Book: Гримус



Салман Рушди Гримус

Купить книгу "Гримус" Рушди Салман

–  Иди! Иди прочь! - пела птица, -

ведь разум человека не способен выдержать всю тяжесть знания о реальности.

(Т. С. Элиот. Четыре квартета)

Покорись же, о заблудший атом, своей Центростремительной Силе,

Стань сам Зеркалом Вечности, в которое смотришься сам;

Лучами, которые странствуют вечно сквозь беспредельную тьму,

Вернись, когда диск солнца опустится за земную твердь.

(Фарид-уд-дин\'Аттар. «Птичий парламент», перевод Фицжеральда)

Вороны дрались, трепали ослабевшими клювами его останки.

Он стал собственным прахом – ничтожнейший след, небрежно отброшенный за ненадобностью.

Представить себя таким раньше он просто не мог.

(Тэд Хьюз. Игрища воронов)

Пески времени текут к новому Истоку.

(Игнатиус К. Грибб. Философия универсальных цитат.)

Часть первая. Время Существующего

Глава 1

Мистер Виргилий Джонс, человек без друзей и невоздержанный на язык, любил спуститься со своего утеса посидеть на берегу поутру в тиусверг. (Мистер Джонс, немного педант и человек, интересующийся природой вещей, именовал дни своей недели только лунедельник, торник, середа, тиусверг, фрейница, сатурнбота и солнечнокресенье и никак иначе; наряду с прочим, эта его неистребимая привычка тоже явилась причиной того, что он остался без друзей). Было пять часов утра; без каких-либо очевидных на то причин, совершенно случайно, мистер Джонс для сегодняшней своей традиционной прогулки на маленький и узкий пляж острова Каф выбрал именно это время. Вприпрыжку спускаясь по серпантину тропинки, он отчасти напоминал упитанную горную козу, едва поспевая за костлявым задом сгорбленной пожилой, но еще не старой особы, по имени Долорес О\'Тулл, несшей на своей крепкой спине исключительной красоты кресло-качалку из орехового дерева. На спине миссис О\'Тулл кресло удерживал ремень, изъятый из брюк мистера Джонса, каковые тот теперь вынужден был придерживать обеими руками, предохраняя от соскальзывания. Данное обстоятельство чрезвычайно осложняло ему спуск.

Вот некоторые факты касательно мистера Джонса: был он тучен и близорук. Отказываясь верить в собственную немощь, его глаза часто моргали. Перед фамилией он ставил три инициала: В. Б. Ч. Джонс, эсквайр. Б. означало Бовуар, а Ч. осталось от Чанакия. Все без исключения имена мистера Джонса имели свою историю и назначены были магически определять судьбу, хотя сам мистер Джонс, отказываясь иметь какое-либо отношение к магии, считал себя своего рода историком. Ступив сегодня на бесплодные серо-серебряные прибрежные пески своего избранного острова, окруженного со всех сторон вековечной стеной серо-серебряного тумана, отгораживающего от всего остального мира, он, сам того не ведая, обрек себя на встречу с событием пусть небольшим, но все же исторического масштаба. Узнай он об этом наперед, он не стал бы занимать себя философскими размышлениями по поводу формальной стороны хода истории, например, или о неустанных попытках историков отрешиться от обыденной жизни и предаться чистому созерцанию; по мнению мистера Джонса, не следовало видеть в себе эдакого олимпийского хроникера; человек – непременный участник исторических событий. Историк всегда подвержен влиянию настоящего, которое во многом переобозначает прошлое заново. Он не стал бы обдумывать это столь всесторонне и тщательно, тем самым ненадолго позволив истории твориться совершенно безотносительно к его персоне. Но по причине близорукости, из-за стены тумана и необходимости непрерывно поддерживать руками штаны тело Взлетающего Орла, прибиваемое к берегу волнами поднимающегося прилива, он заметил не сразу; Долорес же О\'Тулл была раз и навсегда отведена пассивная роль внимающей аудитории.

Иной раз, пытаясь совершить самоубийство, люди попадают в такие любопытные ситуации, что от удивления у них потом просто-таки дух захватывает. Взлетающий Орел, сию минуту то взбирающийся на гребни мерно плещущих волн, то соскальзывающий в ложбины меж ними, был весьма близок к открытию этого факта. Но пока что он пребывал в беспамятстве; он только недавно провалился в дыру в море. Это море когда-то называлось Средиземным; сейчас это не так, или, лучше сказать, не совсем так.

Женщина Долорес сняла со спины кресло-качалку и поставила его на песок. Мистер Джонс одобрительно следил за приготовлениями. Кресло было установлено так, чтобы сидящий в нем оказался спиной к морю, лицом к лесистым склонам горы Каф, занимавшей большую часть острова и оставлявшей свободным только небольшой карниз прямо над берегом, где как раз и жили мистер Джонс и Долорес. Мистер Джонс уселся в кресло и принялся покачиваться.

Долорес О\'Тулл была ярой католичкой. Еще проживая в К., она время от времени дозволяла себе нечестивый акт посещения беспутной городской церкви, совершения там католических обрядов и возжигания свечей. Не то чтобы всего этого хотелось ей самой, просто она жила в городе вместе с законным супругом, и в этом было все дело. Посещение церкви составляло как бы часть семейных обязанностей. Ее тогдашний муж, мистер О\'Тулл, заправлял питейными заведениями в К., раскинувшемся высоко над береговой линией на склоне горы Каф, в городе, к которому Долорес относилась с неодобрением, в частности не одобряя употребление там спиртных напитков и в особенности не одобряя того, что заведует этим ее собственный муж. Конкретное, частное и особое неодобрение в итоге привело Долорес к бегству из К. и уединенной жизни совместно с Виргилием Джонсом (подальше от бара мистера О\'Тулла и его излюбленного места отдохновения, печально известного непристойного заведения мадам Джокасты). И каждый четверг на рассвете она относила кресло-качалку мистера Джонса вниз на пляж.

– Скучное, – пробормотал себе под нос мистер Джонс, повернувшись к морю спиной. – Скучное сегодня море.

Тело Взлетающего Орла, покачивавшееся на волнах лицом вверх – чем, в частности, объяснялся тот факт, что оно так и не утонуло, – наконец ткнулось в берег. Взлетающего Орла и размеренно движущуюся спинку кресла мистера Джонса разделяло всего несколько метров, и набегающие волны раз за разом выталкивали Орла все дальше на берег. Ни мистер Джонс, ни миссис О\'Тулл его пока что не замечали.

Нужно сказать, что Взлетающий Орел был человеком добрым и неплохим; тем не менее довольно скоро на его плечи предстояло лечь ответственности за изрядное количество смертей в К. Так же как и второй мужчина на берегу, Взлетающий Орел пребывал в здравом уме, а вторым мужчиной на берегу в тот момент был не кто иной, как мистер Виргилий Джонс.

Взаимоотношения Виргилия Джонса и Долорес О\'Тулл имели своеобразные печальные особенности: они были влюблены друг в друга, но выразить свою любовь не могли. Их любовь не была прекрасной, поскольку и он и она отличались особенным уродством. Выражению нежных чувств с той и другой стороны мешало то, что души обоих были чрезвычайно глубоко ранены предыдущим опытом и свои чувства они предпочитали лелеять в укромной глубине собственных сердец, не выставляя их напоказ из боязни оказаться осмеянными и отвергнутыми. Поэтому они, разделенные личной уединенностью мыслей, усаживались рядом, и Долорес принималась выводить надтреснутым голосом старинные песни, баллады и гимны о печальном уделе; Виргилий Джонс тем временем бойко произносил свои ритмические эллиптические монологи, упражняя мысль и язык, для которых голова его была слишком тесным пристанищем. В такие минуты на пляже эти двое оказывались совсем близко к своему возможному счастью, ближе, чем где-либо еще.

–  Любимый мой, желанный мой, да с белой бородою , – меланхолически сообщала Долорес под монотонный аккомпанемент скрипучих покачиваний кресла. Погруженный в свои мысли Виргилий поглаживал покрытый белесой щетиной давно небритый подбородок и не слышал ничего.

– Язык, – вслух размышлял он, – язык дает основные понятия и представления. Из понятий и представлений слагаются звенья цепи. Я прикован, Дотти, и прикован не знаю к чему и где. Мои оковы нельзя назвать путем Гримуса, и в них недостаточно суетного, чтобы их можно было назвать путем К. – носит меня взад-вперед с одной стороны на другую, между тобой и ими. Так-то, Долорес О\'Тулл. Боже мой. Знаешь ли ты, дорогая моя, что я не всегда был таким, как сейчас. Гроза титек и филейных частей. Да, я. Так-то. Когда-то был. Раньше. Сейчас не то.

–  Рано-рано поутру, когда солнышко встает, чиста дева, лугом я иду, песню распеваю, слезы проливаю , – надрывалась Долорес.

Пребывающего в беспамятстве Взлетающего Орла теперь отделяла от полозьев кресла-качалки всего какая-то пара футов.

– Остров, – тихим и ровным голосом продолжал рассуждать Виргилий Джонс, – самое ужасное место из всего сотворенного. Но поскольку мы как будто бы продолжаем жить и, как кажется, нас не затягивает в неведомые глубины его пути, то, стало быть, и любить мы способны.

Дальнейшие его излияния, ставшие за многие годы обязательными до оскомины, должны были коснуться нервных срывов и новых забот, имевших место после бегства от мира, большой протяженности времени жизни, безысходности, любви и дружбы, состояния его мозолей, орнитологической стороны мифа, а также всяческих свежих мыслей, навеянных мирным присутствием Долорес; сама она все так же пела бы и пела, до тех пор пока песни эти не выжали бы слезу из нее самой; через некоторое время после этого они пошли бы домой.

Но на сей раз сильная волна, этакий отголосок девятого вала, толкнула Взлетающего Орла еще чуть выше и правее, и он оказался почти прямо под покрытым чудесной резьбой гнутым полозом кресла, всего изукрашенного замечательной резьбой, изображающей перевитых в танце граций, и попал в поле зрения правого глаза мистера Джонса. Вмиг испуганно прекратив скрипучие мерные покачивания, кресло остановилось.

– Смерть, – в ужасе воскликнула Долорес О\'Тулл. – Смерть выплыла из моря…

Виргилий Джонс в ответ не сказал ничего, поскольку рот его в тот момент был полон соленой воды, хлынувшей туда из легких Взлетающего Орла. Тем не менее он, хоть и усердно вдыхал в незнакомца жизнь, также был встревожен.

– Нет, это не смерть, – наконец отозвался он нарочито спокойным голосом, желая уверить в своих словах не только Долорес, но и себя. – Этот человек еще жив.

Лицо мистера Джонса было бледно.

Примечательный факт прибытия Взлетающего Орла на остров Каф: обитатели острова, не слишком пораженные его появлением, тем не менее сочли это тревожным, более того, пугающим знаком. Через некоторое время, кое-что узнав и кое в чем разобравшись, Взлетающий Орел тоже начал смотреть на свое появление на острове как на событие из ряда вон выходящее.

То, что он узнал, вкратце сводилось к следующему:

Никто не попадает на остров Каф случайно.

Гора притягивает только родственных ей созданий.

Или, может быть, это делает сам Гримус.

Глава 2

День начался недурно. Можно было бы даже сказать, что день этот во многом напоминал несколько предшествующих (в понятиях погодных, температурных и состояния природы), что давало всплывающему из сна молодому человеку ощущение неразрывной протяженности времени. Кое в чем день отличался от вчерашнего (например, если говорить о направлении ветра, доносящихся с верхушек деревьев криках птиц, поджидающих появления объедков, и оживленной болтовне молодых женщин у одного из соседних вигвамов), так что и ощущение наличия разрывов в течении времени присутствовало в той же мере. Наслаждаясь гармоничной контрастностью этих двух переживаний, молодой человек позволил ощущению начала дня медленно выднести его к берегу бодрствования, где контрастная пара уходила, сменяясь третьим чувством: реальности настоящего момента.

Этим молодым человеком был я. Я был Джо-Сью, индейцем аксона, сиротой, получившим смешанное имя из-за того, что в момент рождения мой пол не был определен и четко установился только некоторое время спустя, девственником, младшим братом дикой человеческой самки по имени Птицепес, которая, по иронии судьбы, очень боялась потерять свою красоту, а красивой так никогда и не стала. Тот день был моим (его) днем двадцать первого рождения, и довольно скоро мне предстояло стать Взлетающим Орлом. Перестав при этом быть кое-кем другим.

(Я был Взлетающим Орлом).

Двадцать первому дню рождения индейцы аксона не придавали никакого особого значения. В племени праздновали только наступление половой зрелости, потерю девственности, первое доказательство храбрости на охоте, свадьбу и смерть. Смерть, конечно, была печальным праздником. В день празднования моей половой зрелости старейшины взяли шерсть козы и привязали ее мне под подбородком, после чего шаман помазал мой наконец обретший потенцию орган нутряным жиром зайца для пущей плодовитости, вознося какие следовало молитвы богу аксона.

Заповедей у бога аксона было всего две: бог любил, чтобы аксона молились ему как можно чаще, в поле, в отхожем месте, даже во время совокупления, если возбуждение еще позволяло сосредоточить мысли на молитве; во-вторых и в-последних, наш бог наказывал аксона жить отдельно, не смешиваясь с внешним лукавым миром за пределами плато. Мне самому так и не удалось уделить богу аксона должного внимания, особенно после достижения половой зрелости, потому что едва мой голос огрубел, все стали признавать его недостаточно благозвучным, в связи с чем я совершенно перестал молиться. Второй причиной была Птицепес и ее интерес к внешнему лукавому миру. Если бы не интерес моей сестры к миру за пределами плато, она, возможно, так никогда и не встретилась бы с бродячим торговцем по имени Сиспи, никогда не ушла бы из племени, а вслед за ней никогда не ушел бы из племени я, и все могло бы пойти по-другому. Хотя не исключено, что мы все равно встретились бы с Сиспи.

Теперь позвольте объяснить вам кое-что. Я родился и вырос на горном плато в стране, которая все еще (мне хочется верить в это) носит название Соединенные Штаты, или, что более общеупотребимо, зовется Америндия. На плато мы жили на полном самообеспечении: иными словами, там можно было найти всю необходимую для аксона еду и материал для изготовления предметов быта и охоты. Ни один аксона никогда не спускался с плато и не ступал ногой на равнину у подножия гор; после ряда кровавых стычек, в ходе которых внешний лукавый мир узнал о том, как мы непорочны и несгибаемы, он оставил нас в покое. Насколько мне известно, Птицепес первая (и первый) из аксона побывала в долине; она первая научилась языку жителей нижнего мира, нашла в их жизни вкус и научилась понимать их обычаи.

Для того чтобы понять, почему Птицепес так поступила, необходимо вновь повторить, что оба мы, Джо-Сью и Птицепес, были сиротами. Моя мать умерла в родах за мгновение до того, как появился на свет я, откуда и пошло мое настоящее, изначальное имя – Рожденный-от-Мертвой. Джо-Сью меня поначалу дразнили просто ради злой забавы, а потом прозвище приклеилось. Что значит быть двадцатилетним парнем с именем типичного гермафродита, заставляющим всех доступных женщин с отвращением шарахаться от тебя из страха нарушить табу, предоставляю вам догадываться самим.

Отец умер вскоре после матери, оставив меня на полном попечении сестры Птицепес, которой тогда было тринадцать. Имя Птицепес не было дано сестре при рождении. Настоящего имени моей сестры никто среди аксона не знал или не мог мне назвать. В возрасте шестнадцати лет сестра сама выбрала себе достойное имя, по праву доказавшего свою храбрость.

Подобное редко случалось среди аксона, но нужно сказать, что после смерти родителей мы с Птицепес не пользовались среди сородичей горячей любовью. Дело было вот в чем: отношение к сиротам у аксона точно такое же, как в своре породистых охотничьих псов к приблудившимся дворняжкам. После того как наш отец отошел в мир иной, мы сделались все равно что париями, а некоторые особенности мои и сестры, которые будут упомянуты ниже, только отягощали наше и без того нелегкое положение.

Птицепес всегда была вольной натурой. Я говорю это с некоторой завистью, поскольку сам таким качеством ни раньше, ни сейчас не отличался. Ни табу, ни гласные или негласные законы племени никогда не были для нее указом. Еще совсем маленькой девочкой она проявляла большую тягу к луку и стрелам, с отвращением отвергая занятия домашним хозяйством и возню с ребятишками, что, конечно же, не могли одобрять старейшины. Для меня же такое увлечение родной сестры стало истинным подарком судьбы. Птицепес кормила нас обоих. На охоте в лесу она давала сто очков вперед многим мужчинам-аксона. Птицепес была прирожденной добытчицей. Добытчицей с широкими бедрами и высокой грудью. То есть со всеми теми первичными признаками, на основании которых причислять себя к добытчикам у аксона считалось никак невозможно.

Я становился старше, и неодобрительное отношение племени к нашей семье становилось все более прозрачным. Стоило мне появиться у колодца, как все разговоры мигом смолкали. Когда Птицепес шла между вигвамами, мужчины поворачивались к ней спиной. Задрав носы, аксона подвергали нас самому безжалостному остракизму. Изгнать нас из племени они не могли – мы не совершили никакого преступления. Но свою нелюбовь к нам сородичи выражали от души.



– Ну что ж, – сказала моя сестра Птицепес в день моего шестнадцатилетия (а каким юным и беспомощным шестнадцатилетним мальчиком я был!), – если они не желают иметь с нами дело, то мы спокойно обойдемся без них.

– Да, – отозвался я, – обойдемся без них.

Я сказал это печально, потому что хоть и находился полностью под влиянием сестры, но юношеское желание быть принятым среди своих было во мне еще очень сильно.

– Мы уйдем из племени и найдем себе друзей где-нибудь еще.

Птицепес проговорила это легко, небрежно, но определенно с вызовом. По всему было видно, что она обдумывала такую возможность уже давно, может быть, несколько лет подряд. Эти несколько коротких слов должны были изменить нашу тогдашнюю горькую жизнь, открыть нам новое будущее, возможно, дать другую судьбу. Само собой, Джо-Сью не стал спорить со своей взрослой, опытной, умной и мужеподобной сестрой.

Чего Птицепес мне тогда не сказала и в чем никогда не винила впоследствии, так это того, что причиной нашего разрыва с племенем, основной и главной, было не наше сиротство, не ее мужеподобие и самовольное избрание себе мужского ремесла и не ее манера держать себя свободно среди мужчин, в общем, совсем не она сама. Это был я, Джо-Сью.

Причин, имеющих отношение ко мне, было три: мой неопределенный пол; затем: обстоятельства моего рождения; и наконец: цвет моей кожи. Рассмотрим все по порядку. Родиться среди аксона гермафродитом было все равно что во всеуслышание объявить себя черным магом. Чудовищем. Дальнейшее мое развитие из среднеполого существа в «нормального» мужчину поразило всех и было отнесено на счет колдовства. Излишне говорить, что мало кому это понравилось. Второе, а именно мое появление на свет из мертвого чрева, уже содержало в себе отпечаток дурного знамения; коли я принес смерть уже самим фактом своего рождения, то смерть после этого должна была следовать за мной всюду, куда бы я ни пошел, устроившись наподобие ловчего сокола у меня на плече. И наконец третье – цвет моей кожи. Аксона были темнокожей и низкорослой расой. Уже к пяти годам всем стало ясно, что из меня выйдет: широкоплечий светлокожий великан. В дальнейшем эта генетическая разница – белый цвет кожи – только углублялась, и сородичи начали бояться и сторониться меня.

Нас боялись, но и уважали. На меня смотрели как на урода, но насмехались исподтишка.

Не нужно говорить, что я и моя сестра Птицепес были очень близки. Птицепес сильно переживала из-за моих ненормальностей, но никогда ни единым словом не выдала своей боли. Такова была ее любовь.

Таким вот образом, сам того не осознавая, я готовился к грядущему путешествию на остров Каф и пребыванию на нем. Я был изгоем среди племени, существующего в строгой изоляции от внешнего мира, и цеплялся за любовь к сестре, как утопающий вцепляется мертвой хваткой в кусок деревянной обшивки своего разбитого корабля.

В один прекрасный день, начав разговор о недозволенном, Птицепес открыла мне страшный секрет.

– Когда-то давно, когда мне было еще меньше лет, чем тебе сейчас, я спускалась с плато Вниз, – сказала мне она.

Я был потрясен. До сих пор одна только мысль о нарушении законов аксона заставляет меня холодеть.

– Позже, когда мне было примерно столько же, сколько тебе сейчас, я пробралась в город, – продолжила рассказ сестра, – и подслушивала под окнами в том месте, где городские жители собираются, чтобы вкушать пищу. Там внутри была поющая машина. Машина пела песню о существе, наполовину птице, наполовину собаке, умном, очень дружелюбном. В голосе машины был слышен страх, она боялась этого зверя. И я подумала: какое хорошее, смелое имя у этого зверя. Назовусь и я так же.

Все еще не оправившись от потрясения, я решился спросить сестру:

– А как же Демоны? – Мой голос сорвался. – Как ты сумела уберечься от Демонов?

Птицепес покачала головой.

– Это оказалось несложно, – отозвалась она спокойно. – Крутящиеся Демоны – это просто быстрый воздух, и ничего более.

С того первого дня, как открыла дальше мне сестра, она бывала в городе много раз. Она поведала мне невероятные вещи о движущихся картинках и стремительных машинах; о машинах, дающих пищу и питье, о бесчисленных толпах людей… Птицепес звала меня с собой, но тогда мне так и не хватило смелости совершить вместе с нею путешествие в город. Кстати, именно там, в городе, сестра узнала о знаменательном смысле двадцать первого дня рождения.

– В этот день ты становишься настоящим, самостоятельным мужчиной, – объяснила она мне. – Ты должен быть отважным и решительным. После наступления этого дня ты отправишься в город. И что самое важное, ты отправишься в город один.

В день моего двадцать первого рождения сестра Птицепес встретила мистера Сиспи и получила от него в подарок вечную жизнь.

Как я уже говорил, этот важный день начался для молодого человека по имени Джо-Сью совсем недурно. Но едва он окончательно проснулся, оказалось, что начало дня было обманчивым.

Глава 3

Этот день был днем рождения Джо-Сью: я поднялся и вышел из нашего вигвама наружу. Небо было ослепительно голубым. Куда ни повернись, повсюду на сочно-зеленой траве возвышались бело-красные вигвамы моих сородичей, а где-то вдали, за краем утеса, расстилалась темно-красная пустынная бесконечность внешнего мира, в которую наше плато вдавалось напряженно отставленным, непокорным зеленым пальцем.

Неподалеку от нашего вигвама у подножия скалы на камне сидела Птицепес, зрелая женщина тридцати пяти лет, трех месяцев и четырех дней от роду, одетая в обычную юбку из мешковины и замшевую куртку с бахромой. Темные волосы частично закрывали ее оливковое лицо. В руках она держала два небольших сосуда вроде пузатых бутылок. Внутри той бутылки, которую Птицепес держала в правой руке, была ярко-желтая жидкость. В той бутылке, которую она держала в левой руке, плескалась жидкость ярко-голубого цвета. Солнечный свет проходил сквозь жидкость в обоих сосудах и играл разноцветными бликами на всех предметах. На всех, кроме моей кожи. Неожиданно я почувствовал, что солнце заслонило облако.

Миг яркого света минул, но свет радостного возбуждения в лице моей сестры не угас. Она показала мне свое богатство.

– Сегодня я опять была Внизу, – сообщила она. – Только что вернулась. Крутящиеся Демоны сегодня спокойны. Они не носятся больше по долине так бешено. Сегодня все тихо. Везде мир и лад.

Голос Птицепес звучал рассеянно, она не сводила глаз с сосуда с пронзительно-желтой жидкостью.

– Где-то еа полдороге между горами и городом я повстречала человека, – продолжила она задумчиво, словно разговаривая вовсе не со мной. – Он дал мне вот это.

– Что это такое? Кем был тот человек? Зачем он дал тебе это?

– Он бродячий торговец. Назвался мистером Сиспи. Очень симпатичный человек. Смешное имя, Сиспи. Он дал мне это, потому что я сама попросила.

– Но что это?

– Выпив из этих бутылок, ты сможешь оставаться молодым, – ответила мне Птицепес, и ее руки сжались на горлышках бутылок еще крепче. – По крайней мере действие желтого снадобья именно таково.

И она снова показала мне бутылку с желтой жидкостью.

– И сколько можно будет после этого оставаться молодым? – спросил я робко. Тень снова нашла на солнце.

– Вечно, – ликуя воскликнула моя сестра и разрыдалась от страха и радости.

Обняв Птицепес, мокрый от ее слез, я задал новый вопрос:

– А что будет, если выпить голубого снадобья?

Птицепес ответила не сразу.

Даже теперь, когда я стал не в пример старше, я не могу сказать определенно, что означает слово колдовство . Я просто не уверен в его значении. Для молодого человека Джо-Сью, почти мальчика, кем я был тогда, рожденного и выросшего в индейском племени, где колдовство в повседневной жизни упоминалось постоянно, смысл этого слова сводился к обладанию некой силой, или властью, или знанием, которых у него самого не было. В действительности верное значение этого слова, может быть, как раз таково; в свете чего тогдашним Птицепес и Джо-Сью, наивным душам, мистер Сиспи вне всякого сомнения казался колдуном. Вот как моя сестра описывала свою встречу с таинственным бродячим торговцем:

– Я сидела за выступом скалы и следила за Кружащимися Демонами и вдруг позади меня раздался голос он шептал СИСПИ СИСПИ я обернулась быстрей всякого демона и увидела, что он уже стоит ТАМ и что он знает мое имя. Птицепес, прошептал он, и шепот его был подобен грому хотя и говорил он мягко и нежно и шептал словно весенний ветерок но весь мир был его шепотом столько в нем было колдовства. Птицепес это ты красавица, спросил он, и если он так спросил то стало быть так оно и есть и потому я ответила, да да это я красавица раз уж ты говоришь так и он тогда сказал да ты красавица но Птицепес должна умереть и сказано это им было так страшно и грустно что я не удержалась и заплакала. Но мир полон тайн и сюрпризов, сказал тогда он. Вот я сказал Сиспи у тебя за спиной и ты удивилась. С тайной в своем мешке я хожу по свету, сказал он дальше, и ищу таких как ты а такие как ты ищут еще похожих и передают им мою тайну. Эта тайна красоты: с ее помощью ты сможешь сохранить свою красу навсегда ты не умрешь ты получишь дар времен и сможешь увидеть и разыскать все что хочешь посмотреть и найти узнать все что хочешь узнать совершить все что хочешь совершить стать всем чем хочешь стать. Но и страшное есть в тайне: всякий кто владеет ею в конце концов сдается падает на землю под ее тяжестью подобной весу той самой последний соломинки которая переломила спину верблюду и заставила его пройти сквозь игольное ушко. Потом он дал мне это питье желтое для солнца и света и голубое для покоя и вечности когда я вдруг захочу их. Жизнь содержится в желтой бутылке а смерть голубая как небо ледяная и голубая как сталь, так он сказал. Его одежда была очень старой и поношенной, он был бедным торговцем с тяжелым залатанным мешком за спиной на мешке была начертаны письмена и он повернулся чтобы уйти. Тогда я сказала ему что у меня есть еще брат по имени Джо-Сью или Рожденный-от-Мертвой и что сегодня он становится мужчиной такой сегодня у него день так что может быть у тебя есть тайна и для него? Есть, ответил мистер Сиспи, есть тайна и для молодого Рожденного-от-Мертвой та же что для тебя, Птицепес. И прежде чем уйти совсем он сказал еще: для тех кто не пожелал выпить из голубой бутылки существует только одно место на всем свете и я знаю его; я отправлюсь туда сейчас и если ты не станешь пить из голубой бутылки то сможешь пойти туда вместе со мной. И еще он добавил: скажи своему брату Рожденному-от-Мертвой что все орлы когда-нибудь обязательно поднимаются в поднебесье и там парят свободно и что все мореходы когда-то приходят к своему берегу СИСПИ СИСПИ прошептал он ветру потом содрогнулся потом исчез.

Птицепес была не многословна, и потому молодому Джо-Сью было странно услышать из ее уст такой длинный рассказ, даже не принимая во внимание его содержание. Я удивился бы, даже если бы моя сестра так долго говорила просто о погоде. Кроме того, суть рассказа – потрясала. Птицепес засунула руку в карман своей просторной юбки и выудила оттуда вторую пару пузатых бутылочек, точно таких же, как те, что она мгновением раньше гордо показывала мне. Желтую с вечной жизнью и голубую с вечной смертью. Джо-Сью схватил подарок и убежал с ним в вигвам, где откинул циновку, на которой спал, выкопал в земле ямку и зарыл туда бутылки. Когда он снова вышел наружу, все уже было кончено – одна из бутылочек, принадлежащих его сестре, из-под желтой жидкости, была пуста, а другая, голубая, разбита о скалу вдребезги.

– Смерть, – проговорила Птицепес. – Смерть пусть умрет.

Из своих бутылочек Джо-Сью не сделал ни глотка, ни в тот день, ни долгое время потом. Вскоре после этого между ним и его сестрой начался разлад.

После долгого молчания, во время которого тишина кругами расходилась от них по вселенной, Птицепес наконец заговорила, придав голосу тон решительный и суровый:

– Пора в путь, Джо-Сью. Я покажу тебе дорогу в город.

Я спустился с плато аксона на равнину, где носились Крутящиеся Демоны, которых я был приучен бояться; но невысокие смерчи среди ровной, как озеро в штиль, пустыни, иногда попадавшиеся мне на пути, как и говорила сестра Птицепес, состояли из обычного ветра, поэтому, без труда уклоняясь от них, я добрался до города без приключений. В городе я увидел автомобили, и прачечные и музыкальные автоматы, и одетых в пропыленную одежду людей с отчаянием в глазах; я узнал о том, что скрывается за дверями и заборами и таится в сумрачных коридорах, сам оставшись при этом незамеченным. В конце концов я насмотрелся предостаточно; то, что я видел, накрепко засело у меня в памяти, и хотя я еще не понимал этого, но я уже был болен той же болезнью, что и сестра Птицепес.

А самое главное, тогда я увидел вот что: в городе жили белокожие люди.

На обратном пути из города к моему плато со мной произошел любопытный случай. Внезапно я заметил прямо перед собой сидящего на камне орла – огромную птицу, высотой примерно мне по плечо. Орел смотрел на меня не отрываясь. Верите или нет, но взгляд птицы заставил меня остановиться. Орел был самым обыкновенным, но на редкость большим, настоящий великан среди орлов. Я медленно и очень осторожно двинулся в сторону птицы, подходя к ней все ближе и ближе. Орел не улетал, даже не шевелился и ничем не выказывал страха, будто ожидал моего прихода. Приблизившись к орлу вплотную, я поднял руки и осторожно положил ладони птице на крылья. Поистине день моего совершеннолетия был удивительным – необычно начавшись, он так же необычно заканчивался. Несколько мгновений я практически держал орла в руках и гладил по перьям, потом птица, внезапно обеспокоившись, начала вырываться. Само собой, я моментально раскрыл объятия и отскочил на приличное расстояние, убоявшись грозного могучего клюва, который несколько раз громко щелкнул у моей груди. Шумно хлопая крыльями, орел поднялся в воздух и скрылся в небе. Я долго стоял и смотрел птице вслед; можно сказать, частица меня улетела вместе с орлом.

– Взлетающий Орел, – раздался у меня за спиной голос Птицепес. – Вот подходящее имя для тебя, чтобы идти с ним по жизни, – добавила она.

– Да, – согласно отозвался я.

– Значит, тебе пришло время стать мужчиной, – сказала она.

Сестра Птицепес легла на спину прямо на камни под скалой, откуда она следила за моей встречей с орлом, и высоко задрала юбку из мешковины.

Таким вот образом в один день я получил возможность жить вечно, нарушил закон аксона, получил благодаря знамению имя храброго и потерял девственность с собственной сестрой. По мне, так всего этого вполне достаточно для того, чтобы почувствовать: достигнуть совершеннолетия – что-нибудь да значит.

Глава 4

Шаман вошел в вигвам Взлетающего Орла с посохом ю-ю в руках, который он задумчиво поглаживал с видом мрачного школьного надзирателя-садиста, и своим присутствием мгновенно создал в жилище свою излюбленную атмосферу безысходной печали. Шаман любил повторять, что боль другим он причиняет только в самых крайних случаях, когда в отправлении обрядов без этого просто не обойтись. Мол, делать нечего, он должен выполнять свою работу. Шаман, очень похожий на тучного старого матерого моржа, плотоядно навис над напряженно сжавшейся и молчаливо ожидающей своей участи устрицей – Взлетающим Орлом.

– Прошу простить за вторжение, – скорбным голосом проговорил шаман вместо приветствия. – Но мне кажется, нам есть о чем поговорить. Одно деликатное дело…

(Взлетающий Орел почему-то сразу обратил внимание на рот шамана – по углам этого рта залегала и подсыхала беловатая пена).

– Гм, – продолжил шаман. – Не знаешь ли ты случайно, куда ушла… она?

Как и подавляющее большинство аксона, шаман не желал называть Птицепес ее заслуженным именем храброго; и так же, как подавляющее большинство, он напрочь забыл, как Птицепес звалась раньше.

– Нет, – ответил Взлетающий Орел. – Я давно ее не видел. У аксона ее нет.

– Совершенно верно. Надеюсь, ты понимаешь, что исчезновение твоей сестры ставит нас всех в довольно затруднительное положение? Vis-?-vis с законом, так сказать.

Все было очень просто. Исчезновение Птицепес означало, что Взлетающий Орел, следующий за ней по старшинству и единственный член ее семьи, должен держать ответ перед племенем. Поскольку собственно нарушительницу закона нельзя было наказать ввиду ее отсутствия, ответственность за ее преступление ложилась на Взлетающего Орла. Наказание было известным: изгнание из племени.

То, что Птицепес сказала ему перед уходом, сводилось к следующему: сегодня я снова встретилась с Сиспи. Я ухожу вместе с ним, навсегда. Сказано это было рано утром, сразу после восхода солнца. И только после того как Птицепес ушла, Взлетающий Орел внезапно сообразил, что лет ему сейчас ровно столько же, сколько было сестре в день, когда она впервые повстречала бродячего торговца. Тридцать четыре года, три месяца и четыре дня. Словно его будущее вдруг соприкоснулось с ее прошлым.



Уход сестры стал полной неожиданностью для Взлетающего Орла, совершенно не посвященного в ее планы, поскольку с тех пор, как он отказался выпить желтый эликсир, пропасть между ними неуклонно росла. Им было нелегко друг с другом. Взлетающему Орлу было невыносимо смотреть на прекратившее меняться лицо сестры: каждая клетка кожи день за днем в точности воспроизводилась, каждый выпавший волос на голове неизменно заменялся точной равноценной копией. Что касается Птицепес, то для нее видеть, как младший брат медленно, но неуклонно становится старше – становится ее ровесником – было равносильно постоянному укору из-за когда-то принятого ею судьбоносного решения. Знакомство с желтым эликсиром стало главнейшим событием ее жизни, но тут Взлетающий Орел отказался следовать за ней.

Их любовные утехи быстро прекратились; отвергая друг друга, и он и она очень тосковали. Теперь, подумал Взлетающий Орел, у нее появился Сиспи. Птицепес стала женщиной бродячего торговца; дикая краса приручена – невеселый финал.

Шаман сердито откашлялся. Взлетающий Орел заставил себя прислушаться и вникнуть в смысл витиеватых словоизлияний старца.

– Здоровье, – продолжал вещать морж значительно, – очень хитрая штука. Ужасно хитрая. И непростая. Весь фокус вот в чем: для полной уверенности всегда нужно оказываться на шаг впереди. Это еще сложнее, чем недоношенный зародыш, если, конечно, ты понимаешь, что я имею в виду. Нужно успеть поймать червя за хвост, прежде чем он повернет и уйдет в глубину, хм-хм.

Аксона были просто одержимы идеями чистоты и здоровья. По этому поводу у них в запасе имелось больше метафор и крылатых выражений, чем у самого законченного ипохондрика.

– При данном положении вещей (лицо шамана превратилось в трагическую маску) остов преступления свидетельствует против тебя, старина.

– Состав, – подал голос Взлетающий Орел.

– Вот именно. Против тебя по всем статьям. Температура поднимается. Можно сказать, что плато лихорадит, если ты улавливаешь мою мысль. Кое-кто даже советуют прибегнуть к небольшому кровопусканию (губы шамана слегка изогнулись, что, очевидно, должно было обозначать неприязнь по отношению к подобной возможности развития событий). Конечно, я был против подобных крайностей. Но их тоже можно понять, имей в виду. Просто я был не согласен. Должно быть, помешало излишне либеральное воспитание.

– Что вы предлагаете? – поинтересовался Взлетающий Орел.

– А? Что я предлагаю? Ага. Стало быть, ты хочешь это знать? Хорошо. Цитирую одну из заповедей аксона, и поправь меня, если я ошибаюсь: «Все, что неаксона, Нечисто». Мы не можем позволить заразе свободно разгуливать по округе, и уверен, что ты понимаешь нас правильно. Зараза расходится быстрее лесного пожара. Дело не в тебе, дружище, а в самой болезни. Сам ты нас вполне устраиваешь, поверь. Твой грех – не твоя вина. Такой уж ты уродился. Но была она, и она сделала тебя таким, как теперь, вот что тревожит. После нее зараза угнездилась в тебе очень прочно.

– Так что вы предлагаете?

– Что я предлагаю? Вот что – сейчас скажу. Слушай внимательно. Сегодня вечером, после наступления темноты – следишь за моей мыслью? – ты вполне можешь выйти из вигвама и уйти куда глаза глядят – никто не станет мешать тебе. Ясно? Так будет лучше для всех. Подумай о том, что я сказал. Мне очень жаль, что так вышло.

Оставшись в вигваме один, Взлетающий Орел откинул циновку и принялся копать ножом утоптанную землю пола. Через несколько мгновений он уже держал их в руках: голубую и желтую бутылочки.

– Если уж мне суждено жить дальше на равнинах, – сказал себе он, – то по крайней мере я буду иметь одно преимущество.

Откупорив бутылку с эликсиром жизни, он осушил ее до дна. Вкус у желтой жидкости был горько-сладким. Голубую бутылочку Взлетающий Орел спрятал в карман.

Выше я уже упоминал, что жизнь с аксона во многом подготовила меня к укладу острова Каф. В частности, можно было бы назвать следующее: Взлетающий Орел понял, что в болезненной одержимости есть сила.

Город назывался Феникс, потому что когда-то давно он поднялся из пепла другого города, гораздо большего и тоже называвшегося Феникс, но уничтоженного великим пожаром. Никто не знал, почему старому городу дали такое имя. Новый Феникс был значительно меньше предыдущего.

Проезжая по улицам любого города, не только Феникса, Ливия Крамм на заднем сиденье своего авто обычно прикрывала глаза, напуская на себя вид томный и скучающий. Миссис Крамм была хищницей в обличье человека; с совершенно нездоровой алчностью она насыщалась любовным пылом мужчин. Выжав из несчастного мистера Крамма, низкорослого эксцентричного миллиардера, некогда взиравшего на мир сквозь стекла пенсне, все жизненные соки до последней капли, после чего он, шепча слова благодарности, испустил в ее сокрушительных объятиях дух, миссис Крамм получила в полное свое распоряжение все завещанные ей миллиарды.

Кроме того, мистер Крамм оставил молодой супруге свои автомобили, лошадей, поместья в Америндии и на Кавказе и одну из лучших яхт. А если в мире и существовало нечто, способное соблазнить миссис Крамм сойти на время с пути соблазна, это было море. То была их общая с мистером Краммом любовь: общая и единственная.

– У мистера Крамма, – частенько говаривала миссис Крамм в те дни, когда ее речь еще не стала столь рафинированной и изысканной, как ныне, – есть излюбленная морская шутка. – Опечаленный или расстроенный чем-то, он, чтобы успокоиться, говорит: «стараюсь вспоминать про нежности… то есть промежности». Мистер Крамм был горазд на такие каламбуры. Он, полиглот, называл меня своей «юнгфрау». А когда я однажды спросила, почему он так меня зовет, то Оскар моментально ответил, мол, детка моя, называть тебя «фройляйн» уж никак нельзя! О Господи, вот такие каламбуры. Я люблю остроумных мужчин, с ними никогда не скучно.

В тот день, когда миссис Крамм повстречала Взлетающего Орла, она была уже гораздо более изысканна и менее разборчива. Она любила мужчин молодых, но не слишком; высоких, но не чересчур; светлокожих, но смуглых, а не бледных. Другими словами, она брала все, что подворачивалось. Выезжая на автомобильные прогулки по улицам городов вроде Феникса, она всегда держала глаза полуприкрытыми, поскольку в таких местах всегда и повсюду полно моложавых, высоких, смугловатых и обнадеживающе неустроенных претендентов.

При виде бредущего по тротуару Взлетающего Орла сердце миссис Крамм учащенно забилось. Она почувствовала приближение привычного восторга охотничьего азарта. Милашка, мелькнула у нее в голове хищная мысль.

– Эй, ты, большеглазый, – позвала она. – Иди-ка сюда.

Окрик заставил Взлетающего Орла прервать бесцельную прогулку и поднять глаза. Пустая жестянка, которую он лениво гнал перед собой, наконец затихла и улеглась отдохнуть.

– Работа нужна?

– Работа? А что нужно делать?

Взлетающий Орел не без труда унял в груди поднимающееся возбуждение и сделал равнодушное лицо.

– Зарабатывать деньги, что же еще, – гаркнула в ответ миссис Крамм. – Будешь выполнять всякие необычные поручения. Понятно?

Взлетающий Орел обдумывал услышанное от силы мгновение. Потом смело приблизился к длинной машине миллиардерши.

– Мадам, – проговорил он, – там, откуда я родом, есть одна поговорка. Живой пес лучше мертвого льва, но смерть все-таки предпочтительней бедности.

– Чувствую, мы с тобой замечательно поладим, – довольно проговорила миссис Крамм. – Мне нравятся мужчины с головой на плечах.

Покуда машина мчала их от места встречи, Взлетающий Орел мысленно сказал себе, что его судьбу вновь взяла в свои руки женщина старше его. Но я не имею ничего против такого положения вещей – сразу же пришла следующая мысль. Я могу приспособиться к любым условиям жизни, я не орел, а в большей степени хамелеон, всегда готовый быстро приноровиться, подладиться, а не предпринимать активные действия. Что касается миссис Крамм, та сразу взяла быка за рога.

Глава 5

Николаса Деггла Взлетающий Орел сразу же невзлюбил. Во-первых, он не мог взять в толк, в каком качестве этот человек состоит при миссис Ливии Крамм. В двух словах функция Деггла была самой простой: он изредка проводил в доме миссис Крамм сеансы магии и очень часто уносил из этого дома в карманах своих одежд крупные суммы или редкостные драгоценности, однако чувствовалось, что за всем этим кроется нечто гораздо большее.

– Это подарки, дорогой, – объясняла миссис Крамм. – Николас мой хороший друг, и, что еще важнее, он гений. Настоящий злой гений. Могу я преподнести своему другу подарок?

Взлетающий Орел не видел в Николасе Деггле ничего гениального, за исключением, может быть, гениальной способности с изящной непринужденностью принимать от своей благодетельницы ценные подарки. Ничто в его облике, стройной, гибкой и в меру упитанной фигуре, дорогом платье, унизанных кольцами пальцах и тонком парфюме не говорило о том, что он нуждается в подарках.

Существуя не под дамокловым мечом неумолимо разматывающейся ленты ограниченного жизненного срока, Взлетающий Орел не способен был понять причины столь сильной привязанности Ливии к Дегглу, если не сказать зависимости. С приближением старости миссис Крамм вдруг почувствовала в себе нарастающую тягу ко всему сверхъестественному. Она с удовольствием предавалась манипуляциям с картами таро, разбору и практическому применению заклинаний из старинных рукописей, каббалистике, хиромантии, в общем, всему, что свидетельствовало о том, что в действительности мир содержит в себе гораздо больше, чем кажется на первый взгляд, и физический конец, по сути дела, вовсе не конец. Поскольку Деггл не только активно разделял интересы миссис Ливии, но был в этих областях гораздо более сведущ, та находила его общество совершенно необходимым.

У Деггла был предмет, который он называл магическим жезлом и с которым не расставался никогда. Вещица эта была с виду очень занятной: гладкая, цилиндрическая, около шести футов длиной, слегка изогнутая. И что самое поразительное, жезл Деггла был искусно выточен из цельного камня. Ничего подобного Взлетающий Орел в жизни не видел.

– Где вы взяли этот свой жезл? – спросил он однажды Деггла, который, лукаво глянув на него, ответил так:

– Это часть стебля Каменной Розы; я отломил его собственными руками.

Взлетающий Орел почувствовал, что над ним смеются; но, задав такой вопрос, он сам напросился на издевку.

Жезлом Деггл пользовался во время нечастых демонстраций своего магического искусства, когда он, спокойный, мрачный и длинноносый, в особом черном плаще, без труда извлекал из воздуха различные предметы. Зрелище не могло не потрясать и производило впечатление даже на Взлетающего Орла, что настроило его против Деггла еще сильнее. Маг никогда не раскрывал своих секретов, но за эти трюки Ливия любила его безумно.

В один прекрасный день, после очередного сеанса, миссис Крамм тоже пожелала продемонстрировать свое умение. Повелительным жестом она приказала Орлу приблизиться.

– Пойди присядь со мной, дорогой, и позволь Ливии прочитать линии на твоей ладони.

Почувствовав тревогу, Взлетающий Орел повиновался. Ливия долго рассматривала обе его ладони, мяла и поворачивала их так и эдак, водила пальцем и что-то шептала; все это происходило в атмосфере величайшей серьезности и значительности.

– Ну что ж, дорогой мой Орел, – наконец проговорила она. – Могу сказать одно – у тебя ужасная рука.

Сердце у Взлетающего Орла екнуло.

– Ты точно хочешь узнать, что я там увидела? – замогильным голосом осведомилась у него миссис Крамм.

Послушать ее, так может показаться, что у меня есть выбор, подумал Взлетающий Орел. Заглянув в ее горящие желанием поделиться сокровенным глаза, где черным антрацитом поблескивало роковое знание, он кивнул.

Ливия Крамм приопустила веки и заговорила хорошо поставленным голосом:

– Ты будешь жить долго и перенесешь всего одну серьезную болезнь. Твоего физического здоровья эта болезнь не коснется – ты необыкновенно крепок и чист, мой Орел. Эта болезнь будет болезнью разума, но и от нее ты со временем излечишься, хотя отпечаток недуга пронесешь через всю свою жизнь. Ты не будешь состоять в браке, и у тебя не будет детей. Труд будет также незнаком тебе, никакой профессии ты не приобретешь. Признаков великих талантов в тебе тоже не заметно. Удача не будет тебе сопутствовать. Твой удел быть ведомым другими; в конце концов ты примешь его и смиришься. Но самое главное в другом – ты опасен для окружающих. Ты приносишь боль, горе и страдания всем, с кем встречаешься. Ты делаешь это не преднамеренно; по натуре ты добрый человек. Но злые ветры следуют за тобой всюду, куда бы ты ни направился. Там, где ступаешь ты, ступает Смерть.

Чтобы унять дрожь в руках, Взлетающему Орлу пришлось сделать над собой усилие. Сама того не зная, Ливия Крамм в точности повторила проклятие его рождения и первого настоящего имени.

Женщина подняла голову и успокоительно улыбнулась ему.

– Но при всем том ты очень привлекательный мужчина, – закончила она обычным голосом.

Следом за Ливией улыбнулся и Деггл.

День ото дня зависимость миссис Крамм от Деггла росла. Что бы ни предложил Взлетающий Орел, направить ли яхту к тем-то и тем-то берегам, например, перезимовать ли там или пообедать здесь, головка миссис Крамм неизменно совершала вопросительный полуповорот в сторону Деггла, и только после этого она либо соглашалась, либо отвергала предложение. Все это немало раздражало Орла. Раз приняв то или иное решение, миссис Крамм отказывалась его обсуждать.

Более всего Взлетающему Орлу досаждали две фразы, можно сказать, истерзавшие его слух. Одна фраза принадлежала Ливии Крамм. Когда бы с мрачных уст Деггла ни слетело очередное темное соцветие глубокомысленных слов, Ливия неизменно хлопала в ладоши на манер молоденькой девушки пубертатного возраста, внезапно заметившей под розовым кустом спаривающихся зверушек, и восклицала (продуманно допуская в своей речи тщательно культивируемые огрехи произношения) – « Да неужто это сам Деггл соблаговолил заговорить с нами ». Шутка эта нравилась ей чрезвычайно. Услышав очередной хлопок в ладоши, Взлетающий Орел всякий раз поджимал губы и уходил в себя.

Автором второй фразы был сам Деггл. Предаваясь днем, утром или ночью своему таинственному времяпрепровождению и возвращаясь затем на виллу миссис Крамм, на южный берег Мориспании, Деггл неизменно без улыбки вздымал к небесам руки и восклицал:

– Эфиопия! Эфиопия!

Шутка эта была лаконичной, чудовищной, корнями восходила к архаическому имени этой уединенной, отгородившейся от всего мира, малопосещаемой местности (Абиссиния… я видел тебя) и портила настроение Взлетающему Орлу, стоило ему раз услышать ее, на целый день. Эфиопия. Эфиопия. Эфиопия.

Присутствие Деггла иногда заставляло Взлетающего Орла задуматься о том, способен ли он до конца пройти свой жизненный путь?

Став личным жиголо Ливии Крамм, Взлетающий Орел прожил при ней неотлучно двадцать пять лет. Резоны были самыми простыми: в его распоряжении имелось большее количество времени, чем у любого существа во вселенной, но не было денег. Ливия была богата, но срок ее жизни был крайне ограничен. Таким образом, предоставляя в распоряжение миссис Ливии небольшое количество своего времени, Взлетающий Орел приобретал изрядную толику ее наличных. Решение, принятое им, было чрезвычайно циничным, рожденным отчаянием, не обещавшей ему абсолютно ничего безрадостной ревущей вечностью, на заре которой ему выпал миг, когда в городе Феникс миссис Крамм заметила его. Вполне возможно, что он мог бы чувствовать за собой вину, если бы не одна важная деталь: Ливию Крамм он нисколько не любил.

Ливии Крамм было сорок четыре года, когда она повстречала Взлетающего Орла, и тогда в ней еще можно было найти остатки былой красоты, которым не позволяли исчезнуть огромная сексуальная притягательность и природный магнетизм. К дню развязки, к семидесяти годам, сексуальная притягательность миссис Крамм начисто выдохлась. Она превратилась в несносность, безумную привязанность клаустрофоба. Ливия яростно цеплялась за Орла, с таким видом, словно желала умертвить его на себе, как это вышло когда-то давно с несчастным мистером Оскаром Краммом. На людях ее костистая лапа никогда не отпускала его локтя; оставшись с ним наедине, она лежала не поднимая головы с его коленей и обхватив свои ноги руками так крепко, что костяшки пальцев становились белыми; ночью на ложе она обнимала его с силой просто поразительной – нередко он даже пускал ветры. Если Ливия вдруг замечала, что Взлетающий Орел разговаривает с другой женщиной, то немедленно нависала над ними и принималась отпускать своим хриплым каркающим голосом такие вульгарные и оскорбительные замечания, что несчастная дама спешила спастись бегством. После этого миссис Ливия тоном девочки-дошкольницы (что, принимая во внимание ее возраст и внешность, вызывало тошноту) приносила Взлетающему Орлу свои извинения, произнося примерно следующее:

– Ах, прости меня, дорогой, я, наверно, испортила тебе веселье?

Деваться от миссис Крамм было просто некуда.

Деггл появился на сцене сравнительно недавно – всего каких-нибудь восемнадцать месяцев назад. Появление мага сделало жизнь Орла еще более невыносимой, поскольку с этих пор он перестал быть тем единственным, кто помогал Ливии определять завтрашние вехи на ее тривиальном пути неуклонного умирания. Он превратился в простой символ ее людской власти, став мужской инкарнацией ее прежней физической красоты – размышления никак не входили в круг его обязанностей. Он был ее прибежищем от разрушительного потока старения.

– Мой Орел не знает, что такое старость, – гордо заявляла иногда она. – Взгляните на него: в сорок четыре года (в день первой встречи Взлетающий Орел благоразумно сбавил себе десяток лет) он выглядит только на тридцать. Наглядный пример пользы обильного секса.

Вежливые собеседники миссис Крамм обычно отвечали:

– Этот мужчина не единственный пример, Ливия. Взять хотя бы вас – вы просто потрясающе красивы, поверьте.

Услышав это, миссис Крамм успокаивалась – никакой иной цели ее замечания относительно Орла не преследовали. Но доброжелательных знакомцев оставалось все меньше – вот беда.

Единственной дозволенной Взлетающему Орлу возможностью контакта с реальным окружающим миром был Николас Деггл. И время от времени Орлу приходилось пользоваться этой возможностью, до того он задыхался в навязчивом обществе миссис Крамм. Взлетающий Орел старательно убеждал себя, что Николас Деггл не заслуживает к себе иного отношения, кроме как к содержанцу Ливии в социальном планет, такому же, каким в сексуальном отношении был он сам; однако признать это с чистой совестью Орел не мог, так как во всех их беседах Деггл неизменно верховодил и был центром внимания.

Деггл полулежит в свободной позе на просторной софе.

– Сомнений больше нет, – неожиданно объявляет он, в присущей ему манере протяжно выговаривая слова. – Ливия Крамм чудовище.

Взлетающий Орел отвечает молчанием.

– La Femme-Crammpon, – продолжает тогда Николас Деггл и разражается пронзительным лающим смехом, срывающимся на фальцет.

– Что?

– Мой дорогой Орел, я только что все понял. Знаете ли вы, на чей крючок попали?

Деггл снова смеется своей совершенно непонятной Взлетающему Орлу шутке.

Тому хочется объяснения.

– Я не понимаю вас. Растолкуйте, что к чему.

– Да ну что вы, дорогой мой, ведь la Femme- Crammpon! Женщина-крюк! Морская Старуха, если так понятнее! Сама Вейярда!

От неудержимого смеха Деггл хватается за бока. (Взлетающий Орел сидел неподвижно, побледнев как полотно. В такие минуты Николас Деггл особенно его пугал.)

– Все сходится, – выдавливает Деггл сквозь душащие его спазмы. – Она старуха. Она уродлива. Она живет морем. Она подбирает по пути наивных любопытных юнцов вроде вас, хоть вы и не так молоды, как кажется. После этого она вцепляется в вас своими лапами с крючьями и сжимает и стискивает до тех пор, пока из вас весь дух не выйдет вон. Ливия Крамм – гроза путников! А что – вам она даже привила любовь к морю, чтобы легче было вами управлять! Бедный морячок, несчастный красавчик – вот кто вы такой. Ходячий труп с Морской Старухой на плечах, ее ноги крепко обхватывают ваши бока и подобны мертвой петле, с которой вы боретесь, но которая стягивается все крепче и крепче у вас на шее.

– На вашем месте я бы и бороться не стал, – заканчивает Деггл, утирая слезы.

Вот другой отрывок из разговора Взлетающего Орла с Николасом Дегглом:

– Вас никогда не интересовала судьба старого Оскара Крамма?

– Нет, как-то не приходилось задумываться, – отзывается Взлетающий Орел. На самом деле у него было много других, более интересных тем для расспросов и размышлений.

– Против этой старой людоедки у него не было ни единого шанса, – говорит тогда Деггл. – Ходят слухи, что он отдал концы, занимаясь любовью с нашей общей знакомой – ясно? Интересно, не было ли у него следов укусов на шее?

– Вы хотите сказать… – начинает Взлетающий Орел.

– Все возможно, – улыбается в ответ Николас Деггл. – Он был совсем еще не стар, да будет вам известно. И если Ливии вдруг придет в голову, что вы с ней поменялись ролями, то она может начать подыскивать вам замену.

– У вас нет абсолютно никаких причин… – снова начинает Взлетающий Орел, но Деггл опять его перебивает. В разговоре с этим мрачным шутником Орлу удавалось закончить лишь считанное число фраз.

– Я хотел сказать только, что вы мне симпатичны. Я по непонятным причинам питаю к вам привязанность, и мне не хотелось бы, чтобы вы, такой красавчик, закончили так же печально, как некоторые.

После этого разговора Взлетающий Орел несколько ночей подряд ловил себя на том, что смотрит на спящую миссис Крамм не отрываясь; едва ее руки или ноги обхватывали его тело, а сама она прижималась к нему, он немедленно вспоминал про покойного Оскара Крамма и по спине его пробегал холодок. В итоге переживания пагубно сказались на его мужских способностях, и, заметив, что после очередного конфуза миссис Крамм задумчиво нахмурилась и поджала губы и лишь потом обронила – дескать, ничего, дело житейское, он встревожился еще пуще. Миссис Крамм взяла с ночного столика пилюлю, коих – разных сортов – там было великое множество, положила в рот, запила глотком воды из высокого стакана, который также всегда стоял на ее столике, повернулась к Орлу спиной и заснула.

Той же ночью Орлу приснился поразительный сон. Кошмар. Ливия Крамм сидела у него на груди, обхватив его горло руками, и душила, медленно стискивая пальцы. Во сне он тоже спал и проснулся, лишь когда почувствовал, что жизнь постепенно покидает его. Он вступил в борьбу за свою жизнь, пытаясь освободиться, но, едва он начал вырываться, Ливия стала меняться, превращаясь в мокрую, отвратительно пахнущую, бесформенную скользкую тварь. Он пытался схватить ее и оторвать от себя, но руки всякий раз соскальзывали. Пальцы же миссис Крамм сжимались на его горле все сильнее. Взлетающий Орел понял, что вот-вот потеряет сознание и, собравшись с силами, взмолился:

– Ты стара, Ливия. Ты жалкая старуха. Если я умру, ты останешься одна.

И только он сказал это (что в это время происходило, он не видел, ибо во сне в глазах у него уже потемнело), как мокрые холодные пальцы ослабили хватку. Он услышал голос Ливии:

– Да, мой Орел, моя вольная птица. Ты прав.

Проснувшись на следующее утро, Взлетающий Орел обнаружил, что его соложница уже умерла, окоченела, и руки ее застыли, впившись пальцами в ее же собственное горло. Стакан с водой был пуст, пилюль на столике заметно поубавилось.

Только через несколько часов Взлетающий Орел неожиданно обнаружил, что его единственная собственность, драгоценная бутылочка с голубой жидкостью, со снадобьем, сулящим избавление, исчезла. Он бросился разыскивать Деггла, которого обнаружил в обычной позе раскинувшимся на просторной софе в гостиной, в обычном темном одеянии, на сей раз вполне соответствующим случаю.

– Ливия была не из тех, кто кончает жизнь самоубийством, – с ходу заявил Взлетающий Орел.

– О ком это вы говорите, глупый мальчишка? – спросил его Деггл. – Она была стара.

– Вы ничего не знаете о некой бутылочке? Она принадлежала мне, а теперь ее нет, – поинтересовался тогда Взлетающий Орел.

– Вы переволновались, – отозвался Деггл. – Вы мне нравитесь, я уже говорил это. Самое лучшее, мой мальчик, если вы как можно скорее уедете от всех этих переживаний куда-нибудь подальше. Берите яхту. Правьте в открытое море. Море такое, ха-ха, голубое.

Что мог Орел сказать человеку, который мог быть, а мог и не быть убийцей, который мог спасти, а мог и не спасти когда-то ему жизнь?

– Судьба замечательно бережет вас, – улыбнулся Деггл. – Вероятно, за вами следит ваш ангел-хранитель.

Или дьявол , подумал про себя Взлетающий Орел.

По завещанию я получил деньги, а яхта досталась Дегглу. Причиной смерти было названо самоубийство. Поскольку Дегглу, по его словам, яхта была совершенно не нужна, а я отчаянно стремился бежать, я принял его предложение и первый раз за четверть века вышел в открытое море – в полном одиночестве, без цели и курса.

Глава 6

Он был леопардом, меняющим свое логово; ловким увертливым червем. Текучим песком и уходящим отливом. Он напоминал круговорот времен года, был пасмурным как небо, безымянным как стекло. Он был Хамелеоном, вечно меняющимся, всем для всех и ничем ни для кого. Он становился собственным врагом и поедал друзей. Он был всем чем угодно и ничем.

Он был орлом, царем птиц – но был и альбатросом. Она обвилась вокруг его шеи и умерла, и мореход сделался альбатросом.

Никогда не стесненный в средствах, он влачил свое существование без цели и смысла, направляя судно от одного неведомого берега к другому, заполняя пустые часы досужных дней ничем не обремененных лет. Удовольствия без радостей, достижения без целей, парадоксы на его пути поглощали его.

Ему хватало времени замечать то, на что обычные люди в обычной жизни не обращают внимания.

Нагую деву, распятую на песке незнакомого пляжа, по ногам которой к своей цели ползли гигантские муравьи; он слышал ее крики, но не свернул и проплыл мимо.

Человека, пробующего голос на краю высокого обрывистого утеса: голос незнакомца был то высоким, воющим, то низким и мрачным, то тихим и вкрадчивым, то резким, хриплым и скрипучим, то напитанным болью, как кусочек хлеба – медом, то сверкающим от смеха, то голосом птиц или голосом рыб. Он (проплывая мимо) спросил человека, чем тот занят. Человек прокричал ему в ответ – и каждое его слово было словом иного существа: – Я пробую голоса, хочу выбрать себе по вкусу, чтобы говорить.

При этом человек на краю утеса подался вперед, потерял равновесие и сорвался вниз. Его предсмертный крик был самым обычным голосом; камни у подножия утеса оборвали этот вопль, отпустив на волю все заключенные в нем голоса.

Он видел одетого в лохмотья потерпевшего кораблекрушение, страдающего на плоту от голода и жажды; рыб, которые сами выскакивали из воды, падали в пустую миску несчастного и умирали для него.

Занимающихся любовью китов.

Видел он и множество других вещей; но нигде в морях, нигде среди спокойных вод, нигде среди удивительно изогнутого водного горизонта, не заметил, не почуял и не услышал он своей смерти.

Смерть: голубой флюид, голубой как море, исчез в бездонной глотке чудовища. Оставалось только жить. Отказавшись от прошлого, забыв родной язык ради языков архипелагов мира, забыв об обычаях предков ради обычаев тех стран, мимо которых он проплывал, забыв и помышлять об идеалах ввиду тех постоянно меняющихся и противоречивых идеалов, с которыми ему приходилось сталкиваться, он жил, исполняя то, что ему выпало исполнять, думая только о том, что от него требовалось, становясь тем, чем его желали видеть, надеясь только на то, на что позволено было надеяться, и выполняя все это так ловко, с такой естественной легкостью, словно здесь и речи не было о чужой воле, и потому все встречные любили его и были рады его обществу. Он любил многих женщин – без труда совершая насилие над собой и исполняя любые пожелания и прихоти своих подруг.

Несколько раз он менял имя, которым представлялся. Его лицо было таким, его кожа была такой, что во многих странах он легко сходил за местного жителя; превратив свое проклятие в своего союзника, он пользовался этим. Называться одним именем он не мог, иначе его бессмертие было бы раскрыто. И бессмертие же гнало его вперед: никогда не переставал он искать нового места, где был бы неизвестен или забыт.

Он убивал борцов за свободу для тиранов; в свободных краях он вовсю поносил тиранию.

Среди пожирателей плоти он с жаром говорил о достоинствах и придающих силу качествах мяса животных; среди вегетарианцев он со знанием дела рассуждал о душевной чистоте, коей можно добиться, отказавшись от мяса живых существ; среди каннибалов он насыщался плотью своих товарищей.

Он был мягок по своей природе, но тем не менее некоторое время служил палачом, совершенствуясь в умении владеть топором и ножом. Считая себя хорошим человеком, он предал без счета своих подруг. Лишь очень малому их числу удавалось бросить его первыми.

Прошло достаточно времени, пока он вдруг понял, что так ничего и не узнал. Он много видел и испытал, сошелся с тысячами людей и потерял счет своим преступлениям, но опустел внутри; доброжелательная гримаса без лица, вот кем он стал. Согласный кивок, приветливый наклон головы, не более.

Его тело по-прежнему было само совершенство, не изменившись ни на йоту; его разум был все так же светел и остер. Раз за разом он проживал свой физиологический день снова и снова. Вот его тело: страна незаходящего солнца.

Однажды, в одиночестве качаясь на волнах посреди очередного моря, он сказал вслух самому себе:

– Я хочу стать старше. Я не хочу умирать: просто стать старше.

Ответом ему был насмешливый крик чайки.

Взлетающий Орел начал методичные поиски Сиспи и сестры Птицепес. Он вернулся к берегам Америндии и добрался до расположенного в сердце страны Феникс, города, откуда должен был брать начало холодный след. Безрезультатно. Впечатление было таким, словно Сиспи и Птицепес не перемещались в материальном мире. Просто исчезли, и все.

– Сиспи? – переспрашивали его люди в Фениксе. – Какое чудн?е имя. Должно быть, иностранец?

После неудачи в Фениксе Взлетающий Орел решил отбросить всякую систему. Он снова вывел в море свою яхту и наудачу отправился вперед, через океаны, каналы, озера, реки туда, куда гнали его ветер и течения, кое-где останавливаясь на ночлег, расспрашивая, выпытывая, страдая и не переставая надеяться. Но нигде никто ничего не слышал ни о его сестре, ни о бродячем торговце.

Он понимал, что надежды нет; те, кого он так стремился найти, могли находиться в любом месте планетарного шара; они могли сменить имена; могли утонуть или умереть насильственной смертью; могли, наконец, просто расстаться.

Только две мысли заставляли Взлетающего Орла продолжать поиски: первая – Сиспи должен знать способ (если, конечно, такой способ вообще существует) пусть не умереть, но по крайней мере вернуть его тело к нормальному, уязвимому в той же степени, как и у других людей, и подвластному току времени состоянию. Сиспи сделает так, что он станет старше.

Второе было связано с тем давним посланием, которое бродячий торговец передал ему устами сестры Птицепес в день первой с ней встречи:

Скажи своему брату, Рожденному-от-Мертвой, что все орлы когда-нибудь обязательно поднимаются в поднебесье и там парят свободно и что все мореходы когда-то приходят к своему берегу .

Сиспи сказал это до того, как Джо-Сью стал Взлетающим Орлом; за много лет до того, как он впервые увидел море. Возможно, думал Взлетающий Орел, мореход, Сиспи умеет читать будущее.

Эти мысли не вселяли особого оптимизма, но это было хоть что-то.

Он вспомнил и другое сказанное Сиспи: Для тех, кто не пожелал выпить из голубой бутылки, существует только одно место на всем свете, и я знаю его .

Раз за разом Взлетающий Орел повторял себе: такое место есть; рано или поздно я найду его, нужно только запастись терпением; а когда я найду его, то узнаю об этом тотчас же, ведь тамошние жители будут похожи на меня. Старые или молодые, они не смогут спрятать от меня глаз. Их глаза будут похожи на мои, все повидавшие и все познавшие. Глаза вечноживущих.

Но годы уходили за годами. Так прошло много лет. Потом еще больше.

Взлетающий Орел начал задумываться о том, в здравом ли он уме. Возможно, никогда не было никакого Сиспи, сестры Птицепес, шамана и Феникса; может быть, не было даже Ливии Крамм и Деггла. Безумие могло объяснить все. Итак, все ясно – он сошел с ума.

И тогда он решительно переложил курс и повел яхту в родной порт, в порт Х на моришском берегу Мориспании. Когда он ступил на берег, взгляд его был неподвижным и отстраненным.

Он обдумывал различные способы самоубийства.

Глава 7

Николас Деггл сидел в просторном шезлонге у самой оконечности самого конца далеко выступающего в море мола, все такой же длинный и темный, но с новой лукавой улыбочкой, играющей на губах.

– Уверен, что морская прогулка удалась на славу, не так ли, красавчик? Как волна? Не слишком была крутая? Как ветер? Не слишком сильный? Но и не слишком слабый? Извините, я не очень силен в таких вопросах.

Взлетающий Орел медленно поднял голову. Сомнений больше не было – он действительно сошел с ума.

– Деггл… – начал он.

– Ну вот – снова-здорово. Вы не меняетесь. «Постоянство во всем», вот мой девиз – так, что ли? Но позвольте одно словечко в смотровую щелку вашей раковины: у меня другое имя. Деггла больше нет. Времена меняются, друг мой, а с ними и имена.

– Да, – пораженно согласился Взлетающий Орел.

– Теперь меня зовут Локи. Великий Локи к вашим услугам. Могучий Маг Манипулирует Массой Материала. Дорогой мой, времена теперь тяжелые, приходится приспосабливаться. Все мы слабы. Вот и я – жертва обстоятельств. Я стал своим собственным наследником или своим собственным предком – выбирайте, что хотите, зависит от того, как вы смотрите на ход истории. Путаница с законом ужасная, проблемы с легализацией неразрешимые. Одно хорошо – благодаря вашей любезности я сохранил свое судно. Спасибо.

– Не за что, – прошептал Взлетающий Орел.

– Локи, – повторил Деггл, перекатывая на языке букву «Л». – Хорошее имя, не хуже других, как считаете? Отголосок древнего севера или что-то в этом духе. Для артиста звучное имя залог успеха, по имени нас встречают. Жалко, что с Ливией так вышло, да? По-моему, вы поступили правильно, уплыв тогда отсюда подальше. Наверное, получив такую кучу денег, вы не сразу пришли в себя? Но сейчас-то вам уже лучше, верно?

Глаза.

Глаза Деггла – глаза вечного странника, долгожителя, с вековечными морщинками в углах.

– Деггл, вы…

Сменив имя, Деггл остался мастером словесных поединков. Перебить Взлетающего Орла ему по-прежнему ничего не стоило.

– Ну прошу вас, дорогой мой. Я же говорил вам. Я теперь Локи. Люди могут услышать .

– Локи. Если вы еще живы, если вы все такой же, то вы должны знать Сиспи .

– Сиспи, – задумчиво повторил маг, – Сиисс-пии. Что это такое, добрый мой Орел? Название супа? Что-то ужасно знакомое.

– Вам хорошо известно это имя. Сиспи. Сиспи, бродячий торговец. С бутылочками с голубой и желтой жидкостью. Ну же, Локи. Голубая бутылочка. От чего умерла Ливия.

Взлетающий Орел пытался вложить в свой голос угрозу, но Деггл только весело рассмеялся.

– Ммм, – протянул он. – Конечно, Ливия – вы, вероятно, имеете в виду Ливию Крамм, вдову Оскара Крамма, жестяного короля – она умерла давным-давно. Задолго до того, как на свет появился я. К сожалению, мой предок, Николас Деггл, тоже умер. Обидно – уверен, что он мог бы вам помочь. А я не понимаю, о чем вы говорите.

Мужчина в шезлонге ослепительно улыбнулся. Очень похоже на улыбку старого Деггла, сказал себе Взлетающий Орел.

– А теперь, – продолжил Локи, – позвольте предложить вам выпить.

Великий Локи жил в караван-сарае в окрестностях Х. Он владел лошадью и домиком-фургоном. При их приближении из фургона выглянула очень красивая девушка. Помощница мага. Жаль, глуповатая.

– Это Лоти, – почему-то смутившись, объявил Деггл. – Локи и Лоти – понимаете?

Взлетающий Орел растерялся, и не в последнюю очередь виной тому были оставшиеся за плечами века.

– Деггл, – заговорил он, не обращая внимания на выражение муки на лице торопливо подающего ему предупредительные знаки собеседника. – Перестаньте дурачить меня – сколько можно?

– Но, дорогой мой, – быстро отозвался Деггл, не сводя с Орла немигающих глаз, – ведь все так просто.

Взлетающий Орел был близок к совершению физического насилия, когда Деггл внезапно бросил девушке:

– Пойди погуляй, Лоти.

За прошедшее время речь Деггла сильно изменилась, опустившись до уровня, соответствующего новому упрощенному уровню жизни, и теперь он допускал в разговоре некоторые обороты, которых раньше за ним не замечалось. Как бы там ни было, но Лоти послушно выбралась из фургона и подошла поговорить к лошади, которая, вероятно, почувствовала себя на ступень выше хотя бы одного живого существа.

– Похоже, к отправлению на остров Каф вы уже готовы, – сказал тогда Деггл Взлетающему Орлу.

Многое из услышанного от мага Взлетающий Орел не понял, например то, что по пути ему необходимо будет «пройти через врата». Многому он не поверил. Со слов Деггла выходило, что весь путь занимает не одно столетие, состоит из нескольких попыток и вне всякого сомнения грозит опасностями. Орел растерялся, но ему было все равно. Речь несомненно шла о земле обетованной, которую упоминал Сиспи; туда-то Взлетающий Орел как раз и стремился попасть.

«Твой удел быть ведомым другими», сказала ему миссис Крамм; Сиспи, одним легким движением определившего его судьбу, Взлетающий Орел ненавидел все сильнее. Теперь он хотел не только избавиться от тяжких уз бессмертия, но и отомстить.

Утром следующего дня он отправился на долгую прогулку в холмы в окрестностях Х. Он прощался с миром, поскольку, если хотя бы половина того, о чем рассказал ему Деггл, соответствовала истине, существовала большая вероятность того, что ничего этого он никогда не увидит снова.

К полудню он вернулся в порт и начал готовить яхту к отплытию. О том, что он желает вернуть свою собственность, Деггл даже не заикнулся.

Когда солнце начало клониться к закату, Деггл и Лоти пришли проститься с ним.

– Проходить через врата лучше всего в темноте, – напутствовал его Деггл.

Они пожали руки на прощание.

– Деггл, – спросил Взлетающий Орел, когда яхту и причал уже разделяла приличная полоска воды, – почему вы рассказали мне все это?

– Как сказать, – откликнулся, не переставая лукаво улыбаться, маг. – Может быть потому, что я тоже не слишком люблю этого вашего приятеля Сиспи. Да, скорее всего именно поэтому.

– Счастливого пути-и-и, – прокричала Лоти.

– Эфиопия, – добавил Деггл.

Взлетающий Орел уже больше ничего не понимал и ни о чем не думал. Он принял рассказ Деггла безоговорочно и допускал, что, возможно, такое полное согласие – это очередное подтверждение его безумия. Он был твердо настроен, невзирая на обещанные смертельные опасности, следовать инструкциям мага, лишь бы бежать от самого себя. Иного выхода у него не было – единственный путь к избавлению лежал через врата Деггла.

– Туда уходят по собственной воле, – объяснял ему Деггл, – потому что это единственное место для бессмертных. Причина, по которой туда собрался ты, довольно необычна – ты хочешь стать старше. Испытать все прелести физического увядания. Возможно даже согласишься пережить смерть. Ты там будешь словно кошка в голубятне – так-то, красавчик. Даже если забыть о том, что тебе нагадала старушка-Ливия.

И Деггл долго смеялся над своими словами.

Средиземное море расстилалось вокруг Взлетающего Орла тихой и покойной густой темной массой. Ни ветерка. Чистое и прозрачное небо. Звезды. Взлетающий Орел ненадолго задремал. Проснулся он от ощущения огромной скорости – врата неслись ему навстречу, облака мчались над головой, в воздухе трещали электрические разряды. Он во весь рост встал у руля и начал править, отчаянно стараясь удержать яхту носом к течению и волнам, чья сила грозила раздавить его утлое суденышко в щепки. Потом вдруг у него закружилась голова, он пошатнулся и упал за борт яхты, яхты Деггла, в бушующее открытое море. Последнее, что он слышал, был мощный ритмичный гулкий звук, похожий… на хлопанье могучих крыльев.

Мгновение спустя он провалился сквозь дыру в Средиземном в другое море, уже не совсем Средиземное, и волны неспешно погнали его тело к берегу, где, встречая первые лучи нового дня, уже покачивался в своем кресле мистер Виргилий Джонс.

Телу Взлетающего Орла, выброшенного на песчаный берег острова Каф, было тридцать четыре года, три месяца и четыре дня от роду. Всего же его владелец прожил на свете семьсот семьдесят семь лет семь месяцев и семь дней. На основании приблизительного расчета можно сказать, что тело Взлетающего Орла замерло в своем развитии семьсот сорок три года четыре месяца и три дня назад.

Он был очень стар.

Он очень устал.

Глава 8

– Представитесь потом, – сказал Взлетающему Орлу Виргилий Джонс в миг, который мы будем считать отправной точкой дальнейших событий. – Как вы смотрите на чашечку кореньевого чая, который миссис О\'Тулл заваривает у нас мастерски по собственному рецепту? Тем более, что как раз пора завтракать. Приличия, знаете ли, здесь, в домике О\'Тулл, нам тоже не чужды.

– Что это на мне – женское платье? – пораженно спросил Взлетающий Орел.

– Совершенно верно, оно самое, – отозвался Виргилий Джонс. – Позвольте объяснить. Всему всегда есть точное объяснение, как говорится.

– Пожалуйста, извольте, – проговорил Взлетающий Орел, чувствуя, что голова раскалывается от боли.

– У вас болит голова, – объявил Виргилий Джонс. – Немудрено. Я почти не удивлен, я этого даже ожидал, в этом нет ничего неожиданного – простите мне маленькую тавтологию. Долгое пребывание в воде, конечно же, голове не на пользу, в ней случается некоторое расстройство… не то, что расстройство желудка, но все-таки. Выражаю вам, сэр, свое глубочайшее сочувствие и осмелюсь предложить чашечку кореньевого чая. При такого рода расстройствах миссис О\'Тулл настоятельно рекомендует кореньевый чай. Целебный состав этого чая промчится прямехонько по протокам вашего тела к больному месту, и хлоп! – вы снова здоровы и веселы.

– Почему на мне платье? – снова спросил Взлетающий Орел, поднялся на удивительно ослабевших руках и сел, вопросительно повернув голову и торс к собеседнику и вытянув ноги на тростниковой циновке.

– Нет, нет, – засуетился мистер Виргилий Джонс, – на вашем месте я не спешил бы принять вертикальное положение. Пока не стоит. Для восстановления сил горизонтальное положение подходит значительно лучше. По моему мнению, все трагические случаи погребения живых еще людей происходят именно от этого: пробыв некоторое время в горизонтальном положении, те приходят в себя – понимаете? Замечу (простите мне этот краткий экскурс в некрологию), что, возможно, вертикальное размещение тела было бы более гуманным в этом смысле способом погребения. Может быть это не столь благопристойно и удобно, но следует помнить и о мучениях несчастных, вот что я хочу сказать.

– Что это за платье? – снова спросил Взлетающий Орел.

– Ах да, конечно – мои искренние извинения, – смущенно отозвался Виргилий Джонс, – я ни в коей мере не хотел уклониться от ответа на ваш вопрос. Даже в мыслях не имел, сэр. Объясниться с вами по поводу появления на вас этого платья доставит мне подлинное наслаждение, уверяю вас. Все дело в том, что в последнее время я существовал здесь без общества, без собеседников, а посему сейчас получаю огромное удовольствие от возможности общения. Причина появления на вас этого дамского наряда чрезвычайно проста. Дело в том, что, когда мы обнаружили вас на берегу, ваша одежда, чего и следовало ожидать после столь продолжительного пребывания в воде, была немного влажной, если не сказать сырой, или, лучше сказать попросту, мокрой насквозь. Вы промокли до нитки, голубчик. Мой гардероб в этом доме, к несчастью, очень ограничен; и мы единодушно решили, что самое лучшее – воспользоваться одним из платьев миссис О\'Тулл. Если это как-то смутило или расстроило вас, примите наши глубочайшие извинения, но хочу заверить, что все приличия были соблюдены и миссис О\'Тулл в момент переодевания в комнате отсутствовала.

– Нет, ничего, все в порядке, – отозвался Взлетающий Орел, стараясь унять раздражение, которое вызывала в нем болтовня этого пухлого, восторженного человечка; вспомнив о приличиях, он добавил:

– Вы спасли мне жизнь, сэр, сердечно благодарю вас. Меня зовут Взлетающий Орел.

– Виргилий Бовуар Чанакия Джонс к вашим услугам, – представился мистер Джонс, с усилием сопровождая свои слова отдаленным подобием поясного поклона, в чем ему большой помехой был избыток плоти на животе. – Миссис О\'Тулл вскорости присоединится к нам, – добавил он. – Ей пришлось вернуться на берег за моим креслом-качалкой, которое она не могла захватить с собой сразу же, поскольку несла на плечах вас – привязанным.

Вероятно, Взлетающий Орел не сумел скрыть удивления; и мистер Джонс поспешно прибавил:

– Сейчас я, как вы можете заметить, сижу. Стоя я не могу нести кресло. Все дело в ремне, понимаете? При помощи ремня кресло удерживается на спине и переносится; ремень извлекается из моих брюк, удержание коих после этого на моей талии становится проблематичным.

Взлетающему Орлу такое объяснение не показалось удачным, но, в конце концов, это было не его дело.

– Ну да, вполне возможно… – туманно отозвался он, ловя себя на том, что постепенно начинает думать и говорить в манере своего не совсем обычного спасителя.

Новый приступ головной боли заставил его опуститься на циновку.

– Я бы с удовольствием выпил сейчас кореньевого чаю, если можно, – тихо попросил он.

Поддерживая руками брюки, мистер Джонс суетливо вскочил. Он двинулся через комнатку, щурясь в сторону очага, где над гаснущими углями висел небольшой котелок.

– Чай должен быть теплым, – заметил он и тут же охнул и выругался: – Черт побери!

Нога его зацепилась за ножку низкого шаткого столика. Многочисленные фрагменты составной головоломки – картинки-загадки – водопадом хлынули на пол.

– Бес его возьми, – продолжал ругаться мистер Джонс. – Воистину для человечества был черным тот день, когда мои очки разбились. Простите за сквернословие, мистер Орел; телесные изъяны всегда ужасно раздражают, согласитесь?

– Вы складываете головоломки?

– Вы спрашиваете, складываю ли я головоломки? Нет, мистер Орел, я мастерю их. В годы вынужденного уединения это занятие служило мне единственным источником отдохновения. Надеюсь, со временем я достигну в этой области серьезного мастерства. Сейчас же мое умение придумывать и мастерить головоломки значительно превосходит умение решать их. Тем более что близорукость здесь совсем не помогает. Ох, что бы я не отдал за пару хороших очков!

Мистер Джонс налил в чашку кореньевого чаю и отнес ее к ложу Взлетающего Орла, по пути поскользнувшись на фрагментах картинки-загадки и с трудом избежав падения. Подав спасенному чашку, мистер Джонс опустился перед ним на прежнее место.

Удивительно, заметил себе Взлетающий Орел, до чего уютно и в безопасности чувствует он себя в этом убогом жилище. Домик, у внутренней стены которого он сейчас лежал, иначе как хижиной назвать было нельзя; две тростниковые циновки, брошенные на земляной, но хорошо подметенный пол на пристойном расстоянии друг от друга, служили здесь кроватями (на одной из них сейчас бессильно покоился его измученный остов). В полумраке у очага виднелись метла и вязанка хвороста. Стены хижины, сложенные из бревен, были промазаны глиной, крыша изготовлена тем же способом. Очаг из валунов и сейчас перевернутый непрочный стол. Несколько кастрюль. В дальнем углу комнатки старый большой сундук. Стены совершенно голые, не видно никаких украшений. Обстановка обители жителей таинственного острова была столь же далека от роскоши особняка миссис Крамм в Мориспании, как сама Мориспания от Китая, например.

Из-за стен хижины доносились разнообразные звуки: щебетание птиц. Шелест густого кустарника. Время от времени где-то в отдалении завывала дикая собака. Но не слышно было ни шагов, ни каких-либо других звуков человеческого присутствия. Единственное окошко затянуто куском мешковины, колеблющимся под дуновениями легкого бриза; дверной проем тоже прикрыт мешковиной. Жилище дикарей или потерпевших кораблекрушение. Виргилий Джонс вписывался в подобную обстановку не легче, чем слон в табакерку.

Выражая своим видом внимание и заботу, облаченный в приличный, хотя и весьма поношенный темный костюм, мистер Джонс сидел на полу. На голове у него сидел черный же котелок, живот пересекала золотая часовая цепочка. Цепочка уходила в жилетный карман, но золотых часов на ней не было. Обитая в непрезентабельной атмосфере, этот человек, отметил про себя Взлетающий Орел, каким-то образом ухитрялся сохранять достоинство и солидность. Близорукий болтун-путаник, воплощение сентиментального достоинства, оскорбленный обедневший аристократ, мистер Джонс напомнил Взлетающему Орлу когда-то виденный им на запасных путях паровоз: могучий гигант времен укрощения пара теперь тихо ржавел на обочине. Сила и мощь покинули его недра. Выброшенный за ненадобностью крепкий еще корпус, Джо Пыхач. Взлетающий Орел допил чай, поставил чашку на пол около себя, положил голову на руку и мгновенно уснул.

– Вот и хорошо, – тихо проговорил Виргилий Джонс. – Вам нужно набираться сил.

Снаружи на ветвях деревьев птицы согласно прощебетали что-то.

Пробудившись, Взлетающий Орел обнаружил близко над собой незнакомое лицо. Лицо смотрело прямо на него – то была старческая морщинистая коричневая обезьянья физиономия миссис О\'Тулл. Взлетающий Орел вздрогнул от страха, и остатки сна быстро улетучились, но затем он понял: то, что он поначалу принял за оскал, на самом деле было приветливой улыбкой. Долорес О\'Тулл оказалась самой уродливой женщиной, какую он когда-либо видел.

Взлетающий Орел собрался с силами.

– Могу я задать вам один простой вопрос? – спросил он. – Где я?

– Отличный вопрос, – одобрительно заметил Виргилий Джонс.

– Среди друзей, – объяснила миссис О\'Тулл, успокоительно оскаливаясь в ответ.

Взлетающий Орел был в крайней растерянности.

Глава 9

– Мы находимся у подножия горы, – объяснил ему мистер Джонс. – Это остров Каф и гора называется тоже Каф. По сути дела гора занимает весь остров.

– И здесь больше никого нет? – продолжил расспросы Взлетающий Орел.

– Здесь – да, больше никого. Здесь мы одни, – ответил Виргилий Джонс. – В известном смысле, конечно. В лесу, естественно, обитают птицы и безопасные для людей хищники, и потом, у нас есть цыплята.

– Значит, на острове, кроме вас, других людей нет?

– Ох, – отозвался мистер Джонс, – нет, это не так. Ответив вам утвердительно, я исказил бы истину.

– Да, – согласилась миссис О\'Тулл, – это была бы неправда.

Взлетающий Орел почувствовал, что его собеседники оказались в затруднительном положении.

– Выходит, здесь живут люди? – снова спросил он. – И где же они?

– О-хо-хо, – отозвался Джонс.

– Очень далеко отсюда, – объяснила Долорес.

Голова у Взлетающего Орла снова разболелась; он все еще чувствовал себя нездоровым. По крайней мере, сил и дальше по крупицам добывать сведения из кусающей губы парочки у него не было.

– Прошу вас, – взмолился он, – расскажите.

Виргилий Джонс явно что-то решил для себя.

– Склоны горы, – заговорил он, – покрыты густой растительностью. В лесу можно встретить бродяг, но с ними мы дела обычно не имеем, поэтому сказать точно, где их искать, я не могу.

– И это все? – спросил Взлетающий Орел.

– Н… н… нет, – вынужден был признаться Виргилий Джонс.

– Есть и другие, – сдаваясь, поддакнула Долорес.

– Вы можете рассказать мне о них? – спросил Взлетающий Орел, которому начинало казаться, что его череп сейчас лопнет от внутреннего напряжения, как перезрелый арбуз.

– Так вы хотите знать о них? – цепляясь за последнюю соломинку, переспросил мистер Джонс. – Вы уверены?

– Ничего интересного в этих людях нет, – добавила миссис О\'Тулл.

Взлетающий Орел закрыл глаза.

– Прошу вас, – тихо проговорил он.

– Он просит так жалобно, – заметила Долорес О\'Тулл.

И тогда они все ему рассказали.

По словам Долорес, К. был городом распутников и нечестивцев; эгоистичных и развращенных людей – находиться в обществе подобных субъектов приличная женщина не может себе позволить. Но, в конце концов, Взлетающий Орел женщиной, приличной или нет, определенно не был. От Виргилия Джонса он узнал все, что надеялся узнать. Это был тот самый остров, о котором говорил Сиспи. Остров вечноживущих, которые не могли сносить тяготы своего бессмертия в обычном мире, но уходить из жизни при этом не желали; по указке Сиспи они отправлялись на остров Каф, чтобы там сосуществовать с себе подобными.

– Известно ли вам имя Птицепес? – спросил удивительную парочку Взлетающий Орел.

– Птицепес, – повторил Виргилий Джонс. На его лице появилось новое странное выражение, непонятно, с чем связанное, с тревогой или с напряженными попытками вспомнить. – Эта леди ваш друг?

– Она моя сестра, – объяснил Взлетающий Орел.

– Нет, – ответил тогда Виргилий Джонс. – Мне это имя неизвестно.

Позже той же ночью Взлетающий Орел внезапно понял, что ему солгали. Откуда мистер Виргилий Джонс мог знать, что имя Птицепес принадлежит женщине?

Кроме того, непонятным оставалось и другое: почему обитатель прибрежной хижины решил ему солгать?

На следующее утро Взлетающий Орел снова заговорил о вчерашнем.

– Дражайший мистер Орел, – ответил ему мистер Виргилий Джонс, – я бы настоятельно советовал вам всецело сосредоточить внимание на восстановлении сил и здоровья. Несчастный случай, приключившийся с вами, очень сильно ослабил ваш организм. Когда вы поправитесь, мы с миссис О\'Тулл ответим на все ваши вопросы. Тут на все нужно смотреть сообща; мне было бы гораздо легче, если бы вы поскорее пришли в себя.

– Я хочу знать, на острове моя сестра Птицепес и мистер Сиспи или нет, вот и все. Если я буду знать ответ на этот вопрос, это ничуть не подорвет мое здоровье, уверяю вас.

– Очень хорошо, – вздохнул мистер Джонс. – В таком случае мой ответ – «Да»; да, они здесь. В некотором роде. И больше я пока вам ничего не скажу. Давайте, поправляйтесь скорее, мистер Орел.

Взлетающий Орел вздохнул, оставил эту тему и выпил вторую чашку кореньевого чая.

Прихрамывая, Долорес О\'Тулл отправилась на сбор кореньев, ягод и фруктов.

Виргилий Джонс уселся возле Взлетающего Орла и с плохо скрываемой ревностью принялся следить за тем, как выздоравливающий трудится над составлением одной из загадочных картинок.

– Какой вы способный, – сдерживая волнение, ровным голосом проговорил Джонс. – Поразительная скорость.

– Новичкам всегда везет, – отозвался Взлетающий Орел. Он и в самом деле продвигался к решению головоломки очень быстро.

– Теперь, когда вы уже почти совсем поправились, мы с Долорес с удовольствием выслушали бы историю ваших приключений. Насколько мне известно, путь к острову неблизок и должен был отнять у вас много времени. Но, вне всякого сомнения, сначала, как того требует вежливость, я немного расскажу вам о себе, чтобы прояснить некоторые естественные вопросы. Если хотите услышать нашу с Долорес историю, я готов начать.

– Прошу, – проговорил Взлетающий Орел и добавил в картинку еще несколько фрагментов.

Виргилий Джонс нахмурился.

– По-моему, этот фрагмент должен хорошо встать вон в то пустое место, наверху, – быстро и негромко проговорил он. Взлетающий Орел примерил фрагмент головоломки к указанному месту – тот не подошел.

– Вот сюда! – чуть погодя подал голос Взлетающий Орел. – Этот кусочек отлично умещается вот здесь.

Фрагмент головоломки ловко устроился в нижней части картинки.

– Дело в том, что я всегда хотел быть археологом, – заговорил Виргилий Джонс, меняя тему. – К сожалению, жизнь устроена так, что великие замыслы обычно остаются замыслами. Художники, или правильнее сказать живописцы, кончают тем, что зарабатывают себе на хлеб, размалевывая стены. Скульпторы ваяют унитазы. Писатели превращаются в критиков и публицистов. Археологи вроде меня в итоге становятся могильщиками.

– Так, значит, вы могильщик? – с неподдельным удивлением переспросил Взлетающий Орел. Все сходилось: мрачноватая внешность мистера Джонса как нельзя лучше соответствовала этой профессии.

– Некоторое время я действительно копал могилы, – ответил мистер Джонс. – Некоторое время. Прежде чем судьба моя круто повернулась и я оказался здесь. Моя работа мне нравилась; самым приятным было то, что все, с кем мне приходилось встречаться при ее исполнении, были довольны своей судьбой. Покойники были наконец покойны, плакальщики, выплакавшись, тоже успокаивались. На меня все это производило самое благоприятное впечатление – обильное пролитие очистительных слез, а потом полный покой, что может быть лучше. Благодать!

– Довольно циничная точка зрения, – заметил Взлетающий Орел.

– Увы! бедный Йорик, – отозвался Виргилий Джонс; черви давно уже проели его романтизм, разползшийся в клочки.

В установившейся затем недолгой тишине Взлетающий Орел уложил на места все оставшиеся фрагменты головоломки, кроме трех последних.

– У могильщика на острове Каф работы немного, – снова заговорил Виргилий Джонс. – В моем распоряжении оказалось много свободного времени, и тогда я предался своему любимому занятию – размышлениям.

– А что делает здесь Долорес? – спросил Взлетающий Орел.

– Ах, Долорес; ее история очень печальна. Ее любовь к жизни была отягощена непосильным бременем… она живет здесь в уединении, и мне отрадно знать это. Она открыла, что может любить людей только вдали от них. Здесь, конечно, присутствую я, но меня она терпит.

– Последний фрагмент не подходит, – объявил Взлетающий Орел.

Виргилий Джонс довольно улыбнулся.

– Это мой маленький секрет, – объяснил он. – Мои головоломки нельзя сложить до конца.

Глава 10

Наблюдая за вечерними приготовлениями Виргилия Джонса и миссис О\'Тулл к ужину, Взлетающий Орел не мог не заметить, как гармонично сочетаются их действия. Впечатление было такое, словно хозяин и хозяйка хижины движутся на различных не пересекающихся уровнях комнаты – сгорбленная Долорес орудовала внизу, коротышка Виргилий, вытянувшись во весь рост, занимал верхний ярус. На краткий миг у Взлетающего Орла создалось полное впечатление того, что парочка существует в параллельных пространствах. Но потом иллюзия исчезла, и он улыбнулся. Несмотря на их скрытность и нежелание говорить об острове, эти люди ему нравились. Он с любопытством подумал о том, занимаются ли они любовью.

Днем он поведал им свою историю; они выслушали его рассказ в благоговейном, более подходящем детской аудитории, молчании, сопровождаемом только кивками и изумленными взглядами. Мистер Джонс подал голос только раз, когда Взлетающий Орел упомянул Николаса Деггла. Тут брови на мясистом лбу мистера Джонса поднялись, и он промолвил:

– Так, так.

Когда Взлетающий Орел закончил, в хижине несколько мгновений царила уважительная тишина. Первым заговорил Виргилий Джонс:

– Святые небеса, мистер Орел, ваш рассказ поистине удивителен. Вы много повидали на своем веку. Боюсь, наши с миссис О\'Тулл истории не сравнятся с вашей. Наша жизнь, как вы несомненно уже успели заметить, проходит в замкнутом микрокосме; состояние собственных мозолей и состояние народов волнуют меня в равной степени. Не желая поучать, посоветую все же потихоньку привыкать к более чем скромному быту; жизнь в таком случае кажется более сносной.

– На этом острове мои поиски должны завершиться, – проговорил Взлетающий Орел. – Немного уже осталось.

– Откровенно говоря, – продолжил рассуждать мистер Виргилий Джонс, – я давно уже перестал видеть что-то достойное в героическом неуклонном стремлении к цели. Человек живет, чтобы хоть как-то упорядочить своим существованием пустую бессодержательность окружающей вселенной; добиваться большего означает угодить в водоворот.

Это люди чуткие, и они помогут мне, подумал Взлетающий Орел. Но в голосе мистера Виргилия Джонса ему послышались и иные нотки: сомнения. Словно обитатель прибрежной хижины не вполне верил в свои слова. Долорес О\'Тулл была точно натянутая струна, и Взлетающий Орел это тоже заметил; когда он упомянул о том, что желает продолжить свои поиски, косой взгляд, брошенный ею на него, был продиктован не только вежливым вниманием.

– Думайте только о сегодняшнем , дорогой мистер Орел, вот мой вам добрый совет, – сказал Виргилий Джонс. – О том, что может быть и что происходит где-то , не здесь , беспокоиться не стоит. Забудьте о прошлом. Не думайте о будущем. Посвятите мысли собственным мозолям и ближайшему обеду. Вот что в жизни действительно важно.

– Вы обещали ответить на мои вопросы, когда я поправлюсь, – проговорил тогда Взлетающий Орел. – Я поправился и жду ответа.

– Поговорим об этом завтра утром, – торопливо ответила Долорес О\'Тулл. – Прежде стоит хорошенько выспаться.

– Но завтра не существует, есть только сегодняшний день, – возразил Взлетающий Орел.

– Завтра, – с мольбой в голосе повторила Долорес О\'Тулл.

Взлетающий Орел глубоко вздохнул.

– Я ваш гость и живу здесь благодаря вашей доброте, – проговорил он. – Хорошо, завтра так завтра, оно придет довольно скоро.

Виргилий Джонс решил разрядить обстановку.

– Давайте отпразднуем ваше выздоровление, – предложил он. – Думаю, сегодня на ужин мы вполне можем зарезать цыпленка. Мистер Орел, ввиду того, что мы с миссис О\'Тулл чистим сейчас овощи, не могли бы вы взять это на себя? Будьте так добры.

Взлетающий Орел не мог отказать этим добрым людям; он взял предложенный ему нож и вышел во двор, отметив, что это его первая целенаправленная прогулка на острове Каф со дня прибытия.

Едва гость вышел за порог, миссис О\'Тулл оставила овощи, подошла и встала рядом с мистером Джонсом.

– Ты… ты ведь не уйдешь с ним, правда?

В ее глазах был страх.

Вместо ответа Виргилий Джонс молча взял ее за руку; Долорес отчаянно сжала его ладонь. Это было первое проявление их чувств, выстраданное за нескончаемые дни сдержанности и утаивания.

– Я не могу потерять тебя, я этого не вынесу, – выдохнула она.

Взлетающий Орел поднял голову и посмотрел на гору Каф, вокруг которой медленно сгущались сумерки. Прямо от хижины склон горы круто уходил вверх, скрываясь за переплетениями свежей зелени густых зарослей. Просвет намечался только где-то наверху, там, где предположительно находился город К. Гора Каф: столь же чуждая ему, сколь и весь известный ему мир; и тем не менее меж ними было сходство, у них были общие черты, у мира людей и у горы, у этого окруженного кольцом туманов острова и исхоженных им вдоль и поперек континентов. Мрак медленно окутал гору, и он перестал различать ее. Все исчезло в темноте, остались только лица его сестры и незнакомого бродячего торговца, которых он должен был либо найти, либо забыть навсегда.

– Цыпленок, – попросил он цыпленка, – позволь убить тебя.

В его руке был нож, и птица находилась в его власти; но он медлил, ибо в душе его поднялось уже привычное противоречие. Никогда прежде он не желал быть гордым одиночкой, всегда стремился оказаться принятым и понятым, угодить и пойти навстречу, и эти усилия привели к тому, что его сердце разделилось надвое. Не будь у него веских причин, он, может быть, и не возражал бы сколько-нибудь пожить с мистером Джонсом и миссис О\'Тулл. Он почти не сомневался, что им будет приятно его общество – он и сейчас им нравится; для него же самого это был шанс сойтись с людьми, насладиться желанной переменой в своей судьбе вечного странника. Жизнь в хижине обещала мир и благодать. Но для этого он должен был отказаться от своих поисков…

Он зарезал цыпленка, поскольку тому на роду была написана смерть под ножом.

За обедом долго царило молчание. Долорес О\'Тулл была погружена в свои невеселые думы; время от времени она приходила в себя и, спохватываясь, торопливо и путано предлагала мистеру Джонсу и Взлетающему Орлу взять еще кусочек цыпленка. Взлетающий Орел заметил, что глаза женщины светятся по-новому; понять значение этого света он не мог, но ничего подобного раньше определенно не было. Сам он больше думал о загадочной горе Каф, о ее затянутой облаками вершине.

Виргилий Джонс предпринял робкую попытку завязать разговор.

– Согласитесь ли вы, мистер Орел, с тем, что человеческие страхи по большей части следствие игры воображения?

– И да и нет, – задумчиво отозвался Взлетающий Орел.

Мистер Джонс нахмурился; он понимал, что следует подыскать менее серьезную тему, но в рассеиваемых свечами сумерках ничего не шло ему на ум. Они устроились на корточках вокруг шаткого низенького столика. Взлетающий Орел уже снял платье и переоделся в свой просохший костюм, мистер Джонс ради ужина снял котелок. Оба были невеселы, и каждый думал о своем.

– В это время суток вид на гору превосходный, – снова попытался начать Виргилий Джонс, но в ответ получил лишь несколько невразумительных междометий.

– Да, хм, пожалуй, – отозвался Взлетающий Орел, за что миссис О\'Тулл ожгла его испепеляющим взглядом.

– Не сомневаюсь, что пение птиц также доставило вам удовольствие, – решил не сдаваться мистер Джонс. – Воистину имя им легион. Вас никогда не удивляло, как часто названия птиц используются для аналогий при описании человеческого поведения?

– Нет, я никогда об этом не задумывался, – признался Взлетающий Орел.

– Ага. А напрасно. Вот послушайте. Птичье царство не раз замечательно служило выдумщикам разнообразных легенд и мифов. Птицы занимают иную, чем человек, среду обитания, однако во многом обнаруживают замечательные параллели с нами – у птиц есть язык, есть разделение по сословиям, семейные узы и тому подобное. Люди и птицы весьма далеки друг от друга, и потому проводить абстрактные аналогии между теми и другими можно без особого риска, но в то же время пернатые достаточно вездесущи, чтобы эти аналогии были всем понятны. Взять хотя бы жаворонка. Или соловья. Или ястреба. Имя птицы имеет не просто описательное назначение; имя птицы есть символ. Идем далее – вспомните, как много было богов с птичьими именами и обличьем в античном мире. Первый – Феникс. Далее птица Рух. Хома. Гаруда. Бэнна. Железноклювый Ючер. Гасилинга с силой пяти слонов. Керкер. Грифон. Норка. Священный дракон. Фенг. Кирни. Орош. Сёна. Анкуа. И конечно же, верховный повелитель всех птиц, сам Симург. По-моему, примеров вполне достаточно. Вполне достаточно.

Взлетающий Орел промолчал.

– Поправьте меня, если я ошибаюсь, но Орел символизирует в мифологии индейцев очень важное и любопытное понятие. Насколько я помню, Орел означает Разрушение, верно? Разрушение быстрое и ужасное. Любопытно, почему вы выбрали себе именно такое имя?

– Не я выбрал имя, – отозвался Взлетающий Орел. – Имя выбрало меня.

– Понятно, – ответил Виргилий Джонс и переплел пальцы.

Глава 11

Полночь или около того. В маленьком домике-хижине на узкой каменистой площадке на самом краю прибрежного утеса царит тишина. В темных лесах на дальних склонах таинственной горы тоже все тихо. Все, и море и небо, спокойно.

Взлетающий Орел спит; но не спит уродливая женщина на соседней циновке, ее глаза широко раскрыты.

Прикрытый тонким истертым одеялом Виргилий Джонс сидит, возвышаясь бесформенной грудой плоти, в своем кресле-качалке. Редкие, но отчетливые поскрипывания качалки свидетельствуют о том, что он тоже далек от сна. На несколько мгновений его глаза закрываются, но затем неумолимо распахиваются вновь, и он видит перед собой Долорес, сутулое тело, облаченное в ночную рубашку из грубого полотна, тощее и тихо дрожащее. В ее глазах можно безошибочно прочитать обещание. Несколько мгновений они смотрят друг на друга, ожирение и истощение, соединенные общей пуповиной желания. Потом губы Виргилия быстро вздрагивают и неуверенно пытаются сложиться в улыбку; он извлекает из недр кресла свое тело, усталое тело, внутри которого нервы натянуты как струны. Идет к двери и, подняв полог из мешковины, с неловкой галантностью отступает в сторону, пропуская миссис О\'Тулл вперед.

Во дворе перед хижиной, среди спящих цыплят, они снова неуверенно останавливаются, поскольку полупарализованные члены отказываются служить их возбужденной, но еще сомневающейся относительно того, как дать разрядку этому возбуждению. Язык Виргилия высовывается наружу и быстро проделывает привычный маршрут, обегая пересохшие губы; руки Долорес О\'Тулл, висящие вдоль тела, время от времени слабо всплескивают, отчего она очень напоминает искалеченного воробья.

– Виргилий.

Имя вырвалось у нее непроизвольно, пробравшись наружу в обход паралича; Долорес прошептала его с чувственностью женщины, расстающейся с последним, потаенным, сокровищем. Пронизав покровы его старой ночной рубашки, это слово проникло в Виргилия Джонса, и внезапно он почувствовал себя более уверенно.

– Ох, Виргилий.

Второй призыв; его взгляд начал перемещаться и наконец повстречался с сияющими глазами Долорес. Свет этих живых очаровательных глаз обещал нежность и ласку, и неожиданно он почувствовал, что покорен.

– Мадам, – проговорил он, ощутив новую, хотя и более слабую волну страха, пронизавшую его, – мадам, боюсь, что я…

– Долорес, – перебила его она. – Не нужно «мадам», просто Долорес.

Виргилий Джонс открыл рот; звук имени будто прояснил его мысли.

– Долорес, – проговорил он.

– Виргилий.

Снова наступила пауза; теперь женщина ждала от мужчины поступка, не желая двигаться дальше без его поддержки.

– Мы словно парочка перепуганных неумех.

Он нашел в себе силы сдвинуться с места и шагнуть к ней.

– Позвольте предложить вам руку, мадам, – спокойно сказал он. Миссис О\'Тулл сделала быстрый книксен.

– Благодарю вас, сэр, – она оперлась о руку мистера Джонса.

– Лучше пройдем вон туда, – заметил мистер Джонс, увлекая свою спутницу вперед, к колодцу, к поросшей мягкой травой удобной ложбине.

Долорес согласно склонила голову. Неспешной прогулочной походкой они проследовали к краю поляны и углубились под сень деревьев.

Чувствуя, что от волнения у него захватывает дух, Виргилий Джонс опустился на траву. Теперь дело было за Долорес, и он просто терялся в догадках насчет того, что она может сделать сейчас. Линию собственного дальнейшего поведения он тоже представлял весьма смутно. Увы, бедный Йорик. Долорес застыла перед ним, взгляд ее расширенных глаз, устремленных на него и только на него, сделался стеклянным и неподвижным; руки медленно поднялись к плечам, к веревочным завязкам полотняной ночной рубашки. Виргилий понял, что сейчас произойдет, и его охватила паника; но посерьезневшую миссис О\'Тулл теперь невозможно было остановить, она твердо решилась довести начатое до конца. Ее пальцы ухватились за концы веревочных тесемок и потянули; рубашка упала к ее ногам.

– Хорошо еще, что ночь теплая, – нравоучительно заметил мистер Джонс. – Туман, слава Богу, рассеялся.

Опомнившись, он понял, что городит чушь и ведет себя как идиот, но на лице Долорес не появилось никаких признаков неодобрения – нагая, она застенчиво стояла перед ним, словно случайно поместив одну руку против лобка. Во тьме ее тело казалось не таким морщинистым, горб был вовсе незаметен.

Виргилий поднял руки, и она устремилась к нему, он потянул ее к себе на траву, она послушно легла и замерла в ожидании.

Мистер Джонс поцеловал ее.

Поначалу их руки двигались медленно и неуверенно, прикосновения были легкими, движения опутывали тела кисейным коконом, свивая паутину боязливых ласк. Но постепенно руки нашли свою цель, напряжение и скованность ушли из спин, шеи и плеч, движения стали естественными, несущими радость.

Руки вспомнили свою искусность, лихорадочные губы, разделяясь и соединяясь, отправились на поиск других губ, языки била дрожь наслаждения, открываемого заново.

– Совсем неплохо для зеленых юнцов, – заметил Виргилий Джонс, и Долорес счастливо засмеялась. Много времени прошло с тех пор, как он последний раз слышал ее смех; воистину слышать этот смех для него было высшим удовольствием, и он тоже рассмеялся.

И смех сделал свое дело; шлюзы раскрылись, и потоки желания смыли нерешительность. Их тела переплелись.

– Горб! Обними мой горб! – выкрикнула Долорес. Руки Виргилия Джонса обхватили эту прискорбную выпуклость ее тела, принялись гладить, тереть и мять; Долорес вздрагивала от наслаждения, и чувство ущербности чудесным образом менялось, превращаясь в сексуальность.

Несколько первых мгновений она лежала рядом с ним, потом вскочила и устроилась сверху, ее руки ухватились за обширные складки его тела, с детским наслаждением она принялась мять и крутить его плоть. Они снова смеялись; Виргилию теперь тоже не нужно было страдать из-за своих небезупречных очертаний. – Словно тесто мешу, – хихикала она, притворяясь, что лепит из его живота каравай.

Он кончил один раз, она же не кончила совсем. Они не пользовались своими органами ужасно много лет, и от бездействия те утратили чувствительность. Но ни он, ни она не обратили на эту безделицу особого внимания; то, что случилось с ними, само по себе вполне удовлетворило их – о большем они помышлять не могли. Некоторое время после того, как все кончилось, он попросту неподвижно лежал поверх нее, обтекая ее собой со всех сторон, укрывая, чувствуя под собой ее кости, жесткие и почти не покрытые мясом, совсем не как у него, – так они были одним зверем, четырехруким и четырехногим, двухголовым, растаявшим в блаженстве. Ее груди были парой сморщенных сушеных фиг, его же – были большими и мясистыми как арбузы. Его пенис, короткий и толстый, покорно лежал в жесткой лунке ее ладони.

– Даже не думай худеть, – говорила ему она. – Таким и оставайся. Оставайся Виргилием.

– Мне не удастся похудеть при всем желании, – отвечал он, – таким я был в тот момент, когда. Я уже пытался. Я пытался сесть на диету, но моя щитовидная железа все равно брала свое.

– Вот и хорошо, – отзывалась она.

– Кстати говоря, – добавлял он, – представить тебя толстой я тоже не могу.

– Все останется по-прежнему, – говорила она. – Мы будем сидеть на берегу, кормить цыплят, слушать птиц и вести хозяйство и…

Заметив выражение его лица, она замолчала.

– Виргилий, – воскликнула она. – Все должно оставаться, как было! Понимаешь, все!

Выражение его лица не изменилось.

Возможно, я совершила ошибку, когда решила лечь с ним. Теперь он получил то, что хотел. Теперь мне нечего ему больше предложить, нечего посулить, нечем его удержать .

Возможно, я совершил ошибку, когда решил лечь с ней. Еще одно обязательство, новые хлопоты, новые укоры. Если я лег с ней, то не солгал ли я ей?

Возможно, я поступила правильно, когда решила лечь с ним. Теперь между нами нет тайны, все решено, ясно и открыто. Теперь он знает, что любит меня .

Возможно, я поступил правильно, когда решил лечь с ней

– Я люблю тебя, – сказала Долорес О\'Тулл.

– Я люблю тебя, – сказал Виргилий Джонс.

И ему и ей было очень и очень грустно.

– Это все он , – горячо прошептала Долорес.

– Кто это «он»?

– Взлетающий Орел, – ответила она. – Если бы он не появился здесь, мы не оказались бы… здесь .

– Значит, мы должны быть ему благодарны, – ответил Виргилий Джонс.

– Да, – печально проговорила Долорес. – Мы должны быть ему благодарны. За все.

Но есть горе, подумал мистер Джонс, и есть вина: найдется ли тот, кто покорно принесет их и положит под двери Гримуса?

Долорес не сводила глаза с очистившейся от облаков горной вершины.

– Все должно оставаться, как есть, – процедила она сквозь сжатые зубы.

Глава 12

Взлетающий Орел проснулся от подземного толчка. Было раннее утро. Сотрясение почвы достигло его сквозь тонкую циновку; единственный низенький столик сдвинулся с места, фрагменты загадочных картинок ссыпались с него каскадом. Взлетающий Орел мгновенно вынырнул из сна и тут же вскочил на ноги; но толчки не повторялись, опасность миновала. Разрушений не было.

За секунду до пробуждения ему снился сон, точнее кошмар. Он в полной боевой раскраске стоял на вершине черной скалы и, размахивая томагавком, безуспешно сражался с орлом, который, раз за разом налетая, рвал когтями его тело, клевал его плоть, а снизу за ними наблюдала молчаливая темная фигура без лица, высокая и стройная. Пальцы незнакомца были унизаны кольцами, он смеялся, смеялся не переставая: это был смех Деггла.

В комнате все еще царил полумрак, сквозь мешковину на двери и окне пробивались первые лучи утреннего света. Несколько секунд он стоял, тяжело и взволнованно дыша, переводя взгляд с пустой циновки Долорес О\'Тулл на пустое кресло-качалку мистера Джонса и обратно. Потом вышел наружу.

Мистер Джонс и Долорес О\'Тулл стояли рядышком перед домом; вокруг них бегали, отчаянно пища, растревоженные цыплята, на ветвях над их головами испуганно гомонили разбуженные птицы. Толстый мужчина и тощая женщина стояли неподвижно. Губы Виргилия непроизвольно кривились; взгляд Долорес казался задумчивым и отстраненным. По крайней мере, Взлетающего Орла она не замечала.

– Трепет земли, – проговорила она.

– Что? – не понял Взлетающий Орел. Долорес его не слышала.

– Великая Черепаха пошевелилась, – добавила она, обращаясь к Виргилию, и горько усмехнулась.

Виргилий поглядел на свою подругу с тревогой. Долорес ответила негодующим взглядом и мрачно добавила:

– Я ошиблась, все осталось по-прежнему. Ничего не должно меняться – ты понял? Ничего не случилось. Все осталось по-прежнему.

– Миссис О\'Тулл здорова? – спросил Взлетающий Орел. – С ней все в порядке?

– Да, да, она здорова, – отозвался мистер Джонс, подталкивая Долорес к дверям хижины. – Она немного испугана, вот и все, – добавил он скорее для себя, чем для Взлетающего Орла. – Ей нужно отдохнуть. А нам с вами стоит прогуляться. Мне нужно с вами поговорить. А она пускай отдохнет, хорошо?

– Конечно, – ответил Взлетающий Орел.

Оставив миссис О\'Тулл в хижине, мистер Виргилий Джонс и Взлетающий Орел направились в сторону колодца – места романтического ночного свидания. Когда их шаги затихли в отдалении, Долорес вздрогнула, поднялась, подошла к сундуку, стоящему в дальнем углу хижины, и с усилием подняла его крышку. Здесь взаперти хранилось ее прошлое, не тронутое переменами, такое же, как раньше. Она уселась на пол перед сундуком, обняла его и прошептала:

– Опять то же самое вчера. Каждый новый день – то же самое вчера. Время стоит на месте.

Глава 13

По неуловимым переменам Взлетающий Орел понял, что сегодняшний мистер Виргилий Джонс отличается от Виргилия Джонса вчерашнего. Неприязнь миссис О\'Тулл к нему, Орлу, еще вчера неопределенная, сегодня укрепилась, стала несомненной и явственной. Но ни то, ни другое не занимало его в это утро – он хотел задать мистеру Джонсу вопрос и добиться от него четкого ответа. И чем раньше он узнает тайну происхождения острова Каф и одноименной горы, чем раньше узнает, где искать сестру Птицепес и Сиспи, тем раньше сможет оставить чудаковатую парочку в покое и продолжить свои одинокие поиски.

Виргилий Джонс уводил его все дальше от хижины в глубь леса. Остановились они у колодца. Колодец, а по сути дела круглая необложенная яма в земле, давно пересох. Желая скрыть волнение и преживания минувшей ночи, Виргилий Джонс придал лицу серьезное выражение и став похож на школьного учителя.

– Очень хорошо, – заговорил он. – Для начала я напомню вам, что на своем пути вы испытали много хорошего… но и плохого тоже. По большому счету, за свою жизнь вы столкнулись по крайней мере с двумя явлениями, которые можно было бы отнести к сверхъестественным. Во-первых, вы стали бессмертным: для обычных людей это великая редкость. Но мир, в котором вы до недавних пор проживали, не так уж прост. В нем можно натолкнуться на совершенно невероятные вещи.

Взлетающий Орел кивнул.

– Чанакия, – проговорил мистер Виргилий Джонс. – Это имя я сам добавил себе. Так звался древний король-философ, часто повторявший, что мир совсем не то, чем кажется на первый взгляд, и даже не то, чем не кажется, но все сразу. Одновременно и то, каким мы его видим, и то, каким нам не дано его увидеть. Это известное определение, и если я не ошибаюсь, принадлежит оно именно Чанакия. Это было сказано много, много лет назад – понимаете? За точность цитаты не ручаюсь, здесь важен смысл.

Мистер Джонс быстро глянул на яму колодца, вздохнул и заговорил снова.

– Хорошо, подойдем к проблеме с другой стороны. При взгляде на меня, вы, мистер Орел, понимаете, что тело мое твердо и непрозрачно. Возьмем теперь другое – посмотрев на этот колодец, вы можете с уверенностью сказать, что он пуст. Теперь ответьте мне следующее: согласны вы или нет с тем, что эти два определения – полная пустота и твердое непрозрачное тело – не имеют никакого отношения ни к моей природе, ни к природе колодца, а целиком и полностью зависят от того, как вы и то и другое видите?

Взлетающий Орел нахмурился.

– Извините меня, мистер Орел, – сказал тогда мистер Джонс. – Вижу, что обескуражил вас, но и это понятно – вопрос сложный. Но попытайтесь понять: мое тело есть материя, состоящая из мельчайших частиц, иными словами, элементарных ультрамикрокосмов. Все сводится к тому, что расстояние между частицами, составляющими мое тело, гораздо меньше, чем между заполняющими пространство колодца. Располагая другими средствами наблюдения, более точными и чуткими, чем наши глаза, можно открыть, к примеру, что я так же «пуст», как жерло колодца, или наоборот, что воздух в колодце так же «тверд» и «плотен», как я.

– Возможно… – с сомнением проговорил Взлетающий Орел.

– То, к чему я клоню, как обычно, неловко и обиняками, – продолжил Виргилий Джонс, – сводится к следующему: границы нашего мировосприятия устанавливают наши собственные возможности, а не природа мира. Встречая на своем жизненном пути вещи, выбивающиеся из установленных нами же самими привычных рамок, мы немедленно причисляем их к разряду сверхъестественного. Призраки. Неопознанные летающие объекты. Видения. Мы ставим под сомнение душевное состояние тех, кто способен видеть все это. И интересный факт: человека признают разумным только тогда, когда он вписывается в изначально выдуманные кем-то границы реальности.

– Хм, – отозвался Взлетающий Орел.

– «Вперед, вперед и вперед, – сказала птица», – торжественно провозгласил Виргилий Джонс.

– Что?

– Это цитата из одного известного автора, – ответил Виргилий Джонс. – Мое чудачество. Пытаюсь оправдаться в собственных глазах. Но давайте продолжим. Прошу прощения за краткое отступление от темы.

С тем чтобы подкрепить и пояснить свои тезисы, я приведу пример. Аналогию. Во всех нас – и в окружающем нас мире – в живых существах и неподвижных предметах, ветре и свете, в общем во всем – сравнительно с подлинно твердой материей, есть большая доля пустого пространства. Не будет безосновательным заявить, что прямо здесь, вокруг нас и внутри нас, существует совершенно другой мир, состоящий из соответствующих друг другу твердых частиц и пустот, и имеющиеся в этом мире наблюдательные устройства таковы, что мы для его обитателей словно бы не существуем, как, впрочем, и они для нас. Я говорю о другом измерении.

– Ну, не знаю, – нерешительно протянул Взлетающий Орел. – А если и так, то что?

– Если вы примете эту гипотезу, то, развивая ее, можно сказать, что одновременно может существовать больше двух таких миров. В одной и той же точке пространства может быть бесконечное множество измерений, этакий палимпсест, одно скрыто за другим, на другом слое, причем постичь или увидеть эти измерения, кроме одного, мы не в состоянии.

И вот еще: нет причин сколько-нибудь обоснованно полагать, что все это бесконечное множество измерений существует только в масштабах нашего физического мира. Бесконечность измерений может брать начало от мельчайших микрочастиц, составляющих атомы, восходя к размерам вселенной. Не будет также ошибкой заявить в таком случае, что сами мы, возможно, существуем внутри пары субатомных частиц некоего иного, невообразимо огромного мира.

Взлетающий Орел почувствовал раздражение.

– Все это, конечно, очень интересно, – довольно резко проговорил он. – Однако я не понимаю, какое это отношение имеет к ответу на впорос, где находится моя сестра?

– Мой дорогой мистер Орел, – примирительно отвечал мистер Джонс. – Я просто пытаюсь расширить ваш кругозор, ничего более. Я не вижу другого пути объяснить вам природу существования нашего острова.

Мысли в голове Взлетающего Орла начали тошнотворный круговорот.

– Возможно, вы уже что-то слышали о теории потенциального бытия, – любезно продолжил тем временем мистер Виргилий Джонс. – Исходя из этой теории, предположим, что есть – скажем для простоты – четыре вероятных пути развития Средиземного моря. Первый из них: ни в прошлом, ни в будущем, нигде об острове Каф не слыхали. Второй путь: остров Каф существовал, но потом по некоторым причинам исчез. Третий: остров не существовал в прошлом, но существует теперь и будет существовать в будущем. И, наконец, четвертый, – мистер Виргилий Джонс обвел рукой вокруг себя, – остров существовал в прошлом и продолжает существовать в настоящем.

Сказав это, он позволил себе небольшую театральную паузу.

– Оригинальных описаний измерений может быть столько же, сколько существует самих измерений. Существует миллион планет, подобных Земле, миллион различных путей исторического развития, причем все эти варианты осуществляются одновременно. Существование измерений может быть взаимосвязанным, но в повседневной жизни мы не замечаем никаких огрехов взаимного пересечения измерений, возможно, влияющих на прошлое и будущее друг друга. Это уже за рамками нашего восприятия. Вы, мистер Орел, оказались в другом историческом континууме – вот что с вами случилось, грубо говоря. Мы все существуем только здесь – мы и наш остров. В том мире, откуда вы пришли, о нас ничего не знают, потому что там нас нет.

– Значит, вы все призраки, – сказал словно бы самому себе Взлетающий Орел. – Вы призраки, а я сумасшедший. Вы это хотите сказать? Я вижу несуществующие вещи и несуществующих людей.

– Не слишком веселый вывод, – заметил мистер Виргилий Джонс. – Ваши слова можно трактовать и иначе: возможно, призрак – вы. Вы и ваша сестра Птицепес.

– Где она? – громко воскликнул Взлетающий Орел, уже не сдерживаясь, словно, выяснив это, мог бы избавиться от всех прочих сомнений.

– В ее точном местопребывании я не уверен. Она где-то на вершине горы. Шансов найти ее у вас практически нет, даже невзирая на то, что ваше оригинальное прибытие на остров свидетельствует о вашей высокой восприимчивости к параллельным измерениям.

– Но почему я не смогу найти сестру? Ведь остров не так велик? – успокаиваясь, спросил Взлетающий Орел.

Помолчав минутку, Виргилий Джонс ответил:

– Это не так просто объяснить, мистер Орел. Именно поэтому мы откладывали этот разговор до дня вашего выздоровления.

– Я найду ее, – упрямо повторил Взлетающий Орел.

– Постучите по дереву, – посоветовал мистер Виргилий Джонс, повернулся, подошел к ближайшему стволу и так и сделал.

– Проживая в реальности, где, как я уже говорил, возможно все, – смущенно заметил после этого он, – я предпочитаю не пренебрегать даже мелочами. Отсюда происходит и мое болезненное суеверие – это, конечно, глупо, но все же. В конце концов, ведь в этом дереве может обитать злой дух. Или мстительный бог. Существование могущественных демонов-колдунов я тоже допускаю. Линии на ладони человека всегда говорят правду. Символы бывают не менее реальными, чем люди. Как в нашем, так и в вашем измерении мы придаем очень большое значение вопросам взаимодействия символов с непознанной и таинственной материей человеческой судьбы. Узнать и назвать истинные движущие нами силы не только непросто, но порой невозможно. Существуя беззащитным в столь бескрайнем океане разнообразных вероятностей, я нахожу простительное утешение в своих невинных слабостях.

Взлетающий Орел напряженно застыл, сжав кулаки (костяшки пальцев побледнели) и губы (те превратились в бесцветную, почти незаметную полоску).

– Ну полно, перестаньте, – попытался разрядить обстановку мистер Джонс. – Я считал вас более гибким и восприимчивым.

– Я ухожу, – сказал Взлетающий Орел, – сегодня же. Я поднимусь на гору. Я найду сестру Птицепес и Сиспи, и они помогут мне выпутаться из этого безобразия.

– К сожалению, это невозможно, – ответил Виргилий Джонс.

– Почему? – выкрикнул Взлетающий Орел.

– Ввиду Эффекта Гримуса, – спокойно объяснил мистер Джонс. – День ото дня сила Эффекта растет. Сказать по правде, и нам осталось недолго ждать – день, когда граница Эффекта достигнет подножия горы и нашей хижины, уже не за горами – извините за неудачный каламбур. Я не советовал бы вам уходить.

Взлетающий Орел почувствовал себя совершенно разбитым, словно его снова только что выбросило из моря на берег.

– О чем это вы говорите? – тихо спросил он.

– О Гримусе. И порожденном им Эффекте.

– Что это такое, черт возьми?

– Для одного дня новостей, я думаю, довольно, – ответил Виргилий Джонс. – Не вдаваясь в подробности, скажу вам лишь одно: склоны горы Каф кишат чудовищами, мистер Орел. Без проводника вы там обязательно пропадете. Возможно, и проводник вас не спасет.

Совершенно уже сбитый с толку Взлетающий Орел яростно затряс головой и спрятал лицо в ладонях. Виргилий Джонс подошел к нему и положил руку на плечо.

– Мне очень жаль, – проговорил он. – Поверьте, мне очень жаль. Извините, но что правда, то правда.

– Нет, не вам, а мне нужно извиняться, – возразил Взлетающий Орел. – Я веду себя как капризный ребенок.

– Вас можно понять, голубчик, – добродушно отозвался Виргилий Джонс.

– А вы можете сказать мне, что это за чудовища?

Виргилий Джонс печально кивнул.

– Значит, вы непреклонны? – спросил он.

– Да, – ответил Взлетающий Орел. – Чем бы мне это ни грозило, я хочу довести начатое до конца.

– То, о чем я говорил вам недавно, это лишь Внешние Измерения, – сказал тогда мистер Джонс. – Кроме того, существуют и Внутренние. Никто не знает, что за вселенная может таиться в голове человека. Эффект может оказывать на сознание самое разрушительное воздействие. Последствия могут оказаться печально необратимыми.

Мистер Виргилий Джонс замолчал. Взлетающий Орел пытался добиться от него большего, но узнал только вот что:

– О некоторых свойствах острова Каф невозможно рассказать словами – это можно понять, только испытав на себе. Возможно вам, мистер Орел, повезет, и вы так ничего и не узнаете об этих ужасах. Вы мне очень понравились. Вы устремлены к своей цели и настойчивы, а для этого нужна душевная стойкость.

Взлетающий Орел неуверенно улыбнулся.

– Взгляните еще раз на этот колодец, – торопливо, желая скрыть смущение, заговорил мистер Джонс. – Вот одно из наглядных подтверждений тому, что суеверия, приметы и тому подобное не всегда справедливы. Это место я определил, пользуясь указующей на воду лозой – способ известный, – но, как видите, воды тут нет и в помине. Для того чтобы вода здесь появилась, одного хотения недостаточно – нужно и само ее присутствие. Одним желанием не заставишь воду сочиться из сухих стенок.

– Но зачем вам колодец? – удивился Взлетающий Орел. – У вас же есть ручей.

Он махнул рукой в сторону журчащей между деревьями извилистой водной полоски.

– Нужно же мне было чем-то заняться, – неохотно ответил мистер Виргилий Джонс. – Мысль, конечно, не самая лучшая.

– Ваши желания мне непонятны, – сказал мистер Джонс Взлетающему Орлу. – Вы хотите стать старше, умереть – это грустно слышать. Откуда у вас, такого молодого телом и, вероятно, душой, такие мысли?

Отвечая, Взлетающий Орел удивился горечи, которую расслышал в собственных словах:

– Я хочу вернуться к людям.

По лицу мистера Джонса быстро скользнула тень: сначала потрясение, потом на смену пришло что-то другое… желание извиниться? Этот человек слишком часто извиняется, подумал Взлетающий Орел.

– Любопытно, – проговорил мистер Виргилий Джонс, – смерть вам представляется силой очеловечивающей.

Настроение у растерянного Взлетающего Орла вконец испортилось – он все глубже погружался в трясину неразрешимости, и выхода пока видно не было. Мистер Джонс, очевидно, чувствовал себя не лучше. Поднявшись с травы, на которой они сидели, он отряхнул брюки, поправил шляпу и попробовал вернуть гостю присутствие духа.

– Остров Каф, – заметил он, – часто представляется мне великим лингамом , находящимся посреди йони – Моря. – Увидев, что Взлетающий Орел смотрит на него непонимающе, Джонс пояснил: – Это санскритские термины, мой дорогой Орел. Не слишком приятная вещь. Я знаю, у меня мрачноватый юмор.

Снова посерьезнев, он продолжил:

– Почему я придаю этому несчастному месту такой откровенно фаллический смысл, сказать с точностью не могу. Дело в том, что нас, живущих на острове, объединяет сущая безделица. Это…

Мистер Джонс замолчал.

– Что же? – настойчиво спросил его Взлетающий Орел.

– Но вы и без меня, должно быть, знаете это, голубчик, – ответил Виргилий Джонс, делаясь необыкновенно серьезным. – Я говорю о бесплодии. Мы стерильны. Стерильны. Вот на чем я сломался. Печальный, если не сказать трагический побочный эффект Напитка Жизни. Среди этих забытых Богом скал вы, голубчик, не услышите детского смеха. Мы все бесплодны, каждая грешная душа.

Включая и вас.

Настало время горечи звучать в голосе мистера Виргилия Джонса. Взлетающий Орел встал, повернулся и зашагал к хижине. Виргилий Джонс снова опустился на траву и еще долго в задумчивости сидел так, выбирая у своих ног мелкие веточки и ломая их между пальцами.

Глава 14

В нормальных обстоятельствах Взлетающий Орел наверняка питал бы к миссис О\'Тулл, несчастной женщине-калеке, инстинктивное сочувствие. Он сам, в свое время признанный уродом, немало натерпелся из-за безжалостных шпилек, подпущенных на его счет собратьями; таким образом, у них было много общего. Но взаимная симпатия не возникло, и теперь Взлетающий Орел понял, почему. Если, по словам Виргилия Джонса, на гору Каф невозможно было (или не следовало) подниматься без опытного проводника, то без слов было ясно, кто мог стать таким проводником. Взлетающему Орлу не терпелось продолжить поиски, и он снова и снова пытался придумать способ убедить мистера Джонса отправиться вместе с ним. Не удивительно, что Долорес невзлюбила его; вежливая и радушная хозяйка вначале, она стала совершенно нетерпимой к Взлетающему Орлу.

Может быть стоит предложить и ей пойти с ними? Возможно, это самое правильное решение, сказал себе он. Отказавшись от этого предложения, миссис О\'Тулл лишится морального права ненавидеть его. Они перестанут быть врагами. Выход был вроде бы найден, но легче от этого не стало.

Глава 15

О, какая это замечательная вещь, старинная – отличный крепкий сундук, огромный, пусть старый и затянутый паутиной, но такой покойный, замки давным-давно сломаны, крышка забыла как открываться, а внутри хранится вся ее жизнь. О, это чудесный сундук, он так надежно хранил ее воспоминания все эти годы. Открыть его, погрузиться в прошлое с головой – и вокруг вновь былые радости и горести, все по-прежнему, ничего не изменилось. Перст движется и оставляет после себя письмена, оставляет письмена, и все движется, движется. Всем твоим слезам не смыть начертанное им. Ни всем твоим слезам, ни призраку орла. Да, да, да, это так, все замерло, застыло в вязкости лет, как застыло ее бессмертное тело, теперь такое же бессмертное, как и душа, каждый новый день оно встречает прежним, не молодеет, но и не делается старше, неизменное, вечное. Сегодня – это то, что завтра станет прошлым, все неподвижное, незыблемое словно этот сундук, который и рассказал ей обо всем этом. Вот тяжелая крышка со скрипом открывается, время зияет перед ней узкой длинной щелью. Вот они, свечи, преданные слуги Господни, невидимое бессмертие только-господь-наш-мудр, на свету недосягаемый сокрой-от-глаз-наших. Тот, кто несет с собой перемены, да не ступит ногой около меня. Нет, нет, они не посмеют забрать это у меня. О, свечи мои, как могла я так забыться, почему забросила вас, мои стройные чистые свечечки? Посмотрите, вот фотографии, они желты как прах, они уже наполовину покоробились, прах к праху, горстью в могилу великой королевы. Могильщик Виргилий, имя для поэта, жаль, здесь нет камеры, а то сфотографировать бы его и оставить здесь, зачаровать его желтеть и коробиться, навеки и навсегда. Ее глаза лучше всяких фотографических камер – стоит только закрыть их – и вот он, стоит перед нею, ни желтизны, ни коробления, тепло его тела, которое она познала вчерашней ночью, мягкие складки укрывают ее, берегут от опасностей и гонят время прочь, под этими складками все неизменно, все как было. Вот, вот фотографии. Бедная малышка, сказала тетя Энни, у нее горб. Горб, горбик, как у верблюжки. Она La belle dame aux camelious. О, милости Господни. Милосердные небеса, неизменные во веки веков, вот она, вот форменное платьице, маленькая монашка, девочка-монахиня, скажи семь раз авемария, и он навсегда останется с тобой. Вот оно, прошлое. Положи его в свой сундук, драгоценного своего поэта-могильщика, положи, пусть лежит здесь всегда прежний, положи его в сундук и сохрани, удобно сложенного в несколько раз, переложенного, такого же, как прежде и всегда, да пребудет мир вовеки, аминь. Благослови меня иисусе, благослови и его в своей молитве, толстяка с римским именем, виргилий виргилий, дай ответ, что жду я от тебя. Я с ума схожу, так сильно я люблю тебя. – Как он может от меня уйти, за что мне такая мука? Все раны закрылись здесь, боль уже почти ушла, здесь он а в нем – моя благодать, и здесь я, его благодать, да будет все так изо дня в день. Да не сможет орел унести его прочь в своих когтях, да не сможет орел унести его к прошлому, прошлое уже минуло и упокоилось, прошлого не вернуть, в него не зайти снова, как в стоячую воду, прошлое неподвижно, желто и покоробленно, прошлое. Только перст все движется, выводит свои письмена. Закрой сундук, убери с глаз долой свои детские вещи, все решено, и он останется навсегда навсегда навсегда ничего не изменится все будет так и только так и мы будем вместе виргилий и долорес все будет так всегда ведь нас соединила навеки любовь. Бедный маленький могильщик джонс, сколько он уже позабыл, сколько прошлого лежит у него на плечах, такая тяжесть, и тяжесть эта не даст ему двинуться с места, все останется как есть. Виргилий, виргилий, ответь. Вот так, закрой сундук, в нем ничего не меняется, все по-прежнему, замерло. Да будет так милосердной волей господней. Так я прошу, и да будет так. Да будет так, и весь сказ.

Она подмела в доме и убрала со стола, свернула циновки и вытерла пыль с кресла-качалки, раздула очаг и положила в котел свежие коренья, и налила воду. И взялась стряпать обед – на двоих. Их будет здесь только двое, незыблемых как скалы, постоянных и неизменных, как эта комната, Долорес О\'Тулл и Виргилий Джонс, Виргилий О\'Тулл и Долорес Джонс, Виргилий Долорес и Джонс О\'Тулл, Виргилий О\'Долорес и Долорес О\'Виргилий. Как два чудака: Вильям Фицгенри и Генри Фицвильям. Не прерывая работы, Долорес О\'Тулл усмехнулась.

Когда призрак появился в дверях, она его не сразу заметила. Призрак, высокий, стройный длинноволосый мужчина, остановился в нерешительности в дверях хижины, не зная, как объяснить женщине свои затруднения. Женщина продолжала стряпать, не обращая на призрак внимания – тогда призрак вежливо кашлянул.

Она мгновенно обернулась к двери, и слово «Виргилий!» уже округлило ее губы, да так и застыло. Ее рот несколько раз беззвучно открылся и закрылся, она хотела закричать, но не смогла. Женщина начала медленно пятиться от двери и отступала, пока не наткнулась на сундук.

– Миссис О\'Тулл? – спросил пришедший. – С вами все в порядке? Вы так побледнели…

Ужас наконец достиг ее сердца. Она рывком откинула крышку сундука и запрыгнула внутрь. Быстро, разбрасывая содержимое, нашла то, что нужно и вскинула руку с зажатым в ней предметом, отгородившись им от пришельца, – небольшим распятием, вырезанным из дерева и уже порядком изъеденным древоточцем.

Она выкликнула:

–  Изыди, Сатана!

– Долорес, – заговорил с ней призрак. – Успокойтесь, Долорес.

– Уходи прочь, – продолжала выкрикивать Долорес О\'Тулл. – Тебя нет здесь. Нас тут живет только двое. Виргилий Джонс и Долорес О\'Тулл. И больше никого. Вот смотри: здесь только две циновки. Я накрыла обед на двоих. Здесь нас только двое. Все должно остаться как было.

– Вы не узнаете меня? – спросил призрак, медленно и внятно выговаривая слова. – Долорес, неужели вы не помните, кто я?

– Уходи прочь, – ответствовала миссис О\'Тулл, приседая внутри сундука и укрываясь за его стенкой. – Не смей ко мне приближаться. Уходи туда, откуда пришел. Возвращайся к Гримусу. Дух Каменной Розы, изыди! Я не верю в тебя!

– Каменная Роза, – повторил призрак. – Гримус. О чем…

–  Изыди! – пронзительно завопила Долорес О\'Тулл и захлопнула крышку сундука.

Призрак прошел в хижину и остановился посреди комнаты, раздумывая, что же теперь делать. В конце концов, он же хотел поговорить с Долорес наедине, значит, Виргилия Джонса пока еще можно не звать. Он подошел к сундуку и опустился перед ним на корточки.

– Господи защити меня! – закричали изнутри, едва он попробовал приподнять крышку.

– Миссис О\'Тулл… Долорес… – снова заговорил призрак, – я хотел предложить вам кое-что.

– Нет, нет, – кричала в ответ Долорес. – Тебя нет здесь.

– Я знаю, вы хотите, чтобы я ушел, – взволнованно продолжал призрак. – Вы боитесь, что я уговорю мистера Джонса идти со мной. Но что вы скажете, если я предложу вот что: пойдемте все вместе, вы, я и Виргилий? Что вы скажете на это?

– Тебе не заманить меня на гору, – визгливо причитала Долорес, блестя из темноты сундука глазами. – Там наверху ничего не осталось, только прошлое. Мы ушли и оставили прошлое позади. В прошлое нельзя войти заново. Прошлое не изменить. А теперь уходи.

Призрак вздохнул.

– Значит, мы расстаемся врагами, – проговорил он. – Дорогая миссис Долорес, мне очень жаль, что так вышло; особенно теперь, когда вы больны. Я пойду приведу Виргилия… мистера Джонса.

– Оставь его в покое! – что было сил заорала Долорес. – Уходи и не смей трогать его!

Призрак вышел из хижины.

Бегом возвращаясь к колодцу, где он оставил Виргилия Джонса, Взлетающий Орел вспомнил разговор двух индианок-аксона, который подслушал еще мальчиком.

– С этим Рожденным-от-Мертвой нужно быть особенно осторожной, – сказала тогда первая скво.

– Да, – ответила вторая скво, постарше. – Если уж кому довелось так появиться на свет, то в глазах у него навсегда поселяется смерть.

И Ливия Крамм говорила ему это.

И Виргилий Джонс назвал его Разрушителем.

И все равно ему нет дела до всего этого.

Ибо что он мог изменить?

И кто такой или что такое этот Гримус?

А Каменная Роза?

И согласится ли Виргилий Джонс идти вместе с ним? Или, может быть, теперь, узнав о болезни миссис О\'Тулл, он откажется?

Задыхаясь, он мчался к сухому колодцу.

Глава 16

Именно колодец помог Виргилию Джонсу принять окончательное решение; но прежде чем решение было принято и роль колодца стала ему ясна, он подобрал и сломал все веточки в пределах досягаемости своей руки. Ломая очередную веточку, он бросал половинки в пустую глотку колодца.

Слово за словом он убеждал себя идти. Вот каковы были его рассуждения:

О том, что на острове Взлетающий Орел первым делом встретит старого Виргилия Джонса, Николас Деггл знать, конечно, не мог.

Хруп .

Ergo, Николас Деггл мог послать индейца на остров просто для проверки, для того только, чтобы посмотреть, крепки ли еще воздвигнутые им Врата.

Хруп .

Что означает также и скорое прибытие самого Деггла, который не заставит себя ждать.

Хруп .

А если Николас Деггл вернется, жизнь на острове станет просто невыносимой. После Гримуса, он полагает Виргилия Джонса своим вторым заклятым врагом. Деггл объявил об этом, когда его изгоняли с острова.

Хруп .

Но даже если Николас Деггл не вернется, жизнь все равно вряд ли наладится. Эффект охватывает все большую территорию и усиливается. Долорес даже пришлось отказаться от обычных дальних походов в лес за припасами. Как только Эффект накроет их маленькую хижину, то жизнь здесь ничем не будет отличаться от жизни в К. Для Долорес уж точно.

Хруп .

О чем наверняка знал Николас Деггл (и о чем Взлетающий Орел не знает, по крайней мере пока), так это о том, ч?м Взлетающий Орел, увлеченный своими поисками и такой целеустремленный , может в результате стать для острова. Шансы на подобный исход были очень велики.

Хруп .

Так что сидеть на месте сложа руки резона нет.

Хруп .

Остается Долорес – снова взбираться на гору она ни за что не согласится. Но если он решит в конце концов идти вместе с Взлетающим Орлом – а ведь он уже все равно что решил , – то объяснить это можно будет только тем, что он поступает так для блага Долорес и ни для чего более.

Хруп .

Но если вслед за аксона на острове все-таки появится Деггл, а его в хижине не окажется, что тогда? Хватит ли у Долорес сил противостоять Дегглу? Мистер Джонс несколько минут раздумывал над этим и решил, что если ему суждено уйти, то лучше уж считать, что Долорес в состоянии постоять за себя.

Хруп .

Решающий вопрос: будет ли от него, искалеченного и истерзанного предыдущим опытом пребывания в различных измерениях, толк как от проводника? Ответ мог быть только один, безрадостный: он постарается изо всех сил и будет надеяться на лучшее.

Хруп .

Другой вопрос, тоже немаловажный: сможет ли он управлять действиями Взлетающего Орла и послушается ли тот его? От этого во многом зависело удачное осуществление его плана. И снова ответ был уклончивым: все зависело от того, как Взлетающий Орел перенесет встречу с тем, что ждет их на пути вверх по склону горы.

Хруп .

И потом, есть ли у него выбор? Действие Эффекта ширится, подземные толчки продолжаются. Одним словом, остров обречен, и ждать конца осталось недолго.

Хруп .

Именно в этот миг колодец помог ему собраться с мыслями. Виргилий Джонс бросил половинки очередной веточки в яму и поразился внезапно бросившемуся ему в глаза сходству между колодцем и островом. Все то же: идея, которая так и не дала ожидаемых плодов. Мог некто отказаться от своих трудов, бросить все на полпути, как сам он отказался от жизни рядом с обитателями острова и ушел из К.? Но не попытается ли некто спасти начатое? Или, возможно, наоборот, некто согласился все уничтожить, как поступает сейчас он, пытаясь наполнить веточками сухой колодец и сровнять его с землей?…

Подобно Взлетающему Орлу, который выбрал путь к вершине горы вместо возможности прохлаждаться у ее подножия, подобно Долорес О\'Тулл, которая прошлой ночью решилась открыть ему свою любовь, вместо того чтобы продолжать играть в молчанку, Виргилий Джонс предпочел действие бездействию. Потому что кто-то должен был сделать это, как цыпленок должен был попасть под нож Взлетающего Орла, как Долорес должна была открыться, как колодец был здесь для того, чтобы его засыпали. Кто-то в конце концов должен сделать это, сказал он себе, поднялся с травы, надел котелок и моргнул.

Взлетающий Орел появился как раз тогда, когда Виргилий Джонс сломал последнюю веточку и бросил ее в колодец.

Виргилий Джонс собрался с духом и сказал:

– Мистер Орел, вы по-прежнему хотите подняться на гору?

Взлетающий Орел остановился и несколько секунд переводил дух.

– Да, – ответил он и хотел что-то добавить, но Виргилий опередил его:

– В таком случае прошу позволения быть вашим проводником.

Известие это так ошеломило Взлетающего Орла, что некоторое время он не мог выговорить ни слова.

– Миссис О\'Тулл, – объявил он наконец. – С ней что-то неладно.

Долорес О\'Тулл все еще сидела в сундуке, когда Виргилий вошел в хижину – вошел один, так как Взлетающий Орел почел за лучшее остаться снаружи.

Увидев возлюбленного, миссис О\'Тулл с криком радости вскочила на ноги.

– Виргилий! – воскликнула она. – Я так беспокоилась за тебя.

– Ничего, ничего, Долорес, – дрожащим голосом проговорил мистер Джонс, чувствуя себя ужасным обманщиком.

Миссис О\'Тулл выбралась из сундука и заковыляла ему навстречу, как старая шимпанзе.

– Все останется по-прежнему, так ведь, Виргилий? – с волнением спросила она.

Виргилий Джонс закрыл глаза.

– Долорес, – сказал он. – Постарайся понять меня. Я должен идти на гору вместе с мистером Орлом. Должен.

– Ах, чудесно, – воскликнула в ответ она, хлопая в ладоши. – Я знала, знала, что все будет хорошо.

Виргилий Джонс впился глазами в лицо миссис О\'Тулл.

– Долорес, – повторил он. – Ты поняла, что я сказал? Завтра утром мы уходим. Уходим на гору.

– Да, конечно, – отозвалась она. – Завтра утром. Завтра утром мы спустимся на берег, как обычно, я отнесу твое кресло, неуклюжий и близорукий ты мой, Виргилий, мой любимый.

– О Господи, – прошептал Виргилий Джонс.

– Вашей вины здесь нет, – сказал мистер Джонс Взлетающему Орлу, возвратившись из хижины во двор. – Пожалуйста, не казните себя. Это я во всем виноват. Это мой крест.

– Вам нужно остаться с ней, – отозвался Взлетающий Орел.

– Нет, я уже принял решение, – отрезал мистер Джонс. – Если вас это устраивает, мы выйдем завтра утром.

– Но почему, мистер Джонс? – спросил Взлетающий Орел. – Зачем такие жертвы?

– Дареному коню в зубы не смотрят, мой дорогой друг, – ответил мистер Джонс и криво улыбнулся. – Вы знаете латынь?

– Нет, – признался Взлетающий Орел. – Всего несколько слов.

–  Timere Danaos et dona ferentes , – объявил мистер Джонс. – Поняли?

– Нет, – ответил Взлетающий Орел.

– Все будет так же, – объяснил мистер Виргилий Джонс, – как если бы мы были друзьями.

Глава 17

Чтобы не беспокоить Долорес, в тот вечер Взлетающий Орел пообедал у колодца в одиночестве; Виргилий Джонс принес ему туда еду. Отчего все так повернулось, Взлетающий Орел не мог взять в толк. Многое из происшедшего не согласовалось: предложение мистера Джонса было очень неожиданным, принял он это решение под влиянием каких-то неведомых, но несомненно важных и трагических обстоятельств. Взлетающий Орел попытался разобраться, но потом бросил эту затею; вместо того, покончив с ужином, он решил лечь и хорошенько выспаться. Сон быстро пришел к нему.

Тем временем в хижине мистер Виргилий Джонс не оставлял отчаянных попыток пробиться сквозь туман, застилающий разум Долорес О\'Тулл.

– Ты помнишь Николаса Деггла? – спросил он ее.

– Конечно помню, – вполне нормальным голосом ответила Долорес. – Его я помню хорошо. Слава Богу, мы от него избавились. Он исчез, и поделом.

– Он не исчез, Долорес. Вернее, исчез с острова, но не бесследно. Гримус изгнал его отсюда. Послушай меня: если, паче чаяния, Деггл появится здесь, не говори ему, что знаешь меня. Хорошо?

– Конечно, дорогой, я ему ничего не скажу, – спокойно отозвалась Долорес. – Вот только то, о чем ты просишь, глупо. Если он, упаси Господи, объявится здесь, то сразу же увидит тебя сам.

– Долорес! – воскликнул мистер Джонс. – Завтра я ухожу!

– Я тоже тебя люблю, – ответила Долорес.

Виргилий Джонс в бессилии покачал головой.

– Послушай, Долорес, – снова заговорил он. – Николас Деггл очень зол на меня и жаждет мщения. Поэтому он ничего не должен узнать о нашей любви… о нашей с тобой любви. Для твоего же блага.

– Дорогой, – отвечала миссис О\'Тулл, – о нашей с тобой любви я хотела бы рассказать всему миру. Я хочу кричать об этом так, чтобы по всему острову было слышно. Я хочу…

– Долорес, – взмолился Виргилий Джонс. – Прошу тебя, перестань.

– Я так рада, что ты остаешься, – сказала тогда она. – Я так горжусь тобой.

– Горжусь, – эхом повторил Виргилий Джонс.

– Да, горжусь, – повторила она. – Ты прогнал призрак, насланный Гримусом. Как ловко это у тебя получилось. Теперь все будет хорошо. Все будет как раньше.

– Нет, – вздохнул мистер Джонс, признавая свое поражение. – Бесполезно.

В эту ночь Виргилию Джонсу приснилась Лив. Высокая смертоносная красавица Лив, которая много лет назад изломала ему душу. Лив стояла в центре водоворота и улыбалась ему, а он падал ей навстречу. Рот Лив зовуще открывался, улыбка ширилась, а он все несся и несся ей навстречу, потом вода ударила его и переломила, как веточку.

За ночь Взлетающий Орел несколько раз просыпался: спать на земле было холодно и сыро. Один раз он проснулся от того, что у него страшно зачесалась грудь. В полусне он принялся чесаться и, засыпая снова, подумал: Проклятый шрам . Шрам будил его еще несколько раз в ту ночь.

Снова тиусверг. Утро. Туман.

Кто-то ласково разбудил Виргилия Джонса, тронув его за плечо. Он открыл глаза и увидел склонившуюся над ним миссис О\'Тулл. Долорес улыбалась.

– Пора вставать, любимый.

Виргилий Джонс поднялся с циновки. Сняв с колышка на стене свой старый заплечный мешок, он принялся методично укладывать в него сушеные фрукты и свежие овощи.

– Зачем тебе мешок, дорогой, ты собираешься взять его с собой на пляж? – спросила Долорес. Виргилий Джонс ничего не ответил.

– Мне нужен твой ремень, дорогой, – сказала тогда миссис О\'Тулл медовым голоском. Виргилий Джонс молча начал одеваться: черный костюм, котелок.

– Долорес, я не смогу дать тебе сегодня ремень.

– Вот как? – округлив губы, вздохнула она. – Ну что ж, обойдусь.

Миссис О\'Тулл взвалила кресло-качалку на горбатую спину.

– Ну же, дорогой, – ласково позвала она. – Пора.

– Я не смогу пойти с тобой, – ответил Виргилий.

– Хорошо, дорогой, – отозвалась она. – Я пойду вперед, а ты догоняй, как всегда. Увидимся внизу.

– До свидания, Долорес, – попрощался он.

Прихрамывая, Долорес заковыляла к тропинке, ведущей вниз, на берег.

Взлетающий Орел дожидался мистера Джонса у колодца. Он по-индейски повязал голову платком и сзади воткнул за повязку перо.

– Сегодня у меня важный день, и поэтому я должен облачиться согласно обычаю предков, – пошутил он.

Виргилий Джонс даже не улыбнулся.

– Пошли, – сказал он.

Пустое кресло-качалка стояло на берегу, повернутое спинкой к морю. Рядом с качалкой на серебристо-сером песке сидела Долорес О\'Тулл и пела свои печальные любовные песни. – О, Виргилий, – говорила она. – Я так счастлива.

Где-то на поросшем лесом склоне горы Каф, неслышный и невидимый, лежал, наблюдая за толстым неуклюжим человечком в котелке и его высоким стройным спутником с заткнутым за головной платок пером, и дожидался их прибытия горф.

Глава 18

Планета горфов, известная также под именем Тера, обращалась вокруг звезды Нус в галактике Йави Клим, в свою очередь расположенной в плоскости вселенной, обжитой горфами. Эту плоскость вселенной иногда называли Эндимионом Горфов.

Одержимость горфов в составлении анаграмм не знала границ: от забав с перестановкой букв в названиях до Священной Игры Всеобщего Порядка. Возможности Священной Игры простирались много дальше составления словесных головоломок; могучие мыслительные способности горфов позволяли им делать анаграммы не только из предметов окружающего мира, но и из самих себя – последнее считалось довольно сложным ввиду особой гротескности телесной оболочки горфов. Правила Игры назывались Анаграмматика; получить звание Магистра Анаграмматики было величайшей мечтой всех живых горфов.

Понятие «живой» вообще-то было применимо к горфам с большой натяжкой, поскольку горфы не походили ни на одну из известных нам форм жизни. Для поддержания своего существования горфам не требовались ни вода, ни пища, ни атмосфера. Все сведения о внешнем мире горфы черпали при помощи единственного, но очень мощного органа чувств, одновременно служащего для зрения, осязания, вкуса, восприятия звуковых волн, температуры и многого другого; их огромные, бесполезные и необыкновенно плотные тела окружала аура особого свечения.

Дадим теперь их словесный портрет: типичный горф похож на большую лягушку, с одним коренным отличием. Тело горфа целиком состоит из камня.

История происхождения горфов покрыта мраком. Виной их уродства могло быть излучение неведомой природы, опалившее когда-то бесплодную Теру и наделившее обыкновенные камни разумом удивительной силы вместе – по невероятной скорбной иронии – со способностью жить практически вечно в полной изоляции от остального разумного мира. Ибо такова была трагедия горфов: ни на Тере, ни на других планетах их эндимиона не было живых существ иных видов. Ни животных, ни растений. Не было даже ветра, который мог бы овевать каменные тела горфов.

Несколько миллиардов лет это обстоятельство, иначе говоря, отсутствие сравнительной шкалы, мешало горфам осознать, какая, по сути дела, они высокоразвитая раса. Результатом вынужденной изоляции стало распространение среди горфов некой философской паранойи. Верховный Гроссмейстер Игры, сам Дота, однажды задал согражданам вопрос, вошедший впоследствии в его знаменитые Вопросы: Неужели мы последняя разумная раса в нашем эндимионе? – вопрос, породивший философию отчаяния: горфы одиноки и в малом, и в великом. Наш горф, сейчас живо наблюдающий за медленным восхождением Взлетающего Орла и мистера Джонса на гору, некогда сумел внести особую Упорядоченность в последнюю и наиболее важную часть Вопросов. Ловко переставив буквы, он получил на языке горфов утверждение с совершенно иным смыслом, а именно: Взгляните, как велика роль мыслительной элиты; воспользуемся же нашими талантами и Мозговыми Долями . Перестановка была выполнена по всем правилам Анаграмматики; новая сентенция не только состояла исключительно из букв прежнего Вопроса, но более того, обогащала старое утверждение, привнося в него элементы элитности, желание действовать и определение роли, а также намечала возможные пути, следуя по которым, можно было получить ответ. «Талант» у горфов мог означать только одно: мастерство в Упорядочении. Мастерство, породившее Главнейший Вопрос, Мастерство, которое надлежало использовать при его разрешении – Мастерство и Мозговые Доли (так именовалось заключенное в теле каждого горфа бездонное и неизменное хранилище воспоминаний, где содержался точный отчет о каждом событии, с которым каменному существу пришлось в своей жизни столкнуться).

Получение звания Магистра Анаграмматики и скромное чествование, последовавшие за этим (горфы вообще очень сдержанная раса, во всем) заставили нашего горфа свернуть с пути истинного и, можно было бы даже сказать, вскружили ему голову, если бы у него имелась голова.

Здесь нужно отметить, что горфы так и не создали никакой общекультурной технологии; Священная Игра заменяла им все, и науки и искусство. Философия горфов, как можно понять из приведенного выше примера, предпочитала вопросы ответам на них; несмотря на то, что Упорядочение нашим горфом Вопроса Доты каким-то образом намекало на его решение, он отлично понимал, что продолжение Упорядочения способно сделать дальнейшие исследования невозможными. Тем не менее, наш горф, еще в сладостном тумане триумфа, решился таки сделать шаг в сторону ереси. Он положил начало особой разновидности Священной Игры, в конце концов поставившей под сомнение смысл самой Игры. Предложенное им давало наконец горфам шанс оценить уровень своей умудренности – или посредственности – сравнительно с другими цивилизациями.

Разновидность Игры назвали Концептуализмом. Вполне возможно, это было лучшее практическое воплощение одного из редчайших Высказываний Дота: « Я думаю об этом, следовательно это существует ». Наш горф был первым, кто увидел замечательную возможность применить это утверждение в жизни. В понимании Дота смысл Высказывания сводился к следующему: в мире ничто не может существовать вне познающего интеллекта, осязающего мыслью этот предмет; правильно понимая идею Доты, наш горф продолжил рассуждения Магистра, предположив: все, что способен познать и осмыслить подобного рода интеллект, должно существовать. Оттолкнувшись от этой гипотезы, он первым делом осмыслил другие эндимионы: другие эндимионы с иными формами разумной и не обязательно разумной жизни. Горфы не знали, что им делать, то ли славить нежданного гения, то ли забросать его обломками неразумных камней. Внезапно их одиночество закончилось. Теперь они были в галактике не одни. Удобное, пусть и немного грустное, уединение если не закончилось совсем, то должно было закончиться скоро, через каких-нибудь несколько миллионов лет…

Дабы утешить и успокоить собратьев, наш горф измыслил тогда Предмет. Предмет должен был существовать в каждом созданном силой мысли эндимионе, и только посредством контакта с Предметом было возможно перемещение между эндимионами. Это должно было дать горфам средство контролировать последствия их новой Идеи.

Именно при помощи Предмета наш горф встретился и вступил в контакт с Гримусом. С помощью Предмета он попал на остров Каф. С тем чтобы следить за разворачивающимися на острове событиями, самому оставаясь невовлеченным в них, горф упорядочил свое не слишком симпатичное тело и сделался невидимым. После этого он мог спокойно наслаждаться зрелищем.

Наблюдая за медленно бредущими в гору мистером Джонсом и Взлетающим Орлом, горф чувствовал нарастающее возбуждение. Его аура трепетала от накапливающейся позитивной энергии. И было от чего: с самой первой минуты прибытия на остров он чувствовал нехватку важного звена, отсутствие ключевого ингредиента, который должен был уравновесить структуру этого места. Любой горф заметил бы это: всякий практикующий Священную Игру уже на ранней стадии должен обладать чувством меры и уметь определять полноту набора компонентов. У мастера это чувство меры перерастало в чутье; едва заметив Орла, наш горф сразу же понял, что именно этот человек и есть то самое недостающее звено. Окончание Пути этого человека, знал горф, должно привести к завершению Упорядочения и острова, и горы. Горфу не терпелось узнать, каков будет результат этого Упорядочения.

У нашего горфа был единственный недостаток – он везде любил совать свой нос (в переносном, по известным причинам, смысле). Занимаясь бесчисленные годы Упорядочением, он уже не мыслил без этого своего существования. Обнаружив здесь, на острове Каф, незавершенность, он с трудом удерживался от того, чтобы взяться за дело самому; теперь, когда великая развязка, которой остров дожидался так долго, была близка, он мог бы и успокоиться, ожидая естественного развития событий.

Но вот как горф рассуждал:

Знать, что происходит с островом, можно только будучи Гримусом.

Конечно, если вы не горф.

Однако полноценное понимание условий самоперемещения (означающее, что вы можете осознанно выбирать для себя действие или бездействие, причем даже решение не вмешиваться может быть расценено как участие) вменяет разумному созданию в обязанность, можно даже сказать в почетную, совершить должный поступок и попытаться изменить течение собственного бытия.

Из чего горф острова Каф, отлично понимая свое место и свою роль, немедленно сделал вывод о том, что, имея представление о перспективе, он вполне может поступать так, как считает нужным в данной ситуации.

Высказав это самому себе, горф удовлетворенно кивнул. Перед завершением Упорядочения он надеялся на одно особое, редкостное удовольствие; Взлетающий Орел должен был подпасть под действие Лихорадки Перемещения, последствия которой бывали ужасными и зачастую фатальными.

Конечно, участвуя в этом, добавил горф про себя, придется быть очень и очень осторожным.

Глава 19

Они брели сквозь чащу леса, темную как могила, оставив позади истерзанный, ушедший в себя разум Долорес О\'Тулл, которую покинул возлюбленный, едва она позволила чувствам овладеть собою; впереди их ожидал К. и его обитатели. Меж этими двумя точками лежали недружелюбные, поросшие Лесом склоны горы Каф. Единственное, что заставляло Взлетающего Орла двигаться вперед, была воображаемая картина: прямо перед ним рука об руку с безликим мистером Сиспи шагает сестра Птицепес. О том, что заставляло идти вперед мистера Джонса, Взлетающий Орел мог только догадываться.

Где-то в закоулках его сознания вдруг возник и остался там тонкий, едва уловимый вой. По мере их продвижения вверх по склону горы этот вой, как казалось Взлетающему Орлу, постепенно звучал все громче. Виргилий Джонс шел совершенно спокойно и никакого воя, похоже, не слышал; у него был углубленный сосредоточенный вид человека, впервые за много лет оказавшегося в лесу и теперь с усилием припоминающего старые тропинки.

– Да, да, вот сюда, – бормотал себе под нос мистер Джонс и внезапно принимался грузно проламываться сквозь кусты. – Вот черт, – тихо приговаривал он и прятал лицо в ладонях, видимо, напряженно вспоминая что-то, – потом снова вскидывал голову, срывался с места и бросался вперед как раненый бык. Взлетающий Орел, страдая от странного звука в голове, покорно шел следом; так, иногда прямо сквозь бурелом, они поднимались по склону Горы к ее вершине.

Вой в голове Взлетающего Орла становился все более настойчивым; возможно, у него звенит в ушах от перепада высот? Или, может быть, нужно перестать думать об этом вое, и тот исчезнет? Уже вне себя, Взлетающий Орел сильно хлопнул себя по лбу. Несколько секунд после этого лес стоял у него перед глазами плотной непроницаемой стеной, нависающей, давящей. Взлетающий Орел крепко зажмурился и открыл глаза – наваждение прошло; заросшая тропинка под ногами вернулась на место.

Виргилий Джонс с тревогой смотрел на него.

– Вы кричали, – спросил он. – Что случилось?

– Я не кричал, – возразил Взлетающий Орел.

– Вы что, не слышали свой крик?

– Я ничего не слышал, точно ничего, – обеспокоенно ответил Взлетающий Орел. – Вы что, шутите?

– Нет, нет, уверяю вас, – ответил мистер Джонс. – Скажите, вы не слышите какие-нибудь странные звуки? Такой очень высокий и тонкий свист или вой?

– Слышу… – прошептал Взлетающий Орел, чье беспокойство быстро росло.

– Да, все верно, – проговорил мистер Виргилий Джонс. – А то я уже забеспокоился, решил, что уши начали подводить меня, как и глаза. Шум в верхнем слуховом регистре – все верно. Видите ли, это связано с тем, что по сути дела мы уже вошли в зону Эффекта. Теперь мы будем все время разговаривать друг с другом – здесь это особенно важно.

– Что это за Эффект, о котором вы все время толкуете? – спросил мистера Джонса Взлетающий Орел. – И почему теперь нам обязательно нужно разговаривать друг с другом?

– Разговаривать можно обо всем, за исключением самого Эффекта, – уклончиво ответил мистер Виргилий Джонс. – Сейчас нет времени объяснять. Пожалуйста, делайте так, как я велю. Тишина сейчас особенно опасна, я убеждался в этом множество раз.

Сраженный серьезностью тона своего проводника, Взлетающий Орел решил оставить вопросы и делать как просят.

– Как вы считаете, – спросил он, – Долорес поправится?

– Надеюсь, что да, – немедленно откликнулся мистер Джонс. – Надеюсь от всей души.

Наступила короткая пауза; затем мистер Джонс разразился речью:

– Вы слышали историю о том, как в вашей стране проститутка развязала гражданскую войну? Ее звали Полли Адамс…

Взлетающий Орел не мог думать об этом. Его голова была занята совсем другими мыслями. Он думал о сестре Птицепес, о мотивах мистера Джонса, о дремучей чаще, в которой они, похоже, уже заблудились, о непрекращающемся вое в ушах, который становился все громче и громче…

Виргилий Джонс уже кричал ему в ухо:

– Вот послушайте загадку, мистер Орел. Как по-вашему, почему ирландцы всегда надевают по три презерватива сразу?

Головокружение, слабость. Совершенно незнакомые Взлетающему Орлу прежде, теперь они прочно завладели им, с той самой первой минуты, когда он очнулся в прибрежной хижине. К ним добавилось другое, уже вовсе неописуемое ощущение, однажды уже испытанное им в Средиземном море, перед тем как удар волны выбросил его за борт яхты. Его ноги задрожали; продвижение вперед давалось непросто, а подъем в гору – и того хуже.

– Не беспокойтесь, – кричал ему Виргилий. – Бояться нечего, это всего лишь легкий приступ Болезни Измерений. Скоро все пройдет… – Крики могильщика постепенно совсем затихли.

Болезнь Измерений : что это такое? Взлетающий Орел разозлился – опять его держат в неведении, – туман перед глазами на несколько секунд рассеялся, и он увидел над собой озабоченное лицо Виргилия Джонса.

– Здесь под деревьями темно, – кричал Виргилий. – Нужно добраться до поляны, я помогу. Соберитесь с силами и сосредоточьтесь на моем голосе. Я буду все время что-нибудь говорить. Дневной свет помогает: он прогоняет чудовищ.

– Чудовищ… – слабо повторил Взлетающий Орел.

– Они обитают внутри вас, – объяснил Виргилий Джонс. – Внутри…

(Голос мистера Джонса снова ослаб и стал пропадать.)

У Взлетающего Орла опять закружилась голова, и глаза начала застилать пелена.

– Я не могу вам этого объяснить, – орал ему из дальнего конца длинного тоннеля Виргилий Джонс. – Чтобы понять, нужно самому испытать. Слушайте мой голос. Слушайте только мой голос.

Страх обуял Взлетающего Орла, страх здравомыслящего человека перед неведомым недугом. Он почувствовал, как уверенность оставляет его; что он делает здесь, как он здесь оказался? Что за бесовские силы обуяли его? И почему только он не убил себя, а ведь совсем уже было собрался? Хотя, возможно, он уже умер. Да, конечно умер. Упал за борт яхты, утонул и вот теперь в пекле, и Виргилий Джонс самый натуральный черт, а то, что сейчас происходит с ним, это первый круг адовых мук. Да, все сходится – он умер.

Ах да, я вспомнил, вспомнил: я был Взлетающим Орлом. Неведомое коснулось меня крылом, и я не смог этого вынести, сошел с ума. Поначалу были только галлюцинации, но постепенно видения приобрели четкие очертания абсолютной реальности, и сейчас до меня сквозь сон доносится призрачный голос так называемого Виргилия Джонса. Мир перевернулся; взбираясь на гору, я спускался в глубины преисподней, забираясь в собственную душу.

Картина, виденная мной, застыла в своих очертаниях, но претерпела мириады мгновенных превращений: в ней поменялись краски, деревья превратились в движущихся существ, твердь стала водою, а небо твердью, трава заговорила, цветы принялись наигрывать чудесную музыку. Во время одних трансформаций Виргилий Джонс бесследно исчезал, в других принимал деятельное участие в обличье огромного гноящегося монстра. В двух или трех эпизодах он был мертв. Иногда я слышал его далекий голос: он говорил со мной, произносил слова утешения и совета. О да, то было крещение огнем.

Виргилий Джонс и я; странная пара соратников. Он, выжженный человек, пустая оболочка прошлого, спокойное знание неминуемости великой катастрофы; я, человек незавершенный, увлеченный поиском гибельного знания, которое должно покончить со мной, – в глазах смерти я ищу и не нахожу свое лицо. До недавнего времени я совершенно ничего не понимал, но он любил меня как сына, как последнего из своих живых сыновей; едва я оправлюсь от этой лихорадки, от этой болезни, я тоже буду любить его, ибо я любил его раньше, хотя и недостаточно сильно. Он не бросил меня, заботился обо мне, оттащил меня, совершенно беспомощного и безвольного, к поляне, и все время говорил, говорил, говорил, силясь вырвать мой рассудок из когтей опустошающего разум Эффекта. Но мы не успели добраться до поляны, и наступила тьма, и я потерял его след. Но на поляне солнечный свет вновь придал мне сил. И так было, и я боролся до тех пор, пока не пришел он и не взял меня.

Виргилий Джонс: душа без надежды на будущее, он оставил свою подругу Долорес, свою любовь и печаль, решил помочь мне только ради меня самого, а теперь возвращается туда, откуда когда-то столь поспешно бежал. Храбрый человек.

Для того чтобы пройти через Болезнь и остаться в живых, нужно отбросить все «почему?». Я молчал, забыв о вопросах, но перед самой развязкой несколько моих мысленных, безмолвных «почему?» все-таки удостоились ответа – а сверх того и несколько «почему?», о которых я и не задумывался.

Волоча Взлетающего Орла по траве и веткам к поляне и отдуваясь, Виргилий Джонс говорил:

– Ох, дорогой мой друг. Больно видеть вас в такой беде. Жаль, что все это приключилось именно с вами. Гримус говаривал, что в этом лесу человек либо находит, либо теряет себя. Есть большая разница между мной и вами. Я могу только терять.

И ничего-то вы, дорогой мой мистер Орел, не понимаете. У вас есть цель, но серьезности ее вы не осознаете. В этом ваша сила и ваша слабость. Неведающие истины идут вперед с оптимизмом невежд. Иногда это даже спасает им жизнь. Стоит только что-то понять, как ужас знания начинает овладевать вами, вы видите себя на фоне космоса… однако лишь человек знающий несет мудрость в мир; на его плечи ложится бремя последствий и вины, что также…

Добравшись наконец до поляны, мистер Джонс без сил рухнул на траву, положил голову Взлетающего Орла себе на колени и под влиянием какого-то внезапного порыва задумчиво поведал ему ответ на свою недавнюю загадку:

– Ирландец всегда надевает три презерватива, чтобы быть уверенным, уверенным и еще раз уверенным.

Про себя мистер Джонс подумал:

Теперь, старина Джонс, пришло время узнать, какой из тебя проводник .

Глава 20

Полируя кость, сестра Птицепес говорила ему так:

– Смотри, братишка. Смотри внимательно. Вот у меня кость для тебя. Хорошая собачка. Это особая кость. Это кость К. Поймай ее. Потом пойди и закопай ее, спрячь.

– Птицепес? – спросил Взлетающий Орел. – Это ты?

Насмешливо взглянув на него с вершины скалы, Птицепес медленно повернулась на левой ноге кругом, мерно притоптывая правой ступней. И бросила ему кость. Та удобно упала ему прямо в руки; на кости было искусно вырезано изображение розы. Взлетающий Орел засунул кость в карман.

А сестра Птицепес уже лежала на своем скальном уступе, бесстыдно задрав юбку до пояса, широко расставив ноги и прогнув спину дугой.

– Иди же ко мне, братишка, – позвала она. – Иди, спрячь свою кость.

Взлетающий Орел покорно двинулся к сестре, и чем ближе он к ней подходил, тем больше она становилась. В сотне ярдов она стала размером с лошадь. Дыра зияла между ее ног; волосы вокруг дыры напоминали веревки. Осталось десять ярдов. Птицепес стала величиной с дом, перед ним лежала широкая красная пульсирующая пещера, завеса волос медленно раздвинулась. Откуда-то сверху донесся ее раскатистый голос.

– Не противься, – говорила ему она. – Не стоит противиться, мой маленький брат. Не противься, заходи внутрь. Не противься, заходи. Не противься, заходи.

И он вошел в пещеру. За спиной у него, закрывая вход, отрезая его от дневного света, снова соединилась волосяная завеса.

Внутри – темно-красное свечение. И снова она, сестра Птицепес, бежит перед ним, все дальше и дальше убегает в собственные недра и глубины, на бегу вскрикивая от детского восторга.

–  Бедный маленький брат, совсем расхворался, не может поймать меня , – крикнула она и скрылась за углом.

Он не мог угнаться за ней, не было сил. Он еще не пришел в себя после болезни. Взлетающий Орел остановился, задыхаясь.

И снова услышал голос Виргилия Джонса.

– Все дело в самом Гримусе, – говорил голос. – Гримус не может управлять Эффектом. Поле с каждым днем становится все сильнее. Со временем вы к нему привыкнете. Привыкнете управлять своими мыслями. Не нужно торопиться. Поспешишь – людей насмешишь. Во внутренних измерениях с вами нет никого, там вы всегда один. Там все наших рук творение, если так можно выразиться. Согласен, это может испугать: каждый человек – собственный мир в самом себе. Вообразите действие Эффекта. Люди сходят с ума. Это и приключилось в К. Они испугались встречи с собственным разумом. Со мной тоже это случилось однажды, но очень давно. Помните папу Вильяма? – то же самое. Веселого мало. Вы позволите мне поделиться с вами некоторыми теоретическими выкладками? В К. у меня есть один знакомец, вы наверняка с ними встретитесь, так вот, он называет себя философом, Игнатиус Грибб его имя. Игнатиус К. Грибб. К. – это Квазимодо. Этот И. К. Грибб ни за что не хочет признаться, откуда у него взялось такое второе имя, то ли это его собственная выдумка, шутка, то ли родители действительно удружили. «Живых людей нет», любит говаривать он. Нас он зовет Оболочками, внутри которых содержится особый эфир, агент, отвечающий за Форму. Эмоции, побудительные мотивы и тому подобное – понимаете? На некоторое время мы можем подпадать под влияние той или иной Формы, потом она отпускает нас. Да, в таком вот духе все и происходит. Этим можно объяснить нелогичность некоторых человеческих поступков. Смену настроения и прочее. При переходе из одного измерения в другое все это, естественно, теряется. После перехода без изменения остается только одно сознание. Хотя эти самые измерения и смущают мистера Грибба больше всего, очень уж ему хочется без них обойтись. Пугают они его до смерти. Посему воспитывайте свое сознание, мистер Орел, вот единственный верный выход. Выход есть. Из любого положения. Нужно только держать себя в руках.

Голос снова затих и пропал.

Взлетающий Орел сделал глубокий вдох, закрыл и открыл глаза и принялся осматриваться. Субстанция, на которой он стоял, напоминала застывшую пену или губку. Его ноги ушли в этот мягкий пружинящий матрас по щиколотки. Мягкая влажная красноватая губка.

Красноватая: значит, здесь есть свет. Если он различает цвета, значит, где-то имеется источник света, пускай он его пока не видит. Свет есть, пусть тусклый, рассеянный, но есть. Он обернулся к входу в пещеру – входа больше не было, сплошь та же красноватая, подсвеченная изнутри губка. На мгновение его сердце сжали когти клаустрофобии, но это быстро прошло. Он успокоился. Успокоился, несмотря на то, что в голове его не переставали крутиться слова из какой-то древней книги: «Иона во чреве китовом». Он двинулся вперед на разведку.

В мягкой глуби внешнего покрова цивилизации похоронен инстинкт выживания; у вечного странника Взлетающего Орла этот инстинкт располагался весьма близко к поверхности, хоть и немного ослабленный его страданиями по поводу собственного бессмертия. Однако теперь, когда он попал в мир, который не мог существовать, как утверждали его чувства, одновременно свидетельствовавшие неоспоримую материальность этого мира, инстинкт выживания в нем окреп и заявил о себе. Это свершилось исключительно физическим путем. Он пытался постигнуть то, что было одновременно и им самим и чем-то совершенно иным, поскольку во всем здесь явно ощущались враждебность и недоброжелательство по отношению к нему. То, что в данной обстановке необходимо изо всех сил бороться за собственное существование, было ясно как день. Команда выживать была отдана. Взлетающий Орел только дивился силе собственной воли. In extremis veritas .

И БЫЛА ВОЛЯ. Он осознал свою силу, погял смысл того, о чем говорил ему Виргилий Джонс. Только так он мог пройти весь путь и добиться своего, конечно, если решимость его крепка.

Взлетающий Орел решил испытать свою силу. После первой же попытки из основания Места выросла Роза. (Думать об окружающем как о внутренностях родной сестры он не мог, в особенности после того как сама она исчезла где-то в глуби коридоров плоти.) Созданная им роза погибла почти мгновенно. Он вновь напряг разум, и на месте умершего цветка появился новый. На этот раз роза осталась жить.

Он взглянул на пол, и тот сделался твердым. Пол покрыл ручной выделки шелковый ковер с вышитым знаком Глаза в центре. Используя Глаз, он сделал окна. Те зажглись среди красноватого сияния, материализовались и оформились.

Теперь он находился в очень уютной и элегантной комнате, пусть стены ее и продолжали источать живой красный свет. Он мог гордиться собой.

За окнами начали проступать очертания горы Каф. Через несколько мгновений он уже различал поляну и лес вокруг и даже один раз заметил Виргилия Джонса, на мгновение остановившегося напротив одного из окон и приблизившего к нему свое мясистое лицо. В стене появилась дверь с ручкой из слоновой кости; оставалось только открыть эту дверь и выйти наружу. Управлять Измерениями очень просто, если понимаешь, чего хочешь добиться, гордо сказал он себе. Ему даже показалось, что Виргилий Джонс смотрит на него с уважением.

Горф был весьма раздосадован. При помощи техники паразитирования, посредством которой происходило общение у горфов, он связал себя с я Взлетающего Орла и уже готовился к приятно длительному процессу Перетасовки Эндимионов, к удовольствию, стоящему в системе ценностей горфов на втором месте после Священной Игры. Однако оказалось, что и сам Взлетающий Орел обладает отличной врожденной способностью к управлению эндимионами. Делать нечего – горф решил вмешаться. В конце концов, Окончательное Упорядочение острова могло и подождать… не успел Взлетающий Орел дотянуться до дверной ручки, как комната вокруг медленно растворилась в небытии. Он был потрясен, от уверенности не осталось и следа. Вокруг заклубилась тьма. На несколько мгновений он ослеп, и окружавшая его вселенная завертелась в тошнотворном танце. Вращение неудержимо ускорялось. Наконец в голове у него резко прояснилась, и он увидел рядом с собой двух сидящих на корточках абиссинцев.

Глава 21

Танец может выполнять множество различных функций. Танцем можно разбить лед настороженности и разогнать тучи неблагосклонности природы. Танец может быть выражением страсти или ненависти. Звездочки кружатся в танце в глазах юных дев, и смерть исполняет свой танец в кругу своих безрадостных спутников. А сегодня посреди лесной поляны, весь в пятнах зеленого света, скользящих по его наготе, мрачный низкорослый толстяк по имени Виргилий Джонс кружился в танце во имя жизни своего нового друга.

– Друг, – повторял он про себя миллион раз, шептал это слово на ухо бесчувственному Взлетающему Орлу, пытаясь придать тому сил.

– Ты соломинка, Взлетающий Орел, – говорил он, – а я утопающий.

Последний шанс, как и первый, дается лишь раз. В том, что это его последний шанс, Виргилий Джонс нисколько не сомневался. Последний шанс попытаться сделать хоть что-то, помочь, искупить вину и бесполезность, печать которых лежит на нем, тленом осыпаясь на его внутренности; шанс спасти, а не позорно бежать.

Человек, долго проживший в относительном комфорте среди чрезвычайной бедности, в конце концов привыкает не обращать внимания на трясину безнадежности. Таков механизм выживания. По той же самой причине прошлое было изгнано из памяти Виргилия Джонса. Спустившись некогда с горы, он приказал себе забыть об ужасах, заставивших его бежать. Конечно, воспоминания об этих ужасах по-прежнему были с ним, просто он отказывался их замечать.

И вот теперь, ради спасения Взлетающего Орла, он отомкнул эту темницу, и, подобно бедам из ящика Пандоры, воспоминания хлынули наружу и затопили его, причинив нестерпимую боль. Но он сразу же забыл о боли. За давностью лет многое в нем омертвело.

Поначалу он решил, что Взлетающий Орел, закаленный долгими странствиями, сможет без посторонней помощи пройти неизбежный путь сквозь Измерения. (Виргилий забыл о разрушительном действии Измерения.) На мгновение глаза Взлетающего Орла заблестели осмысленно – он почти спас свой разум от самого себя. Но сил довести начатое до конца у аксона не хватило; теперь выход оставался только один.

Виргилий Джонс должен был проникнуть туда, в измерение другого разумного существа, гораздо более опасное, чем его собственное, и вывести это существо к свету. Другого способа не было. Разум Взлетающего Орла медленно перегревался и скоро мог выгореть начисто. Тогда спасать было бы некого. Змея, кусающая свой хвост, в конце концов поглощает себя.

Нелишне заметить, что миры, которые гора Каф и Эффект создавали внутри разумного существа, не были фантомами. Это были вполне нормальные, вещественные миры. Эти миры способны были причинять боль и ранить.

Целую вечность Виргилий Джонс просидел неподвижно, переживая заново муки своего прошлого, весь опыт путешествий по измерениям, которым он обогатился, прежде чем Эффект набрал силу и стал для него неуправляемым. Он по крупицам отыскивал и брал на заметку нужные знания. Он был уверен, что где-то и когда-то слышал об этом – о технике соединения накрепко с разумом иного живого существа.

Рассказывать Взлетающему Орлу о своих путешествиях по иным измерениям Виргилий Джонс не стал. В свое время эти путешествия Виргилий Джонс любил необыкновенно. Строго говоря, его путешествия представляли собой проникновения в иные реальности, физически перпендикулярные существующему пространственно-временному континууму, существующие рядом, но в то же время в бесконечной дали. Прошел он и сквозь жгущее мучительным пламенем пребывание в собственном Внутреннем Измерении, весьма похожем на тот индивидуальный ад, в котором изнывал сейчас Взлетающий Орел и который, если ему повезет и он останется в живых, всего лишь заберет у него душу, оставив на ее месте бесполезную пустоту. Таковы были два пути знакомства с Измерениями. Но был и третий.

Мостик между двумя первыми путями.

После многих проб и ошибок Виргилий Джонс обнаружил, что, обладая известным воображением, любой человек может создавать миры, совершенно новые, никак не связанные с внутренним душевным устройством и вселенными-палимпсестами.

Миры фантастические, в которых, однако, вполне мог жить человек.

В свое время Виргилий Джонс отличался весьма богатым воображением.

Собравшись с духом, он начал спускаться мимо непереносимых воспоминаний о собственной гибели, когда его сила порождала чудовищ, набрасывавшихся на него и испепелявших его разум, и наконец добрался до времен относительного мира и покоя. Мистер Джонс улыбнулся. Какие удивительные миры он посещал в то время! Какие поразительные, замечательные вещи узнал! Он вспомнил о сексуальной технике планеты Йидек, от которой захватывало дух, инстинктивную логику гениальных растений-мудрецов с Поли-5, звуковые скульптуры Аурелиона. Боль уже совсем унялась; он оставил боль далеко позади, принявшись за раскопки своего прошлого с наслаждением истинного археолога. Наконец он нашел то, что искал, – годы, в течение которых он гостил на планете Спиральных Танцоров.

Некоторые области науки порой вдохновляют поэтов; так случилось и на планете Спиральных Танцоров, где вековые традиции ученых-поэтов привели к возникновению разновидности физики, быстро превратившейся в общепризнанный религиозный культ. Исследуя строение материи, дробя ее на мельчайшие частицы, ученые этой планеты добрались до исходного уровня чистого и прекрасного танца зарождения жизни. То была первородная гармония бесконечно малого, где энергия и материя текут сообща, напоминая жидкость. Сходясь в некотором месте, энергетические потоки приводили к возникновению в этой точке щепоти , иначе говоря, материи. Щепоти объединялись между собой и приводили к возникновению других, б?льших щепотей, или же распадались, отдавая в пространство прежнюю чистую энергию, причем и одно, и другое происходило в соответствии с основополагающим нерушимым повторяющимся спиральным узором. Когда щепоти сходились, образуя предмет, их танец назывался танцем Усиления. В случае противоположном, распада, вновь образуя Ничто, щепоти испоняли танец Ослабления.

Это открытие оформилось в религию Спирального Единства. Если все есть первородная энергия, то между предметами нет никакой разницы. Мыслящее существо и стол суть единый аспект одной и той же силы. Впоследствии этот тезис получил научное подтверждение.

Главным обрядом религии Спирального Единства, подробнейшим образом разработанным благодаря последовательному совершенствованию Теории многими поколениями ученых-поэтов, стал Спиральный Танец. Танец представлял собой череду движений, основанных на первородных ритмах, и предназначался для усовершенствования любым живым существом своего исходного устройства. Исполняя Танец, можно было слиться с окружающей Единственностью.

Виргилий Джонс поднялся на ноги.

Он снял свой старый пиджак. Расстегнул ремень и спустил старые, видавшие виды черные брюки. Скинул старый жилет с золотой часовой цепочкой и рубашку.

В заключение он снял с головы котелок; всю свою одежду и белье он положил аккуратной стопкой на неподвижное тело Взлетающего Орла, там, где все это не могло ему помешать.

Игнорируя протесты ноющих ног, он начал Танец.

Горфа, уже вольно хозяйничающего в сознании Взлетающего Орла, в скором времени ожидал сюрприз.

Мистер Джонс медленно обошел вокруг тела Взлетающего Орла, выпевая одну строго установленную басовую ноту. При этом он вертелся вокруг собственной оси, через равные интервалы притопывая. Постепенно поднявшееся было в нем головокружение ушло. Через некоторое время он уже не думал о том, что делает. Тело само повело его, заставляя описывать круг за кругом. Еще через некоторое время он полностью отключился от окружающего мира – перестал чувствовать свое тело, видеть свет, слышать звуки; исчезло все, кроме ровного гула, который теперь окутывал его пеленой. Потом стихло и гудение (хотя басовую ноту он еще тянул), и на несколько мгновений Виргилий Джонс повис в абсолютной пустоте. Но уже довольно скоро вокруг него замелькали первые пограничные ряби пространства сознания Взлетающего Орла; мозг Виргилия Джонса постепенно настраивался в тон мыслям его спутника. Если бы вы в этот миг находились в измерении Острова, то, вероятно, заметили бы полупрозрачный туман, окутавший их тела.

Виргилий Джонс спешил на помощь.

Глава 22

Загадка, которую горф загадал Взлетающему Орлу, самому горфу нравилась чрезвычайно. Заключив, что невосприимчивость аксона к Лихорадке Перемещений происходит, по всей видимости, от временного паралича воображения, Мастер Упорядочивания решил заделать этот пробел своими силами и создал образцовую шараду: и сама шарада, и ее отгадка состояли исключительно из фрагментов воспоминаний Взлетающего Орла; по сути дела это было ложное измерение, лабиринт-обманка, вполне проходимый, в центре которого помещался взявший было свою судьбу в собственные руки Взлетающий Орел. Горф расслабился и приготовился следить за действиями Взлетающего Орла, у которого была только одна возможность выбраться наружу – решив эту шараду.

Шарада состояла из следующих элементов: было место под названием Абиссиния. Его описание горф отыскал в закоулках памяти Взлетающего Орла. Был также абрис глубокой пропасти, узкого каньона, чьи каменные стены уходили в небо. С тем чтобы придать ситуации пикантную напряженность, горф добавил в головоломку фактор времени, заставив стены каньона медленно сдвигаться. Утесы медленно ползли навстречу друг другу; подняв голову, можно было увидеть как, скрывая небо, их верхние края смыкаются, грозя довольно скоро превратиться в непроницаемую гробницу из скрежещущего камня. На песчаном дне каньона вместе с Взлетающим Орлом находились два абиссинца. Абиссинцы отдаленно напоминали Деггла, приложившего в свое время руку к созданию этого мысленного образа, оба – высокие и стройные. И тот и другой были в черных плащах, на шеях поблескивали одинаковые ожерелья из изумрудов. На этом сходство с Дегглом заканчивалось. (Но и без того картинка достигла своей цели – Взлетающий Орел был до того потрясен видом Дегглов-близнецов, что мгновенно и думать забыл о сестре Птицепес и утратил бдительность ровно настолько, чтобы позволить новому измерению прочно «схватиться» внутри него, как бетон).

Абиссинцев звали Халлит и Маллит. Они вели между собой спор без начала и конца, и очевидная бессмысленность и нескончаемость этого спора дополнительно сбивали Взлетающего Орла с толка и мешали ему мыслить связно.

Еще одна маленькая деталь: руки и ноги Взлетающего Орла были крепко связаны. Он лежал в трех шагах от сидящих на корточках перед костром абиссинцев. На Взлетающего Орла парочка не обращала никакого внимания и обращенных к ним вопросов не слышала.

Действительно, замечательная шарада.

На песке между Халлитом и Маллитом лежала золотая монета. Время от времени кто-нибудь из них брал ее и подбрасывал в воздух; таким образом они выходили из затруднений своего бесконечного спора.

По первым же фразам абиссинцев Взлетающий Орел понял, что эти люди в какой-то странной, туманной манере обсуждают его положение.

– У любой проблемы всегда есть два решения, верно, Маллит?

– Что сказать… – задумчиво проговорил Маллит и подбросил монету. – Да, – ответил он, увидев, какой стороной та упала.

Халлит облегченно вздохнул.

– Тогда если на одной стороне этой монеты – добро, то на другой обязательно зло. Если мир значится на одной стороне, то война находится на другой.

– Не обязательно, – отозвался Маллит.

– Во имя истины? – предложил Халлит.

– Во имя истины, – согласился Маллит и снова подкинул монету.

– Хорошо, – снова вздохнул Халлит. – Тогда если на одной стороне монеты жизнь, тогда на другой лежит смерть.

– Не обязательно, – ответил Маллит.

– Во имя истины, – хором воскликнули оба абиссинца и улыбнулись друг другу.

Стены каньона продолжали медленно сдвигаться.

– Парадокс, – продолжил Халлит. – Предположим, что существует человек, избавленный от ожидания смерти. Предположим, он пускается в бесконечное путешествие, в котором начало быстро теряется, а конца не будет никогда. Не означает ли это, что, избавившись от смерти, он также лишает себя жизни?

– Не согласен, – высказал свое мнение Маллит. Подбросив монету, он со вздохом добавил: – Выходит, что да.

– Следовательно, человек этот попросту живой мертвец.

– Более или менее.

– Но согласен ли ты с тем, что главное различие между живым и мертвым сводится к невозможности свободного действия?

– Во имя истины? – предложил Маллит.

– Это означает также, что упомянутый человек бессилен. Беспомощен.

– Бессилен. Беспомощен, – эхом откликнулся Маллит.

– Он не способен управлять своей жизнью.

– Не способен управлять своей жизнью.

– И постоянно мечется между страхами и сомнениями.

– Мечется.

Монотонные голоса абиссинцев навевали сон. Взлетающий Орел с ужасом понял, что засыпает. В разговоре спорщиков сквозила какая-то неуловимая гармония и завершенность, что делало их речь чрезвычайно приятной для слуха… чувствуя, что его уносит, Взлетающий Орел усилием воли заставил себя собраться. Это оказалось ужасно сложно.

Неожиданно он заметил движение стен каньона и понял, чем это ему грозит. С того момента как он оказался здесь, ширина ущелья заметно уменьшилась. Он попытался вырваться из своих пут – безуспешно. Он начал громко взывать к Халлиту и Маллиту, умоляя о помощи.

– Может ли мертвец говорить? – спросил Халлит.

– Сомневаюсь, – ответил Маллит и подкинул монету. – Нет, не может, – сообщил он.

– Не может, – эхом откликнулся Халлит.

Выхода нет, печально подумал Взлетающий Орел. Потом он вспомнил, что ему шептал Виргилий Джонс: выход есть всегда. Но Взлетающий Орел больше ничему не верил. Он будет лежать здесь, выслушивая излияния этих двух экстраполяций своего собственного «я», пока скалы не сомкнутся и не поглотят их.

Взлетающий Орел закрыл глаза.

Горф был разочарован. Что толку в простой, но остроумной шараде, если человек даже не пытается решить ее? Конечно, выход есть всегда. Кстати, очень простой. От этого человека требуется только немного подумать. В горфе медленно крепла уверенность, что Взлетающий Орел никогда не достигнет вершин в Игре Упорядочивания.

Но постепенно горф начал разбираться в том, что произошло без его вмешательства, и его разочарование прошло.

В дальнем конце каньона появился смерч.

Халлит заметил смерч и очень оживился.

– Маллит! – позвал он. – Смотри, Маллит, это смерч?

Не оборачиваясь, Маллит подкинул монету.

– Не может быть, – отозвался он.

– Но это смерч, определенно смерч, – волновался Халлит.

Двигаясь зигзагами, смерч приближался.

– Парадокс, – подал голос Маллит.

– Парадокс, – согласно отозвался Халлит.

Через минуту смерч налетел на абиссинцев. Сила, которую принес с собой Виргилий Джонс, разрушила их тела, точнее обозначение их тел, чуждый человеческому сознанию конструкт чужеродного воображения. Халлит и Маллит превратились во всплески первородной энергии, которой когда-то были. На планете Спиральных Танцоров о них сказали бы: эти двое станцевали свой Танец Ослабления до конца.

Взлетающий Орел с усилием открыл глаза. В нескольких метрах от него смерч остановился и начал медленно сбавлять обороты.

– Крутящийся Демон! – вскрикнул от страха Взлетающий Орел, вспомнив о том, о чем не вспоминал уже семь веков.

– Привет, – сказал ему Виргилий Джонс.

После нескольких наводящих вопросов мистера Джонса Взлетающий Орел вспомнил Деггла и его «Эфиопию». Едва это слово прозвучало, шарада горфа была разгадана – каньон исчез. «Эфиопия» была ключом к шараде, выходом из нее. «Эфиопия… Абиссиния… еще увидимся… прощайте». Взлетающему Орлу достаточно было сказать «Прощайте», и шарада разрешилась бы. Все было так просто, грустно подумал горф. Очень просто. Абиссинцы похожи на Деггла. Место названо половиной любимой присказки Деггла. Даже идиот догадался бы, что выход на волю увязан со второй половиной фразы. Даже идиот. Эти люди все такие. Ничего не смыслят в играх.

Глава 23

Чистое бескрайнее море лежало вокруг них, соленые брызги кололи им щеки, освежали лица; море туманов и облаков, серые волны, скрытые под пеленой; море, где проще простого потеряться, где можно скитаться бесконечно и не увидеть ничего нового.

Взлетающий Орел лежал, переводя дух, на жестких досках плота, еще не понимая до конца, где он, еще переживая недавнее происшествие; совершенно голый Виргилий Джонс, человек новый и незнакомый своему молодому спутнику, стоял под изорванным парусом и уверенно правил плотом, ощущая, как кровь восторженно бурлит в жилах. Сцена была создана во всех подробностях и накрепко запечатлена.

– Можно я буду звать вас просто Виргилий? – нерешительно подал голос Взлетающий Орел.

Оказалось, Виргилий будет только польщен.

– Конечно, конечно. Зовите меня Виргилий.

Продолжительная пауза для закрепления нового, более тугого витка дружбы.

– А как мне называть вас? – наконец спросил Виргилий.

Взлетающий Орел ничего не ответил.

– Мистер Орел, вы слышите меня? – Виргилий Джонс повернулся к индейцу.

Взлетающий Орел спал.

Балансируя руками, Виргилий Джонс перебрался к спящему на другую сторону плота и присел около него.

– Я спас вам жизнь, но не стоит благодарить меня, – сказал он своему спутнику. – Это я должен благодарить вас, и слов, чтобы выразить мою благодарность, у меня нет. Я пришел сюда к вам, потому что это был мой долг – тоже не стоит благодарности; за мной числился долг, о котором никак нельзя было забыть. Не стоит меня благодарить ни за что; и ничего не бойтесь.

Море плескалось у бортов их утлого суденышка, набегало короткими волнами и отступало обратно; заплескивало и отступало: так пожилой слон заглядывает вдаль через спину своего более молодого сородича.

– Ого, да у меня есть чем подкрепиться, – с удивлением воскликнул Взлетающий Орел. Вытащив руку из кармана своих перепачканных брюк, он показал две черствые галеты. Он отдал одну галету Виргилию, прикрывшему наготу старым плащом Взлетающего Орла. Они принялись неторопливо жевать.

– Зовите меня просто Взлетающим Орлом, хорошо? – предложил Взлетающий Орел и добавил: – Виргилий.

Справляясь с галетами, они переглянулись.

– Вся ваша жизнь по сути дела была подготовкой к острову Каф, – заявил вдруг Виргилий Джонс.

Взлетающий Орел заметил в Виргилие Джонсе перемену – напряжение и растерянность ушли, сменившись спокойствием и уверенностью. Теперь в могильщике появилась сила, которая вселяла уверенность и во Взлетающего Орла. Мы зависим друг от друга, подумал Взлетающий Орел. Но вполне можем друг на друга положиться, добавил он про себя не без удовольствия.

– Вся моя жизнь, – задумчиво продолжил тем временем Виргилий, – в своем роде тоже была подготовкой к тому, что происходит сейчас.

– А чем вы занимались? – спросил его Взлетающий Орел.

– О, я много путешествовал, – ответил Виргилий Джонс. – Как и вы.

Море шептало вокруг и о чем-то секретничало с плотом.

– В жизни любого человека всегда существует высший пик, – сказал Виргилий Джонс. – Ради этого краткого мига высшего торжества мы в общем-то и живем – понимаете? Ловите свой пик и пользуйтесь им по мере возможности. Цените его. По-моему, это событие стоит того. Вся ваша жизнь – существование – либо движение к этому пику, либо удаление от него. И только на мгновение взлетев на вершину, вы живете полной жизнью.

На плоту царил покой. Взлетающий Орел сидел, прислонившись спиной к мачте, и рассматривал спокойную водную гладь вдали. Язык Виргилия время от времени обегал губы, словно бы ощупывая их.

– Задумывались ли вы когда-нибудь о смысле выражения окаменеть от страха? – спросил он Взлетающего Орла. – Превратиться от страха в камень, чувствуете?

Чуть повернувшись к своему проводнику, Взлетающий Орел лениво ответил что-то, но Виргилий не слушал, он уже уносился мыслью дальше.

– Так люди живут в К., понимаете? – продолжал он. – Окаменев. Хотите знать от чего?

Виргилий Джонс резко вздернул плечи, словно сбрасывая с них груз.

– Всему виной эти проклятые чужие измерения.

(Виргилий Джонс нахмурился.)

– Помните, я советовал вам сосредоточить мысли на чем-нибудь одном, на сестре Птицепес например? Только так и можно защититься. В К. действие Эффекта чувствуется еще больше. Оттуда до Гримуса рукой подать. Им там едва удается держать себя в руках, день за днем они сходят с ума… и единственная возможность предотвратить кровопролитие – это сосредоточиться на чем-нибудь одном. Отдаться пороку. Стать одержимым. Одержимость – вот именно. Одержимость закрывает разум для измерений. Вот какой он, К.: город одержимых. Думаю, вы понимаете, что я хочу сказать. Они там окаменели от страха. Нет ничего страшнее, чем остаться наедине с собой. Нет такого человека, который мог бы ужиться с собой. Это трагедия, подлинная трагедия.

– Одержимость? – переспросил Взлетающий Орел. – Но чем? Чем одержимость?

– О, да чем угодно, – отозвался Виргилий. – Хоть бы и мытьем полов. Чем в голову взбредет. Доведите одержимость до абсурда, и она станет вам отличной защитой. Взять хотя бы миссис О\'Тулл: одержимость постоянством – превосходная защита. Эффект набирает силу и постепенно охватывает остров, понимаете? Скоро все будет в его власти.

Виргилий Джонс замолчал.

– Некоторые заставляют себя заново проживать каждый следующий день в точности как минувший. Один и тот же день, в точности, снова и снова. Дело в том, что все до одного они – беглецы. Нужно как-то закрепиться в пространстве, вот они и обманывают себя, пускают ложные корни. Пытаются остановиться. Если нагородить достаточно лжи, то можно добиться своего. В такой лжи можно отлично укрыться.

Время остановилось; они сидели, стояли у мачты, ели, спали. В некоторой точке Взлетающий Орел спросил Виргилия Джонса:

– А у вас, Виргилий?

– Что у меня? – не понял его Виргилий.

– Вы говорили, что в любой жизни есть пик… а у вас?

– Ах, да, – отозвался Виргилий. – Мой пик давно позади.

Снова наступила тишина. Потом Виргилий сказал:

– Гроза титек и филейных частей. Да, я. Так-то. Когда-то был. Раньше. Сейчас не то.

– Вы были женаты? – спросил его Взлетающий Орел.

– О да, – ответил Виргилий Джонс. – В свое время. Кажется. Недолго.

Поднялся ветер. Их изорванный парус наполнился. Они продолжали плыть неизвестно откуда неизвестно куда по бесконечному морю.

– В бесконечность, – объявил Виргилий Джонс, – туда, где разрешаются парадоксы.

– Виргилий, – спросил Взлетающий Орел, – как вы думаете – я поправлюсь?

– Что? Поправитесь?

– Да, от Болезни Измерений, – объяснил Взлетающий Орел. – Сейчас я отлично себя чувствую. Все успокоилось. Я уже здоров?

– Не знаю, – ответил Виргилий. – Может быть да. А может быть и нет. Чудовища не приходят поодиночке. Встреч с ними бывает несколько. Вы сами должны знать.

– Нет, – возразил Взлетающий Орел. – Я ничего не знаю.

– В любом случае (это только между нами), – заговорщицски проговорил Виргилий, – я уверен, что с чудовищами мы справимся.

Горф составил новый план. Больше он вмешиваться не станет. Но немного ускорить развитие событий все-таки не мешает; его уже начала одолевать скука. Появление на сцене мистера Джонса делало представление еще более интересным.

Глава 24

Навстречу им из моря поднялась невиданная суша, не земля и не камень, странная и настораживающая. Сушу эту нельзя было назвать твердью или жидкостью – ни то, ни се, скользкая и блестящая студенистая масса. Несколько мгновений суша висела над морем, обретая форму, потом постепенно загустела в патоку и наконец застыла и остекленела. Над стеклянистой поверхностью курился не то легкий пар, не то дым.

Виргилий Джонс знал, что это такое. Это было самое близкое к выходу и в то же время самое опасное во всем Внутреннем Измерении место. Они подошли к краю сознания Взлетающего Орла, к границе, за которой его чувства и разум соприкасались с пустотой. Это была еще непаханая почва, сырье для нового для разума материала. Если им удастся повести себя правильно, правильно воздействовать на этот нехоженый край, то он выведет их прямиком туда, куда нужно; но если у них не хватит сил справиться с хаосом, то его вихри подхватят их и унесут прочь из сознания Взлетающего Орла. Тогда их ждет смерть.

Плот уткнулся в сушу – или соединился с ней. Они осторожно ступили на лишенное цвета и формы вещество. Взлетающий Орел нервничал.

– Мы в самой глубине, – объяснил ему Виргилий Джонс. – Теперь все зависит от нашей выдержки. Нужно собрать все силы и сосредоточиться. Соберитесь и представляйте себе топографию этого Измерения, поскольку, как и в любом Измерении, здесь есть свое устройство. Внутренние Измерения обычно имеют вид набора концентрических кругов.

– Набора концентрических кругов, – повторил Взлетающий Орел.

– Сейчас мы стоим на внешнем круге. Нам нужно добраться до центра.

– Добраться до центра, – повторил Взлетающий Орел.

– Как только мы встанем на центральный круг, дальше нам придется взбираться вверх. Пробуждение лежит прямо над центром. Все понятно?

– Да, – ответил Взлетающий Орел.

– Если у нас хватит сил, то, возможно, нам удастся создать из вещества, на котором мы стоим, проход. По этому проходу можно будет добраться напрямую до центра, и Измерения не смогут нам помешать.

Сам Виргилий Джонс уже вошел в свое новое измерение. Его тон стал жестким и непререкаемым, властным. Взлетающий Орел закрыл глаза и принялся выстраивать из вещества своего разума проход.

Проход, точнее, тоннель, открылся прямо перед ними. Темно-серые стены трубы тоннеля изнутри озарял приятный желтый свет. Радость Взлетающего Орла немного омрачило то, что, как он убедился вскоре, тоннель этот в точности повторял форму того красного коридора, по которому в самом начале Болезни от него убежала сестра Птицепес. Его сила пошла на убыль – бесконечная серая труба вздрогнула и заволоклась туманом – но Взлетающий Орел вновь овладел ситуацией. Виргилий Джонс с облегчением увидел, как монументальное сооружение отвердело, материализовавшись окончательно. Присмотревшись, он увидел крохотное светящееся полукружие далекого выхода.

– Пора в путь, – сказал он Взлетающему Орлу.

Взлетающий Орел ничего не ответил. Он из последних сил крепил тоннель по всей его длине, поддерживая волей «цемент» его существования до тех пор, пока этот «цемент» не «схватился». Решив не терять пока времени, Виргилий Джонс сосредоточился на создании средств передвижения. Через несколько мгновений (быстрота и точность исполнения приятно поразили самого Виргилия) он уже гордо держал за рули пару велосипедов.

– Все, что могу, – извинился он перед своим спутником, – тайна внутреннего сгорания всегда была выше моего разумения.

Тоннель наконец «схватился» на всем своем протяжении. Оседлав свои технические анахронизмы, они покатили к далекому манящему световому пятну, набирая скорость.

Несмотря на все последние несомненные успехи, Виргилий Джонс, как заметил Взлетающий Орел, по-прежнему был чем-то обеспокоен.

– Виргилий? – спросил он. – Вы ничего не скрываете от меня?

– Что вы, мой дорогой друг, – поспешно отозвался Виргилий Джонс. – Конечно, нет.

– Это хорошо. Тогда ответьте – вы знаете, что на другом конце тоннеля?

– Мой дорогой друг, – повторил Виргилий Джонс и замолчал; после паузы он тихо продолжил: – Это целиком зависит от вас.

– Не понимаю.

– В данный момент, – ответил Виргилий Джонс, – там вообще ничего нет.

– Тогда зачем волноваться?

Виргилий Джонс откашлялся.

– Вы очень необычный молодой человек, – проговорил он. – Возможно, не следовало… – Виргилий замолчал.

– Не следовало что?

– Не следовало помогать вам сражаться с чудовищами, – ответил Виргилий Джонс и объяснил.

После того как объяснения были закончены, Взлетающий Орел уже знал, чего ждать.

Излечение от Болезни Измерений процесс крайне сложный и многогранный. Для того чтобы избавиться от Болезни, недостаточно просто уцелеть, недостаточно найти выход из лабиринта. Все это не избавляет вас от Болезни, которая может повторяться снова и снова. Как только Болезнь проникает в вас, ваша сопротивляемость быстро снижается; после первого приступа нужно ожидать новых, более серьезных, начинающихся без предупреждения. Излечение тоже нельзя назвать законченным процессом; по сути дела излечение означает избавление больного от худших сторон воздействия Эффекта на разум. После этого о смерти речь уже не идет, однако остается нечто хуже смерти.

Каждую жертву Болезни Измерений на ее пути подстерегали чудовища, в каждом случае конкретного и оригинального вида – не кто иные, как наши собственные грехи, льющие масло в пожирающий нас изнутри огонь совести. Черви собственной души лишают нас сил. Через некоторые препятствия несчастный может перескочить (конечно, если у него достанет решительности). Но зачастую препятствия эти оказываются нам не по зубам; тогда человек умирает. Или не умирает, но остается существовать в виде совершенно исправной телесной оболочки с выжженным мозгом.

Все, что я делал до сих пор, сказал себе Взлетающий Орел, я делал только чтобы выжить. Столько времени ушло, чтобы добиться такой малости. Вся моя жизнь – это поиск пути через путаницу ходов, пути, ведущего к сестре Птицепес и Сиспи, пути наружу, к свободе. Сиспи отнял у него половину человеческого, после чего он не мог найти даже самого себя. Именно обедненность души и привела Взлетающего Орла на край гибельного кризиса. К этому бремени теперь прибавился новый крест – ответственность за жизнь Виргилия Джонса, спасителя, друга и проводника. Ну почему, мучительно думал он, все и вся, рядом с чем я ни пройду, немедленно подвергается опасности? У меня никогда и в мыслях не было причинять кому-нибудь вред.

Словно прочитав его мысли, Виргилий проговорил:

– За меня не беспокойтесь. Я рад, что сумел вам служить. Может быть, пригожусь и в будущем.

Тут Виргилий покривил душей – и знал это. Все, с чем они встретятся за неуклонно увеличивающимся полукругом света, коснется только Взлетающего Орла. В схватке сможет участвовать только он. Никто другой не сможет помочь ему – чужая помощь лишь снизит его шансы на успех.

Взлетающий Орел поиграл желваками.

Птицепес: он так долго ее искал: она будет означать конец его скитаний. Что он видит сейчас перед собой? – гигантский серый тоннель с бугристыми стенками и гладким полом. Не это ли символ его жизни – слепое бегство от себя? Бесконечное путешествие через бесплодные земли, лишившее его единственного сокровища – жажды жизни. Стоит ему выйти из тоннеля (он был почти уверен в этом), и его поиску придет конец. Неужели? Он доберется до К., и этот город станет его домом. Жизнь в дружелюбном обществе равных покажется ему достаточной наградой, более чем достаточной, пусть даже отпечатки его пальцев давно стерлись о гладь вечности. Но если гора Каф тоже не совершенна (ведь нет на свете Утопии), что тогда? Конца пути нет, ибо совершенство есть высшее проклятие. Так он и будет продолжать бесконечные поиски ложной человеческой добродетели, грязной и бородавчатой, среди ее мнимо-великолепных носителей.

Догадываясь об общей сути размышлений, занимающих его спутника, Виргилий Джонс хмурился. Взлетающего Орла одолевают сомнения – на то есть понятная причина. Он раздумывает о своей судьбе, ни над единой буквой которой он не властен. Рано или поздно Взлетающий Орел должен был прийти к такому выводу, это было неизбежно, как восход солнца в обычном мире. Все, что случится потом, во многом зависело от исхода предстоящей ему битвы. Виргилий почувствовал, как по его спине пробежал холодок недоброго предчувствия.

Где-то на склоне горы Каф горфа разбудил сигнал мозговой сторожевой системы, и он немедленно принялся с интересом входить в курс последних событий. Так-то лучше, сказал он себе. Вот это другое дело. Будь у горфа руки, он довольно потер бы их.

Преодолевая последние метры тоннеля, Взлетающий Орел и Виргилий Джонс – Дон Кихот и Санчо – катили на своих железных скакунах к свету.

Глава 25

Все краски мира сошли с ума. Небо было красным, трава розовато-лиловой, а вода ядовито-зеленой. Взлетающий Орел мигнул, но цвета не изменились. Тогда он принялся пристально смотреть на неземной пейзаж вокруг, и постепенно все вернулось на круги своя, сделалось привычным и нормальным.

Они стояли на берегу реки. Позади, на склоне поросшего густым кустарником холма, зияло жерло тоннеля. На другом берегу реки, которая вскоре впадала в сверкающее голубизной озеро, высился другой холм. Холмы окружали их со всех сторон, молчаливые тюремщики и судьи. Посреди озера, на островке, возвышалось каменное сооружение – башня, тонкая, высокая и круглая. Из башни до них доносился голос, пронзительный и резкий; он без перерыва монотонно выкликал нараспев слова, смысл которых не доходил до Взлетающего Орла, пока безумство красок не было им упорядочено; но вслед за зрительными образами обрели должное восприятие и слуховые. Сердце Взлетающего Орла упало.

Эти слова он уже слышал семь веков назад: то была молитва в честь великого бога аксона. Взлетающий Орел закусил губу. Виргилий Джонс взглянул на него сочувственно, но ничего не сказал.

Положив велосипед на траву и оглядевшись, Взлетающий Орел заметил лодку. Неуклюжую рыбачью лодку, на носу куском веревки привязана дощечка с названием: «Неверный удар». Взлетающий Орел, мастер ножа и топора, вовсе упал духом: такое название не могло не быть знамением. Один неверный удар, и мне конец . Сделав Виргилию знак оставаться на берегу, Взлетающий Орел забрался в лодку; мистер Джонс с тяжелым сердцем бессильно опустился рядом с велосипедами на траву и принялся следить за тем, как Взлетающий Орел гребет веслом, направляя свой челн к уставленному в небо каменному персту святилища, из недр которого его звал голос прошлого. Рядом с Виргилием на пустом берегу лежали их велосипеды – бесполезные железные стрекозы.

Священное пламя создавало дополнительную иллюзию. Когда Взлетающий Орел, настороженный, готовый к любым неожиданностям, вошел в распахнутые настежь двери башни-святилища, первым, что он увидел в залитом грязно-желтым светом высоком зале, были две гигантские тени на противоположной входу стене. Великаны: верховный вождь аксона в парадном головном уборе из перьев восседал, прямой как палка, в церемониальном кресле, а перед ним коленопреклоненный младший жрец читал молитву; этот теневой рисунок достигал в высоту примерно двадцати футов.

Вот каким был театр теней, действо, разыгрываемое в свете священного пламени. Пламя было возжжено в каменной жаровне, внизу, подле монументальной каменной платформы, на которой и располагались вождь и его преданный слуга, чьи устрашающие тени ложились на дальнюю стену. Взлетающий Орел не сразу разобрался в игре света и теней и несколько мгновений холодел сердцем – дважды обманутый иллюзией, он с уверенностью ожидал третьего обмана; но основным здесь было все-таки нечто другое – обезумевший от страха, он был непоколебимо уверен в том, что старый вождь с орлиным носом под богатым убором из перьев – не что иное, как одна из инкарнаций бога аксона. И поскольку его измерение становилось точным воплощением его фантазий, бог действительно предстал перед ним.

Бог аксона поднялся со своего трона; жрец продолжал монотонно нараспев повторять молитву, но умолк, как только бог коротким, резким взмахом руки велел ему молчать. Бог был невысок ростом и худощав, но яростный огонь, горевший в его пронзительномвзгляде из-под полуприкрытых тяжелых век, без труда пронизывал мрачный полумрак святилища, достигая самого сердца Взлетающего Орла.

– Итак, Рожденный-от-Мертвой все-таки пришел к своему богу, – провозгласил аксона, и от этих слов сердце Взлетающего Орла затрепетало в ледяных когтях ужаса. Ибо он увидел то, что было до сих пор скрыто под покровом темноты и церемониальных одежд.

Бог аксона был женщиной – горбоносой старухой в головном уборе из перьев. Бог был богиней.

– Рожденный-от-Мертвой.

Бог выкликнул его имя (забыв о втором имени, что можно было расценить как намеренное оскорбление) высокомерно, с крайним отвращением.

– Все, что неаксона, Нечисто, – молвил бог. – Нечисто. Разве забыл ты, жалкий нечистый выродок, что означает этот закон? Своим приходом ты оскорбил это священное место, ты, белокожий, бледнолицый, жалкая помесь среди чистых, предатель своего рода, разве не знал ты, что своим появлением совершаешь непростительное осквернение? Аксона не могут терпеть среди себя Рожденного-от-Мертвой; ему нет места в святилищах. Ты рожден смертью, и погибель – твоя судьба. Все, к чему ты прикоснулся, испачкано; все, что держала твоя рука, разбито и сломано; всякий, кого ты полюбишь, обречен; всякий, кого ты ненавидишь, очищен твоей ненавистью. Кого ты пришел убить – не самого ли бога аксона? Как же ты, червь, решился заползти сюда?

Слова богини коснулись самых потаенных, самых глубоких ран и сомнений души Взлетающего Орла; он едва мог говорить, но сумел-таки заставить свои губы выговорить:

– Я не знаю, смогу ли я, – вот что сказал он богине. – Но если смогу, то уничтожу тебя.

Богиня аксона засмеялась, и ее улюлюкающий смех разнесся под сводами башни.

– Ты сам себя приговорил, своими устами, Рожденный-от-Мертвой, – выкрикнула она. – И от своей руки погибнешь.

Сказав это, богиня снова опустилась на трон, а вместо нее на ноги поднялся жрец, лежавший до поры ниц, хранивший молчание, пока говорила богиня, но теперь вихрем повернувшийся и распахнувший плащ. И снова Взлетающий Орел ощутил холод смертельного ужаса.

Он смотрел в собственные глаза.

Да, в собственные глаза: но в остальном это был и он, и не он. Тело было тем же; как и у самого Взлетающего Орла, у существа торчало за головной повязкой перо; однако остальное облачение двойника разительно отличалось. Голый торс прислужника богини прикрывала расстегнутая на груди замшевая однобортная куртка. Кожа существа была мертвенно-белой. Стан обвивало ожерелье из бусин, с которого свешивались два прямоугольных куска материи – желтый прямоугольник прикрывал гениталии, голубой – ягодицы. Никакой другой одежды на жреце не было. В ушах блестели женские серьги, на щеках алели румяна, на губах помада. Брови существа были тщательно выщипаны в виде изломленных в середине дуг, ресницы, искусно удлиненные, казались очень пушистыми и загибались кверху.

А кроме того голос – детский, еще не сломавшийся, скопческий голос, женственная пародия на его собственный:

– Иди же сюда, Рожденный-от-Мертвой. Иди.

В правой руке прислужник богини держал легкий топорик, томагавк. В левой руке у него было ружье. В том, что ружье заряжено, Взлетающий Орел нисколько не сомневался. Сам же он был безнадежно безоружен.

– Иди же ко мне, Рожденный-от-Мертвой, – продолжал насмехаться над ним жрец-двойник. – Неужели ты побоишься сразиться со слабым слугой бога аксона? Я слышал, ты великий воин. Так давай, докажи это.

Взлетающий Орел вздохнул и медленно двинулся вперед.

Проигрывая в уме возможности дальнейшего поведения суррогата самого себя, Взлетающий Орел решил, что предпочтение будет отдано не слишком простому в применении ружью, а томагавку. Сам он всегда лучше чувствовал себя с оружием метательным, оружием первого нападения. Шаг за шагом дерзко приближаясь к вооруженному жрецу, он машинально сунул руки в карманы, решив, что, может быть, разозлит этим своего противника и собьет с него спесь.

Его правая рука сомкнулась на каком-то твердом, округлом и вытянутом предмете. Вытащив предмет наружу, он с удивлением рассмотрел его. Кость К ., вот что это! Та самая кость, которую бросила ему сестра Птицепес, прежде чем исчезнуть в проходе, уводящем в глубь ее тела.

Кость К.: Взлетающий Орел решил не терять времени на размышления. Откуда кость взялась тут, ведь все это время ее не было в кармане? Или, возможно, он ее не замечал? Хотя сейчас, конечно, все это неважно. Теперь у него есть оружие, и это в корне меняет ход схватки. Возможно, теперь его противник решит оставить томагавк и сразу воспользоваться ружьем. У Взлетающего Орла оставалось всего считанные секунды в запасе, то мгновение ступора, в который жрец впадет от удивления, когда неожиданно увидит в его руках неизвестный предмет.

Широко и свободно размахнувшись, Взлетающий Орел бросил кость, как не целясь бросал бы большой дротик. Кость ударила жреца в запястьяе руки, сжимавшей ружье. Короткий крик боли, и ружье упало на пол. Кость тоже упала; едва прикоснувшись к каменным плитам, она разлетелась на тысячи осколков, отчего на месте пораженно застыл не только жрец, но и сам Взлетающий Орел.

Позже, когда опасность уже миновала, Виргилий Джонс разъяснил Взлетающему Орлу тайное значение названия этого предмета. Это был шифр, ключом к которому служили слова сестры Птицепес:

Кость – предмет. к. – место. К. – Кость, иначе Каость, Ка-ось – Хаос. Вот так.

Но тогда Взлетающий Орел всего этого не знал – наблюдая за тем, что происходит на месте исчезновения кости, он стоял как громом пораженный.

Мельчайшие осколки кости вихрем поднялись над местом ее падения и были подхвачены быстро увеличивающимся в поперечнике смерчем. Первым в смерч безвозвратно унеслось ружье. Оно просто прекратило свое существование. Следом за ружьем жреца начали исчезать плиты пола.

В центре святилища образовалась дыра. В одной из точек измерения нарушились причинно-следственные связи. За дело там взялся Хаос.

Взлетающий Орел пришел в себя на секунду раньше своего альтер эго; возможно потому, что он стоял дальше от дыры в полу. Сорвавшись с места и по-бычьи выставив голову, Взлетающий Орел бросился на жреца и с силой боднул его в живот. Суррогатный Взлетающий Орел пошатнулся и, пытаясь сохранить равновесие, сделал шаг назад.

Этого оказалось достаточно для того, чтобы он провалился в дыру, был затянут смерчем, распался на миллиарды составных частей, обратился в хаос.

Богиня аксона уже поднялась со своего трона, ее глаза сверкали ненавистью; но за гневом богини, как мгновенно заметил Взлетающий Орел, крылся страх. Кость К., элемент случайности, перечеркнул ее превосходно выстроенный план; теперь она полностью находилась во власти Взлетающего Орла. С неторопливой уверенностью он направился к ней.

– Стой где стоишь, Нечистый, – выкрикнула она, но голос выдал ее.

– Я не знаю, кто ты, – на ходу ответил Взлетающий Орел, – но знаю, что, осквернив тебя, очищу свое прошлое. Очищусь от тайного стыда и вины, которые тяготят тайники моей памяти, в чем твое участие станет свидетельством. Чтобы освободиться, мне нужно знать, что Нечистые теперь – аксона. Ясно?

Он сказал это радостно, с примесью удивления, словно в озарении.

Взлетающий Орел изнасиловал богиню.

К ожидающему на берегу Виргилию Джонсу «Неверный удар» доставил другого Взлетающего Орла. Виргилий выслушал его рассказ и проговорил:

– Вам нужно обуздывать воображение. Оно у вас чересчур буйное.

После этого с помощью советов Виргилия Джонса Взлетающему Орлу было уже несложно вырваться из паутины Болезни Измерений. Исход их выглядел чрезвычайно просто: Взлетающий Орел закрыл глаза и, пока Виргилий Джонс танцевал танец Усиления, приказал себе проснуться. После того как решающая победа была одержана и Взлетающий Орел стал сильнее своего Внутреннего Измерения, разрушить его и выйти было совсем несложно.

Опыт общения с Внутренним Измерением наделил его, кроме прочего, чувством меры в нюансах и чувством неправильности ; пока их с Виргилием Джонсом сознания поднимались к поверхности (при этом на мгновение соприкоснувшись, чтобы затем разойтись уже навсегда), Виргилий Джонс вдруг на краткий миг ощутил присутствие третьего сознания, чужого, смутно знакомого и тоже всплывающего к поверхности.

За долю секунды до этого как из небытия стали выплывать фрагменты времени, в котором хотел восстановить свое пребывание Виргилий Джонс; он соприкоснулся с пришельцем и отметил это.

Пробуждение. Он полностью наг, его одежда сложена стопкой на груди Взлетающего Орла, как он ее и оставил, вокруг лес, его тело все еще размеренно повторяет циклические движения танца Усиления. Он был настолько измучен, что едва мог стоять на ногах, но, охваченный яростью, забыл об усталости.

– Где ты? – во всю глотку заорал он. – Покажись!

Из леса до него донесся «голос» невидимого горфа.

– Примите мои поздравления, мистер Джонс.

Виргилий принялся торопливо одеваться.

Когда Взлетающий Орел пришел в себя, оказалось, что у него адски болит голова, просто раскалывается. Во второй раз на острове Каф вопрос «Где я?» готов был сорваться с его губ; слабо дернув ртом, он отогнал вопрос прочь. А куда же подевалось Ничто? – спросил он себя.

Как бы там ни было, но он по-прежнему оставался на острове Каф; знакомый непроходимый лес вокруг говорил сам за себя. Но эхо измерений, остаточные последствия Эффекта, который он сумел побороть, еще настойчиво напоминали о себе: мельтешением на границе зрительного восприятия, отдаленным звоном в ушах и в закоулках сознания. Вскоре эти ощущения должны были сойти на нет, уменьшиться до чего-то вроде остаточных болей в ушах, дающих знать о себе только в моменты полного покоя. Но сейчас мелькание и звон донимали его, напоминая о непростом устройстве окружающего мира, богатого неразличимыми изъянами.

Взлетающий Орел поднялся на ноги, оглянулся и открыл, что он в лесу один. На мгновение его охватила паника; он принялся звать друга Виргилия, выкликая его имя. Через минуту, к немалому облегчению Орла, из леса донесся слабый ответный крик. Это был голос Виргилия, далекий и раздраженный. Взлетающий Орел крадучись пошел на этот голос, вспомнив о приемах скрытого передвижения, известных ему с детства.

В лесу Виргилий Джонс беседовал со старым знакомым.

Глава 26

– Как видите, – говорил ему «голос» горфа, – я решил остаться.

– И рука закоренелого любителя совать нос в чужие дела, – в тон отзывался Виргилий, – не могла воздержаться от одного-двух неуместных жестов.

– Это как горшок и печь, – ответил горф. – Как мотылек и лампа.

– Знание простейших местных идиом, – заявил Виргилий, – не является смягчающим обстоятельством. Всякий интеллект, приговоривший себя к вечному структурализму, обречен навеки оставаться узником собственных сетей. Все твои выдумки только наращивают слои кокона вокруг твоего неисправимого любопытства, мешая излечиться от него.

Досада не пошла Виргилию Джонсу на пользу: речь его стала еще более путанной и несвязной. Виной тому было смущение могильщика – он легко терял власть над собой, но боялся, что это заметят другие. Ярость была признаком слабости, а человека слабого легко обхитрить; посему речь мистера Джонса окутывала его теми же слоями кокона, какие он ставил в упрек горфу.

Зол он был как никогда. Главным образом его ярость, сознавался он себе, была следствием недавних событий. Он специально устроил тщательный мысленный смотр своего физического и морального состояния; даже то, что ему удалось уцелеть, несло в себе элемент риска; после избавления от столь опасных приключений любой вспылит, тем более если его на это провоцировать, говорил он себе. Это вполне нормально.

Кроме того, была и другая причина. Возвращаясь из своих прошлых путешествий, он чувствовал себя превосходно; так бывало всегда, и он к этому привык. Так-то. Когда-то. Раньше. Сейчас не то. Воспоминания о молодецком самочувствии ввиду теперешнего жалкого холерического состояния были просто невыносимыми. Ярость порождала в нем еще большую ярость. Спирали суживались, стягиваясь к центру.

Распухший усталый язык Виргилия раз за разом обегал губы; капли слюны стекали по подбородку; кулаки в карманах старого пиджака нетерпеливо сжимались и разжимались. Забравшись наобум в непролазный бурелом, он уселся на первый подвернувшийся поваленный ствол; сидеть было жестко и неудобно. Проговаривая слова, он подкреплял их ударами по своему покрытому корявой корой сиденью, опаляя пустое пространство огненным взглядом, словно надеясь пронзить им невидимое существо.

Спрятавшись за широким стволом, Взлетающий Орел принялся наблюдать за тем, как его проводник пререкается с пустотой и определенно получает от пустоты ответы. («Голос» горфа мог слышать только тот, к кому он обращался). Виргилий Джонс, подумал Взлетающий Орел, как же ты отличаешься от того, чем кажешься на первый взгляд. И поскольку в этом отличии положительные качества перевешивали, то мысль Взлетающего Орла можно было расценивать как комплимент.

Третий участник встречи стоял в десяти футах от Виргилия Джонса, прислонившись к дереву, трепеща сенсорной аурой от приятного возбуждения. Встреча с пожилым могильщиком нисколько не пугала горфа; более того, повидаться с мистером Джонсом горфу было приятно, поскольку это давало кое-какие намеки на то, каким может стать Итоговое Упорядочение. Однако последняя фраза мистера Джонса больно задела горфа. Определенно, сказанное могильщиком к делу не относилось.

– Известен ли вам, мистер Джонс, – холодно спросил горф, – мой статус в происходящем Упорядочении?

Мистер Джонс ничего не ответил.

– Я знаю, что это должно быть вам известно, – продолжил тогда холодный уверенный голос. – В любом случае вы должны быть знакомы с Главными Правилами процесса.

Мистер Джонс напустил на себя невинный вид. Сумев пробиться наконец сквозь (толстую) шкуру горфа, он вдруг начал успокаиваться.

– Возможно, мне следует напомнить вам их, – бросил горф. – Возможно, в будущем это заставит вас воздержаться от подобных аллюзий.

– Если не ошибаюсь, – отозвался Виргилий Джонс, – Главное Правило рекомендует также воздерживаться от вмешательства в дела других Измерений. Пожалуйста, поправьте меня, если я ошибаюсь.

Наступила короткая пауза.

– Ошибки нет, – ответили наконец ему.

– Тогда означает ли это, – продолжил Виргилий Джонс, – что я могу обвинить Мастера в кардинальном нарушении им же самим предложенных правил?

На этот раз молчание было крайне враждебным.

– Основания, – скованно проговорил горф. – Какие у вас основания? Прошу, объяснитесь.

– Во-первых: вы позволили себе вторгнуться во внутреннее измерение другого существа, находившегося в тот момент в критическом положении, причем повели вы себя в этом измерении не как независимый сторонний наблюдатель, а послужили источником недвусмысленной опасности. Даже самые опытные из Мастеров не могут вмешиваться в другие Измерения без риска необратимых последствий. В этом же случае риск был огромный.

– Если вы клоните к тому, что я намеревался причинить вашему спутнику вред, то вы ошибаетесь – я опытен в таких делах и в высшей степени искусен. Мне известна роль вашего спутника в процессе Итогового Упорядочивания, и с моей стороны было бы чрезвычайно неразумно и опасно мешать участнику этого могучего процесса. Я задал ему шараду, не преследуя никакой дурной цели. Я лишь хотел открыть ему глаза на суть и структуру измерений. Примите во внимание следующий факт: не окажись рядом меня с моей шарадой, чудовища непременно напали бы на него, поскольку он уже начал собственные попытки освободиться от действия Эффекта. Разве это можно назвать напрасным вмешательством? Не любопытство руководило мной, а забота.

Виргилий задумался на минуту.

– В ваших словах есть доля истины, – признал он. – Но мы не знаем одного – действительно ли ему была нужна помощь, чтобы справиться со своими чудовищами. Но что сделано, то сделано, и от того, что он теперь скажет, будет зависеть многое. Как он решит, так и будет. Поэтому ваше оправдание безосновательно. Отсутствует исходная посылка.

– Вы сами есть доказательство моим словам, – пришел ответ.

Виргилий начал новую атаку.

– Во-вторых: не будучи сами причастны к Упорядочиванию острова, вы вмешивались в процесс с самого начала и продолжаете это делать. Зачем вы здесь? Вы никому не нужны; остров – не ваша концепция, поэтому, по вашим же правилам, вмешательство в местные процессы Упорядочивания может идти только во вред. Наблюдатели нам тоже не нужны. Что скажете на это?

Молчание длилось несколько минут. (Взлетающий Орел, лишенный возможности слышать половину сверхъестественного диалога, терялся в самых ужасных догадках). Затем в голове Джонса снова зазвучал голос горфа, на этот раз медленный и угрюмый:

– Это удар ниже пояса, мистер Джонс. Вы раздражены и не можете судить трезво. Ваше первое обвинение нужно было бы пустить во вторую очередь, но горячность помешала вам все взвесить. Теперь один ход оказался лишним. Но, как бы ни было, счет очков вещь строгая. И счет есть счет. Счет есть счет. Счет есть счет. Счет есть счет.

Голос, несколько раз монотонно повторивший одну и ту же фразу, был голосом проигравшего. Виргилий, внезапно проникаясь сочувствием к невидимому странному существу, спросил:

– Но, Мастер – если вы знали, тогда зачем?…

– Не стоит называть меня Мастером. Мастер не поступил бы так.

– Однако в нашем случае это сделал именно Мастер, – упрямо гнул свое Виргилий. – И я хочу знать причины.

Горф ответил просто:

– Мне нравится ваш мир.

Виргилий попытался представить себе пейзаж планеты Тера. Пустынный. Безжизненный. Не за что зацепиться глазу. Естественно, что такое высокоразвитое существо как горф предпочло своей родине изящную усложненность острова Каф.

– Мастер, – тихо проговорил он наконец, – я должен попросить вас покинуть нашу землю.

Ответ горфа был резким. Его голос звучал напряженно.

– Я не уйду. Я хочу остаться.

– Тогда, – продолжил Виргилий, чувствуя, что все его тело ломит от усталости, – я вынужден Упорядочить вас вон.

Из пустоты донеслось что-то вроде глухого смеха.

– Может быть, я и потерял форму, но не настолько, – отозвался горф. – Вы одержали временную победу благодаря моему непростительному отступлению от Правил. Но победить меня в Упорядочивании невозможно. Даже не надейтесь.

Взлетающий Орел увидел, как Виргилий Джонс поднялся на ноги. Могильщик прикрыл лицо руками, и в тот же миг с ним случилась странная вещь: он словно бы увеличился в размерах . Но не в высоту. И не в ширину.

Мистер Джонс вырос в глубину .

Единственная фраза, при помощи которой можно было бы объяснить происшедшее, имела любопытный второй смысл.

Виргилий Джонс добавил к себе несколько измерений .

Не только мне приходится сражаться, подумал Взлетающий Орел; но Виргилий Джонс слаб, а я готов к борьбе. Кроме того, противник Джонса явно опытен и силен.

Мысли Виргилия Джонса неслись приблизительно в том же направлении; но он, еще не отойдя от недавнего приключения, был опьянен победой в споре. Другие измерения неудержимо влекли его, он так давно не пускался во всяческие похождения. Вот оно. Боль.

Виргилий Джонс повернулся лицом к горфу.

– Мистер Джонс, – проговорил тот. – Позвольте одно слово перед началом поединка. На тот случай, если вы одержите победу.

– Слушаю? – ответил мистер Джонс. (Что это – очередное коварство?)

– Не только я на этом острове вмешиваюсь не в свои дела, мистер Джонс. Есть и другой. Боюсь, что это вы, мистер Джонс.

Виргилий ничего не ответил, но было ясно, что горфу удалось его задеть. Возвращение из измерений к нормальной жизни уже не проходит для него бесследно. Он так ослаб. Его так легко вывести из себя.

– Интуитивная догадка, мистер Джонс, ничего более, – продолжил бестелесный голос. – Насколько я понимаю, вам тоже придется принять участие в Итоговом Упорядочивании. Это ясно как день. Не находите, что это придает нашему поединку приятную симметрию, а, мистер Джонс?

– Давайте приступим, – отрезал Виргилий Джонс.

Для Взлетающего Орла, по-прежнему тихо наблюдавшего за происходящим из-за ствола ближайшего дерева, дальнейшее не отличалось особой насыщенностью событиями. Не имея опыта проникновения во Внешние Измерения, он не мог наблюдать непосредственный ход поединка. Виргилий Джонс застыл неподвижно, точно каменное изваяние, склонив голову к груди, подняв руки и выставив их перед собой ладонями вперед, словно человек, толкающий тяжелую дверь. Внезапно, без предупреждения, он ничком рухнул на землю. Его тело неподвижной грудой замерло на поросшей мхом земле.

Взлетающий Орел бросился вперед.

Виргилий Джонс медленно, с трудом пришел в себя.

– Не о чем беспокоиться, – прошептал он. – Это даже схваткой не назовешь. Безнадежно. Вошь, пытающаяся изнасиловать слона. Я не смог Упорядочить его, не смог изгнать отсюда. И никому из людей это не удастся, по крайней мере в ближайший миллион лет. Это его игра.

– Но где же он? – спросил потрясенный Взлетающий Орел, оглядываясь по сторонам.

– Кто знает, – ответил Виргилий. – Да это и не важно. Он нас больше не тронет. Первый раунд, как бы там ни было, остался за нами. Кто избавит меня от этого надоедливого горфа? – крикнул он, и эта попытка шутить вызвала жалость у Взлетающего Орла.

Что-то случилось с лицом Виргилия Джонса. Последнее поражение не только обессилило его, но и лишило чего-то гораздо большего. Этот Виргилий Джонс вновь стал похож на того человечка, с которым Взлетающий Орел познакомился в прибрежной хижине: такой же неуклюжий, нерешительный и косноязычный. Отважный покоритель Внутренних Измерений исчез, опять скрылся под маской вечного неудачника.

– Виргилий, – вымолвил Взлетающий Орел. – Виргилий. Спасибо вам.

Виргилий Джонс всхлипнул.

И снова потерял сознание.

Пациент и заботливая сиделка поменялись ролями.

Глава 27

Так-то. Когда-то был. Раньше. Гроза титек и филейных частей. Да, я. Они сами шли ко мне. И ублажить их труда мне не составляло. Они приходили ко мне, и я ублажал их. Без труда. Кто-то любил нежности, а кто-то ценил крепкую руку, просил посильнее. Но так или эдак, а главным оставалось внимание, ведь внимание они ценят больше всего – от этого и кончают. Поднимаемся на вершину блаженства. Мягко, осторожно и медленно, на самую вершину. Груди похожи на пару горных пиков-близнецов, сами просятся в руки, вершины их подаются под моими руками. Все мое. Эх, благодать. А что теперь? Сколько я уже не использовал его? Полная атрофия. Похотливый козел, вот ты кто. А раньше, бывало, удержу не знал! Ах, Виргилий, позволь мне подержаться за них! Мнет и тискает, мнет и тискает, а сама вверх-вниз, вверх-вниз. Пожалуйста… пожалуйста, умоляли они, и я ласкал их пару упругих вулканчиков. Большой я был охотник. Что, девица? Меня тоже звать Девственник. Какие могут быть секреты друг от друга у товарищей по несчастью? И как-то раз это сработало. Да. Когда-то мог. Птички. Сначала ворковала, точно черепаховая голубка, мне в ушко, поклевывала мочку, а потом, когда дошло до дела, заквакала, что твоя водяная черепаха. Так-то. Когда-то мог. Раньше бывало. Ах, птицелов, не нужна ли вам такая птичка, как я? Орнитология ничто против секса. Самое подходящее место для перьев – в перине, в подушках, на них так мягко и приятно резвиться. Все о чем я только мог мечтать и о чем не мечтал никогда, обними меня покрепче, пожалуйста, обними! Да. Так-то. Когда-то мог. Раньше бывало. Что только не перепробовал, и так и сяк, и тут и там, даже женитьба не поубавила прыти. Вот чудно-то. Ради удовольствия готов был махнуть рукой на приличия. Удовлетворение похоти растянулось на миллион постелей, разных миров, разных способов сношения, да здравствует разнообразие, виват! я там, где легко можно добыть пилюлек-люлек, где спиралька, туда и мой малыш, и они боготворили меня. Легко. Все в моих руках. Да. Так-то. Когда-то мог. Раньше бывало. С Лив.

Выпей, мой Виргилий. Это вода из ручья .

Съешь, мой Виргилий. Это ягоды с дерева.

Теперь отдохни, мой Виргилий. Помолчи и поспи.

Отдыхай и поправляйся.

Конечно, это моя вина. Моя ошибка. Mea maxima. Извини, говорил я. Прости, вздымал я руки. Забудем обо всем, молча стоял я. Прости меня. Я на коленях. Прости меня, Лив. Я виноват. Хочешь стихами. Или буду молчать. Лииив. Дай мне облегчение. Живи для меня, давай забудем обо всем и будем мужем и женой. Ох, гроза ее титек и филейных частей. Восхитительные и белые. Я попытался взобраться на них и сорвался. Сильные не дают спуску слабым. Так-то. Ничего не осталось. Вдвоем мы могли затмить своим блеском любую звезду, сияли все ярче и ярче, мой мотылек летел к ее свечке, я попытался взобраться – и упал. Теплые не знают жалости к холоднокровным. Жаба, говорила она, и я квакал для нее. Иди, говорила она, и я шел. Грозил титькам и филейным частям. Да, я. Так-то. Когда-то мог. Раньше бывало. Дочь Взрастающего Сына, я думал, ты любишь меня. В доме терпимости и наслаждений я платил нежностью. Ты так нежен , говорила она, так добр , и мне казалось, что она любит меня. Любовь безграничная поглотила мою любовь, переварила и выплюнула. Желудочный сок ее любви оставил ожоги на моей душе. Прости меня, Лив. Из дома восходящего солнца да прямо в черную дыру, в черно-дырявый дом, ты взошла и закатилась. Горечь оказалась лучше твоей гордости, прости. Она ласково ерошила мои волосы, а однажды вырвала клок прямо с корнями. Темная женщина с чистой светлой кожей, со светлыми волосами и светлыми глазами, такими темными и в то же время светлыми, светлыми. В ней огонь, сжигающий мужчин, но и лед, чтобы излечить их. Я не был мужчиной. Только не для нее. Лив, ледяной пик совершенства, как ты столкнула меня вниз, прости, что я… мea… maxima… эх, жизнь. Да, мог. Так-то. Когда-то мог. Раньше бывало. Сильные не прощают. Им не хватает для этого слабости.

Глава 28

– Лив, жена моя, – повторял Виргилий Джонс.

Он сидел на краю поляны, прислоненный спиной к дереву.

– Тебе был нужен другой мужчина. Сильный.

Взлетающий Орел решил не задавать лишних вопросов – с него хватит и того, что Виргилий захочет рассказать о себе сам. Лишние вопросы могут причинить боль. Поэтому он ничего не спросил о Лив.

– Я долго жил в К., – медленно продолжал Джонс. – Я жил там задолго до того, как там появились они. Они строили жилье, женились, развратничали. А один или двое… пошли еще дальше.

– Как Гримус? – быстро спросил Взлетающий Орел.

– Что сказать, – задумчиво протянул Виргилий Джонс, с сомнением кривя губы. – Может, и так. Хотя насчет себя я не уверен.

– В чем?

– Есть ли в моем случае какое-нибудь сходство с Гримусом.

Несмотря на растерянность, Взлетающий Орел не мог удержаться от смеха.

– Уж если вы начали шутить, значит, дела ваши идут на лад, – сказал он.

– Мой дорогой друг, – отозвался Виргилий. – Это не была шутка.

– Я знаю, – ответил Взлетающий Орел, все еще не отсмеявшись. – Приятного мало .

Виргилий пожал плечами.

– Виргилий, – снова спросил Взлетающий Орел, – что такое или кто такой Гримус?

– Да, – ответил Виргилий. – Вы все узнаете.

– Печальный факт, – снова заговорил Виргилий, когда они наконец продолжили свое восхождение. – Разным людям уготована разная судьба, богатая событиями или наоборот. Знаменательными обычно бывают события; люди же, как правило, обычные атомы в коловращении. Нормальные люди как правило избегают известности. Я уже говорил вам о причинах возникновения своего суеверия – здесь у нас, на острове, всего можно ждать; уверен, что теперь вы меня отлично понимаете. Однако так веду себя только я; есть и другая манера поведения, а именно: уж если здесь может случиться все что угодно, давайте сделаем так, чтобы ничего не случалось .

– Вы имеете в виду Долорес? – спросил Взлетающий Орел.

Виргилий Джонс промолчал.

Глава 29

– Вот черт, – проговорил Николас Деггл.

Деггл стоял на берегу острова Каф. Он появился здесь только что, пройдя сквозь те же врата, через которые две недели назад отправил сюда Взлетающего Орла; Деггл был зол на себя и на всю вселенную заодно. Он совершил ошибку, элементарную и непростительную: неправильно рассчитав свое прохождение через врата, он оказался не на той стороне острова. Делать нечего, придется идти через Лес.

Он должен был догадаться – Врата располагались как раз над уровнем моря, следовательно, логической точкой выхода являлся именно берег. И это несмотря на все длительные и сложные приготовления, которые он проделал при помощи своего магического жезла, Стебля Розы, использовав его как веху и наметив свое появление в окрестностях К.; кроме того, это означало, что в том же положении должен был оказаться и Взлетающий Орел, так и не вернувшийся к причалу, из чего стало ясно, что Врата исправно действуют. Экий дурень ты, Орел, невесело добавил Деггл, и здесь тебе не повезло, да и я не лучше; но времени мало, пора думать о деле. Костерить себя можно и потом.

Вернуться через Врата обратно в Х., чтобы оттуда заново просчитать проход, нечего было и думать; было ясно, что для таких серьезных и точных предприятий Стебель недостаточно надежен, на него нельзя полагаться как на веху . Кроме того, Врата позволяли пройти только в одну сторону: здесь тоже все упиралось в необратимость течения времени. Не стоило также пытаться переправиться при помощи Стебля на вершину горы: из-за ненадежности жезла Деггл мог оказаться в положении еще хуже теперешнего. Делать нечего – оставалось надеяться только на свои ноги.

– Вот черт, – повторил он.

Глядя на Деггла, смуглого, стройного и изящного, невозможно было представить его переносящим тяготы долгого пути. Даже сама мысль о бесконечном восхождении заставляла его изрыгать все новые проклятия.

Представив, какой будет реакция Гримуса – а также, конечно, и Джонса, – когда весть о его возвращении разнесется, он язвительно поздравил себя. Я вернулся, рявкнул он на весь берег. Вернулся закончить наконец то, что следовало закончить давно, сделать то, что ему не позволяли сделать.

Неожиданно Деггл заметил, что на берегу он не один. Неподалеку прямо на песке, рядом с пустым креслом-качалкой, сидела и смотрела пустыми глазами на утес женщина. Деггл немедленно узнал кресло, он был знаком с его хозяином; кресло принадлежало Виргилию Джонсу. Женщину Деггл тоже узнал: дочери Евы уродливей миссис О\'Тулл на всем острове не было. Откуда она здесь? – неплохо бы узнать. Деггл не спеша направился в сторону Долорес. Не обращая на него внимания, та пела свои унылые песни.

– Миссис О\'Тулл, если не ошибаюсь? – спросил ее Деггл.

Долорес перестала петь и медленно повернула голову к Дегглу.

– А, дорогой, это ты, – негромко проговорила она. – Устраивайся поудобней.

«Дорогой?» – удивленно подумал Деггл; но он изрядно устал и, воспользовавшись приглашением, с удовольствием опустился в кресло Джонса.

Виргилий, подумала Долорес. Милый голос, пухлое лицо. Опаленное сердце в дряхлом теле. Виргилий, который оторвал ее от бездушия церковных свечей и одарил плотью. Она счастлива – у нее есть он.

– Виргилий, – проговорила она, наслаждаясь звуками имени. – Виргилий Джонс.

Деггл внимательно следил за лицом Долорес.

– Виргилий? Он что, где-нибудь поблизости? – спросил он, пронзая миссис О\'Тулл взглядом.

– Конечно, – отозвалась она, хватая его за руку. – Он всегда здесь. Со мной.

Деликатно поморщившись, Деггл высвободил руку.

– Так вы… живете с ним? – спросил он.

Долорес О\'Тулл с обожанием уставилась на него и жутким голосом запела:

–  Любовь со мной, пока моря не высохнут до дна .

Поющая любовные песни уродка-Долорес показалась Дегглу невероятно забавной. Сквозь смех, он выдавил:

– Достойная замена Лив, не находите, миссис О\'Тулл?

– Никаких перемен, да останется все по-прежнему, – ответствовала ему Долорес. – Так ведь и будет, верно, дорогой?

– Думаю, что нет, не будет, – ответил Деггл, так как от него определенно ждали ответа.

Долорес счастливо улыбнулась.

– О, Виргилий, – елейным голоском пропела она содрогающемуся от хохота Дегглу, – какой ты хороший. Я люблю тебя.

Деггл уже знал, что делать.

– Я тоже люблю тебя, – ответил он, перебарывая подступающую тошноту.

– Пора домой, – сказала ему женщина. – Пора завтракать. Дай мне ремень.

– Мой ремень? – Деггл чуть ли не взвизгивал от восторга.

– Ах ты, шалун, – погрозила ему пальцем миссис О\'Тулл. – Ну хватит проказничать, дай ремень.

Деггл недоуменно расстегнул пряжку и отдал требуемое миссис О\'Тулл. В отличие от Виргилия ему не понадобилось после этого поддерживать брюки руками. Но поскольку Деггл был худым – длины его ремня для целей миссис О\'Тулл явно не хватало.

– Пожалуй, сегодня я управлюсь и так, – смущенно сказала Дегглу Долорес, повозившись с ремнем несколько минут.

Она взвалила качалку на спину и принялась медленно подниматься по извилистой тропинке к хижине. Николас Деггл, отчасти удивленный, отчасти испуганный очевидным безумием женщины, осторожно двинулся следом. «Интересно, что же случилось с Виргилием Джонсом?» – подумал он.

Позже тем же днем.

Долорес О\'Тулл как раз снимала с очага котелок со свежим кореньевым чаем, когда в дверях хижины появился Николас Деггл. Его одежда была в беспорядке, а сам он казался мрачнее тучи.

– Где ты был, любовь моя? – спросила Долорес. – Кореньевый чай как раз поспел.

Деггл разведывал дорогу на гору. Прошагав с милю, он услышал тихий смертоносный вой. Поначалу вой был столь тихим, что он не обратил на него внимания; но вскоре звук в голове заявил о себе более настойчиво, подступили головокружение и тошнота, деревья закружились у Деггла перед глазами. Ему повезло – он оступился, упал, но не остался лежать, а скатился под уклон обратно, выбрался из опасной зоны, и ни одно дерево не задержало его. Оправившись (Деггл уже был знаком с действием Эффекта), он долго и с чувством всячески поносил Розу и Гримуса.

– Вот, кореньевый чай, – сказала Долорес, подавая чашку. Темно-коричневое содержимое чашки показалось Дегглу отвратительным – он в сердцах швырнул чашку на пол, где та разлетелась вдребезги.

– Шшш, шшш, – попыталась успокоить буяна Долорес, – не нужно расстраиваться, все бывает.

Не упрекая Деггла ни в чем более, она убрала осколки и подмела пол.

Покончив с уборкой, она подошла к магу и уселась у его ног. Деггл уже снова расположился в качалке Джонса.

– Будем сидеть так и пить чай, каждый день, – мечтательно проговорила Долорес.

– Знаешь что, – ответил ей Деггл, – а ведь может оказаться, что ты права.

– Ты такой умный, – в полном восхищении сказала Дегглу Долорес. – Ты правильно сделал, что прогнал отсюда призрака.

– Какого призрака? – удивился Деггл.

– О, не будь таким скромником. Ты знаешь, какого. Этого Духа Гримуса, со шрамом на груди.

– Ах, да, конечно, – ответил Деггл. – Ты об этом…

Итак, Джонс ушел куда-то с Взлетающим Орлом – но куда, вот вопрос? Может, они убили друг друга? Или окончательно спятили и решили прорываться через поле Эффекта?

Ясно одно, сказал себе Деггл, если Взлетающий Орел не сумеет добраться до своей сестры (как бишь ее – Птицепес?) и не сделает там то, что должен был сделать я, то мне придется здесь поселиться. И жить тут с этой старой ведьмой, которая принимает меня за Виргилия Джонса и без конца объясняется в любви. Интересно, подумал он, усмотрит ли Джонс в этом иронию, если вдруг узнает?

Нет, веселого тут мало, ответил себе Деггл. И Джонс тоже вряд ли будет смеяться.

Он спал на циновке, аккуратно и любовно расстеленной для него миссис О\'Тулл, когда посреди ночи кто-то нежно провел рукой по его волосам. В ужасе он открыл глаза и рывком сел в темноте. Обнаружив перед собой совершенно голую Долорес, он окончательно проснулся и вскочил на ноги. Ее горб отчетливо выделялся в свете луны, иссохшие груди вздрагивали при каждом вздохе, лицо было сморщено в жуткую манящую улыбку.

– О Господи, – прошептал Деггл и, поскольку женщина не делала попыток приблизиться к нему, улегся обратно, закрыл глаза и попытался утешить себя мыслями о будущей собственной Империи. Снова открыв через некоторое время глаза, он обнаружил, что Долорес не сошла с места и все так же ему улыбается.

– Не сегодня, Жозефина, – взмолился тогда он.

– Долорес, – оскорбленно поправила его женщина и вернулась на свое ложе.

Николас Деггл еще долго не мог заснуть в эту ночь.

Глава 30

– Валгалла, – провозгласил Виргилий Джонс.

Валгалла: павшие воины проводят там бессчетные дни в невиданной роскоши и богатстве, поминая за бокалом вина прошлые битвы, наслаждаясь славой своей последней минуты, снова и снова падая окровавленными на склизкий пол и возрождаясь наутро, чтобы возобновить вековечный бой. Валгалла, святилище славы, живой музей героев минувших лет. Валгалла – у источника мудрости, откуда испил Один, на берегу которого раскинуло ветви Великий Ясень Иггдрасиль, мировое древо. Когда падет древо, придет конец и Валгалле.

Быстро облизывая языком пересохшие губы, Виргилий усталой рукой указывал Взлетающему Орлу на К.

После того как Виргилий Джонс очнулся (хотя и не восстановил присутствие духа), подъем на гору проходил спокойно; вдвоем они остановились на краю леса, покрывавшего склон, сраженные внезапно открывшимся видом на изумительную просторную равнину.

Казалось, что в склоне горы кто-то вырезал гигантскую ступеньку. Взлетающий Орел, поднявшийся на гору Каф впервые, моментально представил себе великана, воспользовавшегося некогда островом в качестве ступени для восхождения из моря в небо. В дальней плоской части ступени как раз и находился К., дома которого тулились к возобновляющему подъем склону. Остальную, свободную часть равнины занимали поля и луга – пастбища для рогатого скота и овец; здесь также выращивали пшеницу и иные злаки. Была ночь, и на полях царил покой. Там и сям среди полей заметны были освещенные домики фермеров, подобные светлячкам в саду.

Над горной равниной, в полумиле от начала нового склона, стояло еще одно уединенное жилище. Стены этого дома в противоположность единообразной выбеленности городских построек были окрашены непроницаемой чернотой агата. Здесь жила Лив.

Дальше вплоть до самой вершины, скрытой завесой облаков, никакого жилья не было.

– Эти облака висят там всегда, – неожиданно заметил Виргилий и снова замолчал.

Взлетающий Орел не забыл клятвы, данной им в этом Внутреннем Измерении; при первой же возможности он собирался оставить свои поиски и обосноваться на острове. Здесь должен был прийти конец бесконечным годам его странствия, несчетным зимам и летам слепого блуждания вслед за движущимся перстом. По всему, сейчас он должен был бы вздохнуть с облегчением – но почему-то опечалился. Любому человеку трудно расставаться с въевшейся в основы его существа мечтой или целью и внезапно строить свою жизнь на совершенно новый лад; для Взлетающего Орла, чья цель не менялась вот уже семь веков, подобная задача могла сравниться с подвигом Геракла.

Виргилий Джонс тоже строил планы, и в значительной части этих планов принимал участие Взлетающий Орел. Сейчас, когда он и его спутник добрались наконец до К., наступил критический момент. От того, как Взлетающий Орел поведет себя в городе (и как город примет его), во многом зависел результат, на который Виргилий надеялся. Если Взлетающий Орел и К. не сойдутся, все усилия мистера Джонса пойдут прахом. Сил самостоятельно тягаться с Гримусом у Виргилия Джонса больше не было. Недавно, в лесу, он мельком взглянул на Гримуса, и у него вновь появилась надежда; но после схватки с горфом мистер Джонс опять понял, что бессилен. С невеселым удивлением Виргилий обнаружил, что все его последние действия во многом соответствуют намерениям Деггла; узнай об этом Мастер Николас, он тоже наверняка очень бы удивился. «Если бы Бога не было, то его следовало бы придумать», вспомнил Виргилий и улыбнулся, переиначив афоризм: «Поскольку Гримус есть, его следует уничтожить».

Сейчас возобновлялось давно проигранное сражение. Ему предстояла встреча с О\'Туллом и, может быть, с Лив. Но обратной дороги не было.

– Взлетающий Орел, – обратился он к своему спутнику, – я хочу вам кое-что сказать: более всего мы беззащитны перед теми, кого любим.

Взлетающий Орел слушал мистера Джонса вполуха. Виргилий махнул рукой и зашагал вперед, старательно тараща глаза и пытаясь рассмотреть что-нибудь в затянувшем горную равнину ночном тумане, в котором К. приобретал таинственный, потусторонний вид.

– Я говорил о себе, – заметил через некоторое время Виргилий Джонс. – Надеюсь, вам не суждено будет испытать мою боль. Но что касается меня, то все ваши несчастья и вся ваша боль – это мои несчастья и боль. По моему, только так и следует понимать дружбу.

Взлетающий Орел проникся смыслом услышанного. Виргилий говорил тяжело и медленно; такие слова даются трудно. Это был крик о помощи, мольба человека, который уже дважды спас Взлетающему Орлу жизнь.

– Я согласен с вами, – проговорил Взлетающий Орел.

Виргилий Джонс коротко кивнул.

Сразу за последними деревьями Леса они остановились. Была глубокая ночь.

– Ну что? – бодро спросил Виргилий. – Вперед?

Под влиянием внезапного порыва Взлетающий Орел взялся правой рукой за левую руку своего проводника; словно братья, рука об руку, они двинулись навстречу своей разной, но одинаково тревожной судьбе.

Сияющая над туманной равниной луна озаряла их движущиеся фигуры желто-молочным светом.

Часть вторая. Время Прошедшего

Глава 31

Ночной К.: домишки испуганно жмутся друг другу, словно надеясь найти в тесноте защиту и тепло. Грубые людские жилища, заляпанные грязью и покрытые вековым прахом времени, грязно-белые уроды, архитектурные нелепости, с вызовом выставляющие напоказ крытые разнородной черепицей горбатые крыши и перекошенные двери.

Вокруг домов, конечно, улицы. Пыль и прах жизни, гуляющие вихрями и маленькими смерчами между бесформенными домами, приносящиеся ниоткуда, бесцельно мечущиеся, существующие только ради своего существования. Любое поселение людей должно иметь улицы: расчищенные промежутки между засыпанными мусором ямами.

Одна и только одна улица города могла претендовать на звание проспекта. Авеню, мощенная булыжником, местами уже разбитым в пыль, пересекала город из конца в конец, горделиво утверждая свое превосходство: подлинная римлянка среди варваров.

Человек, дряхлый и ветхий, как его одежды, грязный, как дома по сторонам улицы, полз на четвереньках по этой величественной артерии, словно пилигрим по дороге к Риму, выказывая все признаки трепетного преклонения.

Этого человека звали Камень; он не откликался на другие имена и редко удостаивал кого-то не только вниманием, но тем более ответом. Молчание – его кредо, дорога – его холм, ее булыжники – камень Сизифов. Неустанно, день за днем, он пересчитывает булыжники, один за другим, нумеруя их в уме для следующих поколений. Задача бессмысленная и неразрешимая для человека с плохой памятью, в которой бесконечное сложение так никогда и не даст итога. Давным-давно, во времена забытые даже им, Камнем, он пытался вести настоящий счет; его измученный язык с запинкой проговаривал труднопроизносимые бесполезные числа; цифры выскальзывали из его памяти, но всякий раз он терпеливо возвращался к самому началу. Теперь же пересчет и перепись стали лишь предлогом; подлинной его целью была дружба с булыжной мостовой – требующая, как и любая дружба, неустанного ежедневного подкрепления вниманием. Камень здоровался с каждым булыжником по отдельности, приветствуя камни как старых друзей, с радостью проползая над одним знакомым растрескавшимся валуном тут и над другим, приятно-округлым – там. Некоторым из них, своим любимцам, он давал имена; другим придумывал интересные истории и похождения. Улица была его миром, средоточием его радости, боли и утешения. Маленький и худощавый, он стал неотъемлемой частью дороги, такой же, как булыжники. В одно из своих возвращений в мир говорящих людей он откровенно поведал миссис Эльфриде Грибб, жене Игнатиуса К. Грибба, городского головы: «Если бы не я, дорога давно бы развалилась. Булыжникам, как людям, нужна любовь». Камень оберегал дорогу и ухаживал за ней, ревностно охраняя ее от посягательства пылевых вихрей, залетающих из соседних переулков, залечивал ее раны, наносимые копытами животных, бредущих на поля утром и возвращающихся оттуда вечером, что представляло существенную пользу для всего города. Камень ухаживал за дорогой и лелеял ее. Дорога принадлежала ему безраздельно. В награду за этот подвиг любви в любом доме, к которому Камень оказался ближе всего в миг голода и усталости, его кормили и давали ночлег. Приблизившись к окраинам города-обители вечных страдальцев, Виргилий Джонс и Взлетающий Орел ступили на булыжник именно этой, дорогой Камню, дороги.

Поравнявшись с первыми фермерскими домиками, Взлетающий Орел почувствовал, как сердце его забилось чаще. За аккуратными занавесками в окнах тут и там горел желтый свет, обещая усталым путникам отдых от странствий. Живо оглянувшись на своего проводника, Взлетающий Орел уже готов был поделиться с ним этим радостным чувством, но замолчал; лицо Виргилия Джонса было невеселым и задумчивым. Житель острова Каф был погружен в неведомые тревожные размышления, и лучше было оставить его в покое. Взлетающий Орел решил умерить свой энтузиазм и оставить восторги до лучших времен.

Дом : вот что за слово привело его в такое волнение. Слово зародилось в его душе и нашло себе место в его сознании еще в ту пору, когда он стоял среди деревьев на опушке горного Леса. Со временем, когда окна жилищ стали отчетливо различимы, это слово окончательно оформилось и приобрело смысл. Дом для моряка, вернувшегося с моря, и охотника, спустившегося с холмов. Взлетающий Орел возвращался домой, в город, где никогда не был. Он впервые увидел смутные очертания своего дома, глядя на затянутую дымкой равнину; почуял его дух в напитанной благовониями ночи; услышал его в мерном стуке подошв по булыжнику; но главным признаком дома были все-таки освещенные занавешенные окна, эти закрытые глаза жизни, лучащиеся покоем.

Взлетающий Орел вдруг остановился. Виргилий с удивлением оглянулся на него и, сам того не зная, ответил услугой на услугу, сдержав в горле готовые вырваться наружу слова, способные лишь разрушить очарование.

У дороги стоял фермерский дом. Приземистый, длинный, беленый. Близлежащий хлев, без сомнений, был полон спящего скота; Взлетающий Орел не мог отвести глаз от освещенных окон дома – почему-то окна привлекали его невероятно. За окнами передвигались силуэты людей, там вовсю кипела жизнь. Взлетающий Орел вдруг повернулся и, толкнув калитку, устремился к этому манящему желтому свету. Виргилий Джонс, оставшись на дороге, с тревогой наблюдал за своим спутником.

Остановившись перед одним из окон, Взлетающий Орел поднялся на цыпочки и заглянул в комнату; изнутри на него не мигая взглянуло чье-то словно бы высеченное из гранита лицо. Должно быть, за секунду до того, как он заглянул в окно, фермер отодвинул занавеску, чтобы сделать то же самое. Это лицо за окном было изрыто кавернами жизни, пестрело глубокими впадинами и оспинами, однако глаза, живые и внимательные, смотрели на Орла без тени удивления или испуга. Смотрели сквозь него так, словно его тут не было вовсе. Дрожа всем телом и шепча извинения, Взлетающий Орел отшатнулся от окна и начал пятиться к воротам, к Виргилию, который в волнении уже сделал несколько шагов ему навстречу. Они торопливо зашагали прочь от бесстрастного лица в окне, и Взлетающий Орел обнаружил, что руки у него трясутся. Опять всему виной были глаза: фермер мигом узнал в нем парию. Неприкасаемого.

Пария. Это слово протянулось за ним из прошлого и теперь обещало испортить будущее.

– Виргилий? – обратился он к своему проводнику. – Где мы остановимся на ночлег?

Виргилий Джонс пожал плечами.

– Найдем что-нибудь, – отозвался он. – Что-нибудь найдем.

На окраине города стоял самый высокий дом в К., единственный, как успел заметить Взлетающий Орел, двухэтажный. Дом этот был в превосходном состоянии, что само по себе отличало его от прочих домов. Стены этого высотного городского главы или стража восходили от земли ровно и прямо, поблескивая в туманно-голубой тьме белоснежной чистотой. Это был бордель. «Дом Взрастающего Сына мадам Джокасты», гласила надпись на скромной деревянной табличке на стене у входа. Под табличкой кто-то процарапал в побелке непонятную фразу. Без сомнения, завтра же свежий слой побелки закрасит это изречение, но этим вечером оно выделялось четко, пятная девственную белизну стен дома наслаждений. Русские генералы, добро пожаловать , – вот что было нацарапано на стене.

Виргилий прочитал надпись и пробормотал себе под нос:

– Алекс снова гуляет.

– Что значит эта надпись? – спросил его Взлетающий Орел.

– Это шутка. Ребяческая выходка, – объяснил Виргилий. – Плод детского ума.

Сказав это, Виргилий замолчал, посчитав, видимо, что сообщил достаточно. Взлетающий Орел обратился за более подробными объяснениями.

– Русские генералы, – сказал тогда Виргилий Джонс, – Бочков, Рачков и Торчков. Детские шалости.

Взлетающий Орел, выслушав объяснение этой малопонятной фразы и, уже выбитый из колеи всевидящими глазами на гранитном лице в окне фермерского дома, расстроился еще больше.

И вот они идут по главной улице города; навстречу попадаются редкие по причине позднего часа прохожие. Вот что он увидел в другом окне: старуха рассматривает пожелтевшие фотографии в старом альбоме, наслаждается видами застывшего прошлого. Естественное состояние беглецов – попытки укорениться в воспоминаниях. Взлетающий Орел знал, что и ему предстоит то же самое, и ему придется отправляться мыслями назад, потому что такова здешняя традиция. Для того он и пришел в К. – найти свое прошлое.

Перед собой они заметили странное ползающее существо – человека по имени Камень, разговаривающего с булыжниками. Где-то неподалеку в переулках между скученными домами послышался неторопливый перестук копыт; время от времени порывы ветра доносили до них и другие приглушенные туманом звуки – смех и голоса.

Источник смеха и голосов находился в дальнем от заведения мадам Джокасты конце мощеной улицы. Именно встречи с ним Виргилий и ожидал с таким страхом и волнением. Это был «Зал Эльба», пристанище всех употребляющих горячительное обитателей К., городской центр сплетен, слухов и всяческих новостей. По задумке мистера Джонса, они должны были ненадолго появиться в питейном заведении, но не для того чтобы просить там комнату для постоя, а для того чтобы Взлетающий Орел мог быть представлен обществу К.; кроме того, необходимо было повидаться и с владельцем «Зала Эльба». Владельца питейного заведения К. звали мистер О\'Тулл.

– Able was I ’ere I saw Elba, – промолвил Виргилий Джонс. Не считая названия языка малайалам, этот палиндром был единственным, который он помнил.

Глава 32

Взлетающий Орел увидел ее первым; сверхъестественное создание вроде кентавра, наполовину женщина, наполовину четвероногое, она появилась из клубящегося тумана. Когда она подъехала к ним ближе, Взлетающий Орел уже не сомневался в том, что прекраснее женщины никогда не видел.

Эльфрида Грибб страдала приступами бессонницы, хоть и нечасто. Когда досадный недуг начинал донимать ее, она, не желая лежать ночи напролет с саднящими глазами, поднималась с постели, укутывала плечи теплой шалью, садилась на свою ласковую послушную ослицу и ночь напролет разъезжала по улицам К. Прогулки эти отлично ей помогали, нужно было только хорошенько укутываться от ночной прохлады и сырости. Во всяком случае, это помогало коротать ночи.

Эльфрида: имя отлично подходило ей, хотя она и питала отвращение ко всему мелкому. «Имя как имя, и все тут», любила повторять она. Однако для эльфоподобной миссис Грибб другого имени не существовало. Но ее нежная розоватая кожа деликатно обтягивала все возвышенности и углубления ее личика; ее ротик украшали пухлые губки, а глаза сверкали подобно бегучей воде. Ее одежды обычно состояли из старинных кружев, шаль вышита лилиями, поля шляпы очень широкие, как и зеленые глаза, опушенные длинными пышными ресницами. Очень часто она носила вуальку, бывала неизменно весела и заражала своим беспечным весельем других; свои печали она держала при себе. У людей хватает своих бед, говорила она себе стоически. Сама с собой она ладила замечательно.

Спасибо Игнатиусу. Игнатиус Грибб обеспечивал надежные, незыблемые основы ее бытия. Вся жизнь Эльфриды, все ее радости вращались вокруг мужа. «Я благодарна Провидению, которое свело нас, – говорила она мужу. – Если браки заключаются на небесах, то наш наверняка был заключен на седьмом небе». И он мог кряхтеть и кивать, а она – вдыхать успокоительный запах его новых носков и с удовольствием ощущать уравновешенность и обычную целостность своего мира. Тьма держалась в отдалении от их семейного очага.

Укрепленная силой своей любви, она считала своей обязанностью делиться частью этой силы со слабыми. Уход за больными и помощь голодным не были ей в тягость и, более того, считались ею за привилегию. Однако благотворительность обеспечила ей не только друзей, но и недругов. Не каждому нравится, когда ему помогают; не все обитатели К. с готовностью и восторгом принимали невинное вспомоществование миссис Эльфриды. За незаходящее солнце только и видного окружающим счастья ее начали считать самодовольной.

То, что Эльфрида прекрасна, не могла скрыть даже вуаль; на несколько секунд Взлетающий Орел замер перед крыльцом «Зала Эльба», словно бы погрузившись в транс – свет масляной лампы над дверью заведения лился на них с Виргилием Джонсом и очерчивал бледный, изящный призрачный силуэт ночной всадницы.

На мгновение их глаза встретились; на этот миг, продлившийся не более промежутка между двумя ударами колотящегося сердца, город замер, обитатели его составили несколько полезных для того чтобы их представить стоп-кадров. Сразу же после этого во времени случился перебой или провал, словно вселенная вдруг решила мигнуть своим недремлющим оком.

Самая несимпатичная парочка среди завсегдатаев «Зала Эльба» восседала за круглым низким столом в дальнем конце длинного узкого зала. Один из этой пары был человек необыкновенно крупный, настоящий медведь, каковое впечатление подкрепляла медвежья шуба, которую он носил круглый год, хотя в К. почти не бывало холодов. Возможно из-за жаркой шубы лицо этого человека постоянно было ярко-красного цвета и походило на слегка переспелый помидор. На бровях горошинами висели капли пота. Сами густые брови мощно изгибались от носа к скулам, огибая на своем пути сверкающие буравы глаз. Человек этот говорил быстро; во время монологов его руки с тяжелыми кулаками описывали широкие, опасные дуги.

Второй в паре был так же тонок, как первый широк, так же строен и элегантен, как первый тяжеловесен и неуклюж; изящный юноша со старческими глазами, обычными для острова Каф. В данный момент в этих глазах плескалась изысканная скука – владелец их настолько свыкся с жизнью, что уже не замечал ее. Изысканный юноша смотрел прямо перед собой, на стол, туда, где его ловкие пальцы быстро и точно отрывали пауку лапку за лапкой.

Изящного юношу звали Хантер. Его полное имя было Энтони Сен-Клер Перифейт Хантер, однако его товарищ называл его Два-Раза . Прозвище это, не имея обидного смысла, прилипло к Хантеру из-за привычки часто повторять, что он все в своей жизни всегда «пробует дважды». «Медведь» с обычной для крупных людей склонностью к набившим оскомину шуткам в таких случаях обязательно переспрашивал: почему, мол, именно дважды? – на что молодой человек брезгливо давал неизменный ответ, в котором еще слышались подпорченные временем отголоски хорошего воспитания:

– Первый раз для того чтобы узнать, понравится мне это или нет; второй раз для того чтобы выяснить, не ошибся ли я в первый раз.

– Вот черт! – грохотал тогда медведь. – И впрямь Два-Раза!

Громогласный хохот заглушал презрительный смешок самого Хантера.

«Медведя» звали Пекенпо. В К. он был также известен как Пекенпо «Одна-Дорога». Это был любитель рассказывать истории, которых никто не просил – так, для собственного удовольствия; по счастью, благодаря его габаритам и физической силе истории, приключавшиеся с ним, всегда бывали неутомительно краткими. Рассказы Пекенпо изобиловали легендарными подробностями из хроник славного Дикого Запада; о том, как он однажды, например, долго стоял лицом к лицу с Диким Биллом и заставил таки его опустить глаза; о том, как он как-то раз голыми руками согнул в дугу ружье самого Уильяма Бонни; о том, что он повидал во время золотой лихорадки в городках старателей, где мужчины еще были мужчинами, а женщины помнили, что значит благодарность. В момент нашей обзорной зарисовки и последующего провала во времени Одна-Дорога досаждал мистеру Хантеру своей любимой историей, слышанной тем уже тысячу, наверное, раз, в которой, в частности, объяснялась странная кличка Пекенпо. Вторым объяснением прозвища была настойчивая и раздражающая невольных слушателей манера джентльмена-медведя пересказывать одно и то же по многу раз.

В течение нескольких столетий подряд Одна-Дорога Пекенпо выслеживал в лесах Северной Америки тамошний аналог йети: большенога, а попросту говоря, снежного человека. Поймать большенога Пекенпо так и не смог. По этой причине его истории были пропитаны агрессивной пораженческой меланхолией и в итоге сводились к одной общей теме: как большеног умудрился его так ловко провести. Чтобы изловить снежного человека, Пекенпо безоговорочно согласился взвалить на плечи бремя бессмертия; и лишь через несколько веков, убедившись в том, что диковинную дичь ему не изловить никогда, и с трудом смирившись с этим, он отправился на поселение на остров Каф.

– Бывали годы, – рассказывал он, – когда я готов был поклясться, что этот большеног – баба. Иначе и быть не могло, так он глумился надо мной, сволочь. Будь оно настоящей бабой, решил я, так изводила бы мужиков почем зря, концы им обрывала – знаешь, бывают такие стервы. Может, это и дурь была какая, но вбил я себе это тогда в башку, и хоть трава не расти. Один раз мне приснилось как я его, ее то есть, трахнул… Господи, та еще была рукопашная! Он же такой здоровый, что человека может надвое переломить – такого, как ты, дохляка уж точно, мистер Два-Раза.

– Я бы попробовал… – спокойно отозвался Хантер.

– Дважды, – грохнул Одна-Дорога Пекенпо, заглушив глас своей аудитории. – Да, так-то! Но все равно. Приятно было выслеживать его. Словно обхаживаешь норовистую красотку, из тех, которых нужно приручать постепенно. Мысль о том, что он баба, первый раз пришла мне в голову, когда я нашел отпечаток его ноги у ручья. Вот уж мастер был воду мутить. След неразборчивый, и в какую сторону он ушел, не поймешь. Может, он специально мне такое устроил? Лично я всегда больше всего доверяю своему чутью. Чутье у меня такое, что помогает выслеживать любого зверя лучше всякого следа. Если чутье и следы ведут в разные стороны, я всегда полагаюсь на чутье. В этом, кстати, и заключается разница между опытным охотником и желторотиком.

– Значит, ты так и не поймал его? – сладким голоском пропел Два-Раза.

– Пару раз видел, – задумчиво ответил Одна-Дорога. – Один раз заметил издали: огромный был как гора – ломился, гад, через густой подлесок. Когда я туда прибежал, его уже и след простыл, осталась только просека, такая, словно танк прошел. Да, я здорово его зауважал тогда.

Сказав это, Пекенпо на несколько мгновений замолчал.

– Во второй раз он сам ко мне пришел. Вообще разбивать лагерь во владениях большенога очень опасно. Обычно на ночь я всю палатку опутывал «сторожками» – проволоками такими с колокольчиками, а несколько проволок привязывал себе к ноге. Однажды ночью проснулся, а он тут как тут, стоит надо мной и смотрит. Прошел через все проволоки, словно не ночью, а белым днем. Тогда-то я и понял – нет, этот бабой быть не может. Я лежал тихо как мышь и ждал, потом он повернулся и пошел обратно в лес, я вскочил и начал искать ружье. А РУЖЬЯ-ТО И НЕТУ! Он отнес его на другую сторону костра. Ох, хитрый был гад. И вот что я тебе еще скажу, мистер умник Хантер. Конечно, не смог я поймать этого ублюдка, но через него я стал настоящим мужчиной, таким, каким тебе не быть никогда. ПРИХОДИ И ПОЙМАЙ МЕНЯ, вот что я тогда прочитал в его глазах. ПОЙМАЙ, ЕСЛИ СМОЖЕШЬ. Это был вызов, понял? Куда мне после этого было деваться? С тех пор у меня одна дорога. Наплевать ему было на то, что я самый опытный в Штатах охотник, в десять раз опытней любого, потому что прожил в десять раз больше. Этот парень учился убегать и прятаться, может, целый миллион лет. Чувствуешь? И я все понял. Он хотел, чтобы его оставили в покое, и я его уважаю за это.

Одна-Дорога Пекенпо внезапно вскочил на ноги и, размахивая руками как мельничными крыльями, принялся выкрикивать:

– ПРИХОДИ И ПОЙМАЙ МЕНЯ, СВОЛОЧЬ! ПОЙМАЙ, ЕСЛИ СМОЖЕШЬ! ПРИХОДИ И ПОЙМАЙ! – потом разразился истерическим захлебывающимся смехом, от которого с его бровей во все стороны полетели капли пота; примерно в это же время Два-Раза Хантер оторвал пауку последнюю лапку, оставив на столе только круглое, трепещущее, умирающее тельце.

Время исчезло, а потом появилось вновь.

Занавес.

По мнению Эльфриды Грибб, у Фланна О\'Тулла было два основных недостатка: его манера постоянно строить из себя сексуально-воинственного типа и его второе имя, Наполеон. Понятие «ирландский Наполеон» было настолько потешным, что не приходилось удивляться тому, что вышло из О\'Тулла.

Фланн О\'Тулл занимался производством картофельного виски в задних комнатах своего «Зала» и неустанными попытками соблазнения любого существа женского пола, случайно забредшего в его заведение; он множество раз клялся, что угомонится, и каждый раз нарушал свою клятву; он всячески культивировал в себе буйство и неуемность, но в то же время считал себя приличным и умудренным человеком; почти каждый день он напивался до бесчувствия и большую часть дня и ночи едва держался на ногах, но считал себя необычайным силачом; в середине, практически, каждой ночи его, пьяного вдрызг и захлебывающегося блевотиной, относили на руках в постель, но в то же время он видел себя главой городского сообщества; цитируя по памяти поэтов, он вел себя самым безобразным и хулиганским образом. В присутствии О\'Тулла свет дня для Эльфриды Грибб мерк и жизнь теряла всякую прелесть; себе же самому он казался громоотводом, проводником электричества, Прометеем Раскованным, диким, грубым, настоящим мужчиной, свободным от предрассудков, подчиняющимся зову плоти и от души вкушающим исконную сладость жизни. При всем при том в нем очень сильна была религиозная жилка; по утрам с похмелья его можно было заметить настойчиво умерщвляющим свою плоть при помощи розог или услышать его мучительные крики боли, доносящиеся из окон покоев мадемуазель де Сад в «Доме Взрастающего Сына». Это было одной из причин, по которым миссис О\'Тулл бросила Фланна; для калеки, подверженной физическому страданию и унижению с детства, естественно было возненавидеть того, кто подвергал себя всему этому во имя Господа. Естественно, она ушла.

– Пресвятая Мария, – вопиял за несколько минут перед провалом времени мистер О\'Тулл, взывая к шарахающейся от него несчастной фермерской жене. – Ты уже вполне созрела для услад, дорогая. Только не говори, что тебе не хочется отведать хорошей горячей порции фирменной колбасы мистера О\'Тулла. Куда же ты, к чему это ложное смущение? Слышишь, ты, протестантская шлюха, я предлагаю тебе преклонить колена перед Великим Органом О\'Тулла. Не стоит отказываться, дорогая, любая женщина с радостью согласится принять в себя такой подарок.

Фермер-муж едва мог усидеть на месте – жена что есть сил сдерживала его; налитый картофельным виски Фланн был опасен и безудержен в гневе.

– Взгляни хотя бы на своего мужа, – заявлял тогда мистер О\'Тулл, – он гораздо умнее тебя, принимает все спокойно. Или я ошибаюсь? Покорность есть добродетель, противление акт греховный и мне отвратный. Так приди же ко мне с задранной юбкой и спущенными трусами, и Наполеон О\'Тулл подарит тебе ночку, которую ты не забудешь никогда. Подай остальным пример истинного послушания. Кажется, на санскрите есть для этого особое слово – ахисма. Сам мистер Ганди мог бы гордиться тобой.

Женщина умоляюще оглядывается на мужа.

– Ну хватит, значит, – объявляет наконец фермер, поднимаясь из-за деревянного стола. О\'Тулл грубо толкает его обратно.

– Вы что же, сэр, отказываете мне в моих правах? Пытаетесь помешать мне исполнить мой долг? Это мой край, где сеньор и барон имеет известные права. Не становись у меня на пути. Не становись, говорю по-хорошему. Настанет утро, и я вновь обрету целомудрие и буду бичевать себя, как бичевал с тех самых пор, как брак мой был разрушен каргою-женой. Мое деяние глубоко религиозно, да будет тебе известно, ибо во время его исполнения испытываю я сильнейшие муки. Вот ты когда-нибудь путался с горбатой? То-то. Тогда не ущемляй мою свободу. Я заслужил свое.

– Я с вами никуда не пойду! – дрожащим голосом заявила женщина.

– Не пойдешь? – орал в ответ О\'Тулл. – Да как ты смеешь! Пойдешь прямо сейчас, как миленькая! Ты смеешь являться в «Зал Эльба» и отказывать его повелителю? Так вот какая она, твоя благодарность хозяину! Да разразит тебя гром на этом самом месте! Да сметет тебя в преисподнюю могучий стержень Наполеона! Неужели ты не желаешь немного покувыркаться с самим императором? Обещаю – я помогу тебе произвести на свет гения. Если смогу.

– Я никуда не пойду, – со слезами на глазах твердила фермерша.

– Тогда убирайся отсюда к дьяволу! – орет ей О\'Тулл, хватает стол несчастной парочки поселян и переворачивает его. На пол летят стаканы и бутылка. О\'Тулл поднимает стол над головой и готовится бросить его через всю комнату в окно.

Время исчезло, а потом появилось вновь.

Занавес.

(По версии мистера О\'Тулла, он выгнал из дому Долорес сам, вдоволь намучившись из-за ее уродливости, сварливости и неблагодарности. На самом деле все обстояло совершенно иначе. Долорес О\'Тулл ушла от своего мужа потому, что тот не удовлетворял ее в постели. Фланн О\'Тулл тоже был калекой, хотя об этом мало кто знал – давным-давно сторожевой пес откусил половину его мужского достоинства; остаток был только в дюйм длиной и, по причине неумеренных возлияний хозяина, функцию свою исполнял из рук вон плохо, едва увеличиваясь до двукратной своей длины. Естественно, этот тщательно скрываемый недостаток тоже накладывал отпечаток на вызывающее поведение Фланна.)

После того как в городском борделе мадам Джокаста сменила Лив, по предложению Виргилия веселому дому дали новое, ироническое название. По настоянию новой хозяйки Дом приобрел вид строгий, цвет белоснежный, после чего найти в нем сходство с роскошествами, коваными затейливыми решетками и воротами известных зданий Нового Орлеана стало невозможно; сама же Мадам ничем, кроме созвучного имени, не напоминала трагическую царицу, жену и мать Эдипа. В результате обе возможности использования каламбура пропали втуне, а Дом выработал собственный стиль.

Одной из первых новаций, на которую Джокаста решилась, едва только указующая тень Лив покинула Дом навсегда, было введение четкого разделения труда и специализации среди служащих. Что касается Лив, та считала, что ее подчиненным вполне достаточно считать себя представителями горизонтального искусства вообще , с чем Джокаста была в корне несогласна – это, возможно, объяснялось тем, что сама она была «на все руки», так сказать, «по-любому-как-хотите», и не уставала совершенствоваться, но в то же время чувствовала некоторую неудовлетворенность собой. Посему в день переименования борделя она дала своим служащим новые имена, наделив их вместе с именами строго определенными функциями. Она была уверена, что нововведение вскоре обернется обильными дивидендами; согласно ее ожиданиям, посетители должны были также найти «Дом Взрастающего Сына» более светлым, открытым, дающим б?льшую свободу и предоставляющим лучшие услады, чем в управление мадам Лив. (Ведь гораздо проще попросить об услуге леди-эксперта в вашем излюбленном развлечении, чем объяснять незнакомой бестолковой шлюхе, какой именно порок вам угоден.) Кроме того, подобное разделение труда должно было дать девушкам возможность гордиться своими достижениями и мастерством.

Так и вышло. С тех пор единственным обитателем борделя, доставлявший Мадам хлопоты, стал единственный тамошний представитель сильного пола, по имени Гил Приап. Приап был столь же ленив, сколь высок ростом; понимая, что мужчины нуждаются в более длительном отдыхе для восстановления, чем женщины, Мадам все же подозревала Гила в притворстве. К тому же здесь присутствовало уклонение от принципа специализации: Гил был единственным исполнителем мужской роли, что, конечно, требовало от него некоторой разносторонности. Тем не менее, клиенты Гила не жаловались и, похоже, были довольны. Фирменное блюдо Дома , звали его горожане, что немало раздражало девушек. В особенности когда клиентами Гила оказывались мужчины.

Джокаста обходила коридоры своей империи. За закрытыми дверями комнат персонал Дома трудился вовсю. Больше всего на свете Джокаста любила вот эти приглушенные звуки, этот хрип и стон подлинного наслаждения, смешивающийся с тренированным размеренным дыханием ублажающего. Иногда она начинала сомневаться в том, чем же ей нравится наслаждаться больше – этим тихим небесным оркестром или же самим актом… но торопилась гнать от себя подобные непрофессиональные мысли прочь.

Естественно, сама она была женщиной желанной; она отлично это знала. Уступая внешне некоторым своим девушкам, она в то же время давала им сто очков вперед в деле. Греческие черты ее лица отлично гармонировали с именем; будь ее грудь чуточку больше, она перестала бы беспокоиться о своей внешности уже много столетий назад. Сейчас, обрисованные любимым пеньюаром (длинным, до пола, белоснежным кружевным) в свете канделябра, который Мадам неизменно брала с собой на вечерний обход Дома, груди ее выглядели поистине великолепно. Она любила одеваться в прозрачные пеньюары. В таком облачении Джокаста чувствовала себя девственно чистой.

В чем никто из персонала Дома нисколько не сомневался, так это в том, что любое из значащихся в прейскуранте упражнений Мадам могла исполнить в два раза более эротично. Она была здесь лучшей; и если сама она относилась к своей универсальности скептически, то ее когорты, напротив, превозносили ее. В те редкие дни, когда она решала практиковать лично, свободные служащие борделя не упускали возможности припасть к смотровым глазкам комнаты, в которой происходило действо.

Свист хлыста невозможно было спутать ни с чем. Хлыстом орудовала в своих покоях «Бум-Бум» де Сад, сопровождающая удары яростными криками. Требовательный голос де Сад выкрикнул что-то о раскаленных стальных прутьях, и Мадам удовлетворенно двинулась дальше.

Бум-Бум была любимицей Фланна О\'Тулла, который находил производимое с ее помощью умерщвление собственной плоти не только удовлетворительным, но и приятным; к сожалению, самой Джокасте Фланн О\'Тулл не нравился. Сам склонный к садизму, он способен был покалечить персонал.

За следующей дверью царила тишина. Это были покои мадемуазель Флоренс Найтингейл. Она практиковала умиротворящую сексуальность домашнего быта, умела порой, нагибаясь, невинно показать посетителю в вырезе ночной сорочки сосочек и, раздеваясь, премило краснела. Флоренс всегда занималась этим , никогда не путалась, не трахалась, не еблась и не сношалась; она занималась этим с чувством, грациозно и всегда в темноте. Джокаста осторожно приложилась ухом к двери и уловила доносящееся изнутри мелодичное пение. Флоренс напевала клиенту колыбельную.

В комнате Гила Приапа звучала музыка. Возможно, музыкальным фоном он пытался скрыть недостаток собственного усердия; но сегодня вечером Мадам Джокаста решила не вмешиваться. Она планировала серьезный разговор с Гилом.

Индийской девушки, Камы, в ее комнате не было. Джокаста вспомнила, что сама велела Каме пройти в соседнюю комнату, в кровать к китайской «девушке-змее» Ли Кук Фук, по зову особого гостя. Граф Черкасов, как обычно, потребовал к себе двух своих любимиц – мастериц восточных услад, которые сию минуту, пока ничего не подозревающая мадам Черкасова спокойно спала в своей постели, деликатно пытались заставить бесчувственную аристократическую кровь графа течь чуть быстрее обычного. Ли Кук Фук и Кама Сутра составляли прекрасный дуэт.

– Входите, мадам Джокаста.

Голос Мидии заставил черты лица Мадам удовлетворенно разгладиться. Эта девица была ее любимицей и, можно сказать, помощницей; только она одна по-настоящему понимала хозяйку. Талант Мидии приближался к таланту самой Джокасты. Во избежание осложнений и ревности мадам поручала своей протеже ублажать исключительно женщин, в чем та стала величайшей искусницей. «Я люблю женщин, – говорила Мидия. – Я хорошо их понимаю».

Джокаста ступила в комнату своей помощницы.

– Похоже, сегодня вечером мы обе остались без пары, – проговорила Мидия. Обнаженная, она стояла перед окном, повернувшись к нему спиной, так чтобы свет луны подчеркивал совершенство ее тела.

– Закрой окно, Мидия. Сегодня туман. Ты можешь простудиться.

Мидия без слов повиновалась. Мадам знает, что лучше.

– Поскольку у нас обеих выдалась свободная минутка, – предложила она Джокасте, – почему бы нам с вами не попрактиковаться немножко, мадам?

– Именно это я и хотела предложить, Мидия, – отозвалась мадам Джокаста, неуловимым движением сбрасывая пеньюар к ногам. Какое блаженство.

– Я так рада, мадам, – проговорила Мидия, двинувшись к ней от окна.

Время исчезло, а потом появилось вновь.

Занавес.

Мистер Норберт Пэйдж был очень невысок ростом.

Он носил пенсне в серебряной оправе.

Ходил маленькими шажками.

Пил маленькими глотками.

Его руки принялись совершать маленькие нервные движения, как только он обнаружил, что сарай не заперт. Годы практики научили Алекса творить своей золотой зубочисткой чудеса. Мистер Пэйдж толкнул дверь, и Алекс обернулся к нему, улыбаясь во весь рот невинной и чарующей ребяческой улыбкой.

– Алекс, – спросил Норберт Пэйдж, грозя пальцем как можно строже, – ты никуда не ходил?

Утвердительного ответа ждать было бесполезно; Алекс счастливо кивнул и радостно ответил:

–  Ходил .

– Но тебя никто не видел?

Алекс отрицательно покачал головой, по-прежнему лучезарно улыбаясь.

– Алекс, ты меня в гроб загонишь, – с облегчением проговорил мистер Пэйдж. – Если бы тебя заметили… если бы твоя мать узнала о том, что, пока я отлучился пропустить рюмочку…

Мистер Пэйдж потерянно замолчал; улыбка Алекса сделалась еще шире:

– Играть, – скомандовал он. – Играть в игры.

Норберт Пэйдж очень любил настольные игры; за свое пристрастие к сидячему атлетизму он получил прозвище «Спортивный» Пэйдж. Благодаря этому своему пристрастию он был отличной сиделкой для Алекса.

Они начали партию в шашки, оставив для этой цели на шахматной доске одни пешки. Воспользовавшись последним обстоятельством, мистер Пэйдж придумал для себя особое усложнение игры. Когда пешка-шашка достигала ферзевой линии, то он последовательно заменял ее фигурой всё более старшей. Для Алекса эта замена означала обычную дамку; но Спортивный Пэйдж методически соблюдал старшинство ферзя над ладьей, ладьи над слоном и так далее, договорившись сам с собой никогда не выставлять старшую фигуру раньше младшей. Благодаря такому нововведению игра приобретала для него интерес, а у Алекса появлялся реальный шанс выиграть.

– Твой ход, – сказал своему подопечному мистер Пэйдж.

Время исчезло, а потом появилось вновь.

Занавес.

Были в городе, конечно, и те, кто в момент провала времени спокойно спал. В частности, Ирина Черкасова, почивавшая во время ночной отлучки мужа в просторной и прочной, хотя и довольно грубо сколоченной кровати под балдахином.

Если Дом Взрастающего Сына был самым высоким зданием в К., то поместная резиденция Черкасовых, на некотором расстояним от окраины К., занимала более всех места. Просторный дом графа окружал обширный, аккуратный и ухоженный сад. По сути дела, этот дом и сад были наиболее близким подобием их старой подмосковной дачи; поскольку в настоящее время семья графа была невелика и много комнат пустовало, то городской совет обязал Черкасова часть их сдать мистеру Пэ Эс Мунши, о ком ходила шутка, что своим появлением на свет он обязан посткриптуму своих забывчивых родителей – несмотря на потешные инициалы, мистер Мунши был городским квартирмейстером, а непрекращающийся скандал между ним и графом Черкасовым служил вечным источником острот и веселья в К. «По счастливой иронии судьбы, – говаривал мистер О\'Тулл в редкие минуты трезвого просветления, – гнездо аристократии в нашем поселении нейтрализовано близостью ревностного борца за права угнетенных трудящихся».

Пэ Эс Мунши спал с томом Маркса под подушкой. Это было очень неудобно, но таким образом Пэ Эс выражал почитаемому великому теоретику свое уважение. В момент провала времени он тоже спал. Кстати, весьма беспокойно.

Спал и сосед Черкасовых и Пэ Эса, еще один обладатель забавных и многозначительных инициалов, а именно Игнатиус Квазимодо Грибб.

Свернув на дорогу Камня и завидев вдали сигнальный огонь лампы «Зала Эльба», миссис Эльфрида Грибб, моралистка до мозга костей, почувствовала легкий приступ тошноты. Присутствие в городе питейного заведения казалось ей столь же невыносимым, как и наличие известного дома мадам Джокасты; однако все ее жалобы мужу, сейчас спящему, оказывались бесполезными, поскольку у того, охваченного всеобъемлющей любовью к городу, в котором он нашел успокоительное пристанище, не поворачивался язык осудить эти два местных гнезда порока.

Итак, перед дверями «Зала Эльба» неожиданно для себя оказался разношерстный квартет… Виргилий Джонс, тревожно ссутулившийся в нерешительности за спиной изумленного, всматривающегося в туман Взлетающего Орла; человек по имени Камень, на всех четырех продолжавший неустанно влачиться по булыжникам; и бледная женщина верхом на послушной ослице.

Глаза Эльфриды Грибб встретились с глазами Взлетающего Орла. На миг у нее перехватило дыхание.

Время исчезло, а потом появилось вновь.

Занавес.

Глава 33

Долго ли тянулась эта интерлюдия? Провал во времени закончился, едва начавшись – по крайней мере, так показалось тем, кто его ощутил, – по сути, длительности у провала не было никакой, поскольку само время тоже исчезало; но тем не менее провал почувствовали многие. Эльфрида Грибб вздрогнула, словно от холода. Она тут же принялась думать об Игнатиусе, мысленно представляя себе его лицо, напряженно, так чтобы увидеть все до последней черточки. В то же самое время тела мадам Джокасты и Мидии продолжали страстно сплетаться; в «Зале Эльба» Фланн О\'Тулл поставил на место стол, которым готовился запустить в окно, молча повернулся и ушел за стойку бара, где его встретила испуганная скулящая собака – его собственная легавая сука.

– Виргилий? – вопросительно подал голос Взлетающий Орел; в ответ Виргилий Джонс непонимающе потряс головой. – Что это было – какой-то провал?

– Наверно, от усталости, – предположил мистер Джонс.

– Но мы оба почувствовали это, – возразил Взлетающий Орел. – Не могло же нам просто померещиться.

Виргилий снова покачал головой.

– Не знаю.

Ответ мистера Джонса неприятно резанул Взлетающего Орла по истерзанным нервам.

– Тогда давайте войдем, – предложил Взлетающий Орел. – Возможно, там мы сумеем устроиться на ночлег.

Эльфриде послышалось имя «Виргилий». Этого не может быть, подумала она. Неужели мистер Джонс вернулся? Но одна из фигур в освещенном проеме двери определенно напоминала Виргилия Джонса. Второй человек… спутник возможного Джонса… тот, что смотрел на нее из тумана… нет, это просто игра ее воображения. Этого человека она видит впервые. Это его перо – нет, его она здесь раньше не видела. Незнакомец.

Ясно одно, подвела итог Эльфрида. Надежда наконец заснуть, недавно затеплившаяся в ней, теперь растаяла без следа. А раз так, остаток ночи можно было использовать для того, чтобы разгадать загадку таинственной встречи.

Взлетающий Орел и Виргилий Джонс скрылись за дверью «Зала Эльба».

Эльфрида слезла с ослицы и, осторожно приблизившись к дому О\'Тулла, замерла, прижавшись спиной к стене где-то между окном и дверью.

Миссис Грибб готовилась первый раз в жизни подслушивать.

Глава 34

Они медленно двинулись через длинную узкую комнату, и вокруг постепенно воцарялась тишина. Словно от их тел исходила невидимая, неизвестной природы парализующая субстанция, от которой затихали все шорохи и звуки, а на губах у людей замирали слова. Эта субстанция обладала, очевидно, и магнитным свойством, поскольку взгляды всех присутствующих немедленно, словно притянутые магнитом, принялись следить за их перемещением. Тишина под сводами «Зала Эльба» была почти неведома; явление Виргилия и Взлетающего Орла странным образом изменило атмосферу, в которой завсегдатаи привыкли употреблять свои напитки. Потрясенный Взлетающий Орел одновременно ощутил присутствие чего-то еще более неуловимого, еще более опасного и менее предсказуемого: вроде ярости тюремщиков, внезапно обнаруживших добровольное возвращение в темницу беглого заключенного, или переживаний льва, узревшего перед собой самоубийственно настроенного христианина. Как ни странно, объектом этих переживаний был не только Виргилий, но и он. Не в первый и не в последний раз Взлетающий Орел задумался об окутанном тайной прошлом своего проводника. Еще сильнее потрясало узнавание , которое он читал в направленных на него взглядах. Но уже через несколько секунд он обнаружил – почти с разочарованием – что почти перестал быть центром внимания. Словно только что был здесь, а теперь для всех пропал, будто присутствующие не желали, чтобы случившееся имело место.

Как только эти люди узнают меня лучше, утешил он себя, они станут более дружелюбными. Среди висящей в «Зале Эльба» мертвенной тишины такая мысль была, вероятно, самой оптимистической из возможных.

Говор и шум вернулись в собрание так же внезапно, как покинули его; в тот же миг все до единого лица отвернулись от вновь прибывших. Вечер спокойно и гладко пошел своим чередом, привычно; подчеркнуто не обращая на мистера Джонса и Взлетающего Орла внимания, завсегдатаи возобновили застольные беседы или же моментально завели новые.

Хантер с внезапным интересом повернулся к Одна-Дорога Пекенпо.

– Расскажи что-нибудь, – чересчур горячо попросил он своего товарища, – о секретах твоего охотничьего искусства.

Пекенпо моментально разразился громогласным повествованием о том, как ставить капканы и всяческие ловушки, о меткой стрельбе и умении выживать на лоне дикой природы. Все признаки недавней скуки исчезли с лица Два-Раза, сменившись внезапно пробудившейся страстью к охоте. Да и сам Одна-Дорога прежде никогда не бывал так увлечен своими рассказами – он говорил с таким жаром, словно от этого зависела его жизнь.

Тем временем Фланну О\'Туллу стало совсем худо. Крепко зажмурив глаза, он склонился над стойкой бара и, раз за разом крепко ударяя в нее обоими кулаками, принялся твердить:

– Святая Мария Матерь Божья, клянусь, в рот никогда больше ни капли не возьму. Святая Мария Матерь Божья, клянусь, в рот никогда больше ни капли не возьму…

Внезапно он вздрогнул и, охнув, скрылся под стойкой, где его с шумом начало рвать в специально приготовленное ведро.

– Матерь Мария… – стонал он.

В тот же самый миг легавая сука мистера О\'Тулла сделала странную и неожиданную вещь. Ужом проскользнув мимо блюющего хозяина и вывернув из-за стойки, она, отчаянно виляя хвостом и улыбаясь во всю пасть, бросилась навстречу Виргилию Джонсу и принялась лизать ему руки и прыгать, стараясь достать до лица, – в общем, всячески выражать радость и восторг по поводу возвращения долго находившегося в отлучке знакомого. О\'Тулл с серым лицом восстал из-под стойки; глаза его были широко раскрыты.

– Глазам своим не верю, – проговорил он. – Однако псина всегда его любила; завсегда он предпочитал зверье обществу людей и любил с ними возиться. Значит, это сам Виргилий Джонс и есть – вот штука-то какая! Джонс-могильщик. Наш кладбищенский дурачок вернулся.

Глаза присутствующих медленно, с неохотой вернулись к Взлетающему Орлу, мистеру Джонсу и радостно прыгающей вокруг них собаке, находившимся как раз напротив столика Пекенпо и Два-Раза. Взлетающий Орел заглянул в глаза одному, другому – и заметил там одинаковую смену выражения. Поначалу неверие, эхом вторящее О\'Туллову; потом наконец облегчение.

– Вот так, – выдохнул Пекенпо. – Мистер Джонс и незнакомец .

Своим словам Одна-Дорога придал какой-то необъяснимо недобрый смысл.

– Так, так, – два раза повторил Два-Раза. – Джонс и незнакомец.

Подобного же рода восклицания донеслись со всех сторон. Постепенно в раскрасневшиеся от выпитого лица вернулись веселье и оживление.

Пришедший в себя О\'Тулл, уже вновь кипя неуемным возбуждением, выскочил из-за стойки. Его лицо расплылось в широкой улыбке, да и сам он казался весьма дружелюбным. Но лишь казался , сказал себе Взлетающий Орел. Казаться – не значит быть.

– У его приятеля перо в волосах, – громогласно сообщил о своем открытии Одна-Дорога Пекенпо. – Помню, как-то раз пришлось мне содрать скальп с одного индейского вождя.

(Всеобщий смех и одобрительные выкрики.)

Взлетающий Орел наконец вспомнил. С ним такого не бывало, но история знала такие случаи. Вот что напомнило ему их с мистером Джонсом появление в баре: старые вестерны в дешевых кинотеатрах Феникса, куда он тайком пробирался. Краснокожий входит в салун. Прежде чем пристрелить его, ковбои потешаются над ним. В своем городе мы краснокожих не закапываем. У нас и без того ям достаточно .

– Эй, собака, – прикрикнул Фланн О\'Тулл на свою суку, – а ну-ка, на место!

Этот резкий выкрик только подкрепил нарастающие тревожные подозрения Взлетающего Орла, однако на широком лице О\'Тулла по-прежнему сияла добродушная улыбка. Поджав хвост, сука удрала к себе за стойку.

Ручищи Фланна О\'Тулла: каждая заканчивается огромной вместительной клешней. Руки душителя , пронеслось у Взлетающего Орла в голове. Он еще вспомнит об этом своем первом впечатлении, в другое время и в другом месте. Сейчас эти руки раскрылись, приглашая в широкие дружеские объятия.

– Виргилий, – прогудел О\'Тулл. – Виргилий, дружище. Ты ли это?

Левая клешня О\'Тулла метнулась вперед и схватила ладонь мистера Джонса, мгновенно полностью покрыв ее собой. Виргилий Джонс не двинулся с места. Взлетающий Орел заметил тень боли, промелькнувшую на его лице. Взгляд Виргилия был отсутствующим.

Фланн О\'Тулл был в восторге от своей проделки.

– Ты либо дурак, либо гений, Джонс, – объявил он. – Только дурак может решить, что такая выходка безнаказанно сойдет ему с рук. Только дурак – либо человек умный, хорошо понимающий свои слабости. Теперь я знаю – ты создание из плоти и крови. Пойдем, позволь мне угостить тебя. Выпьем вместе.

Виргилий остался стоять.

– Ну иди, иди, что стал столбом, – со смехом продолжал звать его О\'Тулл, уже совершенно восстановивший присутствие духа и с удовольствием насмехавшийся теперь над потерянно мигающим толстяком. – Я добрый и прощаю тебя – это мое право. Но ведь нужно было сперва убедиться, что ты не призрак, согласись? Иди сюда, выпей с О\'Туллом и представь нам своего нового друга. Эй вы, все, идите сюда и поздравьте нашего блудного сына с возвращением в родной дом!

Виргилий обрел дар речи.

– Я выпью с тобой, О\'Тулл, – сказал он, – но прежде нам нужно поговорить.

– Нет проблем, – проорал в ответ О\'Тулл. – Поговорим за стаканчиком.

– Мне нужно поговорить с тобой наедине, – добавил Виргилий.

Физиономия Фланна О\'Тулла стала издевательски-серьезной. Он обращается с Виргилием, как с деревенским дурачком , сообразил вдруг Взлетающий Орел и с удивлением задумался, отчего мистеру Джонсу отведена здесь такая роль. Возможно, сказал он себе, произошло это совсем не случайно.

– Вот тебе раз! – воскликнул О\'Тулл. – Ты это серьезно? Вижу, что да – но здесь собрались только мои друзья, мои самые близкие и преданные товарищи. От них у меня секретов нет. Я вне себя от радости видеть тебя снова.

– Речь идет о твоей жене, Долорес, – продолжил тогда Виргилий Джонс, – которая ушла от тебя. Ушла не без причин, нужно сказать. С недавних пор она моя любовница. Вот почему я не могу пить с тобой. Потому что все, что она говорила о тебе, правда. Было правдой еще прежде, чем она сбежала от тебя. И правда сейчас. Мы пришли сюда не за тем, чтобы пить с тобой. Нам нужны комнаты, вот и все. Поэтому прошу меня простить…

Где-то в недрах груди Фланна О\'Тулла зародился грозный глухой рык; медленно поднявшись к горлу, он выплеснулся наружу диким, потрясающим душу звуком. Глаза Фланна страшно налились кровью и полезли из орбит. Несколько секунд он стоял так, наливаясь краской и рыча, потом его руки метнулись к мистеру Джонсу. И прежде чем Виргилий успел отмахнуться или отпрянуть, руки-клешни сомкнулись у него на горле удушающим кольцом. Мистер Джонс начал задыхаться.

– Простить тебя? Конечно! – заорал О\'Тулл так, что зазвенели стаканы. – О да, ты и впрямь круглый дурак, мистер Виргилий Казанова. Да проклянут меня святые, если я не придушу тебя прямо сейчас, не сходя с места, медленно, так чтобы насладиться зрелищем заслуженной смерти, пялящейся на меня из твоих поганых глаз. Опозорить самого О\'Тулла в его доме, оклеветать его, назвать импотентом, и это со слов какой-то выжившей из ума карги! Соблазнить мою жену! Тебе еще повезло, что я не верю ни единому твоему слову! Ты не смог бы соблазнить даже сосиску!

– Мне показалось, он хотел передать нам слова горбатой Долорес, – оживленно заметил Хантер.

– А ты не лезь, – огрызнулся О\'Тулл. – Моя жена принадлежит мне и, упоминая не к месту ее имя, ты оскорбляешь не только ее, ты оскорбляешь меня, поскольку она ассоциируется со мной. Ну что, кажется, мистер Джонс получил небольшой урок хороших манер. Такое даже до идиота должно дойти.

Клешни О\'Тулла разжались, отпустив шею Виргилия. Отступив на шаг, тот с хрипом вобрал в легкие вожделенный воздух. Взлетающий Орел заметил, как правый кулак О\'Тулла крепко сжался и начал целенаправленное движение, но сделать ничего не мог, поскольку от потрясения как будто бы прирос к полу. Он зачарованно следил за медленным движением кулака, поднявшегося и просвистевшего к еще не отдышавшемуся Виргилию; звук удара оказался тише, чем он ожидал. Виргилий молча повалился на пол, точно сбитая кегля.

Взлетающий Орел все еще не мог сдвинуться с места. О\'Тулл повернулся к нему – бык, улучивший наконец минутку и для второго матадора.

– Ну что, не собираешься помочь приятелю, ты, как-там-тебя? – спросил он Орла, по-прежнему во всю глотку.

Взлетающий Орел почувствовал, его голова совершила троекратное повторяющееся движение из стороны в сторону.

– Нет?

О\'Тулл расхохотался.

– У Виргилия никогда не было близких друзей, – сказал он. – Ты умно поступил, что не стал с ним сходиться.

Взлетающий Орел почувствовал тошноту в основании желудка.

– Выкинуть его отсюда, – крикнул кто-то из задних рядов. – За руки, за ноги, чтобы лбом дверь открыл.

О\'Тулл осклабился.

– Одна-Дорога, нужна твоя помощь, – позвал он. – Если ты не против, конечно.

Хозяин «Эльбы» и Пекенпо указанным образом подняли Виргилия с пола и понесли к двери. Взлетающий Орел молча наблюдал за происходящим.

Раз.

Два.

Три.

Виргилий грохнулся на булыжники мостовой.

Эльфрида Грибб бросилась к несчастному и, причитая, принялась ощупывать его голову; мистер Джонс пришел в себя, шатаясь поднялся на ноги, отряхнул котелок, снова надел его и, даже не поблагодарив миссис Эльфриду, скорым шагом устремился прочь по главной улице, по пути споткнувшись о ползающего Камня и едва удержавшись на ногах.

Эльфрида обидчиво надула губки, сильно уязвленная неблагодарностью очередного спасенного. Хотя Игнатиус всегда называл Виргилия спятившим. И, видимо, справедливо.

Услышав в своей голове голос, Взлетающий Орел застыл, будто парализованный. Голос этот звучал как всегда убедительно, и Взлетающий Орел почувствовал крайнее отвращение к себе. Вот что голос сообщил ему на этот раз:

Он решил поселиться в этом городе, но с первой же минуты попал в число отщепенцев. Эти люди в «Зале Эльба» нужны ему – ему необходимо завоевать их доверие и заручиться помощью, хотя бы для того чтобы получить угол для ночлега, уж не говоря о месте в городском устройстве. Выбрав себе в друзья Виргилия Джонса, он может теперь распрощаться с надеждой добраться наконец до завершения пути – земля обетованная так и останется для него призрачной.

Думать так было невыносимо, поскольку он испытывал к Виргилию самые теплые дружеские чувства и считал себя в ответе за него. Однако голос звучал все более настойчиво. Он отлично узнавал этот голос; прежде тот много раз убеждал его в необходимости найти себе место, осесть, быть принятым людьми, гнать прочь дух искательства приключений и одержимость бесконечным поиском.

– Завтра, – сказал он себе. – Или, может быть, сегодня, но позже. Я найду Виргилия и извинюсь перед ним. Да, так я и сделаю. Завтра.

В ушах его все еще звучали слова Виргилия, сказанные всего какой-то час назад: «Все ваши несчастья и вся ваша боль - это мои несчастья и боль» . Волнение и страдание, крывшиеся за этими словами, теперь становились ему понятны. Только что он, Взлетающий Орел, ударил своего друга гораздо больнее Фланна О\'Тулла, в самое уязвимое место. Он виноват; но он еще не мог заставить себя думать об искуплении. Пока не мог. Сначала его должны принять.

Я виноват. Моя вина. Mea maxima .

Он вздрогнул и оглянулся, вспомнив, где находится. Вокруг – улыбающиеся лица; улыбаются все, кроме Фланна О\'Тулла, который еще кипит желанием пустить кому-нибудь кровь.

– Куда он пошел? – спросил Взлетающий Орел.

– Конечно, к Джокасте, куда же еще? – ответило ему густобровое красное лицо. – Она всегда принимала его.

– Сдается мне, – проговорило другое лицо, изящно-худощавое, – нам снова придется привыкать к его вывертам.

– Только не здесь, – рявкнул О\'Тулл. – В империи Наполеона ноги его больше не будет.

– Вы позволите мне присесть? – спросил Взлетающий Орел.

– Садись, – кивнул Фланн О\'Тулл. – Нам хотелось бы услышать от тебя ответы на некоторые вопросы.

Цинизм в изящном лице, жажда насилия в глазах О\'Тулла. О\'Тулл: лицо, отчетливо осознающее творимое насилие, грубая, бесноватая по своей природе сила, нагло мастурбирующая власть. Господи, пронеслось в голове Орла, куда я попал?

– Я с удовольствием отвечу на все ваши вопросы, – проговорил он и закусил от стыда губу.

– Как звать? – спросил О\'Тулл.

– Взлетающий Орел. Я индеец аксона, родился в Америндии. (Опознавательный знак и серийный номер? Он почувствовал привкус крови во рту. Теперь на нем еще и унижение Виргилия Джонса. Еще одному человеку он причинил боль своей близостью.)

– Никогда не слыхал о таком племени, – объявил Пекенпо, медленно качая головой.

– Сколько лет?

– Семьсот семьдесят семь. (Как глупо это теперь звучит; как много он узнал за последние дни, как далеко осталась прошлая жизнь. Здесь, на острове Каф, с ним немедленно начали происходить перемены – какими болезненными они оказались! – и его бессмертие утратило смысл, никого оно больше не интересовало и не могло поразить, осталась только горечь. Странно – когда-то он готов был покончить с собой из-за того, что обречен жить вечно. Среди гениев сила разума теряет цену; тут начинают соперничать друг с другом в кулинарном искусстве или количестве постельных побед. У бессмертных так же. Когда время не имеет власти, на него перестают обращать внимание.)

– Род занятий?

– Мореход… Я ходил по морям. (Это тоже не о нем, а о другом Взлетающем Орле).

– Основной интерес?

– Я… прошу прощения?

– Основной интерес? – повторил свой вопрос О\'Тулл.

– Я не понимаю вас, – отозвался Взлетающий Орел.

– Объясни ему ты, Два-Раза, – вздохнул О\'Тулл. – Я пока налью себе чего-нибудь для подкрепления сил.

Место О\'Тулла заняло худощавое лицо.

– Здесь у нас, в К., – заговорил голос, насквозь пропитанный цинизмом, – мы привыкли считать себя людьми целостными. Большинство из нас, если не сказать все, имеют особую, избранную, область заинтересованности, которую называют «своей». И принять в свою среду чужака, который считает иначе, боюсь, мы не сможем. Между случайным половым актом и длительной устойчивой любовной связью существует разница, сами понимаете – чем более вы преданы предмету, тем больше получаете в ответ, обогащаетесь, так сказать. Мы понимаем свою жизнь здесь именно так. И ожидаем от вас согласия с подобной точкой зрения, ничего другого.

– Да, – отозвался Взлетающий Орел, – конечно. Я согласен ( «… вся ваша боль - это моя боль» , – сказал ему Виргилий Джонс. «Я согласен с вами» , – ответил тогда он.)

О\'Тулл уже вернулся от стойки.

– Вот, совсем другое дело, – заявил он. – Попробуем еще раз – никто не против? Основной интерес?

Ожидающие лица вокруг…

Превозмогая головокружение и смущение, Взлетающий Орел ненадолго закрыл и сразу же открыл глаза.

– Гримус, – ответил он, сам не понимая откуда взялся такой ответ. – Основной интерес – это Гримус.

– Эк он… – крякнул О\'Тулл, как видно, не находя других слов. – Тише, тише, – проговорил Хантер. – С сожалением должен заметить, что вы затронули общее больное место, табу. Мы стараемся не говорить здесь… об этом.

Лица вокруг заметно приуныли. Пожелай сейчас О\'Тулл воззвать к насилию, у него ничего бы не вышло.

На сторону «краснокожего» неожиданно встал не кто иной, как Одна-Дорога.

– Черт возьми, – рявкнул он, – живешь сам, давай жить и другим. Он, конечно, чудак-индеец, но не вижу причин не применить это правило и к нему. Мои лучшие друзья были индейцами. Какого дьявола, согласитесь. Таких, как он, здесь еще не было, верно? Никому ведь не придется тесниться? И бучу поднимать незачем.

Кроме Пекенпо, никто не решился восстать против О\'Тулла на его территории. Однако ярость в лице ирландца сменилась двусмысленной ухмылкой.

– Ладно, – подвел он итог, – предоставим возможность решать графу. Лично я не прочь немного поболтать о Гримусе. Я вообще люблю небылицы…

– Говорят, он спиртного в рот не берет, – совершенно серьезно объявил некто невидимый откуда-то из-за спин. Присутствующие рассмеялись.

– Говорят, что в играх он дока, – поддержал другой голос, и смех усилился.

– Говорят, он хороший охотник, – подхватил Пекенпо, породив своими словами третью волну веселья.

– Джентльмены, – подал голос Взлетающий Орел, – незачем поднимать меня на смех. Я здесь по доброй воле и с благими намерениями; я хочу поселиться в вашем городе.

Сказав это, он почувствовал облегчение, но оставался настороже.

– Могу я спросить… – начал он.

– Конечно, не робей, – заверил О\'Тулл.

– Тогда не будете ли вы так добры подсказать мне, какой сегодня день?

На этот раз ответом ему был хохот Фланна О\'Тулла – вполне добродушный.

– Видишь, к чему приводит дружба с чудаками вроде Джонса, – утирая слезы, проговорил он. – Можно потерять счет времени. Сегодня вторник, точнее самое начало среды. Что, эти мозгогрызы еще не отстали от тебя?

– Нет, я в порядке, – ответил Взлетающий Орел. – А что за человек этот Джонс?

Несколько секунд Фланн О\'Тулл беззвучно открывал и закрывал рот, потом грохнул так, что у слушателей едва не полопались барабанные перепонки:

– Я как раз вспомнил одну шутку на эту тему, мистер Орел, – сообщил он, успокоившись. – Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. А твой друг Виргилий Джонс – известный дурачок. Пей, мистер Орел, и забудь о том, что было.

Взлетающий Орел почувствовал невыносимые головокружение и тошноту; виной тому, возможно, были выпитое картофельное виски и усталость.

– Мне нужно на воздух, – прошептал он и, не дожидаясь ответа, направился к двери – грязное пугало с пером в спутанных волосах, похожих на паклю. Лица расступились перед ним и пропустили его. Питейный зал вокруг него колыхался в тумане.

Фланн О\'Тулл и Долорес О\'Тулл в постели. Он в стельку пьян, она, широко раскрыв глаза, тянется к нему. Сквозь сон, Фланн Наполеон О\'Тулл хрипит в ответ:

– Не сегодня, Жозефина.

– Долорес, – оскорбленно поправляет она и отворачивается.

Вспоминая об этом, О\'Тулл раздавливает в кулаке стакан.

Глава 35

Взлетающий Орел не успел еще добраться до выхода, а Эльфрида Грибб уже решила, что ей делать; ее изящные челюсти были крепко сжаты. Взвинченная, полная решимости, она дожидалась появления незнакомца.

С трудом выбравшись из бара, незнакомец тут же привалился спиной к стене. Его голова бессильно моталась из стороны в сторону – это был человек в последней степени физического и морального истощения. Как он грязен, подумала Эльфрида Грибб. И как оборван.

– Сэр, – подала она голос, вложив в него как можно больше твердости.

Голова Взлетающего Орла повернулась в ее сторону. Женщина… красивая женщина, очень красивая… ах, да, она ехала на ослице… Она чего-то хочет от него, но чего именно, не понять.

– Сэр, – настойчиво продолжала Эльфрида, – вам не стоит здесь оставаться.

– Что? – переспросил он.

– Вы пойдете со мной, – категорически заявила Эльфрида. – Если вы действительно решили обосноваться в К., то худшего начала вы придумать не могли. Мистер Джонс и это бесчеловечное… безжалостное избиение… Нет, сэр, вам следует уйти со мной. У нас – у нас с мужем – есть специальная комната для гостей, она будет в вашем полном распоряжении. Неужели мысль переночевать на чистых простынях вас не соблазняет? От себя обещаю вам отличный ужин. Пойдемте со мной, сэр, не стоит сомневаться. Граф Черкасов – наш сосед и хороший друг. Граф высоко ценит мнение моего мужа. Уверена, это лучшее, что можно придумать в теперешней ситуации. Так что поторопитесь, сэр.

Прекрасная женщина предлагает ему свое гостеприимство, понял Взлетающий Орел. О причинах, побудивших ее к этому, он не ведал и, естественно, понятия не имел о причинах добросердечия миссис Эльфриды, но согласился сразу, так как очень устал и сил на размышления и сомнения у него не осталось. Ясно было одно – неизвестная благодетельница значительно миловиднее хозяйки прибрежной хижины, Долорес, поэтому предложение казалось вполне недвусмысленным. Даже несмотря на то, что слово «муж» он расслышал очень отчетливо.

Взлетающий Орел с усилием отлепился от стенки.

– Взлетающий Орел, – шепотом представился он.

– Какой вы смешной, мистер Орел, – простите ради Бога! – радостно защебетала миссис Эльфрида. – Вам необходимо отдохнуть, сон творит чудеса! Меня зовут миссис Эльфрида Грибб. Мой муж, мистер Игнатиус Грибб, – философ.

– В таком случае я, – попробовал шутить Взлетающий Орел, – явлюсь к нему в качестве философского камня.

Он через силу улыбнулся.

– К чему так принижать себя? – в тон ему воскликнула миссис Эльфрида. – Я уверена, что после хорошего отдыха вам по плечу окажется нечто гораздо большее, чем заурядное превращение металлов в золото. А теперь давайте не будем больше здесь задерживаться.

– Я… пожалуйста, помогите мне.

Опираясь о плечо миссис Грибб, он нетвердыми шагами добрался до ослицы; не без труда они вдвоем оседлали животное – миссис Грибб впереди, Взлетающий Орел сзади; стуча подковами по Дороге Камня, ослица повезла их в то место, о котором Взлетающий Орел мечтал с самого начала этого тяжелого дня, – домой.

Не успели они добраться до Дома Взрастающего Сына, как Взлетающий Орел уснул, положив голову на плечо миссис Эльфриде и крепко обхватив ее руками за талию, чтобы не упасть. Боже мой, говорила себе Эльфрида Грибб, вот это настоящее приключение.

Длинная ночь близилась к концу.

Глава 36

В изножье кровати Взлетающего Орла стоял гном.

– Замечательно, – проговорило сказочное существо. – Замечательно.

Гном был одет очень аккуратно, чисто и даже щеголевато и подпрыгивал на месте, явно пребывая в состоянии крайнего возбуждения. На гноме была шелковая рубашка с галстуком-бантом, замшевая куртка, довольно старые (но чистые и целые) брючки в полоску и холщовые домашние шлепанцы. Когда гном заметил, что Взлетающий Орел пробудился, его глаза сверкнули торжеством.

– Так, так, так, – затараторило существо, – мистер Взлетающий Орел. Позвольте поздравить вас со счастливым прибытием, как говаривали когда-то в La Belle France. И разрешите пожать вам палец.

Взлетающий Орел решил, что этого не может быть, что он либо еще спит, либо ослышался.

– Пожать палец?

– Да, да, да, да, да, – затараторил гном. – Вот так, видите?

Существо обежало вокруг кровати и подало ему маленькую руку. Взлетающий Орел по инерции вежливо протянул в ответ свою. Гном зацепил его большой палец своим и только после этого стиснул руку остальными пальцами.

– Понятно? – довольно проговорил он. – Вам нужно с самого начала привыкать к местным обычаям, здесь это очень важно. Следуйте по возможности местным обычаям, и перед вами откроются все двери. Игнатиус Грибб, к вашим услугам, сэр. Некогда профессор философии в… хотя теперь это, конечно, неважно. Хочу заметить, не особенный любитель местных обычаев. Что вы и сами заметите. Похоже, вы пришли в себя?

Рот гнома остался вопросительно открытым, глазки заблестели, и, ожидая ответа Взлетающего Орла, он вновь принялся переминаться, а точнее, перепрыгивать с ноги на ногу.

– Благодарю вас, мистер Грибб, – ответил Взлетающий Орел. – Вы и ваша жена очень добры ко мне.

– Не стоит, не стоит, не стоит! Теперь примите ванну, а я тем временем подыщу вам какую-нибудь одежду взамен вашей, сплошь изорванной разъяренными дикарями. Это провожают по уму, а встречают-то по одежке – как по-вашему? Костюм делает человека. А? Что?

– Да, конечно, – озадаченно отозвался Взлетающий Орел. – Но я не уверен, что ваша одежда окажется мне… впору… – Он смущенно замолчал, но гном уже энергично махал ручками.

– Конечно не моя, не моя и не моя, – тараторил он. – Благодарите добросердечного графа Черкасова. Акт добрососедства, так сказать. Его платье должно вам подойти. Вам ведь все равно придется обращаться к графу с официальным прошением, и если вы сделаете это в его собственной одежде, то только выиграете, а?

Прищурив один фиолетовый глаз, гном ткнул Взлетающего Орла острым локотком в ребра.

– Наверное, – торопливо откликнулся Взлетающий Орел.

В комнату вошла Эльфрида Грибб. Бессонная ночь не в силах была причинить ей вред; во всяком случае, стены родного дома и туманный дневной свет только добавили красоты ее эльфоподобному хрупкому облику.

– Вы должны простить моего мужа, – первым делом заявила она. – Он так рад вашему появлению здесь, что, боюсь, от восторга стал втройне разговорчив. Хотя, так или иначе, вам с ним о многом нужно переговорить. Если я вдруг понадоблюсь – я буду возиться с кастрюлями на кухне.

Эльфрида нагнулась над мужем, поцеловала его в купол лысой (или скорее лысеющей) головы и вышла из комнаты.

«Так начинается новая жизнь», – сказал себе Взлетающий Орел, отмывая свое измученное тело в ванной. Остаток прошлой ночи был проведен под роскошными простынями на пуховой перине. Он просто обязан воспользоваться подвернувшейся удачей . Одно было ясно без сомнений: чета Гриббов жила гораздо лучше первых его благодетелей – Виргилия Джонса и Долорес О\'Тулл.

Первая вода с него ушла в слив совершенно черной. Он был ужасно грязен. Его волосы напоминали буйные нехоженые заросли. Взлетающий Орел решил вымыться повторно; пришлось использовать холодную воду, но это значения не имело. Цвет воды опять сменился с прозрачного на черный. Только после третьего омовения он мог с уверенностью заявить, что чист. Когда он появился из ванной, Игнатиус Грибб уже поджидал его рядом с аккуратно разложенным на кровати бельем и костюмами. Взлетающий Орел выбрал скромный темный костюм и галстук – все, и сорочка и белье, сели вполне сносно. От шляпы он отказался.

– Надеюсь, я вылил на себя не всю вашу воду? – вежливо осведомился он.

– Ерунда, ерунда, – отозвался Грибб. – У нас на крыше вместительная цистерна. Теперь пойдемте со мной – похвалимся вашим новым сияющим обличьем Эльфриде. Она будет сражена.

По коридору они прошли на маленькую светлую террасу. Миссис Эльфрида лежала в шезлонге с макраме на коленях. При виде вошедших она села и всплеснула руками.

– Боже мой, – воскликнула она, – вот теперь я вижу ваш естественный цвет, мистер Орел.

– Весьма признателен, мадам, – поклонился Взлетающий Орел.

Миссис Эльфрида позволила чуточке румянца разлиться по своим щечкам.

– А сейчас оставьте меня ненадолго в покое, – заявила она. – Я ужасно занята.

Рядом с Эльфридой на кофейном столике стоял старый, почти антикварный заводящийся пружиной фонограф; протянув руку, миссис Эльфрида опустила на пластинку иглу. Зазвучала музыка. Музыка, которой Взлетающий Орел не слышал вот уже несколько веков. Духовые и смычковые инструменты: прелюдия к почти забытому покою. Взлетающий Орел проглотил внезапно подкативший к горлу комок.

– Тогда в мой кабинет, мистер Орел, – заторопился Игнатиус Грибб. – Я предложу вам капельку выпить – что скажете?

С трудом оторвав взгляд от чудесной картины, Взлетающий Орел повернулся и проследовал за маленьким, шустрым и непоседливым сморщенным человечком в глубь дома.

– Уверен, мистер Орел, что вы немало повидали на своем веку, – объявил Игнатиус Грибб. – Глядя на вас, это можно утверждать с уверенностью.

– Ваш дом постоянно напоминает мне о старых временах, – ответил Взлетающий Орел. – О наиболее приятных и радостных временах. Вот это шерри, например, – оно очень хорошо. Я не пробовал такого шерри, наверное, лет сто.

– Ко всем прочим своим достоинствам Эльфрида еще и весьма благоразумна, – заметил на это Грибб. – Когда мы решили предпринять путешествие на остров Каф, она настояла на том, чтобы взять с собой все без исключения мелочи домашнего обихода. Таким образом, замечу вам, у нас оказался здесь небольшой погребок, которым мы пользуемся довольно редко, для таких случаев как, например, сейчас. В основном, смею вас уверить, мы пьем местное вино. Оно немного терпкое, но это лучше, чем ничего.

Взлетающий Орел едва сдержал смешок – гном, рассуждающий о винах с видом знатока, представлял собой весьма потешное зрелище.

– Нужно отметить, что многое о вас я узнал по глазам, – продолжил тем временем Грибб. – Вы удивитесь, узнав, сколько всего удается прочитать в глазах человека. Можно довольно легко судить, скажем, о его характере и положении. Человек, битый жизнью, щурится; его противоположность, герой-победитель, смотрит горделиво, широко открытыми глазами. Рад сообщить вам, мистер Орел, что ваши глаза сразу же увиделись мне широко открытыми. Мы с вами можем подружиться, мистер Орел.

Взлетающий Орел смущенно пробормотал слова благодарности. Для себя он решил, что гном глуп и к тому же излишне самоуверен; но в ответ на бескорыстное гостеприимство следовало проявлять терпимость.

Закончив разминку и вежливые расшаркивания, мистер Грибб был готов пуститься в пространные рассуждения на любую тему, и потому вопрос Взлетающего Орла о принадлежности к школе философии принял с восторгом.

– Когда-то давно, – начал гном, – я обратил внимание на различные формы представления нациями своего знания и опыта и чрезвычайно ими заинтересовался. Накопленные за несколько столетий, а иногда и тысячелетий знания в виде высококонцентрированных сгустков передаются из поколение в поколение, частично видоизменяясь, совершенствуясь и выкристаллизовываясь в еще большей чистоте. Пришедшая мне в голову когда-то очень давно мысль о том, что сам по себе источник-материал этих форм воплощения знания может стать предметом философских изысканий, показалась мне поразительной. Другими словами, сэр, я нашел способ достигать необычайной гармонии противоположностей: это – сочетание наиболее полновесных слитков народных мудростей, проверенных временем, в ритмической или стихотворной форме, придающей этим мудрым изречениям изящество, завершенность и связность, а самое главное, популяризирующих их. Я возвращаю людям их интеллект.

– Я не совсем… – начал было Взлетающий Орел.

– Неужели вы не понимаете, что я имею в виду, мой дорогой друг? Стихотворная форма, структура, стиль: все это в изобилии можно найти в сказках, в старинных преданиях и легендах, но самое главное – в… (гном широким театральным жестом протянул руку к своему письменному столу и взял оттуда рукопись)… самое главное – в клише!

«Боже мой!» – пронеслось в голове у Взлетающего Орла.

– Вот это, – провозгласил Грибб, – главнейший мой труд. Философия универсальных цитат. Цитаты на любой случай, под знаком которых жизнь приобретает иной оттенок – понимания и терпимости. Картинное обрамление из фраз, несущих подлинно универсальный смысл, обрамление, в котором можно чувствовать себя спокойно. Вот послушайте – мое первое и, может быть, самое универсальное из возможных творение:

...

Пески времени текут к новому Истоку.

– Потрясающе, – отозвался Взлетающий Орел.

– Вы в самом деле так считаете? Да, да, да: это так и есть, стоит только вдуматься. Пожилая тетушка на свадьбе подыскивает слова, способные нарисовать несущую мудрость и пронизанную идеей перспективу. Она может использовать эту фразу на церемонии венчания, и празднество тотчас приобретет новый, углубленный смысл. Та же тетушка готовит на кухне сверхобильный обед; она произносит ту же фразу – с оттенком стоицизма – и тем самым два разъединенных доселе события немедленно увязываются в одно. Таким вот образом философия универсальных цитат позволяет нам ощущать неразрывность и взаимосвязь жизни. Мы видим, что и свадьба и суета на кухне имеют один и тот же преходящий смысл. Цитата помогает нам верно осветить оба события.

– Удивительно, – проговорил Взлетающий Орел.

– Дорогой вы мой, дорогой вы мой, дорогой вы мой, – заторопился Игнатиус Грибб. – Теперь я уверен, что мы обязательно станем друзьями. Очень хорошими друзьями. Вы понравитесь Черкасову, не сомневайтесь. Я так вас ему рекомендую, что о противном и думать не стоит.

– Насколько я понял, – решился высказаться Взлетающий Орел, – неприятности могут возникнуть из-за предмета моего основного интереса.

– Ох, – взмахнул ручками Игнатиус, – какая ерунда. Черкасов очень терпим.

– Но люди в «Эльбе» отнеслись к моим словам настороженно.

Грибб насмешливо хмыкнул.

– Так, так, так, так, – затараторил затем он. – О чем же идет речь, смею спросить? Что это за преступный предмет вашей заинтересованности?

– Гримус, – просто ответил Взлетающий Орел.

Грибб молча опустился на стул. Древние часы отсчитали несколько десятков секунд. Под потолком у лампы с подозрительным жужжанием кружилась муха.

– Эльфрида что-то такое мне говорила, – снова подал голос Грибб. – Но тем не менее. Вам не стоит изводить себя напрасными опасениями.

Свои уверения гном подкрепил несколькими кивками. Но легче от этого на душе у Взлетающего Орла не стало.

Эльфрида возлежит в своем шезлонге; Игнатиус сидит рядом с ней на стульчике; макраме небрежно брошено на пол – единственный штришок неаккуратности в идеально прибранной комнате. Из рупора фонографа льется старая-старая песня.

День перевалил за полдень, и туманная дымка сменила цвет с утреннего золота на дневную желтизну. Желтый – цвет жизни , вспомнил Взлетающий Орел, сидя на скрипучем стуле с прямой спинкой напротив своих хозяев и рассматривая их. Терраса погружена в легкую прозрачную дымку. «Время замедлило ход», – с удовольствием сказал себе Взлетающий Орел. Он был почти счастлив. В К. прошлое снова обретало смысл – это была маленькая модель живущего в мире и согласии света, здесь можно было найти все, даже весь спектр национальностей: О\'Тулл, Черкасов… Имена этих людей воскрешали прошлый мир к жизни вне зависимости от того, нравился он им или нет. Здесь, в теплой и уютной утробе дома Гриббов, Взлетающий Орел наконец обрел то, что давно искал и чего давно желал – покой.

Здесь ревностно охранялись спасенные останки прошлого. Для человека, всеми силами стремящегося найти себе дом, это имело огромное значение.

Он смотрел на Эльфриду: опустив очи долу, она выслушивала рассуждения своего мужа. Смотреть на эту женщину было само по себе удовольствие. Длинные пальцы Эльфриды с ловкостью сплетали шнуры, создавая непередаваемо сложный узор. Это зрелище способно было погрузить в гипнотический транс.

Вот что говорил Игнатиус:

– По моему мнению, одно главных достоинств К. – это отсутствие здесь ученых. За это я особенно ценю наш городок. В прежней жизни я находил досадным повсеместное стремление технократов приписывать имя «ученый», иными словами «человек знания», только себе. Едва технократы исчезли, наука вернулась к ее исконным хранителям: учителям, мыслителям и абстрактным теоретикам вроде меня.

Однако в отсутствие технократов возникает опасность, мой друг, склониться в сторону суеверий; в этом плане на нас, мистер Орел, возлагается огромная ответственность: рационализация окружающего мира. Мир таков, каким мы его видим, ни более, ни менее. Эмпирические данные – единственный базис философии. Я не реакционер; в ранней юности я смеялся над идеей бессмертия, но как только эта идея доказала свое превосходство, я принял ее. Я могу благодарить технократов лишь за одно – они отдают должное тому единственному, что того заслуживает. Посвятить целую жизнь изучению одного предмета воистину благодать – жизнь в этом городе, спокойную и размеренную, я, будь я суеверным, мог бы назвать чудом. Здесь любой может безраздельно посвятить себя своему основному интересу, и это ничего не будет ему стоить; любому здесь предоставлены стол, кров и общество людей. Благодаря этому, а также вечной игре противопоставления тезиса и антитезиса, счастье достижимо практически для любого. Например, я счастливый человек, мистер Орел; и знаете почему? Расскажу, но позвольте мне сделать это окольным путем.

Так же как и вы, мистер Орел, мы прибыли на остров сравнительно недавно; я говорю «сравнительно», поскольку речь идет о нескольких столетиях. По прибытии я немедленно узнал несколько местных расхожих легенд; легенд, безосновательность коих почел своим долгом постепенно довести до умов горожан. Кстати говоря, тот случай стал интересным применением моих философских взглядов на национальное наследие – я изучал возникновение и развитие мифологии в изолированной группе долгожителей. В любом случае, мистер Орел, что бы ни избрали себе вы, смею надеяться, это не станет началом нового или подтверждением старого мифа.

Взлетающий Орел внезапно почувствовал, что ступил на тонкий лед.

– Не хотите ли вы сказать этим, сэр, что Гримуса не существует?

Вопрос заставил Грибба раздраженно поморщиться.

– Да, да, да, да, да, – очередью выпалил он. – Именно это я и хотел сказать. Не существует ни Гримуса, ни его сказочной машины, ни таинственных измерений, ничего такого. Все это бредни идиотов вроде Джонса – увлекая умы, он ослепляет их и уводит от насущной действительности.

– Вы чрезвычайно удивили меня, мистер Грибб, – отозвался Взлетающий Орел. – Позволю себе не согласиться с вами.

– Вы слишком много времени провели с этим фокусником… с этим шарлатаном. В городе ему нет места.

Было видно, что Грибб разозлился. Раскрасневшийся карлик.

– Дорогой, – подала голос миссис Эльфрида, – возможно, тебе будет небезынтересно услышать о собственных впечатлениях мистера Орла. Он наверняка приобрел обширный и любопытный опыт.

Грибб с усилием взял себя в руки.

– Да, конечно, – согласился он. – Ты как всегда права, дорогая, дорогая, дорогая. Я с удовольствием выслушаю вас, мистер Орел.

Взлетающий Орел глубоко задумался – по всей видимости, в К. болезнь измерений была неизвестна; кроме того, насколько он успел понять природу этого явления, измерения давно уже освободили его сознание. Общество Виргилия Джонса, конечно, было для него не лучшим. Но разузнать о Джонсе побольше все равно хотелось.

К тому же ясно было одно – следует собрать как можно больше сведений о Гримусе, неважно, кто это – подлинное или вымышленное лицо. Только так он мог разобраться и в себе самом.

И потом – куда делся Виргилий Джонс?

– Хочу заверить вас, сэр, – торжественно объявил он Гриббу, – что в своих изысканиях я не собираюсь становиться ни отщепенцем, ни выскочкой, ни еретиком. Для меня большая честь быть принятым в вашем доме. В месте, напитанном знанием, рождаются только умные и высокие мысли.

– Так, так, так, так, – умиленно затараторил мистер Грибб.

– Господи Боже мой, – вскричала вдруг Эльфрида, – если мы собираемся обедать у Черкасовых, то мне нужно лететь одеваться.

Глава 37

Помятый человек с синяком на лице, в порванном костюме, постучался в дверь борделя. Он стукнул семь раз. Сразу после седьмого удара дверь распахнулась настежь и глухо ударилась в стену. Горящие свечи в канделябре: женщина в длинном прозрачном пеньюаре, распущенные темные волосы каскадом ниспадают на плечи, лицо сияет. Человек шатаясь входит внутрь; дверь за ним закрывается. Пустыни без оазисов не бывает.

Тот же человек лежит на кровати, его голова покоится на коленях чернокожей девы, он спит, а она поет ему колыбельную. Позади них неподвижно стоит совершенно нагая девушка; перед ложем на ковре лежит на боку женщина в прозрачном пеньюаре и молча смотрит на спящего. Вот слова колыбельной:

Не ходил бы ты на гору Каф, неприступны склоны горы Каф.

Сколько храбрецов калечилось о камни ее,

Сколько посохов ломалось в расселинах ее – все напрасно.

Все песни умолкают на склонах ее,

Смех обращается в слезы, а радость в печаль.

Не ходи ты на склоны горы Каф, неприступны они.

Но нет такого, кто не пытался одолеть их хоть раз .

Через некоторое время человек приходит в себя и слабым голосом просит дать ему прибежище; а поскольку бордель есть прибежище, то в просьбе ему не отказывают. Ему приносят пищу и чистую одежду.

– Твой тезка Чанакия, – шепчет Виргилию Кама Сутра, – мог взять в одну руку кусок раскаленного угля, а в другую – прохладную грудь юной девушки и не почувствовать ни боли от ожога, ни наслаждения нежной плотью. Ты способен чувствовать и то и другое – благо это или несчастье, решать тебе. И теперь, когда ты познал огонь сполна, позволь женщине излечить тебя.

Индианка прилегла рядом с ним; из ее горла начал исходить глухой клекот, напоминающий воркованье голубей. Потом она подняла руки и приложила ладони с растопыренными пальцами к углам своих миндалевидных глаз. Увидев, что Виргилий и после этого продолжает лежать неподвижно, она взяла его ладони и положила их на свои высокие груди. Постепенно его руки задвигались.

– Успокойся. Чувствуй себя как дома, – сказала Кама.

Виргилий последовал ее совету.

– Если не отрываясь всматриваться в черный кружок в центре белого листа бумаги, – сказала ему Ли Кук Фук, – то кружок либо исчезнет совсем, либо примется расти, пока не станет казаться, что он занимает весь лист. В древнем символе инь-ян в доле инь содержится пятнышко ян, а в доле ян пятнышко инь, что символизирует присутствие в каждой половине семени его противоположности. Если всматриваться в одно из этих пятнышек, то постепенно оно разрастется в облако; тогда в твоем разуме нарушится равновесие и наступит опустошенность, от которой ты сейчас страдаешь. Я помогу тебе отвести глаза от этого облака; путем совокупления и любви гармонию можно восстановить.

Китаянка обвилась вокруг Виргилия наподобие змеи, обхватила его руками и ногами так, что он потерял всякую способность двигаться; ему ничего не оставалось, кроме как ответить взаимностью.

Следующей ночью Флоренс Найтингейл снова пела ему колыбельную, и Мидия снова стояла над ними, а мадам Джокаста возлежала у их ног. Пение Флоренс напоминало журчание воды, чистой и свежей воды в быстром вольном ручье. На этот раз Виргилий спал гораздо лучше.

– Есть люди, чей удел сильно отличается от судьбы остальных людей, – говорила Ли Кук Фук. – Среди мыслителей можно отметить лишь полное отсутствие у них практичности; среди людей действия обычно отмечается несовершенство мышления. Люди, в ком эти свойства проявляются особенно ярко, обычно испытывают непереносимую тоску по своей противоположности. И те и другие обычно одиноки, окружающие недолюбливают их, да и сами они не способны заводить друзей, ведь дружба всегда подразумевает частичное принятие чужого образа мыслей. Но в их одиночестве может и не быть особой беды: одному жить не так плохо, ибо мудрость редко отыщешь в толпе. Бывают, однако, времена, – заключила она, тая в его объятиях, – когда даже такие люди нарушают свое одиночество.

Мадам Джокаста подняла крышечку смотрового глазка. Кама Сутра демонстрировала Виргилию Джонсу позу из тантрической йоги. Совершенно голый Виргилий сидел на постели Камы в позе лотоса; сама индианка располагалась лицом к Виргилию у него на коленях и обвивала ногами его талию. Их глаза были закрыты, их половые органы соединены. Джокаста удовлетворенно кивнула.

Виргилий Джонс мирно сидит вместе с Флоренс Найтингейл в ее постели. На ночном столике в головах кровати стоит блестящий бронзовый кувшин с вином. Джокаста, Мидия, Кама и Ли полукругом стоят перед постелью Виргилия и Флоренс.

– Мы рады видеть тебя дома, Виргилий, – говорит мадам Джокаста.

– Предлагаю тост, – объявляет Виргилий, – за Дом Взрастающего Сына и его обитательниц – ангелов милосердия.

– А мы пьем за исцеление ваших душевных ран, – отвечает Джокаста.

Виргилий осушает бокал до дна. Флоренс тут же наполняет его снова.

– Можно, я сыграю что-нибудь, мадам? – спрашивает она.

– Вот это было бы чудесно! – восклицает Виргилий. – Сыграй нам и спой.

Флоренс берет свою лютню и готовится петь. Глядя на нее, Виргилий вспоминает строки из другой песни.

Сон мне однажды приснился,

Милая дева с цимбалами…

Но в эту секунду чернокожая Флоренс начинает петь, и он забывает все прочие песни и стихи:

Абиссинская дева с цимбалами пела ему

о великой Горе Абора.

В кровати их двое – могильщик с античным именем и шлюха с античным профилем.

– После предательства Взлетающего Орла я очень сильно страдал, – говорит Джокасте Виргилий. – Но теперь все забылось. Мне уже все равно.

– Ты можешь остаться здесь жить, Виргилий, если хочешь, – отвечает ему Джокаста. – Будешь жить в Доме и присматривать за девушками. Хватит тебе бродить вверх и вниз по склонам этой проклятой горы, ты уже достаточно повидал и совершил. В том, что случилось с нашим островом, никто не виноват. Пора тебе отдохнуть. Пускай твой Взлетающий Орел отправляется дальше один, если хочет; ты сделал для него все, что мог.

– Или все, что считал нужным сделать, – отвечает Виргилий. – Сию минуту он никуда не хочет идти, он собирается поселиться здесь и жить. Поселиться в К.! Кто знает, возможно, все так и должно было закончиться – ничего больше не поделаешь, он нашел свое место. Но иногда я думаю… – Виргилий внезапно замолкает.

– Ты думаешь, что в его силах сделать то, что не смог сделать ты? – заканчивает за него Джокаста. Виргилий ничего не отвечает.

– Месть еще никому не приносила добра, – мягко замечает тогда мадам. – И ты и я, мы оба хорошо знаем, что Гримус сейчас недоступен. Ни для кого.

Виргилий пожал плечами.

– Может и так. А может и нет…

– Что же такое есть в этой Лив, – спросила тогда Джокаста, – что обрекает мужчин на такую муку? Стал бы ты ненавидеть Гримуса, если бы не Лив?

– Скорее всего нет, – отвечает Виргилий.

– Лив, – бросает Джокаста, словно сплевывает. – Ты должен забыть ее, Виргилий. Ее, Гримуса и Взлетающего Орла. Мыслями тебя нет здесь, а я не могу спать с зомби.

Виргилий усмехается.

– Ты очень терпеливая женщина, Джокаста, – замечает он. – Налей мне еще вина – в нем есть прощение и забытье. Я рад буду остаться с вами.

– Джокаста?

Мадам пошевелилась.

– Джокаста, послушай…

Виргилий напряженно сидит в постели и оглядывается по сторонам. В сумраке он видит свое отражение в большом зеркале, висящем против кровати на стене.

Джокаста приподнимается на локте.

– Ну что ты придумал на этот раз? – сквозь сон бормочет она. В прошлые ночи подобное повторялось регулярно; среди сна Виргилий вдруг вскидывался от непонятной тревоги. «Исцеление подсознания происходит дольше всего», – обычно извинялся он в таких случаях.

– Я только что вспомнил, – говорит он. – В ту ночь, когда я пришел в город. Разве ты забыла? Что-то странное случилось тогда…

– Господи! – охнула Джокаста. – Как я могла забыть. Провал…

– Точно. Что это такое было, черт возьми?

– Не знаю, – отвечает она. – Раньше такого не случалось.

Виргилий надолго замолкает и смотрит в окно, на темную массу горы Каф, вершина которой, как обычно, затянута тучами.

– Что затеял этот глупец теперь? – дрожащим от гнева голосом спрашивает наконец он.

– Возможно, он теряет свою власть, – тихо отвечает Джокаста.

– Это было похоже… – начинает Виргилий и замолкает.

– Это было похоже на то, что смерть на миг приоткрыла свой глаз, – говорит вместо него Джокаста.

Ни он, ни она так и не смогли уснуть в ту ночь.

– Знаешь, взбираясь на гору в последний раз, – говорит Виргилий, – я снова обрел свой дар. К сожалению, ненадолго. Потом я снова все потерял. Но я опять странствовал.

– Тебе нужно оставить эти занятия, – отвечает Джокаста. – Остальным повезло больше чем тебе; мы не подвержены болезни, вот что я хотела сказать.

– Как тот король, который регулярно принимал понемногу яд, чтобы никто не смог отравить его, – заключил с невеселой улыбкой Виргилий.

– Да, – ответила Джокаста, – именно так.

Виргилий откинулся на подушку.

– Одного ты никогда не сможешь понять, – говорит он. – В мире нет ничего, что могло бы сравниться со странствиями по измерениям. Ничего даже близкого.

– Забудь об этом, Виргилий, – отвечает Джокаста. – И иди ко мне.

Глава 38

Ирина Черкасова легким облачком кисеи выплыла навстречу Эльфриде Грибб и запечатлела на каждой ее щеке поцелуй.

– Ах, дорогая моя, – воскликнула она, – как тебе удается быть одновременно такой добродетельной и обворожительной? Воистину, ты поступаешь несправедливо – присваиваешь все достоинства. Оставляя нам только пороки.

Эльфрида краснеет:

– Ты льстишь мне, Ирина, и наговариваешь на меня. Ничего подобного – мистер Орел скоро поймет это и научится различать мои слабости.

– Мистер Орел, – томно приветствует Взлетающего Орла Ирина и протягивает ему длинную полупрозрачную руку. – Мы уже очень и очень наслышаны о вас. Эльфрида взяла вас под свою опеку – вам повезло, она настоящая святая.

– Если по внешности действительно не следует судить, – отвечает Взлетающий Орел, склоняясь для поцелуя над этой ручкой, – то, по-моему, с вами мне тоже повезло.

Ирина Черкасова весело смеется в ответ, но глаза ее, серые и таинственные, как замечает Эльфрида, продолжают внимательно изучать и ощупывать незнакомца, искрясь обещанием.

– Две святые, дорогая! – восклицает она, обращаясь к Эльфриде, – сразу две святые; иначе как сообщницами нас не назовешь.

Глаза Ирины продолжают дразнить Взлетающего Орла. Глазам этим известна их власть. Чело Эльфриды чуть заметно омрачается.

– Так пойдемте же, пойдемте! – восклицает Ирина и, схватив Эльфриду за руку, увлекает ее в салон . Игнатиус Грибб и Взлетающий Орел направляются следом. На ходу философ вполголоса говорит своему спутнику:

– Позволю себе дать вам совет, мистер Орел. Будьте осторожны.

Ирина и Эльфрида, обе бледные, обе снедаемые жгучим любопытством, обе похожие на статуэтки из тонкого фарфора, плывут впереди. Взлетающий Орел мысленно изумляется потрясающей быстроте смены впечатлений, полученных по прибытии в К.: от вопиющей грубости «Эльбы» до в равной степени вопиющих прелестей мира этих двух женщин; но еще более занимал его другой вопрос – так ли велико внутреннее, глубинное отличие, скрытое за столь разными фасадами этих противоположных миров?

Граф Александр Черкасов с виду был мужчиной видным и привлекательным. В каждом рукаве у него скрывалось по платку; один платок был уже мокрым насквозь, второй быстро нагонял товарища. Граф чрезвычайно часто и сильно вытирал лоб, эту великолепно вылепленную верхнюю часть черепа, придающую ее обладателю вид гениального мыслителя; эту иллюзия подкрепляли свободно разбросанные локоны светлых кудрей и слегка вывернутая верхняя губа. Но то была лишь иллюзия, ничего более; Александр Черкасов был слабым, пустым, вечно выставляющим себя на посмешище дураком, о чем его красавица жена преотлично знала. Используя этот факт в противоборстве с законным супругом, она не упускала случая уколоть и унизить его. Он никогда не находился, что ответить Ирине: искать было попросту негде. В момент появления четверки граф стоял у холодного камина в любимой позе скучающего аристократа, облокотившись на каминную доску. Справа от графа стоял низкий кофейный столик с графином вина и серебряной сигаретницей. В сигаретах не было ни крошки табаку; в табаке не нуждались, поскольку на полях вокруг К. обильно произрастала индийская конопля. Большую часть жизни Черкасов провел под лёгким кайфом, что значительно усугубило его от природы неподвижный, остановившийся взгляд. Наркотик не открыл в его разуме ни одной двери, служа лишь единственной цели – еще надежнее упрятать графа в темницу глупых анахронических поступков, из которых только и состояла его жизнь. Александр Черкасов все еще был в своем фамильном поместье в России.

Свою функцию в К. он сводил к необременительному приятному минимуму; в островном сообществе правонарушения были великой редкостью, из-за чего играть роль мэра Черкасову приходилось лишь время от времени, и к моменту появления в К. Взлетающего Орла он уже очень давно не вспоминал о предмете своего основного интереса. Граф спал, курил, бродил по саду или ел. Его жизнь состояла из считанного числа развлечений и немногих амбиций; по натуре граф был типичный павлин и всеми силами старался держаться с достоинством и выступать гордо и важно. Он совсем не возражал против обычных жизни и смерти; бессмертие он принял только по настоянию трепещущей перед уходящими годами Ирины, которой непременно нужен был спутник; как только знакомое им общество начало вымирать, Черкасовы перебрались на остров, показавшийся им довольно заманчивой альтернативой свету. Девушки мадам Джокасты удачно компенсировали графу вялую враждебность и сексуальное неприятие, которые он частенько вызывал у своей жены.

Граф поздоровался с Эльфридой и поцеловал ее в щеку, приветствовал Грибба насмешливым салютом и крепко встряхнул руку Взлетающему Орлу, не забыв переплести с ним по обычаю большие пальцы.

– Итак, Игнатиус, вы обзавелись протеже… и каким красавцем! Очевидно, мои котировки после этого несколько понизились.

– Но дух соперничества всегда был чужд вам, не правда ли, граф? – парировал Грибб.

– Наверное, вы правы, – отозвался Черкасов. – Да. Думаю, вы правы.

– И не вам, а мне следует чувствовать себя ущемленным, – продолжил Грибб. – Кто я? Гадкий утенок в собрании лебедей.

Черкасов рассмеялся и похлопал Грибба по голове .

– Вы стоите нас всех, Игнатиус, – весело ответил он.

Взлетающего Орла озадачили подобные взаимоотношения, тем более после того, как он заметил, что, прислушиваясь к разговору мужей, Ирина и Эльфрида то и дело машинально кивают и издают одобрительные восклицания. В манере держаться графа, в его учтивой речи и снисходительных действиях чувствовалась какая-то странная рассогласованность, словно он считал Грибба фигурой, определенно заслуживающей вознесения на пьедестал, – но только где-нибудь далеко, на другом краю света. Но вот Ирина с сияющим взором устремилась к Взлетающему Орлу, и тот сразу забыл о своих странных наблюдениях.

– Бокал вина, мистер Орел, – предложила графиня и в самом деле подала похожий на тюльпан бокал, но только после того, как согрела стекло в ладонях. – Вот, прошу, – проговорила она весело, – я согрела для вас вино.

– Что может быть лучше такого вместилища для вина, – отозвался Взлетающий Орел, чем снова заставил Эльфриду нахмуриться.

– Я голоден как волк, – объявил граф. – Не лучше ли будет отведать вино за едой?

Настал черед Ирины хмуриться – опалив супруга ненавидящим взглядом, она ответила ему с ласковой улыбкой:

– Конечно, дорогой. Прошу гостей ненадолго извинить меня – я должна удостовериться, все ли готово. – И, повернувшись к Взлетающему Орлу: – Последнее время мне приходится обходиться без прислуги. Простите нам эти маленькие неудобства.

Сказав это, Ирина вышла.

За столом разговор направлял граф. Взгляд его вечно блуждающих глаз на этот раз был больше отстраненным, чем пустым. Слова графа предназначались исключительно жене; остальные могли либо с легкостью исчезнуть из его гостиной, либо принять в свое общество новых гостей – Черкасов не замечал ничего. В продолжение всего монолога мужа Ирина сидела неподвижно, с крепко сжатыми губами, но ни разу не перебила его и ни разу не обратилась с каким-либо замечанием или тихой просьбой к гостям. Насколько понял Взлетающий Орел, таков был семейный ритуал Черкасовых.

– Хорошие времена минули, – вещал Черкасов. – Помнится, поутру сразу после бала кавалерия шла в бой. Мы чудесно проводили время – гонялись с казаками по степям за изменниками. А чего стоили петербургские салоны – остроумные мужчины, прекрасные женщины, никаких ограничений в вине и совокуплениях – золотой век, по-моему.

Граф рассмеялся: нервно, пронзительно.

– Александр, – наконец решилась подать голос Ирина; но в тоне ее слышалось скорее волнение, чем осуждение. Граф оставил жену без внимания.

– В совокуплениях, – с чувством повторил он. – Но обо всем этом пришлось забыть. Восстание ширилось, крики бунтовщиков становились все громче, все яростнее. Кем мы были – породистыми псами, чьи дни сочтены? Еще день и ночь, и вот палачи стучатся в ваши ворота.

Граф уже не сдерживался, говорил громко, ритмически, с увлеченностью.

– Они вешали нас, расстреливали, выпускали нам кишки; последний бокал вина, последняя папироса, последняя улыбка – большего нам не позволяли. Но одного они запретить не могли – нашей дружбы. Это осталось с нами навсегда. Стены этой комнаты хранят память о дружбе. Давайте выпьем за это.

Около круглого стола стояло восемь стульев. Слева от Взлетающего Орла сидела Ирина Черкасова. Стул справа пустовал. Далее располагался Игнатиус Грибб – островок между парой незанятых стульев: еще один знак его положения в социальном распределении, установленном графом, – Игнатиус был единственным, у кого не было соседа, чтобы перекинуться словцом. Дальше следовали сам граф и Эльфрида и, наконец, между Эльфридой и Ириной, последний свободный стул.

Прислушиваясь к элегии Черкасова, Взлетающий Орел пытался представить себе, кого сейчас граф видит перед собой, какими призраками и тенями заполняет свободные стулья и населяет гостиную; но вот Черкасов явственно вздрогнул, и его глаза немедленно изменились; по-прежнему неподвижный, взгляд его больше не был отстраненным. С застенчивой улыбкой граф оглядел присутствующих, и Ирина заметно успокоилась.

– Тост, – провозгласил граф. – Тост за удачный вечер и за нашу дружбу, которую не могут разрушить даже приливы и отливы истории.

Все пятеро поднялись и выпили стоя.

Усаживаясь на место, Взлетающий Орел вспомнил слова Виргилия Джонса, сказанные им о К.: Валгалла . Снова принявшись за еду, он почувствовал прикосновение чьей-то руки к своему бедру. Взглянув вниз, он увидел у себя на коленях записку. Осторожно развернув послание графини, он прочитал его:

...

НИ О ЧЕМ МЕНЯ ТЕПЕРЬ НЕ СПРАШИВАЙТЕ.

ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВЫХОДИТЕ ЗА МНОЮ В САД.

И.

Ирина и Эльфрида только-только предприняли отважную попытку затеять изящный застольный разговор, когда их надежды сгубили на корню ужасный стук, грохот и бряканье, раздавшиеся за стеной гостиной. Казалось, целая армия кастрюль, жестяных кружек, пустых консервных банок и прочих пустых и звонких объектов посыпалась на пол. Затем ужасный грохот постепенно стих, но его сменил тонкий высокий голос, затянувший молитву не молитву, песню не песню, а какой-то гимн, сопровождаемый ударами в дребезжащий металлический объект, вероятно сковороду. Неразборчивый гимн быстро сменился скандированием. СВО-БО-ДА! СВО-БО-ДА! СВО-БО-ДА! – выкрикивал визгливый голос.

– Это Мунши, – тихо проговорила Ирина и содрогнулась от отвращения.

– Бедная Ирина, какой ужас, – сочувственно заметила Эльфрида.

У Взлетающего Орла снова возникло ощущение, что он стал свидетелем некоего нежеланного вечернего ритуала, проводимого сегодня, и много раз прежде, и терпеливо и уверенно ожидаемого в будущем. Возможно, причиной возникновения такого ощущения было полное отсутствие удивления, что немедленно подтвердили слова графини:

– Мистер Мунши занимает крыло нашего дома, мистер Орел. Не довольствуясь постом городского квартирмейстера и сопряженной с этим постом властью насаждать свои чудаческие эгалитарные взгляды, он считает своим долгом портить нам вечера такими вот хулиганскими демонстрациями. Насколько я понимаю, его цель – довести до нашего сведения нашу принадлежность к классу угнетателей. Мы терпим его выходки: Мунши человек безвредный, даже забавный .

Граф Черкасов встал.

– Прошу простить, – спокойно проговорил он. – Мне нужно ненадолго вас покинуть – пойду посмотрю, в чем дело. Пожалуйста, продолжайте обед без меня.

– Обязательное второе действие не заставило себя ждать, – заметила минутой позже Ирина. – Александр выйдет к нему, и минут пять они будут шумно препираться. Иногда мне кажется, что перед тем как закатить скандал, Мунши для храбрости заглядывает в свой винный погребок. Демагог, черпающий отвагу в нарушении собственных принципов, – не усматриваете ли вы в этом некую поэтическую иронию? – Ирина мелодично рассмеялась.

– Но что он кричит? – спросил Взлетающий Орел.

– Без конца выкрикивает «СВОБОДА», – отвечает Ирина. – При данных обстоятельствах требование курьезное и совершенно безосновательное.

В дверях прозвучал пронзительный и проникающий повсюду глас Мунши.

– Свобода! – продолжал выкрикивать он. – Свобода да разорвет свои оковы!

– Добрый вечер, – произнес голос Александра Черкасова.

– Завтра грядет заря новой эры освобождения, – ответил ему Мунши. – Сегодня закат эры хозяев. И только по этой причине для меня сегодняшний вечер добрый.

– Не желаете бокал вина? – учтиво предложил Граф.

– Благодарю вас, – нормальным голосом ответил Мунши и тут же снова сорвался на крик: – Трудящиеся устали истекать кровью! Очень скоро угнетатели познают ужасную месть! Грядет новая эра, говорю вам! Эра разрушения старого мира!

Ирина шепнула Взлетающему Орлу:

– Эта эра близится вот уже несколько столетий, – и она продолжила, уже обращаясь ко всем, чуть громче, чем следовало: – Вчера я прочитала чудесный рассказ. Хотите, расскажу?

– О да, с удовольствием! – с таким же наигранным пылом отозвалась Эльфрида.

Ирина надула губки и, соединив кончики пальцев, сложила руки перед собой, изображая глубокую сосредоточенность.

– В действительности это очень серьезное произведение, – начала она. – Главное действующее лицо в нем – Ангел Смерти. Бог посылает Ангела Смерти на землю, чтобы тот собирал здесь души умерших; проходит совсем немного времени, и Ангел обнаруживает, что с ним творится ужаснейшая вещь – каждая проглоченная им душа немедленно становится его частью. Оказывается, каждое умершее существо привносит в Смерть что-то свое, и потому та все время меняется. Великий Ангел впадает в отчаяние, смятение его растет, он начинает сомневаться в собственной независимости, поскольку все эти люди продолжают существовать внутри него; и тогда он возвращается к Богу и просит освободить его от столь тяжкой обязанности. И как вы думаете, что Ангел узнает на небе? А вот что: Бог, тоже утомленный своими обязанностями, желает умереть. Бог просит Ангела Смерти поглотить его, и, разумеется, Ангел не может отказать своему повелителю. Смерть поглощает Бога, и Бог умирает; но и Ангелу это далось непросто – его сердце разорвалось от усилия. Так все кончилось – очень печальный финал, так как Смерть узнает, что умереть она все-таки не может, поскольку во всей вселенной нет никого, кто смог бы поглотить ее. Не кажется ли вам, что рассказ очень миленький и остроумный?

Помолчав, Игнатиус Грибб ответил:

– Дорогая Ирина, – проговорил он, – для такой прекрасной наружности у вас слишком мрачный разум.

Но на Эльфриду, кажется, пересказ произвел впечатление – она погрузилась в глубокую задумчивость. Взлетающий Орел, не устающий удивляться двум своим новым светлокожим и прекрасным знакомым, даже забыл о скандале, разгорающемся в соседней комнате.

– Мне не понравился рассказ, – вдруг подала голос Эльфрида. – Он слишком точный, в нем все на местах и нет недоговоренностей. Кроме того, мне вообще не нравятся рассказы. Литература должна быть медленной и протяженной, как жизнь, должна иметь размытые края, незавершенности и больше внимания уделять частностям, а не большим формам. Жизнь по преимуществу бессмысленна – потому мне всегда кажется, что рассказы, основанные на одном глубокомысленном главном элементе, – это лукавство и коварное искажение действительности. А от искажения правды жизни посредством литературы недалеко до преступления, поскольку тем самым писатель может исказить и чье-то понимание жизни. По мне, желание видеть знаменательный смысл или подтекст во всем окружающем, в любом поступке, в любом событии просто ужасно!

Эльфрида замолчала, слегка смущенная своей речью, которая по сути дела напрямую противоречила строгой определенности ее жизни.

– Дорогая, ты приняла этот рассказ слишком всерьез. В конце концов, это всего лишь писанина, чья-то выдумка. По моему мнению, все это крайне легковесно. Пустышка. А коли так, то почему нельзя, невинной забавы ради, придать чему-то полную законченность, симметричную завершенность? Дайте же хоть иногда форму бесформенному лику жизни. Что скажете, мистер Орел?

– Я не стал бы утверждать так уверенно, – ответил Взлетающий Орел. – Все зависит от того, верите ли вы в то, что все малые круги мира неким образом соединены между собой, или нет.

– Нет, нет, нет и еще раз нет, – подал голос Грибб. – Вы совсем не так все поняли. Суть вот в чем: понятие «смысл» всегда связано со словом «нести». Так же понимают и термины «серьезный» или «важный». Эльфрида, считающая литературу весьма важным предметом, желает видеть ее менее серьезной и без обязательного стремления доказать и донести «смысл» явлений. В то же самое время графиня, которая смотрит на всю эту литературу, «писанину», рассказы легко, ждет от них отточенности и завершенности, считая, что авторы должны ваять из единого «бесформенного» глиняного кома жизни, вкладывая в него смысл и серьезность понятия. Таким образом наши дамы, по собственному мнению, представляя две противоположные точки зрения, противоречат сами себе. Все дело в семантическом подходе, если вы уловили мою мысль. Если рассказ претендует на серьезность, он должен быть внятным и завершенным. В противном случае допустимо обратное. И наоборот.

Игнатиус замолчал. Взлетающий Орел потерял нить его рассуждений еще где-то в самом их начале и, как он подозревал, Ирина с Эльфридой тоже. Повернувшись, он обнаружил, что граф Черкасов и Мунши уже появились в дверях гостиной. Внешность Мунши поразила его – пронзительный кликушеский голос вовсе не вязался в нем с густой бородой и солидной осанкой.

– Мистер Мунши зашел засвидетельствовать свое почтение, – объявил Черкасов. – Он сейчас же уходит.

– Я действительно зашел сказать, что ухожу, – подхватил Мунши, – но совсем не для того, чтобы свидетельствовать свое почтение. В особенности вот ему . – Мунши мотнул головой в сторону Игнатиуса Грибба. – Самодовольный лицемер – вот кто он такой. Ваши идеи, мистер Грибб, связывают нас по рукам и ногам. Вы идеологический оплот тирании. А теперь я ухожу, – закончил он, повернулся на каблуках и действительно вышел вон.

–  Вот так , – весело заключила Ирина.

– О чем он говорил? – удивленно спросила Эльфрида. – Неужели он имел в виду, что опровергнутый Игнатиусом миф об острове Каф на самом деле правда?

– Я всегда знал, – подал голос Грибб, – что главный опиум для народа – это суеверия.

Взлетающий Орел продолжал рассматривать Ирину и Эльфриду. Черкасов принялся утирать лоб с еще энергичнее, чем обычно.

– Не обращайте внимания на его слова, – торопливо проговорил он. – У этого человека затуманен разум.

Грибб прав. Если только суеверия не основываются на фактах. Но даже отвергая суеверия, мы не освобождаем себя .

За стеной снова начали бить в гонг.

Ирина Черкасова встала.

– Если все уже закончили с обедом, – проговорила она, – то, думаю, вы извините нас, если мы вас покинем. Эльфрида?

Дамы удалились. Игнатиус, граф Черкасов и Взлетающий Орел перешли в соседнюю комнату, где у графа, очевидно, был устроен кабинет и спальня. Под сводами опустевшей гостиной по-прежнему разносились звон и грохот, производимые протестующим борцом за права угнетенных.

Взлетающий Орел был погружен в свои мысли – он думал о том, как бы половчее представить для обсуждения предмет своего основного интереса; присутствие Грибба позволяло завести разговор на эту тему почти непринужденно, тем более что, как он понял, граф предпочитал сводить свою деятельность в островном сообществе к роли скрепляющей печати.

– Я представляю себя историком острова Каф, – объяснил Орел. – Как вы понимаете, я очень долго жил без корней; и коль скоро я решил теперь пустить корни здесь, то для начала мне будет полезно как можно больше разузнать о городе. А также и о самом острове и о горе.

– Да, да, конечно, хорошая мысль, – отвечал граф.

– Кроме того, – продолжил Взлетающий Орел, – я хорошо работаю руками. Разбираюсь в механике и строительстве. За время своих странствий я много узнал. Буду рад предложить в К. свои услуги любому, кто решит построить дом или кому понадобится ремонт. Таким образом я смогу быстрее узнать людей.

– Очень хорошо, – отвечал Черкасов. – Замечательно.

После этого граф ненадолго удалился с Гриббом в дальний конец комнаты, где они о чем-то тихо переговорили. По поведению Грибба было заметно, что в таких вопросах к его мнению прислушиваются, хотя в остальном он стоял на социальной лестнице гораздо ниже русского аристократа.

– Мистер Орел, – объявил наконец граф, – я одобряю ваш выбор. Игнатиус считает, что ваши изыскания никому не причинят вреда, и я присоединяюсь к его мнению. Мистер Грибб весьма уважаемый в городе человек, он очень много для нас сделал, если вы еще не в курсе. Помог нам основать здесь… нормальное… управляемое сообщество. И все благодаря его проницательному уму, развеявшему немало мифов.

– Благодарю вас, – ответил Взлетающий Орел, – и мистера Грибба.

– Добро пожаловать в К., – объявил Александр Черкасов, выставляя для пожатия большой палец.

«Вот я и дома», – подумал Взлетающий Орел.

Они вернулись в гостиную, и к ним присоединились дамы. Эльфрида бросилась к мужу с вопросом. – Игнатиус, только что я спрашивала Ирину о странном случае прошлой ночью. Ты не просыпался, ничего не чувствовал? Так и проспал спокойно до утра?

– О чем это ты, дорогая? – с вежливым терпением в голосе поинтересовался Игнатиус.

– Ну как же… какое-то затмение, провал. Словно все куда-то исчезало, но тут же вернулось на место.

– Любопытно, – ответил Грибб.

– Миссис Грибб совершенно права, – подал голос Взлетающий Орел, – это напоминало провал во времени… и пространстве.

– Но послушайте, послушайте, послушайте, – заторопился Игнатиус, – подобное совершенно невозможно. Этому нет логического объяснения. Утверждая, будто прошлой ночью был момент, когда все перестало существовать, вы сами себе противоречите. Если все прекратило существование, следовательно не было и времени, поэтому говорить о моменте всеобщего несуществования нельзя, как нельзя говорить и о «коротком» периоде небытия.

– Но это действительно было, – упрямо настаивала на своем Эльфрида.

– Но, дорогая, – начал раздражаться Грибб, – как ты можешь, утверждая, что на секунду мир прекратил существование, говорить об этом как о событии? Если не было ничего , то и отсутствие всего просто не могло иметь место. Само понятие события связано с сутью существования; небытие не может существовать, таким образом, момента несуществования тоже быть не может.

Грибб мрачно замолчал, как будто удовлетворенный победой в споре. Взлетающий Орел решил не ввязываться в прения; Грибб был не из тех, с кем можно спорить и рассуждать с удовольствием. Эльфрида тоже сделала вид, что согласилась, хотя, очевидно, не была убеждена.

Бросив короткий, но многозначительный взгляд в сторону Взлетающего Орла, Ирина громко проговорила:

– Прошу всех простить меня; мне на несколько минут нужно выйти в сад; днем я оставила кое-что на траве и не хочу, чтобы оно теперь испортилось от росы.

Графиня вышла из гостиной. Через несколько минут Взлетающий Орел попросил графа показать ему дорогу в ванную. Граф исполнил его просьбу и оставил Взлетающего Орла одного. Тот с удовлетворением отметил, что окно ванной можно легко открыть и, выбравшись через него наружу, попасть в сад к Ирине, не привлекая ничьего внимания. Он повернулся и запер дверь на задвижку.

Взглянув в зеркало над умывальником, Взлетающий Орел сказал вслух своему отражению:

– Теперь, когда свои дела ты устроил, нужно скорее разыскать старого Виргилия и извиниться перед ним. Друзей забывать негоже.

Не успел он договорить, как случилось невозможное – в зеркале, за спиной у его отражения , начала отворяться дверь. И он и его отражение молча стояли и в ужасе смотрели друг на друга и на открывающуюся дверь .

«Но дверь заперта, я сам запер ее», – в отчаянии подумал он и обернулся.

Да, так и есть – дверь по-прежнему закрыта на задвижку. Уже в полной растерянности он снова повернулся к зеркалу. Там, позади его отраженного двойника, дверь все так же медленно и неуклонно открывалась. Кто-то вот-вот должен был войти в ванную.

Потом он услышал голос, полный горечи, но хорошо знакомый:

– Здравствуй, братишка.

Там, за зеркалом, в ванную вошла и остановилась у него за спиной сестра Птицепес. Взлетающий Орел почувствовал, как его пробил ледяной пот.

Призрак Птицепес сделал шаг по направлению к нему и повторил:

– Здравствуй, братишка.

Сказав это, призрак в зеркале вдруг повернулся, вышел за дверь и закрыл ее за собой. Все снова стало нормальным и разумным. Чтобы устоять на ногах, Взлетающему Орлу пришлось опереться плечом о полку.

Ирину Черкасову он заметил в дальнем конце сада, у сарая. У сарая совсем не было окон, а дверь была закрыта на большой висячий замок. Еще не вполне опомнившийсяя после происшествия в ванной, Взлетающий Орел на подкашивающихся ногах подошел к графине. Ее взгляд был отстраненным и задумчивым.

– Мистер Орел, – сказала она. – Я уже решила, что вы забыли о моей записке.

– Мне пришлось задержаться, – ответил он. – Извините меня, графиня.

– Ирина, – тихо проговорила она.

– Ирина, – поправился он.

– Мне нужно кое-что вам объяснить, – продолжала графиня. – Мой муж живет прошлым; хотя то же самое можно сказать о любом из нас. Вам не следует считать его сумасшедшим. Он вполне нормален. Как нормальна Эльфрида, несмотря на ее одержимость чистотой, благонравием и мужем. Как нормален и сам Грибб, несмотря на его периодические… словоизвержения. Едва поток слов иссякает, он приходит в себя.

Взлетающий Орел хотел возразить, но еще не мог собраться с мыслями.

– Я слышала, что в К. вы пришли вместе с Виргилием Джонсом, – торопливо продолжила Ирина. – Если вам нужен пример безумия, то большего безумца, чем Джонс, не найти. То же относится и к его бывшей жене, мадам Лив. Мы подкармливаем ее из сострадания к ее болезни. Но мы, остальные живущие здесь, вполне нормальны! – голос Ирины поднялся до крика.

– Я никогда и не думал иначе, – ответил Взлетающий Орел. – Наверняка на вашу долю выпало немало тяжелых испытаний – нелегко наладить нормальный быт в таких условиях.

– Я знала это! – в экзальтации воскликнула графиня. – Я знала, что вы тот человек, с которым можно говорить откровенно. Я хочу, чтобы вы были моим другом, мистер Орел.

– Просто Взлетающий Орел, – попросил он.

– Прекрасно, чудесно, – шептала она. – Ирина и Взлетающий Орел. Вот мы и подружились; теперь я могу открыть вам все. Дело в том, что мое прошлое не отпускает меня, затягивает на моей шее петлю все туже.

Графиня отперла замок и распахнула дверь сарая.

Когда глаза Взлетающего Орла привыкли к мраку, он различил внутри сарая двоих взрослых мужчин, за секунду до их появления, очевидно, сидевших за столом и шахматными пешками игравших в шашки. Одним был мистер Пэйдж – услышав скрип двери, он в тревоге вскочил на ноги и заслонял собой второго мужчину, своего партнера, до тех пор, пока не признал в одном из вошедших Ирину.

– Все в порядке, мистер Пэйдж, – проговорила графиня. – Вот, Взлетающий Орел, это мистер Пэйдж. Он посвящен в нашу тайну, помогает нам нести ее крест. Если я не ошибаюсь, то по-медицински это называется аллопатия: излечение болезни путем пробуждения различных наклонностей. Мистер Пэйдж, видите ли, любит настольные игры; он приходит сюда каждый день и играет с Алексеем в надежде что-то пробудить в его разуме. Но это тщетная надежда, я уверена. Мой сын живет здесь, в этом сарае; сарай нравится ему больше дома, во избежание неприятностей мы позволяем ему это. Так лучше всем – и ему, и нам.

Алексей Черкасов, на вид юноша лет шестнадцати-восемнадцати, смотрел на вошедших с радостной улыбкой идиота. Бесцельность движений его рук и ног и судороги лицевых мышц ясно говорили о том, что он нездоров.

– Он слабоумный, – в отчаянии выговорила Ирина. – Его разум остановился в развитии на уровне четырех лет. Надеюсь, теперь вы уже не удивляетесь тому, почему я так ненавижу глупые выходки мужа? Вот вам ответ – от глупца-мужа я зачала идиота-сына.

– Ма-ма, – отчетливо проговорил Алексей и, совершенно счастливый, принялся сосать большой палец.

Вслед за Ириной Взлетающий Орел вышел из сарая. Графиня заперла дверь, снова затворив свой семейный скелет в отведенном ему шкафу.

– В сарае есть еще одна дверь, на улицу, – объяснила она. – У мистера Пэйджа есть ключи от той двери. Он навещает Алексея, когда может.

Словно лишившись вдруг сил, графиня прислонилась спиной к стене сарая, но тут же вздрогнула и выпрямилась, крепко сжав зубы.

– Но это еще не все, Взлетающий Орел, мой новый друг, – снова заговорила она. – Вам придется выслушать кое-что еще, – впившись серыми глазами в лицо Орла, графиня глубоко вздохнула. – Дайте руку, – приказала она, и когда Взлетающий Орел нерешительно выполнил ее просьбу, приложила его ладонь к своему животу. – Скажите, что вы чувствуете? – требовательно спросила она.

– Ничего, – ответил он озадаченно. – Просто живот.

– Хорошо, – продолжила она. – Тогда потрогайте мою грудь.

Взлетающий Орел непонимающе потряс головой. Что с графиней – может, она пьяна? Или пытается соблазнить его?

– Потрогайте мою грудь, – снова настойчиво потребовала Ирина, схватила его руку и потянула вверх. Взлетающий Орел продолжал молча качать головой.

– Да, вы правы, это ни к чему, – согласилась тогда она. – Почему-то мне всегда казалось, что все видят это с первого же взгляда. Вот что я так настойчиво пыталась донести до вас, Взлетающий Орел: вскоре после того как я приняла эликсир, выяснилось, что я на третьем месяце беременности. Как вы знаете, эликсир прекращает развитие организма, всякий рост и изменения. И вот уже несколько веков подряд я ношу в себе ребенка. Я все время беременна, дорогой мой Орел. Можете вы понять, что я испытываю при этом? Что значит носить в себе еще одну жизнь, навечно обреченную существовать в утробе, если неизвестно, кто это, может быть, гений, а может быть, второй идиот, а может быть чудовище, отпечатанное во мне, как силуэты греческих любовников в пепле? Что значит для матери веками носить в себе ребенка, жить постоянно наполненной соками материнства? Можете вы это представить?

– Да, – ответил Взлетающий Орел. – Могу. Но ведь есть способы…

– Нет, вы не понимаете! – закричала она. – Это нельзя трогать! Это же жизнь. Невинная. Священная. Я считала жизнь священным даром и потому выпила эликсир. Никто не имеет права отбирать жизнь.

– Наверное, я ошиблась в вас, – продолжила она, задыхаясь. – Вы не тот, кем кажетесь. Ему следовало бы… – она внезапно оборвала фразу, резко объявила: – Нужно возвращаться в дом, – повернулась и ушла. Немного постояв в одиночестве, Взлетающий Орел возвратился в дом Черкасовых тем же путем, каким вышел оттуда – через окно ванной.

То, что Ирина хотела сказать, но не сказала, сильно обеспокоило его. Обеспокоила его и та легкость, с какой городская верхушка приняла его. После первоначальной враждебности «Зала Эльба» он не ожидал такого приема; но Черкасов и Игнатиус, очевидно, решили ускорить события, возможно, имея на то свои причины. Мысленно он пожал плечами – он принят, и, стало быть, волноваться не о чем. Со временем сомнения должны или разрешиться, или рассеяться. Все встанет на свои места, даже Птицепес…

Но стоило Взлетающему Орлу снова увидеть перед собой двух бледных граций, как все его тревоги ушли. Он сидел, потягивая вино К., борясь с дремой и прислушиваясь к ленивому разговору Черкасовой и Грибб, описывавших неторопливые, бесцельные, гипнотические круги по комнате. Белые ведьмы продолжали ткать свои неосязаемые чары, оплетать его шелковыми путами. Именно благодаря этим женщинам, вопреки теоретизации Грибба, вопреки Мунши и даже вопреки Виргилию Джонсу, город К. приобрел для него действительные реальные черты. Город принял его, что воплотилось в официальное заявление Черкасова, но физическое притяжение, первые узы, возникли в нем от близости этих двух женщин, кружащих подле него как мотыльки около свечи. Взгляд проплывающих мимо зеленых глаз смешивался со взглядом серых. Чистая Эльфрида, искушенная Ирина, усталый Орел. Чары, о которых никто из этих троих понятия не имел и существование которых станет понятно им только тогда, когда будет уже слишком поздно, облекали их тонкой паутиной. Белые колдуньи трудились, трудились неустанно…

– Я немного устала, – томно проговорила Эльфрида Грибб, – и теперь нам придется уйти. Такая жалость – чудесный вечер в самом разгаре.

Миссис Грибб взглянула на графиню почти с любовью, за которой крылось что-то противоположное любви; провожая Гриббов и Взлетающего Орла до двери, Ирина была сама забота.

Эльфриде показалось раздражающим то слишком затянувшееся рукопожатие, которое Ирина позволила себе с Взлетающим Орлом и выражение (благодарности? раскаяния?) в глазах графини – но она торопливо одернула себя.

Все это, конечно же, ее не касалось. Какая ей разница? Она любит мужа. Всем известно, что ее муж любит ее. Ни для кого не секрет, что брак Черкасовых только видимость, фасад, который и граф и графиня продолжают сохранять из обоюдной врожденной нелюбви к скандалам. Какое ей дело до того, что Ирина Черкасова думает о Взлетающем Орле или он о ней?

Однако всю дорогу домой Эльфрида пребывала в непривычно плохом настроении.

Что касается Взлетающего Орла, тот был озадачен результатами своего второго вечера в К. так же, как и результатами первого.

Маленькие насекомые, порождения ночи, мельтешат около их лиц. Завершилась очередная сцена.

Глава 39

Ослица Гриббов, вероятно, самая послушная и ласковая ослица из всех известных ослиц, неторопливо рысила вдоль Дороги Камня, неся на спине озабоченного Взлетающего Орла. Накануне большую часть дня он занимался изучением своего нового дома – его душа не переставала разрываться от противоречивых желаний разобраться в сути встретившихся ему рассогласованностей и аномалий и остаться, забыв о своих крамольных просьбах и намерениях, в кругу недавно приобретенных друзей. Насколько ему дали понять во время вчерашней беседы у графа, эти два его желания взаимно исключали друг друга. Принимая объяснения Виргилия Джонса по поводу случившегося с ним по пути к городу как истину, он тем самым исключал себя из общества К., в котором существование Гримуса и его Эффекта отрицалось; принимая же официальную доктрину Грибба, он был обязан отринуть как злое безумное наваждение не только услышанное от Виргилия, но и увиденное собственными глазами; отдаться одновременно обоим желаниям Взлетающий Орел не мог, как не мог пока выбрать для себя что-то одно. Его путешествие в мир собственного «я» оставалось непреложным, хотя и необъяснимым фактом. Чем могли быть порождены его видения? Возможно, наркотиком? Тогда как объяснить появление в зеркале ванной призрака сестры Птицепес? Неужели граф крепит свое вино чем-то наркотическим? Внутренняя борьба доводов и контрдоводов не прекращалась в нем ни на минуту, то затихая, то вспыхивая вновь; он чувствовал себя всеми отвергнутым, таким же глупым и покорным, как бредущая под его седлом ослица, чьему суженному шорами горизонту он начинал завидовать.

– Каким образом вам удалось опровергнуть миф о Гримусе? – спросил он Грибба.

– Ах, это, – таким было начало ответа. – Дело в том, что я слишком занятый человек, и времени на то, чтобы занимать себя мифами, у меня нет и никогда не было. Вам же я настоятельно советую тоже не забивать себе этим голову – посвящая себя только поисками источников происхождения мифов (поскольку из чего-то мифы, конечно, должны происходить), вы выбираете очень неблагодарную сферу деятельности.

– Тогда не могли бы вы рассказать мне, – как можно вежливее продолжил расспросы Взлетающий Орел, – каким образом вы и миссис Грибб (и, может быть, вам известно что-то в этом же роде о других горожанах?) оказались на острове Каф?

Грибб ответил:

– Иногда, мистер Орел, вы становитесь ужасно настойчивым… так вот, как я уже говорил вам, вещи вроде происхождения или страны прибытия здесь никакого значения не имеют. Никакого, вот так. Советую вам посвятить себя изучению нашего быта – это гораздо полезней. И оставьте вы, ради Бога, это свое непременное желание все узнать от начала до конца, эту свою одержимость вопросами зарождения и происхождения. Неужели взрослая особь представляет для вас меньший интерес, чем младенческая? Подумайте… А теперь – прошу меня простить: до обеда я должен успеть составить несколько клише.

Ослица неторопливо брела, поднимаясь по Дороге Камня в город.

Разговор с Гриббом не открыл Взлетающему Орлу ничего, только породил новые загадки.

В племени аксона деньги хождения не имели; но на родном плато Взлетающего Орла существовало сообщество с собственными традициями и устоями. Было удивительно видеть, что такой разношерстный набор обитателей К., абсолютно непохожих друг на друга, все-таки принимает единое городское устройство и делает это словно бы без особого труда. Каким образом такой задиристый и несговорчивый человек, как Фланн О\'Тулл, соглашается с тем, что в иерархии жителей К. он занимает положение практически равное остальным? Мэр города граф Черкасов находится на самой вершине общества, остальным членам которого, казалось, неведомы понятия о подобной лестнице, за исключением принятия положения самого графа. Никакого вознаграждения за труды; распределение продуктов, производимых фермерскими хозяйствами, производится скорее по потребностям, чем сообразно статусу или рангу… все это не укладывалось в голове. Обычный человек вряд ли мог на такое согласиться. Успев за день переговорить и с фермерами и с мясниками (и часто поражаясь до глубины души несоответствию их прошлого и теперешней профессии), Взлетающий Орел выяснил, что шлюхи мадам Джокасты работают бесплатно, а бывший следопыт и охотник Пекенпо служит теперь городским кузнецом. Горожане выполняли свою работу, а взамен могли пользоваться любыми услугами и получать в изобилии провизию из закромов господина Мунши, квартирмейстера. Фермы снабжали город едой, а в городе жили мастеровые, к которым шли со своими проблемами фермеры, и обмен между теми и другими происходил вне зависимости от частоты и характера взаимно оказываемых услуг. По сути дела это было воплощение утопической мечты; оставалось непонятным, каким образом подобный механизм работал. Черкасов продолжал пребывать в подкуренной аристократической неге, Грибб – заниматься своими интеллектуальными изысканиями. В плане общественного устройства К. представлял собой общество с четко разграниченными и свято соблюдаемыми обязанностями; в остальном каждый существовал сам по себе, редко в узком кругу единомышленников или соратников; общих традиционных сборных занятий, связывающих всех жителей, или празднеств, примечательных для сплоченных людских поселений, было совсем немного. К тому же в городе не совершали преступлений . Поразмыслив немного, Взлетающий Орел понял, что подобное устройство общества подобных людей может работать и существовать только при наличии единой, враждебной всем и вся могущественной силы, вселяющей во всех такой подавляющий страх, при котором социальные различия исчезали за всецело занимающими умы поисками путей выживания. Что снова заставляло вспомнить объяснение Виргилия Джонса: Гримус. Стоило только Взлетающему Орлу подумать об этом, как он снова услышал в глубинах сознания тихий вой или свист, который оставался там все время, никуда не деваясь. Болезнь Измерений полностью отсутствовала в К., что могло быть принято как сокрушительный аргумент против теории Виргилия; однако альтернативное объяснение было бы еще более веским. Защита от Эффекта путем Одержимости, «однобокости ума», превращения человека разумного в оцепенелого «Упрощенного Человека К.» – все это великолепно совпадало с объяснениями Виргилия. «Сосредоточьтесь на внешней форме вещей, на материальном процессе выживания, на своем „основном интересе“, – говорил ему Виргилий Джонс, – и измерения, внутренние и внешние, не в силах будут проникнуть в ваше сознание». Все отлично совпадало: причина, почему Грибб и остальные так упорно отказывались обсуждать происхождение мифа – заговорить об этом означало признать присутствие врага, доселе изгнанного из сознания. Вот почему в отношении Черкасова к Гриббу сквозило уважение, смешанное с желанием унизить: Грибб, оплот школы отвержения существования Гримуса, заслуживал уважительного к себе отношения; но коль скоро все в К. знали, что теории философа – не более чем удобное притворство, это уважение было только внешним; многие, скорее всего, презирали Грибба за его напыщенность. Взлетающий Орел задумался, что должна чувствовать в таком случае Эльфрида. Но та, скорее всего, ничего не замечала, умиленная мудростью мужа.

Эльфрида и Ирина: вот кто добавлял К. особый аромат и остроту. Город, в котором существовали две такие грации, невозможно отвергнуть. Он мог распрощаться с К. и продолжить свои поиски, но два дня – слишком короткий срок, чтобы что-то решить. Да, решать еще рано.

Он уже почти уговорил себя смириться и остаться, когда лицо сестры Птицепес всплыло перед его мысленным взором и отказалось оттуда уходить. Заставить себя превратиться в страуса оказалось нелегко даже в городе, населенном ими.

Послушная ослица остановилась перед крыльцом лавочки Мунши. По мнению Взлетающего Орла, Пэ Эс Мунши стоило расспросить хотя бы потому, что некоторые из выкриков ревнителя прав трудящихся были направлены против незыблемости официальной философии Грибба. Но пробыв совсем недолго в спартанской комнатке Мунши позади его лавочки, так сказать, в его убежище среди разлагающегося гнезда аристократов, Взлетающий Орел понял, что и здесь его надежды рухнули. По стенам убежища Мунши были развешаны пожелтевшие плакаты, призывающие к борьбе с разнообразными тираниями давно минувших дней. Крепко сжатый жилистый кулак всеобщей солидарности был основным сюжетом. От остальных горожан Мунши отличался только сутью своей одержимости. Он был Человеком Оппозиции. На этом фундаменте зиждилось шаткое сооружение, в котором он укрывался от обуревавшего К. безумия. Он выступал против, сам оставаясь покорной частью; и когда Взлетающий Орел вдруг поднял вопрос происхождения мифа – а с ним и Гримуса, – то в ответ получил только перечисление официальных доктрин и неподвижный каменный взгляд.

– Вы об этом – пф! – ответил Мунши. – Все это чушь! Я плевать хотел на Гримуса. У нас есть Черкасов, чтобы думать об этом, и есть этот крючкотвор-бумагомарака Грибб, которых угнетенные массы обязаны поддерживать, есть специально назначенная женщина по имени Лив, что, учитывая ее душевное состояние, синекура. Лив не сумасшедшая, но вместе с тем не обладает необходимыми способностями. Она лишь проформа. С этим трудно мириться, это вопиюще.

– Но вы продолжаете сотрудничать с режимом?

– Время еще не пришло, – отчеканил Мунши. – Ситуация созреет только тогда, когда политизация рабочих масс достигнет критической точки.

Железная непоколебимость Мунши выдавала его с головой. Изображая непримиримость, он отсиживался в полной безопасности за ее фасадом, поскольку ни один из своих лозунгов не трудился доводить до логического конца. Взлетающий Орел распрощался и в безрадостной растерянности покинул лавочку квартирмейстера.

Вторично Взлетающий Орел увидел свою сестру уже вечером. Появление Птицепес больше нельзя было объяснять галлюцинацией, игрой света и тени или обманом зрения. Это была она, его подруга и мать, сама Птицепес, большая как жизнь и безыскусная как прерия.

В К. все шло своим чередом; мистер Камень занимался подсчетами, вершина горы по-прежнему пряталась в облаках, над равниной висела туманная дымка. У Дома Взрастающего Сына Взлетающий Орел остановил ослицу и спешился. Он хотел повидаться с Виргилием. Привязав ослицу к дереву на обочине Дороги Камня, он двинулся в обход Дома к крыльцу. Свернув за угол, он наткнулся на женщину, лицо которой было скрыто тенью.

– Виргилий Джонс здесь? – спросил он.

Женщина сорвалась с места и бросилась к Дороге.

– Догони меня, братишка! – закричала она на бегу, оборачиваясь к нему. – Попробуй поймать меня!

Быстроногая как всегда, Птицепес стрелой понеслась по дороге к городу, мимо привязанной к дереву ослицы, мимо коленопреклоненного Камня. В первое мгновение застыв от неожиданности как вкопанный, Взлетающий Орел опомнился и бросился следом. Но ему уже было не угнаться – сестра скрылась за домами, напоследок выкрикнув: «В следующий раз, братишка! Может быть, тогда поймаешь!» Взлетающий Орел махнул рукой и прекратил погоню. Обернувшись, он услышал тревожный рев своей ослицы.

Причиной протестующих криков животного был Два-Раза, он же Энтони Сен-Клер Пьерфейт Хантер, содомирующий ее. Даже терпению самой покорной ослицы бывает предел.

Борясь с отвращением и тошнотой, Взлетающий Орел спросил Два-Раза:

– Вы не видели ее?

– Кого? – спокойно переспросил Хантер, не прерывая занятия. Ослица взревела пуще прежнего.

Из окна Дома показалась женская голова.

– Убирайтесь отсюда, хулиганы! – закричала женщина.

– Ради Бога, прекратите, – взмолился Взлетающий Орел, пытаясь оттащить Хантера от беспомощного привязанного к дереву четвероногого.

– Хорошо, – послушно согласился Хантер. – Сказать по правде, это было не так уж приятно.

– Тогда зачем вы…

– Я все пробую два раза, – заученно ответил Хантер, тщательно отряхивая костюм. – Прошлый раз эта скотина лягнула меня. Чуть не сломала мне ногу, черт ее дери. Хорошо хоть больше мне этого делать не придется.

Усилием воли Взлетающий Орел заставил себя забыть об этом безумии. Птицепес опять убежала от него; но самое главное, она показалась ему снова. Где она скрывается и куда уходит? Может быть, она смеется над ним? Впечатление было такое, словно она – или кто-то другой – не желали, чтобы он оставался в К., и пытались выманить его из города. Взлетающий Орел снова почувствовал, что его раздирают противоречия. Если это и впрямь знак, он продолжит поиски.

Хантер уже ушел, скорее всего направившись к едва различимому вдали в тумане «Залу Эльба». Взлетающий Орел погладил свою встревоженную и обиженную ослицу:

– Бедняга, – сказал он ей и забрался в седло.

На сегодняшний вечер происшествий достаточно; объясняться с Виргилием Джонсом у него больше не было ни сил, ни желания. Он чувствовал себя таким же содомированным обстоятельствами, как и его несчастный скакун.

В «Зале Эльба» Хантер говорил Пекенпо:

– В какой глуши мы живем! Если вдруг захочется чего-нибудь новенького, приходится насиловать ослиц. Стремление к выживанию сделало всех нас трусами.

– Ну и что? – отозвался Пекенпо.

– Я уже не рад этому, – ответил Хантер.

– Ну и что? – повторил Пекенпо.

– Одна-Дорога, – спросил тогда Хантер, – ты зачем вообще притащился на остров?

Пекенпо мрачно помолчал, обдумывая ответ.

– Я стараюсь пользоваться тем, что жив, – ответил он.

Глава 40

Качели. На качелях Эльфрида, Взлетающий Орел стоит позади, Ирина прислонилась плечом к стволу могучего дуба Гриббов, на толстом суку которого устроены качели. Эльфридин зонтик от солнца закрыт и прислонен к коре возле ног Ирины; в мягкой прохладной тени дерева в зонтике нет нужды. На губах Эльфриды застыла детская довольная улыбка; поддерживая компанию, Взлетающий Орел тоже улыбается; уголки губ Ирины приподняты, серые глаза затенены ресницами, она пребывает где-то между сном и явью. Качели раскачиваются широко и свободно, под стать широко раскинувшимся ветвям дуба. Даже в роскошном саду Черкасовых нет дерева, которое могло бы сравниться с этим великолепным дубом, во всем городе нет таких замечательных качелей. Туман сегодня рассеялся рано, солнце припекает, и воздух наполнен гудением торопливых тружениц-пчел. Вот пролетела бабочка, поблескивая крыльями в туманных лучах вертикального света, бьющего сквозь листву. День-элегия, вольный и сильный как полет качелей, свежий и чистый, как свежеиспеченный хлеб, нежный, как кружево или кожа бледной женщины, день, вполне соответствующий прелести чаровницы на качелях. Взлетающий Орел проснулся на рассвете бодрым и сразу широко раскрыл глаза – он чувствовал себя посвежевшим и хорошо отдохнувшим, отлично выспался и снов своих не помнил. Рассвет, предвестник великолепного дня, тоже был само очарование, прогнал прочь его тревоги и печали. В сиянии солнечного света, в обществе двух хорошеньких женщин и милых, невинных, но распаляющих забав – качелей – у кого угодно поднялось бы настроение. Взлетающий Орел чувствовал себя великолепно.

На качелях Эльфрида.

– Сильнее! – приказывает она.

Взлетающий Орел толкает сильнее, качели воспаряют на устрашающую высоту. Ирина, с закрытыми, как и зонтик, глазами под полупрозрачными веками украдкой следит за происходящим. Такие невинные показные забавы мало ее привлекают. Эльфрида Грибб, ее ближайшая соседка, служит ей постоянной спутницей; у нас совсем мало общего, думает Ирина, не считая, возможно, красоты обеих. Давно уже она не думала на такие темы, давно уже наигранно-детская манера Эльфриды так ее не раздражала. Но сегодня Эльфрида действует ей на нервы. Даже среди детей не найти такой чистоты, такой прочнейшей, точно броня, невинности, такого наглядного отсутствия всякой расчетливости в поступках, как у Эльфриды. Искусственное здесь искусно прикрывается искусственным, продолжала говорить с собой Ирина, и именно эта ловкость необыкновенно раздражает. Эльфрида смеется, спит, ест, гуляет – все как ребенок, а Ирина Черкасова не особенно любит детей. Закрыв глаза, она предоставила Эльфриде и Взлетающему Орлу возможность наслаждаться игрой.

Парящая между небом и землей Эльфрида возбуждала во Взлетающем Орле совсем другие мысли. Эльфрида, так же как и он, поднялась рано; до завтрака и неожиданного визита к Орлу графини они успели долго и хорошо поговорить. Вглядываясь в зеленые глаза миссис Грибб, Взлетающий Орел открыл, что во всем готов соглашаться с их хозяйкой, точно так же, как ранее готов был подчиняться воле обладательницы серых глаз. Слушая Эльфриду, он с радостью гнал от себя последние сомнения и угрызения прошлого вечера, все свои страхи, укрепляясь в убеждении, что в К. и только в К. его место. Можно было смело решиться провести с этими глазами вечность. Кроме того, в обществе Эльфриды он начинал испытывать все более сильную симпатию к Игнатиусу Гриббу. По словам Эльфриды, Грибб был любящим и понимающим супругом, и в словах этих невозможно было уловить хотя бы тень лицемерия или лжи. Потом зеленые глаза прикрывались ресницами, словно уверенность в чувствах к мужу на миг подвергалась переоценке… но после всякая тень сомнения исчезала, и глаза сверкали вновь. Даже нетерпимость Эльфриды к Дому мадам Джокасты не могла поколебать ее уверенности в мудрости и правильности суждений мужа; Взлетающий Орел с содроганием вспоминал свою жизнь на содержании и поддерживал неодобрение миссис Эльфриды с жаром человека, распрощавшегося с позорным прошлым. В обществе Эльфриды он прекращал думать о Виргилие Джонсе. Его совесть успокаивалась и переставала мучить его. Заключенный в нем опыт хамелеона и симбиотический талант, пробужденные к жизни взором Эльфриды, снова подмяли под себя его волю.

– Ирина! – зовет Эльфрида. – Идите сюда! Теперь ваша очередь!

– Нет, нет, – отвечает Ирина. – В следующий раз.

– Перестаньте. Ничего страшного, – поддерживает Эльфриду Взлетающий Орел. – Здесь нас никто не видит.

Ирина сдается. Она занимает на качелях место Эльфриды. Эльфрида усаживается под дубом на траву и принимается что-то напевать вполголоса.

Взлетающий Орел вдруг вспоминает, что с тех пор, как он последний раз был с женщиной, прошло ужасно много времени. Сразу после этого его мысли обращаются к спутницам: Ирине Черкасовой, ее безвольному мужу, идиоту сыну и нескончаемой беременности. К Эльфриде Грибб, которая, несмотря на свою подчеркнутую невинность (или благодаря ей?), бесконечно привлекательна; однако Ирина Черкасова демонстрирует свои красоту и очарование гораздо более свободно. Связь с ней представляется ему определенно вероятной. Но вторая-то лучше , говорит он себе и поражается своим мыслям. Поражается и сразу чувствует тревогу и начинает думать об осложнениях, которые – гость в доме мистера Грибба – может себе создать. Задумавшись, он безотчетно принимается раскачивать качели все сильнее.

– Мистер Орел, – мягко замечает Ирина, – пожалуйста, осторожней.

Мистер Орел , что это: дань приличиям или напоминание о том, что с откровенностью прошлого вечера покончено?

– Простите, – бормочет он.

Эльфрида сегодня тоже злится на соседку. И снова ловит себя – это чувство обиды и раздражения для нее непривычно; и, так же как Ирина, не может найти в себе сил и решимости взглянуть правде в глаза. Возможно, она просто запрещает себе думать на такие темы, точь-в-точь как ночью гнала от себя ревность мыслями о дорогом Игнатиусе. Она опять пытается представить себе супруга: вот он склоняется над своими книгами и записками, вот много часов неподвижно сидит в поле на камне и вдруг молниеносно вписывает короткую строчку в старую записную книжечку, одну из тех, которыми пользуется с незапамятных времен, заполняя в них все свободное место на чистых страницах, чтобы экономить бумагу. Эльфрида улыбается воображаемой картинке; потом образ мужа медленно исчезает, снова уступая место высокой, крепкой фигуре Взлетающего Орла. «Он, конечно же, прекрасен», – говорит она себе.

Ирина уже сошла с качелей.

– Теперь, мистер Орел, – непререкаемо заявляет она, – наша с Эльфридой очередь катать вас – ведь зрителей здесь нет, вы сами говорили!

– Да, да! – Эльфрида вскакивает с места и хлопает в ладоши. – Теперь ваша очередь, мистер Орел.

И вот он во власти двух бледных граций, трудящихся для него, взлетает в их руках вверх и опускается вниз, несется вперед и назад, рассекая прозрачнейший, чистейший воздух. Он в их власти, поскольку одержимость и страсть начинают постепенно овладевать и им, а объект его страсти не кто иной, как эти две бледные дамы.

Причин откладывать больше нет. Сегодня он должен повидаться с Виргилием. Он и так тянул слишком долго и теперь непременно повидается со старым могильщиком. Возможно, теперь, когда он начал приспосабливаться к образу жизни и Пути К., встречи с мистером Джонсом ему следует свести к минимуму, но тем не менее поблагодарить своего экс-проводника он обязан. Кроме того, он еще ничего не решил, и поиски еще, возможно, продолжатся… ведь столько вопросов осталось неразрешенными, а эта «страусиная» манера смотреть на мир совершенно ему не подходит.

– Мне нужно сходить в город, – говорит он.

– Я провожу вас до Дороги Камня, – отвечает Ирина. – Я все равно хотела прогуляться.

Они уходят, оставляя Эльфриду в крайне дурном расположении духа, снова злой на весь свет и на себя в том числе.

Когда дом Гриббов скрывается за поворотом дороги и деревья надежно укрывают их со всех сторон, Ирина Черкасова спрашивает:

– Мы по-прежнему друзья с вами, Взлетающий Орел?

– Да, – отвечает он. – Если вам угодно.

Тогда она кладет руку ему на затылок и крепко целует в губы.

– Тогда скрепим этим нашу дружбу, – говорит она, поворачивается и, даже не оглянувшись, уходит.

Он колеблется, он продолжает склоняться то к одному, то к другому – он разрывается между своими чувствами к Виргилию и к той новой жизни, олицетворение которой для него Эльфрида; теперь к этому прибавляются порожденные поцелуем колебания между Эльфридой и Ириной Черкасовой. «Мне следует сейчас же выбрать для себя что-нибудь, решить незамедлительно, иначе быть беде», – говорит он себе, направляясь к Дому Взрастающего Сына.

Глава 41

Белоснежные стены Дома Взрастающего Сына возносятся в солнечном свете прямо от булыжников дороги. На фоне дома неподвижно замерла фигура на осле. Подойдя ближе, Взлетающий Орел различает на неподвижной фигуре темный плащ с капюшоном, укрывающий ее с головы до ног; даже лицо закрыто прилаженной к капюшону черной густой вуалью. Взлетающий Орел вздрагивает от страха, снова вспоминая о призраке сестры Птицепес, ведь понять, кого он видит перед собой, мужчину или женщину, под плащом невозможно. Но вот неизвестный обращается к нему и он успокаивается, понимая, что с ним говорит женщина, чей голос, низкий и абсолютно бесстрастный, совершенно не похож на голос его сестры.

– Кто вы? – спрашивают его.

Взлетающий Орел представляется, потому что не видит причин не делать этого; скрывающая свое лицо женщина не считает нужным назвать в ответ свое имя. Поэтому свой вопрос он задает более холодным тоном:

– Вы из этого Дома?

– Да, некоторым образом, – отвечает голос; на этот раз Взлетающему Орлу чудится в ответе женщины удивление.

– Тогда, пожалуйста, скажите – Виргилий Джонс здесь?

Фигура медленно кивает укрытой капюшоном головой, продолжая рассматривать бордель, как и все время до этого.

– А где еще ему быть? – добавляет она спокойно.

– Спасибо, – быстро говорит Взлетающий Орел и идет к двери.

– Взлетающий Орел, – окликает фигура у него за спиной.

– Что? – спрашивает он, повернувшись в дверях; некоторое время женщина молчит.

– Ничего, – потом отвечает она. – Ничего, просто я привыкаю к вашему имени. Если вам удастся там повидаться с Виргилием, передайте ему от меня привет.

– От кого именно? – с любопытством спрашивает Взлетающий Орел.

Фигура на несколько мгновений снова погружается в задумчивое молчание, потом поднимает невидимую под плащом руку и указывает на гору.

– Я живу там, – говорит она.

На скальном выступе над городом виден черный дом, расположенный у границы облачного покрова. Черные стены дома мрачностью и непроницаемостью не уступают своей хозяйке.

– Думаю, мы с вами еще увидимся. И довольно скоро, – добавляет женщина и бьет пятками в бока своего осла. Животное начинает трусить по дороге.

– Но кто вы? – кричит ей вслед Взлетающий Орел.

Фигура на осле удаляется неспешной рысью.

– Миссис Виргилий Джонс! – отзывается Лив, и снова слышится невеселое горькое удивление в ее спокойном голосе.

Глава 42

Брючный ремень мистеру Виргилию Джонсу был теперь не нужен. Он больше не носил брюк.

Его бедра были обернуты полотенцем, на шее висело ожерелье-четки, голову прикрывал котелок. В правой руке он держал кувшин с вином. Левой захватывал изрядную долю ягодиц Камы Сутры. На коленях у него стояло блюдо с фруктами. Изо рта вытекала и сбегала через ямку чисто выбритого подбородка на грудь розовая винная дорожка. Он восседал на низкой кровати Камы; хозяйка кровати спокойно лежала рядом с ним; прямо перед ним привольно раскинулась мадам Джокаста. Виргилий Джонс был безбожно пьян.

Потеряв дар речи от подобной картины, Взлетающий Орел застыл в дверях комнаты Камы. Заметив его, Виргилий Джонс отнял руку от соблазнительной плоти мадемуазель Сутры, снял с головы котелок и шутливо отсалютовал им.

– А! – довольно воскликнул при этом он, – мой старый друг, мой дорогой молодой бычок, такой горячий, такой настойчивый. Взлетающий Орел, я рад вас видеть. Приветы вам, салюты, феличиты и добрые дни. Вот, выпейте вина. Снимите одежду. Отдохните. Что скажете обо мне? Как я устроился – роскошно? Чувствую себя на седьмом небе, замечательно, превосходно, блеск. Я – выздоравливающий джинн, а это мой скромный гарем. Маленькие прелести жизни.

Взлетающий Орел шагнул в комнату, помедлил немного, потом сделал еще шаг. Кама Сутра спрыгнула с кровати и подбежала к нему. Наступив правой ногой на его правую ступню, левой ногой она обвила талию Орла. Потом положила правую руку на его правое плечо, обняла левой рукой за шею, подняла к нему лицо и тихо заворковала.

Виргилий Джонс счастливо расхохотался, звонко хлопая себя свободной левой рукой по ляжке и сильно колыхая объемистым животом.

– Вы только посмотрите на нее, – довольно улыбаясь, воскликнул он. – Позиция «Взбирающаяся на гору»! Какая необычайная уместность, какая уместная необычность. Понимаете, понимаете, Взлетающий Орел? Вы «гора», а она «взбирающаяся на гору», с тем чтобы вымолить у вас поцелуй. Голубиная воркотня и все такое прочее туда же. Уникальная исключительная техника Камы Сутры.

– Кукукукуку, – говорит ему Кама Сутра.

Мадам Джокаста надула губки.

– Похоже, мои девушки ему не нравятся, – заметила она. – Может быть, послать за Гилом?

Кама Сутра отпустила Взлетающего Орла и неторопливо вернулась на ложе.

– О да, конечно, – отозвался Виргилий Джонс, заходясь от смеха пуще прежнего. Он отпил из кувшина, поперхнулся и закашлялся. Мелкие брызги вина полетели на простыни. Мадам Джокасте тоже досталось.

Мадам встала, прошла к двери и несколько раз дернула там за вышитую ленту звонка. Возвращаясь к Виргилию, она сухо заметила Взлетающему Орлу:

– Рада наконец повидаться с вами.

– Я пришел… извиниться… – нерешительно ответил Взлетающий Орел.

Мадам Джокаста прервала его:

– Перед кем, перед Виргилием? Ну что же, очень мило с вашей стороны.

Она ослепительно улыбнулась и, широко размахнувшись, влепила Взлетающему Орлу пощечину.

– Надеюсь, вы не удивлены? – спросила она и отвесила ему вторую пощечину, с другой стороны, причем улыбка ее не дрогнула при этом ни на миг. – Вот так-то лучше, – заключила она.

Позади Взлетающего Орла распахнулась дверь. В комнату вошел, наверное, самый красивый из виденных Взлетающим Орлом мужчина. Гил Приап неторопливо вступил в покои Камы, лениво поглаживая впечатляющий предмет своего ремесла. С такой же ленивой неспешностью предмет этот поднялся в направлении Взлетающего Орла, установившись под сносным углом.

– Этот? – спросил Приап мадам Джокасту, кивнув на Орла.

– Этот, – ответила мадам, усаживаясь на кровать рядом с Виргилием.

– Прямо здесь? – осведомился Приап, смерив Взлетающего Орла взглядом сверхопытного профессионала.

– Прямо здесь, – ответила Джокаста.

– Не хотите ли, чтобы я раздел вас? – спросил Гил Приап Взлетающего Орла. Судя по усталому тону, ожидаемым ответом было: «Нет».

– Чертов лентяй, – вспылила мадам. – Раздень его, говорю тебе. Он копуша только поначалу, – добавила она виновато, обращаясь к Взлетающему Орлу.

Взлетающий Орел отвел томные руки Гила Приапа и сосредоточенно, не обращая внимания на участников неожиданной сцены, заговорил с Виргилием Джонсом.

– Виргилий, – начал он голосом, подрагивающим от волнения, выдавая тем самым свою неуверенность и слабую надежду на успех, – мне очень жаль, что тогда в «Эльбе» так вышло. Я должен был вступиться за вас. Можно поговорить с вами наедине?

– Ах, голубчик! – немедленно воскликнула мадам Джокаста. – К чему такая щепетильность? Разве мы кусаемся? Разве мешаем? Какое право вы имеете просить мистера Джонса о чем бы то ни было?

Виргилий надул щеки и прыснул. Взлетающий Орел понял, что жалок донельзя, и поднявшийся в нем гнев смешался со стыдом и отвращением, лишив его всякого благоразумия.

– Что ж, прекрасно, – отозвался он, – я действительно не знаю, зачем пришел сюда. Что руководило мной – дружеские чувства, обязательства или – не могу не признать это – чувство вины? Я рассчитываю на вашу помощь… я хотел о многом вас расспросить, надеялся, что вы снова согласитесь стать моим проводником… Но теперь я понимаю, что надеялся напрасно. Печально видеть, что именно вы, Виргилий, нашли успокоение в таком… пали так низко. Не вы ли говорили мне, как важно иметь достоинство? «Человек живет, чтобы хоть как-то упорядочить своим существованием пустоту бессмысленности окружающей вселенной»… разве это не ваши слова? Неужели, говоря это, вы имели в виду это дно жизни, эту душевную импотенцию похоти? Неужели жалость к себе затмила в вас все остальное, высокое? Каким образом им удалось заставить вас забыть о том, ради чего вы покинули Долорес? Я хочу расспросить вас о многом, у меня десятки вопросов, но я ждал, когда вы будете к ним готовы. Как выяснилось, ждал слишком долго и упустил шанс докричаться до вас. Вы пали, а я уже не могу уйти из этого города. Вы не просто пали… вы мумифицированы, вас поместили в саркофаг и вместо пирамиды воздвигли над вами публичный дом. В котором…

– Заткнись, – со спокойной яростью приказала мадам Джокаста.

Взлетающий Орел, чьи отчаяние и вина наконец нашли выход, вздрогнул и замолчал, застыв посреди душной комнаты под злобным взором Гила Приапа и насмешливым Виргилия, которому Кама, ни на что не обращая внимания, продолжала самозабвенно целовать ноги. Мадам Джокаста дрожала от ярости, не сознавая, как эта ярость способствует укреплению мостика между двумя странниками.

– Вы, – продолжала мадам, кривясь, – законченный эгоист. Как только вы поняли, что мистер Джонс добрый и отзывчивый человек, готовый пойти навстречу любому, вы начали безжалостно использовать его всеми возможными способами. Вы вырвали у него услугу, словно живой зуб. Вам было наплевать на боль, которую он испытал при этом, наплевать на то, что он оставил ради вас, наплевать на то, что стало с ним потом. И вот теперь вы снова пришли к нему за помощью и советом. Вам снова нужен проводник, и вас не волнует, что мистер Джонс наконец-то нашел у нас покой и защиту. Какое право вы имеете требовать что-то от мистера Джонса? Он вам ничего не должен. Человек, отвечающий предательством на любовь, бесчестен. Виргилий нашел наконец свой дом; оставьте же его в покое.

– Но он должен мне объяснить, – тупо повторил Взлетающий Орел. – Он должен объяснить мне, что заставило его привести меня сюда.

– Но дорогой мой, – отозвался Виргилий Джонс, – не я, а вы привели меня.

– Но зачем? – воскликнул Взлетающий Орел. – Зачем?

– Мистер Орел уходит, – сказала Гилу Приапу мадам Джокаста. – Пожалуйста, Гил, покажи ему выход.

Со скоростью, которой от него никак нельзя было ожидать, Гил Приап заломил Взлетающему Орлу руку за спину.

– Нет, этого не нужно, – раздался глухой, прежний голос совершенно трезвого Виргилия Джонса, немолодого уже человека. – Оставьте его. Я отвечу на его вопросы.

– Николас Деггл был изгнан с острова Каф мной и Гримусом, – начал свой ответ Виргилий Джонс, – потому что в намерения этого человека входило уничтожение источника власти, находящегося в распоряжении Гримуса. В то время я разделял мнение Гримуса о том, что новое знание имеет невероятную ценность и что враждебная ему сила, которую олицетворял Деггл, должна быть нейтрализована. Теперь я так не думаю. Эффект набирает силу… и я не уверен, что Гримус способен контролировать его. Я хочу уничтожить источник Эффекта.

– Значит, вы использовали меня, – проговорил Взлетающий Орел, больше в пику мадам Джокасте.

– Если угодно, на это можно смотреть и так – да, я использовал вас. Бороться с Гримусом я больше не в состоянии. Но вы можете продолжить эту борьбу, так как подтвердили свою способность противостоять силе внутренних измерений. Я уверен, что у вас есть необходимая воля, силы и напор – вы же еще хотите найти свою сестру?

– Она с ним? – спросил Взлетающий Орел.

– Конечно, а где же? – устало удивился Виргилий. – Где еще ей быть?

– Я видел ее, – сказал Взлетающий Орел. – Здесь, в К.

– Ну вот и хорошо, – отозвался Виргилий Джонс, и его глаза на мгновение блеснули, а потом потухли вновь. – Хорошо – вы знаете теперь, что имела в виду бедная Долорес, когда говорила о Духе Каменной Розы.

– Что такое эта каменная роза? – спросил Взлетающий Орел. – И где найти Гримуса? Как я понял, он скрывается где-то на вершине горы?

– Теперь это значения не имеет, – ответил Виргилий Джонс. – И вы и я уже приняли свое решение. Наша общая дорога кончается здесь. Прощайте, мистер Орел.

Ступив в эту комнату, Взлетающий Орел пережил слишком многое, и гнев его был оправдан.

– Я рад, что не кончил так, как вы, – резко объявил он, – здесь, среди шлюх и безумия.

– Вы уверены? – вопросом отозвался Виргилий Джонс.

– Да, уверен, – проорал в ответ Взлетающий Орел. – За себя я ручаюсь, черт возьми. Ручаюсь так, как ни за что другое. Я вам не чета.

– Я с подозрением отношусь к чрезмерной уверенности, – заметил Виргилий. – Повышенная уверенность сужает горизонт. Сомневающийся видит дальше и глубже.

Взлетающий Орел покинул Дом без помощи Гила Приапа, представлявшегося ему гротескным кошмарным напоминанием о собственном прошлом… выполнив это в традиционной для К. манере. Он заставил себя не думать о прошлом, забыть о всякой вине и унижениях, отринув уколы совести, которые могли в нем пробудить слова и яростный обвиняющий взгляд мадам Джокасты. Виргилий был прав: решение принято.

Виргилий Джонс ему разонравился – решил он среди прочего.

Все это помогло ему сделать выбор, окончательный и бесповоротный.

По пути к выходу из Дома он встретил двух известных в К. лиц. Первой была темноволосая нагая красавица Мидия – внутри Дома Мидия предпочитала обходиться без одежды. При виде Взлетающего Орла девушка замерла как загипнотизированная и следила за ним глазами, пока он спускался по лестнице и шел к двери. Взлетающий Орел Мидию не заметил – взгляд его блуждал, а мыслями он был очень далеко. Мидия поднялась на второй этаж Дома и вошла в комнату к серьезным и опечаленным Джокасте и Каме и изрядно веселящемуся Виргилию. Гил Приап уже удалился, торопясь уединиться и подремать.

– Мистер Джонс, – спросила Мидия, – этот человек и есть ваш друг?

– Нет, – резко отозвалась мадам Джокаста.

– Да, – ответил Джонс, – он был мне другом.

– Расскажите мне о нем все, что знаете, прошу вас, – взмолилась Мидия.

Мадам Джокаста почувствовала, что ее ярость сменяется бессилием. Похоже, Взлетающий Орел встал между ней и ее фавориткой. Жизнь иногда бывает страшно несправедливой.

Вторым человеком, которого Взлетающий Орел встретил по дороге к выходу из Дома, был Фланн О\'Тулл, только что закончивший свою очередную сессию с Бум-Бум де Сад. Они столкнулись в дверях.

– Ого! – загрохотал О\'Тулл. – Так вот вы где. Наслышан о вашем оглушительном успехе у Черкасовых и Гриббов. Как насчет того, чтобы отпраздновать ваше прибытие с нами, простыми людьми? Так сказать, «с приездом»?

– Ведите, – ответил Взлетающий Орел.

Они вышли из Дома вместе; только после первого стакана в «Зале Эльба» Взлетающий Орел вспомнил, что забыл передать Виргилию привет от Лив.

Глава 43

– Известен ли вам хоть один гений, который не был бы так или иначе одержим? – торжественно спросил Игнатиус Грибб. – Одержимость есть путь самопознания. Причем единственный путь, мистер Орел, заметьте, единственный.

– Виргилий Джонс считает одержимость отображением внутренних страхов, – ответил Взлетающий Орел. Он был достаточно пьян, чтобы не заботиться о том, что говорит, а Гриббы достаточно тактичны, чтобы не замечать его опьянения; тем не менее в воцарившемся ненадолго за столом молчании взгляд Эльфриды стал тревожным.

– Виргилий Джонс – отребье, – объявил наконец Игнатиус Грибб. – Живое свидетельство идиотизма, который он именует своей теорией. Я рад, что вы с ним расстались, мистер Орел, искренне рад. Вам осталось только выкинуть из головы его бредни, и все будет в порядке.

– Виргилий Джонс считает, что сомнения предпочтительней уверенности, – пробормотал в ответ Взлетающий Орел.

Игнатиус Грибб глубоко вздохнул.

– Болезнь Гамлета, – заметил он. – Я имею в виду сомнения. Всем известно, до чего они довели Гамлета, – до могилы. Другой пример – старинная история о Фоме сомневающемся. Есть вещи, сомневаться в которых просто смешно. Вы согласны?

– Ик… – икнул Взлетающий Орел, у которого от выпитого ужасно кружилась голова, но Игнатиус Грибб уже ни на что не обращал внимания. Он увлекся.

– Необходимо только одно – четко различать границу между одержимостью в хорошем смысле – целеустремленностью – и фанатизмом. Фанатик не владеет собой, это одна из форм безумия. Фанатизм ведет прямой дорогой к тирании и безудержному кровопролитию. Целеустремленность-одержимость находит выход в созидании. Одержимость создает симфонии и великие художественные полотна. Пишет романы и сдвигает горы. Это лучший дар, ниспосланный богами человеческой расе. Какой толк от нашего с вами бессмертия, если мы не захотим воспользоваться им для исследования величайшей в мире движущей силы? Зачем тогда вообще нужен остров Каф, ответьте?

– Виргилий Джонс считает, что здесь все поставлено с ног на голову. Он говорит, что остров сам порождает необходимость… что в поле Эффекта выживает только одержимый разум.

– И этот самый миф, – подвел итог Игнатиус Грибб, – вы, с вашим основным интересом, собираетесь изучать.

В первый раз за время обеда Эльфрида Грибб решилась вставить слово.

– Взлетающий Орел (вы не возражаете, если я буду называть вас так, ведь мы теперь друзья?), – начала она, – мне кажется, что вы очень легко подпадаете под чужое влияние. Этот мистер Джонс сумел оказать на вас очень сильное воздействие. Прошу вас, забудьте его и его безумства… вам он больше не нужен.

В голосе миссис Эльфриды отчетливо звенело отчаяние.

– Уже забыл, – шепотом ответил Взлетающий Орел и, отключившись, упал лицом в суп.

Глава 44

– Эльфрида, – спросил Взлетающий Орел, – вы случайно не знаете мою сестру? Ее зовут Птицепес.

Глаза Эльфриды испуганно расширились; запинаясь, она пробормотала:

– Я… я… мне известно имя. Но я не знала, что она ваша сестра .

Взлетающий Орел кивнул. Постепенно взяв себя в руки и успокоившись, Эльфрида продолжила:

– Боюсь, что у меня плохие новости для вас. Ваша сестра умерла.

– Откуда вам это известно? – тихо спросил Взлетающий Орел тихим голосом.

– От Игнатиуса, он сказал, – ответила миссис Эльфрида. – Он сказал, что Птицепес… ваша сестра исчезла… что она, скорее всего, умерла. Мне очень жаль.

Она избегала встречаться с ним взглядом, высматривая что-то в шитье, которое лежало у нее на коленях.

– Приглашаю вас сегодня после полудня к себе на крокет, – сказала ему Ирина Черкасова.

– Я не умею играть в крокет, – ответил Взлетающий Орел.

– Неважно, я научу вас, – улыбнулась графиня. – Это вам полезно – обучаясь совершенно незнакомой игре, узнаешь о себе много нового. Например, о пределах своих возможностей.

– Не сомневаюсь, что Взлетающий Орел отлично осведомлен о своих возможностях, – резко вставила Эльфрида.

Ирина выгнула бровь.

– Я пошутила, – весело ответила она.

– С удовольствием поучусь у вас, – сказал ей Взлетающий Орел.

Эльфрида промолчала.

В течение следующих дней Взлетающий Орел большую часть времени проводил с Ириной или Эльфридой, вместе и по отдельности. Научные изыскания Грибба и безразличие и вялость Черкасова заставляли женщин искать общества друг друга; новый человек, мужчина, в их компании пришелся как нельзя более кстати; и та и другая замечательно оживлялись в присутствии Взлетающего Орла. Для себя Взлетающий Орел находил в обществе прелестниц К. тихое убежище, укрытие от мыслей и страхов, такое же, каким, например, был Дом Взрастающего Сына для Виргилия Джонса. Рядом с Ириной и Эльфридой он без колебаний и угрызений совести соглашался на роль страуса.

Кроме того, непоследнюю роль играл здесь и зов плоти. Отчетливо осознавая это, Взлетающий Орел немало размышлял на эту тему. Он знал, что как мужчина довольно привлекателен. Знал он и то, что неотразимым его назвать нельзя. И причины того, что он оказался во главе треугольника, где два других угла занимали женщины, вероятно, были совершенно иными, чем просто зов плоти. Скорее всего, по его мнению, это объяснялось связанным с ним духом новизны. Для Эльфриды и Ирины он был Незнакомцем, неизвестным, новым живым существом, которое так хотелось исследовать.

Что касается Ирины, то ее не оставляющее сомнений желание заполучить его было легко понять. Она ненавидела мужа, что было видно невооруженным глазом; появление Взлетающего Орла оказалось для нее возможностью выбраться из ловушки, способом выразить графу свое презрение, рассеять скуку утомительной многовековой моногамии. Простейший, классический случай усталой, несчастной жены, открывшей возможность новых ощущений.

Как показалось Взлетающему Орлу, в своем несчастье Ирина даже находила какое-то особого рода удовольствие, а ее двойная неудача, в материнстве и замужестве, давно уже стала эмоциональной опорой, почвой, на которой возрастали чувства и суждения, ненависть или симпатии. Позволив себе затеять с Ириной интрижку, он будет вынужден разделить с ней груз ее горя и несчастий. При этом Ирина была несомненной сиреной: существом, поглощающим мужчин без остатка. Однако, несмотря на всю свою сложность, она была женщиной красивой, манящей, а кроме того, определенно доступной и, как она сама дала понять, желающей близости с ним.

Однако на пути его готовности пуститься в романтическое приключение стояло не менее романтическое препятствие. Как известно, недосягаемый плод особенно сладок, и Эльфрида с ее столь частыми признаниями в любви к гномоподобному супругу, Эльфрида в этом плане была сладостна как никто. Он не был уверен относительно нее ни в чем, не знал даже, симпатичен ей или нет. Ни слова не было произнесено; свои надежды он основывал только на нескольких взглядах, на легком касании тел, на неуловимых паузах перед очередным признанием в любви к Игнатиусу, на едва приметном раздражении, звучащем в голосе миссис Грибб в присутствии открыто флиртующей Ирины. Хотя, конечно, все это могло быть просто плодом его распаленного воображения.

Но если в его догадках все-таки содержится доля истины, тогда на его плечи ложится двойная приятная ноша. Возможно, в действительности Эльфрида любит мужа совсем не так сильно, как хочет показать ему и, главное, себе самой. Но если так, в чем причина такой глубокой супружеской преданности? Может, это прочное, непоколебимое чувство, эта спокойная устойчивая страсть – еще один способ выражения одержимой манеры существования в К., его пути? И если он прав и она тоже хочет его, то чем это можно объяснить? Восстанием против Игнатиуса (параллель Ирине и Черкасову)? Взлетающий Орел покачал головой. Может быть, он недооценивает свою мужскую привлекательность?

Конечно, истинные причины беспокойства двух граций, связанные с его появлением, Взлетающему Орлу не были и не могли быть известны. Так что все его размышления и догадки содержали только часть истины.

Таинственная природа острова Каф в эти дни заявила о себе лишь однажды, но происшествие это счастливым образом разрешило неопределенность отношения Эльфриды к Взлетающему Орлу. Сестра Птицепес больше не давала о себе знать, и тихий вой или свист в глубине сознания Взлетающего Орла как будто бы стал утихать, порой исчезая совсем. Казалось, жизнь на острове входит в нормальную колею. Шли дни, Взлетающий Орел обвыкся и погружался в рутину. Впоследствии это время будет представляться ему длинным куском веревки, которую какой-то доброхот отматывал ему из темноты, – веревки достаточно длинной, чтобы повеситься на ней самому и повесить еще кого-нибудь.

Знаменательное событие на этот раз произошло следующим образом:

Игнатиус Грибб наслаждался послеобеденным сном и опять все пропустил. Эльфрида и Взлетающий Орел качались на качелях. Точнее говоря, они уже накачались вволю и сидели на траве под известным дубом, на котором были устроены качели. Еда и вино в желудках навевали дрему; но второй временной провал заставил их быстренько очнуться.

Мгновение провала было похоже на удар электрическим током. Ни одно живое существо не может быть изъято из действительности и затем возвращено в нее так, чтобы оно этого не заметило.

Время исчезло, а потом появилось вновь; Эльфрида глядела на Взлетающего Орла глазами испуганного ребенка. Ни слова не говоря, он обнял ее за плечи и держал так, пока она не перестала дрожать, пока вновь не поверила в то, что мир вокруг прочен и устойчив, что они живы и существуют.

Последовавший затем поцелуй был вполне естественным.

Внутри дома Гриббов Игнатиус продолжал спокойно храпеть на своем диванчике.

Глава 45

Позже, в Доме Взрастающего Сына.

– Мадам Джокаста, возможно, вам не следовало быть такой суровой с Взлетающим Орлом, – говорит хозяйке Дома Мидия. – Людям свойственно ошибаться. В критических ситуациях нередко бывает трудно выбрать правильное решение.

– Что ты о нем знаешь? – вопросом отвечает Мидии мадам Джокаста.

Мидия качает головой.

– Почти ничего, но я стараюсь видеть в людях лучшее, – говорит Мидия. – Сомнения лучше полной уверенности – ведь так говорит Виргилий.

– Взлетающий Орел больше не перетупит порог этого Дома, – отрезает Джокаста. – А тебе, Мидия, следует помнить о своей специализации – дорога в твою постель ему заказана.

– Да, мадам, – покорно отвечает Мидия и, помолчав немного, добавляет: – Ведь я люблю женщин.

– Вы чем-то опечалены? – спрашивает Виргилия Мидия. – Не стоит печалиться.

– Нет, моя дорогая, я весел, – задумчиво и грустно отвечает Виргилий Джонс.

– Простите, мне не нужно было спрашивать вас о нем, – виновато говорит Мидия.

– Не в том дело, – отвечает он.

Горф предупреждал его: он лишний здесь, его присутствие неуместно, даже вредно; история острова Каф должна идти дальше без его участия. Горф предупреждал; Взлетающий Орел выбрал для себя Путь К., стало быть, горф был прав.

– Нелегко бывает уходить на покой, – сказал он Мидии.

Глава 46

Он остался один, без проводников, без сестер, добывающих для него пищу, без ливий, отдающих приказы, без дегглов, направляющих и подсказывающих ему путь, без виргилиев, советчиков и добрых спутников. Ему предстояло выбрать – кто из двух? Или никто? Его выбор и их выбор был ставкой в игре. Теперь он должен сказать точно, чего хочет, а чего нет.

Белые ведьмы продолжали ткать свои чары, оплетая его шелковыми путами .

Возможно, лучше броситься наобум, чем без конца изводить себя этим выбором, вечно мучиться, снова и снова копаться в себе и спорить, спорить.

Вопреки своей воле Взлетающий Орел все больше привыкал вести себя в духе предложившего ему свое гостеприимство города.

Белые колдуньи трудятся неустанно

– Я знаю, я гость в его доме, – говорит он. – Это и ваш дом. Я знаю, что он был добр ко мне, и я многим ему обязан. Но именно вы привели меня сюда. Я не надеюсь на то, что вы полюбите меня; я сам не знаю, люблю ли вас. Но я знаю одно – я хочу вас. Я понимаю, что всем было бы легче, если бы я смог заставить себя забыть вас. Но я не могу.

Итак, дело сделано .

– Я люблю своего мужа, – отвечает Эльфрида голосом, дрожащим от волнения.

Ночь. Ирина Черкасова лежит в постели без сна и думает о провале времени. Над ее головой через паутину, протянутую между грубыми самодельными кистями балдахина на четырех кроватных шестах, ползет паук. На ветвях вязов за окнами висят невидимые летучие мыши.

Первый провал она проспала, но второй почувствовала отчетливо. Первое впечатление всегда самое сильное. Ирина закусила губу и ощутила соленый привкус крови во рту. Сегодня она не может спать одна, ей нужен кто-нибудь рядом, пусть даже Александр. Но как она пойдет к нему, она, гордая Ирина, как прокрадется в его комнату после стольких бесконечных ночей, проведенных отдельно, как попросит у него чуточку тепла и защиты, она, закрепившая за собой славу холодной равнодушной красавицы? Нет, это невозможно. Нет. Да. Нет. Да. Она может это сделать. Ирина выбирается из постели и набрасывает на плечи пеньюар.

Из комнаты мужа, в дверь которой она тихо и осторожно стучит, не доносится в ответ ни звука. Конечно, Александр крепко спит; он, наверно, уже забыл, как это делается, ничтожный дурак. Ирина открывает дверь.

В этот самый миг в Доме Взрастающего Сына Ли Кук Фук целует Александру Черкасову мочку уха.

Она могла догадаться и раньше, да что там, она отлично это знала; ее муж проводит ночи в публичном доме. После того как она изгнала его из своей постели, было бы наивно думать иначе. Ей было это удобно – лучше жить с согласным со всем недоумком, чем с отчаявшимся мужем, требующим положенного исполнения супружеского долга. Только вот эта ночь… как тяжело будет дожидаться утра в одиночестве. И надо же ему было отправиться к девкам именно сегодня, когда он так нужен ей, когда она наконец решилась унизиться перед ним, попроситься к нему в объятия. Обида особенно остра, если ее наносит, сам того не понимая, глупец. Ирина Черкасова возвращается в свою постель, уже остывшую, и, улегшись там, принимается поглаживать едва оформившееся существо внутри своего лона, раздумывая о мастурбации. Но потом перед ее внутренним взором возникает лицо Взлетающего Орла, и она категорически отвергает игру с собой. Она не станет помогать себе сама, гораздо приятней получить помощь от другого, нужно только подождать, совсем немного. Она принимает окончательное решение и спокойно засыпает.

После случайного первого поцелуя Эльфрида стала отвергать ухаживания Взлетающего Орла с такой страстной непреклонностью, что он потерял всякую надежду. Очень много времени и слов она потратила на то, чтобы объяснить ему, почему случившееся не должно повториться, почему они конечно же не должны заходить дальше, но ни разу ни словом, ни жестом даже не намекнула на то, что их поцелуй был ей неприятен.

– Все дело в Игнатиусе, – не уставала повторять она, что уже стало определенным знаком напоминания о великой любви к супругу, делающей любые предложения любых вздыхателей неприемлемыми.

Взлетающий Орел решил прибегнуть к последнему средству – увести миссис Эльфриду из супружеского гнезда, где ее, вероятно, сдерживало возможное появление мужа в любой момент.

Он начал сопровождать Эльфриду во время длительных прогулок по полям близ К.; после каждой прогулки миссис Грибб клялась ему, что это их совместное времяпрепровождение будет последним, но ни разу не сдержала обещания.

Во время первой прогулки они остановились возле колодца. У колодца ходил по кругу бык, приводя в действие с помощью зубчатой передачи насаженное на толстую ось колесо с ведрами, черпающими воду и выливающими ее в желоб, откуда влага текла орошать поля. Глядя на быка, Эльфрида заметила:

– Животные счастливей нас.

Взлетающий Орел подождал, что будет сказано дальше. Когда бык в очередной раз прошел мимо, Эльфрида погладила труженика по боку и продолжила:

– Они смертны.

– Вы несчастливы здесь, – сказал тогда ей Взлетающий Орел, уже понимая, что это правда.

– Нет, что вы, совсем нет, – торопливо отозвалась Эльфрида. – Я совершенно счастлива.

Она замолчала, впервые отчетливо ощутив пустоту и обман, заключенные в этих словах. Резко повернувшись, Эльфрида быстро пошла прочь от колодца.

– Я иду домой, – бросила она ему, пытаясь уверить себя, что возвращение к привычному быту вернет и привычное настроение.

Белые ведьмы продолжают ткать свои чары, оплетая его шелковыми путами. Белые колдуньи трудятся неустанно, кружа около него, как мотыльки возле свечи .

Площадку для крокета никак нельзя было принято назвать ровной, а шары за бесчисленные годы упражнений покрылись вмятинами, но это не мешало Ирине играть с сосредоточенностью истинного профессионала. Что касается Взлетающего Орла, то, не желая, несмотря ни на что, ударить лицом в грязь, он мог заставить себя сосредоточиться лишь с огромным трудом.

– А вы быстро все схватываете, – похвалила его Ирина. – Наверно, вы опытный игрок и просто надо мной смеетесь.

– С вами мне не сравниться никогда, – ответил он.

– Все дело в практике, и только.

Графиня подняла молоток на уровень глаз, рассчитывая дальний удар.

– И не думайте, – предостерег Взлетающий Орел. – Площадка слишком неровная.

Ирина молча ударила по шару.

– Я отлично знаю эту площадку – вот в чем дело, – говорит она. – Извините, я веду нечестную игру, не сказала вам об одном своем преимуществе – на этой площадке мне знаком каждый бугорок.

Своим ударом Ирина загнала шар Взлетающего Орла в кусты.

– Боже мой, – восклицает она, даже не пытаясь скрыть насмешку. – Похоже, вы проиграли, дорогой мой Орел. Шар вам оттуда не выгнать и за сто лет.

Взлетающий Орел покорно отправляется на поиски шара и забирается в дебри густого кустарника, окаймляющего дальний рубеж сада Черкасовых. Через минуту он слышит позади себя шорох и треск. Повернувшись, обнаруживает высвобождающуюся из платья Ирину.

– Платье может зацепиться за ветку и порваться, – объясняет графиня. – Лучше уж я сразу сниму его.

– Вы точно знаете, что делаете, Ирина? – спрашивает Взлетающий Орел.

– Помогаю вам отыскать ваши шары, – отвечает она. – Похоже, что без меня вы не управитесь.

Несмотря на недавние сомнения Взлетающего Орла, любовный акт с Ириной доставляет обоим несказанное удовольствие.

Норберту Пэйджу, как обычно играющему с Алексеем в шашки в сарае, на другом краю сада, почудился короткий крик. Но, выглянув за дверь, он не заметил ничего необычного.

Во время их второй совместной прогулки Эльфрида позволила Взлетающему Орлу взять себя за руку. В следующий раз она, страдалица, вытерпела его поцелуй. На другой день – под одурманивающий аккомпанемент пчелиного жужжания, – она позволила ему – и себе – еще один поцелуй. На этом их прогресс на несколько дней остановился, но Взлетающий Орел был настойчив, и вскоре Эльфрида уже разрешала ему ласкать себя, сначала сквозь одежду, а потом и под ней, трепеща от пробегающих по телу сладостных судорог желания.

Но когда и после этого она остановила его, Взлетающий Орел вспылил:

– Какой смысл останавливаться теперь? – воскликнул он. – Ты и так была ко мне очень несправедлива… так почему не получить от всего этого удовольствие, ответь?

– Ты верно сказал, – печально ответила она, – я очень несправедлива.

У Эльфриды и в мыслях не было мучить его – она была точно в таком же отчаянии, как и он. Но позволить себе последний шаг, совершить окончательное предательство она не могла. Что-то останавливало ее, что-то гораздо сильнее ее самой. Взлетающий Орел отказывался верить в то, что это могли быть моральные устои.

– Я люблю его , я люблю его , я люблю его , – твердила она сквозь стиснутые зубы.

– Нет, не любишь, – отвечал Взлетающий Орел. – Ты привыкла к нему. Тебе спокойно с ним. Но он никогда не нравился тебе. Ты не любишь его.

– Люблю, – рыдала она. – Я знаю, что люблю.

На его глазах к ней с поразительной скоростью возвращалось самообладание, и слезы на ее ресницах высыхали.

Качели, Эльфрида на качелях, Ирина следит за ней. Бывают мгновения, думает Взлетающий Орел, когда они становятся похожими на сестер-близнецов. Такие одинаковые, и такие разные.

Ирина Черкасова, презирающая большинство людей, презирает сейчас Эльфриду. Глупая, вечно хихикающая женщина. Тем временем Эльфрида Грибб обнаруживает себя в сетях гораздо более сильного чувства: ревности.

Они продолжают улыбаться друг другу сквозь свои вуали.

Сегодня вечером в ее доме большой бал, первый в этом году, но Ирина запрещает себе плакать. Внизу – музыка и элегантные кавалеры; наверху – лежит она, с сухими глазами и в лихорадке. Простудиться теперь, в тот самый день, в тот самый вечер, когда она наконец налилась соком и расцвела, когда закончилось детство, ее детство, детство девочки, которая в ожидании сегодняшнего вечера многие месяцы простаивала обнаженная перед зеркалом с книгой на голове, вобрав живот, развернув плечи и выпятив грудь. В этот год пришел конец подзатыльникам, насмешливым тихим замечаниям ничего не понимающих взрослых, терпеливому удивлению тому, с каким раздражением, с какой злостью она по команде матери в полночь отправлялась в свою комнату. В этом году она будет танцевать до рассвета и после рассвета и гулять у пруда под ивами с каким-нибудь влюбленным кавалером… она начинает думать о толстой, прыщавой Маше – та сейчас внизу, щеки горят румянцем триумфа, – о своей уродливой сестре, которая сегодня станет королевой бала, которая сейчас кружится в танце с утомленным кавалером, озадаченным отсутствием хорошенькой Ирины… и слезы гнева вновь наворачиваются на глаза.

– Можно войти?

Это Паташин. Григорий Паташин, ?minence grise в салоне ее матери. Высокий крупный мужчина, несущий на своих широких плечах, таких могучих, что меж ними едва остается место для шеи, вот уже шесть десятков беззаботно прожитых лет. Паташин, с бородавкой на кончике носа и голосом, напоминающим скрежет гравия. Паташин, чья дурная слава не утихает с годами.

– Входите.

– Ирина Николаевна, – говорит ей входящий, поправляя дурно пошитые брюки. – Без вас вечер совершенно никакой.

– Присядьте, Григорий, – говорит она, намеренно опуская «дядя», как называла его всю жизнь, и похлопывая рукой по одеялу рядом с собой. – Присядьте и расскажите мне, что там происходит. Что Маша, хороша ли она?

– Может ли Маша быть хороша? – отвечает Паташин, улыбаясь в бороду.

– Старый медведь, – смеется Ирина, – настоящий дамский угодник.

– А вы, Ирина, – говорит Паташин, мягко приподнимая ее подбородок кончиками пальцев, – слишком умны и уравновешенны, чтобы ожидать в жизни большой удачи. Я смотрю в ваши глаза и вижу там ум. Я смотрю на ваше тело и вижу в нем предчувствие. Вам нужно учиться лицемерию, учиться скрывать ум в глазах и приучать к разумным желаниям свое тело.

– Чтобы умереть старой девой, – снова со смехом добавляет Ирина. – Я такая, какая есть, и другой быть не могу.

– Да, это так, – задумчиво отвечает Паташин. Его рука не отпускает ее подбородок; он легко проводит пальцами по ее щеке. Ирина трется о ласкающую руку. Рука холодна.

– Никто ведь не хватится вас, – шепчет она. – Немного времени у вас есть.

Паташин усмехается.

– Не затем я пришел к вам, чтобы соблазнять вас, Ирина Николаевна, – говорит он. – Но если вам угодно мужчину, то извольте, я к вашим услугам. Если же нет… – Паташин пожимает плечами.

– Заприте дверь, – приказывает она.

Ей пришлось вытерпеть вид разоблачающегося немолодого мужчины, не самое привлекательное зрелище. Паташин бросает фрак и белье на стул и уверенно улыбаясь остается перед ней в своей могучей наготе, весь заросший седым волосом. Ирина закрывает глаза, отчаянно желая никогда не состариться.

– Надеюсь, вам не было больно? – спрашивает он ее, когда все кончено.

– Нет, – совершенно ровным и спокойным голосом отвечает она. – У верховой езды есть свои плюсы и преимущества.

– Мне нужно идти, – говорит Паташин, и она становится свидетельницей обратного его превращения в салонного льва. Поправив волосы и пригладив бороду, он поворачивается к ней.

– Быть изнасилованной собственным дядей. Хорошенькое начало!

Григорий Паташин идет к двери, бросая на ходу:

– Кто из нас изнасилован, хотел бы я знать?

После случая с Григорием Паташиным Ирина не только стала бояться уходящих лет; случай этот толкнул ее прямиком в руки юного, прекрасного и чудовищно глупого Александра Черкасова. Таким образом в беде, постигшей ее сына, Паташина винить было нельзя. Через некоторое время после знаменательного происшествия во время бала он сделал Ирине предложение, но она отказала ему и избрала его соперника, в чем, конечно, был виноват и Паташин. Давнишние отношения с уродливой сестрой Машей теперь были отчасти перенесены ею на Эльфриду. Несоответствие здесь было только одно: красота Эльфриды.

И вот еще о Григории Паташине. Он наградил ее страстью ко всему запретному: ведь все запретное напоминало ей о том вечере из ее юности…

Взлетающий Орел, конечно же, был запретным плодом…

Тогда она была Эльфридой Эдж. Дочуркой мистера Эджа. Милая Эльфрида, такая славная, хорошая девочка. Знаете, ее отец бросился с крыши своего дома. Она видела в окно, как он пролетел мимо, и сказала потом, что подумала, это обвалилась дымовая труба. Всегда такая уравновешенная, она легко перенесла смерть отца. Хорошо обеспечена, это уж конечно, просто купается в деньгах, ей досталась от родственников огромная ферма и всемирно известная коллекция марок. «Моя маленькая однопенсовочка» – так он ее звал, а она всегда была ужас какая бледная, белая как мел; так дурно говорить, но с деньгами можно скоро утешиться, верно? Такая милая девушка, всегда спокойная, маленькая мисс белоснежка, но без причины и прыщик не вскочит, а у нее глазки всегда были на мокром месте , как у десятилетней. Нет, мисс Эдж больше не живет здесь, уехала куда-то в чужие края, в заграницу стало быть, устраиваться там среди иноземцев, и это понятно, она по-прежнему мила и свежа, о ней здесь вы ни от кого слова плохого не услышите, такая душка. А ее мать – вот уж была взаправду веселая вдова. Когда Эльфридочка выросла, только и делала, что помогала пожилым да немощным, ходила за детками молодых распутниц, все только книжки читала, да шила, да готовила, но ведь молодые леди должны когда-то и погулять ?

Эльфрида Эдж под загородкой,

Сама с собою баловалась,

Или с проказником Реджи.

– Эй, Эльфрида, пойдем гулять в поле.

– Нет, спасибо, не думаю, что у меня выдастся свободная минутка.

– Пойдем, я покажу тебе моего петушка.

– Твой петушок меня совершенно не интересует.

– Спорим, ты в жизни ни одного петушка не видела.

– Нет, видела.

– Нет, не видела.

– Нет, видела.

– А вот мать твоя точно насмотрелась. И черные видела, и коричневые, и желтые, небось, и голубые, как у тех арабов, которые потом резались из-за нее.

– Оставь мою мать в покое.

– Если уж она такая любительница, то ты тоже должна быть не прочь.

– Реджи Смит, у тебя самый грязный язык в школе.

– А у тебя всегда самые чистые переднички.

… большой развратный мужчина с отростком в фут длиной он актер по крайней мере все время сидит с актерами в богемном кафе говорил, что изъездил все побережье и хорошо разбирается в этом деле с ней в постели и такой настойчивый говорит ей не узнаешь что потеряла пока не попробуешь сама и она отвечает да а почему бы и нет он говорит ну вот и чудесно киска и расстегивает пуговицы на дыре в штанах где его отросток прячется и вгоняет его в нее тоже сначала освободив в ней проход и наутро она просыпается сама не своя и все ее простыни мокры от пота…

Просто потому что мама занималась этим,

Я не хочу заниматься этим.

Просто потому что папа занимался этим,

Я не хочу заниматься этим.

(Э. Э. 16 лет)

Когда Игнатиус Грибб прислал письмо, в котором сообщил, что экзамен ею провален, она поняла: это конец. Если она не сможет попасть в этот колледж, то ей уже никогда не попасть ни в какой другой, и значит, на этом все. Ученая Эльфрида, тихоня Эльфрида, все, пришел конец твоему учению. Но вот что еще он написал ей в своем письме: «… если мой отказ огорчит вас, то смею надеяться, что утешу вас, признавшись, сколь милой и очаровательной я вас нахожу, и поскольку назначить вам стипендию я не в силах, то позволю себе предложить место секретаря на моей кафедре. Прошу серьезно об этом подумать».

Они были парой заблудших в мире не сбывшихся надежд. То, что они поженятся, было ясно с самого начала. Заполучив в женушки красавицу, по которой немедленно принялся сходить с ума весь студенческий городок, он перестал быть объектом вечных насмешек. Получив такого мужа, как он, она вполне могла считать себя умной – причин сомневаться в его мудрости у нее не было. Они отлично знали достоинства и недостатки друг друга и относились друг к другу бережно и уважительно, все насмешки, все злословие мира были им нипочем. Остров Каф стал для них местом счастливого отдохновения; здесь он нашел всеобщее уважение, а она могла спокойно лелеять свою любовь к нему. Игнатиус, имя для святого темного рыцарства, центр ее вселенной и любовь. Здесь любовь, вот в чем дело. Вот в чем.

Пески времени

текут к новому Истоку.

Ирина и Эльфрида, обе с незаживающими ранами юности, одна пытаясь сохранить юность, остаться в ней навсегда, другая цепляясь за воспоминания – иногда, крайне редко, позволяли себе безнравственные поступки. Такие похожие и такие разные. Настолько же похожие и разные, как плато аксона и К.

Он позволил себе прожить так несколько дней, позволил течению событий увлечь его, унесся в потоке бесконтрольных раскрепощенных эмоций, передал себя в их власть и прогнал прочь все мысли о Гримусе, сестре Птицепес и Виргилие. Жил днем настоящим…

Лови момент, живи настоящим – какое любопытное, какое емкое определение. Немного позже он вспомнит, что говорил ему об этом Виргилий: «В жизни любого человека всегда существует высший пик. Ради этого краткого мига высшего торжества мы в общем-то и живем».

Для Взлетающего Орла этот миг наступил в тот день, когда он занимался с Ириной Черкасовой любовью в седьмой раз.

Они впервые делали это в постели. Черкасов снова ушел в Дом Взрастающего Сына, и Ирина решила воспользоваться удобным случаем. Ее спальню освещала единственная свеча. Ирина как обычно была ненасытна, очень требовательна и абсолютно, монархически всевластна; Взлетающий Орел был как раз в подходящем настроении, чтобы исполнять все требования партнерши. Их ночь была яростной, переполненной жадным насилием, они напоминали двухголового зверя; в пылу этой схватки извивающихся тел Взлетающего Орла посетило видение.

В колышущемся свете свечи он вдруг увидел лицо, лицо Эльфриды, ее эльфийские черты; стоны Ирины стали стонами Эльфриды. На короткий, как вспышка молнии, миг обе женщины словно бы слились в одну, соединенные силой порыва его любовной страсти. Видение ушло, но ощущение осталось; по окончании любовного акта, в омытой желтым светом комнате Взлетающий Орел откинулся на спину и принялся смаковать необычное переживание.

Все было так: в неприкрытой похоти Ирины он искал утонченность и элегантность – да, и чистоту – Эльфриды, святость, которая придавала ей особое очарование, поднимая ее, может быть, даже выше графини; в то же самое время из оков самоограничения моралистки Эльфриды он всеми силами стремился к чувственной раскрепощенности Ирины. В них были его единство и борьба противоположностей: невинность Эльфриды и греховность Ирины, свобода Ирины и скованность Эльфриды. Их отношение к мужьям резко отличалось, они находились на различных полюсах теплоты. Их связывал только Взлетающий Орел. Как Эльфрида любит его, но не позволяет своей любви поглотить себя, так Ирина похотливо желает его и отдается своей похоти спокойно и легко. И в той, и в другой царит незавершенность; через его посредство достигается завершенность. Их лица, тела, даже души видны ему как на ладони и слиты в одно. Заниматься любовью с Ириной означает освобождаться от отчаяния и тщетности Эльфриды; прикосновение губами к щеке Эльфриды символизирует очищение от похоти Ирины. Эльфрина, Ирида, Эльфрида, Ирина.

Чудо наконец свершилось, процесс закончился, обоюдное превращение завершилось внутри его. Отдыхая в постели Ирины, он наслаждался чутким равновесием между любовью к невинности и похотливой тягой к плотскому опыту, между самоотверженностью и самопоглощенностью, – он стоял на вершине, с которой возможен был только один путь: вниз. Эльфрина Орел. Их треугольник больше не был тремя точками, он стал одной.

И через секунду это прошло навсегда, ушло в небытие, потому что в своей эйфории он позволил себе произнести имя.

– Эльфрина, – сказал он.

Рядом с ним напряглось тело Ирины Черкасовой.

– Убирайся! – крикнула она.

Взлетающий Орел уже вернулся с высот своего мысленного полета и вновь оказался в комнате, освещенной тусклым трепещущим сиянием одинокой свечи. Только что достигнутое совершенство осколками лежало у его ног.

– Убирайся! – повторила графиня.

Миг совершенства всегда содержит в себе зародыш собственной гибели.

Когда далеко за полночь Взлетающий Орел пробирался через комнаты дома Гриббов в свою спальню, в гостиной навстречу ему из кресла поднялась бледная, изнуренная долгим ожиданием Эльфрида. Горящая в гостиной единственная свеча показалась ему эхом свечи в той спальне, которую он только что покинул.

– Добрый вечер, Взлетающий Орел, – сказала Эльфрида.

Безмолвно склонив в ответ голову, он опустился на стул напротив нее.

– Ирина? – спросила она, уже уверенная в ответе.

– А чего ты ожидала? – ответил он, чувствуя, что этими словами окончательно оскверняет память своего видения.

– Крепче Игнатиуса, верно, во всем свете никто не спит, – горько сказала она. – Мы могли бы заняться любовью прямо здесь и сейчас.

– Но ты сама отвергала меня, – ответил он.

– Возьми меня! – воскликнула она. – Будь все проклято!

Но все повторилось – в его руках тело Эльфриды, желающей его безмерно, вдруг оцепенело.

– Прости, – прошептала она, – но, видно, плоть моя слаба.

– Или слишком сильна, – тихо отозвался Орел.

Граф Александр Черкасов, графиня Ирина Черкасова, Алексей Черкасов и Норберт Пэйдж пьют чай в салоне . Ирина часто обмахивается веером, хотя в комнате совсем не жарко.

– Ма-ма, – счастливо лепечет Алексей.

– Мама с тобой, Алексей, – отвечает Ирина, – мама всегда с тобой.

– Ирина, – говорит ей граф Черкасов, – ты очень сильная женщина.

– Да, – отвечает она. – Да, я знаю. Я знаю, когда нужно отказать себе. И в чем.

Скрытый смысл сказанного не доходит до мистера Пэйджа; он считает графа и графиню чудесной, счастливейшей парой.

– Это великий дар, – чуточку слишком поспешно прибавляет Ирина, чувствуя, что граф хочет перевести разговор на другую тему. – Великий дар. Знать, когда остановиться.

Одно слово, и возможность утеряна навсегда. Он мог вернуть Эльфриде покой и успокоить себя умиротворенностью ее души. Он мог предоставить Ирине общество, в котором она так нуждалась, забыв думать о том, откуда берутся ее прихоти. Эльфрина Орел, они могли парить в поднебесье вечность. Вместо этого они снова превратились в три разобщенных точки, их треугольник распался. Одно слово смогло изменить ход истории.

Ферма у дороги. Старый дом, но ухоженный и крепкий, длинная постройка с выбеленными стенами. Узнав этот дом, Взлетающий Орел вздрогнул от неожиданности: поднявшись на гору и еще не ступив на улицы К., он вошел в эти ворота и здесь встретился в окне с глазами на гранитном лице; здесь ему снова безжалостно напомнили о том, что он пария. Но теперь многое изменилось, он стал другим; он теперь часть этого места и ничем не отличается от хозяина дома, у него те же права. Ферма часть города, он тоже часть города, он часть фермы, ферма часть его. На сегодняшний день, по крайней мере, это так.

Он не один, с ним Эльфрида Грибб; сегодня они зашли особенно далеко, но ни он, ни она не заметили пройденного пути, они бредут рядом молча и каждый думает о своем. Увидев ферму, Взлетающий Орел рассказывает историю о каменном лице с глазами василиска.

– Мне показалось, что в памяти этого человека хранятся сотни тайн, но ни одну из них он ни за что не раскроет, – закончил он свой рассказ. Эльфрида тихо улыбнулась. Ее мысли были далеко.

– У всех, кого я повстречал потом в К., были такие же глаза, – говорит тогда Взлетающий Орел. – Все хранят тайны, берегут их для себя – или делают вид, что никаких тайн не существует. Здесь слишком о многом молчат. Слишком о многом.

Эльфрида отвечает, не поднимая на него глаз:

– Да. Ты прав. Так и есть.

– Рад, что мы взяли вас на борт, Взлетающий Орел, – говорит ему в тот же вечер Игнатиус Грибб. – С вами Эльфрида повеселела. К сожалению, в течение дня я не могу уделять ей достаточно внимания. До вас она целыми днями скучала, бедняжка. Так?

Эльфрида заставляет свои губы сложиться в улыбку.

Игнатиус Грибб с наигранной серьезностью наклоняется к Взлетающему Орлу.

– До тех пор, пока вы не появились, дружище, – говорит он, – моя жена не знала, чем без меня заняться.

– Но, Игнатиус, я не… – начинает Эльфрида, но Грибб жизнерадостно машет на нее рукой.

– Это кстати, только кстати, – заключает он, – поскольку я тоже не знал, чем заняться без нее.

– Счастливый брак – это замечательно, – выдавливает из себя Взлетающий Орел, чувствуя себя чудовищем.

Эльфрида Грибб встает и выходит из комнаты.

– Мне достаточно было одного взгляда, и я все поняла, – говорит мужу Ирина. – Он оказывает на бедную невинную Эльфриду очень дурное влияние. Тебе нужно было внимательно к нему присмотреться.

– Внешность обманчива, – пытается защищаться Александр Черкасов.

– Я уверена, между ними что-то есть, – продолжает Ирина. – Мне кажется, что тебе нужно переговорить с Игнатиусом.

– О чем же?

– Ты должен предупредить его, – отвечает она. – Намекнуть, что за его гостем нужен глаз да глаз.

– Но я не думаю…

– Если ты не скажешь ему, – обрывает мужа Ирина, – тогда я скажу сама.

– Хорошо, – встревоженно соглашается Александр Черкасов. – Но в таком случае, я начну с другого, дорогая. Я переговорю с Взлетающим Орлом. Спрошу его напрямик. Предупрежу и потребую взять себя в руки. Ну ты понимаешь…

– Ты глуп, глуп, глуп! – в гневе кричит Ирина Черкасова.

Cобытия, однако же, развиваются еще быстрее, опережая ее гнев.

Вот все и кончилось, говорит зеркалу Взлетающий Орел. Может быть мне и другим было больно, может быть, для кого-нибудь это было трагедией, может быть, еще ничего не закончилось и последуют какие-нибудь новые, неведомые черные ужасы, но это была вершина, наивысшая точка, чистейшая, миг света .

– Нет, – отвечает ему Эльфрида Грибб, – сегодня я гулять не пойду. Нет настроения. А вы идите. У меня тут есть одно дело. Взлетающий Орел выходит с террасы, где играет тихая музыка, оставляя там Эльфриду одну в ее любимом шезлонге.

Глава 47

Смерть пришла на остров Каф в мягких туфлях, без предупреждения, нежданная; это скорее было начало, а не конец. Смерть пришла как должное, словно была здесь все это время и вот теперь вдруг решила напомнить о себе; но ужас, который смерть породила, был потрясающим, не идущим ни в какое сравнение с манерой ее появления.

Вернувшись с прогулки, Взлетающий Орел обнаружил около дома Гриббов небольшую толпу горожан. Здесь были Норберт Пэйдж и Мунши. В дверях дома неподвижно стояла Ирина Черкасова, словно ее мумифицировали, едва она ступила на порог. Она машинально подалась в сторону, уступая ему дорогу. Он задавал вопросы, но никто не ответил ему.

На террасе в шезлонге сидел, обливаясь потом, граф Черкасов; граф поднял с пола макраме Эльфриды и теперь бессмысленно вертел его в руках.

– Что случилось? – спросил графа Взлетающий Орел.

– Мы услышали крик, – ответил граф. – Долгий, протяжный крик.

Взлетающий Орел обвел глазами пустую, тихую террасу.

– ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? – проорал он. – Где Эльфрида?

Черкасов кивнул в сторону кабинета.

– Долгий, протяжный крик, – повторил он.

Взлетающий Орел рванул дверь террасы и бросился по коридору к кабинету. В окутавшей дом тишине вой в глубине его сознания звучал особенно громко.

Ставни на окнах кабинета были закрыты, и свет проникал в обитель философа только через открытую Взлетающим Орлом дверь. Был там письменный стол Игнатиуса Грибба, заваленный бумагами и папками, перьями и пузырьками с самодельными чернилами. Были книги, разбросанные по комнате, лежащие стопками на стульях, полках, подоконнике и даже на полу. Сравнительно с аккуратностью, царящей в остальном доме, беспорядок в кабинете Грибба казался вопиющим.

Диванчик философа располагался прямо перед окном. Во мраке на узком ложе можно было разглядеть маленькую тень, неподвижную, мертвую. Другая тень замерла перед диванчиком, еще живая, но тоже неподвижная, сливающаяся с темнотой. На письменном столе, на ближайшем к диванчику его углу, стояла одинокая погасшая свеча.

Маленькое тельце на диванчике было печальными, скрюченными останками Игнатиуса Квазимодо Грибба, некогда профессора философии, человека с убеждениями и мудрого.

Над ним стояла его бывшая жена, теперь новоиспеченная вдова, Эльфрида Грибб, которая в бытность свою Эльфридой Эдж приняла падающего с крыши отца за дымовую трубу.

– Это я убила его, – сказала она. – Это моя вина.

Фрида Грибб,

Фрида Грибб,

Пришила своего муженька,

Это без балды.

Взлетающий Орел прикрыл за собой дверь. В кабинете стало темно, хоть глаз выколи; он осторожно двинулся по направлению к диванчику. Когда его глаза привыкли к мраку, он заметил на веках Игнатиуса две тяжелые монеты.

– У него были открыты глаза, – объяснила Эльфрида. – И я их ему закрыла.

– Посмотри на меня, – попросил он. Но она не подняла головы. – Эльфрида! – громко позвал он, и тогда голова ее медленно поднялась.

– Еще одной тайной меньше, – сказала она. – Я люблю тебя.

Взлетающий Орел смотрел на тело Игнатиуса Грибба. На философе были чистейшая шелковая рубашка и жилет, домашняя куртка, довольно забавные из-за своего размера старенькие полотняные брючки и пара матерчатых шлепанцев. Рот Игнатиуса был чуть приоткрыт, а губы выпячены, отчего он немного походил на рыбу.

– Смерть никому не прибавляет достоинства, – сказала Эльфрида. – Он лишился не только жизни…

– На теле нет ран, – заметил Взлетающий Орел. – Нет никаких отметин.

– Тело ни при чем, – ответила Эльфрида. – Я убила его изнутри головы. Я закрыла ему глаза. Сначала открыла, а потом закрыла.

Она больше не могла сдерживаться; внутреннее напряжение достигло предела, оцепенение первого потрясения прошло; слезы хлынули из ее глаз. Эльфрида вцепилась в рукав Взлетающего Орла.

– Я люблю тебя, – повторяла она сквозь рыдания. – Люблю тебя. Люблю тебя. Люблю тебя. Люблю тебя.

– И ты сказала ему, да? – спросил Взлетающий Орел, наконец понявший ужасную правду.

– Да, – слабым шепотом ответила она. – Я убила его.

После этого догадаться о том, что случилось, стало совсем несложно. Эльфрида, сходя с ума от ревности, наконец позволила чувствам, с которыми она так долго и, нужно признаться, успешно боролась, овладеть собой. Но будучи Эльфридой, она и этот заключительный, последний шаг целиком посвятила мужу, Игнатиусу. Спровадив Взлетающего Орла, чтобы тот не смог помешать ей, на прогулку, она явилась к мужу – тот как раз собирался отдохнуть – и во всем ему призналась, в заключение торжественно объявив, что больше его не любит. Как сказал бы Виргилий Джонс, Эльфрида перенесла свою одержимость с мужа на Взлетающего Орла. Так что на вопрос о том, кто виновен в смерти мистера Грибба, нельзя было дать однозначный ответ. Известие сразило Игнатиуса как удар молнии. Нечто подобное могло убить его даже в относительно безопасном месте, где-нибудь за пределами острова. Они с Эльфридой, обороняясь от враждебности мира, существовали только благодаря взаимной поддержке и зависимости, своей подчеркнутой семейственностью напоминая супружескую пару, для пущей безопасности лежащую в постели спиной друг к другу. Главной основой горделивой самоуверенности Игнатиуса, без сомнения, была любовь Эльфриды. Известно, какой чудесной опорой для мужчины с физическим недостатком, будь то рост или что-то другое, может стать любовь прекрасной женщины. Он черпал в любви Эльфриды силу и решимость, придающие твердость не только его теориям и идеям, но и всей его личности. И вот теперь она, защита его рассудка, его несокрушимая опора, его убедительно-превосходная пара, вдруг бросила его. Случается, мужчины кончают с собой и из-за меньших неприятностей.

К несчастью, вокруг простирался остров Каф; в поле действия Эффекта Гримуса прибегать к самоубийству было вовсе необязательно. Взлетающий Орел почти видел, как в украшенной ныне парой монет черепной коробке Грибба варились его мозги. Поскольку своим признанием Эльфрида не просто расстроила Игнатиуса. Слова ее без труда преодолели бессознательный, созданный самовнушением предохранительный механизм, как нож сквозь масло, прошли сквозь мысленный барьер, созданный Игнатиусом в своей голове и в головах всех без исключения жителей К. и его окрестностей. Измена Эльфриды выбила краеугольный камень из выстроенного им внутри своего «я» искусственного купола защиты личности; в то же мгновение в его сознании начался немедленный обвал, и Болезнь Измерений коршуном бросилась сквозь образовавшуюся брешь на его беззащитный разум.

Что Игнатиус чувствовал в тот миг, задавал себе вопрос Взлетающий Орел, в ту секунду, когда внутреннее многообразие вонзило свои когти в него, слабого и неподготовленного, неспособного с исчезновением оборонительной стены взять происходящее под свой контроль? Как это – оказаться во власти сил, отрицание существования которых Грибб сделал своей главной функцией в городе, и быть уничтоженным ими? Да, воистину, смерть бесчестит.

А что теперь будет с К., целиком основанным на теории Грибба, на его защитной технике Основного Интереса и полной поглощенности настоящим? Своей смертью Игнатиус доказал, что вокруг существует Нечто, чьи незримые силы давят на них, силы, способные уничтожать своих жалких противников с потрясающей скоростью. Смогут они перед лицом смерти и дальше держать свой разум закрытым? Жди новых смертей, подумал Взлетающий Орел и вздрогнул.

Чувство вины опустилось на него подобно черному облаку, скрыв под собой белоснежное волшебное покрывало, сотканное Эльфридой и Ириной. Он низверг себя в грязь так быстро, мощно и грубо, как не сумел бы никакой О\'Тулл. Он, который с такой охотой ступил на путь К., теша себя иллюзией вечности и неизменности, и предал свою цель ради дома и тройственной любви. Он оскорбил изменой человека, который открыл ему истинную природу острова и помог одержать победу в борьбе с этой природой. Стоили ли социальная устроенность и общество двух прекрасных женщин того вреда, который он причинил? Конечно же нет; но даже это он не смог уберечь. Отвергнутый Ириной, он остался с изменившейся Эльфридой на руках, и его будущее по-прежнему было темно. Более того, теперь его жизнь наверняка под угрозой. Взлетающий Орел пожал плечами. Он снова сеет зло и погибель среди окружающих, эта его способность достигла нового, невиданного размаха, так стоит ли теперь так дрожать за собственную жизнь? Эгоист, назвала его Джокаста. Именно так – одно ее слово вместило все его существо.

– Я буду тебе хорошей женой, – сказала Эльфрида. – Обещаю. Я буду тебе верной женой во веки веков. Будь и ты мне мужем.

– Эльфрида… – беспомощно пробормотал он, но голос его затих; он просто не мог придумать, что ей сказать.

– Я люблю тебя, – повторила она. – Мне никто больше не нужен. А тебе тоже не нужен никто?

В комнату упала узкая полоса света. В дверях стоял граф Александр Черкасов. Его губы были искривлены в гримасе отвращения, глаза были глазами глубоко потрясенного человека.

– Это не убийство, – сказал ему Взлетающий Орел. – Она не убивала его. Он умер своей смертью.

– Понимаю, – ответил Черкасов, повернулся и вышел из дома.

Эльфрида Грибб вцепилась в руку Взлетающего Орла с такой отчаянной силой, словно от этого зависела ее жизнь. По сути дела, так оно и было.

Взлетающий Орел обнял ее, и они долго стояли так, обнявшись, над трупом Пути К.

Глава 48

Четыре могилы, пустые, готовые принять будущих вечных стражей подступов к опушке леса, свежие раны в груди Валгаллы, в том самом месте, где Виргилий и Взлетающий Орел когда-то стояли и смотрели на огни города – не сосчитать сколько дней назад. Утро было тихим, по равнине стелилась легкая дымка, вершина горы по ту сторону перевернутой облачной равнины оставалась недоступной взгляду. Беспрерывно облизывая губы, Виргилий, измученный и мокрый от пота, с подгибающимися от усталости ногами, горящими глазами следил за приближающейся со стороны города процессией. Он собирал остатки сил – вскоре ему предстояло завершить работу, вернуть земле взятое у нее. Кучи земли, темной и сырой, высились почетным караулом по бокам каждой могилы.

Femme fatale . Если колпак тебе впору, надень его. Один за другим они падали вокруг меня; мертвецы окружали меня, скрывая в себе нерожденную жизнь. Несчастный, глупый граф был сражен безжалостным ударом прямо в его расслабленное сознание. Он умер у меня на глазах, ступив лишь несколько шагов за порог дома смерти, ушел тихо, в одиночестве, без единого слова, упал на траву своего сада, я стояла позади, а он был впереди и так и упал, ничком. Алексей засмеялся, несчастный идиот, сын, он смеялся над сраженным внезапным открытием отцом, пешкой, упавшей под перстом равнодушной судьбы, а не убежал в дом, не забился там в угол, чтобы сидеть, тихо дрожа. Несчастный анахронизм аристократии, он находил утешение в объятиях шлюх, но только не в моих объятиях, и теперь, когда я хочу приласкать его, слишком поздно. Сидеть, смотреть в пространство и курить – вот все его занятия, словно травяной дымок мог отогнать от него смерть. Когда-то галантный кавалер, он позволял себе ущипнуть задик маленькой Софи Лермонтовой; герой балов и войн, но потом все ушло, прошлое пропало во мраке, и ужасы настоящего пришлось гнать от себя утехами плоти, а в остальное время он сидел, курил и смотрел перед собой. Как тривиально и грустно все разрешилось – смерть Грибба убила и его, гибель философа открыла просвет для удара в его безвольный ум. Он умер у меня на глазах, вернулся в другой, почти забытый свой мир, который в последний миг увидели его глаза и которому его губы прошептали приветствие. Я все видела хорошо: как он направился в сад, поджарый и стройный, изящный и привлекательный, мой слабоумный Адонис, и через десяток шагов рухнул под пулями своих призрачных палачей, нет, нет, повязки на глаза не нужно, а вот от папироски, перед тем как начнем, не откажусь. Палачи-призраки – я не видела и не слышала их прихода, этих его убийц-теней, но это были они. Я перевернула его на спину, но уже знала, что он мертв. И совсем не удивилась.

Но и Пэйдж, мой маленький спаситель Норберт, последний из крепостных, который не хотел ничего, только служить нам, который был так добр к Алексею; маленький человечек, бедный беззлобный Пэйдж не перенес гибели хозяина. Если уж Черкасов сломался… Пока граф стоял на Пути К., все Гриббы на свете могли умирать, ему было плевать на них. Но если срубили ствол, то и сучьям не жить. Он умер, как только получил известие о смерти графа. Гримус добрался и до него, я знаю это наверняка, а Алексей продолжал играть и тихо смеяться.

Femme fatale . Таков мой удел. Что ж, я приняла его. Горе – приняла. Боль – приняла. Они падают вокруг меня, и пусть так. Но я не упаду, я еще в силах нести свой крест. Здесь моей вины нет. Пусть вина падет на того, кто за все в ответе, на еще живых обитателей дома смерти, на нее, бледногубую белую заупокойницу, и на него, орла-убийцу. За графиней Черкасовой вины нет.

Энтони Сен-Клера Пьерфейта Хантера известие о смерти Грибба застало в «Зале Эльба». Сперва Два-Раза ужасно развеселился.

– Вот теперь посмотрим, – радостно стал приговаривать он, потирая руки. – Теперь можно будет забыть обо всей этой лжи.

Одна-Дорога Пекенпо взглянул на своего товарища без интереса. Грибб умер. Ну и что? Пекенпо отлично проживет и без Грибба. Он сам себе хозяин и знает, как брать жизнь под уздцы. Один Грибб ничего не меняет.

Интерес во взгляде Пекенпо появился тогда, когда Два-Раза вдруг схватился за голову и повалился со стула на пол. Выражение на лице экс-охотника можно было бы назвать «Не верь глазам своим».

У самообмана существует несколько уровней глубины, и Хантер, конечно, понятия не имел о том, в какой степени он стал зависим от собственной позы. Выбрав себе роль Два-Раза, он сделал частью этой роли элегантное, циничное разочарование в Пути К. Но под своей маской он был испуган не меньше, чем Грибб и Черкасов, и так же как подавляющее большинство жителей города, не желал признавать реальность существования Гримуса и его Эффекта. Измерения набросились на него без предупреждения и расправились с ним в считанные мгновения только потому, что самообман коренился в его сознании гораздо глубже, чем у остальных; убедив себя в том, что Гримуса нет, он не посчитал нужным сделать следующий шаг, внушить себе, что путь в его сознание для враждебных сил Гримуса закрыт. Зачем скрываться от того, чего нет? Ураган Внутренних Измерений пронесся по его разуму, поразил нервные центры, выжег синапсы мозга, который не смог приспособиться к ворвавшейся в него новой действительности, не умел допустить ее присутствия.

Пекенпо увидел, как его друг повалился ничком, услышал, как его голова глухо стукнулась о пол; ни окрики, ни встряски не смогли привести Хантера в чувство. Уход Два-Раза был самым молниеносным из всех.

Одна-Дорога Пекенпо совсем растерялся; видно было, что его одолевают какие-то неведомые ранее невыносимые переживания. Хантер не должен был умирать. Он не мог позволить ему умереть. Просто не мог.

– А ну просыпайся, маленький негодник, – запричитал он. – Открой глаза, малыш Два-Раза, все в порядке, вставай, вставай.

Одна-Дорога тряс мертвое тело, как пустой мешок.

– Бесполезно, – тихо заметил у него за спиной Фланн О\'Тулл с несвойственной ему печалью в голосе. – Оставь его, Одна-Дорога, не тряси, он все равно не проснется.

Ирландец положил руку на широченное плечо Пекенпо. Одна-Дорога поднял тело друга на руки.

– Кто-то заплатит мне за это, – угрожающе прорычал он на всю комнату. – Кто-то скоро мне заплатит за все.

Двинувшись к двери, он сказал перед тем как выйти наружу:

– Домой его отнесу, малыша Два-Раза. Умер, и охнуть не успел…

Гробов не было. Игнатиуса Грибба, Норберта Пэйджа и Два-Раза Хантера завернули в грубые шерстяные одеяла из лавки Мунши. Граф Александр Черкасов был облачен в полную военную форму со всеми наградами и завернут в боевое знамя. Тела лежали в полотняных гамаках, растянутых между шестами, которые несли за концы. Почти все население К. растянулось за скобящими длинной, напоминающей слезливого крокодила, процессией. Скорбили: Эльфрида, которую вел под руку Взлетающий Орел, Ирина Черкасова и Одна-Дорога Пекенпо.

Граф Александр Черкасов возглавил островное сообщество без выборов, по общему единому согласию. Даже Фланн Наполеон О\'Тулл ограничивал свою империю пределами собственного питейного заведения. Теперь, когда глава города умер, его полномочия без обсуждения и как само собой разумеющееся перешли к его сыну, Алексею Черкасову.

Погребальная церемония была простой и короткой, без набожного притворства. Каждый из скорбящих сказал по нескольку слов, тела опустили в могилы, могилы засыпали землей, и все кончилось. Алексей Черкасов, идиот, поставленный возглавлять слепцов, стоял посреди тающего под солнцем тумана и улыбался – живая эпитафия отцу.

– Мой муж не был грешником, он был борцом с грехом. Он был соль земли, цвет своего поколения, скала, на которой мы стоим до сих пор. Он был хорошим человеком и любящим мужем.

Никому не показалось странным или неестественным, что последнее слово, произнесенное над телом автора «Философии универсальных цитат», было составлено из самых избитых клише. Эльфрида отошла от могилы и немедленно схватила Взлетающего Орла за руку. Ирина Черкасова ожгла парочку испепеляющим взглядом.

Одна-Дорога Пекенпо навис над могилой Два-Раза – трагический Голиаф, оплакивающий потерю своего Давида. Выразить свое горе словами он, конечно, не мог, хотя и догадывался уже, что за шпильками и колкостями, которыми привычно обменивались они с Хантером, крылось что-то гораздо большее и важное, взаимная связь, необходимость друг в друге.

– Два-Раза был отличным парнем, – вот что он сказал.

На долю Ирины Черкасовой выпало сказать две речи. Перед началом она немного постояла в тишине, упрямо выпятив под вуалью подбородок – настоящий архетип несгибаемой гордости. Потом произнесла несколько слов о преданности, верности и самопожертвовании Норберта Пэйджа – услышав знакомое имя, Алексей Черкасов захлопал в ладоши. Шагнув после этого к могиле мужа, она сказала следующее:

– Если смерть моего мужа сумеет разрушить то, что он создал здесь, я сочту это оскорблением его памяти. Путь К. – верный Путь. Ничего не должно меняться. Все останется как было.

Взлетающий Орел, внимательно прислушивавшийся к надгробному слову графини, услышал в нем эхо причитаний Долорес О\'Тулл; но он услышал там и приказ, напутствие населению К. жить дальше, продолжая борьбу с Измерениями, а не вымирая под ударами Эффекта. Те, кто переживет ужас первых смертей (люди вроде Ирины), станут видеть в Пути не только способ самозащиты, но правильный образ жизни и мысли, способный создать вокруг них кокон, отгораживающий от прошлого и сводящий к минимуму тяготы настоящего. Этого хотели все. Так Ирина добавила к собственному образу свою двойственную потерю, сделав этот образ трагическим, так Одна-Дорога Пекенпо сделал Хантера частью себя, частью своих бесконечно повторяющихся рассказов-легенд. Те, кто остался в живых, сумеют противостоять Эффекту Гримуса. Они смогут противопоставить безумию собственное безумие, отгородившись и обретя таким образом независимость. Эффект им не страшен: они просто будут все глубже уходить в себя.

– Засыпь могилы, могильщик, – мрачно приказал Фланн О\'Тулл.

Церемония завершилась.

Перед тем как собрание разошлось по домам, имели место три происшествия, из которых стало ясно, что, несмотря на последнее слово Ирины, ее наказ, жизнь в К. все-таки не останется неизменной. Первое: Эльфрида подошла к Ирине и сказала:

– Мне так жаль.

На что Ирина, глядя на бывшую подругу с воспитанным за многие века аристократическим презрением, ответила:

– Я не разговариваю со шлюхами.

Сказав это, графиня спокойно повернулась и ушла, а Эльфрида, и без того бледная, стала белой как мел.

Вторым событием, последовавшим за разрывом двух старых подруг и как бы искупившими его, стало необыкновенное примирение. Играя пуговицей пальто и не решаясь смотреть Ирине в глаза, мистер Пэ Эс Мунши робко приблизился к ней.

– Графиня, – твердым голосом заговорил он, – если графу Алексею вдруг понадобится напарник для игр, то я… я мог бы… конечно, если время позволит мне…

– Спасибо, мистер Мунши, – благодарно отозвалась Ирина.

К. инстинктивно смыкал ряды перед лицом безжалостного незримого врага, заполняя места павших и производя перестановки.

Третье происшествие было связано вот с чем:

Одна-Дорога Пекенпо и Фланн О\'Тулл вскоре после похорон начали о чем-то тихо переговариваться. Придя к взаимному согласию, они направились к Эльфриде и Взлетающему Орлу.

– Мне нужно кое-что сказать тебе, – прорычал Орлу Пекенпо.

Взлетающий Орел и Эльфрида остановились, не ожидая ничего хорошего.

– Мы тут посовещались и решили, что все неприятности в нашем городе начались после того, как появился ты. Люди говорят, вы путаетесь друг с другом. Нам в нашем городе такие штучки-дрючки не нужны.

– Что вы хотите этим сказать, мистер Пекенпо? – холодно осведомилась Эльфрида. – Пожалуйста, выражайтесь точнее.

– Что я хочу сказать, миссис Грибб , – сделав ударение на имени, со злорадной ухмылкой ответил Пекенпо, – так это, что пора кой-кому убраться из города.

– Вы понимаете, все вы понимаете, – вставил Фланн О\'Тулл.

– Я уже не ребенок, – сказала ему Эльфрида, – и я люблю тебя. Меня не нужно больше защищать и оберегать – мне не нужна защита. Мне просто нужен ты. Благодаря тебе я смогла разобраться в своих чувствах к Игнатиусу: я не любила его, он был мне как отец. С тобой, любимый мой, все по-другому. Ты открыл мне любовь. Теперь мы всегда будем вместе, ничто не помешает нам любить друг друга. Узнав тебя, я выросла и очень благодарна тебе за это. Я больше не хочу быть хорошей и только. Давай займемся любовью прямо сейчас. Я рада, что все так повернулось…

– Рада? – потрясенно переспросил Взлетающий Орел. – Ты рада тому, что убила человека, который любил тебя?

– Я люблю тебя, – снова повторила Эльфрида, отчаянно цепляясь за его одежду. – Люби и ты меня, милый. Докажи мне свою любовь.

– Это невозможно, – отозвался Взлетающий Орел. – Мы только что похоронили Игнатиуса.

– Но я люблю тебя, – твердила свое Эльфрида, – и хочу тебя, прямо сейчас. Здесь. Сию минуту. Ни секунды ждать не могу.

– Нет, не сейчас, – вздохнул Взлетающий Орел.

Эльфрида оттолкнула его и бросилась в свою спальню; ее признания во сто крат отяготили его.

Глава 49

На следующий день Взлетающий Орел отправился в К., чтобы спросить в лавке Мунши еды и одежду. Но не успел он проехать по Дороге Камня и несколько десятков шагов, как убедился в том, что угрозы Пекенпо не были пустыми. Встречные горожане останавливались и провожали его изумленными взглядами, словно до глубины души дивясь его нахальству. Взлетающему Орлу вновь начало казаться, что он угодил в один из старых фильмов о Диком Западе, из тех, которые он смотрел в Фениксе в дешевых кинотеатриках; К. стал владением Пекенпо, маленьким городком переселенцев; он, Взлетающий Орел, что ни говори, отлично подходил на роль краснокожего, и ему уже казалось, что из дверей салуна вот-вот появится шериф, который без всяких разговоров пристрелит его на месте.

Пэ Эс Мунши возился за прилавком, взвешивая что-то на весах. Кроме Взлетающего Орла, в лавке была только одна покупательница, но Мунши подчеркнуто не обращал на него внимания. Когда женщина вышла, Взлетающий Орел сказала:

– Теперь моя очередь, мне кажется.

– Если кажется, креститься надо, – не поднимая головы, отозвался Мунши.

– Послушайте, дайте мне продукты, и я уйду, – попросил Взлетающий Орел, протягивая через прилавок листок со списком.

– Еды нет, – ответил Мунши.

Когда Взлетающий Орел с пустыми руками вышел из лавки, на улице его поджидал Одна-Дорога Пекенпо.

– Ого! – проревел охотник. – Кого я вижу, неужто индейца?

Охотник преградил Взлетающему Орлу дорогу к ослице.

Взлетающий Орел решил по возможности избегать неприятностей, но и не выказывать слабости.

– Прошу прощения, – с достоинством ответил он, – я приезжал за едой. Сейчас я возвращаюсь к миссис Грибб и передам ей, что в городе нам желают голодной смерти. Пожалуйста, пропустите.

– А ты на что рассчитывал? – усмехнулся Пекенпо. – Иди, я и не думал задерживать тебя, стоять на твоей дороге.

Но, сказав так, он не двинулся с места. Взлетающий Орел попытался обойти Пекенпо и добраться до дожидающейся его ослицы, однако огромная лапа Пекенпо молниеносно взметнулась и схватила Взлетающего Орла за горло. Бороться в таких условиях было бесполезно, и Взлетающий Орел замер. Маленькие поросячьи глазки Пекенпо просверливали его насквозь.

– Сегодня ты ошибся в последний раз, – угрожающе прогрохотал он, – и в последний раз это тебе сошло с рук. Завтра не вздумай попасться мне здесь на глаза – я специально выйду проверить.

Легко взмахнув свободной рукой, Пекенпо отвесил Взлетающему Орлу сокрушительную оплеуху, сбив его с ног на булыжник мостовой. Когда Орел попытался встать на колени, Пекенпо молча пихнул его ногой в грязь и без единого слова удалился.

Поднявшись, Взлетающий Орел уселся на ослицу и направился обратно к дому Гриббов.

– Нам придется уехать, – сказал он Эльфриде.

– Но почему? – удивилась она. – Это мой дом. Наш дом.

– Если мы останемся, они не будут кормить нас, а может, и попытаются выгнать. Невозможно бороться с целым городом.

– Если ты решил уйти, любовь моя, – ответила она, – я, конечно, отправлюсь с тобой.

Лицо Эльфриды было спокойным и выражало покорность судьбе, ее движения и манеру говорить тоже можно было бы назвать спокойными, если бы не выдающая напряжение дрожь в голосе. Было видно, что она всячески стремится угодить Взлетающему Орлу.

– Мы уходим, – сказал он.

– И куда ты меня поведешь? – кротко спросила она.

В самом деле, куда? В ней хватит сил и одержимости вынести путешествие вниз с горы к побережью – если уж она способна переносить действие Эффекта в К., то тем более сможет существовать в лесах предгорья, где действие Эффекта ослабевает. У нее хватит душевных сил, но не физических – Эльфрида Грибб не была рождена для длительных, тяжелых пеших переходов; к тому же Долорес О\'Тулл вряд ли обрадуется новому появлению в своем доме призрака Гримуса, «Духа Каменной Розы». Кроме того, все это напоминало бегство с места преступления. Преступления, совершенного им. Нет, назад он не вернется. Назад для него дороги нет. Остается идти вперед и вверх, навстречу таящим неизведанное облакам – что ждет его там? Что он там будет делать, чем жить? И главное – что там будет делать она? Взлетающий Орел покачал головой. Ему необходим проводник, это ясно.

Проводник. Виргилий Джонс, обливающийся потом над могилами. Взлетающему Орлу показалось, что, лопата за лопатой бросая землю, Виргилий подмигнул ему, один раз, когда никто не видел. Может ли это означать, что он больше не сердится? Виргилий, к которому он так бездушно повернулся спиной?

– Мы пойдем к мадам Джокасте, – не сказал, а скорее подумал он вслух. – Ничего другого я придумать не могу.

– Вряд ли мадам обрадуется мне , – заметила Эльфрида.

– У Джокасты, хм, есть зуб на нас обоих, – ответил Взлетающий Орел. – Мое с ней знакомство прошло тоже не лучшим образом.

– Наверно, ей не понравилось твое лицо, – загадочно предположила Эльфрида.

– Нет, ничего такого она не говорила, – отозвался Взлетающий Орел. – Там я переговорю с Виргилием – мне нужно с ним поговорить. Надеюсь, что пытаться добраться до нас там Пекенпо не будет.

– Дом терпимости, – тихо сказала самой себе Эльфрида. – Ну что ж, почему бы и нет, почему бы и нет.

Он снова надел свою старую, поношенную походную одежду. Игнатиус, такой же как Эльфрида, вплоть до последней минуты аккуратист, сберег даже его головной платок и перо. Слабо улыбнувшись, Взлетающий Орел повязал голову платком и воткнул за повязку перо. Если ему действительно предстоят приключения в духе Дикого Запада, то стоит соответственно нарядиться.

Нужно было вернуть одежду графа, и он еще раз повидался с Ириной Черкасовой. Графиня не пригласила его войти, взяла стопку одежды в дверях.

– Не думай, я вижу тебя насквозь, – сказала ему она. – Даже в этом шутовском наряде.

– Что ты хочешь этим сказать? – удивился Взлетающий Орел. – Ведь ты сама сделала меня своим другом.

– Я сказала про это графу, – заключила графиня, словно не слыша его слов. – Это видно в твоем лице. Зло.

Ирина захлопнула дверь. Больше Взлетающий Орел ее никогда не видел.

Дверь отворилась сразу после седьмого удара. При виде стоящих на пороге мадам Джокаста изумленно раскрыла глаза. Эльфрида, сжимавшая в руках зонтик, ответила спокойным взглядом. На ней было ее обычное платье из белых кружев.

– Вы что-то ищете здесь? – сразу попыталась обескуражить пришедших вопросом мадам Джокаста.

– Да, – покорно ответил Взлетающий Орел; сейчас не время было вспоминать о гордости. – Мы просим убежища.

Джокаста улыбнулась без тени веселья.

– Нет, – ответила она и начала закрывать дверь.

– Что вы хотите услышать от меня? – вскричал тогда Взлетающий Орел. – Что я признаю все свои ошибки? Я их признаю. Что я бесчеловечный эгоист и чудовище? Я согласен с этим. Что я дурно обошелся с Виргилием, тогда как должен был испытывать к нему благодарность? Да, это так. Я согласен со всем. Так неужели и вы не можете принять от меня искреннее признание вины? На мне лежит ответственность за четыре смерти – неужели вы думаете, что я останусь равнодушным?

– Значит, это вы убили их, – безжалостно подвела итог Джокаста.

– Да, – ответил Взлетающий Орел, – и вы, если не пустите нас, тоже возьмете на себя ответственность за наши смерти. Нам не дают никакой еды. Хотят уморить голодом.

– Привет, – донеслось из-за спины мадам. Не скрывая своей радости, из-за плеча Джокасты на Взлетающего Орла смотрела Мидия.

– Мидия, пойди спроси Виргилия, – торопливо приказала Джокаста. – Пусть он решает.

Через минуту Виргилий Джонс с очень довольным видом уже спускался вниз.

– Взлетающий Орел, дорогой мой! – радушно воскликнул он. – Дорогая миссис Грибб! Как приятно вас видеть!

– Виргилий, – обратился к нему Взлетающий Орел. – Не хочу, чтобы вы подумали, будто все сказанное мной продиктовано только чрезвычайными обстоятельствами, смертельной опасностью. Я сделал выбор, как оказалось, неверный, но о своем раскаянии я говорю искренне. Я был неправ. То, как я поступил с вами, не имеет никакого морального оправдания. Хочу сказать одно: я знаю это и прошу у вас прощения.

Виргилий выслушал речь Взлетающего Орла с самым серьезным видом, но глаза его смеялись.

– Ерунда! – воскликнул он, когда тот закончил. – Не казните себя так. Все мы время от времени ошибаемся. Добро пожаловать в Дом бесконечных удовольствий.

– Ты хочешь сказать, что его можно впустить? – с сомнением переспросила Джокаста.

– Естественно, – ответил Виргилий. – Он же мой друг.

– А она? – спросила Джокаста. – Святая Эльфрида, вырядившаяся во все белое даже в день похорон любимого мужа. От нее я еще слова доброго не слышала.

– Я не лучше и не хуже вас, – ответила Эльфрида.

– Прошу вас, Виргилий, – взмолился Взлетающий Орел. – Она не в себе.

– Так-то лучше. Такой она мне больше нравится, – заметила мадам Джокаста, отступая с дороги. – Ну что же, парочка беглецов, входите, хватит торчать на пороге.

Приветливая улыбка Мидии вознаградила Взлетающего Орла за суровый тон мадам.

Окно комнаты выходило на склон горы, вершину которой все так же скрывал непроницаемый облачный покров. Комнату нельзя было назвать уютной, хотя в ней не было ничего, что могло бы вызвать неприязненное отношение. Кроме вырезанных из дерева рельефных скульптур.

Скульптуры вселяли ужас.

В скульптурах не было ничего гротескного, поскольку гротеск, исполненный мастерски и со вкусом, тоже может радовать глаз. Дело было даже не в том, что предметы, выбранные резчиком для изображения, были сами по себе отвратительны: при правильных подаче и ракурсе самая уродливая голова может производить впечатление. Развешанные же по стенам комнаты барельефы были просты и в то же время бесконечно уродливы в своей простоте, словно резчик не вкладывал в них ничего, кроме желания доказать, что мир состоит только из зла и ненависти. Но и такая оценка была чересчур высока для этих поделок. Изготовивший их человек обладал еще меньшим талантом, чем Взлетающий Орел, который никогда не назвал бы себя художником. Резные скульптуры угрожающе смотрели со стен, и от этого в комнате становилось темнее.

– Это комната Лив, – объяснил Виргилий Джонс. – Здесь никто не жил с тех пор, как она, гм, ушла отсюда вместе со мной. Это она увлекалась резьбой. Перед тем как уйти из К., я несколько ночей провел здесь и поэтому принес их сюда и развесил по стенам – надеюсь, вы не будете против? Они выглядят невесело, но не обращайте на них внимания. Вот кровать.

Кровать была одна, и Эльфрида сразу же прилегла на нее. Через секунду она уже спала. Ее измученные любовными переживаниями и смертью Игнатиуса нервы наконец сдали и потребовали времени на отдых и восстановление. Заметив, что Эльфрида уснула, Взлетающий Орел вздохнул с облегчением.

Взглянув на него с пониманием, Виргилий сказал, взявшись за ручку двери:

– Отдохните и вы. Вам нужно собраться с силами, это сейчас важно.

Оставшись один и тщательно избегая смотреть на развешанные по стенам бесформенные силуэты, он подошел к окну и принялся рассматривать гору. На щеку Взлетающему Орлу уселась муха – взмахом руки он отогнал ее. Муха покружилась и уселась на другую его щеку; он снова ее согнал. В третий раз, когда муха выбрала для посадки его подбородок, он ловко прихлопнул надоедливое насекомое и брезгливо стряхнул трупик на пол.

Вопреки присутствию на стенах изображений первородного ужаса и несмотря на свое еще не ушедшее смущение перед Виргилием Джонсом и совершенно неопределенное будущее, Взлетающий Орел чувствовал себя в этой комнате в безопасности. Умиротворяющая атмосфера борделя могла утешить кого угодно. Но одновременно Взлетающий Орел осознавал, что здесь он не найдет для себя убежища, тем более на долгое время. Ему отчетливо дали понять, что обосноваться в городе не позволят, что Пути его и К. расходятся; таким образом, пытаясь остановиться, он потерпел неудачу – оставалось попробовать вновь вернуться к движению. Но для того чтобы отправиться куда-то, он должен был выбрать направление и, более того, учесть при этом присутствие Эльфриды.

Взлетающий Орел продолжал рассматривать гору.

– Ты победила, – сказал он.

Повернувшись, он бросился на кровать рядом с Эльфридой, улегся на спину и долго смотрел пустым взглядом в потолок, ожидая, когда сон одолеет его усталое тело. Наконец он заснул.

После того как Взлетающий Орел уснул, в комнату к нему и Эльфриде неслышно вошла Мидия и некоторое время глядела на спящих. Дольше всего она рассматривала Взлетающего Орла, изучая лицо, которое изменило ее жизнь, твердые, четко очерченные челюсти в темной щетине и спокойно закрытые глаза с длинными ресницами. Постепенно в голове Мидии начала зарождаться ересь. Возможно, виной тому было влияние, которое на нее оказывала комната Лив; Лив, оставившая дом терпимости и предоставляемые им комфорт и безопасность ради мужчины (трудно поверить, что этим мужчиной был Виргилий Джонс) – Лив, поставившая себя и свои желания выше своего долга, поставившая на кон судьбу и проигравшая; несмотря на ее печальный опыт, Мидия, рассматривая лицо спящего, тоже замышляла подобное.

Я пойду туда, куда пойдет он .

Так она решила, глядя на лицо Взлетающего Орла.

И обратилась к спящему возле нее мужчине с тихой речью:

– Тебе нужна женщина, которая сможет ужиться с тобой, вот что тебе нужно, – сказала она ему.

Мадам Джокаста вновь обходила коридоры своего царства; но на этот раз, прислушиваясь к доносящимся из-за дверей звукам, она не получала от них удовольствия. По правде сказать, за большинством дверей Дома царила тишина: по просьбе Виргилия она закрыла Дом для посетителей. Всюду тишина. В комнате самой Джокасты ее дожидается задумчивый, невеселый и молчаливый Виргилий; в личных покоях ее предшественницы, в полумраке можно различить на кровати контуры тел двоих спящих, чье появление в ее Доме, как она с тревогой признавалась себе, наверняка изменит его судьбу, и изменит очень сильно. Виргилий уже замкнулся в себе; Мидия, ранее не подпускавшая к себе мужчин, сходит с ума по Взлетающему Орлу.

Приотворив дверь комнаты Лив, Джокаста заметила внутри Мидию и услышала ее тихие слова. После того как до мадам дошел смысл сказанного ее любимицей, ее тревога удвоилась.

Но делать нечего, сказала себе Джокаста. Она обязана была дать этим людям убежище; не ответить на их мольбы было невозможно.

Во главе толпы стояли Фланн О\'Тулл и Одна-Дорога Пекенпо. Позади них еще, может быть, дюжина человек, преимущественно из завсегдатаев «Зала Эльба». Мужчины принесли с собой камни, палки и крепкую веревку.

– Дом закрыт, – с порога ответила им мадам Джокаста.

– Нам не нужны твои женщины, – заплетающимся языком объявил Фланн О\'Тулл, в крови которого было растворено немало только что поглощенного картофельного виски. – Мы пришли за этой краснокожей сволочью, Взлетающим Орлом.

– У нас тут намечено небольшое безобидное линчевание, – подал голос Пекенпо.

– Это я вижу, – ответила Джокаста. – Вам нужен козел отпущения.

– Исус-мученик! – воскликнул О\'Тулл. – Стоит только немного задуматься, и сразу видно, что все наши беды начались после его появления. Так почему бы не помочь ему уйти, совсем немного? Не дать, так сказать, «под зад для скорости»?

– Фланн О\'Тулл, – продолжила мадам Джокаста. – Тебе отлично известно, что это за место. Любой входящий в Дом оставляет мирское за его порогом. Это – убежище; зло не может ступить сюда. Взлетающий Орел попросил убежища. Если вы попытаетесь вытащить его силой, то само существование Дома утратит смысл. Вместе с Взлетающим Орлом вы повесите на суку часть своего города. Вы этого хотите?

Толпа молчаливо переминается с ноги на ногу. С лица Фланна О\'Тулла сходит уверенная улыбка.

– Но послушай, Джокаста, – сказал он и ненадолго замолк. – Какого дьявола ты защищаешь его? Они же не друзья тебе, этот Орел и его приятель Джонс, так что же ты городишь эту чушь про Дом? В Дом нельзя входить, задумав насилие, – эти бредни уже мхом поросли!

– Фланн О\'Тулл, тебе лучше уйти, – настаивает Джокаста.

– Хорошо, – подал голос Пекенпо. – Хорошо, Джокаста. Твоя взяла. Но мы останемся вот здесь вот, на ступеньках, сторожить. И как только твой гость высунет свою смазливую мордашку наружу, у Виргилия Джонса сразу же прибавится работы.

Окинув презрительным взглядом набравшихся виски линчевателей, Джокаста ушла в Дом и закрыла за собой дверь. На Пекенпо ее взгляд не произвел особого впечатления.

Глава 50

Взлетающий Орел сидел у ног Виргилия Джонса, а точнее говоря, рядом с ним на низкой постели в комнате Джокасты и слушал. На лице Виргилия Джонса было написано удовлетворение, а в голосе слышалась увлеченность, но и то и другое несколько ослабленное и неуверенное, как у человека, который сознает, что все вышло именно так, как он предсказал, но отчетливо понимает, что повлиять на дальнейший ход событий он не в состоянии. На потолке комнаты мадам паук плел свою паутину.

– Болезнь не отпустит их так легко, – сказал Виргилий Джонс. – Будут новые случаи заболевания. Боюсь, что теперь К. сильно ослабил свои позиции. Его ахиллесова пята обнажена. Измерения произвели разведку боем и нашли слабое место в обороне. Хотя, без сомнения, Путь К. был великолепным, тонко продуманным способом защиты. Горожане упражнялись в своем «ничего не вижу, ничего не слышу» так долго, что это стало их второй натурой. Вы можете судить по себе – иллюзия нормальности, на милость которой вы решили сдаться, носит всеобщий, всеувлекающий характер. Они не просто живут, они живут для того, чтобы лелеять свою одержимость, что позволяет им существовать в полном отрыве от действительности, недоступными для Измерений, в броне самодостаточности. Одержимость растет вместе с силой Эффекта, набирает силу, но, покуда это было так, никакой Лихорадке Измерений до них было не добраться. Смерть Грибба все изменила. Я уверен, что теперь появилось очень много таких, кому нелегко заставить свой разум полностью вычеркнуть Гримуса. Но они обязаны держать себя в руках, хотя и могут перед смертью, например, отпустить в его адрес какую-нибудь шуточку. Отсюда и настойчивость толпы линчевателей. Отсюда и навязчивость миссис Грибб. Извините, но я совсем не верю ее словам о любви к вам. Ей нужна любовь – вот это больше похоже на правду. Дальше будет только хуже; теперь, стоит им расслабиться, Измерения ворвутся в их головы. Некоторые не вынесут этого и умрут. Остальных это превратит в еще больших маньяков. Невеселые перспективы, согласитесь.

– Но Джокасту и ее девушек по-прежнему ничто не беспокоит, – заметил Взлетающий Орел.

– Да, верно, – отозвался Виргилий. – Здесь на передний план выходит сверхординарная природа Дома, представляющего собой как бы скорлупу. Это убежище, понимаете, убежище не только от толпы, но и от Эффекта. Поскольку, как вы и сами недавно говорили, Дом стал для его обитателей итогом их Пути. Ничего, кроме Дома, для них больше не существует. Но я волнуюсь за Мидию, ваше появление отвлекло ее от наезженной колеи. Похоже, что ваша, ха-ха, власть наа женщинами не уступает Гримусовой.

– Мне очень жаль, – тупо проговорил Взлетающий Орел.

– Все очень просто, – продолжал Виргилий Джонс. – Гримус стал обладателем удивительнейшего и ценнейшего знания, суть которого сводится к следующему: возможное число Измерений, в которых мы живем, бесконечно. Принятие факта подобной многообразной природы Измерений в корне меняет наше представление о том, кто мы такие и что представляет собой наш мир. Кроме всего прочего, это допущение заставляет пересмотреть с самого начала список моральных ценностей и приоритетов. Каковы теперь главные вопросы: существует ли на свете такое понятие, как чрезмерное знание? Если Эффект, последствиями которого управлять невозможно, результат чьего-то открытия, то не означает ли это, что необходимо уничтожить и этот Эффект, и его источник, и открывателя заодно? Позволительно ли интересу к науке идти впереди социальных принципов и даже права человечества на существование? Что лучше, узнать и умереть или не знать вообще? Вот лишь несколько вопросов. На самом деле их гораздо, гораздо больше, уверяю вас.

– И вы приняли решение не в пользу науки? – спросил Взлетающий Орел.

– В данной ситуации, в данный момент времени данное знание представляет собой необычайную опасность, – печально ответил Виргилий Джонс.

Виргилий Джонс неторопливо осмотрел свои мозоли, повернув ступни так и эдак. Все это время Взлетающий Орел сидел молча, наблюдая за ползущим пауком. Наконец Виргилий Джонс заговорил снова. – Со мной здесь обращаются как с настоящим идиотом, – так начал он, – потому что в свое время я действительно им был. По крайней мере, я вел себя как настоящий идиот. Это случилось после того, как мои интересы и интересы… Внутренних Измерений… вошли в противоречие. Лив, конечно, здесь тоже виновата. Я бегал по городу, вывалив из штанов свое хозяйство. Мой нос всегда был синим. Я подстерегал женщин на улицах и снимал перед ними штаны. Я был ничтожен, несчастен, никто не понимал моей беды. Хотя и сейчас не могу сказать, что положение существенно улучшилось. Но тогда я еще пытался что-то доказать. Например, что мне наплевать на окружающих. Наплевать на остров. Основная проблема заключалась в том, что я ни в чем не был уверен до конца. Из-за этого моим жестам недоставало некоторой убедительности. В результате я ушел из города к побережью и только там смог чувствовать себя достойно. Я был бессилен, но это ничего не значило. До тех пор, пока не появились вы.

– Виргилий, что я должен теперь сделать? – взволнованно спросил Взлетающий Орел. – Ведь еще можно что-то сделать?

– Ах! – воскликнул Виргилий, часто облизывая быстрым языком губы. – К тому-то я и клоню. У вас осталось три возможности: полное устранение, бездействие и действие. Можете свободно выбирать любую возможность, все они равны, и попрекнуть вас в выборе никто не сможет.

– Я не понимаю вас, – сказал Взлетающий Орел.

– Если вы выберете полное устранение, то можете просто выйти из Дома к толпе и дать ей себя линчевать. Не слишком приятный путь. Вы можете также уйти из Дома незаметно и спрятаться где-нибудь в горах, махнув на все рукой. На провалы во времени, на Лихорадку Измерений, в общем, на все. Вы уходите из города, и город выпутывается сам по себе. Выбрав бездействие, вы остаетесь в Доме, ничего не предпринимаете и дожидаетесь, пока Джокаста бросит вас на растерзание волкам. Выбрав же действие, вы будете делать то, что я скажу.

– Вы выбрали бездействие, – заметил Взлетающий Орел. – Последнее время вы ничего не предпринимали.

– Именно так, – ответил Виргилий. – Я больше не в силах ничего предпринять. Чего не скажешь о вас.

– Нельзя сказать, что Внутренние Измерения выжгли мой разум без остатка, – сказал Виргилий. – Нельзя также сказать, что Танец Усиления мне не удался. Это скорее напоминает паралич – да, будем называть это так. Можно сравнить это также с несмазанной коробкой передач. Если приложить к валу хорошую силу, то шестерни провернутся несколько раз – так случилось со мной, например, в лесу в момент наивысшей опасности. Но в результате короткой стычки с горфом я снова лишился своих способностей. Теперь, когда я точно знаю, что продолжить дело вам будет гораздо легче, чем мне, я могу с чистой совестью устраниться. Моя помощь, ни физическая, ни внефизическая, вам не нужна.

– Но, как я понял, вы все же будете мне помогать? – с беспокойством спросил Взлетающий Орел.

– Да, я принял решение и дал вам слово, – ответил Виргилий. – Хотя это было самое легкое.

– Мы с вами находимся в поле того, что я называю Хаосом Измерений, – поучительно объяснял Виргилий, – его образование происходит при помощи энергетической подпитки от предмета, известного нам как «Каменная Роза». Возможно, это для вас не новость. Вот Каменную Розу-то и нужно уничтожить.

Не стану обманывать – риск велик. Вполне возможно, что без Розы наше измерение просто исчезнет. Но еще более вероятно, что если Розу не уничтожить, то очень скоро на острове не останется ничего, кроме зверей, пауков и мух. Поэтому приходится рисковать.

– Либо смерть, либо исцеление, – подытожил Взлетающий Орел.

– Именно так, – подтвердил Виргилий. – Очень точно подмечено.

– В том, что я хочу уничтожить Розу, – сказал ему мистер Джонс, – даже не имея особых претензий к ее теперешнему владельцу, виноват Деггл. Дело в том, что он нарушил единство Розы, отломив от нее кусок стебля. Я почти уверен, что провалы во времени и Эффект явились прямым следствием нарушения – осквернения Розы. Деггл присвоил совсем маленькую частицу Розы, и поначалу это прошло незамеченным. Но структура нашего измерения нарушилась.

– Если даже маленький кусочек смог привести к таким тяжелым последствиям, – спросил Взлетающий Орел, – то что будет, когда мы уничтожим всю Розу? Не наступит ли сразу же конец света?

– Необязательно, – ответил Виргилий. – Остаться совсем без хлеба иногда лучше, чем остаться с ломтем.

Тяжесть прошлой вины и неопределенность будущего заставили Взлетающего Орла согласиться с планом, предложенным мистером Джонсом. Со дня смерти Игнатиуса Грибба моральные принципы Взлетающего Орла изрядно пошатнулись. Теперь же, ввиду открытых ему Виргилием отчаянных обстоятельств острова Каф, о всякой морали можно было забыть. Но что-то еще удерживало его от полного, окончательного согласия, какие-то глубинные крохи душевной невинности, приведшей его на остров; задумавшись о своей нерешительности, Взлетающий Орел, как ни странно, усмотрел в ней надежду и укрепился духом.

– Перед тем как мы начнем, хочу поставить вам два условия, – сказал он Виргилию. – Во-первых, я хочу быть точно уверенным в том, что Гримус способен избавить меня от бессмертия, что это в его власти. Я не хочу оставаться на острове Каф, он противен мне, но и возвращаться с грузом бессмертия в свой мир я тоже не могу. У меня нет больше сил жить вечно.

– Вы получите, что просите, – ответил Виргилий.

– Кроме того, – продолжал Взлетающий Орел, – я хочу знать, что существует возможность возвращения: обратно в мой мир, в мое измерение, называйте как хотите – вы понимаете, о чем я.

– Если задуманное нами удастся, вы вернетесь обратно, – заверил его Виргилий. – Если захотите, конечно.

– Да, таково мое желание, – ответил Орел.

– Итак, теперь, когда я пообещал вам выполнить ваши требования, согласны ли вы отправиться к Гримусу?

– Я сделаю все, что в моих силах.

Виргилий Джонс печально улыбнулся.

– Хочу, чтобы вы отдавали себе отчет в том, – сказал он в заключение, – что вероятность нашего успеха и того, что ваши желания исполнятся, невелика.

Это напоминало смертный приговор, утвержденный судом и не подлежащий обжалованию. Пути назад не было. Впереди начала вырисовываться цель его многовекового путешествия – возвращение к нормальной жизни; его последние иллюзии, мечты о спокойном вечном и бесконечном существовании в К., исчезли безвозвратно. Он был пуст внутри, Оболочка без Формы.

– Проклятие, – сказал он себе. – Конечно, я пойду куда угодно. Почему бы и нет?

Виргилий Джонс снова улыбнулся своей печальной улыбкой. Но на этот раз его глаза лучились торжеством.

Пора сомнений, планов и подготовки миновала, наступил срок действовать. Виргилий Джонс, чемпион по сомнениям и нерешительности, больше не располагал временем для колебаний. Его план похода Взлетающего Орла к Гримусу был готов.

– Врата, ведущие к Гримусу, подобны тем, через которые вам пришлось пройти, чтобы попасть в Море Каф, только поменьше и действуют мягче. Если не знать точно, где эти Врата, найти их невозможно. По счастью, я знаю, где эти малые Врата. Своих Внутренних Измерений вам опасаться не нужно. Вы в силах с ними совладать, и вреда они вам больше не причинят, так что вы сможете полностью сосредоточиться на продвижении сквозь Внешние Измерения. Здесь вас тоже могут подстерегать трудности и неприятности. О том, что вы идете к нему, Гримус узнает обязательно; он может даже попытаться закрыть перед вами Врата. В этом случае вам придется прорываться силой. Само собой, он будет сопротивляться любым попыткам добраться до Розы. Вы должны будет вести себя осторожно, терпеливо выждать подходящий удобный момент и уже тогда бить решительно и наверняка. Помните – Гримус всего лишь человек.

– Похоже, обстоятельства складываются не в мою пользу, – невесело заметил Взлетающий Орел.

– Можно сказать, у вас один шанс из ста, но зато очень верный, – ответил Виргилий Джонс. – Кроме того, если даже вам удастся прорваться через Врата, нужно держать ухо востро… Гримус большой обманщик и ловко умеет убеждать.

– Где находятся Врата? – задумчиво спросил Взлетающий Орел.

– Да, Врата. Но прежде нам предстоит обмануть кровожадную толпу у дверей Дома. Потом уже недалеко – нужно будет немного подняться на гору. Примерным ориентиром может служить дом Лив. Черный дом над городом – вы видели его, конечно?

Виргилий нерешительно замолчал.

– Да, я видел этот дом и даже знаком с его хозяйкой. Мы с ней встречались. Она просила передать вам привет.

Виргилий вздрогнул, мгновенно оторвавшись от каких-то грустных воспоминаний.

– Вы видели ее? – удивился он. – Вы уверены?

– Я не видел ее лица, – ответил Взлетающий Орел. – На ней был плотный черный плащ до земли, и лицо ее было прикрыто даже не вуалью, а густой непроницаемой сеткой.

– Да, это она, – проговорил Виргилий. – Это Лив.

Взлетающий Орел оглянулся по сторонам, обвел взглядом комнату. Из расставленных вдоль стен горшков вверх к потолку взбираются вьющиеся растения. На потолке трудится над своей ловчей сетью паук. Возможно, эта комната – последнее человеческое жилище, которое ему суждено увидеть. Подумав об этом, он понял, что ничего не имеет против даже такого исхода. Он уже отказался от своей индивидуальности, стал орудием в руках Виргилия, ни более ни менее. Еще не ступив ногой на землю острова Каф, он от отчаяния желал себе смерти. Сейчас его чувство не имело ничего общего с отчаянием; жизнь просто потеряла для него цену.

– Ну что ж, – проговорил Виргилий, – приятно будет снова повидаться с Лив.

Глава 51

– Делай, как знаешь, – сказала Джокаста. – Решил уходить, так уходи.

Виргилий стоял перед хозяйкой Дома с видом провинившегося школьника, не зная куда девать руки, открывая и снова закрывая рот, словно придумывал приемлемые объяснения своему проступку и опять отбрасывал их.

– Уходи, – повторила Джокаста. – Если все, что мы сделали для тебя, все, что сделала для тебя я, ничего не значит, тогда уходи и даже не сомневайся. Возвращайся к ней. Она снова без раздумий разорвет твою душу в клочки, будь уверен. И тогда уж не останется ничего, из чего я могла бы сшить хоть что-то, напоминающее целое. Она уселась над городом как паучиха, сплела там сеть, и, конечно же, ты отправишься прямо в нее. Решил уходить, так уходи, закончим на этом, и если тебе невыносимо хочется свести счеты с жизнью, ради Бога, останавливать тебя я не собираюсь. Наверное, ты и впрямь дурак. Или псих безумный. Разве не безумие возвращаться к ней после того, что она сделала с тобой, после такого срама? Решил идти, так уходи, держать не стану.

– Я должен идти, Джокаста, – ответил Виргилий, сгорая от стыда и неловкости. – Нужно показать Взлетающему Орлу Врата.

– Ах, вот в чем дело! – воскликнула она. – Взлетающий Орел. Отплативший тебе за доброту предательством. Мне он тоже отплатил за доброту – совратил Мидию. На голову любого, кто прикоснется к нему, начинают сыпаться неприятности. Какого черта, ты ему ничем не обязан.

– На этот раз Взлетающий Орел оказывает мне услугу, – тихим голосом ответил Виргилий Джонс.

– Тогда катитесь к черту! – крикнула ему Джокаста. – Оба – убирайтесь! Вон из моего Дома!

Эльфрида Грибб в белом кружевном кисейном платье, с лицом, прикрытым вуалью, по которой никем не замеченная взбиралась муха, стояла спиной к окну. Справа от нее располагались вырезанные из дерева изображения, позади высилась гора, слева стоял Взлетающий Орел, а в лицо смотрела беда.

– Ты не можешь уйти, – говорила она. – После того, что я сделала для тебя, ты не можешь так поступить. Я люблю тебя, Взлетающий Орел. Мое место возле тебя.

Он закрыл глаза и постарался, чтобы его голос звучал как можно более твердо.

– Я тоже любил тебя, – сказал он.

Ее глаза застыли, превратившись в слепой зеленый мрамор.

– Любил…

Спрашивать больше не о чем. Ответ дан, надежда рухнула.

– Многое изменилось, – сходя с ума от жалости, продолжил он. – Я должен идти.

– Шлюха, – сказала она. – Ты тоже считаешь меня шлюхой. «Я не разговариваю со шлюхами». Ты такой же, как она. Ты все спланировал, знал заранее, ты заставил меня полюбить тебя, заставил ревновать, разбил мою жизнь.

– Нет, – ответил он.

– Шлюха. Шлюха Эльфрида. Да, а почему бы и нет. Почему бы и нет. Если человек, которого я люблю, считает меня шлюхой, то ничего другого мне не остается. Почему бы и нет. Я стану шлюхой и этим буду зарабатывать себе на жизнь. Почему бы и нет, почему бы и нет.

Почему бы и нет , подумал Взлетающий Орел. Вот девиз сегодняшнего дня.

Мидия, подслушивавшая их разговор, сияла от радости.

На кухне Дома Взрастающего Сына, среди многочисленных кастрюль и сковородок, человек по имени Камень вкушал свою скромную трапезу, единственный гость в эту ночь, единственный из жителей К., кому Дом не мог отказать в гостеприимстве. При виде Камня в голове Виргилия Джонса немедленно зародился план.

Взлетающий Орел вышел из Дома через заднюю дверь, на глазах сторожей опустился на колени на мостовую Дороги Камня и, неузнаваемый в чужой одежде, такой же грязный, как городские домишки, такой же пыльный, как сама Дорога, принялся методично пересчитывать булыжники. Каждый из них он приветствовал как старого друга. Медленно и спокойно он прополз прямо под носом у опухших от пьянства мрачных лиц и неторопливо исчез в ночи, волоча за собой в одной руке мешок с провизией, а в другой свою связанную в узел одежду. До самого конца Дороги он, не вставая с колен, трогал каждый булыжник, разговаривал с ним, обтирал с него пыль.

Мадам Джокаста заперлась в своей комнате, улеглась в кровать, и ей дела не было до того, что творится в ее Доме. Занимать ночью обожателя булыжников в нарушение устава Дома добровольно вызвалась Мидия; пользуясь молчаливым согласием мадам, используя весь свой богатый опыт, Мидия принялась ублажать ошалелого Камня, дав Взлетающему Орлу возможность осуществлять свое медленное и болезненное для колен бегство.

Виргилий Джонс вышел из Дома за несколько минут до рассвета – в неизменном котелке, часовая цепочка перечеркивает живот – с самым невинным видом насвистывая себе под нос какой-то мотив. Незадачливые линчеватели в большинстве своем разбрелись по постелям, но сгорбленная медвежья фигура Пекенпо упрямо торчала на парадном крыльце. Заметив Виргилия, охотник окинул его недобрым взглядом, но позволил пройти беспрепятственно. Продолжая насвистывать, Виргилий направился вверх по Дороге к виднеющемуся вдали в наступающих предрассветных сумерках склону горы, по пути с улыбкой отметив отсутствие на булыжниках коленопреклоненной медленно ползущей фигуры. Шума ночью не было – значит, побег удался, и сейчас Орел уже наверняка пребывал под защитной сенью леса.

На дальней, противоположной той, где располагался Дом, обращенной к горе окраине К. лес снова вступал в свои права. Среди густой растительности начиналась едва приметная тропка, больше подходящая для осла, чем для пешехода, и, змеясь, поднималась вверх, к последней точке человеческого обитания, к узкой скальной площадке, где ютился домик Лив. На опушке леса у окраины К. Взлетающий Орел должен был дожидаться Виргилия Джонса.

– Как в старые добрые времена, – вздохнул Виргилий Джонс.

Мидия ушла от нее. Избавиться от Взлетающего Орла Джокаста была только рада. К разлуке с Виргилием Джонсом она подготавливала себя уже давно. Все бы ничего, но обнаружить в постели Мидии мужчину, при том, что самой хозяйки постели вскоре и след простыл, было выше ее сил. Мидия, бедная, несчастная Мидия – надо же, чтобы из всех ее девушек это случилось именно с ней.

Куда она ушла? Наверняка отправилась следом за Виргилием и Взлетающим Орлом. Но как далеко она может решиться за ними зайти? Решила ли она идти за ними сама, или они просили ее об этом, можно ли надеяться на ее возвращение, умоляющей о прощении со смиренно и виновато склоненной головой? Джокасте хотелось надеяться на это, но она отлично помнила Лив и хорошо знала, что Мидия не вернется и ей все равно, сможет ли ее хозяйка жить дальше без нее или нет…

Третий провал настиг Джокасту, когда она вышла из комнаты Мидии в коридор, где царила непривычная, тревожная тишина. В момент провала она была совершенно одна.

После того как время вернулось на место, она прислонилась к стене, пытаясь отдышаться. Из своей комнаты к ней вышла Эльфрида. Лицо миссис Грибб было спокойно и неподвижно.

Она подошла к мадам и обняла ее за плечи.

– Мадам, – сказала она, – я хочу остаться у вас. Я хочу остаться… и работать.

Джокаста окинула Эльфриду отсутствующим взглядом.

– У нас как раз открылась вакансия, – ответила она. – Так что вы приняты.

Две брошенные женщины постояли немного рядом, обнявшись; потом Джокаста, глаза которой были красны, высвободилась из рук Эльфриды и пошла к парадной двери Дома. Когда она отперла дверь, на крыльце ее ждал Пекенпо.

– Дом Взрастающего Сына открыт, – объявила ему мадам Джокаста.

Наступило утро.

Глава 52

Николас Деггл встретил утро в кресле-качалке, во дворе, среди деловито выклевывающих что-то в песке цыплят. Он уже начал привыкать к простой жизни в прибрежной хижине. Устремив задумчивый взгляд на море, он размышлял о недавно случившемся провале во времени.

Было очевидно, что Долорес О\'Тулл не замечает провалов. Возможно, ее недалекий разум просто отказывался допускать существование провалов, как отказывался воспринимать то, что видели глаза, заставляя Долорес принимать его за Джонса. Все должно оставаться как было .

Однако, ужаснувшись, сказал себе Деггл, возможно и другое объяснение. Гримус. Гримус овладел новой, дьявольской силой и теперь использует ее, чтобы избавиться от него. Возможно, провалы во времени затрагивают только его, Деггла.

Раскачиваясь как маятник между паранойей и беспомощностью, туда и обратно, Николас Деггл постепенно приходил в отчаяние. В дверях хижины появилась Долорес с ножом в руке. Пришло время для заклания очередного цыпленка.

Долорес уселась перед Дегглом на песок. Внезапно она точно рассчитанным неторопливым движением перерезала себе вены на левом запястье. Потом, переложив нож в левую руку и не теряя спокойствия, она с тем же намерением начала примериваться к правому запястью. Только сейчас избавившись от напавшего на него от неожиданности столбняка, Деггл бросился к хозяйке хижины и попытался отобрать нож. Долорес отшатнулась и приставила лезвие к своему горлу.

– Ради Бога, ты хоть понимаешь, что делаешь? – крикнул ей Деггл.

– С тех пор как я отдалась тебе, каждую ночь я одна, – ответила Долорес. – Каждую ночь ты отвергаешь меня. Я все понимаю, Виргилий, мое тело вызывает у тебя отвращение. Ты ненавидишь меня, и поэтому я не хочу больше жить.

Кровь из ее перерезанного запястья крупными каплями капала на песок.

«Что нужно сделать, чтобы остановить кровотечение из вены?» Деггл беспомощно озирается по сторонам. «Наложить жгут», – внезапно соображает он.

– Оставь меня в покое! – крикнула Долорес и, совсем уж неожиданно, запела.

–  Любимый мой, желанный мой, да с белой бородою , – выводила она.

Николас Деггл сбросил пиджак и торопливо принялся стягивать через голову рубашку. Когда он наконец выпутался из рубашки, Долорес уже лежала на песке лицом к небу, и ниже подбородка у нее от уха до уха зиял второй, узкий и красный, рот. Задумав что-нибудь, она неизменно доводила начатое до конца.

Застыв как вкопанный, голый по пояс Деггл с рубашкой в руке смотрел на кровь, пока та не перестала течь. Все это время в голове у него носилась шальная мысль:

Я остался совсем один.

Кресло-качалка тихо покачивалось под легким утренним ветерком.

Глава 53

Уже знакомый нам горф, твердо решивший быть свидетелем истории острова Каф до самого ее конца и хладнокровно отвергший горячие обвинения Виргилия Джонса, продолжал развлекаться созерцанием наиболее интересных событий из жизни обитателей острова.

Горфы, тела которых сами по себе передвигались крайне медленно и с трудом, развили способность мгновенного перемещения с места на место путем сознательной дезинтеграции и последующей интеграции, происходящих под надзором их свободной от физической оболочки сущности. Так, наш горф вместе с Эльфридой подслушивал у дверей «Зала Эльба», присутствовал в саду Гриббов у знаменитых качелей и следил там за развитием отношений Взлетающего Орла и бледных граций. Сквозь окна Дома Взрастающего Сына горф видел, как Взлетающий Орел и Джонс по очереди покинули это убежище, чтобы продолжить восхождение на гору. Горф был немало озадачен провалами во времени и стал свидетелем самоубийства Долорес О\'Тулл.

Теперь, дожидаясь завершения Окончательного Упорядочивания, он временно вернулся к размышлениям над анаграммой, в свое время сыгравшей немалую роль в возникновении острова Каф, – горф выбрал для перестановки имя Гримус .

Анаграммой которого было другое имя – Симург .

Горф отдыхал, дожидаясь неминуемого столкновения, которое должно было произойти между Орлом, царем земных птиц, и Симургом, райской птицей, хозяином Каменной Розы. Тот факт, что имена эти заключали в себе такой ясный и исконный смысл, придавал предстоящему особую пикантность.

Часть третья. Гримус

Глава 54

В маленьком домике с черными стенами было тихо; тихо и прохладно. Тени были повсюду, подобные незримым стражам невидимого и потому непоправимого уродства. Снаружи тучи закрывающие вершину Горы Каф висели подобно второму, грозящему бурей, своду, предохраняя темный дом от бледного, скудного и рассеянного солнечного света, льющегося на горную равнину внизу. Таков был дом Лив, слепой, без фундамента, с накрепко запертой дверью, торчащий упрямым бугром среди скальных уступов уже вырывающихся из-под зеленого дерна, и осел, привязанный к крайнему на опушке леса дереву, был единственным свидетельством жизни в нем. Где-то поблизости пронзительно вскрикнула птица.

Невидимое уродство. За закрытыми ставнями царил невообразимый, космический хаос, отходы жизнедеятельности боролись за пространство на полу и громоздились друг на друга. Пыль недвижимо покоилась толстым слоем на беспорядочно разбросанных книгах и немытой посуде. Половина краюхи, уже совершенно неопознаваемая под слоем плесени, лежала на разбитом дамском зеркальце, и паук протягивал свою паутину между тем и другим. Скомканная одежда, бумага и куски хлеба, все приобрело одинаковый серо-пыльный цвет под панцирным налетом корки вековой грязи. По стенам над земляным полом были развешаны вырезанные из дерева изображения, в сравнении с которыми их предшественники в Доме Взрастающего Сына могли сойти за символы радостей жизни. Жутко изогнутые, скрюченные, сплетенные силуэты, тела, лица и изуродованные члены, наброски ландшафтов, словно взятые из кошмаров – все свидетельствовало о нарастающей мании резчика, все глубже погружающегося в черные пучины ненависти и жажды мести. Если считать, как это принято, что скульптор не создает прекрасное, а просто отсекает все лишнее, то здесь для своих творений он наверняка выбирал деревья, одержимые бесами, изуродованные и изнасилованные ими бесконечно.

Внутренность горного домика состояла из единственной комнаты. В убогих клетках в дальнем углу ходили грязные курицы. В комнате имелись стул и кровать, и вот что странно – среди царящей вокруг общей невероятной неприбранности эти два предмета обстановки выглядели островками чистоты и опрятности. Обтягивающая стул кожа была начищена и блестела, кровать аккуратно застелена белоснежным бельем. Эти кровать и стул казались пришельцами из другого мира.

На стуле восседала непроницаемая тень.

Снова очутиться в лесу означало немедленно отказаться от всех воспоминаний о нормальном цивилизованном мире, стряхнуть с плеч прах и чопорность города, так по-человечески безумного и так безумно человеческого. Зеленый свет, сочащийся сквозь листву, очистил их души. Здесь Взлетающий Орел, высвободившись из сетей самообмана, снова ощутил осязаемую дымку таинственности, окутывающую гору. Чувствовалось, что Виргилий тоже пришел в отличное расположение духа и потому весело, бодро и без слова жалобы влечет вверх по склону свои ломоты, прострелы и мозоли, хватаясь за все попадающиеся на пути сучья и пучки трав и подтягивая свою жирную плоть все выше. Воздух гудел от обилия насекомых, с неба то и дело о чем-то кричали им на непонятном языке пролетающие птицы.

–  Magister pene monstrat , – процитировал Виргилий, забыв упомянуть источник.

На минутку они остановились передохнуть. Взлетающий Орел решил спросить объяснений сказанного.

– Это школьный анекдот, – ответил Виргилий, с удовольствием погружаясь в воспоминания. – Юные безобразники написали это на классной доске перед началом урока. Решили посмеяться над учителем. Однако подразумеваемый магистр воспринял написанное вполне спокойно, спросив только, отчего пенис поставлен в аблатив, а не в аккузатив. Тогда один из баловников, задетый за живое, встал и возразил:

– Но, сэр, здесь же аблатив в конечной форме.

Они возобновили свое восхождение. Шутка подбодрила их обоих. Если уж им суждено проиграть сражение, то по крайней мере победа не достанется горе легко. В восторге предвкушения Взлетающий Орел не задумывался о том, что из правил предстоящего сражения ему известны лишь некоторые и что цель его похода тоже не до конца ему ясна. Он просто принимал участие в походе на Гримуса, и ничто другое его не интересовало.

Он яростно почесал рубец на груди.

Взглянув на Виргилия Джонса, Взлетающий Орел заметил, что тот, когда не хватается за траву или ветки, все время держит пальцы рук скрещенными.

На почтительном отдалении от них тихо и незаметно скользила меж камней фигура Мидии, не отставая ни на шаг, но и не приближаясь. Они не слышали ее шагов, потому что даже вообразить не могли, что кто-нибудь станет следовать за ними. Вой и свист Эффекта – не звук, беспокоящий слух, а скорее навязчивое ощущение – близ вершины горы усилился, но и Взлетающий Орел, и Виргилий Джонс, и Мидия, каждый по-своему, умели защищаться от него: Мидия при помощи своей одержимости, Виргилий благодаря давней бесчувственности и безразличию, а Взлетающий Орел благодаря иммунитету, приобретенному после знакомства с Лихорадкой.

Неподвижная тень в кресле услышала движение за стенами своего жилища. Это означало, что скоро нужно будет встать и сделать что-нибудь. Это означало, что нужно будет достать из-под подушки книгу. Это означало, что нужно будет свернуть еще одной курице голову и поесть. Это означало, что нужно будет посмотреть и узнать, кто там снаружи бродит. Но пока время не пришло – можно было немного посидеть в темноте. Лив сидела так еще долго, похожая на неподвижную статую из темного камня.

На узком плоскогорье, а скорее поляне, было холодно и сыро. День давно перевалил за середину. Взлетающий Орел остановился возле осла Лив и, задумчиво поглаживая животное, принялся наблюдать за тем, как Виргилий Джонс расхаживает по поляне с видом школьника, отправившегося на поиски клада.

( Нет, говорил он себе, не буду заходить к ней. Незачем ворошить прошлое .)

Шестнадцать шагов вперед от края поляны. Повернуть направо. Шестнадцать шагов вправо. Остановка. Черный дом позади, безмолвный и равнодушный.

– Здесь, – сказал Виргилий Джонс. – Врата должны быть здесь.

Закрыв глаза, Взлетающий Орел попытался совладать с поднявшейся в нем бурей эмоций. Пришла пора. Он направился к Виргилию, чей язык, словно пытаясь нащупать что-то неуловимое, лихорадочно и слепо обегал губы, как загнанный мышонок. Роза парализовала его чувства, и сам он не мог точно определить место. Взлетающий Орел должен был стать подопытным кроликом.

– Встаньте здесь, где стою я, – велел ему Виргилий, – сосредоточьтесь и попытайтесь представить себе Врата. Так вы сможете найти их.

Виргилий сделал три шага в сторону, освободил место и торопливо скрестил пальцы.

Взлетающий Орел сделал последний шаг и замер там, где только что стоял Виргилий.

И снова закрыл глаза.

Врата , яростно принялся думать он. Врата передо мной. Я собираюсь пройти через Врата. Вот Врата. Я прохожу сквозь них. Вот Врата

Он повторял это снова и снова, как заклинание, накапливая в себе силу, как учил его Виргилий, дожидаясь, что Внешние Измерения вот-вот подхватят его и перенесут к Гримусу.

Что изменилось вокруг? Подул ли легкий ветерок, которого прежде не было? Или что-то случилось с почвой под его ногами? Нужно отбросить эти мысли, они только отвлекают. Сосредоточиться, сосредоточиться. Врата, и я прохожу сквозь них.

Но ничего не случилось. Все осталось по-прежнему.

Голос Виргилия, совсем рядом, над самым ухом:

– Думай о Розе. Ты идешь к Розе.

Роза из камня. Роза приближается ко мне, я могу взять ее в руки. Я могу взять Розу в руки, взять в руки, взять в руки

Ничего.

Он открыл глаза. Виргилий смотрел на него потрясенно.

– Что вы видели? – закричал могильщик в ужасном волнении. – Гримуса? Он что, не пропускает вас? Вы не можете пробиться? Сосредоточьтесь, соберите всю волю в кулак. Воля, воля. Вот что нужно. У кого есть воля, тому открыта Дорога всюду.

– Виргилий, – тихо ответил Взлетающий Орел, – Врат нет.

– Но они должны быть здесь! – кричит Виргилий. – Конечно, должны. Они всегда были здесь. Я не мог ошибиться.

– Но здесь ничего нет, – снова глухим голосом повторил Взлетающий Орел.

– И вы не чувствовали ничего, никакой силы? – недоверчиво спросил его Джонс.

Взлетающий Орел покачал головой.

– У вас не появлялось такое чувство, словно… вас засасывает куда-то? – продолжал добиваться от него ответа Виргилий.

Взлетающий Орел снова, с ужасно несчастным видом, покачал головой. Момент наивысшего подъема сил и обострения всех чувств прошел; он ощущал гулкую пустоту внутри, усталость.

Виргилий Джонс сел на траву и обхватил голову руками.

– Он перенес их.

Его голос доносился словно из глубокой пещеры. Взлетающий Орел понял, что это конец. Не успев толком начать, они проиграли. Невыразимая горечь поднялась в его душе.

– Так что же, значит, для вас это новость? – спросил он. – Вы не предполагали, что Гримус может передвинуть Врата?

Заслышав в голосе Взлетающего Орла печальный укор, Виргилий Джонс поднял голову.

– Теоретически я допускал это, – ответил он. – Но только теоретически. На практике же… Наверно, за это время он многому научился, стал несравненно более опытным. Потому что построить Врата очень тяжело. Нужно отдать столько сил. Это совсем не так просто, понимаете? Конечно, так было раньше. Я не думал, что он пойдет на такое.

– Значит, не думали? – насмешливо переспросил Взлетающий Орел, и адреналин в крови наполнил его голос издевкой. Виргилий только взглянул на него в ответ, и глаза его были как у побитой собаки.

– Мы найдем Врата, – без выражения проговорил он. – Он не мог перенести их далеко. Не могу поверить, что он стал таким всемогущим. Нужно просто пошуровать тут немножко. Все будет в порядке. Я найду их.

– Хорошо, – ответил Взлетающий Орел и повернулся к черному дому.

В дверях дома стояла черная фигура, укрытая плащом с головы до ног, с непроницаемой вуалью на лице.

– Я так и знала, что это ты, – ровным голосом проговорила Лив.

Что-то приговаривая себе под нос, Виргилий Джонс бродил по узкому высокогорному плато. Время от времени останавливаясь, он зажмуривался до того плотно, что из уголков глаз начинали сочиться слезы, и некоторое время стоял так в напряженном ожидании. Потом открывал глаза, тряс головой и снова шел выбирать новое место. Найти Врата ему никак не удавалось.

– Неужели он мог подумать, что я не пыталась их найти? – насмешливо проговорила Лив. – Неужели он мог подумать, что я все это время торчала здесь просто так? У меня не меньше причин ненавидеть Гримуса, чем у него. Он что же, считает Гримуса глупее себя, дурень?

Наигранное спокойствие уже ушло из ее голоса, теперь в нем отчетливо была слышна устрашающая дрожь страсти. В голосе Лив было столько яда, что позавидовала бы змея.

– Послушай, Взлетающий Орел, – обратилась она к пришедшему. – Этот Виргилий Джонс, мой бывший муж и твой теперешний проводник, одинаково бездарен и в том и в другом качестве – думаю, ты уже понял это? Посмотреть на него, и сразу видно такого же слепо одержимого человека, как и остальные обитатели К. Что он там делает, на поляне? Гоняется за тенью. Заходи в дом, Виргилий! – позвала она. – Может, Гримус спрятал твои Врата здесь. Заходи и поищи их в доме.

Продолжая метаться по поляне с места на место, тут и там крепко зажмуривая глаза, Виргилий Джонс сделал вид, что не слышит. Он явно был настроен непреклонно, увлечен и, может быть, в самом деле не слышал окрика Лив.

– Пора тебе узнать все о Виргилие Джонсе, – обратилась тогда Лив к Взлетающему Орлу. – Ты это заслужил. Сейчас ты узнаешь, какого дурака свалял, поверив ему.

Они постояли немного у дверей черного дома, молча глядя на снующего взад-вперед Виргилия, который силился перескочить разрыв между желаемым и действительным – переполненная ненависти Лив и бледный Взлетающий Орел, отмеченный шрамом. Их жизни разделяли огромные пропасти, Взлетающий Орел почти физически ощущал их протяженность и бездонность. Но именно эти провалы, а также слабость, слепота, тщета и ненависть соединяли их, поневоле связывали накрепко.

Лив резко повернулась и ушла в дом. Помедлив мгновение, Взлетающий Орел вошел следом, оставив усталого Виргилия Джонса, беспомощного и несчастного, бродить, разговаривая с самим собой, снаружи. День клонился к закату, темнело.

Мидия, спрятавшись за крайними деревьями на опушке, тихо плакала, сочувствуя их беде.

– Он предупреждал тебя о Лихорадке Измерений? – спросила его Лив. – Нет? Я так и знала. Он хотел, чтобы ты переболел ею, поскольку лишь таким образом он мог сделать из тебя того человека, который ему нужен. А говорил он тебе о том, какой опасности ты можешь подвергнуться, с таким-то лицом, в К.?

– Чем вам всем не нравится мое лицо? – начиная раздражаться, спросил Взлетающий Орел.

– Так он и об этом умолчал, – с удовлетворением промолвила Лив.

Голова под капюшоном плаща кивнула; в голосе зазвучало презрение.

– Два раза он подвергал твою жизнь опасности. Сейчас он собирается сделать это снова. Так он и вправду ничего тебе не сказал?

– Виргилий дважды спас мне жизнь, – ответил Взлетающий Орел. – Он предупредил меня о том, что может ждать меня сейчас, и я дал согласие. Так что там с моим лицом?

– Бедный глупый мальчик, – проговорила Лив, укладываясь на кровать.

Взлетающему Орлу ничего не оставалось, кроме как усесться посреди океана грязи на стул с кожаной обивкой.

– Бедный глупый мальчик, – повторила Лив. – Ты похож на Гримуса как две капли воды, как отражение в зеркале – на оригинал. Возможно, ты выглядишь чуть моложе, кожа твоя чуть белее, но сходство все равно потрясающее. Ты был нужен Гримусу, и из-за тебя он затеял большую бучу. Твоя сестра Птицепес интересовала его только постольку поскольку. Ему был нужен ты. Рожденный-От-Мертвой.

Она очень много обо мне знает

– Сиспи, – догадался он. – Сиспи и Гримус – это один и тот же человек?

Темная непроницаемая фигура на кровати кивнула.

– Но если я так похож на Сиспи… на Гримуса, тогда почему Птицепес мне ничего не сказала об этом? Она обязательно рассказала бы мне о таком совпадении… мы тогда были очень близки.

– Гримус, – ответила Лив, – великий обманщик. Он мог изменить внешность, наклеить усы или бороду… да кто его знает. Он проведет любого, можешь не сомневаться, несчастный глупый двойничок. Именно твое лицо и заинтересовало его так. Он был просто сражен. Но забрал он не тебя, а Птицепес.

Последовал взрыв грубого смеха. Лихорадочно переваривая услышанное, Взлетающий Орел понял, что ему невыносимо хочется увидеть скрытое под капюшоном лицо.

– Есть и еще одно, что тебе небезынтересно будет узнать. Гримус очень привлекательный мужчина, – продолжила Лив. – Возможно, это откроет тебе глаза кое на что.

Деггл называл его красавчиком .

Вы совсем не тот, кем кажетесь … – сказала ему Ирина.

Грибб стоит в ногах его постели и приговаривает: «Замечательно. Замечательно».

Узнавание в направленных на него взглядах в «Зале Эльба», Пекенпо, сказавший с особой интонацией: мистер Джонс и незнакомец .

Призрак, Дух Каменной Розы.

Призрак Гримуса.

Вот почему Ирина Черкасова так мгновенно воспылала к нему страстью. Вот почему он так заинтересовал Эльфриду. Вот почему Мидия смотрела на него так потрясенно. Вот почему он сразу же не понравился Джокасте. Сам того не ведая, он жил под чужой личиной, испытывая на собственной шкуре последствия отрицательных и положительных реакций окружающих на достоинства и недостатки, приписываемые личности неизвестного хозяина. Многое теперь становилось на свои места.

– Вижу, ты многое начал понимать, – сухо заметила Лив и лениво потянулась в кровати. – Видеть, что творится с людьми, когда они наконец узнают правду, никогда не надоедает.

– Правду, – бездумно повторил Взлетающий Орел.

– Теперь, – продолжила Лив, – я открою тебе другую правду, правду обо мне. Я расскажу тебе это потому, что ты изголодался по правде. Вот правда о Лив: она ненавидит Гримуса. Она ненавидит Виргилия. Она ненавидит эту адову гору.

– Но она продолжает жить на горе, – заметил Взлетающий Орел.

– Ненависть, – ответила Лив, – это нечто очень близкое к подлинным могуществу и власти. Многих ты знаешь, кто по собственной воле отказался от власти?

Взлетающий Орел открыл было рот, чтобы ответить, но Лив не позволила.

– Пора заглянуть в книгу, – сказала она и сунула руку под подушку.

Неподвижно сидя на стуле в темной комнате, пешка неизвестно в чьей игре, как было провозглашено скрывающим от него свое лицо оракулом, без надежды на успех, чему подтверждением были досадливые глухие возгласы и бормотание за окном, Взлетающий Орел слушал историю острова Каф; сейчас, когда он думал, что уже ничто не способно удивить его, он узнал такое, от чего по его спине побежал холодок благоговейного ужаса. И как обычно, все его прежние догадки оказались неверны.

Развешанные по стенам вырезанные из дерева изображения видели, как женщина Лив достала из-под подушки очень, очень старую записную книжку в обложке из потертой кожи.

– Когда-то давно, – объяснила она, – Виргилий вел дневник. Я прочитаю тебе основное, самые главные выдержки из его дневника – тебе стоит это услышать.

В темной загородке в углу комнаты громко закудахтали и забеспокоились куры.

– Я буду читать не все, а только самое важное, – сказала она и заговорила – медленно, нараспев, очевидно, читая по памяти, поскольку за окнами комнаты уже спустился вечер и последний источник света, дозволенный в доме, – окно – уже почти померк. Лив помнила дневник Виргилия наизусть.

Середа, 19-е июня .

Мои дневники всегда были моими лучшими друзьями. Письменное слово гораздо преданней и постоянней человеческого бытия. И гораздо откровенней. В нем, точно в чистом и ровном зеркале, можно ясно увидеть свои недостатки, но оно покажет вам их без всякой злобы и упрека. Это та же дружба, если угодно.

Хочу сразу предупредить вас, мой дорогой друг, что сегодня вам придется призвать на помощь всю свою усидчивость и напрячь внимание. Поскольку я собираюсь поведать вам правду, поверить в которую непросто. А я хочу, чтобы мне поверили.

Если человеку удается вовремя взлететь на гребень событий, то можно считать, что будущее его обеспечено. Милейший Брут . Наверное, он был прав. Ясно одно: вал событий наконец достиг и моей тихой гавани. Хотя рассчитывать в таких условиях на безусловно благоприятное будущее пока сложно. Однако я заговорился и никак не перейду к сути. Начало всегда дается сложнее всего. По крайней мере, мне.

Мои извечные недостатки вполне обычны: глубокомысленная лень, легкий, как бабочка порхающий от одного предмета к другому рассеянный ум, что в свое время очень помешало мне претворить мои вдохновенные археологические планы в жизнь. Лень, по известной всем иронии, ведет прямиком к физическому труду. Но за все нужно платить, а держать в руках лопату я давно уже научился. Пускай пользоваться ею мне теперь приходится для немного иной цели, закапывания, а не раскопок. Себя я сейчас вижу выполняющим общественно-полезный в перспективе труд – я шпигую почву материалом будущих археологических изысканий. Другого пути нет: если в труде нет достоинства, то его следует придумать себе в утешение.

Наверно вам уже известно, что мой работодатель, хозяин – человек по имени Николас Деггл. Не далее как вчера он заходил навестить меня. (Пользуясь случаем, приношу свои извинения за то, что так давно не брался за перо. Дело в том, что события последних дней не давали мне свободно продохнуть). Думаю, Деггл заглянул ко мне просто от нечего делать. Эта его привычка, нагрянуть неожиданно, сильно раздражает. Но я прощаю ему, потому что при необходимости он охотно дает мне деньги вперед. А учитывая некоторые мои особые обязанности, его визит становится понятным.

Дело в том, мой дорогой друг, что я копаю могилы не только для людей, но и для домашних животных! – погребение которых организует предприимчивый Деггл. Я без счета предаю земле спаниелей, любимцев семьи, и горько оплакиваемых пожилых кошечек. Как говорится, всем приходится с чего-то начинать. Нельзя придумать более смиренного начала, чем то, что досталось мне.

Место на кладбище отведено домашним любимцам в самом дальнем углу, на опушке густой лесной чащи. Приготовив надлежащую ямку для третьего за день песика, я решил сделать перерыв на обед, о, совсем скромный: пара печений и кусок сыра. И направился к деревьям, чтобы найти удобное место в тени. И увидел Это.

Поначалу я решил, что это какое-то заброшенное надгробье. При более подробном ближайшем рассмотрении я отверг это простое объяснение. Предмет, целиком вырезанный из камня, был высотой в рост человека. Внешними контурами Это напоминало Розу сложных очертаний, отчего впоследствии и возникло его название: Каменная Роза.

Роза стояла прямо посреди зарослей кустарника. Не думаю, что кто-то хотел спрятать ее там специально. Просто она была там, и все. Расчищая себе путь, я сильно оцарапал руки и порвал рукав куртки.

Именно здесь, мой друг, у вас может появиться недоверие к моему рассказу. Добравшись до Розы, я, естественно, прикоснулся к ней рукой, и в то же мгновение со мной случилась странная, пугающая вещь. Голова у меня закружилась, окружающее исчезло, и я увидел иную, совершенно незнакомую странную местность. Должно быть, я ненадолго потерял сознание. Очнувшись, я обнаружил, что лежу на земле возле Розы, куртка моя в пыли и царапин на руках и лице прибавилось. К стыду своему, должен признаться, что первым моим желанием в тот миг было броситься наутек. Я торопливо выбрался из кустов, но тут же взял себя в руки и закончил погребение оставшихся зверей. Тут, как всегда кстати, появился Деггл. Раздраженный его снисходительностью, я отвел его к Розе. Мне хотелось увидеть, какой эффект произведет на него неизвестный предмет. Если Деггл вырубится так же, как и я, то наверняка надолго оставит свои насмешки.

Так и вышло. Чтобы привести своего патрона в чувство, мне пришлось щедро плеснуть ему в лицо водой. Должен сознаться, что, возможно, при этом я вылил чашку-другую лишнюю.

Испуганные и потрясенные, мы вышли из леса и внезапно обнаружили неподалеку от места событий рассматривающего нас высокого белого мужчину, на вид не то чтобы гораздо старше своих лет, но создающего впечатление какой-то древней умудренности. По моему мнению, незнакомцу было за пятьдесят, он очень хорошо сохранился, но определенно казался принадлежащим другим, более давним временам. Причем впечатление это определенно никак не было связано с только что пережитым нами с Дегглом испытанием. Мужчина явился к нам с просьбой похоронить на особом участке кладбища птицу, странную, с ярким райским оперением. Незнакомец отрекомендовался Гримусом; судя по акценту, он был родом откуда-то из Европы, скорее всего беженец-эмигрант.

Должно быть, мы выглядели здорово напуганными, потому что в конце концов он поинтересовался у нас, не случилось ли чего. Выслушав наш короткий рассказ, в продолжение которого интерес незнакомца постепенно нарастал, он попросил нас отвести его в лес к Предмету, к которому, едва оказавшись рядом, он немедленно и решительно прикоснулся. Реакция человека, назвавшегося Гримусом, тоже была бурной – он отшатнулся от Розы и схватился руками за голову, но сознания при этом не потерял, из-за чего в его отношении к нам немедленно появилось неуловимое превосходство. Возможно, поэтому мы согласились с его просьбой до поры молчать о находке, по крайней мере до тех пор, пока он не поймет Розу лучше.

В тот же вечер по приглашению Гримуса мы посетили для дальнейших переговоров его дом, а точнее говоря, особняк в большом поместье, владельцем которого он оказался. После недолгих уговоров мы согласились на его необычное предложение. Вернувшись под покровом темноты на кладбище, мы взяли на находящемся в моем ведении складике один из пустых, приготовленных к ритуалу гробов, при помощи веревок и шестов вывернули из земли Розу и, не прикасаясь к ней руками, уложили ее в гроб и закрыли крышкой. После этого, напоминая троицу типичных кладбищенских воров, мы отнесли гроб к грузовику Гримуса. В продолжение всей операции я чувствовал себя преступником, хотя никакого преступления мы не совершили.

Просторный дом Гримуса располагался близ юго-западной окраины нашего городка. Дом этот, роскошный не только снаружи, но и внутри, был битком набит разными диковинами, предметами искусства и старинными книгами. Гримус был обладателем огромной коллекции чучел экзотических птиц; это явно свидетельствовало о том, что ему довелось много странствовать и повидать мир. По стенам комнат его дома в изобилии были развешаны большие и маленькие картины и гравюры, как мне кажется, восточного происхождения, в подавляющем большинстве на орнитологические темы. Гримус очень интересовался птицами и связанной с пернатыми мифологией и, что любопытно, сам был очень похож на птицу. Принимаясь говорить или рассказывать что-то, он всплескивал руками как птица крыльями, а торопливый журчащий голос его напоминал птичье щебетание. Профан в вопросах орнитологии, я как мог поддерживал беседу, проявляя заинтересованность; Гримус обладал замечательной способностью заражать своей страстью слушателей, так что нам с Дегглом скучать не приходилось.

По словам хозяина особняка, его настоящее имя было вовсе не Гримус. Он признался нам в этом сразу же и совершенно откровенно. Новое имя ему пришлось взять вследствие того, что прежнее было совершенно непроизносимым на языке нашей страны, куда он прибыл около тридцати лет назад. Как добавил Гримус, его теперешнее имя представляло собой анаграмму имени мифической птицы: Симург.

– Симург – это Великая Птица, – с жаром растолковывал он нам. – Симург огромен, всемогущ и существует в единственном числе. Он включает в себя всех остальных птиц. В известной поэме суфиев рассказывается о том, как тридцать разных птиц решили отправиться на гору, где жил Симург, чтобы разыскать его там. Когда тридцать птиц достигли наконец вершины горы, то с удивлением обнаружили, что сами они и есть, или, можно сказать, к этому моменту стали Симургом. Само имя Симург может быть переведено как «тридцать птиц». Си – означает тридцать. Мург – птицы. Замечательная поэма, еще более замечательный миф, на котором она основана. Миф о горе Каф.

– Хаф? – переспросил Николас Деггл.

– Нет, Каф, – специально для Деггла отчетливо повторил Гримус. – Так произносится арабская буква «к» [1] .

Было видно, что Гримус способен говорить на такие темы дни напролет, но Деггл прервал его, задав прямой вопрос о дальнейшей судьбе Розы.

– Ах, да! – воскликнул Гримус. – Роза. В Розе заключена Сила.

– Вы что же, оккультист? – спросил я разочарованно. Оккультисты всегда нагоняли на меня тоску. Уж очень безрадостная наука.

– Не совсем, – прощебетал в ответ Гримус. – Можно сказать, что у меня просто очень расширено сознание – вот и все. Так что если Роза заключает в себе Силу, то в качестве следующего шага необходимо узнать, что это за Сила.

– Откройте гроб, – приказал он мне.

Его приказной тон мне не очень понравился, но я не стал возражать и исполнил, что требовалось. Гримус сделал шаг к Розе и, прежде чем мы успели понять, что он собирается сделать, крепко схватил ее за стебель. Испустив громкий крик боли, он не ослабил хватки. Я отчетливо увидел, как у Гримуса пульсируют зрачки: сужаются и тут же расширяются во всю радужку.

Потом Гримус исчез. Роза по-прежнему лежала в гробу, но хозяин особняка пропал – могу поклясться чем угодно. Только что он был здесь, но потом моментально и беззвучно исчез.

Прошло несколько минут, и наконец Гримус появился, сияя и весело качая головой.

– Чудесно, – сообщил он нам. – Воистину чудесно.

Я посмотрел на Николаса Деггла и обнаружил, что тот с равным непониманием, смотрит на меня.

– Вы тоже должны испытать это, – сказал нам Гримус. – Оба должны попробовать.

В конце концов мы согласились проделать то же, что Гримус, но только после того, как изрядно подкрепились хозяйским бренди. И я и Деггл, мы оба были испуганы и взволнованы, и ручаюсь, что Деггл был испуган и взволнован гораздо больше моего. Он ведь должен был поддерживать свой авторитет начальника. А Деггл был не из тех, кто легко мог согласиться на унижение.

Здесь, сейчас, пером я не могу описать планету Тера во всех подробностях, какой она предстала нам. Сначала я должен все обдумать и переварить. Скажу только, что нам довелось пережить мгновенное путешествие сквозь… что? Тут я натыкаюсь на первую трудность. Мы встретились с формами разумной жизни, значительно превосходящими нас могуществом и развитием. Нам открылись невероятные горизонты. Окружающий мир внезапно наполнился удивительными возможностями.

И это я, я был первооткрывателем всего этого!

– Следующие несколько страниц я пропущу, – строго объявила Лив. – Здесь содержится описание путешествий Джонса. Комната уже почти полностью погрузилась во мрак. Все внимание Взлетающего Орла было приковано к мерному речитативу, доносящемуся с широкой кровати.

Лунедельник, 1-е июля .

Сегодня Гримус совершил знаменательное открытие и предложил великий план. Должен признаться, величие этого плана потрясло меня. Деггл был мрачен и молчалив и, как мне кажется, отнесся к предложению Гримуса неодобрительно; но к тому времени Роза уже крепко держала его в своих объятиях, как и всех нас. Он был привязан к чудесной Розе, несмотря на то, что отказался ею пользоваться после первого посещения Теры.

– У нас хватает проблем, – говорил он, – и без всяких фокусов.

Деггл приходил регулярно: являлся каждый вечер, когда мы собирались вокруг Розы, готовясь к новым путешествиям при помощи процесса Концептуализации, объясненного нам горфом Дотой. Деггл приходил и, усаживаясь в самом дальнем и темном углу, горящими глазами следил за тем, как мы с Гримусом по очереди отправлялись с визитами в бесчисленные неописуемые миры.

Я очень быстро освоился в своем тайном втором мире, не имеющем границ, хотя и ограниченном на практике пределами гостиной Гримуса, откуда на моих глазах сотни раз, отправляясь в Путешествия, исчезал он сам и где вслед за ним то же самое проделывал и я! Постепенно мое сознание, как и сознание Гримуса, расширилось (определение Гримуса). Потрясающее ощущение. Но сегодняшний день даже для моего обновленного сознания приберег тяжкое испытание. Вернувшись из своего Путешествия, Гримус принес с собой кое-что. Первый случай, когда предмет из чужого мира попал в наш мир. Гримус принес с собой две вместительные бутыли. В одной бутыли была желтая жидкость. В другой бутыли – голубая.

– Желтая жидкость для вечной жизни. Голубая для вечной смерти, – объяснил он нам с усмешкой. Эти две бутыли были частью великого плана Гримуса. Так он сам сказал. Насколько я помню, таковы были его собственные слова.

– С сегодняшнего дня, – объявил он нам со своим птичьим славянским акцентом, – в наших руках находится величайший дар жизни. Право распределять этот дар – огромная ответственность, но предлагаю принять эту ответственность на себя. В качестве первого обязательного шага мы вкусим от этого дара сами. В качестве второго обязательного шага мы выберем кандидатов из числа обычных людей. Для отбора я предлагаю особый критерий: жажда жизни. В первую очередь идут те, кому для исполнения задуманного необходимы века. Одним словом, все, кто не потратит впустую попавшую им в руки вечность. Третьим шагом будет создание прибежища. Места, куда смогут прийти те, кто устал от мира, но не от жизни.

– Одну минуточку, – подал голос Николас Деггл. – Каким же волшебным образом мы разыщем всех этих людей?

Вместо ответа, Гримус опустил руку в карман плаща, который он обычно надевал во время своих Путешествий, и достал оттуда Водяной Кристалл.

– При помощи этого устройства, – объяснил он, – и точной настройки Розы по методу нашего друга Доты мы сможем наблюдать за жизнью тех, кого подвергаем Концептуализации. Проще говоря, нам будет достаточно сосредоточиться и представить себе желаемый человеческий тип, в данном случае тип избранного нами кандидата, и человек этот появится на экране кристалла, как на экране телевизора. После этого, используя Розу уже известным образом, мы переместимся к этому человеку сами.

– Предлагаете поиграть в Бога? – догадался Деггл. – Опасная игра, вам не кажется? Что скажут власти?

– По-вашему, мы должны ознакомить с нашим открытием представителей государственного аппарата? – резко переспросил Гримус. В его голосе ясно слышались горечь и злоба, порожденные, очевидно, ранним, приобретенным еще прежде, чем он стал Гримусом-птицелюбом, печального опыта общения с власть имущими. (Свое настоящее имя он так нам и не открыл.) – Что с нами сделают, если мы откроемся, – упекут в сумасшедший дом? Что сделают после этого с нашим даром – используют как новый вид чудовищного оружия? Путь существует только один – либо мы сами беремся за дело, либо забываем о нем навсегда. Хочу сказать вам только одно: оставлять без пользы знание такой потрясающей, волшебной силы не просто преступно. Это грех.

Лив перелистнула еще несколько страниц. Каждую она переворачивала не торопясь и с большой тщательностью, очевидно напоказ, хотя в записную книжку в течение всего своего рассказа не заглянула ни разу.

Мы построили мир. Невозможно сказать, каким образом в наших руках оказался этот остров – нашли ли мы его или создали . Я склоняюсь ко второму, Гримус к первому. По его мнению, Техника Концептуализации просто отображает в зеркале бытия концепцию того, что вы усилием воли желаете создать. Лично я не склонен смотреть на это так просто. Как бы там ни было, но теперь мы владельцы настоящего райского уголка, со всех сторон окруженного морем, клочка плодородной земли, покрытого буйной растительностью, расположенного в благодатном климате и совершенно необитаемого. Гримус дал нашему миру-острову имя. Он назвал его остров Каф. Возвышающуюся в центре острова гору – гора Каф. Но так как ни я, ни Деггл не могли совладать с краткой гортанностью арабских согласных, очень скоро с нашей легкой руки остров стал называться Каф [2] . Телец – но какой? Златой? Или тучный? Время покажет. Теперь, что касается населения острова: со дня появления двух знаменитых бутылей все свое время Гримус проводил у Водяного Кристалла. Не прошло и нескольких дней, как он сделал замечательное открытие: каждый новый человек, которого Кристалл показывал ему, происходил из другого измерения, пускай разница была совсем неуловимой, и существовал в едва заметно отличающемся ином потенциальном слое … тоже определение Гримуса. Означало ли это, что в недалеком будущем перед нами встанет проблема ассимиляции в едином обществе иммигрантов с разных, по сути дела, планет? Гримус смотрит в будущее оптимистически. Разница совершенно неуловима, ответил мне он. Хотелось бы верить, что он прав.

Лив перевернула еще одну страницу.

Остров Каф, День Первый. Лунедельник, 1-е января.

Дата в начале записи – мое волюнтаристическое творчество. Если уж приходится начинать, то лучше начинать с самого начала. Мы находимся на острове Каф, в городе, названном просто К. Гримусу нельзя отказать в гениальности: путем длительной и тонкой настройки Розы он подготовил все так, что жизни всех, пожелавших поселиться на острове Каф (отбор кандидатов происходит под личным и скрупулезным надзором Гримуса) во всех измерениях сложились так, что на остров они прибыли в один и тот же день. Достигнуть этого Гримусу удалось, решив уравнение времени со многими неизвестными – я уверен, так и было. По его словам, неувязка вышла только одна. Философ Игнатиус Грибб и его жена Эльфрида завершат свое путешествие несколько позже остальных; на острове их пока нет, но их прибытие скоро ожидается.

Встреча членов сообщества прошла как нельзя лучше. Повсюду царил дух радости, настоящего ощущения рая. Мы бессмертны, и мы наконец добрались до нашего Олимпа. День, когда я согласился работать могильщиком на кладбище домашних животных, был, наверное, самым счастливым в моей жизни.

Еще несколько страниц пропущено. На этот раз, когда Лив заговорила снова, в ее голосе сквозило напряжение, которого прежде не было.

Фрейница, 26-е января .

Сегодняшний рассказ будет посвящен двум женщинам. Скажу сразу, моя роль в этом повествовании счастливая.

Лив Силвэн шлюха. Шлюха очень и очень опытная, можно сказать, одаренная, предназначенная для избранных ценителей. (Потрясающе любопытно, как много на острове Каф собралось шлюх. Должно быть их деятельность общепризнана полезной и необходимо неизбежной.) В случае Лив красота тела сочеталась с удовольствием, которое она получала, пользуясь им сама и позволяя пользоваться им всеми известными в подлунном мире способами. Стыда Лив не знала. Кроме прочего, она обладала талантом руководить. По общему согласию островной бордель с первых же дней был отдан под ее начало. Единственной, так сказать, оппозицией Лив была Джокаста, вторая по старшинству в борделе после Лив. Джокаста тоже мне нравится. Но Лив… в общем, Лив есть Лив.

Должен сознаться, до знакомства с Розой я никогда не был тем, что принято называть половым гигантом. В моем случае, при всей тучности и прочем, здесь скорее всего подошло бы определение «пигмей». И тут я ни в коей мере не виню дам, этих так мило осисястенных и оягодиченных существ. Кто захочет попасть под меня и оказаться размазанной по постели? Но Роза придала мне уверенности. Я посетил миры, где толстые мужчины пользовались таким же в меру бешеным спросом, как и рубенсовские дамы. Я, гроза титек и филейных частей. Да, я. Так-то. Когда-то был. Виргилий Джонс, секс-символ! Поистине замечательно!

Я никогда не верил до конца в то, что Лив Силвэн хочет меня. Но она так сказала, а обвинять ее во лжи у меня язык не поворачивается. Итак, Лив желает меня. Интересно, почему? Во имя неба, почему? Она сказала, что ради меня готова оставить Дом и пост тамошней мадам, который утвердил для нее Гримус, – мне это непонятно. Но дареному коню в зубы не смотрят. День, в который прекрасная женщина влюбляется в уродливого мужчину только потому, что тот нравится ей, воистину счастливейший.

Мы собираемся пожениться. В свое время, когда-то давно, Гримус носил священнический сан и вполне мог устроить нам венчание, хотя лично мне все равно – я никогда не был особенно набожным. Но брачная церемония может оказаться забавной.

Что касается Гримуса… он та еще птица, прошу прощения за каламбур. Я никогда не считал себя ценителем и знатоком мужской привлекательности, однако, даже при всей своей неискушенности, решая, кто из нас троих наиболее красив и представителен, я не отдал бы пальму первенства Дегглу. Ясно, что разговор здесь пойдет не о нем. Любимцем и дам и шлюх (за исключением моей Лив) был сам Гримус. Бесценное сокровище для фермерских женушек и русской княгини. Однако внимание дам, казалось, нисколько его не занимало. Возможно, и это также объяснялось его монашеским прошлым. Опыт безбрачия. Что, возможно, как раз и объясняло его притягательность для женщин. Да, его не так-то просто заполучить в постель.

Скво аксона по имени Птицепес донимает Гримуса больше всех прочих. На редкость простая и бесхитростная индейская девушка, она всюду ходит за Гримусом по пятам, вполне оправдывая собачью часть своего имени. Гримус совсем не обращает на нее внимания, так что она подлизывается к нему и лебезит как может. Птицепес наверняка видит в нем своего рода шамана – и обожествляет, бедное, простодушное дитя. Она скоро сама себе опостылит.

Появление Птицепес на острове связано с интересными обстоятельствами. Гримус одно время стал одержим идеей поиска собственного двойника. «По логике вещей, – говорил он, – в бесконечном числе миров должна найтись точная копия любого, не только меня. К тому же я не требую полного сходства. Мне нужно подобие такого рода, которое было бы одновременно и противопоставлением».

Когда в туманной дымке Кристалла замаячило наконец плато аксона, Гримус возликовал. Хотя здесь выбор кандидата не сработал по обычной схеме. Брат Птицепес пока еще не появился на нашем острове. И неясно, прибудет ли он сюда вообще. Может быть да, а может, и нет.

Возможно также, Гримус замышляет что-то иное, Взлетающий Орел вовсе не нужен ему на острове. Но в планы Гримуса не дано проникнуть никому.

Лив быстро перевернула несколько страниц.

Торник, 5-е апреля .

Все пошло наперекосяк. Я уже чувствую это. Атмосфера всеобщей радости ушла. Если все пойдет так и дальше, то остров и план потеряют смысл. Я сказал об этом Гримусу, но он не согласился со мной. «То, что сейчас происходит, это Великий Эксперимент, – ответил он. – Речи быть не может ни о каком провале» . Лично я не уверен, что Гримус сумеет удержать всех нас вместе только силой своей воли. Вечность – это слишком долго.

Кроме того: Деггл, Гримус и я вряд ли уживемся друг с другом, и рассчитывать на это было более чем глупо. То, что сами мы заслуживаем бессмертия, было принято нами безоговорочно, так же как безоговорочно мы избрали остров Каф своим убежищем. Возможно, мы ошибались. Возможно, мы не заслуживали всего этого.

Самоубийства стали первым предупреждением. Первым предупреждением, обрушившим потом всю лавину. Узнав о том, что кое-кто из бессмертных решил уйти из жизни, Гримус впал в ярость. Зачем они пришли сюда, кричал он. Они не должны были этого делать. Им не место здесь. Что мешало им в мире и покое напиться из своих голубых бутылей, сделав это где угодно, но только не на острове. Они не имели права убивать себя здесь. Деггл сказал, что согласие поселиться на острове Каф очень напоминает вступление в брак. Огромное количество людей разводятся вне зависимости от того какой страстью они пылали друг к другу, когда шли под венец.

После случаев самоубийства среди горожан появились недовольные мной и Гримусом. Деггл на стороне недовольных. Правильно ли он поступает? Нет, я уверен в этом. Но каждый волен выбирать. Нашей вины нет ни в чем.

Напоминает вступление в брак … само собою, я был слеп. Лив никогда не любила меня. Теперь я знаю точно. Я знал это и раньше. Но все равно надеялся на что-то, думал, что она, может быть, полюбит меня.

Единственное, что любит Лив, это власть. Она желает существовать вблизи сосредоточия власти. Жить вместе с Гримусом. С моей помощью это ей частично удалось. Но всему приходит конец. Раю приходит конец. О том, чтобы заняться любовью, даже речи нет. Лив пользуется каждым удобным случаем, чтобы побыть в обществе Гримуса, поговорить с ним.

Я подслушал часть их разговора:

– Твое имя, – говорил Гримус Лив, – LIV. В латинском исчислении это означает число пятьдесят четыре. Мне было пятьдесят четыре года, когда я выпил эликсир. Эти цифры указывают на то, что между нами существует связь.

Я знал, что Гримус интересуется нумерологией. Но о какой связи он говорит – мистической? Или это просто его монашеские штучки? Я быстро превращаюсь в ревнивца. Лив говорит, что у меня нет причин ревновать. Конечно, она права. Ведь между нами никогда ничего не было.

Все летит под откос.

* * *

Тиусверг, 1-е мая

.

Mayday, m\'aidez. Май – такая маята. Великий план дал трещину, и трещина прошла между всеми нами. Я изо всех сил буду стараться излагать события беспристрастно, хотя и не уверен, что у меня это получится.

Все начал Деггл. Насилие.

Закончила Лив.

Но сначала о начале. Начнем с начала и будем продолжать до тех пор, пока не достигнем конца, после чего можно будет остановиться. Звучит, как руководство к действию. Так что начнем.

Два дня назад. Я проснулся от ужасного грохота в Комнате Розы. Я слетел с кровати и, насколько позволяла моя комплекция, заторопился туда. Гримус был уже там, стоял над Розой в своей нелепой ночной рубашке и смешном колпаке, тощий и огромный, разъяренный гоблин. Не в силах вымолвить от ярости ни слова, он во все глаза глядел на место крушения.

Роза лежала на полу, часть ее стебля торчала из-под гроба, перевернувшегося вместе с нашей драгоценностью! Над гробом сидел на корточках зловеще улыбающийся Деггл.

У меня давно уже появилось предчувствие, что с Дегглом что-то не так, и я нередко задумывался о том, в какой степени беспорядки в городе и всеобщая ненависть горожан к Гримусу и ко мне – следствие его махинаций. После недолгой эйфории в К. наступили времена великой депрессии. Кроме самоубийств (которые, слава Богу, вроде бы закончились), были отмечены несколько случаев добровольного самоизгнания. Люди предпочитали жить где угодно, в чаще леса на склонах горы, лишь бы не в городе. Естественно, эти происшествия только усилили недовольство и брожение умов. Я с ужасом ожидаю, во что и как выльется эта всеобщая тоска, когда чаша переполнится. Возможно, во всем будут винить тех, кого посчитают в ответе за появление острова. Но насилие… до меня уже доходят слухи о подготовке планов разрушения инфернальной машины Гримуса… а я-то думал, что мы распрощались с насилием, оставив его в своих прежних мирах. Что же касается самой Розы… как я могу судить об этом, я ведь ничего о Розе толком не знаю.

Власть. Надзор. Управление.

Деггл большую часть дня обычно просиживает в «Зале Эльба». Возможно, там он разыгрывает роль спасителя. Кем он стал среди горожан – популярным мессией? Освободителем? Мы с Дегглом всегда недолюбливали друг друга. Возможно, наша вражда гораздо глубже, чем я предполагал.

Но все равно. Мы застали его за попыткой сломать Розу! Гримус опомнился раньше меня и, продемонстрировав невероятную силу, вышвырнул Деггла вон из Комнаты.

– Ее нужно проверить, – взволнованно объявил он мне и остаток ночи провел возле Розы, проверяя ее, настраивая различным образом, приводя в действие и останавливая. Уже почти рассвело, когда он с облегчением сообщил, что никаких повреждений не заметил и Роза, по всей видимости, цела.

Роза цела!

– Но это не должно повториться, – добавил Гримус. Такую необычайную, пронзительную ярость, такую сталь в его голосе я слышал только однажды, когда он сделал краткое заявление в адрес государственных властей. – На острове Роза – самая ценная и легкоуязвимая вещь, – продолжал он. – Я не могу допустить, чтобы к ней прикасались руки всяческих дикарей. Ты поможешь мне?

Яростный блеск этих властных глаз под тяжелыми веками подавляюще действовал и на меня.

– Но как? – спросил я.

– В одиночку я, скорее всего, ничего не смогу сделать, – ответил Гримус. – Мне потребуется твоя помощь, наше совместное волевое усилие. Вместе мы изгоним вандалов с острова. Ночью я посетил Доту и спросил у него совета: он объяснил мне, как это можно сделать. Я знаю способ, но это трудно.

Детали я опущу. Скажу только, что объяснения Гримуса убедили меня, я дал согласие и мы вместе вернулись в Комнату Розы. И тут я ощутил странное беспокойство.

Как мне теперь объяснить это? Едва я переступил порог Комнаты, как сразу почувствовал: здесь, в этих стенах, что-то изменилось, возникло некое новое ощущение, что-то вроде неслышного свиста или высокого воя. Нет, вой этот появился не в комнате. Выло и свистело у меня в голове! Вблизи Розы вой усилился. Я сразу же взволнованно спросил Гримуса об этом. В ответ он легкомысленно махнул рукой: свист в подсознании никаким образом не отражался на действии Розы.

–  Это всего лишь свист , – сказал он. – Горф Дота не изъявил по этому поводу никакого беспокойства.

Гримус настроил Розу и, сосредоточившись, мы начали повторять особую формулу: IXSE SIXITES SIXE IXSETES EXIS EXISTIS. И так на все лады. По моему мнению, это был один из вариантов формулы SISPI для Путешествий между потенциальными измерениями.

С тех пор о Деггле на острове Каф не было ни слуху, ни духу. По всей видимости, заклинание Гримуса сработало. Куда мы отослали Деггла, я понятия не имею, но в городе и на острове его больше нет. Без сомнения, при желании Деггла можно разыскать с помощью Водяного Кристалла Гримуса. Но меня такое желание не посещает. По крайней мере, пока.

Сеансы манипуляций с Розой мне всегда представлялись чем-то вроде ритуалов. Очень уж немеханистически все выглядит. Так вот. Как только наш тогдашний ритуал подошел к концу, я почувствовал недомогание. Странное, небывалое головокружение и тошноту. Что-то со мной было не в порядке.

– Недостаточно изгнать Деггла, – говорил мне Гримус. – Нужно перенести Розу в безопасное место. У меня есть на этот счет план.

А я стоял и медленно, мучительно терял сознание… голос Гримуса постепенно затихал, уходил все дальше и дальше.

(Теперь, Виргилий, возьми себя в руки и расскажи обо всем по порядку и спокойно.)

Свист и вой. Каким-то образом всему виной были свист и вой, я точно это знал. Все это время я держал руки на стебле Розы, держал очень долго. Любопытно, почему Гримус перенес все без последствий…

Вой ворвался в мою голову и наполнил ее призраками, картинами ужаса, неведомыми тварями и чудовищами. Кошмары. Кошмары . Я пытался спастись, но спасения не было. Бежать было некуда. Все это творилось внутри меня.

Что это было, галлюцинации? Нет, образы казались слишком реальными, они способны были причинять боль. Я не сумею описать это здесь – картины, которые я видел, чувства, которые испытывал, глубины, куда проваливался, – и то, и другое, и третье сделало бы честь любому аду. Словно целое воинство ужасов, знакомых и незнакомых, порожденных моим собственным воображением и облекшихся в плоть и кровь, сорвалось вдруг с цепи, освободилось и набросилось на меня. Ночные кошмары не идут ни в какое сравнение с этим. Нет, я не в силах продолжать писать про эту… Лихорадку Измерений. Так Гримус назвал Болезнь.

Когда я пришел в себя, то сразу же увидел Гримуса – я лежал на полу в Комнате Розы, а он сидел надо мной на корточках и задумчиво рассматривал меня. Он спас меня: настроил Розу на мои координаты и силой заставил вернуться из глубин собственного бытия. Роза способна не только причинять страдания, но и исцелять. Однако сейчас наш волшебный жезл пугает меня как никогда раньше.

Я теперь не в силах пользоваться Розой, и именно это пугает меня больше всего.

Едва я очнулся, Гримус заставил меня вновь взяться за стебель Розы, как это делают сброшенные с лошади наездники. Он настроил Розу на перемещение на Теру, и мы вместе ухватились за стебель.

Но ничего не случилось! Я остался там, где был, в Комнате Розы! Я напрягал все силы, но Роза не подчинялась мне!

Мой разум словно парализовало. Не дающий покоя вой утих, дорога в мое сознание для него закрылась – но эта же стена отгородила меня и от бессчетных вселенных, которыми я еще недавно наслаждался. Все, что у меня теперь осталось, это остров Каф. Ограниченная, блеклая, жалкая действительность для человека, познавшего сотни других.

Далее буду краток, иначе рассудок мой может повредиться.

Впервые воспользовавшись Розой для Перемещения внутри измерения, Гримус перенес себя – а вместе с собой и Розу – на вершину горы Каф. Ценой огромных психических усилий он сумел отгородить подступы к пику от острова двойным барьером: видимым, из непроницаемых облаков, которые скрыли его от глаз обитателей К., и чем-то вроде силового поля, непроницаемого для человека. Себе для прохода Гримус оставил единственные Врата. Он показал мне, где эти Врата, на тот случай, если положение исправится . Хотя все идет к тому, что улучшений ждать не придется.

Бегство Гримуса положило конец моему – не сожительству, пребыванию под одной крышей – с Лив. Мне пришлось вытерпеть унизительное представление, устроенное моей женой, которая, обливаясь слезами, на коленях умоляла, заклинала Гримуса взять ее с собой. Но женоненавистник Гримус холодно отказал ей. Я с удивлением обнаружил, что обозлен: ведь он оскорбил отказом мою жену! Вообразите, друг мой, как низко я пал.

Представьте себе ярость Лив, когда вместо нее Гримус взял с собой эту индеанку, Птицепес. Хотя выбор его легко объясним. Гримусу нужна прислуга, а не хозяйка дома. Думаю, что из недалекой аксона выйдет отличная служанка. Она уже сейчас смотрит на Гримуса как на полубога.

Когда Гримус наконец ушел, гнев Лив за неимением иного объекта для выхода излился на меня. Она выкрикивала в мой адрес такие оскорбительные и непечатные вещи, что у меня рука не поднимается изложить их на этих страницах. Она проклинала меня за то, что я был в подчинении у Гримуса, хотя я никогда не утверждал обратного. Она проклинала меня за умственный паралич, из-за которого не могла теперь увидеться со своим вожделенным. Она не желала иметь со мной никаких дел. В ее глазах я просто жалкий тол