Книга: Про отряд Бороды



Про отряд Бороды

Юрий Федорович Стрехнин

Про отряд Бороды

О ком эта книжка

Про отряд Бороды

Однажды мне позвонили по телефону. Говорил кто-то незнакомый чуть глуховатым голосом:

– Я воевал на Дунае, хотел бы встретиться с вами.

– Что ж, приезжайте, – ответил я и спросил: – А как ваша фамилия?

– Чхеидзе. Алексей Чхеидзе.

Ожидая, я старался припомнить: кто это? Ведь многих моряков-дунайцев я знал… Но как ни ворошил память, такой фамилии в ней не отыскал.

Минута в минуту в условленное время прозвенел дверной звонок. Я открыл.

Передо мной стоял человек лет тридцати пяти, с коротко остриженными волосами. Неподвижные незрячие глаза смотрели прямо на меня. На энергичном худощавом лице, на правой щеке и близ рта, виднелись узловатые шрамы. Из рукавов скромного коричневатого пиджака торчали словно одеревенелые кисти рук, затянутые в чёрные кожаные перчатки…

Если бы раньше знать, что Чхеидзе в таком состоянии! Конечно, я сам бы поехал к нему…

Но что привело его ко мне?

– Я был матросом отряда флагманской разведки флотилии, – начал объяснять он. – Разыскиваю своих товарищей. Может быть, вы знаете кого-нибудь из них? Ведь вы писали о дунайцах.

– Увы, – ответил я, – о людях вашего отряда мне почти ничего не известно. Мало говорят и архивные документы.

– Была война, не всё отмечалось в документах, – усмехнулся мой собеседник. – К тому же о нашей работе полагалось знать немногим.

– А вы расскажите! – не утерпел я. Ведь передо мной был один из отряда, о котором на Дунае ходили легенды. – Расскажите сейчас!

– Вам интересно? – спросил Чхеидзе. – Да? Ну что ж…

Сначала он рассказывал как бы нехотя, лишь отвечая на мои расспросы, потом всё более загораясь… И я, слушая, видел его ясноглазым пареньком, каким он был во время войны, – с комсомольским значком на матросской фланелевке, с автоматом в руках, в лихо сбитой набок бескозырке. Видел, как он с товарищами идёт тёмной ночью по чужому городу, проскальзывая мимо вражеских постов, первым врывается в фашистский штаб…

Я долго слушал Алексея. Под конец предложил ему:

– Давайте вместе разыскивать ваших боевых Друзей.

…И вот прошло немало времени. Найдены многие товарищи Алексея Чхеидзе по отряду разведки. Пересмотрены в военных архивах сотни листов донесений и разведывательных сводок. На столе передо мной выписки из штабных документов, письма бывших разведчиков и старые, военных времён, фотокарточки. Я рассматриваю одну из них. На фоне густой листвы сидят, улыбаясь, парни в гимнастёрках и молодецки сдвинутых пилотках. С гордостью держат они своё оружие – снайперские винтовки. На их погонах видны литеры «ЧФ» – «Черноморский флот». У каждого на рукаве якорёк – эмблема морской пехоты, а на поясе – граната и нож.

Тот, что посередине, с перевязанной головой и биноклем на груди, – их командир. Не только погоны с тремя звёздочками отличают его, а и борода. Впрочем, она нисколько не делает его старше.

Эта борода имеет свою историю. Мне хочется начать её издалека…

Жил когда-то до войны в Москве, в Лефортове, пионер Витя Калганов, бойкий смышлёный парнишка. Учился в четыреста седьмой школе, что на шоссе Энтузиастов, у Горбатого моста. Увлекался спортом, слыл выдумщиком, был охоч до многих дел: играл в спектаклях, мастерил разные хитроумные модели, втайне мечтал стать изобретателем. Но больше всего хотелось ему сделаться моряком, таким, каким был его отец: в прошлом матрос Балтийского флота, чекист в гражданскую войну. Летом в лагере по почину Вити и по его «проекту» ребята построили целую флотилию плотов. Это были не простые плоты: они имели, как настоящие корабли, рулевые устройства и гребные винты. На плотах было совершено трёхдневное плавание по протекавшей мимо лагеря речке. Флотилией командовал Виктор Калганов.

Виктору советовали поступать, когда он окончил десятилетку, в театральную студию: он имел большой успех на школьной сцене. Но желание быть моряком оказалось сильнее. Вот только осуществить его тогда Виктору не удалось. Он поступил на работу электромонтёром.

В первый же день, когда гитлеровская Германия напала на СССР, в московский горком комсомола пришли многие комсомольцы записываться в добровольцы. Среди них высоченным ростом – на голову выше всех – выделялся один, лет двадцати двух, светловолосый. Это был Виктор Калганов. Как и все, он требовал немедленно отправить его на фронт. Но ему велели оставаться на своей работе и ждать.

Когда немцы подходили к Москве, Виктор был зачислен в группу подрывников, в которой все были так же молоды, как он. Они должны были взрывать мосты и другие сооружения, если возникнет опасность, что их захватит враг. В заснеженных лесах Подмосковья сдавал Калганов свой первый экзамен войны. Под Малоярославцем его группа оказалась отрезанной наступающими немцами. На тринадцать человек подрывники имели только три винтовки. Под огнём врага погибли почти все. Лишь четверым, в том числе и Калганову, удалось пробиться к своим. Но пока они добрались до Москвы и Калганов пришёл домой, мать уже успела получить известие о его смерти. «Это была моя первая смерть из шести», – вспоминает теперь Калганов: за время войны шесть раз получала его мать вести о том, что он убит.

После того как Виктор вернулся из-под Малоярославца, его направили на флотские курсы разведчиков. Окончив их, он продолжил школу фронта в болотах под Ленинградом, в морской пехоте, командиром разведки. С тех пор и стали называть его Бородой. Молодой лейтенант отпустил себе бороду, заявив: «Не сбрею, пока Гитлера не разобьём».

Вот с этой бородой он и запечатлён на старой карточке, что лежит передо мною.

Этот снимок сделан летом сорок третьего года в прибрежных горах близ Новороссийска, где тогда был фронт. А позже моряки отряда Бороды действовали в Крыму и на Дунае.

В отряде разведчиков было немало таких, что пришли в него со школьной скамьи, а некоторые в начале войны были ещё пионерами.

Один из таких ребят – Алексей Чхеидзе. Прибавив себе возраст, он добился направления на Черноморский флот, шагнул прямо из класса тбилисской школы на палубу военного корабля. Он был не единственным в отряде, кто побывал под вражеским огнём раньше, чем встретил своё совершеннолетие. Восемнадцать Алексею исполнилось только на третий год войны.

Были в отряде и люди чуть постарше, те, что начали службу на флоте перед войной. Но все в отряде были молоды – Калганов подбирал разведчиков в отряд под стать себе, парней смелых и ловких. Многие из них ещё со школьных лет увлекались стрельбой в цель, плаванием, борьбой, бегом. Всё это пригодилось им на войне. Разведчикам приходилось прыгать с парашютом, лазить по горным кручам, водить катера, нырять в ледяную быстротечную дунайскую воду. Они были меткими стрелками, умели драться врукопашную, без шума снимать вражеских часовых, захватывать «языков».

Читая о них, юные мои друзья, пройдите вместе с отрядом Бороды по вражеским тылам горами Кавказа и Крыма. Проплывите Дунаем, чья вода смешивалась с огнём и кровью. Проберитесь через взорванные врагом мосты, над затаёнными в глубинах минами. Вместе с разведчиками первыми прорвитесь к Белграду. Собрав всё мужество, проникните с ними в подземные лабиринты Будапешта.

Вместе с ними далеко за Веной вы встретите сияющий День Победы.

Автор

«Hаx лазарет»

Про отряд Бороды

По каменистому ухабистому просёлку, между припалёнными южным солнцем кустами, рысцой, не очень искусно держась в сёдлах, трусили три всадника с автоматами за плечами. Каждому из них было не больше двадцати. Из-за расстёгнутых воротников их солдатских гимнастёрок виднелись сине-белые полосы флотских тельняшек, за плечами развевались ленточки матросских бескозырок. Следом за верховыми, переваливаясь на выбоинах, ехал броневичок с пулемётом, торчащим из открытой сверху башенки. Над её краем виднелись две головы в выцветших пилотках. За приподнятым передним броневым щитком можно было разглядеть лицо водителя – молодое, но с небольшой бородкой.

Обладатель бороды – лейтенант Калганов отправлялся со своими разведчиками в очередной поиск. Нелегко действовать им здесь, в прибрежных горах близ Туапсе. Попробуй разбери в путанице лесных зарослей, ущелий и оврагов, где своя, где «ничейная», где захваченная фашистами земля, попробуй разгляди, где скрыты за листвой вражеские окопы. А вести разведку надо. Немцы начали наступление, хотят захватить Туапсе и вырваться на берег Чёрного моря. Нужны новые сведения о их силах.

Дорога становилась всё более петлистой, узкой, превращалась уже в тропу. Броневик шёл с трудом. Наконец лейтенант остановил машину.

Шофёру, которому он передал штурвал, и матросу Юначёву, сидевшему в башенке у пулемёта, приказал:

– Замаскируйте броневик и ждите. Если за нами погонятся немцы, прикроете огнём.

Калганов пересел на своего коня, на котором ехал матрос Борисов, теперь тот пошёл пешком. Два других матроса, Кривда и Юсупов, продолжали путь в сёдлах.

Тропа углублялась в лесные дебри. В лесу было тихо. Ничто не напоминало о противнике. Всё чаще Калганов, ехавший впереди, сверялся с картой и компасом. Где-то впереди недалеко селение Чилипси. Занято ли оно противником?

До Чилипси, по расчётам Калганова, оставалось уже совсем немного, когда он заметил впереди, в кустах, людей в невоенной одежде, с винтовками в руках. Это были партизаны.

Партизаны предупредили: по лесу всюду немецкие патрули, засады, наблюдатели.

– А всё-таки придётся нам идти, – сказал Калганов. – Сведения нужны.

– Может быть, вам наши пленные что-нибудь скажут? – спросили партизаны.

– Какие?

– А вот. Только что взяли. На повозках ехали. Моряков провели в кустарник, где под охраной двух партизан сидело с десяток смуглых, восточного типа людей в немецких мундирах. На одних были немецкие пилотки, на других барашковые шапки.

– Что за публика? – спросил Калганов.

– Полицаи, из мусульманского легиона. Юсупов, подошедший вместе с Калгановым, задал пленным вопрос на своём родном татарском языке. Один из них тотчас ответил, радостно улыбаясь. Но Юсупов вовсе не обрадовался. Его глаза гневно блеснули, он схватился за автомат:

– У, предатель! Собака! Мой народ позоришь!

– Не горячись, Сайфулла! – удержал Калганов. – Я их поспрошаю.

Пленные ничего вразумительного о противнике рассказать не смогли. Но во время разговора Калганову пришла в голову смелая мысль.

– Эти нам без пользы, – сказал он партизанам, – а вот их обмундировка нужна. И дайте нам одну повозку из тех, на которых они ехали. Кривда! Забирай лошадей, отведи их к бронемашине. К вечеру ждите нас у оврага, над которым спалённое дерево. А вы, – сказал он Борисову и Юсупову, – переобмундировывайтесь, как я.

Борисов и Юсупов быстро натянули поверх гимнастёрок мундиры, снятые с легионеров. А вот Калганову пришлось помаяться: какой ни примерит – коротко, рукава чуть не до локтей. Кое-как он всё же натянул один из мундиров.

Вместо своих пилоток и бескозырок все трое надели барашковые шапки пленных. Взяли и их документы. Калганов и Борисов забинтовали себе руки и головы так, чтобы повязки хорошо скрыли их лица: оба должны были сойти за раненых из «мусульманского легиона». Калганов особо тщательно упрятал под бинтами бороду, чтоб не выдала. Он и Борисов легли в трофейную повозку, которую им дали партизаны, спрятали под себя автоматы. Юсупову Калганов сказал:

– А ты и без бинтов хорош. Личность у тебя самая подходящая. Садись ездовым, вроде ты нас в госпиталь везёшь. Самая тебе ответственная должность.

Распрощавшись с партизанами, три разведчика на повозке тронулись в путь.

Тем временем Кривда, держа в поводу двух лошадей, ехал верхом обратно к бронемашине. Он внимательно присматривался ко всему. Уже почти доехав до места, где был спрятан броневичок, Кривда увидел чётко отпечатавшийся на глинистой почве след немецкого сапога. Даже оттиски подошвенных заклёпок были ясно видны. Совсем недавно разведчики ехали по этой тропе, таких следов не было!

Свернув в кустарник, Кривда оставил там лошадей и стал искать, куда же ведут следы. Увидел не только отпечатки сапог, но и примятую траву, надломленные ветки. Следы вели к бронемашине. Кривда, взяв автомат наизготовку, пошёл по ним.

Вот следы раздвоились. Понятно – враг окружает броневик. Кривда уже увидел: меж кустами крадутся немцы.

Быстрой бесшумной походкой, стараясь не задевать ветвей, Кривда, обходя врагов, но не теряя их из виду, спешил к машине. Вот и она. Юначёв выглядывает сверху из башенки, покуривает. На его округлом, полноватом лице, в глазах, прищуренных от полуденного солнца, полное спокойствие. А немцы уже в нескольких шагах…

Кривда вскинул автомат и дал очередь по кустам, через которые крались враги, В ответ затрещали выстрелы.

Оглянувшись, Кривда увидел, как нырнула в башенку голова Юначёва, и тотчас же оттуда гулко застучал пулемёт броневика.

Перестрелка была короткой. Увидев, что захватить машину не удалось, гитлеровцы откатились, подгоняемые очередями пулемёта броневика и автомата Кривды. Кривда влез в машину, сказал Юначёву и шофёру:

– Поехали к оврагу! По дороге лошадок наших прихватим.

А в это время повозка с «ранеными» неторопливо тащилась по просёлочной дороге уже в тылу позиций врага. Проехали через посёлки Чилипси, Шаумян, убедились, что в них полно немцев. Возле этих посёлков приметили несколько немецких батарей, запомнили, где они стоят. Запомнили места, где близ дороги, под деревьями, сложены штабелями ящики с боеприпасами, в какую сторону тянутся телефонные провода, куда движутся и что везут грузовики и обозные повозки. Несколько раз встречали направляющихся к передовой немцев – на машинах, повозках или пешком. Разведчики были наготове. Но гитлеровцы, проезжавшие и проходившие мимо, не обращали внимания на повозку с «ранеными» в немецких мундирах.

Впереди показалась железная дорога, а дальше, за переездом, – белые домики Гойтха. Это селение тоже интересовало разведчиков: ведь и оно находилось там, откуда враг развивал наступление.

Ещё издали разведчики заметили, что у переезда через железнодорожный путь стоит патруль из двух немецких солдат.

Когда повозка приблизилась к переезду, один из немцев жестом остановил её, крикнув:

– Хальт!

– Госпиталь! Лазарет! – показал Юсупов на «раненых».

Но гитлеровец, подозрительно оглядев подъехавших, потребовал:

– Аусвайс! Документ!

Юсупов подал ему три солдатские книжки, отобранные партизанами у пленных.

Немец глянул в книжки, вернул, выругался:

– Думмкопф! Нах лазарет – фарен зо! Разведчики поняли: патрульный ругает их за то, что они едут в госпиталь не в ту сторону. Досадно, но придётся подчиниться.

И всё-таки надо непременно попасть в Гойтх!

Юсупов повернул повозку, но как только железнодорожный переезд остался позади за деревьями, напрямик через кусты направил повозку снова к Гойтху, с тем чтобы пересечь железную дорогу на другом переезде, где, может быть, нет патрульных.

Долго ехали узким каменистым просёлком, затем по ущелью, вдоль горной речки Пшиш. Но вот наконец дорога вывела из густо заросшего кустарником ущелья, и впереди снова показались белые домики противоположной окраины Гойтха.

По сторонам дороги теснились пыльные кусты, густо росли невысокие деревья с подсохшей, бурой от жары листвой, местами увитые диким виноградом. Разведчики держались насторожённо: в любую минуту их могут остановить.

Когда до первых домов Гойтха оставалось совсем немного, Калганов велел Юсупову завести повозку в кусты. Все трое сошли с повозки и, прихватив оружие, стали осторожно пробираться к селению.

Прошли совсем немного, и Калганов дал знак остановиться. Разведчики замерли. Кто-то не спеша шёл по дороге навстречу. Размеренно постукивали по каменистому грунту подошвы. Шёл один человек.

Осторожно, не шелохнув ни веточки, Калганов выглянул из-за куста… Немец!

Вот он проходит мимо… Рядовой солдат, ворот мундира расстёгнут, пилотка на затылке – жарко! Винтовка на ремне заброшена за плечо – чего ему опасаться здесь, в своём тылу?

«Надо брать!» – мгновенно решил Калганов. Немец идёт из Гойтха. Может быть, он даже посыльный из штаба, с пакетом.

Оглушённый ударом приклада, гитлеровец упал. Его подхватили, уволокли в кусты. В карманах захваченного нашли солдатскую книжку, несколько писем.

Сознание к пленному всё не возвращалось. Его положили на повозку, перевязали ему голову. Особенно старательно забинтовали рот, чтобы немец, если очнётся, не мог закричать. Теперь на повозке был настоящий раненый, на бинтах проступала кровь: падая, гитлеровец разбил лицо о камни дороги.

Калганов не отказался от своего плана – проехать и по Гойтху, посмотреть, что там делается. Тем более, что теперь на повозке был раненый немец – значит, подозрений они вызовут, посчитал Калганов, меньше.

Но и у другого въезда в селение их остановил патруль, тоже из двух солдат, и потребовал документы. Юсупов со спокойным видом подал их, в том числе и солдатскую книжку захваченного немца. Патрульные долго и внимательно рассматривали документы, о чём-то шептались…



Внимательно следя за патрульными, Калганов старался угадать: что вызвало их подозрения? Ну как же! Германский солдат так запросто передал свой документ какому-то «легионеру»?

Калганов потихоньку начал нащупывать лежащий под боком автомат.

Один из патрульных отошёл в сторону, вскинул винтовку, приказал:

– Штеен!

Другой с солдатскими книжками в руках побежал куда-то – наверное, доложить.

Больше медлить было нельзя.

Выдернув из-под себя автомат, Калганов дал по гитлеровцу короткую очередь. Одновременно дал очередь и Борисов.

– Сайфулла, гони! – крикнул Калганов.

Юсупов круто повернул повозку, хлестнул лошадей. Громыхая и подскакивая на камнях, она покатила прочь от селения. А сзади уже хлестали выстрелы. Началась погоня.

– Влево! – скомандовал Калганов. Повозка влетела в кусты.

– Стой! – Калганов соскочил на землю, схватился за пленного гитлеровца.

– Понесём!

С тяжёлой ношей нелегко было продираться через колкий, полувысохший кустарник. Но впереди – спасительная чаща леса. Скорее, скорее туда! А пули уже свистят над головами…

Три разведчика напролом, через кустарник, упорно тащили свою добычу. Ведь «язык» может дать ценные сведения. Как же его бросить?

Но погоня всё ближе. Ещё минута, другая – и придётся принимать бой.

Пули прошивали кусты уже рядом. Позади, всё слышнее, орали немцы.

– Бросай! – с болью в сердце приказал Калганов.

«Язык» остался лежать в кустарнике. Три разведчика скинули чужие мундиры и шапки, обернулись, дружно ударили из автоматов.

Мгновенно всё стихло.

– Потащим немца? – шёпотом спросил Юсупов.

– Нет! – твёрдо ответил Калганов. – С ним не оторваться. Пошли!

Разведчики, уже налегке, побежали дальше.

Вот и лес!

Но враги не отстают. Позади всё явственнее слышатся их голоса, всё ближе трещат ветви под их ногами.

Впереди, над кустарником, показалось чёрное, спалённое молнией дерево. То самое! Оно на противоположном краю оврага. Там, на лесной дороге, должны ждать товарищи.

Раздвигая колючие кусты, Калганов, Борисов и Юсупов скатились по крутому спуску в овраг, перебежали скачущий по камням ручеёк и, хватаясь за ветви и торчащие из земли корни, быстро вскарабкались на противоположную сторону… Наверху с треском отлетела от сухого дерева сшибленная пулями ветвь.

– Кривда! Юначёв! – позвал Калганов, пробираясь зарослями от оврага к дороге.

– Есть! – откликнулись впереди.

– Заводи мотор! Давай лошадей!

Ещё несколько мгновений – и все трое уже в сёдлах. Пригнувшись, чтобы не задеть свисающих над дорогой ветвей, они поскакали в сторону наших позиций.

Броневик нагнал их минут через пять: он задержался, чтобы дать несколько пулемётных очередей по фашистам, которые всё ещё гнались за разведчиками.

Докладывать начальнику штаба о результатах разведки лейтенант Калганов шёл с не лёгким сердцем: в Гойтх проникнуть не смогли, «языка» дотащить не удалось и ко всему – противник обнаружил их и чуть не захватил.

И Калганов онемел от изумления, когда начальник штаба сказал:

– Молодцы! Благодарю за службу.

Заметив недоумевающий взгляд лейтенанта, начальник штаба улыбнулся:

– Удивляетесь? Но вы же среди бела дня по немецким тылам проехались, в двух посёлках побывали. Сведения ваши ценные. – И добавил: – А о том, что не всё задуманное удалось, не горюйте. Придёт пора – научитесь действовать без осечки.

Железная памятка

Про отряд Бороды

Шло третье лето войны. Под Туапсе врага остановили осенью прошлого, сорок второго года. Уже много месяцев фронт в горах Кавказского побережья оставался неподвижным. Но это было затишье перед бурей. Готовилось теперь уже наше наступление на Новороссийск, в котором засел враг.

К Новороссийску из-под Туапсе были присланы разведчики-моряки – взвод Калганова, к тому времени уже старшего лейтенанта. Здесь им предстояло действовать в местности для них привычной – в лесах прибрежных гор.

Калганов начал с того, что вместе с матросами стал изучать: где же легче пробраться через позиции немцев?

Однажды Калганов, прихватив снайперскую винтовку, ещё до рассвета выбрался на «ничейную» полосу. Он влез на заранее облюбованное дерево, перед которым находилась примеченная им траншея немцев. Густая листва надёжно укрыла разведчика.

Взошло не видное из-за дерева солнце. В траншее было пусто. Калганов ждал.

Но вот он увидел, что в траншее показалось несколько немецких офицеров. Рассматривая их через стёкла прицела, он разглядел, что офицеры сопровождают какого-то важного начальника. Очевидно, он осматривает позиции. Соблазн был велик… Калганов навёл перекрестье прицела на важного гитлеровца, возле которого подобострастно толпились остальные, и выстрелил. К упавшему бросился один из офицеров. Вторая пуля свалила этого. Остальные разбежались.

Не успел Калганов порадоваться своей удаче, как над его головой громко хрустнуло.

«Заметили!» Он камнем свалился вниз. На спину ему упал сбитый пулемётной очередью корявый сук. Прижимаясь к земле, продираясь сквозь цепкую лесную траву, Калганов пополз в сторону своих позиций. А вслед ему стучали пулемёты, с посвистом и щёлканьем, обрывая листья, неслись между ветвями пули…

Только на исходе второй недели наблюдений командир разведчиков смог наконец выбрать место, где безопаснее пройти в тыл врага.

Безлунной июльской ночью Калганов и четыре матроса удачно проскользнули гущей леса между передовыми постами противника. Всю ночь они ходили по лесистым склонам, пробирались в занятые немцами деревни, осматривали лощины и поляны, запоминая, где находятся батареи, склады, штабы.

Разведчики не успели вернуться до наступления утра. Рассвет застал их в густом лесу, по опушке которого пролегала дорога. Приняли решение переждать день.

Можно было бы уйти куда-либо в глухую чащу и там просидеть до вечера, но разведчики не хотели терять времени впустую. По дороге то и дело проходят немецкие машины. Важно проследить, что везут, куда. «Устроиться для наблюдения возле самой дороги небезопасно, – размышлял Калганов. – Вдруг набредут немцы. Наблюдать издали, из леса? Но из-за деревьев ничего не увидишь…»

Калганов в раздумье посмотрел на деревья, плотной стеной стоящие на опушке леса. Между ними ещё белел ночной туман, но он уже редел; наверху, меж ветвями, всё явственнее светлело небо.

«На деревьях засядем!» – решил Калганов.

Разведчики выбрали себе по дереву – старые, развесистые, кряжистые дубы, густо оплетённые лесным виноградом. Каждый взобрался повыше на своё дерево и затаился в гуще листвы.

Стало уже совсем светло. Пятеро разведчиков наблюдали. По дороге проезжали грузовики, обозные повозки, проходили колонны немецких солдат. Видно было, что происходит какая-то перегруппировка. Внимательные глаза разведчиков отмечали всё.

Солнце стояло уже высоко, когда послышался лязг гусениц, тяжёлый гул моторов. Танки?…

Да, это были танки.

Три танка, с чёрными крестами на броне, поравнялись с деревьями, на которых сидели разведчики, и, свернув, остановились прямо под ними. Моторы смолкли, брякнули открываемые крышки люков. Из машин вылезли танкисты и начали располагаться на траве, доставать еду. Стоило только кому-нибудь из них повнимательнее взглянуть вверх…

Матросы и Калганов держали автоматы наготове.

Наконец танки ушли.

Только когда под деревьями всё гуще стали ложиться вечерние тени, Калганов дал матросам знак: спускаться. Поздней ночью разведчики вернулись к своим. После этого поиска Калганов со своими матросами не раз скрытно, по лесным оврагам, проходил за передний край врага, в его тыл.

Но возвращаться становилось с каждым разом труднее. Враг всё более насторожённо следил за подступами к своим позициям.

Однажды рано утром, когда Калганов, на груди которого была запрятана карта с обозначением разведанных вражеских позиций, Юсупов, Юначёв и ещё несколько матросов возвращались из поиска, их обнаружили немцы и погнались за ними. Был один путь: между двумя немецкими дзотами – блиндажами с пулемётами. Незаметно проскользнуть между этими огневыми точками было трудно. Но немцы, что сидели в дзотах, ещё не успели увидеть разведчиков, и Калганов решил воспользоваться этим. В амбразуру левого дзота полетели гранаты, брошенные сильными матросскими руками. Бревенчатый настил осел, погребая под собой гитлеровских пулемётчиков. Но из правого дзота тотчас же начал стрелять пулемёт, преграждая путь отхода.

– Сайфулла, – приказал Калганов Юсупову, – возьми Борисова, Юначёва и ещё двоих, забросайте пулемёт гранатами!

Юсупов, а за ним четыре матроса рванулись ко второму дзоту. Подбежав к амбразуре сбоку, бросили несколько гранат. Они разорвались перед амбразурой, её завалило. Но тотчас же пулемёт застучал из другой амбразуры. Его огонь не давал приблизиться к ней на бросок гранаты.

Но разве отступят матросы? Приказ должен быть выполнен.

– Обождите, я один! – остановил товарищей Юсупов и, стиснув в руке гранату, пополз по траве.

Он сумел подобраться к дзоту с той стороны, откуда его не мог заметить вражеский пулемётчик. Вскоре товарищи увидели, что Юсупов всполз на дзот, лежит почти над амбразурой и опускает к её верхнему краю руку с гранатой, чтобы забросить её внутрь. Но дотянуться ему трудно. Вот Юсупов подвинулся, спустился ещё ниже, вот он почти свесился над амбразурой… Взмах руки – и Юсупов рванулся назад, оберегаясь от своей гранаты. Глухой взрыв перед амбразурой. Юсупов спрыгнул с дзота, махнул товарищам: «Всё в порядке!» И в тот же миг из амбразуры – очередь, прямо по Юсупову!

– Сайфулла! – вскрикнул Калганов.

Юсупов ещё держался на ногах. Последним усилием он бросился на амбразуру.

Товарищи Юсупова ринулись к дзоту – уже не мог стрелять пулемёт из амбразуры, закрытой телом Сайфуллы. Несколько автоматных очередей – и с гитлеровцами, уцелевшими в дзоте после взрыва юсуповской гранаты, было покончено.

Но пока разведчики пробивались между двумя огневыми точками, их настигли немецкие автоматчики.

Отстреливаясь, прикрывая друг друга огнём, Калганов и его матросы продолжали отходить.

Совсем уже близко начиналась «ничейная» полоса между нашими и вражескими позициями. Осталось только пройти через устроенный немцами лесной завал из огромных сосен, сцепившихся ветвями. Преодолеть эту преграду, а там до своих рукой подать.

Кому-то надо, хотя бы на несколько минут, задержать врага, пока остальные проберутся через завал.

– Я, ребята! – вызвался Юначёв.

Он забежал в пустой немецкий окопчик вблизи того блиндажа, у которого погиб Юсупов, и открыл по преследователям огонь из автомата. Но врагов было много. Перебегая между кустами и деревьями, они приближались. Вот уже, крутясь в воздухе, летит на Юначёва немецкая граната с длинной деревянной ручкой. Она ударяется о бруствер, осыпая землю, катится в окоп…

Ловко подхватив гранату, Юначёв бросил её обратно. Следом туда, где в листве мелькали приплюснутые серо-зелёные каски, бросил и свою гранату.

Ещё две гранаты осталось у Юначёва. Он выждал, пока фашисты подбегут ближе, и только тогда метнул обе сразу… Немецкие автоматчики залегли.

Все остальные разведчики тем временем достигли завала. Пробираться через наваленные и оплетённые колючей проволокой деревья было трудно да и небезопасно под пулями.

– Пойдём низом! – решил Калганов.

По его команде матросы начали проползать под стволами, между упёршимися в землю сучьями. Вскоре к ним присоединился Юначёв.

Калганов полз последним, проследив, чтобы сначала проползли все матросы. Он уже выбирался из-под завала, когда близ его головы что-то стукнуло о дерево и тотчас же раздалось резкое шипенье. «Граната!» Он мгновенно вдавился лицом в жёсткую, спалённую солнцем траву.

…Очнулся в госпитале. Голова была забинтована, болела.

– Чудом уцелел! – сказал Калганову врач: граната, брошенная фашистами через завал, разорвалась возле головы, два ранения осколками – в затылок и в черепную кость.

Вскоре навестить своего командира пришли матросы.

– Мою карту в штаб передали? – первым долгом спросил Калганов.

– Передали, – успокоили его.

Матросы рассказали: увидев, что после разрыва немецкой гранаты он лежит недвижим, они сняли с себя ремни, зацепили за его ноги и волоком – иначе под огнём было нельзя – потащили. Рассказали и о том, что ночью пробрались обратно к дзоту, возле которого погиб Юсупов, и принесли к своим его пробитое пулями тело. Юсупова похоронили под троекратный залп недалеко от переднего края, на поляне между кряжистыми дубами.

А после того, как у Калганова побывали его матросы, в палате появился высокий черноволосый генерал. Оглядев палату, он спросил:

– Так где ваш знаменитый разведчик? Ему показали.

– Ишь ты, молодой, а с бородой! – удивился генерал и, подойдя к постели Калганова, поздоровался с ним.

Это был командующий армией.

Генерал спросил Калганова, как тот себя чувствует, поблагодарил за доставленные сведения и протянул Калганову плоскую красную коробочку:

– Награждаю тебя, товарищ старший лейтенант, за успешную разведку сухопутным орденом Александра Невского. На всём Черноморском флоте ещё никто такой награды не получал. Первым будешь…

Памятью о трудных днях и ночах разведки на фронте под Новороссийском, памятью о подвиге Сайфуллы Юсупова стал для Калганова полученный им орден.

Но осталась у него ещё одна памятка, железная: маленький осколок гранаты, застрявший в кости черепа да так и оставшийся в ней до сих пор, несмотря на старания врачей.

Вахта над морем

1. Прыжок в темноту

Про отряд Бороды

Темно и тесно в наглухо закрытой кабине бомбардировщика. За стеклом маленького бортового окошка – непроглядная чернота зимней ночи. Прижавшись плечом к плечу, сидят старший лейтенант Калганов и матросы-разведчики в полушубках, с парашютами за спинами. На них оружие, снаряжение – всё, что может понадобиться в тылу врага. Когда готовились к вылету, Калганов спрашивал каждого: «Сам желаешь? Пока не поздно, можешь отказаться». Не отказался ни один.

В темноте не видно лиц. Все молчат, слышен только ровный гул моторов. Но каждый думает об одном: как встретит земля?

Отвернув рукав полушубка, Калганов смотрит на светящийся циферблат. Второй час полёта. Наверное, уже перелетели море, внизу – занятая врагом земля…

– Приготовиться!

Калганов приник лицом к холодному плексигласу маленького окошечка. Что внизу?… Но только непроницаемая темь царит там, не отличишь, где земля, где небо. Где-то внизу Ялта, там немцы. Ни огонька…

Самолёт медленно кренится и описывает круг. Калганов продолжает вглядываться. Он ищет внизу условные огни, которые укажут район, куда следует прыгать. Их должно быть пять, расположенных «конвертом», пять костров. Где же они?

А самолёт делает круг за кругом. Тревожно гудят моторы.

Пять костров… Их должны подготовить те моряки, которые в этот район спрыгнули на парашютах раньше, когда Калганов находился ещё на фронте под Новороссийском.

Далеко-далеко внизу мелькнули и скрылись, заслонённые крылом разворачивающегося самолёта, пять малюсеньких, как искорки, тусклых огоньков: четыре по углам, один в середине – долгожданный «конверт».

Гул моторов, свист разрезаемого корпусом самолёта воздуха, резкий ветер ворвались снизу, через открывшийся люк.

Встал матрос, сидевший рядом с Калгановым.

Один за другим протискивались мимо Калганова его товарищи и бросались в чёрное отверстие люка, через которое навстречу, в лицо, бил холодный, ревущий ночной ветер.

«Пора мне!»

Калганов нагнулся, опёрся рукой о край люка, бросился вниз головой и… застрял. Подвела сумка, пристёгнутая к поясу.

В глаза, в нос, в рот, в уши со страшной силой бил густой, сдавливающий дыхание воздух. Калганов извивался всем телом, старался освободиться, вывалиться из люка – тщетно! Руками он не мог себе помочь – висел наружу вниз головой, застряв по пояс. Он чувствовал, как, кренясь, самолёт разворачивается, чтобы вновь пройти над местом выброски. Круг, второй, третий…

Бомбардировщик пошёл на четвёртый круг.

В отчаянии Калганов бил ногами вверх – авось удастся оттолкнуться от чего-нибудь в самолёте. Почувствовал, как носком сапога ударил во что-то. И в ту же секунду услышал гулкую пулемётную очередь. В глаза ему на секунду упал бегущий отсвет пулевой трассы.

«Что я натворил!» – ужаснулся Калганов.

Да, случилась беда. В этой беде оказался виноват его высокий рост. Пытаясь оттолкнуться, Калганов длинной своей ногой нечаянно задел за что-то, и пулемёт, расположенный вблизи люка, дал короткую очередь. Огненный пунктир пулевых трасс прочертил тьму ночного неба. Всего несколько секунд светился он. Но и этого было достаточно, чтобы наблюдатели на немецких зенитных батареях, расположенных возле Ялты, определили место, где кружит неизвестный самолёт. К гулу его они давно уже прислушивались. Калганов увидел, как вокруг самолёта в чёрном воздухе вспыхнули желтовато-буроватые разрывы, как снизу, от скрытой во тьме земли, полетели навстречу грузно разворачивающейся машине мерцающие огни трасс.



При первых же разрывах зенитных снарядов Кал-ганова охватил страх. Нет, он боялся не только того, что самолёт подобьют и он, так и не выбравшись из люка, погибнет вместе с ним. Его пугало то, что пилот положит машину на обратный курс. И матросы, прыгнувшие раньше – они сейчас уже, наверное, приземляются, – останутся без командира, без связи с Большой землёй: ведь шифровальные таблицы, с помощью которых после приземления группы только и можно будет вести переговоры по радио, находятся у него.

«Товарищей подведу!…» Этот страх словно удесятерял силы. Однако проклятый люк держал…

Лейтенант-инструктор и кто-то из экипажа самолёта дёргали Калганова за ноги, толкали в спину, прикрытую парашютом, колотили по бокам. Наконец кто-то, видимо отчаявшись, изо всей силы двинул ему сапогом пониже спины.

О, как благодарен был Калганов тому, кто догадался сделать это! Было больно, но сильный этот удар вышиб наконец его из люка.

В первые секунды падения мелькнула мысль: что, если парашют не раскроется? Вдруг он был повреждён во время возни в люке?

Раскрылся!

Калганова плавно несло под куполом. Смолкли зенитки, не слышно было и гула самолёта, освободившегося наконец от последнего груза. Кругом ни зги: всё – и небо, и море, и землю – окутывала ночная тьма.

Калганов всматривался вниз: может быть, ещё горят пять огоньков? Нет, только чернота, непроглядная чернота…

Держась за стропы, гадал, вглядываясь в темноту: где опуститься? Самолёт всё время кружил над тем местом, где были замечены пять огней. Но, может быть, ветер, которого под парашютом не чувствуешь, относит в сторону?

Внизу, во мраке, стали постепенно проступать какие-то пятна. Беловатое – это, наверное, снег, покрывающий склоны высот, чёрное – лес или ущелье… Калганов со своей группой должен был выброситься недалеко от Ялты, в районе горы Чёрной, в лесу близ деревушки Биюк-Сала. Там их должны встретить товарищи. Встретят ли? Может быть, условные огни, указывающие место посадки, были зажжены не ими, а гитлеровцами? Враг хитёр и коварен, мог пронюхать… Калганов помнит, что и время и место вылета era группы несколько раз переносили, чтобы дезориентировать противника. Помнил и то, о чём его предупредил начальник разведки штаба флота, инструктируя перед вылетом: по нашим данным известно, что враг узнал о высадке близ Ялты парашютистов, обеспокоен тем, что в горах, кроме партизан, появился какой-то военный отряд. Возможно, что враг подкарауливает приземляющихся.

Внизу, на полускрытой мраком заснеженной земле, различались теперь какие-то тёмные квадратики, рассыпанные по белому. Деревня. Парашют несёт прямо на неё…

Калганов стал подтягивать стропы, чтобы как-то сманеврировать и миновать деревню. Но это ему не очень удавалось: земля была уже совсем-совсем близка, парашют неумолимо шёл вниз, к белым от снега крышам. Может быть, снизу его уже заметили?…

Шуршанье парашютной ткани, треск ветвей. Шёлковый купол накрыл крону высокого дерева, и Калганов, как в седло, опустился в развилку ветвей.

«Заметили или нет?» Он быстро освободился от парашюта, придерживаясь за ствол, соскользнул вниз. Огляделся. Покрытая снегом земля. Полуразломанная изгородь из жердей. За ней темнеют постройки. Прислушался… Тихо. Наверное, никто не видел… Но надо спешить! Могут и увидеть. Прежде всего стянуть с дерева и спрятать парашют.

Снять парашют оказалось не так просто: его ткань и стропы запутались в ветвях. Минут пятнадцать пришлось провозиться. Калганов свернул парашют и закопал его в снег тут же, под деревом. Едва он кончил, как услышал: кто-то тяжело прыгнул через изгородь. Калганов камнем упал в снег, выставил готовый к бою автомат в ту сторону, откуда послышался шум. Колыхающаяся тёмная фигура медленно двигалась к нему… Опустив автомат, Калганов сдвинул со лба ушанку, отёр пот. Мимо, мотая гривой, проковыляла понурая лошадь.

Он поспешил от деревни к лесу, темневшему поблизости на крутом горном склоне. Углубившись в чащу, сориентировался по компасу. Пошёл в том направлении, куда должны были, приземлившись, идти все. Правда, он не совсем был уверен, что приземлился там, где нужно, и что деревушка, в которую он едва не опустился, та самая Биюк-Сала, возле которой назначен сбор. Но он шёл, приглядываясь к местности и ожидая условных сигналов-выстрелов, которые в точно назначенное время должен был давать один из десантников, пока не соберутся все. Это было рискованно – немцы могли услышать выстрелы, но другого выхода не оставалось.

Калганов дождался первого условного выстрела и пошёл на его звук. Но пришлось немало проплутать в ночной тьме по лесистым косогорам и оврагам, прежде чем он встретился с матросами своей группы и с теми, кто приземлился раньше.

К исходу ночи весь отряд – матросы и с ними несколько девушек-радисток – собрался на скрытой от глаз врага базе близ горы Чёрной, в глухом, глубоком овраге между двух поросших лесом высот.

2. «Вижу, идут!»

Немецкое командование в Крыму было обеспокоено: русские самолёты всё чаще бомбят суда, которые приходят в Ялту. Причём бомбардировщики прилетают всегда в тот момент, когда немецкие транспорты с военными грузами только готовятся встать под разгрузку. Кто наводит бомбардировщики с такой точностью?

Немцы не знали, что за Ялтинским портом с многочисленных горных высот над городом непрерывно следили глаза моряков-разведчиков, которыми командовал Калганов. Они посменно несли вахту небольшими группами: три-четыре матроса-наблюдателя, девушка-радистка.

В один из зимних дней на очередную вахту вышла группа под командой старшины первой статьи Морозова. Неспроста командиром группы был назначен именно он. Морозов был старше других не только по возрасту. Ещё в тридцать девятом году он, матрос Краснознамённого Балтийского флота, добровольцем участвовал в боях с белофиннами. А 22 июня 1941 года в Измаиле моряк Дунайской флотилии Морозов снова встал в боевой строй. Он прорывался из Дуная в Чёрное море на одном из кораблей флотилии. Сражался под Херсоном, был ранен. Потом оборонял Севастополь. Получил второе ранение. Вылечившись, попросился в разведотряд Черноморского флота. Возле Керчи и Новороссийска, на побережье и на горных перевалах, Морозов прошёл боевую школу разведки и был ранен в третий раз.

В группе Морозова был Василий Глоба, токарь из Днепропетровска, незадолго до войны призванный на службу во флот. Как и Морозов, он по своей воле избрал опасную службу разведчика, до выброски в Крым не раз ходил в тыл врага под Новороссийском. Таким же бывалым разведчиком в группе был и Владимир Калиниченко.

Третьим матросом в группе был Веретеник. В начале войны, когда его родной Херсон захватили немцы, Жоре Веретенику исполнилось только четырнадцать лет. Распрощавшись с матерью, он пошёл на восток. В одну из ночей ему удалось перейти фронт. Паренька взяли к себе моряки-пограничники, воевавшие близ Херсона. Он стал у них разведчиком: под видом местного мальчишки ходил по занятым врагом сёлам. Однажды ехавшие в штабном автобусе немцы, увидев его, посадили к себе в кабину рядом с шофёром, чтобы он показал дорогу. Он показал её так, что автобус степным просёлком прикатил прямо в расположение наших войск. А пятой в группе Морозова была радистка Соня Дубова.

Они облюбовали возвышенность, с которой весь Ялтинский порт и море видны были как на ладони, и, затаившись в кустах, стали наблюдать. Соня приготовила радиостанцию для передачи.

Час шёл за часом, но в порту не было замечено ничего нового. Минул короткий зимний день. Наступила ночь…

Не принёс ничего и следующий день.

Наступил пятый, последний день вахты. Над лесистыми вершинами гор медленно светлело по-зимнему пасмурное небо. Веретеник просматривал в бинокль безбрежную, совершенно пустынную равнину моря, ещё полускрытую дымкой ночного, медленно тающего тумана. Морозов и Глоба с автоматами наготове внимательно вглядывались в тёмный кустарник, покрывающий склоны высоты и лощинку, тянущуюся под ней: не подкрадываются ли немцы? Калиниченко, свернувшись под кустом на припорошённой снегом опавшей листве, отдыхал после ночной вахты. Как всегда, начеку сидела возле раскрытой, готовой к немедленному действию радиостанции Соня, одетая в ватник и флотскую чёрную шапку, из-под которой виднелись наушники. Как непохожа была она сейчас на ту светловолосую девушку в пёстреньком сарафанчике, которая вскоре после начала войны впервые вошла в цех симферопольского завода, чтобы делать гранаты. Тогда ей было только семнадцать… Пожалуй, не сразу бы узнали её и те, с кем год назад Соня училась на курсах радисток: постоянная тревога сделала более взрослым её лицо.

Веретеник в этот утренний час наблюдал особенно старательно. Позже вряд ли покажется какой-нибудь гитлеровский корабль: фашисты побаиваются налётов нашей морской авиации, их суда предпочитают ходить ночью.

Но вот и туман над морем почти рассеялся, а оно по-прежнему пустынно. Через полчаса-час станет совсем светло.

Неужели и последний день окажется неудачным?

Размышляя так, Морозов потянулся к вещевому мешку, вынул консервную банку, достал из ножен финку – пора, пожалуй, всем завтракать.

– Вижу, идут! – вдруг услышал он голос Веретенника.

– Где?

– Там, – показал Веретеник.

Морозов присмотрелся: из серо-голубоватой дымки одно за другим выступали чёрные пятнышки, медленно ползущие по равнине моря.

Поднялся, услышав голоса, Калиниченко. Взоры всех обратились к морю. Только Глоба продолжал наблюдать – не обнаружили ли их немцы?

Не отрывая глаз от бинокля, Веретеник считал:

– Один, два, три… пять…, десять… двадцать единиц!

– Приготовься! – предупредил Морозов Соню. – Сейчас уточним курс, и передавай…

– Поворачивают! – сказал Веретеник. – К Ялте!

– А какие корабли? – спросил Морозов.

– Сейчас определю… – Веретеник повёл биноклем вдоль теперь уже отчётливо видного каравана. – Самоходные баржи… Транспорты… В охранении морские охотники.

– Соня, передавай! – скомандовал Морозов. Заглядывая в таблицу кода, Соня склонилась над серой коробкой рации, быстро застучала ключом.

– Передано! – доложила она.

– Собираться, уходим! – приказал Морозов и бросил в мешок так и невскрытую консервную банку, сунул финку в ножны. Оставаться на высоте было небезопасно: радиоразведка противника, возможно, уже определила место, откуда велась передача, жди облавы.

Пробравшись кустарником, разведчики поднялись на другую высоту, с которой так же хорошо был виден Ялтинский порт. Немецкий караван уже разворачивался, чтобы зайти в бухту. Затаившись, разведчики поочерёдно смотрели в бинокль. Теперь вражеские суда видны были совсем отчётливо. На самоходных баржах можно было разглядеть штабеля ящиков, очевидно со снарядами, тесно поставленные автомашины, орудия, тягачи. На палубах транспортов толпились немецкие солдаты. Они, конечно, были рады, что закончился опасный переход морем, и с нетерпением готовились сойти на твёрдую землю.

А разведчики ждали.

Корабли уже в бухте. Одни идут к причалам, другие остановились на рейде, ожидая очереди на швартовку…

Всё беспокойнее поглядывали разведчики на совсем уже светлое небо, подёрнутое редкими, оставшимися с ночи облаками. Неужели самолёты не прилетят? Неужели враг успеет выгрузить войска и технику и отправить их под Керчь или на Перекоп?

Издалека, из-за горных вершин, откуда только что поднялось тусклое зимнее солнце, еле слышно донёсся ровный приближающийся гул.

– Наши!

Из-за Ялтинского хребта летели, на ходу вытягиваясь в вереницу, самолёты.

– «Петляковы»! – вскинул к глазам бинокль Морозов.

Все вскочили, бросились обнимать Соню.

– Молодец! Вызвала!

– Ура! – забывшись, крикнул кто-то.

Но Морозов умерил восторги:

– Тихо! Немцы услышат!

Бомбардировщики «ПЕ-2», грозно ревя моторами, проносились над головами разведчиков. Один за другим они разворачивались над бухтой. С высоты было отлично видно, как чёрными точками летят вниз бомбы, как вздымаются столбы пены и дыма, закрывая баржи и транспорты. Вот одна баржа накренилась, быстро скрылась под водой. На палубе транспорта заметалось косматое пламя, с его бортов посыпались в воду маленькие фигурки. Ещё одно попадание, ещё…

В небе вокруг деловито снующих над вражескими судами «петляковых» замельтешили чёрные и белые дымки – охраняющие порт немецкие зенитки открыли огонь. Но поздно! Уже многих самоходных барж не видно на поверхности. Некоторые ещё на плаву, но уже тонут. Над бухтой от горящего транспорта тянется бурый дым, гонимый ветром в море.

Сбросив на корабли последние бомбы, «петляковы», провожаемые разрывами зенитных снарядов, снова пролетели над высотой, где находились разведчики, и скрылись за ломаной линией вершин Ялтинского хребта.

Морозов ещё раз осмотрел в бинокль бухту: кое-где плавали обломки, встревоженно бегали катера, двигалась какая-то шлюпка, с огромной высоты крохотная, похожая на шестиногое насекомое. Лишь несколько уцелевших самоходных барж нерешительно разворачивались на рейде, направляясь к причалам.

Пересчитав их, Морозов сказал Соне:

– Передавай в штаб: из двадцати единиц потоплено пятнадцать.

Пять томительных дней прошли недаром.

Но не все вахты заканчивались так удачно, как эта. Гитлеровцы усиленно искали разведчиков. В извещениях, расклеенных на улицах Ялты и в окрестных селениях, они объявили: за каждого пойманного парашютиста будет уплачено пятьдесят тысяч марок. Но ни одного парашютиста поймать им не удалось.

Далеко от города, в горы, в лесную глушь, оккупанты не совались: боялись партизан. Но возле Ялты всё время ходили патрули немцев, а на многих высотах постоянно находились их сторожевые посты.

Разведчикам приходилось каждую минуту быть начеку. Малейшая неосторожность могла привести к беде.

Однажды утром Морозов, Веретеник, Глоба и Соня, нёсшие очередную вахту на одной из высот, не обратили внимания на то, что опорожненная ими консервная банка скатилась далеко по склону. Они заметили свою оплошность поздно: на соседней высоте уже встревоженно перекликались немцы. Оказалось, там сторожевой пост, оттуда заметили блеснувшую банку.

Как ни жаль было оставлять удобную для наблюдения вершину, пришлось её спешно покинуть.

Не только с высот над Ялтой следили моряки за вражескими кораблями. У них было много помощников – партизаны, подпольщики не только Ялты, но и Севастополя, Балаклавы и других крымских портов. Постоянно рискуя попасть в лапы фашистов, эти люди следили, когда и какие вражеские корабли приходят, какие уходят. Для связи с этими помощниками в Ялту по ночам ходили Калганов и его матросы. Ходили поодиночке или небольшими группами, брали с собой какую-нибудь из радисток. В нескольких местах в городе секретно были установлены хорошо запрятанные где-нибудь на чердаках антенны с потайной проводкой в дом. Если нужно было срочно передать полученные от подпольщиков сведения, радистка подсоединяла радиостанцию к уже готовой антенне, связывалась со штабом фронта и, передав что нужно, отключалась. Разведчики тотчас же уходили как можно дальше. Промедление было равно смерти. Радиопеленгаторы немцев уже через несколько минут после начала работы радиостанции разведчиков могли засечь место, где она находится. Часто случалось – едва успеют разведчики свернуть рацию и уйти, как квартал, в котором они только что были, уже оцепляют. Гестаповцы обшаривали все квартиры, чердаки, проверяли каждую щель, ища таинственную радиостанцию. Но антенны были надёжно скрыты в стропилах и стенах, а разведчики успевали уйти далеко…

3. Тайна старого дуба

Немецкие солдаты-патрульные, как обычно стоявшие на дороге у входа в Ялту, не обратили особого внимания на идущего в город высокого парня в чёрной барашковой шапке, из-под которой выбивались русые волосы, в заношенном ватнике, в широких татарских шароварах. Он нёс за плечами большую, набитую яблоками плетёную кошёлку. Патрульные лишь мельком взглянули на его пропуск. Был обычный утренний час зимнего дня, когда на базар в Ялту из окрестных деревень шли жители, чтобы что-либо продать.

Придя на базар, справившись о ценах и выбрав место побойчее, парень опустил кошёлку наземь и начал торговлю. Он распродал яблоки быстрее других, так как не запрашивал дорого– Подхватив опустевшую кошёлку, парень неторопливо пошёл по базару. Похоже, что ему редко приходилось бывать в городе: он с любопытством глядел вокруг, присматривался к людям, встречавшимся ему, особенно к молодым женщинам. С одной из них, в синем пальто, которая, так же как и он, направлялась к выходу с базара, он пошёл рядом.

– Не знаете ли где здесь, в городе, можно купить нитки?

Испытующе поглядев на него, женщина ответила. Кажется, и она была не прочь познакомиться, Спросила:

– Что это вы так быстро распродались?

– Не люблю я это базарное дело, – ответил парень. – Не привычный к нему.

– Вы, наверное, не здешний?

– Нет, почему же?

Парень назвал деревню, жителем которой значился в пропуске.

– Такой молодой, – удивилась женщина, – а в армию вас не взяли?

– Был и в армии, – признался парень, – здесь, в Крыму, воевал. А как фашисты стали нас к морю прижимать, вижу – дело худо, я и ушёл.

– Дезертировали, значит?

– Как хотите понимайте. Только своя кожа – она дороже…

– Вы что же, с родными живёте?

– Какие родные! Так прибился…

– И довольны?

– Нет! – вздохнул парень. – Да куда податься? Шли по ялтинским улицам, оживлённо разговаривали. Парень с явным интересом расспрашивал свою спутницу, назвавшуюся Лидой, о её жизни. Она рассказала, что работала в театре, который перед началом войны гастролировал в Ялте, да так и застряла в городе. Пожаловалась, что за последнее время в городе стало особенно беспокойно. Участились проверки документов, ночные облавы. Гитлеровцы всё время ищут каких-то парашютистов.

Незаметно дошли до последней улицы; за крайними домами начиналось крутое подножие ближней горы.

Не дойдя до маячивших в конце улицы патрульных, остановились.

– Хотел бы я с вами ещё встретиться… – сказал парень.

– Ну что ж… – улыбнулась Лида. – Вы когда в следующий раз будете на базаре?

– Послезавтра с утра, как и сегодня. Только знаете…, – замялся парень, – из нашей деревни многие на базаре бывают. Я не хочу, чтобы нас вместе увидели, мало ли что подумать могут… У вас есть пропуск на выход из города?

– Есть.

– Давайте лучше встретимся в полдень, как я расторгуюсь, вон там. – Парень показал на приметное раскидистое дерево посреди склона горы, вокруг которого чернел густой кустарник. – Мне нужно вам что-то сказать.

– Скажите сейчас.

– Нет, только послезавтра.

– Хорошо, – просто согласилась Лида.

Крепко пожав ей руку на прощанье, парень зашагал к выходу из города. Он снова показал свой пропуск патрульным, прошёл немного по дороге, потом свернул в кусты. В гуще их остановился, негромко и коротко свистнул. В ответ раздался такой же тихий и быстрый свист. Парень пошёл в том направлении, откуда свистели. Пройдя несколько шагов, увидел сидящего под кустом старого татарина в чёрной тюбетейке и в новом, отличного материала костюме. Рядом сидели двое небритых людей в чёрных флотских бушлатах, на коленях каждый из них держал автомат. Увидев парня, они поднялись, обрадованно шагнули навстречу.

– Саша! Благополучно?

– Вполне.

Парень – это был Морозов – бросил пустую кошёлку к ногам старика, вытащил из кармана помятые зелёные кредитки – оккупационные марки:

– Бери. Продал твои яблоки.

Морозов, взяв у товарищей своё обмундирование, сбросил ватник, шаровары, барашковую шапку.

Татарин начал снимать с себя пиджак, но Морозов махнул рукой:

– Оставь себе. Нам без надобности.

В щеголеватом пиджаке и таких же брюках Морозов утром направился было в Ялту, его сопровождали два товарища по отряду. Но по пути, поразмыслив, решил, что идти одетым так – слишком рискованно: в этом костюме он будет выделяться среди остальных жителей, при оккупантах они одеваются довольно бедно. На дороге, не доходя до Ялты, Морозов и его товарищи остановили старика татарина, нёсшего кошёлку яблок на городской базар, и Морозов одолжил у него одежду. А пропуск у Морозова был свой – разведчики были обеспечены нужными документами.

Зачем же Морозов ходил на этот раз в Ялту? Почему так привлекла его внимание белокурая женщина, которую он приметил на базаре?

Дело в том, что незадолго перед этим с Большой земли было получено по радио приказание: выяснить, почему не поступает никаких сообщений от одной из разведчиц, давно находящейся с радиостанцией в Ялте. В радиограмме сообщались приметы разведчицы, предлагалось найти её, установить с нею связь и использовать для сбора нужной информации. Разыскать разведчицу и было поручено Морозову.

Среди всех женщин, к которым присматривался он на улицах Ялты и на базаре, женщина в синем пальто показалась ему наиболее подходящей по приметам. А то, что он встретил её на базаре в разгар торговли, укрепило его предположение: она именно та, которую он ищет. Ведь разведчица, потерявшая связь со своими, непременно будет стараться восстановить её, будет приглядываться ко всем людям, надеясь найти нужного ей человека, а где больше встретишь людей, чем на городском базаре?

По тому, как его новая знакомая задавала вопросы и рассказывала о себе, Морозов почти уверился, что Лида и есть та, которую ему нужно разыскать. Но враг хитёр – может быть, разведчицу схватили, а вместо неё выставили двойника?

Следовало быть осторожным.

Через день в условленный час Морозов пришёл в назначенное место – к раскидистому дереву. Он пришёл не один, а с несколькими товарищами, готовыми в случае чего прийти ему на помощь. До поры до времени спрятались в кустах: а вдруг Лида окажется шпионкой и приведёт с собой фашистов? Всё может быть…

Если она шпионка – её нужно захватить, а если это окажется невозможным – уничтожить на месте. А если своя?

«Откроюсь ей, тем ошарашу – и сразу пойму, кто она!» – решил Морозов.

Зашуршали кусты, показалась идущая к дереву женщина в синем пальто. «Лида», – всмотрелся Морозов. Она была одна. Дав знак товарищам оставаться в засаде, Морозов вышел навстречу.

– Ого, да вы моряк? – удивилась она, увидев его флотский бушлат и полосы тельняшки за распахнутым воротом.

– Да, я разведчик Черноморского флота!

– Я догадывалась! – воскликнула Лида. – Ведь я сама разведчица. Давно ищу своих, и вот наконец! Морозов поспешил предупредить:

– Я тебе верю, но знай: обманешь – не жить тебе. От нас не уйдёшь.

– Верьте мне! – с жаром сказала Лида. – Я сейчас никакими документами не могу доказать вам, что я не обманываю вас, но верьте мне!…

Лида рассказала, что её радиостанция испортилась и поэтому она не смогла связываться с Большой землёй. Но она продолжала собирать сведения о силах противника, пользуясь тем, что с молоденькой белокурой актрисой не прочь были поболтать немецкие офицеры. Она надеялась, что добытые ею сведения передаст своим, когда наконец найдёт кого-либо из них.

Договорились о том, что через несколько дней Лида, собрав все, какие сможет, данные о противнике в Ялте, запишет их и бумагу положит в условленное место. Походив вместе с нею по лесу, Морозов выбрал дупло старого дуба.

К дуплу Морозов с товарищами пришёл не в назначенный день, а позже, ночью. Хотя он и верил Лиде, но всё же на всякий случай решил принять меры предосторожности: а вдруг возле дуба вражеская засада?

Нет, Лида не обманула. В дупле Морозов обнаружил целую тетрадь. Он просмотрел её тут же в лесу, при свете фонарика, накрывшись бушлатом. В тетради он увидел аккуратно вычерченные схемы расстановки зенитных батарей в районе Ялты, противодесантной обороны побережья и даже сведения о минных полях в море близ Ялтинского порта и о проходах в них.

Все сведения, добытые Лидой, были немедленно переданы на Большую землю. Дупло старого дуба и потом служило «почтовым ящиком».

4. В конце зимы

Следившие не только за портами южного берега, но и за дорогами к ним разведчики установили, что по шоссе из Симферополя в Ялту немцы на автомашинах начали спешно перебрасывать какие-то части. Чтобы это могло означать? Собираются ли они грузить эти войска на суда и переправлять их морем куда-нибудь на другой участок фронта или укрепляют оборону побережья на случай нашего десанта? Что это за части? Откуда они сняты? Все эти сведения были важны для командования: ведь скоро должны начаться бои за освобождение Крыма.

Требовалось взять «языка».

Разведчики уже брали «языков» в Ялте, в Балаклаве, в прибрежных посёлках и на дорогах. Но все эти пленные были из местных гарнизонов. А теперь требовался такой, который мог бы дать сведения о новых частях, перебрасываемых к побережью.

Решили брать «языка» на шоссе.

…Ещё с ночи Калганов с девятью разведчиками засел в кустарнике, по-зимнему обнажённом, но достаточно густом, чтобы в нём можно было хорошо спрятаться. Эту позицию моряки выбрали на крутом склоне. Под ним, метрах в тридцати ниже, тянулась серая лента шоссе. С противоположной стороны, на таком же крутом косогоре, чернел кустарник, вплотную подступающий к дороге. Двух матросов Калганов послал занять позицию метрах в двухстах правее себя, двух других – на таком же расстоянии левее.

Затаясь, разведчики ждали.

До рассвета шоссе оставалось безлюдным: ночью гитлеровцы опасались партизан. Но утром оно ожило. Нарушая тишину леса утробным урчанием моторов, каждые несколько минут по асфальту со стороны Симферополя пробегали грузовики с каким-то грузом. Сидевшие наверху гитлеровцы насторожённо поглядывали по сторонам.

Калганов выжидал, когда покажется какая-нибудь легковая машина. И не просто легковая. Он хотел дождаться машины, сопровождаемой мотоциклистами. Это верный признак, что машина штабная и едет в ней какой-нибудь значительный офицер, от которого можно узнать многое.

Со стороны Симферополя промелькнули по шоссе уже две или три легковые машины, но ни одна не шла с эскортом. Вот из-за поворота показалась ещё одна – большая, открытая… Она всё ближе. Скоро пройдёт мимо засады… И эта без сопровождающих мотоциклистов! «Что ж, пропустим», – уже решил Калганов. Но всё же навёл на машину бинокль, разглядывая, кто в ней. «Ого!» – оживился он. Немец, сидевший рядом с шофёром, был явно офицером и, судя по чёрной фуражке, не простым, а эсэсовским.

– Геннадий! – негромко окликнул Калганов старшину второй статьи Чичило. – Давай! – Напомнил: – Только по мотору!

– Есть! – вполголоса отозвался Чичило и взял наизготовку карабин, стреляющий бесшумно.

Машина катила уже мимо засады.

Только находившиеся совсем рядом с Чичило услышали выстрел его «бесшумки», не более громкий, чем хлопок пробки, вылетевшей из бутылки.

Немцы в первые секунды не поняли, почему мотор их машины вдруг смолк. По инерции она прокатилась ещё несколько метров и встала. Хлопнула дверца, шофёр вылез и начал подымать капот мотора. Остальные – их было двое – продолжали сидеть на своих местах. Но офицер в чёрной фуражке обеспокоенно поглядывал по сторонам. Видимо, он успел заметить в кустах что-то подозрительное. Высоким, пронзительным голосом он выкрикнул какое-то слово и, взметнув полами плаща, выскочил, за ним второй. Они нырнули за низкий корпус машины, к ним присоединился шофёр.

Несколько секунд держалась напряжённая тишина. Разведчики выжидали. Но вот из-за машины, по кустам, щёлкнули один за другим два пистолетных выстрела, простучала сухая, короткая очередь немецкого автомата.

– По офицеру не стрелять! – напомнил Калганов и скомандовал: – Огонь!

Услышав эти первые выстрелы товарищей, матросы, сидевшие справа и слева от основной засады, перебежали, как было условлено, через шоссе и, зайдя гитлеровцам в тыл, ударили из автоматов.

Протрещало ещё несколько очередей с той и с другой стороны. Над верхним краем машины высунулись две дрожащие руки с растопыренными пальцами.

– Стоп! – скомандовал Калганов матросам.

Руки с растопыренными пальцами медленно подымались из-за машины. Следом за ними поднялась сбитая набок чёрная фуражка с эсэсовской эмблемой – черепом на околыше. Под фуражкой виднелось бледное, вытянувшееся лицо с остекленевшими глазами.

Разведчики подбежали к машине.

Офицер-эсэсовец, в длинном, обвисшем клеёнчатом плаще, стоял, подняв трясущиеся руки. Около заднего колеса лежал, разметав полы шинели по асфальту, солдат с эсэсовскими петлицами на воротнике. Шофёр сидел, привалившись спиной к передней дверце, зажимая рукой бок.

Подхватив офицера, разведчики быстро ушли в лес, В глухом овраге, уже далеко от шоссе, остановились. Калганов, довольно сносно владевший немецким языком, допросил пленного. Эсэсовец, по званию оберштурмфюрер, сообщил, что является штабным офицером полка войск СС, который перебрасывают из-под Перекопа на побережье. Их полк должен сменить румынскую часть: германское командование опасается высадки советского десанта на южный берег Крыма, а румын считает ненадёжными союзниками и не доверяет им оборону. Оберштурмфюрер сообщил и ряд других важных сведений о немецких войсках в Крыму. Через час шифрованная радиограмма, содержавшая эти сведения, уже была получена в далёком штабе флота.

* * *

С каждым днём всё сильнее пригревало солнце. На пригорках, на открытых местах уже сошёл непрочный крымский снег. Начинали набухать первые почки.

Ожидая нашего наступления, враг усиленно готовился оборонять Крым. В крымские порты шли всё новые и новые суда с войсками и вооружением: теперь только таким путём можно было перебросить всё это на полуостров, ещё осенью прошлого, сорок третьего года отрезанный с суши советскими войсками.

Но далеко не всем немецким транспортам удавалось благополучно войти в тот или иной южнобережный порт или выйти из него. С точностью обрушивались на его суда новые и новые удары с воздуха. На далёких аэродромах Кавказского побережья стояли всегда наготове два бомбардировочных полка авиации Черноморского флота. Как только штаб флота получал донесение от радистов отряда, самолёты вылетали бомбить обнаруженные разведчиками корабли.

Догадываясь, что наше наступление на Крым начнётся скоро, враги старались обезопасить свой тыл, и прежде всего побережье. Всё чаще находили разведчики на горных тропинках хорошо видные на подтаявшем снегу следы кованых немецких сапог с тридцатью двумя заклёпками на подошве. Всё труднее становилось поддерживать связь с подпольщиками, нести вахту на высотах: повсюду стало больше немецких постов, засад. Сотни немцев прочёсывали овраги, ущелья, высоты, лесные заросли. А в небе над лесом то и дело кружила «рама» – разведывательный самолёт с двумя фюзеляжами: немцы надеялись с воздуха высмотреть базы разведчиков и партизан. Хуже стало с продовольствием. Правда, по ночам разведчикам сбрасывали его в лес на парашютах – командование Черноморского флота регулярно посылало для этого самолёты. Но в лесу далеко не все парашюты удавалось найти. Часто контейнеры – короба с продуктами, подвешенные к парашютам, – попадали в руки врага, наводнившего горы своими дозорами и патрулями. Нередко парашюты опускались в местах, куда без боя невозможно было пройти.

Положение с продовольствием ухудшалось с каждым днём. То, что удавалось добыть, подлежало строжайшему учёту. «Паёк» становился всё мизернее. Надвигался голод…

5. Морской лесной закон

Только что закончился очередной прочёс леса, который враг вёл непрерывно в течение пяти суток. Разведчикам, чтобы ускользнуть от преследования, приходилось непрерывно идти многие километры. Взятые с собой скудные запасы продовольствия давно кончились. Достать еды было негде. Когда отряд вышел наконец в безопасное место и остановился в глухом горном лесу, Калганов распорядился развернуть рацию. Он доложил штабу обстановку и указал место, куда просил срочно сбросить продовольствие. В ответ была получена радиограмма, что самолёты вылетят ближайшей ночью.

Самолёты прилетели. На месте выброски не зажигали для них сигнальных костров, чтобы не приманить врага, следившего за каждым участком леса. Но тем не менее парашюты были найдены: к утру вернулись посланные Калгановым группы и принесли контейнеры.

Запаздывала только одна группа матросов – Андреева, Волкова и Золотухина; Калганов уже начал беспокоиться, не случилось ли с ними что-либо. Но когда уже совсем рассвело, между деревьев показались трое. Золотухин шёл впереди, почему-то пошатываясь и всё время оглядываясь.

Лицо его было мрачным, под глазом темнел большой синяк. Позади, неся вдвоём длинный цилиндрический контейнер, обмотанный парашютной тканью, шли Андреев и Волков. Подойдя к ожидавшим их товарищам, они опустили контейнер на землю и подтолкнули вперёд нерешительно остановившегося Золотухина.

– Вот он, гад!

– Что случилось? – спросил Калганов.

– Нарушил наш морской закон! – показал Андреев на прячущего глаза Золотухина. – Контейнер, когда упал, треснул, галеты и шоколад высыпались. Так он, пока мы подошли, стал есть тайком! Мало того – ещё в землю зарыть для себя про запас хотел. На том мы его и накрыли!

Гул возмущения прошёл среди матросов. Ещё ни разу не было случая, чтобы кто-либо нарушил морской лесной закон: всё продовольствие, до самой малой крошки, сдавать для распределения на всех. И не существовало никаких оправданий тому, кто посмел бы нарушить этот закон. Съесть что-нибудь тайком от товарищей или припрятать хотя бы кусок для себя в отряде считалось предательством.

– Выгнать его! – раздались голоса.

– Судить!

Движением руки Калганов установил тишину. Глянул на Золотухина, на побледневшем лице которого ещё сильнее выделялся синяк. Спросил Андреева и Волкова:

– Это вы его разукрасили?

– Мы, – ответили оба в один голос. – Не стерпели.

– Ну ладно… – Калганов задумчиво потрогал бороду, помолчал, о чём-то размышляя. Снова перевёл взгляд на Золотухина, приказал ему: – Сдать оружие!

Золотухин протянул старшему лейтенанту свой автомат, дрожащими пальцами взялся за пряжку ремня, на котором висели запасные диски с патронами и гранаты.

Что же делать с Золотухиным?

Калганов мог бы решить это своей командирской властью. Но он не хотел делать этого.

На лесной поляне построился весь отряд. Перед строем был выведен Золотухин, без оружия, распоясанный. Он опустил глаза: в лица товарищей смотреть не мог.

– Передаю на ваш суд, – показав на Золотухина, проговорил Калганов. – Решайте сами, что с ним делать.

Строй молчал.

Не в силах поднять глаза, стоял Золотухин. Сурово сдвинув брови, смотрели на него товарищи.

Выждав минуту-другую, старший лейтенант спросил:

– Какие предложения будут?

– Списать! – негромко проговорил кто-то.

– Ещё какие предложения?

Ответом было молчание.

Но вот камнем упало:

– Расстрелять!

Еле заметное движение прошло по строю.

– Расстрелять… – медленно произнёс ещё один голос.

– Братцы, как же это? – дёрнулся Золотухин и замолк, видя, как непреклонны лица товарищей.

Колени и руки его вздрагивали.

– Кто против расстрела? – спросил старший лейтенант.

Не раздалось ни одного голоса. Только кто-то вздохнул:

– Трудно защищать за такое…

Выждав немного, Калганов проговорил:

– Итак, решение отряда…

– Простите!… Пожалейте!… – метнулся к сурово стоящему строю Золотухин. – Товарищи! – Золотухин, споткнувшись, опустился на землю, ноги не держали его. – Товарищи! Простите! Дайте исправиться! Я докажу!…

Строй молчал.

Золотухин судорожно глотал воздух, по его лицу текли слёзы.

Шатаясь, Золотухин поднялся, голос его дрожал, он торопился:

– Пощады просить не смею. Виноват я! Но не предатель! Дайте искупить вину. Отсрочьте мой расстрел. Отпустите меня с парой гранат. Обещаю – уйду с этого света, раз недостоин. Но разрешите прихватить с собой нескольких фрицев! Уважьте последнюю просьбу! Дайте умереть не от своей пули, – от фашистской!

– Можно ему поверить? – спросил Калганов матросов. – Кто может поверить ему – шаг назад!

Медленно шагнул назад один матрос, второй… И вот уже весь строй отступил на шаг.

– Возьми своё оружие! – сказал Золотухину Калганов. – И помни: ты не прощён – помилован.

Золотухина оставили в отряде. В первом же боевом деле он доказал, что ему поверили не напрасно.

6. Кольцо сжимается

«Текущий счёт» отряда рос: всё больше вражеских кораблей шло на дно под бомбами флотской авиации, наведённой разведчиками.

Но с каждым днём всё труднее становилось уходить от вражеских облав. Немцы не только обшаривали лес. Они минировали лесные тропы, проходы в ущельях, подступы к деревням. На одну из таких минных ловушек напоролись однажды Морозов и матрос Менаджиев, шедшие вдвоём. Менаджиев взрывом противопехотной мины был ранен в обе ноги. Подняться он не мог. Рискуя тоже подорваться, Морозов поспешил на помощь товарищу. Он вынес его с заминированного места, перетянул ему самодельным жгутом раненые ноги, чтобы остановить кровотечение, и потащил на себе. Путь к базе, до которой нужно было идти несколько километров, был труден: приходилось карабкаться по каменным кручам, продираться через колючий кустарник, обходя дороги и деревни, чтобы не натолкнуться на врага. И всё же избежать этого не удалось – встретились с шарившими по лесу гитлеровцами.

– Опусти меня! – потребовал Менаджиев.

Друзья ударили из двух автоматов. Воспользовавшись замешательством врага, Морозов вновь взвалил Менаджиева на плечи и унёс его.

Однажды морякам, чтобы не попасть во вражескую петлю, пришлось спешно покинуть свою постоянную базу. Они вынуждены были разделиться на две группы, постоянно менять место, обманывая противника, неотступно идущего следом. Пришлось перейти на «подножный корм» – последние запасы продовольствия остались на базе, а вернуться к ней было уже нельзя. Питались кореньями, которые выкапывали из оттаявшей земли. Считалось счастьем, если удавалось найти убитую лошадь. От голода опухали ноги. Некоторые из разведчиков двигались уже с трудом. Но надо было идти – по горам, через цепкий кустарник, лесными оврагами, ущельями, переходить вброд ручьи. Шли днём и ночами, чтобы не попасть в окружение. Устраивали лишь короткие, не более получаса, привалы где-нибудь в овраге или в лесной чаще, на сырых, прошлогодних листьях.

С каждым днём всё суживалось пространство, на котором разведчики могли как-то маневрировать. Уже вторую неделю немцы непрерывно прочёсывали склоны горы Чёрной. Видимо, их командование решило покончить с неуловимыми «парашютистами», как именовали немцы отряд моряков. Всё новые и новые немецкие подразделения присоединялись к тем, которые обшаривали склоны горы Чёрной. Всё труднее становилось проскользнуть между вражескими отрядами.

…Был погожий мартовский день. Над сомкнутыми вверху зелёными кронами сосен, над вершинами дубов и буков, ещё по-зимнему чёрными, голубело весеннее небо, по нему медленно плыли полупрозрачные реденькие облачка. В лесу было тихо – птичьи голоса ещё не оживили его. Не слышалось и никаких чуждых лесу звуков, будто и не было людей поблизости. В небольшой лощинке, под толстым слоем прошлогодних, недавно вытаявших из-под снега листьев тёк едва приметный ручеёк. Молча стояли в лощинке тесной кучкой несколько парней и девушек с исхудалыми лицами, в изодранных бушлатах и полушубках, в чёрных флотских ушанках, с автоматами в руках. Среди них стоял их командир – высоченный бородач. Взгляды, полные тревожного ожидания, были устремлены на него: что скажет? Разведчики только что спустились в эту лощинку. Следом идут, растянувшись по лесу, цепи немецких солдат, просматривая каждый куст, каждую лощинку. Надо уходить. Но куда?

…Только что вернулись дозорные. Вражеские цепи, пять цепей одна за другой, движутся со всех сторон. Кольцо смыкается. Выскользнуть негде. Прорываться? Принимать бой? Но врагов сотни, а разведчиков – чуть больше десятка.

Скоро первая немецкая цепь выйдет к лощинке…

Что делать?

– Рванём навстречу? – шёпотом предлагает Глоба, стискивая похудевшими пальцами автомат.

– Не спеши помереть! – так же тихо отвечает Калганов.

Решение приходит к нему, казалось бы, внезапно:

– Попытаемся спрятаться.

– Куда? – недоумевают все.

– Сюда! – показывает Калганов себе под ноги. Он ворошит сапогом толстый слой старой листвы. – Вот! Другого выхода нет. Зарываться всем! Первых – девушек. Автоматы и гранаты держать наготове. Обнаружат – вскакивать и прорываться.

Быстро работают матросские руки. На самом дне лощинки, там, где сочится ручеёк, прошлогодняя листва лежит особенно толстым слоем. Чем дальше в глубину, тем листья более сырые, под ними земля холодная, заплывшая весенней водой. Но надо зарыться как можно глубже. Первой укладывают в продолговатую ямку Соню Дубову вместе с её радиостанцией, тщательно заваливают листвой, чтобы наверху не осталось ни малейшего следа. Вслед за Соней зарывают других радисток… Затем матросы помогают зарыться друг другу. Последним ложится в листву командир. Ему приходится труднее всех: надо ухитриться самому набросать на себя листья, чтобы сверху ничего не было заметно. При каждом движении руки листья сваливаются. Если бы кто-то мог засыпать сверху! Но некому…

Наконец последние горсти волглых листьев наброшены на грудь, на лицо. Осторожно, чтобы не скинуть листвы, шевелит Калганов рукой, нащупывает спусковой крючок автомата. Оружие готово к бою.

Идут томительные минуты. Нельзя шевельнуться, нельзя выглянуть. Близко ли немцы? Если бы прошли стороной! Но известно, что цепи врагов, прочёсывающих лес, идут со всех сторон. Они уже сходятся. Кольцо сомкнулось. С каждой минутой оно стягивается плотнее. Враги неизбежно пройдут по лощинке.

Напрягая слух, прислушиваются разведчики: идут немцы?

Идут!

Сквозь слой листвы доносятся негромкие голоса, они слышны всё отчётливее. Идут, идут… Вот уже слышно, всё отчётливее слышно, как шелестит полусгнившая листва под немецкими сапогами. «Выглянуть бы…» – подумал Калганов. Но нельзя и шевельнуться – выдашь себя и всех…

Шелест листвы всё слышнее. Она шелестит, наверное, под десятками ног. Совсем близко, всего в нескольких шагах, послышался глуховатый, негромкий голос, ему отозвался другой. Неужели заметили? Руки Калганова крепче стиснули автомат. Важно выиграть первые секунды. Вскочить, дать очередь, бросить гранату – по его сигналу так сделают все. Бой молниеносный и беспощадный, бой без промедления, лицом к лицу…

Уже спускаются в лощинку! Все мускулы Калганова напряглись. Пора? Нет, ни секундой раньше…

С шумом, показавшимся ему оглушительным, тяжёлый немецкий сапог вдавился в листву возле головы. Поднялся, прошуршал по листве.

…Не заметили!

Помогло то, что разведчики зарылись в листья в узком, как канавка, русле ручейка и многие немцы перешагивали его, не наступая на лежащих.

Шуршание всё тише, оно уже с другой стороны. Вот и не слышно. Но прошла только первая цепь. А ведь их пять! И надо выжидать до конца.

Тишина, тишина… Как необычайно тихо в лесу! Или это под слоем листвы так?

Полушубок на спине намок, леденящая сырость сковывает тело. За ворот противно пробирается холодная влага. Но надо замереть. Сейчас подойдёт вторая цепь. Вот она приближается! Снова с той же стороны шуршат по листве сапоги, много немецких сапог. Ближе, ближе, ближе… Вот Калганов почувствовал, как один из немцев, проходя, сапогом разворошил листву возле его ног. Ладонью левой руки Калганов осторожно упёрся в холодную землю, готовый вскочить. Нет, прошли.

Ещё минута, вторая тягостного ожидания…

И снова шуршанье листвы под коваными подошвами.

Третья цепь…

Четвёртая…, Когда прошла пятая цепь, Калганов ещё несколько минут лежал, выжидая. Может быть, за последней цепью идут ещё какие-нибудь замыкающие или приотставшие гитлеровцы?

Нет, тихо.

Калганов поднялся, смахнул с лица и груди тяжёлые от сырости листья, огляделся, негромко скомандовал:

– Подымайсь!

Вставали, словно в сказке вырастая из земли, отряхивали с себя мокрую серую листву, делились:

– Мне фриц на локоть наступил.

– А через меня перешагнул, я в самом ручье зарылся.

– Теперь пусть удивляются, куда мы делись.

Должно быть, немцы, закончив эту, такую основательную прочёску, доложили своему командованию: в районе горы Чёрной советских парашютистов не обнаружено.

Но снова и снова с далёких аэродромов Кавказского побережья подымались по ночам бомбардировщики флотской авиации, держа курс на цели, указанные разведчиками.

Разведчики держали свою вахту до того дня, пока из Ялты не бежали последние гитлеровцы, спасавшиеся от наших наступающих войск.

Тринадцатого апреля сорок четвёртого года, закончив многомесячную вахту во вражеском тылу, моряки-разведчики впервые открыто вышли из леса. С причалов Ялтинского порта они увидели в искрящемся под весенним солнцем море идущие к крымским берегам родные корабли.

Норд

Про отряд Бороды

После того как был освобождён Крым, командующий флотом приказал дать всему отряду полтора месяца отдыха. Разведчики сменили изодравшиеся за зиму в горах ватники и бушлаты на новенькие кители и фланелевки и поехали в Форос – для них специально был отведён этот санаторий.

Но Калганову не сиделось на месте. Его тянуло туда, где до выброски в Крым провоевал он полтора года. Захотелось вновь побывать там, где столько было исхожено по горам и лесам с боевыми друзьями. Каждого из них он хорошо помнил и поныне, а особенно – Сайфуллу Юсупова, на чьей могиле зеленеет сейчас молодая трава. Выправив отпускной билет, он сел на корабль, уходивший к побережью Кавказа.

…Ясным летним утром, спрыгнув на шоссе с попутного грузовика, Калганов свернул на дорогу, ведущую к посёлку санатория Магри. Почти год, как в этих местах возле Туапсе кончились бои. Не бросаются в глаза когда-то такие приметные, а теперь зарастающие травой воронки. Тихо вокруг… Не прокатится, многократно отражаясь в горах, эхо орудийного выстрела, не донесётся с безмятежно чистого, залитого солнечным светом неба надрывный вой «юнкерсов» или «фокке-вульфов», заходящих на бомбёжку. Далеко на запад, за Чёрное море, уже перешагнув границу, ушла война…

Калганов шёл по каменистой дороге вдоль склона, поросшего уже слегка пожелтевшим на солнце кустарником, и сердце его полнилось радостью ожидания.

Вот и знакомый посёлок. Белые стены домиков в полосах старой гари, на многих нет крыш, из-за полуразвалившихся каменных заборов чернеют обугленные стволы деревьев, но уже заслоняет их тут и там свежая зелень молодых ветвей. В некоторых дворах хозяева, возвратясь, заново обживают пепелища: починены крыши, вставлены окна. Пройти ещё немного – и знакомый дом…

В нетерпении Калганов ускорил шаг. И остановился… Нет дома. Только серые камни да бурая черепица, и сквозь всё это кое-где пробивается травка.

Снял фуражку, опустил голову. Словно померк для него сияющий летний день.

Он стоял, всё ещё не веря… В памяти всплыло сейчас то, что было здесь год назад, в сорок третьем.

…Готовилось наше наступление. Каждый вечер, после того как солнце опускалось в море, к окутанным сумраком горам уходили разведчики. А в рассветный час шли обратно.

Возвращаясь из ночного поиска к своей землянке, вырытой в склоне прибрежного оврага, они обычно проходили мимо давно опустевших белых санаторных зданий, мимо тогда уже полуразрушенного бомбёжками посёлка, в котором оставалось совсем немного уцелевших домов и который покинули почти все жители.

Тот дом, у развалин которого стоял сейчас Калганов, был крайним в посёлке. Разведчики наведывались сюда довольно часто – здесь ещё оставалась хозяйка, пожилая женщина. Разведчики знали: её муж, работавший слесарем в санатории, убит бомбой. Они не раз советовали ей эвакуироваться: передний край совсем близко, возможны новые воздушные налёты, артиллерийский обстрел. Но женщина упорно не хотела покидать родного гнезда.

Впрочем, хозяйка жила в этом полуразбитом доме не одна: с нею была собака – молодая, но уже рослая, сильная овчарка, по кличке Норд. Калганов издавна любил собак. Ему сразу понравился этот пёс. Да и псу как будто пришёлся по душе юный бородач. Норд доверчиво подходил к нему, позволял ласкать себя.

Однажды Калганов попросил хозяйку:

– Отдайте мне Норда. Вам его и кормить-то нечем. А я заботиться о нём буду, выучу.

– Нет! – вздохнула хозяйка. – Норда муж совсем маленьким щеночком взял, вырастил его… Не могу я его теперь в чужие руки отдать.

Шли дни. В свободное время Калганов всё чаще навещал дом со снесённой крышей. Урывая от своего пайка, подкармливал Норда. Они совсем подружились. Видя это, хозяйка наконец уступила просьбам Калганова. Норд доверчиво позволил взять себя на поводок. Но когда Калганов вывел его со двора, пёс упёрся. Он выл, скулил, тянул назад, рвался с поводка. Не без труда Калганову удалось увести собаку в свою землянку.

Однако Норд быстро привык к новому хозяину. Выкраивая время, Калганов обучал своего питомца основам собачьей науки: подчиняться хозяину, по команде садиться, вставать, приносить указанные предметы. Калганов хотел натренировать Норда так, чтобы с ним можно было ходить в разведку. Прошло несколько недель. Норд делал успехи. Он умел уже выполнять не только простые приказы. Калганов выучил его впрыгивать вслед за собой в кузов мчащегося грузовика, ползать по-пластунски, часами сидеть в засаде, ходить по следу, доставлять донесения. В обучении Норда участие приняли и матросы. К руке чучела, одетого в гитлеровский мундир или плащ-палатку, привязывали заряженный автомат или пистолет, дёргали за шнур, зацепленный за спусковой крючок, звучали выстрелы. Так Норда учили не бояться выстрелов, бросаться на стреляющего врага, впиваться ему клыками в кисть.

В конце концов пёс был обучен всем тем тонкостям разведки, которые был способен постичь его собачий ум.

Наконец наступил день, вернее, вечер, когда Норда впервые взяли в разведку. Норд с честью выдержал испытание. С этого времени он стал непременным участником каждого разведывательного поиска.

Однажды вечером Калганов с четырнадцатью матросами вышел на разведку немецких позиций к высоте Два Брата. Там, как и на многих участках фронта на Кавказском побережье, не было сплошной линии ни нашей, ни немецкой обороны: этому мешала заросшая лесом, пересечённая ущельями и оврагами гористая местность. Нужно было обнаружить и нанести на карту замаскированные немецкие позиции. Под покровом тёмной южной ночи разведчики вышли на «ничейную» полосу. Привычно – они здесь проходили уже не раз – перебрались через ущелье по висячему мостику. Этот полуразбитый мост, каким-то чудом ещё державшийся на двух ветхих канатах над клокочущей пенной водой горного потока, разведчики прозвали Чёртовым. От моста уже совсем недалеко было до позиций врага…

Всю ночь, неслышные как тени, разведчики бродили по горному лесу. Противник не заметил их. Прикрыв фонарик, Калганов нанёс на карту новые вражеские огневые точки. Можно было возвращаться.

Обычно разведчики старались вернуться ещё затемно. Следуя своему правилу, они, чтобы не дать врагу подкараулить себя, возвращались всегда не тем путём, каким шли на задание. Но через Чёртов мост переходить надо было всегда —больше перебраться через бурный поток было негде.

На этот раз разведчики не успели перейти мост до рассвета: летняя ночь коротка. Когда по заросшему кустарником склону спускались к мосту, уже светало. К мосту вела знакомая, давным-давно протоптанная местными жителями тропа. Но разведчики возвращались не по ней, а стороной.

Хотя позиции противника и остались позади, а совсем близко, по ту сторону ущелья, были свои, оружие разведчики держали наготове, шли рассредоточенной цепочкой. Это были обычные меры предосторожности на случай, если противник устроит засаду.

Но всё шло как будто благополучно. Стояла тишина. Только глуховато урчал впереди поток да изредка раздавалась короткая трель какой-нибудь проснувшейся птицы. Вот уже виден криво повисший на двух канатах мост и ведущая к нему через кустарник извилистая тропа. Свернули к ней. Калганов, вместе с Нордом шедший впереди, вступил на тропу.

Треск автоматных очередей рванул утреннюю тишину.

Короткий приказ:

– К бою!

Секунда – и ни одного матроса уже не видно возле тропы. Они залегли в кустах. Рядом с Калгановым припал к земле Норд, прижав уши и вытянув голову в ту сторону, откуда стреляли.

Немецкие автоматы наперебой стучали со стороны моста. Над головами разведчиков трещали сшибаемые пулями ветки. «Около взвода! – быстро, по частоте стрельбы, определил Калганов численность врага. – Над нами двойной перевес…»

Он глянул вправо, влево. Все живы, целы. Разведчиков спасло от пуль то, что у гитлеровцев не хватило выдержки подпустить их близко – открыли огонь, едва увидев идущих.

Прошло лишь несколько секунд, как противник открыл огонь, а командир уже принял решение.

– Оставаться здесь, стрелять, отвлекать на себя, потом —к мосту! – приказал он четырём матросам, и тотчас же застучали четыре автомата. – Вы, – приказал двоим, – бегом через тропу, по кустам – немцам в тыл! Остальные – за мной!

Он вскочил и, пригнувшись, побежал через цепкие кусты, огибая место, где засел враг. Не отставая ни на шаг, широкими прыжками несся Норд. Восемь матросов, рассыпавшись в цепь, бежали рядом.

Калганов имел цель: пока четверо, оставшиеся у тропы, отвлекают на себя огонь врага, а двое возьмут его «на испуг» с тыла, он с остальными ударит с фланга, оттеснит от моста. Самое главное сейчас – не допустить, чтобы враг преградил этот единственный путь отхода.

На бегу Калганов уловил, что в разнобойную трескотню выстрелов вмешались голоса ещё двух автоматов. Это открыли огонь матросы, посланные им в тыл немецкой засаде. Вот и край ущелья.

Залегли под кустами около тропы, неподалёку от входа на мост.

Девять автоматов ударили разом. Через минуту-другую к ним присоединилось ещё четыре, потом ещё два: это, по звукам стрельбы поняв, что командир на нужном месте, присоединились к нему те матросы, которые были оставлены отвлекать врага на себя, и те, что ударили по врагу с тыла.

Гитлеровцы пришли в замешательство: ещё несколько минут назад они считали, что захватили разведчиков врасплох. А теперь, оказывается, русские зашли с фланга и с тыла!

Боясь попасть в ловушку, гитлеровцы, отстреливаясь на ходу, стали отбегать от моста вдоль тропы в гору. Теперь можно было оторваться от врага.

– На ту сторону по одному! – скомандовал Калганов. – Кто перебежит, прикрывать огнём отход остальных. Я – последний.

Мост ходуном ходил на провисших канатах, когда поочерёдно, один за другим, пробегали по нему матросы. Перебежав, падали за камень или куст, стреляли из автоматов через ущелье. Их командир оставался на прежнем месте. Он лежал за мшистым обломком скалы, бил короткими очередями. Рядом лежал Норд, насторожённо поглядывая на хозяина.

Не снимая пальца со спускового крючка, Калганов оглянулся. На той стороне, за мостом, уже больше половины матросов. Их автоматы бьют из-за камней, из кустарника, нависшего над краем ущелья. Ещё несколько минут – на той стороне будут все. Тогда можно перебежать и самому…

Но что это?

Справа, в кустарнике, совсем недалеко, мелькнули согнутые фигуры в пятнистых плащ-палатках. Командир понял: гитлеровцы, со склона горы увидев перебегающих по мосту моряков, решили отрезать путь хотя бы оставшимся. Огонь разведчиков на какое-то мгновение ослаб: одни перебегали мост, другие, перебежав, ещё искали удобную для стрельбы позицию. И это ободрило врага.

Те матросы, которые ещё не успели перейти мост, яростно строчили вдоль края ущелья по кустам. Хуже всего было то, что за густыми кустами немцев не было видно. Маскируясь, они подбегали всё ближе и ближе. Норд, лежавший рядом с Калгановым, нетерпеливо повизгивал. Вот шевельнулся ближний куст, метнулась меж ветвей приплюснутая, обтянутая сеткой каска.

– Гранатами – огонь! – Не подымаясь, командир первый бросил гранату.

Бурый дым разрывов окутал кусты. Взвились вверх обломанные ветки, кружась разлетались сорванные листья. Гитлеровцы не то залегли, не то откатились…

– За мост! – приказал Калганов трём последним оставшимся с ним матросам.

– А вы? – спросил один из них. – Как же вы, товарищ старший лейтенант?

– За мост! – повторил Калганов. – Мы с Нордом прикроем.

Матросы поднялись и побежали к мосту. Из кустов брызнуло несколько автоматных очередей. Калганов дал по кустам длинную очередь, опустошив весь диск. Осмотрелся. Три матроса уже взбегают на шаткий настил. Теперь можно… Не медлить ни секунды! Он поднялся. Вскочил и Норд.

Оба устремились к мосту.

– Официер! Официер! – послышался совсем близко за его спиной ликующий крик. – Нихт шиссен![1]

Калганов на бегу обернулся. Пять гитлеровцев в развевающихся пёстрых плащ-палатках, размахивая автоматами, гнались за ним, уже настигали его. «Не стреляют, живьём взять хотят! А чем я их? Диск не успел сменить…»

– Норд, фас!

Рявкнув, пёс сделал прыжок и бросился на врагов. Взбежав на качающийся под ногами настил моста, Калганов, не останавливаясь, оглянулся: Норд рванул зубами одного гитлеровца, бросился на другого, остальные шарахнулись.

Его хозяин подбегал уже к противоположному концу моста, а пёс продолжал яростно бросаться на растерявшихся от неожиданности преследователей. Но это могло длиться всего несколько секунд. Кто-нибудь из немцев опомнится, даст по собаке очередь…

– Норд, назад! – прокричал Калганов и, добежав до конца моста, бросился на землю.

Вставляя в автомат новый диск взамен опустошённого, он видел, как огромными прыжками мчится по мосту Норд, а вслед ему трещат немецкие автоматы. Калганов оттянул затвор, прицелился в ту сторону, откуда летели в Норда пули.

Сквозь гулкий стук своего автомата он слышал, как где-то рядом стучат и другие автоматы. Это вместе с ним матросы прикрывали Норда огнём.

Уже посреди моста, взвыв, Норд подпрыгнул. «Убили?» – испугался Калганов.

Нет, жив!

Норд проскочил мост и, собачьим чутьём узнав, где хозяин, подбежал к нему.

Гитлеровцы не рискнули показаться на открытом месте у моста, а тем более перейти его. Они вновь засели в кустах над ущельем и ожесточённо палили из автоматов. Но их пули уже не были страшны: разведчики уходили в гущу леса, дальше от Чёртова моста, к своим позициям. Норд бежал рядом с хозяином. Услышав, что пёс всё время жалобно повизгивает, Калганов спросил:

– Что скулишь, Норд?

И только тут увидел, что хвост собаки перешиблен пулей. Калганов на ходу совершил хирургическую операцию: ножом отрезал перебитый хвост и, распечатав индивидуальный пакет, забинтовал рану.

После этого случая Калганов ещё больше привязался к Норду: он считал пса своим спасителем в схватке у Чёртова моста. Верный куцехвостый Норд теперь каждый раз сопровождал его в поиск.

Прошло несколько месяцев. Наступала зима. Калганов получил задание с несколькими матросами готовиться к выброске в тыл врага в Крым. Он решил взять с собой и Норда. Подготовил для него парашют, перешив лямки.

…Кончался сумеречный ноябрьский день. Бомбардировщик флотской авиации, на этот раз ставший транспортным самолётом, стоял уже на старте на прибрежном аэродроме. Самолёт должен был подняться в воздух ещё засветло, чтобы достичь места выброски среди ночи. Всё было готово. Осталось погрузить Норда. Калганов пристегнул ему лямки парашюта и, взяв пса на руки, поднял к раскрытому люку. Но Норд не захотел влезать в люк, его пугало незнакомое. Как ни бился Калганов, втолкнуть Норда в люк не удавалось. «Надо бы раньше потренировать», – понял он свою ошибку. Но сейчас тренировать было уже некогда: командир самолёта нетерпеливо поглядывал на часы, торопил с вылетом. Кляня себя за оплошность, Калганов прекратил попытки погрузить Норда – опустил его на землю, отстегнул ему парашютные лямки. Одному из товарищей, который провожал его, сказал:

– Отведи Норда к прежней хозяйке. Отдай ей все мои деньги. Пусть кормит и бережёт. Вернусь – снова возьму его.

Все разведчики уже сидели в самолёте. Калганов пожал руки остающимся, погладил явно расстроенного Норда, ухватился за края люка, вскарабкался в самолёт и сразу же протиснулся к окошечку в фюзеляже. Увидел: Норд обеспокоенно бегает возле самолёта.

Взревели моторы. Самолёт покатился по аэродромному полю, которое кончалось у самого берега моря. Калганов видел, что Норд, словно стараясь искупить свою строптивость, бежит следом.

Самолёт оторвался от земли и пошёл над морем. Калганов успел ещё разглядеть: Норд по грудь вбежал в воду, остановился, тоскливо поднял голову, взглядом провожая улетающий самолёт.

…Всё это вспомнилось ему сейчас, когда стоял он со снятой фуражкой и смотрел на развалины дома. Но… может быть, хозяйка, эта добрая, обездоленная войной женщина, живёт где-нибудь в посёлке, в другом доме? Может быть, цел и Норд? Надо расспросить… Может быть, он найдёт их?

Надев фуражку, Калганов побрёл по улице. Зашёл в первый же двор, где увидел людей. Ему рассказали: во время последних боёв, когда гитлеровцев выбивали из этих мест, их авиация бомбила посёлок. Одна из бомб угодила в крайний дом. Норд и его хозяйка погибли.

С тех пор Калганов больше никогда не заводил собак.

«Поздрав, Бродари!»

Про отряд Бороды

Случалось ли вам плыть на пароходе по Дунаю? Необъятно широка гладь великой реки – от одного берега едва различим другой. По этой большой водной дороге, протянувшейся от Альп до Чёрного моря, через земли восьми государств, непрерывно идут морские, большой осадки, грузовые суда, речные буксиры с баржами, величаво, как белые лебеди, плывут пассажирские пароходы. На судах можно увидеть флаги и заморских стран.

Даже в самую тёмную, непроглядную ночь полна жизни эта международная водная дорога. Белые и красные светляки бакенов, береговых маяков и створных огней указывают путь. Отражаясь в быстротечном зеркале воды, движутся огни судов. Россыпью золотистых искр сверкают на берегах огни селений и городов.

Осенью сорок четвёртого года Дунай был другим.

…Ни огонька на берегах. Ни огонька на фарватере. Пустынен Дунай там, где линия фронта пересекает его возле стыка трёх границ – румынской, болгарской и югославской. Где-то на берегах, скрытые тьмой, таятся немецкие батареи, нацеленные на реку. Кто же в этот ночной час рискнёт пойти с низовья, с той стороны, где советские войска?

Но что это? Чуть слышно рокочет мотор какого-то судна, идущего против течения серединой реки. Ночная тьма скрывает его, на нём не зажжены ходовые огни. И, наверное, не слышен рокоток мотора немецким наблюдателям – до берегов далеко.

А если услышат? Если услышат и бросят осветительную ракету? В беспощадном белом свете её станет виден маленький катер с невысокой надстройкой, с развевающимся на речном ветру советским военно-морским флагом. Такого флага ещё не видывали в этих местах воды Дуная. Маленький, совсем не военного вида катерок первым несёт его здесь.

Это катер разведчиков, которыми командует старший лейтенант Калганов. Не так давно сменили матросы ленточки на бескозырках, и теперь на них вместо литер «Черноморский флот» ещё не потускневшим золотом горит: «Дунайская флотилия». Не так давно пели:

Чёрное море, прощай,

Мы расстаёмся с тобой.

Завтра идём на Дунай

Мы и в разведку, и в бой.

Отряд Калганова – теперь разведывательный отряд созданной вновь Дунайской флотилии. Катер, на котором идут разведчики в эту тёмную осеннюю ночь мимо занятых врагом берегов, они шутя называют своим флагманом. На борту катера не написано названия. Но уже вся флотилия знает его под именем «Жучки». Так прозвали катер сами разведчики за поворотливость, за то, что на нём везде легко проскочить. «Жучка» – катер трофейный, захваченный разведчиками Калганова у отступавших немцев.

С двадцать четвёртого августа, как только вошли в Дунай первые боевые корабли флотилии, у разведчиков стало много спешной работы. Они отыскивают наиболее безопасные пути прохода для кораблей флотилии, выясняют, расспрашивая жителей, не заминирован ли фарватер. Разведчики высматривают, где стоят на берегу вражеские батареи, уточняют, где удобнее высадить десант, захватывают на берегу «языков». Пройдены уже сотни километров дунайского водного пути. Остался позади Измаил и вся родная земля. Пройдены берега Румынии, которая с двадцать четвёртого августа стала не воюющей с нами страной, а союзной. Позади вся Болгария, где уже победил народ, восстав против фашистов. Фронт безостановочно движется на запад вдоль Дуная. Вместе с войсками навстречу течению идут корабли – бронекатера, прозванные «речными танками», мониторы с их мощными пушками, тральщики, вылавливающие мины. Путь кораблей – к Белграду, до которого ещё не одна сотня километров. И, прощупывая этот путь, идут тёмной и холодной осенней ночью вверх по Дунаю на «Жучке» разведчики, идут в неизвестность: ведь они – самые первые.

Куда пробирается «Жучка» этой ночью? Она идёт к югославскому селению Радуевац. Возле Радуеваца, на дальних подступах к Белграду, враг создал мощные оборонительные рубежи.

…3а полночь. Небо плотно закрыто тучами. Моросит мелкий осенний дождь. «Жучка» тихо подходит к заросшему ольхой низкому берегу неподалёку от Радуеваца. С борта на берег спрыгивают четверо и тотчас же скрываются в мокром оголённом кустарнике. Круто отвернув, «Жучка» уходит, теряется во тьме…

Тот, который первым из четверых уверенно вошёл в скользкий от сырости ольшаник, не принадлежал к отряду. Это был югославский партизан, по имени Радуле. Он вёл за собой трёх разведчиков: матросов Чичило, Глобу и Морозова – старшего группы.

Прибрежный кустарник был пройден. Разведчики остановились на кукурузном поле, где торчали, опустив пожухлые листья, стебли, с которых уже давно собраны початки. Радуле, немного говоривший по-русски, вполголоса сказал:

– Деревня близко. Там партизанская квартира. Переоденемся в местную одежду, расспросим обо всём, возьмём проводника дальше.


– Веди, Радуле! – согласился Морозов. Радуле повёл разведчиков напрямик, кукурузным полем. Сапоги вязли в раскисшей от осенних дождей почве. То руками, то лицом идущие задевали не видные в темноте мокрые шершавые кукурузные стебли и листья.


В деревню вошли не по дороге, а садами. Радуле, сказав разведчикам, чтобы они подождали, пошёл к хате. Сквозь шелест дождя было слышно, как Радуле осторожно постучал в окно, как скрипнуло оно, открываясь.

Радуле вернулся, тихо позвал:

– Пошли.

В хате их встретил хозяин – черноусый человек средних лет, в холщовой рубахе, белеющей из-под овчинного жилета. Пожимая каждому руку, он взволнованно шептал:

– Поздрав, дружебники советски! Поздрав, бро-дари! О! Првие советски до нас![2]

Окна в хате были плотно занавешены, тускло светил красноватый язычок коптилки.

Суетясь, хозяин вытащил откуда-то глиняный, оплетённый соломой пузатый кувшин, заткнутый кукурузным початком:

– За вас! За нашу победу! Но Морозов остановил его:

– Спасибо, друг, нельзя нам сейчас.

Хозяин с сожалением вздохнул, отставил кувшин с вином. О чём-то оживлённо переговариваясь с Радуле, он то лез на печь, то заглядывал в угол, задёрнутый пёстрой занавеской, то выбегал в сени, возвращался, таща какую-то одежду.

Прошло немного времени. Из хаты вышли четверо в крестьянских кожушках и брезентовых куртках, какие носят местные рыбаки. Оружия у них не было видно: пистолеты и гранаты спрятали под одеждой. Последним вышел хозяин дома.

Садами, потом по мокрому жнивью убранного поля, под мелким обложным дождём, долго шли трое разведчиков и Радуле за своим проводником. В винограднике, где среди высоких кольев темнели узловатые, со сморщенными листьями лозы, провожатый остановился, что-то зашептал Радуле.

Тот, выслушав, перевёл разведчикам:

– Здесь шоссе рядом, из Белграда на Радуевац. Немцы ездят… Место подходящее.

Проводник, попрощавшись, ушёл.

Засели в винограднике возле обочины шоссе. По-прежнему монотонно шелестел дождь. Разведчики прислушивались: не едет ли кто-нибудь? Но пуста была теряющаяся во тьме дорога. Наверное, ездить ночью гитлеровцев отучили югославские партизаны. Пожалуй, придётся ждать до рассвета.

Близилось утро. Дождь постепенно редел. Вот он совсем прекратился. Ещё недавно разведчикам, продрогшим и всю ночь не смыкавшим глаз, хотелось согреться, хотя бы минуточку поспать. Но сейчас, когда побелело небо, они уже не замечали усталости. С нетерпением смотрели на дорогу. Вдали на шоссе послышался глухой нарастающий гул. Это со стороны Белграда в направлении Радуеваца шла колонна грузовиков.

Разбрызгивая грязь и ревя, огромные машины с крытыми брезентом кузовами прошли мимо. Морозов наторённым глазом разведчика успел заметить, что они нагружены ящиками с боеприпасами; запомнил, какие опознавательные дивизионные знаки имеют машины на бортах. Немного погодя в том же направлении прошло ещё несколько грузовиков. Прогромыхали мимо, оглушительно лязгая гусеницами, три больших тягача с пушками на прицепе. Морозов отметил и это.

Долго сидели разведчики близ обочины, наблюдая за движением. По тому, сколько и каких машин проходило, можно было предположительно установить, какие силы подтягивает противник.

Машины двигались вереницами. Пеших или едущих на повозках гитлеровцев, как назло, не появлялось. И становилось всё более очевидным, что здесь, на шоссе, тем более уже днём, вряд ли удастся взять «языка». Но всё же Морозов решил подождать ещё – вдруг представится какая-либо возможность. А тем временем Радуле пусть сходит и разведает, как безопаснее пройти в Радуевац. Там, несомненно, много немцев. В тылу они менее осторожны, чем на прифронтовой дороге, значит, будет легче взять «языка» и собрать сведения о противнике.

Радуле ушёл.

Сидя с Глобой и Чичило в засаде у дороги, Морозов с тревогой думал: когда вернётся Радуле?

А Радуле осторожно шёл к Радуевацу полем, чуть в стороне от дороги.

В этот серый осенний день безлюдны были поля и виноградники со стоящими кое-где среди них сарайчиками, в которых обычно хранится инвентарь.

Но вот Радуле показалось, что возле одного из сарайчиков тянется вверх в безветренном утреннем воздухе лёгонький дымок. Он подошёл поближе к сарайчику, спрятался за мокрыми виноградными лозами, присмотрелся. Перед дверями – таганок-треножник, под ним вьётся огонь, облизывая закопчённый котелок. Возле огня, нахохлившись, укрыв плечи кожушком, сидит черноволосая девчушка лет двенадцати, большой деревянной ложкой мешает в котелке. Из глубины сарая слышится какое-то тюканье: не то тешут, не то рубят. Наверняка здесь нет немцев.

Радуле, уже не таясь, подошёл к огню:

– Здравствуй, красавица!

Девочка молчала, глядя на него с удивлением, но без особого страха.

– Кто тут есть, кроме тебя? – спросил Радуле.

Девочка не успела ответить – из сарая вышел старик, седовласый, с длинными сивыми усами, свисающими к бритому подбородку, с морщинистым лицом, в распахнутой старенькой суконной куртке, с топором в руке.

Старик, оказавшийся жителем ближней к Радуевацу деревеньки, охотно вызвался помочь. Он рассказал, что в их деревушке стоит около батальона немцев, прибывших два дня назад, а есть ли они в соседних деревнях и сколько их – не знает. Но внучка – он показал на девочку – сможет обойти ближние деревни и узнать всё, что нужно. Ей это будет сделать легче: на неё не обратят внимания.

В ответ на расспросы Радуле о немцах в Радуеваце старик ответил: «Слышал, что их там много, но сам в Радуеваце не бывал». Старик сказал, что на окраине Радуеваца живёт его ровесник и старый приятель Иосип Ковачевич. Пусть Радуле ведёт советских товарищей к Иосипу, тот им поможет.

Старик посоветовал идти в Радуевац под вечер, когда туда обычно возвращаются местные жители, у которых были какие-либо дела на поле. К тому времени вернётся и внучка.

Договорившись со стариком, что тот будет ждать русских к вечеру, Радуле вернулся к разведчикам. Он нашёл их на прежнем месте, у дороги.

Когда короткий осенний день подошёл к концу и начало смеркаться, Радуле, Морозов, Чичило и Глоба пришли к сараю. Девочка уже вернулась. Радуле расспросил её. Она подробно рассказала обо всём, что видела: в какой деревне сколько немцев, в каких местах они роют окопы, где стоят их пушки.

Когда Радуле перевёл ответы девочки Морозову, тот сказал:


– Поблагодари девчурку и деда, да пора идти. Проверив ещё раз, надёжно ли спрятаны под одеждой гранаты и пистолеты, каждый из разведчиков взял по большой вязанке топлива – сухих кукурузных стеблей, которые им приготовил старик. Попрощавшись с ним, полевой тропкой, которую он им указал, направились к Радуевацу.


В селение вошли ещё засветло, не возбудив ничьих подозрений. Нашли нужную хату, пробрались к ней задворками, бросили вязанки, постучали.

Иосип Ковачевич сначала испугался, увидев незнакомцев. Но, узнав от Радуле, кто послал их, стал очень приветлив. Он довольно подробно рассказал, сколько немцев в Радуеваце, где их склады боеприпасов, береговые батареи, нацеленные на Дунай. Сообщил также, что в Радуеваце немало немецких моряков: где-то неподалёку германское командование приказало затопить корабли. Моряки же поставлены в оборону по берегу.

– Будем брать «языка» непременно из моряков! – сказал товарищам Морозов. – От такого пленного сможем узнать, где на реке мины поставлены, где затопленные корабли фарватер загораживают.

Иосипа расспросили, заходят ли моряки во дворы.

– Шляются! – со злостью ответил старик. – Проклятые, требуют вина, сала – всё им подавай! Бесплатно!

– Эх, сюда бы какой-нибудь сейчас заглянул! – сказал Чичило. – Сцапали бы как миленького.

– Сейчас едва ли зайдёт, – ответил Иосип, когда Радуле перевёл ему слова Чичило. – Попозже по дворам шатаются, после ужина.

Посоветовались, как вернее действовать, чтобы захватить «языка». Решили разбиться на две пары; в одной Морозов и Радуле, в другой Чичило и Глоба, Каждой паре действовать отдельно, так шансы на удачу удвоятся. Договорились, что к полуночи все должны вернуться к сарайчику старика.

Тем временем быстро темнело. Пора было начинать действовать.

Было решено, что первыми из хаты выйдут Чичило и Глоба и отправятся к порту.

Иосип сказал, что недалеко от порта живёт его знакомый. Этот человек, как и все жители, зол на гитлеровцев и с радостью поможет русским братьям.

– Пойдём туда! – заторопил Чичило Глобу. – Может, какого пьяненького подберём. А заодно поглядим, что на пристани делается. – И попросил Радуле: – Скажи хозяину, чтобы провёл нас к его знакомому, нам бы скорее самим с ним познакомиться.

Когда Иосип, отведя Чичило и Глобу, вернулся, Морозов сказал ему:

– Выйдем все трое. Будем ждать, не покажется ли какой-нибудь немецкий моряк.

Улицу уже окутывали серые осенние сумерки. В этот вечерний час, как обычно, люди выходили за ворота подышать свежим воздухом, поболтать с соседями. Это выглядело бы очень по-мирному, если бы в деревне не было гитлеровских вояк. По двое, по трое, а иногда и в одиночку, не спеша, бродили они по улицам, провожаемые враждебными взглядами.

Радуле, Морозов и Иосип стояли возле дома. Рыбацкая куртка Радуле и видавший виды кожушок Морозова не могли вызвать подозрения. Морозова могли выдать, пожалуй, лишь его желтоватые волосы, каких нет ни у кого из местных жителей. Но он тщательно спрятал волосы под помятой, выцветшей шляпой, которой снабдил его после высадки на берег хозяин партизанской квартиры. По внешнему виду Морозов вполне мог сойти за серба. Радуле вёл с хозяином спокойный разговор на их родном сербском языке, а Морозов делал вид, что принимает участие в этой по-крестьянски неторопливой беседе.

Морозов приглядывался к немцам, которые один за другим показывались на улице. Но на тех, что в армейских шинелях, он не обращал внимания. Его интересовали немцы в тёмно-синей морской форме.

Вот три немца во флотских бушлатах со множеством блестящих пуговиц в два ряда и в бескозырках с куцыми ленточками повернули к дому напротив. Размашисто откинули калитку, ввалились во двор; их встретил суматошный собачий лай. Требовательно заговорили с женщиной, выбежавшей из хаты. Она стала что-то объяснять им, размахивая руками. Один из гитлеровцев громко выругался, все трое повернули обратно к калитке, вышли на улицу, о чём-то споря. Двое пошли дальше, а третий, завидев Радуле, Морозова и Иосипа, решительно направился к ним.

– Гутен абенд! – приветливо поздоровался Радуле с гитлеровцем.

– О, гут, гут! – расплылось в улыбке лицо немца. – Ферштеен зи дойч?[3] – Он был приятно удивлён.

– Да, понимаю, – по-немецки ответил Радуле. – В молодости я служил матросом на дунайских пароходах и бывал у вас. Немцы – хороший народ.

– О да! – восхищённо воскликнул немец. – Ты тоже моряк? И ты, видно, хороший парень, хотя и славянин!

Пока Радуле и немец вели этот взаимно любезный разговор, Морозов присматривался: на бушлате погоны с лычками. Из унтеров… Такого стоит взять! Морозов сделал незаметный знак Радуле.

А немец тем временем жаловался:

– Какое свинство! Мы были в пяти домах и нигде не нашли выпить! Мои приятели потеряли надежду, А я нет. Не найдётся ли вина в этом доме?

– Конечно! – приветливо сказал Радуле. – Я – моряк, вы – моряк. Моряк моряка угостит!! Пойдём, камрад!

Долгожданного «гостя» завели в хату. Как только за ним закрылась дверь, Радуле выдернул из-за пазухи пистолет и сказал:

– Тихо! А то – вот тебе вино! – и наставил пистолет прямо в лицо оторопевшему гитлеровцу.

– А это закусочка! – вытащил Морозов и свой пистолет.

– Если крикнешь, – пояснил Радуле по-немецки, – эту закуску получишь прямо в рот.

Гитлеровец словно остолбенел. Он стоял, глядя перед собой неподвижными, широко раскрытыми глазами.

За окнами было уже совсем темно. Пленного вытолкнули во двор, садами и огородами повели из деревни.

В темноте пасмурной осенней ночи, ведя пленного через пустынные поля, Радуле и Морозов держали путь к условленному месту – к сарайчику, где должны были встретиться с Чичило и Глобой.

Сарайчик был заперт, таганок убран, только чернели потухшие угли на том месте, где он стоял. Старик с внучкой давно уже ушли в свою деревню, домой.

Чичило и Глоба запаздывали.

Час шёл за часом. Морозов и Радуле тревожились всё более. Ночь перевалила уже за половину. Пойти разыскивать? Но как оставить «языка»? И главное, до рассвета надо успеть вернуться к своим, даже если не все смогут вернуться. Важно доставить пленного.

Всё нетерпеливее поглядывал Морозов на небо и на светящийся циферблат своих часов. Что же могло случиться? Может быть, Чичило и Глоба уже погибли?

Заметно посветлело небо. Морозов тяжело вздохнул, посмотрел в глаза Радуле. Тот понимающе кивнул. Пора…

«Что ж, пойдём?» – хотел сказать Морозов. И вдруг услышал шаги. Они приближались. Чичило с Глобой? Или враги? Могли ведь выследить… На всякий случай приготовили пистолеты.

Вот уже можно рассмотреть – по винограднику к сараю идут трое. Ну как среди них не узнать Чичило по его высокому росту, по походке вразвалку, как не узнать плотную, невысокую фигуру Глобы! А кто с ними третий?

Чичило и Глоба тоже привели «языка» – ефрейтора из горнострелковой дивизии, которого подкараулили на одной из улиц близ порта.

…Уже светало, когда в примыкающей к нашим передовым позициям густой дубовой роще разведчики попрощались с Радуле.

– Спасибо, друг!

– Вам благодарность! – ответил Радуле. – От всех нас, освободители. Мы ждём вас.

Двойная цепь

Про отряд Бороды

Снова тёмной осенней ночью против течения идёт «Жучка». Справа едва-едва различим ближний, румынский берег. А противоположный, югославский, совсем затерян во тьме. Где-то на нём засевшие в обороне гитлеровцы.

Глухо постукивает мотор, ворчливо бурлит, разбиваясь о невысокий форштевень, волна, круто вздымая белеющую во тьме пену, – кажется, что катер идёт очень быстро. Но это только кажется. Не так велика скорость «Жучки», как сильно течение, которое приходится ей преодолевать.

Три дня назад освобождён Радуевац. Захватчиков выбили оттуда совместным ударом войск Третьего Украинского фронта и кораблей флотилии, которые высадили десант и поддержали его огнём. Накануне разведчики на «Жучке» прошли мимо береговых позиций врага, отметили их, а потом показывали корабельным артиллеристам, куда стрелять. Успеху во многом способствовали и сведения, раздобытые в Радуеваце Морозовым, Чичило и Глобой, и то, что удалось узнать от приведённых ими двух «языков». Важное показание дал на допросе флотский унтер: выше по реке, за Радуевацем, лежат на дне десятки судов. Они специально затоплены, чтобы преградить путь советским боевым кораблям.

Ещё до того, как был взят Радуевац, разведчики на двух полуглиссерах ночью прорвались мимо него вверх по течению к прибрежному селению Прахово, чтобы проверить то, что сообщил «язык». Пленный унтер не соврал. Разведчики действительно увидели на фарватере перед Праховом торчащие из воды мачты и рубки многих судов и, вернувшись, доложили об этом.

Возле Прахова закрепился выбитый из Радуеваца враг. Бронекатера должны, помогая наступающим войскам, обстрелять береговые позиции немцев близ Прахова и высадить десант. Но на пути подводная преграда. Где корабли смогут пройти через неё?

Это и должны выяснить те, кто идёт в этот ночной час на «Жучке». На ней Калганов, Морозов. Чичило, Веретеник, Глоба и ещё четыре матроса.

…Время движется к полуночи. «Жучка» идёт, по-прежнему держась правым бортом берега. Фарватер пока чист…

Но вот прямо по курсу «Жучки» над водой что-то зачернело. Сбавив ход, катерок осторожно приближается. Разведчики держат автоматы наготове – мало ли что?

Девять пар глаз напряжённо всматриваются вперёд, в темноту. В ней всё явственнее проглядывает что-то угловатое, выступающее из воды. Палубная надстройка. Неподалёку ещё одна. Рядом широкая дымовая труба. Мачта. Косо торчащая из воды округлая корма. Ещё мачта…

«Жучка» осторожно, на самом малом ходу, еле слышно работая мотором, подходит ближе. Теперь уже можно разглядеть: суда лежат тесно, одно близ другого, образуя неровный плотный ряд, тянущийся справа, от румынского берега, к середине реки. А в тридцати – сорока метрах выше по течению, параллельно этой преграде, тянется вторая; тоже различимы во тьме над поверхностью воды трубы, мачты, кое-где крыши и поручни палубных надстроек. Двойная цепь. Вдоль румынского берега к Прахову не пройти. А посередине реки?

– Лево руля! – даёт Калганов команду.

«Жучка» медленно поворачивает от берега вдоль преграды. Вот уже и середина реки, а конца преграде не видно. «Жучка» идёт всё осторожнее: слева уже близок занятый врагом югославский берег.

Ослепительно белый свет немецкой осветительной ракеты беззвучно вспыхивает в вышине и падает на палубу «Жучки», на встревоженные лица разведчиков. В его холодном сиянии стальным блеском отсвечивает колыхающаяся в быстром беге дунайская волна. Особенно чётко чернеют над ней трубы и мачты.

И тотчас же над «Жучкой» с прерывистым визгом проносится пулемётная очередь…

Заметили!

– Право на борт! Полный! – командует Калганов.

«Жучка», вся облитая белым, зловеще вздрагивающим светом, круто разворачивается. Вдогонку ей с югославского берега, который уже за кормой, стучат немецкие пулемёты. Позади, серебря воду, мечутся белые сполохи ракет.

«Жучка» уже в безопасности. Погасли ракеты. Смолкла стрельба.

Сделав большой круг, упрямая «Жучка» возвращается: надо всё же выяснить, тянется ли обнаруженная преграда до югославского берега?

Но едва катер приближается к середине реки, как снова слева, с берега, взлетают немецкие осветительные ракеты. Снова стучат пулемёты. Провыв над «Жучкой», ухают совсем близко от неё мины, взметая воду и пену. Дребезжат, свистят осколки. С глухим стуком некоторые из них бьют в борта, надстройку. Приходится уходить.

Вражеские ракеты, вырывая катер из тьмы, делают его видимой мишенью. Но они оказали и услугу: при их свете разведчики успели разглядеть, что двойная вереница затопленных судов примыкает к югославскому берегу.

Вернувшись на базу, Калганов доложил, что подходы к праховской преграде враг держит под огнём.

«В течение ночи во что бы то ни стало найти проход!» – тотчас же получил он приказ. Флотилия не может отставать от наступающих войск.

И снова «Жучка» уходит вверх по течению.

Теперь разведчики действуют хитрее. Раз враг насторожён и внимательно прислушивается к каждому звуку на реке, значит, на «Жучке» искать прохода нельзя: даже негромкий шум её маломощного мотора может помешать успеху дела.

Калганов решает идти к заграждению на шлюпках. Трудно, опасно, но зато не услышит враг.

Чтобы на этот раз не привлекать внимания противника, «Жучку» оставили у румынского берега, немного не дойдя до подводной преграды. Пересели в рыбацкие лодки, которые были привязаны за кормой «Жучки». В одной из них, большой, разместились Калганов и пять матросов. В маленькую лодочку сели Морозов и Чичило.

…К полуночи стало ещё темнее. Начал сыпать дождь. Холодные капли, подхваченные сырым речным ветром, надоедливо били в лица, проскакивая под плотные кожаные штормовые шлемы. Но разведчики, казалось, не замечали ни холода, ни дождя, ни ветра. От одного затопленного судна к другому медленно переходили лодки. Удерживали их с трудом: бурное течение так и норовило снести. Присматривались, промеривали баграми и вёслами – не пройдёт ли бронекатер? Но, увы, суда были затоплены или вплотную, или так близко одно к другому, что пройти кораблю между ними было невозможно.

А не смогут ли бронекатера пройти где-нибудь над затопленными судами?

…От одного судна к другому, всё ближе к середине реки, пробирается в темноте лодка, в которой Калганов и пятеро матросов. Лодка прошла уже мимо десятков судов, над которыми бурлит быстрая дунайская вода. Здесь баржи, пассажирские пароходы, буксиры, тральщики, землечерпалки, шаланды. По белеющим в темноте надписям на трубах, спасательных кругах, которые висят на торчащих кое-где из воды рубках, можно увидеть, что гитлеровцы собрали здесь суда разных придунайских стран – румынские, болгарские, югославские. Потопили и много своих – не пожалели.

Вот и середина реки. Здесь глубже, чем у берега, и над водой меньше заметны надстройки, мачты и трубы.

Калганов приказал пришвартовать лодку к едва выступающей над водой рубке какой-то баржи. Высота рубки около двух метров. Осадка бронекатера менее двух метров. Может быть, над этой баржей бронекатер пройдёт?

В рубку баржи, поверху оплёскиваемую волнами, вцепились багры, удерживая лодку на месте. Сердито бурлит дунайская волна, стремится оторвать лодку, унести… Но матросы крепко держат багры.

Шестом промерили, потолкали в скрытую под водой палубу баржи. Глубина как будто достаточная. Ну, а если там, внизу, есть что-нибудь такое, на что может напороться бронекатер? Надо проверить.

– Кто первым пойдёт в воду? – спросил Калганов.

Два матроса быстро разделись. Спрыгнули в тёмную бурлящую воду. Она ожгла холодом, захватило дух. Течение рвануло, потащило… Едва удержались за борта лодки – помогли руки находившихся в ней товарищей.

Ныряли, руками и босыми ногами ощупывали под водой палубу, бортовые ограждения. Нет, над этой баржей не пройти – под водой торчит острое искорёженное железо. Видимо, прежде чем затопить баржу, гитлеровцы подорвали её.

Ночь шла к концу, а проход всё ещё не был найден. Разведчики устали, замёрзли – ведь каждому по многу раз приходилось нырять в холодную осеннюю воду, а отогреться было негде, и всё сыпал и сыпал назойливый дождь.

За это же время Морозов и Чичило на своей лодочке прошли вдоль первой линии судов далеко за середину реки, в направлении югославского, занятого немцами берега. Они тоже делали промеры, много раз ныряли, прощупывая, какие препятствия для кораблей таятся под тёмной бегучей водой. Но и они не смогли найти прохода. До берега, занятого врагом, осталось немногим более двухсот метров. Неужели и дальше вплотную одно к одному затоплены суда?

А небо уже начало сереть… Скоро рассвет. Ещё немного времени, и врагу станет видна снующая меж затопленными судами крохотная лодочка.

Но лодочка упрямо пробирается к берегу, на котором немцы. Чем ближе к нему, тем больше выдаются над водой, проступая в редеющем мраке, корпуса затопленных судов: ближе к берегу – мельче. Возле него легче определить, как лежит на дне то или иное из них. Немцы старались, чтобы каждое судно, погружаясь, встало на дне поперёк течения, плотно соприкасаясь носом и кормой с соседними. Но за те минуты, пока суда погружались, течение успело повернуть некоторые, и между ними кое-где остались промежутки. Сейчас, под утро, когда ночная тьма стала уже не такой густой, легче угадать, где суда стоят не впритирку одно к одному.

Уже совсем близко от смутно чернеющего берега Морозов и Чичило нашли одно из таких мест. Прощупали шестами – достаточно глубоко, бронекатер пройдёт. Ну, а если под водой между судами натянувшийся трос, сваленная мачта или ещё что-либо? Заденет за такое препятствие катер днищем или винтом, застрянет, загородит собой проход остальным – сорвётся всё дело. А виноваты будут разведчики. Нет, проверить надо тщательно!

Морозов снова разделся и прыгнул в воду. Чичило удерживал лодку на месте, привязав её к торчавшей над поверхностью мачте.

Несколько раз скрывалась под водой и вновь показывалась голова Морозова. Наконец он ухватился за борт. Чичило помог ему влезть. У Морозова зуб на зуб не попадал, а руки дрожали так, что ему трудно было одеться.

– Ну как? – спросил Чичило.

– Проверил, – натягивая тельняшку, ответил Морозов. – Вроде бы чисто.

– Вроде? Прощупаю-ка и я для верности! – решил Чичило.

Он снял одежду, и вот уже всплеснула у борта лодки вода, раздавшись под его крупным телом.

Чичило пробыл в воде ещё дольше Морозова. Когда он вылез, закоченевшие пальцы никак не могли ухватиться за борт лодки, и Морозову не без труда удалось втащить в неё своего грузного товарища.

Теперь уже не было никакого сомнения, что найденный Морозовым и Чичило проход вполне годен для бронекатеров. Конечно, лучше, если бы проход был подальше от засевшего на берегу врага. Но выбирать не из чего.

С трудом преодолевая течение, Морозов и Чичило проплыли на своей лодочке чуть выше найденного прохода, ко второй линии преграды. Разыскав подходящее место и промерив глубину, убедились, что и там бронекатера смогут пройти.

Наверное, эти проходы немцы оставили близ занятого ими берега для своих судов. Надеются, что советские моряки не рискнут воспользоваться проходами так близко к берегу, где пушки. Но был бы разведан проход! Бронекатера пойдут с боем, не впервые…

Вытащив из кармана блокнот, Морозов, напрягая зрение – ещё только-только начинало светать, – набросал схему расположения затопленных судов и обозначил найденный проход.

А теперь скорее в обратный путь, доложить о результатах разведки.

– Разогреемся! – сказал Морозов. Оба дружно налегли на вёсла.

Они успели сделать всего несколько гребков, как слева от них донёсся торопливый стукоток пулемётной очереди.

– По нас! – оглянулся Морозов. – Заметили!. Влево, к барже!

Изо всех сил наваливаясь на вёсла, так, что те трещали, они за несколько секунд успели зайти за большую полузатопленную баржу. Верхняя часть её высокого борта стояла над водой и надёжно закрывала лодочку от глаз противника. Пулемёты с берега постучали ещё, смолкли.

Тьма почти растаяла. Перестал дождь. Всё вокруг – и небо, и вода – было уже не чёрным, как каких-нибудь полчаса-час назад, а серым.

– Эх, не успели затемно! – подосадовал Морозов. – Но не отсиживаться же тут? – Он предложил: – Давай нажмём, может быть, проскочим до следующего укрытия?

– Давай! – согласился Чичило.

Но едва они со своей лодочкой высунулись из-за баржи – с берега снова ударили пулемёты. От берега, где немцы, до баржи было менее полукилометра. Вражеские наблюдатели и пулемётчики теперь, в свете наступающего утра, прекрасно могли разглядеть лодку, стоило ей только показаться из-за укрытия.

Морозов и Чичило видели, как взлетает косыми фонтанчиками вода, а наверху, над головами, пули с визгом рвут железо бортовой обшивки баржи.

Но вот снова стало тихо.

Они осторожно подвели лодку к краю баржи, противоположному тому, из-за которого хотели выйти в прошлый раз. Может быть, удастся обмануть врага?

Лодка только-только выдвинулась на открытое место, как перед самым её носом по воде хлестнула пулемётная очередь.

– Защучили! – со злостью сказал Морозов. – Давай назад!

Прижимаемая течением к накренившемуся борту баржи, лодка стояла на месте. Было тихо. Немцы больше не стреляли. Видимо, поняли, что укрывшуюся за баржей лодку из пулемёта не достать. Но было ясно: подстерегают, не выпустят. Наверное, догадались, зачем здесь эта лодочка.

Что делать? Пережидать?

Но командование ждёт возвращения разведчиков. Как быть?

Прошло несколько томительных минут…

Тяжкая масса вспененной воды обрушилась на головы, плечи Морозова и Чичило, хлынула в лодку. Они не успели опомниться, как возле неё взметнулся новый водяной столб. Наверху по железному борту баржи звонко ударили осколки.

– Пустим лодку, пусть бьют по ней, а сами – вплавь! – сообразил Морозов.

Поблизости ухали и ухали вражеские снаряды.

Зажав зубами блокнотик, где была нанесена схема с таким трудом разысканного прохода, Морозов быстро сбросил одежду. Разделся и Чичило. Они толкнули лодку по течению и поплыли, стараясь держаться подальше от лодки, но рядом друг с другом. Морозов, плывя, высоко закидывал подбородок, чтобы не замочить блокнот со схемой.

Позади всё ещё бухали в воду немецкие снаряды: с берега продолжали стрелять по плывущей лодке. В воздухе просвистело несколько снарядов, летящих с румынского берега: это наша артиллерия открыла огонь через Дунай по гитлеровским орудиям, которые выстрелами обнаружили себя.

Завязавшейся артиллерийской перестрелке Морозов и Чичило были рады – это отвлечёт врага.

Переплывая от одного затонувшего судна к другому и делая короткие передышки там, где можно было подержаться за что-либо торчащее над водой, Морозов и Чичило, выбиваясь из сил, чувствуя, как судорога сводит руки и ноги, почти доплыли наконец до заветного берега. Если бы они, как и все разведчики, не были отличными, натренированными пловцами, это едва ли удалось бы им.

Они остановились для последней, минутной передышки, уцепившись за чуть видный над водой край борта затопленной шаланды. До румынского берега оставалось совсем немного. Артиллерийская перестрелка уже стихла. Поверхность воды в пасмурном утреннем свете стала матово-серебристой, покрытое плотной пеленой облаков небо побелело. И, если оглянуться, был уже хорошо виден теперь далёкий берег, на котором враг.

Поплыли снова. Быстрое течение сносило их всё дальше от линии затопленных судов. Вот до берега уже рукой подать. Он уже совсем хорошо виден: песчаная отмель, серые, обнажённые кусты над ней…

Вздыбленная, вспененная вода заслонила берег. Дребезжа, пронеслись над головами осколки. Один из них вспорол воду между Морозовым и Чичило.

Очевидно, немецкие наблюдатели с противоположного берега всё же заметили двух разведчиков, когда течение вынесло их на открытое место. Снаряд за снарядом падали в воду, осколки бороздили её вдоль и поперёк. А Морозов и Чичило плыли.

Разрыв, разрыв, разрыв…

Наконец-то ноги коснулись дна. Бегом! Но это не так легко. Дно топкое, ноги словно связаны. А снаряды рвутся позади – в воде, и впереди – на отмели, вихрем разбрасывая песок.

Из последних сил, жадно хватая воздух, два человека в облипших, мокрых трусах, один из них с блокнотом, зажатым в зубах, перебежали отмель и бросились в кусты. И тотчас же где-то совсем близко грохнули один за другим два разрыва.

Морозов и Чичило, оба сразу, упали на упругие, скользкие ветки.

– Камрад! Товарищ! – услышали они, – А, союзники! – взял наконец блокнот из зубов Морозов.

К ним бежал румынский солдат – один из тех, которые занимали позиции на этом берегу, рядом с нашими частями.

Оказывается, румыны уже давно наблюдали за тем, как пробираются от занятого врагом берега два разведчика. Когда по утлой скорлупке Морозова и Чичило стали стрелять немецкие пушки, румыны немедленно сообщили об этом нашим артиллеристам, и те открыли ответный огонь.

В румынском блиндаже Морозов и Чичило немного отогрелись, румыны снабдили их кое-какой одеждой. Вот только не нашлось обуви сорок пятого размера для Морозова. Пришлось ему остаться босым.

Вскоре Морозов и Чичило встретились со своими товарищами, на большой лодке искавшими проходы. Те тоже не без результата провели ночь на реке. После долгих стараний они нашли ещё один проход.

В начале дня все разведчики на «Жучке» вернулись в базу. Калганов поспешил к начальнику штаба флотилии – доложить о выполнении задания.

…Когда дунайский простор стала затягивать дымка ранних осенних сумерек, на реке показалась длинная колонна бронекатеров, идущих против течения. На их палубах, за орудийными башнями, за командирскими рубками сидели тесно друг к другу бойцы в серых шинелях и чёрных матросских бушлатах. Там же стояли маленькие противотанковые пушки.

Впереди колонны резво шла «Жучка», не защищенная никакой бронёй.

Уже стемнело, когда маленькая «Жучка» смело подошла к проходу в первой линии подводной преграды. Её кормовой огонь, скрытый от глаз противника, указывал путь бронекатерам.

Операция «Мука»

Про отряд Бороды

За проведение этой операции никто из разведчиков не был представлен ни к какой награде. В результате её они не добыли ни «языка», ни сведений о противнике. Она не была упомянута ни в донесениях, ни в штабных отчётах. И тем не менее все, кому довелось участвовать в ней, не без гордости вспоминают об этом и доныне.

Проводить эту операцию разведчикам никто не приказывал. Они могли бы не пойти на неё, и с них никто не взыскал бы за это. Но они пошли.

Операция, проведённая в декабре сорок четвёртого года в Будафоке, на окраине Будапешта, по цели своей не была похожа ни на одну из предыдущих. Она была первой и единственной в своём роде.

Под вечер из очередного поиска в ещё занятых немцами городских кварталах вернулись пять матросов во главе с Калгановым. Греясь у печки в одном из домишек, который они ещё раньше облюбовали для отдыха, разведчики вместе с товарищами, ожидавшими их на этой базе, разговаривали о только что проделанном пути. Пересекли «ничейную» полосу, тянувшуюся через железнодорожные пути, пристанционные склады и пустыри, перешли, не замеченные противником, его передний край, высмотрели что надо, вернулись… Нет, разговор шёл не об этом.

Говорили о горящем пакгаузе между нашими и вражескими передовыми позициями.

Их внимание привлекло не то, что пакгауз горел, – мало ли они за войну видывали пожаров! Да и горел-то он едва-едва, почти без пламени, лишь сочился жидковатый дымок из маленьких окошек под крышей, из распахнутых широких дверей. Их взволновало другое: весь пакгауз заполнен мешками.; А в мешках – мука! Видимо, гитлеровцы не ожидали, что им придётся так быстро оставить место, где находится склад, и, не успев вывезти муку, подожгли его. Мука уже высыпалась из некоторых прогоревших мешков – великолепная, белая. Она поддавалась огню медленно, словно нехотя – скорее, тлела, чем горела, и лишь кое-где временами занималась коптящим пламенем…

Вот об этой муке и шёл разговор.

Первым заговорил о ней Аркадий Малахов, который прожил в блокадном Ленинграде самую тяжкую первую зиму и на себе испытал, что такое голод. Малахов сокрушённо сказал:

– Сколько хлеба гибнет, а народ в городе без куска…

– Давеча в подвал заглянул, – вспомнил Веретеник, – а там, среди прочего люда, детишек полно. Одной девчушке сухарь дал – как схватит! А мать отобрала, на троих делить начала.

В разговор включились остальные:

– У наших обозников, я видел, коня осколком убило. Так мадьяры вмиг разделили. Один хвост остался. Вот до чего гитлерюга людей довёл!

– Голодуют… Вот кабы ихние власти ту муку раздать успели…

– Раздали бы, держи карман шире! Немцы да фашисты местные небось никого к ней не подпускали, а стали драпать – подожгли.

– Вывезти бы муку, пока вся не сгорела, да жителям раздать! – сказал Малахов. – Склад-то на нейтралке стоит, не у немцев.

– Как вывезешь? Немцы дорогу просматривают.

– А если переулками да через пустырь? – Малахов напомнил: – Где мы шли – там повозка пройдёт.

– Разве когда совсем стемнеет? Чтобы фриц не углядел.

– Устроим-ка субботник! – предложил Калганов. – Нам после поиска полсуток отдыха дано. Вот и используем. Подкормим здешний народ.

Разведчики охотно согласились.

– Ну, если все – «за», будем действовать! – Калганов улыбнулся: – Первое слово тебе, товарищ толмач!

Обязанности толмача, то есть переводчика, выполнял у разведчиков единственный иностранец – серб Любиша Жоржевич. Югославский коммунист и партизан, дунайский лоцман по профессии, он ещё в конце лета был прислан своим командованием показывать морякам путь по реке. С той поры Любиша так и прижился у разведчиков. Они очень ценили его за храбрость и ловкость. А особо за то, что умел говорить на разных языках. Им Любиша научился за годы лоцманской службы, встречаясь с моряками различных стран, корабли которых проводил по Дунаю.

– Любиша! – распорядился Калганов. – Возьми с собой троих, пройдите по подвалам, где прячутся жители. Объясни людям, что мы хотим добыть для них хлеб. Спроси, кто хочет нам помочь. Скажи, что требуются крепкие мужчины, которые смогут таскать мешки. Отберите человек десять. И зайдите по пути к нашим солдатам-обозникам. Попросите у них на время хотя бы одну повозку. Объясните, для какого дела, не откажут. Организуйте!

Пока Любиша Жоржевич и ушедшие с ним матросы «организовывали» грузчиков и повозку, Калганов пошёл к командиру роты, через передовые позиции которой он намеревался повести своих матросов и мадьяр за мукой. Калганов попросил командира роты, чтобы пехотинцы, в случае если противник обнаружит «охотников за мукой», прикрыли их отход огнём. Подивившись тому, что затеяно столь рискованное дело, командир роты дал согласие. Мало того, он связал Калганова с командиром миномётчиков, который находился на том же наблюдательном пункте, и тот тоже обещал в случае чего поддержать «огоньком».

Уже опустилась тёмная декабрьская ночь, когда через наш передний край, по примыкающим к железной дороге улицам Будафока, перешли под командой Калганова пять матросов. За ними потихоньку ехала повозка, запряжённая парой лошадей, и шло с десяток добровольцев-мадьяр.

Было тихо. Разведчики пробирались переулками и пустырями, прячась в тени зданий. Им удалось благополучно, вместе с мадьярами и повозкой, дойти до горящего пакгауза.

За время, пока готовилась эта экспедиция, огонь всё дальше полз по штабелям мешков. В некоторых местах мука горела уже сильно, взбрасывая к потолку склада языки чадного, жирного пламени. И, может быть, оставалось немного до той минуты, когда весь склад займётся огнём… Тушить? Но тушить было нечем. Да и некогда.

Оставив одного следить за противником и спрятав повозку за углом склада, разведчики вместе с мадьярами бросились в пакгауз. Хватали тяжёлые, горячие, местами уже тлеющие мешки, взваливали их на спины, тащили к повозке. Как только повозку нагружали доверху, кто-нибудь из разведчиков брался за вожжи и переулками вёл её к нашей передовой – до неё было не особенно далеко, метров двести. Свалив мешки в одном из дворов сразу же за передним краем, лошадей рысью гнали обратно к пакгаузу.

Сделали уже несколько рейсов. Во дворе росла гора мешков. Но вот, когда пустая повозка быстро пересекала широкую улицу, спеша к пакгаузу, вверху, в чёрном небе, послышался протяжный свист. Недалеко от повозки о камни мостовой грохнулась мина. Перепугавшиеся лошади подхватили повозку, галопом вынесли её в переулок. Позади, на улице, грохнула ещё одна мина, ещё…, В ответ полетели мины с нашей стороны; командир миномётчиков сдержал своё слово.

Ни лошади, ни сопровождавшие повозку люди не пострадали. Но прежним путём муку вывозить стало уже нельзя: немцы заметили. А другой дорогой с повозкой не проберёшься.

Что делать? Прервать на этом работу? Но в пакгаузе осталось ещё так много мешков, а в Будафоке так много голодных людей…

Выход подсказал Любиша Жоржевич. Вернее, грузившие муку мадьяры, с которыми Любиша разговаривал на их родном языке. Они сообщили, что к пакгаузу можно подойти, не показываясь на глаза противнику, не переулками, не улицей, а там, где к складу примыкает товарный двор станции. Повозка по загромождённому двору не пройдёт, но человек пробраться может.

Решили испытать подсказанный мадьярами путь. На себе таскали мешки от пакгауза к забору, а потом, через пролом в нём, на товарный двор. Там поджидали выпряженные из повозки лошади. Им на спины взваливали по два связанных вместе мешка и закоулками товарного двора, среди штабелей каких-то ящиков и бочек, вели их к нашему переднему краю.

После полуночи из пакгауза были вынесены и доставлены за нашу передовую все уцелевшие от огня мешки.

На дворе, где была сложена спасённая мука, собрались разведчики – усталые, потные, с чёрными пятнами гари и с белыми следами муки на лицах и одежде, но очень довольные тем, что им удалось выполнить задуманное. Здесь были и мадьяры, которые с таким рвением выносили муку. К ним, несмотря на поздний час и на то, что не так далеко падали немецкие снаряды, присоединилось множество других жителей ближних улиц – мужчин и женщин. Подходили всё новые и новые люди, некоторые с детьми. Видимо, слух, что русские будут раздавать муку, быстро распространился по всем убежищам, где вот уже который день прятались от обстрела изголодавшиеся жители.

Оглядев растущую толпу, Калганов сказал Любите:

– Переведи им: пусть выберут несколько человек, комитет или комиссию, что ли, чтобы распределить муку. На детей пусть в первую очередь выдают!

…Много потом выслушал Любиша благодарностей, которые жители просили передать его товарищам.

А наутро Калганова вызвал, чтобы дать новое задание, начальник штаба флотилии. Когда Калганов явился, тот заботливо спросил его:

– Отдохнули после вчерашнего поиска?

– Нет, – ответил Калганов. – Некогда было.

– Почему? Ведь вы были свободны.

– Мы выполняли операцию.

– Какую?

– Операцию «Мука».

На острове Маргит

Про отряд Бороды

Этот остров на Дунае, расположенный в центре Будапешта, – любимое место отдыха. Венгры называют его «жемчужиной Дуная».

Но совсем иначе выглядел этот прекрасный остров в морозные дни января сорок пятого года, когда в Будапеште шли бои. Для фашистов, теснимых в центре города, в Пеште, но ещё крепко сидевших за Дунаем, в Буде, Маргит был как бы передовым укреплением, с которого можно было просматривать реку и пештский берег. Парк был изрыт траншеями и снарядными воронками. Среди заснеженных, местами покалеченных осколками деревьев немцами были запрятаны батареи пушек и миномётов, на берегу оборудованы многочисленные пулемётные гнёзда. И хотя лёд на Дунае в ту для Венгрии необычайно суровую зиму давно был прочен, пройти по нему от Пешта, чтобы штурмовать остров, было невозможно. За всеми подступами к острову Маргит противник следил и держал их под прицелом.

Немцы на острове, отделённые от наших позиций ледяным полем замёрзшей реки, чувствовали себя спокойнее, чем в других местах Будапешта, где «ничейная» полоса проходила по жилым кварталам и подчас была такой узкой, что через неё можно было перебросить гранату.

Но как ни стерегли гитлеровцы подступы к острову, матросы отряда разведки не раз проникали на Маргит.

Однажды Калганов послал в поиск на остров троих разведчиков. Старшим он назначил Глобу, как уже назначал не раз. Знал его спокойный, рассудительный характер и опыт – с Крыма они с Калгановым вместе. С Глобой он послал Любишу Жоржевича и самого юного среди разведчиков – Алексея Чхеидзе.

Этот паренёк пришёл в отряд сравнительно недавно, осенью сорок четвёртого года.

А было это так.

В одном из прибрежных югославских городков где-то за Радуевацем к Калганову подошёл незнакомый матрос-автоматчик – тоненький, совсем ещё мальчишеского вида, судя по лицу – кавказец. Он назвал себя и попросил Калганова:

– Примите к себе, товарищ старший лейтенант!

– А разве тебе плохо в батальоне морской пехоты? – спросил его Калганов. – Или там не воюют?

– Воюют, и даже очень, – ответил Чхеидзе. – Но я хочу быть разведчиком. В вашем отряде.

Калганов любил настойчивых людей. Он расспросил Алексея. Тот рассказал; в шестнадцать лет добился комсомольской путёвки на действующий флот, в Тбилиси остались отец и мать. Учился на рулевого, но отпросился в морскую пехоту. Воевал на Кавказе. А потом, в начале боёв на Дунае, когда немцы отступали, захватил с двумя товарищами немецкий мотоцикл, на нём отрезал путь легковой машине, в которой спешил удрать генерал, командир дивизии, и захватил его в плен.

– Что ж, беру тебя! – выслушав всё это, сказал Калганов.

С той поры Чхеидзе в отряде. Разведчиком он стал хорошим. Хотя и горяч порой. Но с рассудительным Глобой послать Алексея – всё будет в порядке. Калганов без колебаний включил Чхеидзе в состав группы, посылаемой на Маргит.

Калганов поставил трём разведчикам задачу – уточнить, где стоят крупнокалиберные пушки, которые каждый день стреляют по нашим позициям в Пеште. Попутно три разведчика должны были установить расположение и других сил врага на острове.

Глоба, Чхеидзе и Жоржевич пошли в поиск ранним утром, когда только-только начинался медленный зимний рассвет. В эту пору легче было обмануть бдительность врага: с наступлением дня гитлеровцы становились менее насторожёнными.

Набросив белые накидки, разведчики спустились с пештской набережной на лёд как раз напротив острова и поползли к нему. Лёд был неровный. Разведчики где ползком, где перебежками, от тороса к торосу, благополучно добрались до острова и, присмотревшись, вышли на берег там, где, по их расчётам, противник не мог бы их заметить.

Три разведчика долго ходили по острову, прокрадываясь от дерева к дереву, от куста к кусту, от одной постройки к другой.

Проходив так несколько часов, они нашли наконец на небольшой лужайке в гуще парка то, что искали, – батарею стопятидесятимиллиметровых орудий. Разведчики запомнили место и отправились обратно.

Но даже если задание и выполнено, разведчик, возвращаясь, продолжает поиск. Глоба, Жоржевич и Чхеидзе внимательно рассматривали встречавшиеся на пути здания ресторанов и кафе: нет ли там немцев? Но здания, в большинстве лёгкой, летней постройки, с выбитыми стёклами, местами повреждённые снарядами и авиабомбами, были пусты. Немцы либо грелись в землянках, сооружённых ими кое-где под деревьями парка, либо сидели в окопах.

Уже почти дойдя до берега, разведчики увидели белое двухэтажное здание с множеством балкончиков по фасаду, окружённое аккуратно подстриженными деревьями и кустарниками.

– Стойте! – шепнул товарищам Чхеидзе. – Кажется, в доме кто-то есть. Я слышал голоса.

Разведчики постояли, прислушиваясь.

– Я погляжу, – сказал Чхеидзе, – а вы меня здесь подождите.

Чхеидзе прокрался вдоль насаждений, окаймлявших здание, присел, оглядываясь. Вот он взбежал на крыльцо и через раму лишённой стёкол двери проскользнул внутрь.

…Чхеидзе вошёл в здание. Вблизи и в самом деле слышались какие-то невнятные голоса. С автоматом наизготовку он прижался спиной к стене и осмотрелся. Полутёмный вестибюль, битое стекло на присыпанном снегом полу, кресло вверх ножками, двери направо и налево, лестница, ведущая наверх, – похоже, здесь что-то вроде гостиницы… По всему видно, в здании давно никого не было… Но голоса, голоса? Кажется, довольно весёлые крики, смех. Кто это веселится здесь, в промёрзшем насквозь здании, и по какому поводу?

Прислушиваясь к голосам, доносившимся, как ему казалось, сверху, Чхеидзе стал подыматься по лестнице на второй этаж. Голоса слышались всё отчётливее. Но только доносились они не сверху, как показалось ему вначале, а снизу. Что бы это могло значить?

С верхней ступени лестницы, где он остановился, Чхеидзе увидел, что весь второй этаж представляет собой большую квадратную, обращенную внутрь, крытую галерею. Вдоль всей галереи видны многочисленные двери, ведущие, очевидно, в номера. С внутренней стороны галерея ограждена перилами, и над тем пространством, которое замыкают они, крыши нет, вверху сереет зимнее небо. На галерее не видно никого… Чхеидзе приблизился к перилам и глянул вниз.

Там, в прямоугольнике, образуемом внутренними стенами здания, лёгким паром дымился под открытым небом большой, облицованный светлым камнем бассейн. В его зеленоватой воде беззаботно плескались обнажённые люди. Двое плыли наперегонки, а сидящие по краям бассейна – кто совсем голый, кто полуодетый, кто в обмундировании столь знакомого и столь ненавистного грязно-зелёного цвета – криками подзадоривали плывущих.

И, конечно, никто из фашистов не подозревал, что за ними сверху, с галереи, следят внимательные глаза советского разведчика. Им и в голову не могло прийти такое. Ведь они находились в своём, хотя и самом ближнем, но всё же тылу.

Прижавшись к перилам, Чхеидзе довольно долго рассматривал купающихся немцев. Злость на них всё более разбирала его: «Мы тут по снегу ползаем, а они соревнования по плаванию устраивают! Расположились, как на курорте!»

Алексею очень хотелось дать очередь из автомата или бросить гранату в середину бассейна, но он сдержался. Разведчику не положено открывать огня, если его к тому не вынудил противник.

Чхеидзе вернулся к ожидавшим его товарищам.

– Пойдёмте-ка, посмотрим! – выслушав рассказ Чхеидзе, решил Глоба. – А вдруг и «языка» прихватить сумеем?

Чхеидзе привёл товарищей на галерею. Засев в укромном месте за перилами галереи, все трое внимательно осмотрели бассейн, шёпотом посовещались. О том, чтобы попытаться взять «языка», не могло быть и речи: немцев – человек сорок, все они вместе, ни один из них не отходит в сторону.

– Идём обратно! – шёпотом сказал Глоба. Но Чхеидзе всё же не утерпел, попросил:

– Дай я их гранатой пугану! Глоба возразил:

– Не имеем права рисковать!

– Да какой риск? – Оглянувшись, Чхеидзе показал на лестницу, по которой они поднялись: – Как брошу – сразу по ней вниз и в кусты. Фрицы-то не этим ходом пользуются.

– Даже надо так! – неожиданно поддержал Алексея Жоржевич. – Подымется у немцев в тылу переполох, они – всё внимание на это, от наблюдения отвлекутся, а мы тем временем – по льду.

– Противнику глаза отведём? Ну что ж, дельно! – согласился Глоба. – Давай, Лёша! А мы ещё из автоматов подбавим.

Вытащив из кармана бушлата гранату и широко размахнувшись, Чхеидзе бросил её через перила галереи в бассейн. Граната ещё летела, а разведчики, просунув автоматы между балясинами балкона, уже открыли огонь.

Взрыв, треск автоматных очередей, вопли гитлеровцев…

Спеша вслед за Глобой и Жоржевичем к выходу, Чхеидзе на бегу успел бросить взгляд назад. Он увидел, как внизу, в бассейне, мечутся ошалевшие купальщики, как разбегаются они – одни в чём мать родила, другие с мундирами и штанами в руках, некоторые на ходу пытаются одеться.

Не прошло и двух минут после того, как раздался взрыв гранаты Алексея Чхеидзе, а три разведчика, покинув здание, нырнули в кустарник и бегом, раздвигая оледеневшие, ломкие ветви, устремились к берегу, обращенному в сторону Пешта. Позади глухо стучали автоматы, но свиста пуль не слышалось. Стреляли не в разведчиков. Можно было догадаться, что гитлеровцы из бассейна палят вверх по галерее.

Трое вновь благополучно перебрались через Дунай и вернулись на базу отряда. Калганов хотел было поругать их за то, что они без крайней необходимости обнаружили себя. Но командир был не многим старше своих матросов. Он легко представил себя на месте Алексея Чхеидзе в момент, когда тот обнаружил бассейн с бултыхающимися в нём гитлеровцами, и читать нотации не стал, тем более что поиск завершился благополучно.

– Ну ладно! – сказал он. – Всё хорошо, что хорошо кончается. – И пошутил: – Жаль, конечно, что вы какого-нибудь свежевымытого фашиста не привели.

Под землёй Будапешта

Про отряд Бороды

Калганов вдавил подбородок в сухой колючий снег. С противным визгом над головой неслись пули. Где-то впереди, совсем близко, стучал вражеский пулемёт.

Снег, набившийся в его не по возрасту солидную бороду, холодил кожу. Но лежать приходилось неподвижно: пулемёт бил и бил. «На всю ленту запустил, что ли? – досадовал Калганов. – Этак бородой к земле примерзнешь, пока кончит…» Осторожно повернув голову, он посмотрел по сторонам. В нескольких шагах от него на снегу, который ночью кажется голубовато-серым, лежат, тоже распластавшись, матросы – Глоба и Чхеидзе. Впереди, шагах в ста, чернеет скелет дотла выгоревшего двухэтажного дома, тянется полуразбитая снарядами каменная ограда. Откуда-то из этих развалин и бьёт пулемёт.

«Придётся возвращаться!… Как только кончится очередь…»

Стук пулемёта оборвался.

– Назад по одному! – негромко крикнул Калганов.

Вот, оттолкнувшись обеими руками от заснеженной земли, быстро вскакивает рослый Глоба. Пригнувшись, пробегает мимо Калганова. И тотчас же от сгоревшего дома снова торопливо, взахлёб, словно спохватившись, стучит пулемёт.

Обеспокоенный Калганов, повернув голову, смотрит вслед Глобе: успел ли? Кажется, успел. Глоба должен ждать там, где чернеет на краю сквера силуэт давно подбитого немецкого танка. За танком место сбора всех.

Пулемет опять замолкает.

И сразу срывается с места лёгкий на ногу Алексей Чхеидзе. Его невысокая, ловкая мальчишеская фигура в туго подпоясанном бушлате вихрем проносится к танку. Пулемёт бьёт ему вслед. Но Калганов уверен: Алексей успеет, «Пора и мне…»

Калганову удаётся пробежать немного. Из-за своего высокого роста он, наверное, приметнее других – пулемётная очередь взвихривает снег рядом. Калганов падает, потом вскакивает, едва смолкает пулемёт. Бежит к подбитому танку. Снова очередь. Но он уже забежал за танк. И вдруг ногой провалился куда-то, больно ударившись коленом обо что-то твёрдое. Слышно, наверху, по броне танка, с сухим звоном выбивают частую дробь пули. Пусть! За танком уже безопасно.

«Куда это я провалился? – присматривается Калганов. – А, в канализационный люк!» Он вытаскивает ногу из щели между сдвинутой набок круглой крышкой и краем люка. Подползает к матросам, укрывшимся за громадой танка – чёрного, сверху чуть присыпанного снегом.

К пулемёту, всё ещё бьющему по танку, присоединяются другие. Видно, враг переполошился не на шутку. Вот за танком колыхнулось белое, быстро расширяющееся сияние – немцы бросили осветительную ракету.

Ракета гаснет. Смолкает пулемёт. Успокоился враг.

Глоба и Чхеидзе выжидающе смотрят на своего командира. А он молчит. Мнёт в пальцах обмёрзшую бороду, освобождая её от набившегося снега.

Старший лейтенант ещё не решил, повторить ли попытку где-нибудь в другом месте. Сколько земли исползали они за последние четыре ночи здесь, в южной части Будапешта, в Будафоке, пытаясь проникнуть за вражеский передний край! Всё тщетно!… Сейчас осуществить это труднее, чем когда-либо раньше. Окружённые гитлеровцы, теснимые со всех сторон, выбитые уже почти из всех районов города, ещё держатся на левом берегу, в Буде. Их позиции тянутся вокруг крутой Крепостной горы, ограждённой высокой древней каменной стеной. За этой стеной, на горе, огромный королевский дворец и много других старинных зданий прочной постройки.

На Крепостной горе находится ставка командующего окружённой группировкой генерал-полковника Вильденбруха. Сюда стянуты все оставшиеся в Будапеште силы противника. Круг его обороны сократился, но от этого она стала ещё плотнее. Каждый метр пространства перед позициями немцев днём и ночью просматривается множеством их глаз, взят ими под прицельный огонь.

Уже много раз пытались пробраться на Крепостную гору разведчики действующих в Будапеште наших частей. Но слишком плотно кольцо вражеской обороны.

Все попытки окончились неудачей. И поэтому то, что не удалось другим разведчикам, поручили выполнить отряду дунайцев, которым командует старший лейтенант Калганов.

Уже не в первый раз пытаются они пробраться на Крепостную гору. Всё напрасно.

…Тихо. Только изредка щёлкнет где-то одинокий выстрел или простучит глуховато короткая очередь.

Попытаться ещё раз? Калганов вглядывается в лица разведчиков, белеющие в полумраке под чёрными флотскими ушанками. Приказать – и они снова пойдут за ним, под пули. Но имеет ли он право рисковать их жизнями понапрасну? Попытаться ещё? Но уже не сегодня. Взбудораженные немцы теперь до самого утра будут настороже.

– Возвращаемся! – невесело сказал Калганов.

Через полчаса они уже подошли к своей базе, расположенной в подвале большого дома на окраине Буды.

Когда Калганов, Глоба и Чхеидзе вошли, в кухонной плите жарко пылал огонь, весело фыркал огромный чайник. Пришедших не спросили, удачна ли была попытка. Их вид ясно говорил – опять впустую…

Калганов отказался и от чая, и от еды, и от чарки согревающего. Закинул на угол кровати ремень автомата и, как был, в ватнике, завалился на неё. Кто-то из матросов заботливо накинул на командира шинель.

Досада и злость грызли Калганова. Вдобавок болело расшибленное о край люка колено и ещё пуще правая рука – там, где ещё не зажила пулевая рана, полученная недели две назад в Пеште, во время схватки с немцами. С простреленной возле локтя рукой Калганов вынужден был уйти в госпиталь. Но когда от навещавших его матросов узнал, что командование ставит отряду задачу проникнуть на Крепостную гору и привести оттуда «языка», твёрдо решил участвовать в этом поиске сам. Несмотря на протесты врачей, он вернулся в отряд.

Сейчас, раздосадованный и злой, укрывшись с головой, Калганов лежал, потеряв всякую надежду уснуть. Прислушиваясь к тупой боли в растревоженной ране, мучительно думал: как же достать «языка»? День проходит за днём, под пулями исползана вдоль и поперёк «ничейная» полоса, и всё зря. Да ещё в люк угодил, чуть ногу не сломал. Он протянул руку, чтобы потереть расшибленное колено, и замер, захваченный пришедшей вдруг мыслью: «А что, если?…»

Что, если пройти на Крепостную гору не через немецкую передовую, а под ней? Спуститься в люк и пробраться по канализационным трубам. Помнится, когда бои шли ещё в Пеште, несколько раз приходилось заглядывать в люки на мостовых. Через некоторые люки там проходят довольно широкие трубы – такие, что человек, согнувшись, проберётся. Может быть, и здесь, в Буде, тоже так?

«Попробуем! – загорелся Калганов. – Но как узнать, каким путём идти? Подземных каналов, наверное, целая сеть. Идти наобум – можно вообще никуда не выйти. А надо пробраться непременно к дворцу. Наверное, там штаб Вильденбруха. Там можно захватить наиболее ценных „языков“. Эх, если бы нашёлся кто-нибудь, знающий канализационную сеть! Но где взять такого человека? Разведать все ходы сначала самим? Но на это надо много времени».

Теперь Калганову было уже окончательно не до сна…

Утром, многое обдумав за ночь, Калганов поделился с товарищами своим замыслом. Замысел понравился всем. Но как найти под землёй верную дорогу? Над этим сообща думали долго. Наконец командир сказал:

– Надо обойти подвалы, где прячутся жители. Спрашивать, кто специалист по канализации. Но зачем специалисты нужны, не говорить. Помните: среди жителей могут скрываться и враги.

Под вечер матросы привели к старшему лейтенанту двоих людей. При помощи Любиши Жоржевича он расспросил их.

Один оказался слесарем-ремонтником, но он не знал расположения канализационных труб, и его сразу же отпустили. Другой, уже довольно дряхлый старик, объяснил, что он пенсионер, много лет прослужил инженером по канализации и рад помочь русским, чтобы они скорее прогнали из Будапешта фашистов, из-за которых жители терпят так много бедствий. На вопрос, знает ли он расположение труб и люков, выводящих на Крепостную гору, старик ответил, что знает. «А какова ширина труб?» – спросил Калганов. «Разная, – ответил старик. – По некоторым даже можно пройти согнувшись». Калганов попросил его начертить точную схему канализационной сети Буды. Старый инженер, напрягая память, несколько часов чертил схему. Хотя он и не знал, для чего понадобилась она русским, но, видимо, догадывался, что нужна для каких-то военных целей, и очень боялся ошибиться. Его не торопили. Пусть вспомнит всё точно.

Наконец схема была готова. Калганов поблагодарил старого инженера. Разведчики щедро наделили его хлебом и консервами из своего пайка.

О своём плане Калганов доложил командованию. План был одобрен.

Прежде чем начать такой рискованный поиск, надо было провести предварительную разведку. Как получалось по схеме, составленной стариком инженером, начать путь под землёй можно было от того самого люка, в который Калганов провалился ногой. Когда стемнело, разведчики пришли к нему. С люка сдвинули тяжёлую крышку, и командир, включив фонарик, первым спустился в глубокий колодец по вделанным в каменную стену железным скобам. На дне колодца стояла по колено холодная зловонная жижа. Видимо, за время боёв канализационная система была где-то повреждена и сточные воды в некоторых местах перестали уходить из неё. Калганов посветил по стенкам. Как и значилось в схеме, через колодец в сторону немецкой передовой вела труба, в поперечнике около метра. Согнувшись насколько возможно, Калганов решительно полез в трубу.

То и дело задевая головой за осклизлый свод, Калганов шёл, раздвигая сапогами неподвижно стоящую жижу, источающую зловоние. С каждым шагом оно делалось нестерпимее. Всё труднее становилось дышать: в трубе почти не было пригодного для дыхания воздуха…

Но Калганов упрямо продолжал пробираться дальше. Фонарик зажигал только изредка, на секунду-две, чтобы рассмотреть путь впереди, ибо опасался: а вдруг враг находится где-то во встречном колодце?

Изредка оглядывался, прислушивался, идут ли остальные? Идут!

Но сам он с каждым шагом всё больше чувствовал, что идти дальше уже невмоготу. От удушья он терял сознание. Наконец остановился, обернулся:

– Возвращаемся!

Разведчики с трудом выбрались обратно в колодец. Некоторые чуть не задохнулись, их пришлось вытаскивать. Поднявшись наверх, к подбитому танку, все обессиленно легли на снег, жадно вдыхая свежий морозный воздух.

Калганову было ясно, что не каждый из тех, кого он сегодня взял с собой, будет в силах пройти таким трудным путём. Даже если идти в противогазах. Да и поможет ли противогаз? Надо отобрать выносливейших из выносливых, сильнейших из сильных. Сейчас прошли по трубе не более двухсот метров, а многие уже совсем выбились из сил. А ведь путь до королевского дворца во много раз длиннее…

Выход в поиск был намечен на следующую ночь, ночь на седьмое февраля. Надо было торопиться: приближался день решающего штурма Крепостной горы.

Весь день Калганов посвятил подготовке. Из тех, кто ходил с ним в трубу, он после этой «пробы» отобрал наиболее крепких и ловких, в том числе Глобу, Чхеидзе, Малахова. Конечно, включён был в группу и Любиша Жоржевич. Любиша находчив и силен, был до войны в Белграде чемпионом по боксу, и если понадобится без выстрела захватить пленного и скрутить его, Любиша очень пригодится. А кроме того, Любиша, отлично знающий и немецкий и венгерский языки, незаменим на случай, если нужно будет подслушать разговор гитлеровцев или на месте допросить пленного.

Калганов разбил разведчиков на две группы. Одной из них он поручил командовать своему заместителю Андрееву. Вторую возглавил сам. В состав групп, кроме матросов его отряда, были включены и несколько бойцов из бригады морской пехоты. Обе группы должны были сначала двигаться вместе, а затем, дойдя до отмеченного на схеме разветвления трубы, разойтись. Группы должны были выйти на поверхность в двух различных пунктах: одна – за церковью близ площади, немного севернее королевского дворца, другая, которую вёл сам Калганов, – неподалёку от внутренних ворот дворца.

Из всех возможных выходов Калганов выбрал эти два, как наиболее подходящие.

В девять часов вечера шестого февраля, когда над городом уже плотно лежала темнота зимней ночи, изредка прорезаемая светящимися трассами снарядов и пуль, разведчики отправились в этот необычный поиск. Взяли противогазы, запаслись патронами и гранатами. Перед самым выходом, как это делали всегда, провели небольшое, минут на пять, собрание.

– Помните, – сказал командир, – идём на такое дело, труднее которого у нас, может быть, и не было. Самое главное – сохранить выдержку. Сохранить каждому. Если не выдержит один, не смогут идти все: в трубе сворачивать некуда. Наберитесь мужества!

– Выдержим! – сказали матросы. Но понимали, что будет нелегко.

Не замеченные противником разведчики прошли к знакомому подбитому танку, стоящему на «ничейной» полосе. Их сопровождало несколько матросов, которым Калганов приказал залечь возле танка и, на всякий случай, до возвращения разведчиков охранять люк – ведь противник близко.

Калганов первым спустился в колодец. Включил фонарик и, согнувшись, протиснулся в трубу. За ним пошли остальные.

Разведчики медленно двигались по трубе. Миновали то место, которого достигли в прошлый раз. Начиналось неизведанное. Калганов всё с большей осторожностью пользовался фонариком, включая его только на секунду-другую и светя им не прямо перед собой, а в сторону, на покрытую пупырчатой слизью округлую стену трубы.

Он предупредил, чтобы никто, кроме него, не зажигал фонариков. Шли, соблюдая полнейшую тишину. Только хлюпала под ногами жижа да сквозь противогазы слышалось тяжёлое дыхание.

Идти приходилось всё время согнувшись и порой ползти на четвереньках, невольно погружая руки в леденящую липкую жидкость, чтобы опереться ими о дно трубы. Зловоние проникало и в противогазы. Иной раз было уже невтерпёж, и руки сами тянулись к маске, чтобы сорвать её.

Силы терялись быстро. Калганов решил устроить короткую передышку. Сдвинув со рта запотевшую резиновую маску, он шёпотом передал по цепочке:

– Как позади? Все. идут?

– Идут все! – услышал в ответ.

После короткого отдыха двинулись дальше. Все очень устали. Нелегко идти всё время скрючившись, в ужасающей духоте, дыша отравленным воздухом. А силы нужно было беречь. Как подсчитал по схеме Калганов, в таких условиях под землёй им предстояло пройти несколько километров и столько же обратно. И наверху нужны будут силы. Может быть, с боем придётся брать «языка», с боем отрываться от преследования.

Чтобы сберечь силы, Калганов всё чаще устраивал передышки. В минуты остановок командир проверял, все ли налицо, не отстал ли кто, потеряв сознание от духоты. Ведь шли уже более двух часов.

Нет, все ещё держались.

По расчётам, давно прошли под линией обороны врага и сейчас находились, видимо, уже в тылу его передовых позиций.

Несколько раз слышали, как над головой вздрогнула толща земли, донёсся глуховатый гул. Должно быть, это рвались снаряды, посланные нашими артиллеристами в глубину вражеской обороны.

Прошли уже сквозь несколько колодцев, соединяющих трубы с поверхностью. К ним приближались особенно осторожно. Проходя под одним из колодцев, слышали, как наверху, возле крышки люка, похрустывал под тяжёлыми подошвами снег… Несколько раз за стеной глухо звучали голоса, В этих местах трубы проходили совсем близко от подземелий, в которых ютились окружённые гитлеровцы.

После трёх часов пути подошли к нужному разветвлению трубы.

На минуту остановились.

Посветив фонариком на схему, командир удостоверился, что не ошибся. Шёпотом приказал:

– Андреев – влево!

Команду тихо передали назад по цепочке. Калганов шагнул в трубу, уходившую вправо, за ним – разведчики его группы.

От развилки до люка, через который было намечено выйти наверх, оставалось пройти, как значилось по схеме, совсем немного. Сточные воды, стоявшие на дне трубы, теперь не достигали колен – этот участок канализации был расположен, по-видимому, выше предыдущих. Идти было бы легче, если бы разведчиков уже не вымотал весь предыдущий путь. Воздух был так отравлен, что противогазы помогали мало. Мутилось сознание. Только усилием воли люди заставляли себя идти. Болела спина, колени, нестерпимо хотелось разогнуться, а разогнуться было некуда – вплотную на плечах лежал округлый каменный свод.

Особенно трудно приходилось Калганову при его высоком росте, да ещё с раненой рукой.

Но вот Калганов сделал ещё несколько шагов и с нетерпением выпрямился. Труба кончилась. Он стоял в колодце. Затхлый воздух канализационного колодца после удушливой атмосферы трубы показался ему свежим и чистым. Над головой стояла кромешная тьма. Калганов включил фонарик и повёл им вокруг. Круглые, выложенные давно почерневшим кирпичом стены, кое-где кирпич вывалился. Прямоугольные скобы, вбитые в кладку, уходят вверх, к плотно прикрывающей колодец крышке. Многих скоб нет – давно выпали из отсыревшей кладки. Под синеватым лучом блеснула возле ног чёрная стоячая вода. Калганов погасил фонарик. Глянул на светящийся циферблат ручных часов. Начало второго. Они шли по трубам около четырёх часов.

В колодец протискивались из трубы остальные разведчики. Всем уместиться в нём было трудно, стояли, теснясь вплотную друг к другу.

По-прежнему было тихо: все помнили отданный командиром приказ о молчании. Может быть, враг прямо над головой?

Любиша Жоржевич попытался подняться по скобам, но это ему не удалось – слишком многих скоб не хватало.

– Становись нам на плечи! – сказал ему Калганов.

Разведчики встали у стенки, ещё теснее прижимаясь друг к другу. Любиша вскарабкался им на плечи и дотянулся до крышки. Припав к ней ухом, долго прислушивался. Снаружи не доносилось никаких звуков, кроме редких отдалённых выстрелов где-то на передовой. Видимо, вблизи люка врагов нет… Жоржевич, держась рукой за уцелевшую скобу, нажал снизу на крышку люка. Крышка не поддалась. Нажал ещё. Крышка держалась прочно. Неужели она чем-то придавлена?

Яростно нажимая на крышку плечом, Любиша пытался выдавить её наверх. Крышка держалась, как припаянная. Обессилев, Любиша спрыгнул с плеч товарищей вниз. На смену ему поднялся другой разведчик. И он бился долго, но тоже не смог поднять крышку.

Калганов нетерпеливо глянул на часы. Уже почти полчаса минуло, а проклятая крышка ни с места! Неужели так и не удастся её выдавить? Неужели придётся возвращаться ни с чем и весь трудный путь окажется проделанным напрасно?

– Выколачивать надо! – решил Калганов.

Под ногами, на дне колодца, в жиже, лежало несколько кирпичей, выпавших из облицовки. Один из них передали Жоржевичу, вновь поднявшемуся на плечи товарищей. Жоржевич стал осторожно, чтобы не произвести большого шума, постукивать кирпичом снизу по краям крышки.

Глуховатые, чуть звенящие удары кирпича по железу тревожно отдавались в сердцах всех. Не услышит ли эти удары враг наверху? Может быть, привлечённые подозрительными звуками, гитлеровцы уже стоят около люка, ждут, держа оружие наготове?

Резко скрипнуло наверху. Пахнуло свежим морозным воздухом. Наконец-то удалось сдвинуть примёрзшую крышку.

Любиша вытолкнул намявший руку кирпич в щель, образовавшуюся между краем крышки и краем люка. Расширяя щель, осторожно сдвинул крышку. Стоявшие внизу в темноте не видели, что делает Жоржевич, но слышали, как он вылез наружу и, стараясь не брякнуть крышкой, вновь надвинул её на старое место.

Стояла мёртвая тишина. Разведчики ждали. Жоржевич должен был осмотреться, узнать, можно ли выходить наверх остальным.

Шли томительные минуты. Молча прислушивались разведчики. Но безмолвие стояло наверху.

Что с Любишей? Может быть, его схватили фашисты?

Прошло пять минут… десять…

Над головой раздался негромкий удар по железу. Ещё… ещё.

Это, как было условлено, три раза стукнул в крышку Жоржевич. Значит, выходить можно.

Проскрежетала крышка, сдвигаемая набок. Обозначился мутно-серый круг люка. Ночное небо было покрыто тучами. В люк, на лица разведчиков, упали крупные, лохматые хлопья сырого снега – он валил вовсю.

На тёмно-сером фоне неба с края люка показался силуэт головы в ушанке. Это Жоржевич. Он громко шепнул:

– Можно.

К отверстию люка поднялись по плечам товарищей и вылезли наверх Малахов и один из морских пехотинцев. Они задвинули крышку за собой, чтобы открытый люк не привлёк внимания немцев, если те пройдут мимо. Калганов совершенно справедливо решил, что наверху успешнее действовать небольшими группами, по два-три человека.

Любиша и двое с ним, закрыв люк, быстро отбежали за низенький парапет, огораживающий небольшую площадь. За парапетом, покрытым толстым слоем нетронутого снега, в темноте зимней ночи смутно высилась тёмная громада дворца.

– Я смотрел, – прошептал Любиша, – близко немцев нет. Искать их надо.

На противоположной стороне маленькой площади, на краю которой находились разведчики, темнели контуры многоэтажных, тесно стоящих домов. В той стороне, пояснил Любиша, слышались чьи-то шаги. Очень похоже, что путь от дворца к передовой проходит именно в этом месте. Да и вообще здесь, в своём тылу, возле штаба, немцы, надо полагать, ходят довольно свободно. Вот только время позднее… Но штаб ведь и ночью не спит. Тем более сейчас, когда гитлеровцы зажаты в кольцо, им, должно быть, не до сна.

Разведчики быстро перебежали через площадь, к домам. Юркнули под арку ближних ворот, железные ажурные створки которых были полураскрыты.

Ждать пришлось довольно долго. Всё падал и падал крупными мохнатыми хлопьями снег. Насквозь промокшее за время пути обмундирование быстро обледенело, стужа сковывала ноги в разбухших от сточных вод мокрых сапогах. Разведчиков бил озноб. Они потихоньку пошевеливались, чтобы хоть немного согреться.

Но вот в дальнем конце тротуара послышались шаги. Шло несколько человек. Шаги быстро приближались. Разведчики приготовились. Вот шаги уже около ворот…

Любиша, прижавшись спиной к стене, предостерегающе протянул руку назад, коснулся рукава стоящего за ним Малахова. Это означало: «Отставить!»

Мимо ворот прошла группа немецких солдат. Их фигуры, в мешковатых шинелях, низко надвинутых шапках с большими козырьками, одна за другой чёрными силуэтами мелькали за причудливым железным кружевом ворот. Смена караула? Подкрепление на передовую? Слишком много их, чтобы захватить «языка». Да и нет смысла брать «языка» из числа простых солдат. Нужен офицер. И не простой, а сведущий, Из штабных.

Томительны минуты ожидания…

Но вот Любиша оглянулся, кивнул стоявшим позади товарищам. С той же стороны, откуда недавно прошли немцы, слышались два перебранивающихся голоса. Бранились по-венгерски. Любиша сразу же понял: салашисты – венгерские фашисты. С двоими, да ещё с пьяными, справиться нетрудно. Но стоит ли брать кого-либо из них? Едва ли этим прихвостням гитлеровцы доверяют серьёзные военные данные.

Салашисты прошли мимо ворот. Из их перебранки Любиша уловил, что они возвращаются на позиции, очень недовольны этим и, по какой-то причине, друг другом.

Салашистов пропустили. Вскоре их пьяные голоса затихли.

И снова потянулись минуты ожидания…

Наконец на тротуаре, приближаясь к воротам, вновь послышались шаги. Шёл кто-то один, спокойно, неторопливо. Вот он поравнялся с воротами. Прячась в их тени, Любиша разглядывал его. Фуражка с высокой тульёй, широкий плащ… Офицер!

Любиша выждал. Идущий миновал ворота. Любиша рассчитанным движением ударил гитлеровца прикладом автомата в затылок. Тотчас же на него бросился Малахов и, обхватив, повалил на тротуар. Фуражка с головы офицера слетела, покатилась по заснеженной мостовой. Ошеломлённый, он не издал ни звука. «Языка» втащили в ворота, фуражку, чтобы не оставлять следов, подобрали, натянули её на голову офицеру. Ему крепко заткнули рукавицей рот, скрутили назад руки – он всё не приходил в себя.

Любиша забеспокоился: не слишком ли крепко он стукнул фашиста? Нет, дышит.

Пользуясь тем, что на площади нет никого, пленного быстро потащили к люку.

Никто не заметил разведчиков в те секунды, когда они со своей добычей перебегали площадь.

Возле люка они опустили пленного наземь и подали вниз условный сигнал – тихонько трижды ударили прикладом в крышку.

– Принимайте улов!

«Языка» спустили в колодец, следом спустились сами. Крышку снова надвинули.

Безжизненно опустив голову, офицер сидел в жиже на дне колодца. Он упал бы, если бы не стоявшие вплотную вокруг него разведчики.

– Приведите его в чувство! – приказал Калганов.

У пленного вынули изо рта рукавицу, стали тереть ему уши. Наконец он шевельнул головой, что-то промычал.

– Очухался! – обрадовались все.

Калганов зажёг фонарик. В его тусклом свете было видно, как дико блеснули глаза гитлеровца, как он заскрежетал зубами и весь дёрнулся; на лице появилось выражение ужаса. Только что он шёл по тротуару, кругом было тихо и спокойно, и вдруг он сидит в чём-то жидком, пропитавшем одежду, леденяще холодном, трудно дышать от непонятного зловония, а вокруг тесным кольцом стоят и рассматривают его какие-то люди – не люди: с чёрными лицами, с чёрными руками…

– Мой бог! – оторопело пробормотал гитлеровец. – Я в преисподней?

Всё, что видел ошалевший от неожиданности немец сейчас, могло всерьёз показаться ему адом кромешным, в котором он внезапно и, надо полагать по заслугам, очутился. Может быть, и поверил-то он, что находится не на том свете, а в плену, лишь после того, как Любиша по-немецки объяснил ему это. Офицер попытался встать, но бессильно плюхнулся в жижу – ноги не держали его.

Пленного обыскали. При свете фонарика Калганов просмотрел его документы. Обер-лейтенант Рейнрор, офицер штаба командующего. Калганов обрадовался: очень ценный «язык», то, что нужно.

Тем временем группа Андреева тоже действовала. Также не без труда выбив примёрзшую крышку люка, выглянули из него. В ночной тьме сквозь медленно падающий снег увидели, что находятся в конце узкого переулка, возле небольшой церковки с полуразрушенной колокольней. Это и была та церковь, к которой следовало выйти! Церковь стояла на углу переулка и площади, белевшей свежевыпавшим снегом. На противоположной стороне площади можно было разглядеть трёхэтажное старинное здание с колоннами и возле него какой-то памятник. Слева, на краю площади, стояло на огневых позициях несколько пушек. Разведчики подсчитали: восемь – две батареи. Поблизости стояло два гусеничных тягача. Возле них суетились немецкие солдаты – сгружали ящики со снарядами. Неподалёку от пушек, перед трёхэтажным зданием, стоял танк с зенитным пулемётом на башне. Внимательный глаз разведчиков отмечал всё. На одной из выходящих к площади улиц они насчитали семь шестиствольных миномётов. Чуть подальше на той же улице виднелись задранные вверх длинные стволы трёх пушек большого калибра, готовых к стрельбе. Было ясно, что здесь сосредоточено много вражеской артиллерии.

Уже то, что увидели разведчики, представляло ценные сведения для командования. Но нужен был «язык».

Осторожно выбравшись из люка, Андреев, Глоба и Чхеидзе с помощью оставшихся внизу закрыли его и, обогнув церковь, держась в тени зданий, пошли краем площади, противоположным тому, где стояли пушки. Затем они свернули за угол. Ещё раньше они заметили, что изредка на этой уличке появлялись немцы. Разведчики спрятались в тени.

После довольно длительного ожидания они увидели, как из подъезда многоэтажного дома, стоящего неподалёку, вышел солдат. Но немец едва ли мог быть один в этом доме. Не выйдет ли кто-нибудь ещё?

Вдоль стены разведчики передвинулись поближе к подъезду.

Их предположение оправдалось. Через короткие промежутки времени кто-нибудь выходил из дома или входил в него – по одному, по двое. Насколько можно было разглядеть в темноте, это были простые солдаты. Наверное, связисты или посыльные. Или просто в холодную ночь заходят в дом погреться? А может быть, в нём и помещается штаб?

Наконец из дверей вышли двое и, тихо переговариваясь, направились к площади.

Вот они проходят уже мимо разведчиков… Один невысокого роста, толстый, в чёрном кожаном пальто и форменной шапке с козырьком. Другой – рослый, в длинной шинели и офицерской фуражке.

Мгновение – и две тени, отделившись от стены, метнулись вслед идущим. Ещё доля мгновения – и третья тень мелькнула впереди них.

Чхеидзе, вместе с Глобой забежавший сзади, нанёс высокому в шинели короткий, но сильный удар прикладом по голове. Тот качнулся, но не упал, удержался на коленях. Не успели его схватить за руку, как он, изловчившись, с размаху ударил Алексея Чхеидзе кулаком в живот, прямо в солнечное сплетение. У Чхеидзе от боли на миг помутилось сознание. Но, превозмогая себя, он бросился на высокого немца, стараясь помочь Глобе. Враг был сильный, ловкий, вёрткий. Он бешено сопротивлялся, отбиваясь кулаками, пытался закричать. Глоба зажал ему рот своей широкой ладонью. Но гитлеровец вывернулся. Боясь, что он криком поднимет тревогу, Глоба ударил его ножом.

Тем временем Андреев крепко держал толстого. Глоба и Чхеидзе пришли на помощь Андрееву. Толстяка скрутили, сунули кляп в рот.

Через несколько минут разведчики с пойманным ими гитлеровцем были уже в люке.

Толстяк в кожаном пальто, очутившись в колодце, испуганно и недоуменно вертел головой, мычал, но особо не сопротивлялся. Заколотого Глобой фашиста тоже притащили к люку и сбросили туда – труп нельзя было оставлять наверху, чтобы враги не подняли тревогу, не напали бы на след. В люке Андреев вынул из кармана убитого документы, чтобы передать их командиру.

Задание было выполнено. Пора было возвращаться.

Через полчаса после того, как Андреев, Чхеидзе и Глоба спустились в люк со своей добычей, обе группы разведчиков встретились у стыка труб, чтобы вместе идти обратно. Толстяк в кожаном пальто оказался майором из штаба артиллерии.

Пленным гитлеровцам велели идти в трубу. Толстяк майор с трудом согнулся и, кряхтя, покорно полез в неё. Обер-лейтенант сначала было заартачился. Но его подтолкнули прикладом, и он пошёл.

Обратный путь по трубе был ещё тяжелее. Сказывалась усталость. Передышки теперь делали чаще, чем на пути к Крепостной горе. Садились, уже с полным безразличием опускаясь в зловонную жидкость по пояс, и, опершись спиной о стену трубы, отдавались короткому отдыху. А когда кончалась передышка, некоторых разведчиков можно было поднять только с помощью более выносливых товарищей.

На пути то один, то другой, не выдержав, оступались и падали. Но поднимались и снова шли.

В самом начале пути пленный майор стал задыхаться – ведь лишнего противогаза для него не было. Чхеидзе, шедший сзади, снял свой противогаз и отдал ему: этого ценного «языка» важно было довести живым во что бы то ни стало. Но вскоре сам Чхеидзе стал задыхаться. Тогда ему дал свой противогаз Глоба. Так, попеременно пользуясь одним противогазом на двоих, они шли и вели пленного. Второй пленный тоже не смог идти без противогаза. Ему отдал противогаз Любиша Жоржевич.

Было уже пять часов утра, когда разведчики возвратились наконец к люку около сгоревшего танка.

Товарищи, ожидавшие на поверхности, помогли им выбраться из колодца: разведчики еле держались на ногах и не у каждого хватило бы сил самостоятельно подняться наверх. Некоторые из разведчиков, как только оказались на свежем воздухе, потеряли сознание. У всех бушлаты и куртки на спинах насквозь протёрлись о каменные своды канализационных труб.

Но самыми первыми вытащили из колодца пленных: их жизнь и здоровье разведчики оберегали больше, чем свои.

Захваченных «языков» привели на командный пункт к генералу, всю ночь ожидавшему возвращения Калганова и матросов. Майор и обер-лейтенант всё ещё не могли прийти в себя. Когда майору кто-то «для поднятия духа» предложил сигарету, тот не смог взять её, так у него дрожали руки. Немного успокоившись, майор заявил: «Я расскажу всё. Но сначала дайте вымыться и переодеться». А обер-лейтенант, прося о том же, не переставал удивляться: «Неужели я вышел живым из ада? Нет, это хуже ада. В преисподней наверняка чище».

До предела уставшие, грязные, в изодранной одежде, возвращались разведчики на свою «квартиру» – в обжитый ими подвал. Там их с нетерпением ожидали товарищи. Кипела вода в баках на жарко пылавшей плите. Стояли наготове две огромные бутыли с одеколоном, добытые где-то на складе аптекарских товаров. Сразу же было сброшено всё насквозь пропитанное зловонной жидкостью обмундирование. Началось усиленное мытьё.

А тем временем в штабе шёл допрос двух приведённых разведчиками «языков». Майор и обер-лейте-нант указали на карте, как на Крепостной горе расставлена артиллерия, где находятся командные пункты, укрытия. Пленные знали много. Они рассказали, какими силами в Будапеште располагает германское командование, сообщили о плане прорыва из окружения.

И когда наступил день решающего штурма Крепостной горы – последнего оплота гитлеровцев, окружённых в Будапеште, – советские пушки ударили точно по тем целям на горе, которые приметили моряки-разведчики и указали взятые ими «языки».

Шесть огней

Про отряд Бороды

В один из дней конца марта Калганов получил известие, очень его опечалившее. В это время он был в прифронтовом госпитале: к недолеченной ране в руке прибавилась вторая, которую он успел получить после подземного похода – на этот раз он был ранен в ногу. Как завидовал он своим разведчикам, которые были уже далеко за Будапештом! Оттуда они и прислали командиру весть, так огорчившую его: выполняя боевое задание, погиб Аркадий Малахов.

Месяца четыре всего прослужил Малахов в отряде. Но Калганов уже успел полюбить этого находчивого ленинградского парня.

Ещё мальчишкой-ремесленником, в самые первые дни войны, в родном Ленинграде показал Аркадий, на что способен. В одну из ночей он выследил в сквере шпиона, который ракетами указывал цели немецким бомбардировщикам. Вооружённый только ученическим ремнём с пряжкой, Аркадий смело бросился преследовать шпиона, не раздумывая, что тот может застрелить его, – и шпион был пойман. Неполных семнадцати лет Аркадий уже стал бойцом истребительного батальона. Потом строил оборонительные рубежи под Ленинградом. Эвакуированный из осаждённого города, вскоре стал морским пехотинцем, высаживался в десантах в Керчь и через Днестровский лиман.

Недолго пробыл Аркадий в отряде, а память о себе оставил добрую…

Все в отряде любили Аркадия, мастера на шутку и острое слово, Аркашку-художника. В кармане его матросских брюк всегда лежал блокнот, в котором накопилось уже немало зарисовок: портреты товарищей, дунайские пейзажи, улицы югославских, венгерских городов. После войны, может быть, стал бы Аркадий настоящим художником.

Калганов знал: товарищи Малахова, и первым его друг Веретеник, поклялись, что отомстят за Аркадия. Знал, что они сдержат эту клятву в новых боях. И как хотелось Калганову быть вместе с ними! Ведь корабли флотилии снова идут вверх по Дунаю, снова в наступлении…

В один из дней этого наступления командующий флотилией контр-адмирал Холостяков перед строем моряков вручал правительственные награды отличившимся в боях. Один за другим по вызову выходили награждённые из строя, и адмирал прикреплял на грудь каждому из них орден или медаль.

Вот прозвучало:

– Матрос Малахов!

– Погиб смертью храбрых! – ответили из строя.

Командующий, нахмурившись, посмотрел на новенький орден Отечественной войны II степени, который он уже держал на ладони, отложил его в сторону, распорядился:

– Отправить на хранение семье!

Но как же всё-таки был потерян Малахов?

Чтобы рассказать об этом, надо рассказать не только о нём.

…По Дунаю проплыли последние льдины. Освободились от снега венгерские поля. Подсыхающими дорогами наши войска шли уже к австрийской границе. Чувствуя свой близкий конец, враг оборонялся ожесточённо. Он ещё держал в своих руках венгерский город Эстергом на правом берегу Дуная, всего в тридцати пяти километрах северо-западнее Будапешта. Но советские войска, обойдя Эстергом, прижали близ него к Дунаю несколько эсэсовских дивизий, охватив их с трёх сторон. Нужно было ударить по этим дивизиям с четвёртой стороны – с реки, чтобы разгромить их окончательно. Для этого требовалось высадить десант на правый берег, в тыл врага, западнее Эстергома.

Это была нелёгкая задача. Возле Эстергома враг сидел на обоих берегах Дуная, держа под прицелом своей артиллерии весь фарватер. А главное, около города гитлеровцы, как они это делали на Дунае уже не раз, создали преграду для наших кораблей, взорвав железнодорожный мост. Массивные фермы, сброшенные в воду, образовали как бы стальной забор. Требовалось найти в нём хотя бы маленькую щель, шириной пять-шесть метров и глубиной не менее метра, – такую, в которую смогли бы проскользнуть бронекатера.

В ночь перед той, в которую намечалось высадить десант, Любиша Жоржевич, Василий Глоба и Алексей Чхеидзе на полуглиссере сумели незаметно проскочить мимо немцев к мосту и, прокрутившись возле него полночи, нашли и промерили проход.

На следующую ночь, которая была такой же тёмной, к мосту с приглушёнными моторами вышел бронекатер. К левому борту его были пришвартованы две небольшие шлюпки. Они предназначались для матросов отряда разведки – Коцаря и Малахова, которые находились на том же катере. Малахова сначала не хотели брать: у него ещё не совсем зажила рана на ноге, полученная в Будапеште. Но он настоял на своём и теперь был вместе с товарищами.

С Коцарем и Малаховым на том же катере вышли Веретеник, Жоржевич и ещё один разведчик – Гура. Бронекатер должен был высадить их на остров, расположенный на пути к мосту, а Коцаря и Малахова в шлюпках оставить возле прохода, найденного между фермами взорванного моста.

Ещё раньше вышел полуглиссер с небольшой шлюпкой на буксире. На нём у штурвала сидел Алексей Чхеидзе. Вместе с ним находился и Глоба.

Каждому, кроме Чхеидзе, надлежало занять назначенный пост и только при подходе кораблей включить сигнальный фонарь. Чхеидзе же, после того как все займут свои места, должен был один вернуться на полуглиссере, доложить о готовности и, пересев на головной бронекатер, за которым пойдут все остальные, провести его через проход.

Когда, дойдя до острова, шлюпку поставили на якорь и все разведчики заняли назначенное каждому место, Чхеидзе полным ходом повёл полуглиссер назад в базу. Над рекой по-прежнему лежала тишина. Противник на обоих берегах, видимо, ещё ничего не подозревал.

Шесть разведчиков были готовы выполнить свой долг. У каждого имелся сильный сигнальный фонарь, который до поры никто, конечно, не включал, все были вооружены автоматами и гранатами на случай, если придётся столкнуться с врагом. Один край прохода у торчащей из воды фермы должен был указать своим фонарём Коцарь. Малахов в другой шлюпке находился у противоположного края прохода, возле мостового устоя. Жоржевич занял пост на оконечности острова, обращенной к мосту. Веретеник и Гура расположились на острове ниже по течению, вдоль кромки берега, на некотором расстоянии один от другого. Перед островом ждал в шлюпке Глоба, первый на пути бронекатеров.

Когда послышится в ночной тиши звук моторов ожидаемых кораблей, на скрытой во тьме реке загорятся шесть фонарей. Они образуют вытянутую по фарватеру цепочку. От одного путеводного огня к другому пойдут бронекатера к мосту…

Держа наготове ещё не включённые фонари, ждали разведчики, каждый на своём посту. Напряжённо вслушивались в ночную тишину: не раздастся ли знакомый рокот моторов? Нажать пальцем на кнопку, включить фонарь. Но только тогда когда катера будут уже близко. Ни минутой раньше, чтобы враг не успел пристреляться по идущим кораблям.

…Тишина незыблемо простиралась над рекой, и только где-то далеко-далеко, выше по течению, чуть слышались глуховатые перекаты канонады. Это там, за Эстергомом. Туда на помощь нашим войскам, теснящим врага, прижатого к дунайскому берегу, должны были пройти бронекатера.

…Было начало третьего ночи, когда головной корабль, за которым следовали остальные, приближался к мосту.

Затаившийся на обоих берегах враг молчал. Темнота скрывала корабли. Приглушённый звук их моторов, вероятно, не достигал берегов. Да и едва ли противник мог подумать, что моряки рискнут в такую темь идти через разрушенный мост.

Алексей Чхеидзе стоял в командирской рубке головного катера рядом с рулевым, чтобы показывать ему направление. В узкой прорези смотровой щели впереди ничего не было видно. Но Чхеидзе уже угадывал: близок остров, за ним – мост. Где-то уже совсем недалеко впереди, скрытые мраком, ждут на своих постах Глоба, Веретеник, Гура, Жоржевич, Коцарь, Малахов. Созвездие из шести огней цепочкой, вытянутой по ходу кораблей, вспыхнет посреди чёрной реки, указывая им путь. Конечно, огни увидят не только на кораблях. Тотчас же увидит их и враг с берегов. Алексея Чхеидзе всё больше охватывала тревога за шестерых товарищей. Включив фонари, они неизбежно вызовут вражеский огонь на себя.

Впереди, чуть левее курса корабля, мрак ночи проколола крохотная белая искорка. «Фонарь Глобы!» – угадал Чхеидзе.

Там, где зажёгся фонарь, чуть повыше, тьму ночи мгновенно прочертили прямые, красноватые, быстро гаснущие огненные линии. «Трассирующими стреляют!» Сердце Алексея Чхеидзе забилось тревожно: товарищи под огнём!

А за фонарём Глобы, чуть подальше – это уже на острове, – вспыхнули один за другим, образуя редкий, вытянутый вдоль реки пунктир, ещё три огня: Веретеника, Гуры, Жоржевича. И в дальнем конце цепочки ещё два огня рядом – Коцаря и Малахова. Шесть огней указывают путь.

А багровые и белые линии, непрерывно прорезающие темноту слева и справа, мечутся, сходятся вместе, скрещиваются, словно кто-то хочет зачеркнуть ими шесть неподвижных огней, мерцающих впереди.

Ближе, ближе, прямо по носу первый огонь – фонарь Глобы. Вот уже видно – на чёрной воде колышутся желтоватые блики. Головной бронекатер берёт чуть правее – огонь Глобы теперь по левому борту. Слышно, как со зловещим свистом проносится снаряд, как взвизгивают летящие низко над водой пули.

Чхеидзе выглядывает из рубки налево, туда, где на колеблемой разрывами тёмной воде золотистыми змейками извиваются отсветы фонаря Глобы. «Вася!» – хочется крикнуть Алексею. Он видит Глобу: тот, привстав в шлюпке, качающейся на взбудораженной воде, одной рукой держится за борт, а другой высоко поднимает сигнальный фонарь. Катер проходит мимо шлюпки совсем близко – всего в шести-семи метрах. Кажется, Глоба что-то кричит… Но гул корабельных моторов, визг снарядов и пуль не дают возможности расслышать. «Не ранен ли Глоба?» Чхеидзе окликнул его. Но пляшущие на волнах желтоватые отсветы фонаря Глобы уже ушли назад. Не видно ни отсветов, ни фонаря, ни шлюпки…

Набирая ход, головной катер спешит к мосту. Слева, на смутном фоне полоски острова, светятся, один дальше другого, три огня. Катер спешит мимо них, держа направление между двумя огнями, обозначающими края прохода.

Показывая рулевому, куда следует вести корабль, Чхеидзе одновременно следит за фонарями товарищей. На них сейчас направлен огонь вражеских пулемётов и орудий с обоих берегов. Вот упал, сейчас погаснет фонарь Жоржевича. Нет, не погас, снова поднялся… Погас фонарь Малахова! Снова вспыхнул. Снова погас! Убит Аркадий? Ранен? Не видно огня Коцаря. Что с ним? Уже пройден остров.

Мост!

Бронекатер идёт точно серединой прохода. Промелькнула башня устоя, уходящая из воды высоко к беззвёздному небу, на мгновение показались угловатые контуры полузатонувшей фермы. Прошёл… Стихло клокотание воды, рвущейся между стальными балками, разбивающейся о камень.

Сзади гремят выстрелы и разрывы. Наша артиллерия, стоящая на позициях перед Эстергомом, открыла огонь по береговым батареям врага. Глухо проревели снаряды «катюш», посланные с кораблей артиллерийского сопровождения: они идут позади кораблей с десантом.

Головной бронекатер ушёл уже далеко за мост. За ним, почти в его буруне, идёт следующий. Враг, захваченный врасплох, едва ли успеет нанести какой-либо урон проходящим за мост кораблям. Но каково приходится шестерым смельчакам, стойко несущим вахту под вражеским огнём? Их фонари – великолепные ориентиры для немецких артиллеристов и пулемётчиков. Алексей Чхеидзе оглядывается: целы ли друзья? Светят ли ещё их фонари?

Фонари светили. Не все, но светили. Светили под пулемётным огнём, под разрывами снарядов и мин, летящих с берегов. Светили до тех пор, пока через разведанный в мосту проход не прошли все бронекатера.

Мужество тех, кто зажёг огни, внезапность и точность действий тех, кто шёл на кораблях, решили успех. Задача, поставленная морякам, была выполнена: десант, поддержанный огнём корабельной артиллерии, высадился в назначенном месте и в назначенный час, и это определило исход боя. Прижатые к Дунаю эсэсовские дивизии были разгромлены.

Перед рассветом один из бронекатеров, шедших обратно, подвернул к острову и взял на борт разведчиков. Их приняли на корабле как героев. Отвели в тёплый кубрик, накормили. Перевязали Жоржевичу свежую, кровоточащую рану на плече. Уложили Глобу, получившего серьёзную контузию и раненного в бедро.

Задание было выполнено, корабль вёз разведчиков обратно в базу. Но невеселы были они. Не было среди них Аркадия Малахова… В посечённой осколками, набравшей воды шлюпке, из которой сигналил фонарём Малахов, нашли его ушанку, автомат и гранаты. Не было сомнений в том, что близким разрывом Малахов был убит или тяжело ранен, сброшен в воду вместе с фонарём и, конечно, не выплыл; даже если его сбросило в Дунай живым, он не в состоянии был бы долго продержаться в леденящей воде, а оказать ему помощь, конечно, никто не мог.

А недели через две, уже после того как матери Малахова было послано извещение о его смерти и он был награждён посмертно, его друзья в отряде получили от него письмо с обратным адресом, в котором стоял почтовый номер какой-то незнакомой части.

– Аркашка воскрес! – возликовали разведчики, и, конечно, больше всех Жора Веретеник.

Как же так получилось, что Аркашка-художник остался жив?

…Вода, вздыбленная близким разрывом, обрушилась на шлюпку. С Малахова сбило шапку и вместе с висевшим у него на шее фонарём выбросило его за борт. Когда он вынырнул, то уже не увидел шлюпки. Совсем близко темнела громада мостового упора. Несколько сильных взмахов рук – и Аркадий ухватился за скользкие, холодные камни. Течение старалось оторвать его от спасительной каменной стены, унести в чёрный простор реки. В кровь обдирая пальцы, Малахов с трудом вскарабкался на небольшой уступ, идущий низко над водой вокруг башни упора. Прижавшись к холодному камню, потрогал фонарь: цел! Надо продолжать своё дело. Совсем близко ухали в воде разрывы. Над головой свистело, сухо щёлкало о камень: пули или осколки? «А катера идут, – забеспокоился Малахов. – Я же слышу их. Идут! Надо давать сигналы. Надо зажечь фонарь!»

Перебирая ладонями по камню стены, прижимаясь к ней, чтобы не сорваться в воду, Малахов по уступу прошёл на ту сторону упора, которая была границей подготовленного для бронекатеров прохода. Сквозь звуки близких разрывов, сквозь визг осколков и пуль, сквозь клокотание дунайской волны, разбивающейся о мостовой упор, он угадывал такой знакомый, всё более слышный гул катерных моторов. Напрягая зрение, уже видел всё более приметный в темноте, растущий силуэт головного корабля. Малахов включил фонарь, поднял его…

Головной уже совсем близко. Важно, чтобы он вошёл в проход точно, не отклонился бы ни на метр, иначе – беда. Малахов несколько раз взмахнул фонарём вправо от себя – таков был условленный сигнал. Теперь на корабле не ошибутся.

…Он очнулся в воде без фонаря, который только что держал. Его поразила тишина, царившая вокруг. Только мелькают отсветы трассирующих пуль, несущихся низко над водой. Он понял: его оглушило так, что он ничего не слышит. Значит, второй раз сбросило разрывом в воду и второй раз уцелел? Везёт! Он стянул с себя отяжелевший от воды бушлат.

Течение несло Малахова по реке. Он не сопротивлялся ему: всё равно Дуная не одолеешь.

А навстречу мимо него шли и шли, спеша к мосту, бронекатера.

Корабли проходили от Малахова совсем близко. Его проносило порой на таком расстоянии от борта, что ещё немного, и он смог бы дотянуться до него рукой, если бы не волна, вздымаемая быстро идущим кораблём, – она отбрасывала пловца в сторону, иной раз накрывала его с головой. Что-то ударило его в бедро. Осколок или пуля? Малахов опустил в воду руку, тронул бедро. Больно. И, кажется, идёт кровь…

Выныривая, он видел скользящие мимо тёмно-серые корпуса бронекатеров, временами озаряемые тусклыми вспышками немецких снарядов, видел десантников, лежащих на палубах, видел сигнальщиков, которые стояли на своих мостиках позади рубок. Он кричал:

– Бросьте конец!

Но никто с кораблей не видел и не слышал его, Да и трудно было бы заметить его на тёмной ночной воде. А услышать, наверное, не давал шум корабельных моторов, грохот стрельбы – стрелял противник с обоих берегов, стреляли по нему наши батареи, из-за Эстергома, стреляли корабли артиллерийского сопровождения.

Вот и последний бронекатер прошёл мимо. Малахова качнуло на крутой, поднятой кораблём волне. Слух уже немного восстановился – контузия, видимо, оказалась не очень сильной, – и он теперь слышал и стрельбу, и умолкающий вдали рокот моторов последнего из прошедших мимо него кораблей…

Вода, так быстро приведшая его в чувство, теперь сковывала холодом тело. Словно чугунными стали набухшие сапоги, как гири тянули вниз. С большим трудом удалось сбросить их. Стало немножко легче держаться на воде. Борясь с судорогой, медленно, но неумолимо охватывающей тело, Малахов усиленно двигал руками и ногами. Но силы таяли с каждой минутой. Сказывались и контузия, и только что полученная новая рана. Малахов чувствовал, как уходит из неё в холодную воду Дуная его кровь. Плыть становилось всё труднее.

Он держал к левому берегу, но выплывать на него не решался, так как не знал, пронесло его течением уже к своим или здесь, на берегу, ещё враг.

Малахов обессилел, сознание покидало его. Последнее, что он помнил, это удар плечом о что-то плотное. Течение протащило его грудью по песку. «Берег! – вспыхнуло в затуманивающемся мозгу. – А чей?»

Когда Малахов пришёл в себя и открыл глаза, он увидел над собой тускло освещенный серый бетонный потолок, услышал разговор на непонятном языке.

«К фашистам попал?!» Он рванулся, чтобы вскочить. Его оглушил удар по голове… Был уже день. Со скрученными назад руками его волокли через какое-то поле, мимо рядов колючей проволоки. Втащили в какой-то дом, возле которого стояли автомашины и толпилось много гитлеровцев, втолкнули в одну из комнат. Как на страшный, кошмарный сон смотрел на всё это Малахов: он – и в плену у фашистов! От злости и досады он скрипел зубами, не хотелось жить. Если бы он знал, что случится такое, то ночью, там, на реке, он и не пытался бы удержаться на воде – лучше утонуть, чем оказаться в руках врага! Матросы в плен не сдаются! Ещё никогда ни один из разведчиков отряда флотилии не попадал в плен. А он, Аркадий Малахов, попал!

Его втолкнули в комнату, где за столом с двумя полевыми телефонами сидел офицер в наброшенной на плечи шинели.

– Матрос? – спросил офицер на русском языке, показывая на тельняшку Малахова.

– Матрос! – с вызовом ответил Малахов. Терять ему всё равно уже было нечего. Он не надеялся, что фашисты оставят его живым.

– Что ты делал в Дунае?

– Купался! – улыбнулся Малахов.

Офицер задал ещё несколько вопросов, и на каждый из них Малахов отвечал также с издёвкой. Скорее бы кончали…

Офицер вышел из терпения. Он что-то крикнул ожидавшим у двери конвойным. Малахова стукнули прикладом по спине и потащили вон. Связанного, его втолкнули в коляску мотоцикла, лицом вниз, сверху на него уселся какой-то здоровенный гитлеровец. Мотоцикл затрещал. Снова какой-то штаб. Безуспешные допросы с избиениями. Одиночка без окон. Снова допросы, и снова побои. Малахов не понимал, почему его так настойчиво допрашивают. Может быть, только потому, что он единственный матрос, который попался в руки фашистам? Может быть, они догадываются, что он не просто матрос, а разведчик? Или надеются через него узнать что-либо о действиях флотилии?

Во время многочисленных допросов ему отбили внутренности, вышибли зубы.

Малахов ничего не сказал врагу, не выдал военной тайны. Босого, со связанными руками, его наконец втолкнули в колонну военнопленных, которых гитлеровцы, отступая, спешно угоняли из лагерей дальше, в свой тыл.

Матросская тельняшка Малахова вызывала особое внимание конвоировавших колонну фельджандармов. На матросе они в первую очередь старались выместить всю свою злобу за то, что приходится отступать. Они вели Малахова в первом ряду колонны и чаще, чем других, подгоняли ударами, с ухмылкой наступали коваными сапожищами ему на босые ноги.

Пленных гнали на запад, через чешские городки и сёла. С сочувствием глядели на них из-за заборов местные жители, старались незаметно подкинуть на ходу буханку хлеба или свёрток с какой-нибудь едой. Но конвоиры не давали подбирать.

Малахов не надеялся, что выдержит долго, слишком большое «внимание» по сравнению с другими уделяли ему фельджандармы. Всё сильнее разбаливалась раненая нога. Но он всё-таки выдержал до того дня, когда их привели в лагерь. Вместе с сотнями других пленных Малахова загнали в большое складское здание, в котором не было ни одного окна. Товарищи посоветовали ему: «Ты, флотский, лучше спрячься!» Его уложили в дальнем углу, забросали валявшимся на полу сеном. Несколько раненых пленных легли на сене так, чтобы Малахов не был виден, если войдёт кто-либо из охранников. Врач из военнопленных наложил на раны повязки, сделанные из бумаги, – настоящих бинтов не было. Раз в день – так кормили пленных – товарищи совали Малахову под сено консервную банку с жидкой похлёбкой.

Шли дни. С надеждой прислушивались пленные, не донесётся ли гул боя, не подходят ли свои.

В одну из таких, полных тревожного ожидания ночей загремели, открываясь, двери склада, по лицам пленных пробежал свет фонаря, испуганный и злой голос прокричал:

– Рус, рус!

Малахов и ещё несколько раненых, которые не могли идти, решили спрятаться: ведь гитлеровцы будут торопить колонну и тех, кто отстанет, пристрелят.

Раненые зарылись в сено, благо его в помещении было много, – оно не только было разбросано по полу, тюки прессованного сена стояли целыми штабелями. За ними и притаились раненые.

Враги торопились. Видно, у них не было времени пересчитывать пленных. Когда склад был уже пуст, один из конвоиров заглянул в него, крикнул. Никто не отозвался. Конвоир, очевидно на всякий случай, дал очередь из автомата. Но тюки сена, за которыми притаились раненые, предохранили их от пуль.

Выждав, когда снаружи стихли голоса и топот уходящей колонны, Малахов и ещё один из прятавшихся выбрались наружу. Уже светало. Немцев не было. Поблизости виднелась небольшая деревенька. Пробравшись задворками к домику победнее, Малахов и его товарищ осторожно постучали в дверь. Им открыла женщина, испугалась, увидев, кто перед ней. Но тотчас же впустила их. Хозяйка говорила на чешском, Малахов и его товарищ на русском, но они понимали друг друга, ведь они разговаривали на языке друзей. Хозяйка накормила изголодавшихся и рассказала, что находившиеся в деревне немцы-тыловики уже покинули её, но их части, отступающие с передовых позиций, ещё не проходили.

Малахов боялся за товарищей, оставшихся в помещении склада. А вдруг их обнаружат последние из отступающих гитлеровцев и расправятся с ними? Он поделился своими опасениями с хозяйкой. Та побежала к соседям. Вскоре все раненые – человек тридцать – были надёжно спрятаны жителями этой чешской деревушки.

Но Малахов и его новый товарищ не остались. Они решили идти навстречу своим. Рощами и перелесками, прячась и без конца оглядываясь, шли весь день. Ночью пошли стороной от шоссе, вдоль него, в любую секунду готовые спрятаться в придорожные кусты или в кювет. Слышали, как по шоссе проносятся немецкие машины, гремят колёсами обозные повозки. Утро нового дня Малахов и его спутник встретили уже у своих. С той памятной ночи до этой встречи прошло десять суток. Как мало и как много-Вскоре Малахова назначили в разведку одной из наших армейских частей. Оттуда он и написал своим старым товарищам. Аркашка-художник снова пошёл на запад. Но как он жалел, что до самого конца войны ему так и не удалось вернуться в свой родной отряд!

После войны

Про отряд Бороды

В предрассветный час Калганова разбудила пальба «За окном прыгали разноцветные огни ракет. „Противник? Воздушный десант?“ Калганов схватил костыль, сунул руку под матрац, где у него был припрятан пистолет.

Дверь в палату распахнулась, кто-то крикнул?

– Война кончилась!

Раненые, кто мог, вскакивали с коек, обнимали друг друга. Калганов ступил с кровати на пол, ковыляя на костыле, подошёл к окну, распахнул его и в радостном азарте выпалил в светлеющее небо всю обойму пистолета. Это был его салют победы.

А за стенами госпиталя гремела музыка. Вместе с другими ранеными Калганов поспешил на улицу. Перед входом толпились чехи – жители города, в котором располагался госпиталь. У многих из них в руках были национальные трёхцветные флаги. Флаги дружно склонились, когда в дверях госпиталя показались раненые…

В это утро в палату, где находился Калганов, набилось полно народу. Здесь происходила торжественная церемония. Посреди палаты на стуле, вытянув загипсованную ногу, важно сидел Калганов. Возле него суетился госпитальный парикмахер. На пол из-под бритвы летели куски знаменитой бороды. Четыре года растил и берёг её Калганов. „Не буду бриться, пока Гитлера не разобьём!“ – заявил он в сорок первом. Теперь наконец наступил день, которого он ждал так долго.

…Если вы приедете в подмосковный город Электросталь и направитесь по широкой, прямой улице, ведущей к центру, то никак не минуете аллею молодых клёнов. Она тянется вдоль сквера, где высится памятник павшим в Великой Отечественной войне. Это – аллея героев Дунайской флотилии. На каждом дереве отмечено, кем или в честь кого посажено оно. Есть дерево Калганова, дерево Чхеидзе, дерево Глобы… Никто из них никогда не жил в этом городе. Почему же в Электростали возникла такая аллея?

Спросите об этом пионеров двенадцатой школы города. Они расскажут, как, узнав о подвигах разведчиков отряда Бороды, стали писать им, как ширилась эта переписка, как ребята разыскали и многих других героев прославленной флотилии. По просьбе ребят ветераны присылали им воспоминания, фотографии, оставшиеся с войны памятные вещи.

В день, когда все мы праздновали двадцать первую годовщину Победы, ребята пригласили ветеранов к себе. Те откликнулись, приехали с разных концов страны. В двенадцатой школе встретились старые боевые друзья, многие впервые после войны. На торжественном сборе в День Победы принимали в почётные пионеры ветеранов-дунайцев. У многих из них седина уже посеребрила головы. Когда им повязывали пионерские галстуки, не одному из них вспомнился давний день далёкого, довоенного детства: первое прикосновение алого галстука к шее, и то, как вскинулась рука в салюте, и волнение, с каким были сказаны слова торжественного обещания: „Всегда готов!“

В грозный час войны они были верны обещанию, данному в детстве.

В тот же день при школе был открыт музей боевой славы флотилии, любовно оборудованный руками пионеров. В нём немало такого, чему могут позавидовать настоящие, большие музеи.

В летние каникулы следопыты двенадцатой школы совершили поход по боевому пути дунайцев. Они начали его в Крыму и окончили на Дунае.

Ну, а как живут сейчас боевые друзья – бывшие разведчики отряда Бороды?

Ни у кого из них так трудно не сложилась жизнь, как у Алексея Чхеидзе. Невредимо прошедший через все бои, он, уже после конца войны, пострадал от случайного взрыва – потерял зрение, слух, лишился кистей обеих рук.

Что может быть тяжелее, чем жить в таком состоянии? Но Алексей Чхеидзе не предался отчаянию, не пал духом. У него нашлось много друзей, которые не дали ему остаться во тьме одиночества.

Все годы после войны Чхеидзе жил мечтой разыскать друзей по отряду. И вот мечта осуществилась…

Первым нашёлся его друг Василий Глоба. Оказалось, он живёт в Днепропетровске, работает литейщиком, руководит бригадой коммунистического труда. Обнаружился в Херсоне Георгий Веретеник, давно уже ставший шофёром. Недалеко от Москвы отыскалась Соня Дубова. После войны она закончила военный институт, долго служила на флоте и потом в звании капитана уволилась в запас. Из Баку, с Каспийской военной флотилии, откликнулся капитан Александр Морозов. Нашлись и остальные.

Отыскался и командир отряда – в Ленинграде. Виктор Андреевич Калганов по сей день служит на флоте в звании инженер-капитана второго ранга. После войны он окончил Высшее военно-морское училище и ведёт научную работу. Как и когда-то, он увлечён одновременно многим: заядлый лыжник, подводный пловец и, вдобавок ко всему, успешно играет на клубной сцене. У Виктора Андреевича растёт сын Андрюшка, получивший своё имя в честь деда-моряка. Судя по всему, и Андрюшка будет отважным моряком: так воспитывает его отец. Когда Андрюшке было всего-навсего три с небольшим года, он, надев маску, уже храбро нырял с прибрежных камней в морскую глубину.

Там же, в Ленинграде, отыскался и Аркадий Малахов, Аркашка-художник. Он и в самом деле стал профессионалом-художником.

Нашёлся и след Любиши Жоржевича. После войны он вернулся к себе на родину, в Югославию, но вскоре умер: сказались раны, полученные в боях.

Проходят годы, но бывшие разведчики калгановского отряда остаются верны старой дружбе, испытанной огнём.

Что может быть крепче братства воинов? Оно не слабеет с годами.

Да разве может ослабеть боевое чувство локтя? Ведь локоть к локтю прошли они огонь, воды и трубы – огонь сражений, быстрые воды Дуная, подземные трубы Будапешта. Во многих сёлах и городах на Дунае люди помнят их – отважных советских матросов, которые во главе с молодым бородачом-командиром на катерах, меченных пулями и осколками, появлялись, как самые первые вестники свободы.

Приключения

1

Не стрелять! (нем.)

2

Привет, советские друзья! Привет, моряки! О! Первые советские к нам! (серб.)

3

Вы понимаете по-немецки? (нем)


на главную | моя полка | | Про отряд Бороды |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу