Book: Идол темного мира



Идол темного мира

Константин БОРИСОВ

ИДОЛ ТЕМНОГО МИРА

Глава первая

Лорд Энтони Шоннел Дориан Генрих, сэр Макдональд, лениво брел по аллее древнего фамильного парка, засунув руки в карманы и насвистывая мелодию грустной песенки «Грызун свалился прямо в кофеварку…» Время от времени лорд поддавал ногой камешки, изредка попадавшиеся на пути, и думал при этом, что парк жутко запущен. Почему на аллее валяются камни? Надо будет поговорить с управляющим поместьем. Главный садовник явно обленился. Следовало бы его оштрафовать. Потом лорд свернул на одну из узких боковых дорожек, по обе стороны которой росли высокие пышные кусты синей псевдомимозы, привезенной лет пятьсот назад из созвездия Зимбабве. Крупные кисти темно-синих цветов испускали нежный пьянящий аромат, напоминающий запах ванили. Но прикасаться к цветам не рекомендовалось. Они от испуга выбрасывали облачка синей пыльцы, смыть которую с кожи было очень и очень трудно.

Аллея выводила к сложному лабиринту, стены которого представляли собой аккуратно подстриженные кустики колючей древесной тыквы. Лорду Энтони снова попался под ноги камешек, и это окончательно рассердило владельца звездной системы Нью-Скотланд. Он совсем было собрался вызвать управляющего прямо сюда, в аллею, и указать ему на недопустимость подобных безобразий, но тут из-за кустов послышался чей-то голос. Голос произносил настолько странные слова, что сэр Макдональд замер на месте, озадаченный.

— А-а! Чертов куст, решил выпендриться? — тут громко лязгнули садовые ножницы. — Нет уж, у меня будешь по ниточке расти! Идиот, куда высунулся? — И снова — лязг, лязг! — Я тебе быстро все хитрые места отрежу, придурок! А это что за веточка-кокеточка? Что, соседи не понравились, решила в одиночестве прогуляться? Не выйдет, дура! — Лязг! — А ты тут откуда взялась, лебеда хренова? Ты как это сумела в кусты забраться? Сейчас я тебя…

Лорд Энтони прошел немного вперед и увидел наружную стену зеленого лабиринта. Возле нее топтался невысокий лысый человек в форме садовника дома Макдональдов. Он энергично расправлялся с ветками, неосторожно высунувшимися из изгороди, а преступная лебеда уже лежала вверх корнями в большой корзине, куда человек бросал отстриженные от изгороди излишки. В той же корзине лежала перепачканная землей и зеленью форменная фуражка. Лорд Энтони присмотрелся к ругательному садовнику. Вроде человек как человек, и в то же время… Маленького роста, худосочный, кожа вялая, с зеленоватым оттенком, на лбу какая-то подозрительная шишка… Уж не болен ли он чем-нибудь нехорошим? А то и вовсе наркоман либо записной пьяница. Кто его нанял?

Лорд Энтони небрежно потянулся к наручному компу, на этот раз уже твердо решив немедленно вызвать управляющего и прямо здесь, на месте, во всем разобраться. Но тут лысый человечек произнес фразу, крайне заинтересовавшую сэра Макдональда:

— Хрен бы я тут с вами возился, сорняки поганые, если бы эти сволочи не сперли нашего Ого! Жил бы себе дома, косил бы травку вокруг капища. У, гадюки цветастые, уж я с вами разделаюсь! Будете у меня ровненькими да стройненькими!

Сэр Макдональд вышел на открытое место и окликнул человечка:

— Эй, ты кто таков?

Человечек, не оглядываясь, злобно бросил:

— А ты кто таков, чтобы мешать мне работать?

Лорд Энтони от изумления разинул рот, но быстро взял себя в руки и холодно произнес:

— Я владелец поместья, в котором ты работаешь, паршивец. Кто тебя нанял?

Человечек обернулся, выпрямился, бросил огромные садовые ножницы в корзину и надел на лысую голову грязную форменную фуражку. После этого он доложил:

— Меня нанял заместитель главного садовника.

— Кто ты такой? — повторил лорд Энтони предыдущий вопрос.

— Меня зовут Клям, сэр, — ответил новый работник, зло сверкая маленькими черными глазами. — Я из созвездия Хрю, это на условном востоке от Безумных Миров, почти на границе протектората гаррелян. Состою в должности третьего помощника младшего садовника.

— Так вот, третий помощник младшего садовника Клям, — строго произнес лорд Энтони, — немедленно объясни, что такое идол Ого? И какое ты имеешь к нему отношение?

Тощий Клям снова снял фуражку и принялся задумчиво чесать блестящую лысину. То ли ему вообще не хотелось рассказывать лорду об идоле, то ли он просто не знал, с чего начать. Сэру Макдональду надоело ждать, и он прикрикнул на нового работника:

— Ну! Говори же!

— Да я, сэр, просто не знаю… — промямлил третий помощник. — Это дело такое… ну, как бы вроде даже и секретное…

— Ты состоишь у меня на службе, — строго напомнил ему лорд Энтони. — А значит, у тебя не может быть от меня секретов.

Похоже, это прозвучало вполне убедительно для Кляма, и, решившись, он начал свой рассказ.


…В далеком созвездии Хрю имелась маленькая желтая звездочка под названием Хромосома, или попросту Хро. Вокруг нее вращалось пять планет, и на одной из них, Храпунье, жили два вечно враждующих племени, потомки древних землян. Первое племя называлось мимо-помо, второе — уша-дока. Клям принадлежал к мимо-помо. Предметом нескончаемого спора между племенами являлся великий и могучий идол Ого, исполняющий заветные желания. Каждое из племен считало, что изначально идол принадлежал ему, но истина давным-давно затерялась в глубине веков. Однако обладание идолом давало власть и могущество, и потому племена вели между собой нескончаемую войну за обладание этим сокровищем. Идол Ого переходил из рук в руки примерно раз в поколение. В последние двадцать лет он принадлежал племени мимо-помо, а Клям состоял в штате охраны великого Ого. Но судьба-злодейка оказалась немилостива к нему. Однажды в темную грозовую ночь воины уша-дока сумели похитить Ого. Когда на рассвете пропажа обнаружилась, Клям, как и все остальные дежурные охранники, пустился наутек, чтобы избежать неминуемой казни. Он забрался в грузовой звездолет, оказавшийся в тот момент в космопорту Храпуньи, и был таков. После полугода скитаний по Галактике он оказался в системе Нью-Скотланд и устроился на работу в поместье лорда Энтони. Вот и все.


— Интересно, — задумчиво протянул лорд Энтони, — неужели этот ваш идол действительно выполняет желания?

— Заветные желания, сэр, — уточнил тощий Клям.

— Не понял? — сэр Макдональд вопросительно поднял брови. — Почему ты это так подчеркиваешь?

— Ну, видите ли, сэр, — сказал лысый третий помощник, — не каждый человек понимает по-настоящему, чего он хочет. Ну, ему может казаться, что он хочет, например, иметь много денег, а на самом-то деле ему нужно много детишек. У него это где-то в глубине ума скрыто, понимаете? Будет у него десять малышей — и он почувствует себя счастливым, даже если и останется бедным. А идол Ого сразу определяет, чего человек ищет. И дает именно это. Вот так.

Лорд Энтони хотел расспросить Кляма подробнее, но в эту минуту в замке ударили в гонг, и низкий мягкий звон поплыл над парком. Пора было идти на ленч.

— Ладно, работай, — сказал сэр Макдональд. — Но не ругайся. Я этого не люблю. А уж если тебя услышит леди Моника, моя матушка, — тебя уволят в то же мгновенье.

— Да, сэр, — сдержанно кивнул Клям. — Постараюсь.

Лорд Энтони направился к родовому замку.

Глава вторая

Со стороны парка в замок можно было попасть только через крытую галерею, окружавшую всю северную сторону гигантского строения. Лорд Энтони легко взбежал по каменным ступеням и прошагал по плитам красного известняка, которыми еще в доисторические времена выложили пол галереи. Не обратив ни малейшего внимания на лакея, распахнувшего перед ним дверь, он вошел в полутемный переход, выводящий в главный холл замка. Мельком окинув взглядом стены перехода, он уже в тысячный, наверное, раз подумал, что надо бы здесь все изменить. Слишком темная отделка, слишком мрачный рисунок панелей… Но уже в тысячный, наверное, раз лорд Энтони забыл о переходе, как только очутился в полукруглом центральном холле.

В холле было десять высоких узких окон, и солнечный свет заливал все его уголки. В простенках между окнами висели портреты предков сэра Макдональда — но только самых знаменитых предков. Сэр Лайон Макдональд, например, прославился тем, что командовал войском во время Великой войны с пипами, случившейся восемьсот лет назад, и одолел врага. Сэр Дикон Макдональд вошел в историю рода благодаря тому, что женился двенадцать раз, но все его жены умирали при первых родах. Однако двенадцать ветвей рода Макдональдов, возникших благодаря героическим усилиям сэра Дикона, ничуть не жалели о том, что каждый из них оказался старшим в своем роде. Все они владели ныне собственными звездными системами и радовались жизни на свой лад. Сэр Эндрю Макдональд…

Но тут размышления лорда Энтони были прерваны голосом его дворецкого Лорримэра:

— Вас ожидают в Зеленой столовой, милорд. Вы будете переодеваться к ленчу?

— Нет, — коротко ответил лорд и, не обратив ни малейшего внимания на недовольство Лорримэра, направился к гигантской двустворчатой двери Зеленой столовой — парадной столовой замка.

Дверь бесшумно распахнулась, и сэр Макдональд, нынешний глава старшей ветви рода, вошел в огромное помещение, освещенное бесчисленным множеством ярко горящих свечей. По традиции все окна в столовой были плотно зашторены, ленч проходил при свечах, — как, впрочем, и все остальные трапезы.

Во главе длинного стола уже сидела леди Моника, матушка сэра Макдональда. Но, увы, она была за столом не одна. Лорд Энтони, проходя на свое место рядом с матерью, холодно раскланялся с гостями — пухлой леди Ниной и шестью ее дочерьми. Дочери пошли в мать — каждая из них отличалась пышным телосложением и отменным аппетитом.

Лорд Энтони со вздохом сел рядом с леди Моникой и небрежно глянул на портреты древних рыцарей, висевшие на стенах. Это тоже были его предки. Сэр Макдональд с грустью вспомнил детские годы, когда гувернеры заставляли его заучивать имена и титулы всех до единого сэров Макдональдов за тысячу с чем-то лет… черт бы их всех побрал!

В глубине столовой древние механические часы торжественно пробили час. Двери распахнулись, два десятка лакеев в парадных ливреях внесли два десятка огромных блюд и водрузили их на стол. Рыцари укоризненно смотрели из золоченых рам на лорда Энтони, не пожелавшего сменить домашнюю куртку на дневной смокинг. Леди Моника, в отличие от молчаливых рыцарей, выразила свое недовольство вслух:

— Малыш, ты снова не переоделся!

— Какой я тебе малыш! — взорвался лорд Энтони. — Мне скоро тридцать!

— Да, кстати, о твоем тридцатилетии, — как ни в чем не бывало сказала леди Моника. — Я хочу устроить большой прием с балом. Ну, фейерверк в парке и все такое. Я уже разослала восемьсот приглашений. Осталось отправить еще чуть больше двухсот. Ну, мы обсудим все это позже.

Лорд Энтони онемел от ужаса. Больше тысячи гостей? Да, на этот раз леди Моника превзошла самое себя! Нет, ему этого не вынести… да и посадочная площадка в его поместье не сможет принять такое количество звездных кораблей.

— Лорд Энтони, — пропищала старшая из дочерей леди Нины, — вы не находите, что сегодня отличная погода?

Сэр Макдональд вспомнил о своих обязанностях хозяина дома. Нужно было занимать гостей беседой. По всем правилам хорошего тона.

— Да, леди Наташа, — согласно кивнул он. — Я нахожу, что погода сегодня отличная. Ветра нет, тепло, солнечно.

Леди Наташа, довольная тем, что выполнила необходимую светскую обязанность, обратила самое пристальное внимание на запеченный в виноградных листьях окорок. В качестве гарнира к окороку были поданы жареные садовые улитки и острые перчики, начиненные мелко рублеными патиссонами.

— А вам не кажется, лорд Энтони, — вступила в разговор третья дочь леди Нины, — что в данное время года на вашей центральной планете полагалось бы выпадать довольно большому количеству осадков? Иначе от недостатка воды могут пострадать фермы арендаторов.

— Да, вы совершенно правы, леди Ольга, — кивнул сэр Макдональд. — Но в моей звездной системе на центральной планете нет ферм арендаторов. Здесь только мои личные угодья.

Леди Ольга кивнула и занялась ножкой отлично зажаренного фазана. К фазану полагался соус из яиц полярных пересмешников с соком красного авокадо. Эстафету подхватила младшая дочь леди Нины.

— Я слышала, у вас скоро день рождения, лорд Энтони, — сказала она, сложив губки бантиком. — Полагаю, вам преподнесут много оригинальных подарков. Вы ведь коллекционер, не так ли?

— Да, леди Люся, — с обреченным видом ответил сэр Макдональд. Аппетит у него пропал окончательно и бесповоротно. — Я думаю, именно так и будет.

— А ваша матушка поделилась со мной секретом, — сообщила сама леди Нина. — В вашей коллекции появился новый экземпляр, о котором еще никто ничего не знает. Это почти целая тарелка настоящего китайского фарфора, ей больше пятнадцати тысяч лет! Я просто умираю от нетерпения! Мне хочется поскорее на нее взглянуть!

Лорд Энтони тяжело вздохнул и, натянув на лицо кривую улыбку, ответил:

— Я не уверен, леди Нина, что это действительно настоящий китайский фарфор. Мне хотелось бы сначала получить заключение независимого эксперта, а уж потом выставлять этот предмет для обозрения…

И так продолжалось больше часа.

Наконец измученный донельзя лорд Энтони предложил гостьям перейти в дневную гостиную, чтобы выпить кофе. Леди Моника поднялась из-за стола и величаво повела за собой процессию девиц. Сам сэр Макдональд предложил руку леди Нине. Он надеялся сразу же улизнуть из гостиной под тем предлогом, что хочет выкурить сигаретку, а при дамах, как известно, благородные лорды не курят.

Но дамы предложили просто-напросто распахнуть пошире окна, чтобы дым не портил им вкус кофе, и несчастному лорду Энтони пришлось еще почти час терзаться в обществе шести девиц на выданье и их толстенькой мамаши.


Добравшись наконец до собственных апартаментов (в западном крыле замка), сэр Макдональд без сил свалился в кресло, стоявшее у камина. Черт бы их всех побрал, сердито думал он, ну когда мамочке надоест устраивать эти бесконечные смотрины? Если он когда-нибудь надумает жениться, он сам подыщет себе невесту. И уж конечно, не выберет ни одну из дочерей леди Нины. Они же глупы, как пробки! Неужели леди Моника сама этого не видит? Впрочем, тут же вспомнил он, леди Моника считает, что ум для жены лорда — непозволительная роскошь. Ее задача — рожать наследников, а на это ума не надо. Но ведь сама-то леди Моника умна, как сто чертей!

Немного отдохнув, лорд Энтони принялся размышлять о том, чем бы ему заняться во второй половине дня. Надо поговорить с управляющим, хорошо было бы проверить счета, необходимо напомнить главному хранителю коллекции о том, чтобы он поскорее вызвал эксперта…

Какая скука!

Сэр Макдональд вскочил и отправился в парк, на поиски третьего помощника младшего садовника Кляма. Идол Ого показался ему куда интереснее, чем толпы ищущих жениха девиц.

Он обошел весь зеленый лабиринт, добрался до оранжерей, где росло немыслимое множество экзотических цветов и фруктов из разных областей Галактики, — но лысый Клям как сквозь землю провалился. Лорду Энтони встретилось по пути не меньше двух десятков садовых работников, вот только третьего помощника среди них не было. Обойдя шестую оранжерею, сэр Макдональд почувствовал легкую усталость и огляделся в поисках скамьи. Скамья обнаружилась неподалеку, на краю ярко-зеленой лужайки, засаженной сочным свинороем из созвездия Помпа. По лужайке бродил грустный длиннохвостый кролик, лениво поедавший цветы. Лорд шуганул кролика и уселся на скамью, чтобы подумать, где и как он может отыскать найти тощего Кляма. Над головой лорда тихо шелестели крупные листья узорчатого граба, вдали слышались голоса садовых рабочих, солнышко медленно опускалось вниз… и все было прекрасно, если бы не одолевшая лорда Энтони тоска.

Неужели ему придется принимать тысячу гостей на свой день рождения?

Нет, что угодно, только не это!

Лучше снова сбежать на другой конец Галактики, лучше вообще поселиться где-нибудь в пещере и питаться травой и ящерицами!

И тут за спиной лорда послышался скрипучий голос:

— Ах ты, дрянь зеленая! Объелась навоза, что ли? Ты с чего это так вымахала, паразитка? Вот я тебя сейчас!..

Громко лязгнули садовые ножницы, и сэр Макдональд вскочил, как подброшенный пружиной. Ура! Клям нашелся! А Клям продолжал высказывать свое мнение о неправильно растущих травах и в особенности о сорняках:

— Нет, со мной у вас этот номер не пройдет, задницы с листьями! Вот ты — кто таков? Сорняк! Я тебя сейчас под корень, засранец! А уж корни-то выпустил, корни! Ну прямо как баобаб! Зря старался, зря… ага! На моей территории вам не жить, бандюги!

— Эй, Клям! — окликнул старательно ругающегося помощника лорд Энтони, обогнув толстенный ствол граба. — Опять ты нецензурно выражаешься!



— А, это вы, сэр, — небрежно откликнулся тощий помощник. — Да как тут не ругаться, сэр, если сорняков развелось море? В той части, что к замку прилегает, еще куда ни шло, там их все-таки приструнили, а как зашел я сюда, к оранжереям, — ну, хоть в обморок падай! Вон, вон она! Видали? Ишь, мокрица чертова, заползла в тень, думает, никто ее там не заметит! Не выйдет, уродина, я тебя сейчас…

Клям яростно набросился на крошечный кустик бледно-зеленой мокрицы, притаившийся возле большого декоративного валуна, и вонзил в землю узкую длинную лопатку, чтобы изничтожить вредоносное растение с корнем. Одержав победу над сорняком, тощий Клям гордо выпрямился и сообщил:

— Уж чего-чего, а всякой пакости тут не будет, пока я в этом парке работаю!

Лорд Энтони чуть заметно улыбнулся и спросил:

— А где ты научился так хорошо разбираться в растениях? Ты ведь говорил, что служил в охране идола, так?

— Верно, сэр, — кивнул третий помощник младшего садовника, оглядываясь по сторонам. Он явно искал очередного врага. — Но охрана идола Ого — не просто охрана. Вокруг нашего драгоценного Ого высажено множество целебных растений, так что охранники заодно и садовниками служат. У нас у всех там двойная квалификация.

— Неплохо придумано, — решил лорд Энтони. — Всегда есть в запасе мирная профессия. Но как же вы умудрились прохлопать свою драгоценность?

— Я же вам говорил, сэр, — хмуро сказал Клям. — Гроза была, они грозой воспользовались.

— Не понимаю, — покачал головой сэр Макдональд. — Причем тут гроза? Послушай, да забудь ты на минутку о работе! Объясни все как следует!

Клям тяжело вздохнул, снял с головы грязную форменную фуражку и бросил ее в корзину с умирающими сорняками. Видно было, что ему не хочется отвлекаться от дела. Но перед ним стоял владелец поместья, так что спорить не приходилось.

— Ну, видите ли, сэр, — начал он, — тут такая история … даже объяснить трудно. Тем более, что я в этом ничего и не понимаю. Это вам надо бы жрецов расспросить, если, конечно, они захотят рассказывать…

— Не отвлекайся! Говори короче! — строго приказал лорд Энтони.

Клям еще раз вздохнул и продолжил:

— Ну, во время грозы у нас там иной раз странные вещи происходят. Духи земли выходят наверх, морок наводят… а может, и никакие это не духи, а еще кто-нибудь, почем мне знать? Жрецы говорят — я верю. Ну, начинают эти штуковины танцевать, выть… а между ними-то и подкрались воины уша-дока. И сперли Ого.

— Он невелик, ваш идол? — спросил лорд Энтони. — Его легко унести?

— Да не сказать, чтобы такой уж маленький, — пожал плечами тощий Клям. — Повыше меня ростом будет, а я среди своих почти великан.

Сэр Макдональд с сомнением оглядел тщедушную фигурку третьего помощника. Сам лорд особо высоким ростом не отличался, всего метр восемьдесят, но садовник рядом с ним выглядел просто лилипутом.

— Но ты невысок, — сказал лорд Энтони.

— У меня рост — метр шестьдесят! — запальчиво выкрикнул Клям. — Это на вашей стороне Галактики все такие дылды, а у нас люди как люди! Нормальные!

— Ладно, не будем отвлекаться на пустяки, — миролюбиво произнес сэр Макдональд. — Значит, воины уша-дока грозы и духов земли не боятся, и идола они унесли. Куда?

— Да к себе в горы, куда же еще!

— Но почему бы вам не отправиться за ним и не отбить свое сокровище?

— Мы люди равнинные, сэр, — уныло пробормотал Клям. — Мы в горах ходить не умеем. Конечно, наши должны были племени уша-дока войну объявить… ну, а чем уж там дело кончилось, не знаю. Сбежал.

— О! Так может быть, идола уже вернули? — заинтересовался лорд Энтони. — И ты зря прячешься?

— Если даже вернули, мне все равно не поздоровится, да и всем дежурным охранникам тоже, — грустно сказал тощий Клям. — Охранниками нам больше не быть, а садовников в наших краях и без нас хватает. Это у нас все умеют, с травками да деревьями общаться. К тому же придется сначала срок отсидеть, а тюрьмы у нас такие, что и врагу не пожелаешь туда попасть… да еще и штраф присудят, как пить дать. Нет, мне назад хода нет.

— Как интересно! — воскликнул лорд Энтони и задумался.

До дня его тридцатого дня рождения оставалось меньше месяца. И стоило только сэру Макдональду представить, как все это будет… Леди Моника всегда отличалась размахом замыслов, и покойный глава старшей ветви рода, отец лорда Энтони, немало нервов потратил на усмирение своей супруги. А уж став вдовой, леди Моника и вовсе распоясалась. И конечно, она и слушать не станет сына, несмотря на то, что он — старший Макдональд. Решила устроить грандиозный прием на тысячу с лишним человек — и устроит. Так не лучше ли просто-напросто сбежать? Нет виновника — нет и торжества…

— Я забыл, где находится твоя планета? Напомни-ка! — сказал лорд Энтони.

Тощий Клям удивленно посмотрел на него и ответил:

— Созвездие Хрю, на условном западе от Безумных Миров.

— Ах, да… почти на границе протектората гаррелян. Мне бы хотелось побывать там, — твердо произнес сэр Макдональд. — Ты не согласишься меня сопровождать? Ты отлично говоришь на общегалактическом языке, мог бы стать моим переводчиком. За приличную плату, само собой.

— Нет, сэр, — покачал лысой головой Клям. — Мне жить не надоело. Если Ого не вернулся домой — мне конец.

— Но ты будешь моим служащим! — возразил лорд Энтони. — Никто не посмеет тронуть тебя!

— Это вам так кажется, — усмехнулся Клям. — А они и спрашивать не станут, чей я там служащий, или наймит, или еще что. В момент запекут в костре.

— О! Какой ужас! — лорд Энтони даже слегка побледнел. — Неужели в ваших местах применяют такие варварские и жестокие методы казни?

— А то! — фыркнул третий помощник. — Это еще так, мелочи. А вот если решат скормить рыбкам-фигуньям… ну, тогда вообще кричи караул!

— Ужасно, ужасно… — пробормотал сэр Макдональд. И тут ему пришла в голову некая идея. — А если ты изменишь внешность? Тебя тогда никто не узнает!

— Менять внешность — это сколько угодно, сэр, — ухмыльнулся Клям. — Но только за ваш счет, пожалуйста. У меня таких денег нет.

— Разумеется, за мой счет, — согласился лорд Энтони. — Ведь ты работаешь на меня. Значит, в принципе ты согласен?

— Согласен, сэр. Мне и самому домой хочется, честно говоря.

— Хорошо. Договорились. Я подумаю, как все устроить лучше.

И сэр Макдональд отправился обратно в замок. Вслед ему тут же понеслись энергичные слова третьего помощника:

— Ах ты, сволочь зеленая! Ты чего тут высовываешься? Гордыня тебя обуяла, не иначе! Ну, с гордецами у меня разговор короткий…

Лязг!

Глава третья

Лорд Энтони откинулся на спинку кресла и со вкусом потянулся. Да, не близок путь до планеты Храпуньи… но это ровным счетом ничего не значит. Лорд снова всмотрелся в огромный экран своего кабинетного компьютера. На экране красовалась звездная карта. Безумные Миры совершенно не интересовали сэра Макдональда. Эти места когда-то принадлежали расе мауви, почти исчезнувшей ныне. А к условному северу от созвездия Хрю располагался протекторат гаррелян, одной из четырех рас-координаторов, властвующих в Галактике. Троддты, гаррелиане, вууры и марканы. Четыре древние могущественные расы, объединившиеся в Галактический Совет. Четыре цербера, яростно лающие на молодые народы, рвущиеся в Глубокий Космос. Новичков Пространства гнала вперед жажда знаний и славы, желание приложить к делу свои силы и свою энергию… но старые, уставшие от жизни расы не позволяли им развернуться. Не так-то просто оказалось вырваться из своих небольших миров и людям, потомкам землян, и зим-зинам, и ксанти, и гримлам… Но молодые расы не сдавались. Они надеялись, что настанет день, когда все населяющие Галактику существа станут равными, станут друзьями… хотя, конечно, прекрасно понимали, что настанет такой день не скоро.

Впрочем, в данный момент лорда Энтони совсем не интересовали перспективы развития Галактики. Он был занят куда более простым вопросом: сбежать ему в звездную систему Хрю до своего дня рождения, или все-таки после. С одной стороны, вроде бы необходимо соблюдать приличия. С другой стороны, прием затеял не он, а леди Моника, так пусть сама и разбирается…

Прозвенел гонг, призывая лорда Энтони на ужин. Поскольку непосредственно перед звуком гонга лорд Энтони думал о приличиях, он решил переодеться. Зайдя в свою спальню, он увидел аккуратно разложенный на кровати синий вечерний смокинг. Брюки красовались рядом, на стоячей вешалке. Ну конечно, Лорримэр уже обо всем позаботился. Белая рубашка в мелкую голубую полоску, темно-розовый галстук, безупречно начищенные ботинки из мягкой кожи… Лорд Энтони печально вздохнул и начал переодеваться. И за какие только грехи ему достался такой усердный и преданный дворецкий? Даже лакеев не подпускает близко к своему любимому хозяину!

В Малой вечерней столовой его ожидала одна только леди Моника, и сэр Макдональд от души порадовался этому факту. Его слишком утомляли гости.

Думая о своем, лорд Энтони не обратил внимания на удивительную молчаливость своей матушки. Обычно во время трапез леди Моника говорила без передышки, но в этот вечер ее, похоже, тоже обуревали какие-то думы. Наконец, когда со стола убрали третью перемену блюд, леди Моника подала голос:

— Тони, я совсем забыла тебе сказать… завтра прилетает твоя любимая тетушка, леди Вероника. И, кажется, не одна.

— Что, она снова вышла замуж? — сухо осведомился лорд Энтони, критически оглядывая гору тушеных грибов, доставляемых к его столу с одной из его собственных планет. Взять, что ли, один?..

— Как ты мог такое подумать! — возмутилась леди Моника, резко отодвигая от себя тарелку. — Моя сестра верна памяти своего покойного супруга! К тому же в нашей семье не принято выходить замуж во второй раз, и ты это прекрасно знаешь.

— Конечно, знаю, — язвительно усмехнулся лорд Энтони. — Если она снова выйдет замуж, она потеряет право пользоваться имуществом покойного супруга. А с ее-то внешностью она вряд ли найдет еще одного такого богатого дурака, каким был лорд Смирный.

— Как тебе не стыдно! — огорченно всплеснула руками леди Моника. — Ты дурно думаешь о людях!

— Честно говоря, я вообще не хочу о них думать, — кисло ответил сэр Макдональд. — Но если она приезжает не с новым супругом, то с кем?

— Не знаю… кажется, с двоюродной племянницей. Я, честно говоря, не дочитала ее письмо, уж очень оно было длинное.

Лорд Энтони насторожился. Двоюродная племянница? Не хватало еще, чтобы дамы затеяли тут очередное сватовство! Ну, он им покажет!

Но он промолчал, зная, что леди Моника разразится целым водопадом слов в ответ на любую его фразу. Ужин наконец закончился, они перешли в Белую вечернюю гостиную и принялись за чай. Леди Моника начала излагать свои планы проведения юбилея сына.

— Я хочу построить в парке еще три фонтана, — весело щебетала она, — один с каскадом, два, возможно, с большими бассейнами… Да, и мы устроим грандиозную иллюминацию, а фейерверк я заказала в системе Буфф, ты ведь знаешь, там у них удивительные мастера-пиротехники. Ну, а еще, возможно…

Сэр Макдональд старательно пропускал мимо ушей слова матушки. Но полностью отключиться ему не удавалось. Но вот и чаепитие подошло к концу, и лорд Энтони, пожелав леди Монике спокойной ночи, удрал в собственные апартаменты.


А утром за завтраком его ожидал сюрприз.

Войдя в Розовую утреннюю столовую, лорд Энтони с ужасом увидел за небольшим круглым столом не только леди Монику и леди Веронику. Между дамами сидела еще и некая тощая веснушчатая девица с волосами мышиного цвета, уложенными в затейливую прическу. Маленькие серые глазки девицы деловито оглядели лорда Энтони, бледные тонкие губы сложились в жеманную улыбку.

— О, Тони, с добрым утром! — радостно поздоровалась с сыном леди Моника. — А вот и твоя любимая тетушка приехала! И, как видишь, доставила нам немалую радость, прихватив с собой леди Катю… — Леди Моника слегка замялась и вопросительно посмотрела на свою дородную сестру. — Я забыла, дорогая, кем она тебе приходится?

— С добрым утром, Тони, — пробасила леди Вероника, подставляя племяннику щеку для поцелуя. — Давно тебя не видела. Ты уже совсем взрослый, надо же! А леди Катя — внучатая племянница двоюродного брата моего покойного супруга, будущая владелица звездной системы Маниту. Ей месяц назад исполнилось двадцать лет, и через полгода она вступает в права наследования.

Лорд Энтони, вежливо раскланиваясь с леди Катей, грустно подумал, что тут все ясно. Матушка задумала объединить владения. Система Маниту находится совсем недалеко, на условном юго-востоке от системы Нью-Скотланд. Ну нет, ничего у этих дам не выйдет. Леди Катя с первого взгляда вызвала у сэра Макдональда непреодолимое отвращение. Одни ее мышиные волосы чего стоили! А ее манеры! Леди Катя изо всех сил старалась выглядеть юной наивной девочкой, но ее острый взгляд портил все впечатление.

Героически выдержав затянувшийся завтрак, лорд Энтони наконец-то сумел сбежать в парк. Теперь ему еще сильнее хотелось удрать куда-нибудь подальше, хоть на другой конец Галактики. Сэр Макдональд быстрым шагом направился в сторону оранжерей. Надо бы еще раз поговорить с Клямом, думал он, и поскорее отправить его к специалистам по изменению внешности, чтобы лысый третий помощник в любой момент был готов отправиться в путь к далекому созвездию Хрю.

Кляма он нашел быстро. Резкий голос ругательного третьего помощника звучал за первой из оранжерей:

— А, ты думала, я тебя тут не увижу, дерьмовая крапива! Ну уж дудки, мимо меня не проскочишь! Ишь, распустила листья, поганка зеленая! Хрен тебе удастся меня укусить! Сейчас я тебя…

Лорд Энтони обошел оранжерею и с интересом присмотрелся к крошечному ростку крапивы, который уже держал в руке Клям. И как только этот парень заметил такое маленькое растение? В крапиве и двух сантиметров не будет вместе с корнем!

— Эй, Клям! — окликнул тощего лорд Энтони. — Оставь-ка ты свои сорняки на минутку. Скажи, как бы ты хотел выглядеть? Я пошлю заявку косметологам.

Клям энергично почесал затылок и задумался. Но процессу его размышлений помешала невесть откуда взявшаяся леди Катя. Она вдруг возникла перед лордом Энтони и тоненьким резким голосом сказала:

— У вас просто удивительно красивый парк, лорд Энтони. Вы не могли бы показать мне самые интересные его места?

Сэр Макдональд с ужасом уставился на леди Катю. Росту в этой девице было всего ничего, она едва доставала макушкой до плеча лорда Энтони, но энергией она, пожалуй, превосходила даже леди Монику. Деваться было некуда. Лорд жалобно глянул на третьего помощника — и застыл от изумления.

Клям, похоже, был просто сражен появлением Кати! Он смотрел на наследницу системы Маниту, разинув рот, и на его зеленоватом лбу выступили капельки пота. В глазах бывшего охранника идола Ого светился неземной восторг. Ну и ну, подумал лорд Энтони, и что он нашел в этой серой мыши? А леди Катя даже не замечала какого-то там садовника в униформе. Еще чего! Ведь рядом с ней стоял знатный сэр Макдональд!

Лорд Энтони, пожав плечами, в очередной раз смирился с неизбежным. Он предложил леди Кате руку и повел ее к центральной части парка, где на просторных солнечных полянах били изысканные фонтаны, где было множество тенистых гротов, стояли на пригорках эоловы арфы и вообще было на что посмотреть. Одних только мраморных статуй в огромном фамильном парке Макдональдов насчитывалось полторы тысячи. Леди Катя, вцепившись в руку лорда Энтони, болтала без умолку. Она подробно рассказала лорду, у кого и как долго она гостила в последние два года, как решила наконец отправиться навестить тетушку Веронику, как леди Вероника предложила повидать ее младшую сестру леди Монику… У лорда Энтони уже звенело в ушах от нескончаемого потока слов, но что он мог поделать? Он с искренней жалостью подумал о том пока что неведомом человеке, за которого леди Катя когда-то выйдет замуж. Вот уж кому не повезет!

Леди Катя терзала сэра Макдональда вплоть до ленча. И когда лорд Энтони вводил гостью в Красную дневную столовую, его решение немедленно сбежать из дома созрело окончательно и бесповоротно.

После мучительной трапезы лорд Энтони заперся в своем кабинете и по наручному компу вызвал к себе Кляма. Пришлось, конечно, действовать через управляющего, поскольку такая мелкая фигура, как третий помощник младшего садовника, не имела собственного кода вызова. Управляющий, несмотря на немалое изумление, мгновенно выполнил приказ владельца поместья, и через несколько минут Клям уже стоял на пороге кабинета.

— Входи, — коротко бросил лорд Энтони, — и прихлопни дверь покрепче, чтобы замок сработал.

Клям захлопнул дверь, подошел к огромному письменному столу лорда Энтони и осторожно уселся на самый краешек кресла.

— Я решил уехать немедленно, — сказал сэр Макдональд. — Твою внешность переделаем где-нибудь по дороге. Отбываем вечером. Ты знаешь, где моя личная посадочная площадка?



— Да, сэр, — кивнул третий помощник. — В глубине парка, у озера.

— Совершенно верно. Я сейчас сообщу пилоту и штурману, что мы вылетаем в шесть, за два часа до ужина. Иди, собирайся, и никому ни слова!

Но лысый Клям почему-то даже не сдвинулся с места. Он по-прежнему сидел, уставясь в пол, и как будто бы даже не слышал слов своего нанимателя. Лорд Энтони удивленно всмотрелся в ничтожного садовника. Что это с ним?

— Клям, ты слышишь меня? Мы отправляемся сегодня в шесть!

Клям тяжело вздохнул, покачал головой и тихо сказал:

— Сэр, а… а… кто та девушка, что сегодня днем гуляла с вами в парке?

— О! — всплеснул руками сэр Макдональд. — Куда тебя занесло, милый! Леди Катя — владелица целой звездной системы, а ты кто таков?

— Ну… — смущенно пробормотал третий помощник, — ну… вообще-то у себя на родине я человек знатный… и даже богатый, хотя, конечно, наши богатства с вашими не сравнить.

— Знатный? — недоуменно переспросил лорд Энтони. — Мне показалось, ты работал охранником.

— Я охранял идола Ого, — возразил Клям. — А это дело доверяют только старшим сыновьям хороших родов.

— Но тем не менее тебя казнили бы, если бы ты не сбежал?

— Закон для всех одинаков, сэр, — развел руками тощий Клям. — Что для знатных и богатых, что для бедных простолюдинов. У вас ведь тоже так, насколько я успел понять.

— Ну да, верно, — протянул лорд Энтони. Но при этом он подумал, что знатных и богатых на территориях, населенных людьми, защищают дорогие адвокаты, а бедные не могут нанять хорошего защитника, так что закон… ну, конечно, закон для всех одинаков, только как-то оно выходит… не всегда одинаково.

— Что ж, если хочешь попытать удачи — почему бы и нет? — сказал он наконец. — Но не лучше ли сделать это после посещения родных мест?

— Ой, сэр, да ведь такая девушка долго не засидится, — покачал головой Клям. — Уж у нее-то, поди, поклонников — и не сосчитать! Такая красавица! Сроду такой не видывал!

Лорд Энтони улыбнулся.

— Нет, Клям, ты ошибаешься. По нашим меркам леди Катя не отличается особой красотой.

— Не верю, — энергично мотнул головой третий помощник. — Не верю!

— Ну, как хочешь. Тогда советую поговорить с ней побыстрее, чтобы к шести вечера разобраться в этом вопросе.

Клям подозрительно скосился на сэра Макдональда и, не сказав больше ни слова, вышел из кабинета.

Лорд Энтони, ничуть не сомневаясь в исходе переговоров Кляма и леди Кати, связался с пилотом своего личного звездолета и приказал подготовить «Черную Стражу» к вылету. Сегодня. В восемнадцать ноль-ноль. В обстановке полной секретности.

Глава четвертая

За полчаса до назначенного времени лорд Энтони снова затребовал к себе Кляма, не обратив ни малейшего внимания на неприкрытое изумление и недовольство управляющего имением. Клям явился через минуту, как будто ждал вызова под дверью кабинета. Вид у третьего помощника был такой, что сэр Макдональд сразу все понял. Клям получил полный, бесповоротный отказ. И все же в глубине черных глаз лысого бедолаги светился некий намек на надежду.

— Ты готов к вылету? — коротко спросил лорд Энтони.

— Да, — так же коротко ответил Клям. — Чем скорее, тем лучше.

— Хорошо, — кивнул сэр Макдональд. — Через полчаса жду тебя у звездолета.

Клям ушел, а лорд Энтони отправился в свою спальню, чтобы взять спортивную сумку с необходимым минимумом вещей. Лорд всегда путешествовал налегке, предпочитая покупать все нужное там, где останавливался. Кредитная карточка Общегалактического банка весит куда меньше чемодана.

Перебросив ремень сумки через плечо, он осторожно прокрался длинным полутемным коридором, выводящим к задней, служебной части замка. Едва заслышав чьи-нибудь шаги, лорд вздрагивал и прятался в одну из многочисленных стенных ниш. При этом он радовался, что так и не собрался заполнить эти ниши скульптурами. Наконец владелец замка добрался до выхода и бесшумно выскользнул в парк.

И тут же наткнулся на леди Катю.

Владелица системы Маниту с независимым видом прогуливалась по лужайке перед служебным входом. Как она здесь очутилась, сердито подумал лорд Энтони, ей здесь совершенно нечего делать! Но миновать назойливую особу теперь уже было невозможно.

— О! Лорд Энтони! — визгливо пискнула леди Катя. — Как хорошо, что я вас случайно увидела! Я хотела пожаловаться вам на одного из ваших служащих. Представьте, какой-то садовник осмелился сделать мне предложение!

— Вот как? — вздернул брови сэр Макдональд. — И вы сочли это оскорбительным для себя?

— Разумеется! — возмущенно ответила леди Катя. — Разве это мыслимо — чтобы мелкая сошка поднимала глаза на наследницу знатного рода?

— А вдруг эта мелкая сошка у себя на родине — тоже знатный человек? — возразил лорд Энтони. — Разве вы никогда не слышали историй о странствующих принцах? Я сам как-то раз столкнулся с таким. Он был наследником престола огромного халифата и скрывался от наемных убийц, посланных незаконным претендентом на престол.

— О… — леди Катя смутилась. Наверное, тут же представила лысого Кляма в роли императора…

А лорд Энтони продолжил:

— К тому же, если бедняга оказался просто убит вашей красотой и элегантностью, не достойнее ли будет пожалеть его? И посмеяться. Но только тогда, когда он этого не услышит. А то еще, чего доброго, руки на себя наложит от горя!

Леди Катя задумалась, и настолько глубоко, что не заметила, как лорд Энтони ускользнул в одну из аллей.

Глянув на наручный комп, сэр Макдональд припустил со всех ног. До восемнадцати часов оставалось всего десять минут. Обычно он добирался до своей посадочной площадки, расположенной в дальнем конце огромного парка, либо на одноместном воздушном велосипеде, либо на обычном наземном каре, — вроде тех, на каких садовые рабочие развозят по парку разные необходимые предметы. Но сегодня он не хотел быть замеченным, и потому побежал по тропам, известным лишь немногим из обитателей поместья. Несколько раз споткнувшись о вылезшие из земли корни старых деревьев, лорд обругал себя, леди Монику, леди Катю, леди Веронику и решил, что дома надо появляться как можно реже. Иначе женят, и сам не заметит как.

Наконец он добрался до своего корабля. Центральный люк был открыт, трап спущен, наверху топтался штурман, а внизу — Клям. На спине третьего помощника висел тощий рюкзак.

— Ну, поехали, — на ходу бросил лорд Энтони, взбегая по трапу. — А ты чего стоишь? — обернулся он, заметив, что Клям не спешит подняться в звездолет.

— А я его не пущу, — благодушно сообщил штурман.

— Что?! — возмутился сэр Макдональд. — Как это — ты его не пустишь? Это мой корабль, это мой пассажир, какого черта ты тут распоряжаешься?

— А у него в рюкзаке что-то подозрительное, — так же благодушно ответил штурман. — Сканнер свистит.

Система безопасности на «Черной Страже» была выше всяких похвал. Лорд Энтони не жалел денег на новейшие разработки в этой области. И если сканнер, встроенный в обод люка, подал сигнал, — значит, в рюкзаке Кляма и в самом деле таилось нечто опасное для корабля.

— Так, что у тебя там? — сердито спросил лорд Энтони. — Выкладывай!

— А ничего особенного, — пожал плечами лысый бедолага. — Обычные вещи. Вот, смотрите.

И он, недолго думая, снял рюкзак и вывалил его содержимое на поле.

Лорд снова спустился вниз, за ним последовал штурман, и они принялись рассматривать вещи третьего помощника. Тут и в самом деле не было ничего необычного. Тюбик депилятора для бритья, пакет с бельем, полотенце, расческа («Зачем ему расческа?» — недоуменно подумал лорд Энтони), маленькое зеркальце, старые джинсы и три рубашки, тоже далеко не новые. Сэр Макдональд ощупал наружные карманы рюкзака. В одном явно пусто, во втором тоже… эй, а тут что такое?

— Здесь что? — спросил лорд.

— Здесь? — Клям присел на корточки и, расстегнув «молнию» кармана, запустил руку внутрь. — Вроде бы ничего не должно быть… не помню, честно говоря. А, правда что-то завалилось…

«Что-то» оказалось небольшой черной коробочкой, плоской, похожей на те, в каких держат дорогие кольца. Но в коробочке не было никакого кольца. В ней лежал чей-то личный знак. Клям взял золотистую пластинку, повертел ее, всматриваясь, потом пожал плечами и протянул значок лорду Энтони со словами:

— Такие значки наши жрецы носят. Не знаю, как он ко мне попал. И чего уж в нем такого опасного?

Лорд Энтони тоже рассмотрел золотистую пластинку с полным вниманием, а потом передал ее штурману. Сканнер центрального люка отчаянно заверещал, как только значок оказался поблизости от него.

— А, вот оно что, — пробормотал штурман, глянув на небольшой монитор, встроенный в стену входного шлюза. — Это рация. Очень мощная. Но она сейчас выключена.

— Рация? — вытаращил черные глаза Клям. — Зачем жрецу рация?

— Это ты у него спроси, — ответил штурман. — Ладно, я ее припрячу в такое местечко, что даже если и включится — ни одна волна наружу не проскочит. Входи, красавчик.

Клям следом за лордом Энтони поднялся на борт звездолета, не переставая недоуменно покачивать головой. Видно было, что он совершенно не понимает, как в его рюкзаке оказался личный знак жреца, и почему этот знак оказался мощным приемо-передатчиком. Сэр Макдональд решил, что этот вопрос они исследуют позже, при более подходящих обстоятельствах.

И вот наконец «Черная Стража» оторвалась от взлетной площадки и умчалась в небо. Пилот и штурман были заранее оповещены о маршруте, но сейчас предстояло внести коррективы. Ведь сначала нужно было изменить внешность Кляма, чтобы он мог без риска для жизни вернуться на родную планету и выступить в роли переводчика лорда Энтони.

Сэр Макдональд, усевшийся в кресло позади штурмана, сказал:

— Сначала нам придется сделать остановку в системе Мэрилин. Клям нуждается в услугах тамошних косметологов. А уж потом — в назначенный пункт.

Штурман фыркнул.

— Да уж, ему точно туда надо заскочить, — и тут же умолк, заслышав злобное ворчание Кляма, сидевшего в глубине рубки.

— Не рассуждать! — сердито прикрикнул лорд Энтони. — Делай, что велено!

— А я что? — пожал плечами штурман. — Сейчас рассчитаю… а вам бы лучше по каютам разойтись, господа пассажиры, через пять минут нырнем в гиперпространство.

Лорд Энтони и бывший третий помощник младшего садовника отправились из рубки вон. В момент перехода в гиперпространство лучше было находиться в лежачем положении. Иначе могли последовать разные неприятности, вроде тошноты, головокружения и даже расстройства желудка. Лорду Энтони вовсе не хотелось испытывать на себе все эти прелести.


…Но вот «Черная Стража», преодолев безмолвный провал пустоты, вынырнула из гиперпространства рядом с созвездием Мэрилин и, приблизившись к желтой звезде Гарбо, стала готовиться к посадке на планету Софи. Лорду Энтони приходилось бывать здесь, причем неоднократно, — он сопровождал леди Монику, когда той приходило на ум в очередной раз сделать что-то со своим лицом или фигурой. Честно говоря, когда лорд Энтони рассматривал старые стереоизображения своей матушки, он просто не узнавал ее. И каким был когда-то ее подлинный, природный облик, он не имел ни малейшего представления. Ну, что тут поделаешь, все женщины таковы!

Однако сейчас лорд Энтони не хотел обращаться к семейному косметологу — ведь леди Моника сразу же узнала бы об этом, и пришлось бы объяснять ей все. Нет, нужно было найти специалиста, никак не связанного с семьей Макдональдов.

Пилот и штурман остались на корабле, а лорд Энтони и Клям отправились в ближайшую к космопорту гостиницу. Правда, эта гостиница была заодно и самой дорогой в столице творцов красоты, но это ничуть не заботило сэра Макдональда.

Когда они вошли в пышный холл отеля, уставленный огромными цветущими деревьями в кадках, Клям совершенно стушевался. Он не привык к такой безумной роскоши, он ведь родился и вырос на бедной планете… но держался лысый бедолага мужественно. Хотя и старался спрятаться за спину лорда Энтони, пока тот разговаривал с портье.

Но вот наконец раззолоченный лифт вознес их на верхний этаж, и коридорный с поклоном распахнул перед сэром Макдональдом двери снятого им номера. Путешественники остались одни. Лорд Энтони огляделся со знанием дела и тут же обнаружил на столике у входа толстую пачку рекламных проспектов.

— Ага, это нам и нужно! — с довольным видом воскликнул он, сгреб проспекты и, небрежно прошагав по пышному многоцветному ковру, свалился в мягкое кресло у огромного окна. — Садись, Клям, найдем тебе подходящего хирурга.

Клям осторожно опустился во второе кресло и сложил руки на коленях, как примерный ученик. Лорд Энтони бросил на него косой взгляд, но промолчал. Перелистав проспекты, он сказал:

— Вот, посмотри. Как тебе этот?

Клям бережно взял протянутый ему яркий листок и всмотрелся в изображенное на стереофотографии лицо хирурга-косметолога доктора Жвачко. Это был вальяжный красавец средних лет, с уверенным взглядом блестящих карих глаз, с точеным носом. Холеная рука застыла в величественном жесте — доктор показывал свою операционную, оборудованную по последнему слову техники.

— Ничего мужчина, — одобрительно кивнул Клям. — Важный.

— Вопрос в том, хороший ли он специалист, — пожал плечами лорд Энтони. — Тут ведь и халтурщиков немало. Хочешь рискнуть?

— Хочу, — кивнул бывший третий помощник. — Чего мне терять-то? Леди Катя… — он тяжело вздохнул и умолк.

— Ну, тебе решать.

Лорд Энтони по наручному компу связался с приемной доктора Жвачко и потребовал, чтобы доктор немедленно уделил ему время. Пусть откажет другим пациентам, сэр Макдональд возместит убытки. Лорду ответили, что доктор Жвачко готов принять его через двадцать минут.

— Поехали! — сказал лорд Энтони, вставая.

Клям покорно потащился следом за своим нанимателем.

Они поднялись на крышу отеля, через несколько секунд уже уселись в аэромобиль и помчались на северо-запад столицы красоты.

Лорд Энтони наконец заметил, что Клям подозрительно уныл и невесел.

— В чем дело? — поинтересовался сэр Макдональд. — Что с тобой? Ты не хочешь менять внешность? Или ты не хочешь лететь на родную планету? Что тебя гложет и терзает? Почему ты такой мрачный?

— Это довольно трудно объяснить, сэр, — промямлил тощий Клям. — Нет, я не против того, чтобы стать пригожим парнем. И своих навестить мне хочется. Просто… ну, есть кое-какие сомнения.

— Ты не хочешь поделиться ими со мной?

— Да, видите ли, сэр… ну, вы сказали как-то, что по вашим меркам леди Катя не красавица… А я? — вдруг решительно спросил он.

Лорд Энтони смутился.

— Ну, честно говоря… и ты тоже, — ответил он наконец.

— А вы? — задал следующий вопрос Клям.

Лорд Энтони озадаченно почесал кончик носа.

— Я? Вот не знаю… я как-то не задумывался…

— Ну, ладно, пусть не вы, а вот этот доктор — хорош собой? — Клям взмахнул рекламным листком с портретом доктора Жвачко.

— Да, безусловно, — уверенно кивнул сэр Макдональд. — Такие, как он, очень нравятся женщинам.

— Ага… — с довольным видом протянул бывший третий помощник. — Вот это я и хотел выяснить.

— То есть тебе нужен образец? — догадался лорд Энтони.

— Ну, вроде того…

Аэротакси мягко опустилось перед домом доктора Жвачко — на просторную площадку, выложенную красно-белой плиткой. Лорд Энтони, рассчитываясь с водителем, скептически огляделся по сторонам. Что-то не похоже, чтобы доктора осаждали толпы желающих… ну, впрочем, к некоторым здешним специалистам нужно было записываться на прием за месяц, а то и за полгода вперед. Возможно, и этот мастер красоты таков. Тогда к нему приезжают лишь точно в назначенное время.

Навстречу лорду Энтони и несчастному Кляму вышел солидный швейцар и с поклоном проводил их в светлую нарядную приемную. Сэр Макдональд одобрил обстановку этого помещения: дорого, но без ненужной пышности. Элегантно, строго. Затем в приемную вышла милая девушка — голубоглазая, с золотыми волосами и безупречной фигуркой, затянутой в голубой медицинский комбинезон. Девушка представилась:

— Добрый день, я секретарь доктора Жвачко, меня зовут Миринда. Следующий пациент доктора должен прибыть через час, и потому доктор решил принять вас… вы ведь сказали, у вас какой-то экстренный случай? Что именно? Ожог кислотой? Глубокий порез?

— Нет-нет, — небрежно отмахнулся лорд Энтони. — Ничего такого ужасного. Я предпочел бы сам объяснить все доктору Жвачко, если не возражаете.

— Хорошо, — кивнула Миринда. — Прошу вас.

Она открыла перед посетителями высокую белую дверь, скромно отделанную золотыми завитками, и впустила их в святая святых — кабинет самого творца красоты.

Доктор Жвачко уже спешил им навстречу. Он выглядел точно так, как на рекламном проспекте — вальяжный красавец… вот только роста в нем было маловато. Он оказался даже ниже, чем бедолага Клям.

— Итак, чем я могу вам помочь, дорогие мои? — воскликнул доктор сочным баритоном. — Но имейте в виду, у меня мало времени.

— Это не имеет значения, — обаятельно улыбнулся лорд Энтони. — Сколько вы потеряете, если откажете следующему пациенту?

— Но, сэр, это коммерческая тайна, — засмущался врач.

— Хорошо, просто прибавите эту сумму к моему счету, — не стал настаивать лорд Энтони. — Мне нужно, чтобы вы срочно занялись вот этим человеком. — Он вытолкнул вперед Кляма, притаившегося за его спиной. — Сделайте из него совершенно другую личность. Какую — он сам объяснит. И поскорее.

Доктор задумчиво осмотрел бывшего третьего помощника младшего садовника — осмотрел с головы до ног, не спеша, внимательно. И наконец изрек приговор:

— Нужно не меньше недели.

— Очень хорошо, — кивнул сэр Макдональд. — Я оставляю его вам. А это примите в качестве аванса, прошу вас.

Он извлек из внутреннего кармана куртки десять купюр по тысяче кредитов и аккуратно положил их на обширный письменный стол вместе со своей визитной карточкой. После этого лорд Энтони преспокойно повернулся и ушел, не считая нужным задерживаться в кабинете.

Да и в самом деле, без него не справятся, что ли?

Глава пятая

Лорд Энтони совсем неплохо провел последующие дни. Он побывал в нескольких музеях, облазил все антикварные лавочки в поисках чего-нибудь подходящего для своей коллекции, не обошел вниманием и казино и рестораны. Но вот наконец пришло сообщение от доктора Жвачко. Отправив по наручному компу ответ, что прибудет в лечебницу в течение часа, сэр Макдональд не спеша прогулялся по бульвару Красных Роз, с интересом рассматривая девушек, сидевших за столиками в уличных кафе. Но ни одна из них не привлекла по-настоящему его внимания. Все это были обычные глупышки, ищущие женихов. Богатых, естественно. Наконец лорду Энтони надоело все это, он подозвал аэротакси и отправился в лечебницу доктора Жвачко.

Но там его ожидал немалый сюрприз.

Прежде всего, как только такси опустилось на площадку перед клиникой, навстречу лорду выбежал сам доктор, отпихнув и секретаршу, и даже швейцара. Вид у творца красоты был растерянный донельзя.

— Что-то случилось? — небрежно осведомился лорд Энтони, рассчитываясь с водителем.

— Э-э… ну, в общем, да, можно и так сказать, — пробормотал доктор Жвачко, заливаясь краской. — Нам с вами необходимо обсудить кое-что… в конце концов, именно вы оплачиваете результат…

— Да, результат оплачиваю я, — согласился сэр Макдональд, взбегая вслед за доктором по ступеням. Внутри их встретили две стройные медицинские сестры в голубых комбинезонах. Обе они выглядели еще более перепуганными, чем доктор.

— Ну? — коротко спросил лорд Энтони, останавливаясь.

— Будьте любезны, пройдемте в хирургическое отделение, — сказал доктор севшим голосом. — Вы сами все увидите.

По длинному коридору со светлыми стенами они дошли до стеклянной стены, за которой находилась большая палата, обставленная как обычная комната. Доктор Жвачко с обреченным видом показал на человека, танцующего посреди палаты какой-то воинственный танец, и сказал:

— Вот. Не понимаю. Совершенно ничего не понимаю. В моей практике никогда подобного не случалось.

Только теперь лорд Энтони понял, что пляшущий воин в палате — это Клям. Сэр Макдональд приник к стеклу, всматриваясь. Ясно было, что стекло прозрачно лишь с одной стороны, и Клям не видит, что за ним наблюдают. Но Клям ли это?

Конечно, этот человек был такого же роста, как бывший третий помощник младшего садовника, и даже черты его лица напоминали Кляма, хотя и выглядели куда более привлекательными… но что это у него на голове?!

А на голове воинственного танцора красовалась жесткая зеленая щетка, протянувшаяся точно по центру лысого черепа, — от середины лба к затылку… сзади щетка переходила в три длинных локона, спадавших на спину Кляма.

— Как интересно, — пробормотал лорд Энтони. — Мне как-то случилось видеть такую прическу в одном из вконец одичавших миров. Она называется «ирокез». Отлично помню, как я был поражен… а зачем вы его покрасили в зеленый цвет?

— Я его не красил! — в отчаянии всплеснул руками доктор Жвачко. — Не красил! Я вообще ничего не понимаю! Он просил вырастить ему такие же волосы, как у меня, — доктор демонстративно ткнул пальцем в собственную темную шевелюру. — И именно это и должно было произойти! Я ведь не первый год практикую, черт побери! Я всегда получаю именно тот результат, который задуман! Ни один мой пациент еще не уходил неудовлетворенным! И вдруг такой казус! Я ничего не понимаю! Я даже боюсь с ним разговаривать, с вашим подопечным!

— Но он вроде бы доволен? — неуверенно произнес лорд Энтони, видя, что преображенный Клям то и дело поглядывает на себя в большое зеркало, стоявшее возле кровати.

— Вы не могли бы спросить его сами, сэр Макдональд? — осторожно сказал врач.

— Да, конечно! — лорд Энтони внезапно развеселился, представив, как Клям с зеленой щеткой на голове повторяет попытку сватовства к леди Кате. Картинка получилась что надо. — Где тут дверь?

— Да вот она…

Доктор Жвачко прикоснулся к сенсорной панели, расположенной справа от стеклянной стены, и стекло растворилось, открыв лорду Энтони доступ к бедолаге Кляму.

— Привет, Клям! — бодро воскликнул сэр Макдональд, входя в палату. — Ну, как дела?

— Отлично, Тони! — весело ответил бывший третий помощник, возведенный в ранг переводчика. Лорд Энтони несколько озадачился таким быстрым переходом на фамильярный тон, но решил не обращать на это внимания.

— Ты здорово похорошел, — сообщил лорд, рассматривая Кляма. — Вот только… что-то я не пойму, почему у тебя такая прическа?

— О! — восторженно воскликнул Клям. — Кто бы мог подумать, что этот волшебник-доктор угадает мои самые тайные и заветные желания! О! Я в восторге! Я счастлив, как никто в этом мире!

Лорд Энтони с сомнением оглянулся на черную стеклянную стену, закрывшуюся после того, как он перешагнул порог. Он знал, что доктор Жвачко все видит и слышит, но никак не мог связать одно с другим. Доктор совсем не предвидел столь странного результата… но Клям считает, что именно Жвачко пособил зеленой щетке вырасти на его лысой голове.

И тут лорда Энтони осенила идея.

Он вспомнил, что рассказывал Клям об идоле Ого. Идол Ого выполняет самые заветные желания, те желания, которые скрыты даже от нас самих…

— Клям, как долго ты охранял идола? — спросил сэр Макдональд.

— Десять лет, — машинально ответил Клям, и тут же спросил: — А почему тебя это интересует?

— Да так… Видишь ли, ты ведь просил доктора вырастить тебе такие же волосы, как у него самого, правда? Чтобы понравиться леди Кате?

— Да, верно, — кивнул Клям и вдруг замер, перестав наконец подпрыгивать. — Эй, ты хочешь сказать, это идол Ого…

— Похоже на то, — развел руками лорд Энтони. — Не доктор Жвачко устроил это чудо… а кстати, чему ты радуешься? Тебе что, нравится такая прическа? Вот уж не могу поверить!

— Ты просто ничего не понимаешь, Тони, — отмахнулся счастливый Клям. — Я снова выгляжу как настоящий воин, как благородный сын благородного отца! Теперь уже никто не примет меня за простолюдина!

— Вот оно что, — пробормотал себе под нос лорд Энтони. — Ну, если ты доволен, все в порядке. Осталось разобраться с вопросом оплаты. — Сэр Макдональд еще раз внимательно рассмотрел Кляма. — Да, лицо изменилось к лучшему… цвет кожи хорош, зубы… покажи зубы!

Клям демонстративно оскалился, и лорд Энтони одобрительно кивнул. Неплохо, неплохо.

— А что с оплатой? — встревожился вдруг Клям. — У тебя деньги кончились?

— Не в этом дело… просто не знаю, как быть… С одной стороны, заказ клиента не выполнен. С другой стороны — клиент доволен. Но изменения в волосяном покрове произошли не в результате вмешательства косметолога… да, вот задачка!

Стеклянная стена растаяла, в палату вошел доктор Жвачко. Вид у него был решительный.

— Сэр, вы понимаете, что я все слышал… Я не собираюсь включать в счет прическу! Более того, я готов предоставить вам скидку, поскольку не сумел добиться заказанного результата.

Клям жалобно уставился на лорда Энтони.

— Тони, но ведь все так здорово получилось! Зачем же обижать доктора?

— Никто не собирается никого обижать! — возмутился сэр Макдональд. — Но с какой стати я буду платить за то, что не сделано? Ну, впрочем… каков общий счет, доктор?

Доктор назвал сумму, от которой у бедного Кляма чуть не обсыпалась новенькая зеленая щетка. Но лорд Энтони и глазом не моргнул. Он просто продиктовал наручному компу распоряжение в Общегалактический банк перевести на счет доктора Жвачко названную сумму. А потом с интересом спросил:

— Доктор, а почему вы… ну, как бы это… почему вы такого роста?

Доктор засмеялся.

— Видите ли, многие люди пугаются совершенства, — сказал он. — Я понял это, еще тогда когда был студентом. А если пациенты видят, что доктор, в общем, вполне хорош, но обладает каким-то недостатком — их доверие возрастает. Не любят у нас богов, вот в чем дело. Врач с безупречной внешностью большинству кажется шарлатаном. Поэтому я и не стал прибавлять себе роста, хотя, как вы понимаете, это дело несложное.

— Но ваши медицинские сестры безупречны… — начал было лорд Энтони.

— Женщины — совсем другое дело! — тут же перебил его доктор Жвачко — Большинство моих пациентов — именно дамы, и они сразу видят, чего могут ожидать в моей клинике. А ко мне они начинают испытывать легкую жалость… и это тоже помогает в работе. Понимаете, они думают, что я настолько поглощен счастьем других людей, что о собственной внешности мне просто некогда заботиться.

— Неплохо придумано, — одобрил рассуждения доктора лорд Энтони. — Вы хорошо разбираетесь в людях.

— Иначе я не был бы врачом, — пожал плечами доктор Жвачко.


В аэротакси на пути к отелю Клям болтал без умолку. Его распирало от счастья, и он не в состоянии был держать рот закрытым.

— Ты же просто не представляешь, Тони, какая это была для меня трагедия, когда пять лет назад я начал терять волосы! Мне ведь приходилось носить накладку, приклеивать ее к голове! А теперь! О, как все прекрасно! И, кстати, мои собственные волосы были далеко не такого красивого цвета. У меня был оттенок попроще, такой знаешь, в моховую зелень. А сейчас — ты только посмотри! Изумруд! Чистый изумруд! Да все мои родичи просто лопнут от зависти!

Лорд Энтони лишь молча улыбался в ответ на восторженные речи бывшего третьего помощника, внезапно вернувшего себе внешность подлинно благородного джентльмена планеты Храпуньи.

— Что ж, — произнес наконец сэр Макдональд, — теперь мне тем более интересно взглянуть на вашего чудодейственного идола. Сейчас заберем свои вещички в гостинице — и на космодром! Летим в твою звездную систему. Надеюсь, ты не передумал?

— Конечно, нет, — серьезно ответил Клям. — Я должен вернуть себе честь и славу, иначе как я посмотрю в глаза прекрасной леди Кате?

Лорд Энтони фыркнул, но ничего не сказал.

Но вот они наконец добрались до своего номера, и лорд принялся оглядываться по сторонам в поисках своей спортивной сумки и тех немногих вещей, которые в ней находились. Но сумка куда-то запропастилась. Не успел лорд Энтони осмыслить этот факт, как…

Дверца стенного шкафа бесшумно отъехала в сторону. В гостиную ступил дворецкий лорда Энтони Лорримэр, одетый в безупречную серую тройку. В руке Лорримэр держал трубку космического телефона.

— С вами желает поговорить ваша матушка, милорд…

Глава шестая

— Черт побери, Лорримэр! — яростно заорал сэр Макдональд. — Что ты делал в моем шкафу?!

— Чистил ваш дорожный костюм, милорд, — невозмутимо ответил дворецкий, протягивая трубку лорду Энтони.

Тот со вздохом приложил ее к уху.

— Да, мама, я тебя слушаю.

— Ты снова забыл поздороваться! — мгновенно вспылила леди Моника. — Куда девалось все твое воспитание?

— Добрый день, мама. Я тебя слушаю, мама. Как твое здоровье, мама? Что нового дома, мама? — на одном дыхании выпалил лорд Энтони.

Клям захихикал, но тут же умолк под суровым взглядом Лорримэра.

— Ты просто хулиган! — ответила леди Моника. — Но, заметь, я дала тебе время одуматься и отдохнуть несколько дней! Однако теперь пора говорить серьезно. Твой день рождения — через неделю, послезавтра начнут прибывать гости, и что я им скажу?

— Скажи, что меня нет дома, — посоветовал лорд Энтони. — Что я вышел погулять. Что я заболел бубонной чумой. Что я умер и похоронен в безымянной могиле в созвездии Фигус.

— О! — прорыдала леди Моника. — И это мой сын! В кого ты только таким уродился, негодяй! А как же леди Катя? Ты заставил бедную девушку страдать!

— Не думаю, — возразил лорд Энтони. — Если леди Катя и исстрадалась от чего-то, то только не от моего отсутствия.

Услышав имя далекой возлюбленной, Клям мгновенно насторожился и подкрался поближе к сэру Макдональду, не обращая внимания на угрожающие жесты Лорримэра.

— Леди Катя питает к тебе самые нежные чувства! — твердо заявила леди Моника.

— Вряд ли, — усмехнулся лорд Энтони. — Скорее это ты питаешь нежные чувства к ее состоянию. Как будто тебе мало нашего собственного!

— Да, кстати о состоянии, — мгновенно сменила тему леди Моника. — Мне не хватает денег, чтобы расплатиться с пиротехниками. Ты снова забыл перевести средства!

— Мама! — застонал сэр Макдональд. — Когда я уезжал, на хозяйственном счету было двадцать восемь миллионов кредитов! Куда ты их подевала?!

— Истратила на хозяйство, — твердо ответила леди Моника. — Можешь проверить, если подозреваешь родную мать в бессмысленном мотовстве.

— О! — только и смог выговорить лорд Энтони, и тут же отключил связь.

Поспешно схватившись за наручный комп он связался с Общегалактическим банком и быстро перевел на хозяйственный счет фамильного замка сразу пятьдесят миллионов кредитов. Затем нервно воскликнул:

— Все! Бежим отсюда, Клям! Скорее! — потом, словно вспомнив, окинул дворецкого мрачным взглядом: — Лорримэр, ты вернешься домой! Это приказ!

И, не желая выслушивать кучу возражений, схватил сумку, уже уложенную дворецким, и бегом умчался из номера. Обновленный Клям последовал за ним, спотыкаясь от торопливости.


Бурей они ворвались в звездолет, и лорд Энтони, еще даже не добежав до рубки, уже кричал во все горло:

— Удираем отсюда к чертовой бабушке! Я больше не желаю оставаться на этой планете! Ни единой минуты! Они меня достали!

Пилот, невесть когда успевший занять свое место, небрежно оглянулся через плечо, собираясь что-то сказать, но замер с открытым ртом, уставясь на Кляма, украшенного жесткой зеленой щеткой посреди сверкающей лысины.

— А… а… — только и смог произнести пилот.

Штурман, занимавшийся какими-то своими делами, уловил некую странность в голосе напарника, и тоже оглянулся. Но он опомнился куда быстрее и высказался от души:

— Ни хрена себе! Клям, бедняга! Кто тебя так отделал?

Клям с довольным видом выступил вперед и провел ладонью по зеленой щетке.

— Неплохо, да? — важно произнес он. — Дома все просто обалдеют!

— И не только дома, — кивнул пилот, снова отворачиваясь к пульту управления. — Думаю, тебе лучше не слишком светиться в других мирах. Можешь ослепить кого-нибудь своей изумрудной красотой.

Клям принял все сказанное за чистую монету и безмятежно уселся в кресло в глубине рубки.

Лорд Энтони, с усмешкой наблюдавший за сценкой, спросил:

— Вы готовы к вылету?

— Мы-то готовы, сэр, — ответил пилот, — и «Черная Стража» готова. Вот только куда, собственно говоря, мы направляемся?

— Да все туда же! — рассердился сэр Макдональд. — В созвездие Хрю! У тебя что, память отшибло?

— Никак нет, сэр, — спокойно сказал пилот. — Курс рассчитан, можно отправляться. Только…

— Что — только? — мгновенно преисполнился черных подозрений лорд Энтони.

Ему ответил штурман:

— Придется дать крюка, сэр. В области Безумных Миров обстановка сейчас нестабильная. Повышенная активность нейтронных потоков. Нам лучше пройти путь в два прыжка: выйти из гиперпространства возле звездной системы Дента, а уж потом — взять курс на Хрю.

— Стой, погоди… где карта? — Звездная карта мгновенно появилась на огромном центральном экране. Штурман ткнул пальцем в названную им систему Дента. — Ты что несешь, драгоценный? — возмутился сэр Макдональд. — Ты предлагаешь вынырнуть из гиперпространства прямо в протекторате гаррелян? Они же запрещают транзит через свои территории без разрешения, а его у нас нет!

— Но сэр, мы там задержимся на пять минут, не больше, — возразил штурман. — Или нам придется делать большой круг и обходить Безумные Миры с северо-востока.

Лорд Энтони задумался. Выскакивать из гиперпространства в протекторате гаррелян было действительно опасно. Гаррелиане, одна из старых рас-координаторов, входивших в Галактический Совет, отличались дурным нравом… впрочем, лорд Энтони считал, что дурным нравом обладали все старые расы — и троддты, и марканы, и вууры… Вууры в особенности. Лорд Энтони терпеть не мог этих похожих на змей рептилий. Но и гаррелиане были не лучше. В целом они походили на людей, потомков землян, — высокие, крепко сложенные гуманоиды. Но выглядели они неприятно из-за морщинистой кожи, да и головы у них подкачали. Верхняя часть лиц гаррелян была вполне человеческой, но вместо носов почему-то болтались небольшие хоботы, совсем как у слонят-недоростков.

Однако сейчас сэр Макдональд думал не о внешности гаррелян, а о том, удастся ли «Черной Страже» проскочить незамеченной через их владения. Шанс, конечно, был, но… Если гаррелиане засекут чужаков на своей территории, они вполне могут пустить в ход аннигилятор. И тогда от «Черной Стражи» останется только облачко атомов.

— Нет, — решил он наконец. — Черт с ним, пошли кругом. К гаррелианам я не хочу соваться. Лучше прокатимся вокруг Безумных Миров. Нам придется выходить в обычное пространство при таком маршруте?

— Да, сэр, один раз, — кивнул штурман, принимаясь рассчитывать длину прыжка.

— Идите в каюты, — посоветовал пилот. — Сейчас рванем.


И снова личный звездолет сэра Макдональда растворился в пустой и неопределимой тьме гиперпространства, и снова вынырнул из нее — на условном северо-востоке от Безумных Миров. Эти края были практически не заселены. Лишь на редких планетах оставались здесь небольшие поселения людей и других молодых рас. Все было разорено и погублено во время Окраинных войн. И мало кто решался соваться в эти области. Любой, даже отлично вооруженный и тренированный человек, мог здесь исчезнуть без следа, сгинуть, как малая пылинка в Глубоком Космосе… Но лорд Энтони совсем не намеревался задерживаться поблизости от Безумных Миров.

«Черная Стража» вновь ушла в гиперпространство. А когда закончился очередной прыжок — звездолет уже оказался рядом с созвездием Хрю, родиной обновленного Кляма.

— Ну, где тут твоя звезда? — спросил сэр Макдональд бывшего третьего помощника младшего садовника, когда они вошли в рубку.

— Вот она, Тони, — радостно ответил Клям, тыча пальцем в звездную карту, выведенную на левый обзорный экран. — Вот она, моя Хромосома! Видишь? Три планеты, самая дальняя от звезды — Храпунья.

— Странное название, — пробормотал пилот, поворачивая «Черную Стражу» к указанной планете. — Там что, все спят круглый год?

— Нет, — засмеялся счастливый Клям. — Так ее назвали первые поселенцы, сотни лет назад… ну, дело в том, что в области экватора у нас много вулканов, и они почему-то перед извержением издают странные звуки — «хрр… хрр…» Вот и назвали Храпуньей.

— Любопытно… — задумчиво сказал лорд Энтони. — А твоя страна где? Рядом с вулканами?

— Нет, те области вообще не заселены, — пояснил Клям. — Можно дать карту планеты?

Штурман показал планету крупным планом.

— Вот, — счастливый Клям обвел пальцем огромную равнину, вытянутую с востока на запад. С севера она утыкалась в море, а с юга ее ограничивал гигантский горный хребет.

— Ага… — протянул лорд Энтони, всматриваясь в бесконечные леса, озера, путаницу мелких речушек. — Значит, равнинные жители, так ведь ты говорил? А ваши неприятели живут в этих горах? — сэр Макдональд показал на хребет.

— Да, и они унесли туда нашего Ого, — вспомнил наконец Клям о причине всех своих приключений. — И, кстати, Тони…

— Что? — небрежно откликнулся лорд Энтони.

— Я вообще-то не так сильно изменился, чтобы меня нельзя было узнать… Кое-кто может и догадаться, что я — это я. Ну, близкие люди, родня…

— А кто тебе мешал измениться сильнее? — удивился сэр Макдональд. — Доктор Жвачко был готов выполнить любое твое пожелание.

— Да видишь ли, Тони… нет, я, конечно, благодарен и тебе, и доктору, но…

— Что — «но»? — нетерпеливо спросил лорд.

— Ну, понимаешь… у нас обычаи такие, что если человек полностью меняет внешность, то теряет лицо… не физический облик, я хочу сказать, а вообще… ну, он даже права наследования может лишиться…

— О! — воскликнул лорд Энтони. — А тебе есть что наследовать?

— А как же! — обиделся преображенный Клям. — Я старший сын благородного отца! У нас отличное поместье… ну, и многое другое. Хотя, конечно, с вашим богатством не сравнить. Да ведь нам столько и не нужно.

Сэр Макдональд отвлекся, наконец, от созерцания экранов и внимательно посмотрел на Кляма. Надо же, впервые он видел человека со столь скромными запросами. Обычно всем всего бывает мало. А тут…

— Но что же нам тогда делать? — спросил лорд. — Наклеить тебе усы, бороду? Надеть на тебя маску?

— Усы? — задумчиво повторил Клям. — Усы… да еще и борода? Ну, тогда меня точно никто не узнает. За чужака примут. У нас бород не носят.

— Отлично! — обрадовался сэр Макдональд. — Где-то в кладовых корабля лежит масса театрального реквизита. Я и сам большой любитель замаскироваться, так что у меня есть куча париков, костюмов, вообще всякой мишуры. Пошли, поищем!

— А как мы ее прилепим? — осторожно спросил преображенный Клям, когда они с лордом Энтони шагали по корабельному коридору к грузовому отсеку. — Я в этих делах ничего не понимаю. Она не отвалится? А умываться как?

— Не беспокойся, — утешил его сэр Макдональд. — Бороды приклеиваются специальным театральным клеем, только и всего. Он легко смывается водой. Вечером будешь снимать всю эту маскировку, а утром снова лепить на физиономию.

Клям захихикал, представив себя бородатым мужиком. Вот уж будет зрелище! Не перепугать бы до смерти малых детишек! Да, впрочем, и взрослые люди могут немножко обалдеть. В их краях сроду не видывали бородатых. На лицах мужчин племени мимо-помо, к которому принадлежал преображенный Клям, растительность почти не пробивалась. А те редкие волоски, которым все же удавалось прорваться к свету, мгновенно уничтожались депилятором для бритья. Волосы на лице считались не просто уродством, а даже и неприличием. Но ведь теперь Клям выступит в роли пришельца из другой звездной системы, так что придется соплеменникам терпеть его невероятную внешность! Вот весело-то будет!

Глава седьмая

На поиски сундука с гримировальными принадлежностями ушло немало времени, поскольку личные кладовые лорда Энтони были завалены невообразимым множеством самых разнообразных вещей, каким и вовсе не место на звездном корабле. Клям увидел под рядами висящих здесь костюмов целые связки настоящих шпаг и рапир, полный ящик пороховых пистолетов разных моделей и несколько ящиков патронов к ним, многочисленные спортивные снаряды, бухты канатов, мотки бечевы, хлысты и кнуты, седла и шпоры, собачьи ошейники, поводки и цепи… В большой нарядной корзине были навалом насыпаны курительные трубки. Трубки-то ему зачем, подумал Клям, он же сигареты курит… разве что для гостей держит? Вот только какую же прорву гостей надо пригласить, чтобы раздать все эти трубочки!

Наконец лорд Энтони, отпихнув в сторону дубовый бочонок, явно полный какой-то жидкости, радостно воскликнул:

— Вот они! Ура!

Преображенный Клям поспешил к лорду и в ярком белом свете, заливавшем кладовую, увидел внушительных размеров плетеный короб с откидной крышкой. Сэр Макдональд жестом фокусника поднял крышку — и Клям ахнул. В коробе пушилось множество париков, бород и усов самых невероятных расцветок.

— Тут и грим есть, — сообщил лорд Энтони, запуская руку вглубь короба. Он извлек на свет плоскую коробку и открыл ее. Это действительно был набор театральных красок для лица — от белой до черной, включая все оттенки красного, желтого, синего и зеленого.

— Ну, изумрудный ты наш, — сказал лорд Энтони, — какого цвета бороду будем носить?

— Зеленую, конечно, — ухмыльнулся Клям.

— Слушай, а может, тебе и паричок подобрать? — предложил сэр Макдональд. — Уж очень у тебя прическа… характерная, так скажем. Вряд ли на других планетах такая в моде.

Клям задумался. Пожалуй, лорд Энтони был прав. Прически «ирокез» он не видел ни в одном из мест, где побывал после бегства с родной планеты. Вот только… как жаль прятать такую красоту! Однако в первую очередь следует подумать о безопасности.

— Да, Тони, надо надеть парик, — с тяжелым вздохом согласился Клям, проводя ладонью по жесткой изумрудной щетке на своей голове. — И другое имя придумать. Попроще, не такое звучное.

Лорд Энтони фыркнул. Да уж, звучное имечко, ничего не скажешь! Но, впрочем, местному люду оно может казаться красивым.

— Это уж сам придумывай, — сказал он. — Я в ваших именах не разбираюсь.

И он принялся выбрасывать из короба парики и бороды в поисках зеленого комплекта. Но не просто зеленого, а изысканного изумрудного оттенка.


Они ввалились в кают-компанию, нагруженные ворохом всяческого барахла, и занялись очередным этапом преображения Кляма. Лорд Энтони не поленился притащить из своей каюты большое зеркало и поставил его у переборки возле двери. Клям примерил по очереди три зеленых парика и наконец остановился на самом внушительном, с густыми волосами до плеч. Клям вертелся перед зеркалом, критически рассматривая свое отражение, а сэр Макдональд, перебрав весь найденный в кладовой запас зеленых бород и усов, нашел наконец нечто выдающееся.

— Вот! — воскликнул он, потрясая находкой. — Вот то, что тебе нужно! С такой бородищей тебя родная мать не узнает!

Борода и впрямь оказалась из ряду вон. Широкая, «лопатой», она переливалась всеми оттенками зелени, от купоросного до бледно-салатного. И усы нашлись к ней под стать. Клям приложил бороду к лицу — и весело заржал.

— Да, перепугаю всех до единого! — решил он. — А как ее прилепить?

Лорд Энтони протянул ему пузырек с театральным клеем.

Общими усилиями борода была пристроена как надо, а следом за ней — усы. Клям нервно хихикал — борода щекотала горло, а щекотки страж идола Ого боялся, как огня. Но в конце концов он освоился с непривычными ощущениями и решил, что готов к встрече с соплеменниками. Правда, парик плохо держался на жесткой щетке его собственных волос и постоянно норовил соскочить, но лорд Энтони нашел в своих запасах симпатичный фетровый колпак с резинкой и бесцеремонно натянул его на голову Кляма. Резинка, пропущенная под бороду, надежно удерживала колпак вместе с париком. К сожалению, ярко-малиновый цвет колпака в сочетании с зелеными волосами и бородой производил несколько странное впечатление. Но на это решено было наплевать.

— Что ж, можно приземляться! — воскликнул сэр Макдональд. — Пошли в рубку.

Вид Кляма произвел на пилота и штурмана «Черной Стражи» такое впечатление, что лорд Энтони несколько минут напрасно взывал к их вниманию. Они не слышали своего нанимателя. Они смотрели на Кляма, разинув рты. Но вскоре экипаж звездолета опомнился и повел корабль на посадку.


В краю племени мимо-помо приличного космодрома не было, нашлась лишь небольшая площадка, предназначенная для приема самых легких грузовых кораблей. Лорд Энтони спросил замаскированного Кляма, почему это так. Бывший страж идола Ого ответил, что их народ не любит путешествовать в Пространстве, терпеть не может туристов, а потому им и не нужен большой космопорт. Посадочная площадка располагалась поблизости от главного поселения племени (городов на Храпунье вообще не было), и от нее к деревне вела неширокая проселочная дорога с глубокими разбитыми колеями. Даже вымостить ее мимо-помо не потрудились.

— И как мы будем добираться до этой паршивой деревни? — спросил лорд Энтони, когда они с Клямом спустились по трапу.

— Пешком, как же еще, — пожал плечами Клям. — У нас же нет верховых кавров. Потом купим, если у тебя есть деньги.

— А сейчас нельзя купить? — холодно поинтересовался сэр Макдональд, скептически оглядывая грязную посадочную площадку. — Может, какой-нибудь торговец лошадьми явится встретить незадачливых туристов?

— Это вряд ли, — усомнился Клям, качая малиновым колпаком. — Мы ведь не предупредили о своем прибытии. С какой стати торговцы потащатся в такую даль?

— А что это за кавры? — решил уточнить лорд Энтони. — Это лошади?

— Ну, вроде того, — кивнул Клям. — Не совсем, правда, такие, как в ваших краях, но бегают быстро. И в телеги их запрягать можно.

— Да, кстати, — сообразил вдруг лорд Энтони, — мы ведь не придумали никакой причины… почему мы сюда прилетели?

— Да ни почему! — беспечно ответил Клям. — Никто нас и не спросит.

— Неужели твои соотечественники совсем не любопытны? — удивился сэр Макдональд. — Обычно приезжим задают массу вопросов.

— Только не у нас, — твердо ответил Клям. — У нас это считается неприличным. Ну что, пошли?

Лорд Энтони вздохнул, закинул на плечо свою небольшую дорожную сумку, и они зашагали по неровной дороге к поселку, видневшемуся вдали. Несмотря на то, что дорога, усыпанная камнями, требовала немалого внимания, лорд Энтони все же то и дело оглядывался по сторонам, рассматривая окружающий пейзаж.

Бескрайняя равнина расстилалась на три стороны горизонта, и лишь слева от путников, на юге, ее ограничивали далекие снежные горы. Справа, с севера, тянуло свежим ветром, и лорд Энтони уловил знакомый запах соленой воды. Ну конечно, вспомнил он, там же море… Впереди и сзади виднелись леса — но тоже далеко, очень далеко. Лорд Энтони слегка подивился тому, что поселок племени мимо-помо открыт всем ветрам, хотя разумнее было бы поселиться поближе к лесу. Но, впрочем, у местных могли быть на этот счет свои соображения.

По обе стороны дороги расстилались не слишком ухоженные поля, засеянные чем-то вроде чечевицы. Впрочем, лорд Энтони не был силен в сельском хозяйстве. Но растения, которые он видел, выстроились в ряды (не слишком ровные), а значит, не были сорняками.

И вот наконец путники увидели первые дома. Их серовато-зеленые высокие крыши и темно-коричневые стены были почти незаметны на фоне окружавших каждое строение зарослей каких-то кустов. Ветви кустов сгибались под тяжестью крупных сизых ягод, собранных в кисти. Рядом с ягодами на ветках красовалось множество мелких голубых цветочков.

— Значит, так, — заговорил наконец Клям, молчавший всю дорогу. — Для чужаков у нас есть постоялый двор. Но мы должны спросить, как до него добраться, я ведь теперь вроде как нездешний. Спрашивай ты, ладно?

— Кого спрашивать-то? — удивился лорд Энтони, не видя на улице ни единой души.

— Ну, кто-нибудь обязательно попадется, подождать надо, — заверил его Клям. — Давай пройдем поближе к центру. На окраине-то, конечно, зачем людям гулять?

— А велик ли вообще поселок? — спросил лорд Энтони. — Сколько тут народу живет?

— Много, это самое большое наше поселение, — с гордостью ответил Клям. — Тут почти две тысячи человек живет!

— С ума сойти, — фыркнул сэр Макдональд. В его главном поместье было примерно столько же обслуживающего персонала.

По грязной ухабистой дороге они дошагали наконец до центральной площади поселка — и тут лорд Энтони присвистнул от удивления. Площадь бурлила народом. Люди толпились вокруг старого высокого дерева, росшего точно в центре площади, гомонили, размахивали руками… Здесь явно что-то случилось.

Клям подтвердил догадку сэра Макдональда.

— Попали на самый пик, — сказал он, прислушавшись к визгливым выкрикам, доносившимся из толпы. — Третье сражение. Через два часа. Ну и ну…

— Какое сражение? — заинтересовался лорд Энтони. Будучи заядлым коллекционером, он в первую очередь подумал о том, не удастся ли ему приобрести здесь какие-нибудь необычные экземпляры оружия.

Замаскированный Клям отвел его в боковой переулок, подальше от шумной толпы, и объяснил, что именно происходит в главном поселке племени мимо-помо.

Лорд Энтони уже знал, что чудодейственный идол Ого периодически меняет владельцев, переходя из рук в руки. Но он не знал, какими действиями сопровождается похищение идола. Мало было украсть драгоценного Ого. Нужно было еще отстоять в бою право оставить его у себя. Племена выводили свои войска в некую особую долинку у подножия гор, и там происходило сражение. Если два боя заканчивались вничью, назначалась третья, решающая встреча. И на этот раз случилось именно так. Племена мимо-помо и уша-дока уже дважды схватывались в честном бою, пока бедолага Клям трудился в парке сэра Макдональда. Но оба раза вышла ничья. А сегодня все должно решиться окончательно. Выход — через полчаса.

— Мы как раз успеем зайти на постоялый двор и купить пару кавров, — сказал Клям, встряхнув зеленой бородой. — И тогда сможем отправиться вслед за войском. Туда все мимо-помо поедут.

— А где находится место сражения? — спросил лорд Энтони.

— Там, — бедолага Клям махнул рукой, показывая в сторону гор. — Но, конечно, на нейтральной земле, а не на территориях уша-дока. Иначе у них было бы слишком большое преимущество. Родная земля, как ты и сам знаешь, прибавляет сил.

Лорд Энтони вовсе этого не знал, но не собирался вступать в пререкания прямо сейчас. Он боялся опоздать и не увидеть самого интересного.

Они с Клямом припустили вдоль по улице, и минут через десять добрались до постоялого двора. Это оказался длинный низкий дом, окруженный хозяйственными постройками. Клям поймал за рукав пробегавшего мимо мальчишку и что-то прочирикал ему на местном языке. Мальчишка кивнул, умчался, сверкая грязными пятками, и через минуту перед путешественниками уже возник солидный дядя — ростом пониже Кляма, зато в два раза толще его. Загорелую лысину владельца постоялого двора перерезала узкая полоска жиденьких мягких волос — пародия на жесткую щетку, скрытую ныне под париком Кляма. Бывший страж идола долго объяснял что-то трактирщику, но лорд Энтони не стал даже вслушиваться в звуки совершенно непонятной ему речи. Договорятся, не маленькие.

Наконец Клям повернулся к сэру Макдональду и сказал на общегалактическом языке:

— В связи с обстоятельствами цены на скакунов здорово подскочили. Но он готов продать нам двух отличных кавров всего за два с половиной кредита.

Лорд Энтони сначала хотел было сказать, что это очень дешево, потому что в его краях хорошая лошадь стоит несколько сотен, — но спохватился и спросил:

— А в обычное время сколько стоит кавр?

Клям усмехнулся.

— Пятую часть кредита, Тони. Но не советую торговаться. Он же понимает, что нам больше негде взять транспортные средства.

— Ладно, я согласен.

Обогнув дом, они вышли к конюшням. Хозяин вывел на показ одного скакуна — и лорд Энтони, увидев кавра, тихо ахнул. Как можно ездить верхом на таком чучеле?

Это было крупное, сильное животное, похожее разом и на лошадь, и на верблюда, но при этом с шестью длинными крепкими ногами. Морда у кавра была вполне лошадиная, шея тоже, но на спине торчал высокий горб, а на ногах не было копыт. Сзади болтались два хвоста — пышные, как у орловских рысаков. По темно-серым пушистым бокам кавра были разбросаны крупные белые пятна. Ну и ну, подумал лорд Энтони, чучело в горох…

Однако Клям, с видом знатока осмотрев животное, решительно хлопнул по кулаку хозяина постоялого двора. Видимо, так подтверждалось заключение сделки. После этого хозяин отправился в конюшню за вторым скакуном.

Второй кавр был раскрашен иначе — на его боках темно-коричневые полосы перемежались бежевыми. Ну чистая зебра, подумал лорд Энтони, и при этом с верблюжьим горбом и двумя хвостами! Вот уж звери, как звери…

Он заплатил за кавров, но тут же оказалось, что нужно купить еще и сбрую. Это обошлось сэру Макдональду еще в один кредит. Конечно, такая сумма для него ровно ничего не значила, но все равно у него осталось ощущение, что его крепко надули.

Хозяин ушел, а лорд Энтони недоуменно спросил Кляма:

— Я что-то не понимаю… мы будем сидеть перед горбами, так? Но мы очутимся практически на шеях этих зверей!

— Вообще-то опытные наездники садятся на верхушку горба, — поправил его Клям. — Но я купил седла для новичков. Погоди, сейчас сам увидишь…

Несмотря на то, что сэр Макдональд был опытным наездником и имел собственные конюшни, битком набитые породистыми лошадьми, он ничего не понял в сложной системе сбруи кавров. Множество ремней и пряжек, в которых с легкостью ориентировался Клям, опутали животное, и в результате оказалось, что седло висит примерно на середине горба спереди. Как уж оно там удерживалось, лорд Энтони и гадать не стал. Он схватил левой рукой поводья, поставил ногу в стремя и вскочил на спину кавра. Седло оказалось на удивление удобным, хотя и располагалось непривычно высоко. Лорд Энтони осторожно тронул бока кавра пятками. Зверь мягко тронулся с места. Он отлично слушался управления и вообще казался существом добродушным. Но Клям поспешил предостеречь сэра Макдональда:

— Тони, ты поосторожнее с ним. Эти зверюги только с виду такие славные. А на самом-то деле они могут в любую секунду такой фортель выкинуть, что в момент очутишься на земле.

— Ну, не было еще коня, который бы меня сбросил, — проворчал лорд Энтони. — И все равно, спасибо за предупреждение. У них есть имена?

— Твоего зовут Микки. Моего — Рикки.

— Очень мило. Ну, куда едем?

— Куда все — туда и мы, — весело ответил замаскированный Клям, поправляя резинку малинового колпака.

И тут лорд Энтони увидел, что из поселка на равнину уже выбралась голова длинной процессии, направлявшейся в сторону гор.

Глава восьмая

Впереди ехали знаменосцы в серебристых кафтанах и черных штанах, подозрительно похожих на спортивные трико. Над знаменосцами развевались бело-зеленые полосатые штандарты. Дальше следовали герольды, принаряженные в кожаные жилеты и голубые штаны сомнительного покроя — с рюшами и складочками. А потом уже валом валили все остальные — и воины, и простые жители поселка. Воинов мимо-помо можно было отличить по дубинкам и копьям, висевших в особых креплениях у них на спинах. До начала контрольного сражения, если верить Кляму, оставалось менее получаса. Лорд Энтони не понимал, зачем на поле битвы тащатся мирные граждане. Разве что и они намерены сражаться насмерть за своего священного идола?

Кавры оказались весьма быстроходными существами. Едва выбравшись из поселка, они без понуканий помчались во всю прыть, и лорд Энтони понял, что удержаться на спине такого скакуна не так-то просто. Забыв обо всем несущественном, он сосредоточился на процессе скачки, направляя своего Микки в обход особо крупных камней и особо глубоких ям, встречавшихся на пути. Это требовало немалых усилий, поскольку Микки рвался брать все препятствия на скаку и, похоже, считал оскорбительным для себя обходить их. Но после того, как кавр перепрыгнул через первый встретившийся им валун, лорд Энтони решил, что будет куда более безопасным свернуть в сторону, нежели рисковать остаться без головы. Уж очень высоко прыгал Микки и слишком резко приземлялся… Однако когда сэр Макдональд несколько пообвыкся с новым средством передвижения и смог уделить небольшую часть своего внимания окружающему, он заметил, что на таких седлах, какое было под ним, скачут лишь малые детишки. Все остальные мимо-помо, включая женщин и подростков, сидели на верхушках горбов кавров и не трудились обходить препятствия. Лорду Энтони стало стыдно. Дома он считался отличным наездником, а здесь, выходит, опустился до уровня грудного младенца! И, завидев очередное препятствие, лорд пустил скакуна прямо на него.

Что было потом, лорд Энтони плохо помнил. Он очнулся от того, что кто-то брызгал ему в лицо ужасно холодной водой. Возмутившись таким безобразием, лорд Энтони фыркнул и вяло пробормотал:

— Какого черта, мокро же…

— Ничего, милорд, придется потерпеть, — донесся до него знакомый вежливый баритон.

От ужаса глаза лорда Энтони широко распахнулись. Ну конечно же, над ним склонился его собственный дворецкий!

— Лорримэр, — простонал сэр Макдональд, — откуда ты тут взялся? Ты же остался там… забыл, где именно.

— Нигде я не оставался, милорд, — возразил Лорримэр, вытирая лицо сэра Макдональда мягкой льняной салфеткой. — Мое место рядом с вами.

— Ну да, конечно… только не настаивай, чтобы я прямо сейчас поговорил с леди Моникой!

— Ваша матушка только что звонила, милорд, но я сказал ей, что вы чрезвычайно заняты. Она позвонит позже.

— О-о! — только и смог произнести лорд Энтони.


…Когда лорд Энтони в сопровождении преданного дворецкого добрался до места решающей схватки между двумя племенами, войска уже выстроились напротив друг друга посреди зеленой долинки. Лорд спешился и присоединился к небольшой группе зрителей, среди которых сразу бросался в глаза замаскированный Клям. Он был единственным обладателем бороды, да к тому же такой приметной.

Отозвав Кляма в сторонку, лорд Энтони тихо спросил:

— А чего они ждут? Почему не начинают бой?

— Да они и не собираются сражаться, — так же тихо ответил бывший страж идола. — Драться будут только два героя. Две схватки уже были, пока я отсутствовал. В одной победил герой мимо-помо, во второй — герой уша-дока. Так что сегодня все и решится. Чья победа — того и идол.

— Вот как? — вздернул брови лорд Энтони. — Интересно…

Он подумал, что на планете Храпунье изобретен, пожалуй, наилучший способ решения конфликтов из всех существующих в Галактике. Вот если бы и другие народы поступали так же! Впрочем… Лорд Энтони тут же представил, как кто-то из потомков древних землян вступает в личное единоборство с представителем расы троддтов. Двухметровый, когтистый ящер, покрытый жесткой чешуей, — против обычного человека… хотя можно ведь найти мужика поздоровее, хорошо тренированного, — глядишь, и ящер получил бы по первое число!

Тем временем прозвучали фанфары, рассыпалась барабанная дробь, — и из плотно сомкнутых рядов воинов двух племен выступили вперед герои, готовые отстаивать честь своего народа. Лорд Энтони невольно хихикнул, увидев этих отборных бойцов.

На голове героя мимо-помо красовалась ярко-синяя щетка волос, пересекающая блестящую лысину. По бокам головы были желтой краской нарисованы какие-то хитроумные знаки. В ушах героя болтались крупные длинные серьги, на шее висело штук десять ожерелий. Обнаженный до пояса торс тоже был разрисован так, что не осталось ни одного свободного клочка кожи. Светло-коричневые кожаные штаны до колен украшала бахрома, а крепкие ботинки на толстой подошве были почему-то раскрашены в черно-белую полоску.

Герой племени уша-дока выглядел не менее колоритно. Но тут не наблюдалось никаких лысин и «ирокезов». Рыжие патлы героя, густые, спутанные, спадали на плечи, а надо лбом были заплетены в несколько тоненьких косичек, украшенных бусинами и мелкими розовыми цветочками. Этот воин тоже был обнажен до пояса, и тоже увешан ожерельями, но рисунок на его коже был только один: огромный круглый глаз на груди, аккуратно выведенный черной краской. Штаны на герое уша-дока были трикотажные, длинные, заправленные в обыкновенные поношенные кеды.

Но лорда Энтони поразил не столько вид героев, сколько то, что оба они не были вооружены…

Однако уже в следующую секунду все стало ясно.

Герои бросились друг на друга и принялись изо всех сил махать кулаками.

Вот это да, изумленно думал сэр Макдональд, наблюдая за схваткой, рукопашный бой, это же надо додуматься до такого в век космических технологий… ну и дикари живут на Храпунье! Где еще такое увидишь?

Драка выглядела как-то странно. Герои совсем не стремились сблизиться, они скорее старались уйти от удара противника. Каждый из них прыгал то вправо, то влево, пытаясь зацепить врага кулаком, и при этом метил в основном в лицо. Что-то тут было не так… А потом герой уша-дока сумел-таки достать героя мимо-помо и врезал тому кулаком прямо в нос. Естественно, хлынула кровь, и тут…

На зеленую лужайку между двумя армиями невесть откуда вывалилась толпа растерзанных, громко воющих женщин. Они рвали на себе волосы, рыдали, отчаянно размахивали руками… Окружив двух героев, женщины завопили так, что даже издали выдержать это было трудно.

— Что они там кричат? — нервно спросил лорд Энтони, поворачиваясь к Кляму. — Ты можешь перевести?

— Конечно, — кивнул замаскированный Клям. — Они говорят: да как же можно было докатиться до такого зверства, вы только посмотрите на этого человека! Его же изуродовали, он же весь в крови, он же умрет сейчас! Немедленно прекратите, да что же это такое, и кто только мог додуматься до такого — бить живого человека, уродовать его! Врача, врача немедленно!

— Погоди, погоди, — озадаченно перебил переводчика лорд Энтони. — У него ведь просто нос разбит, с чего это ему умирать? И вообще, откуда здесь эти бабы?

Клям ухмыльнулся.

— Да как же иначе-то? — сказал он. — Женщины следят, чтобы все было честно и справедливо. Драка до первой крови. Все, уша-дока победили.

А толпа голосистых женщин, окружившая героев, уже уводила пострадавшего мимо-помо. Его усадили в телегу, непонятно как оказавшуюся на поле боя, и пара кавров повлекла бедолагу к селению. А за ним потащилась и вся проигравшая армия мимо-помо.

Племя уша-дока в честной схватке отвоевало право владеть чудодейственным идолом Ого.


Лорд Энтони и Клям не спеша ехали следом за отступающей армией. Кое-кто из воинов отстал, и лорд воспользовался этим, чтобы завести разговор с местными. Он обратился на общегалактическом языке к одному, к другому, — но никто его не понимал. Наконец тощий мужичонка, сидевший на горбе облезлого кавра, ответил сэру Макдональду:

— Ты издалека, похоже. У нас тут мало кто общегалактический знает. Нам без надобности.

— Но ты-то знаешь! — обрадовался лорд Энтони. — Я хотел кое о чем спросить…

Мужичонка бросил на него подозрительный взгляд, но промолчал.

— Меня зовут Тони, — представился сэр Макдональд. — Можешь ты мне объяснить, при чем тут вообще сражение? Ведь ваш идол украден, а кража — действие противозаконное… ну, во всяком случае в других мирах. Почему же…

Мужичонка не дал лорду договорить.

— Кто не уследил за своим имуществом — тот сам виноват, — строго сказал он. — Тут все справедливо.

— Какая же это справедливость? — возразил лорд Энтони. — А если человек стар и беспомощен, тогда как? Его должен защищать закон!

— Старых и беспомощных он защищает, — хмуро ответил мужичонка.

Лорд открыл было рот, чтобы задать очередной вопрос, но тут замаскированный Клям, подъехав вплотную, крепко двинул его кулаком под ребра. Сэр Макдональд возмущенно обернулся, но увидел, что Клям делает ему знаки, предлагая отъехать подальше от остальных.

Решив, что случилось нечто особенное, лорд Энтони повернул своего кавра следом за скакуном бывшего стража.

— В чем дело? — осведомился он, когда они оказались достаточно далеко.

— Не приставай к людям с вопросами, — сердито сказал замаскированный Клям. — Во-первых, им не до тебя сейчас, а во-вторых, это неприлично. У нас вопросов не задают.

— Но я иностранец, — возразил сэр Макдональд. — Я не обязан это знать. Надеюсь, мне простят мое невежество.

— Не простят, — коротко ответил замаскированный Клям. — У нас так принято: не знаешь местных правил — сам виноват. Сначала выучи, потом суйся к людям. А сейчас и вовсе все злые, после поражения-то.

— Жестко, — покачал головой лорд Энтони.

— Да уж как есть, — огрызнулся бывший страж идола Ого.

— Вы явно не стремитесь развивать туристский бизнес, — обвиняющим тоном заявил сэр Макдональд. — А значит, никогда не разбогатеете!

— Ничего, зато без туристов спокойнее, — усмехнулся Клям.

Глава девятая

Комната, в которую проводил заезжих иностранцев хозяин постоялого двора, выглядела настолько убого, что лорд Энтони невольно поморщился. На окнах нет занавесок, на полу — ковра… Две железные кровати с тощими матрасами, жиденькие ватные одеяла, потрепанные покрывала и жесткие подушки… В центре комнаты — низкий обшарпанный стол и два кресла, из которых торчат пружины… ну и ну!

Осмотрев все это, сэр Макдональд строго сказал, обращаясь к хозяину:

— Я просил лучший номер. А это что такое?

— Лучше у меня нет, сэр, — развел руками трактирщик, отлично говоривший на общегалактическом языке. — Все занято. Люди со всей равнины съехались, на войну посмотреть.

— Н-да, — ворчливо произнес лорд Энтони. — Но война-то уже кончилась, не так ли, любезный? Номера должны освободиться.

— Нет, сэр, — возразил трактирщик. — Завтра будут бега, ради утешения несчастных.

— Бега? — заинтересовался лорд Энтони. В нем сразу проснулся азартный игрок. — Что, скачки на каврах? И тотализатор будет? Можно делать ставки?

— Тотализатор есть, и ставки, конечно, делать можно, — улыбнулся хозяин постоялого двора. — Только кавры тут ни при чем, сэр. Это улиточьи бега. Десять забегов.

— Ка… какие? — подавился словом сэр Макдональд.

— Улиточьи, — вмешался в разговор Клям. — Я тебе потом объясню. А ты иди, — сказал он, обращаясь к хозяину, и добавил что-то на местном языке, после чего трактирщик пулей вылетел из номера.

— Что ты ему сказал? — удивленно спросил лорд Энтони.

— Что знаю, сколько стоит такой номер, — усмехнулся замаскированный Клям. — Он наверняка собирался ободрать тебя, как липку. А теперь побоится.

— Ну, это все мелочи, — небрежно бросил лорд Энтони. — Но бега… Я совершенно не представляю… А может, у вас тут какие-то особенные улитки? Они очень быстро ползают?

— Ползают, как и положено улиткам, — спокойно ответил Клям, бросая свой рюкзак на одну из кроватей. — Но ставки высокие.

— Как интересно! — всплеснул руками сэр Макдональд. — Мы должны непременно пойти туда!

— Пойдем, отчего же не пойти… И я тоже сыграю.

Но говоря так, Клям явно думал не о выигрыше в тотализатор. Он отошел к окну и, похоже, забыл о лорде Энтони. Может быть ему, хотелось, остаться на родине, и он тосковал оттого, что не мог раскрыть свое инкогнито? А может быть, он хотел бы выиграть огромную кучу денег, чтобы стать достойным далекой, но такой желанной леди Кати? Лорд Энтони не стал гадать. Он просто улегся на скрипучую железную кровать, попытался представить несущихся вперегонки улиток, — и сам не заметил, как задремал.

И приснился лорду Энтони странный сон…


…Он шел по собственному парку, любуясь пышными клумбами и прекрасными беломраморными статуями, и намеревался заглянуть в одну из оранжерей, чтобы узнать, сколько кистей винограда может быть подано к званому ужину в честь именин леди Моники, — и вдруг одна из белых фигур, стоявших на невысоких постаментах, подмигнула ему. Лорд Энтони от изумления застыл на месте, а редчайшая скульптура, изображавшая девушку с веслом, со скрипом шевельнулась, потопталась на месте, разминая ноги, — и, опираясь на весло, шагнула с постамента на аккуратную дорожку парка. Сэр Макдональд попытался что-то сказать, но не смог. Девушка направилась прямиком к нему. За ней на песке дорожки оставались глубокие следы. Ну конечно, подумал лорд Энтони, весу-то в ней ого сколько! Мраморная, как-никак… Ему отчаянно захотелось удрать от красотки с веслом, но он словно прирос к месту и не мог сдвинуться, как ни старался. Обливаясь холодным потом, лорд Энтони смотрел на чудище, приближавшееся к нему. А мраморная девица вдруг растянула белые губы в улыбке и заговорила голосом леди Кати:

— Сегодня прекрасная погода, сэр, не так ли? Мне хотелось бы прогуляться с вами.

И взяла несчастного владельца поместья под руку.

Ростом девушка с веслом была повыше сэра Макдональда, а уж о весе и говорить не приходилось… лорд понял, что не в силах сопротивляться. С трудом переставляя непослушные ноги, он покорно зашагал рядом с мраморной красоткой. А та продолжала светскую беседу:

— Чудесный день, чудесное небо, чудесные облака… а куда мы идем?

— Н-не знаю… — пробормотал лорд Энтони.

— Ах, какой вы неинтересный кавалер! — пожаловалась мраморная девица — и вдруг со всего размаху хлопнула лорда Энтони мраморной ладошкой по спине.

Лорд с громким воплем покатился по дорожке… и проснулся.


Он сел на жесткой постели и огляделся по сторонам. Ну конечно же, он был в жалком номере бедной гостиницы, и напротив него сидел на второй железной кровати замаскированный Клям, поправлявший зеленую бороду.

— Что, сон плохой? — спросил Клям, видя, что на лбу лорда Энтони выступили капли пота.

— Да, мраморная баба приснилась… жуть, что такое!

— Мраморная? — неожиданно заинтересовался Клям. — А ты уверен, что именно мраморная?

— Да уж конечно, — сердито сказал лорд Энтони, вставая и направляясь к ванной комнате, чтобы умыться. — Она в моем собственном парке стоит. Я ее сам покупал. Древняя вещь, проверена тремя экспертами.

— Это хороший сон, — с глубоким убеждением в голосе сказал Клям. — Очень хороший. Доброе предзнаменование. Тебе в чем-то крупно повезет.

— Хорошо, если так, — пожал плечами сэр Макдональд, скрываясь за дверью убогой ванной.

Закончив с водной процедурой, он вместе с замаскированным Клямом отправился ужинать в лучшую из местных рестораций, которая, само собой, располагалась здесь же, в гостинице, в полуподвальном этаже. Войдя в битком набитый ресторанный зал, лорд Энтони не удержался от восклицания:

— Ну и грязно тут!

И в самом деле, зал, плотно уставленный столиками, чистотой не блистал. На полу валялись горы объедков, мутно поблескивали лужицы пролитых напитков, во всех углах висели плотные сети паутины… Как вообще можно есть в такой обстановке? Лорд Энтони с ужасом представил, что может твориться на кухне подобного заведения.

— Послушай, Клям, может, мы лучше пойдем куда-нибудь в другое место? — предложил он.

— А нету другого, — ответил замаскированный страж идола.

— Как же так? — удивился сэр Макдональд. — Ты сказал — этот ресторан лучший. Но если других нет, с чем ты его сравнивал? Где худший?

— Ну, просто у нас так принято говорить, — пояснил Клям, осматривая зал в поисках свободного местечка. — Этот — лучший. Вообще-то есть еще парочка пансионов, но там надо договариваться заранее.

— Клям, миленький! — взмолился лорд Энтони, отпихивая ногой какое-то облезлое животное, подкравшееся к нему. — Пойдем в пансион! Я заплачу любые деньги, лишь бы не ужинать в этой помойке!

— Зря ты так, Тони, — укоризненно сказал Клям. — Тут отлично готовят. Может, все-таки останемся?

— Нет! — твердо заявил лорд Энтони, делая шаг назад, к двери. И тут же наступил на скользкий огрызок какого-то фрукта и с трудом удержался на ногах. — Нет! Я не стану здесь питаться! Я лучше умру с голоду!

Клям тяжело вздохнул и следом за сэром Макдональдом вышел на улицу. Замаскированному стражу явно нравилась шумная обстановка ресторации. Но… увы, сам-то он заплатить за ужин не мог. У него была при себе только кредитная карточка Общегалактического банка, и ни гроша наличными. Зарплату служащим во владениях Макдональдов переводили на банковские счета, а снять вовремя хоть пару кредитов Клям не догадался. А на Храпунье было лишь одно-единственное отделение Общегалактического банка, которое работало три дня в неделю по четыре часа. И сейчас оно, конечно же, было закрыто. Что ж, значит, не повезло.

Поселок племени мимо-помо в вечернее время освещался лишь редкими биологическими фонарями, висевшими на невысоких толстых столбиках. В больших стеклянных пузырях копошились светящиеся жуки, испускавшие отвратительный синевато-зеленый свет. Конечно, такое освещение обходилось во сто крат дешевле электрического, но уж очень мало тут было фонарей… Лорд Энтони то и дело чертыхался, спотыкаясь о кочки и камни, кляня местных жителей за лень — могли бы и побольше жуков развесить на улицах, — и удивлялся тому, как Клям умудряется идти по этим кривым проулкам, словно по гладкой мостовой. Но бывший страж идола Ого, похоже, отлично видел в темноте.

— Вот, пришли, — сказал наконец Клям, останавливаясь возле двухэтажного дома под невысокой конусообразной крышей.

Ко входной двери вели несколько ступенек с простыми пластиковыми перилами, но крылечко было чистым, недавно помытым, и на двери не было пятен. Лорд Энтони посмотрел на слабо светящиеся окна первого этажа. Стекла сверкают, занавески выглядят вполне свежими… ну, надо надеяться, здесь хозяева аккуратнее, чем в гостинице.

Клям взбежал на крылечко и постучал. Дверь распахнулась почти мгновенно, на пороге появилась симпатичная маленькая девушка в бежевой блузке и серой юбке, чуть прикрывавшей колени. Пегие волосы девушки были коротко подстрижены, в уши были вдеты крохотные золотые сережки.

— Добрый вечер, — тихо поздоровалась девушка. — Чем могу быть полезна?

— Здравствуйте, — опередив Кляма, заговорил лорд Энтони. — Мы голодны, а в ресторане при гостинице такая жуткая грязь… пожалейте нас, милая красавица! Накормите, обогрейте!

Девушка рассмеялась.

— С удовольствием. Входите. Я хозяйка пансиона, меня зовут Нуся. А вы?…

— Я — Тони, — представился сэр Макдональд, — путешественник, турист. А это мой друг…

И только тут лорд Энтони вспомнил, что они с Клямом забыли придумать беглому стражу новое имя. Он посмотрел на своего бывшего служащего, и вдруг увидел, что тот страшно смущен и растерян, и явно не в состоянии хорошенько соображать. Не понимая, чем могла напугать Кляма такая милая девушка, сэр Макдональд тем не менее решил, что придется брать инициативу в свои руки. И ляпнул первое, что подвернулось на язык:

— …мой друг Понтий. Мы путешествуем по Галактике с познавательными целями.

Нуся как-то странно посмотрела на Кляма и отступила в коридор, приглашая путников войти.


…Накрывая на стол в небольшой уютной столовой, Нуся беспечно болтала о разных пустяках. Лорд Энтони спросил, давно ли она содержит постояльцев.

— Нет, — весело ответила Нуся. — Всего два месяца этим занимаюсь. Прежняя хозяйка пансиона решила отойти от дел, а у меня как раз бабуля померла, оставила мне небольшое наследство. Вот я и купила это заведение. Оно, конечно, не слишком прибыльное, но на жизнь заработать можно.

Лорд Энтони решил, что теперь ему понятна причина растерянности замаскированного Кляма. Клям ожидал увидеть кого-то другого вместо Нуси. Он ведь отсутствовал более полугода и не знал о здешних переменах. Кстати, подумал вдруг сэр Макдональд, прошло так много времени, а местные племена только сегодня провели решающую схватку за право обладания чудодейственным идолом… Не слишком-то они спешили! Но это не его дело. В каждом из миров — свои обычаи.

Ужин состоял из неизвестных лорду Энтони корнеплодов, зажаренных в душистом растительном масле, творожной запеканки и пирожков с мясной начинкой. Все было очень вкусно, дешевая посуда сверкала чистотой, даже салфетки присутствовали на столе, хотя и бумажные. Лорд Энтони остался доволен, и когда Нуся убрала тарелки и поставила перед гостями чашки с травяным чаем, спросил:

— Скажите-ка, милая девочка, а нет ли у вас в пансионе свободного местечка, чтобы приютить несчастных путников? Уж очень мне ваша гостиница не по нраву!

Нуся смутилась, зарделась, и снова бросила на Кляма странный взгляд.

— Да, видите ли… — неуверенно заговорила она. — Конечно, по случаю третьего сражения и бегов все было заказано заранее, но вот такая случайность вышла… ну просто как нарочно! Вчера один из клиентов позвонил — он сломал ногу и не смог приехать. Ну, правда, — робко продолжила Нуся, — комната одноместная… Но если вы не против, там можно поставить вторую кровать, у меня есть запасная…

— Покажите! — потребовал лорд Энтони, вставая из-за стола.

Нуся повела их с Клямом на второй этаж. Комнатка понравилась сэру Макдональду с первого взгляда. Здесь было уютно и чисто, а он больше всего на свете ценил именно эти качества жилища. Конечно, будет тесновато, если поставить вторую кровать, но уж лучше жить в тесноте, чем в грязи!

— Согласен, — сказал он. — Мы снимем эту комнату. На… на сколько? — Он повернулся к замаскированному Кляму.

Несчастный Клям откашлялся и сказал не своим голосом:

— Ну, думаю, на месяц… не больше. Надеюсь.

— Значит, пока на месяц, а там видно будет, — решил лорд Энтони. — Я заплачу вперед. Сколько?

— С питанием? — уточнила Нуся.

— Да!

— Тогда один галактический кредит.

Лорд Энтони изумился. Так дешево? Везде бы таким ценам быть!

Вручив хозяйке пансиона требуемую сумму, путешественники отправились обратно в гостиницу, за вещами. Клям упорно молчал, и в конце концов лорд Энтони, не выдержав, спросил:

— Что с тобой происходит? Почему ты такой странный? Тебе не понравился пансион? Или хозяйка? Или ты передумал отправляться на поиски этого дурацкого идола?

— Нет, не передумал, — мрачно ответил Клям. — Я должен завоевать леди Катю, и я сделаю это! Но по нашим обычаям я должен представить новобрачную своим родным и племени, чтобы она получила новое имя — имя жены благородного воина… а я изгой! И мои жена и дети не смогут получить настоящие, правильные имена! А значит, и правильной жизни им ждать не придется!

— Как интересно! — воскликнул лорд Энтони. — Правильные имена? Ты мне расскажешь, что это такое?

— Потом, — пообещал Клям. — Да, я просто обязан вернуть этого проклятого идола! Только тогда пятно позора будет смыто с моего сердца!

— Но его могут снова проиграть противнику, если ваш герой окажется слабаком, — напомнил ему сэр Макдональд.

— А это уж не моя забота, — усмехнулся Клям. — Проиграю-то не я!


Когда они вернулись в пансион Нуси, свободная комната была готова принять их. Оставив там свой нехитрый багаж, лорд Энтони и замаскированный Клям спустились в общую гостиную. Но там никого не было. Лишь светился в углу экран старого-престарого кинокомпьютера.

— Интересно, чем здесь народ занимается по вечерам? — пробормотал сэр Макдональд, изучая программу фильмов. Самому новому из них было лет пятнадцать. — Где развлекается?

— Молодежь гуляет, — пожал плечами бывший страж идола. — Танцует на дискотеке. А кто постарше — или дома кино смотрят, или уже спать легли. Час-то поздний.

Лорд Энтони посмотрел на наручный комп. По местному времени было ровно девять вечера. И это называется поздним часом?..

— А почему тут в программе только старые фильмы? — спросил он.

— Наверное, новые на имена разобрали, — пожал плечами замаскированный Клям.

Лорд Энтони непонимающе уставился на своего спутника. Что значит — разобрали на имена? Какие имена? Он тут же вспомнил, что Клям уже говорил что-то о «правильных именах», которые не могут получить жена и дети изгоя…

Клям, видя недоумение своего бывшего нанимателя, пустился в объяснения.


…В обычае племен мимо-помо и уша-дока было давать новорожденным имена, отбитые в бою у противника. В прежние времена это выглядело так. Мужчина, у которого родился ребенок, отправлялся на поиски имени для него. Встретив человека из другого племени, он тут же представлялся и спрашивал, как того зовут. На вопрос приходилось отвечать, иначе могли обидеться боги слов и имен, — и отвечали, хотя каждый прекрасно понимал, чем дело может кончиться. А дальше ищущий имени старался убить нового знакомца. Имя убитого считалось свободным. Конечно, могло выйти и наоборот, и погибал молодой папаша, — тогда его именем завладевал победитель. Он мог сам использовать свободное имя, а мог подарить его кому-то…

— Погоди-ка, — перебил Кляма лорд Энтони. — Но ты говоришь о мужских именах! А как же женщины?

— Да разве имена делятся на мужские и женские? — искренне удивился Клям, ныне временно именуемый Понтием. — Имя — оно и есть имя, при чем тут мужчины и женщины?

Сэр Макдональд озадаченно уставился на бывшего стража. Вот так фокус! О таком он ни разу не слыхивал — чтобы имена были на всех одни. Во всех тех мирах, где ему случалось бывать во время многочисленных путешествий по Галактике, имена строго разделялись по половой принадлежности. А здесь… как интересно!

А Клям продолжил рассказ.

В позапрошлом столетии стало ясно, что добывать имена надо как-то иначе, — уж слишком сократилось население планеты. И вот один заезжий торговец предложил отличную идею. Он сказал, что имена можно брать из фильмов. Если вам понравились имена героев — переписать фильм на мини-диск и пронзить этот диск копьем в укромном местечке, а потом закопать, как прежде закапывали тела людей, у которых забирали имена. А чтобы никто больше не мог воспользоваться уже взятым именем — стереть фильм из памяти местной киносети. В последние годы рождаемость сильно повысилась — и потому новых фильмов в кинокоммпьютерах почти нет.

— С ума сойти, — пробормотал лорд Энтони, выслушав Кляма. — Какая грандиозная идея! Да этому торговцу надо было памятник поставить! Надеюсь, его наградили как следует?

— Конечно, — ухмыльнулся Клям. — У него было красивое имя. И оно досталось не кому-нибудь, а сыну вождя племени мимо-помо. Правда, потом оно перешло к уша-дока, но позже снова вернулось к нам. Нашего главного жреца зовут Аркашей.

Глава десятая

Бега должны были начаться в полдень. Лорд Энтони, как ни старался, не мог себе представить улиток-спринтеров. И от этого его еще сильнее разбирало любопытство.

Они с Клямом вышли из пансиона загодя, в десять часов, чтобы занять места получше. Клям объяснил, что никаких билетов на зрелища у племени мимо-помо не бывает, а места иной раз добывают даже и в драке. Но, похоже, за время скитаний бывший страж идола немного подзабыл, насколько его соотечественники любят зрелища. Не только свободных мест не осталось к половине одиннадцатого утра, но и просто подойти к местному стадиону оказалось практически невозможно. Вокруг невысоких трибун, окружавших овальное поле, бурлила толпа.

— Черт побери, Клям, да они что, с ночи места заняли? — сердито воскликнул сэр Макдональд, отпихивая от себя какого-то беспризорного кавра, затесавшегося в толпу. — Отстань ты от меня, верблюд недоделанный!

Кавр обиделся. Взбрыкнув всеми шестью ногами разом, он раскидал в стороны окружавших его людей, освободив себе пространство для маневра, — и, недолго думая, бросился на лорда Энтони. Лорд, завизжав, с невиданной прытью метнулся в сторону — и оказался прав. Кавр смачно плюнул, угодив струей липкой слюны в то место, где вот только что стоял его обидчик. Кавр взревел и собрался повторить атаку, но тут его скрутили опомнившиеся мимо-помо. К этому времени подоспел и хозяин кавра, тут же начавший громко выяснять, кто сглазил его скакуна. До сих пор, дескать, его Коко в жизни никого не оплевал, отличаясь редкой благоразумностью, а тут вдруг… Лорд Энтони счел за лучшее исчезнуть с места происшествия.

Им с Клямом все же удалось протиснуться к трибунам, но никакой надежды завоевать себе кусок скамьи не было. И вдруг…

— Милорд, я занял для вас два места, — услышал лорд Энтони до боли знакомый вежливый баритон. Он нервно оглянулся. За барьером почти рядом с ним, в первом ряду, гордо восседал его дворецкий Лорримэр, а по обе стороны от него цеплялись за скамью два каких-то чумазых мимо-помо с жиденькими «ирокезами» на лысых головах.

— Лорримэр, — вздохнул сэр Макдональд, не находя в себе сил обругать преданного слугу. — Опять ты… а это кто такие?

— Я заплатил им, чтобы они посидели тут до вашего прихода, милорд, — пояснил Лорримэр. — Теперь они уйдут, а вы и мистер Клям сможете сесть.

Лорд Энтони не заставил себя уговаривать. Перемахнув через барьер, он спокойно уселся на место, освобожденное чумазым мимо-помо. Второй держатель скамьи тоже незаметно исчез, Лорримэр передвинулся, и Клям сел в середину. Операция прошла настолько быстро, что никто из толпившихся вокруг зрителей не успел покуситься на освободившиеся места. А что занято — то занято. В этом смысле порядок на стадионе был строгим. И за его соблюдением присматривали несколько десятков стражей порядка, вооруженных тяжелыми длинными дубинками.

Теперь лорд Энтони наконец-то сумел осмотреть стадион. И заметил, что все устроено просто замечательно. Справа и слева, в концах овала, трибуны прерывались воротами, предназначенными не для прохода зрителей, а для выхода спортсменов, насколько мог понять лорд Энтони. В центральной части поля виднелись десять параллельных беговых дорожек длиной метров в тридцать с небольшим. Где старт, где финиш, лорд Энтони определить не смог, не умея читать на языке мимо-помо, да это было и неважно. Начнутся бега — видно будет. Но кто побежит? Дистанция невелика, но если ее будут преодолевать улитки… сколько же времени уйдет на один забег, если обычным улиткам придется проползти двадцать метров?

Только сэр Макдональд собрался подробнее расспросить Кляма об условиях соревнований и о том, где тут тотализатор и как им сделать ставки, как вдруг загрохотали барабаны, зазвенели гонги, — и толпа зрителей мигом затихла. Из ворот слева от лорда Энтони и его компании потянулась длинная процессия странно одетых людей. Их головы скрывались под тяжелыми золотыми шлемами с узкими прорезями для глаз, на плечах болтались шкуры каких-то пятнистых зверей, а на бедрах — коротенькие юбочки из разноцветных перьев. Каждый держал в руках что-то вроде хлопушки для мух.

— Кто это? — шепотом спросил Кляма лорд Энтони.

— Жрецы, — едва слышно ответил замаскированный Клям. — Первый — Аркаша, он главный. Молчи, а то врежут!

Лорд Энтони недоуменно умолк, не понимая, кто и за что может ему врезать. Он вроде бы порядка не нарушает… Но в следующую секунду он понял, что во время шествия жрецов нельзя разговаривать. Неподалеку от него какой-то неосторожный мимо-помо обратился к соседу — и тут же один из жрецов изо всех сил швырнул свою «хлопушку». Она со свистом помчалась к трибунам и звонко шлепнула по лбу разговорчивого бедолагу. Тот схватился за голову — а «мухобойка» уже снова была в руках жреца. Да это что-то вроде бумерангов, сообразил лорд Энтони, только почему у них такая странная форма?

Жрецы завели какую-то заунывную мелодию и трижды обошли беговые дорожки. После этого, выполнив свой долг, они удалились с поля в те же ворота, и зрители тут же взорвались криками, требуя начинать бега.

И бега начались.

Из противоположных ворот вышла на поле стадиона первая десятка «бегунов». Лорд Энтони, увидев их, ахнул от изумления. Конечно, это были улитки, и их можно было бы принять за обычных виноградных, если бы не размеры этих моллюсков. Их полосатые раковины были размером с хорошего осла. По обе стороны «домиков» улиток были начертаны крупные ярко-красные номера. Улитки, гордо выставив рожки, послушно поползли туда, куда направляли их сопровождающие мимо-помо, принаряженные в черно-желтые пятнистые хламиды. Ползли улитки довольно быстро, и путь до стартовой линии занял у них всего полчаса. За это время вдоль трибун пробежали шустрые ребята, принимавшие ставки у всех желающих. Клям в первом забеге поставил на шестой номер, но лорду Энтони куда больше приглянулась шустрая улиточка, выступавшая под номером третьим, и он сделал ставку на нее. Замаскированный Клям неодобрительно покачал малиновым колпаком:

— Ошибка, Тони. Эта улитка — аутсайдер.

— Наплевать, — беспечно ответил сэр Макдональд. — Она мне нравится.

— Ну, деньги твои, тебе и проигрывать.

Электронного табло для показа результатов на стадионе мимо-помо не было, и судьи, вставшие на старте и финише, были вооружены примитивными доисторическими мегафонами. Лорд Энтони подивился такой отсталости, но высказывать свое мнение вслух не стал.

И вот наступил долгожданный старт. Улитки рванули с места и со всей возможной для них прытью поползли по беговым дорожкам. Направляющие мимо-помо присматривали за тем, чтобы ни одна из соревнующихся особей не свернула в сторону.

Вскоре вперед вырвались три рогатые красотки — номера пятый, шестой и восьмой. Зрители визжали, свистели и хрюкали, подпрыгивали на местах и размахивали руками, подбадривая бегунов. Сэр Макдональд с огорчением наблюдал за третьим номером, шедшим во втором эшелоне. Но вдруг…

Номер третий как будто проснулся и начал набирать скорость. Лорд Энтони завопил, как истинный болельщик:

— Давай-давай, радость моя! Нажми! Покажи им кузькину мать!

Стадион ахнул, когда улитка под третьим номером сначала догнала, а потом начала уверенно обходить соперниц. И взвыл, когда ее рожки первыми нырнули под ленточку финиша. А лорд Энтони пихнул Кляма локтем в бок:

— Ну, кто тут аутсайдер?

Шестой номер, на который поставил Клям, пришел третьим.

Вдоль трибун побежали шустрые ребята, и лорд Энтони получил ни много ни мало, шесть кредитов.

— Вот так, — удовлетворенно сказал он, пряча деньги в карман. — Моя симпатия не подвела! — И тут он вспомнил о дворецком. — Эй, Лорримэр! А ты сделал ставку?

— Да, милорд, — сдержанно ответил Лорримэр. — На третий номер. Четыре кредита.

Поскольку выигрыш на «тройку» выплачивали один к шести, это значило, что Лорримэр умудрился выиграть двадцать четыре кредита! Замаскированный Клям скрипнул зубами от зависти, но что он мог теперь изменить?

Пока первая группа бегунов покидала поле, пока к старту ползли следующие претенденты на победу, лорд Энтони обратил свое внимание на зрителей, заполнявших деревянные скамьи. И только теперь заметил, что прическа ирокез и яркий цвет волос были принадлежностью одних лишь мужчин племени мимо-помо. Волосы женщин выглядели просто бесцветными. Изредка попадались блеклые блондинки. У многих дам, волосы были точно такого же мышиного цвета, как у леди Кати, либо пегими, как у Нуси. Надо же, какая странность, подумал лорд Энтони, с чего бы это у них случилось такое разделение? Впрочем, он тут же забыл об особенностях волосяного покрова местных жителей, поскольку начался второй забег.

На этот раз он поставил на тринадцатый номер — и снова выиграл.


Пятый забег был последним для улиток, выступающих в легком весе. После этого должны были начаться соревнования тяжеловозов. Лорд Энтони, естественно, не знал, что это такое, но пока что его это и не заботило. Он напряженно размышлял над тем, на кого сделать ставку в забеге четырех победителей. Двадцать пятый и тридцать первый номера, на которых он ставил в третьем и четвертом забегах, проиграли гонку. Может быть, снова поставить на третий номер? Или лучше все-таки на тринадцатый? Или на двадцать шестой? Тридцать девятый?

Но в конце концов лорд Энтони решил наплевать на денежные соображения и оказать моральную поддержку совей первой симпатии. И поставил на третий номер.

Третий номер со свистом обошел соперниц и пришел к финишу с отрывом в три четверти метра.

— Ну, не зря же тебе мраморная баба приснилась, — прокомментировал это событие Клям. — Я ведь сразу сказал — это к удаче.

Впрочем, он и сам на этот раз последовал примеру лорда Энтони (вместе с Лорримэром), и поставил свои денежки на третий номер.

Финишные столбики перенесли на десять метров ближе к старту, и вот на поле стадиона торжественно выползла первая десятка «тяжеловозов». На каждую из улиток была надета хитрая упряжь, каждая волокла за собой тележку, нагруженную солидным камнем.

— Ого! — воскликнул сэр Макдональд. — Сколько же эти камушки весят?

— Ровно двадцать килограммов каждый, — ответил замаскированный Клям. — Так что теперь все зависит от силы и выносливости бегунов.

Бегуны не подвели. Правда, в первом забеге лорд Энтони ошибся номером, но в трех последующих ловко угадал фаворитов. И в финальном забеге ему тоже повезло. В итоге со стадиона он ушел, обогатившись на целых двести шесть кредитов. Этого вполне могло бы хватить на хороший завтрак в хорошем ресторане в его родных краях. Еще и на свежую газету осталось бы.

Глава одиннадцатая

Они с Клямом не спеша вернулись в пансион милой Нуси. По дороге Клям все больше молчал, не слушая разглагольствований лорда Энтони, а когда они уже подошли к крылечку, вдруг сказал:

— Надо поспешить. Ты как хочешь, а я завтра отправляюсь в горы. Я должен вернуть этого чертова идола. А то, боюсь, леди Катя там выскочит замуж.

— Не выскочит, — уверенно ответил сэр Макдональд. — Уж поверь, я знаю, что говорю.

— Нет, — упрямо произнес замаскированный Клям. — Я отправляюсь завтра. А ты как хочешь.

— Я с тобой, — пожал плечами лорд Энтони. — Для чего же иначе я сюда явился? Мне очень хочется увидеть этого Ого.

— Увидишь, — пообещал Клям.

За ужином он снова помалкивал, не обращая внимания на нежные взгляды милой Нуси. Впрочем, она не могла уделить новым постояльцам особого внимания, поскольку к ужину собрались все проживающие в пансионе — двенадцать человек, не считая лорда Энтони и Кляма. Разговор вертелся вокруг бегов, и все мимо-помо откровенно завидовали заезжему чужаку, сумевшему выиграть такие сумасшедшие деньги. На общегалактическом говорили только двое из жильцов, но и этого хватило, чтобы избавить Кляма от необходимости переводить все лорду Энтони. И замаскированный бывший страж углубился в какие-то свои, явно весьма мрачные мысли. При этом он изредка бросал на Нусю подозрительные взгляды, и в конце концов это заинтересовало лорда Энтони.

Когда после ужина новые постояльцы поднялись в свою комнату, лорд Энтони спросил:

— Почему ты так странно смотрел на Нусю, Клям? В чем дело?

Клям, тяжело вздохнув, упал на свою кровать и вытянулся, заложив руки за голову.

— Она в меня давным-давно была влюблена, — наконец-то произнес он. — И я уверен — она меня узнала. Да, уж если не везет — так не везет… не хватало еще, чтобы она кому-нибудь проболталась, кто я таков! Надо уходить с утра пораньше.

— Вряд ли она станет болтать, если действительно влюблена в тебя, — возразил лорд Энтони. — Она ведь прекрасно понимает, что тебе грозит.

— Вот потому-то и может сболтнуть, — хмуро сказал Клям. — Отомстить, например, захочет, я ведь на нее никогда внимания не обращал.

— Глупости! — уверенно произнес лорд Энтони. — Влюбленная женщина не способна на подлость. Ну, впрочем, я с местными нравами не знаком, так что тебе виднее. Ладно, отправимся утром. А как быть со снаряжением? Нам что-нибудь понадобится?

— Только кавры, чтобы добраться до гор. А они у нас уже есть. Ну, небольшой запас пропитания и воды тоже не помешает, но мы все это купим в поселке по дороге к горам. Здесь лучше не задерживаться.

— Хорошо. Давай тогда ляжем спать, чтобы встать пораньше. А кстати… куда подевался Лорримэр, ты не знаешь?

— Понятия не имею, — пожал плечами бородатый Клям. — Он мне не докладывал.


Задолго до рассвета двое авантюристов вывели из конюшни своих шестиногих скакунов и вскочили в седла. Лорд Энтони был предельно осторожен со своим Микки, памятуя о скрытых пороках характера кавров. Но вроде бы все шло нормально. Скакуны резво перебирали длинными ногами, унося всадников к горам. Вскоре небо над долиной посветлело, ночные облака умчались на запад, и первые лучи восходящей звезды Хромосомы осветили дальние пики снежных гор. Лорд Энтони залюбовался игрой света на голубовато-белых вершинах и не заметил, что Клям вдруг начал то и дел нервно оглядываться назад. Наконец до сознания сэра Макдональда дошло, что рядом с ним что-то происходит.

Он тоже оглянулся — и увидел вдали одинокого всадника, явно стремившегося догнать их с Клямом.

— Кто это? — удивленно спросил он.

— Понятия не имею, — процедил сквозь зубы замаскированный Клям. — Но мне это не нравится. Давай-ка прибавим ходу.

И он, недолго думая, ударил пятками по бокам своего кавра. Рикки взвизгнул по-собачьи и рванулся вперед, как ракета, вздымая шестью ногами тучи пыли. Лорд Энтони чихнул и озадаченно уставился в спину быстро удалявшегося Кляма. Его собственный кавр продолжал бежать с прежней скоростью, и лорд вовсе не намеревался колотить животное пятками. Не хватало еще вылететь из седла посреди безлюдной равнины! Но Микки через минуту-другую решил, что ему не нравится одиночество, и сам припустил со всех ног. Теперь уже лорд Энтони не мог уделять внимания всаднику, скакавшему где-то позади. Все его силы уходили на то, чтобы удержаться на горбе чертова верблюда. При этом сэр Макдональд все же успел подумать о том, что надо бы закупить для своих конюшен несколько производителей кавров и устроить небольшую подлянку знакомым лордам, предложив им прокатиться на этих тварях.

Гонка продолжалась добрых полчаса, и лорду Энтони уже казалось, что он вот-вот потеряет сознание от усталости. Но тут, на его счастье, впереди показались невысокие домики, окруженные густыми зарослями кустов, — это был поселок, в котором им с Клямом предстояло закупить продукты для дальнейшего похода. Клям сразу же умчался вперед по улице, а лорд Энтони притормозил на самой окраине и с удовольствием соскочил на твердую землю.

От души радуясь передышке, сэр Макдональд даже не вспомнил о таинственном преследователе, и потому был немало удивлен, когда вдруг услышал знакомый тоненький голосок:

— А вы неплохой наездник, мистер Тони!

Он нервно вздрогнул и оглянулся. Позади, крепко держа поводья взмыленного кавра, стояла милая Нуся…

— Нуся?! — не веря собственным глазам, воскликнул лорд Энтони. — Как ты здесь очутилась?

— Да я от самого дома за вами ехала, — засмеялась девушка. — Вы же меня видели! Сто раз оглянулись!

— Но мне и в голову не пришло, что это именно ты! — возразил лорд. — И Кл… то есть Понтий тоже не знал, кто за нами гонится.

— Можете спокойно называть его Клямом, — с улыбкой сказала Нуся. — Может, кого другого вам и удалось обмануть, да только не меня. Я его с первого взгляда узнала. Потому за вами и увязалась. Я же понимаю, он хочет вернуть Ого. А это дело опасное.

— Если это опасно, тебе здесь совершенно нечего делать! — строго сказал лорд Энтони. — Придется тебе, милая, вернуться домой.

— Ну уж нет, — покачала головой Нуся. — Я Кляма не оставлю одного. Я пойду с ним.

— Он не один, мы с ним идем в горы вместе, — напомнил ей сэр Макдональд.

— Вы тут совсем ничего не знаете, — серьезно сказала девушка. — Вы чужак. А я местная. И в горах не просто бывала, я тут почти своя. Моя бабушка с материнской стороны была из племени уша-дока. Вот так!

Что мог возразить на это лорд Энтони? Ни-че-го!


Они бок о бок зашагали по пыльной улице небольшого поселка, ища запропастившегося куда-то Кляма-Понтия. Нуся предположила, что бывший страж идола направился к дому местного торговца, — и не ошиблась. Когда они повернули направо, обогнув пышную купу кустов, они увидели кавра, привязанного возле крыльца ближайшего дома.

Не прошло и часа, как все трое, привязав к седлам битком набитые рюкзаки, продолжили путь. Торговец, конечно, не упустил своего, и постарался содрать с них как можно больше, но лорд Энтони не счел нужным торговаться. Пусть себе наживается, бедняга. Много ли у него тут покупателей?

К удивлению лорда, замаскированный Клям ни словом не возразил против того, чтобы Нуся отправилась в горы вместе с ними. То ли он смирился, зная упрямый характер девушки, то ли рассчитал, что взять ее с собой — дело выгодное. Они ехали еще около часа, все более углубляясь в путаницу пригорков и лощин, и вот наконец перед ними встала невысокая гряда голых округлых скал.

— Все, дальше пешком, — сообщил замаскированный Клям и спрыгнул с горба кавра на каменистую землю.

— Почему? — удивился лорд Энтони. — Мне кажется, животные вполне могут там пройти.

— Просто нельзя, — пояснила Нуся. — За этими скалами начинаются территории уша-дока, а они ненавидят кавров и никому не позволяют ездить верхом по своим землям.

— Надо же, — покачал головой лорд Энтони, послушно спешиваясь. — Но как быть с животными?

— Они сами вернутся в поселок, а там за ними присмотрят до нашего возвращения, — ответил Клям. — Ну, естественно, придется заплатить. А если не вернемся — кавры пойдут в уплату.

— Интересно, почему это мы можем не вернуться? — спросил сэр Макдональд. — Нас могут убить? Или мы может заблудиться в горах?

— И то, и другое может случиться, — усмехнулся Клям, поправляя окладистую зеленую бороду. — Или еще что-нибудь.

Лорд Энтони предпочел не выяснять, что значит «еще что-нибудь». Зачем портить себе настроение?

Поудобнее пристроив на спинах рюкзаки, трое путников зашагали вперед, к голым камням.

Глава двенадцатая

Они шли без остановки больше трех часов, то перебираясь через завалы острых обломков скал, то углубляясь в голые неглубокие ущелья, и лорд Энтони совершенно не понимал, как в столь пустынной местности может существовать целое племя. Ни травинки, ни кустика не видел он на склонах окружавших его гор. И ни малейшего признака жилья, само собой. Но он видел, что Клям и Нуся насторожены, что они то и дело посматривают наверх, словно ожидая нападения, — и тоже старался не упустить ничего из виду. Вот только что тут было упускать? Хоть бы мышь какая пробежала!

Но ни мышей, ни каких либо еще грызунов или прочих живых существ на склонах окружавших троицу гор, не наблюдалось. День уже клонился к вечеру, а Клям и Нуся все шагали и шагали — молча, упорно. И в конце концов сэр Макдональд не выдержал.

— Не пора ли нам привал сделать? — осторожно спросил он. — Что-то пить хочется…

— Потерпи немного, — сухо ответил Клям. — Вон тот перевал видишь? — он махнул рукой, показывая на невысокий перевал впереди. — Перейдем его — тогда и отдохнем. Здесь опасно.

— Что тут опасного? — удивленно произнес лорд Энтони. — Вокруг ни души!

— Это тебе так кажется, — негромко сказала Нуся. — В эти места часто забредают люди-белки, и мне лично не хотелось бы попасть к ним в лапы. Вот окажемся на охраняемых землях уша-дока — тогда другое дело. Хотя, конечно, и в руки уша-дока нам попадаться ни к чему. Они сразу сообразят, зачем мы пришли.

Лорд Энтони, никогда прежде не слыхавший о существовании людей-белок, глубоко задумался. Он попытался представить себе помесь человека и рыжей пушистой белочки, такой, какие во множестве водились в его огромном фамильном парке. Картинка у него получилась нелепая. Ну, может, здесь белки покрупнее, или люди помельче? Ладно, все это неважно, до перевала осталось меньше километра.

Но дойти до перевала им не удалось.

Внезапно по обе стороны от них зашуршали сыплющиеся со склонов мелкие камни — и невесть откуда выскочила огромная толпа странных небольших существ. Ростом они были не выше пятидесяти сантиметров, но коренастые, крепкие, хотя и обладали узкими кистями рук с четырьмя длинными тонкими пальцами. Каждый палец венчался явно очень острым когтем. Тела существ покрывала короткая черная шерстка, мягкая, блестящая. Впрочем, у существ женского пола молочные железы шерстью не обросли. Уши существ торчали на самых макушках, они были острыми, с кисточками на концах. Красные глаза яростно сверкали. И у каждого торчал позади огромный беличий хвост — черный, роскошный, с белым кончиком…

— Все, попались, — пробормотал Клям.

— Держись спокойно, — посоветовала лорду Энтони Нуся.

— Это они и есть? — спросил лорд.

— Они, проклятые.

— И что нам грозит?

— Сам увидишь…

Люди-белки уже окружили путников плотным кольцом, но пока не предпринимали никаких действий. Лишь одна белочка осторожно выступила вперед, пристально всматриваясь красными глазами в Кляма. Нуся едва слышно хихикнула.

— Ты ей понравился.

— А как же… ишь, сиськи развесила, — зло пробормотал замаскированный Клям. — И чего она о себе воображает? Думает, наверное, что красавица несказанная!

Белка и вправду явно заигрывала с Клямом. Лорд Энтони, несколько секунд понаблюдав за тем, как она вертится перед бывшим стражем идола, вдруг сказал:

— Сними бороду и парик. Мне кажется, она очарована твоими волосами.

Клям, недолго думая, сорвал с себя всю маскировку и спрятал за пазуху. Белка отчаянно взвизгнула, подпрыгнула от возмущения — и нырнула в толпу сородичей. Остальные люди-белки заверещали, размахивая руками, и бросились на путников.

— Не сопротивляйся! — только и успел крикнуть Клям, обращаясь к лорду Энтони. Сам он, как и Нуся, отлично знали, как себя вести, попав в лапы чернохвостых белок.

Десятки маленьких рук вцепились в лорда Энтони, царапая его острыми когтями, и поволокли вверх по склону горы, потом впихнули в какой-то узкий, тесный лаз между камнями… Не прошло и пяти минут, как сэр Макдональд очутился в темной пещере. Вокруг него суетились люди-белки, но ни Кляма, ни Нуси он не увидел. Впрочем, что тут разберешь в такой темноте!

— Клям! — на всякий случай позвал лорд Энтони. — Нуся!

Но ответа не последовало.

Люди-белки, возмущенно залопотав, опутали сэра Макдональда тонкими веревками и крепко-накрепко привязали к здоровенному столбу, вбитому в пол пещеры. А после этого занялись своими делами, как будто позабыв о пленнике.

Женщины разожгли посреди пещеры большой костер, и в его неверном пляшущем свете лорд Энтони рассмотрел наконец хорошенько, куда он попал.

Пещера оказалась огромной. Ее потолок терялся в темноте над головой сэра Макдональда, ее стены едва виднелись вдали… Ну и ну, подумал лорд, вот это каверна! Пещера явно располагалась в глуби горы. Но как тут живут эти странные существа? Ведь вокруг ни лесов, ни даже травы приличной нет на склонах! Чем они питаются? Неужели случайными путниками?

Вскоре он нашел ответ на этот вопрос, и несколько утешился. Люди-белки установили над костром здоровенную треногу, водрузили на нее черный закопченный котел с водой и начали готовить обед. А может быть, ужин. Но он состоял не из мяса. В котел хлопотуньи с голыми грудями бросали какие-то коренья, орехи, плоды… Вскоре над котлом поднялся душистый пар. Лорд Энтони с интересом принюхался. Неплохо, одобрил он обеденные ароматы, совсем неплохо! Пахло вареной морковью, базиликом, кориандром, имбирем, явно пробивался запах репы… но все перебивал дух незнакомых лорду Энтони плодов с ореховым оттенком. Интересно, подумал сэр Макдональд, а его они собираются кормить? Он тоже проголодался! И весьма основательно!

Люди-белки вовремя вспомнили о пленнике. Как раз тогда, когда варево в котле поспело. Одна из чернохвостых хозяюшек наполнила едой большую деревянную миску и направилась к стоявшему у столба лорду Энтони, что-то громко вереща. На ее призыв откликнулись четверо мужчин. Они подошли к пленнику, ослабили на нем путы, чтобы он мог сесть, и освободили ему руки. Лорд Энтони с благодарностью переменил позу (ноги у него уже давно затекли от неподвижности), сел и взял протянутую ему миску. Люди-белки вернулись к костру. Лорд рассмотрел предложенное ему угощение. Незнакомые ему овощи, политые довольно жидким соусом. Вместо ложки или вилки в миске лежала пара деревянных палочек. Вот еще, радости китайской кухни, фыркнул лорд Энтони. Но все же решил попробовать овощную смесь — другого-то все равно ничего не было. Он взял палочки…

И тут чья-то уверенная рука, протянувшись из-за спины лорда, отобрала у него миску и вложила в пальцы сэра Макдональда толстый сэндвич с сыром, обернутый тонкой льняной салфеткой. Действие сопроводил знакомый вежливый баритон:

— Я бы на вашем месте не стал это есть, милорд. Гигиена у них ниже всякой критики. Можно подхватить дизентерию.

— Лорримэр! — выдохнул ошеломленный пленник. — Откуда ты взялся?!

— Я следовал за вами, милорд, — спокойно ответил преданный дворецкий, скрываясь в темноте. — Перекусите пока, а когда эти зверюшки улягутся спать, я вас выведу отсюда.

— А где Клям и Нуся? — тут же спросил лорд Энтони, ничуть не сомневаясь, что Лорримэру это известно. И он не ошибся.

— Они в других пещерах, милорд. Тут целая подземная страна. Если желаете, можно будет забрать и ваших знакомых. Пещеры соединяются между собой.

— Обязательно заберем моих знакомых, — кивнул лорд Энтони, запуская зубы в сэндвич. — А чаю нет?

— Как это нет, милорд! — обиделся Лорримэр. — Разве может человек жить без чая?

И перед лордом Энтони возникла чашка с горячим чаем. Правда, сама чашка была не фарфоровая, а пластмассовая, походная, — но это было лучше, чем ничего.

Подкрепившись, пленник принялся наблюдать за жизнью подземного племени. Люди-белки, не обращая на него ни малейшего внимания, занимались своими делами. Они уже покончили с едой, и женщины чистили опустевшие миски и котел. Когда лорд Энтони увидел, как они это делают, он преисполнился благодарности к Лорримэру, отобравшему у него беличье угощение. Дамы протирали миски собственными хвостами, а потом тщательно облизывали эти хвосты… Несколько красоток запустили хвосты в котел, давно уже снятый с огня. Н-да, подумал лорд Энтони, тут и вправду можно подхватить все, что угодно.

Мужчины-белки, усевшись вокруг огня, затачивали на каменных брусках небольшие лопатки и ножи. Лорда Энтони заинтересовало, на что могут понадобиться белкам лопаты, и он обернулся, чтобы спросить об этом Лорримэра. Но дворецкий уже куда-то исчез. Ну и черт с ним, сердито подумал лорд, сам догадаюсь. В конце концов, для чего существуют лопаты? Чтобы копать землю. На склонах гор, мимо которых проходили лорд Энтони и его спутники, никаких растений не было. Значит, у белок есть подземные огороды. Но там должно быть темно… впрочем, грибы и земляные орехи могут расти и в темноте. А все остальное? Любые другие растения нуждаются в свете. А! Наверное, белки имеют садики в каких-нибудь горных долинках, до которых так просто не доберешься…

За этими размышлениями время протекло незаметно. Люди-белки начали готовиться ко сну. Откуда-то из дальних углов гигантской пещеры они притащили вороха пестрых пушистых шкур и разложили их вокруг костра. Одна из шкур показалась лорду Энтони знакомой. Он присмотрелся. Ну конечно! Эти чертовы грызуны ободрали кавра! Хорошо, если не его собственного…

Но вот люди-белки улеглись, натянув на себя меховые одеяла, все затихло, и лишь один из мужчин остался следить за костром, чтобы не дать огню погаснуть. Но он почему-то сел спиной к пленнику — наверное, был уверен, что никуда тот не денется. Да и вообще дежурным он оказался никудышным, и вскоре тоже задремал, уронив голову на колени. И тогда лорд Энтони почувствовал, как ловкие руки Лорримэра перерезают веревки, удерживающие его у столба. Лорд бесшумно поднялся и отступил назад, в темноту, в глубь пещеры. Дворецкий помог ему надеть на спину рюкзак и едва слышно сказал:

— Мисс Нуся находится не слишком далеко отсюда, я вам покажу дорогу, милорд.

Лорд Энтони вспомнил о небольшом охотничьем ноже, висевшем в ножнах на его поясе, как всегда во время путешествий. К счастью, люди-белки его не тронули. Вооружившись, лорд почувствовал себя намного увереннее.

В руке Лорримэра словно сам собой появился маленький фонарик, бросавший на землю узкий луч света. Следуя за ним, лорд Энтони без труда обходил многочисленные препятствия, встречавшиеся им с Лорримэром в широком подземном тоннеле: камни, кучи земли и отбросов, рытвины… Да, не слишком хорошо содержали люди-белки свои владения.

Шли они и в самом деле недолго, от силы минут пятнадцать. Потом впереди показался слабый свет. Это была вторая пещера — такая же необъятная, как первая. И в ее центре тоже горел костер, возле которого дремал страж. Точнее, стражница. Лорд Энтони заметил светлые обвисшие груди, прикрытые пушистым хвостом, в который завернулась беспечная хранительница огня.

Нусю они обнаружили в таком же положении, в каком совсем недавно находился и сам лорд Энтони: привязанной к здоровенному столбу. Перед девушкой стояла миска с нетронутой едой. Сэр Макдональд подумал, что Нуся, похоже, неплохо осведомлена о местных нравах и обычаях, раз она даже не прикоснулась к овощной смеси. Лорд Энтони подкрался к девушке и перерезал ее путы. Нуся, не издав ни звука, пошарила в темноте позади столба, нашла свой рюкзак и скользнула следом за лордом Энтони в спасительную темноту тоннеля.

— А где Клям? — спросил сэр Макдональд своего всезнающего дворецкого.

— В другой стороне, милорд, — ответил Лорримэр и повел двоих спасенных пленников на поиски третьего компаньона.

Они добрались по подземной дороге до развилки, и Лорримэр уверенно повернул направо. Еще несколько минут — и вот уже перед беглецами открылась третья пещера. В ней тоже горел костер, и так же дремал страж…

Но тут им не повезло.

Глава тринадцатая

Вокруг привязанного к столбу Кляма, лишенного маскировки, сидели полукругом пять женщин-белок. Их красные глаза горели а полутьме пещеры. Белки пожирали взглядами несчастного бывшего стража и явно старались ему понравиться. Похоже, этих красоток ничуть не смутило отсутствие бороды и длинных густых волос, чужак все равно казался им прекрасным. Женщины-белки, негромко чирикая, пытались угостить Кляма какими-то местными лакомствами. То одна, то другая что-то подносила к его рту, но Клям отчаянно вертел головой и отплевывался. Руки и ноги у него были опутаны веревками, и он мог только ругаться в ответ на назойливые приставания подземных леди. И он ругался.

— Чертовы засранки, — донеслось до лорда Энтони и его спутников. — Хоть бы хвосты свои мыть научились, зверюшки помойные! Да не лезь ты… тьфу! Сама лопай свои котлеты… тьфу! Ну, попадетесь вы мне в другое время, уж я вам надеру задницы… тьфу! Да не суй ты мне эту гадость, дура! Знаю я, из чего ты ее слепила! Тьфу! Отвяжись, кому говорят! Ну, достали вы меня, уродины… тьфу! Ваше счастье, что у меня руки связаны… да отвали ты, чучело!

— Так, — тихо сказал лорд Энтони, — надо срочно что-то делать. Они его замучают вконец.

— Гадины, — прошипела Нуся, — вот ведь какие гадины! Ну, я им…

Лорд Энтони едва успел схватить взбешенную девушку и прижать ее к себе. Нуся уже рванулась было вперед, чтобы спасти своего возлюбленного. Она просто кипела от ярости и ревности. Нуся пыталась вырваться, но руки у сэра Макдональда были железные, и девушка быстро поняла, что сопротивление бесполезно. Тогда она всхлипнула.

— Я знаю, чего они добиваются, — пробормотала она сквозь слезы. — Белки всегда стараются улучшить генетический фонд своего племени… они его решили в производители взять!

Самолюбие лорда Энтони оказалось весьма сильно задето этим замечанием. На него-то женщины-белки не обратили ни малейшего внимания… а жалкий тощий Клям показался им завидной добычей! Но лорд Энтони решил, что сейчас не время для личных амбиций.

— Чем бы их шарахнуть… — задумчиво произнес он, и тут же почувствовал, как Лорримэр что-то вложил в его ладонь. — Что это?

— Оружие ноксов, милорд, — шепотом ответил дворецкий. — Я его прихватил на всякий случай.

Ноксами называли древнюю расу, некогда обитавшую в их Галактике, но давным-давно исчезнувшую. Хотя до сих пор в разных частях Галактики нет-нет да и встречались следы их мощной цивилизации. То это были развалины каких-то строений, то предметы материальной культуры, непонятно как пережившие тысячелетия… и один из таких предметов держал сейчас в руке лорд Энтони.

Оружие ноксов досталось лорду в одном из недавних путешествий, совершенно случайно. Выглядела эта вещь как самый обычный револьвер, с барабаном, куда могли бы вставляться патроны. Однако ствол этого «револьвера» заканчивался расширением, похожим на воронку, а по бокам ствола виднелись кнопки — справа белая, а слева — желтая. И курков было два. Сплав, из которого неведомые древние умельцы изготовили странное оружие, был похож на стекло, и в его глубине вспыхивали маленькие золотые искорки.

Лорд Энтони посмотрел на «револьвер» и тут же с вопросительным видом повернулся к дворецкому.

— Лорримэр… я, честно говоря, не помню, какого цвета была эта штуковина… вроде бы зеленая? Но что не черная — это точно! Ты что, покрасил его? Зачем?

— Я его не красил, милорд, — возразил дворецкий. — Когда я дома достал его из вашего багажа, он был именно таким. Я пытался его отмыть, но ничего не получилось.

— Странно… — пробормотал лорд Энтони. — Ну, неважно.

Он вспомнил, что произошло, когда он впервые выстрелил из этой штуковины. Тогда его действиями руководил гениальный маленький механик, ксанти Ойро. Одним выстрелом из «револьвера» им удалось приклеить к взлетной площадки несколько звездных крейсеров противника. Ну, если сейчас люди-белки прилипнут к полу пещеры, это будет просто отлично. Так, тогда он, кажется, сначала нажал на белую кнопку… или на желтую? Черт, забыл! А, будь что будет, рассердился вдруг лорд Энтони. Нечего им к Кляму приставать! Пусть получают, что заработали!

Он нажал на белую кнопку и положил палец на правый курок. Нужно было прицелиться как можно более тщательно, чтобы не зацепить Кляма. У них не было времени на то, чтобы отдирать его от пола пещеры, случись ему прилипнуть вместе с белками. Ведь в соседних пещерах могли услышать шум, заподозрить неладное…

Лорд Энтони выстрелил. Из черной воронки вырвался широкий бледный луч света. Едва этот луч коснулся тарахтящих женщин-белок, как они… взлетели вверх и исчезли в темноте. Ведь потолок пещеры был очень высоким… Клям проводил их изумленным взглядом, а когда он опустил голову — перед ним уже стояли лорд Энтони и Нуся.

В одну секунду веревки были перерезаны. Лорд Энтони вторым выстрелом отправил к потолку спящих вокруг костра белок, и вся компания бросилась бежать по туннелю. Впереди бодрой рысью несся Лорримэр, указывая дорогу. И когда только он успел выучить все здешние переходы, недоуменно подумал на бегу лорд Энтони, и как он вообще умудряется узнавать вовремя все самое необходимое… ну, впрочем, это ведь его работа — заботиться о безопасности хозяина.


Туннель вывел их на склон глубокого ущелья, в темноту настоящей, а не подземной ночи. Вокруг стояла тишина, но снизу, со дна ущелья, доносился шум стремительно бегущей воды. Склон был довольно крутым, и продвигаться приходилось с крайней осторожностью, тем более, что под ноги то и дело подворачивались неустойчивые камни, а путь преграждали колючие кусты. Лорд Энтони подумал, что наконец-то они выбрались в места, где есть хоть какая-то растительность, — хотя в данный момент эта растительность была как раз и ни к чему. Фонарик Лорримэра давал слишком мало света, а рюкзак Кляма, в котором лежал более мощный фонарь, остался в пещере людей-белок. Но тем не менее беглецы шли вперед, хотя и не знали, куда придут. Они просто двигались вверх по течению ручья. И, конечно, настороженно прислушивались — не возникнут ли позади звуки погони? Но люди-белки из соседних пещер, похоже, еще не знали о происшедшем.

Наконец беглецы выбрались на небольшую площадку, некий выступ на склоне оврага, — достаточно широкий, чтобы все они могли сесть и отдохнуть. Они упали на каменистую землю, уставшие до того, что никому не хотелось говорить. Лорримэр невесть откуда раздобыл для всех сэндвичи с копченой лососиной и свежими огурцами, обеспечил беглецов чаем. После этого все почувствовали себя намного бодрее и приступили к обсуждению дальнейших планов.

— Мне кажется, лучше дождаться рассвета здесь, — сказал лорд Энтони. — А уж потом определиться с направлением.

— Люди-белки могут очнуться, — возразил Клям, вздрогнув при воспоминании о своих пылких поклонницах. — Нам от них не уйти, если они пустятся в погоню. Ты не знаешь, какие они ловкие! Им горы — что нам плоская равнина.

— Вряд ли им удастся спуститься на землю так скоро, — улыбнулся сэр Макдональд. — Я уже видел, как действует этот «револьвер». — Он похлопал по оружию ноксов, засунутому за пояс. — Нам с его помощью, помнится, удалось удрать от звездных крейсеров. Они прилипли к взлетному полю насмерть, не отодрать было.

— А если и белки навсегда останутся на потолке? — вдруг всполошилась Нуся. — Жалко ведь!

Лорд Энтони подивился добросердечию девушки. Ведь совсем недавно она готова была растерзать хвостатых красоток за то, что они приставали к Кляму!

— Нет, — уверенно сказал он. — Навсегда не останутся. Ксанти, который исследовал это оружие, заверил меня, что его действие временное. Повисят и упадут, ничего страшного.

— Ксанти? — переспросила Нуся. — Кто такой ксанти?

— Ты что, не знаешь о других расах? — удивился лорд Энтони. — Может, ты еще спросишь, кто такие гримлы и зим-зины?

— Кто такие гримлы и зим-зины? — спросила Нуся.

— О! — лорд Энтони просто не верил собственным ушам. Неужели среди людей есть такие, кто даже не подозревает о существовании других молодых рас?

Он в нескольких словах объяснил провинциальной малышке, что ксанти, гримлы и зим-зины — это молодые расы, вышедшие в Глубокий Космос относительно недавно, примерно тогда же, когда вырвались в Пространство люди, потомки древних землян. И добавил, что ксанти — существа маленького роста, пушистые, немного похожие на котят («Кто такие котята?» — тут же спросила Нуся, но лорд Энтони не обратил внимания на ее вопрос.) Все ксанти — гениальные механики. Живут они на условном юго-востоке Галактики, их территории располагаются чуть ниже плоскости эклиптики. Гримлы — тоже не слишком велики ростом, напоминают лисиц… а, про лисиц ты знаешь. Очень способные математики, умеют ловко торговать, хитры и пронырливы. Их места обитания — условный восток Галактики. Зим-зины — очень большие и сильные, лохматые, добродушные, похожи на медведей, живут на условном северо-востоке, выше плоскости эклиптики. Все. Конец урока галактической географии.

Нуся засмеялась.

— Мне бы хотелось познакомиться с этими народами, — сказала она. — Ты так говорил о них, как будто все они — твои лучшие друзья.

— Ну, так нельзя сказать о целых расах, — возразил лорд Энтони. — Но знакомые у меня есть, пожалуй, во всех уголках Галактики. Я, видишь ли, люблю путешествовать.

— Да-да, я помню, — язвительно сказала Нуся. — Ты любишь путешествовать, удирая от собственной мамочки.

На это сэру Макдональду ответить было нечего.


Но вот над вершинами гор показались первые лучи Хромосомы. Однако в ущелье было по-прежнему темно. И все же путники решили отправиться дальше. Со всей возможной осторожностью переставляя ноги, они зашагали по склону ущелья в ту же сторону — вверх по течению ручья. Вскоре они заметили, что ущелье становится все уже и уже. Его мрачные стены сдвигались, грозя вот-вот стиснуть путников между своими неровными плоскостями.

— Надо выбираться наверх, — сказал Клям. — Вроде бы вон там можно подняться, а?

Он показал на некое подобие козьей тропы, вившейся между камнями с самого верха оврага вниз, к ручью. Часть тропы уже можно было рассмотреть без труда — светило поднялось достаточно высоко.

— Да, ты прав, пожалуй, — согласился лорд Энтони. — Вот только что нас ждет там, наверху? Кто вообще знает эти места?

— Я знаю, — ответила Нуся. — Я же тебе говорила, Тони, моя бабушка была из племени уша-дока.

— И ты время от времени навещаешь своих родственников? — догадался сэр Макдональд.

Девушка молча улыбнулась и кивнула. Вот так раз, подумал лорд Энтони, а племена вроде бы враждуют между собой! Ну, наверное, вражда — занятие вождей и жрецов, а простым людям, надо полагать, нет до нее никакого дела. У них свои заботы.

— Мы должны выйти в распадок, — сказала Нуся, — а по нему доберемся до главного хребта. Но это уже земли уша-дока, и я не знаю, как они посмотрят на ваше с Клямом появление. Клям, тебе, пожалуй, лучше снова нацепить ту роскошную бороду… ты ее не потерял, надеюсь? И парик тоже. Может, и проскочим.

— А я? — спросил лорд Энтони.

— Ну, насчет тебя никто не ошибется, — усмехнулась Нуся. — Ты чужак. Правда, уша-дока чужаков не очень-то привечают, но и не особо стремятся убить. Хотя, конечно, всякое случается.

— Ты меня весьма утешила, — уныло произнес лорд Энтони. — Не стремятся убить? Это замечательно! А что стремятся?

— Да ничего, — пожала плечами Нуся. — Лишь бы они не догадались, зачем мы пришли.

Лорд Энтони без труда понял, что если уша-дока разберутся в целях незваных гостей, то будут действовать быстро и решительно. И убежать в таком случае вряд ли удастся — вокруг горы, которые знакомы местным жителям до последнего камушка. Что ж, оставалось надеяться на удачу. Клям снова нацепил маскировку, превратившись в Понтия, и они пошли дальше.

Подъем занял немало времени. Камни так и норовили выскользнуть из-под ног путников, почва осыпалась, кусты, за которые они цеплялись, ни с того ни с сего вылетали из земли с корнями… словно вся природа вокруг сговорилась не допустить к священному идолу Ого негодяев-похитителей.

Но все-таки они выбрались наверх.

Слегка переведя дух, путники торопливо зашагали по распадку, стремясь поскорее добраться до снежного хребта, возвышавшегося за ближайшими округлыми горками. Им не хотелось слишком задерживаться в этих неприветливых краях. Куда лучше было бы быстренько стащить идола — и вернуться домой. Правда, они еще не подумали о том, как именно будут возвращаться, но каждый полагал, что об этом успеется подумать.

Впереди показался неровный ряд гигантских замшелых валунов, явно забытых здесь последним из пробегавших мимо ледников. Шедший впереди Клям сбавил ход, пристально всматриваясь в огромные серые камни. Но ничего подозрительного вроде бы в них не замечалось. Да и вообще вокруг было тихо и благолепно. Изредка пробегала между пучками сухой травы крупная желтая ящерица, где-то неподалеку попискивала невидимая пташка, небо над головами голубело, — в общем, окружающий мир выглядел мирно. Но все это оказалось обманом и фальшью.

Как только путники приблизились к первому валуну — в воздухе что-то негромко просвистело, и…

И на них упала огромная прочная сеть.

Глава четырнадцатая

Они не успели опомниться, как множество цепких рук схватило их. Все трое путников в один миг оказались связанными по рукам и ногам. Лорд Энтони не успел даже рассмотреть нападавших. Зато успел заметить, как кто-то выхватил у него из-за пояса «револьвер» ноксов. Вот это было уж совсем нехорошо. Остаться среди врагов совсем без оружия… впрочем, у него есть еще охотничий нож. Но… и охотничий нож последовал за «револьвером». Обобрали до нитки, зло думал лорд Энтони, пока его волокли куда-то вверх по склону горы, потом вниз, потом снова вверх… Тащили пленников самым что ни на есть унизительным образом — привязав за руки и за ноги к толстым палкам. Они висели спиной вниз, беспомощные, видя только небо над собой. Так в краях сэра Макдональда охотники-звероловы транспортировали крупных хищных кошек, пойманных для зоопарков. Вот уж о чем и помыслить не мог лорд Энтони, так это о том, что сам когда-нибудь окажется в роли такой добычи.

Но рано или поздно все кончается, кончился и переход через горы. Пленников доставили в большую высокогорную долину. Именно здесь обитала большая часть племени уша-дока.

Когда лорда Энтони наконец развязали и дали возможность встать на собственные ноги, он огляделся с неподдельным интересом. Вокруг него раскинулось большое селение, сплошь состоявшее из каменных домов с ярко-красными черепичными крышами. Стены, сложенные из дикого камня, выглядели крепкими и надежными, каждый дом напоминал маленькую крепость с узкими окнами-амбразурами. От кого им тут защищаться, недоуменно подумал лорд Энтони, сюда же и добраться-то невозможно… впрочем, нельзя было исключить, что поселки уша-дока подвергаются, например, нападениям людей-белок. Почему бы и нет? Или же в горах водятся какие-то опасные и сильные хищники…

Размышления лорда Энтони были прерваны появлением некоего важного лица. Только теперь лорд обратил внимание на то, что Клям и Нуся находятся довольно далеко от него, и каждый окружен отдельным отрядом воинов уша-дока. И возле самого лорда Энтони тоже топталось не меньше дюжины разнаряженных, как попугаи, горцев. Ростом и сложением они в общем напоминали мимо-помо, но в отличие от жителей долины, были волосаты до неприличия. Густые гривы волос самых разнообразных оттенков, бороды, усы, бакенбарды…

Но тот тип, при появлении которого воины застыли по стойке «смирно», превосходил всех экзотичностью своей внешности. Прежде всего бросалось в глаза его необъятное пузо. Тип нес его перед собой, как величайшую в мире драгоценность. Толстую спесивую физиономию не сразу можно было разглядеть за темно-рыжими зарослями волос. Тщательно расчесанные локоны падали на спину и плечи, ухоженная борода ложилась на грудь, пышные усы свисали ниже подбородка, бакенбарды, похожие на пухлые котлеты, кокетливо выглядывали из-под длинных, рыжих, прядей начесанных на виски… Наряд типа тоже выглядел из ряду вон. Похожее на дирижабль пузо перетягивал широкий пояс, сплошь расшитый мелкими разноцветными бусинами и золотыми бляшками. Из-под пояса свисало нечто вроде длинной пестрой юбки, сплетенной из узких атласных полос. Поверх юбки был надет белый кружевной фартучек, при виде которого лорд Энтони с огромным трудом сдержал смех. В его краях такие фартучки носили горничные в домах среднего достатка. И как только этот предмет одежды попал в далекое созвездие Хрю? Плечи пузатого-волосатого прикрывала накидка, тоже вызвавшая приступ веселья у лорда Энтони. Такую пелерину впору было бы носить даме преклонных лет, склонной к тому же к меланхолии. Тонкий черный бархат, отделанный черными же страусовыми перьями…

За главным клоуном следовала процессия клоунов помельче рангом. Их животы были куда менее объемными, юбки сплетены не из атласных, а из простых льняных лент, на поясах не было и половины того количества бус и золота, как на поясе главного жреца, и фартучков с кружевами им не досталось, и бархатных пелерин… Однако жрецы второго эшелона компенсировали скромность нарядов пышностью и ухоженностью волосяного покрова. У некоторых гривы свисали аж до самых ягодиц, а бороды — до пупа.

Но лорду Энтони пришлось отвлечься от созерцания мод местного высшего света, поскольку главный жрец остановился прямо напротив него, шагах в пяти, и заговорил высоким писклявым голосом на очень приличном общегалактическом языке:

— Ты кто такой? Зачем пришел?

— А ты кто такой? — ответил вопросом лорд Энтони. Он почему-то не мог всерьез отнестись к этому пугалу. Впрочем, если бы пугала на огородах наряжали так, как нарядился этот жрец, у всех ворон и скворцов просто-напросто глаза бы повылезали от изумления.

— О! — взвизгнул главный жрец. — А ты нахал! Я главный жрец племени уша-дока! Отвечай, когда тебя спрашивают!

— Я и сам понял, что ты главный жрец, — возразил лорд Энтони. — Но ты не назвал свое имя. А в наших краях принято представляться, прежде чем начинаешь задавать вопросы.

— О! — повторил главный жрец, и выражение его пухлого лица изменилось. Жрец был явно озадачен. Немного подумав, он сказал: — Меня зовут Нур — Красный Крест. А тебя?

— А я — лорд Энтони Шоннел Дориан Генрих, сэр Макдональд, — ехидно ответил лорд — и тут же пожалел о сказанном.

— Сколько имен! — радостно взвыл Нур — Красный Крест. — Сколько имен! И все одно другого лучше!

Только теперь, с большим запозданием, лорд Энтони вспомнил, как на этой планете до недавних пор приобретались новые имена… и, похоже, уша-дока решили вернуться к старой традиции, услышав всю коллекцию имен сэра Макдональда. Но слово — не воробей, вылетит — не поймаешь.

— Да, — продолжил тем временем главный жрец, — у твоих сообщников имена по сравнению с тобой ерундовые. Хотя имя Понтий мне лично нравится. Я, пожалуй, возьму его для одного из моих будущих внуков.

Лорд Энтони с некоторым облегчением понял, что подлинная личность Кляма пока что не разгадана. Впрочем, какая разница? Похоже, уша-дока вознамерились в любом случае изничтожить пленников. Надо было срочно что-то придумать, хотя бы для отсрочки исполнения приговора. В отчаянных ситуациях мысль сэра Макдональда начинала работать с бешеной скоростью и продуктивностью. И вот он уже выпалил:

— Мои имена тебе не пригодятся, приятель. Я из звездной системы Нью-Скотланд.

— Ну и что? — удивился Нур — Красный Крест. — Как будто мы не присваивали раньше имена чужаков!

— Ты, видно, не понял, — снисходительно бросил лорд Энтони. — Я сказал — система Нью-Скотланд.

— Ну и что? — снова повторил главный жрец.

Лорд Энтони демонстративно расхохотался.

— Эх, темнота деревенская! Имена жителей нашей системы присвоить невозможно. Кстати, Понтий прилетел оттуда вместе со мной. — Лорд Энтони умудрился сказать чистую правду — ведь Клям и вправду прилетел сюда прямиком из его родной звездной системы. — Наши имена превращаются в ничто, когда их владельцы умирают. Если ты попытаешься назвать таким именем ребенка — ребенок сразу умрет. От силы дня три протянет, не больше.

Жрецы и воины уша-дока громко охнули, ужаснувшись. Интерес к роскошному набору имен сэра Макдональда сразу увял. Лорд Энтони воспользовался этим, чтобы начать атаку.

— Кстати, — небрежным тоном поинтересовался он, — а зачем вообще-то вы нас сюда притащили? Мы шли совсем в другую сторону.

Тут главный жрец опомнился и снова раздулся, как мыльный пузырь.

— Куда бы вы ни шли, — важно заявил он, — вы не имели права вторгаться в земли моего племени. Вы нарушили границу, и потому вас следует наказать. Я решил, что все вы будете принесены в жертву нашим богам через два дня, в полночь. Все. Я сказал.

Нур — Красный Крест развернулся и зашагал к центру поселка. Остальные жрецы потянулись следом за ним.

Командование тут же принял на себя один из воинов, явно старший по званию. Но воин говорил, само собой, на языке уша-дока, так что лорд Энтони ничего не понял. Зато ему был предельно ясен смысл действий лохматых попугаев.

Его самого, замаскированного Кляма и Нусю потащили в разные стороны. А это значило, что уша-дока опасались оставить чужаков вместе, подозревая, что те могут просто-напросто удрать, объединив силы.

Ничего, решил лорд Энтони, еще не вечер. Два дня впереди, что-нибудь да придумается. Главное — не унывать.

И он спокойно зашагал за своими стражами, благо ноги ему все-таки развязали. Наверное, воинам лениво было тащить такого здоровенного мужика еще и по улицам поселка. Здесь-то куда ему деваться?

Глава пятнадцатая

Лорда Энтони бесцеремонно впихнули в какой-то сарай, тяжелая деревянная дверь захлопнулась за его спиной, и сэр Макдональд остался в одиночестве.

Для начала он внимательно осмотрел свою тюрьму. Ну, впрочем, сарай — он и есть сарай, и рассматривать тут было, собственно говоря, нечего. Голые каменные стены, у самого потолка — узкие горизонтальные окошки, в которые и сурок не протиснулся бы, на плотно утрамбованном земляном полу — несколько охапок соломы. Вот и все.

Однако через несколько минут количество окружавших лорда Энтони предметов увеличилось на четыре единицы. Мощная дверь сарая слегка приоткрылось, чьи-то руки поставили на пол перед входом большой кувшин, литров на пять, глиняную кружку и глиняное же блюдо, на котором красовалась одна-единственная горбушка серого хлеба. Кушать подано.

Лорд Энтони поднял увесистый кувшин и с интересом заглянул в него. В кувшине плескалось вино. Лорд решил, что его хотят споить. Пять литров вина при закуске в одну серую горбушку — это круто. Но бедняги уша-дока не знают, конечно, что семейство Макдональдов отличается особой устойчивостью к спиртному. Любой представитель их рода мог выпить вдвое большее количество вина, чем самый стойкий из собутыльников, и при этом сохранить ясную голову. Кстати, именно это качество позволило первым сэрам Макдональдам приобрести богатство. Они просто-напросто выиграли его в покер. К тому времени, когда все прочие игроки уже лыка не вязали, сэры Макдональды продолжали игру как ни в чем не бывало, и, само собой, оставались в выигрыше. Так они обзавелись своей первой звездной системой.

В общем, лорд Энтони налил вина в кружку и сначала принюхался к нему. Вроде бы недурной аромат… Осторожно попробовав рубиновый напиток, лорд решил, что вино — выше всяких похвал. И сделал большой глоток.

Да, это была настоящая амброзия. Настроение у лорда Энтони поднялось градусов на двадцать, не меньше. Он сгреб в кучу всю имевшуюся в сарае солому и уселся на нее, держа в руке кружку с вином. Ах, как же здесь хорошо и уютно! И какие замечательные люди эти уша-дока! Не сравнить с примитивными мимо-помо. У тех нет подобных божественных напитков. И быть не может!

Да, кстати, а зачем его посадили в этот симпатичный сарай? Что-то он запамятовал…

Выпив еще одну кружку вина, лорд Энтони свернулся на соломе клубочком и погрузился в сладкий сон.


Его разбудила чья-то безжалостная рука, вцепившаяся в его плечо. Рука трясла сонного лорда Энтони, пока тот наконец не открыл глаза.

— Лорримэр, — пробормотал он, — какого черта! Рано еще!

— В самый раз вставать, милорд, — ответил преданный дворецкий. — Ночь на дворе, можно бежать.

— Куда бежать? — удивился сэр Макдональд. — С какой стати я должен куда-то бежать посреди ночи? Что за глупости ты болтаешь, Лорримэр!

— Если вы еще не забыли, милорд, вы находитесь в плену у племени уша-дока, — спокойно пояснил дворецкий, ставя хозяина на ноги. — И они намерены принести вас в жертву своим богам. Я выяснил, что это значит. Вас завернут в большой лист теста и засунут в костер. Пирог во славу богов.

— Как это интересно! — восхитился лорд Энтони. — Какой любопытный обычай!

— Может, и любопытный, но только не для тех, кого запекают, милорд, — сказал Лорримэр.

— Но я настаиваю, чтобы меня запекли в тесте! — гневно возразил лорд Энтони. — Я хочу, чтобы из меня сделали жертвенный пирог!

— Ничего не выйдет, милорд, — сухо сказал Лорримэр. — Вы очень уж тощий человек. Пирог из вас получится слишком постный.

— О! — с отвращением воскликнул сэр Макдональд. — Ненавижу постные пироги!

— Вполне с вами согласен, милорд. Держите, вот ваше оружие, — и с этими словами дворецкий вложил в руку лорда Энтони «револьвер» ноксов.

— Где ты его взял? — спросил лорд, рассматривая «револьвер» так, как будто видел его впервые в жизни.

— Я его украл у воинов уша-дока, милорд, — честно признался дворецкий.

— Красть — нехорошо! — назидательным тоном произнес лорд Энтони. — За этот проступок ты будешь лишен квартальной премии.

— Да, милорд, — покорно ответил Лорримэр, выливая вино из кувшина прямо на землю.

— Эй, что ты делаешь? — возмутился сэр Макдональд. — Это мое вино!

— Это отрава, милорд, — пояснил Лорримэр. — Они вас опоили какой-то дрянью. Кстати, Клям и Нуся оказались умнее вас, они не стали пить эту гадость. Ну, впрочем, они местные, знают, чего ожидать от уша-дока. А вы купились, как простачок.

Лорд Энтони окинул дворецкого недоверчивым взглядом.

— Ты хочешь сказать, что им не понравился этот божественный напиток?

— Может, и понравился бы, если бы они его попробовали, — пожал плечами Лорримэр. — Не знаю. Идемте, милорд, надо поскорее бежать отсюда.

— Ну нет! — воскликнул лорд Энтони, падая на кучу соломы. — И не подумаю! Еще чего не хватало! Я не могу так оскорбить замечательных людей, приютивших меня! Бежать? Не попрощавшись? Это слишком невежливо!

Преданный дворецкий тяжело вздохнул, покачал головой и с размаху врезал хозяину под ложечку.


Когда лорд Энтони очнулся, он обнаружил, что лежит уже не на соломе, а на мягкой живой траве. Рядом с ним маячили две фигуры, едва различимые во тьме безлунной ночи. Лорд Энтони со стоном повернулся на бок и задрыгал руками и ногами, пытаясь встать. Но ничего у него не вышло. Ноги почему-то были как ватные, руки тоже…

— Черт побери, — пробормотал он, — что со мной случилось? Похоже, я заболел.

— Нет, милорд, вы просто испробовали особого вина местного производства, — раздался из темноты вежливый баритон. И тут же лорд Энтони почувствовал, как дворецкий вложил что-то в его безвольную ладонь. — С вами желает поговорить ваша матушка, милорд. Возможно, это вас несколько взбодрит.

Лорд и вправду сразу почувствовал себя намного бодрее. От злости. Ну неужели во всей Галактике не существует места, где он мог бы укрыться от леди Моники? Он поднес трубку космического телефона к уху.

— Да, мама.

— Здравствуй, Тони, — сухо произнесла леди Моника и замолчала.

— Добрый вечер, мама, — уныло откликнулся сэр Макдональд. — У тебя что-то срочное? Я неважно себя чувствую.

— Слышу, — еще суше сказала леди Моника. — Судя по твоему голосу, ты опять напился, как простолюдин.

— Ох, нет, мама, дело совсем не в этом… — начал было возражать лорд Энтони, но спохватился и умолк. А ведь и в самом деле, он просто-напросто напился! Вот дурак!

Леди Моника, правильно истолковав причину молчания сына, разразилась назидательной речью о вреде пьянства, и лорд Энтони отодвинул трубку подальше от уха, ожидая, когда матушка выскажется до конца и заговорит о чем-нибудь более существенном. Ждать пришлось долго. Леди Моника всегда бывала неистощима в своих нотациях. Но минут через пятнадцать поток ее красноречия все же прервался.

— Я, собственно, хотела тебе сказать, что неподалеку продается одна симпатичная планета, на которой вполне можно разводить на продажу гигантские гладиолусы, — сообщила она.

— Так-так, — оживился лорд Энтони, — а почему ее продают?

— Потому что ее нынешний владелец — полный идиот и ничего не понимает в растениеводстве! — весело откликнулась леди Моника. — Он пытался выращивать там артишоки, представляешь?

Лорд Энтони хихикнул. Действительно, нужно быть полным профаном, чтобы в климате, подходящем для гигантских гладиолусов, пытаться вырастить растение, требующее прямо противоположных условий.

— Сколько он хочет?

— Пятнадцать миллионов.

— Покупай, — твердо сказал сэр Макдональд. — Я сейчас переведу деньги.

— И добавь еще немного на хозяйство, — приказала леди Моника. — Я уже все истратила.

Лорд Энтони охнул, вспомнив, какая сумма еще недавно лежала на хозяйственном счету, и отключил связь, не попрощавшись с матушкой.

Перевод денег благодаря наручному компу занял не больше минуты, после чего лорд Энтони ощутил себя полностью готовым к действию.

— Ну, Лорримэр, — спросил он, — где все остальные?

— Я здесь, Тони, — послышался из темноты голосок Нуси. — А вот с Клямом беда…

Глава шестнадцатая

— Беда? — переспросил лорд Энтони. — В каком смысле — беда?

Его воображение тут же нарисовало страшную картину: бедолагу Кляма заворачивают в тонко раскатанное тесто, и…

— До него не добраться, — ответила Нуся, подходя поближе. — Его заперли в Жертвенной Башне, и сторожат его сами жрецы. Они его узнали. И решили сделать из него главную фигуру жертвоприношения. Послезавтра, в полночь.

— Так, спокойно, — сердито сказал лорд Энтони, услышав в голосе девушки подступающие слезы. — До послезавтра у нас куча времени. Что-нибудь придумаем. Где эта дурацкая башня?

— В другом конце долины.

— Пошли! — и сэр Макдональд, в котором мгновенно проснулся боевой дух предков, надел на плечи рюкзак и засунул за пояс оружие ноксов. — Лорримэр, а мой бластер где?

— К сожалению, остался на звездолете, милорд.

Лорд Энтони чуть было не приказал: «Сбегай за ним быстренько», но вовремя спохватился. Далековато бежать придется…

— Ладно, обойдемся и так. Куда идти, Нуся?

Девушка повела их вокруг селения уша-дока. Они шли, скрываясь в темноте, прячась то за оградами невысоких домов, то за кустами и деревьями, разросшимися вдоль окраин поселка. И вот наконец впереди начал смутно вырисовываться силуэт некоего громадного мощного сооружения.

Это и была Жертвенная Башня.

Прежде всего нужно было найти укрытие, поскольку уже близился рассвет. Уша-дока скоро обнаружат, что двое пленников исчезли, и пустятся в погоню. А кто может знать, какие у них в наличии имеются средства? Если, например, они отправят по следу беглецов хорошую гончую собаку…

— У них есть собаки? — тихо спросил лорд Энтони.

— Собаки? — недоуменно переспросила Нуся. — Что это такое?

— Это звери, которые умеют выслеживать людей по запаху, — пояснил сэр Макдональд.

— Есть, — уверенно сказала девушка. — Только они называют их не собаками, а ползунами. Ползуны кого угодно найти могут, хоть человека, хоть животное, и вещи отыскивают тоже. Как только рассветает — их за нами пустят.

— Ручей тут есть поблизости? — поинтересовался лорд Энтони. — Рядом с этой чертовой башней?

— Есть, а зачем тебе?

— Вода может сбить ползунов со следа, — пожал плечами лорд. — Во всяком случае, наших собак сбивает. Давай, веди.

— Вряд ли ползуна может сбить со следа хоть что-то, — с сомнением в голосе откликнулась Нуся, но послушно повернула в сторону ручья.

Это, собственно, был не ручей, а неширокая горная речка, — стремительная, как все горные потоки, ледяная, с каменистыми берегами и дном. На противоположном ее берегу разрослись кусты с серовато-зелеными узкими листьями, похожими на листья серебристой ивы. Перебраться через речку не составило особого труда даже в темноте, поскольку из воды выступало множество крупных плоских камней. Очутившись на другом берегу, лорд Энтони уселся под ближайший куст и погрузился в размышления.

Конечно, у него было оружие ноксов. Но лорд Энтони уже понял, что действует оно непредсказуемым образом. Первый выстрел приклеил к взлетной площадке звездные крейсеры халифата Самиркенд. Второй выстрел превратил такие же крейсеры в прозрачные шары. Третий заставил людей-белок взлететь в воздух… Лорд Энтони вытащил из-за пояса «револьвер» и уставился на него, как будто ожидая ответа на вопрос: что произойдет при четвертом выстреле? В плотной массе неведомого металла, из которого был сделан «револьвер», танцевали крохотные золотые искорки. Да оружие ли это вообще, внезапно подумал сэр Макдональд. Может быть, это детская игрушка древней расы, давным-давно прекратившей свое бренное существование? Ведь о ноксах ничего не известно… ну, почти ничего. Лорд Энтони догадывался, что троддты и другие главари Галактики все-таки имеют кое-какие сведения о своих великих и могучих предшественниках. Но, само собой, расы-координаторы ни за что не стали бы делиться своими знаниями с новичками Глубокого Космоса. Это вообще было главным принципом взаимоотношений старых властелинов Галактики и тех, кто лишь относительно недавно достиг такого уровня развития, чтобы вырваться в Пространство: никаких знаний новичкам! Людей, зим-зинов, ксанти и гримлов держали, что называется, «в черном теле» по части информации. А ведь именно знания поддерживают процесс развития…

Но как бы то ни было, нужно было выручать Кляма, а в активе троих спасателей были только вот этот черный «револьвер» да ножи, также украденные Лорримэром у горцев. Ну, еще, возможно…

— Лорримэр, веревка у нас есть? — спросил лорд Энтони.

— Да, милорд, и достаточно длинная. Но закинуть ее на вершину башни не удастся. Слишком высоко.

— Нуся, можно на эту башню забраться снаружи?

— Вряд ли, Тони. То есть стены-то наклонные и неровные, но вокруг полным-полно жрецов, они нас сразу схватят.

Лорд Энтони подумал еще немного. Но ничего толкового ему в голову не пришло.

Над вершинами гор, окружавших долину уша-дока, словно преданные стражи, вспыхнули первые лучи звезды Хромосомы. Они прорезали ночь, заиграв сверкающими бликами на снежных пиках. И тут же в поселке началась суматоха. Горцы обнаружили исчезновение пленников.

Беглецы забрались поглубже в кусты, чтобы их нельзя было заметить из поселка. Свет одержал окончательную победу над ночью, и лорд Энтони принялся внимательнейшим образом изучать Жертвенную Башню, на вершине которой уша-дока держали бедолагу Кляма.

Башня, производила серьезное впечатление. Внизу она была очень широкой, метров десять в диаметре. Но кверху она сужалась, и, насколько мог сообразить лорд Энтони, площадка на ее вершине едва ли могла превышать три-четыре квадратных метра. Конечно, при общей высоте строения в двадцать с небольшим метров наклон стен получился основательным, и взобраться по ним было бы нетрудно, если бы… Если бы вокруг, как и говорила Нуся, не топталось множество жрецов.

Ради охраны будущей жертвы жрецы основательно вооружились. Они держали в руках длинные копья, на их расшитых бусами и блестками поясах висели короткие мечи в кожаных ножнах. Но как ни всматривался лорд Энтони, он не увидел огнестрельного оружия. Это показалось ему странным.

— Нуся, почему у них нет бластеров или хотя бы ружей, пистолетов? — спросил он местного эксперта.

— Идол Ого запрещает, — коротко ответила девушка.

— Ого! — воскликнул лорд Энтони. — Неплохо! Он, значит, принципиальный пацифист?

— Насчет пацифиста ничего не скажу, не знаю, кто это такой, — сказала Нуся, — но войны идолу не нравятся. И если бы в поселке появился хоть один бластер, идол Ого тут же его уничтожил бы.

По мнению лорда Энтони, это заявление Нуси не лезло ни в какие ворота. Бластер — надежнейшее оружие, проверенное веками, делают бластеры из такого сложного и прочного сплава, что уничтожить его можно только одним способом: бросив в плазменную печь. Неужели идол Ого настолько могуществен? И только в эту минуту лорд Энтони сообразил, что до сих пор не поинтересовался — а что, собственно, представляет собой этот идол? Как он выглядит?

— На что он похож, этот ваш Ого? — спросил сэр Макдональд.

— Да я его никогда и не видела, — пожала плечами девушка. — Не знаю.

Лорд Энтони уставился на нее, не веря собственным ушам. Как это — она его никогда не видела? А…

— А почему? — вырвалось у него.

— Да его никто не видит, кроме старших жрецов, — пояснила Нуся. — Он всегда скрыт под особым колпаком.

— Но откуда вы знаете, что под колпаком вообще что-то есть? — изумился лорд Энтони. — Может быть, жрецы просто морочат вам головы? Выставляют на обозрение пустую коробку, и все!

— Да ведь желания-то исполняются! — улыбнулась Нуся. — Заветные желания. Кто, по-твоему, это делает? Жрецы, что ли?

Да, это был нокаут. Что ж, лорду Энтони оставалось только порадоваться, что его бластер остался на «Черной Страже». Не хватало еще из-за какого-то невидимого чучела лишиться оружия, доставшегося ему от отцов и дедов! Но не съест ли идол и «револьвер» ноксов?..

— Идут! — вскрикнула вдруг Нуся, показывая на другой берег. — Ползуны идут! Что делать, Тони? От них не убежишь!

Из-за камней на противоположном берегу речки неторопливо выползли шесть огромных, в метр длиной, толстых щетинистых гусениц. Их маленькие головки клонились к земле под тяжестью здоровенных жвал. Зеленые фасетчатые глаза гусениц сверкали на солнце, как стеклянные.

Гусеницы неторопливо спустились к воде и поплыли в сторону беглецов.

Глава семнадцатая

Быстро сбросив рюкзаки, чтобы обеспечить себе свободу движения, трое беглецов схватились за ножи и выбрали удобную позицию для защиты — н открытом месте, подальше от зарослей кустов, у вертикального среза скалы, прикрывшего их с тыла. Гусеницы выползли на берег и неспешно направились к людям — прямиком через заросли, ловко срезая жвалами тонкие стволы, встававшие у них на пути. Хруст и треск сокрушаемого кустарника зазвучал в ушах лорда Энтони погребальной музыкой. Он понял, что справиться с гусеницами будет не так-то просто.

— А что они с нами сделают, если догонят? — спросил лорд Энтони.

— Убьют и высосут мозги, — ответила Нуся. — Это их главный продукт питания — мозги живых существ.

Лорд Энтони понял, что такая перспектива ему не нравится. Он снова взвесил на руке оружие ноксов. Поможет ли на этот раз странный «револьвер», меняющий цвет? Маленькие искры мерцали в толще неведомого металла, завораживая взгляд, но лорд Энтони не забывал одновременно следить и за ползунами.

И вдруг…

Одна из гусениц настороженно подняла голову и осмотрелась, как будто ища что-то… но что? Ведь ее цель находилась прямо перед ней, в каких-то десяти метрах! Гусеница скрипнула, как несмазанная дверь, и резко повернула вправо, туда, где лежали брошенные беглецами рюкзаки. Остальные пять, тоже заскрипев на разные голоса, лихо двинулись вслед за ней. Беглецы растерянно следили за ползунами, не понимая, почему те вдруг отвлеклись от преследования.

А ведущая гусеница подобралась к пухлому рюкзаку Лорримэра и на секунду-другую уткнулась в него мордой. И… Ее мощные черные жвала вцепились в крепкую синтетическую ткань и рванули ее. Подоспевшие товарки помогли растерзать рюкзак в клочья. За кучей толстых длинных тел невозможно было рассмотреть, на что с таким аппетитом набросились ползуны. Но они явно что-то пожирали!

— Лорримэр, — строго спросил лорд Энтони, — что там было, в твоем рюкзаке?

— Там много чего было, милорд, — ответил преданный дворецкий. — Уж не знаю, что они выбрали.

Лорримэр спокойно подошел к самозабвенно чавкавшим гусеницам, вытащил из-под них рюкзаки лорда Энтони и Нуси и вернулся обратно.

— Им понравились крекеры с луком, милорд, — сообщил он. — Ваши любимые. У меня был там большой пакет. Увы, теперь от него ничего не осталось.

— Крекеры с луком? — ахнул лорд Энтони. — Вот паразитки! Сожрали!

— Зато теперь им не до нас, — напомнила Нуся. — А если уж ползуны отвлеклись от преследования хоть на минутку, они уже и не вспомнят, зачем их посылали. Так что мы можем заняться своими делами.

— Но почему за гусеницами не пришли воины? — спросил лорд Энтони.

— А зачем? — пожала плечами Нуся. — Ползуны и сами бы с нами разобрались, без воинов. Слопали бы наши мозги, и делу конец.

— Ах, вот как, — задумчиво сказал лорд Энтони. — Значит, уша-дока уже считают нас покойниками?

— Да, ведь гусеницы вернутся сытыми, — улыбнулась Нуся. — Их дрессировщик проверит. Если ползуны откажутся есть — значит, догнали свою цель и подзаправились. Откуда ему знать, что они нашли кое-что повкуснее? Они вообще-то очень привередливые.

— Отлично, — расхохотался лорд Энтони. — Слушай, а жрецов, что сторожат башню, нельзя тоже взять на какую-нибудь дешевую приманку?

— Вряд ли, — засмеялась девушка. — Разве что ты им выкатишь пару бочек самогона. У тебя есть самогон?

— Увы, нет! — развел руками сэр Макдональд. — Ничего, придумаем что-нибудь другое.


Придумать что-нибудь другое оказалось не так-то просто. Беглецы подкрались поближе к башне, чтобы как следует изучить обстановку, но только и поняли, что до Кляма им не добраться. Вход в Жертвенную Башню располагался с северной стороны основания и представлял собой кованые железные ворота. Поперек их створок красовался толстый запор — целое бревно, охваченное бронзовыми обручами. Наверное, открыть ворота беглецам все же удалось бы, если бы они сумели к ним подобраться. Но перед воротами расхаживало два десятка вооруженных жрецов. Еще десятка три-четыре совершали непрерывный обход башни. Схватываться с таким количеством людей, к тому же рассеянных на довольно большой территории, не имело никакого смысла.

Нужно было изобрести какой-то трюк.

Время в запасе еще имелось, причем много времени — более суток. И никто уже не станет искать беглецов, поскольку уша-дока целиком положились на ползунов. Ползуны вернутся сытыми и довольными, все решат, что они слопали беглых пленников — и займутся своими делами. Обсудив все эти обстоятельства, беглецы, превратившиеся в спасателей несчастного Кляма, устроились неподалеку от башни и начали мозговую атаку.

Они перебрали с полсотни возможных вариантов спасения бывшего стража идола, но ни один не выглядел достаточно надежным. Наконец, окончательно истощив свои умственные способности, лорд Энтони и Нуся повалились на траву. Им был необходим хороший отдых. Один только Лорримэр выглядел так, словно только что принял ванну и сделал зарядку.

Но отдохнуть измученным напряжением мысли беглецам не удалось. Неподалеку, по другую сторону кустов, за которыми они скрывались, послышались шаги и негромкие голоса. Кто-то из жрецов охраны решил прогуляться. Все трое замерли, не дыша, прижавшись к земле, молясь всем богам, чтобы жрецы поскорее удалились. Но жрецы, как нарочно, остановились неподалеку. Их было двое, и голоса их звучали довольно молодо.

— До чего же мне все это не нравится! — сказал первый. — Я надеялся, что уловка Кима сработает. Ведь это тот самый страж, верно?

— Да, он, — подтвердил второй. — Может, он и не нашел жетон Кима? Или нашел, но не понял, что это может означать.

— Ким говорил, что сунул жетон прямо в карман одной из его курток, — возразил первый. — Как можно было не найти?

— Но ведь ему пришлось бежать, — напомнил второй. — Может, он эту куртку вообще с собой не взял?

— Нет, Ким проверил после его бегства, эту взял.

— А может, мы чего-то не поняли? — задумчиво сказал второй. — Он ведь вернулся, так? И не один, а с чужаком. Зачем?

— Да просто надеялся идола украсть и восстановить свою честь, — уныло сказал первый. — А включить рацию ему и в голову не пришло. Жаль.

— Ну, не горюй, что-нибудь другое придумаем. Сколько можно этого чертова идола продавать туда-сюда? Люди-то нам верят! Думают, это все по-настоящему происходит! А наши старые жлобы просто-напросто наживаются на Ого! И почему он их не покарает?

— Может, не такой уж он и могущественный? — осторожно предположил первый.

— Нет, я думаю, дело в другом, — возразил второй. — С ним ведь рядом почти всегда старшие жрецы находятся, так? Вот он и исполняет их заветное желание: нажить побольше денег. Они его продают друг другу, имитируют похищение… а ему-то какая разница, в чьих он руках находится? Они его снова продают, и опять желают того же… ну, в общем, замкнутый круг. Если бы этот наивный страж догадался включить жетон, он бы услышал переговоры, рассказал бы людям… Ладно, пошли, а то нас хватиться могут.

— Пошли. Может, еще один жетон «потерять»?

— Подозрительно покажется.

Жрецы удалились, а лорд Энтони и Нуся долго еще изумленно смотрели друг на друга, не в силах произнести хотя бы слово. Жрецы двух враждующих племен продают священного идола Ого друг другу! И делают вид, что он похищен! Вот это фокус!

— Ну и мерзавцы! — высказался наконец лорд Энтони. — Вот честное слово, они заслужили, чтобы идола у них украли по-настоящему! И мы это сделаем, клянусь!

— Сначала надо Кляма вытащить и самим отсюда выбраться, — напомнила ему Нуся. — А уж потом можно идола воровать. Хотя это уже и не нужно. Мы ведь теперь знаем, чем занимаются жрецы. Просто расскажем всем, стащим у любого жреца жетон, включим рацию, — нам поверят!

— Да, ты права… можно и так поступить. Но я, честно говоря, предпочел бы утащить этого чертова идола, просто из принципа. Настоящее похищение, не фальшивое. Ладно, после об этом поговорим.

Они вновь принялись перебирать реальные и нереальные варианты спасения бедолаги Кляма. Но любой из них с очевидностью вел к неудаче.

И вдруг лорда Энтони осенила идея.

— Нуся, — осторожно спросил он, — а как тут у вас относятся к ожившим покойникам?

Глава восемнадцатая

Нуся уставилась на сэра Макдональда, вытаращив глаза. И очень долго молчала. А потом вдруг рассмеялась так громко, что лорд Энтони испугался, как бы ее не услышали жрецы, сторожившие Кляма. Но девушка тут же спохватилась и зажала рот ладонью. Справившись с собой, она тихо сказала:

— Ты гений, Тони! Мертвяков у нас боятся до смерти!

Через несколько минут план был выстроен во всех деталях. Теперь оставалось только подготовиться и дождаться темноты. Подготовка заключалась в поиске подходящих костюмов. Нуся подробно рассказала, как выглядят бродячие мертвяки, плутающие в горах и изредка забредающие на равнину. У них синие лица, ходят они согнувшись, почти касаясь руками земли, а одеты всегда в грязные белые балахоны, рваные, в кровавых пятнах. Мертвяки нападают на живых людей и душат их. Руки у них очень сильные. Убить мертвяка, само собой, невозможно, — он ведь уже мертвый. Но можно его отпугнуть, если бросить ему в лицо горсть крупной соли. Ходят мертвяки обычно поодиночке, но иногда сбиваются в стаи, штук по шесть-семь. При этом ожившие покойники стараются добраться в первую очередь до тех, кто их хоть чем-то обидел при жизни. И чаще всего нападают на собственную родню. В семье-то обид всегда хватает…

Вот когда лорд Энтони пожалел, что все его гримировальные принадлежности остались на звездолете! И множество театральных костюмов тоже. Но что тут можно было изменить? Ничего! Надо было обходиться подручными средствами.

Нуся сказала, что лица можно выкрасить синей глиной, которую нетрудно найти у речки. Конечно, глина быстро высохнет и начнет осыпаться с кожи, но если добавить к ней растертые листья кустарника «глох», то она станет мягкой, упругой, и продержится, сколько надо. Нужные кустики Нуся видела тут неподалеку…

Лорд Энтони не уставал удивляться энергии и упорству девушки. Она была готова на все, на любой риск, она, собственно говоря, готова была вообще отдать собственную жизнь в обмен на жизнь бедолаги Кляма. Сэр Макдональд не понимал, как можно не ценить подобное чувство? Дурак этот Клям! Умудрился влюбиться в пустоголовую леди Катю, когда рядом с ним уже много лет было такое сокровище! Впрочем, большинство людей таково: не замечают драгоценности, лежащие прямо перед носом, и все гоняются за чем-то далеким, за миражами, за блестящей шелухой…

Не прошло и часа, как краска для лиц была готова. Теперь нужно было раздобыть подходящую одежду. Собственно, сошла бы любая простыня, подумал лорд Энтони, вот только вопрос, где ее взять.

Но и тут на помощь пришла полная энергии, целеустремленная Нуся. Она сказала:

— Мы проберемся в поселок ближе к вечеру. Бабушка мне когда-то рассказывала, что у всех горцев принято перед закатом собираться на центральной пощади. Ну, они просто разговаривают, обмениваются новостями, сплетнями, немножко поют, танцуют… в общем, такая ежедневная тусовка. А мы заберемся в какой-нибудь дом на окраине и раздобудем подходящую одежду.

— Надо стащить обычное постельное белье, — сказал лорд Энтони. — Простыни или пододеяльники. Вот и все.

Нуся усмехнулась.

— Ты не знаешь местной жизни, Тони. Горцы не пользуются льняными или хлопковыми простынями. Они спят на звериных шкурах. Но мы что-нибудь отыщем.

Лорд Энтони озадаченно почесал нос и спросил:

— А скатерти у них есть?

— Скатерти? — не менее озадаченно переспросила Нуся. — У горцев? А на что им стелить эти самые скатерти?

— Не знаю, — растерялся сэр Макдональд. — Ты что, хочешь сказать, у них нет столов?

— Нет, конечно, — серьезно ответила девушка. — Они на полу едят. На циновках из сухой травы.

— Ну и ну…

Получалось, что изготовить белые балахоны — не такое-то простое дело. На них могло просто не найтись подходящего материала!

И тем не менее надежду терять не следовало. Кто знает, что отыщется в доме, в который они заберутся! В конце концов, существует на свете такая простая вещь, как занавески на окнах…

— А занавески? — выпалил сэр Макдональд.

— Да! — воскликнула Нуся. — Верно! Хотя…

— Что — «хотя»? — лорд Энтони почуял неладное.

— Они, конечно, занавешивают окна, только не белым же… У них обычно яркие ткани на это дело идут. С цветами, птицами… а, знаю! Мы их отбелим. А если где и останутся пятна — так это нам только на руку.

— Чем ты их отбелишь? — лорд Энтони в прачечном деле не смыслил ровнехонько ничего. Ему казалось, что для уничтожения красок нужны сложные химикаты, которые, само собой, им взять негде.

— Найду чем, — отмахнулась девушка. — Времени у нас хватит.

Теперь, когда они знали, что именно должны украсть, им оставалось только дождаться вечера, чтобы забраться в любой из домов на окраине.


Время текло до того медленно, что становилось тошно. Да еще эта чертова башня торчала над головами, заставляя постоянно думать о том, каково же приходится бедолаге Кляму, не знающему, ждать ли ему помощи, или готовиться стать начинкой жертвенного пирога. Но они не могли подать ему знака, чтобы хоть как-то обнадежить и поддержать. К башне было не подойти, да и в любом случае Клям сидел на самой ее верхушке, и вряд ли ему разрешали любоваться в окошки на окружающие горные пейзажи. Скорее всего у каждого окна (если в верхнем помещении вообще были окна) стояли жрецы, охраняющие будущую начинку. Чтобы не испортилась.

Но вот наконец звезда Хромосома опустилась к далеким вершинам. Ночь в горах наступает быстро. И как только тьма упала на лежавший в долине поселок, спасатели тронулись в путь. Они подобрались к крайним домам и замерли в кустарнике, ожидая, когда жители отправятся на центральную площадь, на посиделки, и надеясь, что Нуся не ошиблась в своих расчетах.

Нуся не ошиблась. Вскоре из дома вышли мужчина и женщина, а за ними посыпался выводок ребятишек, не меньше полудюжины. Все они с веселым гомоном пошли по улице, ведущей к центру поселения. Похитители занавесок выждали еще некоторое время, а потом осторожно вылезли из кустов и подошли к двери дома. Дверь была не заперта — у горцев не было обычая навешивать замки и запоры на обычные жилища. Вот Башня — это другое дело… да и Хранилище идола Ого тоже крепко запиралось, как попутно объяснила Нуся.

В полной темноте они прокрались в дом и на ощупь добрались до окон первой комнаты, довольно просторной. Но пересечь ее оказалось не так-то легко, поскольку ноги похитителей моментально запутались в наваленных как попало звериных шкурах. Лорд Энтони растянулся во весь рост, но, конечно же, не ушибся, потому что свалился на пыльную мягкую кучу. Пока он путался в спальных принадлежностях горцев, Нуся успела ободрать три занавески и вернуться к двери.

— Готово, Тони, — шепотом сказала она. — Идем обратно.

Сэр Макдональд, немного обиженный тем, что ему не довелось лично ничего украсть (впервые в жизни подвернулась такая интересная возможность!), осторожно двинулся назад, к выходу. Попутно он размышлял о том, что вообще-то воровство не одобряется законом, но что делать, если ситуация вынуждает людей поступать именно так, а не иначе? В конце концов, человеческая жизнь дороже каких-то там пестрых тряпок!

От поселка они вернулись к речке, но не стали уже топтаться неподалеку от башни, а ушли вниз по течению. Нуся сказала, что должна отыскать отбеливающие травы, но, конечно же, не сейчас, а когда рассветет. Так что теперь спасателям предстояло дожидаться дня, как они дожидались ночи. Лорд Энтони чувствовал, что его терпение вот-вот лопнет. Он уже был готов наброситься на толпу жрецов и передушить их голыми руками! Но девушка мягко коснулась его плеча и сказала:

— Спокойнее, Тони! Спокойнее! Умение выжидать — основа успеха!

Лорд был вынужден согласиться с этими словами.


Лорримэр снова куда-то исчез, и сэр Макдональд с Нусей устроились отдохнуть возле небольшой заводи, где на берегу росла достаточно мягкая трава и было не так уж много камней. Впрочем, их все-таки оказалось достаточно для того, чтобы лорд Энтони весь остаток ночи ворочался с боку на бок, выковыривая из-под себя острые камушки. И откуда только они брались?

Но вот наконец явился долгожданный рассвет. И отважная Нуся принялась за дело. Приказав лорду Энтони сидеть на месте и ждать ее, она исчезла в зарослях кустарника. А сэр Макдональд, охраняя рюкзаки от возможного покушения местной живности, принялся раздумывать о том, каковы у них шансы освободить бедолагу Кляма. С одной стороны, горцы должны вроде бы испугаться оживших чужаков. С другой — нападать-то придется не на рядовых селян, а на жрецов. А вдруг у них в запасе имеются какие-то особые средства борьбы с мертвяками? Само собой, лорд имел в виду не заклинания, — всякая там ворожба могла подействовать только на настоящих мертвяков, а они-то с Нусей были очень даже живыми! Но что, если у лохматых служителей культа есть, например, просто хорошие острые ножи, которыми можно порубить мертвяка на части? Да, опасное они затеяли дело… с голыми руками выступить против целой орды! Но лорд Энтони прекрасно понимал, что Нусю ничем не остановить, она все равно попытается спасти Кляма, — а оставить женщину одну в такой ситуации лорду и в голову не приходило. Ну, в конце концов, им ведь не обязательно пытаться влезть в эту дурацкую башню. Они могут подождать, пока бедолагу Кляма поведут к жертвенному костру и отбить его по дороге. А потом придется очень быстро удирать… по незнакомой местности, через горы…

Впрочем, Нуся эту местность знала совсем неплохо.

Глава девятнадцатая

Ждать лорду Энтони пришлось долго, почти до полудня. Наконец Нуся вернулась. Она бесшумно выскользнула из кустарника, держа в руках мокрые занавески. Сэр Макдональд с восхищением посмотрел на девушку. Вот это да! Она действительно сумела смыть с ткани пестрые аляповатые цветы, и занавески стали почти белыми. Но, как и предсказывала отважная Нуся, пятен на них осталось предостаточно. Однако это не могло помешать делу. Ведь мертвяки бродили по горам далеко не в снежно-белых одеяниях. Нуся, словно услышав мысли лорда Энтони, сказала:

— Надо теперь на эти тряпки кровавых пятен насажать.

Сэр Макдональд вздрогнул. Ему вдруг показалось, что девушка имеет в виду настоящую кровь, и его богатое воображение тут же нарисовало жуткую картину: Нуся энергично взрезает его собственную руку и подставляет занавески под хлынувшую из запястья лорда Энтони струю крови… но тут же он спохватился и покачал головой. Надо же такую глупость выдумать! Он спросил:

— Ты еще и красной краской успела запастись?

— Конечно, — кивнула девушка. — Это дело нетрудное. В горах есть множество интересных растений. На все случаи жизни, что называется.

— И ты все их знаешь? — заинтересовался лорд Энтони.

— Ой, что ты! — засмеялась отважная Нуся. — Нет, конечно. Все даже моя бабушка не знала, а она была известной травницей. Но кое-чему я научилась, да. Смотри!

Она достала из кармана горсть круглых багровых листьев и показала сэру Макдональду. Он с интересом взял листья и принялся рассматривать, а Нуся тем временем спустилась к речке и расстелила все три отбеленные занавески на камнях.

— Неси их сюда! — окликнула она лорда Энтони.

Лорд спустился к воде и протянул листья девушке. Отложив два, Нуся быстро принялась натирать ткань остальными. Листья оставляли на занавесках темные следы, и в самом деле очень напоминающие кровавые пятна. Когда с этим делом было покончено, Нуся сказала:

— А ближе к вечеру и сами перемажемся как следует. Лица глиной покроем, а руки должны быть окровавленными. Припрячь-ка до поры до времени эти листочки.

Лорд Энтони осторожно уложил два оставшиеся багровые листка во внутренний карман куртки и спросил:

— А почему ты только два оставила? Про Лорримэра забыла, что ли?

— А где он, твой Лорримэр? — весело откликнулась девушка.

— Не знаю, — пожал плечами сэр Макдональд. — Он вечно куда-то исчезает.

— Вот потому и не оставила, — ответила Нуся.

— Но занавесок ты подготовила три! — возразил лорд.

— Тебя придется в две заворачивать. Уж очень ты длинный, Тони.

— А…

Потом они снова подкрались к поселку и стали наблюдать за приготовлениями к ночному торжеству. Отважная Нуся и лорд Энтони заняли на этот раз позицию довольно высоко на склоне горы, и им была отлично видна площадь в центре поселка. Горцы под руководством волосатых жрецов низшего ранга тащили со всех сторон сухие ветки и короткие бревнышки. Жрецы собственноручно складывали из доставленного топлива огромный костер. Действовали они ловко, привычно располагая дрова в таком порядке, чтобы пламя не было слишком сильным и костер горел долго и ровно. Лорд Энтони с ужасом наблюдал за варварами, совершенно не понимая, как вообще можно было додуматься до подобного: жечь живых людей в огне! Пусть даже завернутыми в тесто. Или…

— Нуся, — спросил он, — а жертву что, живьем в тесто укладывают, или все-таки убивают сначала?

— Живьем, — сердито ответила девушка. — Чтобы порадовать идола Ого. Ох, попадись мне в руки этот самый идол, уж я бы исполнила свое самое заветное желание! Сама бы исполнила, без его помощи.

— Да? И какое же это желание? — осторожно покосился на девушку лорд. Уж очень она выглядела гневной…

— А раздолбала бы этого чертова идола на мелкие щепки и самого засунула в огонь! — в отчаянии воскликнула Нуся.

Лорд Энтони подумал, что здесь кое-что не стыкуется. С одной стороны, идол Ого якобы запрещает держать горцам смертоносное современное оружие. И даже не очень современное. У них ведь даже пороховых ружей нет… С другой стороны — тот же самый идол якобы требует кровавых жертв… нет, что-то не сходится.

Сэр Макдональд решил высказать свои сомнения вслух.

— Нуся, я тут чего-то не понимаю, — осторожно начал он. — Ты говорила, что идол Ого запрещает иметь огнестрельное оружие. То есть получается, что он как бы вполне мирное создание. И в то же время — такие странные жертвоприношения в его честь… тебе не кажется, что одно с другим не состыкуется? А кстати, племя мимо-помо тоже преподносит ему такие дары?

— Да, тоже, — хмуро ответила девушка. — Мирное существо, говоришь? Ну, в общем… нет, не знаю, в чем тут дело. Разве что жрецы все это сами придумали, а идолом только прикрываются.

— Но почему он допускает все эти костры, пироги? — настойчиво продолжал лорд Энтони.

— Не знаю. Но я слышала… — Нуся вдруг замолчала, уставившись в пространство перед собой. Какая-то мысль или воспоминание поразили ее.

— Что, что ты слышала? — требовательно воскликнул сэр Макдональд.

Отважная Нуся ответила не сразу. Она еще что-то прокрутила в мыслях, анализируя, — а потом неторопливо произнесла:

— Дошел до меня как-то раз очень странный слух… Понимаешь, Тони, у жрецов ведь не спросишь, они ребята скрытные… Но люди поговаривают, что жертвы из костра исчезают куда-то. Вот прямо из этого самого хренова пирога. Засунут его в костер с начинкой — а вынут без нее. Ни косточки, ни волоска. Правда, из простых людей никто этого своими глазами не видел, жрецы и близко не подпустят непосвященных, но слухи-то на пустом месте не возникают, верно? Как ты думаешь, что это могло бы означать?

Лорд Энтони хорошенько подумал, прежде чем ответить. Он тоже прокрутил в уме все, что успел услышать на этой чудной планете, сопоставил, просчитал варианты… и наконец сказал:

— Думаю, это может быть правдой. Думаю, ваш идол только прикидывается невинной овечкой, а сам пожирает людей. Вот что я думаю.

Нуся охнула и прижала ладонь к губам. В ее глазах вспыхнул такой страх, что лорд Энтони тут же пожалел о своих словах. Ведь речь-то сейчас шла не о какой-нибудь абстрактной жертве, а о вполне конкретном Кляме, которого отважная девушка любила всей душой.

— Выбрось все это из головы, — твердо сказал сэр Макдональд. — Мы его вытащим. Слышишь? Вытащим!

Нуся медленно кивнула. Страх в ее взгляде сменился яростной решимостью.


Наконец день закончился, и сразу наступила ночь, минуя стадию сумерек и вечера. На площади задолго до того уже толпилось множество народа, но никто из жителей поселка и близко не подходил к огромной куче сухих дров. Люди толкались по краю свободного пространства, и как ни всматривался в них зоркий лорд Энтони, он что-то не замечал ни малейших признаков радости или торжества. Он хотел спросить у Нуси, как, собственно говоря, простые люди относятся к этим странным ритуалам, но не решился. Ему не хотелось лишний раз расстраивать отважную малышку.

Наконец Нуся сказала:

— Пора. Скоро его выведут из башни.

— А… — сэр Макдональд почему-то думал, что Кляма не выведут , а вынесут , уже в виде, так сказать… но он вовремя удержал язык и спросил: — Куда его поведут?

— В Хранилище идола. Там у них кухня. Надо перехватить его по пути. Идем.

И они отправились к башне.

Огромная тяжелая дверь была распахнута настежь, внутри башни горели яркие огни. У входа толпилось множество жрецов, державших в руках пылающие факелы. Длинные черные тени метались по кустам и траве, как безумные черные зайцы, и лорд Энтони подумал, что в такой обстановке появление бродячих мертвяков должно произвести отличное впечатление. Они с Нусей были уже полностью готовы сыграть свои роли. Их лица были тщательно вымазаны мягкой синей глиной, руки перепачканы соком багровых листьев. Балахоны, сооруженные из бывших занавесок, выглядели внушительно. Лорд Энтони подумал, что доведись ему самому столкнуться среди ночи с таким вот чучелом, он уж наверняка бы перепугался до потери пульса. А ведь местные вдобавок ко всему еще и знали, что бродячие мертвяки обладают разными нехорошими привычками…

— Не забывай наклоняться, — прошипела ему в ухо отважная девушка. — Руки свесь до земли! А то торчишь, как столб… мертвяки так не ходят.

Лорд Энтони послушно согнулся и опустил руки. Поза была довольно неудобной, но тут уж деваться было некуда. Он таким же тихим шепотом спросил:

— Мы сейчас на них выскочим?

— Нет, надо подождать, пока отойдут от башни и дверь захлопнут, а то могут спрятаться, — едва слышно ответила Нуся.

Но вот наконец жрецы зашумели, суетливо забегали, — видно, сверху им подали сигнал, что пленник отправлен вниз. И в самом деле, через несколько минут в освещенном дверном проеме показался бедолага Клям. Сэр Макдональд удивился тому, что пленнику даже руки не связали, но, впрочем, им с Нусей это было только на пользу. Меньше хлопот.

Он еще раз мысленно повторил инструкции, полученные от отважной девушки. Как надо идти, как размахивать руками, как завывать, как нападать… вроде бы он все выучил и ничего не забыл. Ну…

Глава двадцатая

Они с Нусей взвыли, как сигнальные ракеты, и выскочили из-за кустов прямо на процессию. Эффект появления мнимых мертвяков превзошел все ожидания лорда Энтони. Жрецы завизжали по-поросячьи и бросились врассыпную. К сожалению, Клям тоже пустился наутек, вопя от страха. За общим шумом он не слышал, как Нуся кричала ему вслед:

— Клям стой, дубина! Это мы! Стой!

Лорд Энтони не стал тратить силы и время на бессмысленный крик. Он просто-напросто рванулся следом за Клямом и через секунду уже догнал его. Не зря же, черт побери, сэры Макдональды из поколения в поколение считались отличными спортсменами!

Схватив бедолагу Кляма за воротник, лорд рявкнул ему в ухо:

— Стой, идиот, это мы с Нусей!

Но Клям, решив, что попался в лапы настоящего мертвяка, обмер от ужаса и, похоже, ничего не слышал. Тогда лорд Энтони без лишних церемоний перекинул тощего бедолагу через плечо, как полупустой мешок, и оглянулся, ища Нусю. Храбрая девушка уже стояла рядом. Она махнула рукой, показывая лорду Энтони направление побега:

— Туда, Тони! Вокруг башни, вдоль реки, вверх по течению!

Последние слова она договаривала уже на ходу.

Они помчались слома голову, но надеясь при этом не переломать ноги — ведь в темноте не разобрать было, где тут камни, где рытвины… Лорд Энтони, полностью положившись на отчаянную девчонку, бежал за ней след в след, прекрасно понимая, что она-то знает местность гораздо лучше, чем чужак, только что явившийся на Храпунью. И он оказался прав. Нуся летела, как птица, ловко обходя каменные завалы, отыскивая узкие тропинки там, где, казалось, вообще невозможно было пройти, и лишь время от времени оглядывалась, чтобы убедиться: ее сокровище не потерялось.

Вопли жрецов и жителей поселка уша-дока затихли вдали, и Нуся сбавила ход. Похоже, никто и не подумал броситься в погоню за мертвяками, укравшими начинку жертвенного пирога. Наконец девушка остановилась и сказала, тяжело дыша:

— Да отпусти ты его! Сам пусть идет.

Лорд Энтони снял с плеча полуживого Кляма и осторожно поставил бедолагу на ноги. Кляму далеко не сразу удалось удержаться в вертикальном положении. Сначала он попытался упасть. Но лорд Энтони не допустил этого. Потом Клям вдруг словно очнулся и всмотрелся в маленького «мертвяка». И неуверенно прохрипел:

— Нуся?

— А кто же еще будет ради тебя, урода, надрываться? — зло бросила девушка. — Кому ты нужен?

Она выбрала верный тон и нашла правильные слова. Клям мгновенно разозлился и преисполнился сил.

— Ты, кукла! — рявкнул он. — Думаешь, красивее тебя среди мимо-помо вообще никого нет, да? Кого ты выбрала — тот должен прыгать от счастья?

Лорд Энтони с интересом присмотрелся к Нусе, вымазанной синей глиной. Красавица? А черт их разберет, этих аборигенов, может, и вправду Нуся здесь выделяется своей внешностью? Он как-то не обратил внимания на других женщин… да он их почти и не видел. Н-да, интересная получается ситуевина, подумал сэр Макдональд. Ну, впрочем, это дела личные, а в них постороннему никогда не разобраться, даже и пробовать незачем. Но если Нуся по местным понятиям красива… почему она так скромно живет, почему… ай, неважно.

— Мы идем куда-нибудь, или нет? — спросил он.

Обозленная донельзя парочка дружно набросилась на него.

— Ты бы помолчал, герой-спасатель! — рявкнула Нуся.

— Ты что, на обед в своем замке опаздываешь? — не отстал от нее Клям.

Лорд Энтони от неожиданности попятился, налетел на камень и с размаху шлепнулся на землю, основательно отбив зад. Пока он выяснял отношения со своим пострадавшим организмом, Клям и Нуся чуть не подрались, выясняя отношения между собой. Похоже, бывшему стражу сильно не понравилось, что его спасла женщина, да не какая-нибудь, а влюбленная в него. Лорд Энтони подумал, что скорее всего в этих местах подобное считается неприличным. Женщина не должна вмешиваться в дела мужчин. Что ж, во многих мирах в ходу подобные взгляды.

Когда у обеих скандалящих сторон иссяк запас ругательств, Клям заявил:

— Я должен украсть идола Ого. Без него я отсюда не уйду. А вы можете проваливать, благородные рыцари, если не хотите лезть на рожон.

Нуся снова взвилась:

— Ты, кусок зеленой лягушки! Да как ты смеешь вообще оскорблять Тони! Он ради тебя…

Клям перебил ее:

— А ты бы вообще заткнулась, курица недощипанная! Он, если хочешь знать, во что угодно ввяжется, лишь бы от родной мамочки сбежать! Маменькин сынок, вот кто он такой!

Лорд Энтони только открыл рот, чтобы достойно ответить на это оскорбление, как за его спиной послышался до чертиков знакомый вежливый баритон:

— С вами желает поговорить ваша матушка, милорд…

Сэр Макдональд, подпрыгнув от неожиданности, обернулся.

Ну конечно же, позади стоял Лорримэр с трубкой космического телефона в руке… Проклятье, подумал лорд Энтони, ну неужели он не мог выбрать другой момент? Впрочем, выбирал не дворецкий, а леди Моника…

С обреченным видом лорд взял трубку.

— Здравствуй, мама.

И услышал ехидное ржание Кляма, заглушившее первые слова леди Моники.

— …и поэтому я поначалу тебе ничего не говорила. Но теперь, надеюсь, ты уже обо всем подумал?

— О чем это ты?

— Ты меня не слушал! — обвиняющим тоном воскликнула леди Моника. — Я говорю о леди Кате!

— А… и что?

— Она ждет тебя здесь, в нашем замке. И не уедет, пока ты не вернешься.

— Значит, я не вернусь никогда! — твердо заявил лорд Энтони и отключил связь.

Сунув трубку в руку Лорримэра, он гневно спросил:

— Где ты пропадал, черт побери? Ты исчез в самый критический момент!

— Я был вам не нужен, милорд, — возразил Лорримэр. — Вы прекрасно справились сами.

Лорд Энтони замер с открытым ртом, обдумывая заявление дворецкого. А ведь и в самом деле… обошлись же? Но тогда почему Лорримэр появился именно сейчас? Ах, да, звонок леди Моники…

— Мы идем за идолом, — сказал лорд Энтони. — Я страстно желаю увидеть его, этого загадочного Ого. Я даже надеюсь, что он исполнит мое заветное желание.

— Какое? — тут же заинтересовалась Нуся.

— Не скажу, — усмехнулся сэр Макдональд. — Не скажу, потому что и сам не знаю. Ну, вы уже досыта наговорились? Или мне еще немножко подождать?

К нему уже полностью вернулось самообладание. Впрочем, голос леди Моники всегда действовал на него мобилизующе.

Нервная парочка словно очнулась наконец. Клям сказал:

— Ладно, Тони, извини меня, я это сгоряча… Честное слово, я по-настоящему испугался. Я думал, меня и вправду мертвяки утащили.

— Я понимаю, — небрежно отмахнулся лорд Энтони. — Где они хранят идола? Ты знаешь?

— Я знаю, — спокойно откликнулась отважная Нуся. — Но лучше нам немного подождать. Там сейчас слишком бурная обстановка. Пусть угомонятся слегка.

Мужчины спрятали в карманы свое самолюбие и признали, что женщина права.

Нуся предложила занять позицию на склоне горы над поселком, в таком месте, откуда будет видно Хранилище. И они пошли за ней в темноте, благодаря судьбу за то, что им досталась столь опытная и храбрая проводница.

Глава двадцать первая

Шум и гам в поселке уша-дока продолжались почти до рассвета. Впрочем, рядовые граждане довольно скоро разошлись по домам, поняв, что урок кулинарии на этот раз отменяется, поскольку начинка пирога куда-то подевалась. Но жрецы, число которых приводило лорда Энтони в изумление, продолжали роиться возле Хранилища. Поскольку вокруг этого таинственного здания горело множество электрических фонарей, для сэра Макдональда не составило труда рассмотреть тот дом, в котором по плану жрецов предполагалось изготовить жертвенный пирог, начинкой которого должен был послужить бедолага Клям.

Двухэтажный домик выглядел основательно. Он был втрое больше любого из зданий поселка и стоял на очень высоком каменном фундаменте, да к тому же на небольшом пригорке, — так что являл собой вторую архитектурную доминанту селения после башни. Лорд Энтони подивился тому, что не заметил Хранилище прежде, — ведь его было видно из любой точки поселка. Впрочем, он ведь интересовался только башней, в которую заточили Кляма. На все остальное ему было наплевать.

Окон в Хранилище было немного, и все они были забраны мощными бронзовыми решетками. При первом же взгляде на эти решетки лорд Энтони поморщился — уж очень они были уродливы. Но, конечно, надежны. Такую ломиком не подковырнешь. Нужна как минимум взрывчатка. Решив, что через окна в Хранилище идола не попасть, лорд перенес свое внимание на распахнутую дверь, перед которой по-прежнему суетились жрецы. Дверь Хранилища была устроена так же основательно, как дверь башни. Толстые деревянные доски, окованные железными полосами, несколько запоров изнутри и снаружи…

— Нуся, — спросил лорд Энтони, — а почему на двери запоры с обеих сторон? Зачем? Ты не знаешь?

— Бабушка рассказывала, что жрецы, которые дежурят при идоле, запираются изнутри, а потом внешняя стража запирает их еще и снаружи.

— Но это же глупо! — удивился лорд Энтони. — Случись что — они не смогут выйти!

— А они и не должны выходить, — усмехнулась девушка. — Они должны охранять Ого до последнего дыхания. Своего собственного, разумеется.

— Ну и ну, — покачал головой сэр Макдональд. — Жестокая система!

Но что-то в этой системе показалось ему не только странным, но и подозрительным.

— Нуся, ты уверена, что из Хранилища нет другого выхода?

— Откуда мне знать? — фыркнула девушка. — У жрецов все может быть. Но если второй выход и есть, он где-то хорошо спрятан, потому что о нем никто никогда не слышал.

— А сколько жрецов сторожит Хранилище снаружи?

— Не знаю. Мы тут для того и сидим, чтобы сосчитать.


Но вот наконец жрецы разошлись, унеся с собой факелы, и часть фонарей была погашена, — видимо, ради экономии электроэнергии. Теперь вокруг здания Хранилища идола бродили только шестеро жрецов, вооруженных здоровенными дубинами и ножами. Сколько стражей находилось внутри, никто из похитителей, естественно, не знал. Немного посовещавшись, они решили, что пора уже перебираться поближе к Хранилищу. Нуся и лорд Энтони по-прежнему оставались в костюмах мертвяков, но принарядить Кляма им было не во что. Впрочем, вряд ли это могло иметь значение. Все трое сошлись на том, что жрецы моментально пустятся наутек, стоит им завидеть парочку с синими лицами. Кляма, пожалуй, никто и заметить не успеет. К тому же он и не собирался высовываться раньше времени.

Их снова повела вперед Нуся. Лорд Энтони не уставал удивляться тому, как хорошо девушка чувствует себя в горах. Мало ли что ее бабушка была уша-дока, сама-то Нуся выросла в долине! Ну, может быть, она много раз навещала старушку?

Они обошли Хранилище идола Ого с тыла и подобрались как можно ближе, скрываясь за кустами. И вот уже до них донеслись голоса жрецов, не спеша обходивших здание. Правда, говорили они на местном языке, так что лорд Энтони ничего не понял, но увидел, как моментально насторожились Клям и Нуся.

— О чем они говорят? — едва слышно спросил он.

Но Клям прижал палец к губам, призывая сэра Макдональда к молчанию. Да и в самом деле, не время было для болтовни. Жрецы находились слишком близко. Но потом, когда стражи отошли на безопасное расстояние, Клям пояснил:

— Они считают, что если рядом появились бродячие мертвяки, стражу на эту ночь надо увеличить раза в три-четыре, и хотят прямо сейчас послать за подмогой. Нам нельзя терять время.

— Тогда за дело! — воскликнул лорд Энтони и пронзительно завыл, подражая мертвяку.

Клям и Нуся поддержали его в два голоса.

Все трое бросились вперед, хотя Клям, конечно, старался держаться под прикрытием двух относительно белых балахонов.

В ответ на завывание троицы тут же раздался испуганный визг наружной стражи. Жрецы даже не попытались оказать сопротивление. Они со всех ног помчались к центру поселка, спотыкаясь и вопя от страха. И только тут лорд Энтони подумал о том, что в Хранилище-то им все равно не попасть! Ведь внутренняя стража наверняка поспешила задвинуть все засовы, услышав крики коллег снаружи.

Но лорд Энтони ошибся. Когда похитители обогнули здание, то увидели, что входная дверь распахнута настежь. Сэр Макдональд крикнул на бегу:

— Почему они не заперлись, эти идиоты?

— Да ведь мертвякам ничего не стоит пройти сквозь стену! — ответила Нуся. — А вот почему эти идиоты не заперли их снаружи — это куда интереснее! Может, нам ловушка приготовлена?

Они ворвались в Хранилище, захлопнули за собой дверь… и сразу поняли, что внутренняя стража на самом деле вовсе и не бывала никогда заперта снаружи. Равно как и изнутри. В толстенных досках были просверлены аккуратные круглые дырочки, а возле самого порога валялся изогнутый металлический прут. Этим прутом можно было без особого труда отодвинуть любую задвижку — хоть изнутри, хоть снаружи.

— Ну и жулье! — воскликнул лорд Энтони. — Что же нам делать? Они же могут сюда вломиться!

Нуся и Клям дружно расхохотались.

— Нет, Тони, они сюда не вломятся, — сквозь смех сказал Клям. — Нет среди уша-дока такого дурака, который по своей воле полез бы в руки мертвяку. И среди мимо-помо ты тоже таких не найдешь. Ладно, пошли искать Ого.

Свет в Хранилище был слегка притушен, но все же лампочки светили достаточно ярко для того, чтобы похитители могли без труда ориентироваться во внутреннем пространстве.

Троица огляделась по сторонам. Они находились в довольно большом вестибюле, из которого в глубь здания уводили три коридора. Нуся потянула носом и уверенно сказала, показывая на правый коридор:

— Там кухня. Тестом пахнет.

— А там? — лорд Энтони махнул рукой влево, но тут же и сам почувствовал, что из левого коридора доносится не слишком приятный запашок. — А, похоже, там туалет для внутренней стражи…

Значит, оставался только средний коридор, и они пошли по нему. Через минуту похитители уже очутились в большом квадратном помещении с высоким потолком. Стены зала были сплошь увешаны коврами, деревянный пол натерт до блеска, потолок кудрявился резными цветами… а в центре красовался шестиугольный постамент, на котором лежала большая картонная коробка, перевязанная алой лентой. Лорд Энтони подумал, что больше всего это похоже на рождественский подарок, только что внесенный в дом Санта-Клаусом.

Клям быстро подошел к постаменту и схватил коробку.

— Ну, теперь-то я узнаю, как он выглядит! — воскликнул прозевавший идола страж. — Посмотрим, посмотрим…

Он содрал ленту и поднял крышку коробки. И замер, глядя внутрь. На его лице появилось настолько странное выражение, что Нуся вскрикнула:

— Клям! В чем дело?

И они с лордом Энтони поспешили заглянуть в коробку.

Наверное, их лица тоже основательно вытянулись, но некому было за ними наблюдать. Все трое долго смотрели на лежавший на бархатной подушечке предмет и молчали. Но наконец лорд Энтони осторожно произнес:

— Э-э… а где же сам идол?

— А хрен его знает, — хрипло откликнулся Клям, доставая из коробки небольшой пульт дистанционного управления. Коробку он бросил на пол и отшвырнул ногой.

Да, это был именно пульт дистанционного управления, размером с ладонь Кляма. Выглядел пульт немного необычно, но тем не менее ни у кого из троих похитителей не возникло сомнений в том, что представляет собой эта вещь. Овальная плоская штучка со множеством кнопок и крошечным дисплеем. Что же еще это могло быть? На космический телефон уж и вовсе не похоже… Но если есть пульт управления — должно быть где-то и то, чем он управляет!

— Нет, я все-таки не понимаю, — пробормотал сэр Макдональд. — Клям, что, собственно говоря, ты охранял?

— Да вот эту самую коробку, — хмуро ответила сбежавшая начинка. — Черт побери, мы всегда были уверены, что в ней — сам Ого! Надули нас жрецы, вот уж надули!

— Погоди-ка, — заговорила Нуся, — но ведь жрецы двух племен тайно продают друг другу именно этот предмет? И именно ему люди высказывают свои желания. И именно его выносят в дни торжественных процессий. То есть эту коробку, я же сама сто раз ее видела. Неужели они сами в нее никогда не заглядывали?

— Не может быть! — твердо сказал лорд Энтони. — Коробка-то из простого картона. Долго ли она может прослужить? Ее надо менять, и довольно часто. Да даже если бы это был сейф! Все равно кто-то уложил бы в него подушку и пульт. То есть в любом случае знал бы, что там внутри… нет, тут что-то совершенно непонятное.

— Я его найду, — тихо, угрожающе произнес бывший страж идола. — Я его найду, заразу, и никто меня не остановит!

И он, небрежно бросив пульт на постамент, принялся методично обыскивать зал. Лорд Энтони и Нуся присоединились к нему, но лорд предварительно забрал пульт и спрятал его во внутренний карман куртки. На всякий случай.

Балахоны мешали лорду Энтони и девушке, и они сорвали с себя маскировочные тряпки. А потом принялись срывать со стен ковры, надеясь отыскать тайный ход в настоящее хранилище. Но ничего не нашли.

И тогда они начали обыск всего дома.

Глава двадцать вторая

Они разгромили все. Они перерыли комнаты охраны, перевернули вверх дном кухню, раздолбали в мелкие щепки туалеты и ванную комнату. Они вдребезги разнесли коридоры, подозревая, что вход в подлинное хранилище идола Ого может скрываться за стенными панелями.

Ничего.

Тогда они решили остановиться, передохнуть и немного подумать. Усевшись на сваленных как попало коврах в центральном зале, они уставились друг на друга и долго молчали. Наконец лорд Энтони сказал:

— Дом стоит на высоком фундаменте. Должен быть подвал.

— Мы не видели входа в него, — напомнила Нуся.

— Он где-то есть, — оживился Клям. — Мы его прозевали.

— Мы не могли его прозевать, — возразила отважная девушка. — Полы мы осматривали очень тщательно.

— Не очень, — усмехнулся сэр Макдональд. — Мы не сдвигали с места постамент.

Клям и Нуся на мгновение замерли, во все глаза уставившись на лорда Энтони, — а потом вскочили и бросились к шестиугольному постаменту. В следующую секунду постамент отлетел в сторону, как будто ничего и не весил.

— Вот он! — заорал Клям. — Вот он, черт побери!

Под постаментом таилась крышка входа в подвал.

Поднять ее ничего не стоило. Но дальше следовало проявить осторожность. Жрецы вполне могли подготовить ловушку на случай появления нежданных гостей. И потому трое похитителей присели на корточки возле темного квадратного отверстия и попытались рассмотреть, что же прячется там, внизу.

Вниз вела крутая деревянная лесенка, но света, падавшего сверху, хватало лишь на то, чтобы увидеть несколько ее верхних ступенек. А дальше все поглощала тьма. Лорд Энтони и Нуся только теперь вспомнили, что за спинами у них по-прежнему болтаются рюкзаки, а в них лежит масса полезных вещей. К сожалению, рюкзак Кляма, в котором был самый большой фонарь, исчез бесследно в ходе неприятных событий. Но пара маленьких фонариков все же нашлась.

Лорд Энтони первым шагнул на ступени. Лестница нервно скрипнула, но больше ничего не произошло. Слабенький лучик маленького фонаря освещал только небольшое пятно прямо под ногами, но лорду Энтони и этого было достаточно. Он всегда неплохо ориентировался в темноте, хотя до Нуси ему, конечно, было далеко.

Лестница все шла и шла вниз, и стало ясно, что подвал под Хранилищем гораздо глубже, чем можно было подумать, глядя на фундамент дома снаружи. Видимо, в те далекие времена, когда начали строить Хранилище, сначала выкопали очень глубокий котлован. Лорд Энтони подумал даже, что поначалу и все Хранилище могло располагаться под землей, и лишь позже, когда наступили более цивилизованные времена, над подземным укрытием поставили здание.

Клям и Нуся осторожно спускались следом за сэром Макдональдом. Лестница была довольно узкой, а перила отсутствовали, так что похитители ежеминутно рисковали свалиться вниз с неизвестной высоты. Но наконец нога лорда Энтони ступила на каменную плоскость пола.

— Пришли! — негромко провозгласил он. — До самого донышка добрались!

Донышко оказалось большим. И даже очень большим. В слабом свете двух фонариков похитители увидели толстые гранитные колонны, подпирающие низкие своды подземелья. Колонны уходили вдаль стройными рядами. Никто из троих, естественно, не имел ни малейшего представления о том, в какую сторону им направиться. И как вообще в этой кромешной тьме искать идола Ого. Они ведь не знали, как он выглядит. Может быть, одна из этих колонн и есть идол?

Их снова выручила Нуся. Она вернулась к лестнице и обошла ее со всех сторон, внимательно разглядывая. Потом достала из-за пояса нож и принялась что-то ковырять им.

— Есть! — воскликнула девушка через минуту. — Щиток!

И тут же в подвале вспыхнул свет.

Лорд Энтони, не веря собственным глазам, уставился на низкий потолок. Над ним, меньше чем в полуметре над его головой, висели не просто осветительные приборы, нет! Это были древние лампочки накаливания! В лорде тут же проснулся страстный коллекционер. Он выхватил из кармана изрядно замусоленный носовой платок и, обернув им руку, вывернул ближайшую лампочку. Потом вторую, третью…

— Тони, остановись! — воскликнула ошеломленная Нуся. — Зачем ты это делаешь? Нам нужен свет!

— Это для моей коллекции, — пояснил лорд Энтони, напряженно размышляя, как же ему упаковать хрупкие стеклянные пузырьки, чтобы довезти их до дома.

— Но если тебе нужны электрические лампочки, почему бы тебе не купить их в поселке, когда мы вернемся? — удивленно спросил Клям.

— Купить… — лампочки выскользнули из рук лорда Энтони и с тихим звоном разбились о каменный пол подвала. — Купить?! Ты хочешь сказать, у вас тут полным-полно лампочек накаливания? Откуда?

— Привозят из соседней звездной системы, — пожал плечами бывший страж идола. — У нас нет своего производства.

— Но зачем они вам? — закричал лорд Энтони, окончательно перестав что-либо понимать.

— Как это — зачем? Не жить же без света!

— Стоп! — сэр Макдональд взмахнул руками. — Стоп! Нуся, я был в твоем доме… в твоем пансионе. Там нормальные осветительные приборы с автономными источниками питания, совершенно стандартная арматура, как во всей Галактике. При чем тут лампочки?

— Да больше-то ни у кого таких приборов нет, — улыбнулась Нуся. — А пансиону их подарил заезжий турист, это случайно вышло. Во всех остальных домах горят вот такие лампочки. Ну, а источники питания, конечно, автономные, мы их тоже покупаем у соседей по Галактике. И это, надо сказать, довольно дорого обходится. Ты что, забыл, что улицы у нас освещают жуки?

Лорд Энтони потряс головой, пытаясь прийти в себя. Ну и везет же ему в последнее время! Из предыдущего путешествия он привез для своей коллекции самый настоящий кирпич… и не один, вообще-то говоря, просто часть экземпляров он продал с большой для себя прибылью. Точнее, продала леди Моника. Но это неважно. И если в этот раз он привезет штук пять лампочек…

— Мы будем искать этого чертова идола, или нет? — сердито спросил Клям.

Это помогло лорду Энтони окончательно опомниться.

И вправду, надо было заниматься делом, ради которого они вломились сюда.

Но что искать?

Тут сэра Макдональда осенило. Он вытащил из кармана пульт и принялся его рассматривать. Поняв его идею, Клям и Нуся подошли к лорду и тоже уставились на пульт. На стандартных пультах дистанционного управления всегда имелась красная кнопка включения. Но здесь таковой не имелось. Пульт был жемчужно-серым, и кнопки, в количестве тридцати штук, — такие же. Все одинаковые. И никаких значков.

— А давайте нажимать на все подряд! — предложила Нуся. — Чем мы, в конце концов, рискуем?

— Может, и ничем, — пожал плечами лорд Энтони. — Но разве тут угадаешь?

И все-таки он признал, что предложение Нуси — единственно возможное.

Лорд передал пульт Нусе — тонким пальчикам девушки легче было управиться с крошечными кнопками. А Нуся, недолго думая, начала нажимать на кнопки, расположенные рядами по пять штук. Она начала с верхнего ряда, стремительно прошлась по первым пятнадцати кнопкам, — но ничего не случилось. Помедлив секунду-другую, Нуся перешла к нижнему ряду кнопок. И…

Первая же кнопка вспыхнула под пальцем девушки алым огоньком. А следом за ней заиграли всеми цветами радуги остальные кнопки. Нуся тихо ахнула, глядя на переливы света в собственной ладони.

— Как красиво! — тихо сказала девушка. — Ой… смотрите, значки проявились!

И в самом деле, в глубине крошечных светящихся пупырышков возникли отчетливые темные значки. Лорд Энтони и Клям наклонили головы, едва не столкнувшись лбами, и стали рассматривать значки.

— Стрелки, кружочки, — задумчиво пробормотал сэр Макдональд. — Что бы это могло означать?

— На игру похоже, — сказал вдруг Клям. — На электронную игру. Отыщи дорогу в лабиринте.

— Точно! — воскликнула отважная Нуся. — Попробуем?

И тут же прикоснулась кончиком пальца к зеленой кнопке, в глубине которой светилась стрелка, направленная острием вверх.

В ответ на прикосновение в средней части пульта замигала желтая кнопка со значком круга. Лорд Энтони удивленно покачал головой, и тут что-то словно зацепилось за самый краешек его сознания… он выпрямился и глянул в глубь подземелья.

— Колонна! — вскрикнул лорд. — Смотрите!

Одна из колонн вдали замерцала слабым желтым светом.

Все трое, не раздумывая, бросились к ней. Остановившись рядом со светящейся каменной подпоркой, они озадаченно переглянулись. С чего бы это простому граниту светиться? Они внимательно рассмотрели колонну, ощупали ее… нет, ничего не понять. Лорду Энтони пришла в голову странная мысль. А что, если и здесь они натолкнулись на один из следов древней цивилизации ноксов? Эта загадочная культура, давным-давно исчезнувшая, оставила после себя немало странных меток в их Галактике. Но как они могли заставить светиться гранит? Впрочем, сейчас не время было раздумывать над этим.

Нуся уже снова колдовала над пультом. Сэр Макдональд, ни разу в жизни не игравший в электронные игры, не мог понять, какими принципами руководствуется девушка, выбирая следующую кнопку. Но Нуся, похоже, знала, что делала. Поразмыслив над кнопками, она вдруг подняла голову и огляделась по сторонам, потом снова глянула на пульт… как будто сравнивала что-то с чем-то. Но что и с чем? Колонны ведь не по пять штук в ряду стояли! И все же следующий ход отважной девушки оказался удачным. Когда она коснулась синей кнопки с круглым значком внутри, засветилась еще одна гранитная подпорка — на приличном расстоянии от первой… впрочем, лорд Энтони вдруг заметил, что расстояние-то между ними составляло ровно пять колонн! Черт побери, подумал он, оказывается, и в дурацких электронных играх есть польза! Он сам никогда в жизни не додумался бы, что в значках есть некая система, связанная с системой опор в подвале!

Дальше дело пошло быстрее. Похитители шагали от одной светящейся колонны к другой, все дальше уходя в подземелье, казавшееся бесконечным. Но вот наконец за очередным рядом гранитных подпорок они увидели стену. Метров за десять до нее освещение почему-то иссякло, ни единой лампочки не свисало с низкого потолка, и потому стена казалась особенно мрачной и непрошибаемой.

И с пультом, похоже, что-то случилось. Как Нуся ни перебирала кнопки, свет в колоннах больше не загорался. Как отыскать проход? В том, что где-то в стене есть дверь, никто из похитителей не сомневался. Но где?

И тут где-то далеко-далеко позади послышались голоса.

— Погоня! — воскликнул лорд Энтони.

Он был прав. В подземелье спустились жрецы уша-дока.

Глава двадцать третья

Банда жрецов неслась по подземелью сломя голову, и возглавлял дикую погоню лично главный жрец уша-дока Нур-Красный Крест. Несмотря на внушительный объем живота, мчался главный жрец с крейсерской скоростью. Похитители отлично сумели рассмотреть все это издали, потому что жрецы, посчитав освещение подвала недостаточным, прихватили с собой пару десятков факелов. Троица беглецов метнулась за колонны. Но они прекрасно понимали, что найти их жрецам не составит труда. Ведь хранители идола Ого явно знали, где находится второй выход из подземелья и что за ним скрывается. Они бежали прямиком к стене, возле которой прятались за гранитными подпорками похитители-неудачники. Погоня приближалась. В распоряжении беглецов оставалось всего несколько минут.

— Но почему они перестали нас бояться? — зло шепнула Нуся.

— Наверняка нашли там, в зале, наши маскировочные костюмы и поняли, что никакие мы не мертвяки, — ответил лорд Энтони. — Ну где же эта чертова дверь?

Нуся в отчаянии стиснула в кулаке пульт и ударила по стене. И…

Мрачный темный гранит мгновенно растаял в том месте, где его коснулся маленький кулачок отважной девушки. Дыра стремительно расширилась…

Не раздумывая, беглецы бросились в образовавшийся проем и, держась за руки, помчались дальше в полной тьме, не зная, куда бегут и смогут ли выбраться из второго подземелья. Но по крайней мере, они были уверены в том, что они попали не в естественную пещеру, а именно в построенное кем-то убежище: пол под их ногами был безупречно гладок. И здесь, похоже, не было никаких колонн, потому что они ни разу ни на что не наткнулись.

А потом вдруг начал медленно разгораться свет.

Откуда он шел — понять было невозможно, он просто возник в затхлом воздухе подземелья сам собой. Он вроде бы становился ярче, но при этом оставался странно рассеянным, как будто пробивался сквозь туман. Однако никакого тумана здесь и в помине не было… Трое неудачливых похитителей остановились и повернулись лицом к погоне, встав плечом к плечу. Жрецы, побросав факелы, перешли на шаг. Они, похоже, были уверены, что их жертвам некуда деваться. Впереди снова шел Нур-Красный Крест. Его толстая лоснящаяся физиономия была красной, как перезревший помидор, длинные рыжие волосы и борода растрепались, усы встали дыбом… но вид у главного жреца при всем при том был чрезвычайно довольный. Он остановился метрах в десяти от похитителей и заложил пухлые руки за раззолоченный пояс. Остальные жрецы растянулись в неровную линию справа и слева от Нура.

— Ну-с, — заговорил главный жрец на общегалактическом языке, — я вижу, что местные ребята нашли себе весьма солидную поддержку в каком-то другом созвездии. Откуда ты взялся, длинный придурок? И как тебе удалось сбежать от ползунов?

— От придурка слышу, — огрызнулся лорд Энтони. — А твои ползуны — безмозглые твари, таких любой лопух обманет.

— Что-то мне до сих пор таких лопухов встречать не приходилось, — возразил Нур-Красный Крест. Похоже, его всерьез беспокоило то, что отправленные в погоню за лордом Энтони ползуны оказались обманутыми. — Отвечай! Или мы прямо сейчас начнем тебя пытать. Уж поверь, мы умеем это делать!

— Верю, — кивнул сэр Макдональд, нащупывая «револьвер» ноксов, засунутый за пояс. — Но сначала тебе придется нас схватить…

И тут лорд Энтони с ужасом понял, что забыл, какую из кнопок он нажимал в пещере людей-белок — желтую или белую. Какой из курков остался неиспользованным — правый или левый? Что ж, придется на этом потерять пару секунд…

Но лорду Энтони вообще не пришлось стрелять.

Из рассеянного света, залившего подземелье, внезапно словно бы сконденсировались длинные темные тела. Длинные, гибкие, подвижные… их было очень много.

— Змеи! — испуганно вскрикнула Нуся, прижимаясь к Кляму. Клям, в свою очередь, придвинулся поближе к лорду Энтони.

Но змеи почему-то не обратили ни малейшего внимания на неудачливых похитителей, зато с азартом набросились на толпу жрецов. Лорд Энтони крепко зажмурил глаза. Зрелища такого рода были ему совсем не по вкусу…

Визг и отчаянные ругательства жрецов слышались совсем недолго. Через три-четыре минуты все затихло, и сэр Макдональд осторожно приоткрыл правый глаз.

Никого.

Ни змей, ни жрецов.

Только он сам, бедолага Клям с зеленой щеткой на голове, и перепуганная до полусмерти Нуся.

— Куда они подевались? — спросил лорд Энтони, имея в виду змей.

Нуся поняла его.

— Не знаю, я глаза закрыла, — ответила она прерывающимся голосом. — Уползли, наверное.

— Да, уползли, — сказал Клям. — Жрецов проглотили и отправились вон туда, — он махнул рукой, показывая в слабо светящуюся даль.

Только теперь лорд Энтони и отважная Нуся решились осмотреться, ведь они до сих пор не знали, куда угодили. Они просто бежали, не видя ничего перед собой…

То, что они увидели, ошеломило всех. Они находились в некоем пространстве… нет, подобрать определение для этого места было невозможно. Ровный туманный свет заливал все вокруг, не слишком яркий, не слишком тусклый, — но почему-то производящий впечатление глухой ночи. Это было выше понимания троих. И они, как ни старались, не могли рассмотреть ни потолка, ни стен, — только пол виднелся под их ногами, безупречно гладкий, черный, матовый. Как будто над ними воздвигли пузырь туманного света, не имеющий видимых границ.

— Где это мы? — испуганно прошептала Нуся.

— А черт его знает! — лорд Энтони вдруг рассердился. Надо же было ему влипнуть в такую дурацкую историю! — Клям, ты уверен, что змеи поползли именно в ту сторону? Как ты вообще ориентируешься здесь? Все вокруг абсолютно одинаковое!

— А вон, посмотри, — усмехнулся бывший страж идола. — Видишь? Пояс Нура!

И в самом деле, на матовой черной плоскости метрах в двадцати от них сверкал бусинами и золотыми бляшками пояс главного жреца. Наверное, змее, проглотившей Петю, он пришелся не по вкусу.

— Так, пошли в ту сторону, — решил сэр Макдональд. — Змеи как-то попали сюда, и как-то должны отсюда выйти, верно? Здесь-то у них ни пищи, ни воды! Значит, должен быть выход.

— А если их жрецы кормили? — возразила Нуся.

— Тогда почему змеи слопали их, а не нас? — сказал Клям.

Лорд Энтони на секунду задумался, и тут же уверенно произнес:

— Потому что у нас пульт. Вот что, ребята. Я уверен: если змей кормили жрецы, то это значит — змеи тут что-то охраняют. Пошли-ка, поищем!

Как ни странно, ни Нуся, ни Клям ни словом не возразили на предложение сэра Макдональда. Они снова взялись за руки, чтобы змеи знали: пульт принадлежит всем троим, — и пошли вперед. Впрочем, в равной степени можно было утверждать, что они пошли назад, или вправо, или влево. В этом странном пространстве не было направления. В нем были только верх и низ.

Но змеи как будто нарочно оставляли метки для троих человек. На матовой черной плоскости валялись то плетеная сандалия, то бусы, то еще какая-нибудь мелочь, принадлежавшая жрецам. Лорд Энтони видел, что Нуся и Клям передергивают плечами при виде каждой новой находки, — так, как будто у них по спинам пробегал ледяной холод. Ну, лорд Энтони и сам чувствовал себя не намного лучше. Он думал о том, какая это ужасная смерть — быть съеденным холоднокровным гадом! К тому же он где-то читал, что, например, проглоченные удавами кролики погибают медленно и мучительно, задыхаясь в желудке змеи… и проникся искренним состраданием к глупым жрецам, нарвавшимся на собственную ловушку.

Свет вокруг начал меркнуть. Беглецы не сразу заметили это, так как туманное сияние убывало очень медленно. Однако через несколько минут Нуся воскликнула:

— Клям! Темнеет! Что делать?

Лорд Энтони подумал, что самое естественное для женщины, даже самой храброй и мужественной, — в минуту страха искать защиты у любимого мужчины. Он должен все знать, все уметь, справиться с любой опасностью. Но, надо сказать, бывший страж идола не обманул ожиданий Нуси.

— Это здесь темнеет, — сказал он. — А ты посмотри вон туда!

«Вон там», слева от беглецов, и в самом деле что-то светилось. И по мере того, как угасало туманное сияние вокруг них, все ярче казалась далекая светлая точка. Они пошли, нет, почти побежали к ней.

И вот…

Глава двадцать четвертая

Бесконечное пространство, не имеющее стен и направлений, внезапно кончилось. Беглецы очутились у входа в огромный зал, в котором вокруг ярко освещенной небольшой фигуры на невысоком постаменте танцевали тысячи змей…

— Зеркала, — прошептал вдруг бывший страж идола Клям. — Зеркала…

Лорд Энтони присмотрелся. И в самом деле, стены зала были зеркальными. Танцующих змей было не так уж много, от силы три десятка, но их отражения бесконечно множились в широких сверкающих полосах. Сильные черные тела длиной метров в шесть-семь взвивались в воздух, изгибались, скручивались кольцами, сплетались друг с другом… и за этой чертовой свистопляской было совершенно невозможно разобрать, что за штуковина торчит там на постаменте.

Потом сэр Макдональд решил, что змеи какие-то странные. Уж очень они были… тощие и шустрые. В своих многочисленных путешествиях лорд Энтони не раз сталкивался с различными рептилиями, и он отлично знал, что змея, только что проглотившая свой обед или ужин, во-первых, не станет отплясывать лихую джигу, а во-вторых, на ее теле в области желудка должно появиться эдакое утолщение… Наверное, это не те змеи, которые слопали жрецов, решил наконец сэр Макдональд. Это другая компания, хотя и той же самой неизвестной породы.

От размышлений лорда Энтони отвлек голос Нуси.

— Я знаю, что это такое, — громко сказала девушка. — Это идол Ого. Настоящий идол Ого.

— Да, — согласился с ней Клям. — И это бесконечное подземелье — его подлинный мир.

— Темный тут мир, — поежилась девушка. — Очень темный и мрачный. Мне не нравится.

— Кому бы понравилось, — пожал плечами лорд Энтони. — Вот только что нам-то теперь делать? И где те змеи, которые проглотили жрецов? Это не они, точно.

— Ну, те, наверное, спать завалились, — сказала Нуся. — А эти… может, и они нас не тронут? Пульт-то при нас.

И девушка храбро шагнула вперед, в зеркальный зал, наполненный здоровенными гадами.

Едва она перешагнула порог, как змеи замерли и разом повернули к Нусе свои плоские головы. Света в зале было достаточно для того, чтобы видеть красные глаза рептилий, рассмотреть чешуйки на их черной коже…

Лорду Энтони почему-то показалось, что эти змеи — не совсем змеи. Что-то в них было… сильно напоминающее вууров, одру из старых рас, главенствующих в Галактике. Конечно, вууры не были настоящими змеями, просто это были отвратительные существа, очень похожие на мерзких холоднокровных гадов, — и они не просто обладали разумом, они были высокоразвитым древним народом, входили в Галактический Совет и всячески препятствовали молодым расам обживаться в Глубоком Космосе. И, конечно, вууры не щеголяли голышом, как вот эти черные здоровенные змеюки. И все же, все же…

Лорд Энтони решил проверить свои сомнения. Он в упор уставился на ближайшую змею и спросил на общегалактическом языке:

— Вууры — твоя родня?

Змея поднялась так, что ее красные маленькие глазки оказались на одном уровне с глазами сэра Макдональда и замерла, как черный блестящий столб. Лорд Энтони ждал. Все его чувства были напряжены, насторожены… он ловил каждый едва заметный вздох змеи, следил за движениями зрачков… и не зря старался.


Что-то едва ощутимо коснулось его ума… и перед глазами лорда Энтони вспыхнула в воздухе яркая картина. Это был пейзаж неведомой планеты, суровой, каменистой, покрытой обнаженными скалами… и в вертикальном срезе одной из скал лорд Энтони увидел пещеру. В пещере клубились огромные черные змеи. Потом змеи разделились на два клубка и выкатились наружу. Они посыпались со скалы вниз, а достигнув относительно ровной поверхности, быстро поползли в разные стороны. Две длинные черные ленты скользили среди нагромождений унылых голых камней, все удаляясь и удаляясь друг от друга, и при этом в сознание лорда Энтони толкалась какая-то смутная мысль…

— Понял! — закричал вдруг сэр Макдональд. — Я понял! Они имеют общих предков! Они произошли от одного корня — вот эти змеюки и вууры!

— С чего ты взял? — спросила Нуся.

Лорд Энтони понял, что видение посетило только его одного, и быстро пересказал увиденное своим спутникам. Конечно, то, что показала ему змея, было очень и очень давно — ведь раса вууров исчисляла свой возраст многими тысячами лет. И тем не менее…

— Значит, они разумны, эти змеи? — полувопросительно произнес бывший страж идола Клям.

— Что-то непохоже, — усомнилась отважная Нуся.

— Скорее они полуразумны , — решил лорд Энтони. — Я много раз встречался с такими существами. У них есть память, есть зачатки логического мышления, но все это находится на очень низком уровне. И все же, мне кажется, с ними можно договориться.

— О чем нам с ними договариваться? — поинтересовалась девушка.

— Ну, например, о том, чтобы они нас отсюда выпустили, — усмехнулся лорд Энтони. — Тебе не кажется, что убежать от таких существ было бы весьма затруднительно?

— Ох, Тони, — вздохнула отважная Нуся, — всем ты хорош парень, но до чего же ты любишь цветисто выражаться! Неужели ты не умеешь говорить попроще?

Лорд Энтони озадаченно уставился на девушку. Попроще? Ему всегда казалось, что он выражается предельно просто. Во всяком случае, ему не раз приходилось выслушивать выговоры леди Моники — именно за простоту речи, неприличную высокородному лорду…

— А чего я такого сказал? — спросил он наконец.

— Ну, эти твои обороты, типа «весьма затруднительно», — пояснила Нуся. — Сказал бы — «от этих тварей не сбежишь», и было бы куда лучше. А то иной раз просто в ушах звенит от напряжения. Не поймать никак, что ты имеешь в виду.

Лорд Энтони искренне огорчился. Он всегда хотел быть как все, стремился сблизиться с простыми людьми… и вот на тебе! Оказывается, у нормальных людей в ушах звенит от его речи!

— Я постараюсь, Нуся, — пообещал он. — Я буду следить за своими словами. Но сейчас нам надо решить, что делать дальше.

— Я лично собираюсь просто подойти к этому самому Ого, — спокойно ответила девушка. — Змеи нас не тронут, если мы будем держаться вместе. Идете со мной?

Мужчины молча шагнули к Нусе и взяли ее под руки. Шагая в ногу, они медленно пересекли зал и приблизились к постаменту.

Несколько минут они молча рассматривали невысокую, около полутора метров, фигуру, красовавшуюся в полутьме зеркального обиталища. А посмотреть было на что.

Идол Ого был похож одновременно на человека, на жабу и на паука. У него была большая круглая голова с высоким лбом, по верхней части которого шел ряд зеленых шишек, изображавших собой корону. Выпученные глаза, казалось, смотрят прямо на троих людей, невесть как подобравшихся к священному трону. Прямой короткий нос был даже красив, но под ним красовалась самая настоящая жабья пасть, широченная, полуоткрытая, а в ней слабо светились острые металлические зубы. Короткая толстая шея, огромный живот, похожий на дирижабль, крепенькие пухлые ножки… и восемь паучьих лап, сложенных парами на животе. А между переплетениями черных тонких лап торчал похожий на кнопку пупок.

Лорд Энтони вытянул шею, чтобы осмотреть идола Ого сзади. Ну, точно, он так и предполагал. Спина была как у жабы, сплошь покрыта зелеными противными шишками. И даже коротенький хвостик имелся.

— Ну и ну, — пробормотала Нуся, ежась. — И кто только такого выдумал!

— Может, и не выдумывал никто, — тихо сказал Клям. — Может, он живой…

— Ничего подобного! — возразил лорд Энтони. — Это кукла. Знаете, что он мне напоминает? — задумчиво продолжил он. — Те чучела, что стоят в парках аттракционов. Ну, вы наверняка их видели. На них написано: «Я — волшебник, я исполняю ваши желания». Дети запихивают ему в пасть записочки, а потом нажимают кнопку на животе… и на лбу чучела загорается надпись: «Ваше желание исполнится», или — «Вашему желанию не суждено сбыться». Но это просто забава, кукла для развлечений…

— Идол Ого в самом деле выполняет заветные желания, — серьезно напомнила лорду отважная Нуся. — Он — не игрушка. Он подлинный властелин темного подземного мира.

— Он вполне может быть игрушкой, — еще более задумчиво произнес сэр Макдональд. — Только созданной давным-давно, множество тысячелетий назад… так что скорей всего — это игрушка ноксов. Я уверен, что это именно так. Игрушка для детей древней мудрой расы, сгинувшей во тьме веков. Смешное и странное чучело, выполнявшее ваши желания. Может, оно и впредь будет их выполнять, — добавил лорд Энтони после небольшой паузы, — хотя я лично в этом сомневаюсь. Мне кажется, мы своим вторжением что-то испортили в этой системе.

Он взял из ладони Нуси жемчужно-серый пульт. И нажал на крайнюю кнопку в нижнем ряду. Пульт остался серым, ни одна из его кнопок не вспыхнула светом. Но это могло ровно ничего не значить.

— А вот мы сейчас проверим, — фыркнул Клям. — Эй, Ого, выведи-ка нас на поверхность! Уж это сейчас точно наше самое заветное желание!

— Верно! — поддержал его лорд Энтони. — Нам нужно выйти отсюда, Ого! Помоги нам!

— Нет необходимости беспокоить идола Ого из-за такой мелочи, милорд, — раздался позади до слез знакомый вежливый баритон. — Выйти можно и без его помощи.

Глава двадцать пятая

— Лорримэр!!!

Лорд Энтони взвизгнул так, что черные огромные змеи шарахнулись в разные стороны, а Нуся от испуга чуть не села на пол. Клям встряхнул зеленой щеткой волос и уставился на Лорримэра так, как будто увидел выходца с того света. А преданный дворецкий сэра Макдональда, словно не заметив произведенного им эффекта, сдержанно продолжил:

— Тут есть подземный ход, он тянется до самого поселка мимо-помо.

— Что? — не веря своим ушам, прохрипел сэр Макдональд. — Подземный ход… в поселок…

— Да, милорд, — ровным тоном ответил Лорримэр. — Конечно, до поселка уша-дока гораздо ближе, но, к сожалению, в том коридоре произошел обвал. Дорогу засыпало. Да в любом случае, милорд, там вас ожидало бы слишком много проблем. Жрецы уже начали разгребать камни со стороны Хранилища идола.

— Понятно, — фыркнул уже опомнившийся лорд Энтони. — Жаждут нашей крови. Ладно, придется идти оставшейся дорогой. Далековато, конечно… ну, ничего.

Тут он заметил, что за спиной дворецкого висит здоровенный мешок.

— Ты обзавелся новым рюкзаком, Лорримэр? — с интересом спросил сэр Макдональд. — Где ты его раздобыл?

Лорримэр неожиданно смутился. Он уставился в черный пол и переступил с ноги на ногу, явно не зная, как ответить. Лорд Энтони сразу все понял.

— Ты обокрал кого-то из уша-дока! — обвиняюще воскликнул он.

— О, Лорримэр, как тебе это удалось? — удивленно спросила Нуся. — Ты просто гений! А в твоем мешке есть что-нибудь съестное? Я, честно говоря, ужасно проголодалась! Когда мы ели-то в последний раз? И не припомнить! У нас ничегошеньки не осталось, ни крошки!

Лорд Энтони, собиравшийся объявить дворецкому выговор за бесчестный поступок, промолчал. И подумал, что, в конце концов, ничего страшного не случилось. Ну, стащил Лорримэр кое-что у этих чертовых горцев… правда, если об этом узнает леди Моника, шуму будет более чем достаточно. Но, с другой стороны, как она может узнать, если они с Лорримэром ничего ей не скажут? И лорд Энтони решил спустить дело на тормозах.

А Лорримэр уже снял с плеч широкие лямки и развязал мешок. Отважная Нуся тут же сунула свой нос в мешок и радостно воскликнула:

— Да он битком набит! Ну, Лорримэр, ты просто чудо!

Лорд Энтони покачал головой, но снова сдержался.

Из мешка были извлечены большая коврига серого хлеба и половина копченого окорока. Лорримэр, ловко орудуя охотничьим ножом, приготовил сэндвичи и обернул каждый из них желтой бумажной салфеткой. Трое неудавшихся похитителей идола Ого получили свои порции и очень долго в полутемном зеркальном зале слышались только звуки энергично работавших челюстей. Затем Лорримэр достал из мешка термос с чаем и пластиковые стаканчики.

— О! — одобрил Клям поступок дворецкого. — Чай — это здорово!

— Без чая человек жить не может, сэр, — сухо сказал Лорримэр. — Чай — основа всего.

Лорд Энтони тихо фыркнул, принимая из рук дворецкого свой стакан. Ну конечно, это основная идея леди Моники. Чай — основа жизни. Без чая человек погибнет в считанные дни. И так далее.

Пока трое беглецов наслаждались горячим душистым напитком, Лорримэр достал из мешка небольшой бумажный пакет и деловито направился к огромным змеям, собравшимся по другую сторону постамента идола Ого.

— Эй, ты куда? — вскрикнул лорд Энтони, едва не подавившись. — Они же тебя сожрут!

— Они не едят мяса, милорд, — на ходу возразил преданный дворецкий. — Зато очень любят жареные каштаны. Я раздобыл для них немножко.

— Как это — не едят мяса? — растерянно пробормотал сэр Макдональд. — А жрецов кто слопал? Эй…

Но змеи и вправду не сделали ни малейшей попытки напасть на Лорримэра. Наоборот, они приняли его как лучшего друга. Только что хвостами не завиляли. Но смотрели на дворецкого с истинно собачьей преданностью. А Лорримэр, открыв пакет, стал по одному доставать из него крупные жареные каштаны и аккуратно совать в пасти змей. Змеи, получив угощение, жмурились от удовольствия и не спеша смаковали лакомство, свернувшись клубком и чуть ли не мурлыча. Трое беглецов, разинув рты, наблюдали за фантастической картиной.

Но самым странным показалось всем то, что, одарив змей, дворецкий осторожно положил один каштан на постамент перед уродливым идолом Ого.

— Зачем ты это сделал? — изумленно спросил лорд Энтони.

— Видите ли, милорд, я считаю, что это не может быть лишним, — витиевато ответил преданный дворецкий. — Кто его знает, этого идола, а вдруг он на самом деле живой? Так почему бы не оказать ему уважение? Но если вы считаете это ошибкой с моей стороны, милорд, я могу забрать каштан.

— Нет-нет, ни в коем случае! — воскликнул сэр Макдональд. Дело в том, что именно в это мгновение ему показалось, будто по-жабьи выпученные глаза идола сверкнули живым блеском… — Пусть лежит. Можно даже и еще что-нибудь добавить. Бутерброд, например.

— Лучше я положу конфету, милорд, — вежливо сказал Лорримэр и, достав из мешка крошечную шоколадку в блестящей обертке, отнес ее к Ого и положил на постамент рядом с каштаном.

Теперь уже лорд Энтони не сомневался: идол действительно наблюдал за ними… и лорду отчаянно захотелось очутиться за тысячу миль отсюда, где-нибудь в Глубоком Космосе, среди знакомой, привычной обстановки «Черной Стражи»…

Похоже, Нуся и Клям тоже ощущали себя неуютно рядом с пауко-жабой по имени Ого. Во всяком случае, Нуся сказала:

— Ну что, может, пойдем? Зачем время терять?

— Где тут вход в тоннель, Лорримэр? — спросил сэр Макдональд, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более спокойно и уверенно, хотя внутри у него все дрожало от страха. Идол шевельнул одной из паучьих лап… похоже, он собрался взять с постамента подношение…

— Вот здесь, милорд, — дворецкий подошел к зеркальной стене и щелкнул чем-то невидимым. Одна из блестящих полос медленно сдвинулась с места, отъехала в сторону, — и за ней открылась черная щель.

— Темно-то как, — прошептала Нуся. — А у нас такие слабые фонарики…

Лорримэр услышал ее.

— У меня есть большой мощный фонарь, мисс. Раздобыл по случаю.

— Что-то ты слишком часто стал добывать по случаю самые разные вещи, — проворчал себе под нос лорд Энтони. — Не вошло бы это в привычку…

— Никак невозможно, милорд, — сдержанно ответил дворецкий. — Такое допустимо только в экстремальной ситуации. А я, честно говоря, надеюсь, что вы рано или поздно вернетесь к оседлой жизни в собственном замке.

Нуся и Клям дружно хихикнули, а сэр Макдональд озадаченно почесал в затылке. Вот только этого ему и не хватало — выслушивать нотации от собственного слуги! Как будто ему недостаточно нравоучений матушки! Впрочем, сейчас лучше было пропустить все мимо ушей и выбираться из этого подозрительного местечка.

— Давай, включай свой большой и мощный фонарь. А наши слабенькие мы с Нусей прибережем на самый крайний случай.

Клям, давным-давно лишившийся собственного рюкзака, догадался, наконец, забрать у девушки ее ношу и взвалить на свои плечи. Впрочем, ноша была невелика.

Лорд Энтони, взяв у дворецкого фонарь, похожий на шахтерскую лампу, вошел в подземный ход первым. Держа светильник в левой руке, а в правой сжимая нож, он отошел от порога на несколько шагов и огляделся. Тоннель, похоже, имел естественное происхождение, и человеческие руки лишь слегка прошлись по его стенам и полу, немного выровняв их. Но только немного. Под ногами валялось множество мелких и крупных обломков, из стен там и тут выпирали острые камни, потолок был низким и тоже чрезвычайно неровным. Лорд Энтони подумал, что для невысоких местных жителей ход был как раз по росту, а вот ему придется быть внимательным, чтобы не расшибить лоб о какую-нибудь нависшую над головой глыбу. Но все это было ерундой по сравнению с тем, что через этот тоннель они все могли выйти на свободу.

— Ничего, Тони, прорвемся, — сказала Нуся, понявшая ход размышлений лорда Энтони. — Ты только поосторожнее, ладно? А может, лучше Клям пойдет впереди, или я?

Вместо ответа сэр Макдональд двинулся вперед.

Тоннель был почти прямым, лишь изредка он вилял то вправо, то влево, но после снова выравнивался, и беглецы шли довольно быстро, почти не разговаривая на ходу. Никаких боковых ответвлений не наблюдалось, хотя время от времени тоннель расширялся, образовывая нечто вроде небольших пещер. Они миновали уже три такие расширения и вышли к четвертому, когда вдруг лорд Энтони явственно услышал поскуливание. Он остановился, как вкопанный, и поднял руку, призывая остальных к молчанию. И снова чей-то жалобный голос прозвучал совсем рядом… под землей!

Лорд Энтони направил луч фонаря в ту сторону, откуда донесся звук. Но увидел лишь большой камень. Отважная Нуся тенью скользнула к серой глыбе и обогнула ее.

— Тут яма! — вскрикнула девушка. — А в ней…

Она еще не успела договорить, как остальные уже очутились рядом с ней.

За камнем и в самом деле скрывалось нечто вроде глубокого и широкого колодца, выдолбленного в скале, а на его дне…

На его дне сидела толпа жрецов уша-дока, якобы проглоченных змеями. И главный жрец Нур-Красный Крест тоже был здесь, хотя и утратил все свое великолепие. В том смысле, что был совершенно голым, как и все остальные жрецы. Лишь у пяти или шести красовались на голых животах роскошные пояса, а больше змеи ничего им не оставили.

— Ну и ну! — ахнул лорд Энтони. — Как они сюда попали?

Жрецы при виде света и людей сначала замолчали, а потом вдруг заорали на все голоса:

— Спасите нас! Помогите нам! Мы погибаем! Нам холодно! Помогите!

Нуся наклонилась, внимательно изучая стенки колодца, и вдруг сказала:

— Непонятно, почему они не вылезли наверх? Это же совсем нетрудно!

Лорд Энтони и Клям тоже склонились над колодцем и согласились с Нусей. Стенки были настолько неровными, что вскарабкаться по ним не составило бы труда, если бы жрецы действовали дружно и энергично. Тем более, что у них оставались ведь пояса! А значит, стоило им вытолкнуть наверх одного, и он мог бы вытащить следующего, и так далее…

— А чего вы там сидите, собственно говоря? — рявкнул на жрецов бывший страж идола Клям. — Давно бы сами выбрались!

Жрецы снова замолчали, на этот раз надолго. Наконец чей-то голос робко произнес:

— Да ведь там змеи…

— Ну, если змеи один раз вас выплюнули, — сердито сказал лорд Энтони, — то вряд ли стали бы заглатывать снова. Вы все, наверное, ужасно невкусные.

— Я знаю, почему они там сидят, — зло фыркнула отважная Нуся. — Не хотят помогать друг другу.

— Не может быть, — усомнился лорд Энтони. Но, всмотревшись в лица жрецов, понял, что девушка права. Жрецы, пожалуй, сдохли бы с голода в этой яме, но помогать друг другу не стали бы. Впрочем, они ведь хорошо знали друг друга, эти служители Ого. И наверняка догадывались, что первый, очутившийся с помощью других наверху, тут же дал бы деру, и не подумав вытаскивать остальных… и так далее в том же роде.

— Ладно, — сказал Клям. — Мы вас вытащим. Но с одним условием. Вы больше никогда не станете торговать идолом Ого.

Жрецы задрали головы и сначала изумленно вытаращили глаза на Кляма, а потом начали отчаянно ругаться. Суть их проклятий заключалась в том, что если они не будут продавать идола из племени в племя, им, бедным, и жить-то будет не на что. Но в конце концов они успокоились и Нур ответил за всех:

— Хорошо, мы обещаем.

Однако можно было не сомневаться в том, что держать слово он и не подумает.


Глава двадцать шестая


Тут лорду Энтони кое-что пришло в голову.

— Погоди-ка, — сказал он Кляму. — Давай сначала только одного вытащим. Поговорить с ним надо. А остальные подождут, ничего с ними не случится.

И, отведя бывшего стража в сторонку, он быстро объяснил, что именно хотел бы узнать от жрецов. Клям сказал, что в таком случае надо первым тащить главного, Петю. Он наверняка знает больше других. На том они и порешили.

Достав из рюкзака лорда Энтони веревку, они спустили ее в колодец, и Клям приказал:

— Нур, цепляйся! Остальные ждут своей очереди!

Жрецы заорали и принялись отталкивать своего главного от спасительного каната. Лорд Энтони, видя, что каждый из пленников колодца желает первым оказаться наверху, выхватил из-за пояса оружие ноксов и грозно рявкнул:

— Стрелять буду!

Жрецы, увидев направленный на них раструб «револьвера», шарахнулись в стороны, и Нур-Красный Крест смог наконец ухватиться за веревку. С помощью Кляма и Нуси он через минуту был уже наверху. Лорд Энтони вернул «револьвер» на место и прорычал:

— Сейчас мы его допросим. И если он настолько глуп, что не станет отвечать, — применим пытку.

Жрец сразу поверил в угрозу лорда Энтони. А поскольку он, похоже, сам был немалым знатоком по части пыток, применяемых к другим, то с перепугу моментально бухнулся на колени и заскулил:

— Я все скажу! Все скажу! Не надо меня пытать! Я старый несчастный человек, я ни в чем не виноват! Пожалейте меня!

— Таких жалеть — себе дороже выйдет, — огрызнулась Нуся. — Встань, чего елозишь по полу?

Жрец встал, стыдливо прикрывая ладонями причинное место. Его толстенный живот обвис, как проколотый воздушный шарик, волосы висели клочьями, половина бороды куда-то подевалась. Нуся хихикнула и, сняв куртку, бросила ее толстяку:

— На, прикройся!

Нур торопливо схватил куртку и обвязал ее вокруг бедер на манер передничка. После этого он явно почувствовал себя намного лучше и преданно уставился на лорда Энтони, ожидая вопросов.

Вопросов было много.

Лорд Энтони желал знать, что представляет собой идол Ого, откуда под землей взялись змеи, какое отношение они имеют к расе вууров, и так далее. Отведя главного жреца в сторонку, чтобы сидевшие в яме не слышали их разговора, беглецы уселись на камни в ожидании ответов Нура.

Деваться главному жрецу было некуда. И он начал свой рассказ…


…Давным-давно, многие десятки лет назад, охотник племени мимо-помо, гонясь по равнине за полосатым оленем, провалился в яму. Яма оказалась с фокусом. Она была похожа на ловушку, какие сооружают для ловли крупных хищников, — сверху узкая, в глубине широкая. Выбраться из нее без посторонней помощи было невозможно. Но охотник решил не сдаваться, и начал пытаться подкопать стенку, чтобы земля обрушилась и образовала пологий подъем. И вот тут-то н обнаружил подземный ход. Собственно, он просто-напросто провалился в него. И пошел куда глаза глядят, точнее, побрел наугад в полной тьме, ничего не видя. У него было с собой немного еды и вода в тыквенной бутыли. И он пришел к обиталищу великого идола Темного мира, и увидел Ого и охраняющих его змей…

— Так значит, идол Ого принадлежит племени мимо-помо? — воскликнул лорд Энтони. — Если они нашли его первыми, значит…

— Ничего подобного! — запальчиво воскликнул Нур-Красный Крест. — Обиталище идола Ого находится под территорией, принадлежащей уша-дока! Идол наш!

— Ну, ладно, юридические тонкости мы после обсудим, — решил сэр Макдональд. — Продолжай. Что было дальше?

А дальше заблудившийся охотник перепугался до полусмерти при виде огромных черных змей и, надеясь спрятаться от них, вспрыгнул на постамент идола. Но змеи его не тронули, зато очень заинтересовались его заплечным мешком. Охотник, немного придя в себя, решил предложить змеям то, что было у него с собой, — сухари, вяленое мясо, жареные каштаны. Змеи не тронули мясо, а все остальное съели. После этого они заговорили с мимо-помо…

— Как это — заговорили? — удивленно спросила отважная Нуся.

— Ну, они ведь не совсем животные, — пояснил Нур-Красный Крест. — Они кое-что соображают. А говорят не словами, конечно… даже не знаю, как это объяснить. В общем, они умеют показывать людям картинки…

— Да, мне они уже кое-что успели показать, — подтвердил лорд Энтони. — Дали, так сказать, историческую справку по части собственного происхождения. Они одной крови с вуурами.

— Кто такие вууры? — спросила отважная Нуся.

— Я тебе уже объяснял, — отмахнулся лорд Энтони. — Ну, и что змеи рассказали тому мимо-помо?

Охотнику змеи тоже сообщили, что являются родней вуурам, но добавили, что вовсе не стремятся встретиться с представителями старой расы, скорее наоборот. И рассказали, что основной продукт их питания — энергия, которую выбрасывает идол в определенные моменты. В те моменты, когда он исполняет чьи-то желания. Вот только из-за того, что Ого живет глубоко под землей, ему трудно слышать мысли людей. Поэтому энергии змеям достается маловато. И они вынуждены большую часть своей жизни проводить в спячке. А это вредно для их вида.

— Так змеи сами отдали пульт управления тому охотнику? — сообразил Клям. — Чтобы иметь связь с поверхностью? Им нужна энергия!

Да, согласился главный жрец с догадкой бывшего стража, так оно и произошло. Люди стали обращаться к идолу с просьбами исполнить их желания… ну, то есть не к самому идолу, а к жемчужно-серому пульту, который служители идола догадались сразу же упрятать в красивую коробку. А змеи стали получать достаточно энергии и размножились, теперь их под землей многие десятки. Конечно, они с удовольствием едят и орехи, сухари, конфеты — но это просто лакомство, а не настоящая пища для них.

После этого у мимо-помо и возник культ идола Ого. Но довольно скоро племя уша-дока украло у мимо-помо пульт, и так оно и пошло — похищения, войны… ну, а со временем жрецы договорились между собой, и все это стало вроде как игрой…

— Хорошенькая игра! — возмутился Клям. — Стражей, упустивших идола, казнят вовсе не по-игрушечному! Ну вы и сволочи!

И Клям вскочил, пытаясь врезать жрецу между глаз. Но лорд Энтони перехватил его гневную руку и заставил бывшего стража сесть на место.

— После, после, — твердо сказал лорд. — Успеешь еще насладиться местью. Сначала надо дослушать до конца.

— Да он уже все сказал, мерзавец! — продолжал кипятиться Клям.

— Нет, не все, — возразил сэр Макдональд. — Он еще ничегошеньки не сказал о самом идоле Ого. Все о змеях да о змеях. Ну, Нур, мы ждем!

Нур-Красный Крест долго ежился и мялся, но, видя, что уйти от ответа не удастся, продолжил историю.

Сам идол тоже умеет разговаривать, сообщил главный жрец уша-дока. Но собеседников он выбирает сам, по какому принципу — никто до сих пор не понял. И говорит только наедине. Обычно это случается незадолго до очередного подношения идолу жертвенного пирога, начиненного каким-нибудь сильно провинившимся негодяем…

— Стой! — перебил главного жреца Клям. — Я слышал, что эти ваши жертвенные пироги… ну, что из них начинка исчезает. Это правда? Отвечай, а то сейчас врежу!

Нур-Красный Крест испуганно сжался, кося глазом на зеленую щетку волос бывшего стража идола, и весь пошел какими-то странными пузырями, словно его что-то разрывало изнутри. Но когда Клям, не обращая внимания на лорда Энтони, поднес к носу Нура крепко сжатый кулак, жрец поспешно заговорил:

— Да, это так, хотя я не понимаю, каким образом произошла утечка информации… но не спрашивай меня, куда деваются эти мерзавцы! Я не знаю! Они просто исчезают, и все!

Он выкрикнул последние слова во весь голос, и тут же замолчал, как будто полностью лишившись сил. Лорд Энтони, Клям и Нуся долго молча смотрели на него, пытаясь осмыслить услышанное.

Жертвы исчезают?

Но… но ведь предполагается, что пирог с живой начинкой подносится идолу Ого… а значит, именно он и распоряжается жертвой. И перед этим разговаривает с кем-нибудь…

— С кем говорит идол? — резко спросил лорд Энтони. — С тобой он говорил хоть раз?

— Нет, — промямлил Нур-Красный Крест. — Этот паразит выбирает кого-нибудь из младших жрецов… ничего не понимает в субординации, кукла чертова! Да будь моя воля, я бы этого урода…

Внезапно глаза Нура выкатились, лицо побелело — и он завопил на одной высокой ноте:

— А-а-а!..

И в то же мгновение вокруг стало светло, как днем, — как будто от крика главного жреца уша-дока запылали огнем камни.

Все резко повернулись назад.

В нескольких метрах от них стоял на крепеньких ножках идол Темного мира Ого — собственной персоной.

Глава двадцать седьмая

Шишки надо лбом идола испускали ослепительные лучи, направленные в потолок, и казалось, будто на голове уродца надета огненная корона. Идол Ого сделал шаг вперед и протянул к людям все свои восемь паучьих лап. Тут уже сдали нервы не только у жреца Пети, но и у всех остальных. Нуся завизжала и бросилась бежать по тоннелю, Клям с воплем помчался за ней следом, да и лорд Энтони не отстал бы от них, если бы не споткнулся на первых же шагах и не растянулся во весь рост на колючих камнях. Прикрыв голову руками, сэр Макдональд с замиранием сердца ждал, что будет дальше. Впрочем, он был уверен: идол попытается его сожрать.

Однако ничего подобного не случилось.

Идол, громко топая, подошел к сжавшемуся в комочек лорду Энтони и произнес скрипучим металлическим голосом на общегалактическом языке с непонятным акцентом:

— Падение и ушибы. Неправильно. Это страх, не следует испытывать. Я есть машина. Работа для разумных существ.

Лорд Энтони осторожно поднял голову и посмотрел на идола. Машина? Работа для… А, он, наверное, хотел сказать — робот!

Но для робота идол Ого выглядел уж очень странно. Впрочем, подумал сэр Макдональд, с кряхтением поднимаясь на ноги и стряхивая с брюк пыль, все зависит от точки зрения. От точки зрения тех, кто этого робота создал. А им он мог казаться очень даже симпатичным и обычным.

— Тебя действительно зовут Ого? — первым делом спросил лорд Энтони.

— Ого — имя. Я есть, — бодро отрапортовал робот все тем же несмазанным металлическим голосом.

— Кто тебя сделал, Ого? Кто твой хозяин? И почему ты пошел следом за нами?

Выпученные глаза идола завращались в орбитах с бешеной скоростью, как будто Ого пытался увидеть одновременно все четыре стороны света, а также зенит и надир. Сэр Макдональд усмехнулся. Старенький робот, не может усвоить три вопроса сразу… Но Ого справился с проблемой.

— Сделал хозяин. Пропал много времени. Куда — не ведать. Иду вами за, нужна смазка. Мало дали. Дальше не хватит.

— Смазка? — лорд Энтони озадаченно уставился на пучеглазого коротышку. — Разве мы тебе давали какую-то смазку?

И тут он вспомнил о жареном каштане и шоколадке, положенных дворецким на постамент идола Ого. Безусловно, оба продукта содержали в себе некое количество растительного масла, но уж такое мизерное… однако роботу хватило этого, чтобы догнать их. Интересно…

— Ты настоящая кибернетическая машина? — осторожно спросил лорд Энтони. Насколько ему было известно, современные стандартные киберы вряд ли могли бы обойтись такой малостью.

— Биологическое кибернетическое. Плохо знать язык новый. Эти ребята в яме говорить на другой наречий. Биологическое в машине кибернетика.

— Ты хочешь сказать, что ты — биокибер? — не шутя изумился сэр Макдональд. — Да биокиберов нет даже у троддтов! Откуда ты взялся, чудо-юдо?

— Взялся — сделан. Давно. Здесь нахожусь давно. Работаю. Делаю, как учили.

— И чему же тебя учили?

Тут лорд Энтони услышал позади легкие шаги и, обернувшись, увидел Нусю и Кляма, на цыпочках подкрадывавшихся к нему.

— А, вернулись, — небрежно бросил лорд Энтони. — А мы вот тут с Ого беседуем. Присоединяйтесь! Он, оказывается, просто машина, биокибер.

— Биокибер? — недоверчиво повторил Клям. — Что-то я о таких никогда не слышал!

— А таких и не существует в нашей Галактике, — благодушно ответил сэр Макдональд. — Похоже, это еще один след ноксов или еще кого-то. Завалялся тут под землей, случайно. Так в чем же состоит твоя работа, Ого?

— Исполнение желаний, — коротко ответил идол, сверкнув выпученными глазами. — Могу передвигаться, искать желающих. Нужна смазка. Отсутствие масла — вынужден стоять на одном месте.

— Как интересно! — выдохнула Нуся, обходя лорда Энтони и бесстрашно приближаясь к Ого. — А какая смазка, малыш?

— Кое-что он сумел извлечь из того каштана, который предложил ему Лорримэр, — пояснил лорд Энтони. — Или из шоколадки. Значит, годится любое растительное масло, насколько я соображаю. Вот только где бы его взять? То есть я имею в виду, прямо сейчас-то у нас его нет!

— Почему нет? Есть! — возразила отважная Нуся, поворачиваясь к Кляму. — Дай-ка мой рюкзак!

Клям сбросил с плеч рюкзачок Нуси, и девушка быстро достала из бокового кармана небольшой, унции на три, стеклянный флакон с притертой пробкой.

— Что это? — спросил лорд Энтони, всматриваясь в темное стекло флакона.

— Вообще-то это целебное масло, для заживления ран, — весело ответила Нуся. — Но оно растительного происхождения. Может, подойдет?

И она протянула флакон пучеглазому биокиберу Ого.

Ого вытянул одну из своих паучьих лап и ловко сцапал флакон. Другой лапой он выдернул пробку, и не успели все трое беглецов ахнуть, как Ого опрокинул содержимое флакона в широко разинувшуюся жабью пасть. Густая жидкость булькнула… и Ого сообщил:

— Хороший смазка есть. Вкусный. Полезный. Долго хватит. Могу ходить далеко. Сам искать, что надо.

Лорд Энтони вдруг с испугом вспомнил о человеческих жертвоприношениях совершавшихся жрецами двух племен в честь идола Ого, и подумал: а не отправится ли этот странный робот на поиски новых жертв? Он оглянулся на Нусю, и по встревоженному виду девушки понял, что она подумала о том же самом. Но первым задал вопрос Клям:

— Послушай-ка, Ого, а почему жрецы убивают людей в твою честь? Зачем тебе это нужно?

Биокибер, похоже, перепугался до полусмерти, услышав эти слова. Его и без того выпученные глаза едва не выскочили из орбит, лучи света, вырывавшиеся из шишек на лбу, приобрели темно-багровый оттенок, паучьи лапки заметались, словно ловя в воздухе что-то невидимое… а металлический голос стал еще более скрипучим, несмотря на только что проглоченную смазку:

— Не убивать, нет! Нельзя убивать! Моя работа не так! Моя делать желания! Исполнять, кто что хочет!

— Что-то мне не верится, чтобы нашелся такой идиот, которому захотелось бы стать начинкой для пирога, — язвительно произнес бывший страж идола Клям. — Да и все остальное… ну, я имею в виду продажу твоего пульта из племени в племя. Ведь стражей, не уследивших за этой штуковиной, убивают по-настоящему!

— Не я! — горько воскликнул пучеглазый биокибер. — Не я! Я стоять на место, не мог шагать, не мог помочь! Не успевать остановить плохих убивцев, смазки не хватай! Человеки… люди, они делать все не так! Кто хочет далеко — я отправлять. Пирог тут при чем? Убить тут зачем? Не знать моя! Не знать!

— Стоп, погоди! — вмешался лорд Энтони. — Ты сказал — кто хочет далеко? Куда это — далеко? Куда ты их отправляешь, ну, этих, из пирогов?

— Когда человек завернуть в пирог — я слышать желаний, видеть картин. Я находить планет, похожий на картин, туда отправлять. Можно и без пирог так делать, зачем тут тесто? Я не понимай! Пришел бы, сказал — хочу туда, я и отправлять туда! А то шум много — костер, толпа, тесто зря портят. Зачем? Не знай моя! Без этого лучше бы, и змейкам больше бы досталось. Они хорошие.

— Чего досталось бы хорошим змейкам? — Клям, похоже, окончательно запутался в этой истории.

— Сила энергии, — бодро ответил Ого. — Когда я перебрасывать человек другой мир — выброс энергий. Если человек испытать страх — энергий здесь оставаться меньше, расход другой. Если человек не бояться — энергий расход малый на переброс, змейкам больше кушать достанется. Не надо костер. Ничего, я теперь смазанный, сам пойду туда. Любой желаний исполнять готов.

— Вот оно что, — пробормотал лорд Энтони. — Он видит… ну да, конечно!

Поймав недоуменный взгляд Нуси, сэр Макдональд пояснил свою мысль:

— Когда человек умирает… ну, или думает, что вот-вот его убьют, он ведь как-то представляет себе то место, куда попадет после смерти, верно? У каждого свой рай, грубо говоря. А этот чудак Ого видит, улавливает представления такого человека. И быстренько подбирает планету, которая похожа на «рай» каждой из жертв. И отправляет «начинку пирога» туда. А здесь остается только тесто. Ну, а что черные змеи питаются энергией, вы, надеюсь, еще не успели забыть? Вот такая система…

Лорд Энтони помолчал пару секунд, а потом вдруг расхохотался во все горло. Он представил, как биокибер является в поселок одного из племен собственной персоной…

— Смеяться что? — осторожно проскрипел пучеглазый Ого. — Я смешно делал? Говорил?

— Нет, ты тут ни при чем, — поспешил успокоить биокибера лорд Энтони. — Просто на твое внимание будут претендовать оба племени, мимо-помо и уша-дока. Ну, передраться могут.

— Драться нехорошо, — назидательно произнес бывший идол, обернувшийся роботом. — Я выбирать место, где всем хорошо. Посередине.

— Разумный ход, — одобрил сэр Макдональд. — Ну, а как насчет того, чтобы исполнить наши желания? Например, переправить нас прямиком в поселок мимо-помо, а?

— Не могу, — печально проскрипел идол Ого.

— Почему не можешь? — удивился лорд Энтони.

— Противоречия в чувствах, — пояснил Ого, уставив один из выпученных глаз на Нусю, а второй — на Кляма. — Желать разное. Могу отправить одного, высокого. Разберитесь сначала.

Лорд посмотрел на девушку, потом на бывшего стража — и снова захохотал. Нетрудно было догадаться, в чем тут состоят противоречия чувств и желаний. Ну, это ерунда, решил сэр Макдональд. Можно и пешком дойти, а за это время, глядишь, все и утрясется. Разберутся молодые между собой.

И тут раздался голос главного жреца уша-дока, о котором все давно успели забыть:

— А мое желание ты можешь исполнить?

Глава двадцать восьмая

— Я исполнять всякий желаний, если нет вреда другой человек, — проскрипел идол Ого. — Вижу твой мысль. Исполнить не могу.

— Эй, ты что это тут задумал? — возмущенно воскликнул Клям, оборачиваясь к главному жрецу уша-дока.

— Да ничего особенного, — заюлил Нур-Красный Крест.

— Ого, чего он пожелал? — спросил лорд Энтони низкорослого идола.

— Чужой желаний — секрет для другой разумный существ, — ответил Ого. — Говорить не имею прав.

— Ну, он сейчас сам скажет! — угрожающе произнесла отважная Нуся, надвигаясь на главного жреца. — Ты, пузо на ножках, я тебя сейчас так уделаю!

— Да я ничего! — взвизгнул Нур-Красный Крест, шарахаясь от разъяренной девушки. Но он не учел направления движения — и в результате с грохотом свалился в яму, откуда совсем недавно выбрался, и рухнул на головы громко завопивших жрецов.

Нуся подошла к краю ямы и с любопытством заглянула вниз.

— Слушай, Тони, — сказала она вдруг, — а может, оставить их тут, а? Пусть сидят до морковкина заговенья! Когда как следует проголодаются — может, и помогут друг другу выбраться.

Лорд Энтони засмеялся.

— Нет, Нуся, это слишком жестоко, — возразил он. — Давай лучше попросим Ого вытащить их. Пусть домой идут. Им, бедным, теперь и так несладко придется. Идол сбежал, пульт мы унесли… а кстати, нам-то он зачем? Отдай его малышу Ого!

— Верно, — согласилась девушка, тут же забыв о жрецах. Она подошла к коротконогому чучелу и протянула ему жемчужно-серую пластинку. — Возьми, Ого, и распоряжайся собой сам. А кстати, я не поняла… тебя что, можно выключить этой штукой?

— Можно выключить, — ответил Ого, протягивая одну из черных лапок и хватая пульт. — Можно уничтожить. — Пульт исчез в щели, открывшейся вдруг в животе идола.

— Тогда береги его и никому больше не отдавай! — посоветовал лорд Энтони. — А этих чудиков вытащи, пожалуйста, из ямы и проводи домой, ладно?

— Я сделать, — кивнул Ого. — Я вытащить. Я проводить. Потом идти в такой место, где всем удобно меня видеть.

— Вот и умница, — похвалил его лорд Энтони. — А мы, пожалуй, отправимся дальше.

И они с Нусей и Клямом зашагали по подземному ходу к поселку племени мимо-помо.

Лорд Энтони снова шел впереди, держа в руке фонарь. Тоннель выглядел все так же, он то слегка отклонялся от прямой линии, то расширялся, образуя очередную пещеру. Трое шли и шли, потеряв уже всякое представление о времени, — хотя, конечно, на самом-то деле по прямой от центрального селения уша-дока до главного поселка мимо-помо было не больше двадцати километров. Просто в темноте, под землей, расстояния выглядят иначе.

А потом случилось нечто непонятное.

Сделав очередной шаг, лорд Энтони почувствовал, как его нога зависла в воздухе, словно угодив в невидимую петлю. Он направил фонарь вниз… и тихо вскрикнул.

Прямо перед ним сидел огромный темно-коричневый паук, почти слившийся с камнями. Но зеленые глаза паука вспыхнули зловещими огнями, как только на отвратительную тварь упал луч фонаря. Паук вцепился в ногу лорда Энтони четырьмя лапами и разинул клюв, готовясь цапнуть сэра Макдональда.

Лорд Энтони, недолго думая, рубанул ножом, который держал в правой руке, — прямо между глаз твари. Паук как-то странно фукнул — и лопнул, разлетевшись густыми вязкими брызгами, как будто был сделан то ли из киселя, то ли из патоки.

Оглянувшись назад, лорд Энтони не обнаружил ни девушки, ни бывшего стража идола. Он закричал:

— Клям! Нуся! Где вы?! Где вы, черт побери?!

Откуда-то из тьмы донесся слабый голосок Нуси:

— Тони…

И все затихло.

Сэр Макдональд повел лучом фонаря вправо, влево… а, вот оно! В стене тоннеля он увидел широкий лаз. Ничуть не усомнившись в том, что это и есть паучье гнездо, лорд подошел к лазу и заглянул в него, держа нож наготове. Но свет утонул и рассеялся в огромной пещере, открывшейся за проходом.

— Черт побери! — выругался лорд Энтони. — Где же их искать?

И тут он подумал об идоле Ого, исполняющем желания. И громко крикнул, повернувшись в сторону поселка уша-дока:

— Ого! Ого! Помоги нам, если можешь! Мы в беде!

После этого он храбро шагнул в лаз.

Осторожно обходя камни и время от времени зовя Кляма и Нусю, лорд Энтони продвигался вперед, каждую секунду ожидая нападения коричневых пауков. Но вокруг никого не было, и ни звука не доносилось до лорда. Лишь шорох камней под его собственными башмаками нарушал тишину пещеры, да его собственное дыхание. И тем более внезапным оказалось новое нападение зеленоглазых тварей.

Они бесшумно ринулись на лорда Энтони со всех сторон — справа, слева, сзади, а несколько штук повисли в воздухе прямо перед ним, держась за крепкие блестящие нити. Но лорд не растерялся. Не зря же он многие годы оттачивал свое боевое мастерство, занимаясь запрещенной старыми расами борьбой кинг-ну. За пару мгновений не меньше десятка пауков бесславно лопнули, угодив под удары ножа, фонаря, каблуков… но врагов было слишком много. И несмотря на то, что невесть откуда взявшийся Лорримэр занял позицию за спиной сэра Макдональда и тоже крушил пауков направо и налево, исход схватки был предрешен. Брыкающихся лорда Энтони и его преданного дворецкого скрутили липкими нитями и поволокли куда-то во тьму. Еще чуть погодя на голову сэра Макдональда обрушился мощный удар…


…Когда он очнулся, то не сразу вспомнил, что произошло. Однако ему понадобилось всего несколько секунд, чтобы сообразить, в чем дело. Лорд Энтони попытался пошевелить руками, ногами — нет, он был крепко спеленут липкой паутиной. И он висел в воздухе… держа в крепко примотанных к телу руках погасший фонарь и нож. Лорд почувствовал, что раскачивается, как в гамаке. Он открыл рот и хрипло позвал:

— Эй, тут есть кто-нибудь?

— Я, милорд, — тут же прозвучал вежливый баритон Лорримэра. — Мы все висим рядом.

— Да, Тони, — подтвердил голосок отважной Нуси. — Похоже, нас отложили на ужин.

— Или на завтрак, — мрачно произнес невидимый в темноте Клям.

— Интересно, высоко ли нас подвесили? — задумчиво произнес лорд Энтони.

— Хочешь попытаться спрыгнуть? — сразу догадалась Нуся. — У тебя что, нож остался?

— Да, почему-то пауки его не забрали, — подтвердил сэр Макдональд, — он и меня в кулаке зажат. Я мог бы попытаться разрезать паутину, если бы знал, куда упаду.

— Лучше бы не спешить, милорд, — осторожно произнес Лорримэр. — Мне кажется, высота тут весьма приличная. Во всяком случае, поднимали нас долго.

— А тебя что, не оглушили перед этим? — удивился лорд Энтони.

— Я успел прикрыть голову рукой, милорд, — скромно ответил преданный дворецкий.

— Неплохо, — одобрил сэр Макдональд. — Значит, мы высоко… да, это осложняет дело. Давайте думать.

Все долго молчали — видимо, думали, как тут быть. Потом послышался робкий голос Нуси:

— А если мы попробуем позвать на помощь идола Ого? Мне кажется, он смог бы…

— О! — вспомнил лорд Энтони. — Да ведь я звал его перед тем, как меня вырубили! Но что-то он не спешит откликнуться…

И тут, словно лорд Энтони своими словами подал некий сигнал, далеко внизу вспыхнуло множество крошечных красных искр. Впрочем, о расстоянии в такой темноте судить было трудно, — просто огоньки выглядели настолько маленькими, что поневоле думалось: они далеко. Искры разбежались по разным направлениям, потом среди них замелькали зеленые огоньки…

— Что это? — едва слышно произнес Клям.

Никто не ответил бывшему стражу, поскольку ответа, естественно, никто не знал.

— Похоже, это черные змеи явились, милорд, — высказал наконец предположение Лорримэр.

— Интересно, — пробормотал Клям, — они на чьей стороне, эти рептилии? Пауков пришли бить, или до нас решили добраться?

— Да ведь они же вегетарианки, эти змеи! — напомнила ему Нуся. — Если даже нас и проглотят, все равно потом выплюнут.

— Ну да, отрыгнут в какую-нибудь яму, набитую неведомыми тварями, — проворчал Клям.

— В той яме, куда они выбросили жрецов, никаких гадов не было, — возразила девушка. — И выбраться из нее было нетрудно.

— Что толку гадать? — прервал их спор лорд Энтони. — Пусть все идет, как идет. Главное — мы должны быть готовы к любому повороту событий.

Но они все же оказались не готовы к тому, что произошло в следующее мгновение.

Глава двадцать девятая

Внизу вспыхнул свет — и все четверо, подвешенные к потолку пещеры, увидели коротконогого, пузатого идола. Шишки на его уродливой голове испускали яркие золотисто-желтые лучи. И тут стало видно происходящее в пещере.

Огромные черные змеи согнали пауков в центр и не позволяли ни одному вырваться из круга, образованного длинными гибкими телами. Пауки злобно бросались на змей, пытаясь опутать их липкой паутиной, но паутина почему-то и не думала прилипать к чешуйчатым рептилиям. Она просто соскальзывала на камни и собиралась в темные коричневые шары. А идол Ого уже подошел к месту главных событий, но его выпученные глаза смотрели вверх, на попавшихся в ловушку людей. Лорд Энтони подумал, что Ого и сам ведь отчасти похож на паука, и не может ли так случиться, что биокибер исполнится сочувствия к зеленоглазым тварям?

Но паучьи лапы биокибера Ого вдруг невероятно вытянулись — и осторожно обхватили Лорримэра. Через секунду дворецкий уже стоял рядом с Ого и сдирал с себя остатки паутины. А Ого по очереди достал с потолка остальных.

— Однако он не лишен пристрастий, этот Ого, — пробормотал Клям, воюя с липкими нитями, опутавшими его тело. — Лорримэр угостил его шоколадкой — и на тебе, Лорримэра он освободил первым! Не думал я, что роботы на такое способны.

— Он ведь не просто робот, он биокибер, — напомнил лорд Энтони, с улыбкой глядя на идола Ого. — Но, честно говоря, я на какое-то мгновение усомнился… ну, он ведь…

— Он сам похож на паука, — досказала за него Нуся. — Ну и что? Внешность ничего не определяет.

— Как сказать, как сказать… — пробормотал лорд Энтони. — Иногда и внешность немало значит… — Но, решив, что сейчас не самый удачный момент для отвлеченных рассуждений, он обратился к Ого: — Спасибо, что пришел на помощь. Я, честно говоря, думал, что ты меня не услышал.

— Я слышать. Я быть далеко, провожать людей домой, — проскрипел биокибер. — Посылать змеек вперед.

— Ну, вы пришли почти одновременно, — сказала Нуся.

— Много пауков по дороге, — пояснил Ого. — Змейки задержаться. Всех убрать, потом сюда спешить. Вам пока ничего не грозить, прямо сейчас. Потому они пауки ловить там, — Ого махнул одной из черных лапок, показывая на выход из пещеры.

— И куда они подевали этих пауков? — заинтересовался Клям. — Они ведь мяса не едят, твои змейки, так что же они с пауками сделали?

— Что с этими, то с теми, — ответил Ого.

Все разом повернулись к центру зала, где толпились змеи и пауки. И дружно ахнули.

Змеи успели поотрывать паукам ноги, но… но пауки не только остались живы-здоровы, они на глазах потрясенных зрителей быстро превращались в нечто совершенно непохожее на отвратительных хищников. Лорд Энтони просто не мог поверить в происходящее. Однако факт оставался фактом. Вместо темно-коричневых пауков в кольце змей возникало все больше и больше пушистых белых существ с розовыми глазами и длинными ушками…

— Да это же ангорские кролики! — закричала Нуся. — Кролики, клянусь душами предков!

— Ангорские кролики… — эхом повторил бывший страж идола Клям. — Настоящие…

Лорд Энтони недоумевающе посмотрел на Кляма, потом на Нусю… нет, конечно, преобразование живых существ — это нечто из области мистики, он никому не поверил бы, что такое бывает, — но не все ли равно, во что именно превратились пауки, если уж они вообще во что-то превратились? Ну, кролики, ну, ангорские… как будто этого добра мало в Галактике!

— Ого, миленький, — взмолилась Нуся, — а можно нам этих кроликов с собой взять? Ну хоть парочку! А, Ого?

— Зачем они тебе? — не выдержал лорд Энтони. — Это же просто кролики!

— Не просто, — сердито возразила девушка. — Ангорские они! Ты что, не понимаешь?

— Боюсь, что нет, — пожал плечами сэр Макдональд. Он лично категорически запрещал разводить кроликов любых пород на своей центральной планете. Уж очень они прожорливы.

Клям, отведя лорда Энтони в сторонку, в нескольких словах объяснил ему суть дела. Оказалось, что на Храпунье пух ангорских кроликов ценится чрезвычайно высоко, поскольку считается целебным. Рукавички, носки и шарфики из такого пуха стоят сумасшедших денег. Но сколько ни завозили этих зверюшек на Храпунью, они почему-то сразу погибали. А эти… ну, если они прямо здесь родились, условно говоря, — то, может, и приживутся? И тогда Нуся станет очень богатой женщиной.

Лорд Энтони рассмеялся.

— Да ведь кролики размножаются с бешеной скоростью! — сказал он. — Через год их будет столько, что никто на них и смотреть не захочет!

— Ничего подобного! — запальчиво воскликнула Нуся. — Я не допущу лишнего приплода! Мясо ангорских кроликов тоже целебное, так что я смогу открыть собственный ресторан! Всех ненужных особей — на кухню!

— Круто, — покачал головой сэр Макдональд. — Но как мы их дотащим до вашего поселка? Они ведь ужасно шустрые!

Но пока они разговаривали, биокибер решил проблему. Из валявшихся вокруг многочисленных паучьих лап он быстро сплел три большие корзины с крышками, и в каждую посадил по две пары кроликов. Зверюшки, напуганные суетой и темнотой, вели себя смирно. Однако лорд Энтони знал, что их смирение напускное. Стоит кроликам чуть-чуть успокоиться — и начнется такое!..

— Нуся, они тебя сожрут, — твердо сказал он. — Никаких доходов не хватит, чтобы их прокормить! Ты что, не знаешь, сколько они лопают? И кроме того, они умеют очень ловко удирать из любых клеток!

— Все я знаю, — отмахнулась девушка. — Ерунда. От меня не сбегут.

— Ну, как знаешь… Да, кстати, ведь часть их тут останется. А если они выберутся на поверхность? И разбегутся по всей планете?

— Не могут разбегаться, — раздался скрипучий голос идола Ого. — Не могут выбираться. Здесь останутся.

— Да чем же они здесь будут кормиться? — испугалась Нуся. — Пропадут зазря!

— Не кормиться. Не пропасть, — твердо ответил биокибер. — Люди-белки их съесть. Уже идти сюда, почуять добыча. Вы лучше уходить. Быстро.

Никому из беглецов не хотелось снова попадаться в лапы людей-белок, и потому, подхватив корзины с кроликами, они припустили по подземному ходу что было сил. Ого бежал впереди, освещая дорогу. А змеи отправились восвояси.


Вскоре они сбавили ход, предполагая, что люди-белки удовлетворятся драгоценными ангорскими кроликами и не погонятся за ними. А потом идол Ого остановился и сообщил:

— Я должен идти другое место. Вы теперь дойти сами. Уже недалеко.

— Да мы-то дойдем, конечно, — сказал лорд Энтони, с облегчением ставя свою клетку на землю. Кролики оказались не худенькими, и несмотря на немалую физическую силу, сэр Макдональд ощущал небольшое утомление. Но подумал он в первую очередь о том, что милая Нуся героически тащит свое будущее материальное благосостояние, не обращая внимания на его солидный вес. А идол Ого почему-то шел налегке… мог бы и помочь малышке.

Биокибер услышал сердитые мысли лорда Энтони и издал квохчущий смех.

— Женщина не отдаст кролики, — проскрипел он. — Не доверять никому. Ее будущие деньги. Ничего, можете отдохнуть.

— Но я потерял фонарь! — сообразил вдруг лорд. — Как же…

— Я дать вам свет, — перебил его идол Ого. — И оружие. Вот, смотри.

Он сунул тонкую паучью лапу в щель, образовавшуюся в его животе, и извлек из недр своего пуза три фонарика, прикрепленных к обручам, и три отличные охотничьи ножа в кожаных ножнах.

— Отлично! — одобрил лорд Энтони, надев обруч на голову и включив фонарь. — Сильный! И удобный, руки не занимает.

— Да, — согласилась Нуся, тоже надевая на голову обруч. — Хорошая идея. Спасибо тебе, Ого!

— И нож хороший, — поддержал девушку Клям, осматривая доставшееся ему оружие. — Теперь не пропадем. Если, конечно, снова на пауков не нарвемся.

— Пауки больше нет. Один гнездо был, — заверил их биокибер.

Лорд Энтони, прикрепляя к поясу ножны, вдруг обнаружил, что «револьвер» ноксов по-прежнему при нем. Надо же, подумал лорд, при всех-то ударах судьбы — не потерялся! Это хорошо.

Распрощавшись с идолом Ого и еще раз поблагодарив его, все трое двинулись дальше, спеша преодолеть последний отрезок пути.

А Лорримэр снова куда-то исчез.

Глава тридцатая

Хотя лорд Энтони в общем и поверил идолу Ого, что змей больше опасаться незачем, он все же держал наготове нож, шагая по подземному ходу. На всякий случай. Правда, из-за того, что клетку с кроликами приходилось время от времени перекладывать из руки в руку, нож оказывался то в правой, то в левой руке сэра Макдональда. Но поскольку он одинаково хорошо владел обеими, его это ничуть не беспокоило.

Однако больше их никто не потревожил. Они шагали еще около часа, а потом подземный ход вдруг кончился, уперевшись в гранитную стену. Трое оказались в тупике.

— Вот тебе и на! — воскликнул бывший страж идола. — Куда это мы пришли?

— А черт его знает! — беспечно бросил сэр Макдональд, ставя клетку с кроликами в сторонку и подходя к стене, перекрывшей им дорогу. — Ну, думаю, Ого не послал бы нас сюда, если бы тут не было выхода. Он в своем подземном мире лучше нас разбирается.

Нуся тоже поставила на землю свою драгоценную ношу и принялась внимательно рассматривать гладкий, словно отполированный гранит, время от времени касаясь его поверхности своими тонкими пальчиками. Лорд Энтони с интересом следил за девушкой. Ему показалось, что Нуся что-то тихо-тихо шепчет… заклинание? А почему бы и нет? После того, как лорд увидел превращение змей в кроликов, он был готов поверить во что угодно.

Нуся тоже поставила на землю свою драгоценную ношу и принялась внимательно рассматривать гладкий, словно отполированный гранит, время от времени касаясь его поверхности своими тонкими пальчиками. Лорд Энтони с интересом следил за девушкой. Ему показалось, что Нуся что-то тихо-тихо шепчет… заклинание? А почему бы и нет? После того, как лорд увидел превращение змей в кроликов, он был готов поверить во что угодно. Например, в то, что вот сейчас девушка произнесет волшебные слова: «Сим-сим, откройся!» — и стена исчезнет.

Но стена не исчезла. А Нуся, внимательно осмотрев ее всю, повернулась к лорду Энтони и сказала:

— Где-то должен быть замок. Запор. Механизм. Что-то, что эту дверь откроет. И я даже догадываюсь, где мы можем очутиться.

— Где? — хором спросили Клям и сэр Макдональд.

— В каком-нибудь из помещений, принадлежащих жрецам, — весело улыбнулась Нуся. — Я думаю, они именно этим ходом пробирались друг к другу, чтобы продать пульт управления, — во всяком случае, до того, как под землей поселились змеи. А потом им пришлось имитировать похищение другими средствами.

— Ну, тогда давайте искать этот механизм, — пожал плечами лорд Энтони. — Хотя я, видит бог, не специалист по потайным замкам.

И он с грустью вспомнил веселую красавицу, зеленоглазую Диану дель Полонски, с которой познакомился в одном из недавних своих путешествий. Вот она-то уж точно была мастером по вскрытию любых замков! Простой шпилькой для волос ей удавалось отомкнуть запор, не поддающийся усилиям специалистов. Ну, чему тут удивляться, со вздохом подумал лорд Энтони, Диана ведь была по сути уличной девчонкой, ей пришлось самой пробиваться в жизни… И ловко же у нее это получалось!

Но сейчас Дианы рядом не было, а сидеть в подземелье, ожидая чуда, не имело никакого смысла. И лорд Энтони принялся вместе со своими спутниками изучать гранит, в надежде отыскать хитрый механизм, открывающий дверь наверх.

Текли минуты, кролики все энергичнее пытались вырваться на свободу, трое ищущих уже просто умирали от голода и жажды, — а замок все не находился. И кто его так хорошо спрятал, сердито думал лорд Энтони, и кому только это могло понадобиться? Ведь если жрецы двух племен прежде активно пользовались этим ходом, зачем им было нагнетать таинственность? Механизм должен быть на виду!

И тут его осенило.

Он подошел к стене почти вплотную и принялся изучать естественный рисунок камня. Естественный? Да ничего подобного! В переливах коричневато-серых тонов явно просматривалась некая закономерность…

— Нуся, посмотри-ка сюда! — окликнул девушку лорд Энтони. — Тебе не кажется, что здесь изображена восьмиконечная звездочка?

В долю мгновения Нуся и Клям оказались рядом с сэром Макдональдом и стали пристально всматриваться в гранит.

— Да… — выдохнула наконец девушка. — Похоже на то. Но что нам с этим делать?

— Да уж что-нибудь сделаем, — решительно заявил Клям, энергично встряхивая изумрудной щеткой волос. — Сейчас мы ее, эту каракатицу…

Он протянул руку и нажал на центр смутно определимой звезды. Ничего не произошло. Тогда Клям стал по очереди нажимать на концы лучей. Снова ничего. Клям сменил систему и стал нажимать на лучи через один. Безрезультатно. Через два. То же самое…

— А если повернуть? — подсказал лорд Энтони.

Клям на секунду задумался, потом аккуратно разместил пальцы на всех восьми лучах и, нажав покрепче, попытался сдвинуть звезду вправо. Звезда никак не отреагировала. Глубоко вздохнув, Клям повторил ту же процедуру в противоположном направлении.

Что-то громко скрипнуло над головами троих подземных путешественников — и стена мягко разошлась в стороны, открыв довольно широкую щель.

За стеной было темно.

— Ну, и куда это мы пришли? — задал риторический вопрос Клям, просовывая голову в щель. — Ни хрена не понять!

— Что, и фонарь не помогает? — съехидничала Нуся.

— Да тут, похоже, тоже что-то вроде подвала, — пояснил Клям. — А, наверное, это…

Он исчез за стеной.

— Точно! — донесся через секунду-другую его голос. — Это чей-то подвал, тут продукты держат.

— Продукты? — оживился лорд Энтони. — Я, честно говоря, голоден!

Остальные тоже не отказались бы основательно перекусить. Нуся, единственная из всех троих не забывшая о драгоценных ангорских кроликах, сначала пропихнула в подвал клетки, а потом уж пробралась туда сама. И никто, конечно, не потрудился поискать механизм, запирающий гранитную дверь. Более того, лорд Энтони не поленился подобрать кусок известняка и запихнул его под одну из гранитных створок — на всякий случай, а то вдруг придется отступать этой же дорогой…

Подвал, освещенный тремя фонарями, выглядел на голодный взгляд просто роскошно. В его каменный потолок было вбито множество здоровенных железных крючьев, а на них висели связки копченых колбас, окорока, гирлянды чеснока и лука, пучки сухих трав… Вдоль стен, на полках, сколоченных из толстых неструганых досок, лежали головы сыра, стояли большие банки с медом, вареньем, маринадами. Подальше, там, где полки заканчивались, выстроились торжественными рядами бочонки с соленой рыбой, огурцами, квашеной капустой, мочеными яблоками…

— Ну и ну! — воскликнул лорд Энтони, ежась от холода. Температура в подвале, пожалуй, приближалась к нулевой. — Кто это так запасся харчами? Зачем так много? И, кстати… — он подумал, что такая низкая температура выглядит неестественной, и что наверняка где-то в подвале стоит кондиционер. И отправился на его поиски. Лорд не любил мерзнуть.

Кондиционер отыскался рядом с проходом в следующий сектор подвала. Переключив его на обогрев, лорд Энтони заглянул в соседнее помещение — и ахнул.

Это был потрясающих масштабов винный погреб. Длинные ряды стеллажей, на которых аккуратными рядами лежали бутылки толстого зеленого стекла, отряды дубовых бочонков с кранами, на высоких подставках…

— Ребята! — радостно воскликнул сэр Макдональд. — Да тут просто настоящий клад!

Клям, держа в руке надкушенный круг колбасы, подошел к лорду Энтони и тоже заглянул в соседний сектор.

— О! — едва не подавившись колбасой, воскликнул он. — От жажды не умрем!

— Это точно, — хмуро согласилась Нуся, успевшая присоединиться к мужчинам. — Вы только не забудьте, что нам надо и отсюда тоже выбраться. Мы пока еще под землей, к тому же неизвестно, в чьих владениях. Хотя, в общем, догадаться нетрудно, что это принадлежит жрецам. Простым людям такое ни к чему, — она небрежно кивнула головой в сторону винных сокровищ.

— Не скажи, не скажи, — взмахнул колбасой Клям. — Такое кого угодно порадует.

И они с лордом Энтони принялись радоваться жизни. Уж очень большие нервные нагрузки пришлось им перенести в последние дни. Отбив горлышки у трех бутылок и предложив одну из них Нусе, мужчины уселись перед входом в винный погреб (чтобы недалеко было бегать и за выпивкой, и за закуской), и предались самому безудержному пьянству. Нуся, отпив из своей бутылки глоток, поморщилась и пошла поискать чего-нибудь попроще. Найдя несколько банок с соками, девушка вскрыла одну из них ножом и устроилась рядом с забулдыгами, насмешливо наблюдая за пиром. Впрочем, она при этом не ленилась время от времени встать и принести пьяницам то соленых огурчиков, то солидный кусок сыра, то еще что-нибудь, способное снизить воздействие алкоголя на их закаленные организмы. А еще она нашла нечто, пришедшееся по вкусу ангорским кроликам, — связки сухих трав. Вообще-то это были целебные травы, но кролики об этом не догадались.


…Лорд Энтони попытался открыть глаза и тут же понял, что с его головой случилось что-то страшное. Как и со всем остальным телом. Похоже, какая-то сволочь пропустила его через мясорубку… или сунула в миксер, пока он спал. Значит, они снова попали в ловушку! Но вроде бы они уже никуда не шли? Сидели себе мирно в подвале… а, понятно. Жрецы накрыли их за разграблением сокровищ, и… и что же они сделали? Это как же надо истязать человека, чтобы он не мог даже глаз открыть? Звери! Одно слово, звери!

Сэр Макдональд тихо застонал, но тут же умолк, потому что слабое движение голосовых связок отозвалось во всем теле мучительной болью. Ну все, конец настал…

Чья-то твердая рука осторожно скользнула под его затылок, трещавший от боли, и тут же губ лорда Энтони коснулся холодный край стакана. Лорд жадно разинул рот — и живительная влага хлынула в его пересохшее горло. Настоящий огуречный рассол! О! Мечта и сказка!

Лорду сразу стало несравнимо легче, и он наконец смог разлепить ресницы и окинуть взглядом окружавший мир. Но увидел только склонившееся над ним лицо Лорримэра.

— Выпейте еще рассолу, милорд, — сухо произнес преданный дворецкий. — Иначе вам не встать.

— О… — едва слышно проскулил лорд Энтони. — Лорримэр… черт побери, опять ты здесь!

— Разумеется, милорд, — еще суше ответил дворецкий. — Где же еще мне быть?

Вопрос явно не требовал ответа. Сэр Макдональд проглотил второй стаканчик рассола, после чего смог с помощью Лорримэра принять сидячее положение. Первым, что он увидел, был огромный растерзанный окорок, лежавший на полу рядом с ним. При виде жирного мяса лорд Энтони ощутил сильный приступ тошноты.

— Лорримэр… убери эту гадость подальше! — с трудом выговорил он, кося воспаленным глазом на окорок.

Лорримэр, не говоря ни слова, поднялся и оттащил окорок куда-то в сторону, так что тот исчез из поля зрения сэра Макдональда. Вернувшись к страдающему хозяину, Лорримэр сказал:

— Наверху какой-то шум, милорд. Похоже, жрецы услышали, что в их погреб забрались посторонние.

— Жрецы? О!..

Только теперь лорд Энтони вспомнил все до конца. И ужаснулся. Если сейчас в подвал спустятся жрецы мимо-помо… а они с Клямом совершенно беспомощны…

— Где Клям? — прохрипел он.

— Черт бы вас побрал, обоих! — послышался в ответ злой голосок Нуси. — Здесь Клям, здесь!

Лорд Энтони со скрипом повернул голову. Клям сидел неподалеку от него, прислонясь к открытому мешку с сушеными бобами. Вокруг бывшего стража идола Ого были рассыпаны бобы, горох, чечевица, еще какие-то крупы…

В ответ на отчасти прояснившийся взгляд лорда Нуся, хлопотавшая возле Кляма, сердито сказала:

— Это он сеятеля изображал. Сколько продукта зря перепортил, дурак!

— П-почему же ты… ты его не остановила? — запинаясь, спросил сэр Макдональд.

— Остановишь его, как же! — огрызнулась Нуся, поднося ко рту Кляма стакан с огуречным рассолом. — Пей, дубина! Приходи в себя поскорее, а то сейчас как жрецы явятся, и будешь иметь вид!

Клям послушно выпил рассол и осторожно повернул голову вправо, потом влево… Похоже, голова бывшего стража пребывала в столь же плачевном состоянии, как и голова лорда Энтони. Лорд искренне посочувствовал собутыльнику. Сколько же они выпили? Невозможно вспомнить.

Но незаменимый Лорримэр помог пьянчужкам восстановить силы. Где уж он раздобыл огромный чайник с горячим чаем, лорд Энтони и думать не хотел. Но три чашки душистого напитка, выпитые почти залпом, поставили его на ноги. И Кляма тоже. Теперь они были готовы к встрече с хозяевами подземелья.

И вовремя.

Где-то вдалеке, в правой части продуктового подвала, послышались голоса, вспыхнул свет… Жрецы племени мимо-помо начали ревизию своих запасов. У них явно возникли подозрения в том, что в подвалах присутствует некто, кому там делать совершенно нечего.

Глава тридцать первая

Конечно, Нуся и Лорримэр были вполне готовы к схватке, но о лорде Энтони и бывшем страже идола Кляме так сказать было нельзя. Они в общем уже пришли в себя, но о том, чтобы с кем-то драться, пока и речи идти не могло. Нуся, оглядевшись, сказала:

— Забираем рюкзаки и кроликов и прячемся за винными бочками. Быстро!

Надо же, подумал лорд Энтони, с трудом надевая на плечи лямки рюкзака, никак ей об этих длинноухих не забыть! Вот вцепилась, так вцепилась! Деловая девушка, знает, где денежки лежат, и терять их не намерена… ну, может, это и правильно. Ей ведь не досталась в наследство целая звездная система. У нее только и есть, что маленький пансион. А жить-то всем хочется! И жить хорошо, а не как попало. Бедность оскорбительна для человека.

Они перебрались в винный погреб и, быстро пройдя между стеллажами с бутылками (изрядно опустошенными), добрались до той части, где громоздились уже не бочонки, а огромные бочки. Лорд Энтони и Клям дружно постанывали на ходу. Им обоим хотелось закатиться куда-нибудь в уголок и поспать сутки-другие, но Лорримэр и Нуся безжалостно гнали их вперед, подталкивая в спины. При этом трезвая часть отряда умудрялась еще и волочить за собой клетки с длинноухими драгоценностями. Наконец был найден подходящий для обороны рубеж. В этом месте винного погреба по одну сторону прохода высились стеллажи с очень старыми винами — это было ясно из того, что бутылки сплошь покрывали пыль и паутина, а пробки были залиты сургучом ярко-красного цвета. Лорд Энтони, будучи знатоком старых вин, попытался рассмотреть одну из бутылок повнимательнее — он заподозрил, что тут хранится не что иное, как бордо очень приличной выдержки… такого, может быть, и в его собственных подвалах не имеется…

Но Лорримэр крепко взял его за локоть и развернул в другую сторону — туда, где на мощных подставках красовались напротив стеллажей бочки объемом литров в тысячу каждая, не меньше. Впрочем, бочки тоже заинтересовали сэра Макдональда. И, спрятавшись за ними, он принялся размышлять, что же в них может быть налито. Неужели настоящий коньяк? Лорд даже забыл об угрозе, приближавшейся к их маленькому отряду. Он провел ладонью по доскам. Дуб, вот честное слово, подумал он, подлинный мореный дуб… н-да, вывезти бы отсюда пару таких бочек… вместе со стеклянными лампочками…

От размышлений на приятные темы его отвлекла Нуся.

— Им, конечно, понадобится какое-то время, чтобы отыскать нас, — сказала она. — Но что мы будем делать, когда они нас найдут?

— Ну, может, они и не догадаются, что в подвал кто-то залез? — ляпнул бедолага Клям.

— Уж конечно, не догадаются! — взорвалась Нуся. — Особенно когда увидят обгрызенные колбасы, вскрытые бочки и разбитые бутылки! Где уж им, глупеньким!

Клям смущенно забился подальше в уголок, за бочки, а лорд Энтони уставился на девушку, пытаясь понять, на что это она намекает. Кто их найдет? И зачем их искать, если они — вот они?

А!

Великий Космос, жрецы мимо-помо! Это же их погреба…

— У нас есть ножи, — неуверенно произнес он, заискивающе глядя на разгневанную девушку. — Может, отобьемся?

— Ножами? — фыркнула Нуся. — Да ты представляешь, сколько их сейчас сюда явится?

Лорд Энтони ощупал свой пояс. Ага, «револьвер» ноксов на месте. Каким это чудом он не потерялся? Ну, тогда есть надежда, что с помощью этого странного оружия удастся отправить преследователей, например, под потолок…

Свет и голоса приближались. Через проход между подвалом с продуктами и винным погребом уже виднелись мелькающие между полками, мешками и бочками факелы.

— Почему у них тут нет света? — удивленно спросил лорд Энтони. — Кондиционер стоит, а освещения нет!

Это и в самом деле выглядело странным, и все согласились с сэром Макдональдом, что жрецы, похоже, перемудрили, оставив без света такие огромные хранилища. Но немного позже выяснилось, что в отсутствии света была виновата как раз команда, вторгшаяся в чужие владения, а вовсе не хозяева запасов.

Жрецы громко переговаривались на местном языке, и лорд Энтони, не понимая ни слова, спросил:

— Что это они там лопочут? Мне кто-нибудь переведет?

— С удовольствием, — насмешливо ответила Нуся. — Они говорят, что воры явно находятся в винном погребе, все следы ведут туда. И возмущаются тем, какое количество продуктов вы слопали и перепортили.

Лорд Энтони смущенно потупил взор. Да, пить надо в меру, матушка твердила ему это с юности, когда он впервые надрался на студенческой вечеринке… Но он, собственно говоря, не так уж и часто опускается до подобных безобразий. Только в силу обстоятельств. Кстати, последнее обвинение леди Моники было облыжным. Он тогда не напился. Его опоили. А это совершенно разные вещи! Впрочем, если бы леди Моника увидела его сейчас, она была бы вправе разразиться упреками. Ну, к счастью, увидеть своего беспутного сына она не может.

Жрецы еще более приблизились. Они тщательно осматривали подвал, заглядывая за каждую полку, осматривая груды мешков, и, конечно, глупо было бы надеяться, что они уйдут, не отыскав хулиганов.

— О! — насторожилась вдруг отважная Нуся. — Они говорят, будто это мы испортили освещение!

— Как это мы могли его испортить? — удивился Клям. — Мы тут ни единого провода не видели!

Но он тоже стал прислушиваться к неотчетливо доносившимся голосам жрецов.

Через несколько минут стало ясно, что вина за отсутствие света и в самом деле лежит на отряде лорда Энтони. Ведь когда беглецы проникли сквозь гранитную стену в подвал, они и не подумали закрыть за собой дверь. А она была связана с системой освещения. Дверь открыта — света нет. Дверь закрыта — свет есть. Просто и однозначно.

— Но почему они не вернулись туда и не привели все в порядок? — недоуменно спросил сэр Макдональд, когда ему объяснили ситуацию.

— Не закрывается почему-то, — ответил Клям. — Почему — они не понимают. Чего мы там такого сделали? Ну, это их подвал, а значит, их проблемы.

Лорд Энтони вспомнил камень, который он засунул под гранитную дверь — как раз затем, чтобы она случайно не захлопнулась… но промолчал. Если жрецы мимо-помо настолько глупы, что неспособны заметить здоровенный кусок известняка, то кого это может волновать?

Тут сэр Макдональд услышал шорох позади и оглянулся, направив фонарь в пространство между гигантскими бочками. Там он увидел своего преданного дворецкого. Лорримэр возился с какими-то веревками.

— Что ты там делаешь, Лорримэр? — строго спросил лорд Энтони.

— Мне кажется, милорд, всем вам лучше было бы забраться наверх, на бочки, — вежливо ответил дворецкий. — Сверху и нападать сподручнее, и защищаться тоже.

— Как это мы туда… — лорд Энтони умолк на полуслове, рассмотрев наконец, что именно держит в руках Лорримэр. Ну конечно же, это была веревочная лестница. Длинная, крепкая веревочная лестница.

Лорримэр, размахнувшись, перебросил ее через бочку, и, крепко держа один конец, ждал, пока разорители чужих погребов заберутся наверх. Лорд Энтони помог взобраться на бочку Нусе, потом подсадил еще нетвердо стоявшего на ногах Кляма, потом был вынужден передать Нусе клетки, и лишь после этого, тяжело вздохнув, полез вверх сам. Затем он держал лестницу, пока Лорримэр не очутился рядом со всеми. Истощенный невероятными усилиями, лорд Энтони опустился на дубовые доски и простонал:

— Но мы же отсюда свалимся, Лорримэр! Она же круглая, эта чертова бочка!

— Удержитесь, милорд, если не хотите расстаться с жизнью, — сурово произнес дворецкий. — К тому же это ненадолго.

— Ненадолго?

Лорд Энтони задумался. Как это — ненадолго? Почему — ненадолго? Что имел в виду проклятый дворецкий, говоря это? Возможно, то, что жрецы не заметят компанию, засевшую чуть ли не под самым потолком? Ах, да какая разница…

И тут толпа жрецов ворвалась наконец в винный погреб, отчаянно ругаясь и размахивая факелами. В погребе стало светло, как днем. Жрецы рассыпались между стеллажами с бутылками, перекликаясь зычными голосами. Компания на бочке замерла, не дыша. Только Лорримэр продолжал бесшумно возиться с какой-то очередной веревкой.

Жрецы неумолимо приближались.

Пятна света метались по потолку погреба, как стая переполошенных птиц, а крики жрецов слишком напомнили лорду Энтони вопли чаек, которых он ненавидел всей душой. Отвратительные твари… Сэр Макдональд снова поймал себя на том, что его мысли так и норовят ускользнуть куда-нибудь в сторону. Его ослабевший ум не желал работать. Но это и не понадобилось.

Один из жрецов, случайно посмотрев наверх, замер на несколько мгновений, а потом разразился визгом, зовя на подмогу всех остальных. Через несколько секунд перед бочкой, на которой сидели пожиратели чужих колбас, собралось не менее полусотни воинственно настроенных мимо-помо.

И тогда…

Лорд Энтони не сразу понял, что затеял его дворецкий. Он только заметил, как Лорримэр ловко метнул вниз веревочную петлю… потом мощные мышцы дворецкого напряглись… и кран в нижней части бочки вылетел из дубовой доски, как пробка из шампанского.

На жрецов хлынула толстая упругая струя золотистой жидкости.

— Коньяк! — застонал сэр Макдональд, как только его ноздрей коснулась волна ни с чем не сравнимого аромата. — Старый коньяк! Лорримэр, я убью тебя!..

Глава тридцать вторая

Но Лорримэр уже перепрыгнул на следующую бочку и накинул петлю на второй кран. Затем настал черед третьей бочки, четвертой… В каждом из этих дубовых гигантов хранилось не меньше тысячи литров отличнейшего коньяка, и коньячная река, пролившаяся в погреб, подхватила жрецов и понесла их к выходу.

— Куда это они поехали? — озадаченно спросил бедолага Клям, мимо затуманенного сознания которого, незамеченной прошла основная часть событий.

— Туда! — махнул рукой лорд Энтони. — И коньяк с ними! Черт побери, Лорримэр… я предпочел бы сам утонуть в этом божественном потоке!

— Лучше вам выбраться наверх, милорд, — вежливо ответил Лорримэр, уже возвратившийся на исходную бочку. — Здесь достаточно сильный уклон, сейчас коньяк стечет через подвал с продуктами в подземный ход, и можно будет отправляться дальше. А пока… с вами желает поговорить ваша матушка, милорд.

И Лорримэр с невозмутимым видом протянул лорду Энтони трубку космического телефона.

Сэр Макдональд уставился на нее так, словно увидел перед собой королевскую кобру, готовую к броску. Но, сосредоточившись, все же взял трубку и поднес к уху.

— А… э… а, это ты, мама, — пробормотал лорд Энтони, еще не переживший потерю многих тысяч литров драгоценного напитка.

— Ты снова пьян! — рявкнула леди Моника с такой энергией, что сэр Макдональд едва не оглох. — Я даже по телефону чувствую, как от тебя разит коньяком!

— Это не от меня, мама! — возразил расстроенный лорд Энтони. — Это вокруг меня коньячное море. Я из него и глотка не выпил, как ни жаль!

— Это уже похоже на белую горячку, — перепугалась леди Моника. — Тони, мальчик мой, что с тобой происходит?

— Да ничего особенного, мама! — сердито ответил сэр Макдональд. — Просто мы тут с небольшой компанией сидим в винном погребе…

— Я так и знала! — торжествующе закричала леди Моника. — В винном погребе!

— Да нет же, мама, дослушай хоть раз до конца! — возмутился лорд. — Мы не пьем, мы просто сидим на бочке, из которой этот чертов дурак Лорримэр только что выпустил тысячу литров старого коньяка! Естественно, я огорчен!

— Тысячу литров… — недоверчиво повторила леди Моника. — Ты не шутишь? Там был настоящий старый коньяк?

— Да, мама, но его, увы, уже нет!

— Я убью этого чертова Лорримэра! — завизжала леди Моника. — Он вообще представляет, какие это деньги, старый идиот?

— Ну, мама, не надо так сурово! — возразил лорд Энтони. — Он просто спасал мою жизнь, вот и все.

— О! — заинтересовалась леди Моника. — Он что, утопил кого-то в этом коньяке?

— Да, — со вздохом подтвердил лорд Энтони. — Он опорожнил несколько бочек.

— Несколько? И там не осталось ни одной полной?

— Осталось, мама, еще десятка три-четыре, я не считал.

— Ах! — восторженно пискнула леди Моника. — Тони, ты, надеюсь, понимаешь, что должен сделать?

— Разумеется, мама, — с готовностью ответил сэр Макдональд. — Я должен погрузить хотя бы одну из этих бочек на «Черную Стражу».

— Не «хотя бы одну», а хотя бы десяток! — поправила его леди Моника. — В наших винных погребах вполне хватит для них места! Подумай о своих будущих детях и внуках! Да, кстати, леди Кате надоело тебя ждать, она уехала домой. А вчера ко мне забегала на огонек леди Ирина, и представь, ее внучатая племянница, Мила, стала такой невообразимой красавицей…

Лорд Энтони оборвал связь.

Вернув трубку Лорримэру, он спрыгнул вниз, совершенно не подумав о том, что после вчерашних возлияний его тело еще не восстановило обычную ловкость и гибкость. И, конечно же, грохнулся на каменный пол погреба, как мешок с костями. Ошеломленный, он довольно долго лежал неподвижно, размышляя о бренности всего сущего, но потом все-таки собрал себя в кучку и поднялся на ноги. Лорримэр уже спустил вниз клетки, помог спуститься бедолаге Кляму, а Нуся справилась сама — она-то не пьянствовала, как мужики.

Они, волоча за собой чертовых кроликов, пошли в ту сторону, откуда явились жрецы мимо-помо, ныне унесенные пусть не ветром, но коньячной волной. Пройдя через продуктовый подвал, отряд добрался до широко распахнутой металлической двери, за которой виднелась хорошо освещенная лестница, ведущая наверх. Лорд Энтони, окончательно пришедший в себя, снова шагал первым. Остановившись на пороге, он поднял голову и прислушался к звукам, доносившимся сверху. Где-то там, на другом конце лестницы, громко звучали сердитые голоса. Похоже, оставшиеся неутопленными жрецы собирались спуститься вниз. Лорд Энтони вопросительно посмотрел на Кляма. Но тот лишь покачал головой и развел руками. (Точнее, одной рукой. В другой он держал клетку, и Нуся бдительно следила за тем, чтобы бедолага Клям втихомолку не бросил ее где-нибудь в темном углу.) Да и в самом деле, у них ведь по-прежнему были одни только ножи… Нуся подошла к лорду и тихо сказала:

— Не пора ли тебе взяться за этот твой револьвер? — и рука девушки коснулась оружия ноксов, по-прежнему торчавшего из-за пояса сэра Макдональда.

— Да, пожалуй, — неуверенно ответил лорд Энтони. Он мучительно пытался вспомнить, какую же из кнопок он нажимал в первый раз. Ведь гениальный ксанти Ойро Кимус, разгадавший тайну древнего оружия, утверждал, что кнопки и курки нужно нажимать строго по очереди…

— Черт побери, — прошипел сквозь зубы лорд Энтони, — я не помню, какой курок уже использован!

— Правый, — без тени сомнения сказала Нуся.

— Откуда ты знаешь? — удивленно посмотрел на нее сэр Макдональд. — Ты что, видела?

— Нет, но ведь ты не левша, так? — улыбнулась отважная девушка. — Значит, для тебя естественно было начать с правой стороны.

В этом утверждении был свой резон. Немного подумав, лорд Энтони согласился с Нусей. Значит, теперь он должен нажать желтую кнопку, левую, и спустить левый курок… интересно, что произойдет после этого? Сэр Макдональд уже не сомневался в том, что «револьвер» действует непредсказуемым образом. И никакого особого вреда живым существам не причиняет.

Он решительно зашагал вверх по широким ступеням, стараясь, чтобы клетка с кроликами не ударилась о стенки и не произвела ненужного шума. Остальные не отставали ни на шаг.

Поднимались они долго, и в конце концов пришли на широкую площадку и увидели очередную железную дверь, но не распахнутую, а лишь чуть приоткрытую. Из-за двери по-прежнему доносились голоса, но теперь они звучали приглушенно.

— Похоже, та команда удалилась на совещание, — высказал предположение лорд Энтони. — Ну что, вломимся туда все сразу, или попытаемся как-то разведать обстановку?

— Мы же не знаем, где окажемся, — сказала Нуся. — Надо хоть заглянуть туда… вдруг нас ловушка ожидает?

— Разумно, — кивнул сэр Макдональд и, подойдя к двери, осторожно просунул голову в щель. Но тут же повернулся к отряду. — Никого. Большое помещение, дверь напротив этой, широко открыта. Они все где-то там, в глубине. Пошли!

И лорд Энтони, храбро распахнув противно скрипнувшую железную дверь, перешагнул через порог.


…Коридор, извивавшийся, как пьяная змея, вывел их в центральный зал Хранилища идола Ого. Там, возле опустевшего постамента, толпились жрецы — старших рангов. Все младшие уплыли в подземный ход на коньячных волнах. Что это именно старшие жрецы, разъяснил лорду Энтони Клям, когда они добрались наконец до входа в зал. Вся компания замерла в коридоре, прижавшись к стенкам, и принялась тихо обсуждать, что делать дальше. Впрочем, они вполне могли говорить и в полный голос — жрецы так громко ругались, что вряд ли могли услышать какие-то посторонние звуки. Клям не стал переводить все подробности высказываний жрецов, сказал только, что они недовольны младшим составом — слишком уж те долго не возвращаются с пленниками. Однако сами старшие лезть в подвал и не собирались. Несмотря на то, что они отчаянно хорохорились друг перед другом, нетрудно было догадаться: жрецы основательно напуганы.

Лорд Энтони всмотрелся в старших жрецов мимо-помо. Он видел их лишь однажды, перед началом улиточьих бегов, но тогда их лица были скрыты под золочеными шлемами, и кто из них есть кто, сэр Макдональд, естественно, не знал. А ему хотелось определить главного, Аркашу. Жрецы, ругавшиеся на чем свет стоит, были сейчас принаряжены точно так же, как на стадионе, только шлемы отсутствовали. Те же пятнистые шкуры на плечах, те же юбочки из ярких перьев на пышных бедрах, те же валяные сапоги на ногах. Прически жрецов, как теперь было видно, представляли собой такие же щетки поперек лысин, как у Кляма, — щетки всех цветов радуги. У некоторых из жрецов были в руках те самые «хлопушки для мух», которыми они орудовали на стадионе, усмиряя не в меру шумных зрителей. Держа наготове «револьвер» ноксов, с пальцем на желтой кнопке, лорд Энтони пытался угадать, кто тут самый важный. Зачем ему это было нужно, он и сам не знал, просто его одолел спортивный интерес. Но его оторвали от наблюдений, причем самым бесцеремонным образом.

— Ну что ты таращишься на них? — сердито спросила Нуся, толкая лорда Энтони в бок. — На что там смотреть-то?

— А? — спохватился сэр Макдональд. — А… да я просто хотел понять, который из них Аркаша.

— Аркаши здесь нет, — еще более сердито бросила девушка. — Давай, стреляй!

— Может, попытаемся мирно договориться? — неуверенно спросил лорд Энтони. Ему почему-то страшновато было спускать левый курок оружия ноксов. Перед ним ведь был не звездолет врага, и не напавшие на него люди-белки, а жрецы, которым до него вроде как и дела никакого нет…

— Договоришься с ними, как же! — фыркнул за его спиной Клям. — Только рот откроешь — они тебя тут же в пирог или в казнильную яму!

— Куда-куда? — переспросил лорд Энтони, оборачиваясь.

— В казнильную яму, — зло повторил Клям. — Это такой глубокий каменный колодец позади Хранилища идола. Швыряют туда человека и накрывают чугунной крышкой. И все. Подыхай, как знаешь.

— Какой ужас! — задохнулся лорд Энтони. — Ну, я им сейчас…

И он, зажмурив глаза, навел раструб оружия ноксов на жрецов и спустил левый курок.

Глава тридцать третья

— Ну и ну… — ахнула отважная Нуся, но в ее голосе звучало одно только удивление, и потому лорд Энтони осторожно приоткрыл глаза, чтобы увидеть результат собственного деяния.

Жрецы, не в силах сопротивляться неведомой мощи, медленно стягивались к давно опустевшему постаменту. Они двигались спинами вперед, как будто их кто-то тащил на резинках, и по пути теряли обмундирование. Меховые накидки и юбочки из ярких перьев сыпались с них, словно срываемые ураганом. Оставшиеся в валенках и семейных трусах жрецы прилипали к постаменту и друг к другу, и в итоге вокруг постамента образовалось нечто вроде кольца из толстых тел, энергично дергавших конечностями. «Хлопушки», вырвавшись из рук, принялись методично колотить жрецов по головам, отчего в воздух полетели клочья разноцветных волос. Жрецы отчаянно завизжали.

Лорд Энтони зажал уши ладонями и беспомощно посмотрел на Кляма.

— Пошли-ка, Аркашу поищем, — рявкнул тот, перекрывая хоровой визг. — У меня к нему личный счет, предъявить хочу.

Похоже, Клям неплохо знал расположение комнат и залов Хранилища, потому что уверенно повел всех мимо слипшихся, как подмокшие леденцы, жрецов, в какой-то внутренний коридор. По коридору они вышли в некую аудиторию, где рядами стояли скамьи, перед которыми возвышалась кафедра. Клям на ходу пояснил, что здесь читают лекции для жрецов — они, как оказалось, проходят курсы многих современных наук. Лорд Энтони подивился столь интересному факту. Ему-то казалось, что мимо-помо — полные дикари, не знающие даже азов естествознания. Но, подумав немного, решил, что жрецы и в самом деле должны быть людьми образованными, — иначе как бы они могли дурить простой народ?

Наконец Клям привел их в личные апартаменты главного жреца, попутно пояснив, что где-то тут имеется кабинет, в котором Аркаша имеет привычку проводить большую часть своего времен, предоставив своим заместителям управлять почти всеми делами. Чем он там занимается — никому не ведомо. Но Клям намерен это выяснить. А заодно получить ответы на свои вопросы.

Они принялись открывать дверь за дверью, и вскоре их усилия увенчались успехом. За одной из дверей они увидели классический кабинет .

Здесь имелось все, соответствующее представлению о кабинете ученого. Высокие книжные шкафы черного дерева. Широченный письменный стол с огромным количеством ящиков. Коричневые кожаные кресла. Кожаный диван. Перед диваном — невысокий крепконогий стол, а на нем — кипящий чайник на спиртовке и поднос, на котором красиво расположились стакан в серебряном подстаканнике, блюдечко с нарезанным тонкими дольками зеленым апельсином («Дорогое удовольствие!» — между делом подумал лорд Энтони) и сахарница с белоснежными кусочками сахара.

Из-за письменного стола поднялся главный жрец Аркаша. Он был довольно высок ростом для мимо-помо, обладал солидным объемом и ярко-оранжевой щеткой волос, прорезавшей блестящую лысину. Аркаша, разинув рот, уставился на вторгшуюся в святая святых компанию, волочившую с собой три здоровенные клетки с кроликами, — но не успел произнести ни слова, потому что Клям, бросив свою ношу, метнулся вокруг стола, мгновенно схватил главного жреца за горло и зарычал:

— Ты, сволочь, ты нарочно меня подставил, да? Не мог в другое дежурство продать этого чертова идола? Ну, ты у меня попляшешь…

— Стой, стой! — закричала отважная Нуся, хватая Кляма за локоть. — Почему ты решил, что он именно под тебя копал?

— А потому! — заорал Клям, пытаясь стряхнуть с себя Нусю и в то же время не выпустить Аркашу. — Потому!

— Так, придержи лошадей! — скомандовал лорд Энтони, подходя к Аркаше с другой стороны и строго глядя на бывшего стража идола. — Давай разберемся по порядку. Он от нас никуда теперь не уйдет, и помощи ему ждать неоткуда, так что нечего и спешить. Ну! — прикрикнул он, видя, что Клям не желает прерывать начатую уже процедуру удушения главного жреца. — Оставь его, тебе говорят!

Видя, что сэр Макдональд настроен решительно, Клям нехотя выпустил жреца и, отмахнувшись от надоедливой Нуси, подошел к дивану и упал на него. Аркаша, получив возможность нормально дышать, свалился в свое кресло. Нуся осталась стоять рядом с главным жрецом мимо-помо, а лорд Энтони бесцеремонно уселся на письменный стол, заваленный книгами и бумагами, и принялся рыться в записях жреца, время от времени поглядывая на Кляма в ожидании объяснений.

Клям, сосредоточившись, заговорил:

— Этот гад давно под нашу семью роет. В чем тут причина — я и сам не знаю, клянусь! Отца довел до нервного срыва, потом за меня взялся…

— Но он чего-то от вас требует, или нет? — спросил лорд Энтони, выуживая из кипы бумаг стандартный галактический бланк договора купли-продажи и внимательно всматриваясь в него.

— Ха! Хочет, чтобы мы продали ему наши родовые земли! — язвительно воскликнул Клям, хлопая кулаком по дивану. — Нет, ты скажи, козел пузатый, зачем тебе наши угодья? А?

— Да низачем, — простонал Аркаша, но что-то при этом мелькнуло в глубине его глаз… что-то, сильно насторожившее сэра Макдональда. — Просто твой отец оскорбил меня, публично оскорбил, когда ты еще сопливым мальчишкой был… ну, я и решил отомстить ему. А ты же сам знаешь — нет земель, нет и родового имени.

— Так, — произнес Клям таким тоном, что не только главный жрец, но и Нуся с лордом Энтони вздрогнули. — Значит, решил лишить нас имени? Если бы меня казнили… но у меня два младших брата! Ты и их задумал извести, тварь? Ну, я тебя…

Клям внезапно вскочил и одним прыжком очутился возле Аркаши. Ни сэр Макдональд, ни Нуся не успели ему помешать. Взбешенный бывший страж вцепился в оранжевую щетку и рванул ее изо всех сил. Аркаша заорал на всю Галактику, Нуся с криком бросилась оттаскивать Кляма от жреца, а лорд Энтони предпочел позицию стороннего наблюдателя. Дело в том, что бланк договора, который он держал в руке, был заполнен на двух языках — местном и общегалактическом, и то, что прочитал там лорд, очень ему не понравилось. Но до поры до времени он решил промолчать, тем более что еще не окончательно пришел в себя после вчерашних возлияний. Он сложил лист в несколько раз и сунул его во внутренний карман куртки. Аркаша, потрясенный до глубины души, вовсе не обращал внимания на чужака. Его заботили свои, местные бандиты.

Клям, глубоко вздохнув, вернулся на диван, по дороге бросив на пол здоровенный клок жестких оранжевых волос. Главный жрец, проведя рукой по поредевшей щетке, залился слезами. Но ему не удалось вызвать сочувствие в зрителях.

Пока Клям восстанавливал душевное равновесие, поедая сахар из сахарницы, лорд Энтони решил, что пришла пора развеять некоторые его недоумения. Он небрежно ткнул главного жреца носком ботинка и спросил:

— Скажи-ка, любезный, а кто вообще придумал такую мерзость — совать людей в огонь? Пусть даже и в тесте?

— Это традиция предков, — важно ответил Аркаша. — Всегда так было.

— И всегда начинка исчезала? — поинтересовался лорд Энтони.

Жрец смутился. Ответ был с очевидностью написан на его физиономии. Он только пробормотал:

— Откуда вы узнали? Это одна из самых охраняемых тайн…

— Так, хорошо, — продолжил сэр Макдональд. — Я вот чего еще не могу понять. У вас тут так замечательно организованы войны между племенами… я бы даже назвал это «мирными войнами». Набили друг другу морду — и все дела. И на таком благостном фоне — вы вдруг казните провинившихся стражей идола, по-настоящему убиваете людей! Бросаете их в огонь! Скармливаете рыбкам-фигуньям!

— Да никого мы не убиваем по-настоящему! — внезапно взорвался Аркаша. Видно, давно уже наболело у него на душе… — Убьешь тут, как же! Ни одного ружья на всей планете! — Аркаша вдруг заскулил, как побитая собака. — Всё куда-то исчезает, как эта чертова начинка из жертвенных пирогов! Всё исчезает, все исчезают! Бросишь эту сволочь рыбам в бассейн — на лету пропадет! Хоть сам удавись вместо них!

— Ну и удавился бы! — нервно выкрикнул Клям.

— Куда исчезают? Кто исчезает? — спросил лорд Энтони, чувствуя, как черепицы его личной крыши начинают потрескивать и стремительно расползаться в разные стороны. Эдак он с Храпуньи попадет не куда-нибудь, а прямиком в психушку! Созвездие Хрю? Да, Хрю что надо!

— Врет он все! — продолжал заедаться Клям. — Врет!

— А ты пойди, пойди, посмотри в эту хренову казнильную яму! — взвился главный жрец мимо-помо. — Если ты там хоть одну косточку найдешь, я сам туда прыгну! Вниз головой!

— Договорились! — воскликнула Нуся, до сих пор молчавшая. — Пошли!

И они, гурьбой выкатившись из кабинета Аркаши, куда-то помчались по коридорам Хранилища идола. Лорд Энтони тащился в кильватере, окончательно перестав что-либо соображать. Только и понял, что Нуся почему-то позволила оставить клетки с пушистыми зверьками в кабинете Аркаши, и тащить на этот раз ничего не приходится.

Он думал, что все-таки надо было ему опохмелиться. Тогда и голова начала бы работать в обычном режиме. А то всё какие-то сбои…

Глава тридцать четвертая

Наконец они очутились на свежем воздухе, и лорду Энтони сразу полегчало. Он огляделся. За его спиной высилось мрачноватое здание — Хранилище идола Ого. Да, подумал лорд, теперь оно опустело навсегда… и это хорошо. Исчез повод к постоянным конфликтам между двумя племенами, жрецам придется заняться честным производительным трудом…

— Сюда, Тони! — окликнула его Нуся.

Спохватившись, сэр Макдональд присоединился к компании, уже сбросившей с каменного колодца тяжелую чугунную крышку. Клям, перевесившись через край, всматривался в глубину колодца, но там было слишком темно. Лорд Энтони тоже стал смотреть вниз, напрягая зрение. Бывший страж идола вдруг воскликнул:

— Там точно что-то белеет! Это кости!

— Кости, да не человеческие, — возразил главный жрец Аркаша. — Туда в прошлом году храмовая курица свалилась!

Нуся и лорд Энтони не могли послужить арбитрами в споре. Что-то белеется — да, согласны. Но что? И если даже кости — то чьи?

— Бинокль, милорд, — внезапно раздался над самым ухом сэра Макдональда вежливый баритон Лорримэра. От неожиданности лорд Энтони чуть не свалился в казнильный колодец.

— Черт побери, Лорримэр! — рявкнул он, оборачиваясь и забирая из рук дворецкого мощный морской бинокль. — Что за идиотская привычка — подкрадываться, как привидение!

При слове «привидение» Клям вздрогнул и уставился на главного жреца мимо-помо. Но мысль, мелькнувшая у бывшего стража, была оставлена про запас. А в данный момент Клям имел сильное желание разобраться с костями на дне казнильного колодца.

— Куриные, — твердо заявил лорд Энтони, наведя бинокль на дно колодца.

Клям выхватил у него бинокль и тоже вперил горящий взор в его окуляры. Но, увы, бывший страж был вынужден согласиться с сэром Макдональдом. Косточки, валявшиеся на дне казнильного колодца, на человеческие уж никак не тянули.

Похоже было на то, что Аркаша сказал правду. Жертвы колодца исчезали точно так же, как исчезала начинка жертвенного пирога. То есть с ведома и по повелению биокибера… то бишь идола Ого.

— Ну что ж, — подвел итог данной части событий лорд Энтони, — значит, все в порядке. Идол теперь никому в особенности не принадлежит, так что…

— Как это — никому не принадлежит? — заорал главный жрец мимо-помо. — Где он? Куда вы его подевали, гады?!!

— Никуда, — пожал плечами сэр Макдональд, весело глядя на слегка пощипанного Аркашу. — Отпустили на волю, так сказать. В прерии. В пампасы. Где сам остановится — туда и вам придется идти со своими проблемами. А кстати, — сообразил вдруг лорд Энтони, — неужели он выполнял желания только того племени, которое им владело в данный момент?

— Нет, конечно, — смутился главный жрец. — Вообще-то он всегда старался все желания выполнить… ну, просто племя, у которого находился пульт, как бы становилось первым в очереди, понимаете?

Лорд Энтони ничуть не удивился тому, что главный жрец знаком с тайной подлинного идола и не обольщался насчет того, чем является пульт управления биокибером. Что ж, он ведь человек образованный, этот Аркаша…

— Теперь все будут в одинаковом положении, — усмехнулся лорд. — Изначально, так сказать, равны в ожиданиях. Никаких преимуществ в зависимости от территориального расположения Ого. Ну, мне кажется, здесь у нас больше никаких дел нет, мы можем отправляться в поселок…

— Нет, погоди! — грозно воскликнул бывший страж идола Клям. — У меня к этому гаду еще один вопрос. — Зеленая щетка волос угрожающе качнулась. — Ты, пузатый! Отвечай, что за твари появлялись во время грозы и нападали на стражей? Ну! Быстро!

Главный жрец Аркаша заюлил, его заплывшие глазки забегали, — отвечать местному заводиле явно не хотелось. Это вызвало у лорда Энтони новый приступ любопытства. Он строго уставился на Аркашу и спросил:

— Так в чем дело?

В это время из-за здания Хранилища выбежал парнишка в меховой накидке и юбочке из перьев и, не обращая внимания на посторонних, бросился к главному жрецу. Вцепившись в толстенькую руку Аркаши, парнишка привстал на цыпочки и начал что-то быстро и громко шептать в ухо главному жрецу. Аркаша побледнел и, запинаясь, пробормотал что-то на местном языке. Лорд Энтони с вопрошающим видом оглянулся на Кляма. Но ответила ему Нуся, поскольку Клям почему-то ужасно развеселился и просто-таки давился смехом. Впрочем, Нуся тоже сначала расхохоталась от души, и лишь потом заговорила:

— Мальчик нашел тех жрецов, что прилипли к постаменту. Говорит, что пока удалось отодрать от общей кучи только одного, но он ничего объяснить не может, слишком потрясен.

— Вот оно что, — усмехнулся лорд Энтони и достал из-за пояса черный «револьвер» ноксов. — Эй, Аркаша! — окликнул он главного жреца. — Посмотри-ка вот на эту вещицу!

Пощипанный толстячок растерянно уставился на «револьвер».

— Стоит мне нажать на курок, и ты тоже прилипнешь к ближайшему неподвижному предмету, — пояснил лорд Энтони. — А тут ближе всего казнильный колодец, между прочим. Хочешь?

Конечно, сэр Макдональд блефовал. Он понятия не имел, как именно в следующий раз сработает оружие ноксов. Но ведь главный жрец знать этого не мог!

— Не надо! — испуганно взвизгнул Аркаша. — Чего вы хотите?

— Объяснений. Насчет призраков во время грозы, — ответил лорд Энтони.

— Я все вам покажу! — заскулил главный жрец. — Все покажу, все расскажу! Не надо меня приклеивать!

— Ладно, — согласился лорд Энтони, снова засовывая «револьвер» за пояс. — Итак?..

— Это там, — махнул рукой Аркаша, показывая на здание Хранилища. — Рядом с моим кабинетом… пойдемте! Сами увидите!

Они вернулись в апартаменты главного жреца мимо-помо, причем Клям держался рядом с Аркашей, как будто боялся, что тот может улизнуть. Когда они снова очутились в роскошном кабинете, главный жрец подошел к одному из солидных книжных шкафов и распахнул застекленные дверцы.

— Здесь, — хмуро сказал он и толкнул среднюю полку.

Книги уехали вглубь и вправо, и за ними открылось просторное помещение, освещенное… ну конечно же, столь дорогими сердцу лорда Энтони стеклянными электрическими лампочками! Лорд жалобно вздохнул. Ему так хотелось завладеть этими сокровищами!..

Но пришлось заниматься совершенно другим делом.

Нуся, прежде чем нырнуть вслед за всеми в книжный шкаф, проверила сохранность своих белых пушистых драгоценностей и что-то ласково наказала им. Кролики, похоже, поняли девушку. Во всяком случае, они внимательно выслушали ее, насторожив длинные уши. И даже проводили свою владелицу взглядами розовых глаз.

Комната, в которой очутился отряд освободителей идола Ого, на первый взгляд казалась некоей смесью химической и физической лабораторий. Здесь имелись длинные столы, сплошь уставленные колбами, ретортами и химическими горелками, длинные стеллажи вдоль стен — на них красовались стеклянные емкости с препаратами, — и в то же время тут наблюдались такие предметы, как старенький осциллограф, небольшая лазерная пушечка, какие используются при исследовании свойств металлов, и…

— А это что такое? — лорд Энтони, тыча пальцем в дальний угол помещения. То, что стояло там, больше всего походило на транслятор изображений.

И это именно он и оказался.

У сэра Макдональда тут же возникла некая мысль, пробившаяся на поверхность ума несмотря на остатки похмельного синдрома. Он быстро подошел к транслятору и осмотрел его. Как он и предполагал, кристалл с записью был тут как тут. Лорд Энтони, недолго думая, включил транслятор и проверил, как он настроен. Ага, изображение передается куда-то наружу, довольно далеко…

— Клям! — окликнул лорд бедолагу. — Где у вас обычно находился пульт? Ну, то есть как бы идол. Где ты его охранял, далеко отсюда?

— Да вообще-то он здесь находился, в здании Хранилища, — ответил бывший страж. — Но по традиции в ночи полнолуния он должен был стоять на поляне… это к востоку отсюда. Там построена небольшая специальная беседка, чтобы все желающие могли подойти к Ого и поговорить с ним.

— Ага, вроде как исповедальня, — удовлетворенно кивнул лорд Энтони. — И именно оттуда его и похитили. Иди-ка сюда, посмотри!

Лорд нажал несколько кнопок, изменяя расстояние трансляции, и включил аппарат. В комнате-лаборатории тут же поплыли клубы то ли тумана, то ли дыма, а среди них начали извиваться темные фигуры… послышался вой ветра, визг неведомых зверей, стоны призраков…

Клям сначала вздрогнул, потом присмотрелся к призракам повнимательнее… а потом начал ругаться, на чем свет стоит.

— Ну, теперь понял? — перебил поток его излияний лорд Энтони. — Детский аттракцион! Самый обычный! Дом с привидениями! Такой в каждом парке есть. И чего же вы там перепугались? Никогда такого не видели, что ли?

— Ну, гроза все-таки была, — неловко переминаясь с ноги на ногу, пробормотал бедолага Клям.

— При чем тут гроза? — заорал сэр Макдональд, отчаявшийся что-либо понять. — При чем тут гроза, объяснит мне кто-нибудь?!

— Да, Тони, — услышал он спокойный голосок Нуси. Девушка подошла к лорду. — Это связано с нашими поверьями. Одно из них гласит, что время грозы из параллельных сфер на Храпунью являются голодные духи, пожирающие людей.

В глазах сэра Макдональда вспыхнул неподдельный интерес

— И давно существует это поверье?

Ответный огонь полыхнул в глазах девушки, и лорд Энтони все понял. Это поверье возникло именно тогда, когда жрецы двух племен начали продавать друг другу пульт управления биокибером Ого.

Глава тридцать пятая

Оставив главного жреца мимо-помо горевать над разбитыми надеждами, компания отправилась в пансион Нуси, не забыв, естественно, прихватить три клетки с ангорскими кроликами. Лорду Энтони показалось, что за прошедшие часы кролики подросли, и основательно: клетка оттягивала ему руку так, словно он нес трехпудовую штангу. Чтоб им пусто было, этим лопоухим, мысленно ругался сэр Макдональд… впрочем, вслух он предпочитал свои мысли не излагать — ведь Нуся могла бы здорово рассердиться…

По дороге девушка показала лорду Энтони лавку, где он мог бы купить лампочки накаливания, если у него еще не иссяк интерес к ним. Лорд заверил Нусю, что его интерес к лампочкам лишь разгорается с каждой минутой и что он готов скупить все их наличные запасы. Нуся хихикнула, но комментировать заявление сэра Макдональда не стала. Клям в разговоре не участвовал, он был до странности задумчив и печален. Лорд в общем догадывался, о чем может сейчас размышлять бедолага с изумрудной щеткой на голове, но мешать Кляму не считал допустимым.

Наконец клетки с ангорскими сокровищами были установлены на заднем дворе пансиона, и довольная донельзя хозяйка предложила мужчинам быстренько принять душ, переодеться и спуститься с столовую.

— Я вас угощу кое-чем сногсшибательным! — пообещала она.

Лорд Энтони слегка вздрогнул при этом словечке, но тут же сообразил, что Нуся, конечно, просто выразилась фигурально. Она вовсе не имела в виду, что упоит своих гостей до положения риз. Они еще от предыдущей-то пьянки не окончательно опомнились…

Лорд Энтони с Клямом поднялись в свою комнату, по очереди приняли душ и меньше чем через полчаса уже сидели за большим столом, а Нуся хлопотала вокруг них. Время было неурочное, другие постояльцы отсутствовали, и трое отважных подземных путешественников могли говорить о своих делах, не опасаясь посторонних ушей.

Нуся водрузила на стол перед мужчинами большое блюдо, на котором исходили паром куски душистого светлого мяса, перемешанные со стручками неизвестного лорду Энтони растения. Впрочем, из кого было приготовлено рагу, он тоже не знал. И потому, отведав немного и решив, что это очень вкусно, спросил хозяйку:

— Что это такое, Нуся?

— О! Это наш местный деликатес, — со сдержанной гордостью хорошей поварихи ответила девушка. — Мясо фиолетовой жабы с отварными стручками воинственной акации. За этими жабами охотники ходят далеко, почти к самому морю. Только там их можно поймать.

Кусок жабьего мяса встал у лорда Энтони поперек горла… Но, будучи человеком опытным, много путешествующим, лорд быстро взял себя в руки. Ну, подумаешь, жаба! Как будто он не ел лягушек! Вкусно ведь? Еще как!

— Фиолетовая? — сказал он. — Странно. Ни разу в жизни не видел жаб такого цвета. Они крупные, эти жабы?

— Да, почти с кавра ростом, — кинула Нуся. — И очень агрессивные.

— Наверное, именно поэтому их подают со стручками воинственной акации? — улыбнулся сэр Макдональд. — Кстати, почему она так называется?

— Потому что нападает на людей, — пожала плечами девушка.

— А!

Тут мысли лорда Энтони отвлеклись от кулинарных изысков, потому что слово «кавр» напомнило ему о замысле купить парочку-другую производителей и развести дома строптивых скакунов. Он стал расспрашивать Нусю о возможности такой покупки, и девушка с готовностью согласилась помочь. Вывоз кавров не запрещен, так почему бы лорду Энтони и не обзавестись собственным табуном? Правда, размножаются они далеко не так хорошо, как кролики, весело заметила Нуся.

— Да, кстати… хорошо, что ты напомнила, — сказал сэр Макдональд. — Я так понял, что у вас тут не налажено производство или хотя бы доставка нужных средств… В общем, я тебе пришлю ящик специальных контрацептивов для кроликов, — со смехом пообещал он. — Хотя, конечно, эту породу ничем особо не сдержишь.

— Контрацептивов для кро… — Нуся уставилась на сэра Макдональда, разинув рот. — Ты что, думаешь, я буду им надевать резинки?

— Да нет же, глупенькая! — расхохотался до слез лорд Энтони. — Это просто порошки. Будешь добавлять им в корм, чтобы не появлялось лишнего потомства. Ты что же, и не знала о таких вещах?

Нуся отчаянно покраснела.

— Ну, видишь ли, у нас на Храпунье… как бы это сказать… в общем, мы предпочитаем естественный ход вещей и событий.

— Ну и дураки, — пожал плечами лорд Энтони. — Если пустить дело на самотек, одних кошек столько разведется, что для них всей Галактики не хватит! Впрочем, это ваше дело. А препарат я тебе все-таки пришлю. На всякий случай.

Нуся все еще не могла справиться со смущением, и лорд Энтони повернулся к странно молчаливому Кляму, чтобы дать ей возможность прийти в себя. Но Клям жевал, уставившись в тарелку, и, похоже, ничего вокруг себя не замечал. Однако лорду Энтони все же нашлось, с кем поговорить.

— Звонок от леди Моники, милорд, — раздался за его спиной голос преданного дворецкого.

Подпрыгнув на стуле, лорд Энтони обернулся. Ну конечно же, чертов Лорримэр протягивал ему трубку космического телефона!

— Добрый день, мама, — сердито сказал в трубку лорд Энтони. — Не слишком ли часто ты звонишь?

— У нас тут вечер, — безмятежно сообщила леди Моника. — Но это неважно. Я просто беспокоюсь, не забыл ли ты о коньяке.

— Не забыл. Займусь им в ближайшие часы. Да, кстати, я нашел тут и еще кое-что интересное, — не удержался от хвастовства сэр Макдональд. — Это для нашей коллекции. Представь, на этой планете есть электрические лампочки накаливания! Стеклянные! С вольфрамовой нитью!

— Не может быть! — ахнула леди Моника. — И сколько они стоят?

— Э… не знаю, — замялся лорд Энтони. — Я еще не спрашивал. Подожди минутку. — Прикрыв трубку ладонью, он окликнул отважную хозяйку пансиона: — Нуся, почем тут у вас лампочки?

— Ты будешь платить галактическими кредитами?

— Само собой, у меня больше ничего нет.

— Тогда на один кредит — ящик.

Недоверчиво вытаращив глаза, лорд Энтони все же уточнил:

— А… и сколько штук в ящике?

— Сотня, — улыбнулась Нуся и отправилась на кухню за десертом.

— Мама, — осторожно сказал лорд Энтони в трубку, — похоже, их тут раздают даром. То есть я хочу сказать — по центу за штуку.

— Не может быть! — повторила леди Моника. — Тогда бери побольше! И никому ни слова, мальчик! Иначе мы обрушим рынок!

— Да уж, не маленький, понимаю, — фыркнул сэр Макдональд. — И еще… — он хихикнул. — Еще я привезу необычных скакунов. Думаю, три-четыре пары производителей. Распорядись там в конюшнях, чтобы для них приготовили отдельные денники, немного просторнее, чем для лошадей.

— Насколько просторнее? — деловито спросила леди Моника.

— Ну, в полтора раза.

— Хорошо. Но у меня кончаются хозяйственные деньги, так что позаботься о переводе на счет.

— Мама! Куда ты их деваешь?

— Бросаю на ветер! — отрезала леди Моника, и на этот раз в порядке исключения сама прервала разговор.

Пришлось лорду Энтони браться за наручный комп и связываться с Общегалактическим банком.


После обеда лорд Энтони и бедолага Клям уселись в низкие кресла на веранде с задней стороны дома, чтобы подумать, как быть дальше. Сэр Макдональд курил, задумчиво наблюдая за голубовато-сизыми струйками и кольцами дыма, а Клям по-прежнему уныло молчал. Наконец, уловив косой взгляд лорда Энтони, он сказал:

— Ну, теперь я могу без опаски вернуться в свой дом… да, соберу вещички и отправлюсь в новое путешествие.

— Не иначе как завоевывать ту дуру, леди Катю? — язвительно поинтересовался лорд Энтони.

Клям вспыхнул.

— Знаешь что, Тони… не лез бы ты в мои личные дела! За помощь тебе спасибо, а в остальном…

— За помощь тебе не меня благодарить надо, а Нусю, — поправил его сэр Макдональд. — Ну, если ты дурак, так это надолго.

Клям набычился и высокопарно заявил:

— Если леди Катя меня отвергнет, я отправлюсь на другой конец Галактики… наймусь в телохранители, а то и вообще уйду в звездные рейнджеры… я никогда больше не появлюсь в этих краях!

— Стоп! — воскликнул лорд Энтони, ошеломленный догадкой. — Клям, отвечай честно: ты уже думал об этом?

— О чем? — не понял несчастный Клям.

— О том, чтобы отправиться хрен знает куда, в Безумные Миры или еще похуже! — заорал сэр Макдональд. — Ты думал об этом прежде?!

Клям явно растерялся.

— А… а в чем дело? — неуверенно спросил он. — Ну, если и думал… не помню, честно говоря. Скорее да, чем нет. А чего ты вдруг…

— Идол Ого хотел выполнить твое заветное желание! — рявкнул лорд Энтони. — Понял, дубина? И, видно, уж очень сильно ты рвался «куда-нибудь» с этой нищей никудышной планетки, раз он позволил ради этого украсть пульт! Но Нуся-то не хотела, чтобы тебя совали в пирог! И в результате ты сумел сбежать. С одной стороны, оказался в далеких краях, с другой — все-таки вернулся обратно. Оба желания осуществились. Ай да Ого!

— Я все равно уеду, — хмуро сказал бедолага Клям.

— Ну и катись, — согласился сэр Макдональд. — Но сначала сделай мне одно небольшое одолжение. Покажи свои фамильные земли, а?

Глава тридцать шестая

Бедолага Клям даже не стал спрашивать, зачем лорду Энтони понадобилось видеть его угодья. Тем более что там и смотреть-то было не на что. Это просто так говорилось — «фамильные земли». Каждая знатная семья племени мимо-помо владела огромным участком пустошей. Никто их не обрабатывал, ничего толкового там не росло, просто не имея собственной земли нельзя было сохранить родовое имя.

Спросив, далеко ли находится участок, и получив ответ, что до него можно за полчаса дойти пешком, лорд Энтони решил, что именно пешком они с Клямом и пойдут. Ему совсем не хотелось взбираться сейчас на спину одногорбого кавра. Он пока что чувствовал себя не слишком уверенно.

Они вышли из пансиона и неторопливо зашагали по улице поселка. Время было послеполуденное, звезда Хромосома понемногу начинала клониться к закату. На улицах не было ни души. Несколько удивленный безлюдностью окружавшего его мира, лорд Энтони спросил:

— А где вообще народ?

— Народ? — переспросил бедолага Клям, выныривая из пучин собственных страданий. — Народ спит, наверное.

— Днем? — не поверил сэр Макдональд.

— Ну да, ночью-то большинство делом занято, — безразлично ответил бывший страж биокибера Ого.

Лорд Энтони озадаченно замолчал и довольно долго перебирал в уме варианты ночных занятий. Ну, первым, само собой, идет на мысли понятно что. Но вряд ли Клям имел в виду занятия любовью. А что еще делают по ночам добропорядочные граждане? Или не очень добропорядочные? Живи они в густонаселенных местах, они могли бы, например, грабить поздних прохожих, добывая себе средства на пропитание. Но тут грабить некого…

— Клям, а как вы тут вообще живете? — поинтересовался сэр Макдональд. — То есть я хочу сказать, чем занимаетесь? Как зарабатываете на жизнь?

— А… — мутный взгляд бедолаги Кляма прояснился. — Ну да, ты же не здешний… Мы продаем мясо и шкуры кавров — это раз. Их покупают несколько звездных систем. И еще мы добываем носорожий корень. Он очень высоко ценится во многих местах, из него готовят любовное снадобье. Говорят, если хочешь кого-то навеки привязать к себе, надо добавить ему в питье четверть унции такого снадобья. — Глаза Кляма нехорошо блеснули.

— Опа! — воскликнул лорд Энтони. — Понял! Ты рассчитываешь одурачить леди Катю? Ну, милый друг, сомневаюсь, чтобы на такую особу могло подействовать какое-то приворотное зелье. А кстати, что это за носорожий корень? Это растение?

— Да, он растет там, на севере, — Клям неопределенно взмахнул рукой. — Далековато. И выкапывать его можно только после полуночи.

— А почему вы его не разведете в своих огородах? — удивился лорд Энтони.

— Он не выносит близости множества людей, — пояснил Клям. — Сразу чахнет.

— Ну и ну… — покачал головой сэр Макдональд. — Никогда о таких растениях не слышал. Неужели никак нельзя его приручить?

— Вроде бы можно, — с сомнением в голосе ответил бедолага, качнув зеленой щеткой. — Слышал я от старых людей, что носорожий корень…

Клям внезапно остановился и вытаращил глаза, глядя на лорда Энтони.

— В чем дело? — нейтральным тоном произнес сэр Макдональд.

— Кролики! — хрипло выкрикнул Клям. — Кролики! Черт побери, да Нуся теперь миллиардершей станет! Если эти лопоухие не сдохнут, конечно!

— Ты можешь объяснить, в чем дело? — рассердился лорд Энтони. — Кролики, носороги, Нуся… Ты, похоже, окончательно утратил способность к логическому мышлению! Пьяница чертов!

— Сам такой, — огрызнулся Клям. — Носорожий корень может расти возле человеческих домов, если рядом поставить клетки с ангорскими кроликами! Так говорят знатоки.

— О! — обрадовался лорд. — Это здорово! Тогда Нусе и в самом деле повезло! Ну, она отличная девочка, она достойна лучшей жизни! Да, это замечательно!

Они пошли дальше, в сторону гор, каждый на свой лад обдумывая новый поворот событий. Впрочем, мысли Кляма вскоре снова вернулись к далекой и незабвенной леди Кате, женщине его мечты…

Вскоре гладкая, как тарелка, равнина изменилась. Под ногами путников то и дело вспухали кочки, горбатились кучи камней… в рытвинах между ними скопилась зеленая тухлая вода, и лорд Энтони брезгливо обходил вонючие лужи.

— Ну и местечко! — не выдержал он наконец. — Почему здесь такой странный рельеф?

— Ну, горы-то не так уж и далеко, — пожал плечами бедолага Клям.

— При чем тут горы?

— Здесь в древности проходили потоки лавы, — пояснил Клям. — Вот потому земля кое-где такая неровная. Нашей семье, как видишь, достался самый паршивый участок. Но это неважно, у нас имеет значение не качество земли, а размеры владений. А у моего отца — самые большие угодья среди мимо-помо! — с гордостью закончил свою речь Клям.

— Так-так, — пробормотал лорд Энтони, ощупывая тот карман куртки, в котором лежал украденный в кабинете Аркаши договор купли-продажи. — Значит, лава… вулканические выбросы… Это интересно!

— Чего тут интересного-то? — не понял Клям.

— Ну, мало ли что… — неопределенно ответил сэр Макдональд, проявляя вроде бы ничем не обоснованное внимание к ближайшей куче камней. — И главный жрец пытался отобрать ваши земли, так?

— Ой, всю плешь отцу переел! — взорвался бедолага. — Продай да продай! Чего только не обещал взамен! Тысячу акров собственных земель взамен! Две тысячи!

— А ты не подумал о том, что у Аркаши могли быть к тому причины? — осторожно спросил лорд Энтони.

— Да какие тут могут быть причины? — зло выкрикнул Клям. — Поссорился с отцом, вот и все!

— Но он ведь предлагал взамен другие земли, — напомнил лорд Энтони.

— Ага, предлагал, да только они ему-то не принадлежат, он не может ими распоряжаться! Нашел дураков, черт бы его побрал! Это земли нейтральные! На них пока заявку оформишь — сдохнешь от старости! И внуки твои сдохнут! Он, правда, врал, что сделает все в момент… ну, кто же ему поверит?

— Да я вовсе не считаю, что вы должны были продать ему земли, — негромко произнес лорд Энтони, приседая на корточки и рассматривая какой-то слоистый камешек, похожий на сланц. — Но почему вы не подумали о другом?

— О чем это? — подозрительно спросил бедолага Клям.

— Ну, например, о том, что Аркаша нашел тут что-то… что-то очень интересное. А?

— Да чего тут может быть интересного? — растерялся Клям.

— А вот это, например.

Сэр Макдональд поднял камешек и протянул его Кляму. Клям взял плоский обломок и тупо уставился на него. Ясно было, что бедолага не видит в камне ровно ничего интересного.

— А как тебе вот это? — продолжил лорд Энтони, извлекая из внутреннего кармана договор и разворачивая его. — Прочти-ка!

Бросив камень, Клям взял бумагу и принялся читать. Лорд Энтони весело наблюдал за бывшим стражем. По мере прочтения выражение лица Кляма менялось. Оно бледнело и вытягивалось, и лорд Энтони подумал, что если процесс не остановить, Клям, пожалуй, стукнется подбородком об землю.

— Он не подписан, как видишь, — сказал сэр Макдональд.

Клям вздрогнул и перевернул лист. И в самом деле, подписей под заполненным бланком договора купли-продажи не было. Клям облегченно вздохнул.

— Теперь понял? — усмехнулся лорд Энтони. — Аркаша затеял продать ваши фамильные угодья самой знаменитой в наших краях косметической фирме! Не думаешь же ты, что фирма станет бросать деньги коту под хвост? Наверняка тут уже побывали их горные инженеры, втихомолку все проверили… эй, очнись!

Клям снова вздрогнул.

— Тони, — пробормотал он, — я вообще-то слыхал об этом ношпите… только я что-то не врубаюсь…

Лорд Энтони поднял брошенный Клямом слоистый камешек.

— Вот он, этот самый ношпит, милый Клям! — торжественно произнес сэр Макдональд. — Редчайший природный сплав шестнадцати металлов! Он рождается только в недрах вулканов, да и то не часто!

— А… а зачем он косметологам?

Лорд Энтони расхохотался.

— Представь, из него делают чрезвычайно эффективный препарат от прыщей! Юноши и девицы в переходном возрасте рвут его с руками за любые деньги! За килограмм этого чудодейственного сплава ты можешь купить небольшую планету, пригодную для жизни. Правда, без полезных ископаемых. Но с приличным климатом. Клям, поздравляю тебя! Ты теперь богат, как Крез!


На обратном пути к поселку мимо-помо Клям вел себя, как и положено человеку, на которого свалилось неожиданное и безразмерное состояние. Он то подпрыгивал, как щенок, то начинал пританцовывать на ходу, то яростно жестикулировал в ответ на какие-то свои мысли… и наконец выпалил:

— Разграбят!

— Почему же? — удивился лорд Энтони. — Права собственника защищены законами во всей Галактике. И законы эти суровы, как ты и сам хорошо знаешь.

— Я не о том, — отмахнулся Клям. — Кто смотреть-то будет за делом? Я же уезжать собрался!

— Но у тебя есть отец и двое младших братьев! — недоуменно воскликнул сэр Макдональд.

— Они в делах ничего не смыслят. Спустят все по дешевке, — отрезал Клям, и зеленая щетка его волос воинственно встопорщилась.

— Ну, тогда, например, ты мог бы оставить Нусе доверенность на управление разработками, — предположил лорд Энтони. — Уж она-то девушка сообразительная.

— Как же, станет она возиться с этим железным дерьмом! — фыркнул Клям. — У нее теперь кролики есть, живые, ангорские! Еще неизвестно, что дороже выйдет… а уж с носорожьим-то корнем в паре… нет, кролики пожалуй этот самый ношпит перетянут.

— Ну, деньги твои — тебе и решать! — пожал плечами сэр Макдональд.

— Уже решил, — мрачно произнес Клям. — Никуда я не поеду. Черт с ней, с леди Катей. Семейное состояние дороже.

Лорд Энтони сдержанно улыбнулся. Если Клям и Нуся станут самыми богатыми людьми на этой планете — их сближение неизбежно… И он искренне порадовался за милую отважную девушку. И пожелал ей счастья.

Глава тридцать седьмая

Лорд Энтони провел на планете Храпунье еще несколько дней. С одной стороны, у него, конечно, были здесь дела. Но с другой — ему просто не хотелось улетать отсюда. Ему нравились неприхотливые и веселые мимо-помо, ему нравилась милая Нуся, и даже Клям с его невероятной изумрудно-зеленой щеткой на голове нравился сэру Макдональду. И потому он не спешил, договариваясь с внезапно осиротевшими жрецами о покупке десяти или более бочек старого коньяка. Он не спешил, выбирая четыре пары производителей кавров. И он пока что даже близко не подходил к лавке, в которой продавались драгоценные электрические лампочки с самой настоящей вольфрамовой нитью. Успеется, думал он, надо сначала отдохнуть после всех этих дурацких приключений.

Лорримэр, к счастью, снова куда-то запропастился, и никто не надоедал лорду Энтони излишней опекой. Лорд гулял по поселку, потом снова возвращался в пансион Нуси и отправлялся на задний двор, чтобы понаблюдать за тем, как обживаются на новом месте пушистые ангорские кролики. Зверьки явно чувствовали себя отлично. Они без передышки грызли овощи и траву, перемалывая их крепкими зубами, и, соответственно, без передышки гадили. Нуся приставила к кроликам нескольких своих юных родичей, и те неустанно чистили клетки и доставляли обжорам еду и свежую воду. Лорд Энтони, глядя на кроликов, только головой качал. И зачем милой Нусе такие хлопоты? Лучше бы она побольше времени тратила на завоевание Кляма! Ведь его денег теперь с избытком хватит на две семьи… Однако Нуся обладала слишком независимым характером и хотела иметь собственное состояние.

Потом Нуся горделиво сообщила лорду Энтони, что следующей ночью ей должны доставить несколько кустов носорожьего корня. Их следует высадить за кроличьими клетками, в тени, и ямки под них уже готовы. Конечно, процедура пересадки — очень сложная, но Нуся надеется, что все пройдет благополучно и носорожьи корни приживутся рядом с ушастыми ангорскими сокровищами.

— Сложная процедура? — переспросил лорд Энтони, не поняв, что, собственно, имела в виду девушка.

— Ну, это ведь не простое растение, а обладающее особой силой, — пояснила милая Нуся. — Одно дело — выкопать его для продажи, и совсем другое — пересадить на новое место. Наш колдун немалые денежки запросил за то, чтобы поворожить над ними!

— Колдун? — вздернул брови лорд Энтони. — Не кто-нибудь из жрецов?

— Жрецам такое не по зубам, — засмеялась Нуся. — Не их профиль. Если хочешь — можешь посмотреть, как все это будет происходить. Только издали, осторожно, чтобы корни тебя не заметили.

— Корни?..

Вот так дела, подумал сэр Макдональд, тут еще и корни с глазами водятся! Ну до чего же интересной оказалась планета Храпунья! А ведь на первый взгляд — серость серостью! Конечно же, лорд не собирался пропускать такое событие, как пересадка носорожьего корня. Надо было только заранее присмотреть местечко для наблюдений — такое, где корни не смогли бы его засечь. Да…

Он отправился на задний двор пансиона. Действительно, за кроличьими клетками он обнаружил два ряда ямок — по пять штук в ряду. Ямки были словно просверлены в рыхлой влажной почве: их диаметр не превышал трех дюймов, зато в глубину они уходили на добрых полтора фута. Надо сказать, что у лорда Энтони возникла еще одна идея, о которой он предпочел не рассказывать пока что Нусе. Дело в том, что в его необъятном фамильном парке несколько гектаров было отведено под коллекцию экзотических растений, привезенных из разных уголков Галактики. И… и почему бы не добавить к ним носорожий корень из созвездия Хрю, если удастся?

Сориентировавшись на местности, лорд Энтони решил, что удобнее всего будет вести наблюдение прямо из пансиона, из холла второго этажа. Ямки для носорожьего корня располагались как раз между домом и кроличьими клетками, так что обзору ничто не помешало бы. Лорд поднялся наверх и проверил, хорошо ли открывается окно. С окном все было в порядке. Оставалось лишь дождаться ночи великого торжества.

Лорд Энтони посвятил этот и следующий день Кляму, помогая бедолаге освоить замысловатые юридические термины «Кодекса Владельца Залежей Полезных Ископаемых». Сам сэр Макдональд знал Кодекс чуть ли не наизусть, поскольку в его владениях было немало планет, битком набитых разными нужными для жизни элементами. Но для Кляма все это звучало грамотой ноксов. Однако парень он был неглупый, упрямый и усидчивый, так что к вечеру второго дня он уже более или менее ориентировался во всей этой путанице. Клям почему-то продолжал жить в пансионе Нуси, хотя и занимал теперь отдельную комнату, освободив лорда Энтони от своего присутствия. Лорд не задавал вопросов, считая, что каждый волен поступать, как ему вздумается. Мало ли какие могли тут быть причины? Например, родственники Кляма до сих пор не простили ему бегства с Храпуньи… или еще что-нибудь. В каждой семье свои тайны. Кстати, Нуся закрыла пансион для посторонних, и теперь у нее было всего два постояльца — сэр Макдональд и бедолага Клям.

И вот наконец настала ночь пересадки носорожьего корня.

Уже с вечера Нуся так волновалась, что во время ужина подала на стол пересоленный салат из грустных хризантем (местный деликатес) и недожаренных утят с соусом из кислой сливы. Но мужчины, будучи истинными джентльменами, съели все до крошки, не упрекнув хозяйку ни словом, ни взглядом. Колдун должен был прийти ровно в полночь, а добытчики носорожьего корня обещали явиться к половине первого. Предполагалось, что процедура посадки займет немного времени, около сорока минут, — но, насколько понял лорд Энтони, этим минутам предстояло стать весьма напряженными. Только он не понял, почему. Нуся и Клям говорили сплошными недомолвками, на вопросы лорда не отвечали, и вообще старались поменьше говорить о ночном действе. Клям-то чего волнуется, удивлялся сэр Макдональд, не его же садик расширяется! Впрочем, он и сам заразился общим настроением.

Незадолго до полуночи Нуся прогнала мужиков, велев им сидеть где-нибудь и не высовываться. Лорд Энтони тут же отправился в холл второго этажа и распахнул окно во всю ширь. Удобно усевшись на подоконнике, он стал ждать. Где приютился Клям, он не знал, да его это и не слишком интересовало.

Ровно в полночь в саду послышался звон маленьких бубенчиков. Из-за клеток вынырнул маленький старикашка, одетый в некое подобие дамской ночной рубашки с кружевами. К подолу рубашки были пришиты бубенчики, чей тихий нежный звон и донесся до преисполненного ожиданий сэра Макдональда. На голове старикашки красовалась соломенная шляпка с узкими, загнутыми вверх полями. Шляпку украшал здоровенный пучок петушиных перьев. В руках колдун держал небольшой барабан и лопатку вроде саперной.

Навстречу колдуну из дома вышла Нуся. Увидев девушку, лорд ахнул. Видимо, именно ритуал посадки носорожьего корня требовал, чтобы хозяйка земли, в которую погрузят чудо-растение, выглядела таким образом. На Нусе, собственно говоря, почти ничего и не было. Ведь нельзя же назвать одеждой крошечное бикини… Но лорду Энтони весьма понравился этот, условно говоря, наряд. Фигурка у Нуси оказалась что надо.

Потом издали донесся призывный клич, и колдун ответил на него грохотом барабана, по которому он колотил лопаткой. Нуся затянула однообразную песню без слов. Добытчики носорожьего корня приближались…

Это оказались два коренастые, мускулистые мимо-помо, одетые в классический камуфляж. Каждый из них с явным трудом тащил огромную корзину, закрытую сверху грязным полотном и обмотанную веревками. Под неумолчный стук барабана добытчики поставили корзины рядом с загодя приготовленными ямками и выпрямились, глядя на колдуна.

Местная луна светила вовсю, в руках у Нуси вдруг появился отличный большой фонарь, так что рассмотреть место событий труда не составляло. И лорд Энтони смотрел, стараясь не упустить ни малейшей подробности.

Колдун дал команду, и добытчики, выхватив острые длинные ножи, одним взмахом перерезали опутывавшие корзины веревки. Потом осторожно подняли грязные лоскуты. Нуся подошла вплотную к корзинам и что-то тихо сказала. Похоже, девушка обращалась к растениям… Лорду Энтони стало смешно. Ну что за детские игры, подумал он, простая пересадка с места на место какого-то куста, — и столько таинственности!

Добытчики наклонились к корзинам и разом достали из них по… Лорд Энтони изумленно уставился на длинные черные корнеплоды с пышной, не успевшей увять ботвой.

Черт побери, да это же обыкновенный скорцер! Чернокорень, так еще его называют. Только очень крупный, сантиметров тридцать в длину… Но это же почти сорняк, вроде земляной груши. Если за ним не присматривать — все вокруг заполонит! И чего они так с ним носятся? Приворотное зелье? Чушь! Скорцер — это морковка, только не оранжевая, а черная снаружи, белая внутри!

Две черные морковки были торжественно опущены в ямки, засыпаны землей и тщательно притоптаны. Барабан гремел, Нуся продолжала петь. Настал черед второй пары морковок, потом третьей, четвертой… Лорд Энтони едва сдерживал смех. Скорцер! Носорожий корень! Экзотическое растение! Да это экзотическое растение его садовники выпалывают почем зря, а здешние глупыши считают его чуть ли не волшебным жень-шенем!

Но тут…

— Опа! — невольно вскрикнул лорд Энтони, когда одна из черных морковок вдруг вывернулась из рук добытчика и запрыгала к забору, энергично размахивая ботвой. При этом морковка еще и визжала на невероятно высокой заливистой ноте. Лорд Энтони, едва не свалившись с подоконника во двор, во все глаза таращился на носорожий корень, явно намылившийся удрать. Чем-то ему не по нраву пришлась пересадка.

Добытчик, упустивший морковку, ринулся на перехват. Второй поспешил сунуть в ямку свой корень, быстро засыпал его землей, притоптал — и помчался на помощь коллеге. Колдун яростно лупил в барабан, не сходя с места. Но Нуся, не прерывая пения, рванула за удиравшим носорожьим корнем, как спринтер. Да, подумал сэр Макдональд, эта милая девочка своего не упустит. Ни при каких условиях.

Беглянку перехватили уже на заборе, когда черная морковка подпрыгнула и зацепилась ботвой за его верх. Схватка была короткой, но жаркой. Носорожий корень проявил воистину носорожье упорство и боевые качества, и первый добытчик, схвативший корень за хвост, с громким воплем отлетел в сторону, как будто его ударило током. А может, так оно и было. Лорд Энтони ничуть не удивился бы, если бы данная конкретная морковка умела стрелять электрическими разрядами.

Второй добытчик подоспел к месту битвы после Нуси. Отважная девушка, невзирая на грозящую ей опасность, вцепилась в носорожий корень и принялась изо всех сил тянуть его вниз, не прекращая при этом выкрикивать заклинания. Второй добытчик корней подпрыгнул и ухватил черную морковку за ботву. Та заверещала, как заяц, и свалилась на землю. Нуся и добытчик сначала крепко прижали ее к траве, а потом потащили к ямке. Колдун тоже зря времени не терял. Он скакал на месте, колотя в барабан, и вроде как ругался во весь голос на местном языке. Но, наверное, это все-таки были какие-то особые слова, чудодейственные, — потому что носорожий корень уже не пытался сопротивляться, когда его затолкали в ямку. Засыпав беглеца землей, и утоптав ее как следует, Нуся и добытчики выпрямились и облегченно вздохнули. Потом они взялись за руки и под грохот барабана исполнили какой-то экзотический танец. Зрелище было воистину изумительным. Два крепких мужика в защитных комбинезонах и почти обнаженная девушка, освещенная луной…

Но вот наконец колдун и добытчики носорожьего корня ушли, Нуся вернулась в дом, — но наотрез отказалась разговаривать с лордом Энтони, ожидавшим ее в нижнем холле. Она лишь устало махнула рукой и ушла в свою комнату. Что ж, лорд Энтони и не подумал обижаться. Он прекрасно понимал, что ночное действо потребовало от отважной Нуси полной отдачи сил. А вопросы можно будет задать и утром.


Спустившись к завтраку и поздоровавшись с Нусей, сэр Макдональд с удивлением отметил, что ни следа ночной усталости не было на свежем, радостном лице отважной девушки. Она порхала, как птичка, накрывая на стол, и весело болтала.

— Вот теперь, я думаю, все будет в порядке, — говорила она. — Носорожьи корни удалось-таки воткнуть на место, теперь и кролики будут чувствовать себя лучше. Они в паре всегда сильнее становятся! Скоро открою ресторанчик…

Тут лорд Энтони обратил внимание на то, что Клям нынче хмур и неразговорчив. С чего бы это, подумал сэр Макдональд, неужели завидует удаче Нуси? Не может быть, ему и самому такое счастье привалило, что тут уж не до зависти. Но потом он поймал взгляд Кляма, брошенный на Нусю… Батюшки! Да бедолага, никак, огорчен тем, что Нуся совершенно не обращает на него внимания! Замечательно, обрадовался лорд Энтони, просто прекрасно! Эдак Клям моментально в Нусю влюбится!

После завтрака все отправились на задний двор, полюбоваться на носорожьи корни. Судя по ботве, черные морковки чувствовали себя прекрасно. Только одна, та самая, что предприняла попытку бегства, кудрявилась как-то невесело.

Когда компания подошла к грядке поближе, носорожьи корни оживились. Они зашелестели ботвой и вроде даже потянулись к людям. Лорд Энтони осторожно спросил:

— Чего это они?

— А, это…

Нуся не успела договорить. Откуда-то из гущи зеленой ботвы вдруг вылетели, как выпущенные из пращи, сонмы маленьких темных шариков — и прилипли к одежде неосторожной троицы.

— Ай! — вскрикнул лорд Энтони. — Что это такое?

— Да это они семена разбрасывают, — небрежно ответила Нуся, отдирая от платья липкие семена и небрежно бросая их на землю. — Только из семян никому еще вырастить носорожий корень не удавалось. Они вообще ни на что не годятся, эти семена. И есть их нельзя, в кулинарии они не используются.

— А как же они размножаются? — удивленно спросил сэр Макдональд. — Ты же, насколько я понял, собралась поставить производство этих корней чуть ли не на промышленную основу, так? — говоря так, лорд Энтони аккуратно обирал с одежды прилипшие семена и потихоньку прятал их в разные карманы.

— Деток выпускают, — пояснила Нуся. — Прямо от корня. Если приживутся по-настоящему — через неделю их станет в два раза больше, и уж тут важно будет не упустить момент, отсадить малышей вовремя.

— И долго детки растут до взрослого состояния? — продолжал расспрашивать лорд Энтони.

— Месяц, — охотно ответила сияющая от счастья Нуся. — Так что придется мне прикупать земли, иначе не развернуться будет по-настоящему.

Задав еще несколько вопросов относительно ухода за носорожьим корнем, лорд Энтони поинтересовался:

— А взять с собой несколько штук можно? Я бы не прочь дома такие развести. Смешное растение. А главное — на диво шустрое.

— Нет, — покачала головой деловая Нуся. — Пробовали уже увозить их на другие планеты. Погибают в гиперпространстве.

— А…

Лорд Энтони решил, что придется его садовникам из кожи вон выскочить, но заставить семена носорожьего корня прорасти в фамильном парке сэров Макдональдов. Пересадка черной морковки с места на место может стать коронным зрелищем на разного рода празднествах, которые так любит леди Моника. Пусть забавляется старушка…

Глава тридцать восьмая

Тянуть с отъездом дальше не было уже никакой возможности, и после обеда лорд Энтони отправился покупать электрические лампочки накаливания. Он пошел один, решив, что для такого пустяка сопровождающие ему не нужны. Лавка располагалась в двух кварталах от опустевшего пансиона Нуси. На улицах поселка, как обычно, почти никого не было, разве что изредка пробегала стайка мальчишек.

Поднявшись по ступеням солидного каменного крыльца, лорд Энтони толкнул дверь и…

И очутился в Лавке Чудес.

Другого определения увиденному он подыскать не мог, да и не пытался. Не до того ему было. Шагнув вперед, он стал жадным взглядом обшаривать полки, впитывая каждую деталь… о, если бы сюда попала леди Моника! Впрочем, он и сам справится ничуть не хуже.

Вальяжный купец, вышедший навстречу покупателю, внимательно следил за переменами в выражении лица лорда Энтони, но лорд ничего не замечал. Он наслаждался. Он просто не мог поверить, что действительно видит перед собой разнообразные глиняные кувшины, тарелки, миски… горы деревянных расписных ложек, свистульки, «тещины языки», чугунные утюги, эмалированные ведра… нет, такого просто не бывает! Чтобы собрать подобные предметы в своей коллекции, пришлось потрудиться нескольким поколениям сэров Макдональдов, а тут…

— Так, — строго сказала лорд Энтони, опомнившись наконец. — Почем тут у вас лампочки? И где они, что-то я их не вижу.

— На сколько ватт? — равнодушно спросил купец.

— А… — такого вопроса лорд Энтони не ожидал. Он просто забыл, что стеклянные пузырьки бывают разными. — Ну, а какие у вас есть?

— Да всякие, от сорока ватт до пятисот, — пожал плечами владелец Лавки Чудес.

— Ну… мне и нужны всякие, — твердо сказал сэр Макдональд. Лампочки на пятьсот ватт, насколько он знал, не было вообще ни у одного коллекционера в известной ему части Галактики.

Купец молча выставил на прилавок какое-то непонятное устройство, и, водрузив рядом с ним коробку с лампочками, схватил одну из них и воткнул в устройство. Вспыхнул ослепительный желтый свет, и лорд Энтони невольно зажмурился. А купец продолжал проверять лампочки, искоса поглядывая на чужака. Конечно, этот мимо-помо отлично знал, кто таков лорд Энтони, — в поселке все всё знали. Но вот зачем чужаку , явившемуся из богатого мира, лампочки, купец понять не мог. Впрочем, не все ли равно? Если гость Нуси заплатит — пусть хоть все забирает.

И гость забрал всё.

Он не ограничился десятью ящиками лампочек. Он прибавил к ним корзины из ивовых прутьев, утюги, кастрюли, ведра, деревянные скалки для теста и толкушки для картофельного пюре, фибровые чемоданы и расписные подносы… а заодно купил двадцать комплектов упряжи для кавров, добавив к ним все абажуры и украшенные ракушками шкатулки, сколько их нашлось у купца. Он смел с полок всю глиняную и деревянную посуду. Он потребовал упаковать все до единой оловянные ложки и миски. Он не обделил своим вниманием тряпичных и гуттаперчевых кукол. Он не забыл о деревянных расческах и бумажных елочных игрушках. Он с полным вниманием отнесся к наборам кухонных ножей, дешевому мылу и одеколону. И пришел в восторг, когда купец, окончательно утративший соображение, выложил на прилавок завалявшийся с позапрошлого года потемневший моток хлопковой бельевой веревки.

И вот наконец процессия мимо-помо, нагруженных узлами, мешками, коробками и корзинами, потянулась из опустошенной Лавки Чудес к задрипанному космодрому. Лорд Энтони шел следом за носильщиками, предвкушая изумление леди Моники… да, на этот раз он сумеет по-настоящему поразить матушку! Но самое главное — все эти сокровища достались ему почти даром! Всего тысяча кредитов!

Пока шла погрузка сокровищ в звездолет, лорд Энтони поднялся на борт «Черной Стражи» и первым делом проверил оружейный отсек. Но там все оказалось в полном порядке. Понятно, подумал лорд Энтони, мое оружие идола Ого не интересует. Главное — чтобы его не выносили на планету, находящуюся под его опекой. Ну и хорошо.

Насладившись еще раз зрелищем богатой добычи, сэр Макдональд вернулся в поселок, чтобы попрощаться с Нусей и Клямом.

Молодых людей он нашел на заднем дворе пансиона. Они сидели на корточках перед грядкой с носорожьим корнем и что-то обсуждали. Заслышав шаги лорда Энтони, оба повернулись и весело бросились ему навстречу.

— Тони! — воскликнула Нуся. — Они чувствуют себя прекрасно! Я так рада! И кролики, похоже, приживутся!

— Замечательно! — от души порадовался сэр Макдональд и тут же похвастался: — А я в вашей лавке нашел кучу интереснейших вещей! Вы представить себе не можете, это же сплошь коллекционные экземпляры!

Он с азартом принялся перечислять купленное, а Клям и Нуся, слушая его, то и дело растерянно переглядывались. А потом девушка спросила:

— Тони, в ваших краях что, действительно нет всякой такой ерунды?

— Если бы была — зачем бы я стал покупать? — засмеялся лорд Энтони. — А главное — все почти даром! Это фантастика!

— Даром — это сколько? — осторожно поинтересовался бедолага Клям.

— Да за весь товар — тысяча кредитов! — радостно ответил сэр Макдональд.

Молодые люди дружно ахнули. Нуся даже слегка побледнела. Клям, опомнившись, заорал:

— Я его придушу, этого чертова хорька!

И совсем было собрался помчаться куда-то, но лорд Энтони перехватил его твердой рукой.

— В чем дело, Клям? — строго спросил он. — Что тебя так возмутило?

— Ты просто дурак, Тони! — простонала Нуся. — Ну почему ты не позвал кого-нибудь из нас, когда пошел за покупками? Он же тебя надрал ровно на девятьсот кредитов!

— Что? — ахнул лорд Энтони. Но тут же расхохотался и махнул рукой: — Да наплевать, ребята! Я продам часть добычи и заработаю столько, сколько вашему купцу и не снилось!

— А, — с облегчением вздохнула отважная Нуся. — Тогда другое дело. А то бы я ему точно глаза выцарапала, жулику проклятому! И башку бы ему расколотила!

— Пусть живет, — великодушно позволил сэр Макдональд. — А я, между прочим, пришел попрощаться. Пора домой.


Прощание затянулось надолго. Нуся заявила, что не отпустит милого Тони, пока тот не отведает особого блюда, которое в племени мимо-помо готовится лишь в самые великие моменты жизни — на свадьбу, например. Лорд Энтони, чувствуя себя польщенным, не стал отказываться. Нуся умчалась на кухню, прихватив с собой Кляма, так как нуждалась в помощнике, а лорд Энтони стал рассматривать грядку с носорожьим корнем. Да уж, если бы он собственными глазами не видел, как эта черная морковка удирала от людей, он просто не обратил бы внимания на такое обычное растение. Сорняк и сорняк. Любопытно…

В этот момент одна из морковок вдруг начала энергично выбираться из земли, действуя листьями ботвы, как руками.

— Куда! — рявкнул лорд Энтони, хватая носорожий корень за макушку.

— Отстань! — пропищала в ответ морковка. — Погулять охота! Да не сбегу я, чего привязался!

Лорд Энтони почувствовал, как внезапно ослабели его колени. Он сел на землю и, вытаращив глаза, стал следить за действиями корнеплода. А тот выбрался наконец наверх и… и действительно пошел гулять, весело прыгая вокруг менее активных собратьев. Прогулка продолжалась минут десять, после чего носорожий корень нырнул в свою родную ямку и заботливо похлопал вокруг себя ботвой, уплотняя землю. Сэр Макдональд решил, что пора вернуться в дом. Но встать на ноги ему удалось далеко не сразу, и потому большую часть пути он проделал на четвереньках. Лишь метрах в трех от заднего крыльца ему удалось принять вертикальное положение. Войдя в кухню, он застал там хлопочущую возле плиты Нусю. Клям куда-то подевался.

— Нуся… — осипшим голосом заговорил лорд Энтони. — Нуся…

— Что с тобой, Тони? — испугалась девушка, взглянув на бледного гостя. — Что случилось?

— Нуся… — повторил лорд, не в силах найти слова для описания увиденного. — Эти… морковки…

— Что с ними? — пуще прежнего всполошилась девушка и бросилась к окну. Но на грядке царили покой и тишина, и Нуся снова повернулась к сэру Макдональду. — Да можешь ты объяснить, что произошло, или нет?

— Да! — выкрикнул лорд Энтони. — Морковка гуляла!

— Ну и что? — удивилась девушка. — Не век же ей в земле-то сидеть!

Она едва успела подставить табурет под лорда Энтони, который снова потерял под собой опору. И поспешно налила ему стаканчик местного самогона. Выпив зубодробительное пойло и как следует встряхнув головой, лорд Энтони жалобно произнес:

— Но она еще и разговаривала!

— Да ведь это же носорожий корень, — засмеялась Нуся. — Конечно, он умеет и говорить, и двигаться. Но если уж прижился на каком-то месте — не сбежит.

— Но, детка, — возразил сэр Макдональд, — если оно разговаривает, значит, оно обладает каким-никаким разумом! Как же вы из него зелье-то готовите? Из мыслящего-то существа?

Нуся вдруг смутилась и отвернулась к окну. Лорд решил, что девушка испытывает угрызения совести… но он ошибся. Дело было совсем в другом.

Налив гостю еще стаканчик живительного напитка, Нуся тяжело вздохнула и приступила к объяснениям.

— Видишь ли, Тони… зелье готовят не из самого носорожьего корня. Но это страшный секрет, и я надеюсь, что ты…

— Я буду нем, как могила! — клятвенно пообещал лорд Энтони, с огорчением заглядывая в опустевший стакан.

— В общем, для зелья используются только экскременты носорожьего корня. Понимаешь? Корень ведь не просто так погулять вышел, ему в туалет нужно было сходить… ну, а потом надо собрать то, что он оставил…

— О! — воскликнул лорд Энтони, внезапно развеселившись. — И часто они гуляют?

— Ну, пару раз в день…

Лорд Энтони представил, как его гости, затаившись в кустах, наблюдают за скачущей вокруг грядки черной морковкой… и залился хохотом. Нуся не стала спрашивать гостя о причинах смеха. Она просто сказала:

— Обед будет готов через полчаса. Посиди пока в гостиной, ладно?


Через полчаса лорд Энтони и Клям, тщательно вымыв руки, уселись за накрытый белоснежной скатертью стол. В центре стола красовалась низкая широкая ваза с незнакомыми сэру Макдональду цветами. Они были похожи на золотые шарики, гроздьями висевшие на безлистых колючих ветках. Лорд Энтони оценил изысканность цветов и точность подбора вазы — она была блекло-синей в черных разводах и отлично подчеркивала красоту букета.

Больше на столе ничего не было.

Нуся торжественно поставила перед мужчинами огромные плоские тарелки, положила на каждую по двузубой вилке. Не забыла и о приборе для себя. После этого она вышла — и вернулась с супницей в руках. Лорд Энтони недоуменно вздернул брови. Супница в его представлениях связывалась с неким жидким блюдом… но тарелка и вилка перед ним наводили на мысль о чем-то вроде бифштекса. Это становилось интересным.

Нуся уселась напротив мужчин и, сдвинув немного в сторону вазу с цветами, чтобы та не мешала ей видеть Кляма и лорда Энтони, сказала:

— Тони, блюдо это несколько необычное. Поэтому я сначала объясню, как его едят.

— О, конечно! — и лорд Энтони решил пошутить: — Оно что, бегает?

— Именно так, — кивнула девушка. — Но далеко не убежит, не беспокойся. Это булики. Их окунают в заварное тесто и потом подсушивают до хруста. Но, само собой, от этого булик подвижности не теряет, скорее наоборот. Поэтому когда ты раскусываешь тесто, он может выскочить. Но побежит, естественно, сюда, — Нуся показала на вазу с цветами. — Его привлекает желтый цвет. Так что хватай вилку — и лови его.

— А… э… — замялся лорд Энтони. — А эти булики — они кто такие?

— Это личинки гигантского фараона, — пояснил Клям. — Бабочка такая.

— Личинки бабочки… ты хочешь сказать, это просто гусеницы?

— Ну, вроде того, — кивнул Клям, с вожделением глядя на супницу.

Лорд Энтони внимательно посмотрел на бывшего стража идола, потом на Нусю… нет, непохоже было, чтобы они над ним издевались. Да черт побери, подумал вдруг сэр Макдональд, ел же я дождевых червей? А чем гусеница хуже?

И он храбро протянул свою тарелку Нусе, снявшей крышку с супницы.

Глава тридцать девятая

Все осталось позади — и созвездие Хрю, и звезда Хромосома, и планета Храпунья. Личный звездолет сэра Макдональда, великолепная «Черная Стража», нагруженная под завязку драгоценными экспонатами, вышла в Глубокий Космос. Тьма, продырявленная звездами, окружила корабль, и тишина Пространства пролила покой на пресытившуюся впечатлениями душу лорда Энтони.

Но покою не суждено было слишком затянуться.

После первого же прыжка через гиперпространство, когда лорд Энтони еще валялся на койке в своей каюте, размышляя, стоит ли вообще подниматься, над его головой вдруг свистнул динамик и раздался голос пилота:

— Сэр, мы приняли сигнал бедствия.

— О! — лорд Энтони вскочил, как подброшенный пружиной, и в одну секунду очутился в рубке «Черной Стражи».

— Далеко? — коротко спросил он.

— Три парсека, сэр, — ответил штурман. — Рукой подать.

— Вперед! — решил сэр Макдональд. Впрочем, будь расстояние и в десять раз больше, он сказал бы то же самое. Оставить без помощи потерпевшего крушение в Глубоком Космосе — на такое способны только последние подлецы. Или представители старых рас, которым наплевать на всех кроме себя.


…Это оказался спасательный шлюп с опознавательными знаками звездной системы Дуримар. Пока пилот «Черной Стражи» готовился к захвату потерпевшего крушение суденышка, штурман запросил у корабельного компьютера справку о данной системе. Дуримар оказалась расположенной у черта на куличках, к условному востоку от системы Хрю, почти на границе областей обитания молодой расы зим-зинов.

— Как его сюда занесло? — удивленно произнес лорд Энтони.

— Да мало ли как! — пожал плечами штурман. — В Пространстве чего только не бывает!

— А кем заселена эта система?

Штурман вывел на обзорный экран нужную справку. Население системы Дуримар оказалось смешанным. На ее планетах мирно уживались люди, потомки землян, зим-зины, гримлы… в общем, эта система представляла собой нечто вроде пограничного порта, где швартовались звездолеты, направлявшиеся в протекторат вууров, в области гримлов и ксанти, и даже в протекторат самих троддтов.

— Ну, скоро ты его отловишь? — обратился сэр Макдональд к пилоту.

— Уже, сэр, — спокойно ответил пилот. — Навожу переходный тамбур. Но что-то изнутри никаких звуков не слышно.

— Может, ты забыл звуковую систему подключить? — язвительно спросил лорд Энтони.

— Никак нет, сэр, не забыл, — так же спокойно сказал пилот. — Внутри кто-то есть, датчики фиксируют передвижение в шлюпе довольно крупного тела… но на вопросы оно не отвечает.

— А ты их задавал, эти вопросы?

— Вопросы задает спасательная система, сэр, — возразил пилот. — Но вы можете и сами попробовать.

— И попробую!

Лорд Энтони наклонился к пульту, нажал кнопку межкорабельной связи и отчетливо произнес на общегалактическом языке:

— Кто находится в шлюпе? Вы посылали сигнал бедствия, мы пришли вам на помощь. Почему вы молчите? Вам нужна медицинская помощь?

— На хрена мне твоя помощь сдалась! — раздалось из динамиков над пультом. — Не звал я никого! Этот идиотский шлюп сам тут нахимичил!

— Ого! — отреагировал пилот, и лорд Энтони вполне с ним согласился.

— Ладно, — решил владелец «Черной Стражи», — высасывай его из шлюпа, кем бы он ни был. Со здоровьем у него явно все в порядке, так что можешь особо не церемониться.

Голос в динамиках тем временем продолжал бубнить что-то неразборчивое, и лорд Энтони с интересом прислушивался. Что-то ему показалось…

— Вроде бы это не совсем взрослый человек говорит, а? — высказал он свои сомнения вслух.

— А по-моему, это и вообще не человек, — возразил штурман. — Интонации странные.

Лорд Энтони прислушался еще раз. Он много путешествовал по Галактике, у него были друзья среди разных народов… и в конце концов он пришел к выводу:

— Это зим-зин.

— А вот сейчас посмотрим, — проворчал пилот, включая уже готовую к действию систему извлечения пострадавших из малых космических судов.

Система свистнула, как соловей-разбойник, — и на экране, показывавшем переходный шлюз, возник встрепанный, донельзя злой зим-зин. Но это и в самом деле был не взрослый медведь, а подросток, почти ребенок… Лорд Энтони с изумлением всматривался в него, пока система санитарной безопасности обрабатывала брыкавшегося изо всех сил спасенного, одетого в некое подобие рваной рубахи до колен. Мальчишка зим-зин?..

Зим-зины, одна из молодых рас, лишь относительно недавно вырвавшихся в Глубокий Космос, жили на условном северо-востоке Галактики, по соседству с протекторатом вууров. Их звездные системы располагались несколько выше плоскости эклиптики. Внешне зим-зины немного походили на добродушных лохматых медведей. Они были высокими, сильными существами. Их большие зеленые глаза обычно светились юмором и спокойствием. Но этот парнишка…

По галактическому счету ему было, наверное, лет двенадцать-тринадцать. И он вовсе не казался добрым и благодушным, как большинство зим-зинов. Наоборот, он просто кипел яростью и злобой. Надо же, огорченно думал лорд Энтони, наблюдая за подростком на экране, как его жизнь побила! Ну, ничего, разберемся, что к чему…

Наконец проверка на наличие насекомых и вредоносных бактерий была завершена, и лорд Энтони отправился к переходному шлюзу — встречать неожиданного пассажира. Сэр Макдональд уже составил некую программу. Сначала парнишке, конечно же, придется искупаться, потом его надо будет переодеть, накормить, и лишь после этого можно будет приступать к расспросам о том, как вообще несовершеннолетний зим-зин очутился один-одинешенек в Глубоком Космосе.

Но у малолетнего зим-зина оказалась своя программа.

Он вывалился из люка навстречу лорду Энтони и тут же рявкнул:

— Да ты вообще кто такой? Верни меня в мою лодку, паразит!

— Эй, полегче! — возмутился сэр Макдональд. — Если твой шлюп подал сигнал бедствия, значит, наблюдающая система усмотрела какую-то опасность для твоей жизни или здоровья. Так что нечего тут…

— Тебя не спросили про мое здоровье! — огрызнулся малолетка. — Чего суешься, куда не звали?

Лорд Энтони потерял терпение.

— Так, — сурово сказал он, — сейчас ты примешь ванну, наденешь чистую одежду, потом пообедаешь, а уж после будем разговаривать.

— Чего? — вытаращил зеленые глаза медвежонок. — Ванну? Ты чё, дядя, с ума спрыгнул? Чтобы я полез в твою сраную ванну, когда меня уже твои роботы санитарно обработали?

— Полезешь, — решительно произнес лорд Энтони. — Роботы тебя просто проверили, а помыться — это другое дело. Извини, но от тебя несет, как от старой помойки!

— А ты не нюхай, коли не нравится! — заржал мальчишка. — Ишь, придумал — ванна!

Лорд Энтони слегка растерялся. Конечно, для него не составило бы труда справиться с этим юным хулиганом, но ведь заблудившийся в Космосе зим-зин — ребенок… Сэр Макдональд вдруг понял, что совершенно не умеет обращаться с детьми.

Его выручил невесть откуда взявшийся Лорримэр. Он схватил хулигана за шиворот железной рукой и, приподняв над полом, сурово произнес:

— Немедленно в ванную, сэр!

Юный зим-зин несколько раз дрыгнул ногами, пытаясь вырваться на свободу, но тут же понял всю тщетность своих усилий. И смирился. Лорримэр унес его в служебную ванную комнату, и лорд Энтони вздохнул с облегчением. Он даже забыл обругать дворецкого за внезапное появление.


Спустя час лорд Энтони сидел на диване в кают-компании, а напротив него на стуле с прямой спинкой сидел отчасти усмиренный зим-зин. Лорримэр стоял рядом с юным хулиганом, готовый в любой момент принять свои меры. Зим-зин был отмыт до блеска. Его темно-коричневая шерстка сияла, поблескивая на свету, рожица стала совсем детской. Но настороженность из зеленых глаз не исчезла, несмотря на сытный и вкусный обед, которым накормил его Лорримэр. Заодно дворецкий приодел бродягу в свободные синие шорты и серую рубаху с открытым воротом.

— Ну-с, — приступил к расспросам сэр Макдональд, — начнем с того, как тебя зовут.

— Ты еще сам не представился, — огрызнулся недоросль.

И тут же получил от Лорримэра подзатыльник и краткое наставление:

— Младшие должны называть себя первыми. Таковы правила хорошего тона.

Поежившись, зим-зин пробурчал:

— Витас я. Витас Горгоньерос.

— Замечательно, — просиял улыбкой владелец «Черной Стражи». — А я — лорд Энтони Шоннел Дориан Генрих, сэр Макдональд.

Витас разинул рот и вытаращил глаза.

— Ни хрена себе! — воскликнул он, за что получил еще один подзатыльник.

— Выражайся прилично, — пояснил свой жест дворецкий.

— А чего я неприличного-то сказал? — удивился юный зим-зин, почесывая затылок.

— Лорримэр, оставь его, — лениво бросил лорд Энтони. — Он, похоже, просто не знает, какие слова можно произносить в присутствии старших, а какие — нет. Ничего, научится.

— И не подумаю! — буркнул зим-зин, и тут же с опаской оглянулся на Лорримэра. Но тот стоял, как столб.

— Откуда ты родом? — спросил сэр Макдональд, решив не обращать внимания на дурные манеры найденыша. — Где твоя семья? Почему ты болтался один в Пространстве?

— Из Дуримара я, откуда же еще. А семьи у меня нет. Родители давно померли, я у тетки жил. А как ее этот чертов Призрак ограбил, так ей стало не на что меня кормить. Ну, я и ушел. Уж два года болтаюсь так-то, и никто еще меня в ванну, между прочим, не засовывал! — возмущенно закончил свою речь Витас.

— Какой ужас! — воскликнул лорд Энтони. — Ты хочешь сказать, что два года не мылся?

— Почему это я не мылся? — обиделся беспризорник. — Чего я, речек не видал, что ли?

— Ладно, оставим пока эту тему, — решил лорд. — Объясни лучше, кто таков Призрак? И если он грабитель, то куда смотрит ваша полиция?

— Полиция смотрит ему вслед, — ухмыльнулся юный зим-зин. — А поймать не может. Он уж сколько лет всю систему Дуримар в страхе держит!

— Как это — не могут поймать? — не понял лорд Энтони.

— А ты когда-нибудь ловил привидение? — ответил вопросом Витас. — Ну, сначала попробуй, а после рассуждать будешь.

— Погоди, погоди… расскажи-ка подробнее, — заинтересовался сэр Макдональд.

И Витас рассказал.


…Самый ловкий в истории Дуримара грабитель по прозвищу Призрак терроризировал систему уже добрый десяток лет. Впрочем, правильнее было бы говорить о банде Призрака, поскольку сам он лишь руководил нападениями, а осуществляли их его преданные помощники. Помощники Призрака периодически менялись — часть из них отлавливала полиция, но это ничуть не приближало власти к поимке организатора преступлений. Каждый отловленный твердо стоял на том, что получил приказ от настоящего привидения. И, следуя инструкциям мистической тени, пошел туда-то и сделал то-то, с точностью до минуты. И несмотря на то, что к делу были привлечены крупнейшие психологи и психоаналитики системы Дуримар, ничто не менялось. Банда Призрака продолжала грабить состоятельных граждан системы. И только граждан. Призрак никогда не отдавал приказа напасть, например, на банк, или на кассу какой-нибудь фирмы в день выплаты жалованья…

— Погоди-ка, — перебил Витаса лорд Энтони. — При чем тут выплата жалованья? Разве у вас не в ходу кредитные карточки?

— Карточки? — вытаращил глаза зим-зин. — Кому они нужны, эти карточки? Нет, у нас наличными платят.

— Что за дикость! — возмутился сэр Макдональд. — Вы только провоцируете грабителей!

— Да не грабит Призрак фирмы, ты чего, глухой, что ли? — сердито сказал беспризорник, за что и заработал очередной подзатыльник от Лорримэра. После этого он продолжил рассказ. Впрочем, финал истории был краток.

В один несчастливый день Призрак направил свою банду в особняк тетушки Витаса. И именно это дело кончилось особенно плохо. Грабители не только забрали все ценности и наличные деньги, но еще и нечаянно подожгли особняк. Тетушка стала почти нищей, характер у нее ужасно испортился, и Витас сбежал от нее, пустившись в бесцельные странствия по Галактике…


Лорд Энтони, внимательно прислушиваясь к рассказу, в то же время с интересом наблюдал за беспризорником. В Витасе явно ощущались следы хорошего воспитания, и даже некоторая образованность, — хотя все это и покрылось толстым слоем признаков одичания. В конце концов сэр Макдональд спросил:

— А кем были твои родители?

И тут из больших зеленых глаз юного зим-зина внезапно покатились слезы.

Лорд переполошился, вскочил и подбежал к беспризорнику:

— Витас, детка, что с тобой? Я тебя обидел чем-то? Витас!

Лорримэр и тут оказался на высоте. Он мгновенно извлек из кармана своего строгого костюма огромный носовой платок — белоснежный, тщательно отглаженный, — и сунул его в руки парнишке. Зим-зин вытер глаза, высморкался и обрел способность говорить.

— Родители… хорошие они были. Богатые, добрые… У отца была фирма по производству кошачьих консервов. Ну, чего теперь говорить…

Сэр Макдональд озадаченно уставился на беспризорника.

— Но фирма… Витас, я чего-то не понимаю. У тебя есть братья, сестры?

— Нет, я один был…

— Но тогда фирма должна была перейти к тебе! Ты — ее законный владелец! Или она разорилась?

— Да нет, фирма процветает… только все мои документы этот поганец Призрак унес вместе с теткиными драгоценностями. А потом потребовал выкуп. А где его взять-то? Вот фирма и ушла под опеку местного управления.

— И большую сумму потребовал? — спросил лорд Энтони.

Витас в последний раз шмыгнул носом и горестно ответил:

— Миллион кредитов.


Но вот «Черная Стража» в последний раз погрузилась в чернильную гущу гиперпространства и вынырнула из него возле системы Нью-Скотланд. Вскоре звездолет опустился на личную посадочную площадку сэра Макдональда в его главном поместье. У трапа лорда Энтони и его юного подопечного ожидал двухместный кар.

— Садись, поехали, — весело пригласил Витаса лорд Энтони, показывая на машину. — Сейчас познакомлю тебя со своей матушкой. Поживешь у нас, отдохнешь, а потом займемся твоим наследством. Не горюй, малыш, все уладится!

— Какой я тебе на хрен малыш! — возмутился Витас — и тут же оглянулся в поисках Лорримэра.

Но, на его счастье, дворецкого рядом не оказалось.


Леди Моника, не будучи извещена о прибытии сына, спокойно сидела на диванчике в дневной Розовой гостиной, листая последний каталог наимоднейших париков из разноцветного синтеклона. Когда на пороге гостиной внезапно появился ее блудный сын, леди Моника радостно вскрикнула и отбросила каталог. Но следом за лордом Энтони в гостиную ввалилось некое лохматое существо… явно животное, но почему-то одетое в шорты и рубаху! У существа были большие зеленые глаза и опасная ухмылка.

— Что это такое, Тони? — с ужасом спросила леди Моника, забыв поздороваться с сыном. — Ты решил обзавестись зоопарком? Это первый экземпляр?

— Сама ты экземпляр, — прорычал юный беспризорник. — А меня зовут Витас.

Леди Моника без чувств рухнула на диван.


home | my bookshelf | | Идол темного мира |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 14
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу