Book: Колючая звезда



Колючая звезда

Лиз Филдинг

Колючая звезда

ГЛАВА 1

Опаздывая и что есть силы гоня новенький спортивный автомобиль по узким улочкам, Клаудия Бьюмонт выехала наконец за город. Но стоило ей завидеть въезд на аэродром, как ею овладели два весьма противоречивых чувства – облегчение и страх. И чем ближе она была к летному полю, тем больше пересиливал страх.

Но она понимала, что подметное письмо – это просто продукт больного ума. Кто-то пытался запугать ее, заставить проявить слабость, и если ей удастся сейчас выкинуть из головы своего анонимного корреспондента, то все пойдет как надо. Ради всего святого, ведь она и должна выглядеть немного испуганной. А кто бы не испугался? И разве должна она лишать миллионы телезрителей переживаний чужого ужаса? Чем выяснять, что к чему, лучше в очередной раз покорить эти миллионы.

Охранник сверился с регистрационным списком, нашел в нем номер подъехавшей машины и пропустил ее, направив к дальней стороне аэродрома, в сектор ОБ, где располагался огромный ангар. Даже на расстоянии было видно, что там царит организационный хаос. Возбужденные мужчины, озабоченные молодые женщины, суетящиеся в попытке создать впечатление собственной значимости, тяжелые кабели, змеящиеся по траве, автомобили повсюду, обязательные павильончики на колесах, бойко торгующие кофе и сандвичами с ветчиной, – словом, все как всегда.

И маленький самолетик, поджидающий ее на бетонированной площадке перед ангаром, чтобы поднять на высоту в несколько тысяч футов над землей и вытряхнуть в пустоту на потеху полупустой аудитории субботнего ночного телеканала.

Она вспомнила, как уговаривал ее агент:

– А потом, дорогая, мы сделаем шоу. Это популярное семейное развлечение, весьма современное и эффектное, и зрители, в благодарность за прекрасное зрелище, не пожалеют денег на благотворительность. Кроме того, это будет хорошей рекламой нашего нового телесериала.

Он забыл упомянуть тот факт, что каждый из гостей шоу наверняка прибудет на него с ничтожно маленькой суммой денег. К тому же из трех вариантов сюжета он умудрился выбрать для нее прыжок с парашютом. Так что не исключено, подумала она в приступе запоздалой проницательности, что они все сохранят свои денежки при себе. Да что и говорить, завидная участь – погибнуть по вине собственного агента.

– Вам бы надо поторопиться, – посоветовал ей охранник. – Погода весьма надежна, и, если вы не взлетите в самое ближайшее время, придется отложить все на другой день. А это не доставит особого удовольствия мистеру Макинтайру.

Клаудию ничуть не заботили особые условия Макинтайра, кем бы он ни был, но вот если съемочная группа потеряет из-за ее опоздания день, спонсоры ей этого не простят. Впрочем, сама съемочная группа воспримет потерю дня с удовольствием.

На площадке перед ангаром она увидела множество машин. Ее автомобиль выделялся на сером фоне этого утра, как яркая губная помада на бледном лице, и, сознавая, что все головы повернулись в ее сторону, она свернула прямо на траву, собираясь вписаться в небольшое пространство между сияющим черным «лендкрузером» и серебристым «порше», в котором она узнала красу и гордость постановщика шоу.

Но тут возникла непредвиденная ситуация. Когда она нажала ногой на педаль тормоза, он безвольно провалился в пол. На какую-то долю секунды Клаудия оледенела. Невероятно! Ведь ее машина совсем новая, что называется, с иголочки. Она ездила на ней всего два дня. Но это случилось. И она летела прямо на «порше» Барти.

Клаудия сильно выкрутила руль, почему-то думая, что он сейчас тоже откажет. Но он не отказал, напротив, слушался малейшего движения пальцев.

А после этого на нее обрушилось все сразу. Тангообразный прыжок вдоль черного корпуса «лендкрузера» и резкий толчок, от которого страховочный ремень ударил в плечо, а подушка безопасности взорвалась и плотно прижала ее к спинке сиденья.

Кошмар завершался звуком раздираемого металла. Она врезалась в стенку ангара.

Затем наступила полная тишина, которая длилась до того момента, когда с ее стороны рывком открыли дверцу. Если бы у нее было время обдумать, какая реакция последует из группы ужаснувшихся свидетелей, она ожидала бы встретить в них сочувствие, скорее даже огорчение по поводу того, что теперь она наверняка не сможет совершить запланированный прыжок.

Но на нее, видно, напал медведь с больной головой. И этот медведь зарычал:

– Во что, черт возьми, вы вздумали тут поиграть? Самый настоящий рык. Исторгнутый из недр подавленной и контролируемой, но все же ярости. Вполне в духе сегодняшнего дня, подумала Клаудия. Расхождение между ожидаемым и реальностью просто огромно.

Она повернулась, целая и невредимая, правда несколько ошеломленная той быстротой, с которой следуют все новые и новые события, и в поле ее зрения попала пара огромных башмаков, военные брюки, которые, казалось, уходили в стратосферу, затем появились узкие, агрессивные бедра из разряда тех, что обычно вызывают ее одобрение своим многообещающим видом. Но вот голос… голос не оставлял ничего, кроме раздражения.

Испытывая неловкость от своего положения в автомобиле с низкой посадкой, она расстегнула ремень безопасности, наклонилась и посмотрела вверх. Насчет стратосферы она была права. Ошиблась только насчет медведя. Все-таки это был человек. И человек этот продолжался вверх очень долго, пока наконец не расширился до пары плеч, которым, чтобы войти куда-то, наверняка потребуются амбарные ворота. Дальше виднелась густая темная шевелюра, что наверняка курчавилась бы, не будь столь безжалостно приведена в порядок, и та редкая разновидность синих глаз, за которую иные девушки с радостью отдали бы все на свете. Но что касается ее, то пусть он не думает, что она чувствует себя виноватой в случившемся. Она и погибать будет, сражаясь.

– Во что я вздумала поиграть? – переспросила она, решив показать ему, что на нее не произвели ни малейшего впечатления ни его рост, ни его чертова подавленная ярость, ни даже его невероятно синие глаза. – В музыкальные автоматы, конечно, во что же еще, – сказала она и беззаботно махнула рукой. Ушибленное плечо заныло, но она проигнорировала боль. – Хотите присоединиться ко мне?

Возможно, ей повезло, что именно в этот момент к ним подоспели истеричные телевизионщики.

– Клаудия! Дорогая! Девочка моя милая, с тобой все в порядке? – театрально размахивая руками, причитал режиссер программы Барти Джеймс.

– Может, вызвать «скорую»? – Он повернулся к встревоженному ассистенту.

– Разве у вас нет наготове «скорой помощи»? Здесь ведь должен быть врач! Кто за это отвечает?

И он начал направо и налево раздавать приказы и распоряжения, но было в его активности что-то напускное.

Клаудия, воспользовавшись театрально разыгранной вокруг нее истерией и будто не замечая ее, выставила из автомобиля длинные, шелковисто-гладкие ноги и ждала, когда кто-нибудь поможет ей выбраться наружу. Барти все еще продолжал бранить своего злосчастного ассистента за отсутствие «скорой помощи». Синеглазый, будто не видел ничего, кроме своего бесценного «лендкрузера», внимательно рассматривал повреждения. Она поцарапала и вогнула весь правый бок его машины, запечатлев на нем борозды алой краски, похожие на смазанные поцелуи. Оставив все надежды на немедленную помощь и какое-либо внимание, она самостоятельно выбралась из машины и присоединилась к всеобщей суете.

Стенка ангара тоже выглядела не лучшим образом. Она ударилась в нее не так уж и сильно, но все же ухитрилась значительно прогнуть и расщепить старое гофрированное железо.

Но ее красивому новому автомобильчику досталось больше всех. Правая сторона от столкновения с «лендкрузером» пострадала ужасно, а капот выглядел так, будто его долго били тяжелой кувалдой. Зрелище не из приятных, но она повернулась к синеглазому и ухитрилась даже улыбнуться ему, настроившись держаться стоически, хотя при данных обстоятельствах истерика была бы вполне понятна и простительна. Синеглазый уже успел овладеть собой и всем своим видом выказывал совершенное безразличие.

– Надеюсь, мисс Бьюмонт, ваша машина застрахована, – сказал он кратко и будто бы только на тот случай, если она еще не заметила, насколько он безразличен.

Но она это прекрасно заметила.

Клаудия, обычно способная за невероятно короткое время довести любого мужчину до заикания и бессвязной речи, серьезно обеспокоилась, обнаружив, что этот человек совершенно нечувствителен к ее чарам. Страховка? И это все, что его волнует? Он даже не поинтересовался ее самочувствием. Неужели ему совершенно наплевать на то, что она могла сломать себе шею? Да нет, не может того быть!

Когда их взгляды пересеклись над крышей ее потерпевшего аварию автомобиля, у нее возникло весьма стойкое ощущение, что он собственноручно готов довести дело до истребления ее машины до конца. Ну, день только начинается, и, если ее анонимный корреспондент прав, этот человек еще успеет исполнить свое желание. Эта мысль настолько позабавила ее, что она не могла удержаться от улыбки.

– Разумеется. – Ее доходы, как она полагала, достаточны, чтобы застраховать еще с десяток таких машин.

– Но если вы думаете, что я заплачу, то напрасно, – сказала она, раздраженная его манерой выказывать полное равнодушие к бедственным обстоятельствам других людей. – К вашему сведению, у меня отказали тормоза, и, поскольку этой машине всего два дня от роду, это дает мне право обратиться к производителю. Полагаю, вы тоже можете обратиться к ним и сообщить о ваших трудностях.

– Тормоза… Отказали тормоза! – удивленно воскликнул кто-то из группы телевизионщиков.

Но синеглазый и бровью не повел.

– Вы что, всерьез думаете, что я вам поверю?

Его вопрос явно принадлежал к категории риторических. То, что он не верит мисс Бьюмонт, было написано у него на лбу, как бы он ни контролировал выражение своего лица.

– Вы просто решили покрасоваться и ехали слишком быстро для такого рода поверхности. Чертова трава может повести себя совершенно как лед, если вы слишком резво жмете на тормоза.

– Неужели? А если вы жмете на тормоза и ничего не происходит?

– Вы потеряли контроль над управлением. Я все это видел. Если бы тормоза действительно отказали, вы бы поцеловались не с моим «лендкрузером». а с «порше».

– Знаю. Но потому я и свернула в сторону, что не хотела ударить «порше» Барти…

Лучше бы ей этого не говорить. В его лице появилось нечто такое, что заставило ее смолкнуть, ибо не сулило ничего хорошего.

– Уж не хотите ли вы сказать, что стукнули мою машину намеренно? – проговорил он, выплевывая слово за словом.

– Удачная мысль в удачное время, – ответила Клаудия, сверкнув глазами.

– Что поделаешь, такие вещи случаются сплошь и рядом. – Жестом отчаяния она всплеснула руками. День не задался с самого начала, с того момента, как она встала с постели и обнаружила под дверью эту ужасную анонимку.

– Интересно, здесь можно где-нибудь получить чашку кофе?

– Клаудия, дорогая, почему бы нам не отложить твой прыжок на другой день? – быстро и напористо проговорил Барти.

– Я отвезу тебя в местную больницу. Раз уж с тобой случилась такая неприятность, мы должны проявить благоразумие, а потому нам следует отказаться от всякого риска, как ты считаешь?

– Как я считаю? – переспросила Клаудия. Синеглазый одарил ее таким взглядом, который предполагал, что она наверняка и аварию произвела, лишь бы только не лететь и не прыгать.

– Ох, Барти, ради всего святого, я ведь не из железа. Давай позабудем на сегодня о моих чертовых тормозах. – Она осмотрелась.

– Где Тони?

Тони Синглтон был единственным ярким проблеском во всей этой неприятной истории. Исполнение главной роли в ежевечернем спектакле «Частная жизнь» держало ее на сцене до одиннадцати, но по утрам одна мысль, что она увидит Тони, заставляла ее выволакивать себя из постели, спеша на его тренировки, причем ее не смущало даже то, что их встречи проходят под пристальными взглядами телевизионщиков группы. Они снимали все – ее грациозные прыжки с тренировочной мачты и то, как она под его чутким руководством училась правильному обращению с парашютом, искусству падения и даже тому, как следует складывать парашют.

Сегодня они с Тони собирались отпраздновать ее первый прыжок. Без телекамер, конечно.

– Утром звонила жена Тони и сказала, что его не будет, – ровно сообщил синеглазый. – Он простудился.

Жена? Он женат? Низкий подлый мерзавец!

– Жена? – холодно переспросила Клаудия. Профессия актрисы имеет свои преимущества. Способность скрывать чувства – одно из них.

– Через месяц она должна родить, – отчетливо проговорил он и пожал плечами.

– Он что, не говорил вам о ней?

Нет. Тони, как видно, не придавал значения таким пустякам, подумала она. В конце концов, разве актрисы существуют не для того, чтобы с ними поразвлечься и переспать? Что в этом особенного? Так какого черта и Тони не поступить так же?

– Может, и говорил, не помню.

– Наверное, он счел, что это вряд ли вас заинтересует. Но не огорчайтесь, мисс Бьюмонт. Я здесь именно для того, чтобы присмотреть за вами.

Он что, вздумал ее утешать?

– В самом деле? А вы-то сами кто такой?

Его лицо наконец явило нечто, что можно было счесть за улыбку, хотя она видела, что душа его к этому непричастна.

– Габриел Макинтайр. Можно просто Мак. Руку он ей не подал, вместо этого осмотрел ее с ног до головы, особенно большое внимание уделив игривой короткой юбочке и свободной шелковой блузке. Оделась он подобным образом, думая больше о встрече с Тони, чем о прыжке с парашютом, и он, как видно, понял это.

– А вы само очарование, мисс Клаудия Бьюмонт, – проговорил он четко, с тем выражением, с каким сообщается о банальном факте.

– Мне это известно, – сухо ответила она. – Но, пожалуйста, без церемоний. Можете звать меня просто мисс Бьюмонт, это вам будет легче произносить.

Странно, ее совсем не волновал тот факт, что она только что врезалась в стену самолетного ангара. Этот человек с синими глазами произвел столь же бодрящий эффект, как густая волна запаха, шибанувшая в нос из флакона с нашатырным спиртом.

– Дорогая, не стоит быть такой противной! – послышался тревожный голос у нее за спиной.

Тощий Барти, упакованный в тесно облегающую его шелковую рубашку и украшенный модным шарфиком, со студийной небрежностью обмотанным вокруг шеи, вторгся в их разговор, нервно поглядывая в сторону Мака.

– В чем дело, Барти?

– Мистер Макинтайр решит, что он тебе не понравился.

– Ну так он будет прав. Он мне не понравился.

– Клаудия!

– Хорошо, Барти, а чего ты хочешь? Я говорю ему, что у меня отказали тормоза, а он, не имея ни малейших доказательств обратного, утверждает, что я лгу.

Он, видимо, готов утверждать и множество других вещей, порочащих ее. Но вообще говоря, оба они играли в какую-то игру, состоящую из раздражения и притворства.

Но, как бы там ни было, этот Мак раскаиваться не собирался.

– Я своими глазами видел, как вы все это проделали.

Барти решил пресечь разбирательство.

– Клаудия, дорогая, а ты уверена, что тебе надо идти до конца и обязательно прыгать сегодня? – Он оттащил ее в сторону и, понизив голос, прошептал: – Мы все тебя прекрасно понимаем. Шок, который ты испытала…

Клаудия видела, что вся группа смотрит на нее выжидательно. Ну как же, ведь от нее одной зависит ход дальнейших событий. Закапризничай она сейчас, и съемки прыжка придется отложить на другой день, а они все получат лишний оплаченный день. Но им-то ведь не надо было выпрыгивать из самолета, чтобы пощекотать нервы миллионам телезрителей, каждый из которых будет, несомненно, втайне надеяться, что она плюхнется на землю мордой вниз. Особенно тот, который подсунул ей под дверь тошнотворную записочку.

– Я прыгну сейчас, Барти, сейчас или никогда. Этот день вовсе не из тех, которые хотелось бы повторить. Она повернулась к Габриэлу Макинтайру.

– Пойдемте, Мак. Я понимаю, что вам не терпится вышвырнуть меня из самолета. Ведите меня к раздевалке, где мой комбинезон и все прочее, и давайте покончим с этим.

Клаудии доставило удовольствие видеть его удивление. Медленно и с очевидной неохотой Мак принудил себя улыбнуться. Ну и улыбочка! Ей и в самом деле легче умереть, чем позволить ему испытать чувство удовлетворения.

Обмундирование было разложено в ангаре на специальных козлах – красный комбинезон с ее именем на спине, ведь красное так хорошо смотрится на фоне земли. Яркое пятно легче обнаружить, со слабой улыбкой подумала Клаудия, если она плюхнется с небес на какое-нибудь из окрестных полей. Затем – башмаки. Рядом лежал шлем. Мини-камера и микрофон уже скреплены между собой, осталось лишь прицепить их к конструкции, которой она должна себя опоясать. Защитные очки. Наконец, парашют, который она собственноручно, под руководством Тони, складывала.



Группа, собравшись в секторе ОБ, была уже наготове; шли последние минуты проверки камер и микрофонов.

– Я могу чем-нибудь вам помочь? – Глаза Мака еще раз критически пробежали по ее легкомысленной одежде. – Надеюсь, вы захватили теплое нижнее белье? Там, наверху, будет прохладно.

– Не беспокойтесь, у меня с собой есть хорошенькие штучки, простеганные шелком. Может, вы позаботитесь о месте, где мне переодеться?

Он передал ей комбинезон и молча указал на нужную дверь, до которой Клаудия дошла легким игривым шагом, но стоило ей закрыть за собой эту дверь, как она тяжело вздохнула и устало опустилась на стул. Ее начало трясти, и она даже не могла понять, реакция ли это на происшествие с автомобилем или она просто боится предстоящего прыжка.

Она скинула юбку, блузку, трусики, затем достала из сумки теплую фуфайку и длинные штанишки, рекомендованные ей Тони, и натянула все это на себя так быстро, как только могли позволить ее трясущиеся пальцы. Чертов Тони со своим мальчишеским очарованием. Он должен был помочь ей пережить следующие полчаса, помочь преодолеть тошнотворный страх, а вместо этого около нее трется этот невесть откуда взявшийся мистер Макинтайр. Хорошо еще, что ей не в чем себя упрекнуть, разве что в нескольких поцелуях украдкой. Хотя почему она вообще должна упрекать себя за что-либо, если лживым негодяем оказался он? Но она упрекала себя. И то же самое, как видно, делал Мак.

К тому времени, когда она перешла к трудоемкому процессу застежки парашютного костюма, пальцы ее, оттого что она нервничала и злилась, тряслись уже так сильно, что она никак не могла справиться с замком молнии. Громкий стук в дверь заставил ее вздрогнуть, вогнав едва ли не в панику, и она заторопилась.

– Мы не можем ждать вас целый день, мисс Бьюмонт.

Мисс Бьюмонт. В его устах ее имя прозвучало как пощечина.

Стянув комбинезон на груди, Клаудия вышла из кабинки.

– У меня заело молнию, – небрежно бросила она. – Никак не могу с ней справиться.

Мак не сказал ни слова, просто занялся молнией и вскоре закрыл ее до самого подбородка. Затем пришлепнул клапаны на липучках.

– Вы должны были обратиться ко мне за помощью, – сказал он, весьма довольный собой. – Я ведь сообщил вам, что я здесь для того, чтобы о вас позаботиться.

Она нервно откашлялась. Группа оставалась снаружи, так что в ангаре никого, кроме них, не было.

– Ну так и заботьтесь обо мне.

– Что-нибудь еще?

– Нет. – Она дотянулась до шлема и подтащила его к себе. – С этим я и сама как-нибудь справлюсь.

– Надеюсь, что так. Мы все вас ждем уже достаточно долго. Вы ведь и приехали сюда с опозданием.

Она принялась подбирать свои длинные светлые волосы. Это, казалось, займет вечность, и он, потеряв последнее терпение, сам нахлобучил на нее шлем, нисколько не заботясь о тщательной прическе актрисы. Затем застегнул у нее под подбородком ремешки.

– Я не сразу нашла ваш аэродром, – проговорила она. – Дорожные указатели сообщают о нем весьма невнятно.

Пропустив ее критическое замечание мимо ушей, он поднял парашют. Она расправила плечи и отвела руки назад, чтобы он мог надеть на нее парашютные лямки. Но он этого не делал.

Ну, кто тут тратит время впустую?

– В чем дело? – спросила она, оглянувшись.

– Ни в чем. Я просто решил заменить парашют.

– А что плохого в этом? Я сама укладывала его, и Тони сказал, что я прекрасно с этим справилась.

– Очевидно, внимание Тони было отвлечено другими вещами. Сейчас я принесу со склада другой. Можете подождать меня снаружи.

Она посмотрела ему вслед. То, что она увидела, впечатляло. Шесть с лишним футов чистой мужественности. Он вполне мог подцепить ее на крючок, но, вечно варясь в парах мужского нарциссизма, которыми пропитана оранжерейная атмосфера театра, она допускала, что он, пожалуй, грубовато отесан и что его атлетическая красота неважно отшлифована. Это не ее тип. Ей нравились утонченные, изящно одетые мужчины, которые знают, как и чем угодить женщине. А Габриел Макинтайр, похоже, принадлежал к типу старомодных шовинистов, которые предпочитают босоногих беременных женщин. У него, вероятно, полдюжины маленьких Макинтайриков, которые своим существованием вполне могут подтвердить ее мнение.

А она взяла себе за правило никогда не заигрывать с чужими мужьями. Правда, мужчины нередко затрудняли ей выполнение этого благородного правила. Взять, к примеру, того же Тони, беспрестанно лгущего Тони, такого обаятельного, с медоточивой речью. Хорошо, что этот Мак честно носит свое обручальное кольцо.

Десять минут спустя подтянутая, застегнутая на все застежки, снабженная микрофоном, чтобы телезрители могли переживать каждый ее испуганный вздох как свой, Клаудия вступила на борт небольшого и неудобного самолетика. Она заставила себя улыбаться. Салон был набит крошечными камерами, схватывающими все оттенки ее выражения, а она должна выглядеть человеком, который решил немного себя порадовать и поразвлечься. Все шло хорошо, да что там хорошо, просто прекрасно.

В идеале они все должны оживленно болтать и смеяться, но из-за гула моторов пришлось обойтись без этого. Кто-то, находящийся в студии, несомненно, сопроводит эти кадры шутливыми комментариями и не преминет наложить смех на рев самолетного двигателя. Она широко улыбалась, надеясь, что губная помада не вся еще съедена.

В конце концов, для нее это ведь подвиг. Никакого сбоя быть не должно.

Операторы устанавливали по периферии сектора ОБ высокие штативы и камеры с двойным контролем, а за их действиями с любопытством наблюдали парашютисты, спецы по затяжным прыжкам, праздно шатающиеся теперь по краю летного поля.

Мак стоял за спиной пилота, ожидая, когда они достигнут нужной высоты. В какой-то момент он повернулся и уставился на нее, глаза его были задумчивы, лоб нахмурен. Это показалось ей малоутешительным, но она встретила его взгляд так, будто не придает ему никакого значения. Затем пилот что-то крикнул, и Мак отвернулся.

Клаудия попыталась вспомнить, чему ее учил Тони, но обнаружила в своем мозгу абсолютную пустоту. И вдруг, совершенно неожиданно, в шумной тесноте самолета, за несколько минут до предстоящего прыжка, на поверхность ее сознания всплыло письмо, которое ей спозаранку подсунули под дверь, и содержание его начало заполнять вакуум, образовавшийся у нее в голове, своим омерзительным ядом.

Какой болезнью поражен мозг, в котором вызревают подобные поступки? Сколько хлопот! Сидеть, выискивая в газетах нужные буквы, потом вырезать их, складывая в слова, букву за буквой наклеивать на бумагу. Она попыталась выбросить эти мысли из головы. Все вздор, сущая ерунда, чье-то нездоровое намерение подшутить. Какую-нибудь неудачливую актрису подвигнула на это банальная зависть. Таких вещей не избежать. Тем более что продвижение Клаудии существенно облегчили знаменитые родители: ее мать, ставшая легендой еще при жизни, и отец, постановщик спектакля, в котором играла его жена, а теперь играет она, Клаудия, его дочь. Письмо это ничто. Она правильно сделала, разорвав его и выбросив в мусорную корзину. Все проверялось десятки раз. Она прыгала с тренировочной вышки. Парашют должен открыться автоматически. Все, что она делала, совершалось под неусыпным контролем Тони. Он проверил и одобрил все ее действия.

Размышления ее прервал Мак, тронув за плечо, и она подняла глаза. Пришло время прыгать.

Никакого сбоя быть не должно.

Но тело ее покрылось испариной, когда она, наблюдаемая группой операторов, появилась в открытом дверном проеме, готовая выпрыгнуть из самолета, заняв в угоду камерам эффектную позу человека, для которого подобные прыжки – наслаждение. Они, несомненно, покажут все так, что на экране это будет казаться легким делом. Да разве это трудное дело? Сущие пустяки! Она приладила защитные очки.

Никакого сбоя быть не должно.

Мак привычным движением зацепил крючок от парашюта за специальное приспособление и подвел ее к самому краю открытого люка. Земля внизу выглядела картинкой из учебника географии. Маленькая, чистенькая и красивая. Поднявшийся ветер обдал ее, затягивая в бездну, но она держалась, ожидая сигнала Мака. Он ободряюще улыбнулся. Черт возьми, подумала она, что он тянет? Решил проявить дружелюбие? Но вот наконец он положил руку ей на плечо, слегка подтолкнув наружу, чтобы она уже не могла передумать и чтобы съемочный день не пропал даром.

Вынырнув наружу и летя навстречу окрестностям Беркшира, она вдруг вспомнила, что Габриэл Макинтайр в последнюю минуту заменил ее хорошо и правильно сложенный парашют. И никто, кроме нее, об этом не знал.

Поля, живые изгороди, серебряная лента реки – все вдруг оказалось поглощенным листком дешевой линованной бумаги, все рассеялось по этой бумажной простынке мешаниной газетных букв:

Мне удалось совладать с тобой дорогая Клаудия вернее удалось совладать с твоим парашютом Насладись своим прыжком Это последнее что тебе осталось.

На знаки препинания у недоброжелателя терпения не хватило. Ну прямо телеграмма с этого света на тот.

Габриэл Макинтайр через остававшийся открытым люк самолета наблюдал падение Клаудии Бьюмонт, считая секунды и переведя неожиданно пресекшееся дыхание только тогда, когда парашют над ней взметнулся вверх, а купол его волнообразно качнулся и расправился, наполнившись воздухом.

Он мысленно оглянулся назад, на те мгновения, когда увидел конверт, втиснутый в парашют, который она сама складывала. Определенно это была записка Тони, и Мак, сам не понимая почему, был крайне этим фактом раздражен. А затем он пережил настоящее потрясение, когда, уединившись в складской комнате, заглянул в конверт и обнаружил то, что в нем лежало.

Теперь она мягко плыла в воздухе, немного сносимая в сторону легким ветром, джип с основной группой операторов следовал за ней. Он надеялся, что она, несмотря на все свои страхи, сможет достаточно расслабиться, чтобы получить удовольствие от прыжка. Сам он, несмотря ни на что, не переставал ощущать иронию момента. Актриса вынуждена делать то, чего охотно избежала бы, ибо ее в эту ситуацию ввергла собственная известность. А он вынужден оставаться пассивным наблюдателем, вместо того чтобы нырнуть в воздух ради нескольких волшебных секунд, дающих ощущение полета, о котором веками мечтал человек.

Когда она тяжело приземлилась, лицо его исказилось от сострадания, ибо он явственно ощутил болезненный удар неудачного приземления. Слишком возбужденная произошедшей аварией и предстоящим прыжком, она наверняка забыла все, чему ее учил Тони. Завтра она будет чувствовать себя совсем разбитой. А если к тому же расквасила губы, то ей предстоит весьма беспокойная ночь. Он надеялся, что это не так. У нее такой красивый рот, красивый даже тогда, когда она, нервничая, съедает губную помаду.

Он увидел, как группа наземных операторов обступила ее со всех сторон, дабы не пропустить ничего, что можно швырнуть зрителям, жадно ожидающим момента, когда эта холодная мисс Бьюмонт будет настолько потрясена (пусть даже и в чисто физическом смысле), что ляпнет наконец какую-нибудь забавную нелепость. А как же без шутки и юмора!

Мак скривил губы, злясь на себя за ощущение собственного превосходства. Ведь он сам взял деньги и по собственной воле, нравится ему это или нет, стал участником этого цирка. И цирковой трюк состоялся.

Он дождался момента, когда она встала на ноги, кажется достаточно легко после такого тяжелого падения, и только потом отошел от люка и упал на парусиновое сиденье, которое Клаудия так недавно покинула.

Рука его потирала ноющее колено, которое никогда еще так настоятельно не напоминало ему, что он не вполне тот человек, которым был прежде. Потерпи месяцев шесть, говорили специалисты, а потом покажись нам опять. Какие там шесть месяцев! Что обманывать себя? Он знал, что никогда снова не прыгнет. Нет, и все тут.

Прогнав печальные мысли, он вытащил из кармана конверт, извлеченный им из парашюта Клаудии, затем достал куски фотографии и сложил их вместе. Это был снимок, напечатанный на обложке одного из приложений «Санди» недельной давности: Клаудия Бьюмонт, одетая и загримированная для роли, которую, как явствовало из заголовка, некогда играла ее мать. Несмотря на искусственное, стилизованное очарование фотографии, девушка вся светилась сиянием красоты, и он понимал, почему такие простаки, как Тони, теряют голову. Себя он считал вполне защищенным от этого. Правда, когда она выглянула из своего смешного автомобильчика и снизу вверх посмотрела на него огромными, лучистыми глазами, он испытал нечто вроде смятения, будто очнулся от своей тупой и банальной мужской самоуверенности. Потому, очевидно, он и принялся рьяно противостоять этой влекущей, как сирена, красавице, так что даже накричал на нее почище примитивного грубого солдафона. А надо было смотреть, не грозит ли ей какая беда.

Невольная улыбка тронула его губы. Она, как видно, не особенно нуждалась в том, чтобы за ней приглядывали; мисс Клаудия Бьюмонт, хоть и выглядит ангелом, но вполне способна постоять за себя. Надо при первой же возможности извиниться перед ней, и он ясно представил себе, как она рассмеется, точно угадав, почему в данном случае он так поступил.

А какой мужчина поступил бы иначе?

Он вновь вгляделся в фотографию, разорванную на шесть кусков. Руки, ноги, голова – все это старательно отделено от тела. Эффект запугивания, безусловно, достигнут, но в общем выглядит все это весьма глупо.

Такое могла сделать Адель.

Когда она была счастлива, удовлетворена, в гармонии с собой и всем миром, она казалась прелестной юной женщиной. Ревнуя, становилась сущей тигрицей, мгновенно бурно реагирующей на любую мелочь, способную, по ее мнению, угрожать браку. Между прочим, вчера вечером она появилась на аэродроме, пылая негодованием и способная на все, вплоть до убийства.

Он содрогнулся, положил конверт с клочками снимка в карман, желая только одного – чтобы ему никогда больше не приходилось участвовать в подобных мероприятиях. Деньги телевизионной компании, заплаченные за использование его поля, самолета и экипажа, будут, конечно, не лишними, однако он совсем не ожидал, что ему придется иметь дело с кем-то вроде Клаудии Бьюмонт и ее проблемами. Но теперь делать нечего, это часть работы, как бы она ни была тяжела. Денежки даром никому не даются.

Вот уж нажил себе заботы. Возможно, он недооценил эту женщину. Тони, тот сразу положил на нее глаз, в чем, собственно, нет ничего удивительного. И, кстати, вполне можно допустить, что Клаудия действительно не знала, что он женат. Она не так взрывоопасна, как Адель, и когда узнала о том, что Тони женат, и бровью не повела, но гнев ее он заметил, хотя она почти тотчас справилась с собой, укрывшись за холодным безразличием.

Размышления его прервал пилот, который, стараясь перекрыть шум мотора, крикнул:

– Ну, как там?

– Нормально.

Нормально. Можно только гадать относительно моральных качеств Клаудии Бьюмонт, но храбрости ей не занимать. Ибо надо обладать храбростью, чтобы прыгнуть, когда ты испуган и вообще немного не в себе. А она явно боялась, хотя и прикрывалась колючей бравадой. Он слишком много перевидал на своем веку таких прыгунов по первому разу, чтобы не понимать их состояния. Мужчины обычно справляются с этим потому, что не хотят выглядеть трусами в глазах своих товарищей. Клаудия Бьюмонт не могла себе позволить выглядеть трусихой в глазах миллионов телезрителей. Из того, что он слышал, находясь рядом со съемочной группой, ему стало ясно, что у нее вообще не было выбора – прыгать ей или нет.

А что сделал он? Да просто вытолкал ее за борт. Она не заслуживала особых его симпатий, потому что отношения, возникшие между ней и Тони, вызывали у него крайнее раздражение. Чертов мужик! Когда же наконец он повзрослеет и поймет, как повезло ему в жизни?

Самолет приземлился и несколько минут спустя уже выруливал к площадке перед ангаром, следуя за джипом, который привез Клаудию и остальную группу с дальней стороны поля.

Нагнувшись, Мак выбрался наружу, не забыв поместить вес своего тела сначала на правую ногу, и вскоре увидел Клаудию. Уже без шлема и защитных очков, с волосами, струящимися вдоль лица, она, несмотря на легкую припухлость ушибленных губ и синяк под левым глазом, выглядела невероятно красивой, а на заигрывания молодых людей из съемочной группы отвечала легкой улыбкой недоступности.

Она обернулась, увидела его, и улыбка ее исчезла, сменившись суровой хмуростью. Он направился к ней, чтобы помочь спуститься с площадки джипа. После секундного колебания она положила руки ему на плечи, а он взял ее за талию. Перехватив поудобнее, он поднял ее, белокурые волосы свесились вперед, повеяв на него каким-то слабым экзотическим ароматом, который смешивался с обычным запахом чистого свежего воздуха и травы, зазеленившей в нескольких местах ее комбинезон. Для женщины она была высока, но показалась ему очень легкой, когда на какое-то мгновение зависла над ним. Ему даже захотелось еще подержать ее вместо того, чтобы немедленно поставить на землю. А когда он все-таки опустил ее, руки его остались у нее на талии.



Она не двигалась, оставаясь в кругу его рук совершенно неподвижной, но мрачная суровость все еще морщила ее открытый лоб.

И тогда, недолго думая, Габриел Макинтайр наклонился и поцеловал ее. Рот Клаудии, как он и ожидал, оказался медовой сладости и такой обольстительный, что в этот миг он совершенно неожиданно почувствовал, что все в мире устроено правильно.

А что сделала Клаудия Бьюмонт? Она отступила назад, подняла руку и закатила ему пощечину.

С минуту никто не двигался. Затем один из операторов усмехнулся и сказал ему;

– Не огорчайся, приятель, из мужской солидарности мы вырежем этот кусочек.

ГЛАВА 2

Васильково-синие глаза Габриела Макинтайра потемнели. Будто тень от тучи скрыла солнечный свет, и Клаудия, чье сердце резко выбросило порцию адреналина и ускорило бег крови по жилам, смотрела на него и радовалась. Обычно мужчины целовали Клаудию только с ее на то согласия, а мистер Макинтайр не изволил спросить разрешения. После этого он просто перестал для нее существовать, она его больше не замечала.

Ей никогда не забыть тех бесконечных секунд кошмарного падения, когда она распрощалась с жизнью, успев только подумать, что никогда не увидит ребенка своей сестры Физз, которого та ожидает, никогда не родит своего собственного бэби.

Внезапный щелчок открывающегося парашюта настолько потряс ее, что она забыла все, чему ее учил Тони, и плюхнулась на землю как самая настоящая тупица. Вместо того чтобы сгруппироваться, она падала как придется, беспорядочно, и вот результат – колено подвернулось, обо что-то твердое разбились губы, от травы на щеке осталась ссадина. А все потому, что этот чертов Габриел Макинтайр решил, явно не из добрых побуждений, в последний момент заменить ее парашют.

И вдобавок ко всему он еще надеется подобрать то, что бросил его драгоценный партнер. Ну, теперь он понял, что почем.

Тут поднялся шум и гвалт, кто-то открыл бутылку шампанского, и она отвернулась, взяв стакан и играя на камеру. Ее окружили приятели-парашютисты, наперебой поздравляя с успешным прыжком, и этим джентльменам она охотно подставляла щеку, однако, если бы ее рот не был разбит, она бы уж насыпала соли на раны Мака, предложив друзьям и губы. Она осторожно отхлебывала шампанское, щиплющее ссадины на губах, хотя с большим удовольствием выпила бы сейчас чашку крепкого, приводящего в чувство чая.

– Где Мак? – спросил Барти, выглядывая из трейлера. – Кто-нибудь включит и его, в конце концов, в кадр?

Клаудия обернулась и, взглянув на Мака, небрежно показала ему глазами, что он может приблизиться. Но он остался стоять у джипа. Просто продолжал стоять там, где она его оставила, очень спокойный, очень собранный, с вниманием, целиком сфокусированным на ней. Отпечаток ее руки исчез у него с лица, будто его сдуло ветром, кожа на открытом воздухе оправилась быстрее, чем он заслужил, но он не сделал ни малейшей попытки присоединиться к компании.

Клаудия растерянно моргнула. Что-то неопределенное было в этом мужчине. Какая-то отрешенность. Правда, целовал он ее без всякой отрешенности. Да, поцелуй был вполне реален, как и его взгляд, который на какой-то момент задержал ее внимание, и только потом, будто опомнившись, она отвернулась, передавая стакан одному из своих юных воздыхателей, отзывающихся на каждое ее движение.

– С меня достаточно, Барти, – сказала она. – Я возвращаюсь в Лондон.

Она взглянула на свою несчастную побитую машину.

– Ты подвезешь меня?

– Если поторопишься. – Определенная натянутость выдавала его раздражение, вызванное тем, что она своим опозданием сильно растянула короткую съемку. – Я не намерен торчать здесь весь день.

– Я тоже не намерена, – пробормотала Клаудия себе под нос. – Чем раньше я выкачусь отсюда, тем лучше.

Быстро повернувшись в сторону ангара и потревожив резким движением ушибленное левое колено, она пошатнулась, и, хотя Мак был в нескольких ярдах, он первым успел подхватить ее.

– Вы, кажется, здорово ударились, приземляясь, – проговорил он с ничего не выражающим лицом.

Ну как признаешься, если это наверняка доставит мистеру удовольствие? Хотя скорее всего ему вообще наплевать.

– Очень болит? – спросил он, кивком указав на ее колено.

Клаудия решила не давать ему повода для радости.

– Мое колено, к вашему сведению, болит как черт знает что, но это означает, что я жива, и, заверяю вас, второй раз колотить по нему не требуется. Так что не беспокойтесь.

Ей показалось, что по лицу его промелькнула тень улыбки, говорящая о том, что он оценил ее способность шутить в подобной ситуации, но точной уверенности у нее не было. Синеглазый не принадлежал к тем мужчинам, которые легко поддаются на провокации. И все-таки странно, ведь что-то же спровоцировало его на неожиданный поцелуй.

– Я тоже уверен, что в том нет необходимости, мисс Бьюмонт. Мне точно известно, каковы эти ощущения. Но если через какое-то время вам все же захочется повторить эксперимент, просто дайте мне знать.

Клаудии пришлось сделать значительное усилие, чтобы сдержаться и не отвесить ему еще одну оплеуху. Вместо этого она сказала:

– Если через какое-то время мне захочется повторить эксперимент, мистер Макинтайр, я лягу в темной комнате и буду лежать до тех пор, пока не приду в себя.

– Жаль, что прыжок не доставил вам никакого удовольствия. Это я виноват.

– Вы? Странно слышать от вас такие вещи, а я-то полагала, что вам доставило бы громадное удовольствие выкинуть меня из самолета без парашюта.

Она откинула голову и внимательно посмотрела на него. Он не стал убеждать ее в обратном, просто стоял и смотрел, и заговорил только после того, как она пожала плечами и с презрением отвернулась.

– Вы должны были расслабиться, мисс Бьюмонт, расслабиться и свободно падать. Парашютирование более чем что-либо другое дает ощущение полета.

– Когда я захочу полетать, мистер Макинтайр, я проконсультируюсь с Питером Пэном.

– Будете летать на привязи?

– На очень крепкой привязи. – Не отводя от него глаз, она решила бросить ему вызов: – Скажите, если парашютирование столь прекрасно, то почему вы сами предпочли не покидать самолета? Так безопаснее?

Рот его зловеще поджался, но Клаудия, довольная собой, и не ждала от него ответа.

– И вот еще, Мак, что хотелось бы мне знать. Почему в самом деле вы заменили мне парашют? Просто хотели запугать меня?

– Запугать? Вас? Зачем это мне? Вы были достаточно хорошо напуганы и без моей помощи.

Теперь настала ее очередь хмуриться, ибо он явно насмехался над ней, хотя лицо его не изменилось, разве что возле глаз появились морщинки. Она не отрицала услышанного, а настаивала на своем вопросе.

– Тогда почему же?

Маку, до этого момента каменно-непреклонному в своем мнении, внезапно пришло на ум нечто, нужда-ющееся в его пристальном внимании, и это нечто находилось где-то совсем рядом.

– Я ведь, кажется, говорил вам, – сказал он рассеянно. – Укладка была выполнена неряшливо.

– Чушь собачья. Он моргнул.

– Прошу прощения?

Клаудия не могла поверить, что его задели ее грубые слова. Впрочем, может, она ошибается. Может быть, этот долговязый мужлан неандертальской породы настолько не привык к тому, чтобы кто-нибудь противоречил ему, что он просто ушам своим не поверил. Единственное, что было очевидно, – ее несогласие с мистером Макинтайром целиком и полностью завладело его вниманием. Она решила воспользоваться этим.

– А вы бываете неряшливы, когда укладываете свой собственный парашют? – поинтересовалась она гораздо вежливее, чем можно было, как ей казалось, задать этот вопрос при подобных обстоятельствах. – И не перетягиваете ли вы его от излишнего усердия? – Ее возбужденная веселость дала ему материал для раздумий.

– Мне кажется, вы имеете довольно ясное представление о том, что может случиться, если купол не раскроется. Лицо его напряглось.

– Да, я хорошо себе представляю, что тогда случится.

– Я и не сомневаюсь. Хорошо, хотите верьте, хотите нет, но у меня тоже весьма сносно развито чувство самосохранения.

Рука Габриела Макинтайра, решившего помочь ей дойти, обвилась вокруг талии Клаудии, приняв на себя ее вес, когда она склонилась к нему на плечо. Это, пожалуй, наиболее комфортабельное плечо, решила Клаудия, из всех, на которые ей приходилось склоняться, широкое и удобное, несмотря на тот очевидный факт, что ее удобства вряд ли особо занимают этого человека. Она подумала, что безопаснее будет немедленно освободиться от его близости. Но сначала решила еще раз объяснить положение дел.

– Укладывая парашют, я была очень внимательна. И Тони не спускал глаз с того, что я делаю. Если вы не верите мне, то знайте, что каждая минута этой операции заснята на пленку.

– Я верю вам, – быстро проговорил он.

– Так в чем дело? – спросила она и решительно отстранилась от него.

На этот раз он замешкался, выказав некоторую растерянность. Она даже удивилась – что тут такого сложного? Почему он не может дать вразумительный ответ?

– Я просто хотел быть уверенным, вот и все. Она пристально посмотрела на него.

– А хотите, мистер Макинтайр, я кое-что вам скажу? – Он промолчал, и она продолжала: – Я вам не верю. Думаю, вы просто хотели меня напугать и, должна вам заметить, в этом преуспели.

Договорив, она отвернулась от него и пошла к тому помещению в ангаре, где оставались ее вещи.

– Клаудия, долго ты еще будешь там копошиться? – послышался ворчливый голос Барти.

– Сколько понадобится, – огрызнулась она. – Жди.

Переодеваться Клаудия не стала, и, пока она собирала свои пожитки, Барти, как плохо воспитанный пес, таскался за ней по пятам, всячески выказывая свое нетерпение, и крутился вокруг нее до тех пор, пока она не уселась в машину.

– Ох, Барти, не суетись, – сказала она, отбросив его руку, протянувшуюся было к ее ремню безопасности, и закрыла глаза. – Просто давай вези меня отсюда. Да побыстрее.

Барти не нужно было повторять дважды, он тотчас отъехал от ее побитого автомобиля и двинулся в путь с той же бесшабашностью, в какой Мак обвинял Клаудию. Она поморщилась. Мужчинам позволяется ездить как попало, это только от женщины требуют аккуратности. Но это не ее стиль. Она оглянулась, но Габриел Макинтайр уже отвернулся, очевидно, его больше интересовали повреждения его собственного автомобиля, чем то, насколько надежен Барти в деле доставки ее домой в целости и сохранности.

Мак ударил ногой в шину своего «лендкрузера». Чертова баба. Он повернулся к останкам ее яркого спортивного автомобильчика. Алый. Привлекающий внимание, как и сама Клаудия Бьюмонт. Правда, справедливости ради надо отметить, что она ничего для этого не делала. Высокая, тонкая и гибкая, вечно провожаемая множеством обращенных на нее взглядов, она двигалась легко и естественно – ни в ее мимике, ни в речи, ни в жестах не было ни грана жеманства.

Немудрено, что Тони увлекся этим чудесным созданием. Нет никаких сомнений, что в постели она сущий динамит. Впрочем, и так же, как динамит, опасна в жизни.

Тони еще повезло, он ухитрился убедить жену, что ничего существенного у него с этой актрисой нет. Адель приучила мужа к послушанию, за малейшую провинность сажая его на хлеб и воду эмоциональной диеты и не прощая до тех пор, пока не решит, что он уже достаточно искупил свою вину. То же грозило ему и сейчас, хотя это явная дурость, поскольку совершенно очевидно, что для Клаудии Бьюмонт такой парень, как Тони, не более чем забава и вряд ли тут могло быть что-то серьезное.

Он открыл дверцу ее автомобиля. Типично женская беззаботность, подумал он, увидев ключи, оставленные в замке зажигания. Да и вся машина выглядит так, будто с ней произошло нечто вполне заурядное. Но внешность бывает обманчивой. Он сел за руль, откинулся на спинку сиденья и нажал на стартер, невольно улыбнувшись низкому гортанному звуку замурлыкавшего мотора. Красивая машина, вполне под стать такой женщине, как Клаудия Бьюмонт, машина, созданная исключительно для того, чтобы привлекать к себе внимание.

Он медленно, задним ходом отвел автомобиль от стенки ангара, чтобы получше рассмотреть и определить степень его повреждения. Но когда нажал на тормоза, они не сработали. Его это не смутило. Несомненно, пролившаяся тормозная жидкость покажет, что повреждение произошло при ударе. При помощи ручного тормоза ему удалось замедлить ход машины, и, когда она остановилась, он выключил мотор и вышел осмотреть траву между машиной и стеной.

Кроме следов от колес, он ничего не увидел, трава была чистая.

Меньше чем через час Клаудия оказалась у своего дома и только тогда с облегчением перевела дыхание. Дело в том, что, когда она сказала, что спешит, Барти поймал ее на слове и всю дорогу гнал как бешеный.

– Увидимся завтра, Клаудия, – бросил он. – И оденься в этот комбинезон. На шоу он будет выглядеть весьма круто.

– Крутизна не мой стиль, Барти.

– Круто и сексуально. Комбинезон, местами зазелененный травой. И если этот синяк развивается правильно и завтра будет еще страшнее, я хочу, чтобы зрители его видели.

– Барти!

– Ты что, не хочешь, чтобы зрители знали, как трудно тебе заработать их денежки?

В принципе она была с ним согласна, но согласилась неохотно.

– Если ты так считаешь…

– Завтра к концу дневного спектакля я подошлю за тобой машину.

Он все сказал и теперь ждал, ковда она выйдет. Но она не выходила, так что пришлось ему самому выйти, обойти машину и открыть перед ней дверцу. Затем он нетерпеливо предложил ей руку, и только тогда она выгрузилась на тротуар, припадая на колено, которое уже опухло чуть не до шнуровки ботинка. Увидев, ее хромоту, он инстинктивно предложил ей помощь, хотя обычно хорошими манерами в обращении с Клаудией Бьюмонт не блистал. Но в целом сегодняшнее поведение Барти не вызывало ее одобрения. За это он лишался права по-дружески чмокнуть ее.

Она несколько виновато улыбнулась ему, давая понять, что для губ сейчас полезнее лед, нежели поцелуй. Да и вообще ей предстояло серьезно заняться своим коленом, чтобы вечером умудриться выползти на сцену.

– Мак, ты с ума сошел! Ты ведь знаешь его отношение к тому, как новички складывают парашюты.

– Я должен быть вполне уверен. Ты, кстати, вчера прискакала на аэродром как разъяренная фурия.

– Думаешь, я без этого не обошлась бы? Просто накипело. Неделями сижу дома и все только жду и жду. Боже, вы, мужчины, не представляете, какая тоска с утра до ночи сидеть и вязать носки.

– Ты же не вяжешь.

– Да, не вяжу! Но разве мало с меня, что я страдаю, существуя на задворках жизни? На месте Тони я бы не воспламенялась страстью, как прыщавый молокосос, только потому, что на него пару раз взглянула первая встречная очаровашка.

Маку было трудно возразить Адель. Менее чем через месяц она должна родить, и свойственное этому периоду тревожное состояние, соединившись с вулканическим темпераментом, дало воистину гремучую смесь. Но хотя Тони, несомненно, впал теперь в немилость, было ясно, что это происходит более в назидание, дабы он не сбивался с пути истинного, а не потому, что она все еще серьезно на него сердится. Впрочем, вопрос, что для Тони лучше, первое или второе, оставался открытым.

– Скажи, это правда, что Клаудия Бьюмонт предпочла врезаться в твой автомобиль, лишь бы не повредить машину телережиссера?

Мак пришел в замешательство, видя, что она находит инцидент на аэродроме просто забавным.

– Она так сказала. Адель рассмеялась.

– Хотела бы я посмотреть на тебя в тот момент. Мак считал, что его поведение в той ситуации не делало ему чести, и тот факт, что свидетелей поблизости не оказалось, немного примирял его с действительностью.

– Ты вот-вот станешь матерью, – сухо проговорил он. – Мне бы не хотелось, чтобы ты появлялась на аэродроме, пока не сможешь снова вернуться к работе.

– Послушаешь тебя, так я не должна показываться здесь до тех пор, пока мои отпрыски не закончат школу?

– Это было бы правильно.

– Боже, Мак, как ты старомоден, – выпалила Адель, совершенно взбешенная его упрямством. – Ты же знаешь, что я дорожу своей работой. И тебе не удастся отделаться от меня только потому, что я обзавелась младенцем. Существуют законы…

– Засудишь меня?

– Вот именно.

– Так я и знал.

– Значит, ты еще больший идиот, чем я думала. – Она помолчала, затем переменила тон. – Ох, прости, Мак. Я тебя прекрасно понимаю. Но пойми и ты меня, я ведь не Дженни. Поверь мне, что…

– Я верю тебе, Адель, верю, что ты не сделаешь ничего, что могло бы повредить бэби. Но не могу же я допустить, чтобы ты с этим… – Он выразительно посмотрел на ее живот. – В конце концов, случись что, это будет на моей совести.

– Хорошо. Я все понимаю. – Она протянула к нему руки. – Иди сюда, я тебя обниму на прощание.

Клаудия старательно замазывала синяк под глазом, когда Мелани просунула голову в дверь артистической уборной.

– Все-таки в целости и сохранности, как я вижу! Клаудия через зеркало взглянула на сводную сестру.

– Точно. Все более или менее сошло мне с рук. Вот только новый автомобиль придется списать со счетов. Я ведь сегодня утром, пока добралась до аэродрома, успела здорово стукнуться. – Приблизив лицо к зеркалу, она осмотрела результаты своей камуфляжной работы и сказала: – Ну, кажется, с этим можно покончить, как ты считаешь?

– Ты что, попала в аварию? Можешь объяснить толком, что случилось?

Тревожные вопросы посыпались градом.

– Да ничего существенного. Ставлю ногу на тормозную педаль и… Ну, ладно, – буркнула она, – я же говорю, ничего особенного. Все обошлось.

Потрясенная Мелани, хоть и проработала пять лет на австралийском телевидении, в свои двадцать лет оставалась по-девичьи пылкой и восприимчивой. Она присела на край старомодного плетеного стула, стоящего возле гримерного столика, и сдавленным от ужаса голосом прошептала:

– Ты хочешь сказать, что у тебя отказали тормоза?

– Можно и так сказать. Уверена, что фирма, продавшая машину, должна будет признать явную неисправность.

– Но как ты остановилась? Я хочу сказать…

– Ну, с остановкой проблем не было. Самолетный ангар услужливо подставил мне свой бок.

– Что подставило тебе бок?

– Ангар для самолетов. – Клаудия посмотрела на сестру и усмехнулась. – Дело житейское. Сначала я погасила скорость о бок одного громадного «ленд-крузера», который принадлежит одному громадному мужику. – Она наложила еще один тонкий слой грима на синяк. – Он обрадовался, конечно, но не очень сильно. Даже нагрубил. А некоторое время спустя просто вышвырнул меня из самолета. – Она показала на синяк под глазом. – Вообще это был веселый день, с самого начала веселый.

– Я немножко не так представляю себе веселье. Можешь ты все объяснить толком? – настаивала Мелани.

– А что, синяк это объясняет плохо?

– Синяк ничего не объясняет. А если и объясняет, то далеко не все. Ты, должно быть, здорово стукнулась.

– Стукнулась, дорогая моя, но не разбилась. Представление, как говорится, продолжается.

В этот момент раздался стук в дверь.

– Войдите.

В гримерную с букетом роз вошел вахтер театра Джим Гарднер.

– Один джентльмен, мисс Клаудия, просил вам передать это. Тут и записка есть. Он сказал, что будет ждать ответа.

– В самом деле? Какой терпеливый.

Клаудия приняла букет бледно-желтых роз и извлекла из него конверт. Если цветы и записку прислал Тони, то он получит достойный ответ.

– Ой, какие красивые. От кого это? – воскликнула Мелани.

– Понятия не имею.

Черные чернила и смелый размашистый почерк, которым было написано ее имя, ни о чем ей не говорили. Открыв конверт, она достала карточку и прочитала:

Мне необходимо сообщить вам нечто важное. Буду ждать вас после окончания спектакля у служебного выхода.

Габриел Макинтаир. Клаудия рассмеялась.

– Ну и ну! Кажется, тот самый огромный мужик, очень сердитый, желает со мной встретиться.

– Наверное, решил извиниться, что выбросил тебя из самолета, – предположила Мелани, взяв карточку и с интересом ее рассматривая. – Может, конечно, он и грубиян, но почерк у него красивый.

Извинения? За грубость или за то, что поцеловал ее? Клаудия не долго думая повернулась к ожидавшему ответа вахтеру и сказала:

– Джим, пожалуйста, скажите мистеру Макинтайру, что я, к сожалению, после представления буду занята. – Она взглянула на Мелани и, будто оправдываясь, пояснила: – Хороший почерк не дает права грубить.

– Разве я что говорю? – пролепетала Мелани и, помолчав, добавила: – А с цветами как?

Клаудия подняла цветы к лицу, но оранжерейные розы редко имеют аромат, и эти исключением не были.

– Просто вернуть их ему было бы слишком грубо. И что мужику делать с букетом роз? Да еще с этой упаковкой и бантиком. Нет, это уж слишком, он вконец разозлится. – Клаудия взглянула на Мелани и усмехнулась.

– Впрочем, я бы с радостью вернула их. Мне бы доставило удовольствие лишний раз досадить этому придурку.

– Да? Почему? – Поскольку Клаудия промолчала, Мелани сочла возможным высказать по этому поводу свое мнение. – Если он действительно придурок, то возвращение букета ничуть его не смутит. Он просто засунет его в ближайшую мусорную урну, да и думать забудет. – Она пожала плечами. – Я знаю, о чем говорю, мне уже как-то раз пришлось возвратить одному идиоту его идиотский букет.

– Никогда не суди по одному случаю, сестричка. – Клаудия уже успела понять, что Мак не принадлежит к тому примитивному типу мужчин, которых женщине так просто смутить. – Ладно, пусть, на первый раз я их оставлю. Спасибо, Джим, передай ему только то, что я сказала.

Джим за свою долгую жизнь немало выслушал подобных разговоров за кулисами, а потому, ничему не удивляясь, кивнул.

– Хорошо, мисс Клаудия.

– Нет, стойте, Джим. Я хочу немного подправить свой ответ. Выкиньте из него слова «к сожалению». Просто скажите, что я буду занята. И не обращайте потом на него никакого внимания, что бы он ни говорил.

– Хорошо, мисс.

– Ты совсем не имеешь сердца, Клаудия, – с укором проговорила Мелани. – Бедный мужчина просто хочет сказать, что виноват, что потерял контроль над собой, а ты даже выслушать его не желаешь. В конце концов, ведь не он врезался в твою машину, а ты – в его.

– Да, я врезалась. Но я ведь не утверждала обратного.

– Ох, Клоди, – пробормотала Мелани, – а что такого страшного сказал тебе он?

– Ну, что бы ни сказал… А теперь, если он желает просить у меня прощения, то ему придется для этого постараться. Просто так это у него не получится. Желтые розы, смотрите пожалуйста! Мелани забрала у Клаудии букет.

– Что в них плохого? Надеюсь, ты не ожидала, что он принесет тебе красные? Впрочем… – Задумчиво посмотрев на Клаудию, она спросила: – А может, как раз и ожидала? Ты говоришь, что он огромный мужик и вообще такой-сякой. А может, он просто великолепен?

Клаудия рассмеялась.

– Не исключаю, что какие-то женщины и нашли бы его совершенно неотразимым, – сказала она, вспомнив невероятно синие глаза Мака, – но, на мой вкус, он немного грубоват, можно даже сказать, неотесан.

– В таком случае, почему ты боишься встретиться с ним?

– Потому что на языке цветов, моя дорогая невинная девочка, желтые розы означают неискренность.

– Ты не допускаешь, что он просто не знает этого? – протестующе высказалась сестра. – Тем более что мужчины таким вещам, как язык цветов, особого значения не придают.

– Допускаю, что так оно и есть, но у меня ощущение, что он инстинктивно выбрал именно желтый цвет.

– Но из твоих слов можно понять, что красные розы тебе от него получить хотелось бы еще меньше. Так что ж тогда? Розовые? Но ты, надеюсь, не из тех девчушек, которые обожают, когда поклонники дарят им розовые цветочки.

– Пожалуй. – Клаудия задумалась и потом сказала: – Ты права, детка. – Подарить даме розовые розы Габриелу Макинтайру наверняка показалось бы нелепым.

– Габриел Макинтайр? Чудесное имя. Я бы с удовольсвием сходила и посмотрела на него. А что, может, мне пойти в самом деле и принять его извинения для передачи тебе? В конце концов, я ведь твоя сестра.

Клаудия рассмеялась.

– Ох, нет, детка. Ты слишком юная и неопытная для такого прожженного типа, как мистер Макинтайр.

– Судя по твоим словам, он все же произвел на тебя сильное впечатление, признаешься ты себе в этом или нет. Какая, право, жалость, что он не понимает языка цветов. Впрочем, если бы и понимал, что ему осталось бы? Выбор у него был не такой уж большой. Разве что белые. – с сомнением проговорила она.

– Белые? – Клаудия театрально прижала руки к груди. – Я тебя умоляю! Белые розы для женщины, которая флиртует с чужим мужем?

Мелани неуверенно улыбнулась.

– Не валяй дурака.

– Я его и не валяю, – информировала ее Клаудия. – Выяснилось, что Тони женат, – маленькая подробность, о которой он забыл сообщить.

– Женат? Вот негодяй!

Клаудия покачала справа налево пальцем и изрекла:

– Не просто негодяй, Мел, а последний негодяй.

– Но ты ведь так и не узнаешь, за что этот Габриел Макинтайр хочет перед тобой извиниться. Что подвигло его на подобный поступок? Тебя же любопытство замучает.

Что, в самом деле, подвигло его на подобный поступок?

– Они с Тони вместе работают. Может, это просто проявление мужской солидарности? В любом случае мистер Макинтайр слишком много на себя берет, полагая, что меня очень уж заботит, женат Тони или нет. Ну а ты, детка, и сама должна понимать, что белые розы были бы здесь неуместны.

Про себя Клаудия подумала, что существовала только одна женщина, которая считала получение в дар белых роз своей неотъемлемой привилегией.

– Знаешь, Клоди, – проговорила Мелани, – я и в самом деле начинаю удивляться, с чего это он так хлопочет.

Клаудия пожала плечами.

– Ох, не останавливайся на достигнутом, Мел, используй свое воображение, – довольно прохладно ободрила она сестру. – Габриел Макинтайр железный мужик, но и у железных мужиков рано или поздно обнаруживаются какие-нибудь уязвимые места.

– Ты шутишь?

– Как знать.

Клаудия бросила взгляд на свое отражение в зеркале, пошевелила нижней губой, раздумывая, стоит ли приложить к ней лед, но решила оставить все как есть. Припухшая губка должна хорошо смотреться из зрительного зала. Вид женщины, которую накануне слишком долго целовали. Кончиками пальцев она легко прикоснулась ко рту, войдя в роль и будто вспоминая о вкусе тех поцелуев.

– Да нет, милая, я шучу, – сказала она, светясь каким-то вполне театральным внутренним чувством. – Он, вероятно, просто хочет разузнать название моей страховой компании. Ты можешь отвезти меня сегодня домой? Если тебе по пути.

– Конечно, – сказала Мелани, передавая сестре розы и вставая. – Ну, я пошла, мне тоже надо привести себя в порядок. – У двери она задержалась.

– Кло, извини, что заставила тебя говорить о Тони. Я ведь знаю, что он тебе нравится.

– Мне бы сразу догадаться, что если с мужчиной все так хорошо, то это наверняка обернется неправдой.

– Попробуй для разнообразия завести роман с железным грубияном, – с усмешкой посоветовала Мелани, перед тем как выйти.

Когда дверь за ней закрылась, Клаудия подняла розы к лицу, слегка потеребила лепестки губами и сразу же отбросила букет на стул, где только что сидела Мелани, после чего повернулась к зеркалу заканчивать грим.

– Как твоя коленка, Кло? – послышался голос, заставивший ее улыбнуться, ибо принадлежал режиссеру спектакля, человеку, только что прервавшему неуемный энтузиазм публики, позволив актерам удалиться наконец со сцены.

– Немного вывихнута, Филлип, а так ничего серьезного. – Она оперлась о его руку, и они направились к артистическим уборным.

– Надеюсь, из зала это не очень бросалось в глаза?

– Ни одна душа в публике ничего не заметила, – успокоил он ее. – Я видел, что ты прихрамывала, когда приехала в театр, вот и все. Ты что, попала в аварию? Мне кажется, я заметил синяк у тебя под глазом. А теперь его не видно.

– Ну, Филлип, грим способен делать чудеса.

Филлип Рэдмонд был для нее неотъемлемой частью театральных подмостков, она помнила его с тех времен, когда ее, под бдительным окном няньки, приводили в гримуборные родителей. Он видел еще восхождение ее отца и, можно сказать, являлся скорее членом семьи, нежели работодателем.

– Сегодня утром я прыгнула с парашютом для телепрограммы. – Она усмехнулась. – И честно скажу, никому не посоветовала бы такие штуки в качестве приятного времяпрепровождения. Я плюхнулась с небес на землю и теперь с головы до пяток вся в синяках.

Филлип Рэдмонд ужаснулся.

– Клаудия, ты не должна была подвергать себя подобному риску. Вот видишь, колено разбила. А если бы ты сломала ногу, что бы мы тогда делали, скажи на милость? Отменяли бы спектакль?

– Поставили бы дублершу, и никто ничего бы не заметил, – сказала она уже у дверей гримерной.

– Клоди! – трагически прошептала вылетевшая из своей уборной Мелани. – Мне только что позвонил старинный приятель и пригласил на вечеринку. Как же ты доберешься домой? Может, тебе пойти со мной?

– Знаешь, дорогая, для полного счастья мне сегодня только вечеринки не хватает. Ты иди, конечно, и повеселись от души, а я возьму такси.

– Такси? – спросил Филлип. – А что случилось с твоей новой машиной?

– Ну, с сегодняшнего утра о ней можно больше не беспокоиться, – ответила за нее Мелани. – Как, впрочем, и о прыжках с парашютами. Но что вы думаете о завтрашнем спектакле? Справится ли она? Может, кто-то подменит ее?

– Публика платит за то, чтобы видеть в спектакле мисс Бьюмонт, – осуждающе проговорил Филлип, – а не за то, чтобы ее роль исполняла девчонка, о которой никто не слышал. Вы ни черта не смыслите в театральных традициях, так что я и не надеюсь быть понятым. – Далее Филлип не счел необходимым объясняться с телевизионной девушкой и повернулся к Клаудии.

– Нечего вызывать такси, я сам отвезу тебя домой.

Клаудия сравнительно недавно узнала, что Мелани Бретт Бьюмонт ее сестра, и поначалу все в ней протестовало против этого, пусть даже и весьма свеженького, но довольно неожиданного прибавления к семейству. Филлип же вообще не делал тайны из того факта, что он думает по этому поводу. А думал он, что девушка эта, затесавшаяся в чужое семейство, не вправе присваивать себе славное имя Бьюмонтов, чье дело он столь преданно продолжал. В настоящее время он должен, конечно, как-то смиряться с присутствием девушки, но заставить себя принять ее в свое сердце не мог да и не хотел.

Клаудия, обдумав его предложение, решила, что это лучше, чем вызывать такси, но ей в то же время хотелось, ради сводной сестры, немного смягчить ситуацию.

– Ты очень добр, Филлип. Я ценю это.

– Не преувеличивай. Но какое-то время я смогу отвозить тебя домой. Я часто оказывал подобные услуги твоей матушке.

В том, как он произнес последнее слово, Клаудии послышалось желание лишний раз уколоть Мелани. Неприязнь к девушке побеждала в нем вялые попытки быть с ней дипломатичным и вежливым.

– Можешь ты подождать примерно минут двадцать? – спросил он.

– Да я пока сниму грим, переоденусь. Словом, зайди за мной, когда будешь готов.

Мелани посмотрела ему вслед и задумчиво проговорила:

– Что, в самом деле, этот человек о себе думает?

– Не сердись на него, Мел, ведь он столько лет среди нас. Моя мать взяла его помощником режиссера, когда он был безусым мальчишкой, толкущимся вокруг театра. Я помню, как он однажды возился со мной и Физз во время дневного спектакля, няньке тогда пришлось отлучиться. Он без конца кормил нас сластями. – Клаудия осмотрелась. – Кажется, это было здесь, да, точно, именно в этом театре. Тогда, помнится, давали «Антония и Клеопатру».

– Когда давали «Антония и Клеопатру», – сказала Мелани с заметным оттенком горечи в голосе, – моя мать играла вторую служанку слева. Я до сих пор храню программку.

Клаудия, стараясь всячески проявить такт, дружелюбно положила руки на плечи Мелани.

– Продолжай, дорогая, мы знаем, что папа любил ее, это важно. И мы все любим тебя. Неужели тебя серьезно задевает и огорчает грубоватость режиссера?

– Он не позволяет себе никакой грубоватости, когда разговаривает с папой. Я ведь слышала. Да, мистер Эдвард. Конечно, мистер Эдвард. Чего изволите, мистер Эдвард? Три проклятых мешка, набитых под завязку дерьмом? Будет сделано, мистер Эдвард. Нет, он не стоит своей должности. Ему бы гораздо больше подошла роль дворецкого. Он забыл свое место, забыл, что он человек низшего класса.

Мелани, большую часть жизни проведя с матерью в Австралии, отличалась удивительной непосредственностью, поэтому в выражении своих чувств, будь то восторг или злость, не стеснялась.

Клаудия улыбнулась.

– Дорогая, попытайся понять его. Элен Френч и Эдвард Бьюмонт всеми почитались за идеальную пару на сцене и вне ее. Этим, возможно, просто кормили наивную публику, но Филлип всегда свято верил в то, что это так и есть. Как, впрочем, и все верили, что являлось одной из причин, почему театр вечер за вечером до краев наполнялся публикой. Нация гордилась своими любимцами и не допускала мысли, что они могут расстаться. – Клаудия усмехнулась.

Какое-то время Мелани еще дулась и сердилась, но постепенно раздражение прошло.

– Прости, Клоди. Я не должна так распускаться. Просто все думают, что твоя мать была святая, а это еще хуже, чем если бы она была святая на самом деле. Я всю жизнь страдаю от этого.

Клаудия обняла сестру и сказала:

– Мы знаем, что это не так, и ты не должна обращать внимания на поведение Филлипа.

Мелани склонила голову на плечо Клаудии.

– Понимаю, Клоди. Но я, увы, не такая сильная, как ты.

– Вздор. Ты – Бьюмонт и вполне соответствуешь стандартам этой фамилии. А теперь иди и хорошенько повеселись на вечеринке. Только не забудь, что завтра у нас дневной спектакль.

– Ох, как я ненавижу эти дневные спектакли.

– В конце концов, всегда есть возможность привести себя в чувство между представлениями. Я вот тоже терпеть не могу телестудии, но чеки получать мне нравится.

– Теперь понятно, – с ухмылкой проговорила Мелани, – почему ты согласилась участвовать в телесериале. Он, кажется, начнется со следующей недели, или я ошибаюсь?

– Ох, детка, не доставай меня. Я уже с полдюжины интервью дала, так что говорить об этом у меня не осталось сил.

– Знай, Клоди, мое сердце принадлежит тебе. Клаудия улыбнулась.

– Сущий ребенок, – сказала она. – Физз никогда бы не посмела сказать мне такое.

– Если ты так считаешь, значит, знаешь Физз гораздо хуже, чем думаешь, – возразила ей Мелани. – Она во сто крат лучше нас обеих.

– Ну, не знаю, как я, а ты, Мел, принимая во внимание некоторые обстоятельства, не так уж плоха, согласись.

– Принимая во внимание что? – спросила Мелани, уперев руки в бока.

– Принимая во внимание хотя бы то, что ты австралийка. Что же еще?

Ее жизнь в Австралии была предметом вечных шуток между ними, и Мелани, перенявшая привычки новообретенного семейства, ответила сестре тем же:

– Ах, да. Тогда позволь мне заметить, что для англичанки ты тоже не так уж плоха.

– Комплименты, комплименты, – сказала Клаудия, смеясь, – я могу слушать их целый день, но не пора ли тебе пойти и привести себя в надлежащий вид, если ты не передумала идти на вечеринку?

Мелани издала тихий визг ужаса и умчалась приводить себя в порядок.

Войдя в свою уборную, Клаудия вытащила все записки из охапки исключительно красных роз, оставленных для нее на служебном входе поклонниками, и испытала некоторое разочарование от отсутствия записки Габриела Макинтайра, который исчез, больше не сделав попытки встретиться с ней. Ей казалось, что он не тот мужчина, который легко отказывается от задуманного.

Она переоделась в узкие джинсы и шелковую рубашку – наряд, который как нельзя лучше подчеркивал ее фигуру: хорошей формы грудь, округлые бедра и тонкую талию. Затем расчесала волосы, оставив их свободно свисать на плечи и спину. Собрав красные розы в один букет, она поставила их в широкую вазу, стоявшую на гримерном столике, а записки положила в сумочку, чтобы на досуге прочесть их и, если понадобится, на какие-то ответить.

В этот момент Филлип появился в дверях. Клаудия взглянула на желтые розы, небрежно оставленные на стуле, и по непонятной ей самой причине взяла их в руки.

Филлип удивленно посмотрел на цветы.

– Ты что, берешь их домой?

Клаудия испытывала большой соблазн сказать, что это не его дело. Но она постаралась быть вежливой, чтобы не портить настроение ни себе, ни ему.

– Они тебе не нравятся? А по-моему, очень миленькие.

– Твоя мать такие цветы ненавидела, – изрек он так, как и положено изрекать непреложную истину в последней инстанции. – Она всегда принимала только белые розы. Даже от мистера Эдварда. Ты ведь помнишь, что она говорила по этому поводу?

Конечно, ее мать в этом деле была непререкаемым авторитетом. «Нельзя доверять мужчине, подносящему вам желтые розы», – не раз говорила она. Белые розы были неотъемлемой частью имиджа Элен Френч, а потому ее уборная больше походила на девичий будуар перед свадьбой.

– Помню, Филлип, помню! – Клаудия поморщилась. – Но я решила вообще никаким мужчинам не доверять, что бы они там ни приносили. А розы это розы, неважно, какого цвета. Вот эти, к примеру, прекрасно подойдут к цвету моих гардин. Так мы едем или нет?

Остановившись у порога дома Клаудии, Филлип предложил проводить ее до дверей квартиры.

– Ты не должна быть слишком легкомысленной. Женщина, живущая одна, весьма уязвима.

– Я знаю, – сказала она. – Одной жить скверно. Но я осторожна. Несколько недель назад мне установили охранную сигнализацию.

Напряженность дня начинала сказываться. Она возвращалась домой с ноющей коленкой и подбитым глазом, и все, чего ей хотелось, это добраться до постели. Поднявшись по лестнице к своей квартире, она вставила ключ в замок, отперла дверь и нажала на кнопку отключения сигнализации, чтобы не перебудить соседей. Но сигнализация была отключена.

Клаудия нахмурилась. Странно. Она впервые забыла включить ее, уходя. Впрочем, она была так напугана, что не могла не быть осторожной. Да, она точно помнила, что сигнализацию, уходя, включила. Стоя в холле, она какую-то секунду колебалась, не спуститься ли вниз и не сказать ли Филлипу, что она изменила свое решение. Он настоял на том, что не отъедет до тех пор, пока не увидит, что она зажгла свет. Но, с другой стороны, тогда придется пригласить его на чашку кофе, и он проторчит у нее час, если не больше. Вместо этого она еще раз мысленно перебрала последние минуты перед своим отъездом в театр. Таксист нетерпеливо сигналил. Она очень спешила.

В квартире стояла абсолютная тишина, единственный звук, который она слышала, были гулкие удары ее сердца. Она попыталась усмирить разыгравшееся воображение. А все эта чертова записка!

Войдя, она не включила свет и, оставив входную дверь открытой, крадучись дошла до кухни и рывком нервно открыла дверь. Внутри царила темнота, нарушаемая мельканием зеленого индикатора на часовом устройстве микроволновки. Могло ли это подействовать на сигнализацию? Она попыталась вспомнить, что говорил ей об этом человек, который устанавливал систему. Внезапный звук заработавшего холодильника заставил ее отпрянуть. На какой-то момент она, чуть не теряя сознание, припала к дверному косяку и стояла так, пока не унялось сердцебиение.

– Идиотка! – сказала она, включила свет и нервно рассмеялась над собственной глупостью. – Тупица, вот тупица!

И вдруг услышала, что входная дверь с шумом захлопнулась;

Она крутанулась волчком, сердце ее грузно шарахнулось, пульс участился до бешеной скорости, она закричала, но звука не получилось. Она не могла кричать, не могла звать на помощь, потому что страх стиснул ей глотку, язык пересох и одеревенел, и голос, то лиричный, то смеющийся, голос, которым она каждый вечер очаровывала сотни людей, покинул ее, когда из мрака коридора вылепилась огромная тень в мрачных темных одеяниях.

ГЛАВА 3

– Испугались, мисс Бьюмонт?

Голос низкий, глуховатый, с мягкими интонациями, не содержащий в себе ничего угрожающего. К тому же хорошо знакомый Клаудии, что тотчас возбудило ее ярость.

– Какого черта, Макинтайр! Что за игры вы тут затеваете? Вы испугали меня до полусмерти.

– Этого я и добивался.

Он выступил из тени, и мрачные одеяния, так напугавшие ее, оказались не чем иным, как обычным темным костюмом с поднятым воротником, полностью скрывшим светлую рубашку.

– Так, значит, вы нарочно решили напугать меня? – Голос вернулся к Клаудии, но звучал еще глухо и сдавленно. – Вы всегда так поступаете с девушками, которые посоветовали вам проваливать?

– Это наилучший способ заставить легкомысленных людей лучше заботиться о своей безопасности. Складывают ли они парашют или получают угрожающие записки от неизвестного источника. Я, конечно, понимаю, что это жестокий эксперимент, но в вашем случае, полагаю, он просто необходим, чтобы в следующий раз, вернувшись домой и обнаружив, что сигнализация отключена, вы вспомнили бы те несколько минут кошмара, которые только что пережили.

– Вспомнить? – Клаудия не сомневалась, что никогда не забудет этого мгновенно возникшего ощущения леденящего ужаса; фактически ее нервная система получила такую встряску, что за весь и без того тяжелый день эта перегрузка показалась ей самой мощной.

– Да, мисс Бьюмонт. Вспомнить. И в такой ситуации, вместо того чтобы, подобно глупой бабенке из теледрамы, входить и прислушиваться к шумам на чердаке, надо как можно быстрее покидать дом и звать на помощь.

Клаудия вновь напрочь лишилась дара речи и теперь только и могла, что смотреть на него.

– Вы пережили шок. Хотите, я приготовлю вам чай?

Наглость и будничная деловитость его предложения помогла ей справиться с временным параличом речи.

– Нет, – заявила она. – Я не хочу чаю, тем более приготовленного вами. Я хочу, чтобы вы ушли. Прямо сейчас.

Мак игнорировал это замечание. Более того – он приобнял ее за плечи и легонько подтолкнул к кухонному табурету, после чего отправился к раковине, чтобы наполнить чайник.

– Разве вам не интересно узнать, о чем я хотел поговорить с вами сегодня вечером?

Ожидая ответа, он повернулся к ней с совершенно бесстрастным лицом. Она, конечно, была заинтригована, но выражение его лица совсем не вдохновляло на расспросы.

Ну хорошо, она сыграет с ним в эту игру.

К тому же, раз он так хлопотал о выполнении своего намерения, он имеет право быть выслушанным. Но она не обязана облегчать ему задачу. И потом ей не хотелось показывать ему, как сильно он напугал ее. Итак, раздвинув локти, она положила скрещенные руки на край кухонного бара, поместила на них свой подбородок, чтобы хоть как-то унять дрожь в пальцах, и стала ждать его откровений.

Несмотря на то что Клаудия от чая отказалась, он все же деловито взялся за его приготовление, причем по кухне двигался легко и уверенно. Ничего удивительного, подумала она, у него было достаточно времени, чтобы не спеша осмотреть ее апартаменты и даже приготовить и выпить несколько чашек чая, дабы скрасить себе ожидание хозяйки.

Как бы там ни было, но ей доставляло удовольствие смотреть на него – все его движения были толковы, экономны, так что с задачей он справлялся весьма эффективно.

Мужчины – она уже достаточно прожила на свете, чтобы уяснить себе это, – так бездарно и долго выполняют домашние работы, что женщины теряют тер – пение и принимаются за дело сами. Большинство мужчин. Но Габриел Макинтайр к их числу не принадлежит.

Итак, она наблюдала за ним. И когда он повернулся к ней с двумя чашками горячего чая, то увидел, что она за ним наблюдает.

Она не покраснела, не отвела взгляд, не смутилась. Ей двадцать семь лет, вполне взрослая, чтобы выдержать мужской взгляд. Он тоже с минуту смотрел на нее, принимая вызов. Затем, когда Клаудия ощутила непредвиденный жар, прихлынувший к щекам, он милостиво отвел глаза, поставив прямо перед ней чашку с чаем.

– Я сделал не очень крепкий, только сахару нигде не нашел.

– Сахар тут никто не потребляет.

– Я так и подумал. А жаль, вам сейчас не повредил бы сладкий чай. – Он опустился на табурет по другую сторону бара и вынул из нагрудного кармана пиджака конверт. – Вы спрашивали меня утром, почему я решил заменить парашют. – Он открыл конверт и высыпал его содержимое перед ней.

– Так вот, я сделал так, потому что обнаружил это засунутым в парашют, который вы собственноручно укладывали.

Клаудия смотрела, как он сдвигает куски фотографии вместе, потом очень медленно снова перемешивает их, так что в смысле этого послания сомнений у нее не осталось. Мак взглянул на нее.

– Вы можете предложить какое-то объяснение?

– Объяснение?

Слово обеспокоило ее, но она не хотела додумывать мысль до конца. Взгляд ее невольно скользнул в сторону мусорного ведра, куда утром она выбросила то ужасающее письмо, предварительно изорвав его трясущимися руками. Выходит, оно было настоящей угрозой, а не попыткой просто попугать и испортить ей настроение.

От ужаса у нее по спине пробежала дрожь, а рот неприятно заполнила вязкая слюна.

– Вот что я хотел бы знать, – настаивал на своем Мак, – не может ли это быть рекламным трюком, который дал осечку?

Клаудия с трудом сглотнула слюну, отпила глоток чая и вновь посмотрела на человека, сидящего перед ней.

– Рекламный трюк? – Она откинула волосы назад, отчаянно пытаясь хоть чем-то занять руки. Пальцы через минуту дрожать перестали, но озноб теперь пронизывал все тело. – Конечно, это не трюк. Каким кретином надо быть, чтобы придумать подобное?

– Я задаюсь тем же вопросом.

Его явно не заботили ее переживания. Весь этот чай и сочувствие сразу вдруг показались такой чепухой, что ей стало противно продолжать разговор и отвечать на его идиотские вопросы. Она не хотела, чтобы в ее собственном доме к ней применялся допрос третьей степени, причем человеком, который напугал ее до полусмерти только для того, чтобы доказать, как легко ему это сделать.

– Какого черта? – вспылила она. – Если это всего лишь рекламный трюк, который не сработал, с какой стати вы так суетитесь?

– Потому что кто-то намудрил с парашютом, вверенным моим заботам. Я намерен выяснить, кто и зачем. У меня есть своя собственная охрана, чтобы позаботиться об этом.

Его охрана? Ох, ну конечно, как же такому крутому мужику и без охраны!

– Вы могли бы сегодня утром выстроить всех нас у стенки и допросить. Я уверена, что вы носите на своем кольце для ключей пыточные инструменты.

– Возможно, мне так и следовало поступить, – весьма холодно ответил он, проигнорировав замечание о пыточных инструментах. – Но сегодня утром мне показалось, что я знаю, кто это сделал. Как выяснилось, я ошибался. Итак, не являлось ли это трюком?

Последние слова прозвучали для Клаудии как ружейные выстрелы.

– Нет, – заявила она, инстинктивно отшатнувшись от своего непрошеного гостя. – Конечно нет.

Господи! Как он мог подумать, что она способна участвовать в такой мерзости.

Видя ее реакцию, он лишь пожал плечами.

– Вы вполне уверены? Подумайте хорошенько. Клаудия думала. Но ее сознание реагировало на происходящее точно так же, как и инстинкт. Ее агент способен придумать что-нибудь и получше дешевых рекламных трюков и не стал бы вовлекать ее в сомнительные предприятия; он и так чуть не оторвал ей голову из-за того, что она, не посоветовавшись с ним, подписала беззаботно и непродуманно составленный контракт, что стоило ей немалых денег. Еще, правда, оставался Барти.

Барти подчас непредсказуем, но она не сомневалась, что, задумай он нечто подобное, все было бы сделано гораздо ловчее и тоньше. Ибо рекламный трюк не совершается в одиночку, на него обычно работает целая куча людей, которых неминуемо приходится посвящать во все тонкости, в противном случае мероприятие чаще всего терпит фиаско. Но если не агент и не Барти, то кто же тогда изорвал ее фотографию и взял на себя столько хлопот, чтобы пробраться к охраняемому парашюту и запихнуть туда эту гадость?

Клаудия почувствовала, что не желает получить ответ на столь каверзный вопрос.

Макинтайр же, со своей стороны, не был склонен к умолчанию.

– Клаудия! – окликнул он ее, будто напоминая, что не уйдет отсюда, пока не получит ответа. Даже если это будет такой ответ, который поможет ей избавиться от него.

– Если бы Барти решил организовать подобный трюк, – очень медленно заговорила она, – все происходило бы иначе. Тогда рядом наверняка оказался бы репортер и газетный фотограф с камерой наготове: ведь все это должно было бы как-то сработать, стать явным.

Она прикоснулась к фотографии, но сразу отдернула пальцы и прижала их к губам. Это слишком очевидно связано с запиской. И могло значить только одно. Кто бы ни составлял записку из газетных букв, в ней каждое слово имело значение.

– В самом деле? – сказал Макинтайр, желая побудить ее к продолжению.

Она подняла глаза и встретилась с его вопрошающим взглядом.

– Но кто-то затеял этот трюк. Кто-то, кто должен знать, как делаются подобные штуки. Человек, хорошо знакомый с техникой своего дела, который, возможно, имеет доступ к укладке парашютов. Почему вы ничего не говорите? Если бы я знала точно, зачем вы сменили парашют, может, мне не было бы так…

Она махнула рукой.

– Так, что?

Мак вдруг испугался того, что она подумала. Но глупо же пугаться! Это всего лишь чья-то дурацкая выходка. Что да, то да. Представить себе иное было слишком страшно. Видя, что она не отвечает, он продолжил:

– Я не объяснял вам ничего, потому что сначала решил, что знаю, кто это сделал. Впрочем, кто бы это ни был, мне казалось, что это лишь мерзкая попытка напугать вас. Но сейчас я так не думаю. Хотя сомневаюсь, что, назови я имя, вам от этого будет легче. Да нет, она просто не способна шутить шутки с парашютами, то есть с чужими жизнями. Да я точно знаю, что она не делала этого, потому что после вашего ухода я проверил тот парашют, который вы сами укладывали. Вот почему я спросил о трюке.

– Она? – До Клаудии наконец дошло. – Вы имеете в виду жену Тони? И намерены защищать ее?

– Она беременна и немного перевозбуждена, что и не удивительно при подобных обстоятельствах.

– Каких еще обстоятельствах?

– Он сказал ей, что идет на встречу однополчан, а она спросила меня, не пойду ли и я туда. Я, естественно, не знал, чем вызван ее вопрос, и ответил, что никакой встречи однополчан сейчас не предвидится. Потом она нашла в кармане у Тони билет на ваш вечерний спектакль.

– Вы должны были рассказать мне об этом.

– С какой стати? Ведь сначала я думал, что вас просто решили припугнуть. А если бы я сказал о фотографии, я бы должен был поделиться с вами и подозрениями насчет Адель. Но я не хотел слишком вас напугать.

Можно подумать, что она уже не была напугана!

– Вы меня просто удивляете. У меня создалось впечатление, что испуг – самое меньшее из зол, которые вы с удовольствием пожелали бы мне сегодня утром.

– Вы так думали? – Поначалу, казалось, он был шокирован. Затем, немного подумав, пришел к заключению, что ее можно понять. – Допускаю, что я был более чем нелюбезен, можно даже сказать груб, но поймите же, это произошло сразу после того, как вы врезались в мою машину, а потом попытались протаранить стену ангара.

– Но я ведь сделала это не намеренно.

– Простите? – Весь вид его выражал недоверие. – А я думаю, что именно намеренно.

Клаудия поняла, что допустила ошибку, сказав так, но было уже слишком поздно исправлять ее. Надо просто сидеть и не оправдываться.

– Для вас, как я понял, это был вопрос выбора меньшего из двух золл, не так ли? – продолжал Мак. – Надеюсь, Барти Джеймс преисполнен к вам благодарности?

– Барти Джеймс страшный зануда, настоящий гвоздь в заднице. И для него его автомобиль не просто средство передвижения, как для нас всех, но чуть ли не предмет благоговейного поклонения.

– Вас не переговоришь, – буркнул он, пожимая плечами. – Но если быть честным до конца, я имел и еще одну причину для того, чтобы не сообщать вам о фотографии.

– Да? – растерянно произнесла она.

– Я подумал, что если вы переживете еще одно потрясение после аварии, то наверняка отложите прыжок на другой день. А мне в самом деле не хотелось проходить через этот спектакль еще раз.

– Несмотря на удвоение гонорара? – спросила она, вспомнив страстное желание съемочной группы упаковаться и идти домой.

Он, должно быть, тоже об этом вспомнил, что было видно по его сухой улыбке.

– Да, Клаудия. Даже несмотря на это. Вот это уж совсем не смешно.

– Вы просто обязаны были сказать мне об этом, Мак.

– Но никакого риска не было.

– Не было риска? Ну да, конечно, не было никакого риска! – Она сама испугалась своего голоса, сорвавшегося на визг, но разорванная с намеренной точностью фотография, на которой тело ее аккуратно расчленили, лежала прямо перед ней, и ее уже нельзя было остановить. – Какого черта! Разве ваше дело решать, рисковать мне или нет? Это ведь моя жизнь!

Мак задумчиво посмотрел на нее и спокойно проговорил:

– Ведь я же заменил парашют. Как будто этого достаточно!

– Скажите пожалуйста! Он, видите ли, заменил парашют! – ядовито проговорила она. – И это все ваши меры предосторожности? Ну, знаете, мистер Макинтайр. Да вы послушайте только, что я вам скажу! Сегодня утром, проснувшись, я нашла под дверью анонимное письмо. Мой доброжелательный корреспондент затратил массу усилий, вырезая буквы из газетных заголовков и наклеивая их на бумагу, лишь бы только дать мне знать, что мой парашют не раскроется. А оказывается, это всего лишь маленькая шалость ревнивой беременной Адель, решившей меня попугать. Ну так знайте, она добилась своей цели.

Клаудия удивилась невинно-вопросительному выражению на лице Мака. Любого мужчину на его месте ее сообщение поразило бы в самое сердце, а этот Габриел Макинтайр лишь немного заинтересовался. При иных обстоятельствах она могла бы поаплодировать себе из-за такое достижение. Но ее слишком занимали утренние происшествия.

– Мне действительно удалось убедить себя, что это просто идиотская шутка.

– Шутка? Ничего себе шуточки!

– У некоторых весьма странное чувство юмора, – сказала она. – А мой прыжок должен был состояться во что бы то ни стало, ибо примерно одиннадцать миллионов человек видели меня на прошлой неделе по телевизору и заранее были оповещены, что сегодня утром я должна прыгнуть с парашютом. Когда вы достаточно популярны, такого рода сведения распространяются как чума.

– И вам ни на минуту не захотелось отменить этот прыжок?

На лице ее неожиданно промелькнула улыбка.

– Вы не поверите, но хотелось. Все время хотелось. Но я убедила себя, что вся эта затея с письмом для того и проделана, чтобы заставить меня отказаться от прыжка; это могло исходить от кого-то, кому выгодно было выставить меня в жалком виде. Разве кто-нибудь поверил бы во всю эту историю с письмом? В самом деле? Если бы вы, например, прочитали об этом в газете, вы наверняка решили бы, что я струсила и сама себе написала анонимку, лишь бы только не прыгать. Ну что? Разве вы не так бы подумали?

– Возможно, – согласился он, даже не извинившись за подобное предположение. – Но вы должны были объяснить мне все толком, так, чтобы я поверил вам и принял какие-то дополнительные меры безопасности.

– Объяснить толком? – переспросила она с презрением. – А вы дали мне возможность объяснить толком? Вы же разорались на меня как… Да я и слова не могла вставить.

Он пропустил замечание мимо ушей.

– Вы, очевидно, не приняли этого всерьез. Такая глупость непростительна.

– Ох, верно, мистер Золотая Башка! Спасибо, объяснил дурочке. Ну как же! Я не приняла всерьез! Да у меня даже живот заболел, но я убедила себя, что все идет прекрасно. Кто бы дотянулся до моего парашюта? Он был в безопасности, вверенный заботам Тони, а Тони не стал бы делать ничего, что могло мне повредить. Или стал бы? – спросила она и с удовлетворением отметила, как у ее собеседника потемнели от гнева скулы. – Конечно нет. И только потом, когда я прыгнула, до меня в полной мере дошло, что мне подменили парашют и что это сделали вы, мистер Макинтайр. И никто не видел, как вы это сделали. И в тот же миг меня осенило, что я вообще вас не знаю.

– Клаудия! – Он резко вскочил с табурета. – Не думаете же вы, что… О боже, вы… значит, вы в тот момент решили, что парашют не раскроется?

Воспоминание о тех жутких секундах так резко и сильно нахлынуло на нее, что она вскочила с табурета и бросилась к ванной, поскольку язвящая отвратительная желчь поднялась к самой ее глотке. Она весь день ничего не ела, события шли одно за другим, не давая опомниться и напрочь лишив аппетита, но организм протестовал против всей этой нервотрепки, страхов, травм и голода. Теперь во рту остался лишь кислый привкус шампанского, несколько глотков которого она выпила после прыжка. Она плюхнулась на пол, спиной к ванне, прижав холодный липкий лоб к колену.

– Клаудия, – негромко сказал Мак, тронув ее за плечо. – Пойдемте. Вставайте же.

Она отшатнулась от его прикосновения.

– Уходите, – пробормотала она хрипло. – Оставьте меня одну.

Он молча поднял ее, посадил на край ванны, после чего намочил холодной водой полотенце.

Протерев ей лицо, он наложил влажную ткань на лоб.

– Ну вот так-то, – произнес он примирительным тоном. – А теперь вам надо лечь. Пойдемте.

Его заботливость была очевидна, но все в ней протестовало против его заботливости. Она хотела только одного – чтобы он ее оставил. И повторила свою просьбу, чтобы он ушел, на этот раз менее вежливо. Но он выглядел человеком, внезапно пораженным глухотой, и, вместо того чтобы уйти, вдруг подхватил ее на руки, отнес в гостиную и уложил на диван.

– Лежите. А ноги лучше положить повыше.

Клаудия не противилась, но и не благодарила. Лежа на диване, она понимала: выбора у нее нет. Ясно, что Габриел Макинтайр принадлежит к тем мужчинам, которые охотнее отдают приказы, нежели исполняют их, и она не стала протестовать, позволив ему снять с нее туфли и подложить под ноги подушку.

– Как колено? – спросил он несколько запоздало, поскольку лишь сейчас заметил, что колено перебинтовано.

– Ничего серьезного, обезболивающая инъекция и тугая повязка, которую не требуется менять каждые полчаса. Кажется, я просила вас уйти.

Он вышел из гостиной, но тотчас вернулся со стаканом воды. Она покачала головой, и он поставил стакан на столик рядом с диваном. Затем наклонился, взял ее руки и начал их растирать.

– Ради всего святого! – вспылила она, вырывая у него руки. – Неужели я выгляжу немощной героиней мелодрамы из викторианской эпохи?

– Да, по крайней мере цвет лица у вас такой же, как у девушки, угасающей от чахотки, – заявил он, но массировать ей руки перестал. – Сегодня утром я сделал все, чтобы ваш прыжок был удачным. И только теперь понял, что вам пришлось пережить несколько ужасающих секунд.

– Секунд? – Голова ее откинулась на подушку, она закрыла глаза, пытаясь выкинуть все из головы. Но тщетно. – Мне эти секунды показались годами. Я падала, падала. Подумав о конце, я не могла даже…

Она так сильно дрожала, что он обнял ее в надежде унять эту жуткую дрожь. Его грудь была тверда как скала, и, когда она прильнула к нему, вдруг впервые за весь этот день почувствовала себя в безопасности. Иллюзия, конечно. Скалы весьма опасны, их беспрестанно подмывают волны, и они обрушиваются в море. А у железных мужчин часто бывают глиняные ноги.

– Вы любите ее? – спросила Клаудия.

– Люблю? – он отпрянул и посмотрел на нее сверху вниз. – Я не понимаю, о ком вы?

Она не поверила, что он не понял, но спокойно пояснила:

– Я говорю о жене Тони. Вы потому и пытались защитить ее, не так ли? Вы влюблены в нее?

– В Адель? – Уголки его рта чуть приподнялись, изобразив скупую улыбку. – Нет, Клаудия, я в нее не влюблен. Я бы даже сказал, что она как огромный гвоздь в… сами знаете где. С тех пор, как я знаю Адель, а знаю я ее давно, мне приходится ее терпеть, ибо она моя сестра.

Клаудия взглянула на него с недоверием.

– Тони женат на вашей сестре? И этот идиот не боится рисковать, обманывая ее, когда вокруг столько шпионов?

Улыбка Мака несколько исказилась и почти исчезла с лица.

– При нормальных обстоятельствах Адель вполне способна попридержать Тони. Она знает все его слабости.

Клаудия вздохнула.

– Но он такой красивый.

– Ну, это не по моей части. Но будь я женщиной, то сказал бы, что это не мой тип.

– Вам не нравятся высокие блондины? – спросила Клаудия и вспомнила его поцелуй, гадая, какой тип женщины он предпочитает. Темноглазых, со смуглой и горячей кожей, этакий тип матери-земли?. Она дотронулась до обручального кольца на пальце его левой руки.

– А как обстоит дело с вашей женой, Мак? Как она отнеслась бы к тому, что вы целуете других женщин? И вообще, знает ли она, где вы сейчас находитесь? – Он нахмурился. Судя по всему, она затронула больное место и, видя это, решила еще наддать. – Интересно, она беспокоится или нет?

– Я поцеловал вас, потому что вы прекрасно со всем справились. Ведь это был ваш первый прыжок.

Он лгал. И это интриговало ее. Поцелуй был совсем не поздравительный. Она опять откинулась на подушки.

– Именно таким способом вы и поздравляете всех, кто прыгнул впервые?

– Конечно, – быстро проговорил он. Пожалуй, слишком быстро.

– Или только женщин? – Он замкнулся, но она и не ожидала ответа. – Скажите, Мак, у вас, что, с Тони в обычае охотиться вдвоем?

– Охотиться вдвоем?

– Ну, он покоряет девушек своей обворожительной улыбкой и неотразимо сладостным обаянием. А вы подставляете свою жилетку для слез, когда несчастные обнаруживают, что этот негодяй их надул. Номер, должно быть, хорошо отшлифован. Вы можете исполнить его на бис?

Он резко поднялся.

– Вам пришлось пережить не самый удачный день, так что я забуду обо всем, что вы сейчас наговорили.

– Вот это верно, черт возьми, день у меня и вправду был пакостный. А виноваты в том вы и Тони.

– Мы? – Он сделал предупредительный жест рукой, призывая ее не перебивать. – Тони идиот, это верно. Но Адель в последние несколько месяцев устроила ему далеко не легкую жизнь. Вполне понятно, что ваша улыбка могла показаться ему чем-то вроде плотика, плывущего к утопающему.

– По-моему, комплимент слишком изыскан.

Она подождала, не начнет ли Мак развивать тему, но тот, свернув на свое, спросил:

– Где у вас эта утренняя анонимка?

– В мусорном ведре под раковиной. Желаете ознакомиться?

Она собиралась добавить, что вряд ли ему захочется копаться в использованных чайных упаковках, но он уже вышел из гостиной и не возвращался довольно долго. В конце концов, ей надоело пребывать в тоскливом одиночестве, навевающем невеселые мысли, и она отправилась посмотреть, что он там делает.

Он мельком взглянул на нее и вновь погрузился в свое занятие: сидя у кухонного бара, он восстанавливал уничтоженную записку. Клаудия здорово потрудилась, изорвав анонимку в мелкие клочья.

– Зря вы встали, – сказал он, когда она опустилась на табурет рядом с ним.

– Надо было раньше предупредить. Скажи вы это накануне, я бы вообще не стала выбираться утром из постели, и вам не пришлось бы приносить столь громадные жертвы ради моей безопасности. Как видно, ваши часы здорово опаздывают.

– Идите спать, и я советую вам проспать как можно дольше.

Ей будто что в голову ударило, она явственно ощутила, как смерть овеяла ее сладостным жаром. Желание заснуть и не просыпаться неделю было просто сокрушительным.

– Завтра у меня два представления «Частной жизни», а между ними поездка на телестудию, – проговорила она, погрузив лицо в ладони.

– В любом случае, если вы не хотите, чтобы ваши планы нарушились, вам надо хорошенько отдохнуть. В котором часу подать чай?

И это спросил у нее женатый человек? Ну и ну! Они что, все с ума посходили? Один допрыгался до того, что жена посадила его под замок, другой приносит букет желтых роз и полагает, что это дает ему право остаться у нее на ночь. Розы, она заметила, были подняты с пола, куда она с испугу их уронила, и помещены в вазу с водой.

– У вас железные нервы, Габриел Макинтайр, – пробормотала она из-под ладоней.

– Буду сидеть, пока не сложу все обрывки. Не волнуйтесь, Клаудия, я вас не потревожу.

– Конечно, не потревожите, потому что вас здесь не будет. Я вас не приглашала и теперь прошу удалиться. – Она отняла руки от лица и тревожно взглянула на него. – Кстати, каким образом вы вообще сюда проникли?

– Я ведь вам уже говорил, охрана – мой бизнес. Если бы я не умел справиться с любой системой, мне как охраннику была бы грош цена. А с вашей системой совладать проще, чем с куском пирога.

Ее неоднократные просьбы покинуть дом, как видно, абсолютно не принимались им всерьез. Он даже не поднял на нее глаз, просто положил очередной клочок письма на его законное место.

– В самом деле? – Его слова не произвели на нее никакого впечатления. Она усмехнулась. – Не переоценивайте себя. Просто, уходя, я забыла включить эту чертову сигнализацию. Что и не удивительно для такого дня, как сегодня.

– Нет, вы не забыли включить сигнализацию. Да это и странно было бы. Именно в такие минуты человек удваивает бдительность. Но использовать для кода дату своего рождения с вашей стороны не очень умно.

Она оторопело уставилась на него.

– Вы сказали это наугад.

– Да? Единица, семерка, ноль, восемь. Тоже мне государственная тайна. Сей факт, Клаудия, то есть дата вашего рождения, упоминался и в этой статье. – Он кивнул на порванный снимок, который был вырезан из газеты недельной давности. – Да и замки вам нужно сменить. Любой десятилетний мальчишка сможет их открыть гвоздиком.

– Но сначала ему придется войти в подъезд. У нас на парадной двери хороший замок и переговорное устройство.

– Ну, меня же это не остановило.

– Кстати, как вам это удалось?

– Никаких трудностей. Мне помогла очаровательная леди средних лет, которая прибыла к подъезду с огромной сумкой. Она была весьма признательна мне за помощь и нисколько не усомнилась в том, что мисс Клаудия Бьюмонт ожидает меня.

– Я вам не верю.

Он довольно точно описал Кей Эберкромби, но его утверждение, что она столь опрометчиво клюнула на джентльменскую услужливость, вызвало у Клаудии сомнение. Нет, что-то здесь не так.

– Вы должны мне поверить. Леди ничего не могла заподозрить. Прилично одетый, вежливый господин горел искренним желанием помочь ей. Разве взломщик предложит вам поднести сумку, набитую продуктами? Как вы считаете?

Клаудия негодовала.

– Я не могу поверить, что вам удалось внушить такое доверие этой милой пожилой леди.

– Не можете поверить? Если я, по-вашему, не способен внушить доверие этой леди, я мог проделать это с кем-нибудь еще. Люди опасно легковерны, ведь и ваш анонимный корреспондент нашел какой-то способ пробраться в дом. Неужели вы думаете, что кто-то из ваших соседей подбросил вам эту записку?

– Из тех, кого я знаю? – ужаснулась Клаудия. – Нет, никто из моих соседей на это не способен.

– Вы вот удивляетесь, что при желании злодей может обвести вокруг пальца даже милейших пожилых леди, – сказал он. – Но почему сейчас, когда вы под надежной охраной, вы не хотите пойти и лечь спать? Боюсь, еще немного, и вы просто свалитесь с этой табуретки.

Она слишком устала, чтобы продолжать спор, но в дверях все же обернулась и спросила:

– Скажите, Мак, зачем вы приходили сегодня в театр? В записке вы писали, что хотите поговорить со мной о чем-то важном.

– Так вы ее прочли? Выходит, вы просто не поверили, что я могу знать нечто важное? Во всяком случае, достаточно важное, чтобы уделить мне несколько минут вашего драгоценного времени. Или вы думали, что я отираюсь у служебного подъезда как какой-нибудь страдающий от безответной любви молокосос в ожидании вашего появления?

Возможно, если бы Клаудия была честна с собой, ее отказ принять Габриела Макинтайра показался бы ей глупым, но ей не хотелось признаваться в этом даже себе.

– Вы не страдающий от безответной любви молокосос, нет. Вы настоящий бабник-зануда, берущий женщин измором. Но уверяю вас, в моем случае вам ничего не обломится.

– Слышу голос умудренной опытом женщины.

– Да уж. – Она сверкнула на него глазами, и он ответил ей тем же. – Итак, что там у вас такого важного? Неужели вы пришли в отчаяние, обнаружив, что никакого рекламного трюка не существует?

– Что, девушка, интересно стало? В таком случае там, в театре, вам надо было уделить мне немного времени, чтобы обсудить насущную для вас тему.

– День был такой долгий и трудный. – Она действительно слишком устала, чтобы выслушивать его упреки и объяснять мотивы своего поведения. – Ну? Что вы хотели мне сказать?

Какой-то момент он колебался.

– Существует много причин, по которым я приехал сегодня в город. Во-первых, я хотел извиниться за то, что накричал на вас утром. Водите вы, конечно, по-идиотски, но это не извиняет моей грубости.

– Если это лучшее, что вы можете сказать в качестве извинения, советую вам этим и ограничиться. Вы уже просто достали меня своим занудством.

– Я хотел помириться с вами до того, как вы покинете аэродром, но что-то, должно быть, отвлекло меня, и я совсем упустил это из виду, а когда вспомнил, вас уже не было.

Он склонил голову набок и так усмехнулся, что у Клаудии возникло желание закатить ему еще одну оплеуху. Но она так не сделала. Ей пришлось напомнить себе, что она слишком утомлена. К тому же она сильно подозревала, что он позволит ей сделать это второй раз.

– Ну и? – спросила она.

– Что и?

– Не проехали же вы весь этот путь и не вломились в мою квартиру только для того, чтобы извиниться и помириться? Кстати, откуда у вас мой адрес?

– Тони дал. – Мак осмотрелся вокруг. – Он что, бывал здесь?

Она чуть было не послала его ко всем чертям с его вопросами. Но что-то в его поведении говорило, что у него действительно есть что сказать ей.

– Ну, говорите же, я вся внимание. Он слегка улыбнулся.

– У меня была контрамарка на «Частную жизнь». – Он чуть заметно пожал плечами. – Мой зять обнаружил, что не сможет лично воспользоваться ею.

– Так он передал ее вам?

– Нет, не Тони. Адель. Хотя вряд ли можно сказать, что она ее мне дала. Насколько я помню, она швырнула ею в меня с весьма нелестными замечаниями в мой адрес, и все из-за того, что я позволил Тони крутиться возле столь опасной особы, какой являетесь вы.

А как насчет его собственной жены? Ее что, совсем не волнует его отсутствие?

– Итак, ваши извинения приняты, мистер Макинтайр. Будьте добры, как только закончите выкладывать мозаику из содержимого мусорного ведра, покиньте мой дом. Вы ведь знаете, как обойтись с охранной сигнализацией.

С этими словами Клаудия соскользнула с табурета и неверными шагами направилась к двери.

– Есть еще одно обстоятельство. – Что-то в интонации его голоса заставило ее остановиться. – Утром вы говорили, что у вас отказали тормоза.

– Да, они отказали. Но, помнится, вы не поверили мне. Или я что-то путаю?

– Нет, все верно. Но когда вы уехали, я решил немного передвинуть вашу машину, чтобы осмотреть, насколько повреждена стена ангара. И знаете, выяснилось, что вы говорили правду.

– В таком случае должно последовать еще одно извинение, не так ли? Вы для этого меня вернули?

Ее ядовитую реплику он проигнорировал.

– К тому же я поговорил с Адель, и она твердо уверила меня, что и не думала запихивать фотографию в ваш парашют. Вот я и решил загнать вашу машину на яму и хорошенько осмотреть ее снизу. – Он выдержал долгую паузу, но она молчала. – Мне кажется, вам не мешает знать, что тормоза отказали потому, что они были кем-то повреждены.

Клаудия усмехнулась тихо, почти неслышно.

– Вы шутите. Я хочу сказать, что на этот раз вы шутите?

– Я поговорил с механиком, который пришел проверить то, что я обнаружил. Не сомневайтесь, гараж даст вам полный отчет, который вы сможете, если пожелаете, передать полиции. Это и есть та самая важная причина, по которой я здесь, Клаудия. Парашют – это безумие, согласен, но не думаю, что в этом есть что-то вроде намеренности. А вот испорченные тормоза…

– Намеренность? – Ее сознание отказывалось функционировать, огромная тяжесть вновь навалилась на нее при последних словах Мака. – Вы хотите сказать, что кто-то действительно хочет меня убить?

Он слишком долго молчал, прежде чем заговорить.

– Я не уверен. С ремнем безопасности и защитной пневмоподушкой вы пострадали не так уж сильно. Но все могло оказаться гораздо хуже.

– Да, – медленно проговорила она, – все могло оказаться гораздо хуже. Я могла врезаться в «порше» Барти.

– Клаудия! С вами все в порядке?

Все ли с ней в порядке? Она была в здравом уме, что уже само по себе хорошо. Но она не знала, смеяться ей или плакать. И решила, что не годится ни то, ни другое. Лучше всего пойти и несколько часов поспать.

– Я пойду спать, Мак. Когда будете уходить, постарайтесь не разбудить соседей.

Клаудия проснулась от легкого стука чашки о поверхность ночного столика, но глаз не открыла. Она чувствовала себя совершенно разбитой, все кости ныли, а веки были слишком тяжелы, чтобы открыться.

Потом она ощутила прикосновение к ее плечу горячих пальцев.

– Клаудия?

Голос она узнала сразу. Гавриил. Архангел. Ее собственный персональный архангел принес ей чашку чая. Это хорошо. Она улыбнулась, но, несмотря на скрытый интерес, проявленный ею к ангелам и архангелам, решила, что этого уже вполне достаточно, чтобы попытаться развить мысль дальше.

– Клаудия, пожалуйста, проснитесь. Уже одиннадцать часов, а мне надо еще кое-где побывать.

Она вздрогнула, открыла глаза и сразу же забыла обо всех ангелах. Какой еще там архангел Гавриил. Габриел Макинтайр – собственной персоной! И далеко не ангел.

– Какого черта вы все еще здесь? – возмутилась она, поднимая голову с подушки и собираясь повернуться к нему, но внезапно вспомнила, что, ложась спать, не надела ночную рубашку, а потому, прежде чем посмотреть на него, натянула на себя простыню.

– Я точно знаю, что запирала дверь спальни.

– Точно знаете?

Он находит это смешным, но она так не думает.

– Да, я чертовски хорошо это сделала.

– В таком случае я верю, что вы так и поступили, – тихо ответил он. – Но не стоит расстраиваться из-за подобных пустяков. Я скоро вернусь, мне надо кое-что предпринять для усиления вашей безопасности. – Он задержался в дверях.

– А вы тем временем, кто бы ни стучался и ни звонил в вашу дверь, не открывайте никому.

– Кому никому? – не поняла она. – Вы имеете в виду тех, кого я не знаю?

– Я имею в виду никому вообще. Я вернусь через пару часов.

Мак уже был у двери, когда она вслед ему сообщила:

– Вам не имеет смысла возвращаться, меня здесь не будет.

Он резко развернулся и подошел к ней, хотя на подобный эффект своих слов она не рассчитывала.

– Куда вы собираетесь? И когда?

Клаудия хотела было посоветовать ему заняться своими делами, но ведь он, кажется, считает, что сохранность ее жизни и есть его дело, так к чему лишние препирательства? И потом, это ведь и в самом деле не государственная тайна.

– Я, с вашего позволения, пойду на работу. У меня дневной спектакль, и я должна быть в театре в два часа.

– Как вы будете туда добираться?

– Послушайте, мистер, вы хуже всякого полицейского. Вы, наверное, способны пытать свои жертвы, поднося к их глазам пылающий факел, пока они не…

– Как вы будете туда добираться?

– За мной заедет сестра.

Нет, на этот раз она скажет ему, что это не его дело. Она и сама способна прекрасно позаботиться о своей безопасности.

– Позвоните ей и скажите, что вы сами доберетесь до театра. – Он достал из кармана карточку и положил ее на ночной столик. – Когда вам понадобится автомобиль, позвоните по этому номеру.

– С какой стати?

Он присел на край ее кровати, будто это садовая скамейка.

– По двум причинам. Если некто пытается причинить вам вред, можете не сомневаться, что это кто-то, кого вы знаете.

– И вы подозреваете Мелани? Да вы с ума сошли!

Но, не успев договорить, она вспомнила резкость и странность поведения Мелани прошлым вечером и тихо вздохнула. Да как же можно даже мысленно допускать подобные вещи? Но, задавая себе этот вопрос, она будто знала ответ. Допустить можно все. Вот что делает с человеком подозрительность. Она отравляет его мозг, его чувства, он перестает кому-либо верить. И все из-за проклятой анонимки. Именно этого и добивался ее автор.

И все же Клаудия постаралась отогнать от себя черные мысли.

– Хорошо. А вторая причина?

– Если некто пытается причинить вам вред, вам наверняка не захочется, чтобы кто-то из ваших близких или друзей стал невинной жертвой. – Она ничего не сказала. – Простите, Клаудия. Письмо и фотография, возможно, просто злая шутка. Но вот тормоза – нет. Тормоза не шутка. Вы должны отнестись к этому серьезно.

– Ох, опять вы… – начала она, но голос ее пресекся. Он действительно считает… О боже! – Вы думаете? Насколько все это серьезно?

– Очень серьезно. Поэтому, до тех пор пока мы не обнаружим автора гнусной записки, того, кто подбросил разорванную фотографию и повредил тормоза вашей машины, я буду настаивать на некоторых простых мерах безопасности. Транспорт – в первую очередь.

Она взяла со столика карточку, перевернула ее и, всматриваясь в пустую оборотную сторону, рассеянно проговорила:

– Итак, транспортом я обеспечена.

– Не огорчайтесь, если я приду сюда без вас. То есть, если я позволю себе войти сюда в ваше отсутствие.

– Нет уж! – сердито выкрикнула она. – Не смейте сюда вламываться. Это мой дом, так что нечего опять отключать мою сигнализацию!

– Мне бы это и в страшном сне не приснилось. Я нашел в ящике кухонного буфета связку ключей. Так что взлома не будет.

Клаудия все еще оторопело смотрела вслед нахалу, хотя дверь спальни за ним давно уже закрылась и она даже услышала, как стукнула входная дверь.

Потом она одним рывком вскочила с постели, поплотнее закуталась в простыню и бросилась в прихожую, чтобы поскорее, пока он опять не вернулся, закрыть дверь на задвижку, что оказалось делом непростым, ибо с тех пор, как задвижкой пользовались в последний раз, она покрылась несколькими слоями краски. Пришлось повозить задвижку туда-сюда, пока наконец она не восстановила свои функции. Это особенно пригодится, когда она будет дома. Тогда она ему с чувством большого удовлетворения предложит: «А ну-ка, Габриел Макинтайр, только осмельтесь сломать задвижку!»

Затем, вспомнив его слова, что она никому не должна доверять, Клаудия вылила столь заботливо приготовленный им чай в раковину и сделала себе чашку кофе, после чего отправилась в ванную, где, тщательно запершись, приняла душ, вымыла голову и потратила некоторое время на приведение себя в боевую готовность, причем продлилось это гораздо дольше, чем она могла себе позволить в своей каждодневной жизни, жестко расписанной по минутам.

Когда, призвав на помощь всесильную косметику, Клаудия старательно камуфлировала синяк под глазом, зазвонил телефон.

Вообще она с нежностью относилась к телефонному аппарату – он давал ей возможность отвести душу в разговоре с друзьями, порадоваться их голосам. Теперь же она уставилась на него как на инструмент, способный нанести ей непоправимый вред. Неизвестно кто звонил, и этот факт уже сам по себе таил угрозу; она понятия не имела, кто находится там, на другом конце провода, и чуть не с ужасом смотрела на телефон, а он все звонил и звонил. Переводя дыхание, она осудила себя за смятение. «Ну, держись, дорогуша…» – пробормотала она и решительно подняла трубку.

– Клаудия Бьюмонт, – произнесла она, стараясь твердостью голоса заранее осадить недоброжелателя, который наверняка думает, что она помирает о г страха.

– Господи, – раздался жизнерадостный голос Мелани. – Ты так свирепо назвала свое имя. Все еще злишься из-за тех роз?

– Из-за роз? – Она испытала чувство огромного облегчения. – Ох, нет. Я ждала звонка из гаража, – солгала она. – Не хочу, чтобы они там думали, будто я какая-то размазня. Ну как вчера повеселилась?

– Великолепно! – с таким энтузиазмом воскликнула Мелани, что Клаудия поморщилась.

Как легко воспламеняется эта молодежь, и буквально ни от чего. Потом она все же улыбнулась. Еще совсем недавно она могла проторчать на вечеринке допоздна и вернуться домой за полночь, а на следующее утро выглядеть свеженькой как бутончик. А теперь ей ничего такого не хочется. Грустная мысль.

– Знаешь, Кло, – продолжала Мелани, – я там познакомилась с парнем, который ведет на радио нечто вроде ток-шоу, и он просил меня дать ему сегодня интервью, так что у меня никак не получается подбросить тебя. – Клаудия ничего не сказала; язык ее почему-то вдруг онемел. – Кло? Ты меня слышишь?

Клаудия перевела дыхание и наконец откликнулась:

– Да, Мел, слышу. Что это за малый с шоу? – спросила она будто невзначай.

– Джош вроде. Ро… Роут… Не помню.

– Знаю. Джош Роудс. – На какую-то долю секунды, ужаснувшую ее, Клаудия допустила, что Габриел Макинтайр прав. Ее недоброжелатель не мог до нее дотянуться и тогда вовлек в свою деятельность Мелани, приманив ее участием в шоу. Но Джош Роудс слишком известный телевизионный шоумен. Так что вряд ли. – Не беспокойся, – сказала она. – Я возьму такси.

Закончив разговор с Мелани, она бросила взгляд на карточку, лежащую рядом с телефоном, и набрала номер, но прежде, чем произошло соединение, торопливо опустила трубку на рычаг и отступила от ночного столика, глядя на аппарат, как на существо, которое навязывает что-то чуждое, совсем ей неприсущее.

Нет, такая жизнь не по ней. Подпрыгивать от простого телефонного звонка, бояться выйти на улицу. Кто бы ни писал ей записки и кто бы ни рвал ее фотографии, они будут только рады, если увидят страх Клаудии Бьюмонт и поймут, что она заняла оборонительную позицию.

Гараж наверняка предложит ей другую машину, пока ее алая спортивная красотка будет приводиться в порядок. Она воспользуется этим предложением и после сегодняшнего вечернего спектакля поедет домой, в Брум-хилл. Ей надо все обдумать и о многом переговорить с Физз. Ее младшая сестра – приземленная, практичная женщина. И если кто-то и может дать ей хороший совет, так это она. Приняв решение, Клаудия позвонила в гараж, а затем, перерыв свой гардероб сверху донизу, собрала все, что может понадобиться ей на ночь, соорудив так называемую ночную сумку.

Полчаса спустя, натянув черные леггинсы и обольстительно легкую и просторную блузку из шелка, которая только намекала на все то, что скрыто под ней и заставляла оборачиваться всю улицу, Клаудия подхватила сумку и, включив сигнализацию, покинула квартиру. А Габриел Макинтайр пусть идет куда хочет и пугает кого-нибудь другого, потому что одно Клаудия поняла совершенно точно: если настанет такой день, когда она не решится ступить за порог собственного подъезда, чтобы просто-напрасто остановить такси, считай, что она ушла в монастырь. Эта мысль вызвала у нее улыбку, и, не допуская в голову других мыслей, она дошла до угла, увидела движущееся такси и уверенно подняла руку.

Но вдруг, дико засомневавшись во всем, она опустила руку и стояла, наблюдая, как такси проезжает мимо.

– Ты идиотка, Клаудия Бьюмонт, – сказала она себе, когда такси, медленно удаляясь, приготовилось свернуть за угол дома. – Я просто поверить не могу, что ты способна откалывать такие номера;

И, неистово замахав рукой, она помчалась за проехавшей машиной.

ГЛАВА 4

Клаудия уже застегнула все молнии на комбинезоне, в котором она вчера прыгала с парашютом, осталось только зашнуровать ботинки, когда в дверь ее артистической уборной постучали.

– Мисс Клаудия, за вами пришла машина из студии.

– Спасибо, Джим. Пожалуйста, скажи шоферу, что я буду через минуту.

Она закончила шнуровать ботинки и посмотрела на свое отражение в высоком зеркале, укрепленном на стене. Синяк сквозь легкий слой косметики довольно хорошо виден, комбинезон соответственно достаточно помят и местами эффектно зазеленен травой при падении, а хромота отработана таким образом, чтобы не казаться слишком гротескной. Барти, в том нет сомнения, ее образ несомненно воспримет с удовлетворением. Глядя в зеркало, она сделала лицо. Да, Барти Джеймс, как ни странно, прав. Именно так и следует ей сейчас появиться перед публикой.

Утренняя встряска с поимкой такси заставила Клаудию внутренне собраться, и она решительно избавилась от гнетущих ощущений, которые вызвал в ней Мак. Все, что от нее требовалось, это пережить телевизионное представление, потом отыграть вечерний спектакль, а после всего этого она проведет остаток уик-энда с Физз и Люком. Ничто не заставит ее переменить ход своей жизни – ни сейчас, ни в будущем. Она взяла сумку и направилась к служебному входу театра.

– Джим, предупреди администрацию, что я уехала на телестудию, мое выступление в первой части шоу, так что к вечернему спектаклю я должна успеть. Если возникнут какие-то трудности, я позвоню.

– Не беспокойтесь, мисс Бьюмонт, я все передам.

Клаудия открыла дверь и вышла на улицу, озаренную благодатными солнечными лучами. Дневной спектакль пошел ей на пользу. Остатки утренней паники вмиг испарились в жарком сиянии театральной рампы.

Все стало таким очевидным. Просто Адель, хоть и отрицала это, попыталась напугать ее. У кого еще есть причины желать ей зла? Ни у кого. Нет, ни у кого, кроме Адель. Необходимо смириться с этой мыслью, хотя она и симпатизировала беременной женушке Тони.

Что касается тормозов, то в гараже достаточно опытные люди. Их управляющий ясно дал ей понять, что подобное повреждение машины, принадлежащей очаровательной юной женщине, не способен произвести ни один здравомыслящий мужчина. Одним только этим замечанием он оказал ей большую помощь, а еще обещал сразу же, как будет возможно, представить полный отчет по неисправности. От отчета она ожидала гораздо большего, чем могло дать мнение дилетанта, который, похоже, вообразил себя Джеймсом Бондом.

Лоснящийся черный автомобиль с включенным мотором поджидал ее у края тротуара, и, когда она наклонилась, чтобы поговорить с водителем, ее распущенные волосы свесились так, что она скорее почувствовала, чем увидела человека, который обхватил ее за талию, приподнял, так что ее ноги оторвались от земли, и, не успела она закричать, призывая на помощь Джима, находящегося по ту сторону дверей служебного входа, как чья-то ладонь закрыла ей рот, а сама она была бесцеремонно брошена на заднее сиденье машины. Она попробовала вырваться, но рука, схватившая ее, была просто железной, похититель прижал ее спиной к своей груди, и в это мгновение машина двинулась с места и быстро отъехала от театра.

Гнев захлестнул Клаудию настолько мощно, что на какой-то момент она перестала соображать и чувствовать, но это состояние продолжалось не больше минуты. Она во что-то брыкнула ногой в грубом башмаке и благодаря этому переменила положение тела. Рука, закрывавшая ей рот, ослабла, и она сильно укусила ее.

– Вы просто кошка! – взорвался Макинтайр – а это был он, – выпуская ее из своей железной хватки.

Разъяренная, она повернулась к нему.

– Вам повезло, вы еще легко отделались. Но какие, к черту, игры вы тут опять затеяли?

– Ничего себе легко отделался! – сказал он, посасывая подушечку большого пальца.

Она откинула назад пышную волну своих волос и отодвинулась на другой конец сиденья.

– Хорошо, а чего вы ожидали? Что я вас расцелую?

– Я ожидал, что уж теперь-то вы не станете пренебрегать простейшими правилами безопасности. Но вы, как я вижу, полностью игнорируете мои наставления.

– Конечно, как вас не игнорировать? Ведь вы сумасшедший!

– Это я сумасшедший? Я? А не тот, который шлет вам письма с угрозами? И не тот, из-за которого неожиданно отказывают тормоза вашей машины?

– Эти два случая не связаны между собой. Я совершенно точно знаю, кто несет ответственность за первое.

Его глаза сузились.

– Кто же?

Клаудия не удостоила его ответом. Чего ради? Он все равно не поверит ей после того, как его драгоценная сестрица отрицала свою причастность к этому делу.

– Ну а что касается тормозов, то это всего-навсего поломка, и больше ничего.

– Так вы, милая, оказывается, разбираетесь в механике?

– А вы?

Она смотрела на него с раздражением. Он понимал, надо пойти ей навстречу, помочь ей, но что-то удерживало его от этого шага.

– Потому я и взялся охранять вас, Клаудия, что по механической части соображаю немножко лучше, чем вы.

– А мне так не кажется.

Выражение его лица не сулило ей ничего хорошего. Похоже, у него чесались руки хорошенько отшлепать ее. И, судя по всему, он с трудом сдерживал себя. Ну, пусть только попробует, подумала она, видя, как он смотрит на нее поверх своей, вероятно все еще болевшей от укуса, руки.

– Я просто предполагал, что вы наконец прибегнете к элементарным правилам безопасности, выходя на улицу. По-моему, это не так уж трудно.

– С какой стати? – спросила она надменно. – Пока что самая большая опасность, как я вижу, исходит от вас, мистер Макинтайр. Вы даже не брезгуете киднеппингом.

– Вот именно! – ядовито поддакнул ей Мак.

– Послушайте, сколько, вы думаете, я стою? – дерзко спросила она.

– По мне так ничего. Вы вздорная женщина с абсолютно дикими взглядами. Кто бы и как вас ни запугивал, вы сами вредите себе больше всего. Не знаю, чем еще можно воздействовать на ваше воображение. Не деньгами же, в самом деле? Возможно, вы поймете серьезность ситуации лишь тогда, когда попадете в действительно опасное положение. Вот тогда и обсудим правила безопасности.

– Опасное положение?

– Да, черт возьми, опасное положение. Ради всего святого, Клаудия, заставьте себя быть серьезной. Или вы не способны на это?

Она игнорировала его попытки испугать ее. Она отказывалась пугаться.

– Когда я спросила вас, Мак, «с какой стати? «, я имела в виду, с какой стати вы так мощно распростерли надо мной крылья своей защиты, тем более что моя жизнь не представляется вам такой уж большой ценностью? Какого черта вы загребли меня с тротуара? Ведь я вам открытым текстом сказала, что не нуждаюсь в ваших услугах. И, к вопросу о вашей опытности, позвольте мне заявить вам, что своим опытом вы всю душу из меня вымотали. Ведь за два дня вы умудрились трижды испугать меня до полусмерти.

– Вы утверждаете, что не нуждаетесь в моей помощи, поскольку сами прекрасно разбираетесь в ситуации? Я не имею в виду тот первый случай, после которого у вас было время подумать. Я имею в виду тот момент, когда я – а это, согласитесь, мог быть и не я – сгреб вас с тротуара. Так вы продолжаете утверждать, что способны справиться со всем сами?

– Да. Именно это я и утверждаю.

Он откинулся на спинку сиденья, глядя на нее с недоумением.

– И каким же образом?

Сочетание обстоятельств, больше ничего. Сочетание обстоятельств. Волнующий запах грубошерстного свитера, который был на нем, твердость его груди, которую она ощутила спиной, мужская мощь, что позволила ему с такой легкостью затащить ее в машину, – все это как-то смягчило ее.

– Не знаю, что и сказать. – Помолчав, она добавила: – Это безумие, Мак. Неужели вы не видите, что от вас у меня нет ничего, кроме неприятностей?

– Не отвергайте защитника, леди. Существует кто-то, кто угрожает вам. А я, как вы сами признали, доставляю вам одни неприятности.

– Вы себя недооцениваете.

– Нет. Скорее, как я вижу, вы недооцениваете реальную опасность, которая вам грозит. В противном случае вы, прежде чем подойти к неизвестному автомобилю, внимательно присмотрелись бы к нему. Вообще говоря, это надо было сделать до того, как вы вышли из подъезда и закрыли за собой дверь. Не пришлось бы вам ни пугаться до полусмерти, ни кусаться как дикая кошка.

– Но никто меня не преследует. Никто не хочет навредить мне. Адель состряпала посланьице с фотографией, просто она не хотела признаться вам в этом. Я даже могу в какой-то степени понять ее.

Клаудия не подумала о том, что Маку ее слова могут причинить боль, ведь Адель его сестра, к тому же она беременна.

Но он, не выказав никаких чувств, просто спросил:

– А тормоза?

– Из гаража мне обещали прислать отчет о неисправности. Вот получу его, тогда и посмотрим. – Она отбросила от лица непослушные пряди волос. – И потом вот еще что. Мы едем не на машине Барти, которую он обещал прислать, а на такси. Я вижу, что таксист целиком и полностью подчиняется вашим приказам, так что будьте добры, скажите ему, чтобы он отвез меня к телестудии. В любом другом случае я была бы счастлива, если бы он высадил меня у ближайшей станции подземки.

Мак ухмыльнулся.

– Вот в этом вы вся, Клаудия. Вы, может быть, и глупышка, но в присутствии духа вам не откажешь. Она удивленно подняла брови.

– Если это комплимент, Мак, то он принят вкупе с вашими давешними извинениями. Но знайте, вы усложняете свое положение. Весьма усложняете. – Она наклонилась к окошку водителя и постучала. Тот поднял стекло.

– Остановите, пожалуйста, у ближайшей станции подземки. Это распоряжение мистера Макинтайра.

Шофер оглянулся и посмотрел на Мака, ожидая дальнейших инструкций. Тот просто покачал головой.

– Мистер Макинтайр едет туда же, куда и вы, мэм, – сказал шофер с той степенью вежливости, на которую был способен, после чего опустил стекло.

Она повернулась к Маку.

– Это правда? Вы едете на студию?

– Конечно. – Он показал на свою одежду. Поверх свитера на нем был комбинезон. – Надеюсь, вы не думаете, что это моя обычная одежда?

– Меня меньше всего заботит, что вы носите и как одеваетесь в какое бы то ни было время дня и ночи, – сдавленным от ярости голосом проговорила Клаудия.

– Должен был прийти Тони, чтобы рассказать зрителям, какая вы мужественная девушка и как хорошо все исполнили. Но поскольку он содержится под домашним арестом, его функции исполняю я.

– Скажите мне, Мак, если бы ваша сестра узнала, как вы рискуете, находясь в опасной близости с особой, подобной мне, не думаете ли вы, что она и вас попыталась бы спасти, посадив под замок?

– Я думаю, – ответил он довольно угрюмо, – что у моей сестры и без того забот полон рот.

– Еще бы, с одним бэби на подходе и с другим на коротком поводке. Да уж, поводок кроме как зубами ей и держать нечем. – Она помолчала и, видя, что ответа от него не дождаться, добавила: – Какая жалость, что и ваша супруга не держит вас на короткой привязи.

– Моя жена не предмет для обсуждений в подобном тоне, – сказал он без всякого выражения. – Она умерла.

Клаудию захлестнула волна смущения. Невзначай она задела чувства безутешного вдовца, а это все равно что лихо сплясать на чужой могиле. Что ж поделаешь, случались в ее жизни моменты, когда язык, как говорится, опережал ноги. Он быстро взглянул на нее, затем отвернулся и уставился в окно.

– О, простите, – пробормотала она.

– Ничего.

Он явно не хотел развивать эту тему, не хотел ничего объяснять. Весь оставшийся путь они проделали в молчании. Клаудия впервые взглянула на него лишь тогда, когда они прибыли в студию и при входе должны были расписаться в книге посетителей. Мак ответил ей взглядом, ясно говорящим, что он понимает, какие вопросы ей хотелось бы ему задать, но и запрещает задавать их.

Девушка в эффектном розовом халатике внезапно явилась им и провозгласила:

– Привет! Я – Джилл. Будьте любезны, мисс Бьюмонт и мистер Макинтайр, проследовать за мной, я немного приведу вас в порядок. – Бросив профессиональный взгляд на синяк Клаудии, она добавила: – С этим справиться у нас хватит средств и возможностей. Макияж всесилен.

– Нет. Синяк должен остаться, это распоряжение Барти. Единственное, что мне потребуется, привести в порядок волосы.

– У вас и губная помада немного того… – неуверенно проговорил Мак. – Это я виноват.

– Ну, это здесь не проблема. Постойте, вот они примутся за вас, так я посмотрю! – мстительно проворчала Клаудия.

Джилл, взглянув на Мака, улыбнулась.

– Не вижу, за что тут особенно браться. Мистер Макинтайр явно не нуждается в макияже. У него естественная матовость кожи, его даже пудрить не надо, да и вообще с его внешностью… – Очевидно, внешность Мака особенно впечатлила гримершу. – Вы, мистер Макинтайр, можете пройти в артистическое фойе, – любезно предложила она. – Один пролет лестницы вниз и направо.

Но Клаудии это предложение не понравилось.

– Боюсь, что мистер Макинтайр останется со мной. Не сомневаюсь, Мак, вы предпочтете присматривать за мной во всех ситуациях, которые могут возникнуть, – невинно взглянув на него, сказала она и положила руку на его плечо. – Разве что… – шепнула она, оставив конец фразы висеть в воздухе.

– Разве, что?

– Ну, вдруг вам захочется немного выпить. Глоток-другой чего-нибудь крепкого не помешает. Киднеппинг, что ни говори, тяжелая работа.

Он принужденно улыбнулся, но последовал за ней в гримерную, где топтался возле дверей, вверив Клаудию заботам розовой девушки. Джилл сняла губную помаду, размазанную рукой Мака, закрывавшей Клаудии рот, чтобы в момент похищения заглушить вскрик ужаса. Когда девушка, покончив с этим, взялась подыскивать соответствующий тон для обновления губ, Клаудия обернулась и, посмотрев на Мака, спросила:

– Вам это все в новинку? Наверное, кажется, что людей здесь искусственно подделывают подо что-то натуральное?

– Думаю, я это переживу.

Джилл, сочтя, очевидно, неуместным вмешиваться в разговор своих клиентов, просто сказала:

– Откиньте, пожалуйста, голову немного назад. – И нанесла пробный мазок. – Вот так, мне кажется, будет неплохо, – произнесла она, взглянув на Клаудию через зеркало. – Как вы думаете?

– Да, пожалуй.

– Прекрасно, так я и сделаю. Покончив с губами, девушка спросила:

– Как с волосами? Предпочитаете сами обработать их? Или мне ими заняться?

Клаудия внимательно осмотрела себя и поняла, что ее волосы, приведенные в некоторый беспорядок возней с Маком, в сочетании с синяком будут прекрасно смотреться в кадре. Так что она поблагодарила девушку, встала со стула и, подойдя к Маку, непринужденно взяла его под руку.

– Думаю, нам не мешает чего-нибудь выпить. Потом, когда нас потащат на сцену, будет не до того.

– Может, шампанского? – спросил он.

– Нет, воды. У меня сегодня еще один спектакль. Они забрались на высокие табуреты у бара.

– Я не сказал вам, – заговорил Мак, – что думаю по поводу вашей вчерашней игры.

– О, это благоразумно. Отмолчавшись, не ошибешься.

– Да нет, просто я не смог воспользоваться билетом, – сознался он, – но я слышал, что спектакль очень хороший и шутки из него люди не устают повторять, все еще находя их забавными. Говорят, там и ваша сестра играет?

– Мелани моя сводная сестра. Мы от разных матерей. Вы не поверите, но еще пару месяцев назад мы с ней и не знали, что у нас один отец.

– В самом деле? – недоверчиво спросил он, и она не могла осудить его за это.

– Да, это правда. Моя мать – Элен Френч.

– Я знаю. Ее все так любили.

Еще бы всем ее не любить, уныло подумала Клаудия.

– Да, но она попала в автокатастрофу, и это произошло примерно тогда, когда мать Мелани обнаружила, что беременна. И вместо того чтобы просить моего отца сделать выбор, она предпочла уехать, и отец даже не знал о том, что еще раз стал отцом. Да и Мелани до последнего времени не знала, кого ей благодарить за появление на свет. Она приехала сюда в прошлом году, и Люк…

Клаудия умолкла, поняв, что далее потребуются дополнительные разъяснения, и спросила себя, а какого черта она вообще все это ему рассказывает.

– Люк?

Она пожала плечами.

– Ну, Люк. Люк Девлин. Дядя Мелани, младший брат ее матери. Он выяснил, что отцом Мелани был мой отец, и приехал посмотреть ему в глаза, а если точнее, то отомстить за сестру. К счастью, сначала он встретился с Физз и влюбился в нее. Она тоже моя сестра, но, в отличие от Мелани, родная.

– Та, что беременна?

– Да. Фелисити. Единственная среди нас, что не стала актрисой. – Клаудия тихо вздохнула. – Она заведует радиостанцией.

– У вас такое добропорядочное семейство. Что-то в его интонации ей не понравилось.

– Театр – наш фамильный бизнес, Мак. А вы что, потомственный взломщик?

– Нет. Взломщики вряд ли передают свои традиции детям, правда, если таковых имеют: кажется, в их среде обзаводиться семейством вообще не принято. – Он внимательно всматривался в содержимое своего стакана. – В моей семье все мужчины были военными. Так уж исстари повелось.

– Исстари? А когда это началось?

– Давно. Начни только вспоминать. Макинтайры воевали еще при Бленхейме вместе с герцогом Мальборо. Двое принимали участие в сражениях с испанцами под знаменами Веллингтона, один был среди участников атаки Легкой бригады.[1]

– Тех самых известных безумцев?

– А еще трое, два брата и их кузен, в один день погибли под Ипром. – Он посмотрел на нее. – Без всякой славы, Клаудия. Война – дело кровавое. Какая уж там известность.

Ее огорчила его подавленность.

– Простите, я не хотела вас задеть. Продолжайте.

– Войны, Клаудия, никак не хотят кончаться. И всегда находятся глупцы, готовые кормить их своим мясом.

– А вы?

– Боюсь, я такой же глупец, как и все.

– А может быть, у мужчин просто нет выбора? Это бремя, которое вам пришлось нести, не очень, как видно, легкое. Но вы, несмотря ни на что, все-таки выжили.

Ее замечание удивило его. Он не ожидал, что подобные женщины способны к сочувствию. А она, заметив его реакцию, спросила себя, неужели он считает ее настолько примитивной, что даже малый знак внимания с ее стороны вызвал в нем столь сильное удивление, которого он даже не мог скрыть?

– Клаудия! Мак! – послышалось восклицание Барти. – Спасибо, что пришли. А то я тут бегаю и не знаю, удастся ли все сделать, как задумано.

С его появлением Клаудия испытала облегчение. Можно наконец прервать нелегкий разговор с Габриелем Макинтайром. Он, казалось, готов был и дальше рассказывать о своих предках, но она уже не находила в себе сил для подобных разговоров. Что же он такое? Обиженный на недостаток почестей герой? Или он вообще никакой не герой? Правда, он слишком молод, чтобы отступать перед опасностью.

– Клаудия! – Барти сердито посмотрел на нее, ожидая реакции. – Ты что, не слышишь меня?

– Прости, я отвлеклась. Мне показалось, что я увидела своего знакомого.

– Со знакомым можешь поговорить позже. Слушай, что я тебе говорю.

И он начал инструктировать ее, будто девчонку, которая сегодня впервые должна выступить в школьном спектакле. Ей даже подумалось, что из Барти вышла бы отличнейшая заведующая школой, эдакая матерая училка с седым пучочком на макушке, которая одна знает, как ставить и играть школьные спектакли вроде «Так держать!» или еще чего-то из ублюдочного школьного репертуара.

– Поскольку ты устроила по телефону целую истерику по поводу того, что у тебя еще вечерний спектакль, я изменил порядок выступлений, и ты будешь первая. Майк, представляя тебя, объяснит, почему ты так суматошно торопишься. – Тут он с укором взглянул на нее. – Впрочем, это будет хорошей поддержкой, своего рода рекламой для этого вашего спектакля, как бишь его… для «Частной жизни».

Спектакль, с успехом идущий уже долгое время, не нуждается в дополнительной рекламе, но благодарность за внимание к такому пустяку, как вполне кассовый спектакль, ей, актрисе, играющей главную роль в нем, непременно надо выразить, и Клаудия, как послушная ученица, улыбнулась и сказала:

– Спасибо, Барти.

– Потом мы прокрутим фильм, а когда он кончится, тебя вызовут; последуют громкие аплодисменты, и я хочу, чтобы ты сбежала с лестницы к центру студийной площадки с триумфально воздетыми руками.

– О боже, – простонал Мак, когда Барти попытался воспроизвести требуемый жест триумфа.

Клаудия громко закашлялась, чтобы Барти не услышал этого стона.

Барти с нетерпением ожидал, когда она кончит кашлять, чтобы закончить монолог.

– Потом Майк скажет тебе, как дорого ты стоишь и сколь большая сумма должна стоять в благотворительном чеке, которого ты заслуживаешь.

– На кого, если не секрет, направлена ваша благотворительность? – спросил Мак, повернувшись к Клаудии.

– Детский хоспис в Брумхилле. В городе, где я родилась. Физз на своей радиостанции начала кампанию еще в прошлом году. Кое-какие средства уже собраны, но не мешало бы малость добрать, надо заставить раскошелиться наших богатеев. Строительные работы начнутся в следующем месяце и…

– Да, да, – нетерпеливо перебил ее Барти. – Это великолепная инициатива. Тебе будет приятно узнать, что мы продемонстрируем обширную почту и даже прочтем несколько прекрасных писем. Множество людей с большой любовью вспоминают твою матушку, а ведь ты так на нее похожа.

– Скажешь тоже! Куда мне до нее. Она была… – Пальцы Мака предостерегающе сжались на запястье Клаудии, и она решила не развивать тему, а, закруглившись, сказать: – Мама была настоящая звезда.

– Да, дорогая. Элен Френч была воистину светозарна. Твой отец, потеряв ее, оставался безутешен до конца и так никогда по-настоящему и не оправился от горя.

Здесь у Барти ненароком прорвался тихий смешок, когда он понял, что сказал нечто слишком уж красивое, что подобало говорить на публике, а не среди своих, поскольку полной правдой не являлось.

Клаудия решила прекратить эту игру и сквозь зубы проговорила:

– Мой отец всего себя посвятил маме и не отходил от нее до последней минуты.

– Да, воистину так. Ну что ж. – Он повернулся к Маку. – Мы передадим Клаудии чек на больных деток, поблагодарим вас за все, что вы сделали для ее успешного прыжка. Потом прокрутим маленький фильм, снятый нами после приземления Клаудии. О’кей? Ну вот и прекрасно. – Барти взглянул на часы.

– У вас есть немного времени, чтобы привести себя в порядок. Через десять минут будьте готовы.

– Не слишком ли поздно мне учиться ходить на цыпочках? – спросил Мак, глядя вслед Барти, направившемуся терзать следующую жертву.

– Просто слушайте все, что будет болтать Майк, и улыбайтесь, – сказала Клаудия. – Думайте о больных детях, а не о людях, готовых платить не за них, а за то, что вы на несколько минут выставите себя дураком. И вот еще что, Мак. – Он вопросительно поднял брови, ожидая дальнейших указаний. – Спасибо, что вы удержали меня от излишних высказываний, о которых я потом пожалела бы.

– Всегда к вашим услугам.

– Но как вы узнали?

– Я заметил, что у вас побелело вокруг носа. У Адель так бывает перед тем, как она полезет на стену. Ее недавняя ярость слишком хорошо мне запомнилась.

– Ох, ну…

– Все хорошо, Клаудия. Я вас прекрасно понимаю.

– Вы меня понимаете?

– Наверное, не слишком весело жить в тени знаменитой матери?

– Вы хотите сказать, что способны это понять? – Она уставилась на него, ненавидя себя за надежду, что человек, который рос и жил под грузом целого батальона героических предков, действительно способен понять ее и даже выразить свое сочувствие. – Я полагаю, Мак, что вам следует сохранить свои дилетантские психологические разработки для тех, на кого они могут произвести впечатление. Вы все больше меня раздражаете.

Она заметила кого-то из знакомых и отошла, оставив Мака одного и желая ему проваливаться ко всем чертям.

Он, правда, никуда не провалился, а, когда шоу началось, возник рядом с ней и встал чуть поодаль, глядя на экран монитора, где крутили короткометражку о том, как проходили ее тренировки и как она, в конце концов, спрыгнула с небес, шмякнувшись оземь. В самый патетический момент он положил руку ей на плечо, поскольку она слишком напряглась, но на пленке эпизод приземления не выглядел так нелепо, как она ожидала, и страх и боль, пережитые ею в те секунды, остались как бы за кадром.

Далее следовало прибытие съемочной группы к площадке перед ангаром, потом сцена с шампанским, затем Мак берет Клаудию за талию и вынимает из кузова джипа, чтобы поставить на землю. Она затаила дыхание – сейчас там, на экране, он ее поцелует. Но нет, ребята, конечно, вырезали те кадры, где она закатила ему пощечину. Камера, однако, показала ее лицо сразу после поцелуя, нежные губы слегка приоткрыты, глаза горят, и все это сейчас возникло на экранах одиннадцати миллионов гостиных, на экранах всей страны.

В этот момент появился распорядитель и панически замахал им руками – пора выходить под яркий свет юпитеров и пристальный взор кинокамер. Мак взял ее под руку, и они сбежали по лестнице вниз под грохот аплодисментов публики, которая заполнила съемочный павильон студии.

Майк Грефтон, ведущий шоу, рассиялся им навстречу улыбками и только потом повернулся к зрителям.

– Давайте поприветствуем храбрую леди. – Последовал взрыв аплодисментов. – А заодно и этого красавца, который оказывал ей всяческую поддержку. – Еще одна овация. – Может, мы попросим его еще раз поцеловать нашу очаровательную парашютистку?

– Целуйся с ним сам, – пробормотала Клаудия себе под нос.

Публика поддержала инициативу Майка ревом одобрения.

– Как вы думаете, сколько это стоит? – спросил он зал.

– Тысячу фунтов! – выкрикнул зал в один голос. Он сложил ладонь лодочкой и приложил к уху, будто не расслышал названной суммы.

– Сколько, сколько?

– Тысячу фунтов, тысячу фунтов, тысячу фунтов! – весело скандировала публика.

Клаудии показалось, что ее внутренности от предчувствия дальнейшего унижения свернулись в рулончик, а Майк, глядя на них с Маком, сделал жест, означающий «прошу вас, приступайте».

Внутренности Клаудии свернулись еще туже, когда Мак повернулся и посмотрел на нее своими синими глазами.

– Это же хороший шанс, дорогая, – пробормотал он, слегка приподняв брови. – Не упустите его.

– Попробую.

Клаудия выступила немного вперед, публика замерла в ожидании, и она поняла, что отступать некуда, но если Барти Джеймс думает, что весь этот дешевый балаган сойдет ему с рук, то он жестоко ошибается. Она оглядела публику, а затем сложила ладонь лодочкой и поднесла ее к уху, повторяя жест Майка.

– Сколько, сколько?

Потворствуя идиотизму зрителей, она повторила этот жест и другой рукой, что выглядело весьма нелепо, но зато страшно позабавило и развеселило публику, которой после этого невозможно было отмолчаться.

– Две тысячи фунтов, – вразнобой заголосили из зала.

Клаудия положила руки на бедра и уставилась в зал.

– Только две тысячи? – спросила она. – И это все, на что вы способны? Подумайте о несчастных больных детях.

– Три, – раздалось из ликующего зала. – Три тысячи фунтов.

Она повернулась к Маку с широким жестом, выражающим возмущение человеческой скупостью. Мак, подхватив инициативу, выступил вперед.

– Не останавливайтесь! – ободрил он зрителей. – Это не истощит ваших карманов. Или мы с Майком подумаем, что они у вас дырявые. Последнее слово за вами!

Публика замерла, почуяв грубое принуждение.

Майк Грефтон, осознав, что ведение шоу ускользает у него из рук и принимает характер разбойного нападения, сразу же включился в процесс, возвращая себе права ведущего, но тут заметил испуганного Барти Джеймса, производящего суматошно-панические жесты, призывающие объявить его появление. Но в конце концов, Барти не удержался и выскочил под объективы сам, не дожидаясь объявления.

– Ну, Клаудия, – сочно сказал он, поворачиваясь к ней. – Публика хочет еще один поцелуй, и мы с удовольствием готовы поддержать наших зрителей, которые будут счастливы, даже если нам придется дать для вашего доброго дела семь тысяч фунтов.

Камера взяла Барти крупным планом, создавалось впечатление, что деньги он вот-вот вытащит из собственного кармана.

– Итак, Клаудия, что вы нам на это скажете? – вновь перехватил инициативу Майк Грефтон.

Клаудия светло улыбнулась.

– Скажу, что сумму надо удвоить. Ведущий издал нервный смешок.

– Удвоить?

Краешком глаза она увидела, как застонал Барти, но мошенник знал, когда надо стонать и хвататься за голову, а когда, напротив, ликовать и восхищаться публикой. Вот и сейчас он постонал, постонал, заговорщицки переглянувшись с залом, и вдруг исчез, схватив большую бутылку виски, которая волшебным образом появилась прямо перед ним. Майк, решив вытянуть из нового поворота событий все, что можно, повернулся к зрителям.

– Удвоить! – повторил он. – Как вам это нравится? Давайте спросим у Габриела Макинтайра, стоит ли поцелуй этой девушки таких денег.

Клаудия ужаснулась, видя, что Мак смотрит на нее, но она стойко выдержала его взгляд. Смущаться и ужасаться теперь некогда, надо профессионально держать восхитительную улыбку, очаровывая публику, выжидательно замершую в молчании, нависшем над студией.

– Ее поцелуй стоит гораздо большего, – сказал Мак.

Публике его ответ понравился, о чем она заявила нестройным шумом одобрения, но тут Майк поднял руку, требуя молчания, затем, когда в студии убавили свет, отошел в сторону, оставив парочку в ярком пятне света.

Ну, ничего, ничего, уговаривала себя Клаудия. Экранный поцелуй ничего не значит. Но Мак не двигался, не делал ничего, чтобы помочь ей. Скорее всего вспомнил последствия предыдущего поцелуя и решил не проявлять инициативы. Клаудия медленно повернулась к нему, прикоснулась к его руке и сказала:

– Ну что ж, дорогой мой тренер, порадуем нашу великодушную и щедрую публику, она того заслужила.

С этими словами она подняла руки и обняла его за шею.

– Долго ли мы должны их радовать? – тихо спросил он.

Она не ответила, просто привстала на цыпочки и прижалась губами к его губам. Холодно, расчетливо и без малейшего проблеска чувства.

Несомненно, это был самый бесстыдный поцелуй, каким она когда-либо одаривала мужчину, будь то на сцене или вне ее. И несмотря на это, вдруг неожиданно ощутила его возбуждение. Но только на какой-то момент. Мак быстро справился с собой, обнял ее за талию и возвратил ей поцелуй.

Поначалу она твердо владела ситуацией, исполняя все так, как не раз уже ей приходилось делать это на сцене. И вдруг что-то изменилось. Испугавшись внезапной перемены, она оледенела. Но когда его тело еще теснее прижалось к ней, когда его руки подняли ее и держали чуть не на весу, весь ее гнев испарился, она успокоилась и, вцепившись в смятый под ее пальцами свитер, доверчиво прильнула к нему.

Краешком сознания она слышала аплодисменты, продолжавшиеся все время, пока длился и длился их поцелуй. Но все казалось неважным, кроме жаркого рта Габриела Макинтайра и медленного свободного падения в поцелуй, в котором он будто овладевал ею.

Все кончилось внезапно, и, когда она отклонилась от него, отбросив назад волосы, свалившиеся на лицо, его глаза были прикрыты, лишая ее возможности понять, что он чувствует.

Злясь на него и на себя, она с трудом сдержала собственные эмоции, чтобы они не отразились на ее лице. Но, несмотря ни на что, ей страстно хотелось отвесить ему увесистую пощечину, как тогда, когда он первый раз поцеловал ее, но она не имела права выйти из роли на глазах у миллионов зрителей. А поэтому, вместо того чтобы закатить ему оплеуху, она скромно опустила ресницы.

– Ну что, Мак, – сипло пробормотала она, – стоит этот поцелуй четырнадцати тысяч фунтов?

– Нет, Клаудия, это вы должны мне сказать, – тихо, бархатным голосом ответил он.

– Даже и слушать тебя не хочу, – направляясь к выходу, бросила она спешившему следом за ней Барти. – Никогда больше не соглашусь участвовать с тобой в шоу.

– Поверь, это выглядело очень забавно, Клаудия. И ты так здорово со всем справилась.

– Не благодаря тебе, а вопреки. И все за такие мизерные деньги. Никто не смог бы собрать на телевидении меньше денег, чем ты. Ты набрал было скорость, но выскочил ни для чего другого, как только малость попрыгать и смыться. Уж если начал дело, так надо было раскручивать его на полную катушку. Ты просто напугал публику, заставив их поглубже запихнуть руки в карманы и отсидеться даром. А завтра бульварные газетенки будут на все лады потешаться над нами. – Она взглянула на Мака. – И вы еще тоже. Вы хоть понимаете, во что вляпались? С какой легкостью вы согласились корчить из себя дурака!

– Я для дела старался. – Он пожал плечами. – Вы же сказали, что это акт благотворительности.

– Нет, Мак. Это просто дешевая реклама для их треклятого шоу.

– Не такая уж дешевая. – пытался возражать Барти.

– А я говорю, дешевая!

Наконец-то Клаудия получила удовлетворение, осознав, что ей удалось прижать его так, что он запищал. Она взглянула на часы и устремилась к двери.

– Считай, Барти, что тебе повезло, мне надо быть еще кое-где. А то бы ты у меня так просто не отделался.

Мак опередил их, открыв для Клаудии дверь, но, когда собрался взять ее под руку, она резко оттолкнула его.

– Вы когда-нибудь прекратите меня лапать или нет? – выпалила она, гневно сверкнув глазами.

Он поднял руки с растопыренными пальцами в знак того, что подчиняется, извиняется и ни на что не претендует.

– Ладно, пошли, – смилостивилась она. Дверцу машины Мак перед ней открыл, но руку свою, когда она забиралась в салон, не предложил. И не пытался заговорить с ней. А когда они подъехали к театру и он последовал за ней, она резко сказала:

– Что вы за мной тащитесь? На сегодня, Мак, я сыта вами по горло. Больше вы мне не понадобитесь.

– Не думаю. Боюсь, без меня вам не удастся войти в свою квартиру. Я сменил все замки и код вашей сигнализации. Все это я проделал во время дневного спектакля.

– Нет, Мак, я вам уже сказала, сегодня вы мне не понадобитесь, потому что домой я не пойду. Меня не будет, и раньше понедельника я не вернусь. Благодаря этому у вас появится масса времени, чтобы сделать в моем доме все, как было прежде. И вот еще что, приятель, я буду весьма признательна, если мои ключи, украденные вами у меня из кухни, вы оставите у миссис Эберкромби.

С этими словами Клаудия повернулась на каблуках и вошла в театр. Вскоре она уже подходила к своей артистической уборной. Принимаясь за грим, она все еще пылала яростью.

– Пять минут, Клаудия, – послышалось из-за двери.

– Хорошо.

Покончив с волосами, она встала и сделала дюжину медленных вдохов и выдохов. Потом открыла дверцу шкафа и вынула оттуда длинный белый кружевной пеньюар, в котором должна была появиться в первой сцене.

Он был изрезан в клочья.

– Дорогая, ты выглядела просто удивительно, – заверила ее Мелани. – Это твоя шаль настолько великолепна, зрители даже не заметили, что ты переменила костюм.

– Если бы еще они не заметили и это идиотское телешоу, – ядовито сказал Филлип. – И всю эту продукцию, что производится вне театра. Все эти постановки, чековые программы. – Он побелел от злости. – Ты хоть представляешь, как это отразится на мне? А я еще не знаю, что скажет мистер Эдвард.

Мелани повернулась к нему.

– Это все, о чем вы способны думать? Только о том, что касается лично вас? А вы представляете, каково было Клаудии идти на сцену и играть как ни в чем не бывало, когда она только что пережила такое потрясение? Я не представляю, как она с этим справилась!

Клаудия подняла руку. Ей сейчас было не до того, чтобы выслушивать грызню этих двоих.

– Филлип, позаботься, пожалуйста, чтобы в понедельник к вечернему спектаклю мне подобрали костюм, и попроси костюмеров обеспечить на будущее запасные костюмы.

– Для мисс Мелани тоже?

Клаудия собралась было сказать, что это не обязательно. Но решила, что не стоит привлекать нежелательное внимание к ее затруднительному положению, тем более что всем этим людям знать об этом не обязательно.

– Конечно. Да, и вот еще что! Когда я приду в театр в понедельник, я хочу, чтобы у меня был полный список всех, кто, начиная со времени окончания дневного спектакля, входил в театр через служебный подъезд. Обслуга, посетители – словом, все, кто работал здесь или просто болтался.

– Ты этот список получишь. Мелани прикоснулась к ее руке.

– Кло, может, мне отвезти тебя домой?

– Нет. Я уезжаю. – Почему-то она решила уточнить, куда именно уезжает. – Уик-энд проведу в Брум-хилле. Остановлюсь у Физз и Люка.

– На чем же ты поедешь?!

– В гараже мне предложили на время машину. И прежде чем ты спросишь, я отвечу, что способна вести ее сама.

– Ты уверена? – Клаудия ответила ей взглядом, который не оставлял сомнения в том, что она уверена. – Хорошо. Увидимся в понедельник, – сказала Мелани, выходя из гримуборной.

– Клоди… – начал было Филлип, но она остановила его.

– В понедельник, Филлип, все в понедельник. И, пожалуйста, плотнее закрой дверь, когда будешь выходить.

Оставшись одна, Клаудия сидела очень тихо и обдумывала случившееся. Думала о ком-то, кто проник в ее уборную, располосовал перед самым спектаклем ее сценический костюм и удалился. А еще она думала о машине, которую гараж прислал ей в замену и которая стоит у театра, пригнанная лишь после двух часов. Стоит незапертая. Беззащитная.

Она думала обо всем этом довольно долго. Затем открыла свою сумку, достала карточку, которую дал ей Мак, и набрала указанный на ней номер.

Ответил мужской голос. Она заговорила не сразу, но на том конце провода ждали;

– Говорит Клаудия Бьюмонт, – сказала она и сама удивилась дрожи своего голоса. – Габриел Макинтайр дал мне ваш номер на тот случай, если мне понадобится машина.

ГЛАВА 5

Габриел Макинтайр прибыл в театр через двадцать минут после звонка Клаудии, и вахтер указал ему, как пройти к артистическим уборным.

Когда он тремя часами раньше оставил ее, она злилась на него. Теперь он сам был раздражен. Он пытался напугать ее единственно для того, чтобы она его слушалась. Да, он хотел напугать ее. Так или иначе, но он хотел этого ради нее самой, ее безопасности, а не для того, чтобы наказать за то, что по ее вине взбесилась Адель, и уж во всяком случае не за то, что она так несносно обращалась с ним самим, – с этим он еще как-то мог справиться. Хотя, если вдуматься, то она заслуживает того, чтобы проучить ее.

Но когда Клаудия открыла на его стук дверь своей гримуборной, он понял, что его собственные чувства не имеют никакого значения. Она была бледна, лицо ее осунулось, глаза переполнял страх.

– Мак? – На какой-то момент ему показалось, что она рада его приходу, но, стоило ей заговорить, он тотчас разуверился в этом. – Вам совсем не обязательно было приезжать самому, чтобы исполнить банальные обязанности шофера.

– Я случайно оказался, когда вы позвонили. Ну и решил. – Но решил ли он в тот момент что-нибудь в самом деле! Или просто бросился к ней без оглядки?

– Я подумал, что, если опять что-то произошло, вам будет приятнее иметь дело с кем-то, кого вы знаете.

Он огляделся. На гримерном столике вперемешку лежали телеграммы, письма, косметика – все выглядит так, как и должно быть в артистической уборной. Ваза с красными розами стояла на столе. Но в комнате не было ничего такого, что объясняло бы ее бледность и испуг.

– Что-то случилось?

Клаудия промолчала, она просто подошла к шкафу и, открыв дверцу, легким, каким-то беспомощным жестом указала на белый кружевной пеньюар, висевший внутри. Это был сценический костюм, в котором она еще вчера играла в спектакле. Когда она проходила в нем по сцене, из зала доносился единый вздох, и он вспомнил собственный восторг, испытанный им при созерцании ее красоты. Да и был ли среди публики хоть один мужчина с живой кровью, который не отозвался бы на ее появление подобным образом.

Протянув руку, он снял вешалку с прекрасной кружевной вещью и вынул ее из шкафа. В животе у него будто что-то повернулось, когда он увидел, что произошло. Неудивительно, что она так бледна. Он положил одеяние на стол и в ярком свете ламп, висящих у зеркала, исследовал разрезы. Здесь явно поработали бритвой. Старомодной опасной бритвой. Кровь стыла в жилах при одной мысли, что еще можно натворить, начав действовать подобным оружием.

– Это случилось, пока мы находились в телестудии, – проговорила она слабым голосом. – Я обнаружила…

– Вы звонили в полицию? – резко прервал он ее, умудрившись, правда с трудом, говорить твердым голосом.

Она покачала головой.

– Сначала, как только это обнаружилось, я собиралась, но потом, после спектакля все устали, я не хотела никого утруждать. К понедельнику режиссер обещал составить список всех, кто по разным причинам находился за сценой, он хочет их расспросить, не видел ли кто чего.

Мак подумал, что Клаудия вряд ли понимает, что говорит.

– Все это крайне сомнительно. Кто что видел и когда.

– Ну… Все, приходящие со стороны, обязательно должны расписаться у вахтера в специальной книге, но вообще люди постоянно снуют туда-сюда, особенно между спектаклями. – Она пожала плечами, будто заведомо зная, что все бесполезно. – Из постановочной группы посылали за пиццей.

– Неужели в театре никого это всерьез не обеспокоило?

– Так случается. Джим, наш вахтер, всех знает, вы же понимаете, но если он был занят… – Она повернулась и взглянула на него своими огромными лучистыми глазами. – Ну, кто-то, кого здесь знают, человек известный, легко узнаваемый, не может вызвать подозрений, потому что, находясь в театре…

Известный. Узнаваемый. Она знает. Он вдруг понял, что она знает. Человек, который сделал это, должно быть, кто-то, кто свободно ходит по темному тесному мирку закулисья, не вызывая никаких подозрений. Кто-то, кого она знает. Может быть, даже кто-то, кого она называет другом. Неудивительно, что она выглядит как тень. Дело перешло тот рубеж, до которого его можно было назвать идиотской шуткой. Хорошо еще, если кто-то просто хочет ее запугать. Он не желал думать о худшем, но думать об этом было необходимо. И не только ему, но и ей тоже.

– Вы здесь совершенно беззащитны, Клаудия. Тут столько всяких закоулков, где кто-нибудь может затаиться.

Она не отзывалась на его замечание, но он знал, что она и сама это понимает. Поэтому она и позвонила по тому номеру, который он ей дал. Она никому больше не может доверять, в этом состоял ужас ее положения. Ввергнутая в опасность, она не знает, от кого ее ждать – от знакомого человека или от кого-то со стороны. Последний случай говорил за то, что враг из театрального мира, которому хорошо известно, что сильнее всего может подействовать на актрису. Круг подозреваемых сужается, но от этого не становится легче.

– Может, вам взять отпуск и исчезнуть недельки на две-три, пока ваш недоброжелатель не будет выведен на чистую воду?

– Этого я сделать не могу.

Раньше он не замечал, что у нее упрямый подбородок, – его внимание больше всего привлекал ее рот.

– Хотя бы на неделю. И звезды иногда болеют.

– Нет, Мак. Я не могу покинуть театр. К тому же на следующей неделе у меня несколько интервью. После выходных начинается новый телесериал. – Она сухо улыбнулась. – Это о девчушке, которую один сыщик доводит до мыслей о самоубийстве.

– И вы будете играть там одновременно с театральными спектаклями?

– Точно еще не знаю. Так вот, девушка, которую я должна играть, провоцирует мужчину на убийство. Она не видит другого способа свести счеты с жизнью. – Клаудия проговорила все это с полным равнодушием. – Боюсь, вы решите, что это еще одна кандидатка для исполнения рекламных трюков.

– Зря вы так.

Да, подозрительность отравляет как яд.

Он повернулся, чтобы повесить пеньюар в шкаф. Если вызвать полицию, они захотят осмотреть платье и забрать его в качестве вещественного доказательства, хотя кто знает, сколько людей прикасалось к этой одежде с тех пор, как ее искромсали. Он понимал нежелание Клаудии обращаться в полицию, хотя причины этого, не обсуждаемые ими сегодня, вряд ли были обоснованны. Можно предположить, вопреки ее утверждению, что она знает, кто это сделал, или на худой конец кого-то подозревает.

– Я не хотела упрекнуть вас, Мак, – сказала она, грустно вздохнув и непроизвольно сделав жест, который подтверждал ее неуверенность. – Сказать по правде, я бы предпочла иметь дело с кем-нибудь попроще. Мне надо в Брумхилл.

Несмотря на цветастую кофточку, в которую она облачилась, она выглядела хрупкой и изможденной. Он хотел подойти к ней, поддержать ее, убедить, что все будет хорошо. Что никто не сможет причинить ей вреда.

Вместо этого он подхватил ее сумку и открыл дверь.

– Пойдемте. Я думаю, вам надо уйти отсюда. Прямо теперь.

Для нее здание театра было вторым домом, но ему оно казалось зловещим, полным мрачных теней местом, где злодей имеет слишком много углов и щелей, чтобы спрятаться и выждать. Когда Мак подвел ее к дверям служебного подъезда, по коже его пробежали мурашки от одной мысли о некоем безумце с раскрытой бритвой, затаившемся в темной щели и способном на любое злодеяние.

У дверей маячил высокий, тощий человек, и Мак, взяв Клаудию под руку, держался между нею и неизвестным, хотя тот, как оказалось, был знаком Клаудии.

– Филлип? Я думала, ты давно дома.

– Нет, раз ты все еще здесь, я решил дождаться тебя, – сказал он с легкой озабоченностью в голосе. – Подумал, что надо тебя подвезти. Я и мысли не мог допустить, что тебе придется возвращаться домой в одиночестве. Тем более после… – Рэдмонд замолчал, не желая, как видно, в присутствии незнакомого человека упоминать об инициативе с театральным костюмом.

– Ты ведь знаешь, что я буду счастлив отвезти тебя в любое место, куда прикажешь.

Мак, выдержав долгий испытующий взгляд, которым окинул его этот человек, сохранил бесстрастное выражение лица, хотя нервы его были крайне напряжены и ему хотелось лишь одного – как можно скорее увезти ее отсюда.

Клаудия, несмотря на испытанное потрясение, тоже держала себя в руках и постаралась быть вежливой.

– Спасибо, Филлип, но сегодня меня есть кому подвезти. – Она повернулась к Макинтайру. – Мак, это Филлип Рэдмонд. У нас в театре это главный человек, без него все давно бы остановилось. Филлип, это Мак.

– Я узнал мистера Макинтайра, он участвовал в шоу, – сдавленно проговорил тот, с трудом перенося присутствие чужака.

– Вы смотрели программу? – спросил Мак.

А я думал, что телевидение порицается в утонченном мире театра.

– Ну, не совсем. Мисс Бьюмонт не впервой выступать по телевидению, да и на радио у нее есть работа. Вот и теперь каждый, кто находился в Зеленой гостиной – так мы в театре называем артистическое фойе, – видел ее выступление.

Каждый? Но только не тот, кто кромсал ее платье. Мог ли Филлип знать, куда и на что направлено внимание каждого? Мак попридержал язык, оставив эту мысль при себе, он почувствовал, как нервно вздрогнула под его пальцами рука Клаудии.

– Ну ладно, что ж… значит, проблема транспорта у тебя решена? – с сомнением пробормотал Рэдмонд, вновь поворачиваясь к Клаудии.

Если бы этот малый был лет на десять моложе, раздраженно подумал Мак, я бы ему морду набил. Клаудия, однако, была терпимее.

– Да, Филлип, все в порядке. – Она слегка коснулась его руки. – Спасибо за беспокойство.

Не совсем еще темный августовский вечер был весьма прохладен. Мак почувствовал это, когда Клаудия, поеживаясь, задержалась в дверном проеме. Хотя, возможно, она просто вспомнила обо всем, чем он пугал ее прежде. Наверное, он действительно добился своей цели, и она теперь всего опасается. Вот и сейчас, когда он положил руку ей на плечо и легонько подтолкнул в сторону своего злосчастного «лендкрузера», она вздрогнула.

– Все будет хорошо, Клаудия. Но она не двинулась с места.

– Машина. Она не должна была оставаться здесь.

– Какая машина?

Она показала на маленький седан, припаркованный в двадцати ярдах от служебного выхода из театра.

– Гараж прислал мне ее на время ремонта моей машины.

Ему не было нужды спрашивать, почему она изменила свое решение относительно езды на этом автомобильчике.

Кто-то вломился в ее уборную, несмотря на то что она все же как-никак находилась под присмотром. А открытая машина стояла на улице вот уже несколько часов, так что не составляло никакого труда проникнуть в нее и устроить очередную техническую пакость, угрожавшую Клаудии еще одной аварией.

– Потом я отгоню ее отсюда и хорошенько проверю.

– Потом? А если какие-нибудь подростки вздумают покататься? Мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь пострадал из-за меня.

Ну, если эти сопляки пострадают, подумал Мак, то и поделом, нечего протягивать руки к тому, что тебе не принадлежит. Но вслух он этого говорить не стал.

– Позже. А сейчас я отвезу вас в Брумхилл, это займет не меньше часа, хотя сейчас, вечером, движение и небольшое. Вы не хотите сесть назад и немного вздремнуть?

– Я вряд ли засну, тем более сразу после спектакля, – с натужной улыбкой проговорила она. – Адреналин дает себя знать. А чтобы заснуть, надо сначала успокоиться.

– Полагаю, что так.

Но он не думал, что на плаву ее сейчас держит адреналин, уж слишком бескровной она выглядит, от нее осталась лишь бледная тень; скорее всего, сильная воля помогла ей после столь пугающего происшествия собраться и шагнуть на сцену, и это возбуждение не отпускает ее до сих пор. Вот что выкачало из нее все силы. Завершив все сегодняшние дела, она, конечно, потеряла эту энергию, этот настрой «сделай или умри», который так поразил его, когда она впервые в жизни, презрев страх, ступила из открытого люка самолета в пустоту. Вообще ее трудно чем-нибудь запугать, но сейчас она кажется совершенно вымотанной.

Возможно, она просто боится спать, не хочет рисковать, страшится собственных демонов, которые могут одолеть ее во сне. Жаркая волна сочувствия окатила его, и, страдая от жалости к ней, он постарался отбросить все мысли и открыл перед ней дверцу машины. Как и тогда, в самолете, Клаудия дала понять, что не желает его опеки. Она и в самом деле принадлежала к той редкой породе женщин, которые обычно не возбуждают желания опекать их. Она умела быть очаровательной, но вся ее жизнь представлялась ему сплошным спектаклем. Даже благодаря Филлипа Рэдмонда за беспокойство о ней, она, как ему показалось, играла роль. Роль из какой-то великолепно поставленной, но старой пьесы. А теперь она разыгрывала драму существа, которое не способно даже на то, чтобы, свернувшись калачиком на уютном заднем сиденье «ленд-крузера», попытаться заснуть.

– Ну как, все нормально?

– Прекрасно, – сказала она, берясь за ремень безопасности.

С минуту он просто стоял и смотрел, как она пристегивается, потом закрыл дверцу и, обойдя машину, сел за руль. Она глядела в окно, все еще беспокоясь о маленьком седане, присланном ей гаражом. Мак, хоть и не сомневался в том, что никто не позарится на такой смешной экипаж, все же сделал телефонный звонок, эту возможность ему всегда мог предоставить его роскошный автомобиль.

– Минут через пять сюда подъедут и заберут ее, – буркнул он, затем вставил ключ в замок зажигания и завел мотор.

Она спросила, почему он так старается ее защитить, когда она столько раз ясно давала ему понять, что не нуждается в этом. Он взглянул на хрупкую фигурку, вжавшуюся в спинку сиденья, но не увидел ничего, кроме ее трагического лица, с синевой вокруг глаз и с тенями, резко подчеркивающими выступающие скулы. Лицо, о котором он не мог забыть весь этот день.

Ее пухлые губы в бледном свете уличных фонарей казались бескровными, а он ни на минуту не забывал, какими жаркими и живыми они были под его губами. Она, конечно, ужасная злючка, но вызвано это, скорее всего, мужеством, которое понадобилось ей для самозащиты; стоит только вспомнить, как она напала на Барти Джеймса за то, что он выставил ее перед публикой в дурацком свете. Да, без сомнения, она самая яркая из женщин, которых он знал.

Вдруг она повернулась к нему, взглянув из-под полуопущенных ресниц, и его тело напряглось, будто его пронзил разряд электричества.

Силы небесные, да у него, кажется, возникла проблема! Он никогда не хотел ни одну женщину так, как хотел сейчас Клаудию Бьюмонт, хотел чувствовать ее тело, нежное и податливое, уступающее его натиску. Неужели это достижимо? Или для счастья ему придется проделать слишком долгий путь? А где гарантии, что в конце концов он не окажется в дураках и не останется с носом? Нет, с этой женщиной нельзя ни в чем быть уверенным.

– Что-нибудь не так? – спросила она таким усталым голосом, что все внутри него перевернулось.

– Я просто подумал, не включить ли музыку? Или радио? – сказал он, резко отвернувшись от нее.

Она покачала головой.

– Полная тишина – самая лучшая музыка, – ответила она, смеживая веки. – Не могли бы вы немного опустить спинку моего сиденья?

– Рычаг с той стороны.

Но она и пальцем не шевельнула, и он, немного поколебавшись, протянул через нее руку и нащупал рычаг, проделав это очень осторожно, чтобы, не дай бог, не коснуться ее. Стараясь не замечать волны волос, золотым каскадом ниспадавшей с ее опущенной головы, он, хоть и с трудом, повернул рычаг, и она тотчас покойно и уютно откинулась на опустившуюся спинку сиденья.

– Так удобно?

– Да, спасибо, – проговорила она и вдруг взяла его за руку. – И вообще, Мак, спасибо вам, что вы, несмотря на позднее время, приехали. Вы пытались сказать мне…

– Забудьте это.

Он так четко выговорил эти два слова, что его голос жестко отозвался в нем же самом, но Клаудия, казалось, ничего не заметила. Она вдруг придвинулась к нему и обхватила ладонями его лицо. Затем на краткий миг прижалась прохладной гладкой щекой к его щеке. Он почувствовал на ее щеке влагу и, когда она снова откинулась на спинку сиденья, заметил, что она плачет. Комок стоял у него в горле, когда он легким прикосновением пальцев стирал с ее лица слезы.

– Не плачьте, Клаудия, – сказал он тихо. – Поспите. Я обещаю вам, что ничего плохого с вами не случится.

– Я знаю.

Она смежила веки, и не успел он еще выехать на главную трассу, как она уже задышала ровно и спокойно.

Время от времени он поглядывал на нее. Она доверилась ему. Доверилась как никому другому. Это должно было бы наполнить его гордостью, но нет, он, как ни странно, испытывал безотчетный страх. Он обещал ей, что с ним она будет в безопасности, но ужас состоял в том, что на самом деле он не мог ей этого гарантировать.

– Клаудия! – Она вздрогнула, вздохнула, открыла глаза и посмотрела на него. – Мы в Брумхилле. Скажите мне, как добраться до дома вашей сестры.

Она зевнула, потянулась, посмотрела на часы.

– Как поздно! Наверное, не стоит беспокоить их. Может, лучше…

– А они ждут вас? – прервал он ее.

– Ну… Да, я звонила сказать, что приеду, но…

– В таком случае вы должны отправляться прямо туда. Отныне вы обязаны делать только то, что собирались делать, в противном случае предупреждайте людей о перемене планов.

– Обязана? – Спросонья, не вполне осознав смысл сказанного, она выхватила из его замечания только одно это слово и теперь, сверкнув глазами, удивленно уставилась на него. – Вот это грозит обернуться для меня реальным неудобством.

– Неудобством или нет, – натянуто проговорил он, – но у ваших близких тоже есть права, с которыми вы должны считаться, раз хотите какое-то время побыть с ними, неважно, насколько это изменит вашу свободолюбивую жизнь. Ну а теперь скажите мне наконец, как нам до них добраться.

Клаудия, немного пристыженная его отповедью, объяснила, как проехать к дому сестры, и десять минут спустя они подкатили к фасаду невысокого каменного особняка, расположенного на живописном каменистом холме, приподнимавшем его над небольшим заливом. Люк появился на пороге дома сразу же, как только они остановились, и Клаудия, не дожидаясь, когда кто-нибудь откроет ей дверцу, выбралась из машины и, прихрамывая, бросилась в объятия своего зятя. Через ее плечо Люк посмотрел на Мака, стоявшего у своего «лендкрузера». Клаудия с затаенным любопытством наблюдала, как они приглядываются друг к другу, и затем Люк, очевидно удовлетворенный осмотром, подошел к Маку и протянул руку.

– Люк Девлин.

– Габриел Макинтайр.

– Но ты можешь называть его просто Мак, – сказала Клаудия.

Люк, взглянув на нее, усмехнулся.

– В самом деле?

Маку он, как бы извиняясь, улыбнулся той улыбкой, которую мужчины используют обычно между собой, когда подразумевается, что женщина – очаровательная глупышка. Мак, как она заметила, этого заговорщицкого стиля не принял. Конечно, он не стал бы делать секрета из того факта, что не думает, будто она так уж очаровательна, а вот насчет второго, скорее всего, сказал бы, что она много хуже, чем обыкновенная глупышка. И что он сообразил это прежде, чем познакомился с ней поближе, отчего отношения их отнюдь не обещают стать простыми и сердечными.

– Ну, пойдемте, Мак, – сказал Люк, – милости прошу в дом. – И, повернувшись к Клаудии, добавил: – Только не шумите, Физз спит.

Мак взял сумку Клаудии, тихо прикрыл дверь машины, включил сигнализацию, удовлетворенно осмотрел плоды своих трудов и только после этого последовал за ними в дом.

Клаудия, проходя по черно-белому полу холла, сказала:

– Если никто не возражает, я сразу отправлюсь спать. У меня накопился серьезный недосып. – Но, уже поставив ногу на первую ступеньку широкой дубовой лестницы, она обернулась и спросила: – Ну, Мак, вы идете или нет?

Несмотря на слабость, проявленную ею в машине, она не могла обойтись без того, чтобы не подколоть его. Впрочем, возможно, именно в отместку за свою слабость. Он, конечно, понял, что она резвится, но что-то все же заставило его насторожиться. В конце концов, если ее мир театр, это еще не значит, что она не способна потерять голову. Да нет, смешно даже думать.

– Так вы идете? – переспросила она, пытаясь рассмотреть, потемнели ли его скулы от ярости. – Я подумала, что вы захотите заглянуть под мою кровать и выяснить, не прячется ли кто в гардеробе. – Помолчав, она добавила: – Простите, но я была уверена, что вы пожелаете лечь спать рядом с моей кроватью как неусыпный сторожевой пес. Но вижу, что ошиблась, увы… Неужели вы хотите разочаровать меня?

– Боюсь, именно этого я и хочу.

Она видела, как он вздохнул с облегчением, поняв, что все это шутка. Но вообще его реакция заслуживала внимания. Большинство мужчин, которых она знала, ухватились бы за такое предложение не раздумывая, несмотря на то что, возможно, и поняли бы, что это только шутка. Кстати, именно поэтому она никогда не допустила бы подобных шуток с любым Томом, Диком или Джерри.[2] Но едва ли стоило удивляться, что мужчина по имени Габриел Макинтайр способен действовать совсем не так, как действовало бы на его месте банальное большинство.

– Я не уверен, Клаудия, что с вами все в порядке.

– Ах, вы не уверены? Попытайтесь убедить в этом одиннадцать миллионов зрителей, наблюдавших сегодня по телевизору ваши нелепые действия, и вы поймете, как далеко зашли в своей неуверенности.

– Мне кажется, в той ситуации ни у вас, ни у меня не было выбора.

– Батюшки, как вы галантно отвечаете, мистер Макинтайр! Так вы что же, не хотите в награду хоть чем-то порадовать себя? Да, вы вполне убедили меня, теперь я это отчетливо вижу, что я совершенно не в вашем вкусе. – Она повернулась, чтобы уйти и заодно скрыть от его глаз краску стыда, залившую вдруг ее щеки. Поднявшись на несколько ступенек, она все же обернулась и сказала Люку: – Видишь, дорогой зятек, на какие жертвы нам приходится идти ради хосписа?

– Знаешь, Клоди, мы буквально приклеились к экрану, когда шло шоу, и Физз очень растрогало то, сколько жертвователей вам удалось вовлечь в столь благое дело, – ответил Люк с весьма странным выражением лица. – Ну а что касается ночлега, вам нет никакой нужды тесниться. Ты ведь знаешь, комнат у нас более чем достаточно. Да! Кло, чуть не забыл. – Клаудия ждала.

– Физз ничего не знает о случившемся в театре. Я счел за благо не говорить ей, ты ведь понимаешь, что значат в ее положении лишние волнения.

Клаудия, обеспокоившись состоянием сестры, забыла о дурацких препирательствах с Маком, спустилась на несколько ступенек и спросила Люка:

– Как она себя чувствует? Надеюсь, ничего страшного?

– Слава богу, пока все идет нормально, и надеюсь, что так оно все и пойдет.

Люк повернулся к Макинтайру, жестом приглашая его в свой кабинет.

– Думаю, Мак, нам с вами не мешает чего-нибудь выпить. Вы не против?

Клаудия, замешкавшись, наблюдала, как мужчины пересекли холл и исчезли в обшитом панелями темного дерева кабинете Люка. Мак, вероятно, расскажет Люку, что случилось. Расскажет все. Они, возможно, станут сплетничать о ней. Начнут решать, что для нее лучше, а завтра, объединив усилия, примутся уговаривать ее взять отпуск и не играть в «Частной жизни» до тех пор, пока не закончится этот кошмар.

Ей вдруг захотелось сбежать по лестнице, войти в кабинет и заявить, что лучше всего им заняться своими делами, а не лезть в ее жизнь.

Но это желание свела на «нет» ее усталость. Она слишком ослабла, у нее ломит все тело и не осталось сил, чтобы бегать по лестницам и давать резкие отповеди, так что пусть болтают, а она отправляется спать. В конце концов, что бы они там ни решили, для нее это не имеет никакого значения. Она и слушать их не станет и ни за что не покинет театр. И даже не потому, что роль доставляет ей такую уж большую радость, а потому, что она не имеет права обмануть ожидания зрителей, которые заплатили деньги, чтобы насладиться ее игрой.

– Виски? – спросил Люк Девлин, гостеприимно распахивая дверцы кабинетного бара.

– Да, пожалуй.

Люк был озадачен. Он знаком с Клаудией не более полугода и за это время видел ее всего-то несколько раз. Но он считал, что знает, какого рода мужчин она предпочитает. Этаких везунчиков, которые, расплачиваясь с фортуной, дважды в неделю укладывают в дорогих салонах волосы, носят итальянские костюмы, туфли исключительно ручной работы и имеют ухоженные руки с неброским, но качественным маникюром.

– Воды? – спросил Люк, доставая тяжелые хрустальные бокалы.

– Простите, мы приехали поздновато…

– Ничего страшного. Клаудии всегда здесь рады. И ее друзьям тоже.

Люк указал гостю на пару кожаных кресел, стоявших перед широко раскрытыми французскими окнами. Они с Физз любили сидеть здесь, любуясь ночным садом, вдыхая его ароматы и слушая шум морских волн, накатывающих на камни у подножия скалы.

– Вы давно с ней знакомы?

– Нет, только пару дней. И я бы не сказал, что мы с ней за это время очень уж подружились.

– Тут нечему удивляться, я даже заметил, что между вами существует явная напряженность, только прошу вас, не передавайте Клаудии мои слова. Она очень хорошая и добрая, но здорово скрывает свои истинные чувства под этой вызывающей манерой поведения.

– Простите, Люк, но я что-то не заметил, чтобы она особо старалась скрывать свои истинные чувства. Скорее, наоборот. Мне показалось, что она весьма своенравна и не стремится смягчить этого хотя бы элементарной вежливостью.

– По-моему, это добрый знак. Если это имеет для вас значение.

– Добрый знак? – Лицо Мака исказилось огорченной улыбкой. – Вам, очевидно, не довелось быть свидетелем крайних проявлений ее норова.

Он, как отметил про себя Люк, так и не сказал, имеет ли все это для него значение. Что, скорее всего, говорит за то, что значение это для него имеет. И Люк милостиво решил переменить тему.

– Лучше скажите мне, что случилось вечером в театре.

Мак вкратце поведал ему о неприятности с платьем, затем – о письме, фотографии и, наконец, об умышленном повреждении ее машины.

– Могу я поинтересоваться, почему Клаудия обратилась за помощью именно к вам?

– Она не обращалась. Скорее, я сам навязался ей в защитники. Она, похоже, здорово недооценивает всю серьезность и опасность ситуации. Считает, что письмо и порванная фотография всего-навсего безвкусная шутка.

– А машина? – спросил Люк.

– Машина в этой истории самое неприятное. Но она не желает верить в злой умысел, а пытается отнести это к разряду идиотской шутки какого-то недоумка. На меня она сердится, настаивая на том, что я просто-напросто обуреваем комплексом доморощенного Джеймса Бонда.

– А это не так?

Люк не хотел обидеть гостя, но во всей этой истории, включая последний эпизод с порчей артистического костюма, склонен был в какой-то степени взять сторону Клаудии.

– Если бы кто-нибудь смог убедить меня, что я ошибаюсь, я бы с радостью признал свою ошибку. Но надежды на это, увы, мало, я не просто сам осмотрел машину, но и показал ее опытным специалистам, а потому считаю, что причин для беспокойства более чем достаточно.

– И вы решили, что здесь она будет в безопасности?

– Я не говорил этого. Я привез ее сюда в столь поздний час, потому что она сама попросила меня об этом, и мне не кажется, что она сделала это из страха. Кстати, ваша жена, как я понял, беременна?

– Да. Но, думаю, никаких трудностей приезд Клаудии не создаст, у нас есть домоправительница.

– Это не то, что я имел в виду. Если кто-то действительно хочет причинить вред Клаудии, он и сюда может добраться. Я не уверен, что ей стоит оставаться тут на выходные.

– Но здесь она будет в полной безопасности.

– Вы уверены? – Мак кивнул в сторону открытых окон. – Скажите, разве когда вы пошли встречать нас, вы позаботились закрыть окна?

Люк озабоченно посмотрел на окна и призадумался.

– Вы имеете в виду, что кто-то мог в это время забраться сюда? Для этого надо иметь очень крепкие нервы.

– Но у нашего злодея хватило нервов пробраться сегодня вечером в театр и изрезать ее костюм в ленты. Он ухитрился засунуть разорванную фотографию в парашют, который находился внутри моей собственной охраняемой зоны. Вы все еще не способны оценить крепость его нервной системы? – Он сделал глоток виски. – Уследить за безопасностью такого большого дома в теплое летнее время, как мне кажется, весьма нелегкая задача. Что же, закрыть все окна и запереть двери? Вашу жену все это не может не насторожить.

– Но разве вы не предложили Клаудии свою помощь?

– Да, мистер Девлин, предложил, тем более что охрана – моя специальность.

– Понимаю. В таком случае поделитесь со мной своими соображениями.

– Клаудия, ты проснулась?

Она открыла глаза, сонно поморгала ими.

– Разбудили, вот и проснулась, – недовольно пробормотала она, но, увидев, кто именно ее разбудил, улыбнулась. – Привет, Физз. Ну, как ты тут?

Ее сестра поставила на ночной столик чашку с чаем и присела на край кровати, рука ее извечным защитительным жестом всех будущих матерей прикрывала весьма уже заметный животик, в недрах которого росло ее дитя. Клаудия могла и не спрашивать, как чувствует себя ее сестра. И так было видно, что та счастлива. Брак и приближающееся материнство так преобразили Физз, что Клаудия, глядя на сестру, вдруг явственно ощутила свое одиночество.

– Знаешь, я чувствую себя просто удивительно. А как ты?

– Ну, я… Как всегда. Можно сказать, превосходно.

– Превосходно? – переспросила Физз, и лоб ее озабоченно сморщился. – А выглядишь ты немного…

Клаудия посмотрела на сестру и решила не укорять ее за подобную бестактность.

– Немного устала, только и всего.

– Хм… Немного. По-моему, это слабо сказано, тебе не кажется?

– Считаешь, что я прожигательница жизни? Но, дорогая, ведь это моя жизнь. Моя, что бы там ни было.

– Я не знаю, но только даже Люк заметил, что ты выглядишь не совсем. Немного, как бы это сказать…

Физз явно не находила подходящего слова.

– Немного усталой, – опять предложила Клаудия искомый термин.

Физз усмехнулась.

– Истощенной, я бы сказала. И Мак этот, мне показалось, очень беспокоится за тебя.

– Не обращай внимания, он вообще очень беспокойный. Даже слишком, – заверила Клаудия сестру.

– В таком случае почему бы тебе не взять недельку отпуска и не позволить ему позаботиться о тебе?

Клаудия громко рассмеялась.

– Парочка здоровых мужиков послала хрупкую женщину выполнять за них грязную работу.

– Не пойму, о чем ты?

– Будешь много знать, скоро состаришься, – с улыбкой сказала она, и ее наивная сестричка пожала плечами. – Сознайся, что они тебя с тем и подослали, чтобы ты завела разговор об отпуске?

– Знаешь, я вот только взглянула на тебя и сразу поняла, что ты действительно нуждаешься в отдыхе.

– Не глупи, Физз. Ты же прекрасно понимаешь, что я не пойду на это.

– Но почему?

– Хотя бы потому, что спектакль на ходу, делает хорошие сборы.

– Да уж, если ты на недельку исчезнешь, публика будет безутешна.

– Ну, спасибо, моя дорогая, – не без ехидства откликнулась Клаудия на замечание сестры.

– Что спасибо? Я тебе больше скажу, безутешна будет даже не вся публика, а так примерно с дюжину театроманов.

– Ох, скажите на милость! Целая дюжина!

– Вот именно, дорогая, – рассмеялась Физз, – вот именно! Эти-то, не сомневаюсь, просто восстание на Шафтсбери-авеню[3] устроят. Но в самом деле, подумай, ты так напряженно в последние месяцы работала. Ты же знаешь, что случилось с папой, когда он переоценил свои силы. Если так пренебрегать своим здоровьем, в один прекрасный момент ты вынуждена будешь прервать свои труды, хочешь ты этого или нет.

– С папой другое, он пережил сильнейшее потрясение. А я просто слишком рано встаю и слишком поздно ложусь. Тут еще этот прыжок с парашютом. Знаешь, предприятие оказалось не из самых забавных.

– В самом деле? А вот мне это зрелище показалось весьма интересным. Расскажи, как все было.

– Господи, какой ты, в сущности, ребенок. На таких вот взрослых детей я и работаю. Но я обещаю тебе, что со мной не случится ничего плохого и в больницу я, как папа, не загремлю. Хотя, надо сознаться, приходится трудновато, но публика придает сил. Да и не хочется, честно говоря, разочаровывать людей. Ну что хорошего, если они, узнав, что играю не я, придут в кассу и потребуют свои денежки назад? Так недолго и доверие публики потерять, а вот восстановить его будет совсем не просто.

– Так что ж, по-твоему, этот человек, обеспокоенный твоим состоянием, ошибается?

Мак, должно быть, здорово задурил башку моей сестрице, подумала Клаудия, а ведь на нее совсем не просто произвести впечатление.

– Он не мой тип, Физз. Так что его мнение…

– Уфф! Твой тип! Знаем мы твоих типов! Вроде Джулиана, Дэвида Харта и еще кучи других прилизанных и утонченных красавчиков в твоем вкусе. И все на десять минут.

– Никакой кучи других и не было, не греши на меня, сестренка. А Дэвид всего лишь мой друг. Он никогда не посягал на мое тело.

Брови Физз удивленно взметнулись вверх.

– Скажи пожалуйста, а я и не знала! Я думала, он поразил тебя с первого взгляда и ты плюхнулась в его койку при первом же удобном случае.

– Да, я при случае плюхалась, как ты говоришь, в его койку, но это была запасная койка, можно сказать, гостевая. А если уж речь зашла о Джулиане, так он, если ты не забыла, в тебя был влюблен, а не в меня. А я не большая любительница утешительных призов, пусть хоть это будет самый распрекрасный мужчина.

– Хорошо, но, если этот Мак не твой тип, так почему он оказался с тобой здесь?

– Здесь? Со мной? – Клаудия с комичным видом огляделась вокруг. Заглянула даже под одеяло, а потом, свесившись с кровати, посмотрела и под нее, потом приподняла подушку, внимательно осмотрев часть постели, расположенную под ней. – Да где же он? Я что-то его здесь не вижу. Знаешь, у меня такое впечатление, что я его даже и ночью не видела. Да мы вообще с ним почти не знакомы. Он подтвердит. Да спроси хоть у Люка.

– Клаудия!

– Не сменить ли нам тему, Физз? Малый просто подбросил меня сюда, потому что я малость подшибла свой новый автомобильчик.

– Малость?

– Ну, несколько выбоин и царапин. Ничего серьезного.

Физз встала, прошла к окну и отдернула штору.

– На машине Мака тоже несколько выбоин и царапин, – задумчиво проговорила она, глядя вниз, на подъездную дорожку. – Это что, совпадение? Или? У тебя ведь теперь, кажется, красная машина, я не ошибаюсь? – Она обернулась к Клаудии. – Скажи честно, это ты поцеловала его или он тебя?

Клаудия рассмеялась.

– Делаешь вид, что Мак еще не доложил тебе об этом? Не похоже, чтобы он отказался побалагурить на столь животрепещущую тему. – Она вновь откинулась в подушки и лениво проговорила: – Довольно об этой чепухе. Сейчас я встану, приму душ, спущусь вниз и пожелаю мистеру доброго пути, пусть убирается из Брумхилла.

– Боюсь, дорогая, ему не захочется убираться из Брумхилла, – с возмутительно-самодовольной улыбкой проговорила Физз, – тем более что он познакомился здесь с такими интересными людьми.

Да уж, вот еще проблема, думала Клаудия, несколько минут спустя стоя под душем, ибо у нее совсем не было уверенности, что этот Мак готов безропотно подчиняться любому ее велению. Что, кстати, и делало его в ее глазах наиболее интересным мужчиной из всех, с кем ей до сих пор приходилось иметь дело. Она подставила лицо под теплые струи воды, не боясь, что намокнут волосы, и с наслаждением отдалась приятному ощущению. Неожиданно она поймала себя на удивительном желании. Ей представилось, как было бы здорово, если бы Мак сейчас оказался здесь, поцеловал бы ее, и не под оком телекамеры, транслирующей картинку на полстраны, а так, как это бывает между мужчиной и женщиной, с радостью уединившимися для выражения друг другу нежных чувств. И ничто бы не сдерживало их…

Боже! Нет! Ничто? Даже одежда?

Вдруг, страшно разозлившись на себя, она резко выключила воду и закуталась в полотенце. Какого черта она думает о таких вещах? Почему он вообразил себе, что с ней ему будет просто? Мол, раз она актерка, то у нее нет ни чести, ни чувства собственного достоинства? Вот именно! Та легкость, с которой он позволяет себе целовать ее, говорит именно об этом. За кого он ее, в конце концов, принимает?

Она рассматривала свое отражение в зеркале. Сестра находит, что она выглядит из рук вон плохо, но сама она не считает, что так уж страшна, синяк почти исчез, а легкие тени под глазами делают ее только интереснее. Немного туши на ресницы, слегка подкрасить губы – это все, что ей осталось сделать для завершения образа. Далее – одежда. Она решительно отложила в сторону шорты и футболку, прихваченные ею из дома, ибо ей захотелось чего-то особенного, захотелось явиться публике в необычном виде. Некая девушка на скамье под деревом с нераскрытой книгой в руке, погрузившаяся в задумчивость. Неплохо. Весьма впечатляющий образ. А можно и что-нибудь другое. Уж если она приехала с Маком в Брумхилл, в свой родной городок, ей следует окунуться в прошлое, да так, чтобы и он посмотрел туда же.

В гардеробе имелось немного одежды, оставленной здесь ею и Мелани на случай внезапных наездов. Клаудия достала маленькое разлетающееся платье в ярких цветах, крепящееся на узком ошейничке и достаточно короткое, чтобы во всей красе показать ее длинные ноги. Платье принадлежало Мелани, но та находилась слишком далеко, чтобы запретить ей надеть его. Впрочем, и ее присутствие не остановило бы Клаудию.

Мак стоял, опершись о балюстраду площадки, нависающей над морским берегом в том месте, где дом вплотную приближался к скале. На нем не было больше комбинезона, из которого он не вылезал со времени участия в телевизионном шоу. В это утро в светлых летних брюках и эффектной синей шелковой рубашке, которая необыкновенно удачно сочеталась с цветом его глаз, он не казался таким уж агрессивным. Только мужчина, чересчур гордящийся своей внешностью, мог так серьезно отнестись к выбору цвета рубашки. Она таких мужчин в артистической среде перевидала немало, но Габриел Макинтайр никаким боком не принадлежал к этому типу.

Значит, эту рубашку ему подарила женщина, та женщина, которой его внешний вид не безразличен. Его покойная жена? Или другая, занимающая теперь в его жизни определенное место? Если такая и существует, это скорее всего хорошенькая покладистая девчушка. Так, во всяком случае, подумала Клаудия. Гораздо более покладистая, чем могла быть она сама в схожих обстоятельствах.

Как бы там ни было, а рубашку выбирал человек, понимающий в этом толк. Она как нельзя более эффектно подчеркивала его великолепное сложение, плечи, грудь, наводя на мысль об упругости мускулатуры, Сильные руки, на которые он опирался, глядя в море, явно были сформированы тяжелым физическим трудом, а не накачкой в спортзале. Здесь, в Брумхилле, она взглянула на него совсем другими глазами.

Если бы они шли по городу, то люди наверняка вглядывались бы не только на нее, но и на него.

– Вы что, всегда возите с собой ночной багаж? – спросила она, отвернувшись от ослепительно сияющего на солнце моря и почти прикасаясь рукой к его руке. Он взглянул на нее с высоты своего роста, глаза его тотчас скользнули по очертанию ее грудей, туда, где лиф раздваивался, плавно переходя в две полоски, закрепленные на шее.

– А разве не все поступают так же?

– Но вы ведь не знали, что вам придется провести ночь в чужой постели. – Она подняла лицо к солнцу, так что ее волосы свесились за спину, и прикрыла глаза. – А может, вы знали, в чьей постели окажетесь, Мак?

– Ночной багаж всегда со мной. Кто знает, в какой постели завтра придется проснуться.

– В одиночестве или вдвоем? – продолжала она провоцировать его.

– Здесь великолепные виды, – медлительно проговорил он, отказываясь развивать тему. – Девлину просто повезло, что он обосновался в столь прекрас-ном месте.

– Такие мужчины, как Люк Девлин, всегда сами творят свое везение. Он великими трудами заработал все, что имеет. Включая и мою сестру.

Она понимала, что все это звучит в ее устах оборонительно. Что-то такое есть в этом Макинтайре, что все время заставляет ее защищаться, хотя она и не хочет этого. Нет, она должна держать себя в руках. Все время держать себя в руках.

– Физз рассказала мне о радиостанции. Она думает, что вы захотите показать мне окрестности.

– Да? А что здесь особенно осматривать? Радиостанция может интересовать лишь того, кто профессионально занят в радиовещании. По воскресеньям, правда, там бывает занятно, когда люди прогуливаются по пирсу. Множество развлечений.

– У нас, к несчастью, на повестке дня нечто совсем не забавное. – Он достал из кармана конверт. – Я нашел это, когда выходил утром из дома.

Клаудия взяла у него конверт, достала записку и развернула ее. Зловещие буквы сразу же бросились ей в глаза.

Можешь бежать но нигде от меня не спрячешься. Я знаю каждый твой шаг.

– Все хорошо, – сказал он тихо, когда она, выронив письмо, зажала руками рот. Он прижал ее к себе, будто защищая от незримой опасности, и некоторое время держал в своих объятиях, пока дрожь не пронизала ее насквозь. С минуту она не сопротивлялась. – Все хорошо, Клаудия, – вновь повторил он.

– Все хорошо, – простонала она, напряглась и вырвалась из кольца его рук. – Как это может быть все хорошо? Ничего нет хорошего. Я не должна оставаться здесь. Если бы Физз нашла эту грязную писанину…

Он поднял бумажку с гравия, сложил ее и убрал в карман.

– Но не она нашла ее. Я встал раньше.

– Значит, кто-то побывал здесь еще раньше.

– Да, Клаудия, это явно не по почте пришло. Сегодня воскресенье. Конверт кто-то засунул в почтовый ящик. Но вашей сестре ни к чему знать о подобной корреспонденции. Мы с Люком решили, что так будет лучше.

– Вы правы. Ей ничего этого знать не надо. Боюсь, Мак, вам придется отказаться от экскурсии по местным достопримечательностям. Чем скорее мы уедем отсюда, тем лучше.

– Я не был уверен, что вы с этим согласитесь, – произнес он со вздохом облегчения, и это привело ее в бешенство.

– Мак! За кого вы меня принимаете? Вы что думали, что я стану рисковать покоем своей сестры, ее безопасностью, пробыв здесь хоть на секунду дольше, чем требуется?

Он явно смутился.

– Люк считает, что в такой ситуации вы нуждаетесь в охране и защите. Он хочет, чтобы вы остались здесь.

– В таком случае известите его, что назначаете себя моим личным телохранителем.

– Это уже сделано. – Увидев лицо Клаудии, он попытался успокоить ее.

– Люк начал было возражать, но я сказал ему, что позабочусь обо всем как надо. Пока мы не знаем, с кем имеем дело.

– Слушайте, Мак, что вы мне зубы заговариваете? Какого черта вы не разбудили меня раньше?

Она гневно взглянула на него, злясь, что он и сейчас продолжает тянуть время.

– Люк думает, что лучше действовать так, будто ничего не случилось, он скажет, что вам звонили по телефону, и еще до двенадцати мы сможем уехать. Он страшно боится, что, если Физз почует неладное, без вызова «скорой помощи» не обойтись. Он хорошо осмотрел все вокруг и не обнаружил ничего подозрительного. – Они переглянулись. – Но вы не думаете, что надо все же как-то объяснить Физз столь поспешный отъезд, да и мое присутствие тоже?

– О чем вы говорите! Сестра моя недавно вышла замуж и, подобно всем новообращенным, уверена, что на нее возложена миссия убеждать всех остальных взять курс на брачное блаженство.

– Значит, она думает, что мы…? – Если он и не заскрежетал зубами, то был близок к этому. – Но если я начну подыгрывать ее воображению, нам придется торчать здесь до завтра. – Тут он решил сменить тему. – Скажите, вы когда-нибудь записывались в одной из ее радиопрограмм?

– Ну как же! В сериале «Залив каникул», – со стоном проговорила Клаудия. – Это мыльная опера, которую Физз вещает со своей радиостанции. Все наше семейство ввергнуто в это мероприятие. Я получаю тексты и записываю свои реплики в Лондоне. Остальные записи подверстываются под мою. Мы с Мелани все время так делаем, когда не можем приехать домой. Кстати, не отправиться ли нам сейчас ко мне? Если я скажу Физз, что мы решили уединиться в моей квартирке, чтобы побыть вместе, она не станет особенно удивляться и возражать.

– В вашу квартирку? У вас здесь, в Брумхилле, есть квартира?

– Да, небольшая отдельная квартира. В доме моего отца. Я не настолько часто здесь бываю, чтобы обзаводиться чем-нибудь более солидным.

Он посмотрел на нее с недоверием.

– Почему Физз должна поверить, что мы отправимся туда? Если ваш отец…

– Его нет. Папа отсутствует, добывая средства для нескольких серий, которые он собирается снять до конца года. Так что весь дом будет в нашем распоряжении.

Рот его поджался.

– Я понял.

Уж конечно, он понял!

– Что вы поняли, Мак? Думаете, тут против вас целый заговор? Вас вовлекают в ловушку? Хорошо, считайте меня кем хотите, но я совсем не то, что вы обо мне подумали в данный момент. Да вы сами можете убедиться в этом, если…

Господи, что она плетет? Нет, даже слов тратить не хочется.

Хоть она и не ожидала от него ничего хорошего, но все же ее задело, что он столь опрометчиво и занудно пришел к заключению, что для нее такие поездки с мужчинами дело обычное.

– Пойду скажу Физз, что мы уезжаем. А собрать вещички мне хватит и минуты.

– Но сначала я должен сказать вам одну вещь. Она смотрела на него, ожидая продолжения, а он все молчал.

– Не тяните, Мак!

– Я говорил вам, что у Девлина есть кое-какие возражения.

– Ну и?

– Так вот, я пообещал ему, что буду вас охранять. Не хочет же он сказать, что поступает к ней на службу! Она не просила его помогать расхлебывать возникшие у нее трудности. Но сейчас не время спорить.

– Хорошо, хорошо, Мак. До тех пор пока мы здесь, я не стану запрещать вам этого.

– Боюсь, Клаудия, что у вас в этом вопросе нет выбора. Я дал Люку слово, что пригляжу за вами, и намерен сдержать его. А если вы не согласитесь поступать так, как я считаю нужным, вам лучше остаться здесь.

Непреклонность Клаудии едва не рассыпалась в прах. Из опыта она знала, что мужчины хотели от нее только одного. Искупаться в лучах ее славы и отправиться с ней в постель. Иногда она позволяла некоторым искупаться в лучах своей славы, как позволяют гостям поплавать в бассейне, особенно когда это требовалось для дела; ее постель тоже иногда предоставлялась кое-кому. Но вот свое сердце она ухитрялась держать при себе;

Однако никто никогда не настаивал на том, что хочет заботиться о ней, что просто обязан охранять ее, да еще заявляя об этом с такой неподдельной искренностью. Непривычность ситуации заставила ее почувствовать себя выбитой из колеи.

ГЛАВА 6

– Береги себя, Клоди, займись наконец своим здоровьем, отдохни хорошенько, – заботливо и настоятельно инструктировала Физз сестру, пока Мак заводил «лендкрузер». – И никаких засиживаний за полночь.

– Я присмотрю, чтобы она ложилась в постель до полуночи, – нежно проворковал Мак, когда Клаудия усаживалась рядом с ним.

Он устроил целое представление из пристегивания ее ремнем безопасности. Если бы они были любовниками, это, возможно, не взволновало бы ее так сильно, она бы просто радовалась знакам его внимания. Но они не были любовниками, и его возня смутила ее, она даже, к собственному неудовольствию, обнаружила, что покраснела. А она-то думала, что давно забыла, как это бывает.

– И я советую тебе руль на время полностью доверить Маку, – посоветовал Люк. – Он знает, что делает.

Слова его содержали в себе подтекст, понятный лишь тем, кто был в курсе происходящего.

– Ты шовинист, Люк Девлин, – сказала она, выглянув из окна, когда Мак уже тронул машину с места. – Я не понимаю, как тебя терпит Физз.

Но когда они выехали на подъездную дорожку, Клаудия и не оборачиваясь знала, что Люк сейчас бережно обнимает жену. Она откинулась на спинку сиденья и подумала о том, что сестра ее, вероятно, счастливейшая женщина на свете.

Выехав из ворот усадьбы, Мак наконец расслабился и повернулся к Клаудии.

– Мне кажется, неплохо перед тем, как я отвезу вас в Лондон, навестить вашу квартирку.

Им обоим стало гораздо легче, когда исчезла необходимость притворяться и они оказались лицом к лицу с реальностью. Не важно, что эта реальность таила в себе опасность.

– Вы думаете, мой корреспондент может навестить нас и там?

– Не исключено. Особенно если ему больше нечем занять себя в воскресенье.

Но дом был спокоен, мирен, ничем не встревожен. Там не оказалось неприятных сюрпризов.

– Кем бы он ни был, вы вполне уже могли убедиться, что этот человек знает о вас достаточно много, – сказал Мак, когда они заперли квартиру и вернулись в машину. – Скажите, а в театре кто-нибудь, кроме вашей сестры, знал, куда вы поехали?

Клаудия отрицательно покачала головой. А когда Мак многозначительно посмотрел на нее, испуганно воскликнула:

– Нет, только не Мелани. Ох, ради всего святого! Только не Мелани!

Выражение его лица не изменилось, но настаивать на этой версии он не стал, а продолжил свои размышления вслух.

– Кто-то вполне мог подслушать, как вы говорили с ней или звонили Физз, чтобы сообщить о приезде.

– Ради бога, Мак, оставьте это! Неужели нельзя помолчать? Просто отвезите меня домой. Мне нужно самой все хорошенько обдумать и решить, что делать дальше.

– Я доставлю вас, но только не к вам домой.

Думать можно и в любом другом месте, лишь бы оно было безопасно. Там, где никто не сможет вас отыскать.

Он и слушать не хотел, что она ответит. Но она заговорила, очень осторожно и медленно, как с кем-то, кто пребывает в глубокой рассеянности:

– Нет. Благодарю вас. Я попыталась вчера зарыть голову в песок и сама себе вдруг напомнила глупую страусиху. Я, конечно, не могу игнорировать опасность, но будь я проклята, если побегу, и будь я проклята, если спрячусь. Иначе во что я превращусь?

– Разве нормальная осторожность может повредить вашей душе? Нет, подобные рассуждения не кажутся мне основательными.

Она решила держаться из последних сил и не выходить из себя. А вообще, катился бы он куда подальше со своей жаждой спасать и выручать, она ведь, кажется, не вопит «караул! «. Если уж на то пошло, то самое время обратиться к профессионалам.

– Мои рассуждения ясны и вполне разумны. Согласна, опасность существует, но мне просто надо, как только я вернусь домой, позвонить в полицию и целиком и полностью доверить им ведение этого дела. К тому же вы сами уверяете меня, что с новыми замками я буду в полной безопасности. – Она решила ясно дать ему понять, что он просто свихнулся. И что она не желает всерьез относиться к тому, что он там наобещал Люку. – Надеюсь, вы не забудете прислать мне счет?

Он посмотрел на нее взглядом, полным едкого сарказма.

– Совершенной безопасности никто вам гарантировать не может, вы должны это понимать. Даже с видеокамерами и круглосуточным наблюдением. Опытный взломщик всегда найдет способ проникнуть внутрь. А ведь вам еще надо выходить из дому для работы в театре и поздно возвращаться оттуда по вечерам.

Он не упомянул о возможности нападения в одном из темных закоулков самого театра. Ему просто не хотелось излишне ее запугивать. Но она его умолчание восприняла иначе. Она решила, что он просто предоставил эти ужасы ее собственному воображению. И ее воображение, благодаря ему, пробудилось. Однако, храбро пытаясь преодолеть отчаяние, она решительно заявила:

– Я отказываюсь жить в клетке! Не желаю сидеть под замком и дрожать от каждого подозрительного шороха, почудившегося мне за дверью.

– Прекрасно, – быстро проговорил он. – Я понимаю ваши чувства. Но какие-то меры предосторожности все же придется принять. Я организую для вас настоящую охрану.

– Кто? Вы? – Не требовалось слишком богатой фантазии, чтобы понять, какую роль он оставлял в этом деле для себя. Роль ночного сторожа. – И в чем эта ваша настоящая охрана будет заключаться?

– Водитель с навыками оказания помощи в любой экстремальной ситуации, кто-то, кто будет находиться с вами постоянно, просматривая вашу почту, принимая все телефонные вызовы и сопровождая вас во всех ваших перемещениях по театру.

– Телохранитель, – вяло выговорила она.

– Нет, не телохранитель. Это вам не кино, а реальная жизнь. Просто человек, который обеспечит вам возможность жить нормальной жизнью, настолько нормальной, насколько это возможно, до тех пор пока тот, кто угрожает вам, не будет обнаружен и лишен возможности вам навредить.

– Нет! – голос ее прозвучал омерзительно для нее самой. – Спасибо, но не утруждайте себя. Я понимаю, что вы единственный, кто пытается мне помочь, однако ваше представление о нормальной жизни абсолютно не соответствует моему.

– Просто нормальная жизнь, Клаудия, пока что для вас, увы, невозможна. Вы должны понять это.

– Нет.

– Подумайте хорошенько.

– Нет.

– Ради всего святого, будьте благоразумны, – сказал он, начиная терять терпение.

– Полиция прекрасно справится с этим, – отрезала она.

– Полицейские будут делать лишь то, что в их силах. Они не могут быть с вами каждую минуту дня и ночи.

– Это прекрасно. Я и не хочу, чтобы кто-то чужой торчал у меня за спиной каждую минуту дня и ночи.

Ее огромные глаза бросали ему вызов, она была полна решимости идти наперекор всему, что он предлагал. Когда они застряли в пробке, создавшейся из-за дорожных работ, он повернулся к ней, и она поняла, что он тоже не намерен уступать.

– Кто бы ни писал вам гнусные писульки, но он-то уж точно торчит за вашей спиной день и ночь. Не забывайте об этом. День и ночь, каждую минуту за вами следит тот, кто изрезал вашу фотографию, тот, кто желает вам…

Клаудия хотела заткнуть уши, чтобы не слышать всех этих жестоких слов. Она хотела, чтобы никакого Мака в ее жизни не было. Она хотела, чтобы Мак обнял ее и пообещал, что никому не позволит причинить ей вред. Словом, она вдруг в одно и то же время захотела вещей, взаимно исключающих друг друга. Пальцы ее стиснули колено, но голосом она себя не выдала.

– Нет, я не смогу принять предложенного вами вида охраны.

– Послушайте, во сколько вы оцениваете свою жизнь? Такое ощущение, что вы цените ее дешевле платья, сшитого у дорогого портного. Или дешевле одного из ювелирных украшений, унаследованных вами от матери. – Он гневно взглянул на нее. – Ведь все эти штуки вы наверняка храните так, чтобы обеспечить их неприкосновенность. А когда речь заходит о вашей собственной безопасности…

Она неожиданно рассмеялась, но когда он вопросительно посмотрел на нее, то причин своего веселья объяснять не стала, а упрямо принялась вновь и вновь твердить, что никакой опасности нет.

– Можно подумать, что речь идет о жизни и смерти. Я не отрицаю, что вчера вечером была немного напугана. Но кто-то, кто знает меня, мог рассчитывать, что, отправляясь в Брумхилл к Физз и Люку, я ненадолго заеду домой и что мой отец в отъезде. Однако этот кто-то не захотел воспользоваться тем, что я буду в пустом доме, где мне скорее, чем в любом другом месте, можно причинить вред. Все это говорит о том, что ничего тут нет, кроме желания запугать меня, заставить дрожать и трястись. Так что все эти угрозы – полная чепуха, их никто не собирается исполнять. А вот гнать меня, заставить меня бежать… – Пальцы ее сжались в тугие кулачки. – Нет, я не доставлю им такой радости, надо лишь попытаться проявить твердость.

– И у вас хватит на это сил? – В это время автомобильный затор начал рассасываться, и Мак все свое внимание направил на дорогу. – Вы осилите это? – Он мельком взглянул на нее. – Может, вы и правы, но если вы настаиваете на том, чтобы жить обычной жизнью, будто ничего не случилось, это, вероятно, именно та реакция, которой он от вас добивался.

– Он?

– Он. Или вы все еще пытаетесь убедить меня, что Адель способна на такие вещи?

– Вы, Мак, знаете ее лучше, чем я. Но неужели вы действительно думаете, что мужчина стал бы полосовать мое платье? Нет, это типично бабский поступок.

Она вызывающе взглянула на него: мол, посмей только отрицать. Он и не отрицал, просто задумчиво потер шрам над правой бровью и предположил:

– А что, если он и сделал это для того, чтобы вы подумали, будто поступить так может только женщина?

– Не слишком ли замысловато?

– Возможно. Но есть еще одна закавыка – я все никак не могу себе представить, как женщина могла испортить ваши тормоза.

Тормоза, тормоза, тормоза. Почему, в конце концов, он не забудет про эти чертовы тормоза? Да не было тут никакого злодейского умысла, а лишь неисправность. Несчастный случай.

– Вы шовинист, – выпалила она.

– Я реалист.

Клаудия, несмотря на свою разраженность, по этому пункту возражать не стала. Действительно, эти тормоза.

– Кое в чем вы, вероятно, и правы. Я действительно не знаю, что произошло на самом деле. Но скажите, разве Адель не могла попросить какого-нибудь мужчину сделать за нее грязную работу? Ведь она, кстати, первый человек, о котором вы подумали.

– Речь шла о фотографии, подброшенной в парашют, а не о тормозах. Конечно, она была в бешенстве, но я знаю, что на меня она злилась ничуть не меньше, чем на Тони или на вас. Я, беспокоясь о будущем бэби, отстранил ее от работы. Она считала, что последние недели была заброшена и чертовски одинока. Кстати, когда кромсали ваше платье, она мирно сидела дома и смотрела по телевизору шоу, в котором мы с вами дурачились. – Она, выгнув брови, вопросительно посмотрела на него, а он лишь пожал плечами. – Я это точно знаю. И потом, если бы это сделала Адель, я бы решил, что она нуждается в неотложной психиатрической помощи.

– Тот, кто все это затеял, тоже, как видно, нуждается в неотложной психиатрической помощи.

– Клаудия, еще раз хорошенько подумайте. Вы в самом деле не представляете, кто это может быть?

– Если бы я знала, то давно уже сказала бы.

– Как знать. Первое письмо вы вообще не восприняли всерьез. Даже не заявили о нем в полицию. Вы уверены, что это не кто-то из вашего ближайшего окружения?

– А вы полагаете, что это работа одного из моих отвергнутых любовников?

– Я этого не говорил.

– Нет, не говорили, но я уверена, что имели в виду.

– Ну, не без того. – уступил он. – Но вы лучше меня можете знать, кто за этим стоит. Вы заняты в развлекательном бизнесе. Люди там непостоянные.

– Это что, факт?

– Не принимайте на свой счет, Клаудия.

– Я не допускаю мысли, что хоть один из знакомых мне людей желает мне зла. Да и живу я так, что врагам у меня заводиться не с чего. А что касается любовников, так побольше читайте желтой прессы, еще и не то узнаете. – Она мрачно усмехнулась. – Полистайте завтра бульварные газетенки и поймете, что я имею в виду. – Когда он посигналил и медленно свернул с главной трассы, она осмотрелась. – Куда это мы едем? Разве это дорога на Лондон?

Он взглянул в зеркало заднего обзора.

– Маршрут иногда полезно менять; смотрите, какой здесь живописный вид.

Подумать только! Живописный вид!

Клаудия уставилась на него во все глаза, по спине у нее пробежали мурашки, она явно ждала от него объяснений.

– Я знаю тут один паб, куда нам стоит заехать, тем более что сейчас время ленча, – быстро проговорил он.

– Я поняла, вы решили проверить, не преследуют ли нас.

Он не отрицал этого, и она нервно посмотрела назад, но дорога была заполнена обычным воскресным транспортом.

– Не думаю, Клаудия, что вам стоит опасаться этих семейных экипажей с тюками на багажных решетках и салонами, набитыми ребятишками.

– Я и не сказала, что чего-то боюсь. Чего мне бояться, кроме самой себя? Нельзя давать волю подозрительности, не так ли? – Она как-то неопределенно посмотрела на него и вдруг очень жалобно проговорила: – Вся эта история сделала мою жизнь просто несносной.

– Ничего удивительного.

Спасибо, утешил. Но она решила не поддаваться страхам.

– Хорошо, я отказываюсь быть несчастной. А в настоящий момент я только рискую помереть от голода, что может произойти гораздо скорее, чем меня соберется прикончить мой жестокий безымянный злодейчик. Далеко этот ваш паб?

– Надо было пораньше встать, тогда вы получили бы завтрак, – благодушно проворчал он, вновь посмотрев в зеркало.

– Вы, Мак, наверное, забыли, что я вчера работала до одиннадцати вечера.

– Я тоже.

Он тоже, это правда. А встал задолго до того, как проснулась она. На какую-то минуту она устыдилась, но не слишком.

– Вы могли этого и не делать. Я не просила вас спозаранку натягивать кольчугу и скакать галопом, чтобы спасать меня, словно какой-то новоявленный Галаад.[4]

– Так вы, Клаудия, меня ни о чем не просили? А мне показалось, что просили. Значит, я ошибся. Извините.

От его вежливого возражения щеки ее вспыхнули. Вчера вечером она, конечно, вызывала не его, а просто водителя, но сейчас вспомнила, что испытала облегчение, увидев, что приехал именно он, и он наверняка это заметил.

– Я была уверена, что приедет водитель, – проворчала она. – А насчет того, что я не встала к завтраку, так пусть вам будет известно, что Физз испугалась бы, увидев меня выходящей из спальни до воскресного ленча.

– Да? – сказал он, сворачивая на проселочную дорогу. – А ведь вы с ней очень разные, не так ли?

– Вы имеете в виду, что она добрая, вежливая и приветливая, а у меня язык что помело, метет, как говорится, направо и налево, не разбирая своих и чужих.

– Заметьте, вы сами это сказали.

Мак продолжал посматривать в зеркало заднего обзора. Проехав еще немного, он неожиданно развернулся и задним ходом съехал с дороги под шатер раскидистых деревьев. Здесь он выключил мотор, и машина окончательно затихла, дав им возможность услышать возобновившееся птичье пение, прерванное появлением столь шумных чужаков.

– Ну? – прошептала Клаудия, какое-то время сидевшая, затаив дыхание, в тревожном ожидании, не появится ли следом за ними какая-нибудь подозрительная машина. – Нас преследовали?

Он не торопился с ответом, и она вопросительно посмотрела на него. В отличие от нее он был совершенно спокоен, откинул голову на подголовник и даже прикрыл глаза.

– Почему мы остановились? – настороженно спросила она.

– Я должен подумать.

– Подумать? А что, разве нельзя одновременно думать и крутить баранку?

– Смотря о чем думать. – Наконец он открыл глаза и повернулся к ней.

– У меня возникла идея, которая и потребовала всего моего внимания. И это, кажется, превосходная идея, надеюсь, вы согласитесь со мной, когда я сообщу вам о ней.

– Опять советы и предложения! Не думаю, что ваша идея мне понравится.

– Я и сам сильно сомневаюсь в этом.

– В таком случае советую держать ее при себе. Давайте забудем о ленче. Просто отвезите меня побыстрее домой.

– Это как раз то, о чем я думал. О доставке вас домой.

– Так чего впустую тратить время на обдумывание? – проворчала она. – Берите и везите.

– Всему свое время. Как только мы обсудим вопрос вашей охраны.

– Да не хочу я никакой охраны.

– В этом деле у вас нет выбора. Я намерен предъявить личный счет вашему мелкому вредителю. Да и Люку я дал слово, что позабочусь о вас.

Его голос звучал, будто речь шла о государственном законе, на страже которого он стоит.

– Люк не имел права…

– Имел, не имел, но его просьба и подсказала мне, что, если возле вас появится новый человек, это наверняка возбудит вашего неприятеля. – Мак открыл свои синие глаза и устремил их на нее. – Сейчас я понял и еще одно: спровоцировать его на действия нам поможет ваше вчерашнее шоу на телевидении.

– Мое шоу? А вы не в счет, Мак? Вы ведь прекрасно справились со своей ролью.

– Благодарю на добром слове. Я рад, что вы по достоинству оценили мой первый выход. – Клаудия недоуменно смотрела на него, ибо никак не могла понять, к чему он клонит. – Вы говорили, что бульварные газетенки всегда рады сделать из мухи слона и наш невинный поцелуй завтра же превратят в целую историю. Я правильно вас понял?

– Ну, на этот счет сомневаться не приходится, они же кормятся такими вещами. Барти, вероятно, заказал кому-нибудь очерк даже раньше, чем шоу вышло в эфир. Теперь, конечно, он будет открещиваться, потому что потом все пошло не по его плану. – Эта мысль, внезапно осенившая ее, доставила ей удовольствие.

– Значит, газетчикам теперь не составит особого труда пустить слух о вожделении с первого взгляда?

– А что их теперь остановит? – Она безнадежно махнула рукой.

– Уверен, что нам даже и пытаться не стоит останавливать их. – Мак взял руку Клаудии и некоторое время держал ее. – Так вы еще не поняли, что я задумал?

– Знаете, Мак, днем я соображаю очень плохо. Поясните мне свою великую мысль.

– Поскольку я ваш последний, а потому наиболее ценный любовник, полагаю, никто особенно не удивится, видя меня при вас все двадцать четыре часа в сутки. Как вы считаете? – С этими словами он склонился к ее руке и галантно поцеловал. Но его глаза, когда он поднял их и посмотрел на нее, обрели какое-то новое, совсем незнакомое ей выражение. – Ну, что ты на это скажешь, дорогая?

Клаудия ничего на это не сказала по той простой причине, что она лишилась дара речи. Если он думает, что способен внушить тем, кто знает ее, что она возьмет себе такого любовника то это смеху подобно. Он совершенно не в ее вкусе. Нет, тут ему со своими идеями не развернуться.

Он все еще выжидательно смотрел на нее, весьма довольный своим проектом. Он ждал ответа, ждал, что она с благодарностью упадет в его объятия. Ну и дождался.

– Да, Мак, вижу, мое прежнее предположение, что вы сумасшедший, оправдывается. Я не хочу даже думать об этом, тем более на голодный желудок. Но готова удвоить ваш гонорар, – добавила она с утонченной вежливостью, – и даже выплатить его теперь же.

Для Клаудии как для талантливой актрисы не составляло труда изобразить, что она все это находит весьма забавным. Тут она заметила, что он все еще держит ее руку, и вырвала ее, хотя и понимала, что этим жестом несколько снижает эффект своего выступления.

– Вы серьезно говорили о ленче или это просто способ завлечь меня в глухомань обещанием еды? – проворчала она. – С тех пор, как я в последний раз съела сандвич, прошла целая вечность.

– Вы не ели со вчерашнего дня? И вы считаете сумасшедшим меня? – Он тотчас подался вперед и включил стартер. – Да, теперь я вижу, что вам не только телохранитель требуется, но еще и нянька.

Клаудия вспомнила, как уверенно он двигался по ее кухне, и решила, что это имеет свои преимущества.

– Ох, и правда! Я уже черт знает сколько времени вынуждена обходиться без няньки. Скажите, а вы умеете готовить?

– Я не к тому сказал о няньке, что сам стремлюсь заполнить эту вакансию.

– В самом деле? Жаль. А я уж было обрадовалась, что мы сможем включить это в перечень ваших должностных обязанностей. Сама-то я, скорее всего, гак никогда и не освою ведение домашнего хозяйства.

– Я и не предполагал, что в вашей жизни имелись возможности развить свои домоводческие таланты. Даже если бы вы и утверждали обратное.

Клаудия внутренне возмутилась способности Макинтайра придавать даже самым невинным ее словам обидный для нее смысл. Нет, смолчать просто невозможно.

– Не сомневаюсь, что ваша жена превосходно готовила. Допускаю даже, что превосходна она была не только в стряпне.

– Вы ничего не знаете о ней.

По его голосу она поняла, что он задет. Впрочем, того она и добивалась. Поделом, нечего пинать ее в больные места.

– Да, я ничего о ней не знаю, – меланхолично ответила она, – но зато я многое узнала о вас. Понятно же, что вашим представлениям о том, какой должна быть жена, может соответствовать только абсолютное совершенство.

– Ваш язычок однажды и впрямь ввергнет вас в большие неприятности. Если уже не вверг. А вы еще говорили, что у вас не с чего заводиться врагам.

– Ну, что есть, то есть. Одно можно сказать с уверенностью. Сама я сознательно отказываюсь от самосовершенствования. С меня хватит и того, что моя матушка была совершенной женой, совершенной матерью и совершенной актрисой.

– Разве вы не следуете по ее стопам?

– Нет, слава богу.

Внезапно Клаудия потеряла интерес к перепалке.

– Будьте добры, остановите, пожалуйста, машину. Я предпочитаю взять такси, поскольку таксист уж точно не станет подвергать меня бесконечной критике.

– Я миролюбив, а потому считайте, что не слышал вас. – Он посмотрел на нее и вправду миролюбиво. – До паба осталось ехать пару миль, стоит ли брать для этого такси? Тем более что в такой глухомани вы долго будете его ловить.

Она уже собралась было сказать ему, куда он может идти со своими двумя милями, пабом и миролюбием, но он оторвал левую руку от руля и нежно прикрыл пальцами ей рот. Его прикосновение подействовало на нее неожиданно сильно, ей даже показалось, что здесь для нее таится какая-то опасность.

– Клаудия, хватит. Перестаньте капризничать.

Она резко отдернула голову и отбросила его руку к рулю, но ее отчаянно бьющееся сердце еще долго не могло успокоиться.

Дальше они ехали молча, но теперь Мак находился в смятении. Почему, в самом деле, она не хочет признать реальность происходящего? Вчера вечером она по-настоящему испугалась, и он решил, что должен принять все необходимые меры для ее безопасности. Еще утром она осознавала опасность столь остро, что предпочла ничего не говорить сестре. Но если она готова пойти на какие-то перемены в жизни, чтобы обезопасить себя, то почему не принимает его предложение о помощи, которое, казалось бы, должна принять с благодарностью?

Когда она попросила остановиться, он едва не выполнил ее просьбу, но не для того, чтобы выпустить из машины, а чтобы взять за плечи и хорошенько встряхнуть, приводя в чувство. Он хотел поцеловать ее, хотел покрепче прижать к себе, чтобы ощутить ее тепло. Больше того, он хотел схватить ее и утащить в лес, чтобы там овладеть ею. Если бы она так резко не оттолкнула его, он ни за что бы не остановился. Он хотел нежно и жарко заключить ее в свои объятия, хотел, чтобы ее голос звучал покорно и мягко. Но увы… Неосуществимость желаний исторгла из самых недр его сердца глубокий и тяжкий вздох. Клаудия повернулась к нему.

– Вы что-то сказали?

– Нет… Но я… Я должен извиниться.

– Что, простите? – Она прикоснулась к своему уху и слегка наклонилась к Маку. – Я не ослышалась? – В ее голосе явственно звучала ирония. – Мне кажется, вы хотите извиниться, мистер Макинтайр?

Ну да, он хочет извиниться. Она прекрасно его расслышала. Но зачем этот сарказм? Почему бы ей просто не принять его извинения? Но отступать уже поздно, начал извиняться, так доводи дело до конца.

– Простите меня. Я был не прав, позволяя себе делать замечания насчет вас и вашего образа жизни.

– Да, безусловно, вы были не правы. Ведь вы ничего обо мне не знаете.

Ее убежденность в сказанном невольно возбудила в нем желание возразить.

– Напротив, я знаю о вас слишком много и не скажу, что мне это очень нравится. Но вот вы обо мне действительно ничего не знаете. Тем более о моей жене. Из этого, если позволите, я и буду впредь исходить. К тому же сведения обо мне и моей покойной жене не имеют никакого отношения к существу дела, то есть к тому, какие функции я при вас вынужден исполнять.

Еще минута, и они, будь под рукой оружие, просто перестреляли бы друг друга.

Он возмущенно фыркнул, разозлившись на самого себя. Что, к черту, случилось с его железным самообладанием? Взглянув на Клаудию, он понял, что она довольна тем, что достала его. В эти секунды он ненавидел ее за то, что она вторглась в его жизнь, нарушив ее размеренный ход. Он ненавидел ее в этот момент, хотя страстное желание помочь ей не покидало его, а уж один вид ее длинных ног, которые она небрежно выставила для обозрения, вообще воспламенял его сверх всякой меры. В какой-то момент он чуть было не лишился самообладания, пытаясь яростно противостоять ей. Но она, как видно, готова послать его ко всем чертям. А он не может допустить, чтобы это случилось. Кто-то явно желает ей зла, а она упорно не хочет признавать опасности своего положения. И он не позволит ей так просто отделаться от него, от человека, который искренне хочет выручить ее из беды.

– Почему бы нам не продолжить дебаты за ленчем?

– Я сама об этом подумала, – неожиданно смиренно отозвалась она. – И знаете, Мак, простите меня. Я была не права, заговорив о вашей покойной жене в таком тоне.

Мак ясно видел, насколько неприятно для нее признавать свою вину, но она сделала это, поскольку по натуре, как он вдруг совершенно неожиданно для себя осознал, она человек добрый и справедливый. Как бы то ни было, но он обрадовался, что обнаружил в ней достоинства, о которых раньше и не подозревал.

В этот момент они подъехали к небольшой живописной деревушке, которая вдруг вся предстала перед ними словно на ладони. В ней было все, чему полагается быть в таких селениях, – выстроившиеся в рядок коттеджи, старинная церковь, поляна с прудиком, усеянным домашней водоплавающей живностью, в основном утками. И, конечно, обязательная для таких мест деревенская гостиница, красивая, как на открытках. Мак отыскал место на небольшой, но аккуратной автостоянке и припарковал «лендкрузер».

– Ну, что вы на это скажете?

– Скажу, что пока все выглядит восхитительно. Остается надеяться, что и местная кухня окажется на высоте.

– Об этом не беспокоить.

Он вышел из машину, открыл дверцу и помог ей выбраться наружу. Его обдало пленительным запахом ее волос, но он, стараясь скорее выйти из этой волны аромата, поспешно пригласил ее к дверям невысокого бара, выстроенного из дуба. Когда они вошли, раздался радостный возглас хозяйки.

– Мак! Негодник! Мог бы и предупредить, что приедешь!

Клаудия стояла и смотрела, как он, обойдя стойку бара, поцеловал руку элегантной серебристой блондинки лет примерно сорока. А когда Мак чмокнул хозяйку в щеку и в глазах его появилось такое добросердечное выражение, какого Клаудии за все время их общения видеть почти не доводилось, это вызвало у нее невольный приступ ревности. С точки зрения Клаудии, сопровождающие ее мужчины не должны были замечать других женщин.

– Диана, как я рад тебя видеть, – сказал он, все еще держа ее за руку. – Ну как вы тут?

Вы? Кто это вы? Клаудия осмотрелась в ожидании увидеть мужа хозяйки. Но в помещение вошла молоденькая девушка и негромко сказала:

– Привет, Мак!

Девушка готова была впрыгнуть в объятия Мака, так, во всяком случае, показалось Клаудии, но вместо этого, поприветствовав его, она просто стояла, ожидая, когда Мак обратит на нее внимание. Трудно было не заметить это существо в клетчатой мини-юбочке, которую, впрочем, почти полностью закрывала мешковатая черная футболка. Длинную шею венчала стриженая голова с волосами такой рыжины, будто их выкрасили хной.

– Привет, Рыжик, – сказал Мак, взъерошивая ее и без того лохматые волосы. – А куда подевались твои косички?

Жаркий румянец вспыхнул на девичьих щеках, столь возмутительным ей показалось обращение с ее волосами, и Мак, должно быть, поняв свою промашку, постарался свести ее на нет. Он повернулся к женщинам и начал представлять их друг другу.

– Клаудия, это Диана Арчер и ее дочь Хэзер. – О муже, как заметила Клаудия, упомянуто не было. – Диана, это…

– Ну, Мак, такие люди в представлении не нуждаются, что же, я не вижу, по-твоему, кто к нам пришел? – с теплой улыбкой произнесла Диана. – Милости просим, мисс Бьюмонт.

– Зовите меня просто Клаудией.

Диана не могла не нравиться. Она так и светилась гостеприимством – не последняя, кстати, причина, почему ее паб пользовался популярностью.

– Мы смотрели по телевизору ваше вчерашнее выступление, – сказала хозяйка.

– В самом деле? – спросил Мак, несколько покривившись. – Я так и думал, что здесь все побросают свои дела и уставятся на экран. Выходит, зря я надеялся, что у вас будут перебои с подачей электричества?

Хэзер стрельнула глазами в сторону Клаудии.

– Я бы не огорчилась, все это выглядело ужасно занудно.

– Хэзер! – одернула дочь Диана, но Мак рассмеялся.

– Устами младенцев, как говорится… Занудство там и в самом деле присутствовало, – поддержал он девушку. – Зато Клаудия собрала много денег для детского хосписа. Пусть хоть и занудство, лишь бы от него польза была.

– Мак, когда же вы позволите мне прыгнуть? – спросила Хэзер, по-приятельски положив ладонь на его руку.

– Вот уж чего-чего, а этого ты от меня не дождешься!

– Мак! – огорченно воскликнула девушка.

– Да ты, детка, радоваться должна, что я тебе отказываю. Ну, сама подумай, что будет с твоим добрым именем и с престижем вашего паба, если ты начнешь прыгать с небес как лягушка. Да тебе в этой деревеньке, даже несмотря на твою юность, такого баловства не простят.

– И потом, ты же не мальчишка, – быстро добавила Диана.

– А вы что, только мальчиков берете, Мак? Почему бы вам не учить и девочек?

– Как тебе объяснить? Расспроси лучше Клаудию, что она думает по этому поводу. Мне кажется, она вряд ли захочет прыгнуть еще раз.

– Вот именно, даже за академическую премию не прыгну! – подала голос и Клаудия.

– Она ведь пустышка, что же вы от нее хотите?

Брякнув это, Хэзер густо покраснела, а все присутствующие почувствовали неловкость. Клаудия, однако, подумала, что это существо способно и на большее, чем просто грубость.

Диана, не зная, как сгладить грубость дочери, довольно резко сказала:

– Хэзер, вон тот столик у окна нуждается в уборке и очистке. Так что давай, работай, детка!

Девушка гневно сверкнула на мать глазами, но ослушаться не посмела, отправившись выполнять поручение. Клаудии даже стало жаль малышку, хоть ничего хорошего она от нее не ожидала. Девчонка явно без ума от Мака, и ее мать об этом знает. Но, отослав дочь, Диана тотчас вновь приняла вид радушной хозяюшки. Клаудия заключила, что и она сама имеет определенный интерес к гостю.

– Вы останетесь на ленч, Мак? – спросила она.

– Если для нас отыщется столик, почему бы и не остаться. Я не думал, что у тебя полно гостей.

– Туристов, спасибо на добром слове, пока еще хватает, – с чувством отозвалась Диана. – Они и зимой нас навещают. Я сейчас все устрою, больше десяти минут ждать не придется. Правда, может, вам ждать не захочется, тогда уж. Тут есть еще где перекусить.

Она вопросительно взглянула на Клаудию.

– Что за вопрос, Диана, мы подождем, конечно. Я предпочитаю остаться в вашем баре. Посидим пока у стойки, выпьем чего-нибудь. Вы как, Мак? Я бы выпила чего-нибудь покрепче.

– А я только минеральной воды, – сказал Мак, повернувшись к Диане.

– Конечно же, ты ведь, я смотрю, опять за рулем, – сказала хозяйка, ставя на стойку два стакана и наполняя их. – Как твоя нога?

– Ничего, терпимо. С рулем, во всяком случае, уже управляюсь, еще же и вторая нога есть, так что…

– А насчет парашюта как? Будешь опять прыгать?

– Пока говорить рано. Все заботы о клубе временно взял на себя Тони. – Мак забрал со стойки стаканы. – Мы посидим с выпивкой в сторонке. Дай нам знать, когда освободится столик.

– Конечно, ждать придется недолго, – пообещала Диана. – Возьмите с собой меню.

Они уселись на старой дубовой скамье возле одного из окон, откуда открывался великолепный сельский вид, и какое-то время сидели молча, ничего друг другу не говоря. Клаудия первая прервала молчание.

– А что с вашей ногой?

Сначала ей показалось, что он не намерен отвечать. Но он, пусть и нехотя, все же проговорил:

– Наткнулся на пулю во время последней поездки в Боснию. Не повезло, как говорится.

– Но это, насколько я понимаю, прервало вашу военную карьеру?

– И все же я оказался удачливее Марка.

– Кто такой Марк?

– Муж Дианы. Он был убит в Персидском заливе. – Мак склонил голову и накрыл ладонью руку Клаудии, лежавшую на краю скамьи. – Они тогда только-только купили этот паб. Марк двадцать лет прослужил в армии и собирался наконец пожить в тишине и покое. Но военная закваска не позволила ему отсиживаться на травке и ловить удочкой рыбку. Он начал поговаривать, что боится утратить свою веселость.

– А война это что, веселое дело?

Он перехватил взгляд Клаудии, устремленный на его ноги.

– Ну, всего и веселья – то, что посмертная медаль. Диана, конечно, получила пенсию и научилась мужественно смотреть в лицо суровой действительности, но для женщины тянуть в одиночку такое заведение дело далеко не простое. – Он показал на открыточкой красоты деревню и широким жестом предложил продолжить обзор пейзажа, на заднем плане которого синело море. – Райское местечко, не правда ли? Но, даже воплотив в реальность свои самые сказочные замыслы, не всегда оказываешься счастливым. Вы что будете есть?

Мак резко сменил тему, пока она не принялась расспрашивать его о собственном военном опыте. Да, об армии он говорить не хочет. Или о своем ранении. А может, и вообще о своей жизни. Но Клаудия не торопилась раскрывать меню.

– В конце концов, у нее есть Хэзер. Эта вересковая веточка.[5]

– Да, у нее есть Хэзер. Всего она не потеряла.

Живые синие искры погасли в глазах Мака, и Клаудия поняла, что своим замечанием она задела его за живое, заставив вспомнить о том, что он хранил на самом дне памяти. Ведь он-то все потерял. А был ли у него ребенок?

Мак, как видно, что-то преодолел в себе и заговорил вновь, хотя и несколько рассеянно.

– Но Хэзер вошла в тот возраст, когда ей хочется большего, чем может предложить родная деревушка и даже собственный паб, ибо душа ее не согласна кормиться одними лишь прекрасными видами из окна.

Момент, когда можно было попытаться расспросить его о семье, прошел, и Клаудия понимала, что лучше сейчас не трогать больного места.

– Да, мне тоже показалось, что девочка в любой момент готова выпорхнуть из родимого гнездышка. – Она не сомневалась, что Мак так и не понял до сих пор, как относится к нему эта девчушка. – Впрочем, если бы вы были здесь частым гостем, возможно, она и задержалась бы дома.

Он удивленно посмотрел на нее, и по выражению его лица она поняла, как он далек от подобного рода предположений.

– Я? – И вдруг он понял, о чем речь. – Ради небес, Клаудия, она же еще совсем ребенок.

– Ну если и ребенок, то достаточно взрослый, чтобы оставить дом. Мне кажется, этому ребенку лет семнадцать, если не восемнадцать.

И правда, дитя вряд ли сотворит такое со своими волосами.

– Восемнадцать, кажется. Но я-то для нее слишком стар, я ведь в отцы ей гожусь.

Можно подумать, что подобные вещи чему-то могут препятствовать.

– В таком случае жаль, что вы до сих пор не лишились волос, все еще носите собственные зубы и уж никак не можете быть причислены к племени толстяков. Мне вас искренне жаль, ибо, не имея всех этих преимуществ старости, вы все еще остаетесь для подобных девушек самым притягательным из мужчин. Не знаю уж, кто из вас для кого опаснее, вы для нее или она для вас.

– Опаснее? – Он повернул голову и уставился на Клаудию. – Что, черт побери, вы хотите этим сказать?

– Ох, Мак, я вас умоляю, не заводитесь. Я не хотела сказать ничего плохого. Дело-то житейское. Романтический подросток и взрослый мужчина, полный сил. Ваш возраст, ваша опытность – уже одно это составляет большую часть вашей притягательности для молоденькой девушки. К тому же еще внешность. Да и вообще, надо вам сказать, вы принадлежите к тому типу мужчин, который среди таких девушек считается неотразимым. Красота, как и безобразие, питается нашим воображением и рождается из него же. – Клаудия решила разбавить комплимент водой. – Поцелуй лягушку и обретешь принцессу. Впрочем, вы и сами, должно быть, все это знаете.

– Да, я сейчас живо представил себе эту картину. Но только вот как распознать, что вылупится из лягушки? Красота или безобразие?

– Это легко проверить. В том случае, конечно, если вы вдовец. Страдающий, израненный в боях мужчина, остро нуждающийся в нежности и любовной заботе. Не пойму, что вас тут останавливает?

– Вы это серьезно?

– Поверьте мне, я женщина. И разбираюсь в подобных вещах.

– Да я хром на одну ногу.

– Это же не заметно.

– Просто вы застали меня в добрую неделю. Временно отпустило.

– Неужели это способно навсегда отвратить вас от прыжков с парашютом, которые доставляют вам такую несказанную радость? – спросила она, вспомнив его напутствие перед ее прыжком, когда он объяснял ей, что она должна пережить и прочувствовать.

Мак, очевидно, не хотел обсуждать эти вещи.

– Все, что я могу, это еще кое-как водить машину, и если вы думаете, что кого-то это способно впечатлить…

– Ох, вы в этом деле, я вижу, ничего не понимаете. Да ваше ранение и даже явная хромота сделают вас еще интереснее в глазах восторженной девочки-подростка.

– Интереснее? Ради бога, Клаудия, не будьте смешной – начал он.

Она резко прервала его.

– Поверьте мне, Мак, мне самой было девятнадцать, когда я втрескалась в актера гораздо старше вас.

– И он что, тоже был хромой? – угрюмо спросил Мак.

– Нет, не хромой, зато крив на один глаз. Потому и играть мог разве что традиционно одноглазых пиратов да Нельсона, поскольку носил черную повязку. Но именно это и делало его безумно интересным.

Кстати, запоздало осенило вдруг Клаудию, ведь он, негодяй, наверняка все понимал и вовсю этим пользовался. Может, потому и повязку, покинув сцену, не снимал?

– Ну и вы преуспели в отношениях с ним? – вяло спросил Мак. – Если нет, то, значит, вы просто мало старались.

Найдя в ее биографии темные пятна, он, казалось, забыл все свои беды. Так, во всяком-случае, подумала Клаудия. Что ж, выходит, она дала промашку? Но она не собиралась позволять ему радоваться таким вещам и потому вкрадчиво проговорила:

– Мак, вы ведете себя как мелкий реваншист. Это не достойно потомственного военного.

Он погрузил обе пятерни в свою шевелюру и смущенно сказал:

– Что это я в самом деле. Простите меня. Опять извинения? Да уж, подчас, глядя на него, Клаудия только диву давалась. Но на этот раз она решила воспользоваться его неожиданно обнаружившейся уязвимостью.

– Вы правы, конечно. С этим актером я ни на чем не настаивала, боюсь, просто безоглядно ввергла себя в его руки, вот и все. К счастью, он милостиво оставил мне мою девственность, за что девятнадцатилетняя дурочка должна была быть ему благодарна, хотя в тот момент дурочка страшно от этого страдала. – Она подняла ресницы и посмотрела ему прямо в глаза. – Я уверена, что в настоящий момент вы вряд ли дождетесь от Хэзер безмерной благодарности, разве что….

– Не смейте так говорить! – взорвался он.

– Неужели вам ни капельки не хочется быть соблазненным?

– Да вы шутите! – Брови его поползли кверху.

– Ну, в вашем случае – нет. Хотя, думаю, вы чувствовали бы себя виноватым, если бы женились на ребенке. Могу себе представить, как это ужасно.

Взор Клаудии погрузился в содержимое стакана. Она испытывала вину перед Хэзер, но такого рода ощущения легко можно подавить, если дело касается вас самой. Она просто дала Маку понять, что актер не воспользовался благосклонностью юной девушки, каковой она была тогда, хоть и уязвил ее этим, ибо истинная галантность способна быть достаточно грубой, чтобы посмеяться над детской влюбленностью. Вот и Мак пусть подумает, не стоит ли ему покинуть хороших знакомых, чтобы не причинить вреда одной из них.

Она протянула руку и кончиками пальцев прикоснулась к его лицу, почувствовав упругость кожи и уже здорово отросшую за это суматошное время щетину. Он отозвался на нежное прикосновение ее пальцев и, когда глаза их встретились, затих, будто опасаясь, что может спугнуть это легчайшее движение.

– А как насчет меня, Мак? Меня вы не хотите соблазнить? – Он не ответил. – А можете вы поцеловать меня, если я попрошу вас об этом?

– С какой стати вы бы стали просить об этом? Последнюю пару раз, когда я вас целовал, мне не показалось, что вас это очень обрадовало.

Он проговорил это серьезно, даже несколько раздраженно.

– Тоже мне, пару раз. Бог троицу любит, – пробормотала она и запустила пальцы в его коротко остриженные волосы, затем приблизилась к нему, так что он ощутил тонкий аромат ее духов, а грудь ее коснулась его плеча. – Попробуйте, и посмотрим, что получится.

И она прикрыла глаза.

ГЛАВА 7

Но ничего не случилось. На какой-то момент ей даже показалось, что она выставила себя в смешном свете, а он не откликнулся. Но затем он все же прикоснулся губами к ее губам, крайне осторожно, будто спрашивая, не захочет ли она ответить. Совершенно не таясь, ибо все это было не более чем представление, данное в пользу девушки, следящей за ними из окна, и затеяв этот поцелуй без особого желания, Клаудия вдруг ощутила, что в ней что-то очень сильно отозвалось. Гораздо более сильно, чем она могла подумать, пускаясь в подобные шалости.

Ей показалось, что она стала жертвой собственной опрометчивости, что она переоценила свою невозмутимость, ибо гело ее вдруг сладостно ослабело и она почувствовала себя девчушкой в возрасте Хэзер, мечтающей о любви. Когда Мак прикоснулся к ее затылку, поддерживая его ладонью, в ней родилось глубоко потаенное желание быть любимой. В следующий момент Клаудия ужаснулась собственной слабости, ужаснулась тому, что поддалась этому непередаваемому состоянию покоя и блаженства.

Вдруг все это блаженство было прервано резким звуком, раздавшимся совсем рядом.

– Какого черта? Что это было?

Клаудия открыла глаза.

– Видно, Хэзер в сердцах разбила пару тарелок. Он осмотрелся вокруг.

– Она что, наблюдала за нами?

– Боюсь, что так. Она убирала со стола у окна. Он взглянул на Клаудию, затем осмотрел бар.

Хэзер в помещении не было.

– Ах, вот что! Вы нарочно сделали это.

– Как знать. Все лучше, чем заставлять ее терзаться безответной любовью и изводить себя пустыми надеждами. Разве вы со мной не согласны? – Она все еще была, смущена собственными переживаниями. Но самой-то ей не грозили терзания из-за беспочвенных ожиданий, просто она поддалась минутной слабости.

– Или вы дали ей основание надеяться? – с самым невинным видом спросила она.

– Не будьте смешной. Она ребенок.

– Нет, Мак, она не ребенок.

Хэзер переживала сейчас те муки, через которые рано или поздно проходит каждая женщина, и Клаудия сочувствовала девушке гораздо сильнее, чем могла от себя ожидать.

– Не огорчайтесь, Мак. Она пошла немного поплакать, это ничего, это бывает. Допускаю даже, что она напишет на старой куколке мое имя и бросит ее в огонь. Так кончается детство. Возможно, потом, видя, что ее страдания лишь забавляют вас, она из ревности решит вам отомстить, заведя флирт с каким-нибудь местным мальчишкой. А он будет радоваться, приняв ее флирт за нечто серьезное. В мире такие вещи происходили, происходят и будут происходить всегда. – Выговорившись, Клаудия почувствовала облегчение. – Но знайте, если она опрокинет на мое платье тарелку супа, счет за чистку я предъявлю вам.

Он усмехнулся.

– Насчет супа, это хорошая идея. Она улыбнулась в ответ.

– Ищете дешевых развлечений?

– Да что вы, я просто беспокоюсь о вас. Хэзер – существо, которое никогда ничего не делает наполовину. Может и кипятком обварить. – В это время в помещение заглянула Диана, и он спросил ее: – Ну как там, Ди? Готов для нас ленч?

– Да, Мак, пойдемте, я усажу вас. Он встал и предложил Клаудии руку.

– Ну, что вы на это скажете? Готовы рискнуть?

– Что мне еще остается? Не помирать же с голоду!

Диана провела их к столику, который приводила в порядок Хэзер.

– Ну как, вы уже выбрали что-нибудь?

– Ох, нет. Простите. – Клаудия подняла взгляд и посмотрела в окно, на зеленую деревню. – Боюсь, я слишком засмотрелась на ваши пейзажи. В них есть что-то такое… Что-то они мне напоминают…

– Красиво, не правда ли?

Диана улыбнулась. Искренняя улыбка, полная сердечности. И Клаудия вдруг устыдилась своих прежних подозрений относительно матери, которая будто бы, как и дочь, имеет виды на Мака.

– Может, я видела это по телевизору? Напоминает какой-то старый фильм, где действие происходит на фоне грустного, полного ностальгии, довоенного родового имения. – Клаудия замолчала. Она вдруг поняла, о чем ей это напомнило. Недавно она читала сценарий телефильма, который ее отец собирался снимать осенью. Эта деревня была бы превосходной декорацией для действия.

– Здесь когда-нибудь снимали? – спросила она.

– Нет, насколько я знаю. Хотя для нашего бизнеса это было бы превосходной рекламой. – Диана вздохнула. – Не каждому нравится жить в такой глуши. Хэзер ждет не дождется октября, чтобы уехать в университет.

– Что она изучает?

– Английский и драму. Не знаю, что на нее нашло, сейчас она наверняка проклинает себя, что так вам нагрубила. Я уверена, что она с удовольствием поговорила бы с вами о работе на сцене.

– Если она выберется на денек в город, пусть позвонит мне, я буду счастлива показать ей театр. А, кстати, почему бы и вам не выбраться вместе с ней? А заодно и спектакль посмотрели бы… хотя, я не уверена, что Хэзер он понравится.

– Кто знает. Но я определенно буду рада, – сказала Диана, – мы с Марком в театр выбирались не так уж редко.

– Вот и не откладывайте в долгий ящик.

– Ну, как получится. – Диана вроде бы тихонько всхлипнула. – Я пришлю одну из девушек принять у вас заказ. Извините.

– О боже, – проговорила Клаудия, когда Диана ушла. – Кажется, и она ушла плакать. И все это из-за меня!

– Знаете, если вы кому и досадили, так только Хэзер. А Диана любит поговорить о Марке. Поговорить о нем, вспомнить те добрые времена, когда Марк был жив, когда мы все были вместе.

Мак заметно нахмурился, он вдруг показался Клаудии страшно усталым, и дело вовсе не в двух напряженных днях. Диана была кем-то, кто знал его жену, с кем он мог поговорить о «добрых временах», а вот сама она не знала о ней ничего, даже имени.

– Это что, так приятно вспоминать прошлое? – пробормотала Клаудия, пытаясь его разговорить.

– Спросите своего отца, приятно ли ему вспоминать о вашей матери.

Клаудия пожалела о затеянном разговоре, все внутри у нее сжалось, как было всегда при воспоминании о матери.

– Он предпочитает не говорить о ней, – буркнула она и принялась изучать меню.

– Нельзя все время скрывать свои чувства. Они могут взорвать человека изнутри.

Зависит от того, какие чувства, подумала Клаудия. Некоторые стоят того, чтобы о них умолчать.

– Думаю, я остановлюсь на салате из авокадо и цыпленке в луковом соусе с зеленью, – проговорила Клаудия, желая сменить тему.

Он сделал заказ, затем откинулся назад и через стол посмотрел на нее.

– Расскажите мне о вашей матери. Все хотят поговорить с ней о ее матери.

– Зачем? Хоть вы уже достаточно взрослый человек и годитесь в отцы Хэзер, но слишком молоды, чтобы быть одним из безутешных поклонников Элен Френч.

– Возможно, но я видел однажды ее игру. Я еще в школе учился. Тогда давали «Антония и Клеопатру».

– Отец играл Антония, он тоже был хорошим актером. Почему вы не спросите о нем?

– В другой раз. А теперь мне хотелось бы послушать о вашей матери, мне интересно узнать о ней хотя бы потому, что вы пошли по ее стопам, да и вообще похожи на нее, даже, если я не ошибаюсь, исполнили одну из ее наиболее известных ролей.

Клаудия с силой стиснула руки у себя на коленях. Но она заставила себя расслабиться. Обычно это давалось ей легко. Не трудно, в самом деле, спрятать наиболее значимые вещи под тем, что все и так хорошо знают о звезде. Вроде такого общеизвестного факта, что она принимала исключительно белые розы, как от мужа, так и от поклонников. Или что духи для нее изготовлял один известный парфюмер, который в день ее смерти сжег рецепт изготовления, а пепел высыпал на ее могилу. Или что контракты Элен Френч всегда включали в себя пункт, содержащий условие, что все сценические костюмы, переходя в ее собственность, не должны оставаться в театре и никто из других актрис никогда не должен использовать их. Но, заглянув в синие внимательные глаза Габриеля Макинтайра, Клаудия поняла, что готова поведать ему и больше.

– Вы не правы, Мак. Она была слишком большой актрисой, чтобы кто-нибудь мог повторить ее игру.

– Почему обязательно повторить? Вы и сами достаточно талантливы, чтобы не копировать кого бы то ни было.

– На меня ее судьба упала тяжким бременем. Иногда мне казалось, что я так навек и останусь в ее тени. Я думала: вот пройдет моя жизнь, я умру, и на моем могильном камне напишут: «Здесь лежит дочь Элен Френч». – Она поежилась. – Мама не давала мне становиться собою, стараясь слепить из меня свою точную копию.

– Только из вас? А Физз?

Ну спасибо хоть, что он не сказал ей, что она идиотка. Что у нее параноидальный синдром.

– Физз внешне не похожа на мать. Ох, не поймите меня неправильно. Физз снималась в кино, на самом деле она удивительно талантлива, у нее прирожденный артистический дар, но ей никогда не уделялось столько внимания, сколько мне. Возможно, дело лишь в моем сильном физическом сходстве с матерью. – Клаудия вздохнула. – Если бы Физз стала актрисой, я была бы не только дочерью Элен Френч, но и сестрой Фелисити Бьюмонт.

– Мне кажется, вы просто недооцениваете себя.

– Нет, это правда. Физз что-то из ряда вон выходящее. Ей от природы дано то, что люди набирают годами, день за днем оттачивая технику.

– Так почему же она не играет, а возится со своей радиостанцией?

– В самом начале карьеры у нее произошел весьма неприятный случай, и она, к сожалению, решила навсегда оставить это дело. Она отступила, а время все шло и шло. Я до сих пор убеждена, что она сделала большую ошибку. Впрочем, возможно, я не права. – Клаудия помолчала, задумчиво глядя в окно, затем договорила: – И все же, Мак, я далеко не во всем похожа на свою мать. Ведь именно из-за Физз я ввязалась в «Частную жизнь».

– В самом деле? – воскликнул он с таким видом, будто его удивил столь самоотверженный поступок легкомысленной особы.

Клаудия замкнулась и принялась ковырять вилкой в салате.

– Простите меня, Клаудия, – сказал он, тронув ее за руку. – Расскажите мне об этом. Прошу вас.

Клаудия искоса взглянула на него, не совсем уверенная в его серьезности. Но он казался достаточно искренним.

– В марте, после того как папа попал в больницу, Физз и Люк здорово перессорились. Доктора сказали, что его приступ – следствие сильнейшего нервного потрясения, и Физз в этом обвинила Люка.

– Почему?

– Ох, все из-за Мелани. Ну, как бы там ни было, но Физз его видеть не хотела и даже не сказала ему, что беременна.

– Что ж, она не понимала, что рано или поздно он это заметит?

– Да как бы он это заметил? В том-то и штука. Когда Физз дала ему от ворот поворот, он уехал в Австралию зализывать сердечные раны и возвращаться не собирался. А она всем запретила сообщать ему и была настолько несчастна, что никто из нас не посмел ее ослушаться.

– Итак, что же там получилось с «Частной жизнью»? – спросил Мак, видя, что Клаудия впала в оцепенение.

Она вздрогнула.

– Люк уже приготовил деньги для спектакля, в основном он делал это для Мелани, которая оставалась в Уэст-энде. Не помню, я говорила вам, что она его племянница? – Мак кивнул. – Так вот, прежде, в Австралии, она много снималась на телевидении, и в мыльных операх, и во всяких шоу, но всегда мечтала играть в настоящем театре. И Люк настоял, чтобы мы с ней играли в одном спектакле. – Брови Мака вопросительно поднялись, и Клаудия пояснила: – Вы говорили, что язык мой – враг мой. Так оно и есть. В прошлом я была грубовата с Мелани, позволяла себе сомневаться в ее способностях. Ну Люк и решил, что, если мне придется вместе с ней работать на сцене, это заставит меня быть с ней немного повежливее.

– Иными словами, вы сделали это под некоторым нажимом?

– Нет, я бы так не сказала. Просто надеялась, что это поможет помирить Физз с Люком. Я знала, что ничто не сможет удержать его от прихода в театр, чтобы посмотреть Мелани на премьере, и надеялась, что Физз ради такого события тоже выберется из Брум-хилла, а там, как говорится, дело случая, они встретятся, и этого может оказаться достаточно.

– И ваш план удался?

– Ох, я не сомневалась, что так оно и будет. Но Физз не оправдала моих ожиданий. Она, хоть и любила этого человека без памяти, хоть и жить без него не могла, но именно потому и отказалась от возможности примириться. Обида в ней взяла верх. В Лондон в тот вечер она так и не приехала. А он, не придав особого значения словам и поступкам Физз, задумал брать ее осадой и не отступаться до тех пор, пока она не согласится стать его женой.

– Он сплел бы у ее ворот шалаш?

О, Шекспир? Начитанный, однако, вояка! Возможно, не такой уж грубый солдафон, каким представляется.

– Хорошо еще, что обошлось без этого, а не то он заработал бы себе обширную пневмонию.

– Ну да, ведь это все, насколько я понял, происходило ранней весной?

– Вот именно. А я тем временем вляпалась в «Частную жизнь»! Но и отец, дай бог ему здоровья, умудрился устроить из всего этого рекламу, заставив меня идти по стопам матери. В буквальном смысле. Он напялил на меня ее туфли. Знаете, Мак, ведь тот костюм, в котором я на разорванной фотографии, из ее неприкосновенного гардероба.

– В самом деле?

– Папа хранит все ее сценические костюмы. Да что там сценические костюмы, все халаты, нижнее белье, туфли, каждую пару в специальном ящичке, все ее меха. Что до меня, то я сложила бы все это в кучу и устроила бы грандиозный костер.

Последовавшее молчание нарушила официантка, которая принесла им горячее. Клаудия внимательно осмотрела кушанье и неторопливо принялась за него.

– Теперь ваша очередь.

– Вы хотите, чтобы я рассказал о своей матери? Она уже поняла, что некоторые вещи он поместил за каменную стену. Опасается, что она захочет расспросить его о покойной жене, о ранении, вообще об армии.

– Если только вы сами расположены говорить о ней. Мне кажется, что вы бы охотнее рассказали о своей работе. Вы что, какой-нибудь засекреченный охранник? Чем конкретно вы занимаетесь?

– Если бы я принялся рассказывать, в чем конкретно заключается моя служба, то куда бы подевалась несчастная секретность?

– Раз уж вы хотите, чтобы я воспользовалась услугами вашей компании, фирмы или что у вас там, то не мешало бы посвятить меня хоть в какие-то подробности.

– Я переменил решение. Сначала мне самому надо во всем разобраться. А я все еще не понял, каким образом эта фотография попала в сложенный вами парашют.

– Может, вам следовало бы лично присматривать за тем, что происходит у вас на аэродроме?

– И босс имеет право на отпуск. Допустим, у меня деловая поездка или еще что. Не могу же я постоянно торчать в своем хозяйстве.

Клаудия начинала терять терпение. Неужели он не слышит ничего из того, что она ему говорит?

– Это моя жизнь, Мак. Мне кажется, я достаточно ясно выражаюсь.

– Ad nauseam.[6]

Клаудия упрямо склонила голову, чувствуя, как в ней нарастает желание во всем ему противоречить.

– Разве я не могу сама о себе позаботиться?

– Ох, мне надоело убеждать вас. Сколько можно спорить и доказывать необходимость охраны? Кончится тем, что я выполню, вашу просьбу и удалюсь. Правда, пока я все еще не могу этого сделать, у меня ваши ключи и без меня вам не попасть в свою квартиру, так что перестаньте лезть в бутылку и насладитесь ленчем. Я намерен сделать то же самое.

– Наслаждаться ленчем я могу, только загнав себя в бутылку. Создавать трудности – лучшее, что я умею, это, если хотите, неотъемлемая часть моего очарования.

– Талант за вами я признаю безусловно, а вот очарования, уж извините, никакого в вас не вижу.

– А вам, я смотрю, нет равных в грубости. Улыбка потихоньку сползла с его лица.

– Я всячески стараюсь с этим бороться, но в вас, Клаудия, сидит какой-то черт, который пробуждает во мне все самое худшее.

– Оно и видно. – Она слегка пожала плечами. – Ладно, не хотите говорить о своей работе, так ответьте хотя бы на один простой вопрос.

Мак настороженно взглянул на нее.

– Спросить вы можете, но ответа я не обещаю.

– Сначала, Мак, скажите, вы хоть немного доверяете мне?

После продолжительной паузы он наконец кивнул.

– Ну, спрашивайте. Я жду.

– Вы не хотите назвать мне имя вашей жены? Мак уставился в свою тарелку, и ей показалось, что и на этот вопрос он отвечать не хочет. Но он ответил.

– Дженни. – Дыхания ему хватило только на одно слово. Потом он поднял глаза и посмотрел ей прямо в лицо. – Ее звали Дженни Кэллиндер.

Что-то знакомое… Она никак не могла собраться с мыслями. Потом вспомнила.

– Альпинистка?

– Вы сказали, что вопрос будет один. Разве не так?

Нет, не так. Его ответ возбудил в ней массу других вопросов. Они теснились в ее мозгу, настойчиво требуя выхода. Дженни Кэллиндер погибла пару лет назад. Но как? Где? Она чувствовала, что Мак наблюдает за ней. Он понимал, что она пытается вспомнить, но помогать ей не собирался. Ладно, на первый раз достаточно. Всему свое время.

Она решила наконец поесть и погрузилась в этот процесс, искоса поглядывая на человека, столь тщательно оберегающего от чужих свою тайну.

Он уже не раз целовал ее, хотя обычно и одного раза бывало достаточно, чтобы мужчина полностью ей покорился. Теперь он должен был бы стать совсем ручным, обещая ей все звезды с неба, независимо от того, нужны они ей или нет. С мужчинами она с юных лет управляться умела, но вот с Габриелем Макинтайром управиться не могла. Для этого у него был слишком сложный характер. Он держался на безопасном расстоянии, отказываясь от роли мужчины, из которого женщина может веревки вить. То, что он желал ее, она инстинктивно чувствовала, но по какой-то причине решил устоять. Затем она вспомнила его первый поцелуй, и легкая улыбка тронула ее губы от мысли, как дорого он ему обошелся.

Клаудия подняла глаза, увидела, что он продолжает следить за ней, и сердце ее дало странный сбой. Она с удивлением подумала, что не знает, чем и как его соблазнить. Ей страшно хотелось бросить вызов, но трудность заключалась в том, что Мак, похоже, совсем не любит ее. А он явно принадлежит к тому типу мужчин, которые спят только с той женщиной, которую любят.

Она вновь подумала о его жене, Дженни Кэллиндер, но удержалась от вопросов. Начало ею положено, и, если мистер Макинтайр планирует задержаться возле нее подольше, через какое-то время обнаружатся все его сокровенные тайны.

Возле ее квартиры их ожидало еще одно письмо.

Когда Мак достал связку ключей от новых замков и отпер дверь, они увидели, что оно лежит на половичке у порога. Дешевый белый конверт с ее именем, выведенным большими печатными буквами черной шариковой ручкой.

Сначала Клаудия просто уставилась на него, оцепенев, парализованная ужасом понимания, что кто-то действительно решил запугать ее до полусмерти. Хочет, чтобы она стала больной, несчастной и очень одинокой. Она непроизвольно подняла руку к губам, почувствовав, как по пищеводу поднимается желчь, затем издала странный звук, напоминающий начало истерического смеха, поскольку вдруг поняла свою ошибку.

Это совсем не то о чем она подумала. Адрес на других конвертах был выклеен из заглавных букв, вырезанных из газеты, а на этом ее имя написано шариковой ручкой. Успокоившись, она хотела поднять конверт. Но Мак, включая сигнализацию и увидев ее движение, резко выкрикнул:

– Не прикасайтесь! Полиция захочет снять отпечатки пальцев.

Он даже подтолкнул ее в глубину холла.

– Да нет, Мак, все в порядке. Это совсем не то, – возразила она, но он продолжал оттеснять ее от того места, где лежал конверт. – Нет, совсем не то, что мы подумали. – продолжала она упорно бубнить, встретившись с его взглядом.

Ох, как ей не хотелось, чтобы это оказалось тем.

– Конверт точно такой же, – тихо проговорил он. – Я предупредил всех ваших соседей, чтобы не впускали никого незнакомого. Скорее всего ваш корреспондент вынужден был оставить конверт в почтовом ящике, а уж кто-то из соседей принес его к вашей двери. Кто-нибудь мог так сделать?

– Кей Эберкромби обычно берет для всех газеты и почту. – Клаудия отвернулась, смертельно испугавшись, когда осознала, что должно было случиться. – Но она не стала бы прикасаться к письму, где адрес наклеен из газетных букв, – проговорила она медленно. – Он мог догадаться об этом, потому и написал мое имя шариковой ручкой.

– Этот парень, возможно, и сумасшедший, но определенно не идиот. Он хотел, чтобы вы думали, что он здесь побывал. Прямо у ваших дверей.

– Но ведь он же не мог войти в здание.

– Для него важно не это, Клаудия. Он хотел только одного, чтобы вы думали, что он в него входил.

– О боже! Мне кажется, я заболеваю.

– Даже и не думайте! Не смейте поддаваться, – настоятельно проговорил он. – Оставайтесь здесь, а я осмотрю квартиру.

Не думайте! Не смейте! Слишком слабые слова для улучшения ее самочувствия. Она отступила на шаг и, прислонившись к стене, сползла на пол, обхватив руками голову.

Мак вернулся в прихожую, и она услышала его голос:

– Внутри никого не было.

Он старался успокоить Клаудию, но она все еще чувствовала себя так, будто ее жилище каким-то образом осквернено. Он тронул ее за плечо, и она посмотрела на него.

– Пойдемте, – тихо сказал он.

Клаудия позволила ему помочь ей встать на ноги, но затем, переступив через письмо, оттолкнула его руки, закрыла дверь и дрожащими пальцами задвинула щеколду.

Вся ее напускная храбрость вмиг слетела с нее, стоило только вновь посмотреть на столь невинный предмет, как лежащий на коврике конверт. Внезапно она захотела узнать, что там написано. Прежде чем Мак успел остановить ее, она подняла конверт и быстро его раскрыла. Руки ее дрожали. Глядя в бумагу, она вдруг нервно рассмеялась. И быстро поднесла руку ко рту, словно стремясь задавить этот смех, но он рвался из нее, неудержимый, как и слезы, что покатились по ее щекам.

Он забрал письмо из ее трясущейся руки. Написано там было не много. Но и этого вполне хватало. Таким негодяям и не надо писать много. Они не обременяют себя подбором слов, но без промаха попадают в цель.

Хэлло, Клаудия, как ты себя чувствуешь дома? В безопасности?

Мак понял, что с ней происходит; в желании защитить он заключил ее в свои объятия и, сильно, но нежно прижав к себе, держал до тех пор, пока не унялись ее всхлипывания, пульс постепенно не замедлился и она наконец не успокоилась.

И хотя ей все еще не хотелось шевелиться, она сделала усилие и немного от него отстранилась.

– Простите, Мак. Я понимаю, что с самого начала вела себя с вами просто безобразно. И прекрасно вас пойму, если вы не захотите больше ничего для меня делать. Вы можете уйти в любое время. Действительно. Со мной все в порядке.

Он смотрел на нее с высоты своего роста, но ее глаза были закрыты, и она не видела, какой невыразимой нежностью был полон его взгляд. Она казалась побитой. Не из-за того, что под глазом все еще темнел синяк, а губы слегка припухли, – нет. Она выглядела существом, прибитым морально. Он перебирал множество способов, как утешить ее, облегчить эту муку, вернуть цвет на эти бледные щеки. Но ни один не казался ему хорошим. Поэтому он просто сказал:

– Помните, что вы говорили в пятницу утром на аэродроме? Когда вам показалось подозрительным, что я заменил парашют? Вы еще решили, что я хотел вас запугать. – По внезапно вспыхнувшему румянцу он видел, что она помнила. – А потом, хорошенько обдумав все, вы поняли, что ошибались. Почему бы вам и теперь не довериться мне и найти чем заняться, пока я сделаю несколько звонков?

Она резко отстранилась от него.

– И чем, по-вашему, я должна заняться?

– А тем, что делает любая чистокровная англичанка, когда ей не по себе. Приготовлением чашки чая.

– Вы еще шутите.

Момент нежности прошел, и он даже не удостоил ее ответом. Но, собравшись в самых доходчивых выражениях сказать ему, куда он может идти со своим чертовым чаем, Клаудия осознала, что он просто хочет занять ее делом, дабы хоть немного отвлечь. Ее слегка знобило, и она потерла руки, подумав о свитере. Да, надо надеть свитер.

– Если вы останетесь, то что наденете? У вас даже не во что переодеться – проговорила она, стоя в дверном проеме.

– Предоставьте мне самому позаботиться об этом.

Немного же времени ему понадобилось, чтобы вернуться к своей обычной твердокаменности. Почему он так с ней разговаривает? Вернее, почему не хочет ни о чем разговаривать?

– Наверное, по одному мановению вашего пальца любой человек из вашей личной армии бросит все и помчится паковать ваш багаж.

Мак, будто не видел и не слышал ее, поднял телефонную трубку и начал набирать номер. Клаудии казалось нестерпимым, что он так нагло игнорирует ее, и она с вызовом проговорила:

– Они там у вас, я думаю, все отставники.

Положив трубку, Мак повернулся к ней. Она думала, что он разозлился, но по его виду этого сказать было нельзя.

– Они не моя армия, Клаудия. Они вообще не мои, а свои. Мы просто группа друзей, хорошо относящихся друг к другу, приходящих друг другу на помощь, когда это понадобится. Вот и все.

Он говорил, стараясь не выйти из себя, не потерять терпения, – так говорят с докучливым и немного надоевшим ребенком.

Вряд ли, конечно, все объясняется так просто, но в целом, решила она, лучше думать о нем просто как о сумасшедшем.

– Группа друзей? Нечто вроде охранного шоферского обслуживания пассажиров, преследуемых недругами? – спросила она, провоцируя его на дальнейший разговор.

Возможно, она ошибалась, но его краткие прежние объяснения казались ей слишком гладкими, чтобы можно было отнестись к ним с доверием.

– Это обыкновенный прокатный автосервис. Фактически они специализируются на поставке машин для свадебных кортежей. Но когда мне нужна машина с водителем, который имеет специальную подготовку, я знаю, что могу обратиться к ним.

– Я не уверена, что вам верю. Терпение его все больше истощалось.

– А я не уверен, что слишком озабочен тем, поверите вы мне или нет. Это, кстати, и вообще не ваше дело.

– Конечно, не мое. Особенно если учесть, что вы распоряжаетесь моей жизнью.

Он распоряжается ее жизнью? Она что, думает, ему больше делать нечего, как разыгрывать из себя сиделку возле испуганной актрисы? Он ощутил, как его захлестывает волна гнева. Испуганная. Вот ключевое слово. Она перепугана насмерть и пытается держаться как можно отважней, чтобы не показать виду. Наверное, он ведет себя с ней чертовски жестко.

– Клаудия, поймите, мы не какая-то по-юношески восторженная и романтично настроенная компашка, – сказал он гораздо мягче. – В целом все очень серьезно. В группе есть специалисты по связи, транспортные эксперты, курьеры.

– И охранники. И все работают очень хорошо и слаженно.

– Когда необходимо. У каждого из нас своя специальность, но мы взаимозаменяемы и очень хорошо сработались. Время от времени я собираю всю группу для специальной работы, но это исключение.

Она все еще казалась сомневающейся.

– Надеюсь, я не подпадаю под эту категорию?

– Зависит от того, как вы сами намерены поступать. Если вы настаиваете на вечерних выступлениях в «Частной жизни», то боюсь, что так, вероятно, и будет.

– У меня нет выбора, Мак. Люди приходят в театр посмотреть на меня. Вы должны это понять.

– Но вам нельзя оставаться там. Да и здесь, в этой квартире.

Ее рот сомкнулся в упрямую линию.

– Я не хочу покидать свой собственный дом, – сказала она, несмотря на то, что в ее доме стало так тревожно, тоскливо и холодно. Она опять поежилась. – Но, честно говоря, мне будет намного спокойнее, если вы останетесь со мной.

Мак заметил, что ее знобит. Всем своим существом он жаждал приблизиться к ней, обнять и отогреть, как отогревают в ладонях замерзающего птенца, но он игнорировал даже свое существо. Как бы там ни было, но она не должна думать, будто он остался здесь из-за ее минутного каприза или минутной милости.

– Я не спрашивал у вас разрешения остаться. А теперь о деле. Полагаю, необходимо установить на всех этажах камеры внутреннего наблюдения. Понадобится нам и человек, исполняющий роль привратника, для проверки почты и наблюдения за приходящими и уходящими визитерами. Вы ведь хорошо знаете ваших соседей? Как вы считаете, они отнесутся к этому спокойно?

– Страховые компании могут снизить сумму выплат, если их жилье недостаточно хорошо защищено.

Он надеялся, что, установив приборы наблюдения, которые послужат и другим людям, он даст передышку ей, но не был уверен, согласятся ли они. И вот она уверила его, что ее соседи, несомненно, только обрадуются дополнительным охранным мероприятиям, особенно когда узнают, что платить им за это не придется.

– А как насчет владельца дома?

– Ну, с ним, Мак, у вас проблем не возникнет.

– Понятно.

– Понятно ему! Даже не спросил почему.

– Почему?

– А потому, Мак, что владелец этого дома я, но только очень прошу вас, не делитесь этим маленьким секретом с моими постояльцами, они об этом не знают. Глядя, как поднялись его брови, она только пожала плечами.

– Мать оставила нам с сестрой немного денег. Физз свою долю всю без остатка влепила в радиостанцию, а я купила этот дом. Но для расчетов с жильцами предпочитаю нанимать агентов.

– Вы будто оправдываетесь передо мной. У вас нет в том нужды.

– Нет? Тогда почему же я чувствую, что вы все время критически исследуете подробности моей жизни?

Он не знал, почему у нее возникло такое ощущение. И не имел представления, почему сам он испытывает постоянную потребность исследовать ее жизнь. Впрочем, кое-какие догадки у него были, но он старательно задвигал их в самый дальний уголок сознания.

– Так вы решительно отказываетесь покинуть Лондон? – поинтересовался он.

– Мне необходимо быть здесь, Мак. Да и не хочу я скрываться.

Она выглядела сейчас так, как тогда, в самолете, перед самым прыжком. Страшащаяся, но преисполненная решимости. Вот и теперь она во что бы то ни стало хочет остаться в своей квартире, и он ничего не может с этим поделать.

– В таком случае я принимаюсь за организацию охраны.

– Хорошо, принимайтесь. А я пойду и приготовлю вам чай. – Она направилась к кухне, но с полпути вернулась. – Послушайте, Мак, неужели вы не понимаете, что это ничего не решит? Тот малый все равно не отступит и не оставит меня в покое.

– Возможно, если я не буду действовать, он вас действительно вконец допечет.

– Допечет. Уж это точно! А все ваши меры лишь заставят его действовать похитрее. Изобретет что-нибудь еще, более драматичное, просто чтобы отвлечь ваше внимание.

– Более драматичное?

Дрожь в ее голосе дала ему надежду, он подошел к ней, взял за плечи и заставил посмотреть на него.

– За последние сорок восемь часов, Клаудия, вы столько раз были на волосок от беды. Он идет по пятам за вами, он испортил ваши тормоза, он наверняка наблюдал за вашим прыжком. Ради всего святого, уезжайте отсюда. Дайте себе передышку.

– И куда, интересно, мне ехать?

– Наверняка есть какое-то место, есть кто-то, кто может предложить вам.

– Постель? – Этот Макинтайр наверняка подумал о каком-то мужчине.

– Может, перебраться в квартирку Мелани? – невинно продолжала она. – И вам кажется, что все это будет умно? Да он чуть не опередил меня, когда я отправилась к Физз!

– Он хорошо знает вас и вашу семью. Раз он знал, куда вы первым делом можете поехать. А я имел в виду не членов семьи.

– Я понимаю, что вы имели в виду, Мак. Но, к вашему сведению, я не держу свору любовников на случай, если мне понадобится кровать на ночь, хотя, если бы и держала, то это, не ваше, черт побери, дело. Да, кстати, раз уж вы решили остаться, то спать вам придется в гостевой комнате. Впрочем, можете переночевать в прихожей, на коврике, как делает всякий порядочный сторожевой пес.

Какую-то минуту он молча смотрел на нее, потом сказал:

– В таком случае полагаю, мы оба друг друга поняли.

– Я-то вас поняла, Мак. Поняли ли вы меня – вопрос спорный. А что касается моего злодея, кем бы он ни был, то рано или поздно он наверняка достанет меня. Где бы я ни находилась. В конечном счете если уж вам так нравится играть в эти игры, можете все здесь утыкать своими приборами и вахтерами, мне не жалко. Но еще не поздно плюнуть на все свои дурацкие затеи и отправиться восвояси. Я не обижусь.

Договорив, она потерла обнаженные плечи, чтобы избавиться от неприятного эффекта гусиной кожи.

– Хорошо, если вы так настаиваете, мы остаемся здесь. Но на моих условиях. Я намерен сообщить вам целый свод правил, которые вы должны будете точно исполнять, как и все, что я порекомендую вам устно.

Мы с вами? Скажите пожалуйста! Он изволит остаться.

И тут до нее в полной мере дошло, как сильно она нуждается в его присутствии, И вся ее бравада проистекает лишь из-за того, что она понятия не имеет, останется ли он в самом деле или действительно плюнет на ее капризы и смоется.

– Вы требуете, чтобы я точно исполняла все, что вы скажете?

– Беспрекословно.

– Я никогда в своей жизни не исполняла ничего точно.

– В таком случае несколько следующих дней обещают быть интересными. Может, сейчас и начнем?

Она замахала руками.

– Знаю, знаю, вы все еще ожидаете свой чай. Боюсь, что я не очень хорошая хозяйка.

– Не сомневаюсь, что у вас все получится. Но теперь давайте пока отложим чаепитие. Я хочу, чтобы вы прямо теперь пошли и надели что-нибудь теплое. Вы выглядите как ощипанный цыпленок.

– Ну, спасибо. Выслушивать комплименты – одна из моих слабостей. Но это не от холода, это нервы, – сказала она, переменив свое решение относительно свитера. – Так со мной бывает и перед выходом на сцену.

– Как интересно. Хорошо, давайте попытаемся исполнить номер сначала. – Хотя он говорил тихо, но каждое его слово звучало так, будто он гвоздем забивает его ей в голову. – Итак, идите и переоденьтесь во что-то теплое.

Он приказывает ей переодеться. Это что? Она должна подчиниться беспрекословно?

– Вам не нравится мое платье?

– Ваше платье?

Мак изо всех сил старался не замечать, как обольстительно льнут легкие складочки этого платья к ее грудям, как вьется короткая летящая юбочка вокруг ее великолепных длинных ног. Он старался быть твердым, изо всех сил игнорируя все это днем, но безуспешно. Ибо как можно было не замечать и не видеть того, что так прелестно и совершенно?

– Ваше платье просто великолепно, – изрек он деревянным голосом, – красивее не бывает. Но оно ведь совершенно вам не идет.

– Нет, Мак, оно идет мне.

Она бросила вызов. В конце концов, она у себя дома, и не ему решать, что ей носить.

Но он думал лишь об одном, как совладать с ее своеволием. Да, Клаудия не кокетничала, сказав, что не умеет подчиняться ничьим приказам. А что, если поддаться ей и разрешить делать, что она хочет? Не исключено, что она тотчас поступит наоборот, то есть не так, как она хочет на самом деле, а ему назло. Тогда она пойдет и наденет что-нибудь теплое.

Адель тоже частенько поступает по-ребячески. Несомненно, это их женское своеволие можно использовать против них же.

– Хорошо, Клаудия, я неудачно пошутил, это прелестное платье вам идет. Вы в нем выглядите просто сногсшибательно. – Гусиная кожа исчезла, как он заметил, стоило ей немного расслабиться, поддавшись на его комплимент. Он взял обе связки ключей и положил их на кухонный бар. – Вот ваши ключи. И я советую никогда не выпускать их из поля зрения.

– Хорошо, так и будет, – покорно проговорила она, но и ее покорность явилась результатом минутного каприза, а не осознания необходимости, вытекающей из сложившейся ситуации. Вот что его особенно раздражало.

– Советую никогда не оставлять их соседям, уборщице, а тем более агентам, которые занимаются денежными расчетами с обитателями вашего дома. – Он повернулся, отправился в прихожую, отключил сигнализацию и взялся за ручку двери. – Я переменил код. Запомните его: девять, два, пять, семь. Не забудете?

– Девять, два, пять, семь. Что тут забывать? – сказала она, следя за тем, как он отодвигает щеколду на двери. – Куда вы идете?

– И советую вам быть крайне осторожной с письмами и посылками, которых вы не ждете. Впрочем, и с теми, которых вы ожидаете, тоже.

Она выглядела смущенной, и он с удовлетворением отметил, что гусиная кожа вновь усеяла ее руки.

– Мак!

Совсем как ребенок, подумал он. Растерянный и одинокий ребенок. Ох как хотелось ему вернуться к ней, обнять и утешить. Как трудно быть решительным, говорить твердым голосом, но все же придется.

– Прощайте, Клаудия, – сказал он и, не дожидаясь ее реакции, закрыл за собой дверь.

Он уже был на середине лестничного проема, когда услышал, что она открыла дверь.

– Постойте, – окликнула она его. Он даже не оглянулся и через секунду услышал за спиной ее шаги. – Мак, пожалуйста. Я понимаю, почему вы уходите, и прошу прощения.

Он остановился и повернулся к ней.

– Просите прощения? За что?

Она беспомощно пожала плечами, уставившись на него своими огромными серебристыми глазами.

– Я ведь предупреждала вас, что не очень-то привыкла подчиняться приказам.

Она играла. Это сущий спектакль, но это все, что она могла сделать.

– Не расстраивайтесь из-за таких пустяков. Это не имеет значения.

С легким полупоклоном он направился к парадным дверям.

– Мак! – Теперь она разозлилась. На него, но и на себя тоже. – Пожалуйста! – Он колебался, слыша в ее голосе неподдельный страх и полное неверие в то, что он способен с ней так поступить. – Пожалуйста, не оставляйте меня одну. Я буду вести себя хорошо, обещаю вам.

Труднее вещи Маку никогда не доводилось делать, но у него были на то серьезные основания. Он не должен позволить ей отделаться так легко.

– Вам, Клаудия, неведомо, что такое вести себя хорошо. Вы слишком избалованы своей жизнью. Хотите, чтобы я охранял вас, но совершенно не способны подчиняться тому, что я считаю целесообразным в данной ситуации. Боюсь, что, если скомандую: «Ложись! «, вы нарочно не сделаете этого и схлопочете пулю.

– Нет, я буду вас слушаться. Пожалуйста, Мак, вернитесь в квартиру, и я пойду переоденусь. Сразу же!

Да, конечно, она так и поступит. На этот раз. Но в следующий раз, когда он попросит ее сделать еще что-нибудь, от чего будет зависеть ее жизнь, она, Клаудия Бьюмонт, опять вступит в пререкания, поскольку уверена, что такая женщина, как она, сама должна вить из мужчины веревки. А никак не наоборот. Эти большие влажные глаза, этот трепещущий рот… Он по личному опыту знал, что поддаваться нельзя.

– Если вы останетесь, я буду делать все, что вы скажете.

– Не уверен.

Скрепя сердце Клаудия слабо улыбнулась ему какой-то неопределенной улыбкой.

– Я обещаю вам упасть на землю сразу же, как только вы скомандуете: «Ложись!».

Да, она исполнит это просто великолепно, подумал он, так здорово, что на это стоит посмотреть. Но жизнь не театр, здесь все серьезно.

– И вы обещаете мне подчиняться беспрекословно?

– Беспрекословно.

– Докажите.

– Доказать?

– Дайте мне ваше платье.

– Мое платье? – Она выглядела слегка напуганной, но в достаточной степени готовой к подчинению. – Ох, мое платье. Конечно.

И направилась вверх по лестнице.

– Нет, Клаудия, – сказал он, ни на шаг не сдвинувшись с того места на нижней площадке лестницы, где стоял. – Прямо здесь и сейчас.

Он видел, как на губах ее зародилась улыбка, готовая перейти в веселый смех, но смеха так и не вышло, ибо она начала догадываться, что он затевает это всерьез.

– Здесь? Но дверь открыта, – возразила она. – Кто-нибудь может войти. – Он шагнул в сторону двери и увидел, как побледнело ее лицо. – Но ведь под платьем у меня ничего… – Она провела рукой вдоль тела, коснувшись живота. – Мак!

Он не остановится, с ужасом поняла Клаудия. Она возражает ему, а он хочет добиться от нее беспрекословного подчинения. Да как он смеет! Она почувствовала холодную дрожь, пробежавшую по спине, когда ее сознание само подсказало ей ответ. Вот так и посмеет! Запросто. Без проблем. Возьмет и уйдет.

Он сказал ей, на каких условиях вернется в квартиру, а она сразу же стала эти условия оспаривать. Но такова уж она есть, дома, в школе и даже на сцене она всегда выступала против нажима, заставляя противную сторону поверить, что она не уступит, что она не потерпит никаких запрещений и ограничений. Но угодно же было судьбе свести ее с таким упертым солдафоном, как этот Габриел Макинтайр! Он тоже, как видно, не намерен ей уступать.

– Вы хотите получить мое платье? Здесь и теперь? Он не ответил, но она и не ожидала ответа. Она сделает, как он велит, или останется одна. Вчера она еще могла послать его ко всем чертям. Вчера она еще не верила в серьезность опасности, принимая всю эту ерунду за чьи-то неумные шутки. А теперь она стоит в подъезде и медленно, не отводя глаз от его лица, расстегивает пуговки на шее, позволив бретелькам платьица соскользнуть вниз, но все еще придерживая легкий лиф у груди.

Она немного помедлила, ожидая, что он, убедившись в ее готовности подчиниться, вот-вот милостиво позволит ей не обнажаться полностью. Но он так не сделал. И не отвел глаз. Да уж, Галаад из него никакой. Она обнаружила, что странным образом успокоилась. Мужчина без малейшего проблеска жалости непереносим, и она обрела вдруг ледяное спокойствие. Тут начинался спектакль.

Клаудия ослабила руки, и лиф платья соскользнул к поясу. Никакой видимой реакции, разве что капельки пота, появившиеся у него над верхней губой. Она их заметила и испытала удовольствие. Осталось расстегнуть пуговки на поясе, что она и сделала, после чего платье соскользнуло к ее ногам. Когда она переступила через него, на ней ничего не осталось, кроме мизерных белых трусиков и пары босоножек из тонких ремешков и на высоких каблуках.

– Ну? – спросила она, видя, что он ничего не говорит. – Теперь вы удовлетворены?

Удовлетворен? Чем? Парой восхитительнейших ног, таких длинных и столь совершенной формы, что у него перехватило дыхание. Удовлетворен ли он этими соблазнительными бедрами, которые провокационно демонстрировались ему в эту минуту, и этими грудями, казавшимися ему источником всех блаженств? А вот гусиная кожа, как заметил Мак, бесследно исчезла.

Но хотя его рот тотчас пересох, а тело напряглось от вспыхнувшего помимо воли желания, Мак понимал: если он позволит ей заметить тот эффект, который на него произвела ее нагота, он проиграет. А проиграть ему нельзя, хотя бы ради ее безопасности.

Итак, безмолвно молясь, чтобы не сорваться, он поднял руку и жестом приказал ей принести платье ему. Он требовал полной капитуляции.

Целую бесконечную минуту она заставила его ждать и испытывать невыразимую пытку огнем, сжигающим его изнутри, прежде чем соизволила изящным жестом подхватить с пола невесомую одежку и, держа ее на отлете, на вытянутых вперед руках, понесла к нему как некую жертву, приносимую языческими священнослужителями своему божеству. Но если в поступи ее и движениях явно присутствовала игра, то лицо было естественно. И это ему показалось зловреднее всякой игры. Широко распахнутые яркие глаза светились пониманием, а губы слегка изогнулись в неотразимой улыбке. На какой-то момент его охватило отчаяние, ибо он догадался вдруг, что она вовсе не капитулировала. Она никогда не капитулирует. Просто ее игра перешла на другой уровень, более высокий.

Мак схватил ее платье, стиснув ткань в кулаке, и держал его прямо перед собой достаточно долго, чтобы дать ей понять, насколько он далек от того, чтобы поддаться ее прелестям, и лишь затем небрежно перебросил эфемерное одеяньице через плечо. Какая легонькая и чертовски приятная на ощупь вещица, подумал он.

– Ну а теперь, – сказал он настолько небрежно, насколько позволила ему стиснутая спазмом гортань, – почему бы вам не пойти и не надеть что-нибудь теплое?

ГЛАВА 8

Когда на следующий день они направлялись к служебному входу в театр, Клаудия чувствовала, что их провожает множество взглядов. Она заранее предупредила Мака, чтобы он не удивлялся, увидев бесчисленных папарацци, стоящих у артистического подъезда лагерем, привлеченных сюда быстро распространившимися слухами об их романе.

– Простите, Мак, – пробормотала она, когда они подъехали к театру, – но я не виновата, что эти сумасшедшие поспевают раньше всех.

– Наверное, их предупредили, что вы будете не одна. А иначе с чего бы им. – холодно заметил он. Перехватив ее взгляд, он пожал плечами. – Как только ваш анонимный корреспондент узнает, что вы теперь не одна, он может удвоить старания и выкинуть очередной пакостный номер.

– Вы так суетитесь вокруг меня, что пресса не могла этого не заметить.

Голос Клаудии звучал холодно. Она явно провоцирует его. Но он сохранял невозмутимость.

– Так оно и есть. И пусть привыкают, что я повсюду следую за вами.

– Повсюду? – спросила она ехидно.

– Как приклеенный.

– Посмотрю я, как вы будете таскаться за мной по сцене.

– Может, вы тормознете для снимков, Клаудия? – спросил один из репортеров, когда они подошли к дверям театра.

– Вы что, Джимми, еще недостаточно нащелкали? Кинокамеры и фотоаппараты работали с той самой минуты, как Мак подъехал к театру, но если уж она пошла на то, чтобы засветиться перед прессой, то предпочтительнее терпеливо попозировать, чтобы на фотографиях, которые завтра появятся в газетах, она выглядела эффектно, а не в случайной позе женщины, выбирающейся из автомобиля и шагающей через тротуар. Снимки на ходу далеко не всегда бывают удачными.

– Ну, Мак, что вы об этом думаете? – спросила она. – Не боитесь показаться малость смешным?

– Не вижу тут ничего смешного. Но рад хотя бы уж тому, что вы поняли, на какие жертвы я иду.

– Ну, на бедную жертву вы мало похожи.

Она взяла его под руку и склонилась к нему, глядя ему в глаза с эффектной, но по-идиотски пустой улыбкой.

Он улыбнулся ей в ответ, стараясь исключительно для камер, но только она одна могла видеть истинное выражение его глаз.

– Ну что, довольны теперь? – с укором шепнул он.

– Только потому, что знаю, что вы недовольны, – съязвила она. – И не забывайте, что вся эта дурацкая идея в общем и целом принадлежит вам.

– В таком случае нам надо постараться выглядеть как можно более убедительными.

И, не успела она и глазом моргнуть, как он плотно прижал ее к своему сильному телу, так что отступить ей уже было некуда, неторопливо склонил к ней голову и поцеловал в губы довольно поверхностным, но весьма убедительным для объективов поцелуем.

– Вы считаете, что никогда еще не целовали меня перед камерами? – спросила она, едва переведя дыхание. – Вам показалось мало, что наш предыдущий поцелуй транслировался на полстраны?

– Небольшая награда за понесенный мною моральный ущерб, только и всего. Вам-то, дамочке привычной и многоопытной, все равно, а я, как ни говори, скомпрометирован.

Дамочка! Многоопытная! Клаудия с трудом сдержалась, чтобы не выпалить ему прямо в лицо одно весьма грубое и крайне непристойное выражение, но вместо этого она с безмятежной улыбкой обернулась к фотографам и, прежде чем набрать код на двери служебного входа, послала им воздушный поцелуй.

Змеиный шепот язвительной перебранки, состоявшейся между ними под зоркими глазками камер, было первое, что они сказали друг другу после инцидента с платьем.

Тогда, неторопливо шествуя по лестнице к дверям своей квартиры, она была неподдельно холодна. Ее одолевало желание побежать, ибо каждую минуту могла открыться одна из дверей и любой из соседей мог ее увидеть. Но она не побежала. Она шла так степенно, будто, облаченная в длинное вечернее платье, отправлялась по мраморной лестнице на свой первый бал. Нет, меньше всего Мак мог подумать, что она смущена.

Смущен был скорее он, а потому, как только они вернулись в квартиру, страшно засуетился, озабоченный только одним, как бы ей поскорее одеться в теплое. Впрочем, быстро опомнился, пожалев, что вышел из роли, вмиг утратил интерес к тому, во что она одета и одета ли вообще, и удалился в гостиную с телефоном.

Клаудия отправилась в ванную, долго стояла под горячим душем, после чего влезла в шелковую пижаму, сверху надела толстый махровый халат, прошла в кухню и наконец-то приготовила чай.

Мак едва взглянул на нее, когда она вошла и поставила перед ним чашку, а она, не имея ни малейшего желания говорить с ним, отправилась со своей чашкой в спальню. Дверь за собой она заперла на задвижку, хотя произвела это скорее как громкую демонстрацию, нежели из опасения, что ему захочется ворваться к ней среди ночи. Кстати, если бы он и пожелал ворваться, хрупкая задвижка ничуть не помешала бы ему в этом.

Но он не ворвался. Очевидно, был слишком занят обеспечением ее безопасности, полночи названивая по телефону. Поэтому, когда она проснулась с взъерошенной головой и тяжелыми веками, обнаружилось, что ее квартира населена незнакомыми ей типами. Из кухни доносился запах стряпни.

– Что тут происходит? – спросила она, входя в кухню, у человека, что-то помешивающего в кастрюле.

– Ни о чем не беспокойтесь, мисс. Просто варю похлебку из того, что удалось отыскать. Не желаете сандвич с ветчиной?

Теоретически Клаудия знала, что завтрак – вещь полезная. Но на практике она редко съедала до ленча больше одного тонкого поджаренного хлебца. Она уже собралась вежливо отказаться и покинуть кухню, но перехватила строгий взгляд Мака, работавшего на портативном компьютере, раскрытом на кухонном столе. Ей стало очевидно, что в его охранную программу входит обязательным пунктом обеспечение ее питанием, поэтому в его взгляде она прочитала легкое недоумение и предпочла не затевать новой разборки.

– Благодарю, – сказала она дежурному буфетчику, откинув волосы и поглубже запахивая полы халата. – Но я предпочитаю есть в одиночестве.

Вместе с сандвичем ей была навязана чашка крепкого кофе. Удивленно осмотрев предложенный завтрак, она взяла поднос и повернулась, готовая покинуть пределы оккупированной чужаками кухни, чтобы уединиться в спальне и там уже решить, что делать с так называемым завтраком, но тут Мак, даже не взглянув на нее, сказал:

– Клаудия, позвольте одному из нас сопроводить вас.

– Зачем? Я не хочу.

– Не хотите? Тогда оставайтесь здесь, места хватит. – И он указал ей на почти свободный стол, за которым сидел. – Заодно обсудим ваши планы на оставшуюся часть недели. – Он, в конце концов, посмотрел на нее и совершенно неожиданно улыбнулся. – Вы можете поговорить со мной, пока будете завтракать.

И Клаудия, костенея под его пристальным взглядом, вынуждена была сидеть напротив него и набивать рот этим чертовым сандвичем, запивая каждый кусок таким крепким кофе, который, как она догадывалась, не даст ей заснуть до конца недели.

И вот теперь у театрального подъезда он опять поцеловал ее, на этот раз в угоду репортерам, что не могло не возмутить ее. Привык целоваться, когда ему вздумается. Уж слишком легко ему это дается. Хорошо, они изображают любовников, но какого черта изображать это на улице?

Жужжащий звук говорил о том, что дверь открылась, и она устремилась внутрь, под защиту родного театрального крова. Маку не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Но не тут-то было! Джим, которого изрядно достал Филлип Рэдмонд, проведший с несчастным целый ряд бесед о почти забытых им охранных функциях вахтера, тотчас остановил парочку.

– Вы должны записать имя вашего гостя, мисс Клаудия, – сказал он, слегка нервничая.

Он столько лет знал Клаудию, что просто читал по ее лицу. На этот раз ее взгляд предвещал грозу. Но он быстро смекнул, что эта гроза падет не на его голову.

– Гостя? – Она осмотрелась вокруг, будто не замечая Мака. – Какого гостя? Разве ко мне пришел гость?

Проговорив это, она начала удаляться от поста дежурного. А вот пусть теперь этот проклятый мистер Макинтайр выкручивается, как знает. Но Мак не дал ей ускользнуть, успев крепко прихватить двумя пальцами краешек ее дорогой шелковой рубашки. И поскольку здесь находилась жадная до зрелищ стайка рабочих сцены, расположившихся позавтракать и раскрывших уже свои коробки с едой, Клаудия решила не устраивать им на радость сцены и задержалась.

– Мне кажется, вы забыли о нашей договоренности, – шепнул ей Мак.

– Договоренность-то, мистер, была односторонняя, смею заметить, – прошипела она. – А теперь попрошу отцепиться от моей рубашки. – Но, заметив обострившееся внимание забывших о своих бутербродах рабочих, она шепнула:

– Ладно, хорошо, лучше сейчас уступить вам, чем дать пищу для сплетен этим ребятам. Надо со всем этим быстрее покончить.

Едва успев договорить, она краем уха уловила, как один из рабочих радостно сообщил товарищам, что описание этой сцены можно недешево продать любому еженедельнику.

– Ну, спасибо вам! – язвительно прошипела Клаудия в лицо Маку, выразив этим свое возмущение.

– Что хотели, то и получили, – не остался безответным Мак и, возвысив голос, сказал в пространство: – Кто там что куда собрался продавать, пусть учтет, я в доле! А со мной рассчитаться непросто.

С места, где сидели рабочие, послышались смешки, и Мак счел вопрос исчерпанным, после чего повернулся к Джиму и представился:

– Габриел Макинтайр.

– Я видел вас по телевизору, мистер Макинтайр. Рад с вами познакомиться. Вы не откажетесь расписаться у меня в книге?

Мак взглянул на Клаудию, и та сразу же вмешалась.

– В этом нет необходимости, Джим. – Она передала вахтеру маленькую фотографию, врученную ей накануне Маком. – Мистер Макинтайр будет приходить сюда постоянно, так что лучше всего просто оформить ему пропуск.

Джим взглянул на Мака и ухмыльнулся.

– На какое время, как вы полагаете, я должен выписать вам пропуск?

– Ну, скажем, на неделю.

Клаудия прервала этот многозначительный мужской разговор.

– Джим, если вы найдете Филлипа, передайте ему, чтобы он сразу же, как только сможет, зашел ко мне в уборную. Пойдем, дорогой, – чуть ли не промурлыкала она, обращаясь к Маку, – я покажу тебе наш театр.

– Как скажешь, милая, – от ветил он, заграбастав ее изящную ручку в свою огромную солдафонскую ладонь. – Я весь твой.

Даже странно. Не злится, не ругает ее, вовсю разыгрывает из себя любовника. Но и самой себе она удивилась, удивилась тому, что ей приятно чувствовать, как нежно его мощная лапа сжимает тонкую кисть ее руки. Это была рука воина, бойца, и, хотя ногти его, как она успела заметить, чисты и ухоженны, здесь не пахло холеными, наманикюренными мужскими ручками, с которыми ей приходилось иметь дело всю жизнь. Эти пальцы, осторожно сжимавшие ей руку, заставили ее почувствовать себя опекаемой и защищенной. Да, что ни говори, а ей приходится признать это. Но и только.

Серебристые, с хитринкой глаза Клаудии мягко мерцали, когда она взглянула на него и тихонько переспросила:

– Весь мой?

– Твой, твой, но только пока ты будешь вести себя хорошо, – грубовато ответил он ей.

– Я и стараюсь быть паинькой.

Ее немного осипший голос поддразнил его, как и взгляд, под которым он вновь почувствовал себя увальнем.

– Но ведь ты, дорогая моя, всего лишь стараешься, а надо ею быть.

Сжимая в ладони хрупкую тонкокостную руку этой непредсказуемой женщины, Мак чувствовал себя страшно неуклюжим. Она не раз внушала ему такое ощущение. Сначала он дьявольски разозлился, потому что она вела себя как капризный ребенок, но стоило ей посмотреть на него своими невероятными глазами, и злость его бесследно испарилась. Кроме того, даже когда он старался внушить себе, что она самое взбалмошное, самое несносное создание из всех, каких он когда-либо вртречал, он всей шкурой чувствовал, что ее поведение не наигранно, что оно так же естественно для нее, как дыхание. Впрочем, упрямо внушал он себе, это ничего не значит. А если все-таки кое-что значит? Вопрос возникал вновь и вновь, гвоздем засев в его сознании.

Но черт ее побери, он не позволит делать из себя дурака. Использует для безопасности Клаудии Бьюмонт все свои возможности, а потом навсегда забудет ее.

– Да и особых стараний, по правде говоря, я не замечаю, – усмехнувшись, добавил он.

Она взглянула на него чуть испуганно, но что-то в выражении его лица успокоило ее, так что она даже негромко рассмеялась, и звук ее смеха показался ему волшебной музыкой.

Все это притворство, конечно, но рука ее так уютно чувствовала себя в его руке, что она, как бы в развитие сценического действа, склонила голову к его плечу, и такими воркующими голубками они и удалились из поля зрения Джима и рабочих сцены, продолжая ими оставаться весь путь до ее артистической уборной, чтобы все встречные и поперечные видели их влюбленность. Мак, как видно, с трудом переносил это испытание, и улыбка его была весьма натужна. Но пусть помучается, ведь это, в конце концов, его идея.

– Ох, боже мой! – воскликнула она, как только увидела пачку газет, веерообразно расположенных кем-то на столе для сценической одежды. Ее рука тотчас выпорхнула из его ладони, и она бросилась просматривать газеты.

Мак, утратив маленькую, нежную руку, почувствовал какое-то внутреннее опустошение, но все же кое-как умудрился не подать виду, не бросился вслед за ней, а заставил себя деловито исследовать помещение, полностью сконцентрировавшись на работе. Комната не имела окон, а потому была защищена от внешнего мира. Он открыл дверь ванной, заглянул внутрь и не обнаружил ничего интересного, кроме мягко шелестящего вентилятора. Сквозь этот вентилятор, вделанный в стену, никак было не пробраться. Значит, тот, кто испортил ее костюм, мог проникнуть сюда только через дверь из коридора. Это еще более укрепило его в уверенности, что гнусное посягательство на сценический костюм произвел кто-то из своих. Из тех, что работают в театре.

И если этот кто-то и оставил здесь следы своего пребывания, со времени субботнего вечера тут все уже вымели и вычистили. На поверхности столов и стульев ни пылинки, пол обработан пылесосом; чашечки из-под грима промыты, вытерты и стояли в рядок возле аккуратно сложенных коробок с гримом, ожидая, когда хозяйка возьмется за них, чтобы воплотиться в образ своей героини. Вообще здесь не пахло и намеком на беспорядок, какой казался бы вполне естественным в артистической уборной. Кто-то, видно, присматривал за тем, чтобы все здесь сияло чистотой, кто-то заботился о ней и делал это ежедневно, будто выказывая свою любовь и преданность. И впервые он ясно осознал, что она действительно не последняя фигура в театре, не какая-то второсортная девушка из массовки, а прима, что она талантлива, что ее имя заставляет людей раскошеливаться, значит, от нее и в самом деле зависит благоденствие театра. И что, как ни крути, а она звезда, настоящая звезда.

– Клаудия…

– Боюсь, что все гораздо хуже, чем я ожидала, – проговорила она, поворачиваясь к нему.

В руке ее покачивались листки бульварной прессы, и она была так серьезна, что он почувствовал себя полным идиотом, позволившим себе предаться дурацким размышлениям, когда существует нечто, на что он даже не обратил внимания. Он с трудом справился с собой, заставив себя сосредоточиться на том, о чем она говорила.

– Хуже? – переспросил он. – Что может быть хуже?

– Вот, смотрите, – сказала она, протягивая ему газетный лист с крупным заголовком: ЗВЕЗДА УПАЛА С НЕБА В ОБЪЯТИЯ ГЕРОЯ-ПАРАШЮТИСТА.

Прочитав это, Мак застонал, как от зубной боли.

– Да вы, оказывается, герой, Мак? – Голос ее прозвучал довольно ехидно. – Я, конечно, не героиня, но прыгала-то с самолета я, а не вы.

– Так чему вы больше верите – собственным ощущениям или газетным заголовкам? Мне казалось, что вы знаете цену всем этим репортерским штучкам.

– Я-то знаю, – махнув рукой, ответила она. – Но не уверена, что знают все те, кто прочитал сегодня новости. Разве не имеет значения, что они подумают и что скажут? Ведь это их каждодневная пища – истории про известных людей. И они, наивные, всему верят.

Мак, неведомо почему, почувствовал себя виноватым, приблизился к ней и, предложив свою руку, нежно, но твердо увлек ее к банкетке, обитой бархатом, чтобы хоть немного отвлечь от неприятностей.

– Я думаю, – неторопливо проговорил он, – что, если что-нибудь повторять достаточно часто, это обретает определенный мифический смысл.

– Мак, ваши изречения стоит записывать, честное слово, – смеясь, сказала она. – А вообще вы правы, но все зависит от качества мысли, которую будут повторять.

Смех, приподняв уголки ее губ, образовал маленькие морщинки вокруг глаз и явил ее подлинный характер, самую суть этого характера, так что он вдруг увидел в ней не просто актрису, работающую на публику, а живую, теплую, полную жизни женщину. Он неожиданно понял, что заблуждался относительно нее. Судил о ней по газетным сплетням и по собственным, порой превратным, представлениям о людях искусства. Из своего мнения о ней он не делал секрета и только сейчас осознал, что лишь скользил по поверхности явления, называемого Клаудией Бьюмонт, исходя из той части ее натуры, которую видел перед глазами и которую она отважно выставляла перед телекамерами, легкомысленно, на его взгляд, флиртуя с огромной зрительской аудиторией. Вот и получилось, что он знал о ней лишь то, что она позволяла знать публике. Нет, Клаудия Бьюмонт представляла из себя нечто большее, гораздо большее, и его вдруг охватило желание узнать эту женщину лучше, составить о ней полное представление, а не ограничиваться теми фрагментами личности, которые она бросала публике. То, что он до сих пор считал женскими причудами и капризами, увиделось ему вдругом свете. Она просто защищает свой внутренний мир, защищает его от людей, чуждых ей по духу и просто не понимающих ее. И он сам, похоже, относился именно к этой категории людей. Нет, она не кокетничала. Она всерьез защищала от него свой мир.

– Полагаю, – продолжала она, – в этой истории мифом окажетесь вы, и в каком-то смысле вы это заслужили. Герой парашютного дела. – Искоса взглянув на него, она добавила: – Надеюсь, вы сумеете использовать это в своих интересах.

– С какой стати? Зачем говорить такие вещи? – Мак с трудом подбирал слова.

– Я просто предупредила. Боюсь, что слухи о нашем романе, пока они доберутся до воскресных газет, обрастут самыми невероятными подробностями, и вы на какое-то время обретете в этом городе бешеную популярность.

– Надеюсь это пережить, – заверил он ее.

В этот момент Клаудия развернула очередной газетный листок, всмотрелась в фотографию, сопровождающую заголовок, и прикусила нижнюю губу. Вид ее стал каким-то детски обиженным, так что он невольно потянулся к ней, приобнял за плечо и поверх ее головы заглянул в газету.

То, что он увидел, заставило его нахмуриться. Это был крупный снимок их телевизионного поцелуя, хотя в черно-белом варианте поцелуй выглядел гораздо непристойнее того, каким его видели в цвете миллионы телезрителей. Снимок явно изображал что-то такое, чего в жизни не было. Неужели, с ужасом подумал он, фотограф сделал фотомонтаж, чтобы зритель мог увидеть то, чего на самом деле увидеть не мог?

– Вы говорили, что этот ваш Барти Джеймс мог заранее оповестить какого-нибудь журналиста, чтобы тот был наготове, – напомнил он ей.

– Журналист слегка преувеличил событие, – сказала она, постукав ногтем по фотографии. – Но вы правы, когда что-нибудь затеяно для вытягивания из публики денег, кажется логичным, что устроители из любой непредвиденной ситуации захотят извлечь максимально возможную выгоду.

– Мы могли не… не содействовать этому перед телекамерами.

– В таком случае он просто использовал бы поцелуй из фильма.

– Но это не было… вы не… Ох, я понял.

– Я знала, что вы поймете.

В конце концов он понял. Он взял и поцеловал ее после прыжка, чего сценарий не предусматривал. Это и подало Барти Джеймсу идею использовать поцелуй в шоу. И теперь имя Клаудии треплют все кому не лень. Ведь эта фотография не просто напечатана в газете, сначала кто-то сидел и маниакально, при помощи компьютера, подправлял ее.

Она не упрекнула его за то, что он так медленно соображает, достаточно было того, что он сам упрекал себя. Он вздохнул и взялся за другую газету, чтобы получить еще один урок чтения между строк. Другие газеты проявили себя скромнее. Не имея пресловутого снимка их поцелуя, они напечатали обычные фотографии Клаудии, а свое упущение компенсировали пространными рассуждениями о встрече актрисы после ее приземления с героем парашютного дела, причем слово «герой» повторялось многократно, как и мотив благодарности (правда, без всяких подробностей), которую якобы испытывала актриса к парашютному «герою». Мотив благодарности, во всяком случае, никто из них в своих статьях упомянуть не поленился. Или кто-нибудь поленился? Некоторые позволили себе остановиться на мысли о влечения, возникшем будто бы между актрисой и «героем».

– Насчет влечения так оно и есть, – усмехнувшись, сказал Мак. – Что, как не влечение, притянуло вас к боковине моего несчастного «лендкрузера»? Странно, что никто из них не упомянул об этом.

Клаудия рассмеялась его замечанию. Потом помахала листком, который рассматривала.

– Как это не упомянули? А это что? Вы только послушайте. – И она начала нарочито напыщенно читать: – С Клаудией Бьюмонт, по прибытии на аэродром, случилась небольшая неприятность, поскольку ее новенькую спортивную машину занесло на мокрой траве. Габриел Макинтайр немедленно бросился ей на помощь. Бросился намылить ей шею, было бы точнее, – буркнула она и продолжила чтение: – Его глубокая озабоченность была очевидна для всех присутствовавших. – Клаудия повернулась к нему и ядовито заметила: – Ну, Мак, как вам это нравится? Оказывается, вы были глубоко озабочены… озабочены здоровьем своего сияющего черного автомобиля. И вашего самолетного ангара.

– Я уже извинялся перед вами за свое поведение.

– Ммм… Не думаю, что в таких случаях можно отделаться одними извинениями. Вам следовало бы сделать из этого урока соответствующие выводы.

– Мне казалось, что вы простили меня.

– Ну, за тот случай, допустим, простила. Но вы и дальше будете делать и говорить такие вещи, которые заставят вас извиняться вновь и вновь. Вы все время допускаете серьезные промахи. А подчас и грубите. Взять хотя бы замечание, которое вы позволили себе сделать у входа в театр, насчет многоопытной дамочки, которой все равно. А потом что вы сделали? Вцепились в мою рубашку и прилюдно призывали меня хорошо себя вести. Не кажется ли вам, что это далеко не по-джентльменски.

А если бы он принялся извиняться за свои мысли, ему и месяца не хватило бы. К счастью, Клаудия не могла читать его мысли. Но что интересно, она почему-то не упомянула эпизод с раздеванием в подъезде. Вероятно, это ее способ признать, что и она бывает не права? Или он должен? Нет. Скорее всего, она просто желает забыть об этом. Хотя ему хотелось, чтобы этот урок запомнился ей получше. Она совсем замучила его своими капризами, так неужели все проглотить молча?

– Леди, вам не хотелось бы преподать несколько уроков и себе? Ведь и ваши манеры оставляют желать лучшего. Только потому, что вы звезда…

– Звезда? – Она рассмеялась. – А я была уверена, что вы не считаете меня звездой.

– Колючая звезда, звезда-злючка, звезда, которая мерцает или сияет, когда ей вздумается. Нет, мисс Бьюмонт, я не имею на этот счет никаких сомнений, вы звезда в полном смысле слова.

Она опять засмеялась, но на этот раз не так весело.

– Хочется думать, что это комплимент. – Она коснулась его щеки кончиками пальцев. – Наверное, так и есть, и, возможно, вы не совсем безнадежны. – Поддавшись импульсу, она подняла голову и поцеловала его в губы. – Спасибо вам, Габриел.

Габриел. Его имя не нравилось ему с детских лет, и он расстался с ним, как только окончил школу. Да и Дженни не жаловала это имя. Но в устах Клаудии оно неожиданно прозвучало на удивление приятно.

– Еще раз, – сказал он сдавленным голосом. Все его тело напряглось от внезапного и очень сильного желания, и, не позволяя себе думать о том, что делает, он обнял ее за талию и прижался губами к ее рту, успев заметить, что она закрыла глаза.

Они были одни, публика отсутствовала, и никакой другой причины для поцелуя, кроме его собственного желания, не существовало. Будь он честным с собой, он признал бы, что хотел этого с того самого момента, когда открыл дверь ее автомобиля и впервые встретился с ней взглядом. Да, он был возмущен ее неосторожной ездой, но это не могло сравниться с той волной гнева, которая захлестнула его, когда он понял, что барьеры, которые он столь долго воздвигал, защищая себя от каких-либо эмоций, от ненужных чувств, могут быть сметены одним ударом. Потому-то он так и набросился на Клаудию Бьюмонт, поцарапавшую его машину. Еще бы! Ведь одного-единственного взгляда этих чудных глаз, одного только звука этого низкого, чуть хрипловатого голоса хватило, чтобы бастионы его дрогнули и он забыл обо всем на свете.

Его губы накрыли ее рот, и он почувствовал охватившую ее легкую дрожь. Она, казалось, сдерживала дыхание, ожидая, что он возьмет инициативу на себя. Неуверенность Клаудии удивила, но ободрила его, так что он отважился слегка прикусить ее нижнюю губу, как бы пробуя на вкус, а потом и совсем расхрабрился, исследуя языком безукоризненные зубы и продвигаясь вглубь. Она издала легкий стон, теснее прильнула к нему, и вдруг ресницы ее поднялись, открыв пару настороженных глаз, в которых он прочитал испуг.

– Так-то вы оберегаете своих клиентов? – спросила она едва слышно.

Клиентов? Она что, действительно считает себя его клиенткой? Ну что ж, раз так, надо будет серьезно подумать о предъявлении ей счета.

– Это наиболее эффективный способ защиты, насколько я знаю, – тоже очень тихо заверил он ее. – Если на вас кто-нибудь нападет, сначала им придется иметь дело со мной.

Обдумав услышанное, она сказала:

– Приятное с полезным.

И, вполне очевидно довольная своей формулировкой, вновь закрыла глаза Он легонько прикоснулся к длинным и густым ресницам губами, на что она отозвалась нежным стоном, исходящим откуда-то из самых недр ее существа. Ресницы ее дрогнули под его губами, и он испугался силы своего желания. Но все в нем протестовало против немедленного подчинения своему либидо. Слишком много времени прошло с тех пор, как он в последний раз был с женщиной, и он решил, что для первого раза они и так уж зашли слишком далеко. Но какое наслаждение, однако! Да и она, он это чувствовал, рада его ласке.

Клаудия чуть-чуть повернула голову, будто ища губами его губы, но вдруг засомневалась и вопросительно взглянула на него.

– Ведь этот поцелуй только для нас, Мак? – В голосе ее звучала трогательная неуверенность.

– Только для нас.

И она с облегчением вздохнула. Он переждал немного, опасаясь того нового, что сейчас подступило к ним обоим. Новое. Слово поддразнивало его, даже насмехалось над ним. Ничего себе, мужику тридцать пять лет, а он сподобился найти в этой жизни что-то новое. Но разве осталось еще что-то неизведанное? Будь то наслаждение или страдание? Что-то такое, чего еще с ним не было? Выходит, что так. Неожиданно раздался звон предупредительного колокольчика, висящего на двери гримуборной, чей звук напомнил ему, зачем он здесь и почему.

Однако Мак не сразу очнулся. Далеко не сразу. Он чувствовал себя пятнадцатилетним мальчишкой, впервые целующим девочку, – все смешалось с переживаниями тех далеких лет. Он грезил наяву и поэтому, хоть и слышал звон колокольчика, но не связал его с реальными событиями и не отреагировал на звук открывающейся за спиной двери. Послышалось нарочитое покашливание, намекающее им, что они не одни, и это заставило его обернуться.

Понадобилось, правда, какое-то время, чтобы Мак сфокусировал свой взгляд на фигуре, стоящей в дверном проеме. Прежде он уже видел этого человека, и тот ему не понравился. Сознание постепенно прояснилось, он вспомнил, что это Рэдмонд, режиссер Филлип Рэдмонд.

– Клаудия, ты посылала за мной? – спросил Рэдмонд с присущей ему бесцеремонностью. – Я звонил.

Не дождавшись ответа, он вторгся сюда, когда любой другой на его месте просто тактично прикрыл бы дверь и ушел. Так подумал Мак. Нет, этот тип не нравился ему. И Мак решил, что Клаудия вот-вот в своем независимом стиле предложит ему убраться.

Но Клаудия лишь судорожно сглотнула. Она отстранилась от него и, не смея встретиться с ним взглядом, отвернулась.

– Да, Филлип, посылала.

Маку понравилось, как небрежно прозвучал ее ответ и как непринужденно присела она на табурет у гримерного столика.

– Я хочу узнать, далеко ли ты продвинулся в своих изысканиях насчет субботнего происшествия. – Рэдмонд суетился вокруг нее, собирая рассыпавшиеся газеты. – Прекрати это, – нетерпеливо сказала она. – Позже я сама их подберу.

Мак видел, что она не вполне еще овладела собой, но уже приближалась к этому. Рэдмонд, напротив, все сильнее раздражался. А когда он увидел пресловутую фотографию, то ядовито заметил Клаудии:

– Твоя мать никогда бы так не поступила. Да, ее мать никогда бы так не поступила.

– Это всего лишь поцелуй, Филлип, – чуть покраснев, сказала Клаудия. – Всего лишь забавный эпизод, который помог собрать деньги для благотворительной затеи Физз.

Мак удивился, что она считает необходимым оправдываться перед театральным импресарио.

– Твоя мать, – продолжал бурчать Рэдмонд, – собирала большие деньги для благотворительности, не прибегая к таким, как ты говоришь, забавным эпизодам. Нет, она не роняла себя. Да и неудивительно, ведь она была настоящая леди.

Клаудия взяла газету, посмотрела на снимок, потом на Рэдмонда. Внезапно вспыхнувший румянец на ее щеках тотчас исчез, внешне она казалась теперь совершенно спокойной.

– Что ты этим хочешь сказать, Филлип? – тихо проговорила она. – Что моя мать была компетентнее меня в вопросах сбора средств на благотворительность? – Она выдержала паузу. – Или что я не леди?

ГЛАВА 9

Наступила долгая, тягостная тишина, напряжение в любой момент грозило разразиться бурей. Молчание прервал Мак.

– Мисс Бьюмонт задала вам вопрос, Рэдмонд. – Его голос перешел почти в шепот, но шепот такого рода, от которого, как показалось Клаудии, могли обрушиться стены, и ни у кого не могло возникнуть сомнений относительно его чувств. – В том, что вы заставляете леди ждать ответа, я вижу дурной тон.

Леди? В устах Мака это слово прозвучало так неожиданно, что она внимательно посмотрела на него, не шутит ли он, но нет – он был совершенно серьезен. На душе у нее потеплело. Да, она обрела защитника. Затем она перевела взгляд на Филлипа Рэдмонда.

Но Филлип, судя по всему, извиняться не собирался.

– Этого, Клаудия, я не говорил. Ты сама должна понимать, что я не имел в виду ничего такого, что могло бы…

– Не имел в виду?

Его жалкие попытки оправдаться не интересовали Клаудию, потому она и прервала их. Она знала, какие чувства испытывал Филлип к ее матери. Он вознес образ Элен Френч на высокий пьедестал и поклонялся ему всю жизнь. Потому он и Мелани возненавидел с первого момента ее появления в театре. Клаудия пообещала Мелани, что Филлип даст ей роль, но он делал все, чтобы этого не случилось, так что Клаудии пришлось преодолеть его сопротивление, и теперь он порицал ее еще и за это.

Она считала, что отец в свое время поступил не очень мудро, пригласив Филлипа для работы с «Частной жизнью», со спектаклем, который вызывал целый рой воспоминаний об Элен Френч. Филлип создавал невероятные трудности в прохождении спектакля, поэтому Клаудия и ее отец постоянно следили за его деятельностью, стараясь не обращать внимания на многие из его эксцентричных выходок, если они не причиняли вреда делу.

Что ж, раз Филлип хочет, чтобы она во всем подражала матери, или, вернее, той женщине, за которую он ту принимал, то, пожалуйста, нет проблем. Клаудия склонила голову немного набок и приняла позу, присущую Элен Френч, и вдруг сразу она преобразилась в свою мать. Для нее это не составило труда. Ребенком она часто проделывала подобный трюк, изображая мать, на радость ее друзьям и фотографам, специализирующимся на семейных хрониках, которые, кстати, щелкали ее даже в школе.

– Полагаю, – произнесла она холодным и бесстрастным голосом своей матери, которым та говорила, когда была особенно чем-то недовольна, – полагаю, Филлип, что вы слишком много стали себе позволять.

Рэдмонд моргнул, плечи его поникли, он отступил на шаг, будто увидел призрак.

– Простите, мадам. Простите. Вы ведь знаете, что я ничем не хотел задеть вас. – Жестом отчаяния он поднял ко лбу руку.

Мадам. Он всегда называл так мать Клаудии, так что Клаудия похолодела, ужаснувшись тому, как жестоко с ним поступает.

– Уж лучше бы вам попроворнее исполнять свои обязанности, – сказал Мак, выступая вперед и поддерживая Клаудию под локоть. – Мисс Бьюмонт была подавлена безобразным субботним происшествием. Подумайте сами, каково ей было отыграть после этого спектакль?

– Мисс Бьюмонт? Клаудия? – Филлип уставился на нее, а затем с легким содроганием повернулся к Маку. – Простите. Только что Клаудия выглядела совсем как ее мать. Я не мог… не могу.

И он опять сделал беспомощный жест, будучи не в состоянии собраться с мыслями.

Клаудия издала тихий гортанный звук, нечто вроде начала смеха. Но не засмеялась. Ей совсем не хотелось смеяться. Если бы Филлип видел, что осталось от леди Элен Френч после катастрофы, когда она, уединившись с мужем, скрылась от всего мира, потому что не была больше прекрасной женщиной, не могла смотреть на себя в зеркало. Если бы Филлип видел Элен Френч в те времена, когда единственным свидетелем терзавшей ее бессильной ярости оказался ее муж.

Но никто ничего не знал. Физз пришлось кое-что рассказать об этом ужасе Люку и Мелани – далеко не все, правда, – чтобы объяснить им, почему Эдвард Бьюмонт не мог оставить свою несчастную жену ради любимой девушки. Но посторонние люди ничего не знали. Кто из семьи решился бы выдать домашнюю тайну? Да и кто поверил бы им? Между собой они никогда не обсуждали, как им поступать, не договаривались о молчании. Просто каждый из них предпочитал выкинуть из памяти ужасные воспоминания, так что легенда о прекрасной актрисе осталась неприкосновенной.

Клаудия почувствовала, что Мак смотрит на нее, будто напоминая, что Филлип ждет от нее еще каких-то слов. Он тихонько сжал ее руку, давая почувствовать, что она не одна. Медленно, с явным усилием она возвратилась в реальный мир, в знакомое помещение гримерной.

– Правила поведения, которых моя мать всегда придерживалась, так… – она подыскивала подходящее слово, – так точно выверены, что многие люди, Филлип, могут только надеяться достичь их.

Это прозвучало как извинение, которое она принесла вместо несчастного импресарио.

Филлип Рэдмонд будто не заметил смысла ее замечания.

– Да, она была неподражаема, – торжественно проговорил он, будто это все объясняло и оправдывало.

– Мне ли этого не знать, – сухо отозвалась Клаудия.

Да, вот именно, ей ли не знать. Искренне жалея о своей выходке, она молча пообещала себе никогда больше не изображать свою мать, кто бы и что бы ее на это ни провоцировало. И сразу же, как только они отыграют «Частную жизнь», она откажется браться за роли, которые играла мать, никогда не позволит себе даже гримироваться так, как гримировалась ее мать.

Дрожь пробежала по ее телу, словно там, в будущем, кто-то переступил через ее могилу.

Мак почувствовал это и придвинулся к ней ближе.

– Клаудия?

Она взяла его руку, но лишь на тот момент, пока приходила в себя, и он увидел, как она внутренне собралась, будто готовясь с улыбкой выйти на публику. И вот с видимой беззаботностью проговорила:

– Дорогой, почему бы тебе не присесть? Я покончу с делами, это займет немного времени, а потом покажу тебе театр.

На какой-то момент Маку показалось, что он потерял Клаудию, найденную им несколько минут назад. Живая, немного неуверенная в себе, она из тех женщин, что способны мгновенно скрыть свою растерянность под маской беззаботности. Ему показалось, что он начинает ее понимать. Только теперь что-то переменилось в сознании Клаудии, что-то произошло, чего он не понимает. С ней что-то происходит, что-то такое, от чего дрожь пробежала у него по спине.

Она игриво взглянула на него и легонько оттолкнула от себя, так что он вспомнил о своей роли любовника и, отступив, уселся в обитое бархатом кресло. Искушение размазать Филлипа Рэдмонда по стенке все еще не отпускало его, но, решив, что это не имеет смысла, Мак предпочел успокоиться и вспомнил, зачем он здесь. Он взял со столика театральную программку и со страстью завзятого театрала погрузился в ее изучение.

Ничто не могло быть дальше от истины. Больше всего сейчас его интересовал Филлип Рэдмонд. Он явно одержим образом Элен Френч, а одержимые люди весьма опасны. Тем более что объект своей одержимости он жаждет вновь обрести в образе ее дочери, отказываясь признать за ней право на собственную жизнь.

Мак не был психологом, но его дилетантскому рассудку это все казалось отличительными признаками бедствия, готового разразиться. А может быть, уже и разразившегося. Порчу театрального костюма совсем не трудно приписать Рэдмонду, к тому же он знает, где живет Клаудия и где живет Физз. Ему ничего не стоило в перегруженном дорожном движении Лондона следовать за ними по пятам, он мог догадаться, что они направляются в Брумхилл, и притащиться туда на их хвосте.

Вот с фотографией, засунутой в парашют, было сложнее.

– Так что? – Клаудия оторвала наконец взгляд от списка имен, принесенного Филлипом. – Ты уверен, что в этот список попали все, кто приходил в театр в тот вечер?

– Ну, полной уверенности нет. Может, кто и проскользнул незамеченным. Джим говорит, что краешком глаза видел кого-то, торопливо вышедшего из театра примерно в половине шестого.

Даже с другой стороны комнаты Мак почувствовал напряжение Клаудии.

– Кто это был? Мужчина? Женщина? – настороженно спросила она.

– Женщина. Высокая блондинка с длинными волосами. Он только со спины ее видел и решил, что она из штата и вышла по своим делам перед вечерним спектаклем. Но он не помнит, чтобы эта женщина вернулась. – Филлип слегка пожал плечами. – Это, конечно, ничего не значит, Джим надежен примерно так же, как прогноз погоды, кроме того здесь полным-полно девушек, которые могут соответствовать этому описанию.

– Вам следовало расспросить их всех и выяснить, не выходила ли одна из них в это время, – вмешался в разговор Мак, потеряв терпение, отложив в сторону программку и всем своим видом являя вид мужчины, уставшего дожидаться свою женщину. – Или просто вызвать полицию и предоставить это дело им. В конце концов, это их работа.

Мак ожидал, что Филлип начнет возражать против обращения в полицию по причинам сохранения безукоризненной репутации театра. Но тот этого не сделал.

– Я и хотел вызвать полицию, но Клаудия и слушать об этом не стала. Я вообразил, что она приписала сей жуткий поступок кому-то, кого знает и кто нуждается скорее в помощи, нежели в наказании. Весьма великодушно, конечно, но потеря костюма воистину невосполнима.

Он проговорил это так, будто потерял нечто глубоко личное.

– А мог сюда пробраться кто-нибудь из неудовлетворенных зрителей? – как бы невзначай спросил Мак.

Филлип Рэдмонд с ответом не затруднился.

– Я расспрашивал всех наших людей, никаких зрителей тут не видели. А большая часть нашего штата обслуги оставалась в театре допоздна.

Но сказал он это, адресуясь к Клаудии, чем ясно давал понять, что хотя этот Мак и является ее личным защитником, но есть вещи, которые его не касаются. Здесь, как заметил Мак, он счел уместным выказать весь свой апломб. Под печальной, немного раболепной манерой держаться скрывался человек, который считал себя столпом театра, и Мак испытал некоторую неловкость. Где-то он читал, что единственная вещь, которая роднит всех убийц, это преувеличенное значение, придаваемое собственной личности, этакая фанаберия, которая в конечном счете делает их всех довольно жалкими.

– Все это люди, преданные театру, – заметила Клаудия, пытаясь смягчить ситуацию. – Кассиры, билетеры, продавцы программок, буфетчики. А по субботам, когда дается два спектакля, и уборщики.

– А почему уборщики в эти дни работают днем? – спросил Мак.

– Ну, это просто, дорогой. Приходя на вечерний спектакль, люди не должны сидеть в замусоренном зале, а после дневного спектакля там всего хватает – и картонные стаканчики из-под мороженого, и шоколадные обертки. – Она с озорной улыбкой посмотрела на Филлипа. – А мы не любим снабжать недовольных зрителей боеприпасами для выражения своих чувств, ведь так, Филлип?

Несчастный режиссер попытался выдавить из себя улыбку, но с этим у него ничего не вышло. Клаудия встала, давая понять, что аудиенция закончена.

– Я оставляю это на твоей совести, Филлип, – сказала она. – Надеюсь, костюм на замену доставлен?

– Он в офисе, им занимаются Анджела и Пэм. Я не хотел оставлять его без присмотра. Запасные будут готовы в конце недели. Там еще почта для тебя, может, просмотришь? – Он оглянулся на Мака. – Если у тебя будет свободная минутка.

– Несомненно, я потому и пришла пораньше, чтобы все успеть. Мак, ты готов совершить со мной обещанную тебе экскурсию?

– Конечно, – отозвался Мак, – но только, возможно, чуть позже. Сначала давай без спешки покончим с твоими делами. Почему бы не заглянуть сначала в офис на тот случай, если там что-нибудь срочное. Надеюсь, Рэдмонд проводит нас?

Идея провести в обществе Мака еще какое-то время не вызвала у Филлипа энтузиазма.

– Вообще-то мне надо заглянуть на галерею к осветителям. Там что-то не ладится с новым электронным оборудованием.

– В таком случае мы не задерживаем вас. Так как, Клаудия?

– Ну, я, дорогой, пожалуй, сначала взглянула бы на новый костюм.

Она взяла Мака под руку. И хотя ему было это приятно, но он понимал, что продолжается спектакль, разыгранный для Рэдмонда. Он склонился к ее руке и поцеловал. И это, увы, было исполнено скорее для Рэдмонда, чем для нее. Но на того поцелуй не произвел, казалось, никакого впечатления. Возможно, потому, что Рэдмонд уже овладел собой. Или, может быть, подумал Мак, относительно Рэдмонда он вообще заблуждается, дав разыграться своему воображению. Клаудия держала его под руку до тех пор, пока Рэдмонд не исчез из поля зрения. Тогда она свою руку забрала.

– А что мне предстоит выслушать от Бью! – уныло проговорила Клаудия.

Она не совсем еще осмыслила то, что произошло между ними до вторжения Филлипа.

– Бью – это ваш отец? – спросил он.

Если ей хочется выглядеть озабоченной и деловой, он будет счастлив подыграть ей.

– Да. Он со дня на день должен возвратиться из Штатов, и я обещала встретить его в аэропорту.

– Скажите мне, где и когда, и я организую для вас машину.

– Не думаю, что трудность только в том, смогу ли я привезти его из аэропорта.

Он взглянул на нее, она казалась совершенно спокойной, но под маской этого спокойствия ясно просматривалось некоторое смятение, особенно в потемневших глазах. Этого прежде не было. Или он просто не замечал?

– Я должен принять еще кое-какие дополнительные меры, – проинформировал он ее, и его лицо выразило крайнюю степень озабоченности.

– Ну что ж, взялся за гуж… – беззаботно ответила Клаудия. – Только не забудьте включить это в счет. А может, вы предпочтете пощипать знаменитые драгоценности моей матушки? – предположила она, ясно давая ему понять, что ради своей безопасности вполне способна расстаться с их частью, после чего искоса посмотрела на него. – Боюсь, правда, не все вам подойдут. – Подумав, она добавила: – Только не берите бриллиантовые серьги.

– Почему? Они что, ваши любимые?

– Нет. Они поддельные.

Он рассмеялся. Ее сексуальная привлекательность не вызывала сомнения, но у нее, оказывается, и чувство юмора есть.

– Хорошо, что предупредили, бриллиантовые серьги не возьму. Уж этого я не забуду.

Она понимала, что он дурачится, но ведь она начала дурачиться первой.

Офис находился во владении двух дам среднего возраста, Пэм и Анджелы, которые ведали счетами и корреспонденцией. Клаудия представила Мака; ему предложили кофе с кексами и вообще окружили заботой и вниманием.

Отказавшись от кексов, он отхлебывал кофе, наблюдая, как доставали из коробки новый костюм.

– Ну разве не прелесть? – восклицала Пэм. – Вы посмотрите, какие кружева, это что-то невероятное.

– Не стоит доверять взгляду, Пэм, – сухо заметила Анджела. – Вы бы лучше примерили его, Клаудия. Возможно, потребуется что-то подправить. Заниматься этим за пять минут до занавеса будет поздно. Не откажитесь помочь мне с пуговицами.

– Конечно, Анджела. Мак, как ты считаешь? Это займет не больше минуты.

– Да вы попросите его хорошенько, и я уверена, что он сам согласится помочь вам с пуговицами, – хихикнув, предложила Пэм.

Мак в ужасе отпрянул и схватился за телефонную трубку, как он всегда поступал в затруднительных случаях. В следующий раз он с удовольствием поможет Клаудии с одеждой, но только подгадает так, чтобы не было публики. Поговорив со своим абонентом, он быстро вставил в трубке подслушивающее устройство. И тотчас решил оснастить подобным образом телефон в гримерной Клаудии, да и не только там. Хорошо, что Клаудия сейчас под присмотром, он должен использовать это время. Ему совсем не хотелось, чтобы она узнала о насаждаемых им жучках.

– Сердце мое, не спеши, делай свое дело, – сказал он, – а я пока схожу к Джиму обсудить с ним кое-какие охранные мероприятия.

– А мне показалось, что ты собирался ходить за мной как приклеенный, – лукаво напомнила она ему.

– Здесь, как я вижу, ничто тебе не угрожает. Дождись меня, одна никуда не уходи. – Ласковые интонации его голоса производились исключительно для любезных дам. Но глаза его строго предупреждали ее одну. – Не уходите отсюда ни по каким причинам, – шепнул он ей, когда она провожала его до двери.

– А что я буду делать, если мне понадобится в туалет? – невинно спросила она, глядя на него своими огромными глазами.

– Скрестите ноги и терпите. – Затем, оглядев офис, который напоминал тропическую оранжерею Кью-Гарденз,[7] он предложил: – В крайнем случае можете воспользоваться ближайшим цветочным горшком.

Ответа он дожидаться не стал, поскольку тот вполне мог оказаться непристойным.

Джима Мак обнаружил на сторожевом посту, и тот, судя по всему, был не прочь малость посплетничать.

– Филлип сказал, что вы видели женщину, которая вполне могла порезать платье мисс Бьюмонт.

– Я видел кое-кого. – По тому, как Джим пожал плечами, можно было понять, что, если его порасспросить получше, он и еще что-нибудь скажет. Таковы приемы всякого записного сплетника. Но Мак не стал затевать расследования. Молчание заставило вахтера продолжить: – Конечно, это мог быть кто-то из уборщиц. – После новой паузы, грозившей затянуться, он договорил: – Они снуют туда-сюда с такой скоростью, что за ними не уследишь.

– Вы что, не выписываете им пропуска?

– Кто их нанимает, тот пусть и выписывает. А у меня и без того достаточно дел, – буркнул Джим.

Маку вахтер не показался чересчур уж перегруженным работой, но он решил проявить вежливость и не лезть в чужие дела.

– А это что такое? – указал Мак на лампочку, замигавшую над дверью служебного подъезда.

– Кто-то там за дверью. – ответил Джим, тяжело вставая со стула. – Терпеть не могу, когда люди без конца трезвонят в звонок, а так, с лампочкой, вроде оно и спокойнее, согласитесь.

Он засопел, покинул конторку и, не глядя по сторонам, направился к двери.

Мак знал, что курьер задержит Джима у дверей минуты на две. Не тратя времени, он внедрил подслушивающее устройство в телефон, стоящий на конторке вахтера, а когда вахтер с пакетом вернулся на место, с самым невинным видом рассматривал старую, вставленную в раму афишу Элен Френч и Эдварда Бьюмонта, которые, очевидно, лет двадцать назад всегда появлялись в театре вместе.

– Вот, мистер Макинтайр, передали для вас. Знаете, эти курьеры вечно так спешат, что не могут дождаться, пока распишешься, – проворчал Джим, – но этот ждал моей подписи терпеливее, чем иной таксист чаевых. – Вахтер явно надеялся выбить из Макинтайра объяснение, но тот принял большой пухлый пакет без комментариев, так что вахтеру пришлось выдать еще одно наводящее высказывание: – Можно подумать, что он принес гирлянду из драгоценных камней.

– Ну уж сразу и драгоценные камни! – разговорился вдруг Мак. – Так что-нибудь. Очевидно, для Клаудии.

– Тогда ладно, – смягчился Джим. – Она, бедняжка, так переживала после того, что случилось в субботу.

– Совершенно с вами согласен. Только не говорите ей ничего. Пусть это будет для нее сюрпризом.

Сюрприз, это уж точно. В пакете находился портативный магнитофон, который он намерен внедрить для записи сигналов от своих жучков. Весьма сомневаясь, что Клаудия одобрила бы его действия, Мак укрепился в своем решении ничего не говорить ей о дополнительных охранных мероприятиях. Не стоит тревожить ее, да и спугнуть можно кого-нибудь, например ее сводную сестру, которая, узнав об этом, и звонить будет с осторожностью, а то и вообще перестанет пользоваться телефоном.

– Вы думаете, что это все дело рук женщины? – спросил Джим со скорбным выражением лица. – Вам удастся выяснить кто?

– Не понимаю, почему Рэдмонд не вызвал полицию, – поддержал беседу Мак, решив дать возможность вахтеру излить свои чувства.

– Полицию? – Джим засмеялся, хотя и не очень весело. – Да что ваша полиция тут раскопает? Я ни минуты не сомневаюсь, что мисс Клаудия сама прекрасно знает, кто это сделал.

– Вы так думаете?

Маку не особенно пришлось разыгрывать удивление. Он и сам подозревал, что Клаудия знает больше, чем говорит, но настоящее утверждение Джима, вкупе с более ранним предположением Рэдмонда, что она подозревает кого-то конкретного, было для него неожиданно.

– Актрисы! Что вы хотите? У них семь пятниц на неделе. Смотришь, они вместе кофейничают, а через минуту уже гадят друг другу. Ревность. Это, мистер Макинтайр, надо самому видеть, а то и не поверишь. – Он покачал головой. – А я-то уж тут всякого понасмотрелся! Девчонки, глядишь, норовят глаза друг другу выцарапать. Из-за мужиков пуще всего. Ну так вот, значит… – Джим разглагольствовал неспешно, с удовольствием, радуясь всему, что помогает убить время, которое он вынужден коротать на задворках театра. – Вот я и говорю, что лучше уж с такими делами разбираться без полиции. Ну, сами подумайте, к чему нам такая реклама, чтобы о наших делах болтали по всему Лондону?

– Так уж и по всему Лондону!

– Даже и не сомневайтесь. На другой же день весь Лондон будет судачить об этом. Лучше уж самим разобраться.

Мак допускал, что вахтер прав, но чувствовал, что при том интересе, который средства массовой информации проявляют к Клаудии Бьюмонт, легче говорить о сохранении театрального инцидента в тайне, чем выполнить это. Он задумчиво взвесил в руке присланный пакет. А вдруг кто-нибудь из труппы, из участников «Частной жизни», решит обогатиться и запродаст эту историю, так что газетчики наутро и вправду подадут ее к завтраку всей нации? Но если даже и так, то продавцы закулисных тайн вряд ли подобные дела и намерения будут обсуждать по телефону, боясь разоблачения.

– Вы уже уходите? – спросил Джим, видя, что Мак направился к двери на улицу.

– Нет, только до машины.

– В таком случае вам понадобится код от входного замка, а иначе вам не открыть дверь.

Мак внутренне содрогнулся. Он собирался спросить, как часто меняют код, но промолчал. Какой толк от такой замены, если через день код узнают все кому не лень – бесчисленное количество жен, мужей, женихов и невест, партнеры, друзья и, вполне возможно, недруги, не говоря уж о шатающихся повсюду разносчиках и поставщиках, забегающих сюда как к себе домой. Мак ненавидел дверные коды, поскольку никто не заботился о сохранении их в тайне.

Выйдя на улицу, он забрал из своего «лендкрузера» портфель и, вернувшись в театр, спросил Джима, как пройти в кабинет Филлипа Рэдмонда.

– Вниз по коридору и сразу направо. – Затем, когда Мак уже отошел, вахтер окликнул его: – Знаете, мистер Макинтайр, но Филлипа там сейчас нет. Он собирался заглянуть на галерею к осветителям.

Пять минут спустя Мак вернулся в уборную Клаудии, собираясь спрятать здесь магнитофон для записи всех телефонов, которые он снабдил жучками. Он не был уверен, что все это стоило затевать: вероятно, ничего более интересного, чем звонки из буфета артистического фойе в ближайшую пиццерию с заказами принести еды, он не услышит; Анджела и Пэм позвонят, возможно, в какие-нибудь связанные с театром конторы и, конечно, домой; Мелани… Вот куда позвонит Мелани, он предположить не мог. Эту девушку он даже еще не видел. Ну а что касается Рэдмонда… личная неприязнь заставляла его думать, что именно звонки Рэдмонда и могут оказаться самыми интересными.

Но он действительно не надеялся обнаружить что-нибудь заслуживающее внимания. Злодей, преследующий Клаудию, еще ни разу не воспользовался телефоном; тут могло быть две причины: либо он опасался прослушивания, либо боялся выдать себя слишком хорошо знакомым голосом. Но пренебрегать, подумал Мак, все же ничем не следует. И довел все работы, которые наметил, до конца.

Распихав всю звукозаписывающую микроаппаратуру по разным местам, вплоть до крышки гардероба, куда, судя по толстому слою пыли, уборщицы давно не заглядывали, он открыл портфель, принесенный им из «лендкрузера». Там у него находилось устройство, способное записывать звонки, поступающие с мобильных телефонов. Устройство довольно сложное, справиться с его подключением мог лишь специалист. Но Мак как раз и был таким специалистом.

– Что вы тут делаете?

Он как раз успел закрыть дверцы гардероба и теперь без особой спешки повернулся, держа в руке небольшой приборчик специально для предъявления Клаудии. Клаудия находилась на полпути к шкафу, неся повешенный на руку костюм. Она пристально смотрела на него, и лицо ее побледнело.

– Я кое-что принес из машины специально для вас. Это прибор тревожного оповещения.

Она взглянула на небольшое, по форме напоминающее тюбик приспособление и спросила:

– Нечто вроде баллончика с нервно-слезоточивым газом?

– Правда, Клаудия, такие средства защиты не совсем легальны, – сказал он, оставляя на своей совести установку подслушивающей аппаратуры, что, мягко говоря, тоже было не совсем легально. – Эта штучка поднимает ужасный шум, стоит вам нажать вот здесь… Нет, не трогайте! – резко остановил он ее, видя, что она собирается нажать на кнопку. – Пока вам ничто не угрожает, лучше не прикасаться. Но держите всегда под рукой.

– И сколько вы еще намерены здесь торчать? По факсу поступило сообщение от папы, он просит, чтобы я с ним связалась. А из офиса мне звонить не хотелось.

Он приблизился к ней, взял ее за плечи и слегка покачал.

– Вы ведь знаете, Клаудия, стоит вам сказать, и я исчезну.

– Да, я знаю. – Она вдруг опустила глаза. – Но совсем можете не исчезать, просто дайте мне немного отдышаться.

– Хорошо. Вы заслужили это. Ну а теперь я покидаю вас, чтобы вы могли спокойно поговорить со своим отцом, но только обещайте, что не выйдете отсюда, пока я не вернусь.

– А куда вы идете?

– Тут недалеко. Так вы обещаете мне, Клаудия? Она посмотрела на него своими огромными глазами.

– А иначе вы опять заставите меня раздеться?

– Прошу вас, Клаудия, будьте серьезнее.

– Так точно. Буду серьезной. – Она покачала головой. – Но знаете, все это продолжает казаться мне таким глупым, что я не могу поверить в серьезность опасности.

– Да, это не легко. Вы не хотите поверить в опасность, и я понимаю вас. – Он взял у нее костюм и, приподняв его за плечики, держал перед ней. – Но когда вас опять одолеют сомнения и вся эта история будет казаться глупой, вспомните, что случилось с вашим костюмом, Клаудия. И хоть на секунду допустите страшную мысль, что то же самое может случиться и с вами.

– Неужели вы в самом деле верите в это? – со смехом проговорила она, но смех ее был наполнен ужасом. – Это так… так мелодраматично, как будто из «Марии Мартин, или Тайны красного сарая».

– Мария Мартин была реальная девушка, Клаудия. И ее убили.[8] – Выждав немного и убедившись, что слова его услышаны, он сказал: – А теперь пообещайте мне, что сделаете, как я сказал, или я устрою так, что сегодня вечером спектакля не будет, а возможно, и все ближайшие вечера.

– Вы не имеете права, – заявила она. Потом, уже не так уверенно, добавила: – Вы не можете.

– Хотел бы я, чтобы вы проверили это на деле. Я действительно почти хочу этого. Тогда я увез бы вас из города в какое-нибудь спокойное местечко и держал бы там вашей же безопасности ради столько, сколько понадобится.

– Вы хотите сказать… Нет, вы шутите!

– Я не шучу.

Действительно, чем больше он думал об этом, тем очевиднее ему становилось, что ей угрожает реальная опасность. Трудность состояла еще и в том, что к его работе начинали примешиваться личные чувства, делая ситуацию в целом еще более тревожной. Но об этом и говорить не стоило. С этим он как-нибудь справится сам.

– Я никогда в жизни не был так серьезен, как сейчас.

Плечи ее уныло поникли.

– Простите. Я сделаю все, что вы скажете, обещаю вам, Мак.

Она казалась такой несчастной, такой перепуганной, что он обнял ее и нежно прижал к груди.

– Габриел, – буркнул он.

– Что?

– Это мое имя.

Она взглянула на него, и ее страхи моментально испарились.

– Я знаю, но все зовут вас Мак. Вы сами говорили.

– Все пускай зовут. Но вы не все. – Он молчал достаточно долго, чтобы она успела усвоить эту новость, потом сказал: – Вы ведь только что обещали мне слушаться. – Легонько прикоснувшись пальцем к ее губам, он повторил: – Итак, Габриел.

– Габриел, – как эхо отозвалась она, и голос ее прозвучал чуть громче шепота.

– Прекрасно. Рад, что мы договорились. Теперь я оставлю вас, чтобы вы могли позвонить своему отцу.

На какой-то миг она смутилась. Он понял, что она ждет продолжения прерванного поцелуя, он это почувствовал, потому что сам страшно хотел того же.

Он поцелует ее. Поцелует по-настоящему. Но не сейчас. Нет, не сейчас и не здесь. Сначала должен пройти весь этот кошмар.

Мак открыл дверь и, прежде чем выйти, оглянулся. Клаудия Бьюмонт стояла там, где он ее оставил, в центре комнаты, и казалась немного одурманенной, как будто не совсем понимая, где она находится и что с ней случилось; от ее уверенности и самонадеянности звезды ничего не осталось, сейчас она ничем не напоминала ту женщину, с которой он познакомился пару дней назад. Или он ошибается?

– Скажите, Клаудия, вы читали «Укрощение строптивой»?

Он не стал ожидать ответа, но, когда закрыл за собой дверь, что-то со страшной силой завыло у него за спиной. Он засмеялся, но смех его не мог перекрыть того звука, который оглушил все пространство за сценой, так что отовсюду повысовывались испуганные лица людей.

Пришлось ему вернуться, чтобы выключить сигнал тревоги.

Клаудия отняла руки от ушей и, пожав плечами, невинно сказала:

– Я просто хотела попробовать.

ГЛАВА 10

Что-то разбудило Габриела Макинтайра, и он в один миг насторожился, перебирая в уме все варианты надвигающейся опасности. Чужая кровать. Чужая комната. Клаудия! Он вскочил с постели, его тело действовало автоматически, мысли опережали его по пути к спальне Клаудии.

Но вдруг он столкнулся с ней самой. Нежная, теплая, овеянная легким сказочным ароматом, в чем-то шелковом, соблазнительном, тонком.

– Мак! – Его имя прозвучало сдавленно, поскольку с налету он всей тяжестью тела прижал ее к стене. – Мак, отпустите меня!

Она замерла, распластанная по стене, с прижатыми к бокам руками, не в силах от него освободиться. А ему меньше всего на свете хотелось отпускать ее. Напротив, он сейчас с удовольствием бросился бы с ней на кровать, обняв ее в этом теплом коконе ночной рубашки, задрал бы этот шелк, чтобы сотворить с ней любовь. Справиться с собою оказалось далеко не просто.

Но он справился, правда не сразу.

– Габриел, – напомнил он ей.

– Перестаньте, Мак, это же смешно, – сказала она, безуспешно пытаясь выкарабкаться.

Смешно, не смешно, но что довольно глупо, с этим он еще мог согласиться. А она вообще не находила в своей ситуации ничего хорошего.

– Ради всего святого… – Потом, видя, что его не переупрямишь, сварливо пробормотала: – Ладно, пусть будет Габриел.

– Попытайтесь сказать это тверже, Клаудия. Запах ее кожи отметал все его благие намерения, а близость кровати все еще манила и дразнила его.

Клаудия подняла глаза. Его улыбка под ее взглядом испарилась, и в полутьме он увидел, что именно в этот момент она разгадала его мысли, тем более что близость их тел не оставляла сомнений в степени его возбуждения.

Глаза ее расширились, соски отвердели, а губы слегка раскрылись, как будто она раздвинула их кончиком языка.

Довольно долго комнату наполняла такая абсолютная тишина, что собственное дыхание начало отдаваться в его ушах барабанным боем.

– Пожалуйста, Габриел, – еле слышно взмолилась она.

Очень медленно он убрал руки и выпрямился, отпустив ее. И очень медленно – так, во всяком случае, ему показалось – она, спиной прижимаясь к стене, отодвинулась от него настолько, что они больше не соприкасались. И только тогда она перевела дыхание и взглянула на него, мельком успев заметить его внушительных размеров восставшую плоть.

– Скажите, Габриел, вы что, забыли упаковать свою пижаму? Или всегда спите голым?

– Вы чего-то хотели, Клаудия, – спросил он странным замогильным голосом, – или просто осматривали достопримечательности?

– Достопримечательности? – Она заморгала, потом наконец сообразила, что это шутка, и постаралась сосредоточить взгляд на его лице. – Я хотела разбудить вас, только и всего. В шесть тридцать мне надо быть на телестудии. Для интервью. Вчера я забыла сказать вам…

– Что? И когда вы это вспомнили?

Он, будто очнувшись, схватил с постели простыню и обмотал ее вокруг пояса.

– Когда уже легла. – Она проснулась, приготовила чашку чая и пошла будить его. Но, войдя в гостевую спальню, вдруг занервничала. Не хотелось, чтобы он подумал… ну, что в таких случаях может подумать мужчина. – Но почему вы проснулись, все было тихо, я еще только собиралась разбудить вас.

– Леди, от вашего взгляда проснулся бы и ленивец, свисающий с дерева на трех лапах.

– От моего взгляда? – Не желая показаться смешной, она указала ему на ночной столик, куда до его пробуждения поставила чашку, и начала отступать из комнаты. – Я… ну… я просто принесла вам чай.

– Хорошо, благодарю вас, мисс Бьюмонт. Я ценю вашу заботливость.

– У нас не так много времени. Я пойду и быстренько приму душ.

Мак оперся рукой о стену, перекрыв ей выход.

– Мы можем сэкономить немного времени, совершив это совместно.

– Думайте, что говорите!

Клаудия сказала это тихо, почти безжизненно, ибо его слова возбудили ее. Но, перехватив взгляд удивленных и таких опасных синих глаз, она будто опомнилась.

– Пропустите меня.

Она проскользнула под его рукой и обратилась в бегство.

Хорошо, пусть знает, как вторгаться в спальню к мужчине, божественно благоухая и сияя солнечной красотой, когда он не готов к этому и может истолковать ее приход превратно, думал Мак, стараясь успокоиться. Но сердился он скорее на себя.

Он подробно и томительно восстанавливал в памяти ее образ, близость свежих полураскрытых губ, позволявших увидеть ровные белые зубы, лучистость огромных глаз, неуверенно поднимающихся к его лицу. Такая расплавляющая близость, что все это могло взорваться в любую секунду. Взорваться как динамит.

А потом она выскочила от него, как перепуганный котенок. Да, для леди с репутацией вольной дикарки Клаудия Бьюмонт казалась странно сдержанной. А может, она просто притворяется? Или ему все это только кажется? Может, все дело в нем самом? Он отошел от стены и закрыл дверь, чувствуя, что огорчен гораздо сильнее, чем думал. Потому что он солгал насчет душа. Никакого времени на этом сэкономить было бы невозможно. Зато это могло оказаться чертовски веселым, гораздо веселее, чем сломя голову мчаться утром на телестудию.

Мысль его прервалась. Веселее. Весело. Он не мог припомнить, чтобы в последнее время даже мысленно употреблял это слово, когда речь шла о серьезных переживаниях.

Он повсюду, думала Клаудия, с излишней тщательностью обтираясь после душа полотенцем и чуть не с отвращением глядя на бритву Габриела Макинтайра, лежавшую на столике в ванной. Этого человека стало слишком много. Он заполнил собою все пространство, он и в ее квартире, и в театре, и во всей ее жизни. Куда ни повернись, везде этот Габриел Макинтайр. Она и теперь слышала, как он возится в кухне, чувствуя себя как дома.

И он все время хватает ее своими граблями. Целует при малейшей возможности… Ее губы до сих пор вспыхивали при воспоминании о том поцелуе, которым он наградил ее в гримерной. Подумать только, смеет целовать ее как любовник! Она взглянула на себя в зеркало – откуда эта влажность глаз, весь этот идиотизм, ради всего святого! Ведь не настолько же она поглупела, чтобы так раскваситься… Или поглупела?

Ее никогда особенно не смущали влюбленные мужчины, ей это даже нравилось. Она относила это явление к своей прерогативе. Но она никогда не одобряла их плотских намерений и тем более не разделяла их.

Взять хотя бы Тони, думала она с недобрым чувством, всплывшим теперь из подсознания. Она так наивно повела себя с ним. Ей казалось, что он влюблен в нее, но он просто искал сексуальных радостей на стороне. А зачем бы еще женатому мужчине так суетиться?

А зачем суетиться вокруг нее этому Маку?

Разве она дала ему повод так себя вести? Совсем наоборот. Большинство мужчин, публично получив пощечину, скрылись бы с ваших глаз с такой скоростью, что только пятки бы сверкнули. Но этот Мак – нет, Габриел, аккуратно поправила она себя, – этот Габриел поступил не так, как большинство мужчин. Он слишком расчетлив и высокомерен, чтобы поступать, как все. Для большинства мужчин, думала Клаудия, важнее всего, что скажут о них другие, они страшатся прослыть оскорбленными ухажерами, если не еще чем-нибудь похуже. И меньше всего их волнует, что чувствуете вы.

Клаудия вышла из ванной и, направляясь к спальне, бросила в пространство:

– Ванная свободна.

Он показался в дверях кухни, все еще по пояс обернутый в простыню. Нет, это просто возмутительно!

– Вы что-то сказали? – спросил он с таким простодушием, что у нее мелькнула мысль о явной провокации.

Черт побери! – думала она, торопливо закрывая дверь спальни. Дай ему только пальчик, и он всю руку сожрет. Надо быть с ним настороже, иначе живо окажешься одной из брошенных дурочек с разбитым сердцем.

Но вскоре этот словесный хлам стал ей смешон. Все это к нему не относится. Какого черта она бесконечно ворчит и бормочет себе под нос всякие глупости? Будто обрывки монологов из чужих ролей. Она подняла лицо. В конце концов, еще не поздно. Иначе все было бы по-другому. Однажды она потеряла роль в мыльной опере, потому что исполнитель главной роли захотел сниматься со своей последней подружкой. Но в этом отчасти была и ее вина. Если бы ее агент и отец не проявили излишнего ханжества, если бы она, подписывая контракт, получше всматривалась во все его пункты, вместо того чтобы витать в облаках, им не удалось бы так просто избавиться от нее в последнюю минуту.

Она говорила Маку, что приложила руку к постановке «Частной жизни» из-за Люка. Но, по правде говоря, в то время она и сама была рада этой работе. А потом ей в руки свалился телесериал. Наполовину натянув широкие шоколадного цвета брюки, она остановилась, вспоминая, как это было. Она заменила Джоанну Грей в последний момент, потому что, когда съемки должны были вот-вот начаться, Джой сломала себе руку. Должно быть, она затаила обиду.

Клаудия замерла, ужаснувшись направлению своих мыслей. Джоанна – давнишняя ее приятельница еще со времен учебы в Королевской академии драматического искусства; они работали вместе, играли вместе, флиртовали с одними и теми же мужчинами. Джоанна профессиональная актриса. Ей ли не знать, что съемочная группа не может ждать, пока ее кость срастется. И вряд ли она способна за собственное невезение возненавидеть ту, которая ее заменила. Они встречались за ленчем незадолго до последнего уик-энда, и Джой, проявив беспокойство, пыталась отговорить ее от прыжка с парашютом, тогда-то Клаудия и пообещала Джоанне, что отдаст ей свою роль в «Частной жизни», если переломает себе ноги или с ней случится что-нибудь похуже.

Клаудия вышла из задумчивости, натянула брюки, поверх бледно-персиковой шелковой рубашки надела прямого покроя жакет без ворота, выпустив наружу воротник рубашки, так что он немного приподнялся. Потом зачесала волосы назад и на затылке сколола их гребнем. Скромно, но элегантно, подумала она, любуясь полученным результатом. В самый раз для выпуска новостей, который люди просматривают за завтраком.

Склонившись к зеркалу, она еще раз придирчиво осмотрела свой макияж и увидела, что синяк полностью скрыть все-таки не удалось. Ну да ладно. Ведь предметом разговора скорее всего будет парашютный прыжок, сойдет и еле заметный след синяка. Лишь бы только не спрашивали ее о Маке… о Габриеле. Надо привыкнуть и больше не оговариваться. Но почему, черт возьми, она так боится его рассердить?

Да и вообще, на каком основании он сделал целую историю из того, как ей его называть? Лапает ее, где захочет, целует, как… как любовник. Да что она, черт возьми, зациклилась на этом слове? Стук в дверь спас ее от необходимости отвечать себе на этот дурацкий вопрос.

– Господи спаси! – воскликнул Габриел, когда она открыла дверь.

– Что за страсти?

– Вы просто сказочно прекрасны. Пятнадцати минут не прошло. Как вам удалось это сделать?

Она не сразу нашлась, принять ли ей этот комплимент с чувством удовлетворения или сказать ему что-нибудь резкое, вроде того, что на это настоящей женщине не требуется много времени. Решила ограничиться нейтральным ответом.

– Это, Габриел, дается годами практики. – Потом решила, что ответ слишком краток и нелюбезен, и добавила: – Как ни крути, а умение преображаться – часть моей работы. Да и некогда особенно долго возиться с гримом и костюмом, когда спектакль вот-вот начнется.

Он нахмурился.

– Я как-то не подумал об этом.

Она быстро окинула взглядом его экипировку: узкие джинсы и рубашка тонкого полотна. Ничего, выглядит сносно. И что заставило ее думать о нем как о нео тесанном мужлане?

– Итак, вы готовы?

– Может, вы прежде позавтракаете?

С тех пор как она рассталась со своей последней нянькой, никто не интересовался, будет она завтракать или нет. Да уж, он знает, чем задеть ее за живое, но, впрочем, на такие пустяки она не купится.

– Завтракать? Опять этим вашим бутербродом с ветчиной?

– Не капризничайте, завтрак самая значительная еда за весь день.

– Зависит от того, что вам на завтрак подают.

Проговорить эти слова она постаралась без вызова, но, отойдя на достаточно безопасное расстояние от него, почувствовала спазм в горле. Не смущай меня, молча взмолилась она. Лучше ругай меня, только не надо обо мне заботиться.

Он стиснул челюсти.

– Но я приготовил несколько тостов.

– Теперь еще и кухарничать принялись? А у меня вот никогда не доходят руки до тостера, – безразлично бросила она. – Да и в студии нам подадут завтрак. Если, конечно, мы не опоздаем.

Он взглянул на часы.

– У нас еще уйма времени. А по пути я хотел заехать в театр. Вчера вечером я забыл там портфель, и, если мне придется до полудня вас ждать, я мог бы в это время заняться кое-какими своими делами.

– До полудня? – Она натянуто улыбнулась. – Обещаю, мой милый, что вам не придется ждать ни минуты.

– Ого! Это опять что-то из того, что вы забыли сказать накануне?

– Ничего я не забыла. Разве я не говорила вам, что сегодня, после вечернего спектакля, у меня еще участие в ночном ток-шоу?

– Да? Интересно. И что из того?

– А то! Мне понадобится новое платье, так что после телестудии я отправлюсь его покупать.

– Ну нет, – возмущенно сказал он. – Ничего подобного. Я запрещаю подобные мероприятия.

– Запрещаете? – переспросила она опасно понизившимся голосом.

Он, должно быть, сообразил, что применил неверную тактику, а потому тотчас принялся исправлять положение.

– Поймите же, Клаудия. – Он старался говорить как можно более твердо. – Я не смогу гарантировать вам безопасности, если вы начнете шастать по магазинам.

Шастать по магазинам, подумать только!

– Мне нужно новое платье, Габриел, а не связка сельдей.

– Ради бога, разве у вас нечего надеть? – Не дожидаясь ответа, он подошел к гардеробу и распахнул его створки, так что она и глазом моргнуть не успела.

– Вот, смотрите, – сказал он как бы в подтверждение своих слов. – Тут все забито платьями.

Какая самонадеянность! Да, тут все забито платьями, и даже есть несколько вечерних, но все это не то.

– Мне нужно новое платье.

Не долго думая и не утруждая себя возражениями, он вытащил первое попавшееся красное платье, осмотрел его и выругался, правда очень тихо. В принципе это, конечно, платье, но по сути скорее красный футляр из плотной лоснящейся ткани, в который по идее должно быть упаковано женское тело от груди до колен. Красное платье могло подойти, и Клаудия даже хотела остановить на нем выбор, но вчера вечером, осмотрев его, решила, что будет чувствовать себя в нем не слишком комфортно. Мак, судя по всему, и сам быстро понял это, а потому быстренько запихнул нарядную упаковку обратно, взамен выхватив маленькое черное платье.

– Ну уж нет, – сказала Клаудия, бесстрастно взглянув на когда-то любимое платье. – Этот фасон не в моде.

Он кивнул, повесил платье на место и несколько растерянно забормотал:

– Да, трудно выбрать в таком множестве всякого… всего… Я не специалист в подобного рода делах, но, может, вы сами еще посмотрели бы.

– Я уже смотрела.

Она видела его смущение, он понял, что забрался в чужой огород, не зная толком, где что посажено. Так что в конце концов вынужден был сказать:

– Вы правы, вам действительно позарез нужно новое платье.

– Я знала, Габриел, что вы это поймете. Но не ходите со мной. Я договорюсь с Мелани, она составит мне компанию.

– Сознаюсь, Клаудия, я вряд ли помогу вам советом в столь ответственном деле. Но боюсь, мне все же придется пойти с вами. Я обещал.

– Все этот Люк! – возмутилась она. – Я как чувствовала, что не должна была оставлять вас вдвоем! Поленилась тогда спуститься с лестницы. Вот и расплата. Теперь он навесил вас на меня как липучку.

– Смею заверить, что ваше присутствие при моем с ним разговоре ничего бы не изменило.

– Неужели вы в это верите?

– Клаудия, вы настолько привыкли к самостоятельности, что вам кажется, будто вы можете распоряжаться и другими людьми. Но с этим бывают осечки. Я обещал Люку охранять вас, и я это сделаю, хотите вы того или нет.

Он помолчал, дав ей возможность возразить, но она ничего не сказала. Просто поняла, что здесь ей его не переспорить. А он, явно довольный тем, что настоял на своем, повесил черное платье в шкаф и закрыл дверцы.

Где надо, решила Клаудия, она проявит твердость, а сейчас, по пустякам, когда речь идет всего-навсего о покупке платья, не стоит затевать баталий, можно даже позволить себе мягкое с ним обращение. И она великодушно снизошла до пояснений.

– Там, куда я пойду, будет не очень многолюдно, я точно знаю. Несколько небольших салонов и все. И если вы будете себя хорошо вести и не лезть за мной в примерочную, я обещаю пригласить вас разделить со мной ленч.

Он что-то пробурчал себе под нос, но обсуждения ее дальнейших планов не предпринял. Пока не предпринял. А Клаудия, довольная одержанной, пусть хоть и местного значения победой, скромно улыбнулась, тактично стараясь не слишком выдать ликование.

Пока Клаудия трудилась перед телекамерами, умело обходя вопросы, касающиеся слухов о ее романе, и распространяясь перед зрителями на тему, как она пошла по стопам матери и даже сыграла роль, которую мать считала своей собственностью, Габриел Макинтайр прослушивал записи, тайно сделанные им в театре.

Как он и предвидел, здесь не оказалось ничего хоть сколько-нибудь интересного. По телефону никто Клаудии не угрожал, хотя это ровным счетом ничего не значило. Разве что подтверждало простую мысль, что, если кто-то внутри театра и затеет недоброе против примы, он не станет болтать об этом с кем бы то ни было, тем более по телефону. И Филлип Рэдмонд, как это ни огорчительно, звонил только по делам.

Пленку с записью телефонных разговоров Клаудии Мак оставил напоследок. Его в немалое смущение приводила мысль о необходимости прослушивать ее личные разговоры, ведь там могло оказаться что угодно, вплоть до разговоров интимного характера, но если он взялся защищать ее от неизвестной пока опасности, то должен будет претерпеть и это неудобство.

Однако и в записях разговоров Клаудии он не обнаружил никаких угроз тайного недоброжелателя, правда услышал там нечто, что вызвало у него невольную улыбку. Клаудия, к примеру, предложила своему отцу встретиться с Дианой и познакомиться с ней, потому что ее паб и вся эта зеленая мирная деревушка показались ей идеальным местом для новой телепрограммы, которую тот задумал. Кроме того, она просила его посмотреть на Хэзер и решить, нельзя ли ей дать для начала какую-нибудь небольшую роль, хотя своенравная девчонка вряд ли этого заслуживает.

Покупка нового платья превратилась в кошмар. В шикарном салоне неподалеку от Уинтерборнменор, ожидая Клаудию, Мак размышлял о том, что, если бы он знал, при каких обстоятельствах ему придется охранять свояченицу Люка, он бы несколько раз подумал, прежде чем обещать подобные вещи.

С другой стороны, у него имелись личные причины выяснить, кто и как сумел добраться до ее парашюта; в конце концов, пока это дело не разъяснится, он не может полагаться на надежность охранных мероприятий в собственном бизнесе.

И охрана Клаудии тоже еще не вполне им обеспечена. В дополнение к прослушиванию телефонных разговоров и просмотру почты следует установить камеры внутреннего наблюдения, и к концу недели это наверняка сработает.

Мак вспомнил, как объяснял ей, что им в целях безопасности стоит для окружающих и прессы разыграть из себя любовников, чтобы обескуражить анонимного сочинителя писем и заставить его действовать.

Ее он, очевидно, убедил. И сам был убежден, что действует правильно. Но в ту минуту, когда они входили в небольшой салон вблизи Найтсбриджа, он почувствовал всю фальшь этой затеи. Уж одно то, что раньше он ни за что не вошел бы со своим клиентом в магазин одежды. Он мог, конечно, призвать на помощь кого-то из женской части своего ополчения, а сам удалился бы на безопасное расстояние. А у него, кстати, было немало хорошо тренированных женщин, и некоторые по его приказу могли бы и без парашюта прыгнуть, лишь бы показать, на что они способны, когда им доверяют важное дело.

Но он обнаружил, что не готов доверить защиту Клаудии кому-то другому, а все должен сделать сам, даже если придется сидеть на эфемерном стульчике до тех пор, пока Клаудии не удастся объяснить интересной элегантного возраста владелице бутика, чего именно ей хочется.

– Это совсем не ваш стиль, Клаудия.

– Я знаю, Люси. Но телезрители могут этого не знать. А если и знают, то полезно иногда немного шокировать их, нравится им это или нет. В конце концов, слишком долго стараясь выдерживать стиль своей матери, я рискую им просто надоесть, чего не хотелось бы.

– Но многие находят ее стиль совершенным. Помните, как все восхищались вашей фотографией, той самой? Я, правда, не совсем уверена, что вам следовало перенимать и ее коронные позы, хотя в них вы эффектны.

Но все же, что ни говори, вы не обязаны быть точной копией Элен Френч, тем более что в чем-то на нее совсем не похожи.

– Правда?

– Ну, я имею в виду не внешне, а по характеру, вы согласны? Вам, Клаудия, следует сконцентрироваться на создании собственного образа.

– Вот потому-то я и хочу остановиться на этом платье.

– Зависит от того, в какой степени имеет смысл в вашем возрасте останавливаться на имидже enfante terrible.[9]

Клаудия вовсе не обиделась на эго замечание. Она сразу же доверилась суждению Люси и согласилась, что двадцать семь лет слишком почтенный возраст, чтобы нацепить на себя белое платьице broderie anglaise[10] да еще с оборочками.

– Вот потому-то я и пришла именно к вам, Люси. Хочется как-то обновить свой имидж, а вашему вкусу я вполне доверяю.

– На обновление имиджа требуется время. Некоторые предпочитают сделать это одним махом и тем чересчур шокируют публику, она просто обижается и может даже от вас отвернуться. Тут надо действовать постепенно, я бы сказала, вкрадчиво. Впрочем, можно и сразу, но тогда требуется какое-то крупное событие, например вы вдруг выходите замуж или ожидаете наследника. – При этих словах Люси бросила взгляд на крупную фигуру Габриела, нескладно приютившуюся на хрупком дамском стульчике в дальнем конце салона. – Вы же знаете, таблоиды обожают давать снимки беременных звезд.

– Господи, Люси, куда вас занесло?

– Нет? А жаль. На этот случай у нас есть просто восхитительные вещицы. Имейте в виду. Ну, хорошо, Клаудия, пройдемте в примерочную. – Она вновь метнула взгляд в сторону Мака и уже чуть громче заметила: – Надеюсь, с ним ничего не случится, если на несколько минут вы исчезнете из его поля зрения? Впрочем, если он будет слишком нервничать, не лучше ли захватить его с собой, как вы считаете?

Клаудия, стараясь избегать напряженного взгляда Габриела, сказала:

– Между нами говоря, я думаю, что мы и без него управимся.

– Хорошо. Но на это уйдет какое-то время, так что ваш провожатый может пока заняться своими делами. – Люси обвела хозяйским взором свои владения, в которых порхало множество прелестных созданий, и, многозначительно улыбнувшись Клаудии, сказала: – Сомневаюсь, что он высидит целый час, не выходя наружу.

– Мистер Макинтайр – свободный человек. С какой стати мне думать о том, как он проведет этот час?

Она, понимая, что Мак ее слышит, надеялась, что он не слишком обидится.

На все время их странствия по модным салонам Мак нанял такси, поскольку в этом районе города могли возникнуть серьезные проблемы с парковкой, но, когда Клаудия, так и не взглянув на него, удалилась в загадочную примерочную, он вздохнул и пожалел, что при нем нет его «лендкрузера».

– Не смотрите на меня так сердито, – сказала она, когда они уже выходили из салона. – Я нашла то, что мне нужно, но там надо кое-что подогнать. Люси пришлет мне платье, когда оно будет готово. Ну а теперь, – сказала она, ступив на залитый солнцем тротуар, – настало время ленча.

– Мы можем вернуться в вашу квартиру, и я приготовлю омлет, – предложил он, ужасаясь мысли, что она задумала потащить его в очередное людное место.

– Ничего не выйдет. – Ее улыбка носила явно победный характер. – Я уже заказала столик в своем любимом ресторане, а это такое место, что никакому врагу, будь он даже последний дурак, не придет в голову доставать меня именно там.

Ее аргумент не показался ему достаточно сильным, но все же он решил, что она, должно быть, права. Соображения тактики вряд ли заставят выползти недруга на люди среди бела дня, похоже, он предпочитает делать свои грязные делишки под покровом ночи. А фешенебельный ресторан – Мак не сомневался, что ресторан фешенебельный, – вряд ли покажется злодею тем местом, где он решится совершить свое черное дело.

Большое светлое пространство помещения успокоило его, столики стояли довольно далеко друг от друга, и обзор был хороший, так что можно было видеть всех входящих.

– Расслабьтесь, милый мой, – шепнула ему Клаудия, когда их провели к столику у окна.

Нет, столик у окна совсем ему не понравился.

– Кто-нибудь может увидеть нас здесь, – пояснил он.

Надо, по его мнению, расположиться где-то в центре, затерявшись среди публики, а еще лучше – в углу, где никто не сможет подкрасться сзади.

– Да пусть видят, – с задорной улыбкой проговорила Клаудия. – Устроим народу бесплатное развлечение. Неужели вы не способны получить удовольствие от того, что все обращают на вас внимание?

– Не понимаю, что за удовольствие такое, когда люди вкушают свой честно заработанный по дамским салонам ленч, а какие-то разини на них пялятся, – ворчал Мак. – Все решат, что мы специально выставились в окно, как манекены в витрину, лишь бы привлечь к своим персонам внимание. Интересно, что вы наметили на послеполуденное время? Может, вам захочется прыгнуть с Тауэрского моста?[11] Или устроим заплыв голышом через Серпантин?[12] Только бы нам не забыть позвонить рекламщикам, а то… Она дотронулась до его руки.

– Что это вы так раскипятились, дорогой? Успокойтесь. А не то я подумаю, что единственное место, где вы себя комфортно чувствуете, половичок в моей прихожей. Давайте лучше обсудим меню. Какую пищу вы предпочитаете вкушать во время ленча? А заодно, в каком углу ресторана вы предпочитаете это делать?

Сказав это, она встала из-за столика у окна.

Мак был просто опрокинут ее покорностью, уж этого он никак не ожидал. У него даже челюсть отвисла. Следуя ее примеру, он встал из-за стола, намеренно задав совершенно идиотский вопрос:

– Куда вы хотите сесть?

– Да куда попало, лишь бы не оставаться за этим клятым столиком у окна, который поверг вас в такую панику. Лучше сами скажите, откуда вам удобнее будет вести слежку.

– Это смешно, Клаудия.

– Смешно? Смейтесь!

– Не старайтесь поддеть меня по поводу исполнения мною служебных обязанностей. Я настоятельно требую…

– Успокойтесь, дорогой. Люди смотрят.

– Ах, так вам это, как выяснилось, все-таки не нравится?

– Многие из тех, кто наблюдает за нами, могут подумать, что мой приятель вот-вот нападет на меня. Вы об этом не подумали? Что они видят? Что какой-то здоровенный мужик настырно загоняет Клаудию Бьюмонт в угол. Посмотрите же, в конце концов, на себя со стороны, может, это вас охладит.

И она, будто зная, чего ему хочется, направилась к столику, уютно расположенному в углу ресторанного зала, по пути здороваясь со знакомыми.

– Но вот Мак уселся и был вполне удовлетворен местоположением и обзором. Клаудия вела себя безукоризненно. Она, видно, поняла, что он перенервничал, и решила любыми путями успокоить его. Отчасти ей это удалось. Но только отчасти. Он ворчливо спросил, кто кого тут охраняет, и пустился разъяснять ей необходимость все время держать ситуацию под контролем.

Мак посмотрел в сторону окна. Хорошо, что они вовремя пересели, там они смотрелись бы селедками на селедочнице, а с улицы, как он успел заметить, в окно уже заглядывали несколько папарацци. Двоих он даже узнал, вчера видел их возле театра. Да, видно, мисс Клаудия Бьюмонт особа и в самом деле весьма популярная. Ну хорошо, что бы там ни было, а ему удалось уволочь ее в безопасное место.

– Вы, надеюсь, не испугались? Нет? – спросил он, продолжая разыгрывать из себя придурка.

Клаудия посмотрела на него и ничего не сказала.

Да здравствует идиотизм! Бывают, оказывается, ситуации, когда ты ничего не сможешь сделать, не прикинувшись идиотом.

– Я сейчас вернусь, пойду, как говорится, припудрить носик.

Тут Мак вновь забеспокоился и стал зорко смотреть ей вслед. Не слишком ли я, спросил он себя, вошел в роль идиота?

Клаудия, появившись из дамской комнаты, остановилась и заговорила с какой-то девушкой, стоя спиной к дверям ресторанного зала. Он не выпускал ее из виду, любуясь легкой грацией, плавными движениями руки, тем, как невероятно грациозно она поднимала и поворачивала голову, отчего ее великолепные волосы, живущие своей особой жизнью, перетекали от плеча на спину. Он улыбнулся. Она, бесспорно, самая невыносимая женщина из всех, которых он знал, но и самая прекрасная.

Любуясь ею, Мак краешком глаза заметил какое-то движение. Он перевел взгляд в сторону подозрительного перемещения и увидел высокого, стройного мужчину с длинными ухоженными волосами, медленно приближающегося к Клаудии. Сначала он чуть не принял его за Тони, и волна чего-то схожего с ревностью ослепила его. Но это был не Тони. Поняв свою ошибку, он немного успокоился и стал смотреть, как неизвестный приближается к Клаудии.

И вдруг рот его мгновенно пересох.

Что-то во всем облике этого человека, особенно в том, как он двигается, насторожило его, точнее сказать, резко ему не понравилось. Мак напрягся и, почти уже не соображая, забыв, где он и что его окружает, опрометью бросился через ресторанный зал, настиг подозрительного типа, вцепился ему в глотку, отбросил от Клаудии и прижал к стене. В следующий миг, прежде чем атакованный смог сказать хоть слово, Мак уже вывернул его руку, прижав к спине. Атакованный застонал от боли, да так громко, что на этот тревожный звук обернулись многие посетители ресторана.

– Объяснитесь, мистер!

Слова Мака так резко прозвучали в наступившей тишине, что даже те, что не заметили до сих пор инцидента, замерли, не донеся пищи до рта, и включились в общую тревогу. А что касается поверженного противника, то, хотя губы его шевелились, он не произвел ни одного членораздельного звука. Мак еще малость поднажал, не сильно, просто чтобы враг до конца уяснил серьезность положения, но тот издал лишь сдавленный стон.

– Клаудия, – заговорил Мак. – Вы знаете этого ничтожного таракана?

Клаудия, когда он обратился к ней, ничего не ответила. Потрясенная и испуганная, она уставилась на него, совершенно не понимая, что происходит.

Боже, она знает его! – в свою очередь ужаснулся Мак, чувствуя всю нелепость своего поступка и осознавая, что его дикая выходка всего лишь очередная глупость влюбленного сторожа. Он смотрел на нее и видел одно презрительное недоумение.

Ну, докатился! Притворялся идиотом до тех пор, пока не стал им на самом деле. Да какого черта, вообще говоря, он удивляется ее реакции? Одни Небеса знают.

Клаудия покачивала головой. Она не верила своим глазам. Пыталась хоть что-то сказать, но голосовые связки ее будто слиплись, и она смогла лишь замахать руками, пытаясь убедить Мака поскорее отпустить бедного парня.

– Нет, – наконец прохрипела она. Затем, видя, что он не понимает значения ее жестов, умудрилась крикнуть: – Перестаньте, прошу вас! – Она схватила его за руку, пытаясь оттащить от несчастной и вполне невинной жертвы. – Ему же больно! Отпустите его!

Мак продолжал тупо смотреть на нее.

– Отпустить?

– О, пожалуйста, Мак, – взмолилась она. – Скорее, пока вы не искалечили его.

– Вы что, знаете его?

– Конечно, я его знаю. Это мой давнишний друг Дэвид, мы много лет с ним знакомы.

И только тут Мак отпустил бедолагу. Клаудия сразу же бросилась к Дэвиду, помогла ему встать и потащила к ближайшему стулу.

– Бренди, быстро! – распорядилась она, усаживая его на стул. Торчавший рядом официант бросился выполнять ее приказание. – Дэвид, дорогой, как ты?

Дэвид вздохнул и откинулся на спинку стула.

– Больной будет жить, – с облегчением проговорил он, не утратив, как оказалось, чувства юмора в столь серьезной ситуации. – Врачи обещают, что и моя рука со временем придет в себя и тоже продолжит свое бренное существование. – Пошевелив пальцами злосчастной руки, он взглянул на Клаудию и с огорчением констатировал: – Боюсь, детка, что теперь дважды подумаю, прежде чем отважусь подойти к тебе. – Качнув головой в сторону смущенного Мака, он договорил: – По всему видно, крутой малый. Защитник, так его.

– Да он просто крутое животное, – сказала Клаудия, метнув в сторону Мака разгневанный взгляд. – Какого черта ты взбеленился, Мак? Что ты себе вообразил?

Весь ресторан страстно ожидал его ответа, особенно фотографы, которые уже успели проникнуть внутрь и нацелить на него свою вшивую аппаратуру. Мак даже в остолбенении холодно отметил, что им скорее всего пришлось приплатить швейцару из своего кармана, лишь бы оказаться поближе к центру событий.

Клаудия тем временем не оставляла надежды дождаться ответа.

– Не слышу, мистер, какого… С какой стати ты на него набросился?

Один из ушлых папарацци решил и свое слово вставить в не разрешившееся еще до конца событие:

– А мы-то уж обрадовались! Надеялись, что мистер Макинтайр прибьет мистера Харта.

– Я сейчас тебя прибью, вошь поганая, если ты сию же минуту не ушьешься отсюда, – процедил Мак сквозь стиснутые зубы.

– И это зрелище тоже годится! – возликовал другой папарацци.

– Ах, так? – взревел влюбленный страж и сделал шаг в сторону репортеров, отчего те отступили на тот же шаг, но не покинули поля скандала.

– Может, хватит уже куражиться, Мак? – услышал он за спиной голос Клаудии. – Пожалуйста, уходите. Ничего не надо говорить, просто уйдите и все.

Она была близка к тому, чтобы разрыдаться, но присутствие жадной до зрелищ публики помогло ей сдержаться, более того, заставило играть какую-то роль, изображать кого-то, кем она не являлась. Она повернулась к официанту.

– Лоренц, пошлите за такси. – Затем она эффектно обернулась к жертве нападения и непринужденно спросила: – Дэвид, ты позволишь мне отвезти тебя домой?

– Что ты, в самом деле? Со мной все в порядке. Почему бы тебе не остаться и не разделить со мною ленч?

– Да потому что она обещала разделить этот злосчастный ленч со мной, – вторгся Мак в их дружественную беседу. – Тем более что ей предстоит дать мне некоторые объяснения. – И, обернувшись к официанту, он добавил: – Забудьте про такси.

Клаудия даже подскочила на месте.

– Ленч? – Она произнесла это слово так, будто это иностранщина какая-то, а не слово, которым триста тысяч раз ей уже приходилось пользоваться прежде.

– Вы что, в самом деле, думаете, что я намерена любезничать за ленчем с человеком, способным устраивать столь безобразные сцены в ресторанах?

– Чего теперь-то вам так кипятиться? Дело уже сделано, желанный результат достигнут. Ваше имя наверняка попадет на завтрашние газетные полосы, можно уже и расслабиться, – раздраженно проговорил Мак, беря ее за руку и ведя к столику в углу зала.

Но Клаудия Бьюмонт не принадлежала к тому сорту женщин, которых можно схватить за руку и потащить как куклу куда угодно. Нет, такие приемы к ней применять нельзя.

– Вот что, мистер Макинтайр, оставьте меня. Я не могу позволить телохранителю помыкать мною.

С этими словами она вырвала у него свою руку, бросилась к дверям и, выскочив наружу, собственноручно остановила такси. Но не успела она закрыть за собой дверцу, как из ресторана выскочил Мак, в два прыжка пересек тротуар и буквально влетел в салон машины, задвинув Клаудию в глубину, после чего назвал шоферу ее адрес и резко бросил:

– А теперь объясните мне все толком. И главное, ответьте, кто, к черту, такой этот Дэвид Харт?

– Вы и в самом деле выдающийся идиот, Мак, – выпалила она.

Слезы наконец полились по щекам, поскольку она почувствовала, что теперь может себе это позволить. Но показывать их ему она не хотела, а потому, стиснув челюсти, стала напряженно смотреть в окно.

– Да уж, точно идиот. Будь я чуть поумнее, разве я согласился бы на подобные мероприятия? Ведь вы же сами затащили меня туда, разве не так?

– Затащила? – Она повернулась и уставилась на него.

– Господи Иисусе Христе! Никогда бы не подумал, что сваляю такого дурака. Ведь с самого начала я не ждал ничего хорошего от всей этой истории с одноразовой парашютисткой. С самого начала понимал, что все это лишь трюк. И вот, смотри ж ты, дал себя заморочить, а теперь она таскает меня повсюду, по всем этим… Сознайтесь, Клаудия, ведь вы нарочно заварили всю эту кашу ради завтрашних газетных заголовков?

Трюк? Завтрашние заголовки? Какого черта он говорит ей подобные вещи! Ну хорошо, она знает, чем на это ответить. В уме у нее уже составлялись оскорбительные фразы, они вертелись на кончике ее языка. Вот-вот, и… Но нет, так нельзя, надо сдержаться, иначе он подумает, что ее слишком уж волнует то, что он сказал. Еще вообразит себе, что она влюблена…

Влюблена? Очередной пароксизм плача захлестнул ее. Влюблена? Ох, нет. Только не это! О таком и подумать страшно. Любовь – это совсем не ее стихия. Тем более что он-то ведь готов покинуть ее. В любой момент он может взять и просто уйти.

Она попыталась унять слезы, смаргивая и сглатывая их как придется, лишь бы выбраться из этого состояния расквашенное ги.

– Вы правы, конечно, – собравшись с силами, холодно заговорила она. – Все это лишь тщательно подготовленный трюк. Сейчас Дэвид как раз раздает объяснения газетчикам. – Она глядела в окно, но ничего там не видела. – Он наверняка скажет им, что вы просто нанятый мной телохранитель, который бросается на всех, показавшихся ему хоть в какой степени несущими угрозу. Он скажет им, что здесь нет ничего, кроме излишней рьяности наймита, отрабатывающего свои деньги – немалые, заметим, – но мне-то от этого не легче. Не думайте, что эта история сойдет за простое недоразумение. Завтра же вся желтая пресса начнет ехидно перемалывать новость, мол, Клаудия Бьюмонт так опустилась, что принялась таскать своих охранников по ресторанам. А мой агент взбудоражится и немедленно устроит пресс-конференцию, на которой я должна буду объяснять мотивы поведения своего сыщика, который чуть не довел меня до самоубийства. Ну прямо девчушка из моего нового сериала «Сыщик».

Она захлебнулась каким-то всхлипом, который придал ее монологу законченность драматического действа. Или ей только так показалось? Плевать! Раз все это признано специально подготовленным трюком, то пусть оно им и будет.

Во время этого монолога Мак пристально смотрел на нее, и его синие глаза все больше темнели, предвещая бурю. Но он довольно сдержанно проговорил:

– Господи, Клаудия, да мне бы просто перекинуть вас через колено и отшлепать.

Она опустила ресницы, что при слегка откинутой голове создавало образ этакой роковой женщины. Голос ее, она это чувствовала, сейчас ей не помощник, а потому она подождала, когда гортань расслабится и сможет издать живые, непринужденные звуки. Наконец она дождалась и тогда, будто невзначай, спросила:

– Послушайте, Габриел, не отложить ли нам столь серьезное мероприятие до возвращения домой?

Это, как видно, переполнило чашу его терпения. Он наклонился вперед и тронул водителя за плечо.

– Остановите здесь. С меня, кажется, довольно.

Когда машина подъехала к тротуару и остановилась, Мак повернулся к Клаудии и посмотрел на нее долгим взглядом, после чего, слегка наморщив лоб, что должно было означать крайнюю степень озабоченности, сказал.

– Вы так и не ответили на мой вопрос.

Вопрос? Какой еще вопрос? Она не помнила никаких вопросов. Хотя не сомневалась, что способна ответить на любой Даже на самый коварный.

– Какой вопрос, радость моя?

– Кто, черт побери, такой этот Дэвид Харт?

ГЛАВА 11

Клаудия уставилась на Мака, изумляясь наглости этого человека. После всего, что он наговорил, еще смеет торчать здесь и задавать ей вопросы! Пока он доверял ей, она была с ним прямодушна и чистосердечна. Но теперь, когда все мосты сожжены, когда выяснилось, что он не верит ей ни в чем, какие еще могут быть разговоры? Да никаких!

Как он посмел обвинить ее в том, что она заманила его в ловушку и манипулировала им для каких-то своих выгод? Он единственный, кто настаивал, что ей грозит опасность. Однако ничего такого, что доказывало бы его правоту, не случилось. А теперь одно глупое недоразумение привело его к заключению, что она все время лгала ему, используя его для рекламы своего нового телевизионного сериала. Он даже не дал ей возможности объясниться, просто выставил на тротуар свои ноги. Слоновьего, если она не ошибается, размера.

Прекрасно, пусть катится! Она не нуждается в его услугах по охране ее жизни. Она прекрасно справится со всем этим сама, с тех пор, как ей исполнилось девятнадцать, нет нужды, чтобы кто-то водил ее за ручку.

А она-то думала, что он сильный и умный, что он способен под внешним видеть и понимать ее внутренний мир, который она так последовательно защищала от любых грубых вторжений. Как могла она свалять такого дурака? С чего взяла, что он какой-то особенный?

Он все еще смотрел на нее с тротуара, ожидая ответа. Хорошо, пусть себе ждет. Этот Габриел Макинтайр слишком далеко зашел, и она не считает себя теперь обязанной давать ему какие бы то ни было ответы.

– Поехали, – сказала она.

Таксисту не надо было повторять дважды, он тотчас отъехал, и машина влилась в уличное движение.

Клаудия откинулась на спинку сиденья и вздохнула, представив, что происходило в ресторане после ее бегства. Надо будет позвонить им и извиниться. Дэвиду она позвонит тоже.

Клаудия прикусила нижнюю губу, вспоминая эффект, произведенный действиями Мака на присутствующих. Он как Рембо бросился через весь зал, чтобы спасти ее. Потому что решил, что ее жизни угрожает опасность.

– Черт! – сердито выпалила она, ища в сумочке носовой платок, ибо слезы опять набежали ей на глаза.

Сначала он готов рисковать своей жизнью ради ее спасения и тут же, и пяти минут не прошло, обвиняет ее.

Ну а чего она ожидала? Кому, как не ей, знать истинную цену сказочек со счастливым концом.

– Просто идиотизм!

– Вы что-то сказали, мисс? – полуобернувшись, спросил таксист.

Прекрасно! Она уже начала разговаривать сама с собой, совершенно потеряв чувство реальности. Что это, детка, уж не влюбилась ли ты?

Любовь? Слово вылепилось прямо из воздуха, возникло из ничего и так поразило, что у нее даже дыхание перехватило. Любовь!

Клаудия потрясла головой, как будто желая таким образом выкинуть из головы случайно залетевшее туда слово. Но ожидаемого результата не последовало, и она закусила губу. Любовь. Тут даже и сомневаться нечего. С той самой минуты, как она впервые подняла на него глаза, Габриел Макинтайр заполнил все ее время, все мысли. С чего бы еще, ради всего святого, стала она закатывать ему пощечину, если бы не была так смущена его поцелуем?

Слово «любовь» объясняло все странности ее поведения в течение последних дней, ее возбужденность, нервозность, неадекватное восприятие окружающего, слишком бурные эмоции. Фактически, когда он обнял и поцеловал ее как любовник, она еще не видела опасности. А все из-за того, что она успела сделать карьеру, так и не испытав любви, поэтому и не узнала ее, когда та подкралась к ней сзади и хлопнула по плечу.

Двадцать семь лет, и ни разу не влюбиться! Она снова вздохнула. Отношения она умела регулировать. Умела абсолютно не зависеть от них. Главное, не дать партнеру слишком долго задерживаться в ее спальне. Единственную трудность доставляли мужчины, которых такой ход дела не совсем устраивал. Обязательно наступал момент, когда они заявляли, что хотят бросить якорь и обзавестись счастливым семейством.

Нет, роль любящей женушки и заботливой мамочки ей не подходит. У нее другая роль – мисс Бьюмонт, актрисы и дочери актеров, и этого достаточно, чтобы играть ее всю жизнь. Перед мысленным взором Клаудии прошла целая вереница молодых актеров, годами стучавшихся в дверь ее гримерной. Но они не хотели ее, они хотели только того, что она могла им дать. Вероятно, и с Тони было то же самое, а она-то надеялась, что не станет для него просто возможностью увидеть свою фотографию в газетах. Хорошо еще, что вся эта история с Тони закончилась, так и не начавшись. Впредь она должна быть осторожнее.

Ужасная беззаботность, ведь когда Габриел Макинтайр поцеловал ее, она действительно не почувствовала опасности. И только теперь поняла, почему до сих пор ей так легко было отказываться от соблазнов любви и брака. Она никогда раньше не встречала парня что надо. Трудность заключалась в том, что Мистер-Что-Надо считает ее безнадежно плохой. Черт!

– Мы приехали, мисс.

Интересно, сколько они уже стоят возле ее дома? Она смахнула набежавшие слезы, чисто профессионально изобразила очаровательную улыбку, и таксист, перегнувшись назад, открыл для нее дверцу. Клаудии страшно не хотелось покидать безопасный салон машины, ступив в неизвестность, и она с тревогой, явно начиная нервничать, уставилась на фасад своего дома.

Случись что, некого звать на помощь. Одна. Предоставлена самой себе. Ну вот и получай, что хотела! Разве это не ее собственное желание гордо идти своим путем, ни от кого не завися? Ведь, по сути, она должна наслаждаться таким положением дел. Но нет, наслаждаться этим, по крайней мере сейчас, ей не удавалось. Напротив, она чувствовала себя глубоко несчастной и напуганной. Неужели все, что она может чувствовать, это страх? Она крепче сцепила челюсти, надеясь, что это придаст ей решимости.

– Джентльмен заплатил, мисс, – сказал шофер, пытаясь подтолкнуть ее к действию. – Более чем достаточно.

– Ох, да. Хорошо. Благодарю вас. Пробормотав эти ничего не значащие слова, она выбралась наконец на тротуар и проводила взглядом большой черный автомобиль, тотчас отъехавший. Она стояла и смотрела ему вслед, пока он не исчез за поворотом улицы, а с ним исчезло и то последнее, что связывало ее с Габриелем Макинтайром.

Нет. Дело здесь не в одном только страхе. Не стоит обманывать себя.

– Клаудия? – Кей Эберкромби стояла на ступеньках возле парадного. – С вами все в порядке, дорогая? По-моему, вы здесь очень долго стоите.

– Правда?

Она понимала, что надо улыбнуться, но ничего не могла поделать со своим ртом, уголки губ никак не хотели приподниматься. И все же выдавила улыбку.

– Боюсь, что я просто как всегда замечталась. Ужасная привычка.

– Вы так думаете? Ох, дорогая, со мной это случается сплошь и рядом. Да, чуть не забыла! Я ведь потому и посматривала в окно, поджидая вас, что у меня тут для вас пакет.

У Клаудии сжалось сердце. Пакет. Письмо. Неважно, что именно. Неужели опять ему удалось проникнуть в дом?

– Приходил курьер, – сказала Кей Эберкромби, отступая на шаг, чтобы пропустить Клаудию внутрь. – Сказал, что это срочно.

Клаудия посмотрела на конверт и по надписи поняла, что это рукопись с телевидения, которую обещал прислать агент. Она облегченно вздохнула, но Кей Эберкромби задала вопрос, от которого у Клаудии вновь стиснуло сердце.

– А что, мистер Макинтайр сегодня не придет? – Она, очевидно, не видела того отчаяния, которое отразилось на лице молодой соседки. – Он такой джентльмен. Знаете, он помог мне с сумками.

Клаудия пожалела, что Кей Эберкромби не было дома, когда появилась первая анонимка. Иначе все уже выяснилось бы, поскольку мимо глаз этой леди муха не пролетит незамеченной.

– Он был весьма огорчен, что вы позволили ему войти в дом, совершенно его не зная, – сказала Клаудия.

– Да, мистер Макинтайр потом предостерег меня, чтобы впредь я вела себя осторожнее, но он так очарователен, что ему нельзя отказать.

– О, правда?

Кей Эберкромби легонько вздохнула.

– Знаете, я полагаю, что даже грабители добры к своим матерям. А я ведь ему в матери гожусь.

Клаудию, чьи нервы были на пределе, настолько ошеломило это наивно-бесстрашное предположение, что она даже хихикнула, но, правда, тотчас постаралась скрыть непочтительный звук под притворным кашлем.

– Господи, Клаудия, да вы, я гляжу, застудились. Такой ужасный кашель. Вам бы надо получше присматривать за собой. У меня есть очень хорошая микстура от кашля. А еще лучше лимон и мед. Мне прислали немного восхитительного меда из Уэльса, он собран только на прошлой неделе, давайте-ка я принесу вам баночку.

– Нет, нет. Спасибо вам, Кей, за вашу заботу, но у меня есть все, что нужно. Правда.

Не совсем, конечно, все. Но все иметь и невозможно. Сама жизнь не позволит. Жизнь удерживает равновесие с помощью маленьких компромиссов. Получая что-нибудь одно, обязательно теряешь другое. Кажется, это Габриел говорил. Она не поверила ему тогда, а вот сейчас видит, что он был прав. Независимость требует жертв. Любовь тоже требует жертв. Если вам повезет, жизнь предоставит вам выбор. Но выбор должен быть сделан обязательно.

Она взяла конверт.

– Благодарю вас, Кей, вы очень любезны. А теперь, если не возражаете, я пойду.

– Конечно, дорогая. Не смею вас задерживать. Но обещайте, что, если вам захочется меду, вы сразу мне скажете.

– Обещаю.

Клаудия поднялась по лестнице к своей квартире и, стараясь не думать, что может ждать ее там, отперла дверь и вошла внутрь. Все было спокойно. Абсолютно спокойно. Она набрала новый код на сигнальном устройстве и с безоглядной решимостью захлопнула внешнюю дверь. Одна. И это именно то, к чему она всегда стремилась.

Вот только досада – здесь повсюду она находила множество следов присутствия Габриела. Тарелка с холодными тостами на кухне. Его бритва на столике в ванной. Правда, гостевая спальня была им так убрана, что следов его присутствия не носила. Постель аккуратно застелена, да и одежды не видно. Она открыла шкаф, прикоснулась к аккуратно сложенным рубашкам, мельком задав себе вопрос, кто же их ему так тщательно разглаживает.

Клаудия подумала, как мало она знает о Габриеле Макинтайре. И большего ей уже не узнать. Эта мысль чуть было не заставила ее заплакать, и она заплакала бы, если бы тотчас не покинула эту комнату. Она прошла в свою спальню, бросилась на постель и зарылась лицом в подушку, испытывая вину и горечь сожаления.

Что-то разбудило Клаудию, прервав кошмарное сновидение, в котором ее преследовали неопределенной формы чудища. Звонил телефон. Еще один монстр, несущий неожиданную и незримую угрозу. Какое-то время она, окаменев, просто слушала звонки, потом, разозлившись, заставила себя встать и почувствовала, как подгибаются ноги. Пока Клаудия добиралась до телефона, включился автоответчик, и она с облегчением услышала, что это никакой не враг и не монстр, а просто телекомпания желала знать, прислать ли ей машину, чтобы забрать ее из театра и после завершения ток-шоу «Позднее время» отвезти домой.

А чего она ожидала? Шепота угроз? Тяжелого дыхания? Этот угрожающий кто-то просто плод ее больного воображения. Кроме того, Габриел Макинтайр запугал ее сверх меры. Нет, она больше не нуждается в его защите, твердила она себе. Он может, конечно, прийти, чтобы забрать вещи. Да пусть хоть все забирает, лишь бы это происходило в ее отсутствие. Она не желает встречаться с ним лицом к лицу и притворяться.

У нее есть номер его мобильного телефона, но прямо сейчас слышать его голос ей не хотелось. Можно позвонить Тони. Нет. Она не станет звонить Тони. У него и так уже достаточно неприятностей, к тому же беременная Адель может неправильно истолковать ее звонок. Подумав, Клаудия достала карточку, которую дал ей Мак на тот случай, если возникнет необходимость в машине. Номер его сторожевой таксистской службы. Они, кажется, насколько она помнила, передают послания довольно быстро. Можно позвонить им. Не слишком долго колеблясь, чтобы не передумать, она набрала номер и ждала, когда там ответят. Наконец трубку сняли.

– Это Клаудия Бьюмонт, – быстро проговорила она. – Передайте, пожалуйста, мистеру Макинтайру, что он может забрать свои вещи, пока я вечером буду в театре. И пусть не забудет снять свои электронные штучки. Ох, да! Пусть оставит мои ключи на кухне. Он знает где. И вот еще что! Я ожидаю присылки счета, чтобы своевременно оплатить его услуги.

Молчание на той стороне провода несколько затянулось, и она уже собралась положить трубку, когда там послышался тихий голос:

– Я все понял, Клаудия.

Габриел? Его голос будто током пронзал ее, так что ошибки здесь быть не могло. Ждал ее звонка? Она уже открыла рот, но так и не нашла, что сказать. Да и слишком поздно было что-либо говорить, потому что она слышала лишь зуммер отбоя.

Габриел Макинтайр пальцем нажал на рычаг, пока у него хватило на это сил, и лишь потом медленно опустил трубку.

– Это была она?

– Да. Она. – Он отвернулся, чтобы сестра не заметила его несчастных глаз, с выражением которых он никак не мог справиться, уставился в окно и продолжил прерванный звонком разговор. – Ты ведь, Адель, и сама понимаешь, что не должна здесь находиться. – Он не хотел говорить о Клаудии. – Ты не должна сейчас волноваться, тебе требуется покой.

– Если бы я была хоть чуть поспокойнее, чем сейчас, это значило бы, что я умерла. – Она откинулась на спинку старого дивана, отчего живот ее показался еще больше, а ноги зависли в воздухе. – Ты не представляешь, какая мука этот покой. Ох, черт, да как тут сидеть! Ноги торчат, ни туда ни сюда.

– Да уж, сестренка, – сказал он, критически осмотрев ветхий диван. – И где ты только раздобыла это ужасное сооружение? Ни один служащий не сможет на нем долго усидеть.

– Да тут какой диван ни поставь, с таким, как ты, никто долго не усидит. И где ты найдешь еще такую надежную ассистентку, как я? Во всей стране не найдешь, братец ты мой. А я, кроме того что тебя сносно переношу, могу еще и на этом диване прекрасно сидеть. Несмотря даже на беременность.

– Послушай, у нас этот разговор повторяется с монотонной регулярностью. Скажи мне, почему ты здесь торчишь?

– Твоя временная секретарша может работать только три дня в неделю, так почему бы ей не поискать себе другую работу? Она наверняка найдет что-нибудь более подходящее.

– Это не твое дело, Адель. Я говорил тебе, что не хочу, чтобы ты после родов возвращалась сюда.

– Мак, у тебя нет никаких шансов отделаться от меня. Появление бэби недостаточная причина, чтобы ты меня уволил. Разве ты не знаешь, что я имею право на сохранение за собой места?

Отчаявшись довести спор с ней до какого-то логического завершения, он решил сменить тему.

– Где Тони?

– Полетел в Амстердам. Обещал вернуться к ужину. Который сам должен и приготовить.

– Все еще держишь беднягу в режиме искупления вины, да?

– Я вижу, ты ему здорово сочувствуешь.

– А кто же еще его поддержит? Я знаю тебя и знаю Тони. Не советую слишком давить на него, сестренка, твоему бэби по прибытии на этот свет пона-добятся оба родителя.

– Да кто на него давит? – Она улыбнулась кошачьей улыбкой. – Он и самой мне еще пригодится, кто еще так потрет и помассирует мне спинку в ванной? Мне с ним нелегко, конечно, подчас гораздо труднее приходится, чем сидеть на твоем телефоне. Но это уж как водится в семьях. А чего хочет эта очаровашка Клаудия Бьюмонт?

Очаровашка. Меньше всего это словоподходит Клаудии Бьюмонт, подумал Мак. Словцо таблоидов, бессмысленная этикетка. Клаудия Бьюмонт представляет из себя нечто гораздо более крупное, чем просто очаровательная женщина.

– Просила меня забрать свои вещи, пока она вечером будет в театре.

– Ты хочешь сказать, что она даже встречаться с тобой не желает? Хотя бы извинилась за то, что сделала.

– Ох, Адель, что ты городишь! Оставь это. – Он взглянул на нее. – Знаешь, ты на нее похожа. У вас много общего.

– Ты имеешь в виду моего мужа?

– Да ничего у нее с твоим Тони не было. Она не то что ты думаешь. Ей просто нужен кто-то, чтобы играть роль.

Мак не хотел думать о том, как далеко могли бы зайти отношения Клаудии и Тони, скорее всего она просто дурачила бы его… Ей, в конце концов, неважно, кого дурачить, его или Тони.

– Я только хотел сказать, что она бы с тобой во многом согласилась. Как все современные женщины, она полагает, что рождение ребенка еще не повод для отказа от карьеры, что молодая мать может вернуться к вещам, которые имеют для нее в жизни большое значение. – Челюсть его дрогнула. – Впрочем, что я тебе объясняю, она в этом так же далеко заходит, как и все вы.

– Мак, я не Дженни. Ты не должен наказывать меня за то, что сделала она. – На это Мак не хотел отвечать Адель. Он угрюмо молчал, уставясь в окно. – Хорошо, возможно, ты прав, возможно, она прекрасный человек. Но только я вижу, что нашему семейству от нее одни неприятности. Мне вот никогда и в голову не приходило, что однажды я увижу по телевизору, как мой старший брат целуется на экране с актрисой. – Ее расширившиеся голубые глаза выражали полную невинность. – Ты, кстати, выглядел так, будто тебе это тоже весьма по вкусу.

– Да? – Он отвернулся от окна. – Но четырнадцать тысяч фунтов на благотворительность стоили того.

– Ты хочешь сказать, что тебе это было очень легко сделать?

– Да ничего я не хочу сказать.

Но сестра права. Тогда ему это не показалось слишком трудным. Пальцы его вцепились в край подоконника. Он не насторожился до тех пор, пока не стало уже слишком поздно, опасность подкралась исподволь. А теперь вот… Нет, надо перестать об этом думать.

– Не помню, Адель, говорил я тебе? Ведь Клаудия не знала, что Тони женат.

Адель понимала лучше, чем показывала, какую непростую тему она затронула, если он в третий раз резко заговаривает о другом.

– Считаешь, что это имеет значение?

– Конечно. Это, бесспорно, имеет значение.

Ему ли не знать, ведь он видел лицо Клаудии, когда сказал ей, что Тони женат. У нее четкие моральные правила. К несчастью, это не может спасти ее от тех пошлых и недалеких мужчин, которые солгут не моргнув глазом.

– Ты очень быстро бросаешься ее защищать, забывая, как она с тобой обошлась.

– У кого из нас нет недостатков. Но достоинств у нее гораздо больше.

Адель кое-как выкарабкалась из неуклюжих объятий дивана и тоже подошла к окну.

– Мне кажется, она в твоем лице нашла себе защитника. Надеюсь, она это оценит. – Взглянув на его руки, она заметила, как побелели у него костяшки пальцев. – Расскажи мне о ней, она, должно быть, нечто совершенно особое.

Нечто совершенно особое. Да, он именно так и думал. До того, как обнаружил, что подвешен в ее рекламную машину в качестве наживки; когда она целовала его там, на телестудии, она просто умело обеспечивала натуральность его участия в процессе. И это сработало. У нее это получилось. Он рассеянно смотрел на двухмоторный самолет, легко прикоснувшийся к посадочной полосе.

– Похоже, твой Тони страшно боится опоздать к ужину.

Адель слишком хорошо знала брата, чтобы нажимать на него, продолжая расспросы. Но она видела, что он несчастен. Этого было достаточно, чтобы пожалеть, что не она сама своими руками изорвала фотографию Клаудии Бьюмонт в мелкие кусочки. Она ничего не сказала, просто ободряюще коснулась его руки, и они вместе стали наблюдать за самолетом, выруливающим к стоянке.

– Посмотрим, какой у меня внимательный муж. Я просила его привезти мне несколько голландских тюльпанов. Как ты думаешь, он не забыл?

Мак взглянул на сестру, и складки на его лбу немного расправились.

– А разве сейчас подходящее для тюльпанов время?

– Да, конечно, ты прав. Но это тест на изобретательность и творческий подход к вопросам быта. – Ее улыбка стала загадочной и отстраненной. – Если он умный и способный, то вечером ему будет хорошо.

– В таком случае, хотя бы ради него, я надеюсь, что он не обманет твоих ожиданий.

– Вот так я его и воспитываю, Мак. Может, прежде чем уйти, переключить телефоны на ночной дежурный пульт?

– Да, если хочешь. – Он повернулся и посмотрел на стол. – В почте есть что-нибудь для меня интересное?

– Нет, обычная текучка, ничего, с чем я не справилась бы сама. Охрана предлагала список людей, которые были зарегистрированы при проходе на аэродром на прошлой неделе. Они говорят, что это ты просил их составить.

– Да.

Он явно не намерен удовлетворять ее любопытство.

Впрочем, теперь этот список не имеет никакого значения. Загадка разгадана. Все прояснилось. Дело закрыто. Он сделал все, что от него ожидалось, блестяще исполнил рекламный трюк, спровоцированный Дэвидом Хартом. Единственное, о чем он жалеет, что действительно не прибил этого человека, надо было уложить его на ковер. Репортеры ему только спасибо сказали бы, ибо снимки тогда получились бы гораздо эффектнее. Он ударил кулаком себе в ладонь. Столько раз за последние дни у него чесались руки прибить кого-то, кто, как ему казалось, мог угрожать жизни Клаудии Бьюмонт.

– Теперь это не важно.

– Не важно? Ну вот, выходит, они зря старались. Ладно, список на твоем столе, что хочешь с ним, то и делай. Ох, чуть не забыла! Там еще конверт с пометкой «лично», так я не стала его вскрывать. Но это из твоего гаража, скорее всего они попытаются навязать тебе новую машину. Ведь твой «лендкрузер» немного того.

– Ну, тут им вряд ли повезет. Там совсем пустячный ремонт, думаю, не стоит из-за этого покупать новый автомобиль.

Уходя, Адель задержалась в дверях.

– Мак, с тобой все в порядке?

– Все хорошо, дорогая, все просто прекрасно. – Он принужденно улыбнулся. – Не заставляй Тони ждать.

Адель не уходила, встревоженно глядя на него. Он подошел к столу, вскрыл конверт с пометкой «лично» и достал письмо. Пробежав глазами содержание, он солгал ей:

– Ты права, они соблазняют меня красотой и техническими данными их последней модели.

– Да уж, они никогда не упустят случая. Ну, я пошла. Завтра увидимся.

– Нет, не надейся. Я оповещу охрану, чтобы тебя не пропускали на аэродром. Конечно, ты можешь попытаться пролезть сквозь щелку в заборе.

Да, раньше она иногда так и делала, но в те времена у нее не имелось животика. Теперь же едва ли ей удастся проскользнуть между планками. Она взглянула на него чуть не с яростью, после чего так бесповоротно удалилась, как только она одна умела. Ничего страшного, пусть пойдет и немного поплачет на груди у Тони. Это лишь укрепит их отношения. Он поднял голову от бумаги, присланной из гаража, и смотрел, как сестра медленно продвигалась через ангар. Она шла вперевалку, и в ее поступи, как у всех беременных, было что-то утиное.

Глядя ей вслед, он вспомнил самонадеянный прием, который Клаудия применила к Хэзер. Интересно, как ей удаются такие штуки? Он бы с удовольствием у нее проконсультировался. Подумав так, он тотчас назвал себя дураком, ибо сообразил, что если бы он и попросил у Клаудии совета, как обуздать Адель, то Клаудия, скорее всего, была бы на стороне Адель.

Он вновь опустил взгляд на бумагу, которую все еще держал в руке. Это был отчет о техническом состоянии машины Клаудии, который он запрашивал. Но теперь ведь и это не важно. И если он намерен изучить эту бумагу внимательнейшим образом, то лишь для того, чтобы выяснить, на какую степень риска Способны актрисы, готовясь к продуманному рекламному мероприятию. Скорее всего, на не очень большую.

Тогда, в тот чертов день, он еще подумал, что она, видно, сумасшедшая, решаясь прыгать с парашютом, несмотря на только что пережитую аварию, которая вполне могла иметь фатальный исход. А теперь он даже не понимал, почему это не показалось ему подозрительным, неким сигналом, который предостерег бы всякого нормального человека. Но разве он был нормален с той самой минуты, когда она подняла на него свои огромные серебристые глаза? Да он после этого просто плохо соображал и забыл думать об опасностях общения с подобными особами, от одного вида которых внутри все начинает петь. Так что мозг его зазевался, чем и воспользовалось его давно выжидавшее удобной минуты либидо.

Мак детально ознакомился с отчетом ремонтников, и он не показался ему убедительным. Хорошо, после сцены в ресторане он и не мог ожидать чего-то другого.

Точно известно, что тормозная жидкость начала вытекать еще до аварии. Это объяснялось плохим монтажом. Наиболее вероятно, что детали ослабли от вибрации, когда она ехала через ребристые ограничители скорости при въезде на аэродром. По мнению инспектора, машина мисс Бьюмонт должна быть восстановлена не за ее счет и не за счет страховой компании, как и иск на возмещение убытков, который может быть предъявлен гаражу за вред, нанесенный собственности мистера Макинтайра. Мисс Бьюмонт, несомненно, получит юридический совет о возбуждении дела по возмещению убытков из-за аварии и порчи имущества, случившихся по вине завода-изготовителя.

Мак задумался. Автомобиль, которым управляла Клаудия, штучка отнюдь не массового производства, ее собирали мастера своего дела. Причем завод-изготовитель годами хранит на каждую такую машину список ее сборщиков. Плохой монтаж при таких обстоятельствах казался чем-то крайне невероятным. Производители определенно это и заявят, а после того как их инженеры сами осмотрят машину и все, что касается тормозов, они – он это представлял себе очень живо – наверняка посоветуют мисс Клаудии Бьюмонт вместе со всеми ее счетами за причиненный ущерб идти куда подальше.

Но он сильно сомневался, что изготовители вообще когда-нибудь увидят ее машину. Потому что вряд ли счета за причиненный ущерб будут им когда-либо предъявлены. Он надеялся, что бюджет рекламного отдела телевизионной компании достаточно здоров, чтобы справиться с подобного рода производственными издержками. Так, во всяком случае, он мог позволить себе думать с тех пор, как прозрел. Он даже мог себе примерно представить, каким образом этот трюк был подготовлен. Наиболее вероятно, что некий умелец-механик поджидал звезду на дороге, за милю-другую от аэродрома, чтобы малость ухудшить монтаж. Мак своими глазами видел свежие следы инструмента, происхождение которых неверно истолковал, что и заставило его забить тревогу и броситься охранять бесценную жизнь звезды, которой ничто не угрожало.

Он разорвал отчет надвое и бросил его в корзину. Надо сообщить своей страховой компании, что он не желает разбираться в том, кто и за что должен платить. С него довольно. Он не хочет больше заниматься этой историей.

Мак неожиданно пришел в ярость, что не было свойственно его натуре; он даже не усомнился в искренности Люка Девлина, принял за чистую монету его тревогу и убедительную просьбу обеспечить охрану Клаудии. Идиот, заглотил наживку как голодный карась, потому что сам хотел этого. Хотел обеспечить ее безопасность, защитить ее, позаботиться о ней. Да, хотел всего этого и еще кое-чего, что гораздо более серьезно. Ему вдруг вспомнилось, как он стоял над могилой Дженни и обещал себе, что никогда не будет иметь дела ни с одной из тех женщин, которые слишком азартны, настолько азартны, что способны забыть обо всем на свете, даже о собственном нерожденном ребенке.

Мак конвульсивно вздрогнул и на минуту закрыл глаза, такую боль доставила ему эта мысль. Он не сомневался, что Клаудия за рулем наверняка одержима демоном азарта. Должно быть, существует особый род людей, у которых напрочь отсутствует здоровое чувство самосохранения. Зато, как правило, они непомерно тщеславны. И он понял, что должен сделать, необходимо раз и навсегда прервать отношения с этой женщиной.

Но как? Он все еще помнил ее в своих объятиях, все еще слышал свое имя на ее устах.

Злясь на себя, он хлопнул ладонями по столу и встал, ногой отшвырнув затрещавший стул. Оставалось несколько дел, требовавших завершения. Он отправится в Лондон, заберет свои вещи и приборы из квартиры Клаудии, потом подождет, когда она покинет театр, чтобы и там снять подслушивающие устройства и магнитофон. Если все пройдет хорошо, никто так и не узнает, что он их там устанавливал.

– Клаудия? Ты хорошо себя чувствуешь?

Голос Мелани отвлек Клаудию от бессвязных мыслей и нелепых соображений. Хорошо ли она себя чувствует? Нет, она не чувствует себя хорошо. Она чувствует себя плохо. Впрочем, она не чувствует даже того, что ей плохо, а это уж совсем скверно. Сегодня вечером это ее состояние было заметно; она двигалась по сцене, как сомнамбула, как заводная кукла. Остальные актеры делали все, что в их силах, чтобы прикрыть свою приму, но ничто не могло замаскировать ее тусклой игры.

– Прости, Мелани. Я сегодня была ужасна. – Мелани собралась возражать, но Клаудия призвала сводную сестру к объективности. – Не надо, детка. Я знаю, когда я плохо играю, а сегодня я была плоха как никогда.

– Ты на себя наговариваешь. Нельзя быть такой строгой к себе.

– Неужели?

Она увидела, что Мелани колеблется между необходимостью успокоить ее и сказать правду. Правда одержала верх.

– У каждого может быть скверный вечер.

– Скверный вечер в театре, Мел, совсем не то же самое, что плохой день в офисе. Турист может прийти на другой день, чтобы ему исправили ошибку в оформлении документа, но зритель, который заплатил за кресло в театре сегодня, получает испорченный вечер, который завтра ему никто не исправит. Да он и не пойдет в театр, чтобы проверить, лучше ли я буду играть, когда у меня улучшится настроение.

Мелани присела на стул возле гримировочного столика.

– Ну, что ж теперь поделаешь.

– Я уже кое-что сделала. Позвонила в антракте Джоанне Грей. Она знает роль, мы с ней одного размера, так что костюмы ей подойдут, и с завтрашнего дня она начнет играть за меня до конца недели. Репетиция завтра, около двух часов. – Взглянув на Мелани, она улыбнулась. – Тебе она понравится, Мел, она прекрасная актриса.

– Я ее заранее ненавижу. И полагаю, что ей никогда не сыграть эту роль так хорошо, как тебе. Но, думаю, ты поступаешь правильно; последние дни ты на грани нервного срыва. – Она растерянно, будто извиняясь, приподняла плечи. – Знаешь, это было заметно еще до того, как изрезали платье. Вчера папа вернулся домой, ты не знала? Может, тебе поехать и пожить там. Или у Физз?

– Нет, в Брумхилл я не поеду. Вообще-то я и сама не знаю, куда мне ехать, знаю только одно: мне хочется уехать отсюда как можно дальше. Куда-нибудь, где нет театров, газет и мужчин.

– Ох, Клаудия! Ты говоришь про монастырь! – воскликнула Мелани.

Клаудия удивленно взглянула на нее и вдруг рассмеялась.

– Да, в самом деле театра, газет и мужчин нет только в монастыре, однако, пожалуй, это уж слишком. – проговорила она, успокоившись. – Но вообще это мысль, я подумаю!

– О чем? О том, что это уж слишком? Лучше подумай о чем-нибудь другом. Или о ком-нибудь. – Клаудия воздела руки в запретительном жесте, и Мелани поняла ее движение. – Ну, я имела в виду, что пока можно предпринять что-нибудь для рекламы нового сериала. Скажи, ты сегодня идешь куда-нибудь? Клаудия охнула и взглянула на часы.

– Да, иду, и теперь уж не отменишь мероприятие. Но что касается остального, уверена, что мое внезапное исчезновение на какое-то время из общества будет так же ошеломительно для публики, как и мое появление на каком-нибудь ток-шоу, которое ты заранее позаботишься организовать.

– Ох, Клаудия!

– Не веришь мне? Дай только время, малышка. Ты увидишь игру такого масштаба, что у тебя зубы заломит. – Она встала. – А теперь надо принять душ и приготовиться к появлению на «Позднем времени». Если ты не занята, может, отвезешь меня туда?

– Я? А где же сегодня твой великолепный Габриел Макинтайр?

– Его не будет. Ни сегодня вечером, ни завтра, никогда. Разве я не говорила тебе, дорогая, что он просто хотел выяснить название моей страховой компании?

– Однако! Ну ладно, Кло, что я буду гадать? Выкладывай, что случилось?

– Да ничего такого, чего бы ты не смогла прочитать в завтрашних газетах.

– Ох, Клаудия!

– Следи за своей речью, ты начинаешь звучать, как часы с репетиром. И скажи мне наконец, ты идешь со мной? Или у тебя на сегодня намечено что-нибудь поинтереснее?

– Что может быть интереснее, чем пойти с тобой? – Клаудия с усмешкой посмотрела на нее, но спорить не стала; она была благодарна сестре, что та готова составить ей компанию. – И знаешь, Кло, я не могу дождаться, когда ты нарядишься в новое платье. – Мелани взглянула на бледно-голубое из шелкового крепа платье, закреплявшееся на тонком ошейничке. Оно висело на дверце гардероба, сексуальное, но в то же время и элегантное.

– Боюсь, ты разочаруешься. Его покупка – ужасная ошибка, совсем не мой стиль. И ты ведь знаешь это «Позднее время», они там любят что-нибудь кричащее. Ну ладно, что я тебе говорю, ты и так прекрасно все понимаешь.

– Понимаю. Наверное, лучше было бы что-нибудь красное.

– Да уж, как говорится, к моей бы мордашке еще и башку приставить, она бы и главный приз выиграла.

Все кончено.

Мак вымел из ее квартиры все видимые и невидимые признаки своего присутствия, отсоединил электронное наблюдательное и прочее оборудование с дверей и с телефона, а потом отправился к театру, дождался окончания спектакля и снял там все жучки и записывающие устройства.

Работа заняла немного времени, но он был рад поскорее покинуть это место. Старые половицы трещали и под его ногами скрипели, и, хотя он отнюдь не был суеверен, его в эти минуты не удивляла мысль, что по темному театру шатаются призраки. Он здорово испугался, услышав хрипы и сдавленные проклятья, которые, как эхо, мрачно пронизали пространство, и без того населенное сквозняками, но тотчас догадался, что звуки исходят со стороны осветительской платформы, и, искаженные и утишенные отражением, они оказались человеческим голосом. Филлип Рэдмонд говорил, что у них там, наверху, проблемы с новой аппаратурой, и он, очевидно, решил использовать возможность поработать, пока театр пуст. Мак мысленно попросил у этого человека прощения за все те подозрения, которые имел на его счет.

Все кончено.

Вернувшись к себе в кабинет, Мак бросил сумку, принесенную из машины, на диван, который несколько часов назад занимала Адель, а потом заметил мигающий огонек автоответчика и нажал кнопку прослушивания.

Голос Адель разорвал тишину:

– Я там принесла пару кусачек, – заявила она без преамбулы и повесила трубку.

Мак улыбнулся – в этом она вся. Он достаточно хорошо знал свою сестру, чтобы понимать – она не оставит за ним последнего слова.

Распаковав сумку, он вытащил ленты из магнитофонов, отложил кассеты видеонаблюдения в сторону, после чего положил всю аппаратуру в специальный сейф.

Затем он взял в руки кассеты. Следовало бы просмотреть видеозапись, прослушать разговоры, записанные в театре. Ему не очень-то хотелось это делать, все равно ничего путного он не ожидал там увидеть. Но он не может просто так стереть их. Это верх непрофессионализма. Он завершит работу, а потом окончательно со всем этим покончит.

Здесь, в углу кабинета, стоял телевизор с видеомагнитофонной приставкой. Мак подошел к нему и включил в режиме видео.

Когда пошла запись, он сразу же увидел лицо Клаудии, ее губы слегка приоткрыты в улыбке, она говорит с кем-то, кто находится перед ней, ее волосы рассыпались вокруг лица в живописном беспорядке, что придавало ее образу нечто от прелестной, только что проснувшейся девочки, вот она наклонилась что-то поднять, и вырез ее платья, слегка оттопырившись, явил равнодушному взору тайно установленной камеры начало прекрасных грудей и соблазнительную, мягко затененную ложбинку между ними.

Ярко-красное платье, которое утром она не нашла подходящим для ночного шоу, теперь плотно облегало ее тело, и взгляд Мака, в отличие от взора камеры, равнодушным не был.

Все кончено? Когда он все еще помнит, как обнимал ее? Все еще ощущает на губах вкус ее поцелуя и болезненное напряжение своей плоти? Кого он дурачит? Самого себя?

Мак протянул руку к переключателю, но что-то привлекло его внимание. Длинные бриллиантовые серьги, свисавшие с мочек ее ушей, когда она откинула голову, смеясь тому, что сказал ей невидимый собеседник. Это и есть фальшивые бриллианты? Силы небесные! А что же еще?

Он нажал на кнопку перемотки, не в силах больше выносить зрелища ее флирта с мужчиной, находящимся рядом, и, пока пленка перематывалась, тупо смотрел на экран, подернувшийся рябью.

Он зарядил вторую пленку. Вот пришел курьер с пакетом для Клаудии. Кей Эберкромби расписалась за него. Затем подъехало такси, из которого далеко не сразу вышла сама Клаудия. Такси тотчас уехало, а она долго стояла и смотрела в том направлении, куда оно скрылось. Появилась Кей Эберкромби, окликнула ее. И когда Клаудия повернулась, она казалась… несчастной. Что-то в нем болезненно дрогнуло. Он не хотел бы, чтобы она была несчастной.

Больше ничего не случилось. Он остановил фильм. Нет, что-то было еще. Кажется, там, на другой стороне улицы, стоял фургон, бейсбольная шапочка затеняла лицо водителя, который без дела сидел за рулем. Как долго он так сидел?

Мак перемотал пленку назад.

ГЛАВА 12

– Дорогая, вы были просто великолепны!

Клаудия едва удержалась от того, чтобы не отпрянуть, когда Чарли Лонг, ведущий программы «Позднее время», бросился к ней и фамильярно облобызал в обе щеки. Он сколько угодно мог заявлять, как она великолепна, но она-то знала, что держалась шокирующе скандально.

Во время эфира она напропалую флиртовала с ведущим шоу, с другими гостями, мало того, явилась в студию, оголившись гораздо больше, чем это позволял ее устоявшийся имидж, и вообще проявляла бесцеремонность, вовсе не свойственную ее натуре. И вот теперь, когда шоу закончилось, она сделалась положительно больной. А хуже всего то, что Мелани смотрела на нее, словно видела в первый раз.

Здесь нечему удивляться. Клаудия и сама-то себя узнавала с трудом. Что это на нее нашло? В последнее время с ней творится нечто невообразимое.

– Дорогая, мы все отправляемся на вечеринку, – сказал Чарли. – Ты не хочешь пойти с нами?

– Вечеринка?

Да, сейчас ей только на вечеринку идти! Но и домой не хотелось, откуда Габриел наверняка уже унес свои вещи, отчего – она чувствовала это кожей – квартира покажется ей пустой, холодной и неуютной.

– Вечеринка, это фантастика! – Она с деланной улыбкой повернулась к Мелани. – А ты, Мел? Пойдешь с нами?

– Боюсь, Клоди, что для меня это слишком поздно – с сомнением проговорила Мелани. – Может, и тебе лучше пойти домой? – Хорошенькое личико сестры выразило сочувствие, но Клаудия не хотела ничьего сочувствия.

– Никто не принуждает тебя, дорогая моя, если хочешь, поезжай домой, – сказала она с едва заметным раздражением.

Дорогая моя. Наверняка этот фальшивый тон виден всем, подумала она. Неужели боль, что засела внутри, мешает ей разыграть обычную беззаботность? Но ведь она актриса, и все это просто игра, а разве игра может одурачить ее или причинить ей страдание? Единственное, что заставляет ее страдать, это реальная жизнь. И только теперь она начала понимать, как сильно.

Чарли приобнял Клаудию и прижал к себе. Ей было противно ощущать мягкость его руки, скользнувшей вокруг талии, сладкий мускусный запах его лосьона, противна бессильная расслабленность его тела – словом, все то, чем он так отличался от физически сильного Габриела. Но Габриел ее не желает. Габриел считает ее лгуньей и притворщицей. Сердце Клаудии болезненно сжалось от одной мысли, что она никогда больше не увидит его, что он никогда не обнимет ее с такой проникновенной чувственной нежностью, будто держит в руках нечто совершенно особое. Неужели она никогда не узнает, что испытывает любящая женщина, когда ее чувство встречает ответ.

Но нет, не подавай виду! Надо играть. Она с улыбкой взглянула на Чарли, потом на Мелани.

– Уверена, что этот прекрасный мужчина позаботится обо мне. Что делать, раз ты не можешь поехать с нами.

– Разумеется, позабочусь, – весьма уверенно проворковал Чарли.

Мелани такой уверенности не испытывала.

– Ты действительно хочешь пойти? Я просто думала…

– А ты не думай, Мел, – прервала ее Клаудия, не желая ничего слушать. – Много будешь думать, скоро состаришься. – Протянув руку, она подушечкой большого пальца попыталась разгладить морщины на лбу Мелани, что позволило ей ускользнуть от мягкой клешни Чарли. – Всего-то на час, а?

– Ну, если на час, ладно, – сдалась Мелани, едва заметно пожав плечами. – Кто лучше меня приглядит за тобой?

Только около трех часов ночи они подъехали к дому, где жила Мелани.

– Кло, почему бы тебе не переночевать у меня?

Мелани многозначительно посмотрела на молодого человека, сидящего за рулем, но Клаудия отказалась от возможности избавиться от компании сомнительного поклонника, на которую намекнула ей сестра.

– Не волнуйся, Мел, со мной все будет в порядке. Этот сладенький мальчик проводит меня до дверей квартиры и на прощание галантно поцелует ручку. А теперь иди. Пока мы не отъехали, я хочу видеть, как ты войдешь в подъезд.

Мелани ушла, и, когда дверь за ней закрылась, Клаудия с облегчением вздохнула.

– Ну а теперь, Джеймс, можно и домой, я думаю.

– Я не Джеймс, я Найджел.

В голосе молодого человека прозвучала нотка раздражения, что заставило Клаудию обратить внимание на своего провожатого. Она терпеть не могла людей, относящихся к себе слишком серьезно. Особенно если они молоды и ничего не делают для того, чтобы и другие относились к ним серьезно. Под критическим взглядом актрисы он поежился, откашлялся и, увидев в ее глазах явную насмешку, добавил:

– Впрочем, если вы предпочитаете называть меня Джеймсом, то, пожалуйста.

– Она промолчала. Он вызвался отвезти ее домой, ибо ему хотелось, чтобы все видели, что он уходит с вечеринки вместе с Клаудией Бьюмонт. Все это видели, его даже сфотографировали с ней, и если ему повезет, то, возможно, завтра же он увидит в газетах свою фотографию. Если для него этого недостаточно, придется ему намекнуть, что всякая благотворительность имеет пределы.

– Здесь налево, – сказала она и, почувствовав, что он готов к более решительным действиям, взялась за ручку дверцы, хотя машина еще не совсем остановилась.

Но когда она нажала на ручку, та вдруг вырвалась из ладони, и дверь бесцеремонно дернули с наружной стороны, так что Клаудия чуть не вывалилась из машины.

– Что тут?… – начала она, но ее недоуменный окрик оборвался, ибо две сильные руки вытащили ее из машины и поставили на тротуар.

Она подняла глаза и встретилась с горящим взором основательно разгневанного мужчины.

– Клаудия! Где, черт возьми, вас носит?

С этими словами Мак слегка тряхнул ее за плечи. Но это не имело для нее никакого значения. Главное, что он понял свою ошибку и вернулся. Главное, что он ждал ее!

Сердце Клаудии забилось сильнее, в душе у нее все ликовало.

– Габриел? Какая неожиданность, – пробормотала она, пытаясь казаться спокойной и не выдать себя дрожью голоса. – А я думала, что мы уже все обсудили.

– В самом деле? В таком случае вы ошибались. Я уже несколько часов поджидаю вас здесь.

– Прямо на тротуаре? Только не говорите, что вы не могли справиться с замками. Или Кей Эберкромби вняла наконец вашим предостережениям и отказалась впустить вас в такое время суток?

– Ради бога, Клаудия, я так о вас беспокоился. Где вы были?

Беспокоился? Сердце ее сладко ёкнуло. Он беспокоился о ней!

– Была на вечеринке. После шоу. Ну, ток-шоу, помните, я вам говорила? Надеюсь, вы посмотрели его с удовольствием?

– Здесь, на улице, телевизора нет.

Мак казался таким сердитым, морщины глубоко прорезали щеки, брови насуплены. Уж не ревнует ли он? Если бы ее сопровождал кто-нибудь посолиднее, она только порадовалась бы его реакции, но ревность к этому щенку?.. Да нет, она вовсе не хочет, чтобы Габриел ревновал, он должен узнать, что она любит его! Только как сказать ему об этом? Ведь ей еще никогда никому не приходилось объясняться в любви.

– Джеймс был так любезен, что подвез меня.

Она кивнула на молодого человека, который, надеясь проводить ее до самой квартиры, выбрался из машины и подошел к Клаудии.

– Послушайте, – заговорил он, обращаясь к Габриелу, – вы не должны так…

– Я должен и буду, – резко прервал его Габриел. – С вашей стороны, Джеймс, было очень любезно, что вы подвезли мисс Бьюмонт, но больше мы вас не задерживаем, – сказал он без особых церемоний и, взяв Клаудию под руку, повлек ее к подъезду.

– Меня зовут не Джеймс, – обиженно прозвучало у них за спиной. – Меня зовут Найджел. Найджел Томас.

Мак оглянулся на него, будто желая убедиться, что за спиной у него не сумасшедший, и, не останавливаясь, бросил:

– Спокойной ночи, Найджел Томас.

Когда они дошли до дверей, он обратился к Клаудии.

– Итак, скажите мне, кто такой Дэвид Харт?

– Дэвид?

Он ревнует. Клаудия, не смея поднять на него глаз, желая тщательно скрыть приступ радостного возбуждения, дрожащими руками искала в сумочке ключи.

– Да, Дэвид, – сказал он, забирая у нее ключи и отпирая дверь. – Он что, ваш пресс-атташе? Или просто любезный дружок?

Ей не понравилось, как он сказал «любезный дружок». Ей это показалось весьма неприятным. Она пережила долгий и трудный, если не сказать мучительный, день, и вот, стоило появиться хоть чему-то, что порадовало ее, как тотчас набегают новые тучи, и ей даже показалось, что они гораздо мрачнее прежних.

– Я думала, вы уже составили свое мнение на этот счет.

Но его не интересовало, что она думала.

– Отвечайте, Клаудия. Я что, просто одураченный идиот, или у меня действительно есть основания беспокоиться о вас?

Вдруг его непонятный гнев показался ей фактом гораздо более существенным, чем то, что он стоит на ступенях ее дома в три часа утра, утверждая, что делает это, потому что беспокоится за нее. И она поняла, что он злится не потому, что она приехала домой поздно и с другим мужчиной. Он злится только на нее. Злится по прежним причинам.

Да, плохие предчувствия подтверждаются. А она-то, дура, обрадовалась его появлению, его словам о том, что он ждал ее, беспокоился; она даже подумала, что он осознал свою ошибку и будет просить у нее прощения. Куда там!

В конце концов, никакие подметные письма не способны огорчить и обидеть человека сильнее, чем брошенное ему в лицо обвинение во лжи.

– Можете не беспокоиться обо мне, Габриел. Я способна сама о себе позаботиться, – спокойно проговорила она. – И поскольку это был очень долгий день, вы должны понимать, что я не горю желанием торчать на ступеньках парадного, играя с вами в ваши глупые игры.

– Мои игры? Мои игры! Да это вы играете в игры, Клаудия, и, поскольку вы не слишком устали для того, чтобы, несмотря на участие в ночном шоу, ходить по вечеринкам, думаю, вы сможете уделить мне пару минут и сказать точно, что происходит. – Он указал взглядом на красное платье-футляр, которое было на ней, и губы его скривились в неодобрительной улыбке. – Начните с того, что случилось с вашим новым платьем, которое вы так рвались купить утром. Где оно? Или вся эта затея с дамскими салонами была лишь прологом к спектаклю, который разыгрался в ресторане, куда вы затащили меня, чтобы нанести coup de grace?[13] – Он не сводил с нее пристального взгляда. – Ладно, теперь о деле. Я просматривал видеоматериалы и вдруг обнаружил… Господи, какой я идиот! Почему я раньше не обратил на него внимания? На того малого, что сидел в фургоне и следил за вашей квартирой. Вы действуете на людей как соблазнительная приманка на голодных щук, вот я и заглотил эту приманку. Не видел никого, кроме вас. Почему?

Теперь он смотрел на нее так мрачно, что по спине у нее побежали мурашки.

– Вряд ли я смогу ответить на ваш вопрос, Габриел. Он сердитым движением руки отверг ее ответ.

– Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду. Почему вы так со мной поступаете? Не кажется ли вам, что я уже достаточно сделал для вашей рекламной кампании?

Клаудия отвернулась. От его слов сердце ее болезненно сжалось, она ощутила реальную физическую боль в груди, так горестно подтвердившую ее правоту. Не желая больше слушать его, она двинулась к дверям, но он, выставив руку, перекрыл ей путь.

Клаудия, чьи надежды были так грубо оборваны в кратчайшие мгновения, чувствовала, что сердце ее разбилось, будто оно сделано из стекла. Она не понимала, о чем он говорит, одно было ясно как день – она опять ошиблась. Он пришел не повиниться, не попросить прощения за то, что так грубо обвинил ее в фальши и лжи. Нет! Он не поленился дождаться ее, потому что хотел получить какие-то свои ответы. Кучу проклятых ответов. Хорошо, но у нее нет для него никаких ответов, и она ничего не знает ни о каком человеке в фургоне, а знает только одно – ей надо побыстрее отделаться от Габриела Макинтайра.

Это нетрудно.

– Почему я так поступаю с вами? Да потому, что вы для нашего рекламного дела просто находка, Габриел. – Клаудия столь сильно страдала, что ей просто необходимо было нанести ответный удар, поэтому она внесла в свой хрипловатый голос нотку глубокой сердечности, особенно когда произносила его имя, ибо в глубине души знала, что это его заденет больнее всего. – Вы прекрасно реагируете на малейшую тень, показавшуюся вам опасной. – Она сказала это так, будто не знала, что именно заставило его рвануться ей на помощь в том же пресловутом ресторане. – Укажи вам только след, и вы как ищейка помчитесь по запаху. Но я сумею отозвать вас назад. Стоит только сделать так, – подняв руку, она щелкнула пальцами, – и вы тотчас вернетесь. Не правда ли, я даровитая актриса? – Она подняла глаза и, глядя ему в лицо, тихо договорила: – Жаль только, что никто вокруг не видит нашего представления.

Опустив руку, которой перекрывал путь, Мак вложил в ее ладонь ключи. Затем, посмотрев на нее долгим взглядом, он повернулся и пошел через дорогу к своему «лендкрузеру».

Мак ударил кулаком по капоту. Дать себя так одурачить! Еще раз! Да что это за женщина? Она вьет из него веревки, сводит с ума. Ведь он был прав, с самого начала прав, что не хотел ей верить. Но все-таки ей удалось его облапошить.

Однако его все еще беспокоил человек, следивший за домом. Он торчал здесь весь день. Не на одном и том же месте, нет, места он менял, стоял то с одной стороны улицы, то с другой, избегал попадаться на глаза инспекторам дорожного движения, не нарушал правил парковки – словом, старался быть не особенно приметным. Но он все время следил за домом, в этом нет никаких сомнений.

А послушать Клаудию, так все это одно из звеньев разыгранного рекламного трюка, в который его втянули. Нет, тут что-то не так, что-то не сходится.

Когда сегодня днем, просмотрев и прослушав записи, Мак покинул свой кабинет и вернулся в пустую безмолвную квартиру, не будившую воспоминаний, он решил забыть обо всем, что связано с мисс Клаудией Бьюмонт, решил напрочь выкинуть ее из головы. Но сознание отказывалось подчиняться. В сознании его постоянно прокручивался один и тот же кошмарный сюжет: она поздно вечером возвращается домой, поднимается по лестнице, входит в свою квартиру, а там в темноте ее поджидает человек в бейсбольной шапочке.

Мак понимал, что это глупо. Ведь он сменил замки, сменил код в системе охранной сигнализации. Он, казалось, сделал все, чтобы предохранить ее дом от случайных вторжений.

Но, памятуя о наивной доброте и доверчивости пожилой леди, живущей этажом ниже, ни в чем нельзя быть уверенным. Вряд ли та устоит перед пришельцем, если он окажется симпатичным, любезным и галантным молодым человеком. Что ему стоит обмануть старушку? Сообщит ей, что мисс Бьюмонт вызывала водопроводчика, да и все дела. Если он будет в рабочей одежде и с инструментами, она у чужака даже удостоверения личности не спросит. А если и спросит, у него наверняка может найтись для предъявления ей что-нибудь вполне убедительное.

Мак открыл дверцу и сел в машину, глядя на одно из окон ее квартиры, где свет, вероятно, должен зажечься в первую очередь. Она сделала из него дурака, и он сам виноват, что позволил ей это. Нет. Нет! Он потряс головой. Не то! Не то! Надо выкинуть из головы все эти примитивные мысли обиженного придурка. Она просто согласилась с его утверждением, лишь бы отделаться от него. Повторилось то же самое, что и днем.

Новая мысль привела его в сильнейшее смущение. Спокойно, надо рассмотреть все без горячки. Она призналась, что инцидент в ресторане лишь рекламный трюк, но она разозлилась на него. Если это трюк, то почему она злится?

Да, именно в эти минуты, сидя в машине возле ее дома, он вконец разуверился в том, что правильно до сих пор понимал происходящее. Почему она разозлилась? Да потому, что он составил о ней неправильное суждение и даже высказал его ей. Он же видел, как чувствительна она ко всему, что затрагивает ее достоинство, что хоть в малой степени бросает на нее тень. Так и с ним. Она не стала ничего доказывать, не стала оправдываться, а просто замкнулась в себе, согласилась с ним, лишь бы не спорить, и ушла, не думая о последствиях своего поступка. А если это так, то, значит, она все еще в опасности.

Рука его, поднятая к ключу зажигания, дрожала, и он вновь опустил ее. Он открыл окно, чтобы впустить в машину свежий воздух, откинулся назад и вновь взглянул на окна ее квартиры. Они оставались темными. Прошла минута, другая… Свет не зажигался. Внутри у него что-то противно сжалось. То же самое ощущение, какое он испытывал, думая о том, что она в опасности. Именно это ощущение несколько часов назад заставило его сесть в машину и гнать, не думая об ограничении скорости, а потом несколько часов, чуть не до самого утра, протирать пятки возле ее дома.

Да нет, все это ерунда! Нельзя больше клевать на ее приманки!

Он подался вперед и включил зажигание. Но не удержался и вновь посмотрел наверх.

Свет у нее все еще не горел, но это, скорее всего, ничего не значило, кроме того, что она стоит в темноте за шторами и наслаждается его растерянностью. Просто коварно выжидает, надеясь, что темнота ее окон спровоцирует его на новые подвиги, на то, что он выскочит из машины и снова как идиот бросится на помощь взбалмошной актрисе, которой ничто не угрожает.

И все же он никак не мог заставить себя уехать и оставить ее одну, в темноте, хотя и понимал, что бросаться сейчас к дому, звонить в дверь, а потом объяснять, что он просто хотел убедиться, что с ней все в порядке, – значит опять поставить себя в глупое положение.

Что с ним творится? На кой черт он все еще торчит здесь? С ее новыми замками любому взломщику пришлось бы столь долго возиться, что вряд ли он, опасаясь быть схваченным, пошел бы на такой риск. Да и охранная сигнализация достаточно надежна, он бы услышал ее оглушительный звук, если бы там в самом деле что-то случилось. И потом, ведь он снабдил ее прибором тревожного оповещения, посоветовав всегда держать под рукой. Впрочем, она вполне могла забыть его на гримерном столике.

Вдруг неожиданно для себя Мак нервно рассмеялся – ему в голову пришла простая мысль. Она могла забыть новый код охранной сигнализации. И вот она стоит теперь у дверей квартиры, пытаясь вспомнить цифры и зная, что если она ошибется, то перебудит сиреной всю улицу, а вдобавок еще и полиция примчится. Право же, она заслужила того, чтобы оставить ее сейчас в дурацком положении.

Но он так не поступил.

Напротив, вышел из машины, пересек улицу, подошел к парадной двери и позвонил.

Ответа не последовало. Прошла минута, другая. Мак нахмурился. Вот это уже странно. Даже если она вошла в квартиру, то наверняка должна знать, что это звонит он. А она определенно не упустила бы возможности еще раз поиздеваться над ним.

Но какой-то необъяснимый инстинкт подсказывал ему, что опасность где-то рядом. У него даже волосы на голове зашевелились. Тот же самый инстинкт, который не раз бросал его на землю за секунду до снайперской пули, летящей ему прямо в голову…

Мак вновь нажал на кнопку звонка и не отпускал ее, пока не досчитал до пяти. Когда опять никто не ответил, он уже всем существом чувствовал, что инстинкт его не обманывает:

– Клаудия! – крикнул он. – Клаудия!

Он барабанил в дверь кулаком, звонил в звонок, непрестанно выкрикивая ее имя. По всей улице в окнах начали зажигаться огни. Он отступил назад и посмот-рел на ее окна. Там все так же не было никаких признаков жизни.

– Клаудия!

В его голосе звучало такое отчаяние, которое он и сам слышал. Вернувшись к подъезду, он снова замолотил в дверь кулаками. На этот раз он услышал, что дверь отпирают, и вот наконец она открылась. Там стояла Клаудия, бессильно припав к косяку, губы ее шевелились, но не издавали ни звука. Безмолвие нарушалось лишь ее прерывистым дыханием, казалось, что она вот-вот задохнется. И в свете уличного фонаря он увидел, что по ее влажным волосам и лицу что-то стекает, и это что-то было одного цвета с ее платьем.

– Вот теперь, мистер Макинтайр, можете зайти. Мисс Бьюмонт о вас только что спрашивала.

Облегчение, которое он испытал, осознав, что она заговорила, было подобно пробуждению к новой жизни. Он выскочил из комнаты ожидания, куда его ввергла бойкая на язык сиделка, сказавшая, что тут он может торчать, если ему угодно, хоть до завтра. Ждать пришлось не более часа, но этот час показался ему вечностью. Он позвонил Люку, и тот обещал разыскать Эдварда Бьюмонт а и сообщить ему о случившемся, но после этого звонка ему решительно нечем было занять себя, разве что вновь и вновь перебирать подробности этой ужасной ночи.

– Как она?

– Ну как… Сонная муха, да и только. Пришлось докторам дать ей сильное успокоительное. Так что если вы, мистер, собрались поболтать с ней о том о сем, не мешкайте, она вот-вот опять заснет.

Клаудия лежала на постели, одну сторону ее лица и часть шеи покрывали жуткие, слегка выпуклые красные пятна, а прекрасные волосы с той же стороны были выстрижены какими-то невообразимыми клиньями.

Она так спокойно лежала, что сначала показалась ему спящей, но, заслышав его шаги, слегка повернула голову, открыла глаза и вяло пробормотала:

– Габриел? Я и не надеялась, что вы останетесь.

Очнувшись и припомнив все пережитые ужасы, она действительно думала, что после безобразной сцены у парадного он уехал, оставив ее одну. Хорошо, а почему бы и нет? Разве он не покидал ее прежде, когда она нуждалась в нем больше всего?

– Я хотела поблагодарить вас.

– Меня? За что?

– Что вы остались, – прошептала она.

– Но рядом с вами меня, увы, не оказалось.

Да, если бы он находился рядом с ней, всего этого ужаса могло бы и не случиться.

Она приподнялась и тоненькой своей ручкой взяла его за руку.

– Но ведь вы же остались. Если бы вы не позвонили в дверь и я не обернулась бы на звонок, краска залила бы мне все лицо. Страшно подумать. Глаза, нос, рот. Глаза… Тогда все было бы в сто раз хуже.

Если это так, то ей действительно повезло. Им обоим повезло.

– Вы кого-нибудь видели?

– Нет. – Она непроизвольно зевнула. – Я сидела на верхней ступеньке лестницы, стараясь вспомнить новый код сигнализации. Это кошмар! Я так устала, что голова совсем не работала, и я никак не могла вспомнить, пять семь или семь пять, и с ужасом думала, что если ошибусь, то перебужу всю улицу. – Она приподняла руки в жесте полной безнадежности. – Представляете, положеньице? В конце концов я решила, что надо набирать семь пять.

– Правильно пять семь.

– Ох, ну вот! Видите? У меня всю жизнь проблемы с цифрами и номерами. Потому-то я и выбрала для кода свой день рождения.

– Так делает большинство людей.

– Ну, что было, то было. И только я встала со ступеньки и шагнула к дверям, как услышала звонок. Я знала, что это вы, и такое облегчение испытала. Вы не представляете. Потом повернулась, чтобы пойти вниз, и услышала, что кто-то у меня за спиной. – Ее глаза потемнели от страшного воспоминания. – Я… я в первую секунду подумала, что это кислота.

– Это была всего лишь краска, – быстро проговорил он.

Красная краска. Он сам в первую, такую страшную секунду подумал, что это кровь. Склонившись над ней, он отвел у нее со лба пряди волос.

– Через день-два вы будете как новенькая.

– Чего не скажешь про мои волосы. – Веки ее отяжелели, она с трудом удерживала глаза открытыми. – Я ни разу не носила короткой стрижки. Мать мне внушила, что я никогда не должна стричься.

– Они опять отрастут, – утешил он ее голосом, сдавленным от переполнявших его чувств. – Клаудия, почему вы так поступили? Почему сказали, что вся эта история с платьем и рестораном всего лишь мистификация?

Но она уже уплывала от него, влекомая действием сильного снотворного. Он смотрел на эту измученную женщину, терзаемый угрызениями совести и ощущением, что теряет ее, ведь все случилось по его вине.

– Ну что? Заснула она? – спросила сиделка, заглянув минут через десять в дверь палаты.

– Задремала.

– Вот и ладно. А вам самому, случаем, не надо малость вздремнуть? Видок-то у вас еще тот. Так что отправляйтесь-ка, молодой человек, отдыхать. Что вам здесь без толку топтаться? Она теперь долго проспит, нечего ее беспокоить.

– Я останусь.

Нет, он не выйдет из этой палаты и не покинет больницу, пока не убедится, что с Клаудией все в порядке.

– Ну, если так, хоть присядьте, а не то упадете.

В палате имелся стул, Мак взял его и поставил так, чтобы он находился между кроватью, на которой лежала Клаудия, и дверью, и только тогда уселся на него. Сиделка, с любопытством наблюдая за этими маневрами, не преминула съязвить:

– Что, опасаетесь, как бы кто не пришел докрашивать?

И как бы кто не наплел лишних басен.

– Все может быть, – ответил он, повернувшись к сиделке. – А вдруг окажется, что и у вас в «скорой помощи» водятся маляры-любители. Да, кстати, любезнейшая, на тот случай, если среди ваших коллег имеются охотники почесать язык, передайте им, что я лично займусь каждым, и пусть не сомневаются, у меня достаточно возможностей, чтобы заткнуть любой рот. Дело, сами понимаете, такого рода, что в рекламе оно не нуждается.

– Вот и правильно, мистер! Нечего им болтать! Будьте уверены, я все им так и передам. – В дверях она обернулась и ехидно спросила: – Не желаете ли хлебнуть кофейку, чтобы не проспать неприятеля?

– Нет, спасибо, не беспокойтесь, если понадобится, я могу и вообще не спать. – Заметив недоверчивый взгляд сиделки, он добавил: – И в наркотиках тоже не нуждаюсь, можете не предлагать.

– Да вы, как я погляжу, счастливый человек.

Поверила она или нет, но ему подчас действительно приходилось подолгу обходиться без сна, особенно попадая в такие места, как зона Персидского залива или Босния. На все существуют свои специальные методы и приемы, но рекомендовать их кому-либо Мак поостерегся бы.

Клаудия безмятежно проспала несколько часов. За это время один раз заглянула сиделка, он встрепенулся и походил по комнате, чтобы отогнать накатывающую все-таки сонливость. Ближе к шести Клаудия пошевелилась, и он, прихватив стул, устроился возле кровати. Воспаленные пятна на щеке и шее были яркими и являли сильный контраст с сероватой бледностью остальных участков кожи. Щеки ее осунулись и ввалились, вокруг глаз темнели круги. Он взял ее за руку и в этот момент услышал за спиной подозрительный шум. Он резко обернулся и увидел отца Клаудии, Эдварда Бьюмонта.

– Люк оставил мне на автоответчике сообщение. И час назад, как только я вернулся домой и прослушал запись, сразу же помчался сюда. Гнал, как только мог. Ну, что она?

– Спит.

И Мак отошел немного в сторону, чтобы Эдвард Бьюмонт мог сам убедиться в этом. Отец смотрел на дочь, и лицо его все более мрачнело. Потом он повернулся к Маку.

– Вы Габриел Макинтайр, если не ошибаюсь? – Мак кивнул. – Люк говорил мне о вас.

– Очевидно, он сказал вам и о моем обещании охранять Клаудию. Боюсь, я плохо справился со своими обязанностями.

– Не думаю, что она очень уж облегчила вам выполнение этой задачи. Она никогда ничего не делает легким, ни для себя, ни для кого бы то ни было. Будем знакомы, мистер Макинтайр, я Эдвард Бьюмонт.

С этими словами он протянул руку, мужчины обменялись рукопожатием, с минуту оценивающе приглядываясь друг к другу. Эдвард Бьюмонт, высокий, стройный человек с манерами аристократа, несмотря на ранний час, был элегантно одет, поскольку вообще никогда не появлялся на публике небрежно одетым, небритым или непричесанным. Мак – лет на двадцать моложе, дюйма на три выше, с фигурой, развитой не в пример лучше, но одежду его составляли обычные джинсы и поношенная футболка, а на лице красовалась суточная щетина. Контраст между ними был поразительный, но уважительность, судя по всему, обоюдная.

– Люк вами просто покорен, мистер Макинтайр. Теперь я понимаю почему.

– Ну, сам-то я весьма далек от восхищения собою. Клаудия рисковала получить более серьезные повреждения, и все это исключительно по моей вине.

– Так уж и исключительно?

– Я обидел ее, и она, полагаю, весьма справедливо, послала меня куда подальше и сделала это так убедительно, что я не мог не пойти. Она знала, что бьет в яблочко.

– О! А что я вам говорил?

– Она сказала, что вся эта история с угрозами и прочим придумана отчасти с рекламными целями.

– Она так сказала? И вы ей поверили? – удивленно спросил Эдвард и, не ожидая ответа, без паузы продолжил: – Впрочем, не поймите меня превратно, она-то меня не удивляет. Вот что вы ее обидели, в это как-то не очень верится.

Мак чувствовал себя весьма скованно.

– Я просил ее доверять мне. Но вот сам, к несчастью, не вполне доверял ей.

Эдвард Бьюмонт как-то беспомощно поднял руку, и все его тело при этом малость осело.

– Мистер Макинтайр, вы не должны себя винить.

– Бью? – послышался слабый голос Клаудии.

– Ох, дорогая, мы разбудили тебя! – Эдвард Бьюмонт склонился над дочерью и поцеловал ее в лоб. – Ну, детка? Как ты себя чувствуешь?

– И сама не пойму. Больная. Перепуганная. Мак уловил в голосе Клаудии нотки панического страха и успел перехватить ее руку, которую она подносила к своему лицу.

– Не прикасайтесь!

– Габриел…

Сначала она вцепилась в его руку, потом, немного успокоившись, выпустила ее и бесцветным, ничего не выражающим голосом спросила у озабоченно склонившегося над ней отца:

– Бью, ты сейчас заберешь меня домой?

– Сначала, полагаю, мы должны обсудить это с докторами. Ты пережила жестокий шок. – Он нежно потрепал ее по руке. – Господи, кто же мог сделать такую ужасную вещь?

– У вас на этот счет нет никаких догадок? – спросил у него Мак.

– У меня? – Эдвард Бьюмонт был явно удивлен подобным вопросом. – Да я просто представить себе не могу, кем надо быть, чтобы совершить подобное злодеяние. Просто ума не приложу! Среди наших друзей…

– Папа, – слабым голосом прервала его Клау-дия, – мистер Макинтайр думает, что есть люди, которые ради рекламы готовы пойти на все.

Мак вздрогнул.

– Не будь смешной, детка, – твердо сказал Эдвард. – Но сейчас ясно одно: ты не должна возвращаться в свою квартиру. Я подыщу тебе на пару недель какое-нибудь тихое местечко, или поживи дома, со мной, а еще лучше позвонить Физз, кто, как не она, сможет лучше всего за тобой присмотреть.

– Нет. Физз ничего об этой истории не знает, – решительно проговорила Клаудия. – Она бы слишком расстроилась, а в ее положении, сам понимаешь. И потом, наш злодей, кем бы он ни был, знает, где она живет. Еще не хватало, чтобы и с ней случилось что-нибудь плохое.

Она взглянула на Мака, прося поддержки.

– Я с вами согласен, мисс Бьюмонт, но и ваш отец в какой-то степени прав, во всяком случае по поводу возвращения домой. Вам нельзя туда возвращаться. Не думаю также, что правильно было бы поселиться у кого-то из членов вашей семьи. Вам нужно просто на какое-то время исчезнуть из поля зрения, пока… ну, пока полиция не предпримет меры и не проведет расследование.

– Вы звонили в полицию?

Вопрос Клаудии прозвучал как обвинение.

– Надо – значит надо, Клаудия. Они хотят взять у вас показания сразу же, как только вы поправитесь.

Мак не сомневался, что сейчас она скажет ему, чтобы он шел со своими показаниями куда подальше. Он был готов к этому и даже не винил ее. Но она просто кивнула, и голова ее вновь бессильно упала на подушку. Он крайне смутился. Да и кто бы не смутился? Так резко огорошить ее, когда она и без того не отошла еще от пережитого шока, что не замедлило проявиться новым приливом слабости. Так что теперь он даже и предположить не мог, как она воспримет его следующее сообщение.

– Знаете, Клаудия, у меня есть коттедж. Существуют, правда, кое-какие ограничения с удобствами, но он весьма удачно расположен, там вас никто не найдет. Там вообще никто вас не будет видеть. Так что милости прошу им воспользоваться. Если вы не против, конечно.

– С вашей стороны это весьма великодушно, мистер… – начал было Эдвард, но Клаудия перебила его.

– Габриел, неужели вы не колеблясь способны предложить мне свое гостеприимство? Зная, как много проблем создаю, я, право…

Он знал. Все знал про эти чертовы проблемы. Кому и знать, как не ему? Но был на сто процентов уверен, что, если начнет пресмыкаться перед ней, ему никогда не одолеть ее бойскаутские замашки.

– Мисс Бьюмонт, вы и в самом деле, как говорится в пословице, хорошая заноза в заднице. – Заметив искорку жизни, промелькнувшую в ее глазах и, видимо, означавшую ее возвращение к реальности, он понял, что действует правильно. – Но если вы опять начнете взбрыкивать, то так и знайте, я церемониться не стану, а просто возьму и брошу вас в озеро, уж это я вам обещаю.

– Озеро? – Она даже приподнялась на локте. – Вы хотите сказать, что ваш коттедж имеет собственное озеро? И после этого вы еще говорите о его ограниченных удобствах?

– Ну, не горячитесь, Полагаю, ваше представление об ограниченных удобствах основано исключительно на некомпетентности. Почему бы вам не поехать и самой не посмотреть, что к чему? Если вам там не понравится, я увезу вас оттуда в любую минуту.

– Ладно, поеду посмотрю. Но большего не обещаю.

На какой-то момент их взгляды встретились, и Габриел кивнул.

– Хорошо, не обещайте.

Несколько часов спустя, стоя в каменной кухне коттеджа, который, казалось, пришел в полный упадок от длительного запустения, Клаудия начала сомневаться, что приняла правильное решение.

– Да уж, милый вы мой, я вижу, что вы ничуть не преувеличивали.

– Зато здесь масса возможностей.

– Для чего?

– Тут имеется пара акров земли и озеро. Когда у меня появится свободное время, я займусь этим вплотную.

Она осмотрелась. Каменная раковина со старомодной газовой колонкой над ней и ручным насосом сбоку, что погружало вас чуть не в середину двадцатого столетия, когда воду в ведрах уже не носили, но идея водопровода осуществлялась еще в крайне архаичных формах. Плита явилась из тех же времен, что и газовая колонка, и, хоть тоже была газовой, очертаниями своими подозрительно напоминала печь. Опытному человеку одного взгляда на потолок хватило бы, чтобы догадаться об огромном количестве сожженных здесь свечей; опытный человек подумал бы, что электричество вполне уже могло, в той или иной форме, добраться до этого богом и людьми забытого уголка, но, видно, до этого ни у кого из здешних обитателей не дошли руки. Клаудия, однако, постигала местное ограничение удобств не так быстро.

И все же, чтобы проверить свое первое впечатление, она провела пальцем по кухонной полке и удостоверилась, что слой пыли был таким же толстым, каким казался на вид. Разве в таких местах, подумалось ей, можно готовить пищу?

– Вот этим, – сказала она, предъявляя Габриелу свой запыленный палец, – вы должны заняться вплотную и побыстрее. Мы не можем ждать тех мифических времен, когда у вас появится свободное время. Ну а если у вас с этим ничего не выйдет, то вряд ли вы можете надеяться, что я здесь останусь.

– Зато вас здесь никто не видит. Да уж, в логике ему не откажешь.

– Что правда, то правда, – согласилась она, сдувая пыль с пальца. – А если кто и увидит, то посмотрит-посмотрит и, осознав, куда ему удалось загнать несчастную актрису, удовлетворенно удалится, сочтя, что цель его гнусных деяний достигнута.

– Неужели здесь так плохо?

Клаудия понимала, что не совсем справедлива, но она неважно себя чувствовала, к тому же ее сильно удручал собственный внешний вид, хотя она и пыталась как-то утешиться мыслью, что недели не пройдет, как лицо восстановится, а визит к личному парикмахеру поможет решить проблему, возникшую с волосами.

– Простите, это я виноват, что здесь так пыльно.

Но у меня не было времени заехать сюда перед вашим приездом. Впрочем, ничего страшного в том нет, немного горячей воды, немного мыла – и пыли как не бывало.

– Много горячей воды и много мыла, – поправила его Клаудия, с сомнением взглянув на газовую колонку. Поможет ли эта штука для решения столь грандиозной задачи? – А это откуда взялось? Кажется, кто-то навещал нас?

Она указала на картонную коробку, явно доставленную из бакалеи, водруженную на квадратный выскобленный стол, занимающий центр кухонного пространства.

– Навещали, да. Но не нас, а только меня. Я просил Адель забросить на первое время что-нибудь из еды. Но о том, что вы здесь, она не знает.

– Почему? Вы можете скрывать меня от нее только в том случае, если она и в самом деле виновница всех моих несчастий.

– Перестаньте, Клаудия, она безвылазно сидит дома. Если вы продолжаете в чем-то подозревать ее, то знайте, что она никак не могла оказаться в вашем подъезде с банкой краски. А утаил я ваше присутствие потому, что, хотя мои люди и надежны во всех отношениях, мне хотелось бы, чтобы никто не знал о вашем местонахождении, так вы будете чувствовать себя в большей безопасности.

– Значит, о том, что я здесь, знаем только мы с вами? Вы и я?

– Да, Клаудия. Только вы и я. – Он заглянул в коробку. – Завтра я съезжу и куплю что-нибудь посущественней.

– И оставите меня одну? – Волна паники вмиг захлестнула ее. – Одну? Здесь?

– Ну вот, опять все не так! Но разве озеро не оправдало ваших ожиданий?

– Озеро – это прекрасно. Но коттедж… коттедж…

– Коттедж, увы, с ограниченными удобствами. Они посмотрели друг на друга, и она, заметив в его взгляде нечто, говорящее о приближающейся вспышке раздражения, решила перебраться в первый же пятизвездный отель, который встретится по дороге.

Она гневно повернулась и вышла, открыв дверь в гостиную. Помещение оказалось гораздо более просторным, чем она ожидала, с огромным камином у стены. На каминной полке стоял пыльный, с голубыми и белыми разводами кувшин, из которого торчали пыльные цветы, благополучно умершие в прошлом столетии. Рядом с очагом помещалась корзина с дровами и некоторым количеством пожелтевших газет. Перед камином чинно расположилась пара патриархальных кресел, довольно удобных на вид, стоящих на толстом мохнатом ковре, красноречиво свидетельствовавшем о том, что некогда кто-то пытался создать здесь уют.

Клаудия поежилась. Не то чтобы в комнате было холодно, хотя августовское солнце уже не могло прогреть эти основательные стены, окрашенные, кстати, не в таком уж отдаленном прошлом, но просто дух запустения, царящий здесь, холодил самой своей заброшенностью. У нее возникло ощущение, что обитатели этого дома однажды вышли из него и больше сюда не вернулись.

Габриел появился на пороге гостиной и теперь наблюдал за ней. Он пребывал в страшном напряжении, черты его лица отвердели. Да, он, конечно, предвидел, что то место, куда он завез ее, вряд ли ей понравится. Однако он не знал другого такого же безопасного места. Пока она ходит по дому как брезгливая, избалованная кошка. Но кто скажет, как она поведет себя дальше? И с норовом какого животного можно будет сравнить ее поведение?

– Почему бы вам не развести в камине огонь? – попросила Клаудия, поеживаясь.

– Сначала надо отнести наверх ваш багаж. Габриел открыл дверь, за которой виднелась узкая и крутая лестница, ведущая наверх. Он поднялся первым и на втором этаже открыл другую дверь, подняв облако пыли, после чего вошел в комнату. Клаудия, шедшая следом, чихнула и переступила порог спальни. Спальня, как и гостиная, была декорирована, если так можно сказать, отжившими воспоминаниями. Стены окрашены бледно-желтой, цвета сливочного масла краской, но на окнах висели свежие легкие занавески, а дубовый резной комод с выдвижными ящиками явно представлял из себя антикварную редкость. Все это конечно, могло быть просто очаровательным, если вычистить отсюда пыль, равномерно покрывавшую вес горизонтальные поверхности.

– Кровать гораздо удобнее, чем кажется на вид, – заверил он ее.

– Неужели?

Клаудия рассматривала древнюю латунную кровать без всякого энтузиазма. Спать на ней, наверное, действительно приятнее, чем смотреть на нее. Впрочем, размеры этого сооружения впечатляли, не хватало только огромного королевского балдахина с витающими по углам ангелочками.

– Простыни и наволочки вы найдете в комоде Кстати, неплохо бы застелить постель сейчас, пока еще не стемнело, – посоветовал он. – Я по собственному опыту знаю, что, когда простыни застилаешь вечером, свечи, как правило, гаснут.

– Свечи… – отрешенно повторила она. Помолчав, заговорила вновь:

– Боюсь, конечно, своим нетактичным вопросом задеть ваши чувства владельца усадьбы, но не хотите ли вы сказать, что у вас не найдется даже примитивной масляной лампы? Я уж не рискую спросить об элементарном электричестве.

– Скоро тут будет и электричество. А чувств моих, смею заверить, вы не задели. Вообще-то электричество сюда подведено, но я все никак не соберусь подключиться к нему.

Клаудия не сразу освоилась с мыслью о новом ограничении удобств. Поначалу она удивилась только тому, что он говорит о каком-то подсоединении. Взял бы и давно уж подсоединил, что там требуется, чем таскаться за ней по комнатам. Но он, будто угадав течение ее мыслей, добавил следующую порцию неприятных новостей.

– Боюсь, что это займет некоторое время. – Он помолчал, а потом меланхолично пояснил свою мысль: – Впрочем, работы тут много не потребуется, надо только вкопать несколько столбов от электролинии, которая находится примерно в полумиле от дома.

– Вы что, сами будете их копать? Киркой и лопатой? – уныло спросила она, а себе задала безнадежно неразрешимый вопрос из забытого учебника: сколько столбов нужно вкопать на половине мили и за какое примерно время?

– Наверное, вы страшно удивитесь, но существует возможность нанять для копки что-нибудь механическое. – Он выдержал острожную паузу, но, поскольку она ничего не ответила, договорил: – Да вы не волнуйтесь, у нас тут целая прорва свечей.

– Ну, сидеть при свечах… Впрочем, в этом определенно есть свое очарование. – Клаудия уже поняла, что ей придется смириться с тем, что уединенные земли имеют свои недостатки. – Скажите, а ванная у вас здесь есть? – Этот вопрос она задала уже совершенно безнадежно.

– Зависит от того, какой смысл вы вкладываете в понятие «ванная».

– Я в него, мистер, вкладываю прямой смысл. Это то место, где можно совершить омовение.

– Внизу есть уборная и там же находится ванна, соединенная с газовой колонкой; все эти вещи определенно стоят в очереди на усовершенствование, а по-ка… – Помолчав, он все так же меланхолично заметил: – Впрочем, в качестве вещей первой необходимости оба эти предмета вполне комфортабельны.

От дальнейших вопросов Клаудия воздержалась, поскольку своевременно заметила разгорающееся в синих глазах раздражение. Но было и еще кое-что, основательно занимавшее ее.

– Вы ведь обычно ночуете в этой комнате? – спросила она, вопросительно взглянув на вторую дверь.

– Нет. – Он не совсем точно понял смысл вопроса, решив, что ее злит его присутствие. – Эта спальня давно пустует. Но вы ни о чем не беспокойтесь, я возьму спальный мешок и переночую внизу.

Ах вот оно что, подумала Клаудия, собрался ночевать возле камина. Да, это кажется много привлекательнее, чем спать на пружинном матрасе старомодной латунной кровати. Она чуть было не попросила его поменяться местами, но вовремя удержалась. Чем меньше свежих идей, тем лучше.

– Пойду немного приберусь на кухне, – сказал он. – А потом мы поужинаем.

– Я пойду с вами. Наверняка у вас найдется веник и тряпка. Я не могу спать в такой пыли. – Он замер, перекрыв выход к лестнице, и уставился на нее. – В чем дело, Габриел? – спросила она, наткнувшись на него в полном смысле этого слова.

– Простите, мне бы надо было попросить Адель организовать здесь уборку. Но я этого не сделал.

– Но разве это не возбудило бы ее подозрений в том, что вы здесь будете не один? Мне как-то трудно представить себе, что Адель получит большое удовольствие от мысли, что она проводит очистительные мероприятия для меня.

– Ну, сама она убираться не стала бы. Послала бы Тони. – Он чуть было не улыбнулся при этих своих словах. – Оставайтесь здесь. Я пойду и принесу вам все, что надо.

– Я не инвалид. – начала было она, но он уже находился на середине узкой лестницы, и она не стала затевать нового спора.

Вместо этого она подошла к небольшому окну, находящемуся под низким козырьком крыши. Комната выходила на юго-запад, и все доступное глазу пространство озарялось косыми лучами предзакатного солнца. В мертвом пространстве между рамами лежали мертвые тельца насекомых, непонятно как туда попавшие. Она открыла первую раму, затем вторую. Обе поддались не сразу, ей пришлось пару раз стукнуть здесь и там ладонью, и вот наконец с треском и каким-то глухим ропотом, будто не хотели покоряться ее желанию, рамы все же открылись. Солнце, отразившись в стекле, отбросило на стены новые блики, и это как-то оживило комнату. А главное, в омертвелое пространство заброшенного жилья вошел свежий воздух раннего вечера, напоенный медовым запахом жимолости и… неужели? Да! Ароматом роз! Клаудия выглянула в окно. Внизу, у самой стены дома, она увидела несколько розовых кустов. Но все заглушала жимолость, чей аромат и донесся до нее первым.

Легкие занавески в бледно-желтую полоску слегка волновались от ветерка. Свеженькие и прелестные, они прекрасно подходили для спальни такого коттеджа. В этой комнате не хватало одного, ее надо убрать желтыми розами. Она вспомнила о кувшине с мертвыми цветами внизу и подумала о женщине, которая некогда собрала их и поставила в вазу. Это могла быть жена Габриела. Да, это могла быть Дженни Кэллин-дер. И сразу что-то всколыхнулось в ее памяти. Трагедия. Была какая-то трагедия. Что-то более страшное, чем сама ее смерть.

ГЛАВА 13

– Ну как, осваиваетесь помаленьку?

Клаудия от испуга даже подскочила, так близко прозвучал голос Мака. Да уж, если она и осваивалась, то в доме, переполненном его мыслями и чувствами. Позволив себе погрузиться в размышления о разыгравшейся здесь трагедии, она совершенно забыла о реальности, в которой находилась сейчас, в эту минуту. Но, тотчас осознав самое себя, ядовито спросила:

– Очевидно, мистер, я должна была спросить у вас разрешение открыть окно?

Он промолчал. Видимо, счел, что такие вопросы не нуждаются в ответах. А может, просто был потрясен видом из окна.

Солнце садилось, окрашивая в нежно-розовые и палевые оттенки жемчужно-серые небеса. И все это роскошество отражалось в воде небольшого озера, на фоне которого силуэтом темнел поросший тростником ближний берег, находящийся в какой-нибудь сотне футов от коттеджа. Наверное, он много раз созерцал этот пейзаж, стоя здесь, у окна, и обнимая за плечи любимую женщину. Представить эту картину было совсем не сложно. Руки их сплелись в нежном любовном пожатии, они любуются прелестным закатом и обсуждают планы обустройства коттеджа, мечтают о будущих радостях.

Искоса взглянув на Мака, Клаудия была потрясена его бесстрастием. Хорошо, а что она ожидала увидеть? Он не тот человек, у которого все на лице написано, и не тот, который будет плакаться тебе в жилетку.

– Красивое озеро, – сказала она деловито, просто констатируя очевидный факт, как сказал бы покупатель, не желающий выказывать излишнюю заинтересованность в присутствии агента по продаже недвижимости.

– Мне нравится, – согласился он просто и естественно, без излишнего драматизма. – Оно, правда, искусственного происхождения, здесь когда-то добывали гравий. В этих местах полно таких озер. Большинство из них прибрали к рукам водно-спортивные клубы и отели. Но это, к счастью, никого не заинтересовало, поскольку не так велико по размерам.

– А там что такое? Отель?

Вдали, на холме, рядом с небольшим перелеском, виднелась кровля и башенки огромного, судя по всему, здания.

– Нет. Это Пинкнейское аббатство.

– Аббатство?

– Оно заброшено чуть ли не с шестнадцатого века, и от основного строения мало что осталось. Все здесь вокруг принадлежит поместью, даже аэродром. Отсюда не видно, но на другой стороне озера есть дом.

– И кто там живет?

– Сейчас никто. У владельца возникли проблемы с налогом на наследство. Ну и пришлось ему все распродать.

– И он продал вам этот коттедж и озеро, которое оказалось слишком мало для чего-то другого? – Поскольку он промолчал, она, повернувшись к нему, спросила: – И что вы собираетесь со всем этим делать?

– Ну, что делать… А вы считаете, что я должен с этим что-то делать? Просто живу здесь. – Она вопросительно подняла брови, провоцируя его на объяснение. – Вернее, буду жить. Какое-то время мне не хотелось сюда приезжать.

Да, она ошибалась насчет его бесчувствия. Чувства были, и, как видно, не шуточные. Очевидно, что-то здесь произошло, но память о том погребена в его душе слишком глубоко.

– Знаете, я ведь имела в виду озеро, а не что-нибудь еще.

– Озеро? – Он сердился, но явно не на нее. А на что, объяснять не хотел. – Когда жарко, я в нем плаваю. Кстати, там вроде и рыба водится. Но в основном я предоставляю его птицам. – В тот момент, когда он говорил это, пара лебедей, выгнув шеи, скользила по водной глади, оставляя за собой расширяющийся след, – Вы не находите, что они гораздо лучше здесь смотрятся, чем толстые тетки в мокрых купальниках, с визгом несущиеся на водных лыжах? В этих птичках не в пример больше грации и совершенства. Ну вот, Клаудия, смотрите, что я для вас нашел. – И он предъявил ей тряпку и пульверизатор, заполненный водой. – Вы знаете, как этим пользоваться?

Напряжение, которое ощущалось почти физически, сразу же ослабло, стоило им перейти к делам более прозаичным.

– Думаю, справлюсь, – заверила она его. – А как насчет веника? Надо бы сначала подмести пол, а то пыль опять уляжется на прежние места.

– Вы думаете? Ох, Клаудия, разве я мог предположить, что вы и в домашнем хозяйстве знаете толк. Я считал, что для вас это дело тайна за семью печатями.

– Ну, в жизни, может, и тайна, но кое-что я все-таки знаю. Не угадаете откуда. – Помолчав, она созналась: – Я как-то играла горничную в пьесе по готическому роману ужасов. – Она огляделась вокруг. – У меня такое впечатление, что этот опыт именно здесь мне и пригодится.

Клаудия надеялась вызвать его улыбку, но эффект получился обратный. Он поднял руки и медленно провел ладонями ото лба к затылку.

– Простите меня, Клаудия. Я идиот. Совсем не подумал, сколько пыли скопилось здесь за время моего отсутствия.

– Было бы из-за чего огорчаться. Ничего страшного.

Она невольно дружеским жестом коснулась его руки, и пальцы ее ощутили, как горяча и суха его кожа. Опустив взгляд, она увидела прекрасные линии этой руки, а темные волоски, наползающие на тыльную сторону ладони, на ощупь показались ей совершенно шелковыми.

– Вряд ли я помру от такой простой домашней работы, как удаление пыли.

Неужели это произнесла она? И не просто произнесла, а произнесла очень уверенно. Это ее приободрило до такой степени, что она готова была и сама в это поверить.

– Надеюсь, что не помрете, – согласился он. – Ну, я пойду и тоже займусь по хозяйству. А веник вы найдете за дверью, на лестнице.

Вдруг ей страшно захотелось пойти за ним и, взяв веник, отходить его сим предметом по спине. Но она мудро воздержалась от столь безрассудного поступка.

Раскрыв сумку, она отыскала шарфик, заботливо подложенный туда Мелани, которая мудро рассудила, что в какой-то момент ей захочется прикрыть свои изувеченные волосы. Если бы Клаудия сказала ей, что шарфик она повяжет в стиле добросердечных хлопотливых тетушек, Мелани никогда бы в это не поверила. Да что Мелани! Полчаса назад и сама Клаудия в это не поверила бы.

На комоде стояло зеркало, и она начала с него, усердно протерев его тряпкой, чтобы посмотреть на себя в новом облике.

Клаудии всегда, с самого раннего детства, говорили, что она красива. Ее волосы каждое утро тщательно и подолгу расчесывали, потому они были ухоженными и блестящими. В те далекие детские годы она так хотела походить на свою красивую мамочку, что никогда не выражала недовольства, хотя ничего приятного в столь утомительных процедурах не находила. После длительного расчесывания волосы подвергались дополнительной полировке с помощью куска натурального шелка, и только после этого девочке дозволялось являться на глаза матери, которая никогда не вставала раньше полудня. Иногда она позволяла дочке посидеть у нее на кровати и собственноручно расчесывала ей волосы, вновь и вновь внушая ей, что отрезать такие роскошные волосы просто преступление, и заклиная ее никогда этого не делать.

Когда Клаудия подросла, ее детские грезы малость потускнели, однако волосы она никогда не стригла коротко. Но вот врач, оказывавший ей первую помощь после происшествия с краской, вовсе не думал в тот момент о косметическом аспекте. Ее кожа и всегда была чрезмерно чувствительной, а уж на краску ответила таким раздражением, что он, увидев ее, первым делом распорядился, чтобы медсестра немедленно срезала все волосы, на которые эта краска попала. Бедная девушка так сокрушалась, что Клаудии еще пришлось утешать ее, говоря, что это не имеет никакого значения. Ничего себе!

И вот теперь, растерянно глядя в зеркало, она насилу решилась поднять руку и прикоснуться к волосам. Космы, которые остались после того, как были острижены испорченные краской пряди, казались ее руке чем-то очень странным и чужим, и, хотя с другой стороны ее роскошная грива сохранилась неприкосновенной, это, естественно, положения не спасало.

Вдруг она почувствовала себя очень несчастной. Если бы у нее под рукой оказались сейчас ножницы, она отрезала бы и все остальное. Но поскольку ножниц не было, она просто обмотала все это – и красоту и безобразие – шарфиком, открыв воспаленное лицо, которое никаким шарфиком не прикроешь.

Вся ее жизнь, в большом и малом, была сконцентрирована на том, как она выглядит. Это являлось неотъемлемой частью профессии. Никто, кроме, пожалуй, членов ее семьи, никогда не видел ее растрепанной, небрежно одетой. С минуту еще она смотрела на свое отражение, удивляясь тому, что теперь ей придется жить с такой внешностью. И вдруг ей подумалось: а как бы она себя чувствовала, если бы пришлось жить с этим до конца дней, как прожила остаток своей жизни ее мать, изуродованная безобразными шрамами? Неужели она тоже превратилась бы в монстра?

Почему вопросов всегда больше, чем ответов, спрашивала она себя, отвернувшись от зеркала и осматриваясь. К примеру, долго ли еще она будет предаваться бесплодным размышлениям, впустую тратя время, когда дел здесь невпроворот?

Все, довольно! За работу!

Она подметала, сметала пыль и полировала, кашляя и чихая и сама превращаясь в огромный кокон пыли, пока не вспомнила, что сначала надо было все увлажнить из пульверизатора. Но так или иначе, а с пылью она в конце концов справилась, после чего обратила свое внимание на постель. Достав простыни и наволочки, она застелила ее, а сверху положила легкое одеяло в желто-белую полоску, в тон занавескам, хотя к тому времени уже так сильно стемнело, что цвета и оттенки стали почти неразличимы.

На лестнице было гораздо темнее. Но в гостиной Габриел зажег полдюжины свечей, и их легкий трепетный свет в сочетании с языками пламени, задорно скачущими по дровам в камине, оттеснил свисающие паутины в темные углы, образовав небольшое пространство, свободное от пыли и всякой нечисти. Распахнутое окно являло вид темнеющей поверхности озера и впускало в комнату свежий вечерний воздух. До слуха ее доносился беспокойный шелест воды, когда на нее садились птицы, готовясь ко сну, и лишь один черный дрозд своим бормотанием давал знать, что он здесь единственный недреманный страж. Казалось бы, идиллия. Но нет, все это пробуждало в ней только легкую грусть.

Вдруг обоняние Клаудии уловило соблазнительные ароматы стряпни, расползающиеся по всему дому, и, почувствовав, как страшно проголодалась, она направилась на кухню.

Габриел, как видно, не тратил времени даром. Все поверхности блистали чистотой, а хозяин коттеджа сосредоточенно и даже как-то увлеченно занимался стряпней, попутно доставая с полок тарелки. Сцена навевала образ домашнего уюта, а сами они могли показаться степенной супружеской четой, но Клаудия не поддалась этим чарам. Они не дома, не супружеская чета, а просто гонимые недоброй чужой волей путники, вынужденные здесь укрываться и терпеть друг друга, причем ее к тому побудил страх, а его – чувство вины.

Клаудия не издала ни звука, однако, ощутив ее присутствие, он обернулся, и образ уюта тотчас испарился. Черты его лица в мерцающем свете свечей стали резче, выражение лица раздраженнее, а напряженность тела таила в себе некую угрозу. Она подумала, что надо как-то успокоить его, но этого не понадобилось. Увидев, что в дверном проеме появилась его гостья, а не кто-то опасный для цее, он и сам тотчас успокоился, перевел дыхание, и она решила, что не стоит больше бесшумно появляться у него за спиной. Надо бы завести свисток, чтобы уже издали давать ему знать о своем приближении. При этой мысли она усмехнулась.

– Я смотрю, вы тут времени зря не тратили.

– Так же, как и вы. – Критически осмотрев ее, он добавил: – Вижу, спальня вполне очищена, поскольку вся пыль теперь на вас.

– Кто же знал, что так получится? – сказала она, всем своим видом выказывая удивление. – Конечно, когда я играла горничную, они не усыпали сцену натуральной пылью, поэтому и опыт мой оказался недействительным.

– Но на сцене, надеюсь, вам удалось передать достоверность грязи?

– Да нет, пожалуй, мне не хватало натуральной паутины и пульверизатора, которым я забывала воспользоваться. Разве актерской игрой все это передашь?

Он посмотрел на нее несколько растерянно, не совсем понимая, дурачит она его или нет, но все-таки радуясь, что она успокоилась и ведет себя вполне миролюбиво.

– Куда это убрать? – спросила она, показывая на уборочный инвентарь.

– Там, под лестницей, есть специальный шкаф. Она отправилась по указанному адресу, ожидая увидеть какое-то ужасное место, переполненное ненужным хламом и пауками. Но вместо этого увидела обычный шкаф, на чистых полках которого довольно аккуратно располагались всякие предметы и материалы, потребные для ведения домашнего хозяйства. Еще там стояло несколько банок с краской, в основном даже не вскрытых, и унылый пучок малярных кистей, засунутых в банку, где раньше, очевидно, был растворитель, давно уже испарившийся. Она быстро закрыла дверцу.

– Я бы с удовольствием вымыла перед ужином руки.

Он показал ей на дверь. Открыв ее, она пришла в замешательство, увидев несколько ступеней, ведущих вниз, в темное пространство кладовой или чего-то в этом роде.

– Это черный ход, – услышала она голос Мака. – Вам нужна следующая дверь.

– Снаружи?

– Боюсь, что так. Надо бы проделать дверь из кухни, но стены здесь такие основательные. Вообще-то, я собирался этим заняться, но…

Он внезапно замолчал и, отвернувшись, уставился в раковину.

– Да, замыслы были неплохие, – сказала Клаудия, будто ничего не заметив. Она чувствовала, что он не заговорит, а потому решила как-то отвлечь его от невеселых мыслей. – Этот коттедж можно превратить просто в игрушку.

Нет, не помогло. Он не поддержал разговора. Она понимала, что при подобных обстоятельствах ее поведение может показаться нетактичным. Возможно, она избрала не совсем верный способ помочь ему? Но что еще тут придумаешь? Ведь и уборка с той сноровкой, которую она умудрилась проявить, стараясь выказать ему свою уступчивость, тоже была попыткой отвлечь его от невеселых мыслей.

– Габриел. – заговорила она. Но он явно не хотел ее слушать.

– Вам понадобится вот это, – сказал он, прервав ее и снимая тяжелый факел со стены возле двери.

Какую-то долю секунды она колебалась, ей действительно хотелось его поддержать, вызвать на разговор, выслушать, если так ему будет легче. Но лицо его было ясно и невозмутимо, так что ей пришлось взять предлагаемый факел. Осмотрев его, она пробормотала:

– Выглядит не очень современно, не так ли? Услышав в ее голосе немного дразнящие нотки, Габриел несколько расслабился.

– Если хотите, можете взять свечу. Но я по собственному опыту знаю, что они всегда гаснут в самый неподходящий момент.

Вопреки своим опасениям, Клаудия обнаружила, что удобства были современными, а вода – горячей. Пауки отсутствовали – она, во всяком случае, не увидела ни одного, – и Габриел повесил здесь чистое полотенце. Факел ярко озарял все помещение, но не могла же она держать его и одновременно мыться. Отыскав специальное приспособление, она вставила в него свой светоч. Ее тень скользнула по стене, она огляделась и почти зримо увидела другие тени, бывшие здесь до нее. Но, тряхнув головой, она откинула непрошеные мысли, стянула с себя одежду и приняла душ. Лицо ее горело, но она наконец была чистой.

– Ну как вам? По-моему, там не так уж плохо? – спросил он, возвращая факел на место и подавая ей кухонное полотенце, чтобы она вытирала перемываемые им тарелки.

– Ох, освежиться всегда приятно, а уж после такой уборки. Какой аппетитный запах! Уж не варите ли вы картошку в мундире?

– Вот именно. А к ней имеются охотничьи колбаски. – Он взглянул на нее вопросительно. – Впрочем, может, вы не едите их?

– Не часто. Но я давно не ела утешительной еды, так что настало время побаловать себя, тем более что я это заслужила.

Когда Габриел передавал ей очередную тарелку, руки их соприкоснулись. Это было как удар током, ее обдало жаром, и ей оставалось только радоваться, что электричество сюда не дошло, поскольку при свете свечей вспыхнувших щек не было видно. А он убрал свою руку так осторожно, будто соприкоснулся с чем-то неведомым. Ей показалось, что она понимает его ощущения.

– Утешительная еда? – рассеянно спросил он. Уставившись в сухую тарелку, которую она все еще продолжала вытирать, Клаудия заговорила:

– Знаете, это такая еда, которую опытные и добрые няньки дают вам, чтобы немного утешить, скрасить, так сказать, унылое существование. Когда, например, каникулы кончаются, а завтра вам в школу. Или когда вы замерзли, пришли с улицы и вас убивает мысль, что сейчас вам подадут холодную рыбу с зеленью. Не важно, что вам часто внушали, что это очень полезная и здоровая еда, которая пойдет на пользу, вы все равно знаете, что она не полезет вам в рот. Или когда вы просто нуждаетесь в обыкновенной, пусть и маленькой, радости, потому что…

Потому что у вашей матушки сегодня плохое настроение. Или кто-нибудь выльет на вас банку краски.

– Ох, я понял, утешительная еда. Вы имеете в виду поджаристый намасленный тост или сандвичи с яичницей и…

– Кто? Я? – прервала она его, пока он не слишком увлекся. – Нет, я не это имела в виду. Никаких сандвичей с яичницей. Это исключено.

Его зубы блеснули в довольной улыбке.

– Да вы просто не знаете, чего вы лишились! И много у вас было нянек?

– Чего другого, а в этом недостатка я не испытывала.

– Вам и сейчас не повредила бы парочка, – весело заверил он ее, но тут же погрузился в задумчивость. – Нет, так воспитывать детей не годится. Ваш отец с этим явно переборщил.

Большинство людей не сомневались, что у нее было идеальное детство. И он, как видно, думает то же самое.

– Переборщил, говорите? – Она пожала плечами. – Согласитесь, что это лучше, чем недоборщить. Передо мной маячила перспектива обучения в заграничной школе. Вы платите свои денежки, и вашего дитятю на какое-то время смывает с глаз долой.

Ее мать хотела отослать ее из дому, когда ей едва исполнилось восемь лет. Бью резко воспротивился этому, но мать умела настоять на своем. Настояла бы я на этот раз, но тут с ней произошел несчастный случай, и о заграничной школе на время забыли. От восьмилетнего ребенка ничего не утаишь. Возможно, по здравом размышлении их отец поступил бы гораздо мудрее, если бы удалил дочек из дому до того, как туда привезли из больницы их мать, но он так не сделал. На какое-то – достаточно, кстати, длительное – время он погрузился в свой собственный мрачный кошмар, так что они с Физз стали для него лишними; для девочки не оказалось ролей в инсценировке последней драмы, поставленной им для знаменитой актрисы Элен Френч. А спектакль должен был продолжаться во что бы то ни стало. И он был добросовестно отыгран до самого конца, до финальной сцены погребения главной героини.

Руки Клаудии задрожали, и блюдце, которое она вытирала, выскользнуло. Мак быстрым движением перехватил злосчастное блюдце, и их пальцы, руки и плечи соприкоснулись.

– Мы что, собрались перемыть все содержимое кухни? – спросила она, лишь бы что-то сказать, и отшатнулась, оставив его с пойманным блюдцем в руках.

– Ну, и ночи не хватит. Я просто подумал, не можем же мы вкушать наш честно заработанный ужин из запыленной посуды, тем более что и вода горячая есть. – Он забрал у нее влажное полотенце и повесил его сушиться. – Кстати, ужин не грозит слишком уж затянуться. Может, вы хотите выпить? Здесь где-то была бутылка вина.

Не дожидаясь ответа, он вынул из гнезда факел и спустился в кладовку. Через минуту вернулся с двумя бутылками, которые в тепле кухни сразу покрылись испариной.

Протянув руку, она с любопытством прикоснулась к одной из них. Действительно, холодная.

– Все удовольствия цивилизации, несмотря на отсутствие электричества.

– Цивилизация вряд ли отказывала себе в удовольствиях до того, как появилась государственная энергосистема и изобрели холодильники. В Италии еще в шестнадцатом веке делали мороженое. Я не уверен, что смогу вам подать сегодня мороженое, но с охлажденным в глубоком подвале вином проблем нет. Вам красного или белого?

– Белого, пожалуй.

Он откупорил бутылку, наполнил два бокала и один передал ей.

– За что выпьем?

Клаудия всмотрелась в глубину бокала.

– Почему вы все это делаете, Габриел? – Она подняла тяжелые веки и посмотрела на него. – Почему возитесь со мной, создавая себе столько трудностей, когда мы оба понимаем… Я, во всяком случае, понимаю, что вы не уверены, стою ли я хотя бы пары минут вашего времени?

– Разве я вам это говорил?

– Вы вообще ничего не говорите, но зато очень громко думаете. – В воздухе возникло такое напряжение, что затрепетали язычки свечей. – Все время говорю я одна, даже слишком много говорю. Впрочем, ведь я существо, имеющее репутацию легкомысленного человека.

– Ну, возможно, этот стиль поведения вам нравится, потому что вас не особенно занимает, что люди о вас подумают. Не важно, ошибаются они или нет, вам все равно. – Он указал на дверь. – Знаете, ужин не поспеет быстрее, если за его приготовлением пристально следить. Может, устроимся поудобнее?

Клаудия безмолвно переместилась в гостиную, скинула туфли и с ногами забралась в одно из кресел В камине, выбрасывая искры, потрескивало горящее дерево, но языки пламени давали более света, нежели тепла. Да тепла и без того хватало.

Она молча наблюдала, как он усаживается напротив нее, скрестив длинные ноги, которые заняли все пространство между их креслами. Когда он устроился, глаза их оказались на одном уровне, и ей не приходилось теперь смотреть на него снизу вверх, но заглянуть ему в глаза ей что-то мешало. Габриел задумчиво смотрел на перебегающие по дереву язычки пламени.

– Ну? – тихо напомнила она о своем присутствии и о том, что он так и не ответил на ее вопрос.

Он не стал делать вид, что не понимает, о чем она толкует.

– Я уже говорил вам, это дело касается и меня.

– Вы пошли на все эти трудности просто потому, что кто-то запихнул мою разорванную фотографию в один из ваших парашютов? – Он что, думает, она в это поверит? – Вы знали, что это мог быть один из телевизионщиков. Почему же не обсудили этого с Барти Джеймсом, когда увидели его на следующий день? Он бы дал вам список всех, кто там присутствовал.

– А если это сам Барти Джеймс? – предположил Мак. – О таком варианте вы не подумали? – При этих словах она усмехнулась, и он ответил ей тем же. – Возможно, вы правы. Он вряд ли имеет отношение к порче сценического костюма. Но запрашивать у него список его съемочной группы нужды не было. Каждый, кто находился на аэродроме, регистрировался моей охраной, так что у меня есть собственный список. Не хотите просмотреть его? Может, чье-то имя натолкнет вас на какие-нибудь соображения?

– Не исключено.

Ей показалось, что сейчас он и заставит ее заняться проверкой списка, но у него по этому поводу были иные соображения, он отставил бокал и, выбравшись из кресла, предложил:

– Может, мы поужинаем здесь, как говорится, перед камельком?

Нежное тепло совсем разморило ее.

– Прекрасная мысль, – пробормотала она.

Он притащил с другой стороны комнаты низкий столик. Она хотела подняться и предложить помощь по сервировке, но он остановил ее.

– Предоставьте это мне, вы моя гостья.

И только когда Габриел удалился в кухню, она подумала, что он так и не ответил на ее вопрос. Удивляясь самой себе, она рассмеялась.

– Что вас так рассмешило? – послышался его голос.

– Вы не поймете.

– Неужели? – Он появился с подносом и, наклонившись, чтобы поставить его на стол, пристально посмотрел на нее. В его взгляде было что-то пугающее. Он более настоятельно требовал ответов на свои вопросы, чем она. – Попробуйте все же объяснить мне.

– Да нечего объяснять. Ничего существенного.

Она подумала, что начинает подражать ему. Оставляет вопрос без ответа. Отворачивается от проблемы. Наверное, это заразительно. Габриел, конечно, хороший человек, но интересно, как он отнесется к нападкам на собственную персону. А выяснить это можно только путем проверки. Клаудия подняла голову, вскинула подбородок, немного подбодрила себя и посмотрела ему прямо в глаза.

– Просто я заметила, что, о чем бы личном ни спросила вас, вы всему умудряетесь придать статус государственной тайны.

– И вы находите это смешным?

Его взгляд тотчас напрягся. В свете каминного огня синие глаза его потемнели. Но нет, она не станет пугаться. Не желает. Ее не собьешь с толку.

– Ну, смешно, не смешно… Просто мне интересно, вас что, в армии специально натаскивают на это? На тот случай, например, если вы попадете в плен. Или это у вас талант наследственный, передающийся в роду военных из поколения в поколение? Как актерство в роду Бьюмонтов. – Молчание, последовавшее за этим, не сулило ничего хорошего, и она внезапно утратила хладнокровие. Склонив голову, она посмотрела на поднос и сказала: – Выглядит хорошо.

Она выразилась достаточно четко. Попала в десятку. Несомненно одно – солдатские навыки въедаются в душу военных навечно. Поднос с едой, и тот выглядел у него, если можно так сказать, по-военному. Даже колбаски выложены с армейской четкостью.

Клаудии трудно было представить его лохматым, свои густые короткие волосы он носил так, что нигде не выбивалось ни прядки, любая одежда всегда сидела на нем безукоризненно. Да и сам он так выдержан, так невозмутим, так сноровист и ловок во всем, что делает, – целует ли женщину или готовит еду. Казалось, он способен действовать с завязанными глазами – и женщина осталась бы довольна, и еда под его руководством радостно жарилась бы и парилась на огне.

Габриел наклонился, чтобы передать ей тарелку, и она испытала почти непреодолимое желание протянуть руку и взъерошить ему волосы. Она, конечно, не позволила себе этого сделать. Габриел Макинтайр не плюшевый мишка. Единственный медведь, на которого он походил, – гризли. А девушки, вздумавшие потрепать по холке гризли, подвергаются страшной опасности.

– Не желаете к вашей картошке масла? – спросил он с холодной вежливостью.

– Благодарю.

Он подошел к ней, ожидая, когда она разомнет свои картофелины, и потом положил ей масла.

– Соль? Перец?

– Да не беспокойтесь вы обо мне.

– Вы моя гостья.

– Нежеланная гостья. От которой одно беспокойство.

– Это не так.

Но она покачала головой, не соглашаясь с ним.

– Простите меня, Габриел, я постараюсь вести себя хорошо. Я прекрасно понимаю, что вы приехали сюда, чтобы помочь мне, иначе вас здесь не было бы.

– Да, скорее всего я действительно сюда не приехал бы, но вы ни в чем не должны винить себя Тем более что это оказалось не так уж страшно, как я ожидал.

У Клаудии все сжалось внутри. Что, черт побери, он хотел этим сказать?

А он, ничего больше не добавив к сказанному, вернулся на свое место и занялся подмасливанием и приперчиванием своего кушанья. Клаудии хотелось побудить его говорить дальше, но что-то подсказывало ей, что это ему не просто, а потому она решила промолчать. Поковырявшись вилкой в тарелке, она немного поела. А Мак будто забыл про еду, держа тарелку на коленях.

– Вы бы должны понимать, – заговорил он, прерывая наконец тягостное молчание, – мне казалось, что это и без объяснений ясно. Короче говоря, я не был здесь с тех пор, как не стало Дженни.

Она не поддалась на соблазн задать один из вопросов, во множестве теснившихся в ее голове, решив, что молчание скорее побудит его говорить дальше, а вопросами можно лишь вновь загнать его в замкнутое пространство болезненных мыслей. И, попридержав язык, она была вознаграждена за терпение. Он заговорил опять:

– Я не приезжал сюда, все время откладывал, говоря себе, что надо бы съездить в следующий уикэнд, потом – в следующий… – Он помолчал, ожидая, а может быть и надеясь, что она что-то скажет. Но Клаудия, что совершенно не было ей присуще, как воды в рот набрала. – Когда я не смог больше обманывать себя таким образом, то сказал себе, что благоразумно дождаться более теплой погоды, времени, когда вечера станут длиннее и я буду посвободнее. Здесь действительно надо много чего сделать. – Он огорченно махнул рукой. – Потом опять подоспела зима. А теперь лето. Два года прошло.

После долгой паузы Клаудия осторожно прокашлялась и сказала:

– Вам вообще не стоило сюда возвращаться. Почему вы не продали все это хозяйство? Покупатели нашлись бы. Здесь можно понастроить дачных домиков да и этот коттедж починить, а еще озеро. – Но, говоря это, она понимала, что для него такой вариант вряд ли возможен. И признала свою неправоту: – Вы, должно быть, очень сильно любили ее.

– Любил? – Помолчав, он буркнул: – Ваш ужин стынет, Клаудия.

И, показывая ей пример, уделил все свое внимание тарелке с едой.

Когда они поужинали, Габриел не предложил ей помочь ему с мытьем посуды, и она, поняв, что ему надо побыть одному, решила не навязывать свое общество, оставшись у камина. Но вскоре он появился в дверном проеме.

– Если вы не передумали заняться умственной гимнастикой, то сейчас самое время.

Лицо Габриела находилось в тени, а по голосу определить его настроение было трудно. Он успел взять себя в руки, и Клаудия сомневалась, что теперь с его стороны последуют дальнейшие откровения.

– А пока вы будете перебирать и оценивать возможные варианты, я хочу подсказать вам вот что. Примерно восемьдесят процентов женщин считают себя жертвами беспрестанных притеснений и жестокости со стороны тех, с кем они находятся в каких-либо отношениях, с кем им приходится общаться, отчего их жизнь кажется им невыносимой. Может, и среди ваших коллег и знакомых есть кто-то, кто считает себя незаслуженно обиженным.

Она вняла его совету и решила хорошенько поразмыслить и над этим аспектом сложившейся ситуации. Кто-то хочет напугать ее. Нет. Так можно было думать лишь до банки с краской, вылитой ей на лицо, Кто-то хочет ужаснуть ее. А это много хуже. Да, Габриел прав, надо перебрать всех знакомых. Незнакомцу проделать все эти пакости было бы гораздо труднее, да и риску больше. Она раскрыла сумочку, достала все, что нужно, и приступила к составлению списка. Сначала родственники, затем близкие друзья, знакомые. Список получался длинный, а он еще был очень далек от полноты.

Вернулся Мак, она взглянула на него и увидела, что он принес два стакана с какой-то темной жидкостью Что это? Какао? Да он смеется над ней! Какао!

Нет, он не смеялся, а, увидев выражение ее лица слегка улыбнулся.

– Я подумал, что раз уж мы решили уютно посидеть у камелька, то можем позволить себе и кое-что еще, хотя ни одна нянька не одобрила бы прием внутрь такого напитка, как «скотч», что я считаю в некотором отношении спорным. Дело в том, что в коробке с продуктами я обнаружил полбутылки виски.

Только полбутылки? Видно, Адель учла, что, когда он нанесет свой первый, со времени гибели жены, визит в коттедж, ему захочется выпить, но целую бутылку положить не рискнула.

– Мне кажется, что для одного дня с меня и так достаточно, – сказала она, отставляя стакан на каминную полку. – Но это не значит, что вы и себе должны отказывать в глотке-другом.

Но он тоже не выглядел человеком, жаждущим глотнуть спиртного.

– Чем вы тут занимаетесь?

– Составляю список всех, кого знаю. – И она передала ему листок.

– Но вы знаете множество людей.

– Ох, в том-то и дело! Огромное множество. – Клаудия смотрела, как он пробегает взглядом имела. – Как вы думаете, – спросила она, когда он вернул ей список, – кого скорее следует подозревать – близких, друзей или просто знакомых? Или кого-то, с кем я и общалась-то от силы один-два раза где-нибудь на телестудии или за кулисами театра, кого-то, чье имя я сразу же забыла или вообще никогда не знала? – Она помолчала, ибо другая мысль пришла ей в голову. – А может, кто-то из завзятых театралов, которому не понравился мой спектакль? Допустим, человека раздражает, что я не так хороша, как была моя мать.

– Да по этой причине можно подозревать полстраны.

– Ну, спасибо.

– Я не хотел сказать…

– Ах, вы не хотели!

Их взгляды на миг пересеклись, но он тотчас отвел глаза и показал на список.

– Кто все эти люди? К примеру, вот этот Мэтью? Бедняга Мэтью! Что с ним будет, когда он увидит ее грубо обкромсанные волосы!

– Это мой парикмахер. Можно спокойно вычеркнуть его. Если бы он был злодеем, то придумал бы что угодно, но только не порчу волос. С волосами он никогда бы так не поступил.

– А Питер Джеймсон?

– И Питера можно вычеркнуть. Это мой агент, его заработки зависят от моей работоспособности.

– Джоанна Грей. Кто она?

– Подруга. Мы с ней вместе учились в Королевской академии драматического искусства. Она очень хорошая актриса, фактически она должна была бы играть в «Сыщике», но сломала руку. Сегодня вечером она подменяет меня в спектакле.

– О спектакле я и не подумал. Клаудия поежилась.

– Я так плохо играла, что решила на время отказаться от роли. Почему из-за моих неприятностей должен страдать зритель?

– А Филлип Рэдмонд? Он, кажется, одержим образом вашей покойной матери?

– Насчет одержимости не знаю. Она дала ему первую работу в театре. Да вы сами видели, как он относится к ее памяти. Вы же помните, как он укорял меня, мол, она, моя матушка, никогда бы не сделала того, что позволила себе сделать ее дочь на смехотворном телешоу. Впрочем, он в этом не одинок.

Клаудия, несмотря на тепло августовского вечера и огонь в камине, время от времени продолжала поеживаться и растирать ладонями плечи.

– Вам холодно?

– Малость знобит.

– Это, вероятно, реакция. Вы до сих пор не можете освободиться от тяжкого груза случившегося.

– Я пытаюсь.

Ее глаза были полны боли, и она закрыла их, боясь, что снова могут нахлынуть слезы. Нет, плакать она не станет. Не должна.

– Ну-ну, будет вам!

Габриел наклонился к ней, и она почувствовала на своей щеке его дыхание, затем он поднял ее из кресла, обнял и прижал к себе, пытаясь согреть. Его губы прикасались к ее макушке, но в этом не было никакой угрозы, только желание успокоить.

– Вы пережили несколько трудных дней. И знаете, ведь никто не смеялся над вами из-за того, что вы сделали на этом шоу.

– Вы полагаете? Так позвольте доложить вам, что на свете существует множество людей, которые прост о счастливы будут видеть, как золотая девочка оплошает, споткнется, например, и грохнется во весь рост.

– Золотая девочка?

Она уткнулась лицом ему в плечо.

– Кто-то из газетчиков назвал меня так. Написал, что я имею все.

– Никто не имеет всего. – Он осторожно повернул ее голову так, чтобы заглянуть в лицо. – Посторонние, не знающие вас люди могут говорить что угодно, вы все равно не сможете убедить их в обратном, потому что больше всего они верят в иллюзии.

Клаудия внимательно посмотрела на него. Вся ее жизнь прошла под знаком иллюзии.

– Это моя работа, Габриел, создавать иллюзии, но существуют вещи, которых нам не избежать.

– Мы попытаемся. Мы просто обязаны попытаться.

Его голос звучал убедительно, и он так бережно держал ее в своих объятиях, что она чувствовала себя защищенной, а когда он теснее прижал ее к себе, она вновь ощутила его силу и заметила, что в этот момент он будто забыл о собственных горестях.

Клаудия подняла руку, прикоснулась к его лицу так же, как он касался ее щеки, и вслед за этим движением поцеловала его, вернее, легко прикоснулась губами к его губам. В этом поцелуе не было ни страсти, ни чувственности, ничего, кроме воспоминания об их прежних поцелуях, дававших ей право чмокнуть его просто из благодарности.

Она благодарила его за то, что он рядом с ней, что он предоставил ей убежище в своем коттедже, который некогда разделял с женой, хотя приезд сюда, судя по всему, заставил его страдать. Благодарила за то, что он поддерживает ее, заботится о ней. Но тревожило то, что она испытывала к нему чувство, способное обостриться от одного ощущения его силы. Она впервые имела дело с таким сильным мужчиной, как Габриел Макинтайр. Вот что смущало. Она начинала слишком уж желать Габриела Макинтайра.

И именно потому, чтобы не вводить в соблазн ни себя, ни его, она отпрянула от него и вновь впорхнула в безопасность глубокого кресла, подогнув под себя ноги и протянув руки к угасающему теплу очага, как будто оно могло возместить тот жар, который исходил от его тела. Нет, возместить это, конечно, было нечем. А Габриел, ни слова не сказав, присел на корточки между ней и камином и долго ворошил угли, прежде чем поместить в камин еще пару чурок. Потом он поднялся, взял с камина стакан и вложил ей в руку, даже придержал ее пальцы, чтобы она не выронила его, после чего отошел к окну и уставился в прозрачную черноту ночи.

Потеряв его из поля зрения, она будто осталась в комнате одна. Более того, у нее явилось ощущение, что она лишилась друга, и это заставило ее обернуться и посмотреть на него. Зубы ее начали выколачивать дробь, и она отхлебнула немного виски, сразу же почувствовав приятное тепло, скользнувшее вниз и согревшее ее изнутри. Но и это не возмещало потери его близости.

– Не думаете ли вы, что все произошло из-за «Сыщика», Габриел? – спросила она, видя, что он слишком уж долго задерживается у окна. – Появились первые сообщения о готовящемся сериале, и кого-то осенило воспользоваться этим в своих целях.

– Вполне вероятно, – сказал он, вернувшись к камину, но оставаясь на почтительном расстоянии от нее. В голосе его звучало сомнение. – Сама тема сыщиков, возможно, побудила их к тому, чтобы наказать любимый объект за собственное разочарование в нем. Они хотят, чтобы их жертва знала, что они страдают.

– Нет, все же я не уверена.

В какой-то момент их взгляды встретились, он первый опустил глаза, потом подошел и кончиками пальцев погладил ее по щеке.

– Возможно, вы догадываетесь, кто это мог сделать, просто не хотите додумать мысль до конца. – Она слегка отстранилась от него, и его рука повисла в воздухе. – Человек, Клаудия, так уж устроен, что он изгоняет из своего сознания неприятные мысли. Не хочет смотреть в лицо фактам.

– Нет, это не про меня, – возразила она. Он отвернулся и уставился в огонь.

– Пусть так, Клаудия. Но никто из нас не застрахован от подобных вещей. Прежде чем заснуть, постарайтесь мысленно перебрать всех ваших друзей и знакомых еще раз. – Помолчав, он добавил: – Возможно, это кто-то из среды коллег или друзей. Подойдите к проблеме осознанно, и это поможет вам в поисках ответов…

– Ответов? Каких ответов?

Она подалась вперед и встала, пытаясь заглянуть ему в лицо. Он воспринял это как движение женщины, которая терпеть кого-то не может, но вынуждена иметь с ним дело, поскольку он ей полезен. Ему вдруг вспомнился Тони, и хотя он не думал, что между ними могло быть что-то серьезное, но нечто, похожее на ревность, вновь шевельнулось в нем. Он возвратился в свое кресло.

Хорошо, он не прав, но он слишком сильно зафиксировал свое внимание на ее публичном имидже, так что не был готов рассмотреть ее поближе, и она определенно не намерена раскрываться, предпочитая и дальше прятаться под маской известной актрисы. Это ее единственный способ защититься от него, от человека, который ей не верит. Он и в самом деле не верил ей. Фактически единственная причина, по которой он проявил такое заинтересованное внимание к ее проблемам, заключалась в том, что угрозы ей волею судьбы каким-то образом начались с его парашютов. Мак всеми силами старался удалиться от правды, но внутри него все протестовало против такого насилия над собственной природой.

– Знаете, Клаудия, я просто имел в виду, что, может быть, вам пора самой себе задать несколько вопросов.

– Каких вопросов?

Он смотрел на нее. Его глаза оставались спокойными, все еще оставались спокойными. Кажется, ей удалось завладеть его вниманием, и она решила воспользоваться этим.

– Каких вопросов, я спрашиваю? Ведь вы единственный человек, которого я посвящала во все. Вы один знали тогда, что я еду к Физз…

– Клаудия! – воскликнул он, вскакивая с кресла.

Она будто не слышала, слишком была занята неожиданно пришедшей ей в голову мыслью. Страшной мыслью, потому что тогда все сходилось.

– Вам ничего не стоило, воспользовавшись своим обаянием, проникнуть в мой дом и подсунуть под дверь ту ужасную записку. Вы могли это сделать накануне вечером. Теперь у меня ни в чем нет уверенности. – Клаудия нахмурилась. – Да вы же просто взломщик, вы без моего ведома проникли в квартиру, чувствовали себя как дома, могли сделать что угодно…

Она вскочила с кресла и смотрела на него чуть ли не с ужасом.

«Доверьтесь мне. Отдайте себя в мои руки». Она и доверилась ему, приняв его покровительство, а в результате оказалась в изолированном коттедже, без телефона, без малейшего шанса на спасение…

Когда он протянул к ней руки, она издала легкий возглас испуга, отпрянула назад и чуть не упала, споткнувшись о ножку кресла. Он успел схватить ее за плечи предотвратив падение.

– Почему, Клаудия? – спросил он тихо. – Почему вы вдруг решили, что именно я виновник всех ваших несчастий? – Она покачала головой, не имея сил отвечать, но он настаивал: – Вот уже второй раз вы начинаете подозревать меня в том, что я способен причинить вам вред. Я не понимаю…

Его густые темные брови грозно сошлись, лоб прорезали глубокие складки.

Она не пошевельнулась. И вдруг сама ужаснулась тому, что наговорила. Нет, в это невозможно поверить. Он пытался защитить ее от всех напастей, от разорванных фотографий, от всего этого кошмара, и единственная причина, по которой он это делал, заключалась в том, что он хорошо к ней относится.

– Я… я виновата, простите меня, Габриел, я не хотела… Я знаю, что вы не можете желать мне зла.

– Надеюсь, что вы сейчас искренни. Если нет, то поверьте, я привез вас сюда единственно для того, чтобы вы чувствовали себя в безопасности. Малейшее сомнение, и я отвезу вас туда, куда пожелаете.

Его слова сделали свое дело. Слезы, сдерживаемые ранее жутью ее предположения, хлынули из глаз. Она склонила голову, не в силах говорить. И он, не сказав более ни слова, поднял ее с кресла, заключил в объятия и прижал к своему жаркому телу, к груди, как перепуганного ребенка, так что она, слыша под ухом биение его сердца, очень быстро успокоилась.

– Все будет хорошо, поверьте мне, милая Клаудия. Вы просто измучены последними днями. Любой на вашем месте был бы измучен и истерзан сомнениями.

– Да, я именно истерзалась, – согласилась она, закрыв глаза, как будто это могло изгнать из ее души последние страхи. – Я чувствую себя такой… такой одинокой.

– Вы не одиноки, Клаудия, – прошептал он, касаясь губами ее макушки. – Вы никогда не будете больше одиноки.

ГЛАВА 14

Вы не будете больше одиноки. Слова эти только что прозвучали. Она их слышала. Знать бы только ему самому, что он хотел ими сказать. Клаудия Бьюмонт отогрела его холодное, ожесточенное сердце взглядом своих ярких глаз, своими соблазнительными устами, и оно стало большим, как дом, чего он уже не мог утаить от нее, как бы ни старался.

Что бы он ни делал, что бы ни говорил, но про себя точно знал, что сражение им проиграно, что он, хорошо это или плохо, принадлежит теперь ей. И, наконец, если он оказался здесь, в этом доме, то лишь из-за нее, из-за того, что она нуждалась в нем и его защите.

Габриел понимал, что долго это не продлится. Да, сейчас она в нем нуждается, но лишь в его покровительстве, а совсем не в любви, и он не должен беспокоить ее заверениями в своих чувствах, ибо ничего, кроме ощущения вины, не сможет в ней этим вызвать.

Она пошевелилась в его объятиях и посмотрела на него, глаза ее были увлажнены слезами, ресницы трогательно слиплись. Ему захотелось успокоить ее, утишить ее боль, сделать так, чтобы она чувствовала себя лучше, чтобы она не плакала, и он склонил голову и прикоснулся к ее векам, сначала к одному, потом к другому, ощутив на губах соль слез.

– Габриел… – То, как она пробормотала его имя, согрело его теплой лаской, ее слегка приглушенный голос тронул его до глубины души, более того, пробудил в нем невозможные желания.

– Почему бы вам не отправиться спать, Клаудия, – сдавленным голосом проговорил он. – Вы провели такой трудный день. Я буду здесь, если понадоблюсь вам.

Когда он отступил от нее, она отвернулась, но он успел заметить, что глаза ее омрачились печалью, и в следующую секунду все возопило в нем, говоря, что он совершил непростительную ошибку, что она хотела его объятий, хотела его любви так же сильно, как он. Но вот она подняла голову и улыбнулась.

– Вы правы. Это был чертовски тяжелый день, и пора его закончить.

– Завтра, выспавшись, вы почувствуете себя гораздо лучше.

– Конечно.

Она принялась готовиться ко сну, почистила зубы, забрала свою сумочку и отправилась спать. Оставшись один, Мак занялся очагом, разгребая угли и пепел, и потихоньку успокоился.

Почему? Она спрашивала его, почему он заботится о ней.

Теперь он спрашивал себя, почему он полюбил ее. Но кто знает, отчего в человеке вспыхивает чувство? Почему он не насторожился в тот момент, когда впервые увидел ее? Ведь уже тогда можно было предвидеть опасность.

И еще одно. Она ведь не пыталась соблазнить его. Напротив, первое время она постоянно стремилась отделаться от него, да и теперь. Чувства ее переменчивы, как ветер. Не знаешь, чего ждать. То она тиха и добра, а то вдруг разгневается и готова покинуть его в любую минуту. Умышленно ли она это делает или просто таков ее характер? Если умышленно, значит, она невероятно цинична, но что делать с ее образом маленькой растерянной девочки? И что делать с незабываемым впечатлением от ее жаркого тела, облаченного в шелковую рубашку, о котором так хорошо помнят его руки? И все же он до сих пор уверен, что с ее стороны все это игра. Ведь Клаудия Бьюмонт актриса.

Когда ему кажется, что она дурачит его, он начинает страшно злиться на себя за то, что так страстно желает ее. Да и на нее злится за то, что она пробуждает в нем это желание. Одно слово – сердцеедка. Но прекрасная сердцеедка, и, если говорить честно, он сам хотел стать ее жертвой. Когда она целовала его перед камерами, он внутренне возмущался ее цинизмом. Однако, когда Клаудия по-детски поцеловала его сегодня, она была иная.

Габриел опять поворошил угли, перебирая все события вечера. Она плакала. Но какая актриса не умеет, когда нужно, заплакать? Только плачут они не слишком долго, чтобы не повредить своему внешнему виду. Правда, сегодня, кажется, она плакала искренне, он, во всяком случае, не заметил ничего, что говорило бы о деланности. Они оба сегодня были очень естественны.

А разве тот образ, который она выставляет публике, выглядит в ее исполнении менее естественным и искренним?

Любовь совсем задурила ему башку, он терялся в мешанине противоречивых мыслей, захлестывающих сознание. Чего он ищет? Правды? Разве ему самому не хочется быть одураченным? Жить надеждой на то, что она способна ответить на его чувства? Он запустил в волосы обе пятерни, закрыл глаза и постарался выбросить из памяти то, как держал ее в объятиях, как она подняла свое лицо и поцеловала его с почти детской невинностью.

Нужно сосредоточиться, хотя он не представлял, как это можно сделать, когда сверху доносится скрип половиц под ее шагами, вот она подходит к постели в нескольких футах над его головой. Нет, он больше так не может. Надо выйти и подышать свежим воздухом.

Габриел отложил кочергу, выпрямился, потер ноющее колено и, покинув дом через заднюю дверь, остановился на крыльце.

Ночь была светлая, ее озаряла почти полная луна, такая яркая, что свет факела казался излишним. Озеро, розовое в лучах заходящего солнца, теперь закуталось в полотнища мглистой пелены. Вокруг была абсолютная тишина. Он побрел вниз, к небольшим мосткам, которые много лет назад они соорудили с отцом, прошел в самый конец дощатого настила и остановился там, в нескольких футах над водой. Надо обдумать, как помочь Клаудии. Вновь и вновь рассмотреть все, что случилось. Но очевидная истина заключалась в том, что он и не мог думать о ком-нибудь, кроме нее.

Он потер руками лицо. Кожа от долгого сидения у камина перегрелась, высохла, ощущение было такое, что она туго натянута на скулы и горяча. Надо бы принять душ, лучше всего холодный. Впрочем, перед ним чернело озеро. Ему и раньше доводилось плавать в нем ночью, вот и теперь, когда и тело его, и сознание, изнуренное бесплодными размышлениями, настоятельно нуждались в том, чтобы освежиться, он решил, что самое время искупаться.

Обернувшись, он посмотрел на окно спальни, надеясь и страшась увидеть в нем Клаудию, но там было темно, ни проблеска свечи, ничего, и он представил себе, как она лежит на огромной старомодной кровати, может быть, уже спит, а может, сон бежит от нее и она истерзана мыслями и сомнениями. Вдруг ему показалось, что он заметил легкое движение, но это скорее всего лишь ночной ветерок, шевельнувший занавеску. Просто его воображение, распаленное чувственностью, показало то, что он хотел бы видеть.

Он даже толком не понял, рад ли ее отсутствию в окне или огорчен, но разбираться в этом не стал.

Слишком уж здесь тихо. Истинная горожанка, теперь Клаудия лишилась привычного шума уличного движения, денно и нощно доносившегося до ее окон и убаюкивающего. Да нет, это просто мысли не дают ей заснуть, тревожные мысли о Маке, лежавшем некогда в этой постели, обнимая свою жену; эта маленькая комната наполнена тихими бормотаниями любви, которая здесь творилась.

Когда ее воображение зашло слишком далеко, заставив устыдиться, она откинула одеяло, встала и подошла к окну, где, оперевшись о подоконник и закрыв глаза, несколько раз глубоко вдохнула свежий воздух, с наслаждением наполнив им легкие.

Его жена. Дженни. Чудовищная глупость завидовать мертвой женщине, но она так сильно хочет Габриела. В какой-то момент, когда он обнял ее, поцелуями осушая ее слезы, ей показалось, что он испытывает те же чувства. Но это был лишь момент.

Звук отодвинутой щеколды прервал смутившие ее мысли, мысли, которых сама она никак не могла изгнать из сознания. Она повернулась, надеясь, что увидит в дверном проеме Габриела. Но дверь оставалась закрытой. Все было так тихо здесь, что каждый звук казался преувеличенно громким, и, когда ее смущенный ум успокоился, когда утихло заколотившееся было сердце, она, не зная, радоваться этому или огорчаться, осознала, что звук, послышавшийся совсем рядом, пришел откуда-то снизу.

Выглянув в окно и посмотрев вниз, в запущенный сад, она увидела Габриела, вышедшего из-под прикрытия карнизов; его высокая фигура хорошо была видна в лунном свете, темные волосы, тронутые сединой, отражали этот свет, когда он бесшумными шагами не спеша направился к озеру и прошел по деревянным мосткам, нависающим над водой.

Клаудия смотрела на него, страшно жалея, что она сейчас не там, не рядом с ним, ей даже хотелось побежать туда, на эти мостки, подойти, обнять его и предложить самое верное средство для исцеления сердечной боли. Предложить ему свою любовь.

Но нет, она осталась на месте и почти убедила себя, что нужно вернуться в постель, а не подглядывать за ним, когда он предается воспоминаниям, которые так долго удерживали его от посещения коттеджа. Вдруг он неожиданно обернулся и посмотрел на ее окно. Клаудия окаменела. Заметил ли он ее, подглядывающую за ним из темноты? Она стояла как статуя, не шевелясь и надеясь, что за занавеской ее не видно. Надежды ее, очевидно, оправдались, потому что он, взглянув в сторону дома, спокойно отвернулся к озеру. Прежде чем она успела выполнить свое доброе намерение и вернуться в постель, он поднял руки и, стянув через голову рубашку, бросил к ногам. Она так и не смогла отойти от окна и смотрела, как он скинул ботинки и снял носки.

Лоб Клаудии сурово нахмурился, она подняла руку ко рту, чтобы заглушить возглас вожделения, вырвавшийся из ее гортани. Ее охватил жар, так что даже ночной ветерок, слегка касавшийся щек и прижимавший к разгоряченному телу тонкий батист ночной рубашки, казался ей слишком теплым. А Габриел Макин-тайр собирался, как видно, поплавать в озере нагишом.

И будто в подтверждение ее мыслей, он неторопливо расстегнул пряжку ремня. Она услышала характерный звук освобожденного ремня, затем скрип молнии, после которого ему ничего другого не оставалось, как только стянуть джинсы с бедер и одним экономным движением стащить их с себя вместе с трусами. Теперь, когда он полностью обнажился, у нее перехватило дыхание.

Даже при первой встрече, когда ей было совсем не до того, краешком сознания она все же отметила, что под грубым комбинезоном и толстым свитером таится нечто неординарное, хотя слишком уж, на ее вкус, грубоватое.

А в то воскресное утро, когда он предстал перед ней в обычной летней одежде, она увидела, что он значительно элегантнее, чем ей показалось раньше. Плечи, пожалуй, слишком уж мощные, но он высок, пропорционального сложения, с хорошо развитой мускулатурой, которую она имела случаи ощутить, находясь в его объятиях. Когда он прижал ее к стене своей спальни, куда она неслышно прокралась на рассвете с идиотской чашкой чая, она вполне могла убедиться в мощной силе его торса и железной твердости плоского живота, а упругости его ягодиц позавидовала бы любая манекенщица.

Клаудия смотрела на обнаженного мужчину, стоящего на мостках, и ее восторгу и восхищению не было предела. Невероятно красив. Статуя Микеланджело, да и только, правда, изящнее, поскольку живое тело одухотворено движением; она не могла не признать, что он стократ великолепнее и гармоничнее тех красавчиков-актеров, что нередко сопровождают ее на премьеры и приемы.

Опустившись перед окном на колени и склонив голову на руки, она залюбовалась красотой этого человека, его в меру мускулистой спиной, вообще всей его скульптурностью, так удачно оттененной лунным светом. Затем, когда он повернулся, чтобы положить часы на кучку одежды, она не удержалась от того, чтобы бросить краткий взгляд на островок темных волос, расположенный внизу его плоского живота, и на то, что светлело на фоне этого затемнения.

Чувствуя, что краснеет от собственного бесстыдства, глаз она все-таки не отводила и, когда он вновь повернулся к озеру, позволила себе осмотреть его стройные, хорошего сложения ноги. Он помассировал ногу. Даже при слабом лунном свете можно было разглядеть шрам, который зазубренным рельефом выделялся на поверхности его левого колена и на икроножной мышце, где пуля, очевидно, вышла наружу. Не успела она и глазом моргнуть, как он совершил простой и эффектный прыжок в воду, почти не подняв брызг, и скрылся из виду.

Сеанс подглядывания можно было считать завершенным, и Клаудия понимала, что она должна вернуться в постель прежде, чем он возвратится и заметит ее, взглянув наверх, на окно.

Но он так долго оставался под водой, что она запаниковала и, тревожась, вскочила на ноги. Может, он ударился головой об какую-нибудь корягу? Или запутался в водорослях? Наконец, увидев светлую дугу его руки, появившуюся над темной поверхностью воды, Клаудия с облегчением перевела дыхание; теперь он плыл неторопливым, свободным кролем, который, однако, быстро пожирал расстояние.

Какое-то время он находился вне ее поля зрения, скрытый зарослями прибрежного тростника, и потом, когда она и не ждала, появился на причале, выпрыгнув из воды и подтянувшись на руках. Вода стекала с его освещенного луной тела.

Клаудия медленно отстранилась от окна, не желая того, но инстинктивно чувствуя, что, если протянуть минутой дольше, он может почувствовать ее наблюдение и посмотреть наверх. И вдруг она поняла, что хочет этого; пусть заметит ее и придет в спальню.

И вот, будто волна ее желания доплеснулась до него, он перестал обтираться рубашкой, поднял голову и бросил взгляд на ее окно. На какой-то момент он замер, а потом сразу заторопился к дому.

Она все еще стояла у окна, глядя вниз, в сад, когда он ворвался в дверь спальни.

– Что? Что случилось, Клаудия?

– Ничего худого, Габриел. Просто теперь вы здесь, – спокойно ответила она. Потом повернулась и направилась к нему. Лунный свет пронизывал ночную рубашку, внутри которой тонким силуэтом темнело ее тело. – Ведь вы сами говорили, что не оставите меня. – Приблизившись, она взяла его за руку. – Совсем холодный. Идем в постель, любовь моя, я тебя согрею. Тело его действительно было прохладным, а вот она просто исходила жаром.

– Клаудия?

Он выдохнул ее имя, желая удостовериться, что не ослышался, надеясь, что не ослышался.

– Я вас пойму, Габриел, если вы не захотите меня. Я знаю, как выгляжу в ваших глазах. Но я хочу, чтобы вы меня обняли. Я сама страшно хочу обнять вас.

Она нуждалась в успокоении, хотела забыться в любовной неге. Это ему понятно. Ну так он знает, что делать. И, помогай ему Бог, если она думает, что это для него трудно. В конце концов он выведет ее из заблуждения по этому поводу. Он уронил рубашку, которой прикрывался, и она удивленно ахнула, увидев, как сильно он возбужден.

– Чему вы удивляетесь? Разве не такой именно эффект вы производите на мужчин?

Он видел ее смущение, она явно старалась подыскать слова.

– Обычно это требует времени.

– Для меня тоже. – Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал в ладонь, другую руку он положил ей на бедро и притянул к себе. – Но, говорят, это не сложнее езды на велосипеде.

– Кто говорит? – пробормотала она. – Какой велосипед?

Она приложила свою ладонь к его щеке, а подушечкой большого пальца дотронулась до губ, пытаясь раздвинуть их, затем привстала на цыпочки и слилась с ним в долгом, эротичном поцелуе.

Пока она целовала его, он дюйм за дюймом поднимал ее рубашку, смакуя мучительно медленно обнажающееся тело, страстно льнущее к нему. Но вот она начала медленно двигаться, соприкасаясь с ним грудью, животом и бедрами, и ее сексуально замедленные движения довели его возбуждение до ощущения болезненности. Набухшие от желания, твердые соски ее грудей терлись о его грудь, а его руки производили свои собственные исследования, лаская ее упругий живот и медленно перемещаясь на талию, затем его пальцы переползли ей на спину, и он еще сильнее прижал ее к себе. Она тихо застонала, давая ему понять, что ее желание не сон, а настоятельная реальность. Затем немного отстранилась, что позволило ему снять с нее рубашку.

Отбросив этот легкий покров, он испробовал на вкус ее кожу, покрывая маленькими поцелуями ее шею, плечи, милую ложбинку между грудей. Его язык начал кругообразно ласкать темный кружок вокруг соска; потом он взял его в рот и почувствовал, как она затрепетала, ноги ее слегка раздвинулись, и его пальцы скользнули вниз, туда, в потаенный жар.

– Габриел, пожалуйста, – хрипло заговорила она, но он не нуждался во втором напоминании и опрокинул ее на постель. – Теперь, Габриел, теперь, – настаивала она.

Ее бедра раскрылись перед ним, не оставляя и тени сомнения в ее желании и готовности принять его и находясь в гармонии с его собственной настоятельной потребностью, и он устремился в нее.

Да, она хотела его, но, увы, была слишком зажата. Возглас удивления сорвался с его губ, он замер над ней, ничего не поняв.

Клаудия открыла глаза и смотрела на него.

– Неужели ты забыл, как это делается? – пробормотала она, обвиваясь вокруг него и как бы напоминая нужное движение на тот случай, если он его забыл.

Он перевел дыхание, ощутив необходимость сделать усилие и взять то, что она ему предлагает. За ним дело не станет. Но с ней что-то не так, она не впускает его. Он старался изо всех сил, так что даже в ушах звенело от напряжения, но вновь терпел неудачу. Его к тому же немало смущала эротичная красота Клаудии, откинувшейся на подушку, ее раскрытые губы, ее ресницы, темной бахромой лежащие на щеках. Он попытался сконцентрироваться на чем-то невероятно неясном, на какой-то формуле выработки скорости падающего объекта: на сражениях Столетней войны, на определении температуры, при которой… Затем, будто очнувшись, нашел в себе силы смирить свою плоть, обуздать становящуюся на дыбы потребность в удовлетворении, пытаясь осмыслить положение. Женщина исходила жаром, как в приступе горячки.

– Что за дела, сердце мое? – спросил он, склоняя голову к ее груди и щекоча языком один из тугих сосков. Она вздохнула и опять судорожно прижалась к нему. – Мне кажется, ты торопишься.

– Нет, – всхлипнула Клаудия, ее глаза расширились от изумления. – Да… Послушай, я хочу тебя.

– Потерпи немного. Сейчас все будет.

И когда он возобновил ласки, она подчинилась ему, расслабилась, и нервный спазм отпустил ее.

Наконец Габриел начал неспешно штурмовать ее жаркие глубины, бормоча слова, и она полностью отдалась ему, послушно следуя ритму его движений. Постепенно он увеличил темп, и через какое-то, неизвестное ей время она вцепилась в его плечи, вонзив в них ногти, потому что уже невозможно было остановить неумолимо приближающийся момент наивысшего наслаждения, которое возносило ее на головокружительную высоту, в мир, где царило абсолютное счастье, но где нельзя было пребывать слишком долго, и крик триумфа так и не вырвался наружу, сгорев где-то в потаенных глубинах падения.

Падение совершалось медленно, она долгое время спускалась с вершин, на которые была вознесена, и какое-то время в спальне было слышно только их неровное дыхание.

Но вот Габриел прижал Клаудию к себе и натянул на них обоих одеяло. Она чувствовала себя просто великолепно, как давным-давно потерявшееся дитя, которое наконец обрело дом. Но она все еще дрожала от интенсивности пережитых ею ощущений. Пугало к тому же молчание, повисшее в комнате. Неужели произошедшее между ними не имеет для него значения? Но, с другой стороны, ей не хотелось, чтобы он чувствовал себя загнанным в ловушку. Нет, он должен знать, что свободен и может уйти в любую минуту. Откинув голову, она посмотрела на него. Он зарылся лицом в подушку, закинутая за голову рука скрывала его, и она не могла понять, что он испытывает.

– Габриел, – прошептала она, стараясь привлечь его внимание.

– Ммм… – Он не пошевелился.

– Я подглядывала за тобой, когда ты купался в озере.

Он повернулся и взглянул на нее, его глаза были какими-то пустыми, и сердце ее сжалось от мысли, что она совершила ужасную ошибку. Но он приподнялся и нежно поцеловал ее в губы.

– Если будешь вести себя хорошо, позволю тебе прогуляться вдоль озера и даже постоять на моих мостках.

– Я не могу ждать, – сказала она, обвиваясь вокруг него руками и уткнувшись лицом в его грудь, чтобы легче было удержать слезы, которые прожигали веки.

– Завтра. А сейчас надо спать.

Но Клаудия не могла спать. Впрочем, как и Габриел. Какое-то время они оба лежали очень тихо, затем она села.

Габриел нашарил в темноте спички и зажег свечку.

– Что опять случилось? – спросил он, поворачиваясь к ней. – Ты чем-то озабочена? Потому что я ничего не говорю? – Видя, что она молчит, он продолжал: – После Дженни у меня никого не было. Ты не должна расстраиваться.

Расстраиваться? Она и не расстраивается, не терзается угрызениями совести из-за того, что затащила его в свою постель. А он, очевидно, решил, что она нуждается в утешении. Хорошо, она не станет выводить его из заблуждения. Но напоследок озадачит его сонный разум.

– Ты должен знать, Габриел, что я не девочка для случайных связей.

Он приподнял подушки и сел, опершись о них спиной, потом протянул руку и прижал ее к своему плечу.

– Я начинаю думать, что твоя репутация создана газетчиками вовсе не сдуру и не в самый их бездарный день.

Она удобно устроилась у него на плече.

– Даже газетчикам кое-что иногда удается, Габриел. Я нередко позволяла себе поразвлечься вволю. Но неудобство заключается в том, что, когда носишь известное имя, нельзя себя плохо вести. Малейший неблагоразумный поступок, бестактная болтовня.

Воспоминание заставило ее передернуться.

– Ты, должно быть, всегда с удовольствием предоставляла материал для колонок сплетен?

– Ну, если девочка хочет везения и удачи в театре, она стремится, чтобы ее заметили. И в восемнадцать мне все еще по-детски доставляло удовольствие досаждать отцу.

Она вздохнула, и сейчас испытывая чувство вины.

– Клаудия…

– Лучшая моя роль была отмечена всеми комментаторами в неодобрительном и даже слегка непристойном стиле, мол, хоть я и выгляжу как моя мать, но кое в чем другом ничуть на нее не похожа.

Она почувствовала, что Габриел напрягся, поняла, что причиняет ему боль, и попыталась от него отстраниться. Но он быстрым движением удержал ее.

– А ты еще и поощрила их в этом, не так ли? Сыграла на своем сходстве с матерью и на разности вашего поведения?

– Мои поздравления, Габриел. Ты выиграл первый приз.

– Почему ты ее так ненавидишь? – Она хотела его перебить, но он не дал ей этого сделать. – Должно быть, тому была причина, Клаудия. – Он сел, повернув ее к себе. – Мне ты можешь сказать. Я знаю, что значит ненавидеть кого-то.

– Знаешь? – Она пристально смотрела на него, ища в его лице хоть какое-то чувство, но ничего там не обнаружила. – Ты просто не поверишь. Да и кто бы поверил?

Наступило молчание. Казалось, он борется с чем-то, погребенным глубоко внутри его памяти, и никак не может решиться заговорить. Но все-таки он заговорил:

– Дженни, моя любимая жена Дженни, так отчаянно стремилась стать всемирно известной альпинисткой, что в попытках достичь этого готова была пожертвовать жизнью. Весь смысл ее существования сводился к риску, и коль скоро я рисковал на деловой, если можно так сказать, основе, то она это делала из прихоти, и остановить ее я не мог. К несчастью, ее амбиции были столь велики, что вместе с собой она утащила на тот свет и нашего ребенка.

– Она была беременна, я помню, об этом писалось.

Клаудия вздохнула. Дженни Кэллиндер штурмовала очередную вершину, карабкаясь без кислорода, когда у нее случился выкидыш, и она умерла прежде, чем ее компаньоны смогли организовать ей медицинскую помощь.

– Ох, Габриел, прости. Потерять все в один…

– Я потерял лишь будущего ребенка. Ее я не терял, ибо потерять можно лишь то, что имеешь. А я не верю, что когда-нибудь имел Дженни. Если бы она по-настоящему принадлежала мне, она бы никогда так не поступила.

– Ты хочешь сказать, что она знала? В газетах писали… писали, что она не знала о своей беременности.

– Когда я прилетел из Боснии на похороны, то получил из женской консультации уведомление о ее первом посещении их клиники.

– Здесь? – очень тихо спросила она.

– Нет, Клаудия, не здесь. – Он вновь притянул ее к себе, укрыл одеялом, натянув его таким движением, в котором было стремление защитить и успокоить. – Ей не нравилось жить здесь. Она полагала, что здесь для нее низковато. Только одно аббатство и виднелось из окна, будто насмешка.

– Аббатство? Ох! Я поняла. Ты и есть тот человек, у которого в свое время возникли трудности с налогом на наследство.

– Да, сейчас я расположился здесь. Но до этого восемнадцать лет прожил в продуваемом сквозняками старом доме, который невозможно было обогреть никакими печами. Я не мог дождаться, когда покину его, чтобы уже никогда туда не возвращаться. Агенты по торговле недвижимостью обрадовались сделке как крупному выигрышу в лотерее. Ну, что ты на это скажешь? Кто, как не я, способен поверить в твою историю? Так что почему бы тебе не попытаться рассказать ее мне?

Так она и сделала. Огонек свечи колебался от ветерка, который колыхал легкие занавески, и она рассказала ему, почему она ненавидела все, что связано с матерью.

– Моя мать считалась совершенством во всех отношениях. Не только великая актриса, но идеальная жена, идеальная мать. Все это являлось чистым вымыслом. Но среди людей, близко знавших ее, существовал негласный договор хранить все это в тайне. Заговор молчания тех, которые желали сохранить веру в ее непогрешимость.

– Некоторые легенды слишком прекрасны, чтобы быть правдой.

– Знаешь, Габриел, эти люди могли бы обогатиться, рассказав о том, что и как было на самом деле. Так почему же они этого не сделали?

– А ты бы могла так поступить?

– Нет, – ответила она после значительной паузы. – Это причинило бы страшную боль папе, который и без того слишком многое претерпел. Он достаточно настрадался еще при ее жизни.

– Похоже, заговор молчания составился скорее для того, чтобы защитить его, а не твою мать, – предположил Габриел. – В конце концов, что иное могло бы заставить людей хранить печать молчания? Разве нет?

Клаудия покачала головой. Кроме всего прочего, она не могла себе представить, что весь этот кошмар доверен бумаге и выставлен на всеобщее обозрение.

– Раньше я никогда не думала об этом, но, оказывается, люди могут быть просто добрыми.

– Что это было, Клаудия? Пьянство? Наркотики?

– Нет, она никогда не пила много, слишком заботилась о своей внешности и фигуре, чтобы позволять себе такие вещи, и всегда презирала людей, употребляющих наркотики. Вот секс – простой, старый как мир секс – это было ее. В последнее время у нее была связь с известным политиком, к тому же женатым. В ту злосчастную ночь за рулем находился он. Она ужасно пострадала, все ее лицо покрывали шрамы.

Клаудия бессознательным жестом защиты прикоснулась к своей щеке.

– Не показывай на себе, – сказал Габриел, быстро отведя ее руку и поцеловав в побледневшую щеку.

– Знаю, Габриел. Но сегодня, глядя в зеркало, я спросила себя, как бы повела себя я в подобной ситуации. Неужели тогда я действительно стала бы такой, как она?

– И ты нашла ответ на свой вопрос?

– Если вы совершенны, вам, полагаю, никогда уже не смириться даже с ролью второй красавицы, а тут речь шла о полном уродстве. – Она отвернулась, положив голову ему на грудь. – Но я, в конце концов, не совершенна и никогда на это не претендовала.

– Это правда. – Затем, защищаясь от удара кулачком, он, смеясь, добавил: – Я всего лишь согласился с тобой, дорогая.

– Совсем не обязательно соглашаться со мной, когда я говорю о себе гадости.

– Я это запомню навеки. А что случилось с тем человеком? С политиком? Ты знаешь, кто он?

Она покачала головой.

– Знаю только, что он ушел с места аварии без единой царапины, а потом употребил все свое влияние, видимо огромное, чтобы инцидент не выплыл наружу.

– И твой отец позволил ему остаться безнаказанным?

– Папа оставил правду при себе, чтобы защитить жену, а не ее любовника. По официальной версии она заснула за рулем, при небольшой аварии отделалась царапинами, после чего решила всю свою жизнь посвятить семье, поняв, как близка та грань, за которой можно потерять все. – Габриел скептически хмыкнул. – Никто ни в чем даже не усомнился. Почему? Да потому, что это вполне соответствовало ее имиджу.

– Да уж, подобный имидж стоило сохранить.

– Одно время, уже после того, как мне исполнилось десять, я следила за выражением лица своего папочки, когда он слушал новости, надеясь заметить хоть какую-то реакцию, говорящую о наличии у него мужской гордости.

– Ты хочешь сказать, что знала обо всем еще с пеленок? – ужаснувшись, спросил Габриел.

– Мать мне рассказала. Ведь я должна была стать новой Элен Френч, ты же понимаешь. Занять ее место, оставить ее имя живым. И она не хотела, чтобы я совершила те же самые ошибки, что и она. – Габриел чертыхнулся. – Но она никогда не говорила мне, кто был ее любовник. Всегда защищала его.

– Жаль, что она не относилась столь же трепетно и нежно к своей дочери.

– Я всегда думала, что, стоит мне выйти за дверь, она тотчас забывает обо мне. Но, может, я ошибалась.

– Какого черта делал ваш папочка до того момента, как все это случилось?

– Он страдал больше всех, но об этом я узнала лишь недавно. Дело в том, что он полюбил Джульет Кэри, будущую мать Мелани. Собирался оставить жену и начать новую жизнь с ней. Но после несчастного случая с мамой Джульет просто исчезла, сгинула, поняв, что при таких обстоятельствах они не смогут быть вместе. Папа даже не знал, что у него родилась дочка, не знал до начала этого года ни о существовании Мел, ни о гибели ее матери.

– И это все во имя сохранения мифа о совершенном браке?

– Люди верят в то, во что хотят верить. А они предпочитают верить в прекрасные сказки. Думаю, защищать легенду о совершенной звезде ему было нелегко, ведь живая Элен Френч превратила его жизнь в сущий ад. Да и я причинила ему немало страданий.

– Но тебя-то он не защищал, не думал о твоем изуродованном детстве, а потому тебя не должна терзать совесть.

– Хуже всего, что я не сумела оградить от всего этого Физз. Но мы никогда не говорили папе о том, что все знаем. – Она вдруг усмехнулась. – Мы с Физз воображали себе мрачные мелодраматические сцены, в которых истерзанная душа бывшего любовника нашей матери склоняла его к публичному покаянию, а перед этим он бросался ей в ноги, вымаливая прощение.

– Мужчины, подобные ему, не имеют души, Клаудия.

– Нет конечно. Но легко представить себе его жизнь, ведь он день за днем должен был озираться в страхе, что наш отец вот-вот выведет его на чистую воду. Можно сказать, что эта авария разбила и его жизнь.

– Пожалуй, это своего рода отмщение.

– Да, но сам-то папа никогда не помышлял о мести. У него и своих забот хватало.

Клаудия надолго замолчала, задумавшись о той жизни, на которую обрек себя ее отец. Жить с такой развалиной, которая осталась от блистательной Элен Френч, никому не показалось бы легким делом.

Затем она заговорила вновь:

– Тут еще и с деньгами стало трудно. Он продал наш лондонский дом и все драгоценные побрякушки матери, чтобы оплатить дорогих частных сиделок. У нас теперь от тех цацек остались только копии.

– Фальшивые бриллиантовые серьги?

– Фальшивое все.

Ее отец был добрее матери, вообще был гораздо лучшим человеком, чем ее мать заслуживала, думала Клаудия, лежа в объятиях Габриела. Только теперь начинала она догадываться, что отец понимал гораздо больше, чем ей казалось раньше. Да разве дело в одном только понимании? Он жил рядом с обезумевшей бывшей звездой, жил, сцепив зубы, сам на грани безумия, но не оставил ее до конца. Поэтому, вспоминая, как она сама терзала его, Клаудия в тишине этой маленькой спальни впервые вдруг осознала, что отец ее был не только добрее матери, но и добрее ее самой.

Габриел пошевелился, потом приподнял голову, чтобы посмотреть на нее. Увидев, что она не заснула, как он сначала решил, он сказал:

– Ночью все выглядит гораздо трагичнее. Завтра взойдет солнце, и жизнь не будет казаться столь мрачной. Но раз уж сон ускользает от нас, не развлечь ли нам себя чем-нибудь иным?

– Вот это по мне! – воскликнула Клаудия и взъерошила заросли волос у него на груди. – Какие идеи, дорогой?

Он перехватил ее руку, чьи движения способны были сорвать его планы, и спросил:

– Как ты отнесешься к плаванию в лучах восходящего солнца?

– Не хочешь ли ты этим сказать, что твои яростные атаки больше не возобновятся?

– Не совсем. Просто я решил дать противнику передохнуть.

– Ммм, – задумчиво промычала она. – Боюсь, не оказалась бы вода в озере слишком холодной.

– Ну, я бы сказал мягче – прохладной. Но не бойся, любовь моя. Я буду рядом, чтобы согреть тебя, если понадобится.

И, демонстрируя, как он это будет делать, он начал целовать ее.

Позже, много позже восхода солнца, когда оно стояло уже высоко в небе, они посетили все же озеро и теперь возвращались в коттедж, обмотанные лишь полотенцами, смеясь и дурачась.

– Дай-ка я вытру тебя насухо, – предложил Габриел.

– Нет, нечего терять время. Лучше поторопись, ради всех святых, на кухню и скорее поставь чайник, надо приготовить какое-нибудь горячее питье, иначе я замерзну до смерти.

– А то тебя некому согреть, – весело отозвался он и тотчас, обняв ее, принялся целовать.

Она было поддалась на его ласку, но тут же, смеясь, отстранилась.

– Ох, нет. Сначала чай, мистер, а потом мы обсудим возможности других согревающих технологий.

И прежде чем он успел удержать ее, она уже взбежала по лестнице, на ходу обтираясь полотенцем.

Несколько минут спустя Клаудия, уже одетая в легкий спортивный свитер и джинсы, спустилась вниз с новой идеей.

– Габриел, мы должны поговорить о моих волосах. – Она поворошила обрезки былой красоты. – Мне просто необходимо поехать в город и нормально постричься. А то я чувствую себя какой-то кривобокой.

– Как скажешь, дорогая.

Габриел стоял, облокотившись о каминную полку. Он тоже успел одеться, а в руке держал радиотелефон.

Когда Клаудия всмотрелась в выражение его лица, то вмиг забыла о своих волосах – ей стало очевидно, что произошло что-то ужасное.

– Что, Габриел? – воскликнула она. – Что случилось?

– Я звонил твоему отцу. Он просил меня дать ему знать, как ты здесь устроишься.

– Да что случилось? Говори же! – Рука ее охватила горло. – Он опять заболел? Что-то с сердцем? О господи, я поняла! Это с Физз… бэби…

– Нет! – Он притянул ее к себе. – Нет, Клаудия. С ними все хорошо. Хорошо, – настоятельно повторил он, нежно прижимая ее к себе. – Это Джоанна. Джоанна Грей. Она в больнице. С ней произошел несчастный случай.

ГЛАВА 15

– С Джоанной несчастный случай? – тупо повторила Клаудия, глядя на Габриеля во все глаза. – Джоанна? О боже! Ты имеешь в виду, что она жертва чего-то, связанного со мной? Скажи, это так? Да? Как она сейчас? Да говори же, Габриел, что ты молчишь! – Она высвободилась из его объятий. – Говори ради бога!

– Сейчас она под действием сильных успокоительных. Но это скорее шок, чем что-нибудь еще.

– Я должна ехать к ней, – сказала Клаудия, поворачиваясь, чтобы идти за своей сумкой. – Сейчас же, Габриел. Это все по моей вине, и я должна быть с ней.

Он схватил ее за руку.

– Это ты плохо придумала. Она оттолкнула его.

– Не глупи. Я просто обязана быть рядом с ней.

– Ей сейчас не до тебя. Во всяком случае, на какое-то время. – Что-то в том, как он это сказал, заставило ее насторожиться. – Послушай, Клаудия, сядь, пожалуйста. Я должен тебе кое-что сказать.

– Значит, есть еще что-то! – Она упала в одно из кресел, но не выполняя его просьбу, а просто потому, что у нее подкосились ноги. – Что-то еще худшее! – И когда Габриел опустился перед ней на колени и взял за руки, она поняла, что ее догадка справедлива. – Это случилось вчера? Вечером? Ночью? На нее напали? Да говори же ты наконец! Что-нибудь страшное?

– Ничего особенно страшного, любимая, не волнуйся так. С Джоанной еще вчера вечером все было в порядке. Твой отец был в театре с Дианой и Хэзер. Он сказал, что с ней действительно все в порядке, она прекрасно сыграла.

– Габриел, прошу тебя.

– После спектакля Эдвард взял их всех, и они пошли за кулисы, чтобы поздравить ее. Они нашли ее рыдающей навзрыд в своей артистической уборной.

– Ну, такие вещи бывают, – неуверенно сказала Клаудия. – После спектакля с актрисой еще и не такое может быть. Я помню… – преувеличенно увлеченно заговорила она.

– Выслушай меня, – сказал он твердо, и она умолкла. Ждала, нутром чувствуя, что последует нечто ужасное. – Дорогая, сожалею, что должен огорчить тебя, но это Джоанна посылала тебе те жуткие записки. И платье тоже испортила она.

– Джоанна? – Клаудия уставилась на него во все глаза. – Этого не может быть. Я не верю…

– Однако это так. И тогда все сходится. Она знала, где ты живешь. – Габриел сделал паузу, но Клаудия безмолвствовала, и тогда он продолжил: – Она призналась твоему отцу, что поступала так, злясь на тебя за то, что ты заняла ее место в какой-то телепрограмме.

– Не в какой-то телепрограмме, Габриел. А во вполне определенном сериале. В «Сыщике», – возразила она. – Послушай, но это же глупо. Она тогда перед самыми съемками сломала руку. Ведь кто-то должен был заменить ее.

– Но ты и без того уже многое имела. Она сказала, что ее просто бесило то, что ты даже не понимаешь, как тебе во всем везет. Эдвард пытался успокоить ее, но она опрометью бросилась от него, убежала из театра, в таком состоянии села за руль и в результате разбила машину. – Клаудия, уронив голову и погрузив лицо в ладони, застонала. – Дорогая, успокойся, все обошлось. Несколько синяков и шишек, никаких переломов. Разве что сильный шок.

Клаудия решительно подняла голову.

– Габриел, отвези меня к ней. Я должна ее увидеть. Должна сказать ей, что остаюсь ее подругой.

Он колебался.

– Ты хочешь сказать? После всего, что она сделала?

– Конечно. Ты что, не понимаешь, как она страдает? А дальше будет еще хуже. Она истерзает себя уже одним тем, что все это выйдет наружу. Я уж не говорю о муках совести. Нет, я должна помочь ей, успокоить, убедить ее в том, что я все понимаю.

– Ты понимаешь ее?

– Ну да, понимаю. Что тут удивительного? Уж такая у нас профессия, удача значит так же много, как и талант. Видишь ли, в чем-то мне действительно помогли фамильные связи. Она права. Мне никогда не приходилось полагаться на одну удачу. Так что, милый, отвези меня к ней. Пожалуйста, прошу тебя, Габриел. Я должна увидеться с ней как можно скорее.

– Да, конечно, я с тобой совершенно согласен. Просто не был уверен, что ты на это способна. Прости, я не должен был сомневаться в тебе.

– Почему, Габриел? – сердито спросила она. – Ты ведь меня совсем не знаешь. Никто не знает меня.

Габриел понимал, что не время и не место объяснять ей, как она ошибается. Он уже начал угадывать ее истинный характер. Его не особенно удивили ее добрые намерения. Просто он думал, что она, узнав о мелких злодеяниях своей подруги, будет слишком потрясена, чтобы так быстро решиться на проявление к ней милосердия.

Он встал и решительно сказал:

– Мы едем сразу же, как ты соберешься.

– Значит, сейчас же. Я уже готова.

Он не стал спорить и, взяв ключи, направился к двери.

Большую часть пути они провели в молчании. Время от времени он поглядывал на нее. А она, хоть и чувствовала это, но попыток заговорить не делала, и он решил не беспокоить ее разговорами. Ей надо обдумать случившееся, в полной мере осознать его. Возможно, в эти минуты она подыскивала какие-то слова, которые могут оказаться для Джоанны Грей самыми существенными. Потом, когда они подъезжали к Лондону, Габриел сосредоточился на управлении «лендкрузером», ибо движение, несмотря на ранний час, было довольно интенсивным.

Когда они приблизились к Найтсбриджу, Клаудия сказала:

– Сначала заедем ко мне домой.

Ее дом. С густыми следами красной краски на лестнице, на стене и ковре.

– Мне кажется…

– Нет, милый, и не думай возражать. Я не могу появиться перед Джоанной в таком виде. Надо сделать макияж, как-то прикрыть волосы.

Габриел подавил раздражение, которое начинало в нем вскипать. Вероятно, Клаудия права, но слишком уж она, черт побери, добра к этой Джоанне Грей, явно того не заслуживающей.

У двери стояла картонная упаковка молока.

– Может, мне чем-то помочь?

– Нет.

Так что он остался не у дел. Слышал шум воды в ванной, душ она принимала недолго, затем стукнула дверь ее спальни. Минут через двадцать она появилась такой же очаровательной и безукоризненной, как всегда. Макияж, правда, был несколько тяжелее, чем обычно, чтобы скрыть воспаленные участки кожи. Глаза и губы выделялись так ярко, что это отвлекало внимание от всего другого. А на голове было сооружено нечто весьма элегантное из шарфа, что удачно скрывало недостаток волос. Оделась она в легкие летние брюки и летящую шелковую блузку типа туники. Словом, звезда выглядела так, как и положено выглядеть звезде. Но он почему-то даже и не подумал обрадовать ее комплиментом.

– Готова?

– Да. Поехали.

Джоанна тупо смотрела в стену, и Клаудия настояла на том, чтобы их оставили вдвоем. Габриел издали, стоя за стеклянной стеной, наблюдал, как Клаудия наклонилась к подруге, поцеловала в щеку и коснулась ее руки. Затем она присела на край кровати и начала говорить. Она пробыла у постели больной довольно долго.

Позже прибыл Эдвард, но Клаудия все еще сидела в палате.

– Весьма печальное дело, вы не находите, Мак? – сказал он, кивнув в сторону дочери. – Как она ко всему этому отнеслась?

Мак понял вопрос.

– Кажется, винит одну себя. Мол, она виновата хотя бы уж потому, что так много имеет.

– У нее нет никакой необходимости испытывать чувство вины, – сердито сказал Эдвард Бьюмонт. – За все, что она имеет, она заплатила страшную цену. – Мак поежился под его испытующим взглядом. – Она ведь все рассказала вам? – Вопрос прозвучал как утверждение, а потому не нуждался в ответе. – Клаудия невероятная девочка, Мак. Иногда, признаюсь, неистовая. До такой степени, что иной раз я просто боюсь за нее. Но если она доверилась вам так, что рассказала о матери, мне нечего тут объяснять.

– Да, я в курсе. – Он отвернулся от проницательных глаз Эдварда и увидел приближающуюся к ним Клаудию. – Ну, как она?

– Действительно, только синяки да ссадины. Завтра ее могут выписать, если будет кому за ней присмотреть. Я предложила ей пожить у меня.

– Клаудия, дорогая, – начал ее отец, – ты полагаешь, что это разумно?

– У нее же никого больше нет.

– Думаешь, ты со всем этим справишься? – спросил Мак, беря ее за руку. – Мне это тоже не кажется слишком удачным решением.

– Нет, это именно удачное решение. Ничего плохого со мной теперь не случится, а потому я возвращаюсь к своей нормальной жизни. Хватит с меня всей этой чепухи, – сказала она, стараясь не встретиться с ним взглядом.

– Я имел в виду ее. После того, что она совершила, ей будет трудно принять от тебя какую-либо помощь. Письма, платье… – Он не договорил, считая эти проблемы ничтожными. – Но вот когда она увидит пятна краски в подъезде…

– Я сегодня же найму декораторов, так что она ничего этого не увидит. – Она забрала у него свою руку и повернулась к отцу. – А насчет сегодняшнего вечернего спектакля не беспокойся, я с этим справлюсь. – Она пресекла попытки Эдварда возразить. – Осталось только разобраться с моей прической. Габриел, вы не подбросите меня к парикмахеру? Вы ведь поедете к себе, это по дороге.

По дороге. Она сказала это. С присущей ей независимостью отпускает его на все четыре стороны. Дает понять, что считает их последнюю ночь обычным делом между двумя людьми, оказавшимися вместе в подходящих условиях. Ей захотелось мужчину, и он был так добр, что исполнил ее желание. Более чем добр. Но нет никакой необходимости делать из этого историю, придавая ей большее значение, чем она имеет на самом деле. В конце концов, их свел несчастный случай. Если бы не эта ужасная краска, ничего бы не было. Не стоит затягивать эту историю, чтобы потом не плакать. Сейчас самый подходящий момент раз и навсегда разделаться с этим.

– Подбросить? Ты не хочешь, чтобы я дождался тебя?

Слова он произносил медленно, осторожно, будто хотел убедиться, что правильно ее понял.

– Господь с вами, зачем? – Она улыбнулась. – Больше я не нуждаюсь в телохранителе, и так уж у вас было из-за меня столько хлопот и забот. Чтобы добраться до дому, я возьму такси.

– До дому. – повторил он, и воцарилось молчание. Потом, будто опомнившись, деловито заговорил: – И правда. У меня накопилась куча дел. Тони крутится, считай, за двоих, за себя и за Адель, она ведь уже не вполне может.

Эдвард деликатно кашлянул и вмешался в их разговор:

– Мне по пути, Клаудия. Не сомневаюсь, что ты уже достаточно истерзала Мака, так что должна позволить ему вернуться к своим делам.

– Ох, да, конечно – тотчас заговорила Клаудия. Но Мак одновременно с нею сказал:

– Никакой особой спешки у меня нет. Эдвард посмотрел сначала на нее, потом на него.

– Ну, вы тут между собой разберитесь, а я пока пойду позвоню из машины.

– Хорошо, – сказала Клаудия сразу же, как ушел отец. – Что может быть лучше? Я, по крайней мере, перестану винить себя за то, что отрываю вас от работы.

И она протянула ему руку жестом, в смысле которого нельзя было обмануться.

Она хочет просто пожать ему руку? После того, что было между ними прошлой ночью? Он не мог поверить. Но взял ее руку, потому что это давало ему последний шанс прикоснуться к ней и этим прикосновением передать ей свои чувства. Но она казалась уже такой отдалившейся, такой чужой. Тогда он наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Вы не должны винить себя, Клаудия. Ни в чем.

– Габриел, я никогда не забуду того, что вы для меня сделали. Верьте мне. Надеюсь в один прекрасный день…

Она надеялась, что в один прекрасный день он встретит новую любовь, найдет свое счастье, но на нее он рассчитывать не должен, она хорошо к нему относится, но любить… Она подалась назад, и на лице ее появилась улыбка явно искусственного происхождения.

– Прощайте, Габриел. Вспомните, как выпрыгивают из самолета.

Ему хотелось схватить ее, заставить посмотреть ему в глаза, пока он будет говорить ей, как сильно любит, как хочет любить ее всегда. Но он понимал, что она всего этого просто не желает знать. А она, слегка помахав ему пальцами, повернулась и ушла.

– Прощай, любовь моя, – тихо проговорил он. Клаудия не могла слышать его слов. Она уже была в конце коридора, голову держала высоко, в обычной манере звезды, идущей мимо глазеющих на нее людей. И вот она свернула за угол и скрылась из виду. Какую-то минуту Мак стоял на том же месте, затем, не в силах переносить сердечную муку, пошел за ней следом, даже побежал, и успел увидеть, как она выходит из дверей больницы и направляется к машине отца, стоящей на парковочной площадке больницы. Но здесь он замер. Его остановило присутствие вездесущих газетчиков, несомненно слетевшихся сюда на запах жареного. В больницу, конечно, их не пустили, но теперь, когда появилась Клаудия, они окружили ее, что-то спрашивали и снимали, а она, улыбаясь, задержалась возле автомобиля и даже рассмеялась шутке, сказанной кем-то из назойливой репортерской братии.

Вот, он все еще может видеть ее, думал Мак, но как она далека. Она вернулась в свой собственный мир. Он допускал, что так может случиться. Но не знал, как мучительно будет отпускать ее, какое это причинит ему страдание. Он подошел поближе и услышал ее ясный голос:

– С Джоанной все в порядке, пара синяков и легкий испуг. В следующем сезоне она будет играть Аманду в «Частной жизни». Мы сделаем на этом хорошие сборы.

– А чем вы сами займетесь, Клаудия? – спросил один из газетчиков.

– Буду развлекаться, что же еще? – легко ответила она и, впархивая в отцовский «даймлер», послала им воздушный поцелуй.

Клаудия Бьюмонт. Ее имя не переставало звучать в его мозгу. Он все еще ощущал ее запах. Она стала его непреходящей мукой. До того, как встретить ее, он считал, что Клаудия Бьюмонт обыкновенная куколка, легкомысленная и почти наверняка безнравственная. Теперь он знает, как сильно ошибался, ошибался по всем пунктам. Он полюбил ее такую настоящую, живую, очаровательную, такую доверчивую. Кто бы еще мог предложить свою помощь девушке, которая столько сделала, чтобы запугать ее и навредить ей, девушке, которая готова была даже изувечить ее?

Он нахмурился. Надо было все-таки настоять на разговоре с Джоанной. Он обязан был настоять на этом разговоре хотя бы для того, чтобы выяснить, кто тот человек, который следил за квартирой Клаудии, пока сама Джоанна портила театральный костюм и писала подметные письма. Нет, здесь есть что-то еще, что он упустил. Но что? Габриел потер лоб. Что-то еще… Но он так долго не спал, что соображал с трудом. Может быть, на свежую голову.

Размышления его прервал зуммер радиотелефона.

– Да? – вяло отозвался он.

– Мак. Мне нужна помощь. – Звонила Адель, и панические нотки в ее голосе выбросили в его кровь такую порцию адреналина, что он сразу же забыл об усталости. – У меня начинаются схватки, а Тони полетел в Кардифф. Я звонила туда, но что-то со связью.

– Где ты?

– На аэродроме.

– Идиотка!

– Спасибо, я тоже тебя люблю. Но кто-то должен был находиться здесь, пока ты водишь мисс Бьюмонт за ее хорошенькую, беленькую…

Она резко замолчала.

– Адель!

– Ох! Прости, Мак, меня опять прихватило. Слушай, все происходит гораздо быстрее, чем я ожидала. Я вызвала «скорую», но…

– Я встречу тебя в больнице.

– Прости, что огорчу, но я вовсе не тебя хотела бы в такие минуты иметь рядом. Мне нужен Тони. Сейчас… – Речь ее прервалась очередным болезненным стоном. – Ох о-о-ох! Мак! Сделай что-нибудь!

– Скрести ноги и терпи, дорогая. Я попробую что-нибудь для тебя сделать.

– Клаудия, ты уверена, что приняла правильное решение? – спросил Эдвард Бьюмонт, когда они покидали больничную парковочную площадку.

– Да, папа, уверена. Джоанна поживет у меня. И я не изменю своего решения.

– Я имел в виду не Джоанну. Мой вопрос относился к Габриелу Макинтайру. – Она повернулась и внимательно посмотрела на отца. – Он кажется… кажется, влюблен в тебя. – Она не ответила, и он продолжил: – Он ведь герой, ты знаешь. Настоящий герой. Он награжден медалью за операцию в Персидском заливе.

Клаудия не слишком удивилась услышанному, но все же, просто из вежливости, спросила:

– В самом деле? А откуда тебе известно?

– Вчера прочитал в газете. Ваше небольшое непредвиденное осложнение в некоем ресторане вызвало целую сенсацию. Писаки, как всегда, потрудились на славу.

Клаудия издала легкий стон.

– О-о-о, вот еще напасть! Я и забыла об этом.

– Они столько понаписали. И относительно его покойной супруги, Дженни Кэллиндер, тоже. Кажется, она была альпинисткой. Я думал, ты знаешь.

– Да, он мне рассказывал.

И после того как он рассказал ей об этом, он еще имел терпение выслушивать ее болтовню о мелких детских обидах, утешил ее в постели, когда увидел, что она в этом нуждается, причем сделал это так, будто она единственная в мире женщина. Сердце Клаудии учащенно забилось от мысли, что он наверняка и жизнью рискнул бы, чтобы защитить ее в минуту опасности.

– Он хороший человек, Клаудия. Люк проверял. Клаудия уставилась на отца.

– Люк что?

Эдвард пожал плечами.

– Ну, Мак обещал ему охранять тебя, но Люк ведь ничего о нем не знал, вот и навел кое-какие справки.

– Уж кто-то, а Габриел не способен причинить мне зло, папа.

Клаудия откинулась на спинку сиденья и прикрыла глаза. И она не способна причинить ему зло. Она поступила наилучшим для него образом. Для него, но не для себя.

– Знаешь, – задумчиво проговорила она, – он настоящий рыцарь без страха и упрека, о каком женщины в наши дни могут только мечтать. А видел бы ты, как он умеет владеть собой!

– Да, жалко.

– Что?

– Я говорю, жалко. Надеюсь, он сообразит, как ему завоевать тебя. Он первый из всех, кого я встречал, который, кажется, способен удержать тебя в узде.

Клаудия попыталась улыбнуться.

– Уже одно это достаточная причина, чтобы я воспрепятствовала его завоевательскому рвению. Так что особенно не рассчитывай.

Клаудия покинула салон, проведя там пару часов, в течение которых стилист превратил ее в подобие дрезденской пастушки, поскольку с остатками ее волос ничего другого сделать было нельзя. Над ней, всячески утешая, ворковал весь персонал, ей наперебой предлагали то кофе, то чай, то сладости, чтобы хоть как-то облегчить понесенный урон. Они считали, что ее мрачное настроение вызвано порчей прекрасных волос, и она не стремилась их разуверить.

Она отослала Габриела, распрощавшись с ним навсегда, и теперь сама не могла поверить, откуда взяла силы, чтобы совершить подобное.

Но что она могла? Ну было бы еще несколько дней, пусть даже целая неделя немыслимого счастья, разве это что-нибудь изменило бы? Вряд ли. С тех пор как миновала нависшая над ней угроза, поводов для притворства не осталось, и она наверняка призналась бы Габриелу в своих чувствах. Но в таком случае он наверняка чувствовал бы себя виноватым из-за невозможности ответить ей взаимностью и даже сам мог начать притворяться. Нет, она все сделала правильно. Узнай он, что она его любит, он страдал бы. Впрочем, и ей самой пришлось бы не легче.

– Клаудия? О чем вы задумались? – послышался голос стилиста.

Она вздрогнула, вернувшись к реальности.

– Это так… ох, силы небесные, такая разница. – Она покачала головой из стороны в сторону. – Я ведь никогда коротко не стриглась. Ощущение странное, какая-то пустоголовость. – Глядя в зеркало, она потрогала нежные золотые кудряшки, вьющиеся вокруг ушей и сползающие на шею. Стрижка придавала ей игривый, совершенно новый облик. И вдруг она с облегчением вздохнула, осмотрела салон и улыбнулась. – Кажется, мне это даже нравится. Просто удивительно. Спасибо, мой милый.

– Уже одно то, что вы перестали страдать, для меня лучше всякой благодарности, – заверил ее стилист. – Но впредь будьте осторожнее, от малярных работ лучше держаться подальше.

Появившись в салоне, она наплела им историю, что в театре на нее со стремянки свалилась банка с краской, и они без дальнейших расспросов удовольствовались этой версией.

Выйдя на улицу, она не знала, что ей теперь делать. Несколько дней Габриел Макинтайр наполнял всю ее жизнь. Теперь она осталась одна. Надо было вернуться домой и попытаться хорошенько выспаться. Домой. В квартиру. Краска. Она вспомнила, что необходимо организовать срочное удаление следов преступления. Джоанна не должна столкнуться на лестнице со следами того, что натворила. Подумав об этом, Клаудия содрогнулась и тотчас пожалела, что рядом нет Габриела, который бы вмиг все устроил.

Тони по возвращении узнал о новости и сразу же примчался в больницу, где у дверей родильного отделения столкнулся с Маком.

– Как она? – спросил Тони.

– Готовится стать мамочкой. Тебе бы лучше быть там.

Тони колебался.

– Надеюсь, что я не упаду в обморок.

– А ты держи ее за руку, она не позволит тебе упасть, это не в ее характере.

– Он еще шутит! Но ты прав, надо идти. – Тони нервно прочесал пятерней волосы и взглянул на Мака. – Слушай, ты так… Извини, но ты так выглядишь, что тебя самого впору уложить в постель.

– Мистер Синглтон? – Юная медсестра смотрела на обоих мужчин, ожидая, когда один из них откликнется. Тони сделал нетвердый шаг в ее сторону. – Вашей жене не терпится родить, мистер Синглтон. И я не могу заставить ее подождать, пока вы соизволите прийти посмотреть, как ваш младенец появится на белый свет.

Мак проводил Тони взглядом, уселся на мягкую скамью у стены и попытался заставить себя не думать о том, что все это могло быть и с ним, не женись он на такой бесшабашной женщине, которая ставила свои амбиции превыше жизни. А ведь когда они познакомились, он так восторгался ее неповторимой целеустремленностью, бесстрашием, ее жаждой успеха. Но не понадобилось слишком много времени, чтобы обнаружить, как много дров подбрасывает слепой эгоцентризм в прожорливую топку подобного рода амбиций. Кроме того, выяснилось, что она вышла за него замуж еще и потому, что приняла за богача. Он тогда только что вынужден был продать Пинкнейское аббатство, и она, сильно заблуждаясь на этот счет, думала, что он способен будет финансировать несколько или даже все экспедиции, которые она наметила осуществить. Экспедиции, в которых она была бы лидером, так что вся слава досталась бы ей одной.

Если бы она не постеснялась расспросить его об этом и если бы он ясно объяснил ей настоящее положение дел, она бы знала, что три смерти близких родственников за десять лет довели его до необходимости продать Пинкнейское аббатство, дабы выплатить все необходимые налоги, что наследство оказалось бременем и что бездонное свиное брюхо банка поглотило его почти без остатка. Если бы она это знала с самого начала, возможно, они оба избежали бы множества ненужных страданий.

– Хэй, Мак! – Прикосновение к плечу будто пробудило его от всех горестных мыслей. Перед ним стоял Тони с самой идиотской ухмылкой на лице, которую Маку когда-либо доводилось видеть. – Это мальчик. Он… Ох, боже ты мой, Мак! Я в себя никак не приду. Это было поразительно. Я хочу сказать, что я был там.

– Надеюсь, ты не хлопнулся в обморок?

– До того ли мне было! Знаешь, там…

– Как Адель?

– Счастлива. Пойдем, сам увидишь. Понимаешь, я имею в виду… Нет, во все это просто невозможно поверить.

Состояние рассудка Тони не вызывало сомнения: в данную минуту он находился на грани помешательства.

– Ну, успокойся, пойдем, я сам посмотрю и скажу тебе, можно ли в это поверить или нет, – сказал Мак, тяжело вставая со скамьи.

Он чувствовал себя чертовски плохо и выглядел, вероятно, не лучшим образом, к тому же, проведя рукой по лицу, вспомнил, как давно не брился.

– Тони, – сказал он, когда его зять уже направлялся к палате, где лежала Адель. Тот обернулся, и Мак пожал ему руку. – Прими мои поздравления.

Адель сидела в постели, держа ребенка и улыбаясь во весь рот.

– Не было печали, Мак! – воскликнула она, увидев его. – Не подходи слишком близко, ты напугаешь мое бедное дитя одним своим видом. – Она передала наследника папаше. – Во что тебя превратила эта женщина за одну прошлую ночь?

– За прошлую ночь?

– Вот именно, за прошлую ночь. Ты вел за ней ближнее наблюдение, не так ли? Не могу же я допустить, что ты бросил ее одну в Лондоне, отправившись на ночь в свой замечательный коттедж.

– Слишком уж ты умна для такого глупого братца. Я не знаю, что буду делать, если ты не вернешься ко мне на работу.

– К тебе на работу? Ты шутишь? Я ведь теперь мама. – Она сделала особое ударение на последнем слове, словно ничего более важного нет и никогда не было. – У меня теперь и без тебя будет полно работы. Почему бы тебе не попросить мисс Бьюмонт подежурить в твоей конторе? Правда, там диван неудобный. Но зато это наверняка отвлечет ее от диких выходок.

Мак достаточно хорошо знал свою сестру и решил не поддаваться на провокацию.

– Смотри, будь осторожна. А то я так и поступлю.

Вдруг улыбка исчезла с его лица, он нахмурился. Когда несколько минут назад Тони заставил его очухаться, он думал о Клаудии. Там, на пленке, Клаудия что-то сказала. Что-то существенное. Надо сосредоточиться и вспомнить.

Адель тронула его за рукав.

– Мак, с тобой все в порядке?

– Конечно. Мне бы только поспать несколько часиков. – Наклонившись, он поцеловал ее руку. – Я рад за тебя, сестричка, ты прекрасно со всем справилась. Ты заслуживаешь высших баллов и за технику материнства, и за артистизм в достижении целей. – Он перевел взгляд на племянника и прикоснулся к его пушистой головке. – Ну, доложу я вам, это же вылитый Гарри. Дай-ка, парень, я посмотрю на тебя.

Он взял у Тони младенца и с минуту его покачал.

Тони и Адель переглянулись, и молодая мама сказала:

– Вообще-то, Мак, мы хотели назвать его Джеймсом.

– Это первый мальчик нового поколения, а потому он должен носить имя своего деда. – Мак поднял гл