Book: Планета неведомых деревьев



Мюррей Лейнстер


Планета неведомых деревьев


Коммуникатор ожил как раз в тот момент, когда небо на востоке этой, пока еще безымянной планеты начало светлеть. Венворт отбросил одеяло и, скатившись с узкой койки, нажал на кнопку, а затем сердито заговорил:

- Алло! Что случилось?.. Говорите громче, плохо слышно… Ага… Нет, у нас все в порядке. Ну что, собственно, с нами может произойти? Почему я не доложил вовремя? Мы с Хайнсом выполняли приказ и пытались найти конец этой проклятой плантации скит-деревьев. Мы целый день летели на восток и пересекли два временных пояса. Здесь у нас рассвет еще только начинается… - он зевнул. - Да, мы посадили флайер на какой-то штуке, напоминающей дамбу, и пошли спать… Хайнс говорит, что он собирается создать скульптурное изображение существ, посадивших скит-деревья - глаз, выглядывающий из-за дерева-ствола… Нет! Черт подери, нет! Мы сфотографировали несколько сотен тысяч квадратных миль скит-деревьев, растущих ровными рядами, а также дамбы, каналы и целую ирригационную систему, но даже и намека на живых существ не видели… Нет городов, нет домов, нет руин, нет ничего…

- Слушай, Макрай, у меня появилась теория насчет того, что случилось с обитателями этой планеты, - он опять зевнул. - М-да. Я думаю, они построили великолепную цивилизацию, а потом нашли снарка… С-Н-А-Р-К-А! Да. И снарк оказался буджумом.

[1] - Венворт перевел дух. - Поэтому они потихоньку смылись отсюда.

Он усмехнулся, когда на него из коммуникатора полились потоки ругани. Потом Макрай отключился, у него хватало своих проблем на базовом корабле Института Космических Исследований, прозванном почему-то «Галопирующей коровой».

Венворт с удовольствием потянулся и посмотрел в иллюминатор флайера. В коммуникаторе по-прежнему что-то шумело - довольно-таки странное явление для аппаратуры такого класса. Но прежде чем Венворт успел поразмыслить об этом, он заметил какое-то движение в сером предрассветном воздухе. Он наклонился вперед и затаил дыхание.

Не шевелясь, Венворт наблюдал за объектом, который двигался как-то странно, пока не скрылся из виду. И только тогда астронавт перевел дух.

Тут раздался голос Хайнса:

- Что слышно с «Галопирующей коровы»?

Венворт глотнул воздуху и посмотрел туда, где скрылось странное существо. Потом очень спокойно ответил:

- Макрай беспокоился, что мы долго не докладывали о результатах наших поисков. Там, где сейчас находится корабль, солнце взошло уже два часа назад.

Светало. На севере - если, конечно, считать, что солнце встает на востоке - невысокая, но крутая горная гряда начиналась сразу за дамбой, где они вчера посадили флайер. Существо, или механизм, скрылось где-то в горах.

Хайнс, зевая, подошел к столу.

Я чувствую, - сказал он и снова зевнул, - что сегодня будет отличный день. Как бы я хотел хоть немного повозиться с куском глины. Я бы мог даже сделать твой бюст, Венворт, за неимением более привлекательной модели.

- Посматривай в иллюминатор, - посоветовал Венворт, - и накрывай на стол.

Коммуникатор со странным постоянством продолжал выдавать статические помехи, которых вообще не могло быть на планете, где явно не сохранилось никаких обитателей, а все признаки цивилизации бесследно исчезли. Но в то же самое время Венворта не покидало ощущение, что за ними постоянно кто-то наблюдает. Полнейший бред, конечно.

Хайнс разломил прохладный апельсин. За несколько минут кухонный комбайн успел не только разогреть завтрак, но и разморозить фрукты.

- У меня было странное видение, Хайнс, - осторожно начал Венворт. - Как ты считаешь, я похож на сумасшедшего?

- Пожалуй, нет, - ответил Хайнс. - Хотя ты не только не женат, но даже и не помолвлен. В то время как мое психическое состояние остается нормальным только благодаря тому, что я собираюсь жениться сразу по возвращении на Землю. Я уже сообщал тебе об этом?

Венворт проигнорировал самонадеянное заявление Хайнса.

- Что-то здесь произошло, - произнес он задумчиво. - Вот послушай, мы впервые обнаружили скит-деревья на Цетисе Альфа-3. Они росли ровными рядами многие и многие мили. Деревья были посажены кем-то, кто знал, что он делает и зачем. Мы обнаружили дамбы, каналы - целую ирригационную систему. Мы нашли места, где земля была ухожена и обработана и где росли самые разнообразные деревья и цветы. Это было похоже на городские парки, только самих городов - домов или хотя бы развалин - мы не нашли нигде. Мы пришли к выводу, что совсем недавно на планете жили представители высокоразвитой цивилизации, но нам так и не удалось увидеть ни кусочка обработанного камня или металла, которые подтвердили бы наши гипотезы. Цивилизация существовала, а потом исчезла, и вместе с ней исчезло все. Все, кроме растительности. Ну что ты молчишь?

- Так я еще должен поддерживать беседу с сумасшедшим? - весело ответил Хайнс.

Венворт не принял шутки.

- Макрай лезет на стены, - со вздохом сказал он, - потому что у него ничего нет, кроме фотографий. Ты, конечно, вылепил замечательный образец плода скит-дерева, но нам удалось заморозить несколько настоящих. Потом мы отправились в другую солнечную систему. И на одной из планет мы снова наткнулись на скит-деревья, высаженные идеально ровными бесконечными рядами, а также дамбы, каналы, парки. Макрай ужасно разочарован. Какая-то негуманоидная раса растворилась в глубинах космоса. Так? Хайнс взял чашку кофе.

- Умозаключение, - подтвердил он, - сделанное единодушно всей командой «Галопирующей коровы».

Венворт нервно выглянул в иллюминатор флайера.

- Мы полетели дальше. На девяти планетах в семи солнечных системах мы нашли плантации скит-деревьев, в длину достигающие шестисот - семисот миль и идущие, между прочим, по дугам большого круга,

[2] -дамбы и ирригационные системы. Тот, кто посадил скит-деревья, владел искусством межзвездных путешествий, потому что некоторые из этих планет находятся в двухстах световых годах друг от друга. Однако нам нигде не удалось найти ни одного артефакта расы, которая оставила такие странные следы. Или существо - чудовищное существо - сумело выработать инстинкты, которые побуждали его сооружать дамбы и выкапывать каналы, как это делают бобры или некоторые виды муравьев и термитов? Может быть, мы приняли некий инстинкт за проявление разума?

Хайнс заморгал.

- Семь солнечных систем. Двести световых лет. Некие существа, зародившиеся, очевидно, на одной планете, смогли перенестись на двести световых лет… Бред!

- Я кое-что видел, - сказал Венворт. Он сделал глубокий вздох. - Я не буду рассказывать тебе, на что оно было похоже, - я и сам в это не верю! Но я хочу сначала разобраться в том, что здесь происходит, а уж потом докладывать Макраю. Послушай!

Веиворт показал на коммуникатор, в котором что-то странно и однообразно потрескивало. Хайнс насторожился.

- Что такое?.. Здесь просто не может быть никаких помех!

- Да, но должна же быть причина их возникновения. Может быть, я видел туземца. Так или иначе, я собираюсь выйти наружу и поискать его следы.

- Один? А почему бы нам не пойти вместе? Венворт покачал головой.

- Я возьму ручной огнемет, хотя мне, наверное, больше пригодились бы кроссовки для бега по пересеченной местности. Если хочешь, можешь прикрывать меня с воздуха. Только давай без дурацкого геройства, Хайнс!

Хайнс присвистнул.

- Давай сначала посмотрим сверху, из флайера,- предложил он. - Мы можем поискать следы в телескоп. Если мы увидим Бармаглота

[3] или что-нибудь подобное, то смоемся отсюда подальше.

Венворт облизнул губы.

- Наверное, это разумно, - согласился он.

Пока Хайнс убирал остатки завтрака в дезинтегратор, Венворт уселся в кресло пилота, отключил систему оповещения, которая должна была разбудить их, если бы ночью какое-нибудь живое существо подошло к флайеру ближе, чем на сто ярдов, и запустил двигатели. Через тридцать секунд флайер легко поднялся в воздух и завис на высоте четырехсот футов. Венворт взял радиопеленг на место посадки, никаких других удобных ориентиров для ориентации флайера он найти не смог.

Скит-деревья начинались там, где земля выравнивалась, и уходили за линию горизонта. Они представляли собой группу узких и хрупких стержней, которые поднимались вертикально вверх на восемьдесят футов, затем начинали ветвиться, причем на ветвях висело множество плодов. Каждая группа образовывала геометрически идеальный круг диаметром в шестьдесят футов. Расстояние между соседними группами всегда составляло ровно девяносто два фута.

Флайер завис в воздухе, и Венворт через окуляры мощного телескопа стал рассматривать поверхность под ними. Он смотрел не отрываясь, тщательно изучая каждый фут между группами скит-деревьев. Никакого результата. Никаких следов того странного существа, в которое и сам до конца не верил.

- Я думаю, - с неохотой промолвил Венворт, - нам придется спуститься вниз. Хотя, может быть, я действительно свихнулся.

Хайнс кротко сказал:

- Кстати, о сумасшедших, вон тот город - видение или нет?

Венворт, взглянув в указанном направлении, подпрыгнул в своем кресле. Далеко-далеко впереди, у самого горизонта, поднимались ввысь силуэты зданий. Без сомнения, это был город, но ведь они буквально обшарили девять планет и не нашли ни единого доказательства существования расы, посадившей скит-деревья. Венворт мог разглядеть отдельные башенки, соединенные неким подобием воздушных дорог.

- Это, - сказал Венворт, - важнейшее открытие, тут нет никаких сомнений!

Флайер понес их к далекому городу.

- Бери управление на себя, - приказал он Хайнсу, - а я свяжусь с Макраем. Он завопит от радости.

Нажав кнопку вызова, Венворт услышал голос Макрая. Венворт доложил обстановку и навел крошечный телевизионный сканер на огромные конструкции, возвышающиеся у далекого горизонта. Победный рев Макрая перекрыл шум моторов.

- «Галопирующая корова», - сказал Венворт Хайнсу, - летит сюда. Макрай сообщил наши координаты всем разведывательным партиям. Они спускаются в атмосферу, Макрай хочет увидеть город собственными глазами.

- Какой город? - спросил Хайнс странным голосом.

Венворт не поверил своим глазам: ровные ряды скит-деревьев, уходящие за горизонт. Города как не бывало. Венворт не мог отвести глаз от экрана.

Куда делся этот проклятый город?

Венворт включил сверхзвуковой локатор и радар. Поиски были тщетными.

- Он там был! - метался Венворт. - Мы вернемся назад и начнем сначала!

Он повел флайер по крутой дуге назад к горам, к тому месту, где они останавливались на ночлег. Вдруг коммуникатор разразился пулеметной очередью статических помех. Венворт, сам не зная почему, бросил короткий взгляд назад - город вновь появился на горизонте!

Венворт резко развернул флайер и понесся к зданиям. Целую минуту они ясно видели город, а статические помехи стрекотали в коммуникаторе. Потом шум прекратился, и город исчез.

Они снова резко повернули: внизу под ними опять лежал монотонный ландшафт.

- Макрай появится здесь, - как-то весело сказал Хайнс, - увидит эту пустыню и поймет наконец, что мы свихнулись. Он даст команду возвращаться домой, и тогда…

- И тогда ты сможешь жениться! - рявкнул Венворт. - Хватит! До меня дошло! Поворачиваем обратно к горам…

Они еще раз развернули флайер и помчались к месту ночной стоянки. В десяти милях от него, на высоте пяти тысяч футов коммуникатор снова ожил. Венворт сбросил дымовую шашку и развернул флайер так резко, что центробежная сила чуть не вышвырнула его из кресла. Перед их глазами высился все тот же таинственный город. Флайер с ревом мчался вперед, а помехи не прекращались ни на мгновение. Одна минута. Две. Веиворт выпустил еще одну дымовую шашку. Первая уже упала на землю, и от нее поднимался столб дыма. Вскоре, упав на землю, задымилась вторая. Через десять миль Венворт сбросил третью. Шашки будут гореть час и дадут ему точное направление на исчезнувший город.

Однако на этот раз город не исчез. Он вырастал перед их глазами: они уже могли рассмотреть множество подробностей…

Город был единым целым: конструкция огромной сложности, но смоделированная так гармонично, что ни одна деталь не могла существовать без другой. Этаж за этажом, стройные башенки, соединенные широкими, парящими в воздухе дорогами,

- все это являло собой гармонию удивительной, чуждой красоты. Город поднимался на высоту десяти тысяч футов от скит-деревьев, стоящих у его основания.

- Они строили высокие здания, - мрачно заметил Венворт, - чтобы занимать поменьше земли, где могли бы сажать свои чертовы деревья. Я хочу приземлиться где-нибудь поближе к городу, Хайнс.

Вскоре Венворт плавно посадил флайер в ста ярдах от ближайшей башни. Казалось, башня была сделана из цельного металла, без единого шва. Стены украшал сложный, изысканный орнамент. Но самым поразительным было полное отсутствие движения. Даже за стеклами многочисленных, необычайной формы окон не было никаких признаков жизни. И когда флайер мягко опустился между двумя группами скит-деревьев и Венворт выключил двигатели, а потом и коммуникатор, наступила тишина.

Город, где могли бы жить миллионы людей, возвышался совсем рядом, застыв в молчаливой неподвижности.

- И тогда принц вошел в замок, - раздраженно произнес Венворт, - поцеловал спящую красавицу, и она открыла глаза. Потом они поженились и жили долго и счастливо. Идешь, Хайнс?

- Иду, - отозвался Хайнс. - Но я никого целовать не буду - я помолвлен!

Венворт вылез из флайера. Ни разу, ни на одной из планет, где росли эти деревья, не встретили они ни одного опасного животного. Существа, посадившие скит-деревья, уничтожили всю опасную фауну. Это - один из немногих фактов, не вызывавших Ъомнений. Тем не менее, прежде чем отправиться в город, Венворт засунул ручной огнемет за пояс.

Вдруг он застыл, как вкопанный: какое-то странное мерцание заслоняло город. Перед путниками в одно мгновение выросла сплошная металлическая стена. Сверкающий, гладкий, без единого шва металл, идеальная цилиндрическая поверхность. Стена поднималась футов на сто. Венворт и Хайнс оказались внутри цилиндра - вместе с несколькими группами скит-деревьев - диаметром в двести ярдов.

- Ну, и откуда, черт возьми-, эта штука взялась?

- задыхаясь спросил Венворт.

В довершение ко всему, наступила полная темнота. Хайнс, который еще не успел вылезти из флайера, нажал кнопку экстренных посадочных огней. Два луча прорезали тьму, отразились от полированной поверхности и заметались по кругу, отражаясь снова и снова. Венворт поднял глаза. Сверху была плоская металлическая крыша. Венворт яростно закричал:

- Все это ерунда! Этого не может быть!

Он решительно направился к стене. Его фигура отбрасывала сразу две громадные тени. Пока он шел, на стенах гигантского металлического цилиндра плясали блики света и тени.

Подойдя к стене, Венворт достал огнемет и постучал рукояткой по металлу. Раздался глухой лязг. Тогда он отошел от нее на пять шагов, поднял огнемет и нажал на спуск. Пламя ударило в стену и отразилось целым фейерверком искр. Он снова подошел к стене: на ней не осталось ни единой отметины, более того, металл даже не нагрелся.

Хайнс некстати пошутил:

- В чем дело, Венворт? Красавица не желает просыпаться?

Венворт вернулся к флайеру и, забравшись на борт, включил коммуникатор на полную мощность: шум помех чуть не оглушил его. Он нажал кнопку вызова. Потом еще и еще. Ничего. Он выключил коммуникатор. Наступила пугающая мертвая тишина.

- Ну? - спросил Хайнс.

- Хотя это и невозможно, - ответил Венворт, - я все понял. Стена не настоящая.

- Значит, мы можем пролететь сквозь нее?

- Мы разобьемся! - с отчаянием сказал Венворт. - Она материальна!

- Не настоящая, но материальна? - спросил Хайнс. - М-да, немного странно. Когда я вернусь на Землю и стану счастливым семьянином, то постараюсь придумать более правдоподобную историю для своей жены на случай позднего возвращения домой.

Венворт только взглянул на приятеля. Лоб Хайнса покрылся испариной.

- Что зто такое?

- Откуда я знаю? - вздохнул Венворт. - Однако тут есть какая-то система: город исчезает и снова появляется - и, похоже, он абсолютно пуст. Теперь эта консервная банка, в которой мы оказались. Нигде нет механизмов, способных воздвигнуть такие огромные стены. И крышу. Как ее опустили? В одно мгновение ничего не стало, а в следующее - мы в клетке. Как будто что-то материализовалось из пустоты. И город - такой же трюк! Может быть, это и есть секрет цивилизации, которую мы разыскиваем?!

Его голос гулким эхом отразился от металлических стен.

- Ив чем же их секрет?

- В материализации предметов! Они производят некую синтезированную материю! Делают… ну, скажем, силовые поля, которые выглядят и ведут себя, как материя. Конечно! Если ты можешь сгенерировать здание, зачем его строить? Мы способны создать магнитное поле с помощью катушки индуктивности и электрического тока. Оно настолько же реально, как и кирпич. Просто оно другое! Мы можем получать изображение на экране. Оно такое же реальное, как и картина, написанная красками. Но оно другое! Предположим, мы можем создать нечто вроде магнитного поля, имеющее форму и цвет. Почему оно не способно быть материальным? Когда знаешь принцип, это несложно. Зачем тогда строить города? Нужно лишь расчистить для них место, сгенерировать их и дальше поддерживать столько, сколько потребуется, расходуя лишь энергию! Можно создать силовые поля в форме машин, которые выкопают каналы и построят дамбы…



Венворт говорил все громче. Отзвуки его слов метались между металлическими стенами и потолком. Наконец он замолчал. Хайнс спокойно сказал:

- Значит, у нас не появится никаких артефактов. Когда они покинут город, он будет стерт с лица планеты, словно изображение на экране кинотеатра после окончания фильма. Но Венворт, если кто-то обладает этим принципом и если он захватил неких излишне любопытных чужаков из космоса и посадил их в клетку, то что он будет делать дальше? - Хайнс немного помолчал.- Другими словами: что теперь будет с нами?

Венворт сжал зубы.

- Садись в кресло пилота - скомандовал он, - и держи палец на кнопке вертикального взлета. Когда увидишь свет, жми на кнопку, чтобы мы могли выскочить отсюда! Боюсь, что нам приготовлено что-то посерьезнее обычной клетки. Могу тебя заверить, они такими возможностями обладают!

Молчание. Голос Хайнса:

- И какими же?

- Сегодня утром я видел одну такую штуку,- мрачно пояснил Венворт. - Мне даже думать' о ней не хочется. Если они попробуют использовать ее против нас после того как клетка откроется… Держи палец на кнопке! Эта штука была больше, чем «Галопирующая корова»! Я должен попытаться предупредить Макрая.

Венворт устроился рядом с коммуникатором. Каждые десять минут он пытался связаться с главным кораблем. И каждый раз тишину вспарывал оглушительный вой помех, сквозь который ничего нельзя было разобрать. Флайер стоял на земле, освещенный многократно отраженным светом двух прожекторов. Внутри гигантского цилиндра оказались четыре группы скит-деревьев, которые делили свое заключение с флайером и людьми.

Тишина. Неподвижность… Каждые десять минут Венворт продолжал вызывать «Галопирующую корову».

Прошло полтора часа, когда они наконец услышали ответ:

- …лло! - донесся сквозь помехи искаженный голос Макрая. - Внизу… никаких следов… нигде…

- Возьмите на нас пеленг! - закричал Венворт. - Вы меня слышите?

- О чем вы …рите, мы вас прекрасно слы… - донеслось из коммуникатора. - Продолжайте… говорить…

Венворт заморгал. На «Галопирующей корове» их слышат без каких бы то ни было помех! А он почти оглох! Теперь все встало на свои места. Все!

Я продолжаю связь! - закричал он. - Постарайтесь определить наше местонахождение. Но не пытайтесь оказать нам помощь. Держитесь того места, где расположена пятидесятифутовая насыпь на северном отроге горной гряды. Как только вы скажетесь там, то сразу услышите статические помехи! Двигайтесь вдоль линии помех к горам, и тогда наверняка перед вами предстанут те, кто посадил скит-деревья, а также артефакты, какие только ваша душа пожелает! Однако не исключено, что вам придется применить оружие…

Он вздохнул.

- Я начал понимать, что происходит, - продолжал Венворт уже намного спокойнее. - Они создали цивилизацию, основанную не на строительстве объектов, а на их генерировании. Если вы хотите иметь силовое поле определенной формы, вам нужно его соответственно сгенерировать. Их города и машины созданы не из вещества, однако они материальны. Это силовые поля! Генераторы расположены где-то на расстоянии, и они наводят силовые поля там, где потребуется. Они проецируют материальные объекты, даже целые города так, как мы проецируем изображение на экране. Вот почему нам не удавалось найти артефактов! Мы искали города, а не генераторы силовых полей. Ищите луч статических помех, уходящий в горы…

Свет! С ослепляющей неожиданностью атомного взрыва появился свет. Венворт на мгновение увидел солнечные лучи, упавшие на тонкие, хрупкие стволы скит-деревьев, и почувствовал, как ускорение вертикального взлета вжимает его в кресло. Флайер взмыл ввысь, используя всю мощность двигателей, и Венворт увидел «Галопирующую корову», неуклюже продирающуюся сквозь атмосферу на высоте десяти тысяч футов, милях в двенадцати от них.

Они услышали голос Макрая, который доносился до них без малейших помех.

- Какого дьявола? - кипел он. - Мы видели нечто, похожее на большую металлическую цистерну, и оно исчезло, а вы вылетели оттуда, как пробка из бутылки шампанского …

- Я думаю, будет лучше, - мрачно сказал Венворт, - если вы полетите вслед за мной. По-видимому, те, кто сажал скит-деревья, не хотят, чтобы мы находились здесь. По чистой случайности мне удалось узнать, где они скрываются. Они заманили нас сюда, спроецировав город. Мы полетели посмотреть на него - а он исчез. Я играл с ними в прятки до тех пор, пока они не изменили тактику и город перестал исчезать. Может быть, они рассчитывали, что мы приземлимся на крыше какого-нибудь здания, выйдем из флайера, и тогда город исчезнет, а мы рухнем вниз с высоты в одну или две мили. Но мы приземлились рядом с городом, и они в один миг возвели вокруг нас тюрьму. Я не знаю, что они намеревались делать дальше, но тут появились вы, и они уничтожили нашу тюрьму, чтобы вам не удалось изучить ее. А теперь мы отправимся поговорить с ними!

Флайер помчался назад к дамбе, где утром, еще перед восходом солнца, Венворт видел то, о чем даже теперь, в свете дня, ему не хотелось вспоминать. Тем временем «Галопирующая корова» развернулась с грацией животного, в честь которого ее окрестили. До участия в экспедиции она была грузовым кораблем на маршруте Земля - Плутон: очень надежная машина, но не слишком удобная в управлении.

Флайер нырнул к горам. Он летел зигзагами - Венворт внимательнейшим образом осматривал каждый квадратный дюйм почвы… «Галопирующая корова» тащилась вслед за ними.

Ничего. Абсолютно никаких следов. Поиски продолжались. В коммуникаторе раздался голос Макрая:

- Они затихли. Мы приземлимся, разобьем лагерь и отправим в разные стороны разведывательные отряды.

Венворт что-то сердито проворчал. Он ни на минуту не прекращал поисков: дальше и дальше в горы, снова и снова внимательно осматривая землю. Вдруг в коммуникаторе что-то зашумело: крики, невнятные возгласы с борта «Галопирующей коровы». Затем неожиданно раздались воющие удары - стреляла электронная пушка, строчила с панической частотой. Послышался страшный хруст - и все смолкло.

Флайер сделал короткий поворот, и Хайнс с Венвортом побледнели. Венворт даже закричал от ярости.

«Галопирующая корова» опустилась на грунт. Ее грузовые люки были открыты. Именно в этот момент чудовище атаковало корабль с безжалостной дикой свирепостью. Оно было больше, чем «Галопирующая корова»: его высота достигала ста футов. У него был бронированный корпус и огромные мощные челюсти с невиданными зубами: многократно увеличенное воплощение кошмара. Чудовище, наверное, материализовалось из пустоты. Пока Венворт, скованный ужасом, смотрел вниз, исполинские челюсти сомкнулись на корпусе корабля и перекусили могучие пластины берилли-евой стали. Центральная балка, на которой крепился корпус, оказала некоторое сопротивление. Однако со страшным лязгом чудовище вырвало и ее. Теперь его огромные лапы кромсали корабль на части.

Члены команды выскакивали наружу и в ужасе разбегались кто куда. Монстр пока не преследовал беглецов: он, видно, решил покончить с кораблем. Кому-то удалось выстрелить из гранатомета прямо в оскаленную пасть, но гигант даже не заметил этого.

Венворт теперь сам управлял флайером. Он вел его вниз, пока, наконец, не услышал шум статических помех в коммуникаторе. Раз или два флайер делал попытки выскочить из луча, но Венворт упорно возвращал его обратно.

- Там! - хрипел он, задыхаясь от ярости. - Там, на склоне горы! Там дыра - вход в пещеру! Луч исходит оттуда!

Венворт бросил флайер в сторону отверстия и у самого входа затормозил всеми двигателями. Выскочив из флайера, он, не теряя ни минуты, вбежал в пещеру, держа перед собой ручной огнемет.

Внутри пещеры что-то ослепительно вспыхнуло. Из бело-голубого пламени короткого замыкания возникла гигантская дуга, которая через мгновение бесследно исчезла. Дым окутал пещеру, но сквозь завесу Венворт разглядел маленькую, медленно ползущую фигурку. Существо споткнулось, упало, задергалось и замерло. Венворт, сжимая огнемет, ждал появления новых врагов.

Но больше никто не появился. Дым медленно рассеивался. Вскоре Венворт смог разглядеть, что на полу лежит космический скафандр необычной конструкции, что существо в скафандре - негуманоид, и оно мертво. Затем его глазам предстал почти стандартный генератор жесткого излучения, соединенный толстым кабелем со сканирующим устройством. Еще он увидел модель города, в который они с Хайнсом пытались попасть. Модель была сделана с невероятной точностью: все детали были проработаны до мельчайших подробностей. Однако сейчас сканирующая система фокусировалась на металлическом объекте, который представлял собой миниатюрную модель чудовища с лапами, челюстями и броней. Она была длиной около двух футов и, видимо, могла управляться на расстоянии. Огромное существо, повторяющее все движения этой хитрой маленькой игрушки могло рыть каналы и собирать урожай с вершин скит-деревьев. Могло оно и разорвать на части огромный космический корабль, как фокстерьер разрывает крысу…

Тут оказалось еще очень много всего. Но хозяин в пещере был один, и ему приходилось носить скафандр даже у себя дома. Теперь он погиб.

Хайнс позвал из флайера:

- Венворт! Что произошло? Ты жив? Венворт быстро вышел из пещеры. Он хотел узнать,

сильно ли пострадала «Галопирующая корова».

Зрелище, представшее его глазам, было ужасным. От корабля остался только каркас. Двигатели не очень пострадали, но вся внешняя оболочка была сорвана, помята и во многих местах пробита насквозь. Не оставалось ни малейшей надежды на починку корабля в полевых условиях.

- Похоже, к свадьбе меня не дождутся. - На этот раз Хайнс не улыбнулся.

Но меньше чем через месяц «Галопирующая корова» летела домой. И именно Хайнс, правда, невольно, сделал это возможным. Изучение проектора материи позволило понять принцип его действия, и Хайнс, предприняв отчаянную попытку пошутить, предложил вылепить фигурку последнего обитателя планеты и спроецировать ее на высоте двух миль над плантациями скит-деревьев. Но ему поручили смоделировать нечто совсем иное.

«Галопирующая корова» уже почти достигла исследованной части галактики. Еще две недели - и они будут у форпоста земной цивилизации, на Ригеле. Длинная скелетообразная башня была построена из исковерканных остатков старого корабля. Заработало сканирующее устройство, и генератор материи спроецировал вокруг башни оболочку, смоделированную Хайнсом.

- Подумать только, - говорил Хайнс, блаженно улыбаясь. Он сидел в специальной каюте, где находилось сканирующее устройство и генератор материи, поддерживавший силовое поле вокруг корабля,- две недели, и мы на Ригеле! Два месяца, и мы дома! Два месяца и еще один день, и я женатый человек!

Венворт смотрел на маленький движущийся объект, на котором был сфокусирован сканер.

- Ты странный парень, Хайнс, - сказал он. - У меня такое впечатление, что в твоей голове не бывает мрачных мыслей. Ты знаешь, что погубило эту цивилизацию?

- Снарк? Или буджум? - невинно спросил Хайнс. - Расскажи мне.

- Биологи решили эту задачу, - ответил Венворт. - Чума. Последний бедняга, оставшийся в живых, носил скафандр, чтобы защититься от микробов. Похоже, один из земных кораблей потерпел катастрофу в их звездной системе. Их исследователи нашли его и посадили на поверхность одной из планет. Они узнали много нового, но на борту корабля оказались микробы разных болезней, от которых у них не было иммунитета, от насморка, например. В их телах инкубационный период составил шесть месяцев, и все это время заболевший оставался заразным. Они слишком поздно узнали об этом и не успели установить карантин. Ничего удивительного, что бедняга хотел убить нас! Ведь мы уничтожили целую цивилизацию!

- Очень жаль! - посочувствовал Хайнс. Но тут он взглянул на маленькую движущуюся модель нового корпуса «Галопирующей коровы». - Ты знаешь, - сказал он беспечно, - мне это нравится! Может быть, я и не самый лучший скульптор в мире, но когда мы приземлимся, я определенно стану самым знаменитым!

И он поклонился маленькому движущемуся объекту, у которого были длинный хвост с кисточкой, вытянутая шея и изогнутые рога. Его ноги сгибались и разгибались, сгибались и разгибались.

Корабль теперь уже полностью соответствовал своему имени, когда мерным галопом несся сквозь пустоту космоса к Земле.

Перевел с английского Владимир ГОЛЬДИЧ


[1] Персонажи поэмы Льюиса Кэрролла «Охота на снарка» (Здесь и далее прим. перев ).


[2] Большой круг - сечение сферы, проходящее через ее цецтр.


[3] Сказочное существо, придуманное Льюисом Кэрроллом.


This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

18.08.2008




home | my bookshelf | | Планета неведомых деревьев |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу