Book: Сердце Солнца



Сердце Солнца

Памела Сарджент, Джордж Зебровски


Сердце Солнца

Глава 1


– Именно здесь, –коммандер Спок указал на мерцающую точку на экране, – в кометном кольце этой системы, находится не принадлежащий к ней объект.

Он сделал паузу, словно для драматического эффекта, хотя Кирк знал, что его офицер по науке был выше подобных поступков. Спок продолжал:

– Совершенно очевидно, что он является искусственным. Это подтверждает его температура, которая увеличивается слишком точно для натурального источника.

– Могут это быть ромуланцы? –спросил Кирк. Они находились достаточно близко к Нейтральной Зоне, чтобы это было возможным.

– Маловероятно, капитан. Судя по показаниям сенсоров, объект находится в этой системе уже достаточно долгое время. Сложно предположить, что у ромуланцев была нужда вторгаться в данный сектор пространства.

Кирк поглядел на своего друга, и на мгновение разделил с ним напряжение открытия, вознаградившего любопытство. Но затем этот момент прошел, и он проговорил: – К сожалению, мы не можем даже подумать об изучении этого объекта, пока не окончим миссию на Тиртаусе 2.

– Вас понял, –ответил Спок, вглядываясь в экран, и на мгновение Джеймс Кирк вспомнил, что когда-то он думал, что никогда не сможет по-настоящему понять вулканца, как понимал Маккоя, Скотти, Ухуру и других членов экипажа. Тогда он считал, что вулканец всегда останется чужаком для людей. Кирк даже задавался вопросом, может ли дистанция между ними однажды превратиться в пропасть. Но постепенно он научился видеть сквозь невозмутимость старшего офицера – так же, как по одному взгляду в темные глаза Ухуры он мог увидеть, беспокоит ли ее невысказанная забота, или понять по полному энтузиазма взгляду Зулу, что штурман готовился завести дискуссию о своем последнем хобби. В ответ на это поднятая бровь Спока выдавала не только удивление человеческой иррациональности, но и изумление такому нелогичному поведению. А для вулканца, у него неплохое чувство юмора, продолжал размышлять Кирк. И конечно, его друг никогда не признал бы этого открыто.

Сдержанное, но тем не менее напряженное выражение лица Спока теперь сказало Кирку, что его офицер по науке был весьма заинтересован неизвестным объектом на экране.

– Изучение этого объекта, – сказал Кирк, махнув на экран, – должно быть намного интересней, чем наше задание здесь. По крайней мере, мы сможем на что-то надеяться после того, как расправимся с Тиртаусом, правда, Спок?

Спок промолчал. Кирк подавил усмешку. Вулканец скорее умер бы, чем признал, как ему хочется отбросить дипломатию подальше, чтобы команда могла заняться тем, что у нее получалось лучше всего: исследованием неизвестного.

– Я принимаю сообщение с Тиртауса 2, –голос лейтенанта Ухуры прервал размышления Кирка. – Оно в точности совпадает с полученным ранее, – она сдвинула брови, затем процитировала: "Мы надеемся на скорое восстановления нашей базы данных – Мира Колес".

Ни приветствий, подумал Кирк, ни капли вежливости, ни намека на то, что они будут благодарны за помощь, какую им сможет обеспечить "Энтерпрайз".

Мира Колес, как он узнал из компьютера, была одним из двух избранных лидеров Тиртауса, хотя она и не имела титула. Согласно данным Федерации, тиртасианцы вообще не докучали титулами сами себе.

– Кажется, нет никакой нужды посылать одно и тоже сообщение дважды, –проговорил Спок, – учитывая, что мы послали подтверждение о получении предыдущего.

– Думаю, –сказал Кирк, – они хотели просто напомнить нам, как их раздражает вообще все это дело, но не проявляя неподобающих эмоций. Вам придется признать, что их прошлые послания были в своем роде шедеврами. Я не думал, что возможно вложить столько раздражения и гнева всего в десяток слов и так просто.

Спок поднял бровь. – Тиртасианцы имеют репутацию практичных людей, капитан. Они не хотели тратить свое или наше время, посылая длинное сообщение.

– Да, они предпочли потратить его, дублируя короткое, –пробормотала Ухура себе под нос.

Спок скользнул по ней взглядом. – Они люди, лейтенант, потомки земных колонистов. Этого несомненно достаточно, чтобы объяснить любые видимые противоречия в их поведении.

Ух ты, подумал Кирк. Если бы у меня было настроение получше, я бы ему напомнил, что игры в угадайку – нелогичны. Хотя вулканские гипотезы обычно заслуживают доверия, продолжал размышлять он. Особенно гипотезы Спока. Может, именно благодаря своей человеческой половине Спок был способен иногда на блестящие интуитивные догадки.

В любом случае, Кирк напомнил себе, что триумф вулканской рациональности был неполон; следы дикого прошлого Вулкана все еще находили свое отражение в обычаях вроде кун-ут-кал-иф-фи, или в тесте на выживание кахс-ван. Но все же, вулканцы могли гордиться стабильностью, которой они добились, порвав с жестокостью своего прошлого. Вулканцы, в отличие от клингонов – и некоторых людей тоже, неохотно признал Кирк, – пришли к осознанию того, что жестокость не была тем, что надо было восхвалять. Это был путь, которым следовали разумные существа во всей галактике. Только разум мог управлять эволюционным наследием, держа его под контролем.

Кирк улыбнулся про себя. Спок однажды сказал ему что-то очень похожее, практически такими же словами.

Спок тихо выдохнул, будто с раздражением, что было весьма сомнительно. Кирк подозревал, что его офицера по науке еще меньше вдохновляет эта рутинная миссия, чем его самого.

Они направлялись к Тиртаусу, чтобы восстановить планетную базу данных, стертую в результате несчастного случая. Во время стандартной проверки планетных баз нескольких колоний, некоторые техники Федерации случайно загрузили вместе с исправленными данными старый, долго прятавшийся и необнаружимый детекторами вирус. Он уничтожил не только банки памяти пяти планет, но и программы субкосмической связи этих колоний. И пока системы связи не будут восстановлены, нельзя будет и загрузить новые базы данных.

"Энтерпрайз" должен был двигаться от одной системы к другой, восстанавливая нарушенные системы, и наблюдать за загрузкой данных из банка памяти Земли. Это, подумал Кирк, была самая легкая часть весьма скучной миссии, которая должна быть наконец закончена на Тиртаусе.

А сложной частью была реконструкция местной истории и культуры каждого мира, так как это надо было брать из других источников. Нужно было обнаружить хрупкие и скоропортящиеся документы, заново переписать историю, восстановить литературу и поэзию. После завершения нудных работ по починке и наладке, им придется поработать детективами. Некоторые данные могли быть найдены во время восстановления систем, но это не пройдет в случае с антропологами, археологами и историками. Восстановление потребует огромнейшего по масштабу поиска, и им придется столкнуться с тем, что часть информации утеряна безвозвратно.

Спок выдвинул теорию, согласно которой вирус не уничтожил все данные, а только "спрятал" некоторые из них. Если он был хотя бы частично прав, то можно было бы избежать огромной работы по поиску данных на физически носителях.

Жители четырех планет, уже посещенных "Энтерпрайзом", были вполне понятно раздражены и даже разозлены потерей данных. Кирк вспомнил, как поражен был Луриссан Гайд, член правительства Ценира 4, когда они впервые встретились с ним. Обитатели Ценира имели репутацию самых гостеприимных и радушных людей но всей Галактике; но встреченные ими ценирианцы готовы были призывать всех богов на голову Федерации за ее неосторожность. Он не ожидал, что тиртасианцы будут более сговорчивы, особенно когда узнают, что, возможно, не все утерянные данные можно будет восстановить.

У них есть и другие причины, чтобы не приветствовать персонал Звездного Флота, напомнил себе Кирк. В отличие от прочих четырех миров, тиртасианцы присоединились к Федерации неохотно. Их предки покинули Землю около века назад; и Федерация была напоминанием о мире, от которого они намеревались убежать.

Спок продолжал изучать странный объект на экране.

– Ирония судьбы, –произнес Кирк. – Жители Тиртауса гордятся тем, что они с честью вынесли все бедствия. Они презирают излишества, и считают публичное выражение сильных эмоций отвратительным. У них репутация одних из самых мужественных и суровых людей во всей галактике. А теперь они стоят перед угрозой самому нематериальному артефакту – их письменной культуре. И эта – по их мнению, наименее практичная и наиболее бесполезная часть их цивилизации – именно то, на что они больше всего жалуются.

– Я не вижу иронии, капитан, –ответил Спок, не оборачиваясь. – Для любого существа наиболее необходимо поддерживать свою индивидуальность, и это также применимо и к целой культуре. Ирония, насколько я это понимаю, в этом случае является лишь поверхностной интерпретацией. Я бы не стал применять термин "наименее практичная". Как вы считаете, чего смогут добиться тиртасианцы без этих знаний?

Кирк задумался на мгновение. – Да, наверное, ты прав. Просто они могли бы жаловаться немного потише. – Он подошел ближе к Споку и склонился над экраном научной станции. Температура таинственного объекта продолжала повышаться. – Нужно будет выяснить, что это такое, – добавил он, – как только мы закончим с Тиртаусом.

Спок согласно кивнул, затем сказал:

– Полагаю, тиртасианцы будут рады узнать, что они потеряли меньше, чем думали. К счастью, они превозмогли свое нежелание и загрузили большое количество данных в недавнюю программу культурного обмена. Мы сможем восстановить все, что они переслали к этому времени.

– Только это их не удовлетворит, Спок. В этих записях, как вы и сказали, хранилась большая часть их культурного наследия.

– Тип островной культуры, –задумчиво проговорила Ухура. – Записи тоже на это указывают.

– Не больше, чем другие наши колонии, –возразил Кирк.

– Но земляне, пришедшие сюда, хотели остаться полностью одни, –продолжала Ухура. – Судя по сведениям компьютера, их восхищение своей уверенностью в собственных силах настолько велико, что они избегают любых контактов, которые могут связать их зависимостью. Они меньше общаются с другими мирами, чем любая культура, какую я знаю.

Кирк выпрямился. – Мы должны уважать независимость любой колонии, лейтенант. Уникальность может причинять неудобства, но Федерация должна уважать ее, если мы хотим в будущем иметь надежных партнеров. Как сказал мистер Спок, своеобразие культур необходимо, и не надо пытаться подогнать всех под одну гребенку.

– Абсолютно верно, капитан, –сказал Спок.

Как только Кирк отвернулся от сенсорного дисплея и вернулся в центральное кресло, лейтенант Кевин Райли сказал:

– Устанавливаем стандартную орбиту около Тиртауса 2, капитан.

Кирк, кивнув навигатору, подождал, пока придет подтверждение от лейтенанта Зулу.

Спок, одновременно наблюдая за людьми на мостике, устремил внимание на экран своей станции; температура неизвестного объекта продолжала повышаться – он генерировал огромное количество энергии.

– Стандартная орбита установлена, –доложил Хикару Зулу со своей навигационной станции.

На мостике на мгновение воцарилась странная тишина.

– Мистер Спок, –продолжил капитан. – Вы с нами?

Спок шагнул к нему, но вдруг боковым зрением заметил изменения показаний дальних сенсоров. – Минутку, капитан, – произнес он, снова склоняясь над сканером.

Сомнений не было: странный объект изменил курс.

– Капитан, –сказал Спок, – наблюдаемый неизвестный объект изменил орбиту. Теперь он движется по направлению к солнцу, курсом столкновения со звездой.

– Что? –развернулся в кресле Кирк. – Тогда это точно не естественный объект.

– Это дополнительное подтверждение, что он не является естественным.

Кирк сдвинул брови.

– Лейтенант Ухура, –проговорил он, – откройте входящую частоту Тиртауса 2.

– Частота открыта, сэр.

На экране появилось лицо мужчины. Худощавый, темноволосый, он был одет в самую простую коричневую рубашку безо всяких украшений. Тиртасианец слегка сузил глаза и поморщился, прежде чем заговорил.

– Аристоклес Марчелли, –произнес он странным голосом, словно пытаясь скрыть бушевавшую ярость.

Кирк медленно поднялся на ноги. – Капитан Джеймс Т. Кирк, звездолет "Энтерпрайз", – ответил он. – Мы здесь, чтобы…

– Я знаю, зачем вы здесь, –в голосе Марчелли сквозило явное раздражение.

– Сэр, мы…

– У нас здесь не в ходу титулы, Кирк, даже "сэр" или "мистер". Называйте меня Марчелли, или Аристоклес, если хотите.

Ни приветствий, ни вежливых банальностей, ни попытки хотя бы изобразить учтивость. Он просто говорил, и это казалось грубым.

– Надеюсь, вы сумеет быстро восстановить наши архивы, –продолжил тиртасианец.

Кирк почувствовал себя как младший инженер, докладывающий о выполнении учебного задания.

– Мы сделаем все что сможем –Марчелли.

– Такой ответ всегда звучит как извинение, Кирк. Вы не ожидаете проблем, не так ли?

– Мы не ожидаем проблем, пока на это не появятся причины, –ответил Кирк.

– Другими словами, проблемы будут –только не новые.

Казалось, тиртасианец делает все что может, чтобы вызвать их раздражение. Это как-то не согласовывалось со стоицизмом, который якобы практиковали тиртасианцы. Кирк напомнил себе, что даже по всеобщему мнению приветливые обитатели Ценира 4 начали нормально относиться к его людям только когда "Энтерпрайз" был готов покинуть систему, и что все колонии были очень возмущены потерей своих банков памяти. А экипаж "Энтерпрайза" был самой доступной целью для вымещения этого негодования. В очередной раз, Кирк пытался не обращать на это внимания.

– Как вам должно быть известно, –сказал Кирк, – мы не можем ничего сделать с недостатком физических записей. Если вы потеряли даже эти данные, мы не можем восстановить информацию из ничего. Тогда –…

– А кто поставил нас в такую ситуацию?

Кирк сохранял хладнокровие, хотя это становилось все труднее и труднее.

– Мы сделаем все что сможем. Это я вам обещаю. Но мы не совершаем чудеса.

– Капитан, –сказал Спок, подходя ближе. – Могу я внести предложение.

Кирк глянул на него. – Конечно, – повернулся к экрану. – Это коммандер Спок, мой офицер по науке и первый офицер "Энтерпрайза".

Марчелли вскинул бровь. – Вулканец! Может, теперь мы что-нибудь узнаем.

Кирк едва сдержался, чтобы не вспылить.

– Я не желаю предлагать фальшивую надежду, –сказал Спок. – я просто рекомендую вам не бросать поиск физических носителей. Такие данные все еще могут существовать в неожиданных местах вашего мира. Например, обитатели Эмбена 3 были уверены, что некоторые из их наиболее древних литературных произведений были утеряны; они считали, что эти тексты хранились только в планетарной базе. Но неожиданно они обнаружились у одного местного учителя.

– В самом деле, –сказал Марчелли, не то скептически, не то с разочарованием, как показалось Кирку.

– Он совершенствовал свою каллиграфию, –продолжил Спок, – и предпочитал это делать, переписывая от руки древние стихотворения. Таким образом, то, что вы сочли потерянным, может все еще находиться на вашей планете в самых неожиданных местах. И я также допускаю –…

– Тиртасианцы не будут тратить время, переписывая ветхие рукописи, –пробормотал Марчелли себе под нос.

– А на Ценире 4, –подключился к разговору Кирк, – некоторые были очень расстроены потерей нескольких стихотворений одного малоизвестного поэта. Когда случилось эта…авария, эти тексты как раз ушли в колонию Новый Париж по программе культурного обмена. Они были обнаружены в частной библиотеке ученого, который не выносил этого поэта и как раз писал уничтожающую статью о нем в литературный журнал.

Аристоклес Марчелли холодно смотрел с экрана.

– Другими словами, –сказал Спок, – не ограничивайте поиск только наиболее вероятными местами.

– Хорошая мысль, Спок, –проговорил Марчелли, и Кирк подумал, не является ли это хорошо завуалированной обидой на самого себя. Тиртасианцы могли быть стоиками, но, очевидно, они были весьма раздражительны.

– Надеюсь встретиться с вами, –судя по голосу, он так отнюдь не считал. – Излишне это говорить, но мы уже проводим поиск потерянных данных, но возможно мы слишком ограничили себя, – гримаса, которую можно было принять за улыбку, появилась на его лице. – До встречи. – Его лицо пропало с экрана.

– Кажется, он был расстроен, что не может продолжить спор с нами, заметил Кирк, садясь в капитанское кресло.

– Мы дали ему немного возможностей, –сказал Спок.

– Наверное, он был бы рад, если бы вы командовали этим кораблем.

Спок посмотрел на него, очевидно, озадаченный неожиданным логическим скачком, приведшим к такому выводу.

– Другими словами, мой эмоциональный контроль схож с таковым у тиртасианцев, особенно у Аристоклеса Марчелли?

– Ну, в общем, да.

– Но Аристоклес Марчелли и я отличаемся друг от друга, капитан. Кроме всего прочего, он человек. Его стойкость кажется мне более происходящей от эмоциональной настойчивости, чем от рационального остова. Приверженцы древней стоической философии на вашей планете хорошо знали эту разницу.



– Спасибо, Спок. Должен выразить свое восхищение при виде того, как легко вы справились с этими людьми. Кажется, это выше моего понимания, –сказал Кирк, слегка улыбнувшись.

Спок кивнул. – Спасибо за объяснение. Теперь я понимаю.

– Что именно?

– Почему вы предположили, что Аристоклес Марчелли предпочел бы, чтобы я командовал "Энтерпрайзом". Тем не менее, повторяю еще раз, я не желаю этого, и не намерен добиваться командования кораблем.

– Но ты бы хорошо с этим справился.

– Конечно.

Задумавшись над этой репликой, Кирк посмотрел на Спока, пытаясь прочитать выражение его лица, но тот уже двигался обратно к научной станцией. Кирк был заинтересован – и снова почувствовал любопытство – но отогнал эти чувства. Сперва нужно выполнить работу.


ГЛАВА 2


Город Каллинус, расположенный у подножья Аррианских гор, казался Уэсли Варрену построенным из кубиков, расставленных аккуратным ребенком. Центральная площадь тиртасианской столицы была отчетливо видна даже отсюда; от углов площади совершенно прямые дороги расходились к окраинам города. Город всегда выглядел так, сколько себя помнил Уэсли.

– Первая партия с "Энтерпрайза" вскоре прибудет, –сказала подошедшая Мира Колес.

– Тогда нам лучше вернуться, –ответил Уэсли, глянув на нее. Щеки Миры раскраснелись, глаза блестели. Похоже, она наслаждалась пешей прогулкой.

– Аристоклес сказал, что он будет ждать нас на площади, чтобы встретить их. Мне кажется, он ожидает, что плотно с ними буду работать именно я.

– Он выглядел очень довольным, когда ты вызвалась, –сказал Варрен.

– Да –даже слишком довольным.

Уэсли понимал, что она имеет в виду. Политическая позиция Миры была ослаблена потерей планетарной базы данных, усилив возмущение тиртасианцев, которые уже не особо доверяли Звездному Флоту и начинали считать, что она слишком уж сочувствует интересам Федерации. Таких людей, без поддержки которых Аристоклес Марчелли никогда не был бы избран, было уже слишком много. Он играл на их негодовании в течение всей предвыборной кампании, напоминая о поселенцах, век назад прибывших сюда с Земли. Они видели, что к Объединенной Федерации планет присоединяются все больше и больше миров и культур, связанных взаимозависимостью, – но они не хотели становиться ее частью. Лучше жить самим по себе, и рассчитывать только на собственные силы, считали они.

Естественно, Аристоклес хотел, чтобы именно Мира контактировала с офицерами "Энтерпрайза", которые будут восстанавливать их банки памяти. Он хотел насколько возможно избегать членов экипажа, чтобы если вдруг возникла бы задержка или любые непредвиденные проблемы, он остался бы ни при чем.

– Мы можем пройти еще немного, –сказала Мира, – прежде чем повернем назад.

Он последовал за ней на вершину холма. Мира был на десяток лет старше его, но находилась в прекрасной форме; иногда ему было трудно за ней угнаться. Подобно многим тиртасианцам, она предпочитала проводить дискуссии на свежем воздухе, а не в зале заседаний, тем более что можно было одновременно и укрепить свое физическое здоровье. Мира часто брала с собой своих помощников на пешие прогулки по подножью Арриан. Она утверждала, что ускоренное кровообращение ускоряет мышление, и таким образом зарождаются лучшие идеи. Уэсли был ее помощником уже два года, присоединившись к ее небольшому штабу сразу после окончания Каллинусского университета.

Иногда он размышлял, почему Мира выбрала именно его своим помощником. Он показывал выдающиеся достижения в математике и в истории, но и прочие претенденты были не хуже. После краткого разговора с ней, он совсем не ожидал, что выберут его, а не старших и более опытных людей. Он боялся, что она проникла за внутренний барьер, несмотря на все его усилия держать свои недостатки спрятанными. С ними он боролся всю свою жизнь.

– Уэсли фантазер, –говорили его школьные учителя. – Уэсли слишком импульсивен. Уэсли ошибается, думая, что в классной комнате можно шутить. Уэсли должен научиться избегать траты времени и усилий для достижения непрактичных целей.

Он пытался преодолеть свои недостатки, но подозревал, что остальные все равно ощущают их.

Он вспомнил, как беспокоился после первого интервью с Мирой, что был слишком вежлив для тиртасианца. Теперь он подозревал, что именно поэтому она его и выбрала – потому что втайне разделяла некоторые из его "недостатков".

Оранжевые цветы предгорья были в поре цветения; их яркие розовые, оранжевые и голубые лепестки усеивали покрытый травой склон. Голубое небо было безоблачно, солнце давало как раз столько тепла, чтобы они могли обойтись без курток. Он всегда находил забавным, что суровые земные переселенцы, их предки, выбрали такую гостеприимную планету, которая давала им возможность абсолютно праздной жизни. Но для тиртасианцев, неизменно приятный климат крупнейшего континента на планете только усиливал их изоляционные стремления. Это наш мир; мы можем справиться сами; мы не нуждаемся в помощи Федерации, считали они.

К сожалению, первые поселенцы допустили ошибку. Выбрав мир на периферии федерального космоса, они верили, что обеспечивают себе надежную изоляцию. Но Тиртасианская система находилась слишком близко к Нейтральной зоне, чтобы это было действительно так. Федерация четко дала понять ромуланцам, что любой набег на эту систему будет расценен как военный акт. Сорок лет спустя, после стычки с "хищной птицей", которая подошла слишком близко, тиртасианцы против желания присоединились к Федерации. Они поняли, что это единственный способ защитить свой мир, если война между Федерацией и Империей все же разразится. И все же они до сих пор негодовали, вынужденные признать зависимость, от которой стремились избавиться.

В течение шести лет в качестве одного из лидеров Тиртауса, Мира была сторонником Федерации. "Мы ценим нашу независимость, но и Федерация признает ее, – всегда говорила она. – Наша изоляция позволила нам развиваться нашим собственным путем. Но она также послужила и Федерации. Когда-нибудь им может понадобиться такая культура, как наша. Тогда мы расплатимся с Федерацией за помощь и освободимся от того, что некоторые ошибочно считают абсолютно ненужной зависимостью."

Уэсли никогда до конца не понимал, что она имеет в виду, говоря это; ему казалось, что она просто пытается добиться своего несколькими способами.

Итак, Мира смотрела наружу этого мира, в его будущее, но все увеличивающееся количество тиртасианцев предпочитало смотреть внутрь. Когда-то люди, мечтающие об основании второй колонии, подальше от этого сектора и связи с Федерацией, о сохранении исконно тиртасианской культуры, были лишь маленькой группкой радикалов. Теперь же больше четверти миллиона, судя по исследованию Варрена, симпатизировали такой позиции. Время перерезать путы Федерации, кричали эти люди, и основать свой мир, где они будут предоставлены сами себе. Именно они выбрали Аристоклеса Марчелли.

Мира остановилась и обернулась к нему. – Будем надеяться, что наши базы данных будут восстановлены как можно скорее, – проговорила она. – Чем больше задержек, тем сложнее будет остановить сепаратистские настроения. – Она вздохнула. – Они так боятся чужой культуры. Почему они не понимают, что колония, которой они хотят, не будет жизнеспособна, что такая полная изоляция неизбежно приведет к гибели? Почему они не хотят понять, что можно любить свой мир и в то же время выглядывать за его пределы?

Уэсли в удивлении посмотрел на нее; она очень редко так раскрывалась, даже перед ним, хотя он всецело разделял ее мысли. На мгновение, она посмотрела вдаль, затем перевела взгляд обратно. Обычная сдержанность, почти жесткость, вернулась на ее лицо.

– Достаточно вспышек, –прошептала она. – Возвращаемся. Я обещала Аристоклесу, что встречу первую группу с "Энтерпрайза". Он будет огорчен, если меня там не будет. Наверное, бедняга устал уже бранить их всех в одиночку.

Уэсли едва не рассмеялся, раздумывая, уж не решила ли Мира пошутить, но она, сдвинув брови, отвернулась и начала спуск с холма. Ему показалось, что она ждет неприятностей.

Чего она больше всего боялась – что сепаратисты возложат на Федерацию вину за сознательное уничтожение банков данных, чтобы замедлить развитие тиртасианской культуры. Этой безумной идеи не было ни малейших доказательств. Зачем бы Федерация тогда стремилась как можно скорее восстановить банки памяти? У сепаратистов был готов ответ – чтобы показать, как заботлива Федерация, чтобы вытянуть из колоний благодарность и ввергнуть их в еще большую зависимость. Остроумно, но неверно, говорил себе Варрен; но это звучало убедительно и могло убедить еще больше людей, если обвинение будет брошено публично – а тогда позиция Миры станет еще слабее.

Золотое мерцание транспортаторного луча исчезло, и Ухура обнаружила, что стоит на площади, вымощенной голубовато-серым камнем, а прямо перед ней находится высокое белое здание, чем-то похожее на земной Парфенон. Однако это здание, главный библиотечный комплекс Тиртауса, было немного выше, чем древнегреческий монумент – честно говоря, он казался даже слишком высоким для этого типа архитектуры.

Спок уже сканировал здание трикодером.

– Колонны армированы, –сообщил он, – как и внутренние стены.

– Красивое здание, –сказала Ухура. Несмотря на то, что вокруг были другие дома, библиотечный комплекс, казалось, стоял в величественной изоляции. Она огляделась вокруг. Здесь все здания такие, подумала она – часть целого и все же обладающие яркой индивидуальностью. Они не пытались создать единую общую структуру, и вся площадь поражала своеобразной аскетичной красотой.

Архитектура заставила Ухуру подумать о музыке. Она слышала несколько тиртасианских композиций, найденных в библиотечном компьютере "Энтерпрайза". Совершенно ясно, что композиторы находились под сильным влиянием западной неоклассической музыки начала двадцать второго века, но что-то было не так. Ухура прослушала каждую запись дважды, прежде чем осознала, почему музыка звучит так странно. Композиция была скорее последовательностью соло, нежели симфонией. Солисты играли в своем собственном ритме, в то время как прочая часть оркестра звучала независимо от них. Что ж, это соответствовало тому, что она знала о тиртасианцах.

Четверо офицеров стояли на главной площади города Каллинуса, так называемой столицы Тиртауса. Хотя назвать его городом было явным преувеличением: здесь проживало меньше сорока тысяч жителей. Два миллиона людей в этом мире так гордились собственной независимостью, что подавляющее большинство их предпочитало жить в маленьких деревнях, предпочитая их городам, которые могли украсть часть их свободы. Но несмотря на отвращение тиртасианцев к централизации, библиотечный комплекс Каллинуса был центром их культуры, хранилищем большинства достижений их общества.

Неудивительна их реакция на потерю их банков памяти, подумала Ухура. Они были столь же злы на самих себя за их зависимость от этого комплекса, сколь на необходимость просить помощи Федерации.

Остальные здания, окружающие площадь, были не столь впечатляющи, как библиотека, но она восхищалась и ими тоже. На другой стороне площади, наискосок от библиотеки, массивная каменная лестница вела наверх к широким металлическим дверям Административного центра. Створка двери мягко скользнула в сторону; трое человек, двое мужчин и женщина, начали спуск по каменным ступеням. Ухура узнала Аристоклеса Марчелли; значит, женщина рядом с ним – Мира Колес. Тиртасианские лидеры говорили, что они встретят здесь группу энтерпрайзовцев. В своих сообщениях Мира Колес была столь же немногословна, как и Аристоклес, но Ухура почувствовала в ее голосе более мягкие нотки.

Трое тиртасианцев быстро пересекли площадь и замерли в двух метрах от них, холодно и высокомерно разглядывая офицеров "Энтерпрайза".

– Мира Колес, –сказала женщина. Ее густые каштановые волосы были коротко подстрижены, на ней были простые серые брюки и рубашка, но ее красота не нуждалась в украшениях. Простота одежды только подчеркивала ее привлекательность.

– Джеймс Кирк, капитан "Энтерпрайза", –капитан кивнул Мире. – Это коммандер Спок, первый офицер и офицер по науке.

Мира Колес, не моргая, смотрела на капитана. Возможно, она думала, что даже такое приветствие слишком экспансивно.

– Лейтенант Ухура, офицер связи. –Ухура улыбнулась. – И энсин Кейт Тейквит, антрополог и эксперт по возвращению информации.

Кейт глядела на тиртасианцев с таким же бесстрастием, как Спок. Ухура работала с ней, когда девушка только получила назначение на "Энтерпрайз", и с удовольствием отметила, что они обе разделяют интерес к древнеегипетскому искусству. Она знала, что Кирк считает энсина подающим надежды офицером, а спокойное, вежливое поведение Тейквит могло помочь им в общении с тиртасианцами.

– Аристоклес Марчелли, –сказала Мира Колес, указывая на другого тиртасианского лидера. – Но вы с ним уже знакомы, так что не будем тратить время. – Она помедлила мгновение и повернулась к третьему члену группы. – Мой помощник, Уэсли Варрен.

На лице высокого молодого человека промелькнула быстрая улыбка; он быстро опустил взгляд, словно смущенный такой оплошностью. Тиртасианец, который на самом деле улыбается, подумала Ухура; это что-то новенькое…

– Наша команда экспертов ожидает в библиотечном комплексе, –продолжила Мира. – Мы предпочли бы начать работу как можно скорее, Кирк.

– Мы тоже, –ответил Кирк. – Мы будем очень стараться, чтобы отплатить за этот теплый прием.

Уэсли Варрен издал звук, показавшийся Ухуре подозрительно похожим на хихиканье, но двое тиртасианских лидеров, казалось, не обратили внимания на сарказм капитана.

– Будем надеяться, что ваших усилий будет достаточно, –сказала Мира Колес и повернулась, приглашая следовать в библиотеку.

– Я знаю, что вы не обращаете внимания на титулы, –сказал Кирк, – но я бы предпочел вас звать Мирой, а не Колес.

– Нет необходимости, Кирк. Все здесь кроме моей семьи и друзей зовут меня Колес.

– Считайте это земной манерностью –а Мира красивое имя.

Ухура подавила улыбку, услышав комментарий капитана; Спок слегка поднял бровь.

– Мне все равно, как вы будете меня называть, –сказала Мира.

– А большинство моих друзей называют меня Джимом. Если это слишком неформально, Джеймс тоже подойдет.

– Отлично, Джеймс. Раз нам придется работать вместе, возможно, некоторая вежливость будет адекватна.

Хм, неплохое начало, подумала Ухура. Возможно, в тиртасианской женщине было больше тепла, чем ее культура позволяла ей показывать.

– Думаю, мы готовы начать тесты, –сказала Кристина Чэпел.

Доктор Маккой кивнул сестре. Они сидели в одном из малых залов библиотеки; расположенные вокруг экраны и консоли были связаны с мозгом библиотечного компьютера. Простой деревянной мебели не хватало подушек, но это по крайней мере было лучше, чем сидеть на полу.

Если все пойдет хорошо, подумал Маккой, скоро они смогут загрузить медицинскую базу данных. Если бы не раздражение на эту проклятую машину, с которой ему приходилось работать, приходилось признать, что его работа на этот раз была относительно легка по сравнению с тем, чем занимались сейчас Скотти и энсин Кейт Тейквит. Скотти со своими инженерами находился сейчас в главном зале комплекса, устанавливая новые модули данных и в то же время пытаясь не допустить потери чудом сохранившихся старых. Энсин Тейквит возглавила команду, занимавшуюся историческими и культурными делами; этим утром она с группой тиртасианцев собиралась посетить нескольких стариков, у которых могли сохраниться аудиозаписи текстов.

Восстановление медицинских сведений особых сложностей не представляло. Насколько было известно Маккою, у тиртасианцев не было особых медицинских знаний – практически все было взято из главных компьютеров Федерации. И они сейчас ставили точно такую медицинскую базу, какая была утеряна.

Ему на самом деле понравились заседания с тиртасианскими медиками; они рассказывали медицинские байки, делились необычными случаями – в тот момент он почти забыл, что они были тиртасианцами. Судя по их записям, тиртасианцы были в самом деле необычайно крепким и здоровым народом. Обычно они обращались к врачам только из-за несчастных случаев, или если течение болезни внезапно ухудшалось. Почти все они обладали некоторыми познаниями в медицине, потому что считали глупой полную зависимость от врачей. У тиртасианских врачей было мало новых инструментов, но они в любом случае не привыкли слишком уж полагаться на приборы – и это Маккой полностью одобрял. С особой симпатией он относился к пожилому скупцу по имени Эллисто, который, подобно прочим медикам на этой планете, достиг огромного опыта в ортопедии.

– Любой, кто хочет узнать, на что способны человеческие кости и суставы, должен приехать сюда, –утверждал Эллисто. – Потому что ни одни тиртасианец не идет со своими болячками к доктору до тех пор, пока у него не остается выбора. Я встречал людей, которые накладывали на сломанные кости самодельные шины и продолжали ходить как ни в чем не бывало, пока не оканчивали своих дел.



Коммуникатор Маккоя загудел; доктор снял его с пояса и раскрыл.

– Маккой.

– Это Скотт. Вы можете запустить тест на третьей секции, доктор –новые модули готовы.

– Сделаем, как только Кристина закончит со второй секцией.

– Хорошо. Конец связи.

Им с Кристиной здорово экономило время то, что они работали в связке со Скотти, запуская тесты после того, как главный инженер подтверждал, что новый сектор готов. Через две или три недели, когда все модули будут загружены, начнется загрузка данных по подпространственной связи. После этого прямо с мостика "Энтерпрайза", с помощью главного компьютера можно будет провести последние тесты.

– Компьютеры могут заболеть совсем как люди, –однажды сказал Скотти Маккою. – Просто накормите их неправильными идеями и подождите немного, пока они не застрянут у них в глотке. И чем ближе способности компьютера к способностям человека, тем сильнее он может заболеть.

Если у них появятся какие-нибудь проблемы – а это всегда возможно с проклятыми железяками – Тиртаус останется без банков памяти на три, может быть, четыре недели. За исключением медиков, все тиртасианцы, встреченные Маккоем за эти четыре дня, были до крайности раздражены потерей времени. Он не знал, что же раздражало их больше – зависимость от библиотечного комплекса или нужда в помощи Федерации.

Маккой сосредоточил все внимание на расположенном перед ним экране, проверяя каждый модуль, в то время как Кристина запустила тесты. Нет проблем, нет сообщений об ошибках – кажется, все идет хорошо. Проклятая машина сегодня неплохо себя вела. Он был рад этому, так как все эти дежурства оказались еще более скучными и занудными, чем он ожидал. Обитатели Эмбена 3, имеющие репутацию истериков, именно так и вели себя, пока они восстанавливали их компьютеры. Даже небольшая задержка вызывала у членов Эмбенианского совета публичные рыдания, взаимные обвинения и открытое осуждение преступной халатности Федерации. На Ценире 4, обычно дружелюбные и приветливые жители открыто грубили звездолетчикам. Но там, по крайней мере, можно было на что-то отвлечься. В театрах Эмбена 3 они увидели, пожалуй, лучшую постановку Шекспира, чем где-либо, а у ценирианцев вообще каждую неделю проходил какой-нибудь фестиваль. Тиртасианцы из Каллинуса, по мнению Маккоя, ничем не занимались, кроме работы, еды и сна.

Они называют это уверенностью в своих силах. До чего же это надо дойти, чтобы люди добровольно стремились подражать машинам?

– Вторая секция работает, –сообщила Чэпел, но Маккой уже и так видел это на мониторе. Ко времени, когда они покончили с третьей секцией, с Маккоем снова связался Скотти. Оказалось, большая часть инженерной группы поднялась на "Энтерпрайз", а он намеревался сделать перерыв и пообедать где-нибудь в Каллинусе. Маккой и Чэпел решили к нему присоединиться.

Они встретились во внешней галерее. Скотти сопровождал Уэсли Варрен; Маккой услышал его смех даже на расстоянии. По стандартам этого мира, молодой человек, наверное, считался эксцентричным и неприспособленным к жизни, подумал Маккой. Он легко смеялся, чаще улыбался, и не избегал рукопожатий, как большинство тиртасианцев. Но когда рядом появлялись другие тиртасианцы, он сразу становился более сдержанным, словно он легко себя чувствовал только рядом с членами экипажа "Энтерпрайза".

Вряд ли ему здесь легко живется, размышлял Маккой. Хотя Уэсли Варрен и был одним из доверенных помощников Миры Колес. Если он смог завоевать ее уважение, тогда, похоже, он успешно скрывал качества, которые его люди считали признаком слабости.

– Куда мы идем? –спросила Кристина у приближающегося Скотта.

– Уэсли порекомендовал нам таверну Реданна, –ответил Скотти. – Это как раз на той стороне площади.

– Вы можете пойти в кафетерий Доретты, если таверна будет переполнена, –предложил Варрен, – но до нее еще три улицы, и, если честно, таверна Реданна лучше. Закажите спецблюдо – это лучшее в меню.

– Вы пойдете с нами? –спросил Маккой.

– Я должен встретить Миру и историков, –Варрен был членом группы, работавшей над восстановлением культурных сведений. – Наслаждайтесь ланчем, – тиртасианец поспешил к лестнице на противоположной стороне улицы.

– Когда вернется твоя команда? –спросил Маккой Скотти.

– Большая часть –завтра утром, – ответил инженер. – Но мистеру Споку понадобилась парочка инженеров на борту корабля. Причем он затребовал лучших специалистов по анализу и восстановлению сенсорных систем.

– У него же уже есть Али Массоуд, –удивился Маккой. Лейтенант-коммандер Массоуд был прекрасным офицером и уже заслужил пару рекомендаций.

Маккоя удивило, что Кирк отослал Спока на "Энтерпрайз" два дня назад; вулканец и тиртасианцы, казалось, были просто созданы друг для друга. Но может, капитан просто предпочитал, чтобы второй по званию офицер находился на борту корабля, а Споку, казалось, не терпелось – если только вулканцы могут ощущать нетерпение – продолжить изучение странного объекта, который упорно сближался с солнцем.

– Он очень заинтересован этой штукой, –задумчиво сказала Кристина Чэпел.

– Он казался необыкновенно заинтересован, когда связывался со мной, –добавил Скотти. – И если бы я не знал его лучше, я бы сказал, даже озабочен.

Таверна Реданна, расположенная на первом этажа каменного здания рядом с Административным центром, оказалась огромной комнатой, заставленной простыми деревянными столами и длинными скамьями.

– И это называется таверна? –прошептал Скотти, когда они уселись за один из крайних столов.

– Больше похоже на школьную аудиторию.

– Или на столовую в тюрьме, –пробормотала Чэпел.

– Может, еда и напитки тут получше, –сказал Маккой.

Официант оказался угрюмого вида мужчиной, одетым в черную рубашку и черные же брюки. Он принес им три тарелки мяса, кружки с каким-то янтарного цвета напитком, и тарелку черного хлеба.

Маккой положил мясо на хлеб, сделав таким образом сандвич, отрезал кусочек ножом и попробовал. Мясо было неплохо приготовлено, но без малейшего намека на соус или специи. – И это спецблюдо? – пытаясь говорить тихо, поинтересовался он. – Если это лучшее блюдо в меню, не хотел бы я попробовать худшего!

Кристина Чэпел тоже откусила от своего бутерброда и поморщилась.

– Знаете, мать одного моего школьного приятеля вечно жаловалась, что самые полезные продукты обычно самые отвратительные на вкус. Она бы сочла этот бутерброд очень полезным.

Скотти отпил из своей кружки. – Похоже на очень жидкий чай. Тот, кто назвал эту забегаловку таверной, определенно преувеличил. Рядом с этими людьми даже вулканцы кажутся общительными.

Маккой фыркнул, заработав несколько пустых взглядов от сидящих за соседним столиком четверых мужчин.

– Я не думаю, что здесь кто-нибудь знает, что такое шутка, –сказал он и откусил еще один кусок сэндвича. – Хм, хотя вот это мясо – это и есть шутка!

– Не знаю даже, что смешнее, –с ничего не выражающим лицом проговорил Скотти, – еда или питье.

Но бутерброд, по крайне мере, утолил голод Маккоя, а похожий на чай напиток приятно согрел желудок, улучшив слегка его настроение и заставив судить более справедливо. Возможно, тиртасианцы не были столь суровы, как казались; возможно, их просто надо было узнать поближе. Во всяком случае, с медиками было приятно общаться и делиться профессиональными знаниями. Уэсли Варрен тоже был вполне приветлив, и здесь должны быть и другие подобные ему люди. Мира Колес явно уважала своего молодого помощника; Маккой, во время той встречи с ними обоими, заметил как внимательно она выслушивала его идеи по восстановлению исторических данных. Может быть, она на самом деле не такая холодная и лишенная чувства юмора дама, какой хочет казаться.


Кирк разместился в пятиэтажном отеле рядом с библиотечным комплексом. Это здание, в котором обычно останавливались гости города, тиртасианцы называли отелем, хотя оно больше смахивало на монастырь. В маленькой комнатке он обнаружил узкую кровать, прикрепленную к побеленной стене полку, и санитарный блок. Ухура и Кейт Тейквит жили на этом же этаже. За исключением того, что в их комнате стояло две кровати, прочая обстановка была точно такая же.

Он уселся на кровать, снимая ботинки, затем снова встал. Честно говоря, ему и другим офицерам "Энтерпрайза" не так уж и нужны были апартаменты на поверхности; они могли переместиться на корабль так же легко, как дойти до библиотечного комплекса. Но Ухура согласилась с ним, что лучше будет принять гостеприимство, как на других посещенных ими планетах. Отказ мог оказаться оскорблением, а тиртасианцы почему-то были особенно настойчивы. Возможно, подозревала Ухура, предложение остановиться в городе было одним из немногих способов, каким тиртасианцы могли продемонстрировать некоторую приветливость.

– И есть еще кое-что, –добавила лейтенант. – Вы заметили, что почти все время с нами общается только Мира Колес, а Аристоклес Марчелли строго держится от нас на расстоянии? Кейт рассказывала мне, что когда ей пришлось с ней работать, он словно воды в рот набрал – за три часа сказал едва ли пару слов. Похоже, его поддерживают те, кто настроены против Федерации и считают, что они прекрасно обойдутся без нас.

– Ну и какие выводы вы сделали? –поинтересовался Кирк.

– Думаю, Мира держит крышку открытой.

Кирк знал о сепаратистах. И выдержал неприятное столкновение с тиртасианским специалистом, чей сын был кадетом в Академии ЗФ. Кирк в шутку заметил, что немногие тиртасианцы, служащие в Звездном Флоте, только выиграли от вступления Тиртауса в Федерацию. В ответ тиртасианец бросил на него гневный взгляд.

– Он пошел туда без моего одобрения, Джеймс Кирк, –проговорил он. – И если он даже вернется сюда, я не желаю его видеть. Для этих молодых людей, видевших Землю и Сан-Франциско, Тиртаус и Каллинус уже не годятся. Любо они возвращаются назад с кучей непрактичных идей, подхваченных от других людей, либо уже не возвращаются. Поэтому я считаю, что анти-федератисты правы.

– Колес, –продолжала Ухура, – может разделять замкнутость ее людей, но она непреклонный сторонник членства в Федерации. Она скорее всего является нашим ближайшим союзником здесь.

– По ее поведению непохоже, –пробормотал Кирк.

– Я думаю, она старается, капитан. В любом случае, Марчелли готов сыграть на недоверии к нам. Поэтому еще важнее прислушиваться к мнению Миры Колес и принять их гостеприимство. Ей нужна любая поддержка.

Однако, Кирк все же со всей дипломатической вежливостью указал Мире Колес, что он не хочет утруждать ее людей, и что его команда сможет с легкостью телепортироваться на "Энтерпрайз" и обратно.

– И зависеть от транспортатора? –ответила она, как Спок, подняв одну бровь. – Мне это не кажется мудрым.

– Мы все зависим от транспортатора, –сказал Кирк.

– А если он неправильно сработает? Если какие-то неполадки помешают вам и вашим людям спуститься сюда? –она слегка повысила голос, и он напомнил себе, что эти люди не привыкли к транспортаторам. Позволить распылить человека на атомы и вновь собрать в другом месте было для тиртасианцев очень нелегко. Это требовало большого доверия и зависимости.

– Это может задержать вашу работу, а у нас каждый день на счету, –более мягким голосом сказала тиртасианка. – Мы должны восстановить наш банк данных как можно скорее.

Он не мог с этим поспорить, согласившись, что скорое восстановление базы данных было политическим достижением, которое было ей необходимо. Но все же он несколько раз тайком поднимался на "Энтерпрайз". Иногда, после дня в компании тиртасианцев, ему просто хотелось видеть улыбающиеся лица. Кроме того, его озадачивало любопытство Спока по поводу загадочного объекта, продолжавшего движение к солнцу системы. Кирк уже сам начинал постоянно думать об этом. Это уже было важное открытие. Но неизвестность может грозить опасностью.

Ладно; Ухура и Тейквит, наверное, уже в библиотеке. Выйдя из комнаты, Кирк спустился в вестибюль. Как обычно, он был пуст, по весьма простой причине: здесь не было никакой мебели, словно администрация гостиницы хотела быть уверенной, что никто не соблазнится задержаться здесь. Впрочем, они будут на планете только неделю, в крайнем случае – две. Постоянное испытание на терпение, скрытое раздражение и недовольство тиртасианцев – все скоро кончится. По сравнению с их прошлыми миссиями, эту можно даже рассматривать как незапланированные каникулы; нужно использовать преимущества этого.

Погода, как обычно, была ясная и сухая, воздух чистым и холодным. Тиртасианцы не могли пожаловаться на климат, подумал Кирк. Люди быстрыми шагами пересевали площадь, спины были выпрямлены, глаза неотрывно смотрели вперед. Тиртасианцы двигались так, будто у ни не было ни минуты свободной, и точно знали, куда идут. Он не разу еще не видел бесцельно прогуливающегося тиртасианца; даже встречающиеся дети сосредоточенно смотрели прямо перед собой.

Приблизившись к библиотеке, он снова подумал о Мире Колес. Редко он встречал женщину, настолько не осознающую собственную красоту – настолько, что он даже боялся, что любой комплимент с его стороны оскорбит ее, потому что она просто игнорировала это. Было проще, когда с ней был Уэсли Варрен; по-настоящему холодная особа не выбрала бы себе в помощники этого молодого человека.

В гостинице не было столовой, но для экипажа "Энтерпрайза" и работающих с ними тиртасианцев оборудовали помещение в маленькой комнатке по соседству с главным залом библиотеки. Маккой как раз уселся за столик вместе с Уэсли Вареном; доктор что-то прошептал ему на ухо, и Уэсли рассмеялся. Эти двое действительно неплохо ладили; Кирк часто видел их вместе.

– Как дела, Боунз? –поинтересовался Кирк.

– Моя работа закончена, –ответил доктор. – Я собираюсь еще раз встретиться с местными медиками, но больше для того, чтобы узнать, есть ли у них какие-то местные медицинские навыки.

– А мы нашли два журнала первых поселенцев, которые считали утраченными, –сказал Варрен. – У одной женщины из Тересса – это город здесь недалеко – оказались копии. Мира переслала их мне сегодня утром.

– Рад это слышать, –сказал Кирк.

– Вам и вашим людям не придется тут надолго задержаться. Хотя нам будет жаль, если вы уйдете.

Кирк очень сомневался, что большинство тиртасианцев согласились бы с ним, но был рад слышать это от молодого человека.

В зале появились Кейт Тейквит и Ухура. Девушки налили себе местный чай и подошли к их столику.

– Хорошие новости, капитан, –сообщила Ухура, опускаясь в кресло. – Мы уже почти закончили установку субспространственного передатчика. Уже начаты пробные запуски, и к завтрашнему дню мы будем готовы получать сообщения.

Кирк услышал в ее голосе нотки облегчения и сказал: – Тогда наша работа здесь почти окончена.

– Да, –Ухура вздохнула. – Я буду рада, когда эта миссия кончится. Больше никаких музыкальных вечеров, пока мы не улетим отсюда.

– Музыкальных вечеров? –переспросил Кирк.

– Два дня назад, –ответила Тейквит. – Наша группа возвращалась в гостиницу, и мы решили завернуть в таверну Реданна. И кто-то – кажется, энсин Марес, – сказал, что нам бы не помешало немного музыки.

– И тогда я вернулась в гостиницу за своей арфой, –продолжила Ухура, – и когда я вернулась в таверну и начала играть… – она помедлила. – Я никогда не видела таких ледяных взглядов. Поверьте, я играла совсем недолго. Никто не жаловался – но они смотрели на меня как на пустое место.

– С нами был Уэсли Варрен, –сказала Кейт, – и еще двое тиртасианцев, – она откинула назад гриву темных волос. – Они заверили нас, что в действиях лейтенанта Ухуры не было ничего оскорбительного – вообще-то, мне даже показалось, что им понравилась ее игра, как и нашим людям. Варрен очень извинялся – сказал, что люди просто не привыкли слушать музыку в таверне.

– Сочувствую, –улыбнулся Кирк. – Мира Колес и помощники Марчелли выражают недовольство из-за каждой минутной задержки, а потом бормочут, что им вообще не нужна наша помощь.

– Тиртасианцы слишком уверены в себе, –сказала Тейквит. – И в своем контроле. Они будто сделали из этого фетиш.

– Думаю, это лучше, чем быть малодушными и трусливыми, –заметил Кирк.

Тейквит улыбнулась. – Я все время напоминаю себе, что они не такие как мы, и мы должны уважать их. Всем колониям Федерации приходится быть несколько замкнутыми самим на себе, чтобы сохранить свою уникальность. Думаю, через какое-то время они все равно потянутся наружу. Сила Федерации в разнообразии ее миров, и возможно, когда они окончательно создадут свою культуру – они будут очень нужны нам. Они обладают очень ценным качество – выдержкой перед всем, что им приготовила Вселенная.

Кирк кивнул. Энсин сейчас говорила не только как антрополог, но и как могавк. «примечание: индейское племя». Ее людям понадобилось время, чтобы заново выучить свой язык и восстановить традиции своего племени, после того как европейская культура едва не уничтожила их. Они тоже некоторое время намеренно обособлялись от других Плохо, что тиртасианцам приходилось быть такими упрямыми и надоедливыми.

– Может, вам надо было оставить здесь мистера Спока, –сказал Ухура. – тиртасианцы могли найти его поведение похожим на их собственное.

Кирк не был в этом так уверен. Многие тиртасианцы находили поведение Спока в высшей степени раздражающим – как постоянное напоминание о том, что они, несмотря на все самообладание, никогда не смогут так контролировать себя, как вулканцы. Спок, в свою очередь, нашел тиртасианцев весьма нелогичными из-за их самоуверенности, хотя они очевидно нуждались в помощи Звездного Флота. Возмущение Федерацией из-за непредвиденной, случайной ошибки казалось ему в равной степени нелогичным. Учитывая все это и зная, насколько Спок был заинтересован таинственным объектом, Кирк счел за лучшее оставить его за старшего на борту "Энтерпрайза".

Ухура допила последний глоток из своей чашки и поставила ее на стол.

– Ну, пора и за работу.

В то время как она поднялась на ноги, заверещал коммуникатор Кирка.

– Кирк слушает.

– Капитан, –раздался голос Спока. – У меня важные новости.

Тейквит наклонилась ближе.

– Неизвестный объект все еще движется прямо к солнцу. Последнее сканирование показало, что на борту есть живые существа. Они не отвечают ни на одной стандартной частоте. Если объект продолжит следовать прежним курсом, вероятно, все они погибнут.

– Есть указания, что он изменяет курс? –спросил Кирк.

– Нет, капитан. Полагаю, что если на борту есть разумные существа, то они потеряли управление. Или же объект намеренно направляется к солнцу –хотя я не могу предположить, с какой целью. Он находится слишком далеко для проведения глубокого сканирования.

– Мы здесь почти закончили, –отозвался Кирк, внезапно ощутив мрачное предчувствие. – Пора поближе познакомиться с этой штукой. Каково ваше мнение?

– Весьма интригующе.

– Есть идеи по поводу того, что это?

– Я предпочел бы не строить догадки, –сказал Спок. – Есть куда лучший метод.

– И какой же? –поинтересовался Кирк, уже зная ответ.

– Пойти и посмотреть, –ответил Спок.

Ухура рассмеялась. – Очевидно, – раздраженно прокомментировал Кирк. Сейчас он был не в настроении выслушивать вулканскую версию юмора.

– Совсем неочевидно, капитан, –проговорил Спок. – Я видел слишком много людей, которые предпочитали гадания изучению.

Кирк не заглотил наживку. – Игра в угадайку не на повестке дня, мистер Спок. Приготовьтесь к исследованию объекта. Конец связи.

Коммуникатор захлопнулся со щелчком. Эта нудная миссия тянется уже слишком долго; настоящий вызов – именно то, что сейчас нужно.


ГЛАВА 3


Мира Колес как раз собралась вызвать Аристоклеса Марчелли по частной линии, когда зазвонил ее собственный телефон. Сухой голос Аристоклеса проговорил: "Я настаиваю на личной встрече у меня через час. Благодарю."

Ей было ясно, что он сильно озабочен, но она раздумывала, было ли это впечатление, которое он хотел произвести, или же события действительно выскользнули у него из-под контроля. Аристоклес так часто старался держать ее на расстоянии, что она просто не могла вообразить его потерявшим самоконтроль. Ей придется быть настороже, чтобы не попасться в его сети. Эта встреча может оказаться решающей для нее как политика.

Дом Аристоклеса в южной части Каллинуса был нарочито прост – одноэтажное здание из дерева и стекла. Он встретил Миру у двери и провел в комнату, обставленную только тремя кушетками и низким деревянным столом.

Усевшись на одну из кушеток, она достала из своей сумки рубашку, которой требовалась починка. Нет смысла выбрасывать рубашку, которую можно снова зашить и носить. И так же бесполезно сидеть и разговаривать с пустыми руками. На столе уже лежали некоторые инструменты. Похоже, Аристоклес уже занимался тем же самым.

– Меня очень интересует этот объект, приближающийся к нашей системе, –проговорил Аристоклес, выворачивая рубашку на другую сторону. – Полагаю, что и тебя тоже.

– Конечно, –осторожно ответила она. – Уверена, что Джеймс Кирк и его люди захотят узнать о нем побольше.

– Мы должны посоветовать им исследовать его и поделиться с нами своими наблюдениями. Кроме того, я считаю, что будет мудрым шагом иметь на борту "Энтерпрайза" нашего наблюдателя.

Мира остановилась на середине стежка. Она хотела предложить то же самое. Ее обеспокоило, что он предвосхитил ее действия, что он хотел того же, чего и она.

– Это наша планетная система, –ответила она. – Мы имеем право знать об том объекте и о том, что это может значить для нас.

– Вот именно. Я думаю, что это будешь ты и один из твоих помощников. Если честно, я не могу придумать никого лучше для такой работы.

Она пропустила иглу через рубашку, опустив взгляд. И об этом она тоже хотела попросить. Весь день она думала о том, как предложить это Аристоклесу, который был глубоко возмущен, что приходится иметь дело со Звездным Флотом, правой рукой Федерации; но она беспокоилась, не сыграет ли это ему на руку.

И, призналась она себе, ей не очень-то хотелось так близко общаться с офицерами Звездного Флота. Она считала прежние свои встречи с ЗФ раздражающими, даже понимая, что членство в Федерации было в интересах ее мира. Последний посланник Федерации около трех лет назад не полностью доверял ей, как и она ему, впрочем. Составленный ими договор утверждал автономию ее мира, но оставлял возможность коммуникации и дальнейших отношений с Федерацией. Но многие тиртасианцы отрицательно отнеслись к ее усилиям по составлению этого договора.

Аристоклес Марчелли выиграл выборы как раз после этого договора. Он попытается отменить все, чего она добилась, если она не выступит против него.

– У нас есть своя гордость, ты знаешь, –продолжил Аристоклес. – Ты, конечно, заметила, что Джеймс Кирк не сказал нам об открытии своего офицера по науке, пока мы не показали ему доклад наших наблюдателей. Может, он и проинформирует нас, но мы не можем быть в этом уверены, так? Все же, Кирк и его люди восстановили наши базы данных. Меньшее, чем мы можем отблагодарить их – предложить свою помощь в исследовании загадочного объекта.

Насколько же он лицемерен! Мира подняла голову. Аристоклес сдвинулся на кушетке, отводя взгляд, притворившись, что полностью поглощен штопкой.

Я знаю, чего ты хочешь, подумала она; ты хочешь, чтобы я была на "Энтерпрайзе", чтобы не марать руки общением с не-тиртасиацами, с людьми, которые принимают все, что яростно отвергли наши предки. Ты хочешь, чтобы я была там на случай, если что-то пойдет не так, если этот объект представляет угрозу. Может быть, я где-нибудь ошибусь, и у тебя будет еще больше поводов покритиковать Федерацию и тех тиртасианцев, которые гордятся нашим членство в ней, которые слишком доверяют Федерации. Это укрепит твою позицию и фатально ослабит мою.

Но возможно, она слишком перестраховывается. Пока не было причин предполагать, что неизвестный объект несет какую-либо угрозу, и будет вполне разумно иметь на борту "Энтерпрайза" кого-нибудь, чтобы присматривать за тиртасианскими интересами. И она, признала Мира, была для этого самой подходящей кандидатурой.

Она должны быть очень осторожна с Джеймсом Кирком, капитаном звездолета; его компания, неохотно призналась она самой себе, может стать слишком приятной, если она позволит это. На борту его корабля, ее судьба будет в его руках. Ей придется прояснить – и постоянно напоминать себе – что ее ответственность перед Тиртаусом – ее главный приоритет. Ничто, и особенно ее любопытство к этому феномену, не должно перевесить эту ответственность.

– Я согласна, –сказала она. – Давай подумаем, что точно мы скажем, а потом попросим встречи с Джеймсом Кирком как можно скорее. – Ей хотелось заглушить свои подозрения, избавиться от ощущения, что она сказала именно то, что планировал Марчелли.

Их задание было окончено, и, как надеялся Кирк, почти все потерянные данные были восстановлены. Было потеряно лишь несколько древних летописей, вместе с частью фольклора, но Уэсли Варрен сообщил, что уже знает, где их можно найти.

Кирк уже собирался подняться на "Энтерпрайз", но Мира Колес и Аристоклес Марчелли попросили его встретиться с ними в вестибюле гостиницы. Может, они просто хотели отметить его отправление какой-нибудь церемонией – хотя это и непохоже на тиртасианцев. А возможно, они просто хотят поблагодарить его и его команду.

Кирк направился к двери, когда услышал сигнал коммуникатора.

– Кирк слушает.

– Капитан, –сказал голос Спока. – Я только что получил сообщение от Миры Колес: она и ее помощники просят о встрече с вами.

– Я как раз туда иду.

– Они потребовали и моего присутствия на встрече.

– Думаю, вам нет необходимости быть здесь, Спок. Они, скорее всего, планируют нечто вроде прощального шоу, и решили, что первый офицер должен в этом участвовать. –Он надеялся, что так оно и будет, однако какое-то подсознательное ощущение уже говорило ему, что двое тиртасианцев задумали что-то еще. Просить Спока спуститься вниз только чтобы сказать спасибо и прощайте, было совсем не позже на до крайности практичных тиртасианцев. – Ладно, встретимся в вестибюле. Конец связи.

Дверь скользнула в сторону. Ухура и Тейквит ожидали его у лифта; раз они провели на планете куда больше времени, чем другие члены экипажа, он хотел, чтобы и они присутствовали и на последней встрече.

Лифт доставил их на первый этаж; Спок стоял рядом с Мирой Колес и Аристоклесом Марчелли. За спиной Миры стоял Уэсли Варрен.

Четверо молчали, наблюдая, как Кирк и женщины пересекают вестибюль. Даже Варрен казался нехарактерно серьезным. Кирк остановился перед группой; похоже, они ждали, что он заговорит первым.

Он кашлянул. – Мы очень рады, что потеряна лишь малая часть ваших банков памяти, – сказал он. – Компьютерные эксперты и библиотекари Федерации многому научились на этой ошибке, и Консул попросил меня заверить вас, что такой инцидент больше не повторится. – Он замолчал, надеясь, что тиртасианцы смогут выдавить из себя несколько благодарственных слов.

– Вы хорошо сделали свою работу, –без выражения сказал Аристоклес Марчелли. – Мы не для этого хотели встретиться с вами. Нас весьма беспокоит объект, приближающийся к нашей системе из внешнего космоса, и мы настойчиво рекомендуем вам его исследовать.

– Мы как раз собирались этим заняться, –ответил Кирк. – Одна из наших главных задач – исследование неизвестного. – Это звучало достаточно официально. Он кинул взгляд на Спока, который едва заметно пожал плечами.

– Я уверена, что у Спока уже есть данные об этом объекте, –сказала Мира Колес. – Он ваш офицер по науке, и он оставался на корабле большую часть времени.

– Да, –ответил Кирк. – Хотя у него есть и другие обязанности.

– Вы были должны поделиться с нами этими наблюдениями, –заявил Марчелли. – Когда вы поняли, что это не ромуланский корабль?

– Прежде чем вышли на орбиту, –ответил Спок.

– Вы должны были сказать нам, вместо того чтобы самим делать выводы, –Марчелли нахмурился. – Предложенная нам защита от ромулан – это только предлог, чтобы заставить нас присоединиться к Федерации. Или вы пытаетесь показать, что ваша защита нужна нам?

Мира Колес повернулась к Споку. – Этот объект представляет какую-нибудь опасность для нашего мира?

– Я не могу ответить вам с абсолютной уверенностью, –проговорил Спок, – но его настоящий курс пролегает на безопасном расстоянии от планеты.

– Изучение этого объекта –это наша следующая цель, – сказал Кирк. – Конечно, мы будем держать вас в курсе

– Это еще не все, –Аристоклес едва заметно вздернул подбородок. – Мы настаиваем, чтобы в этой миссии приняли участие двое наших людей.

Кирк напрягся. – В этом нет необходимости.

Глаза Миры Колес сузились. – Джеймс, – проговорила она, – могу я напомнить, что это наш мир? Мы имеем право исследовать его или участвовать в таком исследовании.

– Это так, –Кирк пытался говорить негромко, но твердо, – Но члены Федерации не имеют права без приглашения вступать на борт кораблья Звездного Флота.

Спок молча склонил голову, соглашаясь с капитаном.

– Могу я напомнить вам, –заговорил Марчелли, – что физические и эмоциональные тренировки нашей системы обучения делают наших людей такими же твердыми и дисциплинированными, как любой выпускник Звездной Академии. Вряд ли они обременят вас. – Он кинул на Спока косой взгляд; вулканец в ответ лишь поднял бровь.

– Вы пришли сюда, чтобы помочь нам, –сказала Мира Колес. – Вы это сделали. Теперь мы предлагаем вам свою помощь, и вы знаете, что мы не предложили бы этого, если бы не были уверены, что сумеем помочь. – Ее серые глаза в упор смотрели на Кирка. Так это еще и вопрос самолюбия, подумал Кирк, попытка отплатить за восстановление их базы данных. Или нет?

– Кого именно вы предлагаете? –спросил он.

– Мы полагаем, –ответил Марчелли, – что это будут Мира Колес и Уэсли Варрен. – Возможно, вам понадобятся знания Миры в области астрофизики, и оба они имеют опыт в исследовании необитаемых регионов Тиртауса 2. Кроме того, они тесно работали с вашей командой эти несколько недель. Им будет легче адаптироваться к жизни на борту вашего звездолета.

Насчет Варрена, наименее надменного из всех тиртасианцев, Кирк почти не сомневался. Сложнее было с Мирой.

– Каковы точно будут их функции? –спросил Спок.

– Они будут наблюдателями, –ответил Марчелли. – Вы может найти их наблюдения и советы весьма полезными.

– Мы не будем вмешиваться в миссию, –продолжила Мира Колес, – и будем находиться под вашим командованием. Если кто-то из нас будет мешать, применяйте те же санкции, что к любому члену экипажа, – она едва не улыбнулась, но сдержалась. – Но заверяю, что мы не станем помехой.

– Хорошо, –сказал Кирк. – вы можете подняться на борт "Энтерпрайза". Мы покинем орбиту в 0700 по вашему времени, так что приготовьтесь к подъему на корабль в 0600.

Мира Колес кивнула. – Спасибо, Джеймс – и за это, и за ваши действия здесь.

Кирк внутренне вздохнул. По крайней мере, его и его команду в конце концов поблагодарили.

– Тогда я даю вам первый приказ. Я знаю, что ваш народ презирает титулы, но я должен настаивать, чтобы на борту вы следовали формальному протоколу Звездного Флота. Так будет проще для всех нас.

– Конечно –капитан, – быстро ответил Варрен.

– Лейтенант Ухура и энсин Тейквит останутся с вами до момента отправления, и ответят на любые ваши вопросы. –Он вытащил коммуникатор. – Транспортаторная, поднять на борт меня и мистера Спока.

Вестибюль опустел. Кайл улыбнулся из-за транспортаторной консоли.

– Добро пожаловать на борт, капитан.

– Приготовьтесь поднять Ухуру, Тейквит и двоих тиртасианских наблюдателей через четыре часа, –приказал Кирк, спускаясь с платформу транспортатора.

– Капитан, –сказал Спок, догнав Кирка, – Полагаю, вы мудро поступили, избегнув конфронтации с тиртасианскими лидерами. Тем не менее, присутствие наших двух гостей совершенно очевидно будет излишним.

– Я знаю, Спок. Но это стратегически разумно. И кто знает, может, они все же окажутся полезными.

– Полезными, возможно, их культура базируется на конструктивной деятельности, но тем не менее излишними, потому что любое ваше задание смогут выполнить и члены экипажа. И их гордость –мне кажется, вы восхищаетесь ей?

– Наверное, да. Это отчасти компенсирует их недостатки.

– Восхищения едва ли достаточно, чтобы поднять Миру Колес и Уэсли Варена на борт.

Кирк устало потер глаза. Хорошо, что Спок нечасто обсуждал его решения. Даже вулканцы не обладали его упорством.

– Если бы я не согласился взять их на корабль, Мира Колес и ее коллеги могли бы послать протест в Совет Федерации, –терпеливо ответил Кирк. – Возможно, Совет и Звездный Флот и приняли бы мою сторону, но они бы точно устроили мне выволочку за то, что я ничего не делаю, чтобы поспособствовать ослаблению напряжения на этой планете, особенно когда значительная часть населения желает выйти из состава Федерации. А если Мира как-то убедит их поддержать ее, нам в любом случае придется взять их на борт. Куда проще самим позволить им это и сообщить Звездному Флоту о моем решении. Если они создадут нам проблемы, то будут просто посажены под домашний арест до конца миссии. В крайнем случае, мы сможем отправить их обратно на шаттле.

– И в таком случае никто не будет протестовать, –сказал Спок. – Ваша логика безупречна, капитан.

Кирк выдавил слабую улыбку. После беседы с тиртасианцами было приятно получить комплимент, пусть даже в вулканском варианте.

– Тем не менее, мы должны учесть возможность, что все это часть спланированной провокации.

Кирк вздохнул. Вот тебе и комплимент.

– Посмотрим, –сказал он, и они вошли в турболифт.

Хикару Зулу подвел "Энтерпрайз" поближе к таинственному планетоиду, и откинулся на спинку кресла. Звездолет следовал параллельным объекту курсом, неуклонно приближаясь к солнцу. Сидящий справа от Зулу Кевин Райли внимательно изучал главный экран.

Зулу тоже поднял глаза. На первый взгляд объект казался простым астероидом, но необычно симметричной формы; большинство астероидов были похоже на помятые серые помидоры.

– Лейтенант Ухура, –раздался голос капитана Кирка позади него, – откройте все входящие частоты.

– Выполняю, капитан, –отозвалась та.

Живые существа, обнаруженные при сканировании корабля еще при сближении, все еще или не желали ответить, или же по каким-то причинам еще не поймали сигналов "Энтерпрайза". Второй вариант на этой дистанции был маловероятен, подумал Зулу: конечно, они уже знают о нашем присутствии. Или они сознательно не отвечают?

– Рассчитываю курс объекта, –проговорил Райли. – Странно, капитан. Судя по расчетам, объект применил корректировку курса, которая неминуемо приведет к столкновению с солнцем.

– Вы уверены, лейтенант? –спросил Кирк.

– Мы поддерживаем параллельный курс; да, я уверен.

– Никаких догадок, какие жизненные формы могут быть внутри? –спросил Кирк.

– Отрицательно, –ответил Спок со своей станции. – В памяти компьютера нет ничего похоже на те показания, что мы получили при сенсорном сканировании.

– С помощью чего он движется? –спросил Кирк.

– Неизвестно, –ответил Зулу. – Но похоже, что эта какая-то полевая система.

– А источник энергии?

– Я не могу засечь его, –ответил Зулу, – так что он, наверное, окружен силовыми полями. Но это только предположение, потому что никаких силовых полей сенсоры тоже не засекают.

– Странно, –снова пробормотал Райли.

Зулу услышал, как раскрылась за спиной дверь турболифта. Оглянувшись, он увидел Дженис Рэнд и следующих за ней тиртасианцев. Эти двое не тратят время зря, подумал Зулу. Они пришли на мостик вместе с Ухурой и Тейквит сразу после поднятия на борт. Кирк быстро представил их команде мостика, прежде чем послал на прохождение медосмотра и заселение в каюты.

Зулу понял, почему капитан, возможно, хотел получше узнать Миру Колес. Ему пришлось признать, что она была очень красивой женщиной, несмотря на простую одежду и отсутствие украшений. Хотя конечно, капитан Кирк не поднял бы ее на борт только потому, что она показалась ему привлекательной, а она и ее помощник попытались заверить команду, что они будут полезны.

Старшина Рэнд подвела двух тиртасианцев к капитану, прошептав что-то ему на ухо. Мира Колес, склонив голову, внимательно осмотрела экран, явно заинтригованная открывшейся ей картиной. Она бы не попросила подъема на борт только из любопытства. Он подозревал, что она была сильно озабочена, хотя и очень умело скрывала свои чувства. Неизвестное в любой момент может стать угрозой, а это конкретное неизвестное пока что еще ни на йоту не прояснилось.

– Мисс Колес, мистер Варрен, –Кирк поднялся на ноги, – может, вы хотите почувствовать, что это такое – сидеть в капитанском кресле?

Варрен уселся в кресло, довольно усмехнулся, затем снова стал серьезен.

– Спасибо, капитан, –сказал он. – Могу я теперь присоединиться к вашим офицерам по науке? – он кинул взгляд на Спока и лейтенант-коммандера Массоуда. – Я хотел бы просмотреть данные, которые они уже получили.

– Разрешение дано.

Варрен поднялся на ноги и направился к научной станции Спока.

Мира Колес осторожно смотрела на капитанское кресло.

– Садитесь, мисс Колес, –пригласил Кирк, положив руку на спинку кресла. – Вы ведь знаете, вы лидер вашего мира. А я – только капитан звездолета.

Мира Колес покраснела, и уселась в кресло.

– Надеюсь, ваши каюты вам подходят, –продолжил Кирк.

– Более чем адекватно, –ответила она, – а ваш главный медик нашел, что мы оба здоровы. – Она замолчала. – Мне жаль, что трое ваших людей, которые оказали нам большую помощь, сейчас в лазарете.

Кирк улыбнулся. На лице Миры Колес было прежнее серьезное выражение, но по крайней мере, она пыталась быть вежливой.

– Доктор Маккой и его люди скоро поставят их на ноги.

– Старшина Рэнд любезно показала нам корабль, –тиртасианка едва заметно напряглась, словно соблюдение вежливости требовало от нее постоянных усилий. – Кстати, она мимоходом упомянула, что вы человек, который ценит женскую компанию.

– Понятно, –весело ответил Кирк.

– Я уверена, что женщины так же ценят вашу компанию.

Кирк пытался не рассмеяться, глядя на нее. У него это почти получилось.

– Вы подчас ведете себя в, как у вас бы сказали, "аристократической" манере, явно вполне интеллигентны, и вы не стали бы капитаном, если бы не обладали еще некоторыми качествами.

Она смотрела прямо на него, но он не был уверен, пыталась ли она – пусть неловко – флиртовать, просто констатировала факты или же смеялась над ним.

– Я принимаю ваш комплимент, –сказал наконец Кирк.

– Я не собиралась вам льстить, –на мгновение он подумал, что она улыбнется. – Капитан, в моем мире мы говорим, "одинокий человек уверен в себе и надежен". Поэтому мне придется сделать вывод, что ваша надежность – сомнительна.

Она мягко выговаривала слова; он не считал, что она намеревается обидеть его. – Но я тоже одинокий человек, – быстро заметил Кирк.

– Нет. У вас есть корабль.

Мира Колес поднялась на ноги. – Мы проговорили достаточно долго. Что полезного я могу сделать?

– Предлагаю вам присоединиться к вашему помощнику и моим научным офицерам. Может, вы увидите что-то, что мы пропустили.

Он проследил за ней взглядом и сел в свое кресло. Астероид все еще был на экране, все еще двигался к солнцу, и его обитатели все еще отказывались вступать в контакт.

– Маккой мостику. Джим?

– Ты не против, если я приду на мостик и взгляну на эту штуку? –спросил Маккой.

– Пожалуйста.

Маккой быстрым шагом вышел из лифта, кивнул тиртасианцам и подошел к креслу Кирка, нахмурившись еще больше, чем обычно.

– Взгляни, Боунз, –Кирк махнул в направлении экрана.

На мгновение доктор молча уставился на открывшуюся картинку. – Ну и что это такое, черт побери? – поинтересовался он.

– Это, –сказал Спок со своей станции, – мы и пытаемся выяснить.

– Я знаю, Спок, –Маккой склонил голову. – Я имел в виду, мы знаем, что из-за этого стоит волноваться?

– Этого мы не знаем, –ответил Спок. – Мы должны отправиться внутрь, чтобы узнать больше.

Кирк пришел к тому же выводу. Маккой сдвинул брови, внимательно изучая экран. – Эта штука меня беспокоит. Я не очень-то люблю загадки, особенно такие, к которым так мало ключей. – Он помолчал. – Вы же несерьезно говорите о том, чтобы отправиться туда, правда?

– Это может стать необходимым, –ответил Кирк. Мира Колес свела брови вместе; интересно, она станет настаивать на сопровождении?

– Давайте просто надеяться, что вы не подхватите ничего хуже, чем несварение желудка, –Маккой потер подбородок. – Мне не нравится идея отправляться внутрь объекта, о котором мы так мало знаем.

– Мы примем все меры предосторожности.

– Судя по показаниям сенсоров, воздух внутри объекта пригоден для дыхания, –сообщил Спок. – Рекомендую попытку проникновения внутрь и контакт с живыми формами. Признаков опасности не наблюдается.

– Кроме того, что эти живые существа очень необщительны, –сказал Маккой, поворачиваясь к Споку. – Это вам ни о чем не говорит?

– Только о том, что они не могут, или не хотят отвечать на наши сообщения, –ответил Спок. – Отсюда вовсе не следует, что они представляют опасность для нас.

– Принцип бритвы Оккама, –заметил Кирк. – при отсутствии фактов ничего не предполагай. Не совсем то, что говорил Оккам, но смысл тот же.

– Я против высадки на астероид. Мы должны собрать как можно больше информации, прежде чем предпринять такую попытку.

Кирк замолчал. Сначала Маккой, теперь Мира.

– На это может не хватить времени. Позвольте мне напомнить, что внутри есть живые существа, а корабль все еще движется прямо на солнце. Если он не изменит курс, то они погибнут. Мы должны найти какой-то способ предотвратить это.

– Но вдруг эти существа воспримут попытку проникновения на их корабль как агрессию?

– Мы этого не знаем, –ответил Кирк. – Но пока у нас нет причин предполагать это. Если бы они на самом деле боялись нас, то могли бы спрятаться в вашей системе, пока мы не улетели бы отсюда. Мне кажется более правдоподобным, что они не могут нам ответить. Возможно, потребуется миссия милосердия.

Мира Колес выпрямилась.

– Возможно, вы правы. Но я все-таки против немедленной попытки проникновения на этот корабль. Прошу это записать, капитан.

– Запишите, –приказал он.

– Подтверждено, –раздался компьютерный голос.

– Если вы пойдете туда, –продолжила тиртасианка, – кого вы возьмете с собой?

– Спока, конечно. Не думаю, что понадобится большая группа.

– В команде должен быть тиртасианец, –сказала она.

Снова политика, подумал Кирк. С одной стороны, записанный протест против попытки проникновения внутрь планетоида; с другой – тиртасианец должен быть членом исследовательской партии: она прикрыла себя с обоих сторон.

На них смотрели Уэсли Варрен и Спок; Али Массоуд хмурился, дергая бороду. Мира Колес оглядела мостик и обернулась к Кирку:

– Вы командуете здесь, капитан, –продолжила она. – Я оставляю решение на ваше усмотрение.

Он почувствовал облегчение, поняв, что она не станет открыто вступать с ним в противостояние; так что ему осталось только саркастически поблагодарить Миру за разрешение командовать своим собственным кораблем.

– Мы пойдем внутрь, –сказал он наконец. – Я соберу команду.

Уходя с мостика, Кирк попросил Спока встретиться с ним в конференц-зале. Теперь же, когда за спиной первого офицера закрылась дверь, Кирк сказал:

– Раз наши тиртасианские гости вызвались добровольцами для этой миссии, я склонен с ними согласиться –по дипломатическим причинам. У нас пока нет оснований предполагать, что исследование объекта может представлять какую-либо опасность, несмотря на то, что сказала Мира Колес. Кроме того, мы в любой момент сможем транспортироваться обратно на "Энтерпрайз".

– Я бы выбрал Уэсли Варрена, капитан, –сказал Спок. – Он вполне сообразителен, и даже если и не поможет нам, то и не помешает. Как астрофизик, Мира Колес принесет больше пользы, сотрудничая с Массоудом и прочими офицерами научного отдела на борту "Энтерпрайза". Кроме того, так как она является одним из лидеров своего мира, ее могут внезапно вызвать с поверхности планеты. Ее люди должны иметь возможность связаться с ней.

Кирк думал то же самое, но был рад услышать это от Спока. Мира Колес, столь гордая своей практичностью, не сможет возразить.

– Очень хорошо, –сказал он, немало изумленный тем чувством облегчения, которое он испытал при мысли, что Мира Колес останется в безопасности на "Энтерпрайзе". Странно, почему бы это? Просто потому, что ему не придется выслушивать ее язвительные замечания? Или придется признать, что он больше беспокоился о ней, чем признавал, и что интуиция предостерегает его, что путешествие внутрь чужого корабля станет более опасным, чем они все считали.

Всегда ожидай неизвестного, учили его в Академии, и ты почувствуешь, как оно приближается. Ему нравилась эта идея, но позже ему объяснили, как ненадежны могут быть такие чувства; истинное неизвестное всегда приходит неожиданно, и может остаться непостижимым навсегда. А единственный совет, который мог помочь в такой ситуации, был прост: сделай все, что можешь, но нарушай как можно меньше правил. И будь уверен, что ты прав…


ГЛАВА 4


– Я решительно против попытки проникновения внутрь этого артефакта, –проговорила Мира. – Мои возражения записаны. Я настаиваю, что сперва нужно собрать больше информации – а кроме того, живые формы внутри могут расценить вторжение как провокацию.

С небольшого настольного экрана прямо на нее глядело бесстрастное лицо Аристоклеса Марчелли. Мира говорил с ним по защищенному каналу из своей временной каюты на "Энтерпрайзе". Она могла просто записать доклад и послать его по субпространственному передатчику, но вся ее интуиция советовала ей поговорить с ним напрямую. Ей не хотелось, чтобы он подумал, что она стала слишком дружелюбно относиться к команде "Энтерпрайза", или что она пыталась что-нибудь скрыть от него.

– Но Джеймс Кирк уже собирает команду высадки, –продолжила она.

– Разве исследование неизвестного не является одной из главных задач Звездного Флота? –спросил он, словно возражая ей.

– Да. Капитан подчеркнул это. Но я считаю, что нужно собрать больше данных, прежде чем кто-нибудь попытается проникнуть внутрь объекта. Я не могу отменить решения Кирка, но он согласился с моим требованием включить в исследовательскую группу тиртасианца.

Выражение лица Аристоклеса изменилось; казалось, он вот-вот улыбнется.

– Ты, Мира? Ты идешь туда? –он задал этот вопрос так, будто ответ мог представлять для него угрозу.

Она качнула головой. – Он берет Уэсли. Я буду помогать научным офицерам на корабле.

– Надеюсь, что объект не представляет опасности. Но все же я удивлен, что ты позволила Уэсли идти, –это звучало так, как будто он обвинял ее.

– Мобиль в нашей системе. Мы имеем такое же право его исследовать, как Джеймс Кирк и его люди.

– И лучше, чтобы рисковал Уэсли, а не ты.

Она напряглась. – Это более практично –…

– Не смотри так оскорблено, Мира. Я только имел в виду, что как одна из лидеров нашего мира, ты не должны рисковать. Уверен, Уэсли будет легче сотрудничать со Звездным Флотом, чем тебе. Многие заметили, как приветлив он был с ними, когда они были в Каллинусе.

– Это соответствовало ситуации, –сказала она, раздраженная тем, что он ищет выгоду в каждой мелочи. – Мы должны были работать вместе. Уэсли –…

– Я только передал тебе то, что говорили некоторые люди, –пробормотал Аристоклес. – он на мгновение посмотрел вниз, и она заметила, что он занимается чисткой посуды. Она внезапно почувствовала стыд за свои пустые руки. – Кроме того, – продолжал он, – тиртасианцы на борту "Энтерпрайза" должны как-то уживаться с его офицерами. Открытая вражда будет непрактична, так?

– Мы теряем время, Аристоклес.

– Вовсе нет. Я подумал, что не мешает тебе напомнить о твоих обязанностях, –Аристоклес наклонился вперед. – Если чужой объект может быть использован нами, твоя задача – заявить наши права. Если он представляет угрозу, она должна быть предотвращена. Единственной твоей целью должно быть обеспечение наших интересов.

Она подняла бровь. Скорее, обеспечение твоих интересов, едва не сказала она.

– Мы можем узнать что-то новое, Аристоклес.

– Если мы узнаем что-либо, что не сможем применить на практике, в том не будет никакой пользы.

– Мы не узнаем, насколько это полезно, пока не узнаем, что-…

Он скривил рот. Какой-то момент, казалось, что он смеется над ней.

– Полезность не всегда синоним правильности, –продолжала она.

– Правильность? Ты серьезно? Ты предашь наши интересы ради правильности?

Она промолчала.

– Ты не обхитришь меня, Мира, –сказал Аристоклес. – Ты интересовалась этим объектом с тех самых пор, как мы о нем узнали. Даже если бы от него не было практической пользы, ты все равно продолжа бы изучать его, – и это абсолютно бесполезно, не договорил он.

Он никогда раньше не говорил с ней так откровенно, и она знала, почему сейчас он поступает так, почему он сейчас даже не пытается скрыть от нее свои истинные чувства. Теперь ему не приходилось добиваться чего-либо, пытаясь сгладить их различия; теперь ему была выгодна открытая вражда. Точно так же он снова будет вести себя приветливо, если это станет ему выгодно. Потеря базы данных сильно ослабила ее политическую позицию, и Аристоклес был готов сыграть на любой ошибке, которую она может допустить на борту "Энтерпрайза". И, призналась она себе, Аристоклес был прав насчет ее любопытства, ее непрактичного желания узнать что-то, чему может и не быть практического применения. Может быть, ее родители, которые были чуть более вольномыслящими, чем большинство тиртасианцев, должны были подавлять ее непрактичные увлечения, но они не запрещали ей проводить часы с телескопом и книжками по астрономии, разумеется, после того, как она выполняла свои уроки и домашние обязанности. Может быть, другие, ощущая ту часть ее, которая пыталась выйти за границы своего мира, чувствовали в себе тот же тщательно подавляемый импульс. Может, они в глубине души тоже чувствовали, что подавлять чье-то воображение – значит калечить человека…

– Лучше подумай о своем народе, –продолжил Аристоклес. – Это для тебя должно быть прежде всего. Я опасаюсь, что столь близкие отношения с Федерацией могут затуманить твое мышление. То, что и мы, и они – люди, еще не значит, что у нас общие интересы. Мы не земляне – мы тиртасианцы. Помни это.

– Ты угрожаешь мне?

– Я предупреждаю тебя.

Ты пытаешься меня сломать, подумала она. Он хотел, чтобы ее застигли врасплох и она совершила ошибку: это укрепит его позицию. Он говорил о тиртасианских интересах, а думал только о своих собственных. Хотя она была против его намерений основания новой тиртасианской колонии, когда-то она верила в его искренность. Но после двух лет работы с ним, после попыток совместно руководить планетой, она поняла его настоящие цели. Он хотел создать общество, в котором ничто не сможет противостоять его представлениям и желаниям. Он хотел мир, который будет полностью его созданием, в котором все люди будут обязаны ему.

Возможно, если бы она поняла это раньше, она бы нашла способ противодействовать ему, но теперь все преимущества были у него. Мира вспомнила, как она была ошарашена, когда Уэсли в первый раз рассказал ей о слухах, ходящих среди помощников Аристоклеса: что она позволяет себе излишества, что она легкомысленно расходует публичные фонды, даже что она была тайным социотехником Федерации. Распространять грязные слухи было не в духе тиртасианцев, и она не верила, что люди стали бы тратить на это время. И теперь она с трудом удерживала отпор.

– Я думаю о наших интересах, Аристоклес, –устало сказала она. – Для меня ничто не сможет их перевесить. Прочитав мне лекцию на тему, ты только потратил время. Если я сейчас не посплю, я не смогу выполнять свои обязанности, а у тебя наверняка есть другие дела. Конец связи.

Она отключила экран прежде чем он смог снова втянуть ее в бесполезные дебаты; хоть маленькое удовольствие. Потом она вспомнила, как шатко было ее положение, каково будет наказание за ошибку. Если тиртасианец совершает преступление против общества, это означает изгнание – и это ничем не лучше смерти. Она не имеет права сейчас ошибиться – любой ее промах станет оружием в руках Аристоклеса Марчелли.


ГЛАВА 5


У Зулу с самого начала было плохое предчувствие. Когда он материализовался внутри чужого корабля, ощущения тревоги и недоверия нахлынули на него. Не то что это было ощущение огромной опасности; волнение было больше похоже на то, что он чувствовал, когда неисправный турболифт внезапно резко останавливался. Тревога была смутной, шепот предупреждения невидимого врага.

Зубчатый туннель с черными стенами сразу бросился ему в глаза. Он и остальные были внутри туннеля, который неожиданно сворачивал под прямым углом в вызывающее клаустрофобию трехгранное помещение. Этот тупик раздражал и внушал тревогу.

Рядом с ним Дженис Рэнд пробормотала что-то про ночные кошмары и стереометрию. Впереди Спок сканировал пространство трикодером. Энсин Тейквит стояла рядом с капитаном Кирком, оглядываясь вокруг расширенными глазами.

Было ясно, что эти коридоры не рассчитаны на любую форму гуманоидной жизни. Скорее, они казались проходами между гнездами насекомых.

– Насекомые, –проговорил Уэсли Варрен, пришедший к такому же заключению. – Надеюсь, что они хотя бы не пауки. – Он вздрогнул.

Зулу комментарий показался странным; он бессознательно считал, что тиртасианцы не должны ничего бояться.

– Вы имеете в виду гигантских пауков? –переспросил Зулу. – Да…я тоже надеюсь.

– На меня даже маленькие нагоняют страху, –признался Варрен. – Я помню, как в первый раз рассказал моей матери, как я боюсь пауков, – это было задолго то того, как я смог признать это. Она сказала мне, что я очень хорошо скрываю свой страх, но более практично будет объявить об этом открыто.

– Почему практично? –спросила Рэнд.

– Если окружающие меня люди знают об этом –они могут достаточно легко с этим справиться. Скажем, прогонять пауков из комнаты, или исправить мои упущения… Но если они ничего не знают, они не смогут ничего сделать, и мои промахи смогут навредить кому-нибудь.

– Логично, –заметил Спок.

– У моего пра-пра-дедушки, –вмешался Кирк. – были очень серьезные проблемы с пауками на его ранчо. – Зулу заметил блеснувшие в глазах капитана озорные огоньки. – Пауки едва не сожрали его и его лошадей, после того как покончили с крупным рогатым скотом.

– Спасибо, –сказал Варрен, – за этот яркий образ.

– Мы можем поднять вас обратно, если хотите, –предложил Кирк.

– Нет, я остаюсь, –тиртасианец выдавил улыбку. – Не беспокойтесь, капитан Кирк, я справлюсь. Спросите Миру о волосатых пауках, которые однажды заполонили наш лагерь в Эунийских горах. Мне пришлось позабыть о своей фобии – а это были тиртасианские пауки, по сравнению с которыми земные тарантулы кажется крошечными.

Спок отвел взгляд от трикодера. – Полагаю, мы должны двигаться в этом направлении, – проговорил он, шагнув направо.

Кирк кивнул. – Ведите, – приказал он.

Спок шагнул вперед, Зулу последовал за ним. Когда Спок исчез за очередным крутым поворотом, Зулу поспешил за ним и едва не налетел на вулканца. Далеко впереди, они увидели нечто вроде ярко-зеленого сияния.

– Что это? –спросил Кирк, появляясь рядом с Зулу.

– Вид фосфоресценции, –как обычно бесстрастно ответил Спок. – Я не вижу явной опасности.

Спок направился дальше, Зулу последовал за ним. – Это похоже на проход, – проговорил вулканец, – в более обширное пространство.

Зулу шагнул вслед за ним –

– в огромный пустой зал, при виде которого у него перехватило дыхание. Он замер в изумлении. Здесь зеленое свечение было более мягким, что затрудняло оценку расстояний. Зулу предположил, что этот зал нескольких километров шириной. Когда его глаза приспособились, он заметил черные туннели, змеящиеся вокруг. Это хуже, чем любой лабиринт, подумал он; чем дольше он разглядывал коридоры, тем большую дезориентацию ощущал. Позади него, Кирк передавал свои наблюдения Ухуре.

– Обширный зал зеленого цвета, –говорил он, – около шести… – его голос то пропадал, то вновь появлялся, пока Зулу не осознал, что это он не может сконцентрировать внимание на произносимых капитаном словах. Хаотические узоры коридоров вокруг зеленой зоны тревожили его очень сильно, словно что-то коснулось его и оставило след, который никогда не исчезнет.

Он отвернулся и закрыл глаза, пытаясь восстановить самоконтроль, повторяя, что никакой опасности нет. Когда он снова открыл глаза, Кирк все еще держал коммуникатор. – Конец связи, – проговорил капитан, подвешивая его на пояс. – Мира пришла на мостик, – сообщил он Варрену. – Ухура убедится, что она слышала мой доклад.

– Спасибо, капитан, –Уэсли Варрен выглядел очень бледным, его губы почернели; Зулу понимал, что это из-за необычного света. Дженис Рэнд водила глазами из стороны в сторону, словно ожидая, что кто-то подкрадывается к ней. Тейквит замерла на месте с расширенными глазами. Только Спок, казалось, не обращал внимания на цветовую феерию.

– Продолжим, капитан? –спросил он.

Зулу неожиданно страстно захотелось, чтобы Кирк приказал вернуться на "Энтерпрайз". Заберите нас отсюда, кричал его внутренний голос, и на какой-то момент он испугался, что выкрикнул это вслух. Варрен выглядел еще более бледным, но в его глазах сквозила решимость, что ободрило и Зулу.

Кирк вздрогнул. – Это как… – начал он, но замолчал. –…Как будто кто-то пытается нас спугнуть, – закончил он. – Спок, твое мнение?

– Я бы сказал, основываясь на вашей видимой реакции, что ваши ощущения могут быть вызваны неким химическим сигналом. Маловероятно, что просто окраска этого места способна вызвать такой эффект. Мы также не можем быть полностью уверены, что это хорошо продуманная попытка прогнать нас –это может быть совпадение.

Может быть, подумал Зулу, вспомнив слова Маккоя на мостике, это может быть первой стадией инопланетной болезни. Он попытался контролировать страх.

– Энсин Тейквит, что вы чувствуете? –спросил Кирк.

Молодая женщина глубоко вздохнула. – Как будто поверхность под моими ногами вот-вот исчезнет, и нас выбросит в космос.

– А вы, лейтенант Зулу?

Зулу тяжело сглотнул. – Похоже на очень сильное беспокойство, которое может перейти в панику. Мне хочется упасть на пол и закрыть голову руками.

– У меня то же самое, –сказал Кирк. – Лейтенант Рэнд?

– То же самое, капитан, –ответила Рэнд.

– Я чувствую себя примерно так же, как Тейквит, –проговорил Варрен. – Словно вот-вот провалюсь в открытый космос.

– Любопытно, –заметил Спок. – Ваши реакции отличаются друг от друга.

– У нас с Уэсли реакции одинаковы, –заметила Кейт. – Мы не настолько открыты и импульсивны, как остальные – кроме мистера Спока, конечно. Мы пытаемся справиться сами, возможно, поэтому наши реакции схожи.

– Интересно, –повторил Спок, затем снова переключил внимание на экран трикодера. – На борту все еще регистрируются жизненные формы, но сигналы ослабевают. Это может означать, что они теряют силу, – голос Спока звучал несколько напряженно. Зулу подумал, что сейчас может ощущать вулканец.

– Капитан, –продолжил Спок. – Мы должны рассмотреть возможность того, что у нас может не быть достаточно времени, учитывая постоянное ускорение этого объекта, чтобы найти его обитателей и установить с ними контакт, прежде чем они столкнутся с солнцем этой системы.

– Когда это произойдет? –спросил Зулу.

– Учитывая настоящее ускорение, примерно через неделю.

– Откуда идут жизненные сигналы? –спросил Кирк.

– Все они регистрируются с другой стороны этого зала. –Зулу увидел, как Спок повернулся к зеленому свечению, но не смог заставить себя сделать то же самое. – Все черные коридоры оканчиваются там, – он указал на точку на другой стороне полости.

Кирк открыл свой коммуникатор. – Кирк "Энтерпрайзу".

– Ухура, слушаю, –раздался голос лейтенанта.

– Мы здесь немного задержимся. Потом я решу, что делать дальше.

– Есть, сэр. Мира Колес сейчас на мостике вместе с офицерами из научного отдела. Я вам сразу же сообщу, если сканеры зафиксируют какое-нибудь изменение параметров объекта.

– Хорошо. Конец связи.

Когда Спок возглавил их продвижение по зеленому проходу, Зулу вдруг заметил мертвую тишину, царящую на этом корабле. Мерцающее сияние казалось еще более хаотическим. Зулу снова ощутил захлестывающую его панику. Он оглянулся на Рэнд и заметил бисеринки пота на ее лице.

– Даже пауки были бы лучше, –пробормотал Варрен. Зулу понял, что тиртасианец просто пытался разорвать неестественную тишину. Он снова сконцентрировал внимание на спине Спока.

Казалось, что на вулканца совершенно не влияет чуждое людям окружение, но Зулу подозревал, что он просто хорошо это скрывает. Его вулканская половина действительно могла отсечь все нежелательные ощущения, а вот касательно человеческой, не все было так просто.

Зулу принюхался: воздух был плотным, но ничем не пах, и представил, что они двигаются по черному сухожилию, соединяющему мускулы. Наконец, в зеленом тумане впереди показалось еще одно отверстие: черная рана на зеленой коже. Он попытался контролировать свое воображение, но оно отказывалось ему подчиняться.

Они прошли сквозь этот проход. Изогнутый коридор привел их к скоплению странных неестественной форму камер. Отверстия светились мертвенно-бледным желтоватым светом. Зулу заглянул внутрь одного и увидел невероятное нагромождение углов и стен, без единой плавной линии или прямого угла – эти архитекторы были фанатичными поклонниками неправильных углов и зубчатых границ. Спок остановился перед одной из камер, проводя сканирование, затем шагнул внутрь. Зулу последовал за ним, затем подтянулись и остальные. Низкий потолок камеры был усеян наростами в виде пирамидок, пятиугольников и прочих фигур. Зулу почувствовал себя так, будто находился в желудке огромной космической рыбины.

– Никакая часть этого интерьера не несет очевидных функций, –сказал Спок.

– Как вы сейчас себя чувствуете? –спросил Кирк.

– Голова кружится, –ответил Варрен.

– У меня тоже, –пробормотала Рэнд, судорожно вдыхая воздух. – И сильная тошнота.

В горле Зулу стоял комок: он тяжело сглотнул. Он вспомнил о членах экипажа в лазарете и подумал, чувствовали ли они себя так же ужасно, как он.

– Будто я вращаюсь с большой скоростью, –сказала Тейквит.

– То же самое, –выдавил из себя Зулу.

– Ладно, я себя тоже не очень хорошо чувствую, –сказал Кирк. – Значит так, мы сейчас все садимся на пол, закрываем глаза и не двигаемся. Это приказ.

Зулу сел, обхватив руками колени, и закрыл глаза.

Спок с закрытыми глазами, прислушивался к дыханию своих товарищей. Их дыхание замедлилось, стало более глубоким и регулярным, так что возможно, наихудшие симптомы ослабели.

– Как вы? –спросил Кирк.

– Лучше, –ответил голос Варрена.

– Я может смогу встать не боясь потерять свой ланч, –сказал Зулу.

– Так, все медленно встаем, –приказал Кирк.

Спок открыл глаза и поднялся на ноги, затем помог Кейт Тейквит. Он поднял трикодер и внимательно изучил его показания.

– Капитан, –сказал он. – Мой трикодер странно себя ведет. Сперва он установил направление, в котором находятся живые существа, и мы шли по его показаниям. Теперь же он показывает, что живые существа находятся позади нас, в районе, который мы уже осмотрели.

– Странно, –согласился Кирк.

Уэсли Варрен подошел ближе к Споку. – Может, это работает защитный механизм? – предположил он. – И он пытается запутать незваных гостей?

Спока заинтриговал такой умозрительный комментарий.

– Почему понадобился такой механизм, по вашему мнению? –спросил он.

– Возможно потому, что эти существа в некотором смысле недееспособны, –ответил Варрен, – по крайней мере сейчас. Кроме того, кажется, что этот корабль начал снова функционировать только недавно.

– Мне тоже так кажется, –сказал Кирк. – Здесь все кажется выведенным из строя.

– Мы слишком много теоретизируем, –вмешалась Тейквит. – У нас нет прямых указаний на существование защитного механизма. Это может быть что-то еще, какая-то автоматика, которая заставляет наши трикодеры указывать на жизнь, которой на самом деле тут нет. Мы предполагаем, что они прячутся, или не могут ответить – но это слишком человеческие причины для обитателей этого мобиля. – Она махнула рукой, обводя помещение, в котором они назходились. – Вы только посмотрите на эту архитектуру! Ни одни гуманоид не сможет ее даже представить!

– Если только они сознательно не хотели отпугнуть людей, –сказал Варрен. – Может, они считают именно гуманоидов самыми опасными. Или –…

– У нас нет времени это обсуждать, –прервал Кирк. – Нужно найти способ отклонить их корабль, прежде чем он столкнется с солнцем.

– Но они же должны сами уже это знать, –сказала Рэнд.

– Если нет, тогда они точно полностью нетрудоспособны, –добавил Варрен. – Конечно, если они вообще здесь существуют.

– А может, их просто это не волнует, –сказал Кирк.

Спок посчитал следствием этого утверждения, что инопланетяне желают покончить жизнь самоубийством, затем переключился на их современную проблему.

– Вопрос сейчас в том, –сказал он, – в состоянии ли мы сейчас продолжать исследование.

Все с беспокойством оглянулись на него.

– Спок, как ты себя чувствуешь? –спросил Кирк.

Вулканец поднял глаза от трикодера. – Адекватно, капитан. Тем не менее, кажется, что моя реакция несколько замедлилась. Трикодер показывает, что что-то подавляет наши синоптические реакции.

– Спок, нам нужны еще сведения, –сказал Кирк. – Так как похоже, ты меньше всех затронут этим эффектом, тебе придется собрать как можно больше информации. После этого, думаю, нам всем лучше будет уйти отсюда. Сомневаюсь, что за оставшееся время мы сможем найти этих хозяев мобиля или центр управления.

– Хорошо, капитан, –Спок снова уставился на экран трикодера. Жаль, если шанс узнать больше об этом корабле и его создателях будет потерян.

Лейтенант-коммандер Скотт спустился в инженерную, оставив мостик на Ухуру. Он собирался запустить парочку стандартных проверок, так на поверхности Тиртауса у него на это просто не оказалось времени. Не то чтобы это было очень срочно. Нет, это самая рутинная работа, которую, однако, нужно делать время от времени, если вы хотите избежать проблем.

Лейтенант Тристан Лунд подошел и встал рядом с ним, нажав прау кнопок на панели.

– Все работает прекрасно, –сказал молодой человек.

– Отлично, парень, –сказал Скотти, и не ожидая меньшего от своих двигателей. – Можно провести еще парочку сканирований. Научным офицерам вечно требуется больше информации.

Скотти с самого начала мучила мысль, какой же двигатель использует чужой корабль. Они узнали только, что это был какой-то род импульсной системы – и все. Интересно, может ли он развить сверхсветовую скорость, или же летает только в релятивистском пространстве?

Неожиданно показания приборов изменились; двигатель чужого увеличил активность. Скотти уставился на показания, затем перевел взгляд на экран и снова посмотрел на приборы.

– Черт возьми, –прошептал справа Лунд, но главный инженер уже и так видел то, о чем хотел сказать лейтенант. Астероид окружало силовое поле, куда более мощное, чем он мог вообразить исходя из размеров мобиля. Но как только он начал сканирование, поле внезапно исчезло.

– Н-да уж, –задумчиво проговорил Скотти. Вдавил кнопку интеркома.

– Инженерная мостику. Вы сканировали сейчас этот объект?

– Мы видели, –раздался голос Ухуры.

– Это Массоуд, –сказал Али. – Похоже, поле снова увеличивается. По-моему, нужно вернуть оттуда команду высадки, и как можно быстрее.

– Как раз то, о чем я думаю, –ответил Скотт. – Ухура, откройте частоту капитана.

– Готово, мистер Скотт.

– "Энтерпрайз" капитану Кирку. Капитан!

– Кирк слушает.

– Это Скотт. Я настоятельно рекомендую вашей группе вернуться на "Энтерпрайз". Мобиль только что окружило мощное силовое поле без всякого сигнала на это. Если оно появится снова, то может запереть вас на этом корабле. Вы заметили что-нибудь?

– Ничего, –ответил Кирк. – Хотя, кажется, мы все равно больше ничего не можем сделать. Готовьтесь нас поднять. Конец связи.

Скотти отвернулся назад к приборам, желая быть уверенным, что команда высадки вернется в целости и сохранности. Он задержал дыхание, боясь, что поле снова могло "мигнуть". Чем-то это напоминало ему проверку автоматики, словно инопланетный мобиль готовился к чему-то.

– Команда высадки на борту, –донесся по интеркому голос Кайла, но Скотти уже и так знал это по показаниям приборов. Он еще внимательнее вгляделся в показания сенсоров – что теперь предпримут чужаки? – но поле больше не появлялось. Он озадаченно покачал головой.

– Лунд, –сказал он лейтенанту, – вы за старшего. Я на мостике.

– Капитан, –сказал Скотти, подходя к командирскому креслу, – это штука, кажется, направляется прямо к солнцу. Вы обнаружили что-нибудь, что могло бы предотвратить это?

Кирк покачал головой. – Ничего. Мы не могли там оставаться дольше. Это слишком…дезориентирует.

– Это точно, –согласился Зулу. – Странно, насколько быстро самочувствие улучшилось, как только мы вернулись на "Энтерпрайз".

– Разрешите обратиться, капитан, –проговорила Мира Колес. Скотти повернулся к женщине, отметив, что она продолжает строго придерживаться уставных обращений Звездного Флота, хотя и возмущалась формализмом. Она была лидером, и ей сложно было находиться в чьем-то подчинении.

– Разрешение дано, –слегка раздраженным тоном ответил Кирк.

– Меня особенно беспокоит, что если это поле появится снова, в тот момент, когда мобиль максимально приблизится к солнцу, полевой эффект может уменьшить или же увеличить выброс нашего солнца.

Скотти угрюмо кивнул. – Я тоже об этом подумал.

– Возможно, этот эффект будет недолгим, –продолжила Колес, – но вполне достаточным, чтобы люди в моем мире почувствовали весьма неприятные климатические изменения.

– Что скажете, Спок? –спросил Кирк.

– Я согласен с мисс Колес. Рекомендую отклонить объект от курса как можно скорее, пока на это не требуется слишком большой угол поворота. Попытка даже через несколько часов будет представлять значительно большие трудности.

– Но мы до сих пор не знаем, с чем столкнулись, –возразила Дженис Рэнд.

– Верное замечание, старшина, –ответил Спок, – поэтому, мы должны начать действовать как модно скорее, чтобы определить, что нам позволено делать.

– Позволено? –переспросила Мира Колес.

– Да, позволено, –ответил Скотти. – Милочка, мы имеем дело с инопланетным разумом, который не хочет раскрывать себя.

Она одарила его раздраженным взглядом.

– И так же с системой, которая достаточно сообразительна, чтобы свести на нет наши усилия, –добавил Зулу.

– Спок? –спросил Кирк.

– Мы узнаем больше, посмотрев, что мы можем сделать, –ответил вулканец. – И, учитывая тот факт, что мобиль может повлиять на солнце этой системы, мы должны действовать немедленно.

Кирк поднялся на ноги. – В таком случае, курс на сближение. Сбросим на астероид импульсный ускоритель и изменим его курс.

– Как раз то, что я хотел порекомендовать, –сказал Скотти.

– А когда мы отклоним его, –закончил Кирк, – у нас будет время, чтобы его изучить.

– Давайте обсудим нашу ситуацию, –проговорила Мира Колес, подходя ближе к Уэсли Варрену. – Мы исследовали объект. Теперь мы хотим отклонить его с курса, – она глянула на тиртасианца будто для моральной поддержки. – Капитан, возможно ли, что вы сами создали эту проблему, потревожив чужой корабль?

– Погодите-ка, –прервал ее Скотти, – Это нечестно, дамочка. Мы все хотели его исследовать.

Она кинула на него еще один враждебный взгляд.

– В неизвестном всегда есть риск, –сказал Зулу.

– А могу я вам напомнить, –вмешался в разговор Кирк, – что вы и Аристоклес Марчелли настаивали на включении в группу высадки тиртасианца?

Серые глаза Миры сузились. – Да, капитан. Но в то же время я высказывалась против похода туда. Откуда вы знаете, что это не ваше появление там вызвало это поле? Вы тоже несете ответственность за опасность, угрожающую нашему солнцу.

– Мира, –тихо проговорил Варрен, – Обвинения нам сейчас не помогут. Поле может появиться снова. – Она буквально прожгла гневным взглядом своего помощника, но он продолжал: – Если бы ты видела, как необыкновенно было там, как эта обстановка чужда человеку… – он замолчал. – Я сомневаюсь, что мы оказали на мобиль какое-либо влияние, да и вообще, способны ли мы оказать это влияние.

Кирк поднял руку. – Я приказал сближение с объектом, мисс Колес. Вы можете предложить альтернативу?

Пару мгновений она молчала. Скотти кожей ощущал повисшее на мостике напряжение. Капитан выглядел по-прежнему спокойным, но он и не ожидал меньше от Джима Кирка.

– Может быть, –наконец сказала Мира Колес, – мы должны просто уйти отсюда и оставить все как есть.

– И надеяться, что он сам по себе остановится? –голос Кира стал резче.

– Это едва ли благоразумный курс действий, –прибавил Спок.

– Если он остановится или изменит курс, это докажет мою правоту. Если там есть разумная жизнь, она не полезет в пекло.

– А если нет, мы потеряем все шансы изучения его в дальнейшем, одновременно рискуя, что поле снова появится и возможно повлияет на ваше солнце, –Кирк сдвинул брови. – Я понял ваше мнение, мисс Колес. Но я не последую вашему совету. Я, коммандер Спок и лейтенант-коммандер Скотт разработаем план. Вы можете остаться с мистером Массоудом, или же пойти в свою каюту, как пожелаете. Но не мешайте моим приказам, или я буду вынужден заключить вас под арест в вашей каюте, или же отправить вас обратно на планету – а это задержит нас еще больше. Время кончается.

Мира побледнела. Скотти ожидал, что она вихрем унесется с мостика. Он даже надеялся, что так и будет: тогда капитан сможет действовать, не тратя на нее внимания.

– Капитан, –сказал Уэсли Варрен. – Мы все находимся под давлением. Думаю, у всех есть страхи по поводу астероида, хотим мы это признавать или нет.

Кирк посмотрел прямо на Колес. – Я высказал свои пожелания, – сказал он. – Вы согласились принять мое командование, когда ступили на борт. Или займитесь чем-нибудь полезным здесь, или возвращайтесь в свою каюту.

Она опустила взгляд. – Я останусь на мостике, – пробормотала она. – Извините, капитан. Я не буду вмешиваться.

– Тогда, давайте спустимся вниз и обсудим, каким образом удержать эту штуку от совершения жертвоприношения, –сказал Кирк.

Вот это куда лучше, с облегчение подумал Скотти.


Глава 6


Кирк, нетерпеливо барабаня пальцами по ограждению мостика, наблюдал за автоматическим шаттлом, приближающимся к инопланетному кораблю. Очутившись над астероидом, он сбросил один из импульсных ускорителей. Цилиндрический блок десятиметровой длины начал плавно приближаться к изрытой кратерами поверхности. Когда он оказался на расстоянии шести метров от корабля, с боков цилиндра неожиданно вылетели два захвата и намертво вцепились в поверхность.

– Пока все хорошо, –услышал Кирк шепот Зулу. Рулевой, как обычно, сидел за своей станцией слева от Райли.

– Инженерная мостику, – сказал по коммуникатору мистер Скотт. – Мы готовы к отклонению на один градус, капитан.

– Отлично, Скотти. –Кирк уселся обратно в кресло. Мира Колес и Уэсли Варрен стояли у него за спиной, с напряженным вниманием вглядываясь в экран.

– Когда он будет двигаться по безопасной орбите, огибая солнце, –сказал Кирк, – мы сможем его исследовать в удобное для нас время.

– Мы все? –спросила Мира. – Или только Звездный Флот?

Кирк глубоко вздохнул, отказываясь поддаваться на провокацию. Несмотря на всю дипломатию, ему все труднее становилось контролировать раздражение, вызванное этой женщиной. В ситуациях вроде этой, иногда ему помогало прикидываться Споком.

– Я уже согласился, что вы можете помочь нам изучить этот объект, –медленно произнес он. – Я не вижу причин изменить свое мнение, до тех пор пока вы не станете нам помехой, – он замолчал. – В любом случае, если все пройдет хорошо, вы и ваши люди сможете исследовать его на досуге. У моей команды есть шанс только поцарапать поверхность, если так можно выразиться.

– Вы не можете сказать, имеет ли исследование его какую-либо практическую ценность, –пробормотала Мира Колес. – А если нет, у нас вряд ли будет шанс снарядить нашу собственную экспедицию. Многие посчитают это глупой тратой усилий, – в ее глазах промелькнуло нечто похожее на сожаление.

– Мы готовы, капитан, –донесся из инженерной голос Скотта.

– Давайте! –приказал Кирк.

Все на мостике молчали, наблюдая, как из импульсного ускорителя вырвалась огненная полоса. Всего мгновение она была видна на экране; крошечного изменения скорости объекта, увеличения или уменьшения, будет достаточно, чтобы он описал широкую дугу вокруг солнца, не столкнувшись с ним. Странно, подумал Кирк, вслушиваясь в наступившую тишину – словно все ожидают, что что-то пойдет не так. Возможно, он и группа высадки просто не оправились еще от странного опыта дезориентации.

– Орбита достигнута, –доложил Спок со своей станции.

– Хорошо, –ответил Кирк. Пожалуй, можно теперь сменить персонал на мостике – они все нуждались в отдыхе.

– Капитан, –снова сказал Спок. – Объект возвращается на прежний курс.

– Да, –подтвердил Скотти из инженерной, – он просто затормозил импульс своим…не знаю чем. Я вообще не представляю, с помощью каких сил он движется!

Кирк медленно поднялся на ноги.

– Активируйте ускоритель еще раз, Скотти, –приказал он.

– Работает… –донесся голос Скотти.

– Он перешел на безопасную орбиту, –проговорил Массоуд. – Погодите – что происходит?

– Он сопротивляется, –ответил Спок. – Возвращается на прежний курс…набирает ускорение.

Мира Колес повернулась к Кирку. – Если вы не можете его отклонить, – тихим, но жестким голосом произнесла она, – вам придется его уничтожить.

Он взглянул в ее рассерженные серые глаза. Она боялась за свой мир, он видел это по ее лицу, – но политическая часть ее мозга уже взвешивала последствия возможных действий. Если астероид продолжит движение к солнцу, если его таинственное поле потревожит звезду и, следовательно, изменит климат на планете, тиртасианцы – те, кто выживут – неминуемо обвинят Федерацию, возможно, даже обоснованно. Имеется запись, на которой Мира возражает против попытки проникновения внутрь чужого, и Кирку будет сложно доказать, что не его действия повлекли за собой такой исход. Даже если Звездный Флот найдет его действия оправданными, Федерации понадобится козел отпущения – особенно если климатические изменения сделают Тиртаус 2 непригодным для жизни.

Он не хотел даже думать о возможности, что придется эвакуировать колонию Федерации. Даже только угрозы эвакуации будет достаточно, чтобы еще больше тиртасианцев встали под флаги сепаратистов. Возможно, даже Мира Колес и ее помощник поверят, что их вера в Звездный Флот и Федерацию была ошибочной. Эвакуация на другую планету сможет легко убедить их в необходимости навсегда разорвать отношения.

– У нас еще есть время, чтобы рассмотреть другие предложения, –сказал Кирк. – Мистер Спок, когда произойдет столкновение?

– Если ускорение останется постоянным –через три дня, – ответил вулканец.

– Тогда уничтожьте его сейчас, –сказала тиртасианка, – пока еще есть время.

– Я принял решение, мисс Колес. Мы подождем еще немного.

– Жаль будет потерять этот артефакт, не предприняв попытки перевести его на безопасную орбиту, –произнес Спок.

Мира Колес стремительно повернулась к первому офицеру. – Вы пытались его отклонить, – напомнила она, повышая голос. – Это не получилось. И вряд ли получится. Только глупец –…

Спок поднял руку, прерывая ее.

– Я против непродуманных действий, мисс Колес.

– Это наиболее эффективное действие.

– Верно, –ответил Спок, – но оно сродни убийству больного, чтобы вылечить болезнь. Если мы уничтожим объект, мы потеряем не только шанс изучить его, но и, возможно, породим события, которые не сможем контролировать. Совершенно очевидно, что этот мобиль принадлежит качественно иной цивилизации. Следовательно, мы не знаем, к чему может привести его уничтожение. Кроме того, попытка может не иметь успеха – и последствия нельзя предугадать.

– Ничто не может перевесить опасность, нависшую над моим миром! –выкрикнула Мира Колес.

– Согласен, –ответил Спок. – Будьте уверены, мы не отвергаем возможности уничтожения мобиля, если это станет необходимым. Самозащита имеет высший приоритет.

– Но что вы собираетесь делать сейчас? –спросил Варрен. – Продолжать попытки отклонить его, в надежде, что это сработает? Может быть и так. Может, мы просто не были достаточно настойчивы…

Кирк заметил, как в глазах Миры мелькнуло негодование – ее помощник не соглашался с ней!

– Мы можем продолжить попытки, –сказал Скотти по коммуникатору.

– У меня есть другое предложение –проговорил Спок. – Так как из всей группы высадки я был наименее затронут эффектами этого корабля, я попробую вернуться туда и найти управляющий центр. За исключением полного уничтожения объекта, только внутренняя директива сможет отклонить его с курса,

– А если у вас не получится? –спросил Мира.

Спок промолчал.

– Тогда мы его уничтожим, –ответил Кирк.

Тиртасианка взглянула на него. – Если у вас еще будет время, капитан.

– Есть еще кое-что, –сказал Скотти. – Мы не сможем вернуть мистера Спока, если снова появится это поле.

– Вы правы, Скотти, –Кирк сдвинул брови. – Спок, вам лучше взять шаттл – тогда вы сможете выбраться оттуда.

– Я пришел к такому же заключению, капитан.

– И еще точки входа, –пробормотал Скотт. – Они не стоят на месте. Я не знаю, сколько еще…

– Найдите одну, –приказал Кирк. – И побыстрее.

– Есть, сэр, постараюсь.

Мира Колес вздохнула, поворачиваясь к Кирку. Варрен посмотрел на него и едва заметно покачал головой, будто извиняясь за ее поведение. Спок уже направлялся к турболифту. Все, сказанное вулканцем, было в высшей степени разумно, но Кирк знал, что у его помощника был еще один мотив для возвращения в мобиль, для отсрочки его уничтожения на как можно больший срок. Технологии инопланетного корабля потрясали воображение, и эти знания не должны были быть потеряны для науки Федерации. А самого Спок такие знания притягивали как костер – мотылька.

– Спок, по моему приказу ты возвращаешься назад, –сказал Кирк.

– Есть, капитан.

Кирк едва не улыбнулся привычной формальности, как всегда четкому подчинению; но он также знал, что его друг поступит так, как хочет он, конечно, соблюдая осторожность и трезво оценивая опасность…и в то же время, совсем как Кирк, проверяя правила на предел прочности.


Глава 7


Шаттл медленно приближался к астероиду. Спок отметил на дисплее точку входа. Вход находился почти посредине корабля, что совпадало с данными мистера Скотта.

Шаттл приближался все ближе и ближе к мобилю, и Спок приготовился снова войти туда. Он неплохо сдерживал внутренний беспорядок во время первого исследования мобиля. Изогнутые под странными углами зеленые и черные коридоры сильно повлияли на состояние его спутников, но оставили разум вулканца относительно незатронутым. Также он успешно сопротивлялся головокружению и дезориентации, так беспокоивших прочих офицеров. Но он все же знал, что часть его – очевидно, человеческая часть – была подвержена вилянию артефакта не менее, чем люди. Его воображение, обычно тщательно контролируемое, теперь вырывалось из-под контроля. Черные коридоры, казавшиеся сделанными для насекомых, вызывали в воображении отталкивающих насекомоподобных существ, хотя никаких доказательств тому, что именно инсектоиды построили этот мобиль, не было.

Да, было логично вернуться сюда одному. И так же логично было сделать все возможное, чтобы предотвратить уничтожение мобиля. Но все-таки, он не хотел говорить остальным, почему же он чувствовал столь настоятельную потребность вернуться сюда одному.

Ему нужно было, чтобы спутники не отвлекали его внимания. Теперь, находясь в шаттле в одиночестве, он снова встал лицом к лицу с необходимостью в одиночку встретиться с инопланетянами. Его приводила в недоумение только сила этого импульса…но он снова отнес это на счет своей человеческой половины.

Это желание неуместно, напомнил себе Спок, маневрируя, чтобы приблизиться к входу. Первостепенная задача – отклонение мобиля с курса; и эта необходимость должна перевесить любые его внутренние мотивации.

Поднявшись с кресла, он еще раз прокрутил в голове разработанный им и мистером Скоттом план. Когда шаттл будет надежно закреплен у входа, он будет проводить поиск внутри мобиля, разделив его на шесть примерно равных секций. Как только он закончит исследование одной секции, мистер Скотт и лейтенант Кайл из транспортаторной перебросят его по координатам следующей. Это позволит немного сэкономить время; кроме того, вряд ли он сможет обойти пешком весь мобиль.

Люк шаттла открылся, и перед взглядом Спока предстала плоская, зазубренная поверхность без малейшего отверстия. Вход был закрыт.

Спок коснулся кнопки коммуникатора.

– Мистер Скотт.

– Я вас слушаю.

– Возможно, я не смогу отсюда попасть внутрь. Я провожу сканирование входного механизма, но пока не вижу никаких способов запустить его.

– Попробуйте последовательность различных частот, –посоветовал Скотти. – Это должно сработать.

Спок переключил трикодер, пробежавшись по всем частотам, какие тот мог издать. – Неэффективно.

– Спок, –вмешался голос капитана Кирка, – у нас нет времени, чтобы пытаться взломать инопланетный сейф. Скотти перебросит тебя внутрь корабля.

– Капитан, напоминаю вам, что возможно, обратная процедура не получится, если мобиль вновь поднимет поле.

– Я знаю, –ответил Кирк, и Спок услышал беспокойство в голосе капитана.

– Если возникнет необходимость, я могу попробовать открыть этот люк изнутри, используя фазер.

Капитан мгновение молчал. – Ты можешь хоть сейчас пробить фазером выход – но мы не знаем, что это повлечет за собой. Не делай этого.

– Я согласен с вами, капитан, в настоящий момент неразумно наносить повреждения мобилю. Возможно, его системы воспримут это как нападение. Разумнее подождать, пока у нас не останется другого выхода. Действуйте, мистер Скотт.

– Давайте, Скотти, –добавил Кирк.

Ровная металлическая поверхность шлюза на мгновение пропала с глаз Спока, и вместо нее появилось знакомое переплетение черно-зеленых коридоров. Он просканировал местность трикодером и снова засек где-то неподалеку живые существа. Внезапно ему показалось, что их было очень много, что они шепчут что-то на непонятном чужом языке, сканируя его мысли.

– Послушайте, –громко сказал он. Если они даже не поймут его слова, возможно, смогут как-нибудь распознать предостережение в его голосе. – Вам грозит опасность, которую вы должны предотвратить. Ваш корабль движется по направлению к солнцу этой системы, и мы не можем изменить его курс. Вы должны действовать быстро, или же погибнете.

Чужие голоса в его разуме становились громче, будто насекомые атаковали его мозг. Он почти почувствовал, как крошечные создания ползают внутри его черепа.

Затем, неожиданно, шепот оборвался. Словно огромная волна ударилась о какой-то внутренний барьер и откатилась назад. Трикодер по-прежнему показывал присутствие живых существ неподалеку.

Спок направился вперед по черному зубчатому коридору, не зная, что же его ожидает впереди.

– Спок, –сказал по связи Кирк. – Рапорт.

– Все еще никаких признаков управляющего центра, капитан, –раздался голос вулканца. – Я начинаю думать, что его может не быть вообще, по крайней мере в нашем понимании.

Мира Колес и Уэсли Варрен вернулись на мостик вскоре после того, как Зулу и Райли вернулись на свои посты. Тиртасианцы могли отдыхать в своих каютах и дольше – они не нужны были на мостике, но они думали о безопасности своего мира.

– Предположения, мистер Спок? –поинтересовался Кирк.

– Я подозреваю, что контроль над этим кораблем мог осуществляться ментальным образом. Возможно, произошло сращение живого разума с механическими приборами, и этот объединенный разум управляет конденсаторами мощности.

– Интересно, –задумчиво протянула Кейт Тейквит, сидевшая за компьютерной станцией.

– Это может объяснить, почему трикодер показывает наличие жизненных форм, хотя я никого не вижу, –продолжил голос Спока. – Возможно, они существуют по всему объему этой структуры. Это также может объяснить, почему мы ощущаем психическое неудобство.

– Вы имеете в виду, что они пытаются контактировать с нами? –спросила Кейт Тейквит.

– Вполне возможно.

– Или же они сознательно пытаются отпугнуть нас? –предположил Кирк.

– Это еще одна возможность.

Мира Колес вздохнула. – Но наша единственная надежда отклонить их корабль – заставить их самих сделать это. И если это не получится…

– Да, –твердо проговорил Кирк, приняв решение. – Тогда нам придется уничтожить их.

– Мистер Скотт, –сказал Спок, – телепортируйте меня по координатам второго сектора.

– Есть, –откликнулся Скотти из транспортаторной. – Считайте, что вы уже там!

– Он не должен сдаваться раньше времени, –прошептал Варрен на ухо Мире Колес. – Еще осталось пять секторов.

– Мистер Спок, –проговорил Кирк. – Что вы сейчас видите?

– Большое количество странного вида коридоров тех же зеленых и черных цветов.

Кирк нахмурился, уловив странные нотки в голосе своего первого офицера. Возможно, этот артефакт все-таки влияет и на него?

– Капитан, –настойчиво сказала Мира Колес. – Это ни к чему ни приведет. Вы должны забрать его оттуда и решить наконец вопрос об уничтожении этого объекта,

Он повернулся к ней.

– Только в крайней случае. Мы продолжим двигаться на прежней скорости, и уничтожим его только тогда, когда ничего другого не останется.

Губы тиртасианки сжались.

– Вы думаете, что это легко для меня –настаивать на уничтожении? Уничтожение – это расточительство, а тиртасианцы ненавидят расточительство.

Кирк медленно поднялся на ноги.

– Я сказал, что буду действовать, когда придет время.

– Время уже пришло, капитан Кирк. Не рискуйте. Верните коммандера Спока и уничтожьте мобиль, пока еще можете.

– Мисс Колес имеет все основания так говорить, капитан, –произнес Спок. – Только наше научное любопытство предвосхитило решительные действия. Но я согласен с вами, что в данный момент любопытство должно перевесить осторожность.

– Мы можем уничтожить разумную жизнь, –сказал Кирк, снова опускаясь в кресло. Более того, раз уж вы настаиваете на практичности, мы можем уничтожить что-то, что отплатит нам за наши действия. И это может означать куда худшие проблемы, чем возможное изменение климата на вашей планете.

– Я уже говорил, –добавил Спок, – возможно, что мы запустили неожиданную цепь событий, но я сомневаюсь, что хотя бы одно такое событие было возмездием. Жизнь на борту этого приняла нечто, что кажется защитными мерами, но они не совершали против нас агрессивных движений.

– Я принимаю во внимание ваши наблюдения, коммандер, –сказала Мира Колес. Повернулась к Кирку. – Когда вы сталкиваетесь с настолько чужим разумом, ожидание – куда больший риск, чем вы осознаете. Уничтожьте мобиль.

– У мистера Спока еще есть время, –холодно проговорил Кирк.

– Я предпочла бы отказаться от этого плана, –сказала тиртасианка.

– Я согласен с вами, капитан, –сказал Спок. – но пока что, вы можете снова попробовать импульсный двигатель.

Серые глаза Миры Колес сузились, и ее мысли стали ясны каждому: вы все, офицеры Звездного Флота, спаяны в одно целое.

– Мистер Скотт, –приказал Кирк. – Попробуйте снова импульсный ускоритель.

– Есть, сэр. Скотт инженерной –запустить двигатель!

– Активируем, –раздался голос лейтенанта Лунда.

На этот раз это должно сработать, повторял про себя Кирк. Может, они просто были недостаточно настойчивы, и в этот раз со стороны чужого корабля не последует сопротивления. Тогда проблема решится сама собой – астероид будет вращаться по околосолнечной орбите, и они смогут его изучать на досуге.

Мира Колес пристально смотрела на экран, и Кирк видел в ее глазах отражение собственной надежды.

– Курс скорректирован, –доложил Лунд, – Он обходит солнце по огибающей.

– Давайте посмотрим, удержится ли он, –пробормотал Зулу.

На мостике воцарилась тишина.

– Не получилось, –проговорил Лунд через коммуникатор. – Он скорректировал курс и снова движется к Солнцу.

– Подтверждено, –раздался компьютерный голос.

– Эта штука хочет пожара! –выкрикнул Скотти. – Она его получит!

– Спок, ты слышал? –спросил Кирк.

– Да, капитан.

– Какие предложения?

– Я намереваюсь остаться еще на шесть часов. Это даст мне достаточно времени, чтобы по крайней мере исследовать оставшиеся секторы. Я не хочу отступать, не собрав как можно больше информации. Вы удовлетворены, капитан?

– Продолжайте, мистер Спок, –тихо сказал Кирк.

Мира Колес склонила голову.

– Капитан, –сказала она. – Пожалуйста, учтите, что в ближайшие шесть часов может произойти что-нибудь, что помешает вам уничтожить мобиль. Он может иметь систему защиты. Мы говорим о моем мире и безопасности вашего первого офицера.

– Мисс Колес, мой первый офицер способен оценить риск, а я доверяю его суждению. –Несмотря на эти слова, благоразумие говорило Кирку, что Мира права, что безопаснее всего – уничтожить чужой корабль. Звездный Флот, без сомнения, одобрит его за спасение колонии. Мира Колес сможет доложить Совету Федерации, что она и Кирк действовали в полном согласии. Возможно, тиртасианцы будут даже благодарны Звездному Флоту за помощь, и это поможет подавить разговоры о создании новой колонии и отделении от Федерации. Кроме всего прочего, Спок будет в безопасности на "Энтерпрайзе".

Но, не говоря этого вслух, Спок просил его подождать; он определенно намеревался исследовать корабль до тех пор, пока это будет возможно. Возможно, мобиль был не единственным? Могут ли существовать другие подобные артефакты? Он отогнал эти мысли; нет смысла осложнять ситуацию, размышляя о выдуманных угрозах.

Кирк поднялся. Мира Колес нетерпеливо взглянула на него.

– Мы сделаем все что сможем, –проговорил капитан.

Уэсли Варен колебался. – Так вы собираетесь уничтожить его? – Кирк ясно расслышал неодобрение в его голосе.

– Поспешишь –людей насмешишь, – ответил Кирк. – Посмотрим.

Вся его интуиция говорила, что пока еще рано действовать. Но когда время наступит, он сделает все, что должно быть сделано.


ГЛАВА 8


– Кристина, –сказал Леонард Маккой. – Ты за старшего. Я пойду на мостик.

Кристина Чэпел кивнула. – Не хочется мне этого говорить, – пробормотала она, – но я согласна с Мирой Колес. Надеюсь, капитан вытащит оттуда мистера Спока.

Маккой вышел из лазарета и поспешил к ближайшему турболифту. Попавшие в лазарет члены экипажа готовы были вернуться к исполнению своих обязанностей, так что его присутствие там пока не требовалось. И он слышал обсуждение через интерком. Голос Джима Кирка звучал так, словно ему не помешало бы пару часиков поспать, а Колес вовсе не собиралась облегчать ему жизнь. Да и Спок тоже. Маккой не знал, кто же раздражал его больше: Мира Колес, выливающая капитану на голову ушат проблем, о которых тот и так прекрасно знал, или же упрямый вулканец, настаивающий на бесполезном исследовании инопланетного корабля.

Маккой прислонился к стенке лифта и вздохнул. Черт побери, подумал он, Джим был также заинтересован мобилем, как и Спок. Приходилось признать, что и его все больше интриговала эта штука. Даже Мира Колес, вероятно, желала бы узнать о ней больше – но долг перед своими людьми перевешивал любопытство.

Капитан стоял у компьютерной станции, переговариваясь с Кейт Тейквит и Али Массоудом, когда Маккой появился на мостике. Мира Колес и молодой Варрен стояли рядом с креслом Ухуры.

Тиртасианка глянула на Маккоя. – Приветствую, – проговорила она, и он смог расслышать раздражение и усталость в ее голосе. Маккой кивнул им обоим; Варрен нерешительно улыбнулся. Мира Колес сдвинула брови.

– Капитан признал, что ему, возможно, все же придется уничтожить корабль, –Мира небрежно махнула рукой по направлению к экрану. – Но он настаивает на отсрочке любых действий против него как можно большее время.

– Я слышал это, мадам, –ответил Маккой с напускной медлительностью.

Кирк отошел от компьютерной станции и, кивнув Маккою, вернулся к своему креслу.

– Мистер Зулу, –проговорил капитан. – Установите параллельный курс, и приготовьте залп фотонных торпед по углам квадранта и в самый центр. Стрелять только по моему сигналу!

– Есть, капитан.

– Мистер Спок?

– Да, капитан, –ответил вулканец. – Мы должны учитывать все возможности.

– Так почему вы не забираете оттуда своего первого офицера? –спросила Мира Колес.

Судя по слишком выдержанному тону капитана, тот еле сдерживался, чтобы не вспылить. – Будьте уверены, что я не собираюсь рисковать ни жизнью моего первого офицера, ни безопасностью вашего мира – если опасность станет ясна.

Вы будете рисковать целым миром, основываясь на интуиции? –гневно спросила Мира Колес. – Даже небольшая опасность – это большой риск. Мы не можем просто сидеть и ждать, пока наше солнце поглотит этот корабль.

– Мисс Колес, –тем же экстремально вежливым тоном сказал Кирк, – Я хорошо знаю, что означает взвешивать шансы. Если я допущу ошибку, она коснется не только вас и ваших людей. Мой корабль и мой экипаж также рискуют, и это для меня важнее. Если Звездный Флот сочтет мое решение ошибочным, то я потеряю и то и другое.

Может, хоть это заставит ее заткнуться, подумал Маккой. Несмотря на это, он чувствовал некоторую симпатию к Колес. Благоразумие было на ее стороне, даже если она и не слишком-то пыталась помочь, задирая капитана.

– Понимаю, –проговорила она, – но…

– Я хорошо знаю, –продолжил капитан, слегка повышая голос, – что нельзя рисковать населением целой планеты, гоняясь за неизвестным. У меня больше нет времени, чтобы обсуждать это, мисс Колес. Если вы не закроете рот и не прекратите мне мешать, мне придется удалить вас с мостика и запереть в каюте.

Мира Колес смертельно побледнела; в ее глазах мелькнуло возмущение, но она смолчала.

– Капитан, –донесся по связи голос Спока, – я скоро закончу исследование второго сектора, и если за это время я не найду контрольного центра или другого способа остановить мобиль, то мы не сможем ничего больше поставить перед уничтожением тиртасианской колонии.

Ну, с некоторым удивлением подумал Маккой, капитан и Спок и в самом деле действовали абсолютно согласованно.

– И к чему мы пришли, капитан? –несколько смягченным тоном спросила Мира Колес.

– Мистер Скотт, –не отвечая, вызвал Кирк.

– Да, сэр.

– Поднимите Спока, как только он закончит. Мистер Спок –мы можем с уверенностью утверждать, что столкновение мобиля с солнцем системы повлечет неблагоприятные последствия для Тиртауса 2?

– Мы не можем знать этого абсолютно точно, –ответил Спок. – Нам известно лишь, что мобиль обладает двигательной системой, которое может затрагивать звездные тела. Возможно, этого будет недостаточно, чтобы поставить окружающую среду под угрозу, но мы не можем быть в этом уверены. Звезда достаточно массивна, чтобы поглотить тело такого размера без всяких видимых эффектов.

– Да не в этом дело, –прошептала Мира, так тихо, что расслышал только стоявший рядом Маккой. – Не нужно рисковать. Нельзя рисковать!

– Спок, когда вы закончите этот сектор, у вас будет еще четыре часа, –предупредил Кирк.

– Прежде мы остановились на шести часах, –донесся голос вулканца.

Маккой заметил взгляд серых глаз Миры и понял, о чем она думает – даже это время слишком велико.

– Четыре часа, –повторил Кирк. – И выбирайтесь оттуда. Мистер Скотт, вернитесь в инженерную и наблюдайте за приборами. Мистер Кайл, через четыре часа транспортируйте на борт мистера Спока.

Кирк молча смотрел на передний экран, затем поднял глаза на приближающегося к командирскому креслу Маккоя. Доктор кинул косой взгляд на Миру Колес, затем склонился к уху капитана и заговорщицки прошептал: – Я, наверное, смогу выдумать причину, чтобы ненадолго забрать ее с мостика. Может, еще одно медобследование – ну, скажем, стресс от пребывания в космосе…

– Не беспокойся, Боунз, –Кирк предпочитал, чтобы она был под рукой. Пусть язвит, сколько ей угодно, но не вмешивается в ключевые моменты. Он не хотел, чтобы она думала, что он принимает решения за ее спиной. Он не хотел дать ей шанса после обвинить его в нечестной игре, в игнорировании ее советов и пренебрежении интересами ее людей. Она доверилась Федерации и защищала ее перед всем своим миром. Он должен был сделать все, чтобы оправдать это доверие.

– Капитан! –закричал по связи Лунд. – Астероид снова активировал поле!

– Подтверждаю, –повернулся Али Массоуд. – Сенсоры показывают то же самое.

– Дай погляжу, парень, –послышался из коммуникатора голос Скотта. Кирк ждал, уже понимая, что скажет ему старший инженер. – Да, капитан, – продолжил Скотти. – Поле включилось, и мы не можем транспортировать никого на борт без смертельного риска. Показания плотности поля очень высокие. Они превышают все нормы безопасности!

– Спок, ты это слышал? –спросил Кирк.

Ответа не было.

– Спок! Ты меня слышишь? Ухура!

– Канал открыт, капитан, –подтвердила Ухура.

– Спок!

– Да, капитан.

– Ты меня слышишь?

– Да, –подтвердил Спок. – Мой коммуникатор не работает, но поле не оказало влияние на субсветовой передатчик скафандра.

– Поле все еще активно, мистер Спок, –сказал Скотти. – Вам придется самому оттуда выбираться.

Кирк сжал подлокотники кресла. – Спок, вы знаете путь обратно к шаттлу?

– Да. Я засек его координаты трикодером.

– Уходите. Это приказ. –Он ожидал, что Мира Колес снова влезет с каким-нибудь советом. К счастью, она промолчала.

– Капитан, –позвал Массоуд от своей станции. Почти в то же время, Кирк услышал голос Скотти по интеркому.

– Продолжайте, Скотти, –приказал Кирк.

– Мобиль наращивает ускорение, –сказал инженер. – Время кончается, капитан.

Пальцы Кирка до боли вцепились в подлокотники. Рядом с ним приглушенно чертыхнулся Маккой. Он почти слышал мысли Миры Колес, знал, что она скажет в следующую минуту. Вы скорее позволите астероиду столкнуться с солнцем, чем дадите погибнуть своему первому офицеру. Вы поставили его жизнь против жизни моего мира. Что вы предпримете, если он не сможет выбраться оттуда вовремя? Уничтожите мобиль? Вы должны были прислушаться ко мне, вы должны были вернуть его раньше

В воздухе повисла неизбежность, подумал он. Одна за другой закрывались двери, ведущие к рациональным решениям.

Кто- то сказал когда-то: "Нужно прожить жизнь, смотря вперед, но постигнуть ее можно, лишь оглянувшись назад." Он бы слегка перефразировал: "Ты видишь судьбу, оглядываясь назад. Глядя вперед, ты не можешь ее увидеть."

Ну что ж, он смотрел вперед, и у него все еще оставалась пара ходов.

Ухура, развернувшись в кресле, покосилась на Миру Колес. Она стояла неподвижно, скрестив на груди руки и уставившись пустым взглядом в экран. Ухура знала, что она поняла наконец всю серьезность ситуации, что она ничего не могла предложить, чтобы хоть чуть-чуть облегчить ее. Мира поняла дилемму, вставшую перед Кирком и его первым офицером – и только они могли ее разрешить.

Мира передвинулась ближе к своему помощнику.

– Изгнание, –понизив голос, сказала она Уэсли. – Вот что это может значить. Я лидер – с меня больше требуют, меня быстрее осуждают. Я знаю, что меня не должно волновать это, но ничего не могу поделать.

Изгнание, подумала Ухура. Она вдруг вспомнила последний день в Каллинусе – тогда Уэсли Варрен и еще двое молодых тиртасианцев пригласили ее и Кейт Тейквит пообедать с ними. Еда была проста, как обычно, но люди в таверне были приветливы – по тиртасианским стандартам, разумеется. Товарищи Уэсли попросили ее спеть, а затем разговор перешел на господствовавшие среди тиртасианцев обычаи.

– Я должна заметить, –сказала Кейт Тейквит, – что ваша планета, наверное, одна из самых безопасных в галактике. Насколько я могу судить, у вас почти нет преступлений, и я не видела тюрем или полицейских.

– Вы отчасти правы, –ответил Уэсли. – Ни один тиртасианец не покажет никому, что он жаждет обладать некой вещью настолько, чтобы украсть ее. Поэтому кражи очень редки. Драки, убийства, изнасилования – они все происходят из-за лишней импульсивности, которую мы контролируем всеми силами. Большая часть населения обитает в небольших городках и деревнях, где можно наблюдать за происходящем. Мы уверены, что наши дома и рабочие места безопасны, и мы все знаем, как защитить себя.

– Правда в том, что мы сами себе полиция, –добавил один из его друзей. – Никто не хочет зависеть от другого, вытащившего его из беды. А наказание за нарушение таково, что никто в здравом уме просто не станет рисковать.

– И что же это за наказание? –с любопытством поинтересовалась Ухура.

– Изгнание на северный континент, –ответил Уэсли, отводя взгляд. – Никто не выживет там.

Совершенно ясно было, что он не хотел больше об этом говорить; а Ухура, изучив позже несколько записей, была удивлена, почему о таком наказании нет ни единого упоминания.

Тиртасианский лидер глянула на Уэсли, сделала шаг к лифту и остановилась. Казалось, что она таки не собиралась покинуть мостик. Ухура повернулась обратно к своей консоли. Она знала, что Мира останется здесь, в роли свидетеля, готовая дать свою версию происшедшего.

– Что, если Спок не выйдет оттуда вовремя? –шепотом спросила Мира. Ухура снова повернулась к ней.

– Вы слышали, что он сказал, –ответила Ухура. – Капитан сделает все, возможное.

– Спок, –раздался в его шлеме голос капитана, – Ускорение астероида продолжает нарастать.

– Принято, капитан, –Спок, двигаясь по очередному черному коридору, все же не мог принять, что на чужом корабле не было никакого подобия управляющего центра. Здравый смысл упорно настаивал, что обнаружение такого центра предоставит наиболее легкий путь отклонения мобиля от столкновения с солнцем. Или же, напрашивается вывод, что корабль неконтролируем, и на борту нет разумной жизни, если не считать защитных систем. Еще один вариант – чужие намеревались совершить коллективное самоуничтожение, специально направляя корабль на солнце.

– Ты возвращаешься к шаттлу? –спросил Кирк.

– Через некоторое время, капитан, –Спок считал показания с трикодера. – Сигналы жизненных форм становятся сильнее, капитан. Двигаюсь по сигналам трикодера.

Он медленно продвигался вверх по изгибающемуся в разные стороны коридору. Он был уверен теперь, что его восприятие тоже затронуто инопланетной конструкцией; несколько раз, когда он пытался дотронуться до ближайшей стены, оказывалось, что она удалена от него на несколько десятков метров. Или наоборот, он натыкался на стены, которые не мог четко различить в черно-зеленом хаосе. Это было похоже на потерю ощущения перспективы, подумал он.

– Спок, –сказал Кирк более настойчивым тоном. – Темпы ускорения еще увеличились. На исследования больше нет времени. Уходи немедленно.

– Да, капитан, –он прибавил шагу. Одни поворот…другой… Коридор становился уже. После третьего изгиба коридор стал столь узким, что дальше уже нельзя было пройти. Однако проход был, и он протиснулся бы, если бы снял скафандр. Дальше по коридору был жизнь, показания трикодера были на это счет абсолютно ясны, хотя трикодер и не обладал данными о виде этой жизни. Возможно, там же, впереди, находился и контрольный центр.

– Мистер Кайл, –сказал Спок. – Вы можете, увеличив энергию, перебросить меня на пятьдесят метров вперед от текущей позиции?

– Нет, –ответил Кайл. – Я бы не рискнул сделать это, пока активно поле, даже если бы видел вашу позицию.

Пятьдесят метров, подумал Спок – и шанс остановить мобиль. Одна жизнь –…

– Есть шанс, что поле может снова исчезнуть? –спросил Кирк.

– Нет! –крикнул Скотти с инженерной станции. – Ускорение продолжает расти; поле, скорее всего, часть двигательной системы.

– Спок, уходи оттуда, –сказал капитан. – Это приказ.

Спок повернулся спиной к проходу. – Есть, капитан, – ответил он.

Споку понадобилось больше времени, чем он ожидал, чтобы вернуться к шлюзу, где он оставил шаттл. Извилистые коридоры не давали сориентироваться; дважды он поворачивал в ложном направлении, даже несмотря на показания трикодера.

Хорошо, сказал он сам себе; если на зрение нельзя полагаться, разумнее будет обойтись без него.

Он закрыл глаза, и направился дальше. Ощущение дезориентации слегка притупилось. Наконец, у знакомого поворота, он открыл глаза.

– Капитан, –медленно проговорил Спок, распознав это помещение, – я нахожусь в шлюзе.

– Не теряй времени, –пришел ответ Кирка.

На месте входа была темная, плоская поверхность, окруженная зеленой границей неправильной формы, напоминающей вытянутый пятиугольник. Спок просканировал границу, ища кнопку или панель управления, но ничего не обнаружил. Возможно, эти шлюзы контролировались не физическим образом.

– Очевидно, нет возможности активировать шлюз отсюда, –сказал Спок. – Мистер Кайл, вы можете транспортировать меня в шаттл напрямую?

– Нет, коммандер.

– Это проклятое поле все еще держится, –устало добавил Скотт, – и даже сильнее становится. Мы не можем вас поднять.

– Используйте фазер, –приказал капитан. – Это приказ – другого выхода все равно нет.

– Да, капитан. –Спок, вытащив свой фазер, направил его на вход. – Огонь.

Луч фазера со свистом вспорол воздух, и на черной поверхности расцвела яркая вспышка –

– чтобы тут же пропасть.

Спок на минуту опустил фазер, затем установил переключатель на максимум и выстрелил снова. На сей раз он не отпускал кнопку, пока жалобное шипение фазера не показало, что его энергетическая мощность истощилась.

– В фазере кончился заряд, капитан, –доложил он.

– А мы все еще не можем вас вытащить, –с беспокойством сказал Скотт.

– Подожди, –сказал Кирк, и Спок уже понял, что имеет в виду капитан. – Мистер Спок, вернитесь на прежнюю позицию. Мы еще раз пошлем шаттл, чтобы сбить его с курса, а если не удастся, откроем по нему огонь из корабельных фазеров. Потом пришлем за вами шаттл.

Маккой был готов сказать, что это не сработает, что это было бы слишком просто, что Джим ждет уже слишком долго, что он с самого начала не должен был позволять Споку лезть в этот мобиль… Но он продолжал молчать, понимая, что все его замечания ничем не смогут помочь.

Инопланетный мобиль, казалось, выжидал, пока "Энтерпрайз" установит все фазеры в боевую готовность.

– Спок, мы готовы, –сказал Кирк.

– Готов, капитан, –ответил Спок.

Мира Колес подошла ближе и встала рядом с Маккоем; он видел в ее лице сомнение и страх.

– Абсолютное доверие, –пробормотала она. – Я имею в виду Спока. В его голосе. Он явно уверен, что Джеймс вытащит его оттуда.

Он было намеревался сказать, что она слышит слишком много в обычном бесстрастном голосе вулканца, но сдержался.

– Наверное, да, –наконец согласился Маккой. И в этом не было ничего нового.

– И Джеймс не позволит ему погибнуть.

Маккой промолчал. Он знал, что капитан примет верное решение касательно Тиртауса 2, что он не будет рисковать безопасностью миллионов, ради безопасности Спока. Но, как обычно, Джим сделает все, чтобы найти другой путь, чтобы обойти правила. Он пойдет на сделку с богом или с чертом, подумал Маккой, чтобы найти это путь.

– Открыть огонь, мистер Зулу, –приказал Кирк.

Яркий луч ударил в мобиль. Экраны стояли на максимальном приближении, и все же никто не увидел ни малейшего повреждения.

– Повторить, мистер Зулу, –приказал Кирк. – Тридцатисекундная задержка.

– Готово, сэр.

Теперь луч был четко виден на экране все тридцать секунд – с прежним результатом.

– Капитан, –позвала Тейквит от своей станции, – скорость объекта увеличивается. Уже больше половины нашей импульсной мощности – это просто невероятно!

– Шесть часов до вхождения в корону солнца, –добавил Массоуд.

– Подтверждаю, –отозвался Скотти с инженерной станции.

– Огонь, –скомандовал Кирк, повышая голос. – Держите две минуты.

Снова луч протянулся к инопланетному кораблю. Мира Колес наклонилась вперед, ее глаза расширились. Маккой был уверен, что все на мостике уже поняли, что здесь на самом деле происходит. Если огонь из фазеров на полной мощности оказал столь слабый эффект, то и фотонные торпеды вряд ли проявят себя лучше. Этих инопланетян не так-то просто уничтожить.

Фазерный луч исчез, снова без видимого эффекта.

– Вы должны нанести удар фотонными торпедами в течение следующего часа, чтобы иметь хоть какую-то надежду отклонить его с курса…или же уничтожить своевременно, –сказал Спок.

Возможно, вулканец только что произнес свой собственный смертный приговор. Маккой сузил глаза, не зная, пойдет ли на это Джим.

На мостике на миг воцарилась полная тишина. И в этой тишине прозвучал приказ капитана:

– Приготовиться к залпу торпедами.

Я должен был это знать, подумал Маккой. Джеймс Т. Кирк пожертвовал бы жизнью Спока во имя долга. О том, что творилось у него внутри, Маккой даже не хотел думать, но капитан нес ответственность перед всеми людьми с Тиртауса 2. Он поглядел на Колес и заметил, что ее глаза подозрительно блестят, словно в них стояли слезы.

Кирк оглянулся на Маккоя, затем снова устремил взгляд на экран.

– Спок, –сказал он, – мы готовы открыть огонь.

– Принято, капитан.

– Огонь! –крикнул Кирк, проклиная сам себя.

Фотонные торпеды молниеносно, словно стая огромных электрических угрей, вспороли черноту космоса и ударили в каменистую поверхность мобиля. Маккой напрягся, ожидая увидеть, как скала разлетится в клочья, и мобиль наконец отвернет с курса.

Но астероид по-прежнему был виден на экране, по-прежнему неповрежденный и неуязвимый. Маккой услышал облегченный вздох Кирка, совпавший с его собственным. Лицо Зулу, оглянувшегося на капитана, тоже выдавало облегчение – он абсолютно не хотел стать палачом Спока.

– Стойте! –вдруг крикнул Массоуд от научной станции. – Торпеды все-таки изменили его курс! Теперь мобиль движется по солнечной орбите!

– Что?! –неверящим голосом переспросила Мира Колес, до боли сжав руки перед грудью.

Кирк на мгновение неподвижно замер. – Спок, ты еще там? – наконец спросил он.

– Да, капитан. Я почувствовал некоторую вибрацию при попадании торпед, но область, где я нахожусь, кажется неповрежденной. Судя по показаниям трикодера, эта секция мобиля не повреждена.

– Капитан, –в низком голосе, раздавшимся по коммуникатору, чувствовались следы усталости и разочарования. – Эта чертова посудина снова скорректировала курс. Она опять движется на солнце.

– О, нет, –тихо пробормотала Мира Колес, – нет…

К ней подошел обеспокоенный Уэсли Варрен. "Ужасно", – услышал Маккой ее шепот своему помощнику, не зная, говорит ли она о Споке, или о капитане – или об обоих разом.

Кирк поднялся на ноги. – Это еще не конец, – произнес он, холодно глядя на экран. Маккой понял, что решимость капитана почувствовали все на мостике.

– Но что вы можете сделать? –спросила Мира Колес, поворачиваясь к капитану. – Если даже торпеды оказались бессильны…

– Я готов сделать то, что должно быть сделано, –невыразительным голосом сказал Кирк. – Даже если это повлечет за собой смерть…одного из моих офицеров. Это должно убедить вас, что я не принижаю интересов ваших людей.

– Джеймс, я так не считаю. Я никогда не сомневалась, что вы это сделаете… Я только… –она опустила голову. Наверное, она думает, что если бы Джим послушался ее, то не стоял бы сейчас перед этой дилеммой, подумал Маккой. Может быть, он сам спровоцировал эту ситуацию, отправившись туда в первый раз. Может, он должен был действовать раньше.

– Спок, –спросил Кирк. – Как может мобиль сопротивляться фотонным торпедам?

– Неизвестно, капитан. Можно предположить, что его оболочка состоит полностью из карбон-нейтрония, но масса и инерция должны быть полностью нейтрализованы. Но повторяю, это только предположение.

– Джим, –вмешался Маккой. – Ты должен вытащить его оттуда. Эта штука скоро врежется в солнце, и ничто не сможет ее остановить.

– Спок? –спросил Кирк. – Есть предложения?

– Единственная возможность теперь изменить его курс –найти механизмы управления кораблем.

И что это даст, подумал Маккой, осознав, что вряд ли это что-то изменит. Оболочка мобиля защитила Спока от взрыва фотонной торпеды, но он никоим образом не сможет выжить внутри солнечного ада.


Глава 9


– Сочувствую, Джеймс.

Кирк обернулся, взглянув в серые глаза Миры Колес.

– Насчет коммандера Спока, –продолжила она.

– Этого бы не случилось, если бы я прислушался к вашим советам.

– Я бы так не сказала, –она отвела взгляд. – Если наше солнце пострадает, и наш мир тоже, мой народ будет искать, кого в этом можно обвинить. Они знают, что за вами стоит Звездный Флот, но моя судьба будет полностью в их руках. Они вспомнят, что Аристоклес и я настаивали на том, что один из нас должен быть здесь, чтобы помочь в изучении мобиля, и что я была здесь как советник. Многие вспомнят, как я всегда старалась упрочить связи с Федерацией. Того, что вы не послушали меня, будет недостаточно, чтобы снять мою вину в их глазах.

– Наверное, вы проиграете следующие выборы, –он сказал это так мягко, как только мог.

Уэсли Варрен шагнул ближе к ним. – Это будет наименьшая из проблем, капитан, – проговорил молодой человек. – Когда тиртасианец совершает преступления против общества – и поверьте мне, это происходит очень редко, – то наказание – изгнание.

– Изгнание? –переспросил Кирк.

Казалось, Варрену неудобно об этом говорить. – Обвиняемый отвечает перед шестнадцатью присяжными, – монотонно произнес он. – Он сам говорит в свою защиту. Любой, кто пожелает, может выступить свидетелем, либо за, либо против него. Если большинство голосов против него, преступника ссылают на северный континент. Там очень суровый климат. Ему дают немного провизии, инструменты и оружие. Если человек сможет выжить там пять лет, то его вина считается искупленной и он возвращается назад в общество. Пока что только одному человеку удалось вернуться живым. – Варрен помедлил. – Мы, тиртасианцы, очень практичны…такой способ проще, чем строить тюрьмы или изобретать еще какие-нибудь методы наказания. А если кто-нибудь выживет и заработает прощение, то он демонстрирует другим недюжинную стойкость и уверенность в себе.

– В ваших записях нет ничего об этом виде наказания, –заметил Кирк.

– Конечно, нет. Зачем? Если преступник изгнан, лучше забыть о нем. Если он оправдан, зачем хранить запись о его преступлении? Я же сказал, мы практичные люди.

– Некоторые предпочитаю не бороться, –сказала Мира. – Ходят слухи о нескольких самоубийствах в первые месяцы изгнания. Самоубийство становится их финальным актом самоопределения.

– Мира… –Кирк положил руку ей на плечо, но не сказал ни слова.

Спок погибнет, а тиртасианское солнце будет затронуто. Даже тяговый луч не сможет остановить объект, движущийся с ускорением больше двухсот километров в секунду. Лучшее, на что можно надеяться – что звезда поглотит инопланетный корабль без вредных для себя последствий. Тогда он избежит трибунала, а Мира – изгнания. Но она потеряет все – без сомнения, она проиграет следующие выборы, а возможно, и конфликт с теми, кто хотел основания новой колонии, но по крайней мере, она сохранит жизнь. А он…он потеряет знания, которые скрывает мобиль…и ближайшего друга.

Ну уж нет, сказал себе Кирк. Этого я не допущу.

Он снова сел в капитанское кресло.

– Спок, ты меня слышишь?

– Да, капитан.

– У меня появилась дикое предположение. Если мобиль может сопротивляться фазерному огню и удару фотонных торпед, возможно ли, что он сможет выдержать температуру внутри солнца?

– Возможно, капитан. Но внутренняя часть корабля нагреется до предельных температур, разве что здесь есть неизвестные нам системы охлаждения. В лучшем случае, если предположить, что он сможет бесконечно долго поддерживать нормальную температуру и давление, и останусь заперт внутри без провизии и снаряжения.

– Да, конечно, –тихо сказал Кирк, снова ощутив навалившуюся безнадежность. Он ничего не мог сделать – да и никто бы не смог, наверное. Ну уж нет, снова повторил он. Признать поражение сейчас – значит только приблизить его.

– Я попробую еще один вариант, –сказал Спок, – пока еще есть время. Я намерен вернуться к узкому проходу без защитного костюма, и попытаться проникнуть во внутреннюю область мобиля. У нас все еще остается шанс обнаружить приборы управления и изменить курс корабля.

– Хорошо. –Любые действия были лучше, чем просто сидеть и ждать. – Мы пока попробуем еще раз толкнуть его импульсным ускорителем. Это лучше чем ничего. Скотти, ты меня слышишь?

– Есть, капитан. Выполняю.

Люди на мостике замерли; минуты тянулись как часы.

– Не сработало, –сказал наконец Скотти. – Объект продолжает двигаться к солнцу.

– Тогда попробуйте столкнуть его с курса нашими тяговыми лучами, –сказал Кирк.

– Это может слегка сдвинуть его с курса, но кончится точно так же. Он вернется на прежний курс, а мы только истощим наши запасы энергии.

– Мистер Скотт прав, –сказал Спок.

– Все равно, попробуйте, –повторил Кирк. – Это приказ, Скотти.

– Готовлю тяговый луч, –произнес Скотти.

Кирк оглядел мостик. Дженис Рэнд и Тони Бэрроуз вместе стояли у дверей турболифта. Обе старшины, наверное, беспокоились о Споке, но Кирк догадывался, что это было не единственной причиной. Они хотели знать, как выдерживает такое дикое напряжение капитан. Старшина Рэнд подошла ближе к Маккою; старшина Бэрроуз встала справа от командирского кресла.

– Тяговые лучи нацелены на цель, –доложил Скотти.

– Подтверждено, –откликнулся Зулу.

– Половина мощности, –приказал Кирк.

На экране все было по-прежнему.

– Полная мощность.

– Полная мощность, –подтвердил Зулу.

– Не получается, –донесся голос Скотти из инженерной. – Он сопротивляется!

– Продолжайте, –Кирк взглянул на Маккоя. В глазах доктора было сочувствие, к человеку, который тщетно пытается оживить мертвого.

– Он даже не шевелится! –выкрикнул Скотти.

– Выход за границы безопасности, –приказал Кирк. – Направьте всю энергию в генератор лучей.

– Есть, сэр, выполняем, –ответил Скотти.

– Держитесь. Скотти, мы можем активировать еще один луч?

– Только не на таком близком расстоянии, капитан!

– Тогда дайте нам всю энергию!

Неожиданно, огни на мостике потускнели, и немедленно разгорелись вновь.

– Не выйдет, –произнес Скотти. – Даже если мы сможем сдвинуть его с курса, он просто скорректирует его.

Главные огни снова потускнели.

– Джим, ты как? –тихо поинтересовался Маккой.

Кирк кивнул ему, потом Дженис Рэнд. – Все нормально, – сказал он, пытаясь контролировать свой голос.

– Невероятно! Он упорно хочет попасть в ад! –выкрикнул Скотти з инженерной.

Кирк расслышал досаду и боль в голосе инженера. Досада – из-за невозможности решить, в общем-то, техническую задачу. Боль – из-за Спока.

Спок снял защитный костюм, затем отстегнул рюкзак и оборудование. Прикрепив к поясу коммуникатор и бесполезный теперь фазер, он взял в руки трикодер, поднял рюкзак и направился туда, где наиболее сильны были показания жизненных форм. Он подошел к сужению коридора и начал протискиваться внутрь, стараясь не застрять между стенами. Остановившись, снял с пояса коммуникатор, установил необходимый подпространственный канал и нажал вызов.

– Капитан, –сказал по связи Спок, – я достиг прохода.

Стены прохода были скользкими, почти влажными, и казалось, что они вот-вот или совсем сойдутся, или же превратятся в широкий коридор. – Стены обладают странной текстурой, но они облегчают мне путь дальше.

– Понятно, –ответил Кирк. – Спок, мы… – капитан помедлил.

– Капитан?

– У нас осталось два часа на изменение курса.

– Понятно. Конец связи.

С трудом преодолев проход, он проверил трикодером показания температуры. Он ожидал увидеть повышение, но указатель застыл на прежней отметке. Около солнца эти черно-зеленые коридоры станут геометрическим адом. Вулканцы могли выдерживать куда более высокую температуру, чем люди, но и их возможности были, разумеется, не беспредельны. Когда мобиль войдет в солнце, он будет далеко за всеми границами.

Впереди, он заметил странный отблеск – странный, потому что к обычному зеленому примешивался легкий голубой оттенок. Он сузил глаза, внимательно изучая почти неуловимое различие – или этот лишь иллюзия? Снова закрыв глаза, он продолжил свой путь, и внезапно почувствовал, что был рядом с – чем?

Открыв глаза, он увидел прямо перед собой открытый вход, овальной формы. Быстро просканировал его трикодером. Живые существа – и показания стали еще сильнее.

Шагнув вперед, он снова активировал трикодер. Хотя этот зал казался круглым, в действительности, в основании его лежал овал, и в центре его располагалась семиугольная панель, выступающая над черной поверхностью пола, около четырех метров в ширину и полметра в высоту. По ее поверхности проносились огоньки. Именно здесь, согласно данным трикодера, находился источник показаний о живых существах.

Огоньки то появлялись, то исчезали, что заставило Спока предположить, что они способны проходить сквозь твердый материал мобиля. Тогда это может объяснить прежние показания трикодера. Живые существа внутри семиугольной панели могли быть тем, что осталось от прежних хозяев мобиля. Или возможно, они то, что осталось от его создателей, которые сами преобразовали себя в такую форму.На миг Споку показалось, что эти существа живут в субъективном вечном аду, запертые здесь целые эры, но наконец они смогли взять под контроль свою древнюю тюрьму, чтобы освободиться или умереть…

Кирк сидел в центральном кресле, обдумывая, что же еще можно попробовать.

– Массоуд, –спросил он, – можно ли проделать дыру в поле?

– Это неразрешимая задача, сэр, –ответил Массоуд. – Через такое поле луч транспортатора просто не пройдет.

– Это практически безнадежно, –прибавил Скотти. – Мы не можем рисковать.

– Ну тогда придумайте, что мы можем сделать! –сказал Кирк.

– Да, сэр, мы попробуем.

– Мы должны проверить все варианты, –настаивал Кирк. Мира Колес, не отводя взгляда, пристально рассматривала его; старшина Бэрроуз придвинулась ближе к тиртасианке, будто бы приготовившись удерживать ее. Но Мира не собиралась сейчас давать выход чувствам; казалось, обстоятельства наконец переиграли ее – как могли скоро переиграть их всех.

– Пошлите Споку фазер, –приказал Кирк. – Он может понадобиться.

– Мы готовы, сэр, –пришел ответ Кайла.

– Кирк Споку, –сказал Кирк. – Мы отправляем тебе посылку.

– Я на прежнем месте, капитан.

Кирк поймал взгляд Уэсли Варена; в глазах молодого человека читалась симпатия. Кирк представил, что может случиться в недалеком уже будущем6 Спок будет мертв, мобиль вызовет изменения в системе, он и Мира погрязнут во взаимных обвинениях, когда будет созван трибунал. Она будет настаивать, что он не должен был пытаться высадить группу внутрь мобиля, что это он вызвал к жизни защитные механизмы, проигнорировав ее советы. Возможно, она окажется права, но ей придется очень потрудиться, чтобы спасти себя от правосудия своих людей.

Но изучение неизвестного, в частности, инопланетных артефактов, было целью Звездного Флота. И может оказаться, что мобиль все-таки не затронет солнце Тиртауса 2.

Он коснулся переключателя на подлокотнике.

– Кирк Споку.

– На связи.

– Вы получили нашу передачу.

– Да, капитан, и фазер на первый взгляд не поврежден.

– Мистер Скотт, слушайте внимательно –в качестве последней попытки, мы можем поднять Спока на борт, при полной мощности транспортатора и разрешения сканеров?

– Я бы не стал, –ответил Скотт. – Слишком велик риск.

– Но он в любом случае умрет, если останется там.

– Верно, капитан, –сказал Спок. – Полагаю, в настоящий момент любое действие или же бездействие равно ведут к моей смерти, – он на мгновение замолчал. – Я должен доложить, что фазер, который вы мне спустили, лишен энергии. Проникновение сквозь поле почти разрядило его.

– Тогда все, –пробормотал Скотти.

– Спок, –продолжил Кирк. – Мы можем попробовать поднять тебя на борт на последней минуте. Попробовать?

На мгновение воцарилось молчание.

– Это твое решение, –добавил Кирк.

– Отрицательно, капитан. В лучшем случае, я превращусь в беспорядочный поток информации в буфере транспортатора.

– Ради всего святого! –вспыхнул Маккой. – Ты что, предпочитаешь бесспорную смерть?

– Почти бесспорную смерть, доктор, –поправил его Спок. – Существует шанс – очень маленький, но тем не менее шанс – что мне удастся найти контрольную панель.

– Капитан, –прервал Скотт, – Плотность поля растет, а ускорение мобиля увеличивается на пять единиц в секунду!

– Спок?

Ответа не было, и он уже понял, каковы будут следующие слова Скотти.

– Поле вырубило субкосмическую связь, капитан, –сказал главный инженер. – Мобиль обгоняет нас. Он врежется в солнце меньше чем через час.

Спок стоял перед панелью, заново изучая показания трикодера. Солнце было уже очень близко, но температура внутри мобиля оставалась прежней. Спок знал, что когда мобиль войдет в солнце, то начнется абляция «примечание: охлаждение путем уноса массы», и будет продолжаться до тех пор, пока не затронет внутреннюю оболочку. В любой момент температура может увеличиться скачком, и весь мобиль сгорит дотла. Астероид вспыхнет, как попкорн, превратится в облачко пара еще в верхних слоях солнечной атмосферы.

Не так уж много времени осталось.

Его разум продолжал настаивать, что единственный шанс на выживание был скрыт в этой панели – если она была контрольным центром.

Спок положил ладонь на панель, и неожиданно в зале потемнело. На овальной поверхности, полностью заполнив ее, появилась панорама космоса. Солнце Тиртауса 2 занимало почти четверть этого "экрана". "Энтерпрайз", висящий рядом, все еще держался рядом с мобилем, но скоро он вынужден будет отвернуть назад. Изображение на экране было тусклым, черно-белым. Еще один признак того, насколько непохожими на людей и вулканцев были создатели этого корабля. Совершенно очевидно, что экран был рассчитан на существ с качественно другой зрительной физиологией.

Странно, хотя солнце на экране поглощало все больше и больше места, показания температуры по-прежнему застыли на одной отметке. Он проверил еще раз, хотя и был уверил, что трикодер полностью исправен; и в конце концов заключил, что это – временный эффект из-за неизвестной ему инопланетной технологии. Даже если мобиль сможет сопротивляться дезинтеграции, накопление тепла внутри его невозможно остановить – по крайней мере, известными ему охлаждающими системами.

Учитывая прочность этого артефакта, подумал Спок, он проживет достаточно долго, чтобы увидеть – изнутри солнца – как весь овальный экран заполнит бурлящий, обманчиво холодный огонь. Он продолжал всматриваться в гладкую поверхность. Точка, изображающая "Энтерпрайз", в конце концов отвернула назад, и он знал, что конец уже близко…

– Капитан, –выкрикнул из инженерной Скотти, – эта чертова посудина все ускоряется, как будто это дротик, запущенный в солнце!

– Скотти, насколько близко мы сможем подойти?

– Еще немного сможем, но какой смысл? Мы ничего не можем сделать.

Ничего, подумал Кирк – разве что пропустить Спока через бумагорезательную машинку.

– Скотти, мы еще можем транспортировать что-нибудь через поле?

Пару мгновений инженер молчал.

– Нет, капитан. Теперь уже ничего. Это сплошная стена.

Кирк опустился в кресло и сделал глубокий вздох. Даже эта слабая надежда ушла.

– Отходите назад, мистер Зулу, –приказал Кирк, его голос прервался. – Больше мы ничего не можем сделать.

Зулу выполнил приказ.

Темная точка мобиля на фоне ослепительного сияния солнца уменьшалась с каждой секундой.

Затем мигнула – и пропала с экрана.

Дженис Рэнд опустила голову.

– О, нет, –прошептала Тони Бэрроуз. Кирк почувствовал на плече чью-то руку – не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что это был Маккой.

На мостике стало тихо, за исключением непрекращающегося гула приборов. Кирку упорно лезла на ум глупая мысль, что все сейчас обернется этаким космическим спектаклем – что-то вынырнет из темноту и прервет это трагедию. Он подумал о том, что сейчас чувствуют Мира и Уэсли Варрен. То, что может случиться с их солнцем, теперь нельзя предотвратить. Обычная рутинная миссия обернулась настоящим адом, а рядом с ним не было Спока, чтобы подсказать решение.

И что же дальше? Эвакуация колонии; трибунал; конец его карьеры; и слишком-человеческая горечь, которая останется с ним до конца жизни.


ГЛАВА 10


На мостике "Энтерпрайза" царила мертвая тишина, только тихо, словно насекомые, гудели приборы. Ничего нового, говорил себе Маккой. Им и раньше случалось проигрывать. Но и перед лицом неминуемого поражения Кирку удавалось находить верное решение. Удастся ли сейчас?

Старшина Бэрроуз глянула на него, будто соглашаясь с его мыслями, затем перевела взгляд на Кирка. Она и Дженис Рэнд напряженно замерли, их глаза были устремлены на капитана, ожидая его следующего приказа. Проклятый вулканец, подумал Маккой, осознав вдруг, как ему будет не хватать Спока.

– Мистер Массоуд, –хрипло сказал Кирк. – Есть ли какие-либо признаки, что мобиль повлиял на солнце?

– Нет, капитан, –ответил тот.

– Рано еще об этом говорить, –пришло замечание Скотта из инженерной.

Кирк намеренно не смотрел в направлении Миры Колес. Маккой оглянулся и заметил беспокойство в глазах тиртасианки.

– Мистер Зулу, –сказал Кирк, – установите курс на возвращение к стандартной орбите вокруг Тиртауса 2.

Такого твердого приказа Маккой еще не слышал от своего друга.

– Есть, сэр, –ответил Зулу.

Снова только жужжание инструментов нарушали тишину на мостике. Кирк откинулся на спинку кресла и на мгновение закрыл глаза.

– Капитан! –неожиданно воскликнула Ухура. – Я поймала сигнал…изнутри солнца! Кажется, это… это мистер Спок!

Кирк резко выпрямился, словно очнувшись после кошмара. Маккой посмотрел на Ухуру. Та склонила голову, столь же ошарашенная, как и он.

– На динамик, лейтенант, –резко приказал Кирк. В нем боролись надежда и неверие. Это сообщение просто не может оказаться запоздавшим сигналом.

– Спок "Энтерпрайзу", –раздался на мостике голос вулканца. – Капитан, хотя это звучит невероятно, я до сих пор жив и в нормальном состоянии.

Старшина Бэрроуз выкрикнула что-то непонятное и сжала руку Маккоя. Позади, он услышал чье-то затрудненное дыхание.

– Спок, –закричал Кирк, вскочив с кресла. – Где ты?

– Я бы сказал, с высокой степенью вероятности, что я нахожусь на некоей подпространственной солнечной станции. Мой сигнал идет от солнца?

– Да, –ответила Ухура.

– Спок, что произошло? –в голосе Кирка слышалось огромное облегчение.

– По моим наблюдениям, –начал отвечать Спок, – мобиль вошел в солнце через окно искривления, которое, хотя и с некоторыми трудностями, открылось, чтобы впустить мобиль. Учитывая все, что здесь случилось, я бы сказал, что обитатели мобиля знали, на что идут.

– И он там останется? –спросил Кирк.

– Я не вижу следов активности. В настоящий момент, я намереваюсь остаться в этом центре управления, здесь можно собрать больше всего информации. Передо мной некий экран, хотя сейчас он ничего не показывает. Кажется, что обнаруженные прежде трикодером живые существа являются частью структуры мобиля, и показания сильнее в области контрольно-измерительных приборов, –если их можно так назвать.

– Мы вытащим тебя оттуда, –сказал Кирк, в то время как Маккой согласно кивнул. Пока что поведение мобиля абсолютно не соответствовало их прогнозам. Теперь никто не мог сказать, что произойдет дальше.

– Вполне целесообразно, капитан, –заметил Спок, – но я сомневаюсь, что луч транспортатора сможет преодолеть одновременно поле, окружающее мобиль, и подпространственный барьер. Кроме того, вряд ли мы можем назвать место, где расположена эта станция, " подпространством" в нашем понимании этого слова. Возможно, более точно это можно описать как "параллельное пространство", экранированное от ядра солнца в обычном пространстве. Любая прочая конфигурация будет недопустима для любой физической структуры. Я не вижу пока признаков опасности, но никому не известно, сколько еще это место будет поддерживать свое состояние. Оно может быть старо и весьма нестабильно.

– Ты имеешь в виду, что оно может исчезнуть, –сказал Маккой, – и солнце поглотит его?

– Да, доктор.

– Ты можешь что-нибудь сделать до этого? –спросил Кирк.

– Я попытаюсь выяснить, каким образом открывается окно искривления, которое является входом на станцию. Если у меня получится, полагаю, вы пошлете зонд. Если он пройдет успешно, вы сможете послать шаттл, так как я не вижу других способов выбраться отсюда.

Маккой слушал с нарастающим нетерпением, и одновременно – страхом. Неопределенность и общность рассуждений вулканца казались ему совсем неподходящими к моменту.

– Конечно, мы попробуем, Спок, –заверил Кирк, и в голосе капитана прозвучала надежда. – Мы тебя вытащим.

– Я понимаю, –продолжил Спок, – что этот план может не сработать. Но прежде чем я смогу действовать более конкретно, я должен изучить здесь средства управления – если объекты на этой стене ими являются. Возможно, один из них управляет входом на станцию.

А возможно и нет, подумал Маккой, как никогда раньше, ненавидя свой скептицизм. Он видел и не раз, как Кирк и Спок побеждали в казавшихся непреодолимыми ситуациях. Но когда-нибудь, они могут встать перед барьером, который нельзя будет преодолеть, перед ситуацией, в которой не существует выигрышных ходов. Но не теперь, повторял он себе, тревожно вглядываясь в экран; не теперь.

Ожидание было просто невыносимым, но Кирк пытался не смотреть на часы. Приказав Зулу и Райли приготовиться к запуску зонда, он снова выслушал очередной доклад Скотти. Никаких возмущений на солнце пока не наблюдалось. Массоуд подтвердил сведения инженера.

Все- таки есть хорошие новости, говорил себе Кирк, пытаясь поверить в это. Хотя по большому счету ничего не изменилось, но Спок по крайней мере был жив.

– Спок "Энтерпрайзу".

Ухура дернулась за своей станцией, прижав к уху передатчик.

– Кирк слушает, –щелкнул Кирк переключателем интеркома.

– Капитан, пока что я не могу найти управления входом.

Кирк напрягся. – Зонд наготове, Спок. Мы заложили в него координаты, повторяющие путь мобиля. Послать его?

– Да. Возможно, окно искривления отрывается автоматически, при приближении объекта к заданным координатам.

– Хорошо бы так и было, –произнес Кирк. – Посылайте зонд, мистер Зулу.

– Готово, –откликнулся рулевой.

На экране появился маленький объект, тут же затерявшийся в ослепительном сиянии солнца. Кирк надеялся, что окно искривления находится достаточно далеко от солнца, чтобы зонд прошел в целости и сохранности. Это было единственной возможностью доказать, что Спок был прав.

– Отслеживаю зонд, капитан, –доложил Райли.

Кирк откинулся на спинку кресла и стал ждать, пытаясь не думать о том, как освободить Спока, если зонд сгорит в пламени солнца и они не смогут послать шаттл.

– Он прошел сквозь солнечную корону, –сказал Райли пару минут спустя.

– Он должен быть внутри, –сказал через коммуникатор Скотт. – Наши сенсоры не показывают, что он сгорел. Если так, он стал бы просто паром в фотосфере солнца, но этому нет никаких свидетельств.

– Но сэр, –вмешался Массоуд со своей станции, – разве не может быть, что он сгорел за пределами досягаемости наших сенсоров?

– Мистер Спок? –Кирк вцепился в подлокотники кресла. – Есть признаки, что зонд добрался до вас?

– Сканирую, капитан, –донеслось в ответ. Затем повисла долгая пауза, наконец вулканец сказал: – Мой трикодер регистрирует зонд рядом с мобилем, и он кажется неповрежденным.

Кирк почувствовал, что напряжение немного ослабло. – Хорошо. Мы приготовим челнок.

Не было никаких возможностей предугадать, к чему может привести задержка. Возможно, инопланетный портал может надолго закрыться; может, его механизм может схоронить зонд, челнок и инопланетный мобиль навечно…

– В таком случае я покину мобиль, как только придет шаттл, –медленно произнес Спок, – хотя было бы весьма интересно остаться и изучить его подробнее. Обстановка этого мобиля кажется мне все более очаровательной, чем дольше я в нем нахожусь.

– Это не опасно, мистер Спок? –спросила Ухура.

– Я не вижу признаков явной опасности, лейтенант.

Кирк сдвинул брови: голос Спока казался странным. Или это барахлит передатчик?

– Мистер Спок?

– Да, капитан?

Снова этот казавшийся растерянным голос, абсолютно не похожий на вулканца.

– Когда ты выберешься оттуда, –сказал Кирк, – мы можем обсудить возможность проникновения туда еще раз, хотя мы не можем быть уверены, что окно будет еще открыто. У тебя есть соображения, что поддерживает его в таком состоянии?

– Разве вы и Спок еще недостаточно долго искушаете судьбу? –гневно спросила Мира Колес.

Кирк почти испытал облегчение, услышав знакомые резкие, разгневанные нотки в ее голосе. – Я все же рискну, мисс Колес. Вряд ли это можно назвать "искушением судьбы". Когда Спок выберется из мобиля, мы обсудим, что делать дальше с его открытием.

Она вздохнула. – Если мобиль действительно не повлиял на солнце, мы будем куда более удачливы, чем того заслуживаем, капитан.

– Вы слышали мисс Колес, Спок, –сказал Кирк. – Она возражает. Но мне все-таки кажется, что Звездный Флот будет не против изучения этой станции, если вход останется открытым. Внутри мобиля есть что-нибудь, что может это контролировать?

– Я пытаюсь найти…что-нибудь…

– Спок, мы запускаем шаттл. У тебя есть время только до его прибытия.

Голос Спока снова казался дезориентированным. Кирк побарабанил по подлоктонику, затем сказал:

– Уходи сразу же, как только появится шаттл. Исследованиям придется подождать более подходящего времени, понятно?

Ответа не было.

– Спок! Ты меня слышишь?

– Канал по-прежнему открыт, капитан, –обернулась к нему Ухура, – Похоже только…будто на том конце никого нет.

– Спок! – Кирк неожиданно испугался, что его первый офицер может лежать там без сознания, неспособный ответить. Возможно, инопланетные приборы были оснащены защитным механизмом, которые не позволяли чужаку касаться их. Он может быть ранен…или мертв.

– Погодите с шаттлом, –сказал Кирк. – В этом не будет смысла, если он не сможет залезть внутрь.

Ну и что теперь делать?

– Шаттл удерживаем, –донесся голос Скотти.

Команда мостика молчала, ожидая следующего приказа.

– Капитан, –наконец спросил Зулу, – так мы посылаем шаттл или нет?

– Нет –остановите его, – сказал Кирк.


ГЛАВА 11


Приблизившись к панели, Спок почувствовал, что что-то приближается. Он не чувствовал страха, только беспокойство и все большую осведомленность об опасности, куда большей, чем просто угроза его жизни. Разум рекомендовал осторожность, но сейчас Спок не мог отойти от панели. Положив на нее руку, он почувствовал, как она подалась под пальцами –

– и в следующее мгновение он стоял на обширной, заросшей красной травой равнине, под лучами жаркого красного солнца. Все приборы исчезли, но он был по-прежнему одет в униформу Звездного Флота, за исключением ботинок.

Какая-то сила заставила его двинуться вперед, все убыстряя шаги. Он попытался остановиться, повернуть назад, но его тело не подчинялось ему.

Он огляделся вокруг и заметил справа от себя черный лес; темные крупные листья, извилистые скрученные ветви, похожих на черные цилиндры стволы. На холме за лесом находился странный комплекс оранжевых цилиндров и кубов. Слева зеленая река впадала в изумрудное озеро. Каким-то образом он мог видеть даже сквозь его, хотя вода в озере – или жидкость, ее заменявшая – была полностью непрозрачна.

Это и есть секрет инопланетного мобиля, заключил Спок: он был системой обеспечения для виртуальной цивилизации, которая давно отказалась от реальной физической Вселенной. Но полностью отвергнуть реальность было бы невозможно; поэтому представители этой культуры создали мобиль, который мог бы получать необходимую им энергию, высасывая ее из солнца.

Как только он начал обдумывать дополнительные подтверждения совей гипотезе, Спок заметил группу гуманоидов, приближающихся из леса. Они быстро двигались к нему через красное поле, нарушая обычные законы движения и перспективы; они исчезали из одного места и тут же появлялись в другом, в то же мгновение.

Инопланетяне были двуногими, безволосыми, с гуманоидными лицами и огромными темными глазами. Их было шестеро, все примерно его роста, и он предположил, что это их истинный внешний вид, хотя, скорее всего, они могли принимать любое обличье. Факт, что они не появились перед ним в полностью чужом виде, указывало на нежелание испугать.

Что вы хотите от нас?

Невысказанный вопрос прозвучал прямо в разуме Спока, хотя он и не мог распознать язык.

Почему вы потревожили нас?

Спок сдвинул брови. То, что он чувствовал сейчас, было сходно с ощущениями при мелдинге, но он не мог с такой же легкостью проникнуть в их сознание, как они проникли в его.

Это была случайность, ответил он. Нашей целью было исследование. Сперва мы посчитали, что ваш корабль покинут, но сканирование выявило, что внутри есть живые существа. Мы пытались наладить с вами контакт, и не предпринимали попыток проникнуть на борт вашего корабля, прежде чем не потерпели неудачу. Мы боялись, что ваш корабль может столкнуться с солнцем, что могло повлечь неприятные последствия для жителей одной из планет системы.

Спок почувствовал, что они соглашались с ним. Ему показалось, что они поняли, что фактически, они быстро просеивали его мысли, пока он пытался словами объяснить, почему он находился здесь. Он пришел к выводу, что их больше не интересует физическая реальность, ничего за пределами созданного ими мира. Поэтому они были здесь, осознал Спок. Задачей мобиля было поставлять им необходимый объем энергии, который должен быть просто огромен, чтобы поддерживать существование этого мира. Псевдоинтеллект мобиля все еще подчинялся директиве его создателей – сохранять жизни людей – и поэтому он находился сейчас здесь, внутри тиртасианского солнца.

Мы поняли.

Казалось, это сообщение передали сразу все члены инопланетной делегации.

Ты скоро уйдешь? спросили они.

Надеюсь, ответил Спок. Он подумал, была ли эта солнечная станция постоянным объектом, или же она устанавливалась временно перед прибытием корабля?

Ответа не последовало.

Неожиданно он поднял взгляд и увидел огромную тень, закрывшую половину неба. Группа гуманоидов слегка колебалась, и ему почему-то показалось, что их тревожит этот призрачный силуэт. Снова их вопрос потянулся к нему.

Вы этого боитесь? спросил Спок.

Это пришло снаружи и пытается достичь нас. Ты знаешь, что это может быть?

Вам нечего бояться, ответил Спок. Мои спутники просто ищут меня.

Они не причинят нам вред?

Для этого нет причин. Поняв ваш…путь, они не будут мешать вам. На миг Спок сдержал свои мысли. Он едва не дал обязательство, потому что речь сейчас шла о том, как рассмотрит такой виртуальный мир Федерация.

Обязательство?

Ему стало ясно, что они поняли слово, которое он старался не произнести.

Обязательство, повторили инопланетяне. Мы не воспринимаем это так. С тех пор как мы стали обладать достаточной энергией, чтобы жить в нами созданном мире, мы больше не оглядываемся на наше начало. Та вселенная – лишь одна из бесчисленных возможностей, и мы не намерены предпочитать ее созданной нами.

Спорный вопрос, подумал Спок, но он не собирался вступать с ними в дискуссию. Он вспомнил талосианцев, медленно погибавших в своих выдуманных мирах. Тогда, как акт милосердия, он отвез к ним своего бывшего капитана, Кристофера Пайка. На Талосе 4 Крис Пайк, чье тело было полностью парализовано космической радиацией, обрел иллюзию здоровья и силы, которая будет длиться вечно, пока он не покинет планету. Но Спок понимал, что такой мир был ловушкой, и Федерация была права, строго-настрого запретив своим звездолетам даже приближаться к Талосу 4.

Ты считаешь нас похожими на этих существ, но ты ошибаешься. Мы отличаемся от того мира, который ты вспоминаешь с таким недоверием. Мы знаем разницу между мечтой и реальностью, между иллюзией и грубой материей – и мы выбрали существование в своем мире вместо внешнего…

Спок не мог возражать, почти оглушенный нахлынувшим на него потоком мыслей.

…но мы не пренебрегаем своими знаниями о том мире, который окружает нас. Мы видели ваш мир. Вся ваша история провозглашает, что жизнь – это схватка разума и природы, целины и джунглей, города и пустыни. Мы знаем этот мир и поэтому предпочитаем наш собственный. Мы требуем, чтобы нас оставили в покое.

Я понимаю, настаивал Спок. Мы придерживаемся нашей Первой директивы, которая запрещает нам вмешиваться в развитие других рас.

Но затем его любопытство опять проснулось, и он спросил:

Вы сказали "миры", во множественном числе. В галактике есть еще мобили, подобные вашему?

Он почувствовал колебание, затем сопротивление, словно кто-то пытался заблокировать свои мысли. Затем пришел ответ:

На вашем языке, это просто речевой оборот. Наши миры существуют один внутри другого, углубляясь все дальше и дальше, когда требуется расширение…подобно артефакту, который ты только что вспомнил – матрешки.

Великолепно, ответил он. Я впечатлен.

Мир перед ним дрогнул.

Не беспокойся, прошептали инопланетяне. Это общее ощущение для всех, кто приходит к подчиненной бесконечности.

Что вы имеете в виду? переспросил Спок.

Внешнюю, безграничную вселенную, нельзя подчинить или даже полностью понять. Это бесконечная задача, не имеющая решения. Лучше искать внутри, и изменить то, что может быть изменено.

Но то, что снаружи, остается, возразил Спок. И с этим вы ничего не можете сделать.

Это не всегда так…

– Выбора нет, –сказал Кирк. – Мы должны послать шаттл с экипажем.

– Я хочу идти, –вызвался Уэсли Варрен.

Мира кинула взгляд на своего помощника. – Я не буду тебя останавливать, Уэсли, – сказала она, – но уверена, что это сделает капитан.

– Вы правы, –признал Кирк. – Это задание для Звездного Флота

– Я доброволец, сэр, –сказал Зулу.

– И я тоже, –добавила Ухура. – Вам может понадобиться офицер связи…

– Нет, –отрезал Кирк. – Одного человека достаточно.

Он стремился сделать это сам, но место капитана – на борту корабля. Слишком часто он нарушал правила – на что Спок ему неустанно указывал.

– Шаттл готов, капитан, –раздался голос Скотти из инженерной, – и я бы хотел сам на нем полететь, сэр.

Маккой подошел ближе к Кирку. – Могу я тебе напомнить, – проговорил он, – что система близнецов – очень мудрая штука. Кого бы ты ни послал как пилота, кто-то должен пойти с ним. А если Спок ранен и нуждается в срочной медицинской помощи – то я самый логичный выбор.

– Кристина Чэпел сделает это не хуже, –возразил Кирк. – И любой другой из твоей медкоманды. Ты не обязан это делать, Боунз.

Маккой наклонился к Кирку. – Я знаю, о чем ты думаешь, Джим, – тихо сказал доктор. – Но мы оба знаем, что тебе будет спокойнее, если там буду я. Верно? – его голос понизился до шепота. – Ради всего святого, Джим – он же наш друг.

Кирк оглянулся на Ухуру и увидел ее понимающий кивок.

– Хорошо, Боунз. Ты и… –он замолчал. Нет, не Зулу. Он знал, каким должен быть его выбор, а осторожность пускай летит ко всем чертям.

– …Ты и я.

Маккой, казалось, собирался возразить, но все остальные на мостике молчали.

Вглядевшись в их лица, Кирк вдруг понял, что они знали, что все будет именно так. Только самые близкие могут рискнуть всем и сделать все – возможное и невозможное… Да, мы понимаем, говорили выражения лиц его экипажа. Вы должны идти. У вас нет выбора.

– Будьте осторожны, Джеймс, –наконец сказала тиртасианка.

– Зулу, мостик на вас, пока мы не вернемся, –приказал Кирк.

– Есть, сэр.

– Если мы не вернемся, кораблем командует Скотти.

– Есть, капитан, –Зулу умудрился сказать это с подобием дисциплинированности.


Глава 12


Шаттл вылетел из ангара "Энтерпрайза" и по широкой дуге направился к солнцу.

– Будем надеяться, что это окно появится там, где надо, –сказал Кирк, кинув взгляд на Маккоя.

– Я должен был знать, что этот проклятый вулканец втянет меня во что-то ненормальное, –пробормотал Маккой, скорее себе, чем Кирку.

Кирк покачал головой, пытаясь улыбнуться. – Это я решил, что кто-то должен полететь на шаттле. Если ты считал, что я был не в своем уме, предлагая это, ты мог меня отстранить.

– Я сам вызвался, –ответил Маккой. – Так что я тоже не в своем уме, и не имею права освободить тебя от твоих обязанностей.

Кирк смотрел на постепенно заполняющее экран солнце; фильтры делали его сияние терпимым для человеческих глаз. Как там фантаст двадцатого века – Кэмпбелл, кажется, – назвал солнце? Мощнейшая машина, переваривающая всю периодическую таблицу, и делающая возможной жизнь. Да, солнце было огромной машиной, огромной плавильной печью, возникшей из газового облака под таким сжатием и давлением, чтобы запустить ядерный синтез. Кирк никогда не уставал удивляться этому.

А теперь они направлялись прямо к солнцу. Если бы кто-нибудь сказал ему это раньше, он бы просто рассмеялся – невероятно! Но Спок находился внутри солнца – и он был жив. Кирк продолжал напоминать себе об этом, глядя, как солнце все увеличивается в размерах. Если все пройдет так, как он надеется, то окно откроется где-то в миллионе километров от солнца, в соответствии с полученными данными об исчезновении мобиля.

– Приближаемся к окну, –сказал Кирк.

Маккой кивнул. – Две бабочки летят прямо к костру.

– Не самая утешительная метафора, Боунз.

– Лучше давай надеяться, что просто не слишком подходящая. Я все говорю себе, что если Спок прошел этим путем, и зонд тоже, то и мы сможем.

Солнце заполнило почти весь экран. Кирк напрягся, впившись взглядом в приборы на панели. Окно могло открыться в любую секунду.

– Джим! –выкрикнул Маккой. – Мы прошли через координаты.

– Немного, –ответил Кирк, но голос застрял в горле. – Возможно, мы неточно посчитали. Подождем еще.

Но когда от солнца их отделяли уже только тысячи километров, он почувствовал, что это бесполезно. Окно открылось один раз, чтобы пропустить мобиль. Возможно, оно не принимает другие объекты, которые сенсоры солнечной станции – если там были сенсоры – воспринимали чужим, и возможно, враждебным.

– Черт, –пробормотал себе под нос Маккой.

Кирк развернул шаттл обратно.

Спок поднял глаза на виртуальное небо и увидел пересекающую его темную пурпурную тень. Она была еще темнее той, что он видел раньше, и он догадался, что это может быть. Кто-то с "Энтерпрайза" пытался пройти на солнечную станцию вслед за ним, вероятнее всего, используя один из челноков "Энтерпрайза".

Кто- то приближается, сказал он собравшимся инопланетянам. Вы должны пропустить этот корабль. Только таким способом я смогу выбраться наружу.

Он подождал, пока придет ответ:

Мы должны защищать себя от опасности. Мы пока что не готовы покинуть станцию.

Заверяю вас, повторил Спок, вам не причинят никакого вреда.

Мы должны рассчитывать на все…

Никто вас не тронет, настаивал Спок. Обещаю вам. Вы же чувствуете, что я говорю правду.

Ответа не было.

Эти снаружи будут очень настойчивы, продолжал Спок. Они не оставят меня здесь, не попытавшись точно выяснить, что со мной произошло. Если вы будете удерживать меня здесь, этим вы только подстегнете их на большие усилия. Вы будете в большей безопасности, позволив мне уйти.

Повисла долгая пауза. Спок попытался приглушить свои мысли, ожидая ответа.

Мы рискнем, наконец ответили инопланетяне. Их только двое. Мы позволим им войти.

Я благодарен, ответил Спок. Но вдруг осознал, что они не сказали ни слова о том, что позволят и выйти.

Когда Кирк второй раз повернул шаттл к солнцу, ему показалось, что бриллиантовая сфера как будто провалилась в себя, словно пытаясь вывернуться наизнанку. На экваторе солнца появилось глубокое углубление. Вскоре звезда занимала уже весь экран. Но они не чувствовали жара, и все температурные показатели были в норме.

Углубление стало принимать очертания туннеля, ведущего прямо в сердце солнца – и неожиданно шаттл стремительно помчался сквозь пылающий проход.

– Оно открылось, –сказал Маккой. – Наверное, это то самое окно – только не понимаю, почему оно раньше не открывалось.

Кирк внимательно наблюдал за показаниями сенсоров, но они оставались нормальными, несмотря на ужасающую ненормальность того, что они видели.

Маккой выдохнул, явно ошарашенный этим зрелищем.

Шаттл несся все дальше и дальше. Проход казался бесконечным, но беглый взгляд на хронометр показал Кирку, что прошло только тридцать секунд. Вдруг ему показалось, что они несутся прямо "вниз", и в следующий момент врежутся в само "основание" подпространства, окружающего весь космос.

Маккой неожиданно наклонился вперед.

– Ты только посмотри!

Впереди появилось голубое пятно. Сначала, оно казалось бесформенным, но потом изображение сфокусировалось, как если бы они всматривались в голубое небо через призматические линзы. Кирк снова посмотрел на приборную панель.

– Невероятно, –сказал он. – Судя по данным наших приборов, мы не движемся. Мы просто исчезаем из одной точки и тут же появляемся в другой, нет данных ни о расстоянии, ни о скорости…

– Представляю, что бы сказал Спок, –заметил Маккой.

– Вечное движение. Я когда-то слушал по нему лекцию. Совсем не то, что варп-движение.

Маккой кашлянул. – Ты прямо как Спок говоришь.

Шаттл ворвался в голубое пространство. На экране, прямо перед ними, Кирк увидел каменистый планетоид – инопланетный мобиль. Маленький цилиндрик шаттла висел рядом с ним в бесконечном голубом сиянии. Плоская, зигзагообразная поверхность входа в мобиль была теперь четко видна. Шаттл начал тормозить и в конце концов остановился прямо напротив входа, точно в невидимом доке.

– Мы напротив входа, –сказал Кирк.

– Он раньше не открылся, –напомнил ему Маккой. – Он может не открыться и второй раз.

Кирк снял с пояса коммуникатор.

– Кирк Споку.

Ответа не было.

Он коснулся кнопки передатчика на панели шаттла.

– Кирк Споку, ты меня слышишь?

По- прежнему молчание.

– Может, он просто не может ответить, –предположил Маккой.

– Окно открылось для нас, –сказал Кирк. – Ясно, что им управляет некий разум. Может, поэтому сразу нам не позволили войти.

– Надеюсь, это сделано не для того, чтобы уничтожить нас. Джим, мы могли уже узнать больше о хозяевах мобиля, чем они могли позволить нам узнать.

– Мы все еще напротив входа, –проговорил Кирк, уставившись на панель. Снова поднял глаза на экран; к его удивлению, теперь проход был открыт.

– Ты заметил, как он открылся, Боунз?

– Нет…Только что он был закрыт, а в следующую секунду –раз! Они будто заманивают нас внутрь…а следом заманят так же и "Энтерпрайз".

Кирк вгляделся в лицо доктора. Леонард Маккой мог быть эмоциональным человеком, мог постоянно ожидать худшего, но он никогда не страдал манией преследования. В глазах доктора был странный подозрительный, настороженный взгляд, какого Кирк не видел прежде.

– Как ты себя чувствуешь, Боунз? –спросил Кирк.

– Странно. Непреодолимое чувство опасности, но оно словно идет извне меня. Сильное беспокойство и страх, но они будто не мои…Так что может быть, тебе пора использовать меня как…сенсор, чертову канарейку в шахте!

Если инопланетяне пытались поймать их, тогда самым мудрым решением будет убраться отсюда как можно скорее, подумал Кирк. Если шаттл не сможет вырваться, он должен хотя бы послать Зулу и остальным сообщение с приказом не следовать за ними. Нет, решил Кирк; он не уйдет, пока не узнает, что же случилось со Споком.

– Мы должны пробраться внутрь, –сказал Кирк, – найти Спока и выбраться отсюда. Вот и все.

– Согласен, –усмехнулся Маккой. – И если мы отсюда выберемся, я никогда не позволю вулканцу забыть, во что нас втянуло его чертово любопытство.

– Мы наденем защитные скафандры и примем все меры предосторожности, –продолжил Кирк. Он еще раз поглядел на окруженный голубым сиянием мобиль.

– Сложно поверить, что мы на самом деле внутри солнца.

– Это уж точно.


ГЛАВА 13


Кирк выбрался наружу из люка шаттла но помедлил перед открытым шлюзом мобиля. Перспектива снова очутиться в бесконечных черно-зеленых коридорах мобиля с неожиданной силой отталкивала его. Он вспомнил об их первой попытке. На мгновение закрыл глаза.

– Джим, –раздался голос Маккоя по коммуникатору защитного костюма. – В чем дело?

– Все нормально, –жуткое ощущение ушло. Кирк и следующий за ним Маккой прошли через шлюз и вступили в первый черный коридор.

– Этот открытый люк…, –проговорил Маккой. – Не нравится мне это. Очень похоже не приглашение – словно они ожидали нас.

– Думаю, так и есть, –ответил Кирк. Может, Спок был приманкой. Он отогнал эту мысль, достал трикодер и пристегнул его к поясу.

И направился дальше по зубчатому черному коридору, через каждые несколько шагов останавливаясь, чтобы проверить показания трикодера.

– Что-то есть, –вдруг сказал он, обернувшись к Маккою. – Он где-то в этом секторе.

Доктор наклонил голову, рассматривая экран собственного трикодера.

– Да…но эти показания слабее, чем они должны бы быть. В пределах нормы, но слабее.

Кирк направился дальше; сигналы становились сильнее. Его первый офицер был где-то там, хотя Маккой был прав: показания были слишком низкие даже для вулканца, как если бы он был без сознания или оглушен.

– Что ты думаешь об этих показаниях, Боунз?

– Ничего хорошего. Он без сознания, возможно, в коме.

– Быстрее. –Кирк ускорил шаг. Сигналы трикодера начали ослабевать – они шли в неправильном направлении. Он вернулся назад и отследил начал заново. Периодически приходилось останавливаться и закрывать глаза, чтобы избавиться от накатывавшего ощущения дезориентации.

– Как ты себя чувствуешь? –спросил он Маккоя.

– Голова кружится –и еще странное ощущение ужаса, пришедшего откуда-то извне.

– Можешь вернуться к шаттлу, –предложил Кирк, заранее зная ответ доктора.

– Ни в коем случае.

Кирк прошел очередной поворот и остановился. На полу перед ним лежал защитный костюм Спока.

Кирк поспешил к нему, опустился на колени и быстро изучил его. Рядом лежали рюкзак и коммуникатор.

– Повреждений нет, –сказал наконец Кирк. – Он просто снял его и оставил здесь.

– Или кто-то заставил его это сделать, –пробормотал Маккой; Кирк встал и пошел дальше.

Коридор постепенно сужался. Трикодер Кирка показывал, что они приближались к Споку, но сигналы все еще были слишком низкими. Скоро коридор станет слишком узким, чтобы они смогли протиснуться. Точно, через пару метров его плечи застряли.

– Ну и что дальше? –раздался голос Маккоя в наушнике.

– Спок прошел здесь. Судя по показаниям трикодера, он где-то там, впереди.

– Значит, он снял скафандр, чтобы пролезть в эту щель.

Кирк сделал пару шагов назад, затем повернулся к Маккою.

– Тогда мы сделаем то же самое. Воздух пригоден для дыхания.

Капитан отстегнул свой шлем и начал стаскивать костюм.

– Ты всегда мне говорил, что мне не помешало бы сбросить парочку килограммов, –продолжил Кирк. – Нужно было мне тебя послушать.

– Да и я тоже должен был последовать собственному совету.

Двое человек избавились от своих громоздких костюмов, аккуратно сложили их у стены и повернулись к узкому проходу.

Кирк шагнул вперед, не оглядываясь на Маккоя. Подойдя к сужению, он повернулся боком, пытаясь протиснуться сквозь узкий черный коридор. Поверхность стен была отполирована, как обсидиан, но в то же время слегка влажна, что затрудняло перемещение.

– Ну как, Джим? –спросил Маккой.

– Я пытаюсь. –Наконец Кирк вырвался на свободу. Коридор сворачивал направо. Капитан остановился, поджидая Маккоя.

Доктор прорвался сквозь узкое место, затем споткнулся и полетел вперед. Кирк протянул руку, подхватывая его. – Осторожно, Боунз.

– Спасибо, –выдохнул Маккой. Огляделся вокруг. – Это только мое воображение, или здесь правда немного другой свет?

– Нет, ты прав. Он другого оттенка. –Кирк окинул взглядом странное свечение, заметив, что к надоевшему зеленому примешивается оттенок голубого.

Они поспешили дальше и наткнулись на открытый овальной формы вход. Кирк вгляделся внутрь; камера по форме была похожа на купол.

– Джим, –потянул его за рукав Маккой. – Видишь?

В центре камеры, рядом с семиугольной панелью, выступающей из пола где-то на полметра, виднелась человеческая фигура.

Кирк поспешил ближе, Маккой быстро нагнал его. Вулканец не шевелился; Кирк не мог бы сказать, что он дышит.

– Спок, –сказал Кирк. – Спок?

Вулканец не шевелился, как замороженный. На поверхности панели мерцали огоньки.

Маккой быстро обследовал Спока медицинским трикодером.

– Он дышит, –наконец сказал доктор, – но уровень дыхания куда ниже нормального.

– Но что с ним случилось?

– Я бы сказал, что он в трансе, или под воздействием транквилизаторов, хотя… –Маккой внимательно изучал трикодер. – Я не вижу ничего, указывающего на присутствие в организме инородных препаратов или лекарств. А мозговые волны такие, словно он находится в глубокой концентрации, – он наклонился ближе к вулканцу. – Он жив, и очевидно, в сознании, но кажется почти…парализованным – хотя трикодер не показывает физических признаков этого…

Угрожающая тень закрыла половину неба. – Спок, ты меня слышишь? Что случилось? – загремела тень. Друг, сказал Спок стоящим рядом инопланетянам. Этот, и тот, который рядом с ним – мои товарищи. Спок надеялся, что его тюремщики поверят этому.

Тюремщики?

Да, ответил Спок, или вы не держите меня здесь?

Да, это так, признали они, но только…пока мы не убедимся, что вы не причините нам вреда. Пока мы не узнаем, что вы не опасны нам.

Мы не причиним вам вреда, настаивал Спок, пристально вглядываясь в заслонившую небо тень.

Это мы определим сами.


Кирк заметил, что рука Спока плотно вжата в панель. Вряд ли он сделал это случайно или поспешно. Нет, он должен был вполне обдуманно коснуться этой штуки.

– Мы должны вытащить его отсюда, –сказал Маккой.

– Как? –переспросил Кирк. – Даже если мы сможем его поднять, все равно вряд ли протащим его через тот узкий проход.

Он с силой встряхнул вулканца за плечи, но это было похоже на прикосновение к статуе.

– Он не парализован, не в шоке, нет указаний на повреждения мозга, ни следа транквилизаторов –но все же он не осознает нашего присутствия.

Кирк попытался рассуждать здраво. – Боунз, мы не знаем, что здесь произошло.

– Скорее, что здесь происходит, –уточнил Маккой.

– Точно, –сказал Кирк, ощущая полную неточность.

– Его кто-то удерживает, –сказал Маккой. – И он или не может освободиться, или же не хочет.

Кирк вдруг осознал, что был только один способ выяснить, кто или что держало здесь Спока. Надо просто сделать то же самое, что и Спок. Он медленно протянул раскрытую правую ладонь по направлению к панели.

Маккой ухватил его за запястье. – Джим, ты что делаешь? Ты что, с ума сошел?

– Спок жив. И мы не можем его вот так оставить.

Маккой отпустил его и отшагнул назад.

– Конечно, нет. Я только надеюсь, что когда мы вытащим его, они не успеют ничего сделать с его разумом, –он замолчал. – Проклятье, мне чертовски не хочется этого признавать. – Маккой покачал головой. – Не рискуй, Джим. Мы придумаем другой способ.

– Извини, Боунз, –сказал Кирк – и положил ладонь на панель.

– Джим, нет! –Маккой кинулся к капитану, но было уже слишком поздно. Рука Кирка коснулась панели, и он застыл неподвижно.

Маккой схватил его за руку, но не смог сдвинуть ее. Обхватил Кирка за плечи и ощутил каменную твердость.

Как трупное окоченение, вдруг подумал он.

– Нет, черт побери, –прошептал Маккой, отступая назад. Оправдались его самые худшие страхи. Обитатели мобиля заманили их внутрь, чтобы поймать здесь. Внезапно нахлынувший ужас едва не овладел им; но он попытался не поддаваться.

Он просканировал Кирка трикодером, затем проделал то же со Споком. Низкий уровень дыхания, замедленное сердцебиение, Ни малейшего следа физических повреждений – очень похоже на глубокий транс. Они были вместе – неизвестно где.

Он снова потряс Кирка за руку; никакой реакции. Маккой скрестил руки не груди и попытался понять, что все-таки происходит. Казалось, явной угрозы не было, пока они не коснулись панели. Если инопланетный артефакт не затрагивал тело, скорее всего, он влиял на разум. Это и есть цель инопланетян?

Маккой коснулся коммуникатора. Пора сообщить Зулу и Скотти о том, что здесь произошло, может, они смогут ему что-нибудь посоветовать.

– Маккой "Энтерпрайзу".

Коммуникатор молчал.

– Маккой "Энтерпрайзу".

Зулу может решить повторить их попытку на другом шаттле, с большим количеством людей…он должен предупредить штурмана, что мобиль превратился в ловушку.

– Вы слышите меня? Маккой "Энтерпрайзу"!

Из коммуникатора доносился только заунывный свист, похожий на вой ветра.

Спок смог связаться с кораблем, изнутри солнечной станции, но теперь не работала даже субкосмическая связь. Ухура говорила, что канал постоянно открыт. Когда Спок положил руку на эту панель, что-то вырубило его, поэтому он не смог ответить Ухуре.

Но сейчас-то все по-другому. Кто бы ни управлял этим кораблем, он явно не желал дать Маккою возможность связаться с "Энтерпрайзом", поэтому не работал и субкосмический канал.

Ну и что теперь делать? Неожиданно он ощутил побуждение тоже шагнуть вперед и положить свою ладонь на панель, рядом с ладонями своих друзей, присоединиться к ним – где бы они не были.

Но он не поддался.

Это было слишком похоже на смерть.

Кирк моргнул –

– и увидел рядом Спока.

– Добро пожаловать, капитан, –сказал Спок. Вулканец был в своей униформе, только без ботинок, а на поясе не было фазера и коммуникатора. Кирк посмотрел вниз и обнаружил, что его приборы тоже исчезли. Под босыми ногами он видел красную траву. Земля была теплой.

Он повернул голову, оглядываясь. Странный ландшафт – красные, заросшие травой поля, лес из черных деревьев, оранжевые цилиндры на вершине холма, и огибающая холм зеленого цвета река. Затем он увидел стоящих неподалеку инопланетян: их было шестеро. Все двуногие, лишенные волос и с большими глазами.

– Создатели этого корабля, –сказал Спок.

– Почему мы здесь? –спросил Кирк.

– Наше любопытство сделало из нас захватчиков, капитан, –ответил Спок. – По крайне мере, они нас так видят. Мы должны попытаться убедить их, что мы не представляем для них угрозы.

– Но мы не враги им, –сказал Кирк.

– Они считают, что мы можем стать угрозой вопреки нашим лучшим намерениям, капитан. Он боятся назойливых чужеземцев, и я уверен, что в Федерации найдутся люди, способные вторгнуться сюда из любопытства.

Кирк кивнул. – Как и мы. – Страх инопланетян был вполне оправдан: многие расы разрушали и убивали, прикрываясь благими целями. – Ты объяснил, что мы пытались спасти их? Что мы считали, что их мобиль может быть угрозой для обитателей Тиртауса 2?

– Да, капитан, но полагаю, этого было недостаточно.

Кирк внезапно почувствовал сильное желание опустить правую руку, хотя она и так была опущена вдоль тела – здесь, но не где-то еще.

Спок взглянул на него. – Я ощущаю тот же дискомфорт, капитан, – сказал он. – Полагаю, это вызвано несовершенным совмещением нашей нервной системы с этой виртуальной матрицей. Она не рассчитана на нас.

Кирк окинул взглядом делегацию инопланетян. Они глядели на него, оставаясь неподвижными. И он не мог разглядеть никакого выражения в их темных глазах.

– Что еще мы можем сделать, чтобы убедить их, что неопасны для них?

– Мы стреляли по их кораблю.

– Только чтобы защитить людей с Тиртауса 2. Только потому, что мы боялись, что поле вокруг их корабля затронет солнце этой системы, когда они достигнут его. Они должны это понять.

– Они понимают, капитан.

– Если они смогут гарантировать, что их присутствие внутри солнца не причинит вреда Тиртаусу 2, мы уйдем и больше их не побеспокоим.

– Они подтвердили, что их присутствие не затронет звезду.

– Ты им веришь?

– Сложно сказать, что я им верю. Точнее, я считаю, что у них нет причин для лжи или же для причинения нам вреда.

– Или мы просто не понимаем их мотивов, –сказал Кирк.

Спок склонил голову. – Бритва Оккама, капитан. Мы не должны придумывать допущения, пока не узнаем всех фактов. Мобиль не ответил на наш сигнал, потому что они не хотели, чтобы мы помешали им добраться до этой солнечной станции. Кроме того, они не хотели, чтобы мы потревожили созданный ими виртуальный мир. Это кажется более чем достаточным, чтобы объяснить все происшедшее.

– Ладно, –Кирк обернулся к группе инопланетян. – Давайте поговорим.

– Что вы намерены говорить, капитан? –поинтересовался Спок. – Просто повторить наши заверения недостаточно.

– А что ты предлагаешь? –спросил Кирк.

– Хороший вопрос, капитан.

Маккой угрюмо чертыхнулся себе под нос. Он не мог дотащить Кирка и Спока до "Энтерпрайза", не сломав им рук, и не мог оставить их здесь. Почему-то у него было такое чувство, что ему позволят покинуть и мобиль, и эту проклятую станцию, если он согласится бросить своих друзей.

Он снова открыл коммуникатор.

– Маккой "Энтерпрайзу", –в который уже раз повторил он, не надеясь услышать ответ с корабля, но не зная, что еще можно сделать. Снова ему отвечал только далекий ветер; в конце концов, он сдался и подвесил коммуникатор обратно на пояс.

Он будет ждать здесь, исследуя Кирка и Спока медицинским трикодером, надеясь, что случится что-нибудь, что поможет освободить их. Но затем, неожиданно, вопреки всякой логике, он почувствовал, что должен присоединиться к этим двум. Как только эта мысль пришла ему в голову, он почувствовал, что странное ощущение ужаса немного ослабело.

Он снова чертыхнулся, поднес руку к панели и решительно опустил ее.

В следующее мгновение он стоял на красной траве рядом с Кирком и Споком.

– Где мы, черт побери? –поинтересовался доктор, чувствуя огромное облегчение, увидев своих друзей живыми и здоровыми, и в то же время озадаченность, обнаружив себя в центре неестественного ландшафта, босого, без трикодера и одетого в плохо пригнанную униформу. Он слегка повернул голову и увидел неподвижно замерших инопланетян – гуманоидов, но определенно не людей.

Пока Спок просвещал его, Маккой оглядывал странный неестественный для человека ландшафт.

– Ну и как мы должны "неконтактировать" с этими существами? –вспыльчиво поинтересовался Маккой, когда Спок закончил объяснения. – Нам в любом случае придется об этом доложить. Само существование этого мобиля и этой станции – огромный вызов человеческой любознательности.

– Совершенно верно, –ответил Спок. – Они прекрасно осведомлены о том, что не могут рассчитывать на обещание трех индивидуумов, и даже на обещание всего экипажа "Энтерпрайза". Они знают, что за нами стоят наши миры – которые очень заинтересуются их технологиями.

Вы отличаетесь друг от друга, сказал голос.

Голос раздался прямо в голове Маккоя и он понял, что это говорит инопланетянин.

– Отличаемся? –переспросил Маккой одновременно голосом и мыслью.

Ты также отличаешься от этого, которого зовут Спок. Твои мысли и его разного уровня. Ты похож на того, кого вы называете капитаном Кирком, но мы чувствуем разницу между вами двумя тоже.

– Спок вулканец, –сказал Маккой. – Он из другого мира, чем я. Он имеет и человеческое наследие, но по воспитанию и культуре, он вулканец.

Спок повернулся к нему и слегка поднял бровь.

– Капитан Кирк и я, –продолжал Маккой, – с одной планеты – с Земли. Мы дети одной культуры, с незначительными вариациями, но вы, наверное, скажете, что у нас разные индивидуальности…

Но вы все называете себя друзьями.

Маккой повернулся к своим товарищам. – Верно, – признал он. – Поэтому я проник в вашу виртуальную реальность – чтобы найти друзей.

– А я –чтобы найти Спока, – добавил Кирк.

Мы почувствовали, что мотивы Спока отличаются от ваших, что его привело сюда любопытство.

– Вы правы, –сказал Спок, – и я понимаю, как вы боитесь любопытства других.

Инопланетяне не ответили.

– Но я частично удовлетворил свое любопытство, –добавил Спок.

Инопланетяне продолжали молчать. Спок посмотрел на Кирка, затем на Маккоя, и доктор понял по взгляду вулканца, что тот пришел к какому-то решению.

– Я говорил вам раньше о планете Талос 4, –сказал Спок. – Ее обитатели умеют создавать воображаемые миры, неотличимые от реальности, силой своих мыслей. Федерация запретила всем кораблям Звездного Флота приближаться к этой планете. За высадку на этой планете любому гражданину Федерации полагается смертная казнь – наказание, которое не применяется за любые другие нарушения. По моему мнению, Совет Федерации можно убедить в необходимости принятия подобных мер и в вашем случае. Мы можем представлять ваши интересы, если вы позволите нам уйти.

В ваших рассуждениях трещина, ответили инопланетяне. Запреты Федерации не помешали вам совершить рейс на Талос 4 с миссией милосердия. И мы не похожи на талосиан. Их иллюзии – ловушка. Наши – нет.

– Тогда я предложу еще один аргумент, –сказал Спок, – который сможет убедить вас, что позволить нам уйти – наиболее рациональный шаг. Мы офицеры одного из важнейших звездолетов Федерации. Если вы позволите нам уйти, мы будем представлять ваши интересы. Если вы задержите нас здесь, то за нами придут другие, и не оставят вас в покое, пока не узнают, что с нами случилось.

Инопланетяне молчали. Минуты текли, Маккой начал уже всерьез опасаться, что они уже никогда снова не заговорят.

– Кажется, им не очень понравились твои слова о "представлении интересов", –сказал наконец Кирк. – Звучит так, как будто еще ничего не решено.

– Да, капитан –но это подразумевает также, что если они не позволят нам уйти, они увеличат вероятность того, чего они больше всего боятся – вторжения и контакта с чужаками.

– Мне почему-то кажется, что они уже узнали от нас все что нужно чтобы гарантировать себе уединение.

– Интересный скачок, капитан, –сказал Спок. – А что конкретно вы имеете в виду?

– Думаю, Джим хочет сказать, что они знают наш номер, –подсказал Маккой.

Спок понял бровь. – Номер?

– Ну, что они поняли, на что мы способны, какие у нас мотивации, и что они должны делать, чтобы защитить себя от нас.

Вы можете идти.

Маккой вздрогнул. Он кинул взгляд на Кирка и Спока и понял, что они тоже это слышали.

Вы можете идти, повторили инопланетяне, и Маккой почувствовал напряжение и тяжесть в правой руке. Мир вокруг растворился, красная трава и черные деревья превратились в призрачные фантомы, и ему показалось, что он видит, как прерывисто, скачками, удаляются от него инопланетяне, то исчезая, то вновь появляясь – пока наконец не пропали совсем, а он обнаружил себя лежащим на полу у панели.

В правую руку словно понатыкали иголок; он взмахнул ей пару раз, сжимая и разжимая пальцы. Рядом с ним, Кирк тоже растирал свою собственную руку, но рука Спока по-прежнему была прижата к панели. Он был неподвижен, как тогда, когда они только нашли его.

Маккой шагнул к Споку и схватился за его руку; она была твердой.

– Джим, он еще там. Он не вышел!

Кирк встряхнул вулканца за плечи. – Спок!

Схватив его за обе руки, люди ухитрились оторвать каменное тело вулканца от панели. Затем Спок открыл глаза, разжал правую руку и привычное сдержанно-задумчивое выражение вернулось на его лицо.

– Доктор Маккой, –сказал Спок, – Опасности не было, как и нужды меня трясти. Я бы вернулся к вам и капитану через несколько минут.

– Спок, –прорычал Маккой. – У нас нет времени стоять и любоваться розами. Или виртуальными овощами. Или этими проклятыми…

– Доктор, я просто пытался выяснить… –

Кирк закатил глаза. – Джентльмены, давайте вы продолжите свою дискуссию на "Энтерпрайзе". Мне почему-то кажется, что нам нужно как можно скорее убраться отсюда.


ГЛАВА 14


Их скафандры и рюкзаки лежали там, где они их и оставили, перед сужением коридора. Кирк протиснулся через узкий проход и наклонился за своим костюмом.

Позади него из туннеля выскользнул Спок, за ним появился Маккой.

– Надеваем костюмы, –сказал Кирк. – Не хочу рисковать больше, чем это необходимо.

Маккой взвесил один из костюмов на руке.

– Они сказали нам "вы можете идти". Может, они выпустили нас только из своей виртуальной реальности, но собираются задержать нас внутри этой станции?

– Доктор, –произнес Спок, – у нас нет причины предполагать такой вариант, равно как и то, что обитатели мобиля вообще хотели причинить нам вред. Учитывая, что они считали нас захватчиками, вы должны признать, что они выказали незаурядное терпение.

Итак, мы снова здесь, подумал Кирк. Здорово знать, что все возвращается в норму. – Мистер Спок, – прервал он, немного более резко, чем намеревался. – Полагаю, в этом месте вулканские ощущения более заслуживают доверия. Ведите.

Спок направился вперед, изредка останавливаясь и прикладывая руку в перчатке к стене. Кирк и Маккой следовали за ним. Если инопланетяне собирались последовать за ними, или просто запереть их здесь, они это скоро узнают. Рука Кирка бессознательно потянулась к фазеру на поясе, но он тотчас вспомнил, что оружие бесполезно здесь. Спок остановился, сканируя местность впереди. – Они не пытаются сбить нас с пути, – сообщил он. – Показания трикодера вполне стабильны.

Вулканец двинулся дальше. Один коридор, другой – Кирк нашел бы обратный путь и без помощи Спока, но это заняло бы намного больше времени, даже с трикодером. Беспокойство и головокружение, досаждавшие ему во время их первой экспедиции, ушли, но он все еще ощущал дизориентацию из-за изгибающихся под невероятными углами, аномально расположенных коридоров.

Спок слегка замедлил шаг и снова снял с пояса трикодер. – Мы идем в верном направлении, капитана, – сказал он. – Шаттл уже недалеко.

Инопланетяне создали виртуальный мир, неотличимый от реальности; могут ли они также посылать трикодеру ложные сигналы? Кирк отбросил эту мысль и, опустив голову и следя взглядом за ботинками вулканца, последовал за ним через очередной проход.

– Вход открыт, –сообщил Спок.

Вздрогнув, Кирк поднял взгляд и обнаружил, что они вышли к шлюзу.

Один за другим они вошли в шаттл. Кирк занял свою позицию в кресле штурмана и, посмотрев на прибору, обнаружил, что их показания не изменились.

– Все отлично, –сказал Кирк, когда Спок занял место справа от него. – Только люк закрыт.

– Да, –сказал Маккой позади них. – Мы все еще в той комнате, и наши ладони по-прежнему вжаты в панель…А может, шлюз открыт, а мы не видим этого. Простой способ убить нас, когда мы уже считаем себя в безопасности.

– Маловероятно, что это иллюзия, –возразил Спок. – Нецелесообразно позволять нам уйти, если они имели намерение просто убить нас.

Маккой вздохнул.

– Ну, может, они играют с нами, или у них странное чувство юмора.

– Это будет не юмор, доктор –это будет злоба, а злоба редко проявляет себя в чистом виде даже в людях. Все что я видел здесь, пока не будет доказано обратное, указывает на то, что нам просто позволили уйти – фактически, даже помогли уйти. Подозрения без доказательств нельзя рассматривать серьезно.

– Боунз, Спок, –приготовьтесь к старту, – приказал Кирк. Он молчал, пытаясь убедить себя, что Спок должен быть прав. У них не было подтверждений, что инопланетяне намеревались причинить вред своим посетителям, даже если имели возможность сделать это. Мобиль явно был способен сделать с "Энтерпрайзом" все что угодно. Он подумал, как много обитатели мобиля знают о возможностях звездолета, и решил, что они прекрасно знали что его корабль не соперник для них. Учитывая, что они могли бы сделать, приходилось признать, что инопланетяне минимально ответили на действия "Энтерпрайза".

– Наверное, ты прав, Спок, –сказал Маккой, поморщившись – не хотелось ему этого признавать. – Они могли уничтожить нас еще тогда, когда мы первый раз выстрелили из фазера.

Кирк ввел курс на возвращение и откинулся на спинку кресла, гадая, позволят ли им все-таки уйти.

Мобиль неожиданно пропал с экранов, стремительно растворился в голубом сиянии. Кирк представил себе мощь звездного инферно, стремящегося разрушить эту звездную гавань.

Шаттл следовал заложенному курсу, и синева на экранах постепенно начала меркнуть. Показания о скорости снова замерли на контрольной панели. Шаттл мгновенно перескакивал от точки к точке, приближаясь к невидимому пока выходу.

– Очаровательно, –заметил Спок. – Нас отбрасывает наружу тяговым лучом очень сложной конфигурации. Логично предположить, что он исходит из мобиля.

– Таким же способом мы попали внутрь, –добавил Кирк.

На экране вспыхнули звезды. Сперва их они были нечеткими, но затем изображение сфокусировалось.

Позади Кирка раздался вздох Маккоя.

– Поразительно, –пробормотал он. – Настолько поразительно, что я сомневаюсь, что мы сможем сдержать наше обещание этим инопланетянам. Звездный Флот обязательно захочет узнать побольше об их технологиях.

Спок обернулся к нему.

– Доктор, я не думаю, что они позволили бы нам уйти, полагаясь только на наше слово. Они способны защитить себя.

Кирк снова ощутил нехорошее предчувствие.

– Шаттл "Энтерпрайзу", –вызвал он. – Кирк на связи.

– "Энтерпрайз", слушаю, –отозвался голос Зулу. – Капитан, на наших сенсорах вы только что вынырнули прямо из солнца.

– Мы возвращаемся, все втроем.

– Слава Богу! –раздался выкрик Ухуры. – Капитан, мы все очень рады!

Кирк улыбнулся, обрадованный, но он не мог отделаться от мысли, что еще не все кончено.


ГЛАВА 15


– Что-то изнутри нашего солнца, –произнесла Мира Колес, – причем не только мобиль, а целая инопланетная станция, обладающая технологией куда более продвинутой, чем мы можем себе представить. И вы еще говорите, что мы вне опасности?

– Вам ничего не угрожает, –Кирк опустил руки на стол. – Они заверили нас в этом.

Ее глаза расширились с недоверием. – Можем ли мы доверять им?

Тиртасианский лидер казалось, была столь же рада, сколько и вся команда, приветствуя Кирка и его двух спутников с возвращением на "Энтерпрайз". Он кратко сообщил команде мостика об открытии, сделанном ими внутри солнца, и описал их встречу с инопланетянами. Мира не возражала, когда он отправил всех дежурных немного отдохнуть; она даже улыбнулась, покидая мостик вместе со своим помощником. Но уже меньше чем через час она потребовала встречи с ним – он даже не успел закончить запись в бортжурнале. Она и Уэсли Варрен встретили их со Споком в конференц-зале.

Ну, сказал он сам себе, он должен был знать, что ее внезапная приветливость не могла длиться долго. Долг перед своими людьми снова давил на нее.

– Мы приняли их заверения, мисс Колес, но мы не действуем вслепую, –сказал Спок. – Полное сканирование вашего солнца не обнаружило никаких признаков опасности. Фактически, сравнение результатов сканирования с данными прежних исследований показало даже уменьшение частоты и продолжительности солнечных вспышек. Ваше солнце стабильно, как никогда.

– Но что будет, когда пройдет время? –Мира Колес перевела взгляд со Спока на старшину Рэнд, сидевшую слева от Кирка, затем взгляд ее серых глаз сконцентрировался на капитане.

– Могут появиться проблемы, как у любой угасающей звезды, –пожал плечами Кирк.

– Основываясь на том, что мы видели, –добавил Спок, – ошибочно будет приписать возможное увеличение солнечной активности воздействию мобиля. Так как станция могла находиться там длительное время, не влияя на ваше солнце, можно сделать вывод, что она не изменит его и в обозримом будущем.

Тиртасианка резко выдохнула.

– Так что теперь, Джеймс –капитан? Нам придется делить нашу систему с инопланетным артефактом, запечатанном в нашем солнце?

Кирк посмотрел на Спока.

– Вопрос чисто теоретический, –ответил вулканец, – так как маловероятно, что мы сможем что-нибудь с ним сделать. Ваши страхи по поводу мобиля кажутся мне безосновательными.

Мира покачала головой.

– Сейчас они не угрожают нам. Но что, если они снова почувствуют угрозу? Я не знаю, подвинет ли это наших оппозиционеров ближе к Федерации, или наоборот, оттолкнет еще дальше. С одной стороны, если угроза реальна, нам может понадобиться помощь Звездного Флота и Федерации. С другой стороны, это может толкнуть еще больше населения к сепаратистам, с требованием основания независимой колонии в другой системе, так как в этой системе мы не можем ощущать себя в безопасности. И уж точно в ближайшее время мы не добьемся политической стабильности. Аристоклес в своем последнем сообщении ясно дал это понять, –она на мгновение отвела взгляд. – А все что я смогу сделать – продолжать настаивать, что у инопланетян нет никаких причин угрожать нам, и еще меньше причин лгать; что все, чего они желают – быть предоставленными самим себе. Может, это и дойдет до них, если я буду повторять это достаточно долго, а инопланетяне не сделают ничего, что бы поставило это под сомнения. В это они не так уж отличаются от нас – тиртасианцы тоже хотят, чтобы их оставили в покое.

Спок кивнул:

– Верно. Это наблюдение может поддержать ваших людей.

– Но все-таки мы не можем быть уверены, что они не несут угрозы нашему миру.

Спок наклонился вперед, опершись локтями о стол. – Конечно, абсолютно нельзя быть уверенными ни в чем, мисс Колес. Но я уверен в этом, насколько возможно в данных обстоятельствах, – он замолчал.

– Продолжайте пожалуйста, мистер Спок, –сказал Варрен. – Для записи.

– Предприняв попытку исследования мобиля, мы запустили его защитную программу, созданную очень продвинутым разумом, отказавшимся от изменения реальной вселенной. Вместо этого они достигли всемогущества, подключив свой разум ко входу системы искусственного интеллекта. Эта культура не нуждается в секретах вселенной, которые никогда не могут быть постигнуты, потому что никто не может достигнуть края бесконечности –такой они представляют нашу вселенную. Но не поймите меня неправильно – они знают достаточно о физической вселенной, чтобы добиться желаемого.

– Мистер Спок, –начала Мира Колес.

Спок коротко глянул в ее направлении и продолжил: – Культура, выбравшая уединение в виртуальном мире, по своей натуре должна быть скрытной и замкнутой, и заботиться о сохранении своих секретов. Очевидно, когда мы пришли сюда, мобилю как раз понадобилось обновление своих энергоресурсов, и он направился к солнцу, что и подсказало нам, что он не является естественным объектом. Когда мы попытались вступить с ними в контакт, им стало ясно, что они могут стать объектом изучения, и их защитные системы активировались.

– Тогда мы не можем пытаться общаться с ними? –спросил Уэсли Варрен.

– Думаю, нет, –ответил Спок. – Такие попытки были бы отвергнуты. Научный или культурный обмен невозможен.

Мира Колес беспокойно ерзала на стуле, выстукивая пальцами дробь по столу; ее лицо выдавало ее смятение.

– Из того, что вы сказали, –начал Уэсли Варрен, – мы должны примириться с их присутствием и не пытаться узнать о них больше. Жить сами и позволить жить им. Что ж, мы, тиртасианцы, уважаем такую позицию.

Спок кивнул. – Ничего нельзя сделать.

Тиртасианец вздохнул. – И мы, похоже, даже не можем протестовать.

– Возможно, их раса зародилось тоже в этой системе, –сказал Спок. Кирк счел это предположение в высшей степени сомнительным, но оставил свои мысли при себе. – Если так, они имеют то же право на эту систему, что и вы, а возможно и больше. Однако кажется очевидным, что они не против разделить ее с вами.

– Пока они предоставлены сами себе, –пробормотала Мира Колес, – и позволяют нам делать то же самое, мы вряд ли будем возражать. Но я бы чувствовала себя куда лучше, если бы мы были уверены, что они никогда не станут для нас угрозой.

– Мисс Колес, –сказал Спок. – У меня есть еще одно основание утверждать, что инопланетяне в настоящий момент не собираются причинить вред никому из нас, – он кинул косой взгляд на Кирка. В глазах вулканца было странное выражение, какого Кирк не видел прежде. Гнев? Беспокойство? Озабоченность? Но Спок никогда не стал бы открыто признавать эти эмоции…

– Эти причины следующие, –продолжил Спок. – Если бы инопланетяне общались только со мной, возможно, они решились бы на направленные действия против нас – не потому, что они подозревали нас в жестоких намерениях, а потому что поняли, что мое любопытство заставило меня предпринять весьма рискованные действия. Они видели ранее, что команда с "Энтерпрайза" вторглась в их обиталище с единственной целью изучения неизвестного. Чтобы защитить себя, они могли решить уничтожить любого, кто мог привести к ним других. Они могли поверить, что наше любопытство перевешивает все прочее, и поэтому представляет серьезную угрозу их безопасности. Но они ничего не предприняли.

Кирк откинулся на спинку кресла. Он с самого начала знал, что исследование мобиля представляет собой риск; но не хотел останавливаться, как бы ни были высоки ставки.

– Полагаю, –продолжал Спок, – что именно прибытие капитана Кирка и доктора Маккоя заставило их пересмотреть свое мнение о нас. Капитан и доктор пришли туда не из-за любопытства, не следуя приказу, а чтобы спасти друга. Инопланетяне узнали из этого, что есть вещи, перевешивающее наше любопытство, и куда более эффективным способом, чем это мог доказать им я, просто настаивая на данном факте. Полагаю, это стало единственной причиной, по которой они позволили нам уйти.

Кирк был ошарашен словами Спока. Наверное, его задевает, что потребовалась не только логика, но и человеческие чувства, чтобы освободить их из плена, некстати подумал он.

– Но все-таки, они могли бы столько показать нам, –тихо сказал Уэсли Варрен.

– Может быть, они смогут учить нас другим способом, –задумчиво произнесла Мира Колес. – Эта раса так углубилась внутрь себя, что не только обрубила все связи с прочими разумными существами – они оградили себя от всей нашей галактики. В сущности, их изоляция – самая настоящая тюрьма. Такая огромная мощь, и для чего она используется? Чтобы запереться на все замки, еще больше боясь неизвестного мира снаружи. Возможно, мы должны расценить их пример как предупреждение?

– А я бы не отказался задать им пару вопросов, пока они полностью не восстановят изоляцию, –сказал Варрен.

– Я тоже, –ответил Спок. – Но в настоящий момент, у нас нет прямой связи с мобилем.

– И мы должны выполнить свое обещание, –добавил Кирк. – Рекомендовать Звездному Флоту и совету Федерации запретить все контакты с ними, по крайней мере сейчас, но оставить возможность такого контакта позже, если они захотят.

– Конечно, но я боюсь, это может не сработать, –сказала Мира Колес. – Любопытство вело вас. Оно привлечет и других. Я не знаю, даст ли согласие Совет Федерации. Но даже если так, отдельные люди могут попытаться нарушить его, если узнают об этом. Не представляю, как это отразится на моих людях. Тиртаус 2 станет настоящей базой для всех исследователей мобиля. И я сомневаюсь, что интересоваться им будут только члены Федерации. Ромуланцы могут решить, что эта уровень инопланетной технологии нарушает наш договор и вторгнуться в нашу систему.

Кирк уже подумал об этом. – Мы обещали защищать Тиртаус 2, – проговорил он. – Мы не отказываемся от этого обещания – просто теперь у него появились немного другие основания.

Он посмотрела прямо на него. – В любом случае, сейчас я должна вернуться назад и сообщить Аристоклесу и моему народу, что нам придется жить с этой проблемой. Некоторые поверят, что мы спровоцировали эту ситуацию, и когда-нибудь инопланетяне станут для нас угрозой. Другие испугаются вторжения ромуланцев в наш сектор. Им нужно будет кого-то обвинить.

– Но… –Кирк замолчал, осознав, что для Миры это будет конец всего – ее должности, ее карьеры, возможно, ее жизни. Дженис Рэнд с симпатией посмотрела на тиртасианку.

– Я сделаю все чтобы помочь вам, –сказал Джеймс Кирк, сам понимая, насколько бессмысленно это звучит. – Когда ваши люди увидят мой рапорт, то поймут, что вы действовали с полной осторожностью. Мы можем обратиться –…

– Мостик капитану Кирку, –сказал интерком голосом Зулу.

Кирк наклонился к маленькому настольному экрану. – На связи.

– Активность солнца несколько увеличилась, сэр.

Кирк поднялся на ноги. – Сейчас буду.

Его желудок судорожно сжался при мысли о том, что страхи Миры оправдались, и мобиль на самом деле затронул звезду. Направляясь к выходу, он оглянулся. Мира Колес смотрела ему вслед, ее губы были плотно сжаты, на лице застыла странная смесь горького удовлетворения – все-таки она оказалась права, – и страха перед тем, что теперь могло случиться.

Спок, выйдя из турболифта вслед за капитаном, сразу же направился к научной станции, в то время как Кирк занял командирское кресло. Рядом стоял Маккой, его сбившееся дыхание показывало, что он примчался на мостик прямиком из лазарета.

– Есть изменения? –спросил Кирк.

– Нет, сэр, –отозвался Райли.

– Что-то движется внутри солнца, и это все, что мы знаем, –сказал Массоуд. – Проводится глубокое сканирование.

Свистнули, раскрываясь, двери турболифта, впуская на мостик Дженис Рэнд, по пятам которой шли Мира Колес и ее помощник.

– Думаю, я знаю, что сейчас произойдет, –сказал Спок.

Кирк резко развернулся в своем кресле.

– Что?

Спок на мгновение поднял глаза от приборов.

– Инопланетный мобиль готов выйти из солнца.

– Вывести на экран, –приказал Кирк.

Солнечное сияние заполнило мостик. На экваторе появилась крошечная темная точка, постепенно увеличивающаяся в размерах.

– Он набирает скорость, –проговорил Спок. – Глубокое сканирование показывает, что солнечная станция коллапсирует.

Мира Колес сжала ладони.

– Они ушли, капитан, –сказал Спок, – причем без всяких видимых последствий.

– Как будто их вообще не было, –прошептал Маккой.

– Невероятно, –в голосе Миры Колес смешались разочарование и облегчение.

– Я бы не поверил, если бы сам не видел.

– В самом деле, –заключил Спок. – Теперь можно сделать вывод, что солнечная станция была лишь временной структурой, создаваемой с единственной целью подзаряда энергии мобиля.

– Поразительно, –сказал Уэсли Варрен. – Какой же мощью они обладают!

Кирк подумал о том, что говорил Спок в конференц-зале, и понял теперь, что он должен сделать, чтобы доказать инопланетянам, что люди не стану угрозой им. Он посмотрел на вулканца. Спок встретил его взгляд, без слов говоря: я знаю, как вы поступите, капитан, и знаю, почему.

Маккой заметил заговорщицкий взгляд Джима Кирка, брошенный им на Спока, и заинтересовался, что же задумал капитан.

– Мистер Зулу, –сказал Кирк, наклонившись к рулевому. – Приготовьтесь к преследованию.

– Есть, капитан.

Безумство, подумал Маккой, и вулканец с ним заодно. Он посмотрел на Колес, которая явно разделяла его мысли – ее глаза выдавали замешательство.

Маккой наклонился ближе к капитану.

– Джим, –тихо сказал он. – Ты уверен, что знаешь, что делаешь?

– Да, Боунз, не волнуйся. По-моему, это неплохая идея –сесть на хвост мобилю и посмотреть, куда он направится.

– Чтобы в конце концов спровоцировать их на вражеский ответ? Тебе еще мало того, что случилось?

– У нас нет свидетельств, что инопланетяне прибегнут к враждебным действиям, –Кирк повернулся к экрану.

– Но Спок признал… –начала Мира Колес, но замолчала на полуслове. – Он сказал, что ваши действия активировали их защитные системы.

– Которые не причинили нам особого вреда, –заметил Кирк. – Они могли бросить против нас всю их огромную мощь. Но они не сделали так.

– Пока что, –пробормотала тиртасианка. Маккой ждал, что она продолжит спор, но женщина молчала. Наверное, она считает, что Кирк снова ставит на кон жизнь целой системы. Маккой мог только надеяться, что она – что они оба – ошибаются.

– Капитан, –спросила Мира Колес, – Вы на самом деле хотите попробовать догнать их?

Прежде чем Кирк успел ответить, Спок сказал:

– Мы будем выдерживать разумную дистанцию.

Кирк выслушал это с некоторым удивлением. Интересно, его слова предназначались тиртасианцам, или это обычная рациональная предусмотрительность?

– Он наращивает ускорение, –предупредил Зулу.

– Держитесь за ним.

– Они перешли на варп-1, сэр, –проговорил Райли.

– Не отставайте!

– Варп-1,5! –взволнованно воскликнул Зулу. – Он собирается перейти на варп-2!

Кирк внезапно ощутил некое смутное подозрение.

– Следуйте за ним, мистер Зулу.

– Есть, сэр.

– Джеймс, –спросила Мира Колес. – Почему мы их преследуем?

Он оглянулся на нее через плечо. – На самом деле, это не преследование. Мы не собираемся их догонять.

– Но тогда что это? –потребовала ответа Мира.

Кирк пожал плечами. – Мы…наблюдаем.

– Варп-3, –сказал Зулу.

На главном экране стремительно разлетались звезды.

– Джим, да что ты делаешь? –пробормотал Маккой.

– Спок, –проговорил Кирк. – Ты понимаешь?

– Да, капитан.

– Варп-4.

Кирк глянул на экран, раздумывая о чужеземной культуре, обитавшей в этом корабле. Как было сказано в одном старом стихотворении – он не мог точно вспомнить слова – эти люди переделали свой мир согласно желаниям сердца. Но так ли это на самом деле? Из того, что они видели, можно было заключить, что мобиль гарантировал своим обитателям почти совершенную защиту от угрозы внешнего мира. Но что они потеряли, отворачиваясь от непокорной Вселенной? Можно ли предпочесть реальную вселенную пусть великой, творческой, но закапсулированной жизни? Интересно, что об этом думает Спок…

– Варп-5! –выкрикнул Зулу.

– И они все еще впереди нас, –добавил Райли.

Кирк подумал о той панели, служащей входом в виртуальный мир. Это должна быть какая-то невероятно сложная матрица, создающая виртуальное пространство на основе мысленных образов. Где-то там обитал невероятно мощный разум…

– Варп-6, капитан, –сказал Зулу.

– Продолжайте, мистер Зулу, –Кирк откинулся в кресле, наблюдая, как "Энтерпрайз" стремительно вспарывает вселенную. Как же там начиналось то стихотворение?

– Семь! –воскликнул Зулу. – Восемь!

– Продолжайте преследование!

– Девять!

– Инженерная мостику! –пробился через коммуникатор голос мистера Скотта.

– Кирк на связи.

– Капитан, что, черт подери, происходит? Корабль сейчас развалится на мелкие части!

– Я знаю что делаю, Скотти.

– Очень надеюсь, –пробормотал инженер.

– Десять, капитан! –прокричал Зулу. – Они идут на варп-10!

– Увеличьте скорость до десяти, не отставайте, мистер Зулу!

– Есть, сэр.

На мостике воцарилась тишина. Кирк наблюдал за кораблем на экране. Чужаки держали варп-10, словно не желая оскорблять "Энтерпрайз", показывая свои истинные возможности.

Затем корабль начал медленно растворяться в черноте космоса.

– Они ускорились до одиннадцати, –тихо сказал Зулу. – Двенадцать. Четырнадцать. Пятнадцать, – капитан, они за пределами шкалы.

А затем мобиль исчез – оставив только гладь космоса, разрываемую звездолетом. Скорость варп-10 вдруг показалась Кирку очень медленной.

Глядя с восхищением и даже скрытым трепетом на опустевший экран, он представил мобиль, мчащийся на стремящейся в бесконечность скорости, способный сделать то, что вряд ли когда-нибудь удастся "Энтерпрайзу" – пройти сквозь всю вселенную, коснуться любой звезды. Но обитателей этого корабля не интересовали тайны космоса – для них он был всего лишь мантией, отгораживающей их воображаемые миры.

– Вычислите его курс, –приказал Кирк.

– Куда-то к центру Галактики, –ответил Райли. – Трассировка невозможна.

– Уменьшить скорость, –сказал Кирк, откидываясь на спинку кресла. – Назад к Тиртаусу 2.

– Капитан, –раздался голос Скотти по интеркому. – Это было чудо! Я просто не могу назвать их машины варп-двигателями. Они буквально свернули перед собой вселенную как обычный ковер!

– Да, улучшенные варп-двигатели, –согласился Кирк. – Когда-нибудь они будут и у нас.

– Не нужно меня успокаивать, капитан, –сказал Скотти. – Я знаю наши возможности, но на это великолепие стоило посмотреть!

Мира Колес удивленно смотрела на капитана.

– И могу я спросить, что доказала эта гонка?

Кирк оглянулся назад. – Мистер Спок? Может быть, вы ответите на этот вопрос?

Спок оставил свою станцию и подошел к креслу Кирка. Зулу и Райли повернулись, чтобы видеть вулканца; Ухура тоже развернулась в своем кресле. Маккой, стоявший слева от Кирка, нахмурился, словно готовясь немедленно оспорить что-либо сказанное первым офицером.

– С удовольствием, капитан, –ответил Спок. – Капитан, как и я, предположил, что обитатели этого корабля желают убедиться в своей безопасности, и у них был только один способ это сделать – покинуть эту систему так, чтобы предотвратить любую попытку преследования. Они показали бы себя излишне доверчивыми, даже глупыми, если бы положились только на наше обещание, что мы не будем больше их тревожить. А Федерация будет иметь еще одно основание к запрещению всех контактов с ними, как с Талосом 4 – хотя я думаю, что эти два случая в некоторой степени различны.

– Но почему капитан гнался за ними? –нетерпеливо спросил Варрен.

– На это я сам отвечу, –сказал Кирк. – Я преследовал сразу две цели. Во-первых, узнать, на что способна эта раса, узнать из первых рук возможности науки и технологии, с которыми мы столкнулись. Во-вторых, показать им, что мы не сможем их догнать, что они находятся в полной безопасности.

– Вы обо всем этом подумали? –спросила тиртасианский лидер, в ее голосе явственно прозвучала нотка уважения. – Но если бы мы смогли догнать их? Почему вы были столь уверены, что это не так?

Кирк кивнул. – Я подозревал это, но полностью не был уверен, конечно. Но я бы просто приказал уменьшить скорость и показать нашу "неспособность" догнать их – если бы понадобилось.

Мира Колес вздохнула и тоже кивнула. – Вы правы. С помощью их науки, они бы смогли сделать с нами что угодно, если бы почувствовали угрозу. Я должна признать что то, что вы сделали, вероятно, обеспечило безопасность моим людям. И инопланетяне тоже узнали, что мы не можем – и не хотим – угрожать им.

Кирк не удержался от улыбки. – Именно так я и рассуждал.

Она склонила голову. – Да, их сообщение можно рассматривать как "мы живем своей жизнью, а вы – вашей. Прощайте."

– Я бы не смог сказать это лучше, –согласился Кирк, встретившись с ее прямым взглядом и осознав, что сейчас она говорила и о своем родном мире.

– Ну, я бы сказал, что это хороший конец, –сказал Маккой.

Кирк не обратил внимания на комментарий доктора. Он хотел сказать Мире, что колониям Федерации приходится быть подозрительными и недоверчивыми, даже изоляционистскими, чтобы сохранить свою культурную и индивидуальность. В чем-то сепаратисты были правы, но им не нужно было стремиться полностью оборвать все связи; Федерация была готова признать автономию входящих в нее миров. Мира посмеялась бы наверное над его якобы покровительственными словами, даже если сама она в глубине души разделяла его чувства. Он бы сказал, что это только на первый взгляд покровительство, а на самом деле гарантия роста и развития… а она бы сказала, что это только слова… а он бы стал с жаром защищать идеалы Федерации… а она посмотрела бы ему в глаза и поняла, что все это правда…

Но вместо того, чтобы обмениваться длинными фразами, Кирк просто сказал:

– Я понимаю. Будущее Федерации зависит от ее миров и колоний, мисс Колес.

Мира Колес улыбнулась.

– Да, капитан, именно так.


ГЛАВА 16


Аристоклес Манчелли ждал на центральной площади Миру и Варрена, возвращающихся с "Энтерпрайза". Мира настояла, что они доберутся самостоятельно. Это было практично, подумал Уэсли, у команды Джеймса Кирка были куда более важные дела, нежели сопровождать их в Каллинус. Но возможно, Мира просто не хотела провоцировать Аристоклеса больше, чем необходимо.

Аристоклес шагнул вперед, приветствуя их. – Добро пожаловать, – невозмутимо сказал он. Уголок его рта судорожно подергивался, а под глазами были круги; он выглядел так, словно не спал неделю.

– Приветствую, Аристоклес, –сказала Мира. – Мне не терпится вернуться к работе, но есть одна вещь, которую мы должны сперва обсудить. Людям на борту "Энтерпрайза" не помешает немного отдыха. Полагаю, мы должны пригласить их провести свободное время здесь.

– Свободное время? –переспросил Аристоклес, будто не понимая значения этого выражения.

Выражение лица Миры оставалось невозмутимым. – Они будут выполнять свои обязанности более эффективно, если хорошо отдохнут.

– Свободное время, –презрительно повторил Аристоклес. – Слишком долгий отдых только размягчают людей.

– Это зависит от вида отдыха, –сказала Мира. – Существуют альпинизм, плавание, катание на велосипедах – я не вижу, каким образом такие занятия могут ослабить людей.

– Мы больше чем достаточно общались со Звездным Флотом, пока люди Кирка восстанавливали нашу базу данных, –возразил Аристоклес, пока они шли к административному центру. – Я не могу понять, зачем-…

– Боишься, что они заразят нас? –спросила Мира. На мгновение, Уэсли подумал, что она улыбнется. – Думаю, что наша культура достаточно сильна, чтобы выдержать еще немного общения с другой. Иногда слишком полная изоляция приводит к безосновательному недоверию – в отсутствие контактов, легко вообразить что угодно о людях, о которых ничего не знаешь. Я сама с подозрением относилась к Звездному Флоту, но теперь-…

– Ты гордишься собой, верно? –Аристоклес повернулся в посмотрел ей в лицо. Уэсли остановился рядом с Мирой, шокированный злобой в голосе Аристоклеса. – Ты сделала работу Федерации за них. Теперь ты сама – агент Федерации!

Уэсли огляделся. Было уже за полдень, большинство обитателей Каллинуса были на работе или в школе – но некоторые прохожие прислушивались к их разговору, проходя мимо.

– Ты прекрасно знаешь, Аристоклес, –тихим, но твердым голосом сказала Мира, – нет никакого бесчестья в благодарности кому-то, кто помог нам так, как Джеймс Кирк и его люди. Если бы их здесь не было, мы никогда бы не узнали о мобиле и о том, что он не опасен для нас. – Она подняла бровь. – Так что теперь ты не сможешь использовать сомнения по этому поводу для своих целей. Ты можешь возразить, что присутствие инопланетян в нашей системе все равно представляет угрозу, поэтому мы должны покинуть этот мир и основать новую колонию, независимую от Федерации. Может, ты даже станешь настаивать, что наша безопасность требует, чтобы мы прекратили все контакты с другими планетами?

Лицо Аристоклеса вспыхнуло от ярости; Уэсли видел, как он борется за контроль над самим собой. – Я продолжу обращения к Федерации с требование новой колонии и независимости, – наконец сказал он. – Многие поддержат этот процесс.

Вот, он сказал то, чего от него ждали, с облегчением подумал Уэсли. Теперь – все или ничего.

– Возможно, не так много, как ты считаешь, –спокойно сказала Мира. – И я сомневаюсь, что тебе так легко дадут разрешение на основание колонии, которая не будет жизнеспособной. Ты ведь не сможешь начать это дело без поддержки Федерации.

Вблизи лестницы, ведущей к дверям Административного центра, ждали остальные трое помощников Миры. Рядом с ними стояла четверка Аристоклеса. Мира хотела, чтобы они все встретились именно теперь, когда они обсуждали, что же делать с отпуском команды "Энтерпрайза". То что решится сейчас, понимал Уэсли, будет первой проверкой на то, кто из двух лидеров, Мира или Аристоклес, теперь имеют перевес, и будет ли у тиртасианцев шанс на другое будущее.

– Мне не нужна поддержка, –ответил Аристоклес. – Мне не нужна Федерация – я сделаю все сам. – Он резко выдохнул. – Ты думаешь, что теперь все будет, как ты захочешь? Даже мои помощники думают о тебе лучше, прослушав твои последние рапорты. Один даже осмелился сказать, что мы можем извлечь пользу из контактов со Звездным Флотом и другими мирами Федерации.

– Тебе бы не мешало прислушаться к своим помощникам, –произнесла Мира. – Наша встреча с мобилем вполне отчетливо это продемонстрировала. Именно ты рекомендовал, чтобы на борту "Энтерпрайза" присутствовали тиртасианцы, так что даже ты признал, что мы и Федерация можем работать вместе. Ты ведь думал об интересах нашего мира, а не о своих собственных, когда предложил это мне, верно? В какой-то мере это делает тебе честь.

Она что, смеется над ним, изумлялся Уэсли, шагая все выше по каменным ступеням. Что это – завуалированная угроза или похвала? Он поднял глаза вверх и заметил, как один из помощников Аристоклеса подошел к группке сотрудников Миры, и начал о чем-то с ними увлеченно говорить.

Аристоклес выглядел смущенным.

– Посмотрим, –прошептал он. – Посмотрим…

– Ну, мистер Спок, так как вы считаете, куда направился корабль? –спросил Кирк.

На экране виднелся зелено-голубой шар Тиртауса. Кирк только что окончил последний доклад Звездному Флоту. Он вспомнил, как был разочарован адмирал Лопес, услышав о последнем полете чужого корабля; коммодор Каренина прошептала, склонив голову: "Какая потеря…сколькому мы смогли бы у них научиться!" Даже в Звездном Флоте и Совете Федерации долго сомневались, рассматривая его рекомендацию о запрете дальнейших контактов с этим кораблем. Инопланетяне поступили правильно, уйдя из тиртасианской системы.

Спок молчал, не отвечая не вопрос. Кирк оглянулся. Вулканец сидел за научной станцией, пристально вглядываясь в дисплей.

– Спок?

Спок поднял глаза. – Да, капитан. Вы спрашивали, куда направится встреченный нами корабль. Полагаю, он ищет следующую систему, где в свое время раскроется очередная солнечная станция для пополнения запасов энергии.

Ухура развернулась в своем кресле. – Жаль, – просто сказала она. – Я согласна с доктором Маккоем, – это трагедия для такой цивилизации – все время рассматривать собственный пупок, если так модно выразиться.

Спок выглядел задумчивым. – Я считаю, что этот случай отличен от примера Талоса 4, лейтенант. Доктор использовал эту модель, чтобы осудить обитателей корабля, но я думаю, что это ошибка. Насколько я понимаю, эта культура совершенно определенно знает чего хочет – переделать мир… –

– Вот оно! –вдруг воскликнул Кирк, вспомнив внезапно ускользавшее от него стихотворение, и проговорил:

“Ah, Love! could thou and I with Fate conspire

To grasp this sorry scheme of things entire,

Would not we shatter it to bits-and then

Remould it nearer to the Heart’s Desire!”

(Прим. переводчика: это Омар Хайям, к сожалению, официального перевода найти не удалось. Если буквально: "Любовь, можем ли мы с тобой поспорить с судьбой, разбить вдребезги этот достойный сожаления мир и переделать его согласно желаниям сердца")

– Они используют энергию солнца, чтобы создавать свои миры, –продолжал Спок. – Как мы узнали, чтобы сберечь то, чего они добились для себя – они должны избегать контактов с посторонними. Но несмотря на их самоизоляцию, они не оказались в ситуации упадка и риска самоуничтожения, как случилось с талосианцами. Но их можно уничтожить посягнув на созданные ими миры. К счастью, этого не произошло.

– Как вы считаете, мистер Спок, –подал голос Зулу, – их образ жизни лучше нашего?

– Мы не знаем, чего они достигли, –ответил Спок, – так что сложно судить. Но при здравом размышлении, я склоняюсь к отказу от этого варианта.

– Может, ты просто необъективен в пользу той вселенной, что мы считаем реальной? –подначил Кирк.

– Да, потому что я принадлежу ей, потому что она реальна, бесконечна, и мы никогда не познаем ее полностью –только какую-то часть.

Кирк скрестил руки на груди. – И это тебя не разочаровывает?

– Нет, капитан. Путешествие никогда не кончится, пока разумная жизнь существует в галактике. Даже обитатели мобиля могут когда-нибудь снова обратиться к ней, используя все знания, накопленные за годы изоляции.

– Искать и не сдаваться, –проговорил Кирк, вспомнив другое стихотворение. –…Неплохая работа, если ты сидишь на своем месте…

Спок поднял бровь. – Да, если кто-то сможет создать себе такую судьбу. Возможно, мы встретились с разумом, который однажды решит переделать всю вселенную.

– Что ты имеешь в виду? –переспросил Кирк.

– Они могут попытаться уничтожить космос, который мы знаем, полностью изменив физические законы.

– Как желал поэт?

– Как они пожелают.

– А это возможно?

– В ограниченной вселенной –может быть. В бесконечной – никогда. Но если наша вселенная конечна, тогда, может быть, в далеком будущем различные разумы будут бороться за право переделать ее на свой лад.

– Мы можем кое-что сказать об этой "переделке" –заметил Зулу.

Спок пожал плечами. – Мы? Через миллионы лет развития "нас", скорее всего, уже не будет. Или, возможно, наши далекие потомки объединятся с творцами новой вселенной.

– Мистер Спок, –проговорила Ухура. – Мне кажется, вы сожалеете, что мобиль покинул эту систему.

– Это в самом деле так, –ответил Спок. – Я бы не отказался задать им еще несколько вопросов, если бы они позволили.

Четверо офицеров на мостике безмолвствовали. Большинство членов экипажа, за исключением нескольких старших офицеров, находились сейчас на Тиртаусе 2. Аристоклес Манчелли и Мира Колес дали разрешение на "дикий отдых" – на природе, подальше от их поселений. В неисследованных областях главного континента сохранилось немало красивых местечек, а мягкий тиртасианский климат гарантировал незабываемый отдых. Мира с грустной улыбкой признала, что такое увольнение скорее всего им понравится больше, чем цивилизованный отдых в городе, в котором почти не было развлечений. Кроме того, для энтерпрайзовцев было просто благоразумнее выдерживать дистанцию, хотя желающие с ними пообщаться тиртасианцы могли сделать это без труда.

– Может, вы сможете показать мне ваши любимые маршруты, когда я спущусь вниз, –сказал Кирк изображению Миры Колес на экране в своей каюте.

– Не знаю, смогу ли я выбраться из Каллинуса, –ответила та. – Накопилось много административной работы, пока меня не было. Мне жаль.

Она и в самом деле выглядела слегка раскаивающейся, но возможно, ему это только показалось. Возможно, она использовала работу только как предлог, чтобы не проводить с ним больше времени. Слишком явная дружелюбность к капитану звездолета могла быть неблагоразумна.

– Нам очень повезло, что вас послали сюда с этой миссией, –произнесла она. – Иначе мы никогда не были бы уверены, что обитатели мобиля не угроза для нас. Даже Аристоклес признал это.

– Это осознание как-то повлияло на сепаратистов? –спросил Кирк.

– Думаю, повлияет, Джеймс. Я не знаю, поможет ли это мне на следующих выборах, но у меня будет хотя бы шанс победить, –она опустила взгляд, и Кирк заметил, что в одной руке она держит рубашку, а в другой – иголку с ниткой. Мира вздохнула. – Работа зовет! Прощай, Джеймс.

Экран опустел.

– Капитан, –голос Ухуры вывел его из задумчивости, – прошу разрешения…

Кирк поднялся. – Конечно, лейтенант. Увольнение разрешено. Идите. Вы тоже, мистер Зулу, – он замолчал, решив, что он сейчас сделает. – Думаю, я к вам присоединюсь.

Он последовал за двумя офицерами к турболифту, затем оглянулся.

– Спок? Энсин Тейквит будет здесь через два часа. Вам нет причин оставаться на борту дольше.

– Я намереваюсь все же остаться, капитан.

Кирк кашлянул и уже был готов что-то сказать, но все же повернулся и вошел в кабину турболифта.

На мостике Спок окончил ввод своего отчета, затем выключил компьютер и откинулся на спинку кресла. Он еще раз обдумал встречу с мобилем, и как эта случайная встреча превратилась в первый контакт с самой высокоразвитой инопланетной культурой из всех, встречавшихся им. Одна эта культура, подозревал он, была старше, чем все остальные в галактике.

Двери турболифта с привычным свистом раздвинулись и на мостике появилась Кейт Тейквит. За ней шел Уэсли Варрен. Спок поднялся на ноги.

– Коммандер Спок, –сказала энсин Тейквит. – капитан дал Уэсли разрешение подняться на борт. Он хочет узнать побольше о корабле, и я вызвалась быть его гидом, пока я на дежурстве.

– В свою очередь, я пообещал Кейт, что свожу ее в Эйнисские горы, когда она будет в увольнении, –добавил молодой человек.

– Вы не против, если мы начнем с библиотечного компьютера? –спросила Кейт.

– Разумеется, энсин, –Спок шагнул в сторону, освобождая им дорогу. Затем сошел на нижний уровень мостика, задержавшись у капитанского кресла.

Он посмотрел на лежащую внизу планету, прислушался к ровному гулу двигателей корабля – и внезапно осознал, какой цели служили туннели на инопланетном мобиле. Они были предназначены не для реальных, физических существ. Эти туннели были волноводами для ментальной энергии, помогающими придавать форму виртуальным мирам, запрятанным в стенах и панелях мобиля.

Великолепно, снова подумал он. Обитатели мобиля должны быть смелы и умны, создавая миры в своем сознании, где они неизбежно должны были встретиться с самими собой.

А может, этот мостик "Энтерпрайза", на котором он сейчас стоял, всего лишь точная копия настоящего?

Он отбросил эту мысль. Если иллюзия была столь совершенна, то не могло быть никакой разницы. Две тождественные реальности, как доказали когда-то Декарт и Лейбниц, будут одной и той же реальностью. Если между ними будет хоть одно крошечное различие, иллюзия исчезнет. По своей природе, космос всегда останется безграничным.

Прозвучал настойчивый сигнал.

– Энсин Тейквит на связи, –раздался позади него голос. – Мистер Спок, вас капитан.

Спок нажал кнопку на навигаторском кресле. – Спок слушает.

– Спок, –раздался голос Кирка, – Мира Колес и я приглашаем вас на пикник. Тут внизу отличная погода. Можем мы на вас рассчитывать?

– Я предпочел бы отказаться, капитан. Отдых на борту корабля подходит мне куда больше.

На мгновение повисла тишина. "Он не придет, Джеймс? – раздался на заднем плане голос Миры Колес. – Но почему?"

"Это в его характере", – ответил ей капитан. Снова молчание.

– Отдохните хорошо, Спок.

– Спасибо, капитан. Конец связи.

Он направился было к турболифту, но оглянулся. Энсин Тейквит и Уэсли Варрен рассматривали экраны компьютерной станции, сидя куда ближе друг к другу, чем это было необходимо.

– Энсин, –сказал Спок, – примите управление. Я буду в своей каюте, если вам понадоблюсь.

– Хорошо, сэр.

В своей каюте Спок, лежа на кушетке, вспомнил свое последний разговор с Кирком несколькими часами раньше.

– У тиртасианцев, в том числе и сепаратистов, есть свои мечты. У Федерации есть свои мечты и идеалы. И у обитателей мобиля тоже…

– К чему ты ведешь? –поинтересовался Кирк.

– Все просто, капитан. В сущности, они мечтают об одном и том же, хотя у всех разные способы достижения своей цели. И для всех крайне нежелательно, когда в мечты вламывается реальность.

– Да, –согласился Кирк, – но все равно каждому приходится встречать незваных гостей, и порой такая случайная встреча может изменить тебя самого…

Капитан пару мгновений помолчал и спросил:

– Спок, при здравом размышлении, что ты думаешь о тиртасианцах? Кажется, они вполне довольны своим стоическим поведением.

– Верно, –ответил Спок, – Философия стоицизма дает иллюзию того, что самообладание дает возможность контролировать все внешние раздражители. Некоторым образом это абсолютно практично – но здесь легко можно впасть в крайность.

– Этим страдают большинство идей, –заметил Кирк.

Спок кивнул. Конечно, многое осталось невысказанным, очень многое…И он вспомнил еще одно стихотворение, как-то упомянутое Кирком:

To follow knowledge like a sinking star,

Beyond the utmost bound of human thought…

To strive, to seek, to find, and not to yield.

(Прим. переводчика: это из стихотворения "Улисс" Альфреда Теннисона. В русском переводе:

За знаньем следовать, как за звездой упавшей,

Перешагнув пределы нашей мысли…

Бороться и искать, найти и не сдаваться…


home | my bookshelf | | Сердце Солнца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу