Book: Топ Дог



Топ Дог

Дуги Бримсон

Топ Дог

ПРЕЛЮДИЯ

Среда, 8 марта 2000 года, 16.55


Билли Эванс глубоко затянулся только что закуренной сигаретой марки «Бенсон и Хеджес», закрыл глаза и откинулся на роскошное кожаное сиденье «рейндж-ровера» под звуки Эла Грина, певшего «Кто залечит разбитое сердце», которые лились из стереосистемы.

Для Билли, выросшего на рационе музыки 70-х и 80-х, Эл Грин был божеством. Он даже назвал своего первого сына в честь этого великого человека, хотя Саманта и утверждала, что Эл Эванс не звучит, вынудив его пойти на компромисс и согласиться на Элфи.

А эта песня вообще была для него самой важной. Именно под нее он вез Саманту домой в тот вечер, когда они познакомились в «Золотом прииске» на острове Кэнви, и под нее же они танцевали на своей свадьбе. Это была их песня, и она никогда ему не надоедала.

Через 6 минут 24 секунды, все еще чувствуя мурашки на шее, он наклонился вперед, едва слышно выругался, нажал кнопку повтора, прибавил звук и снова с улыбкой откинулся на спинку сиденья.

Эл едва начал второй куплет, как задумчивое состояние Билли было нарушено стуком в окно. Не открывая глаз, он инстинктивно поднял кулак и по— казал два пальца. Он прекрасно знал, кто это. И они могли подождать.

Грэм Хокинс попытался снаружи заглянуть внутрь сквозь тонированные стекла, плюнул и, выругавшись, двинулся через стоянку обратно к четверке с иголочки одетых парней, стоявших прислонясь к серебристому «мерседесу». Многолетнее общение с Билли заставило его наизусть выучить все песни Эла Грина. Вследствие чего тот вызывал у него стойкую ненависть.

— Этот распиздяй выложил почти восемьсот фунтов за стереосистему, и теперь только и делает, что слушает эту негритянскую музыку. Ему самому надо было черным родиться. — Он резко и отрывисто затянулся не столько ради удовольствия, сколько для того, чтобы посмешить присутствующих, и, кипнув высокому стройному негру, стоявшему перед ним, добавил: — Без обид, Стретч. — После чего оба рассмеялись.

— О чем ты, Хокинс? Я и сам люблю послушать «Аббу». Хорошая старомодная музыка.

Хокинс улыбнулся и отшвырнул окурок в сторону черного «рейндж-ровера».

— Тебе никогда не удастся стать приличным белым человеком, Стретч. Член не дорос.

— Твоя мама считает иначе.

— А твоя солидарна со мной, — откликнулся Хокинс, прикуривая следующую сигарету.

От компании отделился один из парней, бессознательно одергивая полы своего нового фирменного пиджака.

— Твою мать, Хок, поторопи ты его, наконец. В «Болейн» будет не протолкнуться, пока мы доберемся.

Хокинс наградил собеседника долгим взглядом и покачал головой.

— Пошел ты. Пижама. Ты что, не видел — я только что стучал ему в окно. Чего тебе еще от меня надо? Ты же его знаешь. К тому же, насколько я могу судить, — Хокинс помедлил, внимательно прислушиваясь к звукам, доносившимся из машины, — секунд через сорок он выйдет.

Все присутствующие непроизвольно посмотрели на часы, после чего перевели взгляд на «рейндж— ровер».

Ровно через сорок семь секунд Билли распахнул дверцу и вышел из машины, приветствуемый громогласным «есть!» и безудержным смехом.

— Что это с вами? — поинтересовался он, перейдя дорогу.

— Это все из-за тебя, кретин несчастный.

— Серьезно? — осведомился Билли, вытягивая руки и делая вид, что он сдается.

— Ты. уже давно должен был быть здесь, — заме— тил Хокинс. — Но нам, как всегда, приходится тебя ждать. Так мы идем за пивом или нет? Чего тормозить?

Билли оглядел знакомые лица и покачал головой с отеческой укоризной.

— Мне что, надо вас за ручку водить? Или, может, вы боитесь этих несчастных саутгемптонских фанов?

— Точняк, — выходя вперед, саркастически заявил высокий белобрысый парень, говоривший на кокни. — В гробу я видал всех этих ублюдков.

Билли нахмурился.

— Твою мать, Даррен, ты совсем рехнулся? Где ты надыбал этот пиджак?

— Это «Стоун Айленд». Нормальная фирма. Не то что эти разноцветные тряпки, которые носите вы, пидоры.

Пижама тоже неодобрительно покачал головой.

— Он всегда живет с опозданием на три года. Тут недавно прикидывал, как поедет на чемпионат мира во Францию,

— Да, я как раз собирался купить тебе там новую пижамку.

Все разразились хохотом. Пижама получил свое прозвище как раз во Франции, когда угрохал полдня на поиски пижамы для своей подружки, у которой был день рождения.

— Девочки, мы идем за пивом или что? — повторил Хокинс с нарастающим раздражением. — Уже почти пять часов, если никто не заметил.

— Я, между прочим, жду вас, — без тени улыбки заметил Билли. — А вы никак не угомонитесь. Кстати… — Он повернулся к круглолицему коротышке, стоявшему у «мерседеса», и из его голоса сразу исчезли все игривые интонации. — Мы готовы к встрече с «Челси», Джефф?

— Без проблем, — откликнулся тот, отталкиваясь от капота машины. — Я только что получил несколько канистр из Бельгии. Первоклассная штука. Никто даже не успеет сообразить, в чем дело.

Билли кивнул. На Джеффа можно было положиться. Именно поэтому все и хранилось у него дома. Включая мобильные телефоны.

— Хорошо. В любом случае у нас еще есть несколько дней. Пижама, звякни им завтра и узнай, собираются ли они появиться на этот раз.

— И скажи, чтобы они не привлекали к себе внимания полиции, — добавил Даррен. — Похоже, стукачей в этом клубе больше, чем в кабинете тори.

Билли улыбнулся. Приятно было снова оказаться в атмосфере привычных шуток.

— На этой неделе я слегка перегружен. Как насчет следующего четверга? — Он окинул присутствующих взглядом и, когда возражений не последовало, добавил: — Тогда заметано. Только на этот раз будем встречаться не в «Болейне», а в каком-нибудь менее заметном месте.

— Как насчет «Святого Георгия»? — предложил Стретч. — Я знаю, что это фанатский паб, но мы туда уже довольно давно не заходили.

Билли кивнул.

— Годится. Тогда где-нибудь в половине девятого. Ну так что, мы пьем пиво или как? Ставит Хок.


Через несколько минут вся компания уже двигалась по Грин-стрит по направлению к «Болейну» — их излюбленному пабу в дни проведения игр. Для неосведомленного наблюдателя они представляли собой просто полдюжины парней, направляющихся на футбольный матч, однако понимающие видели в них нечто большее. Дорогие костюмы и врожденное высокомерие являлись их столь же неотъемлемой чертой, как униформа для полицейского, подозрительно следившего за ними.

Внезапно остановившийся Билли разразился целым потоком нецензурных выражений, затем добавил:

— Я оставил телефон в машине. Идите, я догоню.

— Вы замечаете, что он каждый раз выкидывает подобные номера? — рассмеялся Стретч. — В лепешку разобьется, лишь бы не проставляться.

Билли посмотрел на него с видом оскорбленной невинности.

— Ах ты толстяк… Подавись.. — Он было полез в карман за бумажником, но и того не оказалось на месте. С трагической усмешкой он осознал, что и его оставил в машине. — Дашь в долг, Хок?

Все разразились хохотом.

— Твою мать! — гоготал Джефф. — Ну и ловкач! Эванс, у тебя совесть есть?

Билли выждал, когда смех немного утих, и, сдаваясь, поднял руки.

— Давайте, валяйте. — Он повернулся и двинулся обратно к стоянке, качая головой и мысленно ругая себя на чем свет стоит. Он знал, что теперь они его не оставят в покое весь вечер.

Он уже собирался выйти на проезжую часть, когда прямо перед ним начал притормаживать белый микроавтобус. За запотевшими окнами виднелись лица пассажиров, встревоженных пробкой, в которую они попали. Билли мгновенно понял, кто это такие, и остановился, с невозмутимым видом встречая устремленные на него взгляды и внутренне усмехаясь при мысли о том, что в это время творилось в головах зрителей. Столкнись они в другом месте при соотношении сил как минимум один к десяти, они бы, не раздумывая, высыпали наружу и устроили потасовку. Однако сейчас это было невозможно, если они, конечно, хотели вернуться домой в целости и сохранности. Здесь нарушение демаркационной линии могло привести к самым непредвиденным последствиям. Атмосфера была накалена до предела, хуже, чем в Ньюкасле.

Билли встретился глазами с пацаном, сидевшим на заднем сиденье, и несколько секунд не сводил с него взгляда, чувствуя, как тому становится явно не по себе. Его так и подмывало подскочить к окошку и прокричать какую-нибудь угрозу. Но дело кончилось тем, что он просто подмигнул ему и рассме— ялся, когда пацан испуганно отпрянул и отвернулся. «Вот деревня!» — подумал он.

Вереница машин снова двинулась вперед, и Билли, перед тем как перейти дорогу, помахал ребятам рукой, одновременно отметив про себя адрес фирмы по аренде машин, который был написан сзади, что подтверждало его догадку о том, что это были приезжие с южного побережья. Однако в тот момент, когда Билли уже почти достиг тротуара, он с изумлением услышал отчетливый хлопок закрывающейся металлической двери, обернулся и не смог сдержать улыбки при виде четырех парней, не спускавших с него глаз и отчаянно пытавшихся затеряться среди прохожих.

— Да вы что, охуели?! — вслух произнес он. Автомобильная сирена заставила его подпрыгнуть, и, извинившись, он поднялся на тротуар, пропуская машину. Когда он снова оглянулся, то заметил, что один из саутгемптонских парней оторвался от толпы и переходит дорогу — не то чтобы прямо по направлению к нему, но под таким углом, чтобы отрезать ему возможность отступления слева. Затем появился другой, отрезая ему дорогу направо. И тут Билли понял, что он попал. Перед ним были явно не простаки, а настоящие бойцы. А получить взбучку от провинциалов с южного побережья ему не хотелось точно так же, как и от кого бы то ни было другого.

Билли огляделся и увидел, что через ничего не подозревающую толпу к нему пробираются еще двое, не без раздражения отметив, что вокруг не было никого, кроме салаг и фанатов.

— Твою мать! — с чувством произнес он, пытаясь сообразить, что бы такое предпринять. — Это может быть неприятно.

Ни тот, ни другой не вызывали у него желания махать кулаками — в такой толпе можно было только драться, а он почти не сомневался в том, что окажется на земле со всеми вытекающими из этого последствиями. У него оставался только один выход, и он воспользовался им без колебаний: Билли вышел на проезжую часть. Не обращая внимания на возмущенные гудки машин, он развернулся и двинулся в нужном ему направлении. Раздражение уступило место негодованию. Давно уже фаны из других клубов не осмеливались наезжать на кого бы то ни было в такой близи от Аптон-парка. Но что было еще хуже, так это то, что они попытались наехать именно на него. Эти суки заплатят так или иначе. Может, прямо сегодня, а может, через год. Но они заплатят за это.

Когда первый из четверых последовал за ним и вышел на проезжую часть. Билли сконцентрировал все внимание, запоминая каждую черточку его лица, детали одежды и манеру поведения. Он укла— дывал это в память на будущее с такой тщательностью, словно ничего другого не существовало. Лондонский пейзаж расплылся перед его глазами, а вечерний шум затих в отдалении, словно кто-то повернул ручку настройки.

— Ах ты сука! — рявкнул Билли и двинулся навстречу противнику. Движения его были расслаб— лены, руки слегка согнуты в локтях. Он был готов. — Ты даже не представляешь, в какое дерьмо ты вляпался.


Рей Джексон маневрировал на своем мотоцикле между машинами, когда заметил драку. Он проехал еще несколько метров и остановился. Откинув подножку, он нажал переключатель на приборной панели и сошел на проезжую часть. Громкий вой сирены тут же возымел свое действие — дерущиеся мгновенно расцепились и, обернувшись, уставились на него. Джексон снял шлем и направился к ним. Ближайшее лицо было ему знакомо по бесчисленному количеству предматчевых брифингов.

— А ну-ка проваливайте, а не то я вас арестую, — рявкнул он.

— Разве это справедливо? — вызывающе ответил Билли.

— Очень даже. Вали отсюда. А ты… — Рей повернулся ко второму типу и поднял палец: — Смотри мне!

С секунду он напряженно выдерживал гневный взгляд Эванса и только потом расслабился, когда Билли повернулся и начал пробираться сквозь сгрудившиеся машины. Рею было абсолютно наплевать, куда он направляется, его заботило лишь одно — соблюдение порядка.

Разделавшись с Эваисом, он сграбастал второго, подтащил его к обочине и, не обращая внимания на его протесты, с глухим стуком плотно прижал к стене дома.

— Знаешь, мне плевать, из-за чего вы повздорили, только теперь оставь его в покое. Понял? — Рей подождал, пока тот кивнул, и улыбнулся. — Тебе бы в ногах у меня валяться, детка. Ты хоть знаешь, с кем ты связался?


Билли ехал на своем «рейндж-ровере» по А12 и тихо закипал. Несмотря на выигрыш 2:0, вечер выдался отвратительным. Несмотря на то что это было неотъемлемой частью субботних матчей, он терпеть не мог, когда до него докапывались. А сегодня он огреб по полной программе. И дело даже не в том, что на него наехали чужие фанаты, главное — что ему помог унести ноги полицейский. Теперь он мог позабыть о мести. Тот наверняка растрезвонил о случившемся, и теперь «Болейн» наводнен копами, следящими за порядком. Теперь ему придется ждать до начала следующего сезона. В конце концов, должен же он показать этим сукиным детям или как?

Билли закурил, взял телефон и не глядя начал набирать номер.

— Привет, детка, это я. Буду минут через десять, о'кей?

— Билли… — послышался в трубке ее голос, и он не смог удержаться от улыбки.

—Да?

— Заскочи в китайский ресторанчик и купи мне фу-юнь. Мне так хочется.

Билли выдержал паузу, чувствуя, как улыбка его расползается все шире.

— Чего же тебе хочется?

За этим последовал тот самый ответ, которого он и ожидал, — смех и неизбежная шпилька:

— Ну пожалуйста, ты же знаешь, я отплачу.

— Заманчивое предложение. Сейчас подсчитаю: фу-юнь стоит около двух сорока, что же я получу на эту сумму?

— Увидишь, — откликнулась она, затем понизила голос и томно прошептала: — Ты же знаешь, я стою того.

Билли рассмеялся и попросил ее позвонить и заказать все, что ей хочется, добавив, чтобы она не забыла карри и что он рассчитывает на приличные чаевые за доставку.


— Мистер Эванс, ваш заказ.

Билли встал и улыбаясь направился к стойке, чтобы забрать у молоденькой китаянки белый пластикатовый мешок.

— Спасибо, милая, я… — И тут до него донесся резкий, пронзительный голос, словно лезвием разорвавший пространство маленького ресторанчика.

— Постой-ка минутку! — Билли повернулся и уставился на единственного посетителя — молодого парня лет девятнадцати, который с исказившимся от чувства попранного достоинства лицом двигался по направлению к нему.

— Я приехал раньше этого типа. Где моя еда?

— Этот джентльмен сделал заказ по телефону, сэр, — нервно ответила китаянка, чуть ли ни кланяясь. — Я уверена, ваш заказ будет готов через минуту. Сейчас я схожу и проверю.

Парень удовлетворенно хрюкнул и повернулся к Билли, который рассматривал его с головы до пят.

— Какие-нибудь проблемы, старик?

Билли, не говоря ни слова, выпятил нижнюю губу и медленно покачал головой, чувствуя, как по затылку у него побежали мурашки.

— Тогда почему бы тебе не свалить отсюда? — продолжил юнец, даже не догадываясь, что тем самым подписывает себе приговор. — Если ты не хочешь, чтобы я размазал по тебе все это дерьмо.

Билли улыбнулся и кивнул парню, прежде чем двинуться к выходу. Ему предоставлялась реальная возможность одним махом сбросить с себя все накопившееся за вечер раздражение.


Уложив мешок в машину. Билли прислонился к капоту «рейндж-ровера» и сложил руки на груди. Он дождался, когда парень вышел из ресторанчика, оторвал верх фольги и запихал себе в рот пищу, после чего оттолкнулся от капота и сделал шаг вперед. Парень застыл на месте, только сейчас сообразив, что он ошибочно принял этого типа за обычного труса среднего класса и не разглядел исходящую от него опасность.

— Ну что… — проронил Билли, потирая подбородок и оглядываясь по сторонам, чтобы убедиться в том, что тускло освещенная мостовая пуста. — Есть несколько вещей, которые по-настоящему выводят меня из себя: «Челси», Тони Блэр, общественный транспорт… и такие горлопаны, как ты.

— Д-д-да? — заикаясь пробормотал парень. Его надменный вид испарялся по мере того, как он пытался сообразить, что ему делать. — Ну, если вы хотите, чтобы я…

— Пустое, — откликнулся Билли, останавливая его движением руки и в то же время с каждым словом сокращая разделяющее их расстояние. — Меня совершенно не интересуют вяканья какой-то задницы.

Приблизившись на расстояние вытянутой руки, Билли остановился и улыбнулся.

— Хочу дать тебе один совет, сынок: никогда не приставай к незнакомым людям. Ведь ты же не знаешь, к чему это может привести. Ясно?

Парень начал кивать, и тут Билли со всей силы ударил его по кадыку. Захватив пальцами адамово яблоко, он вжал его в дыхательное горло, одновременно лишив парня и возможности дышать, и дара речи. Тот попытался отступить, но не успел сделать и шага, как на него навалился Билли. Схватив левой рукой его за затылок, он вырвал у него пакет и, не снимая фольги, принялся заливать кипящую жидкость ему в нос и глаза. В течение нескольких секунд он елозил фольгой тому по лицу, пытаясь заглушить все возможные звуки, на которые еще был способен парень, затем с ловкостью опытного уличного бойца перехватил его левой рукой за воротник, подтащил к машине и ударил обожженным лицом о крышу с такой силой, что на сточном желобке образовалась вмятина.



Подержав его в таком положении несколько секунд, Билли отвел левую руку и нанес правой точный и сокрушительный удар по почкам, с удовлетворенной улыбкой глядя на то, как парень непроизвольно икнул и начал сползать на землю, сначала упав на колени, а потом опустившись на четвереньки, одновременно судорожно пытаясь сделать вдох.

— Считай, что тебе повезло, — просто я спешу и не хочу, чтобы моя хавка остыла, — ухмыльнулся Билли. — А то я бы показал тебе что по чем. — Он уже начал было отходить в сторону, когда вдруг остановился и уставился на свой пиджак, залитый липкой коричневой жидкостью. Билли выругался и повернул назад.

— Ах ты сука, — прорычал он. — Ты посмотри, что ты наделал! Ты знаешь, сколько это стоит? — Замерев на мгновение, он начал прикидывать, где и каким образом он сможет причинить наибольшие повреждения. Он сделал шаг и начал вдавливать хрупкие пальцы правой руки своей жертвы в безжалостный асфальт, прекратив лишь тогда, когда звуки слабого хруста стали раздаваться реже. После чего еще раз огляделся и двинулся к своей машине.


Уже через несколько минут он беззаботно ковырялся в курином карри с рисом, глядя на то, как Саманта поглощает желанный фу-юнь.

— Чему это ты так радуешься? — поинтересовалась она. — У тебя такой вид, будто ты потерял пятерку, а нашел десятку.

— Так, ничего особенного… — улыбаясь ответил он. — Просто я думаю, как ты собираешься расплачиваться со мной за это.

ЧАСТЬ 1

Глава 1

Четверг, 16 марта 2000 года, 18.45


Билли остановился на узкой улочке напротив «Святого Георгия» и посмотрел на часы. Он приехал слишком рано. Но после целого дня, проведенного на торгах, не было никакого смысла ехать в Ромфорд, чтобы возвращаться через час обратно. Особенно учитывая бесконечные пробки. К тому же путешествие во времени еще никому не вредило. А в «Святом Георгии» всегда можно было получить пинту хорошего пива.

Он огляделся и закурил новую сигарету в бесконечной череде предшествовавших. Ему нравилось это место, он его по-настоящему любил. Смотреть здесь, в общем, было не на что, и все же что-то здесь было такое в это время суток. Какая-то особая атмосфера. Словно сгущавшиеся сумерки возвещали о восстановлении власти тьмы. А здесь, на задворках, основанных на традициях преступности и насилия, уходящих своими корнями гораздо дальше Джека-Потрошителя, эта атмосфера чувствовалась еще сильнее. Удлинявшиеся тени казались живыми существами. Эти густые черные тени источали ощущение угрозы и беспредела, которое на— валивалось на человека, вынуждая его бежать прочь, если он чувствовал себя здесь чужаком.

Но Билли не был чужаком. Он чувствовал себя здесь как дома. Хоть он и жил теперь в Ромфорде, родился он в двух улицах от того места, где теперь стоял, и в его жилах до сих пор текла кровь, пропитанная священными ценностями и законами старого Ист-энда. До сих пор у него в ушах звучали отцовские слова: почитай семейные узы выше всего и при любых обстоятельствах сохраняй самоуважение. И даже если это требует нарушения закона, что ж, ничего не поделаешь. Таков был их стиль жизни.

Дверь паба распахнулась, и из него вышла пара посетителей. Глядя на то, как они удаляются в полумраке, Билли улыбнулся. Они двигались по направлению к станции метро «Аптон-парк». Они бы— ли чужаками. Он мог определить это за милю. Просто по их походке.

Он дождался, пока они повернули за угол, и снова уставился на вход в паб. К «Святому Георгию» он питал особенно теплые чувства. Хоть он и ютился в темном и грязном закоулке, отец ходил именно сюда, до того как ему окончательно надоели иммигранты и он последовал за всеобщим исходом в Эссекс. А до этого он провел здесь с ним много счастливых воскресений, решая за пивом судьбы мира и отечественного футбола. Это было хорошее место, полное приятных воспоминаний.

Наконец желание выпить привело его в действие, и он, перейдя дорогу, вошел в паб. Это было как возвращение в прошлое. Тот же интерьер 60-х, те же светло-коричневые стены. Но главное — запах: ему ударил в нос аромат пива, старой древесины, пыли и острая вонь застарелого табачного дыма.

— Билли Эванс! Черт бы меня побрал! Как поживаешь? Как отец? — Билли улыбнулся и двинулся к стойке, из-за которой ему протягивал руку мужик среднего возраста.

— Все в порядке, Стив. Как всегда жалуется, но что поделаешь со старым распиздяем?

Несмотря на то что рядом стояло еще по крайней мере четверо, бармен схватил высокий стакан и начал наливать пиво Билли.

— Твой старик — истинное сокровище. Настоящий джентльмен. А ты здесь какими судьбами? Сто лет тебя не видел.

— Так, зашел — надо кое с кем встретиться. Ты же знаешь, — откликнулся Билли, залезая в карман. Стив поднял руку. Он знал.

— За счет заведения, Билли. Слышал кое-что о римской заварушке пару месяцев тому назад. Круто было?

Билли оглянулся и ответил улыбкой. Он давно был знаком со Стивом и знал, что если тот слышал кое-что, значит, он был в курсе всего.

— Да это был сплошной кошмар, — саркастически заметил он. — Зато теперь у меня передышка.

— Это всегда хорошо. Особенно в твоем деле.

Билли кивнул, хотя в действительности все только-только успокоилось. Прошло уже почти полгода с тех пор, как он под прикрытием выездного матча «экспортировал» в Италию тридцать краденых тачек. И хотя он почти наверняка знал, что ему удалось выйти сухим из воды, с тех пор он не рисковал. Все дела велись исключительно на законных основаниях на случай, если копы решат нанести ему еще один визит.

К тому же его тревожил судебный процесс в Италии против подразделения службы безопасности Национальной футбольной лиги, в котором в роли обвиняемого выступал полицейский, избивший одного из его приятелей, Фитча. Это был ловкий ход. Билли понимал, что если полицейский будет признан виновным, то руки у него будут практически развязаны. И это была еще одна причина, по которой он старался вести себя в Аптон-парке тихо.

Он знал, что копы следят за ним и делают все возможное, чтобы его прищучить. Поэтому он старался держаться подальше от любых заварушек не только для того, чтобы не нанести ущерба своей репутации свидетеля обвинения, но и для того, чтобы самому не оказаться на скамье подсудимых и не получить срок.

Однако процесс в Италии закончился полтора месяца назад, копа посадили за решетку, служба безопасности Национальной лиги была дискредитирована, и теперь Билли знал, что ему удалось вы— вернуться. Пора было браться за работу. Не только за машины, но и за футбол. Он полагал, что приближающиеся европейские чемпионаты — отличное время для повышения авторитета Бригады смертников кокни. Первой возможностью сделать это была встреча с «Челси», и он не собирался упускать ее. Если ему удастся обломать их главарей, слух об этом распространится как лесной пожар и обеспечит Гемпширу заслуженное уважение.

— Послушай, Стив, а можно мне будет воспользоваться вторым этажом через пару часиков? Я жду приятелей и хотел бы поговорить с ними в приватной обстановке. Кстати, а какая-нибудь жрачка у тебя есть? Я умираю от голода.

— Без проблем, старик. Садись, а я скажу Сэл, чтобы она принесла тебе меню. Только кивни, когда надо.

Билли улыбнулся, взял пиво и направился к свободной нише, словно никогда и не пропадал. Ему даже показалось, что вот-вот в паб ворвется его отец, отпуская шуточки и распевая непристойные песни.

— Билли! — с широкой улыбкой на лице и с распростертыми объятиями к нему спешила кругленькая темноволосая невысокая женщина. — Как дела, дорогой?

Он встал и обнял ее.

— Хорошо, Сэл. Даже отлично. Выглядишь замечательно, как всегда. Как тебе удается до сих пор жить с этим старым дураком?

Она громко рассмеялась и приложила ладонь к его щеке.

— Жду тебя, любимый. Ты же знаешь. — Она заглянула ему в глаза и медленно опустила руку. — Как Сэм и ребята? Когда ты снова приведешь их к нам? И захвати своих родителей. Я не видела их сто лет. Так и живут в Ли? — Вопросы из нее сыпались как из пулемета.

— Скоро, Сэл. Обещаю. Она снова посмотрела на него и подняла брови.

— Ты — лгунишка. Билли Эванс. Держи, — добавила она и положила на стол меню. — И только попробуй уйти не попрощавшись.

Билли проводил ее взглядом до кухни. Сэл была настоящей кокни — добродушная, смешливая и в то же время жесткая. Он уже сбился со счету, сколько раз он видел, как она разбирается с посетителями. Однажды она наехала даже на него самого. Глупая тетка. Бросилась за ним по улице. Ему было лет семнадцать, и уже через две минуты она безнадежно отстала. Но когда он вернулся, то увидел, что она курит, сидя на тротуаре. Она так запыхалась, что просто остановилась и села. Он сел рядом, когда она пообещала ему, что не тронет его, и они просидели так с полчаса, покатываясь со смеху. Тем не менее она все же ему вмазала, когда они встали, и пригрозила, что отрежет яйца, если он еще раз вздумает откидывать номера в ее пабе. Однако она и словом не обмолвилась об этом его отцу, когда они пришли в следующий раз в воскресенье. Только подмигнула ему. Эти воспоминания заставили его улыбнуться, он просмотрел меню, выбрал то, что хотел, встал и направился к бару.

Он уже собирался кликнуть Сэл, когда дверь за его спиной распахнулась, и в бар вошли двое парней. Билли окинул их взглядом, вобрав всю возможную информацию, и снова повернулся к стойке. Не надо было обладать шестым чувством, чтобы понять, что эти двое не лохи и по-настоящему опасны. И Билли хватало ума, чтобы не встречаться с ними глазами, — он знал, что такие ребята бьют больно, быстро и сильно. А вопросы задают уже потом.

Это были обычные хулиганы, носившие черные джинсы и куртки как униформу и зарабатывавшие на жизнь с помощью мускулов, которые они использовали при любой представившейся возможности — будь то работа в службе безопасности, тряска должников-или просто наезд на случайного прохожего, у которого денег оказалось больше, чем на бутылку. Билли знал сотни таких. Кроме этого, он знал, что такие типы не отличаются общительностью. Значит, сюда они зашли не без причины. Он протянул руку и взял стакан. Если они за ним, то по крайней мере одного он уложит вместе с собой.

Рядом по стойке бара хлопнула ладонь, и, повернув голову. Билли увидел перед собой бледное худое лицо. Темные глаза смотрели на него в упор, а по губам бродила самодовольная насмешливая улыбка.

— Все в порядке, приятель?

Билли посмотрел парню в глаза и улыбнулся.

— Все отлично. А у тебя?

Собеседник медленно кивнул, но глаза его блестели, и было нетрудно догадаться, что он что-то замышляет и готов отреагировать на малейшую мелочь.

— У меня тоже все хорошо. У нас у обоих все хорошо, правда, Дейв?

Билли слегка повернул голову и взглянул на второго. Он был шире в плечах и чуть выше. Билли догадался, что он качается. И регулярно.

— Я тебя знаю, — сказал тот.

— Ты уверен?

— Уверен. Хотя не могу вспомнить, где я тебя видел. Но я вспомню. У меня очень хорошая память на лица.

Билли улыбнулся.

— Извини, приятель, ничем не могу тебе помочь. Я тебя никогда не видел. Такое лицо я бы запомнил. — Он снова повернулся к стойке и осушил свой стакан. Главное — спокойствие. Если дело пахнет керосином, пусть они будут инициаторами. Он уже собирался кликнуть Стива, когда темноглазый парень опередил его.

— Эй, хозяин. Пойди сюда.

Стив уже спешил с противоположной стороны стойки. Если бы Билли не знал его, то мог бы поклясться, что вид у него был встревоженный,

— Хорошо-хорошо, ребята. Пойдем, Барри, и все уладим. Сейчас вернусь. Билли. А пока к тебе подойдет Сэл.

Билли сделал шаг в сторону, пропуская за Стивом темноглазого парня. Выражение его лица казалось еще более надменным, чем раньше.

Второй, Дейв, щелкнул пальцами.

— Вспомнил! Я тебя видел по телевизору. Ты участвовал в судебном процессе против копа. Твою мать! Приятно познакомиться, приятель. Суки, считают, что им все позволено.

Билли чуть не рассмеялся от комичности ситуации. До него наконец дошло, что происходит, и кровь ударила ему в голову.

— Да. Твое здоровье.

— Что ты будешь, Билли? — Из кухни как ни в чем не бывало с сияющей улыбкой вышла Сэл.

И Билли впервые за все время знакомства с ней подумал о том, что эта улыбка искусственная. Даже по отношению к нему.

— Еще пива, Сэл, И налей заодно себе.

— Так ты не будешь есть? — осведомилась она, беря его стакан и наливая пиво.

— Нет, спасибо. Что-то потерял аппетит. Может быть, попозже. — И он обернулся, увидев, что парни возвращаются. Его чуть не вытошнило.

— Ты представляешь, Барри, кто это такой? Он — один из тех парней, которые засадили копа в Италии. Помнишь? Пару месяцев тому назад.

Барри посмотрел на него темными глазами и ухмыльнулся.

— Неужто? — он даже не пытался скрыть насмешку. — Так ты, стало быть, крутой?

Билли посмотрел ему в глаза и улыбнулся.

— Да нет. Просто случайно вляпался в историю, в которую мне совершенно не следовало влезать. Вы же знаете, как это бывает.

— Держи свою пинту. Билли. — Сэл с глухим стуком поставила стакан на стойку. Она умела чувствовать. когда дело начинало принимать дурной оборот — в ее профессии это было очень важно. А ситуация уже явно назревала. И хотя Сэл не виделась с Билли в течение некоторого времени, она лучше всех знала, кто он такой и что собой представляет. И она понимала, что человек, способный спасовать в таком положении, никогда не стал бы главарем в Западном Гемпшире. Даже тогда, когда силы были явно неравными. Она бросила взгляд на парней в черных куртках.

— Вам что, некуда пойти?

— Да, — помолчав откликнулся темноглазый и кивнул. — Приятно было познакомиться… э-э… — Он снова умолк, предоставляя Билли возможность назвать свое имя и пытаясь хоть таким образом заявить о своем превосходстве.

— Мне тоже, — откликнулся Билли, не реагируя на заброшенный крючок. — Удачи. — Он отвернулся к стойке и взял стакан. И только когда он услышал за спиной стук захлопнувшейся двери, напряжение отпустило его.

— И сколько это уже длится, Сэл? — поинтересовался он.

Улыбка с ее лица внезапно исчезла, и она пожала плечами.

— Около полугода, — откликнулась она, отводя взгляд в сторону. Но долго сердиться она не могла. — Ты же знаешь, Билли, такое случается, — глядя ему в глаза, добавила она. — Здесь это считается вполне законным бизнесом. И так было всегда.

— Сколько?

— Сто пятьдесят фунтов в неделю. А за это у нас никто не ломает мебель и не бьет окон. К тому же они обещают решать любые проблемы, которые могут у нас возникнуть.

Билли покачал головой.

— Сто пятьдесят за паб на задворках! Черт, это круто. Кто они такие?

— Это новая фирма. Ты вряд ли их знаешь.

— Брось, Сэл. Не бывает никаких новых фирм. Особенно в деле создания крыш.

Сэл вздохнула и бросила взгляд на Стива, обслуживавшего в дальнем конце стойки компанию женщин, чей резкий смех заполнял все пространство бара. Потом она наклонилась к Билли и прошептала:

— К нам ходят только эти двое, но я слышала, что за этим стоит Микки Джеймс.

Билли чуть не поперхнулся.

— Этот крысеныш! Врешь! Я с ним учился в одной школе, правда уже несколько лет мы не виделись. Но я слышал, что он сильно приподнялся. Кажется, занимается ввозом в страну нелегалов.

— Он полгода тому назад вышел из тюрьмы. Ходят слухи, что пока он сидел, то успел закорешиться с какими-то серьезными ребятами с запада. Они его кое-чему научили и предоставили рабочую силу. Ты же знаешь, как это делается.

Билли облокотился на стойку и наклонился к Сэл.

— Так, значит, он огребает все здешние пабы? Сэл кивнула.

— Похоже на то. Они даже попытались наехать на «Болейн», что свидетельствует о том, что они не слишком умны. Ты же знаешь Пэта — у него хорошие связи, и он никому не позволит сесть себе на шею. Сказал, чтобы они проваливали.

— Ты тоже не должна мириться с этим, Сэл, — прошептал Билли. — Ты же знаешь — стоит тебе слово сказать, и я возьму этот паб под свою защиту. Они даже сунуться не посмеют.

Сэл протянула руку и снова погладила его по щеке.

— Не выйдет. Билли. Они не шутят.

— Думаешь, я шучу?

Она покачала головой и снова бросила взгляд на Стива. Он смеялся и шутил с двумя молодыми женщинами.

— Ты только посмотри на этого балбеса. Считает себя центром мироздания.

— Скажи только слово, Сэл.

Она снова посмотрела на Билли и вздохнула. Ей было отвратительно то, что с ней проделывали эти подонки, являясь в ее паб и отбирая у нее честно заработанные деньги. Каждый раз, когда они появлялись, принося с собой всю эту грязь, она чувствовала себя глубоко оскорбленной. На ее лице возникла слабая улыбка, а глаза загорелись при мысли о возмездии.

— Поступай как знаешь. Билли.


— Что с тобой такое? Ты молчишь весь вечер. Билли оторвал взгляд от пыльного стола, посмотрел на Хокинса и покачал головой.

— Ничего. Просто мне надо кое о чем подумать. Я вам скажу позднее.

— Позднее уже некуда, Билли, — заметил Пижама. — По-моему, мы отлично подготовились к субботней разборке.



Билли посмотрел на него и обвел взглядом всех присутствующих. Одиннадцать его ближайших друзей, которые в шутку назывались кабинетом, так как они планировали все действия. Они были сердцевиной Бригады, и Билли полностью и безоговорочно доверял каждому из них.

— У меня есть предложение. Оно не связано непосредственно с футболом, но касается Бригады.

Все повернулись к нему. На лицах присутствующих была написана целая гамма чувств от изумления до безразличия. Какие бы ключевые роли они ни исполняли в Бригаде и сколько бы Билли ни держался в тени, он по-прежнему оставался их главарем и теперь он возвращался к делам. Он задавал тон уже в течение четырех лет, с тех пор как возглавил Бригаду, и всех это абсолютно устраивало.

— Меня опять будут депортировать? — весело осведомился Хок. — Должен сказать, в прошлый раз это не прибавило счастья моей старушке.

Все рассмеялись включая Билли.

— Нет, сынок, не будут. Дело связано… с этим пабом. — Он окинул взглядом все помещение и снова посмотрел на присутствующих. — Кое-кто наложил на него лапу, а я не могу это позволить.

— Почему? — осведомился Стретч. — Это всего лишь какая-то вшивая забегаловка.

— Нет, Стретч. Это нечто большее. У меня с ней связана вся жизнь. К тому же с сегодняшнего дня это место станет официальным пабом Бригады смертников.

— Кто это выдумал?

— Я. У кого-нибудь есть возражения? — И он снова пробежался взглядом по лицам собравшихся. — Вот и отлично. Но сначала о главном. Если мы собираемся сделать этот паб своим новым домом, значит, мы никому не должны позволять вольностей по отношению к нему. А это означает, что мы должны разобраться с этими кровососами. Поэтому в следующий четверг мне потребуются некоторые силы. Кто готов принять в этом участие?

Глава 2

Четверг, 23 марта 2000 года, 18.00


Билли сделал глубокий вдох и целенаправленно двинулся к «Святому Георгию». Он с нетерпением ждал этого вечера.

Субботний визит «Челси» закончился полным провалом, пополнив и без того уже длинный список побед полиции во все более утомительном соперничестве. Если бы кто-нибудь сказал Билли пять лет тому назад, что приезд «Челси» в Аптон-парк закончится без единого удара, он рассмеялся бы такому человеку в лицо. Но именно это и произошло в субботу. Полиция с самого начала окружила обе группы болельщиков, и хотя они предприняли попытки обменяться парой-тройкой скупых оскорблений, копы вызвали конное подкрепление, и на этом все закончилось. А как только их выдворили со стадиона и они оказались на улице, делать было уже нечего.

Теперь это стало нормой. Крупномасштабные схватки, которые были неотъемлемой частью матчей в то время, когда он только начинал ходить с отцом на футбол, и благодаря которым он стал заниматься этим делом, отошли в прошлое. Их уничтожили с помощью сегрегации болельщиков, активных полицейских мер и камер слежения. Теперь все изменилось. Все развлечения в Аптон-парке по большей части теперь заключались в игре в кошки— мышки — в том, чтобы перехитрить полицию да еще и попытаться вмазать противнику. Это напоминало компьютерную игру «Хулиганский мордобой». Его до сих пор это возбуждало, хотя уже и не так, как прежде. И не только его одного. Тем не менее страстей становилось все меньше, и дело было не только в полиции. Благодаря своим многочисленным поездкам за рубеж с национальной сборной он сошелся с ребятами почти из всех крупных фан-клубов страны, и теперь, когда те приезжали в город, то чаще всего они встречались и шли пить пиво, предоставляя разборки юнцам.

Конечно же, были и исключения, особенно с лондонскими клубами, но это происходило лишь тогда, когда видеокамеры отключались. Как только во встрече участвовало несколько приличных контор, все становилось на свои места. Но и тут чаще всего все заканчивалось легкой заварушкой с каким-нибудь мелким клубом. Впрочем, теперь уже и минутное побоище считалось грандиозным событием, что было крайне прискорбно.

Именно поэтому многие из его знакомых перешли в национальную лигу. Выезды со сборной предоставляли совсем другие возможности, почти такие же, как в прежние дни. Полицейские были абсолютно беспомощны, а местное население чуть ли ни падало в обморок при мысли о том, что к ним в город собираются нагрянуть все эти ужасные хулиганы. Каждая поездка превращалась в маленькую войну. И каждый раз приходилось противостоять британской мрази. И даже теперь, когда служба безопасности Национальной футбольной лиги была дискредитирована, положение от этого не улучшалось.

Билли почесал в затылке и улыбнулся при мысли о том, в каком забавном положении он оказался. Будучи человеком, практически лично ответственным за расформирование службы безопасности Национальной футбольной лиги, он сетовал теперь на ее отсутствие. Редкостный идиотизм.

Но сегодня предстояло нечто иное. Он снова ощущал напряжение, дрожь в животе и глухую пульсацию крови в ушах, которые подстегивали его и заставляли быть наготове. Это было то самое возбуждение, состоявшее из страха и надежды, которые всегда сопутствовали друг другу как старые друзья. И Билли был рад встрече с ними. Он распахнул дверь и вошел в паб.

— Какого черта ты так сияешь?

Билли поднял голову и увидел Хокинса, Стретча и Пижаму, которые стояли у стойки бара. Одного взгляда ему хватило для того, чтобы понять, что народу в пабе было гораздо больше по сравнению с недельной давностью. Но так и должно было быть, так как большинство присутствующих получило специальные приглашения.

— Да так. Просто вспомнил добрые старые денечки, вот и все.

— Субботу, что ли? — саркастически осведомился Пижама. — Я считаю, что дела обстоят чертовски плохо, если нельзя даже устроить приличную разборку с «Челси».

— Да они же ни к черту не годятся. Одни старики. Ты хоть видел, на что они похожи? Еще пара лет, и они будут не разбегаться, а расползаться.

— Их беда заключается в том, что у них нет притока свежей крови, — заявил Стретч. — Одни и те же люди.

— Ну, к нам это не относится! — с горячностью воскликнул Хокинс. — Я слышал, кое-кто из наших ребят классненько отделал пацанов из Хаддерсфилда на Кингз-кросс в субботу вечером. Они-то и есть наше будущее.

Билли улыбнулся и учтиво поклонился Сэл, когда та появилась за стойкой, лучась своей обычной улыбкой.

— Привет, Билли. Пива? — И она принялась наливать, даже не дожидаясь его ответа.

Билли окинул ее внимательным взглядом. Она, безусловно, знала, зачем они здесь и что должно произойти, однако ни в выражении ее лица, ни в ее голосе он не смог уловить ни тени страха или тревоги. Она была невозмутима и делала вид, что ее это абсолютно не касается. Билли это вполне устраивало.

— А Стив здесь? — спросил он.

— В заднем помещении. Можешь заглянуть к нему, если хочешь.

Билли кивнул и двинулся на кухню, где Стив закладывал стаканы в посудомойку.

— Привет, Билли. Как дела?

— Все в порядке. — Билли помедлил, не зная, с чего начать.

— Хорошо, — откликнулся Стив, поднимая голову и продолжая загружать машину. — Сэл мне все рассказала. Только будьте осторожнее. Бог с ним с ущербом, главное — чтобы не было копов.

Билли кивнул.

— Не волнуйся, все будет нормально. Это будет просто шоу. Эта парочка не захочет получить по шее — это не в их стиле.

— Из чистого интереса: а чем ты собираешься заниматься остаток недели? — осведомился Стив, захлопывая дверцу посудомойки и вытирая руки полотенцем. — Ты же знаешь, что они обязательно вернутся. Если не на следующий день, то через день. И тогда они уже явятся во всеоружии, чтобы добиться своего и разобраться если не с тобой, так со мной.

— Предоставь это мне, — спокойно откликнулся Билли. — Я все улажу, — Он помолчал и через мгновение продолжил: — Мне нужно, чтобы ты кое-что сделал, Стив. Я не хочу, чтобы что-нибудь происходило в баре, когда они появятся. Поэтому, если не трудно, пригласи своего парня наверх. И я с ним поговорю там.

Стив неторопливо кивнул.

— Это будет несложно. Скажу ему, что деньги наверху, А ты лучше как следует подготовься. Учитывая время и все остальное. — Он кивком головы показал на часы, висевшие над дверью, и Билли, обернувшись, увидел, что они показывают почти 25 минут. Пора было двигаться.


Через двадцать минут Пижама, стоявший под сенью холодной бетонной стены, внутренне улыбнулся, когда дверь «Святого Георгия» захлопнулась за двумя типами. Он уже начал было беспокоиться, удастся ли ему их узнать, но стоило увидеть их черные куртки и надменный вид, как все встало на свои места. «Самодовольные хрычи, — подумал он, — они и секунды не продержатся в приличной драке».

Он запихал руку в карман, достал свой мобильник и не глядя нажал кнопку повтора номера. Маленький ярко освещенный экранчик отбросил призрачный зеленый отсвет на его лицо. Трубку сняли после первого же звонка.

— Они внутри, — сказал он и отключился. — Один внизу, один наверху, — прошептал он себе под нос, перебирая номера записной книжки. Ему нужен был четвертый. Он нажал набор, и снова трубку сняли после первого же звонка. — Все системы работают нормально, ребята. Поторапливайтесь.


Билли стоял наверху в середине тускло освещенной комнаты и смотрел на дверь. В углу рта у него свисала незажженная сигарета, которую он собирался закурить сразу же, как только Стив войдет с нужным ему человеком.

— Все это напоминает «Карты, пулю, два ствола», — прошептал Джефф— — Почему бы попросту не вырубить этих двух болванов и не отправить их к ебеням?

Билли улыбнулся, не отрывая взгляда от двери. Конечно, Джефф был прав. Все это было одной огромной пошлостью, но именно к этому он и стремился. Он даже специально попросил Пижаму проследить, чтобы ребята на противоположной стороне улицы стояли прислонившись к стене, когда парочка будет покидать паб, точно копируя сцену из «Воинов».

— Потому что иначе, Джефф, они вернутся сюда с большими силами и сравняют этот паб с землей, когда нас не будет. А так, сегодня мы заявляем о своих правах, а завтра приступаем к переговорам.

— Чушь собачья эти твои переговоры. Вот что это такое. Если бы этим занимался я… — Он умолк при звуке тяжелых шагов, которые нарушили ход его мысли.

Билли щелкнул зажигалкой, прикурил сигарету и огляделся. Кроме него в комнате присутствовало еще шестеро, включая Джеффа и Хока. Стретч с еще десятком ребят оставался внизу, а Пижама с еще одним десятком ждал на улице.

— Выше головы, ребята, шоу начинается.

Дверь распахнулась, и в комнату вошел Стив с темноглазым Барри, которого Билли видел на прошлой неделе. При виде Билли тот остановился и огляделся.

— Это что такое?

Билли глубоко затянулся и уставился на него, заметив, что Стив отступил в тень.

— Послушай… Барри. Я хочу, чтобы ты кое-что передал от меня Микки. Скажи ему, что «Святой Георгий» теперь является официальной резиденцией Бригады смертников. И в связи с этим я разрываю с ним контракт. Я не сомневаюсь в том, что его охранная система работает исчерпывающе и всеобъемлюще, но просто теперь мы предпочитаем заниматься этим сами. — Билли помолчал, еще раз глубоко затянулся и выпустил дым, — Вот, собственно, и все. Так что можешь идти.

Прежде чем разразиться хохотом, Барри внимательно оглядел присутствующих.

— Вы что, дурака валяете или как?

— Нет, — ответил Билли деловым тоном, граничившим с сарказмом. — Я бы так не сказал. Более того, я предельно серьезен. Теперь этот паб принадлежит нам. Так что, как было указано выше, ты свободен.

В комнате воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь ритмичными ударами доносившейся снизу музыки, которая сопровождала их стычку.

— Да за кого ты себя принимаешь? Бригада смертников — дерьмо собачье. Ты что, всерьез считаешь, что меня может остановить дюжина каких-то футбольных болельщиков? Да я тебе оторву голову, а потом сотру в порошок эту дыру.

Билли улыбнулся, сделал последнюю затяжку и, бросив окурок на пол, раздавил его.

— Брось, Барри, ты же умный парень. Ты же знаешь, что этого не будет. Давай беги и передай Микки то, что я сказал. Будь паинькой.

— Ты, сука, не учи меня! — Он чуть подался вперед и начал в полутьме вглядываться в лицо Билли. — Постой-ка, постой-ка… ты же тот тип, который тут был неделю назад. Внизу. Участвовал в этом процессе против копа. Твою мать. Чувствуешь себя посмелее со своей братвой?

— Барри, почему бы тебе не заняться тем, что у тебя получается лучше всего: твое дело бегать на посылках, а не варить мозгами. Мне уже надоело повторять одно и то же, поэтому беги к Микки и передай ему то, что я сказал. Можешь добавить, что я скоро свяжусь с ним.

Барри расхохотался.

— Я передам ему, старичок. И надеюсь, ты понимаешь, во что ты ввязался. — Он уже было начал поворачиваться к двери, как заметил в углу Стива. — Стыд и срам. А мне так полюбилось это место.


Как только он вышел, в комнате воцарилось неловкое молчание. До Билли донесся грохот тяжелых шагов, и он понял, что через несколько секунд после того, как оба выйдут из паба, ему доложат по мобильнику обо всех подробностях. В чем нельзя было отказать современной технике, так это в скорости поступления информации.

— Твою мать, — выругался Джефф, разряжая напряжение. — Крутой пацан. Нам бы в Бригаде пригодилась парочка таких ребят.

Подошедший Хокинс положил руку Билли на плечо.

— Прямо какие-то пушечные ядра. Это все стероиды. Разжижают мозги и скукоживают член. Все в порядке, Билли-бой?

Билли улыбнулся и кивнул. Но голова у него работала с бешеной скоростью. Он сделал первый шаг и теперь, чтобы не оказаться втянутым в войну, надо было точно рассчитать следующий. Единственное, в чем он не сомневался, так это в том, что сегодня здесь уже никто не объявится. Кто станет соваться в паб, битком набитый пацанами? Даже у Микки Джеймса на это не хватит смелости.

— Да, все нормально. Мне бы не помешал глоток пива.

Когда они спустились в бар, то увидели, что ребята, стоявшие снаружи, тоже уже зашли внутрь, чтобы погреться. Билли окликнул Стретча и Пижаму, чтобы те подошли.

— Ну и как здесь было?

— Немного напряжно. Похоже, пацан сообразил, что происходит. Особенно когда Даррен решил его немного припугнуть.

Билли выругался и устремил на него пристальный взгляд.

— Каким образом?

— Ну ты же знаешь Даррена. Подошел и встал рядом, облокотившись на стойку. А когда тот начал нервничать, поинтересовался, не знает ли он Джорджа Майкла.

— Чего-чего?

— Забавно — тот именно так и ответил. И тогда Даррен сообщил ему, что он напоминает одного из чуваков в шоу Джорджа Майкла. Того самого, в котором участвуют педерасты.

— Ну а тот что? — поинтересовался Пижама, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.

— А тот ответил Даррену, что если ему не терпится воткнуть себе что-нибудь в задницу, то он готов предоставить свою правую ногу. И если бы Даррен во время не свалил, тот бы наверняка осуществил свою угрозу— Но тут появился второй, и они слиняли.

Билли покачал головой.

— Даррен просто законченный идиот. А что было у тебя, Пижама?

— Они чуть не обосрались, когда вышли на улицу и увидели нас, — улыбнулся Пижама. — Это точно заставило их задуматься.

Билли кивнул и огляделся. В баре находилось около сорока посетителей, двадцать шесть из которых были приглашены специально. Большинство из них уже начало расслабляться, так как с делом было покончено. Тут и там уже звучали байки о прошлых победах, а вокруг Хока собралась группка слушателей, внимавших его рассказу о том, как он поскользнулся на конском дерьме в прошлом декабре, когда они пытались разобраться с болельщиками «Манчестер Юнайтед». Вся заварушка закончилась тем, что обе противостоящие стороны и несколько копов вдруг остановились и разразились хохотом. «Так что прекратить хулиганство очень просто. Надо просто покрыть все дороги дерьмом, и больше ничего не нужно». И несмотря на то что все слушавшие присутствовали при этом и видели все собственными глазами, никто не смог удержаться от смеха.

Билли тоже улыбнулся и впервые за этот вечер начал ощущать, что напряжение его оставляет. Ему понравилось то, что произошло наверху. Может, он и переборщил с драматизмом, но зато добился желаемого результата, и все сложилось как нельзя лучше, даже успешнее, чем он ожидал. И хотя впереди еще предстояла уйма работы, дело по крайней мере тронулось с мертвой точки. Но что еще важнее, так это то, что начал осуществляться его замысел, а он был чертовски хорош.

Он подошел к стойке, взял колокольчик и трижды громко в него позвонил. Когда вокруг наступила тишина и все устремили на него взгляды, он встал на скамейку и, оглядев присутствующих, произнес:

— Мальчики и девочки, добро пожаловать в новую официальную штаб-квартиру Бригады смертников. Пиво сегодня ставлю я.

Глава 3

Пятница, 24 марта 2000 года, 7.45


Дребезжание будильника вырвало Билли из мира сна и вернуло его к реальности. С секунду он лежал, глядя в потолок, и пытался сообразить, не привиделось ли ему вчерашнее.

Он все еще размышлял над этим, когда скрип двери заставил его повернуть голову как раз в тот момент, когда на него набросилось маленькое темноволосое существо. Он инстинктивно прижал руки к промежности, но было уже поздно. Костлявая коленка врезалась в самое болезненное место, и он взвыл от боли. И тут же следом возникло второе существо, врезавшее ему кулаком в переносицу, а затем придавившее его подушкой, лишая малейшего глотка воздуха. Град ударов сыпался на него в течение нескольких секунд, пока он не очухался и не завопил:

— Ах так, кровососы! Ну вы попались!

Билли выпростал руки и скрутил обоих мальчишек в одеяло, после чего придавил их сверху своим телом. Они принялись верещать, то и дело захлебываясь смехом.

— Может, вы все трое успокоитесь? Билли, мне надо отвезти их в школу. — Билли поднял голову и увидел в дверном проеме жену. На ней был серый брючный костюм и идеальный макияж. Даже с тарелкой тостов в одной руке и кружкой чая в другой она выглядела убийственно.

— Но Сэм, их надо наказать, — шутливо заметил Билли и еще немного повалял сыновей, прежде чем спустить одеяло. — Если будете так себя вести, я вам снова покажу кузькину мать. — И перед тем как отпустить, он подержал их так еще несколько секунд, прислушиваясь к смеху ребят, после чего подтолкнул их в сторону ванной и напомнил, что если они мгновенно не будут готовы, то тогда…

Сэм передала ему тост и поставила кружку рядом с кроватью.

— Почему ты не хочешь взять их с собой на футбол? Ты же знаешь, как он им нравится.

— Знаю. Но ты же знаешь, что там происходит.

— Я знаю, как ты там себя ведешь.

Билли посмотрел на нее.

— А ты знаешь, что ты потрясающе выглядишь?

— Правда? — откликнулась она, и он почувствовал, как у него по спине побежали мурашки. — А я всегда считала, что занимаю второстепенное место в твоей жизни, играю, так сказать, в дублирующем составе.

Билли обхватил ее руками и прижал к себе, с удовольствием отметив, что даже по прошествии всего этого времени она не оказала ему сопротивления.

— Нет. Ты была и остаешься первым номером. Я готов сделать для тебя все что угодно. И ты прекрасно это знаешь.

Она поцеловала его в лоб.

— Серьезно?

Он улыбнулся и прижал ее к себе еще сильнее, чтобы ощутить выпуклость ее грудей. Легкий аромат ее духов вызвал мгновенную реакцию в паху.

— Да.

Она протянула руку и нежно погладила его по голове,

— Тогда забрось ребят в школу вместо меня. Я сегодня обещала пораньше прийти на работу.

Билли посмотрел на нее и улыбнулся.

— Может быть, и заброшу, если ты это заслужишь.

— Ах ты засранец! Так чего же мне это будет стоить?

Она скользнула рукой под одеяло и медленно провела ею вдоль всего его тела по направлению к быстро набухавшему пенису. От ее первого прикосновения у него перехватило дыхание, при втором он не смог удержаться от стона.


Когда Билли свернул к дому Хокинса, тот уже стоял на улице с крайне недовольным видом.

— Где тебя носит? Если бы я знал, что ты опоздаешь, я бы успел позавтракать. Умираю с голоду.

— Меньше страсти. И не надо так хлопать дверцей. Это, между прочим, моя личная тачка, а не взятая напрокат.

— Ну?

— Что «ну»? — Билли дал газ и двинулся по на— правлению к Форест-гейт. Хокинс выглядел неважно.

— Вчера ты сказал, что тебе сегодня утром понадобится помощь в каком-то деле и ты заедешь за мной в половине девятого. Сейчас без десяти девять. Так, может, ты мне объяснишь, какого хрена я двадцать минут торчал на холоде?

Билли улыбнулся.

— Сэм сегодня нужно было пораньше на работу, и мне пришлось везти мальчишек в школу, а движение — сам знаешь. Не волнуйся, у нас масса времени. — Он снова посмотрел на Хокинса и столкнулся с ним глазами.

— Несчастный врун.

— Что?

— И нечего тут чтокать. Ты же все это время провалялся в постели. Это же написано на твоей лживой морде.

Билли бросил на него еще один взгляд и с удовольствием отметил про себя, что тот уже улыбается.

— Клянусь мамой, я завозил мальчиков в школу.

— Естественно. Потом, может быть, и завозил. И не сомневаюсь, что паршивцы опоздали. Притормози-ка у «Макдоналдса». Мне надо что-нибудь съесть.

Билли свернул на подъездную дорожку, и через несколько минут они уже снова выехали на дорогу.

— А почему ты не зашел внутрь? — поинтересовался Билли, когда они остановились у очередного светофора.

— По-моему, именно для этого и существует выносное обслуживание, чтобы можно было не выходить из машины.

— Да нет, кретин. Почему ты не зашел в дом, когда понял, что я опаздываю?

Хокинс проглотил последний кусок гамбургера и протянул руку за следующим.

— Потому что дверь была закрыта. А Джули ушла на работу.

Билли рассмеялся.

— Так, значит, ты проел мне все мозги из-за собственного растяпства?

— Типа того.

И они умолкли, так как до Форест-гейт было уже рукой подать. Там им предстояло заняться делом. Серьезным делом.


Добравшись до нужной улицы, Билли несколько раз проехал по ней туда и обратно, пока не убедился в том, что это именно то место, которое он искал, после чего притормозил у поребрика и выключил мотор. Он оглянулся, взял мобильник, достал из кармана мятый клочок бумаги и решительно набрал записанный на нем номер. Трубку сняли после четырех звонков, и он услышал короткое, чуть ли ни грубое «Да?»

— Это Микки?

Билли повернулся к смотревшему на него Хоку. На его лице, испачканном томатным соусом, было написано выражение полного безразличия.

— Кто его спрашивает?

— Я. Я вчера вечером натолкнулся на твоих ребят в «Святом Георгии». По-моему, нам надо встретиться.

— А кто это «я»?

Билли внутренне улыбнулся. В голосе собеседника слышалось явное напряжение, несмотря на всю показную расслабленность. Не говоря уже об отсутствии каких-либо бранных выражений.

— Друг семьи. Но как я уже заметил выше, нам надо встретиться. Тогда все и узнаешь.

На другом конце провода повисла длинная пауза.

— Когда?

— Как насчет того, чтобы прямо сейчас?

—Где?

Билли выдержал еще одну паузу. Безразличие на лице Хока сменилось изумлением.

— Я сижу в черном «рейндж-ровере» прямо напротив дома твоей мамы. У тебя есть десять минут. — Билли разъединился и бросил телефон на приборную доску.

Хокинс покачал головой.

— Ты же звонил по мобильнику. Он может находится в совершенно другом месте.

Билли рассмеялся,

— Я здесь бывал еще в детстве. Не слишком часто, но заходил. Микки уже тогда был мудаком, зато у его сестры была самая большая грудь. — Билли достал сигареты, кинул одну Хоку и закурил сам. — Она демонстрировала ее за фунт стерлингов. Обнаженной. Приходилось сбрасываться из карманных денег. Это была первая грудь, которую я увидел. Видишь вон тот дом? Номер сорок восемь? Вот там он и жил.

Хокинс жадно затянулся своей первой за день сигаретой, стараясь удержать кашель.

— Ну и что? Это же было сто лет тому назад.

— Его мамаша до сих пор здесь живет.

— Откуда ты знаешь?

Билли внимательно посмотрел на него и поднял брови.

— За кого ты меня принимаешь? За полного идиота? Я все выяснил.

— Что?

— Это сайт в Интернете. Список избирателей. Я просмотрел его на прошлой неделе и выяснил, что она по-прежнему живет по тому же адресу.

Хокинс посмотрел на дорогу и снова уставился на Билли.

— Там же старые сведения, кретин. Может, она переехала или… вообще умерла. Даже если она действительно здесь живет, он-то почему должен быть здесь?

— Послушай, — покачал головой Билли, — сколько лет ты меня знаешь, Хок? Неужели ты действительно считаешь, что я не проверил все? — Он бросил взгляд на Хокинса и снова уставился на фасад дома. — Видишь вон тот белый «БМВ»? Со спущенной шиной? Это машина Микки. Я ее и продал ему как раз перед тем, как его посадили. А вон тот магазинчик на углу видишь? Они занимаются доставкой газет. Я заскочил туда в понедельник и переговорил с пакистанкой, которая стояла за прилавком. Она мне сообщила, что раз в неделю они относят в сорок восьмой дом «Дейли Миррор», телепрограмму и «Автолюбителя». Поскольку его престарелая мать вряд ли могла увлечься перепродажей машин, скорее всего, последнее предназначается Микки. Ну что, успокоился? Доволен?

Хокинс выпятил нижнюю губу и кивнул.

— Знаешь, — произнес он, указывая на дорогу, — если это он, то да.

Билли обернулся и увидел, что к ним движется Микки Джеймс. Он стал плотнее по сравнению с тем, каким помнил его Билли, что придавало ему вид действительно крутого парня, к тому же это ощущение подчеркивалось выражением его лица, на котором было написано явное недовольство сложившейся ситуацией.

— Он что-то держит в правой руке, — внезапно посерьезнев заметил Хокинс. — Или перо, или баллончик. А может, даже полицейскую дубинку.

И оба уставились на приближавшуюся фигуру. Билли знал, что их невозможно разглядеть через тонированные стекла, поэтому, когда Микки оставалось до машины тридцать футов, он распахнул дверцу и вышел.

— Привет, Микки. Как поживает твоя сестренка?

— Твою мать! — застывая на месте откликнулся тот. — Билли Эванс!

— Единственный и неповторимый, — ответил Билли, на всякий случай не отходя далеко от машины. — Надо поболтать, Микки.

— Еще бы. Кто у тебя там?

Билли сделал шаг в сторону и бросил окурок на мостовую.

— Так, один человек. У нас с ним дела.

— Скажи ему, чтобы отвалил на полчасика. Там дальше есть кафе.

Билли повернул голову. Хок вышел из машины и, не говоря ни слова, двинулся по направлению к кафе. Билли проводил его взглядом и снова посмотрел на Микки.

— Прошу, — произнес он, забираясь на водительское место и приглашая Микки сесть рядом.

Микки обошел машину и сел, движением руки отклонив предложенную ему сигарету.

— До меня доходили кое-какие слухи о тебе, Билли-бой. История с копами в Италии — это было неплохо. Ты завоевал себе этим хорошую репутацию.

Билли пожал плечами, не преминув при этом заметить, что предмет, который Микки держал в руках, куда-то исчез, возможно очутившись в кармане.

— Делаю, что могу. Ты же знаешь, как это бывает. Немного там, немного здесь.

— Говорят также, что ты взялся за импорт-экспорт. Это правда?

Билли понял по его голосу, что Микки это совершенно не интересует, однако он понимал, к чему тот клонит. Когда живешь по другую сторону закона, информация, даже самая смутная и, казалось бы, никчемная, становится всем. Она становится средством для достижения цели. Билли закурил новую сигарету и глубоко затянулся, прежде чем приоткрыть окно и выдохнуть дым наружу.

— Это зависит от того, что ты слышал.

Микки хмыкнул.

— Да просто сплетни. Ты же знаешь, как распространяются слухи. — Он помолчал и, убедившись в том, что Билли не собирается рассказывать ему ничего стоящего, взял быка за рога. — Зачем же ты возишься с этим несчастным футболом? Это же детские игрушки.

Билли рассмеялся.

— А мне это нравится, Микки. Я всегда этим занимался и не собираюсь бросать. Можешь считать это моей слабостью.

— Обидно, — Микки покачал головой, помолчал и продолжил: — Мы давно знакомы. Билли, и ты знаешь, что я не могу тебе спустить того, что ты устроил вчера вечером. У себя в Аптон-парке ты можешь позволять себе любые вольности, но ты наступил мне на пятки… а это неуважительно. У меня тоже есть репутация, о которой я должен заботиться.

— Не только у тебя, Микки, но и у моей Бригады. А суть заключается в том, что со вчерашнего вечера этот паб принадлежит нам. Что подумают люди, если станет известно, что мы оплачиваем твою службу безопасности? Над нами просто станут смеяться. Если нам и потребуется служба безопасности, то этим будем заниматься мы сами. И уж точно к тебе это не будет иметь никакого отношения.

Микки улыбнулся.

— Тогда, боюсь, у тебя будут проблемы, Билли-бой.

— Нет, Микки. Не у меня, а у нас. У нас будут проблемы.

— Серьезно? — осведомился Микки, выпрямляясь и с легкой усмешкой глядя на Билли. — Каким же, интересно, образом?

Лицо Билли стало убийственно серьезным.

— Если твои ребята в следующую субботу снова появятся в «Святом Георгии», нам придется нанести визит в парочку твоих пабов. И посетят их не какие-нибудь дармоеды и прихлебатели, а первоклассные ребята, стоящие во главе членского списка. Скажем, человек пятьдесят или сто пятьдесят, если я буду в плохом настроении. Неужто ты думаешь, тебе удастся остаться при делах, если поползут слухи о том, что твои пабы регулярно подвергаются погромам?

Микки улыбнулся. Его лицо было воплощением спокойствия, но глаза начали блестеть.

— Ты мне что, угрожаешь?

Билли рассмеялся,

— Просто показываю тебе свои карты, Микки. Вот и все. Хочу удостовериться в том, что мы оба все понимаем, чтобы потом не было никаких недоразумений. Но я не хочу войны. Ни тебе, ни мне от этого не будет никакой пользы.

— Так чего же ты хочешь?

— Я уже сказал. «Святого Георгия». Ни больше ни меньше.

Микки отвернулся и уставился в окно. Хотя он и не имел никакого отношения к футболу, вырос он в Бригаде смертников и знал, что в местном фольклоре их называли Блицем — они могли за тридцать секунд разнести любой паб и исчезнуть. Он не раз видел, как это происходит. Но что еще важнее, он знал, что Билли, будучи главарем, имеет в своем распоряжении огромные ресурсы и что, если они разнесут один паб, дороги назад уже не будет. А у него было слишком много других дел, чтобы ввязываться в то, из чего он явно не мог выйти победителем.

И это было неопровержимым фактом. Победить он здесь не мог. Может, Билли и не понимал этого, но ему удалось взять его за яйца. Даже в лучшие дни в распоряжении у Микки было не больше четырех-пяти пацанов. Они были крутыми ребятами, но против той армии, которую мог собрать Билли, им было делать нечего. Так что единственное, что оставалось, — это сохранить хорошую мину при плохой игре.

— Одна птичка мне тут напела, что у тебя хорошие связи в области импорта голубых таблеточек.

— Да, у меня есть свои источники, — задумчиво ответил Билли, слегка удивившись такому крутому повороту. — Хотя, честно говоря, я редко занимаюсь этим. Слишком обременительно.

Микки повернулся к нему и улыбнулся.

— По-моему, у нас с тобой могут быть общие дела, Билли-бой.

Глава 4

Пятница, 24 марта 2000 года, 12.15


Билли сидел в машине, мурлыкая себе под нос и барабаня пальцами по рулю, в ожидании смены огней светофора. Он ехал на встречу с Микки Джеймсом, не зная, чего от нее ожидать… но это было нечто.

Он повернулся к Хокинсу, который молча смотрел в окно. Тот не произнес ни слова с тех пор, как Билли поведал ему о происшедшем. И теперь Билли сомневался, дошло ли до него сказанное. Он все еще размышлял над этим, когда ход его мыслей был прерван ревом автомобильной сирены, и он, показав заднему водителю соответствующий и отнюдь не лицеприятный жест, нажал на газ и рванул с перекрестка. Уже через несколько секунд он встроился в вереницу машин, двигавшихся по А12 к Ромфорду. Больше ждать он не мог.

— Ну?

— Что «ну»?

— Ну и что ты думаешь?

Хокинс снова выпятил нижнюю губу и пожал плечами.

— Хуй знает.

Билли бросил на него еще один взгляд.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Хуй знает, — повторил Хокинс с легким раздражением. — И ничего больше.


Несмотря на серое мартовское утро, безупречно выбеленные стены двухэтажного автосалона из— лучали здоровое, чуть ли ни божественное сияние, впечатление, которое еще больше усиливалось блеском полированных «БМВ» и «мерседесов», расставленных во дворе. Несомненно, компания «Икзекьютив моторе У. Эванса» производила впечатление успешного и доходного предприятия, что полностью соответствовало действительности. И при виде ее Билли Эванс, ее единственный владелец, никогда не мог удержаться от того, чтобы не улыбнуться.

Он все еще улыбался, когда ему замигал фарами темно-синий «транзит», и, обменявшись с его водителем выразительными жестами, Билли свернул наперерез двигавшемуся транспорту и затормозил перед стеклянными витринами автосалона, выключив движок и подъехав к зданию уже накатом. С мгновение он сидел неподвижно, а затем повернулся к своему спутнику и принялся изучать выражение его лица, пытаясь понять, что творится у него в голове. Билли был знаком с Хокинсом почти всю жизнь, но он никогда не видел его раньше в таком состоянии, и это было довольно странно.

— Послушай, если тебе это неинтересно, просто скажи мне. И все будет нормально.

Молчание было ему ответом. И наконец, даже не поворачиваясь, Хокинс заговорил чуть ли ни извиняющимся тоном:

— Дело не в этом. Билли. Правда. Просто… все это так ново для меня. Я имею в виду, что мы занимались футболом и часто попадали в серьезные передряги. Но я еще никогда не нарушал закон. Я имею в виду по-настоящему. А сейчас ты собираешься сделать именно это. — Он умолк в ожидании контрдоводов, но они не последовали, и он продолжил, повернувшись к Билли: — Может, ты и привык нарушать закон, а я нет. К тому же мне надо думать о Джули. Может, она и не идеальная жена, но другой у меня нет. А ты знаешь, что она о тебе думает.

Билли помолчал, достал из кармана сигареты и закурил, прежде чем передать пачку соседу. Он действительно знал, что о нем думает Джули. Ничего хорошего. Когда Билли организовывал поезд— ку в Рим, он никак не мог ожидать, что его лучший друг проведет неделю в итальянском обезьяннике, после чего будет депортирован. Но что было еще хуже, так это то, что, когда Хокинс наконец добрался до дому, там его ожидало письмо от его работодателей, в котором сообщалось, что они отнюдь не в восторге от того, что один из их менеджеров связан с футбольными хулиганами. В результате его уволили. И Джули окончательно вышла из себя. А когда до нее дошли слухи об участии Билли в кампании по переправке краденых машин, она обвинила его в том, что он подставил ее мужа.

И хотя Хокинс уверял его, что относится к этому совсем иначе, истина заключалась в том, что в какой-то степени так оно и было. Планируя эту поездку, он не предусмотрел всех последствий, которые она могла иметь для его друга, и с тех пор Билли чувствовал себя перед ним виноватым, особенно учитывая то, что Хоку так и не удалось найти другую работу. И теперь Билли догадывался, что по прошествии пяти месяцев с деньгами стало туго. Он чувствовал себя обязанным.

— Послушай, Хок, я понимаю, о чем ты. Честное слово понимаю. Так что, если ты не хочешь участвовать, я спокойно отнесусь к этому. Просто я подумал, может, ты захочешь снова вернуться к работе.

Хокинс рассмеялся.

— Поразительно справедливое замечание, — саркастически заметил он. — Но все эти новые игры не для меня. Билли.

Билли уже собрался ответить, как перед машиной возникла худенькая женщина среднего возраста, ее рыжие крашеные волосы идеально гармонировали с выражением неудовольствия, написанным на ее лице. Билли опустил стекло и высунул голову.

— Я буду через две минуты, Джилл, о'кей?

Она бросила на него прощальный взгляд и исчезла в демонстрационном зале.

— Боже милостивый, можно подумать, я на нее работаю, а не она на меня, — заметил он, глядя на механически поднимавшееся стекло, и, помолчав, снова обратился к своему собеседнику: — Послушай, Хок, посмотри вокруг. Мне тридцать три года, и я создал все это из ничего. Неужели ты думаешь, мне удалось бы это сделать, не нарушая закон?

Никогда. Так уж устроен мир, дружище. Главное — знать, какие законы можно нарушать и насколько, чтобы тебя не поймали. А я это знаю, Хок. Тебе это должно быть известно лучше, чем кому бы то ни было.

— Так зачем же тебе снова браться за это? Этот автосалон стоит целое состояние.

Билли хмыкнул и устремил взгляд на ряды машин.

— Потому что я жадный, вот зачем. Никогда в жизни я не буду удовлетворен своим банковским счетом. Мне всегда будет не хватать. К тому же речь идет не только обо мне, — с внезапным возбуждением добавил он, поворачиваясь к Хокинсу всем телом. — Я думаю обо всех нас. Обо всей Бригаде.

Хокинс уже было собрался открыть рот, как снова возникшая рыжеволосая женщина постучала по капоту — вид у нее был еще более раздраженным, чем прежде.

— По-моему, лучше бы тебе с ней разобраться, пока она не убила нас обоих.

— Ладно. Забирай машину и жди меня здесь через пару часов. — Билли распахнул дверцу, но, перед тем как поставить ноги на асфальт, снова наклонился к Хокинсу: — Как бы там ни было, мы должны это сделать, Хок. Такую возможность нельзя упускать.


Хокинс откинулся на спинку кресла и потер руками лицо. Он вдруг ощутил страшную усталость, а яркий свет и страшная жара, царившая в кабинете Билли Эванса, не улучшали положения.

— Давай поставим точки над «i». Значит, ты не можешь предложить мне работу.

— Нет, Хок, — покачал головой Билли. — Я тебе предлагаю не работу, а партнерство, когда ты и я будем равноправными партнерами.

— В защитном бизнесе?

На лице Билли появилась хитрая улыбка.

— Не в защитном, Хок, а в организации службы безопасности.

Хокинс встал, подошел к огромному окну, занимавшему целую стену кабинета, и посмотрел вниз на ряды старых машин.

— Служба безопасности. Это же грабеж среди бела дня, Билли. Обыкновенный грабеж.

Билли уставился в его спину.

— Я это вижу иначе. Мы будем легитимной компанией, предоставляющей услуги на совершенно законных основаниях.

Хокинс раздраженно обернулся и посмотрел на Билли. У него начали зарождаться подозрения в том, что он совершенно не знает этого человека.

— Да ты хоть сам себя слышишь? Говоришь как герой в каком-нибудь дерьмовом фильме.

Билли встал и с легкой улыбкой направился в угол, где стоял небольшой холодильник. Достав из него две охлажденных бутылки «Будвайзера» и открыв одну из них, он вернулся за стол и протянул ее Хокинсу.

— К тому же, — продолжил тот, не отходя от окна, — неужто ты думаешь, что Микки Джеймс так легко отступится только потому, что ты на него наехал?

— Я уже тебе все объяснил, — спокойно сказал Билли. — Речь не идет об отступлении. Это торговля. Бизнес. — Он помахал бутылкой, предлагая Хокинсу забрать ее у него. — Сядь ты, ради Бога, и выпей пива. Ты меня уже достал.

Хокинс вздохнул, вернулся на свое место, взял бутылку и начал шумно пить.

— В конце концов, речь идет только о пабах, — добавил Билли.

Хокинс опустил бутылку и саркастически рассмеялся.

— Ну да, всего лишь.

— Послушай, — очень серьезно промолвил Билли, облокачиваясь на стол и наклоняясь вперед, — о Микки Джеймсе можно говорить все что угодно, но он не дурак. После выхода из тюрьмы он создал настоящую империю из маленьких клубов и пабов по всему Ист-энду. Ничего особенного, просто забегаловки, куда не станут соваться крутые ребята. Но он всегда знал, что рано или поздно он кому—нибудь наступит на пятки, и тогда за ним придут. Единственное, чего он не рассчитал, так это того, что это будем мы.

Хокинс поставил бутылку на стол и сложил руки на груди.

— Не мы. Билли, а ты. Давай это уясним с самого начала.

— Я, мы, ты — какая разница? Главное то, что Микки понимает, что основной доход в клубах поступает от продажи наркоты завсегдатаям. А если ты к тому же занимаешься ее ввозом, ставки удваиваются.

Хокинс посмотрел на Билли и покачал головой. Десять минут тому назад он был потрясен, когда его лучший друг сообщил ему о том, что последние два года он занимался ввозом и вывозом наркотиков. Но теперь ему просто стало плохо от этого. И хотя он прекрасно знал, что некоторые ребята берут с собой наркоту, когда отправляются на выезды, но в действительности он презирал наркоманов и всю сопутствующую им культуру. Ему было отвратительно то, что наркотики делали с людьми и его страной.

— Понимаешь, Билли, я знал, что все эти годы ты занимался какими-то темными делами, но наркотики — это уже слишком. Ты же знаешь, что я обо всем этом думаю.

— Да, знаю, — поднял руки Билли. — Но в этом— то все и дело, Хок. Колеса и наркотики — дело очень хлопотное. Все время приходится опасаться — не копов, так еще кого-нибудь. Кто этим только не занимается — китайцы, черные, даже пакистанцы.

— Так если это так хлопотно, почему бы не остановиться? — сухо поинтересовался Хок. Билли встал и вышел из-за стола.

— Потому что кроме того, что это хороший источник доходов, мои связи и маршруты тоже кое— чего стоят. Но клянусь тебе, Хок, я и так собирался их притормозить. Так что если они нужны Микки, пусть забирает.

Хокинс взял бутылку и прикончил ее содержимое.

— А что получаешь ты? Возможность организовать собственный рэкет?

— Послушай, может, ты успокоишься? Речь идет о нас, Хок, о всех нас. — Билли вынул две сигареты и, прикурив их, передал одну Хокинсу. — Мы получаем возможность делать то, чего еще не делала ни одна фирма. По крайней мере, так, как это надо делать. Если у нас все получится, мы сможем оплачивать билеты, поездки и все что угодно. Мы даже сможем организовывать пивные фестивали. — Билли возбужденно умолк. — Служба безопасности Бригады смертников кокни! Это же потрясающе!

Хокинс не смог удержаться от улыбки. Они мечтали об этом в течение многих лет, чаще всего обсуждая это на обратном пути из какой-нибудь северной дыры. Он посмотрел на Билли — у того было такое выражение лица, словно он только что выиграл в лотерею.

— Все получится, Хок. Ты же сам знаешь. И это может стать началом чего-нибудь грандиозного.

Хокинс наградил его долгим взглядом, затянулся, встал и снова подошел к окну. С мгновение он смотрел на машины, после чего резко обернулся.

— Я не говорю, что не хочу с этим связываться. Я просто спрашиваю из чистого любопытства — что ты собираешься делать?

Билли рассмеялся и, потирая руки, снова сел за стол. Теперь он знал, что его слова будут поняты правильно.

— Значит, я это вижу следующим образом, — начал он. — Взамен того, чем владею я, Микки предлагает все свои пабы за исключением клубов. Насколько я понимаю, это довольно честно, так как нам не придется заниматься привратниками и прочей ерундой. Да?

Хокинс кивнул и затянулся сигаретой.

— Ты сначала расскажи о своих грандиозных планах, а потом я выскажу свое мнение.

— О'кей. По его подсчетам у него сейчас семнадцать пабов… — Билли схватил калькулятор и начал нажимать кнопки. — Семнадцать пабов по сто пятьдесят фунтов — столько он получает со «Святого Георгия», то есть больше двух с половиной тысяч в неделю… — Билли помедлил и, с изумлением подняв брови, посмотрел на Хокинса. — Еб твою мать! Это больше ста тридцати двух тысяч в год!

С минуту оба молчали, каждый раздумывая о своем.

— Ну так что? — осведомился Билли, снова бросаясь к холодильнику и доставая оттуда бутылки. — Что ты на это скажешь?

— Звучит заманчиво, — откликнулся Хок, беря и открывая бутылку. — Входишь, забираешь деньги и выходишь.

— Так и будет, Хок. Все будет просто. В этом вся прелесть. Единственное, что от нас требуется, — это прийти и взять свою долю.

Хокинс глотнул из бутылки, погасил сигарету и покачал головой,

— Можешь считать меня наивным, но тебе не кажется, что ты кое на что закрываешь глаза?

— На что, например?

— Ну вот, скажем… — Он откинулся на спинку кресла и начал загибать пальцы. — Кто будет заниматься сбором денег? На что они будут расходоваться? Что мы будем делать, если кто-нибудь откажется платить? Как мы будем поступать, если в пабе возникнут неприятности и от нас потребуется их уладить? Что мы будем делать, если об этом пронюхают копы? — Хокинс наклонился вперед. — Видишь, уже сейчас набирается огромное количество всяких вопросов. Хочешь, чтобы я продолжил?

Билли посмотрел на него и улыбнулся.

— Мало-помалу ты склоняешься к этой мысли, да? Ну признайся. Ты же уже готов согласиться с тем, что это чертовски классная идея.

— Должен признать, что у нее есть свои перспективы, — вкрадчивым голосом сказал Хокинс. — Но это еще не значит, что ей можно гарантировать стопроцентный успех или что я согласен участвовать в этом предприятии.

— Ладно, — кивнул Билли. — Тогда хватит ходить вокруг да около и давай подумаем об этом серьезно. — Он встал и принялся расхаживать по кабинету, непрерывно размахивая руками, словно пытаясь таким образом добавить зрительную весомость своим словам. — Во-первых, если мы возьмемся за это, нечего об этом звездеть налево и направо и делать вид, что это хобби. Иначе нас сразу же примут за дураков, и мы не оберемся неприятностей. Нет, все должно быть поставлено на правильную ногу с самого начала.

— Каким же образом? — осведомился Хокинс, даже не пытаясь скрыть сарказма. Билли отпил из своей бутылки.

— Мы создадим абсолютно законную компанию, — он повернулся и с улыбкой посмотрел на Хокинса.

— Врешь!

— Истинная правда. Службу безопасности Бригады смертников кокни. Я же говорю тебе — это гениальная идея.

И оба расхохотались при одной мысли об этом. Немного успокоившись. Билли снова отхлебнул пива и продолжил:

— Два директора — ты и я, и еще несколько менее законопослушных ребят, которые будут заниматься сбором денег, с повременной оплатой. За вычетом зарплаты и расходов остальные деньги поступают в общий… э-э-э… социальный фонд. Да, мне положительно это нравится. Это и станет твоей постоянной работой.

— Неужто? — с ухмылкой откликнулся Хокинс, откидываясь в кресле. — И сколько же я буду получать за эту работу?

Билли еще раз прошелся по кабинету и вернулся за стол.

— Тридцать тысяч в год, — без малейшего колебания ответил он. — К тому же тебе будет предоставлена приличная тачка. Может, ты уже обратил внимание, что у меня есть из чего выбрать.

Хокинс рухнул на стол и изумленно уставился на Билли. Уже не в первый раз за этот день тот его ставил в тупик.

— Ты что, шутишь?

— Нет, Хок, — ответил Билли. — Я говорю совершенно серьезно. Именно этого момента мы и ждали все это время.

Их разговор был прерван телефонным звонком, который дребезжал целую вечность, как показалось Хокинсу, пока Билли не выругался и не поднял трубку. Выслушав какое-то короткое сообщение, он обошел стол, достал из ящика документы и начал перечислять особенности «Ягуара ХК8».

Хокинс проследил за ним взглядом, встал и вернулся к окну. До него наконец дошло, что речь шла вовсе не об очередной сумасбродной идее Билли. Что тот действительно и всерьез был одержим новой перспективой.

Хокинс, не говоря ни слова, схватил свою куртку и вышел из кабинета, исчезнув раньше, чем Билли успел перехватить его.

Глава 5

Пятница, 24 марта 2000 года, 17.15


Грэм Хокинс ничуть не удивился, когда, выйдя из полутьмы подземки, увидел напротив черный «рейндж-ровер», из которого тут же появился Билли Эванс. Как ни странно, его лицо не выражало ни вызывающей наглости, ни насмешливой ухмылки, которые вдруг уступили место не то смущению, не то тревоге.

Хокинс не стал утруждать себя догадками, а вместо этого закурил сигарету и, перейдя улицу, молча сел рядом в машину.

— И давно ты меня ждешь здесь? — небрежно поинтересовался он, когда Билли занял водительское место.

— Около часа. Мне все равно было нечего делать, — солгал Билли. — Вот и решил поймать тебя и убедиться в том, что ты меня правильно понял.

— Тебе повезло, — откликнулся Хокинс. — Я мог бы поехать и в другое место.

— Ты же живешь за углом, Хок. И денег у тебя ни гроша в кармане, — он осекся. — Прости. Я не хотел…

Хокинс затянулся и выпустил дым через нос.

— Справедливо замечено, приятель, — размеренным, чуть ли ни монотонным голосом ответил он. — Ты абсолютно прав. В кармане у меня нет ни гроша. Мы живем на то, что получает Джули, а ты, наверное, знаешь, сколько зарабатывают медсестры. Чтоб оно все сгорело.

Билли готов был провалиться от стыда.

— Я не подумал, старик. Прости меня. Но ты же знаешь, стоит тебе только сказать, и ты все получишь.

— Это верно, — саркастически рассмеялся Хокинс. — А ты можешь себе представить, что скажет Джули, если она узнает о том, что я просто сказал тебе об этом? Она же взбесится.

В салоне машины воцарилась тишина, в которой Хокинс и докурил свою сигарету. И Билли заговорил лишь для того, чтобы разогнать чувство собственной неловкости.

— Послушай, — явно нервничая начал он, — прости меня… если я там, в кабинете, слишком надавил на тебя.

— Да брось ты, Билли, — перебил его Хокинс. — Меня просто все это достало. У меня и так дома сейчас творится черт-те что, а тут еще ты со всеми своими фантазиями…

Билли кивнул.

— Да, это просто глупая фантазия, Хок. Ты же знаешь меня. Одно ля-ля.

— Нет, Билли, это не глупая фантазия. Это чертовски хорошая идея.

Сказать, что Билли был потрясен, значило бы не сказать ничего.

— Что-то ты запел совсем другим голосом. Что случилось?

— Ничего. Просто это отличная идея. Только я для нее не гожусь. Я не могу ввязываться в такие истории. — Он опустил стекло и выкинул окурок, проследив взглядом, как тот отскочил от тротуара, прежде чем закрыть окно и вновь уставиться перед собой. — Забавно, если бы ты попросил меня войти в паб, битком набитый ребятами из Миллвола, я бы сделал это не раздумывая. Честное слово. Но войти в паб и вытрясать деньги у хозяина — это я не могу. Это совсем другая история, Билли. Может, ты и способен на это, а я нет. Я никогда не смогу это принять.

Билли окинул его внимательным взглядом.

— Все будет совсем иначе, дружище. По крайней мере, для тебя.

— Что? — тихим голосом переспросил Хокинс.

— Я тут думал об этом, пока ждал тебя, — небрежным тоном ответил Билли, стараясь снова не поддаться возбуждению. — Я уже говорил тебе, мы можем организовать абсолютно легальную компанию, которая будет отчислять необходимые налоги.

Хокинс рассмеялся.

— Интересно было бы взглянуть на бизнес-план этой компании.

— Послушай, все это довольно сложно, но это может выгореть. Дай мне договорить.

Хокинс кивнул, не поворачивая головы.

— Суть заключается в том, что мы можем прибрать к рукам дело, приносящее гарантированный доход в сто тридцать две тысячи, — продолжил Билли. — Насколько я понимаю, до сих пор дело было нелегальным — вся прибыль поступала в один карман, и налоговики не получали ни пенса. Пока все понятно? — Он подождал ответа и за отсутствием такового продолжил: — Теперь по самым разнообразным причинам мы начнем вести дело на законных основаниях, и половину дохода будем вносить в социальный фонд. — Он умолк и сделал глубокий вдох. — Однако здесь существует небольшая проблема: сто процентов этого дохода будет поступать от того, что называется противозаконной деятельностью. Поэтому главный вопрос, с точки зрения бизнеса, заключается в том, как преодолеть эту проблему и придать компании более… э-э-э… традиционный вид.

Хокинс кивнул.

— Ну и как же ты собираешься это сделать? Так, из чистого интереса.

— А мы не станем это делать, — воскликнул Билли, закуривая. — Мы займемся камуфляжем.

— Чем?

— Мы все закамуфлируем. Спрячем за красивым фасадом истинную природу нашего бизнеса. И начнем предоставлять круглосуточную охрану гаражам.

— Рискуя оказаться эпигонами? — внимательно посмотрел на него Хокинс.

— Послушай, Хок, я заключаю договоры по продаже машин по всему Эссексу и восточному Лондону. Поверь, мне ничего не стоит добавить в контракт лишний пункт, особенно учитывая то, что услуга будет налогооблагаемой.

В машине снова воцарилась тишина. Хокинс продолжал смотреть в окно, но Билли чувствовал, что он поглощен обдумыванием сказанного и прикидыванием возможных трудностей.

— Значит, так, — наконец задумчиво промолвил он, — ты заходишь в паб, забираешь у хозяина сто пятьдесят фунтов, а потом для бухгалтерского отчета выписываешь накладную какому-нибудь гаражу. Тот передает ее своему бухгалтеру для оплаты совершенно законных расходов и тем самым выигрывает сто пятьдесят фунтов необлагаемых налогом.

Билли улыбнулся.

— Ты попал в яблочко. Ну так что?

Хокинс покачал головой и снова уставился на прохожих.

— Ладно, предположим на секунду, что это сработает.

— Это обязательно сработает, — самоуверенно перебил Билли.

— Хорошо, предположим, что так. А кто будет собирать деньги в пабах? К тому же тебе придется предоставлять им какие-то услуги. Если кто-нибудь начнет устраивать погромы, ты должен будешь охранять их, иначе рано или поздно людям это надоест.

— Какие проблемы? Я же сказал, что мы наймем кое-каких ребят с повременной оплатой для того, чтобы они занимались сбором денег и следили за всем остальным. Все будет тип-топ.

— Откуда ты знаешь?

— Послушай, Хок, я уже проверил, как это получается у Микки. Все его пабы находятся в радиусе трех миль от «Болейна», а это значит, что все их посетители так или иначе болеют за «Вест Хэм». И ты знаешь не хуже меня, что погромы в них могут устраивать только наши ребята. Стоит только распустить слух, и они не станут срать в собственном доме. Если только не захотят иметь дело со мной. Да даже если они окажутся и не из «Вест Хэма», могу поспорить, они не станут с нами связываться.

— А что если…

— Если кто-нибудь нарушит правила игры, то получит по заслугам. И в Бригаде хватает ребят, которые с удовольствием отпинают любого, дай им только возможность. Может, ты и не обращал на это внимания, но таких тонких и чувствительных ребят, как ты да я, в нашей счастливой компании наберется не много.

Хокинс вздохнул. Сейчас, сидя в «рейндж-ровере» трудно было отыскать в плане Билли какие-либо недостатки. И он не мог определить, связано ли это с энтузиазмом приятеля или с его собственным стрессовым состоянием. По правде говоря, он всей душой мечтал вернуться к работе, чтобы облегчить финансовое положение, сложившееся дома. Почти все их с Джули накопления были истрачены, и хотя он получал пособие по безработице, они уже начинали тревожиться о необходимых выплатах по закладной. Он даже сказал жене, что перестанет ездить на выездные игры, но она категорически воспротивилась, в основном, как он подозревал, из-за того, что понимала, как тяжело это будет для него. При мысли об этом он улыбнулся, однако суть заключалась в том, что всякий раз, выходя из дома, он начинал испытывать чувство вины, так как знал, что она считает каждый пенс. И если иного способа облегчить ее тяготы не существовало, значит, так тому и быть. Однако одному Богу известно, что она скажет, когда он вернется домой и сообщит ей, что Билли предложил ему работу, да еще такую щекотливую. Она прямо взбесилась утром, когда он сказал, что встречается с Билли.

Хокинс откинулся на спинку сиденья и потер глаза. Выбора у него не было. С женой и ее отношением к Билли он разберется позже. Он выпрямился и посмотрел на Билли.


Джули Хокинс расслышала нотку отчаяния в голосе мужа, и ей на глаза навернулись слезы. Уже несколько недель как она начала замечать в нем перемены, тревожные перемены. Она не сомневалась в том, что он погружался в депрессию, и знала, что чем дольше он будет оставаться без работы, тем больше будет усугубляться положение. Она подняла к лицу его руки и поцеловала их.

— Только пообещай мне одну вещь. Этот бизнес, которым ты будешь заниматься, он…

— Законен ли он? — опередил ее Хокинс. — Да, Джули, абсолютно законен. Неужели ты считаешь, что я бы с ним связался, если было бы иначе? Господи, ты же меня знаешь. Я боюсь даже припарковаться в запрещенном месте.

Она обхватила его руками и изо всех сил прижала к себе.

— Хорошо, раз ты доволен, то и я довольна, — не выпуская его из объятий, произнесла она. — Ради тебя я даже готова изменить свое отношение к Билли.

И впервые за много месяцев она услышала его смех и почувствовала, что он успокаивается.

Глава 6

Воскресенье, 26 марта 2000 года, 11. 10


Джули Хокинс оторвалась от газеты и посмотрела на мужа. Он находился в своей излюбленной воскресной позе — смотрел «Футбольный экспресс», лежа на диване с чашкой чая в одной руке и сигаретой в другой. Единственное отличие от других воскресных дней заключалось в том, что он был одет, хотя, увы, это было сделано не в ее честь. Когда в дверь позвонили во второй раз, она повернула голову в сторону коридора.

— Откроешь? — спросила она. — Я не одета.

— Джули, — откликнулся Хокинс, указывая на экран телевизора. — Это же Джо Коул…

Она посмотрела на него еще раз, покачала головой и, сложив газету, встала.

— Потрясающе, — прошипела она, затягивая пояс халата и открывая дверь.

— Привет, Джули.

Мгновение она стояла не шевелясь, а затем сложила на груди руки.

— Ну-ну. Что-то ты рановато. Я думала, ты заедешь не раньше полудня.

Билли нервно улыбнулся. Нетрудно было догадаться, что ему предстояло наводить мосты.

— А у меня кое-что есть для тебя. То есть на самом деле это для Хока, но ты понимаешь,..

— Тогда тебе лучше зайти, — откликнулась она, делая шаг в сторону.

— Нет. Это тебе нужно выйти на улицу. И тащи сюда своего мужика.

— Я вообще-то в халате, если ты не заметил. А на улице довольно прохладно.

— Пожалуйста. Это очень важно. К тому же ты прекрасно выглядишь в халате.

— Брось молоть ерунду, Билли. На меня это не действует. — И она внимательно посмотрела на него, пытаясь понять, что у него на уме. — Чего ты хочешь? Опять собираешься втравить моего мужа в неприятности?

На лице Билли появилось выражение искреннего замешательства, и на мгновение она даже пожалела о том, что сказала.

— Послушай, если ты хочешь, чтобы я извинился перед тобой за то, что произошло, я готов извиниться. Прости меня. О'кей? Я знаю, что у него было трудное время, Джули, и я хочу возместить ему за все неприятности. Неужели ты хочешь еще больше осложнить положение?

— Кто там, Джули?

Она чуть повернула голову, не сводя взгляда с Билли, стоящего на пороге.

— Это Билли. Он хочет, чтобы мы вышли на улицу,

Ее муж оторвался от телевизора и вышел в коридор.

— Ты рано. Что случилось? Сэм выгнала тебя из дома?

Билли улыбнулся и жестом пригласил их следовать за собой. Дойдя до конца дорожки он остановился и обернулся.

— Вуаля! — торжествующе провозгласил он. — «Мерседес С180» выпуска 1998 года с хронометражем пробега 20 тысяч миль, — и он потер руки с видом классического торговца автомобилями. — Идеальный двигатель.

Хокинс подошел ближе и провел рукой по ярко красному капоту, инстинктивно пытаясь дотянуться до круглого фирменного знака, выступающего над передней решеткой. С выражением полного потрясения он посмотрел на Билли и перевел взгляд на свою жену.

— Я не могу это взять. Как я за это расплачусь? Билли рассмеялся и бросил ему ключи. — Жопа ты жопа. Тебе не придется за это платить. Это машина компании. Не могу же я допустить, чтобы мой партнер ездил на работу на метро, — добавил он, глядя на Джули, затем подошел к своему приятелю и обхватил его за плечи. — Все за счет компании, приятель. В бардачке даже есть кредитная карточка для оплаты бензина. Следи только за тем, чтобы в нее заливали неэтилированный.

Хокинс повернулся, посмотрел на жену, а потом на Билли. На его лице так и застыло изумление.

— Я не знаю, что сказать… я… 

Билли хлопнул его по плечу.

— А не надо ничего говорить. Просто тащи Джули домой, — похоже, она чертовски замерзла.


Джули лежала в ванной и смотрела в потолок. Всю прошлую неделю, пока ее муж был безработным, она не спала ночами, размышляя над тем, как они оплатят закладную. Теперь он был партнером по новому бизнесу и перед их домом стоял «мерседес». Почему же ее это не радовало? Ей не потребовалось много времени, чтобы понять это. Все дело было в том, что о чем бы она ни спрашивала, на все был один-единственный ответ — Билли.

Самое глупое заключалось в том, что с того самого дня, когда она познакомилась с ним и Самантой, они не переставали ей нравиться, и все четверо отлично ладили. Хотя всегда было понятно, что Билли занимается какими-то темными делами. Честным трудом добиться того, чего добился он, было невозможно. Однако что-то в нем было такое, что тут же завоевывало расположение окружающих. Она видела это сотни раз, когда они отправлялись куда-нибудь вчетвером. Кстати, и она сама не была исключением.

И хотя она готова была закрывать глаза на источники его дохода, а также на то, чем они занимались с ее мужем на футболе, втайне она испытывала огромное облегчение, зная, что работа ее мужа никак не связана с Билли. Потому что таким образом она чувствовала себя в безопасности и не боялась, что в случае чего они могут пострадать.

Потом ее худшие опасения воплотились в реальность в Риме, а теперь оба еще собирались и работать вместе. И хотя она была рада за Грэма и довольна тем, что у них появятся приличные деньги, ей было трудно разобраться в собственных чувствах. У нее было ощущение, что она идет по канату и кто-то убрал снизу страховочную сетку.

Возможно, она ошибалась, и прав был Грэм, сказавший, что это начало нового блестящего этапа в их жизни. Ей тоже хотелось бы так думать. А если она была права? И происшедшее в Италии было лишь преддверием того, чем были чреваты отношения с Билли Эвансом?

Она громко застонала и соскользнула под воду. Как бы там ни было, думать об этом в воскресное утро не хотелось.


Грэм Хокинс свернул на А12 и нажал педаль газа. Он чувствовал себя влюбленным в эту машину.

— Черт побери, Билли.

— Да брось ты, приятель, — насмешливо улыбнулся тот. — Честное слово, мне было приятно это сделать. К тому же теперь ты сможешь сам ездить на ней на футбол. Меня уже достало постоянно возить тебя. И не забудь, на следующей неделе мы отправляемся на солнечный Траффорд. — С мгновение он смотрел в окошко, а потом, не оборачиваясь, спросил: — Что ты сказал Джули?

— Не много. По крайней мере, о пабах ни слова. Она бы взвилась к потолку. Для нее мы специализируемся на охране гаражей и стоянок.

— Хорошо.

— А что ты сказал Сэм?

— Сэм! — воскликнул Билли, чуть ли ни давясь от смеха. — Сэм ничего не знает, дружище. Работа и футбол ее не касаются. И так это и должно оставаться.

Оба умолкли и погрузились в размышления о том, как бы отреагировали их жены, узнай они правду о своих мужьях.

Билли первым прервал молчание.

— Нам сегодня же нужно привести все в движение. Поэтому начинай выбирать ребят, которые нам понадобятся. Я думаю, для начала нам нужно не больше троих. Как ты думаешь?

Хокинс кивнул и тут же почувствовал неловкость. Как он ни старался смотреть на все со своей точки зрения, он прекрасно понимал, что легальность всей операции создаст для него достаточно проблем в ближайшие недели. И в каком-то смысле его это даже радовало.

— Я уже думал об этом, — откликнулся он. — Большинство ребят и не сможет в этом участвовать. Работа, моральные устои и всякое такое.

— Ну так что? Кого ты предлагаешь? — спросил Билли.

— Ну, во-первых, Пижаму. Он — умный стервец и готов за деньги делать все что угодно. Стретч почти такой же. И Джефф. Ему все по фиг, так что он идеально подойдет.

На лице Билли появилась легкая улыбка.

— Я выбрал тех же. Вот разве что Джефф. Ты знаешь его лучше меня.

— Пожалуй, — откликнулся Хок, глядя в зеркальце и пытаясь обойти «рено». — Ты посмотри, что вытворяет этот идиот!

Билли повернулся налево и взглянул на соседнюю машину. Несмотря на то что внутри находился только водитель, из задних окон символами его пристрастий свисали красно-синие шарфы. Билли покачал головой.

— Чертовы фанаты! Их вообще не следует никуда пускать.

— А по-моему, они хорошо делают свое дело. Если бы не они, кто бы еще стал смотреть «Милволл»?

Билли рассмеялся и, покачав головой, снова повернулся к Хокинсу:

— Так как насчет Джеффа?

— Ну, я знаю, что он работал вышибалой, а какие у него планы сейчас — трудно сказать. Лучше всего спросить его самого.

— Ладно, — откликнулся Билли. — Разузнаем сегодня после игры.

— А как Микки?

— Дело сделано, дружище. Вчера с ним разговаривал. Его ребята в последний раз обойдут пабы на этой неделе, а на следующей возьмут кого-нибудь из наших и… представят его.

— Это будешь ты? — спросил Хокинс, страстно надеясь на то, что его имя не будет упомянуто.

Билли наградил его внимательным взглядом, потом нагнулся и щипнул за руку.

— Не волнуйся, пацан. Я не собираюсь обращаться к тебе с этой просьбой. Предоставь это мне. Я все улажу. — Он умолк, не зная, как продолжить. — Послушай, Хок, я понимаю, что это само собой разумеется, но лучше я напомню. Не трепли языком, о'кей? Чем меньше людей будет знать об этом, тем лучше. По крайней мере в начале.

Хокинс кивнул, но не ответил. Сам он мог только мечтать об этом.


Билли и Хокинс с расстояния в тридцать метров с улыбками взирали на фасад «Святого Георгия». Можно было не сомневаться в том, что там все в порядке, И дело было не только в дюжине парней, стоявших прислонившись к стене, из распахнутых дверей доносились крики, пение и смех, которые эхом отдавались от высоких стен зданий и заполняли всю улицу.

— Похоже, все уже все знают, — со смехом заметил Билли.

— Полагаю, да, — откликнулся Хокинс, оглядываясь назад. В конце улицы он заметил пару молодых ребятишек и, приветствуя их, поднял руку. В свое время ему доводилось стоять на секе в ожидании непрошеных гостей, и он знал, что это — маленькое удовольствие. Но в юном возрасте это было единственным способом пробиться и стать известным. — Знаешь, похоже, теперь никто не сможет наехать на это место, — заметил он. — Даже все подходы просматриваются.

Билли кивнул. Бар действительно занимал прекрасное положение. Улочка была узкой и тянулась всего на сто метров, делая поворот на девяносто градусов почти посередине. Ее более короткий отрезок упирался в улицу, застроенную жилыми домами, а более длинный выходил на главную дорогу. Этот длинный отрезок тоже слегка изгибался, скрывая здания от посторонних глаз. К тому же одна его сторона была целиком занята складом, а другая состояла из разномастных старых строений, переделанных в жилые дома и офисы. Там-то между ними и находился паб. С какой бы стороны незваные гости ни появились, им бы сначала пришлось преодолеть пятьдесят ярдов — а этого хватит, чтобы выйти из паба и приготовиться к обороне.

Как и Хокинс, Билли с удовольствием заметил двух ребятишек в начале улицы. Не то чтобы в них была необходимость, особенно при игре с таким клубом, как «Уимблдон», но это свидетельствовало о том, что в Бригаде есть думающие люди. Воскресные игры всегда были делом темным. Никогда нельзя было предусмотреть, кто может появиться.

Но даже если никто и не появится, это было хорошей практикой.

— А ты заметил еще одну штуку? Хокинс рассмеялся.

— Ни одного копа. Могу поспорить, они все в «Болейне» и недоумевают, куда мы подевались.

Билли улыбнулся и хлопнул приятеля ладонью по спине.

— Думаю, Пэт тоже занервничал. Все его доходы накрылись медным тазом. Ну, пошли — мне жизненно необходим глоток пива.

Они подошли к дверям и начали протискиваться сквозь толпу. Внутри был настоящий сумасшедший дом, грохот стоял такой, что трещали барабанные перепонки. В одном конце помещения группа болельщиков поносила на чем свет стоит ведущего спортивной программы, освещавшего раннюю игру национальной лиги, а другая толпа у бара громко обсуждала поездку на «Олд Траффорд» на следующей неделе. Билли покачал головой и внутренне улыбнулся. Он любил эту предматчевую атмосферу: шутки, смех — с этим ничто не могло сравниться.

Крик из дальнего угла бара каким-то образом пробился сквозь царящий вокруг хаос, и, обернувшись, они увидели Пижаму и Стретча, которые жестами приглашали их за свой столик. Билли поднял руку, показывая, что они их заметили, и изменил направление движения. Однако пока они добрались, прошла целая вечность, поскольку здесь все друг друга знали.

Они не прошли и полпути, когда внимание Билли было отвлечено еще одним возгласом, и, обернувшись, он увидел Сэл за стойкой бара. Билли дал указание Хоку двигаться дальше, а сам еще раз свернул и начал пробираться к стойке.

— Отлично, отлично. Как дела?

Сэл улыбнулась и, наклонившись вперед, была вынуждена повысить голос чуть ли не до крика, чтобы быть услышанной.

— Дел достаточно, как ты мог заметить.

Билли отступил и развел руками.

— Я же обещал, что присмотрю за твоим пабом.

—Да, нам надо поговорить об этом, — откликнулась она. — У тебя есть минутка?

— Прямо сейчас?

Она подняла брови и, протянув руку, подняла крышку стойки. Билли пожал плечами и двинулся на кухню.

— Ну что ж, сейчас так сейчас, — вслух произнес он.

Когда шум немного затих за их спинами, он остановился и повернулся к Сэл.

— Ну?

Она нервно оглянулась и спросила:

— Что произошло с Микки Джеймсом? Он внимательно посмотрел на нее и положил руку ей на плечо.

— Не волнуйся, Сэл. Мы все уладили. Честное слово.

— Нет, Билли, так не пойдет, — раздраженно ответила она. — Я должна знать, что произошло. Мы трясемся уже с четверга, ожидая, что с минуты на минуту к нам нагрянут его ребята и разнесут все в клочья. И все это из-за тебя, так что лучше расскажи мне, что происходит.

Билли снял свою руку с ее плеча и полез в карман за сигаретами, одну из которых предложил Сэл.

— Сэл, тебе не о чем беспокоиться. Честное слово. Я все уладил.

Сэл вынула изо рта сигарету и посмотрела на него в полном изумлении.

— Ты что?

— Мы с Микки договорились. У него остаются клубы, а ко мне переходят все пабы.

— Так просто?

— Вот именно, — спокойно откликнулся Билли. Сэл снова запихала сигарету в рот и провела рукой по волосам.

— То есть ты хочешь сказать, что теперь не он будет копаться в моем кошельке, а ты?

Билли уставился на нее с оскорбленным видом.

— Неужели ты действительно можешь заподозрить меня в этом, Сэл? После всех лет нашего знакомства?

Шум внезапно усилился, и она повернулась к бару. В транслировавшемся по телевидению матче явно был забит гол.

— Я даже не знаю, что и думать, Билли. Правда.

Он глубоко вздохнул и улыбнулся.

— Послушай, Сэл, я знаю тебя и Стива с тех пор, как себя помню, к тому же вы старейшие друзья моих родителей. Если бы я позволил этому негодяю вас грабить, я никогда бы не смог посмотреть в глаза своему старику — поэтому я и положил этому конец. И уж конечно я не собираюсь занять его место.

— Тогда зачем же ты собираешься это делать с остальными пабами?

— Для того чтобы не вступать в ненужную мне войну, так было проще. К тому же именно вы оказались бы на линии огня. А я не мог этого допустить.

Сэл вынула сигарету изо рта и улыбнулась. И эта улыбка показалась ему более искренней, чем обычно.

— Спасибо, Билли. Хорошо, что ты сказал мне это. Но я бы хотела, чтобы ты сделал для меня еще одну вещь.

— Все что угодно, Сэл. Ты же знаешь.

— Будь осторожен. Вокруг сшивается достаточно сволочей, и весь твой футбол и спекуляция тачками — это ничто по сравнению с ними. Я не хочу, чтобы ты пострадал.

Билли посмотрел на нее с мгновение и широко улыбнулся.

— Не волнуйся, Сэл. Я умею позаботиться о себе. К тому же, — он сделал последнюю затяжку, — если я попаду в какую-нибудь заварушку, есть ребята, готовые мне помочь. Может, ты уже заметила, они сейчас все в твоем пабе.


Когда Билли с компанией двинулся в сторону стадиона, воздух был заполнен характерным запахом горелого лука и теплых дизельных паров, который всегда сопровождал дни проведения матчей. Они специально опаздывали, чтобы демонстративно появиться на трибунах, и настроение у всех было исключительно приподнятым во многом благодаря качеству (не говоря уже о количестве) выпитого в «Святом Георгии» пива.

— Постойте, — окликнул спутников Пижама, останавливаясь у прилавка с хот-догами. — Мне надо что-нибудь съесть, иначе меня вырвет.

— Да пошел ты, Пижама, — простонал Джефф. — Ты меня уже достал. Купи мне тоже. Я тебе отдам деньги на трибуне.

— И еще один, — добавил Хок. Подошедший Билли принюхался и довел счет до четырех.

— Мне без лука.

Стретч замер и раздраженно замотал головой.

— Господи Иисусе! Да вы посмотрите на часы, ребята! Осталось же десять минут до начала!

— Ну конечно, — перебил Даррен, — Стретчу же не терпится появиться на телеэкране, чтобы мамочка его увидела.

—Ах вот как… — рассмеялся Джефф. — Надо было сразу сказать. Если твоя мамочка хочет увидеть своего мальчика по ящику, я могу ей показать пленку, которую мы получили с Филберт— стрит. Она будет… — он умолк на середине предложения и уставился на противоположную сторону улицы. — Внимание! Что это у нас там?

Все повернулись на сто восемьдесят градусов и уставились в указанном направлении, тут же заметив троих небрежно одетых юнцов, пытавшихся пробраться сквозь толпу.

—Твою мать! — рассмеялся Джефф. — Это же команда из Уимблдона!

— Постой, — промолвил Пижама, и серьезность его голоса, а также встревоженное выражение лица тут же заставили всех остановиться. — Не надо лезть на рожон. Может, это кто-нибудь из этих святош, которые точат зуб на Билли. — И прежде чем кто-либо пошевелился, он вышел вперед и обнял Билли за плечи. — Не бойся, сынок, — промолвил он под общий хохот с деланной заботой, — мы присмотрим за тобой.

— Да пошел ты! — ответил Билли, осклабясь и отталкивая его в сторону. — Господи, если бы всякий раз, когда я спасал твою задницу, я бы получал по фунту стерлингов, я бы уже мог безбедно жить не работая.

Хок покачал головой.

— Это еще как сказать!

— Эй, смотрите! Сейчас я покажу этим простофилям! — рассмеялся Даррен и, схватив хот-дог Пижамы, бросился через дорогу и тут же исчез в толпе.

— Полный идиот! — со смехом заметил Хок. — Пошли.

И все пятеро двинулись за Дарреном, продолжавшим преследовать своих жертв и перешедшим на шаг, как только он поравнялся с фанатами «Уимблдона». Приблизившись к ним с широкой улыбкой на лице, он указал на противоположную сторону улицы, и когда те встревоженно повернулись, то увидели устремленные на них взгляды Билли и его спутников. Даррен продолжал что-то серьезно говорить им и рассмеялся только тогда, когда они сломя голову бросились наутек и притормозили, лишь достигнув фургона, битком набитого отборными силами полиции.

— Вы видели, как они уносили ноги? — продолжая смеяться, осведомился Даррен, присоединяясь к остальным. — Что может быть смешнее этого зрелища, когда южные лондонцы готовы в штаны наложить от страха? По-моему, с этим ничто не может сравниться.

Билли, не останавливаясь, только покачал головой. Все продолжали шутить и смеяться, пока не достигли главного входа. И тут, когда Билли полез в карман за билетом, его остановил знакомый голос. Подняв голову, он увидел перед собой крепко сбитого полицейского, черные волосы и густые усы которого придавали ему поразительное сходство с голкипером «Арсенала» Дэвидом Сименом. Если бы не униформа и не лишние сорок фунтов, их можно было бы принять за близнецов.

— Так-так, а не мистер ли это Робертс? — произнес Даррен. — А я думал, полиция сегодня будет заниматься «Лестером». Неужели тебя снова отстранили, Дэйв?

— Что-то вы сегодня припозднились, ребята, — произнес полицейский, игнорируя замечание Даррена.

— Просто мы хотим поддерживать нашего любимого полицейского в состоянии постоянной боевой готовности, — выходя вперед ответил Билли. — Как у нас обстоят дела с кляузами и доносами?

Легкая улыбка появилась на лице Робертса.

— Неплохо-неплохо. Я слышал, вы поменяли паб?

— Черт побери! — воскликнул Билли. — Похоже, налогоплательщики неплохо наживаются за твой счет. И во сколько тебе обошлись эти сведения?

Со стадиона донесся приглушенный рев, свидетельствовавший о том, что команды вышли на поле, и все инстинктивно начали продвигаться к турникетам, оставив Билли и Робертса пожирать друг друга глазами.

— Рано или поздно, Эванс, ты поскользнешься, — помолчав, пробормотал полицейский, — и тогда я тебя сцапаю.

Билли окинул его взглядом и покачал головой.

— И не такие, как ты, пытались это сделать, старина. И тем не менее вот я безупречно чистый вхожу в Аптон-парк, а они… бог знает где они теперь. Это тебя ни о чем не заставляет задуматься?

— Ты хочешь, чтобы я задумался о них или о тебе? — поинтересовался Роберте.

— Это уж твое дело, — рассмеялся Билли и двинулся вслед за остальными. — Впрочем, меня это не волнует.


Хокинс затормозил на гравиевой дорожке перед домом Билли и выключил движок. На улице уже темнело, и в доме горели все окна.

— Ты посмотри, прямо как на приморском бульваре.

— Да ладно тебе причитать, скряга. Ты можешь себе это позволить.

Билли кивнул.

— Что верно, то верно. — Он потер кулаками глаза и посмотрел на Хокинса. — Значит, собираемся утром?

— Да. Я переговорил с ребятами и спросил у них, как они относятся к тому, чтобы заняться сбором денег, — говорят, что готовы. Утром они подойдут к стоянке, и тогда можно будет все обсудить как следует. Если их это устраивает, тогда перейдем к улаживанию остальных вопросов.

— Ну что ж, партнер, тогда до девяти утра, — промолвил Билли, открывая дверцу машины, — Будем зарабатывать деньги, сынок. Много денег.

Глава 7

Понедельник, 27 марта 2000 года, 9.00


Распахнув дверь, Билли вошел в кабинет своей секретарши и увидел Хокинса, который уже ожидал его, сидя у окна.

— Что это ты так вырядился? — рассмеялся он. — В костюме… У тебя что сегодня судебное заседание?

Хокинс почувствовал, что заливается краской, и откашлялся, чтобы скрыть смущение.

— Ну… я не знал… и… ты же понимаешь, — кивком головы он указал на секретаршу, разбиравшую почту.

Билли с извиняющимся видом поднял руку и повернулся к секретарше.

— Доброе утро, Джил. Включи, пожалуйста, чайник и подойди потом ко мне — мне надо тебе кое— что сказать.

— Чайник всегда горячий, — надменным саркастическим тоном откликнулась секретарша. — Может, твой приятель хочет чего-нибудь покрепче?

— Э-э, нет, спасибо, — нервно ответил Хок. — Все замечательно. Честное слово.

— Тогда пойдем, — промолвил Билли и, войдя в свой кабинет, поставил портфель на пол. — Закрой за собой дверь, пожалуйста.

Хокинс вошел следом и остановился, оглядываясь по сторонам. Уборщица потрудилась на славу — все прямо-таки сияло чистотой.

— Черт, она меня напугала до полусмерти.

— Я тоже ее побаиваюсь, — шепотом ответил Билли. — Но секретарши лучше нее у меня еще не было. И она понимает что к чему. Могу поспорить, полиции никогда не удастся ее разговорить.

— У них просто кишка тонка для этого.

Билли рассмеялся и еще больше понизил голос.

— Первые две недели я думал, что у нее предменструальный синдром, и только тогда, когда он действительно наступил, я понял, какая она стерва.

Стук в дверь прервал их разговор, и в кабинет вошла Джил с фирменной вестхэмовской кружкой кофе в одной руке и стопкой писем в другой. Опустив и то и другое на стол, она остановилась в ожидании распоряжений.

— Джил, это Хок… то есть Грэм Хокинс. Мы с ним вместе собираемся заниматься бизнесом.

Хокинс встал и протянул руку. Джил смерила его оценивающим взглядом и ответила легким рукопожатием.

— Каким именно бизнесом? — поинтересовалась она, поворачиваясь снова к Билли. — И какое он будет иметь отношение ко мне?

— Мы собираемся организовать службу безопасности Бригады смертников кокни. Большую часть работы здесь будет выполнять Грэм, и я ему отдаю задний кабинет, который сейчас занимает Дэвид, А единственное, что может затронуть тебя, так это то, что в первые несколько недель я буду появляться здесь довольно редко.

Джил кивнула и улыбнулась.

— Замечательно. Если вам что-нибудь понадобится — канцелярские принадлежности, информация, — обращайтесь ко мне, — добавила она, поворачиваясь к Хокинсу.

— Спасибо, это очень любезно с вашей стороны, — ответил тот, чувствуя по ее тону, что в основном ему придется полагаться на себя. — Я постараюсь не слишком досаждать вам. Не сомневаюсь, что у вас и без меня хватает дел.

Билли посмотрел на них и покачал головой.

— Спасибо, Джил. И позови ко мне Дэвида — я сам сообщу ему о том, что он переезжает вниз.

Когда Джил вышла. Билли достал пачку сигарет и, вынув одну, бросил ее Хоку.

— Ну так каковы наши планы?

Хокинс подошел к столу и сел.

— А кто такой Дэвид?

— Он занимается сервисом. Неплохой парень. Он пользовался задним кабинетом, пока в его кабинете шел ремонт. Беда только в том, что он сам и должен был заниматься этим ремонтом, однако за полгода он и не вздумал почесаться. Так что теперь пусть не жалуется. — Билли закурил, затянулся и выпустил целое облако дыма. — Ну так что…

— Ребята подойдут чуть попозже. С ними надо переговорить и уточнить время и суммы. Всякую такую ерунду. Я составил список необходимых канцелярских товаров, и еще нам потребуются телефоны. Думаю, для кабинета подойдет обычный стационарный аппарат, а для остальных — радиотелефоны. Тогда в случае чего нас никто не сможет выследить. Кроме этого, я думаю, нам понадобится пейджер.

— Зачем? — осведомился Билли, наклоняясь вперед и отхлебывая кофе.

— Ну, я думаю, что если хозяину какого-либо паба потребуется срочно связаться с нами, то пейджер для него будет удобнее, чем телефон. К тому же он более удобен в обращении и позволяет сохранять конфиденциальность,

— Хорошая мысль, — кивнул Билли.

— Ну, я еще со всем этим разберусь. Я знаком с кое-какими ребятами в этой области, и мы получим пейджер с неотслеживаемым номером. А потом я съезжу на стадион к Полу и заберу билеты на субботнюю игру.

Билли допил кофе и погасил сигарету. Пол был самой важной персоной, с которой кто-либо из них был знаком, — он был единственным человеком внутри клуба, обеспечивавшим их билетами на все выездные матчи. Для него это было опасным занятием, так как каждый раз он рисковал своим местом. Но ему это нравилось. И хотя никогда в своей жизни он и руки ни на кого не поднял. Билли и остальные считали его членом своей команды. И он это знал.

— О'кей, я сегодня же переговорю со своим бухгалтером и распоряжусь, чтобы он зарегистрировал компанию. Кроме этого, я составлю список гаражей, с которыми надо будет связаться. Завтра же и начнем с ними работать, но это не составит никаких проблем. Что-нибудь еще?

Хокинс неловко заерзал.

— Да. Надо обсудить практическую сторону всего этого.

— Какую еще?

— Надо уточнить, что мы будем делать, если какой-нибудь паб захочет, чтобы мы уладили неприятности. Кто и как это будет делать?

Билли откинулся на спинку кресла.

— Я говорил об этом с Микки. Он сказал, что все это предоставлял полиции. Не забывай, что в основном все это мелкие забегаловки, и основные события там происходят по вечерам в пятницу и субботу. Максимум, что там может произойти, это разборки с какой-нибудь базарной блядью или с компанией дилеров, которые начинают злоупотреблять гостеприимством хозяев. Если те, конечно, не в состоянии сами с этим разобраться. Тогда Микки отправлял пару ребят, чтобы они все уладили. Ты можешь об этом не беспокоиться. Занимайся своим делом, а все остальное предоставь мне.

Хокинс слегка расслабился. Эта сторона дела до сих пор очень его беспокоила.

— Когда ты собираешься рассказать остальным?

— В среду в «Святом Георгии». Я поставлю об этом в известность кабинет. Пока только они должны знать об этом. А когда все устаканится, мы начнем посвящать остальных. А пока чем меньше людей об этом знает, тем лучше.


Три чувака смотрели на Билли и Хокинса с выражением легкого изумления.

— Ну? И что вы думаете? — наконец осведомился Билли.

Стретч почесал в затылке и огляделся.

— Звучит круто. А что ты будешь платить?

— Ну, пока мы рассчитываем на два дня в неделю, скорее всего среда и четверг, по сто пятьдесят фунтов за день. Это только для вас двоих. Все остальное будет дополнительными расходами.

— Что ты имеешь в виду? — поинтересовался Стретч.

— Надеемся, что ничего такого не потребуется, — ответил Хокинс. — Но если у… э-э… клиентов возникнут неприятности, их надо будет улаживать.

— Клиенты… твою мать, — рассмеялся Пижама.

— Именно клиенты! — рявкнул Билли. — И не забывайте об этом. Это бизнес, а не обираловка.

— Ладно-ладно, — откликнулся Пижама, поднимая руки. — Я просто так сказал.

Джефф наклонился вперед и вынул из лежащей на столе пачки сигарету.

— А как будут использоваться остальные деньги? Хокинс посмотрел на него и улыбнулся. Он про себя заложился, что именно Джефф задаст этот вопрос. Несмотря на внешность полного идиота, он был довольно проницательным пацаном.

— Кое-что будем забирать себе мы с Билли. Билли принадлежит вся эта идея, а я буду руководить компанией. А остальное будет использоваться для финансирования Бригады. — Хокинс умолк в ожидании реакции, которая не заставила себя ждать. И снова это был Джефф.

— Как использоваться?

— Ну, все очень просто. Весь доход от этого предприятия будет возвращаться в Бригаду для приобретения билетов. Я еще не уточнил всех подробностей, но мы предполагаем, что денег хватит на приобретение двадцати сезонных абонементов и по двадцать билетов на каждую выездную игру.

— И кто их будет получать? — осведомился Стретч.

— Члены кабинета будут получать их бесплатно, — ответил Билли. — А остальные по бросовым ценам будут продаваться близким друзьям или раздаваться наблюдателям из других клубов.

На мгновение в кабинете воцарилась тишина.

— Это означает, что мы только за один сезон сэкономим двенадцать тысяч фунтов стерлингов на одних билетах. Оставшиеся наличные будут тратиться на поездки, — для большего эффекта добавил Хокинс.

— Твою мать! — воскликнул Пижама. — А вы неплохо потрудились, ребята. — Он умолк и расплылся в улыбке. — Не скажу за этих двоих, но на меня вы можете рассчитывать.


Когда Билли распахнул дверь заднего кабинета, то увидел, что Хокинс в нарукавниках занимается перестановкой мебели в попытках освободить место и сделать все помещение немного удобнее. Сказать, что кабинет был тесным, значило не сказать ничего.

— Очень уютно. Я потрясен. Дэвид что-нибудь сказал?

— В основном ворчал, — выпрямляясь и вытирая пот со лба, откликнулся Хокинс. — Но у меня сложилось впечатление, что он не в восторге от этой идеи.

— Ничего, переживет, — заметил Билли. — Слушай, да оставь ты все это. Уборщики за пару фунтов все здесь приведут в порядок.

— Знаю я этих уборщиков! — выдохнул Хокинс и тяжело уселся на стол, взяв банку с кока-колой и за один присест допив то, что в ней оставалось. — Я уже созвонился со своим приятелем, и он сказал, что может предоставить нам любые аппараты. А в среду нас подключат к новой линии. Годится?

— Хок, я тебе не начальник, — откликнулся Билли, входя и закрывая за собой дверь. — Мы с тобой партнеры. Ты совершенно не обязан отчитываться передо мной. Делай то, что считаешь нужным.

— Прости, старик, — застенчиво произнес Хокинс. — Просто я не привык к такому.

Билли подошел ближе и похлопал его по руке.

— Привыкай. Все отлично, старик. Правда. А теперь пойду повидаюсь с бухгалтером, о'кей?

Хокинс кивнул.

— А я сгоняю на стадион, пока Пол не слинял.

Билли опустил руку в карман и достал конверт.

— Здесь пара тысяч фунтов, — заметил он, бросая конверт на стол. — Подъемные. Купи то, что тебе надо, а счета сложи в какой-нибудь ящик. Увидимся в четыре и сходим выпьем пива.

Он уже был в дверях, когда его окликнул Хокинс.

— Э-э… ты ничего не забыл?

Билли с секунду молча смотрел на него, прежде чем спохватился и полез в карман.

— Черт! Тридцать фунтов за футбол. Мне правда неловко.


Хокинс залез в «мерседес» и осторожно закрыл дверцу, впервые за все то время, что он водил машины, без привычного слуху «шмяка». С мгновение он смотрел перед собой в ветровое стекло, а потом достал мобильник.

— Чертовы автоответчики! — выругался он и стал дожидаться сигнала. — Билли, как только получишь это сообщение, сразу перезвони мне. Ты даже не поверишь, что я только что узнал.

Отшвырнув трубку на пассажирское сиденье и бросив последний взгляд на Аптон-парк, он завел двигатель и двинулся обратно в Ромфорд.


Хокинс вскочил, как только Билли вошел в кабинет.

— Где тебя, черт побери, носит? Ты что, не получил мое сообщение?

— Какое сообщение? — изумленно уставился на него Билли.

— То, которое я тебе оставил на автоответчике.

— Ах ты черт! — Билли вытащил мобильник из кармана. — Прости, старик. Забыл включить его после разговора с бухгалтером. Кстати, он взялся за подсчеты. Говорит, что на это потребуется около недели.

— К черту бухгалтера! — воскликнул Хокинс, с трудом сдерживая возбуждение. — Ты лучше сядь и послушай.

Билли вошел в кабинет и закрыл дверь. Но Хокинс начал говорить, даже не дожидаясь, когда он подойдет ближе.

— Я сидел у Пола в кабинете, получал билеты на субботнюю игру, а на столе у него лежала памятная записка…

— Постой-постой. А что ты делал у Пола в кабинете? Я думая, он выносит билеты, чтобы тебя никто не заметил.

Хок раздраженно всплеснул руками.

—Да не знаю я! Я позвонил ему, как обычно, с улицы, а он сказал, чтобы я заходил. Какая разница!

— Судя по всему, никакой, — откликнулся Билли.

— Послушай, ты можешь заткнуться и выслушать меня спокойно, — рявкнул Хокинс. Он помолчал и принялся мерить кабинет шагами, не спуская глаз с Билли. — Эта памятная записка была посвящена службе безопасности в Аптон-парке.

— Ну… и что? — осведомился Билли. Хокинс остановился и, упершись руками в стол, наклонился вперед. Он больше не мог сдерживаться.

— А то, что у них истекает срок контракта!

— Какого контракта?

— Контракта на оказание всех видов услуг. Управление хозяйством, автостоянки, обслуживание ВИП-персон и все остальное. — Он выпрямился, закурил сигарету, и лицо его начало расплываться в широкой улыбке. — Уже три месяца как они приглашают разные компании для участия в конкурсе.

— Не знаю. Пол как-то намекнул, что клуб вполне доволен ее работой, так зачем же менять ее на другую? Я не стал на него давить, чтобы он ничего не заподозрил. Убедить его дать эти бумаги и так было довольно трудно.

— Ах он прохвост. Мы ведем себя как заиньки, а какие-то негодяи богатеют. А что это за «Миррен Ивентс»?

— Я знаю не больше того, чем там написано, — ответил Хокинс, указывая на конверт. — Они существуют уже два года и базируются в Вальтемстоу. Я же уже сказал, что не хотел давить на Пола.

— Тогда выясни это где-нибудь, — сказал Билли. — А могут ли поступить еще какие-нибудь заявки?

Хокинс покачал головой.

— Не похоже. Они не слишком широко оповещали о конкурсе.

— Ну хорошо, предположим, мы подадим заявку и выиграем конкурс, что мы будем делать дальше?

— Не думаю, что предшествующей фирме удастся так быстро трудоустроить своих людей, если она лишится контракта. Поэтому полагаю, мы просто наймем их к себе.

— А как насчет видеокамер, которые нам потребуются? — спросил Билли, потрясенный тем, что его приятель был готов дать ответ на любой вопрос.

— По словам Пола, они все принадлежат клубу. Нам просто потребуются люди, которые умели бы обращаться с ними.

— То есть те самые, которые занимаются этим в настоящий момент, — ухмыльнулся Билли.

— Вот именно.

Билли встал и подошел к окну. Несколько секунд он смотрел на автостоянку, а потом, не оборачиваясь, продолжил:

— Хорошо, пока я вижу два серьезных препятствия — руководство клуба и полиция. Они же не дураки. Если к ним на стол попадет наша заявка и они заподозрят, что мы имеем к этому отношение, они без колебаний выкинут ее в мусорное ведро. Хокинс пожал плечами.

— Значит, для начала придется пожертвовать названием фирмы и изменить его.

— Черт! А мне оно так нравилось. Но, видимо, ты прав, — согласился Билли. — Оно погубит нас с самого начала. — Он помолчал. — Как насчет «служба безопасности Святого Георгия»?

Хокинс рассмеялся.

— Почему бы и нет? По крайней мере, консерваторы будут в восторге. Однако это все равно не решает нашей проблемы, старик. Хочу тебе напомнить, что ты не самый любимый сын Скотланд— Ярда. Впрочем,как и я.

Билли подошел к столу и закурил новую сигарету.

— Так что же мы будем делать?

— Может, имеет смысл поговорить с Робертсом?

— Что? С этим стукачом? Чего ради?

— Прощупать его.

— На какую тему?

— А что если нам пойти к нему и сказать, что нам все это надоело и мы хотим начать все с чистого листа? — задумчиво произнес Хокинс.

— Да, так он это и проглотит, — с сарказмом в голосе откликнулся Билли.

— Нет, я серьезно. Если нам удастся убедить его в своей искренности, а также в том, что подписание с нами этого контракта раз и навсегда решит все проблемы безопасности, возможно, он и прислушается. В конце концов, ему лучше всех известно, что старые времена миновали безвозвратно. А мы не станем срать на пороге собственного дома.

Билли посмотрел на него и покачал головой.

— Хок, он — сука. Он ненавидит нас точно так же, как мы его. И как только у него появится возможность прижать нас, он сделает это без размышлений. — Он снова отвернулся и уставился в окно. — Нет, надо все это как следует обдумать, и побыстрее. Потому что, если мы не подадим заявку к пятнице, мы даже не будем участвовать в конкурсе. Так что занимайся этим, а остальное предоставь мне.


Когда Хокинс отправился обратно в свой кабинет, Билли сел за стол и начал размышлять. Одно дело организовать сомнительную службу безопасности и совсем другое — принять участие в конкурсе на получение контракта в Аптон-парке. Он никогда не считал, что что-то может находиться вне пределов его досягаемости, но в данном случае, похоже, так оно и было. Однако Хок был счастлив, и в любом случае будет забавно посмотреть, насколько далеко им удастся продвинуться, хотя бы для того, чтобы распустить об этом слухи. А то, что их репутация от этого только выиграет, было очевидным. Он никогда не слышал, чтобы кто-нибудь раньше пытался выкинуть такой номер.

А если дело выгорит? Цифры, предоставленные Полом, свидетельствовали об огромных денежных суммах, уже не говоря о возможностях, предоставлявшихся Бригаде. За последние годы он повидал довольно много ребят, участвовавших в боевых действиях, которые раньше работали охранниками в официальных фирмах при тех или иных клубах. Возможность действовать на законных основаниях, особенно непосредственно на территории стадиона, обладала чрезвычайной привлекательностью. Это было почти возрождением добрых старых времен.

При мысли об этом он улыбнулся и после секундного замешательства снял с полки «Желтые страницы». Перелистав справочник, он обнаружил нужный номер и начал его набирать.

— Черт возьми! — произнес он вслух. — Надо попробовать. Алле? Это «Миррен Ивентс»? Очень хорошо. Моя фамилия Эванс, фирма «Икзекьютив Моторс», Ромфорд. Я собираюсь сменить службу безопасности. Вы не могли бы сообщить мне кое— какие сведения о вашей компании?

Через десять минут он сделал еще один звонок по мобильнику.

— Микки? Это Билли. Послушай, старина, я хочу попросить тебя об одной услуге. Да, еще об одной. Ты когда-нибудь слышал о чуваке по имени Ян Миррен?

Глава 8

Среда, 29 марта 2000 года, 21.45


Билли сидел на втором этаже «Святого Георгия» и ждал, когда сказанное им будет переварено слушателями. Даже на лице Хока застыло выражение полного изумления, хотя он прекрасно все знал.

— Давай-ка уточним, — промолвил Стретч. — Ты хочешь, чтобы мы поехали в субботу на «Олд Траффорд» и устроили там шоу? А через десять дней, когда «углекопы» приедут сюда, начали вести против них военные действия?

— Да, — самодовольно подтвердил Билли. — Именно этого я и хочу.

— Твою мать! Давно пора, — с улыбкой откидываясь на спинку кресла, заметил Стретч.

И все тут же заговорили возбужденными голосами, обсуждая это неожиданное предложение. Билли позволил всем пошуметь несколько минут, после чего призвал к вниманию.

— А теперь слушайте. Давайте уточним кое-какие детали относительно субботы. Все это делается для того, чтобы всем показать, что мы еще живы и при желании не боимся сразиться с кем угодно и где угодно. Поэтому я хочу, чтобы народу было как можно больше и чтобы никто ничего не стеснялся. Но главное — чтобы все видели, что мы нацелены на их главарей. Если нам действительно удастся добраться до них, тем лучше.

— Бей кастратов! — обыденным голосом произнес Пижама. — Туда обычно приезжают ребята из Солфорда, а они сейчас играют главную роль в «Манчестер Юнайтед». Если мы их прижмем в их собственном пабе, это не пройдет незамеченным.

— Не пройдет, — заявил Стретч. — Там полиции будет как грязи.

— Ну что ж, давайте подумаем, — вмешался Билли. — Все будут ожидать от нас обычного шоу — это наше преимущество. Но я хочу, чтобы все было сделано как следует. Мы не можем произвести впечатление какой-нибудь второсортной шарашки. А это значит — никаких потасовок в местах скопления фанатов и как можно дольше держаться подальше от полиции. Как только появятся полицейские, игра будет закончена. И как бы там ни было, «Манчестер» будет утверждать, что одержал победу. Что меня очень огорчило бы.

— А почему именно сейчас? — поинтересовался Джефф.

— Потому что в последнее время мы ведем себя слишком тихо, — бросив косой взгляд на Джеффа, ответил Билли. — Иногда мне кажется, что копы окончательно нас приструнили. Хрена с два! Пора показать себя.

— Кстати, что касается копов, — вмешался Хокинс, — все знают, что на Траффорде они особенно зверствуют. А учитывая приближение «Евро-2000» они будут еще хуже. Поэтому без глупостей.

Билли кивнул.

— Это верно. Я не хочу, чтобы кого-нибудь из вас там сцапали. И никаких режущих инструментов. — Он помолчал и окинул присутствующих взглядом, — Какие-нибудь еще идеи?

— На кого мы еще можем натолкнуться по дороге? — тихо спросил Джефф.

— «Олдхэм» дома. Правда, у них есть несколько ребят, которые могут появиться, — ответил Хокинс. — Единственные, кто поедет в Эвертон по М6, так это «Вотфорд». Но с ними и связываться нечего. «Наемные мальчики» едут в Лидс, а «Милволл» в Ноттингем. Так что на них можно натолкнуться только в том случае, если остановиться на М1. Хотя и то вряд ли.

— Зато в поезде можно еще будет прижать «Красных кокни», — потирая руки, заметил Пижама. — Это будет весело.


— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — пробормотал Хокинс, притормаживая у дома Билли, — иначе все будет испорчено.

— Разве я когда-нибудь ошибался раньше? — подмигнул ему Билли.

— Нет, — ответил Хокинс— — Это-то меня и настораживает.

Глава 9

Четверг, 30 марта 2000 года, 15.15


Билли вошел в кабинет, с шумом опустился в кресло и посмотрел на Хокинса. Тот сидел в окружении бумаг перед черным ноутбуком.

— Как дела? — поинтересовался Хок, не убирая пальцев с клавиатуры.

Билли посмотрел на него и нахмурился.

— С каждой минутой становится все страньше и страньше, — устало ответил он. — Я сегодня объехал одиннадцать гаражей, принадлежащих моим друзьям по автобизнесу, и знаешь, что они отвечали, когда я предлагал круглосуточную охрану? «Это гениальная идея!»

— Не понял? — с изумленным видом поднял голову Хокинс.

— Вот именно. Я тоже ничего не понимаю. Все считают, что при разумных ценах дело сладится. — Он вынул из кармана пачку сигарет и бросил одну Хокинсу, прежде чем закурил сам.

— Но разве у них самих до сих пор ничего нет? Я имею в виду — а у тебя здесь какая охрана?

Билли пожал плечами.

— Прожектора, макеты видеокамер и все. У меня никогда не было с этим проблем. Ни ребятишек, ни вандалов, на которых все жалуются.

— И никто никогда ничего не спирал?

— Было как-то раз, — криво улыбнулся Билли. — Пару лет назад какая-то сука отвинтила колеса с «БМВ» третьей серии. У меня ушла целая неделя на то, чтобы его выследить. Оказалось, что это один из местных гонщиков. Несчастный идиот поставил их на свою тачку.

Хокинс рассмеялся.

— И что ты сделал?

— Обошел дом и забрал их обратно. А потом объяснил ему ошибочность его поступка.

— Да?

Билли кивнул.

— Да. Запихал его в багажник и перебил ему бейсбольной битой все окна. А потом велел передать друзьям, что если кто-нибудь ко мне еще сунется, то я поступлю уже не так лояльно. Как ни странно, с тех пор у меня не было никаких проблем.

— И ты что… так и оставил его в багажнике?

— Конечно. Думаю, он там обделался от страха.

— Ну что ж, — ухмыльнулся Хокинс, — учитывая, что половина ребят в Эссексе состоит на учете, а твои друзья одобрили эту идею, все, может быть, не так уж плохо. Может, об этом действительно следует подумать.

Билли вздохнул и поднялся.

— Я вымотался. А у тебя как дела? Мы успеваем?

— Без проблем, — улыбнулся Хокинс. — Все будет в Аптон-парке завтра к закрытию.

— Ты настоящий друг, Хок. Когда захочешь передохнуть, заходи и выпьем пива, — и с этими словами он двинулся в свой кабинет.


Цифры месячных продаж производили приятное впечатление. Март был самым успешным месяцем для гаража, и Билли был более чем доволен. Настолько, что, просмотрев список, он тут же спустился вниз, выдал ребятам по пятьдесят фунтов каждому и сказал, чтобы они выпили пиво за его здоровье. Это обошлось ему еще в несколько фунтов, но он всегда был справедлив по отношению к тем, кто у него работал. К тому же они зарабатывали для него гораздо больше выданной суммы.

Бросив последний взгляд на перечень проданных машин, он положил его обратно в папку и швырнул ее в корзину для исходящих бумаг, после чего взял кружку с кофе и подошел к окну. Весеннее солнце отбрасывало мягкий теплый свет на ряды стоящих внизу машин, и Билли с удовольствием отметил, что вокруг них вертелось несколько человек без пиджаков.

Вид двора напомнил ему о событиях утра и о реакции на его предложение по организации охраны. Он совершенно не ожидал этого. Но теперь чем больше он думал, тем больше видел в этом смысл. Он даже не мог себе представить, как бы он отреагировал, если бы кто-нибудь попробовал вскрыть одну из его машин. А горький опыт подсказывал ему, что ничто не приводит вора в такую панику, как рев двигателя приближающейся машины и свет фар. Возможно, Хок прав, и им следует подумать об этом. Если на эту услугу существовал спрос — почему бы и нет? Он вздохнул и вернулся за стол. Он чувствовал, что с этой охраной гаражей плюс к пабам и Аптон-парку его служба безопасности начинает отнимать у него все время, хоть он и затеял все это лишь для того, чтобы помочь Сэл и Стиву.

Билли допил кофе, закурил сигарету и откинулся на спинку кресла, глядя на то, как дым поднимается вверх и растекается по потолку. Он чувствовал себя совершенно разбитым.


Громкий стук вернул его к действительности, и он, вздрогнув, открыл глаза: перед ним стоял Хокинс, держа в руках по бутылке пива.

— Эй ты, лентяй, просыпайся! Можно подумать, что ты трудишься не покладая рук.

Билли выпрямился и протер глаза.

— Черт! Кажется, я задремал. Который час?

— Десять минут шестого. Держи! — И, поставив бутылку на стол, Хокинс опустился в кресло. — Ну так что, к субботе все готово?

— Думаю, да, — откликнулся Билли, выпив глоток пива, чтобы проснуться. — Ребята начнут собираться завтра, тогда и узнаем. В любом случае день будет хорошим. Ты все еще готов вести машину?

Хок посмотрел на него с улыбкой. Он до сих пор не был уверен в том, что поездка в Манчестер и организация шоу были мудрым шагом. «Манчестер Юнайтед» был одним из крупнейших объединений, и обе конторы никогда не испытывали друг к другу особой любви. Но что было еще важнее, это их заявка, которая и без того имела мало шансов на успех, а их шоу могло и вовсе все погубить на корню, если у кого-нибудь хватит ума, чтобы разобраться в происходящем. Но Билли считал, что это хороший способ дать сигнальный звоночек клубу и его руководству. А будучи главарем, он вызывал огонь на себя. К тому же он еще никогда не ошибался.

— Никаких проблем. Хорошо будет провести денечек без Эла Грина. Да и тебе было бы неплохо отдохнуть.

— Я же говорю тебе, что абсолютно вымотан. Даже не знаю почему. Может, все это возбуждение. Ты закончил заявку?

— Нет, Возьму ее с собой и закончу дома — там осталось уже совсем немного. Просто с небольшими изменениями переписать то, что предлагала предыдущая компания. Завтра утром глянешь, и я отвезу. Да, кстати, я так и назвал фирму «Служба безопасности Святого Георгия».

Билли выпятил нижнюю губу и кивнул.

— А что, ты серьезно думаешь о наших шансах выиграть?

— Ни малейшего представления, старик. Будем смотреть правде в глаза: даже если не учитывать наши отношения с клубом и полицией, у нас нет рекомендаций, нет нанимателей, я уже не говорю… Хотя что мы теряем? Знаешь, как говорится, чтобы побеждать, надо участвовать. — Он сделал большой глоток и громко отрыгнул. — А что мы будем делать с этими гаражами? — помолчав, поинтересовался он. — Это может оказаться интересным.

— Честно говоря, я даже еще не думал об этом. — Билли посмотрел на Хокинса и улыбнулся. — Знаешь, Хок, что я тебе скажу? Ты — хитрая проныра. Может, ты еще займешься и продажей тачек?


Билли сидел, глядя на старый синий «форд-транзит» в ожидании смены огней светофора, когда звонок по мобильнику отвлек его от грез. С мгновение он молча слушал, а когда машины впереди тронулись с места, поблагодарил собеседника и положил телефон обратно в чехол.

Лукавая улыбка расцвела на его лице, когда он нажал на газ и двинулся за впереди идущим «фордом». Сначала он было решил позвонить Хоку и рассказать ему все начистоту, но потом передумал. Пока лучше было не распространяться. К тому же он еще сам не знал, что ему предпринять. И предпринимать ли что-нибудь вообще. Сначала нужно было все как следует обдумать, но в любом случае принятие решения не терпело отлагательств.

Билли протянул руку, включил стереосистему и под сладкие звуки Эла Грина, лившиеся из динамиков, повернул к дому.


— Что ты делаешь?

— Просто смотрю, как тут ребята. Ты только посмотри на этого засранца. Разметался по всей кровати. — Он почувствовал, как рука Сэм обхватила его за талию, и улыбнулся. Она приникла к нему и покачала головой.

— Положи его поудобнее, — прошептала она, прежде чем двинуться в спальню. — А то у него шея затечет. У Альфи все в порядке?

Билли проследил взглядом, как она накрывает одеялом их младшего сына, и еще шире расплылся в улыбке.

— Конечно.

— Вот и хорошо, — промолвила она и, поцеловав его в щеку, двинулась вниз по лестнице. — Не задерживайся. Сейчас начнется твоя программа.

Билли проводил ее взглядом и, когда она исчезла из вида, снова уставился на своего спящего в полутьме сына. Ему нравилось так стоять и смотреть на детей или спящую Сэм. Это помогало ему сосредоточиться на самом важном. Ему повезло в жизни, и он это прекрасно понимал.

Но сейчас, впервые за долгое время, он задумался — а не перегибает ли он палку?

Однако не успел он углубиться в эти размышления, как у него возникла новая идея. С насмешливой улыбкой он закрыл дверь детской и направился к дивану.

Глава 10

Пятница, 31 марта 2000 года, 10.30


Хокинс поставил кружку с кофе на стол и уставился на Билли. Его состояние нельзя было назвать даже ошарашенностью.

— Так-так, давай-ка еще раз. Значит, ты хочешь, чтобы я с понедельника занялся организацией охраны открытых стоянок?

Билли молча кивнул.

— А с пабами мы развязываемся?

Еще один кивок.

— Ну что ж, — промолвил Хок, со вздохом облегчения откидываясь на спинку кресла, — должен сказать, меня это радует. Мне это совершенно не нравилось. Но с чего вдруг такие перемены?

— Как ты сам сказал, вовлекать Бригаду в подобную историю слишком рискованно… особенно учитывая приближение европейских турниров. На полицию мне наплевать, просто я не хочу связываться с местными воротилами. Дело не стоит того.

— Истинная правда, — прокряхтел Хокинс. — А что ты будешь делать с Микки? И что скажешь ребятам? Боюсь, им это не очень понравится.

— Предоставь это мне. Я разберусь. А ты закончи заявку и проследи за тем, чтобы она сегодня же попала в клуб. И все.

Хокинс вышел из кабинета, оставив Билли размышлять над собственным поступком. Тот чувствовал себя опустошенным. Заниматься поборами для финансирования Бригады действительно было не слишком достойным. Так он мог добиться лишь занесения своего имени в список самых пресловутых главарей прошлого.

Но Хоку он сказал правду. Хотя и не всю. Ставки были слишком велики. И только накануне вечером он понял, как хочет выиграть. К тому же он понял и другое: сделать это будет совсем нетрудно. Если они с Хоком будут действовать целенаправленно. А эта история с пабами слишком отвлекала его приятеля, поэтому от нее следовало отказаться. Просто все это было не настолько серьезным, как полагал Хок.

Билли закурил, взял мобильник и начал набирать номер, одновременно пытаясь вобрать в себя как можно больше никотина. Ответ был коротким и уже знакомым.

— Микки, это Билли. Спасибо за сведения, которые ты мне вчера передал. Не могли бы мы сегодня встретиться и выпить пива? У меня есть одно предложение, которое может тебя заинтересовать.


Билли закрыл папку и дружески похлопал ее рукой.

— Выглядит очень солидно, старик.

Хокинс улыбнулся.

— Спасибо, дружище. — Он помедлил, потом взял свой бесценный труд и положил его в портфель. — Сейчас же отправлю это в клуб. Предпочитаю без особой нужды там не показываться. А потом, как насчет того, чтобы отметить это парой кружечек пива?

— Нет, старик, — покачал головой Билли. — Боюсь, что нет. К тому же мне надо кое-куда съездить. Есть какие-нибудь сведения с линии фронта?

— Похоже, набирается приличное количество, — откликнулся Хокинс. — Ребята вытащили еще не— сколько старых членов, так что Полу придется дать нам билетов побольше. — Билли рассмеялся, и Хокинс умолк. — Что это с тобой?

— Ты только посмотри на себя! — откликнулся Билли. — Сидишь тут в костюме, с портфелем и «мерседесом» за окном и рассуждаешь об организации драки с «Манчестером». Твоя мама гордилась бы тобой.


Дело уже шло к вечеру, когда Микки Джеймс допил свой скотч и встал. С мгновение посмотрев на Билли, он плюнул себе на ладонь и протянул ее ему. Без малейших колебаний Билли тоже поднялся, посмотрел Микки в глаза и пожал ему руку.

Глава 11

Суббота, 1 апреля 2000 года, 13.10


Билли спокойно сделал шаг в сторону, когда просвистевшая в воздухе бутылка шлепнулась на тротуар рядом с ним. Цепочка полицейских в шлемах, отделявшая их от ревущей толпы на противоположной стороне дороги, мешала ему разглядеть, кто именно ее бросил, поэтому он просто покачал головой и улыбнулся про себя, наслаждаясь происходящим и упиваясь царящей атмосферой.

— Какого хрена они это делают? — поинтересовался Хок, не обращаясь ни к кому конкретно, — По-моему, только понапрасну тратят пиво.

Бросив взгляд на Хока, Билли снова уставился вдаль и сделал шаг вперед, когда следующая бутылка, пролетев по дуге над его головой, разлетелась вдребезги, врезавшись в стену. Возможно, метание бутылок и свидетельствовало о трусости противника, однако при попадании менее больно от этого не становилось. По крайней мере, они наносили ощутимый удар по гордости.

— Черт побери! — пробормотал Даррен и, выйдя на нейтральную территорию, принялся с важным видом оглядываться по сторонам, пока не обнаружил одного из немногих полицейских с личным номером. — Послушайте, сержант Диббл, вы что-нибудь будете делать с этими бутылкометателями?

Билли улыбнулся при виде того, как полицейский оглядел Даррена с головы до пят, даже не пытаясь скрыть свое презрение.

— Послушай, сделай милость, отвали отсюда.

— Значит, не будете, — сухо откомментировал Даррен.

— Вали обратно, дерьмо собачье, — ухмыльнулся сержант. — Или я тебя арестую за сопротивление властям. Догадываешься, что это значит?

Даррен посмотрел на него и вздохнул. Он догадывался, чем это было чревато. Побоищем. С полицией давно уже было пора поквитаться. А нанесенные увечья вполне бы соответствовали выдвинутому обвинению.

— Ну что ж, вполне справедливо, — промолвил он и, повернувшись, двинулся обратно. — Чертовы полицейские. Никакого уважения к приличным людям.

Билли швырнул сигарету в сторону плотной цепочки синих униформ и рассмеялся, когда за его спиной раздался дружный хор голосов, исполнявших «Пузыри». Он знал, какое впечатление это произведет на противника, особенно учитывая все утренние события. Эта песня должна была подействовать на них, как красная тряпка на быка. Еще одно оскорбление в унизительный для «Манчестера» день.

Восторженному Пижаме была присуждена честь первой победы. Чтобы сбить полицию со следа, он нанял два микроавтобуса и перепрыгнул с них на манчестерский поезд вместе с «бомбардировщиками», ехавшими на север на игру с Эвертоном. Через пятнадцать минут после отправления они натолкнулись на группу «Красных кокни», которые киряли в вагоне-ресторане, где и была устроена потасовка. Веселье продолжалось до тех пор, пока транспортная полиция не сняла их с поезда и не отправила обратно в Вотфорд.

Они еще рассаживались по автобусам и только отправлялись в далекий путь на север, а в Манчестер уже прибывали все новые и новые лица. Их количество увеличилось за счет присутствия старых опытных ветеранов, а также крупного контингента безбилетного молодняка, большая часть которого приехала лишь для того, чтобы поучаствовать с главной конторой в боевых действиях и пережить будоражащие мгновения, которые из-за неусыпного внимания полиции становились все более редкими.

В результате этого раннего приезда центр города оказался захваченным еще до того, как местная группировка расчухала, что происходит. Маленькими группками народ двигался от вокзала и скапливался в многочисленных кафе и ресторанчиках, громко заявляя о своем присутствии в ожидании открытия пабов. Так что к тому моменту, когда наконец появились ребята «Манчестера», было уже слишком поздно. На пороге их дома уже расположилась маленькая армия, и им не оставалось ничего другого, как держаться на расстоянии.

Однако захват городского центра был лишь частью общей операции. Поскольку Бригада смертников появилась не только там — она захватила весь город. Джефф с тридцатью ребятами отправился в Динсгейт, а Стретч с компанией окопался в пабе «Солфордский причал». Помимо этого на протяжении последних двух часов Билли постоянно поступали звонки с сообщениями о потасовках в округе аж до самого Стокпорта. И хотя пара групп потерпела поражение, большинство проявило себя с наилучшей стороны, пока не приехала полиция и не положила конец веселью.

А люди все прибывали и прибывали, пока по оценке Хока их число не достигло пятисот бойцов. Тут-то, как и предсказывал Билли, появилась полиция. Они окружили Вест Хэм и начали оттеснять ребят туда, где их можно было продержать до начала матча.

Тут-то и появился «Манчестер Юнайтед». В больших количествах. Но было уже поздно. Бригада смертников приехала для того, чтобы заявить о своих правах, и ей удалось это сделать. Они практически беспрепятственно заняли Манчестер и воспользовались предоставленной им свободой. Так что теперь их оппоненты могли бороться только за сохранение лица.

Стройное пение было нарушено резким дребезжанием мобильника, и Билли, вытащив его из кармана, прижал телефон к уху, прикрыв его рукой, чтобы приглушить окружающий шум. С минуту он внимательно слушал собеседника, после чего разразился саркастическим смехом.

— Ты же все знаешь, балбес. Мы приезжаем к вам, вы нас встречаете… Твою мать, мы весь день болтались по центру города. Чего проще? — Он послушал еще немного и снова рассмеялся. — Да, конечно. Размечтался!

— В чем дело? — поинтересовался Хок.

— Этот идиот утверждает, что они нас ждали в Чидле или где-то там еще. Интересно, а как мы должны были об этом узнать?

— Думаю, с помощью телепатии, — рассмеялся Хок. — Может, нам в следующий раз прихватить с собой ясновидящую Мэг?

— Внимание! — раздался чей-то крик, и резкий акцент кокни пробился сквозь звон разлетающегося вдребезги стекла и рев сотни голосов. — Вперед!

В них летели все новые и новые предметы: теперь уже не только бутылки, но и монеты. Билли кинул взгляд на Хока, и оба улыбнулись друг другу в предчувствии неизбежной атаки.

— Футбол! — рассмеялся Хок. — Разве можно его не любить?

Шум усилился, достигнув оглушающего грохота. Но это был не тот шум, от которого начинало сосать под ложечкой, когда на тебя нападал неприятель или даже когда нападал ты сам. Эти звуки были самыми сладостными, ибо они свидетельствовали о том, что враг смят и унижен. О том, что он разъярен, взбешен и беспомощен. Что он вынужден реветь и бросаться, не имея возможности вступить в рукопашную. И теперь над ним можно было смеяться, торжествуя победу. И это было чертовски классно.

А потом с противоположной стороны кордона раздался рев, и «манчестерцы» единой массой ринулись вперед, отчаянно прорываясь сквозь полицейские заграждения, чтобы истребить сине-красную заразу, заполонившую их город. Но пока Билли и Хок отдавали распоряжения своим войскам, приказывая держаться вместе и лишь отражать нападение, «манчестерцы» уже были отброшены назад полицейскими дубинками.

Через несколько секунд «манчестерцы» выпустили еще один залп стекла и металла в последней попытке спровоцировать «Вест Хэм» на атаку со своей стороны, но, поскольку все прибывавшая полиция начала оттеснять Билли и его силы в сторону стадиона, они получили лишь новый всплеск издевок и насмешек в свой адрес. И это было самым сильным оружием.

Билли был счастлив. Абсолютно счастлив.


По направлению к «Олд Траффорду» двигалась длинная колонна болельщиков в сопровождении не меньшего количества конных и пеших полицейских. Впереди шествовали ребята из Бермондси. Законченные идиоты, но вполне приличные бойцы. За ними шла группа малолеток, каждый из которых мечтал стать членом Бригады и знал, что добиться этого можно, только доказав силу и крепость духа. Только продемонстрировав, что ничто не сможет обратить тебя в бегство. Трус терял все. Поэтому лица некоторых уже были украшены боевыми шрамами, полученными в предыдущих схватках, раны и возбужденный говор подтверждали, что при малейшей возможности они тут же бросятся в бой. Без колебаний. Они готовы были творить историю.

В центре колоны шли Даррен, Стретч и Джефф в окружении своих ребят. Они со смехом обсуждали утренние события, полностью игнорируя присутствие местного молодняка, продолжавшего выпендриваться под прикрытием полиции.

Билли и Хок удовлетворились местом в арьергарде, будучи уверенными в том, что такое количество «вестхэмовцев» исключает возможность еще каких-либо столкновений. С ними могла тягаться только одна контора в синих униформах, но на ее стороне был закон. Остальные даже не осмеливались приближаться.

Точно так же оба знали и то, что если чему-нибудь еще и суждено случиться, то произойдет это неподалеку от стадиона. А пока надо было перезарядить батареи и немного успокоиться. Это понимали все присутствующие, поэтому напряжение существенно спало, зато резко возросло количество шуток. Даже конный полицейский, ехавший рядом, оказался вовлеченным в общее веселье, потешаясь над старыми шутками, которые он наверняка слышал уже тысячу раз.

Однако как раз в тот момент, когда он смеялся над целым потоком колкостей в адрес Бэкхема, из головы колоны донесся глухой гул, заставивший его умолкнуть на полуслове. Он привстал на стременах и начал вглядываться вперед. Билли посмотрел на него с улыбкой, чувствуя, как воздух начинают пронизывать электрические токи предвкушения. В любом случае у полицейского был гораздо более широкий обзор.

— Ой, копик, что там такое?

Полицейский бросил на толпу встревоженный взгляд, и по движениям лошади Билли понял, что впереди происходит что-то серьезное.

Спереди снова раздался гул, еще более громкий, и люди бросились вперед, чтобы принять участие в происходящем. Вокруг Билли замелькали лица с горящими глазами и злорадными улыбками.

—Перекресток! — прокричал кто-то. — Занят «манчестерцами»!

К этому моменту полицейская лошадь уже вертелась как обезумевшая, вставая на задние ноги и рассеивая остатки стройных рядов. Наездник выглядел не менее безумно, но наконец ему удалось развернуть огромное животное, и он поскакал по направлению к перекрестку. Образовавшийся за ним проход дал возможность Билли и Хоку увидеть то, что происходило впереди.

— Твою мать! — возбужденно воскликнул Хок как раз в тот момент, когда над их головами появился вертолет, вращающиеся лопасти которого лишь усиливали шум и накаляли обстановку. — Дело пахнет керосином!

Метрах в пятидесяти от них взад-вперед металась толпа — солнце отблескивало от разлетающегося стекла и черных полированных дубинок, которыми размахивали полицейские. Рев голосов снова усилился, и Билли с трудом сдержался, чтобы не броситься вперед. Однако существовало золотое правило — никогда ни во что не ввязываться за пределами стадиона. Обилие следящих камер увеличивало риск.

Стройные ряды колонны разрушились. Упорядоченное единообразие распалось на многочисленные группки, которые пытались держаться вместе, защищая своих членов. Одни рвались к центру потасовки, другие пытались из нее выбраться, чтобы оглядеться и терпеливо дождаться своей очереди. Никто не претендовал на большее, чем один удар. Этого было достаточно, чтобы потом заявить о своем участии в великом дне, когда «Вест Хэм» явился на «Олд Траффорд» и обосрал «манчестерцев».

А они были как на ладони. Не где-то там, а совсем рядом. Горластые ублюдки, внезапно оказавшиеся лицом к лицу со своим самым страшным кошмаром. Возможно, среди них и не было главарей, но если они посмели разевать пасть, значит, должны были быть готовы к тому, чтобы расхлебывать последствия. Им должны были это объяснить. Правда, может, они плохо это усвоили. Ну что ж, тогда это их проблемы.

Билли с кривой улыбкой наблюдал за мечущимися «манчестерцами», некоторые пытались держаться, в то время как большая часть старалась затеряться в общей неразберихе, хотя любого из них можно было распознать за милю по остренькой крысиной мордочке и засранному прикиду. Уже одним этим они заслуживали того, чтобы быть втоптанными в грязь. Сзади раздался крик, и, обернувшись, Билли увидел группку сбившихся вместе «манчестерцев», которые приплясывали на месте и выкрикивали ругательства, чтобы скрыть страх и раззадорить себя. У них, несомненно, были бутылки, но вряд ли это могло им помочь.

Их окружали «вестхэмовцы» с искаженными от ненависти лицами. Обе группы перемещались в поисках наиболее удобной позиции и выжидали, когда противником будет предпринят первый шаг. Все участники были настолько поглощены происходящим, что не обращали внимания ни на что другое. Все происходило здесь и сейчас.

Яростный вой раздался в тот момент, когда один из «манчестерцев», выскочивший на нейтральную полосу, чтобы нанести удар, получил ногой в лицо. Сила удара была такой, что он отлетел в сторону и его тут же начали оттаскивать назад в безопасное место. Однако еще до того, как тот оказался под защитой своих соратников, из рядов «Вест Хэма» выскочил пацан лет пятнадцати в кремовом джемпере «Стоун— Айленд», наверняка купленном для того, чтобы выглядеть членом команды, и бросился на противника, не желая упускать возможность заслужить себе славу. Однако он еще не успел и занести руку, как получил сильный удар в голову, сбивший его с ног, и тут же был поглощен толпой более медлительных пацанов, ринувшихся в схватку, застрельщиком которой он и хотел стать. Звуки ударов, наносимых руками и ногами, придавали зрительному образу побоища сюрреалистический ритм.

Билли, не обращая внимания на происходящее, не отрывал взгляда от мальчика. За долгие годы он уяснил для себя одну вещь: удар правой рукой мог нанести любой, зато далеко не каждый мог устоять после него. Все зависело от того, как ты пережил первый удар. А для этого пацана, похоже, этот удар стал первым. Он выглядел абсолютно размазанным. Но как раз в тот момент, когда Билли уже готов был забыть про него, он вдруг собрался и ринулся в самую гущу.

— Хороший пацан, — вслух произнес Билли, а сзади уже накатывала группа полицейских, расталкивавшая людей в разные стороны и отчаянно пытавшаяся пробраться к месту происшествия. Билли покачал головой, глядя на то, как они прорываются сквозь толпу, — эти сукины дети любили потасовки ничуть не меньше, чем они сами.

Как только полиция пробилась к свалке на перекрестке, все начали возвращаться к тому месту, где стояли Билли и Хокинс. Полицейские оттесняли «вестхэмовцев» назад, пытаясь создать свободное пространство между двумя противостоящими группами и выиграть время. Но как раз в тот момент, когда это им начало удаваться, раздался голос с резким акцентом кокни: «Стоять, распиздяи! Вперед! Вперед!» И все снова повернулись и бросились на врага, оставляя за собой раненых и уставших. Кое-кто уже хромал, кое у кого набухали фингалы и проступали синяки.

А потом все закончилось так же внезапно, как и началось. И неумолчный лай собак возвестил о завершении данного эпизода. Собак ненавидели все. Отвратительные злобные твари.


Хокинс свернул с шоссе к станции обслуживания. Ему нужно было отлить и что-нибудь съесть. Но главное — ему надо было проснуться. Он вымотался до предела, а вид Билли, уснувшего сразу, как только они повернули на М6, еще больше усугублял положение. В отсутствие собеседника Хок был вынужден ограничиваться радио с его обычной смесью из расстроенных болельщиков, жаловавшихся на судейство, и похвалявшихся фанатов «Манчестера», оповещавших мир о том, какие они крутые. И им было чем похвастать, после того как «Вест Хэм» потерпел поражение со счетом 7:1. На стадионе, по крайней мере, было довольно грустно.

Зато за его пределами все было с точностью до наоборот. Билли хотел крупной разборки, и он получил ее. Кое-кто из ушедших раньше умудрился сцепиться даже с полицией, стоявшей перед «Олд Траффордом», чтобы вернуться домой с чувством победы. Но за исключением этого, а также нескольких бутылок, пущенных в них по дороге на вокзал Пикадилли, в послематчевом соперничестве победу одержали полицейские, вследствие чего у красных даже не было возможности попытаться сквитаться. Стыд и срам. И Бригаде будет что отметить, когда она в следующий раз соберется в «Святом Георгии». Тогда все смогут рассказать обо всем.

Хокинс припарковал «мерседес» в глубине стоянки и выключил двигатель как раз в тот момент, когда очнувшийся Билли поднял над головой руки и поинтересовался, где они находятся.

— Корли, в самом конце М6. Я абсолютно вымотался.

Билли зевнул.

— Я тоже, старик, — пробормотал он, вылезая из машины. — Даже не понимаю, что со мной происходит в последнее время.

Они двинулись по направлению к ресторану, инстинктивно оглядывая машины и автобусы на предмет клубных цветов и возможной угрозы. Однако за исключением машин обычных фанатов, украшенных знаками верности самым разнообразным клубам от «Вест Хэма» до «Доувер Атлетик», все было тихо — беспокоиться им было не о чем. А потом слева, из-за автобуса послышался крик, сопровождаемый новыми голосами и смехом. Они повернулись как раз в тот момент, когда оттуда выскочил мяч, а за ним пацан в футболке «Вотфорда». Оба вздохнули с облегчением.

— Как сегодня сыграли?

— Проиграли 4:2, — ответил Хокинс. — Теперь им ничего не светит. Возвращаются в первый дивизион.

Со все еще колотящимися сердцами они двинулись дальше, все больше поддаваясь нахлынувшим дурным предчувствиям — так бывало всегда, когда они оказывались в подобных местах без серьезной поддержки. Никогда нельзя было предвидеть, что могло ожидать их внутри. Их могли уже засечь с помощью зеркальца заднего обзора, а они узнают об этом, лишь переступив порог, когда будет уже слишком поздно.

Когда они проходили между двумя новенькими «мондео», Хокинс громко откашлялся, и Билли, заглянув в машины, увидел, что задние сиденья обеих завалены смятыми экземплярами «Сан» и пустыми продуктовыми упаковками — верный признак того, что машины были взяты на прокат. Взяты пацанами. Они продолжали двигаться вперед, и Билли выругался, сообразив, что не обратил внимания на номера. Но возвращаться назад он не решился, Если за ними следили, это могло стать дурным сигналом. Опасения уже полностью овладели им. «Их двое против скольких? — думал он. — Четырех? Шести? А может, восьми? Не слишком удачный расклад».

Оба не замедляя шага продолжали идти вперед, пристально глядя на большие автоматические двери в конце дорожки. Однако когда створки раздвинулись, за ними оказалось фойе, полное людей. Обычных нормальных людей. Некоторые — в футболках разных клубов, другие — просто проезжие, направлявшиеся в то или иное место. Какая разница?

Оба почувствовали настоящий взрыв облегчения и тут же устремились к туалету — Билли чуть сзади, чтобы обеспечить отступление в случае чего. Это был ритуал, отработанный в течение многих лет, исполнение которого не требовало никаких усилий ума. Однако в данном случае, как и во многих других, он оказался излишней предосторожностью.

Однако когда они вышли из туалета и вошли в ресторан, настроение их резко изменилось. Хокинс увидел их первым, Билли секундой позднее. Семь пацанов в дорогих прикидах и с надменными лицами, свидетельствовавшими об их официальной принадлежности к клубу, смотрели прямо на них.

— Твою мать, — прошипел Хокинс по дороге к стойке. — Есть какие-нибудь предположения, кто это такие?

Билли поднял голову, словно изучая висевшее меню, полированное покрытие которого давало ему возможность рассмотреть их потенциального противника.

— Хуй знает. Это может быть кто угодно. По крайней мере, не наши, а это главное.

Хокинс кинул взгляд на зеркальную поверхность меню.

— Судя по выражению их лиц, мы с тобой вляпались. Как разыграем эту карту?

— У нас нет выбора, — помолчав, ответил Билли. — Я беру питье, а ты — хавку.

— Классный ход, — пробормотал Хокинс, наливая две тарелки кипящего томатного супа. Он подождал, пока Билли не вернулся с двумя хромированными чайниками, и оба мимо кассы и ошарашенных официантов двинулись прямо к группе удивленных пацанов.

— Не возражаете, ребята? — весело осведомился Билли. — Как дела?

Круглолицый мужик лет тридцати в голубой рубашке от Тедди Смита оглядел их с ног до головы и несколько нервозно улыбнулся. Такого он явно не ожидал.

— Проиграли 1:0 в Олдхэме, — ответил он. — А вы?

— Тоже просрали 7:1 на «Олд Траффорде».

Хокинс видел, как меняются выражения их лиц. И в этот момент он понял, что опасность миновала. По крайней мере, для них двоих. И он внутренне улыбнулся, представив себе, что происходит у них в головах. Только что ты пожирал глазами потенциальную жертву, а еще через секунду она стоит рядом с кипящими жидкостями в руках. А вдобавок ко всему унижению еще и выясняется, что это «Вест Хэм». А этот клуб славится своими психопатами.

— Прости, старик, вы?.. — Хок не договорил, чтобы унизить их еще больше.

— Из «Кембриджа», — с излишней веселостью откликнулся круглолицый.

— А, точно, хороший клуб. В свое время я участвовал в нескольких заварушках с вашими ребятами, — промолвил Билли, будучи уже уверенным в том, что кипящая жидкость останется в чайниках и не превратится в оружие, — Подвиньтесь. А то мы умираем от голода. — И он, подойдя к столу, поставил на него чайники, заставляя ребят потесниться.

Хокинс чуть не рассмеялся, когда отправился за чашками, отчасти восхищаясь наглостью Билли, но в основном от чувства огромного облегчения. Когда он вернулся за стол, все уже делились сигаретами и обменивались рассказами о разборках с разными конторами, с которыми им приходилось сталкиваться на станциях обслуживания. Все это напоминало встречу старых друзей.

Билли и Хокинс пожали руки на стоянке каждому из «кембриджцев» и пожелали им всего наилучшего. Знакомство оказалось довольно приятным, хотя все прекрасно понимали, что в основном это было связано с тем, что Билли и Хок оказались из Бригады смертников кокни. Не надо было обладать особым умом, чтобы догадаться об этом. А поскольку к лидерам ведущих контор традиционно относились с определенным уважением, оба теперь испытывали странную гордость, представляя, как кембриджские пацаны будут в течение нескольких месяцев рассказывать об этой встрече.

Короткий гудок оповестил о том, что первая из машин уже готова отправиться, и тут Билли внезапно подошел к ней и постучал по крыше. Молоденький шофер остановил машину и встревоженно опустил стекло, тогда как Хокинс и пассажиры застыли, не зная, чего ожидать.

Билли присел на корточки и заговорил с убийственно серьезным видом. Однако через секунду все уже разразились хохотом, после чего с последним гудком исчезли за поворотом. Билли с улыбкой проводил их взглядом.

— Ты видел? Они там все чуть не обосрались.

— А что ты им сказал? — поинтересовался Хокинс.

Билли достал сигарету и закурил.

— Я сказал, чтоб они не забыли, что завтра День матери.

ЧАСТЬ 2

Глава 12

Четверг, 13 апреля 2000 года, 15.00


Билли вышел на теплое весеннее солнышко и закурил сигарету. Он ненавидел больницы. Смрад «Доместоса» и смерти оседал у него в ноздрях и на одежде и держался неделями, постоянно напоминая ему о чем-то дурном. Теперь даже было трудно найти симпатичненькую сестричку. Большинство тех, кого ему довелось сегодня видеть, были страшнее смертного греха.

Он обернулся и стал ждать задержавшегося Хокинса, которого ему так хотелось поторопить, чтобы наконец убраться отсюда подальше и выпить столь необходимую пинту.

Встреча с Пижамой в таком состоянии стала для него шоком — настоящим потрясением. Он слышал, что его избили, но совершенно не представлял себе, что до такой степени. Было очевидно, что он очень и очень не скоро станет самим собой.

За спиной раздалось шипение автоматических дверей, и на улицу с покрасневшим от ярости лицом и с трясущимися руками выскочил Хокинс. Билли бросил на него взгляд и передал ему свою недокуренную сигарету. Хокинс взял ее, не говоря ни слова, и глубоко затянулся, пытаясь вобрать в себя как можно больше никотина в тщетной попытке успокоиться.

— Поехали, — пробормотал Билли. — Пора отсюда съебывать.


Через два часа Билли уже был у себя в кабинете. Хока он отправил домой, чтобы тот пришел в себя, и, не имея возможности воспользоваться собственным советом, вернулся на работу, чтобы не сидеть с мрачным видом у себя в гостиной и не раздражать Сэм и мальчиков. Ему нужно было подумать, и его кабинет подходил для этого как нельзя лучше.

После манчестерской эйфории вечер вторника явно не заладился. Бойцы «Ньюкасла» не появились, поэтому Билли отдал бригаде распоряжение: вместо того чтобы растрачивать силы на фанатов, задать жару полиции, на что его ребята и откликнулись не без удовольствия.

Однако поскольку «Челси» предстоял матч дома, а «Шеффилду» в среду в Уимблдоне, полиция находилась в состоянии повышенной боеготовности, и чем больше ей доставляли неприятностей, тем в большую ярость она приходила. К 10.30 они начали обстрел резиновыми пулями, а когда стало известно, что «Челси» на Кингз-кросс молотит все, что движется, положение еще больше усугубилось.

Тогда-то к Билли и пришло несколько пацанов, вдохновленных победой над «Манчестером», с предложением двинуться в северный Лондон, чтобы поучаствовать в потехе. Но он удержал их, предпочитая продолжать свою тактику взвинчивания полицейских. Он продолжал стоять на своем даже тогда, когда к нему начали поступать звонки с насмешками и ядовитыми колкостями в связи с отсутствием Бригады. А потом все пошло наперекосяк.

Как ему рассказывали, Пижама с группой пацанов пробирались к Плейстоу, когда они столкнулись с крупным отрядом полиции, попытавшимся их остановить. Когда Пижама вышел вперед, чтобы объяснить, что они идут туда просто потому, что все там живут, полицейский схватил его за шиворот и попытался затолкать в фургон. В этот момент и началась общая драка. Оттянулись все на славу. А дальше стало известно, что Пижама доставлен в больницу с тяжелыми травмами, которые были нанесены ему, по словам копов, из-за того, что он оказал сопротивление при задержании.

Это было вранье. И все это знали. И Билли во всем винил себя. Не только потому, что Пижама был одним из тех, кто хотел идти к Кингз-кросс, а он его удержал, но и потому, что у него было странное чувство, что во всем этом присутствовал элемент мести. Расплаты за то, что они одержали верх над полицейскими в Италии. И самое отвратительное заключалось в том, что они ничего не могли поделать. Потому что, даже если Пижама подаст жалобу, дело кончится словом прославленного футбольного хулигана против слова офицера полиции. Исход был заранее известен.

Но что еще больше мучило Билли, так это парадоксальность его собственного положения. Ибо, хотя он и переживал, что его друг оказался в больнице, на самом деле он добился именно того, к чему стремился: напомнить всем заинтересованным лицам, что «Вест Хэм» способен остановить любые неприятности с помощью одного слова. Даже «Ивнинг Стандарт» вполне прилично осветил события в Ист-энде, что было огромной победой.

Билли вздохнул и вынул из холодильника пиво. Несмотря на грызущее его чувство вины, он знал, что, если он хочет добиться своей цели, ему нужно продолжать давить и постоянно держать полицию в состоянии беспокойства. Однако учитывая напряженность внутри Бригады надо было держать все под контролем. В противном случае на них, а особенно на него, могли обрушиться целые потоки помоев, преимущественно со стороны прессы и политиков, уцепившихся за «Евро-2000». Каким бы ни был его следующий шаг, его следовало спланировать самым тщательным образом.

Стук в дверь прервал его размышления, и, обернувшись, он увидел Джил, которая заглядывала в кабинет.

— Вас хотят видеть.

— Если это не моя жена и не мой бухгалтер, ска— жи, чтобы отъебывали, — раздраженно откликнулся Билли.

Джил нахмурилась и распахнула дверь.

— Вот сами и скажите это.

Билли уже был готов разразиться целой филиппикой в ее адрес, когда она отступила в сторону и в проеме двери появилось знакомое лицо плотно сбитого полицейского.

— Так-так-так, сержант Робертс. Чем я обязан столь неожиданному удовольствию видеть вас?

— Я просто принес тебе кое-что, Билли.

— Для вас, сержант, мистер Эванс, — поправил его Билли. — Поскольку вы находитесь в моем кабинете, я бы хотел, чтобы вы проявляли хотя бы минимум учтивости.

Робертс улыбнулся. Он уже участвовал в этой игре тысячу раз. Не только с Билли, но и с бесчисленным множеством других таких же ребят.

— Прошу прощения... сэр, — саркастически откликнулся он. — Но я решил, что мне следует вернуть вам это. — И он бросил на стол большой конверт.

Билли тут же понял, о чем идет речь, и, несмотря на неизбежную очевидность, его сердце захолонуло.

— А что это? — будничным тоном осведомился он.

— Ваша заявка на участие в конкурсе служб безопасности в Аптон-парке. Должен сказать, Би… то есть мистер Эванс, я восхищаюсь вашей дерзостью. Однако, думаю, вы не слишком удивитесь, узнав, что на этот раз вы проиграли.

— А что такого дерзкого вы видите в том, чтобы участвовать в конкурсе на законных основаниях? — помолчав, поинтересовался Билли. — В конце концов, я руковожу охранной компанией.

Полицейский рассмеялся.

— Ах да, я совсем забыл, «Служба безопасности Святого Георгия». И чем ты сейчас занимаешься? Охраной гаражей? Наверное, это приносит приличный доход.

— Надо же на что-то жить, — с самодовольным видом откликнулся Билли. — К тому же, давайте будем откровенны, в наше время кто-то должен присматривать за происходящим. И уж точно мало кто может полагаться на полицию. Не далее как вчера вечером один из моих приятелей оказался в больнице, после того как его жестоко избили. Судя по всему, кое-кто из ваших коллег.

Робертс улыбнулся, но промолчал. И когда он заговорил снова, в его голосе зазвучали чуть ли ни дружеские интонации.

— Послушай, Билли, хватит выпендриваться. Мы с тобой не идиоты и прекрасно понимаем, что происходит. — Он наклонился вперед и оперся на стол, словно пытаясь придать своим словам большее значение. — Но самое главное — что победа всегда остается за нами. Так или иначе.

Билли заметил скрытую угрозу в его голосе, но улыбка так и не покинула его лица.

— Послушайте, сержант, я не очень понимаю, о чем вы говорите, но если вы намекаете на то, что я связан с чем-то недозволенным… мы ведь с вами уже это проходили. Если память мне не изменяет, в прошлый раз вы со своими коллегами из Скотланд-Ярда преследовали меня до самой Италии, подозревая, что я являюсь крупным наркодилером или угонщиком машин. Кажется, вы так и не определились, кем именно, — с кривой улыбкой добавил он. — А кстати, что стало с теми копами? Тот, который убил моего приятеля, до сих пор за решеткой?

Глаза Робертса вспыхнули гневом.

— Ладно, Билли, давай раскроем карты.

Билли пожал плечами, сел и закурил сигарету, подтолкнув пачку к Робертсу.

— Слушаю внимательно.

— Ты знаешь не хуже меня, — начал Робертс, — что, если за это лето что-нибудь произойдет в Бельгии или Голландии, пресса и политики поднимут немыслимый вой и взгрузят всю вину на нас. Поэтому мы предпримем все возможное, чтобы избежать этого. Даже если это потребует ужесточения политики по отношению к вам до конца сезона, включая нежелательные утренние визиты.

— О чем вы говорите? — прервал его Билли, выдыхая струю дыма. — Зачем влезать в то, на что у вас нет сил?

— Я понимаю, зачем тебе понадобилось… — продолжил Робертс практически на одном дыхании.

— Подождите, — перебил его Билли. — Может, вы забыли, но я пока еще ничего не сделал.

— Ладно, я понимаю, почему Бригада наехала на «Манчестер Юнайтед», но заварушка прошлым вечером была совсем другой историей. Она доставила массу неприятностей огромному количеству лиц, и если что-либо подобное повторится, скажем, столь же огромное количество людей окажется по уши в дерьме.

— Это что, угроза? — с легкой улыбкой осведомился Билли.

— Нет, Билли. Это дружеское предупреждение, не более того. И, как я уже сказал, без протокола.

— Ну, тогда я не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите, — откликнулся Билли. — Единственное, что я понимаю, так это то, что я участвовал в конкурсе на получение контракта и проиграл. — Он поднял руки и пожал плечами. — Но это бизнес. Всякое случается.

Робертс встал.

— Я уже сказал, Билли, что мы больше не будем мириться с вашими выходками. Кое-кто из твоих пацанов и так уже попал в большие неприятности.

Билли посмотрел на него, пропустив мимо ушей последнее замечание.

— Кстати, сержант, а кто выиграл конкурс? Я имею в виду, кто получил контракт?

— Мы, Билли. Я же тебе сказал, что в конце концов всегда побеждаем мы.


Билли позволил себе улыбнуться лишь после того, как Робертс вышел из кабинета.

— Справедливо ли это? — пробормотал он, набирая номер на своем мобильнике. — Ну что ж, мы этим займемся.

— Микки? Это Билли. Помнишь, о чем мы тут недавно говорили? Просьба остается в силе. Заеду завтра утром.

Глава 13

Пятница, 14 апреля 2000 года, 16.10


Билли вбежал в кабинет и уселся в кресло, расплывшись в улыбке.

— Ну, как у нас дела?

— Все в порядке, — ответил Хокинс, слегка удивленный игривым настроением своего приятеля, особенно учитывая то, какая у них выдалась неделя. — Где тебя носило целый день?

— Дела. Встречи, переговоры. Ты же знаешь, — бодро откликнулся Билли. — Это все ерунда. А как здесь?

— Сегодня утром я подписал договор еще с тремя гаражами. Итого теперь их двадцать восемь. В понедельник мы получим два фургона, а во вторник униформы. Так что со второй половины дня вторника можно приступать к делу.

— Отлично! Ребятами ты доволен?

— Никаких проблем, — кивнул Хокинс. — К тому же они нам не чужие. Уже сколько лет мы встречаемся с ними каждые выходные. — Он помедлил и нахмурился. — А с тобой что происходит? По моим представлениям тебе должно было быть не лучше, чем мне после всей этой истории с Пижамой. Я уже не говорю о потерянном контракте.

— Значит, ты получил мою записку?

— Да. Нас отшили или как? Я действительно думал, что нам может повезти.

— Иди ты, Хок! — рассмеялся Билли. — Мог бы догадаться, что у нас нет ни малейшего шанса. Даже если бы не этот подлец Робертс, все равно бы контракт получил Миррен.

— Да, наверное, ты прав, — еле слышно откликнулся Хок. — Но, честно говоря, мне это все равно не нравится. Почему какой-то старый хрыч, занимающийся охраной супермаркетов и автомобильных стоянок, получает контракт на обеспечение безопасности «Вест Хэма»? Это вопиющее безобразие.

— Думаю, ему просто повезло. Оказался в нужное время в нужном месте. Как бы там ни было, дело закончено, забудь о нем.

— Ты, наверное, потерял кучу денег на этом. Предпринимая всякие… э-э… усилия.

— Я же тебе сказал, что в любом случае хотел избавиться от этого, — покачал головой Билли. — Это не потеря, к тому же это дело еще не закончено. — Он беззвучно выругался, надеясь, что Хокинс не поймет смысла этого комментария, и одновременно зная, что его надежды тщетны.

— Прошу прощения?

— Я хочу сказать, что мы потеряли контракт с Аптон-парком, но сохранили кое-какой бизнес, Вот и все.

Хокинс, наклонив голову, уставился на него с бесстрастным выражением лица.

— Черт. Ты хоть помнишь, с кем ты разговариваешь? Не надо мне вешать лапшу на уши. Давай колись, что происходит?

Билли глубоко вздохнул и почесал в затылке, изо всех сил стараясь не встречаться глазами с приятелем. Однако в конечном счете ему пришлось сдаться, и он поднял голову.

— Ладно, только пообещай, что, если я тебе все расскажу, ты не начнешь снова психовать.


Билли смотрел на Хокинса, ходившего взад и вперед по кабинету, и пытался разгадать его чувства — он не мог понять, рад тот или взбешен. Наконец, судя по выражению его лица, он решил, что и то, и другое вместе.

— Давай-ка уточним, — высокопарно произнес Хок. — Ты вступил в партнерские отношения с Микки Джеймсом?

— Вроде того, — тихо откликнулся Билли. — Он получил мои «связи», и мы вместе работаем с пабами и клубами. К тому же он оказывает мне небольшие услуги. Ну так что скажешь?

Хокинс остановился и сел.

— Я скажу, что ты сука, вот и все. Почему ты не сказал мне об этом раньше хотя бы для того, чтобы сэкономить мое время и силы?

— Не знаю, может, действительно я должен был это сделать. Просто я решил, что чем меньше ты знаешь, тем лучше. Так, если бы что-нибудь произошло, тебя бы это никак не затронуло.

— Ну да, конечно, — раздраженно откликнулся Хокинс.

— Послушай, никто не сможет связать тебя с этим, так что можешь не волноваться. По тут действительно может все получится, старик, — возбужденно произнес Билли. — А если это получится, мы будем грести деньги лопатой.

Хокинс задумался на мгновение, потом облокотился на стол и вытащил из пачки сигарету. Его спокойный уравновешенный голос абсолютно не соотносился с той бурей чувств, которую он ощущал.

— Знаешь, что меня действительно волнует, Билли? То, что, несмотря на все мои слова о нежелании преступать закон, на самом деле я готов к этому.


Ян Миррен вышел из палаты роддома под руку со своей женой Кэтрин и двинулся по коридору по направлению к выходу. У него выдалась удачная неделя. Нет, просто замечательная.

Их единственная дочь Сара родила им первого внука, а накануне он был официально уведомлен, что его контракт с Аптон-парком продлевается еще на два года. Естественно, он в этом даже не сомневался. Но такие вещи нельзя воспринимать как сами собой разумеющиеся, тем более что он еще никогда в жизни не получал таких легких денег. В конце концов, организация службы безопасности не требовала от него никаких усилий. Большинство нанятых им людей работало на стадионе еще задолго до его появления, так что в последнее время ему было даже незачем там появляться. В любом случае он предпочитал смотреть футбол в Хайбери. Там он был гораздо более цивилизованным.

Единственной неприятностью за последнюю неделю стала потасовка в среду. Когда глава его службы безопасности позвонил ему, чтобы сообщить о происшедшем, он даже заподозрил, не хочет ли клуб заменить его кем-то другим. Предположение было сомнительным, но он вполне мог бы обойтись и без него, особенно учитывая, что младенец был на подходе.

Однако после вчерашнего подписания контракта он мог больше не тревожиться и снова сосредоточиться на своем гольфе и новорожденной внучке. Тревоги можно было оставить остальным — за это он им и платил.

Он прошел с женой через приемный покой, и они вышли в вечерние сумерки. И тут он вдруг ощутил какую-то тревогу. И несмотря на счастливое щебетание жены, чем дальше они продвигались в глубь тускло освещенной стоянки, тем тревожнее у него становилось на душе. И тут он увидел свой «ягуар», на котором еще не отъездил и месяца. Все окна были разбиты и все шины проколоты.

Мгновение он смотрел на машину в полном ужасе, после чего обхватил рыдающую жену, всхлипывания которой заглушили шорох шин голубого «шогана», тихо выехавшего со стоянки за их спинами.

Глава 14

Воскресенье, 16 апреля 2000 года, 10.15


Четверо мужчин стояли у метки для мяча и смотрели в поле на человека, находившегося от них на расстоянии около ста метров.

— Что этот идиот там делает?

Они попытались вернуть его к реальности с помощью криков и жестикуляции, но все было напрасно.

— Давай, Ян, давай, — повторял Джон Моррис, высокий и нетерпеливый чувак с аристократической внешностью, сделавший себе состояние на металлоломе. — Сам будет виноват, если в него попадут. Похоже, ему вообще здесь нечего делать.

Присутствующие закивали головами и снова уставились в поле. Джон был прав. Это был элитарный клуб, о чем свидетельствовала величина членских взносов. Именно поэтому эта четверка здесь и находилась. И именно поэтому, несмотря на прекрасное воскресное утро, площадка была почти пуста. К тому же, кем бы ни был этот парень, он явно не являлся профессиональным игроком в гольф. У него даже не было своих клюшек.

Ян Миррен сделал шаг вперед, установил мяч, выпрямился, сделал три пробных замаха и ударил. Мяч с монограммой исчез в отдалении как маленькая ракета, став почти невидимым, врезался в сочную зелень покрытия, прокатился и замер в нескольких миллиметрах от лунки.

— Отличный удар, Ян, — закричали все хором, когда Миррен двинулся подбирать свою пластиковую метку.

—Дай-ка я… — начал было Джон Моррис и умолк, Миррен обернулся и проследил за его взглядом, устремленным в поле. — Что он делает?

Все четверо с изумлением уставились на человека, двигавшегося к мячу. Подойдя к лунке, он обернулся, бросил взгляд на четверку игроков, потом поднял мяч и начал удаляться.

Ян Миррен, онемев от изумления, проводил его взглядом, пытаясь понять, что происходит.


— Что он сказал? — обычно сильный и уверенный голос Кэтрин Миррен дрожал от волнения. — Они же должны что-то сделать.

— Дэвид сказал только, что он попросит полицию присмотреть за домом, — ответил ее муж, пытаясь скрыть собственное беспокойство. — Но на самом деле они мало что могут сделать, В конце концов, если не считать машины, ничего ведь не случилось. Какой-то человек похитил мяч для гольфа… ну и что?

— А человек, которого я видела прошлой ночью в саду? Уж инспектор полиции наверняка может…

Миррен подошел к жене и прижал ее к себе, глядя на то, как по ее щеке на кремовую блузку сбегает слеза.

— То, что Дэвид полицейский, это ничего не меняет, Кэтрин. Они могут предпринимать какие-то действия только в том случае, если кто-то нарушает закон. — Он отстранился и с улыбкой заглянул в ее повлажневшие глаза. — Дорогая моя, он абсолютно прав. Скорее всего, мы волнуемся из-за пустяков. Ты же знаешь местных лихачей, а что касается человека, которого ты видела в саду, так, наверное, он просто искал свою собаку или еще что-нибудь. — Он наклонился и поцеловал ее в щеку. — Ну давай, мы должны быть сильными ради Сары и маленькой Бекки. Я уверен, что они справятся с инфекцией и сегодня же смогут поехать домой.

Кэтрин улыбнулась и, вытащив из рукава бумажную салфетку, вытерла глаза и высморкалась.

— Ты прав. Конечно же ты прав. Пойду собираться.

Миррен проводил ее взглядом до лестницы, дошел до кухни и дрожащими руками налил себе стакан воды. Что это? Страх или ярость? Он не мог определить. Но происходило что-то непонятное, и так или иначе он должен был выяснить, в чем дело. А потом найти способ положить этому конец.

Он взглянул на потолок, услышав шаги жены над головой, и подумал, как бы она отреагировала, если бы он сказал ей, что тоже видел кое-кого в их саду прошлой ночью. Разница заключалась только в том, что у него не было никаких сомнений относительно того, что он видел. Лицо в полумаске смотрело прямо на него через кухонное окно.


К тому моменту, когда Кэтрин Миррен припарковала свой маленький серебристый «ниссан» на больничной стоянке, ее стремление увидеть новорожденную внучку затмило все неприятные мысли, и она снова расцвела в улыбке. Однако ее мужу в этом отношении везло меньше. Тревога его только усилилась, и он почувствовал чуть ли ни облегчение, увидев свою дочь и внучку, лежащую в переносной кроватке.

— Как она? — спросил он, обнимая дочь и с улыбкой глядя на младенца.

— Замечательно. Кевин будет через час, и мы поедем домой.

Кэтрин лучилась от счастья.

— Как это прекрасно, Сара! Можно мне ее взять на руки? Ты только посмотри, Ян, какая она хорошенькая!

Миррен с улыбкой смотрел на жену, когда та, вынув младенца из кроватки, принялась расхаживать по палате, качая маленький сверточек вверх и вниз как заботливая бабушка и гордо демонстрируя его всем проходящим.

— Знаешь, похоже, так эта девочка вырастет очень избалованной.

— Еще бы! — Сара, шутливо нахмурившись, усадила его рядом. — Ты бы поговорил завтра с цветочником. Сестры все утро причитали по этому поводу.

— По какому? — спросил Миррен.

— Цветы, которые ты прислал… цветочники должны знать, что в больницы не посылают белые и красные гвоздики. Всем известно, что они к неприятностям. Нам пришлось соединить их с цветами, которые прислала мама Кевина. К тому же они забыли карточку. Я поняла, что они от тебя, только потому что так сказал в приемном покое человек, который их доставил.

Миррен смотрел на дочь с раскрытым от изумления ртом. Он никому не посылал никаких цветов. А красные и белые гвоздики сулили не просто неприятности, они символизировали кровь и белые бинты.


Билли Эванс сел на диван и, опуская на рычаг телефонную трубку, внутренне поздравил себя.

Он никогда не видел Яна Миррена и не был с ним знаком. Но благодаря Микки Джеймсу он знал все о нем и о его бизнесе. Самое главное заключалось в том, что он был абсолютно законопослушным представителем старой школы. Он имел кое—какие связи со старыми полицейскими, с которыми находился в дружеских отношениях. Но об этом можно было не беспокоиться.

Вошедшая в комнату Сэм поставила рядом с ним дымящуюся чашку.

— Я иду наверх. Ты идешь?

— Через минутку, — откликнулся Билли. — Только выпью чай.

— Только не вздумай снова заснуть здесь, — усмехнулась Сэм, — я тебя перетаскивать не стану.

— Ты не сможешь бросить меня здесь. Ты же меня любишь.

— Может, да, а может, и нет, — самоуверенно заявила она. — Вот ты и узнаешь, когда дойдешь до постели.

— Ах вот как? — поднял брови Билли. — Тогда я буду через пару минут.

Он проводил ее взглядом и откинулся на спинку дивана, заложив руки за голову. Он смотрел на телевизионный экран, не отдавая себе отчета в том, что там происходит, и пытался себе представить, что сейчас ощущает Ян Миррен. Он бы был в ярости и только бы и думал о том, что может произойти еще и, главное — когда. Время в таких случаях становится очень важным — сегодня? завтра? или никогда? Эта неопределенность наверняка выматывала его и пожирала изнутри.

Билли улыбнулся и опорожнил чашку. Да, хуже этого ничего не придумаешь.

Страх — это очень мощное оружие.


Ян Миррен лежал в кровати и смотрел в потолок, отчаянно пытаясь понять, что происходит. Однако это было абсолютно бесплодным занятием, так как все происходящее представлялось ему полной бессмыслицей. Это напоминало вещи, которые обычно показывают по телевизору или о которых пишут во «Всемирных новостях». Но обычно они происходили с политиками и всякими знаменитостями, а не с дедушками из Эссекса.

Почему? Почему с ним? Именно это он и не мог понять. Чем он заслужил такую неприязнь? Может, он и занимался безопасностью в течение нескольких лет, но он всегда придерживался мягких методов и никогда никому не поставлял громил и телохранителей: его люди действовали открыто с целью предотвращения преступлений и никогда не вставали на путь узаконенного бандитизма. Поэтому он и нанимал не юнцов, а людей более старшего возраста, которые скорее думали, нежели пользовались грубой силой. И уж конечно никто из них не мог стоять за происходящим. Бывший обиженный работник, желающий ему отомстить? Само это предположение было смехотворным. Он всегда прекрасно ладил со своими служащими, и все это знали. К тому же он даже не мог припомнить, чтобы увольнял кого-нибудь. Конечно, люди увольнялись, но, как правило, они или уходили на пенсию, или переходили на работу в другую компанию, и он никогда не возражал.

Он тихо вздохнул и попытался переключиться на мысли о новорожденной внучке, чтобы стереть этот кошмар из своей памяти. Но одно воспоминание о больнице тут же напомнило ему эпизод с цветами, и ему стало по-настоящему страшно, потому что он понял, насколько уязвима его семья. Слава богу, что ему хоть удалось уговорить Сару не рассказывать об этом Кэтрин. Даже представить себе невозможно, как бы она отреагировала на такое. Как бы там ни было, он все равно заставил ее принять снотворное. Иначе она ни за что бы не заснула.

Он бросил взгляд на жену, прислушиваясь к ее поверхностному дыханию, потом перекатился на свою сторону кровати и уставился в темноту, надеясь забыться сном и зная, что надежды его тщетны.

Глава 15

Понедельник, 17 апреля 2000 года, 6.50


Ян Миррен открыл глаза и с удивлением обнаружил, что проспал почти четыре часа. Но что было еще поразительнее, так это то, что он чувствовал себя вполне отдохнувшим. Ночные тревоги уступили место чувству облегчения, даже надежде.

Одного взгляда на жену было достаточно для того, чтобы понять, что она все еще крепко спит, и тогда, чтобы снова не возвращаться к своим тревогам, он вылез из кровати и начал спускаться вниз. Он уже дошел почти до конца лестницы, когда увидел сквозь запотевшее стекло еле заметный силуэт. Он подошел ближе, помедлил, снял цепочку и медленно открыл дверь, и у него тут же перехватило горло, как только он понял, что это такое.

С мгновение он смотрел на маленький пластикатовый мешок, а потом, не снимая его, захлопнул дверь и отправился звонить в полицию.


Две молодые женщины-полицейские при всем желании не могли бы вести себя более равнодушно. За полчаса до окончания смены они вынуждены были выслушивать человека, рассказывающего им о том, что кто-то прибил мяч для гольфа к его входной двери.


Билли откинулся на спинку кресла и зарычал, растирая лицо руками. Он уже два часа разбирался с горой бумаг, скопившихся на его столе за последнюю неделю, и только-только начал подбираться к концу.

Допив остатки кофе и закурив следующую сигарету, он протянул руку и приподнял обложку со следующей кипы входящих документов. После чего оглядел ее содержимое и снова закрыл папку. С него было довольно, и ему нужно было передохнуть. Поэтому он подошел к окну и переключился на гораздо более интересный предмет, а именно на Яна Миррена.

Если Микки накануне вечером сказал ему правду, тогда он со своими ребятами проделал отличную работу. Конечно, это еще было не все, но процесс начался. Теперь самым главным было не ослаблять давления, а Билли важно было рассчитать время, когда пора будет самому выходить на сцену. Для того чтобы его план сработал, время должно было быть рассчитано до секунды. Но в любом случае все должно было произойти в ближайшее время.

Он продолжал думать об этом, когда его размышления были прерваны резким верещанием мобильного телефона. Он взял трубку и услышал голос Микки Джеймса.

После неизбежного короткого обмена реплика— ми, Микки помолчал, а затем промолвил:

— Послушай, учитывая, что мы партнеры, не мог бы я позаимствовать у тебя сегодня вечером парочку ребят? У меня тут небольшие проблемы.

Билли задумался на мгновение и улыбнулся.

— Никаких проблем.


Ян Миррен тоже провел все утро, разбираясь с бумагами. Однако в отличие от Билли он не только не сожалел об этом, но и был рад этому обстоятельству. Как только полиция покинула их дом, Кэтрин настояла на том, что пойдет на работу, чтобы обдумать все происшедшее, И завезя ее, он решил, что тоже поедет в офис, вместо того чтобы возвращаться домой. Мысль о том, чтобы сидеть одному дома, отнюдь не привлекала его — он предпочитал занять себя чем-нибудь, чтобы избавиться от неприятных размышлений.

Однако его неожиданное появление оказалось полным потрясением для пяти его служащих. Он не только был не брит, но и впервые позволил себе появиться без костюма. Секретарша Трейси сообщила ему, что у него усталый вид. Хотя на самом деле она имела в виду, что вид у него внезапно постаревший.


Хокинс залез в «мерседес», чтобы ехать домой, когда рядом притормозил «рейндж-ровер» Билли. Он снова вылез из машины и с удивлением обнаружил, что Билли не один, а рядом с ним сидят четверо пацанов из Бригады. Хокинс радушно поздоровался с ними и перевел взгляд на своего смущенного партнера.

— Могу я задать вопрос?

Билли покачал головой и улыбнулся.

— Лучше не надо. Я думал, ты уже уехал.

— Приводил в порядок кое-какие дела. С завтрашнего вечера можно приступать.

— Это здорово, старик. Ты провернул огромное дело. Если бы ты не был таким противным, я бы тебя расцеловал.

Хокинс рассмеялся.

— Я бы тебе позволил, если бы ты не был таким противным. — Он помедлил и снова открыл дверцу своей машины. — Будьте поосторожнее.


Внешний вид «Дикобраза», совмещавший в себе темное дерево и зеленое стекло, символизировал все то, что Билли ненавидел в прибрежных районах Ист-энда. Все было фальшивым и искусственным, созданным с одной лишь целью выкачивания денег.

И так выглядел весь район. Накачанный деньгами корпораций и прибрежной железной дороги, он превратился а зону отдыха для горстки привилегированных — он был забит барами и претенциозными ресторанами под патронажем богатых придурков, у которых не было ни малейшего представления о той степени нищеты, которая царила на расстоянии нескольких кварталов от них. И все это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

Билли и Микки сидели в «рейндж-ровере» уже почти полчаса, наблюдая за входящими и выходящими из паба хорошо одетыми мужчинами и женщинами, что еще больше усиливало раздражение Билли. Он уже не мог дождаться, когда его мальчики приступят к делу. Ему казалось, что это будет его собственной маленькой революцией.

Мысль о пацанах вызвала на его лице самодовольную улыбку. Когда он позвонил и попросил о помощи, никто ему и слова против не сказал. Впрочем, он не сомневался в том, что так оно и будет, именно поэтому он их и выбрал. Эти ребята стояли еще на низших ступенях лестницы и мечтали о признании. И если главарь просил их об услуге, они были готовы оказать ее. Без лишних вопросов.

— Сколько времени?

— Почти девять, — откликнулся Билли, не отрывая взгляда от входа в паб. — Он может появиться в любую минуту.

Микки улыбнулся с пугающей самоуверенностью.

— Ты уверен в своих ребятах?

Билли ответил ему улыбкой.

— Можешь не волноваться. Они все знают. Твой клиент даже не успеет понять, что с ним произошло.

— Это хорошо. Эта сука должна получить по заслугам за то, что перестала платить, — задумчиво произнес Микки и, помолчав, указал через стекло. — А вот и он. Похоже, час пробил.

И оба уставились на четверку ребят, появившихся среди пешеходов на противоположной стороне улицы. Все они были в бейсболках и солнцезащитных очках во избежание проницательных взглядов инфракрасных камер, которые просматривали каждый дюйм улицы.

Ровным шагом они перешли проезжую часть с оживленным вечерним движением, остановились на мгновение перед пабом, после чего один из них распахнул дверь и вкатил что-то внутрь. И тут же городской шум был прорезан истошным криком, заставившим прохожих остановиться и уставиться на происходящее. Но прежде чем кто-либо успел среагировать, четверка была уже на улице, швыряя в окна маленькие металлические канистры, безжалостное содержимое которых вдребезги разбивало стекла и посыпало посетителей шрапнелью осколков.

А когда первые посетители вывалились на улицу, спасаясь от удушающих паров едкого дыма, все четверо разбежались в разные стороны и исчезли. От дыма же не удалось укрыться никому. Ослепляющее и удушающее воздействие СS не миновало никого, вызвав всеобщую панику.

Билли и Микки наблюдали за происходящим из удобного салона с кондиционированным воздухом:

Билли — с чувством сдержанной гордости, Микки — почти с ужасом.

— Твою мать! — выдохнул он. — Я хотел его только припугнуть.

— Мы ерундой не занимаемся, — ответил Билли, заводя двигатель и отъезжая от поребрика. — Ты хотел, чтобы мы очистили паб, мы его очистили. Что я могу тебе сказать? Это мы делать умеем.


Билли и Микки стояли на крыше многоэтажной автостоянки, тихо курили и смотрели на восточный Лондон. Чистое небо и оранжевый отблеск миллионов уличных огней придавали ему странное очарование, и оба ощущали то редкое чувство удовлетворения, которое испытываешь только тогда, когда находишься на своем месте.

— Знаешь, — задумчиво начал Микки, — мы с тобой хорошо работаем. Думаю, если мы придадим нашему соглашению более постоянную основу, мы сможем проворачивать крупные дела.

Билли, не отвечая, швырнул свой окурок в стену, потом обошел машину и достал из-под коврика номера и отвертку. Вернувшись обратно, он увидел недоуменное выражение лица Микки и улыбнулся.

— Повсюду эти чертовы камеры. Если б я оставил свои номера, уже завтра в моем гараже были бы копы. — Он присел на корточки и начал привинчивать номер. — Так что ты хотел сказать?

— Мне постоянно нужна грубая сила. Билли. Особенно когда она оказывается столь эффективной, как у твоих пацанов.

— Мы берем не силой, а количеством, — откликнулся Билли. — Это безопаснее, более анонимно. — Он встал и обошел машину, чтобы сменить задние номера. Микки последовал за ним. — Если тебе нужно что-нибудь разнести или потеснить какую— нибудь контору, обращайся к нам. Если же речь идет о чем-то другом… тогда, честно говоря, я сомневаюсь, что на это многие согласятся. Если это, конечно, не касается дел Бригады. Просто это слишком стремно.

Микки покачал головой. Он никогда не понимал этой одержимости футболом. С его точки зрения это была бесплодная трата времени и сил. Насилие же было чрезвычайно ценным товаром — им можно было торговать и пользоваться самому.

— Ну что ж, — вздохнул он, — очень жаль. Но я тебе звякну, если наклюнется что-нибудь еще.

Билли закончил привинчивать номера, встал и улыбнулся, вытирая руки тряпкой.

— В любое время. А пока попридержи для меня на крючке Миррена.

— Без проблем. Мои ребята могут ебать ему мозги столько, сколько тебе потребуется. — Микки вынул из кармана конверт и протянул его Билли. — Это твоя половина.

— Твое здоровье, партнер, — ухмыльнулся Билли.

Микки посмотрел на собеседника и помедлил, не решаясь задать вопрос, который вертелся у него в голове с самого первого звонка Билли, и наконец произнес его, не в силах преодолеть собственное любопытство.

— Может, ты мне скажешь, зачем это нужно.

— Это личное. Просто личное.

Глава 16

Вторник, 18 апреля 2000 года, 8.15


Несмотря на огромное количество воды, вылитое на маленькое деревянное строение, из него продолжали подниматься струйки дыма, свидетельствовавшие о том, что где-то глубоко внутри все еще тлели угли.

Мартин Кук с яростью смотрел на эту картину.

— Сукины дети, — произнес он, обращаясь к одному из пожарных, разгребавшему головешки в поисках упрямых искр. — Выпороть бы их как следует.

Пожарный, соглашаясь, кивнул и с мгновение молча смотрел на собеседника. Он выглядел вполне приличным типом лет шестидесяти, возможно в свое время сделавшим военную карьеру, если судить по его выправке, и уж точно он был не глуп, что доказывал номер «Телеграф», торчавший из его рюкзака. Однако кем бы он ни был в прошлом, все кончилось должностью смотрителя на автостоянке. А теперь он лишился и этого, можно было не сомневаться в том, что какой-то паршивец, не знающий разницы между добром и злом, отнял у него работу. Кто еще мог решиться на такое?


Грэм Хокинс не мог удержаться от улыбки, распаковывая новые униформы и развешивая их у себя в кабинете. Он многое сделал за свою жизнь, хорошего и плохого. Но он никогда еще не испытывал такой гордости. Потому что, несмотря на сомнительность источника финансирования, факт заключался в том, что с этого дня он возглавлял абсолютно новое, дееспособное и легитимное предприятие. Но что еще важнее, если их предположения и расчеты оправдаются, оно должно было приносить вполне приличный доход.

— Ну, что скажешь? — сияя, спросил он. Билли, сидевший на краю стола, неодобрительно передернул плечами.

— Нельзя сказать, чтобы это было от Пола Смита. — С мгновение он смотрел на Хокинса, а потом внезапно разразился хохотом. — Ты бы только посмотрел на себя!

— Ах ты собака! Я тебе покажу, — с кривой улыбкой откликнулся Хокинс.

Билли оттолкнулся от стола и начал более тщательно рассматривать униформы. Не потому, что ему это было интересно, а потому, что он знал, как это важно Хоку. Закончив, он хлопнул партнера по плечу и произнес:

— Ну давай. Я сейчас вернусь. — Он вышел за дверь и тут же вернулся с бутылкой шампанского и двумя стаканами, оставленными в коридоре. — Отличная работа, сынок, — продолжил он, протягивая Хокинсу стакан и открывая бутылку. — За «службу безопасности Святого Георгия». Да благословит ее Господь!

— Твое здоровье! — возбужденно воскликнул Хокинс. — И за наше будущее!

Билли кивнул и, осушив стакан, тут же налил снова, бросив робкий взгляд на своего партнера.

— Как насчет того, чтобы вечерком отметить это дело?

— Я бы с радостью, — вздохнул Хокинс. — Но мне надо позвонить Джули и узнать, как она к этому отнесется. Кто ее знает?

— Хорошо отнесется, — ответил Билли, выдавая желаемое за действительное. — Скажи, что я угощаю. Так какие у тебя на сегодня планы?


Не обращая внимания на двойные желтые полосы, Микки Джеймс остановил машину у обочины и вышел из нее, чтобы купить свежий номер «Ивнинг Стандарт».

Просмотрев ее по дороге обратно, он с удовольствием отметил короткую заметку на второй странице, озаглавленную «Полицейское расследование газовой атаки в пабе», и даже остановился посередине тротуара, чтобы внимательно прочесть ее, пропуская все упоминания полученных травм и удовлетворенно отмечая тот факт, что полиция занималась поисками свидетелей. Средства массовой информации утверждали, что у них не было никаких улик.

Микки дочитал заметку до конца, с лукавой улыбкой вернулся к машине и бросил газету на пассажирское сиденье. «Вторая страница, — подумал он. — Неплохо. Совсем неплохо».


Билли опустил мобильник и позволил себе удовлетворенно улыбнуться. Все шло как нельзя лучше — и дела на стоянке, и с новой фирмой, и даже вчерашняя история с Микки удалась. И ему это понравилось. Не только то, как действовали его ребята, но и реакция Микки. На него это произвело сильное впечатление, вызвав чуть ли ни почтительное отношение к Бригаде. Что никогда не бывает лишним, когда балансируешь в этом мире на грани.

Но больше всего Билли заботила ситуация с Яном Мирреном. Ребята Микки хорошо с ним работали, и Билли уже испытывал чуть ли ни жалость к бедняге, особенно учитывая то, что, согласно последнему сообщению, только что полученному им по телефону, его положение должно было существенно осложниться.

Однако в действительности Миррен получал по заслугам. И только Билли мог избавить его от проблем. Сложность заключалась лишь в том, чтобы решить, когда и как нужно сделать первый шаг.

Он ненадолго задумался, потом передернул плечами и взял трубку телефона.

— Твою мать, — вслух произнес он. — Лучше, чем сейчас, не придумаешь.


Трейси Смит уже так давно работала на Яна Миррена, что и припомнить не могла, сколько именно. И за все это время она никогда не видела его таким удрученным, как в последние дни. Сначала она относила это за счет предстоящего рождения его первой внучки, но девочка благополучно появилась, а положение не изменилось. А когда она утром сообщила ему о пожаре на стоянке на Кингз-стрит, он побелел как полотно. Это ее довольно сильно удивило, и она в своей обычной откровенной манере спросила его, что происходит, добавив, что ни одна проблема не стоит таких переживаний. В конце концов, ему было уже пятьдесят восемь лет.

Однако он прервал ее разглагольствования, и на ее взгляд сделал это с излишним раздражением. Так что теперь она сидела за своим столом и размышляла, что же могло стать причиной столь крутых перемен. С ребенком было все в порядке, бизнес процветал, да и с Кэтрин она разговаривала неделю назад, и та ей и словом ни о чем не обмолвилась. Так что оставались только самые немыслимые предположения. Может, Ян был болен? Или он ввязался в какую-нибудь интрижку? А может, что-нибудь еще того хуже? Хотя что может быть хуже этого?

Она вздохнула и покачала головой. Какая глупость — позволить себе увлечься подобными фантазиями. Наверное, он просто устал. В конце концов, он заслужил отдых.

Телефонный звонок отвлек ее от тревог, и через мгновение она уже открыла ежедневник и принялась записывать там памятку на следующий день.

— Очень хорошо, мистер Эванс. Мистер Миррен будет ждать вас в два часа дня.


— Может, ты прекратишь постоянно смотреть на свои несчастные часы? — прошипела Джули Хокинс.

— Я ничего не могу с собой поделать. Я нервничаю.

Билли рассмеялся.

—Да благословит его Господь. Он волнуется о своих ребятах, правда, Хок?

— Оставь его в покое, — укоризненно заметила Саманта. — Ты провернул фантастический труд, Грэм, и можешь гордиться собой, не то что этот ленивец. Он умеет только все портить.

— Да нет, — откликнулся Хокинс, придавая своему голосу как можно больше жалостности. — Это я все испортил.

Билли улыбнулся и прикусил язык. В любом другом случае он бы тут же отреагировал, но сейчас он боялся сказать что-нибудь лишнее, что Джули могла бы неправильно истолковать. Тем паче что, судя по выражению ее лица, когда они заехали за ними с Сэм, его другу пришлось в полной мере воспользоваться своим даром убеждения, чтобы уговорить ее поехать. И хотя настроение ее существенно улучшилось, меньше всего Билли хотелось испортить вечер. К тому же надо было иметь ее на своей стороне, хотя бы ради Хока и Сэм.

— Он может шутить сколько угодно, но Сэм права, — задумчиво промолвил он. — Без него ничего бы этого не было.

Джули посмотрела на своего мужа и, взяв его за руку, улыбнулась.

— Я тоже думаю, что он не такой уж плохой на самом деле. Хотя вся эта история с контрактом «Вест Хэма» — это стыд и позор. Ты ведь столько вложил в это сил.

— Да, жаль, что не удалось, — откликнулся Хок с легкой нервозностью в голосе. — Ну да ничего. Где-то выигрываешь, где-то проигрываешь.

Билли посмотрел на него и внутренне улыбнулся, пытаясь встретиться с ним глазами, но Хок всячески избегал этого, и его очевидная неловкость была замята лишь внезапным появлением официанта. Билли откинулся на спинку стула, пока перед ним расставляли заказанные блюда, и позволил себе широко улыбнуться. Может, они и не победили, но уж точно не проиграли. По крайней мере, пока. Однако судя по выражению лица Хокинса, можно было не сомневаться в том, что в дальнейшей схватке будет участвовать только один из них.

— Как твои мама и папа, Джули? Сто лет их не видел.

Глава 17

Среда, 19 апреля 2000 года, 9.15


Ян Миррен не успел еще переступить порог своего кабинета, как раздался телефонный звонок с новой порцией дурных новостей. Мгновение он стоял неподвижно, осознавая все последствия сказанного, после чего рухнул в кресло, продолжая прижимать трубку к уху.

Его жизнь превращалась в настоящий кошмар.


— Ну и как все прошло? Какие-нибудь происшествия? — осведомился Билли, откидываясь на спинку кресла и затягиваясь сигаретой.

— Да нет, — со счастливым видом откликнулся Хок. — По крайней мере, я ни о чем таком не слышал. Ребята бы уже позвонили, если бы что-нибудь было не так.

— Ну вот видишь, я же говорил тебе, чтобы ты не нервничал. Все отлично, старик. Легкие деньги.

— Похоже на то. Но я сегодня все-таки сделаю несколько звонков, чтобы узнать результаты. Да, и спасибо за вчерашний вечер. Извини, если Джули была немножко… ну ты понимаешь.

Билли прервал его, подняв руку.

— Не бери в голову. Честное слово, никаких проблем.


Ворота, ведущие в Аптон-парк, были широко раскрыты, и Ян Миррен спокойно въехал внутрь на своем маленьком «ниссане». Он припарковался как можно ближе к главному входу, вылез из машины и со странным, чуть ли ни удивленным выражением лица направился к главе службы безопасности Дэвиду Найту.

— А где «ягуар»?

Миррен раздраженно фыркнул.

— Не спрашивай. Где?

И оба двинулись от автостоянки к площадке, на которой стояла машина для разметки поля.

— Кто бы это ни был, сначала ему нужно было вывезти ее из-под трибуны. Но, что самое странное, там нет никаких повреждений. Только вот это.

— А какие-нибудь предположения, как они попали внутрь? — спросил Миррен.

— Ни малейших. Вчера вечером здесь проходила игра дублирующего состава, так что, может, кто-то просочился внутрь, а потом остался. Мы сейчас проверяем видеозаписи. Может, они что-нибудь дадут.

— А что полиция?

— Клуб не хочет, чтобы она вмешивалась в это дело. Не хотят лишней огласки и всякое такое.

Миррен помедлил, провел рукой по своим редеющим волосам и двинулся к центральному кругу.

— Ну хорошо, Дэвид. Кому могло понадобиться прорываться на стадион, похищать машину для разметки и выводить три буквы «V» в центре поля?

— Одному Богу известно, — откликнулся Найт, нагибаясь, чтобы рассмотреть оставленные следы. — Только я думаю, это не буквы, а галочки. Типа тех, что использует «Найк».

— Отлично, — всплескивая руками, воскликнул Миррен. — Теперь это будет гораздо легче объяснить президенту клуба.


Придя в компанию «Миррен Ивентс лимитед», Билли ожидал увидеть совсем другое. Он почему— то представлял себе оживленное помещение с открытой планировкой, а очутился в большой комнате, сочетавшей в своем оформлении домашний уют со старомодным стилем, в которой сидели три женщины среднего возраста. И почему-то она напомнила ему мамину гостиную.

Навстречу ему вышла четвертая женщина, которая, представившись секретаршей Миррена, провела Билли в дальний отгороженный конец комнаты, превращенный в приемную. Он взял предложенный ею кофе и, отмахнувшись от ее извинений за вынужденное отсутствие Миррена, опустился в неудобное кресло и принялся ждать, заметив, что жизнь внутри отнюдь не бьет ключом. Это было типично для бизнеса, погрязшего в удобной рутине и воспринимающего любое расширение как зло.

Билли допил кофе и перевел взгляд на сидевшую напротив женщину. Она была несколько моложе остальных, лет сорока с небольшим, и вела себя с властной уверенностью, несвойственной скромным секретаршам. Билли встречал множество таких женщин за свою жизнь и называл их про себя защитницами. Именно они обладали настоящей властью на честных предприятиях — они организовывали жизнь фирм и занимались выполнением ежедневных обязанностей, в то время как их начальники предавались более важным занятиям. Точно такую же роль исполняла в его конторе Джилл, именно поэтому он так ее ценил.

— Вы давно здесь работаете, Трейси? — бодро поинтересовался он и тут же добавил: — Надеюсь, мой вопрос не кажется вам слишком невежливым.

Она оторвалась от своих занятий и добродушно улыбнулась.

— Нет конечно. Я работаю у Миррена с первого дня возникновения компании, то есть с 1987 года.

— Тринадцать лет! Это не шутки. Значит, вам здесь нравится?

— Да, наверное, — хихикнула она.

— И вам никогда не хотелось поменять место работы? Сейчас очень большой спрос на квалифицированных личных помощников.

Она рассмеялась вслух.

— Вы что, хотите предложить мне работу?

— Нет, — с хитрой улыбкой ответил Билли. — Я не могу себе это позволить. К тому же думаю, если вы уйдете, то эта компания развалится. Я прав?

Она покраснела, опустила глаза и улыбнулась, польщенная тем, что кто-то оказывает ей знаки внимания, которые она редко получала.

— Мне надо работать.

Билли в извиняющемся жесте поднял руку и уже собрался поинтересоваться, не может ли он воспользоваться туалетом, как дверь в конце помещения открылась, и в комнату вошел мужчина, выражение лица которого абсолютно не соответствовало его внешнему виду. Казалось, он не спал уже в течение нескольких суток.

— Наконец-то! — простонала Трейси. — Простите, что вам пришлось столько ждать.

Билли рассматривал приближавшегося Миррена. Как и окружающая обстановка, тот абсолютно не соответствовал его ожиданиям. Во-первых, выглядел старше, старше своего возраста, а Билли точно знал, что ему пятьдесят восемь лет. Он остановился и протянул руку.

— Ян, это мистер Эванс, которому было назначено на два часа, — пояснила вскочившая Трейси.

Миррен улыбнулся и, проигнорировав намек на отсутствие пунктуальности, вяло пожал Билли руку.

— Проходите, пожалуйста, — произнес он, проводя Билли в маленький кабинет, который выглядел еще более безжизненным, чем предыдущая комната.

— Итак, Трейси сказала, что вы заинтересованы в наших услугах, — начал он, приглашая Билли садиться и снимая пиджак.

Билли еще раз окинул его взглядом с ног до головы.

— Нет, это не совсем так.

— Прошу прощения, — промолвил Миррен, садясь с недоуменным выражением лица. — Но мне сказали…

— Я действительно так сказал вашей секретарше. Но на самом деле речь идет о другом.

— Понятно. — Миррен подался вперед и облокотился на стол. — Так что же вы продаете?

— Я не продаю, — доверительно ответил Билли. — Я покупаю. Я хочу купить вашу компанию.

Челюсть Миррена отпала чуть ли ни до груди.

— Прошу прощения?

— Я хочу купить вашу компанию, — спокойно повторил Билли.

Миррен затряс головой, пытаясь собраться, потом улыбнулся и откинулся на спинку кресла.

— А с чего вы взяли, что я собираюсь продать ее?

— Пока не собираетесь, — пояснил Билли. — По крайней мере, пятнадцать секунд тому назад вы не собирались это делать.

— Хорошо, я перефразирую свой вопрос. С чего вы решили, что я захочу продать ее?

Билли откинулся на спинку кресла и сложил руки на коленях.

— Давайте обратимся к фактам, Ян, Вам пятьдесят восемь лет, и у вас есть единственная дочь, которая замужем за менеджером строительной компании. Вряд ли он решится на перемену профессии после того, как вы уйдете на пенсию. И ваша дочь не сможет возглавить вашу компанию, особенно учитывая появление на свет новорожденной. Так что рано или поздно вам придется продать свой бизнес. А я вам предлагаю сделать это чуть раньше. Мы хорошо заплатим. И даже сохраним вам кресло директора, если вы захотите.

— Я думаю, вы свободны, — промолвил Миррен, вставая и подходя к дверям.

— Очень жаль, что вы так думаете, — вздохнул Билли, поднимаясь на ноги и запихивая руку в карман. — Однако возьмите, пожалуйста, мою визитку и как следует все обдумайте. Уверен, что ваша жена с радостью ухватиться за эту возможность чаще видеть вас дома. К тому же неужели вам действительно нужны все эти стрессовые ситуации?

— Какие стрессовые ситуации?

Билли рассмеялся.

— Да ладно, Ян, если не вандализм, так кражи или взломы с ограблением… вы же знаете. И кого винит заказчик, если никого не удается поймать? Охрану. А иначе — за что они нам платят?

И тут Миррен впервые решил присмотреться к своему собеседнику. Откуда-то он его знал, хотя и не мог определить, откуда именно. И карточка с именем мало чем могла помочь.

— «Служба безопасности Святого Георгия». Никогда не слышал.

— Мы недавно организовались, — с гордым видом заметил Билли. — Но я хочу как можно скорее расширить сферу нашей деятельности. Это одна из причин, по которой ваша компания обладает для нас такой привлекательностью. Она небольшая, но хорошо известна. К тому же вы предоставляете самые разнообразные услуги. А это хорошо.

Миррен пожал плечами и распахнул дверь.

— Прошу прощения, но вы зря потратили время. Я совершенно не собираюсь продавать компанию, по крайней мере в ближайшие годы.

— Я не считаю это пустой тратой времени, — доброжелательно ответил Билли, пожимая руку Миррена. — Позвоните мне, когда будете готовы к разговору. Номер моего мобильника на карточке.

Он еще раз улыбнулся и направился к выходу, но в последний момент помедлил и, обернувшись, произнес, понизив голос и опустив голову:

— Только не затягивайте это дело. Мы не можем ждать вас до бесконечности. Часы тикают.


— Твою мать! — выругался Билли, залезая в машину и захлопывая дверцу. Его нагрели, и он прекрасно понимал это.

И все из-за того, что он лелеял смутную надежду на то, что Миррен просто возьмет деньги и отвалит, хотя он прекрасно понимал, что без убедительных доводов ему не обойтись. Именно поэтому Билли собирался намекнуть на происходящее в жизни Миррена, полагая, что тем самым поможет ему увидеть некоторую взаимосвязь.

А вместо этого он проявил излишнюю сдержанность и не добился ничего, разве что засветился и вызвал у Миррена раздражение. Даже намек на тикающие часы прозвучал излишне туманно. Скорее всего, тот даже не понял его.

Он закурил сигарету и начал судорожно отыскивать хоть что-нибудь положительное, что можно было извлечь из этой встречи. И докурив, он нашел это.


Ян Миррен сидел за столом и вертел в руках карточку Билли, снова и снова прокручивая в голове их беседу. Что-то грызло его, и он никак не мог понять, что именно. Дело было не в том, что кто-то хотел купить его компанию — в этом не было для него ничего нового, — ему уже поступала масса предложений, и в основном от людей, которые хотели перехватить его контракт с «Вест Хэмом». И дело было даже не в том, что Эванс слишком много знал о нем самом и членах его семьи. Подобные сведения легко найти, если знаешь, где искать.

Нет, в этом типе было что-то еще. И он не испытывал к нему никаких теплых чувств. В этом человеке было что-то опасное, отчего каждое его слово звучало как угроза. И все эти разглагольствования о стрессовых ситуациях — что он имел в виду? Эвансу стоило бы зайти к нему домой, если он считает, что охранное предприятие чревато стрессами. Даже та выволочка, которую он получил сегодня от президента «Вест Хэма», была ничем по сравнению с мыслью о еще одной бессонной ночи, когда он будет лежать и прислушиваться к каждому звуку в ожидании худшего.

Но что раздражало больше всего, так это то, что он не мог вспомнить, откуда ему было знакомо лицо Эванса. И дело было не только в его лице, но и в имени. Он откуда-то знал это имя.

Вздохнув, он протянул руку и взял трубку телефона.

— Трейси, ты не могла бы связаться с Дэвидом Петерсоном. Это инспектор из Тоттснхема. Его номер телефона есть в твоем файле.

Он откинулся на спинку кресла и стал ждать, продолжая смотреть на карточку Билли и размышляя об ужасном утре и всей ужасной неделе. Иногда ему даже начинало казаться, что мысль о продаже компании не так уж плоха.

Его размышления были прерваны стуком в дверь, и он улыбнулся при виде Трейси.

— Извини, Ян, но его не будет до пятницы. Я оставила сообщение, и мне пообещали, что он перезвонит.


— Какого беса мне нужна секретарша? — осведомился Хокинс, — Тут и для меня-то работы не хватает.

— Это не просто секретарша, Хок, у нее здесь склад всех контактов за тринадцать лет, — и Билли постучал себя по голове. — Ты представляешь, чего это стоит? К тому же, если мы отнимем ее у Миррена, ему конец. Его бизнес скончается в течение нескольких недель, и тогда сукин сын будет только счастлив продать его.

Глава 18

Четверг, 20 апреля 2000 года, 13.15


Сложив и запихав письмо в конверт, Билли заклеил его и положил в раздел исходящих документов. Несмотря на сопротивление Хока, он решил во что бы то ни стало похитить у Миррена Трейси Смит. Не потому, что он действительно в ней нуждался, как справедливо было подмечено Хоком, но просто для того, чтобы еще раз оказать давление на ее работодателя. По меньшей мере его предложение должно было посеять в ней некоторое смятение. А по большей — она могла согласиться на него. Что поставило бы Яна Миррена в крайне затруднительное положение и подготовило его к сдаче позиций. Билли все больше приближался к своей цели. Он почти уже ощущал ее.

Размышления о Миррене вызвали насмешливую улыбку на его лице, и он, достав из кармана мобильник, набрал номер Микки, желая узнать последние новости.

— Нет, вчера мы ничего не предпринимали по отношению к твоему типу, — ответил ему бодрый голос, когда он задал свой вопрос, — Просто не получилось. Среда и четверг — дни наших сборов, старик. И тебе ли этого не знать, если ты получаешь половину дохода. К тому же мог бы и посмотреть, за что ты получаешь свои деньги. Почему бы тебе не вылезти сегодня со своими пацанами?

— К черту! — ответил Билли. — Чего ради?

— Может, это и глупо, но иногда бывает очень смешно. Честное слово.

— Откуда ты знаешь?

Микки рассмеялся.

— Просто смотрю, как обламывают ребят. Производит сильное впечатление. У меня даже иногда эрекция начинается.

Билли помолчал. Еще пару недель тому назад ему бы и в голову не пришло заниматься запугиванием кого бы то ни было. Ему с детства внушили, что это жалкая трусость, и хотя невежды и полагали, что на футболе они занимаются именно этим, они глубоко заблуждались. По большей части в субботних стычках участвовали только те, кто этого хотел. И победы там чередовались с поражениями. И все знающие участники принимали эти правила игры. Наезды и запугивания были совсем иным. Как справедливо утверждал Микки, это было демонстрацией силы и власти, и по крайней мере в этом отношении тут было некоторое сходство с деятельностью Бригады. Но в данном случае речь шла о подавлении напуганных и более слабых людей, а не равных противников. Поэтому между тем, что делал Микки, и тем, чем занимался на футболе он, была большая разница.

Однако все изменилось. История с Мирреном показала Билли, что вне зависимости от его личных ощущений, шантаж был полезным оружием. Он был действенным. И деньги, выданные ему Микки после разгрома «Дикобраза», красноречиво свидетельствовали об этом.

— Знаешь что, — ответил он. — Я прикрою их, если ты поедешь со мной.

Микки помедлил, прежде чем ответить. Но голос его прозвучал еще более жизнерадостно.

— Хорошо. Где встретимся?


Билли сидел на пассажирском месте в «БМВ» Микки и смотрел в темноту. Ему было скучно до умопомрачения.

В первых нескольких пабах он действительно испытал некоторый прилив энергии, ощутив, как пульсирует кровь, когда хозяева достают свои деньги. Однако его возбуждение начало быстро проходить, когда он понял, что все они делают это, даже не задумываясь. Он не заметил ни единого признака колебания или сожаления. Не говоря уже о каких-либо возражениях. Парочка барменов оказалась даже довольно общительной. Они поставили пиво всем четверым, а с Микки разговаривали так, словно были старыми друзьями. Наконец все это превратилось в такую рутину, что Микки велел пацанам продолжать самостоятельно, а сам вместе с Билли даже не выходил из машины.

— Ты ожидал другого? — поинтересовался он, поворачиваясь к своему пассажиру, Билли передернул плечами.

— Честно говоря, да. Хотя на самом деле я не очень-то знал, чего мне ожидать.

Микки улыбнулся и закурил самокрутку, наполнившую салон едким дымом, что заставило Билли открыть окошко.

— Я же говорил тебе, что это плевое дело. Просто надо быть готовым ко всему. И главное — чтобы хозяева понимали, что ты ко всему готов. Когда они это понимают, тогда они платят. Тогда им просто не выгодно не платить.

— Ну а что дальше? — поинтересовался Билли для поддержания разговора. — Собираешься расширяться?

— Естественно, — откликнулся Микки, заводя двигатель при виде двух пацанов, вышедших из паба. — Именно для этого мне и нужны твои ребята.

С такой силой это вообще превратится в увеселительную прогулку.

— Вряд ли это выйдет. Я тебе уже говорил, что мало кто согласится и на разовую работу. А так чтобы регулярно… Не знаю, старик. Мне надо подумать. Это не из того разряда вещей, о которых можно просто так попросить.

Микки протянул руку, взял конверт у двух залезших в машину пацанов и с усмешкой бросил его на колени Билли, прежде чем отъехать от поребрика и двинуться по направлению к их последнему месту назначения в Степни.


— Что это за место? — осведомился Билли, глядя на тускло освещенный бетонный фасад доисторического здания на пустынной улице.

— Нелегальное питейное заведение, — ответил Микки. — Его организовали боснийские беженцы в подвале, когда их отказались обслуживать в местных пабах. Все они ворюги.

Билли лукаво хмыкнул от комичности замечания Микки.

— Что-то твои ребята задерживаются. Микки посмотрел на часы.

— Да, пожалуй. Копаются. Пошли взглянем.

Микки вышел из машины и двинулся через улицу по пятам за оглядывавшимся по сторонам Билли. Он всегда чувствовал себя здесь неуютно и никогда не мог определить, почему именно. Что-то было здесь такое — неприятное, опасное. Даже для него.

— Что это? — спросил Микки, останавливаясь и прислушиваясь.

Билли подошел к нему и тоже прислушался. Из— за отдаленного гула транспорта до них долетел какой-то приглушенный звук.

— Крики. Там где-то драка.

— Твою мать! — разъяренно рявкнул Микки и, схватив свой телефон, набрал номер. Ответа не последовало, и он, запихав его обратно, уставился на здание. Крики стали громче.

— Подожди минутку. — Он бросился к машине, открыл багажник и через мгновение вернулся с двумя бейсбольными битами, вручив одну из них Билли. — Это может понадобиться.

Билли почувствовал, как у него засосало под ложечкой и в кровь начал поступать чистый адреналин. Микки с поразительной скоростью превратился из самоуверенного хлыща в агрессивного бойца. И это было тем ощутимее, что впервые за время их общения Билли почувствовал себя его подчиненным, готовым скорее следовать за Микки, нежели руководить. Он уже много лет не испытывал этого ощущения, и нельзя было сказать, что оно ему нравилось.

— Давай! — гаркнул Микки, бегом устремляясь к лестнице. — Покажем этим сукиным детям!

Билли двинулся следом, инстинктивно помахивая битой, чтобы привыкнуть к ее весу и разогреть мышцы, перейдя на бег, когда Микки без колебаний скатился вниз по ступеням и распахнул дверь, отчего шум выплеснулся на улицу. Неприятные голоса кричали что-то на иностранном языке, поразившем Билли своей откровенной кровожадностью.

А потом, еще до того, как он оказался в ярко освещенном помещении, крики заглушила ругань на англосаксонском наречии. Агрессивные гортанные звуки чужого языка начали перемежаться звоном разлетающегося стекла и глухими ударами деревянной биты.

Билли притормозил и крепко сжал биту обеими руками, оглядываясь по сторонам в ожидании нападения, которого так и не последовало. Так как, несмотря на свое численное преимущество, темноволосые выходцы из Восточной Европы, двумя минутами ранее избивавшие пацанов Микки, теперь жались к стенам, когда перед ними, круша все на своем пути, появился он сам.

— Барри? Дэйв? — крикнул Микки. — Где вы?

Раздавшиеся за их спинами звуки заставили их обернуться, и они увидели, как в дальнем конце помещения поднимается на ноги один из пацанов, помогая другому. При виде того, насколько крепко им досталось, Билли внутренне улыбнулся. Особенно пострадал темноглазый тип, с которым он встречался в «Святом Георгии».

— Пошли, — хмуро бросил Микки и, качая головой, повернулся спиной к бармену.

Когда его ребята, ковыляя, вышли из помещения, он подошел к стойке и со всей силы вмазал тому по физиономии. Нос хрустнул, и бармен отлетел к стене. Но Микки не дал ему упасть — он одним махом перелетел через стойку и схватил его за горло, отпустив лишь тогда, когда удостоверился, что преподанный им урок усвоен. Билли окинул взглядом перепуганных посетителей, когда Микки нанес бармену еще один удар. С мгновение он смотрел на неподвижное тело, потом опустошил ящик кассы, снова перепрыгнул через стойку и, не оглядываясь, вышел на улицу. Билли последовал за ним как перепуганная левретка.


— Что там у вас случилось? — рявкнул Микки, отъезжая от бара.

— Эти суки набросились на нас, едва мы переступили порог, — простонал Дэйв, который был повыше. — У нас не было ни малейшего шанса.

— Черт! Эти суки порезали меня! — выдохнул Барри. — Я весь в крови, как свинья.

— Тогда не запачкай мне обивку! — прорычал Микки. — Я не намерен потом объясняться. Сильно порезали? Ты там не взглянешь, Билли?

Билли повернулся и устремил взгляд на Барри. В машине было темно, но когда тот поднял рубашку, он отчетливо разглядел ножевую рану.

— Ничего страшного. Но швы надо бы наложить.

Микки кивнул.

— Где ближайшая больница?

— В Лондоне, в Уайтчепел, — ответил Билли. — Хотя не знаю, есть ли там травматологическое отделение.

— Годится, — сказал Микки. — Если нет, они подскажут, куда обратиться.

Он посмотрел в зеркальце на второго типа.

— А как ты, Дэйв?

— Жить буду. Несколько ссадин, но у меня, слава Богу, было с собой перо. Так что кое-кто от меня получил.

Билли покачал головой и, повернувшись, увидел, что Микки смотрит на него, широко улыбаясь.

— Видишь. Я же говорил тебе, что это очень интересно. Надо только подождать.


Забросив Барри в больницу, Микки завез Дэйва, после чего вместе с Билли направился к «Святому Георгию», чтобы выпить долгожданную пинту и забрать «рейндж-ровер».

— Знаешь, старик, — заметил Билли, опускаясь на скамейку. — Я потрясен. Когда мы были моложе, я всегда считал тебя балбесом. Но сегодня ты меня здорово напугал. А уж их-то!

Микки глотнул пива и пожал плечами.

— Тюремная жизнь. Она воспитывает. Ты сидел?

Билли покачал головой.

— Не довелось. Впрочем, я не особо стремлюсь туда.

— Разумно, — с легкой улыбкой заметил Микки. — Что бы тебе ни рассказывали, это сущий кошмар. Каждый день приходится сражаться — с тюремщиками, со временем, с другими заключенными. Скажу честно, мне довелось там познакомиться с несколькими хорошими парнями, но и подлецов я там повидал немало.

— Можно подумать, что ты сам ангел, — рассмеялся Билли.

— Нет. Но там я понял одну вещь: для того чтобы выжить, надо делать то, что ты должен. И надо всегда предвидеть последствия. Вот например сегодня — я вошел туда, бряцая оружием, но я знал, что они отступят и не станут вызывать полицию.

— Откуда ты это знал? — поинтересовался Билли.

Микки рассмеялся и закурил еще одну самокрутку.

— А ты сам подумай. Большинство людей, которые туда ходят, нелегальные иммигранты, поэтому меньше всего они хотят сталкиваться с законом. Но не менее важно, что там, откуда они приехали, с ними обращались как с последним дерьмом. И так продолжалось в течение многих лет. Они привыкли к рабству, и стоит только на них наехать, как они тут же отступают. Это же быдло.

Билли посмотрел на него и передернул плечами. Ему вдруг стало очень неуютно в присутствии Микки.

— Знаешь, старик, мне пора, — произнес он, бросая взгляд на часы, — Созвонимся в конце недели, о'кей? Обсудим дела.


Во всех окнах его дома, как всегда, горел свет, но Билли впервые не обратил на это внимания. Вместо этого он пытался избавиться от воспоминаний о прошедшем вечере. Так как на самом деле он не получил от него никакого удовольствия. Играть вторую скрипку при ком-то другом было не слишком-то приятно, не говоря уже о том, что он не любил чувствовать себя пешкой. К тому же его встревожило кое-что из сказанного Микки. Или, скорее, не то, что им было сказано, а то, как это было сделано. Одно дело назвать людей быдлом, и совсем другое вложить в это слово столько яда, сколько вкладывал Микки. Билли еще мог бы это понять, если бы это было связано с футболом, и они сидели в пабе, битком набитом ребятами из «Челси» или «Милволла». Они действительно были быдлом. Но там, где они были сегодня, собирались обыкновенные люди, пытающиеся жить тихо и мирно. Ладно, кое-кто из них решил дать сдачи, но разве они заслуживали того, чтобы их так отделали? Тем более из-за каких-то ста пятидесяти фунтов.

Вздохнув, он завел двигатель и свернул на подъездную дорожку к дому. Возможно, Хок был прав относительно всего этого. Одно дело было брать у Микки деньги и совсем другое участвовать в их выбивании.


Ян Миррен честно прожил всю свою жизнь. Положив руку на сердце он мог сказать, что никогда и ни в каком виде не преступал закон, если не считать редких нарушений правил уличного движения.

Однако при этом нельзя было отрицать и того, что деньги он зарабатывал благодаря преступности, так как в течение последних тринадцати лет он занимался предотвращением преступлений. И по большей части ему это нравилось. Хотя в душе он всегда понимал, что с точки зрения настоящей борьбы с преступностью его деятельность играла очень маленькую роль. Он просто пользовался сложной ситуацией и набивал свои карманы за чужой счет. И именно поэтому он всегда подозревал, что рано или поздно преступное сообщество отплатит ему за это и отомстит за многолетнее узаконенное воровство. Однако он и представить себе не мог, что это будет выглядеть таким образом.

Разговор с Дэвидом и его сведения об Эвансе потрясли его до глубины души. Более того, это его напугало. И дело было не в том, что он вспомнил, что тот собой представлял, и понял, какие цели он преследовал. Главное заключалось в его абсолютной самоуверенности и тех загадочных замечаниях, которые он бросал во время их разговора. Тщательно выверенные, чтобы казаться бессмысленными сами по себе, они мгновенно собирались в законченную головоломку, стоило к ним добавить одно существенное сведение, а именно его биографию. Тогда становилось понятно, что именно он несет ответственность за все те проблемы, которые доставили ему и Кэтрин столько неприятностей в последнее время. И еще одно пугало его — то, что Эванс с такой легкостью мог влиять на их жизнь, доводя до паники его жену и повергая его самого в пучину беспомощности.

Осознание всего этого оставляло ему небольшой выбор. Он мог обратиться в полицию и навлечь на себя еще больше неприятностей или отдать Эвансу то, что ему было нужно, и одним движением руки вернуть себе мир и покой.

Это была ситуация клинча. Он устал бояться и больше не мог видеть испуганного выражения лица Кэтрин всякий раз, когда она гасила свет или раздвигала шторы.

По крайней мере, если он правильно поведет себя, Эванс заплатит ему приличную сумму. Тогда он сможет отойти от дел и каждый день играть в гольф.


Мобильник зазвонил как раз в тот момент, когда Билли собирался открыть ключом дверь, и, изрыгнув еще одно беззвучное проклятие, он достал его из кармана и прижал к уху. Сказать, что он был изумлен, услышав голос Яна Миррена, значит не сказать ничего.

С мгновение он слушал его, не веря своим ушам, потом вскинул в воздух кулак и попытался взять себя в руки, чтобы голос его звучал спокойно.

— Это замечательное известие, Ян. Действительно. Да, думаю наши бухгалтеры смогут все уладить между собой. Я попрошу, чтобы мой утром же связался с вашим офисом, и мы все это быстренько завершим.

Миррен продолжал говорить, и улыбка стала медленно сходить с лица Билли, он глубоко вздохнул и медленно выдохнул, чтобы голос его продолжал звучать так же ровно, как и прежде.

— Сомневаюсь, что это имеет ко мне какое-то отношение, Ян, но будь я на вашем месте, я бы не слишком волновался. Насколько мне подсказывает опыт, такие вещи прекращаются так же внезапно, как и начались.

ЧАСТЬ 3

Глава 19

Вторник, 25 июля 2000 года, 16.30


Как и большинство его коллег, сержант Гари Робертс, связной полицейский, приписанный к «Вест Хэму», только что вернулся после отпуска, заработанного тяжелым трудом на «Евро-2000».

В предшествовавшие турниру месяцы он работал почти без выходных. Учитывая, что после этого последовал выезд на три недели в Европу, где он работал наводчиком при полиции Бельгии, две недели, проведенные под солнцем Флориды, доставили ему огромное удовольствие, хотя бы потому, что ему удалось заново познакомиться со своей женой и детьми.

Однако теперь снова надо было впрягаться в рабочие обязанности, так как до начала нового сезона оставался всего месяц. И хотя ему было совершенно не обязательно проводить последние два дня с ребятами из Национальной Криминальной разведки, устраивавшими разнообразные брифинги и совещания по итогам «Евро-2000», нынешний день складывался вполне удачно.

Ибо по завершении итогового доклада представители Национальной Криминальной разведки предоставили неофициальные сведения о задержанных за прошлый сезон лицах. И тут Гари заслужил особую похвалу, так как в соответствии с их данными правонарушения в «Болейне» встретили должное противодействие, что и положило конец общей тенденции.

Фактически, если не считать потасовки в день матча с «Ньюкаслом», положение в Аптон-парке улучшилось настолько, что последние три домашние встречи прошли вообще без каких-либо проблем. Даже последняя игра сезона, которая по традиции всегда была самой взрывоопасной, обошлась без каких-либо серьезных инцидентов, если не считать двух арестов за противозаконную рекламу и нарушение общественного порядка в нетрезвом состоянии. Учитывая, что соперником был «Лидс Юнайтед», результаты были просто невероятными.

Гари, естественно, не преминул воспользоваться похвалой, высказанной в его адрес, и даже произнес короткую импровизированную речь о сборе разведданных и общественных связях в Ист-энде. Однако на самом деле он уже давно не понимал, что происходит и с чем связано столь внезапное изменение к лучшему.

В течение некоторого времени он относил это на счет «Евро-2000», полагая, что члены Бригады смертников просто не хотят участвовать ни в чем таком, что может привести к шестичасовому задержанию или запретительному ордеру на посещение футбольных матчей, что лишило бы их возможности поехать на турнир. Однако затем, когда средства массовой информации начали раздувать свою предтурнирную истерию по поводу футбольного хулиганства, Бригада изумила его, устроив побоище на «Олд Траффорде» и, что было еще более тревожным симптомом, на домашнем матче с «Ньюкаслом». Его немало потряс тот факт, что оба инцидента были прекрасно организованы и в них участвовало такое большое количество людей. А когда за этим последовало несколько спокойных игр, он не на шутку встревожился, догадавшись, что обе потасовки были не более чем демонстрацией намерений, которые должны были показать другим английским клубам, что Бригада смертников во всеоружии отправляется в Европу и собирается там быть в самой гуще событий.

Однако он был приятно удивлен, обнаружив, что в Европу отправилось лишь около сорока лидеров «Вест Хэма». И несмотря на то что пара из них была депортирована, в основном они вели себя вполне пристойно. Он даже не был уверен в том, что те, кто был отправлен домой, совершили что-то противозаконное. Насколько он слышал, скорее всего, они стали жертвами полицейской тактики бельгийцев окружать целые группы и отправлять их на родину. То, что Бригада никак не проявила себя, разрушало его и без того шаткую версию. И теперь он находился в еще большем недоумении.

И тем не менее пока это не доставляло ему никаких неприятностей. Скорее все свидетельствовало просто о закате Аптон-парка, но ему не было до этого никакого дела. Возможно, все его усилия наконец получили должное вознаграждение.


Трейси Смит поставила на стол чашку с кофе и позволила себе улыбнуться. После тринадцати лет работы на Яна Миррена она все еще не могла привыкнуть к тому, как все изменилось после того, как компания сменила своих владельцев. И дело было не в новом оформлении офиса или в том, что ее повысили в должности. Все вокруг задышало и оживилось.

Впрочем, все было не так уж просто. И несмотря на то что работоспособность Грэма с самого начала произвела на нее сильное впечатление, ей потребовалось несколько недель на то, чтобы привыкнуть к его присутствию в офисе. К тому же с гаражным бизнесом, организованным им и Билли, все время возникали какие-нибудь проблемы. Так продолжалось до тех пор, пока ей не осточертело отвечать на многочисленные жалобы, и тогда она потратила выходные на то, чтобы перекроить патрульные маршруты и объединить их воедино, упростив тем положение вещей. Это была нелегкая задача, но она с ней справилась. И теперь каждая машина объезжала гаражи, следуя по одному из пяти маршрутов. Но что было еще важнее, места пересечений маршрутов гарантировали, что каждый гараж посещался чаще и в разное время.

Клиенты одобрили эту методику, и жалобы прекратились. Их даже начали рекомендовать другим предприятиям, чего не случалось уже в течение нескольких лет.

И хотя ей, безусловно, нравилась ее работа и она прекрасно ладила с Грэмом и Билли, когда тот появлялся, все же кое-чего она понять не могла, например, почему так скоропостижно ушел Ян. Этого никто так и не объяснил. И хотя он по-прежнему числился директором, она не видела его и ничего не слышала о нем с тех пор, как компания была продана. Судя по всему, он не выполнял никакой работы, тогда для чего же это было нужно? И уж точно он не получал никаких денег.

Не могла она понять и того, почему было сохранено название фирмы «Миррен Ивентс лимитед». Билли говорил что-то о своем желании установить личные связи с существующими клиентами до того, как они изменят название, но в этом не было никакого смысла. Если уж на то пошло, они и так уже предоставляли более качественные услуги, так почему же не рекламировать это?

Но больше всего ее беспокоило то, что по какой— то непонятной причине ни Грэм, ни Билли ничего не предпринимали относительно контракта с «Вест Хэмом». Они видели его и даже просили им заняться своих юристов, но всякий раз, когда нужно было связываться с клубом, они просили об этом ее. Столь же странной была их просьба о том, чтобы она не ставила клуб в известность об уходе Яна. Это относилось даже к главе службы безопасности Дэвиду Найту, хотя, учитывая завершение сезона и его редкие появления в офисе, сделать это было не так уж трудно.

Они даже отказались от обычного приглашения на банкет по случаю завершения сезона и попросили, чтобы она пошла на него от лица компании. Нет, не то чтобы она жаловалась. Она прекрасно провела время. Но всякий раз, когда ее спрашивали о Яне, она смущалась и была вынуждена очень тщательно подбирать слова.

Однако теперь, похоже, все начинало меняться. Утром Грэм попросил ее договориться о встрече в клубе, чтобы обсудить обеспечение безопасности на следующий сезон, и на следующий день они оба с Билли должны были встретиться с президентом клуба в Аптон-парке.

Возможно, тогда и будет покончено со всей этой комедией плаща и шпаги. Все это было мило, но уже начинало походить на какие-то детские игры.


Ручка звуковой настройки на телевизоре была повернута так круто, что даже если бы Хокинс захотел расслышать, о чем шла речь, он бы не смог это сделать.

Джули была на ночном дежурстве, и он большую часть вечера провел сидя на диване и размышляя об утренней встрече в Аптон-парке. И несмотря на всю работу, которую они провернули с Билли в течение дня, решая неотложные вопросы, он чувствовал, что она тревожит его все больше и больше. Не то чтобы он боялся провала — даже при самом печальном раскладе он оценивал их шансы как пятьдесят на пятьдесят, — но он вдруг осознал все возможные последствия, к которым может привести разрыв контракта.

Больше всего он боялся того, что, несмотря на все возрастающие успехи их охранной службы. Билли, лишившись того, во что он вкладывался в течение последних месяцев, может потерять интерес ко всему предприятию и продать его. И тогда что будет с ним, Грэмом? Он снова вернется к пособию по безработице, а это будет ужасно. Ему нравилось снова иметь в кармане деньги, и хотя он не был полноправным партнером, не имея возможности вкладывать деньги в компанию, Билли сделал его управляющим директором у Миррена и даже выделил ему долю в предстоящих доходах. Так что в случае неудачи он теряет довольно кругленькую сумму.

Но в то же время он впервые оценил финансовые потери, которые мог понести Билли. Ибо стоимость компании включала в себя крайне прибыльный контракт с «Вест Хэмом», который был уже подписан Яном Мирреном и должен был действовать в течение двух ближайшик лет. Не надо было обладать особыми талантами, чтобы понять, что без него, даже с учетом гаражного бизнеса, ее стоимость была бы гораздо ниже. Насколько ему было известно, Билли купил компанию по первоначальной цене, заняв для этого деньги. Сможет ли он тянуть этот груз и жить на мелкие заработки? Или будет вынужден ограничить ущерб и спасать то, что еще можно спасти, опять-таки с очевидными последствиями для Грэма?

Конечно, вероятность того, что дело выгорит, сохранялась, и тогда он напрасно тревожится. На самом деле он очень хорошо подготовился к встрече, и это уже было кое-что. При столь высокой ставке они должны были сделать все от них зависящее.

В конце концов, они уже проделали такой длинный путь и теперь были так близки к цели. Чего им терять?


Билли Эванс тоже был один и тоже бодрствовал. Саманта ушла в гости, дети спали, поэтому он отмок в ванной, а потом сел играть в «ФИФА-2000» на игровой приставке. Однако в отличие от своего приятеля он не испытывал никаких опасений и тревог в связи с предстоящей встречей. Он чувствовал только возбуждение.

Для него последние несколько месяцев были не более чем длинной интригой. Конечно, ставки были выше и цели были иными, но в принципе все это очень походило на то, чем они занимались на футболе: надо было понять, что есть у тебя, что есть у противника, а затем добиться результата. И хотя для того, чтобы все сложилось вместе, потребовалось довольно много времени, сейчас у него было все, что нужно. Он был готов.

Однако все это отнюдь не было так просто. После избиения Пижамы в день игры с «Ньюкаслом», ребята потребовали, чтобы остаток сезона был посвящен мести копам. После длительной борьбы ему удалось убедить их сдержаться — он настоял на том, что в связи с приближением «Евро-2000» субботние стадионы будут переполнены полицией, которая воспользуется любым предлогом, чтобы рассчитаться с ними по старым долгам. Надо было выждать и через некоторое время сделать все как следует, вместо того чтобы попадаться по пустякам.

А затем разрешилась ситуация с Мирреном — гораздо раньше и гораздо проще, чем он предполагал. Проблема заключалась только в том, чтобы собрать деньги на приобретение компании. Но в конце концов, вместо того чтобы идти более традиционным путем, он встретился с Микки Джеймсом и оба пришли к соглашению. Билли получал беспроцентное финансирование, а Микки право обращаться за помощью к Бригаде до окончательной уплаты долга. Что он начал использовать без промедления с самыми сокрушительными результатами. За это время он уже раз восемь обращался к наименее законопослушным членам и использовал их для оказания воздействия на пабы и клубы, хозяева которых не желали участвовать в расширении его бизнеса. Каждый раз все получалось, и все были довольны. Бизнес Микки расширялся, Билли выплачивал ему долг из своих увеличивавшихся доходов, а пацаны регулярно развлекались и зарабатывали себе по несколько фунтов.

Серьезная работа началась тогда, когда он подписал контракт с Мирреном. И тут в полной мере проявил себя Хок. Он не только возглавил компанию, но и вел многочасовые разговоры с Билли, чтобы удостовериться, что все сделано по закону, так чтобы никто не смог их поймать, когда они выложат карты на стол.

Но теперь время подошло. Все, что они могли сделать, было сделано, и завтра они предъявят свои требования, которые поднимут Бригаду смертников кокни на недосягаемую высоту. Больше он не мог ждать.

Глава 20

Среда, 26 июля 2000 года, 10.50


Билли и Хокинс, погруженные каждый в свои мысли, молча сидели в черном «рейндж-ровере», уставившись на фасад Аптон-парка, и сосредоточенно курили.

— Без десяти, — нервно заметил Хокинс. — Ты готов?

— Всегда готов, — откликнулся Билли, распахивая дверцу и выбрасывая окурок. Он протянул руку и в качестве редкого исключения не улыбнулся. — Удачи, сынок.

Хокинс улыбнулся.

— И тебе, пацан. Пошли и впишем свои имена в историю.


Ножки блондинки-секретарши, шедшей впереди, оказались идеальным средством для приведения в чувства Грэма Хокинса. Таких длинных и стройных ножек он давно уже не видел. А в сочетании с легким ароматом духов, струившихся за ней, они неизбежно возбуждали животрепещущие фантазии.

Рядом с ней в своем любимом костюме от Армани и с портфелем в руке шествовал Билли, излучая такую уверенность, словно ничто на свете не могло его взволновать.

Секретарша внезапно обогнала его, распахнула дверь и жестом пригласила их войти, наградив Хока ошеломительным видом ложбинки между грудей и еще одним облаком аромата духов, когда он проходил мимо нее.

— Жаль, что мистер Миррен не смог прийти, — заметила она, — но мистер Бэйнс ждет вас. К тому же он пригласил Дэвида Найта, если вы не возражаете. Он должен быть через минуту. Проходите пожалуйста.

Она снова проскользнула мимо и распахнула двойную дверь в дальнем конце комнаты, после чего вошла внутрь и объявила:

— Джентльмены из «Миррен Ивентс», сэр. Не желаете кофе?

Билли и Хокинс переглянулись за ее спиной. Они не предусмотрели возможность появления Найта. Теперь, если они не поторопятся, он сможет все им испортить.

Хокинс передернул плечами и вошел вслед за секретаршей в кабинет президента клуба.

— Да, будьте добры, это будет замечательно. Высокий, аристократического вида мужчина поднялся из-за большого деревянного стола и вышел к ним навстречу — волосы его были идеально пострижены, одежда безупречна. Он источал запах власти и денег, что только подчеркивалось его спокойствием и невозмутимостью.

— Кейт Бэйнс, джентльмены, — произнес он, протягивая руку. — Спасибо, что пришли. Как поживает Ян? Что-то он давно не показывался.

Хокинс, представившись, пожал ему руку первым, затем то же сделал Билли, пытаясь уловить во взгляде президента хоть какой-нибудь намек на узнавание. Но если их и узнали, он так и не заметил этого.

— Это одна из причин нашего визита… — начал было он и тут же был прерван звуком открывшейся за спиной двери. Он обернулся, когда вошедшая в кабинет блондинка начала представлять Дэвида Найта. Тот отреагировал мгновенно.

— Какого хуя!..

— Спасибо, Карен, — мягко произнес Бэйнс. — Больше нам ничего не надо.

Найт, залившись краской, повернулся к секретарше и принялся извиняться. Но как только за ней закрылась дверь, он снова в полном изумлении уставился на Билли.

— Может, мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?

— Полагаю, мистер Эванс как раз собирался это сделать. Поэтому я предлагаю всем сесть, успокоиться и выслушать то, что он собирается нам сказать. Я, например, сгораю от нетерпения. — Он указал жестом на обитый кожей гарнитур и сам с уверенной улыбкой устроился в кресле.

Хокинс и Найт последовали его примеру, а Билли остался стоять — ему это больше нравилось.

— Итак, мистер Бэйнс…

— Кейт, если вас не затруднит, — прервал его тот, поднимая руку и добродушно улыбаясь. Эти три микропоступка были направлены на то, что— бы обезоружить оппонента и выбить у него почву из-под ног.

Хокинс откинулся на спинку кресла, тут же отведя себе и Найту роль зрителей, и принялся смотреть, как эти два тяжеловеса начали маневрировать, выбирая нужную позицию.

— Прошу прощения, Кейт… и Дэвид, — извинился Билли и доверительно улыбнулся. — Думаю, лучше всего мне рассказать вам в общих чертах о том, что происходило в последнее время за кулисами, чтобы вы не заблуждались относительно нынешнего положения вещей.

Бэйнс, соглашаясь, кивнул все с той же улыбкой, а Найт продолжал смотреть на все широко раскрытыми глазами, будучи не в силах понять, что происходит.

Билли только было собрался снова открыть рот, как дверь распахнулась, и в кабинет вошла секс-бомба с кофейным подносом в руках. Она не успела его поставить, как Бэйнс встал и забрал его.

— Спасибо, Карен. Я обо всем позабочусь. И не могли бы вы связаться с сержантом Робертсом? Я бы хотел, чтобы он присоединился к нам, если это возможно.

Секретарша улыбнулась и вышла, а он начал разливать кофе, словно принимал у себя в кабинете викария с супругой, а не двух хулиганов, которые были самыми большими занозами на теле его любимого клуба. Хокинс, улыбнувшись, взял у него чашку. Он был потрясен тем, что человек может сохранять такое спокойствие в абсолютно сюрреалистической ситуации. Однако он заметил, что имя Робертса было упомянуто несколько иным тоном, намекавшим на то, что в интересах Карен найти и доставить его, в противном случае ей не поздоровится.

— Как вы знаете, — снова начал Билли, когда Бэйнс сел, — контракт, в соответствии с которым обеспечивается общая безопасность «Вест Хэм Юнайтед», заключен с компанией «Миррен Ивентс лимитед». И как вам наверняка известно, он был перезаключен в конце прошлого сезона еще на два года. Однако за последнее время в компании произошли кое-какие перемены, и мы сегодня здесь именно для того, чтобы обрисовать вам эти перемены и рассказать, как они повлияют на обеспечение безопасности клуба.

— Какие перемены? — осведомился Найт, нервозность которого возрастала с каждой секундой.

— Двадцать девятого апреля Ян Миррен и я начали переговоры о продаже компании. Сделка была завершена двадцать девятого мая, и я стал единоличным владельцем компании, а Грэм ее управляющим директором. Ян Миррен остается директоом, но его роль сводится скорее к предоставлению консультаций. — Билли сделал глубокий вдох и оглядел присутствующих. Хок слегка усмехался, Бэйнс продолжал улыбаться, а Найт побелел как полотно. — Что касается ситуации в клубе, то ничего не изменится.

— Хрена с два, — произнес Найт.

— Думаю, Дэвид хочет сказать, что вы как никто другой должны ощущать двусмысленность сложившейся ситуации. — перебил его Бэйнс. — Именно из-за вас, не будем сейчас уточнять имена, нашим и другими клубами придается такое большое значение проблеме безопасности. Не станет ли ваше назначение подобно приглашению лисы в курятник?

— Если можно, я отвечу на этот вопрос, — сказал, вставая, Хокинс, пока Билли делал глоток из своей чашки. — Думаю, мы можем понять вашу тревогу, и она вполне обоснована. Мы всесторонне обсуждали то влияние, которое это может оказать на имидж клуба. Однако есть вещи, которые отчасти могут рассеять ваши опасения.

Он помолчал и скорее для эффекта отхлебнул из своей чашки.

— Как только в апреле начались переговоры, мы взяли в свои руки управление компанией и начали работать над тем, чтобы все неприятности в Аптон—парке ушли в прошлое. Надеюсь, Дэвид подтвердит, что в конце сезона ни на стадионе, ни вокруг него не происходило никаких инцидентов. Верно?

Он посмотрел на Найта, который только пожал плечами.

—Да.

— И мы уверены, — продолжил Хок с улыбкой, — что, используя свои связи с разными группами поддержки, мы сможем добиться еще большего.

— А можно мне задать один вопрос? — чуть ли не извиняющимся голосом спросил Найт.

— Конечно, пожалуйста.

— Это означает, что вы становитесь моими боссами?

— Думаю, да, — ответил Билли. — Какая ирония судьбы.

Найт откинулся на спинку кресла и покачал головой. Мир явно сошел с ума.

— Кстати, хорошо, что вы об этом напомнили, — продолжил Билли. — Я хочу подчеркнуть, что, не считая Грэма, который заменил Яна Миррена, все остальные работники фирмы остались на своих местах, и в этом смысле ничего не будет меняться. Некоторые изменения произойдут лишь в дни игр, но это пойдет на благо клубу. В конце концов, у нас в этом деле есть некоторый… э-э… опыт.

— Это точно, — рявкнул Найт. — Вы оба отъявленные хулиганы.

— На самом деле это не совсем так, — спокойно откликнулся Хок. — Меня действительно однажды депортировали из Италии за то, что я неразумно ввязался в один инцидент, но за исключением этого за мной ничего не числится. Что же касается моего коллеги, то он никогда не обвинялся в правонарушениях, связанных с футболом.

Бэйнс наклонился вперед, и впервые за все это время улыбка начала сползать с его лица.

— Дэвид, вы нас не оставите на минутку?

Он подождал, когда Найт выйдет из кабинета, и встал.

— Ну ладно, довольно болтовни. Давайте раскроем карты. Что мне может помешать разорвать контракт и сейчас же выставить вас обоих вон?

Билли улыбнулся про себя. Он так и думал, что Бэйнс задаст ему этот вопрос. Он сотни раз проигрывал его у себя в голове, чтобы отточить как формулировку ответа, так и его своевременность.

— Несколько причин, — ответил он. — Во-первых, учитывая тот факт, что я плачу всем здешним охранникам, вряд ли кто-нибудь из них захочет меня выставлять отсюда. Конечно, если только они не хотят остаться без работы. А во-вторых, Кейт, вы ведь умный человек. Вы прекрасно понимаете, что у вас нет законных оснований для разрыва контракта. В конечном счете он заключен не со мной лично, а с «Миррен Ивентс лимитед». А эта компания по-прежнему существует. Она находится в том же офисе, в ней работают те же люди, и даже человек, подписавший с вами этот контракт, до сих пор числится ее директором. Более того, ни в одном из пунктов договора не оговаривается смена владельца компании, нет там и никаких других пунктов, которые могли бы вам помочь в суде. А я клоню именно к этому, можете не сомневаться. Я выиграю судебный процесс, и вы это знаете. А издержки вам обойдутся в целое состояние. И наконец, даже если мы решим сейчас уйти, вы никогда не найдете нам замену до начала сезона. А это будет означать, что вам придется отказаться от домашних игр, пока этот вопрос не будет улажен. Не думаю, что премьер-лига будет в восторге от этого.

Бэйнс выпрямился, что придало ему еще более внушительный вид.

— К тому же рискну заметить, кто бы не занял это место, вряд ли от них будет много помощи.

— Без комментариев, — ответил Билли. Бэйнс поднял брови с видом наигранного удивления.

— Это уже похоже на угрозу.

— Я никому не угрожаю, Кейт. Я отказываюсь от комментариев просто потому, что не могу об этом судить. — Он развел руками и добавил. — Да и кто может?

— А если — я говорю если, потому что пока для меня все это очень условно, — если я приму ваше предложение, какие вы мне дадите гарантии, что не станете использовать свое положение исключительно в интересах Бригады смертников? Мне все о ней известно. Это я сейчас президент клуба, а на футбол я всегда ходил.

Билли улыбнулся.

— Вокруг так называемой Бригады, Кейт, существует слишком много мифов, — заметил он. — А на самом деле сегодня это всего лишь группа поддержки. Восьмидесятые давно миновали. Тогда все было иначе.

— Это не является ответом на мой вопрос.

— Тогда объясните мне, какие у вас еще могут быть интересы, кроме деловых?

— Это мое дело, — раздраженно ответил Бэйнс.

Хокинс решил вмешаться, внезапно сообразив, на что тот намекает.

— Если вы намекаете на политику, то можете не волноваться. Мой отец был печатником в Воппинге, и я был воспитан в семье члена лейбористской партии. С Билли, правда, немного другая история. Он из поколения Тэтчер — очень жадный и всего добился своими руками. Но это такое же правое крыло. Так что должен разочаровать вас, Кейт, мы не относимся ни к националистам, ни к боевикам. Мы честные труженики, которые просто любят «Вест Хэм».

— Тогда зачем вам это нужно?

— Все очень просто, — ответил Билли. — В течение многих лет из месяца в месяц мы ездим по стране за «Молотками», и нам уже надоело смотреть на то, как богатеют другие, следя якобы за тем, чтобы мы как следует себя вели. И в конце концов мы решили — к черту. Мы сами можем этим заниматься. Это просто деловое решение.

— Но я так понимаю, что вы максимально постараетесь воспользоваться своей известностью. Это может превратиться в нешуточную историю. Сумасшедшие, возглавившие дурдом.

Билли нахмурился.

— Вы пытаетесь выискать, Кейт, то, чего здесь нет. К чему нам известность? Когда-то мы к ней стремились, но теперь? Она не принесет добра ни клубу, ни моим другим деловым интересам.

Их прервал телефонный звонок, Бэйнс снял трубку, что-то выслушал и попросил проводить Дэвида Найта обратно в кабинет.

— Гари Робертс будет с минуты на минуту, — заметил он, когда Найт вошел в кабинет. — Поэтому я предлагаю дождаться его и продолжить дискуссию в его присутствии. — Он огляделся и жестом пригласил всех сесть, после чего улыбка снова вернулась на его лицо. — Кому-нибудь еще подлить кофе?


У Билли был такой вид, словно происходящее его совершенно не касалось. Хотя внутри у него все тряслось от гомерического хохота. Вид извивающегося перед ним Робертса было тем самым, о чем он мечтал с первого дня своих переговоров с Мирреном, и пока он не был разочарован в своих ожиданиях. Один вид неистовствовавшего негодяя стоил тех денег, которые он выложил за контору Миррена.

— Вы что, хотите сказать, что серьезно рассматриваете такую возможность? Вы что, не знаете, кто это такие, и что связано с их именами?

— Я буду вам очень благодарен, если вы не будете кричать в моем кабинете, — сверкая глазами, раздраженно ответил ему Бэйнс.

— Вы, кажется, чего-то не понимаете, сержант, — заметил Билли из мягкого кресла, не желая упустить возможность набрать еще одно очко в свою пользу.

— Что именно?

— Вы же победили. Бригады смертников кокни в том виде, в котором вы ее знали, больше не существует. И давно уже.

— Не надо мне вешать лапшу на уши, — рявкнул Робертс. — А как же «Манчестер» и «Ньюкасл»? По-моему, это были не очень мирные мероприятия. И только не рассказывай мне, что они не были подготовлены заранее и что ты не имел к ним никакого отношения.

— Знаете, в чем ваша проблема, сержант? — вкрадчивым голосом промолвил Билли. — Вам нравится думать, что всем кто-то руководит, потому что это помогает вам оправдывать собственное существование. А на самом деле…

— Давайте вернемся к нашему вопросу, — перебил его Хокинс, боясь, что Билли ввяжется в словесную перепалку и заставит их выглядеть идиотами. — Думаю, вы кое-что упускаете из виду, мистер Робертс. Факт остается фактом — с тех пор, как к нам перешла компания Миррена, все неприятности как на стадионе, так и за его пределами закончились. И нет никаких оснований прекращать эту тенденцию в наступающем сезоне. Уверен, все присутствующие со мной согласятся, что именно к этому мы и стремимся. Не так ли?


Через час, когда Билли и Хок отбыли, все трое остались в кабинете, чтобы обсудить происшедшее. По разным причинам все они испытывали совершенно разные чувства.

— Мы подадим веские протесты лицензионным властям, — заявил Робертс. — Надеюсь, вы понимаете это.

— На каком основании? — пожал плечами Бэйнс. — Система безопасности и правда улучшилась с тех пор, как они приобрели компанию, что сделает недействительными ваши претензии.

— На том основании, что эта парочка представляет собой главные фигуры в одной из самых бесчинствующих группировок страны.

— Почему же вам до сих пор не удалось это доказать? — горестно осведомился Найт. — Если вы так в этом уверены, почему они до сих пор разгуливают на свободе?

— Кем бы они ни были, их нельзя назвать классическими бандитами, не так ли? — заметил Бэйнс, прежде чем Робертс успел ответить. — Они прижали меня к стенке, и у меня нет выхода.

— А вы не можете просто выкупить у них компанию?

Бэйнс покачал головой.

— Они не продадут ее. Если бы они собирались ее продавать, они бы намекнули мне на это, и я бы согласился. Думаю, они не успокоятся, даже если мы подадим на них в суд. Они пойдут и на это ради известности. А в конечном счете это обойдется клубу в миллионы фунтов стерлингов. Это не учитывая утерянную выгоду. Вы забываете, что именно я согласился на этот контракт. И поверьте, у нас нет выбора.

— Но ведь должен же быть какой-то пункт, касающийся качества выполнения их обязанностей, — чуть ли ни с мольбой в голосе произнес Робертс.

Бэйнс рассмеялся.

— Это еще одна закавыка. Мы можем расторгнуть контракт только в том случае, если служба безопасности окажется неэффективной. Но вряд ли это произойдет в данном случае.

— Так что же вы хотите сказать? Что мы должны принять это? И работать с ними?

— Именно это я и говорю, Гари, — вздохнул Бэйнс. — Потому что пока, я думаю, у нас нет другого выбора. — Он помолчал и облокотился на стол. — К тому же мои обязанности заключаются в том, чтобы приносить наибольшую пользу «Вест Хэм Юнайтед». И правда, хоть она мне и не очень нравится, заключается в том, что с объективной точки зрения это может оказаться самой эффективной мерой против хулиганства из всех, которые когда-либо принимались этим клубом. В конце концов, как говорил один мудрец, дружи с друзьями, а с врагами еще больше.

Гари Робертс покачал головой, встал, раздраженно распахнул дверь и выпалил:

— Будем надеется, что вы правы, Кейт. Ради нашего общего блага.

Глава 21

Среда, 26 июля 2000 года, 15.00


— Хотел бы я быть мухой на стене, когда этот мудак будет звонить в Национальную Криминальную разведку, — рассмеялся Билли, глядя на то, как Робертс садится в свою «ваксхолл вектра» без бортовых опознавательных знаков и отъезжает со стоянки. — Думаю, они там взбесятся, как собаки. Ты видел его лицо, когда он вошел в кабинет Бэйнса? — Хок, глядя на удалявшуюся машину, пробурчал что— то невнятное, а Билли продолжил свою тираду: — Я уже давно так не веселился. Представляешь, как он нас с тобой ненавидит?

— Да ладно, — коротко заметил Хок, открывая дверцу машины. — Он просто по уши в дерьме. Хочу поболтать с этим Найтом, напомнить, кто ему нынче оплачивает хлеб с маслом. Билли схватил его за руку.

— Да, старик, этот болван на твоей совести. Ты здесь хозяин. За это тебе и платят.

Хокинс посмотрел на него, несколько удивленный его интонацией — в ней звучала чуть ли ни мольба.

— Но…

— Я знаю, что ты хочешь, чтобы все было по—честному, — взволнованно откликнулся Билли, — и ты абсолютно прав. Но дело в том, что его кабинет битком набит сведениями о нас. Хорошо бы взглянуть на них.

— Не волнуйся, старик, — лукаво ухмыльнулся Хокинс. — Я уже подумал об этом.

Через десять минут они уже сидели в кабинете Найта — маленьком закрытом помещении, заставленном картотечными ящиками, все стены которого были завешаны пластмассовыми досками для объявлений и памятками, приклеенными скотчем. Судя по горам бумаг, покрывавших стол и большое фотокопировальное устройство, помещение не убиралось уже в течение нескольких недель.

Билли молча наблюдал за тем, как Хокинс принялся объяснять Найту, что, если у того нет возражений против смены руководства, он может оставить за собой свое место. Далее он напомнил, что зарплату Найт получал в «Миррен Ивентс», а не у Робертса и даже не у Кейта Бэйнса, что требовало от него лояльного отношения к компании. Если же он собирался преследовать иные цели, то у него не было будущего. Все просто и ясно.

На Найта стоило посмотреть. Билли с удовольствием наблюдал, как по ходу разговора в нем боролись противоположные чувства — нежелание связываться с людьми, которых он считал своими противниками, и мечта о выплаченной закладной. И естественно, потребовалось немного времени для того, чтобы финансовые соображения одержали верх, так что к тому моменту, когда Хок завершил свои уверения, что они не собираются возвращаться к середине восьмидесятых и превращать каждый матч в вакханалию, Найт уже окончательно расслабился. Он даже предложил показать им все помещения стадиона, на что Хокинс с готовностью согласился, добавив:

— Никогда не видел его пустым.

Оба встали и посмотрели на Билли, но тот лишь поднял руки:

— Без меня. Мне надо сделать пару звонков. Идите сами.

Найт с мгновение помедлил и вышел с Хокинсом в коридор, оставив дверь приоткрытой.

Билли улыбнулся, прислушиваясь к их удалявшимся голосам, и, убедившись, что они ушли, прикрыл дверь и начал рыться в картотеке.


Оба уже направлялись к «рейндж-роверу», когда на стоянку въехала знакомая машина, остановившаяся в нескольких шагах от них. Билли уже готов был развернуться к ней, когда Хокинс прикоснулся к его руке, давая понять, что это плохая идея.

— Знаешь, зачем эта сука вернулась? — пробормотал он. Билли тихо выругался и двинулся к своей машине. — Кто-то ему напомнил о картотеке в кабинете Найта, и он приехал забрать ее.

— Боюсь, что он опоздал, — откликнулся Билли. — Там были потрясающие вещи. Подожди, сам увидишь.

— Сколько тебе удалось скопировать?

— Кое-что удалось, но там осталась еще целая куча. Копировальная машина ни к черту. Зато я много чего просмотрел. Достаточно для того, чтобы впасть в полное недоумение — как это мы еще разгуливаем на свободе?!

— И фотографии? — поинтересовался Хок, когда Билли нажал кнопку дистанционного управления, и они залезли в машину.

— Можешь не сомневаться, старик. Давай съебывать отсюда, а потом все как следует рассмотришь. — Он завел двигатель и рванул со стоянки, бросив взгляд на Робертса, когда они проезжали мимо, — Ты у меня еще попляшешь, сукин сын, — пробормотал он. — Мы тебе отплатим за Пижаму.

Как только они выехали на Баркинг-роуд, Хокинс, более не в силах сдерживать свое любопытство, протянул руку и вытащил из портфеля Билли кипу бумаг. Не прошло и нескольких секунд, как он в полном недоумении начал трясти головой.

— Черт побери! Теперь я понимаю, о чем ты говорил. Неудивительно, что Найта так перекосило при виде нас. Он, похоже, считает нас буйными умалишенными.

— Это еще не все, — заметил Билли, стараясь сосредоточиться на дороге. — Посмотри, что лежит в самом низу. Копии полицейских отчетов о всех посетителях клуба. Имена, адреса, фотографии — в общем, все. У него есть даже копии отчетов, которые пишутся по завершении матча. Рехнуться можно!

— Господи, ты только посмотри! — прошептал Хок, протягивая снимок, на котором была изображена группа пацанов в боевых стойках у паба. — Это Даррен, Джефф и несколько ребят из Брентвуда. И как четко видны лица!

— Я же сказал тебе, что непонятно, как это мы еще гуляем на свободе.

Хокинс уронил фотографию на колени, закурил сигарету, передал ее Билли и закурил следующую для себя.

— Так что же мы будем делать? — осведомился он, когда салон машины заполнился дымом.

— Думаю, надо собрать всех ребят на следующей неделе в «Святом Георгии». Надо поставить их в известность о том, что происходит, показать им эти документы и выслушать, что они на это скажут. В любом случае пора готовить план действий на предстоящий сезон.


Гари Робертс стоял прислонившись к своей машине и пытался понять, каким образом за несколько часов его жизнь перевернулась вверх тормашками.

Еще утром благодаря цифрам, предоставленным ему накануне Национальной Криминальной разведкой, он был полон гордости и оптимизма. А теперь он был размазан. Полностью и окончательно. Как он объяснит все это своему начальству? И дело было не только в том, что ему предстояло сотрудничать с теми самыми людьми, которых он должен был засадить за решетку, главное — что они почти наверняка видели секретные полицейские отчеты, касавшиеся их обоих, которые не только не должны были храниться у Дэвида Найта, но которые он и видеть-то не имел права. Если бы он только вспомнил об этом вовремя, он бы все забрал с собой и никто бы ничего не узнал.

А этот кретин Дэвид Найт! Оставить Эванса одного в своем кабинете и даже не запереть картотеку! Неужели он не мог догадаться о его намерениях? А с другой стороны, что он мог сделать? Бедняга теперь получает у них зарплату. Не мог же он их выставить взашей?

Он оттолкнулся от машины и со вздохом залез внутрь. Он, несомненно, был по уши в дерьме.

Глава 22

Вторник, 1 августа 2000 года, 21.30


Шум, долетавший снизу из помещения бара, резко контрастировал с почти жуткой тишиной, царившей на втором этаже «Святого Георгия».

Билли предоставил возможность всем обдумать сказанное, после чего передернул плечами, бросил взгляд на Хока и попросту спросил:

— Ну так что?

Джефф оторвался от листа бумаги формата А4, который он изучал, и покачал головой, передав его дальше.

— Ни фига себе! — пробормотал он. — Значит, вы, ребята, не скучали в межсезонье.

— Пожалуй что так, — ухмыльнулся Билли. — Отпуска у меня не было, если ты это имеешь в виду.

— Но главное, мы должны решить, что мы будем делать теперь, — вмешался Хок. — Когда полиция сообразит, что кроме контракта у нас в руках еще и эти материалы, она окончательно взбесится. Однако, насколько мы понимаем, у нее будет только два выхода. Они могут или отступить, чтобы посмотреть, как пойдут дела в начале сезона, или обрушиться на нас прямо сейчас.

— Ну так говорите, — раздраженно рявкнул Стретч. — Вы же теперь можете ответить на все вопросы. Вот вы нам и расскажите.

— В чем дело? — нахмурившись, посмотрел на него Билли. — Какие-нибудь проблемы?

— Проблемы? Это не у меня проблемы. Это у нас у всех проблемы. Вы что, не видели это? — Он схватил лист бумаги и принялся читать написанное. Казалось, с каждым словом его голос поднимался все выше и выше. — Вы только посмотрите: даты, имена, адреса… места работы!

— Стретч, успокойся ты, ради Бога, — спокойно произнес Джефф.

— Успокойся? Тебе легко говорить. Если ты забыл, могу тебе напомнить, что у меня уже есть приговор с отсрочкой исполнения. С этими бумагами они могут засадить меня за решетку.

Все заговорили одновременно. Билли встал и призвал к тишине. Паника охватила всех присутствующих.

— Твою мать, что это с вами, ребята? Посмотрите на даты. У них это хранится уже сто лет. Есть документы даже годичной давности. На их основании никого не прищучишь. Если бы они могли это сделать, то сделали бы до начала «Евро-2000». Прав я или как? К тому же если они и захотят кого-то прижать, то это будем мы с Хоком. Нам есть что терять.

Он подождал, когда все успокоятся, и продолжил уже медленнее, почти деловым тоном:

— Поэтому мы должны решить лишь одно — как мы будем жить дальше. Потому что я думаю, все понимают, что по-старому уже больше ничего не будет. Потому что, если кто-нибудь из вас переступит границы на нашем стадионе, я засажу его собственноручно!

Все разразились хохотом, а Билли улыбнулся от града обрушившихся на него острот. С паникой было покончено. Он бросил взгляд на Хока и подмигнул, давая ему тем самым понять, чтобы он продолжал, а сам сел. Дело было сделано.

— Вот как мы это видим, — начал тот. — Но прежде чем продолжить, я думаю, надо сказать, что, если кто-то захочет выйти из игры, он может сделать это в любое время и никто не будет держать на него зла. — Он помолчал, а когда никто не ответил, продолжил: — О'кей, думаю, вы уже поняли, что мы почти уверены в том, что полицейское преследование нам не грозит. По крайней мере, сейчас. Возможно, они дожидаются начала сезона и хотят посмотреть, что будет дальше. Однако тот факт, что мы теперь отвечаем за безопасность на стадионе в дни матчей, все меняет. Для начала это означает, что мы должны быть кристально чистыми. Это означает, что ни один член Бригады, повторяю — ни один, не должен нарушать закон ни на стадионе, ни рядом с ним.

В помещении снова поднялся шум, но Хокинс резко оборвал его.

— Может, вы заткнетесь и выслушаете! Черт бы вас побрал! — И снова помедлил, дожидаясь, когда все успокоятся. — Поскольку мы не можем ожидать от других клубов такого же поведения, когда они будут приезжать к нам, все будет происходить несколько иначе. Во-первых, все мероприятия Бригада будет проводить как можно дальше отсюда. В основном на железнодорожных станциях. Что касается лондонских клубов, то разборки будут происходить на их территории. Мы не можем позволить себе срать на собственном пороге. Любые разборки менее чем в двух милях от «Болейна» будут предоставлены молодняку.

— Ты хочешь сказать, что мы превращаемся в выездную команду? — осведомился Джефф.

— Вот именно, — ответил Хок.

— Хрена с два! — Все изумленно обернулись, услышав чей-то спокойный голос.

— В чем дело, Крис? — поинтересовался Билли. На середину комнаты вышел высокий, крепко сложенный парень. Круглолицый, с коротко подстриженными седеющими волосами, он выглядел типичным крутым кокни, каковым и был на самом деле. Но хотя он был членом Кабинета с тех пор, как Билли стал главарем, Хокинс не мог припомнить, чтобы он когда-нибудь раньше выступал вне очереди на собраниях. Что бы он ни собирался сказать, это стоило послушать.

— Все это чушь собачья. Вы что, действительно считаете, что мы будем сидеть на жопах ровно, когда «жиды» или «наемные мальчики» начнут позволять себе всякие вольности в нашем присутствии? А что будет, если мы сыграем вничью с «Милволлом» в каком-нибудь кубке? Мы что, должны будем их просто пригласить на кружку пива?

— Ты нарушаешь порядок, Крис, — рявкнул Джефф.

— Ебал я твой порядок! — раздраженно огрызнулся тот. — По-моему, эти двое просто продают нас, а сами неплохо наживаются на этом. — И он, сверкая глазами, повернулся к Билли. — Давай, Билли, говори. Все это ты хочешь от нас. А что мы получим взамен?

— Если ты сядешь и выслушаешь, мы тебе расскажем, — спокойно ответил Билли. Крис наградил его еще одним взглядом и сел, вытянув вперед ноги и сложив на груди руки, как непослушный школьник. Билли выждал с секунду и заговорил снова: — Послушайте, давайте все уточним. Мы сделали это по двум причинам. Во-первых, как справедливо заметил Крис, чтобы немного заработать. Хотя я только пытаюсь вернуть обратно свое небольшое состояние. Но, как собирался объяснить вам Хок, в конечном счете выиграет вся Бригада. И вы, и кое-кто из пацанов, которые сейчас внизу, будете получать выгоду с первого же дня. — Он помолчал, достал из кармана пачку сигарет и снова заговорил, закуривая, так что сигарета запрыгала у него во рту в такт речи. — А во-вторых, дело в этом… — Он протянул руку и взял со стола бумаги, которые все изучали раньше. — Это доказывает то, что нам было известно в течение уже долгого времени. Что в наше время существует только одна непобедимая контора, и это полиция. Их много, они получают зарплату, и что бы ни произошло, они не могут проиграть. Когда в последний раз пацану удавалось привлечь полицейского к суду и выиграть процесс? — Он оглядел присутствующих в ожидании ответа, которого так и не последовало. — Вот именно! Поэтому, если мы хотим снова оказаться в первых рядах, мы должны изменить правила игры. И начать это делать так, как это делают они. Потому что, если мы не сделаем этого, рано или поздно они всех нас засадят. Не знаю, как вас, но лично меня тюрьма не привлекает.

— А ответ на вопрос Криса, что вы от этого получите, очень прост, — вмешался Хокинс. — Что касается выездных игр, то почти ничего не изменится, а дома, для того чтобы избежать проблем с полицией, мы создадим небольшую группу из двадцати пацанов, которые будут работать в клубе во время проведения игр и разрешать все возникающие проблемы. Что-то вроде группы быстрого реагирования. Взамен члены этой группы будут получать небольшую зарплату плюс бесплатные билеты на домашние и выездные матчи. Еще одним преимуществом, естественно, станет то, что, если они ввяжутся во время игры в какую-нибудь историю, их не станут арестовывать, так как они будут являться персоналом клуба. А кто когда слышал, чтобы охранника забирали за драку? — Он посмотрел на Криса, и тот, невольно соглашаясь, пожал плечами.

— То есть ты хочешь сказать, что мы будем сотрудничать с полицией? — спросил Стретч.

— Да. Думаю, что большинство серьезных группировок может только мечтать об этом. Единственное, что вам придется делать, — это приходить за полчаса до начала игры, а потом можете всю дорогу держать их в страхе.

— Какие-нибудь вопросы? Возражения? — спросил Билли.

— А что думают полиция и клуб по этому поводу? — поинтересовался Джефф. — Этот кретин Робертс, наверное, на стенку лезет от ярости.

— Он действительно немного огорчился, — рассмеялся Билли. — Но руководство клуба было вполне любезно. За последнюю неделю мы несколько раз встречались с Бэйнсом, и он вел себя совершенно спокойно. К тому же он не дурак. Он понимает, что мы не собираемся резать курицу, несущую золотые яйца. Речь идет о слишком больших деньгах. К тому же моих.

— И помните, что касается охраны, то все будет оставаться по-прежнему, — вставил Хок. — Это будут те же люди под руководством того же самого типа. Единственное отличие заключается в том, что теперь они работают на нас.

Джефф выпрямился и громко хрюкнул.

— А Микки Джеймс тоже в этом участвует? Хок бросил на Билли недоумевающий взгляд, но тот не обратил на него никакого внимания.

—Нет.

— Но ты с ним продолжаешь иметь дело? Кое— кто из нас неплохо зарабатывает на этом.

— Кто такой Микки Джеймс? — осведомился Крис.

— Человек, с которым у меня были кое-какие дела, — лаконично ответил Билли. — И кое-кто из наших ребят работал на него. Физическая сила, ничего особенного.

— Вот именно, — подтвердил Стретч. — На прошлой неделе мы так разгромили клуб в Грейсе…

— Понятно, Стретч, — раздраженно оборвал его Билли. — Все это не имеет никакого отношения к Бригаде, поэтому нечего и говорить об этом. Что-нибудь еще? Потому что я уже умираю, так хочу пива.

— Еще одно замечание, — снова вмешался Хокинс. — По совершенно понятным причинам мы бы хотели сохранить все это в тайне. Поэтому, пока все не утрясется, пустите слух среди пацанов, что в этом сезоне все будет несколько иначе. Вы же знаете, какой у нас молодняк. Стоит чихнуть, и утром это уже будет в Интернете.

Хокинс дождался, когда все вышли из комнаты, и вцепился в Билли, пытаясь выпытать, что у него за дела с Микки Джеймсом.

— Да ничего особенного, старик, честное слово. Просто у нас с ним кое-какие дела, вот и все. Это не имеет никакого отношения к клубу, так что можешь не волноваться.

—Да, но ребята…

— Просто помогают ему время от времени, вот и все. Выброси из головы. К тому же я скоро положу этому конец. Ну пошли, я умираю от жажды.

Глава 23

Среда, 2 августа 2000 года, 10.15


Билли раздраженно швырнул телефонную трубку, облив проклятиями всю электронику, схватил свой ноутбук и вышел в сеть.

Уже через несколько секунд перед ним возникла его любимая хулиганская страничка с объявлением, которое неизбежно должно было доставить ему уйму хлопот. Он внимательно прочитал его, а за ним еще восемнадцать сообщений, посвященных слухам о том, что Бригада смертников возглавила службу безопасности в Аптон-парке. Он не успел их дочитать, как к ним прибавилось еще одно свежее.

— Черт побери! Я так и знал! — вскричал он и, схватив телефон, начал набирать номер Хокинса. — Ты сегодня видел доску объявлений в Интернете? Ну так сделай это и сразу перезвони мне.

Он нажал пальцем на рычаг и тут же набрал следующий номер.

— Крэг, это Билли. Да, спокойно. Послушай, я хочу, чтобы ты оказал мне огромную услугу. На твоем сайте куча сообщений по поводу Бригады. Сотри их. Сейчас же. И если будут поступать еще, стирай их тоже. И не можешь ли ты проследить, кто послал самое первое? Постарайся выяснить, старик. Как можно быстрее. И еще одно: пошли всем ребятам, которые вчера были, по крайней мере тем, у кого есть e-mail, напоминание о том, чтобы они воздержались от публичных обсуждений. Будь здоров, старик. Пока.

Он не успел положить трубку, как телефон зазвонил снова. Это был Хок.

— Да, я знаю… сукин сын. Я уже говорил с Крэгом, и сейчас он их уничтожит. Он также постарается выяснить, кто его послал, но это не просто. Хотя я надеюсь, что ему удастся это сделать, потому что, кто бы это ни был, он должен был вчера присутствовать, и если я доберусь до него, то переломаю ему все ноги. Остается только надеется, что этого никто не видел… в том числе сука Робертс. Если он видел, мы пропали. Тогда можно не сомневаться, что он использует это против нас.


Гари Робертс смотрел на экран своего компьютера и улыбался. Он с самого начала знал, что рано или поздно кто-нибудь ошибется, и теперь это произошло. Но, что еще важнее, у него возникла в связи с этим свежая мысль.

Он перегнал все послания на жесткий диск, распечатал их, положил в карман мобильный телефон и отправился на стоянку.


— Это Крэг. Я нашел его.

— Кто это? — кипя от ярости осведомился Билли. 

— Один из молодняка. Зовут Стив Пэрри. Кажется, он живет в Грейсе.

— Ты уверен, что это он?

— Абсолютно. Ты что-нибудь знаешь об индивидуальных кодах?

— Ни малейшего представления, старик.

— Я не буду вдаваться в подробности, но суть заключается в том, что у каждого компьютера есть свой собственный код, который входит в систему любого сообщения. Я просто сравнил сегодняшний с несколькими предыдущими. И они очень похожи.

— Насколько?

— Где-то на девяносто процентов.

— Для меня этого вполне достаточно. Будь здоров, Крэг. Пиво за мной.

Билли опустил трубку и снова набрал номер.

— Хок, кто у нас есть в Грейсе? Мне надо выяснить, где живет парень по имени Стив Пэрри. Да. это он.


Серебристый «эскорт» свернул на Палмерс-авеню, и девятнадцатилетний Стив Пэрри впервые с удовольствием отметил, что может припарковаться рядом с собственным домом. После тяжелого рабочего дня меньше всего ему хотелось вступать в ежевечернюю перепалку с соседями или родителями. Три машины в одном доме создавали немалые трудности для всех живших по соседству. Хотя его это мало волновало.

Он остановился и дал задний ход. Его относительная неопытность вынудила его развернуться, пока он наконец не встроился между голубой «тойотой» и белым «транзитом».

Как только он выключил движок, «транзит» тронулся с места, и не успел он выругаться, как тот затормозил впритирку с ним, так что открыть дверцу «эскорта» стало невозможно.

В полном изумлении Стив потянулся к окошку, чтобы высказать водителю все, что он о нем думал, но не успел он и прикоснуться к нему, как пассажирская дверца «эскорта» распахнулась и рядом с ним оказался человек, которого он сразу же узнал.

— Что?! — бледнея воскликнул Пэрри, впервые обращаясь к человеку, перед которым он испытывал не только почтение, но и ужас.

— Заткнись! — рявкнул Билли. Он подождал, пока Пэрри успокоится, после чего позволил себе улыбнуться и достать из кармана сигареты. — Знаешь, Стив, я возлагал на тебя большие надежды. Честное слово, — произнес он, закуривая сигарету и игнорируя надпись «не курить» на приборной доске. — А это значит, что я чувствую себя еще больше оскорбленным. Ты меня предал.

— Послушай, Билли, — дрожа от страха начал Стив. — Я не знаю, о чем ты, но я никого не предавал. Правда.

— Не надо врать, Стив, — спокойно ответил Билли. Он наклонился вперед и сделал знак водителю «транзита», чтобы тот подал фургон назад. — Выходи.

— А куда мы направляемся?

— Залезай в фургон. Будь умницей.

Пэрри приник к дверце как загнанный кролик, пытаясь нащупать ручку и не сводя глаз с Билли.

— И не надейся!

Удар, пришедшийся в висок Пэрри, был такой сокрушительной силы, что голова его врезалась в стекло.

— Полезай в фургон!

— Но я ничего не сделал, — взмолился Пэрри, вжимаясь в угол и изо всех сил стараясь не разреветься, что было бы крайне унизительным.

— Ты поганый лжец! — взревел Билли, наклоняясь к нему и нанося новые удары, чтобы выплеснуть кипевшую в нем ярость. — Полезай в фургон!

— Я никуда не поеду! Я ничего не сделал! — закричал Пэрри, прикрываясь руками от сыпавшихся на него ударов, каждый из которых сопровождался очередным оскорблением.

— Ты лживый сукин сын!

Удары продолжали сыпаться, когда дверца раскрылась, и Пэрри почувствовал, что его тащат в грузовой отсек багажника «транзита». Дверца за ним захлопнулась, и фургон тронулся с места.

Глава 24

Четверг, 3 августа 2000 года, 9.45


Трейси Смит откинулась на спинку кресла и изобразила на своем лице удивление.

— Так-так-так, кто это к нам пришел? Вы теперь у нас не частый гость.

Билли самодовольно улыбнулся и сделал вид, что приподнимает воображаемый бокал.

— Тут у вас слишком роскошно для меня, мэм. Я знаю свое место.

— Надеюсь, на этот раз вам нужна я, а не он?

Билли развел руками и рассмеялся.

— Он сам меня вызвал, Трейс, что же я могу поделать?

— Какая неудача, — с грустью откликнулась она. — Он у себя. Кофе?

Он подмигнул ей и улыбнулся.

— И два кусочка сахара. И не вздумай незаметно подпихивать какие-нибудь заменители. Мне бы не хотелось тебя увольнять.

Хокинс посмотрел на Билли в полном изумлении, когда тот вошел в его кабинет.

— Ой-ой-ой. Что же ты здесь делаешь?

— Просто решил заглянуть. Ничего особенного. Как продвигаются дела?

— Не надо мне вешать лапшу на уши, — откликнулся Хок, откладывая ручку и откидываясь на спинку кресла. — В чем дело?

Билли подошел к нему и сел рядом.

— Не знаю, старик. Правда не знаю. Просто у меня такое ощущение…

— Какое?

— Как будто что-то не так. Можешь назвать это животным инстинктом.

Хокинс посмотрел на него и нахмурился. Когда у Билли начинало говорить шестое чувство, к этому имело смысл прислушаться.

— Ты разобрался с этим Пэрри?

— Да, вчера вечером. Теперь он не будет играться с клавиатурой.

— А что?

— Мы с Джеффом вчера немного с ним прокатились. И объяснили ему его ошибку. Знаешь, как нагревается выхлопная труба «транзита» после поездки из Грейса в Лейксайд? Могу тебя заверить, пышет как печь.

Трейси постучала в дверь и вошла в кабинет с двумя чашками горячего кофе. Хок проводил ее взглядом и покачал головой. Билли всегда придерживался того мнения, что наказание должно соответствовать проступку. Если ты убегал, то наказывались ноги, если крал, руки. Всем это было известно, и все принимали это. Именно поэтому в Бригаде почти не бывало разногласий.

— Так что же ты сделал на это раз?

— Вряд ли тебе захочется это знать. Ты слишком чувствительный.

— Нет, ты уж мне расскажи.

— Ну ограничимся тем, что у меня во дворе стоит фургон, на выхлопной трубе которого остался идеальный набор отпечатков пальцев юного Стивена. Думаю, в общих чертах ты понял.

Хокинс моргнул и потянулся к своей чашке. Но та была слишком горяча, и ему пришлось отдернуть руку.

— Твою мать, Билли. По-моему, это слишком.

— Серьезно? Я всех предупредил. Всем сказал. Чтобы ни слова не просочилось за стены «Святого Георгия». И что он сделал? Вернулся домой в свою спальню и раззвонил всему свету.

— Ты — начальник, — вздохнул Хок. — Хотя теперь я не удивляюсь, что ты сегодня такой дерганый. Могу себе представить, как он орал.

Билли отпил кофе и покачал головой.

— Нет, дело не в этом. А в чем, я не знаю. Да и хуй с ним. Как здесь идут дела?

— Нормально, — кивнул Хокинс. — Все в порядке. Никаких проблем. Прошлой ночью кто-то вломился в офис в Хэкни, но, похоже, это просто наркоманы.

— Несчастное отребье, — выругался Билли. — А что с клубом?

— Забавно, что ты вспомнил об этом. Сегодня в банк поступили первые платежи. Исторический поворот. А кроме этого мало что интересного. По крайней мере, здесь все тихо. Найт с головой ушел в подготовку к новому сезону. В субботу собирает охранников на тренировку. Он оказался не таким уж плохим типом. И я предоставил ему максимум свободы.

— Ты уже сказал ему о… э-э… подкреплении?

— Да, вчера. Он не был в восторге от этого, но, думаю, переживет.

Их прервал стук в дверь, оба обернулись и увидели Трейси, вошедшую с кипой почты.

— Я подумала, что вы захотите взглянуть на это, — промолвила она, протягивая большой белый конверт и бросая остальное на поднос.

Хок взял конверт, вытащил содержимое и расплылся в широкой улыбке.

— Твою… то есть надо же! Похоже, мы наконец добились своего. Нас приглашают на официальный прием «Вест Хэма».


Билли уже почти дошел до своей машины, когда его остановил окрик, и, обернувшись, он увидел бегущего к нему Хокинса. По выражению его лица было понятно, что произошло что-то неприятное, и уже через пару минут они оба вернулись в кабинет.

— Это все из-за этой интернетовской суки! — прорычал Билли. — Не иначе. С таким же успехом он мог бы просто нас сдать в руки полиции, что он, собственно, и сделал. Надо было позволить Джеффу порезать его. — Он взял сигарету, закурил и глубоко затянулся, прежде чем бросить пачку Хокинсу. — Так, теперь давай успокоимся и все обдумаем. Что она сказала?

Хок закурил и поспешно выдохнул дым.

— Просто, что она из «Ивнинг Стандарта» и не хотим ли мы прокомментировать слухи о том, что ля-ля-ля. Остальное тебе известно.

— А ты что ей сказал?

— Ну… какую-то хуйню о том, что у нас старая фирма, и что я, как управляющий директор, плохо отнесусь к подобным клеветническим заявлениям, если они появятся в их газете.

— Отлично. Похоже, тебе на пользу идет этот сериал, который ты смотришь. По крайней мере, мы выиграли какое-то время. Хотя и небольшое. Поэтому, я думаю, пора переходить в наступление. Сейчас свяжусь со своим адвокатом, и посмотрим, что он скажет. — Билли схватил телефон, но, не успев набрать номер, внезапно нахмурился. — У нас никого нет, кто занимается пиаром?

— Хуй его знает, — нервозно откликнулся Хок. — Позвони Крэгу — он все обо всех знает.

— Хорошая мысль, — подтвердил Билли и начал перебирать номера телефонов на своем мобильнике. — Крэг, дружище, это Билли. Послушай, нет ли у нас кого-нибудь, кто занимается пиаром или чем— нибудь таким? Нет! Черт побери, я и не знал об этом. У тебя есть?.. Ты — настоящее сокровище, сынок. — Он разъединился и тут же набрал записанный наспех номер. — Алле? Я могу поговорить с мистером Пэришем? Да, передайте ему, что это срочно. Моя фамилия Эванс. Он согласится поговорить со мной. — Билли отодвинул трубку от уха и посмотрел на Хокинса. — Ты не поверишь. Даррен? Это Билли.

Хок потрясенно смотрел на Билли, объяснявшего по телефону, что произошло. Даррен считался в Бригаде настоящим безумцем — он первым ввязывался в любую потасовку вне зависимости от соотношения сил. Одна мысль о том, что он мог где— то работать, уже была невероятной, а представить себе, что в какой-то области он мог быть профессионалом, и вовсе было невозможно.

— Да, отлично. Я попрошу Хока отправить тебе по e-mail'у, что у нас есть. А на следующем собрании ты нам все объяснишь. Я всегда знал, что ты крутой чувак. — Он опустил трубку и покачал головой. — А вот так живешь и думаешь, что всех знаешь…

— Черт, у меня это не укладывается в голове, — откликнулся Хок.

Билли рассмеялся и пожал плечами. Но правда заключалась в том, что они мало что знали о членах Бригады, если не считать самого узкого круга, да и об этих людях их представления были весьма отрывочны. Им хватало знания, что тот или иной пацан не сдастся, не побежит и будет стоять до конца — этого было вполне достаточно.

— Опиши ему все происшедшее, и он подумает, — попросил Билли. — А я заскочу к своему адвокату. Надо попытаться не дать этому просочиться в печать. У тебя есть электронный адрес Даррена?

— Да, есть в Интернете на доске объявлений. — Хок помедлил и неловко поднялся. — Послушай, если это окажется в газетах, мы будем в дерьме по уши. И дело не в клубе — это все ерунда. Я думаю о том, что будет дома. Джули озвереет, если…

— Значит, нужно сделать все возможное, чтобы это не произошло, — перебил его Билли. — Но вообще позвонить Кейту Бэйнсу было бы неплохо. Просто предупредить его. Если он, конечно, еще не знает.


Дженни Рэндолл в редакции «Ивнинг Стандарта» просматривала свои записи и сочиняла статью. Это должно было стать настоящей сенсацией. «Футбольные хулиганы во главе службы безопасности стадиона» — это было блестяще. А учитывая, что проблемы насилия среди футбольных болельщиков все еще обсуждались на первых полосах после «Евро-2000», это должно было пройти на ура, что лично ей совсем не повредит. Если получится, этот материал мог попасть и в национальные издания. А это будет настоящей победой.

Надо будет поставить другу полицейскому хорошую выпивку в следующий раз.


— Послушайте, но вы же должны были понимать, что рано или поздно это выйдет наружу. — Билли и Хокинс переглянулись и пожали плечами, глядя на то, как изумленно на них смотрит Кейт Бэйнс.

— Конечно, мы понимали, — вздохнул Билли. — Просто мы не ожидали, что это произойдет так скоро.

— Лично я не стал бы об этом беспокоиться. Мы уже выпустили пресс-релиз, в котором извещаем общественность, что мы очень довольны новым контрактом, а также уменьшением конфликтных ситуаций в конце прошлого сезона. А в конечном счете только это и имеет значение.

— Мы сделали приблизительно то же самое с добавлением сведений о новой структуре управления, — заметил Билли, — Будем надеется, что эти документы сыграют свою роль.

— Вы знаете, когда это будет опубликовано? — спросил Хок.

— Когда угодно, — ответил Бэйнс. — С прессой никогда ничего не поймешь. А теперь спасибо за визит, но у меня масса работы.


Оба молча пересекли стоянку, сели в машину, и Билли нарушил тишину, лишь тронувшись с места.

— Ну и что ты обо всем этом думаешь? — задумчиво осведомился он.

— Не знаю, старик. Пока газета не вышла, сделать ничего нельзя.

— Мой адвокат считает, что надо на все это насрать, — заметил Билли. — Будем надеяться, что Даррен успеет со своим пресс-релизом. А кроме того, раз Бэйнс не волнуется, значит, и нам нечего дергаться.

Хок посмотрел на него, наморщив лоб.

— Я только-только привел Джули в чувства. Если все это выплеснется на газетные страницы, вряд ли это улучшит мое положение на домашнем фронте.

Билли подмигнул ему и, выехав со стоянки, рванул по направлению к «Святому Георгию».

— Поехали освежимся. По-моему, нам это не помешает.

Глава 25

Пятница, 4 августа 2000 года, 11.30


Хокинс опустил трубку и схватился за голову, пытаясь осознать все сказанное Бэйнсом.

Весь вечер он не находил себе места, надеясь на то, что история не появится на страницах печати, и в то же время предчувствуя, что им этого не миновать, Однако у него были все основания предполагать, что, если статья появится, основной акцент будет сделан на фигуре Билли. В конце концов, именно его биография была наиболее красочной. Но когда выяснилось, что роль его приятеля сведена до подсобной, а его собственное имя напечатано крупным шрифтом, это стало для него настоящим шоком.

Он уже собирался выйти на улицу, чтобы купить экземпляр газеты и самостоятельно ознакомиться со статьей, когда телефон зазвонил снова. На этот раз это был Билли. Голос его звучал не менее ошарашенно.

— Ты уже видел? Я даже не знаю, что сказать, старик.

— Нет. Как раз собирался выйти купить, — раздраженно ответил Хок. — Однако Бэйнс в общих чертах рассказал мне все по телефону. Он не в восторге, но считает, что цитаты из пресс-релиза сделали свое дело, и им удастся выкрутиться.

— Я тоже так думаю. Однако… мне очень неприятно сообщать тебе об этом, но все это уже есть на их сайте.

— Ты что, шутишь?! — задохнулся Хок. — Я перезвоню тебе позже. — Он схватил свой компьютер, загрузился и принялся отыскивать статью.


«Ивнинг Стандарт» обладает эксклюзивными данными о том, что генеральный директор компании, отвечающей за безопасность в «Вест Хэм Юнайтед», был замешан в футбольном хулиганстве.

Грэм Хокинс (33), проживающий в Чедвелл-Хит, Эссекс, и занявший в июне пост директора в «Миррен Ивентс лимитед», был одним из фанатов, задержанных и депортированных из Италии в прошлом году после трагического убийства английского футбольного болельщика в Риме.

Хокинс, которому не было предъявлено официального обвинения в связи с этим инцидентом, также является членом пресловутой группы хулиганов, называющей себя Бригадой смертников кокни и по иронии судьбы поддерживающей «Вест Хэм Юнайтед».

После первоначального отказа предоставить какие-либо комментарии «Ивнинг Стандарту» клуб вчера выпустил пресс-релиз, в котором указывается, что в соответствии с данными Национальной Криминальной разведки, количество арестов в Аптон—парке достигло наименьших цифр в стране к концу прошлого сезона. Это подкрепляет уверенность клуба в том, что «Миррен Ивентс лимитед» является одной из лучших компаний по обеспечению безопасности в дни игр.

Однако анализ данных дает возможность предположить слияние компании со «Службой безопасности Святой Георгий», которым руководит предприниматель из Эссекса Уильям Эванс. К сожалению, нам не удалось вчера связаться с кем-либо из этой фирмы, чтобы убедиться в этом.

Представитель Национальной Криминальной разведки заявил о том, что они в курсе сложившейся в «Вест Хэме» ситуации и в ближайшие месяцы будут пристально следить за ее развитием.


Хок прочитал это три раза, чтобы удостовериться в том, что он ничего не упустил. И хотя это было не самое приятное чтение, он вынужден был согласиться, что Бэйнс прав и все могло бы быть гораздо хуже. По крайней мере, статья не была снабжена фотографиями. В противном случае это могло бы стать настоящим кошмаром.

Он уже взял мобильник, чтобы набрать номер Билли, но тут ему пришло в голову, что сначала следует переговорить кое с кем другим. Он набрал номер и тут же отключился, даже не дождавшись первого звонка, после чего со вздохом выключил компьютер и направился к своей машине.


— Ты что, шутишь? — прошептал Билли.

— Нет, старик, — тихо ответил Хок. — Она целый час кричала на меня, а потом заявила, что, если я выкину еще что-нибудь подобное, она просто уйдет. В общем, что касается меня, игра закончена. Она просто не стоит того. По крайней мере, для меня.

Билли посмотрел на друга и покачал головой. Он, конечно, догадывался, что появление его имени в газете заставит того попсиховать, но это было просто громом среди ясного неба.

— Что же теперь будет?

— А это уж твое дело, — ответил Хок. — Если ты меня уволишь из «Миррен Ивентс», я буду не в обиде.

— Ну ты и кретин, — рассмеялся Билли. — Я совершенно не собираюсь тебя увольнять только потому, что ты хочешь выйти из Бригады. К тому же где я найду другого, кто мог бы возглавить компанию?

Хокинс натужно улыбнулся, видя попытки Билли разрядить ситуацию. Однако когда он заговорил, в его голосе явно чувствовалось облегчение,

— Спасибо, старик. Знаешь…

— Послушай, — прерывая его, поднял руку Билли. — Я много чего пережил вместе с тобой. Я тебе многим обязан. И всегда буду помнить это. Но даже если бы это было не так, бизнес есть бизнес, а лучшего человека мне на это место не найти. Так что твое решение никак не повлияет на дела.

— А что будет с Бригадой? Тебе придется искать себе нового заместителя. Есть какие-нибудь идеи?

— Хуй знает! Надо будет что-нибудь придумать к следующему собранию. Но, должен признаться, ты меня здорово потряс, старик. Думаю, остальные отреагируют на это точно так же. Не удивлюсь, если после твоего ухода меня просто скинут.

Билли стоял и смотрел вслед «мерседесу», медленно выезжавшему со стоянки и увозившему Хока объясняться с Трейси и остальными дамами из «Миррен Ивентс». Билли был потрясен тем, что Хок готов был отказаться и от Бригады, и от работы ради жены. Сам Билли не видел в ней ничего особенного, но он всегда знал, что Хок по-настоящему ее любит. Теперь он понимал, насколько Хок ее любил.

Проводив взглядом машину, Билли вернулся за стол и закурил. Он чувствовал себя абсолютно опустошенным. Казалось, кончилась целая историческая эпоха. Однако чем больше он думал, тем больше понимал, что газетная статья стала просто последней каплей для Хока и что, скорее всего, он уже не первый месяц размышлял о выходе из Бригады. Это объясняло, почему он так задергался, когда они начали думать о пабах, и почему он менее агрессивно начал вести себя на футбольном фронте. Еще год назад Хок первым бы кинулся на этого несчастного Пэрри и не думая замочил бы его на месте. Теперь вся грязная работа приходилась на долю Билли. А это было неслыханным для человека его положения.

Но размышляя об этом. Билли вдруг начал понимать, что глубоко в душе он всегда знал об этом. И то ли из-за чувства вины, то ли по причине искренней заботы он всегда бессознательно оберегал своего друга от всего, что могло того напугать. От истории с Мирреном и отношений с Микки Джеймсом, даже на «Олд Траффорде» он специально держался в тени. Потому что, вне всяких сомнений, за последние несколько месяцев Хок сильно изменился. И дело было не только в том, что он начал ощущать себя более уверенно, было что-то еще. В нем появилась какая-то решимость и энергия, которых раньше Билли не замечал, и, как он ощущал, их источник таился где-то за пределами его рабочих обязанностей. А учитывая то, как он стремился до этого попасть хотя бы на интервью, приходилось признать, что Хок, вероятно, начал считать себя ни на что не годным. Так что возвращение к работе стало для него полным переворотом как с финансовой точки зрения, так и в области самооценки. Поэтому видя, какие положительные перемены это в нем произвело, Билли прекрасно понимал, почему тот не хотел рисковать и терять все это.

А то, что этот риск был вполне реальным, нельзя было отрицать. Билли мог себе позволить плевать на полицию, но это не меняло того факта, что над всеми остальными членами Бригады угроза день ото дня нависала все больше и больше. И чем больше Билли размышлял над этим, тем больше ему начинало казаться, что Хок прав. В конце концов, он вложил довольно крупную сумму в бизнес, который был направлен на противодействие хулиганству. Одно неверное движение могло создать для него серьезные проблемы с клубом, которые недешево ему обойдутся. Стоила ли игра свеч? Еще десять лет тому назад, когда можно было спокойно затеять драку, не опасаясь постороннего вмешательства, определенно стоила бы. Но теперь? Когда полиция делала все возможное, чтобы отравить им всякое удовольствие. Так может, уход Хока должен стать сигналом и для него?

Однако невозможно было отрицать, что ему будет не хватать всего этого. Общих собраний, обсуждений стратегии действий и вида самих побоищ — все это значило для него очень много. Но сама мысль о руководстве Бригадой в отсутствии Хока представлялась ему какой-то нелепой. То есть он и представить себе этого не мог. Слишком многое было пережито ими совместно. Да, это определенно будет нелегко, но Хок был прав. Час пробил.


Грэм Хокинс уже подъезжал к офису, когда зазвонил телефон, и, ответив, он услышал голос Билли. Известие о том, что его лучший друг решил вслед за ним перейти в ряды ветеранов «Вест Хэма», стало для него полным потрясением, и, только закончив разговор, он начал осознавать услышанное. Это вызвало в нем настоящий взрыв переживаний — от грусти до восторга, в результате чего у него перехватило горло, а глаза наполнились слезами.

Он затормозил перед гаражом и уронил голову на руль, пытаясь разобраться в собственных чувствах. В конце концов, как бы пошло это ни звучало, но Бригада действительно была для него второй семьей. Он вырос с этими пацанами, он проводил с ними время и набирался опыта, и они стали для него почти что братьями. И вот сегодня, когда они с Билли объявят Кабинету о своем уходе, все будет кончено. Несмотря на все его опасения, ему будет нелегко это сделать. Он уже сейчас чувствовал, как ему будет этого не хватать.

И в то же время у него было такое чувство, словно он сбросил с плеч огромный груз. Уже целый год, с тех пор как его депортировали из Рима, он с параноидальной настойчивостью пытался предугадать, сколько ему еще позволено искушать судьбу. И хотя благодаря работе на Билли большинство этих опасений рассеялось за последние месяцы, появление его имени в газетах и необходимость объясняться с Джули снова заставили его задуматься о том, насколько он близок к тому, чтобы все потерять. Теперь он мог об этом не беспокоиться. С этим было покончено. А это было главным.


Билли повесил трубку и загасил сигарету. Дело было сделано.

Он взял газету и снова начал читать статью, доставившую ему столько мучений за столь короткое время. Он никогда раньше не задумывался о том, что слова могут оказывать на людей столь сильное воздействие, и осознание этого произвело на него ошеломляющее впечатление.

Однако дойдя до конца, он вдруг задумался над тем, а откуда эта журналистка вообще получила сведения. А перечитав цитату из справки Национальной Криминальной разведки, он вдруг все понял. «Чертов Робертс, — подумал он, откидываясь на спинку кресла и улыбаясь. — Это он. Ну что, дружок, думаю, настало время въебать тебе как следует напоследок».


Сержант Гари Робертс просматривал список расходов, когда зазвонил телефон. Он внимательно выслушал собеседника, сообщил начальству о том, куда он уходит, и, выйдя на улицу, погрузился в августовскую теплынь.


Билли свернул на стоянку супермаркета и принялся медленно кружить по ней, пока не заметил нужную ему машину. Затормозив рядом, он опустил стекло и жестом пригласил водителя в свой «рейндж-ровер». На своей территории всегда было безопаснее. И подобные встречи не являлись исключением.

— Мистер Робертс, — начал Билли, когда полицейский уселся рядом. — Я вам не советую слишком расслабляться.

— Чего тебе надо. Билли? — самоуверенно осведомился Робертс. — Опять какие-нибудь интриги?

— Нет, — спокойно ответил Билли. — Никаких интриг. У меня есть сведения, которые могут вас заинтересовать. Вот и все. И в память о старой дружбе я решил вам первому сообщить об этом.

Робертс изумленно поднял на него глаза.

— Не хочешь ли ты сказать, Билли, что заделался стукачом?

— Я? Стукачом? — рассмеялся Билли, — Размечтался.

— Так в чем же тогда дело?

Билли улыбнулся.

— Все кончено, Гари. И ты проиграл.

— Что кончено? — нахмурившись поинтересовался Робертс, пытаясь понять, к чему клонит Билли.

— С Бригадой все кончено. По крайней мере, для меня.

— Чушь!

— Нет, серьезно, — чуть кивая подтвердил Билли. — Сегодня я официально вышел из ее состава.

— И по каким же причинам? — помолчав, спросил Робертс.

Билли фыркнул и закурил сигарету.

— Просто пора уже. Повеселился и хватит. А теперь у меня есть другие дела. Да ты же в курсе, — с ухмылкой добавил он.

Робертс отвернулся к окошку и уставился на покупателей, судорожно пытаясь осознать все последствия услышанного. Весь его многомесячный труд по сбору сведений оказался загубленным. Теперь все надо было начинать с начала.

Но, что было еще важнее, он уже достаточно долго занимался хулиганами и знал, что по преимуществу это правонарушения без потерпевшей стороны: в этой игре существовали свои правила, и все они проистекали из того принципа, что если ты в нее вступаешь, то потом никогда не жалуешься, если с тобой что-нибудь происходит. Поэтому-то его работа и заключалась в основном в предотвращении преступлений, а не в наказании их. А это означало, что если Билли уходит со сцены, то он уже никогда не предстанет перед судом за свою деятельность. Перестав создавать сложности для начальства Робертса, он становился неуязвимым. По крайней мере, во всем, что касалось футбола.

— И кто же будет твоим преемником? — будничным голосом спросил он. — Хокинс?

Билли расплылся в улыбке.

— Нет! Мы уходим вместе. Нам надо заниматься бизнесом. А кстати! Мы ведь теперь будем по одну сторону баррикад.

Не в силах более выносить самодовольство Билли, Робертс распахнул дверцу и вышел из машины.

— Не знаю, что ты задумал, — огрызнулся он, — но мы никогда не будем по одну сторону баррикад. Никогда в жизни!


Билли со смехом смотрел вслед отъезжавшему «воксхоллу». Он знал, что скорее умрет, чем откажется от возможности насолить полиции, и совершенно не собирался отказываться от удовольствия утирать нос Робертсу.

Он завел двигатель и начал выезжать со стоянки, но потом снова затормозил и взял телефонную трубку.

— Микки? Привет, старик. Это Билли. Да, надо встретиться. Тут появились кое-какие… э-э… новости.


Не впервые уже за последнее время верхняя комната «Святого Георгия» погружалась в гробовое молчание, вызванное одной-единственной тщательно продуманной фразой. Прошло не меньше минуты, прежде чем Джефф произнес, качая головой:

— Снимаю шляпу. Уж что-что, а привлечь к себе внимание вы точно умеете.

— Вы видели, что было опубликовано в газетах, — произнес Хок. — Все это становится слишком тяжело для меня. Пора завязывать.

Крис откинулся на спинку стула и засопел.

— Я так и знал.

— Что ты знал? — осведомился Хок.

— Что ты продашься.

Билли бросил на Криса раздраженный взгляд, но голос его остался спокойным.

— Нет, Крис. Не продался, а вышел из игры. Это большая разница.

— Ну конечно! Еще бы, — саркастически откликнулся тот.

— Брось, Крис, — резко оборвал его Стретч. — Проявляй уважение. Этот человек сделал для Бригады больше, чем кто-либо другой.

— Вранье! Когда в последний раз кто-нибудь из них участвовал в заварушке? Будь я проклят, если за последний сезон видел их больше пары раз в действии.

— Ты опять говоришь вне очереди! — рявкнул Пижама. — Нельзя набрасываться на человека только потому, что он собирается уйти. И ты знаешь это не хуже других.

— Послушайте, — пытаясь восстановить спокойствие поднял руки Хок. — Дело в том, что, когда я принял решение и сообщил о нем Билли, он решил не искать себе нового заместителя, а тоже уйти и предоставить свое место кому-нибудь другому. Так что если вам нужно свалить на кого-нибудь вину, валите на меня.

— Никто ничего не собирается сваливать, — тихо произнес Джефф. — Правда, Крис? — И он пристально посмотрел в противоположный конец комнаты, потом встал, пожал Билли и Хоку руки и натужно улыбнулся. — А теперь проваливайте вниз и выпейте пива. Нам надо принять решение.


Когда все спустились в бар, Билли и Хок нимало не удивились, узнав об избрании на свои места Джеффа и Пижамы. Учитывая, что первую игру сезона «Челси» играл на выезде, им предоставлялась прекрасная возможность продемонстрировать, как будет осуществляться новое руководство. И они не собирались упускать ее.

Билли поставил всем пиво, а потом они с Хоком обменялись рукопожатиями со всеми присутствовавшими, которые в течение столь долгого времени были неотъемлемой частью их жизни. Даже Крис расслабился и начал бормотать что-то вроде извинений, когда Хок обнял его и расцеловал.

А потом для Билли и Хока все закончилось. По крайней мере, эта часть их жизни была исчерпана.

ЧАСТЬ 4

Глава 26

Суббота, 26 августа 2000 года, 15.50


Пижама, стоявший с противоположной стороны туннеля, обменялся взглядами со Стретчем, когда мимо в направлении раздевалки с непроницаемым лицом прошествовал Стюарт Пирс, и не смог удержаться от улыбки, несмотря на то что его любимый «Вест Хэм» проигрывал со счетом 0:1.

— Знаешь что, — рассмеялся он, когда последние игроки покинули поле, — как только увижу Билли и Хока, поставлю им пиво. Это чертовски классно!

Стретч посмотрел на Пижаму и перевел взгляд на возвышавшиеся над ними трибуны.

— Как я тебя понимаю, старик. Кто бы мог подумать? Чтобы мы стояли здесь, прямо на поле. Еще несколько месяцев назад они прикладывали все силы, чтобы не пропустить нас сюда.

Оба обернулись и, улыбаясь, уставились на Джеффа и Даррена, которые выходили из туннеля. Те тоже сияли.

— Все в порядке, ребята? — осведомились они хором.

— Все тип-топ, — ответил Пижама. — У меня даже в голове это не укладывается. Ну и дела!

— Понимаю, — рассмеялся Даррен. — Вхожу в туннель, а передо мной Рой Кин. Я еле сдержался, чтобы не броситься его обнимать. А что будет, когда появится Джудас!

— Обосрется, когда увидит, что мы стоим на боковых линиях, — откликнулся Джефф. — По крайней мере, я на это очень надеюсь.

— Нет, — простонал Стретч, — мы же будем в фирменных жилетах. — Думаю, он описается от хохота.

Джефф посмотрел на него и покачал головой. Хоть на нем и был черный жилет с надписью: «Служба безопасности „Вест Хэм Юнайтед"», вышитой на спине, под ней у него был надет синий свитер фирмы «Стоун Айленд». А в сочетании с белой бейсболкой, натянутой на голову, это не оставляло сомнений в его истинных пристрастиях.

— А это тогда что такое? — осведомился Джефф, поднимая ему руку и глядя на знакомую заплатку на рукаве. — И это? — добавил он, стаскивая бейсболку.

— Я не хожу на футбол без своей униформы, — проворчал Стретч, отнимая кепку. — Иначе я буду чувствовать себя несчастным фанатом. К тому же посмотрите на себя. По-моему, я тут не один в «Стоун Айленде».

— А он прав, — заметил Пижама, оглядывая присутствующих. — Просто так «манчестерцев» не проведешь. Большой Крис весь первый тайм стоял перед их главарями. А потом еще повеселимся у Юстона.

— Да, я видел его, когда Бэкхем забил гол, — добавил Джефф. — Мне даже показалось, что он собирается броситься на него.

Их внимание привлек чей-то придушенный голос, и, обернувшись, они увидели, что из туннеля к ним спешит Дэвид Найт.

— Ребята! Мне нужна ваша помощь, — выдохнул он.

И все четверо тут же бросились за ним по лабиринту коридоров к турникетам.

— Подождите здесь! — рявкнул Найт и устремился к пятерке небрежно одетых молодых людей, препиравшихся с небольшой группой обычных болельщиков.

Члены Бригады остановились, напряженно глядя на то, как разгораются страсти, несмотря на все усилия Найта разрядить обстановку, и прикидывая, что делать.

— Чего они хотят? — поинтересовался Даррен.

— Откуда я знаю? — откликнулся Пижама, глядя на группу полицейских, которые пили чай и не обращали никакого внимания на происходящее. — Однако, похоже, копы и не чешутся.

— Черт побери, — выругался Джефф, когда один из фанатов, сделав шаг вперед, толкнул Дэвида Найта в грудь. — Пошли, эти сукины дети нарываются!

Все устремились вперед, инстинктивно делая глубокие вдохи, чтобы набрать в легкие как можно больше кислорода, способствующего выработке адреналина.

— Эй вы! — рявкнул Пижама, когда они протолкались через толпу и оказались между двумя противоборствующими группами. — А ну-ка проваливайте!

Вперед вышел крепко сбитый парень, и Пижама даже ощутил на своем лице его дыхание, разившее перегаром.

— А если мы не провалим? — ухмыльнулся он. — Что тогда?

Его насмешливый тон и сильный северный акцент тут же взбесили всю четверку.

Пижама улыбнулся и наклонился вперед, так что чуть ли ни соприкоснулся носом с физиономией парня. Глаза его горели от ненависти и были полны жаждой крови.

— Тогда я отдеру от тебя твою рожу и запихаю ее тебе в задницу!

Джефф кинул взгляд на Найта. Но тот был не столько взбешен, сколько бледен. Трудно было определить, являлось ли это его самым страшным кошмаром или он об этом мечтал всю жизнь. Но Джефф решил, что выяснит это позднее и снова вернулся к фанатам «Манчестера», тем паче что зачинщика начал поддерживать еще один из этой компании.

— Вмажь этой суке, Пит! — рычал тот, распаляясь.

Даррен внезапно бросился вперед, толкнул его в грудь, и он отлетел назад.

— Да заткнись ты, дерьмо! Или тоже получишь.

— Ой! — вскрикнул парень. Вокруг вертелась уже целая стайка «манчестерцев», которые нервно пытались сообразить, во что они вляпались. — Это оскорбление действием! Я тебя привлеку за это!

— Я тебе покажу оскорбление действием, дешевка! — рявкнул Даррен.

Джефф кинул взгляд на полицейских, которые наконец обратили внимание на происходящее. Однако вместо того чтобы вмешаться, они просто стояли и смотрели, явно испытывая удовольствие от того, что можно как-то развеять скуку. Однако когда они начали свистеть. Джефф рванулся вперед, чтобы оттащить Пижаму. Но он опоздал. Он только успел прикоснуться к плечу своего друга, как голова «манчестерца» с тошнотворным хрустом откинулась назад.

— Ах ты сволочь! — заорал тот, прижимая к лицу руки, по которым вниз на рукава бледно-голубой рубашки стекала кровь. И почти тут же свой первый удар нанес Даррен — правой, с разворотом в висок, — сбивший его противника на землю. Уклоняясь от падающего тела, Даррен отскочил в сторону и, согнув колени и вытянув вперед руки, начал подпрыгивать в ожидании реакции других «манчестерцев».

— Ну, давайте! Кто следующий?

Видя, что двое членов получили столь тяжелые травмы и произошло это так быстро, оставшиеся красные явно потеряли интерес к схватке и начали отступать, в то время как наконец проснувшаяся полиция двинулась к месту событий. Джефф и Стретч смотрели на их приближение с ощущением неизбежно надвигающейся беды. Однако копы похватали протестующих северян и, не обращая внимания на угрозы, потащили их прочь на Грин—стрит. К тому моменту, когда они скрылись из вида, Дэвид Найт уже вел Пижаму и остальных к полю, оставив успокоенных охранников снаружи на случай еще каких-либо происшествий.

Подойдя к туннелю, Найт схватил Джеффа за руку и резко остановился.

— Если вы еще когда-нибудь попробуете выкинуть такой номер… — раздраженно начал он, — я…

— Постойте-ка, — невозмутимо откликнулся Джефф. — А что вы, собственно, хотели? Чтобы мы стояли и смотрели, как вам вмажут еще раз?

— Ну нет, — продолжал кипятиться Найт, слегка сбитый с толку неожиданным вопросом Джеффа. — Но… нельзя же избивать людей только за то, что они жалуются. Так не пойдет. Существуют другие способы разрешения таких ситуаций. Гораздо более приемлемые. Я только это и имел в виду.

Пижама покачал головой.

— То есть вы прекрасно управились бы и без нас? — саркастически осведомился он.

— Тогда какого черта нужно было нас звать? — вышел вперед Стретч.

— Послушайте, я просто хочу, чтобы мы понимали друг друга и все уточнили.

— У меня нет времени на эту ерунду. Сейчас начнется второй тайм, — заявил Даррен и, развернувшись, двинулся по направлению к полю.

Джефф, глядя на последовавших его примеру Пижаму и Стретча, повернулся к Найту.

— Не волнуйтесь. Я все улажу. Просто не забывайте, что мы в этом деле новички.

— Просто не забудь это сделать, — откликнулся Найт, внезапно разозлившись на себя за то, что поставил себя же в глупое положение. — И не надейтесь, что я буду спокойно смотреть, как вы вываливаете в грязи достойное имя этого клуба только потому, что не умеете держать себя в руках.

Найт ринулся прочь, и Джефф, вздохнув, последовал за ним. Найт был прав. Если они будут так себя вести, долго это не продлится. Даже если этому не воспротивятся клуб и Хок, рано или поздно до них доберется полиция. Надо было поговорить со всеми до начала следующего матча, как бы это ни было неприятно. Особенно учитывая то, что драку затеял его заместитель Пижама.

И все же он должен был призвать их к порядку. В конце концов, это входило в обязанности главаря.


Не прошло и минуты с того момента, как счет стал 1:2, как Паоло Ди Каньо протолкал мяч в штрафную, отчаянно прорываясь сквозь решительную оборону «Манчестер Юнайтед». Три минуты назад он уже забил один гол, и теперь трибуны взревели в надежде на то, что «Молоткам» удастся сравнять счет.

Огромный Крис, стоявший неподвижно перед фанатами «Манчестера», не отрываясь смотрел на поле и орал, чтобы кто-нибудь что-нибудь сделал.

— Да ради Бога, кто-нибудь! Давайте! — ревел он. Это единственное, что ему оставалось, чтобы самому не выбежать на поле.

Но в тот самый момент, когда мяч был отбит уже в сотый раз, а набежавшему Сакеру наконец удалось затолкать его в сетку ворот, в затылок Криса врезалась брошенная монета, заставившая его наклонить голову.

— Сукины дети! — заорал Крис, когда стадион взорвался восторженными криками. — Я все из-за вас пропустил!

Он развернулся и уставился на болельщиков «Манчестера» в поисках обидчика, чтобы отомстить ему. Снизу понеслись насмешки и оскорбления.

— Сукины дети! — рявкнул он, ощупывая голову. А когда та оказалась залитой кровью, это вызвало еще больший смех.

— Засранцы! Ну хорошо же! — проревел он и уже пригнулся, чтобы бросится на противника, когда рядом возник полицейский.

— С тобой все в порядке, приятель? — разворачивая Криса за плечо, поинтересовался он, и впервые в его голосе прозвучала не злоба, а забота. — Ты видел, кто это сделал?

Крис, моргая, уставился на собеседника. С мгновение он даже не мог понять, что происходит, тем более что начинали сказываться последствия удара.

— Нет, — еле слышно пробормотал он сквозь рев торжествующих болельщиков «Вест Хэма». — Я же смотрел на поле.

— Пошли, тебе бы лучше показать это медикам, — мягко увлекая его к дежурной «скорой помощи», промолвил полицейский. — И имей в виду на будущее — никогда не спускай с них глаз. Они все одинаковые. Твари несчастные.

Глава 27

Суббота, 26 августа 2000 года, 19.15


Билли отключил телефон и уставился на абсолютно пустой полуосвещенный стадион. В это самое время всего в нескольких милях от него Джефф с ребятами пытался нейтрализовать вместе с полицией болельщиков у Юстона: Бригада и молодняк на протяжении всего дня то и дело сцеплялись с болельщиками «Манчестера», которые приехали в огромном количестве, чтобы отомстить за побоище, устроенное Билли и Хоком всего несколько месяцев тому назад.

Однако, судя по сообщениям, Джефф прекрасно справлялся со своим делом и уже неоднократно заставлял «манчестерцев» отступать. Воспользовавшись «Лестером» в качестве прикрытия на первой домашней игре, ему, похоже, удалось возродить страх и ужас, которые всегда сопровождали поездки в восточный Лондон.

Но что было еще важнее, так это результат встречи с «Челси» в день открытия сезона. Для того чтобы избежать внимания полиции, Джефф организовал встречу с «Наемными мальчиками» в традиционном месте Парсонс-Грин и провел огромную толпу через весь Лондон, где она и отметелила «Челси» до появления копов. Правда, те распустили слух, что на них это не произвело ни малейшего впечатления и что их основные силы отсутствовали. Но это было обычным делом. Болельщики «Челси» никогда не признавались в том, что их умыли. Однако все это добавляло масла в огонь и создавало Бригаде столь необходимую репутацию. Наступало классное время. И все это происходило без него.

И естественно, что после стольких лет, проведенных в Бригаде, Билли чувствовал себя уязвленным и даже обиженным за то, что они обходились без него. Он завидовал даже тем, кто в этот день составлял группу подкрепления на стадионе. Они пользовались преимуществами и того, и другого мира и, порезвившись с северянами на стадионе, теперь сдерживали их напор вместе с Джеффом и Пижамой у Юстона. И несмотря на подавленное состояние духа. Билли не смог удержаться от улыбки, пытаясь себе представить, что подумает Робертс.

И дело было не только в том, что он чувствовал себя ненужным и ему всего этого не хватало. Главное заключалось в том, что не прошло и нескольких недель после ухода, как его жизнь стала тусклой и скучной.

Шум вокруг статьи в «Ивнинг Стандарт» затих уже через несколько дней, и теперь, когда Джефф непосредственно общался с Микки Джеймсом и выполнял для него всю работу, связанную с клубами и пабами, Билли оставалось только получать деньги, и в его жизни не осталось ничего, что хотя бы отдаленно напоминало противозаконную деятельность. И то, что даже сегодняшняя игра, прошедшая вполне мирно, по крайней мере на стадионе, взволновала его и взбудоражила, говорило только о том, насколько однообразной стала его жизнь. Он чувствовал насущную потребность во что-нибудь ввязаться, чтобы снова ощутить пульсацию адреналина.

— С тобой все в порядке?

Билли обернулся и увидел Хока, наслаждавшегося последней сигаретой перед тем, как отправиться домой.

— Да. Похоже, пацаны резвятся вовсю у Юстона.

— Ничего удивительного, — задумчиво откликнулся Хок. — Сегодня большой день.

— Как они меня достали, — вздохнул Билли. — Все эти корпоративные типы.

— Тебя никто не просил приезжать. Мог вполне оставаться в «Святом Георгии» с остальными.

— К черту! — откликнулся Билли, отметив про себя, что Хок употребил единственное, а не множественное число местоимения. — Чувствуешь себя как генерал на свадьбе. Хотя теперь можно и уезжать. Ты как?

Хокинс покачал головой.

— Нет, старик, не могу. Мы сегодня должны быть на приеме. Черные галстуки, жены и тому подобное…

Билли вздохнул и посмотрел на часы.

— Черт побери, я и забыл об этом. Сэм меня убьет — я обещал приехать пораньше. Надо смотаться домой и подготовиться. Пошли, я тебя провожу.


Большой банкетный зал «Королевской гостиницы Глостер» был переполнен народом. Весело и раскованно более знаменитые общались с менее знаменитыми, но не менее высокопоставленными.

Билли стоял у бара в ожидании выпивки и подсчитывал количество знакомых лиц. Но, когда запутался, сдался. В нынешнем полуподдатом состоянии все представлялось ему слишком фантастичным, особенно когда он видел, как игроки, сражавшиеся днем за ничью с «Манчестером», плясали в своих смокингах и лапали каждую попавшуюся юбку.

Он покачал головой и снова повернулся к стойке, пытаясь в энный раз привлечь внимание барменши, предпочитавшей обслуживать известного игрока, славившегося отсутствием подружки.

— Билли?.. Билли Эванс?

Он обернулся и увидел перед собой моложавого блондина, лицо которого показалось ему смутно знакомым. И хотя он не мог точно вспомнить, кто это, по манере его поведения и речи он догадался, что тот был болельщиком. Возможно, на рукаве его смокинга даже была эмблема «Стоун Айленда».

— Единственный и неповторимый, — ответил Билли, доставая из кармана сигару. — Прости, старик, мне знакомо твое лицо, но я…

— Пит Симпсон, — ответил собеседник, поднося зажигалку к сигаре Билли. — Я был с тобой и Хоком в Риме.

Билли щелкнул пальцами и выдохнул облако едкого дыма.

— Ты был с Дэнни Мейсоном? Как поживает старый пердун?

— Отлично, — откликнулся Симпсон, преисполняясь гордостью оттого, что его, представителя одной из самых мелких хулиганских группировок Лондона, помнит столь известный человек, как Билли Эванс. — Я слышал, ты ушел в отставку. Перешел в ряды старой гвардии.

— Рано или поздно это должно было случиться, — пожал плечами Билли. — А ты что здесь делаешь? Не слишком ли шикарно для тебя?

— Я здесь с одним из спонсоров. Корпоративное дело, ты же знаешь. — Он помолчал, быстро оглянулся по сторонам и, наклонившись вперед, понизил голос чуть ли ни до шепота. — Послушай, я очень рад, что встретился с тобой, потому что как раз собирался тебе звонить.

— Да? А что тебе надо? Новую тачку?

— Нет. Дело совсем не в этом.

Билли внимательно посмотрел на Симпсона. В его облике было что-то тревожное — он вел себя так, словно не хотел, чтобы их видели вместе. Он явно был напряжен и нервничал.

— Ну так в чем же дело?

Симпсон еще раз оглянулся и передал Билли белую визитную карточку.

— Ты не мог бы со мной встретиться? У меня есть к тебе… э-э… дельце.

Билли не глядя взял карточку.

— Какого рода?

— Не здесь. Звякни мне, и тогда поговорим.

— Годится, — откликнулся Билли, запихивая визитку в карман. — Ты меня заинтриговал. — Он хотел сказать что-то еще, но тут его сзади за талию обхватили изящные женские руки.

— Пошли, толстяк. Я требую, чтобы ты пошел и потанцевал со своей женой.

Билли улыбнулся и, обернувшись, взглянул на Сэм, положившую голову ему на плечо. Блестящие глаза и вызывающая улыбка делали ее еще более привлекательной, чем обычно.

— Ах толстяк? Ты чертовски привлекательна.

Она взяла его за руку и потянула за собой на танцевальную площадку, но, прежде чем последовать за ней, Билли оглянулся и еле заметно кивнул Симпсону.

— Во вторник.

Глава 28

Вторник, 29 августа 2000 года, 14.30


Как и предполагал Билли, Пит Симпсон явился в тихое пристанище «Святого Георгия» в типичном субботнем наряде: рубашка «Берберри», джинсы от Армани и ботинки «Рокпорт». Не хватало только свитера «Стоун Айленд». Но опять-таки на дворе стоял август.

Они пожали руки. Билли купил Симпсону выпивку, и они поднялись наверх подальше от любопытных глаз.

— Ну так в чем дело? — поинтересовался он, отодвигая от стены два стула.

Симпсон неловко переступил с ноги на ногу и сел.

— Даже не знаю, с чего начать, — произнес он. — Никогда в жизни не думал, что мне придется заниматься такими делами.

— Звучит зловеще.

— Так оно и есть. К тому же дело довольно деликатное.

— Что, Дэви застукали на педофилии?

— Нет! — поспешно выпалил Симпсон. — Ничего похожего. Он чист как стеклышко.

— Ну так в чем же тогда дело?

Симпсон продолжал молчать, опустив голову.

— Ну давай. Пит, — спокойно продолжил Билли. — Не будем же мы здесь сидеть весь вечер.

— Ну, в общем, дело вот в чем, — тихо начал тот. — У меня довольно близкие отношения с нашим президентом. А он столкнулся с одной проблемой.

— Какой же? — лукаво улыбнулся Билли. Симпсон помолчал и внезапно вскочил, будучи не в силах справиться с нервами.

— Знаешь, Билли, давай забудем. Это была плохая идея. — Он рванулся к выходу, но Билли схватил его за руку и удержал. Симпсон уже несколько достал его своим поведением, но еще больше ему хотелось узнать, что же могло стать причиной столь нервозного состояния.

— Черт побери, может, ты, наконец, сядешь и объяснишь мне все!

Симпсон бросил на него взгляд и сел, потирая шею, чтобы избавиться от стресса, в который сам себя вогнал.

— Хорошо, хорошо, я объясню. Но только ты должен мне поклясться, что это останется между нами.

Билли, соглашаясь, протянул руку.

— Клянусь своими мальчиками, что ничто из сказанного тобой не выйдет за пределы этих стен. А теперь. Бога ради, говори уже!

Симпсон помолчал, сделал глоток из своей бутылки и заговорил еле слышным голосом, который заглушал шум, доносившийся снизу.

— Мы в полном дерьме. С финансовой точки зрения. И речь идет о нешуточной сумме в несколько миллионов. Если это не будет улажено в ближайшее время, клуб обанкротится. Вот так-то.

— Вы не одиноки, старик, — вздохнул Билли.

— Да, конечно. Но Дерек, наш президент, возлагал все свои надежды на этого ирландского пацана, которого мы получили. Из Дандолка. Ему семнадцать лет. И можешь мне поверить, он настоящее сокровище. Более перспективного парня я еще не видел у нас.

Билли удивленно поднял голову.

— Ты имеешь в виду Моргана?

— Да, — откликнулся Симпсон. — Джимми Морган.

— Я недавно читал о нем. Он, кажется, и живет в доме вашего президента или что-то вроде этого? Да, точно. Вспомнил. В «Экспрессе» журналист расхваливал его на все лады. Наверное, у него уже масса предложений.

— То-то и оно, — вздохнул Симпсон. — В этом-то и заключается проблема.

— То есть?

— Об этом мало кто знает, но пару месяцев назад его пригласили тренироваться с ирландской сборной. Тут-то все и началось. По крайней мере, для нас.

— А в чем дело? — со все возрастающим интересом спросил Билли.

— Пока он там был, их сукин агент начал вылизывать его со всех сторон и вешать на уши все это дерьмо об огромных заработках и бесплатных машинах. Ты же знаешь, как работают эти сволочи. В общем, к тому моменту, когда Морган вернулся, тот уже заставил его подписать с ним контракт. А потом является в кабинет к Дереку и заявляет ему, что, как только пацану исполнится восемнадцать, он перейдет в премьер-лигу.

— Дерьмо! — выдохнул Билли. — Но у него же должен быть договор с вашим клубом?

— Да, любой другой так бы и подумал.

Билли потер виски, пытаясь осознать услышанное.

— Постой-ка. Или я что-то упустил, или ты чего—то недоговариваешь. Как парень, живущий у вашего президента, может не иметь договора с клубом? Твой приятель дурак или что?

— Видишь ли, дай я тебе объясню, — снова начал Симпсон. — Тогда будет проще понять. — Он отхлебнул из бутылки и снова наклонился вперед. — Такие клубы, как наш, занимаются перепродажей игроков. Поэтому, если кто-нибудь звонит Дереку и говорит, что у них есть стоящий игрок, он едет и смотрит на него. Короче, три года назад ему позвонили по поводу этого пацана из Дандолка. Звонивший так распинался по поводу своего товара, что Дерек послал туда своего человека. На следующий день тот звонит и требует, чтобы Дерек срочно выезжал сам. И не только потому, что пацан потрясающий, но главное, что его еще никто не видел. Дерек тут же летит в Дандолк, смотрит пацана и сразу приглашает его к нам учиться. Тот с радостью соглашается, но проблема в том, что отец у него умер, мать из Ирландии уезжать не хочет, а здесь у него никаких родственников нет. И тогда Дерек с бухты-барахты заявляет, что раз нет другого выхода, пацан может поселиться у него и на месте посмотреть, как пойдут дела. Сначала его мамаша начала сомневаться, и Дерек привез их обоих в Лондон, чтобы они осмотрелись. Не знаю и знать не хочу на что похож Дандолк, зато дом Дерека в Чигвелле выглядит как настоящий дворец. Через неделю старуха со всем соглашается и говорит, что если ее мальчику здесь нравится, то он может остаться. Однако на том условии, что если он нам подойдет, то до восемнадцати лет будет жить с Дереком. Что одновременно означает, что он не может быть никуда перепродан. Пока ясно?

Билли кивнул, показывая, что собеседник может продолжать.

— Сначала жена Дерека слегка взбрыкнула — мало удовольствия жить в одном доме с четырнадцатилетним ирландцем, особенно когда у тебя трое своих детей. Но Морган оказался симпатичным парнем, и в конце концов она сдалась и смирилась с ним. Тут-то речь и зашла о контракте.

— Так, значит, у него есть контракт? — спросил Билли.

— Конечно, — кивнул Симпсон, отхлебывая из бутылки. — И неплохой для его возраста.

— Так в чем же дело?

— Я не в курсе всех подробностей, поэтому рассказываю в общих чертах. Когда Дерек подписывал его, старуха заставила его вставить пункт, гласящий, что если пацан останется в Англии, то Дерек будет действовать как его опекун, пока тому не исполнится восемнадцать или он не решит вернуться в Ирландию. Взамен Дерек настоял на включении еще одного пункта, согласно которому пацан должен будет подписать с нами новый контракт в том случае, если останется у нас до своего восемнадцатилетия. А это означало, что если он будет продан, то мы возместим хотя бы часть вложенных в него денег, а может, еще и получим прибыль.

Билли кивнул еще раз.

— Пока все понятно. Так что же произошло дальше?

— Старуха была вне себя от радости, да и пацан тоже. А Дерек уже мечтал о деньгах на банковском счете.

Симпсон сделал еще один глоток из бутылки и перешел к следующей части своего рассказа:

— Где-то полгода назад в команде началась целая полоса травм, и Моргана выпустили в основном составе. И в первый же день засранец был признан лучшим игроком. Естественно, это тут же появилось на страницах газет, и к нам хлынули представители крупных клубов. Но Дереку ничего не оставалось, как оставить их с носом, потому что он знал, что не может продать пацана. Конечно, ему сразу же надо было составить новый контракт и тут же подписать его. Но кретин этого не сделал.

— Почему?

— Потому что он скряга. Мы должны были бы повысить его гонорар, а за полгода это составило бы кругленькую сумму. И зная, что старуха на его стороне, он считал себя в безопасности и хотел дотянуть до последнего.

— И именно в этот момент появляется агент?

Симпсон кивнул со скорбным выражением лица.

— Да, и представляешь, он даже не поленился съездить в Ирландию, чтобы рассказать мамаше, что Дерек обирает пацана.

— Могу себе представить, как взбесился твой дружок, — закуривая, откликнулся Билли.

— Но это еще не все, — мрачно рассмеялся Симпсон. — В январе нашему малышу исполняется восемнадцать, а это означает, что у нас осталось всего несколько месяцев. И этот сукин сын, зная это, раззвонил по всей премьер-лиге, что он будет свободен, и даже вступил в переговоры с некоторыми клубами.

— А как же его нынешний контракт? Он же чего—то стоит. К тому же, если ваш пацан слиняет, вы все равно должны получить компенсацию. Старое правило Босмана вступает в силу только по достижении двадцати трех или двадцати шести.

— Кажется, двадцати трех, — откликнулся Симпсон. — Нет, адвокаты говорят, что этот контракт ни черта не стоит. В суде его обдерут как липку. А что касается компенсации, то это еще одна проблема.

— Твою мать! — вспылил Билли. — У вас одни сплошные проблемы.

Симпсон печально покачал головой.

— Похоже на то. Получение компенсации требует времени, а именно его-то у нас и нет. Но дело не только в этом. Этим летом Дерек обрушился в прессе на Футбольную ассоциацию за их намерение перестраивать «Уэмбли», так что теперь скорее Мэгги Тетчер лишит Йоркшир независимости, чем трибунал ассоциации вынесет справедливое решение. К тому же, даже если они и пойдут нам на встречу, их компенсация не будет стоить ровным счетом ничего по сравнению с теми тремя-четырьмя миллионами, которые мы могли бы получить продав парня. Короче, старик, мы на мели.

— А что по этому поводу думает сам пацан? — поинтересовался Билли.

— А ему все по фене. Он даже переехал от Дерека. Этот чертов агент нашел ему какое-то другое место жительства.

Билли изумленно покачал головой.

— Могу себе представить, какой он пользуется популярностью.

— Да уж, можешь не сомневаться. При этом играет только половину времени, чтобы не получить травмы.

— А какое все это имеет ко мне отношение? — осведомился Билли, бросая окурок на пол и затаптывая его ногой.

— Вот тут-то и начинаются сложности, — взволнованно прошептал Симпсон.

Билли недоуменно пожал плечами, подбадривая его. — Как я уже сказал, судя по всему, клуб ничего за него не получит и окажется в полном дерьме. Но есть один способ спасти хоть что-нибудь.

— Если он получит травму и будет вынужден прекратить играть? — предположил Билли. — Тогда страховой компании придется раскошелиться. — Симпсон кивнул. — И поскольку я вряд ли могу причинить какой-нибудь вред юному Джимми на поле, то, скорей всего, вы хотите — и поправь меня, если я ошибаюсь, — чтобы я организовал какой—нибудь несчастный случай.

— Ты попал в точку, — пробормотал Симпсон.

Билли посмотрел на него нахмурившись. Внешне он продолжал выглядеть столь же невозмутимым, хотя внутри у него все дрожало от возбуждения.

— А с чего ты решил, что я знаю людей, которые готовы на такое? — тихо поинтересовался он.

— На самом деле я не уверен в этом. Но когда я тебя увидел в субботу, у меня возникла мысль. И я подумал, что, если хотя бы половина того, что мне рассказывал о тебе Дэви, соответствует действительности, стоит попробовать.

— Да, это тебе не фунт лиха, — улыбнулся Билли собственной шутке.

—Что?

— Фунт лиха — фунт стерлингов. Это я так. А твой приятель знает о том, что ты обратился ко мне?

— Нет. Он знает лишь то, что я об этом собирался с кем-нибудь поговорить — собственно, идея и принадлежала ему, — но с кем, он не знает. Ему незачем это знать,

— Вообще-то, — помолчав, промолвил Билли, — я знаю кое-кого, кто взялся бы за это, но вам это дорого обойдется. Особенно если вы хотите, чтобы все было сделано как следует. Я переговорю с этим человеком и позвоню тебе завтра. — Он снова умолк, затем наклонился вперед и прошептал: — Только давай уточним одну вещь — об этом никто не должен знать. Ты меня понял?

Симпсон поднял бровь и громко засопел.

— Неужели ты считаешь, что я не понимаю этого?


Саманта Эванс лежала, положив голову на колени мужа, и смотрела телевизор. Казалось, Билли был так же захвачен фильмом, как и она, но на самом деле его мысли витали очень далеко.

Встреча с Симпсоном заставила его задуматься. Но, что еще важнее, она вызвала в нем прилив адреналина. А он не ощущал подобного уже несколько месяцев.

Глава 29

Среда. 30 августа 2000 года, 11.15


Несмотря на гору бумажной работы, ожидавшей его в офисе, и целую серию обязательных звонков, Билли сидел в своем «рейндж-ровере» и мог думать только об одном — о состоявшейся накануне встрече в «Святом Георгии». И чем больше он о ней думал, тем большее возбуждение ощущал.

Билли почти сразу же понял, что единственным человеком, способным на такую вещь, является он сам. В свое время он покалечил немало людей просто ради развлечения, а сделать это за деньги было для него чем-то новеньким. Но главное, что еще за три часа до того, как он выехал на работу, он уже знал, как это сделать. Единственное, что оставалось, — это уточнить детали, именно поэтому он сидел сейчас не в собственном офисе в Ромфорде, а в подземном гараже в Вэнстеде.

Заметив направлявшегося к нему Пита Симпсона, он двинулся к нему навстречу, а когда тот залез в машину, выехал на главную дорогу.

— Куда мы едем? — нервозно спросил тот.

— Никуда, — откликнулся Билли. — Просто мне нравится ехать, вот и все.

Симпсон кивнул и уставился в окошко.

— Понятно. — Он довольно долго молчал, прежде чем осмелился задать вопрос, на который, как он надеялся, Билли даже на этом этапе не сможет ответить. По крайней мере, утвердительно. — Так, значит, ты нашел кого-то для этого дела?

— Да. И это вполне надежный человек.

— Что ему известно? — осведомился Симпсон после еще одной долгой паузы.

— Главное — кому-то надо кое-кого покалечить. Он даже не знает, что это имеет отношение к футболу.

— Черт, это звучит страшновато.

Наивность Симпсона заставила Билли рассмеяться.

— Это действительно страшно. А ты чего ожидал?

— Не знаю. Наверное, я просто не думал об этом.

— Ну тогда и дальше не думай, — покачал головой Билли. — Предоставь все мне, и я все улажу.

Единственное, что мне от тебя нужно, — это некоторые мелочи.

— Какие?

— Адрес, точное описание. Да, и сто тысяч. Наличными.

— Сто тысяч! — задохнулся Симпсон. — Боже милостивый, это круто!

Билли посмотрел на него и покачал головой.

— А ты как думал? Ты на что рассчитывал? Хотел обойтись десяткой?

— Я не знаю. Я думал…

— Послушай, если бы я знал, что ты хочешь это сделать по дешевке, я бы съездил на Кингз-кросс и нанял бы тебе пару наркоманов за полтинник. Правда, после всего того дерьма, которое они в себя заталкивают, вряд ли они оказались бы на высоте, и тогда мы загремели бы вместе с ними.

— Ладно, — вздохнул Симпсон. — Я понял.

— Видишь ли, Пит, это работа для профессионала. Пацана нужно покалечить в меру — настолько, чтобы он перестал играть, но не настолько, чтобы он отбросил коньки. К тому же это надо сделать, не привлекая внимания полиции. Потому что, если в это вмешается полиция, страховая компания заподозрит неладное и вы ничего не получите.

— Да, но сто тысяч. Черт, это серьезная сумма, Билли. А мы на мели, не забывай об этом.

— А на сколько он застрахован? — пожал плечами Билли. — На один, два миллиона? Ты посчитай, Пит, а не то окажешься в жопе. А твоя команда станет достоянием истории.

Симпсон откинулся на спинку сиденья и вздохнул. Он понимал, что Билли прав. Единственное, что теперь ему оставалось, — это убедить Дерека. В конце концов, именно ему пришла в голову эта мысль.

— Я повидаюсь с Дереком и сообщу тебе о его решении. Когда твой человек сможет это сделать?

Билли улыбнулся про себя.

— Думаю, сразу, как только получит деньги.


Подкинув Пита Симпсона обратно к его машине, Билли свернул на А13 и двинулся в Тилбери — городок, известный своими доками, скинхедами, бандитами и пабом «Сан», который в соответствии с рейтингом, опубликованным одноименной газетой, считался самой злачной дырой во всей Британии. Он носил это звание в течение многих лет, пока местной полиции, не менее агрессивной, чем его завсегдатаи, не надоело каждую пятницу и субботу заниматься там разборками, и она не прикрыла его окончательно.

Сначала он проехал по обветшалому центру, а потом свернул на задворки, шедшие вдоль доков и, медленно миновав их, повернул обратно по узенькой улочке, остановившись у второго дома от конца. Еле различимая цифра «2» на воротах была единственным свидетельством того, что он обитаем.

Билли вышел из машины и огляделся. Несмотря на то что он приехал в середине рабочего дня, вокруг не было видно ни души. И тем не менее он почти физически ощущал звенящую атмосферу угрозы и агрессии, которая заставила его заподозрить, что за ним наблюдают, что, скорее всего, соответствовало действительности. Даже ограды вокруг дворов выглядели зловеще: их высокие металлические панели обеспечивали обитателям безопасность и конспирацию, причем в большинстве случаев вторая была важнее первой.

Билли закрыл машину и двинулся к металлическим воротам. Громкий звук его шагов тут же привлек внимание большой собаки, нарушившей тишину злобным лаем. Через минуту послышался грубый низкий голос, и его обладатель, прикрикнув на собаку, осведомился, кому чего надо. Стоило Билли назвать себя, как ворота тут же открылись и на улицу вышел крепко сложенный мужчина с бритой головой и руками, покрытыми татуировками. С ног до головы его покрывала смесь масла и грязи, и тем не менее Билли заметил, что кожа его имела тот золотисто-коричневый оттенок, который свойствен людям, работающим на открытом воздухе. И если судить по количеству золота, висевшего на его ушах и шее, работа эта была весьма прибыльной.

Он оглядел Билли с головы до ног, и на его круглом лице появилась широкая улыбка.

— Твою мать! — воскликнул он, протягивая огромную молотообразную руку. Он тараторил как пулемет, что свойственно людям, работающим в одиночку, произнося слова с сильным эссексским акцентом. — Одно из двух: или ты заблудился, или тебе чего-то надо.

Билли тепло пожал ему руку, несмотря на покрывавшую ее грязь.

— Привет, Дэнни. Как дела?

— Отлично, старик. Лучше не придумаешь. Рад тебя видеть. Классно выглядишь. Правда, растолстел немного. — Он утробно рассмеялся и сделал шаг в сторону. — Пошли, я приготовлю выпивку. Смотри, не запачкай туфли, здесь немного грязновато. Если б я знал, что ты приедешь, я бы прибрался.

Он подождал, когда Билли войдет во двор, захлопнул за ним ворота и повел гостя к крохотной хижине, ютившейся в дальнем конце рядом с навесом. Билли огляделся. Двор был битком забит старыми машинами в разной стадии неисправности. Одни уже были целенькими, а другие покрыты ярко-желтой краской и помяты до неузнаваемости.

Сбоку на солнце сиял почти новенький темно—синий «мицубиси», по какой-то причине идеально гармонировавший с общей обстановкой.

— Все еще гоняешь на своих драндулетах?

Дэнни остановился и обернулся.

— Черт, видать у тебя серьезное дело, раз ты здесь! Обучение в школе пошло тебе на пользу. — Он снова рассмеялся и двинулся дальше, крича через плечо: — Я прогонял все выходные. Угрохал две тачки. Знаешь, Билли, с этими старыми «гранадами» невозможно справиться. У тебя есть «гранады»? Скоро придется пересаживаться на этих чертовых япошек.

— Нет, старик. Собственно, поэтому я и приехал к тебе. Я бы хотел… э-э… одну позаимствовать.

Дэнни провел Билли в хижину и, перед тем как сесть, одним движением зажег газ, поставил на него чайник и закурил сигарету.

— А что это вдруг?

Билли забрал у него сигарету и огляделся. Ковер был настолько грязным, что казался продолжением двора, а стены были покрыты смесью порнухи с различными записями, сделанными на клочках бумаги. По сравнению с его воспоминаниями ничего не изменилось.

— Мне нужна тачка. Ничего особенного, но она должна быть стабильной и с хорошей скоростью. К тому же она должна быть достаточно крепкой, чтобы выдержать столкновение.

— Когда? — без тени колебания осведомился Дэнни.

Билли развел руками.

— Не знаю, старик. Может, завтра, может, на следующей неделе, а может, никогда.

— И я так понимаю, потом ты мне ее вернешь на переработку.

— Да. Как только дело будет сделано, она должна будет тут же исчезнуть. Поэтому я к тебе и приехал. В таких делах ты настоящий мастер.

Дэнни встал и достал две чашки, поскольку чайник уже закипал.

— Совершенно случайно у меня есть то, что тебе надо. Я ее сделал для одного пацана, который хотел заняться гонками на выживание. Сукин сын заплатил мне половину и исчез с концами. Но тебе я ее отдам за две тысячи без вопросов. Фальшивые номера уже привинчены, так что, если хочешь, я ее тебе доставлю, а потом заберу.

— Звучит заманчиво, — откликнулся Билли.

— Хочешь взглянуть? — спросил Дэнни, передавая Билли дымящуюся кружку.

— Пошли. — Он провел его под навес, где стояли еще четыре машины. Две, без фар, боковых стекол и внутренних сидений, были выкрашены для гонок, две другие полностью укомплектованы. Дэнни подошел к большому серебристому «форду», обернулся и улыбнулся, — Ну и что ты думаешь?

Билли уставился на машину. Она напоминала стандартную «гранаду» начала 80-х — квадратной формы с расширяющимся задом старомодного дизайна и с тусклой окраской, что делало ее абсолютно незаметной, — похожей на одну из миллиона других старых машин. Если бы Билли не знал, он бы оценил ее максимум в 250 фунтов.

— Круто, а? — с гордым видом спросил Дэнни. — Можешь заглянуть внутрь стервеца. — Он нагнулся и поднял капот, под которым в отличие от потертой наружности оказались новенькие блестящие механические части. — «Гранада» 1980 года выпуска. Фордовская спортивная подвеска, ручное управление, слип-дифференциал и полугоночный двигатель V6 объемом 2,8. Этот стервец срывается с места как гончая с подпаленной задницей и сразу набирает 140 миль в час. Видишь вот это? — добавил он, указывая на переднюю часть и с профессиональным видом демонстрируя какую-то деталь. — Все обшито сталью. Я даже укрепил крылья, чтобы они не гнулись. Спокойно выдержит любое лобовое столкновение.

Билли осмотрел коробку передач умело спрятанную под капот и улыбнулся. Это было именно то, что он хотел. Почти то.

— А ты не мог бы еще затонировать стекла? Как можно темнее. А понадобится она мне всего на несколько часов, так что я сам заберу ее и сам пригоню обратно.

— Отлично, — кивнул Дэнни. — Я все улажу. Только предупреди заранее, и я ее подготовлю.

— Кстати, а ты так и не узнал, что случилось с тем пацаном? — спросил Билли.

— Я слышал, что засранец попался на ограблении. У этой сегодняшней молодежи нет никакого терпения. — Он опустил капот и выпрямился. — А через двенадцать часов после того, как ты ее пригонишь, я ее уже перекрашу и подготовлю к гонкам. Все это входит в услуги. Так что можешь не сомневаться, ни один человек ее не найдет.


Билли добрался до своего офиса почти к закрытию. Джилл кипела от ярости не только из-за того, что он целый день отсутствовал, но и потому, что отключил мобильник.

Успокоив ее и включив свой телефон, Билли сел и уже собрался заняться делом, как получил текстовое сообщение.

Он нажал необходимые кнопки и внимательно прочитал текст.

— «Договорились. Встретимся ТМТЧ» — вслух произнес он. — Что это за ТМТЧ?

— В том же месте в тот же час, — откликнулась вошедшая с чашкой кофе Джилл.

И Билли, догадавшись, от кого это, рассмеялся. Он набрал «заметано» и послал сообщение, после чего положил трубку на стол, переплел на затылке пальцы и улыбнулся.

Иногда, время от времени, жизнь действительно оказывалась прекрасной.

Глава 30

Четверг, 31 августа 2000 года, 11.30


Билли открыл кейс и уставился на маленькие аккуратно уложенные пакетики. Все они были заклеены и промаркированы: 1000/20.

— Здесь все, — нервозно произнес Симпсон. — Сто кусков. За последний час я пересчитал их раз пятьдесят. Надо тебе сказать, фантастические вещи приходят в голову, когда сидишь в своей машине с такой суммой наличных.

— Двухнедельный заработок Бергкампа. Рехнуться можно, — заметил Билли, вынимая из кейса цветную фотографию 10х8, на которой худое молодое лицо с улыбкой беззаботно смотрело в мир. — Так, значит, это наш пацан?

— Да, это он, — внезапно агрессивным тоном ответил Симпсон. — Этот подонок продал нас с потрохами.

Билли посмотрел на него и покачал головой. «Никогда не надо обращать внимания на обиженную женщину, — подумал он, — и нет ничего хуже пацана, клуб которого кинули».

— Адрес его тоже там. Кажется, он живет у сестры этого агента. Этого подлеца тоже можно прихлопнуть. Этот сукин сын… — он оборвал себя и побледнел, внезапно сообразив, что все это уже не было шуткой. Все должно было воплотиться в реальность, и главное — что он в этом участвовал. — Знаешь…

— Забудь об этом, — оборвал его Билли. — Когда он возвращается домой после тренировки?

— Там есть приблизительное расписание в кейсе. Как ты думаешь, когда?..

— Предоставь это решать моему человеку, — твердо сказал Билли. — Это тебе, — он вынул из кейса пять пачек и протянул их Симпсону. Тот в ужасе отпрянул.

— Это еще за что?

— Считай, что это комиссионные. Кроме этого, мне надо, чтобы ты кое-что сделал.

— Что? — испуганно спросил тот.

— Я позвоню тебе через пару дней, — сказал Билли. — И после моего звонка ты все бросишь и на пару недель уедешь из страны. Тебе же будет спокойнее. А когда вернешься, все уже уляжется.

Симпсон неохотно взял деньги и кивнул. Но только он собрался вылезти из машины, как Билли остановил его и, посмотрев несколько секунд прямо в глаза, произнес:

— Этого никогда не было, понял? Сболтнешь кому-нибудь — и считай себя покойником.

Глава 31

Среда, 6 сентября 2000 года, 12.30


Билли медленно проехал на серебристой «гранаде» по Тилбери и свернул на двустороннюю дорогу по направлению к А13.

После «рейндж-ровера», запрятанного во дворе Дэнни, старый «форд» казался настоящей архаикой. Но двигатель работал как хорошо смазанная швейная машинка, и даже при 60 милях в час Билли чувствовал, что мощности в нем больше чем достаточно. В конце концов ему надоело гадать, сколько именно, и он дал полный газ. Задние шины чуть протестующе скрипнули, и машина рванулась вперед с такой скоростью, что Билли вжало в сиденье, словно кто-то мощной лапой толкнул его в грудь.

— Твою мать! — выругался он вслух, заметив, что стрелка спидометра подбирается к ста двадцати.

Увидев впереди знак объезда, Билли остановил ее продвижение, подняв дроссель, и нажал на тормоза, чтобы сбросить скорость до разумных пределов, после чего направился в сторону Чигвелла.

В течение последних нескольких дней между работой Билли регулярно посещал этот процветающий городок Эссекса, изучая привычки Джимми Моргана и рассчитывая, где и когда ему будет лучше все провернуть. То он сидел в машине, наблюдая за фасадом большого роскошного дома, в котором жил пацан, то бродил по улице, отмечая все мелочи, которые могли оказаться полезными, и добавлял их в расписание, предоставленное Питом Симпсоном. Все это помогало ему составить представление о его жертве. И вот накануне Билли решил, что собрал все необходимое. Сегодня он должен был выполнить свою задачу. А стоило ему принять решение, как все его существо охватывало возбуждение. Однако такого он не испытывал еще никогда. На этот раз ощущения были гораздо сильнее — предчувствия, смешанные с чистым адреналином, создавали мощную смесь, полностью концентрирующую сознание. А главное, что эти ощущения он ни с кем не должен был разделять. Не то что на футболе. Все принадлежало только ему. Все до последней капли. И впервые в жизни он начал понимать, как люди становятся алкоголиками и наркоманами. Он чувствовал, что с радостью занимался бы такими делами время от времени.

По мере приближения к месту назначения, как он это делал уже тысячу раз за последние сутки, Билли начал представлять себе все, что должно произойти, прокручивая в голове малейшие детали для того, чтобы убедиться, что он готов к любым непредвиденным обстоятельствам. И к тому моменту, когда доехал до тихой чигвелльской улицы, он был абсолютно готов. Карьеру Моргана можно было считать законченной. Он не испытывал ни тени сомнения или колебания.

Он проехал мимо уже известного ему дома и, отметив расположение припаркованных на улице машин, добрался до ее конца, развернулся и поставил «гранаду» точно в том месте, где хотел, задом к садику метрах в 150 от нужного дома. Теперь оставалось только ждать.

Прошло около полутора часов, прежде чем появился Морган. Но Билли был настолько сосредоточен, что почти не замечал времени. Он лишь с удовольствием отметил, что водитель, как всегда, высадил Моргана у дома и уехал, даже не дожидаясь, когда тот войдет внутрь.

Как только дверь за Морганом закрылась, Билли завел машину, чтобы прогреть двигатель, прекрасно зная, что через несколько минут тот выйдет снова и направится к садику. С тех пор как Билли следил за ним, он ежедневно выгуливал в это время собаку, и сегодняшний день не был исключением. Когда дверь дома открылась снова, машина была уже прогрета и готова.

Но в тот самый момент, когда уже знакомая черная дворняжка с отчаянным лаем выскочила из дома и просунула голову сквозь ворота, пытаясь развеять скуку бесцельно проведенного утра, Билли вдруг ощутил, как у него колотится сердце. Казалось, с каждой секундой его стук становится все громче и громче, заглушая все остальные звуки. И чуть ли не впервые он понял, как ему страшно. Не то чтобы он боялся быть пойманным, он боялся совершить ошибку. Он ни разу не рассматривал вероятность того, что у него что-то может не получиться, и только сейчас понял, насколько легко допустить промашку. У него был всего лишь один шанс. Всего лишь один. И все нужно было точно рассчитать. Время, скорость и все остальное. Стоило допустить малейшую ошибку, и все будет кончено. Шанс будет утрачен.

Билли закрыл глаза, глубоко вдохнул, задержал дыхание и выдохнул. Это был старый, неоднократно испытанный прием, который он использовал для того, чтобы успокоиться и собраться. Он его никогда не подводил. И когда он открыл глаза, все уже было в порядке. Он был спокоен, сосредоточен и уверен в себе.

Морган подошел к собаке, пристегнул поводок и открыл ворота. Пес продолжал яростно лаять и тащить Моргана по направлению к садику, и Билли, который перевел машину на первую скорость, ослабил сцепление и начал медленно сползать с поребрика, набирая инерцию хода — наилучший способ избежать проворота колес в нужный момент. А нужный момент уже приближался.


Все еще в блаженном неведении о нараставшем вокруг него напряжении Морган продолжал двигаться к своей цели, которая маячила в небольшом просвете между белым «пежо» и красным «БМВ» менее чем в тридцати ярдах от него.

Он терпеть не мог выгуливать эту собаку. Она его уже достала. И дом этот он ненавидел. В нем никогда никого не было. Все работали, пытаясь оплатить жилье, в котором они проводили только вечера. Это было каким-то безумием. У Дерека было гораздо лучше. Гораздо уютнее. И он скучал по его дому.

Но, по крайней мере, он мог избавить себя от собачьего лая. Он просто прибавил громкость на своем плеере и заглушил его «Эминем».


Билли наблюдал за тем, как Морган подходит все ближе и ближе, и молился, чтобы тот оказался именно там, где он почти каждый день переходил дорогу. Когда до этого места Моргану оставалось пять метров, Билли легчайшим движением дернул дроссель, ускоряясь до 20 миль в час, с ужасающей точностью рассчитывая расстояние и время. Он не мог позволить себе ошибиться. Все должно было быть рассчитано вплоть до дюйма.

И в это время Морган оказался между машинами. Он помедлил с мгновение, бросил взгляд на дорогу и сделал шаг на мостовую. В тот же момент Билли повернул руль вправо и выжал полный газ. Огромная серебристая машина рванулась с места, врезалась в «пежо» и отшвырнула его вперед, так что Джимми Морган, даже не успев сообразить, что происходит, оказался прижатым к «БМВ». Несмотря на отдачу Билли продолжал жать на акселератор, еще больше врезаясь крепким передом «гранады» в багажник «пежо» и еще сильнее зажимая беспомощного футболиста между двумя машинами, пока задние колеса старого «форда» не начали прокручиваться.

И лишь тогда Билли оторвал правую ногу от педали и быстро оглянулся. Улица была почти пустой, а что касается домов, то он провел достаточно времени, наблюдая за ними, чтобы убедиться в том, что в них почти никто не жил. Поэтому у него еще было время. Он кинул взгляд на Моргана и увидел, что глаза у того вылезли чуть ли ни на лоб — он все еще не понимал, что с ним произошло и почему он не ощущает никакой боли. Однако единственное, на что обратил внимание Билли в тот момент, так это на то, что Морган все еще стоял. И если не считать шока, написанного на его лице, то казалось, что он совершенно цел и невредим. По крайней мере, никакой крови видно не было.

Билли громко выругался и дал задний ход, намереваясь врезаться в «пежо» еще раз и нанести еще одну серию травм. Однако стоило ему отъехать, как это ослабило давление на «пежо», и Морган медленно повалился на смятый капот. При виде этого Билли понял, что он достиг именно того, к чему стремился. Тело юного футболиста согнулось не в талии, а посередине бедер, что доказывало, что его ноги окончательно загублены.

Билли развернулся и оказался рядом с сильно помятым «пежо». Бросив последний безжалостный. взгляд на юное неподвижное тело, он прибавил газу и двинулся обратно в Тилбери.


Джимми Морган лежал на белом металлическом капоте и его сотрясала непроизвольная дрожь. Наконец он понял, что то, что тянуло его за правую руку, было собакой, пытавшейся освободиться от поводка, который он крепко закрутил вокруг запястья, когда они отправлялись гулять. Все остальное было как в тумане. Но единственное желание, которое он в этот момент испытывал, заключалось в том, чтобы кто-нибудь приглушил его плеер, который, несмотря на аварию, продолжал орать на полную мощь из его заднего кармана. Потому что в этот момент ему было абсолютно наплевать на Слима Шейди. Он мечтал только об одном — чтобы тот заткнулся и дал ему спокойно впасть в беспамятство.


Дэнни захлопнул ворота и обошел «гранаду».

— Во что же ты врезался? — поинтересовался он, вставая на колени, чтобы лучше рассмотреть повреждения. — По-моему, ничего особенного. Одни царапины. Разбитая фара и пара вмятин. Ерунда.

— Я шел на тридцати милях в час, — откликнулся Билли, прикуривая слегка дрожащими руками сигарету и испытывая отчаянное желание всем поделиться. — Действительно ерунда.

Дэнни выпрямился, поднял капот и горделиво улыбнулся, осматривая плоды своего труда.

— Ты посмотри! Не сдвинулось ни на йоту! — Он снова опустил капот и посмотрел на Билли. — Послушай, если твое дело… э-э… не выгорело, я могу ее выкупить у тебя обратно, если хочешь. Это сэкономит мне время.

— Нет, старик. Лучше перебери ее. Знаешь, на всякий случай.

Дэнни кивнул. Что-что, а в этом он разбирался.

— Я просто так спросил, на всякий случай, — заметил он. — Может, хочешь помочь мне? — Так, ради душевного спокойствия.

— Нет, старик, — махнул рукой Билли. — Я тебе доверяю. К тому же мне пора отваливать. Дела.

Дэнни кивнул и повел его к «рейндж-роверу».

— Сегодня что? Среда? Ах да. А гонки у меня в субботу, к этому времени все будет сделано. Можешь приехать посмотреть, в конце концов, ты же заплатил за это. К тому же вдруг тебе это понравится.

Билли улыбнулся и, перед тем как залезть в машину, пожал Дэнни руку.

— Привет, старик. Приятно было повидаться.

— И тебе привет. Появляйся почаще. — Он двинулся вперед открывать ворота, пока Билли заводил машину и выезжал из-под навеса. И уже когда «рейндж-ровер» был почти на улице, Дэнни крикнул и остановил его. — И не забывай, если тебе попадется «гранада», дай мне знать.

Как только Билли услышал звук захлопывающихся ворот, он тут же начал с бешеной скоростью припоминать все события дня, довольно быстро удостоверившись, что ничего не могло бы связать его с Морганом или несчастным случаем. Даже «скорую» он вызвал по одному из мобильников, которые Хок купил для ребят, работавших в пабах. А отследить их номера было совершенно невозможно.

Покончив с этим и ощутив удовлетворение, он еще раз для полной уверенности прокрутил все в голове. И только вторично придя к тем же выводам, он позволил себе закурить, включить задушевную музыку Эла Грина, расслабиться и вкусить обволакивающее его опьянение от сделанной работы.

А в Тилбери Дэнни поставил «Гранаду» на место, освобожденное «рейндж-ровером», и пошел делать себе кофе. Посидев, он посмотрел на часы и включил радио, чтобы узнать последние новости.

Уже через два часа стекла и внутренние сиденья были вынуты из серебристого «форда», и он энергично покрывал почти пустой остов машины ярко желтой краской. Делу время…

Глава 32

Среда, 6 сентября 2000 года, 17.20


Дерек Сиппингс смотрел через стекло палаты на своего юного игрока, и его била крупная дрожь. С тех пор как он позвонил в больницу, его раздирали противоречивые чувства вины и облегчения. И уже дважды за это время он с трудом сдерживался от рвоты. Но сильнее всего было горе, которое он испытывал. Жизнь мальчика была загублена. И ради чего? А еще больше усугубляло это горе то, что он в этом участвовал. Он совершенно не думал, что это будет так. На самом деле он вообще об этом не думал.

Он бросил взгляд на полицейского, беседовавшего с каким-то мужчиной среднего возраста, и направился к врачу, который сидел за столом и заполнял какие-то бумаги. Представившись, он попросил его дать полный отчет о полученных травмах. Но врач лишь покачал головой.

— Извините, но мы разговариваем только с родственниками.

Дерек грустно улыбнулся.

— Кроме меня, у него нет здесь родственников. По крайней мере, в Англии. Видите ли, он ирландец.

Врач поднял голову и кивнул.

— У него серьезные переломы обеих ног, разбиты коленные чашечки, перелом тазовых костей, и мы опасаемся, что может быть задет позвоночник. У него так же травмированы почки и селезенка, хотя пока мы не можем определить степень повреждений, очевидно лишь то, что они достаточно обширны. При таких несчастных случаях многое зависит от того, насколько быстро прибывает «скорая» и когда она приступает к стабилизации пациента. Но в данном случае, когда появились врачи, он был один, так что Бог знает, сколько он провел там времени. Бедный пацан.

— Он?..

— Если вас интересует, сможет ли он играть в футбол, то мой ответ — совершенно определенно нет. Я удивлюсь, если он даже научится правильно ходить, — понизив голос до шепота, добавил врач, — но это только между нами.

— Мистер Сиппингс?

Дерек обернулся и увидел перед собой полицейского и мужчину в костюме.

— Капитан полиции Марш и детектив Тейлор. Кажется, я узнал вас, сэр. Я болею за вашу команду.

— Приятно познакомиться, — слабым голосом ответил Дерек. — К сожалению, обстоятельства довольно трагичны. Как вы думаете, что произошло?

Полицейский покачал головой.

— Трагический наезд. Скорее всего, мальчишки в угнанной машине. Думаем, они же вызвали и «скорую», но ничего нельзя сказать наверняка — они не оставили ни имени, ни номера, а голос на пленке звучит очень неразборчиво. Мы сейчас занимаемся расследованием, опрашиваем соседей. Но, честно говоря, там в это время дня… — он пожал плечами и умолк, предлагая самостоятельно сделать выводы.

— Может, нам еще повезет с машиной, — добавил детектив, пытаясь поддержать Дерека. — Но вообще-то она может быть уже где угодно. А если это были мальчишки, то, скорее всего, они перепугались и сожгли ее.

Дерек обернулся и снова перевел взгляд на Джимми Моргана. Сердце в его груди стучало так громко, что он был уверен, что полицейские слышат это. Неужели так просто разрушить чужую жизнь и остаться безнаказанным?

— Значит, вы хотите сказать, что если вам не повезет и вы не найдете ни машины, ни свидетеля, то сделавший это человек не будет пойман?

Детектив в костюме пожал плечами и промолчал. Ему и незачем было говорить, выражение лица Марша говорило больше чем достаточно.

С противоположной стороны стекла появилась медсестра, и все трое молча уставились на то, как она проверяет оборудование и что-то записывает. Но Сиппингса надолго не хватило, и он отвернулся. Чувство вины вернулось с новой силой.

— Семнадцать лет, — пробормотал он, не обращаясь ни к кому конкретно. — Какая потеря.

ЧАСТЬ 5

Глава 33

Пятница, 3 ноября 2000 года, 15.30


Билли вошел в зал прибытия аэропорта Гатвик и полной грудью вдохнул старый добрый английский воздух. Как бы ему ни понравилось время, проведенное во Флориде с Сэм и мальчиками, он рад был возвращению. И не потому, что ему хотелось вернуться к работе, а просто за две недели отсутствия он начал выпадать из ежедневного ритма.

Он всегда ощущал это, возвращаясь после отпуска, что являлось следствием золотого правила Сэм, запрещавшего во время отдыха связываться с офисом или домом. Он мог бы обанкротиться и не узнать об этом вовремя.

Однако на этот раз он был рад, что она настояла на своем. Потому что после наезда на Моргана, жизнь его существенно усложнилась.

В тот же самый вечер, когда Билли был еще на подъеме от совершенного, средства массовой информации разразились воплями об утрате игрока, обещавшего стать вторым Джорджем Вестом, и посулами за любую предоставленную информацию. И так продолжалось несколько дней. Газеты были перенасыщены сведениями, радио и телевизор тоже нельзя было включить, чтобы не услышать об этом. Криминальная программа сообщала о намерении воспроизвести картину преступления. Однако в конечном счете от этого пришлось отказаться, так как всем стало ясно, что пацан не может ничего вспомнить о происшедшем.

Зато об этом помнил Билли. Все до малейших деталей, и его так и подмывало сообщить об этом прессе. Или хотя бы кому-нибудь. Ибо чем дальше события развивались, тем больше это подливало масла в огонь его внутреннего возбуждения, доводя его до такого состояния, которого он никогда еще раньше не испытывал. У него просто сносило крышу при мысли о том, что его разыскивают по всей Британии и все его ненавидят. Пару раз он даже ловил себя на том, что начинал глупо улыбаться окружающим, прикидывая, не догадываются ли те, что он их всех обвел вокруг пальца. Все это казалось невероятным, и он чувствовал себя непобедимым.

Но по мере того как шли дни, а дело не продвигалось, пресса начала уставать от этого и переключилась на что-то другое. Однако мысли Билли продолжали вертеться только вокруг Моргана, и он в течение нескольких недель пытался справиться с этим, пока не понял, что единственный способ за— ключается в том, чтобы сбежать. Именно поэтому он предложил забрать детей и уехать во Флориду. Не только за тем, чтобы дать всем отдохнуть, но и для того, чтобы собраться с мыслями.

И в конечном счете это помогло. И хотя в первые дни он был абсолютно не в себе и бросался на Сэм и мальчиков по малейшему поводу, уже к началу второй недели он остыл и быстро вернулся к своему обычному состоянию — спокойному, бодрому и уверенному, что было типично для уроженца Эссекса.

Теперь он вернулся из Флориды отдохнувшим и готовым к действию.

Он не мог ждать, даже несмотря на непрерывный дождь.


К девяти часам вечера Саманта Эванс с типично женской послеотпускной работоспособностью уже все распаковала и разложила по местам. Грязное белье было сложено кучками, и в машине уже стиралась вторая порция. Она даже нашла время позвонить своим родителям и родителям мужа и узнать последние сплетни.

Билли тем временем, накормив и искупав детей, занялся разбором почты и прослушиванием оставленных сообщений, ни одно из которых не отличалось особой важностью, но это было лучше, чем помогать жене на кухне. Он уже собрался подняться наверх, чтобы посмотреть, чем занимаются мальчики, когда зазвонил телефон. Он снял трубку и услышал на другом конце провода знакомый голос.

— Привет, сынок!

— Хок, паршивец! — рассмеялся он в ответ. — Как у тебя дела?

— Отлично! Действительно все хорошо. Послушай, я знаю, что ты только что вернулся, поэтому делами я тебя завалю в понедельник. Но ребята завтра встречаются в «Святом Георгии». Может, подойдешь?

Билли удивленно поднял брови и бросил взгляд в сторону кухни.

— Мне надо спросить у Сэм. Думаю, она захочет, чтобы я поехал с ней к предкам, учитывая отсутствие матча.

— Дело в том, что мы хотели выпить пива, а потом пойти на встречу с ребятами из ЛТЕ. Их клуб проводит благотворительный матч, чтобы собрать деньги для этого пацана, с которым произошел несчастный случай. В понедельник беднягу отвезли в Ирландию.

— А, ну-ну, — откликнулся Билли, чувствуя себя неуютно оттого, что ему так быстро обо всем напомнили. — Так никого и не нашли?

— Нет. И, похоже, не найдут. А что еще хуже, это мог быть один из наших. Так ты придешь или как?

Несмотря на всю свою самоуверенность, Билли не смог удержаться от вздоха облегчения.

— Нет, на фиг. Не хочу расстраиваться. К тому же все эти общественные мероприятия… Что за бес вселился во всех?

— Ты чертовски циничен, — откликнулся Хок. — Просто многие из нас считают это благородным делом, вот и все. Чем-то вроде проявления солидарности. Им ведь в последнее время приходится не сладко. Как это говорится? Одна потеря — неудача, две — это уже легкомыслие.

— О чем это ты? — осведомился Билли.

— Ах черт! Ты же ничего не слышал. Об их президенте.

Билли почувствовал, как кровь отхлынула от его лица.

— Что?

— Его нашли в машине во вторник. С обрезом в руке и мозгами, размазанными по обшивке. — буднично сообщил Хок. — Газеты говорят, что он покончил жизнь самоубийством, но я слышал слухи, что это бандитские разборки. Похоже, он занимался довольно щекотливыми делами.


Повесив трубку, Билли тут же вошел в Интернет и начал искать все, что касалось смерти Дерека Сиппингса.

Прочитав все, что ему удалось найти, он набрал номер Пита Симпсона и выяснил, что его мобильник отключен, зато включен автоответчик. Билли не стал оставлять сообщения и, повесив трубку, с минуту сидел, глядя в пустоту.

Он вдруг почувствовал, как у него начинает сосать под ложечкой. Это было, слава Богу, редкое, но знакомое чувство, которое его еще никогда не подводило. Оно предвещало неприятности. Он схватил телефон и, сказав Сэм, что ему надо ненадолго выйти, направился к дверям.


Микки Джеймс откинулся на спинку деревянного стула и поднял стакан с пивом.

— Нет, старик. Все эти газетные статьи — полная чушь. — Он сделал глоток и, облизав с губ пену, поставил стакан на стол и снова наклонился вперед.

— Сиппингс не убивал себя. Все было подстроено как самоубийство, но на самом деле он не убивал себя. В этом-то все и дело. И насколько я слышал от одного знакомого копа, это дело рук профессионала и к тому же отличного. Он сказал мне, что, когда его нашли, дуло обреза все еще находилось у него во рту. И если бы не пацаны из медэкспертизы, они никогда бы не доперли.

Билли посмотрел на него и покачал головой.

— А кому могло понадобиться его убирать? Ничего не понимаю.

— Какая разница? — откликнулся Микки. — Впрочем, ничего такого за ним не числилось. Насколько мне известно. У него даже приличных связей не было. Единственные, с кем он был знаком, — это старомодные бандиты из его гольф-клуба.

— И ты ничего не слышал о том, кто мог его убрать?

Микки покачал головой и снова отпил пива.

— Ни звука. А зачем это тебе?

— Футбольные дела, — солгал Билли. — Мы подумываем, не подать ли заявку на заключение контракта с ними, вот и все.

Микки нахмурился и снова наклонился вперед.

— Хотя… кое-что я знаю. Мне сказали, что до того, как он умер… его пытали.

— Что? — с ужасом переспросил Билли.

— Да. Мне сказали, что так они и догадались, что это не самоубийство. Они обнаружили ожоги у него на висках не то от электропроводов, не то еще от чего-то.

Билли продолжал смотреть на него со все возрастающим ужасом.

— А как же они сразу не заметили этого?

— Дело в том, что так называемые виски находились отдельно от остального тела, если ты меня понимаешь, — саркастически откликнулся Микки.

— О Господи! Ты что, шутишь?

— Да нет, — он снова откинулся на спинку и отхлебнул из стакана. — Вот ведь негодяи!

Билли сделал резкий вдох и испуганно оглянулся, чувствуя, что под ложечкой начинает сосать все сильнее и сильнее.


Он был уже почти у дома, когда его телефон издал серию гудков, оповещая его о том, что ему пришло текстовое сообщение. Он вытащил его из держателя и, нажав соответствующие кнопки, прочитал текст: «Встречаемся утром ТМТЧ. Если согласен, отвечай так же, как прежде».

Билли сбросил текст и набрал номер с такой скоростью, на какую только был способен. Но к тому моменту, когда он соединился, телефон Пита Симпсона оказался уже отключенным.

— Твою мать, — выругался он вслух, свернул к обочине, остановился и снова набрал номер. Но тот был по-прежнему отключен. Тогда он снова перечитал сообщение и, сложив все вместе, понял, что все не так просто. Он быстро перебрал тексты отосланных сообщений в поисках нужного ответа, нашел «заметано» и отправил его в надежде на то, что в течение вечера Симпсон включит свой телефон и получит его.

Покончив с этим, Билли отъехал от поребрика и двинулся в направлении собственного дома, продолжая недоумевать, что происходит.

Ночь обещала быть долгой и тревожной.

Глава 34

Суббота, 4 ноября 2000 года, 11.20


Как и положено в субботнее утро, подземная стоянка была заполнена машинами до отказа. Поэтому, просидев с полчаса под проливным дождем, непрестанно барабанившим по крыше машины. Билли начал сомневаться, а заметит ли Симпсон его черный «рейндж-ровер» среди целой кучи других машин. Тот уже и так задерживался. И Билли начал предполагать, что он уже заходил и ушел.

Он снова взял мобильник и уже не в первый раз набрал знакомый номер, потом громко выругался и бросил его на колени, услышав автоответчик. Он терпеть не мог, когда его обламывали, и ненавидел ждать. Ожидание сводило его с ума. В большинстве случаев он считал это бессмысленной тратой времени, годной лишь для разжигания ярости и обиды. За всю свою жизнь он не встречал ни одного человека, которому нравилось бы ждать.

Он подождал еще несколько минут и снова поднял трубку. На этот раз он даже не стал пытаться набирать номер, а сразу напечатал текстовое сообщение, «ТМТЧ. Где ты? Бригада смертников». Но он еще не успел его отослать, как заметил Симпсона, пробиравшегося между машинами и одновременно пытавшегося остаться сухим. Вид у него был запуганный до неприличия.

Как только он благополучно устроился на пассажирском месте, Билли завел машину, не говоря ни слова выехал со стоянки и повернул к северу, не имея никакой конкретной цели. Несколько минут, пока Симпсон приходил в себя, в машине царила тишина. И только убедившись в том, что его пассажир пришел в себя, Билли обрушился на него со всей яростью.

— Так ты мне собираешься рассказать, что здесь происходит, или как?

Симпсон громко вздохнул и схватился за голову. Билли понял, что тот провел бессонную ночь, впрочем как и он сам.

— Что тебе известно? — чуть ли не дрожащим от страха голосом спросил Симпсон.

— Да пошел ты, — лаконично откликнулся Билли. — Я последние две недели отсутствовал. Поэтому давай рассказывай! И начинай с самого начала.

Симпсон посмотрел на него и снова вздохнул.

— До последнего воскресенья все было нормально. Страховая компания выплатила страховку, Дерек рассчитался с большей частью долгов клуба, а Морган настолько оклемался, что его отправили в больницу, расположенную рядом с его родным городом. Твой человек все сделал классно. Впрочем, ты и сам это знаешь.

— Ладно, — рявкнул Билли. — Переходи к делу.

— В воскресенье днем, — нервозно продолжил Симпсон, — мы с ребятами смотрели игру в своем пабе, и тут входят эти двое. С первого взгляда стало понятно, что они крутые. Высокие такие, суки, и спокойные, как танки. Подходят прямо к нам и начинают спрашивать о том, что произошло с Джимми Морганом. Ну, ребята немножко приссали, то есть я хочу сказать, мы же не знали, что это за ирландцы, а с журналистами мы и так уже наговорились по самое не могу.

Билли поднял бровь и оборвал его словоизлияния.

— Ирландцы?

— Да. С таким акцентом, что мы едва разобрали, чего они хотят. А тут Дэви возвращается из клозета, и все начинает накаляться. Ты же знаешь, как он относится к ирландцам. Он их на дух не переносит.

— С чего это? — спросил Билли.

— Он же бывший десантник. Провел несколько лет в Белфасте. И, похоже, они его там сильно довели. Ну и поскольку он их не переносит, то тут же начинает их доставать. Проходится по поводу Кровавого воскресенья и всякого такого. Ну а мы не знаем, что это за типы, так и не мешаем ему. А они стоят, смотрят на то, как он обливает их дерьмом, и молчат. А потом он заводит «Ни шагу назад!», и тут же один из них достает пушку и приставляет ее к его лбу. Я и все остальные пулей вылетели из паба.

— А что с Дэви? — спросил Билли, пытаясь сосредоточиться на дороге, не отвлекаясь при этом от Симпсона.

— Ничего. Он сказал, что этот чувак просто посмотрел на него, потом запихал пушку в карман, и оба отвалили еще до появления копов. Так же спокойно, как и появились.

Билли покачал головой и свернул на стоянку «Макдоналдса». Ему надо было остановиться, чтобы слушать внимательно. Иначе он мог во что—нибудь врезаться.

— Ну и что было дальше?

— Ну, все набежали. То есть не каждый же день у тебя перед носом размахивают пистолетом. А я начал соображать и немного испугался. Поэтому позвонил Дереку и сообщил ему о случившемся, тут-то он мне и сказал.

— Что он тебе сказал? — встревоженно спросил Билли.

— Что в конце 80-х отец Джимми Моргана занимал высокое положение в ирландской армии, пока как-то ночью к нему не наведалась оппозиция.

Сердце у Билли екнуло, когда он осознал весь смысл сказанного.

— Надеюсь, это шутка?

Симпсон посмотрел на Билли и покачал головой. На глаза у него начали наворачиваться слезы, но Билли не испытывал к нему ни малейшего сочувствия. Только ярость.

— Какого хрена ты не сказал мне об этом раньше? — злобно выпалил он.

— Говорю тебе, я сам не знал. И Дерек узнал об этом всего лишь за два дня до своей..

— Как же он мог не знать такого? Пацан же жил у него.

— Об этом никто не знал, — взмолился Симпсон дрожащим от ужаса голосом. — Даже сам Джимми. Возможно, он до сих пор об этом не знает. Судя по всему, он был совсем сосунком, когда прикончили его отца, и мать, чтобы уберечь его, переменила фамилию и переехала в другое место. Но поскольку его отец возглавлял целую группу, ее оставшиеся члены продолжали присматривать за пацаном. Просто на всякий случай. А теперь, похоже, они явились сюда, чтобы самостоятельно выяснить, что произошло.

— Постой-ка, — перебил его Билли. — А откуда ты об этом узнал теперь?

— Дереку на прошлой неделе позвонил какой-то ирландский журналист, который и рассказал все это. Он сопоставил сведения, и, думаю, когда я ему рассказал о том, что произошло с Дэви, совсем психанул. Я знаю, что он каждый день ходил в больницу и страшно переживал. Наверное, ему было совсем плохо, раз он порешил себя. Бедняга!

Билли молча уставился на него и смотрел несколько секунд, показавшихся ему вечностью.

— А где ты был всю неделю? — медленно произнес он.

— Старался держаться ниже травы, тише воды. Был у сестры в Вотфорде. А что?

— Так, значит, до тебя не дошли еще никакие слухи?

Симпсон встревоженно взглянул на Билли. Ему это все совсем не нравилось.

— Какие слухи?

— Дерек застрелился не сам, Пит. Его убили.

— Чушь, — ответил Симпсон, тряся головой и приваливаясь к дверце машины. — В газетах писали…

— Нет, Пит, это был профессиональный трюк, — спокойно и непреклонно произнес Билли. — Можешь поверить мне на слово.

По всему телу Симпсона прокатилась дрожь, лицо сжалось от ужаса, а на глазах выступили слезы. И на этот раз Билли почувствовал жалость и к себе, и к нему. Он прикурил сигарету и передал ее Симпсону, прежде чем закурить самому. Никотин почти мгновенно оказал свое успокоительное воздействие.

— Ты думаешь, это были эти ирландские типы? — испуганно спросил Симпсон.

Билли сардонически хрюкнул.

— Думаю, в этом можно не сомневаться.

— Но почему? — затягиваясь, воскликнул Симпсон и посмотрел в окошко. — То есть я хочу сказать, откуда они могли узнать?

— Откуда я знаю? Может, так же, как ты, сложили в уме два и два, но только пришли к другому ответу. Кстати, правильному.

Симпсон внезапно выпрямился, и на его лице появилось выражение жалкого страха.

— Но это значит, что они могут разыскивать меня! О Господи!

— Успокойся! — поднял руки Билли. — Успокойся!

— Тебе легко говорить, — заскулил Симпсон. — За тобой не гонится чертова ИРА.

— За тобой тоже пока никто не гонится, — тихо ответил Билли, пытаясь скрыть бешеную работу мозга, пытавшегося учесть все обстоятельства и осознать, что происходит. — Могу поспорить. Послушай, если типы жаждут отомстить за Джимми Моргана, ты им совершенно не нужен. Им нужен тот, кто все это затеял. Они работают именно так, они же солдаты. Если это именно они убили Дерека, то, скорее всего, они уже в Белфасте.

— Ты так думаешь? — с отчаянным видом спросил Симпсон.

— Не сомневаюсь, — ответил Билли, с удовольствием отметив, что его пассажир немного расслабился. Меньше всего он был заинтересован в том, чтобы Симпсон распсиховался. Тогда он не смог бы с этим справиться. Надо было все обдумать и понять, как лучше всего решать эту проблему.

А проблема была не шуточной. Симпсон мог быть сколь угодно легковерным и заглатывать любое дерьмо, которое ему скармливал Билли, но сам он не верил ни единому сказанному слову. Он прекрасно понимал, что если эти ребята решили свести счеты, то они не успокоятся, пока не доведут все до конца. А если они действительно пытали Сиппингса перед тем, как убить, то он готов был поспорить на фунт против кучки дерьма, что тот сообщил им кто следующий. И как бы ни пугала Билли эта мысль, для него было очевидно, что если он не начнет действовать, то сидящего рядом с ним бедолагу можно уже считать покойником. И главным было понять, что он им скажет, если они до него доберутся.

— Так что мы теперь будем делать? — хриплым от волнения голосом спросил Симпсон.

— Ни малейшего представления, — откликнулся Билли, нагибаясь вперед и заводя машину. Но думаю, неплохо бы тебе уехать из страны. Просто чтобы остыть и дать мне время разобраться что к чему. Я знаю кое-кого, кто мог бы помочь тебе выехать.

— Но ты же сказал...

— Хватит дергаться. Просто я хочу во всем удостовериться. Не забывай, что я тоже в этом замешан.

Он почувствовал, что Симпсон расслабляется еще больше, но, прежде чем выехать со стоянки, Билли остановился и посмотрел Симпсону прямо в глаза.

— Но сначала мне нужно получить ответ на один вопрос. Честный ответ, Пит.

— На какой?

— Ты хоть раз говорил обо мне Дереку Сиппингсу?

— Ни разу, — ответил Симпсон.

— Ты уверен? Абсолютно уверен? — Клянусь жизнью. Я и словом не обмолвился.

Билли еще с секунду не отводил от него взгляда, потом кивнул и, повернувшись к ветровому стеклу, тронулся в сторону Вандсворта. Легкая краска, покрывшая щеки Симпсона, и легкое подергивание уголков его рта, сказали ему все.

Глава 35

Суббота, 4 ноября 2000 года, 13.00


Как только Симпсон перебрался в свою собственную машину и отъехал, получив жесткие указания вернуться Вотфорд и не отключать мобильник, Билли схватил собственную трубку и набрал домашний номер,

—Алле.

Он помолчал, вслушиваясь в голос. Он звучал устало, но вполне бодро, что было типично для его жены.

— Сэм, собери, пожалуйста, вещи. Мы снова уезжаем.

—Что?

— Я сказал, что мы снова уезжаем. Сегодня.

— Послушай, не дури, — рассмеялась она. — Мы только вчера приехали. В понедельник я работаю. Как и ты, кстати.

Билли справился с нараставшей тревогой и продолжил говорить, разворачивая машину и направляясь обратно в Ромфорд.

— Да, я все это знаю, но мы уезжаем. Сегодня.

Последовала долгая пауза, а когда его жена заговорила снова, голос ее звучал медленнее и гораздо тревожнее.

— Что случилось, Билли?

В первое мгновение он решил солгать ей, но почти сразу же передумал. Слишком долго они прожили вместе, к тому же она его прекрасно знала. И Билли давно уже понял, что лучше всего говорить ей правду, хотя и не всю.

— Просто у меня небольшие проблемы, милая, вот и все. И лучше нам уехать, пока я не разберусь с ними.

В трубке снова повисла тишина, и Билли показалось, что прошла целая вечность, прежде чем она ответила. Когда же она заговорила, он услышал именно то, на что рассчитывал и на что надеялся.

— Хорошо, Билли. Тебе виднее. Ты скоро?


Уладив все с Сэм, Билли позвонил Хоку. И судя по шуму, тот находился в переполненном «Святом Георгии».

— Ты где? — завопил Хок, пытаясь перекричать шум. — Твоя очередь ставить!

— Прости, старик, — откликнулся Билли, — тут кое-что произошло, и я не смогу приехать. Но мне надо с тобой переговорить. Ты не мог бы подняться наверх и перезвонить мне? Я ни черта не слышу из-за этого шума.

Он отключился и сосредоточился на дороге, отчаянно пытаясь не думать о том дерьме, в котором оказался, пока телефон не зазвонил снова.

— В чем дело? — спросил Хок. — У тебя какой-то взволнованный голос.

Билли глубоко вздохнул.

— У меня проблема, старик, и не маленькая. И мне надо уехать на несколько дней, пока я все не улажу. Ты сможешь присмотреть за делами, пока меня не будет?

— Запросто, — откликнулся Хок. — Считай, что вопрос решен. А эта… э-э… проблема случаем не имеет отношения к паре ирландцев?

Холодок пробежал по спине Билли при этих словах, и, послав безмолвное проклятие в адрес Симпсона и Сиппингса, он инстинктивно нажал на дроссель.

— А почему ты спросил?

— Сэл сказала, что вчера вечером они заходили в паб и искали тебя. Говорит, здоровые такие, сукины дети.

— И что она им сказала? — спросил Билли, чувствуя, что у него начинает дрожать голос.

— Ты же знаешь Сэл. Послала их к такой-то матери. — Хок помолчал, — Что происходит, Билли?

Несмотря на отчаянное желание всем поделиться, Билли решил поберечь своего друга и, попросив выпить пиво за его здоровье, отключил телефон.

— Чертов Симпсон, — прошептал он. — Я так и знал.

Глава 36

Суббота, 4 ноября 2000 года, 13.45


Не успев свернуть к дому. Билли инстинктивно почувствовал, что что-то не так. Он выскочил из машины и, вбежав в дом, увидел, что его жена истерически рыдает, сидя на лестнице, а мальчики крепко к ней прижимаются.

— Что случилось? — выкрикнул он, опускаясь на колени и заключая всех троих в объятия.

— Этот засранец, — всхлипнула Сэм, еще крепче прижимая к себе Элфи. — Я нигде не могла его найти и… — Она снова заплакала и начала клониться вперед, пока ее голова не оказалась на плече Билли. Она обхватила его за шею, и слезы снова хлынули ручьем из ее глаз.

Он дал ей выплакаться несколько минут, а потом погладил мальчиков по головам и подтолкнул их к лестничной площадке, поднявшись на которую они и опустились, напряженно глядя на мать и пытаясь понять, чем она так расстроена. Билли подмигнул им и с облегчением отметил, что они ответили ему слабыми улыбками.

— Я был всего лишь в конце улицы, папа, — пожимая плечами, пояснил Элфи. — Вот и все. А разговаривать я с ним стал только потому, что он окликнул меня по имени. К тому же он сказал, что он твой приятель, значит, это уже не совсем посторонний?

Билли закрыл глаза, чувствуя, как в ушах начинает нарастать тревожный звон. Когда он подъезжал, он не видел ни души.

— А как он выглядел, Элфи?

— Не знаю. Обычный тип. Хотя говорил он странно, — улыбнулся мальчик. — Как этот тип из «Большого завтрака».

Билли поднял голову и уставился на сына.

— Какой тип из «Большого завтрака»? Джонни Вон?

— Нет, с такими светлыми волосами, как у мамы. Ну, ты знаешь.

— Нет, — прошептал Билли. — Я не знаю.

— Патрик Килти, — подсказала Сэм, поднимая голову и вытирая рукавом глаза. — Он имеет в виду Патрика Килти. Комедианта из Белфаста. — Она подняла глаза на Билли, и он увидел, что ее обычно голубые глаза покраснели. — Так, может, ты, наконец, объяснишь мне, что происходит?


Удостоверившись в том, что все двери заперты, а мальчики смотрят наверху видео, Билли провел Саманту в переднюю комнату и усадил ее.

— Помнишь игру. на которую мы ходили? С «Вест Хэмом»? Вот там я познакомился с этим типом. Он сказал, что у него есть для меня работа, я ему перезвонил, и мы встретились. Я думал, что это как-то связано с тачками, но оказалось, что нет. Так что для меня это стало пустой тратой времени.

— Так что же он хотел от тебя?

Билли бросил на нее один взгляд и опустил глаза.

— Он хотел, чтобы я кое-что организовал. Но, честное слово, Сэм, я сразу отказался.

— Что организовал?

Билли затряс головой, стараясь не встречаться с ней глазами.

— Тебе незачем это знать.

— Нет есть зачем, — раздраженно огрызнулась она. — Если это как-то связано с этим ебаным ирландцем, который меньше часа назад беседовал с моим сыном в конце улицы, то поверь мне, Билли, я хочу все знать. Поэтому лучше тебе рассказать мне! И побыстрее!

Билли с изумлением уставился на жену, услышав из ее уст матерное слово. Такое он слышал от нее только один раз, да и то много лет тому назад, когда она решила, что у него кто-то есть на стороне.

— Ладно, — откликнулся он. — Если ты хочешь, чтобы я тебе рассказал, я расскажу. Он интересовался, не знаю ли я кого-нибудь, кто может… нанести травмы одному человеку. — Он внимательно посмотрел на нее, проверяя, как она отреагирует. Но она продолжала смотреть на него с абсолютно отсутствующим видом.

— И ты сказал, что не знаешь?

— Естественно! Черт побери, Сэм!

Она замолчала и уставилась на Билли, изо всех сил пытаясь поверить тому, что он говорил, и не зная, удастся ли ей это.

— Тогда, если ты не имеешь отношения к этому типу и к тому, что он хотел сделать, почему мы внезапно снова уезжаем и почему в конце нашей улицы сшиваются эти ирландцы? — Она внезапно умолкла и встала. — И не говори мне, что они связаны с ИРА, — останавливаясь на каждом слове проговорила она. — Не вздумай говорить мне это, Билли.

Он двинулся к ней, но она побледнев отпрянула, и выражение гнева сменилось страхом на ее лице.

— Да ничего подобного, Сэм, честное слово, — начал он,

— Тогда что происходит. Билли? — истерически закричала она, и по ее щекам снова потекли слезы. — Скажи мне. Потому что мне страшно.

Билли остановился посередине комнаты и устало посмотрел на нее, не зная, что лучше сказать, и в конечном счете вернулся все к той же шараде. Полуправда выглядела лучше, чем вся правда.

— Тип, с которым я разговаривал, вероятно, нашел другого исполнителя на свою грязную работу, потому что теперь его ищут. Но вся проблема заключается в том, что он исчез, а они почему-то думают, что я знаю, куда он делся. Вот и все.

— А ты знаешь это?

Она закрыла глаза и облегченно вздохнула, когда он кивнул.

— Тогда скажи им. Билли. И давай попробуем вернуться к нормальной жизни.

Он посмотрел на нее и снова кивнул.

— Хорошо, Сэм, Если это необходимо, я так и сделаю.

Он вышел из комнаты, добрался до своего кабинета и рухнул в кресло, уставившись в стену и пытаясь сообразить, что делать дальше. Однако на самом деле он уже знал это. Он понял это в тот самый момент, как только узнал об убийстве Дерека Сиппингса.

Единственное, чего он не знал, так это что он будет делать потом.

Глава 37

Суббота, 4 ноября 2000 года, 14.50


К тому моменту, когда Билли одел и собрал мальчиков, Сэм сделала новый макияж и, если не считать легкой припухлости вокруг глаз, снова выглядела так же привлекательно, как обычно.

Обняв ее и выдав самые строгие наставления, чтобы они постоянно находились на виду и поддерживали с ним связь. Билли посадил всех троих в «БМВ» и отправил по залитой дождем А12 в сторону М25. Его «рейндж-ровер» следовал за ними по направлению к торговому центру на другой стороне Темзы на приличном расстоянии, так как ему надо было убедиться в том, что за ними никто не следит. Он решил отослать жену и мальчиков из дома, чтобы у него было время собраться и принять решение, что делать дальше.

Но пока он ехал за ними, то и дело поглядывая в зеркала заднего вида, в голове у него зародилась новая мысль. Как только он убедился в том, что это единственно возможный для него выход, он схватил свою трубку и набрал номер Пита Симпсона, с облегчением отметив, что, как он и просил, его телефон был включен.

— Пит, это я. У тебя все в порядке?

— Да, кажется, да, — испуганно ответил тот. — Что происходит?

— Я устроил тебе билеты и документы, но нам нужно встретиться.

— Где? И когда?

Билли глубоко вздохнул, чтобы взять себя в руки. Он вдруг почувствовал, что внутри у него все горит. Впрочем, это было неудивительно, учитывая, что он ничего не ел целый день.

— Ты у сестры?

— Да. Только что добрался.

— Отлично, тогда садись в машину и отправляйся как можно быстрее в мой гараж в Ромфорде. Знаешь, где он находится? У тебя есть ручка? Записывай…


Уладив все с Симпсоном, Билли снова сосредоточился на Сэм и мальчиках, тут же инстинктивно посмотрел в зеркала, но, к счастью, не обнаружил ничего подозрительного. Успокоенный этим, он закурил сигарету и заставил себя расслабиться, решив, что надо использовать предоставившееся время для подробной разработки плана и оттачивания всех его деталей. К тому моменту, когда впереди замаячила М25, он уже не сомневался в том, что предусмотрел все случайности и, что важнее всего, что его план должен был сработать.

Он снова поднял трубку, набрал номер Сэм в «БМВ» и сообщил ей, что дальше она поедет одна, что он любит ее, и попросил не беспокоиться о нем. И она исчезла в направлении М25. Она еще не успела влиться в поток машин, направлявшийся к Кенту, как Билли, развернувшись, уже вовсю мчался в противоположном направлении, одновременно просматривая телефоны, записанные на трубке, в поисках нужного.

Это был номер человека, с которым он был знаком много лет и по «Вест Хэму», и по выездам за рубеж со сборной, но к которому раньше он никогда не обращался. Он звонил ему только раз, будучи в Глазго, когда приехал туда с толпой английских болельщиков и когда их окружили с тыла, так что Билли был вынужден вызвать подкрепление. Но и тогда это было последним шансом, так как он всегда старался избегать контактов с экстремистами, что в равной степени относилось и к тем, с кем он был знаком по «Вест Хэму». Потому что в Аптон—парке, в отличие от других клубов, славившихся определенной причастностью к политике, таких ребят скорее терпели, нежели принимали. «Молотки» были скорее общественной организацией, нежели политической, и именно поэтому они смогли стать одной большой счастливой семьей, что позволило им существовать в течение столь долгого времени. В их среде не существовало никаких разногласий.

Однако это не мешало некоторым из его пацанов связываться как с левыми, так и с правыми. Однако если дело доходило до выбора между Бригадой и политикой, то он делался всегда в пользу Бригады. Даже такие ребята, как Большой Марк, всегда понимали и принимали это. А круче его никого не было. И тем не менее Билли всегда старался держаться от него подальше во избежание каких бы то ни было догадок относительно его собственных политических пристрастий.

Он посмотрел на набранный номер и, вознеся молитву за трансляцию матча с «Вест Хэмом» в понедельник, нажал кнопку «связь». Ему ответил хриплый голос на кокни:

— Чего надо?

Билли на мгновение замешкался: акцент был несколько иным по сравнению с обычным ист-эндовским — несмотря на резкость и почти зловещую тональность, голос свидетельствовал об образованности своего обладателя.

— Это Марк?

— Да, а это кто?

— Марк, это Билли. Билли Эванс.

Тональность голоса тут же изменилась. Он стал менее агрессивным, хотя не менее устрашающим.

— А, привет, Билли-бой. В чем дело?

— Послушай, Марк, мне очень неприятно тебя обременять, старик, но мне нужна твоя помощь. При чем быстро. Кто у тебя может навести справки о двух ирландцах, разыскивающих меня?


Марк перезвонил как раз в тот момент, когда Билли входил в свой офис. И сообщенные им новости не были обнадеживающими.

— Ты спрашивал об этих ребятах, — начал он, — так насколько мне известно из моих источников, они не из ИРА, старик. Они лоялисты. То есть на нашей стороне, Билли. Чем ты их рассердил?

— Это долгая история, Марк, — ответил Билли. — Мне надо с ними как-то связаться. Я хочу с ними встретиться.

— Я попрошу передать им твой номер. Это единственное, что я могу сделать для тебя. Но если мы говорим об одних и тех же людях, то они относятся к активистам, так что это довольно быстро дойдет до них.

— Спасибо, Марк. Я тебе очень обязан. Последовала небольшая пауза, после чего тот же голос произнес несколько тише и уже гораздо более озабоченно:

— Послушай, Билли, эти типы не шутят, старик. Если ты им что-то сделал, то лучше поостерегись. И не забывай, что у них здесь прекрасные связи. На самом высоком уровне.

Билли почувствовал, как по его спине снова пробежал холодок и, попрощавшись, повесил трубку.


Отправив по домам весь свой персонал и убедившись в том, что все заперто, Билли позвонил Сэм, убедился в том, что с ней все в порядке, и приготовился ждать Симпсона.

И только тут он понял, что действует не на адреналине, а на автопилоте. Но что было еще важнее, он совершал вещи, которых никогда бы не сделал, не подумав о последствиях, а в данный момент они его даже не волновали. Но суть заключалась в том, что у него не было выбора. В течение последних двадцати четырех часов события развивались таким образом, что у него не оставалось времени для размышлений. И весь ужас заключался в том, что ему надо было испить чашу до дна, для того чтобы выжить. В этом у него не оставалось никаких сомнений.

Но что его удручало еще больше, так это то, что он начинал получать от этого какое-то извращенное удовольствие. Он давно уже привык чувствовать возбуждение на субботних стадионах, но то чувство было абсолютно несравнимо с этим. Оно даже близко не напоминало его прежние ощущения. На сей раз речь шла о жизни и смерти, ни больше и ни меньше. И он должен был выложиться на полную катушку.

Пронзительный звон мобильника прервал ход его мыслей, и, протерев глаза, чтобы стряхнуть наваливающуюся усталость, Билли схватил его со стола и прижал к уху. Раздавшийся в трубке голос был настолько неожиданным, что сердце у Билли остановилось от ужаса — вместо ожидаемого резкого северного акцента, в ней звучала мягкая южная речь.

— Мистер Эванс?

— Да, — хрипло ответил он и сглотнул. — С кем?..

— Я просто интересуюсь, мистер Эванс. Не знаете ли вы, где находится Симпсон?

— Нет. Но я знаю, как с ним связаться, — ответил Билли, сам потрясаясь обыденности своего тона. — Он знает, что его кто-то ищет. Именно поэтому он прячется. И просил меня, чтобы я помог ему выехать из страны.

— Так, может, вы поможете нам найти его? Это сильно упростит жизнь всем заинтересованным лицам. Включая вас.

Билли почувствовал, как его начинает бить дрожь от откровенной угрозы, прозвучавшей по телефону,

— Не думаю, что это хорошая мысль. По крайней мере, сейчас. Мне надо вам кое-что объяснить.

Последовала небольшая пауза, после чего снова послышался голос с мягким ирландским акцентом:

— Говорите. Я слушаю.

Билли глубоко вздохнул, закрыл глаза и произнес:

— Я хочу, чтобы вы поняли, что я не имею никакого отношения к происшедшему с Джимми Морганом. Симпсон действительно обращался ко мне с просьбой о помощи, но я отказал ему. Я не занимаюсь такими вещами.

— Можете не сомневаться, мистер Эванс, — после паузы произнес голос, — если бы я думал иначе, мы давно бы уже встретились. Не забывайте, мы знаем, где вы живете.

— Я уже понял, — ответил Билли, подходя к окну и с трудом сдерживая радость от того, что находится еще в относительной безопасности.

— Очень хорошо, — ответил голос. Последовала еще небольшая пауза, и потом он зазвучал тише и гораздо более угрожающе. — А теперь скажите, где мы можем найти Симпсона. Я не люблю долго ждать, мистер Эванс, и мне бы не хотелось применять какое бы то ни было… насилие, чтобы получить то, что мне нужно.

Билли только открыл рот, как увидел, что на стоянку въезжает голубой «форд-эскорт», профиль водителя которого был отчетливо виден через боковое стекло. Он еще раз глубоко вздохнул и отошел от окна.

— Перезвоните мне через час, и я вам дам адрес.

Глава 38

Суббота, 4 ноября 2000 года, 18.00


Сбежав по крутой бетонной лестнице в выставочный зал. Билли отпер боковую дверь, вышел под проливной дождь и увидел, что Симпсон по—прежнему сидит в машине и роется в сумке.

— Паспорт, — прокричал он через стекло. — Я оставил паспорт у себя в квартире.

Билли покачал головой и сделал знак, чтобы он опустил стекло.

— Заезжай сзади. Там больше места, — пояснил он, когда тот выполнил его указание.

Симпсон кивнул и завел машину, а Билли бросился бегом обратно, чтобы не вымокнуть окончательно. А еще через несколько минут они уже стяли рядом, стряхивая с себя капли дождя на пол выставочного зала. Симпсон, с его возбужденным видом и двумя маленькими сумочками, аккуратно поставленными у двери, больше всего напоминал ребенка, собирающегося на школьную экскурсию.

Билли посмотрел на него и слабо улыбнулся. У него снова засосало под ложечкой.

— У тебя все в порядке?

— Да, — ответил тот. — Даже не знаю, что теперь делать. Я так перепугался. Ты — святой человек, Билли. Ты спас мне жизнь, старик, честное слово.

— Да брось ты, — отмахнулся Билли. — Любой бы на моем месте поступил так же.

— Да, конечно, — Симпсон помолчал, а потом испуганно спросил. — Ну так что теперь?

—Ах да… я достал тебе билеты до Кипра, — откликнулся Билли. — На пару недель. С тобой там будет все в порядке, пока вся эта история не утихнет. И тогда спокойно вернешься обратно.

— Ты уверен? — встревоженно осведомился Симпсон. — Я вообще-то собирался уйти с работы. Переехать на север. Начать все с начала.

Билли пожал плечами.

— Дело твое, старик. А что ты там говорил о своем паспорте?

— Черт. Да. Я его оставил у себя дома. Когда уезжал в Вотфорд, я не думал, что он мне может понадобиться. Надо будет заехать за ним, а то мне никуда не удастся улететь. Из какого аэропорта вылетает мой самолет?

Билли посмотрел на него и нахмурился.

— Что?

— Из какого аэропорта? Потому что, если из Хитроу или Льютона, я могу заехать за ним по дороге. А если из Гатвика или Стенстеда, то мне придется делать крюк.

— А, — откликнулся Билли, наконец сообразив, о чем он говорит. Да, из Льютона. Льютон. Не волнуйся. Я тебя подброшу. А свою машину можешь оставить здесь. Здесь будет сохраннее. Кстати, у тебя ключи при себе? Если мне понадобится ее переставить.

— Конечно, — с готовностью откликнулся Симпсон, достал из кармана ключи и кинул их Билли. — Можешь и в аэропорт на ней ехать. Сэкономишь деньги на бензине.

Билли уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но тут сверху раздался звонок его мобильника, эхом отразившийся в пустом здании. Сердце его подскочило к самому горлу, и он посмотрел на часы. Час еще не прошел. Значит, это были не они.

Он двинулся к лестнице и взбежал наверх. Когда он добрался до своего кабинета, дыхание вылетало из его груди короткими резкими толчками, и не потому, что он был в плохой физической форме, а потому, что внутри у него все настолько сжалось, что он вообще едва мог дышать.

Билли поднял трубку и нервно взглянул на экран, с облегчением заметив, что на нем высветилось «Сэм», а не «частный номер». Он нажал на кнопку и нежно с ней поздоровался. Заверив ее в том, что с ним все в порядке, он внимательно выслушал ее рассказ, что мальчики чувствуют себя прекрасно и что на обратном пути она еще заедет к своим родителям, чему он был особенно рад, так как это давало ему время со всем разобраться.

Она еще что-то говорила, когда раздавшийся сзади шум заставил его обернуться, и он увидел Симпсона, который стоял в дверном проеме. Он закрыл глаза и глубоко вдохнул, мечтая о том, чтобы сердце у него снова нормально заработало.

— Мне пора, Сэм, — сказал он. — Перезвоню тебе позже, ладно? Поцелуй от меня мальчиков.

— И не смей больше никогда так за мной подглядывать, — рявкнул он, опуская трубку. — Ты меня перепугал до смерти.

— Прости, — робко промолвил Симпсон. — Я не хотел.

Билли остановил его движением руки. Он больше не мог ждать. Сердце его колотилось с такой силой, что ему стало страшно, к тому же он не спал и не ел в течение столь долгого времени, что даже уже и не мог вспомнить, как это делается. Поэтому у него и кружилась голова. Но ставки были слишком высоки, чтобы он мог позволить себе сейчас запутаться и выпустить из рук нити происходящего. Он должен был это сделать, и сделать сейчас, иначе он не сможет сделать это вообще.

— Пошли, — сказал Билли. — Тебе пора.

Билли подошел к двери, выключил в кабинете свет, провел Симпсона через приемную Джидл и повторил там то же самое. А когда они вышли на лестницу, он остановился и закрыл глаза.

— Черт побери!

— Что случилось? — воскликнул Симпсон.

— Забыл свой мобильник. Спускайся, а я тебя догоню через секунду. — И он пропустил Симпсона вперед.

Но не успел тот схватиться за перила, как Билли изо всех сил нанес ему обеими руками удар между лопаток и в то же время подсек ноги Симпсона. В результате тело того пролетело по меньшей мере метр вперед, после чего под воздействием силы тяжести рухнуло на ступеньки и покатилось вниз, ударяясь об острые края и наполняя все здание симфонией боли, состоявшей из звуков сокрушительных ударов, стонов и хруста, которая может быть воспроизведена только в том случае, когда кто-то падает с бетонной лестницы.

Билли медленно спускался за катившимся телом, молясь о том, чтобы каждый следующий удар оказался последним, разрешающим все проблемы, чтобы он мог спокойно отправиться домой спать. Ему было наплевать, будет ли это сломанная шея или удар в висок, главное — он должен был навсегда скрыть его участие в деле Джимми Моргана.

Когда истерзанное тело с последним тошнотворным звуком рухнуло вниз, Билли тут же бросился к нему в поисках хоть каких-нибудь признаков жизни и с мрачным удовлетворением отметил лужу крови, тут же образовавшуюся под головой.

Он уже собирался встать на колени и приподнять веко, чтобы проверить реакцию зрачка, как издали снова раздался звук его мобильника, возвращая его к реальности содеянного.

Он бросился вверх по лестнице, что снова вызвало головокружение, и, увидев сообщение «частный номер», понял, кто звонит, еще до того, как нажал кнопку соединения.

— Вы нашли его, мистер Эванс?

Билли закрыл глаза и попытался собраться. Столкнуть Симпсона с лестницы было несложно, гораздо труднее было довести дело до конца.

— Да, — простонал он. — Я нашел его. Но здесь произошел несчастный случай. Он упал и…

— Какой несчастный случай? — чуть более высоким и, может, даже взволнованным голосом поинтересовались в трубке.

— Он скончался, — ответил Билли, изо всех сил изображая потрясение. — Он упал с лестницы и умер.

— А где вы находитесь? Вы уже куда-нибудь звонили? — теперь тревога в голосе стала очевидной. Спокойные расчетливые ответы, звучавшие в предыдущих беседах, сменились даже некоторым ужасом.

— В моем гараже… — выдохнул Билли, — в Ромфорде. Он…

— Я знаю, где это. Мы будем через двадцать минут. И ничего не предпринимайте. Просто ждите. — В трубке раздались гудки отбоя, и Билли рухнул в кресло. Дело еще не было доведено до конца, но у него уже затеплилась надежда на то, что он на грани спасения.

Глава 39

Суббота, 4 ноября 2000 года, 19.40


К тому моменту, когда у гаража появился темно—синий «шоган», Билли уже отнес сумки Симпсона обратно к нему в машину и отогнал ее к углу здания, туда, где она была отчетливо видна. Он запихал ключи обратно в карман его куртки и на всякий случай стукнулся несколько раз головой о стену, словно он участвовал в драке.

После чего он сел на корточки и начал рассматривать тело — первый в своей жизни труп, который он видел так близко. Если не считать куртки, оно осталось неприкосновенным и лежало именно так, как упало. Ноги были противоестественно согнуты и торчали вверх, голова покоилась на полу, окруженная быстро подсыхавшей лужей крови.

Чем дольше Билли смотрел, тем больше его охватывало изумление от того, что он смог нанести такие травмы, не испытывая никакого сочувствия и приложив столь небольшие усилия, ибо он действительно не ощущал ровным счетом, ничего. Ни печали, ни сожаления — ничего. Он даже не испытывал облегчения. Ему казалось, что все происходило с кем-то другим. И он был рад этому отчуждению. Потому что, как только он распрощается с ирландцами, ему предстояло вызвать полицию, сообщить ей отредактированную версию того рассказа, который он собирался поведать сначала, и наконец отправиться домой спать.


Билли дождался, когда у «шогана» выключились фары, после чего открыл дверь и жестом пригласил ирландцев войти. Они выглядели совсем не так, как он ожидал. На первый взгляд они были совершенно нормальными: в меру высокие, хорошо сложенные и прилично одетые. Один был брюнетом, другой шатеном. Они были абсолютно неприметными. Из разряда тех самых людей, с которыми он каждый день сталкивался на улице и которым каждый день продавал машины. Однако что-то в них было такое, что заставило Билли сразу почувствовать себя неуютно. Казалось, они угадывали его мысли еще до того, как те появлялись у него в голове, а это было очень неприятно.

Он тяжело сглотнул, запирая за ними дверь, и вдруг понял, что совершенно не знает, что ему делать. Протянуть им руку? Предложить выпить? Он не был знаком с этикетом средней руки террористов.

— Где он?

Билли вздрогнул, услышав уже знакомый голос. Он был таким же мягким и таким же угрожающим, но на этот раз в нем звучали какие-то человеческие нотки. Это было опасно.

Билли провел их к лестнице, и там более высокий наклонился и, схватив Симпсона за волосы, приподнял его голову, чтобы второй мог как следует рассмотреть лицо. Тот еле кивнул, и высокий отпустил голову, которая с глухим стуком, заставившим Билли вздрогнуть, ударилась об пол.

— Ну так что, мистер Эванс, может, вы нам расскажете, что здесь произошло?

Билли посмотрел на главаря и передернул плечами, чувствуя, что голос у него будет дрожать и отчаянно пытаясь справиться с этим.

— Он… э-э… ну-у… — он умолк и сделал глубокий вдох, после чего продолжил уже медленнее и более решительно. — Я не знаю, что здесь происходило в последнее время, потому что меня не было. Но как я уже говорил, несколько недель тому назад он попросил меня помочь ему уехать. А когда я вернулся и узнал, что вы его разыскиваете, я позвонил ему и попытался выяснить, где он находится. Но он мне не ответил и начал настаивать на том, чтобы мы встретились здесь. Что мне оставалось? Я попытался задержать его до вашего звонка, но он уперся. И дело кончилось тем, что мы подрались… — он умолк и развел руками, — Не знаю, что я еще могу вам рассказать.

Ирландцы молча переглянулись. Даже Билли было понятно, что они не ожидали такого развития событий.

— Он когда-нибудь говорил о том, что произошло с Джимми? — спросил более высокий.

— Ни слова, — с излишней поспешностью закачал головой Билли. — Да я и не спрашивал. Хотя это ужасно, — добавил он, помолчав. — Такой молодой пацан…

Взгляд, брошенный главарем, показал Билли, что он произнес достаточно, и поэтому он умолк, последовав за ирландцами, снова двинувшимися в демонстрационный зал и прочь к своей машине, подойдя к которой главарь обернулся и улыбнулся.

— Вы знали, что у Джимми Моргана есть брат?

Билли испуганно покачал головой.

— Нет. Не имею ни малейшего представления. А в чем дело?

— На всякий случай советую это запомнить.

— Э-э… ладно, — откликнулся Билли.

Ирландец еще с мгновение посмотрел Билли в глаза, потом залез в машину и захлопнул дверцу под рев заводившегося двигателя. Но прежде чем машина двинулась с места, тонированное стекло, ближайшее к Билли, с мягким шорохом опустилось, и главарь еще раз посмотрел на него своими бесстрастными глазами и улыбнулся.

— Спасибо за помощь, Билли. Береги себя как следует.

Глава 40

Воскресенье, 5 ноября 2000 года, 20.00


Несмотря на кошмар прошедших дней, Билли Эванс чувствовал себя превосходно. Несмотря на непрекращающийся дождь, весь его сад был запружен народом, и у Билли были все основания быть довольным собой. Напряжение наконец спало.

Даже полиция накануне вечером повела себя достаточно прилично, позволив ему пойти домой и отоспаться, прежде чем утром сделать заявление в участке, учтя тот факт, что придя на работу, он обнаружил в помещении грабителя. Трагический инцидент произошел вследствие драки, когда грабитель оказал ему сопротивление и сам споткнулся на лестнице. Ужасно.

Копы даже сочли это весьма забавным, учитывая, что сам Билли возглавлял охранное предприятие. «Не слишком-то хорошая реклама», — заметили они. Одному Богу было известно, что по этому поводу собирались сообщить газеты. Но Билли это волновало меньше всего. К тому же всем известно, что такой вещи, как антиреклама, не существует. А в данном случае правда, мягко говоря, была бы гораздо более вредной.

Единственное, что продолжало его тревожить, так это фраза ирландца о том, что у Моргана есть брат. Он никак не мог понять, что тот имел в виду. Однако сейчас, по завершении этих кошмарных недель и с полным брюхом пива, кого это могло волновать? Уж точно не его.

Он подошел к Сэм, занимавшейся с Джули уборкой после барбекю, и обнял ее за плечи. Сейчас она совсем не походила на ту испуганную женщину, которую он видел накануне. Но она всегда обладала талантом забывать дурное. Даже очень дурное. Билли подозревал, что эта способность выработалась у нее благодаря его прежней деятельности в Бригаде. Наверное, ей нелегко было видеть, как в течение многих лет он уходит из дома в дни матчей. Но он никогда не спрашивал ее об этом и уж точно не станет спрашивать теперь.

Она внезапно обернулась и крепко поцеловала его в губы.

— Ты знаешь, что у нас почти кончилось пиво? — спросила она.

— Что?! — взревел Хок, внезапно появляясь рядом. — Это непорядок! Что же это за вечеринка? Без пива?

Билли посмотрел на него и рассмеялся.

— Что ж ты так разгорячился?

— Как это что? — возмутился Хок. — Молодость проходит по-пустому.

— Если б молодость знала, если б старость могла, — промолвил Билли.

— Какого хуя ты?.. — начал было Хок, но, сообразив, что он сказал, закрыл рот рукой. — Упс! Прости, Сэм. — И, рассмеявшись, повернулся к Билли. Оба покатились от хохота как маленькие дети, пойманные на чем-то недозволенном.

— Билли, я съезжу куплю еще пива, — крикнула Сэм.

— Не надо, — откликнулся Билли. — Не надо выезжать под таким дождем, Сэм. Это безумие. У нас и так все в порядке. Мы просто перейдем на более крепкие напитки, правда, Хок?

— Вот уж нет, — вмешалась Джули. — Мы завтра идем на обед к моим родителям, и я совершенно не хочу, чтобы его целый день выворачивало наизнанку. Он вполне обойдется диетической кока-колой. Уже и так достаточно, — добавила она, подходя и похлопывая его по животу. — Он растолстел не меньше тебя. Билли.

— Вернусь через десять минут, — крикнула Сэм. исчезая за домом.

Билли двинулся было за ней, но остановился поболтать с соседом, так что, когда он обошел дом, ее «БМВ» уже не было. Он пожал плечами и двинулся обратно в сад, когда из дома ему замахала рукой Джули, указывая на его мобильник и беззвучно произнося «телефон».

Он подошел к ней и взял трубку.

— Билли слушает. Говорите или проваливайте! — грубо ответил он.

— Билли, ты помнишь, что я тебе вчера сказал, что у Джимми Моргана есть брат? — Билли сглотнул и выпрямился, мгновенно протрезвев от звука этого мягкого ирландского голоса. — Ты так и не понял?

— Я… я не понимаю, — заикаясь ответил он. — А почему вы?..

— Видишь ли, Билли, там, где мы живем, принято заботиться о своих родственниках, — произнес голос как по писаному. — Если с кем-нибудь из тех, кого мы любим, происходит что-то дурное, мы предпочитаем, чтобы столь же дурное произошло с тем, кто повинен в этом. Это ведь справедливо, Билли, не так ли?

— Вы — брат Джимми! — наконец дошло до Билли. — Да?

— Мы все братья Джимми, Билли. Не я один. В этом-то все и дело, — промурлыкал голос. — Стоит причинить вред одному и будешь иметь дело со всеми. Теперь ты понимаешь, о чем я?

— Но Симпсон умер. Вы же видели его!

— Да ладно. Билли. Симпсон здесь ни при чем, Он был просто последней спицей в колеснице. Как и их президент. Нет, Билли-бой, ответственность несет тот, кто сидел за рулем. Ты меня понимаешь? — последовала долгая пауза, а потом голос добавил: — Как говорится, око за око, Билли.

Раздался щелчок и связь разъединилась.

— О Господи! — пробормотал Билли, хватая ключи и бросаясь к «рейндж-роверу». Он вылетел на дорогу и тут же набрал номер Сэм, с изумлением обнаружив, что ее мобильник работает.

— Где ты? — спросил он, изо всех сил стараясь говорить спокойно.

— Почти доехала до А12. А что?

— Куда ты направляешься?

— К Сонни.

— В пакистанский магазин на А12?

— Да что с тобой такое?

— Черт! — выкрикнул он, нажимая на тормоза и разворачивая машину в противоположном направлении. — Почему ты не поехала в Азду?

— Сегодня воскресенье. Там закрыто. Что происходит?

— Ничего, — отрезал Билли. — Просто я еду за тобой. Я волнуюсь из-за этого дождя.

— Билли! — вскрикнула она. — Ты же дрожишь, как загнанная крыса. Тормози моментально, пока тебя не прихватили копы.

— Нет, Сэм. Я волнуюсь за тебя из-за дождя.

— Билли, тормози моментально или…

— Ладно, — солгал он. — Ты права. Вот, я остановился.

Она продолжала бранить его, пока он все больше нажимал на газ, судорожно разыскивая ее «БМВ», а когда наконец он увидел его впереди в веренице машин, у него чуть не перехватило дыхание от чувства облегчения. С высоты своего «рейндж-ровера» он прекрасно видел ее через десять разделявших их машин. Он уже собрался попросить ее притормозить и дождаться его, но остановил себя, опасаясь, что она распсихуется, обнаружив его рядом. И что он тогда сможет сказать в свое оправдание?

Поэтому он начал оглядываться по сторонам в поисках темно-синего «шогана». Не обнаружив его, он немного успокоился и решил ехать следом за Сэм до магазина. Она точно выйдет из себя, когда увидит его, но, по крайней мере, у него будет спокойнее на душе.

Приближаясь к повороту на А12, вереница машин ползла все медленнее, и Билли со своего приподнятого сиденья наблюдал за тем, как то и дело одна из них поворачивала влево и вливалась в общий поток двустороннего движения. Однако, учитывая проливной дождь, с которым не справлялись даже его дворники на ветровом стекле, прошло целых пять минут, прежде чем «БМВ» достиг конца очереди.

Внезапно впереди повалил дым, и Билли в течение нескольких секунд недоумевающе смотрел на него, прежде чем покачать головой. «Только этого еще не хватало, — подумал он, — чтобы в такую погоду сел двигатель».

Не отрывая взгляда от стоящих впереди машин, он включил радио, но дым продолжал подниматься вверх, и он уловил слабый запах горящей резины. Он выпрямился и наклонился вперед, чтобы лучше рассмотреть происходящее, и только тогда заметил, что дым валил из машины, стоявшей прямо за «БМВ». И тут у него снова засосало под ложечкой, давая ему знать, что что-то не в порядке. И очень серьезно.

Он распахнул дверцу, вышел под дождь и двинулся вдоль ряда машин к «БМВ», которая внезапно начала выворачивать на А12.

Когда раздался первый протестующий гудок машины, Билли наконец начал осознавать, что происходит, и перешел на рысь. В этот момент вспыхнули задние фары огромного «ягуара», стоявшего прямо за машиной его жены, и он, с грохотом врезавшись в сзади стоящую машину, снова набрал скорость и еще больше протолкнул «БМВ» к плотному потоку машин на А12, до которого оставалось всего несколько дюймов.

Билли бежал уже во всю прыть и, достигнув «ягуара», тут же бросился к дверце водителя, пытаясь открыть ее, но промахнулся, так как машина в этот момент снова подалась назад, еще сильнее врезаясь в задний автомобиль и еще дальше отталкивая его вглубь. И почти тут же «ягуар» рванулся вперед, используя расчищенное место, и врезался в «БМВ» с такой силой, что тот вылетел прямо на полосу движения. Билли закричал, когда синий грузовик с прицепом наехал на машину и с грохотом проволок ее дальше, прочь из виду.

Оставив «ягуар» в покое, он бросился вперед, размахивая руками и умоляя водителя остановиться, но огромная махина грузовика уже подмяла под себя «БМВ» и в одно мгновение сплющила машину.

Груда металла вмялась в покрытие шоссе и наконец заставила грузовик остановиться. Билли перешел на шаг, пытаясь осознать происшедшее. Практически не слыша звуков царившего за его спиной хаоса, он приближался к тому месту, где всего несколько секунд тому назад его любимая жена пережила самый страшный ужас.

Поравнявшись с грузовиком и останками «БМВ», Билли подошел ближе и опустился на колени. С мгновение он смотрел на груду металла, потом медленно наклонился и начал пропихивать руки сквозь раскаленные искореженные детали, отчаянно желая лишь одного — прикоснуться к ней в последний раз. Но ему так и не удалось сделать это.

Глава 41

Воскресенье, 5 ноября 2000 года, 22.30


Дэнни Говарт был полностью поглощен шлифовкой разбитого капота «кортины», когда вдруг до него дошло, что его пес заходится в диком лае.

Он посмотрел на часы и, положив не выключенную шлифовальную машину на пол, чтобы создать впечатление, что он продолжает работать, вытер руки о джинсы, взял монтировку и подошел к дверям. С мгновение он постоял рядом, медленно ослабляя задвижку, потом резко зажег свет на стене и с криком выскочил под дождь.

Яркий белесый свет тут же залил весь двор и Дэнни, стоявшего посередине с монтировкой в руках и готового дать отпор любому непрошеному гостю. Однако вокруг не было видно ни души, и лишь пес продолжал заливаться лаем у ворот.

Он подошел ближе, и в этот момент в ворота дважды постучали. Дэнни успокоил собаку, положив руку ей на голову, и напряг слух, пытаясь что—нибудь расслышать за визгом шлифовальной машины и грохотом проливного дождя.

— Кто там? — закричал он и улыбнулся, услышав ответ.


Когда машина въехала во двор, он тщательно осмотрел ее со всех сторон. Перед выглядел вполне прилично, зато задняя часть была разбита всмятку. Им еще повезло, что они без происшествий добрались до Тилбери — если бы не дождь, копы наверняка обратили бы на это внимание.

— Ну как все прошло?

— Как и ожидалось, — голос с мягким ирландским акцентом звучал гораздо спокойнее, чем обычно. — Отличный «ягуар». Ты делаешь хорошие машины, Дэнни.

— Всегда рад помочь, ребята. Особенно после… ну, вы знаете. До сих пор чувствую себя идиотом.

— С каждым из нас может такое случится, — ответил ирландец, следуя за Дэнни под навес. — Это же твоя профессия. Так что вполне естественно, что люди приходят к тебе, когда им нужна хорошая машина. Ты же не спрашиваешь их, для чего она им нужна. А что до нас, то мы очень рады, что ты услышал о том, что мы наводим справки, и сделал выводы.

Дэнни посмотрел на ирландцев и пожал плечами.

— Да, когда я узнал, кем был отец этого пацана, я чуть не умер. Он как-то приезжал ко мне, я вам рассказывал? Был здесь… по делам.

Ирландцы посмотрели на него и улыбнулись.

— Да, ты говорил. Ты утром подбросишь нас в аэропорт или нам вызвать такси?

— Ребята! — развел руками Дэнни. — Разве мы не братья?


home | my bookshelf | | Топ Дог |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу