Book: Хобот друга



Хобот друга

Геннадий Прашкевич

Хобот друга, или Письмо Владимиру Ларионову о странностях любви

Купить книгу "Хобот друга" Прашкевич Геннадий

1

«…Раз уж ты сам заговорил про Веню Шаламова, то новости таковы.

Его опять выгнали из университета. В двадцать семь лет это тревожно, ведь его выгоняют уже четвертый раз. Сам он, правда, говорит об этом несколько иначе. Обычно он говорит, что опять собирается поступать в университет. Обычно он говорит, что уже четыре раза поступал в университет и все четыре раза удачно. Нисколько он не подрос, зимой бегает на лыжах. Глаза выпуклые и пестрые, с веселой искрой. Действительно, не одного цвета, как у всех, а как бы пестрые, как бы с искрой. Одна девчонка с курса, влюбленная в Веню, сравнила Венны глаза с яйцами Фаберже. Не все знают, что она глупая. Оказавшись беременной, например, натиралась кремом для похудания.

Ну, ты знаешь, Веня с детских лет жаждал славы. Почему-то ему казалось, что проще всего заработать славу, попав в книгу рекордов Гиннеса. Вот он и начал с сибирского лимузина. Во двор коттеджа одной своей состоятельной подружки свез с автомобильной свалки пять корпусов выброшенных владельцами «запорожцев». Сироты сиротами, но склепанные вместе, они производили сильное впечатление. Внутри пахло ржавчиной, кресел не хватало, торчали голые пружины, но снаружи, окрашенное, как надо, сооружение выглядело настоящим лимузином, правда, на уровне третьего «запора», пришлось ставить еще одну, нейтральную, колесную пару. Поскольку мотор плохо заводился, приятели Вени с гиканьем вытолкали лимузин, длинный и гибкий, как змея, на гору к церкви и пустили вниз к морю. Состоятельную подружку Вени, устроившуюся на заднем сиденье, как это показывают в кино, вырвало метров еще за сто до кромки берега, и выпрыгнуть она не смогла – дверцы напрочь заело. Впрочем, в поворот шоссе лимузин все равно не вписался. На глазах прохожих, которые почему-то решили, что это идут работы по реставрации церкви, лимузин развалился на четыре части. Подружку выбросило в канаву, а Веня, не отпустив руля, опрокинулся в море. Простив Веню, состоятельная подружка отправила фотографию лимузина в редакцию «Книги рекордов Гиннеса», но из редакции ответили, что фотография не является убедительным доказательством существования первого отечественного сибирского лимузина. Убедительным доказательством для них является видеозапись и показания свидетелей. Обращаться в милицию, где лежали объяснительные свидетелей, подружка не решилась, тем более, что редакция Гиннеса в конце письма деликатно заметила, что желательно все-таки было бы говорить именно об отечественном лимузине, а не о склепанном из иномарок.

Отлеживаясь в больнице, Веня время не терял.

В больнице он написал поэму, в которой пятистопным ямбом, наиболее ему послушным, отразил вся техническую историю земной цивилизации – от изобретения колеса до эпохи создания первого сибирского лимузина. За время, ушедшее на выздоровление, Веня сочинил ровно 7777 строф. Они заняли 777 листов формата А4, исписанных убористым, но понятным Вениным почерком. Исходя из положения, врачи не решились сразу отпустить Веню домой, а бумагу ему покупала санитарка С., которая на этом и залетела. Она, впрочем, была уверена, что объем поэмы действительно поразит издателей и бросила Веню только тогда, когда из редакции Гиннеса сообщили, что гораздо более длинную поэму уже написали киргизы и в переводе московского поэта В. Бойкова она составляет более чем полмиллиона строк. Что же касается самой рукописи, то московское издательство, с которым санитарка пыталась установить деловые отношения, сообщило Вене, что рукопись вернуть по почте оно не может из-за резко подскочивших цен, но оставят рукопись в багажной ячейке Казанского вокзала. Понятно, Веня ради этого не поехал в Москву, тем более что его как раз выгнали из больницы.

Прячась от неудач в женской общаге швейной фабрики «Сибирь» (у Зои Л., ты ее должен помнить), Веня в течение месяца сочинил письмо к инопланетянам. Предлагал им некоторые земные редкости, которые на нашей планете все равно погибают без применения, просил заодно решить демографическую проблему. Не в том смысле, чтобы инопланетяне прямо вот сами приняли в этом участие, а в том, чтобы повлиять на красивых девушек, сделав их безотказными, как ракета «Сатурн». Писал Веня тушью на шелке и на письмо ушла ровно штука материи, которую он заимствовал у Зои Л., уехавшей в отпуск. Неизвестно для каких целей штука серебристого нежного шелка хранилась в шкафу Зои Л., но Веня нашел ей применение. Печатными буквами он лаконично перечислил все основные достижения землян, в том числе загрязнение воды и атмосферы, дыры в озоновом слое и всеобщее потепление во всех регионах планеты, даже в полярных зонах. На хорошем русском языке, адаптированном к простым мыслительным процессам инопланетян, Веня рассказал о многочисленных социальных болезнях, разъедающих наше общество, про нечестность местных депутатов, даже намекал, что если Калигула в свое время ввел в сенат лошадь, то почему бы от правых сил не предложить туда инопланетянина? Закончил Веня известным вопросом: «А как у вас?» и заклеил всю оборотную сторону письма фотографиями людей, животных, растений, микробов, гор и долин, рекламой различных патентованных средств и афишками интересных спектаклей. Хорошие картинки кого угодно достанут, считал он, поблескивая выпуклыми веселыми глазами. Зоя Л, вернувшись из отпуска, увидела расписанную штуку шелка и сказала, что теперь ее выгонят со швейной фабрике, но по странной женской логике выгнала Веню – из общаги. А из редакции Гиннеса Вене ответили, что вряд ли инопланетяне знают русский язык в сибирском Венином варианте. Нет уверенности, вежливо написали из редакции, что инопланетяне откликнутся на письмо, которое не могут прочесть. К тому же, гораздо более бессмысленное письмо года три назад накатал португалец Авету, проживающий ныне в Австралии.

Ну, ты знаешь Веню. Он решил под микроскопом специальной иглой записать на маковом зернышке все «Красное колесо» Александра Исаевича Солженицына. Все тома до единого. Конечно, для такого дела необходимо усиленное, хорошо рассчитанное питание, а Веня пил. На третьем томе, в Венино отсутствие, окно комнаты, которую он снимал, распахнуло сквозняком и, вернувшись, Веня застал в комнате стаю бесчинствующих воробьев.

Это подточило решимость Вени.

Правда, он еще вырубил из кедрового бревна (во дворе знакомого лесника) огромное вечное перо, в котором даже само перо было деревянным. Чудесный запах, длина два метра тридцать четыре сантиметра, для полной заправки требовалось всего одиннадцать литров чернил, но лесник денег на приобретение чернил не дал. Обиделся за испорченный материал, предназначавшийся для отделки какого-то кабинета в местной администрации, да и перестал доверять Вене.

Сам сходил в магазин и купил водки…»

2

«…Тогда Веня удачно устроился сторожем в Bank-Salutary.

Солидное здание с окнами на проспект. В банке часто бывали иностранцы, ходили слухи, что BS вообще на восемьдесят процентов не наш. Вене это было все равно. Вложений в банк он не делал. Получал свои три тысячи рублей в месяц с небольшими надбавками и пользовался казенной формой. Несмотря на жаркое лето, Вене выдали меховую шапку, овчинный полушубок и катанные валенки. В подвалах, в которых нес ночные дежурства Веня, температура не поднималась выше 12 градусов по Цельсию. Веня приходил на дежурство в сандалиях, в джинсах, в тонкой футболке и переодевался во все теплое. Даже полюбил, чтобы было вот так – холодно.

«Любишь экстремальный секс?» – спросил он одну новую знакомую из педагогического университета. – «Ага», – ответила знакомая, делая вид, что не понимает, о чем идет речь. Но на ночное дежурство пришла. Веня провел ее в подвал банка с задней стороны, с технического дворика, где дворники хранили метлы. Даже начальник охраны не догадался о нарушении. Длинные ряды стальных полок со всякими склянками и пробирками в низких подземных хранилищах удивил гостью порядком и чистотой. «Это я поддерживаю такою чистоту», – нагло преувеличил Веня, заметив восхищение гостьи, и в виде особой приязни показал заспиртованный член мамонта. – «Тридцать семь тысяч лет, – с намеком пощелкал он пальцем по стеклянной банке. – Правда, хорошо сохранился?» – «А ты почему спрашиваешь?»

На Новый год, когда банк обезлюдел совершенно, Веня вызвался дежурить подряд двое суток, естественно за дополнительную плату. «Хочу сочинить грандиозный чайнворд». Начальник охраны скептически хмыкнул и сказал: «Не пей много». Понимал, что ничего другого в своих подвалах Веня не сможет сочинить.

И ошибся.

Веня действительно решил сочинить такой чайнворд, блин, чтобы его нельзя было вынести из подвалов, вот такой высоты, вот такой широты! И чтобы все слова были связаны с Новым годом – зайчики, Снегурочки, елочки, Деды-Морозы и все такое прочее. А чтобы работа совсем уж ладилась, пригласил на дежурство одну девчонку. «Ты только слова мне будешь подсказывать, и все, – уговаривал он. – В хранилище тихо, ты хорошо выспишься. Тебя вон как сессия замотала. Будешь спать и спать, я мешать не буду, только иногда будешь подсказывать незнакомое слова».

Девчонка ни в какую не соглашалась.

«Только, – говорила, – если родители отпустят».

На глаза родителям Веня показываться не рискнул, конечно. Пошел самым простым путем: снял на ночь девушку по вызову. «Махаончики», – прочитал в газете. За ночь не простудится, решил, а утром выгоню. Денег, полученных за двойное дежурство, как раз хватит на ночь большого чайнворда. К тому же, махаончик не будет посылать его к родителям, говорить глупости о любви и так пожимать плечиками, будто совсем ничего не понимает. А чтобы не скучно было, Веня припрятал под металлической полкой хранилища две бутылки шампанского и две бутылки водки.

Так решил, что лишнего не надо.

В последний рабочий день иностранцев в банке было удивительное количество.

Как знаков в числе пи, подумал Веня. Это он готовился с созданию самого большого в мире чайнворда. Наверное, занимаются проблемами Сибири, прикидывают, как улучшить нашу жизнь или хотя бы оттяпать пол-Сибири. За день к сейфу из инструментальной стали, расположенному в основном хранилище, иностранцев приводили раз пять. Всегда группами – по два человека, не больше. Большая группа могла изменить температуру в хранилищах. При ровной температуре и валюта дольше хранится, думал Веня, прикидывая, как обыграть такое красивое слово в чайнворде. «Вот смотри, – сказал Веня нежному махаончику, когда банк закрыли и они, наконец, остались они. – Это в банке член мамонта». – «А чего он такой сморщенный?» – «Ну, все же тридцать пять тысяч лет», – нагло намекнул Веня, но махаончик наивно вскинула реснички: «А мне, например, старики не нравятся. Ты мне сколько заплатишь?» – «Так мы же договорились…» – «Но здесь холодно. Мы про холод не договаривались. На холоду – это за доплату… А от чего они вымерли?», – покосилась махаончик на многие стеклянные пробирки, поблескивающие на металлических полках. – «Их старик Ной не взял на ковчег». – сообщил Веня. – «Почему?» – интеллект махаончика был в самом зачатке, но активен. Пришлось объяснить, что один из сынов Ноя был таким хамом, что некоторые животные сами не пошли на борт. Особенно самки. – «А у нас тут – банк, валюта, – поджал губы Веня, заметив, впрочем, что слово валюта и на махаончика произвело самое благодатное впечатление. – В нашем хранилище температура всегда должна оставаться одинаковой – зимой и летом».

Он бросил на пол два овчинных полушубка (огромный деревянный стол, поставленный у главного сейфа, Веня приберег на последний случай, если махаончик совсем озябнет), в ногах поставил обогреватель и обнял гостью. Махаончик весь послушно затрепетал, но даже в трепете стрелял лукавыми глазками по сторонам, будто изучал подступы к главному сейфу или пытался определить, сколько валюты можно вложить в такое пространство. Пар от дыхания, нежные стоны – все как в лучших домах Лондона, махаончик даже увлекся. Но в самый сложный момент, на самом прерывистом дыхании массивная металлическая дверь в хранилище подпрыгнула от негромкого взрыва и слетела с петель. Когда дым развеялся, перед пораженным Веней и пискнувшим махаончиком, стыдливо кутающимся в овчинный полушубок, возникли два Деда-Мороза в масках и Снегурочка, тоже в маске. Махаончик еще раз пискнула, но, как опытный человек, метаться не стала, а прямо в полушубке, загадочно блеснув голой попой. переползла под длинный деревянный стол. Для острастки один из Дедов-Морозов пальнул из большого пистолета по банке с членом старого мамонта и Веню обдало спиртовыми соками со странным запахом.

«Где сейф?»

Сеня не успел указать, как Дед-Мороз уже рявкнул: «Код!»

Маска на нем была какая-то злая. Веня решил, что обращаются к нему, но Снегурочка прервала невнятные объяснения, пальнув из обреза, выдернутого из-под беленькой шубки, в пробирки над тихо повизгивающим под столом махаончиком. С полок потекло. Только второй Дед-Мороз совсем не шумел. Он сразу произвел на Веню солидное впечатление, и пушки в его руках не было. К тому же, этот Дед-Мороз, видимо, знал код. Или умел раскрывать коды. Присев перед главным сейфом, он долго перебирал набор цифр, и, наконец, легко повернул колесо, похожее на штурвальное. Толстенная стальная дверца медленно отошла в сторону. Снегурочка и злой Дед-Мороз переглянулись, а солидный заглянул в недра сейфа. Махаончик из-под стола тоже туда пыталась заглянуть. Непонятно, что Дед-Мороз увидел в сейфе, но явно что-то не то, что ожидал, потому что выругался и, вынув из-за пояса большой пистолет, произвел один за другим три выстрела. Занервничал, наверное. Соответственно в сейфе начало звенеть, падать, биться, наружу вылетели осколки стекла, опять какая-то жидкость полилась на бедного махаончика, прячущегося под столом.

«Где валюта?»

Веня сильно удивился.

Он свой чайнворд еще и не начал, а все подсказывали ему только одно слово. Более того, на него еще и кричали.

«Скотина! – кричали. – Это же банк?»

По обращению у Вени претензий не было. Живем в свободном мире, сами добивались свободы слова и все такое прочее, но солидный Дед-Мороз теперь тоже выглядел злым.

Желая его успокоить, Веня уточнил:

«Ну да. Bank-Salutary».

И уточнил:

«Это ограбление?»

«Да, ублюдок» – подтвердила Снегурочка.

«А зачем вам все это?»

«А зачем грабят банки?»

«Нет, я не о том. Я спрашиваю, зачем вам наш банк?»

«Какая разница, ваш, не ваш? – солидный Дед-Мороз тоже пальнул по пробиркам. – Где валюта? Почему в сейфе только пробирки?»

«Да потому что это банк Bank-Salutary».

«Ну и что? Ты уже второй раз это говоришь».

Грабители, скорее всего, были залетные. Пришлось им объяснять. Такие вот гастролеры из центра, но не из Москвы. Скорее, из областного центра. Пришлось объяснять, что они ошиблись. «Вас, наверное, вывеска обманула, – с сердечным содроганием объяснил Веня. Он даже сочувствовал грабителям. – На вывеске написано золотыми буквами Bank-Salutary».

«Ну и что?»

«Так это же банк спермы. Банк-Спасение, если перевести буквально».

«Это все сперма? – страшно удивилась Снегурочка, оглядывая битые и еще целые пробирки. – Так вот почему вы вдвоем дежурите. Сколько вам за это платят? – неизвестно, о чем она подумала, переводя взгляд с Вени на махаончика и обратно. И недоверчиво переспросила: – Ты не врешь, ублюдок?»

А злой Дед-Мороз пробормотал: «Залетели».

И опять пальнул по пробиркам…»

3

«…Конечно, BS снаружи выглядел самым настоящим банком – блестел стеклом, зеркалами, никелем. Но это был научный банк. Веня как-то не придавал этому значения, хотя два раза бывал в операционном зале. Там по периметру шла широкая галерея, на столиках стояли бесчисленные компьютеры, перед ними сидели бесчисленные сотрудницы в халатиках на голое тело.

Это Веня так подумал, что на голое тело.

Лаборатории и кабинеты располагались этажом выше.

Оказывается, иностранцы вкладывали деньги не просто так. Здесь, в Сибири, они собирались возродить поголовье вымерших мамонтов. В сейфах в замороженном состоянии хранились свезенные из разных полярных районов рыжие волосы, замороженные внутренние органы, толстые, как тумбы, ноги, даже вот старый член был. Кстати, раньше их было два, но один украли и продали на Запад, как целебный. Возможно, что продали тем же самым иностранцам, которые вкладывали деньги в российскую генную инженерию. Пока ревела внутренняя сирена, пока неторопливая охрана выезжала из дежурки местного отделения милиции, Веня полураздетой вытолкал махаончика на мороз.

«Беги и не кричи».

Махаончик только кивала.

Она в общем не боялась. Если бы ее схватили, то ничего, кроме белья в руках не нашли бы. И дежурного майора она хорошо знала. «Почему держите одежду в руках?» – «Да жарко». – «Это в пятнадцатиградусный-то мороз?» – «А я в шубке». – «А почему мокренькая?» – «От страха».



Короче, махаончик выпорхнула из хранилища в полном ужасе, хотя успела бросить Вене, оглядываясь на побитые пробирки: «Тебя не заставят заполнять все это самому?» – «Я что, мамонт?» – огрызнулся Веня. Он посчитал, что юмор у махаончика дурацкий.

Следствие длилось почти месяц, но Веня в общем не пострадал. Состава преступления в его действиях не нашли, к тому же Снегурочку и злого Деда-Мороза схватили минут через сорок после попытки ограбления. Солидного, правда, схватили только на следующий год, то есть через семь часов после ограбления, зато нежного махаончика допросили сразу. Она много плакала. Мало того, что Веня ей не успел заплатить, ее еще и оштрафовали. А вот к Вене сильно не придирались. Никаких секретов он не знал, значит, выдать их никому не мог, и умные слова употреблял только при составлении кроссвордов. Плевать ему было на то, что замороженные яйцеклетки, добытые из полуразложившихся туш сибирских мамонтов, выстрелами разметало по всему хранилищу, бедный махаончик убегала из хранилища совсем мокрая. И сам Веня долго оттирался, собирал разлитое в пробирки грязными пальцами. Он ведь не знал, что лучше тут ничего не касаться. Он ведь не знал, что в разгромленном сейфе BS хранился, скажем так, препарат, уже готовый для имплантации в матку роскошной индийской слонихи, вполне подготовленной к такому важному событию. Так мне сказал академик Шернберг, мой приятель. Не знаю, что он имел в виду под понятием вполне подготовленной. Может, слонихе крутили в зоопарке порнофильмы или водили в кино. Да это и не важно. Лично мне кажется, что идея возродить поголовье сибирских мамонтов в то время, как животный мир планеты так резко склоняется к полному вымиранию, – благородная идея. Когда-то мамонтов было столько, что только их и рисовали на стенах пещер. Все доисторические пещеры зарисованы мамонтами от хребта Черского до Пиринеев.

Оказывается, рассказал мне академик Шернберг (кстати, зампредседателя Мамонтового комитета Российской академии наук и соруководитель Международного проекта по исследованию макро– и микроорганизмов в вечной мерзлоте), вместе со своим коллегой Кагосимой Кацудзими, профессором Токийского университета, он уже ставил у себя в Институте очень интересные опыты. Он, например, убивал быка, замораживал тушу, потом размораживал ее до комнатной температуры и снова крепко замораживал, воссоздавая условия вечной мерзлоты. Шернберг не производил впечатление человека, способного убить быка, но я ему верю. Размороженной спермой быка Шернберг оплодотворял корову. Шернберг не производил впечатления человека, способного оплодотворить корову, но я ему верю. Вроде бы он даже получал прекрасные результаты. Ну, в смысле, прекрасных телят. «То же и с мамонтом, – просто сказал мне академик, выпив коньяка. – Это вовсе не такое уж сложное дело. Надо только найти замороженную сперму мамонта и приготовить специальный имплантант. Ну, а потом оплодотворить слониху, которая готова к такому повороту событий. Появится гибрид, вот и славно, вот и кончаются на этом самые волнующие моменты. Дальше рутина, обычная селекционная работа. Десяток-другой лет отборочной работы и мы получим настоящего мамонта.»

Веня, кстати, куда-то свалил, я долго его не видел.

Зато года через три после описанных событий академик Шернберг показал мне одну рабочую, как он сказал, видеокассету. По секрету, конечно. Мы с ним соседи по дому, наши квартиры стена в стену, я слышу иногда, как он играет на мандолине. Работы академика Шернберга не считаются открытыми. Никто, правда, их официально и не закрывал, но показать такой видеофильм можно только приятелю.

Я увидел просторные металлические вольеры. По широкому проходу прохаживалась с метлой в руках красивая лаборантка в кудряшках, в коротком рабочем халатике. Одну вольеру занимал опытный горилла альбинос. Не знаю, для чего его там держали, но занимался он не тем, что я ожидал увидеть, и при этом подавал всякие знаки девушке. А в другой вольере прохаживался мохнатый слоненок с приличными уже бивнями. Я сразу обратил внимание на его очень длинные рыжие волосы, явно теплые, свисающие почти до пола. Поглядывая на девушку, мамонтенок (конечно, это мамонтенок, подтвердил Шернберг) поднимал хобот и трубил. Звери, видно, достали девушку. С одной стороны горилла альбинос, с другой – мамонтенок. Девушка демонстративно оттопыривалась и мела пол метлой. Оба зверя жадно за ней следили. Ну, горилла альбинос ладно, Бог с ней, какое-то сознание, какие-то проблески разума, пусть и непристойного, в голове альбиноса брезжили, но вот мамонтенок вел себя из ряда вон. Что-то в нем было знакомое. Не в морде, конечно, а в манерах. Перехватив взгляд девушки, например, он хоботом и ногой показал ей, что с ней сделает, когда вырвется из вольеры. Горилла альбинос тоже пытался показать, что он с нею сделает, но на гориллу девушка не смотрела.

«Смотри какая у него походка!»

«А чего в ней такого особенного?»

«Порочная, – загадочно заметил академик. – Как у папы».

«А кто его папа?»

Академик как бы не заметил вопроса.

А может, посчитал, что ответ подразумевается.

Но в мамонтенке действительно было что-то ужасно порочное. И выпуклые его глазенки поблескивали пестро и весело, как яйца Фаберже… Вот почему, Володя, я и спрашиваю: кто мы? откуда? куда идем?»


Купить книгу "Хобот друга" Прашкевич Геннадий



home | my bookshelf | | Хобот друга |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу