Book: Записки А Т Болотова, написанных самим им для своих потомков



Болотов Андрей Тимофеевич

Записки А Т Болотова, написанных самим им для своих потомков

Болотов Андрей Тимофеевич

Записки А. Т. Болотова, написанных самим им для своих потомков

{1}Так помечены ссылки на примечания.

Из предисловия: Мы предлагаем... избранные "письма", которые касаются пребывания автора в Восточной Пруссии, особенно в Кенигсберге во время Семилетней войны. ...мы узнаем о том, что в битве под Гросс-Егерсдорфом уральский казак Пугачев спас от гибели генерала Панина, того самого, который возглавил в дальнейшем карательную экспедицию против пугачевского восстания.

Ю.Ш.: Здесь добавлены главы, отсутствующие в "бумажном" издании, по книге "Жизнь и приключения Андрея Болотова", М., "Терра", 1993 г. Названия этих добавленных глав выделены курсивом [в тексте].

Hoaxer: т.к. А.Т. Болотов прибегнул к изложению своих воспоминаний в форме писем, а не воспроизвёл написанные когда-то им письма, эта книга размещается в разделе Мемуары, а не в Дневниках и письмах. 19.I.2004 добавлены ещё 9 "писем" (91-99) Болотова.

Содержание

А.Т. Болотов в Кенигсберге (Письма 54-90)

Андрей Болотов и его время. В. Антонов

Предуведомление

Часть V. Продолжение истории моей военной службы и Прусской войны. Занятие Кенигсберга

Часть VI. Продолжение истории моей военной службы и пребывания моего в Кенигсберге

Часть VII. Продолжение истории моей военной службы и пребывания моего в Кенигсберге

Часть VIII. Продолжение истории моей военной службы и пребывания моего в Кенигсберге

Примечания

История моей петербургской службы (Письма 91-99)

Примечания

Андрей Болотов и его время

Еще сравнительно недавно имя Андрея Тимофеевича Болотова мало что говорило даже преподавателям русской словесности. Лишь немногие специалисты, увлекающиеся историей и литературой XVIII века, знали его как человека широких энциклопедических познаний, которые он употреблял на благо российского просвещения, как философа и писателя, оставившего в своих трудах не только образцы неподражаемо яркого литературного стиля, но и глубокие, разносторонние сведения о современной ему эпохе

Незаслуженное забвение кончилось несколько лет назад. На прилавках книжных магазинов появились, чтобы сразу же стать библиографической редкостью, его произведения, выпущенные в свет довольно солидными тиражами различными издательствами

О Болотове заговорили. Болотова стали изучать, правда, пока на академически-кабинетном уровне (написаны и защищены две кандидатские диссертации), Болотов стал популярен. Популярность эта весьма широка. Помимо философов, историков, этнографов, филологов, трудами Болотова заинтересовались и специалисты сельского хозяйства, медики. Еще бы, ведь его "Избранные сочинения по агрономии, плодоводству, лесоводству, ботанике" таят в себе массу сведений, мало знакомых даже современной науке. А "Краткие и на опытности основанные замечания об електрицизме и о способности електрических махин к помоганию от разных болезней" содержат рецепты диагностирования и лечения самых различных заболеваний - от насморка до психического расстройства.

Но к какой бы сфере деятельности ни принадлежали люди, ищущие общения с Болотовым, наибольший интерес вызывают его Записки, опубликованные впервые известным историком и издателем М. И. Семевским под названием "Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков" в приложении к журналу "Русская старина"

Чем привлекательно это жизнеописание? XVIII век в истории нашего государства занимает особое место он был насыщен многими противоречивыми, смутными политическими событиями, ознаменован правлением царей и цариц, чьи личностные, государственные качества и воззрения коренным образом отличались друг от друга, чьи действия вызывали самый различный резонанс и внутри страны и в Европе. Взлеты процветания, рост авторитета России сменялись мрачным застоем, безвременьем; акты государственной мудрости - интригами, жестоким сведением счетов; утомительный, ненадежный мир - кровавыми затяжными войнами, из которых Россия, если и выходила победительницей, то бесславной, утверждающей за собой нелестную репутацию жандарма и палача Европы.

Вместе с тем XVIII век стал веком просвещения, пропаганды прогрессивных идей, высокого взлета русской культурной мысли контакты с просвещенной Европой, даже контакты военные, вопреки самодержавию, пестуемому им обскурантизму невежества, побуждали самобытные русские умы к поиску критериев и идеалов справедливости, социального добра, процветания, гуманизма.

А. Т. Болотов - дитя своего века. Он принадлежал ему, знал его и любил. У нас таких знаний, к сожалению, нет. Но есть любовь, есть потребность разобраться в сравнительно недавнем историческом прошлом нашей Родины. Поэтому мы и потянулись к вновь открытому для нас Андрею Болотову

Мы предлагаем нашим читателям далеко не все записки из его жизнеописания, а только избранные "письма", которые касаются пребывания автора в Восточной Пруссии, особенно в Кенигсберге во время Семилетней войны. Наш выбор обусловлен издательским замыслом подготовить и выпустить в свет серию книг, посвященных истории края, в котором мы живем. История эта до 1945 года нам известна в довольно приблизительных чертах. А ведь она на протяжении многих веков была самым тесным образом связана с историей России.

Читателю, привыкшему считать Пруссию изначально постоянным рассадником агрессии и милитаризма, возможно, покажутся несколько странными страницы "Жизни и приключений Андрея Болотова...", свидетельствующие о том, что в XVIII веке здесь жили преимущественно мирные люди, не помышляющие о захвате чужих земель, а стремящиеся к добрососедству, труду, знаниям. Война, развязанная монархами, была в корне чужда им. Они не испытывали ненависти к русским. Пленные, они радушно принимали в своих домах победителей. Побежденные, они по доброй воле принимали присягу на верность русской императрице

Война - всегда бедствие для народа. Но, в отличие от войн двадцатого столетия, войны восемнадцатого не только разъединяли, но и сближали представителей воюющих сторон. Русский офицер Болотов сближается в Кенигсберге с прогрессивно для того времени мыслящими людьми. Это сближение во многом сказывается на его личностном формировании. Идеи просвещения и гуманизма овладевают им, и он остается их носителем до конца жизни.

В книге нет записок об отношениях Болотова с молодым преподавателем Кенигсбергского университета Иммануилом Кантом. Нет, очевидно, потому, что Болотов, не разделяя философских воззрении Канта, не предугадывая диалектики их развития, просто не придал должного внимания этому, в будущем замечательному, философу.

Но хотел или не хотел этого Болотов, а учение Канта о материальной природе мира наложило на него отпечаток. Ведь много лет спустя, говоря о природе непостижимого тогда электричества, Болотов отстаивал его материальную основу, и, соответственно, объективную возможность управлять им.

Наряду с изложением различных мировоззренческих концепций, в книге собран ряд интереснейших этнографических и исторических фактов, описаны быт и нравы разных слоев русского и прусского общества. Многие из этих фактов относятся к разряду парадоксальных, казуистических. Скажем, мы узнаем о том, что в битве под Гросс-Егерсдорфом уральский казак Пугачев спас от гибели генерала Панина, того самого, который возглавил в дальнейшем карательную экспедицию против пугачевского восстания.

К сожалению, издательство пока не имеет возможности издать все мемуарные записки замечательного просветителя, относящиеся к его пребыванию в Восточной Пруссии, однако и эти избранные "письма", по нашему мнению, обогащают представление жителей и гостей Калининградской области о ее историческом прошлом, восстанавливают связь времен.

Итак, книгой "А. Т. Болотов в Кенигсберге" мы открываем серию изданий по страницам истории нашего края. Будем благодарны всем, кто поможет нам в подготовке книг этой тематики.

В. Антонов

Предуведомление

НЕ ТЩЕСЛАВИЕ И НЕ ИНЫЕ КАКИЕ НАМЕРЕНИЯ побудили меня написать сию историю моей жизни; в ней нет никаких чрезвычайных и таких достопамятных и важных происшествий, которыя бы достойны были переданы быть свету, а следующее обстоятельство было тому причиною.

Мне во всю жизнь мою досадно было, что предки мои были так нерадивы, что не оставили после себя ни малейших письменных о себе известий и чрез то лишили нас, потомков своих, того приятного удовольствия, чтоб иметь о них и о том, как они жили, и что с ними в жизни их случалось и происходило, хотя некоторое небольшое сведение и понятие. Я тысячу раз сожалел о том и дорого бы заплатил за каждый лоскуток бумажки с таковыми известиями, если б только мог отыскать что-нибудь тому подобное. Я винил предков моих за таковое небрежение, и, не хотя и сам сделать подобную их и непростительную погрешность и таковые же жалобы навлечь со временем и на себя от моих потомков, разсудил употребить некоторые праздные и от прочих дел остающиеся часы на Описание всего того, что случилось со мною во все время продолжения моей жизни; равно как и того, что мне о предках моих по преданиям от престарелых родственников моих, которых я застал при жизни, и по некоторым немногим запискам отца моего и дяди, дошедших до моих рук, было известно, дабы сохранить, по крайней мере, и сие немногое от забвения всегдашнего, а о себе оставить потомкам моим незабвенную память.

При описании сем старался я не пропускать ни единого происшествия, до которого достигала только моя память, и не смотрел, хотя бы иныя были из них и самыя маловажныя, случившиеся еще в нежнейшия лета моего младенчества. Сие последнее делал наиболе для того, что напоминание и прочитывание происшествий бывших во время младенчества и в нежныя лета нашего возраста причиняет и самим нам некоторое приятное удовольствие. А как я писал сие не в том намерении, чтоб издать в свет посредством печати, а единственно для удовольствования любопытства моих детей и тех из моих родственников и будущих потомков, которые похотят обо мне иметь сведение, то и не заботился я о том, что сочинение сие будет несколько пространно и велико, а старался только, чтобы чего не было пропущено; почему в случае, если кому из посторонних случится читать сие прямо набело писанное сочинение, то и прошу меня в том и в ошибках благосклонно извинить. Наконец, что принадлежит до расположения описания сего образом писем, то сие учинено для того, чтоб мне тем удобнее и вольнее было разсказывать иногда что-нибудь и смешное.

Часть V.

Продолжение истории моей военной службы и Прусской войны. Занятие Кенигсберга

(1790)

Письмо 54-е

Любезный приятель! Между тем как вышеупомянутым образом и в самую глубочайшую осень 1757 года война{1} в прусских, цесарских и саксонских землях горела наижесточайшим образом, и целые десятки тысяч людей лишались жизни, а того множайшие попадали в полон, поля же обагрялись человеческой кровью, а бесчисленное множество бедных поселян лишались своих домов и всего своего имения, а того множайшие претерпевали тягость от поборов и отнятия у них всех заготовленных ими для своего пропитания съестных припасов и фуража, отдыхали мы в Польше и в Курляндии{2} от своих трудов и всю сию осень и начало зимы препроводили в мире, тишине и наивожделеннейшем покое. Не зная ничего о всех сих происшествиях, жили мы тут на своих покойных квартирах и только что веселились.

Но сколь спокойны были мы, столь беспокоилось правительство наше худыми успехами нашего первого похода. Неожидаемым и постыдным возвращением армии нашей из Пруссии и всеми поступками нашего фельдмаршала графа Апраксина владеющая нами тогда императрица крайне недовольна{3}, и хотя для прикрытия стыда и обнародовано было, что сие возвращение армии нашей произошло по повелению самой императрицы и будто для того, что как цесарцы сами уже вошли в Шлезию, то нам не было нужды идти далее продолжать поход свой до Шлезии, и что, сверх того, войска нужны были в своем отечестве по причине болезни императрицыной, однако всем известно было, что это объявлено было для одного вида, а в самом деле все знали, что учинил он то самопроизвольно. А самое сие и навлекло на него гнев от императрицы, почему не успел он возвратиться в Курляндию, как отозван был в Петербург для отдания в поведении своем отчета. Сие обратное путешествие в столичный город было сему полководцу весьма бедственно и несчастно. Лишась всей прежней своей пышности, принужден он был ехать как посрамленный от всех, почти тихомолком, и слухи об ожидаемых его в Петербурге бедствиях столь его беспокоили, что он на дороге занемог и больной уже привезен в Нарву. Но сего было еще недостаточно. Но несчастье встретило его уже и в сем городе, ибо прислано было повеление, чтоб его не допускать и до Петербурга, но, арестовав тут, велеть следовать его нарочно учрежденной для того комиссии. Но сие бедняка сего так поразило, что он в немногие дни лишился жизни, о которой никто не жалел, кроме одних его родственников и клиентов, ибо впрочем все государство было на него в неудовольствии.

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35

XML error: Mismatched tag at line 35




home | my bookshelf | | Записки А Т Болотова, написанных самим им для своих потомков |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу