Book: Старые счеты



Старые счеты

Теодора Снэйк

Старые счеты

1

Келли слышала разговор в соседнем кабинете и втихомолку посмеивалась. Медовые нотки в голосе босса, похоже, не помогали ему вымолить прощения у рассерженной подружки. На этот раз Алану вряд ли удастся уговорить Сузан. Так и есть. Бросив трубку на рычаг, босс появился в дверях.

– Дьявол побери всех женщин на свете, – пробормотал он озабоченно, но безо всякой злости.

– Что у вас произошло? – поинтересовалась Келли, не поднимая глаз от бумаг на столе. – По-моему, вы ругались уже дважды на этой неделе. Не надоело?

Алан расстегнул элегантный пиджак, присел на край стола и тяжело посмотрел на Келли.

– Сью обиделась на то, что я забыл о дне ее рождения. А ты бы что сделала на ее месте?

– Да то же самое – послала бы тебя подальше.

Келли умолчала о том, что рада щелчку по носу, полученному Аланом. Ему полезно иногда потерпеть неудачу в любовных делах. Тогда он ненадолго приходит в чувство и перестает считать себя центром вселенной. И работать с ним становится намного приятней.

Да и вообще Келли никогда не сочувствовала представителям сильного пола. Она считала их эгоистичными, неуравновешенными существами, от которых нужно ожидать только неприятностей. У нее самой имелся кое-какой негативный опыт общения с ними.

– Ладно, признаю, что виноват. Но она поставила меня в безвыходное положение, – пожаловался Алан. – Вечером мне нужно быть на деловом ужине. Очень перспективный клиент. Но не могу же я появиться там без дамы! – Тут он с надеждой посмотрел на Келли. – Может, составишь мне компанию?

Укоризненный взгляд подчиненной не произвел на него никакого впечатления. Неважно, чего хочет или не хочет Келли. Если его просьба и нарушит ее планы на вечер, она как-нибудь переживет это. На худой конец можно пообещать ей солидное вознаграждение после заключения сделки. Или надежнее воззвать к дружеским чувствам? Как бы то ни было, Алан считал, что нашел решение проблемы, и не собирался отказываться от него.

– В конце концов, Келли, это же нужно для дела. Ты, как никто другой, способна это понять. Ты мне необходима. Хочешь, я встану перед тобой на колени?

– Хочу, – проворчала Келли, собиравшаяся провести вечер совсем иначе. – Причем прямо здесь и сейчас. – И решительно указала пальцем на пол у своих ног. – Только не распускай руки.

Пока Алан раздумывал, как поступить, она с сосредоточенным видом листала папку договоров за текущий месяц, но нужного документа не находила. Мысленно поклявшись задушить нерадивую секретаршу, Келли принялась лихорадочно припоминать, когда и где видела договор с известной косметической фирмой в последний раз.

Алан поддернул брюки на коленях и опустился на пол рядом с Келли. Его карие глаза умильно смотрели на миниатюрную рыжеволосую женщину с озабоченным красивым лицом. Свой интерес к ней он не разыгрывал и не преувеличивал: на Келли стоило посмотреть. Она являла собой прекрасное сочетание ума и привлекательности. И трудно было определить, чего в ней больше. Мнения ее знакомых на сей счет разделялись. Самому Алану в одинаковой степени нравилось и то и другое.

Келли была невысока ростом, но так идеально сложена, что превосходила женской статью любую из длинноногих красоток, которые когда-либо одаривали благосклонностью Алана. Мысль о том, что ему так и не удалось добиться расположения Келли, порой отравляла жизнь самолюбивому мужчине. Но Алан вовремя спохватывался и не совершал никаких глупостей. Он трезво оценивал ситуацию и знал, когда нужно отступить.

– Мы же старые друзья и должны помогать друг другу, – ворковал Алан, поглаживая теплое женское колено. – Отмени свидание или что там еще у тебя! – вдруг потребовал он, устав изображать смиренного просителя. – Клянусь, больше никогда не обращусь к тебе с таким предложением!

– Это я уже слышала на прошлой неделе, когда отменила поездку на уик-энд из-за визита налогового инспектора, – отмахнулась Келли и поправила упавшую на щеку прядь волос. – Эй, я же сказала, убери руки!

Алан ничуть не смутился. Он не страдал комплексом неполноценности и вполне мог пережить подобное обращение. Но последнее слово всегда должно было оставаться за ним. Келли давно знала об этой его маленькой слабости и прощала ее, поскольку у самой тоже были некоторые недостатки.

– Тогда носи юбки подлиннее, недотрога. Нехорошо выставлять напоказ то, чем не собираешься делиться. – Алан сделал вид, что обиделся, но тут же решил, что не может себе этого позволить. – Келли, детка, ну стань на этот вечер моей дамой. Клиент согласится сотрудничать с нами, едва только увидит тебя. Только на сегодня…

Комплименты в свой адрес Келли пропустила мимо ушей, как делала всегда, когда они исходили от любвеобильного босса. А вот к просьбе прислушалась. Этим вечером она была некстати, но ведь Алан заботился не о развлечениях, а о бизнесе. Придется пойти ему навстречу, хотя жаль, конечно, терять из-за работы еще один прекрасный вечер.

– Только на сегодня, говоришь? – Она испытующе посмотрела на Алана. – Ладно, твоя взяла. Ужин и легкий флирт, больше ничего не обещаю. Если мистер Денежный Мешок вздумает преследовать меня, за последствия будешь отвечать сам.

– Ты чудо!

Воодушевленный Алан попытался поцеловать женщину, но получил резкий отпор.

– Снова за старое!

Он ухмыльнулся, ничуть не обескураженный ее неуступчивостью, и, стоя на коленях, принялся рассуждать вслух:

– Послушай, Келли, ну что тебе стоит посмотреть на меня другими глазами? Я ведь чертовски обаятельный парень. Это все говорят.

Он был прав. При его внешности и при солидной чековой книжке проблем с женским полом у Алана не возникало. Может быть, это и останавливало Келли? Иначе чем объяснить то, что, проработав бок о бок с весьма привлекательным мужчиной несколько лет, она так ни разу и не пожелала оказаться в его объятиях.

– Мы уже это обсуждали. На работе я не завожу романов, – бесцветным голосом сообщила Келли в очередной раз.

На Алана она не смотрела. Наморщив лоб, Келли перебирала в памяти события прошедшего дня.

– А если я тебя уволю… – начал Алан, которому пришло в голову рассмотреть все возможные варианты.

Келли закончила начатую фразу совсем не так, как ему бы того хотелось:

– То я сразу же уеду в Новый Орлеан к подруге, у которой там рекламное агентство.

– Ну нет! – всерьез испугался босс. – Женщин вокруг сколько душе угодно. А где я возьму другого такого делового и ответственного коммерческого директора?

Он решительно поднялся с пола, машинально отряхнул брюки и взглянул на часы.

– Придется остаться твоим другом, как это ни печально. Я заеду за тобой в восемь. И надень что-нибудь сексуальное, ладно?

Келли одарила его неласковым взглядом, но все же кивнула. Просьба Алана была пустяковой. В ее обширном гардеробе имелись платья на все случаи жизни. Одних вечерних туалетов было более дюжины. Те времена, когда она обходилась парой простеньких юбок и носила растянувшиеся футболки, миновали безвозвратно.

– Я буду готова к восьми.

– Пока, Келли.

– До вечера, Алан.

После ухода босса Келли посидела немного в задумчивости, и ее внезапно озарило. Перед обедом секретарша размножала что-то на ксероксе. Что, если она забыла договор в нем?

Келли прошла в приемную, подняла крышку ксерокса и обнаружила под ней то, что так долго искала. Озабоченность ее тут же сменилась крайней раздражительностью. Нет, Дорри все-таки придется уволить. Из-за нее было потеряно столько драгоценного времени! И это далеко не первый ее промах.

Если бы не досадное обстоятельство, босс не застал бы своего коммерческого директора в кабинете. Старый приятель, готовый мириться с ее странностями и слабостями, уже минут двадцать напрасно ждал Келли в баре в паре кварталов от офиса. Они собирались пойти на нашумевшую выставку художественного стекла. Но работа есть работа. Упускать выгодного клиента не в привычках Келли. Оплата ее труда напрямую зависит от прибыли агентства.

Она набрала номер бара и извинилась перед приятелем. Тот, кажется, не слишком расстроился. Судя по голосу, количество выпитых им коктейлей уже перевалило допустимую норму. А поблизости, вероятно, оказалась одна из тех сердобольных дамочек, всегда готовых приласкать одинокого мужчину. Ну и прекрасно! Келли перестала чувствовать себя виноватой и засобиралась домой.


Метрдотель проводил Алана и его спутницу к столику вдали от шумной эстрады. Уже подходя, к нему, Келли обратила внимание на мужчину, сидящего к ней спиной. Крупная голова, широкие плечи. Похоже, он не так стар, как предыдущий клиент, с которым мне пришлось недавно обедать, решила Келли и перевела взгляд на женщину.

Хорошенькая блондинка в платье с весьма откровенным декольте выглядела, как фотомодель. И скорее всего, была именно ею. Келли прекрасно знала этот тип женщин. В ее кабинете их перебывало немало. Природные данные, щедро полученные от природы, эти особы умело использовали во благо и себе, и фирме, на которую работали.

Клиенты, приезжающие в Нью-Йорк издалека, чаще всего оставляли жен дома. И здесь обзаводились временными подругами, главным достоинством которых была броская внешность. Спутница нового клиента Алана была как раз такого сорта. Келли засомневалась: а не промахнулся ли босс, уговаривая ее прийти сюда для успеха дела? Его клиенту уже есть чем усладить взор. Посчитав свое присутствие на деловом ужине излишним, Келли тем не менее растянула губы в обаятельной улыбке.

Проходя по залу, она ловила на себе заинтересованные мужские взгляды и чуть хмурилась. Келли и так знала, что выглядит превосходно. Короткое платье с открытой спиной, за которое она недавно выложила кругленькую сумму, украсило бы любую женщину. А на ней смотрелось просто божественно.

Почему бы и новому клиенту не поддаться магии изысканных линий и насыщенной синевы легкого шелка? Цвет платья прекрасно сочетался с буйной копной волос Келли, казавшихся сейчас в свете люстр почти золотыми. А то, что цвет глаз не слишком гармонировал с вечерним туалетом, мало тревожило Келли. Она не терпела, когда ей настоятельно советовали носить одежду зеленого цвета.

Блондинка заметила подходящую к столу пару и что-то шепнула своему спутнику. Тот медленно поднялся, отбросив в сторону салфетку, и повернулся лицом к залу. Сердце Келли замерло, а затем зачастило. Она едва не рухнула на пол от потрясения. Боже, ну что за невезение! На нее смотрели серые глаза, которые вот уже десять лет не давали ей покоя. Те самые, что снились ей по ночам, заставляя метаться в необъятной холодной постели.

От чувства гнетущего одиночества Келли тщетно пыталась спастись, знакомясь с другими мужчинами. Она прилагала невероятные усилия, чтобы избавиться от воспоминаний о ненавистном человеке, грубо растоптавшем ее первое чувство. Но яд, влившийся в уста с его поцелуями, по-прежнему отравлял ей жизнь. И противоядия найти никак не удавалось.

Не помог даже короткий брак. Бедняга Энди так и не понял, за какие грехи его изгнали из супружеского рая. А все было проще некуда. От его почтительных прикосновений Келли никогда не дрожала в чувственном восторге. Его поцелуи не зажигали в ней всепоглощающего огня, а ласки не утоляли томительной жажды.

Келли никогда не лила слезы благодарности на его обнаженном плече. И никогда не забывалась настолько, чтобы в порыве страсти расцарапать ему спину ногтями, чтобы потом покрывать следы, оставленные в сладком беспамятстве, нежными поцелуями. Бывший муж ни в чем не был виноват. Он всего лишь не был Джейсоном из далекого прошлого Келли.

И вот сейчас появление этого мужчины заставляло ее заново пережить самые волнующие моменты их короткой связи, как приятные, так и отвратительные. Небольшое расстояние между женщиной и мужчиной, смотревших друг на друга, как смертельные враги, разделяло не просто двух людей. Оно четко разграничивало добро и зло, подлость и обиду, прошлое и настоящее.

Воздух в зале, казалось, уплотнился настолько, что легкие Келли отказывались его принимать. Она испугалась, что вот-вот потеряет сознание. Хорошо, что Алан держал свою спутницу под локоть. Его присутствие помогло Келли обрести утраченную было уверенность в себе и со спокойным видом ожидать, когда босс познакомит ее с клиентом.

– Добрый вечер, – протягивая руку мужчине, сказал Алан. – Келли, позволь тебе представить Джейсона Мэдсена из Палм-Бич. Джейсон, а это – моя лучшая сотрудница и друг Келли Морган.

Он излучал море обаяния, в котором Мэд-сен и его спутница непременно должны были захлебнуться и пойти ко дну без всплесков и ненужного барахтанья. Любуясь собой, Алан не обратил внимания на то, что, услышав фамилию Келли, Мэдсен вопросительно приподнял бровь.

К этому времени Келли уже настолько пришла в себя, что сумела протянуть Джейсону руку и вежливо улыбнуться. Он не потрудился ответить тем же. Сжал ее пальцы покрепче и не торопился выпускать, пристально рассматривая с холодным непроницаемым выражением лица стоящую перед ним женщину. Он подмечал каждую мелочь, ничем, однако, не выдавая собственных чувств.

Но Джейсон, несомненно, узнал ее. Келли поняла, что еще немного, и она не выдержит – или разразится слезами, или вырвет руку из тисков мужчины и залепит ему пощечину. Разумеется, ни к чему хорошему это не привело бы.

Пока Келли мысленно взвешивала все «за» и «против», Джейсон выпустил ее онемевшие пальцы. Она тут же сжала их в кулак. Жаркая волна гнева поднималась из глубин растревоженного встречей сердца. А рассудок увещевал не делать того, о чем Келли впоследствии может пожалеть.

Вид Джейсона свидетельствовала о том, что он тоже пребывает в сомнениях. Крупная темноволосая голова с короткой стрижкой была немного наклонена влево, словно он силился решить, как вести себя с особой, так некстати возникшей из дымки давно ушедшей юности.

Келли дорого бы дала, чтобы оказаться за тридевять земель отсюда и не участвовать в так называемом «деловом ужине с выгодным клиентом». Но поскольку это было совершенно нереально, предпочла напасть первой.

– Мы уже встречались, – с едва уловимым вызовом произнесла она, пристально следя за тем, как глаза Джейсона сначала широко раскрылись от неожиданности, а затем сузились, превратившись в темные щелки на окаменевшем лице. Келли была уверена, что он не ожидал от нее такого. – Правда, это было очень и очень давно.

С легким удивлением, к которому примешивалась изрядная доля досады, она перехватила взгляд Джейсона, устремленный на ее открытые колени. Похоже, она волнует его как женщина, хотел он того или нет. Неожиданно Келли ощутила удовлетворение при мысли, что все еще способна задеть его чувства.

– Так вы уже знакомы? – воодушевился Алан.

В его голове мгновенно закружился вихрь приятных соображений на сей счет. Но, взглянув на «старых знакомых», Алан слегка увял. Неожиданная встреча не принесла им радости, а, следовательно, могла лишь негативно отразиться на бизнесе. Этого он допустить не мог, а потому поспешил спасти положение.

– Джейсон, познакомьте нас с вашей очаровательной спутницей.

Блондинка, о которой все на время забыли, заученно заулыбалась и приняла соблазнительную позу. Алан немедленно отвлекся от сути разговора и, пока все усаживались, не сводил с нее заинтересованных глаз. Джейсон назвал гостям имя блондинки – Сандра Лейси. Он произнес его так, что Келли сразу стало ясно: эта Сандра для него ничего не значит.

Что ж, этого и следовало ожидать. Девушка в шикарном платье не является ни невестой, ни женой, ни давней подругой Джейсона Мэдсена, преуспевающего бизнесмена из Палм-Бич. Вероятно, она просто его очередная жертва, случайное короткое приключение.

Келли очень хотелось бы думать, что Сандра клюнула не на мужской шарм Джейсона, а на его деньги. Но это было бы самообманом, ибо за прошедшие годы Джейсон стал еще более привлекательным. Изменилась прическа, добавив красивым чертам лица мужественности. Короткая стрижка, которую теперь предпочитал Джейсон, очень шла ему. Раздавшиеся плечи внушали уважение и наглядно демонстрировали любовь своего обладателя к спорту. А загорелое лицо намекало, что время на солнечные ванны у него тоже находится.

Словом, Джейсон стал видным мужчиной. И он чертовски хорошо выглядел в дорогом костюме с белоснежной рубашкой, что отнюдь не улучшило настроения Келли. Она и хотела бы не следить за ним украдкой, но никак не могла оторвать глаз от совершенной фигуры и мужественного лица Джейсона. Как это печально, что по прошествии стольких лет он продолжает волновать ее!

Возмущение Келли собственным малодушием росло. Назло сумрачному, малоразговорчивому Джейсону она принялась непринужденно болтать с Сандрой, вовремя вспомнив, на обложке какого журнала видела ее безупречную фигуру и роскошную гриву мастерски осветленных волос.



– Вы очень фотогеничны, – заявила она девушке еще в самом начале разговора. Та была заметно польщена. И Келли добавила с широкой улыбкой: – Возьмите мою визитную карточку. Нам постоянно требуются модели для рекламных роликов. Пусть ваш агент с нами свяжется.

– Спасибо, вы очень любезны. – Ответная улыбка Сандры с легкостью заменила бы стоваттную лампочку.

Подошедший официант принял заказ и удалился. Изнывая от желания приступить к делу, Алан все же предпочел сначала пригласить на танец Сандру. Она поднялась из-за стола и оказалась с него ростом. Келли едва сдержала смех, опасаясь даже мельком взглянуть в лицо помрачневшего босса.

Больше всего на свете Алан не любил, когда женщина оказывалась выше него. Пара лишних дюймов могла надолго лишить его душевного равновесия, и самой красивой претендентке на внимание босса пришлось бы отступить. Рослая спутница Джейсона тоже могла бы оказаться в числе отвергнутых Аланом женщин. Но к счастью, на Сандре были туфли без каблуков.

– Ты сильно изменилась, – безо всякого вступления заявил Джейсон, едва они остались за столом одни.

Келли смотрела вслед удалившейся парочке, машинально отмечая, как они подходят друг другу. Вот Сандра положила руку на плечо партнера и тесно прижалась к нему высоким бюстом. А поощренный Алан принялся нашептывать ей что-то на ухо. Девушка смеялась и с удовольствием прислушивалась к легкому вздору, произносимому им с улыбкой.

Сандре и Алану было явно хорошо вдвоем. А вот оставшимся за столом, пожалуй, трудновато будет достичь подобной непринужденности в общении. Келли не поручилась бы, что такое вообще возможно. Она вздохнула, с горечью сознавая, что выхода нет и придется вести светскую беседу с тем, кого охотно переехала бы автомобилем.

– Я изменилась? Прошло десять лет, ничего удивительного, – холодно заметила Келли, когда решила, что пауза в разговоре слишком затянулась. Не следовало забывать, что она беседует с потенциальным клиентом, будь тот хоть трижды ей неприятен. И угораздило же Джейсона обратиться именно в фирму Алана! Неужели не мог найти что-нибудь поближе к родовому гнезду? – Да, я изменилась. Кстати, о тебе могу сказать то же самое.

Возникший возле столика официант налил в бокал Джейсона немного вина. Попробовав его, он одобрительно кивнул. Вкус и букет напитка соответствовали его представлениям о заказанном дорогом вине. Официант наполнил бокалы и удалился с легким полупоклоном.

Келли пригубила вино и нашла его восхитительным.

– Ты не только похорошела, но и сменила фамилию, – заметил Джейсон немного позже, когда понял, что не дождется от нее ни вопроса, ни какого-либо пустякового замечания.

Келли не понравилось, что он разглядывает ее. Под его пристальным изучающим взором она чувствовала себя неуютно. Искусным макияжем и сногсшибательным туалетом не замаскировать жесткость черт повзрослевшего лица и потерю восторженного отношения к жизни.

В уголках глаз уже образовались едва заметные первые морщинки. Взгляд стал цепким, оценивающим. Рот отвердел и приобрел более четкие контуры. Годы прилежной учебы и упорного труда превратили смешливую худенькую девчонку в строгую деловую даму. Исчезли даже веснушки, прежде щедро украшавшие небольшой носик.

Иногда Келли с сожалением вспоминала свой прежний полудетский облик. Ей куда ближе была та растворившаяся в суете жестокого мира наивная девчонка, чем пробивная бизнес-леди, которой она стала. К тому же Келли считала, что прошедшие годы могли бы быть к ней милосерднее.

Вопрос Джейсона все еще висел в воздухе. Вечно это длиться не могло.

– Да, Морган – это фамилия моего мужа, – ответила она неохотно.

– Ты замужем?

Келли показалось, что Джейсон с трудом сдерживает себя. Она продемонстрировала ему левую руку без колец, чтобы немного уменьшить напряжение, воцарившееся за столом.

– Уже нет. Развелась два года назад. А ты женат? – спросила она и взглянула на него.

Крупные пальцы мужчины поигрывали хрупким бокалом, в котором почти не осталось вина. Обручального кольца не было и у него. Рот Джейсона был крепко сжат, брови сдвинуты к переносице. Похоже, он сильно нервничал. С чего бы?

– Нет, не женат. И никогда не был ничьим счастливым мужем. Но с некоторых пор подумываю об этом.

– Самое время, – кивнула Келли, стараясь говорить как можно жизнерадостнее. Она старательно делала вид, что ей все равно, женат он или нет. Но в горле пересохло от мысли, что Джейсон может принадлежать другой женщине. – Судя по твоему внешнему виду, ты преуспеваешь. Плюс состояние семьи. Пора и о наследниках подумать. – Чтобы чем-то занять руки, она взяла половинку круглой булочки и стала намазывать ее паштетом. – А как поживают твои братья и верная экономка?

– С братьями все в порядке. А Клара умерла, – сообщил Джейсон и с удивлением отметил, что Келли погрустнела. – Она иногда вспоминала о тебе.

Ему вдруг захотелось ободряюще сжать ей локоть. Но он пересилил себя и откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди. Такая бессердечная особа, как Келли, не заслуживала его сочувствия.

– Клара желала мне добра, хотя мы были знакомы очень мало. – Келли опустила глаза и осторожно смахнула непрошеную слезу.

К Кларе она сохранила самые теплые чувства и за многое была ей благодарна. А больше всего за то, что старая экономка Мэдсенов проявила к рыжей девчонке из маленького городка больше бескорыстной доброты, чем та видела за всю свою короткую жизнь. Если бы не она, неизвестно, как сложилась бы судьба Келли. Вроде бы Клара сделала для нее всего ничего – просто вовремя остановила, – но небольшой на первый взгляд эпизод во многом изменил дальнейшую жизнь Келли.

На Джейсона тоже нахлынули воспоминания.

– Джордж до сих пор холостяк. Он удалился от дел. Его здоровье уже не то, что прежде. А Стенли женился на Нетте. Ты ее помнишь?

– Разумеется. – Келли не нужно было напрягать память, чтобы припомнить подробности давнего лета и главных персонажей разыгравшейся тогда драмы. Но она старалась не делать этого. Воспоминания вызывали в ней тоску и щемящую боль, без которых вполне можно было обойтись. – Значит, Нетта теперь жена твоего брата… Неожиданный финал. Разве она предназначалась не тебе?

– Я уступил ее Стенли. Ему всегда хотелось иметь то, что принадлежало мне.

«Уступил» – как будто она для него всего лишь игрушка или надоевшая коллекция значков! Келли передернуло от его равнодушного тона. Бедная Нетта! Кто бы мог подумать, что ее постигнет такая печальная участь? Она ведь всерьез была увлечена Джексоном… Как и сама Келли.

Выходит, из них двоих никто не победил. Нетте не помогло ни давнее соседство с семьей Джейсон, ни дорогие наряды, ни утонченность манер. Келли с удивлением поняла, что жалеет бывшую соперницу. Вряд ли та счастлива со Стенли.

– Не переживаешь, что не женился на ней сам?

– Нет.

– У них есть дети? – Келли и сама не знала, зачем расспрашивает Джейсона о Нетте.

– Куда там! – хохотнул он. – Для того чтобы ими обзавестись, необходимо хоть иногда мириться. А они никак не могут перестать скандалить со дня свадьбы. По-моему, уже в церкви Нетта раскаялась в принятом решении, но пожалела финансовых затрат, потому и не бросила Стенли прямо у алтаря.

– Думаю, она не хотела, чтобы все ее жалели, – предположила Келли. – Особенно ты. Жаль, что она не стала матерью. Это бы ее немного утешило. Дети – это всегда прекрасно.

Она немного помолчала, а потом протянула задумчиво:

– Странно. Сидим рядом и вспоминаем былое, как старые добрые друзья. Пьем превосходное вино в изысканном интерьере престижного ресторана. – Келли обвела взглядом нарядный зал и грустно усмехнулась: – А я, признаться, думала, что никогда больше тебя не увижу.

– Я тоже так полагал, – кивнул Джейсон, и глаза его потемнели от гнева. – После того что случилось, я долгое время не хотел даже думать о тебе.

– А я о тебе. Надо же, какое совпадение!

– С какой стати? – возмутился он. – А, понимаю, ты получила от Джорджа и Стенли все, что тебе требовалось. И зеленый мальчишка с пустыми карманами моментально стал не нужен. Все, что ты говорила мне той ночью в трейлере, было ложью. А я попался на нее, как последний идиот.

Келли в полном недоумении уставилась на него. Напрасно он упомянул о самом дорогом для нее воспоминании. Он не имел никакого права презирать им же поруганные чувства. Это ей нужно возмущаться и негодовать. Пострадавшей стороной в той давней истории была она. С чего бы Джейсону на нее обижаться? Сам же тогда поступил с ней по-свински.

– От Джорджа я действительно кое-что получила. Он мне здорово помог. А при чем тут Стенли?

– Перестань прикидываться! – зло бросил Джейсон. – Зачем теперь-то притворяться? Какой в этом смысл? Ты ведь прекрасно знаешь, о чем я говорю.

– Да нет же, понятия не имею… – начала было Келли, но тут же призадумалась. – Хотя, зная подлый характер Стенли, начинаю подозревать что-то нехорошее.

– При чем тут его характер?

Вернувшиеся к столу Алан и Сандра не дали Джейсону возможности высказать все, что вертелось на языке. Остаток вечера прошел в оживленной беседе, в которой участвовали все четверо. Опасения Алана, что выгодный клиент откажется от запланированной сделки, не оправдались. Мэдсен вел себя очень корректно. С Келли был любезен, шутил и казался вполне довольным тем, как проходит ужин.

Однако Алан постоянно ловил его напряженный взгляд, направленный на нее со странной неприязнью. Лишь когда подали малину со взбитыми сливками и Келли с наслаждением ела ее, облизывая губы после каждой ложки, Джейсон вроде бы обмяк и слегка подобрел.

Перебрав в уме возможные причины разногласий между мужчиной и женщиной, Алан пришел к логичному выводу, что между его новым клиентом и Келли когда-то что-то было. Должно быть, закончились их отношения болезненным для обоих разрывом. Только вот кто из них был в этом виноват?

Он прекрасно знал, что Келли довольно редко позволяла себе увлекаться мужчинами. На его памяти повезло только одному – Энди Моргану, Да и тот продержался недолго. Что там у них с Келли произошло, никто не знал. Но через полтора года брак, казавшийся вполне благополучным, распался.

Инициатором развода стала Келли. Расстались супруги довольно мирно. Энди, кажется, до сих пор питает какие-то надежды на воссоединение. Периодически он посылает бывшей жене цветы и небольшие сувениры из далеких экзотических мест, куда его забрасывает работа.

Алан покосился на Сандру. На ней его глаз отдыхал, и можно было ненадолго отвлечься от проблем. Девушка лукаво поглядывала на него из-под длинных ресниц, и ему показалось, что она не возражала бы против более близкого знакомства.

– Джейсон, я предлагаю встретиться завтра в моем офисе, чтобы поговорить о деталях сделки, – сказал Алан, не забывавший о главной цели ужина. – Какое время вас устроит?

– Я позвоню и сообщу, – уклончиво ответил Джейсон. – Возможно, одна из моих утренних встреч не состоится.

– Договорились. – Алан повернулся к Келли. – Дорогая, ты что-то заскучала. Не потанцевать ли нам?

Она охотно согласилась. Трудно было сидеть рядом с призраком из прошлого. Воспоминания о прежнем Джейсоне с открытой юношеской улыбкой приносили слишком много боли. Но, танцуя с Аланом, она понимала, что находится под пристальным наблюдением, и невольно ежилась.

Келли без устали проклинала и Дорри, и Алана, и Джейсона. А больше всего себя саму за то, что согласилась пойти на этот ужин. Изредка их с Джейсоном взгляды скрещивались, и тогда противник едва заметно вздрагивал и мрачнел еще больше. Но глаз не отводил, что становилось уже совершенно невыносимым.

Молчаливую дуэль заметила и Сандра. С момента появления в зале хорошенькой спутницы Алана Джейсон забыл о правилах хорошего тона. Сандра поняла, что больше его не интересует. В таком случае я имею полное право обратить внимание на Алана, который, судя по всему, не пользуется благосклонностью Келли, решила Дорри…

Рука Келли нервно сжала плечо партнера.

– Ты какая-то странная сегодня, – осторожно заметил Алан, уступая дорогу какой-то не в меру разошедшейся паре. – Что-то не так?

Келли встрепенулась, сбрасывая с себя задумчивость и рассеянность. В ней шевельнулось чувство вины перед старым приятелем, к которому она была на редкость невнимательна этим вечером. Алан ничем не заслужил подобного отношения.

– Извини, если испортила тебе настроение. Эта встреча крайне неприятна для меня. На душе кошки скребут, так мне плохо сейчас. – Келли не хотелось лгать и придумывать несуществующие причины неприязни к Джейсону. – Очень не хотелось бы завтра столкнуться с этим Мэдсеном в офисе. Могу я денек побыть дома?

– Пожалуйста, – благодушно разрешил Алан. – Но я не понимаю, в чем дело. Может, объяснишь? Я ведь не только твой босс, но и, смею надеяться, старый друг.

– Если коротко, – тут Келли тяжко вздохнула, – мы с Джейсоном когда-то были очень дружны. И даже более того. Он поступил со мной не лучшим образом. Мы расстались, и я не чаяла увидеть его вновь.

Алан выглядел озадаченным.

– Значит, виноват был Мэдсен. Но почему он так неприязненно смотрит на тебя? Если не знать, что у вас произошло, можно подумать, что это ты натянула ему нос. Я бы так выглядел только в том случае, если бы моя невеста сбежала с моим лучшим другом.

– Я сама ничего не понимаю, – вновь вздохнула Келли. – Джейсон намекнул на то, что виновата во всем я. Ума не приложу, что он имеет в виду.

– Напрасно я затеял этот разговор, – сделал вывод Алан. – Только расстроил тебя. Завтра можешь не приходить. Я сам справлюсь. Мэдсен настроен заключить с нами сделку, так тому и быть.

– Спасибо. Ты просто прелесть! – И Келли нежно поцеловала Алана в благодарность за поддержку и понимание.

Она еще немного покружилась в его объятиях, а затем они вернулись к столу. Чуть позже Джейсон засобирался уходить. Он вежливо простился с Келли и с Аланом и удалился в сопровождении Сандры. Оставшиеся за столом задержались ненадолго. Алан немного порассуждал о перспективах рекламного бизнеса, но Келли слушала его невнимательно. Заметив ее отсутствующий взгляд, он прервал затянувшийся монолог и встал из-за стола.

Такси подъехало к дому Келли, и Алан помог ей выйти из машины. Перед расставанием он легонько прижал женщину к себе. Вопреки обыкновению Келли не воспротивилась. На этот раз прикосновение Алана не вызывало в ней привычного раздражения. Наоборот, странным образом успокаивало.

Некоторое время Келли боролась с соблазном закончить вечер в его обществе, чтобы стереть из памяти встречу с Джейсоном. Для этого нужно было только найти ртом губы Алана. Дальше он взял бы инициативу на себя.

Но их близость не изменила бы к лучшему жизнь Келли, скорее бы усложнила ее. Алан не удовольствовался бы одной встречей, а Келли полагала, что, преодолев минутную слабость, вновь отвернется от него. Так стоит ли рисковать многолетней дружбой и удачной карьерой для того, чтобы кому-то что-то доказать? Нет, не стоит, решила Келли и застыла в мужских объятиях ледяным изваянием.

В другое время Алан воспринял бы ее покорность, как признак долгожданной капитуляции. Но в этот вечер даже ему было понятно, что напрашиваться к Келли на чашку кофе не резон. Он поцеловал ее в теплый висок и легонько подтолкнул к входной двери.

– Спокойной ночи, малыш, – сказал он отеческим тоном. – Позвони мне утром, ладно?

– Ладно, – грустно отозвалась Келли и устало пошла к дому.

На пороге она оглянулась. За такси Алана, которое уже отъезжало, следовала черная машина. Приземистая, с овальными фарами, с какой-то крадущейся манерой двигаться, она напоминала дикого зверя, вышедшего на ночную охоту.

В темноте Келли не смогла разглядеть водителя, но отчего-то вздрогнула. На миг ей почудилось, что это был Джейсон. Та же крупная голова, те же широкие плечи. Чушь! Полнейшая чушь! Что ему делать ночью на нью-йоркской улице? С какой стати следить за деловым партнером или за давным-давно отвергнутой приятельницей? Нет, Джейсон сейчас находится в роскошном гостиничном номере или в собственной квартире где-нибудь на Манхэттене и наслаждается обществом красавицы с журнальной обложки.


Дома Келли сбросила туфли и, раздеваясь на ходу, направилась в душ. За ее спиной упала на пол сумочка, небрежно брошенная мимо журнального столика. Келли даже не обернулась. Она чувствовала себя разбитой и опустошенной. И это было легко объяснимо: рано встала, много трудилась. Вот и устала.

А заключительный аккорд этого дня лишил ее и душевных сил. За напряженной работой в офисе последовал изматывающий ужин с человеком, которого бы ей лучше никогда больше не видеть. Как она ни старалась, думать о Джейсоне исключительно как о выгодном клиенте не могла. Это раздражало и выводило ее из себя. Любой чувствовал бы себя совершенно не в своей тарелке на ее месте.



Келли забралась в пенную ванну, притягательно пахнущую луговыми травами, и откинула голову на сложенное вчетверо махровое полотенце. Хорошенько расслабиться – вот что ей сейчас нужно. И ни о чем не думать. Она закрыла глаза, но, вместо того чтобы мирно подремать в приятном тепле, мысленно вернулась на десять лет назад.

2

Невзрачное кафе, в котором Келли работала официанткой, закрывалось довольно поздно. По вечерам к его обычному дневному меню добавлялась выпивка. На ее запах слетались и сползались все, кому в радиусе трех близлежащих кварталов нечего было делать.

Популярности заведения старого Эла способствовали два бильярдных стола и призы, которые хозяин выдавал самым стойким игрокам. Слишком шумливых и скандальных посетителей Эл с легкостью выставлял за дверь под одобрительные возгласы тех, кому нравилась спокойная атмосфера кафе.

Целыми днями Келли крутилась как заведенная. Работа была тяжелой, но позволяла ей сводить концы с концами и даже немного откладывать. Рыжая худенькая девчонка нравилась постоянным клиентам, и вели они себя с ней достаточно вежливо. Эл присматривал за Келли. Нескольким парням, вздумавшим было приставать к ней, он собственноручно пересчитал зубы и ребра. С тех пор никто к Келли не прикасался даже пальцем. И она с полным основанием чувствовала себя в безопасности.

Когда ей предлагали другую работу, она первым делом вспоминала о своем заступнике, а еще о том, что предоставленное им жилье не стоило ей ни цента. Келли уже почти год обитала в старом трейлере, стоящем на задворках кафе. Кому-то он мог показаться не слишком удобным, но она не знавала ничего лучше. Девушка и до этого жила в таком же трейлере, только вместе с родителями. Они предпочитали существовать на пособие по безработице, да и то оставляли почти целиком в ближайшей винной лавке.

Наблюдая за родителями, Келли еще в двенадцать лет решила, что жить так, как они, она не будет. Окончив школу, девушка собрала рюкзачок и махнула в соседний городишко. А там устроилась на работу в первое же попавшееся кафе. Ей повезло: Эл и его жена Мора присматривали за девушкой и не давали в обиду.

Платили, правда, немного. Но, учитывая бесплатное жилье, можно было утверждать, что Келли неплохо устроилась. Она собиралась подкопить денег и со временем поступить в колледж. Келли уже выбрала для себя будущую специальность. Дело было лишь за оплатой обучения.

Чаевые и большая часть жалованья хранились в жестянке из-под пива, заботливо спрятанной в одном из углов трейлера. На одежду и на развлечения Келли почти не тратила денег. Но все равно была не слишком довольна скоростью накопления капитала, однако ничего другого придумать не могла.

Жилось ей не очень-то весело. Ни родных, ни друзей, которыми она не умела обзаводиться с легкостью. Но Келли была довольна уже тем, что имеет крышу над головой и сама зарабатывает на жизнь. Принцев она не ждала. В них как-то не верилось. И кто бы мог подумать, что однажды один из них все же появится на ее горизонте?


День, когда она впервые увидела Джейсона, начинался так же, как и все остальные.

– Протри столы, лентяйка, – беззлобно подгонял Келли хозяин кафе. – И проверь, достаточно ли горчицы и кетчупа.

– Я все сделаю, Эл, – послушно тряхнула рыжим хвостиком Келли.

Она деловито подпоясалась полосатым полотенцем и принялась ловко сметать крошки со столов.

Первые посетители уже потянулись к завтраку. Яичница с беконом и булочки с черникой, которые пекла Мора, появились на большинстве столов. Остальные завсегдатаи пили черный кофе из толстых керамических кружек и дружно требовали блинчиков, арахисового масла и апельсинового желе.

Келли едва успевала разносить заказы и убирать посуду. Рассчитываться посетители подходили к Элу. Полученную на сдачу мелочь они обычно совали в нагрудный кармашек Келли. Иногда вместо мелких монет ей перепадали и мятые купюры. В любом случае, она коротко благодарила и продолжала делать свое дело.

Эл важно восседал за кассой и наблюдал за порядком в зале. Повинуясь его жестам, Келли устремлялась к столику, за которым сидел готовый сделать заказ клиент. Когда заканчивалось время завтрака, в кафе становилось тише.

Здесь бывали в основном местные жители. Туристы обычно предпочитали бары у пляжа. Почти всех посетителей Келли знала в лицо. Поэтому и обратила внимание на сидящего у окна незнакомого темноволосого парня. Он остался последним из утренних посетителей и пока не собирался уходить. Эл недовольно покосился в его сторону и мотнул головой. Келли послушно подошла к парню и предложила ему горячего кофе.

– Да, спасибо, – сказал он и улыбнулся, показав безупречные белые зубы.

У Келли едва не разжались пальцы, которыми она держала стеклянный кофейник. Глаза у парня оказались красивого серого цвета, только немного грустные. А улыбка показалась девушке просто неотразимой. На вид ему было не больше двадцати. Парень был одет в хорошие темно-синие джинсы, оранжевую футболку и легкую бежевую куртку. Волосы, слишком длинные и чуть выгоревшие от солнца на лбу и висках, были собраны в конский хвост.

Это развеселило Келли. Она тряхнула своим коротеньким хвостиком и тихо рассмеялась. Парень взглянул на нее с легким удивлением, но почти сразу же понял, отчего ее так разбирает. Не обиделся, только усмехнулся и тоже тряхнул головой.

– Ты не местный, не так ли? – осмелилась спросить Келли. – Я тебя здесь прежде не видела.

– Да, я из Палм-Бич.

– А зачем приехал?

Вопрос был резонный. И там, и тут главная достопримечательность – пляж. С какой стати уроженцу знаменитого города миллионеров перебираться в их захолустье?

Парень помрачнел. Келли испугалась, что приглянувшийся ей незнакомец сейчас уйдет. Она ловко наполнила его кружку кофе, чтобы хоть немного задержать.

– Пей, я попозже подойду поболтать. Может быть, принести еще чего-нибудь? У нас очень вкусные булочки.

– Нет, спасибо.

– Тогда я пошла.

Келли вернулась к стойке и поставила на нее кофейник. Эл оторвался от пересчета выручки и ворчливо поинтересовался:

– И долго он так будет сидеть, ничего не заказывая? Никакой от него прибыли.

– Да что тебе, жалко места? Все равно ведь посетителей пока нет.

– С чего это ты так взвилась? – удивленно поднял брови Эл. Он повернул голову к окну кухни и довольно громко сказал, обращаясь к жене: – Послушай, Мора, наша малышка, кажется, влюбилась.

– Не твое дело, – отозвалась Мора. – Вот, возьми лучше поднос с булочками.

Пожав плечами, Эл забрал из ее рук поднос и аккуратно поместил на стойку. Келли опасливо покосилась в сторону симпатичного новичка и успокоилась. Он уставился в окно с задумчивым видом. Кажется, до его ушей не долетела неуместная шутка хозяина кафе. Все-таки тот временами бывает излишне прямолинеен!

Между тем парень и в самом деле поразил воображение Келли. Она ловила себя на желании смотреть на него безотрывно. Еще лучше было бы подойти и познакомиться. Немного подумав, она решила, что так и поступит. Робость и стеснительность, обычно мешавшие Келли в общении с молодыми людьми, на этот раз почему-то не тревожили ее.

– Пойду немного отдохну, ладно? – спросила она у Эла, снимая с талии полотенце. – Понадоблюсь, позовешь.

– Иди, иди, – буркнул он и вновь углубился в подсчеты.

Девушка села напротив незнакомца и расправила короткую юбку. Он не шевелился, глядя в одну точку за окном. Его кофе остывал. Она выждала немного и осторожно прикоснулась к загорелой руке парня, удивившись приятному ощущению и собственной смелости.

– Давай познакомимся. Я Келли. А как тебя зовут?

– Джейсон, – безучастно ответил он, не поворачивая головы.

– Послушай, – обиделась на него девушка, – если я тебе мешаю, просто скажи. И я уйду.

Она привстала, но Джейсон удержал ее за руку.

– Извини за грубость. У меня сейчас слишком много проблем.

Это было понятно и так и вызывало сочувствие. Серые глаза смотрели на Келли виновато, а ладонь приятно согревала кожу. Девушке захотелось, чтобы это мгновение длилось бесконечно.

– Говорят, если поделиться трудностями с незнакомым человеком, сразу станет легче, – немного подумав, сказала Келли.

– А ты проверяла на практике это утверждение?

– Пока не приходилось. Так как, расскажешь, что у тебя случилось?

– Как-нибудь в другой раз, – сказал Джейсон, поднимаясь. – Пока, рыжик.

Он вышел из кафе, ни разу не обернувшись. Келли, надеявшаяся неизвестно на что, в унынии повесила нос. Но долго печалиться было некогда. Начинали собираться посетители для раннего ленча.

До самого вечера Келли была занята. Она таскала тяжелые подносы, отшучивалась от приставаний задиристых клиентов, вытирала лужи колы и сока, пролитые непоседливыми детьми. В свободные минуты бросалась к раскрытой задней двери кафе, чтобы глотнуть немного свежего воздуха. Словом, все было, как всегда. Но при этом ее не покидало легкое сожаление: Джейсон может больше не появиться у Эла. Она так и не узнает, что не дает ему покоя.

Но Келли ошибалась. Джейсон вернулся поздним вечером, почти перед самым закрытием, и вновь устроился в облюбованном уголке. Он заказал хорошо прожаренный бифштекс с картошкой. Из-за него Келли пришлось выслушать нотацию от Эла. Она так торопилась выполнить заказ Джейсона, что заставила ждать клиентов, пришедших раньше него. Но ей было все равно. Она слишком рада была видеть своего неразговорчивого знакомого.

Он сидел до закрытия, а перед уходом шепнул ей на ухо, что подождет на улице. Келли кивнула и вытерла внезапно вспотевшие ладони о передник. Она ужасно волновалась. Ей предстояло настоящее свидание с парнем, при виде которого у нее слабели колени. Жаль только, что на ней сегодня такой простенький наряд.

Закончив уборку, на этот раз менее тщательную, чем обычно, Келли умоляюще посмотрела на Мору. Та улыбаясь махнула рукой в сторону двери. Вслед Келли понеслось недовольное ворчание Эла. Но на него можно было не обращать внимания.

На улице она тревожно огляделась. Джейсон был здесь. Он ждал, прислонившись спиной к одинокому дереву перед входом в кафе. На лице его расплылась широкая улыбка, едва он заметил взволнованную девушку. Она показалась ему хрупкой и хорошенькой.

– Привет, красотка! Не прошвырнуться ли нам по ночному городу?

Ответа он ждать не стал, просто взял Келли за руку и повел за собой. Она пошла, не спрашивая ни о чем. Они бродили по пляжу, ели чипсы и шоколадки, подтаявшие, но от этого не менее вкусные. В шутку Джейсон измазал нос Келли остатками своей шоколадки, вызвав у нее взрыв хохота.

На настоящее свидание это походило мало. Но какая разница? Келли было хорошо, как никогда прежде. Жаль только, что Джейсон мало рассказывал о себе. Келли узнала лишь, что он учится в университете, а сейчас у него каникулы.

Устав бродить, молодые люди уселись на песке. Келли сняла с уставших ног босоножки, легла на спину и с наслаждением вытянулась. Хрустящий песок послушно принял форму се тела. Он уже остыл. Джейсон прилег рядом с Келли, опершись на локоть, и отвел назад прядь полос, брошенную на ее лицо легким бризом.

– Расскажи мне о себе, – попросил он. – Давно ты работаешь в кафе?

– Уже почти год. Тяжеловато, но ничего, я привыкла. – Келли повернулась на бок и гоже оперлась на локоть. Она улыбнулась, глядя, как волны неторопливо набегают на берег, слизывая их с Джейсоном следы. Ей вдруг подумалось, что уже завтра он может уехать отсюда и она его больше никогда не увидит. Лицо ее опечалилось.

Джейсон заметил перемену в настроении Келли и придвинулся ближе.

– О чем ты подумала?

– Ты здесь ненадолго, так ведь? Скоро вернешься к занятиям и забудешь рыжую глупышку, встреченную случайно.

– Не думаю, – покачал головой Джейсон. В ответ на ее удивленный взгляд он пояснил: – И тебя забывать не собираюсь, и к занятиям я, скорее всего, не вернусь.

У Келли это не укладывалось в голове. То, что он сказал о ней, можно было не принимать всерьез. Что у них такое? Легкий флирт, и ничего больше. А учеба – дело серьезное. Сама Келли никогда бы не бросила колледж, если бы ей посчастливилось туда попасть. Так она Джейсону и заявила.

– Ты не понимаешь. Все не так просто. За учебу платил мой старший брат, поскольку занимался и занимается делами семьи. А недавно он практически выгнал меня из дому.

– Что? – удивилась девушка. – Как это можно выгнать брата? Что ты натворил?

– Да ничего! – в отчаянии воскликнул Джейсон. – В том-то и дело. Дома пропала крупная сумма денег. То есть для тебя она была бы крупной, но для Джорджа сущие пустяки. Мелочь! Тем не менее он устроил страшный скандал. Не знаю, с чего он вдруг решил, что их взял именно я? Но теперь брат считает меня вором. Я не стерпел напрасных обвинений, хлопнул дверью и ушел куда глаза глядят. Глупо, да?

Он опустил голову и принялся выводить щепкой замысловатые узоры на песке.

– Конечно, глупо, – не колеблясь подтвердила Келли. – Кто теперь вступится за тебя? Кто объяснит Джорджу, что он ошибается? А самое главное, кто накажет виновного? И во что, скажи на милость, превратится твоя дальнейшая жизнь?

– Не надо об этом! – с раздражением бросил Джейсон. – Я уже и сам немало поломал голову над тем, чем буду заниматься дальше.

– Жалко бросать учебу?

– Не то слово! Мне нравилось учиться в университете. Вокруг были славные ребята. Впереди просматривалась неплохая перспектива. Я надеялся, что в будущем брат передаст мне управление семейными финансами. Но теперь об этом можно забыть навсегда. Джордж не доверит мне и цента. – Едкая горечь слов показывала, до какой степени Джейсон расстроен.

– А что, если Джордж уже нашел настоящего вора? – спросила Келли с надеждой. – Знаешь, я не верю, что он с легкостью расстался с тобой.

Юноша призадумался.

– Мне тоже так кажется. Джордж всегда был заботлив. Он практически заменил мне родителей. Когда отец умер, мать недолго вдовела. Спустя год она вышла замуж за одного европейца. С тех пор мы видели ее только в исключительных случаях.

– Кто это – мы?

– Я и мои братья, – пояснил Джейсон. – Самый старший из нас Джордж, ему уже сорок. Он мне как отец. Следующий – Стенли, ему тридцать. Ну, его можно охарактеризовать одним словом – плейбой. Сплошные приключения, роскошные женщины, дорогие машины и тому подобное. – Он улыбнулся, припоминая некоторые подробности недавних семейных событий. – Джордж, правда, пытался сделать из него полезного для семьи человека, но ничего не вышло. Ну, и я. Мне двадцать один. Учусь… вернее, учился в университете. Валял дурака в загородных клубах, соблазнял девчонок, играл в футбольной команде факультета. А теперь подстригаю газоны, подрабатываю на пирсе и не знаю, как сложится моя дальнейшая судьба.

– Послушай, – Келли взяла его за руку и заглянула в глаза, – ты непременно должен вернуться домой. – Она старалась говорить как можно убедительнее, но на него это не подействовало.

– Нет, – решительно покачал головой Джейсон. – Не могу. Как подумаю, что родной брат считает меня вором, плохо делается.

– Но он так и будет думать, если не докажешь обратное, – возмутилась Келли. – Ты трус, вот что!

– Неправда.

– А как еще можно тебя назвать? Трус и маменькин сынок! – Она не на шутку раскипятилась, представив, от каких благ добровольно отказался Джейсон. – Ты никогда не жил в такой семье, как моя. Поверь, неприятности, которые сейчас нависли над твоей головой, показались бы тебе ерундой. Хороший дом, любящие братья – всего этого у меня никогда не было. Я росла в трейлере, битком набитом пустыми бутылками. Слова доброго не слышала. Никто никогда не интересовался, как я учусь, чем занимаюсь в свободное время. Никому не было дела, дома я или уехала.

– Да уж, такого на мою долю не выпадало. Но я не вернусь, не уговаривай понапрасну.

Келли решила во что бы то ни стало наставить Джейсона на путь истинный. Грех пускать под откос судьбу из-за ложного обвинения в воровстве. Она не верила, что Джейсон мог взять чужие деньги. Ему следовало во всем разобраться и отстоять право смотреть братьям прямо в глаза. А разве можно сделать это на расстоянии?

– Если ты не вернешься, – заявила она как можно жестче, – то пойдешь по кривой дорожке и вскоре действительно займешься воровством, а то и чем похуже. Можешь мне поверить, парни на улице обычно так и заканчивают. А в тюрьме тебе точно не понравится.

– Перестань. – Джейсон поморщился и щелчком отбросил извлеченную из песка мелкую ракушку. – Можно же и честно зарабатывать на жизнь.

Келли только это и было нужно. Она резко повернулась к нему, готовая к бою.

– Да? И какая сумма тебя устроит? Ты ведь привык к хорошей еде, дорогой одежде. Достаточно посмотреть на твои джинсы, чтобы понять: без диплома на них заработать трудно. Или почти невозможно.

– Не цепляйся к моим джинсам, – огрызнулся Джейсон. – Я могу и без них обойтись.

– Допустим, некоторое время сможешь, – не уступала она. – Но разве при этом ты не будешь чувствовать себя обделенным? Представь, к бензоколонке, на которой ты работаешь, подъезжает один из твоих университетских друзей и дает тебе на чай. На лице у него написана откровенная жалость при виде неудачника, у которого были все возможности устроить свою жизнь. Были, да только он ими не воспользовался по глупости. Эх, меня бы на твое место!

Джейсон залюбовался загоревшимися глазами Келли. Он перестал сердиться на нее за непрошеные советы и, опустив взгляд, завороженно смотрел, как поднимается и опускается ее грудь. Увиденное доставляло удовольствие и принуждало кровь быстрее бежать по жилам.

– И что бы ты сделала?

У Келли уже был готов ответ.

– Вернулась бы домой и заявила, что невиновна. А там пусть сами разбираются. Тот, кто украл однажды, обязательно сделает это снова. Просто не сможет удержаться. На этом можно устроить ловушку. Вот и скажи об этом брату. Он непременно придумает что-нибудь.

– Давай больше не будем об этом. – Джейсон потянулся и нарочито зевнул. Глаза же его не отрывались от соблазнительных выпуклостей под блузкой Келли. – Такие разговоры только расстраивают.

– Я перестану, если пообещаешь подумать над моими словами.

– Обещаю.

– Тогда расскажи мне, почему ты решил изучать финансы, а не что-нибудь другое. Тебе это интересно?

– Я из богатой семьи. У нас полно денег, их нужно хранить и приумножать.

– Здорово, когда есть деньги и не надо думать, чем заплатить за квартиру.

– Кажется, ты говорила, что не платишь за жилье, – напомнил ей Джейсон и, не удержавшись, задрал ей юбку, обнажая загорелые бедра девушки.

Она машинально хлопнула его по руке, но не рассердилась. На него просто невозможно было сердиться. Когда Келли смотрела на Джейсона, ей казалось, что она тает от счастья.

– Верно, не плачу. Но ты бы его видел! – хихикнула Келли. – Язык бы не повернулся называть мой трейлер жильем. Сказал бы, что он больше похож на собачью конуру.

– Так ты живешь в трейлере? – изумился Джейсон. – Вот бы не подумал.

– Интересно, а чего ты ожидал? – рассердилась Келли, не любившая, когда указывали на ее крайнюю бедность. – С моим жалованьем и это хорошо. А я еще коплю на колледж, если хочешь знать.

– Сколько же лет надо во всем себе отказывать, чтобы накопить нужную сумму?

Келли насупилась. Ей уже приходила в голову безотрадная мысль, что она состарится прежде, чем наберет на первый взнос.

– Ну, не сердись, – примирительно сказал Джейсон. Он придвинулся ближе и положил руку на девичье колено, непреодолимо манившее его. – Кто знает, как сложится дальше твоя судьба. Ты можешь влюбиться, выйти замуж и отказаться от учебы.

– Нет, – заявила Келли. – И влюбляться я не собираюсь, и от учебы никогда не откажусь. У меня есть мечта.

– Правда? Расскажи. – Джейсон нагнулся и прикоснулся губами к щеке Келли.

Девушка вздрогнула, ощутив, что сама тянется к нему. Ей очень хотелось откинуть голову и подставить губы под обжигающий поцелуй. И еще лучше прижаться к нему всем телом…

Собственная податливость испугала девушку, и она поспешила отодвинуться. Джейсон ей очень нравился, но события развивались слишком стремительно. Они только познакомились и почти ничего не успели узнать друг о друге.

– Расскажу, но не сегодня. – У Келли внезапно испортилось настроение. Да и нужно было расставаться. Ночь уже давно наступила, на пляже похолодало. – Давай встретимся завтра, тогда и поболтаем. А сейчас пора по домам. Мне приходится рано вставать.

Джейсон не стал спорить. Ему с утра тоже нужно было на работу.

– Хорошо. Пошли, я тебя провожу.

Они отряхнули одежду от песка и неторопливо зашагали к трейлеру Келли. Возле него Джейсон ласково привлек к себе девушку, постоял немного в молчании, перебирая теплыми пальцами ее растрепавшиеся волосы, и тихо сказал:

– Спокойной ночи, рыжик. Завтра увидимся.

Он осторожно поцеловал ее и тут же отпустил. Келли молча кивнула и вошла в трейлер. Выглянув в окно, она увидела, как Джейсон уходит в ночь. Шаги его были медленные. Руки засунуты в карманы куртки, плечи опущены.

Прижавшись лбом к стеклу, девушка долго смотрела в темноту, вспоминая последние мгновения перед расставанием и целомудренный, но такой приятный поцелуй. Несмотря на усталость, она долго не могла уснуть, представляя Джейсона так отчетливо, словно он стоял перед ней. Она мысленно любовалась каждой черточкой его лица, находя нового знакомого все более и более симпатичным.

Никто ей так раньше не нравился. В школе один из одноклассников привлек было внимание Келли. Но однажды она услышала, как он неуважительно отзывается о ее родителях. Что с того, что он был совершенно прав? С тех пор Келли обходила его за милю. А позже ей вообще стало казаться, что на ней стоит печать отверженности. Ну кто захочет взять в жены девушку из такой неблагополучной семьи, как у нее?

И вот ей встретился человек, не отвернувшийся от нее после откровенного признания. Келли прекрасно помнила реакцию Джейсона на заявление, что ее родители – никчемные алкоголики. Он даже бровью не повел. Вот и отлично! Можно позволить себе немного помечтать. Что с того, что им не суждено долго быть вместе, что Келли ему пара?

Там, где он жил, наверняка остались более красивые и смелые девушки, которые готовы одарить его особым вниманием. И пусть Джейсон ушел из своего богатого дома, но он вернется, обязательно вернется туда. К прежним друзьям, к прежним подругам. К старым привычкам и к привычному комфорту, о котором Келли понятия не имеет.

Все это она понимала, но неразумное сердце твердило другое: он здесь, он рядом с ней! И так будет продолжаться еще какое-то время. Отчего же не принять подарок, преподнесенный судьбой, и не впустить в свой дом любовь, внезапно постучавшуюся в дверь? Келли крепко зажмурилась и прошептала:

– Будь что будет. Я хочу, чтобы он стал моим.


Весь следующий день с лица Келли не сходила мечтательная улыбка. Она часто поглядывала на входную дверь с надеждой. Мора и Эл с интересом наблюдали за ней. Посетителям же было все равно. Официантка обслуживала их с прежним рвением, а до остального им и дела не было.


К вечеру, как и обещал, появился Джейсон. Келли полдня держала свободным его любимый столик. Она нарочно не убирала с него посуду, хотя Эл дважды сердито напоминал ей об этом. Увидев Джейсона, Келли расцвела на глазах. Едва он сел, перед ним появился роскошный бифштекс, скрытый горкой горячего ароматного лука и окруженный картошкой.

– Спасибо, – сказал Джейсон и принялся с завидным аппетитом уплетать ужин.

Девушка разглядела на его руках свежие царапины и чуть не прослезилась. Она поймала себя на желании погладить его по волосам, но удержалась и поскорее ушла. На некоторое время в суете Келли даже забыла о нем. А когда вновь взглянула в ту сторону, где он сидел, перехватила дружелюбный взгляд Джейсона и махнула в ответ рукой.

После работы Келли наскоро ополоснула лицо холодной водой и распустила волосы. Они окружили ее голову золотистым ореолом. Она недовольно пригладила их рукой, пожалев, что давно не была у парикмахера. Ради Джейсона стоило привести прическу в порядок. Вот только все некогда было.

Джейсон снова терпеливо ждал ее на улице. Но на этот раз, едва Келли появилась в дверях кафе, она сразу же очутилась в его теплых объятиях. Он поцеловал ее властно и жадно, словно имел неоспоримое право и весь день с нетерпением ждал этого прикосновения. Лучшего приветствия нельзя было и пожелать.

Келли порозовела от смущения и от удовольствия и уткнулась лицом в его грудь. Тогда Джейсон довольно рассмеялся и обнял девушку за плечи.

Они вновь брели вдоль полосы прибоя, не обращая внимания на волны, заливающие ноги почти до колен. Иногда Джейсон резко останавливался и надолго припадал губами ко рту Келли. Она тотчас вставала на цыпочки и тянулась вверх, как цветок к солнцу. Ее веки тяжелели и опускались, а даже если бы Келли и держала глаза открытыми, то все равно ничего не смогла бы увидеть. Джейсон нависал над ней, заслоняя весь остальной мир.

В сердце Келли царил лишь он один. От него зависело, будет ли ей тепло и радостно, будет ли она счастлива. Это было захватывающе и сводило неопытную в любви девушку с ума. О том, что они знакомы всего ничего, уже не думалось.

Ближе к часу ночи Келли увидела на берегу перевернутую лодку и устроилась на исцарапанном днище. Джейсон опустился рядом.

– Ты подумал над нашим вчерашним разговором? – после недолгого молчания спросила Келли.

Джейсон недовольно дернул плечом и промолчал. В том умиротворенном состоянии, в котором он сейчас находился, не хотелось думать ни о чем.

– Ты не ответил на мой вопрос, – напомнила Келли.

– Стоит ли сейчас говорить об этом? – сменил тактику Джейсон. Он взял Келли под локоть и указал на мерцающие в небе звезды. – Смотри, какое небо. Волны блестят в свете луны. Неужели тебе хочется спорить в такой прекрасный вечер?

Келли недовольно выдернула руку.

– Мне неприятно видеть рядом с собой человека, который убегает от проблем.

– Ладно, не буду. Я подумал и решил все же не возвращаться. И так проживу.

Келли подтянула колени к груди и обхватила их руками. Ссориться с Джейсоном не хотелось, но и согласиться с его мнением она не могла. Подумать только, предпочитает жить в летнем домике на пляже, а не в роскошном особняке! Вместо учебы в университете работает где придется. И плевать ему на то, что Джордж и Стенли, возможно, волнуются из-за непутевого младшего братца. Ох уж эта его обидчивость!

– Я все-таки надеюсь тебя переубедить. Но ты прав, вечер сегодня и впрямь прекрасный. Не хочешь искупаться?

Не дожидаясь ответа, Келли расстегнула юбку и переступила через нее. Затем рывком сняла майку – и неожиданно застеснялась. Ее купальник светло-зеленого цвета уже вышел из моды, но другого у нее не было.

Впрочем, успевшему раздеться Джейсону явно понравилось то, что он увидел. Он окинул фигурку Келли одобрительным взглядом и протянул ей руку. Они побежали к воде и с шумом бросились в набегающие волны. Наплававшись вволю, Джейсон и Келли легли на спину, широко раскинув усталые руки, и уставились в небо. Соленая вода убаюкивала их, как в колыбели. Далекие звезды перемигивались в темной вышине.

– Ты хорошо плаваешь, я даже не ожидал, – заметил Джейсон.

Его пальцы, лениво шевелящиеся в воде, случайно коснулись бока Келли. Она робко, но вполне осознанно сделала то же самое: осторожно провела рукой по груди Джейсона… и затаила дыхание, случайно задев жесткий сосок. Затем вздрогнула, неловко повернулась и ушла под воду с головой. Он последовал за ней.

Вынырнули они уже единым существом – тело прижато к телу, ее руки у него на шее, а его – обвиты вокруг стройной талии Келли. Стекающая по лицам вода почти ослепила их. Они часто моргали, отфыркивались, словно рассерженные дельфины, и были беспредельно счастливы. Абсолютно, безо всяких оговорок счастливы. Казалось, все вокруг замерло. Даже прибой притих, очарованный мгновением истинной любви.

– Я замерзла, – вдруг сказала Келли.

Она и в самом деле мелко дрожала. Но причина мурашек, пробегающих по ее коже, была иной. Только что она осознала, что влюбилась. И еще поняла, что рядом с этим сильным красивым парнем не может сохранить самоконтроль. Ей ужасно хотелось, чтобы он обнял ее покрепче и сорвал купальник… От этих мыслей стало трудно дышать, и сердце забилось где-то в горле. Не осмеливаясь взглянуть на Джейсона, Келли развернулась и быстро поплыла прочь от него.

Она быстро достигла берега и торопливо оделась. Уже застегивая юбку, Келли обернулась и замерла, завороженная восхитительной картиной. Джейсон медленно шел к ней, преодолевая сопротивление воды, и на его влажные плечи ложился голубоватый свет луны. Он выглядел сказочно прекрасным и напоминал морского бога.

Когда Джейсон подошел почти вплотную, Келли невольно попятилась. Она прочла в его глазах твердую решимость и вспыхнула. Джейсон не дал ей сказать ни слова. Он взял ее лицо в мокрые ладони и пристально всмотрелся в испуганные зеленые глаза.

– Если не хочешь, просто скажи «нет», – попросил Джейсон и приник ко рту Келли.

Он дразнил ее влажным языком и ласково покусывал губы. Келли прижалась к нему, наслаждаясь восхитительными ощущениями. Она подставляла его рукам грудь и тихонько постанывала от восторга и желания.

Джейсон запустил руки под майку и попытался расстегнуть верх купальника. То ли влажные пальцы скользили, то ли замочек заело, но ничего у него не выходило. Тогда он просто дернул посильнее. Обнаженная девичья грудь отозвалась трепетом на тепло пальцев Джейсона.

Когда перед глазами потрясенной Келли замелькали разноцветные круги, она из последних сил уперлась в его грудь ладонями и чуть отстранилась.

– Я хочу, – еле слышным шепотом призналась она. – Но мне страшно, Джейсон… Для меня это впервые.

Джейсон помедлил немного и с сожалением выпустил Келли. Он отвернулся от нее и опустил голову. Постоял так немного, пока дыхание не пришло в норму.

– Извини, я не подумал, что ты еще никогда не была близка с мужчиной. Тебе ведь уже лет восемнадцать, да?

– Да… А какая разница? – У Келли отлегло от сердца, и она даже смогла пошутить: – Могло быть и больше, и меньше. Когда-то все происходит в жизни в первый раз. Не обращай внимания.

– Не тот случай, рыжик, – мягко возразил Джейсон. – Мне бы очень хотелось, чтобы в первый раз у тебя все было как надо.

Забота, прозвучавшая в его словах, была приятна Келли. Значит, он относится к ней серьезно и не хочет обидеть.

– Как это?

– Ну, знаешь, сильное чувство между двумя людьми, шелковые простыни и никакого песка на зубах.

– Так вот чего ты боишься! – улыбнулась Келли и в шутку толкнула его. – Ты прав: песок на зубах – это неприятно. – Она поежилась, остывая на легком ветру. Чувственный порыв прошел почти бесследно, а с ним и внутренний жар, согревавший девушку. – Уже поздно. Нам пора.

По дороге они не разговаривали, просто шли крепко взявшись за руки. У трейлера повторилась вчерашняя сцена прощания. И вновь Келли смотрела, как Джейсон уходит один. Она едва не окликнула его, но прикусила губу и для надежности закрыла ладонью рот.

Борьба с собой оказалась трудной. Эта борьба обессиливала Келли, почти переставшую понимать, ради чего она, собственно, так поступает с Джейсоном. Его место было рядом с ней. Она это твердо знала, хотя и познакомилась с ним всего два дня назад.

И пусть нет ни шелковых простыней, ни глубокого чувства между ними. Оно еще только зарождается, трепетное и пугливое. Келли продвинулась на этом пути куда дальше Джейсона. Но и он, кажется, следует за ней. И то, что могло произойти в тесной полутьме старого трейлера, было бы ничуть не хуже того, что Келли не раз видела в кино. Во всяком случае, она чувствовала, что Джейсон был бы нежен, внимателен и заботлив. А она бы любила за двоих.


Следующая неделя тянулась очень долго. Джейсон больше не звал Келли на ночные прогулки по берегу. Но каждый вечер просиживал в кафе, наблюдая, как она обслуживает клиентов. К нему постепенно привыкли и Эл с Морой, и постоянные посетители. Кое с кем из них он даже подружился. Джейсон играл с местными парнями в бильярд, иногда проигрывал. Но чаще ему везло.

Келли, с подносом в руках пробегая мимо бильярдного стола, с любопытством и наивной гордостью наблюдала, как он разделывает противников в пух и прах. Джейсон улыбался ей тепло и ласково. Она краснела и отворачивалась. Тут же слышался чей-нибудь нетерпеливый окрик. Тогда Келли хватала со стойки очередной заказ и спешила к заждавшемуся клиенту.

Ее брала досада, что Джейсон больше не предпринимает попыток к сближению. В памяти еще свежа была сцена на пляже. Иногда Келли жалела, что остановила тогда Джейсона. Неужели он отказался от мысли стать ее первым мужчиной? Неужели она ему разонравилась? Она посматривала на него, когда Джейсон был чем-нибудь занят, и находила, что он стал еще задумчивее, чем раньше.

Может быть, он всерьез размышляет над ее словами? Келли надеялась, что так.

Время шло. Еще немного, и лето кончится. Джейсону нужно будет возвращаться в университет. А до того неплохо бы решить проблему с пропажей денег в его семье. Келли извелась, пытаясь найти убедительные аргументы и заставить Джейсона изменить решение. Как назло, в голову не приходило ничего стоящего.

Однажды вечером она вышла из кафе и опять не обнаружила у дверей своего рыцаря. Настроение у нее испортилось, плечи поникли. Келли устала. Ноги гудели от беспрестанной беготни по залу. Руки отнимались от тяжести подносов. Но впереди было несколько часов отдыха и сна. Девушка зевнула, рассудив, что нет худа без добра. Джейсон не пришел, но она хотя бы выспится этой ночью. Завтра жизнь покажется значительно привлекательнее. И возможно, новый день принесет долгожданные перемены в ее отношениях с Джейсоном.

Она вошла в трейлер и села на постель. Уставившись в одну точку, Келли лениво перебирала в памяти события прошедшего дня. Работы было много, но и чаевые сыпались со всех сторон. Жестянка с накоплениями слегка потяжелеет. И миг исполнения мечты станет чуть ближе. Она улыбнулась, нащупала ремешок босоножки и расстегнула его. Затем расстегнула второй ремешок и сбросила обувь.

Снять остальную одежду было секундным делом. В постели Келли блаженно вытянулась и закрыла глаза. Она уже засыпала, когда в окно легонько постучали. Раздайся этот тихий звук пятью минутами позже, она бы уже не услышала его.

Келли откинула одеяло, встала и подошла к окну.

– Кто там?

Она затаила дыхание в ожидании ответа. Мало ли кто шатается ночной порой по спящему городку. Не всякому стоит открывать дверь.

– Это Джейсон, впусти меня на минутку.

Рука Келли тут же потянулась к дверному замку. Джейсон вошел и без вступления выпалил:

– Я вернусь домой хоть завтра, если ты поедешь со мной!

Происходящее казалось Келли сном или бредом. Но Джейсон был тут, и он напряженно ждал ответа. И с некоторым трудом она все же поверила в то, что услышала.

– Неожиданное предложение, прямо скажем. Зачем я тебе понадобилась?

Она в замешательстве переступала с ноги на ногу, одергивая короткую майку.

– Мне нужна твоя поддержка, – нехотя признался Джейсон, отводя взгляд. – Ты же веришь, что я не брал этих проклятых денег. Возможно, во всем доме ты будешь единственной моей заступницей.

– Верю. Но все еще не понимаю, чем могу помочь. А просто так тащиться в Палм-Бич не вижу смысла.

– Я думал, мы друзья. – И он обиженно надулся.

Келли с досады прикусила губу. Вот ведь брякнула не подумав, а человек расстроился. Конечно, она поедет с ним, раз ему нужна поддержка. А потом, убедившись, что у Джейсона все наладилось, вернется сюда – и сказка закончится.

Она тронула его за предплечье.

– Ну ладно, ладно. Допустим, я поеду. И что мне там делать? – спросила Келли в полном недоумении, потом подумала немного и улыбнулась: – Хотя я вполне заслужила пару дней отдыха. Эл давненько не давал мне выходных.

– Пару дней? – неожиданно запротестовал Джейсон. – Нет, этого мало.

– А сколько же тогда? Не забывай, у меня ведь работа.

Келли возражала, а сама, затаив дыхание, ждала, что Джейсон сейчас скажет о своих чувствах к ней. Услышала же она совсем иное:

– Я хочу, чтобы ты уехала отсюда совсем. Я позабочусь о тебе. Дам все, что пожелаешь.

– А что взамен? – ощетинилась Келли. – Собираешься потребовать от меня определенных услуг за щедрое содержание?

Она с детства усвоила, что просто так в жизни ничего не дается. Обязательно придется расплачиваться. Да и братья Джейсона вряд ли обрадуются ее появлению. Особенно Джордж. Это ведь ему придется оплачивать ее прихоти. Нет, нужно отказаться от предложения Джейсона.

Она насупилась, потому что предательская мысль о купании в домашнем бассейне и об экзотических коктейлях в высоких бокалах уже поселилась в ее голове.

– Не смотри на меня волком, – не сдавался Джейсон. – Я ничего такого не имею в виду. У меня есть все, а у тебя – ничего. С какой стороны ни посмотри, это несправедливо.

– Это не ответ, – поморщилась Келли.

– Другого у меня нет. Едешь ты, еду я. Нет так нет.

– Ну до чего же ты упрямый, – вздохнула Келли, уступая. Не услышав от него заверений в вечной любви, она решила, что время для них еще не пришло. – Не нужно мне благодеяний ни от тебя, ни от твоей семьи. Просто пообещай, что поможешь найти хорошую работу, тогда поеду в Палм-Бич.

Джейсон прижал руку к тому месту, где под рубашкой билось его сердце, и торжественно поклялся:

– Не сойти мне с этого места, если я тебе не помогу с работой и со всем остальным!

– Работы будет вполне достаточно, – махнула рукой Келли. – Когда отправляемся?

Джейсон сгреб девушку в охапку и принялся покрывать быстрыми легкими поцелуями ее смеющееся лицо и шею. Постепенно он увлекся и перешел к ключице, трогательно торчащей из выреза майки. Келли не стала его останавливать. Не хотела, а может быть, и не могла.

Зато она впитывала как губка тепло, исходящее от тела Джейсона. И таяла в его руках, держащих ее бережно, как редкостное и высоко ценимое произведение искусства.

Спустя какое-то время Джейсон взял лицо Келли в ладони и взглянул в него с ласковой мольбой. Она смущенно потупилась и сама потянулась к нему. Губы их слились, тела соприкоснулись. Вместо двух теней на стене оказалась одна. Больше Джейсон ни о чем не спрашивал.

Они упали на узкую кровать, чудом умудрившись не удариться головами о стену трейлера. Келли неожиданно разобрал нервный смех. Она попыталась сдержать его, но тщетно.

– Ой, не могу! – заливалась Келли. – Я представила, как мы сидим в приемном покое больницы с повязками на ушибленных головах. Прости, Джейсон, я все испортила.

– Ничего подобного, – хрипло отозвался он. – Мне ужасно нравится, как ты смеешься.

Его руки прошлись по телу Келли, освобождая от одежды, которой и так было совсем немного. На пол неслышно упали легкие хлопчатобумажные трусики и смятая майка. Обнаженная Келли, лежа на боку, вытащила край рубашки Джейсона из брюк. Вытянувшись рядом с девушкой, он привлек ее к себе и принялся поглаживать узкую спину.

Келли было тепло и приятно, но нарастающее внутри томление требовало иных ласк. Она легла на спину, и Джейсон тут же принялся ласкать темно-розовые, остро торчащие соски, пробуждая в ней новые, неизведанные прежде ощущения. Келли выгнула спину от удовольствия, ноги сами собой раздвинулись, Джейсон немедленно лег сверху и прижался к ней так тесно, как только мог. Она почувствовала, что он сильно возбужден. То, что именно она привела его в такое состояние, наполнило душу Келли восторгом.

Джейсон издал мучительный стон и стал неуклюже сдирать с себя рубашку и брюки. Келли, изнемогая от желания почувствовать гладкость его кожи на своей груди, помогала ему. И когда это произошло, лишилась дара речи.

Келли молча гладила плечи Джейсона, пока он осыпал поцелуями грудь и гладкий живот Келли, затем переместился ниже. Острота испытываемого ощущения заставила Келли задохнуться от наслаждения. Продолжая ласкать ее, Джейсон нащупал маленький шелестящий пакетик, который всегда носил с собой…

И вот они слились воедино. Коротко охнув, Келли прикусила губу. Джейсон ощутил некое сопротивление и замер. Он ласково стиснул ягодицы Келли, отпустил их, погладил и вновь возбуждающе сжал сильными пальцами. Она немного расслабилась и послушно приподняла бедра, повинуясь ему. Он проник глубже, даря и ей и себе сладостный огонь любви.

Ему удалось пробудить в Келли острую жажду плотского наслаждения и утолить ее. Секундная боль была забыта, в памяти осталось лишь блаженство, испытанное на пике слияния с любимым…

Не выпуская Келли из объятий, Джейсон понемногу приходил в себя. То, что случилось сейчас, походило на чудо. Ни одна девушка до Келли не дарила ему себя так доверчиво. И ни с кем ему не было так хорошо.

– Ты прелесть, – целуя Келли, с признательностью шепнул он. – Я хотел бы, чтобы ты всегда была рядом со мной.

Безусловно, он имеет в виду только постель, подумала Келли, больше ему от меня ничего не нужно. Они слишком разные, и столкнул их друг с другом только случай. Наивно полагать, что когда-нибудь он захочет связать жизнь с девчонкой из неблагополучной семьи. Это она влюбилась в него по уши. Ей и страдать из-за собственной глупости.

Поскольку Келли не считала себя наивной, она решила не верить каждому слову Джейсона. Мало ли что он может сказать под влиянием момента. Он способен даже признаться в чувствах, которых вовсе не испытывает к ней.

Но ведь все еще может измениться. Со временем Джейсон обязательно поймет, как она ему необходима. А пока достаточно того, что он рад быть с ней и никто не стоит между ними. Нет ни другого парня, ни другой девушки, чтобы разлучить Келли и Джейсона. Они никому ничего не должны. Так пусть каждая минута, проведенная ими вместе, приносит обоим только счастье.

Она будет радоваться тому, что Джейсон захочет дать ей сам, и ни на чем не станет настаивать. Приказав себе не воображать ничего лишнего и не обольщаться пустыми надеждами, Келли только тут заметила, что до сих пор лежит обнаженной перед глазами пылкого возлюбленного. А они тем временем разгорались все ярче и ярче.

Неожиданно Келли почувствовала себя неловко и натянула на себя простыню. Случившееся между ней и Джейсоном слишком потрясло ее, и требовалось подумать обо всем в одиночестве и без спешки. Присутствие второго человека в трейлере помешало бы трезво оценить новое для Келли положение. И уж вовсе незачем было позволять сейчас Джейсону вновь и вновь овладевать ее телом, ее чувствами и даже ее разумом.

Хотя ей хотелось этого. Но так поступать было бы неправильно. Потому она заявила, придав голосу твердость, которой вовсе не ощущала:

– Тебе лучше уйти, Джейсон. Встретимся завтра в кафе… если не передумаешь.

Джейсон резко схватил ее за обнаженные плечи, пристально вглядываясь в зеленые глаза.

– Я не отступлю. Ты вот, смотри, не передумай!

– И я не отступлю, – сказала Келли так серьезно, словно поклялась, и, не удержавшись, вновь припала губами к его обнаженной груди.

Казалось, именно этого он и ждал от нее. Успокоенный Джейсон быстро оделся и ушел, очень нежно поцеловав Келли в губы.

3

Прощание с Элом и Морой было коротким, но трогательным. Учитывая, что Келли бросала их без предупреждения, можно было только удивляться той заботе, которую супруги проявили о ней.

– Ты, смотри, не давай себя в обиду, – посоветовал Эл, пряча за грубоватостью тона более нежные чувства.

А Мора крепко обняла Келли и шепнула на ухо:

– Будет трудно, возвращайся. Что-то не верю я этому парню, уж извини. Но пусть у тебя все сложится хорошо. – И погладила по рыжей голове девчонку, ставшую ей почти родной.

Джейсон обменялся рукопожатием с Элом и кивнул его жене. Потом обнял Келли за плечи, и они ушли.


До дома Мэдсенов Келли и Джейсон добрались после полудня. Двигаясь автостопом из соображений экономии, они затратили на дорогу больше времени, чем заняла бы поездка на автобусе. Но не жалели об этом. В кузове маленького грузовичка, где их обдувал ветерок, ехать было весело.

Правда, только поначалу. Постепенно широкая улыбка Джейсона сменилась более скупой, а затем и вовсе пропала. Он нахмурился. Келли поняла, что он готовится к разговору с братом, и не стала ему мешать.

Грузовичок пропылил по окраине Палм-Бич, подъехал к кварталу, который занимали дорогие виллы, и остановился. Молодые люди вылезли, помахали ему вслед и направились к одному из домов, показавшемуся Келли необычайно привлекательным.

Белая двухэтажная вилла была окружена обширным участком земли с густо разросшейся зеленью. Аккуратно подстриженные кусты роз обрамляли широкую дорожку, ведущую к входу с полукруглой, трехступенчатой лестницей. Над парадной дверью висел изумительной красоты медный фонарь с разноцветными стеклами. А сама дверь, несомненно, являлась произведением искусства.

Келли ощутила невольную робость, представив, как великолепно должно выглядеть внутреннее убранство дома. Но тут же рассердилась на себя за недостойные мысли. Какое ей дело до богатства Мэдсенов? Пусть хоть в золоте купаются, ей-то что за разница? Она только помогает одному из братьев вернуться домой, вот и все. Загадывать что-то большее слишком самонадеянно.

Джейсон ободряюще сжал пальцы своей спутницы и решительно позвонил в дверь. Вскоре она распахнулась настежь, едва не задев растерянную и взволнованную Келли по ноге. Она вовремя отскочила в сторону и спряталась за Джейсона.

– Мальчик мой, ты вернулся! – воскликнула пожилая женщина. Глаза ее светились теплом и любовью, а руки нервно теребили край передника. – Вот твои братья обрадуются!

– Здравствуй, Клара, – так же тепло поприветствовал женщину Джейсон. – Знакомься, это – Келли.

– Здравствуйте, – поспешно сказала она и потупилась, не в силах выдержать внимательный осмотр экономки Мэдсенов.

Джейсон немного рассказал о ней по дороге, называя очень доброй женщиной. Возможно, так оно и было. Но оценивающий взгляд Клары, направленный сейчас на подругу Джейсона, говорил и о некоторых других чертах ее характера.

– Где Джордж? – Джейсон рвался в бой и сгорал от желания заявить семье о своей невиновности.

– В кабинете, – сообщила Клара и посторонилась, пропуская уставшую и запылившуюся парочку в дом.

Джейсон потащил Келли за собой, не дав даже снять с плеч рюкзачок со всеми пожитками. Они миновали холл с мраморным полом, от которого веяло прохладой, очутились в большой светлой гостиной и помчались дальше со скоростью курьерского поезда.

Келли не успевала ничего разглядеть. Она только перебирала ногами с лихорадочной быстротой, стараясь не отставать от Джейсона. У нее возникло сильное подозрение, что он потащит ее за собой волоком, если она споткнется и не успеет вовремя подняться на ноги…

Джейсон рывком распахнул дверь в кабинет и встал на пороге, упрямо нагнув голову. Выглянувшая из-за его плеча Келли увидела, что в комнате находится мужчина, внешне похожий на Джейсона, но гораздо старше. Умные глаза его обежали фигуру младшего брата и на секунду остановились на Келли.

Она не отвела взгляда, только выпрямилась и втянула живот. Страха или робости Келли не испытывала. Джордж, а это был именно он, первым опустил веки и сделал приглашающий жест рукой.

– Я не брал этих проклятых денег! – горячо заявил Джейсон.

– Знаю, – неожиданно сказал старший брат. – Да проходите же, присаживайтесь. Нам есть о чем побеседовать.

Джейсон вновь вцепился в руку Келли и заставил ее сесть в кресло. Но она тут же вскочила на ноги.

– Вам лучше поговорить наедине, я полагаю.

– У меня нет от тебя секретов, Келли, – отрубил Джейсон. – Сядь, пожалуйста!

Ее охватило разочарование. Выходит, она зря проделала весь путь до Палм-Бич. Джордж уже нашел настоящего вора, и Джейсону не придется преодолевать неприязнь и недоверие брата. А значит, и поддержка с ее стороны Джейсону больше не нужна. Поэтому самым лучшим для нее будет тотчас удалиться из этого дома. Но как же быть с обещанной Джейсоном работой? А их любовь? Неужели она закончится, едва начавшись?

– Может быть, познакомимся? – дружелюбно спросил Джордж, не делая, однако, попытки подойти к Келли. Но он улыбнулся столь приветливо, словно незнакомка в выгоревшей джинсовой юбке была для него самым желанным гостем.

Келли кивнула и сама шагнула ему навстречу, протянув руку и представившись.

– Джордж, можно просто Джоди. – Он осторожно пожал узкую кисть.

Девушка ему явно нравилась. Джейсон понял это по тому, с каким интересом старший брат рассматривает Келли. Его доброжелательная улыбка свидетельствовала, что он оценивает ее гораздо выше прежних вертушек, обычно висевших гроздьями на Джейсоне. С ними Джордж особенно не церемонился. И уж конечно не потерпел бы присутствия ни одной из них во время важного семейного разговора.

– Ну, что же, братишка, – обратился Джордж к Джейсону, – я должен попросить прощения. Вскоре после твоего ухода из дому обнаружился истинный виновник кражи. Но я не знал, где тебя искать. Надеялся, что ты одумаешься и вернешься сам. Так и случилось, чему я очень рад.

Келли с облегчением откинулась на спинку кресла. Джейсон не спросил, кто же оказался вором, стало быть, он не мстителен. Хорошая черта характера. И Джордж оказался на высоте. Не каждый с такой прямотой признает собственные ошибки. Милая семейная сцена: брат протягивает брату оливковую ветвь в знак примирения. Не потребовалось ни сражаться за честное имя Джейсона, ни противостоять гневу его родственников. Если бы все проблемы в жизни решались так же просто!

Однако у ее приятеля было на сей счет свое мнение.

– Мое возвращение – заслуга Келли. Она убедила меня заявить о моей невиновности и снова завоевать твое доверие. Если бы не Келли, я так и не узнал бы, что ты горишь желанием извиниться передо мной. Ты и не пытался меня разыскивать, так ведь? – сурово спросил Джейсон.

Джордж посмотрел на Келли еще более благосклонно и ответил брату, тщательно подбирая слова:

– Можно сказать и так. Но это было бы не совсем верно. Суеты из-за твоего побега семья не поднимала. Я просто рассчитывал, что ты воспользуешься одной из кредитных карточек. Тогда тебя нашли бы в два счета.

Джейсон усмехнулся с заметным самодовольством и с вызовом посмотрел на Джорджа.

– Я разорвал их за порогом дома. Раз меня лишили доверия, то запросто могли лишить и кредита. Я зарабатывал на жизнь сам, не рассчитывая больше ни на чью помощь.

– Но я же не мог этого предугадать, – развел руками Джордж. – Знаешь, такой поступок доказывает, что у тебя есть характер. Должно быть, ты вырос, малыш, а я этого просто не заметил. – Он задумчиво потер подбородок. – И в связи с этим у меня возникли некоторые соображения насчет твоего будущего. Но поговорим обо всем в другой раз. Спешки никакой нет.

– В другой так в другой. Я вернулся навсегда, – кивнул Джейсон. – Но у меня есть одно условие, Джордж. Хочу, чтобы Келли осталась в нашем доме. Я обещал помочь ей с работой.

Джордж опять с интересом взглянул на Келли.

– Работа? Хорошая мысль.

Он был приятно удивлен. Вероятно, Джордж полагал, что брат навяжет ему еще одного дармоеда. Да как он посмел думать о ней подобным образом? Келли воинственно вздернула подбородок. Свою независимость она готова была отстаивать перед кем угодно.

– Да, мне нужна работа! Прежнюю пришлось оставить из-за Джейсона.

– Нет проблем. Мы тебе поможем, – с готовностью пообещал Джордж.

Он не стал рассыпаться перед ней в любезностях и обещать золотые горы. Просто без лишних слов принял к сведению условие брата. Уже за одно это Келли зауважала его. Она очень не любила, когда кто-то пытался купить ее.

– Спасибо, – вежливо поблагодарила Келли и взялась за лямку рюкзака, стоящего на полу.

Джордж заметил ее жест и вызвал Клару. Он распорядился отвести гостье одну из пустующих комнат на втором этаже. Оставшись в одиночестве, Джордж застыл у окна и надолго задумался. Мысли, бродившие в его голове, были, должно быть, приятные. Он улыбался то весело, то немного снисходительно. И выразительное лицо его понемногу светлело.


Подобной роскоши Келли в жизни не видела. Она с некоторым смущением спрятала потрепанный рюкзак в угол шкафа из какого-то дорогого дерева и подошла к туалетному столику. В зеркале отразилась большая кровать за ее спиной, на которую так и подмывало броситься ничком. Кровать была так величественна, что походила на королевское ложе. Во всяком случае, воображение Келли именно такой и рисовало постель принцессы.

Она не устояла перед соблазном и с удовольствием вытянулась на мягком покрывале, раскинув руки. Потом Келли отправилась на поиски Джейсона. Ей хотелось поделиться с ним впечатлениями о доме.

Остаток дня молодые люди провели у бассейна. Келли осуществила давнюю мечту. После продолжительного заплыва устроилась в шезлонге и под размеренный шорох поливальной установки потягивала коктейль, приготовленный для нее Джейсоном. Его присутствие привычно волновало ее. Внутри все трепетало, когда она, полуопустив ресницы, любовалась его загорелым телом. Каждое его движение, ласковая улыбка, мягкий прищур глаз напоминали о прошлой ночи.

Келли все бы отдала, чтобы вновь испытать восхитительное чувство близости с Джейсоном, но в то же время знала, что не откроет дверь на его стук. Они были в доме его брата, и это сковывало ее. От мысли, что Джордж может не одобрить их отношений, ей становилось не по себе.


Со Стенли Келли познакомилась только на следующее утро. Она увидела его после завтрака, когда решила совершить ознакомительную прогулку по участку вокруг дома. Средний из братьев Мэдсен в расслабленной позе полулежал в шезлонге возле бассейна. За то время, что Келли шла к нему от дома, он не сдвинулся ни на дюйм.

Тень от большого раскидистого дерева падала на его встрепанные волосы, на пижаму из шелковистой голубой ткани и на утомленное лицо с выразительными кругами вокруг припухших век. Небритый подбородок отливал синевой пробившейся за сутки щетины. Она придавала Стенли болезненный и капризный вид.

Келли заметила его издали, когда еще только направлялась к бассейну, заполненному прозрачной голубоватой водой. Казалось, Стенли дремал. Ей не хотелось его тревожить, поэтому она прошла мимо, не поздоровавшись. Проплыв из конца в конец около десятка раз, Келли подтянулась на руках и уселась на бортик. Она отжала волосы и искоса посмотрела в сторону Стенли.

Оказалось, что он рассматривает незнакомую девушку с нескрываемым интересом. Келли улыбнулась ему, но потом насупилась. Взгляд Стенли показался ей каким-то липким. Ее даже передернуло – так неприятен он был! Захотелось уйти, избежав знакомства. Но разделяющее их расстояние – к сожалению, слишком маленькое – не позволило уклониться от разговора.

– Меня зовут Келли. Я приехала с Джейсоном и погощу немного в вашем доме, – сообщила она, когда решила, что молчать и дальше просто невежливо.

Стенли не ответил. То ли был для этого в настоящий момент слишком слаб, то ли просто недостаточно хорошо воспитан. Второе, по мнению Келли, выглядело более вероятным. Зато он плотоядно уставился на чашечки купальника Келли. Она вспыхнула от негодования и соскользнула с бортика обратно в воду. Больше она не собиралась произносить ни слова. Ведь этот невежа и не подумал ответить на приветствие. Келли намеревалась плавать до тех пор, пока Стенли не надоест бесцеремонно ощупывать ее взглядом, или, на худой конец, пока она не выбьется из сил и не утонет.

Пока Келли разрезала руками водную гладь бассейна и шипела при этом, словно рассерженная кошка, в поле зрения Стенли появился другой объект, достойный его внимания.

– Нетта, рад тебя видеть. Что, уже успела узнать о возвращении Джейсона? – спросил он подошедшую к нему девушку, но не шевельнулся. – Быстро же разносятся новости в Палм-Бич!

– Привет, лежебока, – не слишком любезно отозвалась Нетта. – Разумеется, я в курсе, что в вашем доме воцарились мир и покой. Собственно, я и пришла поздравить вас с этим счастливым событием. А ты, я вижу, еще не пришел в себя после вчерашнего? – Она с видимым осуждением покачала головой и сдвинула на кончик носа модные солнцезащитные очки. – Напрасно ты изнуряешь себя кутежами. Ты ведь не так уж и молод, помни об этом.

Келли, слышавшая все от первого до последнего слова, взглянула на парочку, продолжающую обмениваться малозначительными фразами. Но почему-то ей показалось, что оба пытаются уколоть друг друга как можно больнее.

А Нетта была очень хороша. Стройная, высокая, загорелая. Очень уверенная в себе. Келли захотелось стать похожей на нее. С чего это Стенли так к ней цепляется? Завидует, что она интересуется братом, а не им? Наверное, так и есть. Келли была согласна с Неттой: если уж выбирать из двоих братьев, то всякому понятно, что у Стенли нет никаких шансов. Джейсон намного лучше.

Келли устала изображать рыбу, а потом ей вовсе не нравилось быть простой статисткой в разыгрываемом спектакле или его молчаливым зрителем. Пора было заявить о себе. Она выбралась из бассейна и оказалась под прицелом двух пар глаз.

Келли и сама сознавала, что выглядит не лучшим образом – волосы намокли и прилипли к голове, купальник обтянул худощавое тело, подчеркивая все его недостатки. А их было слишком много, по мнению Келли. Она давно смирилась с их наличием и уже не так расстраивалась из-за выпирающих лопаток и острых некрасивых коленей.

Глядя на нее, Стенли скривился, изображая недовольство. А Нетта шагнула к незнакомке и протянула руку. Обе оказались одного роста. Похоже, и возраст их совпадал. На вид Нетте было не больше девятнадцати. Но ее уверенности в себе и манерам позавидовала бы и более взрослая женщина.

– Привет, я Нетта. Живу тут, по соседству. – Она неопределенно мотнула головой в сторону ближайших участков.

Келли не совсем поняла, где же именно живет ее новая знакомая, но это было неважно. Гораздо важнее было то, что Нетта, выглядевшая ухоженной и такой благополучной в своем дорогом летнем костюмчике и в шикарных босоножках, оказалась не злюкой и не задавакой, а вполне нормальным человеком.

Должно быть, богачи тоже бывают разные. Вот и Джордж с Неттой, не говоря уже о Джейсоне, прямая противоположность персонажам мыльных опер, в которых богатые постоянно плачут от взаимных подлостей.

Итак, Клара и Стенли, с их прохладным отношением к Келли, – это минус, но вот Джордж и Нетта – несомненный плюс. Такова расстановка сил. Совсем неплохо, учитывая, что семейство Мэдсен совершенно ничего не знает о гостье. Познакомившись с ней ближе, они поймут, что она не так уж плоха.

Келли не забыла, что Джейсон тоже на ее стороне, но ей было приятно думать, что она нравится и другим людям. Это придавало ей уверенности в себе.

– Привет, я Келли. – Она убрала со лба мокрые волосы и оглянулась в поисках полотенца. – Подруга Джейсона.

Келли на секунду задумалась, правильно ли так себя называть. Не следовало ли как-то иначе обозначить отношения, сложившиеся у них с Джейсоном? Но потом махнула рукой. Его хорошенькой соседке необязательно обо всем знать.

– Ты завтракала? – неожиданно поинтересовалась Нетта. – Пошли в кухню. Клара наверняка предложит нам кофе и чего-нибудь вкусненького.

Она облизнулась с видом шаловливого ребенка. И Келли заметила, как глаза Стенли вспыхнули на миг, но тут же угасли. Она кивнула и вместе с Неттой пошла к дому, повязывая на ходу полотенце вокруг талии.

Клара была на месте. Она молча кивнула в ответ на просьбу Нетты угостить их кофе. Спустя несколько минут стол был накрыт. В центре появилась керамическая тарелка с еще теплыми булочками. От чашек поднимался ароматный пар. Экономка налила в молочник густых сливок и поставила на стол фарфоровую сахарницу.

– Это здорово, что Джейсон одумался так быстро, – заметила чуть позже Нетта, облизывая пальцы. Булочка оказалась с абрикосовой начинкой, которую она обожала. – Он не пропустит год в университете. А как только закончит учебу, мы сможем пожениться. Мне так надоело ждать!

Испытующий взгляд, брошенный ею в сторону новой подруги Джейсона, остался той незамеченным.

– Я не знала, что вы с ним помолвлены, – озадаченно протянула Келли. На мгновение все поплыло у нее перед глазами. – Джейсон не удосужился мне об этом рассказать.

Она растерянно посмотрела на Клару, отвернувшуюся к плите, как бы ожидая от нее подтверждения слов Нетты. Но экономка промолчала, только громче загремела кастрюльками.

– Ничего удивительного, ведь между вами нет ничего серьезного. Только не обижайся, я тебе все объясню. – Нетта подалась вперед. – Все решено так давно, что даже говорить о нашей свадьбе уже перестали. Знаешь, как это бывает между двумя богатыми семействами, решившими породниться? Брак выгоден и Мэдсенам, и моим родителям. Мы с Джейсоном тоже не возражаем. Наступит момент, когда все произойдет само собой. А пока мы живем каждый своей жизнью, но не забываем о том, что нас ожидает в скором будущем.

И Нетта принялась за следующую булочку. А Келли замерла. Откровения новой знакомой вызвали у нее приступ тошноты. Такого она от Джейсона не ожидала. Мог бы и честно сказать обо всем. Правда не позволила бы ей совершить очевидную глупость. Она изменила бы все.

Даже признайся Джейсон в том, что помолвлен с другой, уже после той единственной их близости, она бы не была так потрясена. Да, она бы оттолкнула его. Но в этом случае Келли все же могла бы его уважать. А так…

С другой стороны, кто сказал, что стоит верить каждому слову Нетты? Вдруг она слегка преувеличивает или вовсе говорит неправду? Клара ведь не сказала ни «да», ни «нет». Просто сделала вид, что ничего не слышит. А к Келли она относится неприязненно. Может быть, сейчас экономка довольно потирает руки, радуясь, что рыжую проходимку, втершуюся в доверие к ее хозяевам, поставили на место.

Решив не торопиться с выводами, Келли обрела прежний аппетит и потянулась к керамической тарелке, уже почти опустевшей стараниями Нетты. Просто удивительно, что ей удается сохранять прекрасную фигуру при такой безграничной любви к домашней выпечке!

После кофе Нетта предложила новой знакомой автомобильную прогулку. Келли, не долго думая, согласилась. Она не собиралась показывать, что убита предполагаемым предательством Джейсона. Сборы были недолгими – Келли только поднялась ненадолго в свою комнату, чтобы переодеться и прихватить очки от солнца.

Спускаясь в холл, она столкнулась с Кларой, смотревшей на нее по-прежнему подозрительно. Келли была расстроена и не совладала с расшалившимися нервами. Дополнительная неприятность вроде встречи с недружелюбно настроенным к ней человеком, хоть и была мелкой, но оказалась последней каплей, переполнившей чашу терпения.

Келли подбоченилась и заявила:

– Не смотрите на меня так, словно я вот-вот украду хозяйское серебро. Мне от Мэдсенов ничего не нужно! И вообще, я уеду сразу, как только решится вопрос с моей работой. А пока мне просто некуда деваться. Вот так! И думайте теперь обо мне, что хотите!

С этими словами Келли гордо вздернула подбородок и вышла из дома. Она не видела, как Клара смеялась ей вслед, сотрясаясь всем телом.


Прогулка по центру Палм-Бич оказалась непродолжительной. Слишком пекло солнце. Очень скоро Келли и Нетте захотелось укрыться от зноя в бассейне и не вылезать оттуда подольше. Да и беседа не клеилась. Сидя рядом с Неттой в элегантной машине с опущенным верхом, Келли продолжала раздумывать над ее словами. Размышления становились все более грустными. Скорее всего, Нетта говорила правду. Зачем ей рисковать? Ведь Келли может расспросить обо всем Джейсона, и тогда ложь выплывет наружу.

Но в таком случае получается, что Джейсон вовсе не тот милый парень, за которого себя выдает. Обманывая Келли с самого начала, он вел грязную игру. Но Келли не хотелось верить, что она так ошиблась в нем. Что-то в ее душе противилось этому. Она вспомнила трепетную нежность его поцелуев, свои надежды и мечты – и вздрогнула от острой боли, кольнувшей в самое сердце.

Нетта повернула голову и посмотрела на нее с веселым недоумением.

– Что с тобой? Неужели переживаешь из-за Джейсона? Брось! Мужчины все такие. – Она резко притормозила на повороте и пропустила мотоциклиста, обгонявшего их справа. – Мы для них развлечение. Только на одних женщинах им все же приходится жениться, чтобы решить некоторые проблемы. А других можно бесконечно обманывать. Они знают это и пользуются имеющимися возможностями. Все зависит от того, с кем они имеют дело.

Келли прекрасно поняла, на что намекает Нетта. Себя эта защищенная со всех сторон девушка, несомненно, относит к первой категории и уже представляет женой одного из Мэдсенов. Таково ее предназначение в этой жизни. И она вполне с ним согласна.

А вот с ней, с Келли, дело обстоит иначе. Ей за место жены Джейсона еще придется побороться. Кто она такая? Нищая девчонка безо всяких перспектив. Разумеется, Нетта не может рассматривать ее как серьезную соперницу. И не рассматривает.

Понимая, что никакого удовольствия от дальнейшей езды не получит, Келли попросила Нетту повернуть обратно. Та высадила ее возле виллы Мэдсенов, махнула рукой и покатила по неотложным делам, про которые вдруг вспомнила.

Келли понуро брела по дорожке, чувствуя себя преотвратно и не желая никого видеть. Хорошо бы в холле и в гостиной никого не оказалось. Тогда она прошла бы к себе и не показывалась бы хозяевам дома на глаза до самого ужина.

Увы, ей не повезло: входная дверь распахнулась и на пороге возник Стенли. Он был уже не в пижаме, а в хорошо сидящих на его подтянутой фигуре светлых брюках и в легком спортивном пиджаке. Темные волосы были причесаны и влажно блестели. Исчезла ленца во взгляде и заметно уменьшились круги вокруг глаз. В руках Стенли вертел ключи от машины.

– Послушай, детка, – развязно начал он, приближаясь к Келли. – Я с утра был слегка не в духе. Давай знакомиться заново.

– Не хочу. Теперь я не в духе. И потом, я все равно скоро уеду, так стоит ли утруждаться?

И она попыталась проскользнуть мимо Стенли, загородившего ей дорогу. Не тут-то было. Он обвил рукой ее талию и заставил остановиться.

– Не спеши. Даже малое время можно использовать с большой пользой. Я могу быть очень галантен, если пожелаю. Девушки всегда остаются довольны общением со мной. И ты не пожалеешь. – Он неприятно ухмыльнулся. – Только убери с лица кислое выражение и прижмисько мне бедрами плотнее. Сразу поймешь, что я кое-что могу. Так как?

Вид Стенли ясно показывал, что он абсолютно уверен в себе. Легкие победы безмерно избаловали его. Давным-давно никто не говорил ему «нет» на столь недвусмысленные предложения.

– Дешевые штучки. Оставь их для других, – поморщилась Келли, понимая, что отвязаться от Стенли будет непросто.

Как это не вовремя! Ко всем прочим неприятностям ей только его сейчас не хватало.

Мужская рука на талии была горячей и тяжелой. Келли попыталась сбросить ее, но не смогла. Что он себе позволяет! – возмутилась она. Но не устраивать же скандал в таком приличном доме! И все же кое-что предпринять можно, дабы умерить его пыл.

– Твои внешние данные меня не впечатляют. Надеюсь, ты не расстроился? – попробовала она задеть его самолюбие.

– Тебе больше по вкусу недозрелые юнцы вроде моего младшего братца? – ядовито осведомился Стенли. – Так он занят, учти. Еще немного погуляет на воле, а потом Нетта приберет его к рукам. Куда ты тогда денешься?

– Так это правда? Они помолвлены? – не удержалась от вопросов ошеломленная Келли.

Должно быть, на лице отразились терзавшие ее сомнения. Стенли довольно хохотнул и с огромным удовольствием посыпал свежую рану солью.

– А, ты уже знаешь об их помолвке! Кто тебе рассказал? Впрочем, зачем спрашивать. Конечно, Нетта. Джейсону было бы невыгодно откровенничать на эту тему.

– Да, Нетта! – зло выпалила Келли. – И нечего радоваться чужим бедам!

Она прикусила губу в досаде, что не смогла сдержаться и промолчать. Сочувствия от Стенли все равно не дождаться. Несчастья ближнего лишь порадуют его.

Какие они разные, эти братья Мэдсен! Джордж такой положительный, основательный. Его Келли нисколько не опасалась. Она чувствовала, что ему можно довериться в любой ситуации. Джейсон? Ну, о нем она теперь не знала, что и думать. А вот средний брат – пресловутый урод, без которого не обходится ни одна семья.

Келли покосилась на его рот, скривившийся в довольной ухмылке. Казалось, Стенли вот-вот замурлычет, как сытый кот на солнышке. Брови ее сурово сдвинулись, и она брезгливо стряхнула с талии его потную руку.

Он не скрывал, что создавшаяся ситуация его только забавляет. С какой стати оберегать покой простушки, нагло отвергшей самого Стенли Мэдсена? Его лицо приобрело равнодушное выражение, но серые глаза смотрели пронзительно и зло.

– Значит, я тебе не нравлюсь?

Вопрос был риторический. Поэтому Келли молча отвернулась от Стенли и вошла в дом.

– Ты об этом горько пожалеешь, рыжая кошка, – прошипел он ей вслед и развинченной походкой двинулся к машине, стоящей неподалеку.


Прохлада холла умерила жар, пылавший в груди Келли. Она смогла наконец-то перевести дух и немного успокоиться. В доме было тихо. И Келли решила побродить по комнатам, понимая, что подобная возможность может представиться ей не скоро. Если вообще представится. Когда она увидит Джейсона, тут же потребует от него объяснений. Ее волнуют всего два вопроса. Намерен ли он найти ей работу? И почему ничего не сказал о Нетте?

От полученных ответов зависело дальнейшее поведение Келли. Скорее всего, сразу после разговора она покинет этот дом, поскольку не в ее характере прощать обман и предательство. Узнай она о существовании Нетты раньше, не позволила бы Джейсону ничего лишнего и не поехала бы сюда, бросив все, что имела. Хотя, если рассуждать здраво, она и не имела почти ничего.

Какой красивый дом! Уютный и такой семейный. Легко представить, как вечерами все его обитатели собираются в гостиной, чтобы поболтать немного перед ужином. Тут найдется место и женам, которыми когда-нибудь обзаведутся братья Мэдсен, и их детишкам…

Из кухни вдруг донесся вкусный запах жареного мяса. У Келли так слюнки и потекли, а ноги сами понесли ее в сторону источника волнующего аромата. Она осторожно заглянула в дверь и увидела Клару, нарезающую овощи для салата.

– Проходи, – приветливо сказала экономка, заметив, что Келли не решается сделать ни шагу. Отношение Клары к гостье заметно потеплело, чему Келли откровенно обрадовалась. Первоначальная холодность экономки задевала ее, хотя Келли и старалась не показывать виду.

Она села за стол и от нечего делать принялась помогать Кларе. Та посмотрела на нее с одобрением и завела разговор о семье, в которой жила и работала уже не первое десятилетие. Келли внимательно слушала. Иногда Клара прерывала повествование, чтобы попробовать кипящее на плите рагу.

– Это ничего, что я сюда пришла? – на всякий случай поинтересовалась Келли. – Я вам не помешала?

– Нет, нисколько.

Клара бросила на нее быстрый взгляд, отмечая, что гостья очень ловко управляется с овощным ножом, а очищенные картофелины выглядят безупречно. Девчонка не белоручка, а ее откровенность и вспыльчивость еще раньше пришлись Кларе по сердцу. Ей бы не помешало пообтесаться немного, набраться хороших манер. Но видно уже сейчас, что Келли далеко пойдет при удачном стечении обстоятельств и с небольшой помощью со стороны Мэдсенов.

– Давай вместе приготовим салат, – предложила Клара. – Возьми в шкафу оливковое масло. А я пока почищу чеснок.

– Вы не знаете, куда подевался Джейсон? – спросила Келли, выполняя поручение экономки. – Я не видела его с самого утра.

Клара вновь заглянула в кастрюлю с мясом и добавила в нее мелко нарезанную зелень.

– Вероятно, узнав, что ты уехала с Неттой, решил не тратить время зря. Джейсон давно не был в спортклубе. Обычно это занимает у него два-три часа. Если, конечно, не подвернется кто-либо из приятелей.

– Надеюсь, он скоро вернется. Мне нужно с ним поговорить. – Келли отложила нож и уронила руки на колени. – Клара, как вам кажется, ему можно верить?

– Как тебе сказать, – призадумалась экономка. – Я знаю его с детства. Он всегда был добрым, открытым. Но в последнее время часто менял привязанности. Решил взять пример со Стенли, наверное.

Келли помрачнела.

– Вот уж совершенно напрасно.

– Согласна. Но Джордж никогда не уделял Джейсону достаточного внимания, поскольку был занят делами семьи. А Стенли такой обаятельный, когда хочет кому-нибудь понравиться! Вот Джейсон и начал ему подражать. В доме появились развязные девицы, разукрашенные, как для карнавала. И в таких коротких юбках, что мне хотелось завернуть их во что-нибудь, – с неодобрением сказала Клара.

– Много их перебывало у Джейсона?

– Более чем достаточно, на мой взгляд. Ни одна не продержалась дольше двух недель. Так что, будь на твоем месте, я бы не стала особенно на него рассчитывать.

– Да я ничего такого и не думаю! – вспыхнула Келли. Она лгала этой женщине и чувствовала себя при этом последней дрянью. – Речь сейчас не об этом. Просто он сказал о Нетте неправду. А мне казалось, что между друзьями не должно быть лжи. Что же касается моих расчетов… Все, что мне нужно, – это независимость и возможность поступить в колледж. Мне бы только зацепиться за что-то в этой жизни. Дальше я из кожи вон вылезу, но добьюсь успеха и осуществлю свою мечту.

– Желаю удачи, – отозвалась Клара и посмотрела на часы. – Помоги-ка мне накрыть на стол. Нам нужно поторопиться. Скоро обед. Его Джордж никогда не пропускает.

4

За обеденным столом в непринужденном молчании сидели Джордж и Келли. Джейсон так и не появился. Стенли тоже отсутствовал. Клара подавала блюдо за блюдом. Насытившись, Джордж пришел в хорошее расположение духа и принялся расспрашивать Келли о ее жизни до знакомства с Джейсоном. Особенно интересовался дальнейшими планами гостьи.

Келли вежливо отвечала на вопросы и незаметно для себя разоткровенничалась, рассказав о родителях и об их малопочтенном образе жизни, который осуждала. Мелькнувшее было сожаление об излишней болтливости она прогнала прочь. Джейсону все о ней известно. Пусть и Джордж знает, что Келли собой представляет.

Если его потрясло услышанное, то она тут ни при чем. Зато сказала правду.

Но Джордж не стал холоднее после рассказа Келли. И она подумала, что он хороший человек. Впрочем, она и раньше так считала. Но где же Джейсон? Не очень-то красиво так поступать с ней: привез домой и бросил, как бродячего щенка, подобранного исключительно из жалости!

Вчера ночью он не пришел в ее спальню. Но это даже к лучшему. Она все равно не впустила бы его. О ночном визите могли узнать братья. Сегодня ситуация еще больше осложнилась. Сказанного Неттой было достаточно, чтобы Келли твердо решила не подпускать его к себе до тех пор, пока не выяснит всей правды. Джейсону придется раскрыть карты.

Не будет она больше для него игрушкой. Хватит. Богатый мальчик решил поразвлечься и устроил себе небольшие каникулы. Прошло время, он понял, что пора возвращаться к прежним обязанностям. Такое случается часто. Не одна Келли поверила в искренность малознакомого парня, а тот взял да и обманул ее. Были и другие легкомысленные девчонки, поступавшие точно так же, как она.

Но зачем Джейсон потащил ее с собой? Это было совершенно непонятно. Мог бы и не усложнять себе жизнь. Оставил бы там, где нашел…

– Келли, ты меня слышишь? – донесся до ее ушей голос потерявшего терпение Джорджа.

Она поняла, что хозяин дома давно уже пытается привлечь ее внимание, и смутилась.

– Извините, задумалась. – Келли промокнула губы салфеткой. – Вы что-то хотели спросить?

– Почему ты так напряжена? Почти ничего не ешь. Клара обидится, если ты не попробуешь ее знаменитого пирога. Что-то случилось этим утром?

– Нет, ничего не случилось, – нарочито беззаботно пожала плечами Келли. – Просто я познакомилась с вашей соседкой Неттой.

– Ну и что? – удивился Джордж. – Она тебе нагрубила?

– Если бы, – вздохнула Келли. – От Нетты я узнала, что Джейсон помолвлен с ней. Сам он мне об этом почему-то не сказал.

Голос ее вздрагивал от обиды. Признаваться вслух, что тебя обманули, очень нелегко. И Джордж это понял.

– Это еще не конец света, – сказал он, намереваясь ободрить Келли, готовую вот-вот разрыдаться. – Все быстро меняется в нашей жизни.

Но Келли с обреченным видом обхватила руками худенькие плечи.

– Скорее бы найти работу, – несколько раз повторила она. – Тогда я смогу уйти от вас и перестану чувствовать себя так отвратительно.

– Хочешь уйти, – повторил за ней Джордж. – Но как же Джейсон?

– Разве он не принадлежит Нетте?

– Так-то оно так, – задумчиво сказал он, не замечая, что его слова больно задевают Келли. – Но я вижу, что он глаз с тебя не сводит.

Она безнадежно махнула рукой.

– Это его каприз, который скоро пройдет. Спасибо за обед, Клара. Было очень вкусно.

Келли встала из-за стола и принялась собирать тарелки. Джордж тоже поднялся и, проходя мимо Клары, поцеловал ее в щеку. Она похлопала его по спине и занялась уборкой.


Ужинать Джейсон тоже не приехал. Келли не знала, что он повстречал в клубе брата. Стенли предложил отметить возвращение домой, и в результате Джейсон выбрался из клуба лишь поздним вечером. Он заметно покачивался. В машине у них со Стенли вышел спор о том, можно ли доверять женщинам.

– Любая предаст тебя, не задумываясь. Достаточно поманить ее деньгами или дорогими тряпками. Ручаюсь, ни одна не устоит, – настойчиво внушал Стенли размякшему от нескольких коктейлей брату.

Тот вяло возражал:

– Келли не такая.

– В самом деле? Давай поспорим. Этой же ночью я окажусь у нее в постели. – Стенли зло сощурился. Он вытащил из кармана небольшую вещицу, оказавшуюся при ближайшем рассмотрении бриллиантовым браслетом. В свете мелькающих за стеклом машины фонарей дорогая безделушка ярко блестела. – Подарю вот это. И Келли мгновенно забудет о тебе. Ты просто молокосос и не знаешь жизни. Поверь мне, она – такая же дрянь, как все остальные!

– Давай поспорим. – Джейсон не мог больше слышать гадостей про Келли. Ему ли не знать, какой чистой и честной она была! Он ничем не рискует, а Стенли давно пора утереть нос. – Ставлю триста баксов. Больше у меня просто нет.

– А я этот браслет, если Келли от него откажется, что маловероятно.

– Идет, – кивнул Джейсон и икнул, сползая с сиденья.

Стенли придержал его правой рукой.

– Не отключайся, малыш. Иначе пропустишь самое интересное. Приходи к ней в комнату после полуночи. Убедишься, что я прав.

Но Джейсон уже спал. Поразмыслив, Стенли решил, что так даже лучше. Пусть немного отдохнет. А он пока доведет до конца задуманный план. Стенли не забыл утреннего разговора с Келли. Ее презрительного тона он тоже не забыл. За все последует достойная расплата.

Пока Джейсон мирно спал на диване в гостиной, Стенли прошел в кухню и поинтересовался у читающей журнал Клары:

– Где все?

Дверца шкафчика с лекарствами открылась бесшумно. Рука Стенли нырнула внутрь и некоторое время что-то искала на заставленных пузырьками полках. Затем он с довольным видом спрятал добычу за спину. Не отрываясь от занимательной статьи о новом лекарстве от артрита, экономка пожала плечами.

– Где им быть в такой час? Джордж в кабинете. Келли принимает душ. Чуть позже отнесу ей молока, чтобы крепче спалось. Потом пойду отдыхать.

Стенли воровато оглянулся. Заметив стакан с молоком, подобрался к нему, стараясь ступать как можно тише, и высыпал в него содержимое белого бумажного пакетика, зажатого в кулаке. Порошок, похожий на сахарную пудру, утонул в молоке. Для надежности Стенли покрутил стакан в руке и поставил на место. Потом громко зевнул и вышел из кухни.

Он убедился в том, что в замочной скважине спальни Келли не торчит ключ, и направился к себе, чтобы переодеться. Спустя некоторое время послышались шаги Клары, принесшей гостье молоко. Вот они пожелали друг другу спокойной ночи. Стенли нетерпеливо посмотрел на часы: минут через двадцать снотворное должно подействовать. Выждав положенное время, он заглянул в комнату Келли и с нескрываемым злорадством убедился в том, что молоко выпито, а сама она спит крепко и безмятежно. И даже улыбается во сне.

Разбуженный Джейсон недовольно морщился и норовил вновь прилечь на мягкую диванную подушку. Стенли пришлось встряхнуть его как следует, чтобы привести в чувство. Он уже готов был выйти из себя, когда младший брат наконец сел прямо и взгляд его приобрел осмысленность.

– Ты еще не забыл о нашем споре? – задал ему вопрос Стенли.

Джейсон отметил, что брат уже в халате и босиком. Нехорошее предчувствие сдавило горло, заставив натужно откашляться. Он уже жалел, что позволил втянуть себя в дурацкий спор. Как ни крути, а они со Стенли затеяли гнусность. Келли страшно рассердится, когда узнает обо всем.

Джейсон поежился, как будто уже слышал ее справедливые упреки. Но отступать было поздно. Стенли в таком случае просто изведет его насмешками. Пусть лучше получит то, что заслуживает.

– Который час?

– Какая разница. – Стенли пританцовывал на месте от нетерпения. – Через десять минут загляни к Келли. Увидишь много интересного.

Он хлопнул брата по плечу и оставил его терзаться мрачными предчувствиями.

Часы на руке Джексона отсчитывали последние секунды его спокойной жизни. Но он еще не знал об этом. Все, что говорил о Келли Стенли, казалось ему чушью, бредом. Он мечтал поскорее покончить с затеей брата и поведать ей обо всем, что пришло ему на ум с того момента, как они повстречались.

Он ни разу не сказал, кем стала для него Келли. Когда она спрашивала, зачем ей ехать в Палм-Бич, Джейсон не смог объяснить толком. Он и сам не до конца понимал, чего хочет. Но теперь знал точно: Келли связана с ним на всю жизнь. Короткое знакомство или продолжительное – это неважно. Они созданы друг для друга. И если она этого еще не поняла, то Джейсон был твердо уверен, что нашел женщину, предназначенную ему Небом.

Думать о браке им пока еще рано. Ему нужно закончить учебу. Да и Келли тоже стоит прежде поступить в колледж. Джордж не откажется помочь ей. Хорошо бы задержать ее в доме подольше, чтобы привыкла к семье, стала чувствовать себя ее неотъемлемой частью.

Он спохватился, что замечтался. А Келли, возможно, именно сейчас отчаянно нуждается в его помощи. Что там придумал Стенли? Не собирается ли он применить физическую силу, чтобы выиграть спор? Келли слишком слабое существо, слишком нежное!

Джейсон вскочил и бросился к лестнице. Он преодолел расстояние до комнаты Келли в считанные мгновения. Распахнул дверь – и остолбенел.

В постели лежали двое. Стенли прижимал к себе Келли, впившись в ее рот своими губами.

Обнаженная женская рука с надетым на нее браслетом обвивала мужскую шею. Рыжие волосы разметались по подушке. Оба были накрыты шелковой простыней, но Джейсону показалось, что под ней Келли лежит обнаженная. Он бессильно прислонился спиной к дверному косяку, не в состоянии двинуться с места.

Его появление не заставило любовников прекратить поцелуй. Закрытые глаза Келли свидетельствовали о том, что она наслаждается каждым мгновением. Джейсон, глядя на нее, наливался гневом. Он готов был наброситься на Келли и на брата с кулаками… Но внезапно гнев прошел.

В этот миг он потерял веру в женщин. Никогда больше ни одна из них не удостоится его любви. Он будет только пользоваться ими. Но его мыслей и сокровенных чувств ни одна из предательниц не заслужит. Как он был слеп!

Джейсон был даже благодарен брату за то, что тот вовремя открыл ему глаза на женское коварство. Если бы не он, Джейсон наделал бы страшных глупостей. Он даже женился бы на той, что сейчас млеет от ласк его брата. Завтра же Келли покинет этот дом! Больше ей здесь делать нечего.

Стенли, услышав, что брат уходит, немедленно сбросил с себя руку Келли и брезгливо отодвинулся от нее. Она сыграла отведенную ей роль и стала ему не нужна. Браслет вновь перекочевал в карман халата Стенли. Он оставил спальню Келли, ни разу не оглянувшись и не испытывая ни стыда, ни сожаления.

На часах не было и восьми, когда Келли разбудил требовательный голос Джейсона.

– Просыпайся, моя дорогая и единственная!

Слова приятные, но тон, которым они были произнесены, настораживал. Келли недоуменно посмотрела на Джейсона, затем улыбнулась сонно и беззащитно. Но вызвала в ответ не ласковую улыбку, к которой уже привыкла, а холодную гримасу презрения. От нее она проснулась окончательно и села в постели.

Вспомнив о вчерашнем разговоре с Неттой, Келли тоже перестала улыбаться. Сейчас она узнает всю правду от самого Джейсона.

Но он не дал ей такой возможности. Подошел ближе и заявил, глядя на Келли холодным, отвергающим ее взглядом:

– Я хочу, чтобы ты немедленно покинула мой дом. И забудь обо мне. Больше мы не увидимся.

Отметая возражения, готовые сорваться с ее уст, Джейсон резко развернулся и пренебрежительно бросил через плечо:

– Я ухожу. К моему возвращению тебя здесь быть не должно!

– Да что я такого сделала?!

– Сама должна знать.

Келли смотрела на закрывающуюся за ним дверь и ничего не понимала. Что происходит? Она не находила ответа на этот вопрос. А потом поняла: Нетта сказала правду. Джейсон просто ненадолго забыл о предстоящей женитьбе и позволил себе маленькую шалость. Он был настолько беспечен, что привез очередную подружку домой, чтобы продлить столь понравившуюся ему интрижку.

О самой Келли он не думал. Вырвал из привычного окружения, лишил работы, жилья. И все это ради минутного каприза! Должно быть, вчера он хорошенько поразмыслил над тем; как быть дальше, и не нашел другого выхода. Потому и явился так рано, чтобы никто не видел, как Келли уходит.

Ну и пусть! Она не станет просить и унижаться. Соберет вещи и покинет дом, в котором поначалу к ней отнеслись довольно дружелюбно. Права была Мора. Права была и Клара. Обе говорили, чтобы она вела себя осторожнее и не слишком полагалась на ветреного Джейсона. Зря она не прислушалась к их словам.

Разнервничалась Келли не на шутку. Ей даже показалось, что стены комнаты пришли в движение и начали сближаться, угрожая раздавить ее в лепешку. Она вскочила и принялась лихорадочно собираться в дорогу. Руки дрожали, путаясь в вещах, которые она не глядя засовывала в рюкзак. Келли решила, что покинет дом безотлагательно. Перед уходом попрощается только с теми, с кем столкнется по пути к выходу. Специально разыскивать кого-либо ради нескольких прощальных слов она не станет.

Дом еще спал. Только в кухне суетилась Клара. Она заметила спускающуюся по лестнице Келли и вышла ей навстречу.

– Куда это ты собралась?

В голосе экономки слышалось легкое удивление, и смотрела она по-доброму. Келли расплакалась, хотя дала себе слово держаться.

– Джейсон приказал мне немедленно уйти.

Клару озадачила внезапность и категоричность требования молодого хозяина.

– Он недавно пулей пронесся мимо меня. Я слышала шум машины. Так что Джейсон уже уехал. А ты собиралась попрощаться со мной и с Джорджем?

– Стоит ли его беспокоить в такой ранний час?

– Пошли, он наверняка уже работает.

Клара насильно отвела Келли в кабинет, втолкнула ее внутрь решительной рукой и вошла сама.

– Келли собирается уйти от нас, – заявила она Джорджу, смотревшему на обеих женщин с удивлением.

Он выпрямился и недовольно сдвинул брови.

– Оставь нас на минутку, Клара.

Экономка вышла недовольно ворча. А Келли отвернулась от Джорджа и уставилась на напольную вазу в углу, только бы не смотреть в глаза. Ему стало жаль девочку, пытающуюся держаться независимо. Как ни старалась она скрыть бушующие в душе чувства, они прорывались наружу. Боль и обиду видел умудренный жизнью взрослый мужчина за показной невозмутимостью и каменной неподвижностью позы Келли. Губы ее еле заметно дрожали, а в глазах таилось горе.

– Что случилось? – мягко поинтересовался он, опасаясь водопада безудержных слез. – Почему ты так внезапно решила оставить нас?

– Это не я так решила, а Джейсон. Ваш брат приказал мне убираться отсюда, притом немедленно.

– Да что между вами происходит? – Джордж уже ничего не понимал. – Кстати, где он сам?

Келли видела, что он сбит с толку и сочувствует ей. Это добило ее окончательно. Рухнув в кресло, она закрыла лицо руками и разрыдалась. На ее голову неожиданно опустилась теплая ладонь.

– Перестань. Я уверен, что это какое-то недоразумение, – твердил Джордж, не особенно веря в то, что говорит. – Подождем возвращения Джейсона и выясним, какая муха его укусила.

– Ну уж нет! – Слезы Келли моментально высохли. – Хватит с меня. Я ухожу прямо сейчас!

– Хорошо, хорошо. – Джордж отступил на шаг. – Раз уж ты решила, не буду тебя отговаривать. Но я хотел бы на прощание сделать тебе небольшой подарок.

– Мне ничего не нужно! – оскорбилась Келли, подозревая, что Джордж хочет откупиться от нее. Его сочувствие вдруг показалось ей насквозь фальшивым.

При мысли, что он узнал о той единственной ночи, которая связывала ее с Джейсоном, у Келли вспыхнули щеки. Беспокойство главы семьи можно было понять. Будущей карьере его младшего брата может повредить любовная история, закончившаяся внебрачным ребенком. Но напрасно Джордж суетился: она не беременна.

– Я ничего не приму от вас, – сказала Келли и опустила голову.

– Глупо, – заявил Джордж. – Я предлагаю тебе не просто чек, как могло бы показаться на первый взгляд. Это твой билет в другую жизнь. Шанс начать все сначала на более высоком уровне. Ты же хотела учиться. Вот и заплатишь за колледж. А потом делай, что душе угодно. Я вмешиваться не буду.

– К чему тратиться на безродную девчонку, которую вы никогда больше в жизни не увидите? – Теперь Келли во всем виделся подвох.

Она заморгала мокрыми ресницами, глядя, как Джордж идет к столу и достает из верхнего ящика чековую книжку.

– Это не благотворительность с моей стороны. Считай, что получила премию. То, что ты сделала для меня и братьев, трудно переоценить. Ты вернула в наш дом Джейсона. Он скоро станет главой семьи.

– Вместо вас? А чем вы будете заниматься?

– Вместо меня. Так уж вышло, что я серьезно болен, – неохотно пояснил Джордж. – Еще несколько лет смогу держать все в своих руках, а потом нужно будет передать бразды правления тому, кто окажется способен нести этот тяжелый крест.

Келли недоверчиво фыркнула. Богатство не казалось ей такой уж тяжкой ношей. Джордж снисходительно улыбнулся ее наивности.

– Да, можешь мне поверить, это непросто. И никто, кроме Джейсона, с этим не справится. Стенли для этого не годится. Потому я и благодарен тебе безмерно. Потому и выписываю сейчас вот этот чек на кругленькую сумму.

– Я даже боюсь спрашивать, на какую именно, – испуганно сжалась в кресле Келли.

Джордж заглянул в ее расширившиеся глаза.

– Ее хватит, чтобы заплатить за обучение и на первое время, пока не освоишься в новой обстановке. А потом, раз уж ты такая независимая, сможешь подрабатывать, как делают многие студенты. Дело твое. И вот еще что. Я советую тебе поехать в Лос-Анджелес. Там у меня есть друг, который рад будет помочь тебе. Обещай, что обратишься к нему, если понадобится помощь.

Келли призадумалась, потом кивнула. Джордж настроен решительно. Он может силой задержать ее здесь. Тогда придется выдержать еще одну тягостную сцену с Джейсоном. Выйдя отсюда, она все равно поступит по-своему. Никто ей не помешает. Она вольна разорвать чек и визитную карточку друга Джорджа на мелкие клочки и развеять их по ветру.

На лице Джорджа появилось удовлетворенное выражение.

– Вот теперь можешь идти.

Она встала и направилась к двери.

– Келли, – донеслось до ее ушей.

Она остановилась.

– Мне очень-очень жаль.

Келли передернула плечами и скрылась за дверью. На улице она посмотрела на бумажки, зажатые в кулаке. В них заключалась большая сила. Так как же поступить? Можно забиться в какую-нибудь нору и зализывать раны, изнемогая от жалости к себе. Джейсон же в это время будет предаваться всевозможным удовольствиям, даже не вспоминая о том, кто такая Келли.

А можно воспользоваться шансом, предоставленным Джорджем, и осуществить давнюю мечту. Для Мэдсенов сумма, проставленная на чеке, – пустяк. Для нее – возможность изменить свою жизнь и доказать всем, что она тоже кое на что способна. Людского осуждения Келли не боялась. Лучше уж прослыть хищницей, чем жертвой. Да и кому какое дело, откуда у нее взялись такие деньги!

Ей вспомнилось, как на пляже она сама убеждала Джейсона не упускать дарованную судьбой возможность добиться в будущем многого и вернуться домой. Теперь же возникла схожая ситуация, и уже ей надлежало сделать выбор, который определит ее дальнейшую жизнь. Смешно, если хорошенько подумать.

Келли приняла решение и зашагала прочь от дома Мэдсенов, ни разу не оглянувшись.


Она благополучно добралась до Лос-Анджелеса и нашла нужного ей человека. Друг Джорджа помог уладить все проблемы, и к началу учебного года она стала студенткой. Ей предстояло изучить массу сложных дисциплин, прочесть много толстых книг и стать своей в кругу таких же молодых и целеустремленных девушек и юношей.

В комнате, куда поселили Келли, жила еще одна студентка. Памела Рутгер оказалась дружелюбной девушкой, с которой Келли быстро нашла общий язык. Уроженка Нового Орлеана оказалась настоящим кладезем полезной информации. Памела научила подругу одеваться, правильно говорить и многому другому, что могло пригодиться в жизни.

Она никогда не спрашивала, каким образом Келли попала в университет. И вообще не лезла в душу, довольствуясь тем, что подруга сама пожелала рассказать о себе.

На каникулы Памела приглашала Келли к себе. Поначалу та смущалась в чужом доме. Но затем освоилась и почти не совершала досадных промахов. Жизнь в доме Рутгеров пошла ей на пользу. Там она окончательно освободилась от некоторых привычек, остававшихся с прежних времен.

Денег Джорджа хватило не только на оплату обучения, но и на скромную жизнь в продолжение всей учебы. Несмотря на это, Келли иногда подрабатывала официанткой или сидела с детьми преподавателей.

Она была очень аккуратна в тратах, научилась одеваться прилично, но недорого. Повзрослела, изменилась. Парни не давали ей прохода, но она избегала свиданий с ними. Однако никогда не отказывалась провести время в шумной компании.

К концу обучения Келли, вошедшая в десятку лучших студентов выпуска, получила заманчивое предложение от одной нью-йоркской фирмы. Памела звала ее с собой в Новый Орлеан. Но Келли решила, что пора отказаться от спасательных кругов и начать действовать самостоятельно. Памела поняла подругу и нисколько не обиделась, когда Келли укатила в Нью-Йорк. Они переписывались, но чаще звонили друг другу. Дела у обеих шли неплохо.

Работа увлекла Келли, она делала определенные успехи. И спустя год ее повысили. Тогда она стала работать еще прилежнее. Ее рвение заметил сам директор фирмы. Вот тогда и пришлось выдержать настоящий бой.

Алан никак не мог поверить, что Келли не собирается поддаваться его чарам. Приступ следовал за приступом. Но все было тщетно, и он смирился. Она сумела повести себя таким образом, что самолюбивый мужчина не обиделся на нее. И поскольку от Келли был несомненный прок, Алан назначил ее коммерческим директором фирмы…

Спустя десять лет после памятных событий в Палм-Бич Келли была самостоятельной женщиной, привлекательной, но, увы, совершенно одинокой. Завести прочную семью и детей не получилось. Брак через полтора года распался. Она не жалела о потере. Энди Моргану не удалось согреть ее сердце и вернуть его к жизни. Прежняя Келли исчезла бесследно, унеся с собой в никуда самое лучшее, что есть в душе женщины.

Она старалась не вспоминать о Джейсоне и его отвратительном поступке. Но все же иногда не могла не думать о нем. И вот, пожалуйста, нежданная встреча! Она всколыхнула в ней все: обиду, сожаления о первой любви, закончившейся так печально, извечную ненависть женщин к тем, кто использует их ради минутного удовольствия. Попадись ей сейчас в руки Джейсон, она придушила бы сукина сына безо всяких угрызений совести…


Келли очнулась от невеселых дум. Вода в ванне почти остыла, пена осела. Глаза так и норовили закрыться, но она знала, что уснет нескоро. Не подействуют ни стакан теплого молока, ни подсчет овец. Она встала, обернулась большим полотенцем и побрела к постели.

5

На следующее утро Келли порадовалась своей предусмотрительности. Отпроситься накануне у Алана было гениальной идеей. Проворочавшись почти до утра в постели, работать она все равно не смогла бы. Голова гудела от бессонной ночи, под глазами залегли тени. В таком виде появляться в офисе не стоило. Пусть Алан сам справляется с Мэдсеном, ей это сегодня не под силу.

Отключив телефон, она опять прилегла и проспала часа два. Затем выпила чашку кофе и почувствовала себя значительно бодрее. Решив, что опасный момент миновал, Келли подключила телефон к сети и занялась маникюром. По телевизору жизнерадостная девица в спортивном купальнике высоко вскидывала ноги, попутно рекомендуя доверчивым зрительницам приобретать новый крем для похудения. Она чем-то напоминала Нетту.

Келли досадливо поморщилась. Вместо того чтобы отдыхать и приходить в себя после вчерашних неприятностей, она вновь углубляется в ненужные воспоминания. Зазвонил телефон. Она сняла трубку, глядя на экран телевизора и нащупывая пульт дистанционного управления.

– Привет. – Алан говорил одновременно самоуверенно и озабоченно. Непонятно, как это ему удавалось? – Я тебя разбудил?

– Нет, – успокоила его Келли, пристраивая трубку между плечом и подбородком. Одну руку с только что накрашенными ногтями она держала на отлете. – Проблемы в офисе?

– Очень серьезные проблемы, – мгновенно отозвался Алан. – Не хотелось бы тебя расстраивать, но… Короче, Мэдсен едет к тебе.

– Что?!

Келли в ужасе уставилась на телефонную трубку, как будто ожидала, что Джейсон появится прямо из нее.

– Умоляю, выслушай меня! Он прибыл на встречу и первым делом поинтересовался, почему тебя нет. Я пытался заговорить ему зубы, – оправдывался Алан. – Но он очень вежливо и очень непреклонно заявил, что обсуждать сделку намерен с нами обоими одновременно. Я и так и сяк. Он ни в какую. Кончилось тем, что Мэдсен вытянул из меня твой адрес и поехал к тебе, якобы для того, чтобы проверить кое-какие расчеты.

– Хорошо сказано. Именно якобы!

– Ты тоже полагаешь, что у него другое на уме?

Алан на другом конце телефонного провода прямо-таки умирал от любопытства. Ему и самому показалось странным настойчивое желание клиента непременно увидеть коммерческого директора фирмы. Накануне он был настроен к ней довольно недружелюбно.

– Джейсон способен на все! – отрезала Келли и мстительно прибавила: – А тебе, мой милый, я этого никогда не прощу!

– Но я больше не мог сопротивляться! – завопил Алан. – Этот тип как асфальтовый каток: еще немного, и он расплющил бы меня в лепешку. Уверен, что ты с ним справишься лучше, чем я. – Голос босса приобрел льстивые нотки. – В тебе заключена великая сила, дорогая. Не зря же он мчится к тебе на всех парах.

Келли охнула. Она в таком виде, что и врачу стыдно показаться, не то что человеку, которого следует облить презрением и держать на расстоянии. Без косметики, в одном домашнем халате у нее нет никаких шансов выиграть сражение с Джейсоном. Где уж тут изображать невозмутимую деловую женщину, когда она больше похожа на девицу, не вылезающую из постели.

Взгляд Келли тревожно заметался по комнате, замечая все сразу, – разбросанную одежду, остатки позднего завтрака на журнальном столике, край неубранной постели, виднеющийся в открытой двери спальни. Увидев такой разгром, кто поверит, что хозяйка квартиры отличается аккуратностью и любовью к порядку?

Чтобы привести квартиру в приличный вид, понадобится никак не меньше двадцати минут. Только вот есть ли они у нее? Джейсон, как ей помнилось, мог быть весьма стремительным, когда доходило до дела. Вероятно, он уже подъезжает к ее дому.

Тут она вспомнила о заждавшемся на другом конце провода боссе.

– Пока, Алан. Мне не до тебя. Потом сообщу, как все прошло.

После этих слов она бросила трубку и помчалась в ванную. Кое-как расчесала густые волосы и решила заняться уборкой. Но не успела – в дверь требовательно позвонили. Келли замерла на месте. Быстро же Джейсон добрался до нее. Почему интересно, охранник не предупредил о приходе гостя? Прежде такого не случалось.

Келли осторожно заглянула в дверной глазок и увидела Джейсона, стоящего на лестничной площадке с самым невозмутимым видом.

– Открывай, это всего лишь я, – насмешливо бросил он, заметив, что за ним наблюдают.

Она отпрянула, прикусив губу от смущения. Но потом решила, что не позволит смеяться над собой.

Щелкнул замок. Джейсон переступил порог квартиры, с интересом оглядываясь по сторонам. Обведя холл придирчивым взглядом, он сунул руки в карманы брюк и двинулся дальше.

– Вижу, ты добилась всего, чего хотела, – заметил Джейсон после того, как прошел в гостиную и без приглашения уселся в кресло. – Прекрасная квартира, масса дорогих вещей. – Он подобрал с пола брошенное накануне вечером платье и ловко метнул его на диван. – Чем же ты пожертвовала ради этого? Телом, душой или и тем и другим?

– Какое у тебя право задавать мне подобные вопросы? – возмутилась Келли. Она стояла босиком, придерживая разлетающиеся полы халата, и гневно смотрела, как Джейсон вольготно расположившегося в ее гостиной. С каждой секундой он злил ее все больше. – Интересно, что ты сказал охраннику? Какие небылицы наплел, чтобы проникнуть в мою квартиру? Просто так мимо него еще никто не проскакивал.

Незваный гость сделал удивленное лицо.

– Я, должно быть, внушаю людям доверие. Меня никто не остановил внизу. Хотя, припоминаю, за стойкой сидел какой-то увалень в униформе.

Келли резко запахнула халат и села напротив Джейсона, подумав, что у нее он доверия не вызвал бы ни за какие коврижки. Надо будет поговорить с охранником, чтобы подобные неприятные сюрпризы больше не повторялись.

– Ты мне не ответила, каким образом так удачно устроилась в жизни, – продолжал Джейсон гнуть свою линию. – Впрочем, все и так ясно. Каждый из встреченных тобой мужчин внес ощутимую лепту в обустройство этого уютного гнездышка. Трезвый расчет, и никаких сантиментов. А на вид такое хрупкое создание с чистыми глазами цвета молодой листвы!

Он окинул ее взглядом, в котором было больше презрения, чем восхищения. Но если Джейсон хотел таким образом оскорбить Келли, то просчитался. Она и глазом не моргнула.

– Спасибо за поэтичное сравнение. Только ведь ты не для того приехал, чтобы осыпать меня комплиментами. Выкладывай быстрее, зачем явился, и оставь меня в покое! – потребовала Келли, полагая, что он уже перешел все допустимые границы.

– Ты права. У меня к тебе дело. Но полезное можно сочетать с приятным. Иногда я так и поступаю. – Джейсон расцвел деланной улыбкой, коснувшейся только губ. Взгляд же его остался холодным и пугающе неподвижным. – Не будешь возражать, если я скажу, что ты сегодня выглядишь просто восхитительно?

– Даже без косметики и без прически? – съязвила Келли, давая понять, что не верит ни единому его слову.

Но он был вполне серьезен и рассматривал ее с видом знатока.

– Ты настоящий праздник для глаз, Келли. Нежная кожа с легким румянцем, длинные ноги, превосходная фигура, как я успел вчера заметить. Из худенькой девочки получилась роскошная, сексуальная женщина. И мне приятно думать, что под халатом у тебя ничего нет. Я не ошибаюсь?

Если бы Келли не была так взбешена, она бы испугалась. Лицо гостя зловещим образом изменилось. Он перестал походить на сдержанного цивилизованного бизнесмена, каким прикидывался весьма успешно, и превратился в нечто прямо противоположное. По его глазам Келли поняла, что он способен на самые безрассудные поступки. Ей стало неуютно под раздевающим взглядом Джейсона.

– Прекрати немедленно, – потребовала она. – Не то я запрусь в спальне и не выйду оттуда, пока не облачусь в железные доспехи!

– Зачем же такие крайние меры? Мы просто беседуем. Если опасаешься, что я на тебя наброшусь, то можешь не волноваться. – Джейсон говорил вроде бы равнодушно, но на виске у него билась тоненькая жилка.

Келли смотрела на нее, не отрываясь. К своему стыду, она ощущала сильное волнение в крови, давно забытое и неуместное в данных обстоятельствах. Она и сама это понимала, но поделать ничего не могла ни с налившейся грудью, ни с участившимся дыханием, ни с глазами, загоревшимися лихорадочным огнем. Если бы она могла видеть себя со стороны, то ужаснулась бы. Она капитулировала перед Джейсоном, едва он начал заигрывать с ней.

Да, он ее хочет. Этого ему не скрыть, да он и не собирается. Наоборот, заметив пристальный взгляд Келли, смазливый негодяй вынул руки из карманов, чтобы стала заметней впечатляющая выпуклость под брючной молнией. Джейсон как бы давал понять, что да, она для него по-прежнему желанна и он готов пойти ей навстречу. Только это не означает ничего такого, о чем стоило бы задуматься всерьез.

Будь на его месте кто-либо другой, Келли, пожалуй, махнула бы рукой на условности и приличия. Это было не в ее правилах, но уж больно хотелось ощутить сейчас силу мужской страсти. Но с Джейсоном она уже однажды совершила ошибку, и повторять ее было бы глупо. Вторично Келли не позволит ему унизить себя. Лучше сменить тему, пока разговор не завел куда не надо.

– Так что у тебя за дело ко мне?

В глазах Джейсона мелькнули веселые искорки. Деловитость тона Келли в сочетании с явной взволнованностью его присутствия выглядели смешно. Он слегка расслабился.

– Неужели Алан не доложил? Когда я уходил, он как раз бросился к телефону.

– Что он мог доложить, если ему и самому ничего не известно? – устало возразила Келли. – Ты не сказал ему всей правды. Думаю, неотложное дело тобой просто выдумано. Только вот зачем? Почему ты не подписал контракт на утренней встрече?

Гримасу, появившуюся на лице гостя, можно было прочесть двояко: не то он не сошелся с Аланом в цене, не то просто раскапризничался.

– Мне так захотелось. Этого вполне достаточно. Других объяснений у меня нет.

– Я так и думала, – с горьким удовлетворением констатировала Келли. – Тебе плевать на то, что у моего босса с тобой связаны определенные надежды и планы. Ты просто не намерен сегодня заниматься делом, правда?

– А зачем же я сюда пришел?

У нее уже был готов ответ.

– Поиздеваться надо мной всласть. Как будто тебе мало того унижения, которое я пережила десять лет назад.

Джейсон нахмурился.

– Минуточку. Это я пережил настоящее унижение, когда ты меня предала. А я так тебе верил!

– Да брось ты! Это ведь ты ни словечком не обмолвился о своей невесте. Скажи-ка, кто кого выгнал из дому вместо того, чтобы проявить обещанную заботу? – Она победно взглянула на него. – Молчишь? То-то. Я ни в чем перед тобой не виновата. Из нас двоих предатель – ты!

Ее заявление только усугубило замешательство Джейсона. Келли не выглядела виноватой. Воинственный вид, который она приняла, делал ее похожей на богиню возмездия. Не хватало только обнаженного меча для полноты картины. Никакого лукавства в зеленых глазах, никакого трепета перед разоблачением.

Неожиданно Джейсону пришло в голову, что десять лет назад он сам совершил роковую ошибку. Вместо того чтобы обрушиваться на Келли с упреками, ему следовало поговорить с ней и выслушать ее объяснения. Впрочем, и сейчас не поздно это сделать.

– Ты действительно не понимаешь, почему я тогда приказал тебе убраться из моего дома?

– Из-за Нетты, полагаю, – пожала плечами Келли, старательно делая вид, что ей наплевать на столь давнее событие. – Она мне прямо заявила, что ты будешь принадлежать ей. А со мной у тебя только легкая интрижка. И, понятное дело, она должна скоро закончиться. Вот ты и попросил меня очистить территорию для законной владелицы.

Джейсон был явно удивлен, и Келли не находила сему факту разумного объяснения. Но предпочла не ломать голову над загадкой и, чтобы уколоть его посильнее, добавила:

– Хорошую же сцену ты разыграл тогда напоследок.

– Так… А мою версию не хочешь послушать?

– Валяй рассказывай, – махнула рукой Келли. – Интересно, какими высшими соображениями ты оправдаешь твое мерзкое поведение?

Кресло под Джейсоном недовольно скрипнуло, когда он поменял позу.

– Что касается Нетты, тут я, конечно, виноват. Надо было рассказать тебе о ней. Но и ты учти, что наша помолвка произошла как бы не всерьез. Заключена она была скорее между двумя семьями. Нетта промолчала. Я тоже не возражал… пока не встретил тебя, – уточнил Джейсон. – Но ты тоже хороша! Я застаю тебя в объятиях Стенли, на руке сверкает подаренный им браслет… Молчи! – закричал он, видя, что побледневшая Келли пытается что-то возразить. – Я не верил ему, когда он утверждал, что все женщины продажны по натуре. Мне казалось, что ты не такая. И что я увидел? – Не выдержав напряжения, Джейсон вскочил и заметался по комнате. – Ты обнимаешь его за шею в благодарность за безделушку и преспокойно лежишь обнаженная вместе с ним в постели. И после этого ты считаешь меня предателем? А кто тогда ты? Как тебя в таком случае следует называть?

– Не может быть. Этого просто не может быть, – бормотала Келли в полной растерянности. – Все, что ты сказал, полная чушь! Я никогда не позволяла Стенли не то что лечь рядом, а даже обнять себя. Он мне был неприятен. Мы даже поссорились. А уж принимать от него подарки я бы и подавно не стала. С какой стати?

Отчаяние, написанное на лице Келли, лучше всяких слов убедило Джейсона в ее искренности. Он наморщил лоб и пробормотал:

– Ничего не понимаю. Я все видел собственными глазами. Говорю не с чужих слов, и подозревать в обмане мне некого. Вот разве только… – Тут Джейсон пытливо посмотрел на Келли. – Ты сказала, что поссорилась с моим братом.

– Да. Он сделал мне неприличное предложение, а я отказала. Думаю, Стенли затаил на меня зло. Но тебе лучше знать, каков твой брат.

Энергичным кивком Джейсон подтвердил ее правоту. Стенли вполне мог подстроить Келли гадость, если она его отвергла. Джейсон вспомнил тот вечер во всех подробностях. Сейчас, задним числом, он лучше понимал причины случившегося с ним и с Келли. Оба стали жертвой злоумышленника.

Его действия пока были Джейсону неясны. Но со временем он непременно разберется, в чем было дело. Стенли отомстил Келли за обиду, разрушив заодно первую любовь младшего брата. Вряд ли он это планировал. Но от дополнительного эффекта месть его стала только слаще.

Джейсон представил отчаяние, в котором должна была находиться в тот ужасный момент Келли. Она осталась одна, без денег, без поддержки. От нее отвернулся единственный в мире человек, на помощь которого она рассчитывала. Ей некуда было идти, если только она не согласилась вернуться в кафе Эла и Моры. Как же она выжила?

– Мне помог Джордж, – словно читая его мысли, пояснила Келли. – Он выписал мне чек на крупную сумму. Но не потому что хотел загладить твою вину. Он считал, что я заслужила премию за возвращение надежды семьи домой. Сначала я хотела разорвать чек. – Она невесело усмехнулась. – Потом подумала, что мне же будет хуже. Никто даже не заметит моего красивого жеста. Тогда я перестала хныкать и жалеть себя и двинулась вперед.

Джейсону было о чем поразмыслить. День принес ему немало сюрпризов. Но не все из них были неприятные. Он вновь сел в кресло и положил ногу на ногу.

– Подумать только, Джордж ни разу не обмолвился о роли, что сыграл в твоей судьбе! Ни разу не упрекнул меня! Это просто удивительно. Я бы так не смог.

Келли была согласна с ним.

– Он вообще особенный.

– Не буду отрицать, особенный, – согласился Джейсон и перевел разговор на другую тему. – Ты потратила его деньги с толком. Я знаю, что ты блестяще окончила университет.

– Вот как? Значит, ты мной интересовался. Зачем?

– После нашей встречи в ресторане я навел о тебе подробные справки. Особенно меня волновали мужчины в твоей жизни, – откровенно признался Джейсон. – Между прочим, я нахожу, что их было слишком много. Но с болью в сердце готов простить тебе всех.

Чрезвычайно ревнивый взгляд, брошенный им на Келли, заставил ее вспыхнуть. Она ощутила вину перед ним неизвестно за что и рассердилась и на него и на себя. Он не имеет права так смотреть, не имеет права расспрашивать, чем она занималась без него эти долгие десять лет. Можно подумать, что он безгрешен!

И что означают его высокопарные слова о прощении? Она в нем не нуждается! Ему еще нужно заслужить, чтобы она забыла о его подлости.

– Все в прошлом. Пережито и отброшено за ненадобностью, – сказала Келли, сознательно не замечая его стремления навести мост через разделяющую их пропасть. – Ни к чему теперь об этом вспоминать.

Судя по всему, Джейсон так не считал. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего тому, кто вздумал бы ему помешать. Хищный взгляд серых глаз таил в себе угрозу, заставляя Келли невольно трепетать. Если бы она чувствовала за собой серьезную вину перед этим новым Джейсоном, то ей стало бы весьма неуютно.

– Не скажи, – жестко заявил он. – Ничего не забыто и не прощено. Именно теперь мы разберемся во всем и каждому участнику драмы воздадим по заслугам.

– Что ты задумал?

– Неважно, Обо всем узнаешь в свое время.

Он встал и подошел вплотную к Келли.

Она запрокинула голову, против воли любуясь твердой линией его подбородка и стальным блеском изумительно красивых глаз. Некогда их взгляд волновал ее кровь. И теперь, похоже, ничего не изменилось.

– Я ухожу. Но скоро вернусь, и мы продолжим наше приятное знакомство, – хриплым голосом пообещал Джейсон, наклоняясь к ней.

– Но…

На ее губы легла теплая ладонь.

– Не говори ничего. Потеряно десять прекрасных лет, которые могли пройти для нас иначе. Виновный понесет наказание. А мы с тобой попробуем начать все сначала.

От его голоса, низкого, рокочущего, исходила сила, зовущая Келли к преодолению неведомых опасностей. Пульс ее участился, дыхание перехватило. Откровенная страсть, которую она прочла в его взгляде, воспламеняла. Причины, по которым ей полагалось бы оттолкнуть Джейсона, исчезли в затуманенном сознании, когда он властно поднял ее и привлек к себе.

– Джейсон! – взмолилась Келли, беспомощно наблюдая за тем, как приближается его лицо.

Теплое дыхание согрело ее губы. Она всхлипнула и приоткрыла их, обвив руками мощную мужскую шею. Джейсон впился в ее рот твердыми губами, одновременно рукой коснувшись женской груди. Тихий стон сорвался с уст Келли. Она запустила руку в волосы Джейсона, заново знакомясь с их мягкостью и шелковистостью.

Не прерывая поцелуя, Джейсон отодвинул полу халата на ее бедре и скользнул вниз по животу Келли. От столь интимной ласки она задрожала всем телом, вонзила ногти в кожу его головы и прочертила ими чувствительные дорожки от макушки к основанию шеи.

Джейсон застонал от охватившего его желания. Звук его голоса вторгся в затуманенный страстью разум женщины. Любовное наваждение отступило перед раскаянием и недоверием. Келли испуганно отпрянула от Джейсона, сжала ладонями пульсирующие виски. Кровь бешено стучала в них, мешая разумно мыслить. Что она творит? Почему позволяет ему снова целовать себя? Сумасшествие какое-то! Он должен уйти, и немедленно, пока она не натворила непоправимых глупостей.

– Уходи! – потребовала она прерывающимся голосом. Одна рука легла на горло, другая судорожно сжимала полы халата. – Ну пожалуйста, прошу тебя!

Посмотрев на ее несчастное лицо, Джейсон пригладил растрепавшиеся волосы и круто развернулся.

– Я уйду, потому что ты еще не готова признать, что ничего между нами не кончилось тогда, десять лет назад. Но у нас будет возможность довести до конца начатое сегодня.


После его ухода Келли еще долго не могла собраться с мыслями. Растревоженная и сбитая с толку, вопреки всему надеющаяся и давно отчаявшаяся, она не верила ему. Предположение о виновности Стенли, высказанное Джейсоном, ничем не подкреплялось. Одних смутных догадок и инстинктивной неприязни к нему было недостаточно для того, чтобы единым махом вычеркнуть из памяти долгие годы душевного одиночества и ночных слез.

Все могло быть совсем не так, как изобразил Джейсон. Вдруг это вторая попытка взять над ней верх? А почему нет? Разве можно ему верить? Ее с позором изгнали из дома Мэдсенов. Кое-как она сумела собрать осколки разбитого сердца и подняться по лестнице успеха. Она добилась всего сама. Джейсон ничем не помог ей.

И вот он снова врывается в ее жизнь, такой страстный, такой нетерпеливый! Все произошло слишком внезапно. Она не готова ни простить, ни принять его обратно. Не готова.

Ей необходимо время, чтобы разобраться в сумятице перепутанных, взбаламученных чувств и убедиться, что он сказал правду. Нужна разлука, пусть непродолжительная, во время которой оба смогут заново переосмыслить свои и чужие поступки. Возможно, хорошенько покопавшись в душе и простив все ошибки и заблуждения, они смогут начать все заново. Или пойдут по жизни врозь, как делали до сих пор. Но кто может знать это наверняка?

Келли догадывалась, что Джейсон станет возражать против ее предложения. Но она будет непреклонна. Что такое несколько недель, в крайнем случае пара месяцев, по сравнению с десятью годами, в течение которых они ненавидели друг друга? Столь сильные чувства не исчезают мгновенно. Их нужно постепенно изгонять из себя. Иного пути нет…

Сколько времени Келли простояла в полном оцепенении, она не знала. А очнувшись, обнаружила, что входная дверь распахнута настежь. Джейсон не потрудился захлопнуть ее за собой. Келли быстро заперлась на все имеющиеся замки и без сил прислонилась к стене. Да, надо бы позвонить Алану. Он, вероятно, все еще ждет от нее сообщения.

Но ей не хотелось ни с кем говорить. Чуть позже она, возможно, будет в состоянии отвечать на многочисленные вопросы обеспокоенного друга, но не сейчас. Келли прошла к бару и налила себе белого вина. Посидела немного в кресле с нетронутым бокалом и вновь поставила его на столик.

Немного позже, успокоившись и перестав терзаться опасениями и сомнениями, Келли позвонила Алану. Секретарша сообщила, что босс на деловой встрече, и пообещала передать, чтобы он позвонил Келли домой. Зная ее дотошность, можно было не сомневаться, что просьба будет выполнена.

Однако Келли так и не дождалась от Алана звонка. Вечером она попыталась разыскать его дома и по другим известным ей телефонам, но он как в воду канул.

6

В офисе с самого утра толпились юные гении из творческого отдела. Накануне Алан озадачил их новой темой для работы. Полученный от Мэдсена заказ заставлял сотрудников фирмы пошевеливаться. Джейсон платил неплохие деньги за осуществление высказанных им пожеланий, но и сроки ставил почти нереальные. Накануне днем Алан доходчиво объяснил, чего ожидает. Теперь с неудовольствием пожинал плоды их бессонницы.

– Ты только посмотри на эту муру! – возмущался он, обращаясь за поддержкой к Келли. – Они, кажется, всерьез думают, что я это проглочу и не поморщусь.

– А что, – внимательно вглядываясь в эскизы, возразила она. – По-моему, совсем неплохо. Учти, времени у них было маловато. Конечно, нужно еще поработать, но в целом все получилось.

– Клиенту требуется оживить купленную по бросовой цене прогорающую фирму. Товар следует подать таким образом, чтобы покупатель жаждал содрать его прямо с рекламного щита. Для этой цели такой рекламы будет явно недостаточно. – Алан окинул лицо своего коммерческого директора взыскательным взглядом и отложил кипу рисунков в сторону. – Ты неважно выглядишь. Не заболела?

– Нет, – поспешно ответила Келли и перешла в наступление, пока Алан не вздумал засыпать ее градом утомительных вопросов. – Кстати, а где ты вчера пропадал? Я безуспешно пыталась дозвониться до тебя весь вечер.

Он неопределенно пожал плечами.

– Сначала заключал сделку с крупным универмагом. Потом ужинал в приятной компании. Надеюсь, не рассердишься, когда узнаешь, с кем именно я был.

От неясных предчувствий Келли внутренне съежилась.

– Ты угадала. – Алан был доволен, что Келли реагирует вполне спокойно. Он ожидал, что она может на него обидеться. – Мы с Джейсоном славно провели время. У него было прекрасное настроение. Он много расспрашивал о тебе. И ему понравилось, что я только твой друг.

– Мне все равно, какое у него было настроение! – рявкнула Келли. – Думай лучше о деле. Нам придется очень постараться, чтобы уложиться в те немыслимые сроки, которые поставил твой расчудесный клиент. Ума не приложу, как ты мог с ними согласиться?

Она зашвырнула на полку толстую папку, которую держала в руках, и нажала кнопку на столе.

– Дорри, два кофе в кабинет Алана и быстрее, пожалуйста.

Спустя пять минут секретарша принесла поднос с двумя чашками и плоским конвертом.

– Что это?

Келли недоуменно повертела конверт в руке. В глаза бросилось ее имя, напечатанное крупными буквами.

– Почта для вас, миссис Морган. Принесли только что, – сообщила Дорри, сияя глуповатой улыбкой.

Келли вскрыла конверт и озадаченно уставилась на его содержимое. Кто-то предположил, что ей не терпится слетать на юг, и приобрел на ее имя авиабилет. Этим предприимчивым человеком мог быть только Джейсон. Никому другому и в голову не пришло бы так самоуверенно распоряжаться временем другого человека. Ему это даром не пройдет!

Она положила билет перед Аланом.

– Ты в курсе?

– Что? А, разумеется. Тебе не помешает немного отдохнуть. Поезжай, развлекись в обществе неотразимого мужчины. За дела не беспокойся, справимся без тебя.

– Ну, знаешь, – задохнулась от возмущения Келли. – Продаешь меня с потрохами этому типу! А меня вы спросили? – В голосе ее зазвенел металл. Она метко отправила билет в мусорную корзину. – Никуда я не поеду ни с Джейсоном, ни без него. Так и передай ему!

Неодобрительно покачивая головой, Алан, как только она скрылась за дверью, извлек билет из вороха бумажного мусора и сунул на дно сумочки Келли. Сверху для маскировки он положил пачку бумажных салфеток. Дорри с одобрительной улыбкой следила за действиями босса. С ее точки зрения, начальница вела себя довольно глупо.

– Какой мужчина этот Джейсон Мэдсен!

– Тебя это совершенно не касается, – разозлился вдруг Алан. – Иди на свое место и принимайся за дело. Телефон уже раскалился от звонков!

Дорри обиженно поджала губы и удалилась, слегка покачивая бедрами.


Вечером Келли обнаружила в сумочке злосчастный билет и застыла над ним в растерянности, не зная, плакать ей или смеяться. Она уже уверила себя в том, что сумела преодолеть соблазн и устояла перед желанием вновь посетить дом Джейсона. Но теперь не могла поступить с билетом так, как утром. Она отправится в Палм-Бич, чтобы до конца прояснить, что же произошло тогда, десять лет назад.

По всей видимости, в планы Джейсона входит столкнуть лбами ее, Стенли и Нетту. Может выйти прелюбопытная сцена с самыми непредсказуемыми последствиями. Келли их ничуть не страшилась. Пусть боится тот, у кого совесть нечиста.

А еще можно будет поплавать в бассейне Джейсона и подставить побледневшую за зиму кожу южному ласковому солнышку. Жаль только, что Клары там не будет. И хорошо бы повидать Джорджа, чтобы лично поблагодарить за то, что он для нее сделал.

Начав зарабатывать настоящие деньги, Келли попыталась рассчитаться с долгом. Но чек, который она ему послала, вернулся разорванным напополам с краткой припиской «Ты мне ничего не должна».

Келли поняла, что Джордж от своего решения не отступит, и смирилась. Гонять туда-сюда банковские чеки просто смешно. Не хочет брать у нее деньги – не надо. Но сказать ему спасибо при личной встрече – это совсем другое дело. Она полагала, что ему будет приятно узнать, что выданная им «премия» не была потрачена зря. Пусть посмотрит, какой Келли стала благодаря его доброте и своевременной финансовой поддержке.

Далее мысли Келли сосредоточились на Джейсоне. Полетит ли он с ней или встретит ее в аэропорту по прибытии? Второй вариант предпочтительнее. Его присутствие, выбивающее Келли из колеи, только усугубит ситуацию. Стоит ему неудачно пошутить или сделать какое-нибудь пустяковое замечание в ее адрес, и Келли может сорваться.

Пока не выяснено, что же на самом деле развело их в разные стороны, ей не удается найти правильную линию поведения с Джейсоном. Не хочется ни обижать его лишний раз, ни поощрять планов, в которых она не собирается участвовать вместе с ним.

Келли размышляла обо всем этом, неторопливо упаковывая в чемодан вещи, которые задумала взять с собой. На этот раз их набралось столько, что не хватило бы никакого рюкзака. Среди багажа были платья для коктейля, легкие брюки, несколько летних блузок ярких расцветок и конечно же купальники…

Джейсон позвонил утром, как раз перед тем, как Келли собиралась вызвать такси для поездки в аэропорт.

– Ты готова? – спросил он после краткого приветствия.

– Да. – Келли ответила односложно, опасаясь сорваться и высказать ему все, что думает, о том возмутительном способе, которым Джейсон навязал ей это путешествие.

– Тогда спускайся. Я внизу, в такси.


– Хорошо.

Она вышла из дома и тут же увидела машину, возле которой прохаживался Джейсон. Он подхватил ее вещи и вручил водителю. Келли пыталась держаться как ни в чем не бывало – напустила на себя этакое гордое безразличие, за которым обычно надежно прятала истинные чувства.

Джейсон, выглядевший этим утром слегка осунувшимся, смотрел на нее со странной неуверенностью. Он то и дело нервно поправлял воротничок рубашки. Его спутнице даже показалось, что Джейсон опасается, как бы по дороге в аэропорт она не потребовала развернуть машину и вернуться домой.

До самой посадки в самолет он не отходил от нее ни на шаг. Только заполучив по чистой случайности в свои руки ее паспорт, Джейсон приободрился и повеселел. Но и в самолете усадил недоумевающую спутницу возле иллюминатора, загородив ей выход длинными ногами. Лишь после этого ослабил узел галстука и в полном изнеможении откинулся на спинку кресла.

Отчего он так нервничает? – удивлялась Келли. Раз она согласилась ехать с ним, то не передумает. Мог бы и припомнить, что не в ее правилах круто менять собственные решения. Впрочем, разве он способен удерживать в памяти такие мелочи? Она пошевелилась в кресле, досадуя, что почти жалеет о прошлых временах.

Он тут же отреагировал на едва заметное движение Келли и спросил:

– Не хочешь шампанского?

– Пожалуй, – кивнула она и минуту спустя уже пила по глотку в меру охлажденный искристый напиток.

К своему виски со льдом Джейсон так и не притронулся. Он пристально наблюдал за Келли, которая пыталась игнорировать его, но все время чувствовала, как взгляд Джейсона скользит от ее губ к полускрытым ресницами глазам и обратно. Он заново знакомился с ней. И это было не так, как в ресторане, когда Джейсон смотрел на Келли враждебно, памятуя о том, как плохо они расстались.

Рядом с ним сидела красивая женщина с усталыми зелеными глазами. Она вызывала в Джейсоне давно забытые ощущения, заставляла сердце учащенно биться. Последний разговор заставил его заново переосмыслить взаимоотношения с Келли. Джейсон чувствовал себя ужасно виноватым перед ней.

Но ей, вероятно, это было безразлично. Келли вряд ли помнила их единственную ночь во всех подробностях, как помнил ее он. Она вряд ли вздрагивала, когда кто-либо поблизости называл любимое имя, как вздрагивал он. И не оглядывалась по сторонам, когда казалось, что в толпе мелькнуло дорогое лицо. И не мечтала о новой встрече с ним, одновременно любя и ненавидя.

Пусть так. Но Джейсон не собирался опускать руки. Он намеревался действовать. Кое-какие шаги на тернистом пути завоевания этой неприступной, но такой желанной женщины были уже предприняты. Джейсон надеялся на успех задуманного. Должна же она понять, что он тоже оказался безвинной жертвой! Каждый на его месте мог сорваться и наговорить черт знает что вместо того, чтобы разобраться во всем спокойно.

Не может быть, чтобы Келли осталась безразличной к его чувствам. А он обязательно расскажет ей о тех муках, которые испытал, когда потерял веру в нее и во всех остальных женщин. Другие женщины! Да их почти и не было после нее. Скажи Джейсон кому-нибудь, что все эти годы думал и мечтал только о Келли, его бы подняли на смех!

Даже самые близкие люди не знали, с кем он проводит ночи. Друзья и коллеги полагали, что Джейсон по натуре скрытен и предпочитает не афишировать свои любовные связи. А их должно было быть немало, учитывая, какой интерес у женского пола вызывал и он сам, и его завидное финансовое положение.

Все сходились во мнении, что Джейсон Мэдсен – осторожный и предусмотрительный человек. Жены друзей ставили его в пример, особенно когда заставали легкомысленных мужей в скандальной ситуации. Джейсон только горько усмехался, когда ему приписывали несуществующие в действительности амурные похождения.

Первые два года после болезненного разрыва с Келли Джейсон пытался забыться с помощью услужливых созданий, которыми кишат бары курортных городов. Но позже, немного повзрослев и осознав, что подобные приключения не приносят ничего, кроме омерзения и пустоты в душе, отказался от случайных связей.

Это было трудно и порой доводило его до бешенства. Иногда Джейсон и хотел бы заняться с кем-нибудь из знакомых женщин ни к чему не обязывающим сексом, но пересиливать себя и брать от симпатизирующей ему женщины только тело уже разучился. А отдать ей свое сердце он не мог. Трепещущий комок страстей и чувств, бившийся прежде в его груди, Келли прихватила с собой.

Если бы она могла знать об этом, то смягчила бы свое отношение к несчастному страдальцу. Но она не знала. И, допив шампанское, попросила еще, чтобы хоть чем-то занять себя. Ей всегда было неуютно в самолетах, не читалось и не спалось. Поэтому летала она только в случае крайней необходимости. Один только запах салона серебристого длиннокрылого лайнера вызывал у ней легкую тошноту. Келли не уставала напоминать об этом Алану, и он старался избавить ее от необходимости перемещаться по воздуху.

Длинноногая стюардесса в узкой юбке принесла заказанное Келли шампанское, но вручила бокал почему-то не ей, а Джейсону. Он поблагодарил ее легким кивком, и девушка, явно рассчитывавшая на нечто большее, неохотно ушла.

– Крашеная кукла, – проворчала себе под нос Келли, но Джейсон услышал и оживился.

Эту реплику он предпочел истолковать в выгодном для себя смысле. Келли явно приревновала его к белокурой красотке в летной униформе.

– Может, поговорим? – предложил он, отчаянно надеясь на ее согласие.

Келли его не подвела.

– Давай поговорим.

От выпитого шампанского ее начало клонить в сон. Эх, напрасно я не пользовалась раньше таким вкусным снотворным в полетах, вздохнула Келли. Сэкономила бы массу нервных клеток, и время бы прошло незаметно.

– Я благодарен тебе за то, что ты летишь со мной.

– Надо сразу расставить все по своим местам, – заявила Келли безо всяких уверток. – Благодарить меня не за что. Я сама хочу доискаться правды. То, что я делаю это с твоей помощью, еще ничего не значит. Мне просто необходимо доказать, что я не виновата перед тобой. Вот и все. Кстати, – прибавила она жестко, – прекрати смотреть с собачьей преданностью. Таким тихим и приниженным я тебя не знала. Мне становится не по себе.

Джейсон расплылся в безудержной улыбке, напомнив того юношу, с которым судьба свела Келли десять лет назад. Вот это было совсем другое дело. Келли не удержалась и улыбнулась ему в ответ. Правда, она тут же пожалела об этом. Джейсон решительно взял ее за руку и наклонился к уху.

– Я просто боялся тебя спугнуть. Но теперь ты в моей власти. Я никуда тебя больше не отпущу. – И он страстно поцеловал ее пальцы.

Келли попыталась вырваться, но Джейсон ловко перехватил ее кисть другой рукой. А освободившуюся, к несказанному изумлению Келли, просунул под плед, которым она укрыла ноги, готовясь подремать. Почувствовав, куда направляются его нетерпеливые беззастенчивые пальцы, Келли зашипела:

– Ты с ума сошел… Прекрати немедленно…

Протестовать громко она не осмеливалась, потому что заметила устремленный на нее любопытный взгляд старушки, сидящей чуть впереди по другую сторону прохода. К тому же выпитое шампанское подействовало на Келли самым коварным образом: незаметно отключило клетки мозга, отвечающие за бдительность. В результате Келли слегка размякла в удобном кресле и медленнее реагировала на надвигающуюся опасность.

Сдавленный вскрик не произвел на наглеца никакого впечатления. Он не собирался останавливаться на полпути. Краем глаза Джейсон тоже заметил признаки повышенного внимания со стороны пожилой леди к себе и к Келли. Но сейчас его не смутил бы даже звук труб Страшного суда. Что уж говорить о любопытных старушках!

– Положи голову мне на плечо, – приказал Джейсон хриплым голосом. Над верхней губой у него показались мелкие капельки пота. – Закрой глаза и наслаждайся. Ну же, где прежняя Келли, которая во всем мне доверяла?

– Я скорее доверюсь аллигатору, чем тебе, – простонала в полном отчаянии Келли, но покорно пристроила голову на мужское плечо. Колени ее безвольно раздвинулись. Ненамного, но Джейсону большего и не требовалось. – Боже, что я делаю!

– Мы творим с тобой любовь, – проворковал искуситель.

Келли уже изнемогала от его ласк. Прежде он не осмеливался на такое. Или у них просто не хватило на все времени? А жаль…

– Мне так недоставало тебя, Келли! – признался Джейсон, не прерывая ласк. – Где ты была, любимая моя? Прикоснись ко мне, прошу. Мне нужно знать, что ты хочешь того же, что и я.

Келли мучительно покраснела. Но ее рука, оказавшаяся на свободе, сама двинулась к бедру Джейсона… Но тут Келли обнаружила, что у любопытной старушки очки уже поползли на лоб. Должно быть, вид у них с Джейсоном был еще тот!

Ее будто окатили ледяной водой. Она отдернула руку и прошипела расстроенному таким поворотом дела Джейсону:

– Я даже предположить не могла, что ты будешь соблазнять меня в самолете при стольких свидетелях. Это нечестно!

– Виноват, – довольно неискренне произнес Джейсон, но руку из-под пледа вытащил. – А где ты могла бы допустить подобную сцену с моим и твоим участием?

– В аду! – бросила Келли и отвернулась, чтобы перевести дух.

Когда она вновь повернулась, старушка уже не смотрела в их сторону. А Джейсон откинулся на спинку кресла и сделал вид, что дремлет. Вот и хорошо! Не поступить ли и ей таким же образом?


Палм-Бич встретил путешественников настоящим пеклом. Келли совсем забыла, как тут бывает жарко. Нимало не стесняясь, она стащила с себя джемпер и сунула его в дорожную сумку. Растрепавшиеся при этом волосы не стала приводить в порядок, а только чуть пригладила рукой.

Сев рядом с Джейсоном в такси, Келли предусмотрительно поставила между ним и собой сумку, чтобы предупредить возможные сексуальные провокации с его стороны. Воздвигнутая преграда не выглядела такой уж надежной, но это было все же лучше, чем ничего. Так Келли было немного спокойнее. Она и прежде не слишком ему доверяла, но в самолете убедилась окончательно, до какой степени может быть опасен этот респектабельный на вид мужчина.

Теперь Келли нещадно ругала себя за доверчивость. Надо же, стоило ей только чуть ослабить оборону, он тут же сумел воспользоваться этим! Джейсон перевоплотился в одно мгновение: перестал прикидываться безобидной овечкой и сбросил с себя маску. Под ней оказались горящие голодным огнем глаза и острые волчьи зубы. Опасные, пугающие, они чертовски ему шли!

За окном машины мелькали магазины с огромными витринами, потом их сменили небольшие дома. Чем ближе такси подъезжало к владениям Мэдсенов, тем дороже и вычурнее становились здания по обеим сторонам дороги. Вот показалась и знакомая Келли вилла, выглядевшая точно так же, как и прежде.

Но она смотрела на все уже другими глазами. Подобной бьющей в глаза роскошью ее теперь было не удивить. Дом Джейсона показался ей более низким и менее притягательным, чем помнилось. Лишь фонарь над входом был, как и раньше, исключительно хорош.

В холле было прохладно и тихо. Никто не вышел на звук голосов прибывших. Дверь, ведущая в гостиную, осталась закрытой. Келли полагала, что увидит всех или почти всех домочадцев, поэтому удивленно оглянулась на Джейсона.

– Мы одни? Где же твои милые родственники?

– Видимо, Джордж еще не вернулся от физиотерапевта. Нетта пропадает в каком-нибудь магазине, а Стенли пьет по обыкновению с друзьями. Но они знают, что я жду их к ужину.

Он мимоходом заглянул в кухню.

– Привет, Хуанита. Комната нашей гостьи готова?

– Да, хозяин, – донесся до Келли тихий голос.

В холл вышла немолодая темноволосая женщина в платье, напоминающем форму горничной высококлассного отеля. Она была не похожа на Клару и вряд ли выполняла ее роль в этом доме. Келли вежливо улыбнулась ей и посмотрела на Джейсона.

– Если не возражаешь, я бы хотела принять душ и переодеться.

– Я провожу вас, сеньорита, – предложила служанка.

Комната, в которую Хуанита отвела гостью, выходила окнами на зеленую лужайку за домом. Ровное гудение кондиционера обещало, что здесь Келли обретет желанную прохладу. Она подошла к окну и выглянула наружу. На лужайке голубела чаша знакомого Келли бассейна. Вокруг него в живописном беспорядке стояли шезлонги с полосатыми тентами над ними. Вот куда она отправится, как только немного переведет дух!

Разыскивая в чемодане любимый купальник, утомленная путешественница уже предвкушала свой первый заплыв. В Нью-Йорке Келли дважды в неделю посещала бассейн при оздоровительном центре неподалеку от дома. Но разве можно сравнить плавание под крышей с удовольствием поплескаться в открытом бассейне? Ни в коем случае. Еще лучше было бы нырнуть в океанскую волну. Пожалуй, стоит попросить Джейсона съездить на пляж.

Келли накинула поверх купальника прозрачную блузу и быстро сбежала по ступеням лестницы, ведущей на первый этаж. Джейсон уже ждал ее, одетый в темно-синие плавки. На шее у него болтались два полотенца.

– Не думал, что тебе понадобится так мало времени, – с одобрением сказал он и обвел фигуру Келли изучающим взглядом. – Пойдем?

Они вышли из дома через заднюю дверь и направились к бассейну, манившему Келли, словно магнит. Не дожидаясь, пока Джейсон присоединится к ней, она скинула с плеч блузу и нырнула прямо с бортика. Чуть позже раздался второй легкий всплеск. Это Джейсон погрузился в живительную влагу бассейна.

Пловцы некоторое время держались вместе, но потом Джейсон обогнал Келли. Она доплыла до конца бассейна, оттолкнулась обеими ногами от его стенки и развернулась. К тому времени Джейсон уже преодолел обратный путь и сидел на бортике, болтая в воде ногами. С его волос стекали целые ручейки, а загорелая кожа блестела от водяных капель.

– Плавать ты не разучилась, Келли. И вообще находишься в прекрасной форме. – Он с явным удовольствием следил за тем, как она подтягивается на руках и легко выбирается из бассейна.

– Обожаю это изумительное ощущение свободы и невесомости, которое получаю только в воде. – Келли была приятна похвала. – Плавание – это единственный для меня способ снять стресс.

– Мне известен по крайней мере еще один способ. Он, должен тебе заметить, гораздо приятнее, – сообщил Джейсон, заметно оживившись при этих ее неосторожных словах.

Из благоразумия Келли предпочла не уточнять, что именно он имеет в виду. Она и так догадывалась. Чтобы ему не пришло в голову развивать опасную тему, следовало поскорее перевести разговор на что-то другое.

– Алан говорил, что ты скупаешь разорившиеся компании, реорганизуешь их, а затем продаешь с большой выгодой. Тебе нравится это занятие?

– Дело как дело. Ничем не хуже всякого другого.

Пока Келли промокала волосы полотенцем, Джейсон принес два стакана с лимонадом. Она поблагодарила его легким кивком.

– Тебе не скучно этим заниматься?

– Напротив. Очень приятно из аутсайдера сделать надежную скаковую лошадку, на которую потом многие охотно ставят деньги. Это подходящее занятие для настоящего мужчины. Но его скорее можно назвать моим хобби. Так я отдыхаю от хлопот, связанных с управлением семейным состоянием. – Он неожиданно протянул руку и осторожно коснулся нагревшейся на солнце женской спины. – Ты бы побереглась. Для нежной кожи, давно не знавшей нашего солнца, опасно долго находиться на воздухе.

От прохлады пальцев Джейсона лопатки Келли невольно сдвинулись вместе.

– Ты совершенно прав.

Она поспешно вскочила, не дожидаясь, пока Джейсон предложит намазать открытые участки ее тела лосьоном или кремом для загара и превратит эту дружескую услугу в пикантную сценку совращения недотроги. Поскольку Келли не была уверена, что не сдастся, как только его руки лягут на ее бедра, она мудро решила не рисковать.

– Пожалуй, на сегодня хватит.

Джейсон взглянул на нее с сожалением.

– Мне бы хотелось, чтобы ты могла похвастать перед коллегами ровным загаром. Если будешь прятаться в тени, то вряд ли успеешь им обзавестись.

– Ничего, – сказала Келли, а про себя подумала, что лучше вернуться домой без загара, чем вновь подпасть под его коварное обаяние. Один раз она уже повела себя неосторожно, и залечивать нанесенную рану пришлось целое десятилетие.

Надо полагать, за время, что они не виделись, Джейсон поднаторел в искусстве обольщения любой понравившейся ему женщины. Возможно, даже стал профессором в этой области. Тем более опасно позволять ему какие-либо вольности. А его слова о том, что им стоит начать все заново, следует поскорее забыть. Никаких достойных уважения чувств он к ней не испытывает. Это ясно как белый день. Он просто жаждет реванша.

Что ее ждет в таком случае? Да ничего хорошего. Она вновь останется в одиночестве. И на этот раз ей придется проклинать только саму себя. За то, что поверила не тому, кому можно верить. За то, что позволила сладким речам и умелым рукам увести ее с пути благоразумия. За то, что допустила, чтобы ее жизнь, такая устроенная и спокойная, вновь забурлила.

От таких мыслей Келли испытала острое желание. Ее глаза вспыхнули, а груди налились. Довольно неожиданная реакция собственного тела на мысленные нравоучения смутила женщину. Сейчас она просто изнывала от проснувшейся так некстати тоски по ласкам Джейсона.

Он прочел все по глазам Келли и двинулся к ней, глядя в ее разгоряченное лицо с откровенной страстью.

Воздух между ними накалился. Казалось, уже ничто не в силах удержать их возбужденные тела от долгожданного слияния. Стоя на краю бассейна, Джейсон высвободил грудь Келли из мокрого купальника и задышал часто и хрипло. Он любовался открывшимися взгляду нежными белыми полушариями с вишенками сосков. Келли и думать забыла, что несколько минут назад твердо решила не рисковать и держаться с ним холодно. Она откинула голову и подалась к Джейсону.

Звук открывшейся задней двери дома привел обоих в чувство. К бассейну шел мужчина в белых брюках и в легком спортивном пиджаке. Он уныло смотрел себе под ноги и вид имел самый задумчивый. Джейсон чертыхнулся и торопливо вернул купальник на место. Потом провел ладонями по бокам Келли и с неохотой убрал руки. Уголки его рта обиженно опустились, как у ребенка, которого лишили любимой игрушки.

– Стенли! Вот принесла нелегкая! – Джейсон протянул Келли полотенце. – Я бы не хотел, чтобы он увидел тебя до ужина. В этом случае сюрприз будет испорчен.

Келли, у которой только теперь перед глазами рассеялся вязкий туман страсти, не разделяла огорчения Джейсона. Появление Стенли стало для нее настоящим спасением. Она вот-вот могла наделать страшных глупостей, последствия которых жестоко терзали бы ее долгие годы.

Ей, как средневековой испанской девственнице, нужна строгая дуэнья. Самой Келли не справиться с ситуацией. Надо бы окунуться в бассейн, чтобы немного охладиться. Но тогда Стенли ее точно заметит.

– Я спрячусь за куст, а ты постарайся его быстрее спровадить. Не сумеешь, сгорю дотла, – сказала она, направляясь к указанному ею месту. – Помни, на этом солнцепеке я долго не продержусь.

Джейсон не успел ответить. Стенли подошел к нему совсем близко, так и не заметив, что брат только что разговаривал с посторонним человеком.

– Привет. – Стенли тяжело плюхнулся в шезлонг. Тело его в удобном лежачем положении сразу расслабилось. Из груди вырвался вздох облегчения. – Ну и жара, приятель. Она меня прикончит. Не возражаешь, если я тут подремлю немного?

Ответа он не ждал. Просто закрыл глаза и через минуту захрапел. Джейсон оглянулся на Келли. Она стояла возле своего убежища, уперев руки в бока. Он махнул ей, чтобы она потихоньку пробиралась в дом, а сам на всякий случай заслонил ее от брата.

Келли благополучно добралась до гостевой комнаты и собиралась уже закрыть дверь, но услышала, как звонкий голос в холле задал Хуаните вопрос:

– Это правда, что Джейсон привез домой подругу?

Голос показался знакомым. Покопавшись в памяти, Келли решила, что он принадлежит Нетте. Что сказала служанка, Келли не расслышала. Но новый вопрос Нетты показался ей довольно любопытным.

– Она красивая?

Так могла бы спрашивать ревнивая жена, но никак не свояченица. Неужели у Нетты до сих пор сохранились теплые чувства к брату мужа? В таком случае сюрприз за ужином будет неприятным и для нее.

– Очень красивая, – ответила Хуанита.

Должно быть, сообщение оказалось непереносимым для самолюбия Нетты, рванувшей к лестнице со спринтерской скоростью. Келли едва успела прикрыть дверь, как женщина пронеслась мимо, распространяя пряный аромат духов. Да, ужин обещает быть весьма интересным. Келли пожала плечами. Не ее это затея, не ей и отвечать за нее.

Что же надеть на семейную трапезу? Келли раскрыла дверцы шкафа и стала перебирать аккуратно развешанные в нем вечерние туалеты. Может быть, светло-сиреневое платье из египетского хлопка, обманчиво простое, но выгодно подчеркивающее достоинства фигуры?

Она повертела его в руках, представляя, как выйдет в нем в гостиную под колкие взгляды собравшихся там недоброжелателей. Нет, не годится. Слишком скромное. А Нетта непременно постарается затмить женщину, осмелившуюся украсть у нее Джейсона, каким-нибудь баснословно дорогим и совершенно неотразимым туалетом.

Келли не собиралась давать ей ни единого шанса. Сиреневое платье вновь повисло в шкафу. Она еще некоторое время перебирали вешалки, пока не нашла то, что нужно, и пошла в душ, весело напевая модную на этой неделе песенку.

От обеда гостья Джейсона решительно отказалась. Присланную к ее двери Хуаниту она вежливо отправила восвояси, объяснив, что до ужина собирается отдыхать и беспокоить ее не следует. В назначенное время она сама спустится вниз. После этого Келли оказалась предоставлена самой себе и употребила свободное время на то, чтобы выспаться и привести внешность в идеальный порядок.

7

Часы пробили восемь. Дверь открылась, и Келли появилась на пороге, блестя глазами, влажными губами и изысканными, хотя и не очень дорогими украшениями. На ней был умопомрачительный наряд из легкого шелка, поверх которого она накинула черную шифоновую тунику, украшенную золотистыми крапинками. Платье отличалось редким изяществом линий и очень шло своей владелице.

Высокие каблуки вечерних замшевых туфель прибавили Келли целых три дюйма роста. Осанка ее сразу стала горделивее, а походка плавнее. На обнаженных руках позвякивали тонкие золотые браслеты, в ушах раскачивались длинные серьги филигранной работы.

Волосы были убраны в замысловатый узел на затылке. Только две рыже-золотые прядки обрамляли виски. От такой прически внешность Келли заметно выигрывала. В лице появлялось нечто этакое, дающее людям возможность подозревать, что в ее жилах течет голубая кровь. Она могла бы запросто заявить, что ее предки прибыли в Америку на «Мейфлауэре». И никто не посмел бы в этом усомниться.

Келли была готова встретиться лицом к лицу с призраками прошлого, как бы неприятны они ей ни были. Ее разбирало любопытство: узнают ли Стенли и Нетта в роскошной холеной женщине ту маленькую оборванку, от которой кто-то из них ловко избавился давным-давно?

Она гордо вскинула голову и неторопливо направились к лестнице, почти не чувствуя под собой ног.

– Вот и обещанный мной сюрприз! – провозгласил обрадованный Джейсон.

В ожидании ужина он несколько часов метался по дому, терзаемый опасениями, что Келли в последний момент откажется выйти к столу. На это у нее могли найтись сотни причин, непонятных никому из мужчин, но вполне объяснимых с женской точки зрения.

– Знакомьтесь. Или, вернее, обрадуйтесь возвращению моей Келли! – Ликующие нотки прорывались в голосе Джейсона сквозь обычную сдержанность.

Присутствующие резко обернулись к лестнице. Келли, собиравшаяся пристально вглядеться в лица двоих из них, вдруг заметила Джорджа, сидящего на одном из мягких диванов. Она холодно улыбнулась всем сразу и направилась к старшему брату Джейсона, ловко обогнув по дороге застывшего Стенли и Нетту, в изумлении поднесшую к горлу руку.

Бывшая невеста Джейсона хоть и была хороша в облегающем белом платье, но с Келли, постигшей все тонкости современной моды, сравниться не могла. А посему ей оставалось только скрежетать зубами и метать молнии. Но все это было бы напрасной тратой сил.

Гостья не удостоила бывшую соперницу ни единым словом.

– Я так рада видеть вас, Джордж, – тепло сказала Келли, усаживаясь рядом с ним.

– Я тоже приятно удивлен, – отозвался он и надолго задержал ее пальцы в своей руке. – Джейсон, вот это действительно сюрприз! Келли, тебя и не узнать. Выглядишь просто бесподобно. Пожалуй, от прежней девочки остались только глаза.

– Вероятно, так, – согласилась Келли с некоторой грустью. – Джордж, я бы хотела поблагодарить вас за все, что вы для меня сделали.

– Не вас, а тебя, – поправил он ее, откровенно любуясь выразительным лицом старой знакомой. – Как вижу, ты так и не научилась называть меня просто Джоди. Давай перейдем на «ты», а то я чувствую себя слишком старым. А мне очень хочется за тобой поухаживать. Джейсон, надеюсь, ты позволишь?

Она засмеялась. Джордж не выглядел старым, хотя ему уже исполнилось пятьдесят. Он по-прежнему был худощав и улыбчив. Вот только лицо показалось Келли очень бледным. Должно быть, болезнь, о которой он ей рассказывал, заметно прогрессировала. Она порадовалась, что Джейсон освободил старшего брата от тяжких забот. Ей впервые подумалось, что с его стороны это была немалая жертва.

– Хорошо, – согласно нагнула голову Келли. – Еще раз спасибо тебе, Джордж.

Она обвела взглядом гостиную и удивилась эффекту, произведенному ее появлением. У Стенли побагровело лицо, он хватал ртом воздух, напоминая рыбу, вытащенную из воды.

Нетта потерянно уставилась в одну точку, ее губы мелко дрожали. Джейсон, скрестив руки на груди, взирал на обоих с непередаваемым выражением лица. Оно являло собой взрывоопасную смесь горького удовлетворения, мстительной злобы и желания наказать виновных.

Таким он Келли совсем не нравился. Изменения в его облике были разительные и вызвали в ней внутренний протест. Но она не успела выразить его словами. Джейсон пригласил всех к столу. Джордж предложил Келли руку и повел ее в столовую. За ними следом медленно шли Стенли и Нетта. Завершал процессию Джейсон.

Так они и сели за стол. Келли, слева от нее – Джордж, напротив них – Нетта с мужем, а во главе стола расположился Джейсон. Стараниями старшего Мэдсена первые полчаса текла легкая светская беседа. Он коснулся самых различных тем: работы Келли в Нью-Йорке, впечатлений Джорджа, часто бывавшего в этом городе, прекрасной погоды в Палм-Бич и кое-каких новостей культуры.

Глядя на Джорджа, Келли пришла в хорошее расположение духа и с аппетитом поужинала, попробовав каждое поданное Хуанитой блюдо. Особенно ей понравился салат из даров моря под острым пряным соусом.

Как оказалось, Келли поступила весьма разумно. Дальнейшие события отбили бы у нее всякий аппетит. Мирные полчаса в столовой закончились. В воздухе ощутимо повеяло надвигающейся семейной драмой. Кое-кому из присутствующих стало не по себе. Келли тоже обеспокоенно взглянула на Джейсона. Он был слишком уж тих и сумрачен, как небо перед грозой.

– Спасибо, больше не нужно, – остановила она Стенли, решившего в очередной раз наполнить ее бокал отличным калифорнийским вином.

Он неопределенно пожал плечами и наклонил бутылку над своим бокалом.

– Тебе бы тоже стоило остановиться, – не удержалась от замечания Нетта. – Думаешь, я не заметила, сколько виски ты влил в себя после обеда?

– Это легкое вино. Вреда от него не будет. И не строй из себя заботливую жену. Ты ею никогда не была, – огрызнулся ее муж. – У меня сегодня был неудачный день. Так имею я право слегка расслабиться или нет? Лишний бокал только улучшит мое настроение.

– Нечего было слушать пустоголовую подружку и вкладывать последние деньги в явную аферу, – съязвила Нетта. – Так поступают только круглые идиоты, мой дорогой.

Стенли угрожающе сдвинул брови и начал поворачиваться к жене с намерением заставить ее замолчать. Но она не испугалась, прекрасно зная, что он не посмеет тронуть ее в присутствии братьев.

Джейсон не обратил никакого внимания на ленивую перебранку супругов и угрожающий вид Стенли. Но Джордж, вероятно, ради гостьи попытался остановить начинающуюся ссору.

– Прекратите! Ведете себя как дети. Джейсон, лучше расскажи нам, где ты встретил Келли.

– Мы с ней столкнулись в одном нью-йоркском ресторане. Она была со своим боссом. Это был деловой ужин. Мы мило поболтали о старых временах. Потом встретились еще раз, но уже вдвоем и подробно поговорили обо всем, что случилось с нами десять лет назад. У обоих возникли кое-какие вопросы. – Джейсон пристально смотрел на Стенли. – И я хочу получить на них ответы немедленно. – Последнее слово он выделил особо.

Стенли слегка изменился в лице и уронил со стола нож. Он почуял, что час расплаты близок. На его совести было немало прегрешений. Далеко не каждое из них могло закончиться для него крахом. Но то, на что намекал Джейсон, было из разряда роковых ошибок.

Финансы семьи были сосредоточены в руках Джейсона. Из-за огромных карточных долгов и чрезмерного пристрастия к прекрасному полу Стенли был весьма стеснен в средствах. Короче говоря, он промотал практически все, что приходилось на его долю, и теперь полностью зависел от братьев. Пожелай они наказать его, им было бы достаточно лишь щелкнуть пальцами, и он сразу же оказался бы без крыши над головой.

Судя по решительному настрою Джейсона, можно было смело предположить, что он вытрясет из брата все об интересующих его событиях. А голая правда будет слишком уродливой, чтобы Джейсон не возмутился. Джордж, разумеется, его поддержит, как делает все последние годы. Так что отмолчаться или отшутиться виновнику не удастся. Но и признаться во всем нельзя – это верная гибель. Положение для Стенли складывалось прямо-таки безвыходное.

Джейсон сделал большой глоток вина и отодвинул в сторону бокал. Его сильные пальцы, сжатые в кулак, побелели и выглядели довольно внушительно. Стенли представил, как они смыкаются у него на шее, и нервно дернул головой.

– Как получилось, что ты оказался с Келли в одной постели? – Обманчиво приветливый голос Джейсона вибрировал от сдерживаемого возбуждения. – Рассказывай, не стесняйся. Мы ждем.

Келли пытливо вглядывалась в лицо Стенли, собиравшегося с духом.

– Она мне отказала, – наконец сумел выдавить он. – Меня это задело. Вот я и решил отомстить. – Постепенно его тихий голос набирал силу. – Все оказалось проще простого. Тебя я подпоил и раззадорил. Ей подсыпал снотворного в молоко. Клара отнесла его Келли. Спустя двадцать минут она уже спала, да так крепко, что и пушкой не разбудить. Я занял нужную позицию. Ты увидел то, что я позволил тебе увидеть. А браслет я сам надел Келли на руку. Она ни в чем участвовать не могла.

Келли ушам своим не верила. Так вот как было дело! Выходит, вина Джейсона во всей этой истории гораздо меньше, чем она думала. Но все равно ему нужно было поговорить с ней, а не рубить сплеча. Прощать его не стоит! А каков Стенли?! Рассказывает о своем мерзком поступке, как о подвиге. Глаза блестят, спина распрямилась. Лицо вдохновенное. Ни дать ни взять режиссер кассового фильма на вручении «Оскара»! Вот мерзавец!

Раздавшиеся аплодисменты заставили всех взглянуть на Нетту. Она хлопала в ладоши и хохотала, слегка покачиваясь на стуле. Никто не заметил, что она весь ужин только пила, а тарелка с разложенными на ней яствами осталась нетронутой.

– Браво, милый! Я подозревала, что ты та еще штучка, но чтобы подставить девушку брата и получить при этом полное удовлетворение… Это надо суметь!..

Нетта захлебывалась смехом, давилась им. Рука, держащая полный бокал, дрожала. На белом платье появились винные пятна. Но ее веселье от этого ничуть не убыло.

– Помолчи. И до тебя доберемся, – грубо оборвал ее Джейсон. – У тебя ведь тоже нимб в густой саже.

– О чем ты? – деланно удивилась Нетта, прекратив смеяться.

Глаза ее забегали. Однако она быстро взяла себя в руки, рассудив, что ее поступок не идет ни в какое сравнение с деяниями Стенли. Раз уж его Джейсон не убил на месте, то надежда на спасение у нее точно есть.

– Зачем ты заявила Келли, что мы с тобой должны пожениться?

– Разве это было не так?

Нетта легла грудью на стол и призывно улыбнулась взбешенному Джейсону. Она забыла на время, что давным-давно замужем за другим.

Но Джейсон этого не забыл. Брезгливая гримаса наглядно продемонстрировала, как он относится к заявлению невестки и ее развязности.

– Тебе было прекрасно известно, что наша помолвка всего лишь пожелание отцов двух семейств. Мы могли последовать их советам или жить так, как нам самим того хотелось. А мне хотелось совершенно другого.

– Ну а мне именно этого, – капризно скривила губы Нетта. – Я боролась за тебя, как умела.

– Оставь ее, Джейсон, – не выдержала Келли. – Она лишь защищала то, что считала своим. Мы расстались не из-за нее, а, как теперь выясняется, из-за твоего брата. Вот с него и спрашивай. Нетта уже наказана браком с ним. По-моему, кара достаточно тяжелая. Мне жаль ее.

Нетта заметно изменилась в лице. Сочувствие Келли задело ее за живое. Настал черед Стенли позлорадствовать.

– Получила, моя дорогая женушка? – с издевкой спросил он и вцепился в руку Нетты мертвой хваткой. – Тебя жалеет даже твоя давняя соперница. Ты выглядишь паршиво в роли отвергнутой невесты. Я доволен.

Нетта зло дергала рукой, пытаясь вырваться. Она бы ответила мужу увесистой пощечиной, если бы сумела освободиться и вскочить на ноги. С еще большим удовольствием она вцепилась бы ему в волосы. Но ни того ни другого сделать не удавалось: Стенли держал ее крепко.

– На твоем месте я бы не слишком радовался, братец, – веско заметил Джордж, смотревший на всех с усталым и неприязненным выражением на бледном лице. – За Неттой числится только один неблаговидный поступок. Ты можешь сказать о себе то же самое?

Стенли оскалился в бессильной злобе и отшвырнул от себя руку Нетты, будто ядовитую змею. Тратить на нее силы в такой ответственный момент было неразумно. Пока она потирала ноющее запястье, бросая на мужа ненавидящие взгляды, он вновь наполнил бокал и выпил его залпом. Лицо его еще больше покраснело. Взгляд помутнел настолько, что уже было непонятно, различает ли он хоть что-то перед собой.

– Я думаю, – сказал Джордж, подводя итог разоблачительному разговору, – Стенли должен покинуть этот дом. Захотим ли мы с ним общаться в будущем, зависит от его дальнейшего поведения. Лично я бы, к примеру, прервал все отношения с ним на веки вечные. Но решать, конечно, Джейсону, поскольку это он пострадал от подлости брата.

Джейсон молча кивнул. Он сидел во главе стола с неумолимым видом, не сулившим Стенли ничего доброго. Келли не могла безучастно смотреть на то, как распадается семья.

– Может, не стоит решать вопрос, так сказать… хирургическим путем? На вашем месте я бы отправила эту парочку в кругосветное путешествие. А за время их отсутствия все хорошенько обдумала бы.

Оказалось, что никто в ее заступничестве не нуждается. Все, чего она добилась своим рискованным предложением, – это пара недружелюбных, если не сказать больше, взглядов.

– Я не намерен покидать этот дом! – выдвинув нижнюю челюсть, неожиданно заявил Стенли, хотя его никто и не думал спрашивать.

– Любопытно получается. – Старший брат скрестил руки на груди и бросил на Стенли уничижительный взгляд. – Когда ты украл деньги и я сгоряча обвинил в пропаже Джейсона, он ушел из дому сам. Тебя же не выгнать и силой! Где твое чувство собственного достоинства?

– Так это ты был тем вором, из-за которого я чуть не сломал себе жизнь? – подскочив на месте, взревел Джейсон. – Сейчас ты за все поплатишься!

Казалось, участь Стенли решена. Джейсон кипел от гнева. У него явно чесались руки выбить разоблаченному мерзавцу зубы.

Но тут вновь вмешалась Келли:

– Все-таки я прошу вас отнестись к нему не слишком сурово. Джейсон, все ведь кончилось благополучно.

– Разве? – Он глубоко вздохнул, разжал кулаки и поднял на нее сузившиеся глаза. – Тогда скажи, Келли, ты станешь моей женой?

От неожиданности Келли ахнула. Получалось, что она поторопилась с миротворческим порывом. Действительно, не все встало на свои места. И по-прежнему никогда уже не будет ни в этом доме, ни между ней и Джейсоном. Ответ у нее был только один.

– Нет.

– Тогда Стенли покинет этот дом завтра же утром.

Джейсон отошел к окну и довернулся к собравшимся спиной. Он не желал видеть брата и его жену и не хотел, чтобы кто-нибудь заметил его боль и отчаяние. Задавая вопрос, он очень надеялся на другой ответ. Но Келли без долгих раздумий и колебаний произнесла жестокое и бесповоротное «нет». Нужно было еще суметь это пережить.

– Простите, я больше не могу здесь оставаться.

С этими словами Келли выскочила из-за стола и выбежала в холл.

Никто не бросился за ней следом, как она того опасалась. На лестнице Келли постепенно перешла на шаг. В своей комнате она без сил опустилась на кровать и машинально запустила руку в волосы. Заколки летели на пол одна за другой, а в голове крутилась одна и та же сцена. Странная семейная трапеза. Другой такой Келли в жизни не видела. Кто бы мог подумать, что Джейсон стал таким властным и жестоким? Прежде он был значительно человечнее. Именно таким его Келли знала и любила. Новый Джейсон получил тот ответ, которого заслуживал. Другого у нее для него не будет никогда.

Подумать только, Джейсон с легкостью прибег к моральному шантажу, чтобы заставить ее делать то, чего хочет! Посмел дать понять, что от ее решения зависит, будет ли он жесток к собственному брату или нет!

Неужели он завтра выгонит Стенли из дому? Что и говорить, этот тип заслуживает наказания. Но не такого же сурового. Нетте придется уйти вместе с ним. А ее Келли было действительно жаль. Она так откровенно обнажила свои чувства к Джейсону за ужином! Ее не смутило присутствие ни собственного мужа, ни соперницы, каковой она считала Келли.

Вот только любит ли она Джейсона по-настоящему? Когда любят человека, не выходят замуж за его родного брата. Почему она так поступила? Ведь после того, как Келли ушла из жизни Джейсона, у Нетты были все шансы стать его женой. Пусть не сразу, но потом он мог бы ответить на ее чувства. Что случилось? Она была слишком обижена на него или просто устала ждать?

На все эти вопросы не у кого было получить ответы. Не у Нетты же спрашивать в самом деле? Она готова разорвать Келли на части из ревности, так что от нее благоразумнее держаться подальше. Их разговор может закончиться ссорой, и то только в самом лучшем случае.

Келли размышляла, а сама неторопливо освобождалась от украшений, платья и нижнего белья. Накинув на голое тело халат, отороченный по подолу и по низу рукавов мехом, она готовилась принять душ, когда в дверь неожиданно забарабанили.

От резких звуков Келли вздрогнула, но тут же пришла в себя и подошла к двери. Открывать она не торопилась. Из врожденной осторожности и еще потому, что ей не хотелось никого видеть.

– Что случилось? Я уже сплю.

– Это я, Нетта. Нам нужно поговорить.

Келли так не считала. Взвинченное состояние, в котором находилась стоящая за дверью женщина, могло спровоцировать ее на что угодно. Вдруг Нетта решила устроить грандиозный скандал? Не зная, на что та способна в сильном гневе и на грани отчаяния, Келли предпочла не рисковать своей внешностью.

– Думаю, это может подождать до утра, – сказала она и предложила в качестве компромисса: – Выспимся хорошенько, немного успокоимся и все обсудим.

– Я не собираюсь ждать ни минуты! – истерично взвизгнула Нетта и вновь забарабанила кулаками по двери. – Я хочу сейчас же сказать тебе, что не отдам Джейсона. Он все равно будет моим. Так и знай! Убирайся отсюда. Не то я тебе такое устрою!..

Тут кто-то подоспел на помощь замершей в испуге Келли и оттащил упирающуюся Нетту в ее комнату. Спустя минуту отчаянные крики перестали доноситься до слуха расстроенной гостьи. Очевидно, скандалистку надежно заперли в одной из дальних комнат во избежание тяжких последствий вроде членовредительства или убийства.

За что мне это? – подумала уныло Келли, на душе которой было тяжело и противно. Завтра же уеду, нечего дожидаться, пока Нетта выцарапает мне глаза. Пусть сами разбираются в семейных проблемах. С меня хватит. Только попытаюсь в последний раз убедить Джейсона не выставлять из дому брата с женой.

Келли поправила на себе халат, пригладила волосы и вышла в коридор. Комнату Джейсона она нашла довольно быстро. На легкий стук никто не отозвался, но Келли показалось, что в комнате кто-то есть. Она открыла дверь и увидела Джейсона, выходящего из душа. На нем было только полотенце, обернутое вокруг бедер. Оно почти ничего не скрывало. С таким же успехом Джейсон мог разгуливать обнаженным.

Увидев ее, он просиял и подхватил оторопевшую от подобного натиска женщину на руки. Он кружил ее по комнате и восторженно говорил; не давая вставить ни слова:

– Келли, счастье мое, ты пришла! Ты передумала! Я знал, что так будет. Знал!

Из его объятий, одновременно стальных и бархатно нежных, вырваться было невозможно. Воля Келли слабела и слабела. А когда Джейсон впился губами в приоткрытый для протеста рот, было уже поздно возмущаться и объяснять, что он ее не так понял. Она пришла к нему не за этим, но сейчас, вдыхая аромат, присущий ему одному, сгорала от желания принадлежать Джейсону.

– Целуй меня, Келли! Целуй за все те годы, что мы были в разлуке, – шептал взволнованный мужчина в беспамятстве любовной лихорадки. – Прижмись ко мне, дай ощутить запах твоей нежной кожи.

Его руки тем временем ловко освобождали податливое женское тело от одежды. Она торопилась помочь ему, послушно стягивая халат, и сама отбросила прочь мешавшее им обоим влажное полотенце.

– Ты стала еще красивее, чем раньше. Я почти схожу с ума! – Он благоговейно прикасался к ее напрягшимся соскам. – Подари мне сладкую ночь любви, Келли. Мое тело рвется к тебе, любимая.

Она ощущала то же самое, потому не стала томить Джейсона и, понемногу отступая к кровати, заставила его следовать за собой. Коснувшись края широкого ложа ногами, Келли просто упала на спину, принимая Джейсона на себя. Она не могла больше оттягивать сладкий момент слияния с ним. В долгой любовной прелюдии возбужденная до предела женщина не нуждалась. И Джейсон ее понял.

Он овладел ею. Келли поняла, чего лишала себя долгие годы. Она перестала видеть в Джейсоне врага, разрушила внутренние барьеры, мешавшие отдаться полностью охватившей их страсти. Вся ее нерастраченная нежность готова была излиться на Джейсона.

Он пытался сдерживаться, оттягивая кульминацию слияния с любимой. Но она так трепетно откликалась на любое его движение и с такой готовностью подчинялась заданному им ритму, что лишала его последних остатков благоразумия. Они взмыли в небеса одновременно, ослепнув и оглохнув на время…

Позднее, когда оба, обессилев, уже засыпали, Келли вновь задалась вопросами: что же делать с любовью, охватившей все ее существо?

Есть ли у нее выбор? Кажется, уже нет. Природа взяла верх над здравыми рассуждениями о несхожести характеров и взглядов на жизнь двух людей. Уничтожила старые обиды, отталкивавшие их друг от друга. Устав ждать, пока они одумаются, сама диктовала, как им поступить. Джейсону и Келли оставалось только следовать ее зову и при этом пытаться приноровиться друг к другу.

Обнимая Джейсона, Келли смотрела в потолок и клялась сделать все, чтобы любимый изменился в лучшую сторону. Начнет он с того, что отменит собственное жестокое решение, касающееся брата. Оно было принято им в минуту гнева, а потому неправильно. Поутру он сам скажет, что погорячился. Не может быть, что ему безразлична дальнейшая судьба Нетты и Стенли. Не может этого быть…

Келли спала, и ей снились радужные картины. Дети, резвящиеся в бассейне возле дома, лопоухая собака, которую маленькие безобразники выпросили у любящих родителей, и море желания в глазах Джейсона. Во сне Келли была безмерно счастлива. Она верила, что все преграды на пути к взаимопониманию и любви преодолимы.


Действительность оказалась намного печальнее. Проснулась Келли от истошных криков Стенли, которые, вероятно, разбудили весь дом. Она подскочила в постели и с трудом разлепила ресницы. Остатки волшебного сна понемногу таяли в воздухе. Они были почти зримы. Хотелось даже протянуть руку, чтобы удержать их возле себя.

Недовольно тряхнув взъерошенной головой, Джейсон натянул на плечи простыню и лениво спросил, не открывая глаз:

– Что там случилось?

– Не знаю. Ты спи. Я посмотрю.

Келли поспешно накинула халат, завязала пояс и пошла на шум.

Дверь в спальню супружеской четы была распахнута настежь. Келли заглянула внутрь комнаты и застыла при виде неподвижной Нетты, лежащей в постели. На ней все еще было вечернее платье. Косметика на лице смазалась, на щеках засохли черные дорожки слез. Возле безвольно свесившейся руки на полу валялся пустой аптечный пузырек. Стенли, с застывшими от ужаса глазами, стоял рядом на коленях. Он был в одних пижамных брюках. Видимо, спал этой ночью в другой комнате, а к себе вернулся только утром.

Нетта дышала, в чем с огромным облегчением убедилась Келли, но привести ее в чувство не удавалось даже при помощи нашатыря. Подобрав с пола пузырек, Келли прочла название лекарства. Снотворное, и довольно сильное. Такое выписывают только в случае жесточайшей бессонницы. Никто не пьет за раз больше одной таблетки, иначе возможны тяжелые последствия. А Нетта вчера еще и злоупотребила алкоголем. Это опасно вдвойне. Сколько же таблеток она приняла?

– Стенли, ты случайно не знаешь, вчера вечером пузырек был полон?

Поскольку он явно был в ступоре, ей пришлось его хорошенько встряхнуть. Взгляд Стенли стал более осмысленным, и она повторила вопрос.

– Не помню. Кажется, таблеток оставалось больше половины.

– Тогда дело плохо, – заявила Келли. – Немедленно вызывай врача!

Но никчемный тип продолжал таращиться на жену. Поняв, что помощи от него не дождаться, Келли ринулась назад, к Джейсону. Он крепко спал, не мучимый никакими предчувствиями. Она тронула его за плечо сначала осторожно, потом посильней.

– Да? – зевнул он, сладко потягиваясь. – Ты вернулась, малышка? Иди ко мне, я уже соскучился. – И попытался обвить рукой талию Келли.

Она решительно отстранилась.

– Нетта наглоталась снотворного! Срочно нужен врач! Ты меня слышишь? – закричала она, видя, что он и не думает подниматься с постели.

– Мне все равно, – безразлично проронил Джейсон. – Это дело Стенли.

Келли поразилась, с каким бессердечием были сказаны эти слова. И это распрекрасный Джейсон Мэдсен, который мог стать ее мужем?! Голос ее зазвенел от едва сдерживаемого возмущения:

– Какой прок от Стенли? Вставай немедленно, мне нужна твоя помощь!

– Ладно, ладно.

Вытащив Джейсона из постели и убедившись, что он медленно, но одевается, Келли побежала искать Джорджа. В коридоре она наткнулась на Хуаниту. Та уже знала, в чем дело, и спешила к телефону. Значит, врачи будут здесь с минуты на минуту.

Келли перевела дух, но тут подумала: а как там Нетта? Не стало ли ей хуже? Какая жалость, что никто в доме не обладает элементарными медицинскими навыками! Можно было бы предпринять хоть что-то, чтобы облегчить состояние пострадавшей. Как поступают в таких случаях? Кажется, промывают желудок. Выражение знакомое, часто встречающееся в криминальной хронике или в любовных романах. Но как это делается на практике, черт возьми?

Ужасно просто стоять, опустив в беспомощности руки, и ничем не помогать Нетте. Как знать, может, именно в эти минуты решается вопрос, будет она жить или нет. Тонкая ниточка, которой к телу крепится ее грешная душа, может вот-вот оборваться.

Думать об этом было так страшно, что Келли задрожала от охватившего ее нервного озноба. Она вернулась в комнату Нетты и присоединилась к Джорджу, безуспешно пытающемуся привести невестку в чувство.

– У тебя тоже ничего не выходит? – спросила она дрожащим шепотом. – Как думаешь, она выживет?

– Одному Богу известно, – отозвался он озабоченно. – Все зависит от того, как давно она так лежит и сколько выпила таблеток. Я спрашивал у Стенли, но от него ничего нельзя добиться. Быстрее бы приехали врачи. Мне кажется, она еще больше побледнела.

– Да, ты прав. Ей хуже. А где Стенли? – Келли огляделась. В спальне его не было.

– Я отослал его одеваться. Должен же кто-нибудь сопровождать Нетту до больницы.

Послышались тяжелые, торопливые шаги, и комната внезапно наполнилась людьми. Через минуту Нетту положили на носилки и отправили вниз. Стенли шел рядом и пытался взять жену за руку. Когда медики уехали, Келли впервые вспомнила о том, что до сих пор разгуливает по дому в одном халате. И еще ее очень интересовало: куда же подевался Джейсон?

Она заглянула во все комнаты первого этажа, затем поднялась на второй. Джейсон был в кабинете. Положив скрещенные ноги на угол письменного стола, он распекал биржевого маклера за лишние траты при покупке каких-то акций. Келли остолбенела. Его невестку в полумертвом состоянии увозят из дому, а он ведет себя так, словно ничего не происходит! Да есть ли предел его черствости?! Такого она вынести уже не могла и ринулась прочь, лишь бы не видеть этого монстра.

Лихорадочные сборы багажа были прерваны появлением Джорджа. Засунув руки в карманы брюк, он некоторое время наблюдал, как Келли яростно швыряет вещи в чемодан.

– Уезжаешь… Почему, Келли?

– Это единственный выход. У нас ничего не получится с твоим братом, – устало ответила она. – Он совершенно переменился. Прежнего чистого, доброго парня, которого я бесконечно любила, больше не существует.

Разочарованный вздох подсказал Келли, что ее решение страшно огорчило старшего брата Джейсона.

– У меня странное ощущение, что все это уже было. Ты так же уходила отсюда с болью и разочарованием в сердце. А я так же говорил тебе: «Мне жаль».

Келли подошла и положила руки на плечи Джорджа.

– Ты все понимаешь. – Она легко поцеловала его в щеку и отступила на шаг. – Вызови мне такси, пожалуйста.

– Не нужно. Я сам тебя отвезу. С Джейсоном прощаться не будешь? – спросил он уже с порога.

– Нет, не буду.

Келли сжала губы, чтобы не расплакаться, и затянула ремень на чемодане. Она намеревалась немедленно покинуть этот дом, и теперь уже точно навсегда.

8

Толчея в аэропорту подействовала на Келли раздражающе. Люди с озабоченным или с беспечным видом сновали по огромному залу в поисках регистрационных стоек, справочной службы или просто собираясь купить свежую газету. Какие-то дети рассыпали по полу ведерко попкорна. Обходя образовавшуюся кучу мусора, пассажиры устраивали еще большую суету и неразбериху.

Келли упросила Джорджа не дожидаться, пока она купит билет. Очереди и суматоха, царящая в зале ожидания, могли еще больше расстроить ее. Она не хотела, чтобы Джордж стал свидетелем малосимпатичных проявлений ее дурного нрава.

Он понял, что ей хочется побыть одной. После его ухода Келли поинтересовалась ближайшим рейсом до Нью-Йорка. Ответ был неутешительный: два часа ожидания. Они отняли бы у нее остаток душевных сил.

Тогда Келли спросила, нет ли билетов до Нового Орлеана. Неожиданно захотелось повидать Памелу и поплакаться ей в жилетку. Почему бы и нет? Кто, как не лучшая подруга, поймет ее и даст хороший совет? Да и пора было немного проветриться и освободиться от забот. А в Новом Орлеане есть все условия для прекрасного отдыха.

С билетом в руке Келли присоединилась к извилистой очереди на регистрацию. Самочувствие ее значительно улучшилось. Так бывало всегда, когда она принимала верное решение. Памела обрадуется приезду подруги. Вдвоем они славно проведут несколько дней или даже неделю.

Алану, конечно, придется немного попотеть. Но она давно уже заслужила отпуск. Ничего, недельку он как-нибудь справится и без нее. Измотается, это уж как пить дать. Зато будет больше ценить столь незаменимого сотрудника.

Зарегистрировавшись на рейс, Келли позвонила Памеле и получила сердечные уверения в том, что ее приезд самое лучшее, что может произойти. После разговора с подругой на лицо Келли вернулась обычная улыбка. Даже полет на самолете не способен был уменьшить радости от предстоящей встречи с Памелой.


Целую неделю Келли отводила душу, разгуливая по родному городу подруги. Она объедалась жареными креветками в умопомрачительно остром соусе. Разглядывала полотна современных художников в случайно подвернувшейся галерее, кормила булкой от гамбургеров городских птиц. И ни разу не вспомнила о том, что почти всерьез собиралась стать женой Джейсона Мэдсена. Она решительно вычеркнула его из памяти.

Памела, которой Келли рассказала обо всем в день приезда, помогала ей как могла. Днями она пропадала на работе. Но вечера полностью посвящала подруге. Она пыталась знакомить ее с молодыми людьми, способными заинтересовать такую незаурядную женщину, как Келли. Однако делала это так ненавязчиво и тактично, что у той не было повода возмущаться.

Готовность Памелы пожертвовать всем имеющимся у нее свободным временем и при этом не лезть в душу с назойливыми советами показалась Келли очень трогательной. Но ничего другого она от нее и не ожидала. Только однажды Памела не вытерпела и спросила:

– Как ты намерена действовать дальше?

– Что ты имеешь в виду? – спросила Келли, поглощавшая в этот момент суфле из форели с красными бобами и рисом. Такое блюдо умела готовить только одна женщина на планете, ее подруга.

– Я говорю о работе, о мужчинах и о жизни вообще, – терпеливо пояснила Памела, решительно отодвигая от Келли тарелку. – Ты вернешься в Нью-Йорк или останешься здесь?

Такой вопрос у Келли даже не возникал.

– Вернусь домой, разумеется, – сказала она, пожимая плечами. – Бедняга Алан совершенно извелся без моей помощи. Меня даже совесть мучит. Да и квартира слишком долго пустует. Что-то я за нее беспокоюсь.

Подруга села с ней рядом и обняла за плечи. Они были такие разные, эти две женщины. Памела походила на уроженок скандинавских стран. Характер у нее был спокойным, рассудительным. Келли же, наоборот, отличалась стремительностью и вспыльчивостью. Они прекрасно дополняли друг друга. Памела лучше всех понимала Келли, поэтому и решилась дать ей тщательно обдуманный совет.

Затея была рискованная, учитывая, какие чувства питала сейчас Келли к Джейсону. Но попробовать стоило.

– Ты бы взвесила еще раз все обстоятельства, – мягко посоветовала Памела. – На месте Джейсона я бы тоже не слишком торопилась спасать Нетту после того, что она сделала. Да, да, не удивляйся. Я не говорю, что полностью одобряю его действия. Вернее, бездействие. Но ведь у него могли быть веские основания для такого поведения.

– Какие тут могут быть основания? – развела руками Келли. – Человек при смерти. А он вместо того, чтобы оказывать первую помощь или висеть на телефоне, дозваниваясь до больницы, преспокойно делает деньги!

– Но ведь врачей кто-то вызвал, а помощь пытались оказывать вы с Джорджем, – горячо возразила Памела. – Нет, ты торопишься. Тогда он не пожелал тебя выслушать. Ему тоже казалось бесспорным, что ты последняя дрянь. Но это же было не так! Теперь ты делаешь ту же ошибку.

– Не знаю, что и сказать на это, – озадаченно произнесла Келли. – Возможно, ты и права.

– Кстати, как там Нетта? – спросила Памела. – Ты звонила Мэдсенам?

Лицо Келли посветлело.

– С ней все в порядке. Кажется, она проглотила не так уж много таблеток. Других подробностей разузнать не удалось. Я разговаривала только с экономкой. Братья в это время навещали Нетту в больнице.

– Прекрасно. Полагаю, теперь ты меньше сердишься на Джейсона. Надо бы его простить и поговорить с ним еще хотя бы раз. Он этого вполне заслуживает.

– Ты так думаешь? – скептически протянула Келли.

– Уверена.

Памела не могла бы присягнуть в этом на Библии. Но ей казалось, что большого греха она не совершает. Что случится, если двое симпатичных друг другу людей снова встретятся и откровенно побеседуют?

Она полагала, что они вполне способны прийти к согласию. А там, как знать, Памеле могут предложить стать подружкой невесты, а затем и крестной матерью первенца Келли и Джейсона. Думать об этом было так заманчиво! Но мечты о радужном будущем так и останутся мечтами, если не предпринять никаких шагов в нужном направлении. Памела не собиралась сидеть сложа руки.

Жаль, что она незнакома с Джейсоном Мэдсеном лично. Будь это так, ей бы не пришлось гадать, заслуживает ли он такой прекрасной женщины, как Келли. Она могла судить о его достоинствах только по тем поступкам, о которых ей было известно. Но и из рассказов Келли можно было сделать определенный вывод.

Джейсон не забыл свою любовь. Все десять лет разлуки он поддерживал в себе ее слабый огонек. Едва только возникло сомнение в пользу Келли, он поспешил подкрепить его активными действиями. Этот мужчина готов был, ради нее отказаться от собственного брата, которого любил. Это говорит о многом.

И наконец – он же сделал Келли предложение. Может быть, не в той форме, в какой следовало, и не в самый подходящий момент. Но ведь это был вопль его истосковавшейся по любви души. Келли, если только у нее есть сердце, должна оценить его порыв.

Все эти соображения заставляли Памелу хлопотать о незнакомом ей человеке. Она чувствовала, что Джейсон способен сделать счастливой ее ненаглядную малышку. Сама Памела собиралась вот-вот принять от давнего поклонника кольцо в знак их помолвки. И ей хотелось, чтобы у лучшей подруги тоже все сложилось удачно.

Под влиянием ее советов, а может быть, в ответ на собственные сомнения, Келли вдруг засобиралась в Нью-Йорк. Ежевечерние звонки Алана тоже торопили с отъездом. Она смеялась, когда он в красках описывал усталость от непосильного труда в офисе. Разумеется, Алан преувеличивал. Но мысль о том, что обойтись без нее просто невозможно, льстила самолюбию.


Келли прилетела в Нью-Йорк вечером. Она приняла душ, за ним последовал легкий ужин перед телевизором. Полет вымотал ее, как обычно. Мягкая подушка, обшитая тонким кружевом, так и звала к себе усталую хозяйку. Объятия пушистого одеяла обещали чудесную ночь.

Келли решила подумать о приятном на сон грядущий, но вместо этого вспомнила о своей секретарше и о том кошмаре, в который Дорри могла превратить кабинет. Деловые бумаги, накопившиеся за время отсутствия начальницы, наверняка лежат на ее столе в полном беспорядке…


Так и есть: рабочее место секретарши пустовало. В Келли вновь поднялась тщательно подавляемая с самого утра волна раздражения против Дорри. День еще не успел начаться, но можно было предсказать, что закончится он ее увольнением. Именно с таким ощущением Келли открыла дверь в кабинет босса.

– Ты уже здесь! – обрадовался Алан, едва увидев ее. – У меня для тебя сюрприз!

Она прикоснулась губами к его гладкой щеке, благоухающей туалетной водой, и тут же сунула нос в документы, лежащие на столе.

– Какой сюрприз? Новая сделка?

– Нет, лучше.

Она была настолько заинтригована, что бросила разбирать бумаги.

– Ну, говори же. Я сгораю от любопытства.

Он довольно улыбнулся и нажал кнопку вызова секретарши.

– Вот, знакомься. Это Морин.

Келли с интересом воззрилась на невысокую девушку в скромном темно-синем костюме. Она почему-то понравилась ей с первого взгляда. Умное тонкое лицо, живые глаза. Симпатичная, хотя и не во вкусе Алана. На этот раз он явно руководствовался здравым смыслом при приеме на работу нового сотрудника. Отрадный факт.

– Куда же подевалась Дорри? Или у каждого из нас будет теперь собственная секретарша?

– Дорри я уволил, – признался Алан, поморщившись. – Я давно подозревал, что тебя от нее тошнит, но только в твое отсутствие понял почему. Работать с ней оказалось невозможно. Она вечно все теряла. Не сердишься, что я не обсудил это с тобой?

– Да что ты! Алан, я тебя просто боготворю. – Келли даже прослезилась от облегчения. Она очень не любила лишать кого-либо работы. Алан выполнил за нее тягостную обязанность и избавил от необходимости прощаться с Дорри. – Это именно то, о чем я молила Господа. Можешь считать, что уже сделал мне рождественский подарок.

Довольный Алан приосанился и выпятил грудь колесом.

– Я знал, что найду способ завоевать твое сердце.

Поощрять его и дальше было опасно, поэтому Келли сменила тон.

– Еще раз спасибо. Теперь пора приниматься за работу. Морин, зайдите ко мне, пожалуйста, минут через пять.

– Хорошо, миссис Морган.


Новая секретарша оказалась весьма знающим и расторопным работником. Теперь у Келли не возникало никаких проблем, если требовалось срочно связаться с клиентом, найти счет в архиве или договор в папках за текущий год. Морин была тиха и ненавязчива, но всегда оказывалась под рукой в нужный момент. Поздравив себя со стоящим приобретением, Келли впервые за последние полтора года перестала тревожиться о сохранности документации.

– Я вами довольна, Морин, – сказала она с удовлетворением в конце второго рабочего дня. – Думаю, мы сработаемся.

– Благодарю, миссис Морган. Вот ваша почта, ее только что принесли. И еще вот это.

Букет из пунцово-красных роз, который Морин протягивала удивленной начальнице, вполне можно было разделить на три, нет, на пять букетов поменьше. Они тоже могли показаться большими тому, кто не видел первоначального размера присланного подарка.

Келли округлила глаза и всплеснула руками.

– Он просто чудовищен. Кто же его прислал? Посмотрите, пожалуйста, там есть карточка с именем?

Морин поискала в центре этой клумбы, ойкнула, уколовшись об острый шип, и обнаружила белый картонный прямоугольник. На нем было написано всего несколько слов. Скользнув по ним взглядом, Морин смущенно протянула карточку начальнице.

– Прочтите вслух, – попросила Келли.

– Не могу, – покраснела Морин. – Это личное послание. Лучше бы вы взглянули на это сами.

Келли нахмурилась.

– Ничего, прочтите.

– «Самой страстной женщине планеты в память о незабываемой ночи. Дж. М.».

– Каков наглец! – вскипела Келли, но, вспомнив, что за ней наблюдает подчиненная, взяла себя в руки. Действительно, такое надо было прочесть без свидетелей. – Знаете что, Морин? Выкиньте этот веник, очень вас прошу.

Морин выглядела расстроенной.

– Цветы такие красивые. У меня рука не поднимется обойтись с ними подобным образом. Можно я возьму их себе?

Келли подумала, что розы тут и в самом деле ни при чем, и разрешила расставить их во всех помещениях фирмы, только не в ее кабинете.

– На будущее, Морин, учтите, что все присланное этим наглым Джи Эм следует немедленно отправлять в мусорную корзину, – заявила она решительно. – Не то я очень рассержусь. Вы меня поняли?

Морин кивнула и ушла, любовно прижимая к груди охапку бутонов на длинных стеблях. Но в кабинете остался их тонкий аромат. От него Келли не могла избавиться до конца дня. Бесполезно было морщиться и делать вид, что запах ей неприятен. Кто бы в это поверил? Каждый входивший в помещение офиса непременно отмечал его и выражал полное одобрение.

Этот аромат напоминал Келли о том, кого ей следовало забыть. Она старалась изо всех сил, благо на расстоянии от Джейсона могла мыслить разумно. Хорошо, что он не явился в офис собственной персоной. В его присутствии мысли путались и постоянно сбивались на неприличные воспоминания о жарких минутах разделенной с ним страсти.

Джейсон не последовал за ней в Нью-Йорк. Объяснение могло быть только одно: она не так уж сильно его интересует. Поэтому Келли ошибочно полагала, что одним букетом все и ограничится. Она тешила себя ложной надеждой, что достаточно будет несколько раз отказаться от телефонного разговора с Джейсоном, чтобы ему все это надоело. Он занятой человек и не станет тратить время попусту. Нужно только пережить непродолжительную атаку, а потом в ее измученную душу снизойдет долгожданный покой. Однако в офисе начали происходить маленькие чудеса. Как-то раз Келли забыла дома зонтик и пожаловалась в присутствии коллег, что боится испортить любимый пиджак. Не прошло и часа, как посыльный доставил Келли новый зонтик.

Морин расписалась в квитанции, посыльный ушел, и вернуть присланную неизвестным доброжелателем вещь стало невозможно. На этот раз никакой карточки к подарку не прилагалось. Отругать секретаршу Келли показалось несправедливым. Она ведь велела выбрасывать только то, что будет прислано неким Дж. М.

Зонтик был красивый и удобный, к тому же за окном хлестал дождь. И пиджак было очень жалко. Потому Келли стиснула зубы, укрощая разбушевавшуюся гордыню, и сунула полезный подарок под мышку.

На следующий день Келли с утра попросила Морин заранее позаботиться о ленче. После работы она собиралась на выставку знакомого художника. Отправляться туда на голодный желудок не хотелось. А по своему опыту Келли знала, что за весь вечер ей удастся перехватить в галерее разве что бокал шампанского и пару маленьких засохших бутербродов.

– Что заказать для вас? – Морин держала наготове блокнот. – Пиццу, сандвичи или что-нибудь из китайской кухни?

Ее начальница прикрыла глаза ресницами и мечтательно произнесла:

– Вряд ли это возможно, но я бы хотела пончиков с яблочной начинкой. Пару лет назад ими торговали в кафе через улицу. Помнишь, Алан?

– Еще бы мне не помнить. Ты тогда поглощала их целыми коробками. Я уже собирался потребовать скидку у владельца кондитерской, но он неожиданно закрыл свое заведение и куда-то переехал.

– Так и было, – подтвердила Келли. – Больше я таких сказочно вкусных пончиков не встречала. Так что отбросим пустые мечты и остановимся на паре сандвичей с ветчиной и горчицей и на чашке кофе.

Чуть позже, проходя по коридору, Келли обратила внимание на то, что Морин оживленно беседует с кем-то по телефону. Она не придала этому значения, хотя разговор не выглядел деловым. Может же Морин перекинуться парой слов со своим приятелем. С работой ведь девушка справляется!

Когда в час дня офис опустел, оставшиеся в нем втроем – Алан, Келли и их незаменимая секретарша – собрались в одном кабинете, чтобы немного отдохнуть и перекусить. На столе уже стояли именные чашки с горячим кофе. Морин открыла принесенную из приемной коробку, и носы обоих начальников уловили дразнящий запах.

– Откуда, Морин? Скажи на милость, где ты их раздобыла? – воскликнул Алан. – Это же те самые. – Он облизнулся, проглотив первый кусок.

Келли молча наслаждалась вкусом пончика, пышного и поджаристого, с должным количеством яблочной начинки внутри и с россыпью сахарной пудры снаружи. За первым пончиком последовал второй, затем третий. Остановилась она только тогда, когда коробка опустела.

– Чудесный ленч, – сказала Келли, тщательно отряхиваясь от въедливых сахарных пылинок. – Где же ты их раздобыла, Морин?

Секретарша покраснела и неожиданно заявила:

– Я их не заказывала. Коробку принесли через час после нашего разговора. Я тогда просто порадовалась, что еще не купила ничего на ленч. Мне показалось, что вы будете довольны, миссис Морган.

– Снова некто заботится обо мне, хотя его об этом никто не просил. Что он еще предпримет, хотела бы я знать.

Алан неодобрительно покосился на Келли. Он пребывал в благодушном настроении и не собирался препираться по пустякам. Вкусный ленч, да еще задаром. Кто же от него откажется? Зря Келли так кипятится. Ну, не бомбу же ей прислали, в конце концов. Он поблагодарил Морин за заботу о себе и о Келли и вернулся к работе.

Оставшись в одиночестве, Келли принялась размышлять, каким образом Джейсону удается быть в курсе всего, что с ней происходит. Не начинил ли он офис жучками? А что, в век тотального промышленного шпионажа такое весьма возможно. Да эти зловредные штучки наверняка можно купить с легкостью, если только знать, куда за ними обратиться.

Возникшая в голове мысль показалась Келли настолько интересной, что она захотела поделиться ею с Памелой. Набрав номер, Келли сидела в ожидании, пока на другом конце провода, далеко-далеко от Нью-Йорка, верная подруга снимет телефонную трубку.

– Привет, Памела. Это Келли, – сказала она, едва закончились протяжные гудки.

– Привет, – тепло отозвалась Памела. – Как дела? Надеюсь, у тебя ничего не случилось?

– Не знаю, как и сказать. В общем-то, ничего особенного не происходит. То букет пришлют размером с центральную площадь провинциального городка. То любимыми пончиками побалуют. То зонтиком обеспечат в дождливую погоду. Все, знаешь ли, очень кстати. И вот меня мучает одна неотвязная мысль. Каким образом Джейсону удается быть в курсе моих проблем?

Памела расхохоталась так заразительно, что Келли невольно улыбнулась.

– Ты уверена, что это именно он?

– Больше некому. Скажи, как проверить, нет ли вокруг меня россыпи жучков особого сорта?

– Проще простого. Вызови начальника охраны здания. Они умеют это делать.

– Хорошая идея. Так и поступлю. Счастливо, подруга!

– Пока, рыжик! Держи меня в курсе событий. – И Памела собралась повесить трубку.

– Да, а как твои дела? – спохватилась Келли.

– Прекрасно. Стив сделал мне предложение. Теперь я прикидываю, на какой день назначить свадьбу.

– Поздравляю! Он тебя так любит! Ты счастлива?

Памела помедлила немного с ответом.

– И да и нет. Сказать по правде, я завидую тебе, Келли. Твоя любовь ярче и сильней моей. Я будто горю вполнакала. Но так уж я устроена.

Келли горько усмехнулась. Терзания подруги были понятны. Но как объяснить, что она с удовольствием поменялась бы с ней местами, потому что любовь к Джейсону приносит больше неприятностей, чем радости?

– Памела, поверь, любить по-твоему гораздо спокойнее. Не расстраивайся, есть еще радости материнства и статус замужней женщины. Что-нибудь да придется тебе по вкусу в новой жизни со Стивом.

– Только на это и уповаю. Прекрати меня жалеть, пожалуйста. Все в порядке. Лучше займись жучками.


В тот же день офис был проверен от пола до потолка. Никаких жучков не обнаружилось. Ну, ни единого, даже самого захудалого. Келли показалось, что начальник охраны счел ее больной паранойей. Она его прекрасно понимала. Кому придет в голову прослушивать рекламное агентство, пусть даже довольно крупное? Это же не военный объект и не мозговой центр компьютерной фирмы.

Не объяснять же ему, чем могла быть вызвана слежка за Келли?! Достаточно того, что на нее странно поглядывал Алан, которому Келли тоже не пожелала ничего рассказывать о своих подозрениях. Итак, один возможный путь утечки информации отпал. Но оставались другие. Их Келли собиралась проверить в самое ближайшее время.


В галерее толпился самый разнообразный люд. Келли наблюдала за всеми со стороны. Картины приятеля она видела раньше и не один раз. Сейчас ее больше интересовала реакция публики на работы молодого художника. Она находила его талантливым, но признавала, что не является крупным знатоком живописи и, следовательно, вполне может заблуждаться относительно размера его дарования.

Знакомые один за другим подходили к Келли, обменивались с ней несколькими фразами и отправлялись в дальнейшее путешествие по галерее.

– Здравствуй, – внезапно раздался за ее спиной знакомый голос.

Она чуть не подпрыгнула от испуга. Джейсон! Вот уж кого она не ожидала здесь встретить. Каким ветром его сюда занесло?

– Неплохая выставка, – заметил он, решительно не желая замечать застывший в глазах Келли вопрос. – Вот подумываю купить пару небольших полотен. Что бы ты мне посоветовала?

Она хотела было ему порекомендовать провалиться сквозь пол, но вовремя вспомнила, как приятель на днях высказывал надежду, что после выставки будет продана хотя бы часть работ. Чтобы помочь ему рассчитаться с долгами, можно было немного пообщаться даже с лютым врагом.

– Я не знаю, где ты намерен их разместить. Картины могут и не вписаться в уже имеющийся интерьер. Но лично мне нравятся вон те пейзажи. – Она указала на две картины, висящие неподалеку от них, на обеих был изображен закат.

Джейсон всмотрелся в них уже не как праздный наблюдатель, а как будущий владелец. Затем кивнул.

– Да, в них определенно что-то есть. У меня в районе Центрального парка квартира с окнами на запад. В ней не хватает жилого духа. Они помогут создать в помещении особое настроение.

– Вот и чудесно! – обрадовалась Келли и, не мешкая ни минуты, потащила Джейсона к автору полотен.

Она познакомила их и оставила вдвоем, надеясь, что некоторое время Джейсон будет занят. А ей удастся незаметно улизнуть с выставки. Все, что можно, она для друга уже сделала. Пора подумать и о себе.

На улице, как назло, не оказалось ни одного свободного такси. Так всегда бывает, когда они особенно нужны. Келли в досаде вонзила зубы в нижнюю губу… и едва не прокусила ее, когда Джейсон снова бесшумно возник рядом с ней.

Должно быть, переговоры о покупке картин не заняли много времени. Скорее всего, был просто выписан внушительный чек. Обе стороны остались довольны заключенной сделкой. Художник – тем, что удачно продал картины, а щедрый ценитель прекрасного – тем, что не упустил Келли из виду.

– Могу тебя подвезти, – любезно предложил Джейсон.

Келли недоверчиво посмотрела на него, подумала о замкнутом пространстве машины и вспомнила во всех подробностях скандальную сцену в самолете. По сузившимся глазам Джейсона она поняла, что он подумал о том же. Щеки ее залил румянец волнения. Из-за него она чуть не начала заикаться.

– Спасибо, я как-нибудь сама доберусь до дому.

– Стоит ли отказываться от моего предложения? – мягко возразил он. – Время позднее. А Нью-Йорк, как я слышал, не самый безопасный город. Особенно для молодых и хорошеньких женщин. Садись же, не упрямься.

Джейсон взял Келли под локоть и легонько подтолкнул к роскошному черному автомобилю.

В нем она сразу узнала того приземистого крадущегося зверя, который не так давно выслеживал ее и Алана. Ей бы возмутиться, потребовать объяснений, но Келли по какой-то непонятной причине подумала о том, что Джейсон, значит, тогда колесил по ночному городу, а не развлекался с Сандрой Лейси. Это обстоятельство почти примирило ее с его несносным поведением в тот памятный вечер.

Внезапно слова Джейсона о грозящей отовсюду опасности показались ей очень разумными. Отказ от любезного предложения выглядел теперь просто дамским капризом. Она села в машину, стараясь держаться как можно дальше от водителя.

– Домой или выпьем где-нибудь по рюмочке? – спросил Джейсон, бросая машину в водоворот вечерней улицы.

Келли молчала. Она готовилась задать ему пару вопросов, только не была уверена, что он захочет ответить на них честно.

– Так куда, Келли?

– Хорошо, давай зайдем ненадолго в бар у моего дома, – неохотно согласилась Келли. – Нам нужно поговорить. Лучше бы, конечно, сделать это без свидетелей. Но я тебе больше не доверяю.

– Мне бы надо обидеться, но ты совершенно права. Я это заслужил.

Его честность слегка растопила лед между ними. Келли расслабилась и села более свободно.

– Джейсон, я должна поблагодарить тебя за все те знаки внимания, которые получала в последнее время. Это было очень мило. Только мне хотелось бы знать, каким образом ты получал информацию?

Он ответил не раздумывая:

– Прослушивал твой офис.

– Не пойдет! – отрезала она и разозлилась: он опять принялся лгать. – Я проверяла. Скажи лучше, что у тебя есть информатор. Ведь так? Кто он?

– Келли, неужели нам не о чем больше поговорить? Скажи лучше, тебе понравились розы? Я их сам выбирал.

– Нет. Я к ним даже не прикоснулась. Ненавижу этот вызывающий цвет.

– Правда? А какие цветы тебе нравятся?

– Розы, но только оранжевые, – поймалась на удочку Келли. – Да какая разница?! Не уводи разговор в сторону. Назови мне имя твоего шпиона.

Джейсон свернул к тротуару и остановил машину возле дома Келли. Неоновая вывеска бара чуть впереди напомнила ей о причине, по которой она согласилась сесть в машину Джейсона. Она хотела поговорить с ним о многом.

– Я не могу назвать тебе имя моего человека, – сказал он. – Хотя и понимаю, что ты рассердишься.

– Тогда говорить нам больше не о чем.

Келли приоткрыла дверцу, готовясь покинуть машину.

Он удержал ее за руку.

– Это не так, Келли. У меня ведь тоже есть к тебе вопросы. Например, почему ты так внезапно уехала из моего дома? В чем я провинился?

Келли в недоумении уставилась на него.

– Неужели тут что-то еще нужно объяснять?

– Это из-за моей семьи, да? – с волнением спросил Джейсон. – Так я готов отказаться от всех разом ради тебя одной. Ты мне нужна как воздух. Без тебя жизнь теряет смысл. Можешь представить, что я почувствовал, когда узнал, что ты уехала с Джорджем в аэропорт?

Оказывается, он все же может кое-что чувствовать. Значит, для него еще не все потеряно. Но сути дела это не меняет. Келли не могла простить его жестокость по отношению к Нетте. Должно быть, сейчас бедняжка тоскует по Джейсону где-нибудь вдали от него, изгнанная с позором из дому вместе с никчемным мужем.

– Где сейчас Нетта и Стенли? Тебе что-нибудь о них известно? Или ты вычеркнул их из своей жизни после того, как лишил финансовой поддержки и крова?

– Да никто их ничего не лишал, – буркнул Джейсон, совершенно сбитый с толку. – Ну, пригрозил, так это сгоряча. Нетта жива и здорова, только старается не попадаться мне на глаза. А Стенли трясется над ней, как над фарфоровой вазой времен династии Тан. Оказывается, он ее безумно любит.

– Вот это да! Я-то думала, что ты их никогда не простишь.

Келли не верила тому, что слышала. Но зачем Джейсону говорить неправду? Стоит ей позвонить Джорджу, и все сразу откроется. Выходит, она напрасно обвиняла Джейсона в бессердечии? Тогда и все остальное предстает в совершенно ином свете. Тогда можно даже допустить мысль о том, что у них есть общее будущее. Стоп!

– Джейсон, почему ты был так жесток к Нетте в то утро? Ты сказал, что ее проблемы тебя не касаются. А она в это время была при смерти!

– О Боже! Так ты из-за этих моих слов взвилась? – простонал Джейсон, впервые поняв, что именно заставило Келли уехать от него в такой спешке. – Да я же еще толком не проснулся, разве в таком состоянии можно было правильно оценить твое сообщение? Позже я увидел, что вы с Джорджем хлопочете вокруг Нетты. Хуанита уже вызвала врача. Я ничем не мог помочь, а стоять столбом не привык. Вот и ушел в кабинет. А чтобы не нервничать, занялся делом. Это тебя и возмутило?

Сказанное им заставило Келли смягчиться. В самом деле, что ему оставалось?

– Келли, послушай, теперь мы все выяснили. И я хочу знать, когда ты выйдешь за меня замуж? – Он протянул руку и осторожно сжал обе ее ладони, лежащие на коленях.

– Джейсон, не думаю, что это хорошая идея.

– Но ты сама пришла ко мне. Я понял, что ты согласна. Что же теперь мешает нам быть счастливыми?

– Как все запуталось! – воскликнула Келли. – Тогда я пришла к тебе вовсе не за тем, чтобы ответить согласием на твое предложение. Ты все неправильно понял. Я собиралась просить тебя не выгонять брата с женой из дому. Вот и все. Но, оказавшись в твоих объятиях, мгновенно забыла, зачем явилась. – Она опустила голову, вспоминая ту ночь. – Позже мне стало казаться, что раз уж так все сложилось, мы могли бы попробовать пожить вместе.

– Дальше была Нетта и вся эта кутерьма вокруг нее! – Джейсон ударил кулаком по рулю. – Келли, не позволяй никому разлучить нас! Разве ты не видишь, что мы предназначены друг для друга?! Самой судьбе угодно, чтобы мы были вместе.

– Иногда мне тоже так кажется. Но чаще я думаю, что лучше было бы никогда с тобой не встречаться. Джейсон, я прошу, оставь меня в покое. И шпиона твоего забери.

– Да дался тебе этот шпион! – не выдержал Джейсон. – Очень, кстати, милый человек. Тебе же от него нет никакого вреда.

Действительно, вреда не было, а польза ощущалась. Но разве в этом дело? Келли не хотела допускать постороннего человека в свою личную жизнь.

– Мне не нравится, когда за мной подглядывают и подслушивают. Так ты не скажешь, кто это?

– Нет. Это было бы предательством. Если настаиваешь, я его отзову. Только не сразу, чтобы на него не пали подозрения.

Она недовольно фыркнула.

– Шел бы ты в ЦРУ работать. Там тебе самое место. Ты попусту растрачиваешь свои таланты.

– Тебе идет, когда ты злишься. Становишься такой хорошенькой, что я не могу удержаться от поцелуя.

Джейсон придвинулся ближе и нагнулся к Келли. Высвободив руки, она оттолкнула его.

– И не вздумай!

– Почему это? – удивился Джейсон. – Мне хочется.

Келли решила сказать ему правду. Иногда такой прием обезоруживает противника.

– Я теряю голову от твоих изысканных поцелуев. Мне начинает казаться, что ты во всем прав. Это гибельный для меня путь, потому и не позволяю делать то, что тебе хочется.

Джейсон был польщен ее откровенным ответом.

– Келли, Келли, ты просто трусишка. Какой вред может быть от нескольких дружеских прикосновений?

– Вот-вот, речь уже идет о нескольких, а не об одном. Пожалуй, я не стану заходить в бар, а отправлюсь прямо домой. А ты останешься, – поспешно добавила она, заметив, что Джейсон берется за ручку дверцы. – Не смей меня преследовать, я закричу.

Не испугавшись ее панических слов, Джейсон выбрался из машины.

– Кричи, если хочешь. Я все равно провожу тебя до двери и уйду, когда ты запрешься изнутри на все замки. Не раньше, поняла?

Тон его был суров, словно это заботливый отец поучал свою непутевую дочь. Келли оказалась перед выбором: закричать, как обещала, и провести пару часов, объясняясь с полицией, или смириться. Она предпочла второй вариант.

– Ладно, проводи меня.

– Молодец. – Джейсон сверкнул довольной улыбкой и бодро зашагал к дому Келли, не подозревая, что радуется совершенно напрасно.

Она вовсе не собиралась позволять ему подниматься наверх. В холле сидел человек, которому платили именно за то, чтобы он ограждал жильцов дома от всяких неприятностей. Незваные гости тоже относились к их числу.

– Добрый вечер, Слаттери.

– Добрый вечер, миссис Морган, – отозвался охранник, внимательно рассматривая рослого спутника Келли. Его дорогая одежда, ухоженный вид и благообразная внешность вызывали доверие. Решив, что тот не представляет никакой опасности, Слаттери расслабился и потянулся к отложенной в сторону газете. – Приятного вам вечера.

– До свидания, мистер Мэдсен, – официальным тоном произнесла Келли. Повернувшись к оторопевшему Джейсону, она протянула ему руку для прощания. – Надеюсь, вы без приключений доберетесь до дому.

Он не спешил отвечать на жест вежливости. Потом, решив поступить по-своему, властно привлек Келли к себе и наградил пылким поцелуем, от которого у нее перехватило дыхание. Пальцы свободной руки судорожно впились в мужское плечо. Вторая, держащая сумочку, безвольно повисла вдоль тела. И непонятно было, отталкивает Келли мужчину или прижимает к себе. Охранник смотрел на происходящее во все глаза, готовый вмешаться по первому зову.

– Немедленно скажи этому громиле, что ты передумала, – выдохнул Джейсон в самые губы Келли. – Я мог бы расправиться с ним в два счета, но не хочу ненужной шумихи в газетах. Пусть он пропустит меня наверх. Я хочу остаться с тобой наедине.

– Нет, ты уйдешь.

Келли сопротивлялась уже из последних сил. Еще минута – и она сама потянет его за собой. Но он этого не понял.

– Ладно, отложим до другого раза. – Джейсон выпустил Келли из объятий и пошел к выходу. – Я позвоню завтра.

Звони, звони, подумала с трудом опомнившаяся Келли, облизывая языком истерзанные поцелуем губы. Я не собираюсь подходить к телефону. А на работе тебе ответит секретарша.

9

На следующий утро, выбрав свободную минутку, Келли заперлась в кабинете и принялась методично анализировать события последних дней. Джейсон проговорился, что его информатор принадлежит к ее ближайшему окружению. Таких людей в офисе было всего двое. Так кто же из них: Алан или Морин? Она решила проверить обоих. Секретарша была новым человеком. Алан же вполне мог помогать Джейсону в надежде, что выполненный для него заказ окажется не последним.

Морин Келли заявила, что мечтает приобрести комплект нижнего белья темно-зеленого цвета. А Алану сообщила как бы между прочим, что подумывает о новой машине с сиденьями, обтянутыми вишневой кожей. Семена провокации были посеяны и обильно политы питательным раствором. Теперь оставалось только снять урожай.

Ждать пришлось недолго. Вскоре после ленча в офис доставили небольшую коробку из самого известного в городе магазина, торгующего восхитительно изысканным и разорительным для мужских кошельков дамским бельем. Еще не открывая ее, Келли знала, что там лежит. Значит, это все-таки Морин.

Ах, Морин, Морин, незаменимая секретарша, услада для души любого начальника, правая моя рука. Как ты могла? Где же женская солидарность, а?

Поскольку машина, о которой говорила Келли, так и не прибыла, вывод напрашивался сам собой: Алан тут ни при чем. Перед ним Келли мысленно извинилась и весь остаток дня была предельно любезна, заглаживая свою вину. Морин же следовало наказать. Но не сию минуту, потому что ее еще можно было использовать для того, чтобы проучить зарвавшегося Джейсона.

Не подавая виду, что ей все известно, Келли улыбалась предательнице, а сама придумывала коварный план. Осуществить его немедленно помешали разные неотложные дела, но Келли умела выжидать.

Она не пожелала беседовать с Джейсоном по телефону, несмотря на умоляющие взгляды секретарши. На нее вообще не стоило обращать внимания. Пусть обиженный Джейсон рычит на свою тайную помощницу, она это заслужила.

Дома Келли с мстительным выражением лица прохаживалась возле телефона всякий раз, когда он звонил, но не поднимала трубку. Автоответчик был отключен, чтобы Джейсон не мог излить душу хотя бы таким образом.

Иногда она задумывалась, как долго Джексон будет преследовать ее? Не пора ли ему заняться чем-нибудь другим? Ведь есть же у него деловое расписание. Что и говорить, Нью-Йорк удобное место для бизнесмена. Но Келли знала, что не все интересы Джейсона сосредоточены в этом городе. Ежевечерне она молила Небеса услать его подальше. Ей не повредила бы некоторая передышка.

Келли устала. Она долго боролась с ним, с собой, со всем окружающим миром, так или иначе напоминавшим о том, что любой женщине необходимо быть любимой. Силы ее иссякали. Каждая новая встреча с Джейсоном оставляла в душе ощутимый след. Незаметно, шаг за шагом Келли постепенно перешла от горькой обиды к пониманию, затем к прощению. И если просила для себя только покоя, то только потому, что ее измученная душа еще не могла расправить помятые крылья и взмыть ввысь. Но она готовилась к полету, копила силы, и день, когда это случится, был уже недалек.


Чувствуя, что скоро сдастся, Келли напоследок решила подшутить над Джейсоном и Морин. Она заявила секретарше, указывая на сквер за окном офиса:

– Какая жаркая в этом году осень. Вы не находите, Морин?

– Вы правы, миссис Морган. Жара просто необычайная. Хорошо, что наше здание оборудовано кондиционерами.

– Знаете, о чем я иногда мечтаю?

Морин навострила уши, для верности зажав в руке рабочий блокнот.

Умру от смеха, если она начнет записывать чушь, которую я сейчас выдам, подумала Келли. А Джейсону станет дурно, когда он подсчитает, во что ему обойдется моя бредовая идея.

– Мне бы хотелось увидеть за окном гору из мороженого. Такую белую и холодную даже на вид. Я бы смотрела на нее, и мне бы становилось немного легче.

Келли хитро посматривала на озадаченную Морин. А та строчила что-то в блокноте. Ее тайному шефу ни за что не исполнить этот дамский каприз. Как-никак кабинет Келли расположен на двадцатом этаже. Только последний идиот решится на такую безумную трату денег. Так как же Джейсон отреагирует на сообщение своего шпиона?

До конца рабочего дня Келли периодически с интересом и нетерпением посматривала из окна на зеленую траву сквера. Никаких приготовлений к строительству горы из мороженого не наблюдалось. Она убедилась в том, в чем никогда и не сомневалась: Джейсон не способен на вселенскую глупость даже во имя любви. Это обстоятельство должно было бы порадовать Келли, но нет, она расстроилась. Веселый аттракцион с участием Джейсона сорвался. Посмеяться над ним ей не удастся.

Но он пока не знает, что ей уже все известно про Морин. А Келли так хотелось сообщить ему об этом. Подумав немного, она решила так и сделать. Вот только номера его телефона у нее не было. Но отступать Келли не собиралась. Она вызвала к себе в кабинет секретаршу.

– Дайте мне, пожалуйста, номер телефона Джейсона Мэдсена.

Морин заметно изменилась в лице.

– Одну минутку, миссис Морган. Я найду его в компьютере. Или спрошу у босса.

– Не стоит лгать, Морин. Вы ведь наверняка помните его наизусть. Сколько он вам платит за сведения обо мне?

– Миссис Морган! Все не так, как вы думаете, – залепетала испуганная девушка. – Мистер Мэдсен, он…

– Перестаньте, Морин. От ваших причитаний у меня разболится голова. Номер телефона, живо!

Морин безропотно написала на листочке бумаги несколько цифр и вышла. Келли взялась за телефон.

– Алло, Мэдсен слушает.

Келли мечтательно вздохнула. Замечательный голос, мужественный и такой сексуальный. Век бы его слушала!

– Привет, Джейсон. Это Келли Морган.

– Рад тебя слышать. Означает ли это, что в наших отношениях намечается некоторое потепление?

– Нет, это означает, что я вычислила твоего информатора. Мне не пришлось над этим долго работать, – сказала она, не скрывая удовлетворения. – Это Морин. Кстати, а почему ты не исполнил мою последнюю прихоть?

– Прости. Собирался, но подсчитал, что мороженое растает быстрее, чем его смогут выложить под твоим окном на должную высоту, – совершенно серьезно ответил Джейсон. – А на муляж из пластика ты вряд ли согласишься.

– Верно подмечено. Мне не нужны никакие муляжи. В том числе и муляж преданной секретарши. Я ее уволю прямо сейчас. Не забудь хорошенько оплатить ее услуги.

Келли не собиралась этого делать, но ей было любопытно, станет ли Джейсон защищать Морин.

– Она не виновата. Накажи лучше меня. Выполню любое твое желание.

– Хорошо, тогда оставь меня в покое.

– Договорились. Пока, Келли.

В трубке раздались гудки. Джейсон прервал разговор, оставив собеседницу в состоянии медленного закипания. Ну и ну! Какая-то секретарша ему дороже любимой женщины. Достаточно было пригрозить уволить Морин, чтобы обнаружилось его истинное отношение к Келли. Она этого так не оставит. И последнее слово будет за ней. Она сейчас же поедет к нему и выскажет все, что скопилось в душе, что жжет и не дает покоя. Пусть знает, как она к нему относится. Никому не позволено так с ней обращаться!

Вылетев в приемную, Келли грозно потребовала у Морин адрес Мэдсена. Она собиралась тут же отправиться к нему, пока он не вздумал исчезнуть в неизвестном направлении. Но пришлось задержаться в офисе. Пока Келли заседала вместе с Аланом и с дюжиной других руководящих сотрудников фирмы в овальном зале для совещаний, Джейсон сделал ответный ход.

За полтора часа споров и пререканий Келли охрипла и утомилась, но намерения своего не изменила. Она решительно двинулась за сумочкой, но споткнулась на пороге кабинета о корзину с оранжевыми розами.

– Морин, что это такое? – взвизгнула она в ярости, оглядывая комнату, сплошь уставленную пышными цветочными корзинами.

– Цветы, – угрюмо буркнула Морйн. Судя по ее виду, она уже уложила личные вещи, готовясь покинуть офис навсегда.

– Почему они здесь? Я же велела выбрасывать все подарки от известного вам лица. Сколько можно повторять одно и то же? Я в конце концов вас точно уволю, Морин.

– Я думала, меня уже уволили, – возразила секретарша, на глазах обретая прежнюю невозмутимость. – Между прочим, вам письмо. Оно в корзине у порога. На этот раз читайте его сами. Мне еще рано знать о таких вещах.

Она с достоинством удалилась, оставив начальницу наедине с подношением. Делать было нечего. Келли достала конверт и принялась разбирать написанные острым почерком строки. Прочтя их, она еще больше заторопилась. Джейсон собирался уехать этим же вечером. Неизвестно, когда они опять увидятся и когда Келли получит возможность растерзать его на мелкие кусочки.

Хотя, слов нет, послание очень трогательное. Особенно то место, где Джейсон описывает свою грусть от предстоящей разлуки с ней. Просто поэт, да и только! И вновь называет Келли любимой.

А может быть, это так и есть? Как хочется ему верить! Келли решительно сжала губы. Она отправится к Джейсону, чтобы поставить в их отношениях последнюю точку. Если все так, как ей видится, то у нее для него найдется приятный сюрприз. А если нет, то пусть Джейсон катится из Нью-Йорка ко всем чертям. Из города и из ее жизни тоже!

Найдя в нижнем ящике стола плоскую коробку, перевязанную шелковой лентой, Келли скрылась ненадолго в дамской комнате. Оттуда она вышла в застегнутом на все пуговицы плаще, держа в руке костюм, который носила весь день. Он был небрежно брошен в шкаф. Келли подхватила сумочку и пошла к лифту.


Дом, к которому ее доставило такси, был весьма респектабельный, чему удивляться не следовало. Именно в таком месте и должен был жить представитель семейства Мэдсен. Келли назвалась фамилией Морин и была пропущена охранником внутрь роскошно отделанного лифта. Оказавшись у нужной двери, она нажала на кнопку звонка.

– Морин, вы уж простите, что так вышло… – произнес Джейсон, полагавший, что открыл дверь именно ей, но, подняв глаза на лицо гостьи, запнулся.

Келли обогнула его и прошла в квартиру.

– Ну, ну, продолжай извиняться перед Морин. Когда только настанет моя очередь? – ядовито поинтересовалась она. – Или я хочу слишком многого?

– Келли, – пораженно выдохнул Джейсон. – Охранник сказал, что…

– Я ему солгала, – без тени смущения поведала Келли. – Хотела посмотреть на твою реакцию. Я вижу, ты уже собрался в дорогу. Желаю тебе счастливого пути, но прежде хочу сказать несколько слов.

Она толкнула Джейсона на диван и встала над ним с грозным видом.

– Что ты себе позволяешь? Думаешь, я все молча стерплю? Этого не будет, так и знай!

– В чем я снова провинился? – недоумевал Джейсон. – За шпиона и прошлые грехи я уже отстрадал. Тебе не понравился наш последний поцелуй? Я был слишком груб?

– Ты посмел бросить трубку первым! А мне еще было что тебе сказать. – Лицо Келли пылало от возмущения.

Она не заметила, что Джейсон скользнул рукой под ее плащ. Его брови удивленно поднялись, а губы изогнулись в лукавой улыбке.

В запале Келли продолжала перечислять все проступки, большие и малые, которые за ним числила:

– И наконец – ты собрался уезжать как раз в тот момент, когда мне позарез нужно поговорить с тобой!

– Ты сама велела оставить тебя в покое, – оправдывался Джейсон, плохо соображая, что говорит. До того ли ему было, когда он уже расстегнул половину пуговиц на плаще и обнаружил отсутствие не только чулок или колготок, но и юбки!

– Я велела. А ты бы не слушался! – совсем разошлась Келли и внезапно обвила руками шею Джейсона. Она припала губами к его улыбающемуся рту и забыла обо всем на свете.

– Я и не слушаюсь, – сообщил Джейсон, когда смог перевести дыхание.

Келли оказалась на его коленях и позволила расстегнуть оставшиеся пуговицы. Плащ соскользнул с ее плеч, обнажив их белизну и гладкость. Джейсон восхищенно уставился на темно-зеленое неглиже, самым привлекательным образом обрисовывающее фигуру Келли.

– Это то самое, что я тебе послал. Я не ошибаюсь?

Она кивнула, не доверяя собственному голосу, и ощутила его ладонь на налившейся томлением груди. Выгнув спину, Келли издала низкий стон.

– Эй, прекрати меня дразнить, – сдавленно попросил Джейсон. – Немедленно скажи, что любишь меня, иначе не выпущу тебя отсюда до конца твоих дней.

Прекратив бороться с его и своими чувствами, Келли почувствовала необыкновенную легкость. Она смотрела в его глаза и понимала, что именно этого и желает больше всего на свете – принадлежать Джейсону. И пусть они не всегда понимали друг друга, но самое главное у них есть.

– Я люблю тебя, Джейсон. Думаю, что всегда любила одного тебя. Все эти годы, что мы не виделись, и сейчас. Зачем я боролась с любовью к тебе, сама не понимаю. Сопротивлялась, придумывала разные преграды, чтобы держать тебя на расстоянии. Но они рухнули, когда ты написал, что уезжаешь навсегда. Ты мне веришь?

– Верю. Только я не писал, что уезжаю навсегда. Так, на недельку-другую, по делам.

– Что?! – подскочила Келли. – А твое письмо? Из него ясно, что ты прощаешься со мной навеки!

– Просто каждый миг без тебя – вечность. Холодная, пустая и тоскливая. Потому я и написал такие строки. А здорово, что они сработали? – Джейсон радовался, как мальчишка. Заметив, что Келли собирается возразить, он обнял ее крепче. – Все это правда. Я пропадаю без тебя.

Келли вмиг оттаяла и ответила нежным поцелуем.

– Обожаю твой рот. Как мне его не хватало, – горячо зашептал Джейсон. – Отдай мне его насовсем. Пусть каждый наш день начинается и заканчивается сладким, сводящим с ума поцелуем. Я доведу тебя до самых высот любви. И буду делать это всякий раз, как только тебе этого захочется. Стань моей, Келли. Скажи мне «да».

– Да! – сказала Келли.


home | my bookshelf | | Старые счеты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу