нисколько не смутил баронета. Он привык смотреть сквозь пальцы на старушечьи странности, а также не обращать внимания на компаньонок.

Наследующий день сэр Чонси вернулся с цветами и книгами. Он дождался обеда, потом чая. Вместе с мисс Слоун носил семьям арендаторов фермы корзины с провизией. По словам Редферна, баронет осыпал мисс Слоун милыми комплиментами и, что показалось Алексу особенно ужасным, гладил гуся.

Из всех дешевых трюков, направленных на то, чтобы добиться расположения барышни, этот был самым хитрым и коварным. Сидя один у окна, Алекс кипел от злости. Он понял, что плохи его дела.

Поэтому, превозмогая боль в боку и плече, он поднялся с постели и пригласил гостя к себе в комнату.

– Как я рад, что ты наконец на ногах! – воскликнул Гейнз, с такой силой тряся руку Алекса, что тот поморщился от боли.

Карду было не до церемоний.

– Каковы твои намерения? – сухо спросил он, как только Стивз поставил для посетителя стул.

– Намерения? Развеселить тебя. Слушай, доктор уже разрешил тебе выпить? После нескольких бокалов портвейна я всегда чувствую себя намного лучше. Я бы не возражал…

– Я говорю о намерениях относительно мисс Слоун.

Сэр Чонси недоуменно заморгал:

– Так вот откуда ветер дует? Извини, старина, никогда не думал, что эта девушка в твоем вкусе.

– Дело тут не во вкусе. Она моя кузина.

– В деревне говорят совсем другое. Но я не виню тебя, Кард, и прекрасно понимаю. Эта девушка лакомый кусочек. Надо только пробиться через броню ее нарочитой сдержанности и надменности.

– Нелл, я хотел сказать – кузина Элеонора, застенчива, а не надменна. И она не лакомый кусочек! – Не будь у Алекса покалечены руки, он спустил бы баронета с лестницы.

– Итак, это будет твоя четвертая по счету невеста? Не многовато ли? – Гейнз сделал гримасу. – Только представь себе, какой поднимется шум, если эту новость подхватят скандальные газеты!

Эта мысль привела Алекса в отчаяние. Не хватало только, чтобы в прессе упомянули ни в чем не повинную мисс Слоун. Он не сомневался, что, вернувшись в Лондон, сэр Чонси Гейнз будет болтать о Нелл бог знает что.

– Кстати, как долго ты собираешься пробыть в деревне?

– Пока не решу проблемы с деньжатами. Не одолжишь небольшую сумму старинному приятелю?

Что хуже – если Чонси отправится в Лондон и по городу поползут слухи, или если он останется здесь? Кард решил, что безопаснее держать Гейнза поблизости и не спускать с него глаз. Кроме того, почему он должен платить за привилегию, чтобы его и так без конца склоняемое во всех газетах имя снова попало в колонку сплетен? Гейнз никогда не возвращал долги.

– Извини, старина. Пока я не вернусь в город, буду ограничен в средствах.

– Ничего страшного, дружище. Оказывается, жить в деревне не настолько скучно, как я себе представлял.

Потому что он развлекается с Нелл?

– Несколько фунтов тебя устроят?

– Фунты я могу вытрясти и из своей бабушки. Послушай. Туз, у тебя на тумбочке стоит бутылочка портвейна…

Сэр Гейнз налил два бокала, протянул один Алексу и провозгласил тост за скорейшее выздоровление Алекса. И за хорошенькую хозяйку дома, в котором его приятель живет.

Алекс чуть не поперхнулся.

– Она не… – забормотал было он, собираясь объяснить Гейнзу, что Нелл живет в его доме, под покровительством его семьи.

Гейнз истолковал его слова по-своему.

– Согласен, ее нельзя назвать хорошенькой в традиционном смысле этого слова. Нужно быть настоящим ценителем женщин, таким, как ты, чтобы заметить красоту и живость под маской трезвости и здравомыслия. Фигурка у нее вполне сносная, хотя я лично предпочитаю женщин в теле.

Алекс резко поставил бокал на тумбочку возле кровати.

– Клянусь, я не позволю тебе в подобных выражениях обсуждать мою кузину, если только ты не собираешься на ней жениться. Тебе не видать ее как своих ушей. Из тебя выйдет отвратительный муж, Нелл заслуживает лучшей участи.

– Жениться? Ты же сам прекрасно понимаешь, что я не могу взять в жены бесприданницу. Бабушка на все лады расхваливает крестницу своей лучшей подруги. За ней дают приданое в десять тысяч фунтов.

– На что же ты в таком случае рассчитываешь? Что Нелл станет твоей любовницей? Если это произойдет, я тебя убью!

– Я думал, ты только что познакомился с этой женщиной.

Оттого, что Гейнз сказал «с этой женщиной», а не «с этой леди», Алекс рассвирепел.

– Я знаю ее много лет. Сэр Чонси продолжал:

– Кроме того, у нее есть старший брат. С ним и должен разговаривать мужчина, если собирается ухаживать за дамой официально.

– Брат уехал, а я здесь.

– Ты как собака на сене, старина. Может быть, ты сам имеешь виды на эту девушку? Ого, кажется, я попал в точку, не так ли? Сейчас ты не в форме, лежишь в постели, перебинтованный, и не можешь понравиться мисс Слоун. Но хочешь избавиться от соперника, тем более что курятник остался без надлежащего присмотра? – Сэр Чонси хлопнул себя по колену. – Давай посмотрим, какой лис первым добьется благосклонности лисицы. Хочешь заключить пари?

Алекс был расположен заключить только одно пари – что выбьет всю дурь из этого мерзавца. Пусть даже снова повредит себе ребра – оно того стоит.

– Убирайся, – сказал Кард, с трудом сдерживая ярость, – и никогда больше не появляйся здесь! Эта леди не для интрижки, – произнес он с угрозой в голосе. – Ей не важно, кто перед ней – ты, я или персидский шах. Она выйдет замуж за честного, верного, любящего человека, которого она сама выберет.

Рассмеявшись, Гейнз поднялся с места.

– Где же она найдет такую редкую птицу? Бедная родственница, живущая в твоем доме. Кто в Лондоне поверит, что ты с ней не спал? Кто захочет подбирать за тобой отбросы?

Он перестал смеяться, когда лорд Кард его ударил. Из-за своего плачевного состояния Алекс не смог бы быстро вскочить с постели, поэтому запустил в Гейнза бокалом. Жаль, что он оказался пуст. Однако бокал попал баронету в подбородок.

– Ну ладно, – сказал Гейнз, выходя из комнаты и потирая ушибленное место. – Твоя взяла. Я отпускаю мисс Слоун. Делай с ней что хочешь. Встретимся в Лондоне, старина, когда будешь в лучшем расположении духа.

Алекс знал, что в ближайшее время едва ли придет в лучшее расположение духа. Гейнз непременно разнесет по всей округе сплетни о нем и мисс Слоун. Алекс еще сильнее помрачнел, когда Нелл узнала о том, что он запретил пускать ее нового друга к ним в дом.

– Как вы могли поступить подобным образом с сэром Чонси?

Алекс промолчал.

– Вы, сэр, слишком много себе позволяете. Вы грубы и высокомерны. В моем собственном доме я могу принимать кого захочу. И если сэр Чонси снова придет сюда, я дам ему это ясно понять. Вы слишком далеко зашли…

– У него были не совсем честные намерения в отношении вас.

– Вы не умеете себя вести, сударь. – Нелл сделала паузу, чтобы перевести дыхание. – А разве у него были в отношении меня какие-нибудь намерения?

– О Господи! Разумеется, были! У каждого мужчины есть какие-нибудь намерения в отношении женщины.

– Даже у вас?

– Я другое дело. Я ваш родственник. Поэтому мои намерения не в счет.

– А это правда, что сэр Чонси имел в отношении меня нечестные намерения?

– Чистая правда. Именно поэтому я запретил впускать его в дом. Несмотря на то что вы давно совершеннолетняя, вы слишком неопытны, чтобы понять, что стоит за невинным на первый взгляд флиртом прожженного светского распутника.

– А вы можете это понять?

– Могу.

– Не потому ли, что распознали в нем родственную душу? Рыбак рыбака видит издалека! Может быть, именно поэтому леди Люсинда по-своему истолковала ваши намерения. Готова поспорить, вы отчаянно флиртовали с ней, и она приняла ваши ухаживания всерьез.

– Если бы поспорили, то проиграли бы. Я уже говорил вам, что не ухаживал за леди Люсиндой и не имел никаких намерений в ее отношении.

– Но вы сами минуту назад заявили, что у всех мужчин есть какие-нибудь намерения. Только не говорите, что леди Люсинде вы тоже родственник.

– Разумеется, я не родственник этой подлой ведьме.

– Но у вас есть и другие невесты, о которых упоминал сэр Чонси. Как вы это объясните?

Мгновение Алекс молчал, мечтая убить этого подонка, как только будет в состоянии держать в руке пистолет. Разжав кулаки, он сказал:

– В отношении других женщин у меня также не было никаких намерений. – Разумеется, если не считать его любовницу, но те намерения были недвусмысленны. По крайней мере так казалось Алексу. – Черт побери, дело тут не во мне.

– Дело тут также не во мне и не в сэре Чонси, а в вашем поразительном высокомерии и диктаторских замашках. Я ничего не желаю знать о том, что у сэра Чонси были какие-то намерения в отношении меня.

– Вот видите, как вы наивны! Вы даже не можете называть вещи своими именами. Сладострастные. Похотливые. Плотские.

Нелл качала головой, отказываясь верить, поэтому Алекс добавил для вящей убедительности:

– Этот грязный развратник хотел лишить вас невинности! Я достаточно корректно выразился, чтобы не оскорбить вашу чувствительность? И достаточно ясно, чтобы вы поняли?

– Я поняла, что вы имели в виду. Только я вам не верю. Мужчин не волнуют… такие женщины, как я.

Алекс рассмеялся:

– Ваши слова лишь подтверждают то, насколько вы неискушенны в подобных вопросах. – Что касается самого Алекса, то стоило ему ощутить аромат роз, когда Нелл входила в комнату, как его бросало в жар. Не будь он джентльменом, читающим ей нравоучения об опасности быть совращенной светским распутником, он расцеловал бы ее, выдернув шипы из этой розы, и приложил к губам эти нежные шелковые лепестки. Нет! Он должен был бы высечь себя за столь непристойные мысли о Нелл. Хорош гусь, нечего сказать! А еще во всеуслышание утверждает, что он – ее кузен! Чем он лучше сэра Чонси? Разве что тем, что ни за что не станет вести себя так, как рисует ему его разыгравшееся воображение. – Волнуют. Еще как волнуют!

– Только не женщины моего возраста, – все еще не верилось Нелл.

– Что? Хотите сказать, что вы слишком стары, чтобы привлечь внимание мужчины? Когда мой отец встретил Лизбет и влюбился в нее без памяти, она была старше вас.

– Да, но я не похожа на Китти Джонстон из гостиницы. – Нелл нервно теребила вырез платья, глядя на свой скромных размеров бюст.

– Нет, и слава Богу. Даже Гейнз не захотел бы женщину, которую так просто купить. Именно ваша неискушенность и обезоруживает мужчин. Более того, вы – леди, с грацией и шармом, внутренней красотой, к тому же привлекательная внешне.

– А вы?

Кард поднял брови.

– Что – я?

– Вы испытываете ко мне нечто подобное? Я вас волную?

– Боже правый! Чему только вас учили в вашей академии? Разве может женщина задавать мужчине такие вопросы?

– А как иначе я узнаю, что у мужчины на уме и каковы его намерения? Я полагала, что сэр Чонси очень мил со мной потому, что вы с ним друзья.

Алекс фыркнул.

– Разве он приносил букеты цветов, чтобы украсить комнату несчастного больного друга? Или, может быть, гладил моего гуся?

– У вас нет гуся.

– Не имеет значения. Распознать намерения джентльмена должны не вы, а ваши опекуны и ваш брат. И, учитывая, что я здесь, а Филан исчез в неизвестном направлении, я счел необходимым действовать в ваших интересах и защищать вас. Вам следовало бы благодарить меня за это, а не ругать.

– Понятно. – Нелл заметила, что Кард уклонился от вопроса, испытывает ли он к ней чувства определенного рода. Значит, она не привлекает его. Как Нелл и подозревала. Алекс говорил ей, что мужчины находят ее соблазнительной, исключительно по доброте душевной, а также потому, что заботился о ее репутации.

Пусть сэр Чонси – совратитель невинных девушек, как утверждает Кард, баронету все равно не удалось тронуть ее сердце, она не питала к нему нежных чувств. Вообще не думала о нем.

Лорд Кард заблуждается, полагая, что Нелл ничего не знает о жизни. О таких женщинах, как Китти Джонстон, о плотских порывах и запретных фантазиях. О многом она узнала из книг. Кроме того, в академии благородных девиц, как только в спальнях гасили свет, девушки обсуждали все запретные темы. Ведь Нелл уже двадцать пять. Разумеется, она знает про секс! Понаслышке.

Кузен Алекс ошибается также, оценивая опасности, подстерегающие неопытную девушку. Не имеющий дурных намерений Кард представлял собой для нее большую опасность, чем любой складно говорящий напыщенный лондонский щеголь.

Нелл подумала, что должна быть признательна лорду Карду за напоминание о том, что ей нельзя возноситься в своих мечтаниях.

Глава 11

Леди Люсинда Эпплгейт прибыла на следующий день, ее приезд был обставлен с большой помпой. Столь впечатляющее зрелище поразило жителей деревни. Нелл была на грани отчаяния.

Дочь герцога Апстона прибыла в карете с фамильным гербом – вместе со своим отцом-герцогом, с кузиной герцога, которая была глуха, и с секретарем герцога. Нелл ожидала, что приедет старая кузина, леди Хаверхилл, компаньонка леди Люсинды. Потом решила, что герцог велел, помимо слуг, взять в поездку мужчину, чтобы его единственная дочь была в безопасности. Но зачем секретарь? Неужели его светлость настолько загружен делами, что секретарь должен находиться рядом с ним постоянно?

Должно быть, недоумение отразилось на лице Нелл, потому что, представив гостей, леди Люсинда наклонилась к ее уху.

– Я привезла его для тебя, – сказала она тихо, делая вид, будто целует приятельницу в щеку.

– Для меня? – не поняла девушка. День рождения у Нелл не намечался, к тому же леди Люсинда не помнила, когда у ее подруги день рождения, да и Нелл никогда не высказывала пожеланий получить в качестве подарка прыщавого секретаря. – Зачем? Мне вполне хватило бы пары новых перчаток. Но зачем мне секретарь?

– Глупенькая, он приехал, чтобы составить тебе компанию за обедом и быть твоим кавалером на танцах, – продолжала нашептывать леди Люсинда, пока мистер Пибоди, секретарь, стоял поодаль, ожидая прибытия следующего экипажа, в котором ехали слуги – без них нельзя обойтись, если в гости нагрянул сам герцог собственной персоной. – Он умен и превосходно воспитан. Папа говорит, что мистер Пибоди – целеустремленный молодой человек и может стать кандидатом в палату общин. Твой брат должен иметь это в виду. По-моему, этот Пибоди не так уж и плох. Где ты найдешь себе лучшего, чем он?

– Партнера по танцам?

– Где ты найдешь для себя лучшую партию, глупенькая? Не будь тупицей. Или ты решила так и засохнуть старой девой?

Нелл взяла себя в руки. Ее так и подмывало ответить леди Люсинде в том же духе: ведь они с ней были одного возраста, значит, то же самое она могла сказать и о своей подруге.

Дочь герцога показалась Нелл еще красивее, чем прежде. Ее черные волосы были убраны под модную шляпку в рюшечках, с кокетливыми вишенками, свисающими с края полей. На фоне дорожного платья цвета темно-красного сердолика ее кожа казалось фарфоровой. На шее у нее красовались два ряда длинных нитей дорогих фамильных жемчугов, а плечи красавицы аристократки покрывал белый меховой палантин. Леди Люсинда была высокого роста и хорошо сложена. Она двигалась с естественной и уверенной грацией, которую в академии благородных девиц тщетно старались выработать в мисс Слоун. Даже немного крупный нос не мог отвлечь внимание от ее необыкновенной элегантности. Короче говоря, Люсинда Эпплгейт выглядела так, как и полагалось лондонской леди высокого происхождения со средствами и хорошим вкусом. И… как превосходная партия для графа Карда.

На фоне блистательной подруги Нелл тут же почувствовала себя невзрачной и блеклой, даже в своем лучшем дневном платье, в которое она успела облачиться, когда из деревни дошли слухи о приезде высоких гостей. Ее одежда местного пошива была старомодна, единственной фамильной драгоценностью был простой золотой медальон, доставшийся ей от матери. Нелл не могла похвастаться ни ростом, ни статью, ни высоким бюстом, ни уверенностью в себе. Она совсем упала духом, но, торжествуя в душе, нашла в себе силы прошептать:

– Напрасно ты приехала. Только время зря потратила.

– Что? Не может быть! Значит, Кард умер? Боже мой, как это похоже на него! Появиться так внезапно, а после этого умереть, не дождавшись моего приезда.

И зачем только Нелл пригласила к себе эту женщину? Влюбленная невеста могла хотя бы поинтересоваться здоровьем своего суженого, а уж потом проверять, прибыл ли в Целости и сохранности ее багаж.

– Нет, граф Кард жив, слава Богу.

– Надеюсь, он не навсегда останется калекой? Ты же знаешь, я этого не вынесу. Некоторые находят хромоту романтичной, но это совсем не комильфо. Нет более жалкого зрелища, чем раненые офицеры, возвращающиеся с Пиренейского полуострова.

Нелл была неприятно поражена словами подруги.

– Хирург считает, что в будущем плечо может доставлять лорду Карду беспокойство, но, к счастью, он больше не опасается за его позвоночник. Граф быстро поправляется.

– А шрамы? Я волновалась, что Кард обезображен, ноя уверена, что настоящий джентльмен никому не станет показывать свои раны.

Как может солдат скрыть рану от сабли? Ее послушать так офицерам вовсе не стоит жениться. До чего же она жестока! Нелл мечтала о том, чтобы гости поскорее уехали. А ведь они еще не вошли в дом.

– Лорд Кард красив точно так же, как был до ранения.

Леди Люсинда поправила шляпу.

– В таком случае все удачно складывается. Неудобства путешествия окупятся с лихвой, несмотря на жалобы папы: из-за поездки и ужасный храп кузины Хаверхилл. А также несмотря на то, что пришлось оставить Лондон перед самым началом сезона. Хорошо хоть мистер Пибоди оказался довольно милым собеседником. Тебе следует привлечь к себе его внимание.

Однако молодого человека, похоже, больше интересовали его квитанции об оплате и записи в блокноте.

– Нет. То есть я хочу сказать, что ты зря затеяла эту поездку. Хотя я, разумеется, рада тебя видеть. – Почти так же, как она была бы рада видеть напавших на них варваров. – Его сиятельство чувствует себя хорошо, однако не признаёт, что вы помолвлены.

– Как? Он лишился рассудка? Или у него амнезия? В своем письме ты упомянула, что он получил травму головы, и еще какую-то историю с гусем. – Дама прищурилась, пытаясь вспомнить подробности. – Если он забыл о нашей с ним договоренности, я деликатно напомню ему о ней.

– Он сохранил здравый рассудок и твердую память.

– Хочешь сказать, что он не все забыл? Кстати, его уродливые очки разбились? Впрочем, это не важно. Уверена, меня он сразу узнает. А потом привыкнет обходиться без очков.

Это что-то новенькое! Плохое зрение можно исправить одним усилием воли? Хотя сильной воли и решимости Алекс конечно, не занимать. И сейчас он должен собрать всю свою волю в кулак и призвать всю свою решимость, чтобы противостоять упрямой настойчивости леди Люсинды, которая решила во что бы то ни стало заполучить его себе в мужья. Вздохнув, Нелл сказала:

– Он не признаёт только вашу помолвку.

– Ах это? Что за вздор! Когда он увидит, насколько я заботлива и как я буду развлекать его, пока он поправляется… Ты, кажется, упомянула, что неподалеку есть зал для собраний и приемов, – мы сходим с ним туда вместе. Еще бы! Ведь ради того, чтобы приехать сюда, я бросила все в Лондоне. Пропустила бал у Каткартов и два приема в «Олмаке». Кард не сможет не признать и высоко оценит мою бескорыстную преданность и безграничное самопожертвование. Кроме того, папин камердинер, который лечит его подагру, наверняка знает, как поставить на ноги лорда Карда.

Камердинер, о котором шла речь, вышел из второго экипажа и помог выйти служанкам двух дам и конюху, который был также слугой секретаря.

Был еще третий экипаж. В нем находились сумки, коробки и чемоданы. Судя по их количеству, гости собирались пробыть здесь не меньше месяца. Сколько на самом деле все эти люди намерены гостить в Амбо-Коттедже и где Нелл их всех разместит?

– Может быть, мистер… ах, Пибоди предпочел бы остановиться в гостинице, в деревне?

– О нет, он должен находиться рядом с папой. Отец плохо разбирается в делах, а им нужно еще обсудить брачный договор и все прочее.

– Выслушай меня, пожалуйста, чтобы ни ты, ни я не окажись в неловком положении. Брачного договора не будет. И помолвки тоже. Лорд Кард на сей счет высказался весьма категорично.

Дочь герцога смерила Нелл взглядом.

– Если ты собираешься приберечь его для себя, этот номер у тебя не пройдет.

Нелл ахнула:

– Конечно же, нет! Я даже в мечтах не посмела бы вознестись так высоко. Я хорошо понимаю, что граф выбирает себе не просто жену: он выбирает династию.

Леди Люсинда похлопала Нелл по щеке и лучезарно заулыбалась:

– В таком случае мы позаботимся о помолвке, не так ли? Ах да, и будь так любезна, отведи, пожалуйста, Дейзи в дом.

Дейзи, так, видимо, звали, леди Хаверхилл, уже поднималась по лестнице с тетей Хейзел. Тетушка расспрашивала гостью о ее покойном супруге.

– Вы желаете, чтобы я поговорила с ним, или он был таким мужем, о котором лучше не вспоминать?

Поскольку леди Хаверхилл была глуховата, они с тетей Хейзел хорошо поладили.

– О, миндальный ликер! Это замечательно. Благодарю вас.

Возможно, Дейзи – служанка леди Люсинды? Нелл оглянулась, представляя девушку, нагруженную не то шкатулками с драгоценностями, не то большими шляпными коробками. Вместо этого в руку ей уткнулся белый меховой комочек, который шевелился.

– Это Дейзи? Ты носишь с собой живого горностая?

– Это собака, глупенькая.

Теперь Нелл увидела, что у миниатюрного лохматого создания собачий черный нос и блестящие глаза.

– Ты взяла с собой собачку в такую долгую поездку? – Не говоря уже о том, что леди Люсинда, не спросив разрешения хозяев дома, привезла животное туда, где выздоравливает ее мнимый жених, лорд Кард. И кроме всего прочего провела несколько дней с собакой в закрытом экипаже.

– Разумеется, я никуда не хожу без моей милочки. О, я забыла, как вы здесь все отстали от моды. Все уважающие себя дамы в Лондоне приобрели привычку повсюду носить с собой своих питомцев. Например, у миссис Чомли есть обезьянка, одетая в прелестную маленькую курточку, под цвет ливрей ее слуг. Жена помощника министра гуляет по улице с дикой пятнистой кошкой из джунглей, которую водит на поводке, украшенном драгоценными камнями. А леди Форбишер разгуливает по парку с большим попугаем, сидящим у нее на плече. – Леди Люсинда наморщила свой мясистый нос – А у меня есть Дейзи, моя ромашка.

Такие создания стали обычными, как сорняки в саду? Нелл не могла в это поверить.

– Действительно, белая, как ромашка. Ой, а что это он делает? – До сих пор собака спокойно лежала на руках леди Люсинды. Оказавшись на руках у Нелл, животное стало тяжело дышать. Скорее всего его укачало в поездке или с ним случилось что-то более серьезное. Нелл опасалась, что собаку вырвет прямо на нее. Попугаю леди Форбишер наверняка не приходилось проводить несколько дней в душном экипаже. Нелл огляделась, ища глазами слугу, но все слуги были заняты переноской в дом багажа леди Люсинды.

– Не он, а она, это во-первых. А во-вторых, ничего она не делает. Ее предназначение гармонировать с моим костюмом. У Дейзи полно самых разных воротничков и ленточек, чтобы ее наряд подходил к каждому моему платью. А кроме того, у нее есть крошечная накидка из синего бархата, в тон моему новому пальто. У меня был еще миниатюрный зонтик от солнца для прогулок в парке. Жаль, что Дейзи не может его носить. Моя служанка Браун ходит вместе с нами на прогулки и держит зонтик над Дейзи. Все умиляются, глядя на нас. Слышала бы ты, какими восхитительными комплиментами нас осыпают! Ах да, совсем забыла, ты и раньше не заботилась о том, чтобы быть а-ля мод. – Она снова наморщила нос, на этот раз разглядывая скромное муслиновое платье Нелл, украшенное узором в виде веточки.

Вовсе нет, подумала Нелл. Впервые ей представилась возможность блеснуть перед гостьей приверженностью новой моде.

– У меня тоже есть домашний питомец, который следует за мной повсюду. – Может быть, Нелл следует найти выцветшую ленточку и повесить Уэллсли на шею, чтобы он гармонировал с ее облезлой шляпкой? Разумеется, если бы она выгуливала своего любимчика в парке, он бы стал бросаться на нянек и детей, пугать коней и опрокидывать проезжающие мимо экипажи. Однако внимание окружающих ей, без сомнения, было бы обеспечено.

Уэллсли был сейчас надежно заперт в саду, в сарае. Наверняка он там уничтожал семена тети Хейзел. А вот куда девать Дейзи, этого Нелл не знала. Положить белоснежное создание на землю нельзя. Оно тут же испачкается.

А самое главное – куда девать всех этих людей? Как это похоже наледи Люсинду – думать, что все люди живут в замках или просторных лондонских особняках. Как могла Нелл забыть, что ее подруга была эгоцентричной, избалованной девушкой? Такой она и осталась.

Со слугами проблем не возникнет, потому что мало кто из обслуживающего персонала Амбо-Коттеджа остается здесь ночевать. Поэтому слуги могут разместиться в тесных комнатках на чердаке.

Лорд Кард занимал лучшие апартаменты, состоявшие из спальни и гостиной, чтобы для приема гостей ему не нужно было спускаться с лестницы. Нелл ни за что не попросит его переехать. Она не сделает этого даже ради самого герцога.

Вторую лучшую спальню в доме Нелл отвела леди Люсинде. По логике, эта комната должна была принадлежать хозяйке дома, однако Нелл не стала переезжать в просторную спальню, потому что надеялась, что со временем Филан приведет в дом жену. Для горничной леди Люсинды она поставила лежанку в гостиной.

Герцога придется поселить в апартаментах хозяина дома. Благо его нет дома.

Леди Хаверхилл может занять комнату Нелл, а сама Нелл перейдет к тетушке Хейзел и ее бестелесным компаньонам из потустороннего мира.

Секретарь вынужден будет довольствоваться маленькими комнатушками няни в другом крыле здания, где давно никто не живет. Может быть, он возьмет к себе в комнату Дейзи? Несколько одеял, миска с водой…

Но когда Нелл попыталась отдать Дейзи мистеру Пибоди, собачка зарычала. Видимо, она категорически возражала против отселения в другое крыло.

Редферн в этот момент вел прихрамывающего герцога вверх по ступенькам, а леди Люсинда последовала за пожилыми дамами, поднявшимися в дом. Поэтому Нелл пришлось самой держать Дейзи. Она согласна была жить в одной комнате с призраками мадам Амбо, чем набраться блох у собаки.

Нелл опустила собаку на землю, чтобы та облегчилась на свежем воздухе, а не на дорогих коврах. Затем Нелл отнесла собачку в комнату леди Люсинды. Входя в комнату, она услышала, как леди Люсинда велела Браун выяснить, где расположены апартаменты графа. Поскольку у горничной руки были заняты платьями и другой одеждой, Нелл сказала:

– Не утруждайте себя, милая. Это те самые комнаты, возле двери которых выставлен лакей. И ему приказано никого не пускать к лорду Карду, дабы не тревожить его.

Леди Люсинда приняла у Нелл собачку и положила ее на кровать – на роскошное атласное покрывало с фиалками. На вышивку фиалок, повторяющих узор обоев в этой комнате, Нелл потратила целый год.

Поэтому Нелл испытала большое удовольствие, разъясняя леди Люсинде, что ее шансы проникнуть в спальню Алекса чрезвычайно малы.

– Камердинер – давнишний слуга лорда Карда, преданный графу и рьяно пекущийся о здоровье хозяина. – Этим Нелл хотела подчеркнуть, что слугу невозможно подкупить: даже за большие деньги он не отступит от правил, установленных графом Кардом.

Леди Люсинда налила воду из кувшина в изящную фарфоровую чашку с изображением фиалок. Нелл опасалась, что ее подруга собирается дать ее собаке, но леди Люсинда выпила воду сама. Бедный песик смотрел в это время на хозяйку, высунув язык и тяжело дыша.

– Я прикажу принести миску с водой для Дейзи, – сказала Нелл.

– Она любит печенку. Но, если нужно, съест и говяжий фарш.

Только не на атласном покрывале! Этого Нелл ей не позволит.

– Я позабочусь, чтобы собачку накормили. Да, и не беспокойтесь о лорде Карде: Стивз спит на соломенном тюфяке в комнате графа. На тот случай, если его сиятельству ночью что-нибудь понадобится.

– О, завтра, пожалуй, самое время устроить мне тет-а-тет с Кардом. Уже пора.

«Нет, не самое время, – подумала Нелл. – Если эта женщина не беспокоится о самочувствии своего жениха, никаких встреч наедине».

– А еще, – продолжала леди Люсинда, – я смертельно устала. Сама понимаешь, как утомительны эти путешествия. О, хотя я полагаю, ты этого не можешь знать, не так ли? Нет, тебе в самом деле нужно переехать поближе к Лондону, Элеонора.

Нелл сомневалась, что даже дочь герцога может выбрать себе место жительства по своему вкусу. Но леди Люсинда, похоже, считала, что все ее желания и капризы должны немедленно выполняться.

Ха! Держи карман шире! Притязания леди Люсинды на титул графини напрасны. Бедняжку ждет горькое разочарование. Если потребуется, Нелл грудью встанет на защиту свободы Алекса. Лучше она сама будет спать на полу в коридоре под дверью графа Карда, охраняя его, чем позволит этой бессердечной женщине устроить ему ловушку и хитростью женить на себе. Пусть даже леди Люсинда – воплощение элегантности. Пусть она самая завидная невеста во всей Англии, обладающая самыми большими связями. Алекс заслуживает лучшего.

Как и эта бедная собачонка.

– Я отложила ужин, чтобы дать тебе время отдохнуть, – сказала Нелл, хотя настоящей причиной отсрочки трапезы было то, что кухарке не хватило времени приготовить еду для такого большого количества гостей.

– Кард ужинает вместе со всеми?

– Нет, доктор пока не разрешает ему спускаться и подниматься по лестнице. В его состоянии это опасно.

– В таком случае я буду ужинать в своей комнате. Принесите мне еду на подносе. Только не печенку и не говяжий фарш. Мне достаточно куска телятины, впрочем, можно и свиные котлеты. Желательно со спаржей.

Пока леди Люсинда любовалась своим отражением в зеркале, Нелл размышляла. Где ей взять столько прислуги? Слуги и без того заняты, им приходится носить еду в комнату больного. А тут еще надо прислуживать леди Люсинде с ее собакой.

– Я зайду на кухню, чтобы забрать поднос миледи, – поспешила ей на выручку Браун. – Как только закончу распаковывать вещи, – торопливо добавила она, с опаской косясь на хозяйку.

– Благодарю вас. Это было бы весьма кстати, поскольку нам не справиться с таким количеством гостей.

Люсинда проигнорировала ее слова.

Ужин прошел в довольно странной обстановке. Хозяйка дома за столом отсутствовала. У собравшихся не было ничего общего. Герцог жаловался на подагру, тетя Хейзел рассказывала о своих друзьях-духах. Мистер Пибоди решил, что Нелл начала охоту за мужем. Слава Богу, что хоть еда была вкусной.

Нелл считала, что для страдающего подагрой человека еда слишком жирная, но его светлость выглядел вполне довольным, уплетал за обе щеки и весело смеялся над предложением мадам Амбо побеседовать с его покойной супругой.

– Побеседовать? Ради всего святого, мадам: из нее, бывало, слова не вытянешь! За двадцать лет супружеской жизни мы с ней едва перемолвились словом.

– Ты говоришь, у тебя запор, Гарольд? – обратилась кузина к герцогу. – Съешь окорок под соусом с добавлением изюма.

– Вы читали Донна, мисс Слоун? – поспешил осведомиться мистер Пибоди. – Это мой любимый поэт.

– Да, но…

Ее перебила тетя Хейзел:

– На прошлой неделе я говорила с ним. Бедняга до сих пор пребывает в глубокой меланхолии.

– Цветная капуста? Нет, она не годится для облегчения пищеварения. А ты как думаешь, Гарольд?

– Если Карду скучно, после ужина я смог бы составить ему компанию.

– Ты предлагаешь мне сыграть в карты? Нет, я устала, Гарольд. К тому же играешь ты из рук вон плохо.

– Это правда, ваша светлость? А я бы не прочь перекинуться с вами в картишки, – сказала тетя Хейзел, и в ее глазах появился алчный блеск.

– Лорд Кард очень рано ложится спать. Доктор сказал, что сон лечит, – объяснила Нелл герцогу.

– Плохо. Я бы хотел как можно скорее покончить с делом. Какой смысл ходить вокруг да около? Молодой человек хорошо знает, зачем мы приехали. Рано или поздно каждый мужчина надевает на шею хомут.

Мистер Пибоди многозначительно кашлянул. Нелл почувствовала, что краснеет.

Тетя Хейзел с задумчивым видом добавила:

– Хомут или петлю. Я на днях говорила с Диком Турпином.

Нелл знала, что этого разбойника с большой дороги казнили в 1739 году.

– Скипидар? Впервые слышу, чтобы его использовали для лечения, другое дело – для выведения пятен от краски. Если будешь пить скипидар, испортишь все внутренности. Лучше касторовое масло…

– Турпин раскаивается в том, что совершил столько преступлений.

– Играть в вист? Нет, я же сказала, что утомилась.

– Если Кард разобьет моей маленькой девочке сердце, это будет самое настоящее преступление.

Неужели герцог считает свою дочь маленькой девочкой и всерьез думает, что у нее есть сердце?

Глава 12

То ли герцог действительно плохо играл в карты, то ли его замучил недуг, но тете Хейзел даже не пришлось подтасовывать карты, чтобы обыграть его и Нелл. Возможно, на исход игры повлияло то, что Нелл думала об Алексе.

Нелл беспокоилась о том, что леди Люсинда может подсыпать снотворное в питье караульного, который стоит у двери Алекса. Или, вскарабкавшись по балкону, влезет к нему в окно. Или хитростью выманит Стивза из комнаты, чтобы проникнуть в спальню графа и соблазнить его.

Нелл попыталась успокоиться, внушая себе, что от множества прочитанных ею романов у нее разыгралось воображение.

Каждый мужчина имеет определенные намерения в отношении женщин. Именно этим тетя Хейзел и объясняла частые отлучки Филана. Как сможет Алекс устоять против сирены, которая поставила себе целью его соблазнить? Учитывая к тому же состояние его здоровья. Нелл с трудом представляла себе леди Люсинду в роли соблазнительницы, но если эта дама притащила прислугу и своих домочадцев в такую даль, она ни перед чем не остановится, чтобы залезть к Алексу в постель.

Там, где у Нелл были сливы, у леди Люсинды – грейпфруты. Где у Нелл были углы, у блистательной дочери герцога – соблазнительные изгибы. Нелл в отличие от Люсинды была небольшого роста. Нелл полагала, что как женщина не нравится Карду. Кто знает, не найдет ли он привлекательной Люсинду? И если она соблазнит Алекса, жизнь его будет разрушена.

Нелл не сомневалась в том, что Алекс порядочный человек. Он может сколько угодно подтрунивать над ней, называя себя трусом, шутливо говорить о побеге, но он никогда не скомпрометирует женщину. Если он обесчестит леди Люсинду, точнее, примет дар, который она преподносит ему на блюдечке, то обязательно на ней женится.

– Я, конечно, никудышный игрок, но вы, мисс Слоун, превзошли и меня. Вы даже не видели, какие карты держите в руках. – Герцог подсчитывал в уме, сколько раз остался в проигрыше. – Слава Богу, что мы играли не на деньги.

Пибоди не мог позволить себе обыграть своего патрона. Зато тетя Хейзел могла позволить себе все, что угодно. Она так разошлась, что Нелл пришлось незаметно толкнуть ее.

– Вы правы, ваша светлость, прошу прощения за свою рассеянность. Может быть, завтра вашей партнершей будет леди Люсинда. Или леди Хаверхилл. А еще лучше устроить музыкальный вечер. – На этот раз тетя Хейзел толкнула Нелл под столом. Однако Нелл не обратила на это внимания. – Насколько я помню, у леди Люсинды прелестный голос, – сказала она.

– Я не против музыкального вечера. Но лишь в том случае, если Кард сможет спуститься и услышать, как она поет. Моя девочка поет как соловей. Но не будет же она просто так напрягать свои голосовые связки?

– Уверена, его сиятельство постарается. А вот и Редферн. Он принес нам чай. – О Господи, наконец-то!

Нелл была несказанно рада, когда после чая все покинули гостиную. Она дождалась, когда гости разойдутся по своим спальням, а мистер Пибоди поможет Редферну собрать посуду, чтобы старику дворецкому не пришлось лишний раз наклоняться.

– Он в безопасности? – шепотом спросила Нелл.

У Редферна хватило ума понять, что речь идет вовсе не о гусе Уэллсли, только что чудом избежавшем опасности: он умудрился проникнуть в сад, в который выходила кухня, и кухарка предложила сделать из него паштет. Редферн огляделся, чтобы убедиться, что их никто не слышит. Когда Браун, горничная дочери герцога, выводила собачку погулять, она сообщила, что ее хозяйка спит как мертвая.

Пока все идет хорошо. Дейзи не справила нужду на ковры, не встретилась с Уэллсли или с кошками из конюшни. С графом тоже все в порядке.

Так сказал Хокинс, лакей, стороживший дверь лорда Карда. Стоило ему услышать, что кто-то идет, как Хокинс вскочил с места.

– Никто не пытался нарушить покой его сиятельства? – спросила Нелл.

– Кое-кто наводил справки, мисс, как и предупреждал меня мистер Стивз. Но я никого не пустил в комнату графа.

– Молодец! Но ты же не будешь сидеть здесь всю ночь? Кто-нибудь сменит тебя. Может, хочешь перекусить? Я принесу.

– Очень любезно с вашей стороны, мисс, но мистер Стивз сказал, что, как только вернется, я могу идти спать. Когда он находится в спальне графа, ни одна живая душа не войдет туда. У мистера Стивза чуткий сон.

– А что, мистера Стивза там сейчас нет? – Нелл забеспокоилась. Безотказный и услужливый Хокинс вряд ли осмелится не пустить герцога или его дочь в комнату графа.

– Он ушел перемолвиться словцом с приезжими слугами. Разузнать что-нибудь о планах гостей. После того как его светлость отправился почивать, Стивз со слугой герцога собирались вместе выпить. Мистер Редферн оставил для них вина. Вино развяжет язык слуге герцога.

– Понятно. Кто предупрежден, тот вооружен. Ну ладно, тогда всего хорошего. Надеюсь, мистер Стивз не задержится.

– Благодарю вас, мисс. А вы не собираетесь пожелать его сиятельству спокойной ночи?

– Я? Войти в его спальню?

– Вас не было в списке тех, кого я не должен пускать в комнату к его сиятельству, мисс. На самом деле его сиятельство даже сказал, что, если вы придете, он готов принять вас в любой момент.

– Но сейчас уже поздно. Наверное, он уже спит.

– Нет, мисс. Когда уходил мистер Стивз, его сиятельство не спал. Он писал письмо своему брату, который служит в армии.

– В таком случае не буду ему мешать, – сказала Нелл и повернулась, чтобы направиться в комнату тети Хейзел, поскольку ее спальню заняла леди Хаверхилл.

– Его сиятельство огорчится, мисс. Граф сказал, что скоро начнет разговаривать с призраками, как мадам Амбо. Больше не с кем. – Хокинс с опаской огляделся. – Он шутил, мисс, не правда ли?

– Конечно, он…

В дверях появился лорд Кард.

– Я услышал голоса. Не призраков, а твой и мисс Слоун. Так что не бойся, Хокинс. Добрый вечер, кузина. Проходите, пожалуйста.

На Алексе был темно-коричневый бархатный халат с вышитыми на нем инициалами. Александр Чалфонт Эндикотт. Сейчас он совсем не был похож на того мальчика, каким запомнила его Нелл. Как и тогда, на нем были очки, его лицо хранило прежнюю серьезность, а волосы были такими же темными и волнистыми, как и много лет назад. Но теперь Алекс был высок ростом, широк в плечах и мускулист. Он выглядел мужественным даже сейчас, когда рука была перевязана, а висок залеплен пластырем. Нелл старалась не смотреть на его покрытую короткими темными волосками грудь, которая виднелась в вырезе халата…

Взгляд Нелл опустился ниже. Нет-нет, это нехорошо. Господи, граф может подумать, что она смотрит на его…

Нелл решила, что ей лучше смотреть в пол. О Боже, граф босой! Наверное, дрожит от холода. У Нелл по спине побежали мурашки, словно это она замерзла.

– Вы хорошо себя чувствуете?

Нелл наконец нашла в себе силы поднять голову и увидела в глазах Алекса беспокойство.

– Прекрасно. Великолепно, – пролепетала она, чувствуя себя нескладной и неуклюжей, в то время как перед ней стоял полубог, облаченный в халат.

– Судя по вашему виду, этого не скажешь. Вы выглядите уставшей, бедная моя киска. Гости вымотали вас до предела. Я надеялся, вы поделитесь со мной вашим мнением об этой волчьей стае. О леди Люсинде и ее отце. Но это подождет до утра, когда вы отдохнете.

Значит, она не только старомодно одета, но к тому же вырядит усталой и изможденной? Нелл пришлось напомнить себе, что сэр Чонси считал ее привлекательной. Алекс сам ей об этом говорил. И мистер Пенсуорт намекал на то, что за всю свою жизнь не смог бы на нее наглядеться. Нелл вовсе не желала стать объектом вожделения для всех и каждого, но толика мужского восхищения ей бы не помешала.

– Я чувствую себя прекрасно, – проговорила Нелл с досадой в голосе. – Это леди Люси не требуется отдых, чтобы прийти в норму и вернуть свою красоту.

– Проспи она хоть целый месяц, характер ее не станет лучше, но если вы не устали, почему бы вам не зайти ко мне на минутку, пока не вернется Стивз? Можете не опасаться за свою репутацию, никто вас не обнаружит. Хокинс стоит на страже. Мне действительно очень интересно узнать ваше мнение о новых гостях.

Нельзя заставлять Алекса стоять в коридоре, на сквозняке. Однако Нелл не должна переступать без сопровождения порог комнаты холостого мужчины, когда он в неглиже. Никто не поверит, что ею движут чисто родственные чувства и она обеспокоена состоянием здоровья своего кузена, поскольку он выглядит вполне здоровым. Возможно, немного бледнее обычного. Впрочем, откуда Нелл знать, какой у него обычно цвет лица… Побудет на весеннем солнышке, и бледности как не бывало. Графу нужно только вновь научиться спускаться и подниматься по лестнице.

В общем, Нелл совершенно нечего делать в комнате Алекса. Тем более в тот момент, когда его камердинер ушел. Это было бы грубым нарушением правил поведения для незамужних женщин. Все равно что на глазах у всех в пивной «Королевский герб» поправить подвязку. Если бы Нелл застали в спальне наедине с мужчиной, удар, нанесенный по ее репутации, был бы столь же сокрушительным.

Однако Алекс ей доверяет. Разумеется, доверяет. Обращается с ней как со своей родственницей: с одной стороны, как с маленькой девочкой, какой он ее запомнил, с другой – как со старой девой, которая не заслуживает его внимания как женщина. А последнее делало любые надежды, рожденные в ее плоской груди, смехотворными. Даже если бы Нелл завопила, что ее насилуют, она не дождалась бы от графа Карда предложения руки и сердца. Она не годится ему даже в любовницы. Для этого у нее нет ни опыта, ни привлекательности, ни темперамента. Вынужденная помолвка по причине того, что девушку скомпрометировали, для леди и джентльменов, а не для таких, как Нелл.

Да и кто ей поверил бы? И кого будет заботить, было между ними что-то или нет?

Кое-кто в этом доме завидовал бы Нелл, узнав, что ей удалось прошмыгнуть мимо Хокинса. Кое-кто мечтает поразвлечься с привлекательным графом. Нелл заметила, как глазеют на Алекса служанки, когда приносят ему подносы с едой и горячую воду. Никто бы не поверил, что он соблазнил пахнущую нафталином чопорную мисс Слоун. По крайней мере леди Люсинда и ее отец уж точно не поверили бы. Даже застань они ее в постели с графом. Они просто закроют на это глаза. Станут слепы и глухи ко всему, что идет вразрез с их собственными планами. Даже родной брат бросил Нелл, прекрасно зная, что к ним приехал мужчина, который, по его мнению, не заслуживает доверия. Едва ли можно рассчитывать на то, что Филан ринется защищать поруганную честь сестры.

Но как бы то ни было, Нелл дорожит дружбой Алекса. И эта нежная дружба стоит того, чтобы рискнуть своим добрым именем. Даже девичьей честью. Тем более что Алекс и не собирается на нее посягнуть. Он доверяет ей, не боится, что она сорвет с себя одежду, бросится на него и станет кричать на весь дом, пока их кто-нибудь не увидит. А значит, бессмысленно бояться оставаться с Алексом наедине. Хотя на самом деле Нелл очень хочется сорвать с себя одежду и броситься на Алекса. Интересно, что бы он тогда сделал? Скорее всего посмеялся бы над ней.

Высоко подняв голову, Нелл прошла мимо Алекса в его гостиную.


«Черт возьми, я играю с огнем», – думал Алекс. Даже если бы он сам не замечал языков пламени, которые постепенно его охватывали, от взора проницательного Стивза это не укрылось бы. А ведь Стивз его предупреждал. Пригласить незамужнюю женщину брачного возраста в свою комнату было верхом безумия с его стороны. А пригласить женщину, которая ему нравится… Ничего глупее не придумаешь.

Дело может кончиться вынужденной помолвкой. Но что еще хуже, Нелл почувствует к нему отвращение. Теперь ему придется постоянно думать о том, чтобы случайно не дотронуться до Нелл. А она, ни о чем не догадываясь, как ни в чем не бывало прошла мимо Алекса, наполнив комнату едва уловимым, тончайшим ароматом роз. Слава Богу, что одна рука у него перевязана, иначе появилось бы искушение распустить ее туго стянутый на затылке пучок, чтобы полюбоваться белокурыми волосами. Ее роскошные волосы похожи на солнечный свет. Такие же светлые и золотистые. Если бы у Алекса сейчас руки были здоровыми, он расстегнул бы ее убогое розовое платье, чтобы насладиться дивным миражом, который видит в пустыне умирающий от жажды. Он разгладил бы ее хмурые складки между бровями и покрыл Нелл поцелуями, чтобы из ее голубых глаз исчезло недоверие и появился блеск. Тогда Алекс схватил бы ее на руки и отнес в спальню. Разумеется, если бы у него были здоровы обе руки.

Сейчас Алекс смог бы донести ее только до кресла в гостиной.

И то вряд ли. Не посмел бы. Потому что не должен так поступать с этой девушкой. Нелл – нежное создание, которое он обязан защищать, а не набрасываться на нее как безумный. Тем более он не собирается ставить в неловкое положение ее и себя, выставляя напоказ свои заветные желания. Чтобы отрезвить себя, Алекс подумал о леди Люсинде.

Мысль об этой гарпии подействовала на него словно ушат холодной воды. Нелл тихо опустилась в кресло и, потупив взор, сложила руки на коленях.

– Хотите чаю? Или выпьете бокал вина? – предложил Алекс.

Она молча покачала головой и облизнула сухие губы.

– Итак, что нового вы узнали о вашей школьной подруге?

– Она вас не любит.

Алекс рассмеялся. Старомодные представления Нелл о жизни казались ему забавными.

– А вы в этом сомневались?

– Я полагала, что леди Люсинда полюбила вас искренне. Не думала, что она настолько холодна и расчетлива.

– Она – охотница. Привыкла к жестокому соревнованию, где победитель получает приз, а проигравшим придется приходить на следующий год снова, если их семьи в состоянии себе это позволить. Женятся, как правило, не по любви, а по расчету. Хорошо, если вступающие в брак питают друг к другу симпатию.

– Мне хотелось думать, что леди Люсинда не такая.

– Уверен, она не лила слезы, опасаясь, что я сломал себе шею?

Нелл улыбнулась:

– Она порицала вашу неосторожность, из-за которой с вами произошел несчастный случай вдали от Лондона.

– Ну что? Ваше отношение к леди Люсинде изменилось не в лучшую сторону? Ваша дружба больше не представляется вам в розовом свете?

Нелл пожала плечами:

– Я надеялась, что вы оба будете счастливы. И была бы рада, если бы Люсинда собиралась выйти замуж за вас, а не за ваш титул и ваше богатство.

– Я буду счастлив, когда она наконец уедет отсюда.

– Но рано или поздно вам все равно будет нужна жена. Мужчине вашего положения необходимы наследники.

– Я понимаю. К тому же Стивз не дал бы мне забыть об этом. Он мне уже все уши прожужжал. Мне напоминают об этом вдовствующие высокопоставленные особы, книги записей заключаемых пари, а также его высочество. Беда в том, что стоит мне пару раз пройтись в туре вальса с той или иной дамой, как у нее появляется надежда. Но если я не провожу время в ее обществе, каким образом я могу узнать, подходим ли мы друг другу?

– Вы совершенно правы. Однако тетя Хейзел говорит, что такова воля вашего покойного отца. Он хочет, чтобы вы как можно скорее женились. Полагаю, она имеет в виду, что принадлежность к столь древней английской династии обязывает вас продолжить ваш род.

– Если бы мой отец мог сейчас сойти с небес и заговорить, он сказал бы то же самое. Он женился на моей матери в юности, и это был брак по взаимной договоренности.

– Но во второй раз он женился по любви – на Лизбет. И на свадьбе они выглядели очень счастливыми. Помните, как светились у них лица, как они улыбались и не сводили друг с друга влюбленных глаз? Я тогда подумала, что каждая девушка мечтает, чтобы ей так же повезло, как моей кузине.

– В чем именно? Выйти замуж за графа?

– Связать свою судьбу с человеком, достойным любви, с тем, кто ее любит так же сильно, как она его. Уверена, ваш отец хотел бы от вас того же самого.

– Больше всего он хотел иметь внуков.

– Чтобы их воспитывали нянечки и гувернантки, пока их родители живут своей жизнью?

– Именно так росли мы с братом. И все мальчики, с которыми я учился в школе.

– Но малышка Лотти воспитывалась по-другому. Лизбет не спускала с ребенка глаз, и граф тоже, судя по ее рассказам. Когда кузина приехала сюда на похороны своего отца, все видели, как она скучает по мужу. Ей хотелось домой. Помню, Филан уговаривал Лизбет погостить подольше, потому что ее мать была убита горем после похорон, но кузина обещала вашему отцу вернуться как можно быстрее. Спустя некоторое время, когда закончится сессия парламента и когда улучшится погода, она собиралась вместе с графом снова приехать сюда.

– Как вы думаете, Нелл, не могла ли Лизбет попросить кучера ехать быстрее? И не это ли стало причиной аварии?

– Господи! Лизбет ни за что на свете не стала бы из-за такой ерунды подвергать опасности жизнь своего ребенка, собственную жизнь и жизнь слуг. Она призналась мне по секрету, что ждет второго ребенка. – Несмотря на то что граф был джентльменом, Нелл не стеснялась обсуждать с ним такие деликатные, чисто женские темы, потому что Алекс не был похож на других мужчин. Сейчас, в этот поздний час, в притихшем доме, ей казалось, что она готова говорить с ним о чем угодно. Только, разумеется, не о своих тайных чаяниях и мечтах. Ей тоже хотелось иметь любящего мужа и завести детей. Эти заветные мечты, таившиеся в самой глубине ее сердца, она ни за что не выскажет вслух. Она уже пожалела, что разоткровенничалась с Алексом и упомянула о том, что по секрету ей сказала Лизбет. Алекс сидел молча, с грустью глядя на догоравший в камине огонь. – Филан запретил мне произносить имя Лизбет в своем присутствии, потому что ему тяжело о ней воспоминать. Зря я вам об этом рассказала.

– Совсем не зря. Мне приятно было узнать, как любила ваша кузина моего отца. Но то, что она ждала второго ребенка, для меня новость. Думаю, отец тоже ничего не знал.

– Лизбет и сама сомневалась. Вы ведь понимаете: с девочками не принято говорить на такие темы. Но она должна была объяснить своей матери, почему не может подольше погостить в родительском доме, а я случайно услышала их разговор. Вряд ли ваш отец стал бы обсуждать столь деликатный вопрос со своим сыном школьного возраста.

– Уверен, отец не отпустил бы Лизбет в такую дальнюю поездку, зная, что она ждет ребенка. Даже на похороны ее отца.

– Может быть, поэтому она хотела как можно скорее вернуться домой. Чтобы сообщить об этом мужу или посоветоваться с акушеркой. Однако, зная, что носит под сердцем ребенка, Лизбет ни за что не велела бы кучеру гнать во весь опор лошадей по опасной горной дороге.

– Разумеется, нет. К тому же кучер был опытным и заслуживающим доверия. Он не стал бы ехать сломя голову. Я как раз ищу сейчас причины этой трагедии – бессмысленна мой взгляд. Этот несчастный случай принес горечь многим людям.

– Но кто мог знать, что произойдет в тот злополучный день? Разве что тетя Хейзел? Если верить словам тетушки, ее друзья из высших сфер, недоступных простому смертному, предостерегают ее о грядущих опасностях.

Алекс с улыбкой посмотрел на Нелл:

– Что касается меня, я предпочел бы жить в неведении, не стал бы спрашивать совета у призраков мадам Амбо. Вы никогда не задумывались о том, что случилось с ребенком? Я имею в виду Лотти.

– Во время аварии все погибли.

– Но тела некоторых, считавшихся погибшими, небыли обнаружены. Ни труп охранника, нанятого как раз перед злосчастной поездкой, ни тело Лотти. Она не лежит в семейном склепе в Кардингтоне, рядом со своими родителями.

– Помню, в то время среди слуг ходили слухи, будто девочка утонула, – объяснила Нелл. – Но повторяю, взрослые в моем присутствии старались не говорить о том страшном событии. Тетя вскоре умерла, и меня отправили в частную школу для юных леди. Убитый горем Филан был безутешен и никогда не вспоминал о семейной трагедии.

– Поиски велись в течение нескольких недель, но никаких следов Лотти не было найдено. Честно говоря, именно из-за этого я и приехал сюда.

Нелл поежилась:

– Чтобы найти ее… останки через столько лет?

– Нет, вряд ли это возможно. Я приехал, чтобы осмотреть место гибели Лотти и Лизбет. И чтобы поговорить с людьми, которые вели поиски, если они до сих пор еще здесь живут. И чтобы еще раз попытаться разыскать охранника, который бесследно исчез.

– Вы полагаете, он остался в живых и забрал ребенка с собой? – Нелл покачала головой. – В таком случае почему он не вернул девочку родственникам? Почему тогда никто.

Здесь не думал о возможности такого варианта развития событий?

– Вы сами сказали, что в то время были школьницей я потом ваш брат запретил вспоминать о несчастном случае Если только это был несчастный случай.

– А что же это было? В Лизбет все души не чаяли. Никто не желал ей зла.

– Тем не менее мой отец не верил, что это была случайность. А также не верил, что маленькая Лотти погибла. Он просил меня возобновить поиски девочки.

Нелл отвела глаза и нервно рассмеялась:

– Когда? Перед тем, как вы уехали из Лондона? Вы тоже разговариваете с духами умерших, как тетя Хейзел?

Алекс улыбнулся, глядя, как Нелл пододвинулась на краешек кресла, готовая в любой момент улизнуть.

– Нет, отец попросил меня найти Лотти, лежа на смертном одре. Это была последняя воля умирающего. Он взял с меня клятву, что я приведу мою единокровную сестру домой. Я обещал.

– Значит, вы не просто бежали от леди Люсинды? – Нелл не верила, когда Кард говорил, что он трус. Алекс приехал сюда не из-за того, что пытается уклониться от своих обязанностей, а потому что выполняет данную отцу клятву. Действует в интересах своей семьи.

Алекс очень порядочный человек! Как может леди Люсинда не любить его? Он заслуживает и любви, и уважения. О Господи! Что это с ней?

Глава 13

Мнение Нелл об Алексе изменилось бы, если бы она прочла его мысли.

Алекс в тот момент мог думать только о ее губах, о том, как она в смущении их кусала. Об изгибах ее тела, когда Нелл наклонялась к нему и слушала его затаив дыхание. О том, как она брала его за руку, говоря, что верит, что он сделает все, что в его силах. Мысли о поисках Лотти вылетели у Алекса из головы. Остался только бешеный круговорот желания. Вот он сидит сейчас, ночью, рядом с женщиной, которая искренне заботится о нем, для которой честь семьи и долг перед ней не пустой звук. Которую не интересует его громкий титул. К тому же у этой женщины волнующее стройное тело.

То, что испытывал сейчас Кард, не походило на обычное вожделение, которое возбуждала в нем его любовница Мона и женщины, подобные ей. То, что Алекс испытывал в данный момент, было так же насущно, как необходимость дышать. И он опасался, что это никогда не пройдет.

Но хуже, чем само желание, был страх, что переживания, которые он испытывает, на самом деле гораздо глубже. Ему хотелось защитить Нелл. Хотелось нарядить ее в шелка и бархат, осыпать драгоценностями. Но еще больше хотелось оградить ее от разочарований и неудач и освободить от утомительных забот каждодневной жизни. Ему хотелось доставлять Нелл удовольствие, заставляя ее охать, вздыхать и стонать. Но так же сильно ему хотелось видеть ее улыбки, слышать ее смех и знать, что ей хорошо, потому что он рядом. Он хочет Нелл. Он увяз по уши.

Пока она сидела, задумчиво глядя на огонь, он протер очки носовым платком. Что мог сказать ей Алекс? Что могла сказать ему Нелл? Ничего. Иначе это разрушило бы зарождавшуюся между ними дружбу.

Когда вернулся Стивз, оба вздохнули с облегчением. Слуга открыл дверь. Он бросил один-единственный взгляд на молодого человека и девушку, сидевших в одинаковых креслах у камина, и укоризненно покачал головой. В первый раз в жизни он предпочел промолчать. А потом, убедившись, что в коридоре никого нет, встал на пороге, держа дверь открытой для мисс Слоун. Алекс поднялся:

– Стивз прав. Вам пора уходить. – Он взял руку Нелл и начал подносить ее к губам, но Стивз выразительно кашлянул, призывая графа поторопиться. Бросив гневный взгляд на слугу, Алекс сжат руку Нелл в своих ладонях. Однако он настолько доверял своему верному Стивзу, что мог позволить ему вмешиваться в собственные дела.

Прежде чем покинуть комнату Алекса, Нелл предупредила графа и его камердинера, что утром леди Люсинда собирается нанести им визит.

– Однако ее горничная уверяет, что миледи не встает раньше полудня, – доложил Стивз. – Поэтому до двенадцати часов мы будем в безопасности.

– Достаточно времени, чтобы собрать чемоданы и отправиться в Шотландию?

Стивз округлил глаза, однако Нелл знала, что Алекс шутит, поскольку он ей озорно подмигнул. Камердинер почесал в затылке.

– Вы же не думаете сейчас о Гретна-Грин? Я полагал, вы бежите от брачных оков, а не хотите, чтобы кузнец сделал свое дело?

Говоря по правде, Алекс думал сейчас о том, как хорошо было бы подхватить Нелл на руки и увезти отсюда. Не спорить, не объяснять, не спрашивать ничьего разрешения. И не признаваться, что пылает к ней страстью. Что еще нужно, кроме хорошего коня и любимой женщины? Но в таком случае разразится грандиозный скандал, и Нелл навсегда будет заказана дорога в светское общество, но конечный результат окажется еще хуже, чем общественный протест.

Разумеется, Алекс на это не пойдет. Во-первых, в этом случае Нелл решит, что он сумасшедший. Она едва с ним знакома, дома у нее полно гостей, и она не скажет ему спасибо за то, что он вытащил ее на холод и дождь без горничной. К тому же без ее на то согласия. Кроме того, если Алекс попытается поднять Нелл на руки, какой бы легкой она ни была, он рискует снова травмировать плечо.

– Нет, я думал об охотничьем домике, – ответил он Стивзу. – Леди Люсинда не поехала бы туда за нами.

– Зато его светлость сделал бы это с удовольствием, если там можно будет стрелять дичь и ловить рыбу, – заметила Нелл. – Или если он решит, что за бокалом шотландского пива ему будет легче уговорить вас сделать предложение его дочери.

Алекс рассмеялся:

– Скорее замерзнут все шотландские озера, чем такое случится. Но не беспокойтесь, я не оставлю вас наедине с этой волчьей стаей. Мне просто надо призвать на помощь все мою храбрость и оказать достойное сопротивление противнику.

– Утром герцог будет настаивать на разговоре с вами, – предупредила Нелл. – Поэтому у вас осталось всего несколько часов, чтобы набраться мужества.

Есть еще один выход: притвориться, будто я лежу без сознания.

Стивз пробормотал:

– Можно притворяться день-другой. А что дальше? Пиявка так быстро от вас не отстанет.

– И визит их затянется. – Нелл не знала, что делать со двоими гостями предстоящие два дня, не говоря уже о целой неделе.

– Очень хорошо. Мне стыдно за мое малодушие. Будь что будет, сегодня утром я встречусь с его светлостью. Меня ничем не испугаешь, даже грозящей помолвкой. Правда и справедливость на моей стороне. А тебе, Стивз, лучше быть со мной рядом. Знаете, я придумал, что скажу его светлости. Алекс отпустил руку Нелл, хотя и с большой неохотой, Нелл выглядела ошеломленной, словно только сейчас заметила, как дрожат у нее колени и как ее бросает в жар от прикосновений Алекса. Она сделала неуклюжий реверанс и поспешно вышла из комнаты.

Алекс стоял посреди гостиной, размышляя о том, будут ли ее сны сегодня такими же беспокойными, как у него. Нелл этой ночью не сомкнула глаз. Тетя Хейзел все время бормотала во сне.

– Если ты сейчас говоришь с моей мамой или Лизбет, – прошептала Нелл в темноту, – попроси их за меня помолиться.


На следующее утро после завтрака, прихрамывая и тяжело опираясь на трость, в комнату Алекса явился герцог.

– А выглядите вы неплохо, – сказал он Алексу, который успел одеться, побриться и снял повязку с левой руки, проверяя, в каком состоянии его плечо.

. – Мне хотелось бы сказать вам то же самое, – ответил Алекс, пододвинув его светлости скамеечку, чтобы герцог мог вытянуть вспухшую от подагры ногу. Лицо герцога было бледным, под глазами – мешки.

Удобно расположившись, отец леди Люсинды облегченно вздохнул:

– Это все искусная кухарка мисс Слоун. Шеф-повару у меня дома не удается приготовить такой вкусный соус.

Алекс подозревал, что шеф-повар в доме герцога по пол года не получает жалованья.

– Полагаю, вы едите много жирной пищи?

– И много пью. Готов поклясться, ни одна бутылка вина в этих краях никогда не знала, что такое акцизная пошлина. Не то что в Лондоне. Я жду, когда камердинер отвернется, и потихоньку забираю бутылочку к себе в постель.

– Разве доктора не запретили вам излишества в еде и питье?

– Разумеется, запретили. Я консультировался у шести разных врачей, и все твердят одно и то же – умеренность, умеренность и еще раз умеренность. Хотя я надеялся услышать от них другой ответ. Все они шарлатаны, невежды и глупцы. Как можно запрещать человеку самое приятное? Не так много лет нам отмерено на свете, и хочется прожить их наслаждаясь. У мужчины моего возраста уже не так много удовольствий.

Алексу вовсе не хотелось размышлять о том, какие удовольствия еще доступны герцогу, которому под шестьдесят, хотя выглядит он гораздо старше из-за неумеренного употребления горячительных напитков.

– Пусть мой пример послужит вам хорошим уроком, молодой человек.

Граф Кард решил не предлагать герцогу выпить.

– Каким уроком, ваша светлость?

– Срывать цветы удовольствия, пока молод, разумеется, или что-то в этом роде.

Упоминание о цветах удовольствия внезапно пробудило в Алексе воспоминания о нежном запахе роз, которым благоухала Нелл.

– Моя дочь говорит, что вы с ней помолвлены.

– Мы не помолвлены.

– Она сказала, что вы ее скомпрометировали.

– Я ее не компрометировал.

– Она утверждает, что вы ее поцеловали.

– Я… – На самом деле леди Люсинда сама его поцеловала. Но джентльмену не пристало рассказывать о поцелуях девушки, тем более ее отцу. – Она не скомпрометирована, – заявил Алекс. – Не возникло никаких сплетен. Безупречная репутация леди Люсинды не пострадала. На самом деле никто в великосветских кругах не связал бы вместе наши с леди Люсиндой имена, если бы вы сюда не приехали.

– Этого я и боялся. Но вы знаете мою девочку. Она ужасно упряма.

И безрассудна. Но джентльмен не должен говорить это отцу девушки.

– Поскольку Леди Люсинда – старая школьная подруга мисс Слоун, вы можете пустить слух, будто эта поездка была давно запланирована, а я оказался здесь по случайному стечению обстоятельств. Разумеется, вам никто не поверит, Зато пересудов будет меньше.

– Вы не передумаете? Я не могу переубедить вас?

– Боюсь, что нет.

– Даже если вызову вас на дуэль из-за неуважения к моей дочери?

– Что? Я с одной рукой и вы с одной ногой встретимся на дуэли? Да ваша дочь после этого станет всеобщим посмешищем. И вряд ли найдется желающий на ней жениться.

– Я говорил ей, что неровня такому здоровяку, как вы. И что не дело так начинать взаимоотношения с молодым зятем.

– Я не собираюсь становиться вашим зятем, – сказал Алекс, чеканя каждое слово, словно герцог плохо слышал как и его кузина. Или не хотел ничего понимать, так же как его дочь.

Его светлость передвинул ногу и, застонав, поморщился отболи.

– По-моему, вы делаете чересчур поспешные заявления, молодой человек. Бьюсь об заклад, такой выгодной невесты с высоким общественным положением вам не сыскать во всей Англии. Сами понимаете, титулованные особы брачного возраста на дороге не валяются. Сомневаюсь, что иностранная принцесса сможет сделать вас счастливым. Посмотрите, что случилось с принцем-регентом.

Алекс не хотел думать о неудачнике принце и его невзрачной жене.

– В мои планы не входит породниться с королевской династией.

– А у моей Люси прекрасное образование, ангельский голос, связи со всеми нужными людьми. Ее мать родом из многодетной семьи, поэтому вам не нужно волноваться о том, сможет ли Люси произвести на свет наследников. Мыс герцогиней старались проводить вместе как можно меньше времени, поэтому никогда…

Алекс вежливо кашлянул. Он не хотел обсуждать с герцогом женитьбу принца, а тем более вникать в интимную жизнь его светлости.

– Я не склонен рассматривать женщин с точки зрения их плодовитости.

– Согласен. Они не породистые кобылы.

Если только единственной целью мужчины, вступающего в брак, не является рождение потомства мужского пола, мрачно подумал Алекс. Такая перспектива ему не улыбалась.

– Но не сомневайтесь: моя девочка имеет представление о долге.

Такая перспектива казалась Карду еще более грустной – иметь жену, для которой брачные отношения не больше чем долг. Защищать свою страну – это долг. А занятия любовью должны приносить радость.

Герцог продолжал перечислять многочисленные достоинства дочери, словно она и вправду была кобылой, которую продают с аукциона. Алекс недоумевал, почему его светлость не упомянул ее здоровые зубы и выносливость.

– У нее изысканный вкус. Все так считают, но о счетах не беспокойтесь. У Люси такой гардероб, что ей позавидовала бы супруга персидского шейха и…

– У вас замечательная дочь, ваша светлость, не спорю, но я ее не люблю. – Вести такой неприятный разговор для Алекса было не впервой. Однажды он беседовал на эту же тему с другим отцом, полным надежд сбыть свою дочь с рук, сквайром Брэнфордом, отцом Дафны. Предвидя возражения герцога, Алекс поспешил добавить: – Только не говорите, что любовь не имеет значения при заключении брака. Брак без любви для меня неприемлем.

– Тьфу! То есть я хотел сказать: это глупая точка зрения. Готов поспорить, что за свою недолгую жизнь вы много раз считали себя влюбленным в женщин, чьи имена сейчас не сразу припомните.

– Нет. Мне еще ни разу не довелось испытать это чувство.

– Возможно, вы его так никогда и не испытаете. Или по уши влюбитесь в какую-нибудь смазливую девушку, но ваша страстная любовь не доживет даже до помолвки. А жена, которая произведет на свет наследников, вам нужна.

Алекс наклонил голову в знак того, что понимает, о чем говорит герцог. Ведя этот трудный разговор с отцом леди Люсинды, он испытывал облегчение. Даже боль в голове почти прошла.

– Все в один голос твердят мне то же, что и вы. Хотя мой брат может прийти домой из армии, жениться и наплодить наследников Эндикоттов.

– Солдат? Не отдавайте ему преимущество.

Алекс готов был поспорить на деньги, что речь в этом разговоре идет о заключении пари. И о проигрыше. Всем известно, что герцог Апстон, влезая в долги, делает ставки на лошадей, раздавая по всему Лондону расписки с обещанием вернуть долг. У самого Алекса имелась целая кипа долговых расписок его светлости.

И как обычно, Алекс оказался прав.

– Дело в том, – сказал герцог, – что моя девочка не может рассчитывать на большое приданое. Только на драгоценности ее матери. Но вас это не должно беспокоить. У вас огромное состояние, доставшееся вам по наследству. Деньги не имеют для вас большого значения. При желании вы можете взять себе невесту хоть из работного дома. Но, зная ваше уважение к фамильной чести, вы вряд ли на это пойдете. Вы же не захотите, чтобы ваших сыновей сверстники в школе дразнили и давали им обидные прозвища из-за низкого происхождения их матери. Вам нужна жена благородного происхождения, чей отец взамен будет ожидать от вас солидной суммы денег.

То, что семья любой женщины с высоким социальным положением станет требовать солидного вознаграждения, сущая правда. При заключении брака семья невесты обычно требует от жениха обеспечить щедрое содержание для молодой жены, пособие для вдовы, права на собственность для будущих детей невесты и кругленькую сумму, которая выплачивается в семейную казну за удовольствие взять в жены женщину, которую хотят сбыть с рук.

Герцог, видимо, рассчитывал именно на это.

– Что касается меня, в данной ситуации я бы с легким сердцем отдал мою крошку вам за сущий пустяк – вы простите мне мои карточные долги по долговым распискам, которые находятся у вас.

Алекс не считал пустяком сумму в несколько тысяч фунтов. Сам он никогда так много за один месяц не проигрывал, тем более в один присест. Кард поправил очки, словно хотел получить более четкую картину сделки, которую предлагал герцог.

– Позвольте я уточню, правильно ли я вас понял. Вы предлагаете мне в жены вашу дочь, молодую прелестную леди, в которую, к моему величайшему сожалению, я не влюблен. И что я получу взамен? Только руку леди Люсинды и ничего больше? Я не только не получу приданое, которое оставил бы для своих будущих дочерей, если они у меня родятся, но я также потеряю деньги, которые вы мне должны. О да, и к тому же, как я полагаю, мой глубокоуважаемый тесть попросит меня дать ему денег в долг.

– Судя потому, что вы сказали, этот брак не кажется вам выгодной сделкой? – Герцог еще ниже опустил голову. А затем его лицо неожиданно просияло. – Но вы же получите взамен любящую заботливую женушку. Такую выгодную партию вы нигде больше не найдете. Наверное, Люси вас любит. Разве она не доказала это, примчавшись сломя голову за тридевять земель?

Однако Алекс считал, что леди Люсинда доказала этим только одно: что она упрямая и эгоистичная особа. К тому же недалекая. Он скорее женится на проститутке, чем возьмет в жены такую женщину. Проститутка по крайней мере продает себя откровенно, без лицемерия.

– Тем не менее у меня есть к вам встречное предложение, – сказал Алекс расстроенному герцогу. – Я прощу вам все долги и еще добавлю некоторую сумму, чтобы возместить напрасно потраченные вами усилия и помочь преодолеть полосу невезения.

Герцог кивнул:

– Вскоре мне снова повезет в картах. Так в чем заключатся ваше предложение? У меня нет лошадей, которых вы сочли бы подходящими для верховой езды, а вся апстонская земля, за исключением акров, завещанных отдаленному родственнику без права отчуждения, давно продана. У меня нет ничего подходящего, что я мог бы вам предложить.

– Мне ничего от вас не нужно. Кроме одного небольшого одолжения. Я хотел бы, чтобы вы взяли с собой в Лондон мисс Слоун.

– Вы хотите, чтобы я всего-навсего довез девушку до города в своем экипаже? И это в обмен на долг в две тысячи фунтов?

– Нет, я хочу, чтобы вы не просто подвезли ее до города а чтобы поселили ее у себя и чтобы она получала приглашения на балы и вечеринки в качестве гостьи вашего дома. Сезон балов еще не закончился, поэтому она успеет познакомиться с нужными людьми и осмотреть лондонские достопримечательности. Чтобы помочь леди Хаверхилл быть компаньонкой мисс Слоун, сними может поехать тетя девушки, а леди Люсинда пусть позаботится о том, чтобы Нелл была одета по последней моде.

– Вы хотите, чтобы я ввел девушку в свет?

– Совершенно верно. Если в свет мисс Слоун выведет сам герцог, ее все станут принимать. У нее весьма достойное происхождение, хотя и ничем не примечательное. Уверен, что это имение может стать ее приданым.

Герцог поджал губы.

– Хотите, чтобы моя Люси, словно циркач, везде таскала за собой тощую безродную девицу, словно медведя на привязи? Должно быть, вы спятили, Кард, когда ударились головой.

– Три тысячи фунтов.

– Почему, черт возьми?

– Потому что эта прелестная молодая женщина не знала в жизни никаких развлечений. Потому что она заслуживает того, чтобы посмотреть мир, увидеть людей и себя показать. Завести друзей и подруг, а может быть, даже найти себе мужа. А для чего барышни съезжаются в Лондон к началу сезона?

– Об этом надо было подумать раньше, когда она была совсем юной.

– Совершенно с вами согласен. Я только сейчас осознал, как долго мои родственники не уделяли достаточного внимания кузине Элеоноре и не задумывались о ее будущем.

– Эта женщина не ваша кузина. Она ваша дальняя родственница по линии второй жены вашего отца, седьмая вода на киселе. Люси все разузнала, прежде чем мы выехали из Лондона.

– Она член моей семьи, – настаивал Алекс.

– Тогда сами ее и везите.

– Я, неженатый джентльмен, вывезу в свет женщину брачного возраста? Вы представляете, какой разразится скандал? Это погубит ее репутацию.

– Если она выйдет в свет, живя в моем доме, с ее репутацией произойдет то же самое. Стоит кому-нибудь узнать, что за всем этим стоите вы, и…

– Четыре тысячи фунтов.

Герцог задумался. Что скрывается за этим предложением графа?

– Быть может, вы подумываете о том, чтобы отполировать мисс Слоун, а потом жениться на ней? Люси это не понравится.

– Прошла всего неделя, как мы встретились с мисс Слоун. А последний раз виделись десять лет назад. – Отвечая на вопрос герцога, Алекс покривил душой, но его светлость, кажется, ни о чем не догадался. Для вящей убедительности Кард добавил: – Мисс Слоун выходила меня, когда я покалечился, и я в неоплатном долгу перед ней.

– Пусть мисс Слоун скажет спасибо за то, что она не оказалась в тюрьме. Я слышал, что именно она натравила на вас гуся.

– Это был несчастный случай. Так вы выполните мою просьбу?

– Ей нужен новый гардероб. Не хотите же вы, чтобы девушка выглядела как горничная моей дочери? Ничто так не роняет женщину в глазах общества, как вид бедной родственницы.

– Пять тысяч.

– Гм… У Люси шкафы ломятся от платьев, которые она не носит. Полагаю, их можно переделать. Но как быть с ее приданым? – Герцог не зря задал такой вопрос. Он на этом Деле собаку съел. – Мисс Слоун никогда не получит предложения руки и сердца, если за ней не дадут приданого. Ни титула, ни земельных владений, ни связей. Не говоря уже о том, что она не сравнится красотой с моей Люси.

Алекс был уверен в другом. Несмотря на элегантную одежду леди Люсинды и ее внешний лоск, Алекс считал Нелл гораздо симпатичнее. Слава Богу, Нелл не холодная звезда сверкающая на небосклоне лондонского света. Она не скрывает своих чувств. Ее улыбка искренняя, а нефальшивая, как у большинства юных леди, блистающих в свете.

– Настоящие знатоки разглядят ее красоту.

– Но, узнав, что она бесприданница, на нее больше не взглянут.

– Она получит в качестве приданого эту усадьбу. – А если этого не удастся сделать, Алекс изыщет способ выделить Нелл деньги на приданое из собственных средств.

Герцог все еще колебался.

– А что, малышка довольно хорошенькая, если закрыть глаза на ее худобу. Хорошо воспитана и содержит в порядке дом. Бережлива и экономна. Блестяще образованна, как и моя девочка. Надеюсь, она умеет играть или петь?

– У нее талант к изобразительному искусству. Герцог кивнул:

– Старые курицы непременно хотят, чтобы девушка могла чем-нибудь блеснуть. Талант к рисованию вполне может сгодиться для этой цели. Итак, мы можем во всеуслышание объявить, что Люси хочет помочь мисс Слоун. Девушка оказалась в затруднительном положении, когда искалеченного графа принесли в ее дом.

– Великолепно! Это как раз то, что нужно! И поскольку у леди Люсинды золотое сердце, она пригласила свою школьную подругу погостить у нее до конца сезона, развлекаясь вместе на балах.

– Очень хорошо. Я сделаю это ради вас. Я возьму мисс Слоун с собой в Лондон и введу в свет. Каков, вы говорите, размер ее приданого?

Алексу не понравился алчный блеск в глазах герцога. Мало кто обрадовался бы, узнав, что под одной крышей с ним, в его доме, поселится незнакомая женщина.

– Сначала я должен связаться с адвокатом. И, если брат мисс Слоун к тому времени не вернется, заглянуть в бухгалтерские документы, касающиеся этой усадьбы. Но почему, скажите, вас так заинтересовал размер ее приданого? Или у вас уже есть на примете достойный джентльмен? Если вы имеете в виду вашего секретаря Пибоди, скажу вам сразу: он не подойдет мисс Слоун.

– Вообще-то я думал не о нем, но не вижу причин, почему мистер Пибоди не годится ей в женихи.

– Вы позволили бы ему ухаживать за леди Люсиндой?

– Разумеется, нет. Но что вы сравниваете? Люси – дочь герцога.

– А мисс Слоун – моя… – Проклятие, кто она ему на самом деле? Нелл совершеннолетняя женщина, и граф не может быть ее опекуном. Тем более что у нее есть старший брат. Между ними нет кровного родства, и более десяти лет Алекс не вспоминал о ее существовании. – Я несу ответственность за мисс Слоун. Был бы жив мой отец, он настоял бы на том, чтобы ее вывезли в свет и удачно выдали замуж. Поэтому я обязан сделать это вместо него.

Его светлость кивнул:

– В таком случае вы будете рады, если я сообщу вам, что вы можете не утруждать себя дальнейшими поисками жениха для мисс Слоун. Не стоит тратить приданое на Пибоди или ездить по балам. Вам даже не придется снабжать девушку обширным гардеробом – ей понадобится только свадебное платье. Свою невесту я могу одеть в платья, хранящиеся на чердаках Эпплгейтов.

– Вашу невесту?! – Изумлению Алекса не было предела.

– А почему бы и нет? Я еще не впал в старческий маразм. Может быть, сейчас я не в лучшей форме, потому что хвораю. Но это временно. И я предпочел бы, чтобы за мной ухаживала хорошенькая молодая женщина, а не сиделка, которую я найму. Рано или поздно Люси выйдет замуж. Почему я должен оставаться в одиночестве? Мисс Слоун привыкла к спокойной жизни в деревне, что вполне меня устраивает. У меня будет тихая молодая невеста и ее приданое. Вы простите мне мои долги. И сколько, вы сказали, вы даете к ней в придачу? Шесть тысяч фунтов? Кто знает, может быть, у меня еще, на закате лет, наконец-то появится сын.

– Никогда! – закричал Алекс. На его крик из гостиной примчался испуганный Стивз. – Уж лучше я сам на ней женюсь!

Глава 14

– Я думал, она вас не интересует.

Алексу претила мысль о том, что Нелл будет привязана к разбитому подагрой старому игроку со взрослой дочерью. Пусть даже это сделает Нелл герцогиней. Апстон мгновенно растратит ее приданое, а леди Люсинда устроит сцену.

Кард отослал Стивза за чаем. Он с трудом сдерживался, чтобы не броситься на герцога с кулаками.

– В конце концов, ваш отец тоже взял себе в жены женщину моложе себя. Я не старше, чем был ваш батюшка, когда женился во второй раз, – заявил Апстон, – а мисс Слоун не намного моложе вашей покойной мачехи. Зачем мужчине моих лет женщина-ровесница? С морщинистым лицом и дряблым телом. Я желаю видеть рядом с собой прекрасную молодую женщину, проводить вместе с ней долгие зимние вечера и радоваться жизни.

Жизнь Нелл сейчас мало чем отличалась от той, которую обрисовал герцог. Разве что, живя в доме герцога, ей пришлось бы спать со старым козлом.

– Помимо всего прочего, я имел в виду, что она выйдет замуж по любви, – сказал Алекс герцогу. – Чтобы она принимала участие в каких-нибудь веселых развлечениях с другими молодыми людьми. Знаете ли, балы, танцевальные вечера, пикники, прогулки в Ричмонд-парке. – Алекс выразительно посмотрел на больную ногу его светлости. Танцевать с хорошенькой молодой девушкой герцог был не в состоянии. Вылазки за город, осмотр соборов, посещение музеев и художественных галерей – все, что Алекс хотел подарить Нелл, было не по силам герцогу.

Апстон недовольно поморщился:

– Для подобной чепухи вполне сгодится Пибоди. Его происхождение позволяет ему почти везде быть принятым. Он сопровождает мою Люси всякий раз, как я не могу с ней пойти. Благодаря ему мне, слава Богу, удается избегать унылых вечеров.

Алекс не сомневался, что другие игроки тоже благодарят судьбу за то, что у них появляется больше возможностей завладеть деньгами герцога, выигрывая у него в карты.

– Нет, так не пойдет. Нелл, кузина Элеонора, достойна лучшего.

Брови его светлости поползли вверх.

– Лучшего, чем герцог? Но девушка уже в том возрасте, когда вольна сама принимать решения.

– Она может отдать свою руку кому угодно, – согласился Алекс. – Но ее приданое полностью зависит от меня. – Так по крайней мере ему казалось. Чтобы выяснить точное положение дел, Алекс решил в тот же день, не откладывая, послать за Силбигером.

Без приданого мисс Слоун уже не покажется герцогу такой привлекательной, и не важно, в какое время года, длинными зимними вечерами или в знойный полдень.

Герцог не горел желанием давать объяснения дочери по поводу того, что дома им придется потесниться. Появление молодой мачехи Люсинда могла бы принять и скрепя сердце с этим смириться, но если в их доме будет жить незамужняя Молодая девушка… Дело пахнет не чем иным, как самым настоящим соперничеством чистой воды. Герцог потирал подбородок и размышлял.

– В конце концов, я не уверен, что взять с собой мисс Слоун в Лондон – такая уж хорошая мысль. Что, если моя Дочь будет категорически против? Моя девочка будет выглядеть полной дурой, таская везде за собой старую деву, которая, между нами говоря, ни рыба ни мясо. Ни родственница, ни компаньонка.

– Семь тысяч. Восемь, если вы будете держать ее подальше от Пибоди. Девять, если вы раз и навсегда оставите мысль ухаживать за мисс Слоун.

– Давайте для ровного счета договоримся на десять тысяч, и мисс Слоун будет представлена ко двору. Знаете ли, я по-прежнему имею там влияние. Кузина Эмили была одной из королевских фрейлин. Так что у вашей мисс Слоун будет прекрасный выбор горячих молодых жеребцов. А там уж дело ее – кому из них отдать предпочтение.

Алекс остался доволен. И в то же время его охватило смутное беспокойство.


Леди Люсинда рвала и метала.

Ее негодование было также велико, как пустыня Сахара. Горничная леди Люсинды в слезах выбежала из комнаты. Собачка убралась восвояси. Отец не мог последовать за ними, потому что у него разболелась нога. К черту чай, который принес слуга лорда Карда! Чтобы набраться мужества и без страха войти в спальню дочери, его светлости пришлось выпить три бокала бренди. Из комнаты графа до спальни леди Люсинды было всего несколько десятков шагов по коридору. Но герцогу этот путь показался длиной в вечность.

К этому времени леди Люсинда уже успела одеться и была готова броситься в атаку на своего будущего жениха. Какой мужчина сможет устоять перед этой красоткой, облаченной в малиновый шелк? Она убрала черный, как вороново крыло, завиток, нечаянно упавший на фарфоровую щеку. Ее платье с чересчур откровенным для юной девушки декольте выгодно подчеркивало высокую пышную грудь. Леди Люсинда прихорашивалась перед зеркалом, щипая себя за щеки, чтобы на них появился румянец, и кусая губки, чтобы их цвет стал ярче.

На ее лебединой белоснежной шее висел фамильный апстонский рубин. Кард ни на минуту не должен забывать о ее происхождении. Поддельный рубин и гроша ломаного не стоил, но графу не обязательно это знать. Подвеска символизировала собой долгую историю фамильного достоинства, поколения настоящей породы, честь их древнего рода на протяжении нескольких веков. Кроме того, привлекала внимание к красивой груди ее владелицы.

Не важно, что незамужняя женщина надевает цветные камушки до наступления сумерек, если эта женщина – леди Люсинда Эпплгейт, дочь герцога, первая красавица Лондона. Леди Люсинда сама устанавливает правила.

Леди Люсинда – леди до кончиков ногтей. И еще она львица, подкрадывающаяся к добыче. Кард – обычный самец, и при этом не совсем пустоголовый. А значит, графу придется признать, что ему не найти супруги лучше, чем леди Люсинда. Он обязательно должен это понять, даже если для этого ему придется носить свои ужасные очки.

– Что он сказал? – Леди Эпплгейт сдернула с шеи апстонский рубин и швырнула в зеркало. К счастью, разбился поддельный камушек, а не зеркало. Иначе Люсинду целых семь лет преследовали бы неудачи, вдобавок к тем семи годам, которые прошли после того, как она обнаружила, что ее отец проиграл все состояние и теперь ни один достойный джентльмен не попросит ее руки. – Кого мы должны взять с собой в Лондон?

Ее браслет последовал за ожерельем, пролетев всего в нескольких дюймах от головы ее отца.

– Кого мы ей должны найти?

– Ну-ну, успокойся, моя киска. – Отец поднял руки, чтобы поймать очередную безделушку. – Новости не такие уж плохие. Подумай над этим. Кард намерен поехать в Лондон следом за нами, поэтому он будет сопровождать вас на балы. Он не отдаст свою кузину на съедение злым сплетницам.

– Она ему не кузина!

– Но он считает ее своей родней. Ты понимаешь, что это значит для такого, как Кард. У него повышенное чувство ответственности, и он серьезно к этому относится. Он объяснил, с какими джентльменами она будет общаться. Поэтому не возложит заботу о ней полностью на нас. Будет сам за ней приглядывать. Так что вы будете видеться, и он сможет любоваться тобой. И если ты будешь правильно вести игру, то предстанешь перед Кардом в другом свете, проявив себя с наилучшей стороны. Ты станешь ласковой, задушевной подругой его родственнице, и он будет тебе за это благодарен.

– Мне не нужна его благодарность! Мне нужно его предложение о браке.

– Не торопи события. Всему свое время. – Вытянув ногу, герцог опустился в шезлонг, опасаясь, как бы разгневанная дочь снова не начала швырять безделушки. В шезлонге все же безопаснее.

Словно чтобы подтвердить его наихудшие опасения, леди Люсинда швырнула в него собачий поводок. Он был розовым, в тон ее платья. Поводок упал как раз на пальцы больной ноги герцога.

– Ой! – вскрикнул он.

– Конечно, ты сейчас только рад. Ты же не хотел оплачивать роскошное свадебное торжество. – Леди Люсинда снова начала мерить шагами комнату, а затем остановилась у туалетного столика и взяла в руки стеклянный кувшин.

Его светлость, согнувшись в три погибели, тер ушибленную ногу.

– Ну полно тебе, моя киска, постарайся успокоиться. Ты же знаешь, что врачи сказали: в моем состоянии волнение мне может навредить.

– Если бы ты их слушал с самого начала, то не довел бы себя до такого плачевного состояния, – возразила леди Люсинда и, продолжая держать в руках кувшин, сделала еще один круг по комнате. – Ты можешь поклясться, что он не ухаживает за Элеонорой?

– Он отрицает это. Говорит, что она желает заключить брак по любви.

– Брак по любви? – вскричала леди Люсинда, не веря своим ушам, и запустила кувшин в каминную полку. Стоявшая там пудра для лица упала и рассыпалась, подняв облачко розовой пыли. – Ничего глупее я в жизни не слышала. Откуда такие бредовые идеи? Ради Бога, разве лорды и леди заключают браки по любви? В этом случае лорды женились бы на доярках и птичницах, а леди выходили замуж за секретарей!

Герцог пропустил мимо ушей упоминание о секретарях из-за чувства вины перед дочерью, когда она упомянула о доярке и птичнице.

– Кард всегда был немного эксцентричен, но насчет мисс Слоун можешь не беспокоиться. Разве он влюбится в такую невзрачную серую мышку? Кроме того, у нас нет другого выхода. Без его денег мы не сможем позволить себе еще один лондонский сезон.

– Брак по любви? – Леди Люсинда не верила, что джентльмен с титулом может столь легкомысленно относиться к своему долгу перед древним родом.

– Совершенно верно. Так продолжай, крошка, заставь его влюбиться в тебя. У тебя еще есть время. Если тебе нужен Кард, играй в его игру, по его правилам, помоги мисс Слоун утвердить свои позиции в высшем свете.

– Не представляю себе, как это сделать. В жизни не встречала такой старомодной девицы. Моя горничная не стала бы надевать платья, которые она носит.

– Я подумал, что твоя горничная вполне могла бы переделать кое-какие твои старые наряды, обновить их по последней мо…

– Мои наряды? Я еще должна отдавать этой замухрышке свою одежду? Мало того что я лишилась своего жениха, что она желает занять мой дом, так еще и собирается снять с меня последнюю рубашку? – Леди Люсинда схватила с каминной полки статуэтку пастушки из китайского фарфора. Герцог подозревал, что она взяла ее в руки вовсе не для того, чтобы стереть с нее слой пудры.

– Нет-нет, моя киска! Кард даст нам денег на приобретение для нее новой одежды. Если она воспользуется некоторыми твоими старыми платьями, у нас останутся деньги на приобретение нарядов для тебя.

Леди Люсинда поставила пастушку на место и перестала вышагивать по комнате.

– Это так, Люси. Ты же всегда любила ходить за покупками, поэтому тебе понравится делать это вместе со своей подругой.

– Но ведь мне придется терпеть ее рядом постоянно – днем и ночью.

– Недолго. Сезон подходит к концу, и все интересующие нас персоны уедут в свои деревенские именья. Кто знает, может быть, к тому времени мы уже отдадим малышку замуж.

– Что? Она выйдет замуж раньше меня? – в гневе вскричала Люсинда, снова схватив статуэтку.

– Успокойся, крошка. Не забывай, что ты леди.

– Незамужняя леди. Стареющая незамужняя леди, чей отец проиграл в карты почти все ее приданое.

Теперь его светлость почувствовал еще более сильные угрызения совести, чем при упоминании дочери о доярке.

– Но теперь, после того как Кард простит мне мои долги и добавит кругленькую сумму, я смогу наконец отыграться, даже после того, как выплачу остальные долги и кое-что заплачу торговцам.

– Горничная угрожает, что, если ей не выплатят жалованье, она уйдет.

– Мой слуга тоже. Ну и слуги! Никакой верности, правда? Как бы то ни было, с теми деньгами, которые мне дает Кард, я смогу вернуть наше состояние.

Фарфоровую пастушку постигла печальная участь. У нее больше не было головы, не хватало одной руки и части ноги.

– Ха! Вероятность того, что ты вернешь наше состояние, так же мала, как возможность превратить Элеонору Слоун в стильную даму.

Но шанс Люсинды влюбить в себя лорда Карда был еще меньше, практически нулевой. Герцог это понимал. Его дочь тоже. Это понимал даже Редферн, который подслушивал за дверью.

– Нам обоим надо попытаться, крошка. Либо мы возьмем мисс Слоун с собой в Лондон и воспользуемся деньгами Карда, либо возвращаемся в деревню без нее, без надежд на твой брак в следующем сезоне и, возможно, без служанки.

На этот раз леди Люсинда разбила хрустальную вазу. В ней стояли фиалки, которые гармонировали с рисунком обоев в комнате. Нелл сама поставила цветы на каминную полку. Ей хотелось принести в комнату гостей кусочек весны. Теперь фиалки не только гармонировали со стенами, но и украшали пол.

Нелл не понимала, что происходит. Сначала горничная леди Люсинды в слезах выбежала из комнаты и помчалась по Коридору, затем оттуда, поджав хвост, выскочила собачонка. Потом из комнаты донеслись громкие крики, шум и звук бьющейся посуды.

– Его светлость болен? Он упал? Может быть, послать за доктором?

Редферн убрал ухо от двери.

– Лучше пошлите за служанкой с веником и за вашими чемоданами.

Нелл постучала в дверь комнаты.

– За моими чемоданами? Я…

Леди Люсинда открыла дверь. Когда она увидела Нелл, ее мрачное выражение лица сменилось притворным дружелюбием.

– Ах, ты здесь, Элеонора, дорогуша моя. Мы с отцом только что о тебе говорили.

Может быть, весь этот шум и гам был вызван тем, что леди Люсинде помешали наводить красоту? Нелл заметила, что подруга еще не уложила волосы в замысловатую прическу и не надела драгоценности. Нелл обрадовалась, потому что собиралась пригласить ее на пешую прогулку в деревню, где драгоценные камни и модное платье были бы неуместны. Платье леди Люсинды имело на один-два дюйма, а может, и все три вырез больше, чем того требовали приличия, но шаль или меховой палантин исправили бы положение.

Нелл не обрадовалась, увидев лужу на полу.

– Это сделала собачка? Леди Люсинда отмахнулась:

– Ничего страшного. Глупое животное накинулось на вазу с цветами, вот и все.

Как она могла накинуться на вазу, стоящую на каминной полке? Бросив взгляд на полку, Нелл обнаружила, что фарфоровая пастушка тоже исчезла. Оглянувшись, Нелл заметила, что герцог лежит в шезлонге и засовывает фиалку в петлицу своего сюртука. Он улыбнулся Нелл и приветливо помахал ей рукой.

– Извините, что не встаю, чтобы поздороваться с вами, мисс Слоун. Проклятая нога!

Нелл присела в реверансе и наступила на осколки разбитой статуэтки.

– О нет! Это была любимая безделушка тети Хейзел. Она хранилась у мадам Амбо с самого детства.

Леди Люсинда взяла статуэтку из рук Нелл и спрятала под подушку. Затем подвела Нелл к герцогу.

– Не расстраивайся из-за пустяков, Элеонора. Впереди тебя ждут важные события. Что тебе в этом жалком куске глины, если перед тобой открывается новая прекрасная жизнь?

– Новая жизнь? Что, Софи Познер родила ребенка? – Нелл недоумевала, как леди Люсинда могла узнать эту новость первой.

– Я не знаю никакой Софи Познер, дорогая. К тому же леди не пристало говорить о таких щекотливых делах. – Леди Люсинда закатила глаза, словно моля бога даровать ей терпение.

– Говоря о новой жизни, моя дочь имела в виду вашу собственную жизнь, – объяснил Нелл его светлость. – Впереди вас ждет большая радость.

Господи, неужели они сегодня уезжают? Какое везение!

Леди Люсинда хлопнула в ладоши.

– Разве это не чудесно? Ты едешь в Лондон вместе с нами!

Нелл удивленно переводила взгляд с герцога на леди Люсинду. Должно быть, они переутомились в поездке или перегрелись на солнце.

Герцог по-прежнему улыбался, напомнив ей бывшего боксера-профессионала, который однажды приезжал в деревню. Тот улыбался точно так же, пока хозяин водил его по деревне на привязи.

– Не беспокойтесь, – заявил он. – Все уже устроено.

– Что именно? И кем?

– Конечно же, все устроил наш дорогой граф! – подхватила разговор леди Люсинда. – Он так… ах… признателен тебе за все, что хочет устроить тебе праздник. Он попросил нас, твоих верных друзей, организовать для тебя поездку в Лондон. Ты должна знать, что неженатый джентльмен, – она ухмыльнулась, словно вопрос о том, как долго лорд Кард останется неженатым, открыт для обсуждения, – не может представить в свете молодую женщину. Разумеется, в твоем случае это будет не официальная презентация – просто мы познакомим тебя с некоторыми людьми и тому подобное. В твоем возрасте появиться во всем белом, как дебютантка, довольно глупо. Тем более с твоими выгоревшими на солнце волосами.

Герцог кашлянул.

– Граф Кард хочет, чтобы вы осмотрели достопримечательности, мисс Слоун. Сходили в театр, послушали оперу и тому подобное. Вам предстоят балы и обеды, посещение музеев, магазинов.

Теперь кашлянула леди Люсинда.

– Нет нужды нашей дорогой Элеоноре терять время на скучные походы к торговцам бельем и портнихам, чтобы там зарыться в пухлые книги с образцами или быть пришпиленной булавками. У меня дома полные сундуки всяких старых шмоток, я хотела сказать, одежды, которую я редко ношу. А моя горничная большая мастерица шить. Разумеется, она в курсе последних веяний моды, хотя она никогда раньше не стояла перед необходимостью, чтобы при помощи одежды скрыть недостатки фигуры. Обычно от нее требовалось только выгодно ее подчеркнуть. – Люсинда гордо выставила высокую грудь, которая едва ли не вываливалась из глубокого декольте.

Граф нахмурился:

– Все равно ей нужны туфли, перчатки и шляпки. Тебе они постоянно требуются, сколько ни покупай.

Проигнорировав слова отца, Люсинда продолжала:

– Еще до того как граф приедет в Лондон, мы оденем тебя по последней моде. Да, кстати, у меня есть голубое платье, в тон твоим глазам. Это довольно избитый прием, но что же делать, раз у тебя такой невыразительный цвет глаз? Ты должна быть в курсе, что блондинки, к сожалению, вышли из моды. – Она поправила свои локоны цвета воронова крыла.

– Мисс Слоун – симпатичная крошка, – сказал герцог, словно эта симпатичная крошка не стояла сейчас в пяти футах от его шезлонга. – Нам не составит труда найти ей супруга, правда, дорогая?

– Прошу вас, ваша светлость! Я не ищу себе мужа.

– Разумеется, ищете. – Вы хотите иметь мужа, домашний очаг, кучу детишек. Этого хотят все женщины.

Нелл могла бы пойти в гувернантки или на худой конец остаться здесь. Это ее устраивало. Более или менее. У нее нет мужа и детей, но есть уютный дом. Если она выйдет замуж и уедет в незнакомое место, вряд ли будет довольна своей жизнью больше, чем сейчас. Скорее меньше.

– Кроме того, я вовсе не горю желанием побывать в Лондоне. Несмотря на то что кое-что из того, что вы упомянули, мне и впрямь интересно, – например, театры и музеи, – я никогда не любила толпу и вечную спешку. Однако я искренне благодарна вам за приглашение.

– Вы не можете отказаться, дорогая мисс Слоун, – поспешил возразить его светлость. – Я останусь без гроша. То есть я хотел сказать: ваши возражения и гроша ломаного не стоят. Слышать об этом не хочу, да и Люсинда тоже!

Леди Люсинда кивала, хотя и не с таким энтузиазмом, как отец.

– Тебе нужно поехать в Лондон, Элеонора.

– Нужно? Не понимаю – зачем?

– Как зачем? Чтобы хотя бы на время выбраться из этой убогой деревушки, из этого медвежьего угла. Папа ошибается: кроме замужества и беременности, для женщины существует масса возможностей.

– Я полагала, леди об этом не говорят? – не удержавшись, съязвила Нелл.

– Если женщина выберет себе подходящего супруга, в ее гостиной будут собираться политики, она сможет приобретать предметы искусства, оказывать покровительство художникам. Сможет путешествовать, заниматься благотворительностью, стать тонкой ценительницей мод и хороших манер. Если ты останешься здесь и не выйдешь замуж, таких возможностей у тебя не будет.

– Но то, о чем ты говоришь, мне неинтересно, – стояла на своем Нелл.

– Если не интересно, не занимайтесь этим, – произнес герцог. – Вам нужно только провести некоторое время в Лондоне вместе с нами. Будете отдыхать и развлекаться.

– Но почему?

– Мне понятно ваше смущение. Вы недоумеваете, почему Кард пожелал, чтобы вы совершили это путешествие. Моя дочь должна была об этом сама подумать, чтобы отплатить вам за ваше гостеприимство. Разве не так, крошка?

У леди Люсинды был такой вид, словно она готова выбросить что-нибудь в окно. Лучше всего – своего отца. Но она вновь приклеила к лицу фальшивую улыбку и сказала:

– Как всегда, его светлость прав. Герцог просиял:

– Будучи вашим родственником, лорд Кард хочет, чтобы вы были счастливы.

– Если я ему и родственница, то очень дальняя.

Герцог предпочел проигнорировать это замечание.

– Он испытывает чувство вины, поскольку много лет не интересовался вашей жизнью и вашим благосостоянием.

– Не выдумывай то, чего нет, Элеонора. Здесь нет ничего романтического, – поспешила сказать леди Люсинда, – лорд Кард клянется, что ты его кузина.

– Совершенно верно. Видимо, он не хочет давать вам напрасные надежды.

В этом плане Нелл не питала никаких надежд. Если бы Нелл была хоть сколько-нибудь дорога Алексу, он не отослал бы ее с людьми, которых терпеть не мог.

– Должна признаться, я и в самом деле смущена, но это не из-за причин, которые заставили лорда Карда состряпать такой безумный план. Я непременно поговорю с ним. Мне непонятно, почему вы пригласили меня. Ведь мы никогда не были близкими подругами, Люсинда. Мы просто переписывались. Ты никогда не приглашала меня на балы, которые вы устраивали, хотя хвастала, что там собиралась уйма народу, около тысячи гостей из высшего света.

Леди Люсинда сделала неопределенный жест рукой.

– О, ты тогда была такой тихой, предпочитала уединение. Ты бы чувствовала себя не в своей тарелке и не знала бы, как себя вести.

– Я такой и осталась. С тех пор как я закончила академию благородных девиц, у меня не прибавилось опыта светской жизни. Я по-прежнему не знаю, как нужно вести себя в высшем свете. Раньше я с величайшим наслаждением могла бы протанцевать всю ночь напролет. Полагаю, тогда я не вписывалась в твое понятие высшего сорта. За то короткое время, которое ты здесь провела, невозможно так резко изменить свое мнение. Поэтому я повторяю: почему?

Пока Нелл говорила, герцог несколько раз хмыкал и потирал больную ногу.

– Разумеется, чтобы отплатить вам добром за ваше необыкновенное гостеприимство. Вы с моей Люси, возможно, имеете разное социальное положение, но вы обе мечтаете об одном. Вы обе ищете богатого, красивого мужа, что бы вы там ни говорили. И нечего это отрицать. Люси будет рада, если вы составите ей компанию.

– Я должна быть… компаньонкой леди Люсинды?

– Которую нанимают за плату? Ничего подобного. Вы будете нашей гостьей. Мы страстно этого желаем, дорогуша.

Нелл покачала головой. Леди Люсинда тоже.

– Не утруждай себя, папа. Нелл тебе не поверит. Я бы тоже на ее месте не поверила. Кард платит нам, Элеонора. У него по отношению к тебе какое-то обостренное рыцарское чувство. Мы за наши труды получаем регулярные денежные выплаты. Видимо, Карду нужно успокоить свою совесть. А нам требуются деньги. А еще лорд знает, что тебе нужны новый гардероб и муж, чтобы вытащить тебя из этой ужасной дыры.

– Он платит вам за то, чтобы вы взяли меня с собой в Лондон? – Нелл удивленно взглянула на его светлость.

Герцог сосредоточенно разглядывал больную ногу.

– Думаю, так оно и есть. И платит очень щедро.

И это должно было успокоить Нелл и унять ее тревоги?

Глава 15

– То, что вы придумали, – глупая, бессмысленная затея.

Бум! Разбитая пастушка отскочила от груди Алекса. Целясь в такую широкую грудь, было трудно промахнуться, тем более что Нелл стояла всего в нескольких дюймах от Алекса.

– Может быть, найти дочь Лизбет тоже бессмысленная затея.

Бум! От груди Алекса отскочила голова статуэтки.

– Но я… Я не настолько безнадежна, как вам кажется! – Нелл влепила Алексу пощечину.

Когда Нелл ворвалась в его гостиную, Кард от неожиданности уронил на стол стопку бумаг. Затем нервно поправил очки, потом на всякий случай зашел за письменный стол и, когда перестало звенеть в ушах, снова поправил очки.

– Чем вызван ваш гнев? Вы не хотите ехать в Лондон?

– С каких это пор мои желания имеют хоть какое-то значение? – Нелл погрозила Алексу кулаком. За всю свою жизнь она ни на кого не подняла руку, если не считать того случая с лордом Кардом, когда Нелл подумала, что он напал на ее тетю. Ни разу не приходила в такую ярость. – С каких это пор со мной обращаются как со взрослым самостоятельным человеком?

– Детей не приглашают в шумную столицу, чтобы танцевать на балах и слушать оперу.

– Туда также не приглашают деревенских девушек, которые ничего собой не представляют.

Алекс поднял с пола осколки фарфора и попытался сложить их вместе.

– Приглашают, если у них есть полезные знакомства и выгодные родственные связи.

– Полезные знакомства? Выгодные родственные связи? С тем, кто шантажирует герцога его долгами и намерен платить за его развеселую жизнь?

– Каюсь. Это верно.

– Сколько вы должны им заплатить?

– Вряд ли статуэтку можно склеить, даже если найдется недостающая нога. Должен перед вами извиниться, если каким-то образом повинен в том, что она разбилась.

– Леди Люсинда обвиняет в этом свою собачку. Вы тут ни при чем. Однако это не снимаете вас вины совсем за другое. Как вы могли планировать, чтобы я уехала в Лондон с этими людьми? Какое вы имеете право решать за меня мое будущее?

– Я думал, вам нравятся эти люди. Разве не вы пригласили сюда Апстона и его дочь?

– Я сделала это ради вас! Думала, леди Люсинда ваша невеста.

– Выходит, вы тоже все решили за меня, пока я лежал в горячке?

– Вы прекрасно знаете, что я поступила так из лучших побуждений, по неведению. В то время вы были в бреду и не могли сказать мне о том, что леди Люсинда не ваша невеста. Я не вламывалась в ваш дом и не вмешивалась в ваши дела. Это вы, стоило вам очнуться, стали тут же отдавать приказания направо и налево, командуя так, словно усадьба принадлежит вам.

– По сути, так оно и есть. Граф – хозяин этой усадьбы.

Оглянувшись, Нелл увидела в дверях усатого джентльмена в черном костюме, средних лет, небольшого роста. Его голову венчала копна седых волос, таких же белоснежных, как и густые усы. Если бы Нелл пришлось выбирать себе дедушку, она выбрала бы именно такого. Ей вовсе не хотелось изливать свой гнев в присутствии незнакомца, смотревшего на нее с нескрываемым сочувствием.

Смутившись, Нелл торопливо присела в реверансе.

– Извините, сэр. Я вас не заметила. Обычно я… Простите, что вы только что изволили сказать?

Джентльмен учтиво поклонился, взмахнув стопкой бумаг, которые держал в руках.

– Граф – хозяин Амбо-Коттеджа. Видите ли, этот акт является частью брачного договора бывшей леди Кард и вступает в силу после смерти Жерара Амбо, ее отца.

– Моего дяди.

Мужчина кивнул:

– После смерти графини это имение перешло в собственность семьи Эндикоттов и в данное время принадлежит…

– Негодяй! Подлец! Грязный подонок! – повернувшись к графу, в гневе вскричала Нелл. – Почему вы это от меня скрывали?

Кард сложил осколки статуэтки недалеко от своего письменного стола. На всякий случай отодвинул чернильницу, нож для заточки перьев и графин с вином.

– Причина, по которой я вам этого не говорил, очевидна. Ваш гнев говорит сам за себя.

Охваченная отвращением Нелл покачала головой:

– Вы и вправду трус.

– Не отрицаю. Но я искренне хотел избавить вас от этой неловкой ситуации. Амбо-Коттедж ваш дом, а не мой. Кроме того, чтобы знать это наверняка, мне нужно было уточнить некоторые детали, переговорив с мистером Силбигером.

Алекс представил Нелл адвоката. В одно мгновение мир, в котором жила Нелл, разбился вдребезги, как эта фарфоровая статуэтка, которая лежала сейчас возле стола лорда Карда. Нелл с благодарностью опустилась на стул, который мистер Силбигер пододвинул для нее к письменному столу.

– Вы хозяин Амбо-Коттеджа?

– Не удивляйтесь. Амбо-Коттедж принадлежал мне все эти тринадцать лет, но у меня в мыслях не было вышвырнуть вас из дома. Если быть справедливым до конца, это имение должно было отойти Лотти, как наследнице ее матери.

– Но ее так и не нашли.

– Поэтому я оставил это имение вашему брату, полагая, что он будет правильно вести дела в обмен на право жить здесь. Но похоже, ошибся.

– Филан все знал?

– Конечно. Когда огласили завещание, он был старше, чем я. Ваш дядя оставил ему судоверфь и доход с нее. Имение Амбо должно было обеспечивать до конца жизни вашу тетю, а затем Лизбет и ее детей.

– Каждый год ваш брат присылал мне отчеты, – добавил мистер Силбигер, – чтобы я, в свою очередь, мог отчитываться перед графом. Мистер Слоун, разумеется, не стал бы этого делать, если бы считал себя полноправным владельцем Амбо-Коттеджа. Я со своей стороны предупреждал его сиятельство, что имение нерентабельно.

– Я считал, что это дело Филана, а не мое. Я никогда не рассчитывал на то, что имение будет приносить прибыль, только бы оно окупало себя. Любая прибыль вкладывалась в землю или шла на ремонт дома и на ваши удобства. По крайней мере я так полагал. Говорю вам, я не собирался вмешиваться вдела имения. Амбо-Коттедж был и остается вашим домом.

– Но он принадлежит вам.

– Этого я не в силах изменить. Я также не имею права перевести имение на ваше имя. А вдруг произойдет чудо и в один прекрасный день я найду мою единокровную сестру?

Мистер Силбигер покачал головой:

– Мы вели поиски больше десяти лет и не нашли никаких следов.

– Я не отступлюсь от своего намерения.

Нелл потерла лоб.

– Если вы не заявляете ваши права на дом, зачем хотели сослать меня отсюда?

– Черт возьми, я не хотел отослать вас отсюда. Я просто…

Мистер Силбигер кашлянул.

– Я оставлю вас, молодые люди, чтобы вы продолжили этот разговор с глазу на глаз. Помнится, Редферн что-то говорил о предстоящем обеде. Я, пожалуй, приму приглашение, а до этого приведу в порядок документы. – Он поклонился и оставил Алекса и Нелл наедине.

– А почему бы нет? – спросила она, глядя на портрет Лизбет, висевший на стене. Нелл помнила, как позировала для этой картины в старом платье кузины, которое достали с чердака, чтобы Филан смог верно передать светотень. – Все равно моя репутация безвозвратно погибла.

– Ваша репутация не погибла!

– Всю свою взрослую жизнь я провела в доме, принадлежащем холостому мужчине. Как вы думаете, что скажут люди?

– Что вы помогали вашему брату вести домашнее хозяйство под присмотром вашей тетушки. Что вы впустили в дом раненого родственника и ухаживали за ним, опять же под неусыпным присмотром тети.

– Всем известно, что всякий раз, когда за мной присматривает моя тетя, в доме также присутствует сотня духов ее умерших родственников!

– Тем не менее ваша репутация не запятнана. Ради всего святого, у вас есть поддержка герцога, его титулованной кузины и его дочери. Они не посмели бы принять приглашение особы с подмоченной репутацией.

– Они бы приехали в гости хоть к самому дьяволу в преисподнюю, если бы знали, что там они застанут вас. Где на самом деле вам и место, принимая во внимание, какой вы негодяй!

– Черт возьми, Нелл, я не сделал ничего плохого!

– Вы умолчали, что я для вас – объект благотворительности! Я жила здесь и думала, что мой брат с трудом наскреб денег на мое образование, взяв их из своего кармана, а оказалось, что за мое обучение платили вы.

– Нет, это были средства вашего дяди, и он так распорядился ими. Деньги на ваше обучение были отложены заранее. Когда мистер Силбигер вернется, он может показать вам завещание Амбо.

– А приданое?

– Там об этом ничего не сказано. Скорее всего из-за того, что вы тогда были еще совсем юной, и ваш дядя не предполагал, что так рано умрет. Он ожидал, что его жена обеспечит вас из собственного наследства, потому что вы приходились ей племянницей. И Лизбет непременно сделала бы это, будь она жива. Деньги были. Но сейчас их нет. Разумеется, я позабочусь о приданом.

– Ни за что!

– Я обязан это сделать. Частично я сам виноват в сложившейся ситуации. Вместо того чтобы присматривать за своей собственностью, я положился на доверенных лиц и адвокатов, а также на вашего брата.

– Нет! – заявила Нелл тоном, не терпящим возражений. – Поскольку фермы, сдаваемые в аренду, ваши, вы должны навести там порядок. Арендаторы живут в нужде. Они брошены на произвол судьбы. А за меня вы не несете никакой ответственности. Я никогда не страдала и ни в чем не нуждалась. Вы не успокоите вашу совесть и не загладите вашу вину при помощи денег, которые готовы заплатить герцогу и его дочери, чтобы они нашли мне мужа. Потому что я никогда не была на вашем иждивении. Если не смогу помогать брату на судоверфи, я поступлю в гувернантки.

Алекс вскочил на ноги и перегнулся через крышку стола, облокотившись на бумаги, которые лежали перед ним.

– Мы представления не имеем, чем ваш брат занимается на этой самой судоверфи, и я не позволю вам войти в дело или найти там работу.

Однако Нелл не так-то просто было запугать.

– Не забывайте, что я совершеннолетняя. Вы не можете мне ничего запретить.

Кард не собирался отступать. Она заблуждается. Как глава семьи и вождь своего маленького клана, Кард несет ответственность за все, что происходит в его владениях. Разве может он разрешить кузине, точнее, двоюродной сестре своей мачехи, уйти из дому к чужим людям и стать чьей-то компаньонкой или гувернанткой? Ни для кого не секрет, как обращаются с такими наемными работницами – к ним относятся с неуважением и презрением. Они становятся заложницами капризов вздорных хозяек и похоти хозяев. Их вечной и неизменной спутницей является бедность, а когда они достигают преклонного возраста, умоляют своих хозяев предоставить им хотя бы мизерную пенсию. Нет, он не хочет своей Нелл такой судьбы. Разумеется, швыряющая в него черепки мегера ему не по нраву, однако ее поведение свидетельствует о том, что ее дух не сломлен.

– А как насчет тетушки Хейзел? – пустил он в ход свой главный козырь. – Она тоже пойдет в услужение?

На это Нелл нечего было ответить. Престарелую Азелину Амбо никто не возьмет на работу. Да и кому придет в голову платить за общение с духами? Может быть, Алекс позволит тете Хейзел остаться в Амбо-Коттедже? Однако Нелл не может оставить старушку. Тем более что одни жители деревни готовы сжечь ее заживо, привязав к позорному столбу, а другие – упечь в дом для умалишенных.

Нелл задумалась. Нервничая, она комкала в руках носовой платок. Алекс в это время рассеянно перебирал осколки статуэтки. Он безуспешно пытался приладить голову к шее пастушки, но ничего не получалось. Алексу было досадно, что Нелл скорее пожалеет фарфоровую куклу, чем неуклюжего болвана, который сидит напротив нее.

– Кстати, чем вам не нравится Лондон? – спросил он. – Большинство женщин с восторгом ухватились бы за возможность там побывать.

– Значит, я отношусь к меньшинству.

Да, Нелл не похожа на других, в этом Алекс не сомневался.

– Вы не любите ходить по магазинам?

– Люблю, но у меня нет на это средств. И наверное, мне больше понравилось бы осматривать достопримечательности Лондона.

– Вам хотелось бы проводить там время со своими подругами?

– С леди Люсиндой? – рассмеялась Нелл. – Она мне не подруга. Полагаю, вы уже это поняли. Я по крайней мере поняла. Она приехала сюда из-за вас, а пригласила меня в Лондон потому, что вы ей щедро заплатили.

– Но ведь у вас есть и другие однокашницы. Они будут рады увидеться с вами.

– Они стали такими же важными лондонскими дамами, как и леди Люсинда. Я им неинтересна. Я не принадлежу к их кругу. Многие из них терпели меня в школе, потому что у них не было другого выхода. А девушки, которые были ко мне добры, вышли замуж, разъехались в разные уголки страны и растят детей. – В глубине души Нелл им завидовала, но ни за что не призналась бы в этом. – В вашем городе нет ни одного человека, которого я могла бы назвать другом.

– Лондонские дамы примут вас. Леди Люсинде ничего не стоит это устроить. Поэтому я и решил, что только она может вам помочь.

– В чем она может мне помочь? Познакомит меня с джентльменами, которые не прочь жениться на мне ради приданого, которое вы мне обеспечите? Я лучше найду работу учительницы в школе, чем позволю, чтобы меня использовали подобным образом. Или стану помогать брату на судоверфи: я могу научиться вести бухгалтерию.

– Если на судоверфи его бухгалтерские книги находятся в таком же состоянии, как счета в Амбо-Коттедже, тогда Филану понадобится опытный бухгалтер, а не новичок. Но по-моему, вы не сообщили мне истинную причину, по которой вы не хотите ехать в Лондон. Да, прежде чем договариваться о вашей поездке, вначале мне следовало посоветоваться с вами. Но дело в том, что эта мысль пришла мне в голову сегодня утром во время разговора с герцогом, когда появился мистер Силбигер. Согласен, леди Люсинда – самовлюбленная, эгоистичная и высокомерная особа. Но тем не менее, поехав с ней, вы сможете познакомиться с молодыми людьми и полюбоваться достопримечательностями Лондона. Хотя я понимаю, почему вы отказываетесь, – вы боитесь.

Нелл рассмеялась:

– Нет, это вы трус, а не я. Чтобы жить в доме, где появляются призраки, нужна смелость.

– Вы верите в призраки не больше, чем я.

– Тем не менее, когда Андре, возлюбленный тети Хейзел, то есть покойный возлюбленный, говорит, что будет дождь, я велю служанкам снять белье с веревки.

– Наверняка у вашей тетушки ломит кости к дождю, а души умерших здесь ни при чем. Маловероятно, что Андре был карточным шулером. Тем не менее мадам Амбо, для дамы ее возраста, великолепно играет в карты.

– По-моему, ее научил жульничать конюх, который когда-то у нас работал. С тех пор мало кто соглашается с ней играть.

– Легко могу представить почему. Но все это к делу не относится. Я по-прежнему считаю, что не что иное, как робость и страх перед неизвестностью, не позволяет вам воспользоваться возможностью устроить себе небольшой отпуск, который вы заслужили. Будь Лизбет жива, вы давно вели бы ту жизнь, которая ждет вас в Лондоне. Полагаю, вы беспокоитесь из-за того, что боитесь, что на балах вы окажетесь без кавалеров, что женщины отвернутся от вас, что ваша одежда будет старомодной, а вы не будете знать, что делать и как себя вести.

– Напротив, я нисколько не сомневаюсь, что мои манеры безупречны, и я умею себя вести в обществе. Не забывайте, что я закончила престижную академию благородных девиц.

Алекс был рад, что ему удалось ее поддеть, но как ни в чем не бывало продолжал:

– По-моему, вы боитесь, что растеряетесь и будете чувствовать себя одиноко в огромном чужом городе. Но вы не будете там одна. С вами может поехать мадам Амбо.

– Захватив с собой своих призраков?

Алекс отложил осколки статуэтки в сторону.

– Я не оставлю вас на произвол судьбы.

– Вы? Который спасается бегством от женщин и осложнений? Который скорее исчезнет, чем в открытую столкнется лицом к лицу с трудностями? Который не признается в том, что является владельцем дома, если знает, что кому-то это не понравится? Хорош защитник, нечего сказать! Помню, как много лет назад вы не помешали вашему брату сунуть мне за пазуху жабу.

– Это была всего-навсего маленькая лягушка.

– Значит, вы продумали и распланировали мою поездку в Лондон до мельчайших деталей?

Алекс кивнул. Он ни слова не сказал о том, что строит далеко идущие планы. Но прежде чем осуществить их, он должен выяснить, сможет ли Нелл привыкнуть к городской жизни, сможет ли быть счастлива в привычной для него среде. Впрочем, он не собирается торопить события. Разбитые статуэтки можно забыть. Разбитые мечты – никогда…

– Итак, вы распланировали все. Как вернетесь в Лондон, благополучно освободившись из сетей леди Люсинды. Как будете оплачивать мои расходы, при этом позаботившись о том, чтобы ни одна живая душа не подумала, что я ваша… ах… голубка. Организуете мне встречи с нужными людьми в нужных кругах общества. Позаботитесь о том, чтобы меня принимали в нужных домах и на нужных светских раутах, даже если для этого вам придется подкупить хозяйку дома и распорядительницу бала. Вы попросите ваших друзей, чтобы приглашали меня танцевать, шантажом заставите кого-нибудь из джентльменов отвезти меня, угрозами вынудите герцога заказать мне ложу в опере. Я ничего не забыла?

Нет, ничего. Если не считать того, что танцевать с Нелл Алекс намеревался сам. Он, и только он, должен был вести ее на прогулку в парк. И еще у него есть своя ложа в опере.

– Нет, все будет совсем не так. Как только джентльмены вас увидят, они сами будут искать возможность быть вам представленными, будут присылать вам свои приглашения. И не только из-за вашего приданого. Вы поймете, что не все хотят жениться на богатой, особенно в городе. Есть также молодые люди, которые вообще не собираются жениться, а только хотят потанцевать с хорошенькой девушкой, разве дурно просто развлекаться и получать удовольствие? В этом нет ничего плохого. Вам понравится. Верьте мне, Нелл.

– Как же я могу вам верить? Вы столько лет скрывали от меня правду.

– Я понятия не имел, что Филан ничего не говорил вам ни о доме, ни о деньгах! Вам скорее следует винить в этом своего упрямого братца! Разыщите его и спросите, в чем дело.

– Именно это я и намерена сделать, – проговорила Нелл, – как только вы и ваши знатные гости уедут отсюда. Филан не покидает дом надолго, кто-нибудь должен знать, где он.

Алексу пришлось спешно пересматривать свои планы.

– Если вы не поедете в Лондон с леди Люсиндой и герцогом, я останусь здесь. Мне тоже нужно поговорить с Филаном. И как-то позаботиться о фермах, где совсем плохи дела. Прежде всего я должен нанять опытного управляющего фермами.

– Жильцы-арендаторы только обрадуются. А вы будете рады узнать, что свободны от моего общества. Если вы не едете вместе с герцогом и его компанией, мы с тетушкой поселимся в гостинице, чтобы не ставить под угрозу мою репутацию.

Гостиница? Тогда он будет чувствовать себя чертовски одиноким. Алекс, вероятно, был бы готов смириться с переменой в своих планах, но он не может смириться с тем, что лишается общества Нелл.

– Это нелепо. Ваша тетушка – самая надежная и респектабельная компаньонка.

Нелл подняла брови.

– Ну, может быть, не самая надежная и респектабельная, но она никогда не ходит в одиночку, за ней всегда следуют мертвые души. Так что все приличия соблюдены. Если я услышу хоть малейший намек на слухи или сплетни, сам перееду жить в гостиницу и буду оставаться там, пока не завершу свои дела. И пожалуйста, не говорите мне, что это – мой дом. Я уже сказал вам, что это не так. И никогда не будет так, пока вам с братом он нужен.

– Моему брату нужна я. Вы упустили этот важный момент, строя планы на будущее за меня. Уехать в Лондон мне мешает вовсе не страх, как вы думаете, а чувство ответственности. Филан очень беспокойный. Если он сейчас в отчаянии, если он совершил какую-то ошибку, ему, как никогда, понадобится поддержка семьи. Я должна быть рядом. Я буду защищать его. Стоять за него горой. Вы знаете, что такое долг и честь. Мне тоже знакомы эти понятия. Вы чувствуете, что у вас имеются невыплаченные долги. Я тоже чувствую, что у меня они есть. У вас тоже есть брат.

– За которого я готов пройти огонь и воду. – Алекс кивнул. – Хорошо. Значит, мы оба остаемся здесь. Мы дождемся Филана и поговорим с ним. – Он поправил стопку бумаг, которая лежала перед ним на столе. – Ах, но кто же возьмет на себя труд сообщить герцогу и его дочери, что вы не примете их приглашение поехать с ними в Лондон?

– Вы хотите сказать, кто сообщит им, что вы не будете им платить? Что его светлости придется поискать другой способ, чтобы выплатить свои карточные долги, и что леди Люсинде придется найти другую возможность липнуть к вам как банный лист? Тот, кто заварил эту кашу, пусть ее и расхлебывает. Пусть разрушит надежды герцога и леди Люсинды. – Нелл мило улыбнулась. – В крайнем случае вы можете прибегнуть к вашему излюбленному способу – сделать ноги.

– Я не настолько малодушен, как вы думаете.

– Рада это слышать, потому что сегодня вечером жду, что вы спуститесь к ужину. Если ваше состояние здоровья позволяет вам заниматься моими делами, вы вполне способны развлекать наших гостей.

– Они не мои…

– Разве не вы владелец этого дома? Разве не вы всем здесь заправляете? Разве эти люди приехали сюда не ради того, чтобы вас увидеть? Может быть, это я по неведению пригласила их, хотя не имела в виду ни герцога, ни его секретаря, но тем не менее все они – ваши гости, а не мои. Ах да, на ужин придет также викарий и еще кое-кто, кто пожелал с вами познакомиться. Они наверняка станут просить вас ссудить им деньги, чтобы сделать новую кровлю для церкви, нанять нового учителя для местной школы, спросят ваше мнение об огораживании земель для охоты.

Алекс вздохнул. Может быть, ему стоит тихонько застонать, тогда Нелл сжалится над ними позволит ему ужинать в своей комнате?

Нелл снова улыбнулась. «Зловеще…» – подумал Алекс.

– Мистер Стивз любезно предложил помочь Редферну накрывать на стол, поэтому некому нести ваш ужин на второй этаж. – Она направилась к двери. – Встречаемся в гостиной за час до ужина. Этого времени вполне достаточно, чтобы поговорить следи Люсиндой и герцогом.

Алекс поднял руки в знак того, что сдается.

– Я объяснюсь с герцогом и его Горгоной. А также поговорю с вашими местными светилами. Останусь, чтобы все обсудить с вашим братом. Но после этого мы с вами, Элеонора Стоун из Амбо-Коттеджа, поговорим о поездке в Лондон.

Нелл подбежала к письменному столу и изо всей силы ударила по нему кулаком.

– Я не позволю вам сделать широкий жест и взять меня в Лондон из жалости! – Голова пастушки покатилась на пол. – Этому не бывать! Никогда!

Алекс лишь молча улыбнулся в ответ.

Глава 16

Нелл вышла из дома неторопливой походкой. Из дома лорда Карда.

Застав адвоката графа, мистера Силбигера, она пригласила его на ужин.

Идя по коридору, Нелл напомнила себе, что нужно сказать Редферну, чтобы определил, кто и где будет сидеть за столом, и предупредил кухарку, что они ждут еще одного гостя.

Старик дворецкий все знал, но не сказал ей. Ведь он теперь работает на лорда Карда.

Они все тайно объединились против нее: родственник, подруга, слуга. Не хватало еще, чтобы тетя Хейзел переметнулась на их сторону! Впрочем, что на уме у тети Хейзел – тайна за семью печатями. Эта женщина не могла не знать о завещании дяди Амбо, поскольку он приходился ей родным братом. Если дядя Амбо забыл сообщить об этом тете Хейзел при жизни, он мог послать ей весточку позже, из загробного мира. Может быть, именно потому, что тетушке все было известно, они с Филаном и недолюбливали друг друга. Хотя виду не подавали. Поэтому Нелл по-прежнему терзали сомнения.

Тетю Хейзел еще можно понять и простить ей ее забывчивость. Женщина не в ладах с реальностью, правдой и логикой. Но Филан? Может быть, у него тоже не все в порядке с головой? Может быть, он заблуждается? И невольно обманывает Нелл и окружающих, раздувая свою собственную значимость и считая себя помещиком. Видимо, он не сомневался в том, что земля принадлежит ему, раз так надменно и бесцеремонно вел себя. А может быть, он был уверен, что его никогда не уличат во лжи, поскольку Алекс живет далеко. Нелл терялась в догадках.

Она была в полной растерянности. Ей казалось, что она стоит На самом краю бездны и вот-вот сорвется вниз.

Ее дом не принадлежит ей. Брат оказался вором. Тот, кого она с детства боготворила, лжет и манипулирует людьми в своих интересах. Он труслив как заяц. Нелл для него – бедная родственница, которую он хочет отослать подальше и выдать замуж за какого-нибудь болвана. Ему она не нужна. А ведь она чуть не полюбила Карда. Граф улыбается ей, как будто они друзья, с ним интересно поговорить. Он может задержать ее руку в своей, прикинувшись влюбленным. Но ему не нужна глупышка Нелли Слоун. И никогда не будет нужна. Он готов подкупить любого нуждающегося в деньгах жалкого лордика, чтобы всучить ему Нелл, словно лежалый товар, а потом вычеркнуть ее из своей жизни.

Нелл готова была влюбиться в него, а если быть до конца откровенной, уже влюбилась. Еще вчера при одном воспоминании о его улыбке, искрящихся глазах, шутливых разговорах, о его душевной теплоте ей хотелось броситься Алексу в объятия.

Она прикажет сердцу разлюбить его. Разумеется, это не так просто, как выбрать новое платье. Или компаньонов для путешествия. Для этого нужны сила воли и выдержка, думала Нелл, а также страх, что сердце будет раздавлено начищенными до блеска щегольскими туфлями его сиятельства. Юна неровня графу. Они даже не друзья. Сегодня Нелл убедилась в этом. А любовниками никогда не станут. Нужно быть такой же сумасшедшей, как остальные ее родственники, чтобы поверить в возможность для них другого варианта отношений, поверить в несбыточную мечту.

Как только Нелл отошла от дома настолько далеко, чтобы ее не было оттуда видно, она подобрала юбки и побежала. Она бежала со всех ног, стараясь преодолеть охватившие ее отчаяние и разочарование. И остановилась, лишь когда запыхалась. Она поняла, что на свете есть одна-единственная душа, которой можно доверять. Которая любит ее, невзирая на то, есть у нее приданое, титул или полезные знакомства. Кто никогда не солжет ей и не разобьет ей сердце.

Га-га.

Возможно, Нелл поступила глупо, взяв с собой в деревню гуся. Ведь она не собиралась его продавать.

Пригласив на ужин сэра Чонси Гейнза, она совершила еще одну глупость. Однако что сделано, то сделано. Судя по всему, Алекс не в восторге от своего старого приятеля, что для Нелл говорило само за себя.

Уэллсли с гордым видом восседал на телеге, запряженной ослом, словно был королем здешних окрестностей. Сэр Чонси важно разгуливал по Кингстон-апон-Гуллю, словно по Гайд-парку. Алекс говорил, что баронет постоянно на мели, и запретил пускать в Амбо-Коттедж этого столичного щеголя.

Не слишком ли много берет на себя Алекс? К сожалению Амбо-Коттедж принадлежит ему. Но разве Алекс не сказал Нелл, что она может считать его своим домом так долго, как пожелает? В таком случае она вольна приглашать к себе кого хочет. И сколько бы гостей Нелл ни пригласила, она не обязана спрашивать на это разрешения у несносного, высокомерного болвана. Под несносным болваном, разумеется, подразумевался тот самый человек, которого она не должна любить, а не сэр Чонси, полюбить которого она не могла. Самодовольный, любящий рисоваться баронет был пустым щеголем, а не подлым и низким обманщиком.

Сэр Чонси скучал в деревне и обрадовался этой случайной встрече. Он разузнал, что в Амбо-Коттедже гостят Апстон и его дочь. Сэр Чонси не слышал, что финансовый корабль герцога дал течь и пошел ко дну. Глядя на роскошные наряды леди Люсинды, никому бы это в голову не пришло. Что же до герцога, то он вел себя так же надменно, как и раньше. С сэром Чонси его светлость никогда не играл в карты. Приятель Алекса не был вхож в высшие круги общества, поэтому ни разу не видел, чтобы его светлость проигрывал. Кредиторы герцога, такие же знатные и благородные, как лорд Кард, не из тех, кто сплетничает. Поэтому, сточки зрения баронета, леди Люсинда Эпплгейт была лакомым кусочком – ягодкой, вполне созревшей, чтобы ее сорвать.

Разумеется, в Лондоне дочь герцога не удостоит сэра Чонси и взглядом, но здесь, в глуши, где нет других развлечений – ни изысканной компании, ни умной беседы, – она может обратить на баронета внимание. И тут уж он не упустит свой шанс.

Однако сэр Чонси не принял в расчет лорда Карда. Этот мужчина был ранен, к тому же равнодушен к леди Люсинде. Если бы графа заинтересовала наследница состояния, в Лондоне он заполучил бы ее по первому требованию. Поговаривали, будто лорду Карду женщины сами вешаются на шею. И неудивительно: какая женщина не захочет стать богатой графиней?

Даже если леди Люсинда гостит в Амбо-Коттедже, сэр Чонси был готов биться об заклад, что она приехала вовсе не по приглашению Карда. Готов был поклясться своим здоровьем, что наследница не интересует графа. Возможно, Кард сейчас не в лучшей форме, поскольку ранен, но сэр Чонси знал, что у Алекса твердая рука и в умении владеть пистолетами на Мантонском стрельбище ему нет равных. Однако проявление знаков внимания, а также ухаживание за этой леди не может быть рассмотрено графом как незаконная охота в чужих владениях.

Молодой повеса сомневался, что-то же самое можно сказать о его ухаживании за другой юной девушкой, которая являлась еще одной причиной, по которой сэр Чонси застрял в Кингстон-апон-Гулле. И эта причина не имела ничего общего с вероятностью встретить здесь леди Люсинду, которой может прийти в голову прогуляться по здешним убогим магазинчикам. Именно по этой причине баронет сидел в гостинице «Королевский герб», сторонясь любвеобильной красавицы официантки. То, что друг прогнал его из Амбо-Коттеджа, подальше от мисс Слоун, подогрело интерес баронета к девушке. Впервые в жизни его заинтересовала бесприданница. Заодно он собьет спесь с Карда. Что тоже заманчиво. Если сэр Чонси не сможет добиться благосклонности наследницы, он сорвет поцелуй-другой у кого-нибудь попроще. Пока Кард болен и не может ему помешать.

Сэр Чонси сидел в общей комнате гостиницы за столиком у окна. Размышляя о том, что запретный плод сладок, дан взял с подноса кусок малинового пирога. Выйдя за дверь, стал бросать куски пирога гусю, который пугал стоявших рядом лошадей и оглушал прохожих громким гоготом.

К моменту когда мисс Слоун вышла из аптеки со свертком под мышкой, гусь клевал с руки сэра Чонси.

– Ах, как это мило с вашей стороны! – восхищенно воскликнула она.

Сэр Чонси мысленно похвалил себя за находчивость. Да же если ему придется выбросить исклеванные гусем дорогие перчатки в мусорный ящик, игра стоит свеч.

– Вы зовете меня на ужин? Буду счастлив принять ваше приглашение.

Граф Кард не собирался сдаваться. Хочет Нелл того или нет, она заслуживает лучшего. Пусть даже не рядом с ним. Увидев ее в гневе, граф не разочаровался в ней. Напротив, он был рад, что она не принадлежит к числу бессловесных рабынь, которые во всем потакают мужчине. Уж лучше Алекс купит себе попугая, чем свяжется с такой женщиной.

Ему нужна жена, с которой можно поговорить о чем угодно, которую можно слушать бесконечно. Ему нужна женщина, которая будет ему хорошей советчицей. Ведь в его обширном графстве ему приходится принимать множество всевозможных решений. Кард хотел восхищаться умом своей жены в той же степени, в какой он будет восхищаться ее телом.

Он все больше и больше думал о Нелл, чье худенькое тело влекло его гораздо больше, чем роскошные формы его любовницы.

Сейчас Нелл его ненавидит, но это лишь подлило масла в огонь. Она бросила графу вызов. Он должен помочь ей преодолеть страх перед большим городом и перед высшим обществом, помочь избавиться отложного чувства долга перед братом и недоверия к нему, Алексу. Лорд Кард богат и знатен. Для многих невест граф – вожделенный приз в брачном соревновании. А когда он берется за какое-то дело, у него появляется поистине бульдожья хватка. Он обязательно завоюет Нелл.

Но прежде всего ему надо каким-то образом избавиться от леди Люсинды и ее отца.

– Не забывайте уклоняться от ударов, – напутствовал Стивз хозяина. – Ваш ослабленный травмами организм не выдержит новых ушибов. Я посоветовал бы его сиятельству снять очки, но в таком случае вы не увидите, что вам грозит.

– Можно совершить прогулку по саду мадам Амбо, – сказал Редферн, который никогда не выходил из дому. – Там меньше предметов, которыми можно кидаться.

– Напротив. Там камни, грязь и кое-что похуже! – в ужасе воскликнул камердинер, натирая до зеркального блеска и без того сверкающие чистотой ботинки графа Карда. – Вы только представьте себе, во что превратится одежда его сиятельства!

В разговор вмешался мистер Силбигер, который сидел в гостиной Алекса, разложив папки и бумаги:

– Сообщите им обо всем во время чая. При мадам Амбо, леди Хаверхилл, мистере Пибоди и слугах ни одна леди не забудется настолько, чтобы устроить сцену в присутствии такого множества людей.

Стивз кивнул:

– Его светлость тоже не станет скандалить.

Алекс, как обычно, пошел по пути наименьшего сопротивления. Послал записку.

На своей жалкой повозке Нелл возвращалась домой в сопровождении сэра Чонси, который ехал верхом на щегольском кауром жеребце, стыдясь, что едет рядом с повозкой, запряженной ослом, в глубине души надеясь, что его никто ре узнает. К тому времени, когда они добрались до Амбо-Коттеджа; всхлипывания горничной леди Люсинды сменились непрерывным хныканьем, резная деревянная шкатулка для всякой всячины была разбита, а обычно прилизанные, с методически четким пробором, волосы мистера Пибоди стояли дыбом – секретарь в спешке готовился к отъезду.

– Уже уезжаете? Так скоро? – обратилась Нелл к леди Люсинде после того, как Редферн с недовольным видом повел баронета в дом. Редферн всегда был чем-то недоволен, поэтому Нелл не обратила на это внимания. Но она не могла the заметить разбросанную одежду и открытые дорожные чемоданы в комнате леди Люсинды, а также забившуюся в угол горничную. – Вы же только что приехали. Как же так? Я думала, в эту пятницу мы с тобой посетим деревенское собрание, сходим в церковь, пройдемся по магазинам. С Манчс-Хилл открывается прелестный вид на деревню. Там прекрасное место для этюдов. А на завтрашний чай нас всех пригласила миссис Маони.

Люсинда одарила Нелл ледяным взглядом.

– Двух дней, проведенных в деревне, более чем достаточно, – заявила леди Люсинда. – Вполне хватило бы и полдня. Я хотела уехать сегодня же, но отец сказал, что мы не доберемся до приличной гостиницы раньше ночи.

– Ах, как жаль!

– Да ты радоваться должна. Теперь граф в твоем распоряжении.

Нелл бросила взгляд на горничную, которая, сделав торопливый реверанс, воспользовалась моментом и выпорхнула из комнаты.

Нелл подняла шляпку с перьями, опасаясь, как бы леди Люсинда, в гневе швырявшая в чемоданы одежду, не наступила на нее.

– Я думала, граф поедет с вами.

– Так я тебе и поверила! – Леди Люсинда бросила пару атласных туфелек в чемодан, который лежал у ног Нелл.

Нелл поймала туфли и аккуратно положила рядом с чемоданом, ожидая, что горничная принесет оберточную бумагу.

– Хочешь – верь, хочешь – не верь, только не все стремятся заманить в ловушку бедного мужчину.

– Бедного? Ты еще глупее, чем я думала! Сначала отвергла ухаживания нашего дорогого мистера Пибоди, самую респектабельную партию, на какую только ты можешь рассчитывать. А затем с легкостью отказываешься от шанса, который может выпасть раз в жизни. Но жалеть «бедного» Карда так же смехотворно с твоей стороны, как и иметь на него виды.

Нелл свернула скомканную шаль, которая лежала в чемодане.

– Уверяю тебя, я не имею на него видов, даже если бы он соизволил обратить на меня внимание, что само по себе нелепо, как мы обе прекрасно понимаем. Лорд Кард не в моем вкусе. Не нахожу в нем ничего привлекательного.

– Да, он носит уродливые очки, и у него слишком большой нос, – согласилась леди Люсинда. – Что еще тебе в нем не нравится?

– Он не может похвастаться мужеством. – Редферн сообщил Нелл, что Алекс, вместо того чтобы лично сообщить герцогу и его дочери о своем решении, послал им записку. – И честностью.

Леди Люсинда принялась опустошать ящики.

– Тьфу! На честность и мужество не купишь ни драгоценностей, ни экипажа. Мало того что ты всегда была робкой и тихой, Элеонора. Такты еще и безнадежная идеалистка. Мне жаль тебя. – Она вытащила сложенную стопку украшенного кружевами белья и швырнула туда, где стояла Нелл, так что белье пришлось снова аккуратно складывать. – Честных мужчин не бывает. Особенно если мужчине кое-что требуется от женщины. Надеюсь, даже ты понимаешь, что я имею в виду!

Нелл кивнула, и леди Люсинда продолжила:

– Ах, когда дело касается женитьбы, все мужчины становятся трусами.

– Трудно с этим согласиться, учитывая, что многие все равно рано или поздно женятся.

– Только когда их припрут к стенке. Или когда они не могут другим способом получить желаемое, например наследника.

Люсинда разбросала одежду на полу рядом с чемоданом. Нелл хотелось поскорее сбежать отсюда, как недавно сделала горничная. Однако это было бы невежливо с ее стороны. Помахав подвязкой, леди Люсинда бросила ее в Нелл.

– Смелые мужчины долго не живут. Погибают либо на войне, либо на дуэлях. В живых остаются слабаки. Разумеется, неплохо выйти за старика. У богатой вдовы намного больше возможностей, чем у незамужней барышни. В этом Богом забытом месте мне осталось провести всего ночь, а заем я вернусь в Лондон и буду наслаждаться жизнью. – Леди Эпплгейт швырнула Нелл вторую подвязку. – Надеюсь, ты пожалеешь о своем решении!

Единственное, о чем жалела Нелл, – это о том, что сегодня вечером ей придется присутствовать на ужине. Возможно, после ужина у нее разболится голова. Однако Нелл не доставит Алексу удовольствие, дав повод думать, что она так же труслива, как и он.

На самом деле присутствие Нелл за столом не имело значения, поскольку в одно мгновение она превратилась в невидимку. Перед ужином леди Люсинда сидела в гостиной в новом платье с таким же глубоким декольте, что и раньше, и между пышных грудей у нее болталась новая подвеска из подделки драгоценного камня. Неизменной оставалась холодная неискренняя улыбка у нее на лице. Но ее холодность не имела значения. Она владела титулом, была знатной дамой, дочерью герцога, у которого имелось место в палате лордов и наверняка несколько тысяч фунтов на счету. Все прежние поклонники Нелл слетелись к леди Люсинде, как пчелы на мед. Викарий, мистер Пенсуорт, сэр Чонси и даже мистер Пибоди соревновались друг с другом за право принести ей бокал вина или печенье. А Кард хотел, чтобы Нелл поехала в Лондон и стала тенью леди Люсинды…

Она заметила, что перед ужином Алекса не было в свите гранд-дамы. Он пытался вести разговор с леди Хаверхилл, что оказалось нелегким делом.

За столом справа от Нелл оказался герцог. Он уговаривал девушку отправиться с ними в Лондон. Несмотря на то что блюдо из рыбы удалось на славу, его светлость заметно приуныл, обнаружив, что игра в покер, маскарады и балы нисколько не интересуют Нелл. После стакана-другого вина герцог решил переключить внимание на тетушку Хейзел, сидевшую по левую сторону от его светлости.

– Вы и представить себе не можете, сколько удовольствий вам сулит Лондон, – говорил герцог. – Возможно, вы встретите там своих друзей.

– Едва ли мои друзья смогут туда поехать.

Его светлость имел в виду проживающих в Лондоне эмигрантов. Он готов был на все, чтобы получить деньги Карда.

– Разумеется, смогут. Уж чего-чего, а места в нашем лондонском доме предостаточно. А чтобы привезти их туда, можно нанять еще один экипаж.

Тетя Хейзел рассмеялась, а потом захихикала:

– Мои друзья не спят на кроватях и не сидят в экипаже. – Она передала герцогу тарелку с заливным угрем. – По-моему, здесь им лучше. Они вполне довольны жизнью. И я точно знаю, что им не по душе переезды. – Она снова прыснула со смеху. Наблюдая за ними, Нелл запретила Редферну подливать вина тетушке и его светлости.

Оглядывая своих таких разных гостей, Нелл подумала, что если бы викарий оторвал взгляд от декольте леди Люсинды, возможно, он обратил бы внимание на миссис Мэллори из деревни, которая вполне годилась ему в жены. А если приодеть учительниц воскресной школы, любая из них могла бы составить прекрасную партию землевладельцу Пенсуорту, их не испугали бы его озорники сыновья. Хотя в данный момент Пенсуорт ловил взгляд леди Люсинды и так перегнулся через стол, что конец его галстука угодил в имитацию черепахового супа.

Сэр Чонси занимал почетное место рядом с несравненным алмазом герцога – его блистательной дочерью. Он едва притронулся к еде, потому что ухаживал за соседкой по столу, передавал ей тарелки с угощением и развлекал остротами.

Мистер Пибоди тоже ел очень мало в тот вечер. Нелл подумала, что ему не понравилась еда, потому что у него было такое кислое выражение лица, словно он проглотил лимон. Секретарь был безукоризненно одет, и его пробор был таким же ровным, как всегда. Но мистер Пибоди весь вечер сидел поджав губы.

Мистер Силбигер располагался рядом с леди Хаверхилл.

– Я адвокат, мадам.

– Авокадо? Нет, спасибо. От авокадо у меня пучит живот.

Алекс, разумеется, сидел во главе стола. Слава Богу, Нелл не видела его из-за огромного букета, который она специально поставила в центре стола, чтобы Алекс не мог ее разглядывать. Однако Нелл знала, что граф Кард сейчас чертовски красив со своими черными кудрями, которые выглядывают из-под повязки на голове. Одет он был с безукоризненной элегантностью лондонского джентльмена. Белоснежная рубашка, белый шелковый жилет и темный сюртук. Сдержанная элегантность графа нравилась Нелл больше, чем кричащий наряд сэра Чонси. На нем был жилет с вышитыми желтыми бабочками и красновато-коричневый сюртук. Слава Богу, баронет весь вечер сидел, наклонившись к леди Люсинде. Как хорошо, что Редферн не задержался с десертом!

Алекс не мог припомнить такого долгого ужина. Разговаривать с леди Хаверхилл не имело никакого смысла, от жеманства и высокомерия леди Люсинды его тошнило. К тому же, к его огромной досаде, из-за огромного букета, стоявшего в центре стола, он не видел Нелл.

Заметив ее перед ужином в гостиной, Кард подумал, что сегодня она еще прелестнее, чем обычно. В розовом платье, отделанном белыми кружевами, Нелл была похожа на ангела. Она уложила волосы в более модный пучок, выпустив несколько золотистых прядей, обрамлявших щеки. Наверняка здесь не обошлось без помощи горничной леди Люсинды. Алексу очень хотелось, чтобы Нелл ему улыбнулась. Хотелось дотронуться до ее белокурых локонов и увидеть, как она залилась румянцем от смущения.

Но вместо этого Карду пришлось с нетерпением ждать окончания ужина, пялясь на цветы в центре стола. Напоследок, зная, что у Нелл нет музыкальных способностей, леди Люсинда предложила устроить небольшой концерт. Она сама села за фортепиано и, аккомпанируя себе, стала петь. Она пела романс за романсом, и казалось, этому не будет конца. Алекс вызвался переворачивать ноты, чтобы не видеть, как за почетное право делать это для дочери герцога мужчины готовы были подраться.

Гости, которые прибыли из деревни, отправились домой, леди Хаверхилл пошла спать, герцог и тетя Хейзел играли в карты, а усталая Нелл с трудом скрывала зевоту. Потом к леди Люсинде присоединился Сэр Чонси, у которого был баритон, и они стали петь дуэтом, Пибоди подпевал, а Алекс с нетерпением ждал, когда это кончится, продолжая переворачивать ноты.

Наконец Редферн вкатил в комнату сервировочный столик с чаем. Сэру Чонси пришлось в конце концов отправиться в гостиницу, однако ему удалось вырвать у леди Люсинды обещание на следующем балу в Лондоне танцевать с ним. Мистер Пибоди снова стал собирать вещи. А тетя Хейзел и герцог, поднимаясь на второй этаж, спорили о том, кто из них мошенничал, играя в карты.

Нелл не знала, что ей делать: оставить леди Люсинду и Алекса вдвоем или сидеть и ждать? Леди Люсинда бросала на Нелл выразительные взгляды, давая понять, что ее присутствие нежелательно. Однако Нелл обещала Алексу защищать его от дочери герцога, поэтому не уходила. Ждать ей пришлось долго. Люсинда пила чай, чашку за чашкой, находила все новые и новые пьесы для исполнения и новые темы для разговоров, пересказывала Алексу светские сплетни, демонстративно игнорируя Нелл.

Наконец леди Люсинда начала зевать и, бросив на Нелл и Алекса уничтожающий взгляд, покинула гостиную.

У Нелл слипались глаза. Обычно в это время она уже спала. К тому же день выдался нелегкий.

– Спокойной ночи, милорд.

Когда Нелл проходила мимо него, Алекс взял ее за руку.

– Благодарю вас, кузина.

– За что? За то, что не оставила вас наедине с пышущей гневом леди Люсиндой?

– Нет, за прелестный ужин, – сказал Кард, кривя губы. – Вы прирожденная хозяйка салона.

– А вы прирожденный актер, если способны произнести эти слова без тени улыбки. Вечер был ужасным.

Алекс рассмеялся:

– Самым ужасным за всю мою жизнь!

Нелл тоже улыбнулась:

– Есть надежда, что вы исправитесь и станете честнее.

Глава 17

Леди Люсинда вернулась в гостиную как раз в тот момент, когда Нелл и Алекс весело смеялись.

– Я оставила здесь свой веер, – ледяным тоном промолвила леди Люсинда.

Алекс и Нелл знали, что веер Люсинда забрала с собой, Алекс сам протянул его ей. Она вернулась, надеясь застать Алекса одного в гостиной. Она по-прежнему верила, что лорд Кард – самая выгодная для нее партия. Со временем он во всем разберется и сделает правильный выбор. Поймет наконец, что Элеонора ему не пара.

В тот вечер Нелл надела свое лучшее платье. Розовое, с линялыми лентами, старомодное. Нелл попыталась несколько оживить наряд, дополнив его кружевами. Однако она была уверена, что ее усилия пропали даром, потому что как ни украшай вареную картофелину, она так и останется простой вареной картофелиной.

Нелл и представить себе не могла, что Алексу она казалась похожей на дикую ягоду малину – свежую, сладкую, манящую.

Что касается леди Люсинды, она казалась Нелл невообразимо прекрасной в дымчато-сером шелке, отделанном темно-зеленым кружевом. Если не считать Лизбет, никогда еще такая блестящая, утонченно красивая женщина, как леди Люсинда, не переступала порог Амбо-Коттеджа. Нелл не могла осуждать ни мужчин, ни слуг, которые не сводили глаз с этого дорогого бриллианта.

Что касается Алекса, леди Люсинда казалась ему ядовитой гадюкой, притаившейся в зеленой траве.

Какой бы красотой она ни обладала, ее портили презрительно кривящиеся губы и раздувающиеся от гнева ноздри.

– Вообще-то ты была права, отказавшись ехать в Лондон, – заявила она Нелл. – Ты бы сама осрамилась и опозорила меня своими грубыми манерами.

– Такими, например, как громкий смех? – спросил Алекс. – Это вовсе не грубо, уверяю вас. Напротив, искренне смеющаяся женщина – это бесценное сокровище в наше время. – Затем, пока леди Люсинда не выпустила еще одну порцию яда, он вежливо поклонился и сказал: – Разрешите попрощаться с вами заранее, на тот случай если меня не окажется дома, когда вы будете уезжать. Я еще ненадолго останусь в этих краях. Мне нужно закончить семейные дела, которые и привели меня сюда. В скором времени увидимся в Лондоне, – добавил он, чтобы подсластить пилюлю. – Если только я не потеряю к тому времени вашу благосклонность.

В том, что сказал Кард, заключался скрытый намек, который леди Люсинда уловила: если хоть слово о том, что произошло во время этого визита, просочится в свет, если о них появится хоть одна сплетня, лорд Кард разорвет с леди Люсиндой всякие отношения. А ее брачные перспективы и без того весьма туманны.

– Может быть, во время нашей следующей встречи вы осчастливите меня туром вальса? – произнес он. Это была приманка.

Дочь герцога торжественно кивнула.

Редферн услужливо держал дверь, пока леди Люсинда величественно выплывала из гостиной.

Чтобы обратить на себя внимание, он многозначительно кашлянул.

– Иди спать, старина, – сказал ему Кард. – Мы сами погасим свечи и запрем двери.

Дворецкий снова кашлянул.

– Если ты заболел, тебе необходимо лечь в постель. Бледный, словно призрак, старик не двинулся с места.

Он смотрел на портрет Лизбет, висевший над каминной полкой.

Алекс сделал вид, будто не понял намека. Он подошел к Нелл и, понизив голос, сказал:

– Вы простили меня?

– Нет. Но я, в свою очередь, прошу у вас прощения за свое ребячество.

– Что? Вы извиняетесь зато, что громко смеялись? Это было здорово, несмотря на то что у меня заболел бок.

– Нет, я прошу прощения зато, что произошло днем. За то, что швыряла вещи и кричала, как торговка рыбой. – Нелл тоже посмотрела на портрет. – Моей кузине было бы стыдно за меня.

– Возможно, ее никто так не раздражал своими поступками. Я тоже должен перед вами извиниться. Несмотря на то что действовал из лучших побуждений. Я просто не хотел, чтобы вы почувствовали себя несчастной, полагая, что вы зависите от меня.

– Я и сейчас это чувствую.

– Несчастной и зависимой?

– Да. Я давно достигла совершеннолетия, однако мой брат продолжает меня опекать. Так устроен этот мир: о благосостоянии незамужней женщины заботятся родственники-мужчины. Мне никогда не приходило в голову возражать против зависимости от брата. А тут появляется почти посторонний человек и начинает распоряжаться моей судьбой. И выясняется, что не только мой брат скрывал от меня правду, но и вы тоже. Как тут не чувствовать себя несчастной?

– Поэтому я и скрыл от вас правду, хотел, чтобы вы отправились в Лондон немного развлечься.

– Значит, вы не пытались сбыть меня с рук, желая выдать замуж за первого встречного?

– Да нет же, черт возьми. Я собирался предоставить вам возможность все решить самой. Если бы вы выбрали достойного джентльмена, за которого готовы выйти замуж, я был бы только рад. – Наверное, Алекс обрадовался бы так же, как радовался, обнаружив, что его плечо не сломано, а вывихнуто. Однако не все так просто: как бы то ни было, распутники, подобные сэру Чонси, или старики, как Пенсуорт, не подойдут Нелл в качестве кандидатов в мужья. – Вы могли посещать в Лондоне интересные лекции и литературные вечера, я был бы тоже доволен, если это именно то, чего вы хотите.

Нелл внимательно смотрела на Алекса, как будто за стеклами его очков могла найти ответы на свои вопросы. Честным можно притвориться. Однако Нелл показалось, что Алекс говорит вполне искренне.

– В таком случае благодарю вас. Только это не значит, то вместе с домом вы унаследовали и меня.

Алекс улыбнулся:

– Если бы унаследовал, непременно предъявил бы права на такое прелестное наследство.

Нелл пришла в замешательство.

– Надеюсь, вы не заигрываете со мной? – спросила она, недоверием глядя на Карда, и нахмурилась. – Это так же бесполезно, как пытаться решить мое будущее.

Кард протянул ей здоровую руку.

– Боже упаси, – проговорил он с лукавой улыбкой. – Я только подтверждаю ваши слова, что меня не назначали вам в опекуны или попечители. И признаю, мне не следовало договариваться о вашей поездке в Лондон без вашего согласия. Тем не менее я считаю, что вам не мешало бы пересмотреть ваше решение, потому что вам и вправду понравится там отдыхать.

– Благодарю вас. Возможно, когда-нибудь я съезжу в Лондон.

– Так, значит, мир?

– Мир. – Нелл протянула ему руку.

Кард поднес ее к губам.

Редферн снова кашлянул.

Нелл отдернула руку, но не потому, что вмешался старый слуга.

– Да вы и впрямь со мной заигрываете!

Алекс криво усмехнулся:

– Разве это так плохо?

«Хуже не бывает, – подумала Нелл, – ведь потом он как ни в чем не бывало вернется к своей обычной жизни в Лондоне. А он обязательно туда вернется. Один. Если только…» Но разве могут быть у него серьезные намерения в отношении ее?

Нелл вышла из гостиной.

Алекс печально вздохнул. Ему не хотелось отпускать ее руку. Никогда. После того как Нелл ушла, он внезапно ощутил пустоту. Разве может он уехать, оставив Нелл одну?

Леди Люсинда постаралась убедить себя, что вечер удался, несмотря на эту счастливую парочку в гостиной. После того как лорд Кард имел возможность убедиться, как много вокруг леди Люсинды вертится обожателей, он будет вынужден передумать и поймет, что лучшей невесты ему не найти. Нелл – ни рыба ни мясо. Эта простушка ей не соперница. Разве может лорд Кард предпочесть леди Люсинде ничем не примечательную Элеонору Слоун, серую мышку?

Тетя Хейзел решила выспросить своего покойного жениха Андре о герцоге и о том, какие у него намерения. Однако Андре упорно хранил молчание. Неужели бедняга ревнует?

Герцог тем не менее чувствовал себя так хорошо, как никогда. Неужели последний из докторов оказался прав, когда сказал, что умеренность в выпивке и пище благотворно скажется на его здоровье?


В эту самую ночь, когда постоянные обитатели, гости, а также призраки Амбо-Коттеджа наконец крепко уснули, вернулся брат Нелл, Филан Слоун.

«Наверняка граф Кард уже в Лондоне. Ведь прошло довольно много времени!» – так рассуждал Филан, пробираясь домой.

Чтобы решиться на возвращение в Амбо-Коттедж, Филану понадобилась изрядная доля мужества. Но потребность в деньгах оказалась сильнее страха. Филан полагал, что Кард давно уехал. А если не уехал, то наверняка проживает в деревне, в гостинице «Королевский герб». Филан собирался наконец-то провести эту ночь в своей постели. Он откроет сейф, на рассвете соберет все ценное и то, что еще можно продать. А потом незаметно уйдет.

Однако он волновался о Лизбет. Точнее, об Элеоноре. Уходя, он взял с собой портрет Лизбет. А что будет с его сестрой? Филан покачал головой. Он оставил Элеонору одну, предоставив ей самой защищаться от графа. И ей придется еще какое-то время побыть без старшего брата. Совсем недолго. Он не хотел думать о том, что его схватят и посадят в тюрьму. Нет, все обойдется. Когда он доберется – куда, он и сам пока не знал, – он заберет с собой сестру. Во что бы то ни стало. А пока ей придется справляться со всем одной. Лиз… то есть Элеоноре, не привыкать.

Кучер остановился возле парадного входа Амбо-Коттеджа, и Филан выскочил из экипажа. Лунный свет освещал лестницу и парадную дверь, поэтому Филан велел поставить коляску в конюшню, а камердинеру приказал войти через черный ход на кухню и согреть воды. Было слишком поздно, чтобы принимать ванну, но Филану хотелось поскорее смыть с себя дорожную грязь.

Подождав, когда его экипаж скроется из виду, Филан, находившийся в изрядном подпитии, в очередной раз глотнул коньяку из фляги и стал искать ключ от дома.

Ему пришлось повозиться с ключом, прежде чем он отпер парадную дверь и вошел в погруженный в темноту дом. Филан еще глотнул из фляги и зажег свечу в передней, что удалось ему с четвертой попытки. Затем поднес горящую свечу к картине на стене и тихо произнес, обращаясь к портрету Лизбет:

– Я все сделаю как надо. Клянусь!

Слеза побежала у него по щеке. Медленно и осторожно, чтобы под ногами не заскрипели половицы, он стал подниматься на второй этаж, где находилась его спальня. Прошмыгнув мимо комнаты Нелл, Филан удивился, услышав доносящийся оттуда храп. Нет, это был не храп. Звуки больше походили на рычание собаки, что, вероятно, было плодом его воображения, потому что никакой собаки здесь быть не могло. Филан пожал плечами и продолжал, крадучись, идти по коридору. Утомившись после разговоров с духами умерших, тетя Хейзел спала как убитая, поэтому он не стал приглушать шаги у ее двери. Снова достав флягу, он допил остатки коньяка. Хорошо, что у него в комнате стоит графин с бренди.

В спальне у Филана было тепло, бархатный балдахин опущен, в камине тлели угли. Судя по всему, сестричка ждала его с минуты на минуту. Наверняка каждый вечер разводила огонь в камине и обогревала его комнату. Какая же она заботливая! Филан почувствовал угрызения совести. Как он мог оставить Нелл одну? Но у него не было другого выхода. Как мог он позаботиться о своей сестре, если у него нет ни денег, ни дома? Филан был уверен, что Кард не вышвырнет Нелл на улицу. Останься Филан здесь, неизвестно, что случилось бы с ним и с сестрой.

Рано или поздно она выйдет замуж за Пенсуорта. Филан понимал, что когда-нибудь она оставит его и заведет свою собственную семью. И тогда он перестанет испытывать перед ней чувство вины. Рано или поздно она покинет его. Как это сделала Лизбет. Тут уж ничего не поделаешь, такова жизнь, черт возьми!

Филан нашел графин, однако бокала рядом не оказалось, поэтому он выпил бренди прямо из горлышка, стараясь не залить коньяком одежду. Впрочем, его одежда и так была грязной. Он посмотрел на себя в зеркало. На лацканах сюртука – пятна, на рукавах – пыль. Пряди редеющих волос лезут в глаза. Хуже всего, что он до сих пор чувствует на шейном платке запах дешевых духов, оставленный проституткой. Филан отодвинул графин в сторону и с отвращением сорвал с себя шейный платок. Напоминание об этой шлюхе не должно осквернить дом Лизбет.

Не дожидаясь камердинера, Филан сбросил ботинки, снял сюртук и рубашку, затем брюки и нижнее белье. Да куда же запропастился этот проклятый слуга? Он так и не принес горячую воду. Огонь в камине погас, в комнате стало прохладнее.

Филан допил коньяк из графина, затем раздвинул бархатный балдахин, чтобы согреть простыни и одеяла.

– Ой! – в испуге вскрикнул Филан. Кажется, один из друзей тети Хейзел спит в его постели! В постели, которая когда-то принадлежала дядюшке Амбо. – Дядя! – закричал Филан, увидев закутанную в белое фигуру с белым ночным колпаком на голове. – Дядя Амбо! – Зарыдав, он упал на постель, пытаясь схватить за руку герцога, которого принял за своего покойного дядюшку. – Прости меня!

Спящему герцогу в это время снились мягкие изгибы женского тела и нежные улыбки дамы сердца. Прекрасная дама протянула к нему руки, и тут…

Его светлость закричал, когда один из призраков мадам Амбо, совершенно голый, схватил его за руку. Мадам Амбо говорила, что духи умерших всегда находятся рядом, но не упомянула о том, что эти духи разгуливают по дому в чем мать родила! Герцог снова закричал и вскочил с постели.

Призрак отшатнулся. Он вопил и страшно стонал. Герцог не растерялся и, схватив стоявшую возле тумбочки трость, стал колотить его по голове.

– Эй ты, грязная нечисть, убирайся обратно в свою могилу! Сгинь, я сказал!

– Извините, извините, – бормотал Филан, прикрывая руками голову.

Герцог продолжал наносить призраку удары, стараясь оттеснить его к двери.

– Убирайся! Вон отсюда!

Филан, рыдая, упал на колени. Его светлость сгоряча пнул призрака больной ногой, после чего взвыл и упал, скорчившись от боли. При этом герцог ударился головой о тумбочку.

Где-то в глубине затуманенного спиртным и охваченного паникой сознания Филана промелькнула мысль о том, что у призраков нет тросточек и они не умеют так больно пинаться. А значит, его до смерти напугал не призрак, а человек, обычный старик. Он пригляделся. Старик, лицо которого было ему незнакомо, лежал тихо и не шевелился. Боже праведный, не хватало ему еще стать убийцей!

Филан повернулся и побежал. Он схватил в охапку свою одежду и ботинки, но не стал тратить время на то, чтобы одеться. Он открыл дверь и услышал шум, доносящийся из коридора. Филан понятия не имел, кто поселился в этом доме и почему. Он понимал только одно: ему нужно бежать, пока его не схватили и не повесили. Он бежал мимо открывающихся дверей.

– Извините! – кричал он на ходу. – Мне очень жаль. Извините, ради Бога!

Филан не заметил маленькую мохнатую собачку, которая выбежала из комнаты его тетушки, комнаты, которая должна была служить спальней его жены. Как раз наверху он споткнулся о рычащее, оскалившееся создание и упал с лестницы, перекувырнувшись через голову. Одежда выпала у него из рук и разлетелась в разные стороны.

Все повыскакивали из своих комнат. Только глухая леди Хаверхилл ничего не слышала и спала сном младенца. Леди Люсинда истошно визжала, ее горничная плакала, камердинер Филана, который шел, держа в руках свечу и горячую воду, упал в обморок, собака Дейзи истошно лаяла.

Нелл бросилась к распростертому на лестнице Филану, Алекс побежал к герцогу, чтобы узнать, в чем дело.

– Филан! – вскрикнула Нелл, вовремя выхватив свечу из рук камердинера, пока она не упала на ковер. При свете свечи Нелл с облегчением заметила, что брат дышит, а значит, жив, слава Богу. – Филан, скажи что-нибудь!

– Отвернись, детка! – приказала тетя Хейзел, медленно спускаясь с лестницы. – Это зрелище не для девицы.

– Он не умер! Ах, ты имеешь в виду, что он раздет? – Нелл только сейчас заметила, что брат совершенно голый. Она сама выскочила из постели в одной ночной сорочке, не накинув на плечи ни халата, ни шали. То, что она стоит босая, Нелл поняла, когда наступила голыми ногами на мокрый ковер. Тетя Хейзел тоже была в одной ночной рубашке.

Что касается самой тети Хейзел, почтенная дама не отвела глаз. Нелл заметила, что она разочарованно качает головой.

– Я всегда говорила Андре, что Филан Слоун не мужик, но понятия не имела… То есть… принеси одеяло или хоть что-нибудь, шери.

Никто не пришел на помощь леди Люсинде, и она перестала кричать. Прижимая к груди собачку, она спустилась с лестницы, а потом остановилась. Она не отвела взгляда и не предложила накрыть Филана своим зеленым бархатным халатом, отделанным страусовыми перьями.

Редферн тоже был здесь. Он стал бледным как полотно. Медленно снял с головы ночной колпак с кисточкой и аккуратно положил на мужское достоинство мистера Слоуна.

– Наверное, у него разбита голова, – едва сдерживая слезы, проговорила Нелл. – Он без сознания. Нужно послать за хирургом.

– Если мистер Слоун и его камердинер дома, значит, конюх тоже вернулся, – произнес Редферн. – Я отправлю pro за доктором. – За то время, что Редферн ходил в свою комнату, чтобы одеться, а затем дошел до конюшни, Нелл успела бы добежать до деревни. Но она не могла оставить своего несчастного брата, на котором не было ничего, кроме ночного колпака, прикрывавшего причинное место.

– Я сбегаю, мисс Слоун, – донесся со второго этажа голос мистера Пибоди. Он уже надел сюртук и брюки и приглаживал рукой волосы. Нелл подумала было, не попросить ли мистера Пибоди одолжить сюртук Филану, чтобы прикрыть его наготу, но затем решила, что доктор для Филана важнее, чем правила приличия.

– Благодарю вас. Скажите кучеру Джону…

– Его светлость оправился после падения, – перебил ее Алекс, который спускался со второго этажа. – Он снова лег в постель. Но страдает от сильной боли. Для человека его возраста он пережил слишком сильное потрясение. Я позвал камердинера, но его светлости нужен врач. – Алекс поправил очки и туже затянул пояс наброшенного впопыхах парчового халата.

– Его светлость? – вскричал Пибоди. – Герцог ранен? – Он помчался вверх по лестнице. Если герцог умрет, Пибоди потеряет работу.

– Этот сумасшедший напал на моего отца? – Увидев графа, леди Люсинда мгновенно оценила обстановку и упала в обморок прямо в объятия графа Карда, предварительно опустив на пол собаку. Когда граф ловил падающую леди Люсинду, он снова едва не вывихнул плечо и поспешил положить ее на пол, при этом нечаянно стукнув ее головой о залитый водой ковер. Граф подошел к Нелл. Голова брата покоилась у него на коленях. Алекс опустился на пол рядом с девушкой.

– Он дышит, – сказала Нелл. – Но глаз не открывает. Граф нащупал пульс Слоуна и кивнул. Затем потрогал его конечности.

– Переломов, кажется, нет, но ему лучше лежать до прихода хирурга.

– Если он будет лежать в чем мать родила, то умрет от холода.

– Не умрет, – изрекла тетя Хейзел и накрыла Филана своим зеленым бархатным халатом. Нелл отметила про себя, что Алекс даже не взглянул на полуголую дочь герцога.

Разбуженные переполохом, примчались слуги. Два новых лакея сбежали в страхе перед призраками, которые, по слухам, еженощно появлялись в Амбо-Коттедже. Алекс послан Стивза на конюшню, а кухарку – в кладовую за нюхательной солью.

– А для леди Люсинды прихватите ведро холодной воды. Мы обольем ее водой, и она придет в себя.

Услышав это, леди Люсинда сразу очнулась и приказала горничной помочь ей подняться на второй этаж, чтобы справиться о здоровье отца.

Алекс наклонился к Филану и поморщился, ощутив запах спиртного.

– По-моему, он навеселе. В подпитии, так сказать, – добавил граф, заметив недоумение на лице мадам Амбо.

– Хотите сказать, что он пьян? – удивленно переспросила Нелл.

– В стельку, – уточнил Алекс.

Нелл резко поднялась. Голова брата стукнулась о ковер. – Значит, он переполошил весь дом, нагнал на всех страху, чуть до смерти не напугал герцога, потому что напился до чертиков?

– Похоже, так и есть. Хирург скажет, не повредил ли он себе что-нибудь при падении с лестницы. Наверняка он весь в кровоподтеках, но ничего не сломал.

Филан застонал.

– Прости меня, сестричка, – произнес он и снова потерял сознание.

Глава 18

Никто не собирался покидать Амбо-Коттедж. Алекс хотел вернуться в гостиницу в деревне, чтобы освободить для Филана комнату, однако Нелл попросила его остаться. Ему не следовало соглашаться, ведь Нелл сделала это из вежливости, но она выглядела такой одинокой и потерянной, что граф Кард не мог ей отказать. Она одна справлялась со всеми делами. Велела выделить спальню Филану, снова наняла лакеев, сбежавших в ту злополучную ночь, приглашала врачей, организовывала уход и лечение и вела все хозяйство. Кард не мог не восхищаться стойкостью ее духа, однако видел в глазах девушки тревогу и готов был поклясться, что она осунулась и побледнела. К несчастью, Алекс ничем не мог ей помочь. Даже не мог ее обнять и поцеловать, чтобы она забыла обо всех своих невзгодах. Однако мысль об этом не давала Алексу покоя. Даже по ночам. В гостинице, где его не преследовал нежный запах ее розовой воды, ему удалось бы гораздо лучше отдохнуть, но он не мог оставить Нелл одну, стараясь не быть для нее большой обузой.

От леди Люсинды было мало толку, даже когда дело касалось ее собственного отца. Горничная доложила, что ее хозяйка страдает от расстройства нервов. Вдобавок ко всему леди Люсинда, очевидно, страдала еще и от приступов любопытства. Вид голого мистера Слоуна навел ее на мысль что для мужчины, помимо размеров его кошелька, имеют значение и другие его качества. Ее раздирало любопытство, как обстоят дела с этими качествами у других знакомых ей мужчин: например, у лорда Карда и даже у мистера Пибоди.

Но после некоторых раздумий и посещения библиотеки Амбо-Коттеджа, где леди Люсинда внимательно изучала альбомы по искусству, она пришла к выводу, что, как бы то ни было, в браке деньги и положение супруга в обществе все же важнее. Остальное может подождать. Поскольку лорд Кард, похоже, не питает к ней никаких чувств, после того, как у него появится наследник, он не станет возражать, где именно она будет удовлетворять свое… гм… любопытство. Наверняка, увидев ее, бледную, грациозно возлежащую на диване с влажной тряпкой на лбу, он преисполнится сострадания к ней, и все это натолкнет его на мысль о предложении руки и сердца. Она не потерпела поражения и не намерена сдаваться. Поэтому уезжать леди Люсинда не собиралась. Ее бедной горничной пришлось снова распаковывать и гладить все вещи, которые с таким трудом были разложены по чемоданам. Кроме того, ей приходилось носить чай, питательные отвары и тальк, чтобы улучшить цвет лица миледи. Когда Нелл не могла сидеть с гостьей, которой нездоровилось, она носила ей в комнату журналы мод, укрепляющие средства и холодные компрессы. Она считала это своим долгом, поскольку винила себя в недомогании леди Люсинды. Нелл очень сочувствовала… ее горничной. Однако Нелл не могла винить лорда Карда в том, что он держался как можно дальше от умирающего бриллианта. Лорд Кард хотел переехать в гостиницу, однако Нелл его не отпустила. С Алексом она чувствовала себя спокойнее.

Герцог был нетранспортабелен. У него болела голова. То ли от вина, толи от того, что он ударился о тумбочку. Трудно сказать. К тому же у него так сильно распухла нога, что он не мог надеть даже брюки, не говоря уже о чулках и туфлях.

– Не знаю, как молодежь, но я лично не привык путешествовать нагишом, – говорил он мадам Амбо, которая пыталась игрой в карты отвлечь герцога от его напастей.

Тетя Хейзел согласилась, что вся эта молодежь – отъявленные бездельники и лентяи. Но на самом деле она была рада, что наконец-то у нее появился партнер, которого можно увидеть и потрогать руками, а также надуть на пару шиллингов.

Мистер Пибоди, разумеется, не мог уехать без своих работодателей, а леди Хаверхилл – без своих кузенов.

Компаньонке леди Люсинды нравилось отдыхать от своих обыденных скучных обязанностей, которые были у нее в городе, – сидеть на неудобных стульях в бальном зале и пить чай – чашку за чашкой. Сейчас по крайней мере она сидела на диване, пила чай и читала захватывающие романы, которые мисс Слоун принесла для нее из публичной библиотеки. Рисование с натуры увлекало леди Хаверхилл не меньше помещения театра. К тому же местный викарий, который часто наведывался к ним в гости, привык говорить громко – так, чтобы было слышно на последних рядах в церкви. Может быть, он и зануда, но по крайней мере она слышит то, что он говорит. Ее не беспокоило, что она не может ничего разобрать из болтовни сэра Чонси. Этот негодяй хоть и писаный красавчик, но слишком беден и не представляет никакого интереса для леди Люсинды.

Филан уж точно не мог никуда уехать. Он даже двигался с трудом, хотя с удовольствием поглощал бульон, когда любящая заботливая сестра кормила его с ложечки. Горничная леди Люсинды тоже частенько приходила его покормить.

Филан ни с кем не разговаривал. То ли не мог, то ли не хотел. Конечности у него были целы, но покрыты кровоподтеками и ссадинами. Глаза у него были открыты, но он смотрел только прямо перед собой. То ли никого не видел, то ли не хотел видеть. Хирург поставил мистеру Слоуну диагноз «травматический ступор». Врачи заявили, что от потрясения он лишился дара речи, объяснив, что с неуравновешенными, легковозбудимыми больными такое случается. Из деликатности они не употребляли в присутствии Нелл слова «сумасшедший» или «психически больной».

– Я быстро заставлю этого мошенника заговорить! – угрожал его светлость, размахивая тростью. – Хотелось бы мне знать, что было на уме у этого типа, когда он прокрался сюда в кромешной тьме совершенно голый! Это по меньшей мере неприлично. Если мужчина не знает чувства меры, ему лучше не пить, – заявил герцог. – Представьте себе, что могло случиться, забреди он случайно в спальню моей невинной дочери!

В этот момент невинная дочь герцога представила, в какой степени обнаженной предстала бы перед незнакомцем, и подумала о том, запирает ли лорд Кард на ночь двери своей спальни.

– Уверена, как только Филан придет в себя, он все расскажет, – вступилась Нелл за брата. Оставалось только надеяться, что брат скоро заговорит с ней. Страшно подумать, что будет, если этого не случится. Нелл просто не вынесет этого. – Филан даже пытался извиниться за свой поступок. Я могу только присоединиться к его извинениям и глубоко сожалею о том, что с вами случилось, ваша светлость.

– Ну полно вам, милочка. Это не ваша вина. Родственников не выбирают, не так ли? У каждого есть своя семейная тайна, так сказать, скелет в шкафу. Разумеется, большинство людей стремятся прятать их подальше, чтобы они не пугали честной народ, но вы не виноваты. Да, кстати, вы можете приказать кухарке снова приготовить говяжьи почки? Или свиную отбивную и пирог с мясом? Я также не отказался бы от еще одной бутылочки того самого отличного портвейна, который на днях мне принес ваш слуга.

Прошло три дня. Ухаживая за больными гостями, Нелл сбилась с ног. Она осунулась, побледнела, а под глазами легли темные тени. Видя все это, Алекс стал настаивать на своем переезде в гостиницу. Они сидели за столом и завтракали – вдвоем, потому что были единственными, кто пришел в то утро в столовую. Все остальные потребовали, чтобы завтрак им принесли в комнату, тем самым добавляя работу и без того немногочисленной прислуге Амбо-Коттеджа.

– Каждый гость сейчас для вас обуза.

– Но вы и так редко здесь бываете, – возразила Нелл. Она не вправе вмешиваться вдела графа. И не его вина, что она нуждается в его обществе. Нелл старалась убедить себя, что вполне может довольствоваться воспоминаниями о том, каким мужественным он выглядел за завтраком в костюме для верховой езды или каким элегантным за ужином. Нелл искренне считала Алекса самым привлекательным, если не самым красивым мужчиной на свете.

Нелл опасалась, что, погрузившись в воспоминания, постепенно станет похожей на Филана: он не сводил глаз с портрета Лизбет, который Нелл принесла в его комнату, надеясь, что это выведет его из ступора. Она видела, как у Филана по щеке побежала слеза, но он не отвел взгляда от портрета.

Нелл может превратиться в спятившую старую деву, как тетя Хейзел, которая разговаривает с покойниками. Уж лучше Нелл будет вспоминать, как Алекс, притворяясь, будто читает газету, скармливал лакомые кусочки собаке леди Люсинды или как во время ужина играл в шарады с леди Хаверхилл. Наверное, ей не стоит больше проводить время в его обществе. Иначе она растеряет остатки здравомыслия и достоинства. Господи, а со временем потеряет голову, как леди Люсинда, которая по вечерам, крадучись, бродит по дому, в надежде встретить графа где-нибудь в темном коридоре. Нелл велела Редферну оставлять побольше зажженных свечей. А также распорядиться, чтобы больше лакеев дежурило ночью и чтобы как можно тщательнее охраняли хозяйские ключи от дома. Алекс взял еще один кусочек поджаренного хлеба и протянул Нелл. Она отказалась, тогда он пододвинул ей тарелку.

– Вы таете на глазах.

Нелл покачала головой:

– Утром я ела хлеб, когда его только что вынули из печки. – Как бы она ни старалась, у нее все равно никогда не будет такой роскошной фигуры, как у леди Люсинды.

Кард пододвинул к Нелл горшочек с вареньем.

– Я ездил к фермерам-арендаторам. Дела там действительно плохи. Я принял меры, чтобы исправить ситуацию.

– Я слышала. Софи Познер превозносит вас до небес за то, что вы все организовали, чтобы она могла отвезти на рынок гусей. Ее муж поправляется и теперь спокоен за свою семью: они не будут оставлены без средств к существованию. Они рады, что вы назначили управляющим землей того самого одноногого помощника, которого они вам рекомендовали.

– Дэн Хэзгроув, видимо, хорошо разбирается в делах и ориентируется в обстановке. Он сам, без моей подсказки, замечает, что нужно сделать в первую очередь. Пока я не выясню, что здесь случилось на самом деле, не смогу принимать долговременные решения. Не понимаю, зачем нужно было набирать новых фермеров, если вода отравлена, а земля стала бесплодной? Ответить на мой вопрос может только ваш брат.

– Мне тоже нужно с ним поговорить. Вы считаете, что он симулирует болезнь, чтобы избежать неприятных разговоров?

– По-моему, он прекрасно понимает, что я здесь. Всякий раз, когда я вхожу в его комнату, я вижу, что ему не по себе.

– Надеюсь, вы не примените к нему силу, как советует герцог?

– Разумеется, нет. Кстати, ваша тетушка предложила втыкать ему в ступни иголки, чтобы определить, притворяется он или нет. Филан почувствовал, когда хирург его ущипнул, и это дает мне основания сомневаться в том, что его ступор такой уж глубокий. Но я не стану действовать так, как советует герцог или ваша тетушка. Как вы можете так дурно обо мне думать, Нелл? Кузина Нелл, – добавил он, чтобы усыпить бдительность Редферна, когда дворецкий наливал ему в чашку кофе.

– Нет. Разумеется, нет. Но ваше терпение может иссякнуть.

– Да, Бог свидетель, я теряю терпение. Я говорил с констеблями, судьей и шерифом о несчастном случае с Лизбет. Большинства людей, задействованных в расследовании, либо уже нет в живых, либо они не помнят ничего такого, что не было бы указано в расследовании. И об этом мне тоже необходимо побеседовать с Филаном.

– Даже когда с ним было все в порядке, он никогда ни с ем не обсуждал случившуюся с Лизбет трагедию.

– Клянусь, он заговорит об этом, когда поправится.

У Нелл имелись на этот счет сомнения, но она решила держать их при себе. Алекса не испугает ни гнев Филана, ни о, что за этим последует. Поэтому, возможно, ему удастся заставить ее брата вспомнить о тех ужасных днях, когда произошло несчастье с Лизбет. А это станет новой пыткой для бедного Филана. Нелл подумала, что, вероятно, это вынужденная жестокость и без нее Алекс не сможет выполнить то, зачем сюда приехал. Возможно, его расследование ни к чему не приведет, но оно необходимо, и провести его он имеет полное право. Выполнив свой долг, Алекс уедет. Нелл в этом нисколько не сомневалась.

– Хотя вряд ли Филан сможет сообщить вам то, что вас интересует. С чего вы взяли, что ему что-то известно? – спросила она. – Если бы у моего брата была хоть малейшая надежда на то, что дочь Лизбет жива, он нашел бы ее, чего бы это ему ни стоило, и привез сюда. Он обожал Лотти. Мы все в ней души не чаяли.

– Точно так же, как и мы с братом. И все же я считаю, что есть люди осведомленные. Мне кажется подозрительным внезапное появление нового охранника в тот момент, когда старый слег от болей в желудке. Не говоря уже о том, что после аварии он бесследно исчез. Во всех донесениях по поводу случившегося фигурируют эти подозрения, однако они не были подтверждены никакими доказательствами. В итоге это происшествие решили считать несчастным случаем и расследование прекратили. Однако моего отца это не убедило. Меня это тоже не убеждает. Кто знает, может быть, поговорив с вашим братом, я изменю свое мнение?

– В одном вы можете быть уверены – в том, что Филан никогда бы не причинил вреда Лизбет. Он преклонялся перед ней, боготворил ее.

Глотнув кофе, Алекс отодвинул чашку, словно ему не понравился вкус напитка.

– Это было трудно не заметить. Повсюду в доме развешаны ее портреты.

– Сами знаете: он даже хотел на ней жениться. – Нелл не предала брата: он никогда этого не скрывал. Нелл удивило, что Кард был в полном неведении. Что Редферн, тетя Хейзел или деревенские жители ничего ему не рассказали, зная, что Филан болен и они могут говорить о нем что угодно, не опасаясь его гнева.

– Нет, я ничего не знал. А как на это реагировала сама Лизбет?

– Смеялась. Говорила, что они с Филаном родственники и друзья, не более того. Поскольку Лизбет и Филан были близкими родственниками, ее отец не благословил бы этот брак. Дядя Амбо считал, что Лизбет достойна стать супругой самого лучшего джентльмена в стране. Мы все так считали.

– Очевидно, мой отец тоже так считал. Лизбет была замечательной женщиной. Доброй и красивой. – Алекс задумался. – Но если бы ему удалось убедить вашу кузину выйти за него замуж, Филан унаследовал бы после нее Амбо-Коттедж и состояние вашего дяди.

В голосе Алекса Нелл уловила нотки подозрения, и это ей не понравилось. Скорее всего Филан был замешан в каких-то махинациях, но что бы там ни говорили, он – ее родной брат, единственный член ее семьи.

– Однако это ему не удалось. Лизбет вышла замуж за лорда Карда, вашего отца, и родила ребенка. Поэтому надеждам Филана – корыстным или романтическим – не суждено было осуществиться. Лизбет была счастлива с вашим отцом, и Филан радовался за нее. Он никогда не причинил бы вреда ни ей, ни ее дочери, – настаивала Нелл. – Зачем? Может быть, он ждал, когда ваш отец… ах, извините. Я не должна так говорить…

– Нет, должны. Вы должны говорить все, что думаете. Прошу вас! Для меня важно ваше мнение. Мне необходима любая информация, любые догадки и предположения, чтобы потом я смог их проанализировать. Да, мой отец был значительно старше Лизбет. Она вполне могла его пережить и выйти замуж вторично за человека любого общественного положения, поскольку осталась бы богатой вдовой. Ее возраст и средства позволили бы ей обойтись без благословения отца… или, если бы она пожелала, с его благословения. – Алекс добавил в кофе еще кусочек сахара и размешал. – У Филана не было разумных причин замышлять зло против Лизбет. Но у кого-то они были.

– Только не у моего брата.

Алекс сидел, не поднимая глаз на Нелл. Слова «не было разумных причин» повисли в воздухе.

– А что, если это было неудавшееся ограбление? Возможно, когда экипаж перевернулся, разбойник скрылся.

– Не прихватив с собой добычу? В экипаже обнаружили принадлежавшую Лизбет шкатулку с драгоценностями. – Алекс глотнул кофе и снова поморщился.

– Грабитель испугался и убежал. Или его ранили и он умер от потери крови. Мало ли что могло случиться! Я знаю одно – Филан в это время постоянно был здесь. Когда сообщили об аварии, он сидел с тетушкой и смеялся над ее привычкой разговаривать с духами. Она страдала, обвиняя себя в смерти мужа, и жалела, что Лизбет уехала, забрав с собой маленькую дочку. Когда прискакали всадники и сообщили эту ужасную весть, я была в классной комнате. Никогда не забуду, какая поднялась суматоха. Филан едва не обезумел от горя.

– Ваша преданность брату меня восхищает. Но я никогда не винил Филана в том, что экипаж съехал с дороги. Никто его в этом не подозревал и не подозревает. Но вы не можете не признать, что после гибели Лизбет ваш брат, мягко говоря, вел себя довольно странно: писал ее портреты, замкнулся в себе, впал в уныние, пугал своей замкнутостью пол округи, отказывался говорить об аварии, заявил, что имение принадлежит ему. Остается также непонятным вопрос о деньгах. Ни Редферн, ни Силбигер не имеют ни малейшего представления о том, куда шла прибыль от аренды земли под фермы и почему он не тратил ни пенни ни на то, чтобы наладить дела на фермах, ни на свою собственную сестру.

– Я никогда его ни о чем не просила. Мне ничего не нужно, – поспешила возразить Нелл.

– Вам не нужно выезжать в свет, не нужно приданое, не нужна красивая одежда? – Алекс до сих пор чувствовал себя виноватым в том, что Нелл лишена того, на что имеет право любая молодая леди. – А чем объяснить его побег, когда я приехал? Его появление в доме среди ночи? Ваш брат велел кучеру подготовить экипаж в дорогу на следующее утро после возвращения. Приказал камердинеру не распаковывать вещи. Значит, собирался здесь переночевать, а утром уехать. Но куда и почему?

Нелл и сама задавала себе эти вопросы. Она нервничала и раскрошила в тарелку уже второй кусок хлеба. Филан снова хотел бросить ее. Не собирался отвечать на ее вопросы. В глубине души Нелл надеялась, что на сей раз Филан возьмет ее с собой, но сильно в этом сомневалась.

Нелл отодвинула тарелку с хлебными крошками и расправила плечи.

– Уверена, всему есть разумное объяснение. Вы убедитесь в этом через несколько дней, когда Филан поправится.

– Очень на это надеюсь и потому хочу переехать в гостиницу. Ваш брат намного быстрее пойдет на поправку, когда подумает, будто я уехал. Но чтобы не произошло чудесного исцеления среди ночи, которое завершится исчезновением ранним утром, я оставлю своего человека стеречь вашего брата.

– Нет! Филан не… Ну да, вероятно. Я теперь ни в чем уже не уверена. Но одно знаю точно: вы не должны переезжать в гостиницу. – Где работает грудастая Китти Джонстон. – Вы единственный в этом доме, кто не нуждается в моем присутствии и моем внимании. И единственный, у кого есть законное право здесь находиться.

Когда Алекс отставил свою чашку в сторону, она звякнула о стол.

– Я велел вам забыть об этой чепухе. Это ваш дом.

– Мы оба знаем, что это не так.

– Это ваш дом, – повторил Кард. – Вы можете здесь жить сколько пожелаете. И пора бы вам ваших гостей-симулянтов попросить отправиться восвояси.

– По-вашему, герцог достаточно хорошо себя чувствует, чтобы отправиться в дальнюю дорогу? – с надеждой в голосе спросила Нелл.

– Самочувствие герцога напрямую зависит от стряпни вашей кухарки. Если она приготовит для его светлости жидкую овсяную кашку, он здесь задержится. Он тут слишком неплохо устроился – ест, пьет и экономит на содержании собственных слуг.

Нелл кусала губы и хмурилась, думая о предстоящих затратах.

– Не знаю, где взять денег на эти дополнительные расходы. Доходами от усадьбы всегда занимался Филан. В деревне нам больше не отпускают товары в кредит.

Алекс поднялся, сел в кресло рядом с Нелл и взял ее руку в свои ладони.

– Прошу вас, не беспокойтесь, дорогая моя. Это не ваша забота. Я поговорю с Редферном. Вы сможете кормить герцога хоть омарами с шампанским, если захотите. Но тогда он останется здесь навсегда.

– Но если вы не заявляете свои права на дом, почему должны брать траты на себя?

Алексу хотелось ответить ей, что он готов добровольно нести какое угодно бремя, лишь бы освободить от этого Нелл. Но он не мог ей это сказать. По крайней мере сейчас, когда она смотрела на него с той теплотой и заботой, с какой смотрят родные люди. Но ему хотелось, чтобы Нелл испытывала к нему совсем не родственные чувства. Но пока Амбо-Коттедж был полон чужих людей, они с Нелл должны были оставаться друг для друга кузенами – и ничем другим, кроме этого. Сначала пусть уедут чужаки, и тогда он сможет поговорить с Нелл на более личные темы, чем тайны десятилетней давности и дряхлеющие герцоги.

– Разве вы забыли? – спросил он вместо этого. – Я – граф, властный человек, требующий от всех беспрекословного подчинения. Вы сами были такого мнения обо мне. Я привык брать на себя ответственность. Жажда повелевать у меня в крови, я впитал ее с молоком матери. – Кард задрал вверх свой аристократический нос, заставив Нелл улыбнуться. При этом с него чуть не слетели очки. Он поднялся, взял Нелл за руку и добавил: – Как и необходимость сражаться с драконами. Я готов на любые траты, готов избавить вас от любых презренных огнедышащих тварей. То есть от ваших постылых гостей. Леди Люсинда, разумеется, не дракон, но тем не менее…

Улыбка Нелл была как дуновение весны, голубые небеса и лучи солнца. Алекс не удержался и, поднеся ее руку к губам, поцеловал. Затем поцеловал ее ладонь.

– Вы… ах… полагаете, что состояние леди Люсинды позволит ей вернуться в Лондон? – спросила Нелл с сильно бьющимся сердцем.

Алекс не сказал ей, что леди Люсинда посреди ночи пыталась повернуть ручку двери, которая была, разумеется, заперта. Он не верил, что это призраки хотели прорваться к графу Карду, чтобы побеседовать о том о сем. Если бы им это было нужно, они вошли бы через стены. Он был реалистом, чтобы подумать, будто это Нелл хотела прокрасться к нему ночью. Нелл не убрала руки, когда он поднес ее к губам, и это был добрый знак. Он поцеловал кончики ее пальцев и увидел, что они дрожат. В этот момент вернулся Редферн.

– Еще кофе, милорд? – чеканя каждое слово, произнес дворецкий. – Или, может быть, мисс Слоун нужна еще одна салфетка?

Нелл торопливо убрала руки и сложила их на коленях.

– Мы просто обсуждали, как покончить с драконами. То есть как лучше выгнать из дому гостей.

– Может быть, прикажете принести железный прут или палку из сарая?

– У меня есть идея получше, – сказал Кард. – Предоставьте это дело мне.

Нелл не была уверена, что Алекс с этим справится.

– Надеюсь, вы не собираетесь притворяться призраком? У нас и без того слуги долго не задерживаются. И вряд ли герцог во второй раз попадется на эту удочку. К тому же он может пустить в ход пистолет. С леди Люсиндой снова случится истерика, и она заявит, что ей требуется еще одна неделя, чтобы оправиться после испуга.

Нелл ошибалась: застав мужчину в своей спальне – призрака или обольстителя, – леди Люсинда стала бы вопить, что ее скомпрометировали.

– Нет, я знаю, что делать.

Нелл не понравилась его по-мальчишески озорная улыбка.

– Когда я приезжала на свадьбу Лизбет, вы придумывали способ, как прогуливать уроки.

– Но ведь наш замысел увенчался успехом, не правда ли? Мы много раз обводили вокруг пальца нашего преподавателя.

– А еще я помню, как вы с вашим братом убедили меня залезть в фонтан, пока взрослые ужинали и ничего не видели. А противный Джек спрятал мои туфли и чулки. Когда я, босая и мокрая, возвращалась в дом, меня застали врасплох и на неделю лишили сладкого пудинга.

– Но разве вам не было весело?

Нелл хорошо помнила, как они втроем смеялись, плескались и барахтались в воде, как щенята. Тогда Алекс казался Нелл прекрасным юным богом.

– Хотите сказать, что ваш план избавиться от леди Люсинды, герцога, леди Хаверхилл и мистера Пибоди сродни вашим детским шалостям?

– Ну что вы! Он намного лучше. Доверьтесь мне.

Глава 19

Алексу был известен один верный способ, как согнать с насиженного места загостившихся в Амбо-Коттедже леди Люсинду и ее отца. Он знал, что, если объявит себя банкротом, хищная птица-стервятница улетит прочь. А чревоугодника герцога способно заставить сняться с места только увольнение мастерицы кухарки. Все гениальное – просто. А главное, этот замысел не противоречил его желаниям.

Он приударит за Нелл.

Разумеется, наедине он не станет поддразнивать Нелл и флиртовать с ней. Однако на людях смело ринется в атаку и начнет открыто ухаживать за кузиной, чтобы задеть леди Люсинду за живое и уязвить ее гордость. Как только дочь герцога увидит, как обстоят дела, как только убедится, что ей никогда не завоевать его любви и восхищения, потому что все это он без остатка отдает мисс Слоун, леди Люсинда тут же уедет, прихватив с собой отца и всех остальных.

Под предлогом выдворения назойливых гостей Алекс сможет открыто выражать свое восхищение Нелл – этой прелестной, очаровательной женщиной. Наконец-то!

Карду надоело, что Нелл всегда оставалась в тени, а леди Люсинда находилась в центре внимания. Пибоди и постоянный гость в Амбо-Коттедже сэр Чонси, даже викарий и хирург лебезили перед леди Люсиндой. А Нелл, настоящее сокровище, никто не замечал в ее же собственном доме. Давно пора положить этому конец и позаботиться о будущем Нелл.

Скромная, тихая и застенчивая Нелл должна понять, насколько она привлекательна. Ей необходимо приобрести уверенность в себе, чтобы предстать перед лондонским светом – миром, в котором Алекс живет, его миром. Пусть Нелл думает, будто он притворяется, разыгрывает спектакль перед присутствующими, в противном случае она наверняка натравила бы на него гуся за то, что он позволяет себе такие вольности. Но Алекс должен доказать ей, что во многом она ничем не уступает леди Люсинде.

Он дал себе слово, что ее репутация не пострадает. Вернувшись в Лондон, ни герцог, ни его дочь не станут распространять по городу слух о том, что лорд Кард предпочел неотшлифованный драгоценный камень ограненному алмазу. К.тому же долговые расписки герцога до сих пор находятся у Алекса.

Граф не мешкая приступил к делу. В тот же вечер, за ужином, сказал Нелл, что у нее прекрасное платья. Это было то самое муслиновое платье, которое она уже несколько раз надевала. Однако в тот вечер к вырезу она приколола букетик фиалок. Нелл уже хотела вырвать руку из руки Алекса и готова была влепить ему пощечину за то, что он откровенно пялился на ее грудь, но Кард показал ей глазами на леди Люсинду, которая, заметив возмутительное поведение графа, раскрыла рот от изумления. Она глазам своим не верила. Леди Люсинда незаметно потянула за лиф своего зеленого атласного платья, чтобы сделать декольте еще более глубоким, после чего вздохнула. Но внимание Алекса было сосредоточено на Нелл. Мистер Пибоди прилагал титанические усилия, чтобы оторвать взгляд от прелестей дочери герцога. Вездесущий сэр Чонси, забыв о правилах приличия, откровенно пялился на леди Люсинду. Алекс не удивился бы, если бы этот самодовольный хлыщ вынул монокль.

Поскольку ни герцог, ни Филан не были в состоянии спуститься в столовую, а тетя Хейзел сказала, что будет ужинать вместе с герцогом в его комнате, Алекс заявил, что в их узком кругу не стоит придерживаться этикета. Следуя правилам хорошего тона, он отвел леди Люсинду в столовую и посадил между мистером Пибоди и сэром Чонси по одну сторону стола. Сам же сел напротив, рядом с Нелл и леди Хаверхилл. Во главе стола не сидел никто. Нелл хотела было возразить против такого расположения гостей, но он легонько подтолкнул ее под столом.

– Тише. Это необходимо для осуществления моего плана.

– Ваш план? Сделать из меня посмешище, устраивая черт знает что за моим столом, словно я не знакома с правилами этикета?

– Нет, мой план заключается вовсе не в этом, а в том чтобы сделать вас объектом моей любви.

Нелл едва не поперхнулась и, откашлявшись, сказала:

– Я лучше сниму туфли и залезу в фонтан. Вы с ума сошли!

– Возможно, но это сработает. Вот увидите. – Алекс вел себя так, словно вокруг не было никого, кроме Нелл. Подавал ей тарелки с едой, следил за тем, чтобы в ее бокале все время было вино. Он предлагал ей самые лучшие куски, уговаривал попробовать самые вкусные блюда и даже рискнул, воспользовавшись своей салфеткой, вытереть подливку в уголке ее рта.

Нелл покраснела. У леди Люсинды пропал аппетит. После ужина Алекс отказался присоединиться к Пибоди и баронету, которые пили портвейн.

– Почему мы должны лишать себя удовольствия побыть в обществе прекрасных дам? – сказал он, уставившись на Нелл.

– По-моему, вы переигрываете, – шепнула ему Нелл, когда они шли в гостиную.

– Вы даже не пытаетесь меня приободрить, любовь моя, – прошептал Алекс в ответ. – Хоть бы одарили меня улыбкой. Публике моя игра может показаться недостаточно убедительной, если она не подкреплена хоть какими-то знаками взаимности с вашей стороны, – укорил он Нелл, а потом громко, чтобы все слышали, осыпал ее комплиментами за превосходный ужин. – Впрочем, любая еда покажется пищей богов, если разделить ее с богиней.

– Сэр, от вашей изысканной лести у меня закружится голова, – промолвила Нелл, хлопая ресницами и застенчиво улыбаясь.

Кард заволновался:

– В чем дело? Вам что-то попало в глаз? Дать вам платок?

Все, хватит. Она должна оставить попытки включиться в игру, затеянную Алексом. Это смешно. Кто поверит, что лорд Кард увлекся ею? Просто подумают, что у него не все в порядке с головой. Нелл опустила глаза. Когда они вдвоем шествовали по коридору, она чувствовала себя ужасно неловко.

Алекс остановился, взял из вазы в холле одну из роз тети Хейзел и с поклоном протянул Нелл:

– Совершенный цветок для совершенной красавицы.

Нелл сунула цветок обратно в вазу, но вода, стекавшая со стебля, капнула ей на платье.

– Ваша затея не кажется мне такой уж забавной.

– Ах, а я просто в восторге от представления! – Кард приблизился к ней и восхищенно сказал: – Я говорил вам, что обожаю запах ваших духов? Он напоминает мне редкую и дорогую розу, такую, как вы, моя милая.

– Это единственные духи, которые я могу себе позволить. Неужели не понимаете? Тетя Хейзел изготавливает экстракт сама, из цветов своего сада.

– Ах, этот запах такой романтичный! Но у розы есть шипы. Именно намек на опасность и делает ее особенной. Нежность лепестков соседствует с болью, которая ждет тебя, если не умеешь обращаться с цветком как следует. Трудность задачи заключается в том, чтобы насладиться ароматом, нежностью лепестков и яркими красками и при этом не уколоться. Это все равно что ухаживать за красивой женщиной.

Пибоди испуганно посмотрел на лорда Карда, словно боялся заразиться от него безумием. Сэр Чонси хмурил брови, теряясь в догадках, не ошибся ли он, оценивая перспективы мисс Слоун. На этот раз он вынул свой монокль на ленточке, чтобы внимательно рассмотреть ее в спину. Словно пытался найти объяснение внезапного страстного увлечения орда Карда. Может быть, в конце концов мисс Слоун стает владелицей этой прекрасной усадьбы, после того как ее свихнувшегося братца упекут в психиатрическую лечебницу. Какие еще могут быть причины у такого неглупого мужчины, как лорд Кард, предпочесть маленькую деревенскую курочку дочери герцога? Вообще-то он и сам находил мисс Слоун весьма привлекательной, однако это было до приезда блистательной леди Люсинды. Сэр Чонси торопливо засунул монокль в карман и поспешил за девушкой, чьи достоинства он чуть было не проморгал.

Леди Люсинда собрала всю свою волю в кулак и решительно направилась к пианино. Здесь уж никто не сможет соперничать с ней. Тем более невзрачная глупышка Элеонор Слоун в своем блеклом розовом платье.

– О нет, только не сегодня, – заявил Алекс, отодвинув от пианино стульчик. – Сейчас самое время попросить мисс Слоун показать ее эскизы. Вам известно, – сказал он, обращаясь к собравшимся, – что мисс Слоун – известная художница в этой округе и дает уроки рисования детям, которые проявляют склонность к изобразительному искусству? Я, например, давно горю желанием увидеть работы мисс Слоун. На самом деле, дорогая моя, – обратился он к Нелл, – я взял на себя смелость попросить горничную принести их сюда. – Он показал на аккуратную стопку по меньшей мере из двадцати альбомов с эскизами и передал присутствующим три лежащих сверху альбома.

Нелл готова была наброситься на Алекса с кулаками.

– Они не для широкой публики! – заявила девушка.

– Чепуха! Леди Люсинда не скрывает от нас, – Алекс остановил взгляд на декольте леди Люсинды, – свои таланты, а регулярно их демонстрирует. – Он кивнул в сторону пианино.

– Я в свое время тоже хорошо рисовала, – вмешалась в разговор леди Хаверхилл. Не успела леди Люсинда и рта раскрыть, чтобы опротестовать это новое развлечение и отступничество лорда Карда, как пожилая дама сказала: – Дайте мне, пожалуйста, бумагу и карандаш. Садись, Люсинда, я набросаю твой портрет.

Пибоди и сэр Чонси застыли за спиной леди Хаверхилл, на все лады восхваляя очарование леди Люсинды, а ее родственница старалась передать эту красоту на бумаге. Алекс и Нелл сидели в кресле для двоих.

Перелистав несколько страниц альбома с эскизами, Алекс произнес:

– Вы и в самом деле замечательная художница.

– А если бы я не была замечательной художницей, вас бы это не смутило?

– Ничуть. Я бы все равно восхвалял ваши рисунки до небес.

Кард пролистал еще несколько страниц – наброски, изображавшие местных жителей, детей, собак и овец, а также деревья и сценки из деревенской жизни. Это были рисунки карандашом, безукоризненно выполненные и продиктованные чувством.

Нелл попыталась оправдать их простоту:

– Когда у меня есть время, я делаю рисунки пастелью, но они заперты в сундуке, чтобы не испачкались.

– Хотелось бы взглянуть и на них, но эти тоже прелестны.

– В свое время я рисовала с натуры Лизбет и ее малышкy, но так и не закончила портрет. Тогда я была еще неопытной, и портрет мне не удался. К счастью, в заведении, где я училась, мне попалась преданная своему делу преподавательница рисунка и живописи. Помнишь мадам Журне? – обратилась Нелл к леди Люсинде, которая сидела со скучающим видом, игнорируя избитые комплименты своих обожателей. Нелл хотелось втянуть в разговор леди Люсинду и всех собравшихся.

Леди Люсинда нахмурилась:

– Разумеется. Проклятая старая карга, бездарная, не проявляющая должного уважения к тем, кто лучше ее.

У леди Хаверхилл сломался карандаш.

– Вот досада: придется все начинать сначала.

Алекс открыл второй альбом с эскизами. Увидев, что он искренне восхищен, Нелл с воодушевлением стала показывать свои рисунки. Мистеру Пибоди и сэру Чонси надоело смотреть, как леди Хаверхилл рисует скулы леди Люсинды или изгиб ее бровей. Они подошли к Нелл и оба наперебой стали восхищаться ее талантом.

Приободренная похвалами, Нелл нашла один очень старый альбом, сохранившийся еще со школьных времен. Пролистав его, Нелл нашла рисунок, который мог заинтересовать всех: леди Люсинда в школьном фартуке, с темными косичками.

К леди Люсинде вернулось хорошее расположение духа, поклонники снова стали ее расхваливать. Восторгались тем, как хороша она была даже в пору ранней юности, говорили, что уже тогда можно было сказать, что она станет красавицей.

Нелл сочла неуместным упоминать о том, что сделала этот набросок, когда Люсинда учила девочек, как найти себе подходящего мужа.

Мистер Пибоди стал перелистывать другой альбом, где помещались последние работы Нелл, но она забрала у него рисунки.

На эскизе был изображен спящий лорд Кард в ночной рубашке.

На щеках Нелл вспыхнул румянец.

– Я рисовала это с натуры, пока его сиятельство болел, после того как, едва приехав, попал под копыта лошади. Взгляните, у него перевязана голова. – Нелл говорила первое, что приходило на ум, осознав, что только что выдала себя с головой. Каков бы ни был план Алекса, она не хотела, чтобы кто-то подумал, будто она часто наведывалась в его спальню, и сделал неправильные выводы.

Алекс пришел ей на выручку:

– Как жаль, что из-за своего состояния я понятия не имел о том, что нахожусь в обществе дамы. Даже не догадывался, что мисс Слоун рисовала, пока дежурила у моей постели, сменяя Стивза на его посту и проверяя по ночам, не вспотел ли я. Только настоящая леди станет сидеть у постели больного незнакомца, забыв о сне.

Пибоди понял, что именно подразумевал граф: репутация мисс Слоун не запятнана. Он поспешил переменить тему разговора:

– Никогда не видел вас без очков, лорд Кард.

Алекс внимательно рассматривал рисунок.

– Вы изобразили меня таким умиротворенным и гораздо красивее, чем я есть на самом деле. – Он посмотрел на Нелл и улыбнулся, выразительно вздохнув, словно имея в виду, что таким его могла увидеть лишь влюбленная женщина. – Благодарю вас, дорогая моя.

Нелл снова залилась румянцем. Алекс прав: только влюбленная женщина могла увидеть графа таким! Несмотря на то что граф Кард красив всегда, в любой ситуации, и карандаш Нелл не в состоянии передать ту силу, которая исходит от него, даже когда он спит.

– Вам не кажется, что здесь очень жарко?

Алекс улыбнулся. Нелл подала ему блестящую идею.

– Может быть, выйдем в сад?

– Нет! – воскликнула Нелл. Достаточно того, что он сидит от нее слишком близко, их бедра соприкасаются. Его случайные прикосновения обжигают Нелл. Она постаралась отодвинуться, насколько это было возможно в кресле для двоих. Кто знает, что взбредет ему в голову, когда они окажутся в темноте? – Благодарю вас, кузен, что-то не хочется.

– Мы могли бы прогуляться все вместе.

– Но погода может показаться дамам слишком холодной для прогулок, – возразил сэр Чонси, опасаясь промочить свои вечерние туфли до того, как ему придется возвращаться в деревню. – Если вы помните, леди Люсинда только что оправилась после недомогания.

– Что вы сказали? – вскричала леди Хаверхилл. – Леди Люсинда выглядит перекошенной? Это все ее нос. Тут уж ничего не поделаешь.

– Носик леди безупречен! – Пибоди отложил в сторону альбомы Нелл и поспешил к своей обожаемой госпоже.

Сэр Чонси тоже вскочил на ноги.

– Носик вполне красив и выдает сильный характер его обладательницы.

– Точно так же, как и нос графа Карда, – вставила Нелл, решив не оставаться в долгу и в отместку за выходки Алекса тоже вогнать его в краску. Однако Кард ничуть не смутился и послал Нелл воздушный поцелуй.

– Спасибо, дорогая. Я рад, что вы такого высокого мнения обо мне.

А вот леди Люсинда, видимо, не была рада. Ее утомил этот скучный вечер. Она поднялась, не дожидаясь, когда леди Хаверхилл закончит рисовать ее портрет.

– Я устала сидеть без движения. К тому же мой портрет писали самые известные художники в Лондоне. Должна сказать, я не поклонница любительской живописи. Будь скромнее, Элеонора, если хочешь быть принятой в лондонском обществе.

– Чай? Кажется, вы упомянули о чае? – спросила леди Хаверхилл как раз вовремя, заставив усомниться в ее глухоте. Она перебила леди Люсинду, чтобы та не сказала ничего лишнего. Вся родня знала, что она невоздержанна на язык. Лорду Карду наверняка не понравятся замечания Люсинды в адрес его новой протеже.

Леди Хаверхилл оказалась права. Когда Редферн подкатил к ним тележку с чаем, граф демонстративно игнорировал леди Люсинду. Алекс поручил сэру Чонси и Пибоди следить за тем, чтобы чашки Нелл не были пустыми и передавать ей тарелки с печеньем и пирожными. Сам он сидел рядом с ней, уговаривая ее попробовать то одно, то другое.

– Он откармливает ее как гуся, которого везут продавать на рынок, – прокомментировала поведение лорда Карда леди Люсинда, когда они с леди Хаверхилл раньше обычного покинули гостиную.

Алекс похлопал Нелл по руке и подмигнул ей, прошептав:

– Ну что, я прав? Мой план сработал.

– Из-за вашего идиотского плана все перевернулось вверх дном, а я стала объектом пересудов. – Нелл была расстроена. Им приходилось притворяться. Все, что сейчас делал Алекс, было не чем иным, как игрой. А как бы ей хотелось, чтобы такой прекрасный джентльмен, как Алекс, ухаживал за ней не понарошку, а всерьез! Она мечтала хоть раз в жизни ощутить, каково это, когда тебя хотят, обожают, шепчут тебе слова любви.

– Леди Люсинда отошла ко сну, так что хватит лобызать мою руку.

– Ах вот что я, оказывается, делал? Извините, я увлекся, любуясь вашей кистью и изящными, тонкими пальцами настоящего художника.

Нелл убрала руку.

– Что, разве на моей руке остались следы карандаша или красок?

Алекс вздохнул:

– Ах, как трудно с вами вести милую беседу, девочка моя!

– А зачем вам это, если большая часть зрителей покинула зал?

Сэра Чонси к тому времени тоже удалось проводить. Правда, не сразу, а после недвусмысленных намеков Алекса на то, что баронету предстоит неблизкий путь по темной дороге. Мистер Пибоди делал вид, будто греет руки у горящего камина, а сам в это время старался подслушать разговор Нелл и Алекса. Кард погладил Нелл по щеке.

– Напротив, дорогая. Если бы здесь не было Пибоди, я рассказал бы вам, насколько восхитительно вы выглядите, когда стыдливо краснеете, и как одна ваша улыбка может меня согреть. Я бы восхищался вашей атласной кожей и вашими ангельскими голубыми глазами. Если бы Редферн и лакей не могли войти сюда в любой момент, чтобы убрать со стола чашки, я вынул бы шпильки из вашей прически, чтобы ваши роскошные волосы рассыпались по плечам. Я бы…

– Вы продали бы душу дьяволу, только бы леди Люсинда ловила мужа в каком-нибудь другом месте, а не здесь.

– И это тоже! – Кард озорно улыбнулся. Когда Нелл смотрела на Алекса, у нее по телу разливалось тепло. Прежде чем он успеет сказать что-либо еще более возмутительное и неприличное, она должна спастись бегством, иначе поверит его словам.

– Мне нужно проведать брата. Поэтому позвольте пожелать вам приятных снов, кузен. И вам тоже, мистер Пибоди. Благодарю вас за вашу снисходительность к моей любительской мазне. Спокойной ночи, господа.

Алекс собирался было последовать за Нелл, но секретарь его остановил:

– Гм… Можно вас на пару слов, милорд?

– Разумеется. – Граф полагал, что Пибоди намерен попросить его найти ему хорошую должность, чтобы он мог содержать молодую жену. У Алекса было множество знакомых, которые помогли бы Пибоди продвинуться по службе, особенно если у молодого человека хорошее происхождение и его единственным недостатком является то, что он не старший сын в семье. Пустив в ход связи Алекса и воспользовавшись покровительством герцога, любой амбициозный молодой человек мог бы достичь в карьере невиданных высот. А если бы Пибоди удалось выпросить у ее величества титул, возможно, он сумел бы заполучить леди Люсинду. Она стала бы идеальной хозяйкой салона, куда входили бы видные политики. А этот бедный дурачок, видимо, боготворит ее. Чтобы быть замеченным объектом его обожания, вместо того чтобы греться в лучах блистательной леди Люсинды, Пибоди нужно получить повышение по службе.

Кард с трудом сдерживал смех, представляя себя в роли свахи. Но пока он раздумывал над тем, какой дельный совет дать Пибоди, молодой секретарь заговорил:

– Вы затеяли опасную игру, милорд. Не играйте с огнем.

– Какую игру? Насколько я помню, сегодня мы не играли в карты.

У Пибоди ноздри раздувались от праведного гнева.

– Играть на чувствах мисс Слоун – игра, недостойная вас.

И Алекс прочил этого забияку в дипломатический корпус? Его следовало отправить в пехоту – на передовую, на французские орудия. Каков наглец! Что он себе вообразил? Кто он такой, чтобы высказывать свое суждение о самом графе Карде?

– Простите, вы что, сомневаетесь в честности моих намерений в отношении мисс Слоун?

У Пибоди хватило ума бочком направиться к двери.

– Мисс Слоун – прелестная молодая леди, и я не хотел бы видеть ее несчастной. Она не привыкла к тому, что принято в лондонском обществе, и может вас неверно понять.

– Неверно понять искреннее восхищение? Ощущения, идущие из самого сердца? Думаю, подобные чувства одинаковы как в деревне, так и в городе.

– Она… Обычный флирт, имеющий целью заставить другую женщину ревновать, она может принять за что-то другое.

– Боже милостивый, неужели вы думаете, что я ухаживаю за мисс Слоун, чтобы заставить ревновать леди Люсинду?

Пибоди кивнул:

– Либо для этого, либо с целью совращения.

Граф Кард сжал кулаки.

– Вы прекрасно знаете, что за такие слова я могу вызвать вас на дуэль.

Секретарь бочком отодвигался все ближе к двери.

– У этой молодой барышни, похоже, нет никого, кто мог бы ее защитить. Моя совесть была бы нечиста, если бы я не высказал вам все, что я об этом думаю.

– В таком случае я восхищен вашим мужеством, если не казать – вашей самонадеянностью. Знайте: мисс Слоун не нужно защищать. По крайней мере от меня.

– Вряд ли она верит в вашу искренность. Не больше, чем я или сэр Чонси.

– Сделаю все, что в моих силах, чтобы мисс Слоун мне поверила. А вы ухаживайте за своей дамой. И продолжайте паковать чемоданы.

Глава 20

Нелл не могла понять, зачем лорд Кард поставил своего человека охранять дверь Филана. Не для того, чтобы не пускать посетителей, не для того, чтобы позвать на помощь в случае необходимости, а чтобы ее брат не сбежал. Точнее, Нелл понимала, но смириться с этим не могла. Раз этот дом принадлежит ей, почему брат находится под домашним арестом? Почему его стерегут? Ну хорошо, дом принадлежит лорду Карду. Это ясно как день. Но эта новая игра, которую затеял Алекс, ей не нравилась и казалась непонятной.

– Прошу тебя, Филан, очнись, – обратилась Нелл к брату, войдя к нему в комнату и закрыв за собой дверь. – Давай поговорим.

Глаза его были закрыты, но она знала, что Филан ее слышит. Видимо, камердинер только что вымыл его, судя по мокрым волосам брата и свежей ночной рубашке. Нелл знала, что ее брат любит чистоту и порядок, поэтому сейчас, должно быть, он в хорошем расположении духа.

– Ты выглядишь лучше, – сказала она ему на тот случай, если он не видел себя в зеркало. – Может быть, поздороваешься со мной?

Однако Филан не проронил ни слова.

– Ну пожалуйста, братик, поговори со мной. Я не понимаю, что происходит, и не знаю, что делать.

Филан по-прежнему молчал. Нелл сидела на кровати рядом с ним и держала его безвольную руку в своих ладонях. Она редко брала брата за руку, только иногда, когда он помогал ей сесть в экипаж. Они не были слишком близки, может быть, из-за значительной разницы в возрасте, но они были одной семьей, если не считать тетю Хейзел, которая приходилась им кровной родственницей. Нелл хотелось расшевелить Филана, взывая к его родственным чувствам, растрогать ласковым голосом и нежными прикосновениями, сестринской любовью. Он должен понять, что нужен ей, что она не может без него обойтись.

– Ты никогда не говорил со мной о серьезных делах, не правда ли? И это вполне естественно: ведь я была ребенком, которого отдали на твое попечение. Но я давно выросла и должна сама принимать решения. За себя, за тебя и за тетю Хейзел. Но я многого не знаю. Расскажи, что случилось и что я должна предпринять, чтобы помочь тебе?

Нелл выпустила руку брата, взяла с прикроватной тумбочки стакан воды, приподняла голову Филана и поднесла стакан к его губам. Он выпил воду, из чего Нелл сделала вывод, что он не спит и знает о том, что она сейчас рядом с ним. Нелл снова опустила брата на подушки.

– Хочешь есть? Я принесу тебе тарелку супа и булочки с маком, которые испекла для тебя кухарка.

Снова молчание.

– Я знаю, что ты меня слышишь. Лорд Кард – здравомыслящий человек. Если ты расскажешь ему о своих неприятностях, он тебе поможет. Ты проигрался в карты, и тебе пришлось заложить имение? Или играл на бирже, и тебе не повезло? Может быть, ты завел семью, позорящую твое достоинство, не можешь привезти ее в Амбо-Коттедж и содержишь в роскоши? Если честно, братишка, я не могу представить себе ничего подобного, но постараюсь понять, если хоть одно из моих предположений окажется правдой.

Филан не проронил ни слова, Нелл начала терять терпение. Самые страшные подозрения закрались ей в душу.

– Может быть, это тебе нужно меня понять. Хоть раз! Ты вел свою, самостоятельную жизнь. У тебя была постоянная работа, которая приносила доход, были деловые партнеры. В Скарборо у тебя была любовница. Ты приезжал и уезжал, когда тебе заблагорассудится. У меня здесь, в Кингстон-апон-Гулле, не было ничего, Филан. Ни друзей, ни собственных денег, мне некуда было поехать и не на что. Ты никого не пускал к нам в дом и не одобрял тех джентльменов, которые за мной ухаживали. Ты не ладил с соседями, и они предпочитали держаться от тебя подальше. Я никогда ни в чем тебя не обвиняла. Я свято верила, что благодаря тебе у меня есть работа в школе и крыша над головой.

Нелл подоткнула вокруг брата одеяла, но в ее движениях сквозило раздражение, а не забота.

– Каждый день я благодарила тебя за пищу на нашем столе. Но оказывается, я заблуждалась. Я ничем тебе не обязана. Граф и адвокат утверждают, что дядя Амбо, умирая, не забыл обо мне. Он собирался дать мне приданое. Это он оплатил мое обучение, а не ты. И выяснилось, что даже этот дом, который ты считал своим, принадлежит не тебе. Ты украл его, Филан! У графа и у меня – твоей сестры. Ты украл у меня дом, деньги, ты обманул меня. Тебе не кажется, что ты должен мне все объяснить?

Рука Филана дернулась. Нелл схватила ее и сжала в ладонях.

– Ну же, очнись! Расскажи мне правду! Я постараюсь тебе помочь. Сделаю все, что в моих силах. У меня еще может быть собственная жизнь. Я поеду в Лондон, познакомлюсь с достойными джентльменами или попрошу лорда Карда найти мне место компаньонки среди родственников со стороны его матери. Я попытаюсь найти для нас другой дом, чтобы мы могли начать новую жизнь. Не оставаться же мне здесь, в доме его сиятельства!.. – Нелл заплакала. – Я не могу жить в Амбо-Коттедже, злоупотребляя великодушием графа, и не могу устоять перед его ухаживаниями. Он оказался здесь из-за того, что все женщины Лондона вешались ему на шею. Боюсь, что вскоре стану такой же. Без какой-либо надежды на взаимность. Мне не нужна его жалость, но больше ему нечего предложить страдающей от безнадежной любви тощей старой деве, не имеющей никаких видов на будущее. Ни для кого не секрет, что однажды Алекс женится. Ему нужна леди его круга, с которой не стыдно показаться в гостиной самой королевы. Также ни для кого не секрет, что я не гожусь для этой роли, и эта мысль убивает меня.

Филан открыл глаза, и Нелл с воодушевлением продолжала:

– В один прекрасный день новая леди Кард захочет осмотреть принадлежащие ее мужу владения и приедет сюда. Я этого не вынесу. Мне легче было бы принять в этом доме ее величество королеву, чем супругу Алекса. Ах, Филан, ты должен мне помочь! Прошу тебя, умоляю! Пожалуйста, очнись! Ты должен встретиться с Алексом! Он добр, великодушен, умен. Он способен посмеяться над собой, а также готов взять на себя ответственность. Ах, Филан, что мне делать с моим бедным глупым сердечком?

Нелл вытерла слезы.

– Черт тебя побери, Филан Слоун! Я бы ни за что не оставила тебя в беде. Неужели ты не придешь мне на помощь в трудную минуту?

Ответа не последовало.

Нелл вышла из комнаты, кивнув охраннику у дверей, и направилась к лестнице. Граф как раз в этот момент выходил из гостиной.

– Спокойной ночи, – опустив глаза, пробормотала Нелл и отвернулась, чтобы Алекс не заметил, что у нее заплаканные глаза. От его сочувствия ей будет только хуже. Кроме того, тетя Хейзел не раз говорила, что мужчины терпеть не могут, когда женщины льют слезы и грустят: вид женских слез заставляет их ощущать собственную беспомощность.

– Ну как он, без изменений? – спросил Алекс, идя рядом с Нелл по коридору и по-своему истолковав ее подавленное состояние.

– В какой-то моменту него дернулась рука, но, возможно, мне померещилось. Приняла желаемое за действительное. Он даже не взглянул на меня, не шелохнулся, когда я уходила.

– Вы не находите это странным? Будь у него паралич – дело другое. Когда моего крестного хватил удар, у него отнялась правая половина тела.

– У Филана не паралич. Хирург сказал, что такое, как с ним, случается.

– Вы уверены, что он не симулирует?

Нелл резко остановилась и, повернувшись к Алексу, твердо сказала:

– Так же, как вы уверены в обратном.

– Но мы не можем знать это наверняка.

– Не можем. Филан подозрительно долго находится в состоянии неподвижности. Может быть, пригласить врача из Лондона? Более опытного? Наш местный доктор – простой хирург, по совместительству – ветеринар.

– Да что вы! Надо было мне раньше сказать. Мне показалось, что одна из моих лошадей прихрамывает. Непременно посоветуюсь с вашим доктором, когда он придет.

– Мы говорили о моем брате, – напомнила Нелл, недовольная тем, что Алекс пытается обратить их беседу в шутку. – Не отвезти ли мне его в медицинский институт в Эдинбурге? Там занимаются изучением редких заболеваний.

– Изучать-то они изучают, помоги им Господь, но они мало кого излечивают. Я бы на вашем месте не торопился. В конце концов, ваш брат не так уж болен. Но если его парализовало, никакой врач ему не поможет. После удара мой крестный несколько лет был прикован к постели, а потом умер. Если у вашего брата кровоизлияние в мозг, никто не поднимет его на ноги. Нашему бедному королю не помогли самые лучшие специалисты в мире.

– К тому же его величество мучили, подвергая самым изуверским способам лечения, если верить сообщениям газет. Пусть уж лучше Филан остается таким, как есть.

– Эти, с позволения сказать, специалисты из кожи вон лезли, чтобы оправдать свои непомерно высокие гонорары. Посмотрим, что будет дальше. Если состояние Филана ухудшится, мы пригласим самых лучших докторов в мире.

От слова «мы» у Нелл потеплело на душе.

– А если он выздоровеет?

– Если он выздоровеет, я сам вправлю ему мозги.

– Надеюсь, вы не собираетесь…

– Я же вам сказал, что не стану применять к Слоуну силу, если только он не станет опасен.

– Он не опасен. Филан мухи не обидит. Хотя фермеры-арендаторы по его вине терпели лишения, он никого из них пальцем не тронул. А с герцогом просто вышло недоразумение. Филан напился, а его светлость, будучи суеверным, принял моего брата за призрака.

– В таком случае Филану нечего меня бояться. Черт возьми, а я-то думал, что вы стали мне доверять.

– Как я могу вам доверять? Вы лжете леди Люсинде и ее отцу.

– Рано или поздно они все поймут. У этой парочки тоже рыльце в пуху. Сэр Чонси выразил готовность сопроводить их в Лондон, вообразив, что наследница к нему неравнодушна. Он даже представить себе не может, что герцог и его дочь намерены поправить пошатнувшееся финансовое положение, заключив выгодный брак.

– Охотники за богатым приданым заслуживают того, чтобы попасться на крючок, – с негодованием ответила Нелл. – Если мужчина ухаживает за девушкой, преследуя корыстные цели, он должен быть наказан.

– Эта девица лицемерна. Мало того что она скрывает от сэра Чонси и остальных претендентов на ее руку, что ее отец в долгах как в шелках, ее сердце принадлежит другому.

– Мистеру Пибоди?

Кард пожал плечами:

– Чужая душа – потемки. Но я очень сомневаюсь, что надменная леди Эпплгейт может испытывать теплые чувства к какому-то секретаришке, стоящему ниже ее на иерархической лестнице. Пусть даже у него безупречное происхождение и большие связи. Думаю, девушка с такими амбициями вряд ли прислушивается к голосу сердца.

– А может быть, она любит вас?

– Черта с два! Я ей совершенно безразличен. Просто она считает, что все мужчины должны быть у ее ног.

Нелл тяжело вздохнула:

– Все мужчины и так у ее ног.

– Не все. – Кард дотронулся до ее руки.

– Алекс… Кузен Алекс! – Нелл говорила сухо, хотя это стоило ей немалых усилий. – Мне не нравится фарс, который вы разыгрываете на публике. И роль, которую я в нем играю.

– А я думал, мы вместе составляем отличную пару: я томно вздыхаю, вы стыдливо краснеете. – Он рассмеялся и похлопал Нелл по руке. – Ну ладно, осталось совсем немного. Еще день-два – и ваши назойливые гости уедут, а я освобожусь от липкой паутины леди Люсинды. Потерпите еще немного мои ухаживания. Должен признаться, что никогда не мел ухаживать за леди, прошу великодушно простить меня, если что не так. Зато леди Люсинда восприняла всю эту чепуху всерьез…

Ах вот как! Он сам признается, что для него все это чепуха и сплошное притворство. Но разве Нелл в этом сомневалась? Поэтому она нисколько не огорчилась.

– Да, судя по тому, что леди Люсинда сегодня вечером в спешке покинула гостиную, она приняла все за чистую монету.

– Совершенно верно. Значит, вы сможете, преодолев смущение и угрызения совести, притвориться, что я вам небезразличен?

– Притвориться? Разумеется, смогу.

Поднявшись на последнюю ступеньку лестницы, оба услышали скрип двери. Это была дверь комнаты для гостей, которую занимала леди Люсинда. Алекс потянул Нелл за руку, предлагая ей укрыться за большой пальмой в кадке.

– Может быть, это призраки? – прошептал он Нелл на ухо, щекоча ей ухо своим дыханием.

– Друзья тети Хейзел не скрипят дверьми и вообще не издают никакого шума, – шепнула Нелл в ответ. – По крайней мере за все годы, проведенные в Амбо-Коттедже, я никогда ничего не слышала.

– В таком случае по коридору крадется один из страшных вурдалаков, из породы тех, что способны вынуть из человека всю душу, стоит ему зазеваться.

– Вы имеете в виду леди Люсинду?

– Одному Богу, или черту, известно, куда она направляется в столь поздний час и что на ней надето. Я, например, не хотел бы это знать.

– Идет она не в вашу спальню, поскольку там спит Стивз, на случай если бы произошел столь непредвиденный поворот событий.

Конечно, Алекс позаботился о своей безопасности.

– Я также сомневаюсь, что она пойдет навестить мистера Пибоди, пока не убедится, что в доме все уже спят.

– К Пибоди она ни за что не пойдет. Как бы то ни было, Люсинда – леди. К тому же неподалеку спят слуги.

Алекс знал не понаслышке, что нет на свете ничего, что могло бы остановить женщин, однако не стал говорить об этом Нелл.

– Может быть, она хочет проследить за нами, чтобы убедиться, что мы разойдемся по разным комнатам.

– А как же может быть иначе? – Нелл стало не по себе при мысли, что могло быть по-другому. Поскольку в спальне Алекса спит его камердинер, а сама Нелл делит свою спальню с тетей Хейзел, им с Алексом пришлось бы найти пустую комнату или какой-нибудь укромный уголок, если бы они захотели… О Господи! А где же они сейчас, если не в укромном уголке? – Боже милостивый! Леди Люсинда может вообразить, что мы с вами любовники!

– Что идеально вписывается в наши планы.

– Это ужасно! Я не такая.

– Это плохо. Но ничего, со временем научитесь. – Не успела Нелл и глазом моргнуть, как Алекс сказал нарочито громко, чтобы слышала леди Люсинда: – Пойдемте, любовь моя. Позвольте мне проводить вас до комнаты вашей тетушки. Мне не хочется прощаться с вами до завтра, но ничего не поделаешь.

Нелл последовала за Алексом, который нес зажженную свечу. Они прошли мимо спальни леди Люсинды, дверь которой и в самом деле была приоткрыта. Собака не лаяла – либо спала, либо узнала их голоса. Алекс остановился возле двери в комнату тети Хейзел.

Он поставил подсвечник на столик в холле, приложил указательный палец к губам Нелл, чтобы не возражала, и обнял ее.

– Что вы… Ах…

Он приблизил губы к ее губам.

– Вам не следует… Вы не должны… делать это… м-м… Нелл почувствовала, как тепло разливается по телу.

– Я готов длить этот поцелуй вечно, – прошептал Алекс в ее приоткрытые губы.

Это только игра… значит, Нелл должна подыграть Алексу.

– Я тоже.

Кард снова накрыл ее губы своими. На этот раз поцелуй был более долгим и страстным, Нелл бросило в жар.

– Ах… – «Так вот что веками воспевают поэты. И как только им это удается? – удивлялась Нелл, ее разум плавился от этого безумного жара, она плохо соображала. – Зачем поэты сочиняют стихи? Не проще ли целоваться?» – Еще, – пробормотала Нелл, когда Алекс оторвал свои губы от ее губ.

– Такие приятные. Такие нежные. Такие податливые, – шептал Алекс. – Такими я их себе и представлял. – И он снова поцеловал ее – пылко, нежно.

Нелл чувствовала, как у нее слабеют колени, но знала, что Алекс не даст ей упасть. Он обнимал ее все крепче и крепче, прижимая ее к мускулистой груди. Его рука скользнула Ниже, к ее талии, и Нелл поняла, что Алекс не во всем притворяется.

Нелл была невинна, но в академии благородных девиц ее просветили. Девушки тайком проносили в спальню альбомы по искусству, непристойные французские романы, толстые тома по анатомии и физиологии. Поэтому Нелл знала точно, что именно прижималось к нижней части ее тела, которая горела и пульсировала.

Эта твердая штука не бутафория, не театральный реквизит. Алекс хочет ее! В то же время Нелл знала, что желания мужчины не имеют ничего общего с его привязанностями. Не любой уличный разносчик или торговец шерстью влюбляется в Китти Джонстон или подобную ей женщину. Однако Александр Чалфонт Эндикотт, лорд Кард, лондонский Козырной Туз, хочет именно ее, худышку Нелли Слоун.

Нелл прильнула к нему, чтобы еще раз в этом убедиться.

Алекс застонал.

– Вы хотите меня, – прошептала она.

– Вы и представить себе не можете, как сильно!..

Нелл позабыла о леди Люсинде и ее собаке, о призраках и портретах на стене, о страдающем бессонницей Редферне. Пусть их увидят, Нелл все равно. Ее переполняет счастье. Потому что ее целует Алекс!

Он продолжал ее целовать. Или это она его целовала? Оба утратили контроль над собой. Жаждали большего. И не могли остановиться. Они не слышали, когда леди Люсинда ушла, хлопнув дверью, и заперла ее на ключ изнутри. И когда запустила туфлей в стену, и когда громко залаяла собака.

– В моей комнате спит проклятый Стивз, – со стоном пожаловался Алекс.

– А в моей – проклятая леди Хаверхилл, – посетовала Нелл. – А тетя Хейзел спит у себя.

Они снова стали обнимать друг друга с удвоенной страстью, готовой смести все преграды. Пока у Алекса с носа не упали очки. Он отстранился от Нелл. Не хватало только, чтобы разбилась последняя пара очков.

– Пропади они пропадом! – в сердцах бросил Алекс, поднял очки, надел и огляделся. Они стояли в тускло освещенном коридоре. – Я не могу взять вас прямо здесь, на голом полу или у стены.

«У стены»?.. Нелл стала приводить себя в порядок. Тяжело дыша, она пыталась вспомнить, когда и каким образом платье у нее на спине оказалось расстегнутым.

– Нет, Алекс, – сказала Нелл, когда он снова обнял ее. Девушка стала пятиться назад, пока ее рука не легла на ручку двери в комнату тети Хейзел. – Вы вообще не можете меня взять. Никогда! Не можете взять меня в Лондон. Под свое покровительство. Я не стану вашей любовницей.

Глава 21

– Любовницей? Таких женщин, как вы, не берут в любовницы!

Надо было убежать от него сразу, как только он ее поцеловал. Залепить ему пощечину, как только прикоснулся к ней. Когда посмел дотронуться до ее груди, надо было пнуть его коленкой в пах, как ее учил Филан. Он дотронулся до ее груди? Господи милостивый! Как она могла это допустить?!

Слишком поздно спохватилась. Не исключено, что он назовет ее костлявой старой девой. Кто знает, что еще он позволил бы себе, если бы у него не свалились очки? Может быть, даже лишил ее невинности! Поэтому Нелл дала Алексу пощечину.

– Возможно, я плоскогрудая замухрышка, как называет меня леди Люсинда, но у меня есть гордость и чувство собственного достоинства. А у вас есть это. – Нелл показала на оттопырившуюся часть его брюк. – Полагаю, мужчина более разборчиво выбирает женщин, которых содержит, чем тех, которых целует. – Она залепила ему еще одну пощечину. Это было нетрудно, потому что Алекс стоял как громом пораженный.

– Это ты, Нелл? – послышался из спальни голос тети Хейзел. – Что ты там делаешь – пытаешься мертвых поднять из могил?

– Ну что ты, тетя, разве может кто-нибудь справиться с этим лучше тебя? Я просто поставила на место глупую собаку.

Не успел Алекс и глазом моргнуть, как Нелл открыла дверь, вошла в комнату и захлопнула дверь прямо у него перед носом. Алекс был так возбужден, что не мог сейчас пойти к себе. Наверняка его бдительный камердинер не спит. Поэтому граф пошел обратно по коридору, стараясь бесшумно ступать, чтобы леди Люсинда не услышала его шагов. Дойдя до лестницы, он сел на верхнюю ступеньку и стал размышлять.

Замысел отбить у леди Люсинды охоту во что бы то ни стало заполучить графа Карда в мужья успешно воплощается в жизнь. С Нелл тоже все шло как по маслу, до тех пор, пока он не позволил своей похоти вырваться наружу и захватить их обоих.

Черт возьми, как он мог допустить, чтобы все зашло так далеко? Алекс улыбнулся. Все проще простого: поцеловав Нелл, он слишком увлекся, и ему было нелегко остановиться. Когда Нелл ответила на его поцелуй, стало еще труднее. А потом он уже не мог остановиться. Ему хотелось заняться с ней любовью во что бы то ни стало, словно это был вопрос жизни и смерти. Но к несчастью, помешали проклятые очки. По крайней мере это вернуло Нелл к действительности. Но как могла она вообразить, будто он собирается изнасиловать ее прямо здесь? Он ведь не распутник, несмотря на недавно пережитые сложности, возникшие у него со слабым полом. Да какой это слабый пол, черт возьми? Доказательство этому его щека, которая все еще горит после пощечин. Разве Нелл похожа на слабое, хрупкое создание? Он ни разу не делал непристойных предложений невинным девушкам, а тем более не собирался делать их женщине, которую надеялся в будущем назвать своей женой.

Что она имела в виду, назвав себя плоскогрудой замухрышкой? Даже через ткань платья он нащупал ее великолепные груди, которые помешаются в ладони. При мысли о том, какой это восторг – держать их в ладонях, когда они обнажены, по телу у него побежали мурашки. Алекс до сих пор чувствовал возбуждение. Может быть, Нелл смущала одежда, которая была на ней? Алексу было совершенно безразлично, носила ли она дорогое шелковое белье или на ней был холщовый мешок для муки. Главное, снять это побыстрее. Если Нелл захочет, он нарядит ее в атлас и бархат, оденет в шелка и кружева. Что же касается Алекса, предел его мечтаний – ее обнаженное тело, сливающееся с его телом.

Лучше об этом сейчас не думать. Иначе он не успокоится и не сможет предстать перед своим проницательным камердинером.

Плоскогрудая замухрышка? Да Нелл – красавица. И разумеется, знает себе цену. А говорил ли он ей об этом хоть раз? Алекс собирался сказать это Нелл, но потом все вылетело из головы, и он уже был не в состоянии думать и рассуждать. Он ничего не помнил, только то, что несколько раз стонал. Проклятие, неудивительно, что она почувствовала к нему отвращение. Он вел себя как похотливое животное.

Надо же было додуматься – обращаться с Нелл как с последней портовой шлюхой! Как он мог до такой степени забыться? И почему? Потому что ему читал нравоучения секретаришка с прилизанными волосами… А что? Пожалуй, он был прав. И потому что из-за двери за ними подглядывала леди Люсинда. И потому что ему до чертиков надоело быть скучным, пекущимся о своем достоинстве графом, несущим ответственность за все и вся, и хотелось снова, хоть на мгновение, вернуться в свою бесшабашную юность с дикими выходками и озорными проделками. И еще потому, что он хотел заниматься любовью с Нелл. Искренне, от всей души. Может, сегодня ему лечь спать на лестнице?

Герцог, Люсинда и все, кто с ними приехал, должны были покинуть Амбо-Коттедж. Вежливые уговоры Нелл остаться погостить еще немного не помогли: леди Люсинда заявила, что соскучилась по веселым лондонским вечеринкам и другим развлечениям, а ее отец сказал, что ему не хватает его лечащего врача. Если бы леди Хаверхилл вовремя расслышала приказ укладывать вещи, они бы уехали еще утром. Пибоди не упустил возможности уже в который раз поблагодарить Алекса за рекомендательные письма влиятельным особам, которыми он снабдил молодого, подающего большие надежды секретаря.

Сэр Чонси, сидя верхом на лошади, должен был сопровождать кавалькаду. Отряд охотников отбывал на более плодородные пастбища, где будет больше возможностей найти добычу и заполучить для леди Люсинды богатого мужа. Окрыленный этой радостной вестью, лорд Кард так расчувствовался, что в порыве великодушия отозвал баронета в сторонку и открыл ему глаза на то, что его шансы добиться руки и сердца черноволосой наследницы весьма малы, а ее приданое – и того меньше.

Выслушав откровения лорда Карда, сэр Чонси взглянул на Нелл с нескрываемым сожалением, наледи Люсинду – с отвращением, а на свою бедность – с философским смирением.

Тогда Алекс поведал ему о некой прелестной юной леди, дочери владельца высокодоходного поместья по соседству с усадьбой графа Карда. У сквайра нет сыновей, и ему некому оставить свое имение. Очаровательная Дафна Брэнфорд могла бы составить баронету прекрасную партию. При этом Алекс предупредил сэра Чонси, что если тот позволит себе лишнее с его юной соседкой, они станут смертельными врагами.

Сэр Чонси воспрянул духом.

– Вы говорите, есть усадьба, которую некому оставить в наследство?

– И хорошенькая барышня в придачу. Неиспорченная и с покладистым характером. Если вам интересны женщины другого типа, могу представить вас Моне, леди Монро, но вам придется раскошелиться.

– Нет-нет, что вы! Меня заинтриговала возможность стать вашим соседом. Вместо того чтобы сделаться очередным дружком леди Монро, мне больше греет душу мысль стать отцом моих собственных наследников. И если я вынужден жениться по расчету, то пусть это будет барышня благородного происхождения. Не успеет закончиться медовый месяц, как красота леди Люсинды утратит новизну. А у каждого человека есть своя гордость, если вы понимаете, о чем я.

Алекс считал, что именно эта самая гордость не позволяла сэру Чонси устроиться на службу, но сквайр Брэнфорд и его дочь будут счастливы заполучить баронета, раз уж граф сорвался у них с крючка.

Радуясь, что ему удается устраивать сердечные дела других людей, Алекс решил заняться своими собственными. Весь день он не мог застать Нелл одну, пока они не вышли на ступеньки парадного входа, чтобы проводить гостей. Во время завтрака он был готов все объяснить, в полдень – извиниться, во время чая – униженно умолять его простить, но ему не представилось такой возможности. То Нелл помогала леди Люсинде собирать вещи, потому что незадолго до отъезда горничная Браун устроилась на работу в Амбо-Коттедж, не желая возвращаться в Лондон с дочерью герцога и ее отцом. То Нелл помогала тетушке смешивать снадобья, чтобы облегчить боли в ноге у герцога. Или же дежурила у постели больного брата, который до сих пор не заговорил, хотя, похоже, приветствовал внимание Браун, когда она, избегая бывшей хозяйки, укрывалась от нее в комнате Филана.

Нелл с холодной вежливостью слегка склонила голову, приветствуя Алекса. Они смотрели, как Пибоди нес чемоданы, чтобы поставить их на верх украшенного гербом экипажа герцога и положить в повозку остальной багаж. Нелл выглядела уставшей. Алекс тоже чувствовал себя утомленным после ночи, проведенной в воспоминаниях о поцелуях и ласках Нелл и в мечтах о том, чего между ними не случилось. Испытывает ли Нелл то же самое, что и он, страдая от неудовлетворенного желания, и думает ли о нем вообще?

Вне всяких сомнений, она думает о своей репутации. Пока камердинер герцога пытался вникнуть в суть указаний тети Хейзел о том, как готовить различные эликсиры и мази, Нелл спросила Алекса:

– Вы полагаете, леди Люсинда расскажет кому-нибудь о том, что она слышала и видела прошлой ночью? Я не хочу, чтобы мое имя втоптали в грязь. Лондонские сплетни меня не волнуют, но слухи могут докатиться и до деревни. И так многие семьи раздумывают, пускать ли своих детей ко мне на уроки рисования. А если до них дойдут сплетни, никто из детей не придет на уроки. Раз уж я живу здесь, я не позволю никому марать мое имя.

– Этого не случится. Я говорил с леди Люсиндой. Она и словом о вас не обмолвится. Я напомнил ей о сцене любви в оранжерее, свидетелем которой случайно стал. Среди апельсиновых деревьев и папоротников они с Пибоди вели себя куда скандальнее, чем мы с вами.

– Она с Пибоди? То есть… это же шантаж!

– Да, это шантаж, который, кстати, не чужд леди Люсинде. Она будет держать язык за зубами в обмен на мое обещание помочь найти должность для бедного зануды. С хорошим доходом и престижную, возможно, в министерстве внутренних дел. Кто знает, с амбициями этой леди и влиянием ее отца, со временем Пибоди может стать министром. Конечно, он не граф, но быть женой политика льстит самолюбию леди Люсинды и подходит ей как нельзя лучше. Если Пибоди удастся сделать карьеру, он даже может получить титул. Особенно если герцогу удастся поправить свои финансовые дела и оплатить некоторые счета принца-регента. Старший сын Пибоди может стать герцогом, если его светлость обратится в геральдическую палату с просьбой позволить ему передать свой титул по наследству своему внуку, в случае если его старый кузен умрет первым. Думаю, ради такого стоящего дела Пибоди согласится сменить свою фамилию на Эпплгейт.

– Вижу, вы сегодня тоже не теряли времени даром. А мне пришлось выслушивать, как леди Люсинда благодарила небеса за то, что я не еду с ней в Лондон, а тетя Хейзел очень горевала, что я отказалась ехать.

– Она хочет, чтобы вы уехали?

– Нет, ей не хочется расставаться с герцогом. Я думала, ей понравилось выигрывать у него деньги, но теперь… – Теперь Нелл казалось, что ее родственницу объединяет с герцогом нечто большее, чем игра в карты. – Андре по-прежнему отказывается говорить с ней, и она боится, что ей будет здесь одиноко.

– И что вы ей сказали?

– Сказала, что, когда Филан поправится, я подумаю насчет поездки в Лондон.

– А если он никогда не поправится?

– Значит, я не поеду. Не могу же я его оставить! Этого Алекс боялся больше всего, но промолчал. Сейчас был не самый подходящий момент затевать такой разговор. Гости уезжают, слуги снуют туда-сюда, герцог, прихрамывая, ковыляет к своему экипажу, поддерживаемый с одной стороны камердинером, с другой – мадам Амбо. Леди Люсинда на чем свет стоит ругала новую горничную, которая ее сопровождала, а собака заливалась сердитым лаем. На дочери герцога было дорожное платье в зеленую полоску, а мохнатую голову собаки украшал такой же зеленый бантик.

Алекс указал туда, где его слуга Стивз укладывал сумки в карету графа.

– А еще я занимался организацией переезда в деревенскую гостиницу. В конце концов я решил перебраться туда, чтобы не возникло повода для сплетен в ваш адрес.

– Но вы сказали, что леди Люсинда не станет распространять о нас сплетни.

– Не станет. Но когда она и леди Хаверхилл покинут Амбо-Коттедж, вам потребуется более бдительная компаньонка, чем ваша тетушка Хейзел, которая не может похвастать… ну…

– Здравым рассудком?

– Скажем так: она живет в вымышленном мире, а не в реальном. От вашего брата толку мало. Он в ступоре. Люди начнут судачить о нас…

Заявить, что ей все равно, Нелл не могла. Поскольку только недавно утверждала, что ей небезразлично, какого мнения о ней соседи.

– По-моему, вы сильно преувеличиваете интерес местных жителей к нашим с вами отношениям. Эта проблема их совершенно не интересует.

– Главное, что она интересует меня. Я не хочу, чтобы повторилось то, что произошло прошлой ночью, когда я вел себя по-скотски.

Охваченная отчаянием Нелл схватила его за руку.

– О нет! Не переезжайте в гостиницу. Прошлой ночью мы разыгрывали спектакль перед леди Люсиндой и увлеклись. Я виновата не меньше вас, потому что не пресекла это, и мы зашли слишком далеко.

Алекс похлопал Нелл по руке:

– Вы ни в чем не виноваты. Из нас двоих я более опытный и не должен был играть с огнем. Мне следовало думать, прежде чем вести себя так, что невинная девушка подумала, будто мои намерения непристойны.

– Ваши намерения были непристойными?

– Разумеется, нет, глупышка. Вы – леди. Я слишком вас уважаю, чтобы, махнув на все рукой, пускать дело на самотек. Но я не могу поручиться, что ничего подобного больше не произойдет, если вы будете рядом.

– Ваш замысел увенчался успехом, леди Люсинда уезжает, поэтому можете больше не притворяться.

– Вы так прекрасны, что я могу не устоять, – упорствовал Алекс.

– Ой, не мелите чепухи! Я всю ночь не спала, у меня круги под глазами. Я случайно пролила лечебный отвар тети Хейзел себе на платье, которое и без того старое и вышедшее из оды. От меня пахнет лекарствами, как в аптеке, я даже не успела привести в порядок волосы.

– Господи, что за глупости! Женское очарование не имеет никакого отношения ни к платью, ни к вашей прическе. – Он убрал с ее лица золотистую прядку. – Если бы мы сейчас были одни, я показал бы вам, почему вы нуждаетесь в компаньонке и почему я должен переехать в гостиницу.

– Так вы все-таки переедете? Несмотря на то что благополучно спаслись от леди Люсинды?

Он взял Нелл за подбородок и поднял ее лицо, чтобы заглянуть ей в глаза.

– Да пропади пропадом эта проклятая леди Люсинда! Пусть едет хоть в Лондон, хоть летит в тартарары. Вы самая красивая девушка на свете, Нелл.

– Я? Красивая?

Он кивнул и нежно прикоснулся к ее щеке.

– Вы прелестны!

Но к несчастью, самой красивой Нелл казалась не только Алексу, но и гусю.

Преданный домашний питомец Нелл был доволен жизнью. Он важно расхаживал по загону, специально сделанному для него на заднем дворе, в садике, в который выходила кухня. У него были кормушка, корыто с водой и подружка-гусыня, которую специально для него приобрели у миссис Познер. Он чистил перышки клювом, прихорашиваясь, ожидая, когда придет его любимая хозяйка и принесет ему крошки, оставшиеся после завтрака, вкусные кусочки после обеда и печенье, которое подавали к чаю. Однако Нелл не появлялась весь день. И Уэллсли обиделся.

Нелл, ошеломленная и смущенная словами Алекса, не видела, как гусь обошел вокруг дома. Она видела только лучистые глаза Алекса и его улыбку.

Он считает ее красивой. Он считает ее леди. Он относится к ней с уважением. Если даже одно из перечисленных выше утверждений – правда, это уже радость. Если два – подлинное сокровище. Если все три – настоящий клад, который, спрятав ото всех, нужно беречь как зеницу ока и любоваться им, вынимая из тайника в тяжелые, мрачные дни, чтобы рассеять уныние. И после этого бережно хранить в своем сердце всю жизнь.

Что бы ни случилось – а что будет после этого момента, ей не хочется думать, – в ее жизни был этот изысканный джентльмен, который восхищался ею. Разумеется, он сводит ее с ума, заставляя в течение одного часа переживать весь спектр эмоций – от агонии и гнева до экстаза и эйфории. В эту смесь переживаний добавляются нерешительность, отчаяние и непреодолимое желание. Но главное – Алекс считает ее красивой. Ей хотелось услышать это снова.

Но вместо этого он сказал:

– О черт!

Переваливаясь с боку на бок, к ним приближался Уэллсли.

– О Боже, а у меня нет для него с собой никакой еды! Но большому гусаку нужна была не еда. Ему нужно было спасти Нелл от незнакомцев, лошадей и… лающего пса.

Расправив крылья и вытянув шею, Уэллсли шипел, широко разинув клюв.

Леди Люсинда взвизгнула и бросилась в объятия Пибоди. Тетя Хейзел залезла в экипаж герцога, втащила его за собой и захлопнула дверцу, едва не прищемив его светлости распухшую ногу. Камердинер вскарабкался на крышу экипажа вместе с двумя другими слугами. Сэр Чонси попытался успокоить свою лошадь, которая встала на дыбы. А новая горничная леди бросилась в дом, пытаясь удержать в руках две шляпные коробки, шкатулку с драгоценностями и собственную сумку. Собака продолжала оглушительно лаять.

Что, если это животное с похожей на швабру шерстью было самым мелким из незваных гостей? Гусь двигался прямо на Дейзи, которая не двинулась с места и лаяла.

– Нет, Дейзи! – крикнула Нелл. – Беги!

Однако Нелл находилась в этот момент слишком далеко от них и не успела встать между гусаком и маленькой храброй собачкой, которая думала, что защищает свою хозяйку от летающей фурии. Сама хозяйка находилась в объятиях Пибоди, чей инстинкт защитника оказался гораздо слабее инстинкта обладателя. Ни леди Люсинда, ни секретарь даже не взглянули на собаку.

Дейзи скалила пасть и рычала, гусь приближался. Нелл помчалась вниз по ступенькам парадного подъезда. Алекс бросился за ней.

Гусь набросился первым и сорвал с головы Дейзи кокетливый зеленый бантик вместе с клоком ее шерсти. Дейзи оглушительно взвизгнула. Гусь выклевал у нее еще один клок шерсти. Собака еще громче взвизгнула. Нелл закричала. Леди Люсинда тоже завопила и потащила Пибоди за повозку для багажа.

Гусь все щипал и щипал бедную Дейзи. Собачка, размером в половину гуся, выла от боли и ярости, но не убегала.

Исхитрившись, она вырвала у гуся целый пучок перьев, затем принялась их выплевывать. Пока собака отплевывалась, гусь впился ей в хвост. Дейзи оказалась наполовину, подвешенной в воздухе. Со стороны казалось, что гусь несет клюве адвокатский парик, а бедная Дейзи выглядела словно крыса в меховой накидке.

Камердинер Алекса, Стивз, со всех ног бросился к подъездной аллее, размахивая пистолетом.

– Убери оружие, приятель! – кричал Алекс на бегу. – Ты можешь промахнуться и застрелить не гуся, а одного из нас.

Застрелить гуся? Нелл подбежала к гусю и собаке и была готова схватить своего питомца – и он наверняка ущипнул бы ее, – но в этот момент мимо Нелл в воздухе пролетел темно-синий сюртук Алекса и, упав на землю, накрыл Уэллсли.

– Хороший бросок! – крикнула Нелл и стала поднимать сюртук Алекса вместе с гусем.

– Эта птица представляет угрозу для окружающих, – сказал он со стоном, подходя к бедной собачке, которая уже не в силах была даже рычать. Дейзи дрожала, жалобно скулила и искала хозяйку, которая не выходила из-за повозки для багажа. Алекс взял перепачканную собаку на руки и прижал к себе, шепотом успокаивая ее.

Нелл, держа Уэллсли под сюртуком, открыла ему голову, чтобы он не задохнулся. Девушка прижимала птицу к себе, повернувшись спиной к Алексу и собаке, чтобы гусь мог успокоиться. Редферн протянул ей тарелку с засахаренными фруктами, после чего, кусая губы и заламывая руки, поспешил обратно в дом.

Наконец показалась леди Люсинда. Одной рукой она прикрывала глаза, чтобы не смотреть на шокирующее зрелище, второй – держалась за Пибоди. Нелл кормила гуся и вытирала руки о сюртук Алекса.

– Вот так поездка в гости! Самая ужасная в моей жизни! – пожаловалась леди Люсинда Пибоди, не обращая внимания на Алекса и Нелл. – Не могу дождаться, когда уеду из этого ужасного места. Помогите мне сесть в экипаж, Пибоди, и сразу же садитесь сами – иначе я уеду одна. Леди Хаверхилл и ее нерасторопная горничная могут приехать позже, с остальным багажом.

Леди Люсинда буквально вытолкала тетушку Хейзел из экипажа и уселась рядом с отцом.

– Трогай! – приказала она кучеру, хотя в этот момент мистер Пибоди стоял снаружи и помогал тете Хейзел сойти с подножки, а другие слуги слезали с крыши экипажа. Поэтому кучер проигнорировал приказ леди Люсинды.

– А как же собака? – спросил Алекс, прижимая к себе дрожащую Дейзи.

Леди Люсинда бросила недовольный взгляд на свою любимицу и постучала по крыше экипажа, мол, пора ехать.

– Зачем мне такое уродливое животное? Кучер, поехали!

Тетя Хейзел сняла шаль и протянула графу, чтобы он укрыл ею бедняжку Дейзи. Когда кавалькада тронулась, собака лизнула Алекса в подбородок.

– Поздравляю. У вас появилась собака, милорд.

Камердинер Алекса с досадой взглянул на белую шерсть на коричневом жилете хозяина, перевел взгляд на гуся на руках у Нелл, запеленатого в дорогой сюртук Алекса, и посмотрел на пистолет в своей руке. Неизвестно, кого ему хотелось застрелить в этот момент – себя или своего незадачливого хозяина?

– Я спасу тебя, Лизбет! – раздался чей-то истошный крик. Оглянувшись, все увидели Филана, который сбегал со ступенек лестницы в белой ночной рубашке. Над головой он держал кочергу. – Стой на месте; я тебя спасу!

Глава 22

– Не стреляйте!

У Нелл в руках был гусь, у Алекса – собака. У Стивза было оружие, но выстрелить в умалишенного у него не поднималась рука. Нерастерявшаяся тетя Хейзел подняла с земли горсть гравия и бросила в лицо Филану, который размахивал кочергой, собираясь напасть на камердинера Алекса.

– Это Нелл, а не Лизбет, глупая башка!

Из дома с плачем выбежала Браун.

– Я только вышла посмотреть, что случилось, и вдруг вижу – мимо меня бежит мистер Слоун. Извините, мисс! Я не смогла за ним уследить!

Алекс передал собаку горничной. К тому моменту, когда он добежал до Стивза, его слуга успел уклониться от трех ударов кочергой, а два удара принял на себя. Хорошо, что пистолет не выпал у него из рук, в этом случае он мог выстрелить самопроизвольно или, что еще хуже, попасть в руки безумного Филана.

Зная, что Нелл никогда не простит Алексу, если что-то случится с ее братом, Кард решил не причинять Филану вреда. Не говоря уже о том, что ему во что бы то ни стало нужно поговорить со Слоуном. Тем не менее нельзя позволить босому вояке кого-нибудь убить или изувечить. Кард попытался схватить Филана, подойдя сзади, но тот замахнулся на него кочергой. Затем Алекс попытался повалить мужчину на землю, потянув его за рубашку, но брат Нелл оказался сильнее чем он думал.

– Отпустите меня! – кричал Слоун. – Я должен его остановить!

– Он ее не тронет. Положите кочергу.

– Все в порядке, милый братик. Здесь никто не собирается никого обижать. Мистер Стивз – слуга графа. Он ни на кого не нападал. Прошу тебя, перестань! – умоляла Нелл.

Но Слоун не опустил кочергу и нанес удар Алексу, задев больное плечо. Алекс пришел в ярость. Хотел ударить обидчика кулаком, но промахнулся. Мистер Джексон не похвалил бы его за такой неуклюжий удар, но тренер Алекса по боксу вряд ли когда-нибудь вел бой против сумасшедшего, вооруженного металлической палкой. Кард пригнулся и подался назад, не имея возможности нанести второй удар. Во второй раз он бы не промахнулся, и это решило бы исход поединка.

Стивз, камердинер Алекса, улучив момент, когда Филан стоял к нему спиной, ударил его рукояткой пистолета по голове. Слоун чуть не сломал ему руку, нанося удар за ударом, пока Филан не упал без сознания.

Нелл закричала и уронила гуся. Прибежала служанка с собакой. Тетя Хейзел подняла кочергу.

– Не приближайся, не то я воткну в тебя эту железную штуковину! – пригрозила гусю пожилая дама. Однако Уэллсли уже успокоился и как ни в чем не бывало клевал корм.

Алекс поднял с земли пистолет, недоумевая, почему оружие ни разу не выстрелило, что вполне могло случиться из-за неосторожного обращения с ним. Но все хорошо, что хорошо кончается.

– Он не заряжен, милорд.

– Почему, черт возьми?

Стивз с обиженным видом потирал ушибленную руку.

– Не хватило времени. И кого я, по-вашему, должен был застрелить? Гуся или этого сумасшедшего?

Нелл склонилась над распростертым на земле братом. Алекс протянул Стивзу пистолет и сказал:

– Наложи холодный компресс на больную руку, а затем найди кого-нибудь, кто поможет перенести чемоданы из экипажа в дом.

– Мы остаемся? Я думал, вы решили, что будет разумнее…

– Я не могу сейчас оставить Нелл… то есть мисс Слоун, одну. Ей понадобится наша помощь, чтобы ухаживать за больным братом, а может быть, и защита от него, если он опять притворяется.

Филан не притворялся. Ему наложили большой шов на голове. Хирург пожал плечами. То из Амбо-Коттеджа годами не было никаких известий, то за доктором посылают чуть ли не каждый день. Злой рок преследует жителей Амбо-Коттеджа. Но хирургу это сулит хорошую прибыль. Точно так же, как и хозяину аптеки в деревне.

Филан, с забинтованной головой, неподвижно лежал с закрытыми глазами. Он находился сейчас в своей собственной спальне, где на стене напротив кровати висел большой портрет Лизбет.

Слуга Филана собрал вещи и уехал, отказавшись служить хозяину, который появляется в общественных местах без надлежащей одежды. Не говоря уже о том, что у него не все дома. Поэтому ухаживать за Филаном пришлось Стивзу и лакею, а Нелл кормила брата, читала ему и молилась за него. Браун ей помогала.

Алекс нервно мерил шагами комнату.

Его терзало чувство вины. Не потому, что Филан был ранен, а потому, что слишком легко отделался. Быть может, жестоко желать человеку смерти, но если бы Слоун умер, все испытали бы облегчение. Бухгалтерские книги на имение оказались в ужасающем беспорядке, но одно было несомненно: Филан из года в год обирал своих домочадцев до нитки, зато о себе не забывал. Дела с судоверфью обстояли еще хуже предприятие находилось на грани банкротства. Филан – мошенник и вор. Он не выполнял своих обязательств перед арендаторами ферм и перед сестрой. Если Слоун поправится, Алекс обязательно выдвинет ему обвинение. Этот человек слишком опасен, и его надо изолировать от общества. Хотя дать ему уйти – прекрасный способ доказать его сестре, что она небезразлична Алексу. Алекс мог бы отправить Филана в приют для душевнобольных, чтобы он доживал свой век за решеткой и высоким забором. Однако Нелл и слушать об этом не захочет. Есть у Алекса и другой вариант. Он владеет недвижимостью на Ямайке, это достаточно далеко отсюда. Только бы удалось уговорить Нелл и Филан согласился там жить.

На худой конец Слоун мог бы остаться здесь, под присмотром людей, которые его охраняют и ухаживают за ним. Алекса не останавливали никакие расходы. Но его пугало, как к этому отнесется Нелл. Теперь уже Алекс знал ее характер и понимал, что она никогда не оставит своего брата на попечение слуг. Ее верность и преданность не могли не восхищать Алекса. Однако всему есть предел.

Алекс не хотел, чтобы брат Нелл оставался в Англии. Хорошо бы отправить его подальше. А еще лучше, чтобы этого негодяя вообще не было на свете. Но лишить его жизни может только Господь. Вечером Алекс зашел в спальню к Филану, чтобы увидеть собственными глазами, каковы его шансы на выздоровление, и, как обычно, застал там Нелл. Она сидела у кровати и шила детскую одежду для одной из жительниц фермы. Рядом с ней на столе лежали альбом и карандаш. Устав от шитья, Нелл могла рисовать, пока брат спит или, как сказал хирург, «находится в коматозном состоянии».

– Вам не кажется, что он стал выглядеть лучше? – спросила она, отложив шитье.

«Лучше, чем кто? Чем покойник?» – подумал Алекс, но, щадя чувства Нелл, произнес:

– Да, цвет лица у него стал лучше.

– Доктор говорит, что есть надежда на полное выздоровление.

Только этого не хватало! В глубине души Кард очень надеялся на другой исход.

– Замечательно, – упавшим голосом проговорил он. Нелл чувствовала, что Алекс питает неприязнь к Филану.

– Он скоро поправится и все объяснит. Вы подробно расспросите его, куда делись доходы от поместья, а также о том, что ему известно о Лизбет. Раз уж он заговорил, значит, скоро придет в себя.

Нелл говорила шепотом, словно Филан мог ее услышать. Но если этот негодяй их слышит, значит, наверняка может и говорить.

– Знаю, брату это не понравится, но он обязан перед вами отчитаться. Ваши претензии вполне резонны. Все это время вы проявляли максимум терпения. Наняли слуг, чтобы обеспечить ему надлежащий уход. Благодаря вам мы ни в чем не испытываем нужды.

– Нет, дополнительный персонал понадобился из-за моего пребывания здесь. А затраты на самое необходимое для вас с братом столь незначительны, что не стоит о них и говорить.

– Никогда не встречала таких великодушных людей, как вы, и сделаю все, что в моих силах, чтобы мой брат это оценил. Уверена, он будет намного сговорчивее, как только поймет, до чего вы великодушны.

Алекс не разделял ее уверенности. Он был уверен только в том, что хочет поцеловать Нелл. Он старался держаться от нее подальше, даже случайно не прикасаться к ней. Тем более сейчас, когда ее брат, возможно, лежит на смертном одре.

Однако сегодня все изменилось: Филану лучше, черт бы его побрал. А Нелл стала настоящим искушением для Алекса. Она заплела волосы в длинную косу, выпустив на висках кокетливые прядки, словно бы предназначенные для того, чтобы мужчины могли игриво наматывать их на палец или убирать их ей за ушко. Скорее всего такую прическу Нелл сделала Браун, бывшая горничная леди Люсинды. Девушка наверняка в курсе новинок лондонской моды. Алекс подумал, что неплохо бы повысить горничной жалованье, чтобы она подольше оставалась в Амбо-Коттедже. Впрочем, Браун была так счастлива, что удалось сбежать от леди Люсинды, что, казалось, готова работать в доме мисс Слоун бесплатно.

На Нелл сейчас было платье из голубого муслина с вышитыми на нем фиалками. В этом платье она сидела за ужином, когда викарий и мадам Амбо обменивались мнениями об урожае картофеля и гороха. Глядя на девушку, Алекс вспоминал, как прижимал к себе Нелл. Если бы они сейчас с Нелл были одни…

Кард ни на минуту не забывал, что в комнате находится ее брат. И кто знает – может быть, он их видит и слышит? Алекс не мог отвести глаз от лежавшей на кровати неподвижной фигуры.

– Будем надеяться, что, очнувшись, Филан согласится все рассказать. Я не успокоюсь, пока не узнаю, при каких обстоятельствах погибла Лизбет и бесследно исчезла ее дочь.

– Вы собирались съездить в Гулль и Скарборо, чтобы разузнать, в чем был замешан Филан…

– Я уже съездил. Взял портрет вашего брата, который вы нарисовали, и показывал его владельцам гостиниц и конюхам. Кстати, вам превосходно удалось передать сходство.

– Спасибо за комплимент, но прежде, чем выставлять мои рисунки на всеобщее обозрение, следовало заручиться моим согласием.

– Вы слишком долго скрывали свой талант. Едва взглянув на рисунок, вашего брата тут же узнавали.

– И что о нем говорили?

– Что он регулярно наведывался в оба этих города, но держался особняком, ни с кем не общался. Судоверфь в Гулле пришла в упадок и уже три года как закрыта. Однако, приезжая в эти города, он клал деньги в банк и много пил. Банки, разумеется, не станут сообщать о состоянии его счетов, но мистер Силбигер полагает, что, если возникнет необходимость, мы можем востребовать сведения через суд.

Нелл побледнела.

– Хотите сказать, если его обвинят в мошенничестве?

– Нет, в том случае, если он не придет в себя и к нему не вернется рассудок. Тогда придется назначить ему опекуна, чтобы распоряжался его финансами. Но что об этом сейчас волноваться? Посмотрим, как будут развиваться события.

Однако Нелл не могла не волноваться. Что будет, если Филан не выйдет из комы? Она не вправе ожидать от Алекса, чтобы он и впредь продолжал оплачивать счета ее брата. Тем более после того, как стало известно, что в течение длительного времени Филан его обворовывал. Нелл хотелось броситься к Алексу и умолять его проявить к ее брату милосердие… Или просто броситься Алексу на шею… Чтобы занять чем-то руки, Нелл схватила со стола альбом и карандаш.

Алекс был сегодня очень хорош собой. Его волосы были влажными после ванны. Вокруг его шеи красовался шейный платок в горошек. Маленькая белая собачка леди Люсинды лежала у его ног, бережно укутанная в другой шелковый шейный платок графа, который укрывал ее плешины после нападения на нее гуся. Для ног и хвоста Дейзи в платке были проделаны дырки.

Нелл подумала, что неплохо бы попросить тетю Хейзел связать для собаки более удобную курточку, чтобы хоть как-то искупить вину злобного гуся. Все равно тетушке надо развеяться. Ее одолела тоска. То ли Потому, что ее давний возлюбленный Андре больше не разговаривал с ней, то ли потому, что уехал герцог. Тетя Хейзел считала, что Филан – симулянт, хотя не могла отрицать очевидное – рану у него на голове. Она наотрез отказалась готовить ему снадобья из трав, которые хранила в кладовой. Поэтому делать ей было нечего, и она вполне могла связать одеяние для бедной собачки.

Дейзи не отрывала взгляда от Алекса, своего спасителя, и Нелл начала рисовать их обоих – мужчину и собаку, чтобы добавить эту трогательную картинку к другим нежным воспоминаниям об Алексе, которые она бережно хранила в своем сердце. Кто еще из таких блистательных мужчин, как он, способен терпеть рядом с собой глупого щенка с плешинами? Делая зарисовку, Нелл улыбалась, думая про себя, что в этом проявилась сущность лорда Карда. Именно за это она его и любит. Любит?.. Нелл выронила карандаш. Неужели она действительно его любит? Подняв карандаш, Нелл спросила скороговоркой, чтобы скрыть смущение:

– Что еще вы узнали?

– Ну, всем известен адрес последней, так сказать, подружки вашего брата. Он даже не пытался скрывать эту связь.

– Эта женщина была его любовницей? Можете не смущаясь произносить при мне это слово. Как это делаю я сама. Я не кисейная барышня, у которой молоко на губах не обсохло, чтобы щадить мои чувства и бояться оскорбить мой слух. Да будет вам известно, я знаю, что на свете бывают такие женщины.

– Совершенно верно. Но, согласно общепринятым правилам вежливости, не принято обсуждать таких женщин в присутствии леди.

– Разве вы забыли, что я не вхожа в высшее общество? И если вы так озабочены соблюдением условностей и правил, по которым живут аристократы в Лондоне, вам не следует в вечернее время вместе со мной сидеть в спальне Филана. Едва ли человека в бессознательном состоянии можно считать своего рода компаньонкой для девушки.

– Уход за больными – особый случай. Тут можно сделать исключение из правил. – «Хорошо бы принять закон, разрешающий подобные действия», – подумал Алекс. – Как бы то ни было, имя той женщины – Хелен. Я заходил к ней, надеясь, что ей может быть известно, что Филан сделал с деньгами.

– Мне бы это тоже было любопытно узнать. Как и все, что касается любовницы Филана.

– Оказалось, что она уже больше двух лет не видела вашего брата. И даже когда они виделись, он практически ее не содержал. Дом он ей не покупал, его оставил ей покойный супруг, и там она принимала других джентльменов. На самом деле этот дом был чем-то вроде пансиона для гостей-мужчин.

– Она содержала бордель? Боже мой, никогда бы не подумала, что… – Нелл осеклась. Чтобы дать ей время прийти в себя, Алекс наклонился и погладил собаку. – Неужели Филан посещал подобные заведения?

– Он бывал там нечасто. Как сказала Хелен, Филан останавливался там время от времени. Начиная с той поры, как Лизбет вышла замуж за моего отца. Ваш брат никогда не задерживался там надолго. Женщина намекнула, что он не отличался щедростью и денег на нее не тратил.

Грузная, немолодая для своего ремесла женщина с избытком макияжа на лице также поведала Карду, что Филан не особо интересовался интимными услугами. Сунув сложенную банкноту графа между грудей, Хелен разоткровенничалась и сообщила, что Филан не мог удовлетворить женщину, но это его мало интересовало. При этом Хелен игриво подмигнула Алексу, мол, красивый молодой граф наверняка знает, как ублажить женщину. Карду захотелось поскорее уйти, но он задал Хелен еще несколько вопросов.

Хелен вспомнила, что, переспав с ней, Филан спешил вымыться. А потом напивался. Но нежные ушки девушки не должны были ничего из этого услышать, несмотря на то что Нелл считала себя эмансипированной.

– Вообще-то он приходил к ней в дом, чтобы напиться. Нелл посмотрела на брата.

– Я знала, что он выпивает, но в пределах нормы, как любой джентльмен. Однако таким пьяным, каким он был, когда пришел сюда на прошлой неделе, я никогда его не видела.

Алекс поднял собаку с пола и посадил себе на колени, чтобы было удобнее чесать ей за ухом.

– Похоже, что он очень многое скрывал от своих родных. Хелен рассказывала, что у него бывали запои – и тогда он пил не переставая несколько дней подряд, становясь во хмелю то сверх меры слезливым, то чересчур придирчивым. В общем, эта женщина не могла дождаться, когда все это закончится. Особенно когда он начал высказывать ей претензии из-за цен на ее услуги, которые казались ему чересчур высокими. Она понятия не имела, что он делал в банке, но у него время от времени появлялись деньжата. Если Филан и вправду был нечист на руку, он не тратил деньги на бордель.

Нелл снова взялась за карандаш.

– Сочувствую вам. Знаю, вы надеялись узнать больше, но в каком-то смысле я рада тому, что вы сказали. Ведь я всерьез опасалась, что у Филана есть тайная семья на стороне и внебрачные дети, которых он от всех скрывает. Мне не хотелось, чтобы он привез их в Амбо-Коттедж.

– Если у него и впрямь была семья на стороне или даже имелась еще одна любовница, никто никогда не видел, чтобы он наведывался к кому-нибудь, кроме местных «ночных бабочек». Хелен вспомнила, что раз или два он говорил, что ему необходимо съездить в Лондон.

– В Лондон? Впервые слышу! – Нелл почувствовала обиду: она охотно поехала бы вместе с братом, чтобы сходить в театр или пройтись по магазинам.

– Чему тут удивляться? Разве мужчина возьмет с собой сестру, если собирается пить или посещать женщин? По крайней мере ко мне он не приходил, и я никогда не встречал его ни в клубе, ни на спортивных соревнованиях, ни на аукционах, где продают лошадей. Хотелось бы мне знать, чем он занимался в Лондоне и какие у него здесь были темные делишки. – Кард поднялся и, подойдя к кровати Филана, пристально посмотрел на него. Ему хотелось вытрясти из негодяя душу, чтобы узнать всю правду. Филан, судя по всему, шел на поправку. Так что Алекс надеялся в ближайшее время с ним поговорить.

– Вернитесь на место, ведь портрет еще не закончен, – сказала Нелл.

Алекс послушно сел на стул и положил собаку себе на колени.

– При каких обстоятельствах погибла Лизбет, мне так и не удалось выяснить.

– Ничего удивительного. Сколько лет прошло с тех пор…

Нелл задела Алекса за живое: как он мог так долго тянуть с расследованием?

– Сомневаюсь, что я смог бы обнаружить что-нибудь новое. То, что упустил мистер Силбигер. Он внушает мне доверие своей компетентностью.

– К тому же мистер Силбигер прекрасный человек. Хорошо бы пригласить его на ужин на этой неделе, чтобы он отвлек тетю Хейзел от воспоминаний о прошлом.

Алекс мысленно выразил сочувствие мистеру Силбигеру. Беседовать с тетушкой Хейзел – сущая пытка. Тем не менее Алекс сказал:

– Полагаю, мистер Силбигер обрадуется приглашению. Он на все лады расхваливал вашу кухарку. Силбигер сохранил копии всех документов и переслал мне. Из них я узнал адреса свидетелей исчезновения кучера, а также участников поисковых партий. Опросил констеблей и помощников судьи в радиусе нескольких миль. Никаких сведений о неопознанных трупах, задержании неизвестных лиц – ничего, за что можно было бы зацепиться, чтобы выя вить личность неизвестного охранника.

– Вы до сих пор не отказались от мысли, что он мог забрать с собой Лотти и скрыться?

– Это моя единственная зацепка.

– Но вам же не удалось ничего разузнать о нем?

– Ничего, кроме того, что было уже известно: ничем не примечательный мужчина, имя – Фред или что-то в этом роде, на почтовой станции ни с кем не разговаривал, единственная примета – золотой зуб. Вы только представьте себе, у скольких людей есть золотые зубы!

– У Редферна, например, – сказала Нелл. – Подождите, подождите, я кое-что вспомнила! – вдруг воскликнула она.

Нелл вскочила с места, бросила альбом на кровать Филана и опрометью выбежала из комнаты.

– В этом доме все очень странные, Дейзи, – сказал Алекс собаке, которая проснулась и, подняв голову, оглянулась по сторонам, желая убедиться, что поблизости нет того ужасного гуся, а затем отрывисто залаяла. Алексу показалось, что у Филана дернулось веко, но в этом не было ничего удивительного – человек, потерявший сознание, мог сохранить слух и чувствительность.

Когда Нелл вернулась, глаза ее блестели, а лицо раскраснелось от возбуждения. Она бросила Алексу один из своих старых альбомов с рисунками.

– Вот! Вот о чем я вспомнила. После того как вы разыскали и принесли сюда альбомы, я стала рассматривать свои ранние работы, которые делала до того, как меня отправили в академию благородных девиц. Те самые, которые не позволяла никому трогать, помните?

Кард кивнул, ее волнение передалось ему.

– Да, помню. И что это значит?

Пролистав несколько страниц, Нелл остановилась на карандашном наброске, изображавшем двух мужчин, находившихся на конюшне, и лошадь, выглядывавшую из двери стойла. В одном из мужчин можно было без труда узнать ее брата. Но что касается второго…

– Да у этого человека золотой зуб!

– Такое впечатление, что я старалась изобразить, как золотой зуб блестит на свету, – сказала Нелл, глядя на рисунок из-за плеча Алекса.

– И вам это удалось! Если верить изображению, у этого человека глубоко посаженные глаза, безвольный подбородок и светлые волосы. И если ваш рисунок был сделан перед тем, как вас отослали учиться, по времени он совпадает с несчастным случаем. Теперь у нас есть зацепка. Может быть, кто-нибудь узнает этого мужчину и сообщит нам его имя. Молодец, Нелл! Вы дали нам ключ к разгадке! Моя дорогая девочка!

От его похвалы Нелл зарделась, но сочла своим долгом предупредить:

– Надеюсь, вы понимаете, что эта ниточка не обязательно приведет к Лотти?

– Разумеется. И все же хоть на шаг мы приблизились к разгадке. Почему раньше никто не расспрашивал вас ни о чем? Ведь все разыскивали того человека с золотым зубом.

– Я в то время была потрясена случившимся. Никому в голову не пришло расспрашивать насмерть перепуганного ребенка. А потом, вскоре после семейной трагедии, меня отослали учиться.

– Скорее всего вы так никогда бы и не вспомнили об этом, поскольку вас никто не расспрашивал.

Кусая губы, Нелл внимательно разглядывала рисунок.

– Вообще-то я сожалею, что вспомнила. Судя по рисунку, Филан был знаком с этим человеком. Здесь видно, что они играют в кости. Но от меня он это скрыл. Не знаю почему.

Вместо ответа Алекс чмокнул ее в щеку.

– У нас все равно остаются невыясненными многие вопросы. Но то, что случайно обнаружилось сейчас, мы не могли выяснить в течение многих лет. Спасибо вам, Нелл.

Кард отложил альбом и привлек Нелл к себе, нежно обнял и поцеловал в губы.

Собака ревниво зарычала.

Глава 23

Тетя Хейзел не могла вспомнить, как зовут того человека на рисунке, но готова была поклясться, что где-то его встречала. Не тогда, когда они с Филаном играли на конюшне в кости. Она видела его у них в доме.

Правда, непонятно, видела тетушка этого человека среди живых или среди призраков…

Насколько помнит тетя Хейзел, никто никогда ее о нем не спрашивал. Раз никому не пришло в голову задать тете Хейзел вопрос о подозрительном мужчине с золотым зубом, Алекс решил спросить тетушку о Лотти.

– Вы никогда не задумывались о том, что могло случиться с малышкой?

– Конечно, задумывалась. Она была красивой девочкой, ласковой и послушной. Я мечтала, что помогу ее воспитывать, когда ее разыщут. Поскольку ни ее родителей, ни дедушки и бабушки уже не было в живых. Разумеется, Элеонора была совсем юной в то время, а вы, граф, еще учились в школе. Филан? Да разве мог этот тип позаботиться о крошке, если не счел нужным выполнить долг по отношению к своей сестре? Малышка Шарлотта могла бы стать моей дочерью. Я всегда мечтала иметь детей.

– Но вы ни разу не видели ее после несчастного случая?

– Как я могла ее видеть, если она бесследно исчезла? Разве не из-за этого вы приехали сюда?

– Из-за этого. А если бы не было никаких сомнений в том, что она погибла?

– Тогда бы вы сюда вообще не приехали, не так ли?

Алекс услышал укор в словах старой женщины. И он его заслужил. Он должен был приехать сюда, как только стал взрослым, независимо от того, была у него надежда найти свою единокровную сестру или нет. Имение принадлежит ему, и на нем лежит ответственность за то, что происходит с его родственниками по линии его мачехи. Каким бы ни было дальним это родство, Алекс – глава семьи. Он – граф.

– Но теперь я здесь, – проговорил Кард. – И хочу спросить вас, видели ли вы Лотти… среди мертвых? – Он снял очки и протер стекла. Господи, неужели он докатился до того, что спрашивает женщину, у которой не все в порядке с головой, не говорила ли она с духом погибшей девочки? Может быть, после того как он поцеловал Нелл, у него помутился рассудок? При воспоминании об этом дивном поцелуе лицо Алекса расплылось в блаженной улыбке.

Тетя Хейзел радостно хлопнула в ладоши:

– Ах так, значит, вы мне верите! Я всегда считала вас умным мальчиком. Намного умнее вашего младшего брата.

– Я весь внимание. Надеюсь, это не значит, что недавно вы беседовали с моим младшим братом? Ведь Джек жив, не так ли?

– Он не перешел реку мертвых. Он жив.

Алекс перевел дух, злясь на самого себя, что чересчур серьезно относится к словам полоумной старухи. Он не верил ни одному ее слову о призраках и о том, что пожилая леди с ними общается.

– Так как насчет Лотти, маленькой дочки Лизбет?

– Я ни разу не разговаривала с этой очаровательной малышкой. С тех пор, когда она помахала мне своей пухленькой ручкой много лет назад. Раз уж вы упомянули об этом, полагаю, они должны были вместе с Лизбет посетить меня. Ведь они обе на небесах, не правда ли?

У Карда разболелась голова. Ему хотелось попросить тетю Хейзел при первой же возможности расспросить дух Лизбет о местопребывании Лотти и передать его покойному отцу, что Алекс делает все, чтобы выполнить данную ему клятву. В то же время ему хотелось упрятать в психбольницу чокнутую родственницу Нелл, точно так же, как и Филана.

Призраков не бывает. С усопшими нельзя подружиться, как нельзя изменить прошлое и внести в него поправки. Можно сколько душе угодно говорить с умершими возлюбленными, но черта с два дождешься от них ответа. В этом Алекс не сомневался. Почему же тогда он в глубине души верит, что Лотти жива?

На этот вопрос он не мог ответить. Интуиция подсказывала ему, что малышка не погибла. Он найдет ее во что бы то ни стало. Нелл вселила в него уверенность, показав рисунок.

Нелл сделала копию с рисунка. Алекс будет показывать набросок с изображением человека с золотым зубом каждому встречному. Он также собирался послать копию в Лондон, в главное полицейское управление. Он дал объявления в газетах, предложив награду тому, кто сообщит какие-либо сведения об этом человеке.

Среди жителей Кингстон-апон-Гулля и Верхнего Кингстона никто не знал мужчину с золотым зубом. Мистер Силбигер сожалел и даже извинился за то, что не догадался расспросить о случившейся трагедии мисс Слоун. Он впервые видел человека, изображенного на рисунке. Его не знали ни мировой судья, ни судебный пристав, ни констебль. Ни помощник судьи, ни владельцы гостиниц и пивных в округе.

– Я продолжу поиски. Буду заходить в те таверны и гостиницы, где Филан был завсегдатаем. Поскольку в этих краях никто не слышал о человеке с золотым зубом, наверное, ваш брат познакомился с ним в одном из мест, которые часто посещал.

– Вы собираетесь снова зайти к той женщине, Хелен?

– Это было бы весьма разумно, учитывая, что у нее широкий круг знакомых и все такое прочее.

Нелл понимала, что под широким кругом знакомых подразумеваются толпы мужчин, которые приходили к ней, а «все такое прочее» означает, что она содержит публичный дом.

– Мне бы этого не хотелось, – тихо произнесла Нелл, стыдливо потупившись.

Кард взял Нелл за подбородок и, заглянув ей в глаза, чмокнул девушку в нос.

– Не знай я вас, подумал бы, что вы ревнуете.

Нелл и в самом деле ревновала.

– Я… я хотела сказать… – пролепетала она.

– Ей не меньше сорока пяти, она толстая, с обвислыми щеками… и крашеными волосами. Неужели меня может привлечь такая женщина?

– Но она знает, как доставить мужчине удовольствие, и вам, может быть, захочется…

– Не захочется. Вы единственная привлекаете меня.

Нелл верила его словам не больше, чем верила в привидения тети Хейзел. Но как они ласкают слух! Только бы это была правда!

– Тогда скорее возвращайтесь домой, – сказала она.

– Я вижу, вы сомневаетесь во мне, и с удовольствием остался бы, чтобы рассеять ваши сомнения, но мне необходимо ехать.

– Конечно. Вы приехали сюда, в такую даль, спустя столько лет. И вы приложили столько усилий, чтобы разыскать следы вашей пропавшей сестры. Теперь, когда вы всего в двух шагах от разгадки, не медлите ни минуты. Может быть, Лотти живет где-то рядом, ждет, когда старший брат приедет и заберет ее домой.

– Сейчас ей почти шестнадцать. Кто знает, захочет ли она вернуться к нам. Может быть, собирается замуж за какого-нибудь цыгана.

Не исключено также, что она живет в работном доме. Или, не приведи Бог, в таком, какой содержит Хелен. Может быть, ей повезло и ее приютили хорошие люди. Допустим, поиски Алекса увенчаются успехом и Лотти вернется домой. Где бы ни находилась до этого девочка, в каком бы доме ни воспитывалась, у нее наверняка нет тех благ и преимуществ, которые ей положены по праву как дочери дворянина. Ей незнакомы правила поведения в высшем свете, она не имеет образования, возможно, даже не умеет читать и писать. Не будет ли она на своем первом балу выглядеть белой вороной среди других девушек? Как отнесутся к ней сверстницы? Как будут смотреть почтенные дамы? Девушка столкнется со множеством сложностей, о которых и не подозревает.

– Главное, чтобы Лотти была счастлива, – сказала Нелл Алексу. – Все остальное не важно. Езжайте и разыщите ее.

Получив такое благословение, Алекс вскочил на лошадь Филана, поручив Стивзу в его отсутствие заботиться о Нелл и стеречь ее брата. Оба его седельных мешка были полны. В одном из них он вез еду, хлеб и сыр, малиновый пироги кувшин с элем. Еще Нелл сунула в мешок Алексу клевер, который приносит удачу, и розу, сорванную с любимого куста тети Хейзел, чтобы не забывал о них. В другом седельном мешке, высунув язык, ехала Дейзи, довольная тем, что находится рядом с хозяином. Ее ощипанная голова выглядывала из кожаного мешка.

Нелл завидовала Дейзи. Как бы ей хотелось оказаться на ее месте!..

Нелл все время старалась себя чем-нибудь занять, чтобы меньше думать об Алексе. Нашел ли он человека с золотым зубом? Удалось ли ему разыскать Лотти? Не остановился ли он в обители порока, который содержала Хелен? При этой мысли у Нелл задрожали руки, и она пролила суп на свежую рубашку Филана.

Успеет ли Алекс возвратиться сегодня? И если да, то какое платье ей надеть вечером?

Неужели он действительно увлечен ею? Нелл ходила по дому словно во сне и чуть не сбила с ног Редферна, который принес почту.

Но вместо того, чтобы провести вечер с графом Кардом, Нелл провела его в обществе Софи Познер и ее новорожденного ребенка. Софи расплакалась от радости, увидев кипу детской одежды, которую Нелл приготовила для младенца. Правда, один из вязаных детских свитеров пришлось переделать для Дейзи. Нелл тоже прослезилась от умиления, увидев Александра, прелестного кроху. Родители назвали мальчика в честь графа, их благодетеля. Как ни хотела Нелл хоть на время перестать думать об Алексе, она не могла не восхищаться его добрым и благородным сердцем. Не могла не мечтать так же, как Софи, прижимать к груди малыша.

Опьяненная счастьем, новоиспеченная мама с нежностью смотрела на младенца. Новорожденный был красным и лысым, но он был очарователен. О, как бы Нелл хотелось держать на руках своего собственного сына, только с черными кудрявыми волосиками! И в очках.

– Если бы родилась девочка, мы назвали бы ее Элеонорой, разумеется, с вашего разрешения, мисс Слоун.

– Почла бы за честь.

– Может быть, в следующий раз, – сказала Софи.

Возможно, у Нелл никогда не будет возможности завести ребенка. Она ни за кого не выйдет замуж, только за Алекса, после того как узнала вкус его поцелуев. Так что неизвестно, удастся ли ей когда-нибудь познать материнское счастье. Если Алекс не вернется, Нелл никогда не узнает, что следует за поцелуями.

Но разумеется, он вернется. Его слуга остался в Амбо-Коттедже. Вся одежда Карда, его экипаж и коробки с отчетами о поисках Лотти тоже здесь. В Амбо-Коттедж Алекс вернется. Но вернется ли он к ней? Ночь, проведенная вдали там, где его на каждом шагу подстерегают искушения, может отрезвить графа. Алекс – человек, и ничто человеческое ему не чуждо. К тому же он граф. И должен найти себе ровню. А какая из Нелл невеста для графа? Она больше не станет о нем думать.

Но Алекс все-таки вернулся. Радостно рассмеявшись, он обнял Нелл, затем тетушку Хейзел. Редферн на всякий случай отошел в сторонку, опасаясь, как бы граф и его не стал тискать.

– Хелен узнала человека на рисунке. Много лет он жил в ее заведении. Говорил ей, что работает кучером. Но Хелен считает, что он не работал, а возможно, ступил на скользкий путь, поскольку у него всегда водились деньжата. В то время трудно было найти работу, но, по словам Хелен, он ее и не искал. Короче говоря, стал бандитом с большой дороги, – заключил Алекс, принимая бокал вина из рук Редферна, который, нисколько не смущаясь, откровенно подслушивал их разговор.

Алекс залпом выпил вино, потому что так торопился в Амбо-Коттедж, что делал остановки в пути, только чтобы дать отдохнуть коню, и ничего не пил и не ел.

– В общем, Хелен считает, что этот тип мошенник и вор. Преступник, как мы и предполагали, судя по его подозрительному поведению. Через какое-то время он перестал останавливаться в ее заведении, но женщина точно не помнит, когда именно. Вне всяких сомнений, он был знаком с Филаном. Они частенько вместе выпивали в ее гостиной.

Нелл поспешила возразить:

– Но это не значит, что тот человек или мой брат были замешаны в случившейся с Лизбет трагедии.

Тетя Хейзел презрительно фыркнула.

Алекс едва сдержался, чтобы не обвинить Филана. Но вовремя спохватился, вспомнив, что у него нет прямых доказательств.

– Да, но почему тогда Деннис Годфри – так его зовут – после трагедии так и не объявился ни разу, если ему нечего скрывать? И почему ваш брат не сообщил его имя, когда полиция разыскивала человека с золотым зубом? Вряд ли Филан, очнувшись, расскажет нам о нем.

– Филан по-прежнему лежит без движения, – сказала Нелл. – Не произносит ни слова. Но ест за троих.

– Черт бы его побрал! При желании ваш брат мог бы сообщить нам много полезной информации. – Расстроенный Алекс со звоном поставил бокал на стол. Теперь ему известно имя того человека – Деннис Годфри. Все остальное ему расскажет Филан. Должен рассказать. Алекс очень на это надеялся.

Что касается тети Хейзел, она свое дело знала: ей нужно связаться с потусторонними силами и разузнать, мертв этот самый Деннис Годфри или жив. Алекс не спрашивал, каким образом она собиралась это выяснить: все и так ясно. Он сам говорил, что будет признателен за любую помощь. Не собираясь откладывать важное дело в долгий ящик, тетя Хейзел удалилась, чтобы проконсультироваться у своих невидимых друзей из загробного мира. Кард отослал Редферна на кухню за едой. Ему не терпелось остаться с Нелл наедине.

– Вы скучали по мне, моя милая Нелл? Разумеется, да. Пока Алекса не было, Нелл места себе не находила. Бродила по дому, на вопросы отвечала невпопад. Что же ей ответить Алексу? Так, чтобы не покривить душой, но и не выказывать своего нетерпения? Пока Нелл собиралась с мыслями, Алекс выпалил:

– Нет слов, чтобы выразить, как я соскучился!

– Правда?

– Да. Я не переставая думал о вас.

– И я.

– Вы думали обо мне или о себе – самой прелестной и милой женщине во всем королевстве?

Кард смотрел на Нелл и улыбался, осыпая поцелуями ее плечи и шею, и она затрепетала, предвкушая настоящий поцелуй. Но Алекс медлил, пока Нелл не призналась:

– Я тоже думала о вас и тоже скучала.

– Это хорошо.

О, это и вправду было хорошо! Поцелуй стоил этого долгого и томительного ожидания. Нелл ответила Алексу на поцелуй. Ее пальцы теребили волосы у него на затылке, хотя она поклялась себе этого не делать. Они снова далеко зайдут, а остановиться трудно.

Алексу тоже не хотелось отрываться от ее губ, но у него заурчало в животе, и в тот же момент он почувствовал угрызения совести.

Он не может продолжать так целовать Нелл, не объяснившись, как это полагается согласно правилам приличия. Но Алекс слишком труслив, чтобы объясниться, не будучи уверенным в том, что Нелл ответит ему взаимностью. С другой стороны, если она скажет «да» Алексу, у которого кружится голова при одной мысли о том, какая нежная и мягкая у нее грудь, он сможет не только поцеловать ее.

Нет. Не так скоро. Они должны узнать друг друга. Нелл до сих пор до конца не доверяет Алексу и сомневается в том, что она прелестна. Впрочем, он может ей продемонстрировать, как можно любить и лелеять женщину. Может показать, как высоко он ее ценит.

Нет. Нелл – леди, и только леди он хочет видеть своей графиней, матерью своих детей, спутницей жизни и любимой женщиной. У Алекса было два дня, чтобы хорошенько поразмыслить над этим. Алекс не может быть счастлив без Нелл, но она не может быть с ним, если они не пойдут к алтарю. Сейчас или немного погодя. Алекс предпочел бы немного погодя…

Кард пока не готов сделать Нелл предложение. Черт побери! За двадцать семь лет он ни разу не был готов предложить женщине руку и сердце! Однако Алекс не собирался идти на попятную. Ему только нужно набраться мужества.

– Я больше не хочу с вами расставаться.

– Значит, вы останетесь здесь, с нами? – Нелл не могла сдержать радости и одарила Алекса лучезарной улыбкой. – Вы наймете следователей, которые будут вести поиски?

Он вынужден был разрушить то, что больше всего хотел сохранить.

– Я найму целый батальон полицейских, но остаться здесь не смогу. Мне нужно нанять работников, которые будут проверять все записи о смертях, сводки из больниц, протоколы ареста преступников. Нужно найти судовых агентов, чтобы они просмотрели списки всех пассажиров судов за последнее десятилетие. Я вынужден буду подкупить морских офицеров, отвечающих за вербовку во флот. Если этот человек жив, я достану его хоть из-под земли. Сам же я отправлюсь в Лондон и буду руководить поисками оттуда.

– Нуда, конечно, – сказала Нелл и опустила глаза, чтобы Кард не увидел, что она разочарована. – Иначе не может быть.

– Поедемте со мной, Нелл. – Алекс взял Нелл за подбородок и заглянул ей в глаза. – Я ни дня не смогу прожить без вас, моя дорогая Нелл. Мне нужна ваша помощь, чтобы найти Денниса Годфри и Лотти.

– Ах, Алекс, не просите меня об этом. Я не могу оставить брата.

Глаза ее наполнились слезами. Одна слезинка побежала по щеке, и он поцеловал Нелл в соленую щеку.

– Вы не нужны ему так, как нужны мне.

– У него никого нет, кроме меня.

– У него есть Редферн и горничная Браун, да еще сотня слуг в придачу, которых я могу нанять, чтобы все его нужды были удовлетворены.

– Но они не смогут заменить семью.

Алекс протянул ей носовой платок, чтобы она вытерла слезы. Он боялся прикасаться к Нелл, потому что не смог бы сдержаться и от его честных намерений не осталось бы и следа.

– А как же я? Бог мой! Мой самый ближайший родственник – мой брат – сражается на войне. Думаете, я не боюсь потерять своего единственного брата? Тем не менее я живу своей собственной жизнью.

– Так же, как и Джек живет своей жизнью. А Филан не может. Пока не поправится…

Кард начинал терять терпение. А если этот негодяй никогда не поправится? Алексу придется ждать десятилетия, чтобы они с Нелл были вместе? Ему нужны сыновья-наследники, а не чья-то престарелая сиделка.

– Черт побери, этот человек замешан в преступлении! Его вина очевидна. Готов поспорить, что именно поэтому он пристрастился к спиртному. Он разрушил вашу жизнь. Не исключено, что он помог уйти на тот свет вашей кузине, и в результате мой отец так рано ушел из жизни. Возможно, из-за него мы потеряли Лотти. Как вы можете его защищать?

– Я защищаю его, потому что он мой брат. И еще потому, что мы ничего не знаем наверняка.

– Но он похитил у вас приданое. А теперь вы позволите ему украсть у вас ваше будущее? Наше общее будущее? Я вам не позволю! Он не посмеет разлучить нас!

– Мы не должны допустить, чтобы это случилось. Я… Я решила, что в конце концов я стану вашей любовницей. У меня было время обо всем поразмыслить. Да, мне не хватало вас. Я могу остаться здесь, где мое место, и ждать, когда вы снова приедете. Ни у кого не будет возникать в связи с этим никаких вопросов, потому что дом и усадьба принадлежат вам. Мы находимся не так далеко от вашего загородного имения, поэтому вы можете приезжать когда пожелаете.

– Неужели вы так низко себя цените, Нелл, что готовы стать игрушкой в руках богатого мужчины? Так вот какого вы мнения обо мне и моей чести? А как же честь моих будущих сыновей? Или вы забыли, что мне нужно оставить наследство своим детям и передать им титул? Вы будете счастливы, если я возьму в жены другую женщину, которая родит мне законных сыновей, в то время как вы будете находиться у меня на содержании, живя в деревне?

Нелл ахнула, словно ее ударили ножом в сердце.

– Полагаю, это красноречивее всяких слов! – почти крикнул Алекс. – Если вы думаете, что меня устроит интрижка с вами, вы такая же безмозглая, как ваш проклятый гусь. Вы не ошиблись, Нелл, я хочу спать с вами. Но заниматься с вами любовью для меня недостаточно. – Теперь, когда Алекс понял, что нашел для себя ту единственную, о которой всегда мечтал, он не собирался больше тянуть время. Он так разозлился, что вмиг позабыл все свои сомнения и придуманные им уважительные причины для отсрочки решения. – Пойдемте!

Взяв ее за руку, он потащил Нелл в спальню Филана.

– Ступай! – обратился он к лакею, стоявшему в холле. – Сидеть! – приказал он Дейзи, когда они дошли до двери. – Вон! – сказал он горничной, сидевшей у кровати Филана и чинившей одежду. – Очнитесь! – заорал он что было мочи неподвижно лежавшему на кровати Филану, когда Браун торопливо покинула комнату.

– Алекс, кричать бессмысленно, – проговорила Нелл. – Мы уже пытались привести его в чувство. Ничего не поделаешь. Он нас не слышит.

– Я не могу больше ждать. Слоун, если вы слышите меня, знайте: я пришел, чтобы попросить разрешения ухаживать за вашей сестрой.

Нелл округлила глаза.

– Вы шутите?!

– Нет, не шучу. Я никогда не был так серьезен, как сейчас. Как глава вашей семьи, ваш брат должен спросить меня, в состоянии ли я содержать вас, как вы того заслуживаете. Будем считать, что он уже спросил меня об этом. Если понадобится, я готов достать для Нелл луну с неба. И вас, Слоун, готов кормить и обеспечить крышей над головой. И тетушку Хейзел со всеми ее мертвыми душами. Есть еще вопросы ко мне?

Филан не пошевелился.

– Хорошо. Я намерен жениться на вашей сестре, – сказал Алекс, – хотите вы того или нет. Получу я на это ваше благословение или нет, меня не волнует. Главное, согласится ли Нелл. Вы согласны, моя милая Нелл?

Нелл качала головой:

– Я… я…

– Вы потеряли дар речи от радости, не так ли, любовь моя? Точно так же, как и я. Вы сделали меня самым счастливым на свете. Как же мне повезло! Но прошу вас, моя дорогая Нелл, не заставляйте меня ждать момента, когда имена жениха и невесты будут оглашены в церкви. Как только мы приедем в Лондон, я получу специальное разрешение и мы сможем пожениться хоть на следующий день. – Кард снова повернулся к Слоуну. – По-моему, ваша сестра и слышать не захочет о пышной свадебной церемонии в присутствии принца, в соборе Святого Георгия, со всей этой никому не нужной мишурой и толпами зевак.

Нелл закашлялась. Алекс сжал ее руку, продолжая разговаривать с Филаном. Как бы то ни было, у Нелл будет все, чего бы она ни пожелала. Если только она не станет откладывать свадьбу надолго.

– Итак, что вы на это скажете, Слоун? Заметьте: я не спрашиваю вас ни о приданом, ни о том, что вы с ним сделали. Когда я найду Денниса Годфри, обязательно узнаю о Лотти. А Годфри я непременно найду, вот увидите. Ну а пока просто кивните, чтобы Нелл могла оставить вас гнить на этой постели, если вы хотите именно этого. Нелл достойна лучшей доли.

У Филана дернулось веко.

– Ах, значит, вы даете свое согласие? – решил Алекс. – Хорошо! Теперь я могу поцеловать невесту.

Не успела Нелл и глазом моргнуть, как Алекс заграбастал ее в объятия и, подведя ближе к постели, чтобы Филану было лучше видно, поцеловал со всей страстью.

– Нет!

Это кричала не Нелл. Это неожиданно ожил Филан. Он завопил что было мочи, вскочил с постели и набросился на Алекса сзади, пытаясь обхватить его руками за горло.

– Ну уж нет, на этот раз я держу ухо востро! – Алекс обернулся, отстранился от Нелл и тоже схватил Филана за горло.

Филан захрипел:

– Нет! Нет, проклятый подонок, ты не отнимешь у меня мою сестру, как твой отец забрал у меня Лизбет! Нет, я тебе говорю!

Но Алекс был моложе, больше ростом и лучше развит физически. Он легко разжал руки Филана и еще сильнее вцепился ему в горло. А потом приподнял брата Нелл над полом и хорошенько встряхнул.

– И ты дашь мне разрешение и расскажешь правду обо всем, что случилось много лет назад!

Нелл закричала:

– Прошу вас, Алекс, не надо!

– Чтобы ему сошло с рук то, что из-за него погибло столько людей? То, что он скрывал правду о Деннисе Годфри? То, что обворовывал меня? – Алекс еще раз встряхнул Филана. – Что ты сделал с деньгами, негодяй? На что растратил приданое Нелл?

Филан перестал сопротивляться. По его щекам покатились слезы, подбородок задрожал.

– Я платил шантажисту, – захныкал Филан. – Деннису Годфри, чтобы он сохранил жизнь Лотти.

Глава 24

Алекс заставил Филана сесть, опасаясь, как бы тот снова не лег в постель, симулируя.

– Говорите! – приказал он.

Рыдания мешали Филану говорить. Нелл поднесла ему стакан воды и дала носовой платок.

Охваченный нетерпением Алекс раздвинул шторы на окнах.

– Вы знали, что Лотти жива, и молчали об этом? Позволили какому-то проклятому похитителю держать мою сестру у себя целых тринадцать лет?

– У меня… У меня не было другого выхода! – пробормотал Филан. – Он сказал, что, если я кому-нибудь сообщу, он убьет ее и сообщит властям, что я нанял его, чтобы он пустил экипаж под откос.

– А как было на самом деле?

– Я этого не делал! Я только хотел, чтобы Годфри повредил колесо или еще что-нибудь, чтобы всем им пришлось вернуться обратно.

– Зачем, черт возьми?

– Чтобы Лизбет осталась хотя бы еще на несколько дней. Тогда бы она послушала…

– Кого послушала?

– Меня. И поняла, как сильно я ее люблю. Мне нужно было всего несколько дней, чтобы доказать, что я смогу сделать ее счастливее, чем тот старик, за которого она вышла замуж.

– Тот старик – мой отец, черт возьми!

Проигнорировав слова Алекса, Филан продолжал:

– Мы могли бы убежать с ней в Ирландию.

– Но Лизбет любила своего мужа, приятель. Она ни за что бы его не оставила.

– Нет, она любила меня! Она всегда меня любила!

– Она питала к вам родственные чувства.

– Нет! – Филан стиснул руку Нелл. – Мы любили друг друга! Скажи ему, Нелл, что я никогда бы не причинил ей вреда. Я только хотел, чтобы она задержалась еще на несколько дней.

Алекс сам был готов прослезиться. Нелл беззвучно плакала, не выпуская руки брата. Боже, столько смертей, столько горя из-за глупого рокового влечения этого человека!

– Вы хотите сказать, что произошла ошибка?

– Не знаю.

– Черт возьми, только вы обо всем знаете! Что случилось?

Филан покачал головой:

– Годфри так ничего и не сказал. Он написал мне записку, что ребенок у него.

– Тогда почему вы не заплатили выкуп за девочку и не вернули ее домой? Мой отец отдал бы все, лишь бы Лотти была с ним.

– В записке Годфри было сказано, что он пока не может возвратить девочку. Он был ранен в перестрелке, и все узнали бы, что это был не несчастный случай. И девочка могла бы показать на него и рассказать, что произошло на самом деле.

– Но Лотти было всего три года! Она ничего не поняла. Он мог оставить ее в церкви с запиской, где было бы указано ее имя.

– Но он этого не сделал. Не сообщил, где он и как я должен доставить ему деньги. Только угрожал ее убить, если кто-нибудь попытается его найти.

– Да будет вам известно, что, возможно, к тому времени ее уже не было в живых.

– Он прислал локон ее волос. Я сжег их, чтобы никто ни о чем не догадался.

– Ах, Филан, как ты мог?! – воскликнула Нелл.

Кард в сердцах пнул ногой полено в камине, и во все стороны полетели искры. Полено покатилось, и Алексу ничего не оставалось, как снова запихнуть его ногой обратно в камин, потому что кочергу на всякий случай убрали из комнаты.

– Что случилось потом?

Филан высморкался.

– Ничего. Две недели я не получал никаких вестей и вел поиски. Потом получил вторую записку с адресом банка в Лондоне и суммой, которую я должен перечислять на указанный счет, если хочу снова увидеть Шарлотту. – Алекс собирался что-то сказать, но Филан жестом остановил его. – Знаю, вы хотите спросить меня, почему я не подошел тогда к служащим банка… Я подошел, но они не сообщили мне имя держателя счета.

– А вам не приходило в голову, что графу они сообщили бы эти сведения?

– К тому времени ваш отец слег. А вы были в то время еще мальчишкой.

– Но у меня были опекуны. Они поклялись найти Шарлотту и вернуть ее домой.

– Нет, они отправили бы меня в тюрьму, если бы я тогда им во всем признался. Что бы тогда было с моей сестрой? А Деннис Годфри угрожал убить Шарлотту.

– Проклятие! – пробормотал Алекс.

– Но ты ходил в банк? – спросила Нелл.

– Много раз. Я приносил деньги и ждал, чтобы увидеть, кто за ними придет. Я хотел хоть что-нибудь узнать о Шарлотте. В конце концов, я мог сделать только одно: снова и снова отправлять деньги, несмотря на то что от Годфри больше не было никаких вестей.

– В течение тринадцати лет, не зная, жива Лотти или нет?

Филан заливался слезами.

– Я не хотел рисковать ее жизнью. Если Лотти жива, ей нужно есть, ей нужна одежда и книги… и ленточки для волос. Будь Лизбет жива, она захотела бы, чтобы я отправлял деньги для ее дочери.

Алекс был по горло сыт услышанным. Потянув хнычущего Слоуна за подол ночной рубашки, он велел ему встать.

– Не ищите себе оправданий, гадая о том, чего бы хотела Лизбет, останься она жива. Думаю, графиня хотела быть целой и невредимой, жить вместе с любящим супругом и растить дочь. А теперь позвольте мне угадать… У вас кончились деньги, не так ли? Причитавшегося вам наследства и дохода хватало только на удовлетворение ваших личных нужд, а вам нужно было платить шантажисту. Поэтому вы начали прикарманивать прибыль с усадьбы.

Филан шмыгнул носом.

– Наступили плохие времена, судоверфь обанкротилась.

Алекс с отвращением отшвырнул Филана.

– И тогда вы воспользовались приданым сестры!

– Ты намоем месте поступила бы точно также, не правда ли, Элеонора? Ты не позволила бы дочери Лизбет голодать? – завопил Филан.

– Разумеется, нет. Но ты должен был найти другой выход. Когда Алекс достиг совершеннолетия, ты мог поехать к нему. Рассказал бы мне обо всем, я бы тебе помогла.

– Говорю тебе, ничего нельзя было сделать. Деньги кто-то забирал. Так мне сказали в банке. Я собирался перестать платить на следующий год, когда Шарлотте исполнится семнадцать. Тогда она может устроиться на работу или выйти замуж. Или разыскать нас, если захочет. Как только я перестал бы посылать деньги Деннису Годфри, начал бы выплачивать все, что позаимствовал из имения. Клянусь!

– Болван, тогда было бы слишком поздно! Все фермеры разъехались бы. Они не стали бы дожидаться, когда на них обрушатся крыши домов.

Филан раскачивался взад-вперед в своем кресле, низко опустив голову и закрыв рот ладонью.

– Я должен был это сделать. Ради Лизбет.

– Вы с самого начала повели себя неправильно. А теперь можете хоть в петлю лезть в память о женщине, которая была женой другого.

– Алекс, ради Бога, не надо! – взмолилась Нелл. Алекс провел рукой по волосам.

– Черт возьми, Нелл, я пока не знаю, в каком преступлении можно обвинить вашего брата, но его вина ужасна. – Алекс направился к двери. – Лучше мне уйти, а то руки чешутся – так хочется совершить над ним самосуд. Смотреть противно на это жалкое ничтожество.

Нелл молчала, ей нечего было сказать в оправдание брата. Филан тоже молчал, закрыв глаза и продолжая раскачиваться в кресле.

– Если он снова станет изображать из себя больного, я его придушу. Он должен мне ответить еще на некоторые вопросы: название банка, последний адрес Денниса Годфри и еще кое-что.

– Филан обязательно ответит на все ваши вопросы. Обещаю. А теперь идите ужинать. Мы с вами поговорим позже, после того как брат снова ляжет в постель.

– Даю ему час. А потом мы с вами потолкуем, Нелл.

Через час Алекс сказал:

– Я не могу без вас жить, Нелл. Но мне необходимо поехать в Лондон. И как можно скорее. Прошу вас, скажите, что поедете со мной. Теперь, когда стало известно, что совершено преступление, я заставлю банк раскрыть имена и адреса. Прежде чем что-либо предать огласке или решить, что делать с вашим братом, я должен проконсультироваться с адвокатом и узнать, какие официальные обвинения могут быть предъявлены Филану королевским судом. Мне также необходимо разыскать Денниса Годфри и вытрясти из него всю правду. Но главное – я должен найти мою сестру.

– Вы тоже мне нужны, дорогой мой Алекс. – В объятиях Алекса Нелл постепенно успокаивалась. – Но я не могу оставить Филана.

– Неужели вы хотите его оправдать?

– Нет, но я буду его поддерживать. Я никогда не отвернусь от родного брата, какие бы преступления он ни совершил. Вы перестали бы любить Джека, если бы он стал предателем?

Задетый за живое Алекс сказал:

– Мой брат никогда не предаст родину!

– Я тоже думала, что мой брат не способен предать Лизбет, но он это сделал. Я нужна ему, как никогда. Если я буду с ним рядом, будет меньше вероятности, что Филан снова впадет в состояние, когда он ничего не видит и не слышит, боясь смотреть в глаза действительности и отвечать за свои грехи.

– А как же я буду жить без вас?

– По-моему, вам нужно еще раз хорошенько обдумать то, что вы сказали сегодня.

– Что именно? Что я придушу вашего полоумного братца? Но вы же хорошо знаете, что при всем желании я этого не сделаю. Более того, я приложу максимум усилий, чтобы уберечь Филана от скандала и предотвратить его арест. Но только ради вас, Нелл.

Нелл выразила свою признательность поцелуем. Когда Алекс коснулся ее груди, она вздохнула, а когда расстегнул застежку на ее платье, затаила дыхание.

– Ах…

– О да, любовь моя. Я хочу показать вам, как мы нужны друг другу.

Нелл отстранилась от него по крайней мере на дюйм.

– Вы не поняли меня. Я подразумевала не то, что вам нужно подумать над тем, что делать с моим братом, а над тем, что вы ему сказал и. Вы попросили у него моей руки, намереваясь получить специальное разрешение на заключение брака. Или вы сказали это только ради того, чтобы как-то встряхнуть Филана?

Кард осыпал поцелуями ее шею, опускаясь все ниже, к вырезу платья.

В перерывах между поцелуями он говорил:

– Не только для этого. Я отвечаю за свои слова. Знаю, следовало сделать вам предложение подобающим образом – встать на одно колено и все такое прочее. Но у меня не было возможности. Я искренне хочу, чтобы вы вышли за меня замуж, Нелл. Я в жизни ничего так не хотел, как сочетаться с вами браком. Разве что в пятилетнем возрасте мечтал, чтобы мне купили лошадь.

– По-моему, вы так и остались ребенком, мечтающим получить игрушку, не задумываясь о том, нужна ли она вам в действительности. Хороша она будет или плоха. Вам не нужна жена, которую не примут в вашем кругу, которая не знает, как вести себя в свете.

– Я не слышал, чтобы графиню, к тому же богатую, не приняли в свете. Впрочем, есть некая леди Гримшо, которая, прежде чем выйти замуж за графа, была его экономкой. Кроме того, вы красивы и талантливы. Вы леди до мозга костей. Все будут вами очарованы. Ну может быть, парочка каких-нибудь высокородных снобов не пришлет нам приглашение на свой скучный обед. Мы сами будет давать балы или жить в тишине и покое, в деревне. Мои друзья примут вас с восторгом и будут мне завидовать, сожалея, что не встретили вас первыми.

В подтверждение своих слов Кард снова ее поцеловал. Они целовались и обнимали друг друга, пока не поняли, что стоя это делать неудобно. Поэтому Алекс вскоре опустился на колени, не выпуская из объятий Нелл. Но оказалось, что это еще более неудобно, и они оба легли на пол.

Нелл возражала, пока была в состоянии думать. Ее смущало не то, что они очутились на полу, а предложение Алекса.

– Вы все-таки хорошенько подумайте над вашим предложением, – говорила она, ощупывая незнакомое мужское тело с любопытством неопытной девушки, однако ее прикосновения еще сильнее разжигали страсть Алекса.

Он поднял голову, будто ее слова были для него оскорбительны.

– Вы полагаете, что мои чувства к вам – временное увлечение? Что я потерял голову или испытываю вожделение к смазливой деревенской девчонке? Ну да, я признаю, что вы хорошенькая. И я испытываю страстное желание. Вы сами это чувствуете. – Он имел в виду не пробежавшую между ними искру, а вполне конкретную эрекцию. – На самом деле, если вы еще раз дотронетесь до этого, я не сдержусь, и завтра утром горничные могут обнаружить на простынях следы того, как сильно я вас хочу.

Нелл поспешно убрала руку. Она сочла более благоразумным гладить его грудь через рубашку, потом развязала его шейный платок, Алекс в это время прикоснулся к ее обнаженному телу. Нелл хотелось большего.

Кард вздохнул с облегчением: его Нелл вовсе не ледышка. Сам же он пылал от жгучего желания.

– Ах, как же сильно я вас хочу, моя милая! Если это не любовь, то что же это тогда?

– Не знаю. Я никогда раньше не любила.

– Желать всегда быть рядом с вами, постоянно думать о ваших прекрасных глазах, быть готовым свернуть горы ради одной вашей улыбки и вашего счастья…

– Все то же самое я чувствую к вам.

– Тогда давайте вместе поедем в Лондон и там поженимся.

– Нет. Вы должны проверить свои чувства. Поезжайте в Лондон, выясняйте все насчет банка и разберитесь с этим Деннисом Годфри. А затем возвращайтесь ко мне с разрешением на брак.

Кард опустил ее юбки.

– Вы боитесь, что я передумаю, так ведь?

– Я хочу, чтобы вы были уверены в своих чувствах. Я умерла бы от горя, если бы через год-другой после свадьбы вы пожалели бы, что женились на мне, а не на великосветской красавице, такой как леди Люсинда.

– Я не пожалею об этом даже через сотню лет. Если бы мне нужна была какая-нибудь пустышка из высшего света, я давно бы женился. Я хочу, чтобы в моем сердце хотя бы еще лет сто цвела весна и пели птицы. Мне нужен брак по любви. Любви, которая будет длиться вечность. Как любовь вашей драгоценной тетушки к ее покойному жениху Андре.

– Андре больше не говорит с ней.

– Вероятно, парню нелегко хранить верность, пока его возлюбленная кокетничает с герцогом. Что касается меня, я обещаю вам верность до гроба.

– А я не буду ни с кем кокетничать. Ни с кем, кроме вас.

– Клянетесь?

– Клянусь. И с радостью повторю эту клятву в день нашей свадьбы, если она когда-нибудь состоится. – Нелл начала застегивать платье.

– Если? Черт возьми, вы только что признались мне в любви!

– Повторяю: я должна знать, что вы уверены в своих чувствах.

– Нет, вы думаете не обо мне, а о своих собственных страхах. Вы боитесь, что за моими неуклюжими признаниями в любви ничего не стоит. Что то, что я испытываю к вам, несерьезно. Что стоит мне оказаться среди блистательных лондонских красавиц, и я раздумаю жениться на вас. Вы трусиха, любовь моя, и так дело дальше не пойдет. Два труса в одной семье, не считая вашего бесхребетного братца, – это перебор. У трусливых супругов родятся такие же трусливые дети.

– Значит, у нас будут дети?

– Столько, сколько пожелаете. Как только я смогу убедить вас в искренности моих чувств. Не знаю лишь, что я должен для этого сделать.

Нелл нежно провела ладонью по щеке Алекса и заглянула ему в глаза.

– Езжайте. А потом возвращайтесь ко мне. Если вы не вернетесь, я пойму, что вы передумали. И хотя мое сердце будет разбито, я смирюсь и скажу себе, что это к лучшему. Что самое главное – вовремя разобраться в своих чувствах, чтобы не совершить ошибки.

Алекс ушел. Что еще ему оставалось?

Почему Алекс, кроме своей собаки, не взял с собой тетю Хейзел?

Пожилая дама была вне себя от гнева, потому что Нелл с легкостью разрушила свою последнюю надежду на счастье. Не говоря уже о надежде получить состояние и титул. Как могла Нелл отослать графа Карда в Лондон?

– Ничто не вечно в этой жизни, – заявила тетя Хейзел. – Любовь – сокровище, которое надо держать обеими руками. – Чтобы понять это, стоит посмотреть на них с Андре. Пусть тетя Хейзел потеряла своего дорогого возлюбленного, но она познала великую страсть. А Нелл теперь уготована судьба старой девы, и только теплые воспоминания будут согревать ее постель. Но что непростительно – Нелл отказалась от своего счастья ради брата-преступника.

Кроме того, тете Хейзел очень хотелось отправиться в Лондон.

– С тех пор как гости уехали, а Андре не разговаривает со мной, здесь стало так тоскливо! Филан в собеседники не годится, да я и не стала бы разговаривать с таким негодяем. Что он натворил!.. Деннис Годфри не подает голоса из загробного мира – либо этого подонка Господь Бог еще не забрал, либо Деннис Годфри далеко и не может услышать мой зов. Или за свои злодеяния провалился прямо в ад и потому не приходит, чтобы ответить на мои вопросы.

Что касается самой Нелл, то она пребывала в унынии. Без Алекса она ощущала себя потерянной.

В данный момент Нелл составляла букет, который собиралась поставить в вазу в комнате брата, чтобы его ободрить. Добавляя ирисы к папоротнику, она спросила:

– Что бы ты делала в Лондоне, тетя Хейзел? Ведь у тебя там нет друзей и подруг, ты сама говорила.

– Теперь есть. Я могла бы попытать счастья с герцогом Апстоном. Видит Бог, я понравилась его светлости. Он сам мне это сказан, намекая на то, что в его преклонном возрасте, когда дочь, того и гляди, выйдет замуж, он был бы рад, если бы кто-нибудь скрасил его одиночество. Хотя бы одной из нас надо быть дальновидной, девочка моя. Кто знает, что с нами будет, когда твоего брата посадят за решетку? Если ты не выйдешь замуж за Карда, он женится на другой. И его жена не потерпит нашего присутствия в доме. Мы окажемся на улице, а я слишком стара для работного дома.

– Герцог беден. Ты же слышала, что сказал Алекс. Его светлость не может позволить себе жениться на женщине без средств. Не говоря уже о том, чтобы взять в дом нахлебницей ее родственницу, такую же бедную, как она. – Нелл уронила цветок на пол. – Надеюсь, ты не думаешь стать… э… любовницей графа?

– В моем-то возрасте? Не смеши меня! Но кто тебе сказал, что мы – люди без средств? У меня есть приданое.

– Приданое? – От удивления Нелл уронила садовые ножницы.

– Разумеется. Мой отец не позаботился обо мне, точно так же, как и твой – о тебе. Но мой старший брат доверял мне и знал, что после Андре я не смогу никого полюбить. Поэтому он оставил мне деньги. Я никогда и словом не обмолвилась об этих деньгах твоему брату, он прикарманил бы их и пустил на ветер. На протяжении многих лет я держала их в банке, и сейчас у меня на счету кругленькая сумма, которая способна заинтересовать даже герцога.

Нелл окинула недоверчивым взглядом свои заштопанные перчатки и видавшее виды платьишко тетушки.

– Почему же ты не снимала с вклада проценты и не тратила их на свои нужды?

Тетя Хейзел гордо расправила плечи.

– Они были отложены на мою свадьбу, и я собиралась подарить их тебе, когда ты найдешь подходящего мужа, поскольку твой братец растранжирил твое приданое. Но если ты выйдешь за графа, эти деньги тебе не понадобятся. А если намерена отвергнуть его, то просто не заслуживаешь их.

Скрепя сердце Нелл согласилась с этим. И украдкой смахнула слезинку.

Глава 25

Экипаж медленно ехал к югу. Погруженный в невеселые мысли Алекс не мог уснуть. А тут еще без конца ворчал его камердинер.

Свое мнение о внезапном отъезде он выразил презрительным фырканьем. Он также был недоволен тем, что милорд взял с собой жалкую псину вместо того, чтобы забрать в Лондон кухарку, которая не только пекла пышные пироги, но к тому же благосклонно принимала знаки внимания от Стивза. Камердинер с отвращением отряхнул белую собачью шерсть со своего черного костюма.

– Если тебе не хочется возвращаться домой, Стивз, я могу высадить тебя в ближайшей гостинице.

В ответ Алекс снова услышал выразительное фырканье.

Единственным существом, которого по дороге в Лондон радовало все и вся, была Дейзи, готовая последовать за хозяином хоть на край света. В отличие от некоторых особ прекрасного пола. Алексу следовало ликовать: ведь он наконец-то выбрал себе подругу жизни, единственную женщину, с которой готов был навсегда позабыть о существовании всех остальных красоток. Однако он не испытывал радости. Был угрюм и подавлен. Возможно, он избалован, высокомерен. Но ведь он, в конце концов, граф, не так ли? Еще ни одна женщина не отвергала его знаки внимания. Не была такой упрямой, как Нелл.

Алекс опасался, что, когда вернется, держа в руках разрешение на женитьбу, Нелл придумает еще какую-нибудь отговорку, чтобы не уезжать из Амбо-Коттеджа. В первый раз это был ее брат, в следующий раз, возможно, будет тетушка, или жильцы фермы, или проклятый гусь. Можно подумать, что он попросил ее поехать с ним не в Лондон, а в другое полушарие. Что плохого в Лондоне? Она смогла бы танцевать там на балах, ходить за покупками, осматривать достопримечательности, посещать театры, музеи и книжные магазины. Алекс был уверен, что Нелл понравилось бы жить в большом городе. А его друзья с восторгом встретили бы ее и приняли в свой круг. Он же не просил Нелл проводить в грязном городе всю жизнь. Просто сейчас поиски Лотти привели его в Лондон. А впоследствии они могут жить в городе всего несколько месяцев, пока в парламенте будут проводиться заседания. Все остальное время Нелл сможет проводить в Кардингтоне, заниматься живописью, рисуя пейзажи, наполняя Кард-Холл любовью и смехом, а детскую – малышами.

При мыслях о детях, милых карапузах с золотистыми кудряшками, голубыми глазами и маленькими, если повезет, носиками, у графа защемило сердце. Господи, как он сможет жить без Нелл? Не прошло и часа с тех пор, как они простились, а он уже места себе не находит.

Он должен был во что бы то ни стало настоять на своем. Только бесхребетный слизняк мог так быстро ей уступить. Неудивительно, что Нелл сомневается в его искренности, раз он не борется за свою любовь. Что за семья у них будет, если он позволяет невесте вертеть им так, как ей заблагорассудится, еще до того, как он надел ей на палец обручальное кольцо? Разумеется, он готов на все, чтобы Нелл была счастлива. Но Бог свидетель: сейчас она не права.

Надо было собрать все ее вещи, сумки, чемоданы. Прихватить чокнутую тетушку, проклятого братца и отправить все багажом прямехонько в Лондон. Не оставлять Нелл ни дня на размышления, не дать ей опомниться. Не слушать никаких отговорок и заставить вместе с ним отправиться в Лондон.

Алекс вправе засадить ее брата в тюрьму. Но его долг – найти Филану хорошего доктора или самого лучшего адвоката. И за всех остальных членов семьи Алекс тоже несет ответственность. Дом принадлежит ему, он оплачивает их счета. Он единственный вменяемый мужчина, который в состоянии позаботиться о Нелл и ее тетушке. Нелл в этом случае пришлось бы ехать с ними вместе, на его условиях. Вот как надо было поступить. Тогда бы ему не пришлось сидеть с понурым видом в экипаже, держа на коленях собаку й глядя на ворчливого слугу. Будь у него хоть сколько-нибудь мужества, он бы именно так и…

– Поехали обратно, Стивз. Вели кучеру поворачивать. Мы возвращаемся.

Камердинер исполнил все, как сказал Алекс, но при этом укоризненно покачал головой:

– Вот к чему привело длительное пребывание в этом странном доме. Вижу, мой хозяин тронулся умом, как и остальные обитатели Амбо-Коттеджа.

Когда экипаж остановился у дома, Алекс вынужден был с ним согласиться. Все его обитатели – Нелл, старая тетушка, горничная, вся прислуга, садовник и кухарка – высыпали на улицу. Они стояли возле дома и смотрели на небо. Дождь лил как из ведра. Даже Редферн был здесь.

– Что за?.. – Алекс тоже поднял голову и увидел, что Филан в одной ночной рубашке залез на балкон четвертого этажа, где для очистки дымохода был проделан выход на крышу. – О Господи!

Стивз, как обычно, высказал собственное мнение, хотя никто его об этом не просил.

– Если бы он хотел, то давно бы уже сделал это, милорд. Нелл бежала навстречу Алексу со слезами на глазах. Алекс раскрыл ей объятия.

– Ты вернулся! Слава Богу! Когда я разливала чай, Филан промчался мимо меня, а сейчас угрожает прыгнуть с крыши. Сделай что-нибудь!

Что, например? Дать ему пинка?

Обнимая Нелл, Алекс прикидывал в уме, как ему разрешить эту проблему. Лестницы у него нет. Нет и воздушного шара с нагретым воздухом, чтобы снять Филана с крыши. Нет матрасов, чтобы смягчить падение с такой высоты. Но рядом стоит плачущая женщина, которая свято верит в то, что он способен творить чудеса и проявить волю, которую стремились в нем воспитать с младых ногтей.

– Слоун, – крикнул Кард, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более властно, – сию же минуту слезайте! Я вам приказываю!

– Нет! – ответил Филан. – Вы меня не заставите. Так, надавить авторитетом не получилось. Значит, надо попробовать воззвать к рассудку.

– Покончив с собой, вы ничего не выиграете!

– Зато не попаду в тюрьму, мне не будут грозить ни ссылка, ни виселица, ни муки совести.

В этом Филан был прав. Алекс постарался вложить в свою речь больше чувства и придать голосу большую задушевность.

– Подумайте о вашей сестре и о том горе, которое вы ей принесете. Вы и так ее перепугали и переполошили всех слуг.

– Без меня всем будет только лучше.

Тут с ним не поспоришь. Однако Нелл вцепилась в руку Алекса.

– Глупости! Самоубийство – не выход. Это огромный грех, перед которым меркнут все ваши преступления, вместе взятые.

– Мне незачем жить.

– Как это? А ваша сестра? А моя сестра? Разве вы не желаете дождаться того дня, когда Лотти вернется в семью? Разве вам не интересно посмотреть на подросшую дочь Лизбет? Разве вы не хотите увидеть, как негодяй Деннис Годфри предстанет перед судом?

– Нет, я больше не могу жить с чувством вины.

– Тогда искупите свою вину и помогите восстановить справедливость! – От крика Алекс охрип, шея у него ныла, потому что он долго стоял, задрав голову. – Черт возьми, вернитесь сейчас же в дом, пока вы не поскользнулись на мокрой черепице!

– Ни за что, проклятый Кард! Вы с вашим отцом и так все испортили. Я не позволю вам испортить еще и это дело. – Филан положил руку на перила балкона, словно хотел на них взобраться, и сделал шаг в сторону. Одна из служанок закричала. Редферн опустился на колени и начал читать молитву.

Алекс вздохнул, затем крикнул Филану:

– Что ж, дело ваше! Однако за вами должок, старина! Вы украли у меня деньги! Как насчет чести джентльмена и всего прочего?

Эти слова подействовали на Филана. Видимо, он по-прежнему считал себя джентльменом.

– Должок?

– Да-да, должок. Если вы намерены сигануть с балкона, по крайней мере дождитесь, пока я не уеду. Видите ли, я ужасно боюсь вида крови. – И Кард, не оглядываясь, направился к своему экипажу. Стивз последовал за ним.

– Ты уезжаешь? – Нелл бросилась за Алексом.

– Да, намерен спасти жизнь этому болвану. Сам не пойму зачем! Продолжай с ним разговаривать. – Алекс наспех поцеловал Нелл в губы и сел в экипаж, приказав кучеру ехать к конюшне.

Как только экипаж отъехал туда, откуда его не было видно с фасада дома, Кард остановил экипаж, снял сюртук и выскочил из кареты. Он взобрался на верх экипажа и велел кучеру подъехать вплотную к дому, туда, где была водосточная труба.

– Надеюсь, у меня все получится. Черт, я боюсь высоты! Стивз держал сюртук Алекса и собаку.

– А если бы здесь не оказалось водосточной трубы?

– Тогда бы я нашел веревку или взобрался наверх по веткам плюща.

– А вам никогда не приходило в голову воспользоваться черным ходом?

Алекс уже направлялся к торцу здания.

Нелл в это время, не умолкая ни на минуту, поддерживала разговор с Филаном. Когда голос стал изменять ей, на выручку пришла тетя Хейзел:

– Если ты шлепнешься вниз и разобьешься, лучше не попадайся мне на глаза, ничтожный гнусный червяк! Не то я натравлю на тебя своих друзей-призраков, и не будет тебе покоя на том свете. Тогда твоя прежняя жизнь покажется тебе сущим раем.

– От такой помощи мало толку, тетя Хейзел! – укоризненно сказала Нелл и снова принялась умолять Филана не делать глупостей. Говорила, как он ей дорог, как она его любит. Несмотря на то что в прошлом он совершил кое-какие ошибки. Обещала не покидать его, пока он будет в ней нуждаться.

Если бы Алекс это услышал, он позволил бы этому негодяю прыгнуть вниз. Нов тот момент Алекс, вскарабкавшись вверх по водосточной трубе, был уже в двух шагах от крыши. Ладони саднило, ноги онемели, а шея болела оттого, что он заставлял себя все время смотреть вверх, чтобы случайно не опустить взгляд на землю. Раненое плечо и ребра болели.

Наконец Кард добрался до крыши. Пригнувшись, он шагал в сторону фасада дома, стараясь перевести дух перед заключительной и самой трудной частью своей задачи: ему нужно застигнуть Филана врасплох, при этом ни на минуту не забывая о том, что нельзя смотреть вниз.

Когда Алекс достиг той части крыши, которая выходила на подъездную аллею, зеваки внизу ахнули и затаили дыхание. На мгновение Кард посмотрел вниз, чтобы понять, где в этот момент находится Филан и что собирается делать. От страха у него пересохло во рту. Алекс подумывал, не снять ли ему очки, потому что у него все поплыло перед глазами. Но тогда, вместо того чтобы спасти негодяя, он сам рухнул бы на землю. Кард лег на живот и пополз, стараясь не производить шума. Затем огляделся, чтобы оценить расстояние. От страха у него засосало под ложечкой. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться и собраться с силами. Граф с тоской подумал о том, как хорошо было бы, если б Господь услышал молитвы старины Редферна. Наконец Алекс в один прыжок настиг Филана.

Когда Алекс, набросившись на Филана, оттолкнул его с перил на балкон, тот завопил так громко, что не было слышно криков толпы, стоявшей внизу.

– Отпустите меня! Дайте мне умереть! – Филан отбивался изо всех сил, пытаясь пробраться обратно к перилам, кусался, царапался. Но Алекс крепко его держал. – Я заслужил смерть!

– Тут мне нечего вам возразить, но вы не станете лишать себя жизни на глазах у вашей сестры. К тому же вы не сообщили мне название того проклятого банка. – Наконец у Алекса появились силы и возможность, чтобы размахнуться и ударить Филана кулаком. Филан затих. Тяжело дыша, Алекс поднял его на ноги и перенес через подоконник в комнату, где уже ждали два лакея.

Они отнесли Филана обратно в спальню. Нелл ворвалась в комнату, следом за ней, похоже, бежала вся прислуга.

– Он умер? – вскричала Нелл, глядя на брата, который неподвижно лежал на кровати. – Или снова впал в кому?

Алекс еще не успел отдышаться. Он потирал больное плечо, ноющую шею и руки.

– Нет, на этот раз он просто потерял сознание. Чтобы он не сопротивлялся, мне пришлось ему как следует врезать. Иначе мы оба разбились бы. Ты уж извини, дорогая, но, должен признаться, ударив его, я испытал истинное удовольствие. И если в ближайшие полчаса этот плут встанет с постели, я ему снова врежу. По его милости я такого натерпелся! Ведь я ужасно боюсь высоты.

Нелл вырвала свою руку из ладоней Алекса и с размаху ударила его прямо в нос.

– Черт возьми, женщина, у меня и так слишком большой нос! – Кард взял носовой платок, который протянул ему Стивз, на случай если у хозяина из носа пойдет кровь. – А что, если бы ты мне его сломала? И вообще, за что? У меня не оставалось другого выхода, как ударить твоего брата. К тому же я извинился.

– Ты получил свое не из-за Филана. Это тебе за то, что ты лгал мне, будто ты трус. Я приняла твои слова за чистую монету и обращалась с тобой как с трусом. Если ты еще раз совершишь подобное безумие, клянусь, я собственными руками столкну тебя с крыши! Когда ты прыгнул на Филана, я чуть не умерла со страху. Как ты мог совершить такое безрассудство?!

– Филан мог погибнуть. А он твой брат. Чего не сделаешь ради любимой женщины!

В тот же миг Нелл оказалась в объятиях Алекса, и он забыл обо всем на свете.

– Я люблю тебя, Нелл.

– Я тоже тебя люблю! И никогда не прощу Филану, что его спасение едва не стоило тебе жизни. Мне кажется, сейчас мне уже все равно, что с ним будет. Он всех нас заставил страдать, сделал нас несчастными. А за тобой я пойду хоть на край света.

– Даже в Лондон?

– Даже в Лондон, если ты еще не передумал.

– Передумал? Ты шутишь! Думаешь, я способен залезть на крышу для первой встречной? Конечно же, я не передумал, я хочу, чтобы ты была со мной рядом всегда, до конца дней моих. В Лондоне, во время путешествий по Европе, когда в мире будет спокойно, в поездках в мое имение на Ямайке ив нашем фамильном особняке в Кард-Холле.

Направляясь в спальню Филана, Редферн продолжал молиться:

– Слава Богу! – Он наполнил бокалы ликером, налил всем, разумеется, кроме Филана. Нелл и Алексу пришлось пить из одного бокала, а Стивзу из горлышка.

– А что вы собираетесь делать с подонком? – спросила тетя Хейзел, ткнув пальцем в Филана, которого по приказу Алекса один из лакеев привязывал к изголовью кровати, чтобы он больше не забрался на крышу. – Вы не можете оставить его здесь, когда мы уедем, – добавила она. – Я лично не собираюсь за ним ухаживать, а Редферн не в состоянии.

Психиатрическая лечебница для Филана была бы равнозначна смерти, а заключение мерзавца в тюрьму бросило бы тень на имя Нелл. Алекс потер распухший нос.

Горничная Браун вышла вперед и присела в реверансе.

– Прошу прошения, милорд, мисс Слоун, но я знаю место, где мистер Слоун будет в безопасности. Мой папа – владелец гостиницы в предместье Лондона. Но новая платная дорога испортила все дело. Половина номеров пустует, и мимо проезжает очень мало транспорта. Место не шикарное, но чистое и спокойное. Дом, где помешается гостиница, одноэтажный.

– Но Филан может сбежать оттуда. И одному Богу известно, в какую передрягу попадет.

– Он не сбежит. Его будут сторожить четверо моих братьев, которые работают в гостинице и на крошечной ферме, расположенной прямо за ней. Моя семья могла бы разместить его в своей гостинице. А что касается меня, я была бы рада ухаживать за бедным больным джентльменом. Я привыкла к нему и успела прикипеть к нему сердцем.

– Подумай, Нелл, это может тебе подойти – ты сможешь часто навещать Филана, если он будет жить там, – вмешался Алекс. – И вскоре при должном уходе он может поправиться, избавившись от демонов, которые раздирают его душу.

– И к тому же пребывание в этом месте не обойдется вам дорого, – подытожила тетя Хейзел, в которой внезапно проснулся здравый смысл, и она впервые не сделала ссылки на мнение своих приятелей из потустороннего мира.

– Я оплачу все расходы, сколько бы это ни стоило. С радостью, – добавил Алекс, – если только ты согласишься, Нелл.

Она кивнула. Предложение Браун было самым лучшим решением, на которое только можно было рассчитывать. Кто знает, может быть, Филан найдет покой и счастье с Браун и ее семьей.

– Я очень благодарна тебе за твою щедрость, Алекс.

Щедрость? Да он готов отдать половину состояния, чтобы сбыть с рук Филана. Воспользовавшись моментом, Алекс решил пристроить и другого возмутителя спокойствия.

– Я заплачу вам двойную цену, Браун, если вы заберете с собой и гуся.

Нелл и Алекс остались наедине, пока все укладывали чемоданы, нанимали дополнительные экипажи, посылали весточки жильцам фермы, соседям и мистеру Силбигеру. Завтра они уедут отсюда.

– В нашем экипаже поедем только мы с тобой, – твердо заявил Алекс на правах главы семьи.

– Даже бедную собачку не возьмем?

– Возьмем. Только при условии, что она не будет за нами подглядывать. Я не намерен ждать, когда мы получим разрешение на брак. После всего, что мне пришлось пережить, я заслужил тет-а-тет с тобой.

– Ты достоин сокровищ всего мира, дорогой! – Нелл потрогала его распухший нос. Алекс с трудом сдержался, чтобы не поморщиться от боли. Глядя на него, Нелл кусала губы, почувствовав угрызения совести. И извинилась: – Ах, прости меня. Что и говорить, это была неважная награда за твою безрассудную храбрость.

– Храбрость? О чем ты? Я дрожал как овечий хвост.

– Неправда. Ты совершил самый настоящий подвиг, рискуя собственной жизнью. Хотя это было весьма опрометчиво с твоей стороны. Ты настоящий герой!

– Глупенькая, это мой брат – герой. А я просто делал то, что было необходимо в сложившейся ситуации, вот и все. А если бы я перестал думать о долге, я упал бы в обморок. Меня чуть не стошнило от страха.

Нелл улыбнулась, не веря ни единому его слову.

– Я так боялась за тебя, Алекс! И за Филана тоже.

– Тише, любовь моя, – прошептал он и, забыв о том, что у него болят руки, обнял Нелл. – И я больше всего боялся потерять твою любовь.

– Мне кажется, я буду любить тебя до последнего вздоха. А после смерти постараюсь незримо быть рядом. Как Андре с тетей Хейзел. Мое место – здесь.

Говоря «здесь», Нелл имела в виду не Амбо-Коттедж, а объятия Алекса.

– Я хочу быть там, где ты.

– Это хорошо, потому что я никогда тебя не отпущу.

– Мы вечно будем вместе.

Их нежный поцелуй становился все более страстным. Похоже, их первая брачная ночь наступила немного раньше свадьбы.

Эпилог

Лотти так и не нашлась. Они разыскали могилу Денниса Годфри, где на надгробном камне значился тот год, когда девочка пропала. Из архивных записей следовало, что Годфри умер от заражения крови после огнестрельного ранения.

Они выяснили, что счет в банке был открыт на имя миссис Деннис Годфри, но в течение двух лет за деньгами никто не приходил. Однако они продолжали регулярно пополнять счет, договорившись с банком, что, когда миссис Годфри появится, ее тотчас же арестуют. Ни в одной из церквей не нашлось записей, подтверждающих, что ее брак был зарегистрирован. Однако у Годфри была сестра – костюмерша в лондонском театре «Друри-Лейн», которая бесследно исчезла около десяти лет назад.

– Наверное, загуляла, – сказал старый актер, потому что слышал, что в скором времени после этого у нее появился ребенок.

Алекс и Нелл не нашли Молли Годфри, или как там она себя сейчас называла. Несмотря на то что везде были расклеены объявления и плакаты, сулящие награду за сведения о ее местопребывании.

Хотя поиски Лотти не увенчались успехом, Алекс и Нелл нашли любовь и нежную дружбу, которая скрасила горечь разочарования. Их радость росла по мере того, как разрасталась их семья. А их взаимная страсть никогда не теряла новизны.

Два года, пока Нелл училась быть графиней, а Алекс – ее бесстрашным героем, они ни на минуту не прекращали поиски дочери Лизбет и не теряли надежды когда-нибудь ее разыскать. Кто знает, может быть, когда Джек вернется с войны, он разыщет Лотти и привезет ее домой…


home | my bookshelf | | Козырной туз |     цвет текста