Book: Король-Дракон Мистары



Торарин Гуннарссон

Король-Дракон Мистары

Посвящение

Памяти Айртона Сенны да Сильва(1960–1994).

Тем героям, которые доказали как своей жизнью, так и смертью, что за некоторые мечты стоит отдать все, включая жизнь, и принесли обратно в этот мир рыцарей и рыцарство.

Пролог

Пышущие жаром камины, в которых с треском лопались дрова, пылали по сторонам широкой затемненной комнаты, наполняя ее, хотя бы частично, теплым золотым светом. Золотой дракон, Мартэн, тихо скользнул внутрь, оставив открытой массивную деревянную дверь. Помедлив на мгновение, он уселся на массивные ягодицы и расстегнул пряжки своей упряжи, на которой висело его оружие и мешочки с вещами. Зимная ночь очень долгая и пронизывающе холодная, так что он с радостью спрятался от нее в своем уютном логове. Потом он положил упряжь на широкую кровать в центре комнаты, где было темнее всего, так как она находилась далеко от обеих каминов, а длинные тени от немногочисленной мебели накрывали ее целиком. Он вытянул длинную узкую спину, неторопливо пересек комнату и сел рядом с одним из каминов, погрузившись в его теплый свет.

Здесь, в Горах Зубов Червя, зима казалась холодной и долгой как смерть, а его пещера находилась так высоко в запрещенных горах этой северной земли, что было еще холоднее. Мартэн повернул голову, пристально уставившись на ряд широких но невысоких окон, глядящих с высоты наружу. Ночь была очень холодна, и снег танцевал в порывах ветра. Несколько далеких бледных огоньков — вот и все, что он смог увидеть через летящий снег. Отсюда тайный город Виндрич казался почти пустым. Многие из тех, кто жил там, вернулись в свои собственные земли на время зимы, а кое-кто спрятался в своем уютном и уединенном логове. Игр почти не было, охота была еще хуже. Зато зима была временем покоя, и это компенсировало ему холод и скуку.

Он перевел взгляд на кровать в центре комнаты. Даже бледного света каминов было вполне достаточно, чтобы он мог разглядеть огромный черный силуэт, свернувшийся клубочком и спокойно спящий в центре кровати. Потом темная фигура пошевелилась и изящная узкая голова на длинной гибкой шее медленно поднялась и посмотрела на него. Тонкое треугольное лицо венчалось рогами и драконим гребнем, через полутьму сверкнули большие прекрасные глаза. Потом дракон на мгновение взглянул в сторону, произнеся в уме маленькое заклинание, и изящные светильники, висевшие в подставках на стенах, начали светиться мягким золотым светом. Теплые лучи осветили юную золотую леди-дракон, которая, хотя и слишком маленькая для своего племени, была изящна и грациозна. Она мигнула, а потом широко зевнула.

— О, я разбудил тебя? — спросил Мартэн.

— Нет, я ждала, когда ты придешь, — ответила Дареша.

Потом она встала и спустилась с кровати, и Мартен искренне восхитился ее красотой и грацией. Лицо было длинное и узкое, с большими темными глазами, сверкающими над небольшим носом. Роскошный выскокий гребень нависал над очень тонкой, длинной но сильной шеей. Тело было маленькое и гибкое, а широкие крылья были плотно прижаты к спине. В очередной раз Мартэн решил, что она самая прекрасная женщина из всего племени, что она даже красивей его сестры, Карендэн. И хотя он и восхищался ее красотой, тем не менее самой привлекательной чертой в ней было тихое очарование и почти невероятный для столь молодой девушки ум.

Ее голова качнулась вперед, к нему, и она ласково потерлась носом о его грудь. Мартэн, в свою очередь, легонько шлепнул своей мордой по задней стороне ее шеи. Драконы не часто жили вместе со своими возлюбленными, предпочитая одиночество, и у Дареши было свое собственное логово. Она была королевой, и у нее, как и у него, был свой собственный отряд драконов, искавший у нее защиту и ждавший ее приказов. И Мартэн благодарил судьбу, что она выбрала провести по меньшей мере часть зимы в его обществе.

— Неужели ты был снаружи в такую холодину? — спросила она, усаживаясь на ягодицы рядом с ним.

— Сегодня ночью с самых низких гор не было видно луны, — сказал он. — Мне пришлось взлететь над облаками, что увидеть ее. Это навело меня на мысли о Ночи Середины Зимы и о том, как все было замечательно несколько лет назад, когда Великий еще не ушел от нас. Этим вечером мы устроили бы настоящий пир, потом полетели бы в горы и всю ночь пели бы наши старинные песни.

— Я не настолько маленькая, чтобы не помнить этого, — слегка озадаченно ответила Дареша. Она была настолько молода, что даже ее любовник преуменьшал ее возраст. Великий был духовным руководителем драконов, Бессмертным; он — и только он — защищал и представлял драконов среди таинственных и могущественных Бессмертных. Но прошло не меньше четверти столетия с тех пор, как он исчез, и это действительно совсем короткое время по сравнению с продолжительностью жизни дракона.

— Почему мы забыли о старых обрядах? — спросил Мартэн, задумчиво глядя в окно на снежную ночь. — Неужели драконы совсем потеряли свою храбрость с исчезновением Великого?

— Может быть и так, а может быть из-за страха перед Повелителем Драконов? — в свою очередь спросила Дареша.

Мартэн взглянул на нее, его уши опустились. — Не только из-за Повелителя Драконов. Драконы знают, что мы живем в момент, затерянный между временами, мы отрезаны от нашего прошлого, будущее еще не настало. Я подозреваю, что Повелитель Драконов послужит, как говорит пророчество, орудием нашей судьбы. Будет ли это к добру или ко злу, зависит только от нас, от нашего нетерпения и страха.

— Ты сам никогда не боялся Повелителя Драконов, — заметила Дареша.

— Нет… Я стал доверять ему, хотя и не сразу, — медленно ответил Мартэн. — Я верю, что он не станет умышленно вредить нам, если его не спровоцировать. Но я очень боюсь причудливых поворотов судьбы, которые могут сделать нас врагами, несмотря на самые лучшие намерения. Я давным давно подозревал, что первая война с Повелителем драконов была результатом взаимного недопонимания, а ведь она почти уничтожила нашу расу. Я бы не хотел, чтобы это случилось опять.

— Да, может случиться так, как ты сказал, — согласилась Дареша. — Большинство драконов знает только одно — у нас есть незаконченное дело с Повелителем драконов, и вот уже почти пять лет мы ждем неизбежного завершения нашей непостоянной и изменчивой судьбы.

— И все, что мы можем сделать, ждать, — сказал Мартэн, пристально глядя на холодный каменный пол. — Мы должны ждать, пока она не придет, наша судьба. И мой долг, как руководителя Великой Нации Драконов — сделать все, что я могу, чтобы эта судьба оказалась добра к нам. Вот почему я не осмеливаюсь играть в игрушки с единственной силой в этом мире, которая может уничтожить нас.

Дареша пододвинулась к нему поближе и потерлась щекой о его могучую шею. — По меньшей мере не давай этим мрачным мыслям завладеть тобой, хотя бы сегодня ночью. Ты только что летал на жутком холоде. Давай ляжем вместе в кровать и я смогу согреть тебя.

Мартэн вздохнул, и решительно выкинул из головы свои тревоги. Быть может придется ждать долгие годы, прежде чем решится судьба драконов, и у него нет идей получше, пока, что он должен сделать такого, что еще не сделал. Так что он уселся на свои массивные ягодицы и своими короткими передними лапами обнял маленькую драконицу. Как хорошо окунуться в теплоту и уют логова, и в объятия своей возлюбленной! И тем не менее он не смог полностью избавиться от чувства тревоги, которая грызла его душу и погнала его навстречу ледяным зимним ветрам. В его настроении было больше, чем просто тоска по добрым старым временам, когда драконы были уверены в своей судьбе, но с этим он ничего не может сделать. Дареша скользнула в его объятия и ласково положила голову на его могучую грудь.

Увы, момент нежности прошел очень быстро. Вой ледяного ветра заглушил новый звук, звук ударов могучими крыльями по воздуху, и сразу за ним знакомое шуршание: большой дракон садился на площадку на краю обрыва перед дверью. Дареша открыла глаза, подняла голову и навострила уши. Мартэн взглянул на нее сверху вниз, наслаждаясь ее изумением, потом, со вздохом, отпустил ее. Нежданный гость уже беспокойно барабанил в дверь в дверь, пока Мартэн быстро шел из спальни в огромный главный зал своего логова. Он не мог себе представить, что кто-то может потревожить его в разгар ночи, если не случилось что-то исключительно важное. Время приближалось к полуночи.

Дареша осталась сзади, усевшись на хвост рядом со входом в спальню, пока Мартен пересек центр зала и взобрался по лестнице наверх, чтобы открыть тяжелую деревянную дверь, ведушую на площадку перед отвесным обрывом. Он ожидал самого худшего, но тем не менее был просто потрясен, когда обнаружил что к нему прилетел Джерадэн, его коллега по парламенту. Престарелый золотой дракон не сказал ни слова, пока не проскользнул в дверь, а Мартэн взволновался еще больше, услышав рев драконов, раздававшийся в ночи.

— Неприятности? — спросил он.

— Намного большие, чем я мог ожидать, — сказал Джерадэн, стряхнув снег со своей спины. — В Виндрич кто-то проник. Кажется, что некоторые даже забрались в Зал Великого.

Мартэн был настолько потрясен, что сел где стоял, едва не уткнувшись головой в пол. Предполагалось, что враги драконов даже не подозревают о существовании тайного города Виндрича; а возможность проникновения в их самую охраняемую цитадель была вообще за пределами его понимания. Немного помолчав, он посмотрел на более старшего дракона. — Что случилось? Наверняка не война.

— Нет, не война… по меньшей мере пока, — согласился Джерадэн. — Но кроме этого я не знаю ничего, по правде говоря. Была поднята тревога, совсем недавно. Джердар уже созвал красных и черных драконов, чтобы помочь в поисках святотатцев, хотя я очень сомневаюсь, что они знают, кого искать. Мне представляется, что надо дать им найти и схватить их, так как сейчас именно это самое срочное. Но потом должен сказать свое слово холодный рассудок золотых драконов, и побыстрее, пока не случилось чего-нибудь еще. Ответ на такое дело должен быть решением парламента, а не местью нескольких буйных голов.

— Да, конечно, — сказал Мартэн, кинув взгляд на Дарешу. — Нужно собрать всех драконов твоего отряда, где бы они не были в городе, и моего тоже, если ты сможешь. Пускай они все соберутся в Зале Великого. Луше всего понять, кого мы ищем, а не летать как сумашедшие в ночи, в поисках неприятностей на свой хвост.

— Я сделаю это так быстро, как только смогу, — пообещала она.

Мартэн быстро пошел в спальню, надел на себя упряжь и подтянул все ремни. Драконы обычно не носили оружия — вполне хватало природного — так что упряжь и оружие Королей Драконов служили чаще всего отличительным знаком их власти. Но на упряжи Мартена висело шесть ножей, каждый размером не меньше человеческого меча. А на своей длинной спине он обычно носил меч, клинок которого был в три человеческих роста. Он вернулся в главный зал; Джерадэн открыл дверь и, следуя за престарелым драконом, Мартен вышел на холодную и темную внутреннюю каменную площадку. Дареша все еще надевала на себя свою собственную упряжь, путаясь от спешки, а они уже ушли оттуда.

На несколько мгновений Мартэн задержался на широком языке открытой небу внешней площадки, которая была достаточно велика, чтобы вместить развернутые крылья любого дракона. Мало что было видно через летящий по ветру снег. Где-то, очень далеко, слабо светились огоньки, наверно из других окон. Несмотря на тьму он ощутил множество драконов вокруг, слышал их голоса и треск их крыльев, когда они проносились по черному небу.

Он распрямил свои крылья и прыгнул в ночь. Несколько длинных и сильных ударов могучих крыльев, он набрал почти полную скорость и бесшумно заскользил по небу к центру города через настолько глубокую тьму, что даже его острые глаза не могли пронзить ее. Ведомый каким-то странным магическим инстинктом, он безошибочно облетал препятствия и очень скоро оказался у цели. Как всегда по ночам высокие здания Виндрича были темны, без единого огонька, который выдал бы присутствие тайного города любому наблюдателю за пределами каменного кольца. Но этой ночью все более низкие дома и подходы к огромному Храму Великого были ярко освещены.

Начиная с этого момента Мартэн стал держаться позади Джерадэна, давая возможность своему более старшему коллеге привести их к цели. Он уже мог видеть, что массивные главные ворота Храма были открыты, и множество драконов собрались на занесенной снегом площадке перед широкой лестницей. К его удивлению Джерадэн резко пошел вниз, и они пролетели прямо через открытый вход, едва не задев мраморные колонны входного зала. Приземлились они перед драконами, собравшимися вокруг Джердара, Спикера Красных Драконов. Мартэн удивился еще больше. Он думал, что известный своим горячим темпераментом дракон будет первым среди тех, кто сейчас носится по холодному небу ночи в поисках врагов, которых надо найти и убить.

— Первый Спикер, — приветствовал его Джердар, подтверждая прибытие Мартэна даже прежде, чем золотой дракон сложил свои крылья.

— Я высоко ценю, что вы так быстро отреагировали на угрозу, — сказал Мартэн, действительно благодарный красному дракону за то, что тот, решительно взял на себя руководство делами во время кризиса. — Вы можете мне сказать, что произошло?

— Ожерелье Драконов украдено, — просто объяснил Джердар. Все остальные драконы повернули свои головы к Первому Спикеру.

Мартэн, шокированный в очередной раз, уселся на ягодицы. Кража Ожерелья Драконов было ужасным делом, почти так же огорчительным для Нации Драконов, как и исчезновение Великого. Ничего удивительного что, похоже, каждый дракон в Виндриче прилетел сюда, чтобы помочь в поисках.

Мартэн поглядел вверх, отлично понимая, что они все ждут его решений и что он не должен проявить перед ними ни нерешительности, ни страха. — Джердар, я полагаюсь на вас. Соберите все отряды драконов, которые есть в городе и отправьте их на поиски. Пусть они летят во всех направлениях и осмотрят все, что только возможно. Пошлите разведчиков наружу, на случай, если у воров есть способ летать. Возьмите ваш отряд, и по меньшей мере еще один, и слетайте к Большому Заливу. Осмотрите каждое судно, которое находится там, помешайте любому кораблю отплыть в море, за исключением тех, на которых совершенно точно нет ожерелья. Осмотрите также поселения Альфатиан. Они тоже могут быть связаны с этим делом.

— А почему бы не напасть на них и не уничтожить? — спросил Джердар.

— Я еще не готов к таким действиям, — сказал ему Мартэн. — Если мы нападем на их поселки, это только привлечет к нам излишнее внимание, и много кто задумается, почему это мы так ревниво сторожим эти горы. Я все еще не уверен, что внешний мир знает о тайне Виндрича.

- А что делать, если мы наткнемся на Повелителя Драконов? — осторожно спросил Джердар.

— Если вы найдете Повелителя Драконов, то он, скорее всего, придет к вам на помощь, — уверенно сказал Мартэн. — Я не верю, что Повелитель Драконов как-то связан с кражей, хотя у меня нет времени объяснять вам почему. Помните, все надо сделать быстро и в тайне. Я заклинаю вас не делать ничего, что могло бы ухудшить наше и без того плохое положение.

Джердар кивнул головой и, не сказав ничего, взлетел, не вступая в спор. Учитывая отчаянные обстоятельства, Мартэн решил, что он может доверять красному дракону: Джердар сделает именно то, что ему сказано, не больше и не меньше. Но очень и очень немного драконов полетели вместе с Джердаром, в основном члены парламента, которые ждали приказов Первого Спикера. В мире было почти четыре дюжины тайных королевств драконов, но сейчас с Виндриче было только восемь королей или королев. К тому же большинство из них прилетели только с частью своих подданных. К счастью в городе находилось больше двух сотен других драконов, не принадлежащих ни к какому отряду. Мартэн горячо надеялся, что ему удастся без промедления организовать из них поисковые партии.

Золотой дракон развернулся и по каменному полу Храма Великого отправился внутрь храма, намериваясь побывать в комнате, где раньше хранилось Ожерелье Драконов. Он надеялся, что осмотр места кражи подскажет ему что-нибудь о ворах, и покажет ему направление, в котором надо их искать.

К сожалению, пока он предпочитал подозревать Альфатиан и думал, что уже знает тех единственных воров в этом мире, которые способны украсть Ожерелье Драконов.

Быстрым шагом Мартэн подошел к центру зала, выискивая взглядом изогнутую в виде двойной спирали лестницу, чьи широкие и высокие ступеньки должны были привести его на следующий этаж. Храм Великого был гигантским зданием, даже по меркам драконов, быть может самым большим зданием в мире. Сокровищница драконов находилась на втором этаже. Это не было сокровищница в обычном смысле, скорее собрание всех самых важных артефактов плюс небольшая, особая сокровищница, собранная драконами за свою долгую историю.



Второй этаж был во многом похож на первый и почти весь открыт взгляду, от стены до стены; только лес массивных колонн поддерживал потолок, настолько низкий, что даже самый маленький дракон не смог бы летать. Комната, в которой хранилось Ожерелье Драконов, была одной из тех немногих, которые были закрыты от взгляда, и располагалась рядом с центральной лестницей. Стены из белого камня, протянувшиеся между колонн, отгораживали шестиугольное помещение, открытое с противоположных концов. Все эти стены были сделаны скорее для красоты, чем для безопасности. Магическая защита, которая должна была хранить ожерелье в целости и сохранности, находилась внутри.

Подойдя к лестнице он обрадовался, когда увидел трех жрецов Великого, стоявших около комнаты, причем один из них был старщим жрецом, которого он знал очень хорошо. По меньшей мере на некоторые из своих вопросов он получит ответы. Жрецы тоже увидели его, и поклонились, как кланяются драконы: одна рука прижата к груди, длинные шеи грациозно, изогнулись, голова почти касается пола.

— Лорандин? — спросил Мартэн, и самый старший из трех золотых драконов поднял голову и кивнул. — Как это произошло?

Лорандин нахмурился, глядя внутрь комнаты. — Боюсь, ошибка была наша. Или, возможно я должен сказать, моя собственная. Жрецы охраняют весь Храм Великого, так что стражи стояли у главных дверей внизу, двое на площадке, ведущей на этот этаж и еще двое на лестнице выше этажа. Но никого из чужаков не было в Виндриче в течении многих столетий, и мне показалось, что в такую негостеприимную ночь вообще беспокоиться не о чем. К тому же, увы, в Виндриче сейчас не так много жрецов, как должно было бы быть. В последнее время для жрецов здесь почти совсем нет места.

— Это не их вина, — уверил его Мартэн. — Я могу понять, как мы до этого дошли. Но я должен знать, есть ли у вас какие либо мысли о том, кто взял ожерелье и как.

— Совершенно точно мы знаем только то, что не меньше двух дюжин драконов было здесь за последние четыре или пять часов, то есть с того времени, когда любой из нас видел ожерелье в последний раз. Только в течении этого времени можно было взять его.

— Скорее позже, как мне преставляется, — сказал Мартэн и начал подниматься по лестнице. — Если бы ожерелье украли скажем пять часов назад, я думаю, что посетители заметили бы это мгновенно.

Он вошел в комнату и остановился. Невысокий помост поднимался над полом примерно на две ступеньки; его верхушка были огорожена перилами из белого мрамора. В центре помоста стоял бюст благородного дракона, искусно вырезанный из какого-то сорта прозрачного хрусталя, похожего на голубой лед. Ожерелье Драконов должно было висеть на шее статуэтки, где оно находилось много столетий, но сейчас шея была пуста. Ожерелье, символ мира и покоя, было даром волшебников древнего Блэкмура после войны, в ходе которой первый Повелитель Драконов почти полностью уничтожил племя драконов. Оно было сделано для короля драконов, но тот никогда не носил его. Говорили, что тот, кто завладеет им, получит огромную силу и власть над великим народом.

Ожерелье было защищено могучими и смертоносными заклинаниями, наложенными самим Великим, когда он впервые принес его в эту комнату на сохранение. Только Мартэн, Первый Спикер, и самый старший жрец имели право приближаться к нему. Любой другой, попытавшийся пройти мимо окружающих верхушку помоста перил, был бы уничтожен на месте. Так что любой вор, способный украсть ожерелье, должен был заручиться помощью волшебника, не менее могущественного, чем сам Великий. Но казалось совершенно невероятно, чтобы какой-то смертный волшебник мог обладать силой большей, чем Бессмертный.

Возможно вор воспользовался поддержкой другого Бессмертного, подумал Мартэн. Это был бы полный крах, самая ужасная возможность. Первый Спикер знал, что он никогда не будет в состоянии сразиться с Бессмертным за обладание Ожерельем, и не имеет значения, кто ему будет помогать.

— Как они прошли через барьер? — спросил он.

— Это совсем не так трудно, как вы, вероятно, думаете, — ответил Лорандин. — Как вы знаете, Ожерелье было защищено заклинаниями, наложенными самим Великим. Эти заклинания не исчезли, когда Великий покинул нас, но со временем они ослабели. Я боюсь, что любой решительный и знающий волшебник мог изогнуть барьер настолько, что кто-то другой смог проскользнуть внутрь и взять ожерелье. Мы никогда не говорили никому о такой возможности, так как нам казалось, что самая лучшая защита для ожерелья — репутация этих заклинаний.

— То есть вы думаете, что воры могли знать об ослаблении барьера? — спросил Мартэн.

И опять жрец выглядел испуганным и ошеломленным. — Получается так, но я не могу себе представить, как им это удалось. Только несколько старших жрецов знают об этом, а мы умеем хранить свои тайны. А если мы и сказали кому-нибудь, то только вам.

Мартэн уселся на ягодицы, его уши упали на спину. Какое-то мгновение он выглядел совершенно пришибленным, даже оглушенным. — Бесмертный мог знать. Я опасаюсь, что мы имеем дело с одним из них. Знают ли жрецы хоть что-нибудь об этом? Быть может Великий говорил с вами или сообщил об этом другим путем?

Лорандин вскинул голову. — Первый Спикер, вы же прекрасно знаете, что Великий ушел много лет назад.

— Вы должны быть совершенно откровенным со мной, — жестко сказал ему Мартэн, поднимая голову и так вытягивая шею, что стал выше жреца. — Слишком много поставлено на карту. Моя сестра тоже старший жрец и, следовательно, я абсолютно точно знаю, что она получала приказы от Великого. И к тому же, если бы он действительно умер, эти защитные заклинания вообще бы исчезли. Так что расскажите мне все, что вы знаете.

Жрец невольно отвел взгляд. — Я знаю обо всем этом не больше, чем вы, и это правда. Если бы Великий мог сказать нам что-нибудь, неужели он не предупредил бы нас?

Мартэн, хотя и неохотно, был вынужден согласиться. — Делайте все, что возможно, чтобы раскрыть тайну. Коме того я должен просить вас призвать Карендэн в Виндрич, как вы это уже делали раньше. Пускай она прилетит одна. Они все готовы заподозрить, что Повелитель Драконов каким-то образом связан со всем этим делом, и от нее потребуют отчет о нем.

* * *

То, что произошло после воровства Ожерелья Драконов, не имело прецендентов в долгой истории Виндрича. Любой дракон, способный подняться в воздух, принял участие в поисках. Отряды драконов быстро пересекли весь восток и приземлились около Большого Залива, чтобы помешать ворам ускользнуть по морю, а другие начали тщательное прочесывание гор во всех направлениях. Новости о воровстве разнеслись по всем Скрытым Королевствам Драконов со скоростью полета дракона, и о ней узнали даже отряды, одиноко живущие в глуши. Так что вскоре все драконы мира узнали, что ожерелье украдено и присоединились к поискам. И Мартен больше всего боялся того, что драконы, живущие за пределами Королевств, которых он никак не мог контролировать, наделают глупостей в ходе попыток вернуть утерянное сокровище.

Пришло утро, но оно принесло мало хорошего. Патрули, которые организовал Джердар и которые должны были отрезать любые пути отступление чужаков из Виндрича, не только не нашли ничего, но и не обнаружили ни единого знака любого присутствия на ледяных пустошах, окружавших город. При свете дня они еще раз прочесали все вокруг, пусто. Шторм, начавшийся ночью, продолжился и утром, так что Горы Зубов Червя оказались затянуты серой пеленой из ледяного тумана и летящего снега. При такой погоде даже драконам, великолепно защищенным от любых опасностей, приходилось опасаться за свою жизнь, и верная смерть ждала любого другого, рискнувшего пересечь горы. Была возможность, что воры недооценили ярость шторма, которым они воспользовались для прикрытия своего бегства, и уже лежали мертвые, укрытые глубоким снежным покрывалом.

Ближе к полудню члены парламента, которые вместе со своими отрядами участвовали в поисках, начали понемногу возврашаться, и это очень устраивало Мартэна. Он совершенно точно знал, что необходимо заставить всех понять, что случилось, и что драконы могут сделать в ответ, а что не могут. Одновременно он не видел причин для того, чтобы созвать сессию парламента и устроить формальное обсуждение. Драконы продолжали прибывать, и их личные комнанты в Доме Парламента были переполнены.

— Признаюсь, что я боюсь самого худшего, — признался Мартэн, выслушав их доклады. — Или нашим врагам удалось сбежать, что означает, что их скорость и сила не меньше нашей, или они уже мертвы, и их ледяные трупы лежат где-нибудь в горах недалеко отсюда. Хотя не исключено, что они где-то спрятались и пережидают шторм.

— Но вы уверены, что они сбежали, — заметил Джердар, и это не был вопрос.

Мартэн выпрямил спину и обвил хвост вокруг себя. — Похоже, у нас нет никаких зацепок, чтобы определить, кто они такие и как выглядят, зато у нас есть очень много информации о том, на что они способны. Во первых, они должны быть могучими магами, чтобы без проблем прорваться через заклинания, которые защищали Ожерелье Драконов. Уже одно это очень много говорит о них. Но каким образом они вообще узнали об Ожерелье Драконов? Как они узнали, где находится Виндрич? Значит они знают о наших самых сокровенных тайнах. И наконец я спрошу так: Каким образом им удалось проникнуть в город, войти в сам Храм Великого и выйти так, чтобы их никто не заметил? Вот это и есть самые большие загадки.

— Лично для меня это не является загадкой, — объявил Джердар. — У Повелителя Драконов хватает силы чтобы прорвать любые защитные заклинания.

— Но как он узнал об Ожерелье Драконов? — негодующе воскликнул Мартэн. — Не хотите ли вы сказать, что Карендэн выдала ему все наши секреты? И вы на самом деле верите, что она унесла ожерелье именно для него? Я в это не верю, хотя я уже вызвал ее сюда, чтобы убедиться, что ни она, ни Повелитель Драконов не замешаны в это дело. Повелитель Драконов ее друг, но не хозяин.

— Если сам Великий не приказал ей украсть, — продолжал настаивать красный дракон.

— Если Великий на самом деле приказал ей и Повелителю украсть ожерелье, значит у него на это были серьезные причины, и они должны сообщить их нам, — сказал Мартэн. — Драконы-хулиганы однажды восставали против жрецов, но я не могу поверить, что любой из нас может восстать против Великого.

Джердар какое-то время сидел не двигаясь и молчал, уставившись в каменный пол. Хотя он не участвовал сам тех мрачных событиях, нельзя было сказать, что тогда он вел себя совершенно безупречно.

— Но если не Повелитель Драконов, то кто? — продолжал Мартэн. — Альфатиане? Я мог бы подозревать именно их, учитывая их недавние налеты на земли, окружающие Великий Залив. Если они каким-то образом узнали наши секреты, то они вполне способны замыслить воровство, создать заклинания, при помощи которых можно проникнуть в Виндрич, обмануть защиту и вернуться обратно с ожерельем.

— Правдоподобное объяснение, — согласился Джерадэн, с интересом поднимая голову. — Тем не менее не исключено, что у вас есть и другая версия, получше.

— Да, подозреваю, что есть, — согласился Мартэн. — Драконы-ренегаты тоже знают наши секреты. Они могли совершенно незаметно пробраться в Виндрич, принятые, по ошибке, за добропорядочных жителей нашего города.

Джердар с возмущением поднял голову. — Ренегаты никогда не осмелятся на такой поступок.

— Раньше ренегаты никогда бы не осмелились на такой поступок, — поправил его золотой дракон. — Но сейчас они стали просто сумашедшими из-за своего стремления к силе и власти, и нет ничего такого, на что они бы не осмелились. Кроме того имейте в виду, что ренегаты могли сообщить наши тайны нашим врагам.

Джердар подумал какое-то время, потом неохотно кивнул. — Да, я должен согласиться, это очень серьезные аргументы. И тем не менее я совершенно не уверен, что Повелитель Драконов никак не связан с этим делом. Я говорил об этом с другими драконами и многие согласны со мной. Мы должны тщательно распросить Карендэн. Если дела и дальше пойдут таким образом, я опасаюсь, что дальше будет еще хуже, намного хуже. И я хочу доказательств, что Повелитель драконов сдержит свое обещание, что он встанет на нашу сторону, ведь мы не нарушали мира и сами подверглись агрессии.

— Я уже вызвал Карендэн, и она расскажет нас все, что знает обо всем об этом, — ответил Мартэн. — Я по-прежнему верю, что Повелитель Драконов никак не вовлечен в дело с ожерельем. Более того, я верю, что он поможет нам вернуть его, если мы попросим его об этом. Но я не хотел бы оповещать его о наших делах до тех пор, пока я не буду уверен, что без него не обойтись. Но если я не буду полность удовлетворен тем, что расскажет моя сестра, вот тогда я поговорю с ним сам.

Джердар кивнул. — Возможно это будет самое лучшее. Насколько я понимаю, вы друзья.

— Да, я предпочитаю иметь его своим другом, так как он может стать исключительно опасным врагом, — подтвердил Мартэн. — Но этого друга лучше держать на расстоянии, пока Карендэн присматривает за ним, для нас. Если говорить о том, кого я сам подозреваю, то это или Флэмы — Волшебники Огня, или Альфатиане — Волшебники Воздуха, хотя откровенно признаться Флэмы не представляются мне достаточно компетентными чтобы замыслить и тем более совершить такое отчаянное дело. Карендэн расскажет нам об Волшебниках Огня, но я чувствую, что мы должны повнимательнее присмотреться к Альфатианам. Если воры не ренегаты, то только Альфатиане обладают достаточными познаниями в магии, чтобы забрать ожерелье и сбежать, не замеченные никем.

После полудня погода начала улучшаться. Снегопад наконец-то прекратился, облака стали расходиться, хотя ветер по-прежнему дул как сумашедший и небо выглядело угрожающе. Видимость улучшилась, так что поиски в окрестностях Виндрича стали легче, хотя и ворам, безусловно, было бы легче ускольнуть. Мартэну не слишком нравилось постоянно просить драконов продолжать поиски, но дело было слишком важно. Если он хочет, чтобы Ожерелье Драконов было найдено быстро, необходимо искать его здесь, в их собственных землях.

В то же самое время ситуация с Альфатианами стала еще хуже, просто критической. Ночью ветер взломал ледяной покров, сковавший Большой Залив, и открыл путь на восток, в чистое море. Пара кораблей вышли из крепостей Альфатиан вместе с полдневным приливом, чтобы использовать предоставившуюся возможность. Отряд драконов заметил корабли и начал медленный облет их, чтобы исследовать их содержимое. Альфатиане решили, что на них напали и начали сражаться, выпуская стрелы и болты из арбалетов. Тогда драконы яросто напали на них, разрывая их на куски в поисках своего украденного сокровища, и остановились только тогда, когда от кораблей остались только пылающие обломки.

Мартэн должен был признаться самому себе, что он скорее всего сделал бы то же самое, хотя и не так яростно и поспешно. Не зная в точности, где находится Ожерелье Драконов и подозревая Альфатиан, он никогда не дал бы этим кораблям ускользнуть. Безусловно, корабли были намного медленнее драконов, и у них было все время мира, чтобы проверить их. К сожалению у Мартена всегда были проблемы, когда приходилось иметь дело с Альфатианами, и не имело значения, замешаны они в воровстве или нет.

При всем при том ему пришлось признаться, что неприятности с Альфатианами назревали уже достаточно давно. Поселение халфлингов в Лиихе это одно, но Альфатиане стали строить крепости, а их поселки появились в опасной близости от земель, которые считались принадлежащими драконам. Мартэн знал, что рано или поздно он должен найти способ заставить их убраться оттуда, причем желательно не прибегая к помощи Повелителя Драконов.

Когда стало ясно, что нет не только ни малейшего признака присутствия чужаков или даже следов их бегства, но и не будет по меньшей мере до вечера, Мартэн решил, что необходимо сильно уменьшить протяженность поисков. Сотни, даже тысячи драконов из Виндрича и окружающих его земель носились взад-вперед над горами и побережьем начиная с середины прошлой ночи, они устали и проголодались. Лучше всего дать Джердару организовать патрули из молодежи и начать более рассчетливые и менее бросающиеся в глаза поиски. Заодно это даст ему возможность организовать группы из более сильных драконов-волшебников и жрецов для невидимых поисков при помощи магии. Так как воры, похоже, уже сбежали с добычей, он подозревал, что тонкое исследование поможет там, где потерпела неудачу грубая сила.

Теперь, когда первоначальная ярость схлынула, Мартэн впервые почувствовал отчаяние. Сколько же можно просить драконов о помощи? Сколько же еще несчастий может свалиться на голову Нации Драконов, прежде чем настанет полная анархия? Прежде всего нация и так держалась на честном слове. Сначала они потеряли подержку и защиты Великого, потом все, внезапно, вспомнили об ужасном пророчестве, а потом вернулся из небытия смертоносный Повелитель Драконов. И вот теперь самое древнее и самое священное их сокровище похищено. И, что еще более тревожно, самые тайные, самые тщательно охраняемые секреты драконов знают все, по меньшей мере их враги. Виндрич был единственным городом драконов, и его безопасность была даже не в том, что он находился очень далеко от любых других послений и до него было очень трудно добраться, а скорее в том, что никто, кроме драконов, вообще не знал о его существовании.



В последнее время Мартэн стал очень бояться будущего, тем более, что ответственность за основные решения, формировавшие будущее его народа, лежала на нем. Он чувствовал себя так, как если бы вел драконов через предательский и все более и более сбивающий с толку лабиринт из вызовов и угроз. Самая последняя вещь, в которой сейчас нуждались драконы, была бы война, и вот война с Альфатианами, а возможно и с другими врагами, казалось неизбежной.

Но, самое главное, он должен сохранить драконов от любых неприятностей с Повелителем Драконов. Он знал, что он мог бы позвать на помощь Повелителя Драконов, попросить его защитить драконов от врагов, но боялся его вмешательства и даже боялся подумать, чем такая защита могла бы закончиться. Кроме того, он должен был каким-то образом разрешить ситуацию с пророчеством, которое угрожало резко изменить судьбу драконов. Не имея ни маленьшего понятия, чего ожидать, он должен был позаботиться, чтобы это изменение было им на пользу.

Первым лучиком света в темноте стало то, что Джердар, предводитель красных драконов, потрясенный и даже подавленный воровством, предпочел следовать указаниям Мартэна, а не улететь прочь в ярости на весь мир. Все остальные предводители беспокойных племен драконов, красных, зеленых и черных, обычно предпочитали копировать поведение Джердара. В результате почтительное отношение Джердара к Мартэну позволило сохранить всю Нацию Драконов под контролем.

Вторым лучиком света стало появление Карендэн, которая долетела из Хайланда в Виндрич за потрясающе короткое время, появившись уже вечером, когда Мартэн обсуждал с остальными изменение способов поиска. Она получила вызов в середине прошлой ночи, во сне, удивительный трюк, выполнить которой могли только самые талантливые жрецы, и с тех пор летела без остановки. Она была очень голодна и на пределе сил, когда перед глазами пораженных драконов прошла в личную комнату брата, но она не могла бы выбрать более критическое время для появления. Многие драконы требовали от Мартэна гарантии, что Повелитель Драконов никак не связан с воровством, а сам Мартэн хотел бы удостовериться, что Волшебники Огня не вовлечены в это дело, прежде чем обрушить всю свою ярость на Альфатиан.

— Что случилось? — спросила она. — Такое ощущение, что Виндрич гудит, как гнездо шершней.

— То есть вы ничего не знаете? — спросил Джердар прежде, чем Мартэн успел сказать что-нибудь.

— Совершенно, — сказал она, устало садясь на. — Я получила приказ немедленно прилететь, и тон сообщения был настолько ужасен, что я в страхе проснулась и даже не досмотрела сон до конца.

— В Виндриче появились чужие, — прямо сказал ей Мартэн. — Они украли Ожерелье Драконов и мы не имеем ни малейшего понятия, что они с ним сделали. Нам нужна твоя гарантия, что Повелитель Драконов никак не связан с этим святотатством.

— Я гарантирую, что он не имеет с этим ничего общего, — сказала Карендэн, настолько усталая, что никак не отреагировала на эти потрясающие новости. — У меня с ним полное взаимопонимание. И я никогда не рассказывала ему ни об одной нашей тайне, а он никогда не спрашивал. Насколько я знаю, он никогда не слышал ни о Виндриче, ни об Ожерелье Драконов.

— А ты множешь описать его вчерашний день, до того момента, как ты вылетела в ответ на вызов?

Она слабо кивнула и на мгновение закрыла глаза. — Весь вчерашний день Повелитель Драконов провел в Браере. И он все еще был в доме, когда я улетела. За весь день я не расставалась с ним больше, чем на несколько часов, и вообще за последние несколько недель я никогда не была далеко от него. Так что я гарантирую, что он никак не связан с этим воровством.

— А что о Волшебниках Огня? — резко спросил Мартэн.

Карендэн какое-то время думала. — Я не понимаю, откуда они могли бы узнать об Ожерелье Драконов или о том, где оно находится, и я очень сомневаюсь, что у них хватит способностей, чтобы украсть его. Тем не менее я не стала бы полностью отказываться от этой мысли. Они отчаянно стремятся к силе, а Ожерелье Драконов артефакт невероятной силы. Когда я вернусь в Браер, я узнаю все, что смогу.

— Постарайся быть как можно более скрытной, — сказал Мартэн. — Согласно постановлению парламента никто, даже Повелитель Драконов, не должен знать о том, что случилось.

— Поняла.

Как только распросы закончились, Карендэн молча ушла из комнаты. Мартэну пришлось остаться еще на несколько минут, пока он вместе с Джердаром и другими не разработал более упорядоченный способ поиска, который удовлетворил всех. Но и после этого ему пришлось поговорить отдельно с Джердаром и Лориндэном по поводу их особых способов установления личности воров.

Только спустя некоторое время, ему удалось освободиться и он нашел Карендэн, ждущую в зале рядом с его личными комнатами. Она сидела на ягодицах и широко зевнула, когда он подошел. Ее слабость и усталось внезапно развесилили его, так как она всегда очень тщательно следила за своими манерами, чтобы не уронить достоинство жрицы. Она подняла шею и легонько потерлась своей щекой об его, их первое интимное приветствие с момента появления.

— Что ты думаешь обо всем этом? — просто спросила она.

— Я верю, что ожерелье взяли драконы-ренегаты, — честно сказал Мартэн. — Быть может они заключили союз с Альфатианами или Волшебниками Огня — скорее всего с Альфатианами, которые в последние время стали селиться на наших землях. Учитывая эти обстоятельства, мне придется разобраться с ними, понравится это Повелителю Драконов или нет.

— Я считаю, что он смог бы все понять, если ты объяснишь ему нынешнее положение дел, — заметила Карендэн.

— Я прошу прощения за то, что мы так срочно вызвали тебя сюда, но нам было необходимо узнать все, что только возможно, об намерениях Повелителя Драконов, — сказал он, усевшись на холодный каменный пол, лицом к ней. — Сегодня утром у нас уже была стычка с Альфианами, и это стоило им пару кораблей. Мне необходимо помешать драконам сделать что-нибудь настолько глупое, что это может привести к войне.

— Поняла.

— Кроме того я беспокоюсь за тебя, — продолжал Мартэн, тщательно подбирая слова. — Я высоко ценю возможность получать твои сообщения о Повелителе Драконов. Они очень помогают сдерживать страх драконов перед ним. Все таки ты служишь ему уже долгих пять лет.

— Моя служба Повелителю — не больше, чем мой долг жрицы, — сказала она. — Но, одновременно, это и мой собственный выбор. Он мой друг и товарищ.

— И тем не менее, — упрямо сказал Мартэн. — Я знаю, что ты очень близка к нему, но я бы не хотел, чтобы твоя любовь и преданность к этому не-дракону увела тебя с пути долга перед Великим и твоим народом.

— Пророчество утверждет, что Повелитель Драконов сыграет важную роль в судьбе драконов, — возразила Карендэн. — Разве не будет лучше для нас, если он будет думать о нас хорошо, с любовью, а не со страхом. Я чувствую, что я выполняю свой долг, будучи его другом.

— Это не то, что я имел в виду, — по-прежнему упрямо сказал ее брат. — Повелитель Драконов — самая большая опасность, с которой наш народ когда бы то ни было сталкивался. Хотя у него и самые хорошие намерения, я опасаюсь, что у нас могут возникнуть разногласия с ним из-за какого-нибудь недоразумения. И я опасаюсь за тебя. Если так случиться, что мы станем врагами, он и я, мне бы очень не хотелось увидеть тебя, стоящей между нами.

Карендэн, ничего не сказав, опустила глаза и пошла искать место, где она могла бы наконец-то отдохнуть.

Первая Глава

— Капитан Глантри! Дым на северном горизонте!

Дариус Глантри взглянул на вахтенного, сидевшего в «вороньем гнезде» на главной мачте, потом подбежал к левому борту, чтобы видеть яснее. Видимость была не слишком хорошая, и он с большим трудом разглядел слабую серую струйку дыма, поднимавшуюся в воздух из невидимой точки за горизонтом. Повинуясь взмаху руки капитана рулевой уже крутил штурвал, медленно меняя курс огромной военной галеры с северо-восточного на северный. Остальные галеры Тиатианского эскадры последовали его примеру, так как множество матросов сидели в «вороньих гнездах», всматриваясь в море. Спустя какое-то мгновение моряки, находившиеся на палубах, подбежали к борту.

— Мы здесь не для развлечения! — сердито выкрикнул Дариус всем, столпившимся у борта. — Приготовить корабль к бою. Может быть нам придется сражаться, и я хочу, чтобы корабль был готов ко всему. Приготовить бочки с водой на случай пожара. Приготовиться к рубке горящих парусов и такелажа.

Едва ли была необходимость в такой спешке. Ухоженные военные галеры ровно шли под устойчивым южным ветром, и длинные весла были пущены в ход, для еще большей скорости.

Струи дыма были по меньшей мере в десяти милях от них, а может быть и больше. Тиатианские галеры были самыми быстрыми судами в море, но и они не могли покрыть это расстояние меньше чем за час, даже с благоприятным ветром. Если эти дымы означают, что там горят дружественные корабли, он не мог надеяться на то, что придет на помощь вовремя, в самом лучшем случае ему удасться спасти выживших.

Капитан остановился и пристально взглянул на север. К сожалению именно в это момент нос галеры возник между ним и горизонтом. Разочарованный, он спустился по лестнице и по длинной главной палубе добрался до высокого, обитого медными плитами носа корабля. В тот момент, когда он смог ясно видеть с носа, он уже был уверен, что видит два незнакомых корабля и примерно полдюжины мелких суденышек за несколько миль позади них, хотя вся это было очень далеко. Еще несколько темных силуэтов, похожих на крошечных птиц, медленно кружили вокруг горящих кораблей или ныряли на них с воздуха. Но корабли были так далеко от него, что невозможно было увидеть обычных птиц, если бы это они крутились над сломанными мачтами. Это могли быть только драконы.

Дариус заколебался. До него дошли слухи о том, что начиная с середины предыдущей зимы драконы были очень возбуждены, и множество их носились над землями от Вендара до Ступеней, на север и на юг от великой пустыни Иларуам.

Было такое ощущение, что они там что-то ищут. Если они атаковали кого-то, он должен об этом узнать.

— Вахтенный, — громко крикнул он. — Что ты видишь?

— Драконы, сэр, — ответил вахтенный. — Я отчетливо вижу их в подзорную трубу.

Матросы, суетившиеся на главной палубе, на какое-то мгновение застыли, а потом начали что-то говорить друг другу так, чтобы капитан не услышал. Но Дариус и не нуждался в том, чтобы ему напомнили об опасности. Дракон и судно из дерева были смертельно опасным сочетанием. Судно было уязвимо к любому пожару, а драконы были слишком быстры и легко могли остаться вне досягаемости любого оружия, которое было у них на борту. Так что лучше всего было не участвовать в этом бою, и он собирался остаться в стороне, если получится.

Он сомневался, будет ли у него такая возможность, хотя и склонялся к тому, чтобы повернуть эскадру и сбежать, пока возможно. Но если драконы напали на корабли Тиатиан или какой-нибудь другой союзной страны, он обязан сделать все, что в его силах. Неважно, враг или друг, в первую очередь он должен узнать, почему драконы напали. Обычно драконы держались в стороне от других рас, и он обязан узнать, почему на этот раз они изменили своей привычке.

Было ясно, что драконы возьмут верх над кораблями прежде, чем он сможет очутиться там. Его единственная надежда была в том, что они отпрявятся вовсвояси, закончив со своим мрачным делом. Какая бы не была причина, вызвавшая эту атаку, у него не было ни малейшего понятия, касается это его или нет.

Битва продлилась дольше, чем он ожидал. Глядя на драконов издали он видел, что они не нападают все сразу, но изматывают экипажи кораблей методичными, даже осторожными атаками, никогда не подвергая себя опасности и понемногу уничтожая оставшихся защитников. Они знали, что обладают огромным преимуществом и не собирались рисковать без необходимости. Тиатианские военные корабли шли под хорошим попутным ветром. Дариус стал опасаться, что они могут оказаться на месте боя прежде, чем битва закончится.

Дариус оставался на верхушке полубака, наблюдая за неторопливо развивавшимся боем добрую часть часа. Из своей каюты он принес вторую подзорную трубу и за это время как следует познакомился с тактикой, используемой драконами в бою. В начале сражения они подожгли паруса, лишив корабли возможности убежать, и заодно заставив команду обрубить горящие мачты и такелаж. Потом они отрезали один корабль от другого, как стая волков отбивает овцу от главного стада. Затем они уничтожили всех оставшихся защитников, просто сбросив их в воду. Потом они сели на палубе и стали обыскивать внутренности корабля, действие, которое Дариус нашел интересным и необъяснимым, а затем взлетели с корабля, оставив за собой горящие обломки.

— Это Альфатиане, Капитан, — наконец сверху крикнул вахтенный. — Две военных Альфатианских галеры, сопровождаемые маленьким флотом вспомогательных судов.

Дариус уже видел, что это военные суда, хотя и не смог установить их тип. Все корабли были тяжело повреждены, не было никаких сомнений, что после первой же атаки флот оказался не в состоянии защищаться. Пока он смотрел, драконы заметили приближающиеся военные галионы. Тиатиане были все еще в пяти милях от места боя.

Вскоре все было кончено. Драконы некоторое время полетали кругами над двумя горящими кораблями, потом собрались в группу и понеслись по направлению к подплывающим Тиатианам. Дариус беспокойно ожидал, выискивая взглядом малейшие признаки враждебности с них стороны, пока экипажи его кораблей готовились к защите от нападения. Его эскадра состояла из шести самых больших кораблей Тиатианского флота, но сражаться с двенадцатью красными драконами он не мог. К счастью драконы вообще не стали нападать на них. Они медленно облетели суда на высоте полета стрелы. Вероятно убедившись, что корабли не принадлежат Альфатианам, отряд драконов развернулся и не торопясь улетел на запад.

Дариус вздохнул, только сейчас озознав, в каком напряжении он пребывал последние несколько минут. Что бы драконы не хотели, претензии у них были только к Альфатианам. Общие враги часто делают государства — и людей — друзьями, или, по меньшей мере, этому очень способствуют. Как только опасность минвала, матросы поторопились заняться такелажем, а солдаты на палубе опустили свои луки. Дариус перевел взгляд на свой собственный корабль, хорошо понимая, что его моряки должны устать после часа тяжелой гребли.

— Суши весла, — приказал он. — Ветер достаточно быстро домчит нас до места. Передать на суда приказ: рассредоточиться и приготовиться к спасению выживших.

Примерно через милю они оказались на краю места боя. Последний корабль только-что ушел под воду, на его месте вода бурлила и кипела пузырями. Бесчисленные обломки кораблей Альфатиан плавали по воде — деревянные ящики, бочонки, обожженые куски корпуса и мачт. Моряки быстро взяли рифы на паруса, замедлив скорость настолько, что они могли обыскать всю область в поисках выживших. Маленькая весельная лодка, скиф, уже была подготовлена к спуску за борт.

Центурион когорты присоединился к нему на полубаке и браво приветствовал его. — Капитан, я говорю по Альфатиански. Я подумал, что вы захотите что-нибудь узнать, если мы найдбм выживших.

— Прекрасная идея, — воскликнул Дариус. — Нам необходимо узнать, что хотели эти драконы.

— Лично я очень рад, что они хотели не нас, — заметил центурион с глупой усмешкой. — Все это время мне хотелось, чтобы на борту был Повелитель Драконов.

— Да…Повелитель Драконов, — сказал Дариус, скорее самому себе. — Когда я понял, что эти корабли принадлежат Альфатианам, я подумал, что они, наверно, очень постарались, чтобы заслужить такое отношение к себе со стороны драконов. И если это действительно так, Повелитель Драконов скорее всего стал бы на сторону драконов.

Последний парус был свернут, и галера поползла вперед, подталкиваемая только четыремя парами весел, остальные гребцы тоже участвовали в поисках. Дариус видел, что все корабли эскадры стали поднимать на борт довольно большое число спасшихся; по всей видимости драконы были заинтересованы в обыске и уничтожении кораблей, а не в убийстве экипажа. Когда первый Альфатианин оказался у них на борту, центурион немедленно подошел к нему. Дариус ждал, пока они наговорятся, а сам думал об этом Повелителе Драконов и его подруге, Карендэн. Он считал их обоих своими друзьями, с тех пор, как они были в Тиатисе несколько лет назад. Карендэн всегда была душой компании, цивилизованная и умная, совершенно не похожая на кровавого монстра из легенд. И теперь он вспомнил именно ее, когда думал о холодной, хорошо рассчитанной тактике, которую драконы использовали во время атаки на корабли.

* * *

Первый ясный утренний луч уже коснулся ночного неба, когда Тельвин тихо выскользнул из двери кухни своего дома, так же тихо закрыв ее за собой. Большие серые камни внутреннего дворика приятно холодили его босые ноги; увы, как только летнее солнце встанет они уже будут обжигать. Он остановился и посмотрел на утреннее небо, быстро наливавшееся серебром над темной линией Гор Колосса далеко на востоке. В бледном предутреннем свете крыши, каминные трубы и башенки Браера казались загадочно черными. В спящем городе все было тихо, только иногда слышалось громыхание повозки по вымощенным булыжником улицам и очень далекий небрежный собачий лай, ответ на воображаемую ночную угрозу.

Тельвин постоял еще немного, слушая как повозка медленно тащится по ближайшей к дому улице, и тут, внезапно, поток его мыслей повернулся и потек в совсем другую сторону. Он вырос в далекой пограничной деревне, и хотя жил в большом городе уже пять лет, все еще по привычке ожидал услышать утром звуки леса и гор, вдохнуть свежий запах северных сосен. Южные земли королевства были плоские и теплые, а город, как всегда, неприятно пах дымом и тысячей других запахов. Днем улицы были шумны и запружены народом. Он скучал по своему старому дому на севере, в котором он жил вместе с Сэром Джорджем, и по жизни простого искателя приключений, которую вел старый рыцарь. Тельвин всегда хотел жить именно так, торговать антиквариатом и путешествовать по миру в поисках потерянных сокровищ. С каким удовольствием он променял бы свою нынешнюю жизнь на старую!

По меньшей мере закрытый дворик его дома был маленьким островком старой жизни в этом странном месте, столице Хайланда. Дворик был достаточно велик, в нем росли деревья и был разбит сад, а высокая стена окружала весь особняк. Тельвин пересек дворик и подошел к массивному каменному складу. Первым владельцем поместья был купец из Тиатиса, который сбежал на родину, когда драконы напали на Хайланд. Он очевидно так высоко ценил свои товары, что построил склад прямо внутри особняка. Так что это было не какое-то хлипкое сооружение, а солидное кирпичное строение, отделанное деревом и элегантно раскрашенное, так что оно соперничало по богатству отделки с самим домом.

На самом деле именно из-за этого склада Тельвин выбрал это место своим домом. Склад служил логовом Карендэн все пять лет, в течении которых они жили здесь. Тельвин уже собирался открыть одну из тяжелых деревянных створок дверей главного входа, но опять остановился и поглядел кругом. Внезапно все собаки в городе начали лаять и выть как сумашедшие, во всяком случае так ему показалось. Мгновением позже темная тень начала кружиться над двором, она казалась абсолютно черной на бледном небе. Тельвин пришурился. Было еще не сликом светло, но он был уверен, что это не дракон, судя по форме фигуры. Когда она оказалась ближе, стало ясно, что это грифон, на котором сидел всадник из Тиатиса, а это могло означать только одно: очень важное послание от императора. За его спиной Карендэн открыла дверь, выглянула наружу и очень быстро опять закрыла дверь, иначе ее присутствие напугало бы грифона, как раз сейчас садившегося на землю за домом.

Тельвин поторопился помочь грифону, и всадник смог сойти на землю. Грифоны были меньше чем драконы, но они были животными, злыми и глупыми, к которым было исключительно опасно приближаться. Зато они были так же быстры, как и драконы, и давали на себя садиться, а драконы обычно не разрешали использовать себя в качестве транспорта. В воздухе всадник командовал грифоном при помощи поводьев, а на земле им можно было управлять при помощи огромного медного кольца, продетого через ноздри его клюва.

— Спасибо, но не обращайте на меня внимание, — сказал всадник. — Император послал слово. Вы срочно нужны в Тиатисе по очень важному делу.

— Вы знаете, в чем проблема? — спросил Тельвин.

— Это касается войны с Альфатианами.

Тельвин кивнул. — Я немедленно вылетаю. Придержите вашего грифона на земле подальше от особняка, пока я и мой дракон не улетим, потом вы сможете вернуться сюда и отдохнуть перед поездкой домой.

Всадник прыгнул обратно в седло и Тельвин отпустил кольцо. Рывок поводьев, и огромный зверь ринулся в утреннее небо. Тельвину надо приготовиться к поездке, но первым делом он поторопился в логово Карендэн, так как простая вежливость требовала, чтобы он спросил ее, готова ли она к такому далекому путешествию. Она, конечно, слышала все, что было сказано перед дверью, и уже готовила седло. Тельвин помог ей с седлом, потом на несколько минут зашел в дом, чтобы приготовиться самому.

При всем при том ему требовалось не так-то много. Надо было сказать домоуправительнице, что он улетает, и написать письмо королю, которое он получит поздним утром. К сожалению, он не слишком понимал, что написать, так как сам почти ничего не знал. С тех пор, как Джерридан Маарстен произвел себя из эрцгерцогов в короли, все свое время он посвящал подготовке Флэмов к давно-ожидаемой войне с Альфатианами. Точнее, это должно было быть возобновление старинной войны, которая много веков назад уничтожила их собственный мир. Уже какое-то время Джерридан занимался поиском союзников, и очень активно Тельвин считал, что было бы намного лучше, если бы Джерридан и Волшебники Огня не строили свои туманные и плохо-продуманные планы, пока не узнают побольше о положении дел с Альфатианами.

В конце концов он решил оставить очень краткое и непонятное, насколько это возможно, послание, сообщив Маарстену только то, что он улетает в Тиатис разузнать все, что только возможно. Он очень рассчитывал на то, что дело окажется достаточно простым, хотя и знал, что Император Корнелиус, очень осторожный и учтивый правитель, никогда не послал бы за ним, если бы речь не шла об очень важном деле. Карендэн уже ждала во дворе, когда Тельвин закончил свои дела. Она припала грудью к земле, чтобы он смог забраться в седло, а потом прыгнула в воздух. Солнце еще не встало над Горами Колосса на востоке, а они уже взвились в небо над Браером и понеслись на запад.

Тельвин откинулся в седле, стараясь устроиться как можно более удобно. Путешествие из Хайланда в Тиатис на спине дракона занимало несколько часов, а на спине лошади для этого требовалось несколько недель. Драконье седло было достаточно комфортабельно, с высокой спинкой, сделаной в такой форме, чтобы одновременно и поддерживать всадника, и не дать ему упасть ни при каких обстоятельствах. Постоянный поток свежего холодного воздуха не даст ему заснуть в течении всего долгого пути, а скорость полета была такова, что временами ему приходилось сражаться за каждый вздох.

Карендэн легко выдерживала такие длинные перелеты, даже легче, чем Тельвин мог ожидать от нее. Набрав высоту, она почти не пользовалась крыльями, сверхъестественный интинкт позволял ей находить потоки попутного или поднимающегося от земли воздуха. Для движения вперед чаще всего она использовала врожденную магию, призывая заклинания, хотя взлетала при помощи физической силы. Очень редко она летела прямо, как стрела, но постоянно меняла направления, уклонялась влево или вправо, делала виражи или накреняясь, а иногда поднималась или опускалась, избегая встречного ветра. Ветры, господствующие на высоте, часто давали ей возможность лететь с предельной скоростью, но они же постоянно заставляли ее искать самое выгодное направление, так что Тельвин должен был терпеть постоянные перемены курса.

Теперь, когда Тельвин почувствовал, что окончательно проснулся, он по-настоящему задумался о том, что могло быть причиной для такого внезапного вызова. Не стало бы большим сюрпризом, если бы оказалось, что после многих лет заговоров и мелких стычек, Тиатис и Альфатия решились на настоящую большую войну. Он сам опасался, что такая война могла бы выйти из всех границ — как будто у войны есть границы! — и вовлечь в себя драконов до того, как все кончится, особенно если Король Джерридан и Волшебники Огня сумеют добиться от союза наций поддержки в своих замыслах о войне против Альфатиан; поддержки, которую они так давно ищут.

Тельвина заботило и то, что король, по всей видимости, искренне верил, что может победить в этой войне, даже при самых неблагоприятных условиях. Пять лет назад, когда Джерридан Маарстен оказался лицом к лицу с драконами-хулиганами, только случайно появившийся в самый последний момент Повелитель Драконов спас его самого и его страну. Тельвин надеялся, что теперь король не станет рассчитывать на победу в поединке с драконами, несмотря на вся свою правоту.

Проблема самого Тельвина была в том, что он ненавидел политику всеми фибрами своей души, а жизнь повернулась так, что ему постоянно приходилось заниматься ее. Его звания капитана и советника короля были фикцией; не было части в Армии Хайланда, которой бы он руководил, и, если быть совершенно честным, король никогда не интересовался его мнением по любым делам и не просил его советов. Вместо этого он должен был бы, как Повелитель Даконов, поддерживать мир между всеми расами и драконами, усмиряя драконов-ренегатов, но последние пять лет эти ренегаты вели себя необычно хорошо.

И все это время Карендэн не покидала его никогда, была его учителем и советчиком. Она помогла ему лучше понять свои обязанности и возможности как жреца, и руководила им при изучении магии. Драконы-жрецы были также великими магами, результат их двойной природы, одновременно смертной и магической, ситуация, почти беспрецендентная среди других рас. Карендэн жила без жалоб в Драере все эти пять лет, довольствуясь слегка подновленным складом и закрытым двором, и тем не менее она всегда стремилась летать часами во время поездок вроде этой.

Карендэн выгнула свою длинную шею так, чтобы могла посмотреть на Тельвина одним из своих громадных глаз. — О чем это ты так усердно думаешь?

— А с чего это ты решила, что я вообще что-то обдумываю? — спросил он вместо ответа.

— Когда ты думаешь, ты перестаешь ерзать в седле.

Неотразимый аргумент, Тельвину пришлось сдаться. — Я спрашиваю себя, насколько далеко зашло дело и насколько велики неприятности, к которым мы так стремительно летим. Если Тиатис и Альфатия объявили таки войну друг другу, я должен буду попытаться сделать так, чтобы и драконы и Флэмы остались от нее в стороне.

— Я не верю, что Альфатия и Тиатис собираются воевать, — сказала леди-дракон. — Если бы оказалось, что Альфатия готова вторгнуться на територию Тиатиса большими силами, это было бы очень неожиданно. Лично я подозреваю, что у Альфатиан есть другие враги, которых они должны опасаться в первую очередь.

— Но кто же еще настолько могуществен, что может на самом деле угрожать Альфатии?

Карендэн опять посмотрела на него через плечо. — А как ты думаешь, почему император считает, что это дело для Повелителя Драконов?

Тельвин удивился. — Неужели ты хочешь сказать, драконы могли напасть на Альфатиан? Может быть ты знаешь то, что я не знаю, но должен знать?

— Альфатиане воздвигли множество крепостей и основали поселения в землях, которые драконы ревниво охраняют и считают своими. Если это конфликт между ними, драконы не могут считаться агрессорами.

— То есть ты считаешь, что я не должен вмешиваться?

— Я только предупреждаю тебя, что ситуация может быть очень трудной, — ответила она, тщательно выбирая слова. — Драконы имеют то же самое право, что и все, на защиту своих земель, и Альфатиане могли совершить всякие ужасные вещи, чтобы спровоцировать драконов, настолько ужасные, что я не могу рассказать о них даже тебе. Но если остальные решат, что драконы — агрессоры, особенно после событий пятилетней давности, они могут испугаться того, что драконы нападут на их собственные земли, и может начаться настоящая война. Вот что ты должен иметь в виду.

— Я обеспокоен, но не чересчур, — уверил ее Тельвин. — Если драконы сумеют победить Альфатиан, все в этой части мира только обрадуются.

Карендэн нашла уединенное ущелье, и там они немного отдохнули, на самом восточном крае гор Алтан Тепез.

Следующая часть их пути лежала через пустынные земли Иларуама, золотая драконица пролетела высоко над суровыми сухими дюнами и безжизненными холмами. Карендэн родилась в холодных северных горах, и Тельвин знал, что она часто страдала, когда долг закидывал их в южные земли, особенно летом. Следую тем же курсом, вскоре они оказались над длинным юго-восточным рукавом Алтан Тепез, там, где они глубоко вдаются в пустыню.

За ним лежали плоские зеленые земли Тиатиса. Тельвин вырос в северных горных лесах на границе Хайланда, и даже сейчас ему казалось, что плоские, однообразные поля и пастбища так же печальны и несчастны, как любая пустыня. По меньшей мере ему не придется терпеть это зрелище слишком долго, так как Город Тиатис находился не больше, чем в двадцати пяти милях от южного края гор. Небо заметно потемнело, даже по сравнению с их недолгой остановкой в ущелье, и Карендэн взлетела повыше, чтобы оказаться над облаками и и оставить дождь под собой. Если дождь будет в самом городе, они вымокнут с ног до головы, прежде чем приземлятся.

С невероятной точностью Каренден нашла их цель, учитывая, что облака закрывали от нее землю. Без всякой видимой причины она сбросила скорость, накренила свои широкие крылья и по широкой медленной спирали начала спускаться вниз. Почти сразу же они нырнули в облака, настолько плотные и темные, что Тельвин с трудом видел голову и гребень Катендэн прямо перед собой. Воздух становился все более влажный и тяжелый, облако стало оседать каплями на его одежде, и он приготовился к дождю, который шел на более низкой высоте.

Они спускались вслепую через серые облака очень и очень долго, прежде чем толстый туман неохотно расступился и они вынырнули из облаков прямо над крышами города. Тельвин мог себе представить удивление горожан при внезапном появлении золотого дракона, самого большого из всех пород драконов, хотя на этот раз мало кто мог их заметить. Большинство лавок и магазинов было закрыто из-за сильных утренних дождей, и улицы были почти пустынны. Карендэн быстро восстановила дыхание и стала планировать на северо-запад, по направлению к центру города, где возвышались огромные особняки и дворцы из белого камня с разноцветными, покрытыми шифером крышами.

Тиатис был самым большим городом, который Тельвин когда-либо видел. Он был даже больше, чем столица Даркина, и широко раскинулся на низких холмах на западном берегу реки Мезониан. Простые прочные дома Браера казались грубыми и жалкими по сравнению с утонченными дворцами Тиатиса, а вся огороженная стенами столица Хайланда могла уместиться на центральном рынке этого переполненного народом гигантского города.

Тельвин не мог отделаться от мысли, что Король Джерридан никогда не ездил в такие места, иначе бы он быстро осознал, что правит простыми деревенскими землями.

Карендэн быстро нашла императорский дворец, несколько раз сильно махнула крыльями назад и села на вымощенные камни в центре сада. Тельвин начал расстегивать пряжки на ремнях, державших его в седле. Дождь только что прекратился, воздух был свеж и холоден, но весь пропитан влагой. Резкий ветер тряс высокие, тонкие деревья, окружавшие сад. Облака были по-прежнему темные и тяжелые, и в любой момент могли разродиться новым дождем. Уголком глаза Тельвин заметил Дариуса Глантри, одного из императорских капитанов, спускавшегося по широкой лестнице в середине длинного патио,[1] выходящего в сад.

Дариус был совсем молодой человек, только несколькими годами старше Тельвина. Он был также один из тех немногих людей, которых Тельвин встречал в своей жизни, которые были выше ростом, чем он сам. Это был мужчина могучего сло ж ения и потрясающе красивый. Дариус был героем дня в Тиатисе, став знаменитым после нескольких стычек с Альфатианами. В политических кругах Тиатиса ходили слухи, что Дариуса готовят для значительно более серьезных дел, так его беспечная и дружеская манера общения никак не могла скрыть факт, что он был прирожденный вождь, которому легко верили и любили, а также выдающийся стратег.

— Как вам удалось проскользнуть между дождями? — спросил Дариус, подойдя к ним. — Проливной дождь льет, не прекрашаясь, с прошлой ночи.

— Нам просто повезло, — ответил Тельвин. — Мы летели прямо, не выжидая.

— Добрый день, Леди. — Дариус поклонился Карендэн, потом поднялся на цыпочки и ласково потер ей нос, когда она поднесла свою голову поближе. Он хорошо знал эту огромную леди-дракон и не боялся ее, хотя два телохранителя, составлявшие ему компанию, были, похоже, менее уверены в ней.

— Дариус, похоже ваша погода не очень-то любит вас, а?

— Будет еще хуже, я уверен, — откликнулся молодой капитан. — Пошли, спрячемся под крышей раньше, чем дождь вернется.

Карендэн тщательно сложила крылья и по широким ступенькам лестницы взобралась в патио. Открытое место был достаточно велико, чтобы вместить ее, хотя ей приходилось следить за собой, чтобы не удариться головой о потолок, что сделало ее слегка разражительной. Но как только Тельвин, с помощью Дариуса, снял с нее седло, ее настроение резко улучшилось. Дождь выбрал именно этот момент, чтобы начаться опять: страшный ливень, сопровождаемый сильными порывами ветра, которые заносили россыпь холодных капель глубоко внутрь патио.

— Не это ли вы называете ураганом? — спросил Тельвин. Для него такая скверная погода всегда ассоциировалась с северными горами, которые он называл домом; ему пришлось напомнить себе, что он находиться на юге и здесь тоже бывают штормы.

— Да, именно так, — подтвердил Дариус. — Конечно, этот довольно неожиданный шторм, сейчас не сезон дождей, так что он сравнительно мягок. Большинство ураганов приходят попозже, ближе к концу лета и началу осени. В любом случае лучше быть здесь, чем на восточном побережье, где ветру есть где разгуляться.

— Ветер заносит дождь даже под крышу, — пожаловалась Карендэн.

Дариус усмехнулся. — Я уже распорядился, чтобы принесли загородки и отгородили зал внутри патио. Не волнуйтесь, леди. Вам не придется провести ночь в холоде и сырости.

Тельвин последовал за Дариусам по затемненным переходам императорского дворца. Благодаря дождю утренний свет за окнами сменился полутьмой, а ночные лампы еще не горели. Конечно, в темноте Тельвин видел ничуть не хуже, чем на свету, и его это вообще не волновало. Тем не менее он отметил, для себя, что дворец казался пустым и тихим, почти обезлюдевшим. Тяжелые шаги капитана и двух его телохранителей эхом отдавались по бесконечной веренице пустых каменных комнат и проходов, и только грохот бушующего за стенами дворца урагана дополнял их.

— Во дворце из-за шторма только мимимальное количество слуг и стража, — объяснил Дариус, как если бы он предвидел вопрос Тельвина. — Большинство советников и помошников, почти весь двор, отправлены по домам на время шторма. Так что, боюсь, мы не сможем принять тебя со всей дипломатической помпой.

Тельвин ничего не сказал, но слова Дариуса напомнили ему что, из-за своего оружия, он никогда не надевал на себя никакую роскошную одежду, подходящую его положению. Зачарованное оружие Повелителя Драконов — при всех своих достоинствах — имело один очень серьезный недостаток, который он был не в состоянии преодолеть. Он не мог тепепортировать на себя оружие, если на нем было кое-нибудь другое вооружение или деталь одежды, даже сапоги, которые просто не совмещались с магическими доспехами. Сначала надо было их снять, а он совершенно резонно полагал, что если на него бросится наемный убийца, на это не будет времени. Так что ради своей безопасности ему приходилось ходить совершенно безоружным и босым, так как оружие влезало на него только тогда, когда на нем была обыкновенная рубашка и короткие штаны.

По меньшей мере все, с кем он обычно общался, знали об этой проблеме, и он не ожидал, что двор Тиатиса устроит ему роскошный прием. Он делал все, что только мог, носил рубашки из тонкого шелка с длинными рукавами, и куртку из дорогой кожи.

Они пришли в место, которое Тельвин помнил по предыдущим встречам с королем и всегда восхищался им. Чаще всего они встречались именно здесь, в круглом дворике внутри дворца, достаточно большом для того, чтобы вмещать в себя несколько невысоких деревьев и раскидистых кустов, росших вокруг бассейна с фонтаном в центре дворика. Наверху, на высоте балкона второго этажа, сделанного из великолепного белого камня, поднимался большой стеклянный купол, поддерживаемый рамой из блестящего металла. На мгновение Тельвин остановился, чтобы увидеть потоки дождя, стекавшие по куполу вниз, и подивился, что стекло не трескается, несмотря на чудовищную силу ураганов, которые обрушивались на город не раз и не два за год. Дариус провел его к группе скамеек, установленных на роскошной траве под самым большим из деревьев, и Император Корнелиус встал, чтобы приветствовать его.

Корнелиус был высокий мужчина, в цвете лет, с точеными чертами лица и львиной гривой белых как снег волос. Он был мудр и исполнен достоинства, на также очень терпелив и относился к Тельвину с огромной любовью. Сам Тельвин, глядя на этого царственного человека, часто думал, что хотел бы иметь такого отца, но увы… Корнелиус никогда не пытался предать его или злоупотребить его доверием, не выпытывал его секреты и не пытался влиять на его решения. Это был тип правителя, каким мог бы стать Джерридан, если бы поменьше думал о своей старинной ненависти и побольше беспокоился о поддержании своего авторитета, за завоевание которого он так тяжело сражался.

— Добро пожаловать, Повелитель Драконов, — сказал император, по обычаю Тиатиса ударяя по запястью Тельвина. — Просто замечательно, что вы прилетели так быстро.

— Мне показалось, что дело очень важное, — ответил Тельвин. За последние пять лет, в течении которых он множество раз побывал и в Тиатисе и в Даркине, он научился говорить на их языках, а благодаря дружбе с Карендэн выучил и язык драконов.

— Очень важное, — подтвердил Корнелиус, пока они садились на скамьи. — Но молодой Дариус видел это все своими собственными глазами с самого начала, и он расскажет тебе всю эту загадочную историю.

— Я вел эскадру из шести галер, мы патрулировали Альфатианское Море на северо-восток от Дюнадейла, и находились напротив верхнего конца Острова Рассвета, на восток от южного Норволда, — начал Дариус. — Мы увидели дым на северном горизонте, достаточно далеко от суши, и нам потебовался час, прежде чем мы смогли оказаться там. Когда мы подошли поближе, то увидели небольшой отряд драконов, напавших на вспомогательные суда Альфатианского флота, сопровождаемые двумя военными галерами. Драконы атаковали очень рассчетливо и осторожно, так чтобы повредить корабли, лишить их возможности защищаться, причем каждый по очереди. Затем они садились на корабль, обыскивали его и только потом топили. Когда они закончили, то заметили нас, но убедившись, что мы не Альфатиане, улетели на запад.

— Я с моими кораблями пришел в этот район, весь усеянный обломками кораблей, и мы сумели вытащить больше сотни выживших. Мы допросили их всех, и в ходе допроса выяснилось, что драконы нападают на корабли Альфатиан вот уже большую часть этого года. Похоже, что сами Альфатиане не знают почему, но им кажется, что они что-то ищут в районе около Норволда.

— Альфатиане основали несколько больших поселений и крепостей в районе Большого Залива, — сказал Тельвин. — Быть может они решили построить на континенте большой город, и, при этом, избежать внимания Тиатиан, забравшись так далеко на север. С другой стороны мне представляется, что драконы считают этот район своей землей, и приготовились защищать его. Есть также признаки того, что Альфатиане сделали что-то такое, что сделало их исключительно непопулярными среди драконов.

— Так вы уже знаете об этом? — спросил император.

— Только то, что я сказал, — ответил Тельвин. — Еще несколько часов назад я не знал вообще ничего об этом деле. Но Карендэн решила просветить меня, ознакомить с положением дел. Судя по всему драконы верят, что у них есть право защищать свои земли и отомстить за какие-то неизвестные нам преступления против них, и я склонен согласиться с ними. Но я хотел бы узнать побольше, прежде, чем я на что-нибудь решусь, ведь именно для этого вы и послали за мной.

— Я рад, что я сделал это, — сказал Корнелиус. — Вы должны помочь нам сложить вместе все куски этой головоломки, и тогда я стану чувствовать, что в силах совладать с ситуацией. Я не имею ничего против того, чтобы драконы попинали Альфатиан, и лучше ногами, но я очень боюсь того, насколько силен окажется их пинок, и на какую площадь он обрушится. И при любых обстоятельствах я хотел бы, чтобы вы были в курсе дела.

Тельвин кивнул. — Даже если бы я остался в стороне и дал драконам делать то, что они хотят — безусловно не без причины — у меня все-равно были бы проблемы с ними. Я очень опасаюсь, что короли других стран, как и вы, впадут в панику даже от одной мысли, что драконы опять собираются воевать. Я не хочу делать ничего настолько глупого, чтобы рапространить конфликт в те места, где ему быть совершенно не нужно. К сожалению мне легко преставить себе, например, как Джерридан вытаскивает меч и устремляется на завоевание Альфатии со всеми дураками Хайланда за спиной. К счастью я живу совсем рядом с ним и могу приглядеть за Флэмами.

— Значит вы ожидаете совсем короткий конфликт? — спросил Дариус.

— Я подозреваю, что драконы очутились в очень трудном положении, — объяснил Тельвин. — Понимаете, драконы не осваивают территории, которыми владеют. Их скрытые королевства мало чем отличаются от объединения нескольких драконов под властью какого-либо предводителя. Границы таких королевств никогда не фиксируются, и никому не известны, кроме них самих. Мало того, что эти королевства зачастую располагаются на наших землях, а мы и не знаем об этом, но они чаще всего налезают одно на другое. Я подозреваю, что, кроме того, у них есть центр, родная земля, где-то на северо-востоке, но это один из их самых больших секретов, и они будут себя чувствовать намного более счастливыми, если я буду заниматься своими делами, а это выброшу из головы.

— За исключением того, что Альфатиане уже вторглись в их земли, — заметил Дариус. — Хотя, возможно, и не намеренно.

— В точности…и теперь драконы стоят на развилке, перед тяжелой дилеммой. Они хотят сохранить свои секреты, не привлекая внимая остальных королевств региона, но они также хотят заставить Альфатиан уйти. Я верю, что они будут сражаться до тех пор, пока не получат то, что они хотят, а потом отступят. Я не верю, что они на самом деле заинтересованы в разрушении Альфатии, хотя и подозреваю, что Джерридан мог бы воспользоваться моментом и вторгнуться в Альфатию.

— И он будет прав, — заметил Корнелиус. — Все зависит от того, насколько конфликт с драконами ослабит Альфатию и сделает ее уязвимой к вторжению сухопутных войск, и сможем ли мы создать союз и собрать войска для вторжения вовремя, пока Альфатиане не оправятся от поражения.

Он замолчал и откинулся на спинку сидения с руками, скрещенными на груди. Было видно, что он тщательно рассчитывает последствия такого развития событий. Тельвин не мог предвидеть, к какому выводу он придет. Он мог на самом деле обдумать все возможные выгоды нападения на Альфатию, если найдутся союзники, которые помогут в войне против нее. Тельвин молчаливо ждал, используя момент для того, чтобы опять посмотреть на потоки дождя, пока ветер завывал и ревел за стеклянным куполом. Звук наводил на него тоску.

— Должен откровенно признаться, что я хотел бы устранить угрозу со стороны Альфатии, раз и навсегда, — наконец сказал Корнелиус. — Я много раз пытался заинтересовать другие нации, и устал призывать их стать нашими союзниками в этой войне. Но лежащие внутри континента государства не видят и не хотят видеть для себя угрозу со стороны Альфатии, Даркина и даже Траладара. Они могли бы стать ценными союзниками, хотя и находятся очень далеко на запад и непосредственно им Альфатиане ничем не грозят. Эмираты в пустыне, народ в Земле Хелданика и на Северных Пределах слишком заняты своими склоками и ссорами, чтобы их можно было использовать для войны за пределами их стран.

— Самому Джерридану пришлось столкнуться с теми же проблемами, когда пять лет назад на него напали драконы-хулиганы, — заметил Тельвин.

— Верно, вот я и спрашиваю себя, сможет ли влияние Повелителя Драконов обеспечить поддержку созданию такого союза, особенно учитывая, что драконы уже вовлечены во все это дело.

Тельвин очень удивился вопросу. — Если Тиатис на самом деле собирается создать союз против Альфатиан, тогда, как мне кажется, Даркин отнесется к этому делу очень серьезно и предложит свою помощь. И я подозреваю, что даже Король Даробан из Рокхольма сможет предложить по меньшей мере несколько отрядов дварфов, если я его попрошу.

— Кто-нибудь еще относится к вам с большим уважением?

— В Этенгарде меня знают и, смею надеяться, любят, — сказал Тельвин. — Я уверен, что они пошлют воинов, если будет надежда на добычу. Эмираты меня очень уважают, но Альфатия и Тиатис уже сражались за обладание этими землями, и они не хотят становиться ни на одну сторону. Что касается эльфов Эльфхейма, то я с ними не пойму-в-каких отношениях, так как они до сих задаются вопросом, не являюсь ли я легендарным полуэльфом. Но если Даркин будет участвовать, Эльфхейм может послать ему поддержку.

— А что с драконами?

Тельвин никогда не думал об этом. Но как раз в этот момент в сад вошел курьер и стоял у двери, переминаясь с ноги на ногу. Император повернул голову, кивнул, курьер облегченно подбежал и поклонился.

— Милорд, начальник порта просил передать слово, что приближающийся шторм достигнет максимальной силы где-то через три или четыре часа после полуночи. Сразу вслед за этим начнется прилив, и он опасается, что будет наводнение. Он говорит, что готовиться надо уже сейчас.

— Я немедленно должен заняться этим делом, если вы не против, — сказал, вставая, Капитан Дариус. — Мне необходимо проверить состояние кораблей.

Император кивнул. — И поторопись.

Дариус отдал честь и немедленно вышел вместе с гонцом. Корнелиус немного посидел в молчании, погрузившись в размышления. Потом, когда по стеклянному куполу забарабанил град, он взглянул наверх, заметив, что Тельвин сделал тоже самое. — Эта штука не ломалась никогда, насколько я могу помнить, а у нас были ураганы пострашнее, чем этот.

Тельвин улыбнулся. — Я просто подумал, на что это будет похоже после снегопада.

— У нас редко идет снег, — объяснил Корнелиус. — А что касается моего вопроса о том, какую роль может сыграть участие драконов в этом деле, то я всегда держу в уме, что драконы и так продемонстрировали свою ненависть по отношению к Альфатианам, хотя они точно так же надоедали Флэмам пять лет назад. Могут ли они быть настолько последовательны и настойчивы, чтобы приложить все свои силы для войны с Альфатианами? Или, возможно, я должен спросить иначе: сможет ли повелитель драконов потребовать этого от них?

Тельвин был совершенно потрясен и испуган этой идеей. — Я думаю, что мог бы бить их по голове до тех пор, пока они бы не согласились, но это противоречит условиям нашего договора. И я глубоко верю, что они скорее всего начали бы войну со мной, но не подчинились бы подобному требованию. Я не могу предугадать, послужит ли война с Альфатией интересам драконам, но я никогда не попытаюсь заставить их воевать.

Корнелиус кивнул. — Хорошо. Возможно мне важно заодно узнать, а Джерридан, он понимает это?

И опять вопрос застал Тельвина врасплох. — У меня есть соглашение с Королем Джерриданом, и там четко сказано, что я могу и что я не могу делать для него.

— И я полагаю, что он должен понимать твои взаимоотношения с драконами лучше, чем кто-нибудь другой, — сказал император. — Но не забывайте, что Джерридан уже много лет пытается создать альянс против Альфатии. Я думаю, что он не должен недооценивать вашу часть в этом деле, а вы сами не должны недооценивать то, чего Джерридан ожидает от вас, когда он размышляет о войне и об уничтожении Альфатии. В его положении он охотно верит, что Повелитель Драконов подчинится его воле, и скорее всего он ожидает, что вы будете сражаться в этой войне на его стороне до тех пор, пока вы и ваши союзники не одержите окончательную победу. Если у Повелителя Драконов есть сила победить драконов, то уж конечно ему нечего не стоит победить любую другую нацию.

— Да-а…пожалуй, я понимаю, что вы имеете в виду, — согласился Тельвин. — Често говоря я никогда не верил, что Королю Джеридану удастся убедить другие государства и нации поддержать его план, и, насколько я понимаю, мне надо кое-что сделать, чтобы он до конца понял меня в этом вопосе.

— Но это не значит, что вы должны поддержать его надежды, — настойчивым голосом продолжал император. — Я чувствую, что вмешиваюсь в дела Джерридана, но вопрос слишком важен. Повелитель Драконов служит Хайланду, но в первую очередь он обязан защищать весь мир. Драконы были и остаются намного большей опасностью, чем Альфатиане когда-нибудь будут. Хотя я приобрел бы очень много, вовлекая вас в конфликт с Альфатией, я не желаю рисковать даже тенью возможности уничтожения вашего договора с драконами.

— Моя самая главная обязанность — поддерживать мир с драконами, — торжественно сказал Тельвин. — И конечно мой долг заботиться о них. Каким-то образом я — ключ к их будущему.

— Тогда для каждого из нас было бы самое лучшее, если бы мы приложили все усилия для разрешения своей проблемы, — сказал Корнелиус. — Я буду заниматься Альфатией, а вы займитесь драконами.

— Это, по моему, самое лучшее решение, — согласился Тельвин, и замолчал, так как вошел слуга и объявил о ленче.

— Мы еще обсудим с тобой все это попозже, — сказал император, пока они вместе шли к двери. — Другие государства смотрят на Тиатис, выверяя свои действия по моим. Возможно будет лучше всего, если у меня будут более точные сведения для вас, когда вы вернетесь на запад.

Вторая Глава

Когда следующим утром Тельвин вышел на патио, сильный холодный дождь падал стеной и совершенно не собирался прекращаться. Он был очень разочарован, когда увидел дождь из окна своей комнаты, посколько чувствовал, что ему необходимо быть дома. Карендэн вольно раскинулась на половине патио так, что она могла видеть лестницу и сад внизу. Маленькие ветви и листья, сорванные с деревьев и кустов силой урагана, усеивали отполированные дождем камни дворика.

— Ты закончил свои дела здесь? — спросила Карендэн, поднимая голову при его приближении.

— Да, — ответил Тельвин. — А ты в состоянии лететь?

— Я с удовольствием улечу отсюда, если ты это имеешь в виду. От этого дождя мне не жарко и не холодно, а ты можешь надеть свои доспехи, пока я пробиваюсь через облака.

Тельвин легко мог себе представить, как Карендэн устала, будучи вынуждена ползать под потолком во время бесконечного проливного дождя. Это патио не шло ни в какое сравнение с ее логовом в его доме, которое было настолько велико, что она могла в нем свободно двигаться и где у нее были книги и другие развлечения.

Он поторопился надеть на Карендэн седло. Места было мало, она ничем не могла помочь, а даже ему было совсем не просто поднять массивное седло ей на спину и закрепить на плечах. Как только все ремни седла были туго натянуты, Тельвин телепортировал на себя все допехи Повелителя Драконов, включая шлем. Карендэн медленно выползла во двор; по всей видимости дождь мешал ей больше, чем она думала. Тельвин вскочил в седло, леди-дракон раскинула широкие крылья и прыгнула в темное небо. Она начала подниматься вверх по крутой спирали, энергично работая крыльями.

Дождь, на который Тельвин глядел через кристаллические пластинки шлема, был так плотен, а небо настолько темное, что город Тиатис под ними исчез буквально за минуту. Карендэн очень быстро добралась до нижней границы облаков, но в течении нескольких долгих минут ей пришлось пробиваться вверх через плотную массу грозовых туч. Синевато-серый туман был так плотен, что сквозь него не было видно ни головы, ни большей части крыльев, и оставалось только терпеливо ждать, пока они не вырвались из облаков на чистый воздух. Чувство направления Карендэн было безупречно; она могла лететь долгие мили вслепую, не видя земли, и тем не менее идти прямо на цель.

Тельвин летал с Карендэн долгие годы и полностью доверял ей, вот и сейчас его совершенно не взволновало то, что он не может понять, где они находятся. Вместо этого он погрузился в собственные мысли, даже не замечая, что творится вокруг. Переговоры с Императором Корнелиусом дали ему много материала для обдумывания.

С неудовольствием он вспомнил свои первые дни как капитана и советчика Маарстена, когда эрцгерцог запугал герцогов и опираясь на свой резко возросший авторитет резко урезал их права и вольности. Тельвин сознавал, что его присутствие при этом было молчаливой угрозой, невысказанным предположением, что сила и мощь Повелителя Драконов может быть использована, чтобы заставить непокорных признать власть Маарстена. Как-то раз Джерридан обвинил его в двусмысленности и потребовал полной лояльности к себе и своей власти. Тельвин вспомнил, как он был шокирован и глубоко задет этим обвинением, настолько, что почувствовал необходимость доказать королю свою преданность. Зато сейчас он осознал, что, похоже, сделал ошибку, с такой горячностью доказывая свою полную преданность Джерридану. Поступив таким образом он, с точки зрения короля, стал его преданным подданным, и, следовательно, опасным и могущественным оружием в руках Джерридана.

Смутные опасения неспокойных мыслей. Тельвин вспомнил, что он начал свою службу у Короля Джерридана точно с такими же опасениями, но потом выбросил все из головы и спокойно делал все, что только от него требовали. При этом ему всегда казалось, что король хорошо понимал, что есть пределы его службе, и не требовал большего. А теперь Тельвин спросил себя, а не было ли это соглашение односторонним, быть может он по ошибке поверил, что все — и самое главное король — понимают, что он может выполнять свой долг перед миром только не будучи лично или политически чем-то кому-то обязан.

Император Корнелиус указал ему на это, но проблема в том, что такое недопонимание может расти и расти до тех пор, пока его понимание этих границ и ожидания Джеррадина не станут совершенно различными. Тельвин считал себя защитником населения всего мира без всякой связи с политикой, в его обязанности при дворе входили доставка самых срочных сообщений и должность дипломатического арбитра при разрешении запутанных споров в то время, когда он не был занят своей главной работой — быть Повелителем Драконов. И теперь он был вынужден признать, что, намеренно или нет, король использует престиж Повелителя драконов, чтобы убедить и мягко устрашить своих соседей.

За последние пять лет Хайланд здорово развился. Правители других государств стали считаться с Джерриданом, и Тельвин начал спрашивать себя, а не был ли он слишком неопытным и юным, и не сообразил, что они могли просто опасаться, что Джерридан может лишить их защиты Повелителя Драконов, которую они все имели со времени атаки драконов-хулиганов.

Не его дело судить о том, будет ли война Флемов с Альфатией к добру или ко злу, является ли она необходимой или нет, но его долг состоит в том, чтобы ни драконы, ни Повелитель Драконов не участвовали в ней. Судьба драконов, какой бы она ни могла стать, была настолько неопределенным делом, что участие как его самого, так и драконов в такой войне легко могло привести к катастрофе. Он должен быть уверен, что его не собираются вовлечь в эти смертельные игры.

Наконец Карендэн проломилась через облачный покров и полетела над фантастическим ландшафтом из глубоких ущелий и высоких пиков бури. В от теперь Тельвин заметил, что они действительно невероятно высоки, возможно самые высокие из тех, над которыми они пролетали вместе. Он подождал еще минуту, чтобы драконица высохла после своего головокружительного полета через облака, потом освободился от вооружения. Они были очень высоко, воздух был очень холодный и его было мало, настолько мало, что большинство людей задохнулось бы через несколько минут. Но не Тельвин, что еще раз доказывало, что он происходил из совершенно замечательной расы. Даже драконы предпочитали не оставаться так высоко слишком долго.

Карендэн бросила на него мгновенный взгляд. — Похоже, ты торопишься домой.

— Да, и мне надо подумать о кое-чем очень важном, — серьезно ответил Тельвин. — Я обнаружил кое-что такое, что никогда не предвидел, но обязан был ожидать.

— Тогда я подозреваю, что знаю, о чем ты говоришь.

— Ты — самый проницательный дракон в мире, — прокомментировал Тельвин. — А вот почему ты так торопишься вернуться домой?

— Она оглянулась во второй раз. — Я золотая, драконица гор и северных земель. Тепло и сырость проникают даже через мою броню.

Весьма краткий ответ, учитывая что у ней буквально чесались крылья, только бы улететь. Тельвин слышал много чего о драконьей чешуе, и прекрасно знал, что она никогда не промокает, и к тому же защищена большими пластинами, что-то вроде твердого кожаного панциря.

Это мысль повлекла за собой другую, о взаимном непонимании и недоразумениях в отношениях с драконами. Карендэн никогда не рассказывала о своем прошлом, ограничиваясь несколькими словами в самых необходимых случаях, ничего не говорила и о повседневной жизни драконов, только как-то раз сказала, что есть множество секретов, которые она не может открыть ему, пока. Тем не менее Тельвин знал достаточно много, чтобы понимать, что образ дракона, спящего в пещере посреди своих сокровищ, и вылетающего оттуда только для еды, грабежа или сражения со странствующим рыцарем весьма и весьма упрощает реальную жизнь.

Только драконы-ренегаты — сумашедшие, агрессивные создания, которые были изгнаны из драконьего общества и вели одинокую тяжелую жизнь — жили так. С тех пор, как он стал Повелителем Драконов, Тельвину пришлось сразиться с полудюжиной ренегатов, согласно условиям его договора с драконами, и Карендэн сопровождала его в каждом сражении.

Он знал, что драконы обладают обширной, древней и сложной цивилизацией, история коллективной мудрости которой простирается далеко назад, в глубины времени. Они были уже древней расой, когда в мире появились первые племена людей или эльфов. Они должны были оказаться перед лицом полного уничтожения где-то четыре тысячи лет назад, во времена первого Повелителя Драконов, во время века Блэкмура, и Тельвин даже не преставлял себе, как они пережили падение Блэкмура и Огненный Дождь. Но он твердо решил, что не допустит их уничтожения, тем более что они и так были в отчаянном положении после исчезновения Великого, их единственного Бессмертного Покровителя. Но Тельвин знал кое-что, что знал не каждый дракон — Великий не исчез навсегда, а удалился на время; быть может часть какого-то плана, известного только ему.

Тельвин боялся того, что может случиться, если Великий не сумеет вернуться или решит, что для выполнения своих планов он должен по-прежнему оставаться вне досягаемости драконов. Хотя он мог только гадать, но Тельвин подозревал, что настоящая причина для исчезновения Великого была в том, чтобы заставить Повелителя Драконов защищать их ото всех, даже от них самих, в это безусловно очень опасное время. Так что он твердо собирался не дать ни Джерридану, ни Волшебникам Огня и ни любому другому вовлечь драконов в войну, до которой им не было никакого дела.

Тут его мысли соскользнули на его собственного тайного покровителя. В течении пяти лет он пытался определить, кто из Бессмертных посчитал секретные планы Великого на судьбу драконов настолько важными, чтобы самому глубоко заняться этим делом. Все его поиски в этой области привели только к тому, что он узнал о существовании намного большего числа бессмертных, чем он мог себе представить, причем многие из них даже не имели жрецов. Было много таких, которые вообще не вмешивались в дела смертных на протяжении многих столетий — быть может ушли в другие миры и на другие планы существования.

С такими мыслями занимавшими его, Тельвин обнаружил, что они прилетели домой быстрее, чем он ожидал. Карендэн приземлилась во дворе его дома вскоре после полудня, и Тельвин поторопился помочь ей с седлом. Она потянулась, выгибаясь своим гибким телом от динной шеи до кончика хвоста, а потом медленно заковыляла к двери склада.

— Ты бы хотела, чтобы мы пообедали вместе? — спросил Тельвин.

Она поглядела на него через плечо. — Пообедать вместе, как романтично!

— Есть кое-что, о чем я бы хотел поговорить с тобой, — быстро объяснил он.

Хотя она никогда не жаловалась и не критиковала его, Тельвин чувствовал себя немного виноватым, что проводил с ней не так много времени. Она многим пожертвовала ради него самого, ради его долга как Повелителя Драконов, она была лишена привычной компании и общения с другими драконами. Ее старший брат, Мартэн, как-то сказал ему, что Карендэн, одна из старших жриц Великого, была любимицей всех драконов. Тельвин ничего не знал ни о ее друзьях, но о ее семье; быть может она даже бросила своего любовника или мужа ради службы ему. Легенды говорили, что драконы живут по одиночке и не заводят семьи, но он уже давно заметил, что легенды обычно ошибаются во многих отношениях.

Он хорошо понимал ее одиночество, так как и сам был таким же. Он вырос под опекой деревни Грец, в которой его мать умерла через час после его рождения, оставив его сиротой неизвестной расы и происхождения. Черты его лица напоминали эльфийские, но он был слишком высок и могуче сложен, чтобы быть эльфом; он был даже выше большинства людей. У него были черные волосы и большие, темные глаза, которые были темно-синими там, где они должны были быть белыми, хотя большинство людей даже не замечало этой странной особенности.

Была возможность, что он был полуэльфом, так как совершенно точно не был ни эльфом, ни человеком, зато обладал лучшими качествами обеих рас. Конечно, уверенности в том, что он полуэльф, не было никакой, особенно учитывая тот факт, что полуэльфов вообще не существовало. Оставлась еще возможность, что он происходит из исчезнувшей расы волшебников Блэкмура, что могло бы объяснить то, что Бессмертные выбрали его наследником первого Повелителя Драконов. Его мать умерла, родив его, и она говорила на никому непонятном языке, так что она не могла никому рассказать о его настоящем происхождении. Тельвин подозревал, что его происхождение так и останется тайной, пока он в конце концов не соединится со своим народом. Но он не ожидал, что это случится завтра.

Тельвин очень хотел, чтобы Сэр Джордж был здесь, чтобы посоветоваться с ним, но старый рыцарь уехал несколько недель назад и собирался вернуться очень нескоро. Теперь, когда его ответственность как Повелителя Драконов опять вышла на первое место, он обнаружил, что скучает по старым друзьям больше, чем обычно. В принципе Сэр Джордж жил вместе с ним в большом доме Тельвина в этом богатом районе Брайера, но на самом деле старый рыцарь большую часть времени проводил в дороге. Сольвейг Бело-Золотая стала скорее деловым партнером, чем обыкновенным наемником, и она крайне редко наведывалась в Хайланд, так как управляла своей частью бизнеса Сэра Джорджа из его резиденции в Даркине. Коринн давным давно вернулся домой к своим обязанностям, как младшего сына Короля Даробана, но заставил Тельвина поклясться, что время от времени тот будет появляться в Рокхольме, так что он достаточно часто видел юного дварфа.

Несмотря на отсутствие старых друзей, Тельвин не страдал от отсутствия компании или недостатка советов. Карендэн стала его другом и советником с того самого момента, как она присоединилась к их команде. Казалось, что она делала для своего друга все, в чем он нуждался. Она отдавала свою любовь и преданность полностью и без колебаний, как если бы она не хотела для себя лучшего друга. Иногда он поражался этому, вспоминая, что она была из породы драконов, расы, имевшей репутацию жестокой и высокомерной. А если к этому добавить, что он был Повелитель Драконов, самый страшный и ненавидимый враг, которого ее народ когда-либо знал, это делало их дружбу совершенно неправдоподобным явлением.

Тельвин не винил Карендэн за то, что она не предупредила его пораньше о состоянии дел между драконами и Альфатианами. Ее назначили ему в товарищи, как старшую жрицу Великого, именно таким образом она служила своей расе. Политически ее отношения с Тельвином были намного больше, чем обыкновенное посольство. Она была не только посредником между Повелителем Драконов и Великим Парламентом Драконов, ее главная задача состояла в том, чтобы успокаивать страхи ее народа по поводу Повелителя. При этом она была вынуждена хранить свои секреты, и Тельвин никогда не ожидал — и не хотел — чтобы она предала собственное племя. На самом деле он подозревал, что она и так часто выходила за разрешенные ей драконами границы того, что можно, а чего нельзя говорить ему.

Вскоре после того, как они вернулись с юга, повар приготовил обед, включающий бедро оленя, купленное на рынке. Как и все драконы, Карендэн предпочитала лосей. Но так как после их возвращения у нее не было времени на охоту, пришлось удовлетвориться оленем, а не своей любимой едой. Собственный обед Тельвина принесли на стол, находившийся в логове Карендэн, но предназначенный только для него, пока леди-дракон полулежала в кровати на огромных кожаных подушках.

— Похоже, что твой визит в Тиатис очень обеспокоил тебя, но ты все еще не рассказал мне, что ты там узнал, — заметила Катендэн после нескольких минут усиленной работы челюстями.

— Это очень похоже на то, чего ты ожидала, — ответил Тельвин. — Капитан Дариус случайно оказался свидетелем атаки отряда драконов на флот Альфатианских военных кораблей. Похоже, что они обыскали корабли, прежде, чем потопить их. Дариус допросил нескольких спасшихся, которые сказали, что драконы уже какое-то время тревожат большие поселения Альфатиан на севере, хотя сами они понятия не имеют, что они такого сделали против драконов.

— Я тоже не знаю, что именно послужило причиной этих событий, — сказала Карендэн. — Но я знаю политическую ситуацию там, так что я сумела угадать природу неприятностей, когда мы впервые получили вызов из Тиатиса.

— Тебе нет нужды оправдываться передо мной, — взволнованно сказал Тельвин. — Я прекрасно знаю, что ты часто оказываешься в тяжелом положении из-за конфликта между твоим долгом передо мной, перед Великим и перед твоим собственным народом. Я всегда благожелательно отношусь к драконам, и ты, конечно, можешь хранить твои секреты, я никогда не потребую от тебя, чтобы ты предала доверие твоего народа, и не имеет значения, в насколько отчаянной ситуации мы находимся.

— О, я высоко ценю это, — уверила она его. — Но если говорить начистоту, я скорее недовольна тем, что парламент не доверяет мне, зная насколько переменчива и непостоянна может быть ситуация. Даже если они правы, вряд ли драконы могут ожидать, что война закончится для них без тяжелых и, может быть, ужасных последствий. И если они хотят, чтобы я защищала их от гнева Повелителя Драконов, они должны держать меня в курсе происходящих событий.

— Я сказал Императору Корнелиусу, что верю в то, что драконов спровоцировали, их втянули в эту войну, — продолжал Тельвин. — Учитывая, что во всем мире не любят Альфатиан, он хотел бы считать, что Альфатиане получают именно то, что они заслужили. Я сказал ему, что склонен остаться в стороне и дать драконам самим разрешить свои противоречия с Альфатианами, при условии, что их мщение не выйдет за границы разумного и война не распространится на другие страны.

— Возможно это самое лучшее решение, — согласилась Карендэн. — Я думаю, что Мартэн разрешит проблему быстро и справедливо.

Тельвин кивнул. — Я уверен, что драконы не захотят продолжать сражаться дольше, чем необходимо. Я прекрасно понимаю, что они не хотят никаких контактов с внешним миром, но если делают это, то только для того, чтобы защитить свои секреты. И тем не менее я очень опасаюсь, что другие научатся действовать так, чтобы натравить драконов на своих врагов. Я чувствую, что должен послать тебя поговорить с твоим братом. Ты расскажешь ему все, о чем мы с тобой говорили. Я не ожидаю, что он выдаст мне какие-то страшные тайны, но мне нужны его слова о намерениях драконов, чтобы я смог сопоставить его официальное заявление с условиями договора. Объясни ему, что я делаю это ради самих драконов, чтобы защитить их от возможно незаслуженного возмездия.

— Это справедливо.

— Наедине ты должна напомнить ему, драконы и так нарушили договор, начав войну не посоветовавшись со мной, — добавил Тельвин. — Я не ожидаю, что Мартэна сможет ответить на это обвинение. Но я хочу напомнить ему о его собственной мудрости, о том, что необходимо избежать взаимного недопонимания. Если у драконов есть справедливые жалобы на любую страну, я сам займусь этим делом в терминах нашего договора, и я по-прежнему желаю сделать что-нибудь для них.

Во взгляде Карендэн читалось сильное сомнение. — Не думаю, что драконы готовы полностью посвятить тебя в курс дела, полностью поверить тебе.

— Нет, я и не ожидаю этого, — согласился Тельвин. — Я просто хочу, чтобы они поняли, что я поддержу их даже в том случае, если они не правы. Мне нужно завоевать их доверие, нужно, чтобы между мной и драконами не было недопонимания, и поэтому, в данном случае, я думаю, что самое лучшее не вмешиваться в их дела.

— Я полечу завтра утром, — сказала она, встряхнув головой, когда он собирался запротестовать. — Я отдохну попозже, дело слишком срочное.

— Даже более срочное, чем ты, быть может, думешь, — сказал он. — Джерридан, похоже, в состоянии создать союз против Альфатии. Корнелиус, видя проблемы Альфатиан с драконами, немедленно задумался о том, что они таким образом будут почти беззащитны от прямого вторжения. Если все это случится, самое лучшее, о чем мы с Мартэном можем договориться, чтобы в этом союзе — и в этом вторжении — драконы не участвовали. Пока тебя не будет, я собираюсь заставить Джерридана понять и принять мою позицию в этом деле.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Карендэн, вопросительно вздергивая голову.

— У меня был разговор по душам с Императором Корнелиусом, без свидетелей, — объяснил он. — Если суммировать, получится следующее: Я всегда предполагал, что желание Короля Джерридана воевать с Альфатианами почти наверняка не получит поддержку у других государств, и все мои усилия в этом деле были напрасной тратой времени. Но теперь мне сказали, что Тиатис поддержит эти усилия. Более того, Корнелиус сказал мне, что он и я, вместе, можем собрать необходимые силы для вторжения, если попросим другие страны о поддержке.

— Правитель любой страны отнесется к просьбе Повелителя Дракона с большим уважением, — сказала она.

— И с большим страхом, — добавил Тельвин. — Я раз и навсегда решил для себя, что Джерридан никогда не сможет использовать меня таким способом, как общаясь со своим собственным народом, так и с королями других стран. Однако, я никогда не думал о том, что это влечет за собой страшную угрозу; не думал, что другие могут задуматься о том, что будет с их государствами, если я лишу их своего покровительста, перестану защищать от диких и буйных драконов любую страну, которая не посчитается с мнением Короля Хайланда. Такой подход к этому делу совершенно меня не устраивает. Будет ли война с Альфатией справедлива или нет, я совершенно точно не осмелюсь ввязаться в нее. И даже речи нет о том, чтобы просить Нацию Драконов поддержать ее.

Карендэн насмешливо хмыкнула длинным носом. — Если Джерридан попытается втянуть в это дело драконов, он окажется перед такими неприятностями, что по сравнению с ними все его жалобы на Альфатию покажутся ерундой.

Тельвин потряс головой. — Проблема не в этом. Все это связано с моими обязанностями перед Джерриданом или, точнее, тем, что король от меня ожидает, как от своего лояльного подданного. Я боюсь, что большая часть вины моя собственная. Возможно, что на протяжении этих пяти лет я слишком рьяно пытался доказать свою преданность королю, которую я пообещал ему, когда он предложил мне переехать сюда. И теперь я совершенно ни в чем не уверен. Возможно он думает, что у меня можно попросить все, и я со всех ног помчусь выполнять его просьбу. Единственное, что я могу сказать в свою защиту, что огромная сила и ответственность свалились на меня без всякого предупреждения, я никогда не готовился к такой жизни. Добрые жители деревеньки, в которой я вырос, собирались сделать из меня кузнеца.

Карендэн кивнула. — Твердо стой на своем, это будет лучший ответ на все проблемы. Ты не говорил так, но из твоих опасений следует, что ты подозреваешь Джерридана в том, что он попытается втянуть тебя в его дела сильнее, чем ты можешь это позволить. И я спрашиваю себя, должна ли я предупредить драконов о том, что король хочет вовлечь их в войну с Альфатией.

— Есть и еще одно обстоятельство, о котором я никогда не забываю, — добавил Тельвин. — Никак не могу выбросить из головы Волшебников Огня. Ты можешь быть полностью уверена, они интригуют и строят плант, преследуя свои собственные цели. Конечно, они хотят больше силы для короля и для себя, но самое главное, что они хотят уничтожить Альфатию и создать империю Флэмов. Мне надо действовать очень осторожно, чтобы Калестраан не наполнил голову короля глупыми идеями о том, чего я или драконы могут сделать для него.

Ранним утром следующего дня Карендэн улетела, остатвив Тельвину обещание, что она вернется так быстро, как только возможно. Он подозревал, что это означает, что у нее заготовлены очень колючие слова для ее брата Мартэна. Он не сообщает ей и Повелителю Драконов ничего, а сам предпринимает действия, которые могут иметь огромные и самые ужасные последствия на судьбу мира вообще и судьбу драконов в частности. Не хотел бы он быть на месте золотого дракона. Но сейчас, рано утром, он должен прежде всего идти во дворец и попытаться переговорить с королем прежде, чем начался деловой день, прежде чем Маг Калестраан будет в курсе происходящих событий и встанет между Повелителем Драконов и королем.

Дворец эрцгерцога, здание из холодного серого камня, раскинулся в западной части города. На самом деле, как и Академия Магии на восточной стороне Брайера, массивная стена дворца составляла немалую часть внешней городской стены. Как и большинство других зданий Флэмов, это было жесткое и функциональное, без излишних украшений задание, казавшее чуть ли не бедным по сравнению замками и поместьями аристократов других стран. Самые большие залы и комнаты находились в центре дворца, где главные двери открывались в закрытый двор. В левом и правом крыльях располагались личные резиденции короля и его ближайших советников, а также комнаты для чиновников и слуг, живших во дворце, и для благородных гостей.

Едва Тельвин переступил порог главных дверей, как его перехватил Тэрин, личный слуга эрцгерцога, молодой парень с огненно-рыжей шевелюрой своих предков-Флэмов, по-видимому ожидавший его. Ему едва исполнилось шестнадцать, он весь горел рвением, был честен и открыт, совершенно лишен двуличности и болезненно напоминал Тельвину его самого, каким он был пять лет назад. Такая простота была настоящим счастьем и удовольствием для слуги, но могла быть смертельной для Повелителя Драконов.

— Эрцгерцог посылает вам свои приветствия, — начал Тэрин, обычное вежливое введение к настоящему сообщению. — Он просит вас как можно быстрее придти в его личные аппартаменты.

Они быстро пошли вдоль стены, избегая толпы придворных, которая уже текла в зал для приемов. Вскоре они оказались в коридоре, ведушим на север, в личную королевскую резиденцию. Тэрин торопился и шел очень быстро, его сапоги гулко стучали по полу пустого коридора. Он шел намного быстрее, чем позволяли себе идти важные лорды и волшебники королевства, но он знал, что Тельвина не волнуют такие вещи.

Тэрин привел его прямо в личный кабинет эрцгерцога и открыл перед ним дверь. Комната была достаточно велика, стены обшиты темным деревом, вдоль них стояли книжные шкафы, а в центре находился массивный стол эрцгерцога и стулья для посетителей. Маарстена еще не было, но старший Волшебник Огня, Бвен Калестраан, уже сидел в углу, читая книгу заклинаний. Как и все остальные волшебники, каждую свободную минуту он был вынужден возобновлять заклинания в памяти.

Войдя в комнату, Повелитель Драконов на мгновение заколебался. Он не мог забыть, что именно Калерстраан разработал план послать Тельвина и его товарищей на верную смерть, снабдив их фальшивым артефактом силы, который якобы можно было использовать против драконов. Тм не менее политика диктовала ему вести себя так, как если бы это событие никогда не происходило. Он уселся на один из стульев, находившийся достаточно далеко от волшебника, но не настолько далеко, чтобы оскорбить его.

— Эрцгерцог просил передать, что будет здесь с минуты на минуту, — сказал Тэрин, потом вежливо поклонился волшебнику. — Есть что-нибудь, что я мог бы сделать для вас, Учитель?

— Нет, благодарю тебя, парень, — к большому изумлению Тельвина ласково сказал Калестраан.

Терин опять поклонился, прежде чем выйти и аккуратно закрыть за собой дверь. В следующий момент они услышали эхо его башмаков, быстро бегущих по каменному полу зала. Волшебник помедлил какое-то время, прежде чем с доброй улыбкой опять уставился в свою книгу. Потом он бросил быстрый взгляд на Повелителя Драконов, как если был смущен, когда его поймали на доброй мысли.

— Вы вызвали множество недобрых разговоров, уехав так быстро и не объяснив ничего, — грубо начал он. — Учитывая это я поколебался бы сказать, что ничего не случилось и вы ничем не озабочены.

— Драконы начали войну, — спокойно сказал ему Тельвин, впившись в него взглядом, чтобы увидеть малейшие оттенки реакции мага на это потясающее изветие. — Но, похоже, они только защищают себя, и я не собираюсь вмешиваться.

— Но никто не может надеяться сражаться с драконами и…. — Калестраан начал было говорить, но оборвал себя, выглядя смущенным и немного испуганным.

— Альфатиане вторглись в их земли.

Это вообще заставило волшебника замолчать. Будущее с воющими драконами было очень страшное будущее, и Тельвин с радостью увидел, что Калестрааан понимает это, хотя в прошлом Волшебники Огня не постеснялись использовать нападения драконов как часть своих политических заговоров. Возможно, что у него родилась и другая мысль, что теперь Альфатиане ослаблены, и их можно покарать, призвав других присоединиться к десанту Флэмов. В этот момент дверь открылась и они оба взглянули на вошедшего короля.

— Наконец-то вы здесь, — сказал Джерридан, топропясь сесть за свой стол, чтобы побыстрее узнать новости о путешествии Тельвина. — Ваше послание было весьма туманным и непонятным.

— Я сам ничего не знал, пока не прилетел туда, — объяснил Тельвин.

Он быстро рассказал все, что знал о войне между драконами и Альфатией. Потом он повторил рассуждения Императора Корнелиуса о возможности союза против Альфатии. Он предпочел бы оставить это на последок, зная, насколько рьяно они оба, король и Калестраан, могли бы ухватиться за такую возможность, но решил, что лучше всего сразу прояснить для них свою позицию в этом вопросе. Волшебник сидел на своем стуле не двигаясь и не произнося ни единого слова, как если бы не услышал ничего тревожного или удивительного. Но Джерридан все более и более возбуждался по мере его рассказа; наконец он не выдержал и стал ходить, не в силах сдерживать свой энтузиазм.

— Конечно, Корнелиус только предполагает, что такое возможно, — специально напомнил Тельвин им обоим. — Он сказал все это мне, чтобы я передал вам его предположения. Он говорит, что Тиатис и так страдает от экспансии Альфатианской Империи. Агрессия Альфатиян требует ответных мер от Тиатиса, хотя бы только ради собственной безопасности. Если другие народы и государства захотят бросить свои силы на войну с Альфатией, Тиатис скорее всего поддержит эту попытку. Но он хочет напомнить вам, что он не желает воевать с Альфатией только из-за старинной ненависти, и ни в коем случае он не хочет участвовать в полном уничтожении Альфатиан как расы.

Калестраан выглядел оскорбленным предложением помощи на таких условиях, но король вероятно нашел это приемлимым и только кивнул. — Это достаточно честно с его стороны.

— Вынужден не согласиться, — прервал его волшебник. — Война с Альфатией — наша высшая честь и священная обязанность, и я желаю, чтобы уничтожение было полным, абсолютным. Я не могу поверить, что можно доверять союзнику, который в свою очередь не доверяет нам до конца.

Джерридана это не заинтересовало. — Лично я хорошо понимаю, что Корнелиус вообще не хочет участвовать во вторжении в Альфатию, пока не будет уверен, что драконы ослабили их настолько, что они станут уязвимы. Человек, который говорит то, что думает, говорит правду.

— Но тогда почему он не хочет абсолютного уничтожения? — спросил Калестраан. — Я вынужден настаивать на этом, ведь мы знаем, что Тиатис или любые другие союзники боятся Альфатии, и этот страх может уменьшить их поддержку в самый опасный момент.

— Это называется ожидать от союзников больше, чем вы ожидаете от самого себя, — заметил Тельвин. — Лично у меня создалось впечатление, вы сами собираетесь сражаться с Альфатией в первую очередь потому, что боитесь ее. Ведь у вас нет и не может быть других жалоб на нее. Имейте в виду, что, в некоторой степени, Тиатис воевал с Альфатией уже несколько столетий, прежде чем Флэмы вообще появились в этом мире.

Калестраан посмотрел на него так, как будто он был ребенком, который заговорил невпопад; на его лице было скорее выражение удивления, чем злости. Тем не менее Тельвин твердо решил, что не даст этому волшебнику глядеть на себя как на того, кто находится не на своем месте.

— Хорошо сказано, я вынужден согласиться, — признался король. — А сказал ли Корнелиус что-либо более конкретное, а не только общее предложение о намерениях?

— Есть кое-что более практическое, что заботит его, — ответил Тельвин. — Когда мы обсуждали это дело поздно ночью, он сказал, что если объединенные силы союзных государств в силах получить полный контроль над землями Альфатии, тогда мы уже сейчас должны определить, кому эти земли достанутся в конце концов. Он сказал, что сражаться всем вместе с Альфатией это одно, но он ни в коем случе не хочет, что потом мы сражались уже друг с другом.

— Альфатиане наши старинные враги, — немедленно заявил Калестраан. — Естественно, что все их земли и имущество будут принадлежать нам.

— Это необходимо обсудить со всеми нашими союзниками, — ответил Джерридан. — Я сам думал об этом деле, и пришел к заключению, вопрос о том, что делать с териториями Альфатии после войны почти так же сложен, как и то, как завоевать их. Мы не в состоянии удержать эти огромные земли в одиночку, и я никогда не ожидал, что наши союзники отдадут их нам за спасибо. Я предлагаю, чтобы объединенные силы союзников управляли землями Альфатии вместе в течении какого-то времени, быть может долгого.

Волшебник выглядел сбитым с толку. — Но что тогда мы будем иметь с этого? Мне представляется, что мы должны взять столько земли, сколько мы в состоянии, и осваивать ее.

Джерридан безнадежно махнул рукой. — Я не могу не обращать внимания на то, что в военном отношении мы самое слабое государство западе. Отсюда мы не можем удержать ни одной части Альфатии. Но если земли Альфатии будут открыты для нас, почему мы вообще должны оставаться здесь? Пока никто другой не предъявит на них права, мы могли бы посылать туда группы переселенцев и основывать колонии прежде, чем кто-нибудь другой узнает об этом. Мне представляется, что это намного лучше, чем провозглашать Альфатию своим владением.

Тельвин решил не говорить ничего; он знал, что Флэмы всегда строят планы, и чем грандиознее, тем непрактичнее. Он даже спросил себя, а не будет ли на самом деле хорошо, если Флэмы и Альфатиане нападут друг на друга. Тогда они могли бы совершенно замечательно уничтожить друг друга не вовлекая в это дело остальной мир, хотя он по-прежнему сомневался, что дело зайдет настолько далеко.

— Хорошо, но это все еще слишком далеко от нас, — продолжал Джерридан, меряя комнату своими длинными ногами. — Непосредственно сейчас меня больше всего заботит как бы приобрести союзников, которые помогут нам в войне с Альфатией. Говорил ли Император Корнелиус об этом?

— Да, упоминал, — ответил Тельвин, тщательно выбирая слова. — Он просил передать, что в этом отношении есть несколько обнадеживающих новостей. Он верит, что его влияния вполне достаточно, чтобы убедить некоторые другие государства присоединиться к союзу против Альфатии. Он ничего не сказал, как он собирается добиться этого, но я сомневаюсь, что он сказал бы такое без серьезных оснований.

— Это обнадеживает, — согласился король. — Я спрашиваю себя, а не могли бы и мы использовать наше собственное влияние… Я не льщу себе, я прекрасно знаю, что в других странах меня не ставят слишком высоко, зато Повелителя Драконов…

Тельвин попытался скрыть немедленное чувство вины. Пришло время для него высказать свою собственную позицию, но только сейчас он осознал, что изо всех сил надеялся избежать этого.

— Да, я полагаю, что мои слова могут произвести впечатление, — осторожно ответил Тельвин. — Проблема в том, что я никогда не осмелюсь использовать свое влияние для чего-нибудь плохого и неправильного. Как Повелитель Драконов я отвечаю только за них и за то, чтобы они не нарушали договор. Я никогда не осмелюсь дать драконам полную свободу и тем более натравить их на кого-нибудь. Вы должны помнить в каком отчаянном положении мы были пять лет назад, когда казалось, что мы уже ничего не можем сделать, чтобы спасти себя.

— Да… Я помню это, даже слишком хорошо, — согласился Джерридан. — Насколько я понял, вы утверждаете, что если будете вовлечены в войну с Альфатианами, это может разрушить доверие, которое питают к вам драконы?

— В точности, — согласился Тельвин. — Нравится это нам или нет, но драконы являются намного большей опасностью, чем Альфатиане когда-либо будут. Против Альфатиан у нас, по меньшей мере, есть шансы.

Маг Калестраан мгновенно запозрил что-то недоброе. — Это ваше мнение или драконы запугали вас?

— Карендэн полностью согласна со мной, — твердо сказал Тельвин. — По ее мнению я не должен вмешиваться, и я считаю, что ее мнением нельзя принебрегать.

— Я вынужден согласиться, — задумчиво сказал Джерридан. — Я понимаю важность вашего положения и не осмеливаюсь требовать большего. Хорошо, на эту тему достаточно.

Калестраан выглядел разочарованным, но не сказал ничего. Со своей стороны Тельвин был рад, что наконец-то высказался и отделался довольно легко. По всей видимости король действительно понимал важность долга Тельвина, как Повелителя Драконов; не зря он напоминал ему об этом раз за разом. Маг Калестраан совершенно точно не понимал, но как раз этого Тельвин и ожидал. Даже во время рейдов драконов волшебники использовали любую возможность, интриговали и строили заговоры, лишь бы получить какую-нибудь выгоду от этого и увеличить свою власть. Последствия такой политики их не волновали.

Калестраан встал и низко поклонился. — Прошу меня извинить, но мне действительно необходимо вернуться в Академию. Я уверен, что вы оба вполне сумеете объясниться без моего участия.

Тельвин решил, что слова Калестраана звучат так, как будто он решил устраниться от обсуждения нынешего положения дел, так как все идет совсем не так, как он, по-видимому, предполагал. Но он довольно искуссно попытался скрыть свое разочарование, и Король Джерридан ничего не заметил. Маарстен посмотрел на карту, висевшую над полкой камина, без сомнения думая о каждом государстве запада и прикидывая, сможет ли влияние Тиатиса привлечь их к будущему союзу. Тельвин ожидал, не говоря ни слова, хотя волшебник уже ушел. Он вообще не часто использовал свое влияние в политике, и еще реже отстаивал свою точку зрения в дискурсиях. Эта опасная встреча прошла легче, чем ожидалось, но он хорошо понимал, что в будущих конфликтах все будет совсет не так легко.

— Ну хорошо, это вдохновляет, — наконец сказал Джерридан. — Теперь я спрашиваю себя, какой будет наш следующий шаг.

— Я не уверен, но мне представляется, что следующий шаг за Императором Корнелиусом, — рискнул Тельвин. — Зато я совершенно уверен, что вы ничего не можете сделать, чтобы изменить или как-то повлиять на его решения, так что будет не слишком умно попытаться надавить на него, любым спосом. Корнелиус очень умный и жесткий человек, но он очень открыт и честен для правителя, обладающего такой силой и властью.

Джерридан улыбнулся. — Если вы намекаете на то, чтобы я не пытался манипулировать им или как-то запугивать его, считайте, что я предупрежден. Откровенно говоря, мои мысли текут в совершенно другую сторону. Я думаю о том, что, как Король Государства Флэмов, я несу ответственность перед нашими союзниками, и я должен сделать что-то большее, чем сначала кричать и умолять их принять участие в войне с Альфатией, а потом сидеть и смотреть, как наши новые друзья воюют вместо нас. В прошлом вы уже приносили мне дипломатические послания на тему о войне. Не обвинял ли в этом меня кто-нибудь из них?

— Не при мне, — твердо сказал Тельвин. — Но я должен сказать, что некоторые из наших возможных союзников наверняка так думают. Я сам не раз спрашивал себя, что по-настоящему Флэмы могут внести в это дело кроме разговоров.

— Мы должны как следует обдумать это, — сказал король. — Говоря практически, ради нашей собственной чести и престижа, и чтобы показать всем свое желание сражаться, мы должны что-то сделать, каким-то образом доказать нашу полезность. Это должно быть что-то такое, что во-первых мы можем сделать, и достаточно эффективно, а во-вторых сделает Альфатию более уязвимой к будущей атаке.

— Альфатияне ваши старинные враги, — напомнил ему Тельвин. — Возможно пришло время послать ваших волшебников: пусть они заглянут в самые старые книги. Но одновременно они не должны забывать о том, что один мир они уже уничтожили. И было бы неплохо, если эти волшебники смогут найти такой способ действия, что и Альфатиане будут не в состоянии уничтожить Мистару.

— Вам не надо слишком сильно переживать об этом, — объяснил Джерридан. — Большая часть нашей самой могущественной магии потерялась во вемя ссылки. Поэтому Волшебники Огня собрали огромную библиотеку, пытаясь восстановить свою утраченную силу. Я подозреваю, что Волшебники Воздуха из Альфатии находятся примерно в таком же положении. Во всяком случае во всех конфликтах они использовали только самое простое магическое оружие. Я знаю, насколько жадно они стремятся к силе, и верю, что они не задумались бы ни на секунду, чтобы использовать любую силу, оказавшуюся в их распоряжении.

— Спасибо, вы здорово успокоили меня, — признался Тельвин. — Не говоря уже о моем долге как Повелителя Драконов, я не хотел бы участвовать в любых делах, которые могли бы привести к таким кошмарным разрушениям.

Джерридан засмеялся. — Я надеюсь, что вы должны доверять мне получше в делах, где нужен простой здравый смысл. Моя ненависть к Альфатии не настолько велика, чтобы я хотел уничтожить их любой ценой. Мой первый долг — защита моего народа, а потом уже все остальное.

Тельвин не сказал ничего, зато, услушав это, кое-что осознал. Всю свою жизнь он прожил среди Флэмов, и прекрасно знал, что они просто лишались своего природного здравого смысла, когда речь заходила об их ненависти к Альфатии. По правде говоря, он всегда подозревал, что они готовы на все, лишь бы уничтожить своего старинного врага. И теперь он знал совершенно точно, что они, к счастью, не обладают очень опасным магическим оружием. И к тому же, если бы они действительно могли бы призвать себе на помощь могучую магию, они без сомнения сделали бы это пять лет назад, во время отчаянной битвы с драконами, битвы не на жизнь, а на смерть.

Третья Глава

Бледный свет рассвета начал подкрашивать море далеко на востоке, но стены, окружавшие крепость Альфатиан, должны были оставаться в тени еще какое-то время. Альфатиане постоили самую большую из своих тайных крепостей на берегу маленького залива в форме подковы; узкой вход в нее глядел на северо-восток. Залив был хорошо защищен от ярости моря и достаточно глубок, чтобы корабли могли подходить прямо к недавно выстроенным каменным пирсам. Помимо естестественных утесов, окружавших залив, Альфатиане выстроили еще стену из серого камня, добытого в ближайших горах, а пещеры утеса служили как комнатами, так и складами. При необходимости вход в залив перегораживался массивной цепью, не дававшей вражеским кораблям войти в него.

Поля и луга над заливом использовались местными фермерами, хотя большинство их тех, кто пришли жить в эти холодные пустынные земли, заготавливали древесину для ненасытного флота Альфатии. Кораблестротели-плотники стучали своими топорами в больших пещерах вдоль залива, законченные корпуса кораблей на салазках доствлялись на берег для окончательной доводки, и только потом спускали законченные корабли на ледяную воду, после чего те плыли на восток, домой. В любое время, даже в разгар длинной и жестокой зимы, строилось не меньше двух дюжин кораблей, начиная от округлых и неуклюжих торговых судов до длинных и ухоженных галер для Императорского Флота.

Норволд внезапно, хотя и втайне, стал одной из самых важных крепостей Альфатиан, как благодаря изобилию корабельной древесины в древних лесах, так и богатым залежам железа в горах. Поселения вокруг него были надежно защищены стенами и в них располагались сильные отряды. Альфатияне прилагали все силы, чтобы как можно сильнее укрепить свои колонии здесь прежде, чем настанет неизбежный день, когда другие народы, ненавидевшие Альфатиан лютой ненавистью, обнаружат их и начнут войну, сопротивляясь новому вторжению на континент Брюн.

А пока поселения Норволда обеспечивали Империю лесом, железом и кораблями, поддерживая завоевание земель дальше на юг, включая Северные Пустоши и Землю Гелланика, где со временем планировалось основание нового Альфатианского протектората. Империя собиралась стать там твердой ногой, прежде чем проникнуть в Ступени и наконец полностью уничтожить проклятых Флэмов далеко на востоке. Даркин, Рокхольм, Эльфхейм и Траладар падут в свое время, в результате вокруг Тиатиса образуется враждебное кольцо, которое отрежет его от всего остального мира, он окажется как бы на острове и неизбежно падет.

Была только одна вешь, которая могла помешать исполнению этого тщательно продуманного плана, и которая никогда не приходила в голову стратегам Альфатии. Эти, на первый взгляд пустынные земли, принадлежали невидимому врагу, который был бесконечно сильнее и опаснее, чем они сами.

Мартэн сидел на верхушке холма, нависавшим над крепостью, и терпеливо смотрел, как драконы его отряда ползли на позиции. Нельзя сказать, что Альфатиане были полностью не готовы к нападениям. Драконы нападали на более меньшие крепости и корабли на протяжении всей весны, так что Альфатиане в Норволде уже какое-то время знали, что они в осаде. На этот раз Мартэна решил полностью уничтожить одну из их самых больших крепостей, главным образом для того, чтобы доказать, как опасны могут быть драконы, если они на что-то решились, но также и для того, чтобы заставить Альфатиан начать переговоры.

Он повернулся к Джердару, который также глядел на крепость с вершины холма. — Пришло время разбудить их. Поднимайте своих и начинайте атаку. Когда их волшебники активизируют свою защиту, я поведу против них наших собственных волшебников.

Красный дракон кивнул массивной гововой. — Мы найдем, чем их занять.

Джердар отполз назад, потом повернулся и бесшумно отправился в темный лес позади себя. Мартэн следил за ним какое-то время, пока он не стал невидимым среди толстых стволов деревьев. Он ожидал, что Джердар будет буен, жесток и нетерпелив, стремясь уничтожить врага. Вместо этого предводитель красных драконов выполнял любой приказ, и относился к нему с уважением, и все это начиная с воровства Ожерелья Драконов прошлой зимой. По всей видимости он изменился так даже не из-за самого воровства, а из-за войны, так так драконы не слишком часто ввязывались в войны и никогда не умели это делать хорошо. Красный дракон всегда был готов сражаться, но только Мартэн определял лучшее место для удара и возможную стратегию боя.

Не прошло и нескольких минут, как Джердар и его отряд из молодых красных драконов начали атаку. Они пронеслись низко над волнами так быстро, как только могли, пролетели вдоль побережья, потом резко повернули и выстроились в круг над маленьким заливом. Хотя их и было относительно немного, но снаружи казалось, что они заполнили все небо, а потом, как атакующая армия, они стали бросаться вниз и вверх в быстрых но безостановочных выпадах. Вначале, не обращая внимания на две маленькие галеры, привязанные к главному пирсу, они обрушили все свое пламя на только что построенные корабли, стоявшие вдоль всего побережья залива в ожидании окончательной отделки. Потом они попытались прожечь плоскую каменную стену вокруг самого форта, но без успеха. Двери и ставни окон были сделаны из твердой древесины, обитой бронзой, и могли защитить от чего угодно, включая самые жестокие зимние морозы.

Но на самом деле эта первая атака была только военной хитростью. Разведчики наблюдали за крепостью Альфатиан уже какое-то время, и знали, что из дома приехали волшебники, которые должны были помочь в защите колоний Норволда. Волшебникам Воздуха надо было некоторое, весьма небольшое время, чтобы подготовиться и вызвать полную магическую защиту. Прошло несколько минут, и слабый приятный бриз стал жестоким ураганом, превратив спокойные воды залива в месиво из бушующей воды и тумана. Страшные порывы ветра налетали со всех сторон, сходясь с центре залива, и над ним появилась огромная воронка, которая стала быстро расширяться, пока не образовала стену, состоявшую из морской воды и тумана, которая кольцом окружила залив и крепость.

Драконы попытались сбежать, пока не стало поздно, но ветры дули с такой силой, что не давали улететь за круг, угрожая переломать крылья и сбросить вниз. Водяной занавес замерз, каждая капелька превратилась в крошечную льдинку, острую как лезвие ножа. Высоко над драконами ветры стали дуть еще сильнее, закручиваясь внутрь, огромный циклон накрыл весь залив. Атакующие драконы ныряли в стену крутящего льда, выдыхая пламя, но магические ветра были настолько быстры, что ледяная стена мгновенно затягивала все щели в себе.

Пока юные драконы Джерарда притягивали к себе внимание защитников-магов, отряд драконов незаметно появился из темного леса и расселся на утесах, господствоваших над заливом и крепостью, внимательно глядя и терпеливо ожидая условного знака. Это были самые большие и опытные драконы, которых только можно было найти в Виндриче, все могучие волшебники, возможно самые сильные маги в мире.

Как только они заняли свои места, они объединили свою волю и магические силы в единое целое, предоставив контроль над ним Мартэну. Поначалу осторожно, они исследовали заклинания Волшебников Воздуха, начав с самых слабых и неуловимых прикосновений, но затем все больше и больше увеличивали силу своих прикосновений, пока не поняли в точности того, с чем они имеют дело. Защитное заклинание, использованное Волшебниками Воздуха, было из разряда таких заклинаний, которые требовали постоянной подпитки, и по нему можно было не только добраться до источника силы, но и обратить эту силу против тех, кто его создал. Драконья магия была во многих отношениях похожа на магию Бессмертных, во всяком случае использовавшие ее волшебники могли делать такое, о чем обычные волшебники не могли даже мечтать.

И тут началась новая битва за крепость, на этот раз невидимая, битва магии и воли. Вначале Мартэн был просто поражен искусством и силой Волшебников Воздуха, но, в конце концов, они были обыкновенными смертными. Им было далеко, даже очень далеко до драконов-магов, как и всем остальным, пытавшимся сражаться с драконами. Как только Мартэн исследовал и разобрался в магической сети, сплетенной Альфатианами для защиты своей колонии, он призвал волю и силы своих товарищей, чтобы вырвать управление магической сетью из рук Волшебников Воздуха. Короткая борьба закончилась неизбежным концом: Мартэн подчинил себе чужую магию. Он не стал прерывать заклинание, а собрал всю его силу вместе и послал в виде молнии обратно в Волшебников Воздуха. Не прошло и минуты, как большинство Волшебников Воздуха были мертвы, погибнув в момент страшного взрыва контрзаклинания.

Лишившись магической поддержки, воздушная стена стала быстро разваливаться, посылая смертельный град из острых льдинок во все стороны. Драконы предвидели это и прижались к земле, пока смертоностный поток не прекратился. Зато потом они мгновенно бросились в атаку, прежде чем Альфатиане успели перегрупироваться и приготовиться защищаться без волшебников.

Мартэн прыгнул в воздух, с силой работая крыльями, и устремился к центру маленького залива. Но Джердар и первая группа нападавших все равно опередили его, направив свою ярость в самый центр крепости Альфатиан. Приземлившись на пирсах, они вставали на задние лапы и могучими ударами хвоста разносили крепкие стены в щебень, а затем передними отбрасывали обломки в стороны. В образовавшиеся отверстия драконы извергали потоки пламени, заставляя лучников и копейщиков разбегаться во все стоны.

Наконец сам Мартэн приземлился на главном пирсе. Огромный золотой дракон, стоящий на задних лапах, был настолько величественным и ужасным зрелищем для защитников крепости, что они буквально оцепенели от ужаса и безысходности. Медленно, с достоинством, он приблизился к главным двойным воротам крепости, потом протянул руку и вытащил массивный меч, который носил на спине между крыльев. Клинок, сделанный из прекрасной стали, заостренный с обеих концов и длиной в рост трех обычных людей, засверкал, отражая свет утреннего солнца. Даже остальные драконы на мгновение остановились, прекратив разрушение стены, и повернулись, глядя на своего предводителя с холодным восхищением. Стало тихо, только потрескивали горящие бревна.

Мартэн поднял огромный меч обеими руками и со страшной силой обрушил его на створки ворот крепости. Массивные деревянные створки разлетелись на куски, со страшным треском лопнули скрепляющие их железные скобы, остатки ворот повисли на сломаных петлях. Мартэн наклонил свою длинную шею и просунул ее внутрь крепости через обломки несчастных ворот. Защитники-Альфатиане боязливо попятились назад под взглядом его сверкающих глаз.

— Начальник крепости, ко мне! — проревел он.

Высокий мужчина в доспехах из кожи и стали вышел вперед и встал перед огромным драконом. Воин-Альфатианин не был обделен мужеством, хотя он стоял перед тем, что, безусловно, было намного хуже любого кошмарного сна. Мартэн отошел немного назад, чтобы гордый солдат прошел через разрушенные ворота.

— Я Матрэн, предводитель драконов, — объявил золотой дракон. — Хорошенько запомните меня. Прежде, чем мы закончим полное разрушение крепости, я даю вам всем короткое время, чтобы вы все уплыли на кораблях, которые мы пощадили. Если хоть кто-нибудь осмелится вернуться сюда, он будет немедленно уничтожен.

— Я не отказываюсь от вашего великодушного предложения, — ответил воин, — но я не понимаю, почему вы разрешаете нам сбежать.

— В мои намерения не входит уничтожение вас всех, но я настаиваю на том, чтобы все ваши люди покинули эти земли, — сказал Мартэн. — Драконы не примут ничего меньшего. Если ваши предводители захотят обсудить условия мира, теперь они знают, чего мы ждем от них. Пусть они не надеются, что мы удовлетворимся чем-нибудь меньшим. В противном случае, как только мы закончим здесь, мы продолжим нападать не только на поселения здесь, но и на все корабли в море и в конце концов перенесем войну в ваши собственные земли.

— Вероятно мы чем-то вас здорово обидели, но я не понимаю чем именно.

— Это не твоя забота, — ответил Мартэн. — Передай своим руководителям, что драконы требуют назад все то, что принадлежит им, и мы увидим, поймут ли они нас. А пока немедленно уплывайте.

Другие слова Альфатианам не понадобились. Не задержавшись даже для того, чтобы собрать свои сокровища или многочисленные запасы, они сбросили с себя оружие и выбежали из горящей крепости. Прикинув число оставшихся в живых поселенцев, драконы столкнули на воду пару больших корпусов морских кораблей, протащив их за веревки через пирс. На них погрузились фермеры и ремесленники, потом военные галеры взяли их на буксир. Выжившие солдаты и многие из кораблестроителей сели за весла, и маленький флот отплыл в открытое море так быстро, как только смог.

После отплытия кораблей Мартэн пошел на конец главного пирса, оставив полное разрушение крепости молодым драконам. Ботва закончилась быстрее, чем он предвидел, и в живых осталось больше Альфатиан, чем он ожидал. Втайне он был рад, что драконы продолжали подчиняться его воле, хотя он разрешил ускользнуть такому количеству врагов.

— Первый спикер, вы верите, что даже после такого Альфатиане немедленно захотят вести с нами переговоры? — спросил Джердар, подходя к нему.

— Нет, этого я не жду, — признался Мартэн. — Им надо какое-то время, чтобы подумать, поэтому я и высказался предельно ясно.

— Тогда мы продолжим нападать на их корабли и поселения?

— Я считаю, что это лучший способ заставить их мозги работать в правильном направлении, — ответил он, потом взглянул вверх и увидел молодую золотую драконицу, быстро спускавшуюся по направлению к нему. Он вздохнул, когда понял, что это Карендэн. — Прошу извинить меня, Джердар. Приближается шторм, и я должен буду его вынести.

— Пойду и я, поищу себе убежище, — сказал Джердар, опасливо поглядев через плечо. Мало было на свете драконов, которых бы он опасался, но к юной жрице он питал большое уважение.

Мартэн и сам с удовольствием сбежал бы, но понимал, что за этим последует. В действительности он слишком хорошо понимал, что необходимо разобраться с этим делом, и чем скорее, чем лучше, иначе драконы благодаря своим собственным действиям могут оказаться в ловушке, и им придется столкнуться с последствиями, которых они не предвидели. Катендэн приземлилась на пирсе как орел, наконец-то нашедший свою добычу. Быстро сложив крылья, она задержалась на мгновение, и бросила взгляд на разрушения вокруг себя. Молодые драконы оттаскивали в сторону горящие остатки поселения, а из пещер, в которых собирали корабли и хранили запасы дерева, вырывались клубы дыма.

— Я искала тебя в Виндриче, — наконец сказала Карендэн, подойдя к брату. — Они сказали мне, что ты обучаешь молодых драконов искусству войны.

— Я не собираюсь спорить по этому поводу, — твердо ответил он. — У нас есть права, предоставляемые нам договором с Повелителем Драконов. Ты достаточно хорошо знаешь наше положение, и должна понимать это.

— Я не собираюсь спорить по поводу твоего права воевать, — резко ответила она, гневно изгибая шею. — Я собираюсь спорить с твоим мудрым решением воевать без обсуждения дела с Повелителем Драконов, без гарантий, что не будет недопонимания. И меня ты, кстати, тоже забыл предупредить. Я теперь у меня чудовищная проблема. Я должна каким-то образом объяснять твои действия, хотя могу только гадать, что ты делаешь или собираешься сделать.

— И Повелитель Драконов послал тебя, чтобы потребовать объяснений, чтобы предъявить мне счет? — хмуро спросил Мартэн.

— На самом деле он относится к тебе более терпимо, чем я, — ответила она. — Он готов выслушать и понять тебя, но ты должен осознать, что поставил его самого в трудное положение. Если Альфатиане попросят его защитить их от твоих атак, он должен знать в чем ты обвиняешь их, хотя бы для того, чтобы отказать им.

Мартэн даже съежился от неудобства. — Но тогда, я боюсь, мы окажемся не в состоянии сохранить в тайне наши главные секреты.

— Тиатиане уже знают о твоих рейдах против Альфатиан, — продолжала Карендэн. — Остальные тоже уже слышали или вскоре услышат эти новости, и решат, что драконы собираются воевать со всеми, и испугаются насмерть. А испугавшись, они немедленно обратятся к Повелителю Драконов, и поэтому он должен быть полностью уверен в тебе. Он готов рассмотреть это дело между драконами и Альфатианами, но прежде всего ты должен объяснить ему, чего ты вообще хочешь. Ему нужно знать, насколько далеко ты собираешься зайти и сколько времени это все продлится. И, самое главное, он должен быть уверен, что война не перекинется на другие народы.

— Достаточно честно, — согласился Мартэн. — Передай Повелителю Драконов, что через несколько дней я сам прилечу поговорить с ним.

* * *

Карендэн не понадобилось много времени, чтобы приготовиться к короткому предрассветному перелету от Браера к горам, находящимся на востоке от города. Она надела на себя драконье седло, закрепила его на коротких пластинах своего гребня у основания шеи, перебросила веревки и закрепила их пряжками вокруг шеи. Тельвин с невольной усмешкой подумал о том, что у дракона есть по меньшей мере одно преимущество перед лошадью: он может оседлать себя сам. Он распахнул обе двери склада, служившего Карендэн логовом, чтобы она могла выползти наружу. Пока он забирался в седло, она припала к земле в центре открытого двора, Хотя утро было скорее холодное, чем теплое, он не думал, что ему придется надеть доспехи Повелителя Драконов. В любом случае он мог телепортировать их на себя, если возникнет необходимость.

Сильным толчком своих задних ног Карендэн прыгнула в воздух, потом длинными взмахами широких крыльев стала не торопясь подниматься вверх по утреннему небу. Набрав достаточную скорость, она перешла в более расслабленный полет, постоянно поднимаясь и, пока летела над городом, держала направление на север, затем повернула на восток, пересекла на Реку Аальбан и полетела к далеким горам. Длинные рукава рубашки Тельвина бились на ветру, воздух был холоден и свеж.

— Что ты думаешь об этом? — крикнул Тельвин. — Готов ли Мартэн стать более разумным? Он должен понимать, что его недавние действия могут иметь такие последствия, которых он совсем не хочет.

Карендэн повернула свою длинную шею и посмотрела назад. — Мартэна разрывают противоречивые обязанности, он в ловушке. С одной стороны он должен любой ценой сохранить тайны драконов, а с другой он Защитник Нации Драконов. Тайны и так в опасности, а действия, которые он предпринимает, чтобы защитить свой народ, могут привести к тому, что эти тайны станут известны всему миру.

— Я могу оценить его затруднительное положение, — сказал Тельвин. — Но может оказаться, что защищать эти тайны будет слишком дорого.

— Именно это решение он должен сегодня принять.

Они поднялись так высоко, что утреннее солнце внезапно появилось над огромными Горами Колосса на востоке. Карендэн вздрогнула, ощутив на себе его теплые лучи, так как она летела наклонив голову, пока карабкалась в высоту длинными плавными движениями своих крыльев. На какой-то момент она заколебалась в воздухе, потеряла высоту, но потом выровнялась и возобновила полет.

— Это должно научить меня быть повнимательнее, — заметила она, потом опять взглянула назад. — Мартэн не стал бы просить встречи с тобой, если бы ему не было чего сказать, достаточно важного.

Они были уже близко от недостижимых для людей вершин Гор Колосса, по-прежнему темных, так как лучи утреннего солнца еще не осветили их, когда второй золотой дракон поднялся с высокого утеса, чтобы присоединиться к ним. Мартэн очень походил на свою сестру, хотя был по меньшей мере вдвое старше, крупнее, а его лицо было полнее и круглее. Он подлетел, пристроился за Карендэн и какое-то время они летели вместе, паря на холодных горных ветрах. Тельвину показалось, что они наслаждаются обществом друг друга, что для них это что-то вроде игры. Помня о своем пассажире, Карендэн не осмеливалась делать рискованные кульбиты в воздухе, которые выделывал ее брат. Тельвин с интересом смотрел на них, в который раз думая о том, насколько скучную жизнь ведет Карендэн в его обществе. Драконы предназначены для вольной жизни.

Через какое-то время Мартэн заложил крутой вираж, планируя к небольшой ровной площадке на краю обрыва одного из высоких, вздыбленных пиков. Карендэн приземлилась рядом с ним, аккуратно сложила крылья, потом помедлила, давая возможность Тельвину спрыгнуть с седла, потом уселась на ягодицы. Тельвин встал лицом к лицу с огромным золотым драконом, который внимательно глядел на него. У него возникло ощущение, что Мартэн не одобряет компанию, в которой его сестре приходиться находиться.

— Мне сказали — довольно откровенно и твердо, должен добавить — что мои действия поставили драконов в тяжелое положение, — начал Мартэн.

Тельвин кивнул. — Совершенно верно. Я понимаю, что вы должны защищать свои тайны, хотя я даже понятия не имею, что именно вы скрываете. Если это поможет, расскажите мне только то, что я должен знать, чтобы понять о чем идет речь, и я обещаю держать все, что вы мне скажете, в секрете. Я не собираюсь передавать это кому-нибудь еще, но обещаю использовать все свое влияние и убедить остальных, что драконы действуют справедливо и только защищаются.

Мартэн нахмурился. — Мы храним эти тайны со времени падения Блэкмора.

— Вполне возможно, — сказал Тельвин, — но, я повторяю, если Альфатиане придут ко мне и попросят защитить их от драконов, я должен знать, почему я откажу им.

На какое-то время золотой дракон задумался. Несмотря на все обстоятельства, Тельвин ему нравился, и он доверял мнению своей сестры о Повелителе Драконов. Кроме того его очень впечатлило, хотя он и постарался не показать этого, что молодой человек говорит на языке драконов, и говорит хорошо.

— Очень хорошо, — наконец хмуро и недовольно согласился он. — Во первых это вопрос безопасности. Альфатиане основали свои поселения на наших землях. Я думаю, что теперь пора рассказать всем, что область, которую вы называете Норвольд, на самом деле является сердцем нашей страны. Эту тайну мы хранили долгие годы. Поначалу мы старались не обращать внимания на Альфатиан, которые появились там несколько лет назад, но этой весной они начали настоящую войну, нападая не только на драконов этой области, но и на северных эльфов, которые живут в этих лесах и находятся под нашей защитой.

— Кроме того это было реакцией на некоторые события предыдущей зимы, — резко напомнила ему Карендэн.

Мартэн взглянул на нее, по-прежнему хмурясь. — Да, прошлой зимой захватчики вторглись в тайный город Виндрич, само существование которое является нашим величайшим секретом, и сумели похитить Ожерелье Драконов, наш самый древний и самый могущественный артефакт, наследие предков, и тоже один из наших величайших секретов.

Тельвин насмешливо улыбнулся. — Получается, что ваши секреты как следует попихали ногами.

— Вначале я подозревал, что либо Альфатианские Волшебники Воздуха, либо Волшебники Огня Флэмы взяли ожерелье, — продолжал Мартэн, не обращая внимания на насмешку. — Каждый из них мог подумать, что такая вещь могла бы помочь им в войне против старинного врага. А так как Альфатияне и так уже заползли на наши земли, я склонен подозревать Волшебников Воздуха. Лично я не думаю, что у Флэмов есть достаточно умения, чтобы управлять такой вещью.

— А я подозреваю, что ни Флэмы ни Альфатиане не могли это сделать в одиночку, — добавила Карендэн. — Сами они никогда бы даже не узнали о существовании Виндрича. И, конечно, в одиночку они никогда бы не сумели похитить ожерелье прямо из сердца города. Кто бы не украл ожерелье, он почти наверняка вступил в союз с драконами-ренегатами.

— То есть сами вы ни в чем не уверены, — заметил Тельвин.

— За последние пять лет драконы воевали как с Флэмами, так и с Альфатианами, — ответил Мартэн. — Это само по себе причина для подозрений. И у меня есть причина подозревать, что драконы-ренегаты не замешаны во всей этой суматохе. Кража ожерелья — оскорбление для всей Нации Драконов, и не только оскорбление, но и вызов, провокация. Но, как и все драконы, любой ренегат знает, что ожерелье никогда не будет служить ему.

— Если только он не убедит себя, что является законным Королем Драконов, — возразила Карендэн. — Ты не должен недооценивать безумие ренегатов.

— Я не забываю об этом, — согласился Мартэн. — Но я думаю, что к этому времени он уже выдал бы себя. Ренегат, который верит, что он Король Драконов, не должен красть ожерелье. Прежде всего он должен заявить об этом. А потом уже другие должны судить, насколько обоснованы его претензии. Ну вот, теперь вы знаете достаточно, чтобы понять наши действия. Что скажете? Поддержите ли вы нас?

Тельвин кивнул. — Да, все вопросы отпали, драконы могут рассчитывать на мою поддержку. Более того, вы можете доверить мне то, что не в состоянии сделать сами. Я вполне могу проверить, находится ли Ожерелье Драконов у Волшебников Огня. Может быть они и не слишком сильны и умелы, но вполне могли вступить в союз с каким-нибудь ренегатом. И я уверен, что смогу найти любого ренегата, который объявит себя королем.

— А как вы относитесь к нашему конфликту с Альфтией? — спросил Мартэн.

— Сначала расскажите мне о своих намерениях, что вы собираетесь добиться этой войной? — твердо сказал Тельвин.

Дракон посмотрел вниз, очевидно недовольный. — Единственное, что мы требуем, чтобы Альфатиане ушли из наших земель, и мы ожидаем, что они либо вернут нам ожерелье, либо докажут нам, что его у них нет. Я как раз сейчас пытаюсь добиться переговоров с их руководителями, но я хочу сражаться в этой войне так, как я хочу и где я хочу.

Тельвин в свою учередь уставился на землю, потом вздохнул и кивнул. — Ну хорошо, я не буду вмешиваться, хотя это и противоречит моему внутреннему убеждению. Если требования драконов к Альфатии справедливы, тогда они только выиграют, имея Повелителя Драконов на своей стороне. Но вот что я обязан сказать: Вы должны постараться закончить эту войну как можно быстрее, и с минимальными жертвами. И ни в коем случае вы не должны нападать на любую страну и нацию, или даже отдельного человека, только потому, что подозреваете их в краже ожерелья. Если, например, драконы нападут на Флэмов только из-за одного подозрения, я буду защищать их.

* * *

На обратном пути в Браер Тельвин еще раз тщательно обдумал все это дело. И с ужасом понял то, на что не сразу обратил внимание: драконы никогда не удовлетворятся, пока не узнают, кто именно украл Ожерелье Драконов, не убъют его и не вернут ожерелье. Мартэн мог сколько угодно обещать, что не будет действовать по одному подозрению, но всегда возможно, что беспокойные молодые красные драконы опять станут неуправляемыми, перестанут подчиняться ему и возьмут дело в свои руки. Он поклялся сделать все, чтобы найти ожерелье первым, но сейчас у него был только один единственный путь, каким он мог бы подступить к проблеме.

Было еще совсем рано, когда он вернулся в Браер.

Золотой дракон медленно пролетел над запруженными улицами и с невероятной точностью опустился в самый центр двора его дома. Карендэн как всегда, сложила крылья и припала низко к земле, давая возможность своему седоку спрыгнуть с седла на землю. Потом она ласково почесала носом его грудь, старый, очень личный знак любви. Тельвин в свою очередь потерся об ее нос.

— Похоже в эти дни тебе пришлось летать через много, — сказал он. — И мне тяжело просить тебя о новом путешествии.

— Это опасное время, и я должна выполнить свой долг, — уверила она его. — Куда ты хочешь лететь?

— Мне нужно остаться здесь и разобраться с королем и волшебниками, — объяснил Тельвин. — Я расскажу им об украденном ожерелье так прямо, как только смогу, посмотрю на их реакцию и послушаю, что они смогут сказать. Но в любом случае нам нужна помощь в поисках ожерелья, и я знаю только одного эксперта, который обладает талантом и способностью находить потерянные сокровища. Мне нужно, чтобы ты слетала в Даркин, нашла там Сэра Джорджа и прилетела с ним ко мне.

Карендэн кивнула. — Хорошая мысль. Как человек-драк Сэр Джордж является родственником драконов, и должен что-то знать об Ожерелье Драконов. Следовательно ему можно безопасно доверить этот секрет.

Она немедленно отправилась в путь, с пустым седлом на спине, в котором должна была привести обратно старого рыцаря, при условии что ей удастся найти его. Было ясно, что в сам город ее не пустят, так что она должна была приземлиться где-то в пригороде и послать кого-нибудь в город на поиски Сэра Джорджа. Поездка должна была быть очень недолгой. Даже учитывая время на поиски старого рыцаря в городе, она рассчитывала вернуться этим вечером.

Тельвин же занялся своим собственным делом и, как только Карендел улетела, поспешил в королевский дворец. Как и Мартэн, он был склонен больше подозревать в воровстве Альфатиан чем Флэмов, но, в отличии от золотого дракона, был полностью уверен, что Волшебники Огня украли бы Ожерелье Дракона, если бы имели такую возможность. Он рассчитывал на то, что обвинив Калестраана в воровстве и напомнив ему о возможном гневе драконов, он сможет судить о вине волшебника по его реакции.

Как он и опасался, было уже слишком поздно, чтобы суметь поговорить с королем наедине в ближайшее время. Этим утром у Джерридана была публичная аудиенция. Это был шанс людям со всего королевства подать петицию своему королю об одних делах или просить его суда в других. А Калестраана видели утром во дворце, так что Тельвин послал слово в Академию, прося волшебника присоединиться к нему, чтобы днем обсудить с королем очень важное дело. Так как это важное дело без сомнения касалось Альфатиан, Калестраан не мог отказаться, и после ленча они все втроем опять оказались в личной комнате короля.

— Этим утром я говорил с Мартэном, Первым Спикером Парламента Драконов, — начал Тельвин, тщательно страясь не рассказывать об этих делах больше, чем необходимо. — Если подвести итог его слов, то получается, что Альфатиане основывают поселения и укрепляют земли, которые драконы считают своими. А весной этого года они стали нападать на драконов и на группы эльфов, которые живут в лесах под защитой драконов.

— Это именно то, что я говорил. Альфатиане заслужили свои неприятности, — сказал король, на которого это все не произвело большого впечатления.

— К сожалению, это только начало, — продолжал Тельвин. — Кто-то украл у драконов старинный артефакт огромной силы, и они не остановятся, пока не получат его обратно. Когда это случилось, они заподозрили, что либо Альфатианские Волшебники Воздуха, либо наши Волшебники Огня украли артефакт. В настоящий момент их самые большие подозрения направлены на Альфатиан. Но если им ничего не удастся найти в Альфатии, они, скорее всего, появятся здесь.

Тельвин незаметно глядел на волшебника, ожидая увидеть реакцию Калестраана. К его полному разочарованию волшебник внимательно выслушал его слова, как если бы это было что-то совершенно новое для него, и выглядел слегка озабоченным, но не больше. Или он был невинен в этом воровстве как новорожденный ребенок, либо его талант актера был отточен годами придворных интриг.

Зато взорвался король. — Это просто возмутительно, — недовольно воскрикнул он. — Не думают ли драконы, что они могут запугать нас?

— Вот это-то и проблема, — продолжал Тельвин. — У драконов есть самая настоящая жалоба, и, согласно пунктам нашего договора, от меня потребовали, чтобы я встал на их сторону. Я убедил их дать мне время, чтобы я смог найти их сокровище, и если это мне удастся, я надеюсь убедить их принять его и не задавать лишних вопросов. Но если они сами явятся сюда на поиски, они будут думать только о мщении. И если воры откажутся отдать сокровище, я не смогу сделать ничего, чтобы защитить их.

Вот это заставило Джерридана мгновенно замолчать. Он бросил быстрый взгляд на своего волшебника. Тельвин все еще считал, что король никак не связан с воровством, зато Джерридан очевидно был не слишком уверен в твм, что Калестааан никак не замешан в это. Но старший волшебник продолжал касаться совершенно необеспокоенным.

— Я даже не знаю, что могу сказать об этом, — наконец сказал Калестраан. — Очевидно только одно: этот артефакт я лично не крал. Откровенно говоря, я даже не представляю о чем именно идет речь, но мне самому будет лучше, если я не буду задавать лишних вопросов. Вы оба конечно знаете, что я и так распоряжаюсь природным источником скрытой магии, который нам посчастливилось обнаружить здесь, в наших собственных землях, хотя нам надо еще многому научиться, прежде чем сможем полностью использовать его силу. Мне совершенно не требуется дополнительных артефактов, и я вообще не хочу, чтобы такая вещь оказалась рядом с нашим собственным источником силы. У меня, разумеется, нет никакой возможности доказать кому бы то ни было — и драконам в первую очередь — что я не прячу ничего в темном углу. Если вы хотите поискать атрефакт, я безусловно сделаю все, чтобы помочь вашим поискам.

— Благодарю вас за великодушное предложение, — быстро сказал Тельвин. — Я с самого начала предполагал, что дело обстоит именно так. И если я сделаю все, что возможно для поисков, и ничего не найду, драконы, возможно, примут мое слово, что у вас его нет.

Тельвин решил, что на сегодня достаточно, лучше оставить эту опасную материю в покое. Он добился всего, что хотел и мог сделать, и по-прежнему не мог себе представить, каким образом Волшебники огня узнали об ожерелье и, самое главное, сумели его похитить. Но если Калестраан думал, что может заставить Тельвина поверить в свою невинность, он сурово ошибся.

Только вечером Тельвин сумел вернуться домой. Пока он шел небольшое расстояние от дворца до дома, он спрашивал себя, вернулась ли Карендэн с Сэром Джорджем. Как только он вошел в ворота и оказался во дворе, то сразу увидел, что двери логова Карендэн по-прежнему открыты открыты и теплый свет льется через них в уже темный двор.

Немедленно войдя внутрь склада, он увидел Сэра Джорджа сидящего в кресле и разговаривавшего с Карендэн, которая раскинулась на своей кровати. Хотя Сэр Джордж и проводил много времени в Браере, сейчас у него был единственный дом, комфортабельный городской дом в Даркине. Он был высоким, крепко сложенным мужчиной, который мог, если хотел, производить на окружающих впечатление мягкого и даже рыхлого человека. У него было дружелюбное открытое лицо, блестящие глаза, крючкообразный нос и длинные вислые усы, а одет он был в раскошный наряд, обычный для богатых купцов Даркина. Когда-то он был странствующим рыцарем, принадлежал Ордену Дороги Даркина, но был вынужден уйти и заняться торговлей антиквариатом, когда потерял кисть левой руки в честном бою. Только его самые близкие друзья знали, что он был человеко-драком, способным преобразовать себя в маленького дракона, если возникнет необходимость.

— Наконец-то ты появился, парень, — сказал Сэр Джордж. — Судя по всему ты сумел расшевелить горшок с неприятностями, и теперь позвал меня, чтобы я запихнул их обратно.

— Прошу прощения, но я не называл ничего из случившегося своей ошибкой, — ответил Тельвин, пока Карендэн терлась носом о его грудь.

— Кончай целоваться со своим драконом и садись обедать, — сказала Сольвейг, быстро проходя мимо него к столу с большим подносом в руках. — Мы уже собирались начинать без тебя.

— Сольвейг! Как хорошо, что ты тоже приехала, — радостно воскликнул Тельвин.

— Это была еще та поездка, могу я тебе сказать, — заметил Сэр Джордж.

— Он-то ехал в седле, а я сидела сзади и держалась за седло, — объяснила Сольвейг. Поднос, который она несла, оказался обедом Карендэн, поджаренная ляжка лося. В тот же момент слуга принес их еду.

Тельвин уже давно не видел Сольвейг Бело-Золотую. Она сейчас полностью занималась бизнесом Сэра Джоржда и у ней совершенно не было возможности приехать в Браер. Он тепло улыбнулся ей, с радостью вспомнив то время, когда он был намного моложе и она восхищала его всем, что у ней было. Сльвейг происходила из народа варваров Северных Пустошей, а прозвище «Бело-Золотая» она получила из-за бледно-золотого цвета своих длинных волос. Она ловко обращалась с варварским оружием и была одним из тех немногих людей на жизненном пути Тельвина, которые были выше его самого. Заодно она была одним из самых смертоносных бойцов, которых Тельвин когда-либо встречал, и большинству из того, что Тельвин знал о благородном искусстве боя, он научился от нее. И все это время она относилась к нему с пониманием и той грубоватой, но искренней любовью, с которой относится страшая сестра к младшему брату.

— Я думаю, что Карендэн уже объяснила вам все, — сказал Тельвин, когда они уселись обедать за крепкий деревянный стол, стоявший рядом с кроватью леди-дракона, на которой в беспорядке валялись мягкие подушки.

— Насколько она хотела или могла сделать это, — возразил Сэр Джордж. — К счастью, я уже знаю часть этих тайн. Но, насколько я могу судить, тебе не слишком повезло с Бваном Калестрааном.

Тельвин покачал головой. — Мне показалось, что на его лице было выражение типа «Даже масло не растает у меня во рту». Он играет в оскорбленную невинность, в бедную неправильно понятую душу. Добрый волшебник спросил меня, как он может доказать свою непричастность. И конечно он с чистым сердцем предложил любую помощь, которая нам потребуется для поисков.

— И мы действительно поищем, — согласился Сэр Джордж. — Конечно, я постараюсь не просить его о помощи, искать самому, так как не сомневаюсь, что искать надо именно в тех местах, которые он не захочет нам показать. Как только я приведу себя порядок, мы вдвоем с Сольвейг пороемся в темных местах под Академией. Кстати, постарайся узнать все, что возможно о самой старой из крепостей Флэмов, о Браастаре.

— Быть может стоит обыскать и дома волшебников? — спросила Карендэн.

— Да, не помешает, — ответил Сэр Джордж, хотя не слишком заинтересованно. — В свое время мне приходилось бывать и рыцарем, и волшебником, и даже вором, хотя и не в таком порядке. В результате я накопил неплохое умение находить любую спрятанную вещь, и довольно часто делал это в прошлом. Так что я думаю, что первый вопрос, на который мы должны ответить, находится ли ожерелье здесь, в Хайланде.

— И похоже вы думете, что нет, — заметил Тельвин.

— Конечно, и на самом деле я склонен в этом отношении согласиться с Карендэн. Драконы-ренегаты просто не могут не быть вовлечены в воровство ожерелья. Только дракон мог точно знать, что это такое и где находится, и только дракон мог унести его оттуда. Есть ли у кого-нибудь точное описание этой штуки?

Сэр Джордж взглянул на Карендэн, приглашая ее высказаться совершенно откровенно. — Насколько я знаю, Великий дал его драконам много лет назад. Предположительно это артефакт огромной силы и ценности.

— Возможно я смогу объяснить это получше, — сказала Карендэн, хотя и не слишком довольная тем, что самые сокровенные тайны драконов обсуждаются совершенно открыто. — Ожерелье Драконов вовсе не подарок Великого, это дар волшебников Блэкмура, поднесенный драконам во время заключения мира с первым Повелителем Драконов. Это действительно очень дорогая вещь, и легенда утверждает, что она обеспечит драконам выживание в тот момент, когда почти вся раса будет уничтожена. Я должна сказать, что ожерелье является драконьим эквивалентом короне, хотя ни один дракон никогда не носил его. Есть пророчество, которое утверждает, что однажды появится Король Драконов, мистическая личность, которая поведет наш народ к новой эре величия и процветания, вот он и будет первым драконом, который наденет это ожерелье. Я вполне допускаю возможность, что один из королей-ренегатов уверил себя, что он и есть настоящий Король Драконов, и украл ожерелье для того, чтобы всем это доказать.

Сольвейг выглядела испуганной. — То есть если этой вещи не окажется ни у Флэмов ни у Альфатиан, нам придется начать проверять драконов-ренегатов.

— Вполне возможно, что мы к этому и придем, — согласился Сэр Джордж.

— Но я хочу, чтобы вы поняли, что если даже какие-то волшебники украли его, им была нужна совершенно особая магия чтобы просто унести его оттуда. Это ожерелье сделано для дракона, и там только золота и драгоценных камней больше тонны. Это не такая вещь, которую даже волшебник, умеющий летать, способен засунуть себе в карман.

— Калестраан сказал, что ему не нужно красть никакие артефакты, даже самые мощные, так как у него и так есть естественный источник магии, — сказал Тельвин. — Он даже сказал, что он вообще не хочет, чтобы артефакт такой силы находился рядом с этим источником.

— То, что маги говорят, имеет мало веса. Волшебники Огня никогда не будут в состоянии полностью распоряжаться даже той тайной силой, которая находится у них в руках, — сказала Карендэн. — Быть может Калестраан видит в ожерелье способ управлять своим источником и увеличить его силу. Теперь, когда он знает, что его подозревают, он может попытаться перенести ожерелье куда-нибудь подальше, в самое отдаленное место в Хайланде. Ведь если драконы найдут его здесь, он окажется в очень тяжелом положении.

— Тогда мы должны наблюдать за ним, — объявил Сэр Джордж, — и схватить его в тот момент, когда он попытается перенести ожерелье.

— Хорошо, на один вопрос я получил ответ, — заметил Тельвин. — Теперь мы знаем, какой мотив мог бы быть у Калестраана, что могло заставить его украсть Ожерелье Драконов. Судя по всему он надеется, что при помощи ожерелья сможет контролировать свой невидимый источник силы.

— А с другой стороны, если Калестраан научился контролировать свой источник силы, ему будет вообще наплевать на драконов, даже если они явятся за ожерельем, — нахмурившись сказал Сэр Джордж. — У него и так уже есть сила, которая ему нужна, чтобы защититься от драконов — или от Повелителя Драконов. Тот факт, что он еще не пытался захватить трон и сбросить Джерридана, а Повелителя Драконов вышвырнуть вон, является самым лучшим доказательством того, что либо у него вообще нет ожерелья, либо что он не в состоянии заставить его работать так, как он рассчитывает.

Четвертая Глава

Когда на следующее утро Тельвин пришел во дворец, он почувствовал, что ситуация изменилась к лучшему. Сегодняшнее утро было посвящено гражданскому суду, в ходе которого король выслушивал и произносил приговоры — или по меньшей мере высказывал свое мнение и давал советы — по самым разнообразным петициям и другим важным делам со всего королевства. Тельвин был одним из королевских советников, так что его в любой момент могли вызвать и попросить высказаться о деле, которое рассматривалось в суде. Он знал, что зачастую жизнь и имущество многих людей зависит от правильности решения суда, и предпочитал всегда находиться рядом и самому выслушивать аргументы сторон.

Как можно более незаметно он проскользнул через боковую дверь, скрытую занавесями в стене тронного зала. Король стоял на ступеньках лестницы прямо перед троном, слушая очередного просителя. Джерридан был все еще молод и импульсивен, переполнявшие его эмоции часто заставляли его вскакивать с трона и даже ходить, занимаясь каким-то делом. Тельвин быстро прошел на конец боковой галлереи. Пока он шел, все просители, находившие в помещании зала, один за другим поворачивали головы и глядели на него, а некоторые еще и молчаливо указывали на него другим. Они знали, что этот высокий темноволосый иностранец, смутно напоминавший эльфа, является Повелителем Драконов, и поражались его скромному внешнему виду, совершенно не подходящему для того, кто обладает такой огромной силой.

Тельвин терпеливо ждал во время представления прошений на эту неделю, но не слышал ни слова. Его мысли были заняты своими собственными проблемами. Он даже не заметил, что утренняя сессия уже закончилась, пока герольд не распустил суд, и в зале не осталось ни одного из просителей. Еще больше он удивился, кагда Тэрин, королевский паж, подошел к нему держа в руках поднос с большими бокалами.

— В последние несколько дней король выглядит более довольным, — сказал Тэрин в своей обычной, простонародной манере. — Все это время он очень беспокоился об Альфатианах — не собираются ли они сделать нам какую-либо гадость и что мы может сделать им в ответ. Иногда я хочу, что эти проклятые Альфатиане просто исчезли.

— Очень сомневаюсь, что Альфатиане когда-нибудь «просто исчезнут», — ответил Тельвин. — Но как раз сейчас у короля действительно есть причина думать о них поменьше.

— Я принес освежающий напиток, — сказал Тэрин, предлагая свой поднос. — Король сказал, что вы можете просоединиться к нему за ленчем.

Тельвин взял один из бокалов. Он понятия не имел, что заставило Тэрина принести напитки в тронный зал, пока ленч еще не подан, но юный слуга и так делал все, что было в его силах, и все окружающие снисходительно терпели его странности. Тельвин не любил острый сладковатый эль, от которого все Флэмы были без ума, так что он не собирался пить свой бокал. Вместо этого он медленно пошел к возвышению, на котором стоял королевский трон, выжидая когда король закончит говоить с Бвеном Калестрааном.

— Вы останетесь на ленч? — спросил король волшебника, пока тот спускался по ступенькам с возвышения.

— Нет, я должен вернуться к своим делам, и как можно быстрее, — ответил Калестраан, а потом повернулся к Тельвину. — Король рассказал мне о вашем предположении, что мы в состоянии найти что-нибудь существенное, такое, что может помочь нам в войне с Альфатианами. Мы уже начали искать магического оружия и защиту от магии.

— Удалось ли вам что-нибудь найти? — спросил Тельвин.

— К сожалению еще слишком рано говорить, принесут ли наши усилия какие-нибудь плоды, — объяснил волшебник. — Слишком многое было потеряно во время скитаний. Вы без сомнения сами заметили, что мы работаем изо всех сил, чтобы построить абсолютно новую область специализаций, основанных на нашей природной магии огня. Мы также хотим сделать все, что мы можем, чтобы определить, что именно Альфатиане могут помнить из их прошлого и, более важно, насколько магущественной магией они располагают.

— Я много раз слышал истории о том, как древняя магия уничтожила родной мир обеих рас, — медленно сказал Тельвин. — И я думаю, что и у Альфатиан нет слишком могущественных магов по меньшей мере в последние пятьсот лет, так как магия не играет почти никакой роли в их завоеваниях.

— Вы уверены в этом? — спросил Калестраан.

— Я специально спросил об этом, когда был в Тиатисе, — объяснил Тельвин. — Тиатиане знают больше чем кто бы то ни было об Альфатианах, так как немедленно столкнулись с ними, как только те оказались в нашем мире. Вы могли бы начать ваши поиски с них.

— Да…это замечательная идея, — согласился Калестраан, потом поклонился им обоим. — Господа, прошу извинить меня.

Тельвин смотрел, как волшебник торопливо идет по ковру от трона к главным дверям зала. У юного Повелителя Драконов возникло неприятное чувство, что у него уже был такой разговор, тогда, пять лет назад, когда он и его товарищи прискакали в Браер, пытаясь найти способ подчинить какого-нибудь дракона свой воле. И тогда Калестран выглядел очень дружественно и рьяно помогал им, прямо как сейчас. Втайне Тельвину было приятно думать, что предупредительное и даже услужливое поведение Калестраана было предназанчено, скорее всего, для того, чтобы рассеять рассеять любые подозрения, которые возникли у него из-за кражи ожерелья. Молодой помошник короля хотел быть уверен в том, что Волшебники Огня будут искать помощи у Тиатиан дипломатическими средствами, а не вернуться к своей порочной тактике воровства томов по истории и магии из библиотек других стран.

Джеридан поставил обратно на поднос Тэрина бокал с элем, который он так и не попробовал. — Было бы совершенно замечательно, если бы эти волшебники в конце концов нашли бы что-нибудь полезное, хотя бы для разнообразия. Пока они только тратят уйму денег, а толку от них никакого.

Тельвин пожал плечами. — Я не уверен, что они в состоянии. В их распоряжении нет сильной, солидной магии, или, по меньшей мере, они не в состоянии найти ее. И, насколько я знаю, дела Альфатиан обстоят ненамногим лучше. Если вы начнете войну с Альфатией, то я подозреваю, что главным ее оружием станут меч и лук.

— Возможно вы правы, — сказал Джерридан. — Однако я думаю, что не должен объяснять вам, насколько наш народ воодушевлен мыслью наконец-то закончить наш старинный конфликт с Альфатией. Это само по себе может заставить наших замечательных волшебников работать не покладая рук.

Тельвин попытался не выглядеть слишком обрадованным, но он совершенно не ожидал услышать от короля такую критику в адрес своих собственных волшебников.

— Приехал новый посол из Даркина, — продолжал Джерридан. — Я считаю очень обнадеживающем, что они стали смотреть на нас иначе, прислали опытного посла, и вообще их дипломатическая миссия в Хайланде очень усилилась буквально за последние несколько месяцев.

— Это дает нам возможность обсудить союз против Альфтиан с высокопоставленным представителем Даркина, — заметил Тельвин. — Если Даркин проникнется тем же энтузиазмом что и Тиатис, войну с Альфатией можно считать решенным делом.

— Я думаю абсолютно так же, — согласился Джерридан. — Мы примем посла, как только он поселится в своей резиденции.

— О? — осторожно спросил Тельвин.

— По всей видимости посол является восторженным поклонником Повелителя Драконов, — добавил король. — Это, конечно, не самое главное в нем, но я бы очень хотел, чтобы вы были на ауедиенции, если можете.

— Да, конечно, — неопределенно ответил Тельвин, думая о том, что это будет, без сомнения, формальная процедура.

Тельвину всегда было неудобно на официальных приемах, и только из-за самого себя. С одной стороны он не любил повышенного внимания к собственной пересоне, и хотел бы обойтись без эскорта, но леди Флэмов, наоборот, никогда не оставляли его одного, так как он был иностранцем; в результате он предпочитал свое собственное общество с того момента, как оказался в Браере. С другой стороны он просто боялся таких церемоний, так как не мог одеться соответствующим образом. Богатые одежды, церемониальное оружие и даже самые обыкновенные сопоги помешали бы ему мгновенно телепортировать на себя вооружение Повелителя Драконов. Конечно все знали причину для его более чем скромной одежды, и сам король одобрил ее. Более того, Джерридан потребовал, чтобы Тельвин одевался таким образом, чтобы в любой момент мог призвать силу Повелителя Драконов, и, если ситуация станет угрожающей, смог бы защитить их обоих.

Тельвин был просто счастлив, когда наконец настал вечер и он мог вернуться домой. Пока он шел по улицам Браера в фешенебельный западный район, на город опустилась темнота; впрочем, с приближением лета, это случалось все позже и позже. Еще утром он чувствовал себя совершенно уверенным в себе самом и в своей новой политике — держаться как можно дальше от любых дел, которые не являются его долгом. А сейчас, похоже, он вытеснил волшебников из сердца короля, и теперь они наверняка примутся изо всех сил за свои исследования, так как Калестраан обязан доказать королю, что он не зря ест свой хлеб.

Вначале Тельвину это даже понравилось, но сейчас он почувствовал смутное недовольство. Он уже довольно долго был придворным, но все это время был там лишней, даже случайной фигурой, и теперь оказался не готов внезапно оказаться королевским фаворитом, когда все вокруг смотрят ему в рот и ценят каждое сказанное слово. Все его усилия стать независимым сработали против него, как если бы возросший авторитет и решимость сделали его намного более важной фигурой, чем простой советник. Он допускал, что все было бы намного лучше и проще, если бы сам Калестраан так не восхищался им, особенно если иметь в виду прошлое предательство волшебника. Скорее всего слов Калестраана были только эхом королевского одобрения, данью политической целесообразности.

К своему удивлению дома он обнаружил, что Сэр Джордж и Сольвейг днем исследовали окрестности Академии, и теперь они собирались ночью прогуляться по комнатам Академии, в тайне, и поискать Ожерелье Драконов. Все трое пообедали вместе, а потом спустились вниз, в ожидании полуночи, и расположились в гостинной, уютной комнате, которая стала владением Сэра Джорджа с того первого раза, когда он вошел в нее. Каждый раз, входя в нее, Тельвин вспоминал старые времена, когда они вместе сидели в гостинной бывшего дома Сэра Джорджа в далекой деревушке Гретц на северной границе. Это было очень короткое, но особенно вожное и счастливое время в памяти Тельвина, так как именно тогда он резко ушел из несчастливого и одинокого детства, и в компании Сэра Джоржда превратился в полностью развившегося путешественника и искателя приключений. И, кстати, сейчас их было всего трое, совсем не идеал, так как два других друга, дварф Коринн и волшебник Паррентин, были далеко отсюда, и шансов на то, что они все когда-нибудь соберутся вместе, почти не было.

— Вы уверены, что не хотите, чтобы я был поблизости? — опять спросил он.

Сэр Джордж покачал головой. — У меня в кармане есть несколько трюков, которые помогут нам сбежать, если нас поймают. Так что если кто-нибудь и увидит нас, то примет за обыкновенных воров. Но тебя трудно не узнать, и у тебя будут большие политические проблемы с волшебниками, если они увидят, как ты шляешься по их личным квартирам.

Ни Сэр Джордж ни Сольвейг не казались озабоченными будущим вторжением в Академию. Они сидели в гостинной и вспоминали свои старые приключения, дожидаясь самых темных ночных часов. Волшебники Огня всегда смутно пугали Тельвина, хотя он должен был сознаться, что это вполне могло быть из-за его тяжелого детства среди Флэмов. За эти пять лет ему несколько раз приходилось сражаться с драконами-ренегатами в их логовах, но сегодня он был счастлив лечь спать, пока Сольвейг и Сэр Джордж собирали свои инструменты и оружие для ночного приключения.

Луна уже села и было как-то особенно темно, когда Сольвейг и Сэр Джордж шли по улицам Браера. Академия была приземистым, широко раскинувшимся зданием, примыкавшим к восточной стене города. Огромная библиотека, наполненная самыми разными книгами, находилась в ее северном конце, резиденции волшебников и спальни студентов в центре, а собственно школа волшебников в южном крыле, рядом с рекой. Разрабатывая план, Сэр Джордж решил, что ожерелье никак не может быть в главном корпусе, так как оно слишком велико, чтобы его можно было легко спрятать, но есть шанс, что оно может быть где-то в комнатах и переходах под Академией.

Свои планы Сэр Джордж обычно продумывал до последней детали, и сейчас он решил, что лучший способ забраться на нижний этаж — служебный вход, который вел в холодные погреба под кухней. Как у каждого человеко-драка, его ночное зрение позволяло ему даже почти в полной темноте ясно разглядеть замок, а способности вора и, одновременно, мага подсказали ему, что волшебники не позаботились о магических или обыкновенных ловушках. Его это как насторожило, так и слегка разочаровало, так как означало, что либо между подвалами и другими частями Академии нет связи, либо волшебникам вообще нечего скрывать и охранять.

— Вы уже открыли замок? — нетерпеливо спросила Сольвейг.

— Я еще не начал, — ответил Сэр Джордж, роясь в своих инструментах.

Замок был достаточно велик и массивен, но довольно прост, как если бы обитатели Академии опасались скорее грубого взлома, а не изысканного воровства. Сэр Джордж мог бы открыть его простейшим заклинанием, но он все-таки опасался, что Волшебники Огня поставили охранное заклинание или, по меньшей мере, в состоянии заметить использование магии против своей двери и поднять тревогу. А ни одна из его отмычек не была достаточно мощной, чтобы взломать этот огромный кусок железа,

— Пол секунды.

Сэр Джордж быстро снял крючок, который он носил вместо левой кисти руки и передал его Сольвейг, которая, сюдя по всему, не слишком обрадовалась увидев, что она держит в руке. Правой рукой он пошарил в своей куртке, нащущал маленький пакет, который был прикреплет внутри, и вытащил из него небольшую пику, прикрепленную к неприятно выглядещему крюку с острым наконечником. Он быстро вставил ее в манжету для протеза, потом сунул острие в отверстие замка и пару раз повернул. Замок щелкнул и открылся, даже не запротестовав.

— Вот это и называется использовать подходящие иструменты, — сказал он Сольвейг, забирая у нее крючок и вставляя в манжету.

Сэр Джордж принес с собой пару маленьких магических фонарей, которые он отрегулировал так, чтобы они давали слабый свет, и по длинному низкому коридору они спустились в подвал. Один фонарь он передал Сольвейг, они вместе стали исследовать все вокруг, постоянно натыкаясь на мешки с зеленью и баки, до предела заполненные картошкой. Огромные связки лука свисали из-под потолка. Подвал был очень велик и, по меньшей мере, из него были проходы в другие помещения под Академией. Тяжелые деревянные двери с каждой стороны вели на север и юг. Двери были не закрыты, но осторожный Сэр Джордж проверил их на наличие ловушек, прежде, чем открыть.

Когда они забрались достаточно далеко внутрь Академии, то поняли, что подземный уровень был самым настоящим ульем из крытых переходов и помещений между огромными каменными блоками, связанными прочными колоннами, которые держали на себе вес всего верхнего здания. Даже пол был сделан из тех же каменных блоков.

Эти помещения служили складами для всей Академии. Они были наполнены выброшенной за ненадобностью мебелью, самыми разными магическими аппаратами, а также сундуками и полками с самой разной одеждой. Под библиотекой была даже область с деревянными ящиками забитыми книгами, по всей видимости дубликатами, причем все книги были тщательно упакованы, а рядом находилась комната, в которой хранились старые пергаменты и тряпки, использовавшиеся для переплета новых томов.

Конечно Сэр Джордж не ожидал, что такое сокровище, как Ожерелье Драконов, будет лежать на этом подземном этаже, который был совершенно не приспособлен для хранения вещей такой ценности. Не ожидал он и найти достататочно большой контейнер, который мог бы содержать его. Однако он во все глаза искал скрытые проходы, которые могли бы вести вниз на еще более нижние уровни, или в тайные помещения, доверяя своей способности опытного вора инстинктивно находить такие вещи. И вскоре он нашел то, что искал в темном углу одной из этих пыльных комнат. Он сделал жест рукой, приказывая Сольвейг остаться сзади, а сам осторожно подошел к одному из каменному блоков, стовшем на полу.

Поднеся свой потайной фонарь совсем близко, он увидел маленькую металлическую рукоятку, вделанную в сам камень так, чтобы никакая ее часть не торчала над уровнем пола. Когда он проверил потайную дверь, то заметил только ловушку, которая была так стара, что вообще вряд ли работала. Уже это одно подстегнуло его любопытство. У него возникло ощущение, что волшебники сами не были уверены, что это надо охранять.

— Отойди подальше, — сказал он своей спутнице. — Так как Флемы — Волшебники огня, я почти наверняка знаю, чего следует ожидать.

Сэр Джордж захватил рукоятку своим крючком и, аккуратно встав с одной стороны потайной двери, потянул за твердое железо. С протестующим скрипом каменная дверь открылась. Из отверстия вылетел большой язык пламени, опалив каменные блоки кругом и лизнув потолок. Если бы заклинание было наложено совсем недавно, пламя могло бы заполнить всю комнату. Но когда он заглянул внутрь каменного тайника, то, к своему изумлению, обнаружил, что он весь наполнен глиной.

Они нашли еще полдюжины тайников, скрытых под плитками, которые выглядели как самая обычная часть пола, и все они были до предела заполнены упакованными глиняными блоками. Сэр Джордж легко находил эти тайники, но никак не мог понять, почему они наполнены глиной и только глиной. Только когда он нашел последний из запечатанных проходов, то, наконец, решил задачу.

Ответ, однако, привел его в ужасное настроение, он уселся на один из сундуков, схватился рукой за побородок и стал проклинать собственную глупость. Через минуту он успокоился и взглянул на Сольвейг.

— Они не в состоянии сделать какой-нибудь тайный проход или тайник под этим уровнем, — объяснил он. — По ту сторону восточной стены течет река, и из-за этого полгорода может опять стать болотом, как это было раньше. Все, что они в состоянии сделать — сохранять этот уровень сухим и способным поддерживать вес здания. Когда они попытались вырыть несколько тайных хранилищ, они сразу наполнялись водой, так что им пришлось запечатать их глиной, чтобы не дать воде затопить подвал.

— Тогда, получается, мы напрасно тратим время? — спросила Сольвйг.

— Более или менее, — согласился Сэр Джордж. — Зато теперь я совершенно уверен, что ожерелья здесь нет.

— Тогда у меня есть идея. Могу я ее высказать? — спросила она.

Сэр Джордж кивнул. — Валяй.

— Пошли домой и ляжем спать.

* * *

Как Тельвин, так и Карендэн от души повеселились на следующее утро во время завтрака в логове Карендэн, слушая рассказ об исследовании темных мест под Академией. Сэр Джордж все еще был в плохом настроении и не желал углубляться в подробности, хотя и был вынужден согласиться, что не ожидал найти ожерелье с первой же попытки. Сольвейг тоже расстроилась, когда остальные стали обсуждать свои секреты на языке драконов, который она не понимала.

— Мне представляется, что все это абсолютно ясно, — заметила Карендэн. — Земля на пересечении двух рек — ужасное место для города. Здания побольше буквально плывут по мокрой почве, очень похоже на корпусы кораблей, и сделать дыру в подвале — все равно, что проткнуть дыру в трюме корабля.

— Интересное сравнение, — заметил Тельвин. — То есть можно уничтожить большие здания Браера, вытащив затычку из их подвалов. Очень хорошо, но, боюсь, не имеет никакого отношения к нашей проблеме. Где искать теперь? В старой столице, Браастаре?

Сэр Джордж угрюмо покачал головой. — Не вижу никакого смысла продолжать рыться в домах, как мелкие воришки, в надежде случайно наткнуться на сокровище. Я согласен с Карендэн: только дракон мог украсть ожерелье, где бы оно сейчас не было. Быть может к этому приложили руку ренегаты, и оно сейчас у одного из их королей. Быть может. Но, откровенно говоря, нужно найти более подходящие источники информации, чем есть у меня сейчас.

— Ренегаты очень опасны, а найти их совсем не просто, — предостерегла его Карендэн. — Не думаете ли вы вытащить их за хвосты из логова и попросить рассказать все, что они знают?

Сэр Джордж неодобрительно посмотрел на нее. — Вы, драконы, полностью презираете ренегатов, и почти ничего не знаете о них. Вы, кстати, точно так же презираете всех драков, хотя драки остаются верными драконам. Судь дела в том, что драки, в отличии от ренегатов, не удаляются полностью из внешнего мира, они много знают о его делах и активно в них участвуют. Я собираюсь обратиться к источнику, который я знаю и которому доверяю. Я собираюсь спросить драков.

— Ну, быть может хоть на это они сгодятся, — заметила Карендэн, слегка поддразнивая старого рыцаря за его критику в адрес драконов.

— Проблема в том, что для этого мне нужен дракон, — продолжал он. — Иначе это может занять недели или даже месяцы.

— Карендэн подняла голову, удивленная, но не оскорбленная. — К сожалению я не осмеливаюсь оставить Повелителя Драконов одного. Большинство драконов сейчас занято в войне на востоке, и могут понадобиться в любое время. Но это не означает, что нельзя найти подходящего дракона. Если Великий позволит, я вызову одного из своих товарищей, жрецов, который поможет вам добраться до цели.

На следующее утро Тельвин решил заняться подготовкой в будущему посольскому приему, до которого оставалось еще четыре ночи. Ему надо было быть там в официальном наряде, а это означало, что необходимо заказать одежду и обувь специально для этого случая. Так что он потратил почти все утро разрабатывая себе костюм при помощи Сэра Джорджа, который в этом великолепно разбирался. Между босоногим детством деревенского сироты и ограничениями, налагаемыми на него доспехами Повелителя Дракона, он не успел узнать, что такое мода и с чем ее едят.

Вначале Сольвейг наотрез отказалась сопровождать его на прием во дворец, хотя он знал, что она выросла в одном из первых семейств Тиатиса и великолепно умела вести себя в самом изысканном обществе. Но к вечеру она, хотя и неохотно, согласилась, когда Сэр Джордж напомнил ей, что Тельвин нуждается в ком-то, кто защитит его от неприятностей. Другими словами, от дочек амбициозных политиков, прочитала она между слов. Конечно, это означало, что ей придется надеть что-нибудь соответствующее обстоятельствам, и ей было необходимо решить, что она хочет.

Ночь принесла еще один сюрприз, по меньшей мере для Тельвина. Он совершенно забыл, что Карендэн обещала вызвать дракона-жреца, который будет служить Сэру Джорджу во время поисков Ожерелья Драконов. Поэтому он удивленно следил за тем, как золотой дракон садится на двор за домом сразу после обеда. Карендэн вылетела во двор раньше всех, чтобы приветствовать его и предложить всем немедленно идти в ее логово. Она предпочитала, чтобы Флэмы, особенно Волшебники Огня, не знали о том, что в доме Тельвина появился второй дракон. Она решила, что если кто-нибудь и видел, как прилетел новый дракон, он предположит, что это она сама.

Новый золотой дракон был юным самцом по имени Селдэк, он был моложе и меньше, чем Карендэн. Для Тельвина, который за пять лет хорошо изучил драконов, он казался чуть ли не мальчишкой, едва перевалившим черту отделяющую взрослого от ребенка. Поначалу он очень робел и держался от Повелителя Драконов на почтительном расстоянии. Но тем не менее он был жрец, и относился к Карендэн так, как младшие относятся к старейшине или главе ордена. Очень быстро он доказал, что не явлется юным невеждой, но храбр, умен и вынослив. Карендэн знала его хорошо и полностью доверяла.

Она доверила юному дракону охрану и сопровождение Сэра Джорджа, и старый рыцарь рассказал ему все, что они знали и планировали до настоящего времени.

— Когда вы будете готовы к длинному перелету? — спросил Сэр Джордж, закончив рассказ.

— Я уже готов, — ответил Селдэк, бросив через плечо взгляд на драконье седло, надетое на него. — Теперь я понимаю, почему мне приказали принести это седло. Я хотел бы улететь как можно быстрее. Насколько я понимаю, первым делом мы отправляемся на поиски драков, да?

— Я знаю, где можно их найти, — сказал Сэр Джордж. — Несколько необитаемых на вид частей Даркина на самом деле являются домом для поселений драков.

— Поселений драков? — удивилась Сольвейг.

— Когда драки готовы завести детей, они уходят из обитаемых мест в дикую природу, чтобы прожить там какое-то время в своем настоящем виде, — неохотно объяснил Сэр Джордж. — Так что есть несколько тщательно скрываемых поселений драков, созданных специально для этой цели, места, где драки могут быть сами собой. Мои самые ранние воспоминания — охота на кроликов в лесу и лазание по камням — как раз из одного из таких поселений. Мне было четыре или пять лет, когда я в первый раз сумел изменить свою форму, и вскоре после этого родители взяли меня в их дом в Даркине.

— Наверняка это был резкий жизненный поворот для вас, — заметил Тельвин.

— Да, так оно и было. Откровенно говоря, поначалу мне там не понравилось. Мои родители были ювелирами и мелкими торговцами, хотя и не бедными. На самом деле я принадлежу к очень уважаемой семье людей-драков. Большинство из моих родственников замечательные воры, спокойные, творческие создания. Меня воспитали как торговца, и я научился вести торговые дела намного раньше, чем стал рыцарем.

— И как же два драка узнают друг друга, если они не в своем настоящем виде? — спросил Тельвин.

— Родственники драконов узнают друг друга с первого взгляда, и не имеет значения, в какой форме они находятся, — ответил Сэр Джордж, а потом увидел, как остальные уставились на него. Оба дракона, похоже, решили, что он сказал что-то мрачно-волнующее, как если бы они нашли его слова странными и даже неприличными. — Пусть это вас не волнует, драки — не то, чего мы должны пугаться. Селдэк, вы не побоитесь оказаться лицом к лицу с ренегатами?

— Я не боюсь, — твердо ответил Селдэк.

Конечно за несколько часов знакомства Сэр Джордж и Селдэк не стали сплоченной командой, еще осталось определенное недопонимание, так что в предрассветной мгле следующего утра все остальные с некоторыми опасениями следили за тем, как золотой дракон уносит Сэра Джорджа на юг. Сольвейг достаточно покорно приняла то, что она не летит с ними, так в компании драков и ренегатов нет места тому, кто не родственник драконов. Ее место было в Хайланде, рядом с Повелителем Драконов. Если окажется необходимым, она могла бы продолжить поиски ожерелья в Браастаре или в других крепостях Волшебников Огня.

Как только они улетели, Тельвин занялся более насущными проблемами в Браере. Его положение при дворе не изменилось. Джерридан ценил мнения Тельвина даже больше чем раньше, постоянно спрашивал у него советов по самым разным делам, но никогда не позволял себе лишнего и не проверял пределов его долга, как Повелителя Драконов. Хотя Бвен Калестраан пока не нашел никакой магии, которая могла бы помочь в войне против Альфатии, он добровольно сдержал свое слово и дал возможность Повелителю Драконов поискать во всех крепостях волшебников. Сначала Тельвин совершил экскурсию по Академии, а потом они вместе с Карендэн слетали в Браастар и остальные крепости Хайланда. Он не нашел ничего, как и ожидал, зато теперь стало понятно куда надо посылать Сольвейг для более пристального знакомства, если понадобится.

Когда наступил вечер приема посла, Тельвин обнаружил, что не так-то просто надеть на себя приготовленную одежду и едва не опоздал. Он вырос, обычно не надевая на себя ничего, кроме рубашки и коротких штанов. В его новой одежде было только немного больше цветов, чем в типичном костюме Флэмов, потому что он был уверен, что так будет чувствовать себя намного увереннее, чем в ярком и цветастом костюме, сшитом по моде Даркина или Тиатиса. И тем не менее камзол не давал его рукам привычной свободы, и он должен был помнить, что нельзя слишком наклоняться, иначе все перепутается. Кроме того он был абсолютно убежден, что сапоги слишком малы, и едва не полетел с лестницы, пока спускался в гостинную из своей комнаты.

Сольвейг ждала его внизу, но единственная причина, по которой он узнал ее, была в том, что в Хайланде совершенно невероятно было бы встретить еще одну золотоволосую женщину ростом выше шести футов. Она не стала связывать волосы и дала им свободно падать на плечи, укрепив только золотой цепью с рубинами внутри. Ее платье было длинное и обманчиво простое. Оно было сделано из темно-зеленого сатина, который блестел так, что казался металлическим, и имело широкие, парящие рукава. За исключением этих рукавов платье было призвано подчеркнуть ее стройную и одновременно атлетическую фигуру. За свою карьеру воина она получила немало ударов мечом, и на ее руках осталось несколько слабых шрамов, поэтому она никогда не носила рубашки или платья без длинных рукавов. Потрясающе большой вырез впереди, подчеркнутый высоким воротником, открывал достаточно большую часть ее великолепных грудей.

Что интересно, она надела темно-зеленую шляпку соответствующую платью, причем эта шляпка была намертво соединена с воротником и ее было невозможно снять. Хотя на первый взгляд это казалось совершенно неожиданным, это немного уменьшало потрясение от самого платья. Чтобы еще больше украсить себя, она надела ожерелье стариной работы с золотыми звеньями, украшенными драгоценными камнями, которое красиво подчеркивало ее обнаженные плечи. Тельвин узнал в нем один из предметов, хранившихся в личной коллекции Сэра Джорджа; знать Флэмов, которая должна была присутствовать на приеме, наверное устроила бы скандал, если бы узнала, что это ожерелье было сделано в Альфатии. Еще она надела отливающий золотом пояс, стягивавший ее и без того узкую талию и завершавший композицию.

— Клянусь всеми Бессмертными, — только и смог выдохнуть Тельвин.

— Да у тебя глаза выскочили из орбит, — насмешливо заметила Сольвейг. — Можешь засунуть их обратно. Сэр Джордж сказал мне, чтобы я отгоняла от тебя всех этих знатных леди. Но ведь мне нет необходимости быть для этого неоттесаной деревенщиной или женщиной-варваром в куске материи, не так ли?

— Конечно нет, — согласился он. — Но в прошлом у меня никогда не было возможности увидеть твою настоящую…гибкость.

Сольвейг потянулась, ее рука скользнула под шляпку, и из тайника на свет появился короткий меч. Наколько он помнил, это не был ее собственный. Ей нужно было прикрепить ножны прямо к одежде, но оружейный пояс или перевязь были бы замечены мгновенно. А шляпка была сделана из плотного материала и искуссно сшита так, чтобы полностью скрыть меч; даже его форму невозможно было заметить через зеленое сукно. Так как Тельвин тоже собирался взять с собой церемониальный клинок, теперь ему не надо было опасаться наемных убийц.

— Ну, желаю вам обоим приятно провести время, — ехидно заметила Карендэн, высовывая голову из двери своего логова, когда они уходили. — Хотя этого и трудно ожидать.

Тельвин предложил взять экипаж, но Сольвейг отказалась; у него самого лошадей не было, так как дворец был всего в нескольких улицах от его дома. Он отметил, что она надела не туфли или сандали, но легкие замшевые сапожки в эльфийском стиле, которые как раз сейчас были в моде в этой северной стране. Сам Тельвин попросить сделать каблуки своих сапог как можно ниже. И, конечно, он обычно не носил никаких сапог, так как они были слишком велики и не давали телепортировать на себя магические доспехи Повелителя Драконов.

— Карендэн нужно почаще выходить наружу, — заметила Сольвейг, пока они вместе шли ко дворцу. — А так она уже начала говорить вещи, каторые я обычно слышала от своей мамы, и я даже не знаю, тревожиться ли по этому поводу или просто смеяться. А что касается ее сегодняшних слов, я никогда не ожидала, что она начнет думать, что мы можем составить хорошую пару.

— Разве она именно это имела в виду? — спросил Тельвин, мучительно пытаясь вспомнить точные слова леди-дракона.

— Разве? А почему бы на самом деле не стать поближе? — внезапно спросила она.

— Ты и так одна из трех людей во всем мире, о которых я могу сказать, что действительно близок с ними, — ответил Тельвин. — Но я знаю, что ты имела в виду совершенно другое. Было время, когда я думал, что влюблен в тебя по уши. Но тогда я был мальчиком, а сейчас я Повелитель Драконов. Я принял на себя ответственность, которая не дает мне возможность путешествовать по самым диким местам мира, как самый обычный искатель приключений, а ведь тебе хочется жить именно так.

— Но я прекрасно знаю, что такая жизнь не навсегда, — заметила Сольвейг. — На самом деле я начинаю думать, хотя и с опозданием, что время Сольвейг Бело-Золотой кончается, а на ее место стремится Валерия Дорани. Но мне еще — пока — не хочется возвращаться в Тиатис. Так что когда я начинаю думать о доме, я знаю, что есть место, куда я могу пойти.

— Это место всегда будет твоим домом, когда бы ты не захотела, — искренне ответил он. — Но я не знаю, как близко тебе хочется быть с Повелитем Драконов. Я ведь даже не человек, и скорее всего меня ожидает довольно кошмарная жизнь.

— И тем не менее ты уже вырос и уже не мальчишка. И мне нравится взрослый мужчина, которым ты стал, — сказала Сольвейг, а потом бросила на него внимательный взгляд. — Но кто-то еще говорил о твоей судьбе, насколько я помню. Ты еще вспоминаешь об этой эльфийке?

— Селлианде? Я часто думаю о ней, но не как о моей возлюбленной, которой она никогда не была, а как о единственной девушке, так искренне желавшей моего общества. Но, увы, она эльф. И принадлежит старинному и спокойному ордену, а также густому лесу. Так что я не уверен, что она захотела бы стать частью моей жизни. И я вообще опасаюсь, что однажды мой долг может завести меня в такое место, куда ни один из моих друзей за мной не пойдет.

Множество экипажей теснилось на главном дворе замка, когда они до него дошли, и еще больше стремились на него попасть. Подобно Тельвину и Сольвейг, многие гости, жившие недалеко, пришли пешком. Король Джерридан мудро заключил, что будет только лучше, если прием верительных грамот Лорда Деррика Мортранда, посла Даркина, будет в ту же ночь, что и ежегодный Летний Фестиваль, который весь город и так будет праздновать. Заодно он пригласил всех аристократов и богатых купцов, которых только можно было найти в Браере.

Согласно обычаям Флэмов, Посол Мортранд стоял вместе с хозяином у главных дверей дворца и приветствовал прибывающих гостей. И они оба, как король, так и Лорд Деррик, не узнали Сольвейг, несмотря на ее рост. В первое мгновение Джерридан не узнал и Тельвина, так как прошло много времени с того момента, когда Тельвин в последний раз был одет в соответствии с официальным протоколом. На самом деле, как только они присоединились к собравшейся публике, Тельвин обнаружил, что множество людей тоже не узнали его. Правда большая часть из них была так поражена видом Сольвейг, которая завораживала любого, увидевшего ее, что больше не могла глядеть на кого-либо другого.

Бвен Калестраан стоял сразу за королем и послом, выглядя настоящим загадочным волшебником в одной из своих лучших мантий, которая имела исключительно высокий воротник, отделанный по краям золотом. Но и он увидев Тельвина, не удержался от удивленного восклицания. — Н-да, парень. Я просто не узнал вас в этих сапогах. Я и не знал, что вы собираетесь роскошно одеться для этого приема.

— Я и сам решил это сделать буквально несколько дней назад, — согласился Тельвин.

— Это наряд великолепно вам подходит, но я опасаюсь за вашу безопасность. — Тут волшебник в первый раз разглядел как следует Сольвейг и на его лице появилось восхищение. — Прошу меня простить, но похоже я не знаю вашу великолепную спутницу.

— Сольвейг Бело-Золотая, — представилась она. — Прошло слишком много времени с нашей последней встречи.

— Да, действительно, — согласился Калестраан. — Я должен сказать, что вы оба являетесь самой красивой парой здесь и великолепно подходите друг к другу. Я безумно рад видеть Тельвина в обществе леди, достойной Повелителя Драконов.

— Он и так проводит слишком много времени с драконами, — грациозно согласилась Сольвейг. — А теперь, если вы извините нас…?

Она повела Тельвина обратно к толпе. Сам Тельвин уже начал слегка нервничать, ожидая дальнейших событий этого вечера. Он не был уверен, что Сольвейг искренне интересуется им; быть может в душе она просто потешается над ним и над Флэмской знатью. Он знал, как язвительна она могла быть, насколько хорошо может притворяться, играть какую-нибудь роль много часов и даже дней, все это время скрывая свое настоящее мнение, обычно издевательское. Тельвин никак не мог поверить, что она всерьез заинтересовалась им как мужчиной, зная все различия, стоявшие между ними. В течении всей их долгой дружбы они были скорее как брат и сестра. Тельвин должен был допустить, что его соблазняли; на самом деле то, что он всегда избегал женского общества не означало, что он совсем не был заинтересован в нем, хотя по-прежнему не был уверен, что именно Сольвейг — та самая женщина, которую предназначила ему судьба.

В любом случае надо быть настороже. Он подозревал, что главная цель ее шутки — если это была шутка — заставить его выставить себя на посмешище.

Пятая Глава

Согласно обычаям Флэмов прием начался с официального обеда, за которым последовало время спокойных разговоров за столом, пока менестрели играли приятные негромкие мелодии. Тельвин и Сольвейг сидели недалеко от короля, возглавлявшего стол. Это отражала новое положение Тельвина, как главного королевского советника. Маг Калестраан сидел между ними, причем он пришел, когда все уже ели и казался чем-то расстроенным. Через какое-то время Джеррридан встал и обратился к собравшимся с небольшой речью, представляя им нового посла. Флэмы вообще не любили длинных речей, и король не был исключением. Лорд Деррик в ответ поблагодарил всех собравшихся, выразил восхищение гостепреимством Флэмов и пообещал, что его пребывание Хайланде будет продуктивно, во всех отношениях. Джерридан подхватил последние слова посла и коротко поблагодарил его.

После завершения официльной части, все гости плавно перетекли из обеденного зала в зал приемов, где играла музыка и все было готово для танцев. Небольшие столики, стоявшие у стен, ломились от различных напитков и блюд на любой вкус. Так как задняя стена дворца являлась западной стеной города, все сады и дворы были спереди. Зал для приемов выходил прямо на дворцовый сад и главный двор, так что гости в любой момент могли выйти глотнуть свежего воздуха, и на более позднее время были предусмотрены знаменитые фейерверки, по традиции создаваемые волшебниками к Летнему Фестивалю. Тельвин и Сольвейг устроились в более тихом уголке зала, ожидая пока все организуется.

— Быть может ты хочешь потанцевать? — внезапно спросила Сольвйг.

Тельвин очень удивился ее идее. — Я думаю, что не слишком хорошо это умею делать, так как никто не хочет танцевать с Повелителем Драконов.

— Ну и что, когда я жила в Тиатисе со мной тоже никто не хотел танцевать, — сказала она. — Всех пугал мой рост. Так что мы вполне можем потанцевать вместе, все равно никто другой не захочет танцевать с нами.

И они станцевали четыре танца подряд. Тельвин был так неопытен, что в течении первых трех танцев он только учился тому, что ему надо сделать с руками и ногами. В пятый раз музыканты заиграли более сложный танец, с фигурами, который охотно плясали на юге, и Тельвин был вынужден отступить с бального поля брани. Сольвейг вознаградила себя хорошим глотком и охотно присоединилась к разговору, стараясь почувствовать местную политику. Несмотря на все ее уверения, что она уехала из Тиатиса только для того, чтобы держаться от политики как можно дальше, ей, похоже, понравилось опять вернуться в нее. Так что ее не было, когда к Тельвину подошла Мерисса Мортранд, дочь посла.

— Ваша дама, похоже, ненадолго бросила вас, — заметила она. — Не нужен ли вам кто-нибудь, с кем вы могли бы потанцевать?

— Боюсь, что вы должны извинить меня, — ответил он, чувствуя себя неловко. — Я не слишком хорош в бальных танцах. А Сольвейг сейчас вернется, она пошла выпить чего-нибудь освежающего.

— Она, похоже, очень привязана к вам, — сказала Мерисса более откровенно.

— Если вы хотите знать, это скорее для вида, — объяснил Тельвин, понижая голос. — Видите ли, она всегда подозревала, что король слегка влюблен в нее. Так что она предпочитает оставаться ко мне как можно ближе, чтобы король не надоедал ей признаниями.

— Но король — великолепная партия для любой девушки.

— Вот в этом-то и проблема, — ответил он, еще больше понижая голос. — Как вы видите, король молод и в том возрасте, когда пора подумать о жене. А Сольвейг простое варварское дитя, ее прошлое никому не известно. Она совершенно замечательная, потрясающая девушка, но ни Король Джерридан, ни королевство ничего не выиграют от этого брака. Так что, ради счастья всей страны, Сольвейг держится от короля как можно дальше, чтобы более достойные юные леди попробовали узнать его получше.

— О…я понимаю, — задумчиво заметила Мерисса. — Тогда вы и Сольвейг не любовники?

— Нет, хотя мы не раз спали под одним одеялом, — спокойно ответил он. Тельвин специально преувеличил действительность. На самом деле они не спали вместе уже много лет, и вообще никогда не спали в одной кровати. И всегда вместе с ними в комнате находился дварф, Коринн.

Мерисса залилась краской и без единого слова исчезла в толпе. Она восприняла намек Тельвина именно так, как он намеривался — что он не глупее ее, по меньшей мере. А она хотела представить себя поверхностной и недалекой дурочкой, как это было нынче принято у молодых леди Даркина.

Сольвейг вернулась мгновением спустя со стаканом сладкого эльфийского вина для Тельвина. — Что эта избалованная леди хотела от тебя? — спросила она.

— Она хотела знать какие между нами отношения, — ответил он. — Я выдал ей легенду, поразившую ее до глубины души, и направил в сторону Джерридана, который в любом случае подходит ей больше меня.

— Я не уверена, что Джерридану вообще нужна жена, — заметила Сольвейг. — Но по меньшей мере я вижу, что ты справляешься и без меня.

И она опять исчезла в толпе. Тельвин должен был согласиться, что Король Джерридан так предан своему долгу первого короля Флэмов за две тысячи лет, что вообще не думает о своих личных делах, и в частности о женитьбе. Несколькими минутами позже рядом с ним очутился Калестраан. Волшебник глядел на веселящихся гостей как бы издали, примерно так, как он мог бы рассматривать красивую картину или наблюдять за интересной пьесой.

— Похоже вы не хотите компании сегодня ночью, — заметил он.

— Очень не хочу, — ответил Тельвин. — Я уверен, что дочь Посла Мортранда уже пыталась поохотиться на меня, так что я перенаправил ее в сторону короля. В любом случае она хотела именно этого.

— Короля? — спросил Калестраан, очевидно сконфуженный.

— Я надеюсь, что нет закона, запрещающего королю жениться на благородных иностранках, — серьезно объяснил Тeльвин. — Королевству необходимо усились свои связи с внешним миром, особенно, если мы всерьез собираемся воевать с Альфатианами. Мерисса может быть и не принцесса, но, насколько я знаю, Лорд Деррик один из наиболее влиятельных людей в Даркине, и, похоже, одобряет такой союз. И я должен согласиться, что вряд ли Джерридан найдет себе кого-нибудь получше, так как он король довольно маленькой и отдаленной северной страны.

— Да, есть в этом что-то, — вынужден был согласиться Калестраан, по-прежнему слегка удивленный. — Похоже вы действовали хорошо, на самом деле хорошо. Возможно теперь мы должны дать делу идти своим чередом, и взвешивать шансы и возможности только тогда, когда будет что-то конкретное.

Волшебник ушел, также незаметно, как и пришел, оставив Тельвина еще более озабоченным, чем раньше. На какой-то момент он забыл, что политические дела Хайланда и тем более личные дела Короля Джерридана не его забота. По меньшей мере его намерения были самыми лучшими. Такой союз пошел бы на пользу как королю, так и королевству, и Джерридан никогда не найдет ничего лучше. Несколькими минутами позже он заметил самого Джерридана, пробирающегося к нему через толпу. Он осознал, что должен был ждать этого. Игра была далеко не сыграна.

— Бывают моменты, когда я с удивлением спрашиваю себя, зачем я вообще хотел быть королем, — устало сказал Джерридан.

— Дочка посла? — спросил Тельвин.

Джерридан нахмурился. — Разве несколькими минутами раньше я не видел ее около вас?

— Возможно, — согласился Тельвин. — Полагаю, что должен предостеречь вас. Мне показалось, что Мерисса рыбачит в этих водах не по своей собственной инициативе. Я подозреваю, что Лорд Даррик собирается заключить какой-то союз между нами и Даркином при помощи замужества своей дочери, и я должен полностью прояснить свое отношение к этому. Когда — или если — мой долг как Повелителя Драконов уведет меня отсюда, я окажусь в таких местах, куда обычный человек, вроде Мериссы, не сможет за мной последовать. Я думаю, что они оба, она и ее отец, значительно больше заинтересованы в союзе с вами.

Джерридан тяжело вздохнул. — Я хорошо понимаю, какие последствия может иметь для Хайланда союз с могущественным государством. И я уже какое-то время думаю, что должен попросить вас посодействовать в заключении этого союза, но только держите все это в тайне. Мое единственное желание — чтобы она не оказалась такой полной дурой, какой выглядит.

Тельвин едва удержался, чтобы не засмеяться. — Нет, это просто такой обычай в некоторых частях мира, когда во время ухаживания молодые леди пытаются сделать вид, что они простые и невинные создания.

— Неужели? — Джерридан был просто поражен. — Тогда другое дело, но насколько разнообразен мир, не правда ли?

Король опять тяжело вздохнул и отправился обратно на поле боя, хотя его сердце похоже не хотело сражаться. А Тельвин отступил в сад в полной уверенности, что если он кому-нибудь понадобится, то здесь его быстро найдут. Он уселся на скамью возле фонтана, глядя на фейерверк, развернувшийся в небе над центром Браера. Как он и ожидал, Мерисса вышла в сад через несколько минут, и оглянулась по сторонам в посках его. Похоже, что в ее сознание он перестал быть жертвой, зато стал товарищем-заговорщиком. Она уселась на скамью рядом с ним.

— Проблемы? — спросил он.

— Король дважды танцевал со мной, — объяснила она. — Я попыталась, но мы так никуда и не пришли.

— Хорошо, но пыталась ли ты говорить с ним как решительная и сильная личность? — спросил Тельвин. — Тебе еще предстоит узнать, что Флэмы совсем не так сложны и изысканы, как люди Даркина и как ты думаешь. Джерридан будет судить о тебе по тебе самой, а не по тому, как хорошо ты играешь в игру, которую он не понимает.

— Так что, неужели ты думаешь, что он нашел меня глупой и поверхностной? — спросила она.

— Король Джерридан замечательный мужчина, — сказал Тельвин, решив намазать масло на бутерброд толстым слоем, как говорили дварфы. — Он искренен, предан своему делу и своим людям, и очень честен. Но я полагаю, что в Даркине такой мужчина может считаться глупым и поверхностным.

— Быть может так говорят, но это не означает, что надо верить всему, что говорят, — сказала Мелисса, неожиданно поцеловав его в щеку. Потом она встала. — Ты и сам совершенно уникальная личность.

Она поторопилась во дворец, оставив Тельвина одного в темноте сада. Из всего, что случилось этой ночью, больше всего он поражался самому себе. Он считал себя личностью, искушенной в делах двора и способной без проблем сыграть любую роль, например свата, но, похоже, любой дурак мог прибить его оборону. Возможно, наоборот, он все сделал бы проще и спокойнее, если бы сам не был вовлечен в придворную жизнь.

Спустя какое-то время он вернулся в зал. Ни Джерридан ни Мерисса не искали его все это время, и ему хотелось посмотреть, как у них обстоят дела. Ему также стало интересно, как там Сольвейг развлекается среди знати Браера. Войдя в зал, он немедленно заметил Джерридана, совершавшего обход гостей, Мерисса держалась рядом с ним. Сельвейг же была окружена тучей гостей. Она держалась очаровательно и старалась понравиться всем, своим собственным варварским способом, и все хотели пообщаться с ней, но она отказывалась танцевать со всеми, кроме Тельвина.

Через какое-то время, незадолго до полуночи, Сольвейг подошла к нему. — Говорят, что в высшем обществе Альфатии считается бестактным быть первым гостем, покинувшим прием. Из-за этого их вечеринки часто затягиваются далеко за полночь, пока кому-нибудь не станет плохо.

— Намек понял, — уверил ее Тельвин. — На самом деле я мечтаю сбросить с себе эти сапоги. Если я этого не сделаю очень скоро, то буду еще хромать несколько недель.

Они остались еще на несколько минут, чтобы попрощаться с королем и послом. Лорд Деррик и его дочка выглядели необычайно довольными; этот вечер стал для них очень удачным, они добились всего, чего хотели. Джерридан, по меньшей мере, старался выглядеть любезным.

— Ну, Повелитель Драконов, этого я вам не забуду, — прошептал он тихонько в ухо Тельвину.

Тельвин почти забыл, что это была ночь Летнего Фестиваля. Маленькие группки ночных гуляк все еще шатались по улицам и все фонари горели ясным пламенем. Пока они шли вместе по улицам Сольвейг оставалась в великолепном настроении, очевидно довольная собой и проведенным вечером.

— Сегодня тебе не была нужна нянька, которая отгоняла бы от тебя толпы заинтересованных леди, — заметила она.

— Да, потому что увидев тебя со мной они сделали определенные выводы, — сказал Тельвин. — Я думаю, что они уже готовят наряды, которые наденут на нашей свадьбе. А вот что они подумают, когда ты опять исчезнешь на много месяцев с Сэром Джорджем?

— Ты слишком много заботишься о пустяках, — сказала Сольвейг.

Внезапно она остановилась. Они вышли на площадь, где улицы, соединяясь, образовывали квадрат, в котором был разбит крошечный парк с высокими деревьями. Тельвин взглянул вперед и вздрогнул, увидев человека в темном плаще и с обнаженным мечом в руке, выпрыгнувшего из-за маленькой группы деревьев и преградившего им дорогу. С упавшим сердцем Тельвин обругал себя за глупость и тщеславие. Он повернулся и увидел сзади еще одного высокого человека в темном плаще, стоявщего сзади и преграждавшего им дорогу назад. Тельвин уже знал, без всякого сомнения, что это не загулявшие горожане, возвращавшиеся с вечеринки и не обычные воры.

Сольвейг мгновенно протянула руку к своей шляпке и обнажила свой меч, а Тельвин вынул из ножен церемониальный клинок. И тот и другой были слишком коротки и не шли ни в какое сравнение с мечами незнакомцев.

— Боюсь, что меня, как говорится, застали со спущенными штанами, — тихо сказал Тельвин. — В этой одежде я не могу телепортировать на себя доспехи Повелителя Драконов. По меньшей мере этой ночью я наконец-то поупражняюсь в фехтовании.

— Не думаю, что они могут равняться с нами, а?

Тельвин надеялся, что она права. Хотя и он и Сольвейг были высоки, сильны и отлично подготовлены к любому сражению, Тельвин чувствовал себя уязвимым без волшебных доспехов. Пять лет прошло с того времени, когда он в последний раз защищал свою жизнь только своим собственным умением сражаться. А Сольвейг была в модном вечернем платье. Так что у их врагов было очевидное преимущество.

Тельвин и Сольвейг встали спина к спине, каждый против одного из высоких темных убийц, которые бросили им вызов. По всей видимости Сольвейг продумала до мелочей сегодняшний вечер. Он схватила мягкую материю своего длинного платья и резко рванула его. Весь низ платья, вплоть до золотого пояса, оторвался и отлетел в сторону. Под ним оказалась короткая юбка из того же темно-зеленого материала, в которой она могла двигаться намного свободнее.

Тельвин сам хотел бы также легко снять с себя свою ненужную одежду, но подозревал, что у него нет времени сбросить даже оружейный пояс или плащ. А для того, чтобы сбросить с себя сапоги, надо было по меньшей мере сесть, а пока сапоги у него на ногах о доспехах Повелителя Драконов лучше забыть. Его жизнь зависит только от него самого, от его собственного умения и способностей. Он чувствовал себя уязвимым и неуверенным, но четко знал, что сейчас не время сомневаться в себе.

— Что-то не так, — тихо сказала Сольвейг. — Сколько времени тебе надо, чтобы раздеться и надеть на себя доспехи?

— Слишком много, — ответил он. — И у меня никогда не будет времени, чтобы сбросить с себя эти сапоги.

— Если мы возьмем одного из них, или даже замедлим его, я смогу защищать тебя достаточно долго.

— Быть может мы к этому и придем, — ответил Тельвин. — Тем не менее я не полность беззащитен. Будь наготове, я собираюсь кое-что попробовать.

Как бы взволнован он не был, обнаружив себя пойманным в ловушку, он не забыл, что у него есть и другие способы защиты. Использую одно из магических заклинаний, он призвал светящийся шар и повесил его между ветвей дерева. Свет от него был настолько ярок, что осветил весь перекресток и изгнал прочь наиболее глубокие тени. Быть может кто-то увидит его и придет на помощь. На какое-то мгновение убийцы заколебались.

Но потом одновременно прыгнули вперед, высоко подняв мечи. Тельвин в ответ махнул своим маленьким мечом, его инстинкты воина сработали на совесть, он отклонился и отпрыгнул в сторону, когда массивный меч его врага пошел вниз, но он не мог оставить спину Сольвейг без защиты. Все, что он смог сделать — захватить меч убийцы своим и отклонить его в сторону. Сила удара едва не вырвала меч из его руки. Убийца быстро восстановился, вывернув свой меч из-под короткого меча Тельвина, оставив того неготовым к атаке, с руками в неудобном положении. Тельвин оказался не готов к огромной силе своего врага, который явно превосходил его в этом отношении. Так как Тельвин обладал ростом и силой свой неизвестной расы, можно было сказать, что его соперник обладает сверхестественной мощью.

Тельвин был вынужден отскочить назад, чтобы удержать меч в руке, и стукнулся спиной о спину Сольвейг. Он быстро восстановился, но был удивлен тем, что враг дал ему необходимое мгновение для того, чтобы вновь приготовиться к бою. Когда убийца вновь взмахнул своим массивным мечом, Тельвин встретил удар наверху, прежде чем клинок набрал скорость. Низко согнувшись, он проскочил под клинком врага и очутился у него за спиной. Удар его маленького меча только царапнул по кожаной броне, скрытой под плащом, но цель была достигнута.

Тельвин сообразил, что его единственным преимуществом была скорость. Ему было необходимо побольше места, чтобы двигаться как можно быстрее, отпрыгивать и стараться не ударяться своим хрупким клинком об массивным клинок врага. К счастью убийца не обратил внимания на открытую спину Сольвейг и преследовал его по всему квадрату. А в это время Сольвейг и ее враг отчаянно обменивались ударами.

Темный убийца старался следовать за Тельвином шаг в шаг, только изредка ускоряясь, чтобы нанести удар. Тельвин в очередной раз поразился осторожности своего врага, имевшего, казалось бы, подавляющее преимушество. Он с опозданием осознал, что его все еще испытывают, и его враг не предпринимает решительных действий пока уверен, что Тельвин не в силах использовать свою силу Повелителя Драконов. Одно это придало Тельвину силы, но было ясно, что настоящий бой еще не начался.

Внезапно убийца сделал мгновенный выпад, за ним еще и еще, обрушивая удары на меч Тельвина и пытаясь сломать его. Все, что Тельвин мог сделать — увертываться, поворачиваться, отпрыгивать, всячески избегая соприкасаться своим хрупким клинком великолепной стали врага. Ему пришлось двигаться еще быстрее, на пределе своих возможностей. И он знал, что только защищаясь бой не выиграешь. Надо была найти способ закончить схватку, и чем быстрее, тем лучше.

Вдруг Тельвин обнаружил, что его враг начал уставать. Убийца потратил много сил, двигаясь со скоростью Тельвина в тяжелой броне, одновременно нанося страшные удары своим тяжелым мечом. Когда один из его очередных ударов оказался слишком коротким, Тельвин внезапно прыгнул на него и изо всех сил толкнул его плечом. Убийца, застигнутый врасплох, сделал пару быстрых спотыкающихся шагов назад и упал на булыжную мостовую.

Тельвин быстро обдумал возможность попытаться покончить с ним, пока он лежит, но решил, что легко может произойти всякое, если он попытается приблизиться к огромному и более сильному врагу, который лучше вооружен и, к тому же, в доспехах. Вместо этого он отпрыгнул назад, надеясь выиграть несколько мгновений и избавиться от одежды и сапог, которые мешали ему стать Повелителем Драконов. В спешке он запнулся и упал. Боясь запутаться в плаще он отбросил его от себя и покатился от врага, затем вскочил на ноги.

Убийца все еще боролся с тяжестью брони, пытаясь встать. Это дало Тельвину мгновение для того, чтобы сбросить камзол, расстегнуть и отбросить массивный декоративный пояс, но он даже не пытался снять сапоги. Убийца был уже рядом, решив покончить с ним прежде, чем он найдет способ надеть доспехи Повелителя Драконов.

Бой, или вернее состязание, пошло как раньше. Тельвин используя свое единственное преимущество, скорость, делал все, чтобы избежать массивного клинка своего врага. Он приказал себе оставаться спокойным и хладнокровным, напомнив себе, что он достаточно умен, чтобы выжить, если будет осмотрительным. Его враг уставал все больше и больше, но не намного быстрее чем он сам, и Тельвин невольно спросил себя, а человек ли это вообще. Фигура убийцы была полностью скрыта под темным плащом, а плотный капюшон прикрывал лицо.

Меч Тельвина был весь в зарубках и согнулся под непрекращающимися могучими ударами, и он понимал, что еще немного и он сломается. К сожалению, этот момент настал быстрее, чем он ожидал, и меч сломался внезапно, прямо около рукоятки. Он быстро отпрыгнул назад, избежав удара меча, и выпалил новым заклинанием света прямо в лицо убийце.

Его соперник был ослеплен заклинанием, и это дало Тельвину мгновение, чтобы посмотреть, как обстоят дела у Сольвейг. Хотя оба убийцы казались одинаковыми, ее соперник все-таки был не так силен, не сильнее высокой воительницы из Северных Пределов.

Внимание Тельвина опять вернулось к его врагу, который каким-то образом ухитрился развеять магический свет, созданный Тельвином. Убийца потер себе глаза, причем его лицо не появилось из-под капюшона, а потом стал шарить рукой в поисках меча, выпавшего у него из руки. Он никак не мог найти его, значит его зрение по-прежнему затуманено.

Зная, что он безоружен, Тельвин прыгнул вперед к незнакомцу и опять попытался толкнуть его, пока он не нашел свой меч. Но на этот раз убийца был наготове и встретил его ударом кулака. Тельвин отлетел назад, едва не упав, а убийца опять атаковал, шипя от ярости. С растущим отчаянием Тельвин осознал, что этот странный воин намного сильнее и больше его. Он быстро отпрыгнул назад, едва не запутавшись в ногах, чтобы создать хоть какое-либо расстояние между ними.

На этот раз убийца не бросился за ним. Вместе этого он встал посреди улицы, твердо уперев ноги в мостовую, и в самую последнюю секунду, когда было уже почти поздно, Тельвин понял, что странный воин собирается ударить его могущественным заклинанием. В отчаянии он призвал невидимый щит, единственная защита, которая ему пришла в голову. Мгновением позже огромное копье пламени вылетело из руки убийцы, со страшной силой ударившись в его щит. Судя по опыту Тельвина, только пламя дракона могло сравниться с этим копьем по интенсивности. Кем бы не был этот незнакомец, он был не только могучим воином, но и искусным магом, смертельно-опасное сочетание, почти неслыханное в этом мире. Тельвин вообще почти перестал понимать, как можно сражаться с ним.

Как только пламя угасло, Тельвин был готов действовать быстро. У него осталась только одна возможность, и он начал действовать, подчиняясь скорее инстинкту и отчаянию, чем рассудку. Призвав свою невероятную жреческую силу, которую он не вызывал с того момента, как стал Повелителем Драконов, он поднял руки и начал собственную атаку. Невидимое копье силы вылетело из его рук и ударило в убийцу с такой силой, что тот отлетел назад и ударился о ствол дерева. Силы удара было вполне достаточно, чтобы убить даже лошадь, но незнакомец только помотал головой и стал подниматься. Тельвин ударил опять, тело врага опять ударилось о дерево и затрепетало на нем. Странный воин медленно сполз по нему и остался лежать неподвижно на земле.

Тельвин заколебался, спрашивая себя, не закончена ли битва, и его колебание едва не стоило ему жизни. Убийца слабо пошевелился, не пытаясь встать, а потом внезапное вскинул руку. Невидимое копье ударило Тельвина в кости плеча с такой силой, что его бросило на твердые камни улицы. Вначале он даже не понял, осталась ли у него рука, или просто переломало все кости. Когда он попытался двинуть рукой, плечо запротестовало, ударила страшная обжигающая боль, рука не захотела слушаться.

Убийца понял, что победил, но ему потребовалось какое-то время чтобы, шатаясь, встать на ноги, и по пустой улице подойти к мечу. Хотя, похоже, его вообще невозможно было убить, последняя атака оглушила даже его. Подняв меч, он постоял какое-то время неподвижно, потом медленно пошел к своей жертве. Поначалу Тельвин вообще не мог двигаться, затем сумел сесть, очень неудобно. Оружия у него не было, а боль так терзала его, что он не был в в состоянии использовать любую магию. Единственное, что он мог сделать теперь — открыть себя для своего покровителя, надеясь, что бессмертный, который присматривает за ним, даст ему силу защитить себя.

Но он так и не узнал, смог бы он спасти себя.

Сольвейг бросилась к нему на помощь, выкрикивая самые грязные северные ругательства, и напала на убийцу сзади. Ей удалось победить своего собственного врага, и его тело лежало темной грудой в нескольких ярдах от нее. Но ее враг был намного слабее, чем враг Тельвина. Он встретил ее атаку меч в меч, презрительно отказавшись использовать магию, и Тельвин знал, что темный убийца играет с ней в игру, в которой у нее нет надежды на победу. Все, что она могла сделать — дать Тельвину время, которое ему было необходимо, чтобы телепортировать на себя доспехи Повелителя Драконов.

С невероятным усилием Тельвин нагнулся вперед, но понял, что одной рукой он не в состоянии снять сапоги. В отчаянии он поднялся на ноги и потащился по камням булыжной мостовой к своему поясу, лежавшему недалеко. Стиснув зубы, он сел, вытащил из него нож, отрезал завязки каждого сапога и сбросил их. Наконец-то свободный, он поднялся, преодолевая боль, и телепортировал на себя доспехи.

Убийца стоял неподвижно, глядя, как Тельвин вынул массивный меч из ножен и неловко поднял его здоровой рукой. Сольвейг немедленно отпрыгнула с его пути. Убийца резко повернулся к Тельвину и посмотрел на что-то за его спиной. Тельвин тоже повернул голову и увидел Карендэн, несшуюся в атаку, огромный темный силуэт, стремительно приближающийся быстрыми прыжками, как гигантский кот.

Видя, что его положение безнадежно, убийца повернулся и исчез среди деревьев маленького парка. Тельвин выпустил вдогонку болт силы из лезвия своего меча, который ударился о ствол огромного дерева. От удара ствол разлетелся на куски, верхушка с шумом обрушилась на землю. Но Тельвин знал, одной рукой он никогда не сможет попасть точно по убегающему убийце, тем более сейчас, когда все его тело разламывалось от боли. Тельвин вернул меч в ножны, и избавился от шлема, телепортировав его от себя.

И тут он увидел, что Сольвейг ранена и падает, потеряв сознание, прямо в лапы Карендэн, которая поторопилась ее подхватить. Тельвин бросился к ней и сразу увидел, что у нее ужасная рана: меч убийцы вошел под левую грудь, прошел сквозь ребра и вышел через спину. Каким-то образом она продолжала сражаться, поддерживаемая боевой яростью варваров Северных Пределов, и выиграла ему время, в котором он нуждался.

— Нам необходимо взять ее домой, — в отчаянии сказал Тельвин. — Быть может целитель…

— Уже слишком поздно искать помощь, — сказала Карендэн. — Ей осталось совсем мало времени. Если я не смогу помочь ей, никто не сможет.

Тельвин сообразил, что совсем забыло том, что Карендэн, помимо всего прочего, была старшей жрицей. Но тут же с ужасом подумал, что Великий может не захотеть использовать свою силу ради спасения того, кто вообще не был драконом, особенно в то время, когда он сам удалился от дел и не интересовался даже драконами. Карендэн уселась на задние ноги, нежно подняла Сольвейг и стала нянчить высокую воительницу в своих руках, как мать нянчит спящее дитя. Целительная магия не замедлила появиться; фигура Сольвейг засияла неярким льдисто-голубым светом.

— Я сделала все, что могла, — через несколько мгновений сказала Карендэн. — Теперь она не в такой опасности, как раньше, но мы должны взять ее домой и найти искусного человеческого целителя для нее.

Она повернулась, держа Сольвейг на руках, и направилась домой, но внезапно остановилась и вгляделась в тело темного убийцы, убитого Сольвейг. Под ее взглядом тело начало меняться, двигаться, перетекать и увеличиваться в размере, пока не стало телом черного дракона.

* * *

Карендэн оставалась во дворе перед наружной дверью дома, держа Сольвейг в руках, пока не появился целитель. Учитывая все обстоятельства, Тельвин послал стражника за личным целителем короля, зная, что Джерридан не откажет ему. Пока целитель не прибыл, Катендэн не выпускала Северную воительницу из виду, опасаясь, что ее лечебная магия может понадобиться. Но через несколько минут целитель приехал в карете, которую одолжил у одного аристократов, присутствовавших на приеме. Он бросил только один взгляд на Сольвейг и приказал немедленно перенести ее внутрь, разрешив только своим слугам сопровождать себя. Предстояла большая работа, и он не хотел, чтобы что-нибудь пошло не так.

— Похоже, мне не надо спрашивать, что случилось, — сказал Карендэн, — Но что с тобою, Повелитель Драконов? Я вижу, что ты не можешь двинуть левой рукой, и я подозреваю, что должна быть какая-то причина, почему ты до сих пор не снял доспехи.

— Меня ударили магическим копьем, — объяснил Тельвин. — Я не думаю, что мои дела слишком плохи, но я предпочитал оставаться в доспехах, пока кто-нибудь не сможет заняться моей раной.

— Тогда мы должны заняться этим немедленно, — твердо заявила Карендэн. — Даже один удар таким копьем может быть смертельным, и я не верю, что ты точно знаешь, насколько плоха твоя рана.

Каренден внесла его в свое логово и послала слугу в дом за медицинскими препаратами. Когда все было готово, Тельвин отослал от себя доспехи. Теперь, наконец, он смог осмотреть свою рану. Он был готов к самому худшему, учитывая, что не только не мог пошевелить левой рукой, но даже не чувствовал ее. И действительно, магическое копье вошло в плечо и вышло со спины, так что удар разнес на куски ключицу, поломал левую лопатку и порвал кожу и мышцы. Немного дюймов вправо, и он остался бы без головы.

Без вмешательства магии Тельвин не мог даже надеяться когда-нибудь использовать руку снова. Но Карендэн опять воспользовалась своими талантами старшей жрицы, причем лечебное заклинание такой силы Тельвин вообще никогда не видел, и, похоже, Великий пошел ей — и ему — навстречу. В легендах всегда было заклинание или могучее зелье, способное поднять на ноги почти мертвого человека и, при этом, через мгновение он уже мог сражаться с врагами. Такие вещи наверно существовали, но могущественная целительная магия была очень редкой, и даже Карендэн не обладала ей. Тем не менее ее заклинания поставили на место куски костей, сплавили их вместе, восстановили порванные мускулы и сухожилия. Но даже после такого лечения Тельвину нужно было еще несколько дней, чтобы полностью придти в себя.

— Я должна вернуться к месту сражения, — сказала драконица, когда лечение было закончено. — Я должна понять, напали ли на тебя драконы, прикинувшиеся людьми, или преображение мертвого убийцы в дракона было грязным трюком, чтобы навести подозрение на драконов.

— Лично я подозреваю, что это на самом деле были драконы, — сказал Тельвин. — Тот, с которым я сражался, был невероятно силен. Неестественно сильный, и к тому же искусный воин и могучий маг. Все указывает на то, что это не смертный.

— Не смертный, возможно, не необязательно дракон, — возразила Карендэн. — Дракон может быть искусным воином, но в обличии дракона. Когда дракон переходит в человеческую форму и берет меч в руку, это вовсе не означает, что он способен его хорошо использовать. А ты сказал, что он делал это по-настоящему хорошо.

— Да, мне так показалось, — сказал Тельвин, пытаясь воскресить в памяти мгновения боя. — Он был силен и быстр, как…как дракон. Хотя, скорее всего, никаких доказательств не осталось.

— Я без малейшего труда узнаю правду, — мрачно пообещала леди-дракон. — А ты иди в дом и посмотри, как себя чувструет твоя подруга, но, как мне кажется, эту ночь тебе лучше провести со мной.

И Карендэн исчезла, отправившись на место боя, чтобы, без сомнения, напугать до полусмерти городскую стражу и еще оставшихся на улицах поздних гуляк, так как обычно она не появлялась на улицах города, особенно ночью. Сольвейг перенесли в ее комнату, и целитель сделал все, что было в его силах. Теперь он дал организму бороться самостоятельно, сделать свое дело прежде, чем он опять сможет использовать новые заклинания и зелья, чтобы шаг за шагом полностью вылечить ее.

— Перед ней длинная и трудная дорога, — объяснил он Тельвину. — По меньшей мере пять дней она не сможет ходить, а полностью восстановится не раньше, чем через месяц. Сегодня ночью я останусь здесь, все может быть, если будет поворот к худшему, то успею помочь.

— Но она точно восстановится? — с удивлением спросил Тельвин. — Я имею в виду, вернется ли к ней сила и ловкость воина?

— Да, конечно, — уверенно ответил целитель. — Время и соответствующее лечение, и она вообще забудет о том, что была так тяжело ранена. Но я должен сказать, что ваш дракон спас ей жизнь. Вы можете даже сказать, что, говоря технически, она была уже мертва, и дракон вернул ее обратно от самого края. В любом случае ей необходимо оставаться неподвижной, пока зелья делают свое дело. Вы можете войти и посмотреть на нее.

Тельвин осторожно открыл дверь и вошел внутрь. Сольвейг находилась на большой груде подушек, которые сохраняли ее тело в полусидячем положении. Небольшая лампа бросала мягкий свет на столик рядом с ней. Она была вся в повязках и одета в простое белое платье, и казалось, выглядит не намного хуже, чем обычно, если не считать того, что ее лицо было необычно бледным и усталым.

— Убийца таки достал тебя? — спросила она.

— Магическое копье, — объяснил он, садясь на стул рядом кроватью так, чтобы глядеть ей в лицо. — Карендэн сказал, что через несколько дней я буду в порядке.

— Мне сказали, что твой дракон спас мою жизнь, — заметила Сольвейг. — Боюсь, что я вообще не помню, как это произошло. Я…на меня это произвело впечатление.

— Послушай, я даже не могу тебе сказать, как я огорчен, — горячо сказал он. — Я чувствую себя так, как если бы все это результат моей ошибки, нет не ошибки, а гордости и тщеславия.

— Нет, это не твоя вина. Вспомни, я сама напросилась. Если бы ты пошел на прием один, как собирался, я никогда бы не оказалась в опасности.

— Ну, теперь я хорошо выучил урок, — уверил ее Тельвин. — Больше я никогда не надену сапоги, даже на королевскую свадьбу.

Сольвейг хотела засмеяться, но оказалось, что это слишком больно. — А ты уверен, что он собирается это сделать? По моему он сказал, что собирается вернуть ее тебе.

Тельвин не обратил внимание на ее слова, уверенный, что это шутка. — Тот, которого ты убила, после смерти превратился в черного дракона, — сказал он ей. — Вот почему они сражались с такой силой. Карендэн отправилась проверять, действительно ли они были драконами, принявшими человеческую форму. Если это были, например, драконы-хулиганы или ренегаты, то для них это был лучший шанс избавиться от меня. И им это почти удалось.

— Я надеюсь, что теперь ты понимаешь, что не можешь действовать в одиночку, — сказала Сольвейг. — И, кроме того, неужели ты считаешь, что они совершенно случайно напали на тебя именно в ту единственную на протяжении многих месяцев ночь, когда ты был уязвим? Кто-то должен был сообщить им, что в течении нескольких часов ты не сможешь надеть наспехи.

— Я не верю, что это Карендэн или в это дело вовлечен Парламент Драконов.

— Я тоже не верю в это, — сказала она. — Карендэн слишком любит тебя, чтобы предать, даже если десять парламентов будут просить ее об этом. Но не забывай о том, что у тебя есть враги не только среди драконов, и некоторые из них уже нападали на тебя раньше. С другой стороны в эти дни ты не слишком популярен среди Альфатиан, например. Быть может им каким-то образом удалось привлечь к исполнению своих планов драконов-ренегатов. И если так, то, несмотря на провалившуюся попытку убить тебя, они могут попробовать повторить то же самое с королем. По меньшей мере эти двое убиты.

Тельвин на самом дле еще не знал, удалось ли второму убийце сбежать или нет, хотя, скорее всего, сбежал. Но Сольвейг и так слишком много говорила, ей необходимо было отдохнуть, так что он оставил ее и отправился в пустое логово Карендэн. Золотая драконица еще не вернулась, он уселся в большое кресло рядом с подушками ее кровати. Плечо болело, он жутко устал, но никак не мог перестать опять и опять вспоминать о событиях сегодняшней ночи, особенно о своих ошибках. Карендэн появилась спустя четверть часа; он слушал, как она закрывает ворота двора, тяжело идет к двери в логово, проскальзывает внутрь, закрывает дверь и запирает ее на замок.

— Это были самые настоящие драконы, — сказала она, устроившись на кровати и повернув шею так, чтобы смотреть ему прямо в лицо. — Я подозреваю, что они оба были черными драконами, и тот, с которым ты сражался, был старше и сильнее, возможно предводитель банды ренегатов. Он сбежал, к сожалению, хотя ты ранил его, и достаточно тяжело, так что он вернется не скоро.

— Сольвейг думает, что король в опасности, — сказал Тельвин. — Она также считает, что есть кто-то, кто сообщил им, что сегодня ночью у них есть шанс.

— Я уверена, что она права, и в том и другом, — ответила Карендэн. — Но очень трудно угадать, кто может быть шпионом, даже если ты его знаешь. Любой, кто мог видеть, как ты примеряешь одежду, запросто мог догадаться о твоих планах.

— Еще она заметила, что у Альфатиан есть причина бояться меня, если они решили, что я каким-то образом вовлечен в войну против них.

— Вот здесь я с ней не согласна, — возразила Карендэн. — Довольно часто ренегаты настолько боятся и нанавидят остальных драконов, что вступают в союз с врагами драконов. Я подозреваю, что это тот самый случай, хотя есть и возможность, маловероятная, что ренегаты действуют против тебя в одиночку. Сегодня ночью у них был шанс, самый лучший шанс избавиться от тебя, другого такого у них не будет, и я подозреваю, что теперь проблема разрешилась сама собой, когда их попытка провалилась. Я уже послала слово Джерридану, чтобы он был поосторожнее в эти дни.

— Как ты думаешь, не мог ли им кто-нибудь помочь принять человеческую форму? — спросил Тельвин. — Я никогда не слышал, чтобы драконы делали так.

— Хороший вопрос. Я не слишком много знаю об этом, — призналась Карендэн. — Многие драконы из великих племен, скажем красные или золотые, могут становиться человеком или эльфом, если захотят. Но на тебя напали черные драконы, низшее племя. Парламент Драконов настолько боится тебя, что, в принципе, мог бы подготовить и провести такое дело, но тогда они бы послали против тебя кого-нибудь посильнее, а не пару черных. Тот, с которым ты сражался, был волшебник, и мог преобразовать себя и своего товарища в людей.

— Ну а ты могла бы стать человеком?

— Да, — неохотно ответила она. — Но мой долг перед Великим запрешает мне это.

Тельвин устроился поудобнее на стуле. — Откуда ты узнала, что я нуждаюсь в тебе?

— Великий послал мне видение, — объяснила она.

— Просто замечательно услышать, что хоть кто-то присматривает за мной, — заметил Тельвин. — Мой собственный покровитель, похоже, разрешает мне делать все, что я хочу. Тем не менее вина целиком и полностью моя. Я действовал глупо, глупее некуда.

— Но не можешь же ты отказываться от всех удовольствий жизни ради своего долга или безопасности, — сказала ему Карендэн. — Ты хотел немного развлечься; как же ты мог знать, что твои враги узнают об этом и дотянуться до тебя в одно из тех редких мгновений, когда ты уязвим. Но хватит об этом, тебе лучше отдохнуть. Завтра принесет новые проблемы, и, я уверена, не последней из них будут жалобы на причининенные тобой разрушения.

Шестая Глава

Карендэн могла бы работать пророком, насколько точно она предсказала события следующего дня, если бы ее «пророчество» не вытекало из логики развития событий. Следующий день начался с проблем, а первой из них стало тело мертвого дракона в центре улицы одного из самых фешенебельных районов города. Собственно проблем была не в том, как убрать труп, а кто должен сделать это. Городская стража, королевская армия и санитарный департамент яростно спорили друг с другом, никому из них не хотелось разрезать тело на части и вывозить его за город. Так как черные драконы были одной из самых маленьких рас среди драконов, Карендэн предложила поднять его на грузовую повозку, если есть достаточно большая. Как жрица Великого, она чувствовала ответственность за надлежащие похороны дракона, хотя он и пытался убить ее друзей.

Проблемы Тельвина была намного серьезнее. Когда он появился во дворце, то обнаружил, что королевская гвардия приготовилась воевать. Впрочем он прекрасно понимал, что король должен проявлять определенную осторожность в подобных обстоятельствах.

Тэрин встретил его, как только он вошел во дворец.

— Король хочет видеть вас, — сказал юный слуга. — Я уже бежал в ваш дом, чтобы сказать вам об этом.

— Я знал, что должен придти как можно быстрее, — ответил Тельвин.

— А как себя чувствует высокая леди, она в порядке? — неожиданно обеспокоено спросил Тэрин.

— Да.

Тэрин быстро повел его в комнату короля, и Тельвин совершенно не удивился, застав Джеррадина и Бвена Калестраана яростно спорящих друг с другом. Лично Тельвин думал, что они чересчур усердствуют. Его не раз пытались убить с того времени, как он стал Повелителем Драконов, но никогда из-за этого не объявляли тревогу по всему государству.

— А, наконец-то вы, — воскликнул Джерридан, как только он вошел. — Мне сказали, что вы ранены.

— Да, меня ранили в левое плечо, — объяснил Тельвин, неловко усевшись на стул так, чтобы видеть остальных. — Карендэн поработала своей магией, так что через пару дней я буду как новенький. Меня перевязали таким образом, чтобы я мог надевать доспехи Повелителя Драконов.

— По меньшей мере себя вы сможете защитить, — заметил Джерридан. — Что с Сольвейг? Стражник прибежал ко мне с просьбой о целителе, и сказал, что дело плохо.

— С Сольвейг было совсем плохо, — объяснил Тельвин. — Но сейчас ей уже лучше. Целитель сказал, что она восстановится полностью, но для этого нужно время.

— Как неприятно слышать такие вещи, — сказал Джерридан. — Сольвейг совершенно замечательная леди, и вы оба составляете великолепную пару.

— Возможно слишком великолепную, — ответил Тельвин. — Вы не должны ожидать слишком многого от нас. Сольвейг просто веселилась от души прошлой ночью. У нее очень своебразное чувство юмора.

Король встал со стула и начал медленно ходить взад и вперед. — Благодаря послу и его влюбленной дочке я чувствую себя так, как будто именно меня пытались убить прошлой ночью. Единственное, что меня утешает, что если бы не эта женщина-варвар, все было бы намного хуже. Но по меньшей мере это мои проблемы. Мы должны потребовать отчет от драконов. Что Карендэн сказала по этому поводу?

— Мне не нужно, чтобы Карендэн сказала мне не предавать слишком большое значение событиям прошлой ночи, — сказал Тельвин, даже не пытаясь встать, хотя король был на ногах. — И раньше меня пытались убить, неоднократно. Разница была только в том, что на этот раз я был чересчур беспечен и дал убийцам возможность застать меня в невыгодном положении. Кто-то знал, что я не могу мгновенно надеть доспехи и воспользовался этим. Я не верю, что это совпадение.

— Конечно, об этом не может быть и речи, — согласился Джерридан. — Мне представляется совершенно очевидным, что среди нас есть предатель.

— Я не уверен, что речь идет о предательстве, — возразил Тельвин. — Быть может шпион, наблюдающий за мной, мог заметить, что я примеряю сапоги и одежду, отсюда последовал логичный вывод, что я собираюсь использовать их. К сожалению я никогда не считал нужным держать в тайне причины, по которым я не могу носить придворную одежду, так как это объясняет мой внешний вид. В противном случае я просто не понимаю, как можно было узнать заранее об этом. Насколько я помню даже Калестраан был удивлен моим внешним видом вчера ночью. И еще я не понимаю, что мог бы выиграть человек, предавший меня.

— Ваш дракон должен что-то об этом знать, — сказал Калестраан, его первые слова за время разговора. — На вас напали драконы магически преобразованные в форму людей. А вы уверены, что она не предала тебя драконам-убийцам?

Тельвин покачал головой. — Карендэн вовсе не надо предавать меня, так как она может убить меня в любой момент. Например прошлой ночью я спал в ее кровати. И я часто так делаю. Если бы она хотела моей смерти, я бы здесь не стоял.

Джерридан приостановился на момент, обдумывая его слова, потом кивнул, соглашаясь. — Я готов допустить, что она не будет участвовать ни в каком заговоре с целью убить вас. Но что она говорит о вчерашнем нападении?

— Она убедилась, что мертвый убийца был черным драконом, — объяснил Тельвин. — Черные драконы — одно из самых низших племен, и многие из них становятся ренегатами. Откровенно говоря я верю, что они работали в одиночку. Драконы-ренегаты боятся меня больше любых других драконов, так как, согласно договору, у меня есть право убивать их. И, естественно, ренегаты мог ли бы объединиться с другими моими врагами, за плату или просто из-за ненависти ко мне.

— Но кто-то должен был превратить их в человеческую форму, — заметил Калестраан.

— Не обязательно. Карендэн сказала мне, что у большинства драконов из великих племен есть возможность становиться человеком или эльфом, а убийца, с которым я сражался, был могучим волшебником. Учитывая все обстоятельства я считаю, что один из них мог бы быть шпионом, в облике человека.

— Мне представляется, что вы, как обычно, защищаете драконов, — холодно заметил Джерридан.

— Но я не вижу ничего, что совершенно точно свидетельствало бы, что за этой атакой стоит Нация Драконов, — настойчиво сказал Тельвин. — Но даже если я не прав, попытка не удалась, и они знают, что теперь я буду очень осторожен и вряд ли им удасться застигнуть меня врасплох второй раз подряд. Так что я не вижу необходимости будоражить Парламент Драконов из-за дела, которое уже закончено, и к которому Нация Драконов, скорее всего, не имеет никакого отношения.

— У вас нет причин бояться драконов, — сказал Калестраан. — У вас есть преимущество над ними.

— Нет, наоборот. У них есть преимущество надо мной, — возразил Тельвин. — Они наверняка знают об этом, но первый Повелитель Драконов так напугал их, что они даже не думают о том, чтобы использовать его. Первый Повелитель Драконов, похоже, мог перемещаться с бешенной скоростью, во всяком случае не медленнее самих драконов; он охотился за ними и убивал без всякого сожаления. Я не унаследовал эту его способность, я даже не представляю себе, как он это делал. Карендэн дала мне возможнсть передвигаться достаточно быстро, но, конечно, она не будет служить мне в войне против Нации Драконов. Так что я ничего не смогу сделать с драконом, который не захочет сражаться со мной, пока я стою на земле.

— Но в любом случае вы можете зашитить самого себя, — заметил Джерридан.

— Да, но я сильно сомневаюсь, что смогу сделать что-нибудь еще, более эффективное. Драконы легко могут использовать свою подвижность против меня. Например, если они нападут на Браер, они успеют сжечь его большую часть задолго до того, как я окажусь там. Им нужно только держаться за пределами ударов моего меча, и они безнаказанно могут делать все, что захотят.

Джерридан потряс головой. — Я не могу оставить безнаказанным покушение на вашу жизнь. Драконы нарушили договор, так это выглядит, во всяком случае для меня, и я верю, что это можно доказать. Вы уже рассказали нам, что у драконов есть причины для жалоб на нас, якобы мы украли их какое-то там сокровище. И я считаю, что они попытались убить Повелителя Драконов, чтобы потом без опаски напасть на нас. Поэтому я вынужден рассматривать нападение на Повелителя Драконов как объявление войны. Я объявляю, что все драконы, находящиеся в королевстве и на Вендарианском Кряже должны улететь, иначе мы будем сражаться с ними насмерть. И я решил, что немедленно должен быть разработан план компании, в ходе которой Повелитель Драконов поведет армию в северный Хайланд.

Тельвин нахмурился, очень недовольный. — Тогда вы должны понимать, что Карендэн не будет участвовать в этих делах. И если мы выступим против драконов, тогда не будет вопросов, кто именно нарушил договор. И согласно условиям договора ей придется улететь.

— А вот это не наша забота, — сказал Калестраан. — И мы не можем терпеть шпиона Парламента Драконов рядом с нами.

Тельвин ответил не сразу, по-прежнему хмуро. — Вы ставите меня в очень трудное положение. Вы можете делать то, что вам заблагорассудится, но я не ваш подданный, и вы не можете приказывать мне. Если я не буду воевать и вообще улечу из Хайланда, то не нарушу своего личного договора с драконами. Тогда конфликт останется внутри Хайланда.

— То есть вы отказываетесь подчиниться мне? — спросил Джерридан, встав перед Тельвином с руками, скрещенными на груди.

Тельвин встал, собираясь уйти. — Возможно я должен сказать, что мне надо как следует все обдумать. Мой долг, как Повелителя Драконов — весь мир, а не только Хайланд. Если я решу, что вы ошибаетесь, собираясь напасть на драконов, тогда я не смогу помочь вам. И если действуя таком образом вы попадете в неприятности, вроде тех, что были пять лет назад, я, быть может, не смогу защитить вас. Я надеюсь, что вы полностью отдаете себе отчет в последствиях своих действий. По меньшей мере вы одним махом перечеркиваете пять лет работы по созданию союза против Альфатии.

Он ушел, оставив короля и Калестраана заново обсудить свои планы. Он совершенно точно понял, что они собирались его руками победить драконов и надеялся, что они поймут, что он не желает участвовать в их планах и не собирается сражаться в одиночку со всей Нацией Драконов. А если перед ними замаячит переспектива сражаться с драконами без него, то, надеялся он, им придется задуматься и не решать такие вопросы слишком быстро. Тельвин решил какое-то время не возвращаться во дворец, чтобы они по-настоящему поняли, что он не шутит, заявляя о своей независимости.

Что бы не случилось, Тельвин знал, что он должен быть очень, очень осторожным. Совешенно неожиданно он очутился в центре таких же неприятных событий, как и пять лет назад, во время атаки драконов-хулиганов, а возможно и еще более неприятных. И все таки было намного лучше поссориться с Королем Джерриданом и Хайландом, чем с Парламентом Драконов.

* * *

У Тельвина стало совсем паршиво на душе, когда он обнаружил себя в центре бессмысленной войны. Больше всего он волновался за Сольвейг, но беспокоился он и за Карендэн, меньше всего ему хотелось потерять ее. Скорее всего ему придется покинуть свой дом в Хайленде, чтобы остаться нейтральным. Среди всех этих больших неприятностей, были и проблемы поменьше, вроде раненого плеча, которое, однако, болеть еще не перестало. Оно было постоянным напоминанием о его глупости, об ошибке, которая едва не стоила жизни Сольвейг.

Пока он и Карендэн каждую минуту ждали новой атаки, никому из них даже в голову не пришло ждать такого развития событий. Действия Короля Джерридана были совершенно невероятны, даже иррациональны, бессмысленны, если он всерьез думал, что может объявить войну Нации Драконов, особенно если вспомнить, что он не сумел защититься даже от драконов-хулиганов пять лет назад. Но Тельвин достаточно хорошо знал Флемов, и такой поворот событий не казался ему чем-то совершенно невероятным. Обычно они были не подвержены сильным эмоциям, спокойный, крепкий народ. Но оскорблений они не выносили, особенно если они затрогивали их гордость или веру в то, что они являются чем-то особенным, что они выше духом любой расы, как людей, так и драконов. Так что Джерридан вполне мог ввергнуть свою страну в катастрофу, так как гордость не разрешала ему даже предвидеть возможность поражения.

Тельвину было необходимо вернуться домой и посоветоваться с Карендэн. Так как он не мог напрямую связаться с Парламентом, то она должна была говорить за него. Он нашел ее лежащей снаружи, под деревьями, и она ласково потерлась носом о его грудь, когда он устроился рядом. Тельвин бысто объяснил ситуацию. Огромная золотая драконица восприняла ее очень серьезно.

— Это безумие, — сказала она, садясь на ягодицы. — Пять лет назад драконы-хулиганы действовали сами по себе. Но если Флэмы собираются напасть на драконов, мирно живущих в землях, в которых они обитают издавна, и, еще хуже, объявляют эти земли своими, Нация Драконов безусловно посчитает это объявлением войны.

Тельвин, поудобнее усевшись на скамейке под деревом, безнадежно покачал головой. — Я всегда знал, что Джерридан способен быть совершенно иррациональным, но сейчас я спрашиваю себя, не помог ли ему кто-нибудь придти к своему безумному решению. Бвен Калестраан сидел там, подавая советы и высказывая мнение. Он хочет вышвырнуть из страны единственного спокойно живущего в ней дракона, считая его шпионом, хотя, как мне показалось, это удивило даже Джерридана. Он действует так, как если бы ты — мое имущество.

— Твой король всегда знал, насколько ему самому выгодно мое пребывание здесь, — сказала Карендэн.

— Он не мой король, — заметил Тельвин. — Я решил припугнуть его своим отьездом. Я сказал ему, что мой единственный настоящий долг, как Повелителя Дракнов, поддерживать мир с драконами, а не заставлять их подчиняться моих приказам по какому бы то ни было вопросу. И если он будет настативать на том, чтобы выгнать Драконов из северных гор, то я скорее уеду из Хайланда, чем одобрю его планы.

— Боюсь, что это может быть далеко не так просто, — сказала ему Карендэн. — Выполнение твоего долга может стать очень и очень сложным. Драконы могут возложить на тебя ответственность за происходящие события. И любая атака со стороны другой расы будет рассматриваться как нарушение договора, хотя, технически, это неправильно. Драконы могут даже ожидать, что ты защитишь их таких атак, рассматривая это как выполнение тобой твоей части договора. Собираешься ли ты воевать с Флэмами?

— Клянусь всеми Бессмертными, это действительно может стать очень сложным, — осторожно сказал Тельвин. — Но я уже однажды обдумывал все это, в связи с Альфатианами. Если на драконов без всякого повода нападут, тогда я буду защищать их. Мой долг, по меньшей мере как я вижу его, помешать драконам воевать, и не имеет значения, как именно. Флэмы не мой народ, и я совершенно не обязан вставать на их сторону, когда они очевидно неправы.

— И тем не менее это то, что может произойти, — напомнила ему Карендэн. — Поэтому сейчас наша самая главная задача — не допустить, чтобы эта война вообще началась.

— Да, и я должен сделать для этого все, что в моих силах, — согласился Тельвин. — Я хочу послать тебя в Парламент Драконов. Если они официально объявят, что никак не причастны к нападению на меня, я попытаюсь использовать их заявление и разрушить военные планы короля. По меньшей мере я должен узнать об их реакции, что они собираются делать и чего ожидают от меня.

— Да, ты прав, — согласилась она. — Они должны совершенно точно сказать, что никак не участвовали в попытке убийства. И тот факт, что ты действуешь в их интересах, должен очень впечатлить их. Но я могу только попробовать. Ты хочешь, чтобы я улетела немедленно?

— Да, я думаю, что это лучше всего, — сказал Тельвин. — Мне нужно что-нибудь, с чем я могу работать, и чем быстрее, тем лучше. Я хочу, чтобы ты вернулась раньше, чем я буду вынужден уехать из Хайланда. Я верю, что Парламент разрешит тебе вернуться, ведь я еще не нарушал условий договора.

— Мой братец Мартэн подозревает, что мой долг втайне одобрен самим Великим, — сказала Карендэн. — Он постарается сделать так, чтобы мне разрешили вернуться. Я не обязана расставаться с тобой.

Утро еще только начиналось, и Карендэн почти немедленно улетела в Парламент. Тельвин смотрел на нее, пока она неловко ковыляла по двору, потом сильно толкнулась и прыгнула в небо, заложив крутой вираж над городом. Он знал, что на ее полет глядят множество глаз, и надеялся, что король теперь призадумается. Одновременно он почувствовал себя очень уязвимым без нее. Общество Карендэн не только поддерживало его престиж, но и давало возможность быстро перемещаться, что обеспечивало ему преимущество над врагами. Но, самое главное, она была самым близким и самым лучшим другом, он никогда не сомневался в ее поддержке и любви.

А теперь, когда перед ним в первый раз замаячила вероятность расставания, он осознал, насколько высоко он ценит ее общество. Как сирота, Тельвин дорожил даже тенью семьи. Сэр Джордж был для него как отец, или, по меньшей мере, как любящий и преданный дядя, а Сольвейг была скорее взбалмошенной и эксцентричной старшей сестрой. Но никто из них не был ближе и преданней, чем леди-дракон.

Тельвин рассчитывал, что теперь у него будет время немного отдохнуть, прежде, чем случится очередная неприятность, но не тут-то было. Ранним вечером того же дня прилетел грифон со срочным посланием от Корнелиуса, Императора Тиатиса. Тельвин мрачно выслушал сообщение, слишком хорошо зная, что оно повлечет еще более худшие последствия, чем те события, которые уже начались. И опять, независимо от своей собственной позиции нейтралитета, защищать которую ему было все труднее и труднее, он знал, что должен обсудить новость с Королем Джерриданом, и немедленно.

— Я получил известие из Тиатиса от всадника грифона, — начал Тельвин, когда оказался с королем наедене в личных покоях короля. — К сожалению, оно говорит слишком мало из того, что должно было бы сказать. Шпионы Тиатиса узнали, что Альфатиане и драконы встретились, и что результатом этой встречи явился союз. Условия этого соглашения неизвестны, хотя я подозреваю, что с точки зрения Альфатиан это был договор об отступлении и признании поражения.

— То есть вы говорите, что мы не знаем ничего достоверного, кроме того факта, что было что-то вроде соглашения о сдаче или о союзе между Альфатианами и драконами, — задумчиво сказал Джерридан. — Пока я не узнаю больше, я должен относиться к этой новости как самому опасному варианту из всех возможных вариантов развития событий. Если Альфатиане и драконы заключили союз и собираются воевать вместе, их будет просто невозможно остановить, даже если весь мир объединится против них с Повелителем Драконов во главе, как вы неоднократно говорили мне раньше.

— Но такой союз не имеет смысла, — запротестовал Тельвин. — Зачем драконам союз с Альфатией? Если бы они хотели, скажем, основать империю, они могли бы завоевать всю ту часть мира, включая Альфатию, много лет назад.

— Не забывайте, что для драконов вы главный враг, — напомнил ему Джерридан. — С моей точки зрения драконы чувствуют, что такой союз даст им силу, в которой они нуждается для того, чтобы совладать с Повелителем Драконов, единственным врагом, которого они боятся. Народы запада не в состоянии помочь вам сражаться с драконами или что-то предпринять в ответ, если они будут связаны по рукам и ногам войной с Альфатией. И, аналогично, если драконы займут все ваше внимание, Повелитель Драконов не сможет защитить запад от Альфатиан. Так что мне предсталяется, что такой союз решит обе проблемы.

Тельвин нахмурился. К сожаления такой союз действительно имеет смысл, если драконы собираются воевать с Повелителем Драконов. И тут он понял кое-что, на что закрывал глаза раньше: драконы вполне могли убедить себя, что он как-то связан с воровством Ожерелья Драконов. Он был так занят своими подозрениями по отношению к Калестраану, что даже не подумал о том, что драконы могут глядеть на него точно так же, как они глядят на Волшебников Огня. Тельвин отчаянно нуждался в том, чтобы Сэр Джордж нашел ожерелье как для того, чтобы отвести от себя подозрения драконов, так и для того, чтобы не дать разгореться их гневу против Флэмов.

— Я даже не знаю, что сказать, — наконец безнадежно согласился он. — Похоже вы решили воевать с драконами. Пока они не нарушали договор и держатся за границами Хайланда, вы ведь сами признали за ними право жить на Вендарианском Кряже. Если вы попытаетесь выгнать их из тех мест, которые они считают своими, война будет неизбежной. В конце концов именно из-за этого они напали на Альфатию, и вы видели, как жестоко они сражаются, чтобы защитить свои земли.

— Я очень надеюсь, что смогу защитить Хайланд против такого опасного врага, как драконы, если наша армия будет двигаться быстро, — уверенным голосом сказал король, но Тельвину показалось, что его голос все-таки дрогнул. Даже он должен был согласиться, что напасть на драконов в их собственным землях — очень опасное и исключительно вызывающее действие.

— Не Калестраан ли подталкивает вас к этому? — прямо спросил Тельвин. — Вы же понимаете, что если он каким-то боком связан с воровством сокровища драконов, он не будет думать дважды для того, чтобы поставить нас обоих между ним и их справедливым гневом.

На этот раз пришла очередь Джерридана замолчать и надолго задуматься. В конце концов он тяжело вздохнул, выглядя достаточно неуверенно. — Я тоже даже не знаю, что об этом думать. Калестраан изо всей силы толкает меня в войну. Вы толкаете меня в противоположном направлении. Я лично забочусь только о своей собственной стране, и я согласен, что война с драконами может стать катастрофой для всех нас. Но нам будет еще хуже, если мы будем сидеть сложа руки и ждать, когда она сама к нам придет.

— Мой долг — делать все, что в моих силах, чтобы предотвратить войну с драконами, — объяснил Тельвин. — Если вы дадите мне шанс и мы будем работать вместе, я надеясь, что смогу гарантировать вам безопасность без всякой войны. Вы, быть может, еще не знаете, но Карендэн уже полетела в Парламент Драконов. Вскоре у нас будет их ответ.

— И опять тоже самое, я чувствую, что должен приготовиться к худшему.

— Да, я согласен, надо быть готовым ко всему, — ответил Тельвин. — Но все-таки я надеюсь, что до самого худшего дело не дойдет.

— Ну хорошо, и что же вы предлагаете?

— Вы решили добиться того, чтобы драконы нарушили договор. В результате вы попали в тупик и не знаете на что решиться. Я не могу сделать слишком много, чтобы помешать войне, если вы будете провоцировать драконов в землях, которые сами согласились считать принадлежащими им.

Джерридан медленно кивнул, все еще выглядя задумчиво. — Пока я не вижу, есть ли у меня выбор. Умышленно или нет, но драконы уже пригрозили нам, как напав на вас, так и своим договором с Альфатианами. Я продолжу подготовку армии Хайланда к войне и выдвину все наши силы к границе. Отныне я не хочу видеть в Хайланде ни одного дракона, за исключением Карендэн, и я буду готовиться силой вышвырнуть драконов с Вендарианского Кряжа. Но я не сделаю ничего больше, пок Карендэн не вернется с ответом Парламента.

Тельвину пришлось признать, что это самое лучшее, на что он мог рассчитывать, учитывая, что положение стало настолько плохо. Он по-прежнему считал, что дело идет о взаимном недопонимании, что нет никакого союза, просто Альфатиане сдались на требования драконов и вывели свои войска из их земли. Учитывая, что война вообще была главным образом из-за их агрессии, это было самое логичное предположение. Пока Карендэн не вернулась и не рассказала еще чего-нибудь, он должен был ждать и надеятся, что ни одна сторона не сделает какой-нибудь глупости, после которой война будет неизбежной.

Тельвин вспомнил об одном случае, сразу после того, как он стал Повелителем Драконов, когда он говорил с Мартэном он взаимном непонимании. Мартен объяснял тогда, что первая война с Повелителем Драконов началась из-за недопонимания. Чем больше волшебники Блэкмура сражались, чтобы защитить себя от угрозы драконов, тем больше сражались драконы, чтобы защитить себя от угрозы Блэкмура. Мартен говорил он своих опасениях, он не исключал, что новая война с Повелителем Драконов может начаться из-за какого-нибудь недопонимания, и вот теперь его слова казались настоящим пророчеством. Драконы были возмущены как кражей ожерелья, так и необходимостью защищать свои собственные земли. И они сами сделали ситуацию еще хуже, ревностно защищая свои тайны. И, хотя они и были правы, все равно они не могли защитить себя, не пробудив страхи всех остальных народов.

Король Джерридан не собирался смягчать свою позицию по отношению к драконам. На следующее утро он приказал армии Хайланда подготовиться к маршу на север, для того, чтобы основать новые укрепления и усилить те, которые уже существовали. Если драконы вскоре не улетят из гор Вендарианского Кряжа, армия должна будет войти в горы и выгнать их оттуда. Джерридан еще очень хотел послать Повелителя Драконов к некоторым из самых близких союзников за помощью, но Тельвин, ненамеренно, обеспечил отсрочку этого дела, отправив Карендэн в Парламент Драконов.

Конечно, послать войска на северную границу — не то же самое, что сражаться на самом деле с драконами, жившими в горах на севере, за границами Хайланда. Так что будет ли война или нет, зависело только от решений короля и ответа драконов.

Тельвин надеялся, что теперь-то его оставят одного, но оказалось, что чуть ли не каждый при дворе имел на него планы. На следующее утро Бвен Калестраан прослал гонца, прося Повелителя Драконов придти в личную комнату волшебника в Академии. Слова послания были намного более сердечны и дружественны, чем то, что говорил ему старший волшебник в последнее время. Тельвин решил, что он знает, что у Калестраана на уме. Волшебник либо хотел защитить решение Джерридана воевать, либо открыл какой-нибудь секрет связанный с драконами, Альфатианами или ими обеими.

Немного подумав, он решил принять предложение, так как лучше всего было знать наверняка, что замышляют Волшебники Огня. За то время, что он жил в Браере, Тельвин не часто бывал в этой части города, а в Акедемии вообще считаные разы. Его немедленно привели в личную комнату Калестраана, где он нашел волшебника, намного более приветливого и любезного, чем прошлой ночью. Тельвину предложили удобное кресло и холодный сок. Ему надо было быстро решать, не собираются ли Волшебники Огня отравить или одурманить его.

— Я пытаюсь приготовиться к любым случайностям, — начал Калестраан, говоря витеевато, но переходя сразу к делу. — Вы сами сказали, что, если потребуется воевать с драконами, вы немедленно лишитесь помощи вашего дракона, а без кого-нибудь, кто будет возить вас, вы потеряете возможность быстро перемещаться и эффективно сражаться. Еще вы сказали, что чувствуете, будто у первого Повелителя Драконов был какой-то магический способ перемещаться, но вы понятия не имеете, какой именно.

— Так оно и есть, — согласился Тельвин, удивленный неожиданной готовностью Калестраана помочь.

— Всю ночь мы искали какой-нибудь магический способ полета, что-нибудь такое, что уравняло бы вас с драконами, — продолжал волшебник. — И на этот раз наш поиск был прост и удачен. Вместо одной возможности мы нашли сразу несколько методов, нам остается только выбрать самый подходящий для вас.

— Это звучит обнадеживающе, — осторожно заметил Тельвин, желая знать больше.

— Я думаю, что мы можем быть уверенными, что первый Повелитель Драконов не летал на драконе в битве с другими драконами. На пленного дракона невозможно положиться, а зачарованный будет непредсказуем. В любом случае дракон будет намного более уязвим, чем сам Повелитель Драконов. Есть ли у вас какие-нибудь мысли о тайне мобильности первого Повелителя Драконов?

Тельвин безнадежно покачал головой. — Я всегда думал, что у него было какое-то магическое устройство для полета, что-то вроде бронированного экипажа или саней.

— Возможно, но мне представляется, что это не соответствует элегантной простоте самих доспехов, — сказал Калестраан. — Что бы не давало ему возможность летать, мы можем быть уверены, что оно давало первому Повелителю Драконов возможность свободно использовать свое оружие и защищаться самым эффективным из всех возможных способов. Я лично подозреваю, что этот магической артефакт должен быть невелик и достаточно прост, чтобы его можно было считать одной из частей доспехов. Тот факт, что его не было среди волшебных доспехов, когда вы получили их, вовсе не означает, что мы не можем ничего предложить вместо него.

— То есть у вас есть что-то конкретное на уме? — спросил Тельвин.

— Конечно. Я надеюсь, что сами доспехи могут дать нам ключ к природе этого загадочного магического устройства, показав нам место, к которому оно было прикреплено и даже, возможно, форму.

— Может быть вы хотите, чтобы я призвал доспехи? — подозрительно спросил Тельвин.

— Вы должны призывать их? — удивленно спросил Калестраан.

— Я на самом деле не знаю, что случается с доспехами, когда я телепортирую их от себя, — объяснил Тельвин. — Я просто хочу, чтобы их не было — они исчезают; хочу, чтобы были — появляются. Но я никогда не снимаю их физически, как обыкновенную одежду.

Тельвин не добавил, что он в любом случае никогда не дал бы их Бвену Калестраану в руки, даже если бы мог.

— Если вы просто телепортируете их на себя, мы уже сможем исследовать их, — уверил его маг.

Все еще опасаясь какой-нибудь ловушки, Тельвин быстро обдумал предложение. Магия доспехов выстояла против самой сильной магии Джердара, старого и умелого предводителя красных драконов, она оказалась способной отбросить все, что тот смог придумать. Так что можно было быть уверенным, что Калестраан не в состоянии сделать ничего, чтобы повредить доспехи. Он телепортировал их на себя, а потом убрал шлем.

— Одну вещь я вижу прямо сейчас, — заметил волшебник. — На плечах есть два зажима, по одному с каждой стороны, очевидно, что поддерживать плащ. Был ли там, плащ, когда вы получали их?

— Нет, ничего такого не было, — сказал Тельвин. — Я всегда считал, что этот плащ должен был быть чем-то вроде церемониального украшения, к битве никакого отношения не имеющего. Не мог ли этот плащ мог быть магическим артефактом для полета?

— Нет ничего проще, — ответил Калестраан, очень довольный собой. — Почему бы этому плащу не быть большим квадратным или прямоугольным куском материи? То есть летающим ковром.

— Летающий ковер? — засомневался Тельвин. — Я не могу себе представить настолько ровно летящий ковер, что на нем можно было сражаться, и еще меньше я могу себе представить бой с драконом в тот момент, когда что-то несет тебя за плечи. Или мы думаем о разных вещах?

— Я подозреваю, что скорее всего артефакт передает способность летать тому, на кого он надет, отвечая его желанию. В этом смысле полет является частью заклинания доспехов, хотя сама магия заключена внутри плаща. Похоже, что плащ был уничтожен или просто пропал, когда первый Повелитель Драконов отдавал доспехи обратно.

— Вы в состоянии воспроизвести такое устройство? — спросил Тельвин.

— Без всякого сомнения мы можем исследовать это дело и так изменить заклинание полета, чтобы оно переходило с ковра на того, на ком он находится. Это не должно изменить сущность заклинания. Ковры никогда не были стабильными или практичными средствами для полета, но всегда были эффективным местом для хранения таких заклинаний. Вот почему намного лучше изменить заклинание полета для ковра, чем пытаться засунуть его в сами доспехи, особенно учитывая могущественные защитные заклинания, которые там и так есть.

— Лично я всегда поражался, почему летающих ковров так много, — сказал Тельвин. — Но, похоже, они не слишком надежны.

— Да, действительно, — ответил Калестраан, возврашаясь на свой стул перед столом. — К счастью мы способны восстановить именно эту часть доспехов Повелителя Драконов. Я уверен, что мы сможем вам дать скорость и маневренность настоящего дракона, и очень скоро. Насколько я понимаю, ваш друг, Карендэн, еще не вернулась.

— Я ожидаю, что она вернется сегодня ближе к вечеру, — ответил Тельвин. Он телепортировал с себя доспехи и вернулся в кресло.

— Вы, скорее всего, ожидаете, что драконы заявят о том, что они никак не связаны с нападением на вас, — продолжал волшебник. — Есть ли какая-нибудь возможность, что они могут заявить о своей поддержке нашего союза против Альфатии, и доказать, что они втайне не заключили союз с Волшебниками Воздуха?

— Я хотел бы понять, почему вы всерьез опасаетесь союза между драконами и Альфатией, — острожно ответил Тельвин, с любопытством.

— Я должен относиться к этому очень и очень серьезно. Враги Повелителя Драконов вполне могут найти общий язык.

Когда Тельвин наконец ушел от Калестраана, он не знал что и думать. Волшебник собирался воевать, и деятельно готовился к войне, хотя до сих пор было неясно с кем, то ли против драконов, то ли с драконами против Альфатии. Единственное, в чем Тельвин уверился после всех этих разговоров, так это то, что война должна была послужить средством к получению волшебником непонятно какой выгоды. К тому же Тельвин был неуверен, что Калестраан действительно сумеет дать ему возможность летать с ковром привязанным к шее. Он очень хотел посоветоваться с Карендэн на тему этого устройства.

Карендэн вернулась вечером следующего дня, уже в сумерках приземлившись в центре двора. Тельвин сразу увидел, что он очень сильно устала после такого долгого перелета с максимальной скоростью. Он решил не беспокоить ее распросами, пока она не поест и не выпьет боченок занменитого эля Флэмов. Только тогда Тельвин подвинул свой стул поближе к ней так, чтобы мог видеть ее лицо, пока она разлеглась на кровати своего логова.

— Как обстоят дела в Браере? — спросила она.

— Точно так же, как и перед твоим отлетом, — ответил Тельвин. — Я опасаюсь, что между мной и Джерриданом пробежала черная кошка, хотя и верю, что он стал более внимательно меня слышать. Одновременно Калестраан и его волшебники делают для меня магический артефакт полета. Иначе говоря, они хотят, чтобы я не нуждался в тебе. При этом я до сих пор не знаю, собираются ли они дать мне его, когда закончат.

— Но король, надеюсь, изменил свои планы и не собирается выгнать драгонов из гор?

Тельвин безнадежно покачал головой. — Армия готовиться укреплять северную границу. Остается только ждать, действительно ли она во главе с королем отправится в горы.

— К сожалению, ситуация с Парламентом Драконов тоже далеко не идеальная, — объяснила Карендэн. — Но они объявили, что никак не связаны с нападением на тебя и не нарушали договор. Они будут защищаться от любого нападения на свои земли, но хотят сохранить мир и не нарушат его, пока Джерридан не нарушит его сам.

— Все именно так, как я и ожидал, — заметил Тельвин.

— Теперь вот тебе пища для размышлений, — продолжала Карендэн. — Они напомнили мне, что Джерридан сам потребовал заключения договора а Нацией Драконов пять лет назад, и драконы ожидают, что он будет придерживаться условий договора. То есть драконы могут совершенно свободно жить на Вендарианском Кряже. Если Джерридан пошлет армию в горы, они будет смотреть на это как на вторжение вражеской армии и, следовательно, как на начало войны. Другими словами тогда драконы возложат ответственность за нарушение договора на Флэмов, но не на тебя. Они не считают тебя ответственным за действия короля, но нападут, если их спровоцируют. А уж как ты отреагируешь на такую ситуацию, зависит только от тебя.

— То есть смысл всего этого в том, что если Флэмы будут искать неприятности, я должен буду сам решить, дать или не дать драконам проглотить кусок, который они откусят, — задумчиво сказал Тельвин. — Нда, похоже лучшее, что я могу сделать — убедить Джерридана не нападать на драконов.

— Ожерелье Драконов по-прежнему не найдено, — добавила леди-дракон. — Парламент удовлетворен объяснениями Альфатиан и согласился с тем, что не они похитили его, но это направляет их подозрения прямо на Флэмов. Как знак доверия, они хотели бы, чтобы ты его вернул или, по меньшей мере, дал возможность им самим удостовериться, что его здесь нет, хотя они пока не готовы настаивать на этом, как на условии мира.

Тельвин угрюмо взглянул на нее. — Я знаю в точности, как Калестраан ответит на это требование. Это соответствует его собственным планам и он будет еще сильнее давить на короля, требуя войны. И даже Джерридан согласится с ним.

Карендэн какое-то время помолчала, потом с большой неохотой сказала. — Сокровище драконов должно быть возвращено им, и как можно быстрее. Мы уже знаем, что Волшебники Огня экспериментируют с каким-то магическим источником невероятной силы, который они обнаружили в этом месте, хотя, кажется, они еще не способны полностью распоряжаться им. В любом случае они не должны использовать артефакты драконов, чтобы играть с ужасными вещами, в которых ничего не понимают.

— Я знаю это, но моя главная задача — удержать драконов от войны, — твердо сказал Тельвин. — А что касается Ожерелья Драконов, я могу надеяться только на то, что Сэр Джордж сумеет найти ключ к тайне, кто его украл и где оно сейчас находиться.

Седьмая Глава

Тельвин обнаружил, что стоит посреди поля изумрудно-зененой травы, верхушки которой гнутся от холодного ветра. Огромные горы окружали его со всех сторон — величественные, тянущиеся вверх пики, покрытые полями и лесами высоких сосен, увенчанные серым камнем и белым снегом. Поляна, на которой он стоял, находилась на склоне такой горы, внизу он видел глубокое ущелье, по дну которого через поля и леса текла быстрая река. Над ним было темно-синее, цвета сапфира, небо, на котором были разбросаны белые облака, цеплявшиеся за вершины самих высоких пиков.

С самого начала он понял, что это сон. Хотя он и слышал, что сны посылаются Бессмертными, которые таким образом влияют на своих жрецов, с ним такие вещи никогда не случались. Он знал, что по-прежнему находится в своем доме, в Браере. А эта местность вмещала в себя все лучшее, что только можно было найти в горах; слишком совершенно, чтобы быть частью мира смертных.

Перед ним стояла высокая женщина с темными волосами и большими темными глазами, по виду настоящая аристократка. Он сразу узнал ее, эта настоящая леди была Арбендэль, его матерью, чей призрак он встретил несколько лет назад на склонах загадочной Горы Мира. Она не походила ни на кого из тех, кого он знал, ни по внешнему виду, ни по одежде. Он спросил себя, видит ли он в ней то, что другие видят в нем? Судя по тому, что это был сон, он не думал, что ему не стоит задавать ей хотя бы один из множества вопросов, которые были так важны для него и на которые она безусловно откажется отвечать.

— Тельвин? Ты понимаешь, что произошло? — спросила она.

— Да. Это сон, видение, посланное мне моим покровителем, чтобы сообщить мне что-то, что я должен знать. Но я действительно говорю с тобой, или ты — мой покровитель, принявший форму моей мамы?

— Я действительно Арбендэль, — просто сказала она. — Перед тобой время страшных испытаний, и ты должен сделать все, что в твоих силах, чтобы справиться с ними. Тебя и твою подругу, Карендэн, попросят сделать то, что вам делать бы не хотелось. Сейчас вы оба видите один сон.

Тельвин повернулся и увидел Карендэн, которая стояла в поле рядом с ним. Его осенила мысль, что, как старшая жрица, она должна быть более опытна в таких делах. Она много раз рассказывала ему, что Великий давал ей во сне подробные указания.

— Я не могу сказать тебе совершенно точно, что произойдет, — продолжала Арбендэль. — Тем не менее если события пойдут так, как им предназначила судьба, тогда вот вам советы на будущее. Если договор будет нарушен, Карендэн придется вернуться к драконам. Но не отчаявайтесь, вы расстаетесь не надолго. Карендэн, когда придет время расставания, Великий даст тебе особые указания, что надо делать.

— Я поняла, — покорно согласилась драконица.

— Тельвин, твой долг намного сложнее объяснить, — сказала его мать. — Ты должен остаться в Хайланде, остаться советником Короля Джерридана и капитаном его армии. Хотя судьба драконов по-прежнему остается твоим главным долгом, не забывай, что драконы в состоянии сами постоять за себя, и ты будешь обязан победить их не причиняя им серьезного ущерба. И на этот раз куда важнее чтобы ты защитил всех остальных от драконов.

— Я сделаю все, что должен, — ответил Тельвин. — Но я чувствую, что у меня есть враги повсюду, причем лично мне драконы кажутся наименьшим злом. Можешь ли ты сказать мне, могу ли я доверять королю и Магу Калестраану. Я подозреваю, что либо Волшебники Огня либо Альфатияне стоят за всеми этими делами, хотя я могу только гадать, что они надеятся выиграть таким путем.

— Самые простые ответы самые правильные, — сказала ему Арбендэль. — Твои враги хотят использовать тебя, если смогут, и избавиться от тебя, если ты станешь им не нужен; причем как люди, так и драконы. Но это политика. Но ты должен доверять только тем, кто всегда был твоим другом. И можешь быть уверен, что пока Карендэн не будет, у тебя появится новый советник.

В этот момент Тельвин внезапно проснулся. Как и ожидалось, была глубокая ночь, и он в полной темноте лежал на своей кровати. Воздух был достаточно холодный, почти как ранней осенью. Он встал, быстро одел на себя рубашку и штаны, а потом выскользнул за дверь. В доме было тихо и темно, но его ночное зрение давало ему возможность находить дорогу в самых темных тенях.

Открыв боковую дверь во двор, он не удивился, увидев свет в окнах логова Карендэн. Зная, что она встала, он не колеблясь пересек двор и открыл дверь бывшего склада. Он нашел ее лежащей на кровати, хотя она и подняла голову при виде его. Видно было, что она его ожидала. Магические фонари бросали неяркий, холодный и дымный свет, и ее огромные голубые глаза сверкали, когда она смотрела на него сверху вниз, сияние скатывалось по ее длинной узкой мордочке. В этот момент ему показалась, что она — самое прекрасное и грациозное создание этого мира.

— Я думаю, что мы видели один и тот же сон, — начал он. — Такие вещи никогда не случались со мной раньше, и я должен быть уверен, что все это было на самом деле. И еще я считаю, что мы не должны искать никакого скрытого значения этого сна, а просто делать то, что нам сказали.

Карендэн улыбнулась, необычайно выразительно. — Бессмертные сами скованы такими жесткими условиями, что в них легко разочароваться, особенно тем из нас, кто регулярно имеет с ними дело. Очень легко позабыть, что они не играют в игрушки, а делают все, что в их силах, чтобы помочь нам.

— Я беспокоюсь, что я буду делать, когда ты улетишь, — согласился Тельвин, взял стул и уселся рядом с ее кроватью. — Я всегда полагался на твои советы, и они помогали мне иметь дело с драконами.

— Сэр Джордж может стать твоим советником, — ответила она. — Он всегда старался понять драконов, и это у него хорошо получается. А я постараюсь вернуться довольно скоро. Я не верю, что все эти неприятности продлятся слишком долго. И не забывай, что в мое отсутствие у тебя будет новый советник. Возможно, он тебе понравится даже больше, чем я.

— Вот в это я никогда не поверю.

— Не говори так, пока не узнаешь, кто заменит меня, — едко заметила леди-дракон. — Может быть ты обнаружишь, что больше не нуждаешься во мне, особенно если Волшебники Огня дадут тебе возможность летать. Ты постепенно набираешься опыта, как в политике, так и в дипломатии, хотя, быть может, сам еще не заметил этого.

— Разве мне нужны какие-нибудь причины, чтобы ты была рядом со мной? — спросил Тельвин.

— Думаю, что нет, — согласилась Карендэн. — Не забывай, что твой долг как Повелителя Драконов закончится еще не скоро. И все это очень долгое время мы будем связаны друг с другом. Просто мы как-то не предвидели, что время от времени нам придется выполнять свой долг по отдельности.

Тельвин кивнул. — Да, я не должен завидовать тебе и лишать тебя возможности пожить какое-то время среди твоего народа. Наверно я должен почаще спрашивать тебя, не нужно ли тебе оставить меня на какое-то время. Ведь ты жрица, и у тебя есть долг перед твоим орденом.

— Я вообще не провожу много времени дома, — ответила она. — Но у меня, само собой, есть долг перед орденом. И ты наверно еще больше позавидуешь мне, но я получаю мои указания главным образом во сне. И у меня был довольно длинный разговор с твоей мамой еще до того, как ты родился.

— И как она выглядела? — спросил Тельвин, стараясь говорить так, чтобы в его голосе не была слышна зависть. — Со мной она говорит только тогда, когда надо передать какое-нибудь сообщение.

Карендэн ненадолго задумалась. — Твоя мать всегда выглядела так, как Сэр Джордж описывал ее тебе. Она мудра, благородна и добра, и очень похожа на то, что из тебя получится, со временем. И, должна я добавить, ты очень похож на свою мать.

— Похоже, что я совершенно забыл об этом, — признался Тельвин. — В последний раз, когда моя мама говорила со мной, в наш разговор вмешался призрак золотого дракона. Я помню только это, зато совершенно отчетливо.

На этот раз заволновалась Карендэн. — Должна тебе признаться, что призрак золотого дракона наблюдает за тобой уже довольно долго. Но тебе нечего бояться.

— А этот призрак не Великий, а? — спросил он.

Карендэн покачала головой. — Великий никогда не принимает эту форму. Он очень древен и не принадлежит ни к одному из современных племен драконов. Дух золотого дракона, который ты видел — служанка Великого. Она сама была великой и могущественной жрицей, жила много лет тому назад, и до сих пор служит ему.

* * *

Когда на следующее утро Тельвин оказался во дворце, он сполна прочувствовал двусмысленность своих обязанностей, как Повелителя Драконов. Если сон, посланный ему Великим, был указанием на мысли Бессмертных, это означало, что даже они считали, что война с драконами неизбежна. Но у него все еще теплилась слабая надежда, что ему удастся остановить войну, ведь для этого надо только убедить Джерридана внять доводам рассудка. Драконы четко сказали, что не хотят войны, и Тельвин был уверен, что сможет удержать их от нападения, если сам сможет удержать своих солдат вне их земель. Но Тельвин также знал, что нападение на него самого и Сольвейг по-прежнему остается точкой раздора. Драконы могут сколько угодно отрицать свою вину, но у них нет никаких доказательств, что они к этому не причастны.

Оказалось, что король может немедленно встретиться с Тельвином в своем личном кабинете, а Калестраан занят и не будет им мешать. Джерридан терпеливо выслушал все аргументы Тельвина, но, как отметил Повелитель Драконов, они его не впечатлили.

— Пока не будет других доказательств мирных намерений драконов, получше, — сказал Джерридан, — у меня нет выбора, я должен продолжать то, что я уже и так делаю. Но я хочу предложить вам сделку, кое-что такое, что сделает вас немного счастливее в этой тяжелой ситуации. Вы все-еще мой советник и капитан армии Королевства. Я могу предоставить вам командование всей армией Хайланда и полную свободу действий для защиты северной границы. Если драконы в ответ будут сохранять расстояние и не приближаться к границе, тогда и я не буду требовать от вас идти в горы на их поиски. Я хорошо понимаю, насколько непрактично и опасно сражаться с ними на их собственной территории.

— А этого будет достаточно для вас? — спросил Тельвин.

— Пока это мне вполне подходит, — утвердительно кивнул король. — Я не настолько глуп, чтобы сражаться со всей Нацией Драконов. Если ваше присутствие на границе заставит их очистить пограничную область и держать себя тихо, я буду полностью удовлетворен.

Тельвин опять уселся на стул, с которого вскочил, услышав предложение короля, и погрузился в раздумье. Спустя несколько мгновений он нахмурился и сказал. — Откровенно говоря, это самое лучшее предложение, которое я мог получить, и, похоже, у меня тоже нет выбора.

— Лично у меня создалось впечатление, что у вас есть выбор, — заметил король. — Вы можете заявить о своем нейтралитете и назавтра покинуть Хайланд.

— А что предпочли бы вы? — невинно спросил Тельвин.

— Я бы хотел, чтобы вы командовали моей армией, естественно.

Тельвин покачал головой. — Нет, у меня нет выбора. Как я уже сказал, драконы ясно сказали, что любое нападение на их законные владения на Вендарианском Кряже будет ими рассматриваться, как начало войны. Так как вы больше не требуете от меня охотиться на них в их собственных землях, они сами должны в ответ проявлять сдержанность и не нарушать мир. И мое присутствие только поможет им.

Тельвин решил, что королю совершенно необязательно знать, что Бессмертные требуют от него остаться в Хайланде, чтобы защитить Флэмов от возможной атаки драконов. Драконы без всяких сомнений смогут сами позаботиться о себе, и намного лучше чем люди, хотя у Тельвина были большие сомнения, что он сможет заключить с ними новый договор, если придется убить или тяжело ранить нескольких из них. Он подозревал, что Джерридан может неправильно истолковать сон: решить, что Бессмертные встали на его сторону и стать чересчур самоуверенным.

Тем не менее настроение его резко улучшилось. Джерридан гарантировал ему свободу действий, по-настоящему неожиданный и мудрый компромис, особенно учитывая его более чем резкую политику в последние несколько дней.

— Я полагаю, что это потребует от Карендэн…удалиться, — осторожно сказал король.

Тельвин кивнул. — Да, тут двух мнений быть не может. На самом деле есть обязанности, которые она должна выполнять. Бессмертные пообещали прислать ко мне нового советника, тоже жреца.

— Не думаю, что это поможет, — сказал Джерридан. — Я вынужден согласится, что Карендэн не действовала против нас и не была шпионом, так как у нее было много возможностей навредить нам, а она не сделала ничего. Я пошлю слово Калестраану и напомню ему о том, что вам срочно нужен артефакт магического полета.

Уходя от короля Тельвин думал о том, что события приняли совершенно непредвиденный оборот. Хотя все эти пять лет у него был титул капитана, его военный опыт равнялся нулю. Тем не менее его обязанности на обозримое будущее казались очень простыми: Он должен был вместе с армией идти к северной границе, а там укрепить уже существующие укрепления и ждать. Армию в горы он не поведет, это точно. Если драконы в ответ на укрепление границы нападут, тогда и посмотрим. Да, драконы сказали, что могут истолковать такое такие действия как начало войны, тем не менее он надеялся, что они не будут слишком торопиться.

Судя по его опыту, драконы хорошо предвидели будущие события и очень осторожно строили свои планы. Если их землям ничего не будет угрожать, возможно они не обратят внимание на укрепление границы. Хотя обид и оскорблений они не прощают, никогда. Тельвин пока не знал, как они отреагируют. Он спросил себя, а не захотят ли они опять проверить его, доказать всем и себе, что они научились сражаться с ним. Его успех в таком бою полностью будет зависить от того, сумеют ли Волшебники Огня дать ему возможность летать. Если драконы увидят, что он летает, оценят это в своих собственных терминах и убедятся, что он готов к бою, это может остановить их даже больше, чем его сила как Повелителя Драконов.

Сюдя по тому, как пошли дела дальше,Джерридан доказал, что он намного умнее в выборе людей на самые разные посты, чем ожидал Тельвин. Уже через час он нашел опытного капитана, который был назначен советников и помошником Тельвина, вторым по старшинству за ним. Тельвин давно знал Харла Гэрстраана, и считал его талантливым офицером, который был вполне доволен своим положением и не имел никаких политических амбиций, замечательный образец самоотверженности Флэмов. Хотя Гэрстраан был намного старше Тельвина, у него не было ни малейшего негодования на то, что ему придется подчиняться Повелителю Драконов, более молодому человеку. Вместо этого он относился к Тельвину с величайшим почтением и даже гордился таким командиром.

— Говоря откровенно, я чувствую огромное облегчение от того, что ответственность за сражение с драконами теперь лежит не на мне, — признался Капитан Гэрстраан, когда Тельвин зашел к нему, чтобы поговорить наедине. — Я уверен, что только вы знаете, как надо поступать в таком положении.

— Мой план состоит в том, чтобы избегать сражений, насколько это возможно, — объяснил Тельвин. — Укрепляя северную границу, мы на самом деле рисуем линию на песке между Хайландом и горами, и говорим драконам: стоп, не пересекайте ее. Я надеюсь, они поймут, что война не принесет им ничего, кроме неприятностей.

— Лично я всегда слышал, что драконы жестоки и упрямы, и ревностно оберегают любую вещь, которую считают своей, — заметил Гэрстраан.

— Так оно и есть, и я уверен, что они будут оскорблены нашими действиями, — согласился Тельвин. — Но посколько мы не пересем границу, то не нарушим договор, который мы заключили с ними пять лет назад, и они увидят, что на самом деле ничего не изменилось.

— А если они нападут?

Тельвин беспомощно потряс головой. — Вот тогда я начну сражаться. Это мой и только мой бой. Армия перемещается на север только для того, чтобы произвести впечатление на них, укрепить существующие гарнизоны и основать несколько новых фортов в далеких местах. И сейчас я хотел бы оставить все дела по подготовке армии и ее перемещении к границе на вас. Какие приготовления вы уже успели сделать?

— Запасы и небольшое число солдат уже отправлены на север, — объяснил капитан, указывая на карту на стене своей комнаты. — Так что Восточный Предел хорошо укреплен, как и должно было быть. Во время прошлого нападения, пять лет назад, драконы перерезали Восточный Предел и Герцог Арделан сделал все, что в его силах, чтобы этого не повторилось, хотя я осмелюсь сказать, что они достаточно легко опять смогут его перекрыть, если захотят. Наша основная деятельность по основанию новых укреплений будет здесь, у подножия гор на северо-западной границе, в областях, которые в основном еще не освоены.

Тельвин кивнул. — Я вырос в этих местах и хорошо знаю их. Конечно, наша главная проблема с этими укреплениями, что они не в состянии сдержать драконов. Они легко могут пролететь над нашими фортами или облететь их, и напасть там, где их захочется. Я думаю, что вы должны знать, что если волшебники не найдут что-то, что даст мне возможность летать, драконы в состоянии легко победить нас, просто держась от меня подальше.

— Ага, понял, — сказал Гэрстраан, оценив эту мысль. — Хорошо, но мы должны делать все, что в наших силах. Нашим солдатам нечего противопоставить драконам, но передвинув войска на север мы в состоянии заставить их еще раз как следует подумать, прежде чем они решаться воевать.

Тельвин медленно покачал головой. — Пять лет назад они только играли с нами, слегка боспокоили нас. Но если они нападут сейчас, это будет самая настоящая полномасштабная война, и они будут разрушать все, до чего смогут дотянуться. И сражаться с этим мы не в состоянии. Я предпочитаю избежать открытого конфликта, если смогу.

— Вот теперь я наконец-то понял, почему это так важно, — признался Капитан Гэрстраан. — Откровенно признаюсь, я никогда не понимал и не был согласен с вашим очевидным нежеланием воевать с драконами, хотя именно они напали и чуть не убили вас, и, кстати, я не был полностью согласен с решением короля не идти в горы.

— Я хочу, чтобы вы до конца поняли наши настоящие цели, — твердо сказал Тельвин. — Я единственный, у кого есть настоящая сила для сражения с драконами, и главная цель армии Хайланда помогать мне выполнить свой долг. Если мы сможем произвести на них впечатление, драконы, возможно, будт заинтересованы в переговорах, а не в сражениях, и никто из наших людей не пострадает.

Как и любой настоящий солдат Флэмов, Капитан Гэрстраан с большим удовольствием сражался бы с Альфатианами, а не с драконами. Тельвин сделал все, что мог, просмотрел все планы укрепления границы и внес необходимые изменения. Караван с повозками должен был выйти на север через несколько дней, и несколько рот из солдат гарнизона Браера должны были идти вместе с ним.

Тельвин решил, что он пойдет с ними. Так как солдаты герцогов Аальбана и Арделана тоже должны будут участвовать в походе, он собирался поговорить с герцогами и их капитанами с глазу на глаз, чтобы быть уверенным, что они понимают свою роль в будущей компнии. Проблема была в том, что как только солдаты выйдут из Браера — под его командой или нет — договор с драконами мог считаться нарушенным и Карендэн была обязана улететь.

Вернувшись домой поздним вечером, он обнаружил посылку от Бвена Калестраана. Легко было догадаться, что находиться там внутри, и Тельвин был по-настоящему поражен тем, что волшебник выполнил свое обещание и отдал ему артефакт, хотя, надо полагать, именно решение вести армию Хайланда снова сделало его полезным, по меньшей мере в глазах Волшебников Огня. Со своей стороны Тельвин испытывал двойственныо чувство; ценой за плащ стало общество Карендэн, во всяком случае так ему это представлялось.

Даже не открывая посылку он перенес ее в комнату Сольвейг, чтобы она тоже могла это увидеть. Потом он открыл окно и позвал Карендэн, которая немедленно пересекла двор и остановилась у окна, чтобы видеть и слышать. Тельвин развязал посылку и вынул из нее плащ, темно-бордового цвета, настолько глубокого, что казался почти черным. Материал был достаточно плотен, хотя тонок и мягок на ощупь. Он почувствовал облегчение, так как ожидал увидеть что-то вроде летающего ковра, огромного, ярко-раскрашенного куска материи, отделанного золотом, длиной с Митлондианский плед, который надо было туго застегивать вокруг горла. Один из концов плаща можно было обернуть вокруг шеи, а на плечах были специальные защелки, которыми можно пристегнуть его к доспехам.

— Ну, и что я должен делать с ним теперь? — спросил Тельвин, как только они все внимательно осмотрели плащ и он надел его на себя, предварительно телепортировав на себя доспехи.

— Предполагалось, что плащ будет отвечать на твое желание, точно так же, как и твое вооружение, — напомнила ему Карендэн.

С тяжелым чувством сомнения в способностях Волшебников Огня, он попытался сосредоточитья. И был сильно удивлен, как сделал бы любой на его месте, когда он изо всей силы ударился в потолок так, что почти потерял сознание. Несколько минут он трепыхался там, прежде чем смог придти в себя и опять вернуться на пол. Немного покрутив головой, он опять прыгнул в воздух, и едва не приземлился на носу драконицы, вылетев в окно. Сольвейг так захохотала, что начала кашлять.

Карендэн тоже улыбнулась, хотя и старалась говорить серьезно. — По меньшей мере у нас теперь есть ответ на один вопрос. Если ты потеряешь сознание, используя свои доспехи или оружие, плащ тебя не уронит. Это большое преимущество. Драконы, даже потеряв сознание, обязаны махать крыльями изо всех сил. Если мы не будем двигаться, мы упадем.

— Это из-за врожденной смехотворности вашей ситуации, — заметила Сольвейг. — Лично я никогда не перестаю поражаться, что драконы и птицы рок, двое самых больших существ на свете, способны летать.

— Даже колибри упадет, если перестанет махать крыльями, — напомнила ей леди-дракон. — Как ты себя чувствуешь в этом плаще, Тельвин?

— Такое чувство, что ты плывешь в воде, — объяснил Тельвин, потирая макушку и с опаской поглядывая на потолок. — Лететь вверх — очень похоже на то, как всплыть на поверхность со дна пруда.

— Немного практики, и я верю, что ты найдешь, что плащ тебе замечательно подходит, — сказала Карендэн. — Интересно знать, защитил ли твой плащ магическая защита, встроенная в твои доспехи. Мне бы не хотелось, что, если ты вступишь в бой с драконом, твой плащ сгорел бы от драконьего огня. Но даже если плащ будет уничтожен, я верю, что доспехи сохранят тебя от смерти при ударе об землю.

— Я уверен, что доспехи защитят и плащ, — сказал Тельвин. — Все, что касается их, даже другой человек, будет защищено невидимыми щитами.

Он телепортировал с себя доспехи, забыв снять плащ, и был неприятно удивлен, когда плащ исчез вместе с ними. Так как плащ не был оригинальной частью вооружения, он никак не ожидал, что чары телепортации заберут его с собой. Смутно опасаясь за судьбу плаща, он вызвал оружие обратно и искренне обрадовался, когда увидел, что плащ остался висеть на них, прикрепленнык к зажимам на плечах. По меньшей мере ему теперь не надо заботиться о плаще или тратить драгоценные секунды, надевая его.

— Да, это по-настоящему удобно, — выужден был согласиться он. — Если волшебники Блэкмура действительно мои предки, они безусловно знали свое дело.

— Волшебники Блэкмура безусловно знали свое дело, даже если они не твои предки, — прокомментировала Карендэн. — А если бы первый Повелитель Драконов ездил на каком-нибудь магическом устройстве, драконы помнили бы об этом. Мы много чего знаем о них.

— В этом то и дело, разве не так? — спросил Тельвин. — Теперь я способен сражаться с драконами ничуть не хуже, чем первый Повелитель Драконов. Плащ дал мне возможность более эффективно использовать силу, которой я распоряжаюсь, так что из скучной помехи я стал неизбежной угрозой. Я не могу отделаться от подозрения, что Калестраан очень тонко все продумал. Не стал ли я теперь такой угрозой, которую драконы обязаны уничтожить любой ценой?

— Не вижу большой разницы, — сказала Карендэн. — Повелитель Драконов всегда был существом из легенд и ночным кошмаром всех племен драконов. Они и так боятся тебя до дрожи в крыльях.

* * *

Первые лучи восхода только что появились на небе, когда Тельвин открыл двери логова Карендэн и вышел наружу, вдохнув холодного ночного воздуха. Драконица улетала этим утром, и так как он не знал, когда опять сможет увидеть ее, то провел последнюю ночь вместе с ней на складе, как он это делал множество раз за эти пять лет. За ним, держа голову и шею как можно ниже, последовала Карендэн, медленно и неловко выйдя из дверей на двор.

— Иногда я хочу просто улететь с тобой как можно дальше и оставить все дела политикам, королям и волшебникам, — сказал Тельвин. — А в последнее время я часто хочу стать драконом, вроде тебя, хотя и знаю, что это невозможно.

— Даже ести ты втайне дракон, ты все еще Повелитель Драконов, — сказала она. — И твой долг требует, чтобы ты оставался здесь. В конце концов быть Повелителем Драконов — это единственное, что ты умеешь делать по настоящему, и оно слишком много значит для всего мира, чтобы ты мог взять и сбежать от него.

— Я буду делать то, что должен, — со вздохом ответил Тельвин. — У меня нет выбора и никакие желания не могут поменять ничего.

Каренден медленно покачала головой. — Я знаю, что мы расстаемся ненадолго, во всяком случае не настолько долго, как ты опасаешься. И никакие ахи и охи не должны тебе мешать выполнять свой долг. Судьба драконов начинает определяться, и ты только одна ее часть. Их судьба — не только твоя ответственность, и, как мне представляется, все эти события направляются Бессмертными. Следуй их указаниям, и все будет в порядке.

— Звучит замечательно, но было бы чуть-чуть получше, если бы Бессмертные общались со мной чуть-чуть почаще, — ядовито заметил Тельвин.

Карендэн усмехнулась. — Подумай как следует, и ты вспомнишь, что желания Бессмертных всегда доходили до тебя, так или иначе. Возможно не прямо, как вчера, но через советы жрецов, вроде меня, или твоя жизнь шла так, что ты не мог не сделать правильный выбор, хотя, быть может, этого не понимал. Вспомни, что тебе был обещан новый товарищ, который будет помогать тебе все то время, пока меня не будет.

— Ну что ж, если ты так считаешь, — протянул Тельвин. — Обстоятельтва никогда не давали мне верить в чье-то вмешательство и рассчитывать на невидимую поддержку. Жрецы чаще всего общаются со своими товарищами-жрецами, а я принадлежу к ордену самого себя вместе со своим неизвестным покровителем. В этом отношении я всегда один, даже в твоем обществе.

— Возможно именно это скоро изменится, — сказала она ему. — Я знаю, что тебе предстоят страшные испытания, но я до сих не имею права открыть тебе тайны твоего происхождения. И из-за этого я чувствую себя очень неудобно, как если бы я не являюсь твоим другом до конца. К сожалению, даже я не могу себе представить когда придет время и я отвечу на все твои вопросы.

— Ты никак не ответственна за мои личные проблемы, — ласково уверил он ее. — Мне вполне хватает, что ты заботишься обо мне и, смею надеяться, любишь меня. Я думаю, что слишком долго полагался на тебя, но понимаю, что ты была мне самым лучшим другом, особенно учитывая то, что я не дракон.

— Возможно тебе невредно знать, что многие драконы похожи на меня. Я совсем не такая особенная, как ты наверное думаешь. Многие из нас вовсе не холодны и не высокомерны.

Она наклонила голову и потерлась носом о его грудь, тот самый жест, которым она привыкла выражать свою любовь к нему, все эти годы. Потом она резко отвернулась от него и пошла к центру двора. Тельвин быстро отошел подальше и остановился у дверей склада. Каренден широко раскинула крылья, низко присела и резко прыгнула в воздух. Утреннее небо все еще было наполнено звездами, но острые глаза Тельвина легко следили за ее темной фигурой. Вот она покружила над двором, потом начала быстро подниматься в небо, повернула на северо-восток и исчезла из глаз, направляясь домой.

* * *

Юный дракон летел быстро и настолько низко над лесами и холмами, что верхушки высоченных деревьев время от времени касались его живота, а кончик хвоста едва не застревал в их ветвях. Он почти не шевелил крыльями, быстро спускаясь с высоты восточных гор Рикхольма, и теперь летел над холодными и мокрыми землями Северных Пустошей. Он рыскал то вперед то назад, стараясь оставаться под прикрытием холмов или высоких деревьев. Это было опасное место, даже для дракона, и он изо всех сил старался скрыть свой страх. Эта земля принадлежала величайшему из королей-ренегатов, и была самым последним местом, куда юный золотой хотел бы направиться.

Сэр Джордж Кирби сидел сгорбившись в седле, вцепившись правой рукой в луку и благодарил судьбу, что сумел крючком левой руки зацепиться на какой-то выступ впереди. Если и было в этом мире место, которое выглядело так, как если бы оно принадлежало драконам-ренегатам, так оно сейчас прямо под ними. Вокруг были мрачные безжизненные горы с отвесными серо-коричневые склонами, почти не оживляемые пятнами зелени. Они уже спустились в огромное ущелье, по форме напоминавшее длинный овал между гор, заросший густым лесом из высоких сосен с короткими растопыренными ветвями, которые казались мокрыми и голыми, как если бы страшный ураган сорвал с них все листья. В самом центре ущелья, почти полностью окруженный цепочкой озер со спокойной, похожей на масло водой, находился невысокий, зазубренный кряж из темного камня, сверху напоминавший гребень дракона.

Селдэк демонстрировал потрясающее искуство полета, от которого у Сэра Джорджа едва не останавливалось сердце, и уверенно направлялся в центр долины. Когда холмы остались позади, он стал использовать отдельно стоявшие группы высоких деревьев, отклонясь и кружа, иногда опускаясь чуть ли не до земли над обширными лесными полянами. Они специально выбрали время для полета сюда. Поднимающееся солнце отбрасывало длинные тени, которые почти полностью скрывали силуэт летящего дракона, пока он добирался до центра долины, и ни один предательский луч не отразился от его золотой брони. Одновременно Селдэк внимательно поглядывал на далекий кряж, стараясь заметить стражников. Если бы его заметили, ему бы оставалась только одна надежда на спасение: повернуться и улететь со такой скоростью, с которой не летал еще ни один дракон в мире.

Наконец он приземлился на низком холме примерно в полумиле от кряжа, где кольцо спокойных озер разбивалось темной полоской леса. Приблизиться ближе он не осмелился. Припав к земле, он дал Сэру Джорджу соскользнуть на землю. Старый рыцарь сделал пару шагов, разминая ноги, потом забрался на верхушку холма и огляделся. Хотя это отдаленное пустынное место выглядело совершенно безлюдным, как если бы тут никого не было с начала времен, Сэр Джордж знал, что где-то под кряжем находится забытый город тех, кто был предками дварфов.

— Не думаю, что вам хочется идти туда, — тихо сказал Селдэк.

— Конечно я не хочу спускаться под землю, — ответил Сэр Джордж. — Но что делать, у меня нет другой возможности. Я не могу пригласить сюда Повелителя Драконов, пока не буду знать в точности, что здесь происходит. Даже если я не найду здесь ожерелье, по меньшей мере мне нужно хоть какое-нибудь доказательство, что ренегаты заключили союз с Волшебниками Огня.

— Я буду ждать вас здесь, — сказал Селдэк. — Когда вы собираетесь вернуться?

— Ночью, надеюсь. Если я не появлюсь до утра, немедленно улетай. И ради всех Бессмертных, не пытайся идти за мной под землю.

— Я слишком хорошо это знаю, — сказал Селдэк, содрогнувшись всем телом. — Может быть Великий защитит вас. Вы на самом деле храбры, храбрее любого дракона. Теперь я не верю ничему, что у нас говорят о драках.

— И постарайся, чтобы теб я не заметили, — сказал Сэр Джордж, уже начав путь к далекому кряжу. Внезапно он остановился, повернулся и с любопытством спросил, — А что именно у вас говорят о драках?

Молодой дракон ничего не ответил, но в его глазах свернуло недовольство. Чуствуя, что он перегнул палку, Сэр Джордж неопределенно фыркнул и продолжил путь.

Хотя он и не стал ничего говорить своему компаньону, Сэр Джордж очень сомневался, что ему удастся проникнуть внутрь пещеры. К сожалению, драки не могли рассказать ему достаточно много об этом месте. Это была настолько древнее и заброшенное место, что драконы никогда не знали о нем, а дварфы давно забыли. Ему пришлось потратить какое-то время на поиски, прежде чем удалось найти вход в старинный подземный город. Юный красный дракон сидел на кряже, очевидно стражник. К счастью, глаза дракона были направлены вдаль.

Старинное место, в которое собирался проникнуть Сэр Джордж, был логовом банды ренегатов, самой большой и могущественной в этом мире. Ренегаты всегда были на страже, опасаясь атаки с воздуха, но они даже не могли себе представить, что какой-нибудь шпион может попытаться проскользнуть внутрь их крепости.

Но даже и так, у Сэра Джорджа было мало шансов забраться внутрь. Драки сказали ему, что они верят слухам о целой армии орков, гоблинов и других злых созданй, которые занимают проходы внизу. Но в первую очередь его заботило, что миньоны ренегатов могли сторожить и вход. Тем не менее Сэр Джордж рассчитывал на то, что сама тайна этой крепости могла стать ее уязвимым местом. Жители этой тайной крепости были настолько уверены в своей безопасности, что не должны были заботиться о шпионах или ворах. Впрочем, он никогда не осмелился бы даже приблизиться к ней, если бы не рассчитывал как на свое отточенное долгой практикой искусство вора, так и на способность драков видеть в полной темноте. Так что когда он проскользнул в темное отверстие земле и оказался внизу, без единого пятна света, ночное зрение позволило ему отчетливо рассмотреть извилистый проход, ведущий вниз.

Забытый город находился вовсе не под огромным каменным кряжем, возвышавшимся в центре долины, а намного ниже. Среди тех, кто вообще знал о городе, ходило несколько противоречащих друг другу рассказов о происхождении этого места. Некоторые легенды называли его Дармуком, руинами последнего города дварфов перед падением Блэкмура. Сами дварфы, однако, верили, что Кагьяр сотворил их расу позже, уже после того, как Огненный Дождь породил новый мир.

Вход спиралью уходил вниз. Сразу стало ясно, что ренегаты расширили и изменили проход, под себя. В результате сразу после короткого туннеля началась серия просторных помещений, которые должны были служить последней линией защиты на случай вторжения, и только потом открывался вход в огромную пешеру самого Дармука. Зрелище оказалось настолько поразительным, что даже Сэр Джордж, привыкший ко всему, остановился у входа и замер на месте.

Главная пещера Драмука была настолько огромна, что даже пещеры Денгара казались чем-то маленьким и незначительным по сравнению с ней. И в отличиии от Денгара она не была естественным творением природы, но огромным, вырубленным в твердом камне совершенным овалом, пяти миль в длину, и более двух миль в ширину. Потолок поднимался больше чем на четыре сотни ярдов над полом, шедшим широкими террасами. Огромные арки из белого камня поддерживали выполненный в виде купола потолок. Но как бы прочен не был подземный город, и он не устоял во время разрушения мира, вызванного Огненным Дождем. Высокие элегантные здания лежали в разлинах начиная с падения Блэкмура, а две больших секции потолка упали, когда поддерживающие их колонны рухнули, и похоронили под каменными завалами большую часть города.

Многие столетия Дармук лежал всеми покинутый и забытый. И только совсем недавно его обнаружил Кардайер, один из самых больших и могучих красных драконов в мире. Одновременно он был искусным волшебником, своим мастерством соперничавший с золотыми. За свою долгую жизнь он был много кем, даже членом Парламента Драконов. Но пять сотен лет назад, он совсем сошел с ума, в серии сражений победил несколько юных хулиганов и ренегатов, привязывая их к себе и навязывая им свою волю, и в конце концов собрал банду из двадцати шести драконов, которые называли его королем. Еще ему удалось собрать маленькую армию орков и гоблинов, которая служила ему, устраивая рейды на запад, в Рокхольм, на юг, в эмираты и на восток, в Северные пустоши, обогащая его сокровишницу.

Сэр Джордж не до конца верил во все, что ему рассказали драки, но теперь был вынужден согласиться, что они были правы. Под потолком разрушенного города скользили драконы, многие лежали на более-менее ровных участках. Он чуял запах орков, слышал их голоса и злобный смех в заброшенных зданиях, которые они использовали как дома. Как и его юного товарища-дракона, его все больше и больше страшило это опасное место, в котором он очутился. И теперь ему стало казаться, что могущественный и совершенно сумашедший ренегат, каким был Кардайер, вполне мог похитить ожерелье и поверить, что он и есть Король Драконов.

Сэр Джордж решил закончить свое дело как можно быстрее. Он внимательно оглядел разрушенный город и пришел к выводу, что король-ренегат скорее всего устроил свое логово в старинном дворце, который возвышался на самой высокой платформе в центре города. И в самом лучшем случае ему нужно было не меньше двух часов, чтобы незаметно добраться туда, скрываясь в тенях плохо освещенной пещеры. Орков можно было достаточно легко избежать, учитывая их запах и громкий смех. Пробираясь к дворцу, собиратель и любитель антиквариата где-то внутри себя чувствовал гнев и сожаление, что такое место, настоящий реликт потерянного времени, стало логовом ренегатам и оркам.

Поиск внутри дворца должен был стать намного более опасным, так как это было место, в котором жили сумашедшие драконы. Помещения были намного прочнее и настолько велики, что подходили для самых больших драконов. Повреждения, вызванные Огненным Дождем были исправлены, обломки вынесены, и дворец вполне мог быть местом для жизни великого короля. Но было много коридоров, в которые не мог зайти никакой дракон, даже самый маленький, и Сэр Джордж собирался оставаться в них во время поисков сокровищницы Кардайера. Если Дармук действительно был построен предками дварфов, то, как он надеялся, сокровищница была устроена в том самом месте, где дварфы обычно хранили свои самые ценные предметы…под дворцом!

— Сэр Джордж Кирби, чтоб я жил и дышал! — низкий рокочущий голос раздался где-то сзади него.

Сэр Джордж застыл на месте, потом заставил себя медленно обернуться и оказался лицом к лицу с драконом, который неслышно подкрался сзади него в темноте. Мысленно он выругал сам себя, понимая, что слишком долго стоял у входа, вместо того, чтобы сразу скрыться в отдаленных узких проходах. Перед ним стоял, припав к земле, самый большой дракон, из тех которых он видел за свою длинную жизнь, красный дракон больше Карендэн или ее брата Мартэна. Не было никаких сомнений, это мог быть только Кардайер.

— Заходите, Сэр Джордж. Я прекрасно знаю, кто вы такой, — продолжал дракон, скользнув вперед, как огромный кот играющий с мышью. Он навис над старым рыцарем, уставившись на него взглядом собственника. — У меня есть такой пунктик: я люблю знать обо всем, что происходит снаружи, насколько я в состоянии. Однорукий товарищ Повелителя Драконов, человек-драк, в тайне, но не от драконов. Ну, и как много одноруких человеко-драков могут шастать по моим владениям? Это не вопрос, не правда ли? Единственный настоящий вопрос, почему вы здесь, так что я, должен признаться, удивлен.

— У меня создалось впечатление, что у вас здесь не слишком много собеседников, а? — спросил Сэр Джордж.

— Да, не много. И поэтому, я надеюсь, вы останетесь со мной какое-то время, на случай если Повелителю Драконов вздумается спуститься сюда, — сказал Кардайер. — Я стараюсь оставаться тихим как мышь, с того момента, как вернулся Повелитель Драконов, хотя у меня и есть кое-какая репутация в этом мире. Возможно столкновение с Повелителем Драконов неизбежно, но, по меньшей мере, теперь меня не захватят врасплох.

Сэр Джордж вздохнул, смиряясь с пленом. Но кое-что из этого странного разговора он уже выудил. Во-первых у Кардайера нет Ожерелья Драконов, а во-вторых он никак не связан с теми, кто его украл, скорее всего он даже не слышал о том, что его украли. Иначе он сразу бы понял, что привело сюда Сэра Джорджа. Старый рыцарь еще поживет, вряд ли ему что-нибудь грозит прямо сейчас, хотя лучше всего не доверять доброте сумашедшего дракона, во всяком случае достаточно долго. Надо найти способ сбежать отсюда, и чем быстрее, тем лучше.

Восьмая Глава

Наконец-то Сольвейг Бело-Золотая смогла встать с кровати, хотя все, на что ее хватало — спуститься вниз в столовую и потом недолго посидеть в гостинной. Тельвин был страшно рад ее компании, особенно теперь, когда Сэр Джордж и Карендэн были далеко. Она выросла в одной из первых семей Тиатиса, где все относились к ней как любимой дочери, и знала все о политике и интригах. Так что она могла дать хороший совет в любой ситуации, в том числе и в такой, в которой очутился Тельвин.

— В последнее время волшебники непонятно почему притихли, — сказал он ей однажды вечером, когда он сидели в гостинной после обеда.

Сольвейг сидела в любимом кресле Сэра Джорджа, одетая только в легкий шелковый халат, который оставлял голыми ее замечательные длинные ноги. Все ее тело было по-прежнему перевязано, и легкий халат было все, что она могла надеть этим теплым летним вечером.

— Под волшебниками ты, конечно, имеешь в виду Бвен Калестраана, — сказала она. — Легко могу догадаться, что он либо одержим какой-то идеей, либо собирается сидеть тихо и не высовываться, пока дело не будет закончено. Он должен знать, что у драконов есть к нему вопросы, и очень трудные.

— Я бы тоже думал как ты, но он по-прежнему твердо, хотя и втихаря, подталкивает короля к войне, — сказал Тельвин. — И одновременно подталкивает меня, почти незаметно. Ты бы подумала, глядя на него, что война — сама последняя вешь, которую он был хочет.

— За этим должно что-то стоять, — согласилась она. — А если вспомнить его недавнее поведение, это кажется еще более определенным.

Что-за заскреблось снаружи. Оба насторожились и внимательно прислушались. Тельвин услышал звук, к которому он привык за последние пять лет: шум, с которым крылья дракона бьют по воздуху в последние мгновения перед приземлением во дворе. Его первой мыслью было — «Карендэн вернулась!» — и он заторопился к двери, уверенный, что ее могло привести сюда только какие-нибудь очень важные новости. Он надеялся, что это хорошие новости, возможно какая-нибудь уступка со стороны драконов, а не новые требования. Но когда он оказался во дворе, то в наступившей темноте увидел, что этот дракон меньше, чем Карендэн и узнал молодого жреца, Селдэка.

Он остановился, колеблясь, так как дракон казался испуганным и вообще не в себе. Потом он сообразил, что молодой жрец появился один, без Сэра Джорджа. Седло, закрепленное на его могучей шее, было пусто.

— Где Сэр Джордж? — обеспокоенно спросил он, и бросив взгляд назад, через плечо, увидел, что Сольвейг вышла следом за ним. — Договор нарушен. Тебе не полагается быть здесь.

— Я должен был придти, — твердо сказал Селдэк. — Мне нужно ваша помощь.

— Тогда пошли внутрь логова Карендэн и там поговорим, — сказал Тельвин и заторопился открыть дверь старого склада. Он никогда не видел настолько взволнованного дракона и начал опасаться за безопасность старого рыцаря.

Селдэк низко пригнулся к земле и проскользнул в дверь, хотя был настолько не в себе, что врезался плечом в притолоку и едва не снес стену. Сольвейг пошла вслед за ним, стараясь не попасть по удары кончика хвоста, который взволнованно метался из сророны в сторону. Тельвин быстро закрыл дверь, потом провел дракона в спальню Карендэн.

— Ну, рассказывай, что случилось? — спросил он. — И где Сэр Джордж?

Селдэк вздохнул. — Я думаю, что его взял в плен Кардайер. Сэр Джордж пошел в Дармук, чтобы поискать Ожерелье Драконов в сокровищнице Кардайера и не вернулся.

— Кто такой Кардайер? — нетерпеливо спросила Сольвейг.

— Он самый могущественный из королей ренегатов, — объяснил Селдэк. — Сэр Джордж говорил с драками, до которых дошли слухи о Кардайере. Якобы он хвастался, что в состоянии победить Повелителя Драконов. Вполне возможно, что он сказал это только для того, чтобы произвести впечатление на королеву ренегатов, которую он хотел сделать своей любовницей, но это навело Сэра Джорджа на мысль, что Кардайер мог украсть Ожерелье Драконов, хотя бы только для того, что похвастаться своей силой и смелостью.

— Самый могущественный из королей ренегатов, — повторил себе Тельвин.

— Но мы должны немедленно лететь и спасать Сэра Джорджа, разве нет? — спросила Сольвейг.

— Я должен немедленно лететь и спасать Сэра Джорджа, — резко поправил ее Тельвин. — Ты не в состоянии спасти котенка с дерева. Селдэк, ты сможешь отнести меня туда сегодня ночью?

— Дармук находится в восточном Рокхольме, — сказал Дракон. — Мы не сможем оказаться там намного раньше рассвета.

— Тогда отдохни, пока я готовлюсь к полету. Я принесу тебе еды.

Тельвин отправился в кладовую, в поисках чего-нибудь, что могло быть подходящим обедом для дракона. К сожалению, после того, как Карендэн улетела, в доме было не слишком много мяса, но все, что было, он отнес дракону, а потом стал быстро готовиться к путешествию. Сольвейг пошла за ним, выглядя обеспокоенной и сосредоточенной.

— Ты на самом деле собираешься идти в логово короля ренегатов в компании этой наполовину выросшей ящерицы? — спросила Сольвейг, пока он укладывал рюкзак.

— Не забывай, я — Повелитель Драконов, — спокойно ответил Тельвин. — И уже сражался с ренегатами и раньше. Почему сейчас все должно пройти иначе, чем раньше?

— Возможно ты и прав, — смягчилась она, потом изменила тему разговора. — Как ты думаешь, Сэр Джордж еще жив?

— Думаю, что жив, — уверил ее Тельвин. — Может быть дела пошли так, что ему понадобилось больше времени, чем он думал, а может быть и так, что он как раз сейчас вылез оттуда, и Селдэк напрасно запаниковал. Быть может он будет нас ждать там, когда мы прилетим. Но даже если его схватили, они мгновенно узнают, что он человек-драк.

— И тогда они сразу поймут, кто он такой, — напомнила ему Сольвейг. — Быть может теперь они ждут в гости тебя.

— Это означает, что я должен быть предельно осторожен, — сказал он. — Я предпочитаю найти Сэра Джорджа прежде, чем ренегаты узнают, что я у них в гостях.

Тельвин оставил короткое сообщение, которое должно будет передано королю завтра утром, и в котором говорилось только то, что срочное дело заставило Повелителя Драконов улететь и что он вернется, как только сможет. Только Сольвейг видела, как он взбирается в седло на шее Селдэка и молодой дракон прыгает в ночное небо. Было ясно, что она беспокоилась и за него и за Сэра Джорджа, и Тельвин понимал, как ей самой хотелось полететь вместе с ним. Но он знал, что принял лучшее из всех возможных решений. Благодаря магии своих доспехов, он мог сражаться лицом к лицу с армией драконов-ренегатов, но любого свое спутника ему пришлось бы защищать от неизбежной смерти.

Селдэк махал крыльями из всех сил, торопясь как тот, кто очень хочет спасти старого рыцаря. Но золотой дракон только-что пролетел очень большое расстояние, а отдыхал он совсем немного, прежде чем опять взлететь в небо. В результате им прошлось останавливаться по меньшей мере дважды в течении ночи, и на каждой остановке юный дракон вытягивался во всю свою длину и спал как убитый не меньше четверти часа, прежде чем он мог опять вскочить на ноги и продолжать трудное путешествие.

Было еще довольно темно, что-то около часа до рассвета, когда Селдэк тихонько проскользнул в пустынную долину. По просьбе Тельвина он вернулся в точности на то место, где он ждал Сэр Джорджа. Но, обманув их надежды, старый рыцарь не вышел навстречу им. Тельвин выпрыгнул из седла на землю и похлопал дракона по плечу.

— Я должен идти один, — сказал он. — Я очень сомневаюсь, что могу найти Сэра Джорджа и вернуться с ним без того, чтобы меня не заметили, но будем надеятся, что я найду старого дурака прежде, чем придется сражаться с драконами.

— Понимаю, — ответил Селдэк.

Идя тем же путем, что и Сэр Джордж много часов назад, Тельвин прошел через кольцо озер и пошел вдоль кряжа. Селдэк рассказал Тельвину все, что он знал о Дармуке, хотя все, что он знал, было извлечено из легенд драконов. И драки мало чего могли добавить к этому. Тельвин надеялся, что найдет потайной ход или хорошо укрытый дополнительный вход сделанный древними дварфами, что-нибудь такое, во что ни один дракон не сумеет пролезть. Но очень скоро он осознал, что может быть такой вход и был, но нужны были дни и даже недели, чтобы найти его.

Со вздохом он покорился необходимости и отправился к главному входу, следуя смутным указаниям, которые Селдэк дал ему. Как и Сэр Джордж днем раньше, он быстро нашел дыру в земле, над которой на кряже сидели на страже два дракона. Заметив их, он остановился и вернулся в темноту, чтобы подумать. Если его ждут, драконы здесь находятся только для того, чтобы поднять тревогу. О ренегатах говорили, что они с презрением относятся ко всем, считая себя чуть ли не неуязвимыми, но Кардайер, если он не полностью сошел с ума, никак не мог ожидать, что два дракона способны защитить его логово от Повелителя Драконов. Так что скорее всего они должны были только наблюдать и поднять тревогу, а это означает, что либо надо расправиться с ними прежде, чем они заметили его, либо проскользнуть незамеченным.

Осторожность говорила ему, что он не должен оставлять врагов за спиной. Он ненавидел убивать драконов, но, напомнил он себе, это ренегаты, и они опасны не только для него, но для их собственного племени. По договору с Нацией Драконов, он не только мог, но и обязан был убивать любого ренегата, которого мог найти.

Тельвин бысто подобрался к ним поближе, пока его решение было еще твердым. Телепортировав на себя доспехи, он выращил меч и поднял клинок, глядя вдоль его лезвия. Какое-то мгновение он рассматривал свою цель, дракона на более высоком из двух краев кряжа, и который, скорее всего, должен был поднять тревогу в случае нападения. Магия меча ответила на его желание вспышкой света огромной силы. Со звуком молнии, разрывающей небо, оружие разрядилось огненным шаром, который помчался через ночь. Смертоносный болт ударил дракона в голову, между рогов, с такой силой, что не только череп дракона треснул, но у него сломалась и шея. Огромное создание упало на землю как кукла паяца, веревочки которой были оборваны, и умерло еще прежде, чем начало падать.

Второй дракон вскочил на ноги, и резко дернул своей головой вперед и назад, как бы нюхая темноту. Совершенно невозможно было прицелиться в его голову, так что Тельвин направил меч на массивную грудь дракона, и потребовал, чтобы оружие выстрелило дротиком прорезающей силы. Дротик сверкнул в ночи как вспышка молнии, и прошел насквозь через грудь дракона. На этот раз пораженный им дракон сумел прожить достаточно долго, чтобы зареветь от боли и удивления, потом тяжело повалился на бок, перевалился через край кряжа, покатился и в конце концов упал на кучу камней у входа в туннель, ведущий в подземный город.

Тельвин помчался ко входу, направив меч в темноту отверстия. Если там были другие стражники, он хотел разобраться с ними прежде, чем они могли спуститься вниз и поднять тревогу. Внутри темнота была почти непроницаема, даже для его острых глаз. Он избавился от шлема и на бегу прислушался, но все было тихо, ничто, кроме его шагов, не нарушало тишину длинного извилистого туннеля. Итак по меньшей мере по дороге вниз его никто не остановит.

Но теперь перед ним новые проблемы. Повесив меч на пояс, он телепортировал с себя доспехи. Если, как можно надеяться, внизу никто не о чем не подозревает, то он найдет Сэра Джорджа раньше, чем ренегаты вообще узнают, что он там. А без доспехов, тяжелых и неудобных, он будет почти невидим, и шансы на успех возрастают еще больше. Так что он быстро, хотя и осторожно, шел вдоль туннеля. Скоро должен был наступить рассвет и драконы проснутся. Туннель был слабо освещен магическими лампами, которые без перерыва светили со времени своей установки, еще до Огненного Дождя, хотя после больше чем тридцати столетий многие из них разбились.

На мгновение он остановился и вслушался в темноту, внезапно осознав, что драконы идут по проходу сзади за ним — небольшая армия драконов, судя по звуку. Его первая мысль была, что кто-то из ренегатов был снаружи, быть может охотился или улетал пограбить в далеких странах, а теперь вернулись в логово. И увидев мертвых стражников теперь торопятся на защиту своей подземной крепости. Можно было повернуться и сразиться с ними, а в тесном тоннеле им будет неудобно, преимущество будет у него. Впрочем ему удастся убить в лучшем случае первых двух или трех. Остальные отступят и перекроют проход, так что из подземелья будет не выйти.

На этот раз Тельвин решил пожертвовать осторожностью, повернулся и побежал глубже в тоннель. Он уже спустился достаточно далеко вниз, и быть может ему удастся достичь конца туннеля раньше драконов. Но вскоре он осознал, что в темноте они двигаются слишком быстро, намного быстрее его, и вскоре его догонят. Быстро оглядевшим по сторонам, он обнаружил глубокую и темную нишу в камнях, где он мог бы подождать, пока они не пройдут мимо. Не слишком надежное убежище, но самое лучшее из того, что было. Они шли мимо него быстрым шагом. Тельвин знал, что драконам трудно идти вниз; их задние ноги были длиннее передних, как у котов: это помогало им прыгать в воздух. Но эти драконы шли замечательным ровным шагом, друг за другом, едва не наступая на хвост идущему впереди. Он смотрел на них, пока они не прошли, все двадцать, и только когда последний из них исчез за поворотом с изумлением сообразил, что это были золотые драконы, и только золотые! Они не могли быть ренегатами!

Закричав и взмахнув руками, Тельвин выскочил из своей ниши и помчался за ними, но они были настолько сосредоточены на своем рейде в гнездо ренегатов, что не замечали ничего вокруг, и его тоже. Все, что он мог сделать — бежать изо всех сил, надеясь, что он не слишком далеко отстал от них. Вскоре туннель превратился в серию небольших помещений с воротами, последнюю линию обороны первоначальных обитателей города от захватчиков сверху. Пройдя через них он наконец-то оказался в главной пещере Дармука и на мгновение остановился, чтобы оглядеть развалины древнего города, лежащего в вечном полумраке и освещенного только умирающим светом древних магических ламп. Золотые драконы уже взмыли в воздух огромной пещеры и со свистом неслись над террасами, направляясь к дворцу, одиноко поднимавшемуся вверх прямо в центре пещеры, как остров посреди моря разрушенных зданий. Только теперь ренегаты осознали опасность, но и те немногие из них, которые пытались лицом к лицу сразиться с нападающими в воздухе, были вынуждены побыстрее убежать от гнева более больших и могущественных золотых.

Тельвин вновь телепортировал на себя доспехи и приготовился присоединиться к золотым. Он колебался, когда увидел еще одного золотого дракона, выпрыгнувшего пямо перед ним из полутьмы последней комнаты с воротами. Опустив шлем он приготовился к битве, но это оказался Селдэк, который по всей видимости увидел прибывших золотых и поторопился присоединится к нему.

— Еще раньше я пытался магически призвать Карендэн, но думал, что она меня не услышала, — объяснил молодой дракон, предвосхищая вопросы. — Вероятно я ошибся.

— Тогда они не знают, что я здесь, не правда ли? — спросил Тельвин. — здесь ли Карендэн, или она послала других золотых?

Селдэк только безнадежно покачал головой. — Я не знаю, кто прилетел. Они прошли достаточно далеко от меня, и я не узнал их.

— Тогда вперед. Я бы не хотел, чтобы кто-нибудь из золотых пострадал, так что лучше всего будет, если я понаблюдаю за всем этим делом.

— Вы хотите сесть ко мне в седло? — спросил Селдэк.

— У меня есть свой собственный способ полета, — сказал Тельвин. — Ты же предупреди других золотых, что я здесь. И попытайся навести страху на орков, чтобы у них и мысли не было вмешаться в битву.

И действительно уже слышались крики и ругательства орков, которые полезли из своих домов, но они были либо слишком медленны либо не сумели объединиться, чтобы вмешаться в битву между драконами. Так что они не представляли серьезной угрозы, по меньшей мере пока. Тельвин призвал свой плащ для полета осторожно взлетел, хорошо зная, что у него не было еще достаточного опыта использования его. Он медленно поднялся вверх, потом направился к центру пещеры, набирая скорость. Внезапно ему показалось, что пещера полным полна драконов, мечущихся взад-вперед и охотившихся друг на друга. Золотые драконы продолжали давить, но и многие ренегаты уже были в воздухе, причем их было двое на одного. Тельвин вытащил свой меч прекрасно понимая, как будет трудно на лету попасть в кого бы то ни было. Наконец он решил, что лучше всего будет показать себя атакующим золотым, сбив несколько драконов-ренегатов, хотя главной целью по-прежнему оставался дворец с Сэром Джорждем внутри.

* * *

Мартэн приземлился на пыльные камни большой площади посреди древнего дворца, сложив крылья, чтобы защитить их от возможных ран во все еще продолжавшейся битве. Мгновением спустя рядом приземлилась его сестра, Карендэн. Главные ворота дворца стояли перед ними, открытые настежь. Они огляделись вокруг и внезапно поняли, что это не дворец какого-то старинного короля, но забытое святилище Бессмертного. Огромные бородатые статуи Кагъяра стояли на страже по каждую сторону от лестницы, ведущей наверх к дверям дворца.

Большой золотой дракон знал, что это место является разрушенным памятником эпохи, о которой теперь помнят только драконы, замороженным в момент своего разрушения. Мартэн разрешил себе только быстро оглядеться вокруг, впитывая впечатления. Он мгновенно сообразил, что Дармук не был естественной пещерой. Когда-то давно, еще до Огненного Дождя, огромная магическая сила подняла потолок главной пещеры, выдавив наружу каменный кряж. Даже он не мог представить себе, что это было, хотя, быть может, когда-то дварфы знали могучие заклинания, но может быть это был им дар от самого Кагъяра или от легендарных волшебников Блэкмура.

Он повернулся к сестре. — Ты займешься поисками этого старого дурака, драка. Я же поищу Кардайера.

— Ты хочешь сразиться с ним? — спросила Карендэн, стремясь скрыть тревогу.

— Я должен, — сказал ей Мартэн. — Не беспокойся. Если он такой же, как все остальные короли-ренегаты, он будет слишком уверен в себе, чтобы быть осторожным.

Мартен бысто пошел в темные переходы дворца, стремясь найти серце логова Кардайера. Карендэн какое-то время следила за ним, потом повернулась и отправилась обыскивать нижние уровни. Теперь уже ее брат приостановился на мгновение, глядя как она спускается по широкой двойной лестнице в темноту нижних этажей. Он беспокоился об ней и не хотел, чтобу она вообще прилетала сюда. Он знал, что Повелитель Драконов где-то недалеко; они все видели следы его работы у входа.

Комнаты и коридоры святилища были тихи и пустынны, как если бы дворец был брошен и все ренегаты улетели, чтобы встретить непрошенных золотых гостей. Но Мартэн знал, что ему нельзя расслабляться ни на секунду. Хотя Кардайер был одним из самых больших и сильных красных драконов в мире, он до сих пор еще не вступил в битву. Значит он ждет его в темноте логова, отлично зная, что предводитель золотых придет за ним. Они оба знали, что битва неизбежна. И сейчас, пока они оба бродили по темному и древнему дворцу, весь вопрос был в том, кто из них найдет другого раньше, надеясь таким образом получить преимущество перед своим врагом.

Мартэну не пришлось искать долго, так как главный коридор привел прямо в большой центральный зал, который, очевидно, был личным логовом Кардайера. Какое-то мгновение он постоял в дверях, оглядываясь. Грубо-сделанные подушки, лежавшие на плохо-выделанных шкурах каких-то больших животных, были разброаны на полу среди обглоданных до белизны костей. Квадратный помост у задней стены зала похоже служил Кардайеру как кроватью, так и троном, местом, где он мог раскинуться и отдыхать, глядя на свой двор. Лестницы по каждую из сторон помоста вели вниз на нижние этажи.

На первый взгляд комната была пустой, по меньшей мере до тех пор, пока Мартэн не услышал шуршание тяжелой цепи. Вытянув голову внутрь зала, он сумел увидеть за дверью большой альков, который прежде был невидим. Красный дракон, нет, юная красная драконица с массивным стальным ожерельем, плотно облегающим шею, была прикована к болту, вделанному в стену. Мартэн медленно вошел в команты, стараясь понять, действительно ли она была пленницей. Внезапно она увидела его вскочила на ноги и со страхом отшатнулась. И только тут Мартэн заметил, что у нее нет крыльев, сюдя по всему они были оторваны от плеч так давно, что раны успели зарости и было скрыты под вновь образовавшейся чешуей. Мартэн мгновение помедлил, кипя от гнева перед лицом такой невероятной жестокости ренегатов, потом с жалостью взглянул на скорчившееся в углу юное существо. Страх потерять крылья был одним из худших ночных кошмаров для любого дракона. Лишиться крыльев означало лишиться свободы и безграничной радости полета. Для дракона не было большего наказания — даже смерть представлялась меньшим злом — и он спросил себя, что же такого она сделала, чтобы заслужить его. Возможно ее преступление состояло только в том, что она пыталась улететь из этого кошмарного места, так что и эти тяжелые цепи и лишение крыльев она заслужила предательством, с точки зрения Кардайера.

Юная драконица продолжала отступать от него, насколько позволяла ей цепь, пока не вжалась в каменную стену на другой стороне комнаты, дрожа от страха. Мартэн даже спросил себя, а видела ли она раньше золотого дракона. С растущей яростью и отвращением он спросил себя и о том, а видела ли она вообще за свою недолгую жизнь мужчину, который не издевался бы над ней и не насиловал ее. На взгляд ей было не больше восьмидесяти, в самом крайнем случае ста лет, и все дни ее жизни наверно протекли в этом мрачном аду.

— Ты понимаешь меня? — спросил он. — Я собираюсь сломать твой ошейник и освободить тебя. Тогда ты сможешь выбраться отсюда, и Кардайер не будет тебя преследовать. Если его еще не убил Повелитель Драконов, я сделаю это сам.

Казалось, что она его поняла, во всяком случае она осторожно подошла поближе к нему и вытянула шею, хотя все еще дрожала от страха. Мартэн проверил ее ошейник, и убедился, что он весьма прост, но надежен, толстая полоса металла, согнутая вокруг шеи, удерживаемая на месте двумя массивными заклепками, проходила через отверстия в двух пластинах ее гребня. Судя по всему дыры били прожжены раскаленным до бела жилиндром. Освободить ее было совсем не трудно, достаточно было использовать заклинание, делающее металл заклепок ломким как лед. Они легко разлетелись на куски, когда он взялся за металлическое кольцо своими сильными лапами и медленно согнул его.

Юная женщина отреагировала на свободу совсем не так, чем он этого ожидал. Она резко рванулась вперед и со всей силы ударилась в своего спасителя тонким, но крепким телом, и сшибла его на спину. В следуещее мгновение, прежде чем он успел опомниться, она прыгнула на него, чуть не выбив из него весь воздух, а руками изо всей силы схватила его за горло. Но ей не хватило силы, чтобы сломать ему шею. Тогда она вцепилась в него клыками, стараясь прокусить броню. Судя по всему она никогда не знала, что такое доброта и доверие; всю свою жизнь она ожидала от других только презрение и побои, так что была готова ударить любого, кто только приблизится к ней, чтобы ударить ее.

Мартэн сделал ошибку, пожалев ее, и едва не расстался с жизнью под зубами сумашедшего дракона, наполовину меньшего его самого. И тут внезапно дротик силы вылетел из темноты слева от помоста и, ударив юную драконицу в грудь, отшвырнул ее от Мартэна. Удар был такой силы, что она впечаталась спиной в стену алькова, в котором была прикована, и сползла на пол. Очумело помотав головой, она встала и приготовилась опять к бою, рыча от ярости. Но второй болт энергии ударил ее в голову, убив ее на месте. Она была мертва даже раньше, чем во второй раз ударилась о ту же стену. Ее тело безжизненной грудой упало на пол, голова была пробита, шея сломана.

Мартэн немного подождал на полу, не торопясь вставать и подставлять себя под смертельные болты. Когда же он убедился, что битва окончена, он перекатился и сел на свои массивные ягодицы. Повелитель Драконов появился из темноты, на ходу убирая меч в ножны и снимая шлем. Когда Мартэн протянул к нему голову, чтобы негромко поблагодарить, Тельвин неожиданно протянул к нему руку и ласково потер ему нос. Огромный дракон едва не подпрыгнул от удивления.

— Милорд, пожалуйста! — твердо сказал он.

— О, извините, — сконфуженно сказал Тельвин. — В темноте я принял вас за Карендэн. Вы же, знаете ли, очень похожи.

— Держи свои грязные руки подальше от моей сестры, — неслышно пробормотал Мартэн, потом потряс головой. — Прошу извинить мое плохое настроение. Я ненавижу, когда кого-нибудь выставляют дураком, особенно меня самого.

— Я не могу винить вас в том, что вы поддались жалости, — сказал Тельвин. — Я не люблю убивать, но был вынужден сделать это. Насколько я вижу она еще почти ребенок. На вашем месте я тоже освободил бы ее.

— Возможно вы и так дали ей единственную свободу, которую она могла иметь, — задучиво протянул Мартэн. — Я должен был понять, что этот ребенок вырос в атмосфере постоянного насилия, наверняка ее пытали эти безумные ренегаты, и она тоже стала такой же сумашедшей, как и ее похитители. Но все это неважно. Мы должны немедленно найти Кардайера. Только у вас и у меня есть сила, чтобы сразиться с ним, и я не хочу, чтобы он перебил добрую половину из моих товарищей.

— Карендэн здесь? — спросил Тельвин.

— Я не мог запретить ей прилететь, — ответил золотой дракон. — Она отправилась на нижние этажи в поисках Сэра Джорджа Кирби.

— Что? — воскликнул Тельвин не веря своим ушам и в ярости поворачиваясь к огромному дракону. — Да ты что с ума сошел, отправив ее туда? Куда, как ты думаешь, отправился Кардайер? Он отлично знает, что я приду спасать Сэра Джорджа. Он там ждет нас, а теперь и ее!

Мартен даже зарычал от гнева, как на Кардайера, так и на себя. — Тогда иди и ищи ее, быстрее. Ты можешь двигаться по этим проклятым коридорам быстрее, чем я могу даже надеяться.

Тельвин повернулся и помчался обратно к помосту, потом прыгая через ступеньку спустился по лестнице вниз, на ходу надевая шлем и вытаскивая зачарованный меч. Золотой дракон последовал за ним так быстро, как только мог, хотя лестница была слишком узка и крута для него, и приходилось быть предельно осторожным. Еще никогда в своей жизни он не стремился в битву с такой яростью — и таким страхом.

* * *

Карендэн тихо скользила по темным переходам внутри древнего святилища. Как жрице, ей нечасто приходилось сражаться, но как раз с ренегатами она уже сражалась бок о бок с Повелителем Драконов. Она могла сражаться и сейчас, если будет необходимо, но, как всегда, предпочитала обойтись без битвы, если это будет возможно. И единственным драконом, с которым ей не хотелось встречаться, оставался сам Кардайер, так как она достаточно хороша знала, что с ним ей не справиться. Она опасалась и за брата, хотя в душе надеялась, что Повелитель Драконов найдет Кардайера первым.

Идя темными коридорами, она непрерывно думала, куда Кардайер мог поместить своих пленников, особенно учитывая то, что весь дворец на самом деле был святилищем Бессмертного. В принципе чем ниже, тем безопаснее, хотя и не полностью — по меньшей мере от драконов не защититься и там. Идти было трудно. Коридор, по которому она шла, становился все уже и уже, кое-где она едва протискивалась; много было пустых ответвлений и лестниц, слишком узких, чтобы по ним мог пройти дракон, зато любой человек или орк запросто, а ведь и их было немало в армии Кардайера. Наверняка он держал своих пленников там, где мог видеть их, и быть может это была его сокровищница, из которой в случае опасности он мог быстро забрать сокровища. В любом случае это должно было быть такое место, что любой может зайти в него, и где не должно было быть таких корридоров, через которые дракон не сможет пройти, а человек, например, сможет.

Наконец ей пришло в голову, что она вообще зашла не туда. Возможно ей лучше поискать в более просторных переходах на верхних этажах. А тут слишком много мест, которые надо осмотреть, а времени у нее почти не осталось. И тут она услышала звуки боя, бушевавшего в городе над нею. Хотя золотых драконов было меньше чем ренегатов, но каждый их них в отдельности был больше и сильнее, так что жестокий бой шел на равных и никто не имел перевеса. Золотые нуждались в помощи, но скорее в талантах и качествах предводителя Мартэна или мощи Повелителя Драконов, чем в ее самых обычных силах. Тем не менее ей захотелось туда, так это темное и опасное место ей сильно надоело. Даже камни здесь излучали сумашествие и отчаяние ренегатов.

И именно тогда, когда Карендэн полностью убедилась, что надо искать где-нибудь в другом месте, она внезапно заметила, что находится на правильном пути. По видимому все эти годы Кардайер держал своих отвратительных рабов внизу, под святилищем, не разрешая им выйти наверх, чтобы сохранить в тайне место своей сокровищницы. Главный коридор был перегорожен огромной решеткой со стальными прутьями, такой массивной что против нее была бессильна как сила дракона, так и его огонь. Она была вделана в тяжелую раму, тоже металлическую, которая огромными болтами была привинчена к стенам, потолку и полу. Даже могучему дракону надо было немало времени, чтобы прорваться через нее, но Карендэн нутром чуяла, что у нее вообще нет времени для того, чтобы искать обходный путь

Золотая леди-дракон уселась на задние ноги, закрыла глаза и сконцентрировалась на заклинании, но не на жреческом, а на одном из тех, секретом которых владели только драконы. Спустя мгновение ее тело начало слабо светиться бледным, переливающимся светом, так что казалось почти прозрачным. Он медленно встала, стараясь не потерять концентрацию и не повредить заклинанию, а потом осторожно пошла вперед, прямо на решетку. Ее заостренный нос прижался к стальным прутьям решетки и прошел через них, как будто их и не было. Она акуратно делала маленькие шажки, как приведение проходя через решетку, пока все ее тело не оказалось по ту сторону барьера. Только тогда она остановилась и взглянула назад. В тоже мгновение свет, исходивший от нее, погас, она опять стала осязаемой и твердой

Карендэн пошла дальше, отметив по дороге, что все боковые проходы поменьше завалены осколками каменных блокав. Через несколько сот метров она внезапно очутилась на большой открытой площадке, по сторонам которой были лестницы, ведущие наверх. В центре подземной площади находилась квадратная яма, в которую можно была спуститься по широким лестницам как слева, так и справа. Лестницы заканчивались у подножия небольшой арки, по другую сторону которой находился проход совершенно чудовищных размеров, настолько широкий и высокий, что она могла, если бы хотела, раскинуть свои крылья и встать в полный рост.

Спустившись в него она немедленно заметила, что эта часть святилища не была построена из каменных блоков, как весь дворец, но вырезана в твердой камне с той абсолютной точностью, как это могут делать только дварфы. Стены, потолок и пол были абсолютно гладкие, без малейшей выпуклости, а углы прямые и четкие. Идя вперед, она обнаружила, что первый проход служил только соединением между двумя длинными коридорами, такой же чудовищной величины, в каждый из которых выходило множество больших комнат с тяжелыми деревянными дверями. Северная половина каждого из основных проходов была недоступна для рабов Кардайера. Толстые каменные перегородки запечатывали проходы, и только через маленькое окно, забранное железной решеткой, можно было разглядеть то, что находилась за перегородкой. Южная часть проходов, однако, была открыта.

Карендэн мгновенно поняла, чем было это место для Кардайера. Насколько можно было видеть через маленькое окно, там хранились, как на складе, главные сокровища короля-ренегата, уходившие вдаль, ряд за рядом. В древности здесь хранили свои сокровища предшественники нынешних дварфов, и все это добро хранилось здесь под внимательным присмотром самого Кагъяра и его жрецов. А теперь здесь находилась сокровищница Кардайера и его крепость.

— Карендэн!

Она резко повернулась на звук своего имени, стараясь найти его источник. Мгновенно узнав голос Сэра Джорда, Карендэн быстро заметила и его самого, глядящего на нее через решетку тяжелой деревянной двери одной из комнат.

— Я совершенно не ожидал увидеть тебя, — сказал он. — Я думал, что тебя выслали из Хайланда.

- Селдэк позвал меня, — объяснила она. — Я привела с собой золотых драконов, чтобы они сразились с ренегатами, но Селдэк полетел за Повелителем Драконов, так что и Тельвин тоже где-то здесь.

— У Кардайера есть ключи, — сказал старый рыцарь. — Как ты видишь, замки довольно новые.

— Не бойтесь, я освобожу вас оттуда без всяких ключей. Быть может эти деревянные двери сохранила магия или что-то другое, но им все равно тысячи лет. Стойте спокойно.

Она повернулась, собираясь как следует приложиться хвостом по двери, и совершенно внезапно обнаружила, что глядит в глаза самому большому красному дракону, которого видела в своей жизни. Пока она говорила с Сэром Джорджем, Кардайер неслышно подкрался к ней сзади и терпеливо ждал, пока она соизволит заметить его.

Испуганная, она инстинктивно отдернула голову назад, но, так как был застигнута врасплох, огромный красный дракон двигался намного быстрее, чем она могла защитить себя. Одна из его больших могучих лап метнулась вперед и со страшной силой схватила ее за горло, прямо под челюстью, в то время как вторая легла на ее правое плечо и так сильно стиснула, что нечего было и думать осводиться от этого захвата, особенно учитывая его размеры и вес. Он легко пригнул ее к полу заставил лечь на живот. Потом, идя задом, вытащил ее на пересечение коридоров.

Полностью уверенный в своей абсолютной власти над молодой золотой, Кардайер положил ее на пол и лег на нее сверху, придавив ее своим массивным телом. Впрочем он не переставал держать ее рукой за горло, и еще выгнул ее голову назад, достаточно болезненно. Подняв голову, он восхищенно осмотрел ее, держась совершенно самоуверенно и не допуская даже мысли о сопротивлении. Карендэн не боролась, хорошо понимая, что даже одной рукой он может в мгновение ока сломать ей шею.

— Клянусь Бессмертными, такое сокровище должно быть в моей сокровищнице, — сказал он, так близко поднеся свою голову к ее, что даже ухо Карендэн ощутило его теплое дыхание. — Но для чего такая великолепной леди надела на себя седло? Неужели только ради старого человека-драка, который даже не может летать? Впрочем, я слышал истории о одной золотой леди-драконе, которая носит на себе Повелителя Драконов, будь он проклят во веки веков.

Карендэн не ответила, зная, что это бесполезно. Вместо этого она попыталась призвать магию, чтобы защитить себя, но все ее мысли перепутались от страха; никогда в своей жизни она так не боялась.

— Ты так дрожишь потому, что думаешь, будто я собираюсь убить тебя? — спросил Кардайер, обвивая своей шеей ее и глядя ей в глаза, причем он так болезненно выгнул ей шею, чтобы ее глаза были на уровне его. — Мне стыдно и жалко, но я должен сделать это, так как ты слишком опасна и я не могу оставить тебя в живых. Прошло так много времени с того последнего раза, когда я видел золотых, и, должен сознаться, я даже забыл насколько они красивы и грациозны.

Вот теперь Карендэн поняла, почему она так испугалась. Кардайер задвигался на ней и подтаскивал свое тело, пока вся его тяжелая грудь не оказалась на середине ее спины. И снова он проявил совершенно невероятную силу, обвив своим хвостом ее и отведя его в сторону. Она по-прежнему не могла сопротивляться и он быстро схватил ее хвост одной из своих могучих задних ног, потом перевернул ее и положил на спину, крепко удерживая своим весом.

— Карендэн!

Кардайер резко поднял голову, но потом опять самодовольно расслабился. Мартэн находился по ту сторону каменной перегородки, он отчетливо видел их обоих через небольшое отверстие, но был неспособен даже просунуть голову через прутья решетки. Огромный золотой дракон отступил на шаг в ярости и отчаянии, потом бросился на перегородку, стараясь вырвать железные прутья или сломать каменный барьер, но безуспешно.

— Ты не сможешь пройти через него, храбрый дракон, — насмешливо сказал Кардайер. — Возможно ты сможешь найти другой путь сюда, вокруг барьера, прежде чем я позабавлюсь с этой замечательной леди, но, быть может, ты предпочитаешь остаться и понаблюдать за нами. В любом случая я буду ждать тебя.

— Оставь мою сестру в покое! — зарычал Мартэн от горя и безнадежности. — Клянусь Великим, я заставлю тебя умирать медленно и сам буду пытать тебя следующие сто лет!

— Хм, действительно твоя сестра, — согласился Кардайер. — Тогда тебе лучше всего стоять и смотреть. Надеюсь тебе понравится.

Мартэн резко отшатнулся от отверстия. Скалясь он жестокого удовлетворения, Кардайер опять уставился на беззащитную жрицу, предвидя близкое удовольствие. И опять резко вскинул голову, сообразив, что темнота за барьером внезапно наполнилась сильным белым свечением. Огромный камень в углу барьера на какое-то мгновение засветился красным, а потом со страшным грохотом раскололся на части. Кардайеру пришлось резко повернуть голову, чтобы защитить глаза от смертельно опасных осколков раскаленного камня. Спустя мгновение он повернул ее обратно, яростно шипя, но тут поток страшной силы прошел через разрушенный барьер и ударил его в руку, сокрушая кости.

Боль была настолько страшной, что он отпустил свой смертельный захват на шее Карендэн, зарычал от ярости и, терзаемый болью и страхом, упал на пол. Фигура в черной броне прошла через дыру в барьере и уже подняла динный меч угрожающим жестом, нацелив его прямо в лицо. Ослепленный яростью и болью, Король-ренегат почти полностью потерял рассудок, и тем более он не мог понять, как эта маленькая букашка имеет наглость напасть на него, величайшего из ренегатов. Собрав последние силы, он прыгнул на ноги и ринулся вперед, в бой, дав Тельвину возможность нанести точный удар. Меч на мгновение полыхнул красным, и Кардайер получил удар в грудь такой силы, что огромный красный дракон закувыркался на полу и влетел в туннель за своей спиной, из которого вышел несколько минут назад.

Тельвин был достаточно осторожен, и следующая атака не застала его врасплох. Личная стража Кардайера находилась в резерве, шесть сильных драконов-ренегатов, которые сейчас все разом бросились на него из бокового прохода. Тельвин опять поднял меч, направив его прямо на атакующих драконов, и призвал меч выстрелить самым сильным разрядом, какой он только осмелился призвать. Дротик заставил на мгновение ослепнуть всех, кто там был, а его разрыв потряс до основания все камни древнего города. Все шестеро ренегатов умерли мгновенно, а их безжизненные горящие и переломанные тела оказались разбросаны по всему проходу.

Хотя Мартэн почти сошел с ума от ярости и отчаяния, он сумел сдержать себя и остаться по ту сторону барьера, когда Повелитель Драконов проходил через него и сражался с ренегатами. Теперь он бросился вперед в брешь, расталкивая обломки камней ударами лап и вырывая камни из краев разлома там, где они были надломлены и ослабели после взрыва. За несколько секунд ему удалось расширить брешь настолько, что он смог, хотя и с трудом, протиснуться через нее. Когда он оказался внутри, то первым делом бросился к Карендэн, которая уже сидела, все еще раздираемая бесполезным гневом и страхом; носом она прижалась к груди Тельвина, который нежно гладил ее мордочку и что-то ласково говорил.

Чувствуя себя лишним, Мартэн медленно пошел по темному коридору, в котором лежал Кардайер, более чем в сотне ярдов от того места, где его настиг удар Повелителя Драконов. Король-ренегат был еще жив, и, хотя было ясно, что после таких чудовищных ран ему не жить, драконы никогда не торопятся умирать. Его грудь была полностью разворочена, каждый вздох отзывался в его теле мучительной болью. Он лежал на полу, слишком слабый, чтобы двигаться, видя только свою боль. Тем не менее он заметил подходящего Мартэна.

— Я Кардайер…величайший из всех…королей-ренегатов, — сказал он, едва собрав воздух даже для нескольких слов. — Я не верю…что даже Повелитель Драконов…может победить меня.

— Никакой дракон не может победить Повелителя Драконов, — со вздохом сказал Мартэн. — Даже сам Великий может только надеяться, что победит его.

— Но я тоже…я Бессмертный, — прошептал Кардайер, хватаясь за иллюзию. — Я не могу…умереть.

— Тебе осталось не больше нескольких часов, так что ты можешь подумать об этом, только побыстрее, — сказал ему Мартэн и повернулся, оставляя его умирать в страшных мучениях. Теперь, неспособный двигаться, красный дракон будет сражаться за каждый вздох и чувствовать, как жизнь, капля за каплей, уходит из него. Убить его сейчас было бы милостью по отношению к нему, а Мартэн чувствовал, что эти несколько часов боли и есть плата за все пытки, которым он подвергал свои жертвы.

— Если вы не против…

Сэр Джордж глядел на него через отверствие в двери камеры, в которой он был заперт. Мартэн положил руку на ручку двери и толкал ее до тех пор, пора старинное дерево не сорвалось с петель. Старый рыцарь вышел наружу, выглядя ничуть не хуже, чем до своего плена.

— После стольких усилий спасти вас, я рад видеть, что вы были так любезны и остались в живых, — сказал ему Мартэн. — Вы нашли ожерелье?

— Во всяком случае я нашел, что у Кардайера его нет и никогда не было, — раздраженно сказал Сэр Джордж. — Он был настолько наполнен иллюзиями о своем величии, что никогда не заключил бы такой союз, в котором был бы не на первом месте, даже с группой таких хитрых людей, как Волшебники Огня. Но у него и без ожерелья хватает сокровищ, они за вашей спиной. Он был настолько любезен, что показал их мне.

— Эти сокровища принадлежат Повелителю Драконов, — сказал Мартэн. — Они его по праву, так как именно он убил Кардайера.

— Мне? — спросил смущенный Тельвин. — Но что я буду делать с такой грудой золота и драгоценностей?

— Парень! — Сэр Джордж тихо и незаметно толкнул его в бок.

— Согласно обычаю, ты можешь дать кое-что тем драконам, которые помогали тебе, — объяснил Мартэн. — Но все сокровища и само логово принадлежат тебе.

— Мы можем заняться этим позже, — твердо сказал Тельвин. — А сейчас у нас есть еще живые ренегаты; вот ими я займусь в первую очередь.

Все еще потрясенная своими тяжелыми переживаниями, Карендэн улучшила момент и потерлась щекой о грудь брата. Мартэн смотрел как Повелитель Драконов уходит прочь вместе со старым рыцарем, торопясь защитить золотых драконов, сражавшихся наверху. Мартэн слишком хорошо знал, что только за последний час Тельвин спас жизнь ему и его сестре, долг, который он вряд ли когда-нибудь сможет заплатить. И тем не менее он никак не мог перестать думать о том, что скорее всего через несколько недель армия драконов под его руководством будет сражаться с Повелителем Драконов.

С горькой иронией Мартэн вспомнил о том, как прошлой зимой он предупреждал Карендэн не стоять слишком близко к Тельвину. И вот теперь он сам попал в ловушку, ловушку благодарности и долга.

Девятая Глава

Так как седла были у двух драконов, Карендэн повезла Тельвина, а Селдэк Сэра Джорджа обратно в Брайер. Вопрос о сокровищах Кадайера так и остался нерешенным, хотя все драконы, даже Карендэн, считали его чуть ли не самым важным из всех. Тельвин наградил всех золотых, которые участвовали в спасении Сэра Джорджа, и даже настоял, чтобы и Мартэн взял свою часть, хотя тот отказывался и говорил, что он и так в долгу перед Повелителем Драконов. Тем не менее осталось весьма и весьма немало, и Тельвин мог только закрыть сокровищницу на замок и положиться на то, что никто не знает вход в Дармук, который от считал своей собственностью. Он был уверен, что золотые драконы никогда не расскажут никому о старинном городе и не вернутся туда без приглашения, уважая, согласно законам драконьего племени, его право на эти сокровища. А из ренегатов никто не остался в живых.

Вернувшись в Брайер они обнаружили, что Сольвейг ждет их во дворе дома Тельвина, хотя она и притворилась, что ни о чем не беспокоилась, так была уверена, что старый рыцарь даже из ада вернется домой живой и здоровый.

Карендэн должна была улетать, так ее ждали другие обязанности. Селдэк решил остаться и продолжить вместе с Сэром Джорждем охоту на Ожерелье Драконов. У Тельвина тоже был долг, о котором он не мог забыть, даже если бы захотел. Он принял командование Армией Хайланда и завтра отправлялся на границу вместе с первым караваном, везущим солдат и запасы.

На следующее утро выяснилось, что ко всем проблемам Тельвина добавилась еще одна. Последние пять лет он ездил исключительно на драконах, и совершенно разучился ездить на лошадях. Он не сомневался, что конь будет его слушаться, но перед его внутренним зрением стояла страшная перспектива сидения в седле по меньшей мере неделю. Он очень сомневался, что ему поможет умение ездить на драконе, так как полет дракона был очень гладок и даже нежен, особенно по сравнению с подпрыгивающим лошадиным аллюром.

Король Джеридан дал ему замечательную юную кобылу, самую лучшую лошадь из тех, которые были у Тельвина. Эта была порода быстрых и неутомимых животных — одна из тех странных диковинок, которые Флэмы принесли с собой из другого мира. У лошадей этой породы было небольшое тело и широкая грудь. Обычно они бывали коричневыми, с еще более темными гривами и хвостами. Внешне юная кобыла напоминала тех двух животных, на которых он ездил в том памятном путешествии, во время которого стал Повелителем Драконов. Как и они, вначале она заупрямилась и не хотела даже подпускать его к себе, пока Сэр Джордж не подошел к ней и не обработал своей почти незаметной магией. Тельвин назвал ее Каденс, как и двух предыдущих, так как не знал, как ее называли раньше.

На рассвете он присоединился к основной части армии короля, для удобства выстроившейся в поле за воротами города: стройные линии солдат и повозок, готовые к маршу. Тяжелые грузовые фургоны, передвижные катапульты, роты солдат и повозки с их имуществом, все стояли вдоль дороги, ведущей на север. Поначалу Тельвин был просто поражен силами, посыляемыми на границу, так как знал, что это только часть королевской армии, сердца всех армии Хайланда. Тельвин конечно знал, что другие страны, вроде Тиатиса или Даркина, могут вывести в поле армию, большую чем все население Хайланда. Тем не менее, глядя на эту массу людей и лошадей, Тельвин решил, что армия Хайланда здорово увеличилась и усилилась за годы подготовки к войне с Альфатией.

Как только Тельвин принял командование, он быстро выяснил, что от него ждут, чтобы он держался в нескольких сотнях миль от самой дальней северной границы вместе с двадцати пятью сотнями людей и пятью сотнями эльфов. Примерно двенадцать сотен солдат, которые должны были присоединиться к нему, уже находились на границе. На случай, если конфликт с драконами перейдет в настоящую войну, герцоги обещали прислать еще две тысячи человек; что касается эльфов, то на подкрепления от них было мало надежды. Эльфы вообще с большой неохотой решили участвовать в этой авантюре, утверждая, что все это дела не стоит и «упавшего листа».

Армии требовалась по меньшей мере неделя, чтобы добраться до северной границы, и это работало на Тельвина. Еще одна неделя давала драконам возможность еще раз обдумать ситуацию и понять, что армия Хайланда находится под его командованием. Он надеялся, что они подумают дважды, прежде чем осмелятся бросить ему вызов, а это может заставить их заколебаться, и если они будут колебаться достаточно долго, он успеет укрепить северную границу. Кроме того они увидят, что он не ведет армию в горы, чтобы атаковать их на их собственной земле.

Тельвин все еще надеялся избежать войны с драконами, хотя и ожидал, что ему придется показать этим упрямым головам как сражается Повелитель Драконов. Впрочем его новообретенная возможность летать давала ему способность сражаться с драконами более эффективно, чем раньше, и заставить биться даже тех из них, кто вообще этого не хотел. Их огромная скорость и подвижность больше не давала им возможность избежать встречи с ним. Теперь он мог сражаться с ними по меньшей мере на равных, но по-прежнему не хотел этого, так как драконы были способны разрушить все и вся прежде, чем он мог заставить их сдаться.

Первые три дня путешествия на север прошли довольно хорошо, и они преодолели очень приличное расстояние. Дороги в центре Хайланда были сделаны хорошо и содержались в порядке, кроме того в последнее время не было сильных дождей, которые могли бы превратить их в непроходимое болото. Это было просто замечательно, особенно учитывая как много больших тяжело-нагруженных фургонов было у них с собой. Эти фургоны могли легко застрять в любой, даже самой маленькой грязи, и поэтому было необходимо привести их на север раньше, чем начнутся дожди середины лета.

Когда они приблизились к границе, темп заметно упал. Лесистые и покатые холмы среднего Хайланда закончились, зато начались северные сосновые леса, в которых узкие дороги петляли между участками вздыбленной земли и огромными камнями. Тельвин, на удивление, почувствовал себя увереннее; он вырос в таких лесах и горах, для него они были как дом. Он не мог сказать, что был сильно доволен жизнью, когда жил сиротой и чужаком в маленькой деревушке Гретц, но ему не хватало этих деревьев и этих гор, пока он жил в тепле и уюте на пыльных равнинах, окружавших Брайер.

- Нам надо будет разделить наших солдат и запасы, когда придем на следующий перекресток, — сказал Тельвину Капитану Гэрстраану, когда они ехали рядом. — Половина пойдет на северо-восток, к Нордину и Восточному Пределу, а вторая половина к Линдену и северо-западной границе. Так мы сможем доставить подкрепление нашим войскам вдвое быстрее.

— Какую половину возглавите вы сами? — спросил Гэрстраан. — Я думаю, что вам стоит быть там, где скорее всего появятся драконы.

Тельвин покачал головой. — Я уже думал об этом и никак не могу решить, где опаснее. Почти наверняка мы столкнулись бы с драконами за Вендарианским Кряжем, если бы решили спуститься с гор. Но Парламент Драконов может решиться на интервенцию, и тогда уже они спустятся с северо-восточных гор, как это было пять лет тому назад. Может быть они захотят напасть на меня, а может быть, наоборот, они решат держаться от меня подальше. Мне очень не нравится наше положение, так как мы должны ждать, пока они не сделают свой ход, и только потом ответить на него, но деваться некуда, выбора у нас нет.

В конце концов он и Гэрстраан решили не разделять армию, пока не достигнут первого перекрестка по дороге на Трааген. Там, немного южнее Нордина, половина их войск повернет на запад по новой дороге, которая была недвно построена, чтобы снабжать продуктами отдаленные поселения у подножия Вендарианского Кряжа. Тельвин не мог не подумать о том, как много тут изменилось со времени его детства. Когда он рос в Гретце, их деревенька была самой северной из всех пограничных поселений, а теперь появилось множество недавно основанных поселений на землях, которые по-прежнему оставались дикими и по большей части неисследованными.

И тут дело приняло оборот, который Тельвин никак не мог предвидеть: Драконы напали быстрее, чем он ождал и надеялся. Как только армия оказалась на большой открытой области, небо внезапно наполнилось драконами. Тельвин попытался быстро сосчитать их и решил, что их не больше дюжины, но они так резко носились взад и вперед, что, казалось, их намного больше. С первого взгляда он понял, что это молодые красные драконы. Он знал, что это — любимая тактика драконов: застать большие силы противника врасплох на большом открытом участке, где драконы легко могли уничтожить всех и все, а враг не мог укрыться от ударов с воздуха. Примерно то же самое они проделали пять лет назад, сражаясь с армией Джерридана.

Тельвин сделал то единственное, что мог, так как драконы на собирались давать его армии отступить в лес, находившийся более чем в ста ярдах. Он приказал солдатам выйти вперед, оставив тяжело нагруженные фургоны позади, которые стали чем-то вроде прикрытия с тыла, а сами солдаты приготовились отражать атаки с фронта и флангов. Катапульты мгновенно зарядили, роты лучников наложили стрелы на луки. Так что возникла надежда, что они смогут продержаться даже против такой большой банды драконов. А присутствие Повелителя Драконов должно было помочь в защите.

Все время, пока силы Хайланда готовились к обороне, драконы не нападали. Это оставило Тельвина один на один со множеством вопросов. А что они вообще ожидали? Быть может они надеялись запугать Флэмов? Знают ли они, что Повелитель Драконов здесь? В любом случае было необходимо поменять свои планы, хотя он не собирался отступать и выказывать страх перед ними. Он обязан взять ситуацию под свой контроль, и чем скорее, тем лучше. Спустя несколько минут к нему подъехал Капитан Гэрстраан.

— Все отряды развернуты и готовы к бою, — отрапортовал он. — Чего же они ждут? Такое ощущение, что они дали нам замечательный шанс еще пожить.

— У драконов очень развито чувство чести, — сказал Тельвин, — хотя я подозреваю, что у этих есть свои собственные причины для промедления. Все зависит от того, знают ли они или не знают, что я здесь, а если знают, то не хотят ли что-то доказать лично мне. Быть может то, что они не атакуют, означает, что они хотят бросить мне вызов.

— Вы в состоянии сразиться с ними всеми?

— Согласно их обычаям, только предводитель и, быть может, его собственные телохранители могут бросить мне вызов. Но, как я подозреваю, они хорошо помнят бой между мной и красным драконом по имени Джердар, и не хотят повторять его ошибки. И я очень надеюсь, что они понятия не имеют о том, что я в состоянии летать, и могу сражаться с ними в воздухе так, как я захочу.

— Итак, что вы будете делать?

— Я собираюсь преподать им урок, — твердо сказал Тельвин. — Что бы они не ожидали и не планировали, на что бы не надеялись, встреча с Повелителем Драконов лицом к лицу будет хорошим испытанием для их нервов. Представьте себе самое худшее чудовище из легенд, которым вас пугали в детстве и которое снится вам в кошмарных снах, а потом попытайтесь сразиться с этим монстром наяву. Вот так драконы смотрят на Повелителя Драконов.

Он оставил лошадь на попечение старого капитана, призвал доспехи Повелителя Драконов и вышел один в поле.

Как он и ожидал, внезапное появление Повелителя Драконов заставило их прекратить свой дикий полет и немного отлететь. Пятеро из них приземлились на отдаленный холм и и принялись что-то очень горячо говорить друг другу, а другие кружились над ними сверху. Тельвин начал думать, что они никак не ожидали увидеть его здесь.

Пятеро драконов закончили кричать друг на друга, взмыли в воздух и присоединились к остальным, по-прежнему держась достаточно далеко от армии Хайланда. Возможно они уже пожалели, что не напали сразу, когда имели безусловное преимущество во внезапности, но вместо атаки устроили впечатляющую демонстрацию силы, которая, однако, никого не впечатлила. А теперь преимущество во внезапности потеряно, зато совершенно неожиданно появился Повелитель Драконов.

Через какое-то время самый большой из красных драконов приземлился на небольшом возвышении в ста ярдах от него, и Тельвин отправился на встречу с ним. Подойдя ближе он почувствовал, как в нем просыпается инстинктивный страх перед драконами, старый страх, о котором он почти забыл благодаря своей долгой дружбе с Карендэн. Драконы всегда были его врагами, начиная с того дня, как он появился на свет; его мать умерла из-за их отчаянной попытки закончить его жизнь прежде, чем она началась.

Тем не менее Тельвин подавил растущий страх, заставив себя успокоиться и, приблизившись к красному дракону, уже казался спокойным и уверенным себе. Драконы инстинктивно признавали главенство самой сильной воли и самого мудрого разума.

— Мы можем обойтись без сражения, — начал Тельвин. — Я обещаю тебе, что ни я, ни армия Хайланда не угрожают драконам. Мы хотим только обезопасить наши границы, и я здесь для того, чтобы не было взаимного непонимания.

— Очень странный способ избежать непонимания, — отозвался дракон, бросив взгляд на армию, выстроившуюся позади Повелителя Драконов. — Как я могу считать ваше присутствие здесь чем-нибудь другим, а не угрозой?

— Король Флэмов объявил, что он не пошлет армию в горы до тех пор, пока драконы не нападут первыми. — сказал Тельвин. — И я при любых обстоятельствах не буду помогать его армии сражаться с драконами до тех пор, пока драконы не нарушат договора. Но если ты нападешь на солдат короля на этих землях, которые принадлежат Хайланду, это сделает войну неизбежной.

— Война идет уже долгое время, — сказал дракон. — И единственная действительно неизбежная вещь — сражение не на жизнь, а на смерть между нами и Повелителем Драконов.

Дракон резко повернулся, раскинул свои широкие крылья и, после трех трех длинных пружков, прыгнул в воздух. Тельвин вернулся на свое старое место, во главе армии, надев по дороге шлем, чтобы его не захватили врасплох, если драконы нападут внезапно. Хрустальные пластинки ограничивали его зрение, тем не менее он ясно видел перемещения красных драконов, и не отрывал от них глаз. Все драконы вернулись в небо в то же самое мгновение, что и их предводитель. Теперь они кружились над одним местом, где-то в миле на запад от него, по-видимому готовясь к атаке.

Тельвин видел, как они начали разлетаться в стороны, чтобы окружить область, на которой находилась осажденная армия. Еще во времени его первой битвы с драконами, они узнали о его ограниченном обзоре, и использовали это против него, когда сразу несколько из них бросались на него одновременно в надежде, что хотя бы один из них сумеет подойти достаточно близко, чтобы атаковать.

Но на этот раз он направили свою атаку не на него, а на армию Хайланда. Оставаясь насколько это было возможно за пределами действия его меча, они быстро подлетали, выдыхали пламя и улетали обратно. Тельвин уже хотел приказать солдатам встать пошире. Плотная боевая линия делала их более уязвимыми, но даже и так солдаты Хайланда не были беззащитными. Хотя их длинные луки ничего не могли поделать с драконьей броней, но катапульты метали тяжелые, размером со стрелу, дротики с металлическим наконечником, и это было совсем другое дело.

Глядя на драконью тактику внезапных атак и быстрого отступления, Тельвин решил, что они решили, несмотря на его защиту, уничтожить армию, используя свое преимущество в подвижности. Такая тактика позволяла им остававаться неуязвимыми, держась далеко от оружия Повелителя Драконов. Тельвин знал, что если он не будет ничего делать, его армия быстро потеряет всю свою храбрость. Но пока он использовал болты силы своего меча очень аккуратно, стараясь заставить их держаться на расстоянии и выжидая удобного момента, чтобы удивить их по-настоящему.

Шанс представился совершенно внезапно, когда большой красный дракон, с которым он разговаривал и который, по всей видимости, был вожаком банды, повернулся и бросился в атаку. Тельвин выжидал до последнего момента, потом приказал плащу поднять ее в воздух и лететь наперез дракону. Вожак был застигнут врасплох появлением Тельвина в воздухе, но быстро отреагировал и резко повернул в сторону. Тельвин поднял меч и как следует врезал ему скользящим ударом силы по ягодицам и ногам. Потом пришлось быстро поворачиваться, чтобы встретить атаку молодого красного дракона, появившегося сзади.

Тельвин знал, что сражаясь в родной стихии драконов он находится не в самом выгодном положении. Пока он летел быстрее любого дракона, но вес оружия делал его неуклюжим, мешал маневренности. Еще хуже, массивный меч мешал равновесию, особенно трудно было точно прицелиться в воздухе. Он старался маневрировать как можно лучше, но драконы только дразнили его, легко избегая его огненных шаров. Тем не менее он действовал намного эффективнее, чем на земле.

Тельвин знал, что он если бы он решился убивать драконов, как он это сделал с ренегатами в Даркмуке, ему было бы намного легче. Но если он начнет уничтожать драконов, он никогда не убедит их, что не нарушал договор.

Внезапное появление Повелителя Драконов в воздухе удивило и даже напугало драконов, но они не собирались отступать. Премущество по-прежнему было у них, и они продолжали нападать и возвращаться обратно прежде, чем он мог ответить. Их было слишком много, чтобы Тельвин мог одновременно защищать и себя и армию.

Предводитель красных драконов продолжал медленно кружиться на безопасном расстоянии, глядя на него и, без сомнения, думал о том, как бы разделаться с ним раз и навсегда. Действия красного дракона показались Тельвины одновременно странными и угрожающими. С опозданием он сообразил, что глупейшим образом недооценил ум и умение врага, и только потому, что он вожак маленькой и неопытной стаи. На самом деле красный дракон понял скрытые недостатки плаща даже раньше, чем сам Тельвин.

В какой-то момент все драконы одновременно повернулись и бросились на Повелителя Драконов, на первый взгляд совершенно безнадежная прямая атака. Тельвин повернулся лицом к ближайшему дракону и поднял меч. Но в тот момент, когда он хотел выпустить болт, внезапно обнаружил, что падает, как если бы летающая сила плаща исчезла без малейшего предупреждения. Хотя заклинания оружия Повелителя Дракона был полностью защищены от контрзаклинаний, даже от тех, которые уничтожали любую другую магию, с плащом дело обстояло не так. Волшебникам, которые делали его, было далеко до умения магов древнего Блэкмура, и они не смогли защитить заклинания плаща, это было выше их возможностей. Так что красный дракон просто сделал их бесполезными. Тельвин старался не поддаваться чувству страха. Он доверял своим доспехам и надеялся, что они защитят его даже от падения с такой высоты, хотя было очень трудно не поддаться инстинктивному страху.

Он плюхнулся на землю с ногами под собой, как если бы прыгнул с высокого склона. В то мгновение, когда его ноги коснулись земли, он почувствовал, как могучая сила побежала через сапоги доспехов, подхватила его и погасила инерцию падения. Тем не менее жестокий удар бросил его вперед, и он тяжело упал землю, ударившись грудью. Инстинктивно он отпустил свой меч, невольно стараясь защититься от удара о твердую почву.

Но времени лежать не было. Тельвин перекатился по земле туда, где лежал его меч, схватил его за рукоятку и кряхтя от боли поднялся на ноги. Как он и ожидал, все драконы уже неслись на него, по-видимому они бросились в атаку уже тогда, когда он начал падать, чувствуя, что это их лучший шанс победить Повелителя Драконов. Двое из них были уже на земле и неслись к нему длинными мягкими прыжками, как огромные коты. В отчаянии он поднял меч и, призвав поражающую силу, ударил каждого из них в голову. Потом он сделал полный круг, один за другим выпуская огненные шары в направлении тех драконов, которые еще были в воздухе. Они повернулись и, напуганные, улетели.

Хотя плащ Волшебников Огня чуть не убил его, Тельвин подумал, что он с честью вышел из положения и, заодно, расправился с парочкой неготовых к отпору драконов, когда они летели покончить с ним. Но как назло у него не было ни единой мысли, что он еще сможет сделать, чтобы защитить армию Хайланда, если не сумеет восстановить способность плаща летать. Оглянувшись кругом он заметил вожака банды, который вышел из короткой битвы невредимым и медленно кружил над ним на безопасном удалении. Да, битву он еще не выиграл, надо что-то делать.

По меньшей мере ему удалось привлечь внимание всех драконов к себе, и отвлечь их от армии Хайланда. Глядя на оставшихся драконов, медленно круживших в небе, он убедился, что ему отчаянно необходимо восстановить свою способность летать. Уничтожить магию, которая мешала плащу работать, казалось невозможным, но, быть может, он сумеет летать иначе, при помощи какого-нибудь магического или жреческого заклинания. Считалось, что жрецы не умели пользоваться заклинанием полета, но в прошлом ему уже случалось использовать совершенно необычные для жреца заклинания.

Он закрыл глаза, затаил дыхание и очистил сознание, разрешая заклинанию придти к себе. К счастью, обычно он принимал в себя жреческие заклинания почти в то же мгновение, как открывал себя их силе, в отличии от других жрецов, которым зачастую приходилось медитировать часами, прежде чем они получали способность использовать заклинания. Он не знал, существует ли вообще такое заклинание, но был уверен, что надо попробовать. И вот спустя несколько мгновений он почувствовал, как в него вошло заклинание полета, и он точно знал, что это его последний шанс для победы над драконами.

Движение сбоку привлекло его внимание, он резко повернулся, опасаясь внезапной атаки. Один из потерявших сознание драконов пришел в себя и уселся на ноги, качая головой. Массивный болт из одной из катапульт немедленно вонзился в плечо молодого дракона. Дракон подпрыгнул, как испуганный кот, рыча от боли и ярости. Выгнув свою длинную шею, он дотянулся до болта зубами, вырвал его из раны и отбросил в сторону. Для дракона такая рана была не так серьезна, как для человека, тем не менее для этого дракона бой закончился. Неловко переваливаясь с ноги на ногу, он с трудом прыгнул в воздух и улетел на далекий холм вне досягаемости оружия Хайланда, где его уже ждал второй раненый дракон.

Тем временем Тельвин постарался произвести впечатление растерянного и потерявшего надежду на победу человека, надеясь подманить к себе побольше драконов. Заклинание полета было бы бесполезно, если бы ему пришлось охотиться за ними поодиночке; надо было застать их врасплох. Как бы в растерянности, он пошел в открытое поле, все дальше и дальше от поддерживавших его катапульт Хайланда.

И на этот раз стратегия Тельвина сработала. Вожак красных драконов внезапно повернулся в воздухе и бросился на него. Увидев это, несколько других драконов перестали лениво кружиться и нырнули вниз, в атаку. Тельвин терпеливо ждал, пока они не оказались поближе, по-прежнему притворяясь растерянным и беззащитным. Благодаря долгой дружбе с Карендэн он отлично знал как плюсы, так и минусы драконов. Они замечательно видели вдали, но с трудом замечали то, что происходило у них под носом.

Тельвин воспользовался заклинанием полета и взмыл в небо. Он мгновенно заметил, что летит быстрее, чем раньше. Вначале он взлетел невысоко и помчался им навстречу, оставаясь низко над землей, и внезапно возник среди драконов, которые стремились туда, где он был несколько мгновений назад. Как он и ожидал, драконы не заметили его появления, большинство из них не знало, что он летит между ними, пока он не поднял меч и не начал стрелять. Сбитые с толку, в панике, они ничего не понимали, и его главная задача состояла в том, чтобы, используя поражающую силу меча, не нанести им слишком тяжелые раны, после которых они безусловно погибли бы, ударившись о землю. Драконы рассыпались по всему небу, поражаемые болтами силы, ревя от боли и потрясения.

Но не все сдались без боя. Внезапно Тельвин обнаружил, что весь объят пламенем. К счастью оружие древнего Блэкмура полностью защитило его. Решив, что незамеченный им дракон подкрался справа, он резко отлетел влево. Мгновением позже вожак красных драконов пролетел прямо перед его носом, и удар хлыстообразным хвостом пришелся по воздуху. Тельвин вскинул меч и разрядился быстрой серией выстрелов, три из которых пришлись в спину большого дракона, надолго лишив того желания сражаться.

После этого все драконы дружно решили, что с них достаточно. Они улетели на отдаленные холмы за полем, где ждали их раненые товарищи, и началась оживленная дискуссия между ними и предводителем банды. Многие из них носили на себе следы ударов меча Тельвина; раны здорово болели и кровоточили. Четверо было ранено стрелами из катапульт: двое получили болты в область крыльев, а еще двое — в тело. Но Тельвин знал, драконы крепкие и сильные существа, они должны были восстановиться достаточно быстро. Зато теперь у них есть время подумать и, он надеялся, у них не скоро появится желание опять рисковать собой.

Тельвин вернулся на землю, опасаясь потерять способность летать под действием враждебной магии. Отослав шлем и меч, он огляделся, оценивая создавшееся положение. Флэмы храбро сражались и стойко переносили атаки драконов. Тем не менее они пострадали довольно здорово, хотя скорее не от нанесенных ударов, а от всякого рода случайностей. Некоторые из фургонов были объяты пламенем, а вспышки драконьего огня оставили многих ранеными или мертвыми. Глявным образом драконы атаковали катапульты, единственное оружие, которое могло нанести им хоть какой-то ущерб, и уничтожили три из них.

Прискакал Капитан Гэрстраан, ведя на поводу лошадь Тельвина, Каденс. Усаживаясь в седло, Тельвин в очередной раз порадовался, что король дал ему новую лошадь. Это животное было больше и сильнее, чем двое предыдущих, той же породы и имени, и легко скакало с ним даже тогда, когда он был в доспехах.

— Они сдались? — спросил Гэрстраан.

— По крайней мере я в это верю, хотя собираюсь оставаться в доспехах и на виду у них, пока они не улетят, — устало отозвался Тельвин. — А у вас, похоже, все под контролем.

— Мы сделали все, что было в наших силах, — доложил капитан. — Так как лучники ничего не могли сделать с драконами, я отрядил несколько их рот охранять фургоны от огня. И мы потеряли около ста человек, возможно меньше. Учитывая то, с кем мы сражались, дела могли быть намного хуже.

— Дела будут намного лучше, когда мы будем сражаться с ними при помощи катапульт, стоящих в укреплениях. Откровенно признаться я просто поражен эффективностью катапульт против драконов. Я хочу, чтобы немедленно послали гонца в Браер с требованием отправить все оставленные в запасе катапульты на север.

Они разбили лагерь на краю леса, чтобы постараться починить фургоны и катапульты. Как только все, что можно было спасти, было починено, армия приготовилась идти дальше на север. На месте оставились только раненые, которые должны были быть эвакуированы в ближайший гарнизон. Тельвин убедился, что весь этот поход ислючительно важен для Хайланда, и послал слово в Брайер, требуя дополнительного оружия и солдат для границы, и немедленно.

По меньшей мере ему удалось выиграть время на посылке гонца. В их отряде было волшебники, которые оказались способны передавать сообщения своим товарищам в Академии при помощи магии. И уже через несколько часов после посылки сообщения оружие и запасы были собраны по всему югу Хайланда и приготовлены к отправке на север, включая все катапульты, которые были у южных герцогов. Плотный поток людей, оружия и запасов еды потечет через несколько дней с юга на север, и кончится нескоро.

Поэтому, достигнув перекрестка у Нордвеена, Тельвин изменил свои планы. Он решил разбить хорошо укрепленный перевалочный лагерь в Нордвеене, и отсюда рассылать по небольшим дорогам на восток или запад караваны для основания новых фортов и укрепления старых, как только они будут готовы. Таким образом линия укреплений вдоль северной границы будет постоянно расширятся, прыгая все дальше и дальше в каждом направлении. И группа для укрепления старого или основания нового форта будет посылаться только после того, как последний в линии форт будет готов к бою. И как только фургоны и лошади освободятся от груза, их будут немедленно отсылать в перевалочный лагерь для подготовки к новой поездке.

Первый из новых караванов с юга, в котором были главным образом катапульты, прибыл через четыре дня. Так как теперь Тельвин получал оружие быстрей, чем могли быть основаны форты, для которых оно было предназначено, многие из этих катапульт распределили по различным приграничным городам и деревням. Конечно ни у кого не было ни времени ни умения для того, чтобы построить настоящие крепости. Так что эти форты должны были защищаться только тем оружием, которое у них было, плюс наскоро сооруженные земляные и каменные укрытия, которые солдаты строили в ожидании сражений.

Скоро стала прибывать и кавалерия Хайланда, которую Тельвин делил на маленькие отряды и направлял как во вновь основанные форты, так и старые поселения. Он хотел, чтобы вдоль границы было как можно больше всадников, которые могли бы быстро перемещать катапульты из места в место и объединять силы, если какой-то город подвергнется атаке. Тем не менее, занимаясь все этим в душе он надеялся, что битв больше не будет. Он точно знал, что драконы внимательно наблюдают за всеми ними, а за ним особенно, и надеялся, что они ограничатся наблюдениями и в конце концов убедятся в том, что он говорил им правду: войска Хайланда не собираются идти в горы и выбивать их оттуда.

На десятый день прибывания на границе Тельвин вернулся в свой главный лагерь около Нордеена, так как ему сказали, что волшебники получили послание из Браера. Король хотел увидеть его лично, да и сам Тельвин хотел бы скоординировать движение караванов с припасами на север; проблема была в нехватке времени. Он боялся надолго оставить армию. Самое лучшее было бы слетать в Браер и обратно, на это могло бы хватить нескольких часов. Увы, волшебный плащ так и не заработал снова.

— Я пробуду там не дольше, чем необходимо, — уверил Тельвин Капитана Гэрстраана. — В любом случае принимайте командование. И знаю, что вы не ударите лицом в грязь.

— Похоже, что драконы просто смотрят и ждут, — отозвался Гэрстраан. — И я почувствовал бы себя намного лучше, если бы вы поехали с телохранителями.

Тельвин покачал головой. — Вы забываете, что я — Повелитель Драконов. Если драконы нападут, то мне придется защищать телохранителей, а не они меня. Лучше уж я поеду один.

Будучи убежденным, что драконы наблюдают за ним издали, Тельвин решил, что будет самое лучшее, если он ускользнет из лагеря как можно более незаметно. Ему самому не грозило ничего, но он подозревал, что если драконы узнают об его отъезде, они могут использовать эту возможность, напасть и уничтожить все пограничные крепости быстрее, чем он сможет вмешаться. Так что тем более лучше ехать одному, надеясь, что один всадник не привлечет к себе внимания врага.

* * *

Последние дни стали стали тяжелым испытанием для Карендэн. Нападение на Тельвина и ранение Бело-Золотой Сольвейг тяжело отразилось на ней. Исчезновение Сэра Джорджа добавило проблем, а потом еще и этот оживший ночной кошмар, ярость и стыд в руках короля-ренегата. Тем не менее самым тяжелым переживанием стала разлука с Тельвином, и короткая встреча в развалинах разрушенного древнего города только усилила общую тоску. Обычно драконы так близко не сходятся даже со своими любовниками, но Повелитель Драконов был замечательной кампанией в течении последних пяти лет. Все изменилось слишком быстро, а ей по-прежнему хотелось быть рядом с ним и защищать его. Так много всего она могла бы сказать ему или сделать для него, чтобы облегчить ему жизнь, но ее долг жрицы запрещал ей это.

Вскоре Повелитель Драконов вступит в самые сложные дни своей жизни, а он до сих пор не знает, что судьба приготовила для него. Даже о своей собственной жизни он знает далеко не все, не говоря уже о высшей цели своего существования, и конечно не в состоянии предвидеть то, что случится с ним. Карендэн боялась, что она сама не будет там, когда ему больше всего будет нужна ее помощь.

Так что тяжесть на сердце не прекращалась, пока она летела над горами и лесами Вердара. Был ранний вечер, день только начал сменяться ночью. В этих северных горах длинные летние дни неохотно уступали место темноте. Вернуться в Сумеречную Пустошь было все равно, что вернуться домой, так древнее святилище Великого было ее домом в течении многих лет ее молодости, начиная с того времени, когда она впервые появилась здесь наполовину выросшим ребенком. И, похоже, в последние годы над этим местом побушевали яростные штормы, когда Сумеречная Пустошь стала местом великих, но позорных событий в долгой истории драконьего племени.

Сумеречная Пустошь лежала скрытая в самой чаше великого леса, известного как Лисий Лес, частично окруженного северными отрогами Вендарианского Кряжа. Здесь росли деревья, которые не росли ни в одном другом месте в мире, даже в волшебных лесах Эльфхейма. Здесь были сосны совершенно невообразимой высоты, и даже дракон мог легко пролететь под самими нижними ветками. Само святилище, полукруг холмов, внутри которых были логова драконов, давным давно сделанные в природном камне, также пряталось в тени высоких деревьев. Грубое здание из камня и дерева с решетчатой крышей стояло внутри полукруга. По форме оно напоминало подкову, а его задняя стена прислонялась к холму, закрывая вход в самые древние норы.

Руководимая инстинктом Карендэн скользнула вниз, в лес, и медленно полетела между землей и зеленым куполом над головой. Она прилетела к Сумеречной Пустоши с востока, пролетев над потоком с ледяной водой, который бежал с открытой стороны полукруга холмов. В более счастливые времена она бы уже увидела множество драконов внутри двора святилища, и еще множество лесных эльфов, служивших ордену Великого и приходивших сюда в сумерках летнего вечера. Удовольствие от возвращения в свой старый дом превратилось в глубокую печаль, когда она увидела это священное место заброшенным и покинутым, начиная с того ужасного дня когда молодые красные драконы превратились в хулиганов и стали своими собственными жрецами. Сильно забив крыльями она замедлила снижение и приземлилась во дворе перед главными воротами.

Медленно она прошла через них и, оказавшись в огромном пустынном зале, печально пошла через наполненную пылью темноту. Отвечая на ее молчаливую команду вспыхнули магические лампы, висевшие на стенах, и вскоре дальный конец массивного сердца зала наполнился слабым светом. Этой ночью ей надо было пообедать, она слишком долго не ела, поэтому она достала кусок сухого мяса, лежавший в мешке, подвешанном к ее упряжи.

Этой ночью она обедала одна, окруженная только тенями из прошлого, вспоминая о том времен, когда она была чуть больше, чем ребенком. Она припомнила и долгие зимние ночи, когда драконы собирались вместе в этом огромном зале, многие из них лежали на массивных ложах, а перед ними на столах лежали открытые книги. Она помнила и ночные праздники, когда мясо лосей жарилось в огромных очагах на лесных полянах, а ветер разносил песни по всем склонам Вендарианского Кряжа. В этих лесах она впервые узнала, что такое любовь. Но вся эта жизнь исчезла, растаяла как мираж с того момента, как драконы-хулиганы пришли и потребовали отчета о пророчестве, которого они так боялись.

Пока Карендэн сидела и думала о старых друзьях, ночь вокруг нее становилась все темней и холодней. Она тосковала по компании драконов, хотя и понимала, немного испуганно и радостно, что ее новое положение — спутника Повелителя Драконов — должно было сделать ее легендой среди собственного народа. Тот, кого все драконы боялись больше всего на свете, был ее другом, и они, естественно, считали ее безгранично храброй. Только жрецы верили, что, возможно, этот Повелитель Драконов послан в мир для того чтобы охранять, а не убивать их.

Она почувствовала призыв почти за час до полуночи, даже быстрее, чем ожидала. Торопливо, но тихо она выскользнула в ночь из главных ворот святилища. Воздух был удивительно свеж и холоден для этого времени года, серебряный свет луны лился сверху через ветки огромных деревьев. Карендэн решила идти а не лететь, перепрыгнула речку и пошла по дороге, отмеченной белыми камнями, в лесную чащу.

Сон начался даже более внезапно, чем обычно. Она помнила, что дошла до поляны, на не помнила, что ложилась спать, когда шла через нее. Было похоже на то, как если бы она вошла прямиком в сноведение, пока шла по лесной тропинке. Очень быстро тропинка вернулась к реке и пошла вдоль нее, чтобы через несколько сотен ярдов внезапно оказаться на граю большого оврага в центре леса. Поток низвергался вниз серией небольших водопадов, образуя маленькие озерца на каждом ярусе, прежде чем обрушиться вниз на следующую ступеньку.

Тропинка спускалась вниз на дно, причудливо кружа по крутому склону каньона, который настолько зарос деревьями, что, казалось, лес перелился через край и заполнил его сверху донизу. Само дно каньона было похоже на лесную поляну, освещенную лунным серебряным светом, и настолько большое, чтобы дракон мог покружить над ним в кольце каменистых склонов. Вырезанная из камня фигура невероятно огромного и грациозного дракона высилась на поляне.

Карендэн немного помедлила на краю поляны, а потом заставила себя подойти поближе, так как перед ней стоял сам Великий. На этот раз он принял свою самую величественную форму: огромный дракон намного больший, чем любой из живущих ныне. Все его три головы не отрываясь смотрели на нее. Потом силует каменного дракона заколебался, стал меняться и превратился в большого и могучего золотого дракона с серебряным отливом; его великолепный огромный гребень красиво спускался между могучими плечами.

Уже четверть столетия Великий не показывался ни одному из ныне живущих драконов. То, что он показался ей, означало, что ей будет передано сообщение невероятной важности. Она даже спросила себя, а не собирается ли он наконец вернуться в своей прежней силе. Карендэн медленно подошла и припала к земле всеми четыремя лапами, склонив свою длинную гибкую шею так, что смотрела на него снизу вверх.

— Встань, мое дитя, и не бойся, — ободряюще сказал он ей. — Ты всегда служила мне хорошо. Ты пожертвовала своими собственными желаниями и нуждами, отвергла общество других драконов и даже бросила свою любовь, чтобы служить мне. Хотел бы я наградить тебя по заслугам, а не просить от тебя опять послужить мне.

— Я ни о чем не жалею, — твердо сказала Карендэн, осмелившись поднять голову в ответ на его слова. Возвращение Великого наполнило ее надеждой и счастьем, но она понимала, что на ней, как на его жрице, лежит огромная ответственность за исполнение всех его планов.

— Я знаю, малышка, — ответил Великий бесконечно добрым тоном. — А теперь слушай внимательно, хотя я могу открыть тебе не слишком много. Наступает время перемен. Уже совсем скоро старые пути исчезнут и откроются новые.

— Скажите мне, что я должна сделать, — умоляюще сказал она.

— Увы, ты мало что можешь сделать одна, — сказал он ей. — И Повелитель Драконов не может сделать намного больше. Но ты, наконец, должна полностью осознать то, что придет на место прошлого. Пришло время драконам заслужить будущее, которое я тщательно приготовил и поставил перед ними, хотя это то самое будущее, которого он и боятся изо всех сил.

— Я не понимаю, — робко сказала Карендэн.

— Пришло время для прихода Короля Драконов, — объяснил Великий. — Твоя роль — служить и советовать ему, как ты служила и советовала Повелителю Драконов. Вскоре он завладеет Ожерельем Драконов и поведет свой народ к судьбе, которая приготовлена для него.

Карендэн подняла голову, обнадеженная и, одновременно, испуганная картиной будущего, ожидающего ее. — Я буду служить ему изо всех сил. Но что с Повелителем Драконов? Должен ли он сражаться с драконами или, напротив, любой ценой избегать сражений?

— Той брат Мартэн знает об этом даже больше, чем он думает, — ответил Великий. — Я верю, что он сумеет закрыть щель страха и взаимного недоверия между Повелителем и драконами, но и сам Тельвин должен будет заплатить за это хорошую цену. По меньшей мере цена будет хорошей для всего племени драконов. Этот конфликт был неизбежен с того дня, как он родился, и больше его нельзя откладывать.

— Понимаю, — ответила Карендэн. — Но он мой друг. Я бы хотела быть рядом с ним в это важнейшее время.

— На этот раз ни один дракон не может быть рядом с ним, надеюсь ты это понимаешь, — твердо сказал Великий. — На этот раз он получит себе товарища, который был предназначен для него.

Карендэн не могла не испытать печали. Хотя она и знала, что это должно будет произойти; призрак Арбендэль предупредил ее об этом в ту самую ночь, когда она и Тельвин видели один и тот же сон. Ей пообещали, что она вернется к нему, но она не могла не бояться того, что их отношения больше никогда не будут такими, как раньше. Вскоре появится Король Драконов, и время Повелителя Драконов закончится.

— Не отчаивайся, — сказал Великий, когда его силуэт уже начал расплываться. — Придет время, дни твоего трудного служения закончатся, вот тогда у тебя появится достаточно времени, чтобы вознаградить себя за все. Я опять приду поговорить с тобой, когда придет время для появления Короля Драконов.

Силуэт Великого медленно таял до тех пор, пока огромная фигура не исчезла в наступившей темноте. Тогда Карендэн встрепенулась и подняла голову, обнаружив, что она лежит свернувшись клубочком на самом краю поляны, а ее длинный хвост обвит вокруг нее. Она взглянула вверх на звезды, сверкающие в темноте безлунной ночи, потом опустила голову и спокойно заснула.

Десятая Глава

В первый день своего путешествия на юг Тельвин с радостью думал о простой жизни путешественника. Он вспомнил о времени жизни в деревеньке Грец, когда он постоянно спрашивал себя, действительно ли Сэр Джордж обыкновенный торговец, как он всегда говорил о себе, или он храбрый и отчаянный искатель приключений, как подозревали все вокруг. Когда он был моложе, то с нетерпением ждал совершеннолетия, чтобы наконец вместе со старым рыцарем пуститься в интересные путешествия, которые, конечно, должны были сопровождаться сногсшибательными приключениями. Приключения оказались действительно опасны, даже слишком, ехать зачастую было скучно, но он все равно с удовольствием променял бы свою нынешнюю жизнь на такую судьбу. Увы…

А сейчас он тихо радовался одиночеству и свободе. Больше было не нужно принимать бесконечное число решений, которые могли означать жизнь или смерть для армий и народов, хотя он и знал, что это только на несколько дней. Тельвин по-прежнему не любил политику, и даже больше чем раньше. Хотя он научился достаточно хорошо играть в эту игру, любить ее от этого он не стал.

Даже на поле битвы вместе с армией он чувствовал себя лучше. По меньшей мере там он точно знал, что надо делать. А теперь он возвращался в Браер, чтобы пообщаться с беспокойным королем и интриганами-волшебниками, опасаясь, что Джерридан решил изменить свои планы и собирается приказать армии атаковать драконов за границами Хайланда.

Он спросил себя, а действительно ли первый Повелитель Драконов обладал магическим устройством, которое давало ему возможность летать. Согласно драконьим легендам он был волшебником невероятной силы, по статусу почти равный Бессмертным. Было вполне возможно, что он знал настолько много и был настолько опытным магом, что мог летать или телепортироваться по собственному желанию, без всяких устройств. Тельвин слышал рассказы о могущественных волшебниках, которые даже могли сражаться со врослым драконом, не нуждаясь ни в какой зачарованной броне или оружии, и побеждать в этой схватке. Он подозревал, что, быть может, у него самого есть такая сила, вот только как бы ее найти…

Новизна путешествия одному по дикой местности еще радовала его завтра, хотя он очень сомневался, что будет счастлив и доволен, добравшись до Брайера. Все-таки чего то не хватало, и он, наконец, понял чего: товарищей. Сольвейг все еще восстанавливалась в его доме в Браере, а Сэр Джордж искал Ожерелье Драконов. Коринн Убийца Медведя давно вернулся Денгар, и его постоянно растущие обязанности не давали ему возможность вообще уехать из дома. Что касается мага, Перрантина, Тельвин мог только предполагать, что он находится где-то в Даркине, и скорее всего сидит уткнувшись носом в книгу. Карендэн, по мейшей мере теоретически, вообще была врагом, и у него даже мысли не было, куда она направилась.

Утро было в разгаре, когда Тельвин ехал через густой лес, находившийся на юго-восток от Траагена по направлению Браастару, самому большому городу Хайланда. Не успел он выехать на поляну в центре леса, как со всех сторон на него бросились драконы. На самом деле их было только трое, три молодых красных дракона, но они были так близко, что казались целой армией.

От неминуемой смерти Тельвина спас только инстинктивный страх Каденс перед драконами. Испуганный до полусмерти, лошадь заржала и осела на задние ноги, застав Тельвина врасплох, так что он вылетел из седла и остался лежать на земле. Испуганная Каденс полетела стрелой, и в следующее мгновение один из драконов оказался прямо над Тельвином, пока тот лежал совершенно беспомощным, пытаясь вдохнуть воздух после тяжелого падения на спину.

Дракон задержался над ним, но, похоже, никак не мог его найти. Единственная вещь, которую он мог сделать, чтобы защитить себя — телепортировать на себя доспехи, иначе его просто раздавят. Одновременно на самом краю сознания в нем вспыхнул знакомый старый страх, вызванный таким близким присутствием драконов. Знакомая тяжесть доспехов легла на тело, гарантируя безопасность, он немедленно успокоился и пришел в себя. Голова стала соображать, он потянулся за мечом, тот лег на грудь, и, держа его двумя руками, он выпустил горячую режущую силу меча прямо в кожаный панцырь нависшего над ним подбрюшия дракона.

Как он и ожидал, удар острым обжигающим дротиком не остался незамеченным драконом. Тот прыгнул вперед так внезапно, что врезался во второго дракона и сшиб его на землю. Тогда его заметил третий дракон и раскрыл пасть, собираясь обрущить на него поток обжигающего пламени. Все еще лежа на земле, Тельвин поднял меч и ударил дракона стрелой в лицо. Используя общее замешательство своих врагов, он прыгнул на ноги. Драконы рассыпались в стороны, потом остановились на краю леса и одновременно посмотрели на него похожими на тарелки глазами. Но потом они, вероятно решили, что бой окончен и исчезли в тенях густого леса.

Вся атака заняла не больше нескольких секунд. Цель засады была достаточно ясна; драконы надеялись застать его врасплох и убить прежде, чем он успеет вызвать оружие. Так как он отбил их первую атаку, они поняли, что дальнейшая битва безнадежна и сбежали, не дожидаясь, чтобы он ранил или убил их. Итак драконы научились не полагаться в бою с ним на голую силу и ярость, но быть коварными и нападать исподтишка. Как только они испытывают что-нибудь новенькое и оно не срабатывает, они отказываются от него и строют новые планы.

Пытаясь предвидеть их дальнейшие шаги, Тельвин решил, что они опять постараются застать его врасплох. Он очень сомневался, что следующая атака последует очень скоро, и был убежден, что она будет совсем другой, а не засадой в лесу. Их единственная надежда — удивить его прежде, чем он вызовет свои доспехи. По их собственным легендам они не способны пробить магическую защиту Повелителя Драконов. Так что у них остается только одна очевидная возможность. Повелителя Драконов им не победить, но с Тельвином Лисий Глаз справиться они могут. Без доспехов он просто жрец с ничем не выдающимися способностями.

Но сейчас главной проблемой было найти свою лошадь. Меньше всего ему хотелось тащиться до Браастара пешком, особенно учитывая, что все запасы находились в мешках, притороченных к седлу. К счастью он нашел Каденс щиплющей траву меньше чем в миле от поляны, все ее страхи были позабыты. У Каденс было много достоинств, но храбрость или ум в число не входили. Внезапно обнаружив себя без хозяина, лошадь, за отсутствием лучших идей, решила подождать, пока тот сам не появится.

Так как у Каденс было время отдохнуть, Тельвин взобрался в седло и продолжил свой путь в Браастар. И пока он скакал по лесной дороге, путешествие уже не казалось ему таким мирным и приятным, так как теперь он знал, что драконы следят за каждым его шагом. Тельвин быстро спросил себя, а не лучше ли ему вернуться на север, так как драконы могут напасть на беззащитную армию. Но потом решил, что внимание драконов сосредоточено на нем. Было или не было первое нападение на него санкционировано Парламентом Драконов, это вопрос; зато последняя атака была, без всякого сомнения. Судя по всему драконы решили, что их будущее зависит от того, удастся ли им избавиться от Повелителя Драконов или нет.

* * *

На третий день пути Тельвин въехал, никем не замеченный, в ворота Брайера. Однако не успел он проскакать и нескольких метров, как, к его огромному удивлению, езда по улицам города превратилась в неожиданный парад победы. Откуда-то вдоль улиц появились группы солдат, которые хором приветствовали его. Шум привлек внимание людей, работавших в мастерских, и покупателей в магазинах, которые поторопились на улицу и присоединились к солдатам. Слово о его прибытии с невероятной скоростью пролетело через всю столицу, люди со всех концов города стали сбегаться на центральную улицу и громкими криками приветствовали его. Тельвин даже решил телепортировать на себя доспехи Повелителя Драконов, чтобы выглядеть более героически.

Очевидно, что праздник в честь его возвращения не был запланирован заранее, и вначале Тельвин даже не мог понять, чем он заслужил такие громкие приветствования. Насколько он понимал, битва с драконами закончилась вничью, причем обе стороны понесли больше потерь, чем ожидали, и армия короля потеряла больше людей, чем нанесла ударов. Можно было только догадываться, что добрые люди Брайера услышали заведомо преукрашенную версию того, что случилось на самом деле. В результате он решил принимать похвалы толпы достаточно спокойно, надеясь, что в последующие дни он на самом деле сделает что-нибудь такое, за что народ Брайера мог бы его поблагодарить.

Но сейчас его заботило не то, что о нем думают простые люди, но как король и Волшебники Огня отреагируют на сражение и восторг народа. Они с Джерриданом и так расходились в политических вопросах, нынешнее положение дел представлялось крайне переменчивым, все могло быть, и кое-что из слов короля наводило Тельвина на мысль, что Джерридан втайне завидует как его силе, так и его славе Повелителя Дракона. Неожиданный праздник на улицах города в честь его возвращения никак не мог помочь в этом деле.

Тельвин даже обрадовался, что было уже довольно поздно, и это давало ему возможность ехать прямо домой. Он совсем не хотел привести парад победы к дверям дворца, как если бы вернувшийся домой герой объявляет о своем триумфальном возвращении. Крики и радостные возгласы толпы только подчеркнули тишину и пустоту, царившие во дворе его собственного дома, болезненное напоминание о том, что Карендэн далеко от него. Слуга поторопился позаботиться о Каденс, и освобожденный от нее Тельвин пошел в дом.

Он быстро и с удовольствием вымылся, избавляясь от дорожной грязи и пыли. Было просто замечательно опять надеть на себя чистую одежду. Когда он вышел из своей комнаты, обед был уже приготовлен и подан на стол. Как приятно было вновь увидеть и обнять Сольвейг, хотя та двигалась еще медленно и скованно. Ее раны были настолько ужасны, что даже лучшее магическое лечение не могло ускорить ее выздоровление. Во время обеда они с радостью болтали обо всем, но подробный рассказ о событиях на севере Тельвин отложил до тех пор, пока они не перешли в гостиную. Тельвин хотел знать, насколько то, что произошло, отличалось от того, что рассказывали об этом в Браере.

— Только то, что битва была, почти без деталей, — объяснила Сольвейг. — Когда я услышала, что бой прошел гладко и армия победила, на пару дней я перестала волноваться о тебе. Но потом мне пришло в голову, что иметь дело с драконами никогда не бывает слишком легко, и я начала спрашивать себя, не было ли при этом чего-нибудь плохого.

— Не уверен, что понимаю женскую логику, но на этот раз она привела тебя к правильным заключениям, — сказал Тельвин. — Этот идиотский плащ полностью потерял способность летать. Я собираюсь заставить волшебников попотеть, но защитить его от любого внешнего воздействия. Как бы я хотел, чтобы Перрантин был здесь! Я совершенно не уверен, что эти Волшебники Огня способны сделать магическое приспособление, которое может противостоят магии драконов.

— Судя по твоему рассказу драконы больше не собираются выполнять договор, — заметила Сольвейг, подвигая свой стул так, чтобы облегчить ноющую боль. — Они не удовлетворятся, пока не не сделают все, что в их силах, чтобы уничтожить Повелителя Драконов.

Следующим утром Тельвин был обязан явиться ко двору, и не имело значения, насколько это ему не хотелось. Чтобы так ему не говорили, но две темы он обсуждать не хотел. Во первых нападение на него во время обратной дороги в Браер, уже вторая попытка убить его с Хайланде и, на этот раз, без сомнения одобренная лидерами драконов. Он также не собирался обсуждать с королем все более и более растущее в нем подозрение, что настоящей целью драконов было избавиться от него, любой ценой.

Прием во дворце оказался очень похож на прием, который ему устроил народ на улицах вчера после полудня. Столы, ломящиеся от закусок и напитков, были выставлены прямо в саду, и все местные жители, которые правдами и неправдами сумели раздобыть приглашение во дворец, собрались его приветствовать. Король держался как приветливый и умиротворенный хозяин, и только Калестраан выделялся на общем фоне не слишком довольной физиономией.

Тельвин горячо помолился своему Бессмертному покровителю, чтобы король впредь не был таким глупым, как на этом празднике. Он хорошо знал, насколько жестокой и отчаянной может стать война с драконами, и ему было тяжело и неприятно слушать эти благоглупости. Да и пришел он во дворец не для праздника, а для тяжелого долгого разговора с королем и волшебниками.

Как только все оказались на своих местах со стаканами фруктового вина в руке, подняли тост за Тельвина, как за героя дня. Ему вручили медаль и дали множество почетных титулов, совершенно бессмысленных, но от этого не менее впечатляющих, и поклялись в вечной преданности, доверии и поддержке. Такие речи произносились не в первый раз, и Тельвин хорошо знал, что их будут помнить только до тех пор, пока он будет делать то, что Флэмы хотят от него.

Как только официальная часть закончилась, к нему подошел Калестраан. — Мне сообщили о ваших проблемах с плащом. Это нам наука — нельзя недооценивать драконов. Быть может вы знаете, какое заклинание он использовал?

— Нет, к сожалению. Он был слишком далеко от меня, и я не видел и не слышал ничего, — ответил Тельвин. — Драконы вообще не любят раскрывать секреты своей магии. Просто они делают что-то, и это происходит.

— Н-да, мы действительно почти ничего не знаем об их магии, — был вынужден признаться волшебник. — Тем не менее я уверен, что мы в состоянии создать устройство, защищающее от воздействия этой магии. Единственнно, чего я опасаюсь, что оно будет защищать вас только в сфере нашего влияния, и чем дальше от Браера, тем хуже будет защита. К сожалению до северной границы очень далеко… Я пришлю кого-нибудь за плащом, чтобы мы могли немедленно заняться необходимой работой.

— Я высоко ценю ваше желание помочь, — осторожно ответил Тельвин.

Волшебник ушел, оставив Тельвина размышляющим о том, насколько ему нужен плащ, способный летать только в окрестностях Браера. Учитывая свое долгое знакомство с Калестрааном, он бы не очень удивился, если бы оказалось, что волшебник специально действует так, чтобы держать Повелителя Драконов на коротком поводке.

Тут он заметил, что к нему идет Джерридан, останавливаясь по пути только затем, чтобы перекинуться парой фраз с другими гостями.

— Можно поговорить с вами наедине? — спросил Джерридан, указывая на уединенное место на дальней стороне сада.

Тельвин уселся на каменную скамью, стоявшую среди деревьев, а Джерридан был настолько возбужден, что предпочел остаться на ногах. — Наконец-то вся эта церемония закончилась, и я хочу, чтобы вы рассказали мне все об этом деле. Мне просто необходимо закончить все дела с драконами так быстро, как только возможно, и не имеет значения, как вы добъетесь этого. Вам не нужно напоминать мне ваши собственные слова о неизбежной неудаче в сражениях с драконами. Мне кажется, что я знаю, что случилось на самом деле во время вашей стычке с драконами, и не имеет значения, как это воспринимают остальные. Все, что произошло — вы и половина армии Хайланда удержалась в схватке с дюжиной драконов.

— Покончить с конфликтом может оказаться совсем не просто, — ответил Тельвин, пораженный внезапным желанием короля заключить мир с драконами. Может быть он наконец-то понял, что возможности Повелителя Драконов далеко не безграничны? — После того, как вы заставили меня вызвать драконов на бой, вы не можете ждать от меня, что я заключу с ними мир.

— Полагаю, что я должен объясниться, — сказал король. — Пока вы отсутствовали, я получил несколько важных посланий от Императора Корнелиуса. Тиатиане сумели установить, что предполагаемый союз между драконами и Альфатианами на самом деле оказался договором о мире. Со стороны Альфатиан это было признание поражения, как вы и предполагали. Драконы несколько дней подряд летали над Альфатией. Осмелюсь предположить, что они искали свое пропавшее сокровище.

— Очень сомневаюсь, что они нашли его. Я думаю вы понимаете, где они собираются искать теперь.

— Я не считаю совпадением, что Калестраан все сильнее подталкивает меня к войне с драконами, — сказал Джерридан. — Я не хочу, чтобы вы подумали, будто я поручил людям шпионить за вами, но мне сообщили, что Карендэн по-прежнему приходит и уходит из вашего дома. Я подозреваю, что вы заставляете ее искать пропавшее сокровище драконов.

— Это не Карендэн. Этом молодой дракон-жрец по имени Селдэк. Его послали, чтобы он помогал нам найти э… ту вещь, которую драконы потеряли, — сказал Тельвин, выбирая самую скрытную форму, на случай, если кто-нибудь подслуживает. — Он и Сэр Джордж пытались узнать, не замешал ли в этом кто-нибудь из ренегатов. Учитывая размер этой украденой вещи и место, откуда она была взята, теперь мы абсолютно уверены, что ни один из ренегатов не мог украсть ее для себя или для кого-нибудь другого, вроде Калестраана.

— И вы считаете, что возвращение этой штуки могло бы положить конец войне? — спросил король, переходя наконец к цели разговора.

— Откровенно признаться не знаю, — задумчиво сказал Тельвин. — Драконы чувствуют, что Флэмы оскорбляли их, угрожая им в их собственных землях. Кроме того, вы настояли, чтобы я встал на вашу сторону, и это тоже их не обрадовало. Так что я не знаю, захотят ли они позабыть о своих жалобах, но попробовать я могу. Как только подвернется шанс, я попрошу Сэра Джорджа попытаться договориться с ними. Если кто-нибудь и может говорить с драконами не имея ничего в руках, так это он.

— Проблема в следующем, — начал Джерридан. — Открытие, что на самом деле нет союза между драконами и Альфатианами ставит под вопрос наш собственный союз. Тиатиане все еще заинтересованы в договоре против Альфатии, но как раз сейчас они, как и все вокруг, верят, что драконы представляют намного большую угрозу. А наша проблема состоит в том, что мы должны урегулировать все наши разногласия с драконами прежде, чем сможем заключить любой союз против Альфатии, и мы должны действовать как можно быстрее, пока Альфатиане приходят в себе после их собственного столкновения с драконами.

— Не уверен, что могу обещать вам что-нибудь определенное, — сказал Тельвин. — Если вы хотите как можно скорее начать с драконами переговоры о мире, мы должны сделать какой-нибудь жест доброй воли, показать им, что хотим мира. Я бы предложил отдать им что-то, что они хотят. Например отвести армию Хайланда от северной границы.

Джерридан быстро обдумал эту идею, потом неохотно кивнул. — Похоже на то, что придется пойти на это, не так ли? Мы начнем разработаем новые планы для вас, и вы получите их через пару дней после возвращения на север.

* * *

Этим же утром в доме Тельвина появился посланец от Волшебников Огня чтобы забрать плащ. Хотя Тельвин все еще был о дворце, он предвидел этот визит и плащ был немедленно вручен ему. Вернувшись ночью домой, Тельвин нашел письмо от Бвена Калестраана. Похоже волшебники были расстроены; что бы драконы не сделали с плащом, заклинание полета с него исчезло и восстановить его было невозможно. Они должны были начать все сначала с новым плащом, и только потом попытаться найти подходящее заклинание, которое защитит плащ от вмешательства извне. Для этого им надо было не меньше трех-четырех дней.

Тельвин был очень недоволен задержкой. Он рассчитывал вернуться на границу сразу после стречи с королем и считал, что его долг уехать в армию немедленно. Он боялся того, что драконы могли бы сделать в его отсутствие, и заодно опасался событий, которые могли бы случиться, если бы драконы в очередной раз попытались напасть на него прямо в Браере. Быть может Калестраан использует проблему с плащом только как предлог для того, чтобы задержать его еще на несколько дней на юге, хотя маловероятно, чтобы пара дней могла бы хоть что-то изменить. Ведь когда Тельвин вернется на границу, он скорее всего получит приказ повернуть армию обратно, в надежде заключить новый договор с драконами, а Калестраан очень заинтересован в продолжении войны.

Тельвин очень хотел узнать, что именно планирует Маг Калестаан. Ему казалось все более очевидно, что Волшебники Огня каким-то образом связаны с похищением Ожерелья Драконов, так как только это могло объяснить их нынешнюю политику. Если у них чешутся кулаки от нетерпения, почему бы не напасть на своих старых ненавистных врагов, Альфатиан?

Однако пока казалось, что Калестраан просто выжидал, стараясь быть полезным, но оставив все вопросы планирования и политики королю и Тельвину. Так как волшебники нашли способ магически общаться друг с другом на расстоянии, Тельвин потребовал, чтобы ему дали волшебника, владеющего этой техникой, в личное распоряжение, чтобы он мог немедленно узнать о нападениях драконов, пока он прохлаждается здесь, а не находится на северной границе. Он ожидал возражений, уверений, что это невозможно и нет людей, но вместо этого Калестраан пообещал, что уже завтра пошлет к нему подходящего человека.

Совершенно случайно именно этой ночью вернулся из своей последней поездки Сэр Джордж. Селдэк приземлился во дворе сразу после полуночи и немедленно скрылся в логове Карендэн. Хотя даже король знал, что дракон прилетает и улетает по делам Повелителя Драконов, сообщать об этом всему свету было совершенно ни к чему. Сам Селдэк старался быть как можно менее замеченным, по-видимому чувствуя себя как разведчик за вражеской линией фронта.

Сэр Джордж стремился вернуться в Браер так быстро, как только возможно. Его не было в городе во время покушения на Тельвина, когда Сольвейг была тяжело ранена, и он узнал об этом только после возвращения из заключения в Дармуке. Вскоре после этого поиски Ожерелья Драконов заставили его опять улететь, и он очень обрадовался, когда, вернувшись, узнал, что состояние Сольвейг медленно, но верно улучшается.

Хотя время было позднее, они все собрались в гостиной, чтобы поговорить, хотя перед этим Сэр Джордж совершил молниеносный набег на кухню. Вернувшись в атмосферу, которой он так долго был лишен, Сэр Джордж расположился поудобнее, заставил Тельвина открыть бутылку своего любимого вишневого ликера и внимательно выслушал подробный рассказ обо всем, случившимся в его отсутствие.

— Мне представляется, что, похоже, Калестраан поссорился или, в лучшем случае, не согласен с Джерриданом, — прокомментировал он. — Как ты и говоришь, он решил сражаться с драконами, хотя все это время готовился только к войне с Альфатианами, и это имеет смысл только в том случае, если он каким-то боком связан с похищением ожерелья. Он в трудном положении, и может из него выйти только в том случае, если Повелитель Драконов одержит над драконами настолько решительную победу, что они не смогут даже открыть рот, чтобы просить чего бы то ни было. Он должен понимать, что если ему не удастся договориться с королем, то тот может выдать его с потрохами драконам, если они потребуют его, чтобы восстановить договор.

— Звучит очень ободряюще, — едко заметила Сольвейг.

— Но каким образом драконы смогли установить, что Альфатиане не брали ожерелье? — спросил Тельвин. — Предполагая, конечно, что они получили ответы, которые их удовлетворили.

— Н-да, действительно загадка, — согласился Сэр Джордж. — Альфатия слишком большая страна, чтобы перевернуть в ней каждый камень, да еще так быстро, как об этом говорят. Если бы у драконов был какой-нибудь магический способ проследить за ожерельем, они безусловно использовали бы его раньше, и ты бы об этом знал.

— Если это не является их очередной пресловутой тайной, — проворчал Тельвин.

— Вполне возможно. Было бы неплохо, если бы мы знали это наверняка. Тогда можно было бы предложить им самим обследовать хоть весь Хайланд и пообещать отдать любого заговорщика, которого они схватят с ожерельем. Проблема в том, что ожерелья здесь нет, я уверен в этом.

— А действительно ли это ожерелье так важно для нас? — спросил Тельвин. — Если мы вернем его драконам, удовлетворятся ли они этим и снова будут соблюдать договор? Откровенно говоря, у меня начало создаваться впечатление, что их самая сокровенная цель в этой войне вовсе не ожерелье, а я сам. Они хотят избавиться от меня, любой ценой.

Сэр Джордж тщательно обдумал эту мысль. — Я уверен, что Мартэн не согласен с такой политикой. К сожалению, он скорпулезно честный и последовательный в своих действиях дракон. Он может убедить себя, что обязан делать то, что от него требуют большинство драконов, даже в том случае, если прекрасно понимает, что это плохая мысль. У тебя была возможность поговорить с ним в Дармуке?

Тельвин покачал головой. — Нет. Хотя я уверен, что он хотел бы любой ценой избежать войны, так как представляет себе возможные последствия. Я всегда думал, что это очко в нашу пользу.

— Лично я подозреваю, что ты все еще не мерился мозгами с самим Мартэном, — сказал старый рыцарь. — Твое сражение с драконами было очень плохо спланировано. Они скорее всего не знали, что ты в состоянии летать, а Мартэн знал, так как видел тебя в Дармуке. С другой стороны не исключено, что засада — дело его рук, так как драконы немедленно исчезли, как только поняли, что ты телепортировал на себя доспехи. Это была очень простая и прямая попытка, с минимальным риском для драконов.

- И это означает, что когда придет время следующей попытки, Мартэн подготовит ее самым лучшим образом? — спросил Тельвин.

Какое-то время Сэр Джордж не отвечал, пристально глядя на свой стакан с ликером. Наконец от тяжело вздохнул и откинулся на спинку кресла. — Проблема в том, что когда дракон умен, он на самом деле очень умен. Мартэн знает, что не может сражаться с тобой напрямик. Не может он и сражаться со всем остальным миром, игнорируя тебя, так как это не соответствует его целям, так что он будет искать способ справиться с тобой. И только если он безрезультатно использует все возможности, тогда, может быть, он согласится восстановить договор.

На самом деле все это было очень похоже на то, что Тельвин думал сам. И означало, что ему давно пора считать Мартэна врагом. Очень неприятно и обескураживающе. Мартэн был очень похож на свою сестру — мудрый, спокойный и внимательный. А в битве холодный и коварный. Он был еще молод, для дракона, но это был грозный боец и невероятно могущественный волшебник. И тем не менее и он делал ошибки, например при атаке логова Кардайера.

Сэр Джордж рассказал друзьям о своих последних достижениях в попытке найти Ожерелье Драконов. За последние пару недель он излетал полмира, пользуясь крыльями Селдэка. В основном он искал ключи к этой загадке среди ренегатов, будучи убежден, что все это дело рук какой-то их банды. Главным образом он пытался найти следы той группы, которая напала на Тельвина и Сольвейг в Браере, предполагая, что эти же драконы украли и ожерелье. Увы, все поиски завершились ничем, и он до сих пор не знал, где находится ожерелье. Единственное, что ему удалось — найти несколько мест, где его точно не было.

Тельвин очень хотел бы сам поучаствовать в поисках, но все остальные заботы не давали ему возможность отлучиться из Хайланда надолго. Ему пришлось согласиться с тем, что Сэр Джордж продолжит поиски в одиночку. К тому же старый рыцарь провел десятки лет охотясь за различным антиквариатом и другими редкостями. Если будет необходимо, Тельвин сможет присоединиться ненадолго, чтобы справиться с ренегатами.

* * *

Рано утром следующего дня Тельвин пришел во дворец, чтобы начать договриваться с королем о выводе армии с северной границы. Когда он вошел в личные покои Джерридана, то с досадой обнаружил, что Калестраан его опередил. Волшебник уже сидел в кресле прямо перед с столом Джерридана. Король, достаточно расстроенный, сидел за столом, опираясь подбородком на руки. По всей видимости Калестраан в очередной раз доказывал ему необходимость войны, хотя все его усилия до этого момента принесли Флемам мало хорошего. Как только появился Тельвин, волшебник встал, собираясь уходить.

— Пару слов, если вы не против, Повелитель Драконов, — сказал Калестраан, прежде чем выйти.

— Конечно, — осторожно ответил Тельвин. Тон Калестраана заставил Повелителя Драконов вспомнить колючих и сердитых взрослых, отчитывающих непослушного ребенка.

— Волшебники, которых я послал служить армии Хайланда, сообщили мне подробности вашей битвы с драконами, — холодно сказал Калестраан. — Из этих данных я заключаю, что вы совершили ошибку, пытаясь овладеть ситуацией, и сделали положение значительно более сложным, чем оно могло бы быть.

— В самом деле? — Тельвин взглянул на Джерридана. Король выглядел заинтересованным; похоже он ничего не знал ни о какой «ошибке», зато не слишком верил в то, что волшебник вообще знает, о чем говорит.

— Во время битвы с драконами вы сделали все, что возможно, чтобы не убить или даже серьезно ранить их, — самодовольно объяснил Калестраан. — Вы жалуетесь, что не обладаете могуществом первого Повелителя Драконов, но я считаю, что разница между вами только в том, что он не заботился о здоровье своих врагов, как вы это делаете.

— Да, я уверен, что он действительно не заботился, — согласился Тельвин. — Но я не считаю, что моя забота совершенно бесполезна. Если я начну убивать драконов направо и налево, я заставлю их почувствовать, что они должны защищать себя любой ценой. И тогда может начаться такая война, которая не остановится, пока все драконы в мире не будут уничтожены, и произойдет это не где-нибудь далеко, а здесь, в Хайланде. Не думаю, что это то, что вы хотите, так как вряд ли кто-нибудь из вашего собственного народа останется в живых, когда все закончится.

— Я считаю, что Повелитель Драконов действует совершенно правильно и полностью удовлетворен его действиями, — твердо сказал Джерридан. — И я уверен, что и вы видите правоту его слов.

Калестраан неохотно кивнул. — Возможно вы правы. Во время битвы положено уничтожать врагов, но я совершенно забыл, что никакие общие правила не применимы, когда имеешь дело с драконами.

— Я по-прежнему буду защищать Хайланд, — добавил Тельвин. — И я смогу делать это еще лучше, если вы почините плащ для полетов.

Калестраан опять кивнул, по прежнему не отводя взгляда от Тельвина. — Я не забыл вашей просьбы. Плащ будет готов скоро, даже очень скоро.

Волшебник вышел, аккуратно закрыв за собой дверь. Тельвин подумал, что Калестраан, на удивление, не стал оспаривать его слова, а ведь ясно, что он считал этот вопрос очень важным, и это внушало определенные опасения. Конечно, волшебник был прав; Тельвин очень усложнял себе дело, стараясь не наносить серьезных ран драконам и тем более не убивая их, но его ответ был единственно верным. Если бы сейчас он начал убивать драконов, война на уничтожение стала бы неизбежной.

Большую часть дня Тельвин провел, обсуждая вместе с Джерриданом детали возвращения войск и обороны северной границы после их ухода. Конечно, простых решений здесь не было. Часть войск должна была остаться, чтобы показать как простому народу, так и герцогам, что власть не бросила их на растерзание драконам. Тельвин предложил, чтобы линия обороны не проходила через северные или более южные почти безлюдные места, но главным образом защищала города и те деревни, в которых было сконцентрировано большинство населения.

Потом Тельвин решил на время скрыться в своей собственной комнате, что после полудня поработать над этими планами одному, пока король занимается другими делами. Помещения для гарнизона были довольно далеко, у северных ворот, так что Тельвин выбрал комнату, расположенную прямо под королевскими покоями.

В прошлом, когда он был ничем не занят, он обычно развлекался читая что-нибудь или изучая свою книгу заклинаний, которую, впрочем, брал в руки не слишком часто. Обычно никто, кроме короля, не осмеливался обращаться к Повелителю Драконов, но сейчас он был главой армии Хайланда, и одно это заполняло все его время и заставляло всегда быть наготове.

Тем не менее он удивился, когда после полудня юная леди постучала в дверь его комнаты. Судя по ее внешнему вида она была дочерью какого-нибудь знатного Флэма и немного старше его. У нее была, как у всех Флэмов, кожа цвета меди и роскошные длинные ярко-рыжие волосы. Черты лица были тонкими и аристократичными, которыми обычно выделялись женщины Флэмов. Одежда была простой, но элегантной. Наклонившись слегка вперед, она внимательно глядела через дверь, которая была наполовину открытой.

— Повелитель Драконов? Меня зовут Алесса Виледаар, — сказал она дружелюбным тоном. — Калестраан послал меня для помощи вам.

Пока она плавно проходила через дверь, решив что он пригласил ее войти, Тельвин глядел на нее со все растущим изумлением. Она держалась очень уверенно, хотя и дружески, в ней читались ум и благородство, храбрость и жизнерадостность. Прямо так собрание всех жизненных добродетелей, совершенно непохожее на обычных надменных и кислых женщин Флэмов, пожалуй он еще такого не встречал.

— Да, — наконец слабо ответил он, хотя ему было тяжело найти подходящие слова. — Откровенно признаться, я ожидал кого-нибудь, кто… э… будет всегда со мной, потому что во время пути я не в состоянии общаться с волшебниками.

— Я совершенно готова последовать за вами туда, куда вы меня попросите, — спокойна ответила Алесса, усаживаясь на пустой стул рядом с ним. — Или вы не хотите быть в компании женщины-волшебницы? Но слишком много опытных волшебников послано на север, так что осталось совсем немного тех, кто в состоянии вам помочь.

— Нет, у меня нет возражений против вас, — ответил Тельвин, начиная приходить в себя. — Просто я хотел бы быть уверен, что вы понимаете, с чем вам придется столкнуться. И я хотел бы особенно подчеркнуть одно обстоятельство. Несколько раз драконы пытались убить меня, и у меня есть все основания верить, что будут и новые попытки, как только они придумают очередной трюк. Броня защищает меня и только меня, так что моя компания опасна для любого другого человека.

— Я хорошо понимаю это, — спокойно ответила она. — И знаю, что одна женщина из вашей компании уже была тяжело ранена во время такой атаки. Но сейчас трудное время и мы обязаны рисковать своей жизнью. Я мало практиковалась с оружием, но я волшебница седьмого уровня, и весьма опытная.

Судя по тому, что слышал Тельвин, это означало, что она является одним из старших волшебников Академии, и очень даже способна постоять за себя. Волшебник седьмого уровня владел очень сложными заклинаниями, и если у него хватало ума и храбрости не растеряться в трудную минуту, мог очень быстро призвать страшную разрушительную силу. Так что в бою она могла быть намного опаснее, чем, скажем, целая рота солдат. Быть может Алесса даже сможет сражаться на равных с небольшим и не слишком опытным драконом.

Тельвин был вынужден признаться, что он даже заинтригован мыслью иметь ее в своем окружении. Конечно, он рассчитывал скорее на слугу, чем на компаньона или друга, на того, кто не должен слушать его разговоры а потом передавать их Волшебникм Огня, во всяком случае без его разрешения. Так что ему придется следить за собой, ведь так трудно думать о том, что она принадлежит лагерю Бвена Калестраана.

— Надеюсь, что у вас есть все для длинного путешествия, — сказал он. — Нас могут позвать на север в любой момент.

— Да, я думаю, что хорошо подготовилась, — ответила Алесса. — Я много раз путешествовала, так что я знаю все, что мне нужно с собой взять. Сегодня вечером я могу собрать и перенести в ваш дом все мои вещи.

— В мой дом? — встревоженно повторил Тельвин.

— Ну, мне кажется, что я всегда должна быть поблизости от вас, чтобы служить вам как днем, так и ночью.

Хотел бы он, чтобы она не использовала таких слов. — Конечно вы правы. Я полагаю, что во время обеда вы могли бы уже быть в моем доме.

— О, прости, — сказал Сэр Джордж появляясь в дверях и с удивлением глядя из-за спины Тельвина.

— Все в порядке, — спокойно сказал Тельвин. — Заходите. Это Алесса Вилендаар. Ее послал Бвен Калестраан.

— Неужели? Мы думали о ком-нибудь постарше.

— Алесса волшебница седьмого уровня, — объяснил Тельвин.

— Это правда? — спросил Сэр Джордж, галантно беря ее руку. — Тогда вы должны быть очень талантливой волшебницей.

— А вы наверно Сэр Джордж Кирби, — сказала Алесса, вставая со стула. — Я не хочу кририковать моих товарищей-волшебников, но я подозреваю, что буду проводить время в намного веселой компании, чем та, к которой я привыкла. А теперь, если вы извините меня, я отправлюсь готовиться к путешествию.

Сэр Джордж с интересом смотрел на нее, пока она уходила, а затем еще немного подождал, чтобы быть уверенным, что она их уже не слышит. Почесав голову своим крючком, он задумчиво сказал. — Итак, это она из этих интригующих, самоуверенных и не слишком сильных Волшебников Огня?

— Да… и скорее всего одна из худших, — ответил Тельвин. — Она собирается перенести вещи в мой дом.

— Ого! Это может стать интересным, — заметил старый рыцарь. — По меньшей мере она волшебница, будем надеяться достаточно могущественная, а Сольвейг все еще восстанавливается. Это должен быть честный бой.

— Да… Сольвейг, — уныло сказал Тельвин. — Я и забыл о ней. Единственное утешение — хотя бы Карендэн улетела.

— Не сомневаюсь, что вместе эти двое убили бы ее на месте, — рискнул предположить Сэр Джордж.

— Она не знает наши секреты, — напомнил ему Тельвин. — И она по-прежнему Волшебница Огня, выбранная лично Бвеном Калестааном чтобы шпионить за нами. Формально она должна служить мне, но скорее всего ее главная задача — служить своему народу и своему ордену. В любом случае она не знает, что вы виверн, а я жрец.

— Я полагаю, что этого я еще не забыл, — сказал Сэр Джордж. — И в конце концов вряд ли она захочет соблазнить меня, ведь не я же холостой девственник.

Одиннадцатая Глава

Сольвейг спокойно восприняла новость о появлении в доме молодой волшебницы. Хотя она восстанавливалась достаточно быстро, выйти из дома или даже долго быть на ногах она была еще не в состоянии, и отчаянно скучала. Она решила, что иметь в доме молодую женщину, которая будет заманивать и обманывать Тельвина, уже хорошое развлечение. Быть может это не так приятно, как самой участвовать в охоте, зато спасет ее от необходимости делать это самой. В любом случае казалось совершенно невероятным, чтобы либо волшебница либо Тельвин всерьез увлеклись друг другом, так как Алесса Виледаар была человеком, а происхождение Тельвина не знал никто.

По меньшей мере не было ни малейших причин заботиться о том, что могут подумать соседи. После женщины-варвара и драконов, они смотрели на появление в доме волшебницы-Флема как на замечательное улучшение положения дел. Алесса пришла ближе к вечеру вместе со слугой из Академии, который толкал тележку с ее вещами. Учитывая, что она собиралась оставаться в доме неизвестно сколько времени, она принесла совсем немного. Как Волшебник Огня, она владела несколькими магическими книгами и артефактами, а остальное составляла одежда для города и для путешествия. У нее была своя собственная лошадь, которую поставили в конюшню за домом. Слуга и тележка вернулись в Академию, а волшебница провела остальное время до обеда в своей комнате, распаковывая вещи.

Когда Сэр Джордж и Тельвин вернулись вечером из дворца, они немало удивились обнаружив Сольвейг и Алессу, погруженных в беседу. Сольвейг обычно плохо общалась с людьми; ей не хватало терпения говорить с теми, кого она считала глупым или недалеким, так не похожим на то, к чему она привыкла в Тиатисе. Алесса же была умна, серьезно относилась к своей работе, но едва ли много знала о жизни за пределами Хайланда, и казалась честным человеком. В результате Сольвейг видела в Алессе многие из тех самых качеств, которые Тельвин видел и любил в ней самой.

Обед был подан вскоре после того, как Тельвин и Сэр Джордж вернулись из дворца. Алесса проводила Тельвина в столовую, но уселась за стол на некотором расстоянии от него, причем — случайно или намеренно — Сольвейг оказалась между ними. Тельвин даже почувствовал легкое разочаровние, хотя тут же напомнил себе, что ему лучше всего держаться от нее подальше.

— Должна сознаться, что я часто спрашивала себя, как живут в доме Повелителя Драконов, — вдруг сказала Алесса.

— И теперь вы, как мне кажется, очень странно себя чувствуете, — заметил Тельвин.

— Нет, совсем нет, — твердо сказала она. — Откровенно признаться я просто купаюсь в атмосфере дружбы и любви этого дома, особенно после последних нескольких лет, которые я провела рядом с этими суровыми и непреклонными волшебниками. Но даже волшебники были замечательной компанией по сравнению с моей семьей и городом, в котором я выросла.

— Если вы простите меня за мои слова, — сказал Сэр Джордж, — в целом Флэмы не самый дружелюбный народ на свете. И судя по моему опыту волшебники вообще очень и очень скучный народ.

— Простить вас? За что? Я совершенно согласна с вами. Говорят, что путешествия расширяют кругозор. Только так можно увидеть разницу в жизни дома и заграницей.

Сольвейг улыбнулась. Жизнь привела ее к тем же самым выводам.

— Откровенно говоря я очень хотела, чтобы именно меня назначили в помошники к Повелителю Драконов, — продолжила Алесса, становясь более серьезной. — Я много слышала о вас, милорд, и о ваших друзьях, особенно о старом рыцаре и девушке с севера, которые приходят и уходят, ведя жизнь искателей приключений и авантюристов. Быть может я больше не вернусь в Академию. Я хотела и получила шанс взглянуть на вас поближе, посмотреть, подходит ли такая жизнь людям с моим темпераментом. Возможно я могла бы присоединиться к вашему бизнесу, Сэр Джордж, когда, конечно, ваш бизнес вернется в нормальное состояние.

— Ну что ж, можно будет посмотреть, — осторожно сказал Сэр Джордж. — Так получилось, что наш постоянный волшебник больше не хочет путешествовать.

— Я дочь мелкого дворянина из юго-западной части Хайланда, — стала рассказывать о себе Алесса. — Мои родители были против моих занятий магией, у них были совсем другие планы на меня, но им пришлось смириться с тем, что я люблю магию и другие интеллектуальные занятия, и не брошу их ни за что. И когда местные волшебники решили, что их долг перед королевством требует, чтобы я обучалась в Академии, я воспользовалась возможностью и уехала из дома. Как вы знаете, Флэмы считают, что долг перед нацией выше всего на свете, и пренебрежение им — предательсво.

— Я думаю, что у вас просто невероятный талант к магии, учитывая, что вы сумели подняться на седьмой уровень в таком юном возрасте, — заметил Сэр Джордж.

— И я так думаю, — ответила Алесса. — Для волшебника продвижение вперед всегда сопровождается повышением ранга. Но в моем случае все это принесло мне только разочарование. Старшие волшебники уже не удовлетворяюся только магией. Все они думают только о власти и положении в обществе, магия — лишь средство завоевать их. А я не могу жить так, и постоянно чувствовала себя не на своем месте.

Она остановилась и быстро оглядела всех, собравшихся за столом. — Конечно я понимаю, что вам будет не просто поверить мне. Я знаю, что в прошлом Бвен Калестраан часто пытался использовать вас в своих интересах. Но даже если окажется, что вы не можете принять меня в свою компанию, я не останусь в Академии. Я достаточно поездила по миру и смогу найти в нем дорогу для себя одной.

— Жить самому по себе — совершенно замечательная идея, — сказал Тельвин, заговаривая в первый раз. — Всю мою жизнь кто-нибудь пытается управлять мной или убить меня — от драконов до королей и волшебников.

— Да, есть еще кое-что, что вы должны знать, — взволнованно сказала Алесса. — И на этот раз, надеюсь, вы мне поверите. У меня нет такой жадности к власти и завоеваниям, как у моих товарищей-волшебников, не разделяю я и их ненависть к Альфатианам. Хотя меня причислили к старшим волшебником сравнительно недавно, я знаю многие из их замыслов, но далеко не все. Прошу прощения, что я не знаю всего, но я обязана сказать вам, что чувствую, как что-то ужасное может случиться в ближайшее время, что-то такое, что задумал Бвен Калестаан.

— Я тоже подозреваю, что он что-то готовит, — признался Тельвин. — В последнее время он кажется слишком любезным и готовым сотрудничать. А ведь он никогда не хотел дать королю или мне проводить ту политику, которая не нравилась ему.

— В глубокой тайне он работает над чем-то, — сказала Алесса. — Как вы наверняка должны подозревать, он пытается заставить короля ввязаться в войну с драконами. Волшебники хотят, чтобы армия и Повелитель Драконов начали такую войну, в которой они не могут даже рассчитывать на победу, по самым разнообразным причинам. И когда дела пойдут совсем плохо, оба — и король и Повелитель Драконов — будут дискредитированы, так как будет предполагаться, что именно они страли причиной конфликта. А это, в свою очередь, даст возможность волшебникам захватить власть, и только после этого они собираются начать переговоры с драконами и разрешить конфликт, так как драконы будут ослаблены войной и, следовательно, более сговорчивы.

Вот теперь Сэр Джордж и Тельвин слушали ее во все уши. — Это очень хорошо продуманый план, — сказал Сэр Джордж. — Но он не похож на те схемы, которые волшебники вынашивали в прошлом.

— Их ослепляет собственное высокомерие, — продолжала Алесса. — Они даже не могут себе представить, что могут ошибиться в своих оценках. И чтобы сделать дела еще хуже, убийцы могут сделать попытку убить короля и Тельвина, что, по мнению волшебников, ускорит процесс.

— Меня уже пытались убить, — сказал Тельвин. — И мне с самого начала казалось, что засада в ночь приема посла была испирирована волшебниками. Я стал слишком влиятельной фигурой при дворе, и Бвену Калестраану, похоже, это сильно не нравится. Но вы можете быть спокойны; не думаю, чтобы ему удалось победить меня.

— Может быть вы и правы, — согласилась Алесса. — В конце концов Бессмертные поддерживают именно вас, как если бы вы были жрецом одного из них. — Она изогнула брови, вопросительно уставившись на Тельвина, но когда он ничего не ответил, продолжила. — Я не могу сказать, что Флэмы не верят в Бессмертных, но они безусловно не понимают, что это такое.

Когда обед окончился и как Сольвейг, так и Алесса отправились в свои комнаты, Тельвин и Сэр Джордж остались в гостиной, чтобы посекретничать. Старый рыцарь принес бутылку своего любимого вишневого ликера и налил им обоим по хорошему бокалу. Но Тельвин был настолько вне себя, что даже не обратил на это внимание. Он рассеянно поднес бокал к носу, вдохнул запах и поставил обратно, даже не пригубив. Он всегда считал, что этот ликер слишком хорошо пахнет, чтобы его пить.

— Я почти поверил в ее историю, — сказал Тельвин. — Что не припомню, чтобы в прошлом волшебники предупреждали нас о чем-то одном, чтобы отвлечь наше внимание от своих настоящих планов. Но это предупреждение слишком смутное и неопределенное. И потом, просто приставить к нам одного из своих не поможет ни одному из их планов. Ведь на самом деле она не сказала нам ничего такого, о чем мы бы сами не догадывались.

— Да, действительно ничего, — согласился Сэр Джордж. — И это очень и очень подозрительно. Но может просто означать, что волшебники так прозрачны, как мы о них и думали. Так как мы и так знаем, что кто-то пытается убить тебя, наши планы не меняются. Единственное, чего мы никак не ожидали, что и сам король может оказаться в опасности.

— И теперь я должен остерегаться как волшебников так и драконов, — сказал Тельвин. — Что меня не удивляет. Я с самого начала знал, что за внезапным изменением политики короля стоит Калестраан, решивший свою навязчивую мысль об уничтожении Альфатиан заменить на не менее идиотскую идею сражения с драконами.

Сэр Джордж откинулся на спинку стула с бокалом в руке. — С моей точки зрения дела настолько запутались, что самое время паковать рюкзаки и бежать из города.

Тельвин еще вчера пришел к этой же мысли. Лично он думал, что может доверять Алессе. Она не казалась такой, как другие подозрительные и корыстолюбивые Волшебники Огня, он вполне мог понять ее желание присоединиться к его компании. И она подозревала, что он жрец; если бы Бвен Калестраан узнал о ее подозрениях, он мог бы использовать традиционное недоверие Флэмов к жрецам и давным давно дискредитировать Повелителя Драконов. В конце концов Тельвин решил, что самое мудрое — отложить на будущее суд над Алессой Виледаар. Он должен понаблюдать за ней какое-то время, прежде чем сможет доверять ей без всяких оговорок.

Этой ночью он засиделся допоздна, проверяя, сколько новых заклинаний может удержать в памяти. У него был замечательный талант к магии, может быть не меньший, чем у Алессы, хотя его многочисленные обязанности редко давали ему возможность учиться. Он знал, что не сможет сделать хороший шаг вперед за то короткое время, которое осталось до следующего столкновения с драконами, но ситуация была настолько отчаянная, что надо бы использовать все, что могло помочь в будущем. Сэр Джордж сидел вместе с ним, испольуя это время чтобы привести в порядок счета своего бизнеса, которым он слишком долго пренебрегал.

Тельвин был глубоко погружен в свои мысли и в учебу, когда услышал нетерпеливый стук в парадную дверь. Было очень поздно, за полночь, и только очень неотложное дело могло привести кого бы то ни было к его двери в такое время. Слуги давно ушли, и он поспешил открыть дверь сам. К огромному удивлению он обнаружил Тэрина, молодого слугу Короля Джерридана. Глаза юноши были широко раскрыты, и он был страшно напуган.

— Милорд, вы должны немедленно идти со мной, — умоляюще проскулил Тэрин. — Я уверен, что во дворце драконы! Я думаю, они пришли за королем. Только вы можете спасти его.

— Кто-нибудь еще есть там? — спросил Тельвин, мысленно прикидывая количесто стражников во дворце. Большинство лучших войск было послано на границу.

— Волшебники уже знают об этом, — объяснил Тэрин. — Только что появился Бвен Калестраан с парой старших волшебников. Они говорят, что у них нет достаточной силы, чтобы сражаться с драконами. Он попросил меня позвать вас на помощь.

Тельвин взглянул через плечо на Сэра Джорджа, который шел за ним по пятам до двери. — Вы тоже хотите идти?

— Я думаю, что обязан. Надо же поддержать свой авторитет как специалиста по драконам. — Он поспешил за своим мечом.

— Тебе лучше остаться здесь, — сказал Тельвин юному слуге. — Ты же знаешь, что Сольвейг еще не в порядке и нужен кто-то, кто сможет удержать ее в доме. И еще я боюсь, что драконы могут придти сюда в поисках меня. Если это случиться, ты должен будешь увести ее из дома так быстро, как только возможно.

— Вы можете рассчитывать на меня, — храбро сказал Тэрин.

— Поверь мне, так оно и есть, — мрачно сказал Тельвин.

Мгновением позже Сэр Джордж сбежал по лестнице, на ходу прикрепляя короткое и страшно-выглядевшее копье к обрубку левой руки. — Это не тот путь, каким я обычно предпочитаю общаться с драконами, но сейчас другого ничего нет.

— Подозреваю, что они уже ушли, — сказал Тельвин, когда они уже закрыли за собой дверь и юный слуга не мог ничего слышать. — И боюсь того, что они оставили за собой.

* * *

Да, во дворце явно было что-то не то. Главные двери были распахнуты настежь, а изломанные тела двух стражников лежали во дворе в луже крови. Тельвин задержался на мгновение в темноте ворот, стараясь найти малейшие признаки опасности. Ни единого лучика света ни лилось из окон дворца, что само по себе странно, даже несмотря на глубокую ночь. Хотя он видел в темноте не хуже любого эльфа, тем не менее он не видел ни единого шевеления, а его острые уши не слышали ни одного звука.

Судя по внешнему виду нападение уже кончилась и драконы ушли. Но Тельвин слишком хорошо знал драконов, чтобы поверить в первое впечатление. Они могли затаиться где-нибудь внутри и обрушиться на него с быстротой молнии, если он будет думать, что их уже нет и перестанет остерегаться. Он также опасался, что пока он здесь, они могут напасть на его дом, хотя это казалось менее вероятным. Зачем им озлоблять его еще больше, если они хотят только его смерти.

— Все выглядит очень тихо, — прошептал Сэр Джордж. — И, если это чего-то стоит, я не чувствую драконов.

— Нет смысла медлить здесь, — сказал Тельвин. — Я иду вперед, один, и обыщу дворец. Только я смогу сделать это совершенно безопасно.

— Я иду с тобой, — твердо сказал Сэр Джордж. — Я не боюсь драконов.

— Только не сейчас, — мрачно сказал ему Тельвин. — Не для чего рисковать вашей жизнью. Вы остаетесь здесь и не даете никому войти во дворец, пока я не скажу, что там безопасно.

Тельвин знал, что Сэр Джордж помчится внутрь при малейшем намеке на опасность, но надеялся, что успеет справиться со всеми проблемами раньше, чем старый рыцарь окажется внутри. Он решил войти не через приглашающе-открытую главную дверь, а с северного конца дворца, где, будем надеяться, забаррикадировались стражники. Идея была в том, что быть может удастся остаться невидимым, войдя с заднего входа, что заведомо было нереально, если войти через главные ворота.

Увы, и северные ворота были открыты. Он не слишком удивился. По меньшей мере один дракон должен был проникнуть туда, чтобы разобраться с маленьким гарнизоном, жившим там. Во дворе все было как обычно, но от двери в казарму остались только щепки, а внутри повсюду валялись изломанные тела. Дракон напал быстро и внезапно, застав людей совершенно неготовыми. У них не было даже времени поднять тревогу. Тельвин быстро прошел через казарму внутрь дворца, понимаю, что цель нападения там, внутри.

Драконы не могли пойти наверх, так как там коридоры были слишком малы для них. Личные комнаты короля и его спальня находились на первом этаже, ближе к центру дворца. Тельвин двигался быстро и бесшумно, держа меч перед собой обеими руками так, чтобы быть в состоянии быстро обернуться и встретить внезапную атаку.

Дворец был полностью погружен в темноту, как если бы каждая лампа и каждый магический светильник были одновременно погашены одним могучим заклинанием. Хотя Тельвин хорошо видел в темноте, шлем ограничивал его зрение, и приходилось все время вертеть головой из стороны в сторону.

Как королевские покои, так и его личная спальня были пусты. Быть может драконы сумели найти короля в другой части дворца, если он не сумел каким-то образом забраться в безопасное место. Тельвин вспомнил слова Терина о Бвене Калестраане и других волшебниках, значит они были здесь, по меньшей мере в начале атаки. Возможно Волшебники Огня сумели перенести короля в безопасное место до начала атаки. В таком случае драконы все еще внутри и бесшумно охотятся на свою жертву.

Вглядываясь в темноту на развилке, Тельвин краешком глаза заметил какую-то темную фигуру, движущуюся в боковом коридоре, и быстро отступил назад, скрываясь в тенях. Что бы это ни было, это был не дракон. Тогда он вспомнил, что первая атака на него была совершена драконами, магически преображенными в людей. В форме человека драконы могли намного более свободно двигаться по узким дворцовым переходам, где их огромные размеры только мешали им. другой стороны это мог быть какой-нибудь волшебник или даже кто-то из слуг, в темноте ищущих короля. Надо было быть очень осторожным, чтобы не перепутатьс друга с врагом.

Вторая догадка оказалась ближе к истине. Когда узкая и гибкая фигура обогнула угол, он увидел Сэра Джорджа, который осторожно крался по коридору, с мечом в одной руке и своей кошмарной пикой в другой, готовый ударить любой момент. Тельвин притянул к себе старого рыцаря.

— Как приятно видеть вас здесь, когда я попросил вас ждать снаружи, — язвительно прошептал он.

— Я увидел дракона, выглядывавшего из парадной двери, — объяснил Сэр Джордж. — Он стоял внутри в тени, но я сумел увидеть его в полной темноте. Похоже, он ждал кого-то, так что я подумал, что мне надо подождать и посмотреть, кого он ждет. С другой стороны я решил, что ты должен знать, что драконы по-прежнему внутри.

— Да, это именно то, что я хотел услышать, — мрачно сказал Тельвин. — И чтобы сделать дела совсем плохими, признаюсь, что не нашел короля, ни живым, ни мертвым. Тэрин сказал, что здесь был Калестаан, так что я надеюсь, что он нашел Джерридана раньше и они убежали вместе.

— А ты уверен, что они действительно убежали? — недоверчиво спросил Сэр Джордж. — Зная Джерридана, я скорее поверю, что он предпочел остаться и сражаться.

— Да, но Калестраан точно знает, что он не в состоянии сражаться с драконами и очень хорошо умеет убегать. Если им немного повезло, они оба сейчас бегут по улицам Браера к Академии. В любом случае надо как следует все обыскать здесь. Если ли возможность, что драконы использовали заклинание, чтобы принять человеческую форму и искать короля во дворце?

Сэр Джордж какое-то время думал. — Вряд ли. Изменение формы — специфический талант драков. В драконах он крайне редок. Я легко могу сделать это, но большинство драконов нет. Они, к тому же, обычно не умеют сражаться обычным оружием. Откровенно говоря даже двигаться на двух ногах и не упасть для них проблема. Изменение формы только осложнит их положение.

— То есть вы говорите мне, что скорее всего они все не меняли форму.

— Да, этого можешь не опасаться. Впрочем в этой группе могли быть драконы в форме человека, если бы они решили, что это может понадобиться. Но даже тогда они были здесь намного раньше, чтобы оценить положение, выяснить места расположения стражи, возможно даже найти комнату короля. Вот для этого я тебе нужен. Я могу узнать драконов независимо от их формы, и даже сказать тебе о их присутствии раньше, чем они окажутся достаточно близко.

— Тогда пошли вместе.

Он подумал, что лучше всего осмотреть большие комнаты и центральные залы со второго этажа дворца, так там находились галереи, с которых были видны приемный и тронный залы, и даже огромное помещение перед главными дверями. Кроме того на втором этаже размещались команты для слуг и тех админстраторов, которые жили прямо во дворце. Впрочем, их было не слишком много, не больше дюжины.

И на втором этаже они нашли признаки атаки драконов. Многие из дверей были взорваны, в точности так же, как в казарме. И в большей части комнат в момент атаки были люди, так что они увидели множество растерзанных тел, валявшихся повсюду. Но среди всего этого разгрома была одна странность, которая поставила Тельвина в тупик. Жертвы были или растерзаны, или с такой силой ударены об стену, что умерли, а это требовало силы далеко за пределами человеческих возможностей. А драконы могли бы только с огромным трудом протиснуться через эти проходы, и никогда не смогли бы войти в дверь, чтобы добраться до своих жертв. И еще более странно было то, что убийцы точно знали, какие комнаты заняты, и не обращали внимания на пустовавшие помещения. Так что он начал подозревать, что помимо драконов во дворец проникло что-то еще, не менее ужасное, но обладавшее удивительными способностями для поиска.

Чем больше Тельвин глядел на эти быстрые и точные убийства, тем больше ощущал смутный страх. Он не боялся за себя, зная насколько надежна его броня. И тем не менее он боялся, боялся встречи с неизвестным, чем-то очень плохим и неправильным, чем-то таким, чего он не понимает. Но надо было откинуть все свои страхи и спешить, чтобы выволочь врагов, скрытых в темноте наружу и сразиться с ними. И самое главное, как он знал по долгому опыту, не следовать мгновенным порывам, которые могут привести только к ошибкам.

Конец коридора вывел их в короткий проход, который вывел их на галерею над северной частью большого зала. Тельвин помедлил в дверях, а потом медленно пошел вперед, внимательно вглядываясь через парапет галереи в огромный зал под собой. Что-то большое двигалось внизу прямо под ним, что-то темное, чью точную форму было невозможно разглядеть в темноте. Оно определенно не было человеком, но, с другой стороны, было слишком мало, чтобы быть драконом. Но что бы это ни было, Тельвин был уверен, что именно это создание пронесло страшную смерть через коридоры дворца.

— Внизу, — прошептал Тельвин, указывая пальцем на тварь. — Я уверен, что мы нашли его.

— Быть может это виверн, — не слишком уверенно заметил Сэр Джордж. — Когда они достаточно большие, то могут быть очень мерзкими. И, как родственники драконов, могут подчиняться воле настоящего дракона.

Они стали спускаться по маленькой винтовой лестнице, которая вела на первый этаж и кончалась как раз перед залом. Достигнув пола, Тельвин осторожно двинулся вперед по узкому коридору, стараясь держаться в тени лестницы пока не прошел достаточно далеко, чтобы выглянуть из-за угла. Неизвестное создание уходило от них по широкому коридору, который вел в большую открытую область в центре дворца. Пока он видел только темный большой силуэт. Сзади тварь выглядела похожей на дракона, но была по меньшей мере вдвое меньше.

Он решил последовать за ней, держась близко к стене, а Сэр Джордж бесшумно скользил за ним. Тельвин решил, что необходимо понять, что это за создание, и только потом убить его или заставить сбежать. Наконец они добрались до большой команты, находившейся прямо перед главным залом. Вся эта область была более открытой, и бледный лунный свет струился в нее через открытые окна и двери. Оказавшись на этом месте Тельвин постарался остаться в темноте, скольнув в темную нишу в стене, рядом со входом в зал. Глядя оттуда он заметил, что неизвестная тварь повернула к главным воротам.

И вот тогда Тельвин удивился по-настоящему. Это действительно был дракон, даже золотой, судя по цвету, хотя трудно было говорить совершенно точно. Он достаточно хорошо знал драконов, и без труда определял их пол, но этот маленький дракон не имел ни мужских ни женских признаков. Когда он отодвинулся в сторону, чтобы дать Сэру Джорджу взглянуть на тварь, внезапно его ударила ужасная мысль.

— Не может ли это быть ребенок? — прошептал он. — Не может ли так быть, что драконы настолько отчаялись, что послали ребенка убивать только потому, что он сможет пройти через коридоры дворца?

Сэр Джордж бросил быстрый взгляд. Потом, потрясенный, повернулся к Тельвину. — Я… я не верю своим глазам. Единственная вещь, которой драконы дорожат больше жизни — их дети. Они никогда бы не пошли на такой риск.

— И тем не менее это выглядит как золотой дракон, — твердо сказал Тельвин.

— Но ты никогда не видел молодых драконов-подростков. Во внешности этой твари есть что-то неправильное, искусственное. Смотри, оно выглядит как золотой, но у нее все признаки красного. Оно намного меньше золотого, но не настолько мало, как белые или синие.

— То есть вы считаете, что это не ребенок? — спросил Тельвин.

— Это точно не ребенок, — успокоил его Сэр Джордж. — У ребенка никогда не бывает пропорций взрослого, как у этого. У ребенка шея и мордочка намного короче, грудь меньше, а рога вообще крошечные. Я вообще не уверен, что это настоящий дракон. Я чувствую что-то глубоко неправильное и злое.

Тельвин знал, что он должен сделать что-то, чтобы выманить налетчиков из дворца, но он не мог убить или серьезно ранить ребенка. Это заставило его вспомнить о Карендэн, хотя он совершенно не понимал почему. Он решил, что для начала может испугать дракона, и тот убежит наружу. Держа меч перед собой, он шагнул из темноты вперед.

Это оказалось ошибкой. Маленький дракон выглянул из главных ворот, совершенно незаметный снаружи. Внезапно он резко повернулся лицом к Тельвину и остановился на мгновение, как если бы выбирал тактику нападения. Тельвин в свою очередь колебался, так как дракон не напал на него немедленно, и, несмотря на все уверения Сэра Джорджа, чувствуя себя неудобно при мысли, что придется ранить ребенка.

И в этот момент из темноты слева от Тельина появился второй маленький дракон и ринулся в атаку, застав Повелителя Драконов врасплох. Защищаясь почти инстинктивно, Тельвин повернул меч и направил его в лицо дракону. Первый болт ударил в невидимый щит, разрушив магическую защиту, а второй ударил выше больших светящихся глаз дракона. Пораженный ударом, дракон потерял сознание на полушаге и, по инерции, заскользил по каменному полу к Тельвину, сбил его с ног и ударился вместе с ним о стену, придавив его к полу своим весом.

Тельвин заворочался, пытаясь выбраться из-под навалившейся на него туши, чтобы встретить второго дракона, но было слишком поздно. Тот ударил его с такой силой, что Тельвин опять заскользил по гладкому каменному полу, потеряв свой меч. Прежде, чем он успел поднять его, дракон был уже на нем, старясь завернуть ему руки за спину. Тельвин в очередной раз успел удивиться такой тактике. Ни разу за все предущие сражения драконы не пытались взять его в плен. К сожалению оказалось, что это самая лучшая идея, которую дракон может использовать против него. Магический шит доспехов мог защитить его от ударов и повреждений, но не мог дать ему суперсилу, которая была нужна, что вырваться из объятий дракона. Не было ни оружия ни возможности использовать его, так что остался совершенно беззащитным.

Маленький дракон точно знал, что победил, что отныне Тельвин — беспомощный пленник. Перевернув его на спину, дракон крепко держал его одной когтистой лапой, а ногтем второй пытался поддеть застежки, которые держали его шлем. Сначала это у него не получилось, так как ноготь был слишком велик для маленьких застежек, но в конце концов он сумел открыть одну застежку, потом вторую, сорвал с Тельвина шлем и отбросил его в сторону. В первый раз с тех пор как он стал Повелителем Драконов, Тельвин был побежден драконом. Осталось только свернуть ему шею, и проблема Повелителя Драконов будет решена раз и навсегда.

И тут дракон вздрогнул и выпрямился, ревя от боли. Тельвин воспользовался моментом, вырвался из хватки дракона и бросился за мечом. Когда он повернулся, Сэр Джордж как раз вонзал пику, которая была прикреплена к культе его левой руки, поглубже в брюхо дракона. Он выбрал незащищенное, особенно уязвимое место между грудными пластинами. Твердо ухватившись за рукоятку пики второй рукой, Сэр Джордж вытащил свое страшное оружие из раненого дракона. Дракон отшатнулся, попытался встать на задние лапы, но заколебался и тяжело упал на спину. Сэр Джордж совершил то, что казалось совершенно невозможным. Он убил дракона одной рукой.

Тельвин быстро огляделся. Дракон, которого он ударил раньше, пришел в себя и собирался напасть опять. Но, вместо атаки, он забрался в глубокую тень около задней стены, уселся на задние лапы и и начал передними делать странные жесты. Было похоже на то, что дракон собирался сражаться с ним магией, но не обычной тонкой и сложной магией драконов, а грубыми заклинаниями смертных волшебников. Еще одна странность! На какое-то мгновение Тельвин заколебался, ему стало интересно, что из этого получится, но риск был слишком велик и он не осмелился ждать. Меч поднялся, страшной силы дротик сорвался с его конца и дракон безжизненной грудой свалился на пол.

Тельвин опять быстро оглянулся, в поисках других. Хотя не одного дракона поблизости не было и никто не бросался на него в атаку, он чувствовал, что где-то в темных переходах дворца есть еще драконы. Нужно как можно скорее найти их.

— Очень и очень странно. Оба дракона — даже тот, которого ты только ударил — мертвы, сказал Сэр Джордж. — Даже драконы-подростоки намного крепче, чем эти.

— Да тут вообще странности на каждом шагу, — зло сказал Тельвин. — Даже когда она держала меня, эта тварь не была так сильна, как настоящий дракон. А второй вообще собирался использовал магию смертных, я уверен. Я подозреваю, что это не настоящие драконы, как вы и сказали, а скорее всего волшебники, при помощи магии изменившие форму, и догадываюсь, кто именно.

— Да-а, вспомни, что нас предупреждали о чем-то подобном несколько часов назад, — сказал Сэр Джордж, а потом вдруг схватил Тельвина за руку. — Смотри!

Дракон, которого убил Сэр Джордж, изменял форму, суживался, съеживался и наконец стал человеком, мужчиной. Судя по чертам лица и густым рыжим волосам, он был Флэмом и, значит, Волшебником Огня. Тельвин убедился, что он угадал.

— Алесса была права, — сказал он. — Я должен как можно скорее найти остальных. Если король еще жив, у меня есть шанс спасти его. На этот раз я хочу, чтобы вы были у меня за спиной и внимательно глядели по сторонам. Дело становится все хуже и хуже, и я уверен, что они могли приготовили для меня еще немало неожиданностей, иначе они бы не ждали меня здесь.

Он быстро пошел по самому большому коридору, ведущему в южную часть дворца, так как был уверен, что его враги находились в одном из тех больших залов, в которых он еще не был. Теперь он точно знал, что имеет дело не с настоящими драконами, а с волшебниками, преобразившимися в драконов, и на ходу прикидывал, какие еще ловушки они могли заготовить для него. Волшебники всегда переоценивали свои возможности, и, следовательно, скорее всего недооценивают его. Так что, похоже, особых причин для страха нет, но необходимо держаться настороже.

Завернув за угол, он увидел бледный свет, лившийся из открытых дверей тронного зала. Очень осторожно он подкрался ко входу, внимательно проверяя глубокие тени около дверей, пока не сумел заглянуть внутрь зала. Массивный кристаллический шар, почти два ярда в вышину, стоял на треножнике из черного железа. Неяркий свет лился из самого кристалла, постоянный поток холодного белого цвета выплескивался наружу так, что углы зала остались погруженными в темноту. За кристаллом, на тронном возвышении, стоял самый большой золотой дракон, которого он видел сегодняшней ночью.

Держа меч перед собой, Тельвин скользнул в тронный зал. Он немедленно заметил, что внутри было еще два дракона, поменьше, которые прятались в темноте по обе стороны двери, так что он не мог их видеть раньше. Еще одно растерзанное тело валялось с одного конца тронного возвышения; Тельвин решил, что это Король Джерридан.

Подняв меч повыше, он сделал несколько шагов по ковровой дорожке, ведущей трону, и массивный кристаллический шар загородил ему дорогу. Он сразу понял, что кристалл являлся устройством, источником сильной магии, которое усиливает или продлевает действие любого заклинания, а магические артефакты в его присутствии пробретают новые возможности. Так что скорее всего сейчас последует магическая атака; все, что он может сделать — доверится магии своих доспехов.

Два дракона поменьше встали позади него, отрезая дорогу к бегству, а их предводитель спустился вниз с возвышения и встал прямо за кристаллом. Тельвин стоял наготове, ожидая атаку в каждое мгновение. Потом он заметил Сэра Джорджа, смотрящего вниз с южного края галереи и ожидавшего возможности унести тело короля в безопасное место. Тельвин должен был что-то сделать, чтобы выиграть несколько мгновений.

— Я знаю, кто вы такие, — громко и решительно сказал он. — И призываю вас сдаться. Вы должны понимать, что ваша хилая магия не идет ни в какое сравнение с мощью древнего Блэкмура.

— А ты, кто ты такой без этой силы? — спросил дракон. — Разве бы ты мог сразиться со мной, если бы не был Повелителем Драконов?

Внезапно Тельвин ощутил, что доспехи стали тяжелее, как если бы его собственная сила стала уходить из него. И только тогда он понял тактику врагов, даже слишком хорошо. Пока он был Повелитеем Драконов, никакая вражеская магия не могла ничего сделать с доспехами. Но этот кристалл был достаточно могущественн, чтобы преодолеть силу доспехов, каким-то образом блокируя или вычерпывая его собственные силы. Атака трех драконов последовала почти немедленно, в форме невидимых сгустков силы, которые ударили в него как камни из катапульт.

Доспехи защитили его, но на этот раз их сила была намного меньше, чем обычно, они только смягчили удары, но не поглотили их полностью. Первый же удар сшиб Тельвина на колени. Под потоком сыпавшихся на него ударов он весь сжался и закостенел. Каждый удар отдавался в его теле, как если бы великан раз за разом бил своей дубиной по доспехам; они начали нагреваться, а раскаленные сгустки силы продолжали сыпаться один за другим и от задних пластин доспехов пошел дым. Тем не менее он выдержал эту пытку еще несколько мгновений, давая возможность Сэру Джорджу унести тело короля подальше. Если бы драконы физически набросились бы на него в это мгновение, пытаясь раздавить его весом или сорвать с него доспехи, все было бы кончено за несколько мгновений. К счастью, они слишком боялись силы Повелителя Драконов, предпочитая атаковать магически с безопасного расстояния.

Защищаясь единственным путем, который пришел ему в голову, Тельвин отчаянии вызвал собственную магию и поставил невидимый барьер между собой и врагами, надеясь хотя бы на несколько мгновений ослабить атаку на почти прорванную оборону доспехов. Необходимо было сохранить оставшуюся силу доспехов в резерве, для будущей контратаки. Если он ничего не противопоставит этим энергетическим шарам, каждую секунду бьющим в его спину, он просто сгорит заживо. Он собрал вся свою силу воли, стараясь удержать барьер вокруг себя, хорошо зная, что если проиграет, не сумеет вновь воспользоваться этим заклинанием, а также любым другим. Когда он осмелился вновь поднять голову, Сэр Джордж уже исчез вместе с телом короля. Пора.

Теперь он должен использовать свой шанс, и на этот раз вся сила и магия будет его собственная. Собрав последние оставшиеся силы, он встал на ноги и, несмотря на непрекращающуюся атаку драконов, медленно и плавно поднял меч. В этот момент его щит исчез, не выдержав напряжения, оставалось полагаться только на оставшуюся магию доспехов; она должна была защитить его на те несколько мгновений, которые ему были нужны. Вытянув меч, он направил его на сияющий кристалл. Предводитель драконов, сообразив что происходит, быстро обогнул кристалл и встал перед ним, прикрывая его своим телом.

Тельвин знал, что никогда не выиграет битву с волшебниками, если будет опираться только на свою собственную магию. У него не было для этого достаточно опыта. Но он был жрец, и мог распоряжаться невообразмой мощи силами, способными даже подчинить себе дракона. Обычно даже жрецы не умели телепотрироваться, но он не был обычным жрецом. В то же мгновение он исчез и вновь появился рядом с дальней стороной кристалла, за драконами. Испуганный неожиданным поворотом дел и опасаясь возможных действий Повелителя Драконов, дракон повернулся и, огибая кристалл, бросился прямо на него.

Доверившись гаснущей силе доспехов, Тельвин собрал всю оставшуюся силу меча и ударил мечом сверху вниз по верхушке кристаллической сферы. Поверхность кристалла немедленно покрылась сетью трещин и в следующее мгновение взорвалась яркой вспышкой пламени. Ослепленного вспышкой, Тельвина бросило в воздух. Пролетев через добрую половину тронного зала он ударился спиной о стену и сполз на пол. К счастью, защитная сила доспехов начала восстанавливаться в момент уничтожения кристалла, защитив его от полной силы удара.

Тем не менее он почти потерял сознание, и какое-то время пролежал на полу, сражаясь за каждый глоток воздуха. В голове плескалась страшная боль, он с трудом смог открыть глаза. Несколько секунд он вообще ничего не видел через пламя и дым, потом заметил, что по залу раскиданы куски чего-то огромного, вроде камня. Он опять закрыл глаза, давая боли в голове немного уменьшиться. Потом, когда он попытался встать на ноги, чья-то рука поддержала его за правую руку и помогла встать относительно прямо. Он убрал меч в ножны на поясе, удалил шлем.

Сэр Джордж стоял рядом. Взрыв от разрушения кристалла уничтожил все, что было в тронном зале, ушел вверх и пробил дыру в крыше дворца. Трещины в стенах змеились во всех направлениях. Многие из внутренних стен разлетелись на куски, уничтожив комнаты в этой части дворца. Только одна стена осталась стоять, целая на вид, и только потому, что это была массивная внешняя стена города. Все, сделанное из дерева, разлетелось на куски, среди руин бушевал огонь.

Оглянувшись вокруг он заметил, что никто из драконов не уцелел при взрыве. Их изломанные и наполовину обгорелые тела валялись на каменном полу среди обломков стен.

— Я бы сказал, что это было немного чересчур, — хладнокровно заметил Сэр Джордж.

Тельвин медленно покачал головой. — Это не моя работа. Они использовали этот огромный кристалл, чтобы собрать в нем огромный запас магической энергии, по меньшей мере достаточно большой, чтобы победить заклинания доспехов. Я считаю, что нам можно сказать повезло, что мы вообще не уничтожили добрую половину города вместе с горожанами. Король в безопасности?

— Увы, он уже был мертв, — печально ответил Сэр Джордж. — Они растерзали его, как и всех остальных. Я оставил его тело в одной из ближайших комнат.

Огонь распространился уже на весь дворец, дым и пыль висели в воздухе, надо было уходить. Хотя Тельвин шел с большим трудом, старый рыцарь помог ему пройти через развалины. Когда они проходили мимо тела самого большого из драконов, заклинание превращения как раз исчезло и тело опять стало телом человека.

Как Тельвин и ожидал, это был Бвен Калестраан.

Двенадцатая Глава

Когда Тельвин и Сэр Джордж наконец выбрались из огня и дыма, они увидели, что взрыв кристаллической сферы уничтожил по меньшей мере четверть дворца. Языки пламени, вначале распространявшиеся медленно и лениво, внезапно ярко вспыхнули, как если бы кто-то подкинул масла в огонь, и грозили сжечь двореж до основания. Еще несколько мгновений, и весь дворец будет объят пламенем. Но тут Тельвин выпалил жреческое заклинание, которое гасило пламя и не причиняло вреда постройкам. Огонь погас, зато сразу заболели все раны, полученные в бою с драконами-волшебниками, опять заболела голова, и вообще сил хватало только на то, чтобы не упасть. Было необходимо отдохнуть, хотя бы несколько минут. Но, в то же самое время, он подумал, что должен находиться здесь и помочь выйти из неизбежного хаоса, который сейчас начнется. Сэр Джордж не разрешил ему снять броню, опасаясь повторных атак, но уж посидеть несколько минут на земле он мог.

Взрыв и разрушение королевского дворца подняло на ноги весь город, и помошь примчалось почти незамедлительно. Каритан гарнизона северных ворот быстро переговорил с Тельвином, а потом установил посты у ворот дворца и послал большинство своих людей тушить оставшие очаги пламени. Остальные присоединились к тем, кто охранял стены Браера, на случай будущих атак. Когда солдаты появились, Тельвин послал некоторых из них охранять Академию, дав приказ, чтобы никому из ее обитателей не было разрешено выйти из здания до новых указаний. Потом он послал слово капитану гарнизона начать поиски выживших во дворце и убирать оттуда мертвые тела. Когда он почувствовал, что больше ничего не может быть сделано до утра, Сэр Джордж помог ему добраться до дома и до кровати.

На следующее утро он почувствовал себя еще хуже. Все его тело болело от ударов, которые он получил в то время, когда его броня не могла полностью защитить его, и особенно те места, которыми он приложился об стену после взрыва кристалла. Спина и шея раскалывались от боли, голова гудела. Особое беспокойство вызывали доспехи, которые здорово обгорели во время боя. Хороший ночной отдых, хотя и краткий, пошел на пользу скорее им, чем ему. Утром на них оставались только самые маленькие следы повреждений. Заклинания древнего оружия, похоже, были настроены на любые случайности, и включали в себя заклинания самообновления.

Хотя он не мог даже думать о том, чтобы вернуться во дворец, он знал, что обязан сделать это, и как можно быстрее. Как Повелитель Драконов и командующий армией Хайланда, он являлся самым высокопоставленным чиновником в Браере. До тех пор, пока он не в состоянии установить наследника Джерридана Маарстена и его приемника, придется командовать самому. Он знал, что древние законы Флэмов требуют определенных качеств от нового короля. Например один из законов требовал, чтобы новый король был назначен старым по его выбору, но Тельвин не помнил, чтобы Джерридан хоть раз говорил о своем возможном приемнике.

Только тут он наконец полностью осознал всю глубину трясины, в которой очутились он и вся страна. Король Джерридан мертв, Бвен Калестраан тоже. Страна, воюющая со страшным врагом, внезапно оказалась без руководства, и теперь благосостояние и даже само существование Хайланда зависит только от него. Он быстро умылся и оделся, и еще быстрее поел. Потом попросил Сэра Джорджа проводить его во дворец, и послал слово Алессе Вилендаар, прося ее приехать в Академию и там встретться с ним, чем быстрее, тем лучше. Насколько Тельвин знал, Алесса теперь была самым старшим Волшебником Огня. В Академии могли быть и другие волшебники седьмого ранга с еще большим опытом, но поди знай, кто из них вовлечен в заговор по убийству короля, а кто нет.

Утро было чистое и светлое, только несколько маленьких обачков задержались над восточными горами. Но как бы невинно и приятно не казалось утро, королевский дворец выглядел мрачным и несчастным, даже в свете встающего солнца. Четверть дворца была унитожена взрывом, хотя снаружи, из-за города, дело казалось не так плохо, так как городская стена, он же задняя стена дворца, не пострадала. Солдаты городского гарнизона начали собирать то, что удалось спасти из разрушенного крыла.

Вначале Тельвн решил разузнать все, что случилось, вплоть до самых маленьких деталей. Весь дворцовый гарнизон и еще больше сорока человек прислуги были мертвы, причем большинство из них было убито во сне. Из тех, кто был во дворце, когда появились волшебники, в живых остался один Тэрин, и то только потому, что его послал Калестраан, чтобы заманить Повелителя Драконов в ловушку, приготовленную для него. Тельвин не собирался просить юного слугу так быстро вернуться во дворец, зная, что смерть Короля Джерридана стала для него страшным ударом, но Тэрин настоял на своем. Юный слуга оказался мужественным человеком, и решил оставаться спокойным и хладнокровным все того время, пока Повелитель Драконов нуждается в нем.

Оказалось, что в атаке участвовало пятеро волшебников, и никто из них не выжил. Алесса вернулась из Академии с докладом о том, что ей удалось узнать за утро. В заговоре участвовало восемнадцать самых старших волшебников, пятеро погибли во время атаки, а остальные сумели убежать, несмотря на попытку Тельвина помешать им. В результате Алесса стала директором Академии, и ей согласился помогать один очень старый волшебник, который решил ненадолго оторваться от своих книг до тех пор, пока не будет найдена замена

Нечего и говорить, что события этой ночи нанесли серьезный урон престижу Волшебников Огня и доверию к ним, как к стражам законов и традиций Флэмов. Короля Джерридана любили и уважали буквально все. И еще хуже, волшебники убили его только из-за своих собственных амбиций. Конечно, согласно плану Бвену Калестраана, они собирались убить как короля, так и Повелителя Драконов, в результате возникшего кризиса захватить власть, а ответственность за убийства возложить на драконов, с которыми они собирались сражаться при помощи своей новой силы. Теперь, когда глубина их предательства стала известана всем, оставшие Волшебники Огня разделили их позор. Ярость народа была так велика, что теперь волшебники навсегда лишились того выдающегося положения, которое им так нравилось.

Единственным, кто получил хоть какую-то пользу от этой трагедии, оказался Повелитель Драконов. На Тельвина смотрели как на героя, сумевшего покарать предателей и отчаянно пытавшегося спасти Короля Джерридана. Отовсюду неслись призывы сделать его следующим королем. Даже думать об этом было совершенно беспрецендентно для Флэмов, учитывая их традиционную неприязнь к иностранцам. Вначале Тельвин решил, что эти крики — самая маленькая из его проблем. Но поговорить с друзьями он сумел только вечером, во время обеда. К тому временя у него было по меньшей мере две насущные проблемы, и обе требовали немедленного ответа.

— У меня очень нехорошее подозрение, — начал он. — Я вспомнил, что драконы обвиняли волшебников в краже одного очень ценного артефакта, который они требуют назад. Я знаю, что это такое, и это совсем не та вещь, которую я уничтожил прошлой ночью. Тем не менее, если Калестраан действительно украл Ожерелье Дрконов, быть может он сделал это стремясь к еще большей силе, чем он имел, используя кристалл.

— Калестраан действительно украл что-то у драконов, — неохотно призналась Алесса. — Я не знаю, что именно, хотя в любом случае ничего хорошего это ему не дало. Но теперь, когда все заговорщики умерли или сбежали, я не уверена, что мы в состоянии найти эту вещь.

— Эта вещь должна быть связана с огромным источником силы, который открыли Волшебники Огня, — сказал Тельвин.

Алесса удивленно посмотрела на него. — Вы и о нем знаете?

— Калестраан сам рассказал нам о нем в первый раз, когда мы были здесь, — сказал ей Сэр Джордж. — Он уверял, что его волшебники потерпели поражение сражаясь с драконами только потому, что действие этого источника ограничено главным образом центральными районами страны, и именно поэтому плащ Тельвина не мог действовать за пределами Хайланда. Я думаю, что он чувствовал себя совершенно спокойно, рассказывая это нам, так как посылал нас на верную смерть.

— Бвен Калестраан был абсолютным идиотом, — мрачно сказала Алесса. — Источник энергии, о котором он вам рассказал, называется Излучатель. Предполагается, что только волшебники старших рангов знают о нем, но даже им не полагалось знать тайны его природы. И только самые старшие волшебники посвящены в эту тайну, если в состоянии понять ее. Я еще не доросла до этого уровня, но у меня есть несколько мыслей о том, что это может быть.

— Ну, и что же это такое? — подбодрил ее Тельвин.

Алесса пожала плечами. — Судя по всему это огромный неисчерпаемый источник скрытой магической энергии. Волшебники открыли его еще до того, как наш народ пришел в этот мир, точнее тогда, когда мы еще странствовали между мирами по следам Альфатиан. Они немедленно поняли, что Излучатель — тот самый источник мощи, в котором мы нуждались для того, чтобы победить наши древних врагов, и они привели нас сюда, рассчитывая воспользоваться его преимуществами. Вначале они хотели оставить его здесь, в Браере, так как это место было совершенно диким и почти безлюдным, и только они могли использовать его. Но впоследствии, когда они начали исследовать Излучатель, они решили, что он нуждается в более лучшей защите. Тогда они перенесли его в Браастар и побудили первого эрцгерцога основать там столицу Хайланда.

— Но у них все еще не было подходящих идей на тему, что это такое? — спросил Сэр Джордж.

— Нет, хотя было множество предположений и гипотез. Самое логичное предположение — это должен быть быть естественный источник магии такого типа, который мы не в состоянии понять. Многие из волшебников предпочитают верить, что это дар Бессмертных нашему народу, своеобразное признание ценности нашей миссии по уничтожению Альфатиан.

Глаза Сольвейг округлились. — Их самодовольство никогда не перестает поражать меня.

— Как вы уже поняли, мощь Излучателя невероятно велика, но ограничена, — продолжала Алесса. — Это и было главной проблемой Калестраана во время последней войны с драконами. Его волшебники было способны собрать достаточное количество могущественной магии, чтобы подчинить драконов, по меньшей мере здесь, в Браере, где они работали над ней. Но стоило им приблизиться к границе, как почти вся магия исчезала.

— И каким же образом он собирался справиться с драконами после убийства Короля Джерридана и меня? — спросил Тельвин. — Или он собирался пожертвовать границей и ждать, покак драконы не заберутся в самое сердце Хайланда, в пределы досягаемости Излучателя?

— Я думаю, что именно так он и собирался сделать, — согласилась Алесса. — Если и были какие-то другие планы, я даже не могу себе представить, что это могло быть. Вот почему так жаль, что заговорщики сбежали. К сожалению только они одни понимают Излучатель, а нам совершенно необходима его сила, по меньшей мере до тех пор, пока не кончатся проблемы с драконами. Я уже не говорю о том, что только они одни могут знать, где находится сокровище, похищенное у драконов.

Тельвин потряс головой. — Планы Калестраана были совершенно ошибочны. Он слишком полагался на силу Излучателя и думал, что тот настолько могуществен, что может уничтожить целую армию драконов, а ведь он не смог даже полностью подавить заклинания моих доспехов. И не смог помешать мне использовать как мою магическую, так и жреческую силу.

Алесса удивленно взглянула на него. — Я подозревала, что вы жрец, но что вы имеете в виду говоря о том, что вы волшебник?

— Слово «волшебник» быть может слишком сильно для описания моих способностей, — виновато заметил он, понимая, что и так сказал слишком много. — Но мы можем обсуждать мотивы действий мертвых волшебников всю оставшуюся жизнь. Наша главная проблема на сегодня — новый король. Увы, у Джерридана не было прямого наследника. Согласно старинному закону Флэмов в этом случае он должен был назвать следующего короля. Естестественно, завтра утром мне надо найти того, кого он хотел видеть королем. И я хотел бы, чтобы при этом была все наиболее заслуживающие доверия жители города, чтобы потом герцоги не говорили, что я изменил его волю. Это будет самое лучшее.

— Что ты имеешь в виду? — удивленно спросил Сэр Джордж. — Не хочешь ли ты сказать, что Джерридан назвал наследника?

— О да, он сделал это, — неохотно подтвердил Тельвин, скрестив руки на краю стола. — Проблема в том, что он назвал меня.

— Ну, ну. Поздравляю, старина!

— Попробуйте быть посерьезнее, — сказал Тельвин старому рыцарю. — Я совершенно не хочу быть Королем королевства Флэмов, и я уверен, что мой долг как Повелителя Драконов запрещает мне делать это. Вообще я хотел бы глядеть на это как на временное назначение, пока Флэмы не найдут себе настоящего короля. Проблема в том, что я не уверен, существует ли механизм передачи королевской власти в законе Флэмов. Герцоги договорились между собой и сделали Джерридана эрцгерцогом. Впоследствии он сам сделал себя королем. Обычно хранителями и толкователями законов Флэмов выступали волшебники, но теперь им никто не верит и не будет верить, по меньшей мере в обозримом будущем. Это означает, что решать должны герцоги, а я очень сомневаюсь, что они в состоянии сделать это. Они слишком подозрительно относятся друг к другу, и никто из них не захочет, чтобы королем стал один из них.

— Я могу заставить оставшихся волшебников покопаться в законах, — предложила Алсса. — Возможно в старину случалось так, что происходили всенародные собрания, которые имели право выбрать короля. Но есть одно очевидное решение: пока идет война с драконами Тельвин остается королем, а потом называет имя своего приемника.

— Замечательно, — горько сказал Тельвин, но потом ему в голову пришла хорошая идея. — В первую очередь необходимо выяснить, как закон Флэмов относится к тем, кто не явлется Флэмом по крови. Так что вопрос ребром: разрешает или нет закон становиться королем в таком случае.

— Хм, действительно придется как следует порыться в старых манускриптах, — сказала Алесса, поднимая свой пустой стакан из-под вина и внимательно глядя на него. — Если Джерридан дал вам гражданство королевства, то может быть да. С другой стороны возможно, что об этом не сказано ни одного слова. Быть может сама возможность для иностранца стать королем Флэмов казалась настолько невероятной, что никто даже не подумал, что для этого нужен специальный закон. Но в любом случае воля народа выше любых законов. Если все захотят, чтобы Повелитель Драконов стал королем, так оно и будет.

— Погодите, — взволнованно сказал Тельвин. — Я не хочу спорить о праве стать королем, я просто не хочу им становиться.

— Ситуация может стать настолько критической, что вы не сможете отказаться, — сказала она ему. — Из всех тех, кто остался в живых, только вас одного народ уважает настолько, чтобы предложить вам титул. А если в королевстве воцарится анархия, то либо нас уничтожат драконы, либо герцоги разделят его между собой, как они это делали до того, как Джерридан получил трон, а это оставит Хайланд совершенно беззащитным перед любым внешним врагом. Так что если Флэмы захотят вас, вы обязаны стать королем. А как только порядок будет восстановлен, вы сможете выбрать себе наследника, не опасаясь анархии.

Тельвин взглянул на Сэра Джорджа, который безнадежно пожал плечами. — Похоже она права, — сказал старый рыцарь. — Да и ты все равно король, пусть не по имени, а по сути.

— У меня такое чувство, что мне надо становиться королем, нравится мне это или нет, — печально сказал Тельвин. — И мне даже страшно подумать, как отреагируют драконы, когда узнают эту новость. Как бы я хотел, чтобы Карендэн была здесь.

* * *

На следующее утро Тельвин начал думать, что драконы — последняя из его проблем. Смерть или исчезновение стольких старших Волшебников Огня привело к коллапсу всей системы магической связи. Алесса Вилендаар все утро провела в поисках достаточного числа волшебников, способных использовать Излучатель, и к полудню система опать заработала. С системой или без системы, но новость об убийстве Короля Джерридана и предательстве Волшебников Огня почти мгновенно разнеслась по всему королевству. Зато когда заработала система, каждый из герцогов немедленно высказал все, что он думал по этому поводу, и потребовал себе Браер.

Власть в Хайланде едва не разделила печальной участи системы связи, но все-таки не полностью. Даже герцоги были вынуждены признать преимущества единого государства, особенно во время войны. Все они хотели знать, кого Джерридан назвал своим наследником и как Повелитель Драконов собирается решать проблемы, стоящие перед страной. Осознав, что больше невозможно отказываться, Тельвин публично заявил, что Король назвал своим наследником именно его, но он не собирается носить титул постоянно и предполагает снять с себя корону, когда война с драконами закончится.

Если можно было полагаться на мнение народа, причин для тревоги не было. Еще до объявления повсюду раздавались крики, требовавшие от него занять трон, что его сильно поразило. Вначале он даже не сумел понять, насколько глубокое чувство отчаяния овладело народом, причем, как сказала Алесса, невозможно было узнать, смогут ли когда-нибудь Флэмы преодалеть шок, вызванный предательством волшебников. Пока он рос, исключенный из законов Флэмов, они верили в свой закон, в абсолютное единство своего народа и волшебников, как защитников веры и традиций. А теперь им оставалось верить только в Повелителя Драконов, который один пытался спасти их короля и их страну.

Хотя он не собирался формально принимать титул короля, он обязан был действовать как вождь Хайланда. Что бы то ни было, но конфликт с драконами был очень далек от своего разрешения, и необходимо было действовать очень быстро, если он все еще хотел уладить дело миром. Так что он отправился во дворец и занял личные комнаты Джерридана. Своим первым приказом он вызвал к себе Алессу и Сэра Джорджа, чтобы обсудить очень деликатные вопросы.

— Я знаю, что вы собираетесь уехать, чтобы продолжить поиски Ожерелья Драконов, — сказал он старому рыцарю. — Но я спрашиваю себя, а есть ли какой-нибудь смысл в дальнейших поисках. Похоже, что мы попусту тратим время. Алесса сказал, что Калестраан причастен к воровству, а вы можете провести месяцы, пытаясь установить, кого из ренегатов он привлек к этому делу. Единственный по настоящему важный вопрос — где ожерелье и что он сделал с ним, и я считаю, что ответ надо искать здесь, в Академии.

— Я не верю, что оно может быть здесь, — твердо сказала Алесса.

— Да, мы это знаем, — согласился Тельвин. — Но может быть мы можем найти какой-нибудь ключ к разгадке среди бумаг. В конце концов Сэр Джордж с Сольвейг обшарили только подземные помещения.

— Мы были в отчаянии, — объяснил старый рыцарь, пока Алесса подозрительно и удивленно таращилась на него. — И все, что нам удалось найти — урок архитектуры. Но теперь Калестраан не будет протестовать, и я очень хотел бы порыться в его бумагах.

— Я уже начала их просматривать, — недовольно сказала Алесса.

— Но не забывай, что Сэр Джордж профессиональный искатель всего на свете, — напомнил ей Тельвин.

— Да, конечно, — поколебавшись согласилась она. — У меня нет никакой причины для отказа, кроме инстинкта закрытости, свойственного всем волшебникам. Но в данном положении забудем о моем инстинкте, я не думаю, что могу требовать себе какие-то особые привелегии. Кроме того у Калестраана были тайны, которые я очень хотела бы узнать, быть может они помогут нам сражаться с драконами.

— Если что-нибудь можно найти, мы должны сделать это как можно скорей, — сказал Сэр Джордж. — Кстати, а что ты будешь делать с твоим драконом, Тельвин? Мы не можем держать его здесь вечно, тем более предполагается, что мы воюем с его народом.

Тельвин нахмурился. — Я бы хотел, чтобы он оставался поблизости еще какое-то время, если он сам не против. Он нам нужен чтобы вернуть ожерелье, если мы вообще сумеем найти его. Как вы полагаете, быть может ренегат, который украл его для Калестраана, придержал его для себя?

— Возможно, — задумчиво сказал Сэр Джордж. — Но я только что осознал, что он и сам мог его украсть, так как умел преображаться в дракона. Очевидно, что его маскировка была далеко не идеальна и любой дракон мог распознать подделку с первого взгляда. Но если он держался на расстоянии от них, почему нет: он мог проскользнуть в город драконов и унести ожерелье. Тем не менее я не могу себе представить, откуда он узнал об ожерелье или где нашел дракона, рассказавшего ему о нем.

— Его сила был напрямик связана с Излучателем, — вмешалась Алесса. — Следовательно он не мог поддерживать форму дракона вне Хайланда.

— Я оставляю вам двоим эту проблему, — сказал Тельвин. — Если мы сможем найти ожерелье во время, у нас будет, что предложить драконам. Но я не питаю больших надежд. Надо готовиться к худшему, а это означает, что нам надо готовить Хайланд к вторжению.

— Вы просили меня исследовать, что закон Флэмов говорит о вашем праве на корону, — напомнила ему Алесса. — Я обнаружила насколько очень интересных вещей. Прежде всего ни в одном законе Флэмов ни словом не упомянуто, что сам король обязан быть Флэмом. Только тот, кто родился за пределами страны, Флэм или не Флэм, не имеет права быть королем.

— Я родился в деревеньке Грец, — сказал Тельвин. — Я не был полноправным гражданином страны, но Джерридан даровал мне гражданство пять лет назад, когда назначил меня своим советником, так как только гражданин может получать плату от короля.

— Тогда вы удовлетворяете всем требованиям, — подтвердила Алесса. — Но отказаться от титула короля, даже в том случае, когда вы назовете преемника, это совсем другое дело. В настоящий момент вы связаны долгом, так как это был последний приказ предыдущего короля. Единственный путь — если кто-нибудь обвинит вас, что вы неспособны выполнять королевские обязанности и докажет это. Но вряд-ли кто-нибудь осмелится даже подумать об этом, я уверена.

— Но я могу назвать своим приемником кого хочу и в любой момент?

— Да, для этого, похоже, нет ни малейших препятствий.

— Великолепно, — согласился Тельвин, откидываясь на спинку стула. — Тем не менее я предпочитаю подождать и посмотреть, что герцоги думают обо всем этом, и только потом приму решение. Мы не можем позволить себе увязть в битве за наследника престола, в то время как драконы готовятся к войне. Герцоги могут пререкаться из-за будущего короля сколько им вздумется, но пока идет война я не дам им ставить мне палки в колеса.

— Я считаю, что государство нуждается в новом короле именно сейчас, когда так многие из нашего народа преданны именно теми, в кого они так верили, — сказала Алесса.

— Да, я знаю, — согласился Тельвин, глядя какое-то время на темный камин. — Моя другая большая забота — драконы. Есть ли у вас какие-нибудь доклады с севера, какие-нибудь сообщения об их передвижениях? Не знаю, как быстро они могут узнавать о последних событиях в Браере, но боюсь, что они очень внимательно смотрят за всем, что может им дать преимущество над нами.

— Ничего не слушала о таких сообщениях, — ответила Алесса. — Зато кое-что я уже узнала: Мы нашли свидетельства, что за атакой в ночь приема посла стоял Бвен Калестраан. Мы также узнали, что он связался с бандой черных драконов-ренегатов, которые напали на вас под видом людей. Так что теперь у нас есть абсолютное доказательство того, что драконы не нарушили договор первыми.

Тельвин медленно покачал головой. — Боюсь, что уже слишком поздно. Теперь, когда драконы почувствовали, что им угрожают, они не забудут и не простят, не завтра и не послезавтра. Я подозреваю, что они все еще продолжают изучать границы моих возможностей, чтобы понять, надо ли им бояться Повелителя Драконов или нет. А это приводит нас к следующей проблеме. Мне отчаянно нужен плащ.

Алесса поглядела в пол и вздохнула. — Я поставила людей работать над этим, но те волшебники, которые занимались плащом, сбежали, да они и не работали над ним после того, как вы вернули его назад. Они ожидали, что он вам больше не понадобится.

Тельвин никогда не думал, что может лишиться плаща, который давал ему способность летать и без которого ему было бы очень трудно сражаться с драконами. — А не могут ли ваши волшебники начать все с начала, и при этом сделать так, чтобы заклинания плаща не зависели от Излучателя? Я бы не хотел, чтобы он уронил меня только потому, что я вылечу за границы Хайланда.

— Безусловно мы можем попробовать, — сказала Алесса, вставая. — Если ничего не случится, я увижу вас сегодня ночью.

— Ночью? — Тельвин смутился и покраснел.

— Я все еще живу в вашем доме, — напомнила она ему и ушла.

Проблема плаща по-прежнему волновала Тельвина, и разговор с Алессой только увеличил его тревогу. Он и раньше не питал большой надежды, что Волшебники Огня смогут сделать что-нибудь такое, что сможет противостоять магии драконов. Но если он не сможет навязать драконам бой на своих собственных условиях, придется перейти к обороне, вывести войска с севера и усилить оборону в крупных и мелких городах. Драконы смогут вообще не обращать на него внимания, если ему придется бегать за ними по всей стране.

А его ответственность, как будущего короля Хайланда, еще больше мешает его передвижениям. Больше он не в состоянии уехать на северную границу и присоединиться к армии. Как выяснилось, чтобы руководить обороной всей страны, ему необходимо оставаться в центральном Хайланде. А это опять привело к вопросу, правильно ли он сделал, согласившись стать королем, а может лучше остаться главнокомандующим, и то только на время войны с драконами. А может еще лучше назвать нового короля и передать ему власть, а самому сосредоточиться на своих обязанностях как Повелителя Драконов. Все, что он знал наверняка, что решение надо принять в ближайшее время.

* * *

Сэр Джордж и Алесса начали свои поиски тайн Бвена Калестраана с разногласий. Сэр Джордж считал, что первым делом надо обыскать личные комнаты старого волшебника, но Алесса считала это слишком примитивным. В ответ Сэр Джордж заметил, что Калестраан не отличался большим хитроумием в своих планах, на что Алессе пришлось согласиться. Хотя она и заметила, что уже и так тщательно обыскала эти комнаты, и просто не понимает, где там можно еще искать. Сэр Джордж энергично обрушился на них, воспринимая это дело как вызов своим способностям, который он с радостью принял, и сразу принялся за поиски потайных дверей и скрытых ящиков в шкафах, о которых он знал благодаря своей долгой карьере вора.

— Вы еще слишком молоды, — объяснил он ей, проверяя стену рядом с камином. — Вам надо немного подрасти и набраться опыта, прежде чем вы узнаете о многочисленных грязных трюках, связанных с магией. У настоящих волшебников всегда есть потайные места, причем они предпочитают разнообразные магические укрытия обычным. В таком случае вы всегда должны точно знать что вы ищите, иначе никогда не найдете его.

— Как вы думаете, Тельвин согласится стать королем? — спросила Алесса, терпеливо смотря, как Сэр Джордж методично общаривает комнату.

— Да, я думаю, что он согласится, — сказал Сэр Джордж. — Ведь на самом деле у него нет выбора, не правда ли?

— Но он вел и ведет довольно одинокую жизнь, да? — спросила она. — Я имею в виду, что он живет один в большом доме, так как вы и Сольвейг по большей части путешествуете или находитесь в Даркине, и у него нет настоящих друзей, не считая этого дракона.

— Ну, он очень хорошо ладит с «этим драконом», как вы выразились, — сказал, усмехнувшись, Сэр Джордж. — То есть вы спрашиваете, не нужна ли ему другая компания, например вы? Откровенно говоря я не стал бы глядеть на него влюбленными глазами, если бы был на вашем месте. Он — Повелитель Драконов. Его долг исключает какие-нибудь долгосрочные планы или обязательства. А если уж говорить совсем откровенно, то я думаю, что после окончания войны с драконами он не останется здесь, во всяком случае надолго. Положение дел все время меняется, кризисы возникают то там, то здесь, его долг бросает его из страны в страну. Так что вы не должны надеятся на какие-нибудь более личные отношения к себе с его стороны.

— Да, это было глупо, — призналась Алесса.

— Секундочку, — сказал Сэр Джордж, — похоже я нашел.

Он изучал дверь в задней стене комнаты, которая вела в комнату поменьше. В отличии от обычного замка, замочная скважина располагалась в двери над ним и, чтобы открыть замок снаружи, необходимо было повернуть маленькую рукоятку таким образом, чтобы ключ мог войти отверстие. Поворот рукоятки в другом направлении блокировал замок. Поворот во всех остальных направлениях на первый взгляд вообще ничего не делал, до тех пор, пока Сэр Джордж не запер дверь и не открыл ее опять. На этот раз дверь открылась в совсем другую комнату, которая была больше похожа на кладовку, так как вся была заставлена шкафами с книгами и бумагами.

— Как сказал бы дварф, попал киркой прямо по камню, — заметил он, довольный сам собой. — Один из классических межпространственных трюков. Любой мало мальски опытный вор знает все его возможные варианты. Давайте посмотрим. Вот здесь, на верхней полке, похоже находятся заметки, которые этот прожженный лис вел на своих политических врагов. Судя по количеству папок, он не доверял никому.

Сэе Джордж взял первую же папку сверху и начал читать. Алесса попыталась заглянуть через плечо, но он был слишком высок для нее. Через несколько мгновений он удивленно хмыкнул.

— Он хранил сведения и о своих собственных людях, — объяснил старый рыцарь. — Вот тут об одном из волшебников, точнее волшебниц. Ей тридцать четыре года, хотя выглядит намного моложе, использовала заклинание для уменьшения веса и улучшения фигуры, использует постоянное, хотя и обратимое заклинание бездетности, и однажды воспользовалась заклинанием для увеличения груди.

— Что? — Лицо Алессы налилось краской, она выхватила папку из рук Сэра Джорджа и уставилась на нее, не веря собственным глазам. — Да это все обо мне! Как он вообще узнал все это?

— По всей видимости он собрал все эти сведения, когда решал, отправить вас или нет на службу Повелителю Драконов. Она была самой верхней, — сказал Сэр Джордж, потом быстро пробежал глазами остальные, взял одну и раскрыл ее. — Да, это о Тельвине.

— Довольно тоненькая, — заметила Алесса.

— Ну, даже Тельвин мало чего знает о себе самом, — объяснил старый рыцарь. — Похоже, что Калестраан был вынужден скорее гадать, чем знать о нашем друге. Здесь сказано, что Тельвин неизвестной расы, что он скорее всего творение магии, хотя и смертный, и что он, возможно, дракон, превращенный магией в человеческую форму.

— Это правда? — спросила она, наклоняясь вперед, чтобы взглянуть на страницу.

— То, что он одновремено как смертный, так и творение магии — чистая правда, — сказал Сэр Джордж. — И это достаточно очевидно. А если учесть его самые разнообразные способности, то достаточно резонно предположить, что он может быть дракон, магически принявший форму человека. Единственная проблема, как может быть вы знаете, что все эти создания, включая драконов, должны приходить в этот мир в своей настоящей форме. Тельвин родился в этой форме, как вы знаете, и его мать была той же самой расы, что и он. Я был там и видел все своими глазами.

— Тогда почему вы не разрешаете никому стать к нему поближе?

— Я могу только сказать, что ему уже двадцать один год — намного моложе вас, дорогая леди — и что он никогда не имел дела с особами противоположного пола, — сказал он, беря из ее рук бумаги и присоединяя их к остальным. — И пожалуйста не уничтожайте эти бумаги, они намного ценнее золота.

— Да, но нам надо как следует порыться в них, не правда ли? — сказала Алесса, задумчиво глядя на гору бумаг.

— Вы должны с этого начать, — сказал старый рыцарь. — А я пойду и поищу еще. Здесь могут быть еще много потайных комнат. И одна из них может быть достаточно большой, чтобы в ней поместилось Ожерелье Драконов.

* * *

К концу дня Тельвин обнаружил, что недооценил страх герцогов перед драконами. Все они раньше подвергались атакам красных драконов, и нынешние события слишком хорошо напомнили им то, что происходило пять лет назад, их страх, беспомощность и неспособность защитить как самих себя, так и свой народ. Их ответы пришли в сопровожедении изысканных извинений и тщательно отделанных фраз, но сущность их речей от этого не изменилась: они все считали, что пока существует угроза атаки драконов, Тельвин должен делать то, что он считает самым лучшим. Ни один из них не заинтересовлся идеей стать королем самому и ни у кого не было предложений на этот счет.

Тельвин понял, что он только откладывает неизбежное. Уже был конец второго дня со смерти Короля Джерридана и народ начал волноваться, страшась во время войны с драконами остаться без руководителя. Он попытался представить себе, что чувствуют люди на севере, узнав, что их король мертв и Повелитель Драконов больше не защищает их. Как бы он не опасался этого, Тельвин разрешил объявить народу, что он будет действовать как король, по меньшей мере временно.

И конечно оставалась проблема с драконами. Алесса нашла доказательства, что первая атака на Тельвина была делом рук не Парламента Драконов, а Бвена Калестраана, кооторый работал вместе с некоторыми черными драконами-ренегатами. Цель атаки была самой простой, и любой ее результат был выгоден для Волшебника Огня. Если бы убийцы преуспели, их никогда бы не связали с ним, независимо от того, узнали бы об драконах или нет. Ведь целью всех его схем было найти способ избавиться от Повелителя Драконов и Короля Джерридана, оставив Хайланд в состоянии хаоса, что дало бы Волшебникам Огня возможность захватить власть.

Но то, что Тельвин теперь мог с документами в руках раскрыть детали этого предательства, не дало ему ничего. Сейчас в Хайланде не было никого, кото бы сомневался в существовании заговора, зато убедить Парламент Драконов простить Флэмов за необоснованные обвинения казалось невозможным. К концу дня он выпустил приказ, согласно которому линия защитных фортов отводилась от северной границы на юг, ближе к южной границе.

Теперь было необходимо установить, как этот шаг воспримут драконы и, в соответствии с этим, что он должен делать дальше. Пока не было ни малейших намеков на то, что драконы вообще знают о предательстве волшебников и смерти Короля Джерридана. Отдельные драконы летали вдоль границы, но атак на города, деревни или армейские лагеря по-прежнему не было. Но Тельвин был уверен, что они узнают о событиях в Браере, и очень быстро, в течении нескольких дней, и что их планы резко изменятся.

Тельвин работал в личной комнате короля, когда в дверь постучали и вошел Тэрин. — Милорд, в приемной леди-эльф, она хочет поговорить с вами.

— Представитель одного из эльфийских поселений на юге? — спросил Тельвин. В первую секунду его бросило в дрожь от мысли, что эльфы собираются отказаться поддерживать Флэмов, чтобы не поссориться с драконами. Но потом ему пришло в голову, что все может быть наоборот, и эльфы собираются заявить о своей еще большей поддержке Хайланда.

— Нет, она не из Хайланда, — неожиданно сказал Тэрин. — Это леди из Эльфхейма… и она жрица.

Теперь Тельвин уже знал, кто это такая, даже до того, как Тэрин отошел в сторону, разрешая гостье войти. Из-за опасностей, забот и переживаний последних дней он полностью забыл об обещании призрака его матери прислать на помощь кого-то другого вместо Карендэн. И вот теперь он догадалсвя, кто это может быть. За исключением дварфов, жрецов Кагъяра, которые никогда не покидали свою страны, он знал только одну жрицу Терры, Селлианду.

И тем не менее с первого взгляда он с трудом узнал ее. Она вообще не изменилась со времени их последней встречи; даже одежда на ней была точно такая же. Но он не виделись больше пяти лет; он почти забыл даже о ней, не говоря уже о ее внешнем виде. Она была высока для эльфов, хотя, конечно, намного ниже его самого. У нее было узкое, с изящными чертами лицо, а густые волосы отсвечивали расплавленным золотом.

— Я сказала тогда, что мы опять встретимся, — просто сказала она. — Разве тебя не предупредили, что я приду?

— Не совсем, — сказал он. — Мне было сказано, что ко мне послан новый советник, на смену Карендэн.

Селлианда помедлила с ответов, оглядев его с ног до головы; похоже ей понравилось то, что она увидела. — Я тогда сказала тебе, что, когда ты вырастешь, из тебя получится совешенно замечательная личность. Приятно видеть, что я не ошиблась. Меня послали помогать тебе всем, чем я только могу. Мне много рассказали о нынешнем положении дел, но я должна знать еще больше. Главный вопрос — драконы. Можем мы или не можем разойтись с ними миром. Если уже слишком поздно, мы должны готовиться к войне. Время дорого, его осталось совсем немного.

— Я делаю все, что могу, — уверил ее Тельвин. — Уже сейчас я могу доказать, что драконы не нарушали договор. Проблема в том, захотят ли они выслушать наши оправдания.

— Мы все должны делать все, что в наших силах, — заметила Селлианда. Потом она оглядела комнату. — Ты живешь здесь, во дворце?

— Я постараюсь не переезжать сюда как можно дольше, — ответил Тельвин. — Ты наверно сама заметила беспорядок и разрушения во дворца из-за позавчерашнего сражения. Но у меня есть комната для тебя в моем доме.

Потом он вспомнил, что и Алесса Вилендаар будет там. Уже сейчас понятно, что за обедом будет очень интересно. А ночью надо будет закрыть дверь спальни на замок.

Тринадцатая Глава

Была уже почти середина лета, когда ночь наступает довольно поздно, и длинные вечерние тени лежали на земле, когда Селлианда и Тельвин вошли во двор его дома. Тельвин больше не волновался об охране ворот; хотя, строго говоря, он еще не был королем, небольшой гарнизон уже охранял его дом и присматривал за окрестностями по ночам. Войдя во двор Селлианда на миг остановилась и внимательно оглядела здание склада, в котором раньше было логово Карендэн. В окнах был свет: сейчас там находился юный жрец Сельдэк.

— Там жил твой дракон? — спросила Селлианда?

— Как я хотел бы, чтобы она опять была там, — ответил Тельвин, потом смутился, осознав, как это должно было прозвучать. — Извини, я не хотел сказать, что твой приезд мне не по вкусу.

Селиадна перевела взгляд на него. — Ты слишком сильно ее любишь.

Он пожал плечами. — Она замечательный друг, а у меня не слишком много друзей. Она всегда действовала как друг, делала все, что только возможно для меня, подчинила всю свою жизнь мне и только мне. Я думаю, что даже слишком много использовал ее в своих целях, хотя надеюсь, что она никогда не подумает, что я относился к ней только как орудию моих замыслов.

— Нет, будь уверен, нет, — уверила она его. — К сожалению я не могу подставить тебе свою спину и унести в другие края, но и я сделаю для тебя все, что в моих силах.

Тельвин поручил лошадь Селлианды слуге и помог ей перенести вещи в комнату, которая теперь должна была стать ее. Нести было совсем не тяжело: ее багаж состоял из немногих платьев в стиле эльфов и нескольких книг. В отличии от волшебников, жрецы не пользовались книгами заклинаний или магическоми устройствами, хотя иногда носили талисманы или артефакты своего ордена. Как у жрицы Терры, Бессмертного духа живой земли, священный артефактом Селлианды была сама природа.

Как он и ожидал, дела начали становиться все интереснее и интереснее спустя четверть часа, когда они оказались все вместе за обеденным столом. Сэр Джордж был поражен внезапным появлением Селлианды; Тельвин мысленно выругал себя за то, что забыл сказать ему о новом советнике, который должен был занять место Карендэн. Сольвейг была меньше удивлена, но скорее обрадована; она знала чего ожидать и не собиралась осложнять положение, претендуя на внимание Тельвина. Зато для Алессы Виледаар появление жрицы-эльфийки было как гром с ясного неба, и она вообще не понимала, как теперь она должна была себя вести, потому что ни в одной из историй, которые во множестве ходили среди народа о Повелителе Драконов, ни разу не упоминалась женщина-эльф, и к тому же жрица. Так что она не понимала, какие отношения связывают этих двоих и какое-то время вела себя тише воды, ниже травы.

Во время обеда Селлианда в основном слушала, стараясь понять нынешнее состояние дел. В основном она знала о событиях, приведших к смерти Короля Джерридана, но еще не слышала о том, к чему это привело. После обеда они все пошли в гостинную, где Сэр Джордж настоял на бутылке вишневого ликера, чтобы отпразновать событие.

— Я могу оценить твои проблемы, — наконец сказала Селлианда Тельвину. — И не вижу, как ты можешь уклониться от титула короля, хотя это может помешать тебе действовать как Повелитель Драконов в то время, когда тебе необходима полная свобод рук. Ты уже прикидывал что будешь делать, если драконы заставят тебя принять бой?

Тельвин безнадежно потряс головой. — Все, что я могу сделать — защищаться, а не атаковать самому. Я не хочу рисковать Браером и его обитателями, но так и будет, если мы соберем все наши силы вместе. К тому же присутствие Излучателя сильнее всего ощущается именно здесь, и волшебники смогут мне помочь во время битвы. Но пока я надеюсь избежать войны, и сделаю для этого все, что смогу. Флэмы уже согласились, что у них нет жалоб на драконов. Проблема теперь в драконах. По всей видимости они чувствуют, что их лживо обвинили и что они жертвы агрессии Флэмов.

— Да, похоже на правду, — согласилась Селлианда. — Однако я подозреваю, что их главная забота — Повелитель Драконов. Они считают, что в состоянии справиться с тобой, что они могут использовать твои недостатки против тебя, и хотят решить этот вопрос, раз и навсегда. Вот с этой точки зрения их невозможно сдвинуть, и это единственный настоящий камень преткновения. А Флэмы…просто подвернулись под руку, как повод, не больше.

— Тогда как же я могу даже пытаться договориться с ними? — недоуменно спросил Тельвин.

— А я и не уверена, что ты можешь, — сказала она, вдыхая запах ликера с достаточно озадаченным выражением на лице. — Ты ничего не можешь сказать им, не считая, конечно, предложения сдаться и отступить. Твой жест «доброй воли», отвод армии от северной границы, совершенно безразличен для них. Самое лучшее, что ты можешь сделать — продемонстрировать свою силу как Повелителя Драконов. Вот это, быть может, сможет убедить их в безнадежности дальнейших сражений с тобой.

— Но это может случиться только в битве, — сказал Тельвин. — У меня создалось впечатлении, что Бессмертные все еще поддерживают меня, даже Великий. А не мог бы он приказать своим жрецам, вроде Карендэн, вмешаться и остановить войну?

На этот раз Селлианда покачала головой. — Вспомни, что Великий отстранился от дел драконов для того, чтобы другие его планы не пострадали. И вспомни также, что хотя мы не хотим войны, зато у Бессмертных свои цели, и, не исключено, война в них великолепно вписывается. Если ты сможешь победить драконов, Бессмертные смогут направить их туда, куда этого хочется им, а не драконам.

— Тогда мне кажется, что война неизбежна, — заметила Алесса. — И мы можем потерять уйму времени на бесполезные переговоры, вместо того, чтобы готовиться к сражениям.

— Я сделаю все, чтобы избежать войны, но, одновременно, буду к ней готовиться, — твердо сказал Тельвин. — И даже вывод войск с северной границы пойдет нам на пользу. Мы не в состоянии сражаться с драконами на всем протяжении границы. Я не могу разорваться на части и быть везде одновременно, даже если вновь смогу летать. Мы должны сосредоточить все свои силы в одном месте, поэтому я приказал вернуть катапульты обратно, здесь они принесут нам намного больше пользы.

— Хорошее решение, — одобрительно отозвался Сэр Джордж, подняв свой бокал с ликером и разглядывая его на свет. — Но я не уверен, что северным герцогам понравится, если драконы промчатся через их земли, чтобы добраться сюда.

— А я думаю, что им не о чем волноваться, — возразил Тельвин. — Драконам ничего не даст, если они разграбят север.

— Согласна, — добавила Алесса. — Война страшное дело, идеального решения нет и быть не может. Хотя идея оставить север беззащитным очень задевает мою гордость, я знаю, что мы должны думать не о том, чтобы победить в каждой битве, а о том, чтобы выиграть войну.

— Волшебники должны сделать свою часть, — сказал Тельвин, обращаясь к ней. — Мне нужен плащ для полета, а оставшиеся старшие волшебники должны в кратчайшее время научиться использовать Излучатель как можно более эффективно. И на этот раз они я не приму никаких отговорок, якобы Калестраан не давал им ничего сделать. Они в состоянии сделать это и они должны сделать это.

— Мы не подведем вас, — уверила его Алесса.

Хотя ей очень не хотелось уходить и лишаться внимания Повелителя Драконов, Алесса была вынуждена какое-то время проводить одной и изучать свою книгу заклинаний. Теперь, когда она узнала, что Селлианда и Тельвин были коротко знакомы в прошлом, она решила, что у нее есть очень опасная соперница. Тельвин внимательно наблюдал за ней, пытаясь определить, вызвано ли ее поведение личным интересом к нему или за этим стоит что-то еще. Но, судя по всему, ее растерянность и убитый вид был следствием неожиданного появления жрицы.

Конечно Тельвин понятия не имел о намериниях Селлианды относительно себя самого. Она довольно смело говорила последний раз, когда они были вместе, но это было пять лет назад. Кроме того ему пришло в голову, что она приехала в Браер не потому, что она этого захотела; она очутилась здесь только потому, что Терра послала ее. Можно было не сомневаться, что Бессмертная послала ее не ради любви или дружбы, а для советов, способным помочь ему, и ради интерпретации желаний других Бессмертных. И она, естественно знает, что Карендэн рано или поздно вернется, и когда это произойдет, Селлианда почти наверняка уедет туда, где она больше нужна.

Так что Тельвин в очередной раз спросил себя, не должен ли он сохранять почтительное расстояние между собой и прекрасной эльфийской жрицей. Его обязанности как Повелителя Драконов могли продлиться еще годы, и могут закинуть его самые отдаленные части мира. Самое лучшее не привязываться сердцем к тому, кто не сможет последовать за ним в те мрачные места, в которых ему придется бывать.

Так что он очень удивился, когда Селлианда поспешила за ним, когд он подошел к бару, чтобы наполнить новый стакан. — Я, конечно, не хочу лезть в твои личные дела, но я обязана спросить, почему из всех людей именно эта любвеобильная волшебница живет в твоем доме?

— Это получилось случайно, — нарочито твердо сказал Тельвин, внезапно чувствуя себя виноватым. — Я попросил Бвена Калестраана дать мне волшебника, который сообщал бы мне все время о том, что происходит на севере. А теперь, когда так много высших волшебников умерли или сбежали, Алесса осталась самой высокопоставленной волшебницей в Браере. Она верно служит мне со времени атаки на меня.

— Да… и она служит тебе даже слишком ревностно, — загадочно заметила Селлианда, потом о чем-то задумалась и внезапно рассмеялась. — Лучше послушай меня. Я знаю, это звучит слишком ревниво, а я ведь очень давно не видела тебя. И, учитывая все обстоятельства, мы и сейчас не вместе.

— А если обстоятельства и дальше будут в таком же роде, у нас по-прежнему не будет времени друг для друга, — печально заметил Тельвин.

— Выйдем ненадолго наружу, — сказал она.

Они открыли парадную дверь дом и вышли во дворик. Летняя ночь окутала все вокруг темной пеленой; луны не было, небо было чистым и темным и только звезды ярко сияли над их головами. Вместе они пересекли двор и оказались в самом дальнем его углу, в котором росле несколько деревьев. Девушка-эльф уселась на скамью под большим деревом и жестом указала ему место рядом с собой. Он послушно сел, и она взяла его руку в свою.

— Я должна обвинять только саму себя, — тихо сказала она. — Я выбрала путь жрицы, и долгое долгое время я была убежден, что в моей жизни нет ничего важнее работы. А у тебя вообще не было выбора. Все обстоятельства твоей жизни привели к тому, что ты стал жрецом.

— Не считая нескольких случаев, когда я, не зная как, использовал очень сильную магию, я вообще не уверен, что я чей-то жрец, — признался Тельвин.

— Вот об этом ты можешь не волноваться, — сказал она ему. — Как Повелитель Драконов ты делаешь именно то, что требуют от тебя Бессмертные. Мало кто из жрецов может похвастаться, что за всю свою жизнь сделал и половину того, что ты уже сделал.

— Но мне ужасно неприятно быть все время одному, — признался Тельвин. — Я бы себя чувствовал лучше, если бы у моего покровителя были и другие жрецы.

— Они у него есть, — к удивлению Тельвина сказала Селлианда. — Но было бы неточно сказать, что они принадлежат к тому же самому ордену, что и ты. Повелитель Драконов сам по себе жреческий орден. Хотя драконы и говорят, что первый Повелитель Драконов был волшебником огромной силы, почти Бессмертным, он не был жрецом. Я не знаю, каким образом ты совершенно правильно призвал оружие Повелителя Драконов и командуешь его сложнейшими заклинаниями, но это означает, что твои обстоятельства еще более необычным чем ты о них думаешь.

— С моей точки зрения они и так достаточно странные.

Селлианда рассмеялась. — С этим не поспоришь. Но вот что я могу сказать тебе: Ты обладаешь совершенно необычными талантами. Судя по всему твоя связь с твоим покровителем основывается на том, что вы оба разделяете эти таланты, что они перетекают из него в тебя и, быть может, наоборот. Так что твой покровитель один из наиболее необычных Бессмертных. Обычные законы не применимы ни к тебе, ни к нему. Из-за этого вообще неправильно говорить, что ты жрец. Быть может в тебе и есть много от жреца, но ты — что-то намного большее.

— Н-да, думаю, что мне по-прежнему нельзя узнать, кто мой Бессмертный покровитель, — сказал Тельвин.

— Нет, нельзя… пока нельзя, — печально ответила Селлианда. — Это знание может повлиять на принятие тобой решений, которые ты должен принимать сам, и твои многочисленные враги могли бы использовать это против тебя,

Тельвин громко вздохнул. — Мне это уже говорили.

* * *

В разгар утра следующего дня Алесса примчалась во дворец, принеся новости от волшебников с севера. Драконы всех видов собрались в горах недалеко от границы, хотя пока и не залетали в Хайланд. Тельвин сразу увидел грозный смысл сообщения. Хуже могло быть только сообщение о немедленном вторжении. Время настоящих неприятностей пришло намного скорее, чем он ожидал.

Очевидно, что надо было принимать важнейшие решения, и он хотел немедленно посовещаться со своими советниками. Проблема была в том, что советников было слишком мало; Джерридан вообще доверял крайне небольшому числу людей, и большинство из них умерло в ночь атаки или находились на севере с войсками. Так что помимо капитана гарнизона города и мэра Браера, он мог позвать только своих друзей. Сольвейг утверждала, что вполне в состоянии выйти из дома, так что Тельвин назначил ее командующей королевской армии. Герстаан, который все-еще был на севере, стал командующим всей армии Хайланда.

Они собрались во дворце за длинным столом, стоявшим в комнате совета, так как их было слишком много для личной комнаты короля. Алесса Вилендаар представляла Волшебников Огня. Хотя Академия была в руках одного из старших волшебников, который вернулся из отставки из-за настоятельной нужды в людях, все-таки он был очень стар и хрупок телом. Так что он занимался тем, что ободрял деморализованных волшебников и заставлял их работать над проблемами, стоявшими перед Академией. Алесса в свою очередь занималась всеми делами вне Академии, включая службу советника короля.

— Сообщение говорит нам намного больше, чем кажется на первый взгляд, — заявил Тельвин, как только Алесса прочитала его вслух. — Самая тревожное часть — фраза «драконы всех типов». Я уже попросил у Алессы подтвержения этих слов, и, увы, сомнений нет. А это значит, что там собрались красные, золотые и даже черные. А присутствие золотых драконов означает не больше не меньше, что дело идет об акции, санкционированной Парламентом Драконов и выполняемой всей Нацией Драконов. Короче говоря они готовы к войне.

Сэр Джордж кивнул. — Полностью согласен. Однако это не означает, что что они собираются вторгнуться в Хайланд уже завтра. Быть может они проверяют нас, хотят посмотреть, как мы отреагируем на их действия. Кроме того, возможно это ловушка, идея которой — заманить Повелителя Драконов на север, где им будет намного легче воевать. Они прекрасно знают все наши преимущества, и достаточно умны для того, чтобы предвидеть наши возможные действия.

— То есть вы думаете, что они уже прослышали о наших неприятностях здесь? — спросила Сольвейг.

— Возможно, но необязательно, — объяснил Сэр Джордж, окидываясь на спинку кресла. — Учитывая, что сейчас у нас нет настоящего короля, я должен сказать, что самое худшее для Тельвина было бы уехать из Браера. А если Тельвин станет формально королем, ему будет тем более неудобно и губительно уезжать куда бы то ни было. Это только помогло бы планам драконов и ничуть не улучшило бы наше положение.

— То есть Повелитель Драконов не собирается бросить нас на растерзание драконам? — боязливо спросил мэр.

— Конечно, я не собираюсь никуда уезжать, — подчернуто решительно сказал Тельвин. — Если я поеду на север, это приведет к разделению наших сил, и именно этого хотят он нас драконы. Я считаю, что наш лучший ответ на их вызов — заманить их сюда. Если уж битвы не избежать, лучше всего принять ее здесь, в полях за городом. Тогда мы соберем наши силы на стенах, а волшебники смогут нам помочь.

— То есть вы считаете, что война неизбежна? — спросила Алесса.

— Нет, не совсем, хотя осталось совсем немногое, что я могу сделать чтобы избежать ее, — ответил Тельвин. — Я уже приказал нашим войскам возвращаться с границы. Одно это можно было бы посчитать нашим ответом. Сейчас мы продолжим вывод войск, но направим их все сюда, в Браер. Это чистой воды защита, но это и последняя черта, до которой мы можем дойти. Мы говорим драконам: мы не хотим сражаться, если они сами этого не захотят. То есть мы оставляем решение за самими драконами и я подозреваю, что им будет не так-то просто начать войну самим.

— Опять согласен, для драконов принять такое решение — очень и очень трудное дело, — подтвердил Сэр Джордж. — Нация Драконов никогда не выбирает войну. Защищать себя — одно дело, но нападать самим — совершенно другое. Они прекрасно знают, что если они разорят Хайланд или, например, разрушат Браер, все остальные страны в этой части мира отреагируют на это очень отрицательно. А драконы и так не слишком популярны среди других наций.

— Но страх перед Повелителем Драконов может перевесить все здравые мысли, — заметила Селлианда. — Если им удастся уничтожить Тельвина, они с легкостью пренебрегут гневом всего остального мира. С этими проблемами они смогут разобраться попозже.

Тельвин кивнул. — Все, что мы сможем сделать — сообщить им все возможные причины, почему нас следует оставить в покое, а потом посмотреть, как они отреагируют. И поэтому я хочу послать на север приказ, чтобы наши войска начали направляться в Браер, по одному полку за раз. И еще я хочу послать слово герцогам, чтобы они не боялись, что драконы разорят их земли, по меньшей мере большую их часть. В конце концов им нужен только я.

Алесса кивнула головой. — Приказы будут переданы нашим волшебникам немедленно.

Волшебница отправилась в Академию передавать приказы, а большинство остальных отправилось в город, готовить его к битве. С Тельвином остались только Селлианда и Сэр Джордж.

— Я хочу обсудить кое-что с вами наедине, — сказал Тельвин. — Поскольку драконы интересуются только мной, быть может имеет смысл уехать и увести их от Хайланда.

— Я не верю, что это будет так просто, как кажется, — объяснила Селлианда. — Не забудь, что у драконов есть жалобы и на Флэмов, которые по меньшей мере участвовали в краже их сокровища. Если Алесса Вилендаар не найдет его, я не уверена, что мы сможем умиротворить их. Так что единственная альтернатива — победить их в сражении, а для этого Флэмам нужен ты.

— И опять согласен, — добавил Сэр Джордж. — Быть может драконы и полетят за тобой, но вначале они как следует пройдутся по Браеру.

— Да, похоже вы правы, — неохотно согласился Тельвин. — Но я никак не могу отделаться от чувства, что эта война произойдет главным образом из-за меня.

— Не забудь, что ты сделал все, чтобы избежать ее, — напомнил ему Сэр Джордж. — Это Джерридан и его волшебник решили начать маленькую войну с драконами. Никто не слушал тебя, пока не стало слишком поздно, а теперь ты единственный, кто сможет разрешить проблему.

— Так что ошибка их и только их, — добавила Селлианда. — Они настолько верили в себя и свои планы, что пришли не самой лучшей мысли: достойная и великая цель оправдывает самые грязные средства. Я надеюсь, что теперь Флэмы кое-чему научились и думают иначе. Как сказали бы эльфы, они — слишком маленькая собака, чтобы лаять так громко.

— А теперь самое время засучить рукава, я полагаю, — сказал Сэр Джордж.

— У меня такое впечатление, что их у меня никогда и не было, — ответил Тельвин, провожая остальных к двери. — А сейчас мне надо откровенно поговорить с послами Даркина, Рокхольма и Эльфхейма, и понять, захочет ли хоть кто нибудь из них помочь нам в войне с драконами.

* * *

Мартэн устроился под деревом на высоком холме, откуда он мог, несмотя на лес, видеть дорогу в двух милях от него. На таком расстоянии ее зрение дракона позволяло ему видеть каждую повозку и каждого всадника, когда они замедляли ход по дороге от северной границы к центральному Хайланду. Небо было ясно, без единого облачка, утро сияло, хотя на вкус северного дракона было уже слишком жарко. Он вспомнил, что его сестра Карендэн каким-то образом переносила эту жару долгих пять лет, исполняя свой долг.

Он не беспокоился о том, что и его увидят; Флэмы прекрасно знали, что за ними постоянно наблюдают и перестали обращать на это внимание. Когда Мартэн услышал первые сообщения об отступлении армии, он захотел увидеть это своими глазами. Ему было необходимо понять ситуацию до конца, прежде чем он примет правильное решение, воевать или нет. Он понимал, что за последние столетия не было более критического момента в жизни его народа, и что неправильный выбор будет иметь катастрофические последствия. Он знал и то, что за драконами укрепилась стойкая репутация народа, всегда делающего плохой выбор, несмотря на свою легендарную мудрость.

Судя по всему Повелитель Драконов послал ему сообщение о том, что Флэмы больше не заинтересованы в войне. Мартэн послание понял, даже слишком хорошо, но единственное, что он хотел бы сделать для разрешения кризиса миром — полететь к Повелителю Драконов и начать переговоры с ним — было очень и очень сомнительно, так как это означало, что его собственный народ отвернется от него и перестанет считать его своим вождем. Все драконы жили в постоянном страхе и неопределенности с того момента, как Повелителель Драконов вернулся в этот мир, а инстинкт требовал от них уничтожить того, кого они боялись. Если драконы окончательно решат воевать с Повелителем Драконов, он обязан пойти во главе их. И оказаться лицом к лицу с врагом, который может с легкостью уничтожить их всех. Так что прежде, чем решиться на войну, необходимо найти способ уничтожить Повелителя Драконов.

Мартэн понимал, что чувствуют остальные. Он сам чувствовал себя пойманным в ловушку своими обязанностями, на что его собственные инстинкты отвечали злостью и беспокойством. Он обязан был защищать драконов от врагов, но он был обязан и вести их в бой, если они хотят сражаться. У него был долг и перед Великим; никто, и он в том числе, не верил, что страж и покровитель драконов ушел от них навсегда. На самом деле он чувствовал, что Бессмертный находится где-то здесь и по-прежнему руководит жрецами. Было похоже, что Повелитель Драконов является частью его планов. А значит он, Мартэн, должен действовать так, чтобы не нарушить планы Великого. И дело совершенно и безнадежно запутывается, если предположить, что Великий руководит и Повелителем Драконов, требуя от него защищать Флэмов, даже если они не правы. Это ему под большим секретом рассказала Карендэн, хотя даже она не понимала почему Великий это делает.

Но больше всего Мартэна заботило то, что драконы вообще не понимали настоящей силы врага, с которым собирались сражаться. Повелитель Драконов уже несколько раз сражался против них, и всегда старался не убивать и даже серьезно не ранить своих врагов. И, как Мартэн подозревал, остальные драконы видели в этом признак не силы и сострадания, а слабости и нерешительности. Мартэн знал лучше. Он видел, как Повелитель Драконов расправился с ренегатами в Дармуке, и только тогда понял, какая сила в руках у Тельвина. А теперь драконы собирались заставить его потерять жалость, и сердце Мартэна холодело при этой мысли. Он верил, что драконы уже заставили это сделать первого Повелителя Драконов, в результате чего вообще едва не исчезли из этого мира. Хотел бы он быть уверен, что они не повторят эту дурацкую ошибку.

Не мог он забыть и то, что был обязан Повелителю Драконов за жизнь Карендэн, долг, за который он не хотел бы отплатить предательством.

Мартэн еще какое-то время глядел на линию повозок с катапультами, медленно проходившим перед его глазами, лошади спотыкались и поднимали облака пыли. С тех пор, как он услышал об атаке, в ходе которой был убит король Флэмов, он никак не мог отделаться от мысли, что глупые и неумелые Волшебники Огня едва не покончили с Повелителем Драконов. Он верил, что знает, как сохранить доверие к себе со всех сторон, умерить страхи и желания драконов, угодить Бессмертным и сохранить доверие самого Повелителя Драконов. Пришло время вернуться в Виндрич и собрать всех королей драконов в Парламенте. Там они и решат, что и как делать дальше.

* * *

Похороны Джерридана Маарстена состоялись в этот же день после полудня. Во время кризиса было так много самых разных дел, что было решено похоронить его в маленькой могиле в самом центре города. Учитывая то, что он был первым королем Флэмов в этом новом для них мире, он заслуживал большой, красиво украшенной могилы и памятника, но не сейчас.

Люди Браера начали постепенно паниковать; им казалось, что весь их мир катится в пропасть. Они уже расстались со своим первым королем, а по городу полз слух, будто драконы решили напасть или уже напали, и главное сражение будет в Браере. Для Тельвина становилось все труднее и труднее оставаться твердым и спокойно выполнять план подготовки к войне; он был не политиком или даже воином, а защитником. Если бы он мог дать сражение драконам в другом месте, он безусловно так бы и сделал.

На следующее утро дела пошли еще хуже. Каждый час подготовки был жизненно важен, и тем не менее многие жители города были в такой панике, что не могли вообще ничего сделать. Тельвин сообразил, что ошибка частично его, и пришло время как-то ее исправить. Он попросил Алессу остаться с ним во дворце, когда она пришла сообщить ему новости и получить новые приказы. Он позвал и всех остальных советников присоединиться к нему в королевских покоях. И пригласил даже Тэрина.

— Что вы собираетесь сделать? — настороженно спросила Алесса, чей стул стоял рядом с креслом Тельвина, пока они были вдвоем.

— Я собираюсь сделать Тэрина счастливым, — просто сказал он.

Почти сразу же появилась Сольвейг, которая и так шла сюда, несколькими минутами позже появились Сэр Джордж и Тэрин. Тельвин внимательно посмотрел на них, когда они вошли. — Тэрин, что бы ты почувствовал, если бы узнал, что кого-то провозгласят королем?

Юный слуга на миг замер, пока мысль Тельвина доходила до него. — Потом его лицо расплылось в счастливой улыбке. — Когда Джерридан стал королем, было много праздников и приемов. Они, вероятно, не очень необходимы сейчас, хотя вы могли бы устроить что-то вроде народного праздника, чтобы народ почувствовал себя немного счастливее. Тогда, насколько я помню, Калестраан посмотрел в книгу законов Флэмов и вернулся с какими-то бумагами, которые Джерридан подписал, и стал королем.

— Я думаю, что нашел эти бумаги, — сказал Тельвин. — Почему бы тебе не сбегать к мэру и спросить его, какой праздник мы могли бы устроить?

— Я мигом, — обрадованно воскликнул Тэрин, но потом задержался около двери. — А когда должна начаться церемония?

— Надеюсь, что улажу все формальности завтра утром. Остальное оставляю на него.

Тэрин исчез. Тельвин, скрестив руки на груди, уселся в свое кресло. По сравнению со всеми этими делами то, как он стал Повелителем Драконов, казалось совсем простым, возможно из-за того, что все произошло во время поиска доспехов. Тогда он боялся своей судьбы, опасался того, что последует за этим решением, но выбора у него на самом деле не было. А сейчас стать королем было его собственное решение, без всяких указаний Бессмертных или пророчеств, и против всех его желаний.

— Я знаю, что ты очень не хочешь этого, — сказал ему Сэр Джордж, удобно устроившись к своем кресле перед столом Тельвина. — Но у тебя не слишком богатый выбор.

— Я знаю, — согласился Тельвин. — Но единственная альтернатива, из тех что мне нравится, сделать королем вас, но я вполне понимаю, что мне никогда не удастся заставить вас уйти, если однажды вы заберетесь на трон.

Сольвейг прыснула со смеху, причем настолько громко, что старый рыцарь даже повернулся и укоризненно посмотрел на нее. Потом пожал плечами. — Тэрин, я думаю, несколько умнее, чем думают большинство людей. Он знает, как важно для народа Браера знать, что у них есть вождь, особенно во времена вроде этих.

— И поэтому необходимо объявить об этом всем, очень громко и прямо сейчас, — добавил Тельвин. — Алесса, я полагаю волшебники должны знать, какие бумаги я должен подписать. Мне нужно иметь все бумаги, которые описал Тэрин.

— Лучше всего их найти, — ответила она. — Тем не менее я уверена, что к завтрашнему утру все бумаги будут готовы. Однако самое важное сейчас — публичное объявление. Герцоги уже начали жаловаться на отсутствие ясного и твердого руководства в последние несколько дней. Так что теперь мы, надеюсь, сможем получить от них больше необходимой поддержки.

— А я спрашиваю себя, нет ли у нас какого-либо способа передать эту новость драконам, — сказал Сэр Джордж. — Если есть, объявление о том, что Повелитель Драконов станет Королем Хайланда произведет на них впечатление — ведь это то, что они инстинктивно уважают, должен я добавить.

— А еще я уверен, что это даст мне какое-то преимущество, когда я буду просить помощи у других стран, — заметил Тельвин. — Я уже начинаю чувствовать себя как Джерридан, который постоянно пытался добиться поддержки остальными своей безнадежной войны.

— А не слишком ли рано говорить о наших шансах на их помощь? — спросила Сольвейг.

Тельвин покачал головой. — На самом деле вопрос идет не о том, дадут нам помошь или нет, но о том, получим ли мы ее вовремя. Ясно как день, что дварфы пошлют нам все, что у них есть в запасе, и, я уверен, мы можем рассчитывать на Даркин. С Эльфхеймом не все так просто. Может да, а может и нет. Даже Селлинда согласна с тем, что они больше всего любят сидеть в своих лесах и только изредка высовывают оттуда свои остроконечные ушки.

Новость о том, что Тельвин Лисий Глаз согласился стать Королем Хайланда облетела весь город на крыльях весеннего ветра и произвела немедленный эффект. Чувство страха и отчаяния перед войной с драконами, охватившее людей Браера, куда-то исчезло. Все люди внезапно почувствовали, что в силах защитить себя, если у них будет время на подготовку. Теперь все с удвоенным и утроенным рвением принялись за подготовку сражения с армией врага, как будто соревнуюсь с временем.

Битва с драконами должна была во многих важных отношениях отличаться от обычной осады. К счастью Флэмы привыкли строить крепко и надежно. Стены домов были сложены из тяжелых камней, крыши покрыты черепицей, и все вместе это давало хоть какую-нибудь защиту от драконьего огня. Любые более уязвимые здания, вроде складов, лавок или мастерских в южной части города, старались защитить тем или иным способом. Дрова и вообще все, что могло легко загореться, вроде повозок или деревянных ящиков для товаров, убрали внутрь; по всему городу были приготовлены цистерны с водой. Были большие опасения по поводу поросших лесом парков в центре города, но в конце концов решили, что они слишком мокрые и зажечь их будет очень нелегко.

Сэр Джордж принял на себя заботу о размещении катапульт. Большинство из них он поместил вдоль верхушки городской стены и постарался, насколько это было возможно, защитить их от атаки с воздуха. Самой лучшей защитой от огня драконов, какую он смог придумать, стали большие щиты или экраны, сделанные из белой жести. Защита была очень далека от идеальной, но по меньшей мере давала возможность обслуге катапульты шанс пережить атаку и вернуть их катапульты к жизни с минимальными потерями. Остальные катапульты были размещены по всему Браеру в тех местах, где они могли прицельно стрелять по драконам, летящих над городом.

Проблема была в том, что дракон был намного большим, чем обычный воин. Это было могучее военное орудие, способное действовать быстро, мощно и очень эффективно. Каждый дракон совмещал в себе самый могучий разрушительный потенциал с магией, скоростью, броней и силой. И все это в одном единственном существе. Тельвин никогда не сражался более чем с дюжиной драконов одновременно, даже когда имел маленькую армию поддержки. А в этой битве, сюдя по всему, будут участвовать сотни или даже тысячи драконов. Он знал, что ни в коем случае не должен недооценивать решимость драконов поставить все на кон и уничтожить Повелителя Драконов.

После полудня Тельвин присоединился к Сэру Джорджу на городской стене около северных ворот города, чтобы посмотреть, как идут приготовления к обороне. К счастью стены города были настолько толсты, что колесная катапульта могла легко ездить вдоль верхушки стены. Надежные каменные трапы были установлены по каждую сторону северных ворот и там, где секции стен заканчивались у воды. Они давали возможность с легкость поднять на стену тяжелые машины. К сожалению Тельвин отправил почти все катапульты Хайланда на северную границу, и они должны были вернуться спустя несколько дней.

— По меньшей мере драконы скорее всего не будут и пытаться повалить городские стены, — сказал старый рыцарь, пока они шли вдоль верхушки стены, широкой как улица города. — В любом случае они не смогут этого сделать. Скорее всего они будут атаковать стены до тех пор, пока не перебьют всех защитников, после чего приземлятся на улицы города и начнут уничтожать все, что смогут.

— Это их обычная тактика? — спросил Тельвин. Камни стены, по которой он шел, нагрелись под полуденным солнцем, своими голыми ногами он чувствовал их тепло.

— Нет никакой обычной тактики в таких ситуациях, — ответил Сэр Джордж. — Драконы никогда не нападали на стены города, за всю историю этого мира. Но, конечно, взятие города — только их промежуточная цель. Главная задача — Повелитель Драконов. Как только они доберутся до тебя, они оставят город и вернутся к себе на заслуженный отдых.

— Тогда я ничего не могу им противопоставить, кроме тактики проволочек.

— Ну, я предпочитаю думать, что до второй части они никогда не доберуться, — ответил Сэр Джордж. — Какие у тебя планы на завтра? Все готово?

— Алесса говорит, что необходимые бумаги будут готовы уже ночью, — ответил Тельвин, гляда на молодую волшебницу, которая стояла около парапета в нескольких ярдах от них, задумчиво глядя на поля вокруг города. — Я подпишу их как знак начала правления завтра утром. Потом, после полудня, будет торжественное шествие по главным улицам, а за ним общий праздник по всему городу.

— Я думаю, что ты по меньшей мере должен назвать временного наследника, — заметил Сэр Джордж. — Не будет ли слишком нагло с моей стороны, если я спрошу, кого ты имеешь в виду?

— Судя по всему лучше всех подходит Сольвейг.

— А, хороший выбор, — согласился рыцарь, судя по всему чувствуя большое облегчение. Потом он посмотрел на северную дорогу. — Первые отряды армии вернутся с севера не раньше, чем через три дня.

— Возможно и через четыре, — поправил его Тельвин. — И не меньше двух недель, прежде чем армия вернется полностью и все будет готово. Если драконы нападут раньше, а я ожидаю именно этого, тогда я больше ничего не могу сделать. Разве что я брошу вызов их предводителям, всем сразу, и буду сражаться, пока смогу. Потом сдамся. Вы всегда говорили, что драконы обычно бывают великодушны по отношению к побежденным врагам.

— Я уверена, что до этого не дойдет, — твердо сказала Алесса, подходя к ним. — Часть наших сил скоро будет здесь. И чем дольше мы сможем продержаться, тем больше народу придет нам на помощь.

— Когда или если битва произойдет, скорее всего она закончится очень быстро, — ответил ей Тельвин. — Даже если мы будет полностью готовы и соберем все свои силы, драконы во много раз превосходят нас. Я по-прежнему не надеюсь на победу в бою. Моя основная цель — занять достаточно сильную позицию, чтобы заставить их вступить с нами в переговоры. И конечно нам здорово поможет, если мы вернем им назад их сокровище.

— Мы все еще не нашли никаких следов сокровища и даже никаких указаний на кражу, — признался Сэр Джордж. — Я начинаю подозревать, что Калестраан держал сокровище где-то вне Хайланда. И, конечно, драконы будут требовать еще кое-что другое.

— Я готов уступать им до самой последней черты, если ты именно это имеешь в в иду, — сказал Тельвин. — Согласно пророчеству от меня зависит их будущее. Я должен действовать так, чтобы в конце концов все случилось в соответствии с ним. Самый простой путь — стать их пленником.

— При любых обстоятельствах я пойду с тобой до конца, — просто сказал Сэр Джордж.

— Вы не должны сдаваться так легко, — запротестовала Алесса. — Я всегда считала, что Повелитель Драконов непобедим.

Тельвин замолчал и какое-то время глядел со стены на поля. — Проблема в том, что драконы все еще превосходят меня в скорости, подвижности и в числе. Я ожидаю что несколько сотен, а возможно и несколько тысяч драконов соберется сюда для осады Браера. И если меня заставят сдаться, меня уже не спасет ничего.

— Но вы должны хоть что-нибудь сделать, — настойчиво сказала Алесса.

— У меня еще есть небольшая надежда на переговоры и новый договор, — сказал Тельвин. — Я готов пообещать им, что полностью перестану вмешиваться в дела мира, если они сделают точно так же, и все наши взаимные недоразумения будем решать только между мной и ими. И сейчас я готов первым полностью изолировать себя от внешнего мира.

— А, вот почему ты так не хотел становиться королем, — сказал Сэр Джордж. — Ну, должен сказать, ты хорошо продумал свое предложение. Может быть драконы и пойдут на это. Но мы должны быть очень осторожны и внимательны, чтобы дела не пошли против нас, и лучшая гарантия для этого — как следует приготовиться к битве, сделать все, что он нас зависит. И было бы очень неплохо, если бы соседние страны прислали нам помощь.

— Я даже не уверен, что наша собственная армия прибудет во время, — сказал Тельвин. — Армия драконов может вылететь из Вендарианского Кряжа в любой момент и быть здесь через несколько часов. Оставшееся нам время зависит только от них.

Четырнадцатая Глава

Золотой дракон Мартэн летел на приятном холодном ветру над Горами Зубов Червя и дикими дебрями Норволда, направляясь в тайный город Виндрич, цитадель драконов, находившийся в сотях миль на северо-восток от Хайланда. Несмотря на все тревоги и волнения о войне на западе, он невольно предавался мечтам об осени. Макушки высоких пиков были покрыты белой шапкой даже сейчас, в разгар лета, а осенью они все будут глубоко под свежим чистым снегом. Будут дуть холодные резкие ветры, и дракон сможет летать на их крыльях между пиками и ущельями. Зимой охота намного легче, так как голодные лоси и олени будут вынуждены выйти на открытые места, и их соблазнительные силуэты будут четко выделяться на белых полях.

Перелетев горы, Мартэн опустился пониже. Последние несколько миль долгого пути домой его понесет более теплый ветер. Он не сожалел о своем длинном путешествии в Вендрианские Горы и Хайланд; зато теперь он мог оценить притяжение этой древней земли, особенно старых забытых лесов на северной стороне гор, где никогда не бывало людей. Здесь было старинное святилище, скрытое глубоко в лесистых холмах Вендара, неприятное напоминание о тех временах, когда драконы отказались поклоняться Великому. Красные драконы, всегда жестокие и склонные к волнениям, обрушились на жрецов за их пророчество о Повелителе Драконов, за то, что те отказались помочь искать его. Да, Вендарианский Кряж всегда был для драконов местом тревог и неприятностей.

Но Мартэн был намного умнее любого красного дракона, и даже они были вынуждены считаться с его мнением и его приказами. В отличии от них он видел глубинную сущность событий. С одной стороны он знал, что если жрецы Великого отказываются противостоять Повелителю Драконов, для этого должна была быть очень веская причина. Он никогда не спрашивал свою сестру Карендэн о тайнах ее ордена, но и сам знал достаточно, чтобы понять, что Великий до сих пор контактирует с ними. Если бы Великий просто бесследно исчез, не сказав им ни одного слова — как думали большинство драконов — жрецы вообще были бы не нужны. Тогда почему, хотелось бы знать, эти самые жрецы заняты днем и ночью?

Теперь некоторые вопросы нашли ответы. Мартэн осознал, что Великий защищает драконов от них самих, от насилия, от упоения властью и силой, от всего того, что свело с ума ренегатов. Великий дал им свой замечательный город, заставил решать проблемы через парламент, мягко поощрял все их хорошие идеи и не менее мягко отводил от не самых лучших предложений. Случайно или нет, но Великий заставил драконов принимать самостоятельные решения именно тогда, когда эти решения могут стать губительны для всей Нации Драконов, и Мартэн физически чувствовал на себе груз ответственности. Тем не менее он был уверен, что сумеет заставить их сделать правильный выбор.

Проблема с Повелителем Драконов интриговала и, одновременно, смущала его. Очевидный ответ на такого рода проблемы известен всем — каким-нибудь образом убить Повелителя Драконов, а волшебное оружие захватить или уничтожить. Тем не менее даже это было совсем не так просто, как казалось. Если убийство Повелителя Драконов подходящее решение, тогда почему жрецы отказываются помогать? Он понимал, что стремление угадать волю Великого влияет на его собственное решение, но предмет был слишком важен, и ошибиться было слишком опасно. Как бы он хотел поговорить с Карендэн обо всех этих делах, и получить хотя бы добрый совет, если не прямые ответы. Но, увы, долг заставил Карендэн улететь неизвестно куда, прямое доказательство, что Великий все еще играет важнейшую роль во всей этой истории. К тому же Мартэн не мог слишком доверять суду сестры, так как ее сердце наполнено любовью и преданностью к Тельвину Лисий Глаз.

Как только Мартэн вылетел из широкой лесистой долины, в небе перед ним сразу возник величественный пик Виндрича. Впрочем с этого расстояния он казался самым обыкновенным покрытым снегом концом необычно высокой и отвесной горы, поднимавшейся из группы таких же высоких и зазубренных вершин. На самом деле ее белая шляпа была вовсе не снегом, а башнями и шпилями огромных домов, построенных из абсолютно белого мрамора, стоявших на дне кратера древнего вулкана.

Приближаясь, Мартэн постоянно поднимался, и наконец пролетел над самым краем кратера, затем начал по спирали спускаться, отыскивая взглядом широкую площадку перед своим домом. В Виндриче все было большое, соответствующее размерам драконов, но он был большим городом даже по драконьим стандартам. Личные логова уходили в глубь каменных стен вулкана, открываясь наружу большими балконами. Некоторые логова были связаны переходами, пробитыми внутри самой горы.

На дне вулкана располагался поразительной красоты город, чьи простые но элегантные здания были сделаны из белого мрамора. В центре города находился возвышающийся над всеми другими заданиями Храм Великого, безусловно самое большое строение этого мира, чьи башни и шпили поднимались над краем кратера и были видны издали. Другие, тоже величественные здания окружали Храм, каждое из них тоже было впечатляще, по-своему. Здесь находилась школа магии и науки, которой руководили главным образом золотые, а также несколько самых умных красных и черных. Великолепная библиотека состояла из самых разных книг, большая часть которых была совершенно неизвестна ученым остального мира.

Наконец Мартен нашел площадку для приземления перед своим домом и медленно полетел к ней. Над самой площадкой он резко забил крыльями и плавно опустился на широкий каменный пол. Сложив крылья, он повернул голову и какое-то мгновение стоял, г