Book: Дорога в Эдем



Дорога в Эдем

Пэтти Коплэнд

Дорога в Эдем

Пролог

Ева Саттон, закутавшись в соболиное манто, сидела, сжавшись в комочек, в самом углу заднего сиденья лимузина и не сводила безучастного взора со своих дрожавших рук. Только что девушка порвала со своим женихом Ричардом. Теперь он для нее никто. А как же еще могла она поступить? Оказывается, у него связь с женщиной, и об этом Ева совершенно случайно узнала из подслушанного в дамском туалете разговора. Новость ошеломила ее. И как она могла так ошибиться в Ричарде?

Лимузин выехал на Мичиган-авеню. В окно Ева видела прогуливающихся по улице людей. Остановились на светофоре возле Уотер-Тауэр. Древний памятник архитектуры – башня, чудом сохранившаяся после Большого пожара в Чикаго, была сейчас красиво подсвечена прожекторами, около нее стояло несколько старинных экипажей, поджидавших туристов – любителей романтических прогулок. Правда, сейчас, в мае, ночи слишком холодны для подобных экскурсий, но Ева вспомнила, как прошлой весной, именно в мае, они с Ричардом отправились кататься. Это он настоял на прогулке в экипаже, хотел развлечь ее немного. С воспоминаниями вернулась прежняя боль…

Тогда все и началось. Ева была так потрясена неожиданной смертью отца, что долго не могла прийти в себя. Ричард, один из приближенных к отцу сотрудников компании, считавшийся чуть ли не восходящей звездой фирмы; буквально ни на шаг не отходил от Евы, окружил ее заботой и вниманием, не давая пасть духом. Ему это удалось, он, что называется, вернул ее к жизни. Отвлекал от тяжелых мыслей, сопровождал всюду и наконец стал ее женихом. Ева довольно безропотно подчинилась ему: то ли ей было все равно, то ли она сочла эту партию подходящей или удобной для себя.

Как бы отец прореагировал, будь он жив, на поведение своего любимчика? Изменять Еве, и с кем! Подумать только. Но судя по всему, только она одна и не знала ничего о его похождениях.

Ева поглядела в затылок своего шофера. Старый, верный Симмс… А почему бы не поговорить с ним о Ричарде? Интересно узнать его мнение.

– Симмс, я сегодня разорвала помолвку с Ричардом, – сообщила она, глядя в зеркальце на шофера и стараясь рассмотреть выражение его глаз. – Скажи мне, что ты о нем думаешь? Только честно.

Симмс неожиданно широко улыбнулся.

– Вот и хорошо, мисс Ева, – сказал он радостно. – Самая замечательная новость за последнее время!

– Так тебе Ричард не нравится?

– Ну… нравится не нравится, не в этом дело… Мы с Тилли всегда считали, что он не подходит вам, мисс Ева. – Он бросил на нее взгляд в зеркальце и снова просиял. – А уж Тилли-то как обрадуется!

Симмс хотел подбодрить Еву, но та только еще больше помрачнела.

Во-первых, он высказал то, о чем она не позволяла себе даже думать. Во-вторых, она поняла сейчас, что разрыв с Ричардом повлечет за собой массу проблем, прежде всего в компании. А сколько еще предстоит выслушать от друзей, сотрудников и знакомых!

Машина уже ехала по фешенебельному району Лэйк-Форест, где находился дом Саттонов. Ева смотрела в окно невидящим взглядом и чувствовала, как усиливается ее мигрень. К тому моменту когда Симмс остановился у Парадного входа большого особняка, у Евы от боли голова шла кругом. Одна мысль не давала ей покоя: каким образом Ричарду удалось войти в ее жизнь и так заморочить ей голову, что она долгое время не могла понять его истинных намерений?

Ева вошла в дом и плотно закрыла за собой дверь. Вот теперь ей стало спокойнее, она чувствовала себя в безопасности. Правда, тревожные мысли продолжали терзать душу. Боль не отпускала, и она медленно направилась к себе в комнату, сжимая виски обеими руками. Не зажигая света, Ева упала на кровать и долго лежала, боясь шевельнуться и стараясь ни о чем не думать.

Очнулась она, услышав легкие шаги и шорох. Ева открыла глаза и увидела в комнате Тилли, которая пришла помочь ей раздеться и лечь спать.

– Ты меня балуешь, – сказала Ева, но не сопротивлялась, пока умелые руки Тилли осторожно и быстро расстегивали все крючки, молнию, пуговки.

– Мы обе знаем, что мне нравится ухаживать за тобой, детка, – тихо сказала Тилли, надевая на Еву ночную рубашку. – Поэтому расслабься и не мешай мне. Я все знаю. Симмс сказал мне, что ты рассталась с Ричардом.

У Евы на глаза вдруг навернулись слезы, она сделала над собой огромное усилие, чтобы не разреветься. Она никогда не плачет! Никогда! А сейчас и подавно не станет. Это не слезы отчаяния, и она вовсе не расстроена, а сердита, нет, кипит от ярости – опять, в который раз, ее хотели использовать в своих корыстных целях!

А в это время Тилли стала поглаживать голову Евы, тихонько напевая монотонную песню. Это был особый ритуал, с помощью которого старая служанка всегда, с самого детства Евы, избавляла ее от мигрени. Через некоторое время Еве действительно стало легче. Она благодарно потрепала Тилли по руке.

– Спасибо, Тилли. Огромное спасибо тебе и Симмсу. Хорошо, что вы оба рядом со мной.

– А где же еще нам быть?

Тилли наклонилась к Еве и нежно обняла ее, поглаживая по спине.

– Не надо расстраиваться, детка, – сказала она. – И не стоит плакать из-за этого парня. Он тебе не пара.

Вот тут-то и покатились слезы. Ева всхлипнула и спросила:

– Тилли, скажи, разве нельзя просто в меня влюбиться? Почему всем нужны только мои деньги, а не я сама?

– Запомни, милая, – ответила та, не сводя с Евы глаз. – Когда-нибудь, неожиданно для себя самой, ты встретишь человека с открытым сердцем и ясными глазами. Вот он-то и поймет, какая ты на самом деле – удивительная, не похожая на других, – и ему будет все равно, есть у тебя деньги или вообще нет ни гроша в кармане. Но до тех пор, – тут Тилли нежно погладила девушку по голове, – ты должна оставаться самой собой.

Глава 1

Ева уверенно вела машину по шоссе. Вокруг простирались пашни; одна ферма сменяла другую, в открытое окно дул свежий весенний ветерок, принося с полей запах влажной земли. Южный Висконсин, фермерский штат. Дорога шла по холмам, с обеих сторон открывался прекрасный вид на поля и долины. Однако уже начинало смеркаться, и вскоре стало совсем темно.

Ева включила фары, дорогу она знала хорошо. Это старое четырехполосное шоссе вело на север, в самую середину штата, где на берегу маленького озера расположилось принадлежащее их семье скромное бунгало, в котором она нередко бывала и раньше.

Вспомнилось сегодняшнее утро. Как это она пришла к такому неожиданному решению – скрыться от всех? Слова Тилли о том, что ей надо быть самой собой, подтолкнули к этому. Она и сама толком не понимала, кто такая в действительности Ева Саттон. Вот и пришла в голову мысль: побыть обыкновенной девушкой – без богатства и власти.

Ева даже улыбнулась – эта затея нравилась ей все больше и больше. Но тут же озабоченно нахмурилась: неожиданно мотор стал барахлить и «захлебываться».

– Ну же, малышка! – проговорила она, обращаясь к машине. – Не подведи меня!

Ева взглянула на приборы – никаких сигналов аварийной ситуации. Может, это просто случайность? Тогда смело вперед, только сбавив скорость. «Интересно, что бы сказал дядя Роб, если бы узнал, что я приобрела подержанный автомобиль?» – подумала она с усмешкой. А эти игривые надписи на бампере? Ей они, впрочем, совсем не по душе, но времени на раздумья не было, к тому же их всегда можно убрать. Да и теперь это не имеет значения. Она рада тому, что сама все решила и сама все сделала. Это произошло с ней впервые.

Мотор снова «чихнул». И еще раз… Ева свернула на обочину – и как раз вовремя, потому что мотор тут же заглох. Она выключила фары, подождала с минуту и включила зажигание. Ничего не вышло. Мотор не завелся и со второй попытки.

Вокруг темнота и тишина. Что делать? В зеркальце показался свет фар подъезжавшего сзади автомобиля. Хоть бы за рулем оказалась какая-нибудь милая дама! Остановилась бы рядом и предложила свою помощь… Но машина промчалась мимо. Ева поняла, что нужно выйти и стоять на виду, если она хочет, чтобы ее заметили.

В нетерпении Ева ходила взад-вперед, но, как назло, редкие теперь машины ехали только в обратном направлении. Через некоторое время вообще все стихло, слышался только стрекот кузнечиков в поле. Стало холодно, а на ней была лишь тоненькая курточка.

Ева решила, что лучше пойти по шоссе вперед, где, как она смутно помнила по знакам, то ли заправочная, то ли закусочная. Но в этот момент увидела далеко на высоком холме свет фар машины, которая постепенно приближалась к ней. Жаль, что нет фонарика, чтобы посигналить водителю. Но может, он и так заметит ее? Теперь Еве все равно, кто за рулем – мужчина или женщина, пусть только остановится.

Ева стала прыгать и махать руками. Свет слепил глаза, она плохо видела, что происходит, но услышала звук тормозов. Машина медленно проехала мимо и встала. Ева вгляделась: какой-то большой пикап, впрочем, скорее грузовичок. Водитель дал задний ход, чтобы подъехать поближе.

Ева напряженно ждала. Дверь открылась, и из машины показались сначала огромные бутсы, а уж потом появилась крупная мужская фигура. Разглядеть незнакомца было невозможно, потому что габаритные фонари грузовичка светили ему в спину. Он приблизился к оробевшей Еве. «Ну и здоровяк», – подумала она. И еще обратила внимание, что у него на голове ковбойская шляпа-стетсон.

– Добрый вечер, – прогудел грубоватый голос, от которого Ева вздрогнула. – У вас что, проблемы с машиной?

У Евы во рту пересохло от страха. Такого «спасителя» она не ожидала увидеть. Единственное, что успокаивало ее: он не подошел к ней вплотную, а остановился поодаль, засунув руки в карманы джинсов. Ева решила тоже быть настороже и зашла за машину. Ей уже удалось рассмотреть немного его лицо: довольно резкие черты, усы, выражение глаз не видно… Что можно ждать от этого человека? Она порядком струхнула, но старалась не подавать виду, что волнуется.

Адам Вагнер криво усмехнулся, увидев, что эта женщина готова спрятаться от него за машину. Ну, понять ее можно. Одна на дороге, к тому же ночью… Такая хрупкая, маленького роста. Выглядит испуганной до смерти. Правда, только ее ему не хватало в конце этого длинного и трудного дня, да еще после неприятной встречи с той избалованной девчонкой на ферме Хартвига… Но что бы он ни думал о женщинах, этой надо помочь.

– Вы знаете, что с вашим автомобилем? – спросил он. От одного звука его голоса женщина вздрогнула снова.

Адам выругался про себя: он начинал терять терпение. Вот же пугливая какая! Сама остановила его, не побоялась, а теперь вся трясется!

– Слушайте, леди, успокойтесь в конце концов, – сказал он. – Я ужасно устал и проголодался, но проявляю терпение. А рассердиться я могу из-за того, что вы молчите, как в рот воды набрав!

До нее наконец дошло, что он не собирается убивать ее тут на дороге, и она заметно оживилась.

– Я вас понимаю! – ответила она. – Я тоже ужасно хочу есть.

Она вышла из-за машины, и теперь Адам смог хоть немного разглядеть ее: молодая женщина, довольно тонкие черты лица, светлые волосы. И голос у нее оказался весьма приятный.

– Дело в том, что я представления не имею, что стряслось с машиной, – продолжала она. – Мотор заглох, и все.

Адам, нахмурившись, посмотрел на нее.

– Так вы решили остановить первую попавшуюся попутную машину? – поинтересовался он. – И поверили мне, совершенно незнакомому человеку, на слово, что я ничего плохого не замышляю? Правда, я сам уверил вас в этом, но не слишком ли вы доверчивы?

– Ну… мне кажется, что вам можно доверять. Интуиция, наверное, – она попробовала улыбнуться. – А кстати, если вы представитесь, то перестанете быть незнакомцем.

Адам не мог не поразиться ее наивности. Вот уж этого он никак не ожидал. Неподдельный испуг, доверчивость, ее манера говорить – все это никак не сочеталось с кричащими надписями на бампере: «Все это любят» и «Блондинки любят это больше всего». Прочитав их минуту назад, он было решил, что его в очередной раз пытаются поймать на крючок. Едва вырвался от одной, а тут на тебе…

– А почему тогда вы, черт возьми, бегали по обочине, размахивая руками, вместо того чтобы зажечь аварийную сигнализацию? – поинтересовался Адам.

– Какую еще сигнализацию?

Вместо ответа он открыл дверцу ее машины и включил «мигалку».

– Ах вот оно что… – пробормотала она.

Адам попробовал сесть за руль. Для этого понадобилось отодвинуть сиденье подальше – ноги-то длинные, да и сам довольно крупный мужчина. Несколько раз он включал зажигание и давил на газ, но ничего не получилось. Мотор не заводился. Адам уже начал злиться: он был голоден как волк, мечтал о хорошем ужине, а ему приходится заниматься тут на дороге черт знает чем!

– Знаете что? – сказала хозяйка этой дурацкой поломанной машины. – Может, вы подбросите меня до ближайшей станции техобслуживания? А там уж кто-нибудь ею займется…

Адам бросил на нее суровый взгляд.

– Послушайте, мисс… – он запнулся. – Да как же вас зовут в конце концов?

Она оторопела от его резкого тона, но ответила:

– Ева Саттон.

– Вот что, мисс Ева Саттон. Боюсь, что вы сильно заблуждаетесь в отношении техпомощи. В это время суток, то есть почти ночью, да еще в субботу, не работает ни одна из станций во всем Брайтоне.

Адам вылез из машины и захлопнул дверцу.

Ева нерешительно спросила:

– Ну, это в Брайтоне, а может, где-нибудь в другом месте? Подальше?..

– Возможно, но я не очень уверен. – Он с усмешкой оглядел ее с головы до ног. – Я вижу, вы горожанка, – сказал он, – а здесь сельская местность и свои правила. Тут все закрывается рано. Даже если мне и удастся найти кого-нибудь по моему мобильному телефону, то придется сидеть и ждать помощи не меньше часа. Я себе такую роскошь не могу позволить – просто с ног валюсь от усталости и есть хочу.

– Уверяю вас, мистер… Извините, но вы мне не представились.

– Адам Вагнер. Доктор Адам Вагнер.

– Уверяю вас, доктор Вагнер, что если мы дозвонимся до техпомощи, я сама останусь тут ждать. А вы можете ехать домой и ужинать.

Адам покачал головой.

– Нет уж, я вас тут одну не оставлю ни под каким видом. Еще пойди разыщи этих работяг, – пробурчал он себе под нос. – И они прямо помчатся со всех ног на ночь глядя…

Он направился к своему грузовичку. Ева бросилась за ним вдогонку.

– Спасибо вам за беспокойство, доктор Вагнер, но…

Адам так неожиданно остановился, что Ева просто врезалась в него с налета. Ее поразило, каким крепким оказалось его мускулистое тело, а вот руки – он аккуратно придержал ее и легонько отодвинул от себя – удивительно нежные… И при этом такое свирепое выражение лица…

– Не хватало мне еще ночью не спать и думать, все ли с вами в порядке! – воскликнул Адам в сердцах.

Ева глядела на него с неподдельным удивлением.

– Оказывается, вы не лишены чувства сострадания! – сказала она. – Ах да, ведь вы врач! Скажите, доктор Вагнер, а ваших пациентов устраивает, как вы с ними обращаетесь? Никто не жалуется?

– Нет, никто, – неожиданно усмехнулся Адам.

– Да вы их, наверное, запугали до смерти.

Он расплылся в улыбке.

– Вообще-то они у меня довольно терпеливые, – сказал он. – Я с ними легко справляюсь.

Ева подумала, что ей его методы вовсе не по душе. Но в чем же выход? Она оглянулась на свою машину – что за мерзкие надписи, надо от них срочно избавиться.

– Хотя этот автомобиль с виду и не очень презентабельный, – сказала она со вздохом, – но это все-таки моя машина. Мне бы не хотелось оставлять ее на дороге без присмотра. Что от нее останется к утру?

– Здесь, в деревне? Никто ее не тронет! Да мы и не оставим ее на дороге! – Он повернулся к грузовичку. – К вашему сведению, я не только врач, но и фермер, привыкший справляться с такими задачами, как буксировка поломанной техники. Понятно?

С этими словами Адам открыл задний борт машины и стал рыться внутри, светя себе фонариком. Ева подошла поближе.

– Осторожно! – предупредил Адам. – Там сзади торчит крюк!

Он достал приспособление для жесткой сцепки, приладил один конец к крюку и вручил Еве фонарик.

– Посветите мне, пока я подцеплю вашу машину за бампер, – попросил он.

Не прошло и десяти минут, как они оба были уже в кабине грузовичка, который осторожно тронулся с места и медленно поехал по шоссе, таща за собой на тросе машину Евы. Куда они едут? Ева хотела было задать этот вопрос, но в это время Адам стал звонить по телефону.

– Сэйди? Решил предупредить тебя, что немного запаздываю. Да остановился тут на дороге помочь… Нет, не авария, поломка. Мы завезем машину к Шнейдеру, а потом приедем домой ужинать… Да… И она у нас останется переночевать.

– Доктор Вагнер…

Он бросил взгляд на Еву, но продолжал говорить по телефону:

– Да, это – молодая женщина… – Он рассмеялся в ответ на какое-то замечание. – Ладно, мы будем минут через двадцать.

Адам положил трубку. Ева наконец смогла обратиться к нему:

– Большое спасибо за гостеприимство, но лучше бы подбросить меня до ближайшего мотеля. Я вполне могу переночевать там.



– Если я займусь вашим устройством на ночлег, мисс Саттон, я попаду домой к ужину еще через час. Забыли, что это не город? Вы находитесь…

– Да, в сельской местности, – вздохнула Ева. – Все понятно. Не хочу причинять вам беспокойство. И так из-за меня у вас столько хлопот, извините.

Она взглянула на него, недоуменно размышляя об этих разговорах об ужине. Для умирающего с голода человека Адам Вагнер выглядел слишком бодрым.

– Ваша жена так любезна, что согласилась пустить меня переночевать, – сказала Ева.

– Я не женат.

– Нет? А… с кем же вы говорили по телефону?

– Сэйди – моя экономка.

– Ах вот оно что…

Ева, которую тревожила мысль о предстоящем ночлеге в доме незнакомого мужчины, немного успокоилась, узнав, что в доме будет еще кто-то. Но она решила на всякий случай уточнить насчет экономки.

– Она живет в вашем доме? – спросила она.

– Нет.

Ева так и подскочила.

– Погодите… – Она даже протянула руку, словно хотела помешать Адаму вести машину.

Он глянул на нее весело, улыбнулся и продолжал ехать как ни в чем не бывало. С чего это он так развеселился? Ева, мгновенно вспомнив весь его разговор по телефону, заподозрила недоброе. Но решила не идти на конфликт.

– Может, вы все-таки объясните мне, что вы задумали, доктор Вагнер? – сказала она.

Адам ухмыльнулся.

– Вот приедем, и узнаете, – небрежно бросил он, глянув на нее искоса.

– Как это? Вы что…

Он расхохотался.

– Испугались? То-то… Ладно, мне, пожалуй, следует извиниться за то, что напустил на вас страху, но искушение проучить такую доверчивую мисс было слишком велико!

Ева отвернулась и стала смотреть в окно. Они приостановились, чтобы свернуть с шоссе налево, на какую-то дорогу.

– Ну, я прошу прощения! – услышала она голос Адама. – Честное слово, я не хотел обидеть вас. Просто у меня было плохое настроение, и вы тут абсолютно ни при чем.

Это прозвучало так искренне, что Ева немного успокоилась, но заметила:

– Вы правы, доктор Вагнер, я действительно слишком доверчива, но стараюсь, как могу, искоренить в себе этот недостаток.

Она обернулась, почувствовав на себе его удивленный взгляд. Они улыбнулись друг другу.

– Раз вы будете моей гостьей, то лучше называть меня просто Адам.

Она не очень хорошо расслышала его имя, но сказала:

– Тогда вы называйте меня Ева.

– Хорошо, Ева. А теперь, чтобы вы не волновались, сообщу, что Сэйди, узнав, что я везу с собой молодую женщину, предложила свои услуги. Она готова остаться переночевать в доме. Сэйди – женщина в возрасте и старается соблюдать приличия. В данном случае ее больше заботит моя репутация, а не ваша.

Ева заметила, что он снова как-то лукаво улыбается.

– Ах да! – сказала она немного ехидным тоном. – Добропорядочный доктор! Как же!

Адам не успел отреагировать должным образом на это замечание, потому что они как раз в это время подъехали к станции техобслуживания. Адам сделал разворот таким образом, чтобы машина Евы оказалась в одном ряду со стоявшими там автомобилями. Прихватив фонарик, Ева вышла, чтобы помочь открепить сцепку.

Адам быстро все сделал и велел Еве забрать вещи из багажника. Сам он вырвал из блокнота лист бумаги, чтобы написать указания мастерам.

– Поставьте чемоданы возле своей машины, я все погружу потом.

У Евы был всего один чемодан, совсем нетяжелый, и она решила поставить его сама в кузов. В основном, чтобы продемонстрировать свою самостоятельность. Она одним движением подхватила чемодан и быстро направилась к машине, но не заметила крюка, о который больно ударилась ногой, да так, что искры из глаз посыпались. Ева, вскрикнув, уронила чемодан, потянулась к ноге, зажмурилась, покачнулась… Адам уже был рядом:

– Что случилось?

– Не знаю… Больно… Разбила ногу!

– Где фонарь?

– Уронила…

Он бережно, но без лишних церемоний усадил ее на землю.

– Посиди минутку!

Ева приоткрыла глаза и увидела, как Адам, нагнувшись, ищет фонарь.

– Ага! Вот он. – Он вернулся к Еве. – Посвети мне! Он передал девушке фонарь и направил ее руку так, чтобы свет падал на ногу. Ева увидела рваную дыру в своих черных брюках, через которую уже сочилась кровь. Адам выпрямил ее ногу и стал осторожно закатывать штанину.

– Ого! Ну и ранка! – присвистнул он. – Уверен, что сильно болит. Как ты?

– Ничего, – сквозь зубы проговорила Ева. – Как это меня угораздило!

– Ладно. Не волнуйся, – успокаивающе сказал Адам. – Сейчас принесу свою сумку и наложу тебе временную повязку, а уж дома все как следует посмотрю и обработаю. Может, и зашить придется.

Через минуту он поставил рядом с ней на землю черную сумку и снова внимательно осмотрел рану.

– Вот что, – сказал он. – Ты можешь посветить мне вон туда, на угол здания?

Сделав так, как сказал Адам, Ева увидела автомат по продаже пепси, а значит, там же должен быть и автомат со льдом. И действительно Адам принес кубики льда в пластиковом пакете. Из своей сумки он извлек несколько упаковок бинтов и стерильных салфеток, а также какой-то флакон.

Откупорив флакон, Адам смочил содержимым большую салфетку.

– Это для дезинфекции, – сообщил он. – Сейчас будет здорово жечь, но необходимо обработать рану.

Ева собралась с духом и даже дышать перестала. Салфетка была приложена, жгло адски, но она терпела изо всех сил. Единственное облегчение – нежное и уверенное прикосновение рук врача. Адам широким бинтом быстро забинтовал ее ногу. Потом наполнил резиновую перчатку кубиками льда и примотал к повязке.

– Ну вот, готово! – объявил он и взглянул на Еву. – Как ты, жива?

Она попробовала улыбнуться.

– Нормально. Беру обратно свои слова о том, что ты плохо обращаешься с пациентами.

Она сама не заметила, как тоже перешла с ним на ты. Адам ухмыльнулся, пощупал ее пульс и потрепал по руке.

– Хорошо, сиди спокойно. Я все соберу.

Он быстро сложил все в сумку и сбегал еще за льдом.

– Теперь давай встанем потихоньку. Не опирайся на эту ногу, Ева. Я тебя подхвачу на руки и отнесу в кабину.

Он помог ей подняться и продолжал крепко держать, пока она стояла на одной ноге.

– Послушай, я смогу допрыгать сама! – заявила Ева, попробовав высвободиться.

Адам не обратил на это никакого внимания. Он просто подхватил ее на руки, как пушинку. Опять за нее все решают!

– Говорю же, что могу сама! – упрямо настаивала Ева.

– Зачем? Расслабься. Свою самостоятельность проявишь в другой раз. А сейчас слушайся доктора и веди себя смирно. Главное – покой и полная иммобилизация твоей раненой конечности.

– Что? Полная – что?

– Неподвижность, если хочешь. Все, поехали.

Он понес ее к машине. Еве ничего не оставалось делать, как обнять Адама за плечо. Она почти уткнулись носом в его грудь и вдохнула приятный аромат какого-то лосьона, смешанный с запахом табака. Если бы не боль в ноге, она сумела бы оценить по достоинству пикантную ситуацию и признать, что ей нравится чувствовать его сильные руки, крепкое мускулистое тело…

В это время Адам наклонил голову, чтобы посмотреть, как лучше усадить Еву в машину. Его губы оказались совсем рядом, даже усы коснулись уголка ее рта. По телу Евы пробежала дрожь, она даже о ноге забыла. Ее удивила эта реакция: получается, любой мужчина способен вызвать в ней желание? А ведь только что она рассталась с Ричардом!

Адам чувствовал прикосновение маленькой ладошки к плечу. Наклонившись вперед, чтобы усадить Еву в машину, он скользнул взглядом по ее полуоткрытым губам. Как они близко… Еще чуть-чуть – и он может поцеловать ее. Странно, но эта женщина, которую он держит на руках, волнует его, будит желание.

«Надо же, – подумал он. – Сегодня одна женщина готова была броситься в мои объятия, но меня это не интересовало. Теперь другая женщина в моих объятиях, так приятно чувствовать ее гибкое тело, вдыхать аромат ее духов, но я ее не интересую!»

Адаму пришлось сделать над собой усилие, чтобы отвести взгляд от губ Евы.

– Так, теперь не двигайся! – скомандовал он. – Я потихоньку тебя усажу, а ты не помогай мне, понятно?

Ева послушно замерла. Адам медленно опустил ее на сиденье. Но оказалось, что теперь она сидит прямо на его руках! Ничего себе испытание! А ему хоть бы что. Двигает ее как куклу. Неужели на него это не производит никакого впечатления?

Адам наконец уселся за руль и вздохнул с облегчением. Но его руки еще помнили ощущение мягкого податливого тела женщины… Он крепко сжал баранку и включил зажигание. Глянул на Еву.

– Ну, как ты?

– Нормально.

Она даже не подняла на него глаз, а ему-то хотелось увидеть, что сейчас в них…

– Скажи, а когда тебе последний раз делали прививку от столбняка? – спросил он, чтобы отвлечься от этих мыслей.

Ева глянула на него и задумалась. Потом сказала:

– Около года назад. Прошлой весной.

– Хорошо. Если окажется, что надо будет наложить швы на рану, я отвезу тебя в «Скорую помощь» после ужина.

– А ты что, разве сам не можешь это сделать? – удивилась Ева. – Зачем тратить время на поездку куда-то? И я лучше заплачу тебе.

Адам слегка нахмурился. Ему очень хотелось высказаться насчет ее денег, но он передумал.

– Думаю, справился бы с твоей раной, но пусть лучше это сделает специалист.

– Да? А ты на чем специализируешься?

– Лучше сказать – на ком. У меня в основном четвероногие пациенты.

Глава 2

– Так ты ветеринар? – возмущенно воскликнула Ева. Адаму стало смешно.

– А что? – с улыбкой спросил он. – Очень нужная профессия.

– Да, я знаю, но ты же занимался моей ногой и…

– Рана всегда – только рана. Не важно, сколько у тебя при этом ног.

– Да, но… – не могла успокоиться Ева.

Тут он уже не смог сдержаться и расхохотался. Ева закусила губу и отвернулась.

– Но тут есть одна существенная разница, – заметил Адам.

Она глянула на него искоса.

– Какая?

Он старался говорить очень серьезно:

– Понимаешь, внимательно рассмотрев твою ногу, я пришел к выводу, что она гораздо красивее, чем у любой лошади.

Адам давился от смеха. Ева не знала, что и сказать. Помолчав, она проговорила:

– Надо понимать, это комплимент? Но меня никогда еще не сравнивали с лошадью.

Тут уж Адам рассмеялся:

– Ну что ж, все когда-нибудь приходится испытывать впервые.

– Чувствую, что я приобрету большой опыт, находясь рядом с вами, доктор Вагнер! – сказала Ева, у которой тоже улучшилось настроение.

– Адам, – поправил он, не глядя на нее.

– Да, но я вполне могу без этого обойтись.

Ева не имела в виду ничего личного, но сама почувствовала двойной смысл в своих словах. Черт возьми! Получилось, что он не представляет для нее никакого интереса. А она только хотела оградить себя от его подшучивания.

Тем не менее Адам явно помрачнел. Насколько Ева могла заметить – в машине было довольно темно, – выражение лица его стало непроницаемым. Он смотрел вперед, на дорогу, и молчал. Скорее всего ему не понравилось, как она отнеслась к его профессии. Но ведь она просто удивилась!

Ева решила исправить положение, хотя, казалось бы, не все ли ей равно, как Адам к ней относится?

– А каких животных ты лечишь? – спросила она.

– Всяких. Ну, лошадей и скот в основном. Я – единственный ветеринар на всю округу. Приходится с утра разъезжать по фермам, чтобы осмотреть крупных животных, а маленьких приносят ко мне в клинику.

– А собаки, кошки и прочие домашние животные?

– Эти относятся к маленьким.

– Понятно. Работы много, как я вижу. Хотя я не знала, что ветеринары работают до поздней ночи, особенно по субботам, – заметила Ева без всякой задней мысли, но тут же поняла, что совершила бестактность, так как Адам насупился. – Извини, я не сообразила, что у тебя могут быть и личные дела.

– Да, поначалу это был обычный вызов, а потом превратился в нечто другое, – бросил он, при этом как-то странно передернувшись.

Ева не могла не заметить недовольства на его лице – видимо, воспоминание об этом было неприятно.

Адам больше ничего не сказал, Ева не стала расспрашивать. Наступило молчание. Они ехали по городу, и Ева с интересом глядела в окно на освещенные редкими фонарями улицы, на дома за живыми изгородями, магазинчики… На мгновение фары осветили табличку с названием улицы. Ева рассмеялась:

– Ой! Зачем же надо было называть улочку Кровавый переулок? – спросила она.

– Погоди, сейчас вспомню, – ответил Адам и даже почесал затылок. – Можно считать, что такое название появилось после междоусобной перестрелки в 1800 году, но на самом деле Блад (Blood – кровь (англ.).) – это фамилия одной влиятельной семьи, проживавшей здесь.

– В 1800 году? – удивилась Ева. – Господи, неужели этот город такой старый?

– Здесь образовалось поселение почти в то же время, когда появился Чикаго, но город сформировался к 1830 году, – сообщил Адам, потом глянул на нее с усмешкой и добавил: – Если Кровавый переулок кажется тебе диким названием, то что ты скажешь о Лягушачьей аллее?

Ева расхохоталась от всей души.

– А моя долина называется Привидение, – сказал он.

– Серьезно? – удивилась Ева. – А почему «твоя» долина? Значит, ты там живешь?

– Да, живу, но, кроме того, еще являюсь владельцем долины, – объяснил Адам. – А название… Там есть болото. В старину люди видели в нем пляшущие огоньки и думали, что это привидения. Поэтому и назвали так долину.

Теперь-то всем известно, что это болотный газ вызывает подобные явления. Но такое объяснение неинтересно – вся прелесть пропадает.

Ева не могла не согласиться с ним.

– А тебе действительно принадлежит вся долина? – поинтересовалась она.

– Почти вся, в общем большая ее часть. Я вместе с городским банком – основной владелец, и всего несколько участков принадлежат другим хозяевам.

– Кажется, тебе хотелось бы владеть всей землей, да? А почему?

– Иногда я тоже задаю себе этот вопрос, но ответ знаю хорошо. Когда-то хозяевами долины были мои предки. Мой прапрапрадед обосновался тут в 1830 году. Деду пришлось продать кусочек земли в годы Великой депрессии, а отец… он продал часть земли перед смертью. Дед, он умер в прошлом году, позже отца, поставил целью своей жизни вернуть утраченную землю. Ему удалось скупить довольно много участков. – Адам, немного помолчав, добавил: – Меня вырастил дед, он воспитывал меня с десяти лет. Само собой, мне необходимо продолжить его дело.

Еве хотелось спросить его о многом, но она не знала, с чего начать. Адам говорил о своей земле с гордостью, но не без горечи. Чувствовалось, насколько важна для него задача возврата долины, некогда семейной собственности. Конечно, Еве было интересно узнать, много ли успел распродать его отец, но она не решилась касаться этой деликатной темы.

– А твоя долина большая? – спросила она.

– Три мили на две, это где-то около полутора тысяч акров. Мы, кстати, едем по моей земле с тех пор, как свернули с главной дороги.

Тут Ева догадалась, что они едут в гору. Если бы не было так темно, то отсюда открывался бы великолепный вид на долину. Жаль, что она не сможет сейчас оценить красоты владений Адама. Через некоторое время впереди показался приветливо освещенный дом, в свете фар были видны аккуратно подстриженные деревья вдоль аллеи, ведущей к главному входу. За домом снова все было погружено в темноту – расстилалось бескрайнее поле.

– Кто там живет? – спросила Ева.

– Люди, у которых деду удалось перекупить свой участок земли. Дом мы оставили им. Есть еще несколько таких бывших хозяев, с которыми удалось столковаться.

Они проехали еще по извилистой дороге, ведущей через долину. Оглядываясь вокруг, Ева подумала, что Адаму, должно быть, нелегко обрабатывать все эти угодья одному. Ведь он еще занимается ветеринарной практикой.

– А как же ты управляешься один? – поинтересовалась она.

– Да, мне трудновато, честно говоря. Времени не хватает. Но у меня есть управляющий и несколько работников. Муж Сэйди, моей экономки, руководит всеми работами в поле и в саду. Они тут неподалеку живут. Здесь есть еще пара ферм, владельцы которых сами занимаются хозяйством. Но существуют и заброшенные фермы. Их хозяину не до них.

Ева хотела было спросить, нельзя ли купить их, но не решилась вмешиваться в дела Адама. Он сам все знает лучше ее. Может, у него нет денег на это, а может, тот хозяин еще не выставил эту землю на продажу.

Машина свернула еще на одну дорогу, и через несколько минут они подъехали к большому каменному дому, перед которым на площадке стояли автомобиль и грузовик. Адам въехал сразу в гараж. Там уже стояла машина.

– Ага, Карл, муж Сэйди, тоже пожаловал к ужину! – сказал он. – Сиди не двигайся. Я сейчас тебя подхвачу.

Сидя на руках у Адама, Ева вдруг разволновалась – то ли от его близости, то ли от предстоящей встречи с Сэйди и Карлом. Чтобы отвлечься, она спросила:

– А Сэйди всегда подает тебе вечером ужин?

– Нет. Обычно приготовит и уходит. Мне остается только разогреть. Но сегодня было много работы в поле, и ей пришлось кормить кучу народа. Она задержалась, чтобы все привести в порядок. И потом, я же просил ее дождаться нас.

Не успели они подойти к дому, как дверь распахнулась и на пороге появилась невысокая полная румяная женщина. Она всплеснула руками и воскликнула:



– Ах ты Боже мой! Что случилось?

Сэйди придержала дверь, пропуская в дом Адама с Евой на руках. Они вошли в большую кухню, где раненую гостью усадили у стола, на котором стояли два прибора. К ним подошел пожилой мужчина такого же крепкого сложения, как Адам. Глянув на него мельком, Ева сосредоточила все свое внимание на своем спасителе, потому что теперь, при свете, можно было рассмотреть его хорошенько. Он же без лишних слов сразу занялся поврежденной ногой Евы, осторожно подставив под нее табуретку. Прикосновение его больших рук было на редкость нежным. В этот момент он не смотрел на Еву, и она без всякого стеснения могла изучить лицо Адама. У него была загорелая кожа, светло-каштановые волосы явно выгорели на солнце, мягкие пышные усы с золотистым отливом очень шли ему, а на крепкую шею падали длинные волосы – необычная для фермера прическа, отметила про себя Ева.

Адам, придерживая ногу Евы, поднял взгляд. Какие у него красивые карие глаза, большие – и выразительные! Он не отрываясь смотрел на Еву, тоже рассматривая ее, и неожиданно улыбнулся открытой улыбкой, осветившей его лицо.

– Ну и дела! – воскликнула с усмешкой Сэйди. – Вы так смотрите друг на друга, словно в первый раз увиделись!

– Точно, мы впервые можем как следует разглядеть друг друга, – ответил Адам. – Ночь темная, хоть глаза выколи.

Он еще раз бросил одобрительный взгляд на Еву и сказал:

– Карл и Сэйди, это Ева Саттон. У нее сломалась машина, и я отбуксировал ее на придорожную станцию техобслуживания. А уж там Ева повредила ногу. Я потом осмотрю ее, после ужина.

Он встал и обратился к Еве:

– А это Сэйди и Карл Берген.

Карл кивнул Еве, Сэйди улыбнулась.

– Мы рады познакомиться с тобой, Ева. Очень тебе сочувствуем, столько неприятностей, но ты среди друзей, – приветливо сказала она. – Надо тебе скорее поесть, тогда повеселеешь. Адам, давай иди мой руки, а Еве я дам салфетку.

Сэйди подтолкнула Адама к двери, а сама отошла к раковине и вернулась с влажной салфеткой в руках. Ева поблагодарила и стала тщательно протирать руки. Неужели она действительно выглядит такой измученной? А в это время Сэйди суетилась у плиты.

– Мы с Карлом уже поели, – сообщила она Еве. – Сейчас я вам ужин быстренько разогрею. Не успеешь и глазом моргнуть, как все будет готово. Тут у меня барашек… Карл! А ты что стоишь? Присядь-ка к столу на минутку. Я хочу поговорить с ними немного, а потом съездим с тобой домой за моими вещами.

Она стала накрывать на стол, с улыбкой поглядывая на Еву. Появился Адам. Поставив перед Евой стакан холодного чая, Сэйди поинтересовалась:

– А ты откуда родом будешь?

– Из Чикаго.

Едва Ева произнесла эти слова, как ее охватила паника: сейчас последуют расспросы. Господи, что же сказать? Ей вовсе не хотелось представляться настоящей Евой Саттон, но никакой готовой «легенды» у нее нет. Ладно, как-нибудь выйдет из положения.

– А сюда к кому-нибудь погостить приехала? – продолжала задавать вопросы Сэйди.

– Мать, да ты что? – вмешался Карл. – Ведешь себя совсем невежливо. Засыпала девушку вопросами.

– Засыпала? Вот еще выдумаешь! Я всего пару вопросов задала, самых что ни на есть обычных. Если человека ни о чем не спрашивать, это как раз и будет невежливо. Вроде нам на гостью наплевать – кто она, откуда.

Сэйди при этом выразительно поглядела на Еву, словно ища поддержки. Та улыбнулась ей в ответ, судорожно пытаясь сообразить, что бы придумать. Сказала первое, что пришло в голову:

– Я взяла отпуск на месяц, хочу отдохнуть от работы.

В некотором роде это правда. Но тут вмешался Адам:

– А тебе не надо позвонить кому-нибудь и предупредить, что задерживаешься? Можешь воспользоваться моим телефоном.

Ева покачала головой:

– Нет, спасибо. Думаю, завтра я отправлюсь в путь.

– Ну, я в этом не уверен, – заметил с усмешкой Адам, поглаживая усы.

Ева глянула на него и расстроилась: уж он-то не просто так это сказал. Знает наверняка, что ее планы могут не осуществиться. И Ева хорошо помнила почему.

– Ясно. Мы же в сельской местности, так? – сказала она.

– Точно, – кивнул Адам и подмигнул Карлу и Сэйди, – Она неплохо соображает, хотя и городская, а? Усвоила урок. – И он снова обратился к Еве: – Завтра воскресенье, и автосервис закрыт.

– Но я же не могу злоупотреблять твоим гостеприимством!

– Ничего особенного в этом нет.

– Да я тут могу остаться и завтра, – пообещала с энтузиазмом Сэйди. – Мне самой приятно будет поболтать с тобой. Наконец-то женщина в доме, а то все эти мужчины! А кроме того, – она бросила на Карла лукавый взгляд, – пусть он по мне хоть разок соскучится!

Карл при этом покраснел, но взглянул на жену с улыбкой. Сэйди вдруг встрепенулась.

– О Боже! – воскликнула она. – Заговорилась я тут с вами, а ужин стынет! Готовьте тарелки!

На столе появилось блюдо с замечательным ароматным рагу. У Евы просто слюнки потекли от одного взгляда на еду. Она намазала маслом большой ломоть хлеба и с аппетитом принялась есть. Тем временем Карл докладывал хозяину, что происходило в его, Адама, отсутствие. Потом они обсуждали планы на следующую неделю, причем Адам по ходу дела давал некоторые объяснения Еве, которой стало даже интересно. Сэйди подала кофе с яблочным пирогом.

От еды и неспешной беседы Еву разморило, у нее просто слипались глаза. Поэтому она даже вздрогнула, когда Сэйди громко воскликнула:

– О Господи! Я и забыла! Ведь завтра на ярмарке нужно заменить кем-нибудь Элис Расмусен!

Адам глянул на нее озадаченно, но спросить ничего не успел.

– Представляешь, – продолжала Сэйди, – она, бедняжка, порезала руку, когда готовила обед. Ей даже швы пришлось наложить. А где же я теперь найду художника?

– Художника? – удивилась Ева. – Зачем вам художник?

– Завтра у нас будет весенняя ярмарка. Элис вызвалась разрисовывать красками лица деток – ну там всякие цветочки, радуги для девочек, а для мальчиков – пауков и разные страшилки. Они это обожают.

Ева улыбнулась – в этом она как раз может помочь. Она увлекалась рисованием и славилась в возглавляемой ею компании тем, что всегда могла изобразить на бумаге свои идеи по рекламе или оформлению.

– Знаете что? – сказала она с воодушевлением. – Пожалуй, я могу заменить вашу бедную Элис, если вы не против. Только вот как я доберусь до ярмарки, если машина моя поломана?

Сэйди весело рассмеялась:

– Ну, это не проблема! На ярмарку поедут все. Позвоню Элис и предупрежу, что мы с тобой заедем к ней в художественный магазин по дороге. Вот спасибо, ты нас здорово выручишь!

Тут экономка стала убирать со стола, а Ева сказала:

– Это я должна вас всех тут благодарить. Не знаю, что бы я делала, если бы не встретила доктора Вагнера!

– Адама, – напомнил тот.

Ева подвинулась немного на стуле и тут же сморщилась от боли. Глядя на нее, Сэйди сказала:

– Если с ногой завтра не будет легче, то Карл доставит тебя на ярмарку на руках.

– Не надо, – заметил Адам. – У меня самого это неплохо получается. Справлюсь.

Сэйди тихонько прыснула и, отвернувшись к раковине, стала мыть посуду, Ева тоже чуть не рассмеялась: Адам готов таскать ее на руках по городу! Да еще считает это своей привилегией.

Тут Карл обратился к хозяину:

– А что там случилось с Уиндом?

От этого вопроса с лица Адама сползла улыбка, и он слегка насупился.

– Очередной фокус Джейн Хартвиг, – сказал он. Карл уставился на него, а Сэйди оглянулась и покачала головой.

– Из-за этого я и приехал так поздно. Джейн сказала, что они оставили Уинда на дальнем пастбище, не хотели, видите ли, его гнать домой. Мне сразу следовало догадаться, что тут что-то не так. Эмери Хартвиг никогда не оставит коня, да еще призового, если он прихворнул. Но я тогда ничего не сказал, а послушно поехал с ней туда.

Было видно, что Адам старается сдерживаться. Наверное, если бы не Ева, он дал бы волю гневу.

– Ну, мы с Джейн притащились на это пастбище, – продолжал он. – Я осмотрел коня и ничего особенного не нашел. Тогда Джейн заявила, что Уинд за это время выздоровел. Я стал интересоваться симптомами, а она понесла такую чушь, что и не пересказать. Тут уж я здорово рассердился и высказал ей все, что думаю по поводу ее хитростей. Она взяла и уехала в моей машине, и мне пришлось тащиться пешком до ее дома.

Карл бросил сочувственный взгляд на Адама, а Сэйди, перестав вытирать посуду, подошла к столу.

– Ох, Адам, – сказала она серьезным тоном. – Эмери Хартвиг – очень влиятельный человек в городе. Он, конечно, причиняет тебе много хлопот, но стоит ли тебе с ним…

– Нет, Сэйди, – перебил ее Адам. – Не собираюсь я с ним церемониться. А с дочкой его тем более. Устал я от Эмери и от таких, как он. Задирают нос и думают, что имеют право делать что угодно, раз у них есть деньги.

Наступила пауза. Сэйди хлопнула мужа по плечу.

– Вставай, Карл. Принеси-ка медицинскую сумку, чтобы он мог заняться ногой Евы.

Она стала с шумом раскладывать посуду по местам. Адам отвернулся и уставился в окно, где в темном стекле отражалась кухня. Мысли его были поглощены Хартвигом и его избалованной дочерью. На ум пришла поговорка, которую слыхал от деда: яблоко от яблони недалеко падает. Чего можно ожидать от Джейн при таком папаше? А уж как он старается исполнить каждый ее каприз, только диву даешься. Тут он обратил внимание на отражение Евы в окне и заметил, что она озадачена чем-то, даже лоб наморщила. Адам повернулся к ней – действительно, взгляд сосредоточенный, напряженный.

– Тебя что-то тревожит? – спросил он. – Что случилось?

Ева словно очнулась, встряхнула головой и поправила волосы. Ответила она не сразу.

– Понимаешь, я подумала, что ничего не знаю о тех людях, с которыми мне предстоит завтра встретиться. И об этих местах мне мало что известно, только то, что ты успел рассказать. Честное слово, не знаю, как себя вести. Вдруг я придусь, что называется, не ко двору? Что посоветуешь?

– Нечего беспокоиться. Вокруг тебя будут в основном дети. Им угодить легко. Размалюешь им мордашки, и они будут просто на седьмом небе от счастья! Вот увидишь.

Ева внимательно посмотрела на него, и Адам почувствовал, что она все еще продолжает волноваться.

– А о взрослых, – продолжил он, – скажу вот что: это обычные люди из провинции, в основном фермеры. Кое-кто приехал сюда из Мэдисона, Милуоки и других городов штата. Ничего такого в них нет. С ними очень легко общаться. От тебя никто не ждет талантов на уровне Микеланджело. – Адам улыбнулся. – Во всяком случае, Элис их вполне устраивает.

– А такие, как твой мистер Хартвиг?

– Он вовсе не мой. На черта он мне сдался! – воскликнул Адам.

– Да я не об этом. Сэйди сказала, что он очень влиятельный человек в округе. Чем он занимается?

– Богатый землевладелец, а кроме того, президент местного банка.

Говоря это, Адам передернул плечами. Было ясно, что он терпеть не может этого Хартвига. Ева, не сводя с Адама глаз, пыталась проникнуть в его мысли.

– К тебе все это не имеет отношения. На ярмарке Хартвиг появится ненадолго. Будет только раздавать призы на скачках да еще вручит чек от БФА.

Ева удивленно подняла брови – такую аббревиатуру она еще не слыхала. Она же городская! Адаму пришлось объяснить:

– «Будущие фермеры Америки».

К ним подошла Сэйди, а тут и Карл вернулся. Он поставил на стол большую черную сумку, потом обнял жену за плечи и заглянул ей в глаза.

– Хочешь, я сам съезжу за твоими вещами домой? – заботливо предложил он.

– Нет, спасибо. Я уж сама, это будет быстрее. Пока Адам и Ева тут…

Сэйди вдруг осеклась, и лицо ее вытянулось от удивления. Она расхохоталась.

– Ну дела! – проговорила Сэйди сквозь смех. – Надо же? Адам и Ева!

Адам и Карл прыснули, Ева растерянно улыбнулась – ее это совпадение озадачило.

Глава 3

Адам, взглянув на Еву, постарался подавить смех – ему показалось, что ее не привело в восторг открытие Сэйди. Ситуация немного неловкая. Когда экономка с мужем ушли, он обратился к Еве:

– Надо бы мне взглянуть на твою ногу. Лед уже, наверное, растаял, того и гляди повязка промокнет.

Он принес миску с теплой водой и поставил сумку поближе.

– Пожалуй, я немного отодвину тебя от стола, – сказал он деловитым тоном. – Тогда мне удобнее будет работать.

Адам помог Еве пересесть в кресло. Укладывая ее ногу на табуретку, он невольно залюбовался красивой линией голени. Даже с этой бесформенной повязкой видно, что у девушки прекрасные ноги. Он стал разматывать бинт, стараясь делать это очень осторожно, и почувствовал, как Ева вся напряглась – боится боли. Тогда Адам затеял с ней разговор на постороннюю тему.

– Очень любезно с твоей стороны предложить свою помощь завтра, – сказал он. – Так ты профессионал? Художница?

– Нет, что ты! Хотя я, наверное, могла бы стать художницей, если бы мне в свое время разрешили заниматься искусством в колледже.

– Ну и кем же ты работаешь? Погоди, не говори. Дай я угадаю.

Адам уставился немигающим взором в ее небесно-голубые глаза, словно старался прочитать мысли. На самом деле ему было просто приятно смотреть на Еву. Наконец он сказал с важным видом прорицателя:

– Ты занимаешься торговлей редкими экзотическими животными. Ага! Это в основном рыбы южных морей. Твои клиенты – богатые дельцы, жаждущие заполнить свои аквариумы всякими диковинами.

Ева рассмеялась и помотала головой.

– Что? Не угадал? Странно…

– Мне ли заниматься такими делами! – сказала весело Ева.

Адам вспомнил ее подержанный автомобиль. Вряд ли она из состоятельных женщин. Тем не менее интересно, чем занимается Ева, раз она может позволить себе взять месяц отпуска.

Тем временем Адам убрал с ноги Евы повязку и резиновую перчатку со льдом. Рассматривая рану, он продолжал угадывать:

– Ну ладно. Тогда попробуем другое. У нас теперь век феминизма, и женщины рвутся в большой бизнес. Ты, очевидно, преуспевающая деловая женщина, управляешь большой компанией, у тебя штат подчиненных и куча денег.

Он и не представлял себе, что попал в точку. Хотя он просто шутил, Еве стоило больших усилий не выдать себя. Единственное, что почувствовал Адам, это то, как она напряглась, но решил, что это из-за боли в ноге. Он всячески хотел отвлечь Еву от неприятной процедуры, поэтому тут же заговорил снова:

– Так что, ты не куришь сигары и не ездишь в клуб? Ладно, я сдаюсь. Сама расскажи мне о себе, чем занимаешься.

– Да ничем таким особенным, уверяю тебя, – довольно сухо ответила Ева. – Действительно работаю в фирме, занимающейся электроникой. Но я – человек маленький, обычный работник, каких много. Ничем не примечательное занятие.

Адам достал из сумки йод и свежие бинты.

– Почему же ты не стала заниматься в колледже искусством? – поинтересовался он.

– Потому что мой отец хотел, чтобы я получила нормальную, как он говорил, и перспективную специальность.

– Я так понимаю, братьев у тебя нет? Иначе он занялся бы их карьерой и оставил тебя в покое.

Ева сокрушенно покачала головой. Адам решил подбодрить ее:

– Ничего, уметь себя в жизни обеспечить тоже важно. Хотя, конечно, надо было дать тебе шанс. А так ты и не знаешь, смогла бы ты стать стоящим художником или нет. Скажи, ты рисуешь в свободное время?

– Нет у меня такого времени. – Ева при этом поморщилась, потому что Адам стал обрабатывать рану йодом.

– Плохо. В жизни должно быть место прекрасному. Они оба помолчали. Адам подумал, что непростительно ошибся, когда впервые увидел Еву там, на дороге. Подумал о ней черт знает что, да и не разглядел ее очарования и настоящей красоты. Особенно она хороша, когда улыбается… Но сейчас она встревоженно смотрит на него.

– Ну так что? – спросила Ева. – Нужно накладывать швы?

– Нет. Я сделаю повязку, чтобы скрепить края раны. Конечно, при этом некоторое время нельзя будет опираться на больную ногу, во всяком случае, до завтра.

Адам занялся перевязкой. Ева следила за его быстрыми и уверенными движениями. Он поднял на нее глаза и сказал:

– Некоторое время будет заметен маленький шрам, но не долго. Надеюсь, скоро все заживет.

– Переживу, – усмехнулась Ева.

По всему было видно, что ее не особенно волнуют изъяны во внешности. Адам закончил перевязку и выпрямился.

– Давай-ка я оттащу тебя в гостиную, – небрежно бросил он. – Уже стало прохладно, мы там затопим камин, и я угощу тебя вином.

Он заметил, что Ева как-то загадочно улыбнулась, когда он уже собирался взять ее на руки.

– Что смешного? – спросил он.

– Ты такой забавный, – ответила Ева, положив руку ему на плечо и удивляясь, как легко он ее поднял.

Адам осторожно понес ее через холл в комнату, стараясь, чтобы она не ударялась ногами о косяки дверей.

– Ты сначала ввел меня в заблуждение своей напускной грубостью. Но я скоро поняла, что это всего лишь маска.

Адам удивленно поднял брови – как это она раскусила его? Но ничего не сказал. Ева же продолжала:

– Так и есть, я знаю. Если уж ты выбрал в жизни роль деревенского доктора, извини, ветеринара, то тогда не напускай на себя вид крутого ковбоя. Получается неубедительно. Ничего, что я тебе сказала об этом?

Адам усадил ее на один из мягких диванов, расположенных у камина, положив под спину подушки, и остался стоять, склонившись к ней и глядя прямо в глаза.

– Видишь меня насквозь? – спросил он с усмешкой.

– Пытаюсь. Скажи, что я не права.

Он выпрямился. Теперь Еве пришлось бы задрать голову, чтобы увидеть выражение его лица. Но вместо этого она непроизвольно оглядела его стройную фигуру, длинные ноги. Заметила, что он носит ковбойские бутсы на каблуках, хотя и без того в нем явно больше шести футов роста.

Сообразив, что неприлично глазеть на Адама, Ева перевела взгляд на свою забинтованную ногу и слегка коснулась повязки, потом повыше закатала штанину.

Адам отошел к бару. Тогда Ева осмотрелась вокруг – комната просто огромная, но очень уютная. Обивка на мебели явно не нова, но цветовая гамма приятная. Когда-то такая мебель стоила дорого, с ней обращались бережно – Полированные поверхности сверкают. На стенах какие-то картины, цветы в большой напольной вазе, замечательный старинный торшер в углу.

Раздались гулкие шаги – Адам прошел по паркету, потом ступил на коврик и уже неслышно приблизился к Еве. Он протянул ей большой бокал с вином рубинового цвета, свой поставил на журнальный столик. Не говоря ни слова, Адам встал на колени перед камином и стал разжигать его. Вскоре там заплясали язычки пламени, и в комнате стало теплее. Подбросив несколько поленьев в огонь, Адам сел напротив Евы на диван и взял со столика бокал. Они стали молча потягивать вино. Удобно устроившись на подушках, Адам вдруг спросил:

– Как ты собираешься провести отпуск?

– Никаких особенных планов, – ответила Ева, глядя, чуть прищурившись, через бокал на огонь и любуясь волшебным блеском. – Просто хочу отдохнуть и расслабиться, а – заодно и подумать над тем, что мне дальше делать в жизни.

– Что-то слишком серьезно для «никаких особенных планов», – заметил Адам. – Может объяснишь, какие проблемы?

– Дело не в проблемах. Видишь ли, год назад умер мой отец, я только сейчас начинаю осознавать это. Недавно я порвала со своим женихом. Поэтому мне следует прикинуть, как жить дальше. – Ева помолчала немного и продолжила: – То, чего ждал от меня отец, меня не совсем устраивает. Я не чувствую призвания к этому, не могу полностью раскрыться, все время чувствую, что это не мое. Поэтому я должна поразмыслить над тем, что же в конце концов мне нужно для счастья.

Адаму понравилась ее откровенность, он кивнул в знак того, что прекрасно все понимает.

– И где ты собралась поразмышлять? – поинтересовался он.

– В маленьком домике у озера. Это час езды отсюда на север.

Адам неожиданно почувствовал, что ему совсем не хочется отпускать Еву, и он понял, что готов сделать все, что угодно, чтобы удержать ее. Ему в голову пришла отличная мысль, но он знал – спешить и настаивать нельзя. Прежде чем заговорить, он отпил большой глоток вина.

– Знаешь что? – сказал он как бы между прочим. – Почему бы тебе завтра не посмотреть окрестности? Может быть, понравятся здешние места, и тогда ты сможешь пожить в доме моего деда. Он тут неподалеку. – Адам улыбнулся, чтобы скрыть охватившее его волнение. – Зачем тебе платить за аренду какого-то домика, если есть бесплатное жилье? Правда, может быть, ты заплатила вперед.

Ева покачала головой, но в ее взгляде Адам прочел беспокойство. Черт побери, это вполне понятно. Два часа назад они познакомились, а он уже навязывает себя ей! То, что у нее сейчас никого нет, хорошо, но, возможно, она так не считает и не станет завязывать тесную дружбу с первым встречным. Надо бы вести себя поосторожней.

– Я всего только предложил вариант, – сказал он. – Тебе не надо решать это прямо сейчас. Подумай на досуге. Кроме того, мы же не знаем, что там с твоей машиной, – добавил Адам, обрадовавшись удачной идее. – Вдруг ты застрянешь тут на пару дней, тогда знай, что проблем нет – предложение остается в силе и на короткий срок.

Ева облегченно вздохнула и улыбнулась ему.

– А дом твоего деда такой же большой, как этот? – спросила она.

– Гораздо меньше. Не волнуйся, уборка там много времени не займет. Слушай, а ты же можешь и порисовать, если захочешь, конечно. И озеро тут недалеко, так что и поплавать есть где.

Адаму очень хотелось, чтобы Еве понравилась его идея, он не знал, что бы еще такое придумать, чтобы заинтересовать ее.

– Можно покататься на лошадях. Ты ездишь верхом?

– Да, но последнее время мне было не до того, – ответила Ева и на мгновение задумалась, а потом спросила: – А ты чем увлекаешься?

Адам уселся, заложив ногу за ногу.

– Ты, возможно, и не поверишь, но в те редкие дни, что я свободен от работы, я люблю ходить под парусом.

– На этом вашем озере или на озере Мичиган?

– На Мичигане. У меня маленький, но отличный парусник. – Он глянул на Еву и поинтересовался с надеждой в голосе: – А ты умеешь управлять яхтой?

– Да я, что называется, выросла на воде! Отец обожал ходить на яхте. – Тут она с любопытством взглянула на Адама. – А каким образом фермер и ветеринар открыл для себя парусный спорт?

– С детства увлекался. Однажды в школе выиграл байдарку. С этого все и началось.

– И она у тебя есть до сих пор?

– Ага, где-то в сарае. Если хочешь, можно извлечь ее и попробовать покататься.

Адам был готов еще долго расписывать все прелести отдыха в этих родных для него местах, как вдруг за дверью раздалось поскуливание. Ева удивленно взглянула на Адама.

– Ничего, это Шеба, моя собака.

Он вышел и впустил колли, которая с радостным лаем бросилась к хозяину. Адам увидел, что она вся в колючках репейника, и стал ругать Шебу, делая вид, что сердится:

– Это что такое? Ты опять носилась по всей округе? Гулена этакая.

Собака опустила голову и хотела было улизнуть, так как Адам взялся за щетку.

– Надо тебя причесать. Нельзя же знакомиться с дамой в таком виде. Пойдем-ка.

Когда он, сопровождаемый Шебой, вернулся в гостиную, то застыл в дверях на мгновение, любуясь Евой – она откинула голову, и ее золотистые волосы разметались по подушке. Глядя на нее, он позволил себе пофантазировать: вот он вернулся домой вечером, а Ева ждет его в гостиной у камина, они выпили по бокалу вина… и вот она в его объятиях…

Шеба тем временем подошла к дивану и обнюхала ноги Евы. Потом села рядом с ней и подала лапу. Адама это удивило – собака никогда не приближалась к чужим. А тут она проявила настоящее дружелюбие. Значит, Ева ей нравится так же, как и хозяину. Адам знал, что животные великолепно чувствуют, кто из людей хороший, а кто нет. На их оценку всегда можно положиться.

Еву так разморило от тепла, вина и усталости, что она и не заметила, как задремала. Сквозь сон она слышала, как Адам вошел в комнату, а с ним и собака, было слышно ее дыхание. Надо бы открыть глаза…

Тут Ева почувствовала, как мокрый нос собаки коснулся ее руки, и подняла веки. Перед ней сидела красивая черно-рыжая пушистая колли с поднятой лапой. «Ага, ее зовут Шеба!» – вспомнила Ева и пожала протянутую для приветствия лапу. Тогда собака снова ткнулась носом в ее ладонь.

– Ах ты, красавица! – сказала Ева и потрепала Шебу по холке.

Та лизнула ее руку, и Ева, привстав, обняла собаку.

– Похоже, вы обе понравились друг другу, – заметил Адам смеясь.

– Она такая чудесная! – с восхищением воскликнула Ева, поглаживая Шебу по мягкой шелковистой шерсти. – А что…

Но она не успела ничего сказать, потому что в этот момент в окне показался свет фар подъехавшей машины, а собака подскочила и тявкнула. Адам встал:

– Должно быть, Сэйди. Пойду встречу ее. Она сейчас уложит тебя в постель, ты уже засыпаешь.

Он ушел, а Шеба осталась рядом с Евой. Через минуту появилась Сэйди и предложила Еве перекусить на ночь.

– Мне не хочется, спасибо, – отказалась Ева. – Мы так плотно поужинали.

– Ну, тогда ладно. Смотри-ка, вот чудеса, я никогда не видела, чтобы Шеба так с ходу привязалась к кому-нибудь! Она признает только Адама.

В доказательство своей новой привязанности Шеба положила голову на колени Еве и завиляла хвостом.

– Ну, похоже, у тебя появилась подружка, – рассмеялся Адам, который как раз вошел в комнату. – Все, девочки. Спать.

Адам подхватил Еву на руки, а Шеба стала с громким лаем бегать вокруг него.

– Сидеть, девочка! Тихо! – приказал Адам. Собака незамедлительно исполнила команду, села и заскулила, не спуская с них глаз.

Ева обняла Адама обеими руками за шею, почувствовав, как напряглись его мускулы. Он не смотрел на нее, и она с удовольствием разглядывала лицо Адама вблизи. Ей вдруг ужасно захотелось прижаться щекой к его щеке, а еще лучше… Но тут же Ева мысленно одернула себя – что за фантазии!

Адам, взглянув на собаку, заметил удивленно:

– Шеба, кажется, ревнует. Я для нее главный в доме и вообще чуть ли не идол. А в общем, это чисто женские штучки. Правда, девочка? – И он подмигнул собаке.

Та взвизгнула и залилась лаем. Все вместе отправились наверх, в спальню, – Адам нес Еву, Шеба следовала за ним по пятам. Замыкала шествие хохочущая Сэйди. В спальне Адам посадил Еву на кровать и позвал собаку, чтобы уйти вместе с ней. Но Шеба улеглась на коврик у кровати и не обратила никакого внимания на призыв хозяина.

– Пусть остается здесь, – сказала Ева, потрепав Шебу по голове. – Ты не возражаешь, Адам?

Тот пожал плечами. Вид у него был слегка озадаченный, но веселый.

– Да ничего, пусть остается, – ответил он. – Слушай, а может, Шеба ревнует тебя ко мне? Бывает такое? Вот так – растишь, воспитываешь, кормишь, а она теперь даже и не смотрит в мою сторону.

– Нам, женщинам, стоит держаться друг друга, – усмехнулась Ева. – Шеба это понимает. И потом – вдруг ей надоело быть все время в мужском обществе?

– Вот-вот!

Адам вышел из спальни и закрыл за собой дверь. Сэйди, все еще продолжая посмеиваться, достала из чемодана Евы халат и ночную рубашку и аккуратно разложила на кровати. Потом она помогла Еве раздеться и повела в ванную, поддерживая девушку за талию. Шеба шла за ними, но осталась у дверей и радостно встретила Еву, вышедшую из ванной.

– Ее прямо не оттащить от тебя! – заметила Сэйди. – Теперь не выгнать.

Она осторожно повела Еву в спальню и стала усаживать ее на кровать. Ева была благодарна экономке: нога стала побаливать, хотя она старалась на нее не наступать.

Сэйди взяла черные трикотажные брюки Евы и осмотрела дырку на штанине.

– Придется выкинуть, – сказала Ева, устало откинувшись на подушки.

– Ничего подобного. Отдадим в чистку, и будут как новые. Там же их и починят. У нас с этим прекрасно справляются. Брюки, видно, дорогие. – Сэйди со знанием дела пощупала ткань. – Влетели тебе в копеечку, модница.

Ева испугалась, что покраснеет, она не знала, что ответить, и поэтому решила немедленно переменить тему.

– Сэйди, я хочу кое-что спросить, но боюсь показаться слишком любопытной.

Та отложила брюки в сторону и подошла к кровати. Улыбнувшись Еве, Сэйди присела у нее в ногах.

– Буду рада ответить на все твои вопросы, дорогая, – сказала она. – Что тебя интересует?

Ева подалась вперед и проговорила заговорщическим тоном:

– Может, конечно, это и не мое дело, но мне хочется узнать об этом Хартвиге. Что он такого сделал Адаму и почему стал для него чуть ли не врагом? Или Адам просто ненавидит богатых?

Сэйди стала очень серьезной.

– Понимаешь, Адам считает всех богатых похожими на Хартвига, а его он и правда ненавидит. У него есть на то причины, – объяснила она и тяжело вздохнула. – Адам вообще-то не злопамятный, очень отходчивый, но когда дело касается Хартвига…

Тут она вдруг замолчала и задумалась, может, вспоминала что-то… Потом вдруг встрепенулась и сказала:

– А ведь и не поверить, что они родственники.

– Кто? Адам и Хартвиг? – удивилась Ева.

– Ну да. Не прямые, конечно. Сейчас объясню. Дело в том, что мать Адама умерла, когда он был еще школьником. Тогда Эндрю, отец Адама, решил жениться вторично, как он считал, ради блага сына. Приглянулась ему сестра Эмери Хартвига, и не успел он оглянуться, как она женила его на себе. А надо сказать, что эта Фрэнсис была довольно избалованной дамочкой, ну прямо как Джейн. Не прожили они с Эндрю и месяца, как Фрэнсис стала жаловаться: и дом старый, и на грузовике ей стыдно ездить, и много чего ей еще захотелось. Эмери ей ничем не помогал. А они, Хартвиги, привыкли жить в роскоши, вот он и считал, что его сестре муж должен обеспечить все блага. Похоже, они думали, будто Вагнеры, как владельцы земель по всей долине, ну, большей их части, такие же богатые, как Хартвиги. А это было вовсе не так. – Тут Сэйди сокрушенно покачала головой. – Большая часть денег вкладывалась в хозяйство – ферма, сад, техника. А когда появлялись лишние деньги, то выкупались те участки, которые старик Рамсей, дед Адама, продал еще в годы Великой депрессии. Долгов у Вагнеров не было, и ферма процветала – до тех пор, пока Эндрю не влез в долги, чтобы угодить Фрэнсис. Построил вот этот дом.

Рассказывая эту грустную историю, Сэйди явно опечалилась и даже как бы стала выглядеть старше. Взгляд ее потускнел, она поджала губы и немного сгорбилась.

– Эндрю получил деньги под залог части своей земли, выстроил хоромы, купил шикарную обстановку и многие другие вещи, без которых Фрэнсис прямо прожить не могла. На этом настоял Эмери.

Сэйди опять замолчала. Почти уже догадавшись о том, что произошло, Ева спросила:

– Ну и как развивались события? Адам говорил мне по дороге, что некоторые участки его земли принадлежат другим людям. А потом еще сказал, что некоторые земли во владении одного банкира. Я тогда не поняла, о ком он говорит. Это же Хартвиг! Да?

– Кто же еще! Он забирает все закладные и ссужает деньги. Все перешло к нему.

– Почему?

– Потому что после того, как Фрэнсис погибла в автокатастрофе, он отказался продлить срок возвращения ссуды.

– О Господи! – воскликнула Ева. – Какой ужас! Сэйди тяжко вздохнула и потрепала ее по руке.

– Да ведь и Эндрю погиб вместе с ней. Пошла полоса неудач и несчастий. Тем же летом один работник попал под трактор, требовалась срочная операция, да и не одна. Рамсей неожиданно обнаружил, что Эндрю не продлил страховку. Поэтому пришлось оплатить две операции из своего кармана. После этого прошли две лютые зимы, а за ними – два засушливых лета. Догадываешься, какой урожай мы сняли? Старика это доконало. Но последний удар все-таки нанес Хартвиг. Он взял и продал все участки, кроме двух. Пока они принадлежали ему, при том что он ими не занимался, оставался хоть какой-то шанс выкупить их у него. Для него земля – просто капиталовложение, не больше. Но если во владение вступают фермеры, которые начинают вести хозяйство, тогда поди с ними потолкуй. Вот одна часть и отошла Стофалсам, там большая работящая фермерская семья.

Наступила пауза, и Ева решила уточнить:

– Так Адам никак не может выкупить те два участка земли, которые остались у Хартвига?

– Он неоднократно предлагал Хартвигу сделку, но тот не спешит продавать землю. А в отношении других фермеров, так Адам еще с Рамсеем вели с ними переговоры, чтобы быть первыми, если те надумают продать землю. Франкельсы почти готовы уехать из долины. Их дети живут в городах, сельским хозяйством не интересуются, как большинство молодых в наше время, а старикам уже трудно. Так что с ними будет несложно договориться. Да и Стофалсы обещали Адаму дать знать, если надумают продать землю. Один Эмери упирается.

– Похоже, он крепкий орешек, этот Хартвиг, – заметила Ева, поморщившись, и подумала, что ей бы вовсе не хотелось с ним завтра встретиться. – Спасибо, Сэйди, что не пожалела времени и рассказала мне все.

Экономка рассмеялась и встала.

– Карл говорит, что меня хлебом не корми – дай поболтать! Но я с удовольствием пообщалась с тобой, детка. – Она поправила одеяло. – Давай спи. А завтра я тебе расскажу обо всех, с кем тебе предстоит встретиться. Спокойной ночи!

Сэйди вышла, и Ева, выключив ночник, постаралась устроиться поудобнее, что оказалось не так-то легко с раненой ногой. В конце концов она закрыла глаза и стала вспоминать все, что произошло за этот вечер. Но мысли ее занимал Адам.

«Адам. Адам и Ева», – повторила она и тихонько рассмеялась. Как чудно, однако! Но и приятно думать, что за этим может скрываться. Так хорошо было в его сильных руках! Да что же это такое? Она просто таяла от восторга, когда он поднимал ее на руки как пушинку, а потом прижимал к себе…

Но нечего и думать о нем. У них нет будущего. Адам не любит богатых. А ей вообще не до мужчин. Сейчас важно заняться совсем другими делами.

Глава 4

Ева с трудом проснулась утром и некоторое время не могла понять, где находится. Постепенно вспомнила все, и хорошо, что до того, как двинула больной ногой. Осторожно повернулась и с непонятным ей самой радостным чувством оглядела уютную спальню. Сквозь неплотно задвинутые шторы проникал солнечный свет – значит, погода хорошая. Она глянула на коврик перед кроватью – Шебы нет, значит, кто-то уже выпустил ее отсюда. Тут дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Сэйди.

– Вот хорошо! – сказала она. – Проснулась!

Ева улыбнулась ей и откинула одеяло в сторону, собираясь встать.

– Что, очень поздно? – спросила она.

– Вовсе нет.

Сэйди уже направлялась к Еве. В руках она держала поднос, на котором стояли кофейник и чашка. В комнате сразу запахло ароматным кофе.

– Я тебя не тороплю, – заметила Сэйди, поставив поднос на столик у кровати. – Помочь?

Ева покачала головой и, опершись рукой о спинку кровати, встала на здоровую ногу.

– Посмотрим, как у меня самой получится, – сказала она и попробовала сделать шаг.

Наступать на ногу было больно. Ева приподняла край рубашки: вокруг повязки на коже появились синие и фиолетовые разводы.

– Красота какая! – усмехнулась она. – Очень живописно.

– Да, похоже на радугу, – усмехнулась Сэйди.

Ева с ее помощью надела халат и потихоньку двинулась к двери.

– Вижу, ты все-таки хочешь сама, – заметила экономка.

Ева только кивнула в ответ и вошла в ванную. Там она сняла бинт, оставив на ране пластырь, приклеенный крест-накрест, и встала под душ, стараясь не очень сильно намочить ногу. Через некоторое время Ева вернулась в спальню, где Сэйди поправляла ее постель и взбивала подушки.

– Молодец! – сказала она. – Я думала – не справишься, но всегда даю возможность людям проявить самостоятельность. – И, усадив Еву в кресло и придвинув к ней поближе столик, предложила: – Выпей кофе. Вот тут и сливки, и сахар.

Сэйди прошла к окну и отодвинула шторы.

– Смотри, как сегодня солнечно, но пока еще прохладно. Пожалуй, стоит надеть блузку и брюки, а сверху свитер, который ты можешь снять, если станет жарко. Скажи мне, что тебе принести из одежды? А потом я пойду убираться в комнатах. Позовешь меня, когда будешь готова.

Одежды Ева с собой взяла мало, поэтому выбор был небольшой: оставшаяся пара брюк, белая рубашка да синий свитер. Она поблагодарила Сэйди за помощь и принялась пить кофе.

Сидя в удобном кресле за изящным полированным столиком, девушка внимательно оглядела комнату, и она понравилась ей. Мебель темного дерева, обои приятного золотистого цвета, бежевые шторы. Ева вспомнила обстановку в гостиной и пришла к заключению, что, какой бы ни была эта Фрэнсис, во вкусе и чувстве стиля ей не откажешь. Поэтому у Адама такой уютный дом.

Адам… Задумавшись, Ева застыла с чашкой в руках. Неужели ее действительно влечет к нему или это вчера ей только показалось? Она стала медленно одеваться, припоминая все детали вчерашнего необычного вечера. Да, на нее что-то нашло. Знать человека всего несколько часов и вообразить такие глупости…

Но тут же она напомнила себе, что сегодня – новый день ее свободы. Ее никто здесь не знает, и она может вести себя так, как хочет. Главное – быть самой собой. У нее больше нет никаких планов, расписаний, деловых встреч, светских раутов. И больше никаких мужчин, разве только доктор, ее спаситель. Поэтому можно расслабиться, радоваться жизни, и тогда она скорее всего поймет, кем на самом деле является Ева Саттон.

Одевшись, Ева подошла к зеркалу. «Да, – подумала она, – природа могла бы быть и щедрее ко мне! Лоб слишком высокий, нос длинноват, а подбородок какой-то круглый. Настоящей красавицей не назовешь». Но при этом Ева вынуждена была признать, что у нее очень красивые, большие и выразительные глаза с длинными ресницами, а также великолепные светлые волосы. Рот с полными чувственными губами явно украшал ее лицо.

Ева умело наложила косметику, подкрасила губы и удовлетворенно взглянула на свое отражение. Вот теперь все в порядке – словно с картинки. Она прекрасно знала, как ей правильно и неброско подкраситься, денег на косметику не жалела и выглядела всегда ухоженной и привлекательной. Тщательно расчесав волосы и уложив их так, чтобы ниспадали волнами на плечи, Ева вышла из комнаты.

Она решила не беспокоить Сэйди и спуститься вниз сама. Но с больной ногой это оказалось не так-то просто. Тогда Ева села на верхнюю ступеньку и сползла потихоньку, что называется, на «пятой точке».

Услышав шаги Евы в холле, Сэйди выглянула из кухни.

– Вот это да! – удивленно воскликнула она. – А ты, оказывается, смелая девушка!

– Просто голодная, – усмехнулась Ева.

– Тогда садись здесь, я сейчас.

Сэйди все делала очень быстро. Ева только диву давалась, как ловко у той все получается: вот она в мгновение ока взбила яйца, минута – и готов пышный омлет, из теплой духовки достала тосты и жареный бекон, поставила блюда на стол.

Тем временем Ева огляделась вокруг. Ни в доме, ни во дворе не было слышно мужских голосов. Похоже, Карла и Адама нет. На столе только один прибор.

– Это мне? – спросила Ева, кивнув на еду. – А где же все остальные?

– Адам оставил записку, что ему пришлось на рассвете уехать к Иенсенам. У них там только что корова отелилась, что-то с ней неладно. А Карл отправился на поля, посмотреть, что там и как. Скоро приедет. Если Адам не вернется вовремя, мы и без него справимся.

Ева решила не обращать внимания на то, как екнуло ее сердце при одном упоминании об Адаме. И расстроиться из-за того, что его нет дома, она себе не разрешила. Он же ветеринар, у него, как и у врача, могут быть неожиданные вызовы. Ева придвинула табуретку под больную ногу и уселась поудобнее. Значит, Адам поехал к больной корове. Она представила себе животное с добрыми, грустными глазами, и ей стало жаль эту корову.

– А что, корова может умереть? – спросила она Сэйди.

– Нет, конечно, раз Адам рядом.

Ева решила воспользоваться случаем и поговорить об Адаме.

– А его часто вызывают по ночам?

– Ну, он в этот раз не ночью уехал, а на рассвете, но по весне Адама частенько беспокоят.

Ева тем временем набросилась на еду, так как не на шутку проголодалась. Сэйди наблюдала, как гостья поглощает завтрак, потом улыбнулась и сказала:

– Я рада, что у тебя появился аппетит. По мне – ты такая слабенькая и худенькая. Вот поживи у нас тут еще несколько дней, я тебя подкормлю, и ты хоть немного поправишься.

Ева исподлобья глянула на дородную Сэйди – по сравнению с ней она действительно тощая. Но весит Ева столько, сколько и должна в ее возрасте. Ей недавно исполнилось тридцать, и она старается сохранять фигуру. Но если она будет питаться так, как здесь принято, то не успеет и глазом моргнуть, как потолстеет. Правда, почему-то эта мысль теперь ее не испугала, а даже развеселила. Она представила себя эдакой кубышкой и прыснула.

Сэйди возилась у плиты, и Ева решила поговорить с ней о ярмарке и о тех людях, с которыми ей предстоит встретиться.

– Ну вот, слушай, – с готовностью начала Сэйди и присела к столу. – Сперва ты познакомишься с Элис Расмусен. Ей примерно столько же лет, сколько и тебе. Она хорошая, добрая девушка, и такая шустрая к тому же. Не успела открыть свой художественный магазин, как забеременела. Ничего, родила дочку и продолжает трудиться – и магазин, и уроки. Все это практически с ребенком на руках. Вот теперь порезала руку, так ее это на время выбьет из колеи, даже несмотря на то, что Глэдис ей помогает.

– А кто это – Глэдис?

– Глэдис Копфман. Она замещает Элис в магазине днем и заодно присматривает за ребенком, пока мамаша преподает в школе до трех часов. А теперь о ярмарке, в которой принимает участие весь город. Тут все друг друга знают с рождения, все дружат. Ты увидишь Конни Хаммель, дизайнера по интерьерам, и ее мужа Джима, у которого тут страховое агентство. Кларел Крапан – бухгалтер, а муж ее служит в фирме в Милуоки. Отто Нихофф – владелец супермаркета, а его жена Фрида хоть и не работает, зато возглавляет всякие местные комитеты; так же как и Каролайн, жена Эмери Хартвига. Они даже соперничают между собой, эти дамочки.

Ева с улыбкой слушала Сэйди, которая с увлечением перечисляла фамилии и старалась дать характеристику чуть ли не каждому жителю города. Надо отдать должное экономке: она ни о ком не говорила плохо, наоборот, каждого старалась представить в лучшем свете. Что удивило Еву, так это обилие немецких имен.

– А это потому, что тут раньше селились немцы, ну и янки тоже. Потом в эти края приехали норвежцы и другие выходцы из Европы, так что тут к началу этого века национальности были самые разные. Вот тебе и фамилии. Но браки-то смешанные, так что все – американцы. – И Сэйди улыбнулась, а потом вдруг снова стала серьезной и продолжала: – Тут другая проблема – семейное фермерство увядает. Молодые уезжают, но их нельзя в этом винить. Ведь даже хорошая большая ферма едва ли может обеспечить целую семью. Может статься, скоро тут никого вообще не останется, и все фермы пойдут с молотка, а на этом месте понастроят каких-нибудь заводов.

Ева постаралась подойти к этой проблеме более оптимистично.

– Я понимаю, что такая перспектива вас не радует. Но развитие этих районов привлечет сюда капитал, и город станет более благоустроенным. Землевладельцы могут получить хорошие дивиденды.

– Кому это интересно? Ну, пытаются тут некоторые наладить бизнес. Ну и что? Это сельскохозяйственный район, земля у нас плодородная, а кушать все хотят. Откуда тогда что возьмется? Ладно, не нам решать. Может, все еще изменится.

Они помолчали. Потом Ева спохватилась.

– У меня же столько дел на сегодня! – сказала она. – Можешь мне дать бумагу и карандаш? Надо прикинуть, что я буду рисовать на детских мордашках, я хоть поупражняюсь немного.

Сэйди просияла и принесла все, что просила Ева.

– У нас еще полно времени. Мы же не идем в церковь сегодня. Так что не торопись, работай себе.

– Ой, это ты из-за меня не пошла? Извини.

– Ничего. Пастор меня простит. – И Сэйди стала собирать посуду со стола. – У нас по весне частенько люди не ходят на воскресную службу – дел-то неотложных полно. Да и во время сбора урожая тоже.

Ева успокоилась и принялась за работу.


Адам поставил в гараж машину, буквально выпрыгнул из кабины и поспешил в дом. Давно он так не торопился домой. Но не стоит слишком обольщаться по поводу очаровательной гостьи. Ему будет позволено только переносить ее на руках туда, куда нужно, а ближе Ева вряд ли его подпустит. Но тем не менее предстоящие заботы о ней как-то окрылили его. Правда, Ева будет сегодня занята с детьми, да и у него на ярмарке полно всяких дел, но надо будет все-таки найти время и побыть с ней.

Из гаража он прошел в кухню и застыл в дверях, не сводя глаз с Евы, сидевшей за столом с карандашом в руках. Перед ней – лист бумаги, она увлеченно рисует, на полу у стола лежит Шеба. Сэйди что-то не видать.

Адам очень удивился, когда его колли собралась с ним вместе ехать на вызов рано утром. Думал, что собака вернется в комнату Евы и будет сторожить ее сон, как и всю ночь. Но привычка оказалась сильнее новой привязанности, Шеба в мгновение ока прыгнула в кабину и отправилась с хозяином, как делала с тех пор, как была еще щенком. У Иенсенов на ферме собака терпеливо ждала его. На обратном пути Адам заехал в коттедж деда, посмотреть, что там и как, хотя прекрасно знал, что его ожидает – до боли знакомый пустой дом. Вот тут собака и исчезла. Он открыл дверь и вошел в кухню. Огляделся, представляя себе, как тут поселится Ева, поэтому оценивал интерьер как бы ее глазами. Ну что ж, немного старомодно, но вполне прилично.

Теперь, у себя дома, Адам смотрел на Еву за столом и пытался понять, что она за девушка. Трудно определить с первого взгляда. Она довольно сдержанна, а к нему не испытывает ни малейшего интереса как к мужчине. Хоть и говорила, что рассталась с женихом. Но может, у нее есть кто-то еще? Да непохоже. Ее что-то тревожит, какие-то неурядицы, раз она сбежала на месяц, чтобы в себе разобраться, как она сама ему сказала.

Адам сбросил куртку и обратился к Еве:

– Уже не терпится порисовать с утра?

Она словно не слышала ничего. Адам подошел к столу и встал рядом. Только тогда Ева подняла голову.

– Привет, – сказала она. – Извини, но я не поняла, что ты обращаешься ко мне. Так увлеклась, что не замечаю ничего вокруг.

– Это и называется умением сконцентрироваться.

– Да называй это как угодно. Просто мне так легче работается. – Ева усмехнулась. – Только сейчас я не работаю.

Она бросила взгляд на лист бумаги, подправила карандашом какие-то линии, подштриховала и уставилась на набросок, словно удивляясь самой себе.

Даже глядя на ее рисунок издалека, Адам сразу узнал, что там изображено – лежащая на полу Шеба.

– Можно мне взглянуть? – спросил он.

– Ни в коем случае! – со смехом ответила Ева и пододвинула к нему рисунок. – Это всего-навсего эскиз, не суди строго.

Адам внимательно рассмотрел эту зарисовку и еще один набросок головы собаки, в самом углу листа. Ему очень понравилось то, что он увидел.

– Хотя я и не специалист, но не могу не признать, что сразу узнаю мою собаку, – сказал он, возвращая Еве рисунок. – Ты даже не представляешь, сколько раз я видел на мордочке Шебы именно такое выражение! Когда я ее ругаю за что-то, она положит голову на лапы и смотрит из-под ресниц, словно хочет сказать: «Ты это мне?» Ведь вот недавно удрала от меня, а сейчас пришел – даже не выбежала встречать.

– Ей стыдно! – рассмеялась Ева. – Когда Шеба тут появилась, я спросила ее, где ты, а она вот так на меня посмотрела.

Они оба глядели на собаку, которая только дружелюбно помахивала хвостом, чувствуя, что говорят о ней, но не поднимаясь. Адам снова бросил взгляд на рисунок. Как это Еве удалось схватить с первого раза характер Шебы? Можно представить, как она преуспеет в рисовании, если займется этим серьезно.

– Ты позволишь мне забрать твой эскиз? – спросил он. Ева слегка покраснела, смутившись.

– О нет, не надо… Если мне удастся купить себе сегодня альбом для рисования в магазине Элис, я сделаю для тебя другой рисунок. Прямо сегодня вечером, а то вдруг завтра уже починят мою машину.

– Хорошо, спасибо.

Адаму было совсем не по душе упоминание об отъезде. Надо бы найти сегодня Шнейдера и переговорить с ним насчет машины Евы – объяснить, в чем там должна быть проблема и когда следует починить ее. Пусть повозится.

Адаму вовсе не хотелось вернуться завтра вечером в пустой дом. Да и послезавтра тоже.

На столе лежали листочки с набросками рисунков для детей – всякие смешные рожицы, эмблемы, персонажи из мультиков, птички и животные.

– О, да я вижу, детишкам сегодня предстоит повеселиться как следует! – воскликнул он. – Неужели твой отец не понимал, как ты талантлива?

– Очень признательна за похвалу, но…

– Да я вовсе не просто хвалю тебя, а говорю чистую правду.

Увидев на лице Евы выражение боли, как уже было недавно, когда разговор зашел об отце, Адам оставил эту тему. Взглянув на часы, он сказал:

– Нам пора ехать. А где Сэйди?

– Я здесь! – раздался из холла голос экономки, и тут же она сама вошла в кухню.

Адам обнял ее за плечи.

– Ну что? Все хлопочешь? А мы с Карлом собрались сопровождать двух самых привлекательных женщин на ярмарку!

Сэйди с нежностью взглянула на хозяина и рассмеялась. Глядя на них, Ева поняла, как они друг к другу привязаны и что между ними просто родственные взаимоотношения. Улыбнувшись, она решила встать, потому что от долгого сидения у нее затекла спина.

– Как нога? – поинтересовался у нее Адам.

– Когда я ее почувствую, то смогу ответить, – ответила Ева, потирая поясницу.

Он усмехнулся и направился к двери.

– Я сейчас!

Вернулся Адам с подушкой в руках.

– Вот, смотри! Будет полегче и удобнее сегодня сидеть. Я бы тебя сейчас отнес в машину, но нужно подвигаться немного, чтобы размяться.

Тем не менее Адам подхватил Еву под руку, помогая ей передвигаться. На больную ногу еще было больно наступать, и Ева была благодарна за такую предупредительность, хотя сперва хотела отказаться от помощи.

Шеба жалобно заскулила, увидев, что все уходят. Адам пообещал собаке, что они скоро вернутся, та слушала его, приподняв уши, и все равно поскуливала. В гараже Карл и Сэйди поджидали хозяина у грузовичка. Тут Адам подхватил Еву на руки и осторожно усадил в машину.

И что же? Не успел он до Евы дотронуться, как у нее снова екнуло сердце и дрожь пробежала по телу. Надо же! А она себя успокаивала тем, что это только фантазии…

Испугавшись, что Адам увидит ее замешательство, Ева оглянулась назад, как бы проверить, где там машина Карла, а потом торопливо спросила:

– Ну, как корова, которую ты лечил?

– Когда я уезжал, она уже была в порядке. Немного слабая, но стояла на ногах.

– Она поправится?

– Да, конечно.

– А что с ней было?

– Низкий уровень кальция в крови. Называется «молочная лихорадка». У отелившихся коров это частенько случается.

Ева не очень хорошо поняла, о чем идет речь, но не вдаваться же во все детали ветеринарной науки! Животное выздоровело – и хорошо. Что она и сказала Адаму.

– Ты что, беспокоилась о корове? – удивился он и тут же улыбнулся. – А, ну конечно! Ты же большая любительница животных!

Ева только усмехнулась:

– С чего ты решил? У меня никогда не было никого. Животных я видела только в зоопарке.

– Что, серьезно? Ни кошки, ни собаки? – удивился Адам, и когда Ева отрицательно покачала головой, сказал: – Если ты чувствуешь, что в детстве тебя обделили, то мы здесь это исправим. Уж чего-чего, а животных тут видимо-невидимо.

Ева вдруг поняла, что Адам прав: в детстве ей явно не хватало четвероногого друга, а повзрослев, она уже и не думала об этом. Теперь же неожиданная привязанность к ней Шебы тронула Еву до глубины души. Но только не хватало ей сейчас расчувствоваться или удариться в воспоминания о детстве и о прошлом. И Ева приникла к окну, обозревая окрестности.

Они уже выехали из долины Адама и мчались по шоссе. Вдалеке на пригорке паслось стадо коров.

– Знаешь, что я подумала? – сказала Ева. – Наверное, приятно осознавать, что ты в состоянии принести кому-то облегчение, вылечить. Это же более благодарная работа, чем писать отчеты или подсчитывать бюджет.

– Да, верно. Отчеты, сметы и бюджет – все это я терпеть не могу и всегда тяну с этим до последнего, – сказал Адам. Удивленный взгляд собеседницы заставил его рассмеяться. – А ты разве не знаешь, что и в мелком бизнесе требуется элементарный бухгалтерский учет и совершаются разные финансовые операции? Я работаю ветеринаром на два синдиката и прежде, чем взять их в клиенты, должен прикинуть стоимость моих услуг для каждого отдельного случая. А потом мне надо ежемесячно представлять им отчет и предъявлять счета к оплате. – Адам поморщился. – Не люблю этим заниматься, честное слово. Как вспомню об этих бумагах, так в холодный пот бросает. Но все-таки справляюсь.

В окно Ева увидела, что они въехали в тот самый город, который проезжали ночью. С обеих сторон широкой улицы стояли большие двухэтажные дома, перед которыми расстилались зеленые лужайки. Везде раскидистые деревья, кустарник, цветы. Когда они остановились на перекрестке, Ева с интересом поглядела в обе стороны улочки: налево дорога упиралась в парк, а направо, поодаль, виднелась церковь, вокруг которой стояло множество машин. Надо заметить, что ей очень понравился этот уютный городок, тишину которого нарушало лишь веселое щебетание птиц. Они проехали еще пару кварталов и остановились у художественного магазина.

В магазине было столько разнообразных товаров, что Ева поразилась: неужели в городке есть такой спрос на кисти, краски, холсты, бумагу, наборы для рукоделия? Кроме того, здесь торговали картинами и эстампами. Почему-то Ева представляла себе Элис Расмусен эдакой розовощекой цветущей особой, вроде Сэйди в молодости. Но та оказалась высокой стройной женщиной с каштановыми волосами и добрыми карими глазами.

Ева хотела было обменяться с Элис рукопожатием, а потом заметила, что у той правая рука забинтована. Хозяйка магазина с горькой усмешкой кивнула на свою руку.

– Видишь, что случилось? Меня это совершенно выбило из колеи, – сказала Элис. – Огромное спасибо тебе, что согласилась помочь.

– Очень хорошо тебя понимаю, – посочувствовала Ева. – Но никто не застрахован от подобных мелких неприятностей. Взгляни на меня, только не смейся!

Тут Ева приподняла штанину и показала Элис свою забинтованную ногу. Та тихо ахнула.

– Значит, мы с тобой друзья по несчастью? – улыбнулась она. – Надо же! Ну, я так признательна тебе за то, что ты готова меня выручить. Теперь, когда я знаю о тебе, могу успокоиться.

– Это ты о чем? – удивилась Сэйди, которая тоже появилась здесь и стояла у дверей.

– Представляешь, Глэдис умудрилась подвернуть ногу! Это случилось сегодня утром – выходила из церкви и споткнулась на ступеньках. Ее муж позвонил мне и сказал, что она будет ходить на костылях целую неделю. Конечно, ее жалко, но я перепугалась, зная, что если пошла такая полоса, то жди как минимум три беды. Поэтому я тряслась над Карен, боялась за нее. – Она повернулась к Еве и объяснила: – Карен – это моя дочка. Но теперь, увидев тебя с пораненной ногой, я успокоилась. Нас как раз трое с увечьями!

– О Господи! – воскликнула Сэйди. – А как же ты справишься тут без Глэдис?

– Хороший вопрос. Хочу сегодня на ярмарке поспрашивать, не согласится ли кто помочь мне пару недель. Дело в том, что пока Глэдис окончательно не поправится, она еще долго будет не в состоянии работать в магазине и присматривать за Карен. Ладно, придумаю что-нибудь. А теперь, Ева, посмотри, что я тут тебе даю на ярмарку.

Ева глядела в список, составленный Элис, а сама думала о том, как же этой женщине трудно – столько проблем! Первым ее порывом было предложить свою помощь, но она сдержалась. Тут бы со своими делами разобраться. Завтра отремонтируют машину, и она сразу же уедет. Правда, сейчас ее не очень радовала мысль об одиночестве в этом бунгало у озера, куда она направлялась. Еще вчера идея казалась ей замечательной, а сегодня все словно переменилось.

Элис, взглянув на озадаченную Еву, поняла это по-своему и спросила:

– Вопросы есть?

– Нет, все понятно. Я вот хотела… Ну, сегодня официально магазин закрыт, но не продашь ли ты мне альбом для рисования? Или папку плотной бумаги. Я пообещала подарить Адаму портрет Шебы в знак благодарности за гостеприимство.

– Да ради Бога! Выбирай что хочешь. Только все бесплатно. Я же тоже хочу отблагодарить тебя хоть чем-то.

– Спасибо, но…

– И не отказывайся, прошу тебя. Идем, я покажу, где посмотреть.

Элис дала Еве не только бумагу, но и уголь для рисования, и резинку. Ева приметила кое-что из того, что ей хотелось бы приобрести, но решила подождать до завтра. Благодарная хозяйка магазина готова была ей все подарить, а злоупотреблять ее радушием Ева не хотела. Завтра перед отъездом она заедет сюда и купит все необходимое. Когда же еще, как не в отпуске, заняться рисованием? У Евы просто руки чесались поскорее взяться за дело.

Потом они еще раз проверили все принадлежности, приготовленные для ярмарки, и Ева добавила к ним набор флуоресцентных красок. Пришли мужчины, и Элис вручила собранную коробку Карлу.

– Бери это, – сказала она ему. – А там, возле двери, стоит еще одна. В ней то, что скрасит вам этот трудный денек.

Вскоре они уже снова ехали с Адамом по городу.

– Куда теперь? – поинтересовалась Ева.

– На ярмарку, конечно. Это тут недалеко. – Он бросил взгляд на Еву и с удовлетворением отметил, что сегодня настроение ее стало совсем иным. – Слушай, а ты видела когда-нибудь родео?

– Нет. Неужели будет сегодня?

У нее так засияли глаза, что Адам рассмеялся:

– Ага, хочется посмотреть? Я тебя немного разочарую – настоящего родео не будет, но в конце дня будут соревнования по верховой езде. Конечно, это не совсем то, но все равно интересно.

– А ты когда-нибудь участвовал в родео?

– Ну нет! Мне вовсе неохота переломать себе ребра. Как же я тогда буду лечить животных?

Они помолчали, потом Адам спросил:

– Что ты думаешь об Элис?

– Ты знаешь, она вполне довольна своей жизнью, несмотря ни на что. Это очень хорошо.

Адама немного удивил ответ Евы. Обычно люди не вдаются в тонкости, а просто говорят что-то вроде: «Очень милая женщина». Но Ева подметила в Элис самое главное и откровенно сказала об этом. Видно, и для Евы это немаловажно – ведь судя по тому, что она рассказывала о себе вчера, ей самой нужно еще во многом разобраться.

– А ты ее давно знаешь?

– Элис? – усмехнулся Адам. – Да, что называется, с пеленок. Еще школьником я приударил было за ней. Мы встречались недолго, а потом она меня обставила в соревнованиях. Мое самолюбие было уязвлено, и я больше к ней не подходил.

– А потом она вышла замуж?

– Да, за одного из моих хороших друзей, Фиска Расмусена. Уверен, что он тебе понравится.

– А ты был женат?

«Ага, – подумал Адам, – ей все-таки стало интересно!»

– Нет. До сих пор не обручен.

И сердце его свободно. По крайней мере так было до вчерашнего вечера.

Глава 5

Адам с трудом пробирался сквозь толпу. Народу на ярмарке было полно. Покупатели толпились у киосков, дети бегали от одного аттракциона к другому, многие люди просто прогуливались и глазели по сторонам. В воздухе вкусно пахло хот-догами, гамбургерами и воздушной кукурузой. Адам, чувствуя, что пора перекусить, шел пригласить Еву на ленч.

Вскоре он увидел ее: Ева сидела за маленьким столиком, который они с Карлом для нее установили, и ее окружала толпа детей. Час назад, когда Адам принес Еве лимонад, их было гораздо меньше. Теперь же, казалось, почти половина детей города собралась возле художницы. Кто-то заглядывал ей через плечо, кто-то сидел на земле у самого стола, а те, кому было плохо видно, носились вокруг, пытаясь хоть как-то пролезть в плотное кольцо и посмотреть, что делает Ева с лицом Джейми Маккензи. Однако все дети старались не задеть случайно больную ногу Евы, которую она положила на скамеечку.

Вот Ева провела несколько линий на щеках мальчика, и тут же раздались одобрительные возгласы, но Адам не мог разглядеть рисунка, так как Джейми стоял к нему в профиль. Потом, наверное, что-то не получилось, потому что Ева взяла мокрую салфетку и аккуратно стерла часть «росписи». Ребята сразу стали ей что-то советовать, но она уверенно обмакнула кисть в черную краску и продолжала рисовать.

– Вот теперь то, что надо! – сказал Тед Ремсон. Ева взяла другую кисть и придвинула к себе коробку с яркими красками.

– Ну-ка, расскажите мне, ребята, – обратилась она к детям, – что вы собираетесь делать на летних каникулах?

Джейми собрался было ответить на ее вопрос, но побоялся помешать художнице, которая как раз стала раскрашивать ему щеку, поэтому так и остался с открытым ртом.

– Прежде всего мы отправимся на рыбалку, – сказал Тед. – У доктора Вагнера в озере водится рыба, и он разрешает нам брать его лодку.

Адам, услышав это, улыбнулся. Он припомнил, как обучал мальчишек удить рыбу.

– А я тоже пойду на рыбалку! – заявила младшая сестра Джейми, Мелисса, заглядывая Еве в глаза.

– Нет, не пойдешь! – сердито бросил брат, даже отстранившись от кисточки Евы для этого важного заявления.

Мелисса помрачнела, но настаивала на своем:

– Пойду! Мама сказала, что я уже выросла и могу этим летом пойти с вами!

Джейми хотел было еще что-то сказать, но Ева взяла его за подбородок и стала раскрашивать ему брови. Единственное, что мальчишке удалось сделать – это показать язык сестренке. Промыв кисточку, Ева спросила:

– И вы идете через всю долину, чтобы добраться до озера доктора Вагнера?

– А мы живем в той стороне, – сообщила Мелисса.

– Это совсем недалеко, – добавил Тед. – Можно и на велосипеде доехать.

– А я думала, вы ездите на лошадях, – сказала Ева.

– У нас нет лошадей, – ответил ей Тед. – Иногда доктор Вагнер разрешает нам покататься на его лошади.

– Очень любезно с его стороны.

– Ага, он такой хороший! Но очень строгий – ругает нас, если мы неправильно ухаживаем за домашними животными.

– А какие животные у вас есть? – поинтересовалась Ева.

Тут же все стали наперебой называть ей имена своих любимцев да рассказывать, какие они замечательные. Под эти разговоры Джейми поменялся местами с Мелиссой, и Ева принялась рисовать на лице девочки бабочку, а вся детвора радостно приветствовала довольного Джейми, мордашка которого была расписана замысловатым индейским узором. Очередь возле Евы моментально удлинилась.

Адам подошел к детям.

– Привет, ребята! – весело сказал он.

Все стали демонстрировать ему свои раскрашенные лица. Адам одобрил рисунки.

– Слушайте, как бы нам сделать так, чтобы мисс Саттон смогла перекусить? – обратился он к галдящей ребятне.

Они уныло согласились на время отпустить полюбившуюся им художницу.

– Ну и хорошо, – с усмешкой заметил Адам. – Мисс Саттон очень нравится раскрашивать вам лица, но ей необходимо передохнуть, чтобы потом еще лучше получалось. Вы же не хотите, чтобы она была не в состоянии даже кисточку поднять.

Дети захихикали, а Сьюзи Джефферсон, которая уже готовилась было сесть к Еве, расплылась в улыбке.

– Ты будешь первой, когда я вернусь, – пообещала ей Ева. – А во сколько это будет? – спросила она Адама.

– Через час, – ответил он и обратился к Сьюзи: – Скажи маме, что тебе надо прийти сюда в полвторого.

– А я буду вторая, – заявила сестренка Сьюзи.

– О, хорошая мысль! – сказал Адам. – Давайте пересчитайтесь и запомните свои номера. Если кто опоздает, то следующий сядет раскрашиваться. Потом поменяетесь. Понятно?

Стройный хор ответил «да-а!», и дети стали распределять очередь. Адам повернулся к Еве, которая вытирала руки от краски.

– Ты прекрасно справляешься с детьми, – заметила она ему с улыбкой.

– У меня был замечательный учитель – мой дед. Он протянул ей руку и помог встать.

– А я заметил, что у тебя тоже отлично получается, – похвалил он Еву.

Адам сразу подметил, что она очень свободно держится с целой оравой шумных мальчишек и девчонок. Ева закрыла баночки с красками.

– Думаю, мы подружились потому, что они мне интересны. Я с удовольствием их слушала.

– Так у тебя разве нет опыта общения с детьми? А в семьях твоих друзей?

Она отрицательно покачала головой.

– Ясно, одни взрослые. Ну ничего, тебе нечего переживать. Ты ведешь себя очень естественно.

Он подхватил Еву под руку, и они направились к закусочной. Но по дороге их то и дело останавливали друзья Адама. Конечно, им было интересно познакомиться с его симпатичной спутницей. Забавно, но все они оказались тут как тут, стоило им с Евой появиться в толпе.

К ним подошла сотрудница Адама. Она приветливо улыбалась Еве.

– Привет, Марта! Скажи, ты уже поела?

– Да, а что?

– А то, что у нас с Евой осталось всего пятьдесят минут на то, чтобы перекусить. Ей надо вернуться к половине второго на свое место и продолжать расписывать физиономии детишек. Кроме того, у Евы болит нога, и стоять ей нельзя. Поэтому, если ты собираешься допрашивать ее, пошли с нами.

– Допрашивать?! – фыркнула Марта. – Ну ты скажешь тоже!

Но при этом с любопытством посмотрела на девушку и охотно отправилась с ними в закусочную. Увидев, что Ева хромает, спросила:

– Это что, кто-то из наших хулиганов налетел на вас?

– Нет, я сама налетела на железку.

Предупреждая дальнейшие расспросы, Адам сообщил:

– Ева – моя гостья.

В закусочной он усадил Еву за столик и, обняв Марту за талию, представил ее:

– А это Марта Дил, моя правая рука. Она руководит клиникой и… мной.

– Только когда ты мне это позволяешь, – ехидно добавила Марта и рассмеялась.

Адам спросил у Евы, что ей взять из закусок, пообещал Марте купить ей напитки и отправился к прилавку, уверенный в том, что его словоохотливая сотрудница сейчас вытянет из Евы всю историю ее жизни.

Когда он вернулся, за их столом собралась куча друзей, что вовсе не удивило Адама. Ева подвинулась, чтобы он мог сесть рядом с ней на скамейку. Адам оглядел всех и сказал с усмешкой:

– Вот не думал, что пользуюсь такой популярностью! Давно не виделись, ребята! Или у вас тут какие-то другие интересы? – И он кивнул на Еву. – Смотрите мне!

Ева слегка покраснела, потому что Джим Хаммель со смехом объявил, что никто еще не мог отбить у него красивую девушку.

– Но уж меня, во всяком случае, тебе не надо опасаться, – добавил он. – Вот моя жена – красавица!

Конни Хаммель, веселясь от души, страстно обняла мужа и расцеловала его в обе щеки.

– Ах ты мой верный! – воскликнула она.

Все разулыбались. Мужчины обменялись шутливыми репликами насчет верных мужей. Ева уже не слушала, потому что Конни продолжила прерванный разговор:

– А ты хоть успела тут что-нибудь посмотреть или эти маленькие чудовища тебе продыху не дают? Кстати, одно из этих чудовищ – мое.

– Да, я была все время занята детьми, – сказала Ева с улыбкой. – Но когда мы шли сюда, приметила красивые пледы в одной лавочке. Может, потом успею зайти туда.

Тут вмешалась Кларел Крапан:

– А тебе понравилось что-то определенное? Можем взять для тебя, ведь ты скорее всего будешь занята с детьми после ленча. Ой, я видела, какую красивую бабочку ты нарисовала Мелиссе Маккензи! Потрясающие краски, такие яркие. Это что, флуоресцентные?

– Да, рада, что тебе понравилось.

Похвала была приятной для Евы, которая чувствовала себя поначалу не очень уверенно в таком, казалось бы, простом деле, как раскраска лиц. Через какое-то время она стала работать смелее и быстрее, стараясь угодить детям и ободренная их признанием. А как ей было приятно работать просто так, для удовольствия!

Но надо было что-то ответить Кларел на ее предложение принести для нее приглянувшийся плед.

– Спасибо, но я еще точно не определила, что именно мне надо. Скорее всего мне и плед-то не очень нужен, просто здесь в продаже очень красивые.

– Нам половины из того, что сегодня куплено, не нужно, – отозвался Дан Крапан, сидевший сзади жены. – Но Кларел мне все твердит, что когда-нибудь это пригодится.

Разговор зашел о покупках. Ева, слушая болтовню друзей Адама, думала о том, что Сэйди дала всем очень правильную характеристику. Единственное, что удивило Еву, так это обилие сверстников Адама.

Уже все собрались уходить, как подошла Элис с Карен на руках. Девочка потянулась к Адаму, и он охотно посадил ее к себе на колени. Элис рассыпалась в комплиментах в адрес Евы – она успела по достоинству оценить ее работу. Та улыбалась, а сама смотрела на Адама, удивляясь, как ловко тот справляется с крошкой. Сам он при этом выглядел совершенно довольным и вел себя так естественно, словно ему было не впервой нянчить малышей.

Подошел муж Элис, обнял жену и поприветствовал всех собравшихся. Ева не могла не обратить внимания на то, как свободно держатся все пары в компании, не стесняясь проявления чувств и взаимной симпатии. Она никогда не позволяла себе подобного на людях. Сейчас же ей это почему-то понравилось.

Наблюдая за ними, Ева подумала, что никогда еще не видела столько открытых и дружелюбных людей. И к ней они отнеслись очень радушно. А вот если бы они знали, кто она на самом деле, как бы тогда вели себя с ней? Адам – точно по-другому.

Познакомившись наконец с Фиском Расмусеном, о котором Адам ей рассказывал, Ева собралась вернуться к детям, которые, очевидно, с нетерпением ее ожидали. В этот момент Марта поинтересовалась у Элис, нашла ли та замену Глэдис.

– Нет еще, – ответила Элис. – Замолви за меня словечко при случае, ладно?

Ева с минуту колебалась. Ей представился тихий домик у озера, в который она стремилась, полное одиночество…

Потом она припомнила все свои сегодняшние новые впечатления, радость от общения с детьми и взрослыми и поняла, что одна она просто сойдет с ума.

– Элис, не знаю, устроит ли тебя моя кандидатура, но я готова тебе помочь. Останусь на недельку.

Ева почувствовала, что ей сразу стало легче, и поняла, что решение было правильным. Элис так и просияла.

– Ты просто моя спасительница! – воскликнула она. – Честно говоря, Карен очень спокойное дитя. Обычно она спит после ленча и просыпается всего за час до моего прихода с занятий. Так что она не доставит тебе больших хлопот.

Ева совсем забыла, что Глэдис, помимо работы в магазине, присматривала за Карен. «Справлюсь ли я?» – взволнованно подумала Ева. Но в колледже у них были специальные занятия по уходу за малышами. Если подростков берут в няни, то, значит, все в порядке.

– Ладно, не волнуйся, – сказала она Элис. – Все будет хорошо.

Та сердечно обняла Еву.

– Огромное тебе спасибо! Прямо камень с души свалился, честное слово. Я подойду к тебе в конце дня и заберу все коробки, чтобы вы с Адамом с ними не возились. Тогда и договоримся с тобой о времени.

Адам так и светился от радости, что Ева остается. Он передал Карен отцу и подошел к девушке.

– Мы опаздываем! – сказал он, взглянув на часы. – Извините, ребята, там Еву ждет длинная очередь.

Попрощались, но некоторые пошли их проводить. Конни обратилась к Еве:

– Я так рада, что ты остаешься! Завтра обязательно забегу к тебе в магазин повидаться.

– И я тоже, – пообещала Кларел. – Ой, смотри! Вон там пледы. Покажи, какой тебе нравится, и я тебе потом его занесу.

Ева вернулась на свое рабочее место в прекрасном настроении. Она была согрета вниманием и заботой. Детишки тоже доставляли ей только радость. В течение дня к ней подходили многие люди познакомиться. Среди них оказался Рой Шнейдер, владелец станции техобслуживания. Он пообещал Еве посмотреть ее машину утром и сразу сообщить, в чем там дело. Многие из друзей Адама то и дело приносили ей прохладительные напитки и задерживались, чтобы поболтать.

Единственное неприятное событие произошло позже, когда Ева вдруг заметила, что за ней кто-то наблюдает. Хотя за весь день много кто глазел на нее, в этот раз Ева всем своим существом ощутила некую недоброжелательность. Она подняла глаза и увидела стоявшую чуть поодаль незнакомую стройную темноволосую молодую женщину, которая, нахмурившись, смотрела на нее. Женщина была одета элегантно и очень дорого.

Первый раз Ева почувствовала враждебность по отношению к себе. Но несмотря на это, решила все-таки улыбнуться этой даме. Та только дернула плечом и отвернулась. Через секунду она исчезла в толпе.

Маленькая девочка, которой Ева расписывала лицо, нетерпеливо переступала с ноги на ногу. Спохватившись, Ева принялась за работу, выбросив из головы этот малоприятный эпизод.

Позже, после того как Ева закончила работу, Адам повел ее прогуляться по ярмарке. Он даже хотел понести ее на руках, но она решительно отказалась, сказав, что ей необходимо размяться.

Ева с удивлением заметила, как он разочарован ее отказом, и догадалась, что его предложение продиктовано отнюдь не профессиональной заботой о пациенте, а чем-то другим, более личным. Эта мысль ей понравилась так же, как и ощущение спокойной силы руки Адама, на которую она опиралась.

– Вообще-то ты должна слушаться доктора, – сказал Адам.

– Вот еще! – усмехнулась Ева. – Я же не твоя пациентка! У меня всего две ноги.

– Заметил, но лечу-то я одну.

Вскоре они приблизились к ряду длинных низких строений. Адам подмигнул Еве и сказал:

– Пойдем, покажу тебе своих четвероногих благодарных пациентов.

Они стали продвигаться в шумной толпе по проходу между загонами, в которых находились животные с детенышами. Ева искренне восторгалась ягнятами и поросятами.

Потом Адам повел ее в коровник. Там Ева впервые увидела живую корову. Размеры животного поразили ее, она даже открыла рот от удивления.

– Это и есть корова? – спросила она.

– Да, а что тебя так удивляет? – сказал Адам, усмехаясь.

– Она такая большая! Почти как лошадь.

Тут уж Адам рассмеялся – горожанка, что с нее возьмешь!

– Интересно, что ты скажешь, когда увидишь быков! – проговорил он сквозь смех, а потом потянул Еву за руку к корове. – Подойди поближе, она тебя не тронет.

Адам потрепал животное по голове. Корова повернулась к нему и потянулась губами к протянутой руке. Ева осторожно погладила корову по крепкой шее, но та явно предпочитала Адама, который с улыбкой почесывал ее между рогами. «Смотри-ка, – подумала Ева с улыбкой, – он пользуется успехом у всех представительниц женского пола!»

Вчера вечером Ева испытала на себе силу обаяния Адама. Ей были приятны его забота, его внимание. Отношение Адама к ней льстило ее женскому самолюбию. А ведь после предательства Ричарда Еве казалось, что она не увлечется больше никем.

Адам учил ее обращению с животными. Преодолев робость, Ева уверенно поглаживала коров, давала им душистое сено, и ей было приятно, что они доверчиво относились к ней.

Она поделилась своими мыслями с Адамом, на что он ответил:

– Животные доверяют людям, потому что им никто не причиняет боль и вред. Добром платят за добро. Поэтому и ведут себя как ласковые щенята. Видишь?

– Люди точно так же, – заметила Ева. – Обиды порождают в них настороженность и враждебность.

– Верно, – согласился Адам и обнял Еву за плечи. – Только знаешь что? Я считаю, что животные честнее.

Ева почувствовала легкий укол совести: ведь она до сих пор скрывает от Адама, кто она на самом деле. Но все же она решила не торопиться с признанием, ведь она здесь ненадолго!

Они с Адамом вышли на улицу и направились к беговым дорожкам, чтобы посмотреть соревнования. Он не умолкая рассказывал ей про лошадей, а Ева думала о том, что ей очень повезло – подружиться с таким парнем, как Адам.

Два часа спустя они забрели в небольшой ресторанчик поужинать. Едва вошли туда, как Ева заметила ту самую таинственную женщину, которая глазела на нее днем. Теперь она опять с неприязнью смотрела на Еву исподлобья, и оставалось только гадать, что такого она сделала этой шикарной красотке. Но Ева тут же отвлеклась от этих мыслей, потому что официантка отвела их с Адамом к дальнему столику.

Прежде всего они оба с жадностью выпили по большой кружке холодного пива, а уж потом не торопясь сделали заказ. Денек выдался жаркий, как и предсказывала Сэйди.

– Ну, теперь все же расскажи мне, – обратился к Еве Адам, – почему тебе так и не удалось применить свои знания детской психологии на практике? Хотя бы с детьми своих друзей…

Еве не особенно хотелось возвращаться к этой теме, но она, сдержанно улыбнувшись, попыталась объяснить:

– Наверное, мне было не до этого, я всегда занималась чем-то другим. Пошла работать в то же лето, как закончила колледж. Потом отец принялся уговаривать меня пойти в бизнес-школу.

Ева бросила взгляд на Адама и заметила, что он слушает ее с интересом. Она продолжала:

– Целый год я сопротивлялась, но в результате сдалась и поступила так, как он хотел. Впрочем, рано или поздно я все делала сообразно его желаниям. Пошла учиться, поддерживала отношения с подругами, но в основном была занята учебой, в то время как они рожали детей. Постепенно я отошла от них, моя жизнь была совсем другой, и интересы у нас были разные. После окончания этой школы я снова пошла работать и окончательно потеряла с ними связь.

– И ты так и не вышла замуж.

Ева нервно передернула плечами, к горлу подступил ком, но она справилась с собой.

– Нет, не вышла, – сказала она. – Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что всю жизнь старалась угодить отцу и сделать карьеру. При этом времени на знакомства и ухаживания не оставалось.

Ева замолчала. Она впервые высказала вслух то, о чем не раз думала, вернее, не позволяла себе думать. Все эти откровения повергли ее в тоску, и, чтобы не продолжать рассказ о себе, она спросила:

– А ты? Почему ты не женился?

– Примерно по тем же причинам. Вспомни, я говорил тебе о земле, которую обязан вернуть в свое владение. Когда дедушка умер, я полностью посвятил себя этой главной задаче, а по сути, воплощению его мечты. Я должен был сделать это. Ни о чем другом и думать не мог. Да и ничего такого интересного мне не подвернулось, чтобы отвлечь от основной цели жизни. Вот и стал учить чужих детей удить рыбу да кататься на лошади.

Адам улыбнулся и отпил глоток пива.

– Да, понятно, – сказала Ева. – Скажи-ка мне вот что. Как ты находишь время и для земледелия, и для лечения животных, и для общения с детьми?

– Не знаю. Успеваю, и все. Привык не сидеть на месте. Все время занят, и хочется сделать еще больше.

Он говорил это небрежным тоном, но Ева поняла, что все не так просто, как он хочет представить. Адам Вагнер – более сложный человек, чем может показаться на первый взгляд. Ему до всего есть дело, он очень отзывчив. Вспомнить хотя бы, как он остановился на дороге, чтобы помочь ей. Поэтому вовсе не удивительно, что он готов возиться с Тедом и Джейми, показывать им, как правильно держать удочку и как править лодкой. Еву охватило теплое чувство при мысли об этом человеке, внешне немного суровом, но с доброй, открытой душой.

Потом они с Адамом по очереди рассказывали о своем детстве, школьных годах, о том, как проводили каникулы, чем увлекались. В ресторане стало шумно, и Ева подвинулась к Адаму поближе, чтобы лучше слышать, а сама зачарованно глядела в его глаза… Неожиданно они оба заметили, что перед их столом стоит улыбающийся Фиск, который, очевидно, не в первый раз говорит:

– Меня послали за вами! Присоединяйтесь к нам, выпьем все вместе, раз вы уже поужинали.

Ева удивленно взглянула на стол: пустые тарелки и блюда. Она вовсе не помнила, что ела. С ней никогда такого не случалось: так увлечься разговором, что ничего не замечать и не слышать! Адам Вагнер действует на нее самым непостижимым образом.

Они с Адамом перешли за стол, где сидели все его друзья. На самом деле это было несколько столов, сдвинутых вместе, чтобы за ними могла разместиться вся компания. Там же сидела и та самая неизвестная Еве женщина. При виде Адама она вся напряглась и уставилась на него. Он же, не обращая на нее особого внимания, представил Еву тем друзьям, с которыми она еще не была знакома. Ева села рядом с Элис и тут же поинтересовалась, кто эта женщина.

– Да это Джейн Хартвиг! – ответила Элис. – Решила немного повеселиться с нами.

Их веселая компания привлекала внимание остальных посетителей. Кто-то сердился и хмурился, так как вели они себя шумно, а кто-то и смеялся их шуткам. Неожиданно Джейн встала и, объявив, что ей тут надоело, кивнула своему спутнику, какому-то парню, – мол, пошли. Он взял ее под локоток, она оглядела всех и на мгновение задержала взгляд на Адаме. Ева прочла в ее глазах такое, что сердце ее сжалось. А Адам даже и не смотрел в сторону Джейн.


Когда все, продолжая шуметь и веселиться, вывалились из ресторанчика на улицу, оказалось, что там заметно похолодало, несмотря на то что день был теплым и солнечным. Ева зябко повела плечами, хотя от выпитого пива здорово разогрелась. Сегодня она позволила себе опьянеть. Раньше никогда не пила больше одного коктейля, но то были деловые или светские встречи и приемы, на которых она должна была быть в форме. В этот вечер ей можно было расслабиться, ее увлекала веселая болтовня, и она наслаждалась беззаботностью. И так приятно чувствовать себя такой же, как эти замечательные ребята.

– Мне нравятся твои друзья, – сказала она Адаму, когда он усадил ее в машину и сам сел за руль.

Он рассмеялся и завел мотор.

– Ты им тоже определенно нравишься, – заметил он.

– Что это у вас за город такой? Никогда не встречала стольких приятных и общительных людей сразу.

– Брайтон такой же, как и другие маленькие городки. Большинство людей в них очень милые и добрые. Правда, некоторым явно недостает хороших манер.

Они ехали в хвосте вереницы машин его друзей. Постепенно то одна, то другая машина сворачивала в сторону, помигав фарами на прощание.

– По правде говоря, – сказал Адам, – вся эта сегодняшняя вечеринка в честь тебя.

– Меня? – искренне поразилась Ева и, изумленно моргая, уставилась на Адама.

– Они все благодарны тебе за помощь Элис. Ее тут очень любят. Она выросла в этом городе, у нее много друзей. И вот появляешься ты, приезжая незнакомка, и готова остаться на неделю, чтобы заменить ее в магазине и присмотреть за ребенком. Этот твой поступок сразу привлек к тебе даже самых равнодушных людей. – Тут он тепло глянул на нее и одарил самой своей чарующей улыбкой. – Справедливости ради надо отметить, что ты очень дружелюбная и располагающая к себе женщина.

– Вот уж никогда такого про себя раньше не слышала! – воскликнула Ева.

– Значит, хорошо, что ты сюда к нам попала. Оставайся, может, еще что-нибудь про себя узнаешь, горожанка.

Когда Адам впервые назвал ее так – это было всего сутки назад! – тон у него был насмешливый. Теперь же в его голосе чувствовалась нежность. Ева даже испугалась того, как ей стало тепло и хорошо от его сердечного отношения к ней, от того, что он сейчас ей сказал, от впечатления, которое она произвела на всех. Но чего же пугаться? Она этого и добивалась – того, чтобы ее признали равной им. Люди испытывают к ней дружеские чувства не потому, что она богата и у нее есть деньги, а благодаря ее личным качествам. Вот в этом и есть главная ценность человеческих отношений. Еве стало так легко на душе от того, что она поняла это.

Адам поставил машину и посмотрел на Еву.

– Я очень рад, что ты остаешься здесь, Ева, – сказал он. – Тебе будет лучше среди друзей, чем одной в своем бунгало у озера.

Он был прав, Ева давно это поняла сама.

– Ты будешь жить в доме моего деда, он тут неподалеку. Так что не думай, скучать не придется и недостатка в компании не будет, если ты, конечно, захочешь повидать Сэйди, Карла или меня. Правда, надо сказать, что Сэйди не подчиняется никаким правилам и не признает стремления некоторых к уединению.

– А этот дом твоего деда какой?

– Старый двухэтажный деревенский дом. Не волнуйся, у тебя будут там все удобства. На первом этаже есть и спальня, и ванная, а второй обычно закрыт. В доме осталась и вся мебель, и посуда. Сейчас все прикрыто от пыли, но Сэйди в два счета наведет порядок, она там убирается раз в месяц. Поэтому дом имеет более или менее жилой вид. Завтра попрошу Марту позвонить насчет подключения телефона и света. Так что можешь спокойно вселяться.

– Я очень благодарна тебе, но это не должно быть бесплатно. Мне удобнее платить за жилье.

Ева считала, что если Адам будет настаивать на своем, то ей придется отказаться от дома его дедушки, а раз она уже обещала помочь Элис, уехать нельзя и надо будет жить в доме Адама. Это означает, что Сэйди должна просто переселиться туда, чтобы соблюсти приличия.

– Ага, – проговорил Адам. – Перед заключением договора стороны изложили свои условия. Не привык я менять решения!

Тут он поглядел на Еву и увидел в ее глазах такую решимость, почти упрямство, что понял, она не отступит.

– Ладно, – сказал он. – Вот что я скажу: плати тогда за свет и за телефон, если тебе от этого будет легче. И можешь пару раз приготовить мне что-нибудь вкусненькое.

А эта последняя его идея просто гениальна – теперь он сможет с полным правом заходить к ней время от времени. Адам радовался собственной находчивости. Ева молчала.

– Ну что, договорились? – спросил он.

– Ты вроде сказал, что Сэйди готовит тебе, – пробормотала Ева каким-то бесцветным голосом.

– Я говорил, что она оставляет мне ужин, который я разогреваю. Если я ужинаю поздно, тогда еда уже совсем невкусная. Было бы неплохо иной раз съесть хороший горячий ужин.

– Понимаешь, я готовлю не очень… – Тут Ева тряхнула головой и расхохоталась. – Да что говорить! Повар из меня никакой! Но я могу попробовать. Неужели откажу тебе в такой просьбе, если ты предоставил мне жилье!

Адам вышел из машины и открыл дверцу с другой стороны. Прежде чем Ева успела что-либо сказать, он взял ее на руки и сразу же вдохнул аромат ее волос, воспоминание о котором преследовало его весь день, будило желание и порождало фантазии и мечты. Ева с легким вздохом покорилась и обняла Адама за шею, отчего у него по телу пробежала дрожь. Чтобы отвлечься от грешных мыслей, Адам бросил взгляд в сторону, там, в углу гаража, стоял дорогой автомобиль, когда-то принадлежавший мачехе. Им редко пользовались, но содержали в отличном состоянии.

– Кстати, если Шнейдер не сможет исправить твою машину, ты будешь кататься вот на этой, – сообщил он Еве.

– Спасибо, – чуть слышно сказала она в ответ.

Приблизившись к двери в дом, Адам остановился, ожидая, что Ева откроет ее, но она не пошевелилась. Он наклонился к ней и увидел, что у девушки закрыты глаза. Бедняжка! Совсем вымоталась за сегодняшний день. Адам изловчился и открыл дверь сам, потом очень осторожно пронес Еву в дом. Тут же раздался лай Шебы, которая уже прыгала вокруг него.

– Тише! – приказал он собаке шепотом, но Ева уже встрепенулась.

– Извини, я задремала, – сказала она.

Адам поставил Еву на пол и с сожалением отпустил. Шеба продолжала лаять и радостно носиться. Придвинув Еве стул, Адам сказал:

– Поздоровайся с Шебой, пока она не разбудила Сэйди. Сам же подошел к плите, где на чайнике была оставлена записка от экономки. Но мысли его были только о Еве, руки еще помнили приятную тяжесть ее тела, плечо и шея согреты теплом ее дыхания… В кухне полумрак, неожиданно интимная обстановка. Кажется, стоит только вернуться к ней и… Но нет, она должна сперва прийти в себя после разрыва с женихом.

Адам услыхал, как Ева зевнула, и сказал:

– Пора идти спать.

Он подошел к ней, и она, как само собой разумеющееся, протянула к нему руки, что невероятно его умилило. Но как же мучительно было подниматься наверх с драгоценной ношей, сжимать Еву в своих объятиях и при этом твердить себе, что она всего лишь его гостья!

В спальне горел ночник. Адам опустил Еву на кровать и медленно, нехотя вытянул из-под нее руки, но не выпрямился, а остался стоять, опираясь ладонями о кровать и склонившись к ней. Ему ужасно захотелось почувствовать вкус ее губ. Ничего такого в этом нет… Один маленький, невинный поцелуй… и все. Больше ничего позволить себе нельзя.

Ева смотрела на него, и взор ее был затуманен. Неужели она тоже хочет, чтобы он поцеловал ее? Адам осторожно коснулся ладонью ее щеки:

– Спокойной ночи, малышка!

А потом легонько коснулся губами ее губ. Она не отстранилась. Ему стоило невероятных усилий оторваться от нее.

– Спокойной ночи, – пробормотал он и быстро вышел.

Глава 6

На следующее утро Сэйди и Адам пришли проводить Еву в старый дедушкин дом. Трудно сказать, кто из них волновался больше. Все трое были возбуждены и говорили без умолку.

Наконец дверь открыли, и они вошли в большую гостиную, которая соединялась с кухней. В углу Ева увидела огромный камин из темного кирпича, паркетный пол был натерт до блеска, так же блестела начищенная деревянная мебель, мягкие кресла и диван были обиты синей с золотом тканью. Посреди комнаты стоял большой дубовый стол, а вокруг него восемь стульев с высокими спинками. Вид этой комнаты поразил Еву, и она воскликнула радостно:

– Как здесь здорово!

Адам расплылся в довольной улыбке:

– Это я уговорил деда десять лет назад перестроить дом и сменить обстановку. Он согласился сделать ремонт только внизу. А ведь я хотел, чтобы ему было тут удобно и уютно. Кое-что из мебели прикупили, а что-то осталось из старой.

В задумчивости он провел рукой по поверхности стола. Было видно, что с этим домом у Адама связано множество приятных воспоминаний детства.

Ева обошла комнату и удивилась тому, как кругом чисто.

– Боже мой, Сэйди! – сказала она. – Ты так потрудилась, мне ничего не оставила сделать.

– Да ну! – отозвалась та. – Ничего особенного. Просто слегка прибралась да проветрила постельное белье. Я же тут каждый месяц провожу генеральную уборку. Вон, погляди – там спальня и рядом ванная.

Спальня тоже оказалась довольно просторной.

– Тут из двух комнат сделана одна. Вот, посмотри, – сказал Адам и показал на одну из стен, которую украшали деревянные панели, – часть старой гостиной. А бывшую спальню я переделал в кабинет для дедушки. Сейчас он пустует, но ты, если захочешь, сможешь там заниматься рисованием. Пойдем, я покажу тебе.

Сэйди последовала за ними, и Ева была рада этому, потому что не знала, как вести себя, если придется остаться с Адамом наедине.

Так же как и в спальне, одна стена кабинета была сплошь стеклянной. Из этого огромного окна открывался чудесный вид на долину.

– Прекрасная комната! – сказала Ева.

– Немного старомодная обстановка, но в этом-то вся прелесть. Посмотри, сколько здесь всяких старинных предметов! Я рад, что тебе тут нравится. Только наверху все те же тесные комнатушки. Но дед был непреклонен, хотел оставить там все, как было раньше.

Они вернулись в гостиную, и там она сказала:

– Мне кажется, ему тут было очень хорошо и он был вполне счастлив. И я знаю, что мне тоже здесь понравится жить.

Потом Адам провел Еву на кухню и показал, как пользоваться плитой и как включать отопление в доме.

– Большое тебе спасибо, что нашел время мне все здесь показать! – поблагодарила его Ева.

– Да ладно! – махнул он рукой. – Ничего в этом такого нет. Как же иначе?

Он посмотрел на нее таким нежным взглядом, что у Евы все внутри затрепетало. Адам спохватился:

– У меня еще несколько визитов, и надо бы успеть приехать в клинику до полудня. Заеду позже и подброшу к Шнейдеру, если твоя машина готова. В общем, еще увидимся.

Еве стало немного грустно оттого, что Адам и Сэйди собрались уходить, но она отогнала печальные мысли прочь. Они же не навсегда оставляют ее, она будет видеться с ними почти каждый день. Ева проводила их до дверей, напомнив себе, что чувствовала бы себя куда более одинокой в том домике на озере, в который направлялась. Так или иначе, у нее есть шанс научиться заботиться о себе самой без Тилли или Сэйди, а это как раз самое важное. А кроме того, за вчерашний день произошло столько событий, что ей нужно собраться с мыслями и как следует все обдумать.

Адам пошел было по дорожке, но вдруг остановился и повернулся к Еве.

– Ну вот! Совсем забыл! – воскликнул он. – Хотел же показать тебе конюшню. – Тут он махнул рукой в сторону длинного здания, находившегося поодаль. – К сожалению, у меня сейчас нет времени, но вечером мы туда наведаемся, я тебе все объясню, и ты сможешь кататься верхом, когда тебе вздумается.

Адам помахал ей рукой и пошел к своему дому.

– Если тебе что-нибудь понадобится, позвони, – сказала Сэйди. – Или приходи. Впрочем, я сама загляну к тебе через пару дней.

Шеба затрусила за Адамом и Сэйди, потом оглянулась и, увидев, что Ева направилась к дверям, заметалась и залаяла, не понимая, за кем ей идти.

Адам обернулся и прокричал смеясь:

– Шеба, стоять! Иди к Еве!

Собака вздохнула и послушно пошла к дому за Евой.

– Привези ее домой, когда поедешь в магазин к Элис! – крикнул Адам.

Ева потрепала колли по холке, искренне радуясь, что та осталась с ней.

– Ну что, девочка? – ласково сказала она Шебе. – Сейчас я тут разберусь немного, и мы с тобой прогуляемся.

Она почувствовала необыкновенный прилив сил и энергии. В ее жизни начиналось нечто совсем новое.


– Ну вот! Кажется, готово.

Ева смотрела на подгузник, который только что приладила на Карен. Но сидел он на ней неловко, не как предыдущий. Что-то было не так. И не успела Ева сообразить, в чем дело, как Карен повернулась набок, потянувшись за игрушкой, и штанишки с подгузником раскрылись. Ева снова соединила застежки-липучки, но они не держались.

– Надо же! В чем дело? – вздохнула Ева, а Карен на это только взмахнула ручками. – Ничего не понимаю, детка. Ведь смотрела, как мама это делает, и казалось все так просто.

Тут Ева сообразила, что у нее до сих пор руки в креме, которым она только что смазала попку Карен. Значит, крем попал и на липучки. Ева быстро заменила подгузник, и на этот раз у нее все получилось хорошо.

– Видишь? Я же говорила тебе, малышка, что со мной ты не пропадешь! – И она пощекотала Карен по животику.

Потом согрела бутылочку с едой для девочки и только уселась в кресло, чтобы накормить ее, как раздалось позвякивание колокольчика у дверей: кто-то вошел в магазин. Ева вышла с ребенком на руках и увидела двух молодых женщин, которые рассматривали картины, выставленные Элис на продажу.

– Если вам нужна моя помощь, обращайтесь, – сказала она им из-за прилавка.

Обе повернулись, услышав ее голос, и Ева увидела, что одна из них – не кто иная, как Джейн Хартвиг. Она бросила на Еву холодный взгляд и молча отошла к картинам, подруга сделала то же самое. Казалось, они нарочно игнорируют ее, даже не поздоровались.

Подруга Джейн указала на одну картину.

– О нет, слишком мрачно! – презрительно ответила Джейн.

Про следующую картину она заметила:

– А эта слишком примитивная. Здесь просто не на что смотреть. – Тут Джейн повернулась к Еве, окинула ее оценивающим взглядом и повторила: – Просто не на что смотреть.

Ева изо всех сил старалась сохранять спокойствие. Ни за что нельзя показать этой ведьме, что она поняла ее гадкий намек, оскорбление, которое та бросила ей в лицо.

– Мне очень жаль, что вы не нашли у нас ничего подходящего, – сказала она преувеличенно вежливым тоном. – Заходите еще.

С этими словами Ева вышла в заднюю комнатку. Вызов, брошенный ей, не принят, она достойно вышла из игры. А Джейн с треском провалилась со своей затеей! Но напряжение тут же сказалось: у Евы дрожали руки, она злобно поджала губы, плюхнулась в кресло-качалку и стала яростно раскачиваться в нем. Колокольчик снова звякнул – дамочки ушли!

Ева взглянула на Карен, которая уставилась на нее широко раскрытыми глазами. Она попробовала улыбнуться и сказала грустно:

– А ведь и тебе, крошка, придется когда-нибудь играть в такие игры.

Тем не менее Ева чувствовала удовлетворение от того, что выиграла этот раунд, не поддалась на уловку. Джейн рассчитывала на другое. Но теперь совершенно ясно, что она положила глаз на Адама и видит в Еве соперницу.

А действительно ли Ева – ее соперница? До вчерашнего вечера она бы так о себе не сказала, не понимая, что испытывает к Адаму. Теперь же ясно – ее безудержно влечет к нему, хотя она и старается не признавать этого. Ну как можно: сегодня разорвать помолвку с одним, а назавтра увлечься другим, чуть ли не первым встречным?

Да, вот это превратности судьбы! Ева усмехнулась – надо же, как все меняется в ее жизни. Конечно, Адам ей не безразличен, но она вовсе не собирается заводить с ним роман. Вот только Джейн Хартвиг об этом ничего не знает.

Сколько же ей еще предстоит решить задач? Первая и главная – каким образом ей, владелице крупной электронной компании, прекратить заниматься бизнесом? Вторая – что ей делать дальше, вернее, как ей суметь делать именно то, что она хочет? И появилась третья – как поступить с Джейн Хартвиг?

Одно дело защитить от нее своего нового друга, но совсем другое – не отдать ей Адама. А Ева после вчерашнего поцелуя чувствовала, что ее отношение к нему стало более чем дружеским.

Она даже вздохнула, вспомнив, какой трепет охватил ее от прикосновения его губ, как она уже готова была ответить на этот поцелуй. А такого с ней давно не случалось. Как ни старался Ричард, никаких приятных ощущений его поцелуи не вызывали. Она оставалась холодной и просто позволяла ему делать это, раз уж они помолвлены. При мысли о бывшем женихе Ева даже содрогнулась. Как хорошо, что она решилась наконец расстаться с ним!

Честно говоря, она не думала, что все так выйдет. Ричард был настолько нежен и терпелив с ней, что ей казалось – может быть, она когда-нибудь будет счастлива с ним. Ведь с тех пор, как она так горько разочаровалась в любви, прошло десять лег. Тогда она рассталась со своим первым возлюбленным, и казалось, что мир рухнул. Но Ричард стал вести себя более настойчиво после того, как они объявили о помолвке. Это ее очень раздражало, она не хотела близости с ним, а он просто изводил ее своими притязаниями. Ева приходила в ужас от одной мысли о том, что придется лечь с ним в постель. Ведь даже его поцелуи не пробуждали в ней никаких чувств. Наоборот, каждый раз она была в напряжении, не хотела разжать губы, а мечтала, чтобы это скорее закончилось…

Поэтому удивительно, какой эффект произвел на нее поцелуй Адама. В этот момент ей вовсе не хотелось ни о чем думать, она жаждала, чтобы это продолжалось до бесконечности. И ужасно разочаровалась, когда Адам отстранился так быстро, а потом вообще ушел. Почему это? Может, она влюбилась в Адама?

Но тут разум взял верх над чувствами. Не стоит себя тешить пустыми мечтами. Адам проявляет интерес к Еве Саттон – женщине, чей подержанный автомобиль сломался ночью на дороге, но нет никакой гарантии в том, что ему понравится Ева Саттон, владелица «Уорлдуайд электронике». Если он узнает, кто она такая на самом деле, то может обойтись с ней так же, как с Джейн Хартвиг.


Ева с трудом толкала тележку по проходу между полками супермаркета. Она уже тут целый час, а покупкам не видно конца. Даже не представляла себе, какое это трудное занятие – закупать продукты. Попробуй все рассчитать, если плохо себе представляешь, что из чего готовить. Всего этого можно было бы избежать, если бы она поехала в бунгало у озера. И зачем она только согласилась на предложение Адама кормить его изредка ужином!

Вообще день прошел удачно, если не считать инцидента с Джейн. Ева даже воодушевилась, что у нее все так хорошо получается. Но приобретение продуктов явно озадачило ее. Конечно, в старших классах школы, хотя это было так давно, у них были уроки кулинарии, но дома она никогда не занималась этим. Дома была Тилли, а в основном Ева обедала вне дома: в кафе и ресторанах. Теперь надо все делать самой. С чего же начать?

Она купила себе кулинарную книгу еще утром и даже успела просмотреть ее перед тем, как идти в магазин. А теперь, оказавшись перед полками, растерялась: какая именно ей нужна мука? Тут самые разные ее виды. А на каком масле лучше жарить? Пришлось внимательно читать этикетки, а это заняло уйму времени. Голова ее шла кругом.

– Ева, привет! – окликнул ее кто то. Это оказалась Элис.

– Господи, да ты накупила столько, что можно целый полк прокормить!

– Да у меня нет вообще никаких запасов. Приходится начинать с нуля, – ответила Ева. – Но дело в том, что пока я тут пройдусь по всем полкам, то приеду домой такая голодная, что и готовить ничего не смогу. Поэтому надо прихватить что-нибудь для микроволновки.

– Правильно. Но знаешь что…

Через полчаса Элис с Евой, обсудив все свои дела и договорившись назавтра о ленче вместе с Конни и Кларел, расстались у дверей магазина. Ева покатила тележку к стоянке, где оставила автомобиль Адама. Машина что надо, не то что ее «старушка», которой мистер Шнейдер наконец поставил диагноз – повреждение бензонасоса. Ему придется заказывать новый, а доставят его только через пару дней. Так что пока в ее распоряжении отличный седан. Сколько же Адам уже сделал для нее! Надо сегодня же изучить кулинарную книгу и постараться порадовать его чем-нибудь вкусненьким, если оно, конечно, получится именно таким.

Когда Ева выехала на дорогу, уже совсем стемнело. Проезжая мимо дома Адама, она увидела ярко освещенные окна. «Сидит, ужинает!» – подумала голодная Ева.

Она наконец добралась до своего дома. Зажигая свет, порадовалась, что есть электричество. Значит, плита работает.

Но сперва надо было разгрузить сумки. Голова раскалывалась от боли, ноготь она сломала, палец занозила, рассыпала целый пакет крупы. Ева с тоской вспомнила Тилли…

Но можно же в конце концов разогреть себе готовый ужин, купленный в магазине! Ева достала нужную упаковку и… почти сразу же обнаружила, что микроволновой печи в кухне нет. Что же делать? Продуктов полно, можно и на скорую руку что-нибудь приготовить, знать бы только, как это делается…

Она прочла на упаковке, что в обычной электрической духовке это блюдо нужно готовить сорок минут.

– Черт побери! – воскликнула она в сердцах. Но от этого легче не стало.


Адам постучал в дверь дедовского дома. Он приходил сюда уже второй раз – сначала Евы не было дома, а так как уже стемнело, он забеспокоился. Но позже он увидел в окно, как она проехала мимо, собрался было сразу же зайти к ней, но на пороге остановился – он же обещал не нарушать ее покой, а сам уже бежит к ней, едва только завидев. Кроме того, этот поспешный визит будет означать, что он следит за ней. Поэтому он решил выждать некоторое время. Встал в дверном проеме и задумался.

Шеба залаяла от нетерпения. Все еще держась за ручку двери, Адам сказал ей:

– Да знаю, девочка! Я тоже хочу повидать Еву, но думаю, нам с тобой придется подождать.

Адам вспомнил, что обещал показать Еве вечером конюшню. Ему пришло в голову, что она задержалась сегодня, чтобы не оказаться с ним наедине после того, что произошло вчера. Таким образом Ева дает ему понять, что тогда он перешел рамки дозволенного.

Но он ничего не мог с собой поделать. Искушение было слишком велико, так хотелось почувствовать вкус ее губ… И это оказалось так прекрасно!

Адам потоптался на пороге, потом решил, что пора идти. Вышел было, затем вспомнил, что забыл яблочный пирог, который Сэйди испекла для Евы.

Держа тарелку с угощением в руках, он поспешил к старому дому, Шеба затрусила за ним. Когда Ева отворила дверь, он улыбнулся ей и протянул пирог.

– С новосельем! Вот, это Сэйди испекла для тебя, – сказал он весело.

– Ой, еда! Здорово! – воскликнула Ева, схватила тарелку и побежала в кухню, бросив через плечо: – Входи. Я тут разыскала кофейник и сварила кофе. Приглашаю на чашечку кофе с пирогом.

Адам вошел в кухню и с любопытством огляделся вокруг. Все поверхности кухонных шкафов были заставлены банками и пакетами, на полу тоже в ряд стояли какие-то коробки. На обеденном столе – пустая тарелка из алюминиевой фольги, в которой валялся огрызок яблока. Адаму стало ясно, что съела на ужин Ева, и он пожалел, что не пришел к ней сразу, как только увидел в окно машину. Можно было угостить ее вкуснейшим рагу.

Тем временем Ева достала из шкафчика чашки и блюдца.

– Знаешь, мне пришлось провести целое исследование, пока я определила, где что находится. А продукты я пока только рассортировала, прежде чем расставить по местам. Потом сразу загружу все в шкафчики и в холодильник. Так что извини за рабочий беспорядок.

Только теперь он заметил, что все продукты разложены в алфавитном порядке, и рассмеялся:

– У тебя прямо научный подход к этому делу!

– Тилли говорит, что если уж делаешь что-либо, то делай как следует, – ответила Ева, приглашая его жестом к столу.

– Тилли?

– Она мне заменила мать.

Ева принялась за пирог.

– О, как вкусно! – проговорила она, уплетая его за обе щеки.

– Сэйди великолепно готовит. Только я иногда приезжаю домой так поздно, что все уже, как правило, остыло и потеряло всякий вкус. А разогретая еда – это совсем не то.

Ева уже съела большой кусок пирога и потянулась к чашке. Адам тоже принялся за пирог и в это время услыхал, как она закашлялась.

– Что с тобой? Подавилась?

Ева поставила чашку на стол. На ее лице было выражение крайнего отвращения.

– Фу! Какая гадость! Кофе просто отвратительный! Адам хотел было тоже отхлебнуть глоток, но Ева остановила его.

– Не надо! Поверь мне! – Она быстро убрала чашки. – Не понимаю, что я сделала не так. Кофейник тут совсем другой, я к такому не привыкла. У меня вообще кофеварка.

Ева вылила кофе из чашек в раковину. Адам посмотрел на плиту и увидел старый дедушкин алюминиевый кофейник.

– Ты что, думаешь, я деду не дарил кофеварки? Целых три штуки. Но он пользовался только этим кофейником.

Просто не представляю, как в нем можно приготовить что-нибудь путное.

– Вот именно, – согласилась Ева и, вернувшись к столу, потянулась за вторым куском пирога. – Так вкусно! Пожалуй, съем еще кусочек.

Адам рассмеялся:

– Я обязательно передам Сэйди, что она очень тебе угодила!

Пока Ева ела, он не спускал с нее глаз и заметил, что она выглядит усталой. Даже круги под глазами.

– Как прошел твой первый рабочий день? – поинтересовался Адам.

Она улыбнулась ему, и в глазах сверкнули веселые искорки.

– Прекрасно, – ответила она. – Так интересно! Но больше ничего не добавила. Адам подождал немного и понял, что денек у нее выдался трудный, раз она не в состоянии даже рассказывать о нем.

– Я подумал было пригласить тебя прогуляться, – сказал Адам, – но ты, видно, устала.

Ева улыбнулась и кивнула.

– Ну, ничего. Успею еще показать тебе лошадей. Через пару дней, когда ты тут как следует освоишься, сходим на конюшню, познакомлю тебя со своими скакунами. Будешь потом кататься в свое удовольствие. А сейчас скажи мне вот что. – Он кивнул на все закупленные продукты: – Это все может подождать до завтра?

– Естественно. Честно говоря, когда ты сегодня постучал, я как раз собиралась принять душ и лечь спать. А теперь просто с ног валюсь.

– Тогда я сам уберу.

Адам встал, собрал тарелки со стола и быстро помыл их. Повернувшись, он увидел, что Ева с трудом вылезает из-за стола, и чуть было не бросился к ней, чтобы взять на руки и отнести в постель. Но сможет ли он на этот раз противостоять искушению и уйти от нее? Слишком живо в памяти ощущение, пережитое вчера.

Он застыл на месте, не сводя глаз с Евы. Какая у нее белая нежная кожа! Она кажется такой хрупкой, а ведь характер у нее твердый, решительный. Эта девушка просто соткана из противоречий – то до смешного наивна, то в ее суждениях и поступках проявляются опытность и мудрость. Иногда создается впечатление, что она не уверена в себе, однако при этом стремится к независимости. Ева – деловая женщина, работает в фирме, но у нее явно творческая натура и талант художницы.

Тут Адам заметил, что Ева удивленно смотрит на него, не понимая, почему это он так ее разглядывает. Подойдя к ней, он сказал с усмешкой:

– Знаешь, кто ты? Настоящий живой парадокс. – Наклонился и коснулся губами ее лба. – Спокойной ночи!

Адам ушел, Ева закрыла дверь и прижалась к ней спиной. Зажмурилась и тяжело вздохнула. Как бы ей хотелось, чтобы все было по-другому! Если бы она только могла…

Тут заскулила Шеба. Ева открыла глаза и увидела, что собака сидит перед ней.

– Вот это да!

Она распахнула дверь и крикнула в темноту:

– Адам! Ты забыл собаку!

Послышались приближающиеся шаги, и Адам вышел на свет.

– Я знаю. А разве ты не хочешь, чтобы Шеба осталась с тобой до утра? Она составит тебе компанию, будет веселее на новом месте. Потом выпустишь ее, я ее покормлю.

– Хорошо, пусть остается. Я только рада, – сказала Ева.

Она закрыла дверь и подумала: если бы все было по-другому, если бы она была другой, то с удовольствием оставила бы тут и Адама.

Глава 7

Шеба разбудила Еву громким лаем. Ева сразу же села в постели, и собака прекратила лаять, но, повизгивая, стала бегать возле кровати.

– Шеба, что случилось? – спросила Ева, опустив на пол ноги.

Колли бросилась к двери и снова залаяла. Она явно хотела, чтобы ее выпустили. Тут издалека раздался звук заводимого мотора. В открытом окне едва забрезжил рассвет. Шеба снова залаяла, и Ева догадалась, что это Адам едет ранним утром на вызов.

– Ты хочешь бежать к Адаму, девочка? Да? – спросила Ева.

Собака завиляла хвостом и заскулила. Ева открыла дверь и последовала за Шебой в холл. Надо скорее отпереть ей входную дверь, но успеет ли она догнать хозяина?

– Беги, но передай Адаму, что я не в восторге от такого будильника, как ты! – сказала она ей вслед.

Ева постояла на пороге, прислушиваясь. Вот автомобиль явно притормозил, потом хлопнула дверца. Постепенно шум мотора растаял вдали. Она глянула на светлеющее небо и зевнула. Надо скорее вернуться в спальню. Но когда Ева собралась уже выключить свет, то поняла, что спать ей неохота, а вот съесть бы чего-нибудь… Она была голодна.

«Это все из-за того, что я все время на свежем воздухе!» – решила она. Обычно утром она почти не завтракала, выпивала чашечку кофе с булочкой, и все. Но сейчас она бы с удовольствием поела. Самое вкусное – это картошка с омлетом, как делает Тилли. Ева пошла на кухню и достала книгу, в которой вскоре разыскала нужный рецепт.

– Так. Остудить печеную «в мундире» картошку, почистить и разрезать на четыре части. Прекрасно!

Но в рецепте ничего не сказано о том, много ли нужно взять картофелин, зато сообщается, сколько времени их печь, чтобы получилась золотистая корочка. Да она умрет с голоду, пока все это будет готово! Ева открыла для себя удивительную вещь: оказывается, приготовление пищи – дело вовсе не быстрое. Ворча, она помыла десять картофелин и поместила их в духовку. Хорошо, что вчера она купила себе таймер и новую кофеварку. Теперь чашку кофе сделать – пара пустяков.

Прихватив с собой кофе и рогалик, Ева отправилась в кабинет, в котором недавно обосновалась по совету Адама. Ей удалось сделать пару удачных карандашных набросков Шебы и довольно приличный рисунок акварелью. Теперь Ева хотела написать портрет собаки маслом.

Спустя часа три Ева услышала за окном звук мотора подъехавшей машины. Она взглянула на стол, на котором стояли блюдо с горой картошки и сковорода с омлетом – как раз собиралась наконец позавтракать, – и поняла, что одной ей с этим не справиться. Ева пошла к двери и увидела с порога, что это приехал ее дядя Роб. Он только что вылез из своего «мерседеса».

– Дядя Роб! Что случилось? – воскликнула Ева и поспешила к нему.

– Ничего. Если не считать того, что ты меня оставила в полном неведении относительно своих планов. Что тут происходит?

– Но я же просила Тилли все передать тебе! И раз ты нашел сюда дорогу, она все сделала правильно.

– Точно. Но адрес и номер телефона ничего не говорят мне, – сказал дядя, и в его голосе послышались металлические нотки. – Может, я не вовремя приехал?

Ева постаралась беззаботно улыбнуться.

– Ну что ты! Как раз к завтраку. Проходи! – И она распахнула перед ним дверь.

– Тебе тут нравится больше, чем в нашем бунгало? – спросил он, оглядевшись вокруг.

– Да, и на то есть причины.

Ева стала раскладывать еду по тарелкам, нарезала хлеб. Неожиданно заметила, что дядя наблюдает за ней с удивлением. Она дала ему в руки ножи и вилки.

– Будь добр, накрой на стол, пока я сделаю тосты. Его пушистые брови, которые Еве всегда напоминали двух гусениц, поднялись еще выше, но он кивнул ей:

– Хорошо.

Больше они не перемолвились ни словом, пока не сели вместе за стол завтракать.

– Дорогая моя! Я тебя поздравляю! – проговорил через некоторое время дядя Роб, доедая омлет. – Так вкусно.

Ева сдержала счастливую улыбку.

– Я рада.

– Но должен заметить, что вовсе этому не удивляюсь. Тебе всегда удается все, что бы ты ни делала. Если ты научилась управлять компанией, то освоить это – для тебя пара пустяков. – Он глотнул кофе и, поставив аккуратно чашку на стол, поглядел Еве в глаза. – Мне интересно, что это ты тут задумала?

– Давай сперва закончим завтрак, а потом я отвечу на все твои вопросы.

Дядя пожал плечами и стал терпеливо ждать, пока племянница насытится. Наконец, отодвинув пустую тарелку, Ева решила поговорить с ним начистоту.

– Что ты скажешь, если я сообщу тебе, что потеряла всякий интерес к руководству компанией? – спросила она.

Он чуть было не присвистнул, но вместо этого только вздохнул:

– Я видел, что тебе с некоторых пор это в тягость.

– Правда? Тогда что мы будем делать с «Уорлдуайд»? Я знаю, что ты обрадовался, когда совет избрал меня президентом, но может, сейчас возьмешь бразды правления в свои руки?

– Дорогая моя, я всегда был только мозговым центром, а руководить предоставил твоему отцу, а потом тебе. Нет, – и он решительно покачал головой, – быть президентом компании я не хочу.

Ева на некоторое время задумалась, а потом сказала:

– Тогда есть только два решения. Первое – продать фирму с молотка. Нет, это мне совсем не нравится! Растащить компанию по кускам, сделать служащих безработными? Ужас.

– Тогда остается второе – продать все акции сотрудникам.

– А как они на это отреагируют?

Дядя в задумчивости поворачивал чашку на блюдце.

– Мы это уже один раз обсуждали, когда твой отец был при смерти. Но ни один из членов совета не хотел потерять власть, поэтому решили назначить тебя, как этого и хотел отец. Правда, – тут он бросил быстрый взгляд на Еву, – кое-кто хотел проскочить в президенты пока суд да дело. Угадай кто.

Ева ни капельки не удивилась, но лишь утвердилась в правильности своего решения расстаться с Ричардом.

– Вот тебе на! Мой бывший женишок оказался ловким малым! – сказала она с кривой усмешкой на губах. – Значит, не сумев заполучить компанию одним способом, он решил попробовать другой.

Они с дядей помолчали немного. Потом Ева спросила прямо:

– Дядя Роб, ведь ты все это знал давно, почему же ты ничего не сказал мне о Ричарде, когда он просил моей руки?

Он потрепал ее по плечу:

– По той простой причине, дорогая, что только ему удалось вывести тебя из оцепенения после смерти отца. А кроме того… Я всегда знал, что ты умная девочка и что очень скоро ты сама во всем разберешься и раскусишь Ричарда.

Решившись задать свой вопрос, Ева хотела поймать взгляд дяди, но ей это не удалось.

– А ты знал о его любовных похождениях?

– Уж что-что, а благоразумным Ричарда не назовешь, – слегка уклончиво ответил он. – Но ты знаешь – всех очень удивило, что ты решилась разорвать с ним помолвку. Считалось, что тебе все известно и ты сознательно закрываешь на это глаза. Но они тебя не знают! Извини за деликатный вопрос, а как все раскрылось?

– Я находилась в туалетной комнате в то время, когда его очередная любовница обсуждала с подругой все подробности их с Ричардом интимных отношений.

– Да, довольно жестокий способ узнать правду. Очень сожалею.

– Может, и жестокий, зато меня это словно пробудило от сна. Я же все время тянула с окончательным решением о свадьбе. И чем больше Ричард настаивал, тем страшнее мне становилось при одной мысли, что я стану его женой.

Дядя Роб расплылся в улыбке:

– Видишь, значит, я оказался прав. Ты сама чувствовала, что он тебе не подходит.

– Скажи, а он будет мешать, если мы объявим о нашем решении?

Он сразу стал серьезным:

– Не думаю. Ведь теперь преимущество на нашей стороне, раз ты с ним порвала. Он теперь будет тише воды, ниже травы. Не беспокойся!

– Меня волнует только одно – я тебя подвела, дядя Роб!

– Дорогая моя, я давным-давно понял, что компания когда-нибудь уйдет из наших рук. Твой отец был просто помешан на ней, а я нет. Вижу, для тебя это тоже не самое главное в жизни. – Тут дядя искоса поглядел на Еву. – А теперь давай выкладывай, что ты тут делаешь.

– По правде говоря, дядя, я – жертва обстоятельств, – объяснила Ева и рассказала всю историю с поломкой автомобиля, а также о своем чудесном спасении и о решении помочь Элис. – А почему бы мне не прийти на помощь этой женщине, школьной подруге Адама? Ведь мне абсолютно нечего было бы делать в нашем бунгало у озера, а так – хоть какое-то полезное занятие. А кроме того, так приятно подружиться с обычными людьми, которые принимают меня такой, какая я есть. Они так искренне ко мне относятся и ничего не требуют взамен.

Дядя Роб удивленно поднял брови.

– Так здесь никто не знает о том, какое положение ты занимаешь? – спросил он, и Ева кивнула. – Признаюсь, мне эта твоя идея с путешествием инкогнито с самого начала не понравилась, не говоря уже о приобретении подержанного автомобиля.

Ева встала и начала убирать со стола.

– А мне хотелось посмотреть, как люди воспримут меня без ореола богатства и высокой должности.

Дядя помог ей переставить чашки ближе к раковине. Ева стала мыть посуду.

– Сдается мне, что, помимо разрыва с женихом, тебя беспокоит что-то еще, – заметил он, стоя за ее спиной, – Может, расскажешь?

Ева выключила воду и повернулась к дяде.

– Понимаешь, расставшись с Ричардом, я вдруг поняла – у меня нет никого, с кем я могла бы поговорить по душам, как говорится, поплакать в жилетку. Я имею в виду, что у меня нет ни одной подруги или друга, я так одинока. Конечно, я сама во всем виновата. Позволила Ричарду безраздельно распоряжаться мною. Окружила себя людьми, которые меня только использовали в своих целях. Я же не знаю, что такое настоящая дружба, искренность и бескорыстие. И делаю все против моей собственной воли.

– Дорогая, ты думаешь, я не знаю этого? Ты никогда не жила своей жизнью. Во всяком случае, с тех пор, как окончила школу.

На самом деле все началось гораздо раньше, но Ева не хотела ворошить прошлое.

Помолчав немного, дядя Роб сказал:

– Послушай, а хорошо ли строить отношения с новыми знакомыми на основе маленькой лжи? Скрывать, кто ты есть на самом деле…

– Я пробуду здесь всего пару недель.

– Это ты сейчас так считаешь. Но порой нас в жизни поджидают такие сюрпризы, что все может круто измениться.

– Если тебя волнует, что я тут… ну, заведу серьезный роман с кем-либо, то успокойся. Хочу тебя заверить, что я решила никогда не выходить замуж.

На самом деле эта смелая мысль только что пришла ей в голову, и Еве она понравилась.

– Мне необходимо заняться в жизни совсем другим, я уже почти знаю чем, и со мной все будет в порядке.

– Я лично хотел бы для тебя большего, чем «все в порядке», – со вздохом сказал дядя Роб. – Твоему отцу надо было жениться снова после смерти твоей матери. Что будет с тобой, когда меня не станет? Ты же останешься одна до самой старости. Хотя, надо сказать, я всегда верил в твое благоразумие. Так что поживем – увидим. – Он улыбнулся и потрепал ее по плечу. – Мне надо ехать, дорогая. Проводи меня до машины.

В этот момент Ева услышала, что к дому подъехала другая машина. Она усмехнулась: день сплошных визитов. Когда они с дядей вышли из дома, то увидели грузовик Адама. Он разворачивался, чтобы уехать – Адам понял, что у Евы гости, и не захотел мешать ей.

– Адам! Подожди! – крикнула Ева и обратилась к дяде: – Пойдем, я познакомлю тебя с хозяином этого дома.

Адам остановился и вылез из кабины, за ним выскочила Шеба. Дядя Роб с удивлением рассматривал высокого стройного молодого мужчину в ковбойской шляпе, потом перевел взгляд на Еву и расплылся в улыбке.

– Нечего смеяться! – проворчала Ева. – Ничего такого, о чем ты думаешь!

Но было видно, что дядя все-таки составил определенное мнение по поводу пребывания племянницы в этом странном, на его взгляд, месте.

Адам даже не подозревал, что способен ревновать, пока не увидел, как какой-то пожилой мужчина обнимает Еву за плечи. Когда выяснилось, что это ее дядя, Адаму сразу стало легче.

– Извините, что помешал вам, – сказал он.

– Вовсе нет, – ответил дядя Роб. – Я собрался было уезжать, но рад случаю поблагодарить вас за то, что помогли моей Еве.

– На моем месте любой бы сделал это, сэр.

– Дядя удивленно вскинул брови.

– Сэр? Я не помню, чтобы кто-нибудь так обращался ко мне с тех пор, как ушел из флота. – Он впился взглядом в Адама. – Вижу, люди тут более вежливые, чем в Чикаго. – Он пожал руку Адаму. – Рад был познакомиться с вами. И с вашей собакой. Теперь буду спокоен за Еву. Может, я сентиментален, но, кроме нее, у меня никого нет.

При этих словах он оглянулся и ласково посмотрел на племянницу, а она, в свою очередь, обняла его.

– Уж лучше пусть она будет здесь, чем одна в какой-то хижине, сэр, – заметил Адам.

– Это уж точно!

Дядя Роб поцеловал Еву в щеку и сказал:

– Я свяжусь с тобой, как только будут какие-нибудь новости. Но ты пока все обдумай, не торопись.

Провожая взглядом «мерседес», Адам подумал, что на сей раз вид богатства не вызвал в нем привычного раздражения. И не потому, что этот человек – родственник Евы. Умные глаза Роба Саттона, его проницательный взгляд, пожатие крепкой руки говорили достаточно много о сущности этого человека. Дядя Роб Адаму понравился.

Адам улыбнулся Еве и сказал:

– Я заехал к тебе, чтобы извиниться за утренний переполох, который устроила Шеба.

Ева махнула рукой:

– Ничего, хотя я не люблю вставать рано. Зато я сегодня столько успела сделать с утра, не поверишь. Кстати, не хочешь ли позавтракать?

– Уговаривать не придется. У меня с раннего утра маковой росинки во рту не было.

– Прекрасно. Я даже угощу тебя чашечкой довольно приличного кофе. Пошли, я быстренько сделаю омлет.

Она направилась в дом, за ней Шеба, следом Адам.

В кухне Адам сразу заметил на столе великолепную кофеварку. «Подарок дяди!» – решил он и достал себе из шкафчика кружку. Тут он заметил, что Ева выбрасывает в помойное ведро целых полсковородки омлета.

– Твой дядя не был голоден?

– Да он вообще не ест много, но дело не в этом. Я же только осваиваю всякие рецепты, никак не могу угадать нужную пропорцию.

Только тут Адам увидел на столе тарелку с горкой печеного картофеля. Ева наготовила достаточно для целой семьи или для одного голодного мужчины.

– Я, пожалуй, выручу тебя, – сказал он смеясь. – Но если что-то остается, потом можно разогреть. Правда, это лучше делать в микроволновой печи.

– Да? Тогда мне надо приобрести себе такую печь. Пока Ева взбивала яйца, Адам занялся тостами. Дело у них спорилось, только иногда они сталкивались у плиты. Смеясь, Адам осторожно отодвигал Еву в сторонку, радуясь возможности дотронуться до нее. Ему нравилось, что они ведут себя словно муж с женой, хозяйничая вдвоем на кухне.

– А я догадался, чем ты занималась сегодня утром, – заметил он, разглядывая ее рубашку, запачканную масляной краской.

Ева взглянула на него, и глаза их встретились. Она так и застыла с лопаточкой в руках, не обращая внимания на шкворчание в сковороде. Она так близко, что можно обнять ее и прижать к себе… Адам едва сдерживался, чтобы не поцеловать ее. Его влек к себе ее красивый рот, чувственные губы.

Но нельзя торопиться. Адам тяжело вздохнул, взял тарелку с тостами и пошел к столу.

– Извини, я не слышала, что ты сказал? – проговорила Ева за его спиной.

Хорошо, что она ничего не заметила. Адам обернулся и сказал спокойным тоном:

– Я глянул на твою испачканную рубашку и догадался, что ты сегодня утром занималась живописью.

– Да. – Ева продолжала взбивать омлет. – Что называется, экспериментировала. Так давно не писала акварелью и маслом, что многое забыла.

Пока Адам завтракал, Ева стала рассказывать, какие для этого нужны кисти, на какой бумаге лучше писать акварелью, каковы тонкости живописи масляными красками.

– А тебе нравится работать в магазине Элис? – поинтересовался Адам.

– Да. Я и не помню, когда получала такое удовольствие от работы. Элис мне платит. Надо бы открыть свой счет в банке, чтобы не расплачиваться везде наличными.

– А так как у нас один-единственный банк, то выбирать тебе не приходится.

– Вот, кстати, я хотела тебя спросить кое о чем. Вчера я обедала с Конни, Кларел и Элис. Разговор зашел о том, что многим людям довольно трудно получить ссуду в банке, чтобы открыть собственное дело. – Тут Ева нахмурилась и спросила: – Почему Хартвиг так усложняет всем жизнь? Он что, не хочет, чтобы город процветал?

– Думаю, дело в том, что его психология не изменилась с семидесятых годов. Заботит его только собственное благополучие, и он ничего не хочет замечать вокруг.

Адам резко встал и стал собирать посуду со стола.

– Хватит о Хартвиге. Сегодня прекрасная погода, и я собираюсь познакомить тебя с чудесной лошадкой по имени Челси. Хочешь покататься?

Лицо ее озарилось счастливой улыбкой.

– Спрашиваешь! Подожди минутку, я переоденусь.


В субботу утром Ева сидела на берегу озера. Рядом с ней трое детей удили рыбу.

Джейми Маккензи и Тед Ремсоп выглядели заправскими рыбаками: ловко забрасывали удочки, умело вытаскивали рыбешку. Только вот у маленькой Мелиссы Маккензи ничего не получалось. У нее не хватало терпения держать долго удочку и ждать, когда клюнет. Она то и дело вытаскивала ее из воды, чтобы поглядеть на крючок. Один раз крючок зацепился за что-то, она стала звать на помощь, распугивая рыбу. А кроме того, Брауни, их с Джейми собака, громко лаял, поэтому они в основном мешали мальчикам. Кончилось тем, что Тед помог Мелиссе, вытащить удочку, дал ей банку с наживкой и отправил девчонку вместе с Брауни удить в другое место, чуть поодаль.

Ева рисовала, слушая веселую болтовню детей и веселый лай Брауни. Они то спорили, то подшучивали друг над другом. Потом ребята заговорили об Адаме. Оказывается, он обещал поучить их кататься на лошади. И когда только он все успевает? Ева не могла не поражаться его работоспособности, а более того – трогательной заботе о детях.

Неожиданно Брауни взвизгнул, а потом заскулил. Ева подняла глаза и увидела, что крючок от удочки Мелиссы впился прямо в шею собаки. Ева вскочила и побежала к ним.

Мелисса рыдала и пыталась объяснить:

– Я нечаянно… Честно, мисс Саттон… Леска болталась, а тут Брауни…

Подбежавшая к ним Шеба лизала лицо плачущей девочки. Подошли мальчики. Тед придержал голову Брауни, пока Джейми проверил, глубоко ли проник злополучный крючок.

– Можешь вытащить? – озабоченно спросила Ева.

– Он прошел насквозь и сидит глубоко. Я не уверен…

– Хорошо. У тебя есть нож?

Все трое детей испуганно уставились на нее. Джейми побледнел:

– Я не смогу…

– Надо отрезать леску поближе к крючку, тогда мы отвезем Брауни к доктору Вагнеру, и он все сделает так, как нужно.

Хорошо, что она приехала сюда на машине, а не на лошади, как хотела было сперва, но затем передумала. Джейми достал нож, перерезал леску и взял собаку на руки. Ева повела всех к машине. Мелиссу она обняла за плечи, чтобы немного утешить.

Они очень быстро доехали до клиники, в которой Ева еще ни разу не была. Марта встретила их в холле.

– Вы привели сюда детей, мисс Саттон? – спросила она. Ева рассказала ей, в чем дело, и Марта открыла какую-то дверь.

– Проходите сюда!

Она повела их по коридору в кабинет.

– Посадите собаку на стол. Сейчас придет доктор, – сказала Марта и вышла.

Ева, а вместе с ней и Шеба, старалась успокоить дрожащую Мелиссу. Мальчиков, которые тоже страшно волновались, она заверила, что доктор Вагнер обязательно поможет Брауни. Она надеялась, что он не задержится.

И действительно, через пять минут появился Адам. Он улыбнулся всем и подошел к Брауни. Стал гладить его по голове, а заодно и проверил, как обстоят дела с крючком. Собака спокойно дала себя осмотреть.

– Сейчас все сделаю. Он скоро будет в полном порядке, – сказал Адам детям и стал раскладывать на столике инструменты.

Взяв в руки шприц, он обратился к Еве:

– Можешь придержать голову собаке или мне позвать Марту?

Мелисса умоляюще посмотрела на Еву, и та кивнула:

– Хорошо, я помогу. Только скажи, что надо делать.

Она держала голову Брауни, а мальчики – лапы. Мелисса только наблюдала, стоя поодаль, и беззвучно плакала. Адам быстро вытащил крючок, срезав его острый, с загогулиной, конец, торчавший наружу сквозь кожу. Потом обработал рану. Собака заскулила, и Ева, сочувственно взглянув на Брауни, сказала:

– Я очень хорошо тебя понимаю, малыш.

Адам усмехнулся и сделал Брауни укол антибиотика. Потом он положил в пакетик несколько таблеток и вручил их Джейми, объяснив, как следует давать лекарство. Мелиссе он дал печенье для собаки и велел всем подержать Брауни на столе еще минут пять. Выходя из кабинета, Адам позвал с собой Еву.

Когда они оба оказались в коридоре, Ева взволнованно взглянула на Адама:

– Ты хочешь мне сказать что-то, чтобы дети не слышали?

– Вовсе нет. – Он взял ее за руку. – Им просто нужно успокоиться, а тебе я хотел показать клинику. Ведь ты тут впервые.

Ева облегченно вздохнула.

– Слава Богу! Ты меня так напугал. Пойми, я действительно волновалась и за собаку, и за детей. Мне пришлось выполнять роль матери, взять на себя всю ответственность.

– И ты прекрасно справилась, – утешил ее Адам и ласково погладил по руке. – У тебя это получается так естественно. Но ты должна знать: я никогда не говорю неправды владельцам моих пациентов. Честность – лучшая политика. Надежды, которые наверняка не оправдаются, никому не приносят облегчения.

Он говорил, обнимая ее за плечи, и Ева прислонилась к нему, слушая его голос и вдыхая знакомый аромат его лосьона. Но неожиданно замерла и похолодела, потому что Адам сказал:

– Ведь ты сама очень откровенная девушка. Скажи, разве я не прав, что следует быть честным во всем?

Ева только кивнула. Что она могла сказать? Конечно, она вполне согласна с ним, хотя сейчас ведет себя не очень честно. Ио что делать, если нет никакой уверенности в том, что Адам захочет поддерживать с ней отношения, узнай он, кто она на самом деле. Простит ли он ей эту маленькую ложь?

Глава 8

Утром в воскресенье Ева снова принялась за портрет Шебы, но мысли ее были только об Адаме. Нехорошо, что она обманывает его. Не то чтобы она лжет, но как бы скрывает истинное положение вещей, а говоря о работе и о семье, просто не вдается в подробности. Все, что она рассказывала о своем прошлом, не выдумано, так и было. Но разве это ее оправдывает? Ева все время помнила слова дяди Роба о том, что нельзя строить отношения на основе хоть и маленькой, но лжи. Что теперь делать? Размышляя об этом, Ева не заметила, как незаметно пролетело время, а ведь Адам должен был скоро прийти, буквально через полчаса.

Девушка поглядела на себя оценивающе: как она выглядит? И тут вспомнила, что рано утром положила вещи в стиральную машину. А ведь у нее больше ничего чистого нет! Давно пора было прикупить себе новую одежду. Ева бросилась в подвал, спустилась по лестнице и застыла: весь пол был залит пеной, вытекающей из машины!

– Кошмар какой! – воскликнула она, глядя в растерянности на море мыльной воды.

Что же делать? Надо посмотреть, что с машиной, но при этом нельзя лишиться единственной чистой и пока сухой одежды, что надета на ней. Ева сняла джинсы и рубашку, скинула туфли и двинулась вперед. Она нашла пластиковое ведро и открыла дверцу стиральной машины. Та была полна мыльной пены. Нужно же как-то все прополоскать! Ева поглядела на диск с рукояткой – включать или нет? Будет работать эта машина? Затаив дыхание, она поставила стрелку на программу полоскания и вздохнула с облегчением, услышав, что все в порядке.

Ева бодро принялась за дело: ведро за ведром выливала мыльную воду в раковину, потом нашла какие-то тряпки и собрала оставшуюся пену. И только после этого вздохнула свободно. В это время машина переключилась на режим слива. Ева напряженно ждала, что вода опять выльется на пол. Этого не произошло, и вскоре раздался щелчок: машина выключилась.

Ева стала извлекать свои вещи и опускать их в сушилку. Вдруг у нее в руках оказались голубые трусики. Она удивилась, но не придала этому значения. Вытащила джинсы, за ними еще одни голубые трусики, потом голубой бюстгальтер… Увы! Все белое белье стало голубым. Она, не подозревая о том, что это может произойти, засунула в стиральную машину белье вместе с джинсами! Ева тяжело вздохнула – вот тебе еще один урок!

Раздался заливистый лай Шебы у дверей кухни. Ева быстро побросала оставшиеся вещи в сушилку и побежала одеваться. Не хватало, чтобы Адам застал ее в одном нижнем белье!

– Все, я готова! – сказала она Адаму, приглаживая волосы, которые еще с утра завязала в конский хвост.

Он взглянул на нее и улыбнулся.

– Ты похожа на школьницу с этой прической и розовыми щечками, – сказал он весело. – Чем ты там занималась?

Ева густо покраснела.

– Домашними делами.

Адам поразился – неужели все женщины выглядят так после уборки в доме? Они с Евой отправились к машине.

– Слушай, а сколько тебе лет? Извини за любопытство, конечно, но…

Ева рассмеялась и забралась в кабину.

– Ничего. Ты мне просто льстишь, если не можешь определить возраст. Мне уже тридцать лет.

– Неужели? Прекрасно сохранилась! – захохотал Адам. – Ты так сказала об этом, словно это много!

– По сравнению с возрастом школьницы – конечно! – отшутилась Ева.

Но Ева действительно со дня приезда в Брайтон чувствовала себя моложе.

– Так куда мы едем за продуктами для пикника? – спросила она, решив перейти к делу.

– В магазин «Элегантный фермер», – ответил Адам и, увидев, что Ева улыбнулась, объяснил: – Я понимаю, что название несколько претенциозно, одно как бы исключает другое, но ты будешь приятно удивлена.

Когда они подъехали к большой стоянке перед магазином, Адаму даже пришлось подождать, пока освободится место для машины. В воскресенье сюда обычно приезжают чуть ли не со всего штата, настолько популярен этот магазин. Они направились к главному входу, и тут кто-то окликнул Еву. Она повернулась, помахала рукой и поздоровалась с какой-то женщиной. Адам не без удивления отметил это. Внутри магазина Ева все время озиралась вокруг, с интересом рассматривая овощные и фруктовые ряды, прилавки с различными товарами. Потом Адаму показалось, что она ищет взглядом что-то, и он спросил, в чем дело.

– Я видела объявление о разных клубничных десертах, целый список. Но нигде не вижу, чтобы продавалась клубника.

– Это не здесь, а через дорогу. Там большое поле, и посетители могут сами собрать себе ягоды или купить уже собранные. Можно попробовать вкуснейшие десерты из клубники, что мы и сделаем, перед тем как уехать отсюда.

– Десерт перед пикником?

– Мы же поедем на пикник верхом. От клубники ничего не останется, если ее упаковать с остальными продуктами в сумку, привязанную к седлу, – объяснил Адам. – Ну пошли, купим что-нибудь для нашего ленча.

Они стали переходить от прилавка к прилавку, и Адам с удовольствием видел, что Ева искренне восторгалась невиданным изобилием. Здесь можно было купить все: от безделушек до сложного оборудования, а из продуктов – и чипсы, и деликатесы. И опять-таки везде Ева с кем-то здоровалась. Адам, конечно, тоже встретил кучу знакомых, но его удивило, как много людей знают его спутницу.

– Ты стала известной в городе личностью, – заметил он с улыбкой, когда они выбирали фрукты. – И это за такое короткое время.

Ева положила на весы гроздь винограда и взглянула на Адама.

– У Элис в магазине не только художественные принадлежности, там еще продаются разные полезные мелочи для рукоделия, а многие часто заходят именно за ними… Дыню возьмем? Положи вот эту, пожалуйста… Так вот. Кроме того, после работы я часто брожу по городу, захожу в магазины. Все здесь такие приветливые. Вот и познакомилась с людьми. Что тут удивительного?

Они пошли дальше, и Ева остановилась у лотка, на котором продавалась различная зелень.

– Слушай, хочу спросить тебя насчет старого огорода, что возле двери на кухню, – сказала Ева, остановившись.

– Да, это был огород моей бабушки. Она выращивала там разную зелень. Дедушка присматривал за ним одно время, а потом забросил.

– Миссис Томпсон вспоминала о нем, когда узнала, где я живу. Я ей сказала, что не могу отличить петрушку от сорняка, а она предложила мне свою помощь – подъедет завтра утром и покажет. Ты не против?

– Да нет, пожалуйста. А откуда ты знаешь бабушку Томпсон?

– А помнишь, я купила плед у ее внучки на ярмарке? Потом я встретила Глорию с бабушкой в городе, мы поговорили, и на следующий день миссис Томпсон зашла ко мне в магазин. Удивительно, сколько она знает.

Они встали в очередь в кассу.

– Знаешь, – продолжала Ева, – уклад жизни этого маленького городка стал для меня настоящим открытием, не говоря уже о взаимоотношениях людей. Я живу в большом городе, там все по-другому. Может, конечно, в каких-то небольших районах и так же, но я этого не знаю – мой дом в предместье Чикаго, и я езжу на работу в центр. На то, чтобы осмотреться вокруг, нет времени.

– Да, вот этого всегда нам не хватает – времени. Даже здесь, в сельской местности, где жизнь нетороплива.

Адам хотел было продолжить разговор, но в это время его окликнул знакомый фермер. Это оказался Дэйв Арнмунсен с семьей, и Адам познакомил их с Евой. Мужчины стали обсуждать свои дела, а Ева разговорилась с женой Дэйва и с его детьми. Ей удалось расшевелить двух застенчивых мальчишек, рассмешить девочку, а уж Лина Арнмунсен, которая славилась своей молчаливостью, вдруг начала что-то охотно рассказывать и даже задавать какие-то вопросы своей новой знакомой. Адам наблюдал за ними и вполуха прислушивался к женской болтовне. Он только диву давался, как это Ева к каждому находит подход, как умеет расположить к себе. Она не похожа ни на одну из его знакомых женщин. Другие люди тоже чувствуют это, и их тянет к ней, как к диковинке.

А ведь встретив ее впервые на дороге, он увидел в ней только симпатичную, наивную и доверчивую девушку, которая не проявила к нему как к мужчине никакого интереса. Тогда это задело его за живое, и он решил любой ценой завоевать ее, увлечь. В какой-то момент он почувствовал, что небезразличен ей, однако это не позволило ему воспользоваться случаем. Адам неустанно твердил себе, что должен вести себя как настоящий джентльмен. Не стоит торопить события, и необходимо дать Еве время прийти в себя после расторгнутой помолвки.

А уж если говорить серьезно, то что он может предложить этой женщине, горожанке? Он – фермер, вырос на земле. Да ему еще предстоит вернуть в свою собственность большую часть угодий, а уж потом решать личные проблемы.

В общем, Адам так задумался, что не слышал, что ему говорит Дэйв. Очнулся он, увидев удивленный взгляд собеседника. Тот давно задал Адаму какой-то вопрос и терпеливо ждал ответа. Пришлось переспросить. Потом разговор перешел на другую тему.

– Я хочу заплатить за лечение моих коров, – сообщил Дэйв и полез в карман за деньгами.

– Нет, друг, давай-ка решим этот вопрос по-другому. Совершим нечто вроде сделки.

– Что это ты имеешь в виду?

– А вот что. У меня сейчас запарка, лошадьми некому заниматься. Можешь прислать своих мальчишек помочь в конюшне, а заодно и выгуливать моих скакунов?

– Да, пожалуй.

– Отлично. Я позвоню тебе, и мы договоримся.

Дэйв рассыпался в благодарностях, но Адам быстро подхватил под руку Еву, и они пошли к выходу. Потом он даже обнял ее за плечи, словно оберегая от толпы. Оказалось, что Ева слышала конец их разговора с Дэйвом.

– Извини за любопытство, – сказала она. – а о чем это ты договорился с Дэйвом, что он так тебе благодарен?

Адам ответил не сразу:

– Ну, понимаешь, у него сейчас наступили не лучшие времена и с деньгами туговато. А он должен был заплатить за лечение животных. Вот я и предложил, чтобы он прислал мне своих сыновей в помощь на конюшню.

– Сдается мне, что ты проделываешь такие штуки не впервые, – заметила Ева с улыбкой.

Адам только вздохнул – ничего от нее не скроешь. И откуда в ней такая прозорливость?

– Да, и не считаю это чем-то особенным, – сказал он. – В давние времена люди рассчитывались, чем могли, договаривались между собой, кому что нужно, это и было платой. Хотелось бы, чтобы так и происходило, но сейчас это невозможно. Теперь, чтобы расширить дело, хозяйство или молочную ферму, как у Дэйва, нужно обратиться к человеку с деньгами, а это не всегда безопасно. Попадешь в такую кабалу, что не будешь знать, как выпутаться. Ведь у кредитора могут быть свои правила.

– Под кредитором ты подразумеваешь банкира? Он кивнул.

– А банкир в этом случае – Хартвиг?

– Да. Но не пойми меня превратно. Я прекрасно понимаю, что в банковском деле существуют свои законы, я, в общем, не против них. Но условия Хартвига всегда жестче, чем где бы то ни было.

Адам почувствовал, как в нем поднимается волна раздражения при воспоминании об этом человеке.

– Тогда почему же не обратиться в другой банк? – удивилась Ева, но тут же догадалась: – А, ведь они уже связаны с ним закладной, и поэтому легче…

– Правильно. Эмери удалось стать самым богатым в этом районе. Он мог бы уже и не драть три шкуры с тех, кто вкалывает до седьмого пота. Но куда там! Ни за что не уступит. Вот этого я и не могу ему простить.

Ева понимала, что Адам в этот момент вспомнил и деда, и отца. Особенно деда. Она знала, что Рамсей Вагнер трудился не покладая рук, чтобы отдать долг. Это и свело его в конце концов в могилу. Сколько же жизней загубила жадность Хартвига?

– А вам никогда не приходило в голову организовать что-то вроде фонда финансовой помощи? – спросила она.

– Обсуждали это, конечно, – ответил Адам. – Но ведь для этого нужен некий начальный капитал, так? К сожалению, все эти прошлые засухи и прочие невзгоды привели к тому, что свободных денег у людей нет. Надо либо подождать, либо…

– Что?

– Либо надеяться на добрую фею. Ладно, пошли. Хватит говорить о деньгах. Пора седлать лошадей.


Верхом на быстроногой Челси Ева неслась по лугам вслед за Адамом. Она была в восторге от этой замечательной прогулки, но не могла не думать об их недавнем разговоре.

Деньги. Ева никогда не знала нужды, а здесь столкнулась с людьми, испытывающими денежные затруднения. Они стараются изо всех сил продержаться, благодарны судьбе за редкие моменты удачи.

Да, за эту неделю Ева многое узнала и многое поняла. И хорошо, потому что ей особенно важно было разобраться в себе самой, ощутить себя другой, а может, именно такой, какая она есть. Приятно признать себя талантливой и почувствовать прилив творческих сил. А как здорово, когда люди относятся к тебе дружелюбно и ценят в тебе чисто человеческие качества! Столько положительного в ее новой жизни: и живопись, и работа, и друзья, и привязанность Шебы. Но самое главное – Адам.

Кто для нее Адам?

В этот момент он как раз обернулся, чтобы проверить, успевает ли она за ним. Ева увидела его счастливые глаза и знакомую уже улыбку. Вот он поправил свою шляпу… Повернулся. Широкая спина, горделивая осанка.

Еву охватило радостное возбуждение от одной мысли, что рядом с ней такой красивый, такой замечательный человек. Она неожиданно поняла, что впервые, с тех пор как она закончила школу, у нее есть друг. Она отвела ему эту роль, о большем и думать себе не разрешала, и радовалась, что их отношения совсем не такие, Как были с ее бывшими ухажерами, женихом и даже с коллегами по работе. С Адамом Еве интересно, она ценит каждую проведенную с ним минуту.

Они въехали в лес, Адам придержал коня, поджидая Еву, и дальше поехали бок о бок. Шеба трусила за ними. Широкая тропа вилась в густой чаще деревьев, понемногу поднимаясь вверх. Лес располагался на холмистой гряде.

Стало прохладнее, и Ева сказала смеясь:

– Я старалась не жаловаться, что мне жарко. Но теперь признаюсь – сейчас так приятно в тени. Как же здесь здорово!

– Да? Ты так считаешь? Тогда подожди, пока не увидишь, какой сюрприз я тебе приготовил.

– Какой? – удивилась Ева и вспомнила, что он сам паковал сумки и не разрешил ей заглядывать туда. – Скажи, какой?

Адам усмехнулся и шутливо коснулся пальцем кончика ее носа.

– Если я скажу, это уже не будет сюрпризом.

Ева и не помнила, когда ее вот так мило поддразнивали… Сияя от счастья и стараясь скрыть это, она оглянулась назад.

– А куда мы поднимаемся? – поинтересовалась она, увидев, как тропа позади них убегает вниз по склону.

– Мы едем вдоль гряды, объезжаем долину. Просто взобрались чуть повыше. Ну вот, приехали.

Лес стал реже. Адам свернул на узкую тропку, Ева последовала за ним. Она услышала неподалеку журчание ручья, скоро они к нему выбрались и проехали немного вверх по течению. Еще один поворот – и Адам остановился.

Только поравнявшись с ним, Ева увидела, что перед ними простирается залитая солнцем лужайка. За ней открывался великолепный вид на всю долину Адама. С высоты поверхность земли выглядела как бы волнистой и разноцветной: яркая зелень лугов, более темные оттенки крон деревьев, коричневые пятна вспаханных полей – и вдруг небесная голубизна озера вдали. Разбросанные тут и там красные пятна черепичных крыш редких больших строений дополняли пеструю палитру пейзажа.

– Какая красота! – сказала Ева.

– Да, – подтвердил Адам, и по его взгляду она догадалась, что он также любуется своими угодьями. – Картина меняется в зависимости от времени года, но всегда прекрасна. Я прихожу сюда часто, смотрю и благодарю своих предков за то, что они обосновались именно здесь. Благослови их Господь!

– Расскажи мне об этом.

Адам спрыгнул с коня и помог спуститься Еве. Они прошли вперед по шелковистой траве.

– Когда они прибыли, чтобы обосноваться здесь, из Чикаго, тут везде были девственные леса. Эти места уже назывались Висконсином. Густав Вагнер со своим братом прожили тут два года, и только через некоторое время неподалеку стали появляться города. Но братья остались в долине. Здесь было все необходимое для жизни – деревья для строительства, вода в родниках, дичь. Они дружили с индейцами.

Рассказывая все это, Адам не сводил глаз с Евы, которая смотрела вдаль. Она стояла так близко, что он чувствовал аромат ее тела, и ему ужасно захотелось обнять ее и прижать к себе. Но он не посмел этого сделать.

– Кстати, о родниках, – сказал Адам. – Пойдем, я покажу тебе мой сюрприз.

Он взял ее за руку и повел обратно под раскидистые кроны деревьев. Они пробирались через кустарник по узкой тропке – туда, откуда доносился звук журчащей воды ручья. Вскоре заросли закончились, и Ева увидела, что из-под отвесной скалы бьет ключом вода, наполняя каменную чашу, а затем стекая вниз по руслу.

Она встала на колени и опустила ладони в воду.

– Ой, какая ледяная!

Шеба припала к ручью и стала жадно пить.

– Исток этого ручья обнаружил еще Густав Вагнер, он и проложил русло, потому что сначала вода здесь растекалась. Кстати, озеро в долине питается несколькими ручьями. А теперь смотри!

С этими словами Адам засунул руку в воду почти по локоть и извлек темно-зеленую бутылку.

– Я еще вчера положил ее сюда, чтобы вино хорошенько охладилось к нашему ленчу. Пошли!

Адам вручил ей бутылку, и они вернулись на лужайку. Там он снял с седла сумку и одеяло. Шеба неожиданно учуяла что-то и бросилась в кусты. Ева проводила ее взглядом и сквозь листву заметила вдалеке какое-то ограждение.

– Что это за забор вон там? – спросила она.

– Семейное кладбище. Я потом покажу тебе. Адам достал два стеклянных бокала.

– Сэйди уверяла меня, что они разобьются, даже если их как следует завернуть. И видишь? Ничего не случилось. Уж я-то знаю!

Ева вдруг подумала о женщинах, которые, очевидно, были у Адама, и сердце ее слегка дрогнуло.

– Похоже, ты не раз паковал бокалы для пикника, – усмехнулась она.

– Нет, не я. Со мной поделились опытом друзья. Надо же было попробовать. Ну, доставай еду, а я откупорю бутылку.

Он был так доволен собой, что Ева не могла сдержать улыбку. Она принялась раскладывать закуски.

– А про каких индейцев ты говорил? – поинтересовалась она.

– Племя потаватоми. Они жили в этих местах. Были очень дружелюбны к белым и крайне любопытны. Моя прапрапрабабушка оставила после себя дневник, в котором о них рассказывается. Они были не опасны. Гораздо страшнее в этих местах волки и медведи.

– Медведи? – Ева с испугом оглянулась на лес.

– Не бойся, горожанка, – рассмеялся Адам. – Они давно уже тут не водятся.

Он подал ей бокал:

– За что выпьем?

– За предков и за новые начинания.

– Подходит!

Они подняли бокалы, чокнулись, и Ева отпила глоток холодного белого вина.

– А как у тебя обстоит дело с новыми начинаниями? – спросил Адам.

– Лучше, чем я ожидала. Видишь ли, то, что моя машина сломалась ночью на дороге, – на самом деле большая удача. Не могу припомнить, когда мне было так хорошо и легко.

– И мне тоже. А раз тебе тут так нравится, можешь остаться подольше.

– У меня впереди еще три недели.

Ева вдруг поняла, как незаметно пролетела одна неделя. Значит, не успеет она оглянуться, как отпуск подойдет к концу? Она так и замерла с вилкой в руке.

– Я вспомнила одну поговорку: «Время проходит незаметно, когда тебе хорошо». Боюсь, мне не захочется уезжать.

– Тогда зачем уезжать?

Глава 9

Ева взглянула на Адама, и глаза их встретились. Она отчаянно думала о том, как ей ответить на этот простой вопрос, и понимала, что не может скрыть своего легкого замешательства. Адам смотрел на нее, и выражение его лица было очень серьезным – ни тени улыбки, он вовсе не шутил. От нее определенно ждали честного ответа. Ева перевела дыхание и сказала:

– Мне дан отпуск на месяц.

– Ну и что?

– Я поеду… домой.

– Зачем? Что там тебя ждет, кроме работы?

Ева недоуменно уставилась на него, и Адам продолжил:

– Ты же сама сказала мне в первый же день нашего знакомства, что не любишь свою работу. Она больше не привлекает тебя. Я вижу, как ты увлечена живописью и рисованием. Ты мне не показываешь свои работы, но я замечаю, что ты каждый день подолгу рисуешь. Тот первый эскизный портрет Шебы, который я видел, очень хорош. Тебе нужно обязательно совершенствоваться, потому что ты талантлива. И этим можно вполне заниматься здесь.

От этих слов у Евы перехватило дыхание и ком встал в горле. Адам – первый человек, который считает ее одаренной! Он видит в ней то, что другим было недосуг разглядеть за всем ее богатством и внешним благополучием. А Адам знает только обычную девушку по имени Ева Саттон.

– Что же ты предлагаешь? – спросила она.

– Я считаю, что ты вполне можешь поселиться здесь, в Брайтоне. Можешь продолжать жить в дедушкином доме и заниматься живописью. Работа у тебя есть, возможно, у Элис ты задержишься дольше, чем она говорила. Нет, так появится еще что-нибудь. И помни – мы друзья, а друзья всегда помогают друг другу.

Еву охватили такие противоречивые чувства – смущение, радость, надежда, страх, – что у нее даже голова закружилась. Никто никогда не говорил ей таких слов, никто так искренне и бескорыстно не старался ей помочь. Но странная вещь – помимо всего, Ева еще почувствовала, что ожидает от Адама признания в любви. Эта мысль промелькнула у нее в голове, но ей удалось ее отогнать. Слава Богу, что этого не произошло, потому что она не знала бы, как реагировать на такое заявление.

Но главное – Еве не хотелось расставаться с Адамом. И со всеми остальными. Она непроизвольно улыбнулась ему.

– А! Значит, ты согласна? – воскликнул он.

Ей некуда было деться от этого пытливого взгляда. Придется ответить честно.

– Да, но только отчасти, – произнесла Ева. Нужно отстоять свою независимость, особенно сейчас. Адам к ней явно неравнодушен. Остается только надеяться, что она никак себя не выдала.

– Я останусь в дедушкином доме при одном условии, Адам, – сказала Ева. – Буду платить ренту. На это у меня есть средства.

– Может, средства у тебя и есть, горожанка, но я не привык менять решений. Помнишь, мы заключили с тобой договор? Ты платишь за удобства и кормишь меня изредка горячим ужином. – Адам смотрел на нее, весело усмехаясь. – Конечно, я не в претензии, но ты свою часть соглашения выполняешь только частично.

– Ой, да! Извини… – растерялась Ева и, решившись, сказала: – Давай через пару дней, ладно? Я продумаю меню, куплю продукты.

– Как скажешь.

– Ну, тогда еще одна деталь…

Адам удивленно поднял брови, а Ева судорожно думала, как бы вежливо сказать ему, чтобы он вел себя посдержанней, когда они наедине? Она не хотела давать ему повод думать, что она слишком доступна, раз так легко соглашается жить в одном из принадлежащих ему домов…

– Понимаешь… – начала она, но поняла, что не в состоянии красиво сформулировать свою мысль, и поэтому решила сказать напрямик: – Я хочу быть уверенной в том, что ты понимаешь некоторые тонкости ситуации. То, что ты являешься хозяином дома, еще не дает повода думать, будто я…

Адам потянулся к ней и забрал из ее рук нож и вилку. А потом, прежде чем Ева поняла, что происходит, повалил ее навзничь. Теперь она лежала рядом с ним, и он держал ее за обе руки.

– Я все понял, – сказал он смеясь. – Ты хочешь предупредить меня на всякий случай.

Глаза его сверкали, как два горящих угля. Ева почувствовала, как заливается краской.

– Считай, что я принял все твои условия и не перейду за рамки дозволенного. Обещаю, что буду вести себя прилично – съем свой ужин и с удовольствием пообщаюсь с тобой. И буду тебя охранять. Если кто обидит, только скажи. Я чувствую себя ответственным за тебя.

Ева хотела что-то сказать, но он перебил ее:

– Давай теперь скрепим наш новый договор!

Он наклонился и поцеловал ее в губы. Удивительное чувство охватило Еву. Она буквально таяла от чудесных ощущений и даже не пыталась вырываться из его объятий. Когда он оторвался от ее губ, голова у нее еще кружилась. Она пыталась втолковать себе, что это от того, что у нее наконец появился друг и защитник, но кого она хочет обмануть? Ее тело в такой томительной неге, какой она никогда еще не знала. И голос разума здесь совсем ни при чем.

Но тут Ева вдруг вспомнила, что так и не рассказала Адаму правду о себе. Так не поступают с друзьями. И несмотря на то что при одной мысли об этом она слегка струсила, решила все-таки начать этот неприятный для нее разговор.

– Послушай, помнишь, я сказала тебе, что ты не знаешь меня достаточно хорошо? Так вот…

– Думаю, – пробормотал Адам, слегка прикасаясь губами к уголку ее рта, – что у нас с тобой впереди еще куча времени для обсуждения этой проблемы.

И он стал снова целовать ее. Адам просто не мог оторваться от ее губ. Он собирался только немного поддразнить Еву легким нежным поцелуем, словно скрепляющим их договор, а кроме того, хотел дать понять ей, что обещанные «рамки дозволенного» включают также небольшой флирт.

Но стоило ему только коснуться полуоткрытого рта Евы, как он почувствовал такое наслаждение, какого никогда раньше не знал.

Он перевел дыхание, а Ева снова попыталась что-то сказать.

– Послушай, если тебе нравится то, что я делаю, мы еще можем в этом попрактиковаться в течение следующих трех недель. Как ты на это смотришь? По-моему, у нас неплохо получается. И все в рамках дозволенного, а? – говорил Адам, продолжая целовать Еву в щеки, подбородок, шею.

Ева вся отдалась во власть необычных ощущений, испытывая упоительное наслаждение от прикосновения губ Адама к ее шее. Вот он снова целует ее подбородок… Она ждет, когда наконец они с ним снова сольются в поцелуе, но Адам не спешит – едва касается ее рта, водит по нему губами, словно ласкает… Она обнимает его за шею и гладит по волосам… Он сжимает ее в объятиях все крепче, и Еву охватывает невиданное возбуждение, она трепещет, все ее тело горит…

Но вдруг над самым ухом Евы раздался громкий лай Шебы. Собака старалась просунуть морду между их лицами и скулила.

Адам стал отталкивать Шебу, пытаясь в то же время не дать ей задеть ляпами Еву. Шеба решила, что с ней играют, и стала лаять еще громче, а когда Адам слегка наподдал ей коленом, расшалившаяся колли прыгнула ему на спину. Он прикрикнул на собаку, но это не помогло – та лаяла и носилась вокруг, изо всех сил мешая парочке.

Ева рассмеялась – ситуация была действительно комичной. Адам поглядел на нее, он все еще никак не мог прийти в себя, мечтая об одном – целоваться с Евой, что он и попытался снова сделать. Но Шеба схватила его за ворот и стала легонько оттаскивать прочь. Адам отмахнулся и тоже наконец расплылся в улыбке, а когда неугомонная собака ткнулась мокрым носом ему в лицо, он расхохотался.

Шеба восприняла их смех как призыв к игре и бросилась к ним снова. Она наступила прямо на голову Еве, та откатилась в сторону и тут же почувствовала на щеке что-то мокрое – соус!

– Адам! Наш ленч! Убери Шебу скорее!

– Шеба! Место!

Собака послушно уселась в сторонке, не сводя глаз с хозяина. Задыхаясь, Адам сел и посмотрел туда, где осталась Ева. Так и есть – она лежит на их завтраке, все перевернуто, смято, бокалы опрокинулись, но остались целы. Он едва сдержал смех, боясь, что это опять взбудоражит собаку.

Адам встал и подозвал к себе Шебу. Потом он приказал ей сторожить лошадей, а сам вернулся к Еве и помог разобрать продукты. К счастью, ничего непоправимого с ленчем не произошло, только кое-какие фрукты помялись.

Они с Евой поглядели друг на друга и опять засмеялись, только тихонько. Адам потянулся было к ней губами, хотел поцеловать, но Ева заметила, как сзади к ним подкрадывается Шеба, и остановила его жестом.


На следующий день Адам и Ева снова поехали кататься верхом, а когда вернулись к дедушкиному дому, то застали там на пороге Сэйди, которая уже собиралась уходить. Ева пошла поговорить с ней, а Адам отправился с лошадьми в конюшню.

– Привет! Ну, как покатались? – спросила Сэйди.

– Прекрасно! – ответила Ева. – Здесь столько великолепных мест.

Она действительно хорошо провела время с Адамом. Но сегодня он даже не прикоснулся к ней, и Ева была несколько разочарована, хотя и убеждала себя, что так оно и лучше.

– За последние два дня Адам показал мне множество разных ферм, фруктовые сады, озеро и болото. Мы были с ним и на семейном кладбище.

– Конечно, мальчику хочется показать тебе всю долину. Земля – это его слабость.

– Ему есть чем гордиться, – заметила Ева. – Достойное наследие.

Они с Сэйди пошли в кухню.

– Хочешь холодного чаю? – спросила Ева и достала из холодильника кувшин. – Ты что-то хотела мне сказать?

Ева налила себе стакан чая и присела к столу. Ей было немного неловко, потому что Сэйди буквально не отрывала от нее любопытного взгляда.

– Ну да! Конечно. Надо же, и забыла, зачем пришла сюда. Тебе кое-кто звонил. Представился твоим дядей. Он сперва позвонил сюда, не застал дома и попробовал найти тебя у Адама.

– Дядя Роб?

– Точно. Так его зовут. – Сэйди вынула из кармана передника листок бумаги и прочла: – Роб Саттон. Просил передать тебе, что идея с фондом сработает и все получится.

– Прекрасная новость! – обрадовалась Ева. Она на днях звонила дяде и просила его прикинуть, смогут ли они организовать что-то вроде фонда, и если да, то начать готовить бумаги.

– Он просил меня перезвонить ему? – поинтересовалась Ева.

– Нет, сказал, что сам заедет через пару дней. Слушай, извини за любопытство, а что это за фонд? О чем речь?

Ева прошла в гостиную, Сэйди за ней. Девушка уселась в кресло и рассказала, что, как она слышала, ее подруги испытывают трудности при получении ссуды, когда хотят открыть собственное дело.

– Я подумала, что можно создать фонд для предпринимателей, и попросила дядю узнать, как это сделать. Ну, в общем, всякие детали.

«Всякие детали» – это куча мероприятий, кипы бумаг. Ева прекрасно знала, что за этим стоит, но не хотела признаваться в своей осведомленности в вопросах бизнеса. Пусть фонд будет анонимным и не имеет к ней никакого отношения.

– Вот это да! – поразилась Сэйди. – Эмери лопнет от злости! Мы ему еще покажем!

Ева рассмеялась:

– Надеюсь. Хватит с него. И так всем тут заправляет!

Тут ей пришла в голову одна важная идея.

– Сэйди, мы завтра днем обедаем с Элис, Конни и Кларел. Придешь к нам? Можно будет обсудить все подробности. Ты же тут всех знаешь, поможешь нам лучше сориентироваться. Мы раньше всерьез это не обговаривали, в основном мечтали.

– Конечно! Хочу скорее задать Эмери жару. Приду и даже принаряжусь.

– Ох, хорошо, что ты сказала о нарядах! Я совсем забыла, что мне надо прикупить себе кое-какую одежду. Все стираю одно и то же, надоело.

Сэйди всплеснула руками.

– Стираешь? А я-то собиралась тебя проинструктировать, как обращаться со стиральной машиной. Она тут капризничает, надо знать кое-какие хитрости. Ну, стало быть, вы с ней уже познакомились?

– Да, было дело! Значит, я не виновата, что натекла лужа мыльной воды? Слава Богу. Покажи-ка мне, как ею пользоваться.

Только они собрались спуститься вниз, как появился Адам.

– Ой, Адам! – воскликнула Сэйди и снова полезла в карман фартука. – У меня для тебя тоже послание. Звонил Лэнгли, у него там что-то случилось. Он ждет твоего звонка.

Адам вздохнул.

– Ну все, пропал вечер! – сказал он. – Можно мне позвонить отсюда?

Разговор с Лэнгли у него получился короткий: договорились о встрече, Адаму нужно было срочно ехать на ферму. Ева немного расстроилась, но утешила себя тем, что это к лучшему. Слишком уж быстро развиваются их с Адамом отношения. Необходимо сделать передышку и все обдумать. Она вспомнила, как он смотрел на нее сегодня. То, что читалось в его взгляде, так будоражило ее, так дразнило, что она сама едва не бросилась ему на шею.

Адам сдержанно попрощался. Если бы не Сэйди…


На следующее утро Ева пришла в магазин Элис с папкой своих рисунков и акварельным портретом Шебы.

– О, да это чудесно! – похвалила ее Элис. – Я так и знала, что у тебя есть талант. Покажи, что там еще?

– Да не так уж и много. Рисунки, а портрет Шебы маслом я еще не закончила.

Элис стала внимательно рассматривать все работы, а Ева не сводила с нее глаз, переминаясь с ноги на ногу от волнения. Она и сама видела, что у нее стало получаться неплохо, но что скажет подруга? Элис разложила перед собой те рисунки, на которых были изображены дети.

– Знаешь что? Пейзажи у тебя хорошие, но лучше всего получаются портреты.

– Но я никогда не училась писать портреты.

Элис улыбнулась:

– Ну и что? Тебе и не надо учиться. Вот посмотри – наша Мелисса с удочкой. Ты сделала набросок, всего несколько линий, но я узнаю, кто это. И то же самое с другими.

Элис достала набросок Шебы и поставила его рядом с акварельным портретом.

– Видишь, что я имею в виду? Если есть талант, то и учиться нет необходимости. Ты сама все видишь и делаешь так, как надо.

– Этот портрет – мой подарок Адаму. Ты научишь меня, как сделать рамку?

– Конечно. Это совсем нетрудно, дело практики. Она взяла картину и направилась в заднюю комнату.

– Хочу показать, как закатать ее в пластик. А ты дома потренируешься на всяких листочках. А потом, когда я вернусь из школы, мы сделаем рамочку.

Они занялись делом, как вдруг Элис попросила:

– Разреши мне выставить несколько твоих рисунков? Я их тогда сейчас тоже закатаю в пластик.

Ева удивленно посмотрела на нее:

– Конечно… Но для чего? Это же просто наброски.

– Родители детей, которых ты тут изобразила, посмотрят и потом закажут тебе портреты, – объяснила Элис.

У Евы даже дыхание перехватило от этих слов.

– Ты правда считаешь, что у меня получается? – спросила она.

Элис рассмеялась и обняла ее.

– Еще бы! Ладно, пошли. – Она взяла на руки дочку. – Девочки ждут нас. Ох, я им сейчас расскажу про твои успехи!

За столом в «Уикманс», кафе, где они собрались пообедать, Элис предложила тост:

– За нашу новую художницу-портретистку! Девушка смутилась, а Сэйди, Конни и Кларел радостно присоединились к тосту.

– Не рановато ли раздавать титулы? – усмехнулась Ева.

– Это все ложная скромность, – заметила Конни. – Если Элис говорит, что ты талантлива, значит, так и есть.

Все выпили и принялись за еду. Ева обвела взглядом кафе – народу очень много. Здесь и строители, и служащие, и продавцы. Уплетают пиццу, жуют гамбургеры, поглощают салаты и пьют пиво. В зале шумно и душновато, помещения явно не хватает для всех желающих.

Сэйди проследила за взглядом Евы и сказала:

– Город растет, видишь? Раньше так многолюдно не было.

– Давайте перейдем ближе к делу, – предложила Конни и повернулась к Еве: – Что это там за фонд, о котором говорит Сэйди? Что, будут давать деньги на развитие собственного бизнеса?

Ева рассмеялась.

– Ну не то чтобы давать, но можно осуществлять финансовую поддержку тем предпринимателям, которые хотят открыть свое дело, – объяснила она и рассказала то, что уже говорила Сэйди, добавив, что надеется таким образом помочь женам друзей Адама, многие из которых стали ее подругами. – Я попросила Сэйди присоединиться к нам, чтобы мы вместе смогли собрать нужную информацию – чем многие женщины в городе хотели бы всерьез заняться. Давайте все припомним, что люди говорили нам по этому поводу.

Вскоре они вместе назвали шестерых женщин, которые желали бы открыть свое дело. Конни сказала, что у нее в Милуоки, где она работает, есть несколько подруг, у которых имеются хорошие идеи, и что она при случае с ними свяжется.

– Только нам нужно учесть одну важную вещь, – добавила Конни. – Я по собственному опыту знаю, что свой бизнес – дело нелегкое. Всех начинающих надо предупредить об этом, рассказать, что и как.

– У них обязательно должны быть бухгалтер и юрист, иначе проблем не оберешься, – вмешалась Кларел. – А кроме того, необходимо составить бизнес-план. Без всего этого можно запросто прогореть.

– Один из моих клиентов – очень хороший юрист, – сообщила Конни. – Это Мэрилин Грант. Она с прошлого года не работает, родила ребенка. Может, согласится помочь на первых порах.

– А я могу проинструктировать людей насчет бизнес-плана и маркетинга, – предложила Ева. – Мне все это хорошо знакомо.

По мере того как обсуждение продолжалось, возникало все больше дельных мыслей, и затея, похоже, начала уже воплощаться в жизнь. Перед тем как разойтись, решили, что Сэйди еще поговорит с женщинами, потенциальными предпринимателями, и в следующий раз все соберутся у Элис в магазине. Конни с Кларел ушли.

– Ой, и мне нужно срочно убегать! – воскликнула Элис, взглянув на часы.

– Подожди минутку. – Сэйди схватила ее за руку. – Хочу спросить твоего совета. Адаму скоро стукнет тридцать пять. Как ты думаешь, сможем ли мы устроить ему вечеринку-сюрприз?

– Просто должны! – воскликнула Элис. – Ведь они с Фиском мне такой сюрприз организовали на мое тридцатилетие! Тогда мы втроем все обговорим, ладно? – Она подмигнула заговорщически Еве, поцеловала дочку и ушла.

Ева слегка смутилась от того, что ее включили в круг близких Адаму людей, но и обрадовалась тоже – никто не считает ее чужой.

Сэйди пошла проводить Еву до магазина и взялась везти коляску с Карен.

– Хочу спросить тебя кое о чем, – сказала она Еве. – Этот фонд будет помогать только женщинам?

– Нет, полагаю, не только. А что?

– Я вот думала, как бы помочь Фиску, он же занимается садово-парковым искусством.

– Правда? А я считала, что он строитель.

– Ему пришлось пойти в строители, когда его семья лишилась фермы несколько лет назад. Но парень любит землю почти так же, как Адам. А ведь Адам тебе показал все достопримечательности долины. Ты видела питомник по разведению деревьев?

– Деревьев? Ах да… Точно. Он показал мне участок на холме у ручья. Это там?

– Вот-вот. Адам дал этот участок в пользование Фиску, чтобы тот мог выращивать на нем свои кусты и саженцы. Он же не мог купить или даже арендовать землю, пока Элис откладывала деньги на свой магазин. Он тут уже пять лет занимается парковым дизайном в свободное время и хотел бы организовать фирму. Город строится, все хотят возле дома навести красоту, у него было бы полно клиентов. Уже есть. Но ты же видела, что он делает. Тебе понравилось?

– Я видела? Где?

– Как? Возле дома Адама – раз, у клиники – два. Так как Адам не берет денег за аренду земли, то Фиск устроил ему райский уголок и там и там вместо платы. По всему городу можно увидеть его произведения искусства, так сказать.

– Элис мне никогда не говорила об этом.

Адам тоже ни разу не упомянул об увлечении Фиска. Правда, он не любил распространяться о своей благотворительности по отношению к друзьям.

– Сэйди, а ты можешь передать Фиску, чтобы он позвонил мне в магазин? Раз он уже занимается частным бизнесом, то сможет представить свой бизнес-план фонду. Мне так хочется помочь всем этим людям, они просто замечательные.

– Хорошо. Пусть Элис нам поможет устроить Адаму день рождения, а мы потом ее тоже удивим.

– А где будет проходить вечеринка?

– Обычно мы собирались в старом доме Рамсея. Но Адам теперь проводит в нем большую часть времени, поэтому что там можно спрятать от него?

Ева покраснела, а Сэйди потрепала ее по руке:

– Я не хотела тебя смущать. Ладно, я постараюсь придумать, у кого можно все это организовать.

– Но все не так, как ты думаешь, Сэйди! – попыталась объяснить Ева. – Адам и я – просто друзья.

– Да? Он тебе не нравится?

– Нравится. Но… – И Ева запнулась, не зная, что сказать.

Сэйди не сводила с нее глаз, пока та открывала дверь магазина.

– Ты можешь поступать как знаешь, – сказала она, – но я бы на твоем месте больше доверяла своим чувствам.

Глава 10

Ева испуганно взглянула на часы – она забыла завести таймер, когда поставила пирог в духовку, а как теперь узнать, сколько прошло времени? И зачем она только пригласила Адама на ужин? А ведь меню показалось ей совсем не сложным: куриное филе с грибами и соусом из эстрагона, суфле из спаржи, салат и любимый пирог Адама. Но на практике все оказалось гораздо сложнее. Она же только учится готовить!

Она стала смешивать тертый сыр и взбитые белки с отваром спаржи, поставила массу на конфорку и заглянула в духовку, чтобы проверить, как там пирог. Корочка сверху стала почему-то коричневатой, а не золотистой, как говорила ей Сэйди. Она еще предупредила, что в этом весь секрет – начинка должна пропечься, а корочка не должна получиться слишком жесткой. Ладно, может, эта клубника и ревень, что она положила внутрь, как-нибудь да пропекутся?

Ева поставила пирог обратно в верхнюю духовку, перечитала еще раз рецепт, который ей по телефону продиктовала Тилли, и занялась приготовлением суфле. Она усмехнулась, вспомнив, как удивилась ее служанка, узнав, что Ева собирается приготовить целый обед сама.

«Так, смесь для суфле готова, – сказала себе Ева. – Теперь надо поставить ее в духовку. Адам придет через час, а мне еще жарить куриное филе и делать салат. О, совсем забыла про соус!»

Ничего не удавалось сразу, а хотелось сделать все побыстрее, чтобы успеть убрать на кухне и принять душ до прихода Адама. Не хватало еще, чтобы он застал ее в таком виде: волосы всклокочены, передник перепачкан, вся потная от усердия.

Едва только Ева вернулась в кухню, переодевшись и причесавшись, как послышались шаги Адама на пороге. Вот он вошел и… вместо приветствия она услышала свист. Он застыл в дверях и изумленно таращил на нее глаза. Присвистнув от восхищения, Адам расплылся в улыбке и сказал:

– Ты понимаешь, я впервые увидел тебя не в брюках, хотя и подозревал, что ты будешь великолепна в платье. Вот это да! Ожидания оправдались.

Он поставил какой-то пакет на кухонный стол и подошел к Еве. Не дав ей опомниться, обнял и поцеловал в губы.

При одном только виде Адама Ева вся затрепетала, а от поцелуя у нее вообще голова закружилась. Ничего не поделаешь, ей так нравится целоваться с ним, что она не в силах ему отказать. Ева решила, что ничего предосудительного в их флирте нет. Может быть, все девушки так себя ведут с парнями? У Евы не было такого опыта. Но ей до умопомрачения приятно. Ничего подобного она никогда прежде не ощущала… Адам отпустил ее и теперь смотрел в глаза.

– Вот это да! Мои ожидания тоже оправдались, – передразнила его Ева улыбаясь.

– А за насмешку ты заплатишь!

И Адам припал к ее губам жадным поцелуем. Ева обняла его за шею и прижалась к нему всем телом. Но тут за дверью раздался лай – Шеба. Она стала скрестись и скулить, потом опять залаяла. Адам повернулся к двери, не выпуская Еву из объятий. Заметив через стекло двери, что на нее обратили внимание, Шеба заскулила еще громче.

– Мне, пожалуй, придется запирать ее дома, – проворчал Адам.

Ева спокойно пошла и открыла дверь.

– Нельзя быть таким жестоким, – сказала она с укоризной.

Адам же с досадой выругался про себя. Но с другой стороны, в присутствии собаки он не позволит себе зайти слишком далеко с Евой. Поэтому он сказал:

– Да, ты права.

Потом Адам достал из принесенного пакета бутылку вина и стал искать в ящике штопор.

– Вкусно пахнет, – заметил он, улыбнувшись Еве. Она в этот момент надела фартук и предупредила:

– Никуда не заглядывай. Пусть это будет для тебя сюрпризом.

Адам поставил на стол два бокала и налил в них холодное белое вино. Повернувшись к Еве, он не без разочарования заметил, что она завернулась в длинный глухой фартук Сэйди. Он протянул ей бокал:

– За сюрпризы!

Ева достала из холодильника все, что нужно для салата, причем уже в нарезанном виде.

– Перемешай это все, а я займусь куриным филе, надо его запечь. – На это Адам только кивнул, и она добавила: – А потом, будь любезен, подожди, пока я все накрою, и не мешай мне, ладно? Тилли говорит, что главное в приготовлении пищи – выдержать правильное время.

Подойдя к плите, Ева в ужасе заметила, что соус кипит ключом на слишком сильном огне. Она повернула переключатель конфорки. Ничего, может, еще все получится.

Зазвенел таймер – надо проверить филе.

– Да оно еще не готово! – заметила Ева.

– Пусть еще поджарится, – отозвался Адам. Открыв духовку, она достала оттуда кастрюльку с суфле и осторожно поставила ее на теплую конфорку, чтобы не остыло.

– Вот насчет суфле я не уверена, что получилось.

– Суфле? – удивился Адам. – Я думал, что ты не умеешь готовить.

– А рецепты на что?

Ева сняла с кастрюльки лист пергамента и увидела, что блюдо получилось – суфле поднялось и покрылось золотистой корочкой. Слава Богу! Теперь надо проверить соус. Вот с ним дело обстояло хуже – все масло оказалось сверху. Ева стала перемешивать массу, и она превратилась в белую пасту с желтыми каплями. Основа слишком загустела во время варки. А что, если добавить немного молока? Она глянула на часы – скоро нужно вынимать филе – и попыталась исправить положение. Хорошо, что Адам стоит спиной и ничего не видит.

Но как она ни старалась, ничего с этим соусом не получилось. В нем появились комки, которые не растирались ложкой. Ева подогрела его немного, но от этого он стал выглядеть еще хуже. Если бы не Адам, она бы выругалась. Но решила не огорчаться из-за такой чепухи, как неудачный соус.

Ева отнесла суфле на стол и поставила его рядом с вазой с цветами. Потом положила на каждую тарелку по куску куриного филе и полила соусом, собрав все комочки с порции Адама.

Тут он подошел с салатницей в руках.

– Ух ты! И выглядит, и пахнет замечательно, – не удержался он от похвалы. – Ты, оказывается, не просто умеешь готовить, а еще можешь делать такие деликатесы!

Он наклонился и нежно поцеловал Еву в губы.

– Вот самое вкусное блюдо на сегодня! – сказал он, весело подмигнув ей.

Ева рассмеялась:

– Что мне нравится в тебе, так это твое умение развеселить меня.

Он погладил ее по руке.

– Тогда мне придется без конца шутить, верно? – сказал он, глядя ей в глаза. – Ты создана для радости и веселья, но мне кажется, что в твоей жизни именно этого и не хватает. Поэтому я постараюсь, чтобы у тебя всегда было хорошее настроение.

– Спасибо, – проговорила Ева, она была тронута его проникновенными словами. – А теперь – к столу, пока все не остыло.

Она положила на его тарелку порцию суфле. Адам ужасно проголодался и сразу принялся за еду.

– Мм, как вкусно! – сказал он, попробовав суфле.

Он хотел отрезать кусочек филе, но оно оказалось жестковатым. С небольшим усилием Адам надрезал мясо, и в тарелку потек розоватый сок.

– Не хотелось бы огорчать тебя, – сказал он, – но как долго ты жарила это филе?

Ева удивленно взглянула на Адама:

– Шесть минут. Так мне сказала Тилли. Что-то не так? Адам еще раз ковырнул мясо ножом и наткнулся на косточку.

– А в рецепте не говорится, что надо снять мясо с кости?

Ева покраснела.

– Ой, я совсем забыла об этом! А что, разве это так важно? – Она тоже стала резать свой кусок. – Вижу, что да, – растерянно пробормотала она.

Ева уставилась на недожаренный кусок филе, и на глаза у нее навернулись слезы.

– Подумаешь! – воскликнул Адам. – Тоже мне проблема! Мы сейчас поставим эту курятину жарить на сковороде, а суфле подогреем немного. Куда его – в нижнюю духовку?

Ева только кивнула. Он быстро все сделал: мясо наверх, суфле вниз. Потом отнес салат в холодильник и вернулся к столу.

Адам взял Еву за руку, отвел ее в гостиную к дивану и уже собирался сесть рядом, но, увидев слезы в ее глазах, передумал и усадил к себе на колени. Ева не поднимала голову. Адам убрал волосы с ее лица и сказал:

– Перестань, ужин состоится, но только через несколько минут.

– Не утешай меня, – сказала Ева. – А то я разревусь. Адам притянул ее к себе и, с удовольствием вдыхая аромат ее волос, прошептал:

– У нас с тобой небольшой перерыв, дорогая. И мы времени терять не будем, правда?

Он провел губами по ее шее вверх к подбородку… Но Ева вдруг резко отстранилась:

– Ты не понимаешь! Я чувствую себя полной дурой. Ну просто тупицей, раз даже по рецепту не могу ничего приготовить!

– А ну, посмотри на меня!

Она послушно взглянула ему в глаза и увидела в них такую нежность, такое сочувствие, что мгновенно оттаяла и бросилась обнимать его. Адам нашел ее губы, они радостно поцеловались. Раздался лай Шебы, но они не обратили на нее внимания.

Чуть позже, поглаживая Еву по волосам, Адам сказал:

– Я хочу сказать тебе, что ты самая прекрасная девушка на свете. У тебя множество талантов. А что касается кулинарии, то с помощью Сэйди ты быстро всему научишься.

– Ох, Адам, что-то я не уверена. У меня все так плохо получается.

– Мне придется вселить в тебя эту уверенность, а у меня, как ты знаешь, существуют свои способы!

Ева залилась краской. В это время они услышали шкворчание жарящегося мяса.

– Ах ты Господи! – воскликнул Адам и поспешил на кухню, бросив на ходу: – Не хватало, чтобы наш ужин сгорел.

Он перевернул куски филе и убавил огонь. Потом, прихватив бутылку вина и бокалы, вернулся в гостиную. Разливая вино, Адам заметил на журнальном столике какой-го сверток.

– Что это? – поинтересовался он. Ева улыбнулась и подала ему сверток.

– Это для тебя, – сказала она.

Адам развернул его и увидел картину в рамке: акварельный портрет Шебы. Он сразу узнал глаза, морду, позу. Не так давно он видел наброски, но это – настоящий сюрприз. Ева нарисовала картину для него, постаралась сделать ему приятное.

– Как же ты мне угодила! Приятнее подарка я никогда не получал, – признался Адам.

Он нежно поцеловал ее, не отрывая взгляда от акварели. Оценить ее беспристрастно Адам не мог, но, что ни говори, работа прекрасная.

– Ты просто гений! – сказал он, обнимая Еву. – Спасибо, что ты так понимаешь меня.

Он зарылся лицом в ее роскошные волосы, мечтая вдохнуть их неповторимый аромат – луговые цветы и травы. Но что-то мешало ему почувствовать ставший знакомым запах. Адам отстранил голову и потянул носом… Пахнет чем-то горелым… Ужин! Он вскочил и помчался на кухню. Там все было в дыму.

– О нет! – вскрикнула Ева за его спиной.

Адам открыл нижнюю духовку, выключил ее и достал сковороду с мясом. Нет, не сгорело. Ева распахнула дверцу наверху и ахнула, прижав ладони к щекам. Пирог, про который она совсем забыла!

– Открой окно! – скомандовал Адам.

Ева бросилась к окну, а он достал пирог. Из духовки валил черный дым, с пирога на пол стекал липкий сок.

– Поставь его в раковину, – сказала Ева.

Хотя пирога в печи уже не было, дыма от этого не убавилось. Ева взглянула на пирог – вид у него был вовсе не сгоревший, корка хотя и темная, но не черная.

– Не понимаю, в чем дело, – сказала она. – Откуда этот дым?

Адам взял лопаточку с длинной ручкой и поскреб по дну духовки. На лопатке остались черные корки.

– Это сок. Вытек из пирога.

Он стал быстро чистить духовку. Пока он занимался этим, Ева достала снизу кастрюльку с суфле. Выглядело оно отвратительно – масса осела, кроме того, пахла гарью. Ева поставила кастрюльку на плиту и поглядела на так называемый ужин: испорченное суфле, пережаренное филе, безобразный соус и пирог, из которого сочится начинка.

Адам подошел к ней и обнял за плечи.

– Пойдем, – ласково сказал он и подвел Еву к холодильнику. – У нас с тобой еще есть салат.

Ева жалко усмехнулась, потом улыбнулась, а через секунду разразилась хохотом. Адам тоже рассмеялся. А что им оставалось делать?

– Знаешь что? – сказал Адам сквозь смех. – Пошли ко мне ужинать.

– Отличная мысль, – согласилась Ева.

Они проверили, все ли выключено, и направились к двери.

– Представляешь, как ты все это будешь рассказывать своим внукам когда-нибудь? – спросил Адам.


Ева бродила по огромному торговому центру в Милуоки. Она искала хоть какую-нибудь закусочную, в которой можно было бы быстро поесть. Через час она должна быть в магазине Элис, чтобы та успела на уроки в школу. Закусочная оказалась почти у самого выхода.

Стоя в очереди, Ева вспомнила о своей сегодняшней покупке. В отделе готовой одежды она примеряла очередные джинсы. Посмотрела на себя в зеркало и подумала, что в последнее время она практически ни в чем, кроме джинсов и маек, не ходит. Тут Ева и поняла, что ей захотелось сменить имидж, ведь она нарочно предпочла этот стиль, чтобы не выделяться среди людей, которые ее теперь окружают. В Чикаго она славилась безупречным вкусом, ее гардероб был всегда тщательно подобран, каждый наряд продуман до мелочей.

Ева решительно стала перебирать одежду, вывешенную в отделе, пока не натолкнулась на замечательный, бежевого цвета, брючный костюм из шелковистой ткани.

Вот в этом костюме, очень довольная собой, Ева и красовалась сейчас в очереди. Она поправила ремешок сумочки на плече, продвинулась ближе к стойке и, заглянув в меню, стала наблюдать за официанткой, которая быстро и умело обслуживала посетителей, в мгновение ока выставляя на стойку заказанные блюда. Оглянувшись в поисках свободного места, Ева обратила внимание на одну женщину, лицо которой показалось ей знакомым. «Да это же подруга Джейн Хартвиг! Они тогда вместе были в магазине», – догадалась она. И теперь они были вместе – сидели вдвоем за столиком, только Джейн – спиной к ней.

Ева тут же отвернулась. Подошла ее очередь, и она заказала круассан с ветчиной и сыром и колу. Взяла поднос и двинулась было к свободному столику, который себе приметила, но внезапно остановилась, так как ее взору предстала сцена, которая произвела на нее неизгладимое впечатление. Ей даже показалось, что она как бы окунулась в собственное прошлое, настолько все напоминало события школьных времен.

Тогда было вот что. Ева рассталась со своим возлюбленным, вернее, он ее оставил. И вот она с Дафной, своей близкой подругой, сидела в школьной столовой и поделилась с ней своей бедой. Плакать она не плакала, но была ужасно подавлена. Подруга изо всех сил старалась ее утешить, что-то говорила ей, но Ева не слышала и сидела, потерянно уставившись в пол.

И вот теперь она увидела Джейн в таком же состоянии. Все как бы повторилось: и кафе, и подруга-утешительница, и выражение отчаяния на лице другой девушки… Странно, но она вдруг посочувствовала Джейн.

Приехав к Элис, Ева рассказала ей об этом инциденте и добавила в конце:

– У Джейн, правда, есть мать, но Сэйди говорит, что миссис Хартвиг занята только собой да всякими общественными делами. С отцом, насколько я могу судить, они вряд ли близки. Она одна, совсем одна. И это мне так понятно. Элис только покачала головой:

– Ты, конечно, вправе сочувствовать Джейн, но не сравнивай ее с собой. Вы очень разные. Она думает только о себе.

– Ты что, не понимаешь? Мне ее жалко потому, что ей неоткуда ждать поддержки. Она как бы между двух огней, если знать о вражде между Адамом и ее отцом! – Ева нахмурилась и продолжала развивать свою мысль: – Может быть, она другая, нежели ее отец, и ей как раз по душе такой человек, как Адам? И неудивительно – он такой добрый и отзывчивый по натуре. Правда, ненавидит Хартвигов. Она пыталась завоевать его, но Джейн для Адама – только представитель семьи Хартвигов.

Элис внимательно выслушала Еву и обняла ее, сказав:

– Давай как-нибудь еще поговорим об этом, ладно? Мне сейчас нужно бежать.

Она схватила портфель, поцеловала дочку и, помахав на прощание рукой, исчезла за дверями.

Ева подошла к Карен и в задумчивости уставилась на резвящуюся в коляске девочку. Мысли ее были только об Адаме. Она вспомнила его поцелуи и тяжело вздохнула. Карен залопотала что-то на своем младенческом языке и улыбнулась Еве.

– Да, крошка! Это действительно замечательно. Но сейчас мне надо срочно позвонить Сэйди и договориться об уроках кулинарии.

Глава 11

В течение трех недель Адам ежедневно ездил с Евой кататься верхом, но сегодняшний день был непохож на другие. Они уже объездили всю долину, но излюбленным местом все-таки оставалась лужайка на холме. Вот они и приехали сегодня именно туда.

Адам наблюдал, как Ева распаковывает корзинку: холодный жареный цыпленок, салат и шоколадное печенье – все ее собственного приготовления. Уроки Сэйди не прошли даром – Ева стала прекрасно готовить вкуснейшие блюда.

Сама она выглядела сегодня так очаровательно, что Адам не мог не любоваться ею: роскошные золотистые волосы, ниспадающие волнами на плечи, нежная бархатистая кожа… Он отметил, что Ева чуть-чуть загорела, а на носу появились симпатичные веснушки. Ему все в ней нравилось, все его восхищало. За последнее время Адам понял, что дорожит этой девушкой, не может прожить без нее ни минуты. Если они не виделись, он не переставая думал о ней. Поразительно, как быстро Ева адаптировалась к деревенской жизни. А ведь он поддразнивал ее, называя горожанкой! У нее необычайно легкий характер, она умна и талантлива, дело у нее всегда спорится, за что бы она ни бралась.

– Пойди-ка сюда, – сказал он, поймав Еву за руку и притягивая к себе. – Хочу сказать тебе кое-что. Я дал себе обещание, что не буду торопиться с признаниями, но ты должна знать: я не позволю тебе исчезнуть из моей жизни так же неожиданно, как ты в ней появилась.

Он увидел, что Еву поразили его слова – она смотрела на него, широко раскрыв глаза.

– Что тебя так удивляет? – спросил он.

– Но ты… ты же ничего обо мне толком не знаешь… Адам взял ее за плечи и сказал уверенно, не сводя с нее глаз:

– Знаю одно – ты прекрасна и душой, и телом. Что бы ты ни делала, во всем проявляется самое главное в твоей личности, и это нельзя не заметить. Я также знаю, что ты всю жизнь старалась заменить своему отцу сына, которого у него не было. Свою карьеру ты избрала ради отца, она тебе не по душе, и ты решила наконец понять, на что способна.

Мне известно, что ты разошлась со своим женихом и не стала убиваться по этому поводу. Он большой дурак, раз упустил тебя, но я ему благодарен за это. – Адам крепче сжал ее плечи. – Что еще я знаю? Ты талантлива, добра, энергична. Дай мне еще три недели – и я смогу сказать о тебе больше. Но самое важное, ты – живое воплощение моей мечты.

Ева, все еще не оправившись от изумления, слушала его. Она была так хороша, что Адам не удержался и нежно поцеловал ее. Ему хотелось сказать ей о своей любви, но он не посмел: ее чувства к нему важнее.

– Так значит… – проговорила Ева наконец, – ты… любишь меня?

Она обо всем догадалась сама!

– Вот хорошо, что ты сразу это поняла.

– Но… Не слишком ли рано говорить об этом?

– Ты так считаешь? Серьезно? – смутился Адам. – Тогда скажи ты, каковы твои чувства ко мне?

Ева опустила глаза. Чтобы искренне ответить на такой вопрос, ей пришлось преодолеть некий психологический барьер, который долгие годы мешал ей раскрыться перед другими.

– Мне трудно сказать… – начала она нерешительно. – Все еще так непонятно… Но ты мне далеко не безразличен, я даже увлечена тобой…

– Ага, хоть что-то! – усмехнулся Адам. – Значит, ты увлечена мной? Правда, раньше я сомневался в этом. Ты хорошо держалась.

– Потому что заботилась о своем моральном облике. Хороша бы я была, если бы, не успев расторгнуть помолвку с женихом, тут же увлеклась другим мужчиной!

– Ладно, – сказал Адам, продолжая улыбаться, – я скажу по-другому: тебе просто было немного стыдно быть счастливой, когда по всем правилам ты должна была горевать.

Еве понравился ход его мыслей, она улыбнулась, но покачала головой.

– Слушай, – Адам взял ее за руки и зажал ее ладони в своих, – не стоит отрицать очевидное. Я очень наблюдательный, разбираюсь в психологии. Мне не составило никакого труда заметить, что я тебе нравлюсь.

– Ух, как же ты уверен в себе!

– Не в этом дело. Я же сказал, что все подмечаю. А кроме того, никогда не теряю надежды. Если бы я был тебе совсем не интересен, ты бы не стала ездить со мной верхом каждый день. Верно? Не можешь же ты так любить лошадей и мою собаку!

Еве стало смешно, она улыбнулась и подумала, что Адам, как никто другой, умеет рассмешить ее.

– Если ты хочешь сказать, что любишь меня, не стесняйся – говори, я буду просто счастлив услышать это.

Он ласково смотрел на нее, и сердце Евы наполнилось нежностью. Но что она может сказать ему? Он, несомненно, очень нравится ей, но любит ли она его? Она вообще не верит, что в состоянии распознать собственные чувства.

– Ох, Адам, – сказала она, – разве ты не видишь, как мне трудно? Все случилось так быстро. Я совсем не уверена… Вообще ни в чем не могу быть уверена.

– Не думай, что я не понимаю тебя, – уверил ее Адам, коснувшись губами кончиков ее пальцев. – Я поторопился, прости. Хотел еще подождать, дать тебе время разобраться в себе, но не смог. Это выше моих сил.

Он наклонился и поцеловал ее в губы, а потом сказал с улыбкой:

– И не могу не целовать тебя!

«И слава Богу! Лучше тебя никто не целуется», – чуть не сказала Ева, но промолчала.

– Понимаешь, легче целоваться с тобой, чем говорить, честное слово, – заметил Адам.

– За чем же дело стало? – поддразнила его Ева.

– Всегда рад доставить удовольствие даме.

Через некоторое время Ева спросила Адама:

– Скажи, а когда ты понял, что влюбился в меня?

Она вся светилась счастьем, от былого замешательства не осталось и следа.

– Честно говоря, все произошло раньше, чем я осознал это. Возможно, почти сразу после того, как я встретил тебя на дороге и привез к себе. С каждым днем, с каждым часом все больше тянулся к тебе. Ты стала воплощением моей мечты. У любого мужчины есть свой идеал женщины, которая должна дать ему счастье, так что ты и есть мой идеал, только… – тут он с лукавой улыбкой посмотрел на Еву, – поменьше ростом. Но зато все остальное в полном порядке.

Они оба рассмеялись, и Адам снова поцеловал ее.

– Но самое важное, дорогая, это то, что у тебя красивая душа и доброе сердце, – добавил он.

– У тебя тоже, – сказала Ева. – Ты совсем не похож на других!

Адаму хотелось бы услышать больше, но он понимал, что Ева не готова к признанию.

– Получается вот что, – сказал он. – У меня хватает уверенности в наших чувствах за двоих. Я не тороплю тебя. Привыкни пока к этой мысли.

Он провел пальцем по ее пухлым губам. Нелегко оставаться джентльменом! Но Адам надеялся, что в конце концов Ева поймет, что они действительно созданы друг для друга. А пока…

Они опустились на траву. Адам сжал Еву в объятиях и стал целовать ее. Ева никогда не испытывала такого удовольствия от поцелуев. Впервые она могла расслабиться и не думать о том, как ей при этом вести себя. С Ричардом все было по-другому: она держала себя под постоянным контролем, просчитывая каждое свое движение, беспокоясь, стоит ли гладить его лицо, надо ли крепко обнимать его или же просто терпеть эти поцелуи. Адам же будил в ней, казалось, забытые чувства, а кроме того, он так искусно целовал ее, что ей и заботиться было не о чем. Все получалось само собой. Правда, Ева все-таки оставалась безучастной: она принимала ласки, испытывала наслаждение, но не находила возможности ответить тем же Адаму.

Адам перевел дыхание и слегка отодвинулся от Евы. Она лежала рядом с ним с закрытыми глазами.

– Убить меня мало, что я опять нарушил свое обещание, – сказал он. – Не могу вести себя по-джентльменски, и все тут. Рядом с тобой это не мудрено… И тебя ввожу в искушение… Я постараюсь быть паинькой, правда, это нелегко.

Адам пытался прийти в себя. Все его тело горело от нестерпимого желания обладать ею, но он не был человеком, которым руководят инстинкты. Прежде всего нужно думать о том, что чувствует Ева. Она сейчас не готова к тому, чтобы стать его любовницей, но приучить ее к этой мысли необходимо. Адам взглянул на нее. Ева лежала рядом и выглядела слишком спокойной, даже безучастной, а на лице застыло какое-то горестное выражение.

– В чем дело? – спросил он, привстав на локте и заглядывая ей в глаза. – Что с тобой?

– Не притворяйся, что ты не понял, – с горечью в голосе ответила Ева. – Со мной всегда так, и я привыкла к этому.

Она попыталась встать, но Адам не пустил. Он обнял ее за плечи и уложил обратно.

– Я ничего не понимаю, честно, – признался он, глядя ей в глаза.

Ева была просто в отчаянии. Она бы разревелась, если бы могла себе это позволить. Вот еще один мужчина разочаровался в ней, расшевелить ее невозможно, и не раз она слышала такие обвинения. Теперь Адам… Он хоть попытался оправдаться собственным, якобы необузданным поведением…

– Я знаю, что кажусь тебе холодной и безучастной, не отвечаю на ласки… Знаю. Мужчины говорили мне это, и не раз.

Адам в растерянности слушал ее, потом воскликнул:

– Ах вот оно что!

В мгновение ока он оказался сверху, придавив Еву своим телом. Обвив ее стан руками, он так крепко прижал ее к себе, что у нее перехватило дыхание. Его губы были совсем близко, но он не целовал ее.

– Любимая, тебя обманули, – проговорил он. – Или же ты имела дело с дураками. С тобой все в порядке, поверь. Я отодвинулся от тебя в тот момент только из-за того, что мое наслаждение тобой перешло все границы, понятно?

Ева хотела высвободиться, но тщетно, правда, она и не очень старалась. Адам все еще не целовал ее, а искушение припасть к его губам было так сильно, что Ева с трудом сдержала себя. А он опустил голову еще ниже, его мягкие усы приятно щекотали кожу.

– Если хочешь, – прошептал он, и его губы скользнули по ее губам, – я докажу тебе самой, какая ты…

Он касался поцелуем уголков ее рта, нижней губы, верхней… целовал ее осторожно, легонько, потом сильнее, и снова нежно… Еве этого было уже мало, она знала, как он умеет это делать – так, что дух захватывает. Она приоткрыла губы, чтобы самой поймать его поцелуй и задержать на минуту, но он дразнил ее, не давая возможности продлить удовольствие. Неожиданно Адам перевернулся на спину, Ева очутилась сверху и вдруг каким-то образом оказалась стоящей над ним на коленях. Адам смотрел на нее взглядом, полным ожидания, и она поняла – инициатива отдана ей. Склонившись так, что ее волосы скрыли их обоих, Ева наконец припала к его губам долгожданным, страстным поцелуем. Она чувствовала, как руки Адама скользят по ее телу, ласкают плечи, грудь, бедра. Но через одежду… Еве вдруг ужасно захотелось раздеться донага… Адам притянул ее к себе, и она послушно опустилась на его крепкое напряженное тело, сразу же ощутив, как Адам возбужден. Вот и доказательство его искренности!

Адам почувствовал, что по телу Евы пробежала дрожь, что поцелуй ее стал настойчивее, и ему стоило невероятных усилий сдержать свою страсть и не наброситься на нее в исступленном вожделении. Он ослабил объятия, и Ева перевела дыхание.

– Если мне еще не удалось переубедить тебя, – прошептал он ей в ухо, – то следующую попытку я не перенесу. Тут уж я за себя не ручаюсь.

Ева положила голову ему на грудь и улыбнулась. Она тоже за себя не ручается, это точно. Но зато теперь уверена, что никакой «холодности» в ней нет и в помине, раз она может так возбудить мужчину, нет, не просто мужчину, а Адама. В голове ее рождались сладострастные мечты, и она с трудом взяла себя в руки.

Перевернувшись на спину, Ева рассмеялась.

– Ну что ж, – сказала она. – Не буду больше искушать тебя!

Никогда еще она не произносила подобных слов, и радость наполнила ее сердце.

Адам улыбнулся и, опираясь на локоть, прилег на бок рядом с ней. Пригладил ее растрепавшиеся волосы и сказал:

– Главное, вовремя остановиться, пока не прибежала Шеба.

Ева так и прыснула от смеха. Они захохотали оба, живо представив себе, что может произойти. Адам был счастлив: здоровый смех Еве только на пользу. Скоро она навсегда забудет о комплексах.

– Я рад, что теперь ты все видишь совсем в ином свете. И какой идиот мог вбить тебе в голову подобные глупости? Ну, жених твой, а еще кто? Они и не представляли, какое ты сокровище!

Не желая говорить об этом, Ева обняла его за шею и притянула к себе. Ей еще хотелось попробовать силу своих чар. Ну, немножко помучить Адама. Они исступленно целовались некоторое время, пока она не взмолилась:

– Боже мой, не могу! Слишком хорошо ты целуешься!

– Между прочим, мы это делаем вместе, – сказал Адам. – Как говорится, танго танцуют только вдвоем. Как же ты позволила, чтобы тебя обвинили в холодности?

– А я не понимала тогда, в чем дело. Теперь мне ясно, что дело было вовсе не во мне. Я никем не была серьезно увлечена, пока не перешла в последний класс колледжа. Тот, с кем я стала встречаться, нравился мне ужасно, но я стыдилась открыться. Он же твердил, что меня невозможно расшевелить и со мной неинтересно. Потом я узнала, что его интересовала как раз не я, а положение и связи моего отца.

Ева заметила, как Адам немного нахмурился, но ничего не сказал. Он просто внимательно ее слушал, за что она была благодарна ему. Впервые Ева, что называется, раскрыла душу. Но она с радостью отметила, что на этот раз горькое воспоминание не отозвалось болью в сердце, как было раньше. Убедив себя еще в школьном возрасте в том, что она ущербна как женщина, Ева всегда испытывала чувство жгучей вины за свою неполноценность.

– Как ты понимаешь, это все только усугубило мою закомплексованность. Я решила, что ничего не могу предложить мужчине. Стала страшно заторможенной.

Адам взял ее руку и трепетно поцеловал ладонь.

– Ты сдержанна, но о заторможенности нет и речи, – поправил он ее. – Продолжай.

– Потом появился Ричард. – Увидев удивленный взгляд Адама, Ева объяснила: – Он был протеже моего отца, и я привыкла, что он всегда рядом. Когда отец умер, именно Ричард помог мне пережить этот удар. Мы проводили много времени вместе, и после того как он сделал мне предложение, связать свою жизнь с ним показалось вполне естественным. С Ричардом мне было комфортно, спокойно, я доверяла ему… – Ева сокрушенно покачала головой. – И очень ошиблась в нем. Но даже до того, как я поняла это, стала сомневаться в правильности своего выбора. Ричард перестал относиться терпеливо к моей… сдержанности в чувствах. Он стал настойчив, и меня это повергало в отчаяние…

Она села, Адам тоже. Он обнял Еву за плечи.

– Значит, ты дала ему от ворот поворот?

– К сожалению, нет, – ответила Ева со вздохом. – Пока я собиралась с духом, чтобы сделать это, обнаружила, что его во мне интересует именно то, что привлекало в свое время моего возлюбленного в колледже.

Адам видел, какую боль причиняют Еве эти мучительные воспоминания. Попался бы ему этот Ричард! Узнал бы, каково обижать такую девушку, как Ева.

– Рассказывать дальше? – не сразу спросила она.

– Нет, – отрезал Адам. – От одной мысли, что этот подонок посмел оскорбить тебя, у меня кулаки сжимаются.

Ева не стала объяснять, что в данном случае его заступничество ни к чему и жалеть ее вовсе не надо. Ей было приятно чувствовать себя под такой надежной защитой. Она просто прильнула к Адаму, замирая от счастья, что есть на свете человек, готовый отвести от нее все беды – прошлые и грядущие.

– Я вот что хочу тебе сказать, – начал вдруг Адам. – Как только увидел твоего дядю, сразу подумал – он человек с достатком. А то, что ты рассказала сейчас, подтверждает это. Но знай, тебе нечего беспокоиться о нашем материальном благополучии. Конечно, златых гор сулить не буду, но работой на ферме и в клинике я смогу прокормить нас. Пойми, я люблю всем сердцем тебя, с твоим талантом и прекрасной душой, и дядя тут ни при чем.

– О Адам!

Слова его так тронули Еву, что она не выдержала и заплакала. Вот сейчас самое время признаться ему в том, кто она на самом деле. И Ева уже решилась было сделать это, но Адам расцеловал ее, утер ей слезы и объявил, что они еще поговорят об этом позже.

– А сейчас, – добавил он с усмешкой, – давай воспользуемся моментом, пока Шеба носится по лесу и не мешает!


Ева ворочалась с боку на бок, не в силах заснуть. Нет, она больше не думала о своих проблемах. Воспоминания этого дня наполняли ее сердце счастьем, согревали недавно столь одинокую душу.

Она даже позволила себе помечтать о том, как поселится здесь, в Висконсине… Вдруг ей стало страшно. Мечты мечтами, но она слишком разумна и трезво относится к жизни, чтобы не понимать грядущих проблем.

Сейчас она очарована людьми, с которыми подружилась, ей импонирует их стиль жизни. Но будет ли так всегда? Через месяц, два?.. А достаточно ли она талантлива, чтобы стать настоящей художницей, или заблуждается? И самое главное – как отреагирует Адам на ее признание в том, кто она на самом деле?

Почему она побоялась открыться ему сегодня, когда он проявил такое понимание, такое сочувствие к ней? Боялась потерять его! И хотела еще немного побыть в образе обычной девушки. Но Адам заслуживает правды. Необходимо все ему рассказать. И поскорее.

Глава 12

Ева взбила подушки на диване и обвела взглядом комнату: чисто прибрано, все на местах, стол накрыт. Адам должен прийти с минуту на минуту к ужину. Она начала готовить вместе с Сэйди, они пробовали новый рецепт, а потом уж Ева старалась сама изо всех сил.

Девушка волновалась невероятно, потому что решила наконец все рассказать Адаму о себе. Она походила из угла в угол, подошла к столу и откупорила бутылку вина, думая о том, с чего лучше начать и что сказать потом.

Когда Адам появился, она все еще, не подготовила соответствующую речь. Он подошел к Еве и наклонился к ее затылку.

– М-м! Мой любимый аромат! – сказал он, потянув носом.

– Я пропахла кухней, – смеясь, ответила Ева. – Ужином.

– Глупышка! Ты пахнешь полевыми цветами. – И он поцеловал ее. – А где же ужин?

Ева вручила Адаму бокал с вином, взяла себе тоже бокал, и они сели на диван.

– Подожди минутку, Адам. Сначала я хочу…

– Сначала будет тост, – прервал ее Адам. – За что выпьем?

– За новые начинания, – проговорила Ева.

У нее вдруг ком встал в горле, и она с трудом сделала глоток. Поставив на стол бокал, она сказала:

– Ты не представляешь себе, как это важно.

– Эй? – Адам старался заглянуть ей в глаза. – Почему ты такая серьезная? Мне вроде бы удалось убедить тебя в том, что ужин для меня не главное. Совсем не обязательно кормить Адама Вагнера каждый раз, как он к тебе приходит.

Ева постаралась улыбнуться. Адам погладил ее по щеке, и ей вдруг стало легче от одного прикосновения его руки.

– Дело вовсе не в этом, – сказала она. – Речь пойдет о нас. Вернее, обо мне.

Адам перестал улыбаться и вопросительно посмотрел на нее. Ева собралась с духом – Господи, как это трудно! – и выпалила:

– Я хотела объяснить тебе все еще вчера, но не смогла. Боялась, что ты меня неправильно поймешь. Хотя вижу, что ты уже многое не так понимаешь, и поэтому надо все прояснить.

Ева сделала паузу, чувствуя, что говорит запутанно. Она крепко держала Адама за руку. Он не сводил с нее глаз.

– Понимаешь, – продолжала Ева, – я… у меня есть своя небольшая фирма, то есть… это семейный бизнес. Занимаемся электроникой. Я знаю твое отношение к таким, как Хартвиг, и боялась, что ты подумаешь, будто мой дядя и я похожи на него…

– Ну, слава тебе, Господи! – воскликнул Адам и вдруг расцеловал Еву в обе щеки. – Как это я мог подумать такое? Никогда больше не пугай меня, слышишь? Я уж было решил, что ты передумала и хочешь уехать обратно в Чикаго!

У Евы как гора с плеч свалилась. Она перестала волноваться и радостно прижалась к Адаму.

– Нет, что ты! – уверила его она.

Он не дал Еве больше сказать ни слова, закрыв ей рот поцелуем. Ева чувствовала, как сильно бьется его сердце. Она даже зажмурилась от счастья. В этот момент Адам вдруг услышал, как рядом заскулила Шеба, поэтому он отпустил Еву, чтобы неугомонная собака не прыгнула на них.

Ева смотрела на Адама, и в ее взгляде снова появилось беспокойство.

– Значит, для тебя это не имеет значения? – спросила она.

– Никакого, – уверенно заявил Адам. – Я же сказал. Если твой дядя дает тебе деньги, это его личное дело и не имеет никакого отношения к нам с тобой. Трать эти деньги на себя, отдай кому угодно, мне все равно.

Обнимая Еву, Адам ласкал ладонью ее грудь. Даже через ткань рубашки эти прикосновения доставляли ей огромное наслаждение. Забыв обо всем на свете, Ева потянулась губами к его крепкой шее, но вдруг подняла взгляд и замерла: из-за плеча Адама выглядывала Шеба, которая подкралась сзади и, встав передними лапами на спинку дивана, наблюдала за происходящим.

– Не оборачивайся, – прошептала Ева, высвободившись из объятий, – мы не одни.

Адам закатил глаза и застонал.

– Опять эта благочестивая собака! – воскликнул он.

– Да, опять, – подтвердила Ева, давясь от смеха. – Сколько же интересного мы сможем рассказать своим детям!

Два дня спустя Ева скакала во весь опор верхом на Челси, нервно сжимая поводья. Лошади передалось ее волнение, и когда Ева осадила ее, чтобы оглядеться вокруг, Челси закинула высоко голову и громко заржала. «Куда же запропастился Адам?» – недоумевала Ева.

Не успела она сегодня прийти домой, как раздался телефонный звонок. Взволнованная Сэйди рассказала Еве следующее: ей позвонила Марта Дил и сообщила, что Адам не пришел в клинику после визита к Эмери Хартвигу. Хуже того, Марта видела, как Адам промчался мимо клиники на своем грузовичке, и вид у него был свирепый. Сэйди сказала, что он и домой не заехал, а опять-таки пронесся по дороге мимо, «да так быстро, словно за ним гнался дьявол», – добавила она.

Когда Эмери и Адам встречаются, жди беды, и большой беды. Это Ева понимала так же, как и Сэйди, которая чуть дар речи не потеряла, узнав, что и у Евы ее беспокойного хозяина нет.

Понятно, что Адам решил поездить по округе, пока не пройдет злость. Еве нужно было срочно найти его, мало ли что с ним может случиться, раз он в таком состоянии!

Ева увидела грузовичок Адама возле конюшни, но самого его там не оказалось. Она бросилась к лошадям и обнаружила, что Адам ускакал на своем коне, даже не оседлав его. От этого Ева разволновалась еще больше.

Не раздумывая, она села верхом на Челси и отправилась искать Адама. Правда, получилось так, что она оказалась одетой вовсе не для верховой езды – на ней был шелковый костюм, который так приглянулся ей недавно. Но при чем тут одежда, когда надо найти Адама!

Ева объехала множество мест, но Адама нигде не было. Наконец она поняла – надо ехать на лужайку на холме. Челси резво взбиралась в гору, Ева с трудом удерживалась в седле: из-за того, что на ней были шелковые брюки, она соскальзывала назад. Вскоре раздался знакомый звук журчания ручья. С замиранием сердца Ева выехала на их любимую лужайку… Но Адама и там не оказалось. Она в недоумении озиралась вокруг. Неожиданно Челси подняла голову и насторожилась, а потом стала сама пробираться по тропинке вниз, как Ева поняла, к кладбищу. Кобыла учуяла запах коня Адама, и Ева вздохнула с облегчением, увидев, что наконец нашла их обоих.

Адам сидел на земле перед могилой Рамсея. По его позе можно было догадаться о том, в каком он подавленном состоянии. Ева спешилась, подошла к железной калитке и остановилась, не решаясь нарушить его уединение. Но вид поверженного Адама разрывал ее сердце на части. Она должна хотя бы попытаться помочь этому человеку.

Ева приблизилась к нему.

– Адам!

Он не ответил, но, не поднимая головы, протянул ей руку. Ева упала на колени рядом с ним. Теперь ей стало видно его лицо, искаженное горем и мукой. Не зная, что сказать Адаму, Ева посмотрела на надгробный камень на могиле старого Рамсея. Там была надпись:


Не фараон, не принц, не король.

А просто хороший человек, отец и замечательный дедушка.


Адам подвинулся к Еве, взглянул на нее и, указав на камень, сказал:

– Его мечте конец. Но Бог свидетель, я делал все возможное, и даже сам дед не принял бы последних условий Эмери, пусть и ради возврата всей своей земли.

– Что случилось?

– Эмери предложил мне сделку. И был уверен, что я не посмею отказаться. Он сказал, что отдаст мне землю, но за это я должен жениться на его дочери Джейн.

Ева невольно вскрикнула, а он продолжал:

– Теперь мне действительно жаль Джейн. Она, конечно, испорченная девчонка, но не заслуживает такого отношения. Подумать только, родной отец торгует ею! Я сказал Эмери, что если в городе пойдут слухи о его постыдном предложении, то ему не избежать порки. Сам лично займусь этим. – Глаза его злобно сверкнули, но потом он тяжко вздохнул. – Понимаешь, я чувствую, что подвел деда, но как иначе я мог поступить?

Его слова болью отозвались в сердце Евы, но заставили задуматься. Адам нашел в себе силы отказаться от мечты всей своей жизни, но сделал бы он это, если бы не встретил Еву? Она поняла, что не может принять такой жертвы.

– Мне бы хотелось сказать тебе: молодец, что послал его к черту, это замечательно! Но я не могу. Я не так благородна. Лучше я отдам тебя, отпущу.

Лицо Адама вдруг озарила счастливая улыбка.

– Слава Богу, ты значишь для меня больше, чем эта долина! – воскликнул он.

Ева бросилась к нему на шею:

– О Адам!

От неожиданности Адам потерял равновесие и повалился на спину, а Ева оказалась сверху. С минуту она смотрела на него не отрываясь, в глазах ее блестели слезы. Адам не мог на нее наглядеться. Пусть земля достается Эмери, а он, Адам, все равно самый богатый человек на свете, потому что у него есть Ева. Он так любит ее, любит больше жизни!

Адам притянул Еву ближе к себе и припал поцелуем к ее губам. Она всем своим существом отозвалась на его объятия, и он почувствовал, что теряет голову от охватившего его желания. Адам гладил ее по спине, по бедрам и, ощущая нежный шелк ее одежды, возбуждался все больше. Еве с трудом удалось остановить его.

– Адам, не здесь… – проговорила она.

Они вышли за калитку. Только тут Адам обратил внимание на наряд Евы. Он провел ладонью по ее телу, от груди до бедер, и восхищенно заметил:

– На ощупь словно нежная кожа, как твоя.

– Да? Откуда ты знаешь, какая у меня кожа? – лукаво усмехнулась Ева.

– Перестань, – предупредил ее Адам, чувствуя, как кровь вновь закипает в жилах. – Не вводи меня в искушение. С нами нет сегодня нашей дуэньи.

Адам надел шляпу и бросил последний взгляд на могилу деда. Рамсей наверняка бы понял его и одобрил выбор внука. А это самое главное.

Они в обнимку с Евой побрели по лугу, потом поднялись но тропинке к заветной лужайке. Адам принес из родника бутылку вина, оставленную там с их последнего пикника.

– Извини, бокалов нет, – сказал он и протянул ей бутылку.

Она отпила немного, потом он. Обнявшись, они стояли и любовались видом долины. Адам думал только о Еве, о своей любви к ней, которая стала для него удивительным открытием. Но поразительно другое: оба они скрывают друг от друга свои сокровенные чувства, вернее, не говорят о них вслух, пока не придет время. А сейчас… Такой прекрасный момент в его жизни! Вот рядом с ним Ева, и перед ними простирается его долина, освещенная лучами заходящего солнца…

Ева тоже любовалась закатом. Но глядя на долину, не могла не сочувствовать Адаму. Она хорошо знала, как ценит он эту землю предков, понимала, как тяжела для него потеря. Однако он признался, что любовь для него дороже всего на свете. Ева прижалась к Адаму и спросила:

– Кстати, а где наша дуэнья? Это Шеба, я поняла.

– Правильно поняла. Ты вообще хорошо соображаешь, горожанка.

– Да, я умная девочка. Иначе как бы я смогла быть президентом семейной фирмы? Но только здесь я поумнела гораздо больше.

Он посмотрел на нее, прищурив один глаз.

– Ах, скажите пожалуйста! – сказал он, – Мадам президент!

Ева улыбнулась, радуясь тому, как он воспринял ее слова. Хорошо, что он доверяет ей!

– Мой отец очень ошибался, – сказала она. – Он учил меня держать людей на расстоянии, соблюдать дистанцию. Поэтому я всегда чувствовала себя одинокой, но на самом деле я не могу без общества. Здесь же я открыла для себя великую радость общения, смогла стать самой собой и избавиться от чувства одиночества.

– Неудивительно, что ты была так несчастна, – заметил Адам и поцеловал ее в висок. – Помнишь, я сказал, что ты рождена для радости и веселья? И вот теперь тебе есть с кем разделить радость, с кем повеселиться. Не считая меня, конечно.

– Но ты первый помог мне это понять.

– Я старался… – проговорил Адам, касаясь губами ее уха.

Ева повернула голову, чтобы он мог наконец поцеловать ее. Они медленно опустились на траву. Обмирая в его объятиях, Ева ласкала руками его волосы… Ей казалось, что она в раю. Адам и Ева… Их нежные поцелуи стали более страстными, и она, слегка отстранившись на мгновение, сказала, задыхаясь:

– Дуэньи нет, помнишь? Может, воспользуемся этим?

Адаму стоило невероятных усилий справиться с желанием немедленно овладеть Евой.

– Любовь моя, – сказал он с улыбкой, – должен тебе заметить, что мне лично больше по душе довольно старомодная идея первой брачной ночи.

Ева густо покраснела, и он рассмеялся:

– Не грусти. Твой дядюшка доверил мне тебя, и я связан обещанием защищать тебя от кого бы то ни было, даже от самого себя.

Она смотрела в его глаза, словно стараясь прочесть в них больше, чем видела.

– Я помню, как ты сказал, что твои намерения честны.

– Да, моя дорогая.

– Хорошо, Адам.

Ева не стыдилась своего откровенного предложения, в объятиях Адама это желание было так естественно. Но только когда он несколько охладил ее пыл, она подумала о том, что все было бы совсем не так просто. Ева до сих пор оставалась девственницей. Вожделение и страсть всегда были чужды ей. Понял ли он это? Заботился ли о ней, о ее чувствах?

Но они не могли оторваться друг от друга. Адам целовал и ласкал ее, и это вдруг стало настоящим мучением для Евы. Ее тело жаждало большего, и Ева без стеснения отвечала на поцелуи и ласки Адама.

Он расстегнул ее блузку и некоторое время любовался красивой грудью, потом стал нежно целовать розовые соски. Ева застонала от наслаждения, желая, чтобы он продолжал. Но Адам поднял голову и, глядя на нее все еще замутненным взором, сказал:

– Вот теперь я знаю, какая у тебя кожа.

– Адам… – взмолилась Ева, едва переводя дыхание. Он лег рядом и обнял ее одной рукой. Над ними шумели деревья, синело закатное небо. В лесу пели птицы, невдалеке журчал ручей. Ева повернулась к Адаму и, счастливо улыбаясь, сказала:

– Твоя долина – это наш с тобой Эдем.


Ева ходила взад-вперед по кухне и ждала, когда зазвонит телефон. Вчера она поговорила с дядей насчет земли, которая оставалась во владении Хартвига. Дядя Роб обещал все разузнать и позвонить утром. Разве Ева могла остаться в стороне от дела жизни Адама?

Поглядывая на молчащий телефон, Ева вспоминала вчерашний вечер во всех деталях. Она так благодарна Адаму за то, что он разбудил в ней неведомые ранее чувства, за то, что рядом с ним она почувствовала себя женщиной.

Телефонный звонок прервал ее размышления.

– Алло? – взволнованно крикнула Ева в трубку.

– Успокойся, все хорошо, – раздался голос дяди. – Я нашел адвоката в Висконсине, который займется покупкой. Дал ему указание связаться с местной фирмой по продаже недвижимости, а потом с банком. Он станет интересоваться подходящей пахотной землей.

– Кто будет в качестве покупателя?

– Ну, раз ты не хочешь, чтобы фигурировало твое имя, то это будет Симмс. Но Хартвиг с ним не встретится. У адвоката все полномочия по оформлению сделки.

– Спасибо, дядя Роб.

– Не за что. Я дам тебе знать, когда все будет готово. Кроме того, тебе надо подписать документы.

– Здорово! Только недвижимость должна перейти во владение Адаму Вагнеру.

– Адаму? Ага. Что там у вас такое происходит? Ничего не знаю и не ведаю.

– Все хорошо, дядя. Я просто хочу сделать Адаму подарок на день рождения. Это через неделю. Успеешь? Как ты думаешь, могут возникнуть проблемы?

– Не должны. Но если что, я позвоню. И вот еще что. У тебя есть идея, как назвать фонд, который мы организуем?

Ева долго не раздумывала, ответ был готов:

– «Эдем». «Эдем-фонд».

– А что, мне нравится. Пошли мне бизнес-план и остальные необходимые документы, и все будет сделано.

Ева поблагодарила его и попрощалась. «Эдем-фонд»! Очень похоже на идею Адама о доброй фее.

Раздался шум мотора, и Ева выглянула в окно – приехал Адам. Она открыла дверь и наблюдала за ним с порога. Вот он вылез из кабины, повернулся и увидел ее. С улыбкой подошел:

– Привет, красавица!

И в тот же момент она, замирая от счастья, оказалась в его объятиях. Никогда еще она не испытывала такого чувства. С Ричардом все было по-другому: никаких эмоций, расчет, и только. Адам же словно разбудил ее. В его объятиях она дрожит от радостного возбуждения, теряет голову, мечтает скорее ощутить вкус его губ, вдохнуть аромат его кожи…

Адам, обнимая и целуя Еву, чувствовал, как она млеет от счастья в его руках. Он уже мысленно ругал себя за то, что поторопился объявить брачную ночь единственным условием для утоления их обоюдных желаний. Но отступать от своих решений он не привык.

– Мне нравится, как ты встречаешь меня поутру! – заметил он смеясь.

Ева улыбнулась и провела ладонью по его шее вниз под рубашку. Адам застонал от удовольствия, ощутив ее нежные пальцы на груди. Она поцеловала его в подбородок.

– Ты так благоухаешь! – сказала она. – Только что из душа?

– Да. Был ночной вызов, и я так долго там провозился, что пришлось срочно приводить себя в порядок.

На Еве была блузка без рукавов с низким вырезом. Адам долго не сводил с нее глаз, потом тряхнул головой.

– Я же зачем-то приехал, уже забыл.

– Как это? Чтобы поцеловать меня.

– Несомненно, но есть еще одно немаловажное дело, – усмехнулся Адам. – Ко мне каждый день приходит помогать одна школьница, ученица старших классов, но у нее на носу экзамены, надо готовиться. Можешь подменить ее сейчас и попозже, днем, когда вернется Элис?

– Конечно. Что мне надо делать?

– Подежурить на телефоне и принять вызовы в клинике.

– Конечно. А ты разрешишь мне поработать на твоем компьютере в офисе?

– Да, а что ты хочешь делать?

Адам все еще не мог оторвать от нее зачарованного взгляда.

– Мне нужно просчитать кое-что. Тут у нас с девочками есть одна идея, так необходимо прикинуть, что получается, – неопределенно ответила Ева.

– Ясно. Утром у меня не будет времени поехать с тобой на прогулку верхом. Много работы. Да и жарко сегодня. Может, вечером поедем купаться, а?

– Здорово!

Адам радостно обнял ее. Мысль о том, что он увидит Еву в купальнике, привела его в восторг.


Прошел слух о том, что Эмери Хартвиг собирается продать свой участок земли в долине, игнорируя при этом интересы Адама. Позже все узнали, что сделка состоялась, и люди не одобрили такого поведения банкира. Все в городе просто возненавидели Хартвига за это. Ева беспокоилась, что общественное порицание распространится и на Джейн, но не знала, что тут можно предпринять.

Ее жизнь стала так интересна, возникло столько всяких дел… Благодаря тому, что Элис выставила ее работы, она стала известна во всем городе как прекрасная художница-портретистка. На нее свалились бесчисленные заказы – всем хотелось иметь портреты своих детей и любимых животных.

– Сколько ты собираешься брать за заказ? – поинтересовалась Элис.

– Даже не знаю. Еще не думала, – честно призналась Ева.

Она уже не раз дарила портреты домашних любимцев детям, когда те приводили животных в клинику. Делала это для того, чтобы отвлечь детишек от волнений по поводу болезни их собачек, кошек и птичек. Дома у нее после этого стали появляться ответные дары – банки с вареньем и консервированными фруктами и овощами, мед.

– Ну, не имею представления! – повторила она. – Наверное, несколько долларов за рисунок и чуть больше – за портрет акварелью или маслом. Так, чтобы окупить затраты на краски и бумагу.

– Нет, так нельзя, – сказала Элис. – Ты не можешь так поступить.

– Почему? Что тут такого? – удивилась Ева.

– Сейчас объясню. Прежде всего, если ты отдаешь свою работу за бесценок, люди не будут ценить ее. Потом, при таких условиях ты просто потонешь в заказах. У тебя и передохнуть не будет времени.

– Но мне не нужны деньги!

Элис поразилась ее непонятливости и сокрушенно покачала головой.

– Тебе, может, и не нужны, – сказала она, – а другим художникам, которые выставлены здесь, нужны. А как же иначе? Твои даровые условия повлияют на цены за их работы. Поняла?

– Ах ты Господи! Ведь я просто хочу рисовать, а не заниматься коммерцией.

Элис улыбнулась:

– Предлагаю простое решение. Назначь меня своим агентом по продаже и предоставь решать эти вопросы.

Что Ева и сделала с радостью. Тем более что сама была занята, что называется, с утра до ночи: работа в магазине Элис, в клинике, а еще надо было найти время для занятий живописью и рисунком, не говоря уже о встречах с Адамом. Да еще и затеянное ими предприятие – фонд помощи начинающим бизнесменам. Тут Ева еще и Сэйди привлекла, назначив ее своим координатором.

В этот день у Евы возникли новые идеи, и она решила позвонить дяде. Накопилось столько вопросов, что одной не справиться. А главное, надо было подыскать место, в котором бы разместилась их фирма или представительство фонда, да еще нанять агента по недвижимости, который помогал бы новичкам снимать в аренду помещения. Это она для начала и доложила своему «совету».

– Это хорошая мысль, – согласилась Сэйди. – Но я-то хотела с тобой поговорить о дне рождения Адама. Пора уже заняться делом. А то мы только обсуждаем и обсуждаем. Времени остается мало.

– Неделя, да? – уточнила Ева. – Так, а сколько планируется пригласить людей?

Сэйди подняла глаза к потолку и задумалась, очевидно, подсчитывая количество гостей.

– Ну, около ста, – сказала она наконец.

– Сто человек? – поразилась Ева. – Я думала, двадцать – двадцать пять. Теперь понимаю тебя, есть от чего впасть в панику.

– Адам же родился и вырос здесь, знает почти всех. Если не позовем кого-то, знаешь, сколько обид будет?

Элис, Кларел и Конни шумно подтвердили ее слова.

– В общем, сто, да прибавь еще пятьдесят, чтобы не попасть впросак.

Ева тут же решила стать главным распорядителем. Фонд станет финансировать праздник. Потом она изложила примерный план, и у женщин глаза полезли на лоб при упоминании об оркестре, эстраде, палатках, официантах и прочем. Еве пришлось объяснить, что это одна из форм деятельности их фонда, а заодно и хорошая реклама.

Тогда все согласились, и Ева вздохнула с облегчением. Ее слегка занесло, она забыла, где находится, и повела себя как бывшая Ева Саттон, президент огромной фирмы. Но Элис вдруг спросила:

– Слушай, может, это и не мое дело, но откуда ты так хорошо знаешь все эти финансовые тонкости и здорово разбираешься в делах фонда? А кроме того, умеешь организовать презентацию?

Ева и Адаму всего не поведала про свою богатую фирму, а тут она проявила еще большую осторожность – нельзя было допустить и намека, что фонд каким-то образом имеет к ней отношение. Но кое-что требовалось объяснить. Поэтому она рассказала про свой семейный бизнес примерно так же, как и Адаму, добавив в конце:

– А организацией всяких пикников для сотрудников и рождественских вечеринок я занимаюсь уже давно.

– А, вот, значит, где ты набралась опыта? – спросила Элис.

– Да, я же все-таки президент этой фирмы. Только ненадолго. Мы с дядей собираемся организовать продажу акций сотрудникам.

– Ну и хорошо. А то я уж было испугалась, что вам с Адамом тогда будет не по пути. Ева только улыбнулась на это:

– Кстати, никакой тайны в том, что я вам сказала, нет. Я просто раньше не хотела, чтобы было много разговоров.


Несколькими днями позже Ева в недоумении смотрела на Адама, который рассердился на нее за то, что она приняла заказ от Джейн Хартвиг. Даже Элис отнеслась спокойно к тому, что Джейн попросила Еву написать портрет любимой лошади Эмери. Но Адам…

– Ты не понимаешь! – сказала ему Ева, но он отвернулся от нее.

Они стояли на берегу озера, куда приехали отдохнуть от жары. Тут Ева и проговорилась про заказ. Теперь пришлось чуть ли не оправдываться.

– Я делаю этот портрет не для самого Эмери. Джейн заказала его как подарок отцу, – сказала она и повторила: – Я делаю портрет лошади для Джейн!

Адам даже головы не повернул.

– Ты слышишь меня? – окликнула его Ева. Он метнул на нее гневный взгляд.

– Какая разница, для кого? – ответил он. – Для них. Ева поразилась тому, как такой разумный человек, как Адам, может вести себя столь глупо из-за Эмери Хартвига.

Но ответ она знала сама, и прекрасно знала. Слишком много вреда и боли причинил ему Хартвиг, именно он повинен в смерти деда, издевается над Адамом. Как же объяснить, что она лично ничего против Джейн не имеет?

– Адам, помнишь, ты сказал, что жалеешь Джейн и…

– Да, но я не стал бы лебезить перед ней и говорить об этом.

– Никто и не лебезит, – оскорбившись, резко сказала Ева, но справилась с собой и продолжала: – Послушай, я попробую объяснить тебе по-другому.

И она рассказала Адаму о том, какое сходство находит в их с Джейн судьбах.

– Пойми, для меня это возможность наладить с ней отношения и помочь, пока она еще не стала такой, как ее отец.

– Она такая же. Просто ты не понимаешь.

Он потянул лошадь за поводья и подвел к воде. Потом оглянулся и посмотрел на Еву долгим взглядом.

– Знаешь что? – сказал он. – Ты вольна поступать как знаешь. Только не жди от меня одобрения.

Ева раздосадованно топнула ногой по воде.

Глава 13

Днем Ева приехала в клинику. «Интересно, остыл ли Адам после ссоры?» – думала она. Вчера он ушел один, и они с тех пор больше не виделись.

Адама она нашла в процедурной. Они с Мартой осматривали кошку.

– Привет, – сказала Ева. – Я приехала.

Вместо обычного «Привет, красотка!» Адам только кивнул, даже не поглядев в ее сторону. Марта в недоумении посмотрела сперва на него, потом на Еву, чувствуя, что дело неладно. Ева же сразу поняла – Адам все еще сердится, улыбнулась Марте и закрыла дверь.

Она решила больше не подходить к нему пока и занялась делом – отвечала на звонки и работала на компьютере. Ей надо было составить примерные сметы некоторых заявок в фонд. На днях у них состоялось собрание, на которое пригласили юриста, рекомендованного Конни. Ева прояснила многие проблемы, а потом неожиданно предложила Сэйди остаться работать в фонде координатором, так как та знает в городе всё и вся, даже знакома с новыми жителями и может охарактеризовать любого кандидата. Сэйди будет работать совместителем, но с перспективой быть зачисленной в основной штат, если она решит оставить свое место у Адама. Ева, правда, подумала, что Адам вряд ли будет доволен, если Сэйди уйдет от него, но это еще дело будущего.

В конце дня перед закрытием клиники к Еве пришла Марта и спросила шепотом:

– Что у вас произошло с Адамом?

Ева собрала все свои бумаги в сумочку и ответила на удивление спокойно:

– Ничего, небольшая ссора влюбленных. Все будет в порядке.

Она надеялась на это. Отправляясь на ферму Хартвига к Джейн, она утвердилась в своем решении делать все так, как находит нужным. Если Адам хочет быть с ней, нужно приучить его к мысли, что она имеет право выбора и не собирается всегда потакать его глупым капризам.

Вечером, приехав домой, Ева застала Адама на пороге. Он бросился к ней с виноватым видом, поцеловал и стал извиняться.

– Я тебе говорил как-то, что бываю вспыльчив, – сказал он. – Как только речь заходит об Эмери, просто себя не контролирую. Слова вылетают сами собой. Сейчас даже плохо помню, что наговорил тебе вчера. Я люблю тебя и прошу прощения. Ну скажи, что прощаешь такого идиота, как я.

* * *

Праздник удался на славу. Адам и не ожидал такого в день своего рождения. Он так и сиял от счастья, и Ева радовалась вместе с ним. Обняв Еву в порыве восторга, Адам покружил ее по комнате, потом поцеловал.

– Спасибо! Спасибо, любовь моя! – сказал он. Чуть позже они прошли к танцплощадке. Адам все еще не мог наудивляться на гирлянды, шары, цветы, официанток. Улыбаясь, он прижал Еву к себе.

– Я вижу, ты способна затеять пир на весь мир, – сказал он.

– Хотела доставить тебе удовольствие. Это особенный день.

Адам потерся щекой о ее висок.

– Это ты – особенная.

Ева так взглянула на него, что ему захотелось, чтобы все вокруг исчезли и они с ней остались вдвоем. Адам вспомнил о заветной коробочке с обручальным кольцом, которая лежала у него в кармане. Он хотел было уже преподнести Еве кольцо, но тут к ним подошли друзья и пришлось от этой идеи отказаться. Лучше подождать, пока они с Евой останутся одни.

Ева веселилась от души, но вечер, казалось, никак не кончался. Гости стали расходиться только в полночь, а последние официантки и бармены ушли вообще через час – после того как все убрали и привели в порядок.

Ева давно уже ходила по газону перед домом босиком – за это время отвыкла от туфель на высоких каблуках. Теперь она распустила волосы и устало побрела к дому, Адам за ней.

Адам закрыл дверь.

– Фу, наконец! – вздохнул он.

Скинув пиджак, он потянул Еву к дивану у камина. Сел сам и посадил ее к себе на колени. Как приятно расслабиться после шумной вечеринки! У Евы кружилась голова от шампанского, гудели ноги.

– У меня для тебя подарок, – прошептал Адам ей на ухо.

– Здорово, люблю подарки!

Тут он протянул ей коробочку, в которой красовалось кольцо с бриллиантом.

– Мы уже сто лет знаем друг друга, и я не считаю, что слишком поторопился с этим. Сейчас самое время.

– О, Адам! Какое красивое!

Она дала ему руку, и он надел кольцо ей на палец. Ева не могла не любоваться им, а сердце ее трепетало от любви к этому прекрасному человеку. Она крепко обняла его.

– Так ты выйдешь за меня замуж? – спросил Адам.

– Конечно, да.

Они поцеловались. Потом Ева вспомнила о своем подарке Адаму.

– Теперь моя очередь, – сказала она, вставая с его колен. Из ящичка стола она достала большой конверт.

– Вот, возьми. Картину я тебе вручила при всех, а это настоящий личный подарок.

– У меня уже есть самый дорогой подарок – ты, – усмехнулся Адам.

Ева передала ему конверт, рука ее слегка дрожала.

– Открой.

Адам достал оттуда множество бумаг, усмехнулся, глянув на Еву, и стал читать. Она наблюдала за ним и видела, как постепенно менялось выражение его лица. Дойдя до последней страницы, Адам поднял глаза. Взгляд его был колючим.

– Что это, черт возьми? – спросил он хриплым голосом. У Евы перехватило дыхание, и она проговорила запинаясь:

– Это… это документ о приобретении недвижимости. Земли, то есть тех двух участков, которыми владел Эмери Хартвиг.

– Вижу. – Адам встал и подошел к Еве. – Я хочу знать, откуда они у тебя и почему там стоит мое имя?

Ева нервно переминалась с ноги на ногу, понимая, что Адам почему-то не одобряет ее подарок.

– Я… я купила эту землю через третье лицо, чтобы Эмери не знал, что это для тебя. – Ева даже вытерла пот со лба, так она разволновалась. – Я не понимаю, Адам. Это мой подарок тебе. Почему же ты сердишься?

Лицо его исказилось от злобы. Он швырнул бумаги в сторону, и они разлетелись по полу.

– Если тебе нравится казаться тупой, то мне придется втолковать тебе кое-что. Ты знаешь, что предложение Хартвига я решительно отверг. А как думаете, что я должен сделать с твоим?

– Но он шантажировал тебя этим. А это мой подарок!

– Разницы никакой, потому что в результате и его предложение, и твой так называемый подарок унижают во мне мужское достоинство.

Ева почувствовала, как вся похолодела, глаза застлала какая-то пелена. Она понимала, что обвинения несправедливы, но не имела сил отстаивать свое мнение. Кроме того, она испугалась этого приступа ярости у Адама. Он смотрел на нее с ненавистью во взоре, желваки ходили ходуном…

– Мне кажется, ты все еще плохо меня понимаешь, – продолжал Адам. – Ты же знала, как я отношусь к Хартвигу! И все равно сделала это!

– Но при чем тут Хартвиг и твое к нему отношение? Это все ради нас! Ради тебя и меня!

– Да? А интересно, что ты сделала для этого? Одолжила деньги у твоего дяди? Здорово, ничего не скажешь. Ты становишься попрошайкой – и все ради того, чтобы унизить меня! Я же все-таки мужчина, черт возьми!

Он отошел к камину и даже стукнул кулаком по массивной полке. У Евы продолжала кружиться голова, она уже была не в состоянии стоять и опустилась на диван.

– Погоди минутку… – сказала она. – Зачем это мне надо одалживать деньги у дяди?

– А где же еще тебе взять их?

– Но я же говорила тебе: у нас…

– Да, слыхал. Маленькая фирма. Электроника или что там еще. – Он криво усмехнулся. – У тебя подержанный автомобиль, твой дядя покупает тебе дорогую кофеварку. И ты хочешь, чтобы я при этом поверил, что у тебя нашлись деньги на покупку земли у Хартвига? Не смеши меня.

– Кофеварку? – Ева никак не могла его понять, но неожиданно сообразила, о чем речь. – Дядя не покупал мне кофеварку. Я сама ее себе купила. – Она помолчала немного и решила объяснить все до конца: – И я купила себе подержанный автомобиль, потому что… хотела стать другой, обыкновенной, как все. Хотела, чтобы меня ценили за то, какая я есть на самом деле, а не за мое богатство.

– Богатство? – переспросил Адам нахмурясь. – Не понимаю.

Он посмотрел на нее долгим, пронизывающим насквозь взглядом. Еве показалось, что он стал для нее чужим и далеким.

– Как называемся твоя фирма?

– «Уорлдуайд». Я хотела сказать раньше, но…

– «Уорлдуайд»? – воскликнул Адам, – И ты называешь эту компанию маленькой фирмой? Ничего себе! Интересно, что же тогда представляет собой «Дженерал электрик»?

– Это целый конгломерат. В сравнении с «Дженерал электрик» моя фирма действительно маленькая.

– А откуда мне это знать, черт возьми? Я решил, что у тебя там чепуха всякая. Я в этом не разбираюсь, в отличие от тебя.

Еву охватила дрожь, боль в голове стала просто невыносимой. Начинался приступ сильнейшей мигрени. Она спросила слабым голосом:

– Что же теперь делать?

– Что делать? – Адам рассмеялся, смех его был неприятен. – Как же я могу теперь доверять тебе, если наши отношения были целиком построены на лжи?

Ева вздрогнула, как от удара, и подняла глаза, почти ничего не видя перед собой.

– Я никогда не лгала тебе.

– Простите, мисс Саттон, но я не верю вам. Как можно верить той, кто прикидывается простушкой и делает из тебя дурака? Маленькая семейная фирма! Ха, подумаешь, велика ли разница – несколько миллионов долларов. Или миллиардов?

– Миллионов, – пробормотала Ева, только не стала объяснять, что несколько сот миллионов. Теперь это не важно.

Адам направился к двери.

– Ты куда? – спросила Ева.

– Пойду напьюсь, – бросил он через плечо. – А заодно постараюсь забыть, что сегодня просил твоей руки.

– Подожди!

Ева с трудом поднялась и стала стягивать с пальца кольцо. – Слезы застилали ей глаза. Хлопнула дверь.


Ева вздрогнула и очнулась. Она лежала на диване в гостиной, погрузившись в какое-то забытье после того, как наплакалась вволю. Но мигрень не прошла, голова раскалывалась от боли.

Она медленно прошла на кухню, чтобы выключить свет в саду и перед домом. В глазах был сплошной туман. Двигаясь почти на ощупь, она подошла к раковине и включила холодную воду. Намочив полотенце, обвязала им голову и села на стул. Снова нахлынули воспоминания об их с Адамом последнем ужасном разговоре, но все смешалось – образы, слова и чувства.

Среди полного сумбура была только одна ясная мысль – надо уезжать. Как это сделать? Она же почти ничего не видит. Ладно, справится. Куда? Только в свое бунгало у озера. Но это довольно далеко. Плевать, главное – поскорее выбраться отсюда.

Ева медленно прошла в спальню, держась за стену. Она с трудом вытащила из шкафа свой чемодан. Плохо различая, что именно она пакует, Ева бросала в него одну вещь за другой, при этом что-то валилось из рук, падало на пол, но она не обращала ни на что внимания. На лбу выступила холодная испарина, но пришлось еще собраться с силами, чтобы закрыть этот чемодан.

Она села на кровать и нащупала будильник на тумбочке. Поднесла его близко к глазам, чтобы разглядеть цифры: четыре часа утра. Очень хорошо. На шоссе нет никакого движения, и можно будет доехать спокойно.

Она вышла из дома и направилась к машине. «Хоть бы ключи оказались внутри!» – подумала она. Ведь в таком состоянии она ни за что не найдет их в доме. Как можно вспомнить, куда она их подевала днем в суматохе подготовки к празднику!

Ева повела машину, не очень хорошо разбирая дорогу, но путь был знаком, и вскоре ей удалось выбраться на шоссе, а там – освещенная разделительная полоса, по которой можно ориентироваться. Редкие встречные машины слепили глаза фарами, но Еве удавалось сохранять правильное направление. От напряжения голова заболела еще сильнее, и Ева решила съехать на обочину и немного поспать. Впереди темным силуэтом вырисовывался город – виднелись какие-то здания. «Где это я?» – подумала Ева и заснула.

Когда она открыла глаза, уже ярко светило солнце. Ева первым делом стала искать свои темные очки. Только они вряд ли помогут. Теперь уже все равно.

Ева медленно выехала на шоссе и посмотрела на часы, но никак не могла разобрать, который час. Похоже, около одиннадцати. Она собралась с духом и решила все-таки добраться до домика во что бы то ни стало, а тогда уж отдохнуть.

Ориентируясь по дорожным знакам, но не фиксируя в сознании, куда именно она направляется, больше действуя инстинктивно, Ева примерно через полчаса оказалась в каком-то очень знакомом районе. Она подъехала опять-таки к знакомому дому и остановилась. Дверцу машины распахнул не кто иной, как Симмс.

– Извини, Симмс. Мне плохо, и я сейчас упаду в обморок.

– Вижу, мисс Саттон. Давайте я помогу вам выйти. И это было последним, что она помнила.


Адам сквозь сон услышал, как открылась входная дверь. Он не мог не то что головы поднять, даже глаза раскрыть.

– Ну, слава Богу! – донесся до него знакомый голос. Кто-то стал трясти его, но ему не хотелось смотреть, кто это. У Адама было такое чувство, что случилось нечто непоправимое…

– Адам, ты слышишь меня?

Ему удалось слабо кивнуть и спросить шепотом, который час.

– Девять.

– Хорошо. Увидимся утром… – пробормотал он. Раздался громкий заливистый смех, от которого у Адама затрещало в голове.

– Мальчик мой, я тебя очень удивлю – сейчас утро! Он уже понял, что это Сэйди. И смысл ее слов наконец дошел до него.

– А какой сегодня день?

– Суббота.

– Не может быть.

– Очень даже может. У тебя вчера была вечеринка, помнишь? В пятницу. Твой день рождения.

Как только Сэйди сказала про день рождения, Адам начал кое-что припоминать. Сколько же он выпил виски, чтобы забыть это? И виски-то он терпеть не может, однако вот взял и надрался до потери сознания… Адам резко сел и очень пожалел, что сделал это – перед глазами пошли круги, и голова стала просто раскалываться.

– Так который час, ты сказала? – переспросил он.

– Девять. Хочешь, позвоню в клинику и спрошу, пришла ли Марта?

– Да. – Он стал сползать с постели. – И сделай кофе, да побольше.

Сэйди пошла было к дверям, но спросила, обернувшись:

– А что, Ева в таком же состоянии, как ты?

– Не знаю.

Он бы с удовольствием вернул назад все события вчерашнего вечера, но до того момента, когда Ева вручила ему этот проклятый конверт. Адам вздохнул и отправился в душ.

Он выпил чашку кофе, но больше не стал. Увидев, что он поднялся и взялся за шляпу, Сэйди сказала:

– Пойди проверь, как там Ева.

– Нет! – непроизвольно вырвалось у Адама. Сэйди удивленно посмотрела на него, и Адам добавил:

– Я остановлюсь у дома, гляну…

Но Сэйди должна была высказаться:

– Не пойму, что у тебя за настроение и зачем ты так торопишься на работу. Все в городе знают, что у тебя вчера была вечеринка, и никто не ждет, что ты сегодня будешь выглядеть как огурчик.

«Вот черт, – подумал Адам, заводя мотор, – теперь придется идти к Еве в таком отвратительном состоянии, – да и вид у меня ужасный. И все из-за того, что неугомонная Сэйди будет следить за мной из окна».

Адам поехал по дороге к дедушкиному дому, стараясь припомнить, чем все вчера закончилось. Он очень разозлился на Еву за ее поступок, а раз так, поскольку речь шла и о Хартвиге, он мог наговорить такого, что придется наверняка об этом пожалеть. Но нельзя же теперь прятаться от Евы. Лучше прийти к ней прямо сейчас.

Адам поднялся по ступенькам и увидел, что дверь приоткрыта. Он прислушался, потом распахнул ее и позвал:

– Ева?

Никто не ответил, и он вошел в дом. Позвал ее еще раз и решил пойти в спальню, подозревая, что она там – или спит, или прячется от него. Надо объясниться с Евой, правда, он еще не знает, что ей сказать.

Первое, что бросилось ему в глаза, как только он перешагнул порог спальни, – это перевернутые ящики и пустой шкаф. На полу валяются какие-то вещи. Адам обвел пустую комнату взглядом, ему казалось, что это сон. Куда исчезла Ева? И почему?

Что-то из ее вещей осталось… Может, она вернется? Адам бросился в бывший кабинет, где она обычно рисовала. На мольберте – неоконченная картина, краски и кисти на месте, несколько полотен у стены…

Он решил, что она могла оставить ему записку на кухне, и отправился туда. Проходя мимо гостиной, он заглянул в приоткрытую дверь и увидел на полу документы из того злополучного конверта. Адам наклонился и стал собирать их. Неожиданно что-то сверкнуло, он протянул руку и поднял с пола кольцо с бриллиантом, которое накануне подарил Еве.

Отказываясь думать об истинных причинах происшедшего, Адам разволновался: куда она могла подеваться и почему не оставила ему записку? Он забрал кольцо и бумаги и поспешил из дома.

Глава 14

В течение первой половины дня Адаму так и не удалось выяснить, где Ева, поэтому он решил закончить дневной прием и отправиться на ферму, где ему уже не у кого будет спрашивать о ней.

Дверь в кабинет отворилась. Не поднимая головы от стола, Адам сказал:

– Давай закрываться, Марта. Хорошо, что сегодня было немного работы. Если у тебя не болит голова…

– Голова у меня не болит, – услышал он неожиданно голос Джейн Хартвиг и так и подпрыгнул в кресле. – Хотя Ева и приглашала меня на твой праздник.

Адаму совсем не хотелось видеться с Джейн именно сейчас, но она говорила с ним таким дружелюбным тоном, что он постарался вести себя более или менее приветливо.

– Чем могу быть полезен, Джейн? – спросил он. – У тебя ко мне какое-то дело?

– Я считаю, что мы с тобой можем помочь друг другу, – ответила она, избегая смотреть ему в глаза. – Хочу тренировать скаковых лошадей и сделать беговые дорожки при конюшне на участке земли Арнмунсена. Ну, и мне понадобится ветеринар. Могу ли я на тебя рассчитывать?

Адам не совсем понял, что она имеет в виду, и ответил:

– Извини, но сегодня не могу. Плохо себя чувствую. Джейн взглянула на него.

– Я говорила не о сегодняшнем дне, а вообще о дальнейшем.

– Так ты упомянула про участок земли Арни?

– Он теперь мой, я убедила его продать мне землю для конюшен. Сейчас занимаюсь проектом.

– А зачем тебе это, если отец…

– Моя затея не имеет к нему никакого отношения, – перебила его Джейн и покраснела. – Ева убедила меня в том, что я вполне могу заниматься своими делами независимо от отца. Он же меня не подпускает к своим лошадям.

– Ева? – поразился Адам.

Тут Джейн вдруг улыбнулась:

– Она просто замечательная, правда? И ты знаешь, очень рассудительная. Ева права – мне надо приобрести самостоятельность. Я люблю лошадей и вполне могу открыть свое дело. – Джейн даже преобразилась, говоря это, а потом спросила: – Ну так что? Забудем вражду? Будешь моим ветеринаром?

– Хорошо, – ответил Адам. – И прими мои поздравления. Твоя затея мне нравится.

Его крайне удивило то, что произошло с Джейн, а более того – влияние Евы на нее. Значит, они были в дружеских отношениях? Но то, что добавила Джейн на прощание, озадачило Адама.

– Я рада, что могу все организовать сама, без помощи «Эдем-фонда», о котором мне рассказала Ева. Передай ей мою благодарность.

Она помахала ему рукой и вышла. Адам даже не успел ничего спросить. Он стоял, уставившись в окно, и думал о Еве. Да, она оказалась права насчет Джейн. Она смогла увидеть и понять больше, чем он, ослепленный ненавистью.

Но сюрпризы на этом не закончились. Когда Адам возвращался из клиники, его остановил Фиск.

– Привет, Адам! – крикнул он, заглядывая в окно кабины. – Передай Еве, что мне позвонили из «Эдем-фонда» сегодня утром. Я получил ссуду!

Фиск так и сиял от счастья. Ошарашенный Адам хотел было расспросить его об этом более подробно, но раздался гудок подъехавшего сзади автомобиля – Адам стоял на светофоре, – и ему пришлось поехать дальше, а Фиск исчез за углом.

Опять этот «Эдем-фонд»! Что за чертовщина!

Адам набросился с вопросами на Сэйди, надеясь, что хоть она прояснит ситуацию.

Та уставилась на него, открыв рот от удивления.

– Так значит, Ева ничего тебе не рассказывала о фонде и о том, что мы все там делаем?

– Нет. Она работала на компьютере в приемной клиники. Кажется, говорила что-то о бизнес-планах, но я не придал этому значения. Что еще за таинственный «Эдем-фонд»?

– Да… – Сэйди покачала головой. – Я думала, что вы с ней более близкие люди.

Адам укоризненно посмотрел па нее. – Ладно, не буду. А почему ты сам не спросишь ее об этом?

– Да если бы я знал, где она. – И Адам тяжело вздохнул. А потом рассказал Сэйди о том, что Ева исчезла и каким образом он это понял. – Я надеялся, что она позвонит за это время кому-нибудь из нас и объяснится.

Сэйди удрученно вздохнула. Адам сел к столу, подперев голову руками.

– Мне множество людей сегодня звонило в клинику, все искали Еву. Какое она имеет отношение к «Эдем-фонду»?

Сэйди поведала ему всю историю создания фонда, объяснив особо, как помог дядя Евы в реализации этой идеи.

– А Ева-то всем все разъясняла, помогала составить бизнес-планы, изучала запросы. Это она нашла для бабушки Томпсон место сбыта ее пледов. Они уже продали двадцать штук, и сразу денег прибавилось в семье. А Глории Томпсон, внучке, Ева помогла со стипендией для колледжа. Я уж не говорю об Элис. Ева увидела, что товары в ее магазине пользуются спросом и люди хотят заниматься искусством, и предложила Элис открыть курсы. Они даже нашли преподавателя скульптуры. Элис носится с этой идеей, она просто на седьмом небе от счастья. Да и я благодаря этому фонду получила новую интересную работу.

Адам выслушал рассказ экономки. Скольким же людям в городе помогла Ева! А он набросился на нее с обвинениями… Он потерял эту девушку, в которой весь смысл его жизни!

– Господи! Что же я наделал! – воскликнул он. К нему подошла Шеба и жалобно заскулила.


Ева наконец проснулась. Вокруг полумрак, но она сразу узнала свою комнату в Лэйк-Форест. Она вздохнула и снова закрыла глаза, но через минуту вздрогнула и очнулась. Что-то произошло!

– Ох, детка! Ты пришла в себя наконец!

Голос Тилли. Ева нащупала руку своей доброй служанки и прижалась щекой к шершавой ладони.

– Тилли, я так рада, что снова дома.

– Я думаю! – ответила та.

Ева осторожно двинула головой – боли нет!

– Что случилось? У меня был приступ мигрени?

– Да. А что ты помнишь?

Ева задумалась, вспоминая. Подняла руку – кольца на пальце нет.

– К сожалению, многое помню. Я ехала в наш домик у озера, но вроде бы не добралась туда. Потом я видела Симмса.

– Он чуть не умер от страха, когда ты упала в обморок ему на руки вчера, – сообщила Тилли.

– Вчера? – воскликнула Ева. – А что за день сегодня? Тилли нежно погладила ее по волосам.

– Не надо так пугаться, дорогая, – сказала она. – Я отвечу на все твои вопросы, только пообещай, что не будешь волноваться. – И когда Ева кивнула, продолжила: – Сегодня воскресенье. Вчера вечером я говорила по телефону с одной женщиной по имени Сэйди. Твой дядя решил, что надо им сообщить, что ты тут.

– Дядя Роб здесь?

– Сейчас нет, но он приедет позже. Считает, что без него никак нельзя обойтись.

Ева улыбнулась – Тилли может сколько угодно притворяться недовольной дядей Робом, но на самом деле он ей ужасно нравится.

Вечером Симмс принес Еве ее альбом, который достал из машины вместе с чемоданом. Ева стала листать альбом и показала рисунки Тилли. Она рассказала служанке, кто там изображен, чем все эти люди занимаются. Дошли до последней страницы, на которой оказался карандашный портрет Адама. Он смотрел на Еву из-под полей шляпы, на губах усмешка…

– Вот это да! – восхищенно воскликнула Тилли. – Кто это?

Ева рассказала ей о своем спасителе, и Тилли с пониманием посмотрела на нее.

– Когда ты мне рассказывала обо всех своих новых друзьях, я сомневалась все-таки, что ты осталась там ради них. А уж с таким парнем и в шалаше рай!

– Они там живут не в шалашах, Тилли! – рассмеялась Ева.

И разве это ее волновало? Главное – любовь Адама. Если бы он был рядом! С ним она могла бы пережить все, что угодно. А вот как быть без него?

Нет, за Адама обязательно надо побороться. Должен же быть какой-то способ сломить его упрямство! Как ему объяснить, что на Хартвига давно пора наплевать?


Следующие два дня Ева занималась делами компании. Она избегала встреч с Ричардом. Ее не покидало ощущение, что она совершенно зря убежала из Брайтона. Она скучала, ей не хватало той жизни.

Состоялось собрание, на котором дядя Роб объявил, что сотрудникам предлагается выкупить акции фирмы. Большинством голосов решение было принято. Сразу же после собрания, улизнув от всех, и от Ричарда в частности, Ева прошла в свой кабинет. Она взяла пустую коробку и стала паковать в нее нужные бумаги и всякие мелочи из ящиков.

Она как раз возилась в нижнем ящике стола, когда открылась дверь в ее кабинет.

– Джин, я уже заканчиваю! – сказала она. – Если ты собрала все мои книги, позвони Симмсу. Пусть поднимется за коробками.

Ева задвинула ящик и вдруг увидела на полу прямо перед собой темно-коричневые бутсы. Она медленно подняла голову – стетсон, знакомая улыбка, усы, взгляд любимых глаз…

– Адам!

– Привет, красотка!

И вот он уже сжимает ее в своих объятиях, да так сильно, что перехватывает дыхание.

– Что ты здесь делаешь? – спросила Ева, откинув голову, чтобы заглянуть в его глаза.

Адам смотрел на нее жадным взглядом, не веря, что может обнять ее. Он боялся, что Ева не захочет его даже выслушать.

– Я приехал молить тебя о прощении. Если ты в состоянии извинить меня за все, что я наговорил тебе тогда, то я заберу тебя с собой. Домой.

– О, Адам, я сегодня утром поняла, что не должна была тогда уезжать. Нужно было поговорить с тобой еще…

Он не дал ей докончить, закрыв рот поцелуем. Как он изголодался по вкусу ее губ! Он как сумасшедший целовал ее виски, лоб, щеки и говорил:

– Ева, любимая! Какой же я был дурак, что посмел сомневаться в твоих добрых намерениях! Ты можешь простить меня? Заслуживаю ли я это?

Ева только целовала его в ответ, замирая от счастья. Она ласкала его волосы, шею. Но все же решила сказать ему следующее:

– Адам, мне хочется, чтобы ты знал: когда ты так реагируешь на Хартвига и все, что связано с ним, ты уступаешь победу ему. Получается, что ты психологически никак не вырос и ведешь себя, как мальчишка, которого задел за живое первый же грязный поступок Эмери. Нельзя, чтобы он одержал верх над тобой как личностью.

– Я всегда знал, что ты очень умная, моя горожанка! – И Адам умиленно поцеловал ее в нос. – Примерно к такому же заключению я пришел в воскресенье, когда стал размышлять над тем, что произошло. Понял, что этот идиотский Эмери управляет моими эмоциями и из-за него я чуть было не потерял самое ценное, что есть в моей жизни. – Он снова жарко поцеловал Еву, а потом сказал: – Все, теперь я буду разумнее. Справлюсь, честное слово. Ты веришь мне? Рискнешь связаться со мной?

Ева так и засияла от радости.

– Значит, я получу свое кольцо обратно? – спросила она с улыбкой.

Адам сейчас же вынул кольцо из кармана.

– Я прихватил его с собой на всякий случай. Думал, вдруг мне еще раз повезет… – И он надел кольцо на палец Евы. – Теперь оно будет здесь всегда!

И он припал к губам Евы страстным поцелуем, на который она радостно ответила. Адам ласкал свою ненаглядную невесту, потом оторвался от ее губ и прошептал:

– Нам надо поскорее уйти отсюда, чтобы не испугать твою секретаршу!

Ева смеясь потянула его за руку к двери:

– Согласна. Пошли!

Они вышли в приемную, где их встретил сияющий дядя Роб.

– Вот тебе на! – сказала Ева, поглядев сперва на дядю, потом на Адама. – Тут пахнет сговором!

– Я бы это так не назвал, но мне с трудом удалось уговорить его подождать до сегодняшнего дня, – признался дядя Роб. – Он собирался похитить тебя еще вчера, пока я не объяснил, насколько важно было наше сегодняшнее собрание. – Тут он пожал руку Адаму. – Поздравляю, – сказал он. – Надеюсь, свадьбу не придется долго ждать.

– Нет, сэр. Как только уладим все детали.

Когда Ева с Адамом вышли в коридор, то увидели, что там собрались сотрудники. Они уже узнали новость и сердечно их поздравили. Ева была приятно удивлена тем, что люди так хорошо к ней относятся.

Они с Адамом уже подошли было к лифту, как вдруг сзади раздался резкий голос:

– Ева!

Она нехотя повернулась к Ричарду. Тот презрительно окинул взглядом Адама и сказал:

– Наконец я понял, что тебя задержало в Висконсине. Должен сказать, я удивлен. Всегда считал тебя более разборчивой.

Адам сердито сдвинул брови, и Ева поспешила разрядить обстановку:

– Ричард, у тебя уже нет никаких прав высказывать свое мнение по поводу моего поведения и моего выбора. Мы с тобой чужие друг другу люди. – Она повернулась к Адаму и, взяв его под руку, сказала: – Пойдем!

Адам высвободил руку.

– Минуточку! – бросил он и подошел к Ричарду. – У меня есть для тебя кое-что. – И тут же двинул бывшего жениха в челюсть, да так сильно, что тот отлетел и свалился на пол. – Я пообещал себе сделать это при первом же удобном случае, – сказал Адам. – Тебе повезло, что я решил вести себя как джентльмен, а то бы просто вытер тобой пол.

Надев шляпу, он подхватил Еву под руку и сообщил ей с улыбкой:

– А теперь я увезу тебя домой, в долину.

Эпилог

Ева накрыла ленч на большой скатерти, разложенной на траве. Они приехали на свое любимое место – лужайку на холме, откуда открывался великолепный вид на их долину, чтобы устроить пикник. Все эти обширные угодья теперь называются «Ферма Эдем».

Она любовалась пейзажем, когда из леса вышел Адам, у которого на руках сидели их полуторагодовалые близнецы Рамсей и Регина.

Ева расплылась в улыбке и поспешила взять девочку.

– Ну, как прошло знакомство правнуков с предками? – спросила она.

Адам уселся на траву.

– Замечательно. Кстати, мое первое воспоминание детства связано с посещением этого кладбища, куда меня принес когда-то мой дед. Ему было легче с одним ребенком на руках.

Ева принялась кормить детей.

– Здесь так хорошо, просто уходить не хочется, – сказала она. – Но внизу нас уже ждут.

Она легонько потрепала непослушного щенка, который мешал Рамсею. На запах еды сбежались все три отпрыска Шебы, которых они взяли сюда с собой: дети обожают щенят и с удовольствием возятся с ними. Сама Шеба лежала в сторонке, нисколько не беспокоясь за своих малышей.

Адам тоже стал отгонять щенят от тарелок с едой.

– Ну вот, – заметил он смеясь, – мало нам своих, так надо еще присматривать за вашим потомством, мадам Шеба!

С этими словами он сгреб щенят и отнес их к мамаше. Вернувшись к Еве, он взял на руки дочку и сказал:

– Прекрасная поездка! И мы хорошо придумали, что взяли с собой Тилли с Симмсом. Сейчас мы спустимся к подножию холма, где они нас дожидаются, и отдадим им детей. А потом – сюрприз.

– Какой? – удивилась Ева.

– Мы вернемся сюда одни и предадимся воспоминаниям.

– О, это я очень люблю, – воскликнула Ева и нежно поцеловала Адама.

Позавтракали и стали собираться: все запаковали, умыли детей, сменили им подгузники. Потом Ева с ребенком, пристегнутым за спиной, уселась, не без помощи Адама, в седло, и Челси покорно зашагала по тропинке. За ними – Адам с другим ребенком.

Вскоре ребенок за спиной у Адама начал по-младенчески что-то лепетать.

– Я думал, Регина у тебя, – удивился Адам. Ева рассмеялась: Регина любит поболтать по дороге.

– Я специально взяла себе спящего Рамсея, потому что мне надо в тишине морально подготовиться к свиданию с мужем.

Адам расхохотался так громко, что разбудил сына. Ева с любовью посмотрела на него. Ей очень нравились их воскресные прогулки. Так замечательно путешествовать по долине с Адамом и детьми! Правда, чаще они оставляли близнецов на попечении Тилли или Сэйди, которые буквально установили очередность – кто когда за ними присматривает. Сегодня впервые Адам и Ева взяли детей на лужайку, но няня с нетерпением ждала внизу. На этот раз это была Тилли.

Ева хотела было назначить Симмсу и Тилли пенсию, чтобы они могли отправиться на заслуженный отдых, но оба выразили желание уехать вместе с Евой. Их поселили в дедушкином доме, и они жили там, пока «большой дом», как он теперь назывался, не расширили, сделав несколько пристроек. Тилли с помощью двух приходящих нянь занималась детьми, а Симмс ездил по всяким поручениям и возил, если нужно, членов семьи.

Внизу их ожидали не двое, а трое человек – приехал дядя. Какой приятный сюрприз! Как он только догадался, где их искать? Дядя Роб помог Еве слезть с лошади. Они подошли к фургону, в котором их ждала Тилли. Она приняла спящих детей и уложила их в две переносные коляски. Туда же поставили корзину со щенками, Шеба некоторое время постояла в раздумье, а потом нехотя залезла в фургон. Адам привязал сзади фургона трех лошадей, и Симмс повез всю команду домой.

Ева взглянула на Адама, и он подмигнул ей.

– Давай обратно наперегонки? – спросил он.

Конечно, он прибежал первый и поджидал Еву с бутылкой охлажденного в ручье вина. Ева радостно рассмеялась, вспомнив их первый визит сюда, на лужайку. Они поцеловались.

– Хорошо, что Шебы нет, – сказала Ева.

– Я даже велел Симмсу привязать ее в фургоне, а то эта хитрая бестия еще вздумает вернуться.

– Ты так серьезно относишься к этой затее?

– Конечно! Разве можно рассчитывать заполучить свою жену днем, когда кругом столько народа и дел по горло?

– Да, ты прав, – усмехнулась Ева. – Ночи нам явно не хватает. А помнишь, как мы здорово отпраздновали новоселье в моей студии?

Адам прижал ее к себе:

– Да, конечно. Надо сказать, что ты здорово придумала – переделать дедушкин дом в студию с галереей.

– Кстати, о строительстве, – сказала вдруг Ева. – Надо бы договориться с рабочими, и побыстрее.

– Зачем? И почему побыстрее?

– Чтобы успеть в срок. Адам удивленно поднял брови:

– Не понимаю.

– Надо начинать пристройку. К зиме одной детской станет мало, – сообщила Ева.

Адам радостно подхватил ее на руки. Нежно поцеловав жену, он воскликнул:

– Все для тебя сделаю, любовь моя! Чего еще ты хочешь?

– Принадлежать тебе. И сейчас же!


home | my bookshelf | | Дорога в Эдем |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу