Book: Хоббит, или Туда-сюда-обратно



Виталий БОДРОВ

"Хоббит, или Туда-сюда-обратно"

Глава 1 Нежданные гости

Жил-был один хоббит, а с хоббитами это иной раз случается. Наш хоббит был весьма состоятельный хоббит, и считался очень почтенным семейством, но не потому, что был богат, а потому, что фамилия у него была — Бэггинс.

Кстати, о птичках. Хоббиты народец мелковатый, они даже ниже гномов, которых, несмотря на повышенную бородатость, высокими называют немногие.

Бороды у хоббитов нет, но если начать перечислять все, чего у хоббитов нет, то список потянет на две-три Алых Книги, как минимум.

Волшебного в них тоже, в общем-то, ничего нет, если не считать волшебным умение быстро и бесшумно исчезать со всякого рода вещичками, а также втискивать в пусть даже толстенькое брюшко жуткое количество грибов, пива и прочих кексов.

Согласно лингвистическим изысканиям, хоббиты суть гибрид человека и кролика, если верить теории товарища Дарвина (которой лично я верить не собираюсь), они произошли от обезьян, а судя по манере одеваться (желтое и зеленое), они явно имели в предках канареек.

Башмаков хоббиты не носят по причине нестандартного размера подошвы, теплого климата и изрядного количества меха на нижних конечностях. Поэтому, холодными зимними вечерами, хоббиты, сидя у камина, проклинают все три причины, а также нехватку денег на новую обувь (к слову: деньги хоббиты тратят как раз на те самые грибы, пиво, кексы, которые затем втискивают в толстенькие брюшки в офигенных количествах, что можно считать, а можно и не считать волшебным умением).

Звали хоббитов преимущественно Бильбами, хотя иной раз встречались и другие имена.

Вот и над дверью нашего хоббита висела дубовая с золотой каемочкой табличка:


Бильбо Бэггинс, взломщик.


Так вот, жил себе этот хоббит почтенной наружности без забот, как вдруг надумал он однажды покурить трубочку. Правду говорит Минздрав о вреде курения! Если бы Бильбо знал заранее о последствиях, он бы сразу бросил эту вредную привычку. А так, он спокойно вышел на крыльцо, наплевательски начхав на все предупреждения Минздрава.

A тут, как назло, мимо проходил Гэндальф, уже третьи сутки сидевший в кустах в ожидании этого момента.

Так что, в то утро ничего не подозревавший Бильбо, увидел старика с посохом, в рваной толстовке на голое тело и в кожаной кепочке.

Интуиция сразу сказала Бильбо, что это наверняка Гэндальф, или в лучшем случае, Саруман какой-нибудь. Но Бильбо ей не поверил. Даже разглядев на груди старика плакат с надписью «Гэндальф. Маг и чародей», Бильбо продолжал сомневаться, боясь обидеть подозрением возможно хорошего человека.

— Привет! Я — Гэндальф! — представился старик.

«Разыгрывает!» — догадался Бильбо.

И только когда колдун ножиком стал вырезать на ближайшем дереве нецензурное слово, Бильбо окончательно смирился с тем, что тот и вправду Гэндальф.

Если бы Бильбо знал хотя бы четверть того что, знал о себе Гэндальф (а Гэндальф знал только малую толику того, что о нем рассказывали), он бы сразу подался в эльфы или утопился бы в тазике для бритья (ног). А так, он отделался легким обмороком на пару часов.

Когда же он очнулся, его столовое серебро оказалось безвозвратно украденным, в чем Гэндальф тут же усмотрел происки Врага и Лякошель-Торбинсов…

— Доброе утро! — сказал Бильбо, очнувшись.

Гэндальф поглядел на звезды и отметил про себя присутствие у хоббита здорового чувства юмора.

— Доброе утро! — повторил Бильбо, пуская колечки дыма из давно погасшей трубки, на что Гэндальф резонно заметил что шутка несколько затянулась.

— Славный домишко, — небрежно сказал Гэндальф, оглядев шикарную виллу, известную под названием «Круча-над-Торбой» или «Крутая Торба».

— Да что вы, так, жалкая нора, — смущенно ответил Бильбо.

Эта крылатая фраза и дала начало байкам о том, что хоббиты, дескать, живут в норах.

— О, а что это там за шаги такие на лестнице? — спросил вдруг Гэндальф и, пока Бильбо прислушивался и раздумывал, где же здесь лестница (а в Хоббитании вообще мало кто знал что это за штука такая), колдун прошмыгнул в дом и сожрал все кексы до которых успел добраться.

«Уж не хоббит ли он часом?» — встревожился Бильбо, хотя борода Гэндальфа доказывала обратное.

— Есть дело, — прочавкал колдун, — надо сфеанорить кучу золота у одного дракона.

К драконам Бильбо относился с прохладцей, а точнее вовсе не относился.

— Надеюсь, не Глаурунг какой-нибудь? — поинтересовался он.

— Что ты, что ты, — возмутился Гэндальф. — Смог его фамилие. Не слыхал?

Бильбо взял с полки том «Большой Советской Энциклопедии» и посмотрел на букву «С».

— Ага, есть Смог. «Смог, дракон. Обладает крупнейшим состоянием в золоте, баксах и драгоценных камнях. Имеет жилет из бриллиантов с дыркой на левой стороне. Количество голов — одна. Семейное положение — холост. Партийность — партия любителей гномов. Характер — нордический. Судимостей и приводов не имеет». Ничего удивительного, — добавил Бильбо от себя. Посмотрел бы я на шерифа, рискнувшего арестовать дракона.

— Хорошо, — добавил Бильбо тоже от себя, но уже для Гэндальфа, — этим и займемся.

Уж больно ему хотелось сплавить надоедливого мага, пока тот не добрался до пива. Однако Гэндальф пиво уже учуял, и уходить явно не собирался.

— Доброе утро вам, — добавил хоббит враждебно, потянувшись за бейсбольной битой, и Гэндальф понял, что, во-первых, он здесь лишний, а во-вторых, пива ему не обломиться. Поэтому он поспешил уйти, пока Бильбо ему еще чем-нибудь не добавил.

Выйдя за порог, колдун занялся привычными делами: нацарапал на двери тайный знак непристойного содержания, с удовольствием потоптался на цветочной клумбе, спилил Праздничное дерево, нагадил на крыльце и пошел искать пиво в другом месте.

Бильбо же понял, что Гэндальфа теперь не отвадить и ночь потратил на установку волчьих ям и ловушек в стиле а-ля Рембо.

Лирическое отступление.

Кстати, о гномах. Гномы, конечно, повыше хоббитов, но на этом внешнее сходство между ними и заканчивается. Борода у гномов есть. Кроме этого, у гномов ещё много чего есть, но об этом в другой раз. Волшебного в них ничего в общем-то нет, но пиво они любят до безумия. Первого гнома Дарина создал Ауле. Торин же первым гномом не был. И даже вторым не был.

Никто точно не знает, сколько гномов собрались в поход за сокровищами. Известно, что к дому Бильбо добрались лишь двенадцать.[1] Количество сгинувших бесследно в коварных ловушках никому не ведомо. Полагают, что в Нандухирионской Битве погибло все-таки больше, а во Второй Мировой Войне еще больше.

Гэндальфу тоже досталось. Сначала его едва не забодала свинья, потом он попался в капкан, прищемил бороду дверью, уши — окном и наступил в собственное дерьмо, испортив кроссовки фирмы «Найк». Со злости обложил гномов по-мордорски, те радостно похватали секиры и едва не устроили колдуну «Казад ай мену». Но все обошлось. Гномы сосчитали сами себя, и вместе с Гэндальфом их набралось ровно тринадцать штук. [2]

Понятно, что чем идти втринадцатером, лучше уж вообще не ходить, но почему гномы решили взять с собой еще и Бильбо вместо того, чтобы просто утопить Гэндальфа — сие загадка великая есть.

Когда вся тусовка завалилась к хоббиту, у того слегка поехала крыша. Гномы все были в плащах, но на голове носили модные в то время индейские кепарики из орлиных перьев. Дори, Ори и Нори понавтыкали перья даже в бороды, а Оин с Глоином эти самые бороды заплетали в косички.

Вообще, вся тусовка дико напоминала хиппанов, если бы не панковский фиолетовый гребень толстяка Бомбура и увешанные цепями Бифур с Бофуром.

— Поиграем в саранчу! — предложил Гэндальф, и гномы ломанулись на халявный хавчик.

Бильбо поплелся за ними, сожалея о том, что не успел начинить кексы крысиным ядом.

Набив желудки, гномы пожелали принять участие в уборке.

— Бейте тарелки, бейте розетки,

Вилки тупите, гните ножи,

На фиг бутылки! К Эру салфетки!

Будет порядок — только скажи!

— пели гномы, а у них, как известно слова с делом не расходятся. Короче, не успел Бильбо оглянуться, как остался без посуды, а на осколках удобно расположился Гэндальф, возомнивший себя йогом.

Вылакав пиво, гномы решили устроить рок-сэйшн и забренчали на арфах буги-вуги.

Бильбо, злобно ворча, вытирал пол кепкой Гэндальфа и посыпал осколками обувь гостей.

Гномы орали что-то типа «За материк, на Магадан уйдёт последний караван». Торин Оукеншильд, по прозвищу «Дуб со Щитом» (или вроде того), пьяно рыдал и сморкался в скатерть.

Глядя на всё это, хоббит почувствовал, как в нём рождается любовь к прекрасным вещам. В частности, тем вещам, что лежали в карманах гномьих плащей.

Не буду пересказывать всё, что было сказано о золоте, Одинокой Горе и драконе. Всё равно цензура этого не пропустит. Свою порцию мата получил и Гэндальф, а также покойный Тингол — за Наугламир. Сомневаюсь, впрочем, что его это сильно взволновало.

— Да о чём тут говорить, дело-то пустяковое, — сказал Бильбо. — Всего-то и нужно — дойти и забрать сокровища. Идти только лениво в такую-то даль. Давайте вот как сделаем — вы притащите сюда дракона, а я отберу у него золото. Ну, что скажете?

Из того, что сказали ему гномы, Бильбо догадался, что идти ему всё же придётся и, возможно, куда дальше Одинокой Горы.

— Ладно, — сдался, наконец, он. — Завтра и начнём.

Гномы дружно закричали «Ура!», «Барук Казад!» и «Аллах акбар!», Бильбо тут же назначили Главным Взломщиком, а также Почётным гномом, и хотели даже приклеить ему бороду, но он не дался.

Потом все уснули. Бильбо всю ночь снились кошмары (на улице Вязов) с Гэндальфом в главной роли. Проснувшись, он убедился, что кошмар продолжается и наяву.

Глава 2 Баранья нога

Бильбо живо вскочил, надел халат и пошёл в столовую. В доме не было ни души, за исключением тринадцати гномов и одного Гэндальфа. Бильбо понял, что могло быть и хуже. Например, если бы поутру он обнаружил одного гнома и тринадцать Гэндальфов.

«Аи на ведуи, дунадан!», — подумал хоббит, но в слух высказался гораздо приличнее.

— Доброе утро! — приветствовал хоббит гномов.

— Что, опять? — с ужасом воскликнул Гэндальф, которому всю ночь снились кошмары с участием Бильбо.

— Барук Казад! — вежливо ответили гномы.

— Как спалось?

— Казад Ай-Мену! — одобрили гномы.

Гэндальф, покуривая травку, тщетно пытался сообразить, где он находится и кто он, собственно, вообще такой. Разобравшись, где пол, где потолок, колдун осторожно обошёл люстру и вышел во двор, едва не свалившись в небо.

Гномы, с бодуна веселые и добрые, подарили хоббиту кепку и плащ-палатку.

— Да не выпадет шерсть на твоих ногах! — пожелал Торин Бильбо, и тот машинально поправил парик на левой ноге.

— Бильбо, а ты не забыл носовой платок? — вежливо осведомился Гэндальф собираясь в дорогу.

— Какие мелочи, — отмахнулся хоббит и высморкался в плащ колдуна. Гэндальф печально осмотрел изгаженный плащ, но промолчал.

Наконец, вся банда выступила в поход. Гэндальф немедленно потерялся. В дальнейшем, он терялся с завидным постоянством, и гномы втайне надеялись, что однажды он потеряется настолько удачно, что больше не найдётся. Однако со временем эти иллюзии рассеялись.

С исчезновением Гэндальфа, гномы тут же перессорились. Балин рвался в одиночку освобождать Морию, Ори, Нори и Дори требовали идти на эльфов с целью отнятия у них Наугламира.

Торин убеждал Балина, что в Морию идти нехорошо, что будь с ними Гэндальф, он в Морию ни за что бы не пошёл. Балин отвечал, что тем более, надо скорее в Морию, пока Гэндальф где-то шляется, авось, хоть туда он за ними не увяжется.

Торин говорил, что в Морию они не пойдут, потому что, во-первых, далеко, во-вторых, там лохи, а в третьих, барлоги растут на каждом шагу. Балин подумал и ответил, что нежели там и впрямь лохи, то ни в какую Морию он не пойдёт, ну её к Эру, эту Морию, жили без неё раньше, и ещё проживём, ежели, опять-таки, Гэндальф не объявится.

Ори, Нори и Дори, не найдя ни одного, даже самого завалящего, эльфа, тоже слегка поутихли и про Наугламир на время забыли.

Подошёл вечер, и гномам захотелось ужинать, а уж хоббит-то всегда был не прочь перекусить. И тут оказалось, что все съестные припасы исчезли вместе с Гэндальфом. Все дружно приуныли. Зная прожорливый характер Гэндальфа, никто не рассчитывал на то, что хоть малость останется.

— О, да у нас ведь есть Взломщик, — вдруг подозрительно обрадовались гномы, и Бильбо испугался, что его сейчас съедят.

— Пойдёшь сейчас и сфеаноришь у кого-нибудь что-нибудь съедобное, приказал Торин. — А заодно посмотришь, что там за деревьями светится, хотя я и так знаю, что это костёр с тремя троллями. Если всё будет в порядке (впрочем, я уверен, что это к тебе не относится), вернёшься сам, если нет крикнешь два раза петухом, шесть — свиньёй, два — сычом, четыре рыбой-иглой, один — филином и пять — драконом. Тогда мы хоть убежать успеем.

Бильбо хотел сказать, что сычом он кричать не умеет, да и рыбой-иглой как-то не очень, но постеснялся. Он потопал по лесу, распугивая грибы и лягушек. Темнота его немного пугала, Бильбо упрямо повторял про себя: «День придёт снова!» — и чувствовал себя немного Турином (а отчасти даже и Турамбаром).

Светлее от его слов почему-то не становилось, Бильбо то и дело спотыкался о пни, коряги, а однажды споткнулся даже об Гэндальфа, но в темноте этого не заметил. Гэндальфа же и трубы Страшного Суда не разбудили бы. [3]

Лирическое отступление.

Троллей мелкими при всём желании не назовёшь. Бороды у них нет, из-за чего иные путают их с хоббитами. Впрочем, лично я таких не встречал. Едят тролли всё, но особенно уважают гномов.

Волшебного в них, прямо скажем, не много, но уж если треснет дубиной, мало не покажется.

Тролли сидели посреди поляны и готовили традиционное троллячье блюдо баранью ногу с чесноком. Правда, чеснока у них не было, зато бараньих ног хватило бы на стадо баранов (или на полтора голодных хоббита — на выбор).

— Как мне надоела эта баранина! — возмущался один тролль, которого иные именовали Томом.

— Съешь чёрной икры, — предложил другой, которого Том, в припадке гнусного настроения, обзывал Вильямом (за что неоднократно был бит — уж с этим у троллей не заржавеет).

— И чёрная икра надоела. А также вустрицы, ольмары, голубцы и шашлык в шоколаде. Мура это всё! Человечины хочу, или, там, гномятины, а на худой конец и Гэндальфа бы употребил, хотя мясо у него… с душком малость.

«Надо показать им класс!» — подумал Бильбо, имея в виду, конечно, кражу со взломом. Допив сфеаноренное пиво со сфеаноренным же гамбургером, он осторожно залез в карман к Вильяму, забыв о том, что карманы у троллей чистой воды западло.

— Привет! — сказал карман. — Как дела?

— Потому что, — ответил Бильбо вежливо.

— Хозяин — просто скотина, — пожаловался карман. — Тащит в меня всякую дрянь. Вчера вот змею дохлую положил. А она, может, заразная? Как бы не подцепить чего, а то заболею, весь дырками изойду. А ты, собственно, что за фитюлька такая?

Карман говорил громко, и Бильбо забоялся, что тролли его услышат.

— Тсс! Хоббит, — сказал он шёпотом. Я — взломщик.

— Караул! — завопил карман. — Хозяин, грабют! На помощь!

Тролль сцапал Бильбо быстрее, чем тот успел притвориться кактусом.

— Ладно, качок, — сказал Бильбо спокойно. — Ну, поймал ты меня, и что дальше?

— Это что ещё за фитюлька такая? — удивился тролль.

— А это тсс-хоббит, — подсказал ему карман.

— Да ну? А с чем его едят?

— А я почём знаю? — возмутился карман. — Эй ты, фитюлька, с чем тебя едят?

— Меня не едят, — возмутился Бильбо. — А с чем не едят, я вам не скажу, тем более анчоусного варенья у вас всё равно нет.

Под шумок, он успел три раза крикнуть петухом, шесть — свиньёй, один филином и пять — драконом. Но вот сычом он крикнуть не сумел, да и рыбой-иглой как-то не очень, вот гномы и решили, что всё в порядке.

— Да тут и мяса-то нет, — пожаловался Вильям. — И волосы с ног очищать заскребёшься.

— А может тут ещё такие есть на халяву? — поинтересовался Берт. — Эй, ты, много вас тут ещё?

— Я уникален, — с достоинством ответил Бильбо. — И кстати, хоббиты занесены в Красную Книгу Крола и Западных Пределов. Так что, вам со мной лучше не связываться.

— Ну его к лешему, давай отпустим, — забоялся Вильям.

— А если он нам глотку во сне перережет? — забоялся Берт. — Знаешь, что об этих хоббитах рассказывают? Хороший хоббит — сытый хоббит, вот только сытого хоббита никто до сих пор ещё не встречал…

— Я — сытый хоббит, — поспешно вставил Бильбо. Тут ветер донёс до него запах бараньего шашлыка, и он добавил:

— Впрочем, буду рад угоститься кусочком этой бараньей ноги.

Мрачные тролли хмуро смотрели, как Бильбо уничтожает их припасы.

— Зато живыми остались, — порадовался Том.

— Ещё не утро, — мрачно указали ему.



По этому поводу тролли решили подраться. Бильбо тем временем очистил их кошельки, доедая на ходу второго барана.

Тут на поляне стали появляться гномы. Тролли обрадовались и принялись набивать ими мешки.

Торин сопротивлялся дольше всех, он даже пнул два раза мешок с Бофуром, сожрал четыре бараньих ноги и помочился в костёр. Но и его повязали и запихнули в мешок с копчёной свининой, которую гном тут же принялся ухомякивать за обе щеки.

Здесь и появился Гэндальф. Все его сразу заметили, но решили не связываться — маг всё-таки, не гном и не фитюлька какая. Гэндальф тут же пододвинул к себе очередную баранью ногу, открыл пару бутылок «Жигулёвского» и положил ноги на мешок с Бофуром, чтобы было мягче.

— Невкусно, — пожаловался Гэндальф. — К кому не придёшь, везде невкусно. А что это у вас в корытце? Если, например, ягода мочёная, то я бы поел, мочёную ягоду я люблю, а если огрызки какие-нибудь вчерашние, то не надо, я их есть не буду, сами ешьте огрызки. А вот ты как думаешь, Том, это болезненно, когда голову отрезают?

Том с опаской отодвинулся подальше.

Гэндальфа меж тем разобрало, и он понёс какую-то околесицу. Впрочем, как обычно, его никто не слушал.

— Слушай, Берт, — громким шёпотом проскрипел Вильям. — Как ты думаешь, кто этот старик, почему он у всех всё ест и где он живёт? Где я только не бывал, а такого старика нигде не видел, он у нас какой-то редкостный старик, наверно, поэтому мы его и держим и не бьём, хотя так и хочется дать ему разок, чтоб не наглел.

— Давайте лучше хоббиту дадим, — с готовностью предложил Гэндальф.

— Ты хоббита не замай, — обиделись тролли. — Он — уникален, и даже в какую-то Красную Книгу занесён. Мы тебе что, браконьеры какие-нибудь?

— А давайте лучше анекдоты травить, — предложил мирно Бильбо. Анекдотов он знал примерно пять тысяч семьсот один, но все рассказать не успел настало утро, и троллям вдруг стало слегка не хорошо.

— Рассвет вас заставит, и камнем всяк станет, — ехидно произнёс Гэндальф, доедая третий Биг-Мак.

— Западло, что она вертится, — каменным языком произнёс Том, имея в виду очевидно Землю.

Бильбо развязал мешки и выпустил гномов. Те чуть не задохнулись, и потому были в хорошем расположении духа.

— Где-то тут должна быть пещера, в которой тролли прятались от солнца, — догадался Гэндальф. — Там наверняка есть, чем поживиться.

Они искали долго, пока не нашли указатель: «Пещера троллей. 25 метров».

Пещера закрывалась каменной дверью. Как не толкали её гномы, как не долбил посохом Гэндальф, тщетно пытаясь вспомнить подходящее заклинание, дверь не поддавалась.

— Закрыто, — догадался, наконец. Торин.

— Мэллон! — кричал Гэндальф. — Ну, мэллон, же! Мэллон, твою мать!

Открываться дверь явно не желала.

Бильбо поплевал на руки, достал набор отмычек, глотнул пива из Филиной фляги и принялся за работу.

— Мэллон… — хрипел Гэндальф из последних сил.

Замок щёлкнул, и дверь распахнулась.

— Барук Казад! — обрадовались гномы.

В пещере обнаружили продовольственный склад, груду оружия и столько золота, что гномы наотрез отказались идти дальше. Но Гэндальф сказал, что они сюда ещё вернуться. Он и Торин взяли два крутых меча, а Бильбо — не менее крутой тесак.

Потом допросили Гэндальфа. Тот нагло врал, что отбился от стада и заблудился, а на все вопросы о судьбе припасов отвечал гордым молчанием.

— Как же ты нас нашёл? — спросил Бильбо, желая вывести старого партизана на чистую водку (а может, пиво).

— А по компасу, — правдиво ответил Гэндальф.

— А, по компасу, — загалдели гномы. — Так бы сразу и сказал, а то всё крутит, крутит чего-то…

И они всей компанией отправились в Ривенделл, оставив Бильбо в мучительных раздумьях — как же так, ведь компаса ещё не изобрели?!!

Глава 3 Передышка

До Раздола добираться пришлось долго. Съели все припасы и двух пони, Гэндальфа не съели, потому что не вкусный, а Бильбо — потому что взломщик, свяжешься с ним, а он возьмёт, да взломает чего-нибудь. Наконец, сосны сменились буками (и бяками), и откуда-то потянуло мерзким запашком.

«Хм, пахнет эльфами», — определил Бильбо, хотя до этого эльфов не разу не нюхал.

Лирическое наступление.

Про эльфов тоже есть, что сказать. Они, само собой, повыше хоббитов (собственно, ниже хоббитов только другие хоббиты). Бороды у эльфов нет, а если б и была, давно бы оторвали — эльфов народ не любит (народ много чего не любит, но эльфов — особенно). Пиво они не пьют (за что, собственно, их и не любят), а предпочитают вино (которое сами и изобрели, чтобы не пить пива). Если эльфу силой или хитростью влить в рот пинту пива, он будет долго пухнуть, чахнуть, может даже умереть (особенно, если пиво было несвежим). При увеличении количества вливаемой жидкости (для дураков — то есть пива), организм эльфа подвергается мутагенной реакции (см. диссертацию г-на Мелькора «О трансформации эльфов в орков»).

По слухам, эльфы — Старшие дети Илуватара. Правда, документально это родство не оформлено, но принято делать вид, что это святая правда (иначе эльфы сильно обижаются и впадают в депрессию). Считают своим долгом бороться с Тьмой. Когда Тьмы на всех не хватает, изнывают от скуки и уплывают в Валинор, хотя там Тьмы ещё меньше.

Волшебное в эльфах что-то есть (со слов самих эльфов). На вопрос, что именно, эльфы неизменно прикладывают палец к губам и отвечают: «Враг не спит!» Очевидно, способность определять, когда Враг спит, а когда нет, также относится к числу волшебных умений эльфов.

Дивный народ, однако!

Когда раздалась жуткая какофония звуков, именуемая в здешних местах песней, гномы насупились, поняв, что их сейчас будут долго стебать и, возможно, ногами.

— Ой, какие у них клёвые бороды! — радостно завопили эльфы. — А примерить можно? Ой, а на перья посмотрите, ну разве не прикол? И на рожу ну, чистые гномы.

— А мы и есть гномы, — обиделся Торин.

— А, гномы, — разочарованно пробормотали эльфы. — Вот скука-то. И волшебного в вас ни фига нету. Если только борода. Ой, а это что за фитюлька такая? Тоже гном?

— Я — Взломщик, — обиделся Бильбо, — а теперь — брысь отсюда, а то как взломаю чего-нибудь!

Эльфы сразу попрятались в кусты. У себя, в Раздоле, они хоббитов еще не видели, но слухи о них ходили ужасные. Нет, никто не говорил, что они едят гномьих детей — как раз в этом эльфы ничего страшного не усматривали, но вот только ни один эльф ещё из Хоббитании не вернулся. [4]

— Следите, чтобы Бильбо не съел все кексы, — посоветовали эльфы из кустов.

— Уже, — мрачно заметил Бофур.

— Чаще поливайте бороду, чтобы лучше росла. Покупайте акции системы «Телемаркет»! — наперебой кричали эльфы, — и ещё: учтите, богатые тоже плачут.

После чего хором затянули что-то вроде: «Эш назг бурбутулук, эш назг гимбатул…» — и т. д.

— Ни разу этот язык не звучал в Имладрисе! — изумился Гэндальф — Разве что сам я по пьянке что-то этакое бормотал… Но это не в счёт.

Впрочем, эльфы тут же исправились, запев традиционное «А Элберет Гилтониэль…», изредка вставляя в песню специально для гномов «Барук Казад».

Раздол гномам понравился. Наевшись и ужравшись, они отправились развлекаться. Всюду эльфы пели о звёздах голосами итальянских кастратов.

— Какая попса! — возмутились гномы. — Вырубите нафиг!

Они тут же достали барабаны, арфы, бас-арфы и устроили крутой сэйшн. Большинство пели хипповское: «All You Need Is Love», Бифур и Бофур замочили трэш-металл, Бомбур орал что-то из «Обороны» и «Sex Pistols», а Двалин, единственный негр среди гномов, показал себя неплохим рэпером. Эльфы, в восторге, дружно зажали уши.

Илуватар Эру, тихо сидевший себе на небеси и внимавший попсе своих первенцев, обалдел от гномьей музыки и едва не затопил со злости очередной Нуменор.

Бильбо же тихо слинял и пошёл шляться по Раздолу. Казино «У Элберет» показалось ему подходящим местом для отдыха. Он обменял свою валюту на жетоны достоинством 1,5,10,100 Гилтониэлей, после чего решил игрануть в карты.

В покер Бильбо играл так себе, что позволило кое-кому из завсегдатаев уйти даже в собственных штанах.

Впрочем, хоббит тут же поддержал свою грозную репутацию на рулетке и в блэк-джек. Разорив таким образом толпу эльфов, Бильбо заметил здоровенного амбала с красным носом.

— А это что за фитюлька такая? — поинтересовался он у местных нищих (ставших таковыми его же стараниями).

— А это Всеславур, главный шулер Раздола, — охотно пояснили эльфы — С ним играть не садись, он пользуется краплёными костями.

— Вот он-то мне и нужен, — Бильбо направился к одиноко сидящему эльфу.

— Ну что, сыграем? — предложил он, ненавязчиво меняя кости Всеславура на собственные краплёные кости.

Они сыграли раз, другой, третий. Эльф продул всю наличность, часы «Слава», майку с надписью «Славик» на Кертар Даэроне и уже поставил было на кон своё бессмертие, но тут из банка ему доставили ещё кучу денег.

— Рубанёмся лучше в крестики-нолики, — предложил Всеславур.

Шельмовать в крестики-нолики — очень не просто. Только шулеры высокого полёта на это способны. Но Всеславур хоть и считался крутым каталой, а до Взломщика всё равно не дотягивал. Так что счёт Бильбо в Эльфийском Национальном Банке вырос до астрономической суммы, а у эльфов только и разговоров было на ближайшие триста лет, как о могучих варварах — хоббитах с дикого севера.

«Не проиграть бы своё эльфийское достоинство», — мрачно подумал Всеславур, убирая достоинство подальше в штаны. Сияющий Бильбо две недели таскал деньги в банк и был очень доволен.

— Всем пива за мой счёт, — щедро объявил он, убедившись, что пиво эльфы не пьют даже на халяву.

На четырнадцатый день все собрались у Элронда.

— Ну что вам сказать, — тяжко вздохнул Элронд, — про мечи вы и сами всё знаете. Оба они из Гундабада…

— Гондолина, — поправил Ори.

— Во-во, Гондолина, — обрадовался Элронд. — Про дракона могу рассказать. Все знают, что зовут его Смог, но вот что именно он там смог, с кем и сколько раз — никому не ведомо, и мне в том числе. Возможно, кто из моих предков и больше знал — ну, там, Тургон или, скажем, Тингол…

— Постой-постой, — заволновались гномы, — это какой такой Тингол? Уж не тот ли, который Наугламир зажилил? А ну, отдавай обратно наше ожерелье!

— Да нет его у меня, — отбивался Элронд.

— А подать сюда Тингола, — требовали гномы.

— И Тингола у меня нет. Он умер давно.

— Врёшь! — торжествующе взревели гномы. — Все знают, что вы, эльфы, бессмертны. Отдавай Тингола с Наугламиром, а не то пожалеешь, что ты не Лучиэнь какая-нибудь.

— Послушайте, друзья мои, — вмешался Гэндальф — Помните ли вы, что случилось с теми гномами, что требовали у Тингола ожерелье?

— Ещё бы! — возмутились гномы. — Порезали их, вот что. Поубивали всех на хрен за своё же добро.

— Так вот, если не будете держать рот на замке, пожалеете, что не родились Сожжёнными Гномами, — рявкнул Гэндальф. — Я, конечно, не угрожаю, гномы народ сильный и многочисленный, тринадцать туда, тринадцать сюда никто и не заметит.

— Как никто? А мы? — хором возмутились гномы.

— А я? — спросил Бильбо, разбуженный их воплями.

— А ты — Взломщик, вот пойди и взломай чего-нибудь, — предложил ему Гэндальф неосторожно.

После этого совета, в Раздоле не осталось ни одного исправного замка, что сильно повысило рейтинг хоббита в предвыборной кампании, а опрос населения выяснил, что 94,7 % населения Имладриса не доверят Гэндальфу и мусорного ведра вынести, а 5,3 % всё же доверят, при условии, что ведро будет принадлежать соседу.

Гномы постепенно успокоились.

— Наверно, мы должны извиниться, — сказал Торин, — но мы не будем. На фиг вас всех, эльфов. Бороды вы не носите, пиво не варите, рок-н-ролл у вас в загоне, правда, хавчик у вас ничего, и домишко тоже приличный. Наугламир опять-таки не отдали… Дивный вы народ, эльфы! А тебе, Элронд, я вот что скажу. Мы к тебе со всей душой, а ты, редиска, нам даже про лунные руны ни фига не сказал. Но ничего, сами как-нибудь догадаемся.

— О, верно, — спохватился Элронд, — а я и забыл. Дай-ка карту… Да отдам я её, отдам, честное эльфийское. Вот тут написано — по-эльфийски, между прочим. Ага, читаю: «Уходя, гасите свет. Дверь закрыта на нижней замок на два оборота. Приём посетителей — с двух до шести». Всё, больше ничего не видать. Луна, должно быть, плохая, нужно бы уже и заменить.

— Это крайне важная информация, — Торин даже слезу пустил. — Спасибо, друг, мэллон, то есть.

— Ребята, давайте жить дружно, — заплакал Гэндальф. — Тем более, жить-то вам осталось всего ничего.

— И давайте бухнём пивка на дорожку, — предложил Элронд.

— Но ты ведь эльф, — удивились гномы.

— Блин, но не до такой же степени, — возмутился Элронд.

Гномы замирились с Элрондом, поклали на Наугламир и утром отправились в путь.

Глава 4 Через гору и под горой

В горы вели десятки тропинок, но гномы из них выбрали только одну, и не известно, правильную или нет. В расщелинах гнездилась всякая нечисть и прочие опасности, но гномы туда не совались, а нечисть оттуда не вылезала, так что всё шло нормально, пока не началась однажды гроза. Тут же ещё и каменные великаны откуда-то взялись, должно быть, специально, чтобы попугать гномов. Ни до этого момента, ни после, они в Средиземье не появлялись, и остаётся только гадать, кто они такие и откуда взялись. Иные, правда, полагают, что это ожившие каменные статуи Анариона и Исилдура, но вот нафига они забрели так далеко от Андуина — остаётся великой загадкой природы.

Конечно, Гэндальф, как колдун, мог легко разделаться и с грозой, и с великанами, но то ли ему было в лом, то ли размокли шпаргалки с заклинаниями — словом, решил он всё же отыскать пещеру.

Фили и Кили, которые всем уже до чёртиков надоели, послали сначала на фиг, а потом — поискать убежище поуютнее. Их, правда, слегка снесло ветром, но снесло в нужную сторону, и вскоре они вернулись, вопя во всё горло:

— Там пещера! Сухая! Нам всем хватит места, и пони тоже. И даже для Гэндальфа чуть-чуть останется.

Все обсохли и завалились спать. Бильбо снилось, что трещина в задней стене стала шире, но, приоткрыв глаза, он увидел, что сон оказался ложным. Раскрылась трещина в боковой стене, и он, успокоенный, продолжал спать дальше. Но тут проснулся украденный у троллей кошелёк и завопил:

— Шухер! Облава!

Гномов он не разбудил, хоббита и подавно, а вот Гэндальф проснулся и обложил его матом. В это время в пещеру вломилась толпа гоблинов, но Гэндальф, присмотревшись, опознал в них орков.

На каждого гнома пришлось по шесть орков, и даже на Бильбо — штук пятьдесят. Они похватали всех подряд и утащили в щель. Гэндальф же успел пробормотать заклинание, что-то типа:

— Я тучка, тучка, тучка, и вовсе не медведь… — после чего превратился в тучу и стал шмалять орков молниями.

Лирическое преступление.

Пара слов о гоблинах. Дивный всё-таки народ, гоблины! Ростом они повыше хоббитов, но ничуть не задаются. Любимый цвет кожи — зеленый. Произошли они, по слухам, от эльфов, но пиво пьют, и пьют много, что вызывает дикую зависть со стороны эльфов. Бороды у гоблинов нет, что их временами расстраивает. Как и эльфы, гоблины тяготеют к борьбе с Тьмой, но в этом вопросе эльфы постоянно вставляют им палки в колёса из опасения, что Тьмы им самим не хватит. По поводу того, есть ли в орках что-то волшебное, мнения не совпадают и расходятся. Эльфы говорят, что нет (а эльфы так говорят про всех, кроме себя). Гномы говорят такое, что бумага краснеет. Сами орки на вопрос что в них такого волшебного, многозначительно обещают: «Вот придёт Саурон, он вам покажет волшебное!» Не знаю, что нам покажет Саурон, но, по-моему, это не ответ. К тому же, и эльфов они ненавидят. Впрочем, а кто их любит?

Гномов и Бильбо доставили прямиком к Верховному Гоблину.

— Кто эти жалкие отродья, — удивился тот.

— Да гномы, наверно, кому ж ещё быть, — ответили ему.

— А я — хоббит, — сообщил Бильбо.

— А я думал, ты фитюлька какая-нибудь, — удивился Верховный Гоблин. Ну, сознавайтесь, какую пакость вы мне хотели устроить? Если пакость и впрямь хороша, я вас отпущу. Вы, должно быть, друзья эльфов?

Так гномов ещё никто не оскорблял со времен Дарина, которого один эльф обозвал спьяну «мэллоном».

Гномы разбушевались, и часа три поливали Верховного Гоблина отборнейшими ругательствами. Тот сидел и блаженно жмурился.

— Не, чуваки, это свои люди, хотя и гномы. Надо бы их того… в смысле, может, отпустим?

— Нельзя, о Великий! — вмешался известный гоблин по имени Подлиза. Как они объяснят, что на них клетчатые штаны? И что это за штука, пусть тоже объяснят.

— А это меч Оркрист, то есть, Сокрушитель Гоблинов, — ответил Торин. А что тут такого?

— Вот видишь, он объяснил, — сказал Верховный Гоблин.

— А клетчатые штаны? — не унимался Подлиза.

— А клетчатые штаны — это штаны в клеточку, — находчиво ответил Бильбо, всецело занятый подготовкой к мировому чемпионату по отгадыванию загадок.



— Государственная измена, — закричали орки. — Наши законы запрещают носить штаны в клеточку. Казнить их!

— Да где вы увидели штаны в клеточку, — возмутился Торин. — В полоску они! Только одни полоски горизонтальные, а другие вертикальные. Ясно?

Верховный Гоблин надолго задумался. Скорее всего, он отпустил бы гномов, выпив с ними на посошок, но тут неожиданно появился Гэндальф — как всегда, не вовремя — и принялся махать во все стороны своим Глемдрингом.

— Колотун! Колотун! — завопили гоблины, и действительно, при виде всего этого свинства, Главного Гоблина хватил колотун.

От Гэндальфа во все стороны летели искры.

— Эй! Он ведь током бьёт, — пожаловался Подлиза.

— А заземляться не надо, — ненавязчиво ответил Гэндальф.

Пришлось всем быстро уносить ноги. Орки народ вспыльчивый, но добродушный, однако Гэндальфу удалось их основательно разозлить. Если бы маг не совал нос, куда не надо, может быть, в следующей Войне Колец орки бы выступили за Светлые Силы против Саурона. А так… Да что там говорить!

Гномы бежали быстро, но орки их всё же догнали, и не потому, что быстрее бегали или, там, лучше знали пещеры, а потому что Гэндальфу вздумалось пересчитать гномов. А так как арифметика не входила в число его немногочисленных талантов, этот процесс затянулся на долгий срок.

Поблизости затопали ноги, и Гэндальф закричал:

— Меч из ножен, Торин!

Оркам это не понравилось. Гномам тоже не очень, один Гэндальф радовался, а Бильбо справедливо полагал, что махать железом — не его дело, и так дураков хватает.

Началась паника, гоблины помчались обратно, откуда пришли, а так как компаса из них никто не носил, то поиск этого самого «обратно» слегка затянулся. За счёт чего гномам и удалось оторваться.

Пока гномы, по традиции, отрывались пивом с раками, Дори кто-то схватил за ногу. Гэндальф, должно быть. Тот закричал, грохнулся на Бильбо, Бильбо упал прямо на черноту, стукнулся о камень и потерял сознание, плащ-палатку, совесть, сигареты и путеводную звезду. Всё это он потом отыскал, кроме путеводной звезды и кусочка сознания, который, наверно, отломился и упал в расщелину. Вот так Бильбо и потерялся, о чём не больно-то и жалел, потому как гномы ему до чёртиков надоели, а уж о Гэндальфе и говорить нечего.

Гномам же Бильбо всячески не хватало, потому что успели они к нему привыкнуть, да и анекдоты он рассказывал неплохие, в отличие от Гэндальфа.

Глава 5 Загадки в темноте

Бильбо открыл глаза, потом закрыл, потом снова открыл, но светлее всё равно не стало. Тогда Бильбо зажёг спичку и огляделся. Он сразу догадался, что провалился вниз, потому что вверх он провалиться никак не мог. Подниматься обратно ему было лениво, да и альпинистом он себя как-то пока не чувствовал, и Бильбо зашагал вперёд по тоннелю. Голова дико болела. Бильбо пошарил по карманам (в кои-то веки по собственным!) в поисках анальгина или там, димедрола, но то ли он их где-то посеял, то ли их увели охочие до «колёс» нарко-орки, короче, ничего похожего в кармане не оказалось.

«Наверняка здесь не ступала нога человека», — подумал Бильбо, и тут же в этом слегка усомнился, прочитав на стене: «Тут был Гэндальф!»

«А не сломалась ли трубка?» — встревожился Бильбо, похлопал по карманам и облегчённо вздохнул. Трубка не сломалась по той причине, что он забыл её дома. Он закурил сигарету, подобрал десятка два золотых колец, валявшихся под ногами, выбрал из них Кольцо Всевластия, остальные положил за пазуху.

«Куда же мне теперь идти? — подумал он — Вперёд, влево, вправо?» Но так как тоннель не разветвлялся, он решил идти вперёд.

Вскоре он наткнулся на указатель: «Горлум. 35,8 метра».

Бильбо отсчитал 35,8 метра и наступил на ухо спящему Горлуму. Тот и не думал просыпаться. Бильбо наступил ему на второе ухо, потом на нос, и уже вознамерился было ещё на что-нибудь наступить, но Горлум беспокойно всхрапнул и сел в позу лотоса.

— А ты что такое, моя прелесть? — спросил он. Бильбо, внимательно его оглядев, понял, что он теперь знает, что такое фитюлька. Горлум был весь мокрый и склизкий, и Бильбо сказал себе, что когда в следующий раз будет топтаться у него на ушах, надо быть осторожнее, чтобы не поскользнуться.

— Я — мистер Бильбо Бэггинс. Я потерял всех гномов и одного зловредного Гэндальфа, о чём ничуть не жалею. А вот ты, что за фитюлька такая?

— А ч-что это там за ш-ш-штука у него в руке, моя прелес-сть?

— Ты и в самом деле хочешь это узнать? — дружелюбно осведомился хоббит, поигрывая кинжалом.

— Не прис-сес-сть ли нам, моя прелес-сть? Как ему нравятс-ся с-загадки?

«Должно быть, заика», — подумал Бильбо.

— Пус-сть у нас-с будет с-состязание. Ес-сли моя прелес-сть с-спросит, а он не отгадает, моя прелес-сть его с-съесст.

— А если наоборот, я твоей прелес-сти Барук Казад устрою, — пообещал Бильбо.

— А что такое Барук Кас-сад? — полюбопытствовал Горлум.

— Этого я не знаю, — сознался Бильбо, — но тебе-то точно мало не покажется. Загадывай!

И Горлум начал.

— Что такое: без рук, без ног, а ворота открывает?

— Фигня, — отмахнулся Бильбо.

— Не попал, — обрадовался было Горлум, но Бильбо добавил:

— Это — инвалид!

— Как прос-сто догадалс-ся! С-загадывай, с-сволоч-чь!

— На красных холмах тридцать белых коней друг дружке навстречу помчались скорей, — загадал Бильбо.

— С-зубы, моя прелес-сть. Вот только с арифметикой у тебя фигово — у нас-с их вс-сего ш-шессть. Моя оч-чередь! Без голос-са кричит, без с-зубов кусает, без крыльев летит, без горла завывает.

— Назгул, — уверенно угадал Бильбо. И загадал. — Зеленое и красное, и кружит, и кружит, и кружит…

Загадка и впрямь была очень сложная. Горлум думал очень долго, но тут он вдруг вспомнил, как в далёком детстве сидел на берегу Андуина и читал «Хроники Амбера».

— Лягуш-шка в Кузинатре, — выпалил он к великому разочарованию Бильбо. И загадал: — Две ноги на трех ногах, и без-сногая в с-зубах-х. Вдруг четыре прибеж-шали и с-с без-сногой убеж-шали.

Загадка была неплохая но не ко времени. Бильбо тут же представил себе: сидит лягушка на табурете с сигаретой в зубах, вдруг в дом вламывается элефант, хватает сигарету и делает ноги.

— А теперь — почему курица переходит дорогу?

— Потому что обх-ходить её с-слишком долго, — прошипел Горлум, показав, что он читал не только Желязны.

«Блин, вот угораздило на фэна нарваться», — огорчился Бильбо почёсывая кинжалом пятки.

— Бес-з вос-здуха живёт она, и как могила х-холодна. Не пьёт, хотя и ес-сть ч-чего, в броне, хотя не горяч-чо, — загадал Горлум.

Бильбо начал яростно чесать ножом пятки, потом уши, шею, плечи… Ответ не давался.

«Не пьёт — значит, уже надралась. То есть, окосела. Без воздуха жить нельзя — значит, не живёт. Сдохла нафиг. Потому и холодна. В броне… Гном или орк. Конечно, орк, потому что гномы не косеют!»

— Мёртвая косоглазая орка! — с торжеством изрёк он. — Что, угадал?

— Вообще-то… — нерешительно начал Горлум. Бильбо многозначительно поиграл кинжалом.

— Да-да, всё верно, — поспешно поправился Горлум.

Бильбо знал примерно два миллиона семьсот сорок одну загадку, но он готовился к чемпионату по отгадыванию, и выкладывать все козыри потенциальному конкуренту ему не улыбалось.

— А что такое у меня в кармашке? — спросил ехидно Бильбо.

Горлум встревожился.

— В каком таком кармаш-шке, моя прелес-сть?

— А вот в этом, — сказал Бильбо, выворачивая карман.

Из кармана выпали сигареты, зажигалка и Кольцо Всевластия.

— Нечес-стно, — зашипел Горлум. — Откуда нам с-знать, что у него там в мерз-ском кармашке? С-сам Эру этого может не с-знать!

— Не хочешь угадывать? — поинтересовался Бильбо. — А придётся. Мало ли, что не честно. Хоббиты всегда шельмуют, ну и что же?

— Тогда с трёх раз, — согласился Горлум.

— Валяй, — поощрил его Бильбо.

— «Хроник из Амбара», — назвал Горлум любимую книгу.

— Мимо!

— «Забор под Рижской Богоматерью», — назвал нелюбимую.

— Опять мимо! Последняя попытка.

— С-сигареты, с-зажигалка и Кольтс-со Вс-севласстия, кс-стати, колечко-то моё, — догадался Горлум.

— А вот и ни фига, — сказал Бильбо, бывалый напёрсточник, и вывернул карман. — Пусто, моя прелесть.

— Ш-шулер! Мош-шенник! Вор! Колечко с-спёр!

— Не виноватая я! Токмо волею жены, мя пославшей! — отбивался Бильбо. Такова воля Эру!

Горлум зашипел на него и зашлёпал ногами по коридору. Бильбо зашлёпал следом, азартно крича: «Барук Казад!» Горлум петлял по коридорам, Бильбо за ним.

— Подарок на день рос-ждения! З-слодейство! Вор, вор, вор и хоббит в придач-чу!

Неожиданно, Горлум сел и зарыдал. Не ожидавший этого Бильбо подпрыгнул, чтобы не споткнуться и перескочил через Горлума, по инерции убежав дальше. Он было подумал вернуться и прирезать беднягу, чтобы не мучался, но его заломало.

— Вор, вор! Бэггинс-с, вор! Ненавистный (три раза), навсегда (два раза)! Отдай колбасу… кольтс-со, дурак! Вернис-сь, я вс-сё прощу!

Потом наступила тишина. То ли Горлум сорвал голос, то ли на фиг повесился.

Бильбо нечаянно влетел в залу, посреди которой стояла дверь с надписью «Выход». Вокруг сидели всякие разные орки и охраняли дверь.

— Эй, а это что за фитюлька такая? И вообще, стучать надо, тормоз! Чему тебя в школе учили?! — сказал капитан орков.

— Дятел стучит, — обиделся Бильбо. — Взломщик я, ясно? Где это видано, чтобы Взломщики в дверь стучали?!

— Взломщик? Врешь, небось, — не поверили орки. — А ну-ка взломай чего-нибудь.

Бильбо подошёл к бронированному сейфу и взломал его. Потом взломал сундук с бриллиантами и выгреб всё подчистую. Потом взломал пробку у бутылки с пивом. И, наконец, взломал дверь с надписью «Выход» и ушёл.

— Блин, и правда, Взломщик, — удивились орки. — А мы его за фитюльку приняли. Ну, тогда он в своём праве.

— И вы его отпустите просто так?! — не выдержал самый молодой и глупый гоблин. — Он вломился сюда, сфеанорил всё золото с бриллиантами, сгрыз мою сахарную косточку и унёс всё пиво. Надо его немедленно изловить!

На него посмотрели, как на дурака.

— Ну ты и тормоз, — сказал ему капитан гоблинов. — Это же Взломщик, ясно? За что его ловить? Он просто делает своё дело, и хорошо делает, между прочим. Да если бы все работали, как он, орки давно жили при коммунизме!

— Да и что толку его ловить, — добавил другой. — Всё равно отмажется, ещё и сам виноватым окажешься. Одно слово — Взломщик! Ну его к Гэндальфу, а то ка-ак взломает чего-нибудь!

— Ой, смотрите, а рядом с дверью чья-то тень, — удивился какой-то гоблин.

— Да пусть себе лежит, тебе-то чего? — приструнил его капитан гоблинов. — Не ты её положил, не тебе её и брать. Может, её Взломщик потерял.

В это время вернулся Бильбо.

— Премного извиняюсь, — пропыхтел он. — Я тут свою тень не забывал?

— Вон лежит, около двери, — хором ответили орки.

— Пренемного благодарен, — сказал Бильбо, забрал тень и ушёл.

— Счастливого пути! — пожелали орки и закрыли дверь.

Вот так Бильбо и спасся от орков.

Глава 6 Из огня да в полымя

Бильбо понятия не имел, где он находится. Были у него смутные подозрения, что он либо в Средиземье, либо где-то неподалеку от оного. Он брёл, куда глаза глядят, а так как на затылке глаз у него не было, то шёл он исключительно вперёд и радовался, что он не косоглазая орка, иначе пришлось бы всю жизнь ходить по кругу.

«Куда же подевалась такая куча гномов? — недоумевал Бильбо, и тут услышал рок-н-рольные аккорды. — А вот и они!»

Он надел кольцо, сразу почувствовав себя Всевластным, и тут же обшарил карманы Балина, который, как обычно стоял на стрёме. Даже Всевластие не помогло ему найти чего-либо стоящего, и Бильбо прошмыгнул мимо.

Гэндальф спорил с гномами. Он вообще-то всегда с кем-нибудь спорил, так что ничего удивительного в этом не было. Тем более, волшебного.

— Ты нас чуть не поубивал нафиг своим Глемдрингом, — возмущались гномы. — Не умеешь драться, так лучше не дерись, понял? Зачем Филе бороду отрубил, изверг? Дай тебе волю, ты бы и Степашку зарезал! Ему теперь двести лет ждать, пока борода отрастёт.

— Да не волнуйтесь вы, его всё равно скоро убьют, — отмазывался Гэндальф. — Снявши голову, по бороде не плачут.

— А ты тут не умничай, — рассердились гномы. — Волшебное в тебе чего есть? Вот и наколдуй ему бороду на место, а то мы тебя сами побреем под колобка!

Гэндальф повздыхал и колданул.

— Да не на то место, рожа майярская, — дружно взвыли гномы. — У нас борода на заднице не растёт! Мы ж не какие-то там… Из Валинора…

— А Взломщик тут как тут, — сказал Бильбо, появляясь.

— Барук Казад! — обрадовались гномы. — Взломщик вернулся!

— Как же он проскочил мимо Балина? — удивился Гэндальф. — Мимо него же и мышь не проскочит?

— Это точно, — поддержал его Дори. — За всё утро мимо прошли дюжина орков да стадо элефантов. Но мышей точно не было.

— Давай, рассказывай, как ты спасся, — Ори трясся от нетерпения. — Ты там, небось, Горлума встретил, да?

— Угу, — согласился Бильбо.

— И играли в загадки, и ты выиграл, верно?

— Угу, — согласился Бильбо.

— А потом ты тихонечко пошёл за ним, и он вывел тебя к заднему проходу, правильно?

— К заднему выходу, — деликатно поправил его Бильбо.

Ори нагнулся к самому уху Бильбо и прошептал, кося глазом на подслушивающего Гэндальфа:

— Ну, а колечко-то как?

— Ништяк, — прошептал Бильбо.

— Как-как? — не расслышал Гэндальф.

— Ещё не нашёл, — отрезал хоббит.

«Либо этот Ори шлялся где-то поблизости, либо он в детстве тоже читал Профессора», — подумал он.

— У меня болит голова, — пожаловался хоббит. — Нет ли у кого анальгина?

— У меня есть, — сказал Гэндальф, протягивая ему таблетки с пометкой «Б.Б».

«Мои таблетки! — возмутился Бильбо. — Ну, а я у него в отместку посох сфеанорю».

Отдохнув, вся компания двинулась дальше. Гэндальф заявил, что эти места ему знакомы, и в доказательство предъявил камень, на котором было накарябано по-эльфийски: «Здесь были Гэнди и Сари». Далее, камень был испещрён рунами, гласившими: «Здесь был Мелькор», «Здесь был Феанор», «Здесь был Илуватар (Эру)», «Здесь был Саурон», «Гиль-Гэлада здесь никогда не было» и «Здесь был Турин Турамбар и до сих пор здесь остался». Около камня валялась куча всякого барахла, в том числе серебряная роза, лампа Аладдина и инструкция по пользованию Кольцом Всевластия. Бильбо начал читать последнюю, и даже дошёл до середины, прежде чем сообразил, что инструкция написана по-мордорски, и он ни бельмеса в ней не понимает.

Тропка бежала всё дальше и дальше, и вскоре путники зашли в довольно-таки зелёный лес, где незамедлительно услышали странный вой.

— Ветер, — догадался Балин.

— Сирена полицейской машины, — определил хоббит, как более опытный и Взломщик в придачу.

Гэндальф заикнулся было о варгах, гномы над ним дружно посмеялись, но на деревья всё же залезли.

Тут же появились наколдованные Гэндальфом варги.

Лирическое отупление.

Варги — это почти что волки, только круче. Окромя еловых шишек, их, почитай, никакое оружие не берёт. Выше ли они хоббитов, до сих пор неизвестно, потому что хоббиты мерятся с ними ростом категорически отказываются.

Эльфы варгов не любят и боятся. Вообще-то эльфы мало чего любят и много чего боятся, но варгов — особенно. Шкуры варгов, однако, эльфам по душе. Говорят, что Элронд и Галадриэль долгое время изобретали способ добыть шкуры варгов, не трогая их самих. Так до сих пор и думают.

Бороды у варгов нет и не было. Да и вряд ли появится. В отличии от хоббитов, шерсть у варгов растёт не только на ногах, но и по всему телу.

Волшебное в них что-то есть, но что именно — варги не говорят. А те, кто слишком любопытствует по этому поводу (а равно и по любому другому), таинственным образом исчезает.

Варги бегали вокруг дерева и громко тявкали. Некоторое время гномы с удовольствием дразнили животных и делали вид, что собираются скинуть им Гэндальфа. Варги радостно виляли хвостами, Гэндальф, напротив, орал, как глухой тролль, и яростно отбивался. Потом гномам это занятие прискучило (а колдуну — ещё раньше), и они взялись перекинуться в картишки. Гэндальфа в игру не приняли, и он со злости принялся швыряться еловыми шишками.

— У меня королевский покер, — радостно вопил Торин.

— А у меня — тузовый, — Бильбо предъявил аж десять тузов. Гномы удивились.

— Блин, пять тузов в колоде — ещё туда-сюда, но десять — это уже перебор.

— Ну, виноват, — смутился Бильбо, — Перестарался маленько, это бывает.

И он убрал пять лишних тузов обратно в рукав.

— То-то же, — одобрили гномы.

— Ложись! — вдруг дико заорал Гэндальф, бросая еловую шишку. Волки дружно припали к земле, кое-кто из гномов попытался последовать их примеру, и едва не долбанулся вниз. Взрыва не последовало.

— Ах, блин, колечко не выдернул, — пожаловался колдун.

Бильбо тут же схватился за карман — как бы и впрямь не выдернул.

Тут на поляну вывалила толпа орков и стала дружно ржать на удивление гномов. Оказывается, Гэндальф, сидя на дереве, выкрасил варгов в голубой цвет, а у некоторых даже сменил номерные знаки.

— Дошло? — Гэндальф надулся от гордости. — Серый цвет заслужить не легко, но ещё труднее осерить себя вновь. Только самые достойные, вроде меня… Эй, а что это вы там делаете?

— А это мы собираем волков в стаю и накидываем вокруг стволов папоротника и валежника, — любезно пояснили гоблины, явно намереваясь поджарить путников.

— Что мы вам плохого сделали? — возмутился Гэндальф. — Сидим себе на дереве, никого не трогаем, починяем примуса… Блин, а что такое примус? Так вот, и ещё — кто озорничает с огнём, того наказывают.

— А пошто вы волков обижаете, шишками кидаетесь? — парировал главный гоблин. — У одного вон инфаркт приключился, помрёт — вы виноваты будете. Охотничий-то сезон ещё не открыт.

— Да мы больше не будем, — загалдели гномы. — Это всё Гэндальф, он же Серый, ему можно… У него и лицензия браконьера есть…

— А если я отгадаю загадку? — предложил Бильбо.

— Вообще-то я не фанат, — засомневался предводитель гоблинов. — Но ради спортивного интереса, что это такое: зеленое и красное, и кружит, и кружит, и кружит?

— А лягушка в Кузинатре, — догадался Бильбо.

— Ты что, знаком с Горлумом? — удивился орк.

— Нет, я тоже читал Желязны.

— Вы слышали: он читал Желязны! — орки ответили восторженным рёвом. Да это же в доску свои люди, хотя и гномы! Слазьте скорее, братья по разуму, отметим это дело.

И они отметили сначала это дело, потом другое, третье, а дел всё прибавлялось и прибавлялось…

Оказалось, что это ролевая тусовка невесть как попавшая в Средиземье.

«И здесь они, — мрачно подумал Бильбо, — нигде, нигде от них не спрячешься…»

— А я вот от Асприна торчу, — втолковывал ему предводитель орков. — Или вот Стругацкие — тоже вот своего рода братья…

Бильбо соглашался с ним негнущимся языком, тщетно пытаясь влить в себя пустую бутылку пива.

— А вот мы собираемся игрушку по «Звёздным войнам» делать, доверительно сообщил ему гоблин. — Только вот, звёздные крейсера задолбаешься из дерева выстругивать…

Короче, всё было ништяк, и тут вдруг зачем-то прилетели орлы и поломали весь кайф, утащив всех гномов и Гэндальфа. Бильбо, как всегда забыли, но он успел ухватиться за Дори.

Бильбо висел и кричал: «Руки мои, руки!», а что кричал Дори, я здесь приводить не буду, потому что, вопреки всеобщему мнению, Бильбо схватился отнюдь не за ноги.

— Гэндальф! — закричал хоббит. — А если они нас уронят?

— Не волнуйтесь за меня, друзья мои, — ответил маг, — у меня есть парашют.

Орлы высадили их на скалу, а если кого заинтересует, почему эта глава так странно называется, то стоит добавить, что скала эта называется «Полымя».

Повелитель орлов о чём- то беседовал с Гэндальфом, кося глазом на Бильбо, но тот его уверил, что Бильбо есть никого не собирается, если, конечно, его сейчас покормят.

Орлы тут же надыбили где-то жаркое из барашка, кролика и суслика. Гномы поели и улеглись спать.

Глава 7 Небывалое пристанище

Наутро орлы похватали гномов и Бильбо, потащив их прямиком к Беорну. Дорогой хоббит проголодался и принялся ощипывать своего орла прямо на лету.

— Не щиплись, — сказал недовольно орёл. — Что ты трусишь, как кролик? Хотя ты и впрямь на него слегка смахиваешь.

— А это потому, что кролик был сегодня на завтрак, — пояснил Бильбо.

— Тогда хорошо, что ты элефанта за завтраком не сожрал, — порадовался орёл.

Орлы опустили путников на верхушку какай-то скалы.

— Счастливого пути! — закричали они. — И пусть вас примет родовое гнездо! Счастливо вам снести яйца, ребята!

Гэндальфу тут же заткнули рот, чтобы не спошлил ненароком — с орлами ссориться не хотелось.

Орлы улетели, Гэндальф обиженно выплюнул изрядно поношенную портянку, служившую ему кляпом.

— Так, сейчас мы пойдём к Беорну. Вы, ребятки, ведите себя хорошо, потому что он мужик хоть и не плохой, но уж если озвереет — прям вылитым медведем становится. И не в коем случае не называйте его меховщиком, даже если он у вас бороды будет отрывать или там, шерсть на ногах… это про тебя, Бильбо. Шибко он этого не любит. А сейчас стойте спокойно, у меня есть одно важное дело, потому как последний раз я справлял нужду в спальне Элронда, а пива с тех пор было выпито немало…

Гэндальф поспешно убежал. Ходят слухи, что именно тогда и возникли Гиблые Болота, но есть ли в этих слухах доля правды… конечно, есть, и немалая!

Между тем, Бильбо слегка заскучал и стал искать, что бы ему такое взломать. Поблизости ничего подходящего не было, кроме каких-то ульев. Бильбо мигом разделался с ними — для того, чтобы не потерять квалификацию ну и, чтобы вволю пообжираться мёдом.

Придя в себя от удовольствия, он неожиданно обнаружил, что в ульи, кроме мёда, для чего-то напиханы ещё и пчёлы.

Лирическое отступление.

Немного о пчёлах. Бороды у пчёл нет, и это уже хорошо. Волшебного в них тоже ничего нет, но зато они делают мёд. Пчёлы — народ добродушный, но в ульи я бы к ним лезть всё же не советовал. Съедят. Вот кого пчёлы не любят, так это медведей, так что Беорн, очевидно, отличался невиданной храбростью. Росточком пчёлы были побольше шершня, но гораздо меньше хоббита. Зато их было много, и жалить они умели. Должно быть, у них был неплохой тренер.

Бильбо попытался отмазаться от них заклинанием «Я тучка, тучка, тучка…», а когда это не получилось, надел кольцо и исчез.

Пчёлы, не обнаружив жертвы, набросились на гномов. Те сразу же, как это у гномов водится, закопались в землю из опасения, что пчёлы совьют гнезда у них в бороде, тем более, подобные случаи уже бывали.

Так что, гномов пчёлы тоже не нашли, но зато нашли Гэндальфа и очень обрадовались. По Гэндальфу как-то не было заметно, что он разделяет их радость. Да, хорошо маги умеют скрывать свои чувства…

Сидящие по уши в земле гномы тщательно конспектировали характеризующие пчёл выражения, щедро употребляемые Гэндальфом.[5]

Когда пчёлы и Гэндальф закончили выяснять отношения, маг изрядно опух и увеличился в объёме. Вдобавок, он был уже ни Серым, ни Белым, а Красным. Особенно рожа.

Тут выкопались из земли гномы, посмотрели на Гэндальфа и удивились.

— Чего рожа-то красная? Опять нажрался?

— Не, я тут с пчёлами… — начал было Гэндальф.

— Извращенец! — возмутились гномы.

— Изверг, с вашего позволения, — парировал Гэндальф. — Пока вы там дождевых червей ловили, меня чуть не сожрали пчёлы! И вообще, надо идти к Беорну, а то ещё сам сюда придёт. Сначала пойдём мы с Бильбо, потому что двоих он ещё примет, а вот что с остальными сделает, этого я не знаю.

И, пока гномы не опомнились, подхватил Бильбо под мышку и поплёлся к дому с вывеской «Меховщик».

Посреди двора лежал ствол огромного энта, а рядом стоял здоровенный мужик с густой чёрной бородой во-первых, и топором в руке во-вторых. «Гном-переросток», — подумал Бильбо.

— А вот и он, гнилой зуб, — приветствовал он Гэндальфа. — Кто вы такие, и на фига здесь нужны?

— Я — Гэндальф, — заявил Гэндальф.

— Слыхал я об одном Гэндальфе, — припомнил Беорн. — и, надеюсь, что это не ты. Ради твоего же блага, конечно. А это что за…

— Только посмей обозваться фитюлькой, — вскипел хоббит. — сразу тебе этого… того… топор на фиг взломаю, вот!

— Ладно, ладно, — согласился Беорн, поспешно убрав топор. — Из тебя такая же фитюлька, как из меня меховщик.

«Блин, всё-таки обозвался», — подумал Бильбо.

— Это мистер Бэггинс, взломщик безупречной репутации, — представил Гэндальф. Бильбо поклонился и снял с Гэндальфа шляпу, поскольку своей не имел.

— Ладно, сойдёт, — согласился Беорн. — А где остальные? По глазам вижу, что вас здесь пятнадцать штук, тем более, остальные сплошь гномы. Гномов я не люблю, потому что у них, во-первых, бороды длиннее, а во-вторых, топоры лучше. Ничего, я придумаю, что с этим можно сделать…

— Чем глупостями заниматься, — обиделся хоббит за гномов, — лучше бы за своей пасекой следил. Там орки всё разорили к чертям собачьим.

— Что?! — Беорн сломя голову помчался на пасеку. Своим звериным нюхом он обнаружил массу следов, пахнувших Бильбо, гномами и Гэндальфом, причём последние были самые пахучие. На каждом следе почерком Бильбо было написано: «Здесь были орки!»

— Да, — сказал Беорн гномам, — похоже, и правда орки. Вот что, ребята. Вы тут пока отдохните, в бане попарьтесь, пива выпейте, а мне нужно кое с кем круто разобраться.

С этими словами он взял топор и ушёл.

— Он сказал: пива? — оживился Бильбо. — Ну-ка, пойду посмотрю… — он решительно зашагал к дому.

— Хоббита, хоббита держите, — зашумели гномы, — нельзя его к пиву… Держите, держите… Эх, что же вы хоббита не удержали?!

— Быстро — за ним! — скомандовал Торин. — Может, и нам малость достанется, если поторопимся.

— Это после хоббита — то? — скептически заметил Балин, отпихивая ногой Гэндальфа.

Пива осталось достаточно — аж три бочки. В четвёртой плавал хоббит. Бочка пустела прямо на глазах — хоббиты с малолетства учатся плавать в пиве. Даже раньше, чем воровать.

Да, пива было много, да и кексы Бильбо съесть не успел… все. Только понадкусывал.

Гномы жадно набросились на пиво, закусывая собственными бородами, которые им иногда сильно мешались.

— А теперь — в баню, — предложил Гэндальф, когда пива чуток поубавилось. Тут-то и выяснилось, что гномы ему не доверяют. Оказалось, не то, что в баню, а просто присесть рядом посреди поля с ним никто не пожелал бы. Слухи о Гэндальфе ходили разные, местами даже слишком разные…

— Ну и ладно, — обиделся Гэндальф. — Не особо-то и хотелось. Я, может, потому и Серый, что никогда не моюсь.

Так вот и вышло, что в бане оказались тринадцать гномов и Бильбо. Голый гном — это зрелище то ещё: борода до пола, в руках — секира, а из одежды только тазик. Бильбо чуть животик не надорвал от смеха. Гномы неодобрительно смотрели на хоббита, который катался по полу и противно хихикал.

— Вот что, парень, — не выдержал, наконец, Торин. — Ты, конечно, чего плохого не подумай, но женщин среди гномов не много, так что имей это в виду. Намёк понял?

Бильбо хотел было сказать, что с такой-то анатомией женщины им вроде как совсем и не к чему, но передумал.

Мочалок Беорн не держал, и гномы нашли, наконец, достойное применение своему волосяному покрову (читай: бороде). Бильбо, намылив правую ногу, яростно тёр ей шею, напевая при этом «Песню о Горячей Воде». Гномы пели каждый своё, а обиженный Гэндальф ничего не пел, втихомолку делая мелкие пакости.

Потом все допили пиво и легли спать.

Когда о Бильбо споткнулся седьмой гном, он окончательно проснулся. Это был Бофур, который уже с утра не стоял на ногах.

— Вставай, лежебока, — сказал он заплетающимся языком, — а то тебе завтрака не достанется… о пиве я и не говорю.

— А где Гэндальф? — спросил Бильбо спросонок.

— Где, где. Шляется, вот где. Где же ему ещё быть?

— Вижу, что он не изменяет своим привычкам, — сказал Бильбо и отправился на кухню. Его опасения оказались напрасны — припрятанное с вчера пиво гномы не нашли, да и кексы ещё остались.

Тут наступил вечер и вернулся Гэндальф.

— Как шлялось? — вежливо спросил хоббит.

— Спасибо, неплохо, — ответил Гэндальф, — но об этом позже. У меня со вчера маковой росинки во рту не было.

— Да и сегодня вряд ли будет, — сказал Бильбо. — Где это ты собираешься сейчас маковые росинки искать, наркоман ты несчастный? Лучше вот кекса попробуй.

День прошёл по-хоббитски: поел — и спать. На другое утро вернулся Беорн с трофеями.

— Бедный Корвин, — вздохнул добряк Бофур, углядев на воротах голову орка.

— И Элрика тоже жалко, — добавил Бильбо, потрепав по загривку шкуру варга.

Подошёл Беорн.

— А пиво мы всё выпили, — обрадовал его Балин. — Только вот, посуду не сдали. Гэндальф всю ночь в очереди стоял, а ему сказали — тары нет под бочки.

— Во гномы, — удивился Беорн, — когда же вы успели?

— Да это всё хоббит, — отмазались гномы.

— А, ну если хоббит… тогда удивительно, как вы мой дом не пропили.

— Кто сказал, что не пропили? — удивился Бильбо.

Беорн так и застыл с раскрытым ртом. Гномы же вскарабкались на чистокровных рохирримских пони и поехали себе дальше.

Едва добрались до Чёрного Леса, как Гэндальф заявил:

— А здесь я вас покидаю. Вы меня всячески шпыняли, но я на вас не сержусь, хотя и прощать тоже не собираюсь. Меня же ждёт масса неотложных дел.

— Каких? — полюбопытствовал Бильбо.

— В дела мудрецов не суйся — головы не снесёшь, — гордо ответил Гэндальф.

— При чём тут дела мудрецов? — удивился хоббит. — Я же о твоих спрашиваю.

— А, ну если о моих… Во-первых, надо выгнать из Дол-Гулдура одного Некроманта, поскольку сам он оттуда уходить явно не собирается. Во-вторых, намечается одна весёлая вечеринка у Сарумана. Он хоть и предатель, а мужик неплохой, незачем его обижать. А в-третьих, «Санта-Барбару» будут по палантиру показывать. Так что — адью, ребята! Передавайте привет паукам и эльфам!

— Чтоб ты онемел, буржуйская морда! — возмутились гномы.

И Гэндальф, как-то странно замолчав, гордо убежал прочь, чтобы в очередной раз выгнать из Дол-Гулдура Некроманта.

Глава 8 Пауки и мухи

Около Чёрного Леса их догнал назгул.

— Привет, ребята, — поздоровался он. — Вам Король-Чародей, случайно, не нужен?

— На фиг, на фиг, — замахали руками гномы. — Был у нас один чародей… чудом отделались. Гэндальф называется. А король у нас свой есть. Торин Зубочист… то есть, Дубощит, конечно.

— Гэндальф? — припомнил назгул. — Это такой, Серый? Знаю. Он мне, редиска, плащ испортил.

Назгул повернулся спиной, и все увидели сделанную белой краской надпись: «Здесь был Гэндальф!»

— Не знаете, куда пошёл этот нехороший человек?

— Да он, вроде бы, к Саруману намылился. А потом ещё в Дол-Гулдур, какому-то Некроманту пинков надавать.

— А, ну тогда мы с ним ещё свидимся. Ну, если я вам не нужен (а кроме Саурона, я мало кому нужен), то я, пожалуй, откланяюсь. С вашего позволения, разумеется. Будете в Минас-Моргуле, заходите, буду очень рад. О, а это кто такой чёрный?

— А это Двалин. Негр он.

— Будь осторожен, Двалин. Нам, Тёмным, нелегко жить в этом мире. Светлые — они же сплошь расисты и куклуксклановцы. Особенно эльфы. А это что за фитюлька такая?

— А это мистер Бэггинс, Взломщик, да ещё хоббит по совместительству, пояснили гномы.

— За «фитюльку» ответишь, — пообещал Бильбо. — Морду бы тебе набил, так ведь нет её у тебя.

— Хоббит? Ей-Эру, не хотел обидеть. Ну вас, хоббитов, на фиг, ещё колечко свистните или, там, арнорский ножик в спины воткнёте. Да ещё и взломаете чего-нибудь. Не, я с вами не играю.

С этими словами, назгул влез на своего чёрного пони, сразу став Чёрным Пончиком, и ускакал прочь.

Лирическое утопление.

К слову, о назгулах. Роста они среднего, но кое-кто клянётся, что выше их только горы, да и то не все. Верить этому не стоит — у страха глаза велики. Бороды у назгулов нет. Нет даже места, куда она крепится. В начале этой книги упоминалось, что у хоббитов много чего нет. Так вот, у назгулов «нет» ещё больше. Зато в них есть что-то волшебное (например, кольца всякие и моргульские клинки). Назгулы довольно крутые ребята, если присмотреться, но желающих присматриваться к назгулам почему-то невелико. Ещё назгулы имеют чёрную клячу роханской породы (иногда летучую тварь без названия, навроде птеродактиля). Король — Чародей имеет также королевство и чародейство. Пива назгулы не пьют, что роднит их с эльфами. Тем не менее, эльфов назгулы не любят, особенно, если их зовут Глорфиндейлами. Эльфы назгулов тоже не любят, и стараются встречаться с ними как можно реже. Количество назгулов — около девяти. Количество хитов у назгулов — много.

— Вы видели? — спросил Балин. — У него под плащом — никакой одежды. Даже костей нет.

— Да уж, — согласился Бильбо, любуясь моргульским клинком, который он одолжил у назгула в качестве сувенира.

Немного позже, они наткнулись на камень с традиционной надписью:


Направо пойдёшь — Гэндальфа найдёшь.

Налево пойдёшь — хоббита потеряешь.

А прямо пойдёшь — ну, тоже мало не покажется.


— И куда же нам теперь идти? — задумался Торин.

— Только не налево, — заявил Бильбо.

— И не направо, — дружно поддержали гномы.

— А может, совсем не пойдём? — предложил Бомбур.

— Нет, мы пойдём, — решил Торин. — Куда именно, я говорить не буду, чтобы не подслушали враги, но мало нам не покажется только Под Горой, да и то вряд ли.

— Ура! — обрадовались гномы. — А мы пойдём на север, а вас съедят собаки!

Под «вас» они подразумевали, конечно же, Гэндальфа. А о собаке Сарумане — вообще ни словом не обмолвились.

Чёрный Лес оказался довольно поганым местечком. Сюда даже солнечный свет не доносился, паутину не снимали уже несколько веков, а из съестного в меню имелись только чёрные белки, которые вызывали: у гномов — изжогу, а у хоббита — приступы буйного раздражения.

Из грибов же росли одни мухоморы и бледные поганки. Гномы попробовали стрелять мухоморов, потратили уйму стрел, но сбили только один. Когда его зажарили, он оказался несъедобным, и мухоморы оставили в покое.

Бильбо, правда, попытался что-то сжевать, но быстро отступился. Так была развенчана байка о том, что хоббитские желудки могут переварить всё, кроме отсутствия пищи.

Между тем, угроза голода становилась всё реальней. Сначала съели всё, что нашли в рюкзаках, потом — сами рюкзаки, и голодающие гномы Поволжья искали, что бы ещё съесть. Хоббит питался сначала за счёт заначек, потом за счёт внутренних резервов, но под конец и он побледнел и осунулся.

Однажды появился единорог, которого неграмотные гномы приняли за оленя. Торин уверенно и метко послал стрелу, но единорог всё равно сбежал.

— Уверен, что я не промахнулся, — горячо доказывал король.

— Да уж, — мрачно подтвердил Бомбур, тщетно пытаясь вытащить стрелу из афедрона.

— Смотрите, между деревьями огонь, — увидел Балин.

«Опять тролли», — мрачно решил Бильбо.

— Это, наверно, эльфы, — догадался Торин. — Давайте пригласимся к ним, может угостят на халяву.

Но едва они вступили на поляну, как всё пропало. Остался только халявный хавчик и ящик здравура с чисто эльфийским названием — «Столичная».

— Барук Казад! — обрадовались гномы.

На голодный желудок — много ли надо? Все гномы перепились в дребедень, и даже хоббит слегка опьянел.

Он свалился под дерево и задремал.

Проснулся он от того, что кто-то заворачивал его в паутину. Продрав один глаз, Бильбо увидел какого-то странного мужика, и у того тоже была шерсть на лапах.

«Наверно, он тоже хоббит», — подумал Бильбо.

Вот только лап у странного мужика было не то шесть, не то восемь.

— Ты кто? — спросил Бильбо.

— Я — Спайдермен, — ответил мужик. — Я тут пауком работаю. А вот кто ты?

Бильбо задумался. Как раз этого он и не мог вспомнить.

— А я — хоббит… Или всё-таки Хогбен? нет, пожалуй-таки, хоббит. И зовут меня… кажется, Фродо, но точно не помню.

— Хорошо, что ты вовремя очнулся, Бильбо, — сказал паук. — Ещё минута, и ты бы уже не мог шевельнуться, и не потому, что я тебе впрыснул бы яд, а потому, что фамилия у тебя — Бэггинс.

Бильбо отшвырнул паука ударом карате, выхватил кинжал и ловко перерезал ствол дерева, к которому был привязан. Немного позже, до него дошло, что перерезать паутину было бы не в пример легче.

Если бы паук знал, что ему грозит, он точно бы сделал харакири, но пока он тормозил, дерево упало ему на голову, выбив к чёртовой матери отсутствие мозгов.

Когда Бильбо окончательно протрезвел, был уже день.

— Понял? — сказал он мёртвому пауку. — Я когда хоббит, а когда и беспощаден. А тебя, — обратился он к острой железяке, — я буду называть Жалом.

— Служу Советскому Союзу! — обрадовался кинжал. [6]

С похмелья у хоббита дико болела голова. Он решил пойти похмелиться, а заодно и гномов поискать. Лихолесье хоббиту совсем не нравилось, он страдал мигренью и ностальгией.

Гномы висели на ветках, упакованные в паутину. Их забрали, когда они были под мухой, а где мухи, там, само собой, и пауки. Они уже мысленно прощались с жизнью, Гэндальфом и золотом Смога (которое они по непонятным причинам считали золотом гномов). Спасения не было.

И тут вдруг появился кто-то, слегка похожий на хоббита, только невидимый и с Кольцом Всевластия на пальце. Гномы встрепенулись. Бомбур, избитый и исщипанный пауками, жалобно повизгивал.

«Бедняга, — подумал Бильбо. — Его тоже мучает ностальгия».

Со скуки, он стал кидать камешки, попадая почему-то исключительно в пауков. Те страшно огорчились и даже забыли про гномов. Про хоббита они забыть не смогли, хотя и очень старались.

— Старый паук

Взгромоздился на сук

И не видит меня

И вообще ни… чего.

— пел Бильбо.

Пауки бросились его ловить. Бильбо оставил им записку: «Ушёл на Северо-Запад (в трёх томах). Буду к обеду. Бильбо.» И, пока пауки обшаривали весь Северо-Запад, освободил всех гномов и бабочек, попавших в паутину.

Пауки всё же догадались, что их обманули, и бросились в погоню.

— Идите, я с ними разберусь, — пообещал Бильбо гномам.

Пауки увидели хоббита и обрадовались.

— Ага, попался, отродье Гэндальфа!

— Сами вы, — обиделся хоббит, доставая кинжал. — Вы знаете, что это такое?

— Нет, — сознались пауки. — А должны?

— Это — Жало, — пояснил Бильбо. — А раз это Жало…

— То ты — оса! — ужаснулись пауки. — Караул!!! На помощь!!! Гнусный хоббит уничтожает симпатичных безобидных паучков!!! Спаси нас Элберет!!!

Что и говорить, ос пауки не любили и боялись. Так что все пауки быстро побежали и исчезли в лесу.

— А где, собственно говоря, Торин? — поинтересовался Двалин.

Гномы засуетились, заглядывая друг другу под капюшоны. Внимательно осмотрели Бильбо, убедившись, что он ещё более не Торин, и поняли, что Торина среди них нет.

А с Ториным случилось вот что. После грандиозной попойки он мучался похмельем. И когда какие-то лохи эльфийской наружности выцепили его, легче Торину отнюдь не стало. Всю дорогу до дворца Трандуила, он рассказывал эльфам кто они такие, и что он сделает, если они освободят его руки. Ещё он собирался удивиться тупости Эру, создавшего ТАКОЕ, но не успел.

Оказалось, что у эльфов есть король, к которому и волокли бедолагу Торина.

— Ты кто такой бородатый будешь? — поинтересовался король.

— А ты мне не тыкай, выродок! — возмутился гном. — Я тебе не Гэндальф какой-нибудь. Я — Торин Зубочист, а тебе сейчас начищу вдобавок и рыло.

— Зачем ты и твои спутники трижды нападали на нас?

«Надо завязывать с пьянством, — сокрушённо подумал Торин. — Ни хрена не помню! Зачем же мы, чёрт подери, на них нападали? Да ещё три раза?»

— От меня ты этого не узнаешь, — гордо ответил он. — Не на того напал!

— Где сейчас твои друзья? Что они делают?

Торин надолго задумался. Потом чело его прояснилось.

— В лесу, должно быть, где же ещё? С похмелья, небось, мучаются…

— Что вы делали в нашем прекрасном эльфийском лесу?

Торин почесал в затылке:

— Вот и я думаю: какого… Эру мы забыли в этой дыре?

Трандуил решил пойти на хитрость, чтобы разговорить пленника, и прикинулся добрым.

— Дивный вы народ, эльфы, — сказал Торин, сплёвывая выбитые зубы.

Торин был честным гномом, в отличие от Бильбо, который гномом никогда не был.

— Ладно, скажу. Мы идём за золотом Смога.

— Врёшь, собака! — обозлился Трандуил. — Ни один гном не сказал бы, если б шёл за золотом! Придётся тебе посидеть за решёткой, пока не скажешь правды. А может, и дольше.

Глава 9 В бочках — на свободу

За гномами пришли утром. Те заранее догадались, что их сейчас в очередной раз поймают, а потому выстроились клином с топорами в руках.

— Сдавайтесь, вы арестованы! — приказали эльфы, поднимая луки.

И тут Бильбо услышал ещё одну фразу на гномьем языке — третью по счёту.

— Секир башка!!! — закричали гномы, поднимая топоры.

В переводе с гномьего, это означало: «Катись к Манвэ, а не то схлопочешь мотыгой по чайнику», — но эльфы по-гномьи не понимали, и с тех пор топоры стали звать отчего-то секирами.

Эльфы дружно щёлкнули предохранителями и взвели курки. Гномы так же дружно побросали секиры. Хоббит, как обычно сделал вид, что он ни при чём.

— Лицом к стене, — приказал кто-то, похожий на Леголаса.

— Совсем очумел, — обиделись гномы. — Где мы тебе в лесу стену найдём?

Леголас продолжал:

— Вы имеете право на адвоката, право не отвечать на вопросы, всё, что вы скажете, будет использовано против вас, всё, о чём вы умолчите, отразится на вашем здоровье… А это что за фи… странная штука?

— А это хоббит, — ответили гномы, беспокоясь о своём здоровье.

— Да неужели!? — обрадовался Леголас. — Так вот они какие, хоббиты… Эй, а что такое хоббит?

— Это я, — любезно пояснил Бильбо.

— Кто ты, друг? — поинтересовался Леголас. — Мэллон, то есть.

— Тамбовский волк тебе мэллон, — огрызнулся Бильбо.

Из кустов выглянул тамбовский волк, оценивающе оглядел эльфа и решил, что от таких друзей запросто можно заработать несварение желудка.

— Ну, как тебя хоть зовут? — привязался эльф.

— Зови меня просто — Человек-Невидимка, — предложил Бильбо, надевая Кольцо.

— Хорошо хоть, не Война Миров, — вздохнул эльф, не видя больше хоббита.

Пленников сосчитали, связали и повели в гости.

«Мне говорили, что эльфы славятся гостеприимством, — озадаченно подумал Бильбо, плетясь следом, — но не до такой же степени!»

— Вот, поймали ещё двенадцать гномов, — доложил Трандуилу Леголас. — С ними ещё был какой-то хоббит со странным именем Остров Доктора Моро, но он куда-то подевался. Сбежал, должно быть.

— Ладно, чёрт с ним. А вы, бородатые рожи, что здесь забыли, в нашем лесу?

— А мы за золотом идём, — сказал поспешно Балин, чтобы никто не сболтнул о драконе.

— За золотом, да? Врёте вы всё. А ну, говори, зачем вы притащили сюда зловредного хоббита? Может, вы шпионы? А может, вас Гэндальф подослал?

Гэндальф в Средиземье популярностью особой не пользовался. Тех, кто его любил, легко можно было сосчитать по пальцам, причём одного пальца с лихвой хватило бы.

— Нет-нет, мы за золотом, — испугались гномы.

— Придётся посадить вас в КПЗ, — решил король.

Хоббит день за днём шатался по дворцу, отчаянно скучая. Конечно, ему не составило бы труда между делом освободить пленников, но вот куда их девать потом, Бильбо сообразить не мог. Охранники-эльфы сперва подозрительно косились на него, потом пообвыкли — ходит и ходит, пусть его. Лишь однажды его остановил какой-то эльф.

— Ты чего здесь ходишь? — поинтересовался он.

— Имею полное право, — независимо ответил Бильбо.

— А ты кто, собственно, такой?

— Я — эльф, — гордо произнёс хоббит.

Эльф онемел от такой наглости.

— А ноги почему волосатые?

— У всех эльфов волосатые ноги, — правдиво пояснил Бильбо. — Вот у тебя ноги волосатые?

— Нет, — эльф растерянно оглядел свои нижние конечности.

— Тогда ты не эльф. Я так и думал. Больно уж у тебя рожа противная. И ростом великоват, а ведь все знают, что мы эльфы, низенькие. Ты, должно быть, орк? Шпион, наверное? Ладно, стой тут, а я пойду пока охрану позову.

Он ушёл, оставив беднягу мучительно вспоминать, почему он раньше считал себя эльфом.

После этого эльфы стали немного побаиваться Бильбо и опасались с ним связываться. Даже сам Трандуил иной раз, завидев хоббита в своей сокровищнице, поскорее старался слинять.

Леголас же от хоббитов тащился и мечтал даже собрать штуки четыре, да прогуляться вместе за компанию, например, к Ородруину.

Наконец, Бильбо всё это порядком достало, и он отправился спасать гномов. Открыв отмычкой все камеры, он повёл гномов к бочкам.

— А как ты откроешь люк? — полюбопытствовал Торин.

— Взорву динамитом, — пояснил хоббит.

— Так эльфы взрыв-то услышат!

— Тогда я поставлю глушитель, — решил Бильбо.

Гномы влезли в бочки, сожалея, что они сплошь пустые. Бильбо взорвал люк, вскарабкался на бочку, и все уплыли на волю.

— Слава Иллуватару! — облегчённо вздохнул Трандуил. — Убрались, наконец, и взломщик с ними. Ещё дёшево отделался. А то вдруг бы он взял да взломал чего-нибудь?!

Глава 10 Радушный приём

На бочке ехать было ещё скучнее, чем шататься по трандуиловскому дворцу. Со скуки, хоббит стал ловить рыбу и поймал-таки — всего одну, но очень золотую.

— Что тебе надобно, старче? — спросила Рыбка, очевидно, перепутав его с Гэндальфом.

Бильбо почесал в затылке:

— Надо подумать.

— Готово, — исполнила Рыбка. — Отпусти меня, старче, и загадывай себе дальше, а то в лом мне тут на крючке болтаться, как карасю какому-нибудь. Я, в конце концов, Золотая Рыбка, или где?

— Или как, — согласился Бильбо, швыряя Рыбку обратно в реку.

— Обломно мне тут сидеть на бочке, — сказал он после некоторого раздумья. — А вдобавок, неудобно и мокро. Я же не рыба всё-таки, и не лягушка, а хоббит почтенной наружности. И фамилия у меня Бэггинс. Посему, сделай-ка мне, Рыбка, ковёр-пароход.

— Готово, — исполнила Рыбка. — Что ещё пожелаешь?

Бильбо хотел одновременно пива и водки, но желание оставалось только одно.

— Хочу «ерша», — придумал догадливый хоббит.

— Получи, — сказала Рыбка, и на плот плюхнулась мокрая скользкая рыбина.

— Смилуйся, государыня Рыбка, — закричал ей в простывший след Бильбо.

«Вот зараза, опять наколола, — подумал он, глядя на разбитое корыто. Чтоб тебе Горлуму попасться!» [7]

Вдалеке показалась довольно-таки Одинокая Гора. Гора хоббиту абсолютно не понравилась. Ни за что он бы не согласился быть здесь королём — ни над Горой, ни под Горой, ни рядом с Горой. Даже если бы ему дали подёргать Гэндальфа за бороду.

Когда-то, недалеко отсюда, стояли два древних города — Чип и Дейл. Но потом один нехороший дракон сжёг город Дейл, а Чип почему-то переименовали в Эсгарот (Озёрный Город). В песнях пелось, что когда вернуться Трор и Трейн, а также когда свиньи полетят, город Дейл отстроят заново, и вновь Чип и Дейл поспешат на помощь.

Какие-то люди оттащили бочки в залив, и Бильбо понял — приехали. Тащить бочки было лениво, но он всё-таки сделал это.

Послышались стоны. Из бочки вылез гном с соломой в бороде. Ему было слегка нехорошо.

Это и был Торин. Узнать его можно было лишь по золотой цепи да таблички с именем «ТОРИН» на груди. Да ещё — по группе крови на рукаве.

Торину тоже было лениво таскать бочки. Но, поблагодарив Бильбо отборнейшим матом, он всё-таки впрягся в работу. Далее, всё было просто гномов становился всё больше, бочек — всё меньше. Пока совсем не… Или да это уж как вам будет угодно.

Гномы долго ругались на хоббита за способ путешествия.

— Эта дрянь пропахла эльфийским вином! — возмущался Балин.

— Вам не угодишь, — огрызался Бильбо. — Вот вы золото любите?

— Любим! — обрадовались гномы.

— Вот в следующий раз поплывёте в сундуках с золотом!

Гномы опасливо замолчали. У хоббитов слово с делом не расходятся, а ведь так и утонуть можно.

После всех злоключений, гномам очень захотелось пива.

— Предлагаю идти в Озёрный Город, — предложил Бильбо, и все с ним согласились, потому что идти было куда-то надо, а к Одинокой Горе — не хотелось. Тем более, пива там точно не было.

В городе гномам обрадовались. Старинные легенды гласили, что где гномы — там и попойка, и добрая драка. О хоббите легенды молчали, но он особо не обижался.

Завидев гномов, народ тут же побежал на улицу — смотреть, не текут ли золотые реки. Самые нетерпеливые строили запруды — реки имели странную привычку впадать в озеро. Торин тоже пошёл посмотреть — а вдруг, и впрямь потекут? А вот бургомистр не пошёл, но не потому, что не верил, а потому, что не умел плавать.

Тут обнаружилось некоторое количество эльфов, которым сразу же надавали пинков — за то, что они не гномы. За это вопиющее беззаконие, гномам потом предстояло держать ответ перед Ауле, который установил когда-то для своих питомцев твёрдое правило — сначала попойка, затем драка, а не наоборот.

Вспомнив об этом, гномы помирились с эльфами, долго извинялись и просили прощения, выпили с ними водки, после чего с чистой совестью надавали им по ушам.

— Дивный народ — гномы, — удивлялись эльфы, потирая отбитые уши.

Хоббита все уважали, всё время пили за его здоровье и хлопали по спине, пока не упились за его здоровье и не отхлопали спину, от чего у Бильбо случился насморк. Когда все упились, хоббит стал сам пить за своё здоровье, но по спине себя не хлопал, потому что было неудобно.

Попойка продолжалась довольно долго, пока не выпили всё пиво, водку, вино и из спиртного не осталась одна «Пепси-кола».

Бильбо ходил по городу и отчаянно ругался. Эсгарот его не прикалывал. Бильбо хотел потренироваться, но в проклятом городе не было ни одного замка. Да и золота здесь почти не было.

К Одинокому Эребору идти тоже не хотелось. Во-первых, там дракон, во-вторых — лохи. Говорили, правда, что дракон изничтожил всех лохов, но Бильбо всегда считал, что лохи неистребимы.

Наконец, гномы решили идти дальше. Местные идти с ними отказались.

— Подождём, пока сбудутся песни, — говорили они, — и потекут золотые реки.

— В самом деле, — обрадовались Фили и Кили. — Давайте подождём, пока сбудутся песни… и потекут золотые реки!

— Если у вас что сейчас и потечёт, так это кровь из носа, — пообещал им Торин. — А также слёзы из глаз. Какие, к эльфам, песни?! Вперёд, к Одинокой Горе! Там же золото!

— И лохи, — подсказал Бильбо.

— К Эру лохов! Там — золото. И вообще, я сказал — вперёд, ваше дело крикнуть «Барук Казад!»

— Барук Казад! — обрадовались гномы.

И вся тусовка тронулась в путь (и умом).

Глава 11 На пороге

В этой дикой местности, легче было поверить в дракона, чем в Торина, и поэтому в Торина больше никто не верил.

— Я — Торин! — убеждал король со слезами на глазах, на что гномы отвечали, что никаких Торинов в природе нет и не было. Один только Бильбо верил в Торина. Доверчивый народ, эти хоббиты.

Несколько слов о дороге. Дорога была плохая и очень грязная. Изредка попадались камни с надпись «Здесь был Гэндальф». Судя по тому, что ещё было написано на камнях, дорога Гэндальфу тоже не понравилась.

Однажды попалась надпись: «Здесь были Турин Турамбар и Хурин Хурамбар». В сердцах гномов поселилась надежда, потому что Турин хоть и был Турамбаром, но драконов не любил. Правда, он и гномов слегка недолюбливал…

Больше следов Турина и Хурина не попадалось. Должно быть, дорога им тоже не понравилась.

Наконец, они достигли травяного пятачка с табличкой «ПОРОГ». Бильбо сел на порог и стал думать, главным образом, о пиве. От этого, пива, конечно, больше не стало, но всё равно, было приятно.

Устав от тяжёлой умственной деятельности, Бильбо поднял глаза и увидел на скале табличку «Тайная дверь». Ниже висела другая — «Осторожно, злая собака!» Кто осмелился назвать дракона собакой, так и осталось тайной этой двери.

— Ключ! — закричал Бильбо. — Скорее, ключ!

— От квартиры, где деньги лежат? — поинтересовался Торин.

— От пещеры с драконом, — пояснил Бильбо.

Торин вытащил из кармана ключ и вставил в дырочку. Ключ подошёл.

— А ну, вынь эту штуку из моего уха, — потребовал хоббит.

Он вытащил из кармана заранее припасённый последний луч солнца. В том месте, куда луч упал на скалу, появилось отверстие.

— Суй сюда, — приказал хоббит.

— Да нет, ключ суй, — добавил он, видя, что его не так поняли.

Торин вставил ключ в дырочку.

— Дзынь! — сказал Бильбо, и дверь открылась.

Глава 12 Что ждало их внутри

Гномы стояли перед дверью и спорили. Когда Торин проспорил свою золотую цепь, он обозлился и спросил:

— Ну, кто вызовется добровольцем? — недвусмысленно поглядывая на нового обладателя цепи.

Добровольцем дружно вызвали Бильбо, который спокойно курил сигарету.

— Хоббиты на всякую фигню не размениваются, — гордо ответил Бильбо.

— Отмазки не катят! — парировал Торин.

— Нет, — отказался хоббит. — Мне туда идти в лом, и не потому, что боюсь, а потому что фамилия у меня — Бэггинс. Да и шерсть на ногах испачкаю…

— Это не беда! — обрадовались гномы, схватили Бильбо и начали обратный отсчёт.

— Старт! — сказал Торин, и хоббита швырнули внутрь.

На лету хоббит успел увидеть неясные очертания двери и услышать последние «Прости!» А также пожелание удачи. «На том свете угольками сочтёмся», — подумал он, приземляясь на пятую точку.

Придя в себя после мягкой посадки, Бильбо зашагал вперёд. На физиономии у него были написаны решимость и суровость. Причём на щеках было написано: «Решимость!», а на лбу: «Суровость!» Впрочем, этого всё равно никто не видел, и не потому, что в пещере никого не было, а потому, что было темно.

Бильбо с сигаретой в зубах шагал по туннелю и искал урну. «Средиземье наш общий дом. Не будем мусорить. Да?!»

— Да, — пробормотал Смог, не просыпаясь.

Бильбо затушил бычок о лапу дракона и аккуратно бросил его в мифриловую урну. Теперь он мог спокойно оглядеться. Всюду валялись горы золота и серебра, а также драгоценности и дракон.

Из пасти и ноздрей зверюги вырывались струйки дыма, из прочих отверстий — дребезжащие звуки, но вот пламени он не извергал. Бильбо предусмотрительно замотал ему пасть скотчем, чтобы ненароком не зевнул, после чего от души пнул дракона в брюхо и отдавил ему хвост.

— А-а-а!!! — закричал дракон, но всё равно не проснулся.

Бильбо присел на лапу Смога и задумался. Всё золото унести было тяжело. Разве что, уговорить дракона помочь, но этого ему делать не хотелось. Из профессиональной гордости, конечно.

Самая полезная вещь здесь была — мифриловая урна, потому что бросать бычки на пол Бильбо категорически не желал. Поэтому, он поднял урну и потащил её к гномам.

Гномы урне обрадовались и тут же закидали её окурками. Они радостно похлопывали Бильбо по спине, передавали его из рук в руки и обсуждали, как обретут сокровища.

Проснувшись, Смог с удивлением обнаружил, что его пасть замотана скотчем. Посмотрев на оттоптанный хвост, пнутое брюхо и обгаженную лапу, Дракон догадался, что здесь кто-то был. Например, взломщик.

Смог задумался и закурил сигарету. «Что же он у меня украл?» — думал он. Найти среди сотен тысяч вещей одну пропавшую было ему не по силам. По памяти он не помнил, а ворошить каталоги ему было лениво. Докурив, Смог поискал глазами мифриловую урну. Не нашёл. Поискал ушами — опять не нашёл. «Не сезон», — подумал было дракон, и тут его осенило.

— Её кто-то сфеанорил! — догадался Смог. — Кто бы это мог быть?

Поначалу, он решил, что урну сфеанорил сам Феанор, но оказалось, что тот давно умер. Потом погрешил на Гэндальфа — обгрешенный с головы до ног Гэндальф оказался невиновен.

— Наверно, это лохи, — решил дракон. — Надо же, а я думал, что всех их изничтожил!

Гномы весь день тащились на мифриловую урну, не обращая внимания на кружащего в небе дракона. Смог, удивлённый тем, что на него поклали, не стал даже плеваться огнём, а тихо вернулся Под Гору.

К утру гномам надоело тащиться на урну, и они решили потащиться от что-нибудь другого. Они добровольно выбрали Бильбо добровольцем и отправили его в пещеру тем же способом.

«Этак у меня скоро крылья отрастут», — подумал хоббит, приземляясь опять-таки на пятую точку, где, по слухам, хранился центр тяжести хоббитского тела.

Дракон прекрасно понимал, что если ещё раз уснёт, то не то, что сокровищ, а и бриллиантового панциря не досчитается. Поэтому, он не спал, а лишь притворялся спящим.

Бильбо подошёл к концу тоннеля, увидел свет и понял, что дома кто-то есть. Дракон усиленно притворялся спящим. Бильбо поблагодарил судьбу за кольцо, дракона — за тёплую встречу, а Гэндальфа — за то, что его здесь нет.

— Давай, просыпайся, тунеядец, — обратился он к Смогу. — А то проспишь собственную смерть.

Но дракон так хорошо притворился спящим, что и впрямь уснул. В этом ему немного помог съеденный чемодан димедрола. Так что, Бильбо пришлось отвесить ему хорошего пинка прежде, чем он проснулся.

— Ну, чего привязался? — недовольно спросил Смог. — И вообще, кто ты такой?

— Я — Взломщик, — пояснил Бильбо.

— Час от часу нелегче, — обрадовался дракон. — Ну, тогда ты здесь по праву. Бери всё, что хочешь, и уходи.

Бильбо хотел многого. Он тут же набил карманы золотом и спросил:

— А где тут у тебя пиво?

— Пива нету, — вздохнул дракон. — А о тебе я наслышан. Легенды говорят о том, как ужасны Взломщики. Я, правда, в сказки не верил…

— И как ты меня находишь? — польщённо спросил хоббит.

— Гм… Ещё не нашёл, — сознался дракон.

Тогда Бильбо снял колечко.

— Воистину, сказки и песни далеки от действительности, о Бильбо Великолепный!

— Для тупого дракона, ты недурно воспитан, — одобрил Бильбо. — И почему только все эти люди из Эсгарота так о тебе отзывались?

— Как обзывались? — удивился дракон.

— Они называли тебя земляным червяком, — объяснил хоббит. — Безмозглой жабой, паршивой ящерицей и ещё червяком, жалким земляным червяком.

— Лохи паршивые, — обиделся дракон и догадался, что люди с озера замыслили какую-то гадость.

— А ещё мы прибыли сюда для мести, — сообщил ему Бильбо. — Скоро тебе придётся узнать, что такое Барук Казад.

Дракону не хотелось знакомиться ни с Баруком, ни с Казадом, ни с другими гномами.

— Не получится, — фыркнул он. — Я — особа, защищённая основательно. У меня есть даже жилет из бриллиантов.

— Где? — удивился Бильбо.

Смог огляделся и понял, что за время разговора кто-то спёр с него жилет. «Кто бы это мог быть?» — задумался он.

— У меня есть запасной, — сообщил он.

— В нём дырка с правой стороны, — сообщил Бильбо в ответ.

— Клевета, — обиделся дракон. — И вовсе не с правой, а с левой.

Бильбо достал из кармана том «Большой Советской Энциклопедии», полистал и сообщил:

— Твоя правда. С левой. Но всё равно, там голое тело торчит, как улитка из раковины. Кстати, чьё это там тело торчит? Не Гэндальфа?

— Это военная тайна, — пояснил Смог.

— Жаль… Ладно, ящерица, с тобой мы ещё разберёмся, — пообещал Бильбо. Дракон пустил ему вслед огненную струю, но хоббит держал наготове огнетушитель.

— Взломщики так легко не ловятся, — похвастался он.

— И драконы тоже, — съязвил напоследок Смог и полетел с досады жечь Эсгарот.

— Приключение ещё далеко не кончено, — пригрозил хоббит ему вдогонку. И долго потом у Смога на затылке и пятках не росла шерсть.

Бильбо впал в нервное состояние, и гномы стали отпаивать его валерьянкой. Тут ещё какой-то старый дятел докопался. Бильбо кинул в него золотым кирпичом, но попал, как обычно, в подвернувшегося паука.

— Оставь его в покое, — попросил Торин. — Это ведь порядочный и дружелюбный дятел.

О дятлах Бильбо знал, что они, во-первых, всегда стучат, а во-вторых, у дятла не болит башка.

— Раз уж ты такой крутой стукач, — сказал он. — То лети и настучи Бэрду, что у дракона слева дыра. А не то, вмиг башки лишишься. У хоббитов с этим не заржавеет.

— Тук-тук, — стукнул дятел и полетел стучать Бэрду.

Глава 13 Пока хозяина не было дома

Тем временем, гномы сидели в беспросветной темноте. Со всех сторон их обступала полумертвая тишина, полуубитая, вероятно, драконом. Ели они мало и мало разговаривали, потому что есть было нечего, а разговаривать не хотелось. Иногда мимо с топотом пробегало время, но они не знали, куда.

Наконец, Торин не выдержал.

— Надо что-то делать. Я сейчас умру без свежего воздуха, — и упал на пол с твердым намерением умереть без свежего воздуха.

Когда отчаяние гномов достигло предела, Бильбо почувствовал, что у него стало легче на сердце, будто какую-то тяжесть убрали из-под жилета.

«Кто-то сфеанорил у меня мифриловую урну», — догадался Бильбо.

— А не пойти ли нам в сокровищницу? — предложил он, надеясь подобрать на халяву ещё одну урну.

— Хоть сейчас же, — обрадовались гномы, которых хлебом не корми и пивом не пои, дай только поглазеть на золото, да самую малость прикарманить.

Бильбо шёл первым, дымя сигаретой. Неожиданно он споткнулся и упал. Сигарета погасла. Гномы насторожились.

— Огня! Скорее огня!! — закричал Бильбо, переживая за сигарету. Гномы, видя, что за два часа напряжённого ожидания ничего не случилось, подбежали к хоббиту.

— Что случилось?

— Сигарета погасла, — пожаловался Бильбо.

Гномы испугались и совсем отчаялись.

— Ох, беда! Как же жить дальше? Да что же мы теперь делать-то будем?!

Они ещё долго поминали произведение Чернышевского, пока Бильбо не предложил:

— Огоньку дайте, вот что!

Гномы дружно щёлкнули зажигалками. Бильбо затянулся и сказал:

— Смога здесь нет.

— Как ты догадался? — поразились паразиты-гномы.

— Его бы об огне просить не пришлось, — пояснил Бильбо.

Гениальная догадка хоббита вскоре подтвердилась запиской:


«Меня нет дома. Смог».


Гномы расхрабрились, обрадовались и пошли тащиться от золота. Хоббит, к золоту равнодушный, веселился, как ребёнок, пиная волосатыми ногами разные бриллианты. Тут он наступил на банановую кожуру из чистого золота и брякнулся на пол, уткнувшись лицом в Аркенстон. «Насорили тут, — мрачно подумал он. — Ох, и неряхи эти гномы! Никакого порядка! Надо бы малость прибраться…» И он аккуратно прибрал Аркенстон за пазуху, после чего притомился и остальную уборку решил отложить на потом.

— Ты тут Аркенстон не встречал? — спросил Торин.

— Нет, — правдиво ответил Бильбо, честно глядя ему в глаза (Хоббиты жутко рассеянный народ).

— Поосторожней с ним, — посоветовал Торин. — На него наложено проклятие.

— Вот же блин! — Бильбо сделал жест, отгоняющий проклятия и отогнал проклятие прямо на Торина, испачкав тому плащ-палатку. Торин поправил золотую цепь, по которой тут же прошёлся какой-то кот, должно быть, учёный. «Златая цепь на дубе том», — вспомнил Бильбо, понимая, что Торина недаром прозвали Дуб со Щитом.

Неожиданно Бильбо наступил на пьяного орка.

— Блин, опять они здесь! Житья от них нет, — пожаловался хоббит. — Куда ни плюнь, попадёшь в орка.

Он плюнул и попал в Торина.

— Блин, и гномы туда же, — удивился он.

Гномы обиделись, схватили Бильбо и в отместку надели на него мифриловую кольчугу.

— А где здесь сортир? — спросил Дори, хотя весь дворец напоминал один большой сортир.

— Идёмте, — сказал Торин. — Я поведу вас.

Хотя всё было покорёжено и изгажено, Торин узнавал каждый коридор, каждый поворот. Коридоры, за малым исключением, страдали склерозом и Торина не узнавали.

Гномы вступили в Главный Зал Трора. Там гнили столы, чаши, кубки и прочие черепа с костями. Бильбо наступил на однорукий скелет и выругался. «Берен, наверное», — догадался он, прочитав на черепе табличку с надписью «МАЭДРОС».

— А где, между прочим, Смог? — вдруг вспомнил Бильбо. — Я бы отдал ему вкусный завтрак (например, Бофура), только за то, чтобы узнать, где он.

— Боюсь, мы его больше не увидим, — побоялся Торин.

Время показало, что он не ошибся. Да оно и понятно — король, как-никак, не фитюлька какая.

Глава 14 Огонь и вода

Бэрд сидел дома и пил водку, но не потому, что был алкоголиком, а потому что родом был из города Дейл. Весь народ, кроме него, уже которые сутки торчал снаружи, ожидая течки золотых рек. «Тоже, что ли, пойти глянуть», — подумал Бэрд.

Он встал и подошёл к двери. На двери висела табличка: «Лифт не работает».

— Какой, к Эру, лифт, если в доме всего один этаж? — удивился Бэрд. Он толкнул дверь и вышел на улицу. Тут с гор потекла золотая река. Конечно, это был дракон, только хорошо замаскированный. Все обрадовались, и Бэрд тоже он-то сразу понял, что это Смог.

— К оружию! — закричал он. — Это дракон! Провалиться мне на этом месте, — кричал он, проваливаясь на этом месте. Народ присмотрелся — и впрямь дракон.

— Я думаю, это Смог, — глубокомысленно изрёк Бэрд, выбираясь из-под обломков этого места.

— Почему Смог? Может, Глаурунг какой-нибудь, — не поверил бургомистр. На нём же нет опознавательных знаков. Может, это и не дракон вовсе, а лернейская гидра.

— Орлы летят! Орлы летят! — закричал Бильбо где-то на Одинокой Горе, репетируя свою коронную фразу. Дракон притормозил и стал озираться в поисках орлов. Никого не обнаружив, он понял, что его накололи.

«За это я спалю им мост», — решил Смог, но жители Эсгарота уже разломали мост на мелкие доски. «Тогда — Эйфелеву башню», — подумал дракон, но башни нигде не обнаружил.

«Ну, сейчас я сожгу весь паршивый городишко!!» — разозлился Смог, однако доблестные защитники города уже поджигали свои дома, напевая при этом «Врагу не сдаётся наш гордый „Варяг“». [8]

— Какой обломный день, — обиделся Смог и решил утопиться в озере.

Между тем, праздник продолжался. Бургомистр матюгался в матюгальник, пожарные то зажигали, то гасили пожары, а пьяные негры играли рэп.

Бэрд отобрал у бургомистра матюгальник.

— Эй, дракон! — обратился он к Смогу. — Сдвинь влево, ты мне солнце загораживаешь.

— Какое солнце возмутился дракон. — Ночь давно!

— Да? — удивился Бэрд. — А ты чего ночью припёрся, дурило?

— За «припёрся» ответишь, — обозлился дракон и плюнул в Бэрда огнём. Бэрд в ответ плюнул в Смога (правда, не огнём) и выстрелил из лука. Стрелы от дракона отскакивали и не втыкались.

Тут как раз прилетел дятел, сел на плечо Бэрда и стал стучать на дракона. Бэрд, хоть и был родом из города Дейл, а морзянку изрядно подзабыл. Тогда дятел стал объяснять ему знаками.

— Дыра? — удивился Бэрд, разглядывая проклёванную дятлом дырку в кольчуге. Дятел кивнул и показал пальцем на дракона.

— Размером с дракона?! — обрадовался Бэрд.

Дятел сплюнул и показал на дракона другим пальцем.

— А, на драконе дыра… А где?

Дятел клюнул Бэрда в брюхо. Тот охнул и согнулся пополам.

— Ну, змея в перьях… Лучше бы ты дракона так клюнул!

— У меня ещё крыша не поехала, — ответил дятел и улетел.

Бэрд присмотрелся, увидел дыру, обрадовался и достал бумеранг.

— Бумеранг мой! — сказал воин. — Зелёный в полосочку! Я берёг тебя до последней минуты. Ты меня ещё не подводил и всегда ко мне возвращался. Если тебя в самом деле сделали австралийские аборигены, то лети теперь вперёд и бей метко.

Бумеранг резво полетел вперёд и дал по башке горожанину по имени Метко.

— Тю на тя! — разозлился Бэрд. — Дракона бей, тормоз! Ну, это такая штука с крыльями. Зелёная.

В прореху бумеранг, конечно, не попал, но здорово навернул дракона по чайнику, вызвав сотрясение воздуха. Смог потерял ориентировку и плюхнулся в озеро, успев напоследок подумать: «Жаль, что только одно дерьмо не тонет!» И затонул, как советская подводная лодка «Комсомолец».

В озере ему понравилось, и он там остался. А жители Эсгарота долго удивлялись, откуда там вдруг появились крокодилы.

По поводу победы над драконом, все обрадовались. Даэрон, ходивший неподалёку и сочинявший очередную руну из серии Кэртар-2, написал даже небольшой стишок типа: Погиб дракон, невольник мести… Ну, и так далее. Всем очень понравилось. Гениальный, всё-таки, поэт Даэрон. Прям вылитый Рафаэль.

Тут прикатился колобок, напевая на кату:

— Я от Гэндальфа ушёл, я от Берена ушёл…

— От хоббита бы ты не ушёл, — мрачно указали ему. — От него ещё ни один кекс не ушёл…

Тут ещё и эльфы пришли, целая армия. Как это свойственно эльфам, сразу после драки, когда кулаками уже не машут. Вообще-то они просто так пришли, на халяву, но потом отправились вместе с армией Бэрда к Одинокой Горе.

Глава 15 Тучи собираются

Вообще-то, эту главу я бы назвал «Медные трубы», потому что перед ней шла «Огонь и вода». Очень, так сказать, трагически бы звучало. Жаль только, никаких медных труб в ней не будет, а то бы обязательно назвал. А так, придётся назвать так, как придётся.

Вернёмся теперь к нашим баранам, в смысле, гномам и хоббиту. Хотя не думаю, чтобы им это понравилось.

Гномы пили всю ночь, отмечая обретение сокровищ, что в первоисточнике обозначено словом «дежурить». Очевидно, в древности слова «пьянствовать» и «дежурить» были синонимами.

Наутро гномы, с бодуна, были, как всегда, добрые и весёлые. Бильбо отчасти чувствовал себя гномом, потому что тоже был с бодуна, но весёлым он не был, потому что считал, что головная боль — не повод для веселья.

— Тучи собираются, — подумав, сообщил Бильбо.

Гномы тут же задрали бороды к солнцу и убедились, что на небе ни облачка.

— Да, брат хоббит, кажется, у тебя глюки, — вынес диагноз Торин. — И как-то не похоже, что ты выздоровеешь. Может, тебе того…

Он потряс топором. Бильбо отшатнулся.

— …пива налить? — докончил гном.

— Тучи собираются, — упрямо повторил хоббит, тупо пялясь в безоблачное небо.

Торин как-то странно на него посмотрел и ушёл искать Аркенстон. Время, однако, показало, что прав-то как раз Бильбо, а Торин, хоть и являлся королём, а не фитюлькой, всё же трагически заблуждался.

Бильбо вдруг протянул руку. Торин испуганно отшатнулся.

— Смотрите, старый дятел вернулся.

Гномы дружно посмотрели на дятла, но пользы это особой не принесло. Дятел тут же стал что-то выстукивать. «Морзянка!» — догадался Торин. «Мордорка», — подумал дятел.

— Жаль, что мы его не понимаем, — сказал Балин. — Что бы ему быть попугаем. Или каким другим гаем.

Дятел задумался, а потом полетел в Африку за попугаем, хотя ему было в лом, потому как, в Африке, во-первых, лохи, во-вторых, гориллы, а в третьих, большие и злые крокодилы — то есть, сразу две разновидности. О полёте дятла в Африку можно было бы написать целую книгу — правда, гораздо менее Алую, но тоже ничего себе.

Минут через десять, дятел вернулся вместе с попугаем — очевидно, в те времена Африка была не в пример ближе.

— Тот самый? — спросил Бильбо вполголоса.

— Тот самый, — ответил Торин, после чего задумался — какой такой самый?

— Где дракон? Вот с чего надо начинать. Слушайте, гномы, где дракон?

— Тр-руп! — рявкнул попугай. — Цер-ремония! Тр-руп за бор-рт! Р-рубидий!

— Чёрт его знает, что он говорит, — сказал Ори в сердцах.

— Труп за борт — это типично эльфийское выражение, — пояснил Балин. То есть, это ему показалось, что он пояснил, а на деле ещё больше запутал.

— Пр-ростодушный пр-роэкт, — презрительно бросил попугай. — Пр-римитив! Тр-рудяга!

— Да ты толком скажи, — попросил Торин и вежливо добавил. — Паскуда!

— Тор-рин гр-руб, гр-руб! Пр-рекрасный работник! Дур-рак р-редкий! Пр-релесть!

— Моя прелесть, — поправил его Бильбо, ненавязчиво делая ударение на слове «моя».

— Эш назг гимбатул, — охотно отозвался попугай.

— А по шее? — предложил Торин.

— А по шее — не хочу, — заявил попугай и улетел передавать новости Даину. Гномы же из всего сказанного поняли, что о Смоге можно забыть, и что тучи скоро начнут собираться.

Собирания туч ждали довольно долго. Наконец, они собрались — в виде двух армий Светлых Сил, которые остановились на почтительном расстоянии от Одинокой Горы, и двигаться дальше не желали. Конечно, перебить тринадцать гномов — дело плёвое, но вот хоббита народ побаивался. Кто его знает, на что он способен? О хоббитах в народе говорили, что им Мелькор — не брат, Арагорн — не король, и Эру — не Иллуватар.

Наконец, группа разведчиков подобралась поближе, увидела гномов, удивилась и ушла обратно.

— Кто вы, пришедшие с оружием в руках к воротам Торина, сына Трейна, Короля-под-Горой? — окликнул Торин громовым голосом.

Торин помолчал, потом окликнул ещё раз. Потом ещё и ещё…

На третьи сутки он получил ответ. К тому времени, Торин изрядно подустал и охрип.

— Я — Бэрд, — сказал Бэрд, выходя вперёд.

Торин сличил его с фотографией Гэндальфа, убедился, что не похож и признал Бэрда за Бэрда.

— Разговор есть, — продолжал меж тем Бэрд. — Как насчёт того, чтобы забашлять нам за дракона и прочее?

Балин, только что отдежуривший две бутылки, что-то невнятно промычал и упал лицом в грязь.

— Что это он вдруг замычал? — удивился Бэрд.

— Что-что, «МИЛКИ ВЭЯ» объелся, — пояснил Бильбо. — молока в нём много.

— А-а, — понял Бэрд. — Так что насчёт денег, старый? Я всё-таки наследник Гириона, кем бы он там не был. Да я почти что Арагорн, только без Андрила. Так что давай бабки, и поживее. Деньги на бочку, а если на бочку нет, хоть на бутылку дал бы.

Торину платить не хотелось. Но особенно ему не нравились эльфы.

— А что здесь делают эти… (вычеркнуто цензурой), эти гадские… (вычеркнуто цензурой)… эти… в…….которых……. (тоже вычеркнуто), то есть, одним словом — эльфы. Они что здесь делают?

— А мы на халяву, — пояснили эльфы.

— Вам не обломится, пообещал Торин.

— А вдруг? — понадеялись эльфы.

— Убирайтесь, — приказал Торин. — А то я сам уйду.

— Мы ещё встретимся, — пообещали эльфы и ушли вместе с Бэрдом.

Глава 16 Ночной вор

Бильбо хоть и помалчивал в тряпочку (в которую позже завернул Аркенстон), но понимал, что дело — труба. Он-то считал, что лучше было бы заплатить, а деньги потом сфеанорить обратно, но Торин был невменяем.

Поэтому, он ушёл в лабораторию и принялся изготавливать фальшивые Аркенстоны. Изготовив штук семь, хоббит вдруг понял, что не знает, какой из них настоящий. Это его слегка огорчило.

Пока хоббит предавался этим невинным развлечениям, Торин писал предисловие к эпиграфу послесловия комментариев к Сильмариллиону. По Торину выходило, что во всём виноваты эльфы. Это из-за них пропал Наугламир, ушёл во Враги Мелькор, создал кольца Саурон, выпил всё пиво хоббит, был убит в 121-й раз Дункан Маклауд и не написал новый роман Муркок.

Короче, выходило, что с эльфами надо поступать, как с индейцами племени могикан, а тех, с коими так поступить не удастся, сослать в резервацию — в Валинор, а ещё лучше — в Нуменор или Белирианд, или даже в Китай, к неграм.

До читающей публики эта рукопись не дошла, потому как эльфы в резервацию не хотели. И в Китай к неграм их тоже не больно тянуло. Вот они этой рукописью и вытерли… гмм… нашли ей достойное применение в архиве.

Тут неожиданно появился пацан лет десяти, с трудом волочивший за собой сломанный меч.

— Ты чего тут делаешь? — удивился Торин.

— Бериллы ищу, — пояснил пацан.

— А ну, пошёл отседова… колоброд несчастный! — Торин отвесил пацанёнку увесистого пинка.

Вот так и состоялась торжественная встреча короля Торина Оукеншильда с подрастающим поколением королей в лице Арагорна Второго, уже Эстеля, но ещё не Элессара.

Бильбо, между тем, отобрал из груды фальшивых Аркенстонов пару наиболее фальшивых и двинулся к выходу. У выхода дежурил толстяк Бомбур.

— Давай я за тебя подежурю, — предложил хоббит, тщетно пытаясь отобрать у гнома бутылку.

— Да пошёл ты… — согласился толстяк и заснул спокойным сном.

— Никто так не умеет петь колыбельные, как мы, хоббиты, — похвастался Бильбо, убирая дубинку.

Хоббит шёл долго, эльфы учуяли его своим эльфийским чутьём, а потом ещё и услышали, когда он переходил вброд речку.

— Нет, это не рыба, — сказал один эльф, услышав плеск воды.

— Но и не гномы, — возразил другой. — Они воду не любят. Наверно, хоббит какой искупаться решил.

— А, ну-ну, — успокоился первый эльф.

— Бильбо громко чихнул и высморкался ему в плащ. Эльф понял, что расслабился рано. Он подозрительно огляделся по сторонам, догадываясь со свойственной эльфам проницательностью, что кто-то сморкался в его плащ. И чисто по-эльфийски подозревая, что злоумышленник на этом не остановится и вытрет о плащ не только нос, но и ноги, и… ну, мало ли что там ему ещё взбредёт в голову.

Тут Бильбо обронил колечко, и в темноте никак не мог его отыскать.

— Свети сюда, — закричал он. — Тут я, тут!

Эльфы с готовностью засветили ему пару раз. Хоббит подобрал колечко и представился:

— Я — мистер Бильбо Бэггинс, Взломщик.

— А, гномбитский хоббит, — обрадовались эльфы.

— А, иллуватаровские эльфы, — опознал их Бильбо. — А ну, тащите сюда вашего короля, да поживее!

Эльфы тут же притащили ему короля и в придачу Бэрда — на всякий случай.

— Значит, такое дело, — начал хоббит. — Заварушка эта меня достала, я хочу домой. Вот вам Аркенстон, и валите отсюда нафиг, на пиво вам хватит. Только тряпочку верните, я в неё молчать буду.

— Ништяк! — обрадовался Бэрд, а король эльфов добавил: Оставайся с нами, нафига тебе эти гномы! Сейчас выпьем по-нашему, по-эльфийски, потом закусим по-вашему, по-хоббитски…

— А рожа у тебя не треснет, по-хоббитски закусывать? — деликатно осведомился Бильбо. — Нет уж, я своих гномов на водку не меняю. На пиво ещё туда сюда… Есть у вас пиво?

— Нет, — сознался король эльфов.

— Тогда и говорить не о чем. Давайте обратно мою молчальную тряпочку, и я отсюда сматываю.

Король с Бэрдом хотели отдать ему честь, но он и от этого отмазался.

— Круто ты их обломал, чувак, — сказал ему какой-то старик. Конечно, это был Гэндальф.

Впервые за много дней, Бильбо пришёл в восторг. Но когда он тут же захотел подёргать волшебника за бороду, тот остановил его:

— Всему своё время. Если не ошибаюсь, события идут к концу. [9]

На этом они и расстались. Бильбо вернулся обратно и заснул. Ему снился тайный сон, но Гэндальф позднее вычислил, что состоял он из секретной яичницы с особо секретной ветчиной.

Глава 17 Гроза разразилась

На другое утро в лагере раздались странные звуки, отдалённо напоминающие саксофон. «Медные трубы», — догадался Бильбо. Гномы в отместку забренчали на арфах.

Чуть попозже появилась куча народа. Они дружно положили копья и мечи.

— Парламентёры, — смекнул Торин. — Я с ними поговорю.

Но люди сняли доспехи, одежду и ушли купаться на реку. Зато подошли Бэрд, Трандуил и Гэндальф.

— Эй, старый, смотри, что у меня есть! — закричал Бэрд, показывая Аркенстон.

— Мой камень! Ах ты гад, ну, теперь мы вам точно Барук Казад устроим, возмутился Торин.

— А мы вам — эш назг гимбатул, — хихикнул Гэндальф.

Рассвирепевший Торин поискал глазами какой-нибудь палантир, чтоб запулить в мерзавца, но ничего подходящего под рукой не было. Бильбо услужливо вложил ему в руку очередной Аркенстон. Бросок был точен — Гэндальф рухнул, как подкошенный. Эльфы дружно зааплодировали. Откуда-то издалека послышался лязг доспехов и махровая ругань.

— Вероятно, подходит Дэйн, — смекнул Торин.

Гэндальф, кряхтя и ругаясь, поднялся на ноги. Бильбо всё так же услужливо вложил в руку гнома новый Аркенстон. Гэндальф, будучи магом, тут же вычислил, что и этот камень полетит в него, и эта перспектива его не порадовала.

— Стойте! — сказал он. — Грядёт Ужас!

Все остановились, с интересом гадая — а что это за ужас такой выискался? Торин подкидывал на ладони Аркенстон, прикидывая, стоит ли этот ужас потерянного удовольствия. Надо было срочно что-то придумывать, и Гэндальф не сплоховал.

— Идут орки! Они едут на варгах, и варги у них в прислужниках. И они устроят вам Битву Пяти Армий, ежели не пошевелитесь.

Всё это он, конечно, выдумал, но надо же такому случиться, что мимо и впрямь проходила армия орков. Не то, чтобы они собирались мстить кому-нибудь (в частности, гномам) за смерть Азога или, там, за выпитое пиво, просто шли себе мимо по своим делам. Маневры у них были, типа пионерской игры «Зарница». Так что, когда на них круто наехала толпа эльфов и людей, орки слегка прифигели.

— Вы чё, братва, совсем обкурились вусмерть? Мы ж, блин, ребята-то мирные, и давно уже никого не обламывали.

— А это нас воодушевила ожесточенная ненависть к гоблинам, — пояснили эльфы.

— И холодная вдобавок, — подсказал Бильбо.

Так сильна была их злоба, что копья и мечи в их руках светились (во тьме) холодным сиянием. Правда, стоял день, и этого никто не заметил.

Эльфы уже приготовились огрести, что полагается, но тут подошёл-таки Дейн со своими гномами. И он никак не желал понять, для чего воевать с гоблинами, когда под боком есть отличные новенькие эльфы.

Убеждать Дейна отправили Гэндальфа. Орки же, видя, что драка откладывается, принялись опохмеляться (как это водиться у орков).

Дейн Гэндальфу не доверял (как и все прочие жители Средиземья), а потому сразу нацелил на него оружие.

— А ну, убери ствол, — приказал маг.

— Ты что, старый, совсем охренел? — удивился Дейн, глядя на тяжеленный ствол исполинского дуба. — Мы тебе не эльфы, чтоб как зеки пахать, мы честные гномы!

— Ладно, забей на ствол и слушай сюда. По-твоему, зачем здесь орки, а? Они прослышали, что Смог умер, хотя, хоть убей, не пойму, как им удалось это пронюхать так быстро. Разве что сам Смог им сообщил, что собрался дать дуба…

— Так ты хочешь сказать…

— Конечно, хочу, — обрадовался Гэндальф. — Поговорить я люблю. Вообще, я много чего хочу и люблю, но об этом после. Если мы не уничтожим орков, то они захватят сокровища, и эльфам ничего не достанется.

— А гномам? — спросил Дейн.

— А гномам в любом случае не обломиться, — сообщил Гэндальф. Иллуватар не допустит. Эльфы как-никак его дети. Старшие, вдобавок. Хотя нафига ему столько детей — тоже не ясно. Мы с Манве, помню, ещё в Валиноре удивлялись…

Тут подошли Бэрд с Трандуилом, и все стали дружно держать совет. Орки же продолжали квасить, на зависть всем прочим.

Гэндальф быстренько набросал сценарий — орков заманить в долину, а самим засесть наверху. Сценарий отослали Темным, но те уже так набрались, что не очень-то понимали, где верх, где низ, а где долина. Сама идея устроить эльфам «эш назг бурбутулук» им вообще-то понравилась (когда ещё случай представится), вот только не ко времени это всё было. Гоблины попросили отсрочки, потому как это гномам все по фигу — они сработаны Ауле во-первых, топорными, а во-вторых, крепкими. Эльфам тем более по барабану они пива (с водкой особенно) не потребляют, а вот им оркам, нехило бы ещё закусить и проспаться. Да ещё бы и похмелиться потом…

Отсрочки им не дали, и орки, отчаянно матерясь, бросились в долину, где их уже поджидали триста спартанцев царя Леонида, давшие странную клятву: «Со щитом или без щита». Клятва им помогла не особо, порубали их нахрен так, что и покойный Тингол бы позавидовал. По трупам гоблины прошли дальше, и торжествующе взметнулись красно-черные знамена фанатов «Алисы»…

Едва началась битва, как Гэндальф попытался слинять, дабы (по его словам) пойти и выгнать из Дол-Гулдура какого-нибудь Некроманта. Отмазка не прошла, и колдуну пришлось остаться.

Он ещё пытался навешать лапшу, когда сбоку прорвалась стая варгов. Некоторые, впрочем, полагают, что это были волколаки. Одним словом, волки, как ни посмотри.

Эльфам о волках было известно только то, что они — зубами щёлк, а потому Перворожденные с достоинством пустились в бега. Гэндальф же открыл свой волшебный чемодан и встретил атаку варгов испытанным оружием — еловыми шишками. Только вот зажигать их ему было в лом. Устрашенные варги позорно бежали, сохраняя боевые порядки.

Бэрд и Дейн бились плечо к плечу, не забывая периодически прикладываться к бутылке. Бильбо неподалёку считал армии. Занятие умственным трудом определенно шло ему на пользу.

— Один… два… четыре… нет, три… четыре… пять…

В этот момент пальцы на руке у него закончились. Бильбо с сожалением посмотрел на другую руку, в которой держал бутылку с пивом.

— Хрен с ним, на этом остановимся. Пусть будет Битва Пяти Армий звучит-то красиво.

И, не обращая более внимания на сражение, занялся хоббитской национальной забавой (мародерством).

— Эй, ты чего? Ты ж эльфа прибил! — возмутился Бэрд.

— Ну и что? Не фиг было мне солнце загораживать, — откликнулся Дейн. И потом, их тут как собак, одним больше, одним меньше…

— Да и пива они не пьют, — согласился Бэрд. — Так что Моргот с ним… А это что за новая армия?

— Элрик из Мельнибонэ? — предположил гном.

— Элрик правее.

— Тогда Конан с казаками.

— Конан левее. По-моему, это та самая тысяча хоббитов, которую посылали в помощь арнорскому князю тысячу лет назад.

— Да ну? И где это они шлялись столько времени?

Завидев хоббитов, обе стороны на время прекратили побоище, выжидая, к кому те присоединятся. И Светлые, и Темные дружно готовились дать деру связываться с хоббитами никому не хотелось. Те же постояли, подумали и ушли штурмовать Амбер вместе с войском Корвина.

Битва возобновилась. Орки прорвались-таки по флангу и стали побеждать. Бильбо решил, что пришел его час. Он взял мегафон, прочистил горло, нос и ботинки.

— Орлы! Орлы! Приближаются орлы!

После чего по сценарию его должны были слегка оглушить. Бильбо быстро оглянулся, увидел подкрадывающегося Гэндальфа и ловко запустил в него Аркенстоном. Старый маг рухнул, как подкошенный, и свет для него померк…

Глава 18 Обратный путь

А дальше события развивались вот как. Орлы слегка удивились гоблинам, но те быстро опомнились и принялись расстреливать их из рогаток. Отряд орочьих «зеленых панамок» имени Элберет Гилтониэль неожиданно пробился с тыла и нарвался на эльфийский батальон особого назначения имени Сорок Восьмой Годовщины Девятисотлетнего Юбилея Со Дня Осады Барад-Дуры. Эльфы дрогнули, и дрожали довольно долго, пока Торин и его гномы не ударили в тыл оркам. После этого, эльфы успокоились, хотя дрожать не перестали.

Потом появился Беорн. Его никто не звал, а потому утыкали стрелами с обеих сторон. Тот обиделся и ушел восвояси.

Орки рубили эльфов, люди — орков, гномы — тех, кто ближе стоит. Однако орки стали одолевать, потому что были с похмелья злыми и жестокими. И когда стало казаться, что настал полный вперед, с горы спустился какой-то горец. Конечно, это был Дункан МакЛауд из клана МакЛаудов. Он убивал орков сотнями и тысячами (если ловил в сортире — в сортире и мочил). Когда убивали его, он этак слегка умирал, а потом воскресал опять. И все повторялось снова и снова. Под конец, ему догадались отрубить голову, но Горец к тому времени успел сесть на лошадь, сразу же став Всадником-без-головы. Такого облома орки вынести уже не могли, ударились в панику, ушиблись и бросились бежать. Эльфы, глядя на них, побежали в другую сторону, стремясь доказать, что Перворожденные и убегать умеют лучше. Люди бросились преследовать орков, гномы бросились преследовать эльфов — короче, праздник удался на славу. Валар и Майар, глазевшие на сие шоу из Валинора (и Майанора), орали, свистели и азартно заключали пари. Под шумок свалил в Дол-Гулдур Саурон, откуда его потом в очередной раз выгнали Гэндальф с Саруманом. Хобби у них такое было — заявиться, побуянить и вышвырнуть бедолагу из башни («Вали, значить, к себе в Мордор, падла Черная!»). А Саурон в Мордор идти не хотел, раз за разом настойчиво возвращаясь обратно.

Души погибших Эльфов и гоблинов, оказавшись в чертогах Мандоса, продолжили свои разборки. Хозяин чертогов, попытавшийся их угомонить, получил свое от тех и от других, после чего воззвал к Эру. Иллуватар же намылся было затопить что-нибудь этакое, но ни один Нуменор, как назло, под руку не попался. Поэтому он сообщил Мандосу, что вся эта лажа его не касается, после чего отключил телефон и на звонки больше не отвечал.

Наконец, битва закончилась. Люди догнали, наконец, орков, помирились и выпили с ними за мир и дружбу.

— Ежели надумаете на Имладрис идти, заскакивайте в гости, будем рады, пообещал Бэрд. Орки прослезились, просморкались, откашлялись и убрались, наконец, восвояси.

Гномы тоже догнали эльфов, и тоже говорили что-то о мире, дружбе и Наугламире. Число эльфов после таких вот разговоров слегка поуменьшилось. Искали Тингола, чтобы и с ним о мире и дружбе потолковать, но не нашли, а нашли Гэндальфа, который и на фиг никому не был нужен.

Когда Гэндальф очнулся, вокруг валялись всякие разные трупы, некоторые из которых еще стонали и шевелились. «Зомби», — смекнул Гэндальф. Всё тело его окоченело, зато голова горела. «Чёртов хоббит», — подумал Гэндальф, сразу вычислив, кто запалил ему волосы.

К нему подошел человек, которым оказался кто-то из гномов.

— А я тебя уже давно ищу, — радостно сообщил он, — тебя причислили было к убитым, и, хотя то, что ты жив — большой облом, не мне это исправлять. Тебя хочет видеть Торин, ему малость не хорошо после попойки. Помирает он, то есть.

Гэндальф помчался к Торину, надеясь, что тот помянет его в завещании, и не матом, а добрым словом. Спустя короткое время, он был у палатки. В дверях [10] стоял Бильбо и жонглировал Аркенстонами.

— Гэндальф! — воскликнул он. — Вот так сюрприз! Все-таки жив, поздравляю! Хоть это и большой облом для нас. Торин! Я его привел.

Да. Там лежал Торин. Ещё там лежали его топор, пробитая кольчуга и зазубренный нож для консервов.

— Прощай, добрый вор, — сказал Торин.

— Я не добрый! — возмутился Гэндальф.

— Всё равно, прощай. Я оставляю всё своё серебро и золото, потому что нести его туда, куда я ухожу, мне тяжело. Тебе, правда, всё равно не обломится. Я хочу попрощаться с тобой по-хорошему, потому как проститься по-плохому мне уже не под силу — топор я поднять не смогу.

Опечаленный Гэндальф преклонил голову на колено.

— Прощай, Король Под Горой, — сказал он. — Всё-таки, ты был хорошим гномом, вернее, скоро им станешь, потому что хороший гном — мёртвый гном. И всё-таки, мне тебя жаль, потому что сердце у меня хоть и серое, но доброе.

— Это не так, — возразил Торин. — В тебе хорошего больше, чем ты думаешь, даром, что родился ты в Валиноре. Но теперь время валить отсюда нафиг. Прощай!

Бильбо подошел и вложил в руку Торина Аркенстон — может быть, даже настоящий.

Войско эльфов тронулось в путь. Бильбо шел с ними, увешенный драгоценностями, как рождественская ёлка. Рядом шагал Гэндальф, как всегда, серый. Ну, может, чуть-чуть серее, чем обычно — дорога попалась довольно пыльная. Так они добрались до границы Черного Леса. Бильбо хотел идти дальше, чтобы ещё разок покидать камнями в пауков, но Трандуил, справедливо опасаясь за свою сокровищницу, его не пускал.

— Прощай, король эльфов, — сказал Гэндальф. — Да будет весел ваш зеленый лес, пока не придут гномы и не вырубят его к Мелькоровой бабушке своими топорами.

— Прощай и ты, Гэндальф, — ответил король. — Желаю тебе и впредь сваливаться, как снег на голову, только, пожалуйста, не на мою. Чем чаще ты будешь бывать в моем дворце, тем лучше. Только не считай мои слова приглашением, это обычная вежливость.

— Прошу Вас, — проговорил Бильбо запинаясь и переминаясь с ноги на ногу Гэндальфа.

— По вторникам не подаем, — по-доброму ответил король.

— Прошу Вас принять в дар вот это, — Бильбо отдал ему очередной Аркенстон.

— Чем я заслужил такую честь? — прослезился король.

— Да ничем, — честно сознался Бильбо. — Просто у меня завалялся лишний камень, вот и всё.

— Я принимаю твой дар, — торжественно произнёс король. — Причисляю тебя к друзьям эльфов.

«Будь я гномом, башку бы снес за такое оскорбление», — подумал хоббит.

— А мне Аркенстон? — обиделся Гэндальф.

— На, — Бильбо вытащил последнюю фальшивку. — Задавись!

Эльфы повернули к лесу, а Бильбо тронулся умом в долгий путь.

Глава 19 Последняя глава

В Раздоле Бильбо удивила суета и беготня некоторого количества эльфов.

— Что случилось? Пожар? — спросил он.

— Ты что! Выборы! — ответили эльфы и возобновили прерванную драку.

На демократические выборы явилось множество разных партий, как то: «Партия любителей водки», «Партия любителей женщин», «Эльфийский нацфронт», «Наш выбор — Средиземье», «Наш дом — Валинор», «Наш вождь — Феанор» (последнюю Элронд запретил особым декретом), а также фракции орочьих меньшинств.

Кандидат, правда, был всего один — Элронд. Эльфы до хрипоты в ушах спорили о высших материях, а в качестве отдыха били друг другу морды.

Требования выдвигались самые разные: одни требовали вернуть Раздолу исконное название Ривенделл, другие хотели запретить гномов, как расово неполноценную нацию, третьи хотели в Валинор, четвертые в Валинор не хотели, пятые требовали вернуть Белерианд и Фолклендские острова, шестые собирались интегрироваться с орками и ввести Саурона в СовСветСил, пацифисты кричали: «Нет войне, даешь рок-н-ролл!», милитаристы били их за это ногами, анархисты пели песенку про жаренного цыпленка… Монархисты кричали «Бориску на царство» (партия Арагорна), коммунисты хотели отдать власть — Советам (Светлых Сил), землю — крестьянам, золото — гномам, гномов — драконам, Саурона — на мыло, а все остальное — эльфам.

Все эльфы сходились в одном — Гэндальфу в Раздоле не место, но с приходом последнего эти высказывания произносились шепотом и исключительно в постели жене (иногда — чужой), потому как старый перколдун отличался не только умом и сообразительностью, но и исключительной зловредностью. Такой при случае легко мог подбросить мелкое западло в особо крупных размерах.

Бильбо с интересом смотрел на всю эту лажу. Мимо прошел Всеславур, спотыкаясь на каждом шагу. На шагу за номером шесть, колени его подогнулись, и эльф рухнул лицом в грязь, сделав это с прирожденным благородством и достоинством.

— Ты чего падаешь? — дружелюбно спросил хоббит.

— Я не упал. Меня уронили. — гордо ответил эльф.

— Хе! Уронили! Тоже мне, Весельчак… У-у!

Бильбо плюнул и ушел в Хоббитанию. Всеславур остался лежать со свойственной эльфам выдержкой и все тем же достоинством. Немного позже, выдержку у него украли, но достоинство он все же сохранил.

В Хоббитании Бильбо ждал обломный сюрприз. Или же сюрпризный облом история об этом умалчивает, но Бильбо точно мало не показалось.

Как выяснилось, едва он вышел за дверь, как его любимые родственники Саквиль-Бэггинсы (известные уголовному миру Хоббитании, как Лякошель (Дерикуль) Торбинсы распродали все его имущество до последнего палантира.

Так что, не все обрадовались возвращению Бильбо в Хоббитанию. В дальнейшем, когда Бильбо отворовал обратно свои распроданные вещи, число обрадовавшихся его появлению ещё более уменьшилось, а когда Бильбо окончательно ушел в Раздол, таковых вообще не осталось.

Но это уже другая история. Пока же Бильбо тихонько палантирил помаленьку свои вещички, и спалантирил почти все, кроме серебряных ложечек. Бильбо долго подозревал в краже Саквиль-Бэггинсов, пока однажды Гэндальф не расплатился ими за выпивку в «Гарцующем Пони».

Кроме ложечек, Бильбо потерял ещё и репутацию (должно быть, в пещере с Горлумом). Кроме того, его посещали гномы, волшебники и другие темные личности, самой темной из которых был Саурон. Видели у него также призрак Торина и отца Гамлета. Злые языки говорили, что отец Гамлет не был отцом Бильбо, ну да кому до этого дело!

Бильбо пристрастился писать стихи и ходить в гости. Вскоре в округе не осталось ни одного хоббита, которому он не прочитал бы стихи и ни одного дома, куда бы он не сходил в гости. Соседи прятались, едва завидев Бильбо, даже колечко не помогало. Когда хоббиту все это надоело, он плюнул на все и стал ходить в гости к эльфам.

Эпилог

В дальнейшем, Бильбо довольно часто путешествовал. Он бывал у Арвен, что очень не нравилось Арагорну, бывал у Галадриэли, что не вызывало восторга у её супруга, бывал у Леголаса, что тоже многим не нравилось. Был он однажды и у Саурона в Дол Гулдуре, и достал бедолагу настолько, что тот сбежал-таки в Мордор. Говорят, что у трёх назгулов в это время пропали кольца. Потеряли, надо полагать.

Многие хоббиты считали его придурком, крутили пальцем у виска и говорили: «Тяжело в учении — легко на лечении». Но их имена история не сохранила, а именем БИЛЬБО и сейчас иногда пугают детей.

Жизнь он прожил долгую и счастливую, все его любили и уважали (особенно Горлум), и он наверняка остался бы самым знаменитым хоббитом Средиземья, не напиши ПРОФЕССОР «Властелина Колец».

Вот и все о том, чего может достигнуть простой советский хоббит, если приложит минимум усилий и будет слушаться старших.

Примечания

1

Прим. переводчика: а может, и не двенадцать. Может, я просто с переводом облажался.

2

Прим. доброжелателя: потом, правда, выяснилось, что они — хе, хе! ошиблись в расчетах.

3

Прим. переводчика: читай — Голоса Айнур… или всё же Айнуров? Задрали вы меня с вашим переводом!

4

Прим. переводчика: Само собой, не вернулись. Не у каждого эльфа хватит наглости пришлёпать обратно к Элронду, в чём Эру родил — со звёздным блеском в глазах. Да и надо же было кому-то позаботиться, чтобы Фродо впоследствии походил на эльфов…

5

По соображениям цензуры, сии выражения в самой повести не приводятся, но непременно выйдут отдельным приложением.

6

Примечание переводчика: читай: Союзу Светлых Сил.

7

Забегая в сторону, скажу, что пожелание хоббита вскоре исполнилось. Сытый Горлум, на радостях, простил хоббиту кражу кольца.

8

Прим. переводчика: историки до сих пор гадают, зачем Саурону потребовался легендарный российский крейсер?

9

Прямо скажем, с предсказанием он тут лажанулся. Самое крутое только начиналось!

10

Хоть убей, не пойму, откуда взялись двери у палатки. Должно быть, опять переводчики постарались.


home | my bookshelf | | Хоббит, или Туда-сюда-обратно |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 11
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу