Book: Скрипачка и миллионер



Скрипачка и миллионер

Сьюзен Стивенс

Скрипачка и миллионер

ПРОЛОГ

– Настало время жениться, дорогой Тео. У тебя есть определенные обязательства. Если ты согласен письменно подтвердить их, то я перевожу на тебя все средства семьи Савакис после моей смерти, а также все полномочия. Если отказываешься, то я подписываю это.

«Это» был документ, который передавал бы правление компанией совету директоров. Тео Савакис понял это, лишь бегло взглянув на документ, который показал дедушка Димитрий.

Димитрий был предпринимателем старой закалки. Он копил богатство и мало заботился о материальном благополучии близких людей и сотрудников компании. Неужели Тео должен потерять все то, над чем он трудился последние несколько лет? Неужто он так и будет наблюдать со стороны, как постепенно компания идет ко дну, а люди, о которых он всегда заботился, становятся безработными? Или ему придется поступить так, как того хочет его дед: взять замуж девственницу и родить с ней ребенка?

– Ты даже не оставляешь мне выбора.

– Какая горечь в голосе, Тео. А я прошу тебя всего-то найти подходящую молодую девушку. Неужто это так сложно?

От жеста, который сделал при этом Димитрий, Тео едва не вывернуло наизнанку. Он уже привык к циничному взгляду на мир своего деда. Но тут он переходил все границы: использовать женщин так рассудочно – просто для продолжения породы – претило молодому наследнику. Этого он точно никогда не поймет.

– Боже, Димитрий! Мы живем в двадцать первом веке!

– Вот именно, – перебил его старый прощелыга. – Это будет хорошая сделка. Я прошу тебя всего лишь о какой-то подписи, Тео. И хочу от тебя, чтобы ты продолжил наш род, ни больше, ни меньше. А для этого нужна женщина.

Сильная личность деда в свое время подавила волю отца Тео. И молодой человек поклялся, что никогда не кончит так, как его отец. Когда родители погибли в катастрофе, Тео взял бразды правления в свои руки и стал руководить компанией. И все же дед постоянно лез в дела, по крайней мере держал руку на пульсе. И Тео придется считаться с ним, если он не хочет вылететь из седла. Но жениться, не познакомившись толком с собственной невестой…

– Я хочу, чтобы мое имя жило и дальше, Тео, – сказал, как отрубил Димитрий. – Неужели это так трудно уяснить?

Да вовсе нет. И дело не в этом. Вся жизнь семьи вращалась исключительно вокруг Димитрия. Но к этой семье принадлежит и Тео, и будь он проклят, если позволит старику управлять его собственной жизнью и будущим.

– Я подпишу, – согласился он. – Но только с одним условием. Я сам выберу мать для своего ребенка, Димитрий. Сам выберу себе невесту.

– Нет, – старик потряс головой. – Я уже нашел тебе девушку.

– Неужто девственницу?

– Прекрати издеваться, Тео. Лексис Чандрис – дочь моего близкого друга.

Дед прямо-таки смеется над ним.

– Хотя бы присмотрись к ней получше…

– Что ты имеешь в виду?

– Не валяй дурака, Тео, ты знаешь. Возьми в постель и…

– Спасибо, – резко отрезал тот.

– Отец уже отослал ее на Кальмос…

– Что?!

– Ну, я рассказал ему, что ты готовишь прогулку на яхте. У вас появится замечательная возможность узнать друг друга получше. Ты уверен, что не хочешь воспользоваться такой отличной ситуацией? Я говорю о дочери еще не менее именитой семьи. Если две компании и две семьи сольются в одну, это будет шикарная империя. Ты не избежишь судьбы.

– Нет, Димитрий. Я создаю свою судьбу сам, и не мешай мне.

Тео долго смотрел в глаза деду, выдерживая этот натиск с достойным мужеством, пока Димитрий не пожал плечами.

– Ну… если и так, то будь добр, приведи ко мне женщину до того, как я умру.

– Возможно, не получится.

– Не то говоришь, Тео. – Судьба рода Савакисов, по мнению Димитрия, сейчас висела на волоске.

– Отлично. Тогда я даю тебе мое слово.

– Вот это другое дело. А Лексис не пропадет. Я слышал, она красива. И если она тебе не понадобится, попользуйся ею и просто отошли назад.

Тео поморщился от такого цинизма. Каждый раз, как он думал, что узнал деда до конца, тот преподносил ему еще один сюрприз. Кажется, грани его характера изучить было просто невозможно.

– Так вот как ты относишься к детям своих друзей?

– Ты идеалист, Тео.

– Правда? – Любопытно, кажется, Димитрий совсем его не знал. Они столько лет жили под одной крышей, но мало общались.

– Помни, – погрозил Димитрий, – если ты бросишь эту девчонку, то другую точно должен привести, пока я не помер. И вот что – остерегайся подвоха. Держись подальше от актрис, никаких мне Золушек и тому подобного. Вижу, ты смотришь на меня с отвращением, Тео, но мы с тобой одной породы – оба предназначены для великих дел, более великих, чем просто семейный очаг. Лишь немногие женщины могут это понять. Одна из них – эта самая дочь моего друга. Другие женщины ищут чего-то другого, чего мы не можем им дать.

– И что же?

– Любовь, Тео. Так подпишешь? – И Димитрий Савакис подтолкнул злосчастный документ к нему поближе.

Подхватив авторучку, Тео подставил свою подпись под размашистой подписью деда, добавил дату, а потом – в последний раз – пожал Димитрию руку.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Кальмос. Небольшой островок, расположен в Эгейском море. Просто превосходно.

Миранда прислонилась к перилам парома, который плыл к порту. Казалось, потребуется целая вечность, чтобы добраться до него, однако медленно, но верно паром двигался вперед и наконец пристал к берегу.

Миранда еще не могла отойти от перелета в Афины. Вокруг нее была толпа человек из двадцати, которым не терпелось сойти на землю. И она была здесь – одинокая и молчаливая среди улыбающихся и загорелых лиц. А ведь солнце способствует тому, чтобы громко разговаривать, смеяться во весь голос, ловить чей-то задорный взгляд и приветствовать его как дружеский.

– Нет, спасибо, я вполне справлюсь сама! – и она подняла свой чемодан на колесиках, успев выхватить ручку у пожилого джентльмена, который ей хотел помочь. Но все равно он настоял на своем. На секунду ей показалось, что привычная волна раздражения сейчас затопит ее, но этого не произошло, к ее недоумению и радости. Лиха беда начало! Гнев – разрушительная эмоция. Если она не избавится от него, то никогда не излечится психологически, и старые раны будут причинять ей больше боли, чем сломанная рука.

Пока она так размышляла, мужчина поставил ее багаж на землю. Вместе с ним Миранда сошла на берег.

– Спасибо, – улыбнулась она и сказала пару благодарных слов еще и на греческом.

Светясь улыбкой, он вернулся к своей семье, которая встретила его одобрительными возгласами.

Не такой была семья Миранды. Ей пришлось даже соврать им. Она сказала, что едет преподавать – как раз пока не заживет рука.

– Счастливо, – помахал ей рукой мужчина, когда она зашагала прочь.

– Счастливо, – сказала Миранда в ответ.

Даже странно: никто на нее не пялился в немом изумлении. А ведь Миранда Вестон была знаменитой на весь мир скрипачкой. И до несчастного случая вела волшебную жизнь. А после она стала обычной персоной третьего разряда.

Она никогда не была слабонервной. Такого просто не могло быть. Вряд ли позволительно выказывать слабость или искренность в мире классической музыки и музыкантов – если, конечно, не хочешь, чтобы тебя вышвырнули вон из этого общества. Но после несчастного случая всю ее непробиваемость и уверенность как рукой сняло. Она так много потеряла. И встала перед заведомо проигрышным выбором: либо остаться в Лондоне, где ее знала в лицо каждая собака, или же оставить страну и начать жизнь с нуля.

Ирония судьбы заключалась в том, что поездкой этой она была обязана диску с записью ее игры, который давал ей скидку как бонус.

Да, она решила уехать, и это было правильным решением. Так ей удалось избежать расспросов своей семьи о том, чем она собирается заниматься со сломанной рукой. Но прежде всего ей самой надо было разобраться в своих планах на будущее. Возможно, она больше никогда не будет скрипачкой, известной на весь мир, но зато сможет найти себя в чем-то другом.

Небольшой островок Кальмос находился достаточно далеко от людей, которые знали, кем она была. И это стало для нее настоящим благословением. Кроме того, ее привлекли солнце, море и вода. Уж плавать-то и загорать она сможет вдоволь. Ей это даже необходимо, если она хочет выжить и вылечить руку.

Пассажиры потихоньку двинулись с пристани, и Миранда счастливо вздохнула, повернув свое лицо к солнцу: наконец-то она свободна. Свободна от прошлого и тех людей, которые привыкли управлять ею. Она до сих пор не могла отделаться от воспоминаний о менеджере, который управлял ее карьерой, как хотел. А ведь он давно был ей не нужен. И, кроме того, она страдала от ночных кошмаров, которые стали сниться ей после несчастного случая, уничтожившего ее карьеру.

Миранда решила освободиться от роли жертвы, вечно обреченной сидеть в концертном зале. Она построит свою жизнь заново, на своих собственных условиях. И самое лучшее – это сменить местожительство и найти новую работу. Вот ее цель на сегодня.

Завтра… весь мир перед ней…

Картина была близка к идеальной, насколько это возможно. У Миранды был балкон с видом на море, а море было неправдоподобно синим. Небо – синее просто не бывает, и вообще все цвета на острове были ярче тех мрачных приглушенных тонов, к которым так привыкла Миранда.

Она выбрала Кальмос, потому что девушка в бюро путешествий сказала, что это самый красочный и наименее посещаемый туристами греческий остров. Да, остров был безусловно прекрасен, а ее простой дом располагался в лучшем месте. И самое приятное – в двух шагах от маленькой таверны.

Она путешествовала налегке, потому что знала: в теплой стране ей вряд ли понадобится многое. Однако она взяла с собой пару платьев на торжественные случаи. Ей не привыкать выступать на публике.

Карьера певицы могла бы стать неплохой заменой ее прошлой профессии. Она положительно рассматривала такой вариант. Но как бы там ни было, у нее начинается новая жизнь. И начать ее надо с чистого листа.

Оптимизм Миранды на острове только укрепился. Ее близняшка, Эмили, встретила своего принца тем самым вечером, когда Миранда лежала в постели с гриппом, а Эмили вышла на сцену вместо сестры. Всего один вечер…

Будь реалисткой, твердила себе Миранда. Молния никогда не ударит в одно и то же место. А если даже и ударит, то сожжет. И даже самый настоящий прекрасный принц вряд ли изменил бы ее мнение на сей счет.

Быстро скрутив черные как смоль волосы в тугой аккуратный жгут, она надела зеленую рубашку, которая идеально подходила к цвету ее глаз. Теперь она была готова к собеседованию. Осталось лишь накрасить губы блеском и взять сумочку.

Золотые лучи солнца согрели девушку сразу же, как только она шагнула на улицу. Миранда буквально чувствовала, как ее напряжение тает. Она надела темные очки и поправила сумку, в которой несла все необходимое для пения. У нее не было ни малейшего представления, чего ожидать. Поэтому в голове вертелись фразы типа «Да, я с радостью для вас спою» или «Да, посудомойка – звучит отлично».

Однако остатки плохого настроения испарились, едва она поняла, что теперь будет одеваться так всегда: легкий топ, легкие шорты и босоножки. И это костюм для собеседования? Определенно жизнь удалась.

Хозяина таверны звали Спирос.

– А это моя жена, Агалия.

– Миранда. – Девушка улыбнулась женщине, которая была такой же круглой и солнечной, как и ее муж. Приветствие четы было таким теплым, словно бы они не работу ей предлагали, а отдых.

Миранда быстро объяснила им, что вряд ли она может быть столь же полезной, как остальная часть его персонала, – разве что на кухне. Но Спирос только махнул рукой, едва взглянув на ее руку. Оплата будет минимальной, но клиенты непривередливы, уверил он ее, да к тому же она – дорогой гость на этом острове.

Тут Миранда поняла, что было нужно ей как воздух – радушие, благодарность и общение с простыми людьми, которые не знали бы о ее славе. Здесь, на далеком Кальмосе, она была просто еще одной девушкой, которая познает мир и себя. И это все, что ей нужно.

А когда Агалия и Спирос предложили ей поужинать вместе, напряжение как рукой сняло.

– С удовольствием, – сказала она приветливо.

– Должно быть, вы устали с дороги? – спросила Агалия, передавая ей блюдо с зелеными оливками и корзину свежеиспеченного хлеба.

– Вовсе нет. – И это была святая правда. – Я давно не чувствовала себя так хорошо, – она раскраснелась и разулыбалась. – За Кальмос, – и она подняла бокал с вином.

– За тебя, Миранда, – хором сказали Спирос и Агалия, обменявшись коротким взглядом, и подняли бокалы.

На следующее утро, едва Миранда проснулась, ее охватило разочарование и смущение. Кошмар повторился и этой ночью. Она надеялась, что изменение обстановки изменит и ее сны. Но, увы… Миранда сидела на кровати и дрожала. Глубокое чувство вины никак не хотело оставить ее. Возможно, она никогда от него не избавится, и либо научится с ним жить, либо оно разрушит всю ее жизнь.

Срочно на море! Миранда зевнула, потянувшись. Вот что она сделает, и немедленно. Прогонит своих демонов прочь бодрой прогулкой. Она любила плавать, и плавала очень хорошо. Для руки это будет то, что надо.

Дома она часто ходила плавать, это ей помогало. И тут тоже должно помочь, укрепить руку. Уродливые красные шрамы немного сошли со времени несчастного случая, но пальцы до сих пор плохо работали, а рука не выпрямлялась как следует.

Всегда трудно начинать, но она попробует – на Кальмосе это легче.

Направившись к воде, Миранда сначала попробовала, теплая ли она. Да, теплая. Девушка всегда была хорошей пловчихой, и эта мысль ее подбадривала.

В нескольких сотнях метров от берега она попала в полосу прилива. Никаких буйков не было поблизости, так что она даже не заметила, как пересекла безопасную для плавающих зону. Волна закрутила ее – словно сотни водяных щупальцев пытались затянуть далеко в морские дали. На несколько секунд она запаниковала и начала грести со всей силы, но потом сдалась на милость волне и стала искать, за что бы зацепиться – или скалу, или якорную цепь, что угодно…

Потом неожиданная волна вынесла ее в спокойные воды. Она поплыла обратно – медленно, с большой осторожностью. Снова попасть в беду ей не хотелось, хоть и на море.

Когда она услышала рев мотора, то не сразу сообразила, что моторная лодка направляется прямо на нее. А когда это поняла, то вскинула руку над водой, чтобы ее заметили. На секунду она ухватила взгляд молодого человека, который стоял на борту. Он развернул лодку, накрыв женщину волной. Потом она ощутила, как сильная рука подняла ее на борт. Она закашлялась, нахлебавшись воды.

– Между этими двумя островами опасные потоки. И о чем вы только думали, когда плыли сюда?

Глубокий мужской голос отдавал металлом, в нем звучало скорее проклятие, чем сочувствие.

Говорить она не могла, зато подняла руку в знак того, что слышала его.

– Чертовщина какая-то! – выругался он.

– Что? – переспросила Миранда, потому что он говорил на греческом.

Впрочем, тон она различила.

Потом на нее плавно упало сухое полотенце.

Миранда обернула его вокруг плеч и, растираясь им, взглянула наверх, на мужчину. Кажется, он очень высокий.

– Вы ни перед чем не останавливаетесь, да?

Его тон не располагал к дружеской беседе.

– А мы разве с вами знакомы? – спросила она в тон.

– Уверен, вы меня знаете. Меня показывают в каждом выпуске новостей, а фото печатают в каждом журнале.

– Неужели? – Она сжала губы, пытаясь не улыбнуться.

Ситуация принимала комический оборот. Кажется, этот мужчина – местная знаменитость. Но кто он? Она понятия не имела. Ну вот, они оба страдают от славы и пытаются от нее сбежать. Словом, в некоем роде он ее собрат.

– Итак, что это такое? – Он подозрительно уставился на нее. – Умелая инсценировка?

– Инсце… что? – вскинулась она. – О чем вы говорите?

– Спасение утопающей незнакомки. Это было подготовлено для спецрепортажа? – и он уставился в сторону берега. – А где же ваш оператор?

– Вы в своем уме? – Она разразилась хохотом.

– Или это всего лишь случайность? – саркастично спросил мужчина.

Он и впрямь странный, подумала Миранда, и это несколько извиняет его.

– Случайность? – повторила она, отсмеявшись. – О чем вы?

– Черт побери! – Он опять выругался по-гречески, очевидно, его просто душила ярость.

Девушка остыла первой.

– Верно. Перво-наперво, я не нуждалась в том, чтобы меня спасали. А во-вторых…

– Что?

– Во-вторых, не кричите на меня! – Это уже вырвалось самой собой, как реакция на его грубость.

Ей никогда не нравилась людская грубость. Да и, кроме того, он явно держался заносчиво.

– Вам еще повезло, что я тут оказался рядом. Радуйтесь, что слышите мой крик. Я ведь мог выловить из воды бездыханное тело…

Не успела она ответить на это наглое заявление, как он сказал:

– И долго вы за мной следили?

– Следила? За вами? Я и не знала, что за вами надо следить.



– Ах, так вы не заметили мою яхту? – Теперь была его очередь усмехаться.

Проследив за его красноречивым жестом, Миранда едва не ахнула: в нескольких десятках метров от них медленно покачивалась на волнах громадная белая яхта. Таких она еще не видела.

– Я не видела ее, да. И все равно – как бы я догадалась, что она ваша?

– Так же, как вы узнали меня… по фото из какого-нибудь глянцевого журнала.

Гнев заставил ее вскочить на ноги. Она едва не натолкнулась на него – горячего и сильного. На нее пахнуло силой, мужской и неотразимой. Она поморщилась и резко отшатнулась назад.

– Да вы нас обоих утопите! – снова закричал он, надвигаясь.

Прямо пират какой-то, промелькнуло у нее в голове.

– Опять вы на меня кричите, заметьте. Это вы чуть меня не утопили! – ответила она, подбоченясь. – О чем вы думали, когда плыли с такой скоростью?

– Я пытался спасти вас! Вы ведь чуть не утонули по собственной глупости. И действовать я должен был немедленно, пока вы еще не захлебнулись. И почему вы не поинтересовались насчет течения перед тем, как уплыли в море?

– Простите? – Гнев ее все возрастал.

Она была почти готова к битве, но не так-то просто сражаться с бронзовым гигантом, который выше тебя на две головы.

– Дурочка! – Он окинул ее уничтожающим взглядом.

Женщина покраснела: возмущению ее не было предела. Она так и знала, что он именно это слово и употреблял на греческом.

– Ладно. Сдаюсь. Так кто же вы? – спросила она.

– Тео Савакис, – сказал он с надменным видом. – Будто вы не знали.

– Да. Не знала. И тем не менее поняла, что ваше любимое слово – «дурочка», мистер Савакис. Ваш словарный запас настолько ограничен? – Кажется, ее речь его поразила. – А теперь я бы хотела, чтобы вы отвезли меня на берег.

К ее великому изумлению, он усмехнулся. Словно желал рассмеяться, но передумал. Его лицо снова стало каменным.

– Это было бы неплохо. – Она побарабанила пальцами по бокам.

– Ну… сначала было бы неплохо, если бы вы все же привели себя в порядок, – и он показал на ее грудь.

Миранда судорожно прикрыла рукой грудь и покраснела. В его серых глазах плясали лукавые огоньки.

– Как насчет берега? – напомнила она ему, но, к сожалению, сила ее голоса успела куда-то улетучиться.

– Когда буду готов…

Сердце Миранды забилось: этот мужчина так на нее смотрел… Сначала на ее губы, потом перевел взгляд чуть ниже. Противный тип. Еще краснеть приходится.

– Рука у вас, кажется, сломана. Вы уже были у врача?

Ну вот, теперь она повержена окончательно. Никто никогда так прямо не говорил ей про увечье. Большинство людей просто отворачивались в сторону, не желая признавать горькой реальности.

– Несколько раз. Так мы плывем к берегу? – и она машинально дернула плечом, как делала всегда, когда хотела скрыть следы травмы.

Кажется, он заметил это, и сузил глаза.

– Сказал же: когда буду готов.

Слава богу, никто ее на этом острове не знает, подумала Миранда. И только она так подумала, как услышала его голос:

– Я знаю вас…

Она заморгала часто-часто и кисло улыбнулась. Кровь бросилась к щекам. Этого еще не хватало. И тут!

– Ладно. Я вас прощаю. Полагаю, что вы и правда не искали приключения и не шпионили за мной. Хотя я немного удивлен, увидев вас здесь на Кальмосе…

– Немного? – Миранда выпрямилась.

Он ошибся. Не мог он ее знать.

– Вы наверняка Миранда Вестон.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Я была скрипачкой Мирандой Вестон.

– Конечно, из-за вашей руки…

Он не отвернулся от нее. Он посмотрел на нее долгим взглядом, как бы оценивая ущерб перелома.

– Кажется, я что-то читал. Похоже, это была серьезная катастрофа?

Его слова эхом прошли сквозь нее, напомнив весь кошмар пережитого. Но как он об этом говорит! Как будто это его дело! Вряд ли кто-то так будет интересоваться вашими болячками, если он вам чужой человек. Тео Савакис говорил так, словно имел на это право. Такое впечатление, что ее чувства значимы для него…

– И что же вы тут делаете на острове, Миранда? Лечитесь?

Она фыркнула. Как бы ей хотелось снова уйти в тень! Она не желала отвечать на его вопросы. Снова разговаривать с кем-то, кто знает ее прошлое и может оценить настоящее…

– Вы и правда не могли выбрать лучшего места для этой цели…

– Я уже замерзаю, – напомнила она, совершенно не придерживаясь вежливости.

Повернувшись к приборной доске, он опустил руку на рычаг и направил катер к берегу.

Обратную дорогу она молчала. Да и вряд ли он бы ее расслышал из-за шума мотора. Добравшись до берега, они сошли: мужчина подал ей руку. Миранда чувствовала себя очень неуютно в одном бикини под его взглядами. Да к тому же ее рука… Вряд ли это красиво…

Да и пусть, подумаешь.

Однако на обратном пути к себе Миранда почувствовала все возраставшую боль внутри. Тео Савакис смотрел на нее не так, как обычно смотрит мужчина на женщину, когда хочет ее. Но с какой стати ему ее хотеть? Ведь она была зла и обижена, выпустила колючки, как ежик.

А теперь ей снова было себя жалко.

Господи, до чего же глупо все это! Тео Савакис меньше всего ее интересует на этой земле, так что же она думает о нем в таком духе! Что в нем такого? Тем более он рычал на нее, как лев! Может, все дело в сексе? Она ненавидела как это слово, так и это занятие. Пробовала как-то раз, но неудачно. Было больно и неприятно, ее использовали словно вещь. Пока длилось это непонятное действо, она смотрела на стену. Она до сих пор помнит ту неопрятную студенческую кровать…

Прикосновение Тео было твердым и мягким одновременно. Возможно, безопасным. Но в любом случае полностью безличным.

Когда Миранда закрыла свою дверь, то вздохнула с облегчением. Так много с ней случилось за короткий день. Ну и ну, если каждый день на острове сулит ей такие приключения, то вряд ли она здесь отдохнет и излечится. Да еще не хватало романа с таким мужчиной, как Тео Савакис!

Но по крайней мере этот случай доказал ей, что она еще способна испытывать чувства.

Сегодня она впервые приступала к своим обязанностям в таверне, поэтому хотела подготовиться с особенной тщательностью. Но потом передумала. Быстро привела себя в порядок, завязала назад волосы, не особенно беспокоясь насчет макияжа. А Тео Савакиса лучше забыть. Итак, не для кого краситься. Ей наверняка понравится работать в таверне. Она это уже чувствовала. И никто не испортит ей жизнь!

– О, Миранда! Приятно тебя видеть!

Спирос посмотрел на нее, когда она подошла к нему; он мыл полы в зале.

– Хотите, я вам помогу? – спросила она.

– Не откажусь, – и он передал ей еще одну тряпку.

Они начали работу вместе в едином ритме, чтобы успеть к открытию.

– Сегодня у нас вечеринка, – сказал Спирос, когда они закончили. – Знаю, что это наглость с моей стороны, но… вы не споете для нас, Миранда?

Да, она согласна, даже если здесь соберется весь Кальмос. Правда, она не выступала с пением на публике уже лет сто, а точнее, со студенческих лет. Придется репетировать.

– Если откажешь, я тебя пойму. У нас есть свой оркестр, поэтому на вечере будет и музыка. Так что решение за тобой, Миранда, – сказал Спирос и улыбнулся.

– Ну конечно, я для вас спою.

Да и как отказаться? Ведь не может же она вечно прятаться от людей, даже если ей этого и хочется.

– У меня с собой несколько записей и платья.

– Тогда договорились.

– Сегодня вечером приду пораньше, чтобы успеть помочь вам на кухне.

– Да уж, теперь ты у нас как член семьи, – провозгласил Спирос радостно. – Сегодня у тебя есть шанс увидеться с моими родственниками. Вся большая семья будет в сборе, – он прямо лучился от счастья. – Почему бы нам не пойти посмотреть, что Агалия приготовила на ужин?

В этот вечер она оделась просто: в светлые капри и свободную белую рубашку. Просто замечательно, что можно одеваться удобно. Да и Спирос сказал, что служащие таверны не обязаны носить униформу. Большинство из них были родственниками, как она поняла.

С собой она взяла платье, в котором могла бы выступить. И подобрала подходящую обувь.

Стоя на балкончике, Миранда вдруг ощутила некий прилив радости, возбуждения. Отсюда слышались голоса приходящих в таверну гостей. Она горела нетерпением выйти к публике. И немного боялась.

Выйдя наружу, она сбросила шлепанцы и прошла по холодному сырому песку. Как романтично – ходить босиком на работу, под полной луной. В этот момент многие могли бы ей позавидовать. Да, удача ей улыбнулась. Из таких аварий, в которой она побывала, люди порой не выбираются живыми. А вот она еще и на острове отдыхает.

Однако народу в таверне все прибывало, и Миранда ощутила, как во рту у нее пересохло от волнения. Да, большая, однако, семья у Спироса. И как это его только посетила идея всех собрать тут! Ну, в любом случае это всего лишь семейная вечеринка, а не официальный концерт.

Держась в тени прилавка, она пыталась прийти в себя, обрести почву под ногами. Отбросить все посторонние мысли, чтобы не мешали, перед тем как выйти на сцену…

– Миранда, вот ты где! Иди к нам!

Это был Спирос. Пришлось выйти из своего укрытия.

Спирос расцеловал ее в обе щеки – старомодная традиция – и сказал:

– Ты даже не знаешь, как мы рады видеть тебя здесь, Миранда! – Он потянул ее за собой к толпе, которая уже заполнила все помещение.

Наконец-то, под добродушным потоком его слов, Миранда немного успокоилась и даже улыбнулась.

– С такой публикой, как эта, тебя явно ждет успех, – уверил ее Спирос с лучезарной улыбкой. – Для нас это особенный вечер, Миранда.

И Миранда знала, что Спирос говорил правду. Она поняла это из улыбок собравшихся здесь гостей, обитателей городка на Кальмосе, где жизнь была простой и доброй.

И все же какое-то нехорошее предчувствие тревожило ее. Смешно, твердила она себе. Да что может быть здесь плохого?

В таверне была горячая пора, трудиться пришлось много. Зато было и весело. Каждый раз, как распахивались двери, Миранда видела входящих с улицы людей. Старики, дети, горожане с малышами на руках. Дети весело галдели, бегая вокруг столиков, собираясь стайками и шепчась. Все были готовы помочь на кухне. Поминутно сюда кто-нибудь заходил, помогал, брал что-нибудь поесть и потом помогал официантам носить тарелки с ужином на столики.

– Давай же познакомлю тебя наконец с моей семьей, – настаивал Спирос, потянув ее к гостям.

Он выглядел довольным и гордым хозяином таверны. Агалия же в основном любила заниматься на кухне, ее было не вытащить на публику. Зато у очага она была полновластной хозяйкой.

– Привет всем! – воскликнул Спирос, подталкивая Миранду вперед. – Познакомьтесь, это мой новый друг, Миранда.

Он подошел к пожилой женщине и поцеловал ее в щеку.

– Это моя бабушка, – объяснил он с явной гордостью, – а рядом с ней – Петрос, мой младший сын, тут же его жена и дети…

И пошло-поехало – родственники, родственники. Их было слишком много. Миранда всем улыбалась, но запомнить имен не могла.

– Вот что происходит, когда вся моя семья собирается вместе – стола едва хватает на всех, – и Спирос широким жестом обвел присутствующих. – Прошу всех – чувствуйте себя как дома. И ты, – сказал он Миранде, – будь членом нашей семьи. Сейчас я познакомлю тебя с нашими близкими друзьями.

Когда Спирос бывал в таком расположении духа, спорить с ним было бесполезно. Миранда пошла за ним, но тут ее улыбка погасла.

– Тео, познакомься с Мирандой. Миранда, это Тео Савакис.

– А мы уже встречались, – прохладно заявил Тео, поднявшись со своего стула, чтобы поздороваться с ней.

– Вы знаете друг друга? – Спирос не мог в это поверить. – Удивительно! В таком случае извините меня, я вас покину. Мне надо помочь на кухне…

Ей показалось, что голос Спироса доносится до нее словно бы из-под земли. Наверное, она сходит с ума. Впрочем, неважно, потому что Спирос тут же исчез из ее поля зрения, и она осталась один на один с Тео Савакисом. Пройти мимо Миранда не могла, мало того – больше не могла смотреть ни на кого, кроме него. Неожиданно она почувствовала себя здесь совсем чужой. Гнев снова вспыхнул, лишив слов. Ее первым порывом было последовать на кухню за Спиросом. Так почему же она осталась? Может, просто поболтать с этим Тео? Чего она его так боится?

Он стоял и ждал, пока девушка заговорит. На его лице появилось лукавое выражение, губы сложились в усмешку. Ну уж нет, она не позволит делать из себя посмешище!

Пытаясь прийти в себя, Миранда решила сконцентрировать внимание на пуговице его рубашки. Пуговица была белой, жемчужно-белой, да и рубашка сама была слишком белой – сквозь нее виднелась оливкового цвета кожа. А какой потрясающе теплый, пряный от него запах…

– Присоединитесь к нам, Миранда?

Она дернулась, услышав его голос. Кажется, даже покраснела под его пристальным взглядом.

– Лексис, разреши Миранде присесть.

За длинным столом рядом с ним сидели на скамьях бизнесмены, некоторые из них были одеты в офисном стиле. От Тео веяло морским бризом и отдыхом, несмотря на официальный костюм. Черные густые волосы мягко ласкали его шею. Неожиданно ее сердце при виде этого красавчика забилось.

За столом была только одна женщина, Лексис, как он ее назвал. Она смотрела на Миранду, подняв бровь. Ее сапфировые глаза блестели. И по всему было видно, что она не хочет подвинуться, чтобы освободить место для еще одной женщины.

– Не волнуйтесь, я все равно не могу остаться с вами, – сказала Миранда. – Мне нужно помогать на кухне Спиросу.

И это было самым лучшим объяснением, иначе бы ей стало жутко неловко. Взгляд, которым ее наградила Лексис, не облегчил ей жизнь. Она попыталась не реагировать, очень надеясь, что ее мимика не выдала настроения. Лексис была стройной блондинкой, весьма красивой. Что уж там говорить, она была самим совершенством.

– Лексис! Давай двигайся!

Глаза Миранды невольно расширились. Так вот как Тео Савакис привык разговаривать с женщинами! Удивительно, как быстро отреагировала на его тон Лексис.

– Миранда…

Тео указал на освободившееся место широким жестом, но ей претила сама мысль составить вместе с Лексис гарем.

– Спасибо, но я слишком занята, чтобы сидеть.

– Но не слишком, надеюсь, чтобы выпить со мной бокал вина?

Он сказал это так вежливо, что отказаться было просто невозможно. К тому же на нее были устремлены взгляды всех мужчин за столом.

– Хорошо, но только один.

Он шутливо склонился в поклоне, когда она заняла место на скамейке рядом с ним и Лексис, которая буквально превратилась в ледяную статую. Тео, казалось, этого не замечал. Он чувствовал себя как рыба в воде.

– Спирос говорит, что вы будете для нас петь.

Ей пришлось смотреть ему прямо в глаза, потому что он склонился к ней.

– Верно, – кратко ответила она.

– Официантка и певица кабаре? Мы не знали, что твоя подружка настолько талантлива, Тео.

Ядовитый голос Лексис заставил Миранду замереть, но она постаралась не выказывать своих чувств.

– Так как, ты сказал, вы познакомились? – спросила Лексис.

– Я не говорил.

Миранде пришлось насильно заставить себя отвернуться от его чувственных губ и глубоких глаз, которые смотрели ей прямо в душу.

– Леди и джентльмены, – провозгласил он чересчур официальным тоном, – разрешите мне представить Миранду…

Девушка напряглась, ожидая, что Тео назовет ее фамилию, но вместо этого он сказал:

– Я видел Миранду в Лондоне пару раз, – сказал он и помолчал. – А потом, второй раз, мы встретились на берегу этим утром. Совершенно случайно.

– Невероятно, – прошептала Лексис, но ее голос потерялся в гуле заинтересованных голосов.

Миранда уставилась на Тео. Любопытно, почему он соврал насчет лондонской встречи? И не уточнил, как именно они встретились сегодня утром. Он все еще смотрел ей в глаза, словно бы желая намекнуть, чтобы она молчала, и она незаметно кивнула ему в знак понимания.

– И вот теперь Миранда здесь, на Кальмосе, работает в таверне Спироса, на все руки мастер, – заметила Лексис. – Как удобно, однако.

Тут Миранде в голову пришла неприятная мысль: а не любовница ли она Тео? Впрочем, какая ей разница! Пусть будет кто угодно!

Подняв бокал вина, Тео передал его Миранде.

– Твое здоровье, – и он ослепительно улыбнулся.

За столом все поддержали его, кроме Лексис.

– Так вот как ты зарабатываешь на жизнь, – тихонько заметила Лексис.

Вроде бы невинная фраза, но сколько подтекста! Глаза Лексис были как два буравчика, от ее взгляда мороз шел по коже.

– Да, это мой заработок, причем вполне честный, – с достоинством ответила Миранда.

– Ты ведь деловая женщина, правда, Миранда? – проговорил Тео несколько развязным тоном.

Лексис якобы незаметно фыркнула.

– Закуски? – предложил Тео Миранде национальное блюдо.

– Спасибо, Тео. – Теперь уж она точно никуда не уйдет, иначе как же ответит на столь наглый вызов этой особы?

Закуски, приготовленные Агалией, поднимали настроение всем. Это были вкусные хрустящие конвертики с начинкой из шпината и мягкого острого сыра.

Все бы ничего, но через пару минут Лексис опять начала:

– А это не мешает тебе жить?



Миранда замерла с ложкой у рта.

– Простите? Что вы имеете в виду?

И тут она увидела полный отвращения взгляд девицы, направленный на шрамы на ее руке. Теперь туда же смотрели и мужчины. Кроме Тео. Возможно, он хотел отвлечь всех от обсуждения этой темы, поэтому начал разговор с одним пожилым человеком.

– У меня к тебе претензия, Тео, – сказал тот.

– И какая же? – спросил Тео.

Когда улыбка освещает это лицо, думалось Миранде, то оно становится по-настоящему милым.

– Возле тебя всегда сидят рядом прекрасные женщины. Как тебе это удается?

Тут напряжение было снято, и мужчины опять загудели, обсуждая новую тему.

– Ну, ты же знаешь, что обо мне говорят, Костас…

Миранда задержала дыхание, желая расслышать продолжение.

– Прекрасная женщина – как произведение искусства. Имеешь одну, но это не препятствует хотеть при этом и другую.

Девушка чуть не подавилась. Все смеялись, включая Лексис. А Тео смотрел на нее с той же лукавинкой в глазах. Какая глупость! И она еще думала, что он красив. Она должна была догадаться, что греческий магнат имеет достаточно средств, чтобы содержать не одну красотку.

Щеки Миранды горели. Она не могла больше выносить взгляды, направленные в ее сторону. У нее было впечатление, что она находится на рынке. Среди товара. И она – товар. Поэтому она резко встала.

– Миранда? Вы куда?

Она холодно посмотрела на руку Тео, которой он схватил ее запястье.

– Отпустите меня, пожалуйста. Мне нужно идти работать.

Он тоже поднялся, загородив ее от остальных.

– Почему бы вам не остаться?

– Нет, спасибо.

– Вам не нравится мое чувство юмора?

– Так это был юмор? Нравится. – Она улыбнулась остальным. – Рада была познакомиться. – И повернувшись к нему, сказала: – Спасибо за угощение.

– Уже уходите? Так быстро? – Сарказму Лексис не было предела.

– Я бы с радостью осталась и поболтала тут с вами, но вы же знаете, мне надо петь.

– Ах да, – притворно вздохнула молодая особа. – Мы так ждем вашего выступления. Правда, Тео?

Тео не ответил. Кажется, он не любил, чтобы женщины перебивали его.

Конечно, этот мужчина неотразим. Но его отношение к женщинам выходит за рамки приличия.

Когда она хотела отойти от него, он схватил ее за руку.

– Вы принимаете заказы?

– Нет, Тео. Это не кабаре, – сказала она, вырываясь. – Если хотите попросить меня о чем-то, сначала отпустите мою руку.

– Хорошее начало, не правда ли?

– Начало чего?

– Нашего знакомства.

Она лишь пожала плечами. Он отпустил руку, и она ушла.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Первая песня прошла на ура и завоевала заслуженные аплодисменты. Усевшись у барной стойки, Миранда решила выбрать лирическую балладу и запела своим знаменитым томным голосом.

На третьей песне она решила пройтись мимо столиков. Обычно это не составляло ей труда, но в этот раз она недооценила длину шнура. Микрофон стал искажать звук, что было не в ее пользу. Кроме того, шнур натянулся и она едва не споткнулась. Зал выдохнул как один человек. Но упасть она все же не успела: ее подхватила пара сильных мужских рук. От падения ее спас Тео. Еще не хватало упасть на сломанную руку.

– Вы уверены, что все в порядке?

Этот шепот подбодрил ее. Улыбка предназначалась только ей.

– Да, ничего серьезного, – подтвердила она кратко, уже твердо стоя на ногах.

Тео вернулся на свое место, а Миранда непринужденно пошутила со зрителями насчет своего неудавшегося падения, что было встречено не менее бурными аплодисментами. Аудитория была настроена добродушно. И только Лексис смотрела на девушку прохладно, словно бы желала ей упасть. В своем коротеньком платье эта девица была похожа на… Да еще с тонной бриллиантов, свисавших с нее…

Очевидно, Тео выбирает именно таких женщин. А Миранде придется стать частью толпы…

И о чем она только думает? Ей выступать надо. А он для нее пустое место.

Решительно отбросив грустные мысли, Миранда стала петь. Остаток вечера прошел без сучка без задоринки. Даже когда Тео увел под руку Лексис, предварительно накинув ей на плечи шаль, Миранда глазом не моргнула.

Остановившись у двери, Тео оглянулся: смотрит ли на него Миранда. Но она была поглощена пением и музыкой. Ее глаза сверкали. Эта женщина интриговала его и раздражала одновременно. Каждая клеточка его тела отзывалась на нее. Он никогда не встречал такой чувствительной и одновременно агрессивной женщины. И кроме того, выглядит она просто сногсшибательно, с этими роскошными, черными как ночь волосами и персиковой кожей.

Он предполагал, что она хорошо поет. Но был удивлен: она пела просто прекрасно. Этот хриплый голос, душевная нежность тронули его гораздо больше, чем красота иной девицы. В ней ясно говорил талант. До сих пор никто не смог так затронуть струн его души.

Особенно если думать про Лексис, усмехнулся он про себя. Этот выбор его дедушки – просто смехотворен. Лексис была современной девчонкой поколения кока-колы. Здесь, на Кальмосе, она смотрелась неуместно. И скучала. Ведь здесь не было ни ночных клубов, ни папарацци, крутящихся вокруг нее хвостом, ни других экстремальных занятий. Скорее всего, после этого вечера она полетит к себе домой.

Конечно, это нанесет ему вред – в смысле договора с Димитрием. Но возможно, судьба уже улыбнулась ему. Конечно, Миранда Вестон – из тех женщин, против которых всегда был настроен дед, но именно это обстоятельство больше всего импонировало Тео.

Бизнес без него обойдется пару дней. Миранда Вестон – не единственная, кому нужен отдых…


– Мы принесли тебе на берег лежак и большой зонт.

– Спирос? – сонным голосом ответила Миранда в трубку. Она взглянула на часы. Будильника она не слышала. – Простите, я проспала.

Спирос не стал ее журить, как сделал бы обычный работодатель. Он всего лишь рассмеялся, да так громко, что Миранде пришлось убрать трубку от уха.

– Ты заслужила сон. Пусть это будет наградой от меня и Агалии за вчерашнее выступление. Мне кажется, твое присутствие здесь станет для нас самым лучшим украшением нашей таверны. И не только из-за работы.

– Так, значит, вы принесли лежак? – Она выскользнула из постели и подошла к окну. – Секунду, только шторы открою… О, теперь вижу!

Ее радостный вопль выдал чисто детский восторг. Наконец-то она сможет отдохнуть по-настоящему! Тео обрадовался, услышав этот крик: он как раз стоял за спиной лучшего друга.

– Спасибо, Спирос, – сказал он, похлопав мужчину по плечу. – Увидимся позже.

– Что-то подсказывает мне, что мы с тобой будем видеться гораздо чаще, Тео.

Улыбнувшись, Тео надел солнечные очки и оставил свои мысли при себе.

Не успела Миранда как следует расположиться на лежаке, как поблизости затарахтел мотор лодки. Она насторожилась. Сердце забилось как колокол, когда она увидела на блестящей поверхности моря лодку. Быстро схватив накидку, она набросила ее на плечи.

– Ты ведь не побежишь от меня, а?

Кажется, Тео был рекордсменом в морских видах спорта.

– Нет, и не собираюсь, – сказала она холодно, но так и не смогла удержать в голосе твердость.

– Это место уже занято? – он осмотрел пустынный пляж. – Или тут можно приземлиться?

– Да. Будь моим гостем. Вряд ли я могу тебя прогнать.

– От такого милого приглашения невозможно отказаться.

Слава богу, на нем в этот раз было больше одежды, чем в прошлый. Правда, хоть эта одежда и была легкой, для отдыха, но все равно бросалось в глаза, что дорогая. Миллионер в нем светился ярко.

Она сняла темные очки с волос и спустила на нос.

– Зачем ты здесь, Тео?

– Чтобы видеть тебя, конечно.

Тео присел: их лица оказались на одном уровне. Она даже могла видеть, как бьется жилка у него на шее, трепетно и сексуально.

– Вчера я сильно тебя обидел, когда схватил за руку?

– Пожалуй, пострадала лишь моя гордость.

– Тогда прошу прощения. Примешь? – И он явно успокоился, увидев, как она благосклонно кивнула. – Я забыл о твоей руке.

Она напряглась.

– Что ты имеешь в виду?

– Я совсем забыл про твою рану.

– Понятно…

– Я был на твоем первом концерте в Ройал-Альберт-холле в Лондоне. Слышал, как ты играешь.

– Ага. Надо же. Это был мой первый и последний тур.

А теперь она выброшена из богемной жизни на берег.

– Так, значит, авария произошла в Лондоне?

Ей очень захотелось поменять тему разговора. Да он и представить не может, как эта тема на нее действует.

Он правильно понял ее молчание.

– Кажется, ты не настроена на разговор?

– Так и есть, – согласилась она. – А ведь ты не объяснил мне, зачем тебе нужно было меня видеть.

– Приехал пригласить тебя на вечеринку на моей яхте, сегодня вечером.

Она уселась на лежак.

– Тебе нужна дрессированная певица? Или исполнительная официантка, Тео?

– Ни то, ни другое. – Он поднялся и чуть-чуть отошел от нее. – Я намерен пригласить тебя в качестве моей гостьи.

Сквозь черные очки Миранда могла безопасно рассматривать его.

Ее не так-то просто провести. Значит, праздник состоится на яхте, которая будет свободно дрейфовать в море, далеко от берега. И путей отступления для нее найдется не так уж и много. К тому же гости на яхте будут из высшего света, так сказать. И снова ей напомнят про ее прошлую жизнь.

– Спасибо, Тео. С удовольствием. Наверное, ей надо было больше покапризничать.

– Отлично. Агалия и Спирос тоже будут. – Как он и рассчитывал, это подействовало на нее успокаивающе. – Я пришлю за тобой лодку.

– Увидимся вечером, – ответила она.

Гм, холодна как лед. Это его лишний раз подзадорило.


Одеться она решила довольно просто. Так будет лучше.

Удивительно, как можно иногда убедить себя в чем угодно. Так думала Миранда, стоя перед зеркалом у себя в спальне. На ней были черные шорты с простыми черными сандалиями. Топик она выбрала полосатый, чтобы подчеркнуть небольшой загар, который успела получить на пляже. Волосы решила распустить – так она выглядела привлекательней. Для кого? Для Тео, конечно. Пусть лучше смотрит на волосы, чем на шрамы.

Спирос и Агалия были готовы вовремя, но Агалия все равно торопилась.

– Тео прислал за нами моторную лодку, но Спирос отослал ее назад. Хочет прокатить нас на простой лодке, – объяснила Агалия, застегивая последнюю пуговицу на платье.

– Сегодня вечером на воде будет просто чудесно, – объяснил Спирос, как бы прося поддержки у Миранды.

– Да, но ведь нам надо прибыть на вечеринку еще до того, как она закончится, Спирос, – покачала головой Агалия.

– Я буду рада прокатиться на чем угодно, – ответила обоим Миранда.

Они долго гребли веслами, пока наконец не добрались до яхты. И к этому времени все были уставшими и мокрыми – на море поднялись небольшие волны. К счастью, им принесли покрывала, чтобы обтереться.

Пока им помогали, Миранда увидела огни на корме. Там играл оркестр и несколько человек зажигательно танцевали. По всему было видно, что вечеринка многолюдная. Ну и пусть. Всегда можно затеряться в толпе.

Веселье было уже в полном разгаре, так что их появление едва ли кто-то заметил. После душевой их провели в каюты, чтобы они смогли чуть-чуть отдохнуть. Мокрую одежду у них взяли в стирку.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Стук в дверь застал Миранду спящей. Она и не заметила, как от усталости ее сморил сон. Каюта была оформлена в духе нового времени – в стиле хай-тек. Телеэкран во всю стену, невидимая звуковая система и тому подобное. По стенам были развешаны живопись и графика модных авторов, на полках стояли фигурки из самых модных салонов искусства.

– К этому скоро привыкаешь, – сказала она себе, идя к двери, чтобы открыть. – Чувствую себя принцессой.

Открыла дверь и улыбнулась служащей, которая принесла ей одежду.

– Вот ваша униформа. Поторопитесь. Ваш ждут на вельботе. И не забудьте завязать волосы в пучок.

Миранда в удивлении разинула рот. Да… правление принцессы слишком быстро подошло к концу! Едва она успела опомниться, как служащая уже исчезла. Облизнув пересохшие губы, девушка гневно их сжала. Так она и знала. Должна была предвидеть. Насмешка судьбы, не иначе. И как ей взбрело в голову, что она ему понравилась? Неужто в самом деле такой человек изменится и станет другим в одночасье?

Наконец она вышла из каюты и пошла к Агалии и Спиросу, которые уже ждали ее возле своей каюты.

– Во что это ты одета, Миранда? – спросила Агалия, уставившись на черное платье и белый передник. – Что случилось с твоей одеждой?

– Вот что доставили вместо нее.

– Но ты не можешь появиться на палубе в этом. Кто-нибудь наверняка примет тебя за официантку.

Глаза Спироса заблестели, и Агалия ткнула его в бок.

– Это не смешно, Спирос.

– Нуда… конечно. Полагаю, нет, – сказал он.

– Ты ведь не пойдешь в этом? – спросила Агалия.

Она была в ужасе.

– Нет, пойду, – ровно ответила Миранда. – Не волнуйся насчет меня. Я большая девочка. Со мной все будет хорошо.

Присутствие Тео на палубе Миранда скорее ощутила. И лишь потом заметила, что его окружают дамы, среди них и Лексис, которая вертелась вокруг него как лисичка. Девушка была точно уверена, что это проделки Лексис, поэтому и решила подыграть ей – шутка за шутку. Она взяла поднос с напитками у проходившего мимо официанта, сказав, что это входит в ее обязанность. И направилась прямо к Тео.

– Миранда! Мне сказали, ты прибыла. Я хотел прийти за тобой сам, но тут столько гостей…

– Не беспокойся, Тео, могу представить, насколько ты занят.

– Миранда, – упрекнул он ее, – во что это ты одета? Это никак не похоже на праздничное платье.

– Я знаю, Тео. Но эту одежду прислали мне в каюту.

– Не смеши меня.

– И не собиралась, Тео.

Не отрывая взгляда от ее лица, он подозвал официанта, у которого она только что взяла поднос.

– Заберите это у мисс Вестон, пожалуйста. И попросите кого-нибудь найти ее одежду. Уверен, она уже давно высохла, поищите ее в прачечной.

– Значит, это не вы прислали мне униформу?

– Как вы могли подумать так, Миранда? Мы будем в моей каюте, – кивнул он стюарду.

– И что нам там делать? – Миранда кожей чувствовала взгляд Лексис, который буквально приклеился к ее спине.

– Поговорим там.

– Нет, мы поговорим здесь, – не сдавала она позиций. – Насколько я знаю, я еще не ваша собственность.

– То есть?

– Помните все те картины, которые развешаны в ваших каютах, Тео? Так вот, я не одна из них. И не пойду с вами до тех пор, пока вы не объясните причину.

– Какую?

Она указала на свой наряд.

– Смогу ли я наконец получить обратно свою одежду или мне петь гостям в этой униформе?

– Немного разочарован в вас, Миранда. Вы так думаете обо мне…

Девушка тяжело вздохнула.

– Вам всего лишь надо ответить: это вы сделали или нет?

Он возмущенно покачал головой.

– Тогда кто? – Миранда пыталась не замечать бешеный стук своего сердца.

– Кажется, мы оба прекрасно знаем ответ, – и Тео бросил взгляд туда, где танцевала Лексис.

Она уже успела окрутить какого-то парня и теперь вертелась с ним в современном танце.

– Но я думала, ты и…

– Я и Лексис? – перебил ее Тео. – Я не настолько безумен, Миранда, поверь. – Они снова незаметно для себя перешли на «ты».

– Но мне казалось, что вы оба…

– Знаем друг друга? Это так. Лексис – дочь друга нашей семьи. Еще одна богатая семейка на этом острове.

– О, понятно.

Тео уже давно догадался, что это проделки Лексис – как раз в ее духе. Другой вопрос – надо уверить Миранду в том, что он в девице не заинтересован. И это ему удалось – на губах Миранды появилась слабая улыбка.

– Да, мне тоже казалось, что это не можешь быть ты, – признала она.

Тео улыбнулся и пожал плечами.

– Все равно – прими мои извинения.

– Принимаю. Но зачем Лексис это сделала?

– Потому что злится: ведь она мне не нужна. А в тебе видит соперницу.

– Во мне? – Миранда открыла рот от изумления. – Да брось ты.

Ему надо было быть осторожным и не кидаться такими словами. Он решил сменить тему.

– Могу я предложить бокал вина, пока мы ждем твою одежду? – и он посмотрел в сторону танцующих гостей. – Только в моей каюте, конечно.

И Тео улыбнулся так, что у Миранды дух захватило. Лучше бы он так не улыбался…

– Ну, я… – и тут она вспомнила, что этот человек не так-то прост. – Я не уверена, что это будет уместно.

– И почему же?

– Как же я могу пойти в каюту к мужчине, который заявляет, что рассматривает женщин наряду с произведениями искусства? Я не уверена, что хочу быть одним из образцов коллекции.

Кажется, ее искренность задела Тео за живое.

– Правильно, конечно, что вы осторожничаете, мисс. Но я уверяю вас, что такая коллекция – если уж об этом говорить – бесценна.

Что он имел в виду: женщин или картины? – спросила себя Миранда. И тут ей пришло в голову, что она едва ли не флиртует с ним, и немного снизила обороты.

– Такты идешь или нет? – решил надавить Тео. – Я думал, ты хотела переодеться. Или передумала?

– Хочу.

– Тогда идем со мной. Могу тебя уверить, моя команда уже нашла твою одежду и спешит в мою каюту.

И Тео махнул рукой в сторону трапа, ведущего к каютам. Миранде пришлось туго: надо было срочно принимать решение. Зачем он зовет ее к себе? Ведь он может просто передать стюарду, что она в другой каюте. Что-то здесь не так.

– Хотя, конечно, этот наряд тебе тоже весьма к лицу, – заметил Тео. – И особенно этот воротничок а-ля Питер Пэн… Как трогательно!

– Чувствую себя просто посмешищем!

– Могу тебя уверить, для меня ты никогда не будешь посмешищем, – и он отошел на некоторое расстояние, чтобы дать ей отдышаться. Кажется, понял, что она в гневе. Неужели он ее боится? – Но даже если твою одежду не принесут, мы что-нибудь подберем, не переживай.

– Что именно? Одежду французской прислуги?

Нет, хоть она и шутила, ей было не смешно. Зато Тео улыбался во все лицо. Кажется, зря она флиртовала. Еще бы, ведь это Тео Савакис. Надо давать себе отчет: кто он и кто ты. Это может быть весьма опасно.

– Ладно, идем, – согласилась она наконец.

Когда они оказались в его каюте, Миранда вот уже который раз за один вечер открыла в изумлении рот. Это было сказочно. Во-первых, поражал сам размер каюты. И что она здесь только делает?

– Позвоню и узнаю, как там у них дела, – сказал Тео. – А ты в это время постарайся успокоиться и сменить гнев на милость.

– Подумаю. Ты очень предупредительный хозяин.

– Нет, это ты слишком ко мне добра, – он криво усмехнулся и сказал что-то по-гречески в трубку. – Хорошо. Подождем. Не волнуйся. Я же предупредил, что я не кусаюсь. Присядешь?

Она подошла к деревянному неудобному стулу.

– Лучше присесть на диван.

– Мне и здесь неплохо, – отозвалась она, присев на край стула.

В это время в дверь постучали и принесли поднос с шампанским и канапе.

– Шампанское? – предложил Тео.

Девушка некоторое время колебалась.

– Долго еще придется ждать? – рискнула спросить она.

Его улыбка снова поразила ее в самое сердце.

– Не дольше, чем ты успеешь допить свой бокал.

– А если я буду пить быстро?

– Тогда придется налить тебе еще один.

Тео смотрел на нее зажигающим страсть взглядом. У нее мурашки пробегали по коже.

– Ладно. Возьму бокал.

– Можешь снять этот передник.

– Что? Ах, это! – и она рассмеялась впервые за долгое время.

Да, после глотка шампанского жизнь становится приятнее.

– Еще один налить? – предложил Тео, пока она снимала фартук.

Почему бы и нет? Шампанское действует расслабляюще, а этого ей как раз и не хватает. К тому же почему-то ужасно хочется пить. Вдруг она покачнулась от неловкого движения и чуть не упала. Тео был тут как тут.

– Я закажу апельсинового сока, – сказал он глухо, поддерживая ее за талию.

– Может, лучше кофе? – Его лицо было слишком близко. – Побольше и покрепче.

Ей показалось, что он почти прижался к ней. Она даже ощутила запах сандалового дерева и его теплое дыхание.

– Да что это со мной?

– Очевидно же…

Она нахмурилась и отступила назад. Подальше от него.

– Почему ты шепчешь? А я – почему? – она покрутила головой. – И вообще, почему я с тобой флиртую?

– Не знаю, но получается это у тебя просто великолепно. Может, мне поцеловать тебя, а, Миранда? Ты бы этого хотела?

Кажется, ее тело само об этом просит.

– Нет, спрошу иначе: ты будешь против, если я тебя поцелую?

– О, нет, нет, все в порядке, – и она закрыла глаза.

Ничего не произошло.

Тогда она с негодованием открыла глаза.

– Тебе нравится надо мной подтрунивать? – спросила она, сжав губы.

– Даже очень, – признался он.

– Ты это специально?

– Положа руку на сердце – нет. – Просто счастливая случайность, подумалось Тео.

– Ладно, прощаю, – изумрудные глаза Миранды заморгали.

И тут Тео притянул ее к себе и поцеловал в губы. Миранда поняла, что он умело соблазняет ее.

– Так будет лучше? – прошептал он.

В его голосе она услышала насмешку, но постаралась не реагировать на это.

– Нет.

Удивительно. Похоже на самую настоящую страсть. А совсем недавно она считала, что страсть никогда ее не коснется. Что ничто не может зажечь ее, кроме музыки. Но поцелуй Тео… Или она сходит с ума, или это любовь. Она таяла от наплыва чувств. Любопытно, и как это она забыла о любви в своей жизни?..

А Тео целовал ее снова и снова. Целовал до потери чувств. Она совсем забылась.

– Ты этого хотела? – прошептал он, целуя ее в подбородок и в самую чувствительную часть шеи.

– Нет, не этого. – Язык отказывался ей повиноваться, особенно когда она смотрела ему в глаза, темные и такие прекрасные глаза.

Ей ничего не было нужно – пусть бы он только обнимал ее вот так.

– Зато я этого хотел, – сказал он.

А она могла только дрожать под его прикосновениями. Но когда попыталась придвинуться к нему ближе, он отпрянул.

– Нет, Миранда.

– Нет? – Выражение ее лица было как у обиженного ребенка, которому сделали больно.

– Я не собираюсь заниматься с тобой любовью прямо здесь. Того и гляди мы попадемся, как пара студентов.

– И верно, – хихикнула она, но слишком явную обиду скрыть не удалось.

Постепенно в голове Тео крепла одна интересная идея. Можно даже сказать, теперь он был в ней полностью уверен. Да, он нашел себе невесту. Пусть она об этом еще не знает, он сумеет ее убедить.

Удивительное колесо фортуны привело Миранду Вестон на Кальмос именно в тот самый момент, когда ему больше всего нужна была жена. Он сразу же понял: вот она.

Но что еще удивительней: неожиданно он обнаружил, что в нем заиграли чувства. А ведь он им никогда особенно не доверял. Да, но разум тоже участвовал в его выборе и анализе ситуации, не только чувства. Или он ошибается?

Он нехотя отпустил ее.

– Ты какая-то особенная, Миранда. Я бы хотел снова тебя увидеть.

Тео поздравил себя с тем, что смог все же взять себя в руки. Надо поскорее им пожениться, чтобы дед успел увидеть их счастье. К тому же если он этого не сделает быстро, то от его самообладания не останется и следа. Вряд ли удастся долго сдерживать подобную страсть. Давно он такого не чувствовал.

Миранда выглядела немного ошарашенной всем случившимся.

– Думаю, надо подняться на палубу, чтобы глотнуть свежего воздуха, – предложил он, видя ее смущение. – Заодно попрошу кого-нибудь из команды прислать одежду в твою каюту.

– Нет, – сказала она решительно. – Я остаюсь здесь.

Тео ощутил что-то вроде триумфа, когда она шагнула к дивану. Но смотрела при этом на него с некоторой долей укора и досады. Будет ли честно жениться на этой женщине? Ведь он едва ее знает. И тем более говорить о любви – учитывая, что у него самого не было никакого опыта семейной жизни, а только багаж жгучих разочарований.

Димитрий говорил, что если не доверять эмоциям, то жить будет легче. И он вырос, руководствуясь этим правилом. Даже в детстве любовь казалась маленькому Тео недостижимой целью. А теперь ему не хотелось бы с ней встретиться. Впустишь любовь – и непременно вместе с ней разочарование и боль.

Но Тео быстро отогнал от себя сомнения. Логика всегда спасала его. Ему нужна невеста. А Миранде нужен покровитель и новая жизнь. Если она согласиться выйти за него, он подарит ей мир, будет защищать ее. А любовь придет вместе с детьми.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Я был на одном из твоих концертов, Миранда, – сказал Тео, желая сменить тему.

– У тебя есть мой диск?

– Брамса? Нет. Вообще-то я не большой поклонник скрипки, но, когда услышал твою игру…

– А мы можем поговорить о чем-нибудь еще, Тео? – прервала она его крайне раздраженно. – Надеюсь, у нас с тобой есть другая общая тема?

– Конечно. Наверняка есть.

Он мысленно поискал тему для беседы и… не нашел.

– Любопытно, что с тобой случилось, Тео?

– Ты о чем? – осторожно спросил он.

– Ты так хорошо ко мне относишься.

Ну и что ему на это ответить? Что он хочет ее больше всего на свете? Или что хочет на ней жениться?

Тео тяжело вздохнул.

– А для этого обязательно должно что-то случиться? – спросил он. – Ладно, ты права. Сдаюсь, сдаюсь, – он шутливо поднял вверх обе руки. – Ты права. Обычно я бываю более гостеприимным, чем сегодня.

И тут постучали в дверь. Служанка принесла одежду Миранды. Увы, принесла слишком быстро. Так ему показалось. Однако он поблагодарил служанку и закрыл за ней дверь.

– Можешь переодеться в моей спальне или в ванной, на твой выбор, – предложил он.

Взяв у него одежду, Миранда воскликнула:

– Почти как новенькое! Я поражена!

Ну наконец-то! Он смог впечатлить ее! Хоть за что-то она ему благодарна.

– Ты очень счастливый человек, Тео.

Он ничего не ответил.

– Я быстро, – сказала она с улыбкой и исчезла в его спальне.

И не соврала: вернулась быстро. Он только пару раз успел пройтись по комнате.

– Ты выглядишь превосходно, – пробормотал он.

Еще бы!

С распущенными волосами и загорелой кожей она выглядела неотразимо.

– Так ты готова к вечеринке? – Тео предложил ей руку.

Мгновение Миранда колебалась. Кажется, это было мгновение длиною в жизнь.

– Да, идем, – решилась наконец она.

И на краткий миг ее доверие снова вызвало в нем чувство вины. И ему предстоит поймать в ловушку такую чистоту? Но бизнес должен был быть спасен. К счастью для него, Миранда умная женщина и наверняка вскоре увидит все выгоды его плана. Внезапное притяжение, возникшее между ними, должно дать свои плоды.

Девушка и не подозревала, что с Тео может быть так весело. Когда он не был напряжен и напыщен, то становился душой компании. К концу вечера Миранда решила, что неверно думала о нем. Судила о нем слишком строго. Даже Лексис не возражала против того, чтобы Миранда танцевала с ним. Правда, сама Лексис развлекалась в компании более молодых людей.

Тео решил представить Миранду своим друзьям. Надо к этому привыкать, поняла Миранда. Все равно на ней лежит отпечаток ее былой известности.

– В Греции так всегда? – спросила Миранда у Тео, когда гости вдруг перешли на греческий.

А до сих пор все говорили на английском.

– По сути, да.

– Что же, зато весело. Все кажутся одной большой и веселой семьей.

– Правда, тебе нравится?

– Да, очень, – и она была искренна.

– В таком случае у меня для тебя есть предложение.

Он взял ее за руку и повел к перилам, где было потише и они могли поговорить наедине.

– Пойдем завтра со мной плавать, – он притянул ее к себе. – Никого кругом, только ты и я. И пустынный берег.

– Только мы с тобой?

В ее глазах промелькнула тревога. Нехорошо.

– Ну, еще Агалия в качестве кухарки…

– Правда?

Его предложение сработало. Он умел ладить с женщинами.

– Да, правда, – и он усмехнулся. – Почему бы не пригласить Агалию? Ей тоже будет весело.

Это решило все. Миранда кивнула.

– Отлично. Тогда завтра в десять утра я буду ждать тебя у причала.

– Хорошо.

Она улыбнулась ему в ответ. У него даже дух захватило. Никогда он не испытывал такого возбуждения.

– Отлично, Миранда, – сказал он, пытаясь сохранять голос спокойным.


Агалия восприняла свою роль кухарки как нельзя более серьезно. Она пришла к Миранде в начале девятого, чтобы проследить за приготовлениями.

– Тебе непременно надо накинуть рубашку, а то совсем голая, – настаивала она.

Миранда выбрала самый скромный из своих пляжных костюмов, но Агалия была куда старомодней. Она бы предпочла видеть ее в викторианском купальнике. Миранда решила пойти на компромисс – накинула на плечи просторную рубашку, в которой и намека не было на сексуальность. Лицо женщины просветлело.

– Превосходно. И вот что тебе еще понадобится.

– Книга? – Миранда уставилась на огромный книжный том, который держала в руках Агалия.

– Не просто было найти книгу на английском, – сказала Агалия, и ее губы сложились в прямую линию, что означало «никаких возражений». – Тебе это понадобится, когда будешь сидеть в теньке. У меня есть своя библиотека… – и она открыла плетеную корзину.

Миранда заглянула: там было несколько книжек в мягких обложках.

– Агалия, как это трогательно с твоей стороны – заботиться обо мне.

– Ерунда! Как ты сможешь остаться наедине с мужчиной, если я буду рядом? И что ты станешь делать на берегу, если с тобой не будет книги?

Миранда оценила ее озабоченную улыбку. Кальмос находился в отдалении от всего остального мира, и жизнь на нем менялась медленней. Современные веяния сюда проникали не сразу. Миранда была благодарна женщине как своей матери.

Конечно, ей не очень хотелось снова быть ребенком, но после того несчастного случая ей бывало приятно, когда о ней заботились.

Тео в который раз смотрел на свои часы. Он прибыл пораньше, и лодка качалась на волнах вот уже полчаса. Терпение его уже было на исходе.

Наиглупейшая ситуация из всех, в которых ему приходилось оказываться. Вопреки традициями он пригласил женщину, которую не следовало бы приглашать. Но это могло сработать…

Но вот она появилась. Ее глаза остановились на букете.

– Цветы? – воскликнула она.

Стебли были перевязаны нежным розовым бантом.

– Тео, это само совершенство…

Когда она подняла на него глаза, в ее взгляде было все – и удивление, и безмерная благодарность. А главное – искренность. Слов не требовалось.

– Спасибо, – поблагодарила она и осторожно приняла букет.

Тео вздохнул с облегчением. Выписать цветы из Афин – такое он делал не часто. Это было из разряда безумных поступков, которые так не любил его дед.

– Надо поставить в вазу.

Когда она вернулась, улыбка все еще играла на ее лице. Обычно в такие моменты он испытывал гордость за свой поступок. Но тут было другое дело. Цветы – всего лишь одна из ступеней в развитии их отношений. Он прекрасно понимал, куда они приведут – в постель, конечно. Но сейчас он не мог говорить об этом Миранде. Кроме того, кажется, она не была особо опытной в таких делах. Впрочем, эти отношения отличались от других: сделать предложение – немного другое, чем просто пригласить даму в постель. Именно поэтому Тео согласился на присутствие Агалии, поэтому сам надел элегантную одежду. Он выглядел красиво и респектабельно. Однако волнение крови все равно ощущалось.

– У тебя есть вещи? – спросил он, чтобы хоть как-то отвлечься.

Он шел прямо за ней. Миранда кожей чувствовала на себе его взгляд, и мурашки пробегали по спине.

– Да, все мои вещи – вон там… – она неопределенно махнула рукой. Смотреть ему в глаза она не рисковала, потому что в его улыбке было столько обаяния. И как только уберечь свои чувства? – И… – Во рту у нее внезапно пересохло, когда их взгляды все же встретились.

– И? – мягко поощрил ее Тео.

– Там еще корзинка Агалии, – закончила она слабым голосом.

Лодка Тео была самим совершенством, предназначенным для загорания и отдыха.

– Мне она нравится, потому что легкая в управлении, – объяснил он. – Пляж, куда мы направляемся, далеко. Его можно увидеть только с моря. Море в этом районе достаточно спокойное, поэтому…

– Так, кажется, Тео нашел свою любимую тему и не хочет слезать с этого конька? – игриво заметила Миранда, присаживаясь рядом с ним.

– Что-то вроде того.

Тео повернулся и посмотрел на Миранду, отчего у той снова захватило дух. Она быстро отвела взгляд, решив притвориться, что любуется пейзажем, который был прекрасен. Однако кого она могла обмануть? Мимика все выдавала.

Они добрались до берега, сошли и выгрузили вещи для отдыха. А потом Тео вернулся на лодку, подхватил на руки Агалию, словно она была пушинкой, и вынес ее на берег. Миранда сидела в тени тамариска и наблюдала за этой сценой.

Какой же он сильный, этот мужчина. Она даже невольно поежилась. На ум сразу же пришли чувственные сцены. Однако ее опыт в этой области ограничивался неприятными воспоминаниями, поэтому она отмахнулась от этих мыслей.

Агалия устроилась в тени с книгой, а Миранда и Тео лежали на берегу, болтая ни о чем. Когда солнце стало слишком припекать, они тоже переместились в тень.

– Греческие острова – это колыбель для более чем сотни видов орхидей. Слава богу, здесь нет химических производств…

Тео с таким же успехом мог рассказывать хоть о насекомых – Миранде не удавалось сконцентрироваться. Своим музыкальным слухом она ловила лишь переливчатые тона его голоса. А голос был богат интонациями…

– Да, безусловно, земля здесь бедная, но тут есть и свои преимущества. – Он остановился. – Прости, Миранда, но охрана природы – это моя страсть. Моя любимая тема.

Миранде пришлось быть повнимательней.

– Нет-нет, продолжай, я буквально околдована твоей речью.

Ей и правда было приятно слушать его, вернее – смотреть на него.

Расстелив огромную скатерть, они принялись за еду. А затем настал послеобеденный отдых. Агалия примостилась в теньке и заснула.

Ну вот. Теперь они остались наедине. Миранда подставила свое лицо солнцу и закрыла глаза от удовольствия. Стоп. Ей показалось или она правда ощутила кончики мужских пальцев на своем теле? Совсем незаметное прикосновение, но ведь оно было? Вот он провел кончиками пальцев по ее руке и она задохнулась от страсти. Сердце бешено забилось.

Открыв глаза, она уставилась на мужчину. Он прислонил палец к губам в знак молчания и кивком головы пригласил ее следовать за ним. Без слов она поднялась и пошла за ним по песку.

Недалеко от места их расположения находились невысокие скалы, гладкие и скользкие. Тео подал ей руку, помогая подняться на них. Взял за руку да так и не отпустил, пока они шли по камням. Каменная дорожка привела их к песчаниковому гроту, который, очевидно, сформировался за века приливов и отливов.

Они шли молча. Однако девушка никогда еще не ощущала такую близость с другим человеком. А когда он обнял ее и прижал к себе, она не сопротивлялась.

Целовать Тео – все равно что падать в море. Наконец он оторвался от нее и, прислонясь лбом к ее лбу, улыбнулся.

– Не хочу тебя отпускать, – прошептал он.

– Я рада.

– Ты не поняла.

– Да? – И она, подняв лицо, взглянула на него, ожидая объяснения.

– Я не отпущу тебя с Кальмоса, пока не буду уверен, что ты снова вернешься ко мне.

– Но я тут только на неделю…

– Я говорю не о неделях, Миранда.

– Тогда о чем? – Она затаила дыхание.

Сердце билось как птица в клетке. Сумасшествие какое-то. Неужто он хочет попросить ее остаться?

Взяв обе ее руки, он нежно поцеловал каждый пальчик, а потом – ладонь.

– Мы мало знаем друг друга. Но все равно я будто знал тебя всегда, Миранда. Я не хотел бы тебя потерять. И не потеряю тебя.

Кажется, он боролся с какими-то чувствами, она видела это по его глазам.

– Потерять меня, Тео? Но я пока что никуда не собираюсь…

– Я говорю – никогда.

– Никогда? – спросила она его удивленно.

– Ты выйдешь за меня, Миранда?

– Что? – выдохнула она неверяще.

– Я говорю: выйдешь ли ты за меня?

Покачав головой, она попыталась найти в себе ответ.

– Но мы едва знаем друг друга.

Это было все, что она могла сказать.

– У нас впереди еще вся жизнь для этого.

– Но мы только что познакомились. Не может быть, чтобы ты хотел жениться на мне!

Как ни странно, так оно и было. И, к сожалению, у него не было времени на долгое ухаживание.

– Я знаю, чего я хочу. Но хотел бы узнать, что думаешь об этом ты. Да или нет?

Он просил ее искренне. Так, словно от ее ответа зависит его жизнь. Неожиданно выражение его лица смягчилось. И только в глазах горел все тот же огонь. Неужели так бывает – бах, и любовь! Причем поразила обоих сразу.

Эта мысль вплыла в ее сердце радостью.

– Ну, если так… тогда да. Конечно, да.

– Правда? – И он подхватил обе ее руки и страстно прижал к губам. – Ты сделала меня самым счастливым человеком на свете, Миранда!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Миранда согласилась выйти за меня замуж.

Шесть слов, которые изменили ее жизнь с того момента, как они были произнесены. Шесть слов, которые обошли весь Кальмос как огненный ураган и витали над общественностью наподобие всеохватного тумана.

Миранда испытала настоящий шок, когда смотрела новости по местному телевидению. Она должна была знать. Должна была предвидеть, что подобные вещи просто так не делаются. Тут, на тихом и уютном островке, отрезанном от остального мира, где даже ее мобильный телефон отказывался работать, она решила выйти замуж. Ее родители, сестра-близнец Эмили – все, кто остался дома, – вот-вот услышат новости. А если они не смотрят телевизор, то наверняка не пропустят новость в газетах, ведь они читают газеты ежедневно. Новость наверняка обойдет весь мир. Не каждый день женится греческий миллионер, да еще с богатым наследством и из знатной семьи. Да еще на музыкантше Миранде Вестон. Девушка сгорала от нетерпения и страха.

Как просил Тео, она переехала в таверну, чтобы ее не доставали папарацци. Выносить их она не могла: эти журналисты ей надоели еще в прошлой жизни! Жутко, когда ситуация выходит из-под контроля. Временами ей казалось, что она совершила какую-то непростительную ошибку и уже не сможет ее исправить. Доверять мужчинам – этого никогда не было в ее жизни. Все кругом были обманщики. По крайней мере раньше.

Позвонить родителям было самое сложное. Они всегда были строги с ней; и даже сейчас отец стал выговаривать ей, что она отдалилась от семьи, стала совсем чужой и ее поведение никак нельзя предсказать. Мать была того же мнения. Она еще добавила, что ее дочь совсем сошла с ума.

Винить их она не могла. Еще бы! Их любимая дочь всегда останется любимой. А нелюбимая выходит за греческого богача. И все же настроение Миранды упало, когда она услышала строгий голос отца с нотками недовольства. Ведь всегда она была чутка к его критике, а его похвала заставляла забыть все на свете – так она ее ждала. Он никогда не хотел, чтобы его дочь стала скрипачкой. И никогда не ожидал, что она будет известна всему миру. Но она добилась этого. Он мог ею гордиться. А теперь она выходит замуж за греческого миллионера с известной фамилией. Разве не достижение на фоне остального?

Она уже представляла себе, как отец пытается урезонить мать. Наверняка та считает это предприятие безумным. Миранде хотелось снова броситься к телефону и сказать, что она изменила свое решение.

Разговор с сестрой еще больше усугубил ее плохое настроение. Потому что теперь пропасть между ними, и без того глубокая, стала еще глубже. Эмили до сих пор была обижена на Миранду после аварии, потому что та резко отдалилась от нее. Как ни пыталась Миранда добиться ее расположения, не смогла. До аварии они всегда всем делились, все обсуждали. Но не теперь.

А уж о разнице в социальном положении ее семьи и семьи Тео Савакиса и говорить не приходилось. Знатность его происхождения была очевидна каждому. О ней же мало кто знал. Но любовь не выбирает.

Странно ей было другое: почему возникла вся эта ситуация? Почему она сама согласилась выйти замуж за Тео Савакиса, человека, которого едва знала? Или это любовь?

Миранда подумала и решила, что теперь жизнь без Тео будет для нее совсем не та. Вот каким был ее ответ.

– Тео! – Она вошла в комнату с просветленным лицом. – Я всех обзвонила.

– И все обрадовались новости?

– Для большинства это был просто шок.

– Стоило ожидать, – кивнул он. – Агалия взволнована тоже. – Тео погладил ее по плечу. – Спирос сказал мне, что она уже планирует венчание.

– Планирует венчание?

После аварии девушка часто искала убежища в мире грез, где все было замечательно, и не могло случиться ничего драматического, и не было неопределенности. И вот это венчание должно состояться. Как сказочный сон.

– Ты выглядишь удивленной, – нахмурился Тео. – Ведь нет никакой причины для задержки, верно?

– Ну, я бы хотела, чтобы моя семья присутствовала.

Его лицо просветлело.

– И это все? Я привезу их на самолете.

На мгновение Миранда впала в панику. Это был мир, который она не понимала, мир, в котором все было возможно – для Тео.

– Да, конечно. Я и не подумала об этом.

– Не волнуйся, все устроится отлично. – Подойдя к ней, он встал на одно колено и перецеловал каждый ее палец больной руки один за другим. – Все будет в порядке.

Она попыталась улыбнуться. Ей отчаянно хотелось, чтобы все поскорее завершилось.

– И это не единственная часть тебя, которую я бы хотел исцелить, – сказал он, увидев выражение ее лица. – Вот здесь тоже. – И, слегка коснувшись ее груди в области сердца, он улыбнулся уверенно и царственно.

Миранда не могла не ответить ему на эту улыбку. Наверняка будет так, как он сказал.

* * *

Устраивать венчание в Греции было не так-то просто: требовалось много дополнительных процедур. Но не для Тео Савакиса. Здесь все спорилось гораздо быстрей. Миранда это вскоре поняла.

– Я не хочу тебя торопить, – сказал он.

Но именно так он и делал. Только вот зачем ему это надо? Но вспомнив, как рада была Агалия, девушка отбросила все сомнения.

– Агалия уже подготовила все для венчания здесь, на острове…

– На Кальмосе? Но я собирался отвезти тебя в Париж.

– Совершенно необязательно, Тео. – Она коснулась его руки, чтобы успокоить его, потому что он казался весьма расстроенным. – Агалия этого просто не выдержит.

Казалось, Тео пытался взять себя в руки и не спорить с ней. Он ведь привык все и всегда делать по-своему, но здесь это не работало. Она не собиралась всю свою замужнюю жизнь только и делать, что выполнять его приказы и распоряжения.

– Отлично, – вдруг согласился он, – если ты в этом уверена, если ты так хочешь. Надеюсь, что простое подвенечное платье будет тебе так же к лицу, как и самое роскошное от самого модного модельера…

Слова приятные, но только как он их сказал? Его тон не оставлял сомнений: он недоволен ее решением.

– Что ты хочешь сказать на самом деле, Тео? Злишься, что весь остальной мир увидит тебя с другой стороны? Греческий миллионер женится на скрипачке!

– Что? – уставился он на нее в удивлении. – Так вот как ты обо мне думаешь?

– Не знаю, Тео. Признаться, я совсем не знаю, что обо всем этом думать! Я извелась вся, гадая, почему надо жениться на мне в таком спешном порядке.

– Ты знаешь причину. Я люблю тебя. И просто не могу дольше ждать.

И все же это было не объяснение, не полное объяснение. Что-то за всем этим скрывалось. Почему такой мужчина, как Тео Савакис, женится на женщине, которую едва знает, и почему он так спешит? А она-то почему соглашается так просто? Может, потому что для нее это лучший способ сбежать от былого образа жизни? Сбежать с человеком, который мог обеспечить ее мирное существование, без кошмаров.

– Мне совершенно наплевать, как наша свадьба будет выглядеть в глазах остального мира, – настаивал он. – Что за мысли лезут тебе в голову? Ты бы уже должна меня знать.

– Нет, Тео. В том-то все и дело. Я тебя не знаю.

Он не возразил, как она того ожидала. Напротив, молчаливо согласился. Постепенно его лицо осветилось уверенностью и прежним юмором.

– Кажется, мы вернулись к исходной точке нашей беседы. – Он послал ей одну из своих самых обворожительных улыбок.

Да как только она могла злиться на Тео? Он так смотрит на нее… Кажется, это предсвадебное беспокойство, и все. Она глубоко вздохнула и закрыла глаза.

– Волнуешься насчет первой ночи? – пошутил он. Но, кажется, попал в точку: увидел, как кровь отхлынула от ее лица. Какая же она чувствительная.

– Да нет, конечно, нет…

– Что касается нашей первой ночи… – Господи, ее глаза снова расширились от волнения. Он взял ее за руку и уверил: – Я же люблю тебя, милая. Так о чем тебе волноваться?

Пусть желание буквально снедало его, но ведь он был цивилизованным человеком и вполне мог себя контролировать. От этого шага он многое получает. Поэтому должен быть крайне осторожным. Кроме того, он и правда хотел сделать Миранду счастливой. И сексуальные удовольствия были не на последнем месте.

– Так мне удалось тебя уверить? – Он долго смотрел на нее, чтобы удостовериться в ее искренности, а потом отвернулся, чтобы не смущать девушку слишком сильно. – Итак. Подвенечное платье и медовый месяц – все это подготовлено… – он поиграл ее пальцами.

– Медовый месяц?

– Ну, далеко ездить совсем не обязательно, конечно…

– Конечно, мы ведь и так уже на острове, – догадалась она, и на этот раз улыбка осветила ее глаза.

Она как ребенок, который хочет быть счастливым, но боится поверить в свое счастье, наконец дошло до него. Он сделает для нее все, что в его силах.

– На земле нет места прекрасней, чем Кальмос. – Он очень надеялся, что его глаза отразили всю любовь, которую он испытывал к этому острову и к Миранде, и надеялся, что уверит ее в этом. – Думаю, ты не будешь разочарована.

– Разочарована? Нет, конечно, нет. Кальмос – лучшее место для медового месяца и самое лучшее место для свадьбы.

Это высказывание немного успокоило его.

– Понимаю, Миранда. Нам многое еще предстоит пережить вместе, чтобы обрести друг друга. Знаю, выглядит немного странно, что я хочу жениться на женщине, с которой почти незнаком. Но дело в том, что Кальмос – мое самое любимое место на земле, и я бы хотел разделить его с тобой. – Он сунул руку в карман рубашки. – Это для тебя. Надень. Твой ли размер?

– Какая красота!

Она была в полном восхищении, и это тронуло его до глубины души. На мгновение она потеряла дар речи, когда увидела широкий ободок золотого кольца с бриллиантом.

– Тебе не обязательно дарить мне такие дорогие вещи.

– Но я хочу его тебе подарить. Это семейная реликвия. Или оно тебе не нравится?

– Конечно, нравится. Оно просто сказочное.

Миранда любила драгоценности, но все же внутренне немного сжалась. Не будет ли она женушкой-драгоценностью в коллекции бесценных вещей Тео?

На следующий день Тео убедил Миранду выйти с ним в море на его яхте. У него было дело, как он сказал, которое не требует отлагательства. Агалию тоже пригласили.

Утром Миранда была обеспокоена тем, что она подслушала разговор Тео по телефону. Он оставил ее одну и вышел, чтобы поговорить без свидетелей. Но что поделать: у нее слишком хороший слух, ведь она музыкант. Помнится, тетушка упрекала ее в том, что она всегда невольно подслушивала вещи, которые не предназначались для ее ушей.

Обсуждались их свадьба и дата свадьбы.

– Это можно изменить, если необходимо, – резко отвечал он.

Да с кем он говорил? И почему надо было менять день их свадьбы? Разве от этого что-нибудь зависело? Удивительно и другое: не в характере Тео подчиняться чьим-либо распоряжениям.

Он закончил разговор, и Миранда спросила, что случилось. Не успел он ответить, как его снова позвали к телефону. Конечно, девушка знала, что Тео весьма занятой человек, но никогда не думала, что это будет так обидно. Она набралась терпения и стала ждать, что произойдет дальше.

Он присел рядом с ней в кресло.

– Прости, что я на время оставил тебя.

Она ждала и не перебивала его. Так что же случилось? Он так и не рассказал. Скорее другое: он с детства жил на Кальмосе и сейчас хотел бы поехать в родное гнездо. Этот дом находился в самой отдаленной части острова. Девушка не знала, кто там жил сейчас и что это был за дом. Тео обошелся описательными прилагательными типа «большой». Но это ничего ей не говорило. Может быть, перед ним встал какой-нибудь вопрос о наследовании этого дома? Может быть, надо побыстрее жениться, а потом разбирать дела с наследством? Но холодок, который пробежал по ее спине, говорил ей, что все не так уж просто. Она поежилась.

– Ты замерзла?

– Нет… Я волнуюсь за тебя. У тебя такое лицо… Это все телефонный звонок? – предположила она.

– Это все дела. – Он равнодушно пожал плечами.

– Бизнес? – Она видела, как он напрягся. – Если это никак не связано с нашей свадьбой…

– С чего ты решила? – встрепенулся он.

– Да так, – она махнула рукой. – Просто предположение. Скажи, что любишь меня…

Наклонившись поближе к ней, он взял ее за руку и нежно поцеловал.

– Я люблю тебя… и поверить не могу, что должен еще уверять тебя в этом. Конечно, люблю. Я же обещал ухаживать за тобой всю оставшуюся жизнь, а, Миранда?

Однако почему-то после этих слов Миранда почувствовала себя неуютно. Но взяла себя в руки и улыбнулась.

Тео ненавидел себя за то, что ему приходилось обманывать ее. До сих пор он никому не лгал. Ему не надо было. А теперь вынужден был лгать. И кому? Миранде! Да, речь шла о бизнесе. Но это напрямую связано с их свадьбой. Что бы там ни было, он не может нарушить обещание, данное Димитрию. Он женится на ней, чтобы продолжить свой род, род Савакисов.


– Нет, Тео! Невозможно!

Миранда даже притворяться не стала, такой это был для нее шок.

Тео закрыл дверь таверны, чтобы никто не мог их подслушать.

– Знаю, это для тебя неожиданно. Но, милая, у тебя есть время подумать перед тем, как ты дашь окончательный ответ.

– Сколько? Пять минут?

Он наклонил голову и ничего не сказал.

– Пожениться завтра – об этом не может быть и речи. Я не знаю, как ты можешь просить меня об этом. Да что с тобой случилось? А моя семья? Ты забыл про мою семью? А как же тот прекрасный день, который мы планировали? Или ты стыдишься меня и поэтому так торопишься пожениться вдали от любопытных глаз?

– Стыжусь тебя? – выкрикнул он.

Да как она могла только подумать об этом!

Прислонившись к стойке, он встал так, чтобы смотреть ей прямо в глаза.

– Ты прекрасна, Миранда. Ты прекрасна, поверь. Я горжусь тобой. Я рад, что ты согласилась быть моей невестой. Это больше того, что я заслуживаю.

Ему было стыдно за себя. Он видел слезы Миранды. Как он мог лгать ей! Но ведь мог же! Он столько получает с этим браком, что и описать ей нельзя. Она просто не поймет и не поверит. А рассказать ей сейчас он не мог: ведь она сбежит и оставит его не только без гроша, но и самым несчастным человеком на свете.

– Слышишь меня? – повторил он мягче. На карту было поставлено слишком много. – А о своей семье не волнуйся. Я кое-что придумал, – взяв ее лицо в свои руки, он посмотрел ей в глаза. – Не проси меня больше ждать… – И, не дожидаясь ее отказа, он стал целовать ее.

– Ну ладно, какой у тебя план? – В ее глазах все же сквозило недоверие.

– Завтра у нас будет лишь официальная церемония венчания. А несколько дней спустя – уже для гостей и родственников. Я привезу твоих родных… Думаю, – им все здесь понравится.

– Мы должны быть уверены, что этот день удобен для всех.

Наконец-то. Он с облегчением вздохнул.

– Конечно. Я уверен, что дата будет подходящей для всех. Агалия уже начала приготовления к завтрашнему дню…

Девушка изумленно открыла рот.

– Что? Агалия уже все знает, а я – нет?

Ему придется выдерживать и этот натиск.

– Ну… мне пришлось ей сказать раньше. Иначе бы она ничего не успела.

Весьма неуклюжее извинение.

– Ну, Миранда, ты же знаешь, как сильно я хочу тебя. Не усложняй все.

Так. Ее взгляд не стал мягче. Напротив, она еще больше посуровела.

– Не понимаю, почему надо менять планы? И зачем нам вторая церемония? Почему бы просто не подождать мою семью и отметить все в один и тот же день?

Поднявшись, она подошла к окну и отвернулась от Тео.

– К чему весь этот допрос, Миранда? Разве и так не очевидно? Поверить не могу, что ты хочешь ускорить день свадьбы.

Его резкий тон слегка напугал будущую невесту, так что ей пришлось взять себя в руки, чтобы говорить спокойнее.

– Значит, ты предлагаешь пожениться завтра, с минимальным количеством свидетелей и гостей?

– Будут только Агалия и Спирос. Отлично, да? – Он улыбался, видя, что она уже готова согласиться.

Пусть Димитрий и поставил жестокие условия, но ему не перехитрить Тео.

Миранда покачала головой.

– Ты что-то скрываешь от меня, Тео.

– Ты хочешь назвать меня лжецом?

Пару минут она молчала.

– Ты говоришь, что любишь меня и хочешь жениться на мне по старинному традиционному обряду…

– Так и есть!

– Тогда зачем же ты так торопишь события на этом забытом Богом островке?

– Я люблю тебя и хочу, чтобы ты была со мной всегда, Миранда. Господи, я уже рассказал тебе все свои причины.

И тут наконец до него дошло. Точно. Ведь ее сестра-близнец вышла замуж за принца в Ферара.

– Не думай, я не пытаюсь от тебя что-то утаить. Я уверен, что, спроси ты своего шурина Алессандро, какую свадьбу он бы предпочел, он бы ответил, что такую как у нас. Без шумихи. Да он бы нам позавидовал.

Наконец она немного расслабилась. И правда, чего ей бояться? В чем он может ее обмануть? Ведь самое главное – он ее любит. А уж это она сердцем чует.

– Прости меня, Тео. Наверное, это все предсвадебная лихорадка.

Он тут же смягчился.

– Не извиняйся, милая. Я все понимаю. Это моя вина, я так нетерпелив.

Он поднял ее руки к губам и поцеловал.

– Так ты согласна на мой план?

Вскоре они оба окажутся в центре внимания прессы. Так что один день будничного спокойствия стоил целой кучи свадебных подарков.

– Да, – тихо ответила она.

– Ты сделала правильный выбор, – уверил он ее. Напряжение между ними ушло.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Миранда так сильно волновалась, что едва могла отвечать на вопросы Агалии. Было раннее утро, и она одевалась для венчания. Солнечный свет струился через окна ее спальни в таверне, освещая беленые стены.

Прекрасное белое платье было замечательным, вряд ли кто-нибудь сделал бы лучше в Париже. Шифоновые фестоны ниспадали и колыхались при малейшем движении. Казалось, она ступает в волнах моря. Дизайнер на удивление угадал ее вкус: ничего лишнего. Мечта, а не платье. Один только цвет мог свести с ума.

С самого начала Тео пытался шутить с ней: мол, если мужчина решил дожидаться девственницы, то он должен ждать ее вечность. Наверняка, как он предполагал, ее беспокойство по поводу первой ночи связано с тем, что она девственница. А он хотел убедить ее в том, что прошлое есть прошлое, а будущее она встретит рядом с ним. Так что не о чем особенно волноваться.

Со стороны это так просто. Но не для нее. Конечно, она не была девственницей, но в то же время не была и опытной. И хотя она хотела физической близости с Тео, ее воспоминания стояли на страже.

Хотела бы она знать больше, чтобы быть уверенной в себе. Она считала, что так сильнее понравится Тео. Как странно: она взрослая женщина и вот… почти ничего не знает о сексе и физической близости. Стыдно.

Наконец Агалия закончила прикалывать фату.

– Прекрасно. Вот мы и готовы, – сказала она с удовлетворением.

– Спасибо, – тихо проговорила Миранда.

– Неужели это слезы, Миранда? Но это же должен быть самый счастливый день в твоей жизни.

Возможно, и так. Никогда она не сможет быть такой совершенной женщиной, какую заслуживает Тео.

– Знаю, – проговорила Агалия, взяв девушку за руки. – Это слезы радости.

И слова старой женщины немного привели ее в чувство.

– Верно, Агалия, – согласилась Миранда в порыве благодарности. – Это уже музыка? Начинается? – спросила она в недоумении.

Агалия подошла к окну.

– Да, все в сборе!

Подойдя к Агалии, Миранда улыбнулась при виде собравшихся жителей деревни, которые приветствовали ее на берегу. Вот так небольшое венчание! Настроение немного улучшилось. Провести вечер с этими людьми, которых она уже успела полюбить, – это ли не счастье?

Двое пожилых музыкантов возглавляли процессию. Один из них играл на скрипке, а другой на старинном инструменте, в котором Миранда узнала арабскую лютню. Но в следующий же момент она нахмурилась.

– Они уйдут без меня?

– Нет. Конечно же, нет, – уверила ее Агалия. – Они пришли забрать Тео с яхты, а потом вернутся за тобой.

– И много времени это займет?

Агалия рассмеялась.

– Кажется, ты ждешь со страхом, когда сюда нагрянет Тео.

Агалия и не знала, как была близка к истине. Еще бы! Она выходила замуж почти вслепую. Единственное, что ее успокаивало, это присутствие рядом таких людей, как Агалия и Спирос.

– Не боюсь я его.

– Тогда что же? – мягко допытывалась Агалия.

– Я немного взволнована тем, что мы с ним слишком мало знаем друг друга.

– Послушай меня, детка, – и Агалия повернула Миранду к себе лицом. – Тео – надежный мужчина. Я знаю его всю свою жизнь, и ты – самая подходящая женщина для него. Ты думаешь, что Тео глупец, если выбрал тебя для женитьбы? – Ее глаза заблестели. – Думаешь, он выбрал тебя случайно? В этой семье ничего случайного не бывает. Тео не стал бы жениться на тебе, если бы у него не было основательной для того причины. И эта причина – он любит тебя, Миранда.

– Надеюсь, ты права.

– Конечно, права. Я сегодня буду вместо твоей матери и скажу тебе то же самое, что сказала бы она: все невесты волнуются в день свадьбы и плачут. Но у тебя нет причины для волнений, потому что ты выходишь замуж за отличного парня, который будет заботиться о тебе всю жизнь.

Миранда отвернулась, не желая выдавать свои сомнения Агалии.

– Может, настало время надеть венец?

– Да, настало. Как насчет босоножек? – напомнила ей Агалия.

Миранда сунула в них ноги.

Когда все было готово, девушка взглянула на свое отражение в зеркале. Агалия сделала ей великолепную фату и венец. Волосы девушки ниспадали до самой талии и блестели под солнечным светом словно шелк. Белое платье и украшение из цветов были отличным дополнением. Она выглядела невероятно нежной и юной.

– Миранда, мы должны поторопиться.

Агалия вывела ее из транса. Кажется, она стала слишком впечатлительной. Надо от этого избавляться – ведь если искать драмы, можно всегда найти ее.

– Я их слышу, они идут! – воскликнула Агалия.

Миранда подошла к женщине и обняла ее.

– Спасибо за все, что ты для меня сделала. Это наверняка будет самый торжественный свадебный день.

– Это для тебя, Миранда.

Кажется, она вся дрожит. Поднять глаза на Тео было очень сложно.

– Возьми же эти цветы, – предложил он более настойчиво.

Все молчали, ожидая продолжения сцены.

– Тео, – слетело с ее губ.

Его взгляд был таким пронзительным! Слава богу, вуаль скрывает ее собственные чувства!

– Ты готова? – торжественно спросил он.

Люди пытались получше рассмотреть невесту.

Одеты все были довольно буднично. Даже Тео надел традиционную одежду, а не официальный костюм. Миранда была удивлена этим, но подумала, что белая хлопковая рубашка ему необычайно идет. Он выглядел просто сногсшибательно.

– Миранда?

Терпение Тео было на исходе, да и терпение гостей – тоже. Она махнула рукой, шагнула вперед и была тронута тем, как бурно все ее приветствовали. Волна радостных криков вылилась на нее, когда она вышла на залитую солнечным светом улицу и встала рядом с Тео.

Простая венчальная церемония до слез тронула Миранду. Но когда они оказались в таверне, она обнаружила, что бизнес, которым занимался Тео, не дает ему покоя даже в свадебный день. Он уже разговаривал по телефону.

Пришлось без него сесть во главе стола и вести оживленный разговор с гостями. Но время шло, и ее терпение было на исходе. Гнев нарастал. Неужели даже в день свадьбы Тео не может отложить свои дела? В конце концов, это всего лишь один день.

Она могла наблюдать за ним. Он торопливо говорил по телефону, крепко сжимая трубку. Наверняка случилось что-то серьезное, если его вызвали прямо из-за свадебного стола. Она должна быть терпеливой и готовой поддерживать его, если ему встретятся трудности. Он же предупреждал ее об этом.

Вскоре солнце стало клониться к закату. А люди все больше хотели есть. Собравшись вокруг барбекю, они бросали нетерпеливые взгляды на стол, который был устрашающе пуст. И Агалия тоже волновалась – уж не испортится ли еда…

Тут взгляд Миранды упал на массивное золотое обручальное кольцо, которое она машинально крутила вокруг пальца. Искусная ювелирная работа, очень дорогая. Бриллианты словно подмигивали ей. Помнится, когда они обсуждали это кольцо, Тео спросил ее, чего она ожидает от брака с отпрыском семьи, корни которой уходят под самый Олимп. Они оба рассмеялись удачной шутке, но теперь ей было не очень-то смешно. Теперь она предвидела, что значит быть замужем за таким человеком, как Тео. Может быть, он считает, что она должна вечно ждать его, как какая-нибудь мифическая Пенелопа? Если у него проблема, то почему он не хочет ее в эту проблему посвятить? Поделиться с ней? Почему он звонит втайне от нее?

Вот гости стали выражать свое беспокойство более открыто. До нее донесся гул недовольных голосов. На нее поглядывали странными взглядами. Она просто не могла спокойно сидеть и ничего не делать. Поднявшись с места, она подобрала подол платья и ступила в сторону зала, где расхаживал Тео.

– Тео…

Он поднял руку, чтобы успокоить ее.

– Через минуту я вернусь. Подожди меня снаружи, пожалуйста, если не возражаешь.

Его тон сразил ее наповал. Теперь она была его женой. А он приказывал ей как какой-нибудь служанке.

– Но я возражаю. – Миранда понизила голос и закрыла за собой дверь. – Наши гости ждут нас. Я не могу просто так оставить их.

Он бросил на нее свирепый взгляд, потом неожиданно, к ее великому облегчению, облако гнева рассеялось.

– Ты права, я прошу у тебя прощения, – сказал он, прикрыв трубку ладонью. – Этот звонок не должен был занять у меня столько времени. Пожалуйста, прости меня, мое сокровище. Я буду через минуту.

– Я подожду тебя здесь, пока ты закончишь.

Коротко кивнув, он выпалил пару гневных фраз на греческом и выключил телефон.

– Это было так важно? – спросила Миранда, обуздав свой гнев. Напряженное лицо Тео заставило ее о многом задуматься. – У тебя проблема? Я могу чем-то помочь?

Подойдя к ней, Тео провел пальцем по ее подбородку.

– Ты такая нежная, такая хорошенькая, и ты уже помогаешь мне тем, что находишься рядом.

– Не хочешь рассказать мне?

Тео ответил на ее вопрос поцелуем.

– Я должна беспокоиться?

– Нет, моя дорогая, тебе совершенно не о чем волноваться. Это всего лишь бизнес, Миранда.

– Бизнес? Ты уверен, что это касается только дел?

Он отошел от нее.

– Не пытай меня, Миранда.

– Тогда, пожалуйста, веди себя примерно с гостями, как подобает хозяину вечеринки.

– Агалия и Спирос позаботятся о гостях… Проследив за его взглядом, девушка увидела, что он в целом прав.

– И все же это не является извинением для тебя, Тео.

– Миранда! – воскликнул он так, что она даже вздрогнула. – Ты должна помнить, что отныне ты моя жена, а я твой муж. Ты должна научиться соответствовать этой своей роли.

– И какую часть времени ты выделил мне в день в своем дневнике расписаний? Знаешь, Тео, наш брак – это всего лишь клочок бумаги, я всегда могу уйти!

На мгновение он замер, а потом схватил ее и прижал к себе.

– Я никогда не видел тебя такой разгневанной, Миранда… и кажется, мне это нравится.

Она попыталась высвободиться из его объятий, но это было не так-то легко. Он склонился над ней и поцеловал ее.

– Пропади пропадом эта вечеринка! – выдохнул он, когда поцелуй прервался. – Как я хочу остаться с тобой наедине! Наш брак – это не всего лишь клочок бумаги, да будет тебе известно…

– Тогда зачем чего-то ждать?

Между ними повисла тишина. Оба обдумывали сказанное. Передними была еще целая ночь на яхте Тео, чего так боялась Миранда.

– Хочешь, чтобы я снова поцеловал тебя?

– Да, очень хотела бы… для начала, – она выдержала его напористый взгляд.

– Но ведь не здесь? – он нахмурился. – Разве ты уже забыла о наших гостях?

– Ну, теперь они, кажется, заняты обедом. А потом будут танцевать…

Выглянув в окно, он увидел, что она права. Никому не было до них дела.

Появилась слабая надежда на побег. Каждый изгиб ее тела молил о ласках и нежности. Он не мог противиться этому соблазну. Такое впечатление, что эта женщина обещает ему еще очень многое…

Нежно взяв ее лицо в свои руки, он коснулся губами ее губ и вдохнул ее вздох. Девушка была готова к ласкам. Эта красавица – его жена. До конца дней…

Но разве он этого хотел – взять ее здесь, в задней комнате таверны?

– Нет, Миранда. Это неправильно, – он разомкнул свои руки.

– Ты меня не хочешь?

Он улыбнулся и прошептал:

– Конечно, хочу. Но заниматься любовью здесь? Нет, я хочу, чтобы наш первый раз ты запомнила надолго. А стол в простой таверне – не самое лучшее место. Если у тебя есть немного терпения, я отведу тебя куда надо.

Возможно, любая женщина на ее месте согласилась бы ждать вечность такого мужчину, как Тео. Но не Миранда, которая сгорала от страсти. Это было настоящей мукой.

– А теперь пора присоединиться к нашим драгоценным гостям, – сказал Тео, запечатлев на ее лбу невинный поцелуй.

Все было хорошо. Но Миранде не давал покоя этот странный тревожный деловой звонок…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Наконец-то вечеринка подошла к концу. Молодожены сошли по лесенке таверны и направились к берегу. Два музыканта пошли за ними, прихватив свои инструменты. За ними потянулись чередой остальные гости.

Тео возглавлял процессию. За ним шли, напевая и танцуя, остальные. Луна светила огромным оранжевым пятном в небе, усеянном яркими звездами. Вскоре веселье стало затихать где-то позади. Может быть, так было задумано заранее. Один только Тео не сбавлял шаг.

Расстояние между таверной и пристанью сокращалось слишком быстро, и вскоре огромная, угрожающих размеров тень яхты громадой предстала перед ними. Девушка чувствовала, как сердце в груди отбивает ритм страсти. Наверняка то же самое чувствовал и Тео. Именно так она это себе и представляла: начало ее новой жизни с мужчиной, которого она любила. Однако она очень боялась, что может потерять его в их первую брачную ночь. Причем теперь-то она поняла: не секса она боялась. Тут было что-то еще. Она не могла избавиться, как от наваждения, от мысли, что все складывается как-то слишком хорошо.

Тео перенес девушку на мостик так нежно, словно бы она была драгоценной фарфоровой статуэткой. Или его лучшим вложением в дело.

Миранде пришлось отбросить сладостные видения, которые все больше одолевали ее.

Гости, которые к тому времени подошли к пристани, махали им руками. Обняв за талию, Тео притянул ее к себе. Миранда помахала гостям на прощание.

Взяв у одного из членов команды пару вельветовых мешочков, он передал один из них жене.

– И что мне с ним делать? – улыбнулась она.

– Это еще одна наша традиция, – сказал Тео, – надеюсь, что она тебе понравится.

Заглянув в мешочек, она увидела в нем засахаренные миндальные орехи.

– Надо все это съесть?

Он рассмеялся.

– Нет. Их надо кидать. Вот так, – и он стал бросать орехи в толпу.

Все зааплодировали.

Когда мешочки были пусты и все пожелания сказаны, Тео проводил ее в шикарное местечко, отведенное специально для них. Оно было отгорожено от ветра плотными занавесками. Здесь было столько свечей, что ночная тьма отступила. Рядом играла группа музыкантов.

Они сидели за столиком, накрытом на двоих, а потом танцевали под ритмы Южной Америки под темным-темным небом с яркими-яркими звездами. Зажигательные ритмы бередили чувства Миранды и растопили окончательно последние волнения и страхи. Она была не права: зачем лишний раз искать проблемы? Кто живет полной жизнью, того проблемы найдут сами. А пока что она нашла мужчину своей мечты.

Словно бы увидев следы тревоги на ее челе, муж успокаивающе поцеловал ее в лоб. Но этот, казалось бы, невинный поцелуй зажег в ней такую страсть, что теперь каждый взгляд Тео, брошенный на нее невзначай, заставлял ее сердце трепетать.

– Ты истомилась? – прошептал он.

Выражение его глаз взбудоражило девушку окончательно.

– Да, конечно…

– Тогда не начать ли нам?..

Миранда не удивилась, когда Тео повел ее в уютную каюту.

Она была погружена в полумрак. Пахло сандаловым деревом. На вымытом до блеска полу был постелен пушистый ковер, а простыни на массивной круглой кровати были из черного сатина. Этот номер напомнил ей номера люкс из кинофильмов. Миранда мечтательно прикрыла глаза. Тео тихо затворил за ними дверь.

Прислонившись к дубовой двери, он посмотрел на женщину.

– Добро пожаловать в мой мир, Миранда.

Его лицо отражало смесь чувств. Нежность, страсть и даже нечто, близкое к триумфу. Он поцеловал ее так, словно дотронулся до самой души. Его ладони были теплыми и твердыми, когда спускались по ее рукам. Она не была готова к его смелым действиям и тревожно отпрянула. Ах да. Ее руки. Неужели можно забыть о ее шрамах? Думал ли он о них, когда так ласкал ее? Или ему было все равно? Или он только притворялся, что все равно? Она никогда раньше не задумывалась об этом. Девушка задержала дыхание и опустила голову.

– Следующие две недели будут очень тяжелыми, для меня в плане бизнеса, Миранда. Но когда все немного поутихнет, я хочу, чтобы ты пошла к моему доктору, он осмотрит тебя.

Только она хотела запротестовать, как он прижал палец к ее губам.

– Ты считаешь, что исцеление невозможно. Думаешь, что никто не может тебе помочь. Это не так. Для меня слово «невозможно» просто не существует.

Голос Тео был низким, но твердым. Очевидно, сейчас в нем говорил бизнесмен.

– Ты только время потеряешь, – она старалась выдержать его взгляд.

Не опуская глаза, он поднял руку к ее губам.

– И не говори, что за это не стоит бороться.

Ей пришлось отвести взгляд. Этой борьбе она боялась заглянуть в лицо.

– Мне жаль, если я тебя расстроил, но… – он снова посмотрел ей в глаза. – Ты можешь этого не знать, но твое счастье зависит от твоей руки. И я хочу, чтобы ты была счастлива, так что мы вылечим твою руку.

Именно поэтому Тео так удачлив в бизнесе, поняла Миранда. Твердость характера и решимость доводить начатое до конца. Оставалось надеяться, что эта черта не перерастет в тотальный контроль над другими. Иначе с ним станет невозможно общаться.

– Почему же ты дрожишь? Тебе больше не надо ничего бояться, Миранда. Ты теперь принадлежишь семье Савакис.

И вот снова эта гордость. Снова эта абсолютная уверенность. Ей невозможно сопротивляться.

И когда он стал расшнуровывать ее платье, она не могла не подчиниться его смелым действиям.

– Ты хочешь меня, Миранда? – спросил он мягко.

– Ты же знаешь, что да…

Да. И действительно: она доверяла ему безгранично. Свадебное платье соскользнуло с ее плеч. Упало водопадом на пол, и она вышла из него обнаженной. Ее кожа светилась оранжевым светом, отраженным от светильников.

Не отрываясь она смотрела на него, потом начала расстегивать пуговицы на его рубашке. Руки предательски дрожали. Это было своего рода мучение, но вместо того чтобы помочь, Тео молча наблюдал за ней.

Совершив свое дело до конца, девушка замерла при виде полуобнаженного мужчины. Его теплый запах был мощным афродизиаком, который заставлял ее таять и растворяться в нем.

Его руки стали путешествовать по ее спине, и у нее вырвался вздох от невиданного прежде чувства блаженства. Он опустил тончайшую ткань лифа и ее возбуждение стало слишком очевидным для обоих. Ее груди казались гораздо полнее, а два розовых бутона горели, привлекая к себе внимание мужчины. Он не упустил случая поиграть с ними…

– Пожалуйста, не мучай меня, – взмолилась она.

– Я прекращу, если тебе это не нравится.

– Нет… – ее грудь уперлась в него.

Это прикосновение заставило обоих на мгновение забыть обо всем на свете.

– Еще? – спросил он мягко, убирая ненужную одежду.

– Да… о да…

Взяв в руки ее полные груди, он осторожно и бережно начал массировать их, большим пальцем растирая затвердевшие соски. Волны удовольствия струились сквозь нее, обливая радостью и негой. Когда он остановился, девушка застонала от разочарования.

– Расскажи мне, что ты хочешь, Миранда.

Она не могла поверить, что Тео спрашивал ее об этом. Она никогда даже в мечтах не представляла, что может быть такое блаженство.

– Расскажи мне точно, что ты хочешь, чтобы я для тебя сделал, Миранда. Или мне остановиться?

– Ласкай меня, Тео, ласкай…

– Вот так?

Она воскликнула от удовольствия, когда он сильней стал массировать грудь.

– Или так?

Девушка прикрыла глаза, когда он достиг заветной точки источника наслаждения.

– Ты готова уже?

Он гладил ее и гладил, бережно и настойчиво. И все время смотрел в ее темные от страсти глаза, глаза, полные обещания.

– Да… – Она посмотрела на него, молча моля о пощаде.

Неожиданно для нее он вдруг встал на колени, одновременно опуская вниз ее тонкое нижнее белье, и коснулся губами жаркого живота. Миранда и не мечтала когда-либо испытать такое удовольствие. Она думала, такое бывает только с кем-то другим, но не может произойти с ней.

Каждое движение Тео было исполнено опыта и смелости, дерзости, было таким просящим, а ее тело дрожало от волнения и нетерпения. Она бы стекла на пол, если бы сильные руки не поддерживали ее.

Выдохнув, она положила руки ему на плечи, откинула голову назад и попросила:

– Отнеси меня в постель, Тео… Возьми меня сейчас.

Впервые в своей жизни она познала силу сексуального влечения к мужчине. Тео отнес ее на кровать и опустил на сатиновые простыни. Она была готова к любви.

Любопытный образ возник в сознании Тео: девушка была похожа на бутон розы, который раскрылся специально для него. Нет, не девушка – женщина. Теперь женщина. Димитрий был неправ. Жизнь не имела ни значения, ни цели, если в ней не было кого-то, о ком можно было заботиться, кого-то, кого можно было любить. Перед ними раскрылось светлое будущее, полное радости и счастья. Миранда научит его, как это – заботиться о другом, а он будет защищать свою жену до конца дней своих.

Сбросив одежду на пол, он услышал тихий вздох, слетевший с губ его жены. Повернувшись, он удостоверился, что она не видит его всего. Ему не хотелось бы напугать ее. Желание защищать ее от всех волнений возрастало в нем с каждой минутой. Неважно, что заготовила для них жизнь, у него есть достаточно силы сделать ее счастливой.

Скользнув к ней, он накрылся сатиновой простыней, одновременно убирая с ее лба прядь волос.

– Ты мне доверяешь, Миранда?

– Я доверяю тебе полностью…

Это все, что ему надо было услышать. Он расслабился и вытянулся рядом с ней. Ее дыхание было сбивчивым и встревоженным, а глаза потемнели. Сбросив с нее простыню, он провел рукой по всему ее телу – хотел удостовериться, насколько она возбуждена и готова к физической близости. Влажные губы, твердые соски, но самое главное – полуразведенные бедра, которые невольно выдали ее желание.

Проводя пальцами по ее горячему телу, он испытывал не меньшее наслаждение, чем она. Но девушка была не такой опытной, как он, и ее глаза горели нетерпением, когда он снова начал ласкать ее груди.

– Перестань меня дразнить, Тео.

– Мне казалось, тебе это понравилось. – Он притворился удивленным, но видел, как она замирает от удовольствия каждый раз, когда он сжимает ее грудь.

– Тео, прошу тебя! Я больше не могу ждать!

Улегшись на нее, он раздвинул ее бедра пошире и был удивлен – она сама помогала ему в этом. Он снова стал ласкать ее самые интимные места, а потом не сумел сдержаться и поцеловал ее в губы, почти теряя контроль над страстью. Он готовил ее к тому, что сам до безумия хотел совершить над ней. Поцелуй показал, насколько же она еще была неопытна… Но вот она вдруг выгнулась под ним, их тела оказались прижаты вплотную друг к другу, и Тео понял, что он пропал.

Держа ее крепко в своих объятиях, он сделал одно легкое движение над ней. Она ответила ему так, как он рассчитывал, – подняла бедра, сопровождая свое движение простым словом «да».

Тогда он совершил еще одно движение, и на этот раз она поймала его в себя. Ее глаза были полуприкрыты от удовольствия.

– Да, – выдохнула она снова, задвигав бедрами в желании поглотить его глубже.

Ему пришлось немного посопротивляться ей. Он же был намного опытней, поэтому искал подходящий момент, который еще не настал. А потом она закрыла глаза, полностью расслабилась в его руках и доверилась его мудрому руководству.

Кажется, он недооценил свою женушку. Ожидая от нее скромной реакции, он был удивлен невообразимой страстностью и чувственностью Миранды.

Его жена была превосходна. Прекрасна. И ничто не могло помешать их счастью.


– Тео?

Медленно просыпаясь, Миранда осознала, что уже утро, а в постели она одна. Свесив ноги с кровати, она решила поискать своего мужа. Но их каюта была пуста. В ванной не было и намека на его присутствие.

И помимо всего прочего, они были в море. Но ведь Тео обещал ей, что они будут проводить медовый месяц на Кальмосе, разве не так?

После душа она набросила на себя один из халатов, висевших в ванной. Венчальное платье до сих пор валялось на полу подле кровати.

Подняв, она повесила его в шкаф, вспоминая и улыбаясь вчерашним событиям.

И кто бы мог подумать, что у нее такой аппетит? Тео разбудил в ней целый вулкан страсти. Ее напряжение растаяло само собой.

Найдя подходящие по размеру тапочки, она быстро выскочила из каюты, не дождавшись, пока высохнут волосы.

Тео сидел за столиком, где вчера вечером их ожидал превосходный ужин при свечах. И ждал, как оказалось, напрасно. Вся романтическая обстановка теперь поменялась – не было ни свечей, ни пышных занавесок. Теперь этот стол напоминал обычное рабочее место. Тео сидел за ним с чашкой кофе в одной руке и просматривал доклад. Он был буквально окружен документами, а рядом с ним лежал мобильный телефон. Миранда поморщилась.

Он был так занят, что заметил ее, лишь когда она подошла к нему совсем близко.

– Доброе утро, – бодро сказала она, положив ему руки на плечи и целуя его в шею. – Почему ты не разбудил меня?

Он поднял руку, приказывая ей помолчать.

– Прости, я должен это дочитать.

Улыбка замерла на губах Миранды, и она отпрянула от него, словно от змеи. По спине пробежал нехороший холодок.

– Ты уже позавтракала? – спросил он, на миг улыбнувшись ей.

Было вполне допустимо, если бы он так общался с членами своей наемной команды, но чтобы с ней… Она посмотрела кругом. Рядом никого не было. Значит, он обращался к ней.

– Ты не хочешь позавтракать? – повторил он с еще большим нетерпением, не поднимая головы от документов, которые он изучал.

– Да, спасибо. Было бы неплохо, – односложно ответила она, потому что обида сдавила ее горло.

Ни слова, ни взгляда нежности от него. После такой ночи! Разве не обидно?

– Я как раз попросил накрыть для тебя столик, когда ты проснешься, – сказал он, словно бы извиняясь.

Ее столик располагался в отдалении от его рабочего столика. Возможно, так будет всегда? Она не могла этого предположить. Ведь она не знала его… А Тео явно не знает ее тоже. Ничего, в скором времени он с ней познакомится.

Она не даст себя обмануть. Взяла и подвинула столик поближе к нему. Налила апельсиновый сок и попросила стюарда:

– Не принесете ли мне вон тот стул?

– Конечно, мадам.

– Прошу прощения за неподобающий для завтрака наряд, – она старалась быть холодной как айсберг, – у меня с собой нет другой одежды, как ты знаешь. Если бы ты предупредил меня, я бы взяла с собой чемодан. Неизвестно, сколько это путешествие еще продлится…

Ответа не было.

– Я не знала, что мы выйдем в море. Предполагалось, что медовый месяц мы проведем на Кальмосе.

И снова молчание.

Она ждала, пока стюард исчезнет с горизонта.

– Тео, что-нибудь случилось?

– Ничего, совершенно ничего. Просто я должен дочитать это.

– В утро после нашей свадьбы?

– Это не может ждать. Мне жаль.

– Я боюсь, что тебе придется, – взяв документ из его рук, она отложила его в сторону. – У меня нет с собой одежды. А я не знаю, сколько продлится это путешествие. Все, что тебе нужно, – всего лишь уделить мне пару минут.

– Ты должна понять, что ты замужем не за мальчиком-прислугой, Миранда. Я веду очень сложный бизнес и должен контролировать дела каждый день, чтобы видеть, откуда ветер дует…

– Я тебе могу сказать точно, куда дует ветер в нашей семейной жизни, Тео! – она поднялась. – Если ты не уделишь мне пару минут, то считай, ты больше не женат.

– Не разговаривай со мной в таком тоне!

Наконец-то ей это удалось: он обратил на нее все свое внимание.

– Если ты думаешь, что я буду сидеть как клуша и ожидать от своего муженька, когда же он уделит мне внимание между встречами, то ты ошибаешься. Ты обещал уделять мне время. Ты сказал, что теперь весь мир у наших ног. Как это может быть, если ты не можешь найти для меня даже пары минут?

Он потянулся к ней и хотел взять за руку, но она отпрянула.

– Подумай об этом, Тео. Я не шучу. Либо я, либо бизнес. И то и другое одновременно – не получится.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Миранда вернулась в каюту. Ее трясло от гнева и надежды, что Тео тут же ринется за ней. Нет. Ничего подобного.

Так что же – сказка закончена? Кажется, да. И самое главное – совершенно некуда сбежать, они в открытом море. Здорово придумано, мистер миллионер.

Да и куда она пошла бы – без денег, без одежды и даже без сотового телефона? У нее оставался лишь один выход: пойти на палубу и объясниться с мужем.

– Господин Савакис ожидает вас в своем кабинете, – сообщил ей стюард, когда она увидела пустующий столик на палубе.

– Вижу. – Так вот, что она для него значит – ничего!

Подвязав халат потуже, она постучалась в дверь кабинета, открыла ее и шагнула без приглашения.

– Да, заходи, Миранда.

Проигнорировав его иронию, она закрыла за собой дверь.

– Уделишь мне пару минут?

Он сидел за огромным массивным столом, который, как поняла Миранда, прекрасно символизировал барьер между ними. Шторы были задернуты, и его лицо скрывала тень.

– Не присядешь? – предложил он, включая настольную лампу.

– Ничего, я постою. Может, поднять шторы?

– Как хочешь.

Она не только подняла шторы, но еще и открыла окна. Морской ветерок свежестью ворвался в каюту.

– Я просила тебя подумать насчет нашего замужества, Тео. Будь добр, дай мне ответ на мой вопрос.

– Я пока не решил, как достичь настоящей гармонии в моей семейной жизни.

– Не решил? – ее тон был полон скептицизма. – Не в твоем духе, Тео.

– Я только одно могу сказать – уверить тебя в том, что люблю тебя. Но еще… еще я веду сложный бизнес, ты это тоже должна иметь в виду. Я не могу его оставить даже на время медового месяца.

– Тогда ты должен был меня предупредить об этом!

Господи, как же она его любила, до боли! А он… как он мог так обращаться с ней? Ее надежды на счастливую жизнь готовы были рухнуть от одного неверного шага или слова.

– У нас с тобой наступило время испытания и проверки друг друга, – сказал он. – Так всегда бывает.

– Проверки? – гневно сказала она, наступая на него. – Это точно. Я уже проверила тебя. Сегодня утром. После такой страстной ночи как ты себя ведешь сегодня утром? Ты должен немедленно расставить приоритеты, Тео. А то останешься один.

А Тео в данный момент именно этим и занимался. Именно поэтому он проснулся сегодня ни свет ни заря, и вот почему она нашла его в мрачном расположении духа. Ему пришлось игнорировать ее возмущенные вопли, потому что она как раз дала ему понять, что в жизни важно. Он любил ее, правда, любил.

Полюбил как раз тогда, когда считал, что неспособен на чувства.

– Но, Миранда, я же люблю тебя…

– Это что-то меняет? Мне нужно твое присутствие рядом.

– Для меня это необычно. – Он так много хотел ей сказать… но держал себя в руках. – Пожалуйста, поверь мне – если бы не некоторые обстоятельства, я бы не оставил тебя ни на минуту.

– В таком случае расскажи, что у тебя за проблемы! Я тоже хочу знать! Я даже хочу тебе помочь, Тео… Но ты же мне ничего не рассказываешь…

Ведь не мог же он, в самом деле, рассказать ей про условие Димитрия и про его решение разрушить прежнюю враждуй пойти на перемирие и показать ему свою жену. Доказать ему, что женился на ней не в надежде продолжить род Савакисов, не в надежде на наследство, а просто потому что полюбил.

Никогда Тео до сих пор не любил, поэтому не знал, как это может на него повлиять. Пусть Димитрий говорит, что пожелает, – Миранда подходила ему больше всего. С ее желанием начать новую жизнь, построить заново и утвердиться в ней. Димитрий наверняка не встречал такого в женщинах.

Самое худшее в положении Тео заключалось в том, что он был вынужден до времени обманывать свою жену. Он понимал, что очень рискует ее потерять. И вот уже первые признаки беды были перед ним.

– Значит, ты так ничего и не расскажешь?

Ее голос выдал безмерную грусть. Она покачала головой.

– Если ты не можешь разделить со мной свою жизнь, Тео, ничего у нас не получится. Молчание убивает меня.

– Нет, Миранда!

– Или ты уже жалеешь о нашем браке?

– Не говори так, милая.

– Тогда почему ты не доверяешь мне?

– Потому что это секретная информация.

– Секретная? – В ее глазах было столько боли и недоверия… – Сказал бы мне раньше!

Он словно бы впитывал в себя все ее чувства. В горле стоял ком.

– О, Тео, – она коснулась его щеки. – Мы оба должны быть осторожны сейчас. Простишь ли ты меня?

Взяв ее руку, он прижал ее к губам.

– Так ты передумала уходить от меня?

– А ты как думаешь?

– Теперь моя очередь просить у тебя прощения. Я слишком долго был один. Разучился общаться, жить вместе с другим человеком, тем более с женщиной. Вести бизнес – это одно. Иметь семью – другое.

– Тогда оставь все это на время, присоединяйся ко мне, – предложила она.

Он посмотрел на свой стол, заваленный бумагой.

– Ты для меня важнее, чем любая сделка.

– Ловлю тебя на слове, Тео, – она погрозила пальцем. – Наш брак – это просто сказка. Я бы не хотела в нем разочаровываться.

– Договорились, – и он с нежностью поцеловал ее руку, там, где были шрамы. – Только ты ошиблась кое в чем…

Тут на его губах мелькнула лукавая улыбка. Миранда испуганно уставилась на него.

– У тебя здесь полно одежды. Пойдем, я тебя отведу.

Когда она увидела шкаф с женской одеждой, удивлению и радости ее не было предела. Все по последней моде и от самых лучших модельеров.

– Ты настоящее сокровище, Тео.

– Да, – у меня еще много для тебя сюрпризов, дорогая, – и он подмигнул ей.

Воссоединение было не менее бурным, чем первая брачная ночь. Сбросив с жены покров страха перед близостью, Тео раскрыл в ней многие таланты, о которых она и сама не подозревала.

Когда безумие обоих поутихло, почти опустошив их, они решили отдохнуть. Их брак был спасен, любовь мирно горела в сердцах обоих, как путеводный огонек. Это было больше, чем то, на что Миранда рассчитывала, когда согласилась быть его женой. Тео стал для нее воздухом, без которого она не могла жить. Той силой, которая постоянно обращала ее к жизни. Он стал для нее всем.

* * *

– Что такое? – Миранда уставилась на документы, которые Тео положил перед собой на стол в кабинете.

– Я тут составил контракт, боюсь, он долгосрочный, но я надеюсь, что там есть кое-что выгодное и соблазнительное для тебя.

– Не надо меня больше соблазнять, – уверила она его.

– Ну, это важно для меня. Вдруг в один день ты соберешь вещи и сбежишь? Рискованно? То-то же. А подпишешь – у меня будет некая гарантия счастья… – робко улыбнулся он.

Такой улыбки она у него еще не видела.

Теперь очень трудно было ему отказывать. Однако из прежнего опыта она уяснила: ничего не подписывать, не проверив тщательно условия. Пусть Тео пуд соли съел на деловых сделках, но и она была не лыком шита.

Волнуясь и сомневаясь, она кусала себе губы. Глаза Тео были полуприкрыты. Выражение точь-в-точь такое, как когда они занимались сексом.

– Для начала я должна прочитать его.

– Конечно, – он подвинул ей документ.

Она просмотрела его.

– Что обозначает – общая сумма? – она указала на соответствующий параграф.

Кратко взглянув на пункт, он посмотрел на нее.

– Это твой ежемесячный доход, – он сделал ударение на слове «ежемесячный».

– Ну… это… – Она хотела было сказать «смешно», потому что сумма была слишком невероятной, однако вспомнила мир, в котором вращался Тео, и исправилась: – Разумно.

– Я рад, что ты так думаешь. Итак, подпишешь? – Он протянул ей ручку.

– Я еще не дочитала.

В это время ее мозг просчитывал все возможности, касающиеся будущего, разные пути использования таких денег.

Ее реакция очень удивила Тео. Он-то ожидал сомнений и удивления, а тут… Казалось, женщина холодно просчитывает возможности вложений.

– Мне это не нравится.

Она указала на один пункт.

– Что именно? – Никто бы не мог найти ошибку в его контракте.

– Я не могу действовать только по твоей прихоти, мне надо послать этот договор Эмили, моей сестре. Пусть проверит.

– Твоей сестре?

– Она адвокат по гражданскому праву. И хотя она вышла замуж за принца, но до сих пор практикует. Этот контракт как раз из ее области.

Он почувствовал себя весьма глупо – кто-то незнакомый будет его проверять… Это задело его профессиональную гордость.

– Кроме того, я бы хотела внести еще один пункт.

– Какой? – Он удивлялся ее напористости. Характер, однако, проявляется, с грустью подумал Тео.

– Я сама буду решать, что мне делать с моим ежемесячным доходом.

Он облегченно вздохнул.

– Конечно.

Прогулки по магазинам – обычное женское занятие, сущая безделица, совершенно безвредная. К тому же она будет занята.

– Отлично. Я рада, что мы пришли к согласию, Тео. Потому что я собираюсь пустить эти деньги на благотворительную музыкальную школу для студентов, которые не могут поступить в платные школы. Кроме того, я буду и сама там преподавать.

Тео даже присел на стул. Вот так сюрприз. Значит, быть просто женой знаменитого миллионера недостаточно для Миранды… Впрочем, чему он удивляется, собственно? Это ведь Миранда, талантливый, в сущности, человек.

– Могу я внести предложение? – рискнул он.

– Какое именно? – она была готова ко всему.

– Как насчет того, чтобы выбрать еще несколько приличных учителей и преподавателей для отборочной комиссии? Ведь не можешь же ты одна оценивать детишек? Можно создать специальный фонд для преподавателей и студентов.

– Отличная идея, – признала Миранда, восхищенная, что Тео воспринял ее дело близко к сердцу. Музыка была ее жизнью, насущным хлебом, но в бизнесе она мало что понимала. – А ты мне поможешь?

– Я?

– Почему бы нет? – она внимательно посмотрела на него.

Ей непременно понадобится профессиональная помощь. Тео был наилучшим вариантом. И бесплатным к тому же.

– Я подумаю об этом, Миранда. Ведь я очень занятой человек.

И снова перед ними мелькнула тень бизнеса, которым занимался Тео. Их браку придется выдержать массированную атаку со стороны этого конкурента их счастья.

– Слишком занят, чтобы поработать со мной, Тео?

– Я сказал, что подумаю над этим.

– Тогда убери ручку и подумай об этом, пока я буду ждать ответа от Эмили из Ферара.

Поднявшись со своего места, Тео с насмешливой вежливостью поклонился.

Ответ от Эмили пришел практически тотчас. К счастью, она была на рабочем месте и могла ответить на факс.

Тео передал Миранде ответ. Воображение ее тут же заработало: вот Эмили рвет на себе волосы, пока читает документ. Еще бы – там были прорисованы явно выгодные для ее сестренки условия существования на ближайшее будущее. Ответила она быстро, причем даже не потрудилась набрать это на клавиатуре, а написала от руки.

Почему ты не попросила меня просмотреть контракт раньше, чем вступила в брак с этим человеком? Эм.

Рядом с именем не было никаких приветов и других любезностей. Но сокращение было до боли смешным – словно бы Миранда могла перепутать ее с кем-то другим.

– Есть и еще один, – сообщил ей Тео, тяжело вздохнув. Он перегнулся через стол и передал ей второй факс. – Также из Ферара.

Миранда бросила на него предостерегающий взгляд. Он усмехнулся, что сделало его еще более привлекательным. Стоп. Ей нужна была ясная голова. Приняв от него факс, она отвернулась, чтобы сконцентрироваться.

И не жди, что я быстро прочитаю контракт. Я не хочу, чтобы ты совершила какую-нибудь глупость. Я должна хорошенько над ним поработать. Кстати, как ты там? Все в порядке? Ради бога, дай мне знать.

– Можно? – она повернулась и взглянула в сторону его ручки.

Он с усмешкой кивнул.

– Будь как дома…

Отойдя от него подальше, она начала писать:

Я в порядке. Не волнуйся за меня. Быть замужем за Тео – довольно сложно, сложнее, чем я ожидала. Вот и все. Сообщи, что ты думаешь обо всем этом.

А потом, подумав, дописала:

Прости за все! Твоя М.

– Пошлешь это для меня? – попросила она Тео.

Он протянул руку за бумагой.

– Тебе лучше забрать копии факсов с собой. Я не желаю, чтобы меня потом обвинили в шпионстве.

– Я порву их.

– Хм… Так ты не расскажешь мне, что думает Эмили?

Только не так скоро! Не думает же он, что ее сестра профан? И конечно, она не собирается рассказывать о предполагаемых чувствах своей сестры – страх, шок, недоверие. Ему все это вряд ли понравится.

– Она прочитает чуть позже и вышлет ответ, – ответила она осторожно.

– Я бы хотел знать ответ сразу.

Пусть Тео говорил тихо, но его голос готов был сорваться на крик. Ярость закипала в нем. Она это чувствовала.

– Знаешь, ведь моя сестра весьма занята.

– Я тоже.

Он уже с трудом контролировал себя. Контракт должен быть подписан. Документы, которые он проверял этим утром, пришли от юристов Димитрия. Они напомнили ему, что согласно завещанию его деда он должен оставаться женатым на Миранде по крайней мере 30 дней, чтобы сделка имела место. Контракт, таким образом, удерживал Миранду от разрыва. Реальная цель соглашения могла быть и другой, кто знает.

– Почему ты меня так торопишь, Тео?

– Разве тороплю? – переспросил он саркастично. – Я сделал тебе поистине королевское предложение. А ты не ценишь?

Она отвернулась, словно подбирая нужные слова.

– Очень щедро с твоей стороны. Но это же наш медовый месяц. Может, твой бизнес не будет в это вмешиваться, а, Тео?

Она была до жути права. И он хотел бы в этот самый момент, чтобы ни деньги, ни сделки не мешали ему наслаждаться его законным медовым месяцем.

– Прости. Я предполагал, что контракт будет свадебным подарком, своего рода страховкой для тебя…. – Он вздохнул, как будто ему было очень больно видеть обратное.

– Очень щедро. По-настоящему щедро. Но я и правда не могу торопить Эмили.

– Может, тебе все же послать ей факс, в котором ты укажешь, в какой степени для тебя это важно, и поторопишь ее? А потом еще можно написать о своем новом проекте…

Она колебалась некоторое время. Но он уже видел, что победа близка.

– Звучит резонно…

Передав ей ручку, он наблюдал, как она пишет.

– Все, готово, – сказала она, и он отправил письмо в Ферара. – Теперь нам остается только ждать.

– Не согласен, – сказал он и заключил ее в объятия.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Кажется, секс самая подходящая идея в сложившейся ситуации, решил Тео. Главное, надо выбрать на этот раз правильное место расположения. Кровать? Слишком далеко. Коснувшись друг друга, они уже не могли разомкнуть объятия ни на миг. Одежды летели во все стороны на пол.

Схватив Миранду под коленки, он поднял ее, и она обхватила ногами его за пояс. Он пронес женщину к длинному столу, который приютился возле стены. Смахнув бумаги, он опустил Миранду на столешницу.

Она вскрикнула – поверхность мраморного стола была холодной, но вскоре оба разогрелись поцелуями и ласками. Миранда не отставала по активности от Тео: обняла его за шею и притянула к себе. Он со стоном выдохнул.

– Что же ты так нетерпелива?

– Пожалуйста, Тео…

– Не сейчас, – нежно прошептал он.

– Я не могу ждать, – простонала она, вцепляясь пальцами в его спину.

Он же следил только за одним – как бы ее не обидеть. Поэтому делал все медленно, шаг за шагом, смакуя действие. Женщина же, напротив, оказалась слишком нетерпеливой.

– Тео, пожалуйста…

Он стал двигаться размеренно и ритмично. Ему нравилось доставлять ей удовольствие, наблюдать за тем, как она краснеет и дрожит от восторга. Пусть эти мгновения продлятся как можно дольше…

Вот он подождал, пока пройдет первый всплеск эмоций и счастья, а потом приподнял девушку и понес на кровать. И удобней, и не так экстремально. Миранда продолжала неистовствовать:

– Пожалуйста, еще… Ты мне нужен.

– Погоди немного, надо отдышаться, – взмолился он. – Что ты хочешь на этот раз, дорогая?

Ее глаза были полузакрыты, а дыхание вырывалось толчками.

– Поцелуй меня…

Он подчинился.

– Так-то лучше, – пробормотала она.

Ему нравилось, что эта женщина так быстро отзывалась на его прикосновения и ласки. На сей раз предметом его вожделения стала ее грудь. И Миранда выгнулась под ним от наслаждения.

Глупо было с ее стороны сомневаться в его чувствах. Тео в одночасье развеял все ее сомнения. Стоило ли вообще сомневаться в этом человеке? – думала Миранда, приводя себя в порядок в душе.

Высушив волосы, она оделась с особенной тщательностью, выбрав одежду в своем богатом шкафу. Распустила волосы, нанесла едва заметный макияж и сбрызнулась свежими духами. Когда-то яркий макияж был неотъемлемой частью ее имиджа, ведь она выступала на сцене. Но теперь она ненавидела его. Да и Тео не был бы особенно рад увидеть ее наштукатуренной.

После всех приготовлений Миранда взглянула на себя в зеркало. Сейчас впервые она ощутила себя женой Тео. Рядом с ним ей хотелось выглядеть красивой, пусть и не обязательно яркой.

Какая она все же счастливая! Мало того, что стала полноправным членом семьи Савакис, так еще теперь каждый месяц будет получать огромный доход. Законные деньги, которые давали свободу ее творческой фантазии. Мечты сбываются, господа, надо только в них верить! Ей хотелось петь и кружиться от счастья.

Конечно, не всегда и не все можно купить за деньги. Но многое. Они могут открыть двери и перспективы для многих людей, если их пустить на благое дело. Этот неожиданный подарок судьбы надо употребить с пользой.

На лице Миранды играла торжествующая улыбка. Такой умиротворенной она не была со времени несчастного случая. И вот… после всех страданий… она словно бы выиграла счастливый билет в лотерее судьбы. Но не только судьба как нечто безличное интересовала ее. Ведь посланником ее был именно Тео.

И девушка пошла за ним.

Она нашла его на палубе. Он стоял, облокотившись на борт, и смотрел на море. Его фигура показалась ей такой близкой и родной. Почувствовав на себе ее взгляд, он обернулся.

Они смотрели друг на друга не отрываясь. Смотрели так долго, что девушке уже стало казаться, будто у нее что-то не в порядке с внешним видом. Раньше мужчины на нее так никогда не смотрели.

На ней было простое, ниспадающее до пола серо-голубое шелковое платье, на плечах – красиво расшитая шаль. О своей руке и шрамах она забыла… благодаря Тео.

– Голодная?

Словно бы невинный вопрос, но Миранда не могла в ответ не улыбнуться, так соблазнительно он прозвучал. Помнится, последний раз, когда Тео задал подобный вопрос, они занялись совсем не обедом.

– Надо бы поесть, – согласилась она осторожно.

– Я бы тоже хотел, чтобы восстановить силы.

– Правда? – В голове прозвучал сигнал тревоги.

Лукаво усмехаясь, он взял ее за руку и подвел к столу, который был накрыт специально для них. Миранде не удавалось сконцентрироваться на еде – в компании такого мужчины это было почти невозможно. Он выглядел слишком сексуально, и притягательные волны так и струились от него к ней.

– Мы не можем во второй раз разочаровать повара, – прошептал Тео ей на ухо.

Он еще и мысли читает! Или на ее лице столь ясно написаны ее желания?!

– Ты делаешь мне одолжение, ужиная со мной, – продолжил он. – Ты выглядишь просто как принцесса.

И с этими словами он взял ее за руку и нежно прикоснулся к ней губами.

На столе сверкали хрустальные бокалы и столовое серебро. Рядом с их столиком величественно возвышался серебряный канделябр ручной ковки.

– Восхитительно тонкая работа, верно? – заметил Тео, проследив за ее взглядом.

– Завидую – у тебя есть возможность владеть такими вещами…

Он так пристально смотрел на нее, что Миранда даже смутилась. Настойчивая мысль стучалась ей в голову – может быть, она всего лишь еще одна драгоценная вещица из его коллекции? Миранда Вестон – знаменитая скрипачка – теперь жена Тео Савакиса. Нечто любопытное, не правда ли?

– Тео, я все хотела спросить: почему ты не был женат?

– Никогда не слышала о любви с первого взгляда?

Миранда улыбнулась, и Тео понял, что она расслабилась. Но ее вопрос застиг его врасплох. Ее проницательность не давала ему покоя. Как и его собственная совесть. Миранда чуяла что-то неладное и мучилась этим.

Подошел стюарде первым блюдом, и они отвлеклись от своих мыслей.

– О, мой любимый суп, – сказал Тео. – Пожалуйста, Марко, поблагодари от меня повара, хорошо?

– Конечно, сэр.

– Шампанского? – предложил Тео.

– Было бы замечательно.

Миранда обворожительно улыбнулась ему, и чувство вины снова кольнуло в сердце. Ему тут же захотелось рассказать ей, что для них уже готов вертолет и через пару часов они должны будут полететь на виллу Савакис, чтобы повидать Димитрия. Но Тео сдержался. Ведь слишком многое поставлено на карту…

Миранда заметила, что на этот раз Тео не пил вина. Наверное, хотел сохранить ясную голову. Но зато он непрестанно нахваливал то или иное блюдо, и к концу ужина она ощущала себя маленьким плотным бочонком с едой. На время радости секса отошли в сторону.

– А это что такое? – спросила она, когда стюард принес низенький рожок с горящим в нем огнем. – Мне казалось, что ужин уже закончен?

– Нет. Мы еще не попробовали коронное блюдо нашего повара. А что? Ты куда-нибудь торопишься?

Она кивнула.

– Ничего не поделаешь, придется еще немного задержаться.

Вскоре за этим принесли блюдо свежих овощей: клубнику, манго, груши, ананас и свеженарезанные дольки яблока. Все это было обильно полито шоколадом.

Тео сбросил с себя пиджак.

– Предстоит весьма грязная работа.

И в самом деле, работа по истреблению кулинарного шедевра была очень грязной и липкой, зато на вкус он оказался бесподобным. Они заслужили такой шикарный отдых – ведь это был их медовый месяц.

Медленно потягивая кофе, Миранда мечтала о том, чтобы эта ночь никогда не заканчивалась. Здесь, в открытом море, было так спокойно и мирно. Только звезды над головой составляли парочке компанию. Даже слов было не нужно, чтобы не нарушать первозданную тишину. Вдруг, когда стюард принес новую чашку с кофе, Миранда неловко потянулась за ней и пролила жидкость.

– Не беспокойся, – проговорил Тео. – Налью тебе еще. Это не важно, – настаивал он, когда она пыталась стереть пролитую жидкость со стола. – Лучше расскажи, как произошла эта авария? Я так и не слышал от тебя подробностей.

Миранда замерла. Ей жутко не хотелось, чтобы те кошмарные часы и дни снова всплывали в ее памяти. Но тут рядом с ней Тео, так что бояться нечего – он прогонит все страшные миражи ее прошлого.

– Это случилось сразу после очередного концерта. Я была пьяна успехом и шампанским. К сожалению, мужчина, который меня вызвался отвезти, находился в таком же состоянии. Если бы я тогда могла думать яснее, то поняла бы, чем мне это грозит… Кажется, я находилась в трансе…

– Так часто бывает после напряжения и выпивки.

– Мне надо было дождаться такси, – она болезненно поморщилась. – Сейчас это звучит так банально… и попросту глупо.

– Как всегда в подобной ситуации. Иначе никто никогда не попадал бы в аварию.

– Не надо меня жалеть, Тео, – ее лицо застыло. – Водитель погиб из-за меня.

– Это вряд ли твоя вина. Он же был пьян, по твоим словам.

– Да, так… Но… – она облизнула губы, – я отвлекла его.

– Как?

– Это был мой учитель музыки по консерватории, – она тяжело вздохнула. – В моей жизни было два значимых человека: этот учитель и мой менеджер. После аварии стало ясно, что оба меня использовали в своих целях. Учитель хотел держать меня при себе, запереть, как героиню из «Призрака оперы». Он был полупомешанный маньяк.

– А менеджер?

Она горько усмехнулась.

– После аварии, когда я стала не нужна ему, он попытался сделать из моей истории репортерскую шумиху.

– Представляю, что ты чувствовала…

– Это было ужасно.

– А учитель умер? Для тебя это, должно быть, большая потеря.

Он знал, что женщина скрывает что-то еще, однако не хотел давить на нее. Но тревога уже заползла в сердце: от него-то что ей скрывать?

Женщина посмотрела на него.

– Вся ситуация оказалась для меня большой потерей. Конечно, я была признательна обоим – они помогли мне построить карьеру. Но они мной манипулировали, использовали меня. Один погиб из-за меня, другой – предал.

И тут один интересный вопрос возник в его сознании:

– А… как твои родные отнеслись к этой новости?

– Родные? – Миранда помолчала. Сказать ему все до конца? – Они… – больше слова не шли у нее с языка.

– Они знают? – подтолкнул ее Тео.

– Конечно, знают.

– Всё знают? Всю подоплеку случившегося? Они знают, что ты больше никогда не сможет быть скрипачкой?

– Конечно. Тео, пожалуйста…

Не успела она закончить предложение, как увидела стюарда, который спешил к ним.

– Господин Савакис, для вас факс.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Факс от Эмили был счастливым спасением для Миранды. Ей очень не хотелось рассказывать все Тео.

Однако это был не последний факс. Стюард принес еще один и передал его лично в руки Тео. Тот быстро пробежал сообщение глазами, нахмурился мрачнее тучи и мгновенно встал из-за стола.

Выражение его лица напугало девушку. Она замерла, прижав бумагу к груди. Все будет нормально, убеждала она себя. Никакой беды не может быть.

– Ты должна простить меня, Миранда, – сказал Тео, вернувшись.

Кажется, продолжать трапезу он не собирался. Он был напряжен и расстроен, лицо – сплошная маска.

– Тео, что произошло?

– Мой дедушка отошел в мир иной…

– О Тео, мне жаль…

– Мне немедленно надо возвращаться на виллу Савакис.

На виллу Савакис? Звучит не так уж гостеприимно.

– Конечно, – она увидела, что он горит нетерпением. – Я помогу тебе, чем могу. Я еду с тобой.

– Конечно, ты едешь со мной.

Его голос больше не был голосом ее любимого. Это был голос жесткого бизнесмена. Он был несомненно расстроен, но еще и встревожен.

– Ты можешь собраться быстро?

– Конечно. Но если тебе удобней, можешь поехать без меня…

– Без тебя? – он уставился на нее как на сумасшедшую. – Не обсуждается! Вертолет будет готов к вылету через пятнадцать минут.

– Вертолет?.. – Миранда дрожала от нервного потрясения. К тому же она всегда боялась летать. А тут – вертолет. – Мы долго там пробудем? – спросила она, пытаясь отвлечься от тревожных мыслей.

– Сколько потребуется, столько и пробудем, – отрезал он.

Для нее шоком был его командный резкий тон, которому предполагалось подчиниться. Ей пришлось перебороть свои страхи, ведь она была его женой, и ее обязанность – поддержать его. Наверняка они с дедом были очень близки, и вот такое несчастье. Иногда жизнь действительно бывает очень жестока.

Полет на вертолете оправдал все ее мрачные ожидания. Вместо Тео его вел незнакомый пилот, которому она мало доверяла. Более того, они попали в зону турбулентности и их изрядно покрутило. Миранде было плохо, но Тео, погруженный горькие мысли, никак не реагировал на нее.

– Еще далеко? – вынуждена она была спросить его, чтобы привлечь внимание.

Но Тео надел наушники и не услышал вопроса.

Тогда ей пришлось коснуться его руки, отчего он вздрогнул.

– Что ты хочешь? – едва ли не грубо спросил он.

– Долго еще лететь? – Она очень хотела, чтобы он не услышал дрожи в ее голосе.

– Прости… – тут его лицо смягчилось, тень ушла. – Понимаю, что для тебя это не очень приятно… Я должен думать о стольких вещах сразу…

– Пожалуйста, не извиняйся, – перебила она его. – Я все понимаю, Тео.

– Если погодные условия не помешают, мы прилетим через час, – уверил он ее с улыбкой.

Конечно, он занят. Ему же надо будет позаботиться о похоронах. Собрать родственников и знакомых. И тут до Миранды дошло, что она еще не знакомилась с его родственниками. Любопытно, насколько огромна его семья, какие это люди… Так или иначе она готова была помогать Тео в любом деле.

Тео сейчас наверняка горюет, и ему трудно справиться с чувствами. Она поможет на кухне или за столом, если понадобится. На что еще нужна жена?..

Вынув факс Эмили из кармана, она взяла его в руки как своего рода талисман. Ей очень хотелось поделиться содержанием письма с Тео. Но она сделает это в более подходящее время. Эмили писала:

Говорят, что молния не ударит в одно и то же место дважды. Но думаю, это как раз тот случай! Где ты нашла этого парня? С любовью, Эм.

Вот вертолет приземлился, и они сошли на землю. К Тео сразу же подошли люди в черном, которые едва взглянули в сторону Миранды. На Тео был тоже официальный костюм, и он выглядел в нем недоступным и чужим.

Ноги ее до сих пор дрожали после перелета, но ей пришлось взять себя в руки и поспешить за ним.

Массивное здание, к которому они приблизились, было похоже на готический замок из фильма ужасов. Все окна были закрыты так, что ни один лучик дневного света не проникал внутрь, словно бы Димитрий Савакис хотел скрыться от всего мира. Поневоле воображение ее рисовало, как бы изменился дом, если бы в него впустить солнце.

Нет, решила она в который раз, деньги могут далеко не все. Пусть наследный дом Савакисов и большой, но в нем совершенно нет души. Ее живое воображение никак не могло нарисовать, как бы здесь жила семья.

К тому времени, как они подошли к главному входу, Миранда была в ужасе. Она успела заметить проволочное ограждение и даже посты наблюдения с телекамерами. Вокруг были расставлены предупредительные знаки: осторожно – проволока под напряжением. Особняк потерял в ее глазах всю свою привлекательность.

Открылись ворота, и их едва не сбили с ног охранники. Тео вежливо предложил ей войти. Девушка высоко подняла голову и прошла вперед.

Ее шаги эхом отзывались в просторном мраморном зале, и краем глаза она могла заметить застывших в поклоне слуг. В зале стояла мертвая тишина. Ей бы очень хотелось, чтобы прием не был похож на прибытие в официальный зал аэропорта. Это все дом… Повсюду стояли канделябры из слоновой кости, и предметы мебели явно напоминали французский антиквариат. В самом дальнем конце зала находилась огромная лестница, под ней толпилась группа человек из тридцати, все в черном.

Ни один не взглянул в ее сторону, словно бы ее и не было. Все смотрели только на Тео, как будто он принес им добрую весть, благодаря которой они вернутся к жизни.

– Родственники, – объяснил он ей на ухо, а потом шагнул к ним.

Собравшиеся окружили Тео наподобие черной вороньей стаи. Сцена мало походила на теплый семейный прием. Миранда пыталась держаться нейтрально вежливо, хотя машинально заглядывала каждому в глаза, желая найти слова поддержки или симпатии, но все было напрасно – не нашла. Казалось, среди них не было ни одного человека, который был бы опечален свершившимся событием. Напротив, их глаза сияли надеждой и подавленным восторгом, что так не подходило к печальному моменту.

Ужасно было думать, что Тео вырос среди таких людей и в таком странном месте. Он принадлежал этому миру. Как страшно. Миранда еле дождалась окончания церемонии, когда они с мужем оказались наедине.

– Прости, что я вынужден был оставить тебя одну, Миранда.

– Что? – она почему-то взглянула на него как на чужого человека. Но тут увидела жизнь в его глазах. Это выражение было далеко от выражения горя и печали. В нем застыла тревога и забота. – Я все понимаю, Тео. Не волнуйся за меня, со мной все в порядке. На тебя столько легло забот по похоронной церемонии…

– Нет. В этом больше политической стратегии.

– Политической? – Миранда задумалась. – Наверное, так и должно быть в любой семье.

Он цинично усмехнулся.

– Кстати, о семье, что там написала тебе сестра?

Миранда улыбнулась:

– Думаю, она одобрила твой контракт и нашу свадьбу.

– Значит, ты подпишешь? – и он потянулся к нагрудному карману, вытаскивая оригинал контракта. – Хочу быть уверенным – что бы ни случилось, твое будущее безопасно.

– Сейчас?

– Да, лучше это сделать сейчас. Я забочусь о твоих интересах.

Он посмотрел ей прямо в глаза и улыбнулся. Потом достал ручку и протянул ей.

Подойдя к столу, Миранда подписала контракт. Бояться ей было нечего – сестра дала добро, значит, ему можно доверять.

Когда она поставила на документе свою подпись, Тео обменялся многозначительными взглядами с группой мужчин.

– Тебе нужно сейчас поговорить без меня?

– Да, к сожалению, это так. Только не волнуйся. О тебе позаботятся. Сделают все, как ты попросишь. Обратись к слугам.

– Я думаю не о себе… Как же эти люди не понимают: у тебя умер дедушка. Почему они не могут оставить тебя в покое хотя бы на время?

– Уверяю тебя, дело обстоит совершенно не так, как ты себе представила. Это совещание нужно мне. Нужно уладить некоторые важные формальности, связанные с наследством. Ставка слишком серьезная, Миранда.

– Ставка? Разве в вашей семье никто ни о ком не переживает?

Тео горько вздохнул.

– Миранда, ты безнадежный романтик.

– Возможно, что и так, но…

– Пойми ты одну вещь, Миранда. Дело не в тоске или любви. Дело здесь касается денег и власти.

– Тогда… тогда мне очень жаль тебя, Тео.

Миранда порывисто обняла его за талию и прижалась к нему. Тео растерялся. Он даже не знал, что делать. Поэтому остался недвижим. Ему казалось, что сейчас она отвернется от него. Но она подняла голову и поцеловала его в лоб.

– Ох, Тео… – Миранда грустно улыбнулась. – Неужели тебя никто так не обнимал?

– Миранда, не будь смешной, – прошептал он. – А теперь просто отпусти меня, – и он посмотрел на толпу. – Не слишком хороший вариант, но подойдет.

– Ты о чем? – Миранда вздохнула и, посмотрев в ту сторону, куда смотрел он, заметила Лексис.

– Миранда, – поздоровалась Лексис. – Или мне назвать тебя госпожой Савакис и поклониться?

– Думаю, мы обе знаем, что не надо, – и Миранда протянула ей руку. – Добро пожаловать в дом Савакисов…

– Ты хотела сказать, клан? – и Лексис обвела взглядом собрание. – И тебе добро пожаловать.

– Итак, леди, оставлю вас, если вы не возражаете, – сказал Тео.

– Даже если и возражаем.

– Прости, Лексис, но в твоем случае тебе лучше просто закрыть рот и соблюдать приличия. Миранда… – он подошел к ней поближе и погладил по щеке. – Я не задержусь дольше, чем будет необходимо.

Миранда улыбнулась, наблюдая, как он присоединился к мужчинам.

– Как трогательно.

Миранда вздрогнула.

– Лексис, никто не сможет изменить положение дел. Мы собрались здесь на похороны. Неужели нельзя объявить на это время перемирие?

Лексис пожала плечами.

– Возможно… Итак… – она оглядела Миранду с головы до ног. – Теперь ты одна из них.

– Одна из них? – и Миранда посмотрела в сторону, куда кивнула Лексис. – Уверяю тебя, Лексис, нет ни капельки сходства между ними и мной. Я здесь всего лишь потому, что я жена Тео, хочу его поддержать в горе и утешить.

И еще гость в этом доме, если надо будет остаться, добавила она про себя.

– Идем со мной? – пригласила она Лексис в одну из комнат.

– Да, тут действительно удобно ждать, – сказала Лексис, когда они вошли в маленькую уютную комнатушку.

– Здесь очень мило…

– Мило? – Лексис подняла бровь. – Помилуй бог, ты что, не заметила, насколько все тут дружелюбны?

Ирония Лексис была слишком неприкрытой. Миранда действительно склонна была с ней согласиться. Никто здесь друг с другом не общался. Все стояли отдельно, каждый занимался своим делом: кто пил чай, кто просто стоял в тишине в сторонке, задумавшись о своем.

– А что с ними такое? – тихонько спросила Миранда у невольной компаньонки.

– Для них это трудное время.

– Что ты имеешь в виду?

– Оглянись кругом и скажи, что ты видишь.

– Горюющих родственников Тео, – предположила Миранда.

– Ты сама в это не веришь, – прокомментировала Лексис.

– Тогда объясни.

– Комната полна женщин, которые полностью зависят от мужчин, за которыми они замужем. Они сидят здесь и ждут результатов встречи с Тео. Они хотят, чтобы и после смерти Димитрия они продолжали жить так же богато. Он всегда щедро оплачивал расходы своих родственников.

– Но это так цинично с их стороны!

– Не правда ли? Этих женщин заботит только одна вещь – материальное благополучие. Им нет дела до того, что кто-то умер. Они все заинтересованы в переговорах их мужей с Тео.

– А ты?

– Ну, я-то не завишу от щедрости этих господ. У меня есть свой маленький бизнес – благотворительное общество по охране животных.

Миранда увидела Лексис совсем с другой стороны. Пусть Тео отзывался о ней не слишком положительно, но, оказывается, в ней больше глубины, чем он считал.

– Не наше дело судить их, Лексис. У нас есть возможность быть независимыми, а у них, может, нет.

– Ты слишком великодушна, – пожала плечами Лексис. Взяв Миранду за руку, она вывела ее на веранду. – Есть такие вещи, как свободная воля.

Да, Миранда ошибалась в Лексис. Отрадно было узнать, что Лексис гораздо человечней.

– Слава богу, я не такая. И Тео не запретит мне работать.

– Он согласен?

– Он не сможет мне отказать. Музыка – это моя жизнь. И была ею до того, как мы с ним встретились. А теперь, когда я не могу больше играть, буду преподавать музыку.

– Времена меняются, – кивнула Лексис. – Когда-то все ожидали, что Тео женится на девственнице из богатой и знатной семьи, чтобы продолжить род. Мой отец предлагал меня ему в жены.

– А ты? Ты хотела?

– Это неважно, Миранда. Хотела или нет, меня отослали на Кальмос не спросившись, как телку для быка, для продолжения породы.

– Но это ужасно!

– Нет. Всего лишь бизнес. К счастью, сама идея пришлась не по душе Тео.

– А ты почему не возражала?

– Я люблю отца…

Кажется, они поняли друг друга.

– Да. Будет хорошо, если Тео даст тебе свободу вести собственное дело, – вздохнула Лексис.

– Никаких «если», – снисходительно улыбнулась Миранда. – Не собираюсь полностью зависеть от мужчины. Мне кажется, нет ничего хуже, чем потерять собственную индивидуальность. И не важно, насколько ты его любишь.

– Ты правда так думаешь? – Лицо Лексис затуманилось тревогой.

– Да. А ты была влюблена в Тео?

– Да что с того, если и так. Я ему никогда не нравилась. Это всего лишь сделка моего отца с его дедом. Мой отец никогда бы меня не стал слушать.

– Мне жаль. Если тебе когда-нибудь понадобится друг…

– Очень мило с твоей стороны, правда. Я тронута. Прости. Мне просто казалось, что ты такая же, как и они: только и ждешь пригласительный билет в мир материальных ценностей.

Лексис опять опустила взгляд и долго загадочно молчала. Миранда почуяла неладное.

– Мне кажется, тебя тревожит что-то еще, – предположила она.

Лексис вздохнула и пожала плечами.

– Скажи, ты никогда не спрашивала себя, почему Тео женился на тебе?

– Он любит меня… – Но тут же ее одолели сомнения: – Лексис? Что такое?

– Ничего. Просто ты этого не заслужила.

Миранда напряглась.

– Продолжай.

– Тео женился на тебе, потому что таково было условие в завещании Димитрия.

– Завещание? Ты о чем? – Миранда покачала головой. – Тео женился на мне, потому что любит меня.

Лексис фыркнула.

– Да в Тео нет и капли романтики. Я знаю его слишком хорошо. Любовь с первого взгляда – не для него. Он планирует свой брак холодно и расчетливо.

– Расчетливо? – Миранда неверяще рассмеялась. – Это невозможно. Какой тут расчет? Моя семья не имеет ни власти, ни влияния, ни денег. Какой здесь расчет?

– Значит, не понимаешь еще… Ну ладно, расскажу. Димитрий написал в завещании, что Тео получит в наследство компанию только в том случае, если женится на девушке, чтобы продолжался род Савакисов.

Целую вечность Миранда молчала, опустив взгляд в пол. Потом заглянула в глаза Лексис:

– Значит, я – та самая телка?

– Мне очень жаль, Миранда, что приходится тебя просвещать. Но это лучше, чем если тебе случайно откроет глаза кто-то другой.


Собрание закончилось, и цель, которую он себе поставил, была достигнута. Тео довольно улыбался, собирая документы со стола.

Его мысли приобрели весьма романтичный оборот. Миранда обнимала его так, как никто и никогда раньше. Ее голос был полон любви. Она была такой нежной, такой близкой в трудную для него минуту.

Всю свою жизнь он отталкивал людей от себя, зная, что им нужны от него только деньги. И поэтому стал холоден душой и сердцем. Он не знал жизни до встречи с Мирандой. Но она показала ему любовь без ограничений, без условий, одним-единственным прикосновением и нежным взглядом.

И он хотел это еще. Хотел еще раз удостовериться в своей и ее любви. У них было будущее, чего так не желал признать его дед. Конечно, сейчас уже поздно расстраиваться по поводу того, что так и не удалось помириться с дедом, увы. Но у него была Миранда. А она – настоящее сокровище.

– Нет, господа, спасибо, – отказался он от предложенного ему бокала шампанского. – Надеюсь, вы меня извините, но мне надо вернуться к жене.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

– Миранда, наконец-то! Мне казалось, я не вырвусь от них никогда! С тобой все в порядке? Мы можем перейти в другую комнату, если не нравится эта…

Но когда он прикоснулся к ее руке и она отдернула ее, он понял: за это время произошло что-то важное.

– Миранда? – Холод прошел по его венам, когда она подняла на него глаза.

– Это правда, Тео?

– Что – правда? – Он вдруг одним махом понял – она знает.

Ее лицо было для него открытой книгой.

– Ты женился на мне только для того, чтобы продолжить род Савакисов?

– Кто тебе сказал?

– Это неважно. Так это правда?

– Миранда. Послушай меня минутку. Дай объяснить…

– Ну и как ты можешь объяснить, что я – всего лишь часть твоей бизнес-стратегии, Тео?

А он так спешил к ней в радостной надежде на счастье!.. И как теперь уверить ее, что это все не была ложь?

Он не мог лгать ей.

– Все сказанное тобой – правда, Миранда. Кроме разве одного: у меня были искренние мотивы…

– Ты говорил, что никогда не дашь меня в обиду, Тео, – ее голос звенел от еле сдерживаемых слез. – Ты говорил, что любишь меня…

– Миранда, пожалуйста…

– Убирайся от меня, Тео! – заявила она холодно. – Ты использовал меня. Я подписала контракт, ничего не понимая. Ты обманул меня и мою сестру…

– Я делал все только для тебя…

– Ты купил меня как… как телку!

– Не говори так!

– Ты купил меня за звонкую монету…

– Я дал тебе деньги, чтобы помочь и обезопасить тебя.

– Так ты и правда думаешь, что за деньги можно все купить? Даже жену?

– Это совсем не то, что я планировал…

– Один бог знает, что ты там еще планировал.

– Твое счастье и безопасность значат для меня все.

– Мое счастье? Моя безопасность? Ты говорил, что любишь меня, и я верила тебе. А твоя любовь ничего не стоит.

– И все равно – я люблю тебя, – повторял он.

Миранда воскликнула:

– Так вот как ты воспринимаешь любовь! Можешь забирать! – и она бросила ему свое обручальное кольцо.

Оно покатилось по мраморному полу и упало к его ногам.

– Что мне сказать, чтобы ты поверила?

– Ничего.

– Я ушел с собрания, чтобы побыть с тобой. Ты для меня все. Самое важное на этом свете.

– Неужели?

– Почему ты со мной так холодна, Миранда?

Она расхохоталась.

– Странно, да? Я узнала, что ты женился на мне, чтобы получить в наследство компанию Савакисов. Смотри, я нашла это, – и она бросила на стол документ. – Завещание Димитрия.

– Ты прочитала его?

– Конечно! Твои слуги не могли отказать жене Тео Савакиса, и я прочитала оригинал.

Наклонившись, Тео подобрал кольцо с пола и протянул ей.

– Я бы хотел сказать, что все это неправда. Но не могу. Да. Это сделка. Сегодня вечером я возглавил совет директоров компании. Но это только бизнес. Я должен был это сделать, чтобы компания не попала в чужие руки. Судьба многих людей зависела сегодня от меня. Я не мог их подвести, дорогая.

– И поэтому ты смог пожертвовать нашим счастьем?

Коснувшись руки Миранды, он получил в ответ лишь ее усмешку.

– Понимаю, начало нашего брака не слишком вдохновляет тебя…

– Что? – перебила она его в изумлении. – Это не начало. Это конец. Нет никакого брака.

– Пожалуйста, надень кольцо, Миранда.

– Ты шутишь? – она уставилась на кольцо как на змею.

– Нет. Я совершенно серьезно. От меня зависит слишком много людей.

– А я, Тео? Как же я?

На его лице появилось выражение решимости.

– Да перестань же думать только о себе и помоги мне.

– Я умею думать о других. Вот только не знаю, что ожидает меня в этом браке дальше.

– Ведь я никогда не заставлял тебя делать ничего против воли, а, Миранда?

– Но… я любила тебя, а ты мне солгал…

– Я полюбил тебя с первого момента нашей встречи.

– Ты выругался и обозвал меня дурой!

– Ну, мы, греки, такой страстный народ, – он пожал плечами. – Но с того момента я люблю тебя. А сейчас мы на похоронах моего деда. Неужели жена откажется меня поддержать в трудную минуту?

– Какая жена? Которой ты пожертвовал сегодня для сделки?

– Уже поздно, – он посмотрел на часы. – А мне еще надо со многими поговорить. Хочешь, оставайся здесь, а я вызову вертолет, чтобы ты вернулась на яхту. Заберешь вещи и вернешься домой. Либо ты можешь спуститься со мной вниз и доиграть роль моей жены. Итак?

– А эти люди не могут подождать до завтра?

Он пожал плечами.

– Они уйдут, только когда закончится церемония. Думаю, когда получат чеки, то уберутся.

Миранда простонала, пытаясь понять этот новый мир, в котором она оказалась.

В процессе наградной церемонии Тео вынужден был признать: ему бы пришлось туговато без Миранды рядом. Она всегда могла найти для каждого нужные слова, пока он выписывал чеки.

– Уже поздно, – заметил он.

– Но нам надо еще со столькими переговорить…

Он посмотрел на нее и удивился – в этот момент она напомнила ему его мать. Та тоже всегда была добра к родственникам и работникам. Миранда и правда была достойной его женой.

И лишь поздно ночью все гости разошлись. Похороны были назначены на утро. Из родственников мало кто остался на церемонию.

Тео и Миранда пили кофе.

– Как я устал… А у нас всего лишь несколько часов, чтобы поспать…

– Я только хочу тебе напомнить: я не смогу просто так забыть, что между нами произошло. Это требует обсуждения. Прошу тебя позавтракать с утра отдельно от гостей.

– Нет, не получится. Надо быть со всеми, – перебил он ее, как отрезал. – Я теперь главный в семье Савакис и должен играть свою роль. Кроме того, жена мной руководить никогда не будет.

– Не упрощай и не извращай мои мысли, Тео.

– Дорогая, – он потянулся и зевнул, – уже поздно, и ты просто устала, правда. Утро вечера мудренее. Я согласен все обсудить. Давай только отложим до завтра. После похорон.

Она медленно кивнула. Позиций она не сдала, это было видно по ее глазам. Предстоит долгая борьба, конечно.

– До завтра, Миранда. Твои вещи перевезли в твою комнату.

Это заявление никак ее не утешило. Она никогда до сих пор не чувствовала себя такой одинокой. Перед ней маячило неопределенное будущее. Кажется, она готова была потерять контроль над собственной жизнью, и это не могло ее радовать.

Ночь она провела, разглядывая занавески на окне, хотя новая кровать в новой комнате оказалась мягкой и уютной.

Утро следующего дня пронеслось в урагане забот и подготовки. После похорон пришлось прощаться с родственниками.

Тео ждал ее в зале.

– Не передумал насчет важного разговора?

– Нет.

– Но, кажется, ты куда-то собрался, – заметила она.

– Да, это так. Лучше всего обсудить наши личные дела на яхте.

Как умело он манипулирует ситуацией, терпеливо и умело. Это действительно опытный бизнесмен, подумала Миранда. Для него главное – победа. Именно на победу он всегда нацелен, неважно где – в бизнесе, в любви.

– Нам обязательно оставлять эту электрическую проволоку? – спрашивала Миранда Тео, когда они уже летели в вертолете.

Кажется, она думала вслух.

– У моего деда было слишком много врагов. Я не такой опасный противник, как он.

– Значит, это не обязательно?

– А почему ты спросила?

– Да так. Просто, интересно, что ты будешь дальше делать с этим домом. Вряд ли ты намерен тут жить.

– Нет. Я хочу обновить дом моих родителей на Кальмосе. Этот остров очень удобен, но из дедова Особняка семейного гнездышка не выйдет.

Он посмотрел на Миранду. Кажется, она что-то задумала.

– Гнездышка – нет. Зато из него выйдет просто великолепная консерватория.

Тео прикрыл глаза, и поэтому она не разглядела их выражение. Но, кажется, против он не был.

– Обсудим в следующий раз, – сказал он и отвернулся к окну.

Возвращение на яхту было немного грустным. Миранда стала быстро собирать вещи. Оставаться рядом с этим человеком она не хотела. А он-то наверняка уверен, что все держит под контролем. Но вряд ли ей забыть, что он ей лгал.

Однако как быть с другой частью их жизни? Ведь Миранда все еще любила этого человека. Она ведь не просто так выходила за него замуж.

Тут, нарушив течение ее мыслей, к ней в комнату вошел Тео. Даже не постучал, наглец. Считает, что полностью на своей территории.

– Я думал, мы хотя бы прогуляемся по палубе?

И тут его взгляд упал на собранные вещи и чемодан.

– Что это ты делаешь? – Его голос был мягок, но тон довольно прохладный.

– А ты сам как думаешь?

– Хватит играть со мной в кошки-мышки, Миранда. Я задал тебе прямой вопрос – почему ты собираешь чемодан?

– Потому что, когда мы причалим, я уйду от тебя.

– Уйдешь? Но ты не можешь так поступить.

– Ты меня плохо знаешь.

Еще как уйду, подумала она злорадно. Конечно, у нее должны быть и воля, и честь, и достоинство, и гордость. Иначе как же еще она сможет преподавать детям? Чему будет их учить?

Тео быстро схватил ее за руки, так что она не смогла выйти из комнаты.

– Не отпущу тебя, слышишь, Миранда! – вскричал он, когда она повернулась к нему лицом.

– Отпусти меня! – одним движением она разорвала его крепкие объятия. – Не собираюсь тебя больше слушать. Я уже выполнила свои обязательства по отношению к тебе, выполнила роль жены на похоронах твоего деда. Поддерживала тебя как могла.

– Ты сама согласилась выйти за меня замуж. Никто тебя не принуждал, – заметил Тео. В нем явно закипал гнев. – Полагаю, ты многое теряешь, если рвешь со мной. Или ты уже с легкостью забыла о своих студентах?

– Боже… когда я выходила замуж, то думала всего лишь, что у меня будет мужчина, который умеет держать слово.

– Значит, не можешь простить меня за эту ложь… – Кажется, гордость Тео страдала очень сильно. – И куда ты хочешь от меня уйти? – сказал он, увидев, что она закрывает чемодан. – Вернуться домой, чтобы унизиться еще больше? Чтобы провести свою жизнь, жалея себя?

– Да как ты смеешь об этом говорить?

Ее изумрудные глаза яростно сверкнули, и она вышла из комнаты, хлопнув дверью.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Тео бросился за ней. Он был и так изрядно возбужден. Эта женщина, ох, она могла довести его до белого каления! Он нашел ее на палубе. Опершись о борт и закрыв лицо руками, она всхлипывала. Он остановился рядом и не решался к ней обратиться.

Потом она замерла: видно, почувствовала, что он стоит рядом с ней, и подняла голову.

– Ну и что ты решила?

Она медленно повернулась к нему. В ее глазах читалась мольба.

Мужчина растолковал это по-своему, приблизился к ней – она не сопротивлялась – и подхватил ее на руки. Некоторые члены команды могли видеть, как Тео понес жену в свою каюту.

Молча Тео стал раздевать ее, целуя шею, лоб, уши. На Миранду напало благостное оцепенение. Странно. Ей сейчас было едва ли не все равно, что делает с ней Тео. Пусть так. Это лучше, чем ссориться. А может, со слезами вышел весь гнев и его место заняли нежность и любовь? Раз соединившись, две судьбы уже останутся связаны навсегда.

Сброшенный на пол чемодан был символом их воссоединения. Тео был доволен как кот. Но этот символ может оказаться как предвестником счастья, так и знаком разлуки.

Накинув полотенце на шею, Тео взглянул в сторону жены. Она мирно спала, накрывшись простыней. Его жена, его любимая, его родная. Любым способом ее надо удержать.

Он понимал, что должен быть сдержанным и разумным, но в этой ситуации действовать надо было не так, как он привык. Все не так просто. И действительно – не все купишь за деньги. После этого воссоединения стало понятно: ему от Миранды нужен не только секс. Ему нужна вся она. Ее любовь.

– Миранда? Миранда, просыпайся, соня.

Он хотел увидеть ее лицо, заглянуть ей в глаза, увидеть, что она сегодня может преподнести ему.

– Тео, что случилось?

Она сонно потянулась к нему, глаза по-прежнему закрыты, голос мягок и томен. А ему от нее ничего не нужно. Разве что только ласки.

– Просыпайся, моя любовь. Нам надо поговорить.

– Ах, да. Наша проблема… Может, это немного подождет? – и она лениво потянулась.

Соблазнительное зрелище, но он все же настаивал на своем:

– Думаю, лучше нам сначала поговорить и расставить все точки над «i».

Услышав твердые интонации в его голосе, Миранда поднялась, смахнула волосы с лица.

– Тео, да что не так?

– Думаю, лучше побыстрей одеться для завтрака. Там все и обсудим. Это важно.

– Ладно. Уже встала, – и она потерла глаза.

Конечно, у нее в мыслях был только секс, так же, впрочем, как и у него. Но что делать. Жизнь не ограничивается только любовью. Пусть с сексом у них все в порядке, но этого нельзя сказать про их личностные отношения. Они тоже требовали урегулирования. И это уже сложней.

– А я бы хотела больше секса в своей замужней жизни, – капризно выпятила губки Миранда.

– А я бы хотел любви, – многозначительно посмотрел на нее Тео. – Понимаешь, Миранда, секс для меня слишком прост. На данном этапе.

Неужели? Или она ослышалась? Не может такого быть…. Ну и юмор у этого мужчины, однако. Уставившись на него, она поняла, что уже не может оторвать от него свой взгляд. Неужели она его и правда любит? Так любит, что готова дать еще один шанс их браку?

– До сих пор ты доверяла мне, дорогая….

– Но все произошло именно потому, что я тебе доверяла. А ты… я уже не знаю, что и думать.

– Мне жаль, что я обидел тебя. Я всего лишь выполнял свой долг…

– Независимо от последствий?

– Последствие тут одно: мы женаты. Вопрос в другом: будет ли это продолжатся дальше?

– Знаешь, Тео… я опять поддаюсь на твои цветистые речи. Чуть было не поверила, что тебе от меня нужна любовь… не только секс. В то время как ты едва ли понимаешь, что значит – любить.

– И ты не дашь мне шанса доказать обратное? – Он встал перед ней на колено. – Ты примешь мое предложение?

Тишина надолго окружила их.

– Миранда, – воззвал он к ней наконец. – Неужели ты не считаешь нашу с тобой встречу судьбой и предопределенностью? Ведь мы с тобой могли бы никогда не встретиться, не познакомиться и не понравиться друг другу. Но это произошло. Неужели ты этого не ценишь?

– Я здесь только потому, что тебе была нужна жена, и все. А я… я по слабости позволила себе влюбиться в тебя…

– Что ты такое говоришь? Как человек может контролировать свои чувства? Сердцу не прикажешь, говорят… Я, например, это понял, когда встретил тебя.

– Ты правда так считаешь? – она в удивлении уставилась на него.

На сей раз он говорил от чистого сердца, и это было очень странно.

– Да. И говорю тебе – я люблю тебя. И хочу провести с тобой не только тридцать дней, как указано у тебя в контракте, а всю свою жизнь. Я прошу тебя снова надеть это кольцо, – и он передал ей драгоценную вещицу. – Будешь моей женой, Миранда?

– А ты будешь ли моим мужем? – Девичье сердце наконец растаяло.

И Тео это понял и просиял.

– Буду, – поклялся он.

Торжественную встречу они завершили не менее торжественным завтраком, после которого весьма бурно доказывали друг другу свою любовь. И кольцо было на руке Миранды, и будет всегда, как решили оба.

В момент близости Миранда призналась Тео еще в одной тайне, которую она не решилась бы открыть никому.

– Знаешь… а ведь тот самый преподаватель музыки… мой учитель…

– Да? Который разбился? И что?

– Ну… он был не просто мне как отец. Это я сначала думала, что он мне как отец. А тогда… тогда он погиб все же по своей вине. Он пытался… он пытался меня соблазнить. Дотронулся в машине до моего колена и… я его оттолкнула, конечно. В тот самый момент и произошла злосчастная катастрофа… И он погиб…

Тео внимательно и серьезно слушал свою жену. Если она его жена – отныне и навсегда – он должен знать о ней все. Пусть даже ей и больно рассказывать, любовь излечит все раны, и душевные, и телесные. Он обнял ее, и она расплакалась у него на груди.

– Ничего, все будет хорошо, – утешал он ее. – Мы вылечим твою руку, я тебе это обещаю. А слово Савакиса – закон.

Только их яхта причалила к берегу, Тео сошел с нее и поспешил на важную деловую встречу. Заодно он назначил визит к врачу. Врач пообещал осмотреть Миранду и заверил, что скорее всего проблем не будет. Тео воспрял духом. Нет, разочарованиям не место в его жизни, пока он жив и пока его Миранда с ним.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Прогноз, который поставил врач, оказался весьма правдивым и оптимистичным. Миранда даже боялась надеяться на это. Афинский хирург уверил ее, что вскоре она сможет если не играть на скрипке, то пользоваться рукой совершенно нормально. Мало того – сможет учить других, а это было для нее сейчас очень важно.

Она сидела напротив Тео в удобном кожаном кресле на борту частного самолета, летевшего обратно на Кальмос. Тео был серьезен как никогда, она бы душу отдала, лишь бы узнать его мысли. Он мрачно строчил что-то в своем ежедневнике.

– Опять бизнес, да?

Его взгляд скользнул по ее лицу, и он улыбнулся.

– На сей раз не мой, а твой…

Душа Миранды воспарила – неужели он решил «за»? Теперь она могла быть полностью уверена: у нее есть верный помощник – в лице собственного мужа.

А на яхте ее ожидал новый сюрприз – ее собственная семья в полном составе. Никогда до сих пор Миранда не была такой счастливой. Ее муж тут же нашел общую тему для разговора с принцем Алессандро.

– Кажется, у них есть много общего, – смеясь, заметила Эмили.

– Возможно, общие знакомые, – согласилась Миранда. – Ведь они вращаются в одних и тех же кругах.

– Я думала о другом…

– О нас? – И опять, как и прежде, сестры угадывали мысли друг друга с полуслова, с полувзгляда. – Конечно. Бедные наши мужья.

– Да. Нелегкое выпало испытание на их долю. Думаю, им придется еще долго учиться нас различать.

– Эм, ты ведь счастлива? – вдруг задала вопрос Миранда.

– А ты как думаешь? – и сестра подмигнула ей. – Я люблю свою новую страну, своего мужа и его дорогого батюшку. А теперь еще есть и наследник, так что я совсем счастлива. А Алессандро будет отцом. Вот ему счастье привалило… Семейная жизнь – прекрасна. Алессандро счастлив, счастлива я, его отец. Уже не говорю о том, что династия их продолжится в скором времени.

– И тебя это не угнетает?

– Мое положение среди них? Ни капельки. В этом нет ничего зазорного.

– Просто ты всегда хотела сделать карьеру.

– Знаю. Но я вполне могу уладить и то, и другое, и везде успеть. Главное, правильно расставить приоритеты.

Миранда рассмеялась.

– Как здорово, что мы снова вместе. – Эмили тронула ее за руку. – Я так давно не видела твою улыбку, дорогая сестра. Я очень рада, что ты наконец избавилась от кошмара славы и нервного срыва после аварии.

Миранда ахнула.

– Так вы… вы все знали? Но… как?

Эмили подмигнула.

– Мы же одна дружная семья. Несмотря ни на что.

Миранда всхлипнула.

– А я-то думала… Ох, прости меня, пожалуйста. Какая же я глупая.

– Ну-ну. Твое поведение и чувства вполне понятны и объяснимы. Мы не лезли к тебе в душу, понимая, что тебе нужно время разобраться в себе, понять, как жить дальше. Не хотели мешать.

– Но… зачем же тогда я бежала в Грецию? – Миранда захлопала глазами.

Тут Эмили загадочно улыбнулась.

– А разве ты этому не рада? – кивнула она в сторону Тео.

Сестры обменялись многозначительными взглядами. И тут к ним подошла их мать.

– Дорогие, нам уже надо идти в зал…

Миссис Вестон была в своем стиле – всегда и всем распоряжалась.

– Мама, – улыбнулась ей Миранда, – ты волнуешься больше меня…

– Ну, это мое первое венчание на борту яхты миллионера…

На главной палубе собралась большая толпа. Миранда успела заметить среди гостей Агалию и Спироса. Они сидели на почетном месте рядом с Лексис и отцом Алессандро.

– Что происходит? – спросила Миранда, внезапно осознав торжественность минуты.

– Это мой свадебный подарок, – сказал Тео загадочно, и толпа перед ним расступилась.

И тут она увидела молоденькую китаянку, которая вышла на импровизированную сцену. Одетая в простое голубое платье, стройная девочка была почти подростком.

– Не понимаю…

Прижав палец к губам, Тео повел ее к креслам в переднем ряду.

– Увидишь через минуту, обещаю, – прошептал он с улыбкой.

Вдруг муж Эмили выступил на сцену. У него в руках была скрипка. Низко поклонившись, он передал ее Миранде.

– Ли Чин сыграет для почтенной аудитории и для тебя, Миранда, отрывок пьесы.

– О, Тео…

Прекрасный старинный инструмент казался живым в руках Миранды, а она не дотронулась еще ни до одной струны. Связь между ними была очевидна.

– Это для тебя, – сказал Тео тихо.

– Это для нас обоих, – поправила она его. – Как мне выразить, насколько я благодарна тебе, как мне выразить свою любовь?

– Ты можешь попробовать, как только Ли Чин закончит свою пьесу, – кивнул Тео в сторону сцены. – Кажется, мы нашли прекрасный талант, – довольно улыбнулся он, когда китаянка закончила играть.

– Да. У нее замечательные способности. Талант. Ни у кого не встречала такого.

– Неужели? – лукаво улыбнулся Тео. – А я вот уже встретил одну такую…

Миранда рассмеялась. А потом они все дружно аплодировали девушке.

– Мне кажется, студенческая программа будет иметь успех еще очень и очень долго, – уверил Тео жену сквозь шум аплодисментов.

– Долго? – переспросила Миранда, поймав его счастливый взгляд.

– О, мне кажется, бесконечно.


home | my bookshelf | | Скрипачка и миллионер |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу