Book: Обольщение строптивой



Обольщение строптивой

Лорен Уиттиг

Обольщение строптивой

Пролог

23 декабря 1307 года

Инверури, Шотландия

Роберт Брюс, король Шотландии, не должен умереть. Тиг Монро раздумывал над странными превратностями судьбы. Он сидел у едва теплившегося костра, съежившись и укутавшись пледом, спасаясь от пронизывающих ветров шотландской зимы. Дым армейских кухонь плыл серой пеленой над огороженными частоколом стенами форта. В тумане Тиг едва мог различить силуэт деревянной башни на земляном холме, покрытом пятнами грязного снега. В башне лежал Роберт I, король шотландский, из которого медленно утекала жизнь.

Несмотря на смерть английского короля Эдуарда I летом этого года и явное нежелание Эдуарда II продолжать войну, вопрос о будущем Шотландии оставался открытым. Все теперь зависело от исхода болезни короля шотландского.

По злому року над шотландцами, едва освободившимися от тяжкого гнета английских королей, нависла угроза потерять все из-за недуга, изнурявшего молодого Роберта. Тиг не представлял себе кого-то другого правителем, способным объединить разрозненную Шотландию. Потеря сэра Уильяма Уоллеса[1] была тяжелым ударом для освободительного движения Шотландии. Но вдруг один из рода Брюсов уверенно и решительно взял в руки знамя свободы.

Теперь же ходят слухи, что королю Роберту не дожить до утра. В поисках лекарей во все уголки Шотландии, включая далекую долину Килмартин на крайнем востоке, были посланы гонцы. Но злой зимний ветер уносил последние надежды.

Тиг, поворошив угли в слабо горевшем костре, обвел взглядом своих товарищей: огненно-рыжего Дункана Маккаллока, Гейра Мактавиша, который встретился ему первым, когда он примкнул к команде Брюса, тихого и скромного юного Тирлаха Монро, еще одного своего кузена, и, наконец, старшего брата Роберта Храброго, уважаемого всеми, кто его знал. Тиг был уверен, что такая команда способна верно служить королю.

Однако у брата Робби лицо выражало усталость, граничащую с отчаянием. Впрочем, измученными и полными тревоги были лица у всех, кто сидел, согнувшись, у костра. Эти достойные люди потеряли в бесконечной войне с англичанами близких или соотечественников. У каждого из них была собственная причина находиться здесь, кроме веры в то, что король Роберт станет подлинной надеждой шотландского народа. Мантия монарха, однако, может оказаться слишком тяжелой для юного короля.

Титулованная знать Шотландии не спешила поддержать надежды народа. Граф Росс, сосед и друг семьи Монро, не одобрял того, что все мужчины этого рода последовали за королем. Однако сам Росс всегда переходил на сторону тех, кто побеждал в борьбе за Шотландию. Сейчас он еще не знал, к чьим ногам положить свой меч. Но брат Тига Робби поддержал короля Роберта, и глава семьи Монро одобрил это.

У Тига не было определенного мнения относительно военных действий, однако Робби решил втянуть его в схватку с англичанами. А Тиг подумал, что это здорово, отличная авантюра. Он всегда будет за спиной Робби, а тот, видимо, уже определил свое будущее.

Но все оказалось куда серьезнее.

Тиг научился восхищаться теми, кто сражался с ним рядом, а пуще всего тем, кто вел их в бой, человеком, лежавшим на смертном одре в деревянной башне форта на холме. Чертовски, должно быть, скверно быть недвижимым и ждать смерти!

Два дня назад граф Бакан атаковал вторую колонну шотландской армии и порубил немало ее воинов, бросив их останки прожорливым воронам и сорокам. И тут же пошли слухи о том, что король шотландский встал с постели, чтобы повести свою армию в контратаку. Однако пока еще никто не видел его во главе войска.

Неожиданные крики в ночи разбудили полевой лагерь. Тиг и все другие вскочили как один, вглядываясь в туманную даль. В ней и вправду появилась фигура рыцаря в военных доспехах на серебристо-сером боевом коне. Когда всадник приблизился, на его наброшенной поверх доспехов мантии стал виден герб Шотландии: на красном с золотом поле – лев, стоящий на задних лапах.

Взрыв восторженных приветствий огласил окрестности, и изумленный Тиг спросил самого себя:

– Король?

– Да здравствует король!

Ликующая армия, без малого семьсот воинов, окружила короля, который, как все думали, был уже потерян для Шотландии.

Король поднял руку, и шум утих.

– Это я! – объявил он чуть дрогнувшим голосом, который вскоре стал увереннее.

В радостных криках, которые становились все громче, звучали нетерпение и надежда. Тиг воспрянул духом. Король снова поднял руку, прося тишины.

– Сегодня ночью вам предстоит решить сложнейшую задачу, и я не хочу, чтобы вы сделали это без меня. – Его окрепший голос был хорошо слышен далеко над толпой.

Тиг не раздумывая стал пробираться вперед, к тому, кто был чуть старше его брата Робби. Он оказался так близко к королю, что видел его бледное, истощенное лицо с темными впадинами вместо щек. Но король держался прямо, голос его был звучен, глаза блестели. Дух короля не был сломлен коварным недугом. Это было настоящим чудом!

– Мы должны поквитаться с Баканом за убийство наших воинов, совершенное два дня назад. Я не допущу, чтобы смерть славных защитников Шотландии осталась неотомщенной. Выступаем через час.

Эти слова были встречены новым шквалом одобрительных выкриков. И голос Тига присоединился к ним.

Король возвратился в крепость, а армия стала готовиться к походу. Раздавались команды, воины собирали свой нехитрый скарб.

Тиг вернулся к костру, к нему присоединились Дункан и другие. Все молча обдумывали это неожиданное и краткое появление короля. Мимо Тига прошла кучка женщин. Среди них он увидел знакомую толстушку с длинной янтарно-золотистой косой. Она отстала от других и повернулась к Тигу.

– Ты тоже уходишь, Тиг? – спросила она, подняв глаза на него.

– Тебе будет не хватать меня, Сьюзан?

Она была одной из маркитанток, следующих за армией, тех, кто кормит воинов и обстирывает их. Тиг вовсю приударял за многими из них, ему нравилось их внимание, и он с интересом наблюдал, как они справлялись со своими заботами, любовался их походкой с покачиванием бедер и ловкими движениями рук.

– Да, мне будет не хватать тебя, Тиг, разве что нам не придется ссориться, пока ты на войне. – Сьюзан звучно чмокнула его в губы, а потом, посерьезнев, добавила: – Береги себя.

– Буду, как только возможно в битве, сладкая моя. – И Тиг подмигнул ей. – Не беспокойся, я ворочусь, чтобы не кончались наши ссоры.

Ему вдруг показалось, что Сьюзан вот-вот расплачется… Тиг взял ее огрубевшую от черной работы руку и галантно поцеловал, словно длань королевы.

– Ты тоже береги себя, милашка.

Девушка, кивнув в ответ, поспешила за подругами. Дункан, рядом собиравший свои пожитки, укоризненно покачал головой:

– Даже командой к атаке не удержать тебя от женщин; Тиг.

Тиг прятал в свой мешок деревянный черпак.

– Она напугана, как и все ее подружки. Что плохого в том, что у мужчин и женщин есть кое-что получше, чем военный поход?

–: Никто лучше Тига не способен развеять страхи девушки, – добавил юный Тирлах, вороша догорающие остатки костра и бросая на них снег. С тихим печальным шипением костер умирал.

Тиг, содрогнувшись, подумал, как близок был к такой судьбе их король.

– Это чудо, что он поднялся и с нами, – проговорил Дункан, словно читая мысли Тига. – В армии шли слухи, что он умер, а он появился, и на коне, словно возвращался с военного совета.

– Да, интересно, – сказал Робби, смотря на гаснущий костер. – Должно быть, кто-то из лекарей нашел, как побороть личного врага короля – его болезнь.

– Ведьма, – промолвил Гэйр. – Норвал из Даммагласа видел ее. Высокая, рыжая. Она из Килмартина.

Тиг пожал плечами.

– А может, внимание смазливой девицы оживило его. Я наблюдал, как наш храбрый Дункан сразу приходит в себя, когда его Майри перевязывает ему раны.

Взглянув на Дункана, он улыбнулся, радуясь, что смог развеять мрачное настроение друзей. Бледное веснушчатое лицо Дункана заливала краска – сначала покраснела шея, а затем лицо, чуть ли не сравнявшись по цвету с рыжей шевелюрой.

– Не позволяй щенку смущать себя, Дункан, – вмешался Робби, засовывая за пояс топорик. – Ты же знаешь, как он сам падок на женскую ласку.

Все рассмеялись.

– Да. Он всегда был таким. – Дункан улыбнулся Тигу, но на этот раз в его улыбке промелькнуло что-то серьезное. – Обхаживать девиц, спать с ними, вскружить им голову так, чтобы ни на кого другого не заглядывались. Таков наш Тиг. Он никак не может остановиться ни на одной из них.

– А зачем, когда их так много и все рады побывать в моей компании… – Тиг подмигнул стеснительному и самому молодому из них, Тирлаху, – а потом и в постели?

– Да, почему бы и не быть таким? – согласился старина Гэйр. – Я и сам завидую этому парню, хотя и не хочу, чтобы моя дочь побывала в его компании… или моя жена, – добавил он уже с тревогой в голосе. Однако на его лице с боевыми шрамами еще светилась улыбка.

– Я никогда не обольщал чужих жен или подружек, – возразил Тиг и, услышав недоверчивое фырканье Дункана, повернулся к нему: – Такого со мной еще не бывало.

– Он говорит правду, хотя мне пришлось дать ему хорошего пинка, чтобы он меня увидел, – заметил Дункан. – Тебе повезло, что ты не обратил внимания на мою Майри. Она не знает, что такое твои чары.

– Да, Майри – умная девушка, – подтвердил Гэйр. Тирлах не удержался от смеха, и все заулыбались, что казалось невероятным для павших духом людей в промозглом холоде лагеря.

Робби затянул шнурок своего мешка туже, чем следует.

– Не вздумай положить глаз на мою невесту, братец, – предупредил он Тига.

Неожиданно воцарилась тишина, странная в полном шума лагере, готовящемся к походу.

– Не волнуйся, – ответил Тиг, поежившись, словно от холода. – Она простушка и не в моем вкусе, к тому же старовата для меня.

Робби невесело рассмеялся:

– И то, и другое верно, но она мне нравится. Тига удивила откровенность брата, и, чтобы скрыть это, он принялся собирать свои доспехи: меч, кинжал и еще небольшой нож, который в особых ножнах всегда носил с собой под мышкой. Ему было известно, что невеста Робби – не выбор его брата, но никогда он не обмолвился об этом.

Тиг знал, что Робби во всем был лучше его. В раздумье он закинул дорожный мешок за спину, поднял с земли деревянный щит и приготовился к тому, чтобы влиться в ряды шотландских воинов-хайлендеров.[2]

Королевское воинство шло на встречу со ждавшей его армией Бакана. Война научила Тига считать свою жизнь трудной и короткой, и поэтому каждый должен ловить счастливый момент, как и когда может, тем более что таких мгновений совсем немного. Робби связал жизнь с женщиной, с которой счастлив не будет.

– Почему ты не отказался от нее? – не выдержав, спросил он брата.

Робби долго молчал, и Тиг решил, что брат не слышал его вопроса.

– Я не мог, – наконец ответил Робби. – Ты хорошо знаешь, что это политический союз, чтобы успокоить опасения графа Росса.

Тиг понимающе кивнул.

– Мой отказ от невесты еще больше обеспокоил бы Росса и весь клан, а я этого не хочу. Хватит того, что я поставил наш клан в опасное положение, став солдатом короля шотландского из рода Брюсов. Я поступил правильно и сделал все, чтобы обеспечить безопасность тех, кто остается дома.

Тиг благодарил небеса за то, что он не первенец, а второй сын у отца. Робби готовится стать во главе клана Монро. Тиг, как следующий за ним, тоже будет служить клану, но у него, когда придет время искать себе жену и выбирать собственный образ жизни, будет больше свободы.

Мимо проехали кавалеристы, спешившие возглавить армию в походе, король Роберт – впереди на серебристом скакуне. Тиг, преисполнившись гордости и решимости, подтянулся.

Но до того как женится Робби и каждый из братьев Монро по-своему устроит свою жизнь, они должны победить на этой войне. Тиг хорошо знал, сколько молодых парней полегло от рук англичан и их шотландских прихлебателей. Много их погибнет и в предстоящей битве, но он не сомневался в правильности своего выбора. Он станет воевать за короля Роберта I. Он будет рядом с братом сражаться за Шотландию.

А когда битва с Божьей помощью будет выиграна, он увидит, как брат Робби станет во главе клана Монро уже в мирной стране.



Глава 1

Начало декабря 1308 года

Горы

Тиг, остановив своего косматого шотландского пони, посмотрел вниз на Колрейн, лощину, где он родился и вырос. Он целый год откладывал возвращение домой, продолжая служить королю, но пришло время подчиниться судьбе.

Робби был мертв. Но Тиг не торопился, вернее, не хотел становиться во главе клана Монро, хотя и знал, что иного выбора у него нет. Робби взял с него обещание исполнить за него долг перед кланом.

Теперь пришло время встретиться с судьбой, и он поступит так, как действовал бы Робби. Выпрямившись в седле и оправив накидку, он придал своему лицу то серьезное выражение, какое всегда было у Робби, и тронул пони.

Он ехал по заснеженной дороге, которая вела прямо в центр деревни. Минуя хижины, он невольно удивился странной безлюдности родного места, но порадовался, что не будет криков и шума, какими обычно встречают того, кто долго отсутствовал.

Но все оказалось не так. Залаяла собака, из-за угла хижины вынырнул какой-то паренек и остановился.

– Робби?! – выкрикнул он, и Тиг невольно оглянулся, словно ожидал увидеть за спиной брата. – Нет, это Тиг! Па, это Тиг! – снова крикнул мальчишка и, бросившись к двери дома, распахнул ее. – Это Тиг!

Всюду стали открываться двери, и вскоре сбежалась вся родня Тига, старые и малые. Они перегородили ему путь, выкрикивая его имя, словно встречали героя с войны. Так бы они встретили Робби, если бы он остался жив.

Тиг ждал, когда утихнут шум голосов и приветствия, но напрасно. Он видел вокруг себя веселые лица, слышал смех и невольно вспомнил, как год назад привез домой тело брата Робби, чтобы похоронить в родной земле.

Наконец он остановил пони перед самым большим зданием в деревне – трехэтажным, каменным, с трех сторон надежно огороженным крутым изгибом реки. Оно служило жилищем семье Монро и одновременно общим складом и местом сбора членов клана. На верху узкой и длинной лестницы, единственного входа в дом-крепость, стояла Сорча Монро, мать Тига. Похудевшее лицо старило ее, однако коса вокруг головы все еще была цвета воронова крыла, а знакомый блеск в глазах говорил о том, что муж и оставшийся в живых сын будут делать все так, как она считает нужным.

Тиг улыбнулся ей и с радостью встретил ответную улыбку, а затем еще раз улыбнулся, да так широко и виновато, как в детстве, что всегда смягчало материнский гнев. Мать покачала головой и стала спускаться по лестнице ему навстречу.

Ангус Дабб, отец и глава рода Монро, ждал ее у подножия лестницы. Его черную шевелюру и окладистую бороду уже тронула седина, но он по-прежнему был бодр и крепок.

Тиг спешился и бросил поводья мальчишке, оказавшемуся рядом. Тот стоял, открыв рот, и смотрел на Тига так, будто он рогатое чудовище, а не солдат короля, вернувшийся с войны. Когда Тиг поблагодарил паренька, тот даже покраснел от удовольствия.

– Отец, мать… – растерянно обратился Тиг к родителям, не зная, как вести себя дальше. Но матушка тут же крепко обняла сына. Отец присоединился к ним. Тиг почувствовал, как исчезают смущение и напряженность. Он вернулся домой.

Часа два спустя, после разговора с матерью, которая сообщила ему все о его многочисленных кузенах, тоже служивших королю, Тиг с удовольствием помылся горячей водой и примерил новый килт в яркую клетку, подаренный ему матерью. Она сама соткала его и приберегла для особого случая. Это была одежда не для охоты или войны, и Тиг с радостью расстался с надоевшей походной коричнево-серой одеждой солдата. В приподнятом настроении он ждал вечера и встречи с родными и друзьями.

Мать сказала ему, что в их доме остался на зиму бард. Это была приятная новость. Обычно барды предпочитали зимовать в больших замках, где им хорошо платили. Но этому любимцу муз, должно быть, приглянулась одна из местных девиц. В последние месяцы он уже не раз наведывался в деревню.

Тиг по привычке протянул руку к мечу, забыв, где он находится. Но кинжал он все же оставил у себя. Кое-что всегда надо иметь при себе на всякий случай.

Довольный тем, что готов к встрече с кланом, Тиг покинул свою комнату и спустился этажом ниже. Почти весь этаж представлял собой общий зал. Он был уставлен столами, ломившимися от яств. Огромный зал со множеством гостей казался уютным. В очаге гудел огонь, на большом помосте стоял длинный стол с четырьмя стульями в центре, поставленными так, что сидящие на них смотрели прямо в зал.

Тиг увидел за столом своих родителей, но стул рядом с его матерью пустовал, а далее восседал Дункан Маккаллок, его кузен и закадычный друг детства. Дункан был серьезно ранен полгода назад в битве при Белневи, но, очевидно, полностью оправился, судя по тому, как ловко и быстро он резал мясо раненой рукой.

Дункан – его преемник, если Тиг станет во главе клана. Он верил, что его друг будет способен в случае чего заменить его.

Тиг быстро прошел к столу на помосте, кивнул отцу, поцеловал мать в щеку и занял место рядом с ней. Дункан потрепал его по плечу и улыбнулся.

– Ты хорошо выглядишь, – заметил Тиг и положил себе на тарелку большой кусок ростбифа. – А где же Майри?

– Она плохо себя чувствует, – ответил Дункан и почему-то усмехнулся.

Тиг вопрошающе посмотрел на друга.

– Она ждет ребенка, – сообщила мать Тига, протянув сыну супницу с пареной репой и луком.

Тиг увидел на лице Дункана нечто похожее на гордость.

– Поздравляю! Значит, скоро ты станешь отцом? Когда?

– Еще два месяца, хотя повитуха говорит, что больше. Майри нездоровится, но она счастлива.

Дункан наполнил кружку темным элем, по которому так соскучился Тиг за время своего путешествия.

– Желаю тебе хорошего крепкого малыша, – сказал он Дункану и не спеша с наслаждением опустошил кружку. На какое-то время за столом воцарилась тишина. Тиг, глядя на Дункана, невольно задумался над тем, как может изменить его друга предстоящее отцовство. Когда Дункан объявил всем, что у него есть невеста, Тиг едва обратил на это внимание. Дункан тогда не раздумывая согласился примкнуть к нему и Робби и стать солдатом короля, несмотря на разлуку с невестой. Однако он не вернулся в армию после ранения. Теперь Тиг понимал почему. У Дункана появились новые обязанности, кроме заботы о красавице жене.

Итак, похоже, у них с Дунканом теперь будут обязательства, каких они не знали прежде.

Отведав всего понемногу и запив еду элем, Тиг обвел взглядом зал. Бард покинул стол и сидел у очага, перебирая струны арфы так нежно, как гладят щеку любимой женщины. Вот почему так вьются вокруг него местные девицы, соблазненные его пением и игрой на арфе.

Тиг покачал головой и снова обратился к Дункану. Они беседовали, вспоминали тех, кто был рядом, и даже строили планы повидаться со стариной Гэйром, жившим неподалеку – всего два дня пути. А когда умолкли, то просто пили эль и каждый молча вспоминал прошлые дни. Наконец до Тига донеслись звуки арфы и голос барда. Он пел, неоднократно упоминая его имя. Эту песню Тиг слышал впервые. Бард воспевал героизм бравого Тига из Колрейна в схватке королевского войска с солдатами Бакана.

– Что за ерунду он поет? – не выдержал Тиг и повернулся к Дункану, ожидая подтверждения. – Все было совсем не так, когда мы оказались лицом к лицу с армией Бакана у Белневи.

– Нет, это правда, – возразил Дункан. – Эту балладу поют повсюду. – Он кивнул в сторону барда.

Взгляд Тига, брошенный в зал, напугал немало девиц, собиравшихся строить ему глазки, но вызвал лишь усмешку у парней. Группка женщин, склонив головы друг к другу, перешептывалась и, хихикая, с любопытством поглядывала на Тига.

– Как бы не случилось потасовки в зале, помяни мое слово, – заметил Дункан.

– Какой потасовки? – не понял Тиг.

– Такой, какая может начаться только из-за тебя, мой храбрый герой, – вместо Дункана ответила мать Тига. До этого она молча смотрела в зал. – Девицы и их мамаши никак что-то замышляют.

Тиг рассмеялся:

– Такого никогда еще не случалось со мной, ма…

– Не смейся, дорогой сынок. В округе не найдется ни одной девицы, которая бы не страдала по храброму Тигу из Колрейна. Твоя служба королю отточила тебя, как острый меч. Ты красивее твоего покойного брата, пусть земля будет ему пухом. Ты вернулся с войны отважным воином короля, чтобы занять место твоего отца. Каждая из этих девиц со всей округи пришла в наш Колрейн в надежде, что ты падешь к ее ногам и попросишь быть твоей женой.

Тиг рассеянно слушал пение барда и, глядя на девиц, раздумывал, какая же из них может когда-нибудь стать его супругой. Но все они казались ему… на одно лицо, хотя среди них были рыженькие и блондинки, худые и пухленькие. Были и смазливые, но они тоже не трогали его, разве что физически. Никто не запомнился ему и не запал в душу, как Майри Дункану или его мать отцу… И все они как зачарованные слушали барда.

Тиг более внимательно отнесся к пению барда. Да, действительно, тот пел о нем. Он призадумался. Это надо прекратить. Какая нелепость! Бард пел о том, как простой солдат стал героем.

Певец закончил балладу красивым аккордом арфы под всеобщие аплодисменты. Девицы тут же вновь обступили его. Они всегда вьются около бардов, как мотыльки вокруг зажженной свечи.

– Однако люди могут подумать, что мне все это нравится, – как бы про себя промолвил Тиг.

– Такого не должно быть, – возразила мать, услышав слова сына. – Сейчас речь идет о твоей судьбе, сынок.

Тиг уже примирился с тем будущим, которое ему пророчат родители, однако после слов матери неприятный холодок пробежал по его спине. Хмурая гримаса на лице отца еще больше насторожила его.

Отодвинувшись назад вместе со стулом, он вытянул ноги и положил их на край стола, выразив этим свое пренебрежение к теме разговора.

– Пожелай мне успеха, Дункан. Мы обсуждаем мое будущее.

Дункан улыбнулся:

– Возможно, тебе оно понравится. Мне кажется, ты уже готов к нему. – Он поднял свою кружку и выпил за Тига. – Что касается меня, то я, пожалуй, пойду к своей Майри.

– Передай ей мой привет, – сказал Тиг и повернулся к родителям. Он не видел смысла откладывать разговор. – Итак, мое будущее?

Ангус поднялся и прошелся вдоль помоста. Сорча следила за ним, избегая смотреть в глаза сыну. От странного поведения родителей Тигу стало не по себе, и он насторожился, как перед боем. Он смотрел то на отца, то на мать, ожидая, когда они заговорят.

Наконец отец, вздохнув, остановился и оперся о край стола так, чтобы сын оказался между ним и матерью.

– Ты знаешь, что тебе предстоит стать во главе клана?

– Да.

– В последний год, сын мой, ты своим характером и отвагой доказал, что способен взять это на себя. Ты хорошо послужишь клану.

Тиг пытался сохранить непринужденную позу, выжидая и следя, как научился в бою.

– Я постараюсь. Я обещал это Робби. Отец улыбнулся:

– Я в этом не сомневался. Робби не позволил бы тебе нарушить обещание. В таких случаях он был непреклонен.

– Это так.

– И мы просим тебя быть таким же, – промолвила Сорча.

Однако Ангус решил, что на этот раз придется возразить жене:

– Сорча, я думаю, что сейчас не время говорить об этом!

– Перестань, Ангус, теперь как раз время женить его.

– Женить? – не выдержал Тиг. Он мгновенно спустил ноги со стола, затем потянулся к кружке с элем. Оживленный блеск в голубых глазах матери насторожил его еще больше, и он понял, что все же придется выслушать все, что мать намерена сказать ему.

– Если мы хотим избежать беспорядков в этих стенах, ты должен жениться, и немедленно. Нас ждет долгая и неспокойная зима, если ты останешься холостым.

– Я не хочу жениться.

– Иногда приходится, – заметила Сорча. – У нас в Колрейне много невест. Ты должен жениться к концу этого месяца, и все будет ладно.

– Нет, ладно не будет! Нет! – вскричал Тиг, лихорадочно ища убедительную причину, чтобы отвергнуть планы матери. – Мне надо побыть свободным еще год, а то и два.

Ангус тихонько хмыкнул:

– Я дал бы тебе еще больший срок, сын. Но боюсь, что мать этого не поймет.

Тиг протянул отцу кружку, и Ангус наполнил ее элем. Откинувшись на спинку стула, Тиг устремил взор на закопченные балки потолка. Он был дома, ему надо привыкнуть к своей новой роли в клане, а его матушка продолжает толкать его куда-то еще дальше и выше.

Он понимал, что судить его будут по его ответу, но теперь отважиться и взять на себя еще что-то он уже не может. Ему хватит того, что он заменит Робби и возглавит клан. Это его долг, и он его исполнит.

– Я не хочу жениться… Пока, – заключил Тиг, продолжая смотреть в потолок, чтобы только не видеть упорного блеска в глазах матери.

– Но… – Сорча положила руку на плечо сына. Тиг, подняв свою руку, постарался этим жестом помешать ей говорить дальше.

– Если я заменяю Робби, – он наконец отважился посмотреть матери в лицо, – вы должны позволить мне поступать так, как я считаю нужным. Поспешная женитьба только повредит мне и членам клана, всем этим хорошим людям. Скажи им, и прежде всего барду, что я сам себе найду невесту, когда буду готов к этому. Если возникнут недоразумения, я постараюсь их разрешить. И попроси барда больше не петь обо мне дурацких песен.

– Видишь, Сорча! Разве я не предупреждал тебя? – Ангус широко улыбался, словно Тиг убил в лесу самого большого оленя.

– Я не позволю женить себя на одной из местных девиц. Не было бы меня, они бы ссорились из-за кого-то другого. К тому же, – добавил Тиг, поглядывая на девушек, обступивших барда, – я их всех знаю, и среди них нет ни одной, которую я хотел бы взять в жены.

– Тогда мы постараемся…

– Не надо. Я сам найду себе жену. Сорча посмотрела на сына прямым и недрогнувшим взглядом:

– Ты будешь главой клана. Ты должен делать все, чтобы клану было хорошо во всем. А если останешься неженатым, неприятностей из-за женщин не миновать. Всем от этого будет плохо.

Тиг вздохнул и постарался собрать все силы, чтобы противостоять воле матери:

– Тогда я ухожу. Я возвращаюсь на службу к королю…

– Отлично, парень, – одобрил сына Ангус. – А у меня как раз есть кое-что, что заставит тебя отложить на время все, что так беспокоит твою мать. У тебя будет возможность встретить других девушек, и не исключено, что кто-нибудь из них тебе приглянется, – с этими словами отец пригласил сына в свой кабинет.

– Ангус… – В голосе Сорчи звучало недовольство.

– Парень прав, любовь моя. Не следует заставлять его поспешно жениться. Мне не нравилось, что нашему Робби предстояло вступить в брак с девушкой, которую он не любил. А этот наш сын достаточно умен, чтобы самому сделать выбор. Мы дадим Титу и тебе какое-то время. – Он нагнулся к жене и поцеловал ее в щеку. – Иди. Скажи всем, что Тиг спешно покидает нас, чтобы выполнить поручение короля. Сделай так, чтобы бард все понял: если он хочет остаться у нас и видеть любимую девушку из клана Монро, то должен перестать петь эти баллады.

– Или рассказывать их, – добавил Тиг.

Сорча посмотрела на мужа, потом на сына и, встав, вдруг крепко обняла Тига.

– Я не хочу видеть тебя несчастным. Неудач в нашей жизни хватает, однако мы должны помнить и о делах клана…

– Иди, иди, дорогая, – прервал ее Ангус, и Тиг удивился нежности в его голосе.

Мужчины смотрели, как она подходит к барду и уводит его из круга слушателей. Наконец Ангус, обняв сына за плечи, повел его к себе. Тиг всегда представлял кабинет отца медвежьей берлогой, маленьким и темным местом, где Ангус и Робби, уединившись, часами беседовали о чем-то важном. В маленькой комнатушке было душно после продуваемого сквозняками зала. Поэтому Тиг оставил дверь открытой, чтобы теплый воздух комнаты смешался с холодом зала, а отец и он могли слышать печальные звуки арфы.

Отец подошел к столу в центре помещения и постучал пальцем по пергаменту, который лежал на нем, прижатый куском торфа.

– Я получил послание вчера. Граф Росс, этот полоумный ублюдок, мог бы передать все через барда, а не писать эту околесицу. – Он с силой стукнул по столу. – Но он любит похвастаться тем, что обучен грамоте.

– А ты отлично знаешь, что кто-то другой пишет вместо него, не так ли, отец? – спросил Тиг.

– Конечно, но граф гордится тем, что все его послания написаны от руки и на пергаменте. Думает, что так никто ничего не перепутает и не изменит его слова. Он не понимает, что такие послания могут потеряться, попасть в чужие руки. Если информация важная, ее нельзя доверять пергаменту!

Тиг понимающе кивнул и углубился в чтение неразборчивого почерка. Обученный грамоте, он все еще чувствовал некоторую неуверенность. Наконец, разобравшись в том, что было в послании, Тиг стал читать вслух:

– «Ангусу Даббу из рода Монро мое почтение… – Тиг, водя пальцем, продолжил чтение: – Да будет всем известно, что лорд Роберт, светлейший король Шотландии, намерен почтить своим присутствием замок Дингуолл со всеми его домочадцами в третий день кануна Нового года, дабы присутствовать на бракосочетании своей сестры леди Мод с Хью О'Беоланом, моим сыном и наследником.



Король повелевает каждому из глав кланов прибыть туда для принесения присяги на верность королю. Он особо ждет этого от клана Макдонеллов из Дан-Донелла.

Ваш долг доставить это послание главе клана Макдонеллов, а также известить каждого из глав кланов в вашей округе, от Колрейна до лощины Донелл».

Письмо заканчивалось росчерком пера и печатью с оттиском ветки можжевельника.

Тиг на мгновение задумался, а потом еще раз прочел конец послания, чтобы лучше понять его смысл. Он посмотрел на хмурое лицо отца.

– Почему он не отправил своего человека к Макдонеллам? – спросил Тиг.

– Лучше спроси: зачем он изложил все это на пергаменте? – ответил отец, обходя стол и Тига.

– Чтобы никто не посмел ни слова изменить в его тексте?

– Нет, это простое послание, и незачем усложнять его доставку по адресу. В этом что-то есть, но что – я еще не понимаю…

– Тут ничего такого нет, отец.

– Нет, сынок, есть, – пробормотал отец. – Как голос может изменить значение произнесенного слова, так и пергамент и гусиное перо способны сказать тебе больше того, что написано.

Тиг, прислонившись к краю стола, ждал, что еще скажет отец.

– Ты был рядом с королем. Что ты думаешь об этом? – Отец указал на послание на столе.

Тиг удивился. Отец спрашивает его мнение? Очень хорошая проверка.

– Это сложный союз, – начал Тиг, – между королем и графом Россом, несмотря на предстоящее бракосочетание сына графа с сестрой короля. Ни для кого не секрет, что граф и король мало доверяют друг другу.

– Да, – согласился отец, поглаживая бороду. – Значит, Россу необходимо доказать королю свою верность, а для этого чем больше людей будут знать об этом послании, тем лучше.

– Он хочет, чтобы этот пергамент увидели все главы кланов, прибывшие в Дингуолл, чтобы принять присягу на верность королю?

Ангус кивнул и зашагал по комнате.

– Но почему именно кто-то из нашего клана должен везти королю послание? – непонимающе спросил Тиг.

– Очень просто. Граф не хочет, чтобы кто-то Из его родственников попал в эту крепость. Граф Росс и Макдонеллы особой симпатии друг к другу не питают.

– Итак, нам, как верным друзьям графа, не имеющим никаких претензий к Макдонеллам, поручается пуститься в путь в начале зимы.

– Понимаешь? – Ангус улыбнулся так, словно Тиг удивил его. – В этом послании содержится нечто большее, чем то, что сказано словами. Надеюсь, что твоя служба королю отточила твой ум так же хорошо, как твой меч.

Тиг решил пропустить мимо ушей намек на свое прежнее отсутствие интереса к политике, которая так будоражила членов клана. Служба у короля в течение более года учит человека не только умению воевать.

– Это будет нелегкое путешествие, – заметил Тиг. – А до кануна Нового года остается менее месяца.

– Да, потребуется две недели или даже больше, чтобы выполнить это задание, если не растает снег. – Ангус снял с полки рулон пергаментной бумаги и развернул его на столе. Это была карта.

Тиг понимал, что ему предстояло сделать в эти две недели: преодолеть все трудности пути через горы. Достичь лощины Донелл – нелегкая задача даже летом, когда длинные дни и хорошая погода. Это будут две недели холода, деревня за деревней, замок за замком – и все время один. Однако две недели дадут ему возможность избежать того, чего добивается матушка и на что надеются девушки его деревни. Если он должен жениться, то, пожалуй, следует подыскивать себе невесту во время этого путешествия. План его отца был теперь ему понятен.

– Итак, я должен доставить это послание Макдонеллам, – уточнил еще раз Тиг, – и таким образом послужить королю и графу Россу. В то же время я избегаю коварных забот матери и прочих женщин. – Тиг подавил улыбку. – Теперь, возможно, я встречу ту, на которой сам захочу жениться, и она полюбит меня, а не какого-то созданного бардом героя по имени Тиг из Колрейна. – Он взглянул на карту.

Возможно, эту поездку можно продлить, она неплохой предлог покинуть на какое-то время тепло и удобства родного дома. Бард в конце концов когда-нибудь покинет деревню, так и не дождавшись Тига, и перестанет петь свои баллады. А возможно, отправится в другую деревню и там будет петь свои баллады… если кто-то не успел уже спеть их раньше.

Глупо было думать, что, уехав из Колрейна, он решит все свои проблемы. Барды, без сомнения, распространили эти баллады далеко за горы. Считалось, что баллады о храбрости на войне поднимают дух. Недаром девицы мечтают о браке с ним. Однако у него появилась возможность убежать от матушки и ее планов женить его.

За дверью слышались аплодисменты, а затем громкий чистый голос извинился, что на время прервет пение.

Там была жизнь. Бард свободно меняет места своего пребывания, не связанный никакими обязательствами, окруженный вниманием девушек, и его не обременяют их мечты и желания. Он знает только хорошее в жизни, и ему неведомо плохое. Разве что…

Конечно! Простому певцу дозволено то, что запрещено Тигу из Колрейна. Бард может доставить послание графа Росса, вправе заигрывать с девицами и на своем пути рассчитывать на радушный прием в каждом доме. Его единственная обязанность – развлекать хозяев, приютивших его, своими песнями, рассказами и последними сплетнями. Хотя Тиг не слишком хороший певец, но поведать истории умеет, а будучи подростком, пробовал играть на барабане. Что касается молвы и слухов, то он немало наслушался их на службе у короля. Удастся ли ему сойти за барда? Но он же покидает ту часть страны, где его знают!

– Я уеду, как только рассветет. – Тиг свернул пергамент с посланием графа Росса.

Ангус усмехнулся:

– Ты умен. Я сделаю все, что смогу, чтобы убедить матушку в том, что ты сам найдешь себе невесту. По правде сказать, мне кажется, что она чего-то боится или просто ей очень хочется увидеть наконец своих внуков. Постарайся задержаться подольше, а то нам не избежать твоей поспешной свадьбы.

Тиг стал укладывать вещи, а потом отыскал барабан и приготовился покинуть эти стены до восхода солнца. Кивнув отцу, он уходил пока вполне счастливым.

Глава 2

– А теперь немедленно покинь мою комнату! – сказала своему брату Броку разгневанная Кэтриона Маклауд, указывая на дверь. Ее старший брат был удивительно похож на барсука не только с виду, но и по характеру. Высокий, с резкими чертами лица, с маленькими глазками и начавшей лысеть головой. Он был вздорным и грубым с братьями и сестрой. Кэтриона, младшая из всех, однако, научилась противиться безмерному высокомерию брата.

Он сделал еще шаг к ней:

– Я не закончил свои наставления…

– Раньше, как ты помнишь, пока ты читал мне нотации, по утрам подгорала овсянка и рушилась под тобой кровать.

– Хватит! – заорал разъяренный Брок.

Кэтриона с удовольствием смотрела, как от гнева багровеет его лицо.

– Я взрослая женщина и буду хозяйкой замка. Если тебе это не нравится – уходи. Воздух здесь станет чище.

Он подошел еще ближе, и теперь они стояли лицом к лицу. Кэтриона видела знакомую жесткость в его темных глазах.

– Ты более не будешь хозяйкой в замке с твоими требованиями и угрозами, Триона, – сказал Брок. – Хозяином стану я, и моя жена позаботится, чтобы я обрел покой и должную еду, и я более не услышу того, что так часто слетает с твоего острого язычка.

– А не забыл ли ты кое-что? – спросила она, отодвигаясь от него, но не сводя с него глаз.

– Я никогда ничего не забываю…

– У тебя нет жены. Жаль, но никто не хочет стать женой такого хама, как ты.

– И как ты, милая сестричка.

Он опять подошел к ней, но теперь уже схватил за руку и крепко сжал ее. Кэтриона, тихонько обругав себя за неосторожность, постаралась не показывать, что ей больно, – она не хотела доставить брату такое удовольствие.

– Тебя обвенчают раньше, чем ты думаешь, – прошипел он.

От такого предупреждения, произнесенного с ненавистью, у Кэтрионы пробежали мурашки по спине.

– Что ты хочешь сказать? – спросила она, с презрением глядя на Брока. Ей было известно, каким бывает юмор у ее брата.

– Скоро сама узнаешь. – Он отпустил ее руку и повернулся к двери. Кэтриона услышала, как он произнес, не оборачиваясь: – Ты получишь по заслугам.

– А ну говори, иначе лишишься остатков волос. – Кэтриона знала слабое место каждого из пяти своих братьев, а Брока в особенности. Это были их волосы – длинные, блестящие, волнами ниспадающие на плечи. В свои двадцать восемь Брок стал быстро лысеть.

Услышав угрозу сестры, он невольно нахмурился и повернулся к ней.

– Твой суженый, – гримаса на его лице откровенно выражала презрение, – приедет сюда через неделю. Еще три дня, и ты будешь обвенчана. Мы наконец избавимся от тебя.

Потрясенная Кэтриона смотрела на брата.

– Кто? – Ей было стыдно, что ее голос пал до шепота.

– Хороший вопрос, – проговорил Брок. – В горах Шотландии есть только один клан, который жаждет породниться с Трионой Строптивой.

– Кто? – переспросила Кэтриона окрепшим голосом, впившись глазами в лицо Брока, который, казалось, собирался торжествующе засмеяться. – Кто?

Лицо Брока действительно расплылось в ухмылке, и Кэтрионе захотелось ударить его, хотя ей никогда не удавалось победить братьев. Но она должна знать свою судьбу. С усилием разжав кулаки, она опустила руки.

– С кем я должна обвенчаться, Брок? – В ее голосе все еще слышалось презрение к нему, но она считала, что ее брат слишком глуп, чтобы это заметить. – Кто?

– Разве не отец должен ответить на этот вопрос?..

– Жалко будет, если ты потеряешь оставшиеся волосы. Это единственное, что может привлечь к тебе девиц.

Брок побледнел.

Кэтриона, вскинув брови, посмотрела на брата точно так, как он любил это делать, когда загонял ее в угол.

– Ладно, скажу тебе, – прохрипел он, – но обещай, что оставишь мои волосы в покое.

Кэтриона, кивнув, согласилась.

– Парень из клана Макдонеллов возьмет тебя в жены, – равнодушным голосом, каким обычно сообщают о погоде, ответил Брок, и его глаза злорадно заблестели.

Кровь отлила от лица Кэтрионы с такой силой, что она почувствовала холод.

– Нет, этого не может быть!..

Брок торжествующе ухмыльнулся. У Кэтрионы подкосились ноги. Но она помнила одно: Брок не должен знать, как убийственно подействовала на нее эта новость. Она прошла мимо брата совсем близко, и он мог бы остановить ее, тогда она пустила бы в ход старые приемы, как в детстве: кулаки и ноги, целясь в самые уязвимые места. Однако она давно уже не прибегала к таким средствам обороны. Ее отчаяние было столь велико, что она, более не раздумывая, бросилась в комнату отца. Брок побежал за ней вдогонку.

– Отец! – закричала Кэтриона, врываясь в кабинет отца. Не закрыв за собой дверь, она устремилась к щуплой седовласой фигуре, согнувшейся над столом и, щурясь, рисовавшей какие-то знаки на куске пергамента. – Если Брок будет издеваться надо мной, я не ручаюсь, что у него когда-нибудь будут наследники.

– Тише, тише, Триона, не мешай мне, я считаю, – не взглянув на нее, сказал Нилл Маклауд.

Но Кэтриона, испытав горькую обиду, не успокоилась, хотя отец не в первый раз так обращался с ней.

– Брок сказал мне, что я должна выйти замуж за этого урода с псиной мордой из рода Макдонеллов. Это так?

Но отец продолжал игнорировать ее и про себя называл нужные ему цифры.

– Отец!

Это всегда было так. Он никогда не уделял ей внимания. В отчаянии она схватила со стола чернильницу, к которой он рассеянно потянул свое перо.

– Триона! Черт побери! Я теперь забыл нужную мне цифру!

– Семьсот тридцать один, – помогла ему Кэтриона, потянув чернильницу к себе.

Она терпеливо ждала, когда он окунет перо в чернила и запишет подсказанную цифру.

– Брок сказал, что это ваша воля обвенчать меня с Макдонеллом по прозвищу Псиная Морда?! – вне себя крикнула Кэтриона и услышала какое-то движение за своей спиной.

– Его зовут Дафф Макдонелл. Он глава клана. Отличная для тебя партия, Триона.

Она резко обернулась и увидела не только Брока, но и других своих братьев – Калума, Гауана и Джейми. Они стояли рядом, на голову ниже друг друга, как ступени лестницы, отличаясь цветом волос, – от рыжего, как ржавчина, до черного, как у Брока. Их лица были спокойны и пусты. Как всегда, они стояли на один шаг за Броком и напоминали ей овец в стаде. Не хватало только Эйлига, самого младшего, с кем она дружила и кто ей не раз помогал. Но и это было обычно, ибо Эйлиг старался держаться подальше от братьев.

– Я не с тобой разговариваю, – резко сказала Кэтриона, с презрением глядя на Брока. Она обошла стол, чтобы отец лучше ее видел. – Я не выйду за него замуж, и вы это знаете. Я не подчинюсь таким, как Макдонелл Псиная Морда.

– Кажется, нет такого, кому ты покоришься, не так ли, дочь моя?

– Смирение никому не нужно. Вы же сами не пляшете ни под чью дудку? Мои братья тоже. Почему я должна повиноваться?

– Подчинение и выбор – не одно и то же. Ты не желаешь выполнять мою волю, но и не делаешь своего выбора. Как мне поступить с такой своевольной дочерью?

– Я не своевольная. – Она не обратила внимания на удивление на лицах отца и братьев. – Просто не хочу, чтобы меня приносили в жертву.

– Мы не жертвуем тобой.

– Нет, – подтвердил Брок чуть ли не шепотом, но так, чтобы сестра слышала, – мы просто с удовольствием отдаем тебя. – Кто-то из братьев довольно хмыкнул.

Триона сжала в руке чернильницу, собираясь в случае чего запустить ею в самодовольное лицо брата, однако с силой поставила ее на стол, забыв, что чернильница без крышки. Чернила фонтаном выплеснулись наружу. Она неловко стала собирать их руками, чтобы они не попали на пергамент.

– Триона! – схватив со стола пергамент, закричал отец. Братья смеялись, а она стояла и смотрела на них, с ее рук на стол капали чернила.

– Что в этом смешного?

Никто не заметил, как в кабинет вошел младший брат Эйлиг. Войдя, он сразу понял, что случилось, и, схватив ковер, лежавший у двери, положил его к ногам Кэтрионы, беспомощно державшей перед собой облитые чернилами руки.

– Хорош улов, – улыбаясь, посмотрел на сестру Эйлиг. Улыбка не соответствовала тому, что она прочла в его глазах, и предупреждению, звучавшему в его голосе.

Он был единственным братом, которого она любила, – светловолосый и не похожий на остальных.

– Кто, что и кому сделал на сей раз? – Эйлиг сначала посмотрел на сестру, а затем на Брока и братьев за его спиной.

– Вы, значит, ничего не сказали Эйлигу? – Кэтриона повернулась к отцу. – Вы боялись, что он сообщит мне?

– Нет. Не ждал, что Брок так проговорится. – Нилл Маклауд недовольно посмотрел на старшего сына. – Я собирался объявить это сегодня за ужином.

Для Кэтрионы это было вторым ударом в начавшееся так неудачно утро.

– Значит, вы собирались сообщить мне это, после того как всему клану станет все известно?

Кэтриона вытирала руки о платье, на котором уже был длинный след от чернил. Отец внимательно осматривал пергамент.

– Я не выйду за него замуж, – сказала она скорее себе самой, чем всем остальным в комнате. Она повернулась к отцу, сжав в руках подол светло-коричневого платья. – Если вы заставите меня, то я… то я… задушу его спящим. У вас тогда будут большие неприятности!

– Триона. – Отец протянул к ней руки, но она уже выбежала из комнаты, сопровождаемая издевательским смешком Брока.

Кэтриона бежала к главным воротам, разгоняя на пути играющих детишек и кур. Покинув двор замка, она увидела перед собой Лох-Ассинт во всей его зимней красе и снежные вершины гор. На каменистом спуске к берегу она замедлила шаги. Легкий декабрьский бриз трепал подол ее испорченного платья. Кэтриона обхватила себя руками, защищаясь от пронизывающего холода. Наступила зима, и именно в это время они пытаются выдать ее замуж. Лучше не придумаешь. Скоро все будет засыпано снегом, в горах дороги станут непроходимыми, все попрячутся по домам, чтобы переждать длинные месяцы и студеные ночи. Едва ли кто в это время осмелится покинуть свой дом.

Кэтриона смотрела на сверкающую гряду гор на фоне голубого неба. Она любила эти места, где пряталась от коварных шуток братьев.

Конечно, ее брак – это идея Брока. Он особенно хотел избавиться от нее, выдав замуж именно зимой, когда их горные деревни становятся отрезанными от всего мира. У нее не останется никакой надежды на возвращение домой. Хотя здесь она никому не нужна. Как жаль, что у нее нет сестры, матери или даже тетки. Ей так нужен друг.

Взяв круглый камешек, покрытый легкой пленкой льда, она прижала его к щеке, ожидая, когда станет таять лед от ее разгоряченного лица. «Будь они прокляты все – братья, отец, все прочие», – думала она, раздраженно бросив камешек и удачно попав в цель.

– Мне не стоит опасаться или ты набросишься и на меня тоже?

Кэтриона обернулась и увидела Эйлига. Его светлые волосы неровными прядями обрамляли лицо, бледно-голубые глаза казались почти серебряными.

Он был младшим из ее братьев и всего на два года старше ее, а ей было девятнадцать, но он отличался умом и храбростью. Когда Брок торжествовал, сумев рассердить ее, Эйлиг всегда был единственным, кто не боялся успокоить сестру.

– Ну так как? – спросил он.

– Что как? О, ты думаешь, что я буду рвать и метать? – Кэтриона помотала головой и снова стала смотреть на озеро. – Не беспокойся, хотя здесь полно камней, если бы мне это понадобилось.

– Предупреждение понял. Я подумал, что тебе потребуется вот это. – И он набросил ей на плечи теплую накидку.

Спокойный голос младшего из братьев разительно отличался от снисходительно-покровительственного тона Брока. «Как ясное небо от суровой линии гор», – внезапно подумала Кэтриона. Ей захотелось броситься ему на шею, услышать успокаивающие слова, как это бывало в детстве, когда он рассказывал ей о своем пребывании в Эдинбурге, чтобы она поскорее забыла обиды, нанесенные ей старшими братьями. Однако она давно уже поклялась самой себе, что никто, даже Эйлиг, не увидит, что она уязвима. Кэтриона, укутавшись потеплее, продолжала смотреть на озеро, чтобы успокоиться.

– Этим утром выпало много снега в горах, – сказал Эйлиг. – Скоро он засыплет всю лощину.

– Значит, пришла зима? Эйлиг кивнул головой:

– Да, без сомнения. – Он обнял сестру за плечи и прижал ее к себе. – Если бы я знал это, то не утаил бы от тебя.

Кэтриона только пожала плечами. Она привычно скрывала боль и обиду. Угрозы и насмешки Брока задевали ее менее, чем понимание и доброта Эйлига. Последний раз она плакала, когда ей было двенадцать. Внимание Эйлига, его доброта заставляли ее теперь сдерживать рыдания, теснившие грудь. Нет, она не должна показывать свою слабость. Склонив голову на плечо брата, она попыталась успокоиться.

– Что ты будешь делать? – спросил ее Эйлиг после минутного молчания.

Кэтриона вновь почувствовала гнев. Вздохнув, она отстранилась от брата.

– Я не выйду замуж за Макдонелла. Это не пойдет на пользу ни мне, ни нашему клану. Это в интересах только Брока, который рад избавиться от меня, да еще Макдонеллов, которым нужны наши репутация и земли.

– Я тоже так думаю.

– Тогда почему отец позволяет им это?

Эйлиг пожал плечами. Взяв несколько камешков, он бросил их в воду.

– Отец, я думаю, устал от жалоб Брока и твоих ссор с ним. Ты же отказываешься сама найти себе мужа…

– Но никто…

– Да, я знаю, но ты не даешь отцу возможности что-либо предпринять. Он готов выдать тебя замуж за любого, кто согласится взять тебя в жены, и обязательно до того, как Брок предстоящим летом примет на себя обязанности главы клана вместо отца.

Кэтриона болезненно поморщилась.

– Значит, меня надо наказать за то, что я говорю все, что думаю? Ты действительно считаешь, что я заслуживаю такой судьбы, какую они мне готовят?

– Нет, я так не считаю. Я не раз пытался говорить о тебе с отцом, да и с братьями тоже. Но все они так же не слушают меня, как и тебя.

Кэтриона повернулась к нему спиной, чтобы он не заметил, как больно ранили ее эти слова. Это правда, она и Эйлиг для отца и братьев просто как невидимки. Она хотя бы говорит им в глаза ту неприятную правду, которую они не желают слышать. Но и к Эйлигу они относились как к пустому месту. Он был тих и спокоен, задумчив и молчалив и не любил ссориться с братьями. Неприятно и унизительно принимать обиды, хотя, кажется, Эйлиг всегда переносил их легче, чем она.

Когда Кэтриона успокоилась и обрела голос, она повернулась к брату:

– Что же ты им говорил, чего они не захотели слушать?

Она заметила, как он мысленно подбирает слова, прежде чем ей ответить, ибо ему тоже не раз доводилось слышать кое-что слетавшее с ее острого язычка в его адрес.

– Говори, братец, не бойся.

– Хорошо, скажу. Я посоветовал им найти для тебя какой-нибудь монастырь, например, или жениха из дальнего клана, до которого не дошли слухи… о твоей репутации.

– Значит, и ты тоже хочешь сбыть меня с рук какому-нибудь чужестранцу?

– Но так, чтобы это было тебе не во вред, а Броку не в радость. Чтобы ты смогла все начать сначала и там оценили твои достоинства.

– Мне не надо начинать сызнова. Здесь мой дом, и я не покину его, чтобы доставить радость Броку.

Эйлиг покачал головой:

– Тебе надо сделать это ради своей гордости.

– Нет, не надо!

– Надо, девочка. Ты отчаянно борешься с Броком и видишь только его пороки. Остановись и подумай о самой себе, о том, что для тебя лучше. Остаться здесь и выйти замуж за Псиную Морду? Или измениться? Если ты не станешь другой и выйдешь замуж за Даффа, от этого будет плохо и тебе, и всему клану. Ты должна выбирать то, что тебе нужно, и тогда какое тебе дело до того, нравится это Броку или нет?

– Что за вздор ты говоришь?

– Я просто прошу тебя подумать о чем-нибудь другом, кроме нашего старшего братца. Как все это повернуть в нужную тебе сторону. Иначе тебе придется выйти замуж за Макдонелла Псиную Морду. Запреты будут сняты через неделю, а потом, спустя три дня, Брок станет главой клана – тогда ты потеряешь все, о чем когда-либо мечтала.

Эйлиг, подойдя к сестре, обнял ее за плечи и заставил посмотреть ему в лицо.

– Сестра моя, твой язык так же опасен для всех, как искра для сухого хвороста. Однако не следует недооценивать Даффа Макдонелла. Он не из тех, кто прощает обиды, и не потерпит шуточек от наших братцев. Меня тревожит не только твое замужество с этим типом, если оно возможно.

– Не беспокойся, я не выйду за него замуж или за кого-нибудь из клана Макдонеллов. Запомни это, Эйлиг…

– Да, но, Триона, ты сама накликала на себя беду, когда отказывала тем немногим, кто осмелился просить твоей руки. Отец в отчаянии, а Брок требует от него прогнать тебя из замка Ассинт.

– Но есть другие, за кого я могу выйти замуж. У нас есть друзья, а у них есть сыновья. Кто-то же из них обязательно…

– Ты думаешь, что отец рискнет ввести тебя в круг своих друзей?.. – Эйлиг тряхнул ее, взяв за плечи, а затем, отпустив, отошел. – Ты и сама порой не ведаешь, что говоришь. Если бы ты научилась думать, прежде чем сказать, тогда у тебя был бы какой-то шанс научиться быть приветливой и счастливой.

– Я умею думать.

– Только тогда, когда все уже сказала и нанесла себе вред. У тебя доброе сердце, Триона, но оно недостаточно сильное, чтобы дать тебе сигнал вовремя закрыть рот. Нет, отец не может рисковать, когда речь идет о друзьях.

Кэтриона онемела от всего, что услышала от брата. Эйлиг почти всегда говорил правду. Почему она должна сомневаться в нем сейчас?

Он снова подошел к ней и, обняв ее, поцеловал в лоб.

– Подумай, Кэтриона. Макдонеллы прибудут через неделю, до этого ты должна все решить для себя. Твое будущее зависит от этого, а времени у тебя в обрез.

– Брок все хорошо продумал. – Она посмотрела в глаза брату. – Всем нам жилось бы лучше, если бы старшим братом был ты.

Эйлиг печально улыбнулся:

– Но это, увы, не так. Лишь королевское повеление может дать мне право возглавить наш или другой клан.

Сердце Кэтрионы екнуло. Конечно!

– Так получи его.

– Что ты сказала?

– Получи повеление короля. Ведь тебя хорошо знают братья Брюса, разве не так? Ты сам рассказывал мне, как в их компании в Эдинбурге вы проводили время..

– Ну да, я проводил время с ними…

– Если бы ты поехал к королю Роберту и объяснил ему, что ты единственный из братьев Маклаудов, способный возглавить…

– И не подумаю. – В его голосе прозвучала жесткая нотка, что было так не похоже на него. Кэтриона пристально посмотрела на брата. – Я не поеду к королю с подобной просьбой. Я верен клану Маклаудов и Ас-синту. А ты кому верна, Кэтриона? Чем ты можешь помочь клану?

Напуганная холодностью в его голосе и странным блеском в глазах, сестра смотрела, как ее брат возвращается в замок.

После того как Эйлиг ушел, Кэтриона еще долго оставалась на берегу озера, борясь с паникой и раздумывая, что хотел ей сказать брат и почему он ушел, так и не решив ни ее, ни своих проблем. Эйлиг обычно говорил то, что она от него ждала, но иногда высказывал и то, что становилось понятным только потом, спустя какое-то время, – когда между ней и братьями возникали ссоры, и при полном равнодушии отца ей приходилось самой защищать себя. Эйлиг тоже держался подальше от всяких стычек, но иногда он произносил слово или два, полные особого смысла, или же многозначительно молчал. Но на этот раз он не промолчал. И сказал все откровенно.

Жизнь ее погибла, а у клана, без сомнения, будут неприятности, если она не сумеет заставить себя по совету Эйлига переменить свое поведение. Ни один из его советов ей не подходит, и у нее слишком мало времени, чтобы предотвратить катастрофу. Она не может допустить, чтобы клан Макдонеллов, породнившись с Маклаудами, опозорил их всех. Она сделает все, чтобы этого не случилось. Она дочь главы клана, и, несмотря на ссоры с братьями, у нее свой долг перед семьей, и она его помнит. Беречь спокойствие и благо клана. А это означает: защитить клан от посягательств Брока, будущего его главы.

Но что ей делать? Она могла бы найти себе мужа и вступить в брак до прибытия Псиной Морды. Сомневаясь, она покачала головой. Даже в окрестностях замка Ассинт на расстоянии одного дня хода не найдется того, кто захотел бы жениться на Кэтрионе из клана Маклаудов.

А монастырь и посвящение себя религии? Бедность, целомудрие и покорность. Кэтриона содрогнулась. Она не выдержит этого. Бедности она не боится. Но как быть с целомудрием и покорностью? Это не для нее. А вдруг она навсегда останется строптивой? Кэтриона знала, чего ей ждать в таком случае от братца Брока, но какое наказание ее ждет в монастыре, доме Божьем? Она не хотела этого знать. Нет, жизнь монахини не соответствует ее характеру, даже если это устроит Брока и все овечье стадо ее братцев.

Что же тогда? Замужество или монастырь – таков выбор у женщины, если она не колдунья, живущая в лесу. Кэтриона повернулась и посмотрела на серую громаду замка Ассинт. Однако никакие семейные неприятности не могут сравниться с ужасом полного одиночества. Она не хочет жить без общества людей – пусть даже это будут Макдонеллы… Мысли одолевали ее, они копошились в голове, словно клубок змей в корзине, и были такими же опасными.

Неужто нет выхода? Неужели только брак с Псиной Мордой или жизнь в монастыре? У нее нет никого, кто мог бы ей помочь. Ей остается стать еще хуже, чтобы отпугнуть даже Псиную Морду. Но сама мысль о встрече с ним приводила ее в бешенство. Нет, она не хочет его видеть.

Кэтриона не могла успокоиться. Она скорее умрет, чем позволит выдать ее замуж за Даффа Макдонелла. Есть же какой-то другой выход! Эта мысль вернула ей надежду, а с ней и тревогу. Ее не будет в замке, когда туда явится Псиная Морда. Она сорвет их план. У Кэтрионы нет ни матери, ни сестры, но у нее есть тетка, сестра матери. Она живет в деревушке на берегу моря. Это не так далеко, и тетка радушно примет ее. Ведь они родные друг другу. Если она отправится туда утром, то к вечеру будет на месте. Никто не догадается, где она.

Обрадованная тем, что решение найдено, Кэтриона окинула последним взглядом озеро и горы. Она оставляет их по собственному желанию, как подсказал ей Эйлиг.

А если не удастся, то ее молодожен будет убит в первую же брачную ночь.


Тиг Монро сидел на шатком табурете в большом зале замка Дан-Донелл спиной к очагу, держа старый барабан на колене, и с улыбкой смотрел на тех, кто окружал его.

Чтобы добраться до Дан-Донелла, ему понадобилось три дня. Погода стояла хорошая, хотя и холодная, и поэтому трудностей в пути не встретилось. Первую ночь он провел в деревушке Макензис. Здесь смутило его то, что о нем все знали и приняли как героя. Но он повел себя так, как повел бы себя его брат, покойный Робби.

В следующей деревушке были свои особенности, мешавшие спокойно спать, – никто из девиц не знал, что он тот самый Тиг, о котором поют и рассказывают барды, тот, который станет главой клана Монро. К тому же он красив. Здесь о нем, к счастью, ничего не знали.

Он покинул деревушку с чувством благодарности и, пустившись в путь, вскоре набрел еще на какое-то селение, где провел еще одну неспокойную ночь, хотя уже по другой причине. Ему нравилась его анонимность, хотя попытка представиться бардом была не очень удачной. Он отправился в путь еще до восхода солнца, повернув прямо на Дан-Донелл, чтобы поскорее выполнить свою миссию и, будучи свободным, выйти на дорогу через горы. В Дан-Донелл Тиг прибыл сразу же после захода солнца и решил здесь заночевать, не раскрывая своей личности.

Для этого нужно было показать себя настоящим бардом. Люди ждали от него песен, а он уже не оправдал ожиданий в последней деревушке. Однако, обладая привлекательной наружностью и хорошими манерами, он кое-как справился с этим благодаря пришедшей в голову неожиданной идее.

Он сначала решил спеть старую балладу, грустную и всем известную, а затем поведать одну или две истории. Рассказывать он мог всю ночь. Пение и игра на барабане беспокоили его более всего. После рассказов он снова что-нибудь споёт, а затем поделится со слушателями новостями и всякими слухами. Так и пройдет вечер, и никто не вспомнит о Тиге из Колрейна.

«Итак, начнем», – подумал он, глотнув пива для храбрости, и стал отбивать ритм на барабане, а затем тихонько подпевать. Возможно, собравшиеся подхватят песню, и тогда его голос будет едва слышен.

– Никудышный я певец. Но я отличный рассказчик, не хуже королевского. – Тиг улыбнулся сидевшей недалеко от него девушке, и лицо ее засветилось.

– А что вы нам расскажете? – спросила она.

– А что вы хотели бы послушать? – Тиг обратился уже ко всем.

– Об уродах и убийцах! – крикнул какой-то паренек с измазанным лицом и белокурым чубом.

– Значит, вы хотите послушать об англичанах и Лонгшенке, их любимом усопшем короле?

Толпа ответила ему свистом и криками.

– О войне и победе! – раздался чей-то одинокий возглас.

– О любви! – крикнул из-за угла женский голос.

– О, у меня есть такой рассказ, – обрадовался Тиг, ибо это спасало его от необходимости петь. – Он очень правдив. Вы слышали о сумасшедшем главе клана и прекрасной знахарке? Нет? Тогда садитесь поближе, и я расскажу вам о печальном случае в Килмартине. – И Тиг поведал историю, похожую на чудодейственное излечение короля Роберта Шотландского, которую слышал совсем недавно. Он приукрасил ее любовными сценами, интригами, злодейством и закончил под аплодисменты. Тогда он расписал еще одну – о человеке, вышедшем из тумана, чтобы вернуть себе ту, которую любил. Здесь были кровавые поединки, месть и расправа с врагом. Слушатели приветствовали счастливый конец. Тиг был доволен собой. Собственно говоря, это ему ничего не стоило.

– Расскажите нам, бард, еще что-нибудь.

– Хорошо, только я проголодался, а запах этих яств столь аппетитен.

Все удивленно оглянулись на появившуюся на столах еду и тут же, согласившись с бардом, расселись за столами. Тиг сел между двумя девушками, блондинкой и брюнеткой, но так, чтобы видеть всех. Девушки пересмеивались, когда он улыбался им.

Тигу хорошо было видно, как вошел глава клана и уселся за главный стол в конце зала. Дафф Макдонелл был огромен и некрасив, с лицом, покрытым рябинами, и падавшими на лоб жидкими прядями темно-каштановых волос, почти закрывавших бесцветные глаза. У него был такой длинный нос, что казалось, будто он вытянул за собой всю верхнюю часть лица. Характер его соответствовал наружности.

Тиг передал послание графа Росса сразу же, как прибыл сюда. Дафф, казалось, был доволен тем, что должен приветствовать короля в своем замке. Тиг такого от него не ожидал.

Заносчивость и самомнение Даффа Макдонелла ни для кого не являлись секретом. Из-за его грубости весь клан Макдонеллов вызывал у людей неприязнь. Что-то здесь было не так, возможно, Тига насторожило странное выражение глаз хозяина замка, когда Тиг излагал ему содержание послания, или то, каким тоном он потом велел гостю подождать ответного послания в Ассинт. Он даже не справился у барда, в каком направлении тот теперь двинется.

Но может быть, хозяин замка просто ему не понравился, подумал Тиг, а потом, отмахнувшись от неприятных мыслей, принялся за еду. Вскоре за столом завязалась общая беседа.

– Вы знаете, что он собирается привезти нам эту строптивую девку? – услышал он от соседки справа.

– Строптивую? – переспросил Тиг, повернувшись к блондинке.

– Да, Дафф собирается жениться на Строптивой из замка Ассинт. Он привезет ее сюда в Дан-Донелл. Она такая же некрасивая, как и сам Дафф, и вдвое злее его.

– А зачем ему такая жена? Это не по любви, не так ли?

– Конечно, нет, – ответила брюнетка слева. – У нашего Даффа план. У Строптивой пятеро братьев. Их отец Маклауд из Луэса богат, у него много земель на островах и на побережье. Дафф мечтает соединить их со своими.

Тиг, жевавший кусок оленины, не сразу понял замысел такого объединения.

– Значит, глава вашего клана не собирается служить королю Роберту? – Возможно, поэтому король велел Макдонеллу появиться в Дингуолле и присягнуть ему на верность. Или уже поздно?

Брюнетка пожала плечами.

– Я не знаю, да мне и безразлично, что произойдет после этой свадьбы. Это касается женщин клана, которым придется жить с этой Строптивой. Но они научат ее, как вести себя, а если она не захочет, то ее отвезут на берег моря и оставят на камнях до тех пор, пока прилив не смоет ее в море.

Тиг хмыкнул:

– Ей не позавидуешь.

– Я тоже не завидую ее свадьбе с Даффом, – сказала брюнетка. – Вот Нетта, – она кивнула на блондинку, – надеялась выйти за него, а что касается меня, – она вдруг обняла за талию Тига и придвинулась к нему так, чтобы задеть его своей пышной грудью, – мне нравятся пригожие мужчины, – широко улыбнулась, глядя на Тига, и часто заморгала.

Тиг, ответив ей улыбкой, посмотрел на белокурую Нетту. На ее ресницах повисла слеза, которая потом красиво потекла по щеке. Он давно уже знал, что многие из девиц пользуются этим приемом, считая, что это им поможет, но сейчас он играл в свою игру. Ему хотелось узнать побольше о Даффе Макдонелле, которому вполне справедливо не верит король. Поэтому он осушил слезу на щеке соседки и придвинулся к ней поближе.

– Этот оболтус недостоин вас, – шепнул он ей на ушко.

Глаза девушки округлились, и лицо ее расцвело. Он улыбался и комично хмурил брови до тех пор, пока она не рассмеялась.

– Вы расскажете нам еще какие-нибудь истории? – спросила ее подружка, чтобы снова привлечь к себе внимание.

– Как только прикончу этот отличный пирог с олениной. – Тиг махнул пустой кружкой, прося наполнить ее, и снова вернулся к пирогу. Он не собирался ни на ком сейчас жениться, но поспать в теплой постели с одной из своих соседок за столом было бы неплохо, тем более если он окажет услугу своему королю, побольше разузнав о Даффе. Возможно, его путешествие в Дан-Донелл и дальше будет приятным.

Насытившись, Тиг вернулся к своей табуретке у очага. За ним поспешили и его соседи по столу и уселись так, чтобы он их видел. Тиг, погрев у огня руки, улыбнулся девушкам и взял барабан. Тихим голосом он спел несколько нетрудных песен, которые знал с детства. В зале было шумно от множества жевавших пищу слушателей, и никто не обращал внимания на его ошибки.

Но люди постепенно начали возвращаться и снова окружили его. Он подмигнул Нетте и ее подружке и попытался еще найти в толпе доброжелательные лица. Так, отдыхая, он легче справлялся с барабаном и благополучно закончил песню. Потянувшись за элем и выпив его, он вдруг увидел, что Дафф Макдонелл, проталкиваясь через группки гостей, направляется к нему.

Ему не хотелось снова разговаривать с этим человеком, но, кажется, этого было не избежать.

– Пойдемте со мной. – Хозяин грубо взял его за локоть, чуть не столкнув барабан на пол.

Тиг, вырвав руку, осторожно поставил барабан. Обернувшись к своей аудитории, он низко поклонился, как обычно делают барды.

– Я еще вернусь к вам, и скоро, – сказал он, глядя на Даффа.

Тот, фыркнув, стал пробираться к пустому столу в углу хала.

– Отдайте это в Ассинте, – сунул он Тигу кусок свернутого пергамента.

Тиг взял его и, повертев, не нашел на нем печати, а всего лишь скреплявший пергамент кусок серого воска.

– Вы хотите, чтобы я пересказал в Ассинте то, что здесь написано?

– Нет. Это… личное. Письмо моей невесте. Отдайте его ее брату Броку. Он сам все сделает.

Тиг удивленно вскинул брови.

– Вы выполните это. Выехать надо с рассветом. Если не останавливаться, к вечеру будете в Ассинте.

– Я собирался задержаться здесь на день или два, – возразил Тиг, глядя на главу клана и думая о том, что он из тех, кто не потерпит возражений. «Ты должен сделать так, как он требует, иначе поплатишься». Тиг знал таких людей и понимал, как бесполезно с ними спорить.

– Вы уйдете отсюда рано утром.

– Но у меня… есть свои причины остаться здесь на какое-то время, – многозначительно улыбнулся Тиг. Но не из-за своих соседок по столу, а просто чтобы досадить Даффу. С какой стати он должен подчиняться такому человеку?

– Вы покинете замок на рассвете. У нас нет намерения видеть вас за завтраком.

Тиг снова посмотрел на пергамент в своих руках. Со слов девушек, это был брак по расчету. Обладая быстрым, сметливым умом, Тиг уже понял: Дафф считает, что он не умеет читать, и поэтому спокойно доверяет ему письмо к брату своей невесты. Если воск на пергаменте где-то отклеится, то, возможно, ему удастся ознакомиться с посланием…

– Как угодно, – согласился Тиг, пряча пергамент в небольшой кожаный мешочек, висевший у него на поясе. Он покинул зал, не дожидаясь, когда сам Дафф Макдонелл отпустит его.

Что это за кланы и кто эта строптивая невеста? Неужели они что-то замышляют против короля Роберта? Как только он окажется за пределами этих земель, он прочитает письмо, а потом, возможно, доставит его по назначению. Лучше узнать сейчас о замыслах этих двух кланов, чем распевать песни и рассказывать забавные истории.

Глава 3

Кэтриона вывела вороного коня за ворота замка. Она могла бы взять свою кобылу, но та должна скоро ожеребиться и не выдержала бы той поездки, которую сегодня собиралась совершить девушка. Она взяла с собой совсем немного – смену одежды и еду на один день. Большее могло бы вызвать подозрения. Все должно быть как всегда, ежедневная рутина. Брок обычно не спускал с нее глаз, чтобы найти предлог и затеять ссору. Сейчас она едет на прогулку, чтобы успокоиться. Она попросила у Гоэна лошадь на три поездки – недалеко, всего лишь вокруг замка, но с каждой поездки она старалась возвращаться все позднее и позднее. Сегодня, например, ее не станут ждать к полднику. В это время она уже будет подъезжать к деревне ее тетушки. Там она и укроется, чтобы переждать, когда Дафф Макдонелл, не дождавшись ее, уедет восвояси. Тогда у нее будет время убедить отца не выдавать ее замуж за такого скверного человека.

Выйдя за ворота, Кэтриона села на лошадь и направилась к озеру, а там круто изменила направление. Как только замок исчезнет из виду, она, сделав круг, выберется на нужную ей дорогу. Она надеялась, что таким образом запутает преследователей, если ее вздумают искать.

Перед нею были озеро и горы, но день был хмурый, небо в серых тучах. Кэтриона остановилась на мгновение полюбоваться пейзажем. Скоро она возвратится, но теперь, пришпорив лошадь, она быстро покидала земли Ассинта. Когда за поворотом уже не было видно замка, Кэтриона галопом помчалась подальше от дома, семьи и ненавистных попыток выдать ее замуж и сделать несчастной. Она прижалась к мощной шее лошади и позволила ей нести себя, и чем быстрее, тем лучше. Холодный ветер трепал ее накидку, но радость свободы согревала беглянку. Достигнув того места, где вчера метила оленью тропу, Кэтриона направила лошадь к ней, а оттуда снова повторила короткий объезд земель замка. Вернувшись к оленьей тропе, она пустила лошадь по ней. Скоро ей в лицо подует соленый ветер моря, а затем она увидит деревушку, где живет «е тетушка. Отец, Брок и все остальные члены семейства Маклаудов так и не узнают, куда она подевалась. Им придется сказать Псиной Морде, что он напрасно приехал, ибо в замке Ассинт невесты для него нет.

Кэтриона не без удовольствия представила себе трудную ситуацию, в которой по ее вине окажутся ее отец и братья. Уцепившись за гриву коня, она с наслаждением подставила лицо ветру, растрепавшему ее косу. Но конь вскоре сбавил бег, а потом и вовсе остановился. Кэтриона почувствовала голод и, оглядевшись вокруг, попыталась определить, где она находится, а также время дня, но небо, низкое и серое, нависло над головой, закрыв солнце. Ветер, который, она считала, лишь казался сильным из-за быстрой езды, теперь беспощадно рвал ее накидку.

Как давно она едет? Кругом простиралась незнакомая местность, в воздухе кружились первые снежинки. Конечно, море уже где-то близко. Она прислушалась, не донесется ли сюда шум волн, бьющихся о скалы. А запах моря?.. Она помнила его с тех далеких дней, когда они навещали родителей матери. Но в воздухе не пахло морем. Пошел снег.

Ее охватила паника. Неужели она сбилась с пути или не там свернула?.. Нет, озеро рядом, а в конце него – море…

Лошадь щипала мох у края тропы. Кэтриона дернула за узду, но проголодавшееся животное спешило утолить голод. Надо торопиться, начинается пурга. Придется искать убежище. Кэтриона попыталась собраться с мыслями, что ей всегда плохо удавалось.

Она могла бы вернуться в Ассинт, но не сделает этого, а поедет дальше и будет искать, где укрыться от снегопада. Найдя убежище, она, осмотревшись, поймет, где находится, и отыщет путь к морю. Но это потом, а сейчас нужно где-то спрятаться, и поскорее.

Она снова потянула уздечку, но лошадь лишь дернула головой и продолжала пастись. Кэтриона толкнула ее, но и это не помогло. Тогда она попыталась взобраться на седло. Наконец сев на непослушного коня, она изо всех сил ударила его пятками и натянула узду. Лошадь ответила ей, но не так, как она того ожидала. Не успев опомниться, Кэтриона оказалась лежащей на снегу. Придя в себя и вскочив, девушка попыталась схватить лошадь за уздечку, но та попятилась и вскоре исчезла в снежной мгле. Ошеломленная Кэтриона так и застыла на оленьей тропе.

Крик отчаяния вырвался из горла несчастной девушки, но вскоре он сменился бранью, которой Кэтриона неплохо овладела, научившись у братьев и даже чем-то обогатив.

– Вполне убедительное и вежливое выражение неудовольствия, – вдруг услышала она голос.

– Кто вы? Как вы смеете пугать меня? – возмутилась Кэтриона, в страхе отшатнувшись. Отступив назад, она увидела перед собой всадника на коне.

Самодовольная улыбка и такой же блеск в глазах вдруг сменились веселым удивлением, какое Кэтриона впервые видела в глазах мужчины.

– Вам помочь? – дружелюбно спросил он. Мужчина был очень красив и хорошо сидел в седле; у него были широкие плечи, густые каштановые волосы, а его рот… Здесь у Кэтрионы перехватило дыхание. Она пыталась найти слова, но их не было.

– Вы ушиблись? – Его лицо светилось заботливым участием.

Кэтриона отвернулась, чтобы найти слова для ответа, а не просто что-то пробормотать.

– Не бойтесь, я не причиню вам зла, – успокоил ее он.

– Моя лошадь убежала от меня, – наконец промолвила Кэтриона, сама не узнавая своего голоса.

На лице мужчины появилась озабоченность.

– Вы пострадали? Позвольте мне доставить вас домой. Если вы одна, то, значит, это недалеко.

– Нет, я… – Что сказать ему? Домой она не вернется, иначе судьба ее будет решена. Брок никогда не даст ей второго такого шанса.

– Мы должны где-нибудь укрыться. Я еду в замок Ассинт.

Кэтриона отрицательно покачала головой, которая у нее уже не на шутку кружилась. Он едет в Ассинт. Она не может вернуться туда, но у нее нет ни лошади, ни еды, ни теплого пледа, чтобы укрыться от холода. Она не переживет эту ночь без помощи этого человека.

Он протянул ей руку:

– Станьте на этот камень и держитесь за меня. Я подниму вас на лошадь. Подвезу в Ассинт, а за это доброе дело вы накормите меня и дадите место у очага на ночь.

Кэтриона ухватилась за его руку и какое-то мгновение слышала только его уверенный голос и чувствовала его теплую, грубую и сильную ладонь. Он ждал, когда она поднимется на камень, и, когда их глаза встретились, Кэтриона не выдержала и поспешила уточнить:

– Я не вернусь домой. – Она заставила себя стойко выдержать его полный удивления взгляд.

– Скоро поднимется метель, и вам негде будет укрыться.

– Пусть! – ответила она, прикусив нижнюю губу. – Я не поеду в Ассинт.

– Начнется буран, и я боюсь, что нам негде будет спрятаться.

Кэтриона попыталась отнять руку, которую он держал, но он опять не отпустил ее.

– Я сказала вам, что не поеду в Ассинт.

– Вы должны. Ближе ничего нет. До Дан-Донелла отсюда день езды.

– Я и туда не поеду. Я направляюсь к морю, в деревушку к моей тетке.

– К морю? Да оно осталось далеко позади!

– Нет, море там, где кончается озеро. – Однако в ее голосе уже не было прежней уверенности. Брови и ресницы у всадника побелели от прилипшего снега, и Кэтриона уже едва различала контуры его лица. Снегопад усилился.

– Нет, там ничего нет. – Он указал куда-то за ее спиной. – Я не знаю, откуда и отчего вы бежите, но поверьте, нет ничего хуже, чем ехать в метель, да еще ночью.

– А что вам еще известно?

– Что такое женское упрямство. Если вы поедете со мной, то сможете смотреть на меня сколько вам захочется, – сказал он с дерзкой улыбкой, не выпуская ее руки.

– А зачем мне смотреть на вас? – Однако Кэтриона наконец оторвала глаза от лица всадника и стала изучать его одежду. Она снова попыталась вырвать руку, которую он крепко держал, но все было напрасно. Он не отпускает ее, значит, хочет отвезти ее в замок Ассинт. Испугавшись этой мысли, она вновь постаралась высвободиться, и, к ее удивлению, на этот раз он внезапно отпустил ее. От неожиданности она едва не упала с камня, на котором стояла. Удержавшись, Кэтриона посмотрела на застывшее лицо незнакомца: – Продолжайте свой путь. Я сама позабочусь о себе.

Но Тигу вдруг стало не по себе оттого, что он отпустил холодную руку этой красивой, но столь упрямой девушки.

Он почувствовал раздражение. У него нет времени, чтобы тратить его на строптивых девиц. Надвигается буря, надо найти, где спрятаться. Ему нужно прочитать письмо Даффа. Макдонелла и доставить в замок Ассинт по назначению. Он все больше убеждался в том, что речь идет о каком-то заговоре против короля, но каком – он пока не знал. Ему необходимо ехать в Ассинт. Это его долг перед королем и… перед девчонкой, попавшейся на пути.

Здесь надо применить свое обаяние и убедить ее, ибо, судя по тому, как ухудшается погода и усиливается ветер, раздумывать о чем-то уже поздно. Если он оставит девчонку, она замерзнет. Он должен немедленно найти место, где можно укрыться. О себе Тиг особо не беспокоился, а вот она… Он не хотел, чтобы на его совести была ее смерть. У него и без того много забот.

Тиг, вздохнув, изобразил улыбку до ушей.

– Я не причиню вам зла. – В ее глазах он уловил недоверие. – Я не повезу вас в Ассинт, уже поздно. – Он посмотрел в белую мглу. Девушка, согнувшись, прикусила губу, и он заметил ровную линию белых зубов. – Вы поедете со мной. Я не позволю вам оставаться здесь.

Черноволосая красавица, вздернув подбородок, окинула его взглядом сверху вниз, хотя он сидел на коне, а она стояла у его ног. Ее плечи снова выпрямились, и ему показалось, что она готовится к бою. Что же такое он сказал, что она так насторожилась? Но на ссору у них нет времени.

– Мы должны… – Он заставил лошадь выступить вперед. – Найти… – он нагнулся и, подхватив Кэтриону, положил ее поперек седла себе на колени, животом вниз, – убежище, – наконец закончил он фразу.

Девушка оцепенела от неожиданности, но после секундного молчания вдруг закричала и стала брыкаться. Тиг пустил лошадь рысью, что немного угомонило Кэтриону.

– Мне только не хватает того, чтобы глупая девчонка погубила себя, да и меня в придачу.

– Я никого не намеревалась… погубить… пока, – путаясь, глухим голосом промолвила Кэтриона.

Сумасбродка. Глупая красивая женщина. Тиг покачал головой. Она действительно была красивой: темные волосы, бледная нежная кожа, глаза такой голубизны, что даже слов не подберешь, чтобы описать их цвет. А рот… и первые слова, что она произнесла, когда увидела его, и ее упрямый подбородок… Она не такая, как другие девушки.


Приятная теплота от спины лошади и соседства с незнакомцем согрела озябшие руки, однако неудобное положение мешало и раздражало. Гнев и сопротивление были бесполезны, остается только терпеть и при первой же возможности убежать.

Кэтриона старалась понять, куда они едут. Наконец она определила, что они направляются в гору, но не помнила, чтобы около озера были крутые тропы в горах.

– Куда вы везете меня? – не выдержав, спросила она, стараясь перекричать ветер.

Незнакомец ничего не ответил, а лишь пришпорил лошадь. Кэтриона старалась держать голову так, чтобы она не касалась его коленей, но и не болталась в воздухе, поэтому прислонилась виском к икре его ноги – неудобно, но легче дышать и можно кое-как разглядеть того, кто держит ее на коленях.

Ноги его были мускулистыми и сильными, живот плоским, значит, он строен и подтянут, как настоящий солдат… Ей бы бояться его… Но она могла только сердиться, ибо в нем было что-то такое, что даже успокаивало ее. Он был прав – она глупа.

Она вдруг согрелась и успокоилась. Лошадь остановилась, и наездник неожиданно спустил девушку на землю. Встав на ноги, Кэтриона сделала глубокий вдох и наполнила легкие холодным горным воздухом. Она чувствовала, как кровь приливает к онемевшим ногам.

– Подождите! – Незнакомец, вынужденный кричать в разбушевавшейся вьюге, указал на еле различимую трещину в огромной скале. – Проверю, пусто ли там. – Передав ей узду, он покинул ее. Она было вспыхнула от его тона, но поездка вниз головой слишком утомила ее, и ноги словно налились свинцом, поэтому она не двинулась с места. Да и идти было некуда. Она видела, как незнакомец исчез в пещере, но почти тут же появился и подозвал ее. Кэтриона, потянув лошадь за уздечку, направилась к нему.

Человек что-то сказал ей, но она не расслышала и едва переступала затекшими ногами. Когда она подошла ближе, он взял у нее из рук уздечку. Войдя в пещеру, она наконец стряхнула снег с накидки.

Перед ней была небольшая, но удобная пещера, в ней можно было развести костер и высушить одежду. Увы, убежавший от нее конь брата унес с собой все, что она взяла в дорогу. Незнакомец, отодвинув Кэтриону, ввел в пещеру лошадь.

– Здесь едва хватит места для нас двоих. Разве нет еще другой пещеры для лошади? – не выдержала Кэтриона.

– Возможно, есть, но лошадь – источник тепла. А оно нам нужно. – Он провел крупного жеребца в конец пещеры.

Кэтриона уже успела заметить, что шерсть коня и волосы наездника одинакового темно-каштанового цвета.

– Я поищу хворост для костра.

Голос незнакомца снова заставил Кэтриону посмотреть на него, и что-то в ней дрогнуло.

– А вы можете найти в моем седельном мешке все, что нужно, чтобы разжечь костер, – сказал он недовольным, как у ее брата Брока, голосом. Она проводила его сердитым взглядом.

Онемевшие пальцы ног и рук заставили ее покорно подчиниться, несмотря на обиду. Сняв груз с коня и порывшись в мешке, она нашла смену белья, еду и кожаный мешочек с кремнями, сухой раздробленной древесной корой и засохшими ветками вереска. У нее был нож, и она знала, как высечь искру. Схватив кожаный мешочек и еду, она быстро засунула все остальное в мешок и села, разложив перед собой все необходимое. Укутавшись в накидку, она стала ждать возвращения мужчины.

Дожидаться пришлось долго, и это дало ей возможность обдумать положение, в котором она оказалась.

Прежде всего ей придется изменить план. Незнакомец намерен вернуть ее в Ассинт, а это для нее невозможно. Если он прав и она сбилась с дороги, ей придется снова миновать родной Ассинт, чтобы найти путь к тетушке. Это тоже ей не подходит. Но если она продолжит прежний путь, то в конце концов эта дорога приведет ее прямо в Дан-Донелл, а это – хуже не придумаешь.

Ей теперь только остается сидеть в этой пещере где-то в горах, в бурю, и ждать, когда вернется ее неизвестный спаситель. Она не знала, молиться ли ей за то, чтобы он поскорее вернулся, или бояться этого. Простое путешествие превратилось в тяжелое и опасное испытание.

Когда начало темнеть, незнакомец наконец с шумом ввалился в пещеру с ворохом покрытых снегом сучьев и охапкой сухого вереска.

Кэтриона поднялась, чувствуя облегчение. Ей не стоит показывать ему, что она напугана его долгим отсутствием или что рада его возвращению. Он не должен видеть ее беспокойство и испуг.

– Я думала, вы заблудились, – сказала она.

– Я отлично ориентируюсь, – ответил он и, посмотрев на нее, бросил охапку сучьев у входа.

– Я нашла вот это. – Решив не обижаться, Кэтриона схватила кожаный мешочек и отдала ему в руки, а сама снова завернулась в накидку.

Она смотрела, как он стряхивал снег с одежды, а затем провел пальцами, как гребешком, по мокрым и волнистым волосам. Она с удовольствием следила за тем, как он укладывал хворост у входа в пещеру, а затем принялся разжигать огонь, проделывая все умело и не спеша, словно специально для нее. Как только показался слабый огонек, Кэтриона села поближе к костру.

– Хвороста едва хватит на всю ночь, – заметила она, когда мужчина подбросил в костер несколько веток.

– Да, но если хотите, то можно еще насобирать. Милости просим.

– У меня нет желания выходить наружу в такую бурю. – Кэтриона потерла озябшие руки и протянула их к огню. Она держала их над пламенем, пока не заметила, что они стали дрожать. Ей было стыдно показывать свою слабость. – Кроме того, это вы виноваты. Надо было собирать бревна.

Незнакомец остановился с пучком хвороста в руках и внимательно посмотрел на девушку.

– Я виноват? – спросил он. В его голосе зазвенели нотки, которых она не замечала раньше. – Если бы вы не спорили со мной, то мы бы уже отыскали какую-нибудь избушку или охотничью хижину. В них обычно оставляют топор или дрова для путешественников. – Мужчина покачал головой и продолжил разжигать костер. – Впрочем, вы правы.

– Да, я права? – Эти слова непроизвольно слетели с ее языка.

Он усмехнулся:

– Конечно. Только это была бы не хижина и не избушка. Мы бы уже сидели в теплом зале замка Ассинт после обильного угощения и грели ноги у очага. А вы были бы дома.

Кэтриона привстала с холодного пола, не только чтобы приблизиться к огню, но и для того, чтобы увидеть лицо этого мужчины. Что он знает о ней?

Незнакомец рассмеялся.

– Зачем вам нужен замок Ассинт? – не удержалась от вопроса Кэтриона.

– У меня послание туда, и мне нужны еда и крыша над головой. – Он нагнулся над костром и раздул огонь.

– Почему вы выбрали такое время года для путешествия? – Кэтриона уселась, подобрав под себя юбки и накидку. Ноги болели от усталости.

– Я сказал вам – у меня послание.

– Хм. С посланием можно отправить кого угодно. У вас барабан. Вы бард?

На лице незнакомца вдруг появилось замешательство.

– Да, бард, посыльный, гонец, а главное – спаситель молодой женщины, которая не отличает восток от запада.

Кэтриона покраснела, но не прекратила задавать вопросы:

– Кому это послание?

Мужчина покачал головой и продолжал раздувать костер.

– Послание невесте Даффа Макдонелла. Зовут ее Кэтриона. Вы, наверное, знаете ее. С чужих слов я знаю, что она уродлива… и сварлива…

Кэтриона вздрогнула, словно от пощечины. Мужчина удивленно посмотрел на нее:

– Вы, должно быть…

– Я не уродина, – ответила девушка, чувствуя, как у нее пересохло в горле. Такие слухи доходили и до нее, но она впервые почувствовала, как это обидно. Она протянула к нему руку: – Послание получено. Вам нет смысла ехать в Ассинт. Теперь.

Незнакомец вскочил и заходил по пещере.

– Вы не можете быть ею. Вы очень привлекательны.

– Да, я не безобразна, – согласилась она и, распрямив плечи и вскинув подбородок, посмотрела на мужчину грозным взглядом. – Я Кэтриона, дочь Нила, главы клана Леодов из Ассинта. Прочитайте мне послание, и будем считать, что вы свое поручение выполнили.

– Вы забыли об одном важном моменте, – возразил незнакомец так холодно, что показалось, будто в пещере сквозняк.

– Что же это?

– Вы невеста Даффа Макдонелла.

– Я никогда не выйду замуж за Псиную Морду. – Кэтриона стиснула зубы, не зная, какое еще оскорбительное слово добавить. – Я заслуживаю лучшего…

– Неужели? Насколько лучшего?

– Лучшего, чем вы, – сказала она, хотя не знала, чем мужчина может быть лучше женщины, судя по этому самоуверенному экземпляру.

– Если бы вы слушали эти глупые романтические басни, как это делают все девушки из горной Шотландии, то узнали бы, что лучше, чем я, нет.

– Я слышала баллады о сэре Уильямсе Уоллесе, о короле Роберте Брюсе и бравых солдатах, которые борются за свободу Шотландии…

– Как Тиг из Колрейна?

– Да, как храбрый Тиг из Колрейна.

Кэтриона заметила, как изменился его взгляд – вначале в нем была гордость, а потом гнев. Не промолвив ни слова, он покинул пещеру.

Что произошло с ним, что заставило задать этот вопрос? Тиг топтался на снегу в сумерках, старясь не отдаляться от пещеры и огня костра. Эта красивая девчонка с хорошо подвешенным языком была той самой Строптивой из Ассинта, невестой Даффа Макдонелла. Если ее найдут здесь вместе с ним, то ее родне ничего не стоит заставить его жениться на ней. Во всяком случае, он был бы куда более удачным выбором для них, чем самонадеянный Дафф из рода Макдонеллов, мечтающий стать знатным и богатым. Какая злая шутка – избежать брачных планов собственной матери и прямехонько угодить в подол невесты, да такой, о которой даже его матушка не могла бы мечтать.

Но он не женится на этой Строптивой. Даже из-за блеска ее голубых глаз при свете костра, ее шелковистых волос, в которые так, должно быть, приятно погрузить пальцы. Он выполняет поручение, важное для короля, а не гоняется за своевольными и глупыми девицами, которые могут погубить его, если откроется его имя.

Итак, что ему делать? С чего начать? Он должен прежде всего вернуться в пещеру, ибо снегопад усилился. Он промок, голоден, устал, продрог и, конечно, опасается, что девчонка испортит ему настроение своим присутствием.

Набрав в легкие побольше морозного воздуха, Тиг заставил себя привести в порядок чувства и мысли. Сейчас главное – пережить эту ночь. Днем независимо от погоды он отвезет девицу в Ассинт. Пусть сама думает о себе. Он оставит ее в относительной безопасности, и его совесть будет чиста. Если он после этого визита более не появится в Ассинте, то никто так и не узнает, кто спас девицу. Она ведь не пытается узнать, кто он, хотя он едва не проговорился. Ему следует быть осторожным и вести себя как настоящий бард, пока от этого зависит его безопасность. Это как раз и пугало его.

Он едва ли получит здесь еще какие-нибудь сведения, полезные для короля, однако кое-что уже узнал. Он вручил Даффу послание, а тот дал ему письмо для невесты, которое особого значения не имеет. Главное то, что он выполнил поручение.

Теперь пора подумать о себе. У него есть план. Переночевать в пещере, вести себя хорошо и держаться от девчонки подальше. Затем он отдаст свою попутчицу ее родным в Ассинте и тут же исчезнет. Это решит все его проблемы, касающиеся этой девушки. Завтра пополудни он будет свободен и спокойно направится к королю сообщить ему то малое, что узнал от Даффа.

Не очень довольный своими прожектами, но не придумав ничего лучшего, Тиг вернулся в пещеру.

Они молча ели вяленое мясо и сухие лепешки, не пытаясь завести беседу. Тиг не считал нужным знакомить девушку со своими намерениями и этим поколебал едва установившееся временное доверие. Он был почти уверен, что она просто заблудилась, когда встретил ее, так что утром он пообещает доставить ее в то место, какое она назовет. Она, конечно, не поймет, куда он везет ее, пока не увидит замок. Он просто ссадит ее и быстро скроется в снежной мгле.

– Почему вы такой сердитый? – наконец нарушила молчание Кэтриона.

– Разве?

– Да, вы похожи на толстого амбарного кота, который раздумывает, за кем бы ему поохотиться. Или вам не нравится ужин? – Она посмотрела на кусок мяса на огне и покачала головой. – Что-то мне не хочется есть эту подошву.

– Это бифштекс. Скажите спасибо, что он есть у нас. Она, вздернув подбородок, опять промолчала, не глядя на него.

– У вас письмо ко мне, – наконец не выдержала она. – Скажите, что в нем.

– У вас все время какие-то капризы… – Но, порывшись в кожаном мешочке на поясе, Тиг извлек смятый кусок пергамента. – Я не знаю, что тут написано. – Он протянул ей пергамент. – Макдонеллы передали его мне для вашего брата Брока, а он должен прочесть его вам.

– Этот болван не умеет читать так же, как и я, – ответила девушка и сломала воск пергамента. – Только Эйлиг, единственный из нас, побывал в Эдинбурге, где научился читать, писать и считать. У Брока на это не нашлось времени.

Тиг смотрел, как она с недоумением разглядывает пергамент.

– Не могу понять, зачем Псиной Морде вздумалось писать мне письмо. Разве что он хочет припугнуть меня? Как вы думаете, это угроза?

Тиг, взяв из ее рук пергамент, приблизился к огню и стал читать письмо, написанное острым неразборчивым почерком:

– «Я приеду раньше на три дня. Венчание будет немедленным. «Хранитель пауков» ждет церемонии представления ему Сионы, и мы тоже не ударим в грязь лицом. После брачной ночи жду тебя незамедлительно».

Неприятное удивление и чувство какой-то опасности холодило спину. Тиг увидел изумленное, с открытым ртом, лицо Кэтрионы.

– Вы умеете читать? – не удержавшись, спросила она.

Проклятие! Он выдал себя. Барды такого ранга едва ли знали грамоту.

– Немного… Я собирался… стать монахом, – придумал он на ходу, шумно размахивая перед лицом девушки пергаментом, чтобы привлечь ее внимание к письму и предупредить ненужные вопросы. Выходит, представляться бардом – дело отнюдь не безопасное.

Кэтриона смотрела на письмо без всякого интереса, скорее с явной ненавистью.

– Я никогда не выйду замуж за этого дурня и тем более не лягу к нему в постель. Он так туп, что даже перепутал имя своей невесты с оружием моего братца Брока. Тот свой меч называет Сионой.

Язвительность в ее голосе успокоила Тига, ибо он понял, что это к нему не относится.

– У меча вашего брата даже есть собственное имя? – Тиг опять протянул девушке письмо, но она отшатнулась от него, как от отрезанной головы.

– Я не хочу брать в руки ничего, что принадлежит этому зверю, даже его письмо. Сожгите его. Или оставьте на растопку костра. Мне оно не нужно, и не пересказывайте мне, что в нем написано. – Кэтриона, поплотнее закутавшись в накидку, улеглась у костра спиной к Тигу.

Он же, молча посмотрев в ее сторону, вновь раскрыл злосчастное письмо, столь возмутившее ее. Его писал человек, лишенный всякого представления о романтизме, даже не пытавшийся подобрать приятные слова в адрес своей невесты, что вообще несвойственно шотландским горцам в случае сватовства или бракосочетания. Грубость при сватаний нередко приводила к разрыву и поискам более подходящих женихов и невест.

Тиг еще раз перечитал нацарапанное на пергаменте. Почему Дафф Макдонелл требует немедленного бракосочетания?.. Возможно, он боится, что невеста сбежит?

Эта мысль сразу же вызвала на лице Тига улыбку. Он не хотел огорчать…

Он заглянул в письмо. «Хранитель паука»? Странное прозвище для человека. Разве что…

Тиг вернулся к письму и теперь вспомнил выражение удовольствия в глазах Макдонелла от повеления короля предстать перед ним. Король…

И вдруг мелькнула догадка.

Конечно, это имеет какое-то отношение к их королю. И тут Тиг вспомнил, как когда-то слышал рассказ о том, как король, бывший в заточении, увидел в своей темнице паука, с завидным упорством искавшего, как выбраться на волю. Возможно, упорство крохотного существа придало королю силы и терпения?.. Тиг почувствовал, как его лицо покрылось холодным потом. Подлинный смысл письма стал теперь ему ясен. Это письмо Броку, а совсем не невесте, и говорится в нем о сговоре двух кланов. Но прежде всего это призыв поднять мечи против короля! Тиг в этом уже не сомневался.

Макдонеллы и Маклауды съезжаются не для принятия клятвы верности своему королю. Эти два клана замышляют выступить против Роберта Брюса, и у Тига теперь есть доказательство этого. Что же делать? Он не может выступить в одиночку против Макдонеллов, а клан Маклаудов не поддержит его. Одна ночь в пещере может послужить предлогом для схватки.

Теперь о дорожных приключениях и заездах в горные деревушки не может быть и речи. Надо как можно скорее повидать короля, а потом уж выполнять наказ матушки. Но Тигу захотелось все изменить по-своему. Его планы нарушила коварная измена двух мерзавцев. Он должен спасти либо короля, либо свою свободу – и то, и другое вместе ему уже не удастся. К тому же он не может бросить эту строптивую девицу. Выхода нет.

Глава 4

Кэтриона повернулась на другой бок, лицом к костру. Ей казалось, что ее одежда на спине примерзла к холодной земле. Костер слабо мерцал в темной пещере, но девушка смогла рассмотреть спящее лицо укутанного пледом мужчины: обычно хмурое и озабоченное, сейчас, когда он спал, оно казалось спокойным, глубокие морщины на лбу разгладились. Видимо, ему достаточно тепло и уютно на промерзлых комьях земли. Кэтриона с усилием вытащила из-под себя камень, намявший ей бок, и решила поискать что-либо теплое, ибо короткая накидка не спасала от холодных ветров.

Ей прежде всего был нужен плед, чтобы так же хорошенько завернуться в него, как это сделал бард, или по крайней мере солдатские шотландские теплые штаны, какие были на нем и какие она как-то однажды видела на своем младшем брате Эйлиге. Они спасли бы ее от ветра и сквозняков. Но все это где-то далеко дома; в Ассинте. А здесь была лишь лошадь, увешанная мешками… А что, если… под седлом она увидит пару тех самых теплых солдатских штанов, о которых мечтает? Конечно, бард не будет против. Не хочет же он, чтобы она замерзла?

Отойдя тихонько в глубь пещеры, где возле лошади были свалены все пожитки, она стала рыться в мешках. Вдруг повезет? Она быстро сунула руку в первый мешок – овес, во втором оказалась еда. Но в третий раз, вспомнив о седле, как о самом надежном месте, она обнаружила то, что было ей нужно, – пару теплых шотландских вязаных штанов. У нее ушло совсем немного времени, чтобы снять свою обувь и натянуть на себя счастливую находку. Ничего, что велики, она крепко прикрепила их ремнем на талии и прикрыла юбками. Хотя это полностью не спасет от холода, однако теперь ей станет все же потеплее. Она снова вернулась на свое место у костра.

Придвинувшись настолько, насколько не опасно, к горящим сучьям, Кэтриона стала смотреть на огонь, но временами все же поглядывала на спящего спутника. Вдруг она увидела, что глаза его открыты и он смотрит на нее. Но, заметив, что напугал ее, он снова, подложив ладонь под щеку, уснул. Глядя на спящего Тига, девушка вспомнила, какие сильные у него руки, широкая грудь и крепкие ноги, как у всякого шотландского горца. Перед ней был настоящий мужчина, знающий, что он должен делать. Спящий, он выглядел намного моложе и не таким озабоченным. Да какие могут быть заботы у бардов, кроме песен да баллад?

А вот у нее действительно полно тревог.

Бегство из дома спасло ее от встречи с Псиной Мордой, с письмом и прочими неприятностями.

Что же делать дальше?

Начать сначала, вернуться в Ассинт, а оттуда по знакомой дороге пробираться к приморью, к тетушке? Но возвратиться домой она может только тогда, когда там не будет Даффа Псиной Морды. Значит, в Ассинт, а затем в приморье к тетушке или в Дан-Донелл. Все дороги ей перекрыты, а о монастыре она и думать не хотела. Девушка вздрогнула от отчаяния. Список запрещенных и опасных дорог становился все длиннее.

И вдруг мелькнула еще более ужасная мысль. Она вспомнила, что существует в законах и обычаях Шотландии форма бракосочетания, по ее мнению, поистине дикая и недопустимая: брак по доверенности. Она постаралась не впадать в панику… Ее брат Брок глупее ее, и если сам не додумается до этого, то кто-нибудь подскажет ему, например Псиная Морда. Она таки не понимала, почему он хочет жениться на ней. Они, видимо, не успокоятся, пока не добьются своего.

В голове расстроенной Кэтрионы сначала неясно, но потом более уверенно рождалась мысль. Ей надо опередить брата и Даффа Макдонелла, самой найти себе жениха и выйти замуж не по доверенности, а по собственному желанию и произнести клятву верности.

Она должна выйти замуж. И немедленно.

Кэтриона смотрела на лицо спящего мужчины. Он пригож на вид, но, судя по его нраву, не будет тем мужем, который ей нужен. Он не сможет защитить ее от козней братца Брока и Псиной Морды… Ей нужен рыцарь, похожий на Тига из Колрейна, о котором поют все барды.

Она призадумалась. Насколько она помнит, в песнях поется о том, что он не женат, что он второй сын у отца и верен королю Роберту, ибо много месяцев сражался за него. Он силен и храбр. Вот какой муж нужен строптивой Кэтрионе и ее клану. А захочет ли он иметь такую жену?

Она была бы хорошей партией, с богатым приданым. Говорят, что он недолюбливает Даффа Псиную Морду, да и ее брата Брока тоже. Возможно, Тиг сумел бы убедить короля, что ее братья могут научиться творить добро, и таким образом помирить королевского рыцаря с дикими сынами горных кланов.

Король. Кэтриона уже пробовала уговорить младшего брата Эйлига попросить короля дать ему право возглавлять клан Маклаудов, но тот наотрез отказался. Но это не означало, что сама Кэтриона не могла бы лично обратиться к королю с этой просьбой. Эйлиг же считал, что сестре лучше позаботиться о том, чтобы в клане все шло спокойно. Но свадьба Кэтрионы с Псиной Мордой не обещала ничего хорошего. Старший брат Брок по наследству должен будет сменить отца, и тогда о благополучии в клане и говорить нечего.

Но если Кэтриона найдет себе хорошего жениха, такого, как Тиг из Колрейна, и король даст свое согласие, чтобы вместо теряющего ум старца Нилла Маклауда во главе клана стал младший брат Эйлиг, – тогда все могло бы уладиться.

Возможно, ее острый язык не понравится королю и ее будущим избранникам. Ее не раз предупреждал об этом Эйлиг, но это ее только злило. Она, видите ли, должна помалкивать и не смеет сказать ни слова. Ей надо помнить, что она собирается выходить замуж за героя-рыцаря, а не за деревенского оболтуса. Кэтриона даже улыбнулась. У нее теперь был новый план: утром прямехонько направиться к королю, с бардом или без него!


Тиг, с трудом просыпаясь, обвел глазами вход в пещеру. Ночью выпал снег, в узкий просвет заглядывало предрассветное серое небо. Он посмотрел на костер, около которого спала девушка, чье неожиданное появление в пургу на заснеженной тропе сломало все его планы. Теперь ему грозит насильственный брак с красивой, но своенравной незнакомкой. Из-за нее он рискует жизнью, да и из-за письма Макдонелла тоже. Тот мог уже догадаться, что Тиг умеет читать и разгадает шифровку. Его будущее может быть навязано ему, если он вернется домой без невесты. Тогда он станет жертвой собственных родителей, решивших во что бы то ни стало женить его в конце этого месяца.

Он стоя складывал на себе клетчатый шотландский плед, поглядывая на спящую девушку. Как могла случайная встреча все так переменить? Он подошел к мешкам в углу, где стояла лошадь. Строптивая из Ассинта. Теперь он вынужден не только отказаться от путешествия через горы, но и поспешить к королю, чтобы предупредить его о коварном заговоре клана Макдонеллов и Маклаудов. Да при этом еще тащить с собой эту девицу с характером.

Он, чертыхаясь, насыпал овса лошади. Его не должны видеть с этой девицей. Мать может заставить его тут же жениться на ней, невзирая на характер невесты. А ее братья? Что, если они встретят ее со спутником? Они вправе убить его, если он на ней тут же не женится.

Что же делать? Нужно как можно скорее добраться до короля. Но как? Тиг посмотрел на барабан, лежавший на полу. Конечно, эта девушка не очень уважительно относится к бардам… Может, это даже поможет ему. Надо, чтобы его барабан и пение поскорее надоели ей. Надо попробовать.

Довольный придуманным планом освобождения от девчонки, он подошел к ней. Она все еще спала и во сне была еще прекраснее – нежная кожа, черные блестящие волосы, а губы… Строптивая из Ассинта.

– Просыпайтесь. Надо уходить из пещеры.

Она, едва открыв глаза, медленно повернула голову в его сторону. Он заметил, что она не совсем еще проснулась и потому смущена и недовольна.

– Вставать так рано?..

Но глаза ее уже широко открыты, в них даже проскользнуло раздражение.

– Поднимайтесь. Мы едем в Ассинт. Я доставлю вас вашей семье, а там уж разбирайтесь сами. – Тигу было даже приятно, что он говорит таким резким тоном, как, должно быть, обычно разговаривали с ней ее братья.

– Я вчера вам сказала, что в Ассинт не вернусь.

– А я пришел к выводу, что мне не следует рисковать и находиться в вашем обществе. Это могут заметить.

– Рисковать? Какой риск? Никто не знает, что я с вами. А мои братья даже не подозревают о вашем существовании.

– Не подозревают? А Макдонелл, который вручил мне письмо для передачи вашему брату Броку Маклауду?

– Вы его уже вручили тому, кому нужно.

«В том-то и дело, – думал Тиг, – что письмо так и не было вручено адресату». Тигу не хотелось говорить об этом неприятном письме, и он переменил тему:

– Они пойдут по вашим следам.

– Следы, покрытые свежим снегом, не заметны. Лучше скажите, почему вы не хотите сделать так, как я вам советую? По каким причинам?

Тиг посмотрел на девушку, раздумывая, что сердит его более всего.

– Первая причина. – Он загнул указательный палец. – Я не хочу путешествовать со сварливым человеком. – Лицо девушки потемнело, словно набежала туча, и он поторопился поскорее назвать вторую причину: – Я не хочу ссориться с Макдонеллами. – Загнув второй палец, а третьим указав на девушку, он добавил: – Вы мешаете мне ехать быстрее, чем я мог бы. – Он повернулся к лошади и всем их пожиткам.

– И это все? – резко спросила девушка.

– А разве этого недостаточно? – ответил он, не поворачиваясь к ней, хотя ему было бы интересно увидеть ее лицо.

– Я Строптивая из Ассинта и с этим ничего не могу поделать, так что не станем это обсуждать. Мне плевать, что Псиная Морда будет знать, что из-за меня вы не смогли доставить письмо быстрее. Было бы у нас две лошади, тогда бы поспорили, кто кому мешает.

– И это все?

– А разве этого мало?

Тиг повернул голову и посмотрел на нее через плечо. Она стояла вытянувшись, сжав руки, словно приготовилась драться.

– Лошадь не может нести на себе нас двоих, а в таких снежных заносах нам самим будет трудно передвигаться. Вы будете меня задерживать, а письмо королю надо передать как можно скорее.

Глаза ее сияли так ярко, что он готов был провалиться со стыда.

– Я думала, вы спешите в Ассинт, а вам, оказывается, нужно к королю? Что же теперь заставляет вас ехать к королю?

Это был разумный вопрос, но он не знал, как ответить на него, не раскрыв тайны. Девушка была верна своему клану Маклаудов, но терпеть не могла Макдонеллов. Возможно, ненависть к Псиной Морде поможет ей понять, насколько он правильно делает, что везет это письмо к королю.

– Вы и бард, и гонец у короля? Вы шпион? Вы едете в горы, чтобы рассказать потом, как тут живут наши кланы?

Он понял, что надо быть осторожным…

– Я… – Ему теперь, как барду, нетрудно было что-нибудь придумать. – У меня задание от короля…

– И что же это за задание?

– Найти невест. – Так все же проще и ближе к правде.

– Но король женат.

– Да, конечно, но он… хочет привлечь к себе горцев, поженив кое-кого из сыновей своих друзей на здешних невестах.

– И эти сыновья будут?..

Ему не хотелось врать, но выхода не было, Тиг вынул из мешка сыр, надеясь, что хоть это отвлечет ее от расспросов. Отрезав ей кусок сыра, он не передал ей его, а бросил, удивившись, как ловко она его поймала. Затем, отхватив кусок и для себя, он спрятал сыр в мешок.

– А вы знаете, кому будете подыскивать невест?

– Я не имею права раскрывать планы короля. – Он подошел к костру и сел. Глядя на девушку, он думал, что это именно тот удобный случай избавиться от нее. – Вот видите, вы никак не можете ехать со мной. Я отвезу вас домой…

– Нет, вы этого не сделаете. В Ассинте подходящих невест, кроме меня, нет, так что вам не придется тратить время попусту на эту ненужную поездку. Вы сказали, что король велел вам вернуться поскорее. Вам надо выполнить задание короля, а мне – сделать то, что я наметила.

– Что именно? – Тиг почувствовал, что теряет контроль над собой.

– Я должна полностью обезопасить себя от брака с Псиной Мордой. А о том, что я стану жить в монастыре, не может быть и речи, значит, остается одно – я должна выйти замуж. Я уверена, что Тиг из Колрейна подойдет мне в женихи и ему понравится наш клан. Он всегда будет служить нашему королю. Мне надо как можно скорее увидеть короля и попросить у него защиты, пока меня не отыскали Псиная Морда и мой братец Брок. – Лицо ее светилось такой улыбкой, а синие глаза сияли, что Тиг поспешил отвести глаза, чтобы не выдать себя. – Я посодействую вам в поисках невест, а вы мне поможете встретиться с королем. Мы оба выполним свои задачи.

Тиг, несмотря на холод, чувствовал, как пот покрыл его лоб. Эта девица выбрала его себе в мужья. Невероятно! Он вычеркнул всякие мысли о женитьбе, когда покинул Колрейн. Его матушка ошиблась – за какие-то два-три дня о нем уже все барды знают. Как же теперь ему решить эту задачу?

Для короля девушка как бы заложница. Тигу и ей совсем не по душе брак Даффа Макдонелла с девицей из клана Маклаудов, он опасен для короля и грозит установившемуся перемирию в горной части Шотландии. Королю придется защищать свою землю с севера и юга, что разъединит его армию. Вся Шотландия от этого пострадает. Как же получилось, что какая-то раздражающе болтливая девчонка стала вдруг опорной точкой в судьбе королевства? И как могла она увидеть в нем того, кто способен помочь ей в ее бедах?

Он призадумался. Король обязательно поймет, сколь важна женитьба Тига и этой девушки. Она объединила бы их кланы против Макдонеллов. Это верно, но Тиг не собирается связать свою жизнь со строптивицей. Если он женится, то только на милой, кроткой девушке. Он не желает взять на себя такую обузу, как сварливая жена. Но, увы, ему все равно предстоит привезти эту девушку к королю.

Внезапно в голову пришла мысль: а не найти ли ей мужа до того, как они достигнут королевского замка? Здесь, между замком Макдонеллов и городком Дан-Уоллом, есть деревушки, верные королю. Правда, придется потратить немало красноречия, чтобы найти и уговорить жениха и девушку на внезапный брак. Возможно, ему это и не удастся.

Тиг посмотрел на свою спутницу у костра. Она, улыбаясь, заплетала косу и молча ждала его ответа. Долго ли ее бойкий язычок вытерпит это молчание? Пора проверить.

– Что же хорошего вы придумали? – спросил Тиг. Казалось, его вопрос испугал ее. – Я бард, и у меня королевская депеша. А вот как я могу помочь вам с вашей просьбой к королю…

– Я не хочу… – Девушка внезапно покраснела. Он догадался, о чем она подумала, и сам почувствовал, как кровь прилила к лицу.

– Я не намерен уложить вас в свою постель, – быстро сообразив, отрезал он, хотя уже не раз представлял себе это.

Она встала и стряхнула крошки с юбок.

– А сейчас пойдемте, бард. У нас впереди долгая дорога к королю.

Она начала поднимать мешки с едой и укладывать их на седло.

Тиг с улыбкой смотрел на нее.

– А что, если мы попадем в такое место, где кто-нибудь узнает нас? Как вы объясните ваше путешествие с бардом?

Кэтриона повернулась.

– Здесь, в восточной части озера Ассинт, меня никто не знает, разве что только по слухам о плохой репутации… Вы сами сказали, что я не так некрасива, как говорят, а по сплетням – так я просто уродка. Впрочем, я могу изменить свою внешность… и представиться вашей сестрой. Это нетрудно сделать. – Она превратила свой плед в килт и, обмотавшись, крепко подтянула пояс. За это время он успел увидеть свои шотландские сапоги-чулки, которые она у него без спроса позаимствовала. – Я могу одеться как бродяжка. И стану неузнаваема.

Тиг с трудом удержался от улыбки. Умна и изобретательна. Удачное изменение одежды и внешности очень им поможет, но он хотел быть уверенным, что она не сорвется и не испортит всю маскировку.

– Как только вы откроете рот, все сразу поймут, что вы Строптивая из Ассинта. И тут же это станет известно вашему… нареченному.

Слово «нареченный» он особенно подчеркнул.

Девушка прищурила глаза и сжала губы. В глазах ее сверкали искорки гнева, но она промолчала. Она держалась отлично.

– Хорошо. Значит, вы можете сыграть роль моей покладистой сестрицы?

Она утвердительно кивнула головой.

– Вы доставите меня к королю, бард? Возможно, он посватает меня к Тигу из Колрейна, или мы найдем мне мужа по дороге, когда вы будете искать невест, а с этим не надо медлить. Я же постараюсь не попасться на глаза Псиной Морде.

Она уверенно улыбнулась и, повернувшись к лошади, продолжила укладывать вещи.

Тиг ошеломленно закрыл глаза. Итак, она будет его сестрой, и теперь он должен сам проверять каждую деревушку, куда они входят, чтобы девушка не попалась в руки ищущих ее братьев, пока беглянка находится на берегах озера Ассинт.

Тиг подошел к лошади и стал рыться в одном из мешков, а затем вынул старый плед в красную и черную клетку.

– Повяжите хорошенько голову, так будет теплее. – Затем из другого мешка он вынул рукавицы. – Это чтобы не замерзли пальцы.

Он уложил и увязал все остальное, навьючил лошадь и взял в руки поводья. Выводя животное из пещеры, он мимоходом сказал Кэтрионе:

– Штаны можете оставить себе.

– Я так и собиралась сделать, – ответила, не смутившись, девушка, выходя за ним.

Светало.

Выпало много снега, и идти было тяжело. Тиг вел лошадь, не оборачиваясь на спутницу. Так было лучше, он не будет знать, устала она или нет. «Это было своего рода проверкой», – твердил он себе. Он должен быть уверен, что она вынослива, умеет держать язык за зубами, хорошо играет свою роль и способна хранить тайну.

– О-ох!

Он поморщился, поняв, что она плюхнулась в мокрый снег ручья, по которому они шли. Но он тоже играл свою роль, совсем не похожую на воспетого бардами рыцаря Тига из Колрейна.

– Бард!

Он в это время осторожно помогал лошади перейти ров, полный мокрого снега.

– Бард!

Тиг наконец остановился и медленно обернулся назад. Кэтриона сидела на снегу с хмурым, покрасневшим от ветра лицом. Он вопросительно вскинул бровь.

– Я голодна, – сказала девушка. – И мне нужно оправиться, – добавила она, отвернувшись.

– Тогда оправляйтесь.

– А вы подождете меня?

Он сам уже слышал голодное урчание в собственном желудке и вспомнил, что они действительно давно не ели. Он кивнул и отпустил поводья лошади.

Кэтриона поднялась и спряталась за ближайшим валуном. Спустя несколько минут она вернулась, чтобы получить от Тига лепешку и кусок сушеной оленины, а потом он протянул ей свою кружку, наполненную снегом.

– А что мне с этим делать?

– Положите поближе к телу и нагрейте. Когда все съедите, запейте этой снежной водой. Покажется вкусно.

Она, улыбаясь, стала прятать кружку поглубже в свою одежду, морщась и вздрагивая от леденящего снега.

– Такой холод!

Тиг улыбнулся. Он ел неторопливо, давая своей спутнице отдохнуть. Он был недоволен тем, что она так медленно пробирается по заснеженным тропам. От неспешного движения он только уставал. Присмотревшись к ней, он увидел усталость на ее лице и темные круги под глазами, но она не жаловалась. Это удивляло его. Он думал, что она потребует посадить ее на лошадь, будет скулить, что они мало останавливаются, чтобы отдохнуть, и что Тиг почти не разговаривает с ней.

Да, он мало говорил.

Девушка, случайно посмотрев на него, поймала его взгляд.

– Вы знаете, где мы будем ночевать сегодня? – спросила она.

– Нет.

– Есть здесь какая-нибудь деревушка?

– Нет.

– А кроме «нет», вам известны другие слова? Тиг с трудом подавил улыбку.

– Нет.

– Вы сердитый человек, – заметила она, но уже без того раздражения, с каким задавала первые вопросы.

– Нет. – На этот раз он улыбнулся, и она вдруг ответила звонким смехом.

– Вы такой же мастер выводить меня из терпения, как и мои братья.

– Это осуждение или комплимент?

Она немного подумала и, пожав плечами, сказала:

– Скорее комплимент. – Вынув из одежды кружку, она, улыбнувшись, заглянула в нее. – Я никому не пожелаю быть похожим на моих братьев, особенно на Брока, старшего. – Она медленно пила растаявшую воду, а он невольно любовался белой кожей ее высокой шеи. Девушка отдала ему пустую кружку.

– Вы не ладите с Броком?

– Нет, – фыркнув, ответила она.

– Почему, хотелось бы знать?

Тиг искоса поглядывал на нее. Руки она сложила на поясе. Лицо было сосредоточенным.

– Потому что он хам и глупец и ни в чем не может разобраться или руководить, например кланом. Женщин он считает безмозглыми… – Она остановилась, чтобы передохнуть от волнения. – Главное его удовольствие – это унижать людей, кто бы они ни были…

– Я рад, что спросил вас об этом.

– Вы хотите, чтобы я продолжила? Я предпочла бы спать в постели в эту ночь. Мне не нравится ночевать в снегу.

Тиг выпрямился и шутливо поклонился. На мгновение непослушная девчонка исчезла, а перед ним стояла женщина. Однако строптивость снова вернулась к ней, и он был рад этому.

Они снова пустились в путь вдоль по течению полузамерзшего ручья. Вода текла лишь на самом его дне. Тига тревожило, можно ли верить девушке, что она не распустит язык по какой-либо причине. Пока еще ей это, к счастью, удавалось.

Неожиданный запах жилья так удивил его, что он резко остановился, и конь носом уткнулся ему в плечо.

– Что случилось? – не удержавшись, спросила Кэтриона.

Пахло горящим торфом, и легкий ветерок время от времени доносил этот запах и до них, указывая дорогу. Кэтриона, обойдя лошадь, поравнялась с Тигом:

– Итак, почему мы остановились?

– Нам придется сойти с оленьей тропы на какое-то время, – сказал Тиг, быстро оглядываясь и решая, в какую сторону им надо идти и где может находиться жилище человека.

– Почему? Ведь по нашему следу никто не идет!

– Вы еще этого не знаете. Или вам хочется, чтобы Макдонелл поскорее нашел наш след?

Девушка обернулась и посмотрела на глубокий след в ручье со снегом, который оставался за ними.

– Но в какую бы сторону мы ни пошли, наш след будет виден. Не лучше ли держаться дороги, где наши следы смешаются с другими?

Девчонка неплохо соображала.

– Мы не должны рисковать… Вас могут узнать, – наконец пояснил он.

Она опустила глаза, в которых было удивление.

– Мы ведь договорились, что я буду одета, как ваша сестра, и, поскольку вы ведете себя так же неразумно, как мои братья, мне будет совсем нетрудно играть свою роль.

– Только не забудьте о своем языке.

– Я помню.

– Но даже при этом нет уверенности, что вас кто-нибудь не опознает.

– Я сказала вам, что никогда не бывала в этих краях.

– И все же это не значит, что вас не обнаружит кто-нибудь, кто сам побывал в Ассинте.

Тиг тайно переживал момент победы, но он был короток.

– Хорошо, тогда, чтобы этого не случилось, меня надо загримировать по-настоящему, а не только словом «сестра», – успокоила она его.

Тиг от отчаяния даже застонал. Девица не собиралась уступать. Но они не могут так рисковать.

– Сестра барда тогда тоже должна петь или играть, чтобы заслужить еду и кров, – язвительно заметил он.

– Нет, все это должны делать вы, бард. А сестра барда должна попроситься на постой, расхваливая брата как отличного певца и рассказчика.

На сей раз Тиг лишь презрительно фыркнул.

– У вас тоже есть свои обязанности, – продолжала поучать его Кэтриона. – Как вы соберете и представите королю невест, если не будете заходить в деревушки? Да и мне пора заняться поисками жениха.

Она здорово осадила его. Если он намерен удержать ее при себе без всякого насилия, она должна верить в его историю с невестами, но он ни в коем случае не должен допустить, чтобы кто-то застал его с ней наедине, пока они не доедут до короля Брюса. Он внимательно посмотрел на нее: черная коса до пояса, голубые, как предвечернее небо, глаза, матовая кожа, а рот… нежный, мягкий, жаждущий поцелуя.

Сколько раз, сдерживая себя, он старался не смотреть на нее? И прогонял желание коснуться ее, случайно, невзначай. Он проклинал себя за эту слабость.

– Посмотрим, что сейчас попалось нам на пути, – сказал он, моля судьбу, чтобы здесь ему не пришлось совершить какой-нибудь поступок или оговориться, о чем бы жалел потом всю жизнь. – Чтобы избежать риска, не лучше ли заранее изменить внешность? – Он отвернулся, поймав ее удивленный взгляд, и снова повел лошадь прежней тропой.

Глава 5

Горький запах дыма от горящего торфа прежде, чем глаза, убедил Кэтриону в том, что на их пути появилась деревушка. На нее вдруг накатилась смертельная усталость; нестерпимо болели ноги. Ей повезло, что идущий впереди бард и лошадь разбивали замерзший снег в ручье на дне оленьей тропы, иначе она давно, обессиленная, осталась бы на снегу.

Тиг наконец остановился и подождал ее. Если бы ей за эти дни уже не удалось немного узнать барда, то она возненавидела бы его так же, как своего братца Брока-мучителя. Ведь она в тягость этому барду, и вполне возможно, провались она в прорубь на его глазах, он не пожалел бы ее. Хотя зачем такие несправедливые предположения? Ведь, когда ей было трудно, он пусть ворча и сердясь, но помогал ей. Он даже как-то рассмешил ее. Ей не хочется, чтобы он нравился ей, но она была вынуждена признаться себе, что он не дурен собой и не груб.

Ее часто удивляли его глаза, иногда смотревшие на нее так, будто он видит ее каждый раз впервые.

– Надо убрать ваши волосы и чем-нибудь испачкать лицо. Только в таком виде мы можем войти в деревню, – неохотно, но строго сказал он.

Она только кивнула в ответ, размышляя, что будет, если ее ноги не сдвинутся с места. Она смотрела на Тига и видела на его лице тревогу. Брови его были нахмурены.

– Не надо волноваться, бард, – попыталась она успокоить его. – Я не сделаю ничего такого, что бы выдало меня.

Он посмотрел на нее так, как смотрят на какую-нибудь щепку на полу, и стал рыться в мешках. Вскоре в его руках оказался кусок грязноватой широкой ленты. Он протянул его Кэтрионе.

– Что мне с этим делать?

– Повяжите ею волосы и спрячьте лицо. Чем меньше вы будете привлекать внимания, тем лучше. Если вас узнают, нам обоим придется плохо.

Кэтриона это хорошо понимала и без него. Сначала она постаралась упрятать падавшие на лоб и щеки пряди волос, а потом взялась за лежавшую за плечами тяжелую косу, чтобы обвить ее вокруг головы. Но действовала так неловко, что разрушила все, ранее сделанное.

– Давайте-ка я вам помогу, – услышала она хрипловатый голос барда.

Встав за ее спиной, он тоже не очень умело, но прочно уложил ее косу вокруг головы. Кэтриона вздрагивала от приятных прикосновений его теплых пальцев, пока он не велел ей перевязать косу лентой и, завязав концы ее покрепче, опустить пониже на затылок. Послушно исполнив все это, она вопросительно посмотрела на него.

– С натяжкой, но сойдет, – сказал он и кое-что подправил.

Кэтрионе было приятно легкое прикосновение его руки к ее обветренной щеке. А он, словно окаменев, смотрел на нее.

– Бард! – окликнула его девушка и дернула за рукав. Он очнулся, словно обжегся, и стал молча носком сапога рыть снег до тех пор, пока, нагнувшись, не вынул руку, полную жидкой грязи. Он стал растирать ее в ладонях, а затем повернулся к Кэтрионе. Та отшатнулась.

– Не пугайтесь, я не причиню вам боли. Надо скрыть вашу крас… белизну вашей кожи… – И он осторожно провел грязной ладонью по щеке девушки, словно погладил, затем коснулся указательным пальцем горбинки носа и подбородка. Кэтриона, затаив дыхание, не противилась, испытывая странное, но приятное чувство. И ей, и ему, казалось, было трудно дышать.

Наконец он опустил руку и отступил назад. Кэтриона нервно облизала губы. Какое-то мгновение они молча смотрели друг на друга.

– Мне кажется, так годится, – наконец сказал он е нервной хрипотцой в голосе. Нагнувшись, он снегом вымыл руки. Когда он взглянул на девушку, лицо его было озабоченным. – Вы знаете, что должны делать? – спросил он. – Как себя вести?

– Да, бард, – прерывисто дыша, ответила она, пытаясь поскорее прийти в себя, забыть приятное чувство тепла от его рук на своем лице. – Как вести себя со старшим братом, меня хорошо научили.

– Лучше предупредить заранее.

– Я не нахожу это трудным.

Он кивнул, но не чувствовал уверенности и был похож на человека, идущего на гильотину.

– Я справлюсь с этим, – заверила она его и положила ладонь на его рукав. – Не тревожьтесь.

Он поднял со снега поводья и повел лошадь навстречу запаху горящего торфа.

– Бард, постойте! – крикнула Кэтриона ему вслед. Он остановился и обернулся.

– Вам не кажется, что сестре следует знать имя брата?

– Тиг, – ответил он, неохотно поморщившись.

– Как храбрый Тиг из Колрейна? Он снова зашагал вперед по снегу.

– Это нередкое имя в клане Монро.

– Значит, вы принадлежите к этому клану? – Она прибавила шаг, чтобы поравняться с ним, несмотря на усталость. – Вот почему вы так рассердились вчера? Вы словно соперничаете с кем-то…

– А вы берегите свои силы, – ответил он. – Скоро сядет солнце. Если нам повезет, то мы еще засветло успеем добраться до какого-нибудь жилища.

Кэтриона догнала его. Из головы не выходило услышанное имя – Тиг. Она мысленно представила себе героя с мечом в руке, под королевским знаменем и боевой клич на его устах. Но Тиг, который перед ней, – бард, а не воин. Она еще не видела бардов с лицами воинов… кроме Тига. Кэтриона тряхнула головой, чтобы избавиться от глупых мыслей. Однако редкое и красивое имя говорило о том, что он из сильного клана. Впрочем, это имя одинаково хорошо как для воина, так и для барда.

– Привет всем, кто здесь живет и здравствует! – громко выкрикнул Тиг, входя в деревню.

За горизонтом погас последний луч солнца, но не все еще двери в домах были закрыты на засов. Чьи-то головы выглядывали из приоткрытых дверей. Но ответа на приветствие Тига не последовало – все молча смотрели на путешественников.

– Я бард. Я и моя сестра ищем кров и пищу, – громогласно сообщил Тиг.

– Добро пожаловать, бард! – гудящим басом ответил гостям мужчина с крыльца самого большого дома в конце главной улицы.

Тиг и Кэтриона минули с десяток домишек из камня, крытых соломой и вереском. В деревушке пахло дымом горевшего в очагах торфа. Внезапно снова пошел снег, покрывая грязные дорожки между домами. Тиг и Кэтриона шли к большому дому. Тиг невольно подумал, как похожи одна на другую эти горные шотландские деревушки, включая и его деревню тоже.

На пороге их уже ждал глава клана, мужчина с могучей, круглой, как бочка, грудью.

– Я – Фарлан, глава клана Макензи из Фионна. Добро пожаловать в нашу деревню.

– А я… – тут Тиг запнулся, опасаясь называть свое имя, – я Дункан, а это моя сестра Майри.

– Мы давно не слышали веселых баек и песен бардов, добрый человек. Если вы позабавите нас, мы не поскупимся и с удовольствием хорошо накормим вас и дадим теплое местечко у очага.

Тиг улыбнулся:

– Спасибо, Фарлан, это будет хорошей дружеской сделкой.

– Что заставило вас пуститься в путь в такую погоду, да еще с сестрой?

– Это не так просто объяснить, – начал Тиг и остановился. Что это с ним? Он, глупец, не подумал, что такие вопросы обязательно будут. Эта девчонка так заморочила ему голову, что он даже забыл о главном – их безопасности, а может, даже и жизни. – Я сопровождаю сестру к ее новой семье. Она выходит замуж. – Ив том, что он сказал, собственно, не было неправды.

– А разве жених не мог сам заехать за невестой?

– Нет, не мог. – Тиг посмотрел на Кэтриону и покачал головой. Он должен был придумать какую-нибудь правдоподобную историю для нее еще до того, как они вошли в деревню, такую, чтобы не выдать ни его, ни ее, но он вместо этого думал, как скрыть от всех ее красоту. Ее широко открытые от удивления глаза, прикосновения к ее лицу, которое было так близко… помешали ему позаботиться о главном…

Фарлан кашлянул.

Тиг, стряхнув с себя воспоминания, постарался придумать для нее историю, которая спасла бы их обоих. Ему это было крайне неприятно, но он надеялся, что она поймет и поддержит его.

– Ее жених сломал ногу на охоте и не мог сам заехать за невестой. А молодые ждут не дождутся поскорее пожениться и жить своим домом.

Он изобразил широкую улыбку, посмотрев на Кэтриону, которая благоразумно не ответила ему, а лишь сощурила глаза и надула губы. Глупо было сердиться на нее, однако он почувствовал, что готов во всем считать ее виноватой.

– Она не так уж молода и боится, как бы парень не передумал.

Глава клана Макензи понимающе усмехнулся:

– Если она стара, то, значит, я еще молод. Любовь с годами не считается. – Он взял невесту за подбородок, и Тиг молил Господа, чтобы Кэтриона не откусила ему палец. Но к счастью, все обошлось.

– В наше время удачные браки совершаются не так уж часто, – задумчиво заметила Кэтриона, глядя прямо в глаза Тигу. – Почему, дорогой братец, ты не назовешь еще другую причину наших путешествий?

Он вздрогнул, но потом понял, что она имела в виду отнюдь не зловещее письмо заговорщиков.

– Какая вторая причина?

– Поиски невест, конечно. – Кэтриона теперь смотрела на Фарлана. – Извините, видимо, мороз и усталость притупили его память.

– Это бывает, а что за поиски невест?

Кэтриона подошла к Фарлану и взяла его за локоть, словно собиралась поведать нечто весьма секретное. Тиг заинтересовался, что же она задумала.

– Разве вы не слышали, что король решил женить всех сыновей тех воинов, которые верны ему? – удивилась Кэтриона.

Фарлан отрицательно покачал головой:

– Такие слухи еще не дошли до нас.

– Мой брат послан найти красивых невест в горной Шотландии и пригласить их к королю, – вполне серьезно объяснила Кэтриона.

Тиг бросал на нее косые взгляды, а она дерзко улыбалась в ответ.

– У вас здесь есть, конечно, красивые девушки, – продолжала она.

– Есть. Конечно, есть, – живо ответил ей хозяин дома. В его глазах был живой интерес. – Моя родная дочь осчастливила бы любого парня.

– А сыновья у вас есть?

Фарлан, часто заморгав, воззрился на нее.

– Нет-нет, я спрашиваю не для себя. Просто я слышала, что девушки на поморье очень хороши. Я только подумала…

– Неплохая идея, но мои сыновья давно женаты. Король не поручал вам найти подходящих женихов вместе с этими невестами?

– Нет, я просто хочу, чтобы девушкам повезло так, как мне, и они вышли замуж за храбрых и бравых парней.

Кэтриона играла глазами, хозяин и Тиг едва удерживались от смеха. Она оказалась способнее, чем полагал Тиг.

Фарлан довольно посмеивался:

– Что ж, у меня есть всего лишь дочь. Входите же, вы, однако, замерзли. Продолжим наш разговор в доме. Лошадь отдайте Айану. – Фарлан задержал околачивавшегося около них любопытного подростка. – Он позаботится о ней.

– Спасибо. – Тиг был рад переменить тему разговора. – Если мы обогреемся и подкрепимся горячей похлебкой, я буду развлекать ваших родственников весь вечер.

Фарлан ввел их в дом, за ним последовали чуть ли не все жители деревушки. Распорядившись накормить и напоить гостей, хозяин посадил Тига и Кэтриону за стол у горящего очага. Вскоре появились дымящееся мясо, тушеные лук и репа и кувшин с элем.

Еда была вкусной, и проголодавшиеся гости быстро с ней покончили. Тиг с удовольствием отметил, как порозовели щеки Кэтрионы. Теперь она сможет отдохнуть, пока он постарается быть бардом и будет развлекать всех своим пением и побасенками. Он повторит то, что проделал в Дан-Донелле, – больше рассказывать, чем петь.

К ним присоединился Фарлан с рыжеволосой девушкой.

– Уважаемый бард, это моя дочь Милашка Долаг. Тиг смотрел на миловидную девушку лет семнадцати.

Ее медные кудряшки красиво обрамляли овальное личико. Цвет глаз он не увидел, ибо девушка опустила их. Она была красива, но не так, как Кэтриона. У Тига прервалось дыхание, но он тут же напомнил себе, зачем и куда они едут, и прогнал думы о красоте Кэтрионы. Он не должен забывать ни ее строптивость, ни то, что она заложница.

– Ну, какими новостями вы нас порадуете? – спросил Фарлан.

Тиг проглотил прожеванный кусок.

– В этом году не так-то много новостей. У Макдонеллов все хорошо. – Кэтриона что-то буркнула. – Хотя вот Битоны продали весь свой скот. У Маклаудов в Ассинте все по-прежнему. – Он посмотрел на Кэтриону. – Все ссорятся друг с другом.

Он поморщился, когда Кэтриона больно ударила его под столом по ноге. Тиг поджал ноги, убрав их подальше.

– А у вас какие новости? – спросила она, обращаясь к Фарлану.

– У нас и говорить не о чем. В этот декабрь нашу долину сильно занесло снегом. Будет долгая и суровая зима.

Тиг кивнул:

– На юге, где я был неделю назад, нет такого снега, а здесь уже наступили холода.

Последовало молчание, Тиг постарался не замечать напряженного ожидания Фарлана, который, легонько похлопав дочь по руке, сказал:

– Моя Милашка Долаг будет отличной женой. Она добрая, ласковая, скромная. Она хорошо обучена, как вести себя в замке или большом доме. Умеет стряпать, шить и любит детей.

Тига покоробило то, как отец перечислял достоинства дочери. Будто хвалил своего охотничьего кобеля. Он вдруг подумал, что сейчас обстоятельства сложились так, что он может отыскать себе в жены девушку, с которой будет счастлив. Если он не найдет ее до того, как прибудет к королю, то жену ему выберет его матушка. У него пробежали мурашки по спине. Этого не должно случиться. Другого счастливого случая у него больше не будет.

– Она понимает шутки? – Тиг спросил с улыбкой, чтобы скрыть, как важен для него этот вопрос. Он привык к тому, что его шуткам смеялись.

Фарлан нахмурился:

– А зачем это нужно жене?

Тиг рассмеялся:

– Это я просто так сказал. – Неужели эта девица даже не умеет разговаривать? – А вот вы, Милашка Долаг? Чего вы хотели бы от мужа?

Наконец она подняла глаза и посмотрела на отца, словно просила его ответить вместо нее.

– Я… я не знаю. Я, должно быть, хочу такого мужа, который заботился бы обо мне и наших детях, чтобы у нас было вдоволь еды и свой дом. Чего еще мне желать? – спросила она с самым серьезным видом.

– А вам не хочется любви?

– Конечно. Ведь все этого хотят. Но это так редко встречается. – И это было правдой, как уже убедился сам Тиг. – Но я не жду этого, – продолжала девушка. – Если повезет, то со временем я полюблю того, за кого выйду замуж.

– Это не очень радостное ожидание брака, – заметил Тиг. Он немало наслушался девичьих откровений. Она была мила, без сомнения, и послушна, но он не представлял себе, как провести с ней долгий зимний вечер. Нет, она казалась ему слишком скромной и трезвой для него, хотя ему нравились ее многообещающие рыжие кудряшки.

Тиг допил эль и потянулся к сумке, в которой держал барабан.

– Я считаю, что пришло время повеселиться, – сказал он. Взяв барабан, он пробежал пальцами по коже, как бы разогревая ее. Он видел, что так поступали все барды, прежде чем начать петь. Кроме флирта с девицами. Это-то он уже проделал.

Придвинув скамью поближе к очагу, он сел так, чтобы ногам было тепло. Как всегда, его окружило много людей, некоторые принесли скамьи, кто-то просто остался стоять. Тиг начал со спокойной баллады, которую пел в Дан-Донелле, но на сей раз лучше использовал барабан, а голос у него был грустный.

Ему хлопали, а потом он спросил, какую историю они хотели бы послушать. Пока он рассказывал, Кэтриона тоже примкнула к толпе слушателей и стояла так, чтобы он хорошо ее видел. Она смотрела на него пристально, в упор, как кошка на мышь.

Закончив, после аплодисментов он потянулся к кружке с элем и выпил ее до дна.

– Спойте нам, бард, еще! – крикнул кто-то из толпы.

– Спойте нам про любовь, что-нибудь романтичное. Посмотрев на толпу, он увидел сине-голубые глаза Кэтрионы, устремленные на него. Это она просила.

– У меня есть еще хороший рассказ…

– Нет, братец, всем хочется послушать песни. Про любовь. Ты ведь знаешь песню «Выбор девушки»? Так спой ее нам.

Тиг, глядя на Кэтриону поверх кружки, готов был испепелить ее взглядом.

– Знаете, девушки, – повысила голос Кэтриона, – мой брат любит, чтобы его упрашивали, ублажали. Пустой желудок нагоняет на него тоску, как вы сами сейчас в этом убедились. – Она набралась смелости и даже подмигнула Тигу. Девушки захихикали, а все остальные дружно рассмеялись.

– Мне не нужен твой совет, дорогая сестрица, – сказал Тиг так громко, чтобы все слышали.

– Я знаю, ты обойдешься без моей помощи. – Она обошла толпу. – Может, тебе нужно вдохновение? Ты должен петь для одной девушки… Вот для этой. – И она подтолкнула ближе в круг Долаг. – Она поможет тебе спеть песни лучше, чем ты только что пел нам.

Тиг бросил на Кэтриону сердитый взгляд, но тут же заставил себя улыбнуться, когда смущенная Долаг посмотрела на него.

– А, Долаг! – воскликнул Тиг, решивший подыграть Кэтрионе.

– Милашка Долаг! – поправил его Фарлан, крикнув из толпы.

Тиг, согласившись, кивнул. Если он хорошо справится с этим, то сделает приятное Фарлану и отомстит Кэтрионе за то, что она поставила его в неловкое положение. Она пожалеет, что больно ударила его по ноге под столом и вмешивается в его выступление. Он, прищурившись, сосредоточился на Долаг. На Милашке Долаг, напомнил он себе.

– О, Милашка Долаг.

Он улыбнулся коварной улыбкой и подмигнул ей, уверенный, что Кэтриона заметила все это. Он видел, как зарделись щеки у Долаг. Эта девушка еще не привыкла к вниманию мужчин. Ее легко можно расхвалить и обрадовать. Он начал легонько бить в барабан какой-то простенький мотивчик.

– «Милашка Долаг из Фионна, как хороша она! Волосы ее – словно пламя, личико бело, как…» – Здесь он сбился, не зная, с чем сравнить, на язык назойливо просилось слово «поросенок».

Слушателей развеселила запинка барда, что не понравилось Фарлану, а у бедной Долаг задрожала нижняя губка.

– Прошу извинить, – поспешил сказать горе-бард. – Я обычно не сочиняю песни на ходу. Позвольте мне попробовать еще раз, такая красивая девушка заслуживает лучшего.

– Разреши мне помочь тебе, братец, – предложила Кэтриона, становясь рядом с Долаг.

– Нет, ты мне уже достаточно помогла. Слушатели дружно рассмеялись.

Тиг снова тихонько коснулся барабана.

– «Юная Долаг из Фионна, прекрасный цветок, расцветший с приходом весны».

– Вот так лучше, парень, – ободрил его Фарлан.

– «Она не строптива, не обидит ни цыпленка, ни мальчонку. Она никогда не спорит». – Он посмотрел на Кэтриону. – «Никогда не грубит».

Тиг внезапно умолк, было слышно лишь, как его пальцы легонько касаются барабана, – бард подыскивал слова, чтобы продолжить песню.

– «Прекрасная Долаг грациозна, как кошка, а поет, как ангел».

Толпа одобрительно загудела, а Долаг, опустив глаза, смотрела под ноги.

– Видно, он не слышал, как она поет, – заметил кто-то из толпы.

Тиг улыбнулся:

– «И…»

– Слепа, как летучая мышь, – подсказали ему откуда-то из толпы.

Тиг постарался не улыбнуться.

– Вы несправедливы к нашей милой Долаг! – крикнул он толпе, надеясь, что девушка все же с улыбкой примет столь неудачный поворот дела. Но она, сжавшись, потерянно молчала. – «Она красива, добра и искренна, – продолжал Тиг, – чего нельзя сказать о моей сестре, которая всегда строптива», – наконец с удовольствием заключил он.

Оглушительные аплодисменты, похлопывания по плечу и веселые выкрики встретили его слова.

Тиг посмотрел на двух женщин перед ним. Взгляд на Долаг убедил его, что она жаждет избавиться от его внимания, но, посмотрев на Кэтриону, он понял, что его язвительные слова задели ее. Долаг, вся красная, была готова провалиться сквозь землю, а Кэтриона стояла с вызывающим видом, упершись руками в бока, вздернув подбородок, и не скрывала своего гнева.

– У меня предложение, – обратился Тиг к толпе, не переставая касаться барабана. Он посмотрел в лицо Кэтрионе. – Я спою всем вам знакомую песню, вы можете подхватить ее и таким образом извиниться перед Долаг за грубые шутки.

За это он получил робкую застенчивую улыбку бедняжки Долаг и в ответ улыбнулся ей доброжелательно и щедро. Девушка вновь покраснела, и Тиг подумал, что она слишком боязлива и скромна и что обид даже от собственных детей, если они у нее будут, ей не избежать. И еще ему пришло в голову, что он никогда не взял бы в жены девушку, не умеющую постоять за себя.

Вздохнув, он запел хорошо всем известную и не очень скромную песню, которую все лихо подхватили. Кэтриона, гневно посмотрев на него, стала быстро пробираться к двери и выбежала из дома.

Вечер был холодный. Тучи, гонимые ветром, то и дело закрывали луну своими черными щупальцами. Она должна продолжить путь, через снег, по протоптанной дороге. Заносчивый, раздражающий, несносный бард! Только сознание, что она теперь привязана обстоятельствами к этому хулигану, давало ей силы сдерживаться и молчать. Как он смеет называть ее строптивой? Да еще перед толпой? Он не лучше ее братцев. И глуп, как ее отец… И такой же нудный… Она не находила слов. Его величество Бард. Если он бард, то почему поет, как подыхающая жаба?

Кэтриона посильнее запахнула накидку. Она дошла до конца деревни и стала возвращаться обратно.

Обиднее всего было то, что он назвал ее строптивой. Слышать это от братца Брока – одно, но от человека, которому доверяешь, – совсем другое. Она тоже должна оконфузить его при чужих людях… Но кажется, она уже это сделала. Как жаль, что она нуждается в его помощи! Лучше было бы оставить его здесь подмигивать глупенькой Долаг, которая не способна ответить на явные насмешки.

Она собралась было покинуть деревню, но мысль об отмщении Тигу остановила ее.

Возможностей было немало. Например, облить его спящего водой. Нет, это не годится. Его одежда будет мокрой, и они не смогут продолжить путешествие. Можно подбросить ему колючки, как она однажды недобро подшутила над одним из братьев, использовав чертополох. Некоторые места у мужчин очень чувствительны. Она усмехнулась, вспомнив лицо братца Калума. Но под снегом едва ли найдешь это растение. Она ничего не могла подсыпать или подмешать в пищу, потому что сама ест ее. Что-то подложить ему в сапоги, набить его мешки снегом? Нет, все это только поможет Псиной Морде догнать их раньше, чем они успеют передать королю письмо, что недопустимо.

Когда она повернулась к лестнице, дверь дома отворилась и вышел Тиг. Она замедлила шаги и смотрела, как он спускается к ней.

– Вам не холодно? – крикнул он.

– Я слишком зла, чтобы чувствовать холод, – ответила Кэтриона, внезапно ощутив странный прилив тепла во всем теле от его неожиданной заботы.

Он усмехнулся:

– Вы сами напросились на все.

– Тем, что попросила вас петь и заниматься своим делом?

Они стояли лицом к лицу на тропе, ведущей из дома к концу деревушки.

– И осмеять бедняжку Долаг у всех на глазах? Этого мне не следовало делать.

Она ощутила нечто похожее на стыд, с которым была недостаточно знакома, и поэтому рассердилась на Тига.

– Некоторые барды часто прибегают к этому, – ответила она резко.

– Возможно, но я не знаю ни одного певца, который выбирал бы своей жертвой скромное и застенчивое существо.

Разочарование и упрек в его голосе неприятно резанули ее слух.

– Но вам не нужны ни ее сила, ни ее слабости, для того чтобы предложить ее в невесты? Разве вы сразу не заметили, что она совсем не подходит ему?

– Ему? – Он посмотрел на нее так, будто она была упрямым ребенком. – Неужели вы думаете, что она соперница в ваших планах относительно бедняги Тига из Колрейна? Вам не стоило смущать Долаг только для того, чтобы узнать ее характер, Кэтриона из Ассинта. – Его тон снова задел и пристыдил ее. – Девушка сама показала себя, когда мы ели за столом. Не было надобности подчеркивать ее недостатки. Я уверен, что всем известны ее слабые и сильные стороны.

– Сильные? Таких у нее нет. Она трепещет от самой невинной шутки. У нее нет характера, чтобы постоять за себя…

– Тогда, возможно, вы поможете ей?

– Я? Я ничем ей не обязана. Он покачал головой и усмехнулся:

– Вы ничем никому не обязаны, не так ли? Вы самый эгоистичный человек, какого я когда-либо встречал.

– Я… почему… – Она в недоумении смотрела на него. Он не знает ее, не понимает… Как он смеет так плохо говорить о ней? – Это неправда. Я беспокоюсь о своем клане.

Усмешка вновь зазмеилась на его губах.

– Нет, вы заботитесь только о себе и своих делах. – С этими словами он повернулся и пошел назад к дому.

Кэтрионе трудно было поверить в то, что он сказал. Эгоистка? У Долаг нет и капли чувства собственного достоинства, если она позволяет членам своего клана так подшучивать над собой.

Но Кэтриона не собиралась прощать Тигу обиду. Она поспешила за ним и, схватив его за рукав, резко повернула лицом к себе.

– Какое вы имеете право говорить со мной в таком тоне? Мне достаточно одного слова, чтобы заставить вас вспоминать меня всю жизнь.

– И вы, дорогая, тоже будете помнить меня, – сказал Тиг тихим голосом, и его теплое дыхание коснулось ее лица. – Чья же судьба будет хуже?

У Кэтрионы учащенно билось сердце, странная легкость и пустота в голове, казалось, отдалили ее куда-то, и она уже видела себя и Тига со стороны, как посторонних людей, о чем-то спорящих и в то же время тянущихся друг к другу. Она пыталась не растерять остатки своего гнева и сопротивлялась какому-то смутному, необъяснимому чувству, овладевавшему ею. Она глотнула воздуха.

– Это очень просто. Мне более не придется встречаться с вами, – и, подумав, добавила то, что должно было оттолкнуть его от нее: – Я выйду замуж за человека, который во много раз лучше, чем вы.

Тиг, ничуть не обиженный, вскинул голову и, надув щеки, посмотрел на нее, словно на капризного ребенка.

– Ах вот каковы ваши намерения! А как вы узнаете, что этот «другой» человек лучше меня? – спросил он тихо, и в его голосе было что-то пугающее.

– Любой будет лучше.

– Даже Псиная Морда?

Она чуть было не сказала «да», но просто не отважилась на такую отъявленную ложь.

– Значит, существует по меньшей мере один мужчина, по сравнению с которым я все же лучше. У вас оригинальное чувство благодарности к тому, кто не дал вам замерзнуть в снегах, накормил вас горячей пищей и обеспечил вам на ночь место у костра.

Он схватил ее за плечи и посмотрел ей в глаза, а потом перевел взгляд на ее губы. У Кэтрионы перехватило дыхание, когда его карие глаза оказались так близко.

– Нам повезло, что они после этого представления не выставили нас на холод и снег.

– Это вы, а не я собирались сравнить эту девицу с… – Она не успела закончить фразу, как в глазах Тига что-то изменилось, и он, не задумываясь, закрыл ей рот поцелуем. Он воспользовался ее мгновенным замешательством. Поцелуй был нежным и долгим. Она почувствовала тепло во всем теле, как тогда, когда он помогал ей убрать свои волосы. Кэтриона не прерывала поцелуя и, положив ладони ему на грудь, сделала шаг ближе.

Тиг, отступив назад, посмотрел ей в глаза. Как из этого прелестного рта могли слетать грубые и жестокие слова?

«Да помоги мне Бог!» – И он снова поцеловал ее.

На этот раз она прильнула к нему, и он крепко сжал ее в объятиях. Она тихонько застонала. Но когда он попытался поцеловать ей нежное местечко чуть ниже уха, она внезапно оттолкнула его.

– Если вы посмеете это повторить… – Она больно ткнула его в грудь. – Я отрежу вам не только язык… – Оттолкнув его, она прошла мимо, направляясь в дом главы клана.

Остолбеневший Тиг старался понять, что случилось.

О чем он думал, когда целовал ее? Он рехнулся? Эта девица нравится ему еще меньше, чем Долаг. Но он вдруг рассмеялся, сообразив, что занимается самообманом.

Он глубоко втянул в себя зимний воздух и постарался остановить шум крови в ушах. Эта девушка – странное сочетание грубой гордости и мягкой женственности, если позволяет себе стать такой, какая она есть на самом деле. Он вспомнил, как она прильнула к нему, и тихий стон, который сорвался с ее влажных уст. Ох! Если он продолжит обдумывать и вспоминать, то ему придется сесть в снег и лишь потом, охладившись, вернуться к своим слушателям.

Тиг посмотрел на небо, усыпанное звездами. Тучи рассеялись. Это хорошо. Возможно, завтра будет отличная погода для путешествия. Неплохо было бы оставить Кэтриону здесь, но это невозможно. Он должен каким-то образом побороть в себе влечение к ней, прежде чем потеряет рассудок и сделает какую-нибудь глупость.

Тиг повернулся и стал смотреть в затухающий огонь очага. Как только он погружался в сон, поцелуи с Кэт преследовали его. Он просыпался от страха, обнаружив, что целовал не девушку-красавицу, а дикую горную кошку, впившуюся в него острыми когтями. Этот образ упорно не исчезал и предупреждал его – она опасна.

Он оглянулся и посмотрел на объект своих тревожных снов. Она мирно спала. Поднявшись, Тиг сел, развязал плед, которым укрывался, и обмотал его как следует вокруг себя. Если он будет держать в памяти образ, который пугает его в снах, ему не захочется целовать эти прекрасные губки… Стоп! Он не должен снова думать об этом. Ее следует остерегаться, как всех диких кошек.

Он встал и ушел подальше от спящей Кэт. Было холодно, густой предрассветный туман скрывал все. Тиг поискал глазами уборную, но, не найдя ее и пожав плечами, углубился в ближайший лесок. Выходя из него, он услышал голоса и шум в конюшне. Неприятный холодок пробежал по спине, и знакомое чувство опасности охватило его. Он зашел за деревянный коттедж и тихо обогнул его до того места, откуда была видна тропа, где они с Кэт поссорились вчера.

Туман не рассеивался, голоса переговаривающихся были едва слышны. Тиг ждал.

– Доброе утро! – внезапно услышал он глухой голос, словно из-под толстого одеяла. – Вы лишь проснулись, и тут же за работу.

Голос был странно знаком, даже скорее не голос, а тембр. Тиг замер.

– Да, мы встаем рано, – услышал он издалека ответ Фарлана. – А что вам нужно в Фионне? – Фарлан приветствовал новых приезжих совсем иначе, чем Тига и Кэтриону вчера вечером. Сегодня он не был рад гостям.

– Мы ищем девицу, строптивую и сварливую. Она здесь, и мы готовы освободить вас от ее присутствия.

Мороз продрал Тига по коже. Он понял, что новый гость был не кто иной, как братец Кэтрионы. Брок Маклауд нашел их.

Глава 6

Тиг постарался пробраться поближе. Сомнений нет, Брок выследил их. Впрочем, это было не так уж и трудно – свежий след на белом снегу. Но что еще он может знать о них? Тиг продвинулся вдоль стены к входу в дом, но не вышел из-за угла.

Несмотря на туман, кое-что можно было разглядеть. Он увидел Фарлана и его нового гостя… Судя по топоту коней в конюшне, он был не один. В тумане внезапно мелькнул просвет, и Тиг замер, притаившись за углом. Разговор был достаточно хорошо слышен.

– Зачем вам искать эту девицу, да еще в такую погоду? Она что, украла вашу невинность? – В голосе Фарлана прозвучали недобрые нотки.

– Это не ваше дело, старик. Я Брок Маклауд из Ассинта.

– Я хорошо знаю, кто ты, парень, так что оставь прыть, а то полетишь, держась за задницу. Ты приносишь одни неприятности, они идут за тобой по пятам, как верная собака. Это знают все в наших горах.

Наступила тишина, и Тиг представил себе, что испытывают друг к другу собеседники-горцы в эту минуту молчания.

– Мы шли по ее следу в снегу, который привел нас сюда. Мы хотим забрать девицу домой.

– У нас нет… Кстати, как вы описали ее? Склочная? У нас в Фионне только милые и послушные девушки, а таких, как ваша, здесь нет.

– Она не моя.

– Тогда почему вы гоняетесь за ней?

Снова наступила тишина, теперь уже не такая короткая. Наконец Брок, откашлявшись, сказал:

– Это моя сестра, она помолвлена с моим другом. Я обещал ему привезти ее домой, чтобы они обвенчались. Где она?

– Я сказал: у нас нет такой девицы, которую вы мне описали.

– Тогда кто проделал этот чертов след к вашей дыре? – Брок явно начал терять терпение, которое ему удавалось сохранять в начале разговора.

– К нам пришел бард, – пропищал детский голос.

– Алаздэр! – Сердитый окрик Фарлана напомнил Тигу голос отца, когда тот одергивал его. – А ну, марш к материнским юбкам и не вмешивайся, когда разговаривают взрослые.

Он посочувствовал парнишке, хотя и не видел его, но понял, как тому обидно.

– У вас остановился бард? – спросил другой мужской голос, чистый, а не глухой, как у Брока.

– Не понимаю, какое отношение имеет бард к вашей сбежавшей из дома девице?

– По следам на тропе видно, что прошли двое, – вмешался еще один голос. – С бардом была женщина?

Воцарилась долгая пауза. Тиг воспользовался еще одной возможностью рассмотреть группу людей, окружавших Фарлана, который стоял, скрестив руки на богатырской груди, и, хотя туман не позволял видеть его лицо, Тиг точно знал, какими глазами тот смотрит на незваных гостей.

В конце концов Фарлан ответил:

– Да, с ним женщина, его сестра.

– Откуда вы знаете, что это его сестра?

– Он познакомил нас с ней. Она подшучивает над ним, но совсем не сварливая. Бард балагурит и иногда осаживает ее, как старший брат. У меня нет сомнений, что это брат и сестра.

Брок фыркнул так сильно, что почти разогнал туман вокруг себя.

– У Трионы есть опыт. Эту роль ей легко сыграть. Я сам хочу посмотреть на эту девицу. Пошли, ребята. Если Фарлан не скажет нам, где ее найти, то мы сами поищем.

Тиг не сомневался, что Фарлан не допустит обыска в своем доме, но решил не рисковать. Он обогнул коттедж и поспешил в зал.

Кэт была звеном, связывающим Псиную Морду с братьями Маклауд. Пока ее судьба в руках Тига, есть шансы предотвратить опасность заговора против короля. Если это не удастся и они с Кэт не успеют вовремя предупредить короля, а также помешать Макдонеллу, старшему в клане, жениться на Кэт, то все пропало, он не выполнит свою миссию.

Тиг усмехнулся. Надежда на успех, хотя и малая, все же была. Был и повод удерживать при себе Кэтриону.

Он скользнул в дверь и направился в зал, где все еще спала Кэт, и, положив руку ей на плечо, тихо сказал:

– Проснитесь. Ваш брат здесь. Кэтриона мгновенно открыла глаза:

– Что?

– Брок. Он здесь и спрашивает хозяина о вас, и другие тоже с ним.

Кэтриона села, ее глаза были полны страха.

– Я с ним никуда Не поеду!

– Я знаю. Идемте. – Тиг уже собирал свои вещи. – Мы должны немедленно исчезнуть, и как можно незаметнее.

– Но почему?

– Не надо никаких вопросов. Если вы хотите, чтобы я отказался от нашего плана, я оставлю вас здесь. Сами встречайте своего братца.

– Но могу же я спросить…

– Спросите потом. А сейчас уходим. Брок может появиться здесь в любую минуту.

Не отрывая от него глаз, она, однако, вскочила и быстро собрала постель. Сунув сверток под мышку, коротко сказала:

– Я готова.

Тиг даже поразился ее прыти. Видимо, Брок и в самом деле чудовище.

– Здесь только одна дверь, чтобы выйти в деревню, но сейчас сильный туман. Постарайтесь не шуметь: теперь все непредсказуемо.

Он схватил Кэт за руку, и она последовала за ним, не проронив ни слова. Тиг объяснил себе, что держал ее руку, чтобы она не потерялась в тумане, чтобы дать знак, если понадобится, или же просто ободрить. Но он был уверен, что это ей приятно.

Покинув тепло и уют зала, они поспешили на конюшню. Тиг радовался, что свежий снег во дворе был уже затоптан и их следы терялись. Он оседлал свою лошадь, вывел ее и, сев в седло, протянул руку Кэтрионе.

– Садитесь, – шепотом позвал он.

Но девушка вдруг заколебалась, услышав сердитые голоса в тумане. То ли Фарлан задерживал Брока и всех остальных, давая им с Кэт время уехать, то ли он вообще был разозлен такими гостями, но Тиг решил отблагодарить Фарлана, как только он выполнит свою миссию и повидается с королем. Однако ничего не получится, если Кэт тут же не сядет на лошадь и они немедленно не уедут подальше отсюда. Но Кэт не двигалась с места, прислушиваясь к голосам.

– Вам, очевидно, хочется, чтобы вас преподнесли Псиной Морде, как свеженькую тушу оленя?

Она прерывисто вздохнула и посмотрела на Тига. Она чуть ли не дрожала от страха, и ему даже захотелось успокоить ее. Но она, опомнившись, уже протянула ему руку и села позади него. Стараясь быть осторожным, он направил лошадь на дорогу, ведущую из деревни.

Кэтриона повернулась и посмотрела назад. Она боялась, что их в любую минуту могут увидеть, и тогда слова Тига превратятся в реальность. К счастью, туман не рассеивался, скрывая все, кроме каменной громады дома Фарлана.

– Хватит! Где она? – Это был голос Брока. Какое счастье, что Тиг первым узнал, что Брок нашел их, а не наоборот! Когда туман на мгновение чуть рассеялся, Кэтриона прижалась к широкой спине Тига, однако продолжала поглядывать назад.

Значит, не один Брок ищет ее, а все ее братья! Она не могла не смотреть на них, но все они, к счастью, стояли к ней спиной. Но неожиданно Эйлиг, ее младший брат, обернулся. Казалось, он смотрит прямо на нее. Но спустя несколько секунд он снова повернулся к ней спиной, и серая фланель тумана спрятала их. Вскоре они достигли леса. Здесь не так легко найти следы.

Тиг пришпорил коня, и они молча мчались, слушая стук копыт. Наконец деревня осталась далеко позади, и можно было ехать помедленнее и даже остановиться.

Кэтрионе хотелось пройтись пешком, немного прийти в себя, снять напряжение.

– Позвольте мне сойти с лошади, – попросила она. Тиг помог ей спешиться, а затем пошел за ней.

– Итак, вы слышали его? – спросил он.

– Да, хотя там был не только Брок.

Тиг вопросительно вскинул брови, но Кэтриона утвердительно кивнула.

– Там были все они. – Она не сказала об Эйлиге, который видел ее. Не стоит беспокоить барда.

– Они знают, что вы со мной, – проговорил Тиг.

– Как?

– Я слышал их разговор с Фарланом. Им известно, что я приехал не один и со мной девушка. Фарлан убеждал их, что это моя сестра. Брок не поверил ему, и они поссорились.

– Значит, они только подозревают. – Она шла по тропе, по которой они уже проезжали. – Мы должны найти место, где можно спрятаться. Похоже, они не собираются отказаться от поисков, несмотря на неудачу.

– Им придется немало потрудиться. Если наши следы в деревню были в какой-то степени различимы, то теперь мы заставим их погоняться за нами. – Тиг довольно улыбнулся. – Мы продолжим какое-то время кружить по этой тропе, а потом выйдем на ту, что нам нужна.

Кэтриона оглянулась:

– Куда?

– В ту сторону, – указал Тиг. – Эта тропа ведет на север. А нам необходима та, что приведет нас к королю, на юг.

– Зачем вам все это? – нахмурив брови, спросила Кэтриона.

Тиг вынул морковку и дал ее лошади.

– Она устала, – сказал он и, взяв одной рукой за уздечку, протянул другую Кэтрионе и пошел вперед.

– Зачем, бард?

Он практически тащил ее. Кэтриона почти бежала.

– Тиг? – Она надеялась, что, назвав его по имени, она образумит его и заставит объяснить все.

Он посмотрел на нее.

– Вы хотите увидеть короля? Возможно, я дурак, но я представлю вас ему. – Он улыбнулся и, отпустив ее руки, побежал уже по-настоящему, прежде чем Кэтриона успела сказать что-то еще.

Вскоре он свернул на оленью тропу, и Кэтриона наконец догнала его и лошадь. Она устала, и у нее нестерпимо болели ноги, но она последовала в гущу леса вслед за Тигом. Она была благодарна ему за то, что он разбудил ее и не оставил братьям. Но почему?

– Мы здесь остановимся, поедим и отдохнем, – сказал он. Кэтриона тоже чувствовала голод. Они с утра не ели, не отдыхали и едва разговаривали, с тех пор как покинули деревню. А Тиг обещал ей все объяснить потом. Очевидно, он что-то придумал. А пока она смотрела на его широкую спину, поспешая за ним через лесные заросли.

– Почему вы помогли мне? – наконец, не выдержав, спросила она. – Ведь в самом начале вы готовы были отвезти меня к братьям? Почему вы теперь не оставили меня?

Он ничего не ответил.

– Бард! – дернув его за рукав, снова окликнула она. – Почему вы совершили эту неосторожность?

Он оглянулся на нее, но лицо его ничего не выражало. Он лишь пожал плечами и зашагал быстрее. Тропа внезапно запетляла вниз, Кэтриона отступила в сторону, теперь на спуске между нею и Тигом была лошадь. Все равно она добьется от него ответа, нужно только набраться терпения. Так бывало у нее и с братьями.

Тропа привела в овраг, и Тиг, бросив уздечку, опустил лицо в ручей, текущий по его дну.

– Спускайтесь сюда. Вода чудо как хороша! – крикнул он Кэтрионе, но она не могла двинуться с места. Весь ее гнев и разочарование испарились, когда она увидела это мокрое лицо. – Кэт, неужели вы не хотите пить?

Она лишь кивнула, опасаясь за свой голос, и заставила себя поспешить к ручью. Все, что случилось вчера, когда он поцеловал ее, вспомнилось, и у нее опять замерло сердце. Она желала вновь испытать то необыкновенное чувство, которое впервые ощутила, но что-то все еще заставляло ее быть осторожной. Ведь это безрассудство!

Она нагнулась над ручьем рядом с Тигом и, стараясь не смотреть на него, быстро утолила жажду.

Тиг смотрел на темнеющее небо и думал, что надо поскорее найти в лесу место, где можно переночевать. Гористые места они уже покинули, а спать в зимнем лесу под чистым небом не так уж заманчиво. Но кажется, придется.

Он заметил поросль молодых елей среди вечнозеленых гигантов и направился по снегу прямо к ним.

– Куда вы?! – крикнула ему вслед Кэтриона.

Он повернулся и посмотрел на Кэт, стоящую на тропе в привычной для нее гневной позе, ко всему готовую, подбоченившуюся, с не идущей ей гримасой на лице. Она явно была рассержена на него, так и не ответившего на все ее вопросы. Собственно, он и не знал, что сказать ей. Врать не хотелось, поэтому он отмалчивался. Правда, сидя рядом с ней над ручьем, он не только онемел, но его сердце словно перестало биться. Он прочел на ее лице только одно – желание. Он готов был поклясться, что уловил в ней это, когда шутливо поцеловал ее вчера. Правда, тогда она сразу же взяла себя в руки.

– Мы заночуем здесь, – сказал он и, повернувшись, торопливо зашагал к елям.

– Куда вы? – повторила Кэт.

Он продолжал пробираться по девственному снегу, оставив лошадь у оврага. Дойдя до кустарника, он раздвинул заросли и вышел к молодому ельнику. Очутившись под разлапистыми ветвями, Тиг понял, что все именно так, как он полагал, – густой навес и обилие сухой хвои на земле. Здесь, видимо, прятались даже олени в непогоду.

– Бард! – снова услышал он, но в голосе девушки звучал страх. – Бард! Тиг!

Он про себя улыбнулся. Да, он нашел для них неплохое пристанище на ночь. Кэт, очевидно, не видит его совсем.

– Тиг! – в панике окликнула она его.

Он, выглянув из-под навеса елей, поднял руку.

– Ох!

Кэтриона была уже совсем рядом. Он поманил ее пальцем поднятой руки.

– Здесь очень уютно, и это место не видно с тропы, а в случае…

– В случае, если Брок все же догадается, где нас искать…

Тига покоробили не слова, а ее тон.

– Вы предпочли бы, чтобы я оставил вас в деревушке и Брок схватил вас? – Он взял уздечку и потащил лошадь за собой через кусты прямо на полянку под елками. Помятый кустарник быстро выпрямился, а Тиг был вознагражден глубоким вздохом Кэт, поверившей в то, что она, пожалуй, преувеличивает опасность.

Привязав лошадь, Тиг стал снимать с нее багаж, бросая его на землю. Он болезненно поморщился, когда барабан издал жалобный звук от упавшего на него очередного мешка.

– Какой же бард будет из вас без барабана?

Он повернулся. Кэт уже стояла под елками. Она вопросительно смотрела на него, вскинув бровь.

– Я устал. Это произошло случайно, надеюсь, барабан не пострадал. – Чтобы убедиться в этом, он быстро раскидал мешки и пакеты и извлек из-под них инструмент. Пробежав рукой по коже барабана, он увидел, что по крайней мере дыр в нем нет, и снова уложил его в защитный мешок.

Кэтриона все еще стояла, не сдвинувшись с места, скрестив руки на груди и не скрывая своей воинственности. Тиг выпрямился.

– Что мучит вас, милая девушка? – спросил он, снимая седло с лошади.

– Меня? У меня нет никаких неприятностей, кроме одной, – я путешествую с человеком, не желающим объяснить, кто он такой.

– Я не обязан этого делать.

Кэтриона, подойдя близко к нему, пребольно толкнула его в грудь. В глазах ее полыхал гнев.

– Да, это так. Но почему вы не воспользовались случаем и не освободились от меня?

Между ними пробежали невидимые искры, когда они смотрели друг на друга: она ждала ответа, а он мучительно соображал, что ей сказать. Он видел ярость в ее глазах, а легкое подрагивание губ выдавало страх. Да страх ли это? Она всегда казалось такой храброй! Он легонько погладил ее по щеке. Гнев в ее глазах растаял, сменившись каким-то другим выражением, глубоким и таинственным.

– Это все из-за вот этого, – наконец сказал он и поцеловал ее.

Она покачнулась и чуть прильнула к нему, но тут же отступила назад, прижав к губам ладонь.

– Не смейте так делать, – промолвила она, и он увидел, как дрожит у нее подбородок. Она, возможно, не хочет, чтобы он ее целовал, но поцелуи возбуждали их обоих.

Тиг широко улыбнулся и отвесил легкий поклон:

– Как изволите, ваше величество юная леди.

– Я не леди и никогда не буду леди для барда. Но я также не стану вашей наложницей в этом путешествии к королю.

– Вы не наложница, а просто женщина с трудным характером, и к тому же неблагодарная. Теперь бард Тиг не притронется к вам, можете не сомневаться.

Пока ему это удается. Что это с ним? Ему не хочется связывать себя с этой женщиной, но сейчас его соблазнили, как сирены, ее губы. Слава Богу, что она владела собой и этим уберегла его от неосторожных поступков. Тряхнув головой, он стал освобождать от поклажи лошадь.

– Станьте полезной, – наконец сказал он, как его брат Робби говорил своим солдатам перед боем. Тиг решил шуткой скрыть свою растерянность после разговора с этой озадачившей его девушкой. – Принесите воду, и мы поужинаем. Скоро станет темнеть.

Она не шелохнулась. Обернувшись, он увидел, что она стоит, выпрямившись и вздернув подбородок, а глаза ее мечут молнии.

– Вы хотите возразить? – спросил он ее.

– Я не подчиняюсь приказам, как какая-нибудь служанка.

Тиг тоже выпрямился и посмотрел на нее. Это начинало его раздражать.

– Конечно, я не вправе приказывать вам. – Он глубоко вздохнул и напомнил себе, что перед ним девушка, а не солдат. – Прошу извинить меня. Я слишком долго находился в обществе солдат. – Увидев удивление на лице Кэтрионы, он понял, что снова сболтнул лишнее о себе. – Именно там я научился петь песни о боевых подвигах, – поправился он и, чтобы отвлечь ее внимание от этой новости, как всегда, когда пел, во всю ширь улыбнулся и поклонился. – Пойду устрою нам постели. Вы не принесете воды?

Он отстегнул от пояса кожаную флягу и бросил ее Кэт. Та поймала ее в воздухе. Она не сводила глаз с Тига.

– Я не знаю, что вы замышляете, бард, но не надейтесь, что ваши речи могут обмануть меня.

– Если вы предпочитаете обустраивать наш лагерь на ночь, я пойду за водой. – Умолкнув, он ждал ответа.

Его не последовало, но после ворчания, а затем нескольких проклятий Кэт исчезла в зарослях. Тиг, довольный, вернулся к своим делам. Девушка колюча, как куст утесника, но где-то глубоко внутри ее было то, что ждало заботы и ласки. Он это почувствовал, когда целовал ее. Однако она по-прежнему напоминала ему тех горных кошек, что снились ему во сне: пушистый мех и острые когти.

Он вдруг понял, что уже давно мысленно называет ее не Кэтрионой, а сокращенно – Кэт. Это имя ей больше подходит. Улыбка вновь тронула его губы.

Вечер прошел без особых событий – они все больше молчали, недобро поглядывая друг на друга, Кэт демонстрировала полное равнодушие. Когда они наконец улеглись каждый на своей подстилке из листьев папоротника, Тиг, повернувшись на бок, увидел словно застывшую спину девушки, чуть освещенную луной. Но напряженность вскоре исчезла, и он услышал ровное дыхание уснувшей Кэтрионы. Он снова подумал, что должен побороть всякий интерес и влечение к ней, и чем скорее, тем лучше. От нее одни неприятности, а их у него и так хватает.

Он повернулся на другой бок, чтобы не видеть красивого изгиба ее бедра. Нет, он больше не поддастся соблазну ее губ. Что бы ни случилось. Он знал, что она не та женщина, которую он хотел бы взять в жены. Поцелуи могут побудить его на другие отношения, более интимные. Тогда она, узнав его поближе, воспользуется этим для решения своей проблемы. Ей тоже известны песни и рассказы бардов. Его матушка как-то сказала, что ни одна девушка, слышавшая их, не перестает мечтать о муже-герое. Кэт тоже из таких, но для него она – одни неприятности. Он должен не мешкая доставить ее к королю.

Он снова перевернулся и зажмурился, чтобы не видеть ее черные как смоль волосы. Но вскоре манящий образ как-то размылся за его сомкнутыми веками. Тиг застонал и заставил себя вспомнить о важности своей миссии.

Глава 7

Он проснулся внезапно. Вначале даже не понял, где он, но постепенно начал различать зеленые ветви елей над головой. Рядом, согревая его своим теплом, спала у него на руках женщина. Он невольно коснулся щекой ее волос и вдохнул запах спящей…

Кэт? У него на руках?

Кэтриона дышала ровно и глубоко. Он опустил руку, державшую ее, быстро отодвинулся и лег на спину.

Матерь Божья! Что он сделал? Вернее, что они сделали? Предрассветное небо, местами просвечивающее сквозь крону деревьев, словно спрашивало его, что с ними было вчера.

Он пытался вспомнить: они целовались, потом был холодный ужин, и ему было не по себе от недружелюбных взглядов Кэт и ее плохого настроения. Затем они улеглись, каждый на своей подстилке из листьев папоротника. Он ничего не предпринимал, они просто легли спать. Он поднял голову и оглянулся вокруг. Кэт шевельнулась во сне и придвинулась чуть ближе к нему. Приподнявшись на локтях, он смотрел на ее красивый профиль. Волосы ее рассыпались, освободившись от безобразной повязки, и лежали вокруг головы темным озером. Он взял в руки один локон и пропустил шелковистые пряди сквозь пальцы, как воду.

Кэтриона, бесспорно, красива. Сон смягчил черты ее лица, в котором сейчас вовсе не было воинственности, – оно выглядело беззащитным и невинным. Неожиданное желание оберегать ее испугало Тига.

Девушка пошевелилась и открыла глаза.

Тиг встал, стараясь сохранять спокойствие и невозмутимость, хотя ноги неловко запутывались в одеяле.

– Доброе утро, – сказал он.

– Доброе. – Кэтриона села. В ее глазах сверкнула прежняя нетерпимость. – Что вы себе позволяете?

– Я спал. А вы? – Он указал глазами на ее сдвинутую подстилку. – Где она была вечером и где теперь?

– Что вы хотите сказать?

– Ничего. Но вам, кажется, стало холодно ночью и захотелось немножко согреться. – Тига раздражало ее поведение. Она что-то пролепетала, задохнувшись от смятения, а потом решительно встала и, с шумом продравшись сквозь заросли, исчезла в глубине леса.

По коже побежали мурашки, когда он вновь вспомнил, как она прижалась к нему. Не впервые девушки забирались к нему в постель ночью. Но все кончалось более приятными ощущениями, чем в это утро.

Он поспешно поднял смятый плед с подстилки и, расстелив его на земле, стал складывать тяжелое сукно глубокими аккуратными складками. Убедившись в том, что они легли правильно, он положил под них широкий кожаный пояс, улегся на плед и завернулся в него. Встав, он оправил складки пледа на бедрах и скрепил его верхние свободные концы на плече большой серебряной брошью, которая досталась ему от брата. Когда он закончил свой туалет, все его мысли вернулись к девушке, так стремительно убежавшей в лес.

Прежде всего он почувствовал досаду оттого, что она, проснувшись в его объятиях, сочла себя оскорбленной. Почти все девушки были счастливы такому вниманию, но эта…

Однако придется искать ее, и немедленно. Она может упасть с откоса в ручей. Хотя это решило бы проблему, он никогда не простил бы себе такого. И к тому же он не привез бы королю заложницу.

Да, король. Он обязан выполнить свой долг перед ним. Если он и Кэтриона постараются, то вовремя приедут в замок Дингуолл и успеют предупредить короля. Пожалуй, лучше, если Кэт будет раздражена: он поменьше станет отвлекаться от своей главной задачи.

Хруст сухих веток вернул Тига к действительности. Он обернулся. Уже совсем рассвело. Они потеряли уйму времени. Если он будет постоянно сердиться на Кэт и придираться к ее поступкам, ему удастся забыть о том, как она привлекательна. Он заставил себя вернуться к своим проблемам: королю, заговору, снегопаду и всему прочему, кроме Кэт. Дать ей понять, что мысли о ней все больше овладевают им, суля ему одни неприятности. С этим должно быть покончено.

Он собрал пледы и засунул их в кожаный мешок. Схватив флягу, выпил остаток воды, чтобы избавиться от неприятного вкуса во рту. Приготовив на завтрак сухую оленину и лепешки, он ушел. Вернувшись, увидел, что объект его дум и тревоги с аппетитом завтракает.

– Нам надо запастись водой, – сказал он.

Она кивнула, даже не взглянув на него.

– Мы должны немедля двинуться в путь. Драгоценный дневной свет нельзя терять, а мы спешим к королю по вашему же делу.

На этот раз Кэтриона посмотрела на него.

– Да, – согласилась она.

Тиг не без усилия сделал шаг вперед.

– Вашим братьям довольно легко удастся отыскать наши следы.

– Вы основательно запутали их на этот раз. Нам только надо поспешить, а пока мы в безопасности, – спокойно заметила Кэтриона.

Он с недоумением посмотрел на нее:

– Не представляйтесь дурочкой. Они настигли нас в Фионне и подозревают, что вы со мной. Сколько, по-вашему, им нужно времени, чтобы наконец понять, в какую сторону мы направляемся? А что, если они нагонят нас, когда мы будем только вдвоем?

– В таком случае мы должны все время опережать их. – Она невозмутимо пожала плечами, продолжая грызть лепешку, откусывая от нее маленькие кусочки.

Вид этого снова отвлек Тига от главного.

Он запустил пальцы в волосы и провел по ним, как гребешком, стараясь забыть, какая у этой девушки безукоризненно белая кожа. Но тут же вспомнил свой долг перед королем.

– Каждый из ваших братьев на лошади. А у нас одна лошадь на двоих. Вы всерьез думаете, что мы опередим их?

Она молча посмотрела на него, жуя оленину.

«Сбивает с толку, раздражает, красива, женщина», – напомнил он себе. Надо быть совсем тупым, чтобы не реагировать на ее поведение, да еще когда он так нуждается в понимании!

– А как сегодняшнее утро? – Этот вопрос заставил ее покраснеть и отвести глаза, однако она не попалась на удочку. – Вы, надеюсь, не намерены спать со мной каждую ночь? А если собираетесь, то нам лучше изменить легенду о себе. Покажется странным, если обнаружат, что брат и сестра в таком возрасте, как наш, спят в одной постели.

– Это не повторится, – коротко заверила она.

Он увидел, как она сжала губы, превратившиеся в тонкую линию, выпрямилась и вскинула подбородок. Стоило промолвить еще слово или два, и перед ним будет настоящая Строптивая Кэт. Это отрезвит его и обезопасит… от собственных импульсов.

Он подошел к ней почти вплотную, так что его ноги чуть ли не касались ее колен. Нагнувшись, он взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему прямо в глаза. Он отчаянно хотел увидеть сопротивление непокорной девчонки, а не мягкость и податливость той женщины, которая спала у него на руках.

– Вы гарантируете, что это не произойдет вновь? – Он ждал ответа, который убережет его от собственной неосторожности. – Что касается меня, то я уверен, что останусь таким же джентльменом, если вы опять окажетесь в моей постели.

– Этого больше не случится… – Девушка вскочила, забыв о еде, глаза ее недобро сощурились. Она стояла так близко, что они могли соприкоснуться носами. – Я не окажусь в постели барда неизвестного рода и племени, который к тому же не умеет петь баллады и играть даже на барабане. Я не буду портить свою репутацию таким знакомством. – Она подбоченилась, голос ее зазвучал громче.

Тиг удержался от ухмылки, чтобы не вспугнуть ее. Это то, что ему было нужно, – видеть Строптивую во всем ее великолепии. Он отступил назад настолько, чтобы мог отвесить ей глубокий поклон.

– Я не намерен портить вашу драгоценную репутацию или то, что от нее осталось, своим знакомством.

– Моя репутация… – начала она.

– Рухнула, – закончил он. – Нас видели вместе, и ваши братья подозревают не напрасно. Какого жениха даст вам король, если это станет ему известно?

Она глубоко вздохнула, и ему показалось, что в ее глазах промелькнул страх, хотя он тут же сменился знакомой ему уверенностью.

– Мои братья всего лишь подозревают, однако они не уверены в этом. Мы вполне можем продолжать наше путешествие, как брат и сестра. Лишь только я объясню королю то положение, в котором оказалась, все изменится к лучшему. Никто не узнает, что мы все это время путешествовали вместе.

– Вам кажется, что в мире все случается по вашему хотению, но, увы, это не так.

Она сердито взглянула на него:

– Я сама определяю свою судьбу.

– Отлично. В таком случае скажите, каким будет сегодняшний ваш день. Солнце уже высоко, мы потеряли много драгоценного светлого времени дня. Пора ехать.

На секунду она задержала на нем взгляд, затем подхватила фляги и исчезла в зарослях.

Тиг глядел ей вслед. Он растормошил эту строптивую девицу, ее глаза повеселели, а на щеках появился румянец. К сожалению, он не мог сказать этого о собственном самочувствии.

Когда они вышли на оленью тропу, в голове Кэтрионы роились вопросы и догадки. Бард сознательно дразнит ее. Она уверена в этом. Она терпела это от своих братьев всю жизнь. Почему? Бард подтрунивал над ней, но казалось, что он это делает не с какой-то целью, а в силу своего характера, просто так. Правда, он расспрашивал ее о том, о чем ей не хотелось бы говорить, подшучивал, иногда задевая самолюбие, но не желая рассердить ее, хотя временами так и получалось. А сейчас все иначе, и ей хотелось бы знать почему. Не задумал ли он чего-нибудь?

О мужчинах она знала только одно: если они замышляют что-то, то лучше сообразить заранее, что именно, и приготовиться к защите. Они вышли на тропу, по которой шли вчера, их следы были отчетливо видны на нетронутом снегу. Она смело преодолевала сугробы, радуясь, что знает дорогу без его подсказки. Но Тиг обошел ее и вновь оказался впереди.

Так всегда в ее жизни – идти в хвосте. Дома это стало традицией, потому что ее братья были старше ее. Но у Тига нет причин считать ее неспособной найти дорогу там, где она явно видна. У него хватило наглости сказать, что она «задержалась» в его постели. Это просто глупость. И такого больше не повторится.

Она решила, что лучшим мужем ей может быть Тиг из Колрейна или тот, которого предложит ей король, если захочет. Но этого не произойдет, сказал ей не без удовольствия Тиг, если ее застанут в компании с бардом.

Бард. Хм… Если он бард, то она Дева Норвежская[3]. Барды никогда не относятся так к своим музыкальным инструментам, как Тиг. Она заметила, как сумка с барабаном бьется о какую-то другую, тоже привязанную к седлу, а вчера он что-то небрежно бросил на барабан. Нет, он совсем не бард.

Она вспомнила его выступление в деревушке. Он хороший рассказчик, но петь и играть на барабане умеет еще меньше, чем она. Чего стоит эта жалкая песенка в честь Милашки Долаг!

– Вы сами хорошо знаете, что не умеете петь, – сказала Кэтриона, уставшая спорить сама с собой.

Обернувшись, он пристально посмотрел на нее:

– А вы считаете, что поете лучше?

– Лучше меня лишь визжит поросенок.

– А я, значит, пою еще хуже поросенка.

– Именно так.

– В чем же я так провинился, что вы дали волю своему злому язычку?

Кэтриона готова была поклясться, что, говоря это, он подавил улыбку. Он явно что-то задумал.

Она прибавила шагу и, поравнявшись с ним, схватила его за рукав и вынудила остановиться.

– Что вы сделали? Вы заставили меня представляться вашей сестрой…

– Я не принуждал вас.

– Вы смущали меня, называя всякими именами перед жителями этой деревушки в Фионне. – Голос ее становился все настойчивее.

– А кем вы могли быть в той ситуации? – спросил он сурово, губы его сжались и слегка дрожали, словно он сдерживал себя. – Кто, как не вы, не подумав, толкнул эту девчушку на то, чтобы предстать перед толпой, и мне пришлось петь для нее?

– Я думаю тогда, когда это нужно мне. А вам не следовало привлекать меня к вашему смехотворному извинению за плохую песню. В вашем поражении виноваты вы сами. Вы такой же, как все мужчины в моей жизни…

– Не вмешивайте меня в вашу жизнь. Я сопротивляющаяся жертва ваших замыслов.

– Сопротивляющийся, но не бард.

– Снова об этом?

– Да, снова. Кто вы на самом деле? Вы поете не лучше любого горца, да и с барабаном справляетесь неважно. Вы шпион нашего короля, приехавший в горы посмотреть, хорошо ли мы себя ведем? Или осужденный, бежавший из Эдинбургской тюрьмы? Возможно, вы сын какого-нибудь графа, решивший прогуляться в горах до наступления настоящей зимы?

Лицо Тита побелело как снег, но Кэтриона не знала, какое сравнение его больше всего задело.

– Все перечисленные вами субъекты достойны большего уважения, чем вы, – промолвил он, едва сдерживая себя от гнева. – Испорченная, капризная девчонка, слишком упрямая, чтобы признать собственные недостатки.

– Я взрослая женщина, бард. Единственная моя ошибка в том, что я продолжаю путешествовать в вашем обществе. – Кэтриона, отвернувшись от него, быстро ринулась вперед по тропе.

За ее спиной послышался задорный смех Тига. Повернувшись, она, не выдержав, крикнула:

– Почему вы смеетесь?

– Потому что вы отправились к себе домой. – На ее непонимающий взгляд он пояснил: – Вы идете не туда, если хотите достичь Дингуолла и увидеть короля.

Кэтриона, оглядевшись, с ужасом убедилась, что идет по собственным следам. Лицо ее вспыхнуло, а Тиг, продолжая смеяться, повернул в нужную сторону.

– Вам не удалось бы дойти до Лох-Ассинта без меня.

Его слова привели ее в бешенство. Схватив пригоршню снега, Кэтриона быстро слепила большой плотный комок, как учил ее брат Эйлиг, и, прицелившись, бросила в Тига, попав ему в спину. Он вздрогнул от неожиданности и сердито обернулся. У Кэтрионы был готов еще снежок, он угодил на сей раз ему в грудь. Она кое-чему научилась у своих братьев.

Гнев Тига вскоре сменился решимостью, и он тут же ответил снежком, но Кэтриона укрылась за деревом. Так, прячась за деревьями, она продолжала отбиваться и наконец один из ее снежков угодил Тигу в лицо.

– Ну, берегись! – крикнул он, одной рукой вытирая мокрое от снега лицо, а другой бросая ответный снежок.

Защищаясь, Кэтриона все дальше углублялась в лес. Понимая, что Тиг выполнит свою угрозу, она решила запастись снежками, положив их в подол юбки. Спрятавшись за деревом, она принялась ждать его, как вдруг почувствовала легкое похлопывание по плечу. Обернувшись, она оказалась нос к носу с Тигом. А тот не раздумывая раздавил над ее головой большой ком снега, осыпавшего ее лицо и попавшего за ворот.

– Как вы!.. – Она не сразу нашла подходящее слово, а Тиг уже снова скрылся в лесу.

Она побежала за его мелькающей среди деревьев фигурой, то и дело бросая в него снежки, иногда попадая, иногда нет, и тогда она слышала, как он довольно смеялся. Кэтриона сама едва удерживалась от смеха.

Когда он быстро побежал к ней, думая, что теперь она у него в руках, и был уже совсем близко, она резко отступила в сторону, и он невольно проскочил мимо и оказался к ней спиной. Кэтриона набросилась на него и повалила лицом в снег.

– Отпустите меня! – глухим голосом приказал он.

– Только если вы признаете, что победила я.

– Я еще проучу вас… – Он перевернулся, и теперь она оказалась внизу. – А теперь что вы будете делать?

Кэтриона, высвободив руку, сгребла как можно больше снега.

– А вот что! – ответила она, бросив снег ему на голый затылок и шею.

Довольная улыбка застыла на губах Тига, и он попытался поймать ее руку, Кэтриона же всячески старалась высвободиться. Борясь и играя, они все больше сползали к краю оврага, пока не свалились в него.

– Вы не ударились? – спросил встревоженный Тиг. Кэтриона сразу не ответила, а потом спокойно сказала:

– Только полно снега там, где не нужно, а остальное все в порядке. А вы?

Тиг, не выдержав, рассмеялся.

– И у меня тоже так. Кто научил вас… – Вопрос остался без ответа, ибо ухо Тига было полно снега. Он снова навалился на нее и скрутил за руки.

Ей было трудно дышать. Каждый глоток холодного зимнего воздуха заставлял ее делать усилие, и тогда она чувствовала, как своей грудью близко прикасалась к его твердому мускулистому телу, и чего-то ждала… возможно, поцелуя? Да, да, именно поцелуя. Его губы были так близко! Чуть подняв голову, она ожидала, что он нагнется к ней, и закрыла глаза.

Но вдруг она почувствовала, как Тиг стал напряженным и словно застыл. Она открыла глаза и увидела, как, подняв голову, он к чему-то прислушивался, совсем забыв о ней. Разочарованная, она хотела что-то сказать, но он быстро зажал ей рот рукой.

– Тише. Кто-то едет. Всадник на коне, – прошептал он.

Кэтриона кивком дала ему понять, что услышала тоже. Кто это мог быть? Неужели ее братья? Она сразу же вспомнила, что лошадь Тига где-то недалеко в лесу брошена ими, увлеченными игрой в снежки. Если человек заметит лошадь, он станет искать их по следам и найдет… на дне оврага.

Однако лошадь всадника, приблизившись, не остановилась. Он проехал мимо. Какие-то минуты они лежали не двигаясь, пережидая, когда он совсем исчезнет.

Наконец Тиг снял свою руку с ее рта и вспомнил, что продолжает лежать на девушке. Он быстро вскочил и, протянув руку, поднял Кэтриону. Они молча долго стряхивали с себя снег и листья папоротника, а затем спустились вниз к ручью.

– Я приведу сюда лошадь, – объявил Тиг. – Ждите меня здесь, только хорошенько спрячьтесь. Возможно, я узнаю, кто проехал.

Кэтриона, помолчав, кивнула и повернулась к нему спиной, опасаясь, что он прочтет на ее лице разочарование, которое не оставляло ее.

Она смотрела вниз на ручей, уже покрытый льдом у берегов, и пыталась прийти в себя.

Что же произошло? Они смеялись, бегали по снегу, шалили, и им было хорошо вместе. Она попыталась вспомнить, когда она так веселилась. Должно быть, только в детстве с братом Эйлигом. Тогда они лазили по деревьям, а затем, разгоряченные, прыгали в холодную воду озера Ассинт. То была совсем другая Кэтриона. Она не могла поверить в то, что смогла сейчас стать беззаботной, веселой девушкой, играющей с Тигом в снежки.

Ей хотелось вернуть вновь чувство веселого возбуждения и радости, которые она испытывала, пока не свалилась в овраг. А потом она растерялась, ее охватило нечто темное, жаркое и земное, когда он упал на нее. Он тоже хотел поцеловать ее? Но тут появился всадник, и кончилась игра в снежки в зимнем лесу, а вернулся страх, что их кто-то увидит вдвоем, особенно в овраге. Щеки ее горели.

Нет, это будет ошибкой. Тиг – красив и может очаровать, если захочет, но он всего лишь бард. Он не ее цель, ибо не сможет уберечь ее клан от глупости ее брата Брока и всего семейства, тупо покорного, как стадо овец.

Она вздрогнула при мысли, что ничего не знает о человеке, которого собирается выбрать в мужья. Красив ли Тиг из Колрейна? В песне о нем поется, что он красив. Но добр ли он? Умен? Очарователен? Будет ли его улыбка лукавой и загадочной? А его губы?..

Нет, так нельзя. Она должна выбросить из головы Тига, барда, и как следует подумать о том, как найти себе хорошего мужа. А певец ей поможет. Теперь она, Кэтриона, должна уберечь их двоих от любых ошибок. Она все время будет напоминать о том, какого мужа желает, а бард, возможно, вспомнит кого-либо из своих соотечественников, а также подготовит ее к встрече с королем.

Да. Теперь никаких игр, ссор и претензий. Она будет вести себя разумно, а он поможет ей достичь своей цели.

Хочет он этого или нет.

Глава 8

К тому времени как Тиг вернулся, Кэтриона уже дрожала от холода в мокрой одежде. Он же, найдя лошадь, проследил за всадником и убедился, что это скорее всего одинокий путешественник.

Они снова пустились в путь, шли не чуя под собой ног и почти не разговаривая. Согревшись от быстрой ходьбы, они наконец вышли на реку Кэссли. Все то, что произошло с ними, – пустяк, но Тиг раздумывал, часто ли она бывает веселой. Ему показалось, что девушка сама себе удивляется.

Он улыбнулся. Кэтриону разгадать – это как решить задачу на шахматной доске – притворство, мимолетные взгляды, а потом снова замкнутость и строптивость. Но сегодня она не ушла в себя, а была тихой и послушной.

Он подозревал, что девушка наконец призадумалась над ситуацией, в которой они оказались: ведь их положение с каждым днем становится все опаснее. И дело не только в том, что братья ищут ее. Тиг чувствовал, что теперь не может остаться без нее.

Все в нем запело, когда он вспомнил, как она прыгнула ему на плечи, подобно горной кошке, и повалила лицом в снег. Тиг обернулся и посмотрел, следует ли она за ним. Она показалась ему погруженной в свои мысли. Он не знал, радоваться ему или огорчаться.

Они сделали короткую остановку, чтобы съесть то, что еще осталось. Если на их пути не встретится деревня, тогда он должен попробовать поохотиться, что, разумеется, заставит их задержаться. Тигу не очень хотелось гоняться за зайцами по снегу. Чем скорее они увидят короля, тем лучше и для них, и для Роберта I.

Солнце клонилось к закату. Река, извиваясь, то была как на ладони, то исчезала среди деревьев. На одном из поворотов реки Тиг увидел стаю снежно-белых лебедей-кликунов, диких уток и гусей. При мысли о жареной утке его рот наполнился слюной.

Они должны найти какую-нибудь деревушку или даже хижину, где смогли бы пополнить запасы продовольствия. Он помнил, что здесь впереди должна быть деревушка и замок Датчэлли, но не знал, как это далеко от них – миля или десять.

Он посмотрел на Кэт, которая шла за ним и лошадью по протоптанной ими дорожке. Так он хотя бы немного облегчил ей путешествие по снегу. Он вновь с удовольствием вспомнил, как их баталия сбила их с тропы.

Неожиданный порыв ветра, ударивший в лицо, и низкие тучи, вдруг затянувшие небо, прогнали всякие воспоминания и мечты о вкусной еде. Путешествие в горах связано с риском в любое время года. Причудливые вершины гор, только что сверкавшие перед ними, исчезли в сером плотном тумане, тучи грозно темнели. Становилось опасно.

– Надо поскорее найти укрытие! – крикнул он Кэтрионе.

Она потуже затянула шнурки капюшона, чтобы его не сорвало с головы порывами ледяного ветра.

– Мы должны найти пещеру? – спросила она.

– Нет! Ураган очень сильный. Нам нужна пища, и мы не должны замерзнуть. Надо искать деревню Датчэлли.

Кэтриона согласилась, хотя ей не хотелось снова встречаться с толпой людей. Но не следует быть все время наедине с Тигом, хотя втайне она об этом только и думала. Это опасно. Это ошибка. Полный народа замок, конечно, лучше, как и ее положение сестры барда. Видимо, ей до смерти уготована судьба быть чьей-то сестрой.

Но теперь прежде всего они должны спастись от урагана.

Кэтриона, согнувшись вдвое, уткнулась головой в бок лошади, прячась от ударов ветра. Тиг остановился, и она подумала, что они заблудились.

– С вами все в порядке? – спросил он, появившись рядом из густого тумана.

Кэт утвердительно кивнула, высунув голову из пледа, который накинула на голову, ноги и пальцы рук у нее одеревенели от мороза.

Тиг накинул что-то ей на запястье. Она поняла, что это веревка.

– Держитесь за веревку, другой конец я привяжу к седлу. Я не хочу, чтобы вы потерялись в этой пурге. – Голос его был тих и полон заботы.

Она крепко ухватилась за веревку, радуясь, что он завязал ее, догадавшись, что руки ее озябли и онемели.

– Мне показалось, будто я уловил запах дыма, но при такой силе ветра трудно определить, откуда он. Надеюсь, что Датчэлли совсем близко.

Она снова кивнула. Тиг, посмотрев на нее, вернулся к лошади.

Для Кэтрионы мир ограничился смутным очертанием крупа лошади и мучительной болью в замерзающих пальцах рук и ног. Щурясь, она вглядывалась в белую мглу.

Замок вырос словно из снега, его серый силуэт повис над рекой. Никогда еще Кэтриона не была так рада каменным стенам. Они уже не шли, а бежали, подгоняемые жестоким ветром, – их ждали крыша над головой и тепло очага.

Ворота замка, к счастью, были открыты. Стража, узнав, что перед ними бард, тут же поручила гостей пареньку лет девяти. Тот провел их в конюшню, где другой мальчишка пообещал почистить лошадь и дать ей овса. Тиг и Кэтриона, прихватив свои скромные пожитки, последовали за проводником. Пройдя через пустой двор замка, они, стряхнув с одежды снег, остановились на пороге кабинета главы клана.

Он сидел за столом спиной к очагу, в котором гудел огонь. Его седеющие на висках волосы были собраны в косицы, открывавшие лицо человека средних лет. Старый, выцветший плед накрывал его плечи. Тиг и Кэтриона в лужице растаявшего с их ботинок снега ждали, когда он закончит разговор с тремя стариками. Кэтриона переступала с ноги на ногу, пытаясь размять онемевшие ноги.

Наконец глава клана, закончив разговор с посетителями, кивнул гостям, приглашая подойти.

– День добрый, – поздоровался Тиг бодрым голосом.

– И вам добрый день, сэр, – ответил глава клана, окидывая их пристальным взглядом. – Что заставило вас пуститься в путь в такую непогоду?

Тиг рассказал ему ту же историю, что и Фарлану из Фионна, – он провожает сестру к ее жениху. Кэтриона должна была признать, что он отличный рассказчик, помнящий все детали. На этот раз он скрасил повествование шутками, когда упоминал сломавшего ногу беднягу Рори. Рори? Она должна запомнить это имя.

– Просим нас приютить, – сказал он. – А мы развеселим вас. Кэт поет, как ангел. – Кэтриона бросила на него испуганный взгляд: он никогда не слышал, как она поет. Тиг ободряюще подмигнул ей. – А я расскажу потрясающую историю. – Кэт чуть не фыркнула, но сделала вид, что кашляет. – Нам только переночевать да утолить голод.

Глава клана снова окинул их взглядом и вдруг заметил:

– Вы не похожи на сестру и брата.

Кэтриона прикусила губу, чтобы не сказать лишнего. Взгляд Тига напомнил ей это.

– У нас разные матери, – быстро пояснил Тиг. – Я похож на отца, а Кэт – копия матери.

– Да, – согласился глава клана. – Это частенько бывает. Я приглашаю вас в мой замок, Кэт, – сказал он, изъявляя готовность признать такую странную кличку вместо имени.

Кэтриона наклонила голову.

– Вы можете переночевать у моей дочери. Ночь будет морозная, а в ее маленькой спальне намного теплее, чем в большом зале. Я не могу предоставить вам отдельную комнату, у нас неожиданно много гостей. Никогда еще не видел столько путешественников так поздно в этом сезоне.

Кэтриона только молча кивнула.

– Путешественников? – переспросил Тиг.

В его голосе Кэтриона уловила напряженность и опасение.

– Да, лудильщик, жена моего соседа и ее кузен, и еще один путешественник с запада. У нас не хватает комнат для гостей.

– Мы признательны вам за гостеприимство, сэр, – сказал Тиг и, поклонившись, толкнул локтем Кэтриону.

– Да, да, мы очень благодарны вам, – подтвердила Кэтриона, присев в книксене.

Глава клана улыбнулся:

– Клянусь, вы неплохо заработаете в этот сезон. Может, останетесь у нас на зиму?

– Нет! – в один голос возразили Тиг и Кэтриона.

Глава клана поднял брови.

– Мы должны тронуться в путь как можно раньше, – объяснила Кэтриона, посмотрев на Тига. – Я нужна моему Рори, – добавила она с печальной, она надеялась, улыбкой.

– Да, но он будет ждать вас в хорошем состоянии, милая девушка, и, главное, необмороженной.

Кэтриона хотела достойно ответить, но Тиг оборвал ее:

– Мы вам благодарны за прием, какой бы краткой ни была наша остановка.

Глава клана был удовлетворен и подозвал к себе мальчишку, который привел их к нему.

– Кестер, покажи девушке спальню Изабел, а барда отведешь в большой зал. Я полагаю, вы мечтаете о еде и тепле очага?

Гости кивком подтвердили слова хозяина.

– Еда скоро будет на столе. А потом, если пожелаете, то можете присоединиться ко мне в зале, – сказал хозяин, обращаясь к Тигу. – Впрочем, вы, как бард, можете начать с рассказа о собственном путешествии.

Поблагодарив, Тиг, взяв за руку Кэтриону, последовал за мальчишкой.

Они вошли в большой зал, и Тиг был представлен тем немногим из гостей, кто здесь присутствовал. Кэтриона знала, что вскоре зал наполнится людьми, расспрашивающими о последних новостях и требующих песен, но она настолько устала, что ей все было безразлично.

Плохой сон ночью, баталия со снежками, тяжелый путь по глубокому снегу, борьба с ураганным ветром подкосили силы и отняли энергию. Она мечтала только о горячей ванне, свежем белье и мягкой постели.

Когда она повернулась, чтобы последовать за Кестером, Тиг схватил ее за руку и притянул к себе:

– Поосторожнее с языком, Кэт. Нам не нужно, чтобы наши хозяева сожалели, что приютили нас.

– Я только скажу…

– Лишь то, что нужно, я знаю. И только. Не надо привлекать к себе внимание, в чем, кажется, вас винят ваши братья. Помните, что вы не Кэтриона Строптивая, а просто Кэт, девушка, которая вместе со своим братом едет на встречу с возлюбленным. Я знаю, у вас это получится. – Он посмотрел ей в глаза. – Позвольте мне гордиться вами.

Прошептав ей на ухо эти странные слова, он легонько подтолкнул Кэт к ждущему ее мальчишке. Внезапная боль заставила ее прижать руку к животу. Это не может быть несварением желудка, ибо она давно ничего не ела. Слова Тига не выходили из головы. Уходя из зала вслед за Кестером, она обернулась, но бард уже разговаривал с одним из хозяйских гостей.

Мальчишка провел ее через холодные и темные коридоры к спальне дочери хозяина замка. Как только он собрался открыть дверь, его остановил девичий голос:

– Стойте!

Лицо Кестера просияло. Он повернулся в ту сторону, откуда получил приказ.

– Сейчас вы увидите нашу Изабел, – сказал он Кэтрионе. – Это самая красивая девушка во всей горной Шотландии. – У мальчишки было счастливое лицо, но, сообразив, что позволил себе дерзость, он покраснел, увидев, что Изабел идет им навстречу.

У Кэтрионы екнуло сердце, когда она увидела белокурую красавицу, которая улыбалась ей.

– Как я полагаю, вы та самая гостья, о которой я должна позаботиться. – Ее карие глаза весело блестели. – Как я рада, что будет наконец с кем поговорить!

Кэтриона еле удержалась от печального стона. Меньше всего ей хотелось сейчас разговаривать, но она вспомнила, что шепнул ей на ухо Тиг: он хотел гордиться ею. И как ни странно, она сама этого желала.

Взяв гостью за руку, Изабел ввела ее в свою уютную спальню. В очаге, потрескивая, горел огонь, стены были обиты шелком, огромная кровать с пологом занимала почти всю комнату. Только ее и видела утомленная Кэтриона. Но тут же вспомнила слова Тига: «Позвольте мне гордиться вами». Никто еще не говорил ей такого. А его просьба: «Будьте помягче»! Тиг хотел, чтобы она не давала волю своему языку, чтобы она была Кэт, не Кэтрионой.

Первым ее инстинктивным желанием было нагрубить Изабел, чтобы доказать Тигу, что не он командует ею, но, посмотрев на веселую и красивую девушку, она тотчас же передумала.

– У вас усталый вид, простите за эти слова… Я не знаю вашего имени, – промолвила Изабел.

– Кэт, – быстро ответила Кэтриона и подивилась, что странное имя, почти кличка, данное ей Тигом, так легко слетело с ее уст.

Брови Изабел чуть дрогнули от удивления, но она ничего не сказала. Вот что значит быть «помягче». Сдержанность девушки напомнила Кэтрионе совет отца: «Если не можешь сказать что-то хорошее, держи язык за зубами».

– Можно принять у вас ванну?..

– Я уже распорядилась, сейчас принесут, – перебила ее Изабел. – Дайте мне вашу одежду. Если не возражаете, я распоряжусь, чтобы ее почистили.

– Да… то есть нет. Я хочу надеть все свое. – Но, увидев изумление девушки, Кэтриона добавила: – Мы… мы… потеряли наш мешок с одеждой во время урагана. – Она надеялась, что в эту ее ложь поверят.

– Но в таком виде ее нельзя носить, – возразила Изабел. Вскинув голову, она окинула Кэтриону оценивающим взглядом. – Мне кажется, мы одинакового роста. – Она подошла к сундуку у кровати и, перебрав свои вещи, наконец вынула красивое синее платье. Совсем простого покроя, но благодаря интенсивному цвету оно привлекало внимание.

– Прекраснее платья я еще не видела! – не удержавшись, воскликнула Кэтриона.

– Я с удовольствием даю его вам, пока чистится ваша одежда.

Кэтриона коснулась рукой и погладила тонкую шерстяную ткань. Она уже представила себя в этом платье и всеобщее внимание, когда она войдет в большой зал. Цвет платья как нельзя лучше подчеркнет голубизну ее глаз и белизну кожи. Волосы она ничем не покроет. Пусть Тиг видит, какая она на самом деле.

Однако она так быстро отняла руку от платья, словно обожглась им.

– Нет, я не могу надеть это чудесное платье. Разочарование в глазах Изабел было очевидным, губы ее дрогнули. Кэтриона поняла, сколь обидными были для девушки ее слова. И вспомнила: «Будьте помягче. Позвольте мне гордиться вами».

Следовать этому совету Тига в интересах ее самой. Но это не относится к ее отношениям с Тигом – здесь она не собирается следить за своим языком. Кэтриона улыбнулась девушке:

– Это вы должны сегодня вечером быть в этом платье. Ваш отец сказал, что в замке много гостей, ищущих убежища от бури. Именно вы должны появиться в таком наряде перед гостями.

Разочарование Изабел исчезло. Кэтриона поняла, что у нее получается быть доброй и хорошей. Что ж, если «быть помягче» поможет ей стать незамеченной и не привлечь к себе внимания, то это вполне соответствует ее собственному желанию.

– У вас нет другого платья? Что-нибудь попроще? Я не хочу, чтобы меня разглядывали в такой роскошной одежде. – Изабел наконец снова улыбнулась, однако не так радушно, как прежде.

– Да, у меня есть еще подходящее платье, но я никогда еще не встречала такой красивой девушки, как вы, которой не захотелось бы привлечь внимание молодого человека.

Комплимент Изабел вдруг потряс Кэтриону. Она повернулась к очагу, как бы погреть руки, а на самом деле собраться с мыслями и найти слова для ответа.

– Я не хотела смутить вас, – тихо промолвила Изабел.

Кэтриона улыбнулась.

«Я совсем не хочу привлекать к себе подобное внимание», – подумала она про себя, глядя на девушку.

Стук в дверь прервал их беседу.

Изабел отворила дверь. Двое парнишек втащили в комнату довольно большую деревянную ванну, а четыре девушки, следующие за ними, несли в кастрюлях воду. Вскоре ванна была полна горячей воды. Тем временем Изабел успела приготовить кусок душистого мыла, полотенца, гребень и другое платье, попроще, серое с зеленым орнаментом. Когда Кэтриона попыталась распутать свалявшиеся волосы, ее почти обмороженные руки не слушались ее. Помогла ей без всякой просьбы хозяйка дома. Взяв из ее рук гребень, она начала расчесывать волосы гостье. Все это время говорила только Изабел, рассказывая о сплетнях в замке, своем садике разных полезных трав и снежной буре, которую, как всегда, предсказала их старая Анна, сославшись на ломоту в суставах.

Кэтриона, ложась в ванну, надеялась, что Изабел оставит ее на какое-то время, но девушка, присев на краешек кровати, продолжала щебетать. Тепло понемногу согревало Кэтриону, она постепенно забывала о холоде, еще совсем недавно сковывавшем ее. Она время от времени кивала головой, будто слушает Изабел.

Иногда монолог девушки прерывался, ибо Кэтриона с головой окуналась в воду, чтобы ополоснуть намыленные волосы. Тогда наступала минутная тишина.

– Если хотите, я полью на ваши волосы чистую воду из кувшина, – предложила Изабел.

Кэтриона улыбнулась, чувствуя легкость во всем теле после постоянного напряжения, и охотно подставила голову под струю воды.

– Расскажите мне о вашем спутнике. Он не ваш муж, не так ли?

Вопрос застал Кэтриону врасплох.

– Нет, это мой брат.

– Он бард?

Кэтриона кивнула и окунулась до подбородка, так что ее оголившиеся колени почувствовали холодный воздух.

– А почему вы едете с ним?

У Изабел было много вопросов, а у Кэтрионы не было ответов.

– Тиг везет меня к моему жениху, – ответила Кэтриона.

– Тиг? Так зовут вашего брата? Это имя я однажды уже слышала.

Проклятие! Сказал ли Тиг свое имя отцу Изабел? Наверное, нет, ибо тот называл его просто бардом. Надо срочно предупредить Тига, что она по неосторожности назвала его имя девушке, лихорадочно думала Кэтриона.

– Это имя часто встречается в клане Монро, – поспешила она пояснить.

– Да, это было имя другого. Это Тиг из Колрейна, сын главы клана Монро.

Лицо Изабел было мечтательно-задумчивым. Кэтриона почувствовала неловкость и тревогу.

– Значит, вы встречались с королевским воином Тигом? – спросила она, решив засыпать Изабел вопросами, если ответ будет положительным.

– Нет.

На мгновение Кэтриону охватило разочарование, однако удовольствие от ванны сгладило все неприятные чувства.

– Но я слышала, что он ищет себе невесту, – продолжала Изабел. – Или, кажется, его мать подыскивает ему жену. Также я слышала, что он не хочет жениться. И еще говорят, что он хорош собой и очень храбрый.

Все это Кэтриона уже знала из песен и рассказов бардов.

– У него пока еще нет жены, – не удержавшись, сказала она.

– Да, он холост. Одни думают, что он хочет жениться только по любви, другие – что он устал от войны и просто желает отдохнуть, прежде чем связывать себя узами брака. Той, кто выйдет за него, повезет. Он станет главой большого клана, находящегося в родстве с графом Россом, а это значит и с королем. Что касается меня, – продолжала Изабел, – то мне не хотелось бы мужа, который был бы все время в центре событий, даже если бы он был всеми обласкан, хорош собой и…

Кэтриона, посмотрев на девушку, увидела, что та покраснела.

– И что еще?

– Я слышала…

Кэтрионе уже надоело повторение этих двух слов.

– Я слышала, что он ни одну девушку не отпускал… неудовлетворенной.

– Неудовлетворенной? – «О чем это она?» – не поняла Кэтриона.

– Да. – Изабел нагнулась пониже над ванной и почему-то шепотом сказала ей: – Это то, что происходит между мужчиной и женщиной.

Кэтриона недоуменно покачала головой, и Изабел пояснила:

– Когда мужчина и женщина соединяются… в постели! – Сказав это, Изабел зажала рот рукой, словно сама не поверила, что произнесла эти слова вслух.

Кэтриона только охнула.

– За кого вы должны выйти замуж? – помолчав, тихонько спросила ее Изабел.

Кэтриона тут же быстро вспомнила имя, которое повторил ей Тиг. Рори. Однако он не придумал, из какого он клана. Он обязательно назвал бы что-нибудь знакомое…

– Рори из клана Монро. – С этими словами Кэтриона принялась быстро намыливать руки. – Вы знаете его? – наконец осведомилась она, чувствуя комок в горле от страха. Ведь ее могут уличить во лжи!

– У меня это имя на слуху, но я ничего не знаю об этом человеке.

Кэтриона с облегчением вздохнула.

– Он тоже из Колрейна, не так ли? Вы направляетесь в те края?

Кэтриона что-то пробормотала.

– Говорят, что скоро туда пожалует король, – сообщила Изабел.

Кэтриона оживилась и села в ванне. Она была вся внимание.

– Король приедет в Колрейн? Я думала, что он направляется в Дингуолл.

– Да, он спешит на свадьбу своей сестры, но прежде посетит земли тех кланов, которые дали ему присягу верности. А это значит, что он будет в конце недели в Колрейне. Возможно, вы встретите его. Мне так хотелось бы увидеть короля Роберта…

Кэтриона, затаив дыхание, слушала девушку. Изабел сидела на кровати, поставив ноги на сундук, согнувшись и опершись подбородком в согнутые колени. Ее взгляд был полон мечтательной надежды.

– Вы обручены? – спросила ее Кэтриона, сама удивившись, что ее интересует эта любопытная девушка. Обычно Кзтрионе было безразлично, что думали и делали незнакомые ей люди.

Изабел, стряхнув воспоминания, снова сосредоточилась на Кэт, которая теперь глубоко погрузилась в еще теплую воду ванны.

– Что вы спросили?

– Вы обручены?

– Нет.

Кэтриона оценивающе оглядела девушку: длинные белокурые, слегка вьющиеся волосы, приветливый взгляд, глаза, казавшиеся огромными на тонко очерченном лице. Девушка была красива, умела мило болтать и достигла того возраста, когда думают о браке. Она будет хорошей парой для серьезного мужчины, которого только надо немного расшевелить. Изабел нужен муж, который мирился бы с ее болтливостью и ценил ее привлекательность.

– Уверена, что у вас нет соперниц, когда речь идет о внимании молодых людей.

Изабел пожала плечами.

– Здесь нет ни одного мужчины, чей интерес я желала бы привлечь, хотя я видела тех, кто ходил в женихах, поскольку все, кто путешествует, не минуют нашего Датчэлли. Я не встретила никого, чьей невестой хотела бы стать.

Кэтриона, откинув голову, задумчиво смотрела в потолок.

– Спорю, вам понравился бы Эйлиг, – вдруг сказала она уверенно.

– Эйлиг? Кто это?

– Мой… – Кэтриона осеклась. Что заставило ее заговорить об Эйлиге? Как бы повел себя Тиг, оказавшись в ее положении? Он, видимо, придерживался бы правды. – Мой кузен. Он из Ассинта, хотя я сама там не бывала, – поспешно добавила она.

Она осторожно перевела разговор на тему, не касающуюся своего жениха, но опять оказалась в щекотливом положении. Нужны правдоподобные детали, какими всегда пользовался Тиг, когда надо было скрыть правду.

– Он младший сын в клане Маклаудов. Как мне сказали, – она воспользовалась словами и методом Изабел, чтобы вовлечь ее в этот разговор, – он единственный из братьев, у которого есть мозги. Он блондин, как и вы. У вас были бы прекрасные дети.

– Он брат Строптивой из Ассинта? – прямо спросила Изабел, подавая Кэтрионе полотенце, когда ты вышла из ванны, где вода уже стала прохладной. – Не думаю, что мне захотелось бы выйти замуж за кого-нибудь из этого клана.

Кэтриона почувствовала, как в ней растут раздражение и злость, но вспомнила назидание Тита – держать язык за зубами. Она быстро вытерлась и небрежно спросила:

– Вы когда-нибудь встречались… – Кэтриона не могла заставить себя произнести слово «строптивая». – Вы когда-нибудь встречали эту девушку?

– Нет, но о ее репутации знают все в округе. Ведь она тоже ваша кузина. Разве вы не слышали о ней?

Кэтриона отрицательно помотала головой, стараясь прервать этот разговор, не вызвав подозрения. Изабел снова села на кровать.

– Я слышала, что у нее язык, как хорошо отточенный клинок. Своими словами она способна снять кожу с любого из королевских воинов. Говорят также, что весь ее клан в страхе от нее. У нее острое лицо, а тело такое же сухое, как ее душа. Я не собираюсь уходить из своей семьи, чтобы жить среди таких людей.

Кэтриона словно окаменела от того, чего наслушалась о себе. Вытирая мокрые волосы, она старалась закрыть лицо полотенцем.

– Странно, что мы разговариваем о ней, – продолжала Изабел. – Я совсем недавно говорила с одним путешественником, который сказал мне, что Строптивая продана клану Макдонеллов. Я подумала, что если бы они так не нуждались, то никогда бы не польстились на приданое, каким бы богатым оно ни было. Ведь Маклауды из Ассинта богаты и могут выдать свою дочь даже с такими недостатками, как у этой Строптивой. Возможно, если мне доведется увидеться с вашим кузеном…

Кэтриона почувствовала, как ее щеки вспыхнули румянцем стыда, и она быстро повернулась спиной к девушке.

– Садитесь поближе к огню, а я расчешу ваши волосы, – предложила Изабел.

Завернувшись в простыню, Кэтриона покорно подчинилась и села у очага, продолжая прятать лицо в надежде полностью совладать с собой. Неужели все видят ее такой? И Тиг тоже? Увядшая, съежившаяся, кому она нужна такая?

Но осторожное и умелое расчесывание волос и общая усталость повергли Кэтриону в состояние, похожее на транс.

– Ну вот, – проговорила Изабел, – ваши волосы приведены в порядок. Посидите у очага, пока я отнесу вашу одежду на кухню и велю постирать ее. Затем вы оденетесь, и, если позволите, я вас причешу.

– Почему вы так заботитесь обo мне? – неожиданно спросила ее Кэтриона и тут же закрыла рот рукой, как это недавно сделала Изабел.

– Вы наша гостья, глупышка. У нас, к счастью, есть еще несколько девушек моего возраста. Но мне не с кем посплетничать, нет сестры или кузины. Вы ни разу не прервали меня и не попросили умолкнуть, как любит делать это мой отец. Мы с вами быстро подружились.

Кэтриона кивнула в знак согласия, удивленная тем, что советы Тига так быстро подарили ей подругу, первую в жизни.

– Мы будем верными друзьями, – сказала она и улыбнулась.

Во всяком случае, пока Изабел не знает, кто она на самом деле.

Глава 9

Тиг сел так, чтобы видеть вход в большой зал. Он все ждал появления Кэтрионы, но она не приходила. Чем дольше они были разлучены, тем больше он опасался за нее из-за ее характера и острого язычка. Ее безопасность зависела от их хитрости и изобретательности. Это означало, что они постоянно рискуют, ибо его спутница не умеет промолчать, где надо, или раствориться в толпе.

Впрочем, такое для нее невозможно, – ее небесно-голубые живые глаза, матовая кожа и тяжелые волосы цвета воронова крыла всегда привлекали к ней взоры.

Он не мог сдержать улыбки, вспомнив ее. Она никогда не была предсказуемой… разве что самую малость, когда он пытался умерить ее крутой нрав. Он заметил, что за те несколько дней, что они были вместе, она научилась сдерживаться. С ней ему было интересно, она заставляла его всегда быть начеку, словно бросала ему вызов, чего никогда не делали другие девушки. Она не была похожа ни на одну из тех, кого подбирала ему матушка. Вот почему он решил сам себе найти невесту. Как только он доставит Кэт и это чертово письмо королю Роберту, его мать опять завладеет им. Ему кажется, что лучше всего было бы путешествовать с Кэт, быть вечно настороже, ловить случайные поцелуи, а не тосковать с той, которую выберет ему матушка.

Господи! О чем он думает? Его долг – служить клану, а не сидеть в седле, путешествуя с этой дикой горной кошкой, хотя она куда лучше, чем глупенькая Долаг из Фионна… или дочь главы клана Датчэлли.

Он обвел глазами публику в зале, ища обеих девиц, Кэт и дочь хозяина замка. С ней надо познакомиться… на всякий случай. Он смотрел, как зал наполняется публикой и слуги обносят столы едой.

– Где она? – ворчал он, не зная, кого из девушек он хочет увидеть первой.

– Кто? – тихо прозвучал ответ прямо ему в ухо.

Он повернулся:

– Кэт?

Она отступила назад, чтобы он как можно лучше рассмотрел ее платье в серо-зеленых тонах и вуаль, укрывшую волосы, плечи и часть ее красивого лица.

– Весьма… интригующе… для дамы средних лет.

Кэтриона нахмурилась и непонимающе посмотрела на него, однако тут же ее губы растянулись в озорной улыбке.

– Значит, я поступила правильно. Изабел хотела, чтобы я распустила волосы, перевязав их лентой, но я решила, что это привлечет ненужное внимание. – Казалось, что она сама в этом не была уверена. – Я правильно сделала, не так ли?

– Да. Я даже не заметил, как вы вошли в зал, хотя все время искал вас глазами.

Лицо ее светилось, и ему пришлось сделать глубокий вдох, чтобы унять сердцебиение.

– Скольких же вы успели оскорбить за это время?

Вопрос попал в точку и зажег искру гордости в ее глазах, сменив обычную настороженность.

– Я была примером хорошего поведения и даже приобрела… друга.

Тиг одновременно испытал шок и ревность.

– Кто? – спросил он, забыв, что решил быть безразличным.

– Изабел, – охотно ответила Кэт, хотя и с вызовом, – дочь главы клана.

– А-а, очень хорошо, – протянул Тиг, изображая заинтересованность, хотя таковой не испытывал. – Вы должны познакомить меня с ней. Я хочу проверить, отвечает ли она тем требованиям, которые предъявляет король к невестам для своих верных воинов, да и для меня тоже, – добавил он и вдруг заставил себя остановиться.

– Вам она не понравится, – с досадой процедила Кэт. – Изабел – очень милая девушка, но чересчур болтлива и любит сплетни. Ее любимые слова: «Я слышала, что…» Вы не станете тратить время на то, чтобы выслушивать ее болтовню, хотя, возможно, королю это понравится.

Тиг не мог скрыть свое изумление:

– Откуда вы можете знать, что мне нравится в девушках, а что нет?

– Я… я… – Кэт в замешательстве поспешила переменить тему: – Она сказала мне, что мой суженый, Рори Монро, ей знаком. Мне удалось как-то избежать расспросов, но не думаете ли вы, что было бы разумно поведать мне об этом человеке, чтобы я не попала впросак с ней о сплетнях в замке и слухах о короле…

– О короле?

– Да. Он сейчас разъезжает по землям союзников графа Росса, а потом поедет на свадьбу своей сестры в замок Дингуолл. Возможно, мы встретимся с ним раньше, чем полагаем.

Тиг был потрясен больше, чем того хотел. Выходит, она наконец послушалась его советов. Он поднес ее руку к губам и поцеловал.

– Вы справились, Кэт, – сказал он, глядя ей в глаза. – Я горжусь вами. – Растерянность на ее лице была для него наградой. Тиг улыбался. – Разве вам никто и никогда не говорил таких слов?

– Нет. Никогда. А вы уверены, что это так? Тиг теперь не побоялся громко рассмеяться:

– Уверен. Отлично, что у вас есть друг и что вы сумели так искусно изменить свою внешность. Вы достойны величайшей похвалы.

Сдвинутые от изумления брови Кэт образовали на ее переносице морщинку, и рука Тига потянулась, чтобы разгладить ее, но чей-то мелодичный голос остановил его:

– Вы не познакомите меня с вашим братом?

Тиг быстро обернулся. Возле него стояла девушка примерно того же возраста, что и Кэт, с волнистыми золотыми волосами. Ее карие глаза светились доброжелательностью. Перед такой красавицей не смог бы устоять ни один мужчина. Тиг невольно перевел глаза на Кэт, которая старалась казаться ничуть не удивленной.

– Вы не собираетесь познакомить меня с вашим братом, сестричка? – повторила Изабел.

– Конечно, – торопливо ответила Кэтриона и, обойдя Тига, стала рядом с девушкой. – Это Изабел, дочь Хэмиша, главы клана Битонов из Датчэлли. А это Тиг, бард.

Изабел, кокетливо играя глазами с длинными ресницами, улыбнулась ему. Ее зубы, увы, оставляли желать лучшего, но у кого такого не случается? Тиг вежливо поклонился, а затем взглянул на Кэт. Сарказм в ее белозубой улыбке заметил только лишь Тиг. Как всегда, он подавил желание нагнуться и поцеловать этот дразнящий рот. Но подарив поцелуй одной девице, придется поцеловать и другую. Послав Кэт улыбку, он с сожалением расстался с ней, той, которая еще больше стала нравиться ему своей храбростью и красотой.

– Сочту за честь повести вас к столу, – сказал он Изабел. Она церемонно протянула ему руку, и он пошел с ней к главному столу в самом начале зала. Кэт, оставшись одна, смотрела им вслед.

Кэтриона видела, как они пробирались сквозь толпу, слышала звучный голос Тига, что-то говорившего Изабел, и ее звонкий смех.

Она быстро выбрала последний стол в темном углу зала и села так, чтобы хорошо видеть главный стол на помосте, куда обязательно пригласят Тига, и он будет сидеть рядом с Изабел. Первое, что почувствовала она, была боль, а потом обида. Только что она была счастлива, когда он похвалил ее, теперь же ей хотелось, чтобы камни пола разверзлись и пропасть поглотила его.

Кэтриона безразлично брала кусочки мяса с деревянного подноса, но щедро запивала их вином, казавшимся ей разбавленным водой. Вскоре Тиг встал из-за стола и, поклонившись Изабел и ее отцу, направился туда, где оставил свой барабан. Он довольно быстро отыскал глазами Кэтриону в ее темном углу. Вскинув брови, он словно хотел спросить ее, почему она прячется, но, раздумав, пожал плечами и, взяв стул, поставил его в проходе между столами.

К Кэтрионе тут же вернулся аппетит, и она решила съесть вкусное мясо и выпить еще один бокал вина.

Она слышала, как Тиг запел простую, всем известную древнюю балладу. Он умел прятать свои недостатки в общем хоре. Кэтриона уже знала это. Он отлично рассказывал, но музыка не была его коньком. Как ему пришло в голову, что он может быть бардом? Он плохо учился этому или не учился вовсе. Барабан его тоже слушался с трудом. У него был красивый голос, когда он говорил, а пел он тихо и неуверенно.

Кэтриона отодвинула поднос так резко, что чуть не опрокинула бокал. Она вспомнила их неудачу в Фионне. Сейчас он поет чуть лучше, но все равно не так, как настоящие барды.

Встав из-за стола, она присоединилась к толпе гостей. Следя за Тигом, Кэтриона поняла, что он получает удовольствие, когда толпа подхватывает его песню. Ему это нравится.

Обойдя круг слушателей, Кэтриона, не сводя глаз с Тига, встала за его спиной. Она смотрела на лица тех, кто внимал ему, – молодые и старые, улыбающиеся, дружелюбные, открытые лица. Как ему удается расположить к себе этих людей то веселой шуткой, то простой песней или всего лишь напевая, но всегда с улыбкой, на которую невозможно не ответить?

Тиг отложил на время барабан и, обернувшись через плечо, посмотрел на Кэтриону. Она быстро отвела взгляд, погруженная в свои мысли.

За веселой песенкой последовали новые рассказы, однако все остальное было, как и в тот раз, когда Кэтриона вмешалась и побудила Тига петь для Долаг. Теперь же она не повторит ошибку. Пусть он поет что хочет, а она будет только слушать его и ждать.

Второй рассказ Тига развеселил слушателей. Затем он стал насвистывать мелодию, незнакомую клану Битонов, ибо она была посвящена Долаг. Кэтриона с раздражением впилась взглядом в затылок Тига, пока он наконец не запел популярную балладу о любви.

Все это время Изабел с восторгом смотрела на барда, а тот, щедро даря улыбки, все пел и пел, Когда он бросил взгляд на Кэтриону, то она не ответила ему, а снова не торопясь обошла толпу, разглядывая лица. Но глаза ее все время обращались к Тигу и Изабел, особенно к ней. Эта пара проявляла заметный интерес друг к другу. Что он о себе думает? Изабел не та девушка, которая будет рисковать своей добродетелью ради такого, как он. Если он посмеет ее поцеловать, она, Кэтриона, ее подруга, выцарапает ему глаза… или вырвет ему язык.

Мысль о языке вдруг вызвала воспоминание о том моменте, когда, упав в овраг, она и Тиг вдруг поцеловались. Что-то в ней дрогнуло. Изменник! Хотя он просто такой, как все мужчины.

Нет, он не похож на всех, кого она знала. Он везет ее к королю, он спасает ее от коварных планов ее семьи.

Перестав кружить по залу, она села на край скамьи. Человек, сидевший на другом ее конце, улыбнулся, чем привлек ее внимание. Он кого-то ей напомнил своим странным, не в меру длинным и искривленным носом и низко нависшими темными бровями. Где могла она его видеть? Хотя в кланах часто бывают браки между близкими родственниками, и она, возможно, видела кого-то из них. Кэтриона, не ответив на улыбку незнакомца, снова стала наблюдать за Тигом. Он опять что-то рассказывал.

– Он неплохой рассказчик.

Неожиданное замечание соседа по скамье заставило Кэтриону снова взглянуть на него. Пряди жидких длинных и жирных волос падали ему на лицо, отчасти скрывая обезображенную оспинами кожу. Тонкие губы были сжаты в узкую полоску. Он явно ждал ее ответа. Она только кивнула, избегая знакомства. Ее сосед был настроен иначе.

– Он проезжал мимо моего замка около недели назад. Только не в таком виде, – заметил незнакомец тихим голосом, словно разговаривал сам с собой.

– Он, кажется, неплохой бард, – согласилась Кэтриона.

– Да, он порядком изменился после того, как покинул замок Дан-Донелл.

– Дан-Дон… – Кэтриона от страха закрыла глаза и быстро наклонила голову, надеясь, что ниспадающее покрывало на голове достаточно скрывает ее лицо. – Значит, он держит путь далеко, – предположила Кэтриона, изменив свой голос.

– Да, и это непросто в это время года. – Он снова заговорил о Тиге. Видимо, тот его интересовал. – Большинство бардов обычно в это время ищут, где бы им переждать зиму, но этот…

– Вы тоже направляетесь в земли клана Макдонеллов? – осмелилась наконец спросить Кэтриона, одинаково боясь услышать ответ или не услышать ничего.

– Да, через Ассинт. – Незнакомец посмотрел на нее. – Я хотел увидеть свою невесту, но она исчезла. – Он какое-то время разглядывал ее в профиль, а затем снова посмотрел на толпу в зале. – Я послал ей письмо с вашим бардом, но оно не было доставлено. Мне хотелось бы спросить его, почему он не сделал этого. – Голос его был глухим и недобрым.

Кэтриона почувствовала неприятный озноб и замерла на месте. Ее внезапный уход может насторожить странного соседа.

Хотя она не видела его лет шесть или семь, у нее уже не было сомнений, что перед ней Дафф Макдонелл Псиная Морда.

Поглядывая на Кэт, Тиг догадывался, что с ней что-то происходит. Она как-то странно нагнула голову и спрятала лицо. Обычно Кэтриона всегда держалась прямо, высоко подняв подбородок, словно ждала вызова судьбы. Теперь же она сидела, сжавшись, опустив плечи и закрыв лицо чертовски не шедшей ей вуалью.

Он отставил барабан и принялся напевать довольно неприличную песенку. К нему охотно присоединились гости, пели громко, стуча кружками и кубками по столам. Голос барда утонул в шуме общего веселья.

Тиг с облегчением вздохнул, когда эта часть лицедейства закончилась. Одно дело – притворяться бардом, когда знаешь, что ты не бард, – он поморщился от стыда, – и совсем другое – их совместное выступление с Кэт. Она наконец стала прислушиваться к его советам и заметно подобрела.

Он оглянулся, но Кэт на скамье не было. Окинув взглядом зал, он убедился, что ее здесь нет. Тиг был уверен, что она подойдет к нему и он услышит ее язвительную оценку его песен или совет спеть песенку в честь какой-нибудь местной девицы. Ею, конечно, будет Изабел… Пробежав глазами по толпе, он остановился на золотоволосой красотке.

Куда бы Кэт ни делась, она не станет портить отношения с теми, кто слушает его баллады и рассказы. А ему, должно быть, следует воспользоваться случаем и разузнать все о дочери хозяина, а не только то, что она любит посплетничать. За все время его незадачливого путешествия Изабел кажется ему самой удачной встречей, если он собирается жениться.

Что ж, он воспользуется отсутствием злоязычной Кэт и поговорит с ней. Он должен знать, подходит ли Изабел ему в жены. Он успеет еще найти Кэт. Закончив разухабистую песенку, Тиг улыбнулся Изабел.

– Я спою песню о прекрасной Изабел, дочери хозяина замка, – объявил он.

– Да, она такая! – одобрил его Кестер, паренёк, который провел их с Кэт сюда.

– Тогда расскажи мне о ней, чтобы я мог сложить правдивую песню. – Тиг кивком указал на Изабел и, повернувшись, улыбнулся ей.

Бедняга побелел, поняв, что Тиг не шутит и ему придется набраться храбрости.

– Да, она красива.

– Это так, – согласился Тиг, глядя, как бледные щеки парнишки порозовели.

– Ее волосы как шелк.

– Откуда ты это знаешь, парень? – раздался зычный голос из толпы.

Насмешливый тон обидел мальчишку. Он распрямил плечи.

– Это каждому видно, – ответил довольный собой паренек. – А ее кожа бела как снег.

– Да, я сам это вижу. – Тиг подмигнул улыбающейся Изабел. – А какой у нее характер? Она застенчива и скромна? Или остра на язык? Почитает ли она своего отца?

– Слишком много вопросов, бард, – промолвил кто-то совсем рядом.

– Это необходимо, чтобы воспеть все ее добродетели. – Тиг обернулся и встретил взгляд Даффа Макдонелла. Судя по холоду в его глазах, он не был рад встрече с Тигом.

– Я слышал ваши песни раньше, бард. Девушка, у которой есть хоть капля гордости, не должна радоваться вашим похвалам.

Воцарилась тишина.

– Мои песни раздражают вас?

– Да. Совсем недавно я слушал вас в моем замке. Скажу по правде, вы стали петь лучше.

– А как же моя песня? – не удержавшись, воскликнула Изабел, не дав Тигу время сообразить, как оправдаться перед Макдонеллом за недоставленное письмо. Он медленно снова повернулся к Изабел.

– Сейчас вы услышите ее, – успокоил он девушку и, взглянув на Макдонелла, подошел к скамье, на которой сидела Кэт. Конечно, она узнала Псиную Морду и поэтому поспешила уйти, пока он не узнал ее. Теперь он понял, почему Кэт не было в зале. Сейчас она, должно быть, собирает свои вещи и готовится покинуть замок. Он посмотрел на высокие окна зала, но уже стемнело, и не было видно, идет ли снег. Подождет ли она его или отправится сама? Безрассудно пускаться в путь без продовольствия и того, кто может оберегать ее. То есть без него.

– Бард!

Внимание Тига вернулось к реальности, и он прогнал тревожные мысли. Надо закончить фарс с песней, постараться отделаться от Псиной Морды, а затем найти Кэтриону и узнать, что она решила делать.

– Кажется, я готов, – наконец сказал он, словно все время думал, что спеть. Но выбор был невелик, и он запел известную старинную балладу о любви прелестной девушки и влюбленного в нее рыцаря. Макдонелл, нахмурившись, недобро смотрел на него.

Наконец Тиг, извинившись и пообещав скоро вернуться, вложил барабан в кожаный мешок и поставил в угол рядом со всеми своими вещами. Он не мог взять их с собой, ибо Псиная Морда следил за каждым его шагом. Тиг направился в тот конец зала, где находились туалеты. Вряд ли Псиная Морда последует за ним – он поверил, что Тиг немедленно вернется.

Но у Тига были другие планы. Он должен найти Кэтриону и узнать, что она намерена предпринять. Он не допустит, чтобы она попала в руки Даффа Макдонелла. Ее будущее, как и будущее короля, теперь зависит от этого. Обо всем другом, касающемся его самого, он не думал.

Выбежав из замка во двор, занесенный снегом, он попал в снежную бурю, которая к ночи усилилась. Тиг мог бы пройти по коридорам замка, но он берег время.

Они с Кэтрионой должны немедленно уехать, бросив свои вещи.

Пока ему удалось избежать вопросов Даффа Псиной Морды, но вскоре все гости замка разбредутся по своим углам на ночь, и наступит время объяснить, куда и зачем он путешествует.

Проще всего было бы оставить Кэтриону здесь. Это отвлекло бы Псиную Морду на какое-то время и помогло бы Тигу немедленно уехать. Ведь ему необходимо предупредить короля о готовящемся заговоре независимо от того, будет или не будет Кэт заложницей.

Однако он не может ее бросить. Что-то не позволяет ему это сделать. Несмотря на ее вспыльчивость и вздорность, он понял, что свой характер она использует как некую броню… и невольно вспомнил, как они лежали в снегу, свалившись в овраг… ее влажный рот и фиолетово-голубые глаза.

Судьбу Кэтрионы определит король, и Тиг был уверен, что без свадьбы не обойдется. Она состоится с тем, кто способен контролировать неверный королю клан Маклаудов. Ему же предстоит возглавить свой немногочисленный клан. Таковы его и даже Кэтрионы обязательства, и они исполнят свой долг.

Тиг направился к башне, куда до этого Кестер повел Кэт и где находилась спальня Изабел. Не успев перейти двор, он услышал шум у ворот замка. В воротах показались наездники. Покрытые одеялами и засыпанные снегом, они были похожи на огромные камни, свалившиеся с горы.

– Эй, вы там! – крикнул кто-то из них.

Тиг пригляделся. Что-то в этих нежданных гостях насторожило его. Но он все же откликнулся:

– Я слушаю вас!

– Не позволите ли нам переждать здесь бурю?

Голос показался Тигу знакомым.

– Это не мой замок. Я путешествующий бард и сам здесь гость, – ответил Тиг, пробуя обойти их. – Да, эта ночь опасна для путешествия.

– Да, опасна. А где хозяин?

– Не знаю, но в зале его дочь. – Тиг указал на крыло замка, где находился большой зал.

Первый, высокого роста всадник стряхнул снег с накидки.

– В замке много гостей в этот вечер? – Он приблизился к Тигу.

– Да.

– А нет ли там среди гостей девицы с черными волосами и плохим характером?

Тиг почувствовал, как его пробила дрожь. Он насторожился.

– Нет, я такой здесь не видел.

– Так уж и не видел?

Что-то в этом ответе напомнило ему Кэт в плохом настроении. Сомнений нет, это ее братья. Мало того что Псиная Морда нашел его, теперь надо иметь дело с целой оравой хамов и олухов.

Он заметил, что наездники сужают кольцо вокруг него. По росту и взгляду, который Тигу едва удалось разглядеть, он понял, что разговаривает с Броком, старшим из братьев, каким описала его Кэт. Тиг постарался собраться с мыслями и сохранить спокойствие. Он лишь молил Бога, чтобы ненароком не появилась Кэт. Но она остережется, зная, что Псиная Морда в замке.

– Что ж, пойду поищу себе постель на ночь, – сказал он и попробовал улыбнуться. – Дочь хозяина в зале. – Он указал, куда идти. – Ее зовут Изабел, она красива и добра и, без сомнения, примет вас в своем замке.

Он повернулся, чтобы продолжить путь, но всадники уже заполонили двор. Мощный удар старшего из них заставил Тига потянуться за своим клинком, но тут его сбили с ног, повалили на землю и с силой стукнули по лицу. Нападавший, склонившись над поверженным, схватил его за ворот накидки и притянул его к себе так близко, что они едва не коснулись носами. Теперь Тиг хорошо видел подлинную злобу в круглых, как бусины, глазах Брока.

– Чью же постель ты хотел искать, бард?

Тиг промолчал.

– Ты что, не знаешь, кто мы?

– Нет, – соврал Тиг, изобразив полное недоумение. – Но я думаю, что хозяин не будет рад вашему появлению, если вы станете избивать тех, кого он обласкал своим гостеприимством.

Тиг посмотрел еще на троих таких же рослых и крепких парней, окруживших его, лежащего на снегу. Ему казалось, что вначале их было пятеро, но не стал этим забивать себе голову. Ему надо было заговорить их главного и как-то выбраться из этого крайне опасного положения. Несмотря на свой боевой опыт, он стал жертвой кулачной потасовки.

– Ты тот ублюдок, который украл нашу сестру. Где она, говори!

Теперь Тиг не сомневался, что перед ним Брок Маклауд, старший брат Кэт, который требует от него ответа кулаком в лицо. Остальные братья не вмешиваются и молчат, хотя смотрят на него с одинаковой злостью.

– Отвечай! – Брок грубым рывком заставил его встать на ноги. Тиг думал только об одном: как ему сбежать.

– Я не знаю девушку, о которой вы говорите. Если она такая плохая, то кому она нужна? – Тиг вдруг заметил пятого брата. Он стоял в сторонке от других и только наблюдал. – Она богатая наследница? – продолжал Тиг. – Очень красивая? Знает, как вести себя с мужчиной в постели?

Последние его слова вызвали у братьев крик негодования. Он понял, что совершил ошибку, когда получил от всех немало чувствительных ударов. Тиг в драках не был новичком и сумел дать сдачи – кому-то расквасил нос, кому-то разбил губу и не постеснялся ударить одного из них ногой в пах.

Но он был один, а их четверо. Наконец Брок сильным ударом опять свалил его в снег. Тиг поднялся на колени. Кровь текла из носа и разбитой губы, оставляя пятна на снегу. Не успев выпрямиться, он получил сильный удар тяжелым башмаком в ребра, снова поваливший его в снег. Острая боль заставила его согнуться в комок. Но кто-то снова заставил его встать и прижал его спиной к кирпичной стене.

Тигу было трудно дышать, но, увидев сжатый кулак, направленный прямо ему в лицо, он вовремя отшатнулся и только почувствовал холодок воздуха на щеке, когда мимо пронесся тяжелый кулак и врезался в кирпичную стену. Затем услышал нечеловеческий вой.

Воспользовавшись смятением и воплями, он бросился к двери в замок, но чья-то рука остановила его, схватив за волосы. Другой из братьев принялся бить его в живот и по ребрам. Тиг пытался защищаться, но к одному братцу присоединились другие. В конце концов он превратился в жалкий комок у их ног.

– Теперь ты, может быть, скажешь нам, где Кэтриона, – услышал он низкий голос Брока. В нем была угроза.

У Тига нестерпимо болела голова, и он подумал: стоит ли Кэт того, чтобы он умер из-за нее. Если братья увезут ее в Ассинт, кто от этого пострадает? Все, кто столкнется с ней, да еще король, напомнил себе Тиг. Он попытался встать хотя бы на колени и выиграть время. Сильнее всех пострадают король и Кэт.

Ему стало тошно от самой мысли, что Брок свяжет Кэт и доставит ее в отчий дом. С негодованием он подумал о том, что Псиная Морда может поцеловать ее, затащить в постель… сломать ее живой характер. Черт побери! Кэт не заслужила такой судьбы.

– Где она? – настаивал Брок.

Если он будет держать в секрете, где может быть Кэт, – а он действительно этого не знает, – то ему удастся уберечь ее от Псиной Морды и ее негодяев братьев.

– Вы имеете в виду строптивую девчонку в Фионне? – спросил он с трудом дыша. – С черными волосами и языком, отточенным, как клеймор[4]? – Он насмешливо улыбнулся и постарался, чтобы на его лице было такое же пренебрежение, как у Брока.

– Она ушла из Фионна вместе с вами, – сказал кто-то из братьев. Тиг не отрывал глаз от Брока. Ему было ясно, кто здесь главный зачинщик.

– Нет, это не так. Она исчезла еще вечером, а я уехал на рассвете следующего дня. Она могла сбежать с каким-нибудь храбрым парнем.

От удара в бок у него прервалось дыхание и потемнело в глазах.

– Говори правду, ублюдок! С Трионой никто не мог уехать.

Тиг хмыкнул в знак согласия.

– Где наша сестра? – спросил тот из братьев, который не вмешивался и молчал до сих пор. Голос у него был тихий, но твердый, не такой, как у других, и поэтому он показался Тигу более опасным.

– Что здесь происходит? – Голос был женский и донесся с лестницы, ведущей в большой зал замка.

Тиг закрыл от страха глаза, но тут же успокоился, ибо видел только Изабел. Кэт с ней не было. Он позволил себе передохнуть, пока братья растерянно молчали. Однако кто-то из них дал ему последний пинок, прежде чем посмотреть на Изабел, ибо все они потом как по команде уставились на нее, пряча за собой Тига.

– Что здесь… – Изабел подошла поближе и наконец заглянула за их спины. – Бард? Это вы? – Она склонилась над ним.

– Со мной все в порядке, – сказал Тиг, поднимаясь. – Эти парни приняли меня за кого-то другого. – Он вытер рукой кровь, текущую из носа, и постарался твердо устоять на ногах. Он посмотрел на Брока, чтобы убедиться, что тот не станет говорить всю правду и порочить сестру прямо сейчас. – Им нужно обогреться у очага в зале, – продолжил он. – Я думаю, что они не откажутся от горячей пищи и эля. – Он быстро повернулся, спеша уйти, чтобы не сказать чего-нибудь лишнего.

– Я пошлю к вам вашу сестру, она вам поможет! – крикнула ему вслед Изабел, уводя с собой всю ораву Маклаудов.

Тиг представил себе реакцию братьев Кэт на последние слова Изабел. Он только помахал им рукой и, прихрамывая, поспешил в башню.

Это не было бегством с победой, но самое главное – он почувствовал, что может ходить. Пока.

Глава 10

Кэтриона нервно мерила шагами спальню Изабел. Слабый огонь в очаге кое-как согревал ее, но одежда, что была на ней, прилипла к телу от холодного пота. Как мог найти ее Дафф Псиная Морда? Это совпадение или слежка за ней? Ладно, в сущности, теперь все равно. Она никогда не выйдет замуж за такого человека. Ей надо бежать отсюда и как можно скорее попасть к королю. Немедленно. Но Тиг все еще в зале, развлекает свою хозяйку. Разве он не знает, кто такой Дафф Псиная Морда? Неужели он не видел его на скамье в зале? Нет, он слишком был увлечен флиртом с Изабел.

Она посмотрела на два кожаных мешка с вещами. Надо любым способом вызвать его из зала и уехать, до того как Псиная Морда догадается, с кем он разговаривал на скамье. Но флиртующий Тиг сейчас не станет искать ее. Он слишком увлечен.

Встреча с Даффом лицом к лицу стала для нее настоящим потрясением. Ее охватила паника, она была не в силах унять дрожь, стучали даже зубы.

Как жаль, что ей некого послать за Тигом, кого-нибудь, кто мог бы ей помочь… Изабел!

Ведь она сказала, что они подруги. Изабел, должно быть, все еще в зале, но как ее позвать? Кэтриона едва не закричала от отчаяния. Никто не придет ей на помощь.

Если бард чуть задержится в зале, его встреча с Псиной Мордой неминуема. А это только и нужно Даффу. И будет поделом барду. Если она осталась одна, то надо действовать. И она с этим справится.

Пока Дафф сидит в зале и сторожит Тига и Изабел, никто не заметит, как она исчезнет. Спохватятся только утром. Если она кому-нибудь нужна.

Конечно, не барду. Ей надо понять, что их поцелуи ничего не значат. Если он убедит Псиную Морду, что не знает, где она, то он спасется, даже если потом тот узнает правду. Бард все может свалить на нее. Она глупа, с дурным характером, кто согласится путешествовать с такой? Тиг с удовольствием избавится от ее общества. Так вообще всегда кончалось.

Хорошо, она едет одна. Тиг сам о себе позаботится. Он не нуждается в ней, а ей он тоже не нужен. Ей вообще никто не нужен.

Кэтриона раздраженно смахнула со щеки крупную слезу и, схватив свои мешки, покинула спальню.

Коридоры были пусты, кое-где горели тусклые светильники. Все гости, должно быть, были в зале вокруг Тита и слушали его истории. Удрученная, Кэтриона даже не хотела вспоминать о его обворожительной улыбке. Смахнув еще одну слезу, она помянула Тита недобрым словом, которое часто употребляли ее братцы. И решительно стала спускаться по крутой лестнице, забыв об осторожности.

– Куда это вы собрались?

Кэтриона застыла на темном повороте лестницы.

– Куда вы отправляетесь без меня? – Это был голос Тига, насмешливый, но решительный.

Она облегченно вздохнула. Значит, он не покинул ее, не предал… Так ли это? Она постаралась подавить свою радость, пока не узнает от него, зачем он здесь.

– Почему вы не развлекаете гостей? Барду еще рано покидать их. – В этих словах она хотела выразить все: страх, недоверие, сомнения. Кэтриона сделала несколько осторожных шагов вниз по лестнице, чтобы не быть слишком близко к нему, но и не потерять его из виду.

Ей хотелось заглянуть ему в глаза и понять, что он задумал.

– Кажется, вас кто-то ищет.

– А вы весело провели время?

Тиг прислонился к двери, лицо его все еще было в тени.

– Меня задержали.

Кэтриону удивил гнев, звучащий в его голосе.

– Вам лучше не возвращаться в зал, – вдруг добавил он.

– Я и не собиралась… Тиг!

Она увидела, как он медленно сползает по косяку двери на пол. Оставив свои мешки, она бросилась к нему и, опустившись на колени, шепотом спросила:

– Что с вами? – Она старалась не испугать его своей тревогой. Протянув руку, она убрала волосы с его лица и испуганно охнула: – Это сделал Дафф Псиная Морда?

– Нет, это не ваш нареченный.

– Он мне не…

– Это сделали ваши братья.

Она тяжело опустилась на каменный пол.

– Мои братья? – еле слышно промолвила она.

– Оказывается, многие жаждут вашей компании.

– И нет никого, кому я по-настоящему нужна. – Проклятие! Зачем она это сказала? Она вовсе не хотела выглядеть несчастной и покинутой. – Они все-таки нашли нас.

– Нет, они нашли только меня. Они не знают, что вы здесь, во всяком случае, пока. Если, конечно, Псиная Морда не узнал вас на скамье.

– Не думаю. – Она легонько коснулась его щеки, на которой были видны следы ударов. – Почему?

– Почему они это сделали? – переспросил Тиг и вздрогнул от боли, когда Кэт снова коснулась его лица. – Они подозревают, что вы уехали из дома со мной. Не поверили мне, когда я сказал, что не знаю вас. – Он попытался улыбнуться.

– Как они посмели! – Кэтриона вскочила и помогла ему встать. – Ждите меня здесь. Я проучу их, пусть знают, как избивать моего барда. Вы, должно быть, думаете, что они поверят вам, что побег – это моя идея? – Она рассчитывала, что он поймет ее сбивчивую речь.

Однако Тиг, взяв ее за плечи, заставил ее посмотреть ему в глаза.

– Нет, девочка. Вы не станете встречаться с ними. Ведь там будет и Псиная Морда. Вам не поможет ваш устрашающий характер. Они сильнее нас, и их больше.

Кэтриона почувствовала, как мурашки побежали у нее по спине. Псиная Морда и ее братья – все они здесь. Ей показалось, что сдвигаются стены и ей нечем дышать. Но она должна что-то предпринять. И может это сделать. Они избили барда и готовят им ловушку, если они с Тигом не исчезнут немедленно. Кэтриона посмотрела на свои мешки. У нее с собой все, что необходимо для побега, но она не может оставить Тига, чтобы над ним издевались ее братья и Псиная Морда.

– Вы можете идти?

– Я должен.

– Пойдемте сейчас же, пока это возможно.

– За этими стенами снежная буря, Кэт. Я не уверен, что способен далеко уйти.

– Без вас я не уйду, – резко сказала Кэт.

Тиг попытался улыбнуться, но поморщился от боли в разбитой губе, из которой опять потекла кровь. Кэтриона взяла в руки свои мешки.

– Где ваш барабан?

– В зале вместе со всеми моими пожитками. Мне пришлось все оставить, чтобы никто не подумал, что я уезжаю.

– В таком случае придется оставить ваши вещи там. Нам нельзя войти в зал. Возможно, мне где-нибудь удастся раздобыть для вас накидку.

Когда Кэтриона, помогая ему встать, подхватила Тига под мышки, а затем поддержала его за талию, он не выдержал и застонал от боли в ребрах.

– Если вы собираетесь ехать в такую пургу, вам лучше оставить меня здесь.

– Я сказала вам, что без вас не уеду. Брок убьет вас, ведь вы сейчас не способны защитить себя. Я не хочу, чтобы у меня на совести была ваша гибель, – решительно возразила Кэтриона, но постаралась, чтобы ее слова прозвучали почти шутливо.

Она поднялась, увлекая за собой Тига. Но вдруг над их головами заскрипели деревянные перекрытия потолка под чьими-то шагами. Это повергло Кэтриону в ужас. Спасая его от Даффа и своих братьев, она не переставала обдумывать, что ей следует предпринять. Их не должны видеть вместе. Однако они не смогут убежать, если она не найдет Тигу хоть что-нибудь из теплой одежды.

Под лестницей она вдруг различила в темноте маленькую дверь. Весьма кстати. Хорошо, если это окажется дверью в какую-нибудь кладовую или на лестницу, ведущую во двор.

Тиг подавил стон, когда, нагибаясь, проходил узкий дверной проем. Кэтриона обвела взором темную и тесную кладовую. Бросив на пол свои вещи, она быстро сняла с себя накидку и укутала ею Тига.

– Надо забинтовать ребра и найти пальто или накидку, – говорила она, обращаясь скорее к себе, чем к Тигу.

Она вспомнила о полотенцах в спальне Изабел, которыми она пользовалась, принимая ванну. Попросив Тига сидеть тихо и ждать ее, она быстро направилась к винтовой лестнице, ведущей в коридор и спальню Изабел.

Достигнув наконец спальни, Кэтриона оглянулась и, посмотрев в оба конца коридора и убедившись в том, что никого нет, изо всей силы толкнула тяжелую дубовую дверь. Она приоткрылась, но, ударившись изнутри обо что-то, тут же заклинилась. Послышался стон и глухой стук чего-то тяжелого, рухнувшего на пол.

Щель в двери была достаточной, чтобы просунуть голову и посмотреть, что случилось: на полу спальни под дверью лежал Дафф Псиная Морда. Кэтриона застыла от ужаса. Но, присмотревшись, она поняла, что он просто потерял сознание от сильного удара. Кэтриона попробовала еще нажать на дверь и открыть ее пошире. Это ей удалось. Несмотря на Даффа, скорчившегося на полу, она все равно должна была сделать то, ради чего пришла сюда. Она боялась лишь одного: что Дафф придет в себя и увидит ее. Поэтому она поспешно собрала льняные полотенца, которые надо порвать на бинты и перевязать страдающего Тига, затем решила взять одеяло с постели Изабел и вынула из подсвечника одну свечу. Осторожно протиснувшись в дверь, она побежала к лестнице. Едва она ступила на первую ступеньку, как хлопнула дверь главного входа. Кэт замерла, уверенная, что теперь ей не избежать встречи с братьями.

Но, увидев золотистую головку Изабел, она облегченно вздохнула.

– Кэт! – позвала ее Изабел.

– Тише! – Кэтриона быстро подошла с ней, прижав палец к губам.

– Ты видела барда? – шепотом спросила ее Изабел. – Эти ужасные парни напали на него, но он думает, что они ошиблись, приняв его за кого-то другого… Я поместила их в зале.

Кэтриона замерла, не зная, что сказать. Значит, Изабел ничего не известно. Она не знает, что это ее, Кэтрионы, братья и что они приехали, чтобы увезти ее домой. Она не знает и о Псиной Морде, и о том, что Кэтриона будет чувствовать себя в безопасности лишь тогда, когда они с Тигом уедут отсюда, до того как ее найдут братья или снова обнаружит Дафф.

Чисто импульсивно Кэт решила посвятить Изабел если не полностью, то хотя бы отчасти в свой секрет.

– Я не знаю, кого ищут эти негодяи, но в вашей спальне находится еще один, кого, надеюсь, я видела уже в последний раз.

Изабел не смогла скрыть своего любопытства:

– Неужели?

– Да, но сейчас пойдемте со мной. Надо оказать помощь Тигу, и, возможно, вы сможете выручить нас до того, как тот, кто в вашей спальне, скажет, что знает меня, а остальные снова изобьют Тига.

Изабел немедленно согласилась. Кэтриона зажгла свечу от дымящего светильника в коридоре и повела подругу в кладовую.

Пока Кэтриона бинтовала грудь Тига, все трое лихорадочно обсуждали возможности немедленного побега из замка. Тиг то дремал от слабости, то приходил в себя, но Кэтриона все время была начеку, прислушиваясь к каждому шороху. Глубокой ночью Изабел принесла Тигу его одежду и новости о Псиной Морде, который вскоре после ее возвращения в зал ввалился туда с огромной шишкой на лбу и злой гримасой на лице. Однако он ничего не сказал о том, что с ним случилось.

Все гости в большом зале спали, лошадь Тига и его вещи ждали их у задних ворот. Кэтрионе и Изабел потребовалось немало усилий и умения, чтобы посадить Тига в седло. Изабел открыла ворота, которые не скрипели и не лязгали. Кэтриона, быстро обняв Изабел, шепнула:

– Мы с вами еще увидимся.

– Я хотела бы танцевать на вашей свадьбе, – ответила Изабел и глазами указала на Тига.

– Это не то, что вы…

– Тише. А теперь уезжайте. Ветер крепчает, и вам как можно скорее надо найти убежище. Помните, надо держаться русла реки, а у первого притока подняться в гору. Хижина совсем близко, но сегодня вам покажется, что она далеко. Снег занесет ваши следы, а я постараюсь скрывать ваше отсутствие как можно дольше.

– Я не знаю, как и благодарить вас. – Кэтриона снова обняла Изабел.

– Не говорите так, это совсем не нужно, ведь мы друзья. Мне не нравится, когда друга моей… то есть брата… избивают в моем же доме. – Изабел передала Кэтрионе фонарь с закрывающимися створками, в котором горела свеча. – Не открывайте свет, пока не окажетесь довольно далеко от замка. Идите вдоль кромки леса прямо к реке, потом налево вдоль ручья. А теперь в путь!

Изабел передала ей поводок и подтолкнула к раскрытым воротам. Как только вслед за Кэтрионой прошла лошадь, послышался тихий щелчок задвигаемой щеколды. Возврата назад не было.

Кэтриона пошла навстречу ветру по засыпанной снегом тропе, ведущей к реке, повторяя, чтобы не забыть, инструкции Изабел.

Она с трудом передвигалась по глубокому снегу. Если бы не фырканье лошади и ее остановки, ей бы казалось, что она совершенно одна в этой снежной мгле. Тиг молчал. Он был жестоко избит, и Кэтриона не была уверена в том, что он в сознании. Она часто останавливалась, чтобы проверить, в седле ли он. Она сделала это и сейчас, услышав стон, когда по ошибке дотронулась не до его ноги, а выше.

– Тиг, – окликнула она его, держа за ногу. – Тиг, проснитесь. – Она подняла фонарь и осветила его лицо.

Он с трудом открыл глаза.

– Мы уже приехали? – спросил он. Он не сидел прямо в седле, а почти лежал на холке лошади.

– Нет, я пока не нашла избушку. Мы еще не дошли до ручья… так мне кажется.

Тиг опять закрыл глаза, оставив Кэтриону одну.

Она горестно вздохнула и снова продолжила путь. Река была где-то справа, и вскоре должен появиться впадавший в нее ручей. Изабел велела не переходить через него, а двигаться вдоль него вверх, ища большой валун и огромную старую сосну. Но Кэтриона боялась, что она едва ли увидит сосну, а ручей заметит лишь тогда, когда упадет в него.

Но надо идти вперед. Если они остановятся, то замерзнут, во всяком случае, Тиг, хотя тепло лошади немного согревает его. Кэтриона выпрямилась и стряхнула с себя снег. Им нужно убежище, огонь и выпить чего-нибудь горячего. Кэтриона упорно шла. Тиг молчал, и это ее пугало больше всего. Он теперь полностью зависит от нее, и она не позволит ему умереть. Она слишком многим ему обязана. Он ее бард. Она должна спасти его и вылечить его раны. Как же иначе?

Ее нога поскользнулась, и она услышала хруст тонкого льда и тут же почувствовала, как в ее башмак проникла ледяная вода.

Ручей! Она отпрянула назад. Помахав ногой и вытряхнув воду из башмака, она подняла повыше фонарь. Мелькнула мысль, что мокрая нога может замерзнуть, а еще надо подниматься в гору. В гору! Это слово было как маяк, путеводная звезда.

Кэтриона повернулась и, не раздумывая, стала взбираться по довольно крутому и скользкому склону. В конце концов ее опасения оправдались, – ее промокшая нога замерзла, и Кэт почти ее не чувствовала.

Сильный порыв ветра неожиданно сбил ее с ног и вырвал фонарь из руки. Она с ужасом смотрела, как он исчезает в сугробе.

– Нет! – не выдержав, в отчаянии крикнула она.

– Кэт! – раздался из темноты голос Тига.

Его жизнь зависит от нее. Она должна сделать все, чтобы спасти его. Поднявшись, она вернулась к лошади и на миг опять прислонилась к ноге Тига, еле сдерживая слезы отчаяния.

– Вы справитесь, детка, – услышала она тихий, слабый голос. – Я знаю это, Кэт.

– Я потеряла фонарь, – ответила она виноватым голосом, ненавидя себя за это. – Не знаю, смогу ли я найти эту избушку в темноте.

– Сможете. Надо напрячь свою волю и ум. Вспомните, что говорила Изабел. Она наш друг и не могла ввести нас в заблуждение.

Уверенность в голосе Тига обрадовала Кэт. Она сделает все и не будет винить Изабел. Проведя рукой по спине Тига, она убедилась, что он по-прежнему лежит на холке лошади. Было слышно, как он дышит. Он не оставил ее. Он близко, рядом. Это несколько успокоило ее.

Изабел сказала, что хижина совсем близко от того места, где ручей впадает в реку. Значит, они уже рядом.

Кэтриона снова двинулась вверх, но уже более уверенно. Тиг научил ее, как держать поводья – их надо обмотать вокруг кисти руки. Хорошо, что она это не забыла. К величайшей радости, она случайно наткнулась на унесенный ветром фонарь и вытащила его из снега. Но драгоценного огня в нем не было, однако сам фонарь не пострадал и свеча не вся сгорела. Все поправимо, лишь бы добраться до домика. Лошадь фыркнула, но Кэтриона натянула поводья и заставила несчастное животное снова подниматься за ней по склону. Три шага, четыре… Впереди ничего, кроме темноты. Еще несколько шагов, – снег и ветер прямо в лицо. Но вдруг ветер утих. Казалось, что, выйдя из бурного потока, она очутилась в тихом озере.

Кэтриона протянула вперед руки и сделала еще один шаг. Ничего, пустота. Еще один шаг. Опять пустота. Наконец ее руки в шерстяных рукавицах наткнулись на что-то твердое, перегородившее им путь. Ощупав препятствие, Кэтриона убедилась, что это стена, построенная рукой человека. Чувство огромного облегчения согрело ее. Она сделала это! Она нашла им убежище. Кэтриона, улыбаясь, повернулась к Титу, но тот только простонал в ответ. Надо поскорее спрятать его от пурги. Она стала искать вход в лесной домик.

Ведя за собой лошадь, она наконец нашла дверь в самом конце стены. Сняв с руки поводок, она привязала лошадь к дверной задвижке и открыла хижину.

– Тиг, мы нашли ее! – крикнула она и вошла внутрь. Здесь было так же холодно, как и в лесу, но ветра не было. Надо поскорее снять Тига с лошади, а потом она введет животное тоже сюда. Так безопаснее. Потом она разожжет огонь и сбросит с себя промерзшую одежду. Кэтриона стала развязывать все, чем она и Изабел привязали Тига к седлу.

– Вы должны проснуться, – сказала она и легонько потрясла Тига. Он не ответил и даже не шелохнулся. – Тиг! Проснитесь! – В ее голосе звучал страх. Кэтриона, уставшая и замерзшая, была не на шутку испугана. Он не смеет умереть тогда, когда она наконец нашла убежище.

Она легонько ткнула его в бок:

– Тиг! Я не могу внести вас на руках в хижину, проснитесь, ради Бога. Или я оставлю вас на морозе. Тогда уж я больше не услышу ваших песен.

Тиг медленно открыл глаза и с усилием сел, пошатнувшись, так что Кэт пришлось удержать его за руку.

– Вам незачем разговаривать со мной таким тоном, – вдруг сказал он с улыбкой, тут же прерванной стоном.

Она поняла, как он страдает от боли. Он почти упал ей на руки, когда попытался слезть с лошади.

– Я буду говорить тем тоном, который считаю нужным, бард. Идемте. У меня замерзли ноги, а нужно еще разжечь огонь.

Тиг, что-то пробормотав, медленно пошел рядом. Прежде чем войти в хижину, Кэтриона остановилась и стряхнула снег с их одежды. Убежище было похоже на пещеру.

Прислонив к стене еле стоявшего на ногах Тига, Кэтриона снова направилась к двери.

– Куда вы? – испуганно окликнул ее Тиг.

– Нужно ввести сюда лошадь, – вздохнув, ответила Кэт.

Она нашла место для лошади в другом конце хибары, а затем, прочно закрыв дверь, наконец спряталась от ветра и снегопада в полной темноте.

Нужен огонь. Это первое, что всегда делал Тиг, когда они останавливались на привал, – он разжигал костер.

Изабел сказала им, что в избушке есть дрова. Так положено. Следовательно, их надо найти, несмотря на темноту. Обойдя на ощупь все четыре стены, Кэтриона довольно скоро нашла аккуратно сложенные поленья, а рядом все для растопки: сухие ветки вереска и прочий хворост. Отобрав немного топлива для малого костра, она тут же стала искать место, где можно разжечь большой огонь. Споткнувшись обо что-то в центре хижины, она обнаружила огороженный камнями круг, нечто вроде очага, и поскорее постаралась разложить костер. Порывшись в вещах, которые Изабел собрала для них в большом зале, Кэтриона отыскала кожаный мешочек Тига с кремнями и разожгла костер. Наконец драгоценный теплый воздух наполнил хижину.

Кэтриона долго сидела, подбрасывая поленья в костер, пока наконец огонь не загудел. Убедившись в том, что костер теперь не погаснет, она подошла к Тигу и стала снимать с него мокрую одежду.

Глава 11

Тиг не сразу проснулся от приятного тепла, греющего его спину, и тяжести нескольких одеял, которыми был укрыт. Его глаза наконец сосредоточились на костре. Он не помнил, чтобы разжигал его. Вообще он мало что мог извлечь из своей памяти. В животе урчало от голода, ныли ребра и разбитое лицо.

Он попытался встать и тогда только понял, почему так тепло его спине. Прижавшись к нему, спала Кэт. Он осторожно снял ее руку со своей груди и повернулся к ней. Она придвинулась еще ближе и положила голову ему на плечо. Обняв ее, он стал массировать ее замерзшую спину, пытаясь понять, где он, и вспомнить, как он здесь оказался.

Постепенно в его памяти всплыли отрывки той ночи, когда они бежали из замка Датчэлли. Он вспомнил драку с братьями Маклауд и гневный вид Кэт, узнавшей, кто избил его… И еще теплоту рук, снимавших с него мокрую одежду.

Он посмотрел на костер и развешанное около огня его платье.

Кэтрионе удалось найти хижину, похоже, что она спасла ему жизнь. Он смахнул прядь волос с ее лица и услышал ее легкий вздох, словно она благодарила его. Кэтриона Маклауд была воплощением, противоречий, и он порою то ненавидел ее, то хотел расцеловать. Казалось, что ей никогда не удавалось быть самой собой, – она то высмеивала его, то заботливо перевязывала ему раны. Нет, она совсем не строптива, как утверждает молва.

Тиг легонько поцеловал ее в лоб и погладил по волосам. Она хорошая – он вспомнил ее смех и вкус ее поцелуев. Она настоящий друг.

Кэтриона не заслуживает такой доли, как брак с Псиной Мордой, тем более потому, что не для этой цели она ему нужна. Он и ее братья – это их опасные враги. Ему и Кэт надо быть очень осторожными.

Тиг вспомнил зловещее письмо, которое он не доставил адресату. Псиная Морда не знает, что он его прочел. Но чем дольше он не будет знать, тем лучше. Он подумал о том, что теперь у него чересчур много забот. Псиная Морда, письмо, угрожающее королю, даже собственная мать, создающая проблему, принуждая его к немедленному браку. Все это мешает ему сказать Кэтрионе, кто он на самом деле.

Кэт вздохнула во сне, оторвав его от печальных мыслей о самом себе. Она устала и замерзла, а он изувечен ее братьями. Что бы с ними ни случилось, но они с Кэт вместе. Они обсудят, что им дальше делать, как только она проснется.

Тиг осторожно поднялся и, закутавшись в одеяло, подбросил в огонь еще одно полено. После этого он вынул из мешка свою чистую одежду.

Кэтриона сидела у костра, поглядывая на спящего Тига. Ночью он, должно быть, просыпался, потому что теперь она оказалась спиной к нему и его рука обнимала ее за талию. Засыпая, он был почти раздет. Она хороша помнит, с каким упорством он не позволял ей снять с себя мокрую одежду. А сейчас он надел все сухое. Должно быть, он это сделал ночью.

Она сидела у костра и смотрела на его лицо в синяках. Уже рассвело. Но снегопад и ветер не прекратились. Псиная Морда и Брок с остальными братьями пустятся по их следу. Запах дыма в лесу укажет им дорогу в хижину, и это убежище станет ей и Тигу тюрьмой, и Брок тогда расквитается с Тигом.

От гнева отчаянно забилось сердце. Почему Брок преследует ее? Пора бы прекратить. Почему Псиная Морда так упорно стремится жениться на ней? Ведь он ненавидит ее так же, как она его? Она не будет ему доброй женой.

Она наклонилась и помешала похлебку, которую варила из всего, что успела дать им Изабел из своих запасов. Вспомнив свою золотоволосую подругу, Кэтриона улыбнулась. Она оказалась настоящим другом, и Кэтриона даже не поняла, как это получилось. Нет, она помнит – она последовала советам Тига. Не надо говорить ему об этом, а то не избежать злорадства. Она почувствовала комок в горле. Сейчас она хотела бы услышать даже откровенную насмешку. Но он молчит.

Он неподвижен, он избит, лицо его в синяках. Кэтрионе хотелось разбудить его, чтобы спросить, все ли у него в порядке. Но она не станет тревожить его. Все, что она может сейчас сделать для него, – это согреть, покормить, когда проснется, и ждать.

Но лучше, чтобы это было недолго. Если бы хижина была попросторнее, она сейчас бы ходила по ней. Ей надо двигаться, что-то делать. Она дважды заплела и расплела свои косы. Изабел обещала, что укажет братьям и Псиной Морде не ту дорогу, по которой они с Тигом ушли, но Кэтриона понимала, что Брок все равно найдет их след. Он отличный охотник, и Кэтриона опасалась, что они с Тигом могут оказаться в ловушке.

Но этого не должно случиться. Она будет защищать Тига, как только сможет. Иногда ее понимает Эйлиг, он не раз спасал ее от других братьев. Возможно, он и здесь поможет. Хотя едва ли. Как ей рассказала Изабел, Эйлиг не вмешался и не остановил избиение Тига. Брок накажет барда, который посмел сбежать с его сестрой. Ее привезут в Ассинт и насильно выдадут замуж за ненавистного Даффа Псиную Морду.

Лучше умереть.

– Вам холодно, детка? – Голос у Тига был хриплый, но достаточно громкий.

Кэтриона вздрогнула от неожиданности. – Зима в горах суровая. Конечно, я замерзла. – Она перестала заплетать косу и помешала похлебку.

Тиг медленно, словно проверяя себя, сел у костра.

– О, вы что-то варите?

Кэтриона с удивлением посмотрела на него:

– Верно.

Тиг чуть нахмурился:

– Я вижу, что вы не в настроении, как всегда.

Она молча налила ему в миску похлебки подала ложку.

– Мы должны уехать отсюда, как только это станет возможным, – сказал он.

Она кивнула в знак согласия, глядя, как он ест.

– Мы не можем оставаться здесь, ваши братья и Псиная Морда найдут наш след.

Она снова понимающе кивнула:

– Но вы не в состоянии ехать сейчас. Мы должны подождать, отдохнуть… еще один день. – Она прикусила губу.

Он молча смотрел на нее целую минуту, словно ожидал прочесть какой-то секрет в ее глазах.

– Не бойтесь, девушка.

Кэтриона перевела глаза на его сильные руки и сбитую кожу на костяшках пальцев, а затем посмотрела на лицо, все в синяках.

– Я не за себя боюсь. – Голос у Кэтрионы был взволнованным, несмотря на ее старание казаться сердитой.

– Вы боитесь за меня? – тихо, охрипшим от волнения голосом спросил Тиг, и на его лице появилась улыбка, от которой у Кэтрионы защемило сердце.

– Я… я… – Она поспешно стала наливать себе похлебку, а затем, зачерпнув ложкой, поднесла ее ко рту. – Я очень хочу как можно раньше увидеть короля и нуждаюсь в вашей поддержке. За вас я не боюсь, – поспешила добавить она, затем занялась похлебкой.

Тихий смешок Тига не на шутку разъярил ее. Будь проклят этот бард! Она боится за него, но не смеет признаться в этом. Теперь злословия ей не избежать.

После недолгой тишины, если не считать фырканья лошади, Тиг отставил миску и спросил:

– Почему ваши братья так хотят выдать вас замуж за Псиную Морду?

Вопрос застал Кэтриону врасплох. Посмотрев на Тига, она была потрясена тем сочувствием, которое прочла в его глазах.

– Я не знаю, – прошептала она. – Не имею представления, почему Псиная Морда так домогается меня.

Она потупилась, пораженная непривычным для нее участием, и неожиданно уткнулась ему в колени.

– Я никогда не выйду за него замуж.

– Я не виню вас. И кстати, я не позволил бы вам сделать это. Он уродливый хам и туп, как зад лошади.

– Вы бы не позволили мне?

Тиг сделал глубокий вздох, прежде чем ответить:

– Изабел не единственный ваш друг. Я, находясь в здравом уме, никогда бы не допустил этого. Кстати, в замке Датчэлли он искал не вас.

Кэтриона не знала, какое из его откровений взволновало ее больше: то, что он ей друг, или то, что Дафф Псиная Морда искал не ее. Что все это значит?

– Да нет же, он разыскивал меня, – упорствовала Кэтриона. – В большом зале он сидел рядом со мной, а затем искал меня в спальне Изабел. – Она заметно повысила голос.

Тиг, стараясь не сгибаться от боли, подошел к ней по ближе. Закрыв глаза и покачав головой, он промолвил:

– Он… он охотится не за вами, детка.

– Он считает, что я стану его невестой. Кого же, по-вашему, он искал?

– Меня.

У Кэтрионы прервалось дыхание.

– Что вы хотите сказать?

– Он ищет меня. У меня есть кое-что, что ему очень нужно.

– Что ж, если вы так думаете, я не стану вас разуверять. Это одно и то же. Ему нужна я.

Тиг улыбнулся и взял ее за руку:

– Вы меня не так поняли. Вы забыли про письмо. Оно у меня, и я должен был передать его Броку для вас. Но никто не хотел, чтобы письмо попало чужому человеку. – Тиг поднес ее руку к губам и поцеловал.

На Кэтриону этот легкий поцелуй подействовал почти гипнотически. Тиг опустил ее руку, однако продолжал держать ладонь. О чем же они с ней говорили? Да, о письме.

– Но вы ведь прочли его мне. – Голос у нее дрожал больше, чем она того хотела.

– Да, но в нем есть кое-что большее, чем написанные слова, Кэт. Значит, вы ничего не знаете о его содержании. Но это даже к лучшему. Если вы не осознаете подлинного значения письма, то и винить вас не в чем.

– Но мне известно его содержание! Если вы считаете, что моя боязнь встречи с Псиной Мордой – фантазия, то это неразумно.

Он покачал головой.

– Важно то, что если с вами что-либо случится, то это письмо все же попадет в нужные руки, – продолжала защищаться Кэтриона.

– Со мной ничего не случится. – Он пощекотал большим пальцем ладонь ее руки. Кэтрионе показалось, что он так утешает ее, и ей стало приятно. – Будьте уверены, он не знает, что вы тоже были в этом замке. Он искал только меня.

Кэтриона сердито вырвала ладонь из его руки.

– А почему он был в комнате Изабел?

– Он, должно быть, видел, что я направился в сторону башни, и решил обыскать там все комнаты. А комната Изабел оказалась первой.

– Возможно, но какая разница, кого из нас он искал? Найдя вас, он тут же нашел бы и меня, и мы оба попали бы в бог знает какое трудное положение.

Тиг бережно коснулся своей большой грубой рукой ее щеки. Кэтрионе захотелось ласково прильнуть к нему. Каждое его прикосновение было ей приятно и успокаивало. Но она удержалась.

Он смотрел, улыбаясь, и, прежде чем она поняла, что он задумал, привлек ее к себе. Его поцелуи сломили сопротивление Кэтрионы. Они были нежны и вместе с тем требовательны. Ей казалось, что сердце ее остановилось. Закрыв глаза, она тоже обняла Тига.

Теплые пледы сползли с их плеч, но они не чувствовали холода. Он прижал ее так крепко, что между ними не было никакого барьера. Они чувствовали тепло друг друга. Его волнение было сильным и заразительным. Он целовал ее губы, шею и ямочку на шее. Кэтриона услышала собственный стон, но не смогла прервать его. В голове было пусто. Она ни о чем не думала, лишь ощущала, как его теплые руки ласкают ее тело. Она открыла новые для себя чувства ожидания и пробуждения. Она еще не знала, какие они, но хотела знать.

Тиг держал Кэт в объятиях, прислушиваясь к ее и своему неровному дыханию. Что он делает? Несмотря на свою спонтанную, легко поддающуюся внутренним порывам натуру он никогда еще не испытывал столь сильного влечения к женщине, какое охватило его сейчас. Он не помнил, чтобы забывался так, что не знал, кто он, где он и что делает. Однако все же какая-то крупица разума удерживала его и не велела спешить. Он должен научить ее, как вести себя в его постели. Неужели он этого хочет? Да, и сильнее, чем когда-либо. Хочет ли он идти дальше? Женитьба, дети, Строптивая Кэтриона? Ему не хочется жениться, но он обязан. Та ли она женщина, с которой он может прожить всю жизнь? День за днем? Не сойдет ли он с ума? Кто это знает?

Она, конечно, захочет, чтобы ее муж, живя с ней в замке Ассинт, помог ей приструнить братьев. Тиг содрогнулся от одной мысли об этом. А.его ответственность перед Колрейном и родным кланом? Никто не позволит ему отказаться от своих обязанностей и жить в другом клане.

Он погладил щеку Кэтрионы, и странная грусть охватила его.

– Кэт, дорогая, вам не трудно отдать мне мою сорочку?

– Что? – Кэт повернулась, и он увидел ее лицо, на котором играла нежная улыбка и светились счастьем огромные глаза. Она сделала легкое движение, чтобы поцеловать его, но вдруг смущенно остановилась, заметив что сжимает в руках сорочку Тита. Она тут же уронила ее на пол. – Что мы делали?

– Ничего непоправимого, детка, – ответил Тиг и, прикрыв ее голые плечи и грудь, осторожно снял ее со своих колен.

– Что вы со мной сделали?

– Это мне следует спросить, что вы сотворили со мной? – Он покачал головой, удивляясь собственным предательским словам.

– Я… Ничего…

– Нам лучше немного поспать…

– Я не стану спать с вами!

– Знаю. Я не это хотел сказать…

Кэт встала и, подойдя к своему коврику, подняла его и положила с другой стороны костра, подальше от Тига.

– Не прикасайтесь ко мне больше и не целуйте. Я не хочу иметь дело с такими, как вы.

– Как я? – Тиг сдержал гнев, понимая, что не следует принимать ее слова всерьез.

– Вы бард и к тому же плохой. Вы не способны защитить меня от моих братьев…

– Откуда вы взяли, что каждый мужчина обязательно станет заступаться за вас?

Испуганный вид Кэт как-то не вязался с ее резким тоном и нервными движениями, когда она раскладывала свой коврик у костра.

Кажется, он напугал ее.

И себя тоже.


Тиг долго не мог заснуть. Он смотрел в темноту, прислушиваясь к вою ветра.

И все же он был уверен, что Кэт с радостью отвечала на его ласки. Когда он ее целовал, она льнула к нему. Ему не хватало ее теплой близости по ночам… и ему хотелось большего.

Но этого нельзя. Он не мог связать себя таким образом с Кэтрионой из рода Маклаудов. Он рискует уже тем, что путешествует с ней. Если это станет известным, то никто не поверит в ее непорочность. Он будет вынужден жениться на ней, если ее братья не убьют его. А жениться на Строптивой из Ассинта – это безумие.

Он повернулся спиной к огню и стал перебирать в уме причины, по которым ему не следует на ней жениться. Например, Кэт может оказаться плохой женой, но он тут же вспомнил ее губы и руки, стянувшие с него сорочку. Что бы он ни думал, какую бы причину ни выдвигал, все было неубедительным. Наконец сон сломил его.

День тянулся бесконечно. Тиг попробовал было собрать в лесу хворост, но через несколько минут из-за сильных порывов ветра вернулся в хижину с жалким пучком мокрых веток.

Кэтриона заботливо ухаживала за ним, заставила снова лечь, укрыла его одеялами и согрела ему похлебку. Тиг не считал, что ему так уж плохо после прогулки, но ему был" приятна ее забота. Весь день он наблюдал за ней, видел, как она хлопотала в хижине, штопала что-то из своей его одежды, варила еду. Даже почистила его плед и накидку, – выбив из них пыль.

Одного она не сделала – она не заговорила с ним. Кэт старалась не встречаться с ним взглядом, избегала всякого соприкосновения, кроме проверки повязки на его груди.

Спустя какое-то время Тиг не выдержал и встал, решив походить хотя бы по хижине, какой бы крохотной она ни была. Значит, ему остается только спать и есть… Его взгляд остановился на неподвижной фигуре Кэт у костра. Странное чувство охватило его, даже холодок пробежал по спине. Да, кажется, ему надо все время спать, твердо решил он, иначе положение становится тягостно ненормальным. Он не может все время так бороться с собой.

В отчаянии он схватил мешок и вынул барабан. Она не считает его бардом, ну что ж, я покажу ей. Барды развлекают, когда нужно спрятаться от зимнего холода. А он попробует, потому что не может придумать ничего другого.

Устроившись, он начал выбивать какую-то простую мелодию. Кэт встала и пересела на свой коврик, а потом даже легла, натянув на себя одеяло. Все это время она смотрела на Тига.

Он запел, прислушиваясь к стуку барабана. Он научился менять ритм, как это делают барды.

Он спел две, а потом и три песни. Ему казалось, что Кэтриона задремала, поэтому он очень удивился, когда услышал ее мелодичный голос. Она подпевала ему.

– Вы поете лучше, чем я, – не выдержал он, когда они кончили песню.

Кэт ответила ему чуть заметной улыбкой. Он начал новую песню более живо и уверенно, по-шотландски. Кэт тоже присоединилась и подхватила мелодию, обогатив ее трелями.

– Да вы, оказывается, настоящий бард, милая Кэт. Ее испуганный взгляд говорил ему, что он сказал что-то не то.

– Вы хотите рассердить меня? – спросила она. Он отрицательно покачал головой, продолжая петь.

Он не знал, как подобрать слова, чтобы получше похвалить ее, но верил, что найдет их потом. И непременно.

– Вы опять не знаете слов песни, мелодию которой наигрываете? – упрекнула его Кэт.

– Да?.. – Хотя с этим не был согласен.

– «Милая Долаг из Фионна, прелестна и добра…» – напела Кэт.

– «Ее волосы рыжие… а кожа розовая, как у поросенка…» – закончил Тиг и улыбнулся. – Да, теперь я помню. Я опущу эти слова, когда буду петь ее у короля.

– Зачем петь королю такую околесицу? – резко оборвала его Кэт.

– Вам не нравятся мои песни?

– Это не песня. Это похоже на бормотание пьяного олуха.

– Но если бы вы спели ее со мной так, как только что, она стала бы лучше тех, что поют в тавернах. Как могу я рассказать королю о тех красивых девушках, которых повидал?

Кэтриона рассмеялась:

– Почему вы думаете, что король найдет всем им женихов из своей гвардии? Мне кажется, что даже знаменитый Тиг из Колрейна похож на любого человека, стремящегося к власти: он самонадеян, заносчив, равнодушен ко всем, кто его окружает. Какой женщине захочется оказаться рядом с ним?

Тига покоробило от такого описания собственной персоны.

– Вы не так представляете себе Тига из Колрейна, – возразил он. – Верно, пожалуй, только то, что он самонадеян. Но этому есть причина.

– Если он самонадеян, то остальное о нем тоже верно. Сужу по собственному опыту.

– А ваш опыт так велик? Кэт сердито взглянула на него:

– Конечно. Всю жизнь я провела в доме, полном самоуверенных грубых мужланов. Мне, как и любой женщине, нетрудно их раскусить.

– Не сомневаюсь. – Он медленно отбивал ритм на барабане. – По вашим братьям вы судите обо всех мужчинах?

– Это дает мне какой-то опыт. Каждый из них приносит вред по-своему.

– И все вместе?

– Иногда Эйлиг бывает хорошим – только он один. Но когда они все вместе, он не противоречит им. Он скрытен и не говорит, что у него на уме.

– Как это делаете вы?

– Да, как делаю я.

– И вы относитесь к нему с презрением за то, что он не похож на вас?

– Нет. Я не презираю его, хотя это верное определение моего отношения к остальным моим братьям. Эйлига мне… жалко.

Тиг остановился. Барабан умолк. Кэтриона, поплотнее укутавшись в плед, пожала плечами:

– Не потому, что он слушается других братьев, он просто не останавливает их. Он тих, но понимает больше тех, остальных трех, покорных, как овцы. Похоже, что ему все безразлично.

– Что именно?

– Его честь, их мнение о нем. Он позволяет, чтобы над ним смеялись, говорили о нем с издевкой. Он никогда не защищается. Просто тихо и странно усмехается, словно считает это все шуткой, забавой. Только однажды…

– Вы хотели бы, чтобы он воспротивился всему этому, как это делаете вы?

– Да. Хотя бы один раз.

– Что?

Кэтриона посмотрела на него с недоумением:

– Хотя бы один раз остановил их, конечно.

– Ага, чтобы поддержал вас.

Разве она не видит, как Брок манипулирует ею? Очевидно, Эйлиг угадал секрет, как сохранить себя, живя в этом семействе. Жаль, что упрямая Кэтриона из-за своей гордости не видит того, что происходит вокруг нее на самом деле.

– Однажды я позволила им одурачить себя, потому что боготворила своих братьев. Больше им этого не удастся.

Что-то в ее тоне подсказывало Тигу о том, что они говорят о разных вещах. Потерянность на ее лице больно ранила его сердце, и он понял, что перед ним просто женщина, которая за своенравием прячет свою уязвимость. Ему слишком редко удавалось задумываться над этим. Теперь он тоже молчал, боясь вспугнуть ее.

– Если я вам что-то расскажу, обещаете, что вы никогда не посмеете петь об этом в ваших балладах? – Сейчас Кэтриона прямо смотрела ему в глаза, очевидно, чтобы убедиться в его честности.

Это было не очень серьезным обещанием, и он охотно согласился. Перемена в ней, ее желание что-то рассказать о себе, разожгли его любопытство. Успокоенная его согласием, девушка отвела взгляд и принялась рассеянно расплетать косу.

– Когда мне было двенадцать лет, мы все время воевали с Макдонеллами. Они крали у нас коров. Мы выкрадывали их обратно, прихватывая еще парочку в наказание. Джейми и Эйлиг удовлетворялись этим, но Брок, Калум и Гоэн были всегда подстрекателями того плохого, что происходило в большинстве случаев. Однажды в результате их проделок сгорел один из коттеджей у Макдонеллов. Кажется, никто не пострадал, но Макдонеллы не забыли это. Одна за другой такие проказы привели к тому, что мой отец и глава клана Макдонелл обменялись письмами, в которых обязались прекратить все эти опасные шутки, пока они не довели до печального конца.

– Почему они это сделали?

– Мы давно были соседями, даже друзьями.

Тиг понимающе кивнул:

– Ну и что произошло?

– Когда главы обоих кланов договорились, что их сыновья перестанут нападать друг на друга и драться, отец поручил Броку, самому старшему, помириться с парнями клана Макдонелл.

Тиг переменил позу, приготовившись выслушать Кэт.

– Я не знала всего этого тогда, ибо была глупой девчонкой, с первыми признаками…. женщины. – Она вдруг опустила голову.

– Которая потом превратилась в красавицу, – не удержавшись, тихо заметил Тиг и заслужил застенчивую улыбку. Еще одна загадка: Кэтриона стесняется? – Говорите, что было дальше, – подбодрил ее он.

– Брок сказал, что дает мне важное поручение. Я его сначала не поняла. Он был мой старший брат, и я сделала его своим кумиром. Он любил давать всякие задания, и я всегда была готова услужить ему. Так было и в этот раз.

Он поручил мне передать его письмо Макдонеллам. Оно было написано на куске пергамента. Я тогда удивилась, как это может быть, ведь Брок не умеет ни читать, ни писать. Но он был моим идолом, и я делала все, что он велел, думая, что он будет гордиться мной.

Я, сев на пони, приехала к Макдонеллам в указанное место встречи и стала ждать их. Когда они явились, их оказалось несколько мальчишек того же возраста, что и Брок, а их лидером был Псиная Морда. Он и тогда был уродлив.

Тигу казалось, что каждый нерв в нем напрягся, но он удержался от каких-либо замечаний.

– Я испугалась, – продолжала Кэтриона, нервно мнущая в руках конец своей косы. – Я еще никогда не была посыльным у своих братьев и поэтому сунула письмо первому попавшемуся, тот передал его Псиной Морде. Они потратили немало времени на то, чтобы разобрать написанное в нем.

– И что же там было?

– Там был приказ передать мне все их оружие и забыть обо всех распрях.

– Что?

– Такой же была реакция Макдонеллов. Они смеялись, а потом сказали, что только безмозглые Маклауды могли заставить девчонку выполнять мужскую работу.

– Они не…

Кэтриона посмотрела на Тига. В ее широко открытых глазах была боль.

– Они попытались… Нет, они схватили меня и содрали с меня одежду, оставив только нижнее белье. Однако мне удалось ударить одного по голове камнем, а другому… это был Псиная Морда… угодила ногой в пах. Он не мог сдвинуться с места от боли и велел остальным бросить меня в ближайшую болотную яму, чтобы я там сгнила. Они говорили обо мне и моей семье… всякие гадости, а я больше всего боялась оказаться в болоте. Забрав моего пони, они оставили меня одну.

– Ваши братья не искали вас там, на болотах?

– Нет. Понимаете, сделав девчонку посланницей, Брок, видно, этим оскорбил Макдонеллов.

– Это они оскорбили вас как посланницу!

Кэт согласилась, коротко кивнув.

– Что произошло, когда вы вернулись домой?

– Было уже поздно и темно, и я кричала у ворот, чтобы мне открыли. Вышли все братья, кроме Эйлига, который был в Эдинбурге. Когда они увидели меня… – Она покачала головой. – Они плохо приняли меня… Озябнув на болотах в мокром и грязном нижнем белье, я потом заболела малярией. Если бы не моя нянька, я бы, возможно, умерла. С тех пор я не верю своим братьям.

Тиг не знал, что и сказать. Из печального рассказа Кэт было ясно, какие отношения в ее семье, и понятна причина ее ненависти к Псиной Морде. Ее отец – полный безумец, если допускает такое поведение сыновей по отношению к их единственной сестре. Как он мог дать согласие на брак Кэт с Псиной Мордой?.. Если, конечно, его осведомили об этом.

– Все они тупицы и дураки, Кэт.

Он старался как-то успокоить ее. Ему хотелось поблагодарить ее за то, что позволила ему разделить с ней ее обиду. Но как это сделать? Если бы это была другая девушка, то он просто обнял бы ее и утешил, но он не мог позволить себе это с Кэт.

– Мы должны уехать завтра же, – сказал он наконец, не придумав ничего лучшего. – Буря не прекратилась, но опасно задерживаться здесь.

Кэтриона кивнула в знак понимания, но не подняла глаз на него. Она смотрела на разделявший их костер.

Тиг снова вернулся к своему барабану.

Спустя какое-то время Кэтриона, повернувшись к нему спиной, натянула на себя плед, туго обрисовавший ее талию и бедра. Тиг старательно играл на барабане, чтобы не подойти к Кэт и не обнять ее. Эта девушка дорожила своей честью и верностью самой себе, но они были украдены у нее. Она теперь никого не подпускала к себе, кроме него, и это было ей нелегко. Он не должен обмануть ее столь трудно возвращенное доверие к людям. Он не позволит больше обижать ее.

Возможно, ему удастся обойти ловушки Брока и прочих других, расставленные на ее пути. У нее есть честь и гордость, такие же, как и у него, но он уже знает, сколь они хрупки.

Кэтриона лежала не шелохнувшись, пытаясь не слушать легкие удары Тига по барабану. Он играет все лучше и лучше, что подтверждает ее догадку, что он не настоящий бард, а всего лишь начинающий. Но поскольку он представит ее королю, то ей все равно, кто он.

Попытка быть послушной и доброй привела к некоей интимности, которая возрастала. Когда же они спорили, страсть, которая внезапно рождалась, была все же менее опасной, чем тихие и молчаливые минуты раздумий. Что с ней происходит?

Она знала больше, чем кто-либо, что нельзя верить мужчинам. Ей остается только надеяться, что у него просто нет возможности воспользоваться моментом ее слабости или тем, что она рассказала ему о себе. Она не знала, почему поделилась с ним своей обидой. Брок, не переставая, напоминал ей об этом событии – одной из самых забавных шуток его детства.

Нет, Тиг не такой, возможно, потому, что умеет заставить ее чувствовать себя какой-то особенной, не как все, а драгоценной и любимой. А что, если он просто сбивает ее с толку? Ей надо быть осторожной. У нее нет оснований думать, что он намного лучше ее братьев, когда речь идет о ее судьбе. Но ей почему-то было трудно убедить себя в этом.

Этот человек, этот бард Тиг, плохо действует на нее, раздражая своими поцелуями, дерзкой улыбкой и даже тем, как помог ей избежать встречи с братьями. Когда ей казалось, Что она знает, как он сейчас поступит, он вдруг делал все наоборот, непредсказуемо, как в прошлую ночь. Это не должно повториться. Никогда.

Она не позволит так обращаться с собой. Она будет с ним так же начеку, как со своими братьями и Псиной Мордой.

Итак, она избавит себя от его поцелуев, как бы приятны они ей ни были.

Вопрос только в том, как это сделать.

Глава 12

Когда солнце еще только успело превратить темную ночь в серое утро, Кэтриона и Тиг покинули хижину. Снежная буря постепенно унялась, оставив согнутые деревья и сломанные ветви. Все было покрыто толстым слоем снега. Кэтриона с удовольствием подставила свое лицо лениво падающим легким снежинкам.

Ехать вдвоем в седле не очень-то приятно, но идти за лошадью, утопая в снегу и насквозь промокнув, было еще хуже. Сидя за спиной у Тига и держась за него руками, она старалась как можно меньше прикасаться к нему. Когда же лошадь неожиданно останавливалась, Кэтриона совсем съезжала с седла. Однако Тиг остановил ее.

– Лучше этого не делать, если у вас нет охоты оказаться в снегу, – строго предупредил он. Его усмешка красноречиво говорила, что он отлично понимает мотивы ее поведения. Прикасаться к нему для нее опасно. – Вас что-то беспокоит? – подняв брови, спросил Тиг.

Кэтриона, окинув его недовольным взглядом, снова легонько обхватила его руками.

– Держитесь покрепче, если не хотите свалиться с лошади.

Кэтриона, громко вздохнув, ухватилась за его поясницу. Удобнее было прислониться к спине Тига щекой, но она поборола этот соблазн.

– Как вы думаете, Псиная Морда и мои братья приехали вместе? – спросила она, чтобы отогнать смятенные мысли.

– Нет. Я считаю, что Псиная Морда искал меня, а ваши братья – только вас. Наверное, они немало удивились, встретившись, а потом оказавшись в дураках.

Кэтриона помолчала, раздумывая.

– Псиная Морда спрашивал вас о письме? Он удивился, что вы его не передали Броку?

– У него не было возможности это сделать, хотя, мне кажется, его это уже мало беспокоило. Просто у него были такие же планы насчет меня, как и у ваших братьев.

– Значит, дело не в этом письме, а в чем-то большем?

– Возможно, в том, что я увел вас от него.

– Ничего подобного! Вы меня ни от кого не уводили. – Отлично. Любой спор с ним вполне удовлетворял Кэтриону.

Тиг оглянулся на нее, и в его глазах был вопрос.

– Вы не уводили меня. Я сама заставила вас это сделать.

– Пусть будет так, если хотите, – изрек он и отвернулся.

– Кроме того, вы сказали, он не знает, что я с вами.

– Да, я так считаю.

– Тогда почему он преследует вас, если ему ничего не известно обо мне?

В этот момент шапка снега упала на них с дерева, и лошадь от испуга шарахнулась в сторону. Кэт пришлось покрепче уцепиться за Тига. Когда он успокоил лошадь, она вновь продолжила разговор.

– Вы так и не ответили на мой вопрос, – заметила она.

– Да.

– В Дан-Донелле у вас была девушка? Вы, возможно, умыкнули еще одну у бедняги Псиной Морды?

Тиг рассмеялся:

– Мне казалось, что я не похищал вас.

– Вы знаете, о чем я говорю.

– Но вы единственная женщина, стоящая между мной и Псиной Мордой.

– Ну и что?

– Для чего вам все знать?

– А зачем вам держать меня в неведении? Тиг промолчал, но потом ответил:

– Для вашей же безопасности.

– Незнание не защитит меня, если нас поймают. Он не поверит в мою неосведомленность.

– Перестаньте, Кэт.

– Но я хочу знать, что существует между вами и Псиной Мордой и почему вы бредете зимой по снегам горной Шотландии. – Она на мгновение умолкла. – Это не женщина. Возможно, это богатство или знание чего-то особенного? Нет, Псиная Морда слишком глуп, чтобы иметь сведения о чем-то важном.

– Вы недооцениваете его. Он уродлив, а все вы, женщины, считаете, что такой в мужья вам не годится. Однако он не дурак. Будь он глупцом, то не был бы так опасен.

– Значит, ему что-то известно?

Тиг покачал головой и пришпорил лошадь.

– Вы не понимаете, о чем говорите, Кэт. Лучше забудьте об этом.

Кэтриона улыбнулась про себя и чуть покрепче прижалась к спине Тига.

– Должно быть, я близка к разгадке.

– Да. – Согласился Тиг несколько напряженно и переместился в седле. – Каким бы вы хотели видеть своего мужа?

– Вы меняете тему.

– Да, но мне это действительно интересно.

– Он не должен походить на Псиную Морду.

– Только и всего?

Кэтриона, закрыв глаза, попыталась представить себе идеального мужа.

– Он должен быть добрым, заботливым и не раздражаться по каждому пустяку, как все мужчины, которых я когда-либо знала.

Тиг хмыкнул:

– А как вы хотите, чтобы он выглядел?

– Он будет высоким, но не намного выше меня. У него темные волосы и озорной огонек в глазах, а в углах губ – ямочки… Он обладает чувством умора и будет смешить меня.

– И это все, что от него требуется?

У Кэтрионы перехватило дыхание. Этот вопрос был словно ушат холодной воды.

– Что вы имеете в виду?

– А как насчет детей? Как о его заботе о вас? Разве вам этого не хочется?

– Идеальный муж даст мне детей тоже.

– А все остальное?

Кэтриона почувствовала, как зарделось ее лицо.

– Остальное? Но его может и не быть.

– Вы считаете, что вам не удастся найти такого человека?

– Мне не найти его никогда.

– Почему вы в этом так уверены?

– Потому что такого человека не существует. Глупые мечты.

– Тогда зачем выходить замуж?

Кэтриона промолчала. Да, зачем? Конечно, чтобы не оказаться женой Даффа Псиной Морды. Чтобы спасти свой клан от союза с кланом Макдонеллов. Это едва бы удержало Брока от вечных глупостей. Ей хотелось убедить короля в том, что Эйлиг был бы настоящим главой клана, и этим она сделала бы действительное благо для Маклаудов.

Она также желала доказать своим братьям, что сама может определить свой жизненный путь, и намного лучше, чем они. Но, рассуждая здраво, она понимала, что едва ли сможет улучшить отношения с братьями, а ее мечты убедить короля сделать младшего сына главой клана просто смехотворны.

На самом деле ей нужно найти человека, который смог бы примирить ее с братьями, кого бы они уважали и кто прислушивался бы к ее советам. Ей хотелось чувствовать себя любимой и желанной, чтобы в ней играла кровь, как от песен Тига…

Нет, ее братья никогда бы не потерпели какого-то барда, который и петь-то не умеет. Они бы высмеяли ее за такой выбор, за мужа, который не принесет никакой славы их клану да еще помешает планам Брока породниться с Макдонеллами.

Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоить сердцебиение. Ей надо надеяться на встречу с королем, возможно, он предложит ей кого-нибудь, с кем ее братья будут считаться и кто станет ей хорошим советчиком. Пусть даже он не во всем отвечает ее мечтам. Она не должна думать только о себе. Главное – это благополучие ее клана. Это важнее, чем ее мечты…

– Итак? – вопросительно промолвил Тиг.

– Что итак?

– Почему вы спешите выйти замуж?

– Я уже вам говорила. Вы думаете, что я скажу вам что-либо другое? – резко ответила рассерженная Кэтриона.

Тиг покачал головой и вздохнул, словно ждал от нее совсем другого ответа. Но его у нее не было.


В полдень, когда унялся снегопад, они сделали привал. Тиг, как обычно, протянул Кэтрионе лепешку и кусок вяленой оленины, но вместе с ними неожиданно извлек из мешка бутылку.

– Что это? – спросил он удивленно, показывая ее Кэтрионе.

Она пожала плечами:

– Откуда мне знать? Это было в вашем мешке. Возможно, это ваш очередной секрет.

Тиг, сдвинув брови, разглядывал бутылку, словно перед ним было нечто уродливое и ничтожное. Кэтриона прикусила язык, чтобы не сказать что-нибудь неприятное. Она до сих пор была недовольна их утренней беседой. Как он посмел втянуть ее в разговор о том, чего у нее нет и, наверное, никогда не будет! Идеальный муж. Жизнь слишком сурова, чтобы мечтать об этом.

Тиг тем временем, вынув пробку, понюхал содержимое бутылки. На его лице с заживающими следами побоев расплылась улыбка, глаза озорно блеснули. Когда он закинул голову назад, собираясь сделать глоток, Кэт успела заметить в уголках его рта ямочки.

– О, это Aqua vitae[5], – убежденно воскликнул он и сделал еще один глоток.

Кэт удивленно смотрела на него. Все ее слова об идеальном муже с шумом морского прибоя обрушились на нее. Оказывается, она в своих мечтах видела Тига? Разумеется, без его недостатков. Это и был ее образ идеального мужа?

От волнения ей стало трудно дышать.

– Это всего лишь виски, Кэт, – успокоил ее Тиг. – От него не задохнешься. – И он протянул ей бутылку. Она приложила ее ко рту.

Тяжелое стекло горлышка все еще хранило тепло его губ. Сделав глоток, она тут же закашлялась. Тиг, сев рядом, взял бутылку из ее рук.

– Вот, выпейте, – сказал он, заботливо убирая с ее лица прядь растрепанных волос и предлагая ей воду.

Глоток воды успокоил горевшее горло, и Кэтриона обиженно толкнула Тига локтем, забыв о его забинтованных ребрах.

– Ох!

– Не смейте прикасаться ко мне!

– Хорошо, что у вас не такие кулаки, как у Брока. Кэтриона буквально застыла. Его раненые ребра! Она так рассердилась на него, что забыла об этом.

– Вы достаточно здоровы, чтобы путешествовать дальше? – спросила она, не смягчая тона. Кэтриона была снова сердита на него.

– Я не так плох, а главное – у нас нет иного выхода. Я думаю, что мои ребра не сломаны, просто им досталось в драке. Повязка им помогает, а вот удары локтем – наоборот.

– Жаль, что нельзя забинтовать вам и рот тоже. Тиг покачал головой.

– Знаете, вы становитесь строптивой, когда чего-нибудь боитесь или когда вам угрожают.

– Ничего подобного.

– Милая Кэт, это правда. Со мной это незачем делать. Разве вы боитесь меня?

Кэт смотрела на его лицо, такое знакомое, что она могла бы, закрыв глаза, описать его…

Нет, она боялась не его, а самой себя, когда он стоял так близко. Кэтриона поднялась и направилась к поляне, которую они нашли.

– Я никого не боюсь, бард. Вы должны были убедиться в этом за время нашего путешествия.

Возобновив движение по тропе, идущей вдоль реки, они оба обрели некоторое спокойствие. Тиг более не раздражал Кэтриону, она не задевала его. Она даже отдыхала и спала, прижавшись щекой к его спине и обхватив его за поясницу. Ему это было приятно. Она все же о нем заботится. И тает, как воск, в его объятиях, когда он ее целует.

Вздохнув, он постарался успокоиться. Пора бы сказать ей, кто он такой, затягивать не надо, но постоянно появлялись причины, не позволяющие сообщить ей правду о себе, особенно сейчас. Она довольна, что путешествует со своим бардом. Чем они ближе друг к другу, тем мягче и покорнее становится Кэт.

Разумеется, когда-нибудь он расскажет ей истинную причину, по которой он представит ее королю. Тогда все в их отношениях изменится. Она возненавидит его, назовет лжецом, горечь зазвучит в ее голосе, и боль будет в глазах. Ему не хотелось обижать ее, однако не удастся долго утаивать правду. Скоро они окажутся на землях клана Монро, где все его знают. Тогда он скажет ей, но не сейчас. Мир и тишина лечат. И он еще не готов потерять это.

Олень, вырвавшийся из леса, напугал лошадь. Тиг схватил за руки прижавшуюся к нему посильнее Кэт.

– Не бойтесь, это всего лишь олень.

– Жаль, что мы не можем на него поохотиться. Мне так хотелось бы отведать свежей оленины, – сказала Кэтриона. Голос ее был тихий, даже сонный. Тиг подумал: всегда бы так.

Тут же на тропу вдруг выскочил еще один олень, на этот раз чуть не сбивший лошадь. Тиг едва удержал ее. Он исчез так же быстро, как и первый. За ними появились лошадь с всадником, заставившие коня Тига отступить на самый край обрыва, за которым была река.

– Мои извинения, – проговорил всадник, с трудом удерживая своего белого коня.

– Вы едва не сбросили нас в реку! – возмущенно вскрикнула испуганная Кэт. Тигу наконец удалось снова вывести свою лошадь на тропу, подальше от оврага.

– Олени убежали вон в ту сторону, – он показал всаднику, куда умчались испуганные животные, – но это было не сейчас, а некоторое время назад. – Всадник понимающе кивнул.

– Я не должен был позволить себе удовольствие гнать оленя, но я так давно не охотился, – признался он с улыбкой. – Я наставник, брат Джон из аббатства Оскард. А вы куда держите путь?

– В Дингуолл, – ответила Кэтриона. Голос у нее был спокойным, хотя у Тига перехватило дыхание от того, как ее руки сжимали его поясницу.

– Вот как, – обрадовался наставник. – Я тоже еду в ту сторону. Вы слышали о новом аббатстве, основанном сестрой графа Росса?

Тиг кивнул. Кэтриона, однако, покачала головой.

– Это скромное аббатство с небольшим числом монахов, но, я уверен, оно быстро пополнится. Я направлен помочь им наладить свое счетоводство, затем буду присутствовать на свадьбе сестры короля и сына графа. – Улыбка на его круглом лице растянулась до ушей.

– В таком случае мы поедем вместе, – заключила Кэтриона.

Тиг даже повернулся в седле, почувствовав холодок тревоги. Неужели она хочет, чтобы их разоблачили? А она смотрела на него, вскинув брови, словно бросала вызов, а затем замкнулась. Она просто хотела воспользоваться присутствием наставника аббатства, чтобы защитить себя от того, что неминуемо.

– Отлично! – воскликнул наставник, который поравнялся с ними, ибо теперь тропа стала широкой. – Но вы еще не назвали мне ваши имена. Мне не очень хочется думать о вас как о посторонних людях, – прибавил он и вновь улыбнулся.

– Меня зовут Кэт, а его Тиг.

Наставник бросил заинтересованный взгляд на Тига.

– Я бард, – быстро ответил тот, помешав наставнику задать другие вопросы, на которые трудно пока ответить.

Наставник обратил взгляд на Кэтриону:

– Приятно познакомиться с вами, Кэт и бард Тиг. Блеск в глазах наставника обеспокоил Тига. Он не был знаком с ним, но это не значит, что тот не знает его. Придется расспросить его, но не в присутствии Кэт.

В тех местах, где тропа была достаточно широкой, они продолжали ехать рядом.

– Почему вы совершаете путешествие в такое время года? – после некоторого молчания спросил наставник.

– Мы хотим пожениться, – снова не удержалась Кэт. В ее голосе Тиг уловил самоуверенность, что совсем не понравилось ему.

– Разве вы не женаты? Зачем вам ждать, когда вы приедете в Дингуолл? Вам в таком случае не следует путешествовать вместе.

– Мы не… – начала было объяснять Кэт, но Тиг оборвал ее:

– Наше венчание произойдет в присутствии главы клана, и, если повезет, короля тоже, для чего мы и едем в Дингуолл.

Наставник нахмурился, его брови сдвинулись, образовав букву V.

– Но глава вашего клана… Ангус Дабб из Колрейна? – Тиг едва унял дрожь. Неужели этот человек хорошо знает его? – И поэтому вы захватили с собой невесту? Разве ее семья не может привезти ее вам?

– У невесты нет семьи, – быстро вмешалась в разговор Кэтриона, опасаясь, что Тиг остановит ее.

Тиг больно ущипнул обнимавшую его руку Кэтрионы.

– Ой!

– Прости, любимая. Я, кажется, задел тебя. Она такая нежная, – извинился Тиг, надеясь, что это прозвучало вполне искренне.

Любопытство наставника, кажется, было удовлетворено.

– Я собираюсь провести ночь в доме моего кузена. Приглашаю вас присоединиться ко мне, а потом мы вместе направимся в Колрейн. Я слышал, что там намерен побывать король, прежде чем ехать на свадьбу в Дингуолл. Вы сможете испросить его благословения, а вашим эскортом буду я.

– Нет! – одновременно воскликнули Кэт и Тиг.

– Спасибо за приглашение, но мы не можем задерживаться. День или два, казалось бы, не столь важно, но нам необходимо спешить, – пояснил Тиг.

– Позволю себе не согласиться, юный бард. Негоже вам двоим продолжать путешествовать вместе без Божьего благословения. Вы должны позволить мне сопровождать вас.

– Но мы уже дали брачный обет, наставник… – возразила Кэт.

Тиг и наставник аббатства как по команде повернулись к девушке. Тиг всем своим видом велел Кэт молчать, но та, улыбнувшись, еще крепче прижалась к нему, горячо дыша ему в шею. Ему казалось, что он сейчас потеряет сознание.

– Как же так, юная леди? – удивился наставник, и его брови сурово сдвинулись на переносице.

– Вы правы. Негоже девушке путешествовать со своим суженым без сопровождения старших, но мы уже утром в день отъезда дали обет при свидетелях. Мы едем в Колрейн. – Кэт посмотрела на Тига, ожидая от него поддержки, но у того только округлились глаза. – Там мы получим благословение главы клана и сыграем свадьбу, разумеется, – поспешила объяснить Кэтриона.

– Значит, это ваша свадебная ночь?

Тиг почувствовал, как Кэт замерла за его спиной, что немного помешало ему сконцентрироваться и подумать о том критическом положении, в которое их ставит Кэт.

– Мой кузен недалеко. Мы устроим праздничный обед, и у вас будет свадебная кровать на эту ночь, что лучше, чем снежная поляна. – Наставник пришпорил коня и вырвался вперед, указывая путь.

Тиг сердито посмотрел на Кэтриону.

– Наша свадебная ночь? – промолвил он, понизив голос, и чертыхнулся. Кэт недовольно поморщилась.

– Не воображайте, бард. Никакой свадебной ночи не будет. Но здесь теплое место для отдыха, а потом мы продолжим наш путь. А сейчас я продрогла и голодна, а вы не совсем еще оправились.

– Не надо было лгать ему. Кэтриона не могла не покраснеть.

– Так неожиданно сорвалось с языка. Я не смогла удержаться.

– В таком случае теперь остановитесь. Мы должны быть осторожными и постараться не выдать себя.

Тиг отвернулся и стал смотреть вдаль. Свадебная ночь. Какую выдержку нужно иметь, чтобы не прикоснуться к Кэт, когда все кругом будут радостно взволнованы их браком? Горестно вздохнув, он стал считать недостатки Кэт, чтобы убедить себя в том, что она ему совсем не нравится… но не вспомнил ни единого. Он видел Кэт в огромной постели с распущенными волосами цвета черного дерева.

Он невольно застонал. Может быть, им лучше всего незаметно ночью улизнуть? Как они уже делали. Это у них неплохо получается.

Если они не сделают этого, то он просто не знает, будут ли они вообще спать в эту ночь.

Обилие снега затрудняло путь, и только к вечеру, почувствовав запах дыма, они поняли, что достигли коттеджа кузена. Несмотря на опасность длительного пребывания в обществе наставника, знающего о Тиге больше, чем следует, бард был все же рад тому, что их ждут горячая пища и тепло очага. Кэтриона, сидевшая за его спиной, промерзшая и голодная, тоже будет рада этому неожиданному гостеприимству. Однако семья кузена может тоже узнать Тига, и тогда поверит ли наставник в их свадебную ночь? Тиг сейчас не знал, что делать, а потом все же подумал, что им с Кэт лучше остаться на ночь в коттедже, в окружении всей семьи кузена и, разумеется, наставника тоже. Так будет разумнее.

Лошади остановились у ворот. Тиг пришел в себя и вернулся к реальности.

– Мы побудем здесь, а вы сообщите вашему кузену о незваных гостях, – сказал он наставнику и удержал Кэт, собиравшуюся слезть с лошади. Она недоуменно посмотрела на него, но прочла в его взгляде намерение что-то сказать ей, и притом важное.

Брат Джон, вдруг повернув лошадь назад, окинул Тига недоверчивым взглядом.

– Что за глупости! Слезайте-ка вы и ваша леди с лошади, и мы поскорее спрячемся от холода. Гэйр и Лайна не боятся гостей.

Тига неприятно удивило имя кузена. Нет, такого не может быть! Хотя имя это довольно распространено, и не только в родном Колрейне.

Наставник уже помогал Кэт спуститься с лошади, и Тигу ничего не оставалось, как тоже спешиться. Он быстро последовал за Кэт и наставником.

Кэт коснулась его руки. Его удивил ее встревоженный взгляд.

– Тиг, что случилось?

– Держите язык за зубами, Кэт, – прошептал он. Она как-то странно посмотрела на него и, обидевшись, резко сказала:

– Незачем постоянно напоминать мне это, бард. Неужели она заметила удивление наставника, когда он назвал ему свое имя? Она, возможно, тоже сомневается в том, кто он. Нет, просто она нервничает, продрогла и раздражительна, как всегда в таких случаях.

– Мы должны вести себя как молодожены, – сказал Тиг, комично шевеля бровями, чтобы рассмешить ее.

– Я и без вас знаю это, – рассердилась Кэтриона.

– Вы говорите об этом так, будто это что-то отвратительное. – Тиг взял ее за руку. Они пошли к наставнику. – Неужели это так ужасно?

Ей хотелось по-своему ответить ему, но она не решилась. В ее глазах застыл испуг.

– Пойдемте, пойдемте, дети мои. Чертовски холодно, и я уже чувствую запах чего-то вкусного. – Наставник постучал в дверь, а затем толчком распахнул ее: – Эй, кто там есть? Здравствуйте!

Тиг и Кэт остановились у порога комнаты, полной людей. Крупная женщина в простом платье ржаво-красного цвета, стоя у очага, что-то мешала в огромном закопченном котле. Из-под тонкой белой повязки выбилась ее рыжая с проседью коса.

– О, Джон! – крикнула она, широко улыбаясь и приветствуя гостя взмахом половника. – Заходите, милости просим.

Комната была полна детишек, они шалили, дрались и шумели, но, увидев наставника, притихли, а затем с радостным визгом бросились к нему. В углу комнаты кто-то начал спускаться по лестнице вниз – сначала появились ноги, а потом перед гостями предстал хозяин. Тиг замер. Вот он и попался! Это был старина Гэйр, с которым Тиг и его брат Робби воевали в армии Брюса, короля Шотландии.

– Джон! – радостно воскликнул Гэйр, увидев наставника. – Мы думали, ты заблудился в снежной буре. – Он обнял кузена.

Тиг, распрямив плечи, приготовился к встрече. В любую минуту глаза Гэйра остановятся на нем, и все пропало. Он не будет лгать Гэйру, более того, тот поможет ему попасть к королю. Но как он объяснит это Кэт? Она поймет, что он что-то скрывает от нее. Для нее это будет ложью, предательством. Ему отчаянно не хотелось обидеть ее. Объяснить ей? Но на это нужно время, а его у него нет.

– Позвольте мне познакомить вас с моими друзьями, – глубоким низким голосом проговорил наставник, оторвав Тига от мучительных раздумий.

– О, какая красивая пара! – воскликнула Лайна. – Мы рады гостям в их свадебную ночь.

Широкая улыбка Гэйра заставила Тига улыбнуться.

– Подождите, я, кажется, знаю этого молодца. – Старина Гэйр покинул своего кузена и направился к Тигу. Обняв его за плечи, он воскликнул: – А я думал, ты все еще на службе у Брюса, а ты, оказывается, здесь, да еще с такой красулей. Твоя жена, я слышал? – Затем он улыбнулся Кэт. – Хо, хо! Твоя жена! – Он шутливо подпрыгнул и потер руки. – Интересно, кто выиграет. Говорили, что ты не способен сам выбрать себе невесту, а ты, однако, нашел ее, и, кажется, удачно. Она красива, и тебе, должно быть, пришлось немало потрудиться, чтобы обольстить ее. Он похлопал Тига по плечу. Тот не находил себе места.

– Что тебе? – спросил Гэйр жену, которая стояла рядом с половником в руках и недовольством на лице.

– Вы с ним поговорите потом. Они продрогли, промокли, их лошадей надо поставить в конюшне. Пойдемте со мной, девушка. Как вас зовут?

– Кэт, – поспешил ответить Тиг. – Ее зовут Кэт. Может, у вас найдется для нее теплое местечко у очага, а мы с Гэйром займемся лошадьми? – Тиг хотел как можно скорее увести с собой Гэйра. Он благодарил судьбу, давшую ему возможность остаться с ним наедине. Но он должен поспешить, иначе любопытный наставник станет расспрашивать Кэт. Если ему удастся все объяснить Гэйру и тот будет молчать и не проговорится, то он сам все расскажет Кэт.

Глава 13

Когда кто-то из детей усадил Кэт на стул у очага, Лайна вернулась к котлу, не забыв повернуть вертела с жарившейся птицей.

Огонь в очаге был настолько жаркий, что пришедшая с мороза Кэтриона вскоре почувствовала, что ей трудно дышать. Кто-то из детей сунул ей в руку кружку с элем. Дети и Лайна были довольны, что она сидела тихо и позволила им готовить стол к ужину.

Кэт тоже радовалась возможности остаться одной и разобраться в том, что произошло совсем недавно. Вопрос Тига не давал ей покоя.

«Неужели это так ужасно?» – спросил он. Неужели так страшно выйти замуж за Тига, барда, вместо кого-то неизвестного? Да, это нелегко. Все время путешествовать. Ни дома, ни очага. А как же их дети? Но, вспомнив его поцелуи и ласки, она подумала, что многое в этом браке с бардом вполне привлекательно… Однако все это невозможно.

Она должна выйти замуж за того, кто будет жить – ней в Ассинте и кто сможет образумить ее брата Брока. Это не совсем то, что ей хотелось бы, но она должна выполнить свой долг. Она вздрогнула от одного этого слова. Брак не должен быть долгом, он благословение, чудо, соединение душ. Но эти мечты не для нее. Она должна спасти свой клан от разрушительных действий братьев, а супружество с простым бардом ей в этом не поможет.

Теперь ей надо подумать, как себя вести, чтобы не оказаться с ним наедине в эту ночь.

В хижине их разлучал костер. Надо найти что-то, что не позволит им быть вместе в эту ночь. Таков ее ответ на вопрос Тига: да, этот брак опасен для ее клана. А для нее?..

– По улыбке на ваших устах я угадываю ваши мысли о брачной ночи, не так ли, милая? – неожиданно спросила Лайна. – Не беспокойтесь, у нас наверху хорошая комната и кровать, которой многие из моих детишек обязаны своим появлением на свет. – Она подмигнула. – Это счастливая кровать.

Кэтриону бросило в жар. Все ее сомнения снова вернувшись к ней. Их хозяева думают, что они с бардом молодожены, да и сам Гэйр, кажется, знаком с Тигом, хотя не ожидал, что тот женат. Вот почему Тиг так поспешно увлек его на конюшню. Он так же странно вел себя и с наставником.

Туман в голове от тепла очага рассеялся. Она окинула взглядом комнату и увидела, что наставник сидит на полу, а на руках у него девчушка, чуть поменьше другой, которая склонилась ему на плечо. Все трое о чем-то оживленно разговаривали. Им то и дело со смехом мешали другие ребятишки.

Тиг использовал свое звание барда и сам торопливо представился наставнику, когда тот, услышав его имя, тоже был немало удивлен. Несомненно, с Тигом знакомы не только наставник, но и его кузен Гэйр. Тиг служил с ним в армии короля. Это прибавляет еще больше вопросов, но о них потом. Сейчас она должна узнать, что эти двое знают о Тиге, ибо незнание для нее опасно.

Кэтриона встала, оставив нетронутой кружку с элем.

– Пойду помогу Тигу в конюшне, – сообщила она намеренно громко, чтобы привлечь внимание наставника, но тот словно и не слышал.

– О, я понимаю, ведь вы молодожены! Но он скоро вернется, – успокоила ее Лайна.

Сначала Кэтриона не поняла, что она хотела этим сказать.

– У вас много времени впереди, – пояснила Лайна. – Пусть они наговорятся с моим муженьком, тогда нам не придется слушать их истории за столом. – Однако улыбка на лице женщины опровергала ее осуждающий тон, и Кэт поняла, что Лайна сочувствует стремлению молодоженов не разлучаться. Это помогало ей играть роль влюбленной молодой жены.

– Мне не по себе, когда его нет рядом со мной, – сказала она. – Знаю, что это глупо, но это правда.

– Конечно, милая. Конюшня за домом. Идите вдоль стены коттеджа. И скажите Гэйру, чтобы принес мне торфа, да побольше.

Кэтриона запахнула накидку и, покинув тепло и уют жилья, очутилась в холодной тьме зимней ночи.

Тиг с Гэйром отыскали замерзших лошадей, а двое старших сыновей Гэйра собрали все пожитки путешественников. Гэйр отправил мальчишек домой, а сам, взяв коня наставника, повел его в конюшню. В ней было тихо, пахло лошадьми и свежей соломой.

Какое-то время они с Тигом молча работали – чистили уставших коней.

– Послушай, друг, ты, кажется, не очень рад видеть старину Гэйра?

Тиг посмотрел на своего старшего товарища и вдруг подумал, что он не так уж стар и слаб. А блеск его глаз говорил, что он достаточно умен и все понимает.

– Я очень рад нашей встрече, Гэйр. Но знаешь…

– Ты хочешь подольше скрывать свою красивую жену, не так ли? Я слышал от Дункана, что твоя матушка хочет женить тебя, но ты сам решил пуститься на поиски невесты. Тебе, брат, повезло. – Гэйр расплылся в улыбке, а Тиг почувствовал вдруг, что краснеет.

– Да, она…

– Не беспокойся, парень, о сегодняшней ночи. Я немало знаю о женщинах. Но тебе вряд ли поможет мой опыт. Я долго был разлучен с Лайной, но потом так и не понял, чего хочет женщина и чего она не желает.

– Да, но…

– Я горжусь тобой, Тиг. Ты занял место Робби, взял на себя всю ответственность, хотя было ясно, что тебе не очень это по вкусу. Я всегда следил за тобой, когда мы были в армии короля. Я видел, как ты мужаешь, как следуешь за братом, ведущим в бой солдат короля. Надеюсь, что ты выбрал себе в жены ту, кто тебе будет парой, девушку, достойную тебя, каким ты станешь в будущем.

Тиг с трудом проглотил комок в горле от волнения, услышав столь неожиданную похвалу в свой адрес. Ему хотелось сказать другу, что не все так просто, но Гэйр был слишком увлечен, и Тиг уже и сам вполне поверил в то, что это правда.

Но такая правда опасна. Она побудила бы Кэтриону выйти за него замуж, а следовательно, сделала бы ее несчастной. Если бы такой брак был на пользу ее клану, она, возможно, смирилась бы с ним. Но все равно не верила бы ему впредь.

Он совсем не хотел потерять доверие Кэт, но этого ему, верно, не избежать. Когда-нибудь она все равно узнает, кто он на самом деле и зачем едет к королю. Если ей станет известно, что Брок причастен к сговору против короля, то захочет ли она, чтобы кто-то другой из ее братьев заменил Брока и стал главой клана? Будет ли он лучше Брока?

Неожиданное прозрение придало ему решимости. Гэйр был прав, он теперь не тень брата Робби, а вполне самостоятельный человек, показавший себя на поле брани. Ему нужна Кэт, а он ей, хотя она продолжает сопротивляться этому. Она хочет выйти за него замуж, ибо, когда описывала образ будущего мужа, фактически нарисовала его, он может сделать ее мечты реальностью. Он женится на ней и таким образом решит ее и свою проблемы. Ее клан, породнившись с его кланом, присягнет королю и не будет связан с кланом Макдонеллов. Брок, разумеется, не станет главой клана, а для младших братьев можно найти советника, чтобы их глупости наконец прекратились.

Однако он должен сообщить Кэт о себе, прежде чем это сделают Гэйр или наставник аббатства. Гэйр – любитель рассказывать байки у костра.

– Гэйр, мне нужна твоя помощь, – наконец отважился Тиг.

– Я сделаю все, чтобы эта ночь была твоей.

– Нет. Вернее, да. Но я не об этом буду тебя просить. Гэйр удивленно посмотрел на него.

– Девушка не знает, кто я на самом деле. Она думает, что я просто бард. Поэтому я хочу всю правду о себе поведать ей сам.

Гэйр, нахмурившись, посмотрел на него:

– Она не знает, кто ты?

– Да, ей это неизвестно. Мне не хочется брать в жены кого-нибудь из тех, кто мечтает о героях, воспетых бардами, – недовольно ответствовал Тиг. Гэйр одобрительно кивнул. – Дело в том, что, пустившись в путешествие, я назвался бардом. А теперь я должен выполнить кое-что важное для короля. Поэтому я не спешу открывать свою подлинную личность.

– Важное для короля? – с удивлением переспросил Гэйр.

Тиг поспешил рассказать ему все, что знал о заговоре, однако опустил то, что касалось его встречи с Кэт.

Когда в конюшне появилась Кэтриона, Гэйр уже закончил чистить коня наставника.

– Вижу, что вы не выдержали разлуки с муженьком! – Он улыбнулся Кэт, а она, к удивлению Тига, тоже заулыбалась.

Кэт подошла к Тигу и легонько коснулась его руки.

– Мне не нравится, когда я разлучаюсь с мужем даже на несколько минут, – промолвила она.

Тиг рассмеялся, но тут же умолк, почувствовав, как она больно наступила ему на ногу, что делать была мастерица. Ему стало ясно, что Кэт что-то задумала, и ему стало не по себе.

Гэйр направился к двери.

– Оставляю вас на какое-то время. Я нужен Лайне.

– Да. Она просила принести ей побольше торфа, – сообщила Кэт.

– Видишь, Тиг, скоро придет время, когда вы тоже будете понимать друг друга так, как мы с Лайной. Не задерживайтесь, здесь холодно. – Еще раз понимающе улыбнувшись, Гэйр покинул конюшню.

– Какой у вас план? – тут же спросила Кэтриона.

– Единственный мой план – поесть горячего и лечь в теплую постель рядом с моей молодой женой, – не задумываясь ответил Тиг.

– Рядом не будет.

– Не будет? А эти добрые люди верят в то, что мы молодожены. Кстати, благодаря вашим рассказам.

– Повторяю, я сказала это не нарочно.

– И все же слово – не воробей. Поэтому мы теперь вынуждены вести себя так, будто только что поженились. Вы хотите, чтобы они узнали, кто вы и что вы путешествуете с бардом без всякого сопровождения?

По лицу Кэт было видно, как это напугало ее, но она тут же пришла в себя и по привычке дерзко вскинула подбородок.

– Мы уедем сейчас же, – решительно заявила она и направилась в угол конюшни, где он положил седло.

– Нет, – Тиг схватил ее за руку, – мы никуда не поедем.

Она стояла совсем близко, воинственно подбоченившись.

– Если мы останемся, то это риск. Они могут догадаться. Ясно, что Гэйр знает вас, да и наставник Джон тоже. Очевидно и то, что вы не из тех, кто спешит жениться. У них возникнет подозрение, если мы не будем вести себя естественно. Нам не удастся их одурачить.

– Вы хотите сказать, что вы не сможете притворяться? – удивленно спросил Тиг, убежденный, что ему это удастся.

– Смогу, но думаю, что это опасная затея.

Она была права. Он давно в силу серьезных причин не мог коснуться ее, поцеловать… да и сейчас тоже. Но что-то в нем взбунтовалось. Он должен знать, нужен ли он ей так, как она ему.

– Придется каждому сыграть свою роль, милая девушка. У нас лошадь выбилась из сил, как и вы тоже. У нас нет еды, нет надежды на отдых в тепле ночью, а я, должен признаться, до сих пор не оправился от чрезмерного внимания ваших братьев к моим ребрам. Мы должны остаться и сыграть те роли, которые вы сами назначили каждому из нас.

Кэт, помолчав с минуту, спросила:

– Что я должна делать?

Он улыбнулся, медленно и как бы лениво.

– Вы не разрешили мне прикасаться к вам и целовать вас. Боюсь, что придется попросить вас снять этот запрет.

Тиг наблюдал, как она воспримет его слова. Она еще выше подняла подбородок, но в конце концов кивнула:

– Хорошо, я позволяю вам это делать, – она почему-то указала на него рукой, – но только тогда, когда это необходимо.

– А способны ли вы сыграть роль молодой жены, любящей своего мужа? – спросил Тиг не без сарказма, хотя знал, что рассердит Кэтриону.

– Могу. Я вообще могу стать образцовой женой.

Тиг хмыкнул. Она сама не понимает, что говорит, не зная, как ведут себя влюбленные. Он представил себе Кэт в его постели и вдруг почувствовал разочарование и неверие в свои силы. Он приблизился к ней.

Упорная, она стояла на своем, и он это знал, Еще один шаг, и его рот мог прикоснуться к мочке ее уха. Ее прерывистое дыхание грело ему щеку.

– Вы можете сыграть роль примерной жены? – прошептал он ей на ухо. – Позволите ли мне вот так коснуться вас? – Он погладил ее по руке, а затем дотронулся до ее груди и ложбинки между грудей. – Можете вы сами касаться меня там, в зале, так, будто мы совсем одни?

Она отвернулась, когда он начал осыпать поцелуями ее нежную с лебединым изгибом шею.

– Можете ли вы, разделив со мной постель, отказаться от тех удовольствий, которые я могу вам дать? – Теперь он смотрел ей прямо в глаза, продолжая ласкать ее грудь.

Глаза ее потемнели, она учащенно задышала, когда он притронулся к ее напрягшимся соскам, натянувшим ткань платья.

Вдруг она сама поцеловала его быстро и крепко. Ее пальцы вцепились в его густую шевелюру, а губы жадно завладели его ртом. Он стонал, пытаясь еще теснее прижаться к ней и увлекая ее в темноту конюшни.

Теперь он не сомневался, что им удастся сыграть роль молодоженов. Вопрос лишь в том, сохранят ли они это чувство? Повторят ли они это, если опять останутся одни? Не развеется ли потом по ветру пепел этой страсти? Сберегут ли они его, когда расстанутся?

Тиг с пылающей головой вернулся к своей лошади, несмотря на шум крови в ушах и сильное сердцебиение.

Солнце уже село за заснеженным гребнем гор. Кэтриона больше слышала, чем видела, что он делает в темноте конюшни. Она словно застыла, пытаясь совладать с сумятицей в мыслях и со сладкими муками своего предательского тела.

– Госпожа? Мастер бард? – Оклик одного из хозяйских сыновей, не решившегося войти в конюшню, вывел ее из состояния ступора. – Мама сказала, что ужин готов и вы можете согреться у очага.

– Я почти закончил. Мы сейчас придем, – ответил Тиг.

Кэтриона оторопела. Его голос был так спокоен, словно ничего необычного не произошло. Возможно, для него.

Он испытывал ее, решила Кэт. Проверял ее способность исполнять роль любящей жены. От возмущения ее лицо залилось краской. Как он смеет играть ее чувствами, ее телом? Она может участвовать в этом спектакле столь же хорошо, как и он. Она принимает вызов.

Полная решимости, Кэт покинула конюшню. Ей необходимо собраться с мыслями, и тогда она покажет ему, кто из них лучше умеет владеть собой.

За семейным столом Тиг был слева от Кэтрионы, а наставник Джон сидел во главе стола спиной к очагу. Все семейство Гэйра: он, его жена Лайна и их пятеро детей от шести или семи лет и до подросткового возраста – расположилось на другом конце видавшего виды стола. Большая деревянная миска была полна тушеного мяса с овощами, а на длинном подносе лежали аппетитные тушки жареных голубей. Кружки были наполнены элем, а перед каждым из обедающих лежал деревянный подносик для резки мяса. Две сальные свечи в простых подсвечниках освещали стол. Кэтриона оказалась в центре внимания всех – и хозяев, и гостей.

– Не отведаете ли мяса, дорогая? Не хочу хвалиться, но оно нынче на редкость удалось. Возьмите сразу несколько кусков, – предложила Лайна.

– Спасибо, я возьму. Но достаточно ли останется вашим детям? – ответила Кэтриона, чувствуя на себе взгляд Тига. Она не переставала удивлять его в этот вечер – неожиданной страстностью в конюшне и учтивым поведением за столом.

– У моих детей вдоволь всего, что можно поесть, – успокоила ее хозяйка и попросила передать ей поднос с голубями.

– Это и видно, – заметил наставник, воткнув нож в жареного голубя. – Найэлл вытянулся за этот год на целый фут. Малышка Сесилия тоже… хотя, кажется, она где-то растеряла свои зубы, – добавил он, глядя на девочку с длинными каштановыми косами, сидевшую между двумя братьями. Сесилия улыбнулась, и Кэтриона заметила, что у нее нет двух передних зубов. Она почувствовала было жалость к девочке, но все остальные, да и сама Сесилия не считали это поводом для огорчения.

Лайна положила перед Кэт и Тигом жареных голубей.

– Сеси всегда что-нибудь теряет, – сказал кто-то из братьев, – например, мой горн.

– Я здесь ни при чем! – возразила девочка. – Ты отдал его Аннаг. Я знаю. Сим хочет жениться на Аннаг. Я видела, как он ее поцеловал.

Сим стал таким же огненно-красным, как и его шевелюра. Вместо того чтобы больно дернуть сестру за косу, как это сделал бы с Кэтрионой любой из ее братьев, Сим только улыбнулся, а вся семья добродушно рассмеялась.

– Он может жениться на Аннаг, – сказал другой брат, такой же рыжий, как и Сим. Кэтриона тут же смекнула, что они близнецы. Мальчики были похожи друг на друга, как две горошины. Оба достигли того опасного возраста, когда дети доставляют родителям немало хлопот.

– Аннаг очень мила, но мне больше нравится ее кузина Мэгги.

Это тоже вызвало веселый смех семьи, а Найэлл, не удержавшись, язвительно заметил:

– Думаешь, она тебя ждет, Кеннон?

– Никому из вас еще не пришло время думать об этом, – вмешалась Лайна. – Я сама скажу вам, когда будет пора искать себе жен. Я еще не успела вас научить всему необходимому, прежде чем отдать в руки другим женщинам. И не обязательно тем, кого вы назвали. – Она подмигнула Кэтрионе. – Надо еще многому вас научить, прежде чем вы станете готовы.

– Я никогда не женюсь, – внезапно заявил младший из братьев, мальчуган лет десяти или одиннадцати, такой же рыжий и веснушчатый, как близнецы. – Почему обязательно целоваться? – Он поморщился и с аппетитом набросился на еду.

Гэйр рассмеялся:

– Может, наши гости объяснят тебе это, Пол? Глаза всех обратились к Тигу. Он растерялся лишь на мгновение, но тотчас же на лице его заиграла знакомая Кэтрионе дерзкая улыбка. Он смотрел на нее, вопросительно вскинув брови.

Кэтриона, тоже улыбнувшись, вдруг заметила в его глазах непонятную тревогу.

– Смотрите-ка сюда, Поль, – обратилась она к мальчику и положила голову на плечо Тигу. – Вот так целуются с тем, кого любят. – Она прикоснулась ко рту Тига губами.

На этот раз покраснел Пол.

– Я ненавижу поцелуи!

– Да разве это поцелуй? – дерзко спросил Найэлл, с усмешкой глядя на молодых.

– Покажите же ему, как надо целоваться, Тиг.

– Да, совсем не так целуют невест, – согласился Гэйр.

И тут все за столом дружно подхватили:

– Поцелуй, поцелуй!

У Кэтрионы екнуло сердце. Она не на шутку испугалась. Неужели Тиг при всех поцелует ее так, как целовал, когда они были вдвоем? Ведь сейчас они, по сути, должны только притворяться!

Но за столом к крикам уже присоединился нетерпеливый топот ног. Тиг, наклонившись к Кэт, тихо, но с вызовом шепнул:

– Сама виновата, – и взял ее лицо в свои руки. Поцелуй был нежный и долгий, бережный, словно Тиг держал в руках хрупкую амфору. Семейство Гэйра одобрительно загалдело. Кэтриона невольно закрыла глаза и почти забылась.

– Э… гм! Не забывайте, что на вас смотрят детишки. Кэтриона не знала, кто сказал это, но, открыв глаза, услышала приветственные крики, а затем почувствовала, как вздрогнул Тиг оттого, что старший из сыновей хозяина сочувственно хлопнул его по плечу.

– Я думаю, что надо поскорее закончить ужин и отпустить наших молодоженов, – разумно предложила Лайна с лукавой усмешкой и полным пониманием. – Нельзя так долго задерживать их.

Ее слова были встречены одобрительным смехом. Кэтриона неотрывно смотрела в глаза Тигу, заметив в них нечто большее, чем обычные скепсис и вызов.

Ей стало горько и обидно при мысли о том, что ей незнакомы простая жизнь, семейное счастье, а также сознание того, что ты кому-то нужна и кем-то любима, все то, что она сейчас видит перед собой. Хотя бы на один вечер поверить в это!

И она поверила.

Тесно прижавшись к Тигу, она продолжила с удовольствием эту игру.

Тиг, держа ее в объятиях, не испытывал никаких сомнений. Она мучает его, дразнит, соблазняет, а он не в силах помочь ей. Она придумала этот фарс и превратила его в действительность. Черт побери, он сам этого хотел и теперь сознает, что никогда еще не знал столь сильных чувств, победивших его разум.

Он смотрел на довольную Кэт, прильнувшую к нему, улыбающуюся, с радостью в глазах. Вот она смеется над чем-то, что Найэлл сказал одному из близнецов, и ее смех кажется Тигу сладчайшей музыкой. Вот она повернулась к наставнику, и Тиг весь пылает ревностью, когда она касается его рук. Он невольно притянул ее к себе, не заметив ее удивленных глаз, однако она тут же погладила его по щеке и поцеловала.

Когда они с Кэт обменивались взглядами, в них не было притворства. В них не было ничего, кроме… любви. Сознание этого потрясло его. Выходит, что он любит ее, несмотря на ее острый язык, нетерпимый характер, страстность во всем. И он никогда не забудет, что она спасла его в роковую минуту.

Она нужна ему, но не на одну ночь, а на все дни и ночи. Они станут чудесной парой, здесь будет положено этому начало.

Кэт, склонив голову на его плечо, обняла его так, чтобы коснуться его бедром и грудью.

У Тига перехватило дух, а наставник тихонько хмыкнул.

– Не попробовать ли нам aqua vitae нашего друга Джона? – спросил Гэйр. – Это лучшее виски во всей Шотландии, по крайней мере так он мне сказал.

– Да. Братство Оскард славится им вот уже сотню лет. – Наставник вынул из своего мешка в углу бутылку виски. – Мы улучшили рецепт, сделав напиток тоньше, мягче, да и покрепче. – Он улыбнулся кузену. – Наш король пожелал всегда иметь это виски на своем столе.

– Ох, ты что-то расхвастался, дорогой кузен! – воскликнул Гэйр. – Но, попробовав ваше виски, я и вправду убедился, что оно хорошо. – Он снял с полки пять деревянных стопок и передал их наставнику. Когда они были наполнены, Лайна подняла свою стопку:

– За Кэт и Тига. Желаю им жить долго и счастливо, народить детишек, красивых и умных, таких хороших, какие только возможны в этом мире.

Тиг тоже поднял стопку.

– За наших старших, – сказал он, глядя на Гэйра, – за новых друзей, которые подарили нам радость в наш праздник.

– За здоровье короля! – воскликнул наставник и, поймав удивленный взгляд Гэйра, пояснил: – Это его любимое виски мы сейчас пьем.

Все рассмеялись, чокнулись и выпили подарок наставника.

– И вправду, это виски для королей, – согласилась Кэт. – Ах вот куда вы едете, наставник?

Тиг забеспокоился от такой перемены темы разговора. Он не хотел, чтобы Кэт с ее неосторожным язычком и острым умом говорила на эту тему. Она ведь не знает, с какой целью он везет ее к королю, да и чем меньше разговоров о политике, тем спокойнее.

– Да, милая. Я еду на свадьбу принцессы Мод и сына графа Росса. На этом событии было бы обидно не побывать.

– Нам пора извиниться, женушка, – решил вмешаться Тиг.

– Допей-ка свое виски, парень, – прервал его наставник с озорным огоньком в глазах. – Я не заговорю твою милую до изнеможения, обещаю тебе это. Беседа о короле и его людях в Шотландии отнюдь не утомляет.

– Это так. Но Кэт устала от путешествий, и ей надо отдохнуть. – Тиг посмотрел на Кэт и заметил, как порозовела от волнения ее шея. Он наклонился и снова поцеловал ее. – Хотя не стану утверждать, что она думает сейчас о сне. – Он сказал это так тихо, чтобы услышала только Кэт, но наставник неожиданно рассмеялся:

– Да, парень, мне кажется, ты прав.

Кэт промолчала, скромно опустив глаза, тогда как Тиг уже приготовился к гневу и возмущению.

– Я уморилась, – наконец сказала она и, чуть скосив глаза, взглянула на него.

И все же он уловил в ее взгляде вызов и еще что-то глубокое и непонятное. Заставившее его вскочить и потащить за собой Кэт. Он даже хотел подхватить ее на руки и унести, но не совсем еще оправился для этого. Достаточно того, что она рядом.

– Мы желаем всем доброй ночи, – сказал он, с трудом сдерживая волнение. – Ужин был замечательный. Лайна, благодарим вас за гостеприимство, но мы… – Он посмотрел на Кэт, стоявшую рядом.

– …мы немного устали, – заключила за него Кэт, не отводившая от него глаз.

– Ох! – Гэйр потер ребро, в которое больно толкнула локтем его жена. – Я вспомнил, что должен кое-что тебе сказать, юный Тиг. – Он посмотрел на улыбающуюся жену.

Не дав Тигу и Кэт возможности возразить, Гэйр, распахнув входную дверь и впустив в дом холод, вдруг вышел и исчез в темноте зимней ночи.

Тиг, обняв Кэт, успокоил ее:

– Это не надолго. – Он поцеловал ее в лоб и тоже вышел.

Гэйр ждал его, стоя на ветру.

– Ты не должен злиться на меня, – сказал он подошедшему Тигу.

– Ты же не видишь моего лица в этой темноте.

– Да, но зато я знаю, где тебе хочется сейчас быть. Я хорошо знаю, чего ты хочешь.

– Тогда зачем мы здесь? – с нетерпением вопросил Тиг. В конце концов, это была его свадебная ночь, и он сам знает, что сказать невесте.

– Спокойно, друг. Я лишь хочу посоветовать тебе не спешить. Я знаю, как тебе не терпится, но ты должен поухаживать за ней, обласкать ее. Хотя она сейчас твоя жена, ты не должен забывать, как ты обольщал ее до этого.

– Я не стану торопиться, – ответил Тиг. – Зимние ночи долгие, и у нас достаточно времени.

– Ты прав, парень. Матрас на кровати к Дню святого Айдена набит свежим сеном и все еще пахнет цветами вереска. Не спеши и получишь все, что может тебе дать твоя молодая жена.

Совет вполне разумный. Тиг глубоко втянул в себя холодный бодрящий воздух и дал себе обещание: в эту ночь ничего не должно случиться. Он даст ей время подумать. Холодный воздух отрезвляюще проникал сквозь шерстяной килт, он растрепал волосы, и от этого Тигу было хорошо.

– Что ж, ты готов вернуться? – спросил Гэйр.

– Да. Спасибо за совет. Я последую ему.

Гэйр хмыкнул:

– Тогда возвратимся туда, где тепло.

Тиг толкнул дверь и вошел в дом. Все по-прежнему сидели за столом, кроме Кэт. Она ушла. Сердце Тига оборвалось.

– Где…

– Успокойтесь. – Лайна широко улыбалась. – Кэт ждет вас в комнате наверху. – Она указала на лестницу в углу. – Детишки будут спать здесь, и никто вас не побеспокоит.

Кровь прилила к лицу Тига, и все мысли об осторожности исчезли. Он почти взбежал по лестнице.

Он жаждал видеть Кэт, и немедленно.

Глава 14

Кэтриона покинула стол и семью Гэйра, провожаемая тихим шепотом и хихиканьем. Поднявшись на чердак, она увидела комнату с простой раскладной кроватью в углу. На полке стояла масляная лампа, освещавшая помещение слабым светом. Кровать в углу привлекла все ее внимание.

Скоро сюда поднимется Тиг. Они останутся наедине. Когда она представила себе его, растянувшегося на кровати, у нее бешено забилось сердце. Да поможет ей Бог! Она сама хочет разделить с ним эту постель, хочет чувствовать прикосновение его рук, ощущать вкус его поцелуев. Ведь они, как вино, кружат голову. Это страсть, она это осознавала, но в ней было еще что-то более глубокое, темное, совсем земное…

Его поцелуй за столом изменил все. Они играли слишком хорошо, чтобы это называть игрой.

Она слышала смех внизу и вспомнила, как он умел смеяться. Тиг действительно удивительный человек – очаровательный и добрый, веселый, сильный, заботливый, приятный на вид и немножко ревнивый, судя по сегодняшнему случаю…

Она доверяла ему, и ей было приятно это. Она верила ему больше, чем кому-либо в ее жизни, всем сердцем принадлежала ему.

Только если… Нет, никаких «если» сегодня вечером.

Она любила его. Это чувство переполняло ее сердце. Все остальное уладится. Они смогут помочь ее клану. Она станет его невестой… если, конечно, он пожелает.

Сомнение на миг закралось в ее душу. Захочет ли он ее в жены? Она ощущала силу его желания, страсть в его поцелуях, видела близость его сердца. Или это ей только казалось?

Перестав ходить по комнате, она принялась расплетать косу. Ее пальцы дрожали. Услышав голос Тига внизу, она улыбнулась. Они станут первой парой, которая отпразднует свою свадьбу до венчания.

Тиг остановился на последней ступеньке лестницы, ведущей на чердак. Она за этой дверью и ждет его, мягкий золотистый свет лампы освещает ее. Она уже расплела косу и стоит, сложив руки, ее распущенные волосы темными волнами покрывают ее плечи.

Он почувствовал, что не способен сдвинуться с места, чтобы преодолеть расстояние между ними. Его разум был в разладе с его телом.

Ему нужна была Кэт, и не только на одну ночь. Но разве это возможно, когда он утаивает от нее, кто он есть на самом деле? Он обязательно скажет ей правду, но только не сейчас.

Тиг приближался к ней медленно, не спуская с нее глаз. Когда он был уже совсем близко, он поднял руку и погладил распущенные волосы Кэт. Она закрыла глаза и прильнула к нему. Ее доверчивость больно кольнула его сердце.

– Вы самая прелестная из всех девушек, каких я когда-либо видел, – сказал Тиг и сам удивился собственной искренности. – Я хочу спросить вас о чем-то очень серьезном для меня.

Она медленно поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы.

– Мне тоже хочется вам кое-что сказать, но первой, – возразила Кэт, беря его за руку и подводя к постели. Они молча стояли. Кэтриона боялась взглянуть на Тига.

– Ну так что же, милая? – Он посмотрел на нее, а затем аккуратно убрал прядь волос, упавшую на ее лицо. Этим жестом он как бы успокаивал ее. Встретив его вопрошающий взгляд, она улыбнулась.

– Я хочу сказать вам… – решилась наконец Кэтриона, подыскивая слова, которые не позволили бы этому человеку больно ранить ее, если окажется, что он не разделяет ее чувств.

– Да, детка?

Кэтриона прикусила губу и отвернулась, пряча лицо от пронзительного взгляда его карих глаз.

– Я хотела сказать, что… Я думала… Я совсем не ожидала… – Она наконец посмотрела на Тига, надеясь, что он поможет ей найти нужные слова, но он, как всегда, лишь насмешливо поднял брови. Это рассердило Кэтриону: – Я не собиралась влюбляться в вас, но, кажется, это случилось. Ну вот, наконец я сказала. Я люблю вас, Тиг.

Счастливый, он схватил ее на руки и, покружив по комнате, снова поставил на ноги. Его поцелуи были столь же долгими и страстными, как за ужином, и она убедилась, что не ошиблась.

– Я тоже люблю вас, милая Кэт. – Его поцелуи обжигали ее.

– Нам еще многое надо узнать друг о друге, но теперь на это у нас есть время. Я в эти последние дни много думала о своем будущем.

Он снова целовал ее, и она чувствовала, что совсем теряет голову и ее ноги не держат ее.

– Вы станете моим будущим, – промолвил он, – нет, нашим будущим. Ибо я иначе не представляю его для себя.

Кэтриона еще никогда не видела его таким серьезным.

– Вы согласны быть моей женой? – наконец спросил Тиг. – Скажите, Кэт? – Он чуть отодвинул ее от себя, чтобы видеть ее лицо. – Ответьте сейчас же, ибо я не перенесу отказа.

Кэт поцеловала его.

– Да, Тиг, я стану вашей женой. Я отдаю вам свое сердце и всю себя и не заставляйте меня ждать нашей свадебной ночи. – Она улыбнулась ему. – Ибо я стану пеплом, если вы не положите меня в свою постель сейчас же.

Рассмеявшись, Тиг так крепко прижал ее к себе, что испугался за свои больные ребра. Теперь ему уже незачем скрывать свою страсть.

Кэтриона с удовольствием вдыхала запах виски и каких-то трав и специй в его поцелуях и все больше прижималась к нему, отчего он совсем потерял голову. Они нужны друг другу, думал он, уже веря в то, что не ошибается. А Кэтрионе казалось, что теперь она знает, что такое быть счастливой.

Когда ее тело соприкасалось с Тигом, она испытывала шквал незнакомых ей чувств, и все они были божественно прекрасными. Теплота и нежность его губ уносили ее куда-то ввысь, где они с Тигом таяли в мягком тепле ласки. Она удивлялась тому, что ее тело будто само знало, как вести себя и что делать, когда разум оказался во власти чувств.

Ее руки сами отстегнули пряжку на его килте, жаждая коснуться его кожи. Кэтриона даже не поняла, как они очутились на постели нагими в груде скомканной одежды. Тиг покрывал поцелуями ее обнаженное тело. Это было состояние опьянения и слепоты, когда живут только руки, губы и плоть.

– Ты уверена, что хочешь этого, дорогая Кэт?

– Да, да, Тиг, хочу. – Ее руки гладили его тело так, будто просили его не медлить. Он овладел ею, разрушив ее девственную преграду, и снова осыпал ее тело поцелуями. Кэт горела от его прикосновений. Но когда все кончилось, вожделение вновь охватило их. Он слышал свое имя, слетавшее с ее губ, и свой голос, шептавший ей какие-то слова…

Кэт проснулась со счастливым ощущением тепла прижавшегося к ней Тига. Закрыв глаза, она вспомнила все, что испытала ночью, и радость, нежность и острое желание вновь овладели ею. Она повернулась так, чтобы быть еще ближе к нему, а он уже смотрел на нее глазами, полными загадочной полудремы, и сильнее привлек ее к себе.

– Если ты не перестанешь прижиматься ко мне, нам придется повторить то, что было вчера, – тихо проговорил Тиг.

Кэтриона уловила смешинки в его голосе и приблизила к нему лицо, чтобы он мог поцеловать ее. Их поцелуи становились все более безумными и страстными. Они не стали сдерживать себя.

Когда Кэтриона открыла глаза, она увидела, что Тиг смотрит на нее. Он легонько погладил ее по щеке.

– Ты действительно удивительная девушка, милая Кэт.

– Несмотря на мой острый язык?

– Сейчас я скорее его люблю, чем не одобряю. – Нагнувшись, он легонько поцеловал ее.

Ей казалось удивительным то, что даже такой легкий, почти небрежный поцелуй говорит ей о том, что она любима и желанна.

– Мы должны немедленно обвенчаться, – вдруг сказал Тиг. – Я не хочу более ждать. Ты помнишь, что обещала стать моей женой, не так ли?

Кэтриона улыбнулась. Ее удивил такой теперь уже ненужный вопрос.

– Я буду твоей женой, Тиг. По сути я уже ею стала. – Она какое-то мгновение молча смотрела на него, любуясь его сильным телом и вспоминая вчерашний вечер и сегодняшний утренний час. Она готова навсегда остаться в его объятиях, защищенная от внешнего мира. Но этот мир может не позволить им этого. – Где твоя семья? Кажется, ты сказал, она в Колрейне? Мы должны непременно поехать туда и получить благословение главы вашего клана.

Он утвердительно кивнул. Лицо его было серьезным.

– Это чуть больше одного или, может, двух дней пути при глубоком снеге. Думаю, что один день я потерплю.

Кэт прижала ладонь к его щеке, а затем поцеловала его.

– Возможно, ты потерпишь, – наконец сказала она, – но что касается меня, я в этом не уверена.

– Да, есть кое-что, что не следует откладывать. – С этими словами он заключил ее в свои объятия.

Наконец Тиг, схватив одежду, стал одеваться. Однако все это время он не сводил глаз с Кэтрионы, смутно ощущая в себе рождение нового чувства: это был собственнический инстинкт.

Он должен сказать ей, кто он, объяснить, каким образом он оказался в такой ситуации, но он не хотел делать этого сейчас, чтобы не испортить их первое счастливое утро. Он представил себе, как она воспримет это с ее темпераментом, но она любит его и в конце концов поймет, что его имя и откуда он – это не самое главное. И все будет хорошо.

– Поторопись, дорогая. Я предпочел бы провести этот день с тобой в постели, – он поцеловал ее, – но, увы, мы должны спешить к королю.

– Да, ты должен передать ему это письмо, и нам надо спасти мой клан от глупости Брока.

Тиг, почувствовав стыд, потянулся к своему мешку, чтобы не встретиться глазами с Кэт.

– Да, дорогая. Это нам удастся сделать, как только мы увидим короля. – Он поцеловал ее.

– Иди! – Засмеявшись, Кэт подтолкнула Тига к двери. – Я скоро тоже присоединюсь к тебе.

Тиг спустился вниз. За столом сидели наставник, Гэйр и Лайна. Они о чем-то беседовали. Тиг, прокашлявшись, поздоровался.

– Доброе утро, юный Тиг, – ответил наставник. – Думаю, что ты и твоя красивая жена чувствуете себя немножко уставшими в это утро?

Лайна, встав, хлопнула наставника по плечу, но он и Гэйр так широко улыбались, что Тиг не выдержал и тоже расплылся в улыбке.

– Да, мы не выспались, – ответил он. Лайна протянула Тигу миску с похлебкой.

– А где же женушка? – спросила она и снова села за стол.

– Она сейчас спустится сюда, – поспешил ответить Тиг. – Я благодарю вас за гостеприимство, но нам придется уехать, как только она позавтракает.

– Зачем так спешить? Останьтесь хотя бы еще на один день, – вмешался в разговор наставник. – Вы даже не спели нам и ничего не рассказали. Разве гостеприимство моего кузена не заслуживает этого? – подмигнул он Тигу.

– Как бард я не так уж хорош, – с улыбкой ответил Тиг. – Гостеприимство Гэйра и Лайны заслуживает большего. Обещаю вам прислать настоящих бардов, а вам, дорогой наставник, предоставить наслушаться их песен и рассказов на свадьбе в Дингуолле.

– Кроме того, сейчас зима, – подхватил разговор Гэйр. – Лучше дождаться хорошей погоды, чем та, что сейчас за окном. Возможно, вашей женушке сегодня совсем не хочется садиться в седло, – улыбнулся он.

Тиг покачал головой:

– Я для нее положу что-нибудь мягкое на седло, если понадобится, но вы ведь знаете, почему я должен спешить к королю.

– К королю?! – воскликнул наставник. – Зачем спешить? Через десять дней будет свадьба в Дингуолле, а это всего лишь три дня пути отсюда. К этому времени туда уже приедет король со своими северными друзьями. Он собрал всех, кто дал ему присягу и готов бороться за свободу Шотландии. Сейчас он в Линсморе или Колрейне, а через день или два будет в Дингуолле. Свадьба состоится в канун Нового года.

– Ты не говорил мне этого, Джон! – воскликнул Гэйр. – Тиг, разве тебе не лучше встретиться с королем в замке твоего отца в Колрейне?

– Отца? – прищурился наставник. – Спасибо, кузен, за то, что проговорился. Значит, и ты не говоришь всего, что знаешь.

– Но, Джон…

– Он не бард, – продолжал наставник, не обращая внимания на Гэйра. – Он храбрый Тиг из Колрейна! – На лице наставника была торжествующая улыбка.

– Совсем не так…

– Вот почему мне показалось, что я тебя уже где-то видел. Я помню, как-то встретился с тобой и твоим братом. Ты тогда был еще подростком, а потом я слышал о тебе от Гэйра, да и от бардов, поющих о твоих боевых подвигах.

– Пожалуйста, наставник, и вы, Лайна, – промолвил Тиг, посмотрев на удивленную такой новостью женщину. – У меня есть причины скрывать это. Я прошу вас не раскрывать мою тайну…

– Значит, Кэт не знает об этом? – тихо спросила Лайна, глядя куда-то мимо Тига.

У него мурашки побежали по спине. Он невольно обернулся.

Кэтриона, словно окаменев, остановилась на последней ступеньке лестницы. Лицо ее побелело.

– Кажется, нам лучше снова оставить их вдвоем, – сказала Лайна и предложила мужчинам встать из-за стола и выйти за дверь. – Дай ему возможность все объяснить, девушка, – обратилась она к Кэт. – Это, право, того стоит.

Кэтриона молча смотрела на незнакомца, стоящего перед ней. Он чем-то напоминал ей того, кого она когда-то знала, и тем не менее это был другой человек. Тиг из Колрейна, но не Тиг, бард, которого она успела полюбить. Это непостижимо.

– Кэт, я все тебе объясню.

– Это правда? Как это может быть?

Тиг сделал шаг к ней, но она, протянув вперед руку, остановила его.

– Ты ведь бард? Я слушала твои песни.

– Несмотря на то что я играю и пою так плохо?

Кэтриона почувствовала, как слабеют ее ноги и она вот-вот упадет. Она беспомощно оглянулась, ища, на что бы сесть, но, не найдя, опустилась в бессилии на холодный пол.

– Кэт? Тебе плохо?

Она отрицательно помотала головой, продолжая не верить, что перед ней Тиг, которого она, казалось, знала, с кем так много путешествовала и кто стал ее первой любовью… О Боже! Что она наделала?

– Этого не может быть!

– Да, дорогая, это правда. Мне очень жаль, что я не мог сказать тебе ее раньше.

– Ты и сейчас не говоришь мне правду!

Кэтриона понемногу приходила в себя, поняв наконец всю важность происшедшего.

– Значит, ты решил затянуть меня в постель, так и не сказав мне, кто ты? – Ее собственный голос казался ей незнакомым, словно кто-то просто повторял эти слова тихо, задыхаясь, с опаской. – Ты, видимо, всю ночь смеялся над глупой и доверчивой Кэтрионой.

Подняв наконец голову, она встретила его взгляд, но из-за слез, застилавших глаза, так и не смогла разглядеть выражение лица этого ставшего ей чужим мужчины.

– Нет, Кэт, все совсем не так.

– Тиг, соблазнитель из Колрейна, увлек еще одну девицу, но на этот раз ему не пришлось рисковать своей репутацией, чтобы заманить ее в постель. – Она быстро смахнула слезы, чтобы он их не заметил.

– Все совсем не так, Кэт, и ты знаешь это.

– Похоже, я не имею представления об истинном положении вещей. Я невежа, я доверчива и глупа настолько, что могу влюбиться в отъявленного обманщика.

– Кэт, поверь, я не хотел тебя обидеть. Я говорил тебе правду о своих чувствах. Я люблю тебя. Разве ты не поняла это вчера ночью? Я люблю тебя, Кэт. И хочу, чтобы ты была моей женой и всегда оставалась со мной. Нет таких причин, которые разлучили бы нас. Я Тиг из Колрейна. Я тот, за кого ты сама мечтала выйти замуж.

Она смотрела на него, не желая скрывать свою боль и стыд.

– Слишком поздно, – промолвила она наконец. Он, подойдя, сел рядом с ней на пол.

– Когда мы встретились, я уже путешествовал как бард и не счел нужным раскрывать себя. А потом уже стало поздно, и я струсил, решив, что если раскрою свои секреты, то помешаю тем чувствам, которые возникли между нами.

– Секреты? Значит, есть еще какая-то ложь? Еще есть чем обмануть бедную глупую Кэтриону?

– Не надо. – Он поморщился. – Здесь нет ничего, что касается тебя, и ты совсем не бедная и не глупая. – В его голосе было отчаяние, но это ее не тронуло.

– Что еще?

Тиг быстро посмотрел на нее, а затем уставился в пол, принимая решение. Наконец он сел так, как они когда-то сидели у костра в избушке в лесу во время пурги. Теперь между ними тоже была буря, и Кэтрионе казалось, что она не переживет ее.

Кэт показалось, что ее мир рухнул, когда Тиг закончил рассказывать о заговоре Псиной Морды против короля и участии в нем ее родного клана, а также о ее роли заложницы. Ей не к кому обратиться за помощью, не на кого опереться, даже нет сильной руки Тига. Некуда уйти. У нее ничего и никого нет.

Когда она смотрела на незнакомца рядом, она ощущала в себе огромную пустоту, черную дыру, в которой гас огонь, чье имя Кэтриона.

Глава 15

– Кэтриона? – У Тига сжалось сердце. Она словно застыла и онемела. Это не похоже на нее. Где ее находчивость, острый язык, гневный взгляд? – Кэт? Девочка моя! Все эти перемены не так уж важны. Я люблю тебя и хочу на тебе жениться. Брак с Тигом из Колрейна будет лучшим поворотом для твоего клана, чем супружество с косноязычным бардом Тигом.

Он ожидал хотя бы улыбки или по крайней мере согласия с убийственной оценкой, которую он сам себе дал, но Кэтриона продолжала молчать и смотреть в упор куда-то ему на грудь. Когда он протянул к ней руку, она даже не отвернулась и не протестовала.

– Кэт, пожалуйста, посмотри на меня. Я не хотел тебя обидеть, поверь мне. Просто так… получилось, и я…

Дверь дома распахнулась, и встревоженный Гэйр, стряхивая с себя снег, бросился к Тигу.

– Какой-то всадник спешит прямо к нам. Его увидел с вышки Пол. Вы должны немедленно исчезнуть. – Гэйр был не на шутку испуган. Взглянув на напряженные лица Тига и Кэтрионы, он посерьезнел. – Дорогая девушка, он не собирался тебя обижать…

– Не надо, Гэйр. Она теперь все знает.

Это было его виной, и Тиг не хотел, чтобы кто-то обвинял Кэт. Ему тяжело было видеть ее потерянное лицо.

– Кэт, мне очень жаль, но мы не должны рисковать и быть пойманными. Я не позволю твоим братьям увезти тебя, ведь мы должны предупредить короля, – поспешил сказать Тиг, глядя на нее.

Она медленно опустила и снова подняла глаза в оправе пушистых ресниц, словно просыпалась от глубокого сна.

– Что? – наконец спросила она.

– Мы должны немедленно покинуть коттедж. Кто-то едет сюда.

Кэтриона поднялась, игнорируя его протянутую руку.

– Мой мешок… – Она посмотрела на лестницу, ведущую на чердак, и Тиг по ее лицу понял, что она боится вернуться туда, где отдала ему свое сердце и всю себя.

– Я возьму его, – сказал Тиг и повернулся к Гэйру: – Помоги ей одеться и приведи лошадь.

– Я уже распорядился, – ответил Гэйр, снимая с крючка пальто и накидку Кэт.

Тиг вернулся, прежде чем он успел помочь Кэт одеться.

– Спасибо, Гэйр, за все и прости меня, что втянул тебя в свои заботы и неприятности.

– Почту за честь разделить их с тобой, Тиг. Береги девушку и дай ей время одуматься. Она любит тебя, это очевидно. Ты напрасно заставил ее рыдать. Она придет в себя и поймет, что ей повезло встретить самого храброго парня во всей Шотландии. А теперь в дорогу. Поторопитесь. Привет от меня твоему отцу, когда увидишь его.

Тиг кивнул и поспешил к двери, которая внезапно отворилась перед ним. Яркие лучи утреннего солнца и блеск свежего снега ослепили его. Перед ним стоял Пол.

– У нас еще один гость, отец, и он ищет Тига и Кэт. Тиг вышел вперед, когда в дверях появилась высокая фигура, закрывающая весь дверной проем.

– Заставила же ты меня погоняться за тобой, дорогая сестричка!

Тиг почувствовал, как кровь ударила ему в голову. Неужели после того, что свалилось на голову бедняжки Кэт, судьба снова подвергнет ее испытанию?

Эйлиг Маклауд нашел их.

– Здравствуй, Триона! – воскликнул Эйлиг.

Кэтриона ощутила, будто ее ноги утонули в вязкой грязи. Она не могла осознать слов, которые слышала. Они словно доносились откуда-то издалека и казались очень тихими. Поэтому она не сразу поверила, что перед ней Эйлиг. Тиг тоже что-то произнес, и очень резко, но она почему-то сразу его поняла.

– Что вам нужно? А где остальные? – Тиг был явно обеспокоен.

Да, он был взволнован, но не испугался. А ему бы следовало опасаться. Он не поладил с ее братьями. Кэтриона с усилием прислушивалась к их разговору.

– Я хочу побеседовать со своей сестрой, – настаивал Эйлиг. – Со мной никого нет. Триона, ты предпочитаешь позволять другим говорить за тебя?

Он обращался к ней, она должна ему ответить, но у нее не было слов.

– Триона, что с тобой?

– Ее зовут Кэт, – не выдержав, вмешался Тиг. В его голосе звучали нотки раздражения. Но Кэт опять его поняла. Она стала рядом с ним и наконец посмотрела брату в глаза. Она увидела в них беспокойство.

– Я всегда говорю сама за себя, брат, – наконец ответила она тихо, – и тогда, когда считаю это нужным. – Она боролась с темной пустотой в своей душе. – Возвращайся домой, Эйлиг. Оставь меня в покое. Я устала от того, что столько мужчин вмешиваются в мою жизнь. – Она заставила себя поднять голову и прямо посмотреть обоим в лицо. Но безразличие снова затягивало ее в свой омут.

– Я должен кое-что сказать тебе, сестра. Я знаю, что случилось и почему ты путешествуешь с этим так называемым бардом.

Кэтриона вздохнула и потерла лоб над левой бровью, чтобы ослабить сильную боль.

– Ты знаешь причину, и это хорошо, а за все остальное не беспокойся. Это мое с Тигом дело.

Она взглянула на Тига и увидела, как надежда изменила его лицо, как потеплели его карие глаза. На какой-то миг он смог удержать ее взгляд и ее сердце тоже, она снова захотела быть с ним, подчиняться его чувствам и желаниям. Однако она не сможет снова его любить, – не только его, но любого другого тоже, – ибо любовь – это слабость и предательство, обман, боль и отчаяние. Она лучше спокойно проживет свою жизнь одна, более не тревожа свое сердце.

Как быстро радость превращается в печаль! Она должна была ненавидеть Тига. Только это было ее оружием против страдания, однако ненависти не было. Были разочарование, ложь, темная пустота души. Но она не может держать их в себе рядом с той враждой, которую питает к Броку или к Псиной Морде. Кэтриона оставила раздумья и, повернувшись к брату, посмотрела в его голубые, как льдинки, глаза.

– По крайней мере он… помог мне. Единственный в мире. – Она подошла к стулу и села. – Возвращайся домой, Эйлиг, и подготовь клан к гневу короля Роберта. Они этого заслужили. Сделай это сейчас же, не медля, скоро мы сообщим королю о том, что они замышляют против него.

– Подожди, Кэт, – остановил ее Тиг, глядя на Эйлига. Тот словно окаменел от слов сестры.

– Объясните мне, – наконец придя в себя, попросил Эйлиг.

Кэт посмотрела на брата, затем на Тига. Она доверяла им, но оба разочаровала ее. Ее броня дала трещину и вот-вот рассыплется в прах.

Что бы ни произошло у нее с Тигом, ее брат не должен знать этого. Она стала вспоминать, какой она была до встречи с Тигом – стойкой, самоуверенной, одинокой. И как это было трудно!

– Триона, я жду объяснений. Почему мы заслужили гнев короля?

Кэтриона печально улыбнулась и покачала головой:

– Не делай из меня идиотку, брат. Я натерпелась всего и на всю жизнь. – Она посмотрела на Тига, но не получила поддержки. Повернувшись снова к Эйлигу, она сказала: – Если говорить правду, Эйлиг, ты обязан ответить мне хотя бы на этот мой вопрос: какая роль вам, моим братьям, отведена в плане Даффа Псиной Морды?

Брови Эйлига удивленно полезли на лоб.

– В его плане получить у короля разрешение жениться на тебе?

– Но она… – вдруг, не выдержав, вскрикнул мальчишка Пол.

– Давайте-ка мы все сядем за стол и выпьем по рюмке, – прервал сына Гэйр. – Это не помешает нам, Тиг. – Только сейчас Кэтриона заметила, что вся семья Гэйра окружила ее и Тига, словно охраняя их от Эйлига. – Кажется, нам предстоит услышать целую историю, – продолжил Гэйр. – И с объяснением всех подробностей. – Он посмотрел на Тига, а потом на Кэтриону. Она была в замешательстве.

– Могу я верить вашему слову, Эйлиг, что за вами не последуют другие братья?

– Можете. Я не хочу, чтобы вас избили до того, как я узнаю, чего хочет Кэт. – Он посмотрел на сестру. – Хотя по тому, как она на вас смотрит, могу заключить, что ее тоже беспокоит ваша встреча с Броком и другими братьями.

Кэтриона, не на шутку испугавшись, вскочила со стула.

– Ты не причинишь ему зла, Эйлиг! И не позволишь другим сделать это.

– Гм, это, пожалуй, ответ на один из моих вопросов к тебе и только начало для других, а их у меня немало. – Развязав шнур накидки, он отдал ее одному из подбежавших мальчишек. – Давайте воспользуемся гостеприимством этого доброго семейства и все выясним.

Лайна, встав из-за стола, занялась очагом и подбросила в него торф, а Гэйр извлек из багажа наставника Джона бутылку виски.

– Я всегда говорю, что лучше всего рассказывать истории после рюмки виски, – подтвердил свои слова действием Гэйр.

Эйлиг сел за стол рядом с Кэтрионой, а Тиг устроился напротив. Кэт старалась не заразиться его оптимизмом и не собиралась позволить ему снова увлечь ее своим рассказом. Она не должна быть слабой. Она станет такой же твердой и отважной, какой старалась быть, правда, рядом с сильным человеком.

– Гэйр, этот рассказ не для детских ушей, – предупредил Тиг, глядя на полные любопытства лица ребятишек.

– Хорошо. Ребята, надо собрать торф для очага. И заберите с собой сестру. Найэлл, ты останься. – Все ждали, когда уйдут младшие дети, шумно и обиженно переговаривающиеся между собой.

Как только дверь за ними закрылась, Тиг начал свой рассказ с вопросов.

– Вы знаете, кто я? – спросил он у Эйлига. – Какое у меня поручение? С какой целью я еду к королю? – А затем, глубоко вдохнув в себя воздух, он начал: – Я Тиг из клана Монро в Колрейне, солдат короля Роберта, сын Ангуса Дабба и будущий глава клана, если Бог даст и когда придет время.

Кэтриона почувствовала волнение и даже гордость за него и то, как он себя представил, однако заметила, что Эйлиг воспринял все равнодушно.

– Что вас связывает с королем? – только спросил он у Тига.

– А вы кто, Эйлиг, и ваш клан? Кто у вас главный? Я не спрашиваю о ваших братьях. В каких вы отношениях с королем Шотландии?

Глаза всех устремились на Эйлига.

– Разве Триона не говорила вам, что я был в Эдинбурге? – Тиг утвердительно кивнул. – Когда я учился там, то часто бывал в обществе тех, кто видел и знал нашего короля Роберта Брюса, в боях или просто в компаниях. Он образованный, интеллигентный человек, поддерживавший вопреки своему отцу сэра Уильяма в его борьбе с англичанами. Я понял, что он воюет за нас всех и даже за горцев, за чью верность он не всегда мог поручиться.

Я глубоко уважаю этого человека за все, что он делает для Шотландии. Я член своего клана, но у меня есть собственное мнение, и я верю, что будущее Шотландии связано не с Маклаудами из Луэса и не с Эдвардом, королем английским, а только с нашим королем Робертом. Будь я главой клана Маклаудов, я присягнул бы в верности нашему королю.

– Кэт права, называя вас самым умным из своих братьев, – заметил Тиг, вынимая из кожаного мешочка у себя на поясе бумаги, о которых собирался рассказать.

Спустя какое-то время после еще одной подкрепляющей рюмки Тиг снова сложил их и спрятал. Он старался не смотреть на лица потрясенных слушателей и целиком сосредоточил внимание на Эйлиге. Тот заметно побледнел, его глаза лихорадочно блестели. Он продолжал смотреть на то место на столе, где только что лежали перед ним раскрытые для него документы.

– Я дурак, – наконец сказал Эйлиг сдавленным голосом.

Согласная с ним Кэтриона, однако, промолчала.

Когда Кэтриона во второй раз услышала о предательском замысле ее клана против короля, ее охватил ужас. Как она могла не заметить, что представляет собой этот союз двух кланов!

– Я должен был понять, для чего задумана эта помолвка! – воскликнул Эйлиг. – Мне известно, что этот союз – затея Даффа, но я не подозревал, что его планы заходят так далеко, и не знал, что в этом глубоко увяз Брок.

– Похоже, что Брок знал, кто из его родственников способен потревожить его совесть, не так ли? – Тиг посмотрел на Кэтриону, а потом на Эйлига.

– У Брока нет совести и ни капли разума, – ответил Эйлиг. – Они с Даффом готовят вам и Трионе ловушку. А я невольно могу помочь им, если найду вас. Конечно, именно на это рассчитывает Брок.

– Безусловно. И, как я думаю, это должно стать западней для короля тоже. Всем известно, что он путешествует в этих краях, где должна состояться свадьба его сестры. Что же нам теперь делать? Найти короля или остановить заговорщиков?

Кэтриона заметила, как порозовело, бледное лицо брата.

– Я бы остановил заговорщиков, – сказал он, – а затем передал их королю, чтобы он сам решил, что с ними делать. Но боюсь, нас слишком мало.

Кэтриона была удивлена ответом брата и почувствовала к нему недоверие. Эти двое только что были врагами, а после рассказа Тига стали вдруг союзниками?

– Мне лишь следует согласиться, – сказал Тиг. – Мы должны узнать, где сейчас король, и примкнуть к нему.

Гэйр откашлялся, а Кэтриона вскочила со стула. Она словно забыла, что все знают о позоре ее клана.

– Нас не будет мало, – наконец обрел голос Гэйр. – Нас будет семеро: двое вас и наставник Джон, я и мои трое старших сыновей, а с противной стороны будет всего пятеро. Если мы нападем внезапно, используя такой прием…

– А я? – вмешалась Кэт. – Я не останусь позади.

– Да, и Кэт тоже, – согласился Тиг.

Гэйр кивнул:

– Мы быстро справимся с ними. Я уверен, что Кэт сумеет воспротивиться своим братьям и Даффу…

– Псиной Морде, – поправила его Кэт и почувствовала, как кровь прилила к голове: вместо того чтобы бежать от этого человека, она готовится к встрече с ним.

– Хорошо, будем звать его Псиной Мордой, – согласился Гэйр. – А ты готов, Эйлиг? Ты согласен пойти против своих братьев?

– Да я всю жизнь сопротивлялся им так или иначе. Теперь смогу это сделать открыто. Мы должны помочь королю, спасти наш клан и Триону от злых козней Брока. Но вы, ваши сыновья, а также моя сестра не должны участвовать в этом.

– Неужели вы думаете, что ваша сестра трусливо отступит и предоставит только нам расправиться с ее драконами? – спросил возмущенный Тиг. – Вы думаете, что она не захочет участвовать в спасении короля? – Когда он задержал свой взгляд на Кэтрионе, она увидела в его глазах тревогу и боль. – Кэт хочет, чтобы король нашел ей мужа…

– Но она уже вышла замуж! – Глаза всех устремились в сторону мальчишечьей головы, свешивающейся с чердака. – Я видел, как они целовались при всех вчера за ужином.

Эйлиг в гневе перегнулся через стол, намереваясь достать Тига, но тот вовремя увернулся от удара кулаком.

– Остановитесь! – Кэтриона схватила за одежду Эйлига и заставила его сесть на место.

Он гневно посмотрел на нее:

– Ты вышла замуж?

– Об этом поговорим отдельно и вдвоем, брат. – Взгляд ее был прикован к Тигу, который, в свою очередь, смотрел на них.

– Ты действительно сделала это, Триона? Как могла ты поступить так?

Кэтриона чувствовала, как в ней, словно огонек жизни, рождается сопротивление.

– Не смей разговаривать со мной в покровительственном тоне, Эйлиг! Когда мы выйдем отсюда, я тебе все объясню.

– Я тоже выйду с вами, – вмешался Тиг.

– Нет, – одновременно возразили брат и сестра.

– Вам не остановить меня, ибо я участник всего этого, нравится вам это или нет, – настаивал Тиг.

Лайна, не выдержав, осуждающе прищелкнула языком, но тут же улыбнулась:

– Подождите, дорогие, пора каждому заняться своим делом. Эти трое пусть останутся за столом и договорят без нас свою историю. А ты, Пол, спускайся вниз и отправляйся в коровник и почисти его. Ты этого заслужил своим подслушиванием.

– Ма!

– Нечего просить ма, иначе я сама сниму тебя с чердака, и ты получишь хорошенькую трепку.

Затем хозяйка быстро выпроводила из зала мужа и наставника Джона, оставив Тига и Эйлига, продолжавших враждебно смотреть друг на друга, и растерянную, не знающую, что сказать, Кэт. Когда дверь закрылась за последним членом семьи хозяев, Кэтриона, скрестив руки на груди, окинула взглядом мужчин, снова севших на свои места за столом.

– Мы не поженились. Ничего не произошло между нами, кроме небольшого представления для того, чтобы не открывать, кто мы есть на самом деле и куда едем, – смело заявила Кэт, хотя и опасалась возражений Тига. Как только он попытался протестовать, она, подняв руку, остановила его и укоризненно покачала головой. – Я не стану слушать ни одного из вас, ибо не доверяю вам.

– Кэт, я не хотел обидеть тебя, – поспешил сказать Эйлиг.

– Разве ты не собирался оскорбить меня? Ты ведь такой же, как остальные братья. Я ошибалась, считая, что у нас с тобой совсем другие отношения. Выходит, я все такая же дура, какой была в двенадцать лет. Я верила, что ты совсем не похож на других моих братьев или на Псиную Морду…

– Кэт!..

– Нечего больше говорить об этом. Я ухожу. Если вы хотите убить друг друга, я даю вам такую возможность. Я не остановлю вас больше и еду к королю, с вами или без вас. Это единственная возможность доказать ему, что не весь наш клан против него. – Она буквально пронзила Эйлига взглядом. – Не все из нас сошли с ума.

Она пошла к двери, стараясь не оглядываться. Выбежав из дома, она бросилась в лес, не дав никому увидеть ее слезы.

– Что вы сделали с моей сестрой? – спросил Эйлиг. Взгляд его был недобрым, но все равно не сравнимым с выражением глаз Кэт, когда она уходила от них.

– Я сказал ей неправду о себе и своей поездке к королю. Но я сделал это, считая, что так лучше. Теперь она мне не верит, – виновато промолвил Тиг.

– Трионе нелегко поверить в кого-либо. Она видит лишь предательство, но не знает его причины. – Эйлиг внимательно смотрел на Тига, а тот старался не смутиться под его пристальным взглядом. – Вам она нравится?

– Я люблю ее.

– Я так и думал. Вы заботитесь о ней, это видно.

– Я просил ее выйти за меня замуж.

– Что же она ответила?

– Она согласилась. Я не думаю, что она изменит свое решение после того, что узнала сегодня.

– Но сейчас ей стала известна не только ваша правда, но и то, что вы рассказали мне о заговоре!

– Да, но, к сожалению, она узнала все это не так, как я мог бы раньше сам ей объяснить. Ей не было бы так больно.

– Она не впервые сталкивается с трудностями, а потом создает их сама для нас.

– Вы хотите сказать, что она сама виновата в том, что в ее семье раздор?

– Нужен мир. Я только знаю, что ее острый язык и вспыльчивый характер стали для нее защитой от поступков ее братьев. Но она иногда бывает странно тихой, даже подавленной. Она любит вас, не так ли?

Это было утверждением, а не вопросом.

– Кажется. Она так сказала.

– Вы постараетесь снова вернуть ее доверие к себе?

– Да. И не становитесь между нами. Я вам этого не позволю.

– Я не сделаю этого. Я не знаю, что между вами произошло, но раз она прекратила защищаться от любви к вам, то вы действительно станете ее лучшей надеждой на подлинное счастье в будущем. Вы не позволите ей просить короля найти ей жениха, не так ли?

– Не позволю.

– И вы смиренно уговорите ее простить вас и вернете ей веру в вас? Вы подтвердите свое предложение? Вы хотите, чтобы она стала вашей женой?

– Я сделаю все, что только смогу.

– Тогда я хочу верить в то, что она будет счастлива с вами. Союз с вашим кланом поможет нам усилить сопротивление Макдонеллам.

– А что с этими Макдонеллами из Луэса? Они против короля? Вы не связаны с ними?

– Увы, да, но мы прервем это, если нужно. Пока они делают все сами и позволяют нам заниматься всякой ерундой, не вмешиваясь и не командуя, что, как я считаю, сейчас нам на руку. Я теперь смогу делать то, что нужно для нашего клана и для моей сестры. Ей пришлось немало перенести, и я хочу видеть ее счастливой.

– Я тоже этого хочу и сделаю все, чтобы она была счастлива, Эйлиг. Клянусь вам.

– Хорошо, тогда вернемся к самой важной для нас задаче: как защитить короля от козней моих братьев.

Тиг посмотрел на дверь, через которую убежала Кэт. Он понимал, насколько был прав Эйлиг. Защитить короля – это главная их задача, однако его сердце требовало от него немедленно найти Кэт.

Очень неохотно он, однако, подавил это желание и сосредоточился на рассказе Эйлига о планах Брока.

Глава 16

Не долго думая, Тиг собрал свои и Кэтрионы пожитки и погрузил их на лошадь. Он не видел Кэт, однако все время думал о ней, когда беседовал с Эйлигом и обговаривал с ним план их действий. Он был готов на все, но только не на разлуку с Кэт. Открыв себя и доказав ей, что он не опасен, он сможет убедить ее тоже стать такой, какая она есть на самом деле.

А она прекрасна. Он так гордился ею, когда Изабел назвала ее своей подругой или когда в пургу, в темную ночь она спасла его, найдя в лесу избушку. Она открыла себя в их первую же ночь в доме Гэйра и Лайны.

И все же та дорога, что привела его к ней, что позволила ему по-настоящему узнать ее, теперь под угрозой, она уводит Кэт снова в мир Псиной Морды и ее порочных братьев.

Тиг подтянул подпругу на лошади. Эйлиг сказал, что они вовремя встретятся с Даффом, но Тиг сомневался, не зная, верить этому или нет. Эйлиг был потрясен предательством братьев, но неизвестно, как бы он повел себя, узнав об этом раньше.

Если он лжет, это убьет Кэт. Эйлиг – единственный из братьев, кому она еще верит. Если она узнает, что он тоже предал ее, она уже никогда и никому не будет доверять, в том числе и ему, Тигу.

Несмотря на это, он все равно хотел, чтобы Кэт сидела на его лошади, нравится это ей или нет. По крайней мере он сможет спасти ее от того, что их, возможно, ждет.

Он тяжело вздохнул и еще раз проверил упряжку лошади, а затем, убедившись, что Гэйр и другие почти готовы к отъезду, пошел искать Эйлига и Кэт. Они все должны немедленно тронуться в путь. Чем скорее они во всем разберутся, тем раньше он сможет убедить Кэт дать ему еще один шанс.

Вскоре все они, оседлав лошадей, направились по дороге в Линсмор. Первым ехал Тиг с Кэт, которая теперь сидела впереди Тига, а не за его спиной. За ними следовали Эйлиг и другие. Тигу не нравилось то, что Эйлиг позади него, но он надеялся, что Гэйр проследит за ним.

Прибыв в Линсмор, они остановились в таверне, где справились о короле. По слухам, он должен был быть в этот день в Колрейне. Когда они покидали деревню Линсмор, ярко светило полуденное солнце и снег слепил глаза. Тиг слышал шум воды где-то впереди, где был мост.

Остановив лошадь, он окинул взглядом окрестности. Встреча с братьями предстоит, видимо, где-то ниже по руслу реки, сразу после Колрейна, но Тиг, однако, уже насторожился. Кэтриона, казалось, тоже была полна тревоги, словно угадывала его состояние.

– Прости меня, дорогая, – шепнул он ей на ухо. – Я никогда бы не скрыл от тебя, кто я, если бы это не было столь важным.

Кэт глубоко вздохнула и промолчала. Она не промолвила ни слова с тех пор, как они покинули дом Гэйра.

Они ехали еще несколько минут молча. Дорога шла под гору, и вскоре стали видны быстрая река и мост через нее. Тиг остановился и снова огляделся. От густых зарослей леса на снег падали тени. Кто знает, что может прятать этот лес, так близко подходивший к дороге?

– Я поеду впереди, – сказал Тиг, когда они доехали до моста. – А ты, Гэйр, замыкай нашу колонну.

Тот тут же пропустил вперед своих сыновей и наставника Джона, а Эйлиг, молча кивнув, присоединился к Тигу.

Копыта лошади Тига уже громко цокали по настилу моста, когда Гэйр и остальные только ступили на него. Тиг стал понемногу успокаиваться, как вдруг услышал крик где-то позади. Он раздался из леса.

– Черт побери!.. – вскричал он, оглянувшись. – Гэйр! Посмотри назад! – Тиг, еще раз чертыхнувшись, вспомнил о своем ноже в башмаке, который он не мог достать, не потревожив Кэт, сидевшую перед ним.

– Эйлиг! – воскликнула она неуверенным голосом.

– Клянусь, я этого не знал, – ответил брат. – Клянусь!

– А вот где ты, братец! – торжествующе воскликнул Брок Маклауд. За ним стояли Калум, Гоэн и Джейми. – Я вижу, тебе удалось найти Триону и этого ублюдка, что захватил ее. Я знал, что они тебе поверят. Молодец, Эйлиг! Кое-какая польза от тебя все же есть.

Тиг отчаянно хотел увидеть лицо Кэт, чтобы понять, как она восприняла эту встречу. Ее молчание казалось зловещим, оно как бы ставило точку на всей его судьбе.

– Как ты тут оказался, Брок? – спросил Эйлиг. – Мы же не здесь собирались встретиться.

– Да, так я сказал тебе, но я не дурак, каким ты меня считаешь. Не только ты один умен да ловок в нашем семействе.

Тиг посмотрел на остальных покорных, как овцы, братьев и на Кэт, а потом спросил Брока:

– Где же ваш хозяин, Брок? Где Дафф Макдонелл?

– Я сам себе хозяин! – рявкнул Брок, а когда все промолчали, добавил: – Он сторожит короля.

– А, понятно, он послал вас как своих подхалимов расправиться с непокорными… и, возможно, умыкнуть невесту, чтобы породниться с вашим кланом. – Тиг вовсю зловеще улыбался, глядя на «овец», а потом, понизив голос, добавил: – А вы знаете, что Брок собирается передать ваш клан под власть Даффа Макдонелла?

– Нет, он этого не сделает! – ответил кто-то из младших братьев.

– Не слушай его, Джейми! – выкрикнул Брок. – А ну-ка слезайте с лошадей! – Тиг услышал шаги Брока по мосту. Он направлялся к нему.

– Убери руки с моей лошади, – зловеще сказал Броку Гэйр.

– Ты последний раз используешь меня, Брок! – не выдержав, крикнул Эйлиг.

– Да, в последний, ибо брат, помогающий Трионе опорочить свой клан, больше не заслуживает доверия. Тебя более не ждут в Ассинте, Эйлиг. И тебя тоже, Триона, если ты не выйдешь замуж за Даффа. Я не потерплю такого позора.

Кэт резко повернулась к брату.

– Я перережу тебе горло, мой братец, еще до того, как выйду замуж за Даффа Макдонелла.

Тиг впервые услышал такую бездну презрения, которое Кэт вложила в слова «мой братец», и ему отчаянно захотелось увидеть ее лицо.

И это было ошибкой, ибо когда он повернулся к Кэт, кто-то из братьев дернул его за ногу, да так сильно, что он очутился на скользком помосте. Кажется, такая участь постигла и Эйлига, ибо Тиг услышал одинаковый стук и слова проклятий, способных посоперничать с теми, какие он слышал только от Кэт в минуты ее наибольшего раздражения. Шум позади убедил его, что Гэйр и остальные вступили в драку. Помотав головой, он попытался подняться, но вдруг почувствовал холод клинка, приставленного к его горлу. Он отшатнулся.

– Хорошо, я не встану, но прошу не причинять боль… – Он хотел сказать «девушке», как его остановил крик Эйлига и звук удара о настил моста. Братец, склонившийся над ним, выкрикнул имя Кэт. Тиг, не выдержав, ударил братца и выбил из его рук клинок. Краем глаза он успел заметить, как его лошадь с Кэт в седле покинула мост и скрылась в лесу, держа курс в сторону, противоположную Колрейну.

Тиг облегченно вздохнул. Кэт не попадет в лапы Даффа, ее не найдет и Брок с остальными братьями. Успокоенный, он довольно успешно нанес несколько ударов своему врагу. С другого конца моста неслись крики, но ему хотелось как следует расплатиться с одним из Маклаудов за избиение его в Датчэлли. Удар, еще удар, но уже кто-то кричит ему и тянет его за одежду.

– Остановись, да остановись же! С ним расправятся близнецы Гэйра. Кэт уехала, за ней погнался Брок. Мы должны их догнать. – Это говорил взволнованный Эйлиг.

Тиг встряхнулся, чтобы унять жажду мести. Наконец он смог понять все сказанное Эйлигом.

– Она уехала в лес, – объяснил он, – но не в сторону Колрейна.

– Да, но за ней погнался Брок, – повторил Эйлиг. Тиг, почувствовав страх за Кэт, попытался прогнать его.

– Для Брока это не проблема, – вдруг сказал кто-то из братьев сдавленным голосом, его всем своим весом прижал к настилу моста наставник Джон. – Эта девчонка не способна найти выход из комнаты, даже если в ней только одна дверь. – Наставник прижал его еще сильнее, но тот не унимался: – Для Брока найти ее – пустяк. Слезьте с меня и перестаньте меня душить! – Но вполне довольный собой наставник только улыбнулся.

– Да, – промолвил Тиг и наконец поднялся. – Брок не должен ее найти.

– Он ничего ей не сделает, – попытался заступиться за Брока другой братец. Он тоже был захвачен группой Гэйра.

Эйлиг посмотрел сначала на Тига, а потом на своих братьев.

– Нет, не это беспокоит Тига, я думаю, – печально проговорил он.

– Эта девушка умеет дать отпор мужчинам, – поспешил сказать Тиг. – Мне не хотелось бы оказаться на месте Брока.

– Поезжайте за ней, Тиг, – настаивал Эйлиг.

– Ему незачем за ней ехать, – хором воспротивились «овечки».

Эйлиг подошел к братьям поближе.

– Этот человек позаботится о нашей сестре. Он помог ей больше, чем мы, вместе взятые. Не медли, Тиг. – Он повернулся к барду. – Не дай ей попасть в руки Брока. Найди ее раньше, чем это сделает он.

– Нет, Эйлиг. Она не хочет меня видеть. Поезжай за ней ты. Она твоя сестра. А я поеду к королю, пока Дафф не нашел его и не причинил нам роковых неприятностей.

– Как он может причинить нам неприятности? – спросил кто-то из братьев. – Дафф ищет короля для того, чтобы тот благословил его женитьбу на Трионе.

– Кэт никогда не выйдет замуж за этого ублюдка! – не выдержал Тиг. – Она скорее убьет его, если я этому не помешаю.

Братья не бушевали, но и не собирались искать мира. Эйлиг, вынув меч, угрожающе направил его на толстый живот самого крупного из братьев.

– Ты принял сторону барда против своих братьев, Эйлиг, – сказал ему тот.

– Да, Калум, я сделал бы это, даже если бы он был простым бардом. – Он посмотрел на Тига, а тот одобряюще кивнул. – Но Тиг из рода Монро был в армии его величества короля Роберта и сейчас путешествует, выполняя его поручение. Дафф же ищет благословения короля. Он и Брок задумали зло против рода Брюсов и накличут на всех нас беду.

Среди братьев послышался недовольный ропот, но Эйлиг спокойно ждал, когда он стихнет. Тиг тоже ждал, но с нетерпением.

– Даффу нужен всего лишь приезд братьев, тогда он натравит Брока Маклауда на короля. Сейчас Кэт прячется в лесу, она считает, что ее возлюбленный предал ее, а Брок следует за ней по пятам, чтобы отдать ее в руки Даффа. За то время, которое нам понадобится, чтобы передать в руки короля предательское письмо Даффа, Брок уже может найти Кэт. Она смогла бы сама справиться с Броком, но появление Даффа меняет все.

– У нас нет времени на все это! – не выдержав, решительно выкрикнул Тиг, что сразу же заставило братьев притихнуть. – Эйлиг, ты поедешь искать Кэт, а я отправлюсь к королю, а этих… Гэйр, ты сможешь поехать со мной? Мы доставим их прямо королю, когда он прибудет в Колрейн.

– Согласен, Тиг. С превеликим удовольствием, – ответил Гэйр, сердито покосившись на того из братьев, которого продолжал держать в своих руках.

– Гэйр и его сыновья могут присмотреть за моими братьями, а ты позволь мне поехать к королю, Тиг, – попросил Эйлиг. – Если я скажу ему всю правду, он, возможно, будет более снисходителен к нашему клану, когда придется наказать заговорщиков. – Он бросил гневный взгляд на братьев. – А тебе, Тиг, надо искать Кэт.

– Ты не должен отпускать его, Эйлиг! – возразил самый младший из братьев.

– Я должен, Джейми, даже обязан, иначе наша сестра будет обречена на тяжкую жизнь, какую она не заслужила и с которой не примирится. Она полюбила, и ее тоже любят. Он тот единственный, кого она будет сейчас слушать.

– Я в этом не уверен, – тихо, только для Эйлига, произнес Тиг.

Эйлиг повернулся к нему:

– Она не поверит мне после всего, что произошло. Не поверит и другим своим братьям. – Он указал пальцем на притихших «овец». – В тебе она, может, разочаровалась, друг мой, но это со временем пройдет.

– Да, но король…

– Король узнает всю правду из моих уст. Ты слышал, что сказал Брок? Я не собираюсь устраивать тебе ловушку, хотя Брок обязательно постарается сделать это, можешь мне поверить. Я верен королю, и это подтвердит Гэйр, который со мной поедет. А ты поскорее отправляйся. Ты нужен Кэт.

Перед Тигом была мучительная дилемма: его долг перед королем или необходимость спасти Кэт.

– Когда у вас встреча с Даффом? – спросил он братьев.

– Сегодня в полдень, – ответил младший из них.

Тига охватил страх. Он посмотрел еще раз на Эйлига, а потом достал свой кожаный мешочек и, вынув из него бумаги, вручил их Эйлигу.

– Если предашь меня, я позабочусь о том, чтобы ты и твои братья умерли страшной смертью. Гэйр, держи этих идиотов в строгости, а не в комфорте. Поспешите к королю. – Тиг ткнул пальцем в сторону братьев. – Узнайте у них, где Дафф, и постарайтесь не встречаться с ним. Королевская гвардия найдет его, если он понадобится королю. Я же должен найти Кэт.

– Отправляйся! – промолвил Эйлиг. – Я не подведу тебя.

Тиг пришпорил лошадь и, спустившись с моста, поехал по следам Кэт. Он слышал, как Эйлиг что-то приказал братьям и про себя помолился, чтобы его вера в этого человека не оказалась ошибкой. Жизнь короля в такой же опасности, как любовь Тига. Он молил судьбу, чтобы у Брока не оказалось лошади.

Кэтриона, прижавшись к холке лошади, ехала рысью, но не такой, чтобы ее братья не могли ее догнать. Она намеренно делала все с шумом, желая привлечь к себе внимание хотя бы кого-нибудь из младших братьев. Она увидела, как они стащили Тига с седла: Джейми – Эйлига, а Калум – Тига. Ей хотелось, чтобы за ней вдогонку бросились все ее братья. Сыновья Гэйра были крепкими парнями, но не такими, как братья Маклауды. Гэйр и наставник Джон уже в летах, а Тигу едва ли вынести еще одну встречу с Броком и «овцами». Она не может позволить, чтобы они убили Тига. Если она хочет спасти его, то надо забыть все обиды, мысли о предательстве, хотя бы на это время, думала Кэтриона, выбирая путь. Она ехала вдоль реки и в сторону, противоположную Колрейну, – так, она полагала, ей удастся увести братьев от дороги, по которой Тиг и Эйлиг поедут к королю.

В Линсморе они узнали, что король будет на днях в Колрейне. Тиг сказал ей, что это дорога в его родной дом… он сказал «дом», а не «клан» или «семья». Его дом. Нет, не надо сейчас думать об этом. Она должна увести братьев в другую сторону и дать возможность Тигу и Эйлигу вовремя предупредить короля и спасти ее клан от предательства Псиной Морды. Потом она станет думать о своем будущем – будущем, омраченном предательством.

Возможно, она поедет к Гэйру и Лайне. Лошадь замедлила шаг. Нет, она уже никогда не вернется в этот красивый коттедж, где она отдала свое сердце и самое себя барду по имени Тиг. Хотя барда на самом деле не было. Она была всего лишь заложницей некоего Тига из Колрейна… и добровольной заложницей, как это оказалось. Ей стало стыдно. Он, очевидно, считает ее самой глупой из всех его женщин и охотно отдающей себя незнакомому мужчине. Или, может, даже шлюхой, которой достаточно доброго слова и улыбки в глазах.

Лучше было бы, если бы он был простым бардом. Человеком, с которым она прожила бы всю свою жизнь, весело смеясь, любя его и рожая ему детей. О, Господи, что, если она уже носит его ребенка? Этого не может быть! Это было бы очень жестоко.

Навернувшиеся слезы мешали ей видеть, но это были слезы скорее по тем детям, которых у нее не будет. Возможно, мечты о барде нереальны, но зато несомненны ее чувства. Ведь этот человек попросил ее стать ему женой! Интересно, что он теперь будет делать?

Посмеется над ней и бросит… Нет, он не сделал бы этого!

Лошадь внезапно шарахнулась в сторону и чуть не сбросила Кэтриону, которая вцепилась в ее гриву.

– Кажется, это наша Строптивая наконец! – промолвил сочный баритон.

Кэтриона, успокоив лошадь, быстро вытерла слезы.

– Проклятие! – выдержав, воскликнула она. Псиная Морда на коне перерезал ей путь. Он был так близко, что смог схватить ее лошадь за уздечку.

– Ты всегда найдешь подходящее слово, жена, – с ухмылкой произнес он.

– Я тебе не…

– А где же твои братья? И твоя… охрана?

От сознания опасности, которая ей грозила, у Кэтрионы волосы встали дыбом.

– Ты оставила их позади? Даже своего любовника? Он схватил ее за руку и притянул к себе. Она почувствовала его смрадное дыхание.

– Теперь тебе его не видать, ты это знаешь? Стоит ему попасться мне на глаза, считай, что ему конец. Ты станешь моей женой.

Ее охватил гнев, спасительное для нее чувство.

– Нет! – резко и решительно вскричала она, вырвав свою руку. – Я никому не жена. Если ты посмеешь взять меня силой, у меня найдется для тебя нож. Я говорю это не для красного словца.

– Строптивая, кажется, говорит правду. – Псиная Морда и Кэтриона быстро обернулись. Перед ними был Брок. Он был на коне и самодовольно ухмылялся. – Она дьявольское отродье, Дафф. Еще не известно, сохранила ли она свою девичью невинность. Ты уверен, что хочешь взять ее в жены?

Псиная Морда с серьезным видом посмотрел на Кэтриону, а она вдруг подумала: кто же для нее опаснее? Скорее, от них обоих исходит одинаковая угроза, хотя, учитывая ситуацию, Брок более опасен, чем Псиная Морда. Теперь она с удивлением смотрела на брата.

– Ты ведь не думаешь, что он берет тебя в жены за твою смазливость, не так ли, сестричка? Только глупые барды падки на женские формы, а на склочный характер им наплевать.

Эти слова братца ранили ее, словно острый нож, однако она вполне разумно заставила себя поразмышлять. Зачем ему это? Что он от этого получит?.. Однако этот вопрос вдруг расставил все на свои места. Ее приданое, репутация и вес ее клана. Объединение их двух кланов будет на пользу только Макдонеллам, а не Маклаудам. Это поставит Макдонеллов на уровень Брока, который, кстати, сам по уши в долгах.

– Значит, не Дафф придумал эту помолвку и заговор против короля, не так ли, Брок?

– Тебя не проведешь, сестричка.

Кэтриона посмотрела на Даффа Псиную Морду:

– И все это ради того, чтобы получить приданое невесты? Значит, ваш клан в отчаянном положении. Что же наобещал вам Брок? Продовольствие? Домашний скот?

Все, что нужно, чтобы перезимовать? – Она снова повернулась к Броку: – А взамен ты избавишься от меня. Но при чем здесь король? Почему Псиная Морда должен выступить против короля Роберта? Почему, Брок? Но ответил Псиная Морда:

– Прежде всего меня зовут Дафф. – Он гневно уставился на Кэтриону. – Все это ради власти и почета. Маклауды из Луэса пользуются везде уважением, они поддерживают и защищают другие кланы на востоке страны, но не в наших краях и не ваш клан Маклаудов, который, кстати, им приходится кровным родственником.

– И ты стараешься заслужить его уважение, вызывая гнев короля шотландского и его армии на наш клан Маклаудов? – спросила Кэтриона. – Вы сошли с ума? – Теперь уже она обращалась к взирающему на нее самоуверенному брату. – Маклауды из Луэса совершили ошибку, не разглядев вас еще в вашем детстве…

Брок изо всех сил хлопнул Кэтриону по спине и выбил ее из седла. Она упала в снег прямо под ноги лошади Даффа, которая, к счастью, попятилась назад. Кэтриона ощутила соленый вкус крови на поцарапанном лице. Она лежала лицом в колючем снегу, пытаясь определить, не сломала ли что-нибудь при падении. Она должна убежать от этих двух негодяев, думала Кэт, но в то же время их надо подольше задержать, чтобы дать время Тигу и Эйлигу добраться до того места, где сейчас король. Эйлиг должен убедить его, что не все в клане Маклаудов такие предатели, как ее брат Брок, и просить милосердия к тем, кто может пострадать от глупости Брока. Клан Донеллов обречен, доверившись Броку. У нее была надежда на то, что Тигу и Эйлигу удастся убедить короля. Она же должна дать им для этого время и возможность.

Псиная Морда грубо рванул ее за руку и заставил встать.

– Я считаю, что мы должны вернуться в Лисмор. Там есть священник, и мы можем оформить нашу договоренность.

– Нет, главное – это встреча с королем, – возразил Брок.

– Король будет в Колрейне через три дня. К этому времени мы все уже уладим. – Он снова дернул за руку Кэтриону. – Мы успеем вовремя попасть в Колрейн, где займемся решением другой задачи, если, конечно, ты…

Псиная Морда, обойдя лошадей, потащил Кэтриону к Броку.

– Если ты, конечно, не передумал, – закончил он, глядя на Брока, – отдать мне ее вместе с приданым.

Брок улыбнулся всепонимающей насмешливой улыбкой, какой Кэтриона никогда еще не видела у него. Словно тот Брок, которого она знала, исчез, а перед ней был кто-то другой, более достоверный, кто так долго, все эти годы, прятался. Он не был похож на мямлившего болвана. Перед ней была вполне разумная, рассуждающая личность, и это она должна запомнить.

– Вы вполне вписываетесь в мой небольшой план, ты, Дафф, и ты, Триона, хотя твое увлечение бардом все перепутало. Ты сбежала с ним. Я и это учел бы, если бы эта девица в Датчэлли не вмешалась.

– Чертовски для тебя плохо, что ты не прикончил меня тогда и там.

У Кэтрионы перехватило дыхание, а потом она облегченно вздохнула, узнав голос говорившего. Повернувшись, она увидела небрежно прислонившегося к дереву Тига. Он скрестил руки на груди с видом человека, не знающего забот. Но его лицо говорило другое, глаза пугающе сверкали. Однако он должен был отправиться к королю! Кэтриона оглянулась, надеясь увидеть еще кого-нибудь, но никого больше не было. Своим взглядом она как бы спрашивала Тига: где же Эйлиг, где «овечки»?

Но Тиг молчал. Теперь на его лице был только гнев, холодный и яростный. Кэтриона инстинктивно отступила назад. Ей казалось, что она не знает этого человека. Дафф Псиная Морда, удивленный внезапным появлением Тига, отпустил ее руку, что позволило ей осторожно отстраниться от него и броситься в чащу леса.

Глава 17

Тиг, заметив неожиданное исчезновение Кэтрионы, мысленно одобрил ее действия.

– Лови ее, идиот! – крикнул Брок Псиной Морде.

Тиг тут же бросился вслед за девушкой. Прежде всего он должен ее надежно спрятать, а потом уже заняться Броком и Даффом. За это время, он надеялся, Эйлиг и Гэйр успеют увидеться с королем. Тиг рассчитывал, что король поверит Гэйру, который поручится за Эйлига, хотя клан Маклаудов не присягал королю.

Во всяком случае, в этом клане была хотя бы умная дочь. Она оставляла ему следы, без шума, но отчетливо. Он видел их на твердой корке снега. Он не решался позвать ее, боясь, что Брок и Дафф услышат. Наконец впереди мелькнул край ее накидки, и он кинулся наперерез оленьей тропе, по которой она бежала. Он буквально столкнулся с Кэт и едва успел подхватить ее, чтобы она не упала.

– Здравствуй, моя любовь! – улыбнулся он счастливой улыбкой.

Однако она посмотрела на него неодобрительно и отчужденно.

– Ты должен был поехать к королю, – напомнила она тихо, когда он заботливо стряхивал снег с ее одежды.

– Туда отправился Эйлиг вместе с Гэйром и всеми остальными. – Он поднял руку, чтобы она не перебивала его. – Он все расскажет королю. Я дал ему документы как доказательства.

– Но «овечки»?..

– Они в верных руках. Кажется, они ничего не знали о заговоре Даффа.

– Это заговор Брока.

Тиг удивленно смотрел на Кэт:

– Брока?

– Да. – Она оглянулась, Тиг тоже, услышав шум, который привлек внимание Кэт. – Мы должны удерживать эту парочку столько времени, сколько понадобится Эйлигу, чтобы встретиться с королем.

– Я как раз об этом и думаю, – ответил Тиг. – Найдем какое-нибудь местечко, чтобы ты спряталась, и тогда я займусь ими.

– Нет, это и моя борьба тоже, Тиг. Тебе не удастся отстранить меня…

– Я не помешаю тебе, Кэт, – сказал Тиг, осторожно коснувшись царапины на ее щеке. – Кто это сделал?

Кэт пожала плечами:

– Не все ли равно? Мы позволим им заметить нас, а потом разойдемся – ты в эту сторону, а я в другую. Так разлучим их. Придется связать их, прежде стукнув как следует.

– Или уничтожить, если удастся.

– Брок, несмотря на его коварные планы, все же мне брат. Не хотелось бы видеть его убитым.

Тиг понимающе кивнул. Для споров не было времени. К тому же суд короля будет не таким скорым и менее жестоким, чем клинок Тига.

– Вот и они, – прошептала Кэт. – Отпусти меня, – вдруг сказала она, к его удивлению, достаточно громко. – Прощай, – промолвила она на этот раз тихо и побежала по оленьей тропе.

Тиг с улыбкой смотрел ей вслед. Она была храброй девчушкой, отважнее многих мужчин. Обернувшись и посмотрев в гущу леса, он наконец увидел этих двоих. Обнажив оружие, они направлялись прямо на него. Он чуть помедлил, чтобы лучше разглядеть их, а потом спрятался в лесу.

Все произошло, как и рассчитывала Кэт. Брок пустился по пятам за сестрой, а Дафф нацелился на Тига.

Кэтриона, обернувшись и увидев грузную фигуру, убедилась, что за ней следует брат. Отлично, все так, как она задумала. Остановившись на маленьком пятачке, она спряталась за стволом дерева, а потом перебежала и укрылась в лесных зарослях. Здесь она постаралась поскорее обзавестись оружием для схватки. Укрывшись за старым огромным деревом, она бросила свой первый снежок в приближавшегося к ней Брока и попала ему в голову.

– Триона! – выкрикнул тот, потирая висок, и повернулся в ее сторону. – Твой снежок будет казаться шуточкой, когда я поймаю тебя и как следует отлуплю, если ты еще раз меня ударишь, – покачал головой Брок.

Но Кэтриона нацелилась и запустила в него твердым, как камень, еще одним снежком, угодившим ему в плечо.

– Трр-гаш-ооо-нн-аа! – разорался Брок и бросился за ней, но она уже скрылась в лесу.

Тиг слышал эту перепалку так же, как и Дафф. Но поскольку Тиг прижал его к земле и сидел на нем, он ничем не мог помочь Броку. А Тиг, услышав вопли Брока, пытался угадать, что еще придумала Кэт, помимо этой погони в лесу. Он стремился быть с ней рядом. Но что-то другое в нем, новое, только что родившееся, желало ей лишь безопасности.

– Мне надо уйти, – сказал он Даффу так, словно до этого они мирно беседовали, а не яростно дрались.

Левой рукой схватив Даффа за грудки, он, размахнувшись правой, ударил его в скулу. Звук удара и крик Даффа говорили о том, что Тиг надолго вывел его из строя. У Тига не было веревок, чтобы по-настоящему связать Даффа, и он опасался, что, не ровен час, придя в себя, тот снова набросится на него. Отрезав ножом несколько полос ткани от накидки Даффа, Тиг скрутил ими руки пленнику, а потом, перевернув его на живот, привязал к дереву. Только тогда он связал ему и ноги.

– Это должно удержать тебя, – бросил он Даффу, который, не открывая глаз, лишь застонал и стал искать глазами свой клинок, выбитый у него из рук во время драки.

Еще один вопль раздался из леса, за ним последовал крик удивления. Тиг, перестав искать клинок, бросился в ту часть леса, откуда доносились звуки. Если Брок причинил зло Кэт, его ждет смерть, как бы Кэт ни противилась этому. Тиг готов выдержать шквал самых острых и обидных ее слов, но он должен избавить ее от опасной злобы брата. Ставки в этой игре слишком велики, он не сомневался, что Брок постарается сделать так, чтобы наконец его сестра не мешала ему.

Кэтриона мелькала среди густых деревьев, круто поворачивая то в одну сторону, то в другую, сбивая Брока с пути, останавливаясь лишь для того, чтобы бросить в него одним из снежков. Она часто не попадала в него, ибо Брок знал свою сестру и ее повадки. Однако Кэт удалось наконец угодить снежком прямо ему в лицо. Удар был сильным и разбил ему губу. Тогда-то он так взвыл, что Тиг услышал его крик. Кровь текла из разбитой губы так сильно, что Брок в яростном гневе бросился за сестрой. Она увернулась, хорошо понимая, в какой будет опасности, если Брок поймает ее. Этого не должно случиться.

Оглянувшись, Кэт вдруг увидела спешившего к ней Тига. Проклятие! Она раздразнила Брока до нужного ей состояния, и ей не требуется помощь Тига, воина-героя! Хотя пусть эти двое схватятся в жестокой схватке. Она будет только смотреть на них и сокрушенно вздыхать.

Двое мужчин, упав на снег, дрались, выкрикивая слова брани. Кэт невольно прислушивалась, запоминая новые слова на всякий случай, а затем подумала, что неплохо было бы найти лошадь Тига. Однако победоносный крик брата остановил ее.

– Не может быть! – испугалась она и бросилась к дерущимся, подхватив случайно увиденную около тропы сухую ветку. Брок, прижавший к земле Тига, замахнулся на него клинком. Почти не сознавая, что делает, Кэт бросила тяжелую ветку в брата, чтобы дать Тигу возможность сбросить его с себя. Ветка со свистом пролетела мимо Тига, едва не задев его.

– Тиг! – предупреждающе крикнула она.

Брок с новой силой бросился на барда, но Тиг, схватив ветку, все же нанес удар первым. Брок, не выпуская из рук клинка, повалился на бок. Кэтриона, прижав ногой его руку, отняла у него клинок, решив, что, если понадобится, она не побоится воспользоваться им.

Тиг, отбросив ветку, осторожно взял клинок из рук Кэт.

– Напомни мне еще раз, что с тобой шутить опасно, любимая, – сказал он ей улыбаясь. – Он бил тебя?

– Он бьет только глупых ублюдков, – ответила Кэт, вдруг заметив большую красную шишку на голове Тига и его разбитую губу.

– У меня на них не поднялась бы рука, – заметил Тиг.

– Потому что ты воин-герой.

Он вытер ладонью кровь с разбитой губы. Кэт заметила кровоточащие ссадины на его руке.

– Не потому, что я воин, хотя в какой-то степени это и так. Нет, я не оставил бы ему жизнь, узнав, что он причиняет зло моей любимой. Я более не позволю ему этого.

Он хотел коснуться ее, но Кэт отступила назад. Она была смущена и, отвернувшись, попыталась скрыть это. Прикосновение Тига лишь усугубило бы сумятицу в ее чувствах.

– Мы должны доставить Брока… – Она оглянулась вокруг. – А где же Псиная Морда? Ты убил его?

– Нет, – ответил Тиг, не сводя с нее внимательного взгляда. – Он на этой тропе, связанный, как цыпленок, – крылышки и ножки. Ждет, когда его доставят к королю.

Кэт понимающе кивнула:

– Приготовим и нашего тоже. Нам нужны лошади, чтобы их погрузить.

– Я свяжу его, а потом поищем лошадей. – Тиг, схватив накидку Брока, принялся рвать ее на полосы.

– Тогда я пойду, – сказала Кэт.

– Ты еще заблудишься.

Она какое-то время смотрела на Тига, а затем стала прислушиваться к тишине леса. Справа от нее шумела река.

– Я перейду реку и сверну направо, а затем пойду вверх по руслу реки, как бы продолжая идти по оленьей тропе. Шум реки остается слева. Здесь я найду наших лошадей. – Она вопросительно вскинула брови, ожидая, что он ее поправит.

– Ты специально шла по этому пути? – спросил он ее удивленно. – Чтобы уйти подальше от Колрейна?

– Кто-то же должен был увести этих глупцов. Однако тебе следовало ехать с Эйлигом! Сомневаюсь, что король поверит ему без воина-героя, Тига из Колрейна.

Она увидела, как его передернуло, когда она произнесла слова «воин-герой». Ей это понравилось. Он оставался самим собой, что бы ни говорил ей. Барда в нем никогда не существовало, и было бы глупо продолжать верить в это, сколько бы он ни улыбался и ни подмигивал ей. Это только заставляло ее тосковать, вспоминая его прикосновения, редкую и трудно заслуженную похвалу, которая была так важна для нее. Однако она не сдастся, не изменит своего решения даже тогда, когда станет снова верить ему. Его клан не позволит ему, будущему главе клана – а таким он станет непременно, – жениться на той, кто принадлежит к клану Маклаудов. Сейчас она поможет Тигу доставить Даффа и Брока королю. А потом…

– Кэт!..

Она повернулась к нему спиной и направилась по тропе, которая приведет ее к лошадям.

Кэтриона наконец нашла лошадей и вывела их на оленью тропу. На их поиски ей потребовалось больше времени, чем она предполагала.

– Кэт! – Голос Тига раздался где-то слева, и вскоре она увидела, как он пробирается к ней через заросли. Неужели она проглядела их полянку? – Кэт! – снова крикнул Тиг. – Я перетащил Брока к тому месту, где привязал Даффа. Иди за мной.

Взяв у нее лошадей, он повернулся и зашагал той же тропой, какой пришел. Кэтриона последовала за ним, немного разочарованная тем, что он не спросил, как ей все же удалось найти лошадей. Она, однако, понимала, что его молчание означало полное доверие ей. И это радовало ее и как-то примиряло ее с Тигом из Колрейна.

– Итак, парни, ваши лошади доставлены, теперь остается только придумать, как вам их оседлать.

Кэтриона смотрела на двух связанных мужчин, сидевших прижатыми к стволам деревьев, на порядочном расстоянии друг от друга, чтобы не могли переговариваться и вообще соприкасаться.

– Мы не поедем с тобой в Колрейн, – предупредил Тига Брок.

– Тогда тебе придется ехать со мной, – сказала Кэтриона. – Ты сам расскажешь королю, что заговор задумал ты. Объяснишь и то, что никто из нашего клана не участвовал в этом. – Она посмотрела на Даффа… Жалкую фигуру того, кто не то раскаивался, не то сердился, но только никак не мог казаться опасным. – И растолкуешь, как ты вынудил Даффа примкнуть к тебе. Я никогда не выйду за него замуж, но, возможно, король, узнав всю правду, позволит Макдонеллам дать присягу верности.

– Да, я буду рад объяснить все королю! – воскликнул Дафф. – Я искренне расскажу, как Брок манипулировал нами, как довел до отчаяния наш клан. Я даже согласился жениться на Строптивой из Ассинта и взять ее в свой дом, только чтобы спасти наше положение…

– Поосторожнее в выражениях, Макдонелл, – резко прервал его Тиг.

– Да, попридержи язык, Дафф, как бы я тебе его не подрезал, – рассвирепел Брок.

– Отличные слова человека, связанного, как боров, по рукам и ногам, – заметила Кэтриона.

– Не дразни меня, сестричка.

– Буду дразнить сколько мне угодно. Ведь это я только и делала всю свою жизнь, разве не так?

– Да, ты всегда была занозой у меня в боку, Триона.

– Меня зовут Кэт.

Тиг улыбнулся. Кэтриона, не сдержавшись, ответила ему тоже улыбкой. Не без некоторого испуга она поняла, что теперь она Кэт, а не своенравная Триона. Она изменилась и была рада этому, кроме одного – своих чувств к Тигу, держащих ее здесь и сейчас.

– Как только ты научилась говорить, ты во всем стала мне перечить, – мрачно огрызнулся Брок. – А когда ты начала строить из слов фразы, ты постоянно подрывала мой авторитет старшего брата, как делаешь сейчас, когда я так близок к историческому действию, которое может прославить наш клан на всю горную Шотландию. Когда мне это удастся, все кланы будут просить нашего покровительства. Макдонеллы – это только начало.

– Ни в коем случае! Мы никогда не станем искать помощи у предательского, недостойного доверия клана Маклаудов! – не на шутку возмутился Дафф. – Я не поверю тебе в собственном доме и не доверяю твоему гостеприимству. Мне легче умереть от голода, чем подчиниться тебе.

– Только я могу спасти твой клан, дурак! – Брок плюнул в сторону Даффа. – Без помощи моего клана Макдонеллы – пустое место!

– Значит, нет судьбы лучшей, чем гнет Маклаудов? – Дафф повернулся к Тигу, который с холодной улыбкой, сложив руки на груди, наблюдал за происходящим. – Возьмите меня с собой к королю Роберту. Я расскажу ему все о плане Брока… Да, все!

– Не посмеешь! – разъярился Брок и, к удивлению всех присутствующих, оторвался от дерева и бросился к Даффу. В его высоко поднятой руке был клинок. Связанный Дафф попытался увернуться. Тиг сильным ударом сбил Брока с ног, и тот рухнул в снег.

Дафф сделал попытку сесть.

– Развяжите меня, пока он не встал и не разделался со мной!

Кэт медленно подошла к брату, который лежал ничком, не двигаясь. Она вопросительно посмотрела на Тига, когда тот подошел поближе, и коснулась плеча брата. Лежавший в снегу Брок не шевельнулся, тогда Тиг, схватив его за плечо, перевернул на спину. Клинок глубоко увяз, в груди меж ребер Брока.

– Мне очень жаль, Кэт.

Она отрицательно покачала головой, все еще с недоумением глядя на неподвижную фигуру того, кто так долго отравлял ей жизнь. Теперь он лежал мертвым у ее ног. Она чувствовала лишь опустошенность, но оставалась холодной и чуждой скорби и слез, словно перед ней был кто-то совсем чужой.

– Ты ни в чем не виноват, ты просто хотел защитить беспомощного человека.

– Но в его руках был мой клинок. Я потерял его, борясь с Даффом.

– Да, Брок подобрал его, когда ты привязывал его к тому дереву.

Тиг гневно воззрился на Даффа:

– Ты знал, что он вооружен, но продолжал дразнить его?

– Еще никто не утверждал, что Дафф славится умом, – мрачно заметила Кэтриона.

– Всем этим должен был заниматься ты, Дафф, – резко сказал Тиг, расстилая плед рядом с телом Брока. Вынув из его раны клинок, он стер снегом кровь с лезвия. Затем, закутав тело в плед, он попробовал закинуть его на седло и покрепче закрепить. Кэт уже сидела на лошади. Тиг наконец присоединился к ней, привязав поводья лошади Даффа к своему седлу, а поводья лошади Брока к седлу Псиной Морды. Такой цепочкой они покинули наконец место, где пролилась первая кровь.

Эйлиг уже может быть в Колрейне. Они должны поспешить. Кэт опасалась, что Гэйр не привлечет внимания короля, как сумел бы это сделать Тиг. Король едва ли поверит Эйлигу. Ее брат нуждается в поддержке Тига, королевского солдата-героя, способного убедить короля в верности ему клана Маклаудов. Король может заключить Эйлига в темницу или подвергнуть еще большему наказанию. Она не в силах лишиться еще одного брата.

Глава 18

Уже смеркалось, когда Тиг въехал в родную деревню Колрейн, и, минуя коттеджи, направился прямо к замку. Шумной встречи не было, деревня казалась вымершей, – это означало, что все собрались в большом зале и ждут, что король ответит Эйлигу на его рассказ, если, конечно, счел нужным выслушать его.

Тиг обернулся и проверил, следует ли Дафф за ним, что проделывал уже не раз. Кэт не промолвила ни слова за все время, что они ехали, хотя Дафф не раз пытался что-то объяснить еще тогда, когда они оказались в лесу на тропе, проделанной Броком.

Тиг остановился у лестницы и, привязав лошадь, хотел помочь Кэт сойти с нее, но девушка была словно в оцепенении и, казалось, даже не видела его.

– Кэт? – произнес он, коснувшись ее.

– Мы должны сказать Эйлигу о Броке.

– Конечно, нам многое надо сказать Эйлигу и королю, но не здесь же. – Он помог ей наконец спуститься на землю.

Она по-прежнему была словно каменная. Тиг ласково провел пальцем по царапине на ее щеке.

– Мне очень жаль, что так случилось.

– Не жалей. Брок сам виноват в своей судьбе. – Она посмотрела прямо ему в глаза. – В моем сердце нет скорби о нем. Я, видимо, самая бессердечная Строптивая, какой он меня всегда считал.

Тиг обнял ее и с облегчением вздохнул, когда она прильнула к нему.

– Нет, девочка. У тебя доброе сердечко, когда ты ему это позволяешь. Ты согрела и приласкала меня так, как никто еще не мог. – Он целовал ее волосы, а затем прижался щекой к их шелковым прядям. – Тебе кажется, что ты мало скорбишь о Броке, но это потому, что он никогда не давал тебе возможности любить его. Не позволяй ему восторжествовать над тобой сейчас и заставить усомниться в себе. – Он взял ее лицо в свои руки. – Я люблю тебя, девочка. Тебе это удалось как никому, потому что у тебя доброе сердце и есть чувство юмора, а еще – ты упряма. – Он улыбнулся. – Ты умеешь привлекать к себе друзей, например меня.

Он снова поцеловал ее, желая забыть хотя бы на время обо всех заботах. Она ответила ему почти отчаянно, самозабвенно.

– Нам предстоит сделать немало, – сказал он. – Но я постараюсь как можно скорее перестать… говорить об этом, ибо у нас столько личных тем, своих объяснений…

– Нет…

– Да, это так. Прежде всего мы должны встретиться с королем и позаботиться о безопасности Эйлига и других твоих братьев.

Кэтриона, высвободившись из его объятий, завернулась в накидку.

– Итак, едем к королю.

Тиг развязал Даффу ноги и помог ему сесть на лошадь.

– И ни одного доброго слова обо мне? – спросил тот. – Кэтриона должна была стать моей женой, несмотря на ее язычок. Она всегда плохо думала обо мне.

– Тебе было нужно лишь ее приданое, – не удержался Тиг.

– А ты разве согласишься на меньшее?

– Я соглашусь только на большее, – ответил Тиг и подтолкнул его к лестнице. Взглянув на Кэт, он поймал ее испуганный взгляд. – Я получу ее сердце. И на меньшее не согласен.

Кэтриона облегченно вздохнула. Тига это обрадовало, – наконец он увидел трещину в каменной стене, которой она оградила свое сердце. Значит, есть на что надеяться.

Он втолкнул Даффа в шумное, переполненное помещение. Никто, казалось, не заметил их появления. Тиг, обведя зал взглядом, не увидел ни своих родителей, ни короля. Однако он заметил закрытую дверь отцовского «медвежьего логова» и возле нее стоящего на страже Дункана. Он подтолкнул в этом направлении Даффа, которого все еще оставил со связанными руками, и, взяв за руку Кэт, увлек ее за собой. Пока они шли, в шумном зале постепенно воцарилась тишина. Дункан, увидев Тига, кивнул ему и постучал в дверь. Когда она открылась, он, отступив, пропустил в нее всех троих.

Тиг увидел короля в богато расшитой малиновой мантии, сидевшего в кресле его отца. Темноволосый, с коротко подстриженной бородкой, с пронизывающим взглядом, он выглядел явно разгневанным. За его спиной стояли Ангус Дабб, отец Тига, и Гэйр с настоятелем Джоном. Перед королем отдельной кучкой выстроились, как пешки на шахматной доске, Эйлиг и его братья. Кроме них в комнате был еще военный караул короля. Эйлиг, увидев Тига, тут же прервал свое обращение к королю.

– Сир, это Тиг! – радостно воскликнул он. – Разрешите ему своими словами рассказать все, что он узнал.

Король поднялся и принял от Тига и Кэт полагающиеся поклоны.

– А, она и есть та девица, из-за которой началась ваша погоня? – сурово спросил он, глядя на Кэтриону.

Та вздрогнула, но сдержалась. Тиг, обхватив ее за талию, воскликнул:

– Да, сир! Не будь ее, ваша жизнь, сир, была бы в опасности…

Спустя несколько часов Кэтриона уже лежала на пуховых подушках в предоставленной ей большой комнате. Она безмерно устала, измученная последними днями путешествия и болью от ушибов, нанесенных ей Броком, грубо сорвавшим ее с седла. Ей хотелось заснуть и забыть все, что было услышано и увидено в эти ужасные дни. Вычеркнуть из памяти, что Тиг совсем не тот, которого она себе придумала.

Да, она сама себе создала образ барда. Как теперь она объяснит себе, кто этот человек, так уверенно и убедительно защищавший честь ее клана? Тиг оказался настоящим воином-героем, уважаемым самим королем. Он искренне защищал Эйлига и ее братьев от гнева короля. Эйлиг молчал, он предоставил все Тигу и Даффу, который во всем признался.

Наконец король отослал всех, кроме Тита, и велел взять под стражу Даффа, Эйлига и его братьев. После того как Тиг что-то сказал королю, тот распорядился отпустить и ее тоже, под опеку матери Тига. Король взял с нее обещание явиться к нему по первому зову. Она с радостью дала слово. Женщина, которая провела ее в спальню, смотрела на нее как-то странно и была молчалива. Уходя, она указала ей на деревянную ванну с водой и чистую одежду.

Кэт лежала в ванне до тех пор, пока не остыла вода, а затем переоделась в новую одежду, чистую и красивую, похожую на ту, что давала когда-то ей Изабел: платье из мягкой голубой шерсти, расшитое узорами. Оно оказалось ей впору, словно было сшито только для нее, и к нему был плед на плечи в малиновую и черную клетку.

Кэтриона не стала заплетать косу, сделала лишь две тонкие косички на висках, оставив волосы свободными. Теперь она уселась и стала ждать, раздумывая, так ли она одета для возможной казни.

Легкий стук в дверь прервал ее дыхание. Неужели сейчас решится судьба ее клана? И ее судьба тоже?

– Войдите, – тихо сказала она.

Дверь открылась, и на пороге появился Тиг. Он не сменил своей одежды… На ней все еще были видны пятна крови Брока. Кэт встала. Сидеть на кровати она сочла неприличным.

Тиг в изумлении смотрел на нее. Казалось, он хотел что-то сказать, но не решался. Вскоре, покачав головой, он сделал шаг к ней и промолвил:

– Ты еще красивее, чем я думал.

Кэт, опустив глаза, смотрела на свои ноги.

– Это платье меня украшает.

– Нет, нет, это ты такая красивая.

– Я должна предстать перед королем? – боясь услышать что-нибудь другое, спросила Кэт.

– Этого тебе не придется ждать. Он хочет видеть нас за столом сегодня во время ужина.

Кэт понимающе кивнула и подняла опущенную голову, опасаясь прикосновения его руки: это только еще больше смутит ее, как и его взгляд.

– Не беспокойся, дорогая. Король добр и справедлив. Он еще не решил судьбу Маклаудов и Макдонеллов, но я не думаю, что он осудит кого-либо, кроме тех, кто действительно виноват в заговоре.

– А остальных сошлет в ссылку, лишив родных земель и домашнего очага.

– У тебя всегда будет домашний очаг, детка, если ты станешь моей женой.

У Кэт слезы навернулись на глаза.

– Я не могу покинуть свой клан ради безбедного будущего.

– Я не заставляю тебя покинуть своих родных. Но прошу остаться со мной.

– Это одно и то же. И к тому же я тебя не так хорошо знаю. Для меня ты бард, не более.

– Кэт, я…

– Не мешай, дай мне закончить, – сказала Кэт и приложила свой палец к его губам. И это было ошибкой, ибо все, чего она хотела в этот момент, – это почувствовать вкус его губ. И все забыть. Ей нужны были любовь, забота и добрый юмор. И еще что-то теплое и хорошее. Но этого не будет, не может быть из-за Брока. – Я не могу стать твоей женой, Тиг. Если бы ты был простым бардом, то темное пятно на моем имени не имело бы такого большого значения. Однако выйти замуж за Тига из Колрейна… Нет, это невозможно. Я сделаю все, чтобы мой клан был верен королю Шотландии. Если мне и Эйлигу это удастся, клан Маклаудов сможет присягнуть на верность королю Роберту… если, конечно, нас захотят выслушать. Ведь нас могут сослать в ссылку, а стать главой клана поручат кому-нибудь другому. Мой отец сочтет это оскорблением, а я едва ли смогу что-либо изменить.

Тиг, не отрываясь, смотрел на нее, а потом вдруг спросил:

– Как бы ты поступила, если бы это было повелением короля?

– Я бы подчинилась.

Тиг удовлетворенно кивнул и повернулся, чтобы уйти, но, едва коснувшись ручки двери, быстро спросил:

– Ты любишь меня? Только правду, Кэт! Я заслуживаю этого.

Кэтриона испугалась, что сейчас расплачется.

– Я люблю тебя, Тиг, люблю всем сердцем. Теперь я понимаю, почему ты должен был скрывать свое подлинное имя. Я также понимаю, что не смею обременять тебя подпорченной репутацией моего клана. Тебе суждено заняться важными делами, я в этом не сомневаюсь. Мое сердце не выдержит, если я помешаю тебе в этом.

Его потемневшие от тревоги глаза были полны решимости. Промолчав, он закрыл за собой дверь.

К столу на помосте в большом зале был приставлен еще один стол для людей из свиты короля. Тиг оказался в его конце, где слева от него сидел Дункан, а справа – его родители. Он заметил, что место короля пустовало. У очага пел баллады бард. Как и он еще совсем недавно, подумал Тиг. Неужели все так быстро изменилось?

Две недели назад он не хотел даже думать о браке. А сейчас до смешного расстроен из-за строптивой девчонки, отказавшейся выйти за него замуж, да так спокойно и логично изложив причину. Подобный аргумент оценил бы его покойный брат Робби, но он не Робби, а Кэт – тем более. Девушка не виновна в проделках своего брата. Она пыталась как могла прекратить его злые деяния. Разве она не заслуживает того, чтобы стать невестой королевского воина и будущего главы клана Монро из Колрейна?

– Глупая девчонка, – проворчал он.

– Они все такие, – поддержал его Дункан. – Но они не глупее влюбленных парней. Что, неужели уже есть такая, что зацепила тебя? – спросил Дункан с хитрой усмешкой.

Тиг сердито посмотрел на него:

– А то ты не знаешь? Но она не желает идти за меня. Мать, сидевшая справа от него, тихонько засмеялась:

– Значит, ты наконец нашел свою девушку, но она отказала тебе? Вполне справедливо.

– При чем здесь справедливость? – рассердился Тиг. – Она считает, что недостойна меня, потому что ее брат изменил королю.

– А это так? – тихо спросила мать.

Тиг помедлил, глядя на нее и подбирая слова для ответа.

– Нет. Она, безусловно, достойна. Она верна королю, и я буду готов, вернее, уже готов поклясться в этом своей жизнью. Она не виновата, что у нее брат глупец.

– Да, – согласился отец. – Говорят, что она часто рисковала, стараясь спасти свой клан и не дать им всем стать жертвой зловещих действий старшего брата.

– И не один год, – словно про себя заметил Тиг. – Она все время была занозой в его боку. Если бы не ее протест, он, возможно, намного раньше попытался бы задумать нечто подобное. И клан Макдонеллов помог бы ему в этом.

– Похоже, она хорошая девушка, несмотря на ее дурную репутацию.

Тиг презрительно фыркнул:

– Ее острый язычок – это ее защита. Она милая девушка и очень смелая, помимо всего.

Его мать снова понимающе улыбнулась.

– Чему ты улыбаешься, ма?

– Тому, что ты сказал, мой сын. Кэтриона – это девушка для тебя, а ты сидишь здесь, словно наступил конец света и все, что тебе осталось, это следить за всемирным потопом.

– Она отказалась от меня. Она заявила, что не хочет бросить тень на наш клан. Робби, наверное, согласился бы с ней.

– Да, Робби бывал по-хорошему недальновиден, – спокойно заметил Тигу отец.

Шокированный, Тиг не знал, что ответить.

– Ты не Роб, мой сын, это говорю тебе я, – продолжал Ангус Дабб. – Роб был хорошим человеком и мог бы стать главой клана, несмотря на то что не видел дальше своего носа. Но ты неплохо разобрался с Маклаудами и Макдонеллами. Тебе удалось обеспечить безопасность короля и защитить достоинство многих хороших людей. Клан Монро теперь последует за тобой, а не за Робом, да хранит Господь его душу. Ты должен руководить кланом так, как считаешь нужным, как велит твое сердце, Тиг, и как подсказывает разум, при том что одно не будет противоречить другому. А Кэтриона позаботится об этом.

– Она откажется от меня.

– Ты плохо о ней думаешь, Тиг, – вмешался Дункан. – Ясно, что ты любишь ее, но, если я не ошибаюсь, она тоже доказала тебе свою глубокую привязанность. Разве это не так?

Тига не смутило вмешательство друга, ибо все, что он сказал, было правдой. Даже до того, как Кэт призналась ему в любви, он сам уже догадывался об этом по ее поведению. В моменты их близости он чувствовал, что она любит его.

– Она не отрицает того, что любит меня. Но говорит, что если бы я был простым бардом, а не героем из Колрейна, то…

– А ты найди способ убедить ее. Ведь ты остался все тем же бардом, с которым она встретилась, разве не так? Ну, хотя бы часть тебя? Разве ты терял себя, будучи с ней в одежде барда?

– Нет, – покачал головой Тиг. – С ней я просто становился самим собой, таким, какой я есть на самом деле. Я не пытался быть похожим на Робби и никому не подражал.

– Значит, ты должен убедить девицу в том, что ты именно тот парень, который в нее влюблен. Она любит именно тебя, и ей только нужно, чтобы она сама в этом убедилась.

В памяти Тига промелькнули картинки их путешествия: первая ночь в пещере и вечер, когда она стояла рядом с Долаг, а он пытался петь свою чертовски плохую песню барда… Он невольно улыбнулся.

– Я знаю, что делать. Извините меня. – Он встал со стула. – Я должен поговорить с королем.

Кэтриона продолжала сидеть на кровати, когда Тиг ушел. Она почему-то чувствовала, что это спальня Тига и кровать его. Ей хотелось упасть на нее и выплакаться до последней слезинки – чтобы в сердце стало пусто. А затем она покинет комнату и больше не станет думать о темноглазом мужчине, чей образ, несмотря на ее броню, в ее сердце – оно словно горело, и эта боль не пройдет никогда. Все, что она хотела, казалось, было совсем близко, стоило лишь протянуть руку, но для нее стало недосягаемым. Она не может втянуть Тига и его семью в эту черную трясину, в какой оказались Маклауды из-за Брока и Псиной Морды.

Ей здесь нечего делать, ничего хорошего ее тут не ждет. Все, что она видит, для нее практически не существует. Зачем она покинула родной Ассинт? Зачем повстречала Тига и влюбилась в этого так тревожащего ее человека?

Но в то же время она понимала, что было бы гораздо хуже, если бы они не встретились. Тогда они не смогли бы своевременно предупредить короля и предотвратить заговор, а ей пришлось бы выйти замуж за Псиную Морду.

В дверь кто-то постучал.

– Войдите, – ответила Кэтриона.

Дверь открылась, и сердце ее радостно забилось. Она подумала, что вернулся Тиг, чтобы спросить ее, не передумала ли она. Но это был не Тиг. Она видела перед собой своего брата Эйлига.

– Нас ждут в зале, Кэт, – сказал он.

Она с испугом посмотрела на него:

– Почему ты так меня называешь?

Голос ее был тихим, и от этого ей стало стыдно.

– Это имя тебе больше подходит, – успокоил ее Эйлиг. – У тебя есть зубки и коготки. Однако мне кое-кто говорил, что ты бываешь ласкова и добра и хорошо умеешь себя защитить.

– Это не так.

– Нет, это так, дорогая. Ты просто сейчас сердишься на своего барда…

– Он не…

– Он твой, Кэт, что бы ты ни думала о нем, а ты – его. Разве ты не чувствуешь, как ты изменилась благодаря его заботе и огромному влиянию на тебя?

– Не стану отрицать, я стала другой, и в этом есть доля его участия, – согласилась она. Предательское тело помнило ласки его рук. Ее охватил панический страх. Однако она не в состоянии забыть его обман и то, что он использовал ее как заложницу, а не помог ей. Ложь, везде ложь! Ради великой цели?

– Нам надо идти. – Эйлиг посмотрел на дверь.

Кэтриона кивнула в знак согласия и встала. Она первой вышла из комнаты. В коридоре было холодно, но до зала было недалеко. Зал был полон людей, их стало еще больше, чем тогда, когда они с Тигом вошли в него, а прошло всего несколько часов. В очаге ярко горел огонь, все места за столом были заняты. На этот раз король сидел за большим столом, возвышаясь над всеми.

Эйлиг, заботливо обняв Кэтриону, повел ее в тот конец стола, где были их места.

– Как ты думаешь, почему король хочет меня видеть? – спросила она брата шепотом.

– Не знаю, сестричка. Не беспокойся. Я уверен, что это просто формальность, перед тем как отпустить нас в Ассинт, а возможно, он хочет оставить нас при себе… в залог того, что наш клан будет вести достойную жизнь. Держи себя в руках, что бы ни произошло.

Прищурив глаза, она искоса посмотрела на брата:

– Если ты собираешься раздразнить меня, чтобы я сорвалась, ты напрасно трудишься. Я научилась держать язык за зубами… временами… и усмирять свой взрывчатый характер.

Эйлиг улыбнулся:

– Ты очаровательная женщина, Кэт. А Тиг – удивительный мужчина.

Кэтриона опустила глаза и тихо промолвила:

– Да, он необыкновенный…

Спустя несколько секунд они уже стояли перед королем. Эйлиг поклонился, а Кэтриона почтительно присела в книксене. Она не осмелилась поднять глаза и посмотреть на стол, туда, где сидел король и Тиг тоже. Она не хотела встретиться с ним взглядом и дать ему какую-либо надежду. Она не изменила своего решения и не предоставит ему возможности показать, какой он герой. Победил Строптивую.

– Эйлиг из Ассинта! – Король глубоким низким голосом обратился к Эйлигу.

Кэтриона испуганно посмотрела на короля. Его голос был суров, лицо невозмутимо спокойно. Она вздрогнула, и Эйлиг крепко сжал ее руку. Это успокоило ее и придало смелости. Они вдвоем с братом были готовы подчиниться любому решению короля.

– Я принял к сведению вашу информацию и поговорил с вашими братьями и сестрой, – он кивнул на Кэтриону, – а также с Макдонеллами и верным мне Тигом из Колрейна.

У Кэтрионы остановилось дыхание. Она поняла, что ее судьба теперь связана с судьбой ее брата Эйлига.

– Вашей верностью я могу лишь гордиться. Я тоже считаю, что смерть Брока Маклауда из Ассинта вызовет некоторое смятение в клане Маклаудов. – Король на мгновение остановился, а потом посмотрел на Кэт и Эйлига. Кэт постаралась не дрогнуть и выдержать его взгляд. – Эйлиг, хотя вы самый младший из сыновей клана Маклаудов, я считаю вас человеком, которому могу доверять и который верен своей стране Шотландии. Вы готовы присягнуть своему королю, здесь и сейчас?

– Да, сир, – не колеблясь ответил Эйлиг. Он вынул свой клинок и, положив его на ладони, протянул королю. Затем, опустившись на колено, склонил голову. – Клянусь, сир, в верности Роберту I, королю Шотландии, даже если это потребует от меня покинуть Ассинт.

– Встаньте.

Эйлиг поднялся, и король вернул ему его клинок.

– Макдонелл, переданный моей охране, будет сопровождать меня в Дингуолл, где в застенках у графа Росса ему более не удастся причинять зла своему клану. Что касается трех братьев из клана Маклаудов – Гоэна, Джейми и Калума из Ассинта, я определил их служить в моей армии столько, сколько сочту нужным. А вы, Эйлиг Маклауд, должны вернуть ваш клан в страну Шотландию.

– Но, сир…

– Хорошему главе клана по плечу эта задача.

Поначалу эти слова показались Кэтрионе упреком, но потом она поняла их скрытый смысл. Она посмотрела на брата, на его ставшее серьезным лицо и тревогу в глазах. То, чего ей хотелось, сбылось, однако она понимала – не об этом мечтал Эйлиг.

– Я сделаю все, что должен, сир. Клан Маклаудов из Ассинта будет верен королю Шотландии.

Кэтриона знала, как легко обещать и как трудно исполнить, но была уверена, что Эйлиг справится.

– Так и должно быть, – заключил король. – А что касается вас, юная леди, – он повернулся к Кэтрионе, – то какого блага вы просите за свою верность?

– Я ничего не прошу, сир, – ответила Кэтриона, испуганная столь неожиданным вопросом, – лишь бы вернуться домой вместе с братом.

– Мне дали понять, что вы предприняли свое путешествие из Ассинта, для того чтобы увидеться с королем и изложить ему свою просьбу.

Кэтриона скрыла ту боль, которую причинили ей слова короля. Однако, взяв себя в руки и дерзко вскинув подбородок, она прямо посмотрела в глаза королю:

– Нет, сир. Это не так. Мое место в Ассинте. Я покидаю вас и добрых людей Колрейна, которым доведется увидеть будущее Шотландии.

Король покачал головой:

– Есть еще кто-то, думающий иначе.

– А я не могу, сир. Он заслуживает большего, чем дочь, изгнанная из опозоренного клана.

– Хм. Она изгнана, Эйлиг?

– Нет, сир, ничего подобного.

– А ваш клан опозорен?

Тут Эйлиг промолчал.

– Этого, как известно, не произошло, – пояснил король. – Я вполне удовлетворен тем, что все, кто замешан в заговоре, получили по заслугам. Следовательно, вы, Кэтриона, не в изгнании и не опозорены. Могу даже сказать, что самый заурядный бард не посмеет воспеть это.

Послышался звук барабана, неровный, но громкий. Кэтриона обернулась, ища глазами толпу, такую плотную, когда она вошла в зал, но теперь рассевшуюся за столами. Это позволило ей увидеть Тига с барабаном и широкой улыбкой на лице. Из-за соседнего стола встала беременная женщина и, взяв за локоть Кэт, заставила ее наконец не стоять на пороге, а войти в зал.

– Бард! – громким голосом окликнула женщина Тига.

– Да, Майри?

– Не споете ли нам песню в честь этой девушки? Краше ее я давно не видывала.

– Я не гожусь для этого, – ответил Тиг. Кэт не удалось скрыть улыбку, хотя ее страх еще не прошел.

– Я уверена, что вы посвятите ей прекрасные стихи. Об этой девушке можно многое рассказать, не так ли?

Тиг, поймав взгляд Кэтрионы, стал подбирать ритм. Майри наконец вытащила девушку из толпы, не позволив ей убежать.

Тиг уже насвистывал знакомую Кэт песню, которую он некогда посвятил Долаг. Однако Кэт покачала головой и попросила:

– Не надо…

– «Девушка по имени Кэт, верная и правдивая. – Голос Тига окреп и стал громче, что больно задело Кэтриону. – С голосом слаще звука флейты…»

Кэт, чтобы не закричать, закрыла рот руками. Она не могла предать своего барда.

– «Она мила и красива, – пел Тиг, – и никогда, никогда не была строптива».

Он внезапно умолк, и в зале воцарилась тишина. Кэтриона едва дышала.

Тиг, отставив барабан, медленно поднялся и подошел к ней.

– Посмотри на меня, Кэт, – промолвил он и, взяв ее руки, прижал их к губам. Она замерла от его ласкового прикосновения. – Я все тот же бард, каким был, когда мы встретились впервые… Нет, я даже лучше, чем был до нашей встречи, и все благодаря тебе. Я не могу жить без тебя. Если ты не останешься в Колрейне, то я последую за тобой в Ассинт, где буду ежедневно петь серенады под твоим окном, пока ты не сжалишься и не согласишься стать моей женой. Я не успокоюсь, пока ты не будешь моей, любовь моя. Ты выйдешь за меня замуж, храбрая Триона? Ты будешь моей женой в радости и в печали? Господь даст нам детей, таких красивых, как ты, но с моим покладистым характером.

Тиг произнес все это с хитроватой улыбкой барда. Ее Тиг, которого Кэтриона так любила, который сделал ее лучше, чем она была, научил ее смеяться, шутить, радоваться и принимать все сердцем, умом и всем своим естеством, хотя ее бард не умел слагать стихи и плохо пел.

– Скажи мне «да», дорогая, – наконец произнес он, и в его глазах была мольба.

– Скажи «да»! – хором подхватила толпа гостей.

Кэтриона смотрела на их радостные лица, а обернувшись, увидела короля за большим столом. Родители Тига и ее брат Эйлиг тоже улыбались и кивали ей. В конце концов улыбнулся даже король. Казалось, что все желают ей самого наилучшего.

– Скажите ему «да», – наконец произнес король своим зычным голосом.

Тиг ласково заключил в ладони лицо Кэт и нежно поцеловал ее.

– Скажи мне, что хочешь быть моей женой, Кэт. Король считает тебя достойной того, чтобы стать женой наследника главы клана в Колрейне, – промолвил он. – Ты станешь моей женой?

– Да, – не выдержала Кэтриона, целуя его. – Я стану твоей женой.

Тиг подхватил ее и закружил, что-то радостно выкрикивая вместе с веселящейся толпой.

– Подожди! – попыталась остановить его Кэт. – Подожди!

Тиг наконец опустил ее на ноги, взгляд его был вопросительным.

– У меня только одно условие, – сказала Кэт и постаралась не рассмеяться, таким сосредоточенным стал его взгляд.

– Проси у меня всего, чего хочешь, – сказал Тиг. И это было сказано удивительно серьезно.

– Я выйду за тебя замуж… если ты пообещаешь мне более не сочинять песен.

У Тига по-прежнему был вполне серьезный вид.

– Не знаю, смогу ли я дать тебе такое обещание. Теперь пришла очередь Кэт обеспокоиться.

– Если родится девочка, ведь я должен спеть в ее честь хотя бы одну из моих песен.

На его лице была широкая улыбка, отчего Кэт расцвела. Это был ее прекрасный Тиг, и таким он будет всегда.

Примечания

1

Сэр Уильям Уоллес, народный герой Шотландии, боровшийся против захвата Шотландии английским королем Эдуардом I. Был обезглавлен англичанами в 1305 году. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Highlanders – горцы (шотл.).

3

Маргарет (1285—1290), дочь Эрика II, короля норвежского. После смерти своего деда Александра III считалась малолетней королевой Шотландии.

4

Клеймор – кельтский обоюдоострый меч.

5

Aqua vitae (лат.) – «живая вода» (водка, виски).


home | my bookshelf | | Обольщение строптивой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу