Book: Темная победа



Темная победа

Уильям Шатнер, Джудит и Гарфилд Ривз-Стивенс


ЗВЕЗДНЫЙ ПУТЬ

Темная победа

ПРОЛОГ


Энтерпрайз неподвижно висел в космосе, окруженный плывущими обломками пересекающего устройства, подобно древнему затонувшему кораблю, опутанному водорослями и обломками. Огни управления могущественного корабля отсутствовали. Его гондолы были темны, но корабль не выглядел поврежденным, а его батареи поддерживали систему жизнеобеспечения на минимальном уровне.

Плечом к плечу Кирк и Пикард стояли перед главным экраном Вояджера. Спок и Тейлани были рядом с ними.

?Жан-Люк, мне очень жаль,? сказал Кирк.

Среди горстки существ, он действительно знал силу, которая связывала капитана и его корабль. Он знал, что творилось в душе его друга, пока Пикард пристально смотрел на покореженный корпус звездолета.

?Не стоит,? сказал Пикард и подарил Кирку улыбку. Мимолетную, но тот, кто мог ее видеть, сказал бы, что это был свет, сияющий из темноты. ?Он все еще мой. Мы спасли его. ?

Кирк подошел, чтобы предложить Пикарду свою руку, но оба мужчины неловко воззрились на повязки, защищающие поврежденную плоть Кирка. Вместо этого Пикард положил свою руку на плечо Кирка.

?Вы спасли его,? добавил он, ?и я вам за это благодарен.?

В этот момент из-за станции сенсоров донесся голос Ла Форжа. ?Капитан? ?

И Кирк и Пикард развернулись и в один голос произнесли: ? Да? ?

Ла Форж улыбнулся.

?Капитан Пикард. Скотти и я закончили структурный анализ. Он не показывает никакого признака рассогласования процесса транспортации. ?

?Это радует,? сказал Пикард.

Кирк понимал почему. Подпространственная ударная волна, сгенерированная взрывом варп-реактора Суверена, прервала процесс транспортации Энтерпрайза в зеркальную вселенную. Если бы ударная волна прошла слишком поздно, в момент уже начавшейся транспортировки, огромный корабль мог неверно материализоваться после обрыва процесса. Но все прошло хорошо. Еще одна победа. Однако Спок, очевидно, так не думал.

?Любопытно?, сказал он. ?Я был уверен, что определенно обнаружил эффект поля транспортации перед самым взрывом варп-реактора. ?

Кирк улыбнулся старому другу. ?Мы никогда прежде не видели такого большого транспортера, Спок. В его структуре могут быть отличия, о которых мы даже не подозреваем. ?

?Возможно, ? сказал Спок, но этот аргумент его явно не убедил.

Пикард посмотрел на свою клингонскую броню так, словно только теперь понял, что она все еще на нем.

?Полагаю мне стоит привести себя в порядок. Корабли поддержки прибудут через два часа и… Похоже нам предстоит сделать еще немало работы.?

Пикард направился к турболифту, а едва заметная улыбка все еще сияла на его лице. Кирк смотрел ему вслед, довольный тем, что его друг сохранил свой звездолет, и готов к новым свершениям. Тейлани обняла его.

?А я хочу заставить тебя спуститься к доктору Маккою чтобы сменить эти украшения. ?

Кирк посмотрел на повязки. Это беспокоило его меньше всего. ?Я в порядке, ? сказал он.

?Нет ты должен,? настаивала Тейлани. ?Я не собираюсь менять все подгузники одна.?

Кирк усмехнулся, подумав об этом новом особом задании. Он не мог дождаться, когда придет это время. И в этот момент он увидел взгляд Спока, обращенный на T'Вэл, и понял, что его друг был тоже был занят мыслями о детях и родителях. О нереализованных путях. Мысль о том, что Спок страдает, причиняла ему боль, и Кирк решил сменить тему.

?Спок, перед тем как на нас напал Вояджер, ты сказал, что тебе и твоему двойнику удалось найти причину отклонения вселенных. ?

Спок тотчас же вернулся к реальности.

?Не причину,? поправил он. ?А временной период. Приблизительно триста лет назад. Примерно во время первого контакта между людьми и вулканцами. Кейт Джэнвей дала нам ключ, когда упомянула озеро Слоана на Алфе Центавра IV называемого в ее реальности озером Рикера. ?

?Одно название стало причинной расхождения? ? спросил Кирк.

?Нет, но это один из самых ранних признаков расхождения, которое мы смогли определить вместе с моим двойником. Тот факт, что озеру дал название Зефраим Кокрейн после своего переселения с Земли в колонию, которую он основал в том мире, заставил нас сосредоточиться на времени первого контакта. ?

?Значит первый контакт произошел в обеих вселенных? ? спросил Кирк.

?Да. И насколько мы смогли вспомнить историю, мы установили, что это событие было одинаковым в обоих вселенных. Первый варп-полет Кокрейна привлек внимание вулканского корабля и на следующий день прозошел контакт.? Длинное лицо Спока приобрело задумчивое выражение.

?Но…? ? подсказал Кирк.

?События после первого контакта в двух вселенных, по какой-то причине отличаются. Нет ничего определенного. Мы не можем указать ни ключевых документов, ни инцидентов. Но в одной вселенной, нашей вселенной, люди и вулканцы разделили оптимистическую мечту об объединении усилий ради поисков новой жизни. В зеркальной вселенной это привело к тому же сотрудничеству, к тем же самым первым экспедициям, но по своему характеру они без сомнения имели военный аспект. Все выглядит так, словно ответственные за Первый Контакт полагали, что среди звезд их ждала серьезная опасность. Как будто они заранее знали будущее, и грядущие конфликты. ?

?Какие конфликты? ? спросил Кирк.

Спок скрестил руки за спиной.

?Опять же, различия могут быть просто артефактами в исторических записях. Ни одну из них нельзя считать точной. Но… в зеркальной вселенной… Борг был обнаружен в первый раз намного раньше, чем в нашей истории,…это выглядело так, как будто Империя Земли ждала этой встречи. Борг там больше не представляет угрозы. ?

?Как это могло случиться? ? спросила Тейлани.

?Я не знаю,? ответил Спок. ?И даже если это верно, объяснение этой истины все равно могло ускользнуть от нас.?

Кирк снова оглянулся на экран и наЭнтерпрайз. Для него хватало загадок, с которыми предстояло столкнуться, и в этой вселенной. Он предпочел бы оставить зеркальную вселенную другим. Джэнвей и T'Вэл вернутся к своей войне со всей технической информацией, которую мог обеспечить им Кирк. Зеркальный Спок будет лечиться здесь от Бенди, и получит убежище до тех пор, пока T'Вэл не решит, что возвращение домой для него безопасно. А потом Кирк вернется к своей собственной жизни.

?О чем ты думаешь, Джеймс? ?

Кирк улыбнулся женщине, с которой он построит новую жизнь.

?Ты выйдешь за меня? ? спросил он.

Тейлани посмотрела на него глазами, которые смотрели прямо в его душу. У него не было от нее никаких тайн, и он был доволен этим.

?Что ты собираешься сделать с тем пнем на Чале? ?

?Уничтожу фазером, ? пообещал Кирк. ?Я позаимствую один у матери Мемлона.?

Тейлани рассмеялась. Самый сладкий звук, услышанный Кирком за последние недели.

?И что потом? ? спросила она. ?После того, как ты расчистишь поле и построишь дом? ? Она кивнула на экран, мимо корабля и шторма, туда, где ждали звезды. ?Что насчет… этого? ?

Кирк тоже посмотрел туда, но не в космос, а сквозь время. Он не хотел иметь от нее никаких тайн. Он не мог солгать ей.

?Я не знаю,? признался он. ?Возможно я займусь сельским хозяйством. Возможно буду разводить лошадей, которых прислал мне Жан-Люк. А возможно, куплю звездолет, и мы сможем узнать, сколько других Чалов есть там. Ты, я, и наш сын. ?

?Или наша дочь. ?

?Все наши дети, ? сказал с улыбкой Кирк, и привлек ее к себе, так что ее голова оказалась у него на плече. ?Я не знаю, что я сделаю, Тейлани, или куда я пойду. Но в чем я действительно не сомневаюсь, что не смотря на то, что ждет меня в будущем, я собираюсь встретить его вместе с тобой.?

Тейлани улыбнулась ему, разделяя его любовь, и Кирк понял, что он нашел именно то, на поиски чего она его отправила. Свое место во вселенной. Это был не мир. Не время. Вообще не какое-то материальное место. Это будет каждый раз новое место. До тех пор, пока она остается рядом с ним.

?Я люблю тебя, ? прошептала она, касаясь его щеки.

?И я тебя люблю, ? ответил он.

Прекрасный миг. А потом на мостике взревел сигнал тревоги. В тот же момент Кирк и Тейлани отпрянули друг от друга.

?Что это?? потребовал Кирк.

?В нас целятся! ? ответила T'Вэл.

Джэнвей вскочила на ноги, прочитав тактические данные.

?Это Энтерпрайз! Все системы… они снова функционируют.?

?Что? ? переспросил Кирк. ?Как такое возможно? ?

?Нас приветствуют, ? отозвалась T'Вэл.

?На экран, ? приказала Джэнвей.

У них на глазах изображение дрейфующего Энтерпрайза на главном экране мигнуло, и сменилась картинкой с мостика корабля. Он был полностью дееспособен. Все консоли были освещены и действовали. Но ничего из этого уже не имело значения. Из-за мужчины, который сидел в центральном кресле. Если на мостике Вояджера кто-то и издал тяжелый вздох, Кирк этого не слышал. Если Тейлани и схватила его за руку от страха, он не почувствовал ее хватки. Сердце гремело в его ушах. Дыхание застряло где-то в горле. Из головы испарились все мысли, замененные первородным страхом, который жил глубоко в темноте его разума. Потому что, когда он посмотрел на мужчину в центральном кресле… он увидел свое собственное лицо. И это лицо смеялось над ним.

?Джеймс Т. Кирк,? сказал человек с центрального кресла. ?Я слышал о вас. Я должен вам… так много.?

?Они заряжают фазеры, ? сказала T'Вэл.

Кирк изо всех сил попытался не смотря на шок овладеть своим голосом.

?Кто… вы? ? Хотя он уже знал ответ. Мужчина в центральном кресле наклонился вперед, и улыбка, исказившая его лицо была усмешкой дьявола.

?Вы можете называть меня… Тиберием. ?

Кирк ради поддержки прислонился к рулевой консоли.

?Почему вы здесь? ?

Его зеркальный двойник ответил так, как будто это был самый очевидный вопрос.

?Вы украли у меня вселенную, Джеймс. Теперь я должен сделать здесь то же самое с вами. ?

?Никогда, ? сказал Кирк.

?Выбор за вами. Опустите щиты и сдавайтесь. Или умрите. У вас всего десять секунд, чтобы подчиниться. ?

Потом Император Тиберий откинулся в центральном кресле Энтерпрайза.Ожидание началось.


I


Ожидание закончилось.

?Десять?, сказал император.

Это было число секунд, которые оставалось жить Джеймсу Т. Кирку. Позади него на мостике зеркального Вояджера Кэтрин Джэнвей рванулась к консоли. Кирк знал ее достаточно хорошо, чтобы понять ее намерение. Однажды такое уже было.

?Девять.?

Кирк отвернулся от главного экрана, от человека в зеркале, и крикнул капитану Вояджера.

?Нет! ?

Спок, приняв сторону капитана, двинулся вперед и протянул руку, готовый своими пальцами удалить Джэнвей из уравнения этого момента. Но его блокировала T'Вэл, молодая бледная вулканка, которая так встревожила его, призрак неизведанной возможности, ребенок его зеркального двойника и зеркальной Савик. Сторонница Джэнвей.

?Восемь. ?

Механическая рука Т'Вэл замахнулась на него, и отклонила нападение Спока. Джэнвей достигла пульта управления. Кирк почувствовал, как в унисон с генераторами варп-реактора корабля завибрировала палуба. Оглушающий удар механической руки Т'Вэл отбросил Спока в сторону. Потом Т'Вэл присоединилась к своему лидеру.

?Семь. ? Тиберий издевательски рассмеялся, увидев привнесенный им хаос.

Кирк наклонился над консолью центрального пульта управления полетом, и потянулся к контрольной панели на стороне капитана, но так и не смог ничего сделать, задохнувшись от боли в истерзанных руках. Несколько часов назад трансляция обратной связи разрушила пульт управления катера, которым он управлял. Он удержал аппарат на курсе, завершил полетное задание, но заплатил за это ценой обугленной плоти и поломанных рук, теперь забинтованных Маккоем в блестящие повязки. Кирку оставалось только звать на помощь единственного человека, способного ее дать.

?Тейлани! ?

?Шесть. ?

Не больше, чем мгновение назад, его возлюбленная согласилась стать его женой. Не больше месяца назад на мирной поляне на Чале их любовь породила внутри нее ребенка. И теперь ради него, ради их ребенка, ради их будущего она стала бойцом Кирка, таким необходимым в этот момент.

Тейлани, дитя Кроноса и Ромула, клингонского воина и ромуланского тактика, перепрыгнула через консоль. У T'Вэл не было против нее ни малейшего шанса. Ботинок Тейлани пришелся в челюсть вулканки, а руками она ухватила Джэнвей за шею, и все три женщины отлетели прочь от консоли. T'Вэл без сознания распростерлась на полу, а Джэнвей безрезультатно пыталась справиться с хваткой Тейлани.

?Пять. ?

Со своими не работающими руками Кирк сделал все, что мог. Он бросился вперед. Он обежал вокруг консоли, чтобы достигнуть свободного пульта управления, даже когда мостик накренился из-за задержки инерционных амортизаторов и Вояджер начал свой самоубийственный полет, как это запланировала Джэнвей.

В зеркальной вселенной эта Джэнвей жила как рабыня клингоно-кардассианского Альянса, проклятая бременем научного интеллекта и мечтательности. Эта Джэнвей знала, что у нее отняли. Эта Джэнвей горела ненавистью, направленной на одного человека – Тиберия – и теперь ее звездолет шел смертельным курсом столкновения с Энтерпрайзом.

Но на пререднем экране Тиберий сделал нечто неожиданное. Он резко прервал предстартовый отсчет, и скомандовал своим стрелкам взять Вояджер на прицел.

Ссутулившись над клавиатурой пульта управления полетом, Кирк зубами впился в повязку на правой руке, подобно зверю, пытающемуся отгрызть собственную конечность, чтобы сбежать из капкана. Белые бинты трепеща упали на пол вместе с кусками оторванной плоти. Рот Кирка наполнился свежей кровью.

Вояджер содрогнулся и закачался, когда первый залп кормовых фазеров Энтерпрайза сверкнул на его щитах, но все остались на ногах.

На экране Тиберий свирепо усмехнулся. Его длинные белые волосы были перевязаны сзади в безупречный хвост воина, очень загорелая кожа была чистой и безупречной, а на лице застыло выражение триумфа.

На мостике Вояджера Кирк, казалось, стал животным. Раненным, истекающим кровью, доведенным до отчаяния. Но не настолько отчаявшимся, чтобы позволить себя уничтожить. На правой руке его большой палец почти не пострадал. Он нажал им на кнопку рулевой панели, и задохнулся, когда огненное лезвие прострелило его незащищенную ладонь и руку.

?Скотти! Ла Форж! ? крикнул он двум инженерам. ?Всю энергию на щиты правого борта! ?

Второй выстрел поразил Вояджер. Но он попал не в ослабленные передние щиты. Кирк успел развернуть корабль, и неповрежденные щиты правого борта приняли на себя весь заряд. Огни на мостике замерцали. Палуба и переборки отозвались эхом на металлический стон, когда заколебалось поле структурной целостности.

?Мы потеряли половину узлов щита, ? отозвался Скотт.

?Мы должны перейти на варп. ?

Настойчивый голос Ла Форжа перекрыл шум корабля.

?Мы можем двигаться только на половине импульса! ?

Внезапно Джэнвей вырвалась из рук Тейлани и бросилась к Кирку, пытаясь оттащить его от пульта.

?Мы не можем бежать! Мы не можем защищаться! Позвольте покончить с этим! ?

Но Кирк плечом оттолкнул ее обратно к Тейлани. В этот момент корабль яростно закачался и взбрыкнул. Показания сенсоров подтвердили, что Вояджер вращается вокруг центральной оси из-за повреждений, нанесенных последним залпом фазеров инерционному контролю.

?Это не вам решать, ? закричал на нее Кирк. ?Вы не одна на этом корабле! ?

Ненависть ослепила Джэнвей, но не Кирка. На мостике корабля были Спок, Скотт и Ла Форж. На других палубах находились Маккой, Пикард, двойник Спока, Дейта, доктор Крашер, Уилл Райкер, Дайана Трой и дюжина других из Звездного Флота, кто был спасен из рабочего лагеря на астероиде. Никто не имел право обрекать их на смерть, не спросив их мнения.

Тейлани удерживала Джэнвей на безопасном расстоянии от Кирка, готовая нанести ей смертельный удар, если это потребуется.

Ухмыляющийся образ Тиберия исчез с экрана, оставив на этом месте смутные очертания изображения: клубящиеся облака Золотой Неоднородности, в которой находились оба корабля, два астероида на их нестабильных орбитах, мчащиеся навстречу друг другу, и Энтерпрайз, заключенный в металлическую паутину.

?Вы слабак, ? закричала Джэнвей на Кирка. ?Вы сдаетесь этому ожившему монстру из-за нее! ? Она изо всех сил пыталась избежать вмешательства Тейлани.

Кирк стиснув зубы правым большим пальцем нажал на пульт, аккуратно возвращая корабль назад.

?И так было слишком много смертей.?

?Или он или мы! ?

Но Кирк не мог отвлекаться. Он сосредоточился на корабле и на выживании.

?Всегда есть другой путь! ?

Спок, пришедший в себя от нападения Т'Вэл, был уже на ногах и занял место за тактической консолью.

?Фазеры, капитан? ?

?По моей команде! ? ответил Кирк.

Джэнвей взорвалась от ярости и досады.

?Мы не можем победить этот корабль! ?

Кирк пробурчал что-то, маскируя испытываемую им мучительную боль, пока его большой палец и окровавленные суставы стабилизировали Вояджер. Он снова развернул его носом к корме Энтерпрайза, и двинул вперед. Но не на курс столкновения.

?Мы и не должны победить корабль, ? выдохнул он. ?Только человека! ?

Очередная серия толчков прокатилась через мостик, но на этот раз они были более слабыми. Энтерпрайз получил только боковой удар. А затем Вояджер медленно скользнул мимо идеальной цели левого борта большого корабля. Все еще невредимого. Замешательство охладило гнев Джэнвей.



?Он не стреляет. ?

Внимание Кирка было сосредоточено на положении Энтерпрайза и замысловатой конструкции, обернутой вокруг него подобно механическому кокону.

?Ну конечно же он не стреляет,? ответил он. ?Не для того они пошли на строительство этой штуки, чтобы рисковать стреляя по ней.? Он повернулся к Споку.

?Спок, Энтерпрайз расширил свои щиты, чтобы защитить это устройство? ?

?Да.?

Кирк кивнул, не удивившись такому ответу. В подобной ситуации он сделал бы тоже самое. В этот момент двери турболифта открылись, и Жан-Люк Пикард влетел на мостик все еще в клингонской броне, позаимствованной им у зеркального двойника. Капитан Энтерпрайза потрясенно воззрился на экран.

?Кирк, что это значит??

Но Кирк не мог ответить. На это у него не было времени. Значительно более мощный звездолет уже начал выскальзывать из метеллической клетки. Как только Энтерпрайз освободится, Вояджеру останется жить всего несколько секунд.

?Следите за интенсивностью щита на передней секции, ? сказал Споку Кирк. ?Когда его нос пройдет сквозь щиты…?

?Понял, ? сказал Спок.

Кирк направил Вояджер лицом к закрытому концу устройства, не взирая на то что Энтерпрайз прошел уже полпути. Пот струился по лбу Кирка.

?Спок…?

?Сила щитов вокруг устройства составляет одиннадцать процентов… шесть… три… ноль.?

?Огонь! ? скомандовал Кирк.

Тейлани отпустила Джэнвей. На экране тонкий синий луч фазированной энергии отделился от Вояджера и нашел свою цель – несколько квадратных метров металла и проводов, больше не защищенные щитами Энтерпрайза. И почти сразу же эти пластины цвета меди и провода потеряли молекулярную целостность. И пока они распадались в квантовый туман, распространилась цепная реакция, словно перегорел предохранитель. Теперь вся мощь орудий Вояджера была направлена на металлическую паутину сквозь щиты Энтерпрайза, в стремлении взорвать пересекающее устройство. И в этот самый момент щиты большого звездолета стали действовать против него. Вместо того чтобы удерживать энергию подальше от корпуса, они не позволили ей выйти.

?Нет…? прошептал Пикард.

Извержение фазированной энергии теперь окутало его корабль внутри под покровом безупречного изгиба его щитов. Потом, когда отключились генераторы щитов Энтерпрайза, яйцевидная форма исчезла, а содержащийся в ней взрыв вырвался в космос. Подпространственная волна сжатия понеслась прочь, окатив Вояджер. Столкновение с мощной волной встряхнуло корабль. Палубу подбросило, и огни на мостике снова замигали.

?Я понятия не имею, что вы там только что взорвали,? объявил Скотт?, но это отразилось на наших щитах. Теперь нас ничего не защищает. ?

А потом на экране из огня снова появился Энтерпрайз, освободившийся от устройства пересечения и все еще неповрежденный. Джэнвей снова ожесточенно набросилась на Кирка.

?Вы погубите нас так или иначе. И для чего? ?

Но Кирк не был склонен выслушивать ее. Он обхватил руками свое тело, борясь с ощущением, что Вояджер все еще неуправляемо вращается, все еще дрожит.

?Спок, у Энтерпрайза есть щиты? ?

?Его щиты слабеют,? подтвердил спокойный голос Спока. ?Накопительные батареи истощены. Отказ систем жизнеобеспечения.?

Рискованное предприятие сработало. Он снова победил. Кирк позволил себе рухнуть в кресло рулевого.

?Замкните транспортеры на все признаки жизнедеятельности на мостике. Транспортируйте всех прямо в камеры.?

Он почувствовал прикосновение рук Тейлани на своих плечах. Теперь он мог прекратить бороться с болью. В ее надежных руках он мог уступить темноте, зовущей его. Ему нужен был сон и отдых…

?Не обнаруживаю никаких признаков жизни, ? сказал Спок. ?На борту никого нет. ?

Глаза Кирка расширились. ?Скотти! След транспортера! ?

?Вот именно, сэр. Девять человек транспортировались прямо в… трудовой лагерь на астероиде? ?

Кирк с трудом попытался подняться на ноги. Он должен остановить Тиберия. У него может быть там что-то спрятано. Но теперь уже рука Пикарда мягко, но твердо удержала его в кресле.

?Вы сделали достаточно, капитан. Мои люди и я провели там последние три недели. Мы найдем Тиберия. ?

В любое другое время, Кирк, возможно, сопротивлялся бы предложению Пикарда помочь. Там был собственный двойник Кирка. Это была битва Кирка. Но есть предел тому, что может сделать один человек. Болевой порог, которому он может противостоять. Возможно Тейлани была права. Пришло время передать свое бремя другим. И в этот момент Ла Форж выкрикнул:

?Капитан Пикард! Энтерпрайз! ?

На экране Кирк увидел, как звездолет начал распадаться, разбиваясь на составляющие подобно разрушенному паззлу.

?Спасательные капсулы…?? произнес Пикард. ?Мистер Ла Форж, каков статус систем безопасности Энтерпрайза??

Ну конечно же, подумал Кирк. Он заранее знал, каким будет ответ Ла Форжа, еще до того как инженер начал говорить. Он сделал бы тоже самое, чтобы выиграть время.

?Капитан, пошел десятиминутный обратный отсчет до самоуничтожения.?

У Кирка почти не осталось сил, и их не откуда было взять. Но он знал этот потерянный взгляд на лице Пикарда. Он понимал это слишком хорошо. Кирк поднялся на ноги, вынудив себя опустить руки так, как будто они не были повреждены, и мысленно пожелал, чтобы его голос не дрогнул.

?Вы должны спасти ваш корабль, капитан, ? сказал он Пикарду. ?Я сам найду Тиберия.?

Кирк кивнул головой в сторону Тейлани, чтобы остановить ее протест прежде, чем она начнет.

?Спок, передайте доктору Маккою, чтобы он встречал нас в зале транспортатора. Скотти, нам нужны скафандры для партии приземления, и вы нужны мне здесь, чтобы управлять сенсорами.?

Дойдя до турболифта, Кирк услышал как Пикара отдает приказ своей команде на Вояджере тоже собраться в зале транспортатора. В кабине турболифта со Споком с одной стороны и с Тейлани с другой, Кирк повернулся к консоли пульта управления.

?Капитан Джэнвей, ? сказал он. ?Мостик ваш. ?

Если и был предел тому, что мог сделать один человек, и сколько боли он мог вынести, то Кирк его еще не нашел. Это бремя все еще принадлежало ему. А потом двери турболифта закрылись, и Джеймс Т. Кирк начал спуск.


II


На протяжении многих столетий было известно, что вакуум межзвездного пространства отнюдь не был простой пустотой. Вместо этого он кишел квантовыми флуктуациями, несметным количеством энергии и порождаемой и аннигилируемой настолько быстро материи, что эффект был нулевым. Большую часть времени.

Но в редких случаях по неизвестным причинам равновесие природы нарушалось, и баланс смещался от одной стороны к другой. Тогда становилось возможным многое: червоточины, трещины, петли времени, разделение пространства, и плазменные штормы.

В некоторых таких областях происходили огромные выбросы энергии, протянувшиеся на многие световые годы, как будто скопление звезд растянулись в длинные плазменные протуберанцы вместо того, чтобы сократиться в компактные сферы.

Одна такая область находилась около границы кардассиан, и называлась Бесплодными Землями. Другая была в пределах нескольких сотен световых лет от Колониального Протектората Вулкана. Ее назвали Золотой Неоднородностью.

Меньше четырех недель назад Энтерпрайз под командованием Жан-Люка Пикарда вошел в эту Неоднородность, чтобы найти доказательства того, что Доминион и силы Кардассиан пробовали эксплуатировать находящуюся в этой зоне нестабильную по космическим масштабам червоточину.

Вместо этого корабль Пикарда был захвачен силами Альянса из зеркальной вселенной, а его порабощенный экипаж оказался в трудовом лагере на железо-никелевом астероиде не больше 15 километров в диаметре.

До того как лагерь был атакован Кирком и его командой на дубликате Вояджера, атмосферу в лагере поддерживал генератор силового поля. Но теперь, час спустя в лагере царил вакуум. И вот в одном месте, точно около центра лагеря, вакуум начал светиться, а затем замерцал, из-за внезапного внедрения фазированной материи.

Потом на мерцающей металлической поверхности астероида из света материализовались девять фигур, став темными силуэтами на фоне пылающего неба. И хотя все они были гуманоидами, их герметичная боевая броня делала их внешность преувеличенно резкой и инопланетной.

В небе за пределами лагеря ионные искажения Золотой Неоднородности корчились в постоянной войне цвета. Красные облака размывались синими. Золотой серпантин вспыхивал с бесшумным, почти ослепительным взрывом белой энергии, подобно искрам от примитивной химической реакции. Но холст Неоднородности простирался на световые года, а его мощь не представляла угрозы для тех, кто был должным образом защищен костюмами и не оставался на одном месте слишком долго.

Непосредственно над девятью фигурами в боевой броне вырисовывалась угнетающая масса второго астероида, такого же железо-никелевого, и тоже 15 километров в диаметре, который медленно вращался вокруг своей оси, недавно перемещенный с нарушенной орбиты, который за считанные минуты был перенесен на 200 метров от первого астероида.

Но как оказалось, не менее захватывающим и впечатляющим зрелищем чем вид плазменной энергии Неоднородности, была угроза падения второго астероида, но ничто из окружающего вида не могло отвлечь этих девятерых от их миссии.

Мгновенная транспортировка была завершена, и они выполнили военное построение. Их целью была группа низких круглых бараков из грубо обработанного металла ржавого цвета, окружающих центральную командную станцию надзирателей. Это здание кардассианского дизайна было вдвое выше других, ощетинивалось блюдцами сенсоров и мачтами антенн, и было связано с остальными постройками сетью вознесенных над поверхностью переходов и пластиковых платформ.

Несмотря на дополнительную массу своей брони, Тиберий легко передвигался во главе шестерых самураев и двух командиров к станции надзирателей. Боевая броня, которую он носил, была клингонской и обтягивало тело, подчеркивая развитую мускулатуру. Созданная для простоты движения и скорости, а так же для удобства при близком рукопашном бое, боевая броня Тиберия была бронирована даже сильнее, чем эбеновые костюмы его солдат кардассиан, состоящие из острых угловатых как у насекомых клиньев.

Обработанные драгоценные камни и гелиотропы были вправлены в оружие и нагрудную пластину брони Тиберия. Любому другому воину Кроноса они рассказали бы историю побед в сражениях их владельца. А любому жителю зеркальной вселенной помогли бы идентифицировать этого владельца как монстра, который стал причиной гибели несчетного количества миров и цивилизаций. Сумасшедший, который потерял Империю и однажды предал людей Вулкана и Земли в презренное рабство в руки клингоно-кардассианского Альянса.

Но для Тиберия все десятилетия его жизни, которые он прожил с тех пор как пала Империя Земли, с тех пор как был завоеван Вулкан, а Земля полегла в руинах, были всего лишь небольшой задержкой, неудачей. Незначительным отклонением от пути к желанию абсолютного и неизбежного контроля над известным космосом.

Родившийся на ферме в Айове этот Джеймс Т. Кирк поднялся выше своего звания капитана U.S.S.Энтерпрайза, и стал императором Тиберием I. Он уцелел после двух предательств: своего премьер-министра Спока, сына Сарека, и предательства клингонов и кардассианцев, чей Альянс он когда-то создал.

Но потом, пережив даже саму смерть, Тиберий оказался в новой эре, через 78 лет после его собственной. Как мог любой человек, благословленный таким бессмертием не подумать, что он отмечен богами, чтобы распространить свою власть не только на этот мир, но и на всю вселенную? Тиберий ни на минуту не сомневался в судьбе, которая его ждет. Вселенная будет принадлежать ему. Это было для него лишь вопросом времени, пока каждый из живущих, включая призрачных существ из ложных отражений наконец не поймут в чем истина и не бросят бороться против него.

Эти девять наконец достигли контрольной станции. И хотя главный вход располагался выше, на вознесенной пластиковой платформе, Тиберий повел своих солдат к другой стороне здания. Там находились решетки охладителя, вставленные в стену; панели радиаторов, чтобы отводить излишки тепла. Но Тиберий знал, что одна из решеток не работала.

Он распахнул крышку терминала регулировки радиатора, затем вытолкнул назад фиктивную панель управления, чтобы открыть нишу голографического замка. Он вставил руку в перчатке в темное отверстие и распределил пальцы по сенсорам голозамка, которые выделили уникальную структуру костей его руки. В ответ, как будто это был миниатюрный голодек, голографический замок создал пять твердых кнопок в свободном пространстве под его рукой. Прежде чем кнопки изменились, Тиберий ввел свой имперский код.

Когда оборудование, скрытое в стене, приняло код, ложная панель радиатора скользнула в сторону, открыв круглый люк шлюза. Диск откатился в сторону. Как только это произошло, внезапный вихрь ледяных кристаллов из попавшего в ловушку воздуха, окатил этих девятерых.

Едва его солдаты оказались вместе с ним в тамбуре, Тиберий вел код, чтобы запустить цикл. Когда дисковая дверь накренилась, чтобы встать на место, он бросил последний взгляд вверх. Безжизненный Энтерпрайз висел в космосе на километровой высоте. Около него дубликат Вояджера рванулся прочь. Враг понял, что он и его солдаты телепортировались с корабля призрака Пикарда.

Они подойдут поближе, чтобы транспортироваться, и задействовать сенсоры высокого разрешения. Тиберий задумался. Это именно то, что сделал бы он сам. Он знал, что враг проследит координаты его луча. Именно по этой причине он высадил свою команду в месте, далеком от его истинной цели.

Тиберий задумался на несколько минут. Он знал, что некоторые из призраков высадятся на Энтерпрайз в отчаянной попытке спасти его от самоуничтожения. Но истинный враг – призрак Кирка – наверняка последует за ним на астероид. И он ничего не найдет.

Дверь с лязгом закрылась. Тиберий слышал свист ветра снаружи шлема, пока в тамбур нагнетался воздух. Он схватился за печать на шее своего костюма, и стянул шлем не смотря на то, что атмосферное давление было все еще опасно низким, и почувствовав как воздух из его костюма устремился наружу вокруг его лица. Он глубоко вдохнул сильно разряженный воздух, который вошел в его легкие словно он был на многокилометровой высоте в горах, и его хватало только на то, чтобы поддерживать жизнь.

Но Тиберий все равно дышал глубоко, словно этим действием и силой своего желания он мог привнести живительный воздух в камеру для своих солдат. Оставшиеся восемь тоже начали снимать шлемы. Когда давление выровнялось, свист ветра стих. Внутренняя дверь шлюза снова накренилась. Прежде чем дверь перестала двигаться, Тиберий вступил через проем в жаркую гнетущую атмосферу командного центра. Отвратительное зловоние подходило к его настроению.

Регент Пикард ждал его без униформы, одетый в простую коричневую клингонскую тунику и брюки. Даже длинный хвост воина отсутствовал, оставив на этом месте неровный край остриженных седых волос.

Регент коснулся кулаком сердца и выбросил руку вперед в салюте верности.

?Император, я…? Тиберий оборвал его приветствие, ударив Пикарда тыльной стороной ладони по лицу.

?Ты позволил своему призраку выжить,? прорычал Тиберий. ?Я видел его на мостике Вояджера, в твоей броне вместе со Споком из той ложной вселенной и призраком Кирка.?

Тонкая струйка крови сочилась из рассеченной губы Пикарда.

?Нечаева оказалась не в состоянии защитить лагерь! Я не могу считать себя ответственным за неудачи других. ?

?Нет, Жан-Люк, можешь. И будешь. Учти это.?

Он задержал свой пристальный взгляд на Пикарде, но ни один из мужчин не колебался, ни один не выказал страха.

?Я вам еще нужен,? произнес регент Пикард, не заботясь о том, чтобы скрыть угрожающую интонацию.

Император коснулся рукоятки dk’tang на своем поясе.

?Хочешь посмотреть насколько?? спросил он.

Но напряженность момента была нарушена командиром по вооружению Джорди Ла Форжем.

?Император! Признаки транспортации!?

Тиберий отвернулся от Пикарда, и повернулся лицом к мастеру оружия. Этот удивительный человек, кожа которого была столь же темна, как и броня, которую он носил, был от рождения слепым. Заметив его гениальность, Тиберий одарил его глазными имплантантами Боргов, наподобие голографических линз, вправленных в тускло серый металл, внедренных в пустые глазницы. Подобно ножкам насекомого дополнительные усики нервных преобразователей проникали в лоб и щеки Ла Форжа, чтобы удерживать имплантант на месте. Теперь усовершенствованный мастер оружия мог видеть царство энергии, которое неспособен был обнаружить даже трикодер. Ла Форж поднял кардассианский боевой сенсор.

?Транспортировались четыре вторженца из Федерации.? Индикатор сенсора снова зажегся, и данные изменились. ?Еще четыре.?

Тиберий указал на трех своих самураев. Украшенные драгоценными камнями их темные костюмы на груди пересекали красные полосы, символизирующие их кровь, которой они поклялись жертвовать во имя императора.



?Укройтесь за теми преобразователями. Позвольте призракам пройти через шлюз, а затем уничтожте их всех. Кроме Кирка.?

Три самурая отсалютовали своему императору, и быстро заняли позиции за огромными преобразователями мощности, возвышавшимися над полированным металлическим полом командного центра. Вокруг каждого преобразователя были намотаны узкоканальные плазменные трубопроводы, по которым пульсировал золотой свет, бросая на пол ритмичные волнообразные блики подобно легкому отражению от воды. Тиберий повернулся к командиру безопасности.

?Регент под вашей ответственностью. Первый признак предательства – распотрошите его.?

Усмешка Уильяма Райкера сморщила длинный белый шрам, пересекающий его лицо – напоминание о давнем поцелуе лопинского резака. Зигзагообразный шрам бежал поперек его лба, скрывался под кожаной повязкой на глазу, и снова появлялся складкой на его щеке, спускающейся узкой дорожкой лоснящейся кожи через его темную бороду.

?С удовольствием, ? сказал он.

Тиберий проверил тактический дисплей на предплечье своего боевого костюма.

?Семнадцать минут до перехода. Хватит стоять.?

Он повел оставшихся солдат через лабиринт дополнительных преобразователей мощности и накопителей к подпространственной станции спрятанной в ядре командного центра. Он шел быстро и уверенно, не останавливаясь. Он изучал планы этого спрятанного объекта только однажды, два года назад. Но этого было достаточно, чтобы выгравировать схему в его памяти. Он никогда не забывал того, что было важно. Хотя он уже и не думал о трех самураях, оставленных им позади. Он не сомневался, что они умрут, когда нападет враг. Но это была их обязанность. Это была всеобщая обязанность – умирать за своего императора.

Тиберий, оставшиеся пять солдат и регент Пикард направились к большому черному контейнеру, стоящему напротив серебристой металлической стены. В отчетах кардассиан содержание этого контейнера было описано как дегидрированные полевки. Ниодин клингон не потрудился бы открыть такой контейнер. Кардассианец, управлявший этим лагерем, хорошо знал, что требуется.

Тиберий пробежался пальцами по чистой стороне отгрузочного ярлыка. И в тот же момент секция одной из сторон контейнера распахнулась, открыв узкий проход со спиральной лестницей. Тиберий отошел в сторону, пока мастер оружия добровольно сканировал путь.

?Чисто,? сообщил Ла Форж.

Тиберий спустился по лестнице. Центр управления был круглым, пяти метров в диаметре, и содержал все необходимое Тиберию. Огромные узлы подпространственного передатчика и неактивированные энергетические соединения, скрытые где-то в другом месте на астероиде. Так должно было быть. Когда пойдет импульсный сигнал, любое живое существо в пределах километра от узла погибнет. Тиберий хотел бы, чтобы лагерь пережил использование этой системы. Хотя из-за того, что регент Пикард потерпел неудачу, а призрак Кирк вмешался, лагерь уже был потерян.

Однако Тиберий не смог бы выживать так долго, не оценивая непредвиденные обстоятельства. Несмотря на ситуацию, он всегда думал о худшем из возможных результатов и изобретал стратегию борьбы с ним. И стратегия эта чаще всего состояла в том, чтобы просто изменить правила. Именно это он планировал сделать теперь.

Тиберий подключил консоли, привел в действие подпространственные узлы, и начал разогревать долго бездействовавшие энергетические соединения. К этому времени к нему присоединились регент Пикард, и командор Райкер.

?Как вы можете продолжать все это? ? потребовал Пикард.

Тиберий был почти удивлен, увидев ужас регента.

?Это всегда было частью плана, Жан-Люк. Раз устройство пересечения Энтерпрайза выполнило свою функцию, остальные фигуры тоже нужно поставить на доску.?

?Но устройство потерпело неудачу! Я видел, что его разрушили! Энтерпрайз все еще там! ?

Тиберий позволил легкой улыбке коснуться его губ. Он испытал немало удовольствия от мучений предателя клингонов. Но он не мог оторвать взгляда от управления корректировкой.

?А где еще ему быть? ?

?Корабль не прошел через врата.?

?Какие врата, Жан-Люк? ?

Тиберий напрягся, когда регент Пикард посмел положить руку ему на плечо и вынудил развернуться.

?Я рисковал всем, чтобы завести вас так далеко! ?

Краем глаза Тиберий увидел, что Райкер в ту же секунду хрустнул запястьем и развернул лезвие Мобиуса из предплечья своего боевого костюма. Он знал, что шефу безопасности достаточно просто вонзить подобный игле наконечник оружия в плоть Пикарда, и само лезвие закончит атаку, выплеснув из себя миллионы наномолекулярных соединений. Оказавшись в теле жертвы, флуктуирующие потоки заставили бы ее извиваться подобно змее, пока в прямом смысле мучительно прорезали бы себе путь сквозь мягкую плоть своей жертвы и ее органы. Но Тиберий поднял руку, и Райкер остановился так же стремительно, как это могла бы сделать машина.

?А в награду,? веско напомнил безрассудному регенту Тиберий, ?все что ты можешь вообразить. Твоя собственная система, твой собственный флот, и спасение от твоих сторонников.?

Тиберий грубо стряхнул руку Пикарда со своего плеча.

?Устройство сработало, Жан-Люк. Оно и не должно было стать дверью в нашу вселенную. Невозможно построить транспортер таких размеров.?

Рот Пикарда открылся от удивления. Тиберий жестоко улыбнулся. Регент провел здесь больше года, управляя трудовым лагерем, и наблюдая за строительством дубликата Вояджера и устройства. А Тиберий так и не рассказал ему, чем он на самом деле занимался.

?Тогда… тогда, что это за штука? ?

?Все, что ты должен знать – оно сработало так, как и было предназначено.? Тиберий кивнул Райкеру, и коммандер снова щелкнул запястьем, убрав лезвие Мобиуса назад в карман на предплечье. ?И если ты еще раз тронешь меня, ? добавил он резко, ? ты умрешь. Настолько медленно, что твое сожаление будет хуже твоей боли.?

Тиберий снова вернулся к управлению. Энергетические линии были почти готовы. Еще минута, и все встанет на свои места. План продвигался, и его уже нельзя остановить. Потом он услышал отдаленный вой фазеров и ответный залп дисрапторов. Немного раньше, чем он ожидал. Но тем не менее ожидал.

?Они здесь! ? крикнул вниз Ла Форж от входа в шахту.

Тиберий приказал своему оружейнику спуститься в диспетчерскую, и запечатать дверь. Теперь три бойца были для него потеряны. Но по правде говоря, их функция состояла в том, чтобы пролететь на Энтерпрайзе через Золотую Неоднородность так, чтобы он был уничтожен, а его обломки можно было легко обнаружить. И при этом сами они не должны быть найдены.

Но поскольку их первоначальное задание выполнить было невозможно, эти три солдата могли умереть более гуманно, замедлив продвижение врага, вместо того чтобы быть устраненными позже в шлюзе как лишний персонал. Тиберия интересовали только его сторонники. Всякий раз, когда он мог, он сначала думал об их благосостоянии.

В центре управления кардассианские экраны показали изменение цвета, указывающего на то что энергетические связи перешли на полный резерв. Тиберий заблокировал контроль. Теперь уже никто не сможет остановить сигнал.

Он заметил небольшой блеск опасения в глазах Райкера. Коммандер очевидно прекрасно знал, что может сделать искажение пространства на таком близком расстоянии с человеческой плотью.

?Император, а что если мы не перейдем вовремя??

Тиберий разомкнул ладонь.

?Мы умрем как тарги.? Потом он сжал ладонь в кулак. ?Разве вы тарг, коммандер??

Как он и предполагал, оскорбительные слова помогли изгнать опасение из глаз Райкера.

Потом Тиберий отвернулся от своих солдат и регента, определяя местонахождение скрытой панели в изогнутой стене. Он протянул руку и его дисраптор, покрытый прессованным латинумом, тут же возник из его кобуры и оказался в его руке. В этот же миг он выстрелил, и настенная панель растаяла в потоке белого света. За ней оказалась маленькая ниша с единственным диском транспортера на полу.

Регент Пикард тут же запротестовал.

?Это транспортер Федерации! Он не сможет перенести нас на другую сторону без многомерного устройства транспортации!?

Тиберий остановился быстро теряя терпение.

?Он предназначен чтобы вернуть нас на поверхность. Если мы перенесемся на транспортере из этого лагеря, ты знаешь где мы окажемся. И ты знаешь, что за нами могут следить. Я пока не желаю все бросить.? Он еще крепче сжал свой дисраптор. ?А ты??

?Никогда,? ответил Пикард.

Тиберий выпустил свой дисраптор, и оружие прыгнуло назад в кобуру, направляемое силовыми манипуляторами его боевого костюма. ?Ла Форж,? сказал он.

Как только его офицер по вооружению вступил в маленькую камеру транспортатора, он снова натянул шлем, запечатал его, вытащил оба дисраптора и кивнул. Тиберий коснулся настенной панели управления. Ла Форж прошел в свет. Взрыв потряс дверь центра управления наверху спиральной лестницы. Пикард и Райкер с ожиданием посмотрели вверх, но Тиберий не отрывал взгляда от управления транспортером. Когда через пять секунд уровень мощности был восстановлен, он приказал интенданту следовать вперед. Пикард надел шлем, но прежде чем он успел запечатать его, Тиберий преднамеренно начал транспортировку.

?В следующий раз двигайся быстрее.?

Коммандер Райкер рассмеялся над панической возней регента над воротником его костюма даже когда его тело растворилось. Потом дверь в центре управления начала гудеть. Тиберий распознал этот звук как гармонику фазера. Луч прожег дверь до другой стороны, но дверь была усилена экраном, и маломощное силовое поле остановило его. Тиберий знал, что это продлится достаточно долго.

?Они приближаются,? сказал Райкер. ?Вы идите. Я задержу их здесь.?

Но Тиберий отказался. ?Это может быть Джеймс. Идите на площадку.?

Райкер ловко запечатал свой шлем, и Тиберий транспортировал его, в то время как сверкающие фонтаны расплавленного металла и искры фазеров посыпались из двери наверху. Вспышки синего света и завитки белого дыма охватили центр управления. Тиберий спокойно наблюдал как восстанавливаются показатели мощности транспортера, потом без труда натянул свой клингонский шлем, запечатал его быстрым вращением кольца на шее, и потянулся рукой к дисраптору.

Мощность транспортера была восстановлена. Тиберий подошел к площадке, а потом развернулся лицом к контрольной комнате. Выключатель активации транспортера находился в пределах досягаемости на стене снаружи ниши. Все, что он должен был сделать, так это нажать на него, и он окажется на поверхности вместе с остальными. Он проверил дисплей предстартового отсчета на консоли передатчика. Восемь минут. Недостаточно времени для того, что он еще должен был сделать. Но вполне достаточно, чтобы бросить интересный вызов.

Поэтому он решил подождать, чтобы посмотреть, кто спустится по лестнице. Если ситуация полностью изменится, он знает что нужно сделать.


III


Кирк с трудом дышал в своем скафандре, лицевой щиток шлема запотел. Перед ним граница потайной двери все еще пылал от огня фазера, прожегшего ее. Спок поднес трикодер к отверстию. Подобно Кирку, T'Вэл и Тейлани, вулканец тоже был в скафандре, не смотря на то, что командный центр трудового лагеря был герметичным. Разгерметизация одного удаленного шлюза могла привести к взрывной декомпрессии всего здания.

?Один сигнал жизнедеятельности,? сообщил Спок.

Кирк знал, кто это будет. Девять человек транспортировались на поверхность с Энтерпрайза. Шестеро теперь мертвы. Они пытались заманить партию Кирка в засаду в тамбуре и возле обманного контейнера на уровне у основания командного центра. Но обе засады потерпели неудачу по той же самой причине, по какой Спок смог так быстро определить путь высадившейся команды. Вулканец перепрограммировал базовый трикодер, чтобы регистрировать квантовые сигнатуры. Каждый человек из зеркальной вселенной имел уникальную для зеркальной реальности квантовую сигнатуру, легко отличимую от квантовой сигнатуры этой реальности.

Для Спока молекулярные осколки шаркающих ботинок солдат Тиберия выделялись на металлической поверхности астероида так, словно это были следы, отмеченные красной краской. По той же самой причине было легко найти потайной шлюз. Миновать шлюз было еще проще. Для этого Вояджер транспортировал команду Кирка с одной стороны тамбура на другую. А потом Спок зарегистрировал дыхание спрятавшихся солдат и Тейлани испарила фазерами преобразователи мощности, за которыми они прятались, подставив их под огонь.

Но неожиданно вместо того чтобы капитулировать, люди Тиберия стали сопротивляться, хотя и не долго. Без прикрытия они пали жертвами безошибочной скорости и прицела искусственной руки Т'Вэл. С напавшими из-за контейнеров было тоже самое. Если не считать их неожиданного нападения, то казалось, что солдаты Тиберия знали только как умирать, а не как бороться.

Кирк не принимал участия ни в одном нападении. Он был вынужден стоять в стороне ничего не делая. По крайней мере его руки больше не болели. Маккой что-то ввел ему, чтобы они стали нечувствительными. Кроме того он вкатил ему комплекс триокса против усталости, сообщив при этом что он чуть было не соблазнился еще раз ввести нервный парализатор, как это случилось на Вулкане больше ста лет назад.

Потом Маккой и Тейлани сделали на репликаторе изолирующие перчатки, и вложили их в рукава скафандра Кирка. Громоздкие рукавицы были разработаны, чтобы носить их поверх перчаток на ледяных мирах, поэтому перевязанные руки Кирка легко подошли по размеру. Из-за громоздких рукавиц и инъекций Маккоя Кирк ничего не мог делать руками. Но теперь настал конец его бездействию. Он знал, что именно Тиберий был единственной формой жизни, регистрируемой в потайной комнате управления под фальшивым контейнером.

?Я пойду первым,? сказал Кирк. Он подошел к проделанному фазером отверстию.

?Нет, Джеймс,? возразила Тейлани. Ее голос в наушниках шлема прозвучал издалека. ?Пойду я, T'Вэл или кто-либо другой, способный держать оружие.?

Кирк настаивал на своем. ?Он не станет убивать меня.?

За лицевым щитком шлема Спок поднял бровь. ?Джим, он уже пробовал уничтожить Вояджер.?

?Он сражался с кораблем, а не с человеком,? возразил Кирк. ?Моей смерти ему недостаточно. Помнишь что он сказал тогда на экране. 'Вы украли у меня вселенную. Теперь я здесь чтобы сделать тоже самое с вами.' Я нужен ему живым, чтобы увидеть его победу. Но любого из вас троих он уничтожит на месте.?

Кирк видел, что его слова не убедили Тейлани, но молчание вулканца подсказало ему, что его логика была безупречна.

?Я буду все время говорить?, сказал Кирк. Потом он начал спускаться вниз по ржаво-красным пластиковым ступеням, положив бесчувственную бесполезную руку на металлический поручень, чтобы сохранить равновесие.

Центр управления находился на нижней площадке лестницы. Единственного взгляда ему хватило на то, чтобы понять что начался обратный отсчет, хотя он не был знаком с кардассианскими техническими глифами. Кирк подумал, что скорее всего это была установка на самоликвидацию. Но он не был в этом уверен. Если ситуация изменится, он не знал что нужно сделать. Поражение Тиберия все еще не было явным.

Потом он заметил фигуру в нише: массивную, чудовищную, и угрожающую в боевой броне клингонского покроя, хотя и более экстремального вида, чем когда-либо видел Кирк. Он сразу узнал эту фигуру. Это был Тиберий. А в нише находился транспортер. Он знал почему Тиберий ждал.

?На кардассианской контрольной системе начат обратный отсчет? сказал Кирк в интерком шлема. Он в уме провел преобразование единиц времени. ?Думаю у нас осталось всего шесть минут.?

?Ты видишь источник признакак жизни?? эхом отозвался в ушах голос Спока.

Кирк посмотрел через комнату прямо на Тиберия в затененной нише. Император не двигался.

?Это он.?

Холодный голос Т'Вэл донесся из динамиков шлема Кирка.

?Он в сознании?? Было очевидно, что вулканка никак не могла понять, почему ничего не случилось. Но Кирк понимал. Он шагнул вперед, показав открытые руки. ?На какой вы частоте?? спросил он своего двойника.

Тиберий переместился на площадке транспортатора. Кирк увидел золотое мерцание дисраптора, появившееся в снопе белого света. Но он не боялся. Рука Тиберия достигла края стены алькова. На ней Кирк заметил пульт управления. Ну конечно же, подумал он. Он хочет чтобы я последовал за ним. Тиберий нажал кнопку управления на падде, и мгновение спустя транспортер забрал его.

?Он только что телепортировался,? произнес Кирк в интерком. ?Возможно в зеркальную вселенную. Я за ним.?

Он подбежал к алькову и нажал громоздкой рукавицей на контроль падда, пока не увидел вспышку активации, а затем запрыгнул на диск транспортера. Даже не оборачиваясь он знал, что Спок, T'Вэл и Тейлани уже на подходе. Он слышал их крики, требующие остановиться. Но пришло время действовать а не слушать. Кирк развернулся чтобы увидеть альков, центр управления и трех своих компаньонов, постепенно растворяющихся в искрящейся завесе белого света, а затем сияние исчезло, и тяжелый кулак ударил его в живот. Дыхание Кирка оборвалось, когда он упал на гладкую, металлическую поверхность астероида. Тиберий стоял над ним подобно клингонскому демону мстителю. Он видел что рот Тиберия за лицевым щитком шлема двигается, но не слышал ни звука.

Он попытался поднести руку к шлему, чтобы дать понять Тиберию, что не слышит его. Но в тот момент когда он поднял руку, Тиберий пнул его в бок. Дыхание Кирка снова оборвалось. Исторгнув стон он смотрел на Тиберия слезящимися глазами. Его двойник нетерпеливо жестикулировал, как будто требовал ответа на вопрос. Как будто он ждал ответа. С трудом глотая воздух Кирк вынудил себя сконцентрироваться на губах Тиберия, чтобы прочитать о чем он говорит.

?…призрак! Тень… кошмар…? Пять бессмысленных слов, которые смог разобрать Кирк.

Потом тень упала на Тиберия и он посмотрел вверх. Мгновение спустя он снова воззрился на Кирка, но больше ничего не сказал. Кирк увидел лишь презрение в его глазах. Тиберий развернулся и побежал. Кирк посмотрел вверх, чтобы увидеть, что это за тень. Его глаза расширились. Второй астероид теперь полностью заполнил небо. Темнота пришла на смену изменяющимся цветам Золотой Неоднородности.

Кирк поднялся на ноги. ?Спок, ты меня слышишь?? Он огляделся вокруг. Он все еще находился в трудовом лагере. Но зачем Тиберию дубликат лагеря в его вселенной? Или же только, подумал Кирк, он все еще не находится в своей. Он увидел Тиберия в пятидесяти метрах от себя, стремительно бегущего прочь от группы бараков.

?Спок! Тейлани! Я на поверхности астероида.? Он определил местонахождение здания, в которое они вошли всего несколько минут назад. ?Я на полклика от центра управления.?

Ответа не последовало. Кирк бросил взгляд на огни статуса, сияющие на внутреннем кольце его скафандра. Его коммуникатор не работал. Должно быть при падении он повредил электрические схемы в своем шлеме. Кирк бросился вслед за своим двойником, надеясь что трикодер Спока или сенсоры Вояджера найдут его.

Он посмотрел на астероид наверху, который теперь был так близко, что казалось, подпрыгни посильнее, и сможешь его коснуться. Так он бежал, думая об Энтерпрайзе, которому оставалось всего десять минут до самоликвидации. У Жан-Люка почти не было времени чтобы спасти его. Но почему Тиберий хотел уничтожить Энтерпрайз?

Или зададим вопрос по другому, подумал Кирк. Зачем я захотел бы уничтожить корабль? Могло ли быть на Энтерпрайзе что-то такое, чего Тиберий не хотел им показывать? Какое-то свидетельство, которое он хотел уничтожить? Но свидетельство чего, он не знал.

Преследуемый тайнами, на которые мог ответить только один человек, Кирк сделал единственно возможную вещь. Он побежал быстрее.


IV


Луч транспортера доставил Пикарда на мостик его корабля. Сразу же его взгляд пробежался по дисплеям, которые все еще функционировали. А их было совсем немного. Подобно потолочным светильникам большинство экранов и пультов были темными. Единственный свет на мостике шел от светящихся полос безопасности в основании стен и вдоль ступеней. Темнота и немногочисленные работающие дисплеи подтвердили Пикарду, что Энтерпрайз умирал. Но все еще не был мертв.

Пикард был уже на полпути к станции безопасности, когда Райкер и Дейта материализовались из луча. Его первая мысль была о том, что станция отключена, но потом он едва не провалился в круглое отверстие в стене и палубе, где раньше находилась станция, теперь практически невидимая в темноте.

?Уилл, станция безопасности исчезла,? Пикард повернулся, чтобы подозвать своего первого офицера, но Райкер и Дейта были поражены собственным открытием. Кресло командира тоже отсутствовало. На его месте в палубе зияло круглое отверстие, как будто над ним поработал тягловый луч Борга. Дейта быстро обследовал остальную часть мостика.

?Это еще не все, сэр,? сказал андроид. ?С мостика в той же манере удалены еще пятнадцать ключевых секций управления.?

Именно в этот момент компьютер корабля тем же спокойным невозмутимым тоном, которым он служил на звездолете больше ста лет, объявил:

?Самоликвидация через пять минут.?

?Найдите для меня рабочую станцию,? приказал своим офицерам Пикард. ?Что-нибудь, что можно использовать, чтобы ввести мой код доступа.?

Внезапно из коммуникатора, закрепленного на клингонской броне Пикарда, раздался голос Ла Форжа. ?Капитан, я в инженерном, и…?

?Ключевые компоненты отсутствуют,? продолжил Пикард. ?А на их месте вырезаны идеальные круги.?

?Да, сэр. Именно так.?

?Джорди, системы питания стабильны?? встрял Райкер. ?Мы потеряли контроль над деформацией??

?Все энергетические системы и генераторы отключены, коммандер. Варп реактор охлажден. Но если вы остановите самоликвидацию, все будет в порядке. Но я понятия не имею, что здесь произошло.?

?Подождите,? сказал Райкер.

Теперь Дейта находился за вспомогательной инженерной станцией. Она была неповреждена.

?Капитан, эта консоль даст вам доступ к вторичным компьютерам.?

Пикард стремительно пересек мостик, обойдя отверстие в палубе, где обычно находилось его кресло.

?А как насчет первичных??

?Кажется их больше нет на борту, сэр.?

Пикард ввел код доступа. Экран над контрольной панелью изменился, и стал показывать обратный отсчет до автоматической самоликвидации.

?По крайней мере меня не заблокировали,? сказал Пикард. Он ввел последовательность дезактивации.

?Самоликвидация через четыре минуты тридцать секунд,? сказал компьютер.

?Что? Почему он принимает мой код, но не дезактивирует команду?? Пикард отодвинулся от пульта. ?Дейта, введите последовательность отмены, которую вы использовали, когда корабль захватил борг.?

Но Дейта даже не двинулся.

?К сожалению, капитан, код отмены, который я использовал, базировался на необнаруженной ошибке программирования действий компьютеров Звездного Флота. С тех пор этот недостаток был устранен.?

Пикард оттянул кожаный воротник своей брони, словно он обжигал его. ?Компьютер. Это Пикард четыре семь альфа танго.?

?Идентификацию подтверждаю,? ответил компьютер.

?Отменить комбинацию ликвидации альфа один. Разрешаю.?

?У вас нет разрешения для отключения автоликвидации,? ответил компьютер.

Пикард вспылил. ?Я капитан этого корабля. Отменить комбинацию ликвидации альфа один.?

?Самоликвидация через четыре минуты.?

Райкер дотронулся до коммуникатора. ?Райкер Вояджеру. Держите наготове экстренный транспортатор.?

Ему ответил капитан Скотт. ?Я захватил вас, парень. Но должен вас предупредить, эти транспортеры становятся капризными при излучении с места на место. Я не уверен, что смогу забрать вас всех до одного.?

Райкер нахмурился. ?Принято.?

?Дейта,? сказал Пикард, ?что не так??

?Возможно компьютер не принимает ваш приказ потому, что вы не тот офицер, который активировал самоуничтожение.? Дейта посмотрел в темный потолок. ?Компьютер, это коммандер Дейта. Разрешение дельта индия ноль один. Воспроизвести командную комбинацию активировавшую самоуничтожение.?

Из всех динамиков мостика понеслась аудио запись. Первый голос Пикард узнал сразу.

?Начать комбинацию самоуничтожения. Санкция Кирк восемь восемь альфа кило.?

?Тиберий,? с горечью сказал Пикард. ?Он заставил компьютер думать, что он Кирк, а Нечаева восстановила Кирка в звании офицера Звездного Флота с командными полномочиями.?

?Сэр,? сказал Дейта, ?я предлагаю транспортировать настоящего капитана Кирка на Энтерпрайз, чтобы он приказал отменить комбинацию.?

Пикард повернулся к Райкеру, чтобы приказать ему сделать это, но в эту секунду из динамиков раздался голос.

?Компьютер, командор Уильям Райкер. Подтверждаю комбинацию на уничтожение. Санкция Райкер два пять сьерра танго.? Пикард увидел потрясение на лице своего первого офицера. Значит у Райкера тоже есть двойник. Затем послышался голос третьего офицера, необходимого для запуска самоуничтожения.

?Компьютер, коммандер Ла Форж. Подтверждаю комбинацию самоуничтожения. Санкция Ла Форж один девять рентген лима.?

?Самоликвидация через три минуты тридцать секунд.?

?Коммандер Райкер,? произнес Дейта в абсолютной тишине восцарившей на мостике. ?Уверен, что компьютер послушает вас.?

Райкер неуверенно обратился к консоли, на которой продолжался обратный отсчет.

?Компьютер это… коммандер… Уильям Райкер. Отменить комбинацию на уничтожение альфа один.? Он оглянулся на Пикарда и в заключение добавил. ?Разрешаю.?

На маленьком дисплее Пикард увидел, как замерли числа обратного отсчета, а затем сменились пульсирующим аварийным экраном: САМОУНИЧТОЖЕНИЕ ДЕЗАКТИВИРОВАНО. Он и Райкер глубоко вздохнули от облегчения, а затем уставились на Дейту, который сделал тоже самое, не смотря на тот факт, что андроиды не умеют дышать. Дейта пожал плечами.

?Я просто входил в дух момента.?

Пикард кивнул. Он посмотрел на разрушенный мостик.

?Мы сделали здесь все что можно.? Он потянулся к коммуникатору. ?Пикард Вояджеру. Самоликвидация остановлена. Мы готовы транспортироваться назад и спуститься на астероид, чтобы помочь Кирку.?

?Заряжаю,? ответил капитан Скотт.

Пикард приготовился ощутить прохладную волну луча транспортации, но ничего не произошло. Он снова дотронулся до коммуникатора. ?Капитан Скотт…??

Через мгновение вернулся напряженный голос Скотта.

?У нас тут возникла… небольшая проблема. Главные цепи транспортера расплавились. Боюсь некоторое время вам придется остаться на месте. При таких условиях ваша система жизнеобеспечения скоро откажет, и на вашем месте я как можно быстрее нашел бы скафандры.?

Пикард почувствовал мгновенное облегчение от того, что цепи транспортера расплавились прежде чем началась транспортировка, а не во время этого процесса. Но это облегчение быстро сменилось острым беспокойством.

?Есть что-нибудь от поисковой партии Кирка??

?Боюсь теперь они сами по себе,? сказал Скотт. ?Этот бедный корабль слишком много перенес. У нас нет способа помочь им до прибытия спасательных кораблей.?

Пикард, Райкер и Дейта одновременно пришли к одному решению, и все трое в один голос произнесли. ?Палуба ангара.?

На Энтерпрайзе были шаттлы. Настало время воспользоваться ими, чтобы помочь Кирку.


V


Оказавшись на металлической поверхности астероида, Тиберий даже не стал проверять тактический дисплей. Его чувство времени было абсолютным. Он знал, что у него остались всего две минуты. Достаточно долго для того чтобы выиграть вселенную или потерять все. Испытание бодрило его. Но все же несмотря на идеальный план завоевания, которое он собирался начать, его конфронтация с другим Кирком, бледной имитации оригинала, его разочаровала. Существование этого другого Кирка Тиберий считал оскорблением для себя. Шок от того что этот другой Кирк тоже сумел пережить свой возраст и вступить в новую эру так же, как Тиберий спроектировал свое собственное спасение он времени, встревожило его. Но больше всего его сбивало с толку то, что не смотря на всю схожесть, они отличались друг от друга.

Тиберий узнал, что в обеих вселенных великие исторические военоначальники были те же самые. Цезарь, Александр, Вашингтон, Канн… обе версии каждого из них достигли величия одинаковыми путями, доказав что это действительно была их судьба, что они стали бы такими независимо от любых условий. Так чем же можно было объяснить тот факт, что в этой вселенной Кирк был всего лишь вассалом неэффективного Звездного Флота, служа бесхребетной Федерации?

Как мог Тиберий утверждать, что величие было его предназначением, если в схожей обстановке его призрак из двойной вселенной не добился сколь нибудь примечательных достижений? Его Спок, прежний друг а ныне предатель, много лет назад сказал, что эти различия между вселенными нельзя свести ни к чему большему, как к простому случаю. Но Тиберий не мог, и никогда не принимал такое определение как судьба. Случай управлял судьбой, а сама судьба требовалась только слабым и беспомощным. А человек с предвидением и железной волей сам управлял своей судьбой не взирая на случайности и обстоятельства.

Другой Кирк был ошибкой. Уничтожение этого призрака было единственным способом, которым он сможет стереть все сомнения о том для чего он был рожден и чего должен достигнуть. И все же ему было недостаточно просто уничтожить этого Кирка. Он нуждался в этом Кирке, чтобы понять, почему он был уничтожен – ошибка должна быть исправлена. Хотя он никогда никому об этом не говорил, но сам себе Тиберий признавался, что прежде чем завоевать вселенную, он должен победить самого себя.

Мгновение назад он оказался на расстоянии вытянутой руки от Кирка, но его призрак оказался неспособен его услышать. Кирк не смог испытать или стать свидетелем абсолютной власти Тиберия. Тиберий был уверен, что он и его призрак еще встретятся. Публичная казнь станет лучшим финалом, и принесет больше удовлетворения.

Император потянулся к контрольной панели на предплечье и активировал тактический дисплей в своем шлеме. Высветившаяся голографическая проекция из зеленых точек в пределах маленького круга на лицевом щитке показала ему, что его преследуют четверо. Один вдали от других. Призрак Кирк. Удивительно настойчив для слабака. Но возможно он не сможет покрыть нужное расстояние вовремя.

Тиберий находился всего в сотне метров от края астероида. Он знал, что генераторы гравитации были установлены так, чтобы выровнять сектор железо-никелевой горы в произвольную поверхность. Но он так же знал, что поле гравитации заканчивалось за острым хребтом впереди.

Тиберий посмотрел вверх через верхний изгиб своего лицевого щитка. Второй астероид в двухстах метрах над головой кружился так, словно собирался смести всех с обоих поверхностей. Но на этой орбите двести метров были пределом сближения. Он посмотрел вперед. Оба его командира вместе с регентом ждали его. На голографическом дисплее его шлема зеленая точка Кирка продолжала преследование. Спешила.

Коммандеры Райкер и Ла Форж вытащили свои дисрапторы. Но Тиберий приказал им убрать оружие. Если призраку Кирка так не терпелось встретить свою смерть, то Тиберий был просто обязан проследить за тем, чтобы он не был разочарован.

Для Кирка каждый вдох был мукой. Но он отказался остановить эту безумную пробежку по астероиду. Обратный отсчет уже начат. До чего, он не знал. Но пусть его проклянут, если он позволит Тиберию спастись. Кирку нужны были ответы. Он должен был знать, был ли он сам причиной того, что случилось с землянами и вулканцами в зеркальной вселенной. Не Тиберий, а Джеймс Т. Кирк, капитан звездолета, который 108 лет назад перенесся из одной вселенной в другую, и имел единственную беседу с зеркальным двойником мистера Спока. Был ли он лично ответственен за тотальный хаос, поглотивший зеркальную вселеннуюркальной вселенной?венную беседу с зеркальным двойником мистера Спока. ами и вулканцами в зеркальной все? Если бы он не перенесся, если бы он не привил идею революции в голову зеркального Спока, стали бы люди и вулканцы рабами Альянса? Или же то, что произошло было неизбежным? Слияние событий и истории все равно произошло бы в какой-то форме, и он в этом случае не сыграл особой роли?

Рок или судьба? Кирк должен был знать. И Тиберий был ключом. Тот самый Тиберий, который ждал его на краю астероида всего в двадцати метрах. Тиберий был не один. Кирк видел рядом с ним три другие фигуры в кардассианской боевой броне с оружием наготове. По крайней мере двое из них могли быть людьми, хотя на таком расстояние трудно было определить детали, особенно сквозь лицевые щитки шлемов, в которых отражались синие и красные плазменные протуберанцы Золотой Неоднородности.

Он подбежал ближе, и одна часть его разума уже работала над тактикой ситуации. Он задавался вопросом, если он бросится на Тиберия, сможет ли он вытолкнуть оба тела из поля искусственной гравитации через двухсотметровый промежуток ко второму астероиду. Если бы он смог достаточно долго удержать Тиберия, это дало бы Скотту такой необходимый шанс подхватить их лучом и поднять на Вояджер.

В десяти метрах от группы Кирк замедлил темп, словно хотел остановиться, хотя на самом деле он пробовал вычислить необходимую скорость и расстояние до Тиберия. Второй астероид сейчас проходил над краем плоской поверхности, что по мнению Кирка создавало иллюзию того, что астероид остановился, а сам он мчался мимо него. Очень похоже на падение с Эль-Кэпитан наоборот.

Кирк увидел, как три фигуры убрали оружие. Он понял, что они сделали это по приказу Тиберия. Казалось, что император намеревался встретиться со своим двойником на равных. Если это так, подумал Кирк, то Тиберий будет разочарован.

Тиберий обнаружил нерешительность в глазах призрака Кирка. Но через мгновение тот увеличил скорость, и цель его стала очевидна. Тиберий крикнул своим солдатам, чтобы те ушли с дороги. Регент и командиры теперь были безоружны. Но Кирк идеально рассчитал свое приближение, направившись прямо к Тиберию, словно намеревался столкнуться с ним один на один, но в последний момент развернулся к трем свидетелям.

Ла Форж прыгнул первым, но Райкер и Пикард одновременно дернулись в том же самом направлении, и столкнулись друг с другом. Мгновение спустя корпусом Кирк отшвырнул их обоих. Командир Райкер упал назад к самому краю астероида, а его шлем свесился набок. Тиберий с удивлением и сдержанным восхищением наблюдал, как Кирк бросился к модулю жизнеобеспечения Райкера, и ударил по нему обеими руками. Внезапно воздух, наполнявший его систему жизнеобеспечения вырвался взрывной волной пара, достаточно сильного, чтобы вытолкнуть Райкера с края из поля гравитации. Ускоряя вращение командир в расширяющемся облаке пара направился ко второму астероиду.

Кирк не стал останавливаться, чтобы посмотреть на результат своих действий. Он продолжал двигаться, направив свое плечо в спину регента Пикарда и прежде, чем регент смог встать на ноги, снова сбил его. Тиберий видел, как при падении регент изогнулся, пытаясь воспрепятствовать шлему удариться об металлическую поверхность астероида. Кирк использовал в своих интересах панику регента, освободив его от клингонского меклета, единственного оружия, которое позволил нести ему Тиберий. Но этот ход Кирка, хотя и уверенный, все же запоздал.

Теперь Тиберий очутился рядом с Кирком, но достаточно далеко, чтобы достать свой дисраптор и выстрелить, если Кирк попытается на него напасть. Коммандер Ла Форж расположился с другой стороны, тоже с дисраптором в руке. Изнеможденный, превзойденный численностью, Кирк попал в безнадежную ситуацию.

Тиберий с любопытством смотрел, что же теперь предпримет призрак. Хотя и неумелый, он был находчив. Но потом Тиберий увидел, что Кирк держит свое оружие словно ребенка, сжимая рукоять обеими руками. Конструктивные рукавицы? подумал Тиберий. Что с ним случилось? Кирк даже не согнул пальцы вокруг рукоятки. А потом Тиберий вспомнил, что он видел на экране. Руки Кирка были перевязаны. Он не может пользоваться руками. В этот момент в наушниках шлема раздался голос Ла Форжа.

?Император, время. Только скажите мне.?

Одна минута, подумал Тиберий. Всего шестьдесят секунд до окончания обратного отсчета. Он мог видеть, как Кирк бросил взгляд на Ла Форжа, а потом опять на него. Регент Пикард полз к краю астероида. Но ни Кирка, ни Тиберия он больше не интересовал.

?Убери оружие,? приказал Ла Форжу Тиберий. ?Подготовься к переходу.?

Ла Форж тут же убрал свой дисраптор за пояс. Кирк, как будто ожидал приказа Тиберия, тут же развернулся к императору, держа меклет в положении нападения. Возможно это объясняет все, подумал Тиберий. Причина, почему этот Кирк был ничем в призрачной вселенной. Он был безумен.

Тиберий не спеша шагнул к призраку. Кирк выставил меклет вперед.

Жалкий, думал Тиберий, утомившийся слабак у моих ног. Он не хочет убить меня.

Базовым защитным движением Тиберий направил свою руку вниз, отклоняя удар, а затем схватил оба запястья Кирка, и меклет откатился прочь. Он рванул Кирка вверх, так что их шлемы оказались в нескольких сантиметрах. Лицо Кирка взмокло от пота. Тиберий ради эксперимента переместил захват, и сжал одну из ладоней Кирка. Глаза Кирка сузились. Его лицо побледнело. Тиберий снова сжал, увлеченный зрелищем зеркального изображения своего лица, искаженного от боли. Даже сквозь скафандр он мог чувствовать, как дрожало тело Кирка.

Он наклонился вперед и прикоснулся шлемом, чтобы звуковые колебания перешли из одного шлема в другой.

?Ты знаешь мое дело,? сказал он. ?Ты знаешь, что мог получить в своей реальности тоже самое. Предав свою судьбу, не достигнув моего величия, как ты можешь продолжать жить??

?Твое дело?? Голос Кирка был слаб, приглушен, но его сжигающее презрение прошло даже сквозь шлемы. ?Я видел ввергнутую в прах и уничтоженную из-за тебя Землю.?

?Военные трофеи, Джеймс.? Нет смысла спорить с призраком, решил Тиберий. Но он все еще может проявить гуманность к этому бледному отражению своей славы. ?Ты же, с другой стороны, не получили ничего, кроме кошмара собственного изготовления. Позволь мне освободить тебя.?

Тиберий потянулся к выпускному клапану на шлеме Кирка. Глаза Кирка следили за его действиями, и Тиберий был уверен, что призрак понял, что он собирается сделать. Тиберий на мгновение остановился, и с любопытством посмотрел, появится ли на лице Кирка облегчение. Люди, чьи жизни обрывал Тиберий, часто делали это в тот момент, когда понимали, что нет смысла бороться, чтоих боль скоро уйдет.

Да, это есть, подумал Тиберий. Кирк откинул голову назад, словно расслабляясь, сдаваясь окончательно. Он коснулся клапана шлема Кирка. И в этот момент голова Кирка в шлеме внезапно качнулась вперед так, чтобы ударится прямо в шлем Тиберия, и оба лицевых щитка с неожиданной силой столкнулись в мертвой точке. Маломощные поля структурной целостности обоих шлемов при взаимодействии были подавлены, и по обоим лицевым щиткам побежали трещины как по ломающемуся льду.

Потрясенный Тиберий выпустил Кирка, зажав перчатками лицевой щиток, когда в его скафандре прозвучала тревога декомпрессии, и он услышал свист уходящей атмосферы. Тиберий прыгнул к краю астероида, оставив Кирка. Но внезапно почувствовал, как кто-то схватил его за ботинок. Это был Кирк! Тиберий начал падать. Он вытянул руки вперед, чтобы удержать шлем от удара о твердую металлическую поверхность. Призрак захватил одной из своих бесполезных рук споткнувшегося Тиберия, не смотря на то, что это действие, должно быть, причинило ему нестерпимую боль.й вселенной Кирк был всего лишь вассалом неэффективного Звездного Флота, служа

Призрак Кирк был ранен, без оружия и без солдат. И все же он посмел попытаться уничтожить императора ценой своей собственной, ничего не стоящей жизни. Это действие не имело смысла. Если только он действительно был безумен. Это было единственное объяснение его непредсказуемости.Тиберий перекатился на спину, и ударил Кирка.

?Уничтожте его!? крикнул Тиберий Ла Форжу и Пикарду, даже когда почувствовал, как воздух устремился мимо его лица изнутри скафандра. Он испытывал те же самые ощущения, что и меньше часа назад. Но тогда он знал, что шлюз в центре управления герметичен. Теперь же он не знал, были ли на месте все средства обслуживания на другой стороне.

?Убейте его!?

Кирк полз к нему, а его собственная лицевая панель потрескалась темными линиями. Но ни один луч дисраптора не потянулся к нему. Тиберий посмел на секунду повернуть голову, чтобы посмотреть, почему Ла Форж и Пикард отказались повиноваться его приказу. Он успел как раз вовремя, чтобы увидеть, как регент бросился к краю астероида, и его тело начало падать устремившись к громаде второго астероида.

Впрочем коммандер Ла Форж, стоя на колене, стрелял из дисраптора по другим. Призрак Кирка был не один. Тиберий видел, как последователи Кирка выступили вперед. Двое впереди палили из фазеров.

?Нет!? закричал Тиберий. Он зашел так далеко не для того, чтобы потерпеть поражение от призраков! Это не его судьба.

Кирк чувствовал, словно его руки проходят через кипящую лаву, но он все равно продолжал ползти вперед. Тиберию не убежать. Кирк не позволит ему сбежать. Вспышки фазеров и огонь дисраптора! T'Вэл, Тейлани и Спок! Кирк знал, что это его команда сцепилась с солдатами Тиберия. А сам Тиберий был на его ответственности. Или он и Тиберий вместе поднимутся на Вояджер, или они вместе умрут здесь. В такой ситуации третьего не дано.

?Отказ системы жизнеобеспечения через тридцать секунд,? сказал в его шлеме голос компьютера.

Кирк понимал, что он почти в том положении, чтобы схватить Тиберия. Если бы только он смог удержать его на несколько секунд, пока Скотти не замкнет их координаты.

В этот момент Тиберий поднял голову и повернул шлем так, что Кирк еще раз смог рассмотреть лицо своего двойника. Они оба прекрасно знали, что их отделяют секунды от удушья, что каждый из них готов идти дальше, чем мог зайти соперник. Неудержимое влечение взорвалось глубоко в их сердцах. Единственное исключение было в том, что один научился использовать это влечение, а другой позволил этому влечению использовать себя.

Лицом к лицу, задыхаясь от недостатка воздуха, оба Кирка уставились друг на друга, отрешившись от смерти, и сосредоточившись только на своей борьбе. Они одновременно произнесли одни и те же слова.

?Сдавайся!?

И оба ответили одним и тем же словом, одинаково убежденные.

?Ни за что!?

А затем Кирк изо всех сил попытался закрепить магнитный замок за пояс Тиберия, но Тиберий свирепо направил локоть на сломанный лицевой щиток Кирка. Кирк видел приближение локтя, зная что поле герметичности его скафандра больше не функционирует, и сделал последний вздох, а затем внезапно почувствовал как кислоров вырывается из его рта, и в абсолютной тишине остатки атмосферы вырвались из его скафандра.

Его зрение расплылось, когда Тиберий выкатился из-под него. Он почувствовал чистый холод вакуума, сосущий влагу из его кожи. Он потянулся, чтобы схватить Тиберия, когда монстр достиг края астероида, а затем подпрыгнул. Кирк полз к краю, намереваясь последовать за ним даже когда тьма застилала его зрение. Он видел, три фигуры уплывающие от него к астероиду. Нет, это неправильно, совершенно ясно подумал Кирк. Теперь там было две фигуры. Одна из них Тиберий.

Зрение Кирка сжалось до единственного образа в красно-черном костюме, сжимающей свой шлем – вспышка фазерного огня и Тиберий растворился. Ушел. Как и другие фигуры. Как сама жизнь. По крайней мере он умер первым, подумал Кирк, когда образ Тейлани и ребенка, которого он никогда не узнает, вспыхнул в его сознании. Потом наступила абсолютная темнота.


VI


Доктор Андреа М'Бенга жаждала ответа, и она хотела его немедленно. Но пилот катера не мог ей ничего сказать, кроме невнятного бормотания и неискренних извинений.

?Я доктор, а не навигатор,? сказала М'Бенга, сердито указывая на передний экран, ?но я знаю, что напоминает Вулкан. Мой прадед жил на Вулкане. И эта планета там не Вулкан.?

Не оборачиваясь на врача Звездного Флота, который буквально дышал ему в шею, молодой пилот пробежался пальцами по панели управления.

?Ммм…нет мэм… доктор… это не Вулкан. Мне очень жаль.?

М'Бенга уставилась на отражение пилота в наклонном смотровом окне, обдумывая свой следующий шаг. Невнятный ответ пилота не внес ясности. Он был молод, возможно 22 лет, с академическими бакенбардами, столь же острыми как грани трилития – которые требовали ежедневной подрезки, а не еженедельной депиляции – и униформой с серыми вставками на плечах, которая выглядела так, словно была только что вынута из репликатора, и которая означала, что вечер он провел в камере рециклера, а не с друзьями.

В отличии от него М'Бенга знала, что ее униформа имела более свободный вид. После десяти лет в Звездном Флоте, она предпочитала мягкие реплицируемые ткани, и пропускала их несколько раз через акустическую мойку. Кроме того двадцатичетырех часовые смены в зоне сражений научили ее, что удобная форма была необходимостью, а не прихотью.

По той же самой причине она любила держать свои черные волосы гладко зачесанными. И еще, подчеркивая различие между ней и ее молодым пилотом, было еще одно нестандартное изделие, которое она в последнее время носила с формой – узкий желто-зеленый обруч для волос, и красный тканый кент. Несколько месяцев назад она носила этот красочный обруч только с неофициальной одеждой. Но после нескольких дней с начала ее направления в командировку на Дип Спейс Девять, увидев количество сложных баджорианских серег у сотрудниц Звездного Флота на станции, она подумала: а почему бы и нет? В конце концов, если командир будет возражать, она всегда может его снять.

Но когда капитан Сиско заметил это, он не только узнал дизайн кента, но и предложил совместный завтрак, во время которого она пыталась преподать ему суахили. Протоколы Звездного Флота на границе всегда были более мягкими. Она очень ценила этот вид дополнительной свободы, которую предоставляла ее прежний капитан звездолета Тобиас Кристина Макдональд.

Но воспоминания о прошлом не помогали общению с обструкционистом пилотом. По правде говоря, что она действительно хотела сделать, так это щелкнуть его по темечку. Весьма выразительно. Она могла припомнить слова своего прадеда, обращенные к ней, когда она становилась слишком раздражительной с сехлатами, которых он держал на небольшой пломек ферме на берегу вулканского моря Ворот после отставки. Она снова слышала его слова: остерегайся, девочка, или иначе они ударят тебя. Кто знает, как давно это высказывание вошло в историю их семьи?

Но с тех пор Звездный Флот относился негативно к старшим офицерам, поднимающим руку на подчиненных, независимо от того, заслуживал ли этого младший офицер, поэтому доктор выбрала другую тактику. Она скользнула в пустующее кресло второго пилота.

?Энсин Адамски, давайте начнем сначала. Вы прибыли на Дип Спейс Девять, и сорвали меня с работы, чтобы доставить на секретный медицинский семинар Звездного Флота по новому биологическому оружию, используемому Доминионом. Верно??

Пилот наконец соизволил посмотреть на нее.

?Доктор, мне действительно очень жаль, но никакого семинара нет. И мое имя не Адамски.?

M'Бенга откинулась в своем кресле. Пилот катера, который всего две минуты назад напоминал ей ?лопоухого? кадета, только что из Академии, теперь выглядел более зрелым и более знающим об их пути, о котором он отказывался дать ей информацию.

Ее первоначальное раздражение, грозившее перерасти в гнев, внезапно сменилось опасением. Шла война. А Основатели были шейпшифтерами.

?Отвечайте, это катер Звездного Флота или нет??

Пилот кивнул. ?На это я могу ответить. Да, это катер Звездного Флота. И это миссия Звездного Флота.?

?Тогда, энсин, почему вы меня shanghaied??

Пилот прикусил нижнюю губу.

?Ммм, мне не знакомо слово shanghaied. Оно… вулканское??

?О,… ну ладно, продолжим. Не важно как вас зовут, вы носите нашивки энсина. Я коммандер. И я приказываю вам вернуть меня на ДС9.?

Вместо ответа пилот поколдовал над управлением, и катер вышел на стандартную орбиту планеты под ними. M'Бенга понятия не имела, что это за мир. Если бы не форма континентов и морей, его можно было принять за Землю. Все цвета были точно такими же. А судя по размерам и числу городов и транспортных сетей, видимых на ночной стороне, освещенной подобно искрящейся драгоценности, этот мир не был колонией.

?Вы слышали меня?? спросила она раздраженно. ?Я отдала вам приказ.?

?У меня есть другой приказ, коммандер. От адмирала Хорхе Сантоса.?

?Никогда о нем не слышала,? сказала M'Бенга. В наклонном обзорном окне она увидела впереди вспыхнувшие огни. Они приближались к орбитальному объекту необычного вида.

?Думаю это мысль,? сказал ей пилот.

Опасение М'Бенги снова переросло в сильное раздражение. Она скрестила руки и прищурилась на молодого человека.

?Это звучит так, словно вы знаете гораздо больше, чем говорите.?

?Я действительно всего лишь пилот. Коммодор Твининг сможет ответить на ваши вопросы.?

?Коммодор Твининг. И когда я с ним встречусь??

Пилот показал вперед. Они почти достигли орбитального объекта.

?Всего через несколько минут. Когда мы состыкуемся.?

Со своего места за станцией второго пилота М'Бенга изучала их место назначения по мере приближения. Оно показалось ей стандартного для Звездного Флота дизайна: ряд больших дискообразных жилых секторов, собранных вместе, один наверху, другой в центре, а остальные диски поменьше крепились к ним на расстоянии радиальными рукавами.

Пока пилот умело причаливал катер к объекту, М'Бенга заметила эмблему Звездного Флота на центральном диске. Знакомые знаки отличия заставили ее почувствовать себя более непринужденно, хотя она все еще собиралась потребовать ответы, кем бы ни был этот командор Твининг. Прищурившись, она смогла разобрать, что под эмблемой были еще какие-то надписи, хотя они находились все еще слишком далеко, чтобы прочесть их.

Пилот прикоснулся к панели коммуникатора.

?Это катер Огайо. Запрашиваю информацию на стыковку.?

Пока М'Бенга настороженно прислушивалась, раздался голос компьютера Звездного Флота.

?Катер Огайо, для стыковки вам освобожден пятый док. Опустите щиты для полного сканирования.?

?Это был компьютер,? сказала М'Бенга.

?Да, мэм.? Пилот отключил щиты. Доктор тут же почувствовала тревогу, когда осознала, что между ней и космическим вакуумом всего лишь несколько сантиметров дюраниевого корпуса, не защищенного силовыми полями. Что будет, если крошечная частичка льда, или оторвавшийся от этой конструкции болт ударит в смотровое окно на скорости 30000 километров в час? Волосы на ее голове зашевелились. Нет, она предпочитала луч транспортатора.

?Это какая-то автоматическая станция??

?Нет, мэм.?

?Сканирование закончено,? объявил компьютер. ?Доктор М'Бенга, пожалуйста подтвердите голосовую идентификацию.?

?Что? Слушай ты, комок изолинейных схем, я не намерена…?

?М'Бенга, Андреа Ниота, идентичность подтверждаю. Оставайтесь на месте для стыковочного луча.?

М'Бенга поджала губы, на этот раз рассердившись окончательно.

?Последний шанс, энсин. Или вы сведете меня с тем, кто обладает полномочиями, или я устрою вам ад!?

Из сооружения показался луч цвета лаванды, и замерцал в смотровом окне. Объект начал заполнять все поле зрения по мере приближения катера к открывшимся шлюзовым дверям стыковочного отсека номер пять. А потом еще две детали разбудили ее опасение. Надпись под эмблемой Звездного Флота гласила: СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ СТАНЦИЯ 51, АЛЬФА ЦЕНТАВРА IV. А в зоне прямо над дверью стыковочного отсека она увидела фазерные эмиттеры, плохо замаскированные под старомодный подпространственный передатчик, и достаточно большие даже для звездолета.

M'Бенга оставила свою идею зажать пилоту нерв, а потом угнать катер. Теперь она хотела знать, почему Звездный Флот использовал обман, чтобы привести ее на самый старый колониальный мир людей. И почему вдруг исследовательской сельскохозяйственной станции в одном из самых безопасных секторов космоса потребовалась огневая мощь звездолета. Но больше всего она хотела знать, почему у нее внезапно возникло ощущение, что она бывала здесь и раньше.

Дверь шлюза с шипением открылась, но M'Бенга некоторое время колебалась, прежде чем двинуться вперед. Прошло немало времени с тех пор, когда она в последний раз была в шлюзе стыковочного отсека, как будто защиты герметичных дверей и силового поля было для нее недостаточно. Она пробыла на научной сельскохозяйственной станции меньше пяти минут, но заметила, что она больше похожа на крепость, чем на научный объект.

?Доктор М'Бенга, очень рад.?

Мужчина, шагнувший к ней навстречу был коммодором Звездного Флота, немного ниже ее, но такого же невозможно свежего, ?хрустящего? внешнего вида, как и безымянный пилот.

?Коммондор Твининг?? спросила M'Бенга.

?Зовите меня Нейтом. Мы здесь не настаиваем на соблюдении формальностей.?

M'Бенга обменялась рукопожатием с мужчиной, скорее в силу привычки, чем из желания быть вежливой. Даже он выглядел знакомым.

?Мы встречались??

Твининг улыбнулся.

?О, я уверен мы не раз за эти годы видели друг друга на медицинских конференциях. Вы же знаете, на что это похоже.?

?Знаю. И у меня очень хорошая память на лица, но… никак не могу вспомнить ваше.?

Коммодор Твининг жестом пригласил доктора пройти в коридор.

?Давайте после нашей беседы сравним наши графики. Уверен мы найдем, что посещали вместе немало конференций.?

M'Бенга шла рядом с коммодором. Она заметила, что коридор пустынен, не смотря на тот факт, что судя по размером этой станции, ее экипаж насчитывал никак не меньше 500 человек.

?Ради чего вы затеяли эту втречу?? спросила она.

?Мне проще вам показать это.?

Они дошли до турболифта. Удивительно, но коммодор был вынужден поместить свою руку на пластину, определяющую идентификацию. Потом он отступил в сторону, показав, что она должна сделать тоже самое.

?И это все чтобы попасть в турболифт?? спросила она.

?Идет война, коммандер,? непринужденно ответил коммодор.

Но для M'Бенги кое-что все еще выглядело неправильно.

?Если приглядеться, эта станция стала такой намного раньше, чем мы узнали о Доминионе.?

Двери турболифта открылись. Коммодор предложил ей пройти внутрь, а потом вошел следом.

?Вы очень наблюдательны, доктор. Именно поэтому мы любим работать с вами.?

M'Бенга почувствовала, как внутри все сжалось.

?Значит… я бывала здесь и раньше??

Твининг приятно улыбнулся. ?А вы как думаете??

?Должна вам сказать, коммодор, что вы заставляете меня беспокоиться.?

?Я знаю, но это пройдет.?

Двери турболифта открылись, и M'Бенга от неожиданности застыла. Она была готова увидеть еще один коридор. Но то, что ждало ее, оказалось космическим доком, поскольку размера полости в центре Объекта 51 было вполне достаточно, чтобы вместить звездолет.

?Пожалуйста, доктор, ? сказал Твининг.

Он предложил M'Бенге выйти из турболифта первой. Она вышла. И через высокие обзорные окна она уставилась на сферическую камеру, достаточно большую, чтобы вместить звездолет класса Суверен. Хотя она не смогла увидеть каким способом звездолет попал в камеру, потому что в поле зрения не было никаких признаков стыковочных дверей.

Однако в стыковочной сфере был корабль, правда длина его составляла всего лишь в треть от размера варп гондол корабля класса Суверен. M'Бенга прошла вперед к обзорному порту. Она смотрела на небольшой кораблик, плавающий в полной изоляции за обзорным портом под белым потолком камеры, и находящийся в двадцати метрах над ними, прошитый силовыми кабелями и трубами, достойными станции терраформирования. Все вокруг нее на палубе в этом космическом доке – и консоли управления, и падды транспортаторов, и научные станции – вероятно было самой большой и самой полной лабораторией, которую когда либо видела M'Бенга. Часть оборудования была ей совершенно незнакома.

?Все это,? сказала она, указывая на маленький кораблик, ?для этого??

Коммодор встал рядом с ней, скрестив руки за спиной. ?Узнаете??

M'Бенга нахмурилась. На ее вопрос ответили вопросом. Индуктивный метод общения был весьма утомительным.

?Разве я видела это прежде??

?Сомневаюсь. Но возможно нечто подобное.?

M'Бенга вздохнула, но мысли ее снова вернулись к мрачному кораблю, идентификацию класса которого ей пришлось вспоминать со времен Академии. Оно было почему-то ей знакомо. И это было странно. Ей показалось, что он был похож на корпус субмарины в старинном стиле.

?Это DY-100! Один из старых анабиозных кораблей из…я не знаю из какого столетия.?

Коммодор Твининг кивнул.

?Но это только кажется.? Коммодор теперь полностью завладел ее вниманием.

?И что же он собой представляет??

И вдруг M'Бенга вспомнила кое-что еще.

?Несколько месяцев назад я слышала в баре разговоры инженеров. Слухи о том, что найдена еще одна группа так называемых генетических суперменов двадцатого века.? M'Бенга пронзительно уставилась на хозяина. ?Их исследовали на Альфе Центавра IV.?

Коммодор кивнул. ?Я слышал эти сплетни. На самом деле это я их создал.?

M'Бенга фыркнула. ?Коммодор, вам стоит дать мне некоторые ответы, если вы хотите продолжить этот разговор.?

Твининг двинулся дальше по просторному этажу лаборатории к научной станции.

?Возраст этого корабля приблизительно 80 лет, хотя он был специально спроектирован, чтобы казаться старше.?

?Почему??

?Это один из вопросов, и мы надеемся, что вы поможете нам.?

?Если это не анабиозный корабль, тогда что это?? спросила оживленно M'Бенга, больше заинтересованная в этот момент ответами, а не вопросами.

?О, это анабиозный корабль. В нем двадцать два гибернационных отсека, и семнадцать из них заняты.?

Твининг подвел M'Бенгу к научной станции, на которой он ввел код безопасности. Экран замерцал, и показал изображение тесного грузового отсека с горизонтальными дверями с обеих сторон, складывающимися одновременно. M'Бенга поняла, что двери были отражающими, как будто прозрачными, но из-за угла визуальных сенсоров сквозь них она ничего не смогла увидеть.

?Там есть кто-то?? спросила она. ?Или я должна спросить что-то??

?Вам судить.? Коммодор коснулся управления коммуникатора. ?Доктор, вы там??

?А где мне еще быть?? Перед сенсором грузового отсека появилась фигура. M'Бенга узнала его сразу.

?Доктор Зиммерман??

Лысый доктор на экране нахмурившись посмотрел на нее.

?Разве мог бы доктор Зиммерман оказаться в биологической каранинной зоне одиннадцатого уровня без защитной одежды??

?А,? сказала M'Бенга. ?Вы ЭМГ.?

Голографический доктор закатил глаза. ?Жаль разочаровывать вас, доктор…?

?Доктор Андреа М'Бенга. ?

Услышав это голографический доктор оживился.

?А, автор Медицинского мелдинга: тысячелетия вулканских целителей. И острой статьи в журнале Медицина Федерации о клонировании дрифта и квантовой неопределенности. Рад вас встретить.?

?Спасибо,? сказала М'Бенга. Она понимала, что общается всего лишь с голографической интерпретацией доктора Льюиса Зиммермана, но она считала, что лучший способ иметь дело с искусственными формами жизни состоял в том, чтобы просто принимать их такими как есть. Возможно где-то в математических алгоритмах моделирование сделало возможным вычислить некоторый числовой эквивалент восхищения. Какое органическое существо могло сказать, что уравнения радости были менее убедительными, нежели их эмоциональный аналог?

?Доктор,? сказал Твининг, ?мне очень неприятно прерывать вас…? При этих словах ЭМГ скорчил гримасу, словно он слышал эту фразу раньше тысячу раз. ?… но не могли бы вы передвинуть визуальный сенсор так, чтобы доктор М'Бенга смогла увидеть одного из… пациентов.?

?Я живу, чтобы служить,? резко ответил ЭМГ, но протянул руку вверх, и на мгновение его вышедшая из фокуса голографическая рука закрыла вид на экране.

?Там на самом деле организмы одиннадцатого уровня?? спросила коммодора М'Бенга.

?Мы пока ниодного не обнаружили, но…, пока мы не узнаем точно с чем имеем дело, было решено, что лучше не рисковать.?

М'Бенга смотрела на изображение, раскачивающееся на экране из-за того, что ЭМГ переносил камеру на лучшую точку обзора.

?Мне не известно ни об одном болезнетворном организме восьмидесятилетней давности, который сегодня был бы больше, чем неудобство,? сказала доктор. ?Инопланетные микробы да. Новые мутации, возможно. Но микробы из недавнего прошлого…?

?Технически, коммандер, этот анабиозный корабль не из прошлого.?

Прежде, чем М'Бенга успела спросить коммодора, что он подразумевал под термином технически, изображение на экране стабилизировалось. Теперь сенсоры были направлены непосредственно на гибернационную камеру. Интерес М'Бенги усилился.

?Это же??

?Да,? сказал коммодор. ?Доктор, вы не могли бы показать нам остальные камеры??

Раздраженный бестелесный голос ЭМГ вернулся из динамиков консоли.

?Как будто я не могу делать ничего более важного.?

Одна за другой все гибернационные камеры прошли перед сенсором.

?Это всего лишь дети…? удивленно сказала М'Бенга. ?Человеческие дети. Все??

?Все.?

?Как долго они в гибернации??

?Приблизительно восемьдесят лет.?

?Но вы же сказали что они не из прошлого.?

?Формально нет.? коммодор остановил на ней свой взгляд. ?С технической точки зрения они из другой вселенной. И фактически они не похожи на людей, которых мы когда-либо видели.?

М'Бенга скрестила руки, предвкушая испытание, и изгнав из души чувства раздражения, гнева или неловкости. Перед ней была тайна эпических размеров. Каким-то образом она знала, что не было ничего, что она любила больше, чем решать тайны для коммодора. Но когда она встречала его прежде? И какие еще тайны она решала?


VII


Кирк знал, что он должен быть мертв. Потом он понял, что раз он знал, о том что должен быть мертв, должно быть он все еще жив. Но он не чувствовал тела, не чувствовал своей позиции, даже ощущения плавания в невесомости. Он попытался вспомнить что произошло. Он вспомнил пробежку по астероиду, край поля искусственной гравитации.

Вот именно, подумал он. Я упал с края мира.

По причине, которую он не понимал, он увидел себя висящим между почти столкнувшимися астероидами, которые кружили вокруг друг друга в пустоте. Но на этой картинке его скафандр был неправильным. Это не был хорошо заметный, белый для облегчения идентификации и спасения в космосе костюм Звездного Флота. Он был мрачно красным, почти черным.

Нет, это не я. Потом он вспомнил того, кого преследовал. Последнюю битву. Как разрушился лицевой щиток, как он полз к краю астероида только чтобы увидеть себя – нет, Тиберия! – кувыркающегося в свободном падении от удара фазером, и себя самого, исчезнувшего как и остальные.

Но я не исчезал, подумал Кирк. Я… Он открыл глаза. Потом задохнулся от удивления, увидев над собой в нескольких сантиметрах лицо: молодое, узкое, с копной непослушных белокурых волос.

?В чем дело?? спросил голографический доктор.

?Ни в чем…? прохрипел Кирк. В горле пересохло, его голос был едва слышен. ?Я просто… удивлен.?

?А кто бы не был? Воображаю: очнуться в изоляторе и обнаружить доктора. Какие на это шансы??

Кирк сообразил, что распростерт на диагностической кровати. Он попробовал сесть, но хирургическая пластина закрывала его грудь, и единственное, что он смог сделать, так это поднять голову. Он попытался вспомнить, где он уже встречал такую привередливую Экстренную Медицинскую Голограмму версии Марка II, чья программа была столь индивидуальна.

?Мы… на Суверене??

Такая же версия ЭМГ была установлена на корабле Нечаевой, и тоже вела себя очень смело, насколько помнил Кирк. Но ЭМГ с жалостью воззрился на Кирка.

?Суверен модель прошлого года. Это напоминает Суверен?? Он экспансивно обвел изолятор. ?Вы видите ведра с пиявками? Ванну для кровопускания? Мне так не кажется.?

Кирк вынужден был признать, что этот изолятор отличался от тех, что он видел прежде. Все поверхности были гладкими, странными матово-белыми, с переборками, поднимающимися от палубы изящными дугами, которые сливались с потолком не образуя шва. Он снова откинулся назад. Невероятно, но это небольшое движение истощило его.

?Без обид. Что это за корабль??

С очевидным самодовольством ЭМГ сказал. ?Вы на борту гордости Звездного Флота, научного корабля класса Левиафан U.S.S. Гейзенберг.?

Кирк не поддался. ?Вы уверены??

ЭМГ нахмурился. ?Впервые слышу такое. Сегодня.?

Кирк облизнул пересохшие губы и попробовал изменить положение на диагностической кровати, испытав странную волну дискомфорта где-то в груди. По большей части определенно его жажда и неспособность двигаться были результатом действия какого-то анастетика. По крайней мере он на это надеялся.

?Меня оперировали??

ЭМГ пожал плечами.

?Немного. Так, пустяк, едва ли стоящий упоминания. Некоторые альвеолы в ваших легких разорвались от вакуума. Но легкие заменили, и кажется они работают отлично. Пока.?

Кирк вздохнул. Похоже он на самом деле умер. А его адом стала ловушка в вечности со спятившим компьютером. Он попробовал снова.

?Где остальные??

?Давайте посмотрим.? глубокомысленно произнес ЭМГ. ?Современная Федерация насчитывает порядка ста миллиардов галактической популяции людей. Вы хотите, чтобы я пробежал весь список их местонахождения в алфавитном порядке??

?Спок? Или доктор Маккой? Кто-нибудь еще??

?То есть не искусственные формы жизни? ?

Кирк пристально посмотрел на голограмму, впомнил три отличных слова, которые он узнал в двадцать четвертом столетии.

?Компьютер…?

?Не смейте этого делать!? предупредил ЭМГ.

?… закончить программу.?

Марк II растворился в потоке голографической статики, а потом исчез. Кирк тут же почувствовал себя лучше. Он прочистил горло, не взирая на болезненные протесты.

?Кирк Споку.?

Ответа пришлось ждать меньше секунды. ?Спок здесь. Рад что вы проснулись.?

Кирк улыбнулся. Теперь-то он получит ответы на все вопросы. ?Я был бы рад, если бы кто-нибудь смог мне точно сказать где я, как долго меня не было, и что я пропустил.?

?Предполагалось, что голографический доктор введет вас в курс дела как только вы проснетесь.?

?У него… нашлись другие дела.?

?В самом деле. Я уже в пути. Пожалуйста, не покидайте изолятор.?

Кирк покосился на хирургическую пластину, удерживающую его на месте. ?Это звучит… логично.?

?Триокс,? сказал Маккой несколько минут спустя, устраивая подушку под шеей Кирка. ?Именно он поддержал тебя после того, как ты потерял сознание.?

?Да,? сказал Скотт, ?триокс и капитан Пикард на своем шаттле.?

Кирк положил свои забинтованные руки на подлокотники кресла, в которое его усадили, и нарочито медленно вдохнул поглубже, пытаясь обнаружить последствие того, что он дышал чем-то таким, для чего его легкие предназначены не были. Медленно выдыхая он оглядел необычный медотсек. Он казался настолько современным и прогрессивным, словно он снова перескочил на 78 лет в будущее. Он рискнул сделать еще один глубокий вдох и выдох, но не почуствовал никакой разницы кроме небольшого напряжения под грудиной.

?Удивительно,? сказал он.

?Что?? прорычал Маккой. ?Тот факт, что ты снова выставил себя дураком? Я говорил тебе не ходить туда. Я говорил тебе…?

Кирк прищурился на Маккоя. ?Закончить программу,? сказал он, но это не возымело действия. Его старый друг остался твердым и устойчивым, и не собирался позволить ему забыть о его непрочности.

?Тебе от меня так легко не избавиться,? сказал Маккой.

Кирк кивнул, и несколько мгновений смотрел на трех своих друзей: Спока, Маккоя и Скотти.

?Я и не хочу этого.? Он замолк, вспомнив тех кто отсутствовал, но кто часто помогал ему прежде. А затем его мысли снова вернулись к будущему.

?Где Тейлани??

?Она на Паули,? сказал Спок. ?В медицинском штате корабля есть ромуланский врач. Мы решили, что учитывая беременность Тейлани было бы благоразумно обследовать ее у специалиста.?

?Конечно,? согласился Кирк. Но оставалась еще одна вещь, которую он хотел понять. ?Паули на самом деле корабль ромулан??

?Это научный корабль Звездного Флота,? уточнил Спок. ?И пока еще у меня нет никакой информации о необычной организации укомплектования команды, кроме небольшой перепалки между офицерами на борту. Кажется эти корабли являются прототипами.?

?Если это прототипы,? сказал Скотти, ? то самые странные из всех, какие я когда-либо видел. Все три.?

Кирк знал, что Спок видел, что его разрывает от вопросов, но он все еще был слишком слаб, чтобы задать их все. Спок скрестил руки за спиной.

?Если кратко, Джим, то через шестьдесят секунд после того как исчез Тиберий…?

?Исчез? Я видел как в него стреляли…, разве нет??

?Удивлен, что вы вообще что-то могли увидеть, учитывая тот факт, что к тому времени вы были незащищены от вакуума. Хотя T'Вэл утверждает, что она действительно достала Тиберия прямым попаданием непосредственно перед тем, как он дематериализовался.?

?Дематериализовался? Но как??

?Мы не знаем,? ответил Маккой. ?Тиберий, его люди. Они просто… пффф. Именно из-за этого здесь появились все эти корабли. Они все научные: Гейзенберг, Шредингер и Паули?

?Физики двадцатого столетия,? добавил Скотт. ?Квантовые физики. По крайне мере они призвали квантовых физиков, когда у них не осталось идей…?

Спок перебил его.

?В другое время, мистер Скотт. Достаточно сказать, что судьба Тиберия изучается. А вас в это время транспортировали по лучу на шаттл капитана Пикарда. Коммандер Райкер и Дейта смогли стабилизировать вас, а доктор Крашер смогла восстановить большинство оборудования в лазарете Энтерпрайза, чтобы поддерживать вас на искусственном дыхании. Она думала, что придется отправить вас на звездную базу в медицинском стазисе, но на Гейзенберге оказалось необходимое медицинское оборудование. Поэтому вам пересадили легкое именно здесь.?

?Как давно… дематериализовался Тиберий??

?Шесть часов назад,? сказал Маккой. ?Что чувствуешь, когда дышишь этими штуками??

?То же, что и всегда.?

?Хорошо. Еще несколько недель, пока не восстановится кровоснабжение в капиллярах, ты будешь чувствовать отдышку при нагрузке. Но я буду держать тебя на триоксе, и установлю распорядок дня для регенерации тканей.? Маккой стукнул себя по груди. ?Мне сделали тоже самое годы… десятилетия тому назад. И с тех пор у меня с ними не было никаких проблем.?

?Я заметил,? сказал Кирк с кривой усмешкой. Он посмотрел вверх на Спока. ?Значит Энтерпрайз уцелел?? Он почувствовал радость и чувство облегчения за Пикарда. Но потом он заметил, как три его друга обменялись тайком быстрыми взглядами. ?Что-то не так с кораблем??

Снова его друзья колебались, пока после молчаливого обмена мнениями Скот взял эту обязанность на себя. Он говорил запинаясь, словно ему самому было известно не все.

?Трудно сказать. Они без особого труда сумели остановить процесс самоуничтожения, но корабль… кажется он перенес какие-то специфические внутренние повреждения.?

?Из- за неудавшейся транспортации?? спросил озадаченно Кирк. Следующие слова Скотта прозвучали с досадой.

?Джим, я на самом деле не знаю, потому что она не позволила мне поговорить с Джорди.?

?Кто не позволила??

?Ху- Лин Редиссон,? сказал Спок. ?Капитан Гейзенберга.?

?И коммандер научного конвоя,? добавил Маккой.

?Она не разрешает нам говорить ни с кем ни с Энтерпрайза,? продолжил Скот, ?ни со спасательного конвоя, ни…?

Кирк поднял забинтованную руку, чтобы остановить Скотта. Новые повязки были более тонкими и менее громоздкими чем старые, но теперь он ничего не чувствовал начиная с середины предплечья. Должно быть Маккой сделал что-то вроде нервной блокады.

?Скотти, минутку. Здесь два разных конвоя??

?Да. Капитан Редиссон и научные корабли оказались здесь примерно через час после того как Тиберий сбежал-исчез-дематериализовался или что он там еще мог сделать. Корабли поддержки прибыли спустя приблизительно час после этого.?

Спок добавил.

?И очевидно капитан Редиссон заставила их занять позицию в половине светового года от астероида с трудовым лагерем, пока Шредингер перевозит на них выживших.?

?Очевидно?? переспросил Кирк. Его разум изо всех сил пытался понять смысл в новых деталях последней тайны, окружившей его двойника из зеркальной вселенной.

?В добавок к ограничениям, установленным капитаном Редиссон,? продолжал Спок, ?оказалось, что связь была сильно повреждена локальным дисбалансом в среде подпространства. С момента исчезновения Тиберия интеркомы в скафандрах были перегружены мощным подпространственным импульсом. Логически это наиболее вероятная причина беспорядка. Но что именно стало причиной разрушений, я не могу сказать.?

Кирк перевел взгляд с одного друга на другого.

?Полагаю я не единственный, кто думает, что здесь что-то не так.?

За всех ответил Спок. ?Несмотря на то что мы попали в центр этих событий с самого начала, у меня есть сильное подозрение, что капитан Редиссон знает о них намного больше, чем мы.?

?Хотел бы я встретиться с капитаном Редиссон,? сказал Кирк.

?Это было бы удачей для всех нас.?

Кирк ждал от Спока объяснений.

?Потому что капитан недвусмысленно заявила, что пока вы и она не придете к некоторым соглашениям, мы четверо и Тейлани будем находиться на этом корабле под арестом.?

?Что мы натворили на этот раз?? спросил Кирк.

?Дело не в том что мы натворили,? сказал Маккой.

?Очевидно,? добавил Спок, ?это из-за того, что мы знаем.?

Но то, о чем беспокоился Кирк казалось никто ничего не знал. По крайней мере не то, что он хотел узнать. Куда исчез Тиберий? И кто ему помог на этот раз?


VIII


Доктор М'Бенга следила за генетическими профилями детей, проходящих по экрану научной станции. И это была ее научная станция. Контрольные панели управления были сконфигурированы по ее предпочтениям. Она узнала расположение дисплеев. Это была ее собственная система организации. И это больше не было случайным нечетким ощущением дежавю. Теперь М'Бенга не сомневалась, что она и прежде бывала на Станции 51, и вероятно не раз.

Но каким-то образом все воспоминания о предыдущих посещениях этого места стерлись из ее памяти. Она прекрасно знала, что существует немало методов сделать это: от би-нейральной нейтрализации, до энграмматического агонизма. И даже когда она искала ответ в данных, бегущих по экрану, М'Бенга разрабатывала план, как избежать кражи памяти на этот раз. И в этот момент странный образец привлек ее внимание.

?Компьютер, стоп. Вернуть второй экран.?

Пока данные прокручивались обратно, М'Бенга внезапно поняла, что коммодор Твининг стоит рядом.

?Вы что-то нашли??

?Возможно.? М'Бенга посмотрела на коммодора. Его короткие волосы скорее седые чем темные, были так же безупречно ухожены, как и все остальное в его точно подогнанной униформе с фазером, а прямой шов куртки делил его пополам с геометрической точностью. Она сомневалась, что даже полное сканирование сможет найти хоть одну свободную нитку. Наконец компьютер показал экран, который она затребовала.

Это был рекурсивный график распределения аминокислот в генетической структуре ребенка номер семь. Она выбрала этот тип рекурсивного изображения по ее собственному изобретенному методу потому, что эта техника позволяла человеческому глазу и сознанию быстро определить совокупность генетического кода индивидуума. Отслеживание визуальных связей кода для различных аминокислот было гораздо более эффективно, чем расход часов на полное обследование базовых пар – биологических основных соединений в человеческом генотипе. М'Бенга знала, что при таком осмотре непрерывный поток комбинаций записей скоро становился бессмысленным.

С другой стороны образцы и изображение было именно тем, что человеческий разум мог выделить и понять. И М'Бенга заметила образец, который рассматривала теперь. Она показала на экран, где зубчатый желтый завиток завернулся вокруг центральной красной спирали подобно побегу папоротника.

?Вот,? сказала М'Бенга. ?Это не человеческое.?

Она видела, как коммодор отстранился от нее, и удивленно посмотрел мимо научной станции через огромный обзорный экран на анабиозный корабль, плавающий в сети тягловых лучей в центре стыковочной камеры.

?Вы можете сказать что это?? спросил он.

М'Бенга положила руки на контрольную панель компьютера. Ей нужна была информация, и она была нужна ей немедленно.

?Коммодор, если они из другой вселенной, как могло случиться, что их ДНК настолько похоже на наше??

?Возможно вселенная не совсем верное слово. Другая квантовая реальность.?

Теперь уже М'Бенга была ошарашена. Она развернулась к коммодору.

?Зеркальная вселенная??

М'Бенга присвистнула, увидев кивок Твининга. Как шеф медицинской службы Тобиаса она читала секретные распоряжения детализирующие протоколы, которые следовали после контактов с существами из параллельной реальности, известными Звездному Флоту более ста лет. Ее уровень допуска не открывал ей доступ ко всем деталям условий в той другой реальности, но немногие предупреждения, которые были ей доступны, звучали чрезвычайно тревожно.

Другая вселенная, в которой люди и вулканцы были порабощены Альянсом клингонов и кардассиан, была совсем не та реальность, которую она хотела бы испытать. Но еще необычнее протоколов были процедуры, которые сопровождали вступление в контакт корабля Звездного Флота с дубликатами комсостава или экипажа… М'Бенга нашла даже возможность такого контакта весьма сложной.

?Это означает, что генетически они точно похожи на нас,? сказала она, ожидая полного подтверждения.

?Верно.?

?Тогда я смогу заставить компьютер идентифицировать любые стандартные отклонения. Генетический атлас Федерации подключен??

На лице коммодора высветилась быстрая возбужденная улыбка.

?Вы все время об этом спрашиваете.?

?Значит мы больше не играем в игры? Вы признаете, что я была здесь прежде??

?Никаких игр. Мне очень жаль, доктор, но вы были здесь много раз.?

?Как вы посмели стирать мои воспоминания??

Коммодор положил ей руку на плечо так, словно был старым другом. Первая мысль М'Бенги была убрать его руку, но потом она с тревогой почувствовала, что Твининг на самом деле был ее старым другом.

?Андреа,? сказал он, ?я понимаю, что это трудно, но вы должны доверять мне в двух важных моментах.?

Сопротивляясь своему естественному прагматизму и рациональности, М'Бенга вынудила себя слушать. Хотя ей почему-то казалось, что она могла заранее вспомнить каждое слово, которое он собрался ей сказать.

?Сначала, несколько лет назад, когда мы сообщили вам о нашей работе здесь, вы предложили помощь, и мы ничего от вас не скрывали. Вы знали и понимали, что ваши воспоминания о времени проведенном с проектом будут подавляться после каждого посещения.?

М'Бенга была заинтригована его выбором слов. Словно прочитав ее мысли, Твининг сказал.

?Верно, подавлены. Не стерты. Это все таки операция Звездного Флота. Мы не занимаемся контролем над разумом, мы скорее предпочитаем думать о том, что делаем с вашими воспоминаниями только как о длительном периоде подавления связей.?

Еще одна мимолетная улыбка преобразила его морщинистое лицо, и М'Бенга внезапно вспомнила, как он выглядел, когда его волосы были абсолютно черными. Она знала его давно.

?Такого же рода средства подавления Звездный Флот предписывает во время войны, чтобы предотвратить вероятность того, что закрытая информация будет по неосторожности распространена.?

M'Бенга запинаясь произнесла, ?Вы говорите о военном времени, и вы утверждаете, что я помогала вам много лет. Значит… мы говорим не о войне с Доминионом, не так ли??

Твининг покачал головой, и M'Бенге не составило затруднений обнаружить его печаль.

?Если мои воспоминания собираются снова подавить, почему вы не можете рассказать мне больше??

?Потому что они только подавлены. Если бы они были полностью стерты, я мог бы рассказать вам обо всем. Но когда вы прибудете сюда в следующий раз, мне придется рассказывать об этом снова и снова. А после большого числа обработок есть риск удалить части ваших воспоминаний, которые не имеют отношения к вашей работе здесь.? Он коротко по отечески сжал ее плечо, а потом убрал руку. ?Должно быть вы уже заметили, что к настоящему времени не видели никого из людей, работающих здесь. Хотя вы должны кое-что знать об этом объекте, это приходит на ум.?

?Иногда,? сказала медленно M'Бенга, зная что он прав, но не чувствуя этого.

Коммодор снова развернулся к анабиозному кораблю.

?Поэтому мы предпочитаем утаивать от вас некоторую информацию, чем рисковать постоянно стирая ее. Примите наше беспокойство о вашем благополучии, как свидетельство того, что у вас есть собственная добрая воля, даже если вы не помните об этом.?

?У меня есть выбор??

?Не теперь. Только не когда мы настолько близки.? Твининг повернулся к ней, и M'Бенга внезапно поняла, что видела это серьезное лицо тысячу раз прежде беспокойным, озабоченным, расстроенным и ликующим.

?Пожалуйста, Андреа… определите нечеловеческую генетическую информацию этого ребенка.?

M'Бенга вздохнула, немного смущенная. Возможно ее подсознание решило проблему, в то время как ее осознанное внимание было направлено на другое.

?Мне нужно задать параметры поиска.?

Твининг отошел в сторону, а M'Бенга вернулась к консоли, чтобы связаться с фрактальным дисплеем Генетического Атласа Федерации. Она знала, что понадобятся дни, чтобы справиться с полным сравнением всех зарегистрированных генетических структур в известной галактике, поэтому она постаралась по возможности сузить параметры поиска. Желтая спираль нечеловеческой ДНК ребенка могла указывать на то, что он имел инопланетного предка, возможно вулканца или бетазоида четыре или пять поколений назад. Она выбрала в меню ГУМАНОИДЫ, ПОСЛЕКОНТАКТНЫЕ, и запустила компьютер, дав ему задание сравнить фрагмент ДНК седьмого ребенка с полными генетическими последовательностями приблизительно 320 имеющих варп гуманоидных рас, к которым Первичная Директива была неприменима. Один из них был наиболее вероятным источником человеко-инопланетного гибрида. Зная, что сравнение займет несколько минут, она встала и потянулась.

Коммодор вернулся, предложив ей стакан, заполненный газированной темно-коричневой жидкостью. M'Бенга улыбнулась, узнав этот сладкий аромат. Твининг был ее другом.

?Кола! Знаете, на Дип Спейс 9 есть бар, который претендует на то, что в нем есть все напитки вселенной. Но владелец не может заставить свой репликатор сделать что-нибудь вроде этого.?

Она сделала пробный глоток. ?Великолепно!?

?Его делают внизу на Альфе IV. На очень старой фабрике. Одной из самых первых, построенных здесь. Но после насыщения углекислотой он не может долго путешествовать. Правда для вас у нас всегда есть кое-что.?

?Не удивительно, что я взялась за эту работу.?

Твининг встал рядом с ней возле обзорного окна, глядя на корабль.

?Как он очутился здесь??

?В этой вселенной? Мы не знаем. Танкер Звездного Флота нашел его на промежуточной орбите около Ригеля VII. Коммандер узнал тип этого корабля благодаря урокам по истории в Академии.?

M'Бенга кивнула. Она помнила эти уроки. ?Капитан Кирк и Канн Нуниен Сингх.?

M'Бенга улыбнулась сама себе, вспомнив свое назначение на Чал во время вирогенного кризиса.

?Знаете, я встречала его. Капитана Кирка.?

Коммодор кивнул. ?Да, я знаю.?

M'Бенга искоса посмотрела на Твининга, задаваясь вопросом, а что если она рассказывала ему всю историю своей жизни, возможно все свои тайны. Даже если это и так, она ничего не могла вспомнить.

?Сколько лет вы говорили мы работаем вместе??

?Я не говорил. Десять. Мы завербовали вас сразу после того, как вы получили диплом.?

Теперь, когда это перестало иметь значение, M'Бенга задумалась.

?И с кем это мы боролись на протяжении десяти лет? С боргом??

?Эти дети не борг, Андреа. Вы видели их профили. Они все люди. ЭМГ изучил каждый кубический сантиметр их тел. Никаких нанозондов, никаких симбионтов.?

?Тогда почему вы так… боитесь их? Я имею ввиду, почему вы удерживаете их при таких экстремальных значениях биоизоляции??

?Боимся не совсем верное слово.?

При этом M'Бенга сконцентрировала мысленное усилие чтобы посмотреть, не могла ли она докопаться до чего-нибудь большего о своей работе здесь, что могло бы объяснить опасения коммодора. Но абсолютно ничего не приходило на ум. Она вернула внимание к настоящему.

?Вы пробовали разбудить кого-нибудь из детей??

Коммодор нахмурился. ?Некоторые из них действительно однажды вышли из гибернации.?

?Когда??

?Кажется сразу после того, как коммандер танкера сообщил об обнаружении корабля.?

M'Бенге не понравилось как это прозвучало. Как бы там ни было, она знала, что коммодор Твиниг был человеком, который во всем ценил точность. И все же он использовал ?кажется?.

?Что случилось??

?Экипаж танкера провел предварительный осмотр корабля. С пятью людьми из команды. Какой-то тип автоматической системы оживил одного из детей. Что случилось потом мы не знаем. За исключением того что все пять человек погибли.?

?Как??

Коммодор вздохнул. ?Вы скажите. Были ушибы, порезы, проколы, и несколько сломанных рук. Но причина смерти у каждого члена команды была своя. Главным образом нейротоксины. Ингибиторы синапсов. Акселераторы адреналина. Для одного из тел мы все еще никак не можем идентифицировать использованный токсин.?

M'Бенга пронзительно посмотрела на него. ?Разве я изучала этих детей прежде??

?Нет,? твердо сказал коммодор. ?Это первый раз, когда мы привели вас так близко к этому кораблю.?

Ее рабочая станция зазвенела, указывая на то, что поиск завершен, и M'Бенга оставив обзорный экран вернулась посмотреть на результаты. Коммодор Твининг последовал за ней. Серия графиков, прокручиваемых на одном из дисплеев M'Бенги, отмечали процент корреляции между инопланетной ДНК седьмого ребенка и всеми гуманоидами, владеющими технологией варп, известными Федерации. Она повернулась к Твинингу.

?Этот корабль. Вы нашли другие??

Но коммодор проигнорировал ее вопрос. Он пристально смотрел на экран.

?Никаких соответствий.?

Удивленная М'Бенга развернулась к компьютеру. ?Показать общее соотношение результатов.?

Была двадцати двух процентная корреляция с вулканцами, наиболее сильная, но ее было недостаточно, чтобы утверждать, что это была генетическая последовательность именно вулканцев. Все другие сравнения с видами крутились вокруг пяти-десятипроцентного диапазона. М'Бенга знала, что одни филосовские школы утверждали, что это число можно было объяснить слепой случайностью, в то время как другие полагали, что это было свидетельством того, что все разновидности в галактике были засеяны древнейшей расой космических путешественников.

?Это может быть искусственный ген?? спросил коммодор.

?Сомневаюсь,? ответила М'Бенга. Она переключила дисплей на рекурсивный график генотипа седьмого ребенка. ?Разве вы видите хаотичный узор? Если бы там была комбинация искусственных генов, нечто внедренное генной инженерией, рекурсивный образец был бы нарушен. Мы видели бы прямые линии, дискретные блоки цвета, отчетливый признак порядка в том, что должно было быть почти случайной структурой.?

Коммодор прикусил губу явно обеспокоенный. ?Но конечно же тот факт, что это является структурой, подразумевает что в этом есть какой-то порядок.?

?Давайте оставим биологию, и обратимся к философии.? М'Бенга мгновение колебалась, не уверенная в том, сколько коммодор знал, но не говорил ей. Но Твининг просто ждал, когда она продолжит.

?Возникновение нашей вселенной,? начала М'Бенга, ?является результатом действия фундаментальных сил природы, то есть электромагнетизма, квантовой гравитации, сильных, слабых и подпространственных ядерных сил, которые работают в соответствии с фундаментальными законами природы. И эти законы включают энтропию, наиболее существенное наполнение, нарушающее симметрию времени и самоорганизации. Принцип самоорганизации непосредственно затрагивает развитие жизни. Это просто тенденция материи и энергии в нашей вселенной формировать ассоциации, которые остаются устойчивыми длительное время. На самом основном уровне жизнь это форма самоорганизации материи и энергии, которая не только устойчива, но и способна к самовоспроизведению. А в природе самые успешные формы жизни обычно те, которые начинают изменение своей окружающей среды, часто вслепую, иногда с умом, чтобы сделать эту окружающую среду наиболее способствующей длительному существованию жизни.?

М'Бенга сделала паузу, но снова коммодор не сказал ничего. Поэтому она продолжила.

?Столетия назад имели место злобные дебаты о том, существует ли жизнь только на Земеле, или же это было обычно повсюду во вселенной. Теперь мы знаем ответ. Она повсюду. И одна из причин того, почему так трудно решить проблему происхождения жизни в том, что ее так много. Жизнь возникает из глиняного субстрата, геотермических скважин, согретых солнцем приливных водоемов, разрядов молний в атмосфере… Фактически любая планета, луна или астероид с правильным температурным диапазоном окружающей среды практически неизбежно породит жизнь некоторого вида. Но из-за того что есть так много путей для начала жизни, и так много путей для ее развития, конечный результат на генетическом уровне неизменно случаен.?

М'Бенга уже была готова продолжить свою лекцию, когда коммодор наконец отреагировал на то, о чем она говорила. ?Но так много разновидностей внешне относятся к гуманоидам. Это не случайно.?

?Нет, это сходящаяся эволюция, естественный процесс, неизбежным результатом которого является принцип самоорганизации.? М'Бенга перехватила хмурый взгляд Твининга. ?Сходные среды обитания имеют тенденцию вызывать появление сходных адаптаций. На Земле пингвины птицы и киты-убийцы млекопитающие развились так, чтобы использовать одну и ту же среду обитания, и оба вида обрели сходный тип защитной окраски. Другой пример – глаза. Этот полезный орган восприятия окружающей среды независимо эволюционировал на Земле более сорока раз. И опять же в результате многих случайных процессов оно было сформировано общей особенностью окружающей среды – в данном случае видимым светом.?

М'Бенга адаптировала этот аргумент к конкретному случаю.

?Двуногая гуманоидная форма жизни – эффективная модель чтобы справиться с обычными экологическими особенностями, существующими на планетах М-класса. Мы знаем, что эволюция порождает случайные мутации, но мутации, которые сохраняются обычно увеличивают вероятность выживания индивидуума или группы в пределах данной окружающей среды. Таким образом,? она посмотрела прямо на Твининга, ?неважно, развилась ли жизнь в железных морях Земли или в медных морях Вулкана, важным является тот факт, что обе планеты имеют сходные среды обитания. Именно это привело к развитию жизни с несходной химией крови, которые однако приняли похожую физическую форму.?

Твининг не отрывал взгляда от рекурсивного образца на экране.

?Значит по вашему все случайно. Оставленные именно в этот момент дети, ваши занятия галактической биологией, подобия среди многих разновидностей с различных планет, во всем этом вы не видите признаков преднамеренного генетического манипулирования, отбора, что-то вроде этого??

?Вы имеете ввиду кого-то вроде Хранителей?? спросила М'Бенга. ?Какая-то древняя инопланетная раса, бродившая среди звезд вроде Джонни Эплсида??

Без сомнения я раньше разговаривала с Твинингом, подумала она. Это были типичные продолжительные дебаты на любом корабле. Она не смогла бы подсчитать число долгих ночей на Тобиасе, во время которых они вместе с капитаном Макдональдом и главным инженером Бэром обсуждали это вдоль и поперек.

?Хранители,? сказал Твининг, ?или наследственная раса доктора Галена.?

M'Бенга слышала этот аргумент и прежде так много раз, что ответила почти автоматически. Но продолжая говорить, она запустила еще один поиск за своей рабочей станцией. Вместо того чтобы искать вид, который мог бы объяснить нечеловеческую ДНК в ребенке номер семь, на этот раз она приказала компьютеру сравнить генетическую комбинацию ребенка с генотипами всех известных жизненных форм Вулкана. Возможно один из предков ребенка просто подхватил вулканский грипп или простуду, и гены болезнетворного организма каким-то образом внедрились в генотип хозяина.

?Я читала доклад Пикарда о наследственной расе Галена,? сказала M'Бенга, вводя новые параметры поиска, ?и я не спорю о том, что они существовали.?

Спорная раса, все еще не названая, очевидно была первым видом в галактике, который развился до космического общества больше четырех миллиардов лет назад, когда Земля еще только охлаждалась после объединения планетарной туманности. Когда эта первая раса исследовала галактику и не нашла других разумных форм жизни, из-за одиночества они засеяли океаны многих многообещающих миров предтечами жизни.

Эта история была показана в замечательной генетической исследовательской работе, начатой доктором Ричардом Галеном и законченной капитаном Жан-Люком Пикардом. Эти два человека, преподаватель и студент, сделали поразительное открытие, что на самом деле в генетической структуре четырех гуманоидных человеческих рас: людей, клингонов, кардассианцев, и вулканцев, включая и ответвление вулканской расы – ромуланцев было закодировано сложное голографическое послание от наследственной расы.

Сама M'Бенга видела записи этого сообщения, сообщения, собранного из длинных отрезков генов, которые, казалось, не играли заметной роли в нормальном функционировании здоровых клеток.

?А как же баджоранцы, андорианцы, теллариты, триллы, бетазоиды, орионцы, ференги…?? спросила она у коммодора. ?Все они гуманоиды, все способны иметь совместных детей – с соответствующей медицинской помощью, конечно. А такой тип генетического родства среди старших разновидностей возвращает нас более чем на четыре миллиарда лет.?

M'Бенга села, потому что компьютер приступил к работе над новой серией генетических сравнений.

?Наследственная раса Галена вполне могла приложить руки к установлению жизни на некоторых планетах в местном космосе, но мне кажется спорным тот факт, что единственная причина различия результатов тех же самых процессов лежит в действиях расы Галена.?

Теперь уже коммодор направил все свое внимание на M'Бенгу, а не на дисплей, словно это была самая занимательная беседа за многие годы. ?Значит вы сторонник теории Хранителей??

Она фыркнула. ?Из всего что я изучала, я поняла, что концепция расы, называемой Хранителями, является результатом нашей человеческой потребности видеть схему в археологических отчетах, даже если там нет никакой схемы. Как вы предполагали, каждая вышедшая в космос культура ведет себя в некоторых случаях подобно Хранителям. Все колониальные миры ведут себя так, чтобы сохранить специфические культуры и образцы жизни. Федерация не исключение. Она имеет активную программу для распространеия животных и растений с одного мира на другой, чтобы сохранить жизнь на случай планетарных бедствий.?

M'Бенга посмотрела на экран. Все еще ничего.

?Я думаю, что если мы посмотрим на археологические отчеты тысяч вымерших культур, мы увидим свидетельство деятельности, подобной действиям Хранителей, и что еще более вероятно, мы увидим тысячи различных сохранившихся начинаний, возникших независимо, вроде сорока различных форм глаз на Земле. Требуется огромный скачок веры, чтобы интерпретировать все сохранившиеся за эры результаты, как результат единственного действия практически всемогущей расы за… миллиарды и миллиарды лет. Я просто не могу признать что это вероятно, или даже возможно.?

?А как же быть с артефактами Хранителей?? спросил коммодор. ?Именно ваш капитан Кирк нашел один из первых.?

M'Бенга скривилась. ?Прежде всего, он не мой капитан Кирк. И минутку, что насчет артефактов Хранителей? Сколько их? Шесть??

?Фактически сто восемнадцать.?

Это число застало M'Бенгу врасплох. ?Ооо?? она нахмурилась, удивленная тем, что это открытие ее обошло. Интересно когда. ?Вижу, что не могу держаться на высоком уровне.?

Она автоматически снова проверила экран, но компьютер все еще занимался новым поиском.

?Однако,? сказала она, ?если мы постулируем расу, которая многие эры имела стабильную культурную, индустриальную, и экономическую структуру, и имела возможность посетить каждую планету в галактике и переместить целые популяции и даже культуры подобно шахматным фигуркам, но которая оставила в наледство всего сто восемнадцать артефактов. Я имею ввиду – где руины их колоний? Где их покинутые корабли? Каждая исчезнувшая культура оставляет кое-что после себя, даже если это только свалка мусора.?

Коммодор потер подбородок. ?Возможно они не вымерли.? Если бы коммодор не сказал это с таким серьезным выражением, M'Бенга осмеяла бы его в открытую.

?Отлично, вы только что ударились в философию,? сказала она. ?Теперь вы на самом краю безумной науки. Я хочу сказать действительно коммодор, если есть такая вещь как Хранители, или как вы их там называете, всемогущие инопланетяне, которые путешествуют среди нас, но никогда не определяются нашими сенсорами, то как вы это объясните??

Коммодор Твининг пожал плечами. ?Высокоразвитая инопланетная технология.?

Глаза М'Бенги сощурились. ?Артур Кларк, один из великих научных умов двадцатого столетия, сказал кое-что, что было верно тогда так же, как и сейчас: Любая достаточно продвинутая технология неотличима от волшебства. Волшебство это фантазия. И именно таковы Хранители.?

?Многие люди верят в них.?

?Коммодор,? сказала М'Бенга, уставившись на Твининга. ?Люди всегда хотят верить во что-то большее чем они сами. С самого начала космических путешествий самый прочный миф человечества в том, что где-то среди звезд есть всемогущая инопланетная раса, которая ответит на все наши вопросы, решит все наши проблемы, и заберет все наши страхи.?

М'Бенга озадаченно поджала губы. Коммодор казался ей разумным человеком. Так почему же он поддерживает нереальные верования? Это противоречие стоило исследовать. Она решила привести другой пример, чтобы пояснить свой аргумент.

?Я хочу сказать, вспомните как эйфория нашего первого контакта с вулканцами сменилась невероятным социальным разочарованием? Земля прошла через ядерную войну. Мы нуждались в будущем, ждали его, и внезапно получили ответ на нашу просьбу о контакте с прогрессивной инопланетной расой. Предполагалось, что мир изменится за один день. Но не изменился, не так ли? Потому что в конце концов вулканцы были точно такими же, как и мы. Их технология космических кораблей была более надежной, но даже в этом случае Кокрейн оказался способен сделать усовершенствования проекта вулканцев. И хотя их медицинские знания были обширными, даже тогда прошло больше ста лет, прежде чем что-либо из этого удалось адаптировать к людям. Мы живем в удивительное время, коммодор, как могло бы показаться кому-то из эры Кокрейна, но оно не подарено нам инопланетянами. Это мы сделали сами, день за днем. И мы все еще работаем над этим. Эта… фантазия о Хранителях, просто сказка. Многие люди могут верить в это, но я ученый. Мне нужны доказательства. И как однажды сказал другой научный ум двадцатого столетия: экстраординарные утверждения требуют экстраординарных доказательств.?

?Это был астроном Карл Саган,? сказал с улыбкой коммодор. ?И если я правильно помню, это утверждение имело отношение к тем самым злобным дебатам, о которых вы упомянули, о том существует ли жизнь только на Земле или повсюду в глактике. Саган отвечал так людям, которые утверждали, что видели инопланетные звездолеты на Земле и встречались с инопланетянами задолго до Первого Контакта.?

Это было новостью для М'Бенги. Почему кто-либо мог думать так? задавалась она вопросом. Но то двадцатое столетие было одним из наиболее своеобразных времен в человеческой истории. Она пожала плечами и остановилась на этом новом вопросе.

?Тогда предполагаю,? сказала она, ?что приземление корабля вулканцев на базе Кокрейна стало бы экстраординарным доказательством для доктора Сагана. В тот самый день когда Хранители предстанут передо мной, я поверю в них.?

Заинтригованный Твининг посмотрел на нее так, словно знал нечто большее, чем мог сказать, но по какой-то причине не мог выбирать. В этот момент компьютер М'Бенги снова зазвенел. И даже учитывая все то, что произошло с ней сегодня, впервые М'Бенга могла сказать, что действительно встревожена результатами, увиденными на экране.

?Сто процентная корреляция?? воскликнул коммодор Твининг. ?С кем??

Пальцы М'Бенги залетали над контрольной панелью. Она была столь же озабочена как и он, чтобы узнать ответ на его вопрос. Согласно новому графику на ее экране аномальная часть генетической информации седьмого ребенка точно соответствовала генетической комбинации жизненной формы на Вулкане. Но какой?

Внезапный рев предупреждающего сигнала и мигание красных огней стало причиной того, что М'Бенга потеряла то место в инструкции, в которое она вводила команды.

?Корабль,? сказал коммодор. Его коммуникатор защебетал, и он включил его. ?Твининг здесь.?

Голос, пришедший от маленького устройства, говорил на стандартном языке Федерации и не требовал автоматического перевода. Но тем не менее М'Бенга услышала отчетливый клингонский акцент. ?Коммодор, ЭМГ сообщает, что дети выходят из гибернации. Все.?

М'Бенга тут же переместила взгляд с рабочего места на анабиозный корабль за смотровым окном. Она не увидела ничего особенного.

?Что сделал ЭМГ?? резко спросил Твининг.

Теперь уже сам ЭМГ ответил с экрана консоли.

?Ничего!? Он показался М'Бенге чрезвычайно возмущенным для голограммы. ?Я занимался анализом частиц пыли в воздухе отсека, высмотрел девять блуждающих следов ДНК, когда… хорошо, убедитесь сами.?

На экране ЭМГ отступил в сторону от визуального сенсора, установленного на стене грузового трюма гибернационного корабля. Теперь М'Бенга увидела мигающие зеленые огоньки на дверях каждой гибернационной камеры в поле зрения.

?Что-то произошло, что стало причиной всего этого.? сказал Твининг.

В этот момент ожил другой демонстрационный экран, и явил изображение молодого клингона. М'Бенга не знала такой униформы. Она выглядела так, словно была формой Звездного Флота, спроектированная клингонами. Покрой куртки был как у самой новой формы Звездного Флота, но вместо серых плечей на черном жакете, там была клингонская комбинация цветов: кроваво лавандовая на почти металлическом серебряно-сером фоне. И в качестве портативного коммуникатора клингон носил не дельту Звездного Флота, а желто-красно-зеленый трилистник клингонов.

?Коммодор,? сказал клингон, ?за несколько мгновения до процесса оживления на борту корабля, связисты сообщили об аномальном подпространственном импульсе. Это был сложный закодированный сигнал, но настолько мощный, что возможно мы не смогли записать его полностью.?

?Полагаете, что это мог быть сигнал?? спросил Твининг.

?Я сомневаюсь, что связь с выходом из гибернации случайность.?

?Сделайте все что сможете, чтобы расшифровать сигнал,? сказал Твининг. ?И узнайте откуда он исходит. Я хочу знать кто послал его.? отступил в сторону от оздухе каюты, высмотрел девять

Клингон выдохнул, словно готовясь к битве, потом отключил связь.

?Что за форма была на нем?? спросила М'Бенга.

Но в место ответа коммодор произнес: ?Идемте.?

На экране прозрачная дверь на одной из камер поднялась, и скользнула в сторону. Мгновение спустя сбоку показалась маленькая пара ног, и ребенок спрыгнул из освободившейся камеры. Это была маленькая девочка. Вероятно лет десяти. Короткие растрепанные белокурые волосы стояли дыбом, и выглядела она смущенной. Первой мыслью М'Бенги была: какой симпатичный ребенок.

Она зачарованно наблюдала, как маленькая девочка начала выполнять вулканский ритуал kata: ряд медленных, неторопливых движений, предназначенных для сосредоточения разума на его связи с телом. Прадед М'Бенги показывал ей некоторые из ритуалов, и рассказал, что их выполнение требовало столетнего мастерства. Но этот очевидно человеческий ребенок двигался с захватывающей дух точностью, которую М'Бенга видела только у мастеров Колинар.

?Это… невероятно,? сказала М'Бенга.

?Вы имеете ввиду способ выполнения kata??

М'Бенга кивнула. Похоже коммодор был также хорошо осведомленным человеком, что делало еще более удивительным тот факт, что он мог верить в фантазии о Хранителях.

?Доктор,? внезапно сказал Твининг, ?посмотрите, сможете ли вы установить контакт.?

На экране ЭМГ приблизился к ребенку. Когда девочка посмотрела на него, он произнес.

?Привет, маленькая девочка. Можешь назвать мне свое имя??

Девочка подняла руки. ЭМГ наклонился к ней. И в тот же момент девочка дернула голову ЭМГ вниз на свой уровень, надежно захватила его шею и укусила. ЭМГ отпрянул назад с распростертыми руками, и с девочкой, обхватившей его своими руками за плечи. На мгновение его голографическое тело потеряло фокус, и девочка провалилась сквозь него. ЭМГ очевидно умел регулировать свою цельность.

?Боже мой,? сказал ЭМГ. ?Это было совершенно неуместно для юного…?

ЭМГ замолчал, когда из-за экрана на него рванул еще один маленький силуэт, потом еще один, еще, пока он полностью не исчез в рое маленьких детей. М'Бенга спрашивала себя, слышала ли она на самом деле звуки рычания из динамиков, пока не раздался знакомый гул вибрирующего воздуха и рядом с ней принял форму голографический доктор. Он деловито отряхнул свои брюки и куртку.

?Они маленькие дикари,? заявил он.

?Маленькие, да,? сказал Твининг, ?дикари, возможно нет. Они, кажется, знают что делают.?

На экране М'Бенга увидела маленькую пухлую ручку, потянувшуюся к сенсору, потом картинка исчезла. Твининг хлопнул по коммуникатору. ?Твининг наблюдателю. Остались ли на борту корабля какие-нибудь визуальные датчики??

Стандартный компьютерный голос ответил: ?Все визуальные датчики отключены.?

?Перейти на сенсоры. Переключить реконструкцию на станцию доктора М'Бенги.?

И в тот же момент на научной станции появилась графическая каркасная версия гибернационного корабля. М'Бенга увидела семнадцать постоянно движущихся желтых точек, многие из которых двигались к носу корабля. Она повернулась к коммодору.

?Они все пробудились,? сказала она. У М'Бенги возникла тревожная мысль. ?Есть шанс, что они попробуют угнать эту штуку??

Твининг нервно постучал пальцами по крышке станции М'Бенги.

?Нет, мы удалили двигательную установку. И оставили энергии только для систем жизнеобеспечения.?

?По крайней мере он никуда не улетит.?

?Хорошо,? сказал голографический доктор, ?но на мой вкус они совершенно агрессивны. Вы видели, как один из этих маленьких монстров попытался меня укусить??

Но беседа прервалась, когда главные кормовые шлюзы анабиозного корабля открылись, выпустив замороженную атмосферу. В тот же момент на экране появился клингон.

?Сэр! Они декомпрессировали весь корабль!?

?Совершили самоубийство?? с недоверием спросил коммодор.

?Нет! Посмотрите!? сказала М'Бенга.

На внешнем корпусе анабиозного корабля стали появляться фигурки. Коммодор Твининг уставился на экран. ?Но на том корабле не было никаких скафандров.?

М'Бенга почувствовала ледяной холод. Дети не носили скафандры. Десять, двенадцать, наконец семнадцать восьми-пятнадцатилетних детей сгруппировались на внешней поверхности корпуса анабиозного корабля, удерживаемого на месте остриями генераторов гравитации, обслуживающих внутренние части корабля. М'Бенга знала, что это было невозможно. Дети находились в вакууме. Незащищенные. Это не могло продолжаться без воздуха больше одной двух минут.

?Что они делают?? обратился к клингону Твининг.

?Жестикулируют друг другу,? ответил клингон. ?Я не знаю, если…?

М'Бенга с недоверием наблюдала, как двое детей спрыгнули с корпуса корабля и поплыли к шлюзу в стене стыковочной камеры. Твининг ткнул пальцем в свой коммуникатор так сильно, что М'Бенга подумала что он его может сломать.

?Лесной пожар! Лесной пожар!? закричал он.

?Полная реализация??

?Немедленно!? приказал Твининг.

М'Бенга тоже вскочила на ноги, когда зазвучала тревога. В камере большинство детей попрыгали с корабля и плыли к оборудованию палубы и шлюзам. Эти ?дети? не только выжили в вакууме, но и остались дееспособными и даже пытались сбежать. Потом она увидела, что панели изогнутой стены камеры начинают открываться, и оттуда появляется прибор. Она сразу узнала его. Фазерная пушка. Точно такую же она видела на внешнем корпусе Станции 51, защищающую стыковочный отсек. Она схватила Твининга за руку.

?Достаньте оттуда детей!?

?Мы следуем протоколу,? ответил Твининг, освобождаясь.

?Все фазеры готовы к пуску,? должил клингон.

М'Бенга вынудила Твининга повернуться к ней лицом. ?Вы не можете уничтожить их! Вы из Звездного Флота!?

Твининг указал на что-то за ее спиной, как будто подавая сигнал. Внезапно М'Бенга почувствовала, как сильная рука схватила ее за плечо и оттащила от коммодора. Она попробовала бороться, вывернуться, но рука была упорна.

?Осуществить процедуру Лесной пожар,? скомандовал Твининг.

Катушки эмиттера орудия запылали, в то время как дети продолжали парить в открытом космосе.

?Нет,? с ужасом выдохнула M'Бенга, и повернулась, пытаясь рассмотреть, кто ее схватил. Это был ЭМГ. И в своей свободной руке он сжимал гипоспрей.

?Остановите его!? потребовала она у ЭМГ. ?Вы же доктор! Не причиняйте им вреда!?

?Именно это мы и пытаемся сделать,? сказал ЭМГ.

М'Бенга не могла бороться против силовых полей, удерживающих форму доктора. Она услышала шипение гипоспрея, который укусил ее в шею. Она почувствовала его холодный булавочный укол, поток лекарства, и увидела темноту, охватившую ее зрение. Падая она успела увидеть, как стыковочную камеру наполняет беззвучный огонь фазера. Корабль и дети исчезли в забвении. А затем и она сама.


IX


Кирк думал о капитане Энтерпрайза Кристофере Пайке. Он был одним из лучших в Звездном Флоте. Динамичный офицер, который командовал первым Энтерпрайзом во время первых двух пятилетних миссий. Именно после Пайка Кирк стал капитаном этого корабля, унаследовав экипаж и офицера по науке, который вдохновил его стать достойным лидером. Пайк был примером для Кирка, лучшим примером. Кирк помнил, как часто он спрашивал себя, а как подошел бы к ситуации Крис, решал проблемы как Крис, был как Крис.

А потом был поледний рейс с Крисом Пайком на Талос IV. Тогда Крис был немногим больше чем пилот кресла жизнеобеспечения. Так жестоко пострадавший от дельта радиации, он был неспособен делать что-либо самостоятельно, разве что мечтать. Всю оставшуюся часть своей карьеры Кирк беспокоился о том, что он сам встретит такую судьбу, которая сделает его недееспособным. И если бы такое произошло, как бы он справился с этим.

Он знал, что жил ради действия, процветал от физических испытаний. Он изо всех сил воевал с Маккоем каждый раз, когда доктор предлагал ему расслабиться. Он должен был думать, прежде чем садиться верхом. Ему стоило избегать прыжков из шлюза низкоорбитального скиммера на параглайде. И далле, и далее, и далее. Но Кирк всегда знал, что этот путь приведет к тому, что ему в конечном счете придется оставить все, что он любит делать.

Некоторое время он жил в ужасном ожидании, но не того дня, когда смерть, которую он так часто обманывал, наконец неизбежно придет за ним, а маленьких смертей, с которыми он мог столкнуться на этом пути. Дня, когда он больше не сможет путешествовать, бегать или даже ходить. Или любить. Он мог отрицать потребность остановиться, но он должен был остановиться, не смотря на то, что боролся против этого. Сколько бы он ни протестовал, но он был смертен.

И теперь, пока он катился в медицинском антигравитационом кресле, запрограммированным для него Споком, к кабинету капитана Гейзенберга, Кирк боялся, что оказался на пороге личного распада. Своими новыми легкими он пока еще не мог вдохнуть достаточно кислорода, чтобы встать на ноги. Своими поврежденными руками он не мог одеться или позаботиться о себе. Ирония была в том, что он, возможно, наконец достиг своей давнишней цели. Он стал точно таким же как Крис Пайк.

В узком служебном коридоре перед дверями кабинета Кирк остановился. Но должно быть кресло объявило о своем прибытии через компьютерную систему корабля, потому что через мгновение двери открылись, и антигравитационное кресло снова двинулось вперед.

Кабинет на Гейзенберге оказался неожиданностью. Фактически этот корабль совершенно отличался от любого другого корабля Звездного Флота, с которым когда-либо сталкивался Кирк. Турболифт, в котором он проехался, не давал ощущения движения, и совершенно не обнаруживал разницу между движением вниз и поперек. Гладкие плавные коридоры корабля казались более похожими на работу скульптора, нежели на прагматичные корридоры.

Но посреди всего этого гладкого футуристического блеска кабинет был снабжен оборудованием словно читальный зал библиотеки 1800 года. Деревянные панели, книжные полки с настоящими книгами, даже большой деревянный стол для капитана с замысловатой резьбой на панелях. Кирк был уверен, что ощутил запах кожаных книжных переплетов, чистый аромат полированного дерева, даже едва уловимую затхлость многовековой бумаги.

?Капитан Кирк, рада наконец встретить вас.?

Кирк от неожиданности дернул головой, и летающее кресло автоматически приспособилось к его позиции, развернувшись в том направлении, куда он смотрел. Капитан Ху-Лин Редиссон поливала ярко зеленое растение. Буйное здоовое растение с пышными темно-зелеными листьями, пронизанными бледно-зелеными спиралями, было того же роста что и капитан, не больше полутора метров. Редиссон поставила медную лейку на деревянный столик в стороне, на котором уже располагались маленький деревянный и металлический совок и садовые грабли, и вытерла свои руки о красную хлопчатобумажную скатерть на столе.

?Капитан,? сказал Кирк. ?Простите что не встаю.?

Редиссон усмехнулась. Эта пожилая женщина выглядела на шестьдесят, но Кирк знал, что ей могло быть больше ста, учитывая медицину двадцать четвертого столетия и питание. И хотя она была маленькой и хрупкой, когда она подошла к Кирку, он увидел, что под ее формой было жилистое тело человека, который смог бы справиться в рукопашном бою с одним или двумя клингонами.

?Простите,? сказала она, ?что не предлагаю вам руку.?

Кирк посмотрел на свои перевязанные руки. ?В другой раз.?

Редиссон с улыбкой кивнула. ?Они скоро отрастут.?

?Прошу прощения??

?Ваши руки. В нашей биолаборатории уже культивируются клонированные клетки. Прежде чем вы улетите, мы имплантируем их, и вы получите новую пару рук ну скажем… месяца через четыре или пять.?

Кирку показалось, что Редиссон говорит об этом так, как можно было говорить о полировке чего-то из деревянной мебели в ее читальной комнате. Кирк приподнял то, что как он думал, было его руками, прикрытыми бинтами. Потом он уставился на капитана Редиссон. Он знал, что его лицо выдало его потрясение.

?Мне очень жаль,? сказала она. ?Разве вам никто не говорил?? На ее лице отразилось искреннее беспокойство. ?Они ампутировали ваши руки. Но я могу вас лично уверить, что реконструкция была невозможна.?

Кирк почувствовал головокружение. Ему отчаянно был нужен воздух, но его новые легкие не справлялись с этим. Перед глазами замелькали блестящие звезды. Редиссон тут же подошла к нему и заботливо положила руку на спинку кресла, наклонившись вниз.

?С вами все в порядке, капитан Кирк??

Кирк прижал один из своих перевязанных… он мог придумать только одно слово… обрубков к груди. ?Не могу… дышать…?

Редиссон говорила спокойно, но это был командный голос. ?Доктор, вы нужны в кабинете.?

Мгновение спустя, которое показалось целой жизнью, Кирк услышал знакомый голос. ?Пожалуйста определите характер… а, это снова вы.?

Кирк, к этому времени почти задохнувшийся, бросил взгляд сквозь подступающую темноту в сторону ЭМГ Марк Два.

?Боюсь у него небольшой шок,? сказала капитан.

Глаза Кирка проследили за ЭМГ, который двинулся к облицованной деревянными панелями стене, притронулся к скрытой кнопке, и там появилось то, что казалось было щелью продовольственного репликатора. Но вместо пищи внутри оказался гипоспрей.

?Типично,? пожаловалась голограмма, возвращаясь с гипоспреем. ?Даешь новые легкие, а инструкции по ним кто-нибудь читает? Нет.? Он прикоснулся гипоспреем к шее Кирка. Кирк почувствовал мгновенный холодок трансдермальной инъекции, потом зрение прояснилось. Он вздохнул с облегчением, а ЭМГ неодобрительно покачал головой. ?Полагаю вы пройдете через это не раз за несколько следующих недель. Это состав триокса. Подчеркиваю, триокса.? Он запихнул гипоспрей между боковиной кресла и амортизатором. ?Я оставлю его прямо здесь.?

Кирк наконец обрел голос. ?Как вы можете проецироваться вне изолятора?? спросил он ЭМГ.

?Может быть я не могу,? сказала голограмма, поднимая бровь. ?Возможно я всего лишь галлюцинация вашего истощенного от недостатка кислорода мозга.?

?Достаточно, спасибо,? сказала ему Редиссон. ?Вы можете идти.?

ЭМГ закатил глаза. ?Правильно! Используйте меня, оскорбляйте меня, а потом удаляйте.?

Он распался в потоке голографической статики.

?Отвечу на ваш вопрос,? сказала Кирку Редиссон. ?Весь корабль снабжен голоэмиттерами. Именно поэтому Экстренная Медицинская Голограмма может прийти к нам, когда случается критическое положение. Это кое-что новое, эксперимнт Звездного Флота. И очень полезно.? Она улыбнулась Кирку как и тогда, когда сообщила, что его тело искалечено не навсегда. ?Я покажу вам. Компьютер, девятая конфигурация, пожалуйста.?

Еще раз Кирк потерял ориентацию, когда ему показалось, что кабинет завертелся вокруг него. А потом он очутился на большом открытом внутреннем патио под ярким солнцем на таком синем небе, что это наверняка была Земля. С одной стороны дворика располагался длинный низкий белый дом в обрамлении пальм. На другой стороне стометровый утес, который закрывал захватывающий вид сине-серого океана на расстоянии примерно километра.

Оправившись от внезапного головокружения Кирк глубоко вдохнул, принюхиваясь к соленым брызгам моря, стирая все сенсорные впечатления от заплесневелой библиотеки Гейзенберга. Он услышал пронзительный крик чаек, посмотрел вверх, и увидел несколько кружащихся в небе. Лучи солнца были настолько интенсивны, что над его бровями выступил пот.

?Сама я считаю, что это делает корабль более интересным местом.?

Редиссон положила руки на бедра и пристально посмотрела в небо, глубоко вздохнув.

?Каждую каюту члена экипажа можно настраивать бесконечно.?

Удивленный Кирк увидел, что там где был стол капитана, теперь стоит каменно-керамическая крышка, все еще закрываемая паддом Звездного Флота и терминалом капитана. Зеленое растение все еще было рядом с ним.

?Малибу, Калифорния, 26 апреля 2005 года.? сказала удовлетворенно Редиссон. ?Именно тот день перед подводным землетрясением, которое произвело цунами, уничтожившее все это. Я называю это Камелотом.?

Внезапно Кирка охватило желание вернуться в темную тихую комнату.

?Вы хотели видеть меня?? сказал он устало, прищурившись на солнечный свет.

?Вам некомфортно,? спросила заботливо Редиссон.

?Немного жарко и ярко,? признал Кирк.

?Компьютер, привязка по времени прогресс на двенадцать часов.?

Внезапно солнце стало полосой, скрывшейся за горизонтом, а синее небо резко изменилось на черное и ощетинилось мерцающим звездным полем Земли. Яркая полная Луна взошла на небе, но ее бледный свет был достаточно ярким, чтобы отбрасывать тени. Горящие факелы окружили внутренний дворик, и их красно-золотое пламя трепетало в мягком прибрежном бризе. От окон дома позади них шел теплый жар золотых огней; электричество в старинном стиле, как предположил Кирк.

?Лучше?? спросила Редиссон.

Ночной воздух был прохладен. Кирк уловил аромат чего-то сладкого, возможно разновидность цветущего ночного растения.

?Да,? сказал Кирк. ?Спасибо.?

Редиссон молчала, с ожиданием посматривая на него. Кирк попытался изгнать из головы все мысли о руках. И он сделал это. Он разберется с этим позже, в свое время, своим способом. Редиссон удивила его своей откровенностью, но вторая мысль родила подозрение, что она сделала это преднамеренно, приказав Споку, Маккою и Скотти ничего ему не говорить. Он не мог придумать другую причину, по которой его друзья ничего ему не сказали.

В этом случае, подумал Кирк, признаю, что она выиграла первый раунд, но только потому, что он не осознавал, что играли под него, и напал в открытую, прийдя к крайнему, хотя и вероятному выводу.

?Как давно вы знаете о Тиберии??

Редиссон пожала плечами и подошла к маленькому круглому столику с сине-белой полосатой льняной скатертью и свечами цвета слоновой кости в стеклянных трубках.

?Вы представили свое первое сообщение о зеркальной вселенной сто восемь лет назад. Отчет мистера Спока о деталях его взаимодействия с вашей копией был частью того сообщения. Или вы забыли??

Антигравитационное кресло Кирка последовало за ней.

?Вопрос не откуда. Я имею ввиду, как долго вы знаете о том, что делал Тиберий здесь, в Золотой Неоднородности??

Редиссон села в кованное металлическое кресло, выкрашенное в белый цвет, взяла со стола ярко-синюю льняную салфетку, и свернула ее на коленях. Потом она сцепила руки, сложив указательные пальцы вместе.

?Не торопитесь,? сказал Кирк. ?У меня есть вся ночь.?

Редиссон положила себе салат из салатницы, стоящей на трехногой стойке возле столика.

?На самом деле нет. Землетрясение начнется приблизительно через пятнадцать минут. Цунами придет через три минуты пятьдесят пять секунд после него. Только на протяжении этой береговой линии погибло две тысячи семьсот человек. Потом, два дня спустя когда Сан Андреас пошел…?

?Капитан Редиссон, вы поместили моих спутников и меня под арест. И насколько я понимаю, мы останемся под арестом, пока вы и я не сможем поговорить. Я здесь, но вы ничего не говорите.?

Редиссон хлопнула руками, затем достала из серебряного ковша бутылку белого вина с другой половины стола. Каждая капелька влаги на зеленом стекле сложилась в четкий рельеф, идеально отражающий окружающий свет свечей и факелов. Кирк еще никогда не видел настолько детальной голографической модели.

?Не я должна здесь говорить, капитан Кирк, а вы. Как долго вы знали о том что здесь делал Тиберий??

?Восемь часов назад я даже не знал, что Тиберий существует. Все что я знаю о его исторических действиях в зеркальной вселенной, я узнал за последние четыре недели от интенданта Спока и зеркального двойника Кетрин Дженвей. Они тоже под арестом??

Редиссон налила себе в стакан вина, затем вопросительно посмотрела на Кирка, предлагая сделать тоже самое. Он покачал головой.

?Они под охраной,? сказала капитан Гейзенберга.?Адмирал Нечаева возможно не единственная из ста офицеров Звездного Флота, которые были заменены точными зеркальными двойниками. Интендант Спок, его дочь Т'Вэл и копия Джэнвей находятся в реальной опасности быть убитыми, если останутся на свободе.?

Кирк наклонился вперед в своем антигравитационном кресле.

?Но они не точные двойники. Квантовые сигнатуры людей из зеркальной вселенной отличаются. Все что необходимо, чтобы увидеть различие, это трикодер.?

?Поначалу, капитан. Только поначалу.? Редиссон взяла полную вилку салата, и сделала паузу, смакуя прежде чем продолжить. ?Предположим я пришла из зеркальной вселенной. Я прибыла транспортером, и все что есть во мне, каждая молекула моего тела несет в себе квантовую сигнатуру вселенной, в которой я родилась. Но потом…? она сделала глоток вина. ?…Я живу в этой вселенной, я дышу воздухом этой вселенной, ем пищу, пью вино. Поскольку в моем теле идут нормальные процессы, у меня растут новые ткани, использующие за основу молекулы этой вселенной. Через год трикодер ничего не определит. Моя кожа полностью сменится местными молекулами. Если я обрежу волосы, они вырастут как местные. В некоторых клетках моего организма и в костях все еще будут молекулы зеркальной вселенной и зеркальная сигнатура, но их будет недостаточно для работы трикодера.? Она сделала еще один глоток вина. ?Как видите, капитан Кирк, со временем они становятся точными дубликатами.?

?Но тогда…, как вы можете утверждать какие из офицеров реальны, а какие двойники??

?Прямо сейчас мы не можем. Это просто.? Редиссон промокнула губы ярко-синей льняной салфеткой, а затем со вздохом отложила ее. ?Именно это делает эту единственную фракцию зеркальной вселенной еще большей угрозой для Федерации, чем когда-либо был борг. Мы работаем над методами идентификации. Мы считаем, что есть отличная возможность отслеживать ID при использовании транспортера, и делать необходимые детальные сравнения. Но…? Редиссон подняла свой бокал за тонкую ножку и покружила бледно золотую жидкость под носом. ?… если двойники сумеют заменить оригинальный ID транспортера на новый без нашего ведома, то мы вернемся к тому с чего начали.?

Кирк читал между строк.

?Кто это мы, о ком вы все время говорите? Это не Звездный Флот, не так ли??

Брови Редиссон поднялись, как будто она была удивлена.

?Давайте скажем что мы часть Звездного Флота.?

?Это не совсем верно.?

?Разве?? Редиссон отодвинула кресло и встала все еще с бокалом в руке.

Кирк упорствовал. ?Я здесь, потому что вам нужна от меня информация. Я готов вам ее дать, но взамен я тоже хочу получить информацию.?

Редиссон сделала длинный глоток вина, пристально всматриваясь в удивительно белые волны, накатывающиеся на берег, из-за игры мерцающего лунного света на гребнях волн океана. Но между чернотой неба и чернотой моря было совсем небольшое различие. В каждом из них танцевали звезды.

?Вы только наполовину правы, капитан. Я действительно кое-что хочу от вас. Но это не информация. А что касается того, чтобы получить от меня кое-что взамен…? она развернулась к нему и факела отразились в ее темных глазах, ?… хорошо.?

Кирк ждал, задаваясь вопросом, будет ли продолжаться эта игра, или фактически это конец. Он услышал отдаленный грохот волн о камни где-то внизу.

?Этот конвой научных кораблей часть того, что Звездный Флот называет Проект Знак.?

?Никогда о таком не слышал,? сказал Кирк.

?Я не удивлена. Это одно из самых засекреченных подразделений внутри флота. Ирония в том, что именно вы начали его.? Редиссон слегка усмехнулась.

?Не понимаю.?

?Во время вашей пятилетней миссии. Вы сделали… так скажем… открытие, которое привело к сверхсекретным исследованиям Звездного Флота, направленных на определение всех разветвлений, которые могли произойти в результате вашей находки.?

Наконец на Кирка нахлынуло понимание. ?Когда я попал в зеркальную вселенную.?

Капитан Гейзенберга загадочно улыбнулась ему. Кирк не был уверен, подтверждала ли ее улыбка его вывод, или же Редиссон собиралась удивить его другим откровением.

?Усилия исследователей,? сказала Редиссон, ?помогли сделать собственные потрясающие открытия. Сегодня, более ста лет спустя, Проект Знак стал действующим отрядом внутри Звездного Флота, и он все еще засекреченный. Но по крайней мере я вольна рассказать вам о некоторых вещах, которыми мы занимаемся – наблюдение за всеми признаками вторжений из зеркальной вселенной.?

Но Кирк хотел знать то, что она не могла ему рассказать.

?Значит вы используете эти… замечательные корабли, чтобы самим входить в зеркальную вселенную??

Редиссон пожала плечами.

?Они не настолько замечательные, капитан. И кроме того большинство историй проекта зеркальной вселенной подпадали под защиту Первичной Директивы.?

?Это абсурдно!? Кирк знал, что было что-то еще, что Редиссон преднамеренно утаивала в своих объяснениях.

?Это был особый случай, признаю. И решение было принято еще до моего рождения, но…? Редиссон поставила бокал на столик перед собой. ?Вы привели к разногласию, капитан. Пока зеркальная вселенная оставалась по свою сторону квантового разделения, мы придерживались реализации Первичной Директивы. Конечно было немало вторжений возле Дип Спейс 9, но это были местные проблемы. Однако теперь, когда у нас есть абсолютное доказательство совместных усилий по крайней мере одной из фракций Альянса предпринять враждебные действия против Федерации, Первичная Директива уже не применима.ная ан.окал на толикя родилась, но…енноигнорировала в своих объяснениях.удивить его ?

Кирк почувствовал тревожное волнение. ?Вы говорите о начавшейся войне с другой вселенной??

?Нет, нет, нет. Но мы можем оказаться вовлеченными в нее. Ведь вы свели нас с интендантом Споком. Через него мы сможем работать непосредственно с сопротивлением вулканцев. Теперь у нас есть преимущество. Благодаря вам.?

Кирк не ожидал этого. Если это действительно было все, что делала Редиссон и Проект Знак, то у него не было никакой реальной причины для беспокойства. Он пчувствовал облегчение.

?Я хотел бы… продолжать помогать.?

Редиссон сочла это серьезным. ?Что принесет мне и ПроектуЗнак это ваше ?я?.?

?Если это не информация, я не знаю.?

?Нам нужно обещание.?

Автоматически внутри себя Кирк почувствовал сигнал тревоги. ?Продолжайте.?

?Совершенно необходимо, чтобы вы оказались полностью невовлеченным в наши дальнейшие деловые отношения с мятежниками из зеркальной вселенной.?

Внезапно стаканы на столике зазвенели. Бутылка с вином качнулась назад и вперед в серебряном кувшине. Один из факелов упал на плиты патио и потух. Далеко в каньоне позади них Кирк услышал лай собак, к которому вскоре присоединился вой койотов.

?Вот оно,? воскликнула Редиссон. ?Шесть и две десятых по старинной шкале Рихтера, когда измеряли тектоническую активность, а не культурное развитие. В планетарном масштабе сила была незначительна, но вполне достаточна, чтобы породить сорокаметровую волну, которая сейчас формируется в двадцати километрах от берега.? Она печально усмехнулась. ?Конец эры.?

?Я не понимаю, почему вы не хотите моего вмешательства,? сказал Кирк, игнорируя ложную тревогу от воссозданного бедствия.

?Потому что за вами будут следить, капитан Кирк, и мы не знаем кто. Если вы будете работать на нас, независимо от того, как хитро мы построим систему связи, независимо от того, как тщательно мы договоримся о графике ваших перемещений, вы станете слишком очевидной связью с нашими усилиями защититься от зеркальной вселенной, что для шпионов Альянса будет лишь вопрос времени отследить ваши действия прямо к нам.?

Кирк знал, что это было слабым оправданием. Он решил попробовать следующий вопрос.

?Откуда вам известно, что они уже не знают о вас??

?Потому что мы контролировали трудовой лагерь на астероиде в течение года, и не обнаружили никаких изменений в их расписании или действиях, которые указали бы, что они знают о том, что находятся под наблюдением.?

Гнев Кирка был настолько подавляющим и внезапным, что он приложил усилие и встал с кресла, чтобы оказаться лицом к лицу перед Редиссон.

?Там умирали люди! Капитан Пикард потерял членов своего экипажа Я почти потерял Тейлани! Как смели вы оставаться в стороне и ничего не делать!??

Но это усилие было слишком велико, его новые легкие слишком слабы, а ампутированные запястья не давали поддержки. Кирк свалился на бок в свое антигравитационное кресло, беспомощный, неэффективный, унизительно неспособный справиться с проклятьем Кристофера Пайка. Редиссон не сделала никакой попытки помочь ему, ясно дав ему понять, кто нес за это ответственность.

?Слушайте внимательно, капитан. Мы контролировали ситуацию. Мы могли спасти всех пленников из трудового лагеря не уничтожая атмосферное силовое поле. Но вы сами влезли в наше задание и нарушили все наши планы. Можете мне поверить, что когда я говорю об обещании остаться невовлеченным в наши действия, это один из двух вариантов, который я уполномочена вам предложить. Хотите знать, каков второй??

Неловко упавший в свое кресло, неспособный сесть, Кирк попытался протолкнуть свои локти под подлокотники кресла, но его тело было чересчур слабым. Поочередно отталкиваясь ногами, он только смог вернуть свое плавающее кресло назад, но не закрепиться.

?Скажите мне,? напряженно сказал Кирк со злой досадой в голосе. ?Как долго вы можете продолжать это??

?Мы дали вам новые легкие, капитан Кирк. Это не так то легко как звучит, особенно с такой вакуумной травмой как у вас. Без оборудования Гейзенберга вы бы еще больше пострадали во время транспортации к необходимому оборудованию на звездной базе. Лучшая оценка? Вы провели бы как минимум шесть месяцев на легочной поддержке, пока для вас клонировали бы новые легкие. И еще шесть месяцев на выздоровление в невесомости. И это если не упоминать год, необходимый для акклиматизации к нормальной силе тяжести. А это значит, что прошло бы как минимум два года, прежде чем вы смогли бы присоединиться к вашей невесте и ребенку на Чале.? Редиссон положила руку на антигравитационное кресло Кирка, чтобы удержать его. ?И что касается вашей невесты и ребенка…?

Кирк снова почувствовал угрозу гипервентиляции. Никто не сможет удержать его вдали от Тейлани и их ребенка.

?Я могу получить биосинтетические руки в любом медицинском учреждении.?

?Биосинтетические,? повторила Редиссон. ?Полагаю они восстановят на восемьдесят процентов физические функции. И почти на двадцать пять процентов осязательные. Вы сможете держать руку Тейлани, но вы никогда не почувствуете текстуру ее волос или мягкость кожи вашего ребенка.?

Дерзкие слова Редиссон наполнили Кирка почти убийственным гневом. Он попытался обрести контроль.

?Тогда я найду того, кто умеет имплантировать клонированные клетки.?

Редиссон холодно кивнула.

?Клонированные клетки приживутся только если оставшаяся ткань и нервные окончания были должным образом подготовлены во время ампутации. А для лучшего результата и ампутацию, и имплантирование должен сделать один хирург.?

?Боунз лучший в Звездном Флоте.?

?Да. Но не он делал операцию.?

Кирк не знал этого. ?Доктор Крашер…??

Редиссон покачала головой. ?Вы уже встречали своего хирурга.?

?Голограмма??

?Признаюсь, это немного грубо о том, кто обладает индивидуальностью. Но он – комбинация величайших гениев медицинской практики. В нем есть немного и от вашего доктора Маккоя.?

Редиссон подняла руку. ?Вы слышите это??

Издалека доносился странный свистящий звук. Кирк внезапно понял, что мягкий бриз сменился холодным ветром, дующим со стороны побережья.

?Посмотрите на океан,? сказала Редиссон, поворачивая кресло Кирка к горизонту.

Он увидел мерцание садящейся луны, затем она исчезла. Как будто они не обсуждали ничего более важного, капитан Редиссон с глубоким почтением описывала Кирку происходящее. И он понял, что она делала это и раньше много раз.

?Сейчас вода отступает. Отступая от берега она подпитывает цунами.? Она посмотрела вокруг с возбужденной полуулыбкой. ?Вы чувствуете это??

Кирк ничего не чувствовал. Его кресло антиграв, плывущее над плитами патио, было невосприимчиво к дрожи земли.

?Интересно, на что это было похоже,? тихо произнесла Редисон. ?Действительно оказаться там, в одном из тех обреченных зданий на пляже, стоять на палубе, и видеть, как океан удаляется от берега, а затем в лунном свете увидеть стену возвращающейся воды, приближающейся к тебе словно рука бога.?

?Возможно для этого вам стоит смоделировать вашу новую голограмму,? сказал нетерпеливо Кирк. ?Прямо на пляже.? Он снова подтянулся вверх, и переместился в кресле немного выше.

?Это всего лишь место,? сказала Редиссон. ?Всего лишь модель. Я никогда не смогу узнать на что это действительно было похоже. О, там! Посмотрите, капитан!?

Линия белой пенящейся воды, теперь простирающаяся от горизонта до горизонта и освещенная полной луной, мчалась вперед так быстро, что это казалось неестественным. Цунами ударил о берег, и пена взорвалась вверх, как и стена воды, приобретая скорость и высоту. Потом все исчезло из вида под краем утеса патио. Но даже в своем парящем кресле Кирк наконец почувствовал вибрацию приближающегося цунами. Теперь она была не только в земле, но и в воздухе.

?Оно приближается,? сказала Редиссон. В ее ликующем тоне была почти страсть. Восторг ожидания. ?Почти… почти…?

Это всего лишь симуляция, говорил себе Кирк, приходя в замешательство от черной пустоты, протянувшейся под краем утеса, и слушая рычащий рев, который становился все интенсивнее. Что-то огромное, смертельное и неизвестное скрывалось из вида вплоть до последней финальной секунды.

?Конец программы,? сказала Редиссон.

Кирк моргнул от внезапной вспышке яркого света, когда скалистая вершина Малибу преобразовалась в кабинет капитана. На этот раз их окружали белые стены. Он не понимал, насколько сильно было напряжение ожидания смоделированной волны, что когда она исчезла почувствовал себя высушенным, истощенным все еще сидя боком в своем кресле. Он сердито посмотрел на Редиссон, но она уже шла к своему столу, теперь уже белому, неопределенной формы, который казалось вырастал из серого покрытия палубы. Кроме разноцветного падда Редиссон и терминала, единственным источником цвета в изменившейся комнате было все то же ярко-зеленое растение, покрытое листьями.

?Я люблю эту программу,? сказала Редиссон. ?Каждый раз, когда я проигрываю ее, я позволяю волне подойти немного ближе.?

Кирк с трудом подтянулся, и наконец сел в кресле. ?Почему вы не позволите ей достичь вас?? спросил он. Смоделированный удар холодной соленой воды мог сделать ее немного лучше.

?Я не могу сделать это,? сказала Редиссон. Она подарила ему странную, немного смущенную улыбку. ?Я дезактивировала все протоколы безопасности.?

У Кирка перехватило дыхание, словно ее слова физически ударили его в грудь. Без протоколов безопасности человек мог умереть во время голосимуляции. ?А если бы она поразила…??

?Но ведь этого не произошло, капитан.? Редиссон присела на стол. ?Давайте вернемся к нашему обсуждению. Так я получу ваше обещание не вмешиваться в вопросы относительно Проекта Знак??

?А что если я предам это огласке?? спросил Кирк, пораженный ее неприветливостью. ?Что если я предстану перед Советом Федерации и расскажу им, что Проект Знак ампутрует мне руки, и отказывается дать новые, если я не сохраню их тайну? Как долго вы думаете удержаться в этом случае??

Редиссон набожно сложила руки. ?Сомневаюсь, капитан Кирк, так как вы были вне пределов досягаемости совета, как долго вы думаете это будет продолжаться??

Насколько невыносимой ни была бы ситуация, Кирк знал, что она была права. Он не мог никого винить за это кроме самого себя. Четыре недели назад он жил фактически как отшельник на Чале, избегая всех кроме Тейлани и немногих близких друзей. Поскольку она была обеспокоена его самочувствием, Тейлани предложила ему принять приглашение и вернуться на Землю ради конференции. Но он сделал это один. Это было его первое возвращение на Землю после запуска Энтерпрайза-В. Потом, вскоре после его прибытия, он снова попал в точно такую же ситуацию, с которой он клялся больше никогда не связываться.

И теперь этот сумасшедший капитан звездолета, который рисковал и своей и его жизнью ради голосимуляции, просила его сделать именно то, что он делал месяц назад. Заниматься своими делами. Оставить проблемы двадцать четвертого века тем, кому принадлежал этот век. Вместо невыносимой ситуация была почти смехотворна.

Кирк заглянул в себя и понял, что его рефлекторное возмущение, его желание помочь Редиссон возникло из-за его собственного упрямства, а с этим упрямством, думал он, он как-нибудь справится. Он понимал, что не всегда победа нужна ради победы. Что иногда для него лучше остаться в стороне и позволить событиям развиваться без него. Кирк нашел свою душу. У него есть Тейлани, скоро будет ребенок, есть настоящий дом наполовину выстроенный на поляне на Чале. Что еще ему нужно? Чего еще ему хотеть? Но была одна вещь.

?А что насчет Тиберия?? спросил он.

?Это все о чем вы беспокоитесь??

?А разве вы бы не беспокоились??

Редиссон задумчиво посмотрела на него, как будто принимая сложное решение.

?Надеюсь вы понимаете, что все что я вам уже сказала, и все что скажу совершенно секретно. Если вы скажете хоть одно слово, или даже будете угрожать, что расскажете о том что вам известно, вам предоставят выбор или провести оставшуюся часть жизни в одиночном заключении на тюремном астероиде, или же навсегда лишиться части своей памяти. А это не точная наука.?

Кирк принял для себя сложное решение. ?Я понимаю.?

Редиссон нажала на управление своего терминала. Кирк услышал свой собственный голос, исходящий из динамиков наверху. ?Я понимаю.?

?Только чтобы сделать это формально,? сказала Редиссон. Она дотронулась до другой кнопки. ?Пригласите их.?

Двери скользнули в сторону и открылись, но не те через которые вошел Кирк. За ними он увидел мостик Гейзенберга. Ослепительный. На нем находился экипаж из двадцати человек. Голографические экраны плавали перед каждой станцией члена экипажа. А потом, прежде чем он смог увидеть больше. Спок, Маккой и Скотт вошли в комнату, сопровождаемые мрачнолицым коммандером, по крайней мере на полголовы выше Спока с тускло черным фазером на бедре и с серебристым биологически изолированным ящиком в руках. Маккой немедленно поспешил к Кирку и помог ему выпрямиться в кресле. Он нашел гипоспрей.

?Мне был нужен триокс,? сказал Кирк.

Маккой нахмурился и перевел взгляд с Кирка на Редиссон. ?Что я говорил тебе о том, чтобы ты не напрягался??

?Боунз, я… неважно.? Кирк посмотрел на Редиссон. ?Значит все мы в этом??

?Верно,? сказала капитан. ?Если один из вас расскажет о Проекте Знак, вы все заплатите цену.?

Спок посмотрел на Кирка. ?Капитан, вы готовы исполнить просьбу капитана Редиссон??

?Кажется да,? сказала Редиссон прежде, чем смог ответить Кирк. ?При одном условии.?

?Отлично,? пробормотал Маккой. ?Значит мы направляемся на тюремный астероид.?

?Напротив,? продолжала капитан Редиссон. ?Это условие я могу принять.? Она показала на высокого коммандера с ящиком, и показала, что он должен поставить его на стол. Он сделал это.

?Теперь можете отключиться,? сказала Редиссон.

Высокий коммандер распался в облаке голографической статики.

?Все на этом корабле голограммы?? спросил Кирк.

?Не все,? отрывисто ответила Редиссон. Но она не стала распростряняться в своем ответе. ?Доктор Маккой, пожалуйста откройте ящик. Капитан Кирк, не хотите придвинуться поближе??

Кирк наклонил голову вперед как объяснил ему Маккой в изоляторе, и кресло-антиграв поплыло к белому столу Редиссон. Биологически изолированный ящик открыли. Кирк узнал его содержимое. Фрагменты шлема скафандра такого темно красного оттенка, что он казался почти черным. Кирк представил себе совмещенные фрагменты шлема и оценил, что там примерно две трети шлема. Редиссон вручила Маккою медицинский силовой манипулятор.

?Не желаете воспользоваться этим, чтобы избежать загрязнения??

Маккой включил тонкую трубку и оттуда показался бледно-фиолетовый луч и закрепился на самой крупной части шлема. Маккой воспользовался лучом, чтобы вынуть фрагмент из ящика. С него что-то капало. Кирк увидел, что это брызнуло с лицевой части щитка, все еще сохранившейся на одном из фрагментов. Это была кровь.

?Трикодер у вас с собой?? спросила Редиссон.

Маккой поднес его к медицинскому кейсу и сделал несколько пассов над фрагментами.

?Диагноз?? спросила Редиссон.

?Точное сравнение ДНК. Это кровь Джима.? Маккой вздохнул. Он повернул фрагмент так, чтобы Кирк мог видеть, что по внутренней поверхности вместе с пятнами крови разбрыганы группы желтой ткани с белыми вкраплениями. ?Это мозговое вещество, Джим, и обломки кости…?

?Проверьте квантовую подпись.? сказала Редиссон.

Спок сделал это, а затем вручил трикодер Скотти для перепроверки.

?Да,? сказал Скотти. ?Это сигнатура зеркальной вселенной.?

Глаза Редиссон уставились на Кирка.

?T'Вэл стреляла в Тиберия, когда он пробовал сбежать. Фазер был установлен на режим дезинтеграции, но кажется луч поразил силовое устройство боевого костюма Тиберия, и преждевременно вызвал сильный взрыв перед полной фазой дезинтеграции.?

?Значит,? сказал медленно Кирк, ?вы утверждаете, что он мертв.?

?Не я утверждаю,? сказала Редиссон. ?Разве вы бы мне поверили? Это говорят вам ваши друзья. Не стесняйтесь, можете воспользоваться всеми возможностями корабля, чтобы подтвердить их результаты.?

Кирк чувствовал себя таким уставшим, как никогда раньше.

?В этом нет необходимости. Я…? Он покачал головой. Время для речей и объяснений еще не пришло. ?Все кончено.?

?Вы уверены?? спросила Редиссон.

?Если он ушел, значит ушел,? сказал Кирк. ?Мне больше нечего делать. Нет сражений, чтобы бороться. Мне… пришло время возвращаться домой.?

Редиссон кивнула так, словно она сама закончила длительную миссию.

?Я приму меры, чтобы доставить вас на следующий рейс Шредингера к спасательному конвою. Там вас будет ждать клипер, чтобы забрать вас на Землю, Чал или Вулкан… независимо от вашего выбора места назначения.?

?А как же Тейлани?? спросил Кирк.

?Она будет на Шредингере вместе с вами. У нее идеальное здоровье. Так же как и у вашего ребенка.?

?А как же T'Вэл,? спросил Спок, ?интендант Спок и Кетрин Джэнвей??

?Они вернутся с нами… на надежную звездную базу.? сказала Редиссон. ?И мы уже договорились с Институтом Целителей для вашего двойника, чтобы он получил лучшее доступное лечение против преждевременного синдрома Бенди. В действительности нам придется обратиться к вам, чтобы обеспечить ткани для пересадки и кровь.?

?Разумеется,? сказал Спок. ?Все, что ему потребуется.?

?С вами свяжутся,? сказала ему Редиссон. Она обвела взглядом своих гостей. ?Верю, мы все сделали.?

Кирк закрыл глаза, и позволил своей голове упасть набок, словно он уступил наконец напряжению прошедшего дня. Он знал, что это был единственный способ избежать встретиться взглядами с капитаном Редиссоном. Было очень важно сделать это. Потому что если она умела читать характеры людей, Кирк знал, что только один взгляд на него теперь, когда он изо всех сил пытается скрыть свои истинные эмоции, покажет ей его уверенность в том, что она ему солгала. Несмотря на то что она предоставила свидетельство, чтобы одурачить его друзей, она упустила одну важную деталь, которой не было. Чтобы ни утверждал Проект Знак, Тиберий все еще жив. И еще ничего не закончено.


X


Вселенная расширялась, галактика изменялась, жизненный хаос, постоянно бурлящий подобно гребню пенящейся волны, навсегда угрожал смыть звезды, но никогда не преуспевал в этом. Одно случайное событие следовало за другим.

Здесь синекожий двуногий гуманоид неизвестного в Федерации вида посмела предстать перед старейшинами и заявить, что не их солнце обращается вокруг их мира, а вместо этого их мир обращается по орбите вокруг их солнца. Она была немедленно казнена, но революция началась, и за одно столетие все региональные правительственные системы этого мира испытали насильственные перевороты. И все потому, что одна женщина посмотрела на огоньки в небе и задалась вопросом, почему некоторые из них движутся так предсказуемо.

В другом месте, покрытый мехом лабораторный ассистент многощупальцевого гения, того который только что подарил своей планете электрический свет и метод записи звука, сделал ошибку. Два вида, млекопитающий и нановор, оба одинакового интеллекта, были только одной парой из пяти в галактике, которые развили систему сотрудничества, а не смертоносной конкуренции, и создали объединенную цивилизацию.

Многощупальцевый гений попросил своего лабораторного ассистента установить коллекцию кварцевых кристаллов в аппарат ассемблер на его рабочем месте. Но его лабораторный ассистент, который раскачивался на веревочной сетке под потолком лаборатории, и в генетической структуре которого содержалась часть голографического сообщения от наследственной расы доктора Галена, вместо этого принес кристаллы рубидия.

Из- за этой ошибки гений, который пытался понять явление распространения радиоволн, вместо этого наткнулся на метод получения сигнала из подпространства по крайней мере на два столетия раньше, чем регулярный прогресс науки его мира сделал это открытие возможным. Поначалу он хотел демонтировать аппарат и съесть своего ассистента. Но потом из подпространства пришел мощный импульс, переданный месяцами ранее с астероида из Золотой Неоднородности. Услышав этот звук гений решил, что этот вопрос заслуживает более тщательного изучения, и что его мир вскоре получит возможность слушать беседы более развитых существ.

Таким образом гений этого мира и рассеянный ассистент подошли к открытию двигателя деформации на пятнадцать лет раньше чем цивилизации их уровня развития начинали решашать более менее серьезные проблемы атмосферных авиа перелетов. Всего за двадцать лет из-за неспособности жителей планеты иметь дело с технологиями, которые они разработали не сами, преждевременно развившийся мир стал кучкой радиоактивного шлака, а вся жизнь была уничтожена. И все потому, что император Тиберий послал сообщение, предназначенное другим, а юный лабораторный ассистент за сотни тысяч световых лет от этого места сделал незначительную ошибку.

Но повсюду в галактике цикл повторялся. Разумные существа рождались. Разумные существа умирали. Один вид разумных существ обладал смертными телами, хотя сами они могли жить в новом теле.

Хаос, еще больше хаоса. Одни события порождали другие, подобно ряби на поверхности водоема во время ливня. Учитывая достаточное количество случайных событий, можно было понять узор. В квадранте Дельта крошечный звездолет на двадцаь пять лет приблизился к дому.

В квадрантах Альфа и Гамма война сделал возможным некоторые идеи о том, что червоточина угасает в зависимости от силы воюющих сторон и капризности существ, живущих вне линейного времени.

В Briar Patch капитан звездолета Энтерпрайз Жан-Люк Пикард разрываемый конфликтами разных поколений, был сражен любовью к женщине этого мира, как и его предшественник много лет назад на Чале. В квадранте Бета на мир, где процветало племя рептилоидных существ, едва научившееся добывать огонь, упал огромный астероид, и вся раса погибла от огненной бури.

И на одной из равнин этого почерневшего от золы мира можно было заметить серебристую вспышку. Обелиск с высеченными пиктограммами, стоящий там, где он был помещен миллиарды лет назад. Подобно образцу. Образцу среди хаоса.

Прошли семь месяцев. За это время в одном маленьком секторе галактики, в произвольно названной системе стандартная дата провернулясь от 51999.9 до 52000.0. Война с Доминионом двигалась к неизбежному концу, но все еще не закончилась. А на одном маленьком изолированном оазисе планеты два существа, которые были ничем в обширных масштабах вселенной, и которые означали все друг для друга, готовились вступить в брак.

Вселенная открывалась, галактика превращалась, жизненный хаос внутри был всего лишь иллюзией для любого, кто видел это.

?Я выгляжу толстой?? спросила Тейлани.

Она пристально смотрела на Спока в поисках любого признака уклончивости, поглаживая красную кожу своего свадебного платья на раздувшевся животе.

?Вы выглядите… беременной,? сказал Спок.

?Она и есть беременная, ты дипломатичный андроид,? подхватил Маккой.

?Джентльмены, сейчас не время спорить по пустякам,? настаивал Монтгомери Скотт. ?Это особый день для Тейлани и Джима, и…? он посмотрел на невесту, и его лицо стало таким же розовым, как и ее традиционный клингонский свадебный наряд, ?…вы выглядите как никто другой, абсолютно сияющей, девушка. Сверхновая звезда среди всех звезд галактики и не только.?

Скот посмотрел на внезапно затихшее сборище. Он пожал плечами и сделал большой глоток ромуланского пива.

?Если это не день для веселья, тогда я не знаю что это за день.?

Маккой хлопнул Скотта по плечу. ?Вы совершенно правы, мистер Скотт.? А потом добавил шепотом. ?И когда мы вернемся в город, я оторвусь.?

Тейлани бросила последний взгляд на себя в зеркало в полный рост, которое Скотт установил во временной гостиной ее недостроенного дома, и снова одернула свое кожаное платье. Она снова спрашивала себя, а что если она и Джеймс подождали бы еще один месяц до рождения ребенка, и она смогла бы выйти замуж и выглядеть похожей на себя. Если она и была звездой, то не лучистой сверхновой; она чувствовала себя больше похожей на древний раздувшийся красный гигант.

?Я чувствовала бы себя намного праздничнее, если бы Джеймс был здесь.?

?Он будет, девушка.?

Тейлани подошла к большому окну, из которого открывался красивый вид, и осторожно отдернула в сторону угол легкой как облако занавески, закрывающей его. Снаружи на поляне под звездами и медленно дрейфующими наверху осветительными сферами уже собрались гости. Она могла слышать счастливый ропот их бесед, пробивающийся сквозь звуки струнного квартета, который играл необычную, хотя и гармоничную музыку родной Земли Джеймса. Что-то из Брамса; он настаивал на этом так, словно знал композитора лично.

?Все уже здесь,? сказала Тейлани.

Маккой присоединился к ней у окна. ?Он тоже скоро будет.?

Тейлани развернулась и посмотрела на лучших друзей Джеймса. Эти трое очень быстро стали и ее друзьями. И хотя она за последние несколько месяцев редко видела Спока, Маккой и Скотт были довольно частыми гостями на Чале, и она хорошо их узнала. Настолько хорошо, чтобы понять, что они что-то от нее скрывают.

?Это Джеймс послал вас, чтобы отвлечь меня, не так ли??

?Для компании,? сказал Спок. ?Мы должны были составить вам компанию.?

?Верно.? Маккой добавил это слишком быстро.

?Он не хочет вас беспокоить.?

Доверяй Скотти, подумала Тейлани. ?Беспокоиться, о чем??

Скотт моргнул, словно только теперь понял, что сказал нечто такое, чего не должен был говорить.

?О…? он с отчаянием посмотрел на Спока и Маккоя.

Тейлани внимательно смотрела на них. Спок безуспешно пробовал напустить на себя невинный вид, а доктор уже перестал бороться, чтобы скрыть свое раздражение Скоттом. Покрасневший инженер выпалил.

?Ни о чем, девушка. Абсолютно не о чем беспокоиться.?

Тейлани потянулась и положила ладонь на теплую щеку Скотта. Она больше не могла пользоваться ромуланскими ферромонами, чтобы вывести инженера из равновесия. У ромуланцев была такая жестокая история, что их беременные женщины производили ферромоны, которые вдохновляли мужчин любого возраста защищать их. Но поскольку признаки беременности стали более очевидными, производство этих ферромонов снизилось. Но даже несмотря на это Тейлани знала, что сможет заставить Скотта рассказать ей все что угодно.

?Скотти,? пропела она. ?Где Джеймс??

Инженер с трудом сглотнул, и уже готов был выболтать все, чего она добивалась, когда прохладный голос Спока прервал его.

?Он хочет удивить вас.?

Тейлани скептически посмотрела на Спока. С резкими чертами вулканца он был впечатляющим свадебным гостем, потому что он был в своих форменных дипломатических одеждах. Хотя и доктор и инженер выглядели не хуже в своей форме Звездного Флота.

?Спок,? сказала обольстительно Тейлани, ?это день моей свадьбы. И я не хочу удивляться. Я хочу, чтобы мой муж был здесь. А теперь, где он??

Троица посмотрела друг на друга. На сей раз Маккой вмешался прежде, чем смог ответить Спок.

?Он недалеко,? предположил радостно Маккой, хотя его лоб взмок от усилия не поддасться ее просьбе.

Раздражаясь Тейлани стащила свой красный кожаный головной убор.

?Послушайте, если Джеймс хотел, чтобы вы составили мне компанию так, чтобы я не расстраивалась, то это не сработало. Когда вы собираетесь вчетвером, я не знаю, потому ли это, что вы собираетесь провести всю ночь у костра с банкой пива, чтобы вспомнить Энтерпрайз, или потому, что вы все собираетесь внезапно исчезнуть в очередной… секретной миссии. Меня не волнует что Джеймс попросил вас сделать; я хочу чтобы вы сказали мне, почему я не должна волноваться.?

Тейлани ненавидела себя за то что слова прозвучали так раздраженно, но что было еще хуже, она чувствовала обжигающе горячие слезы в глазах. Маккой сразу же взял ее руку.

?Все в порядке, моя дорогая. Никаких секретных миссий. Он просто спустился к ферме Мемлона. Хотел кое-что позаимствовать для церемонии.?

Ее облегчение было настолько сильным, что Тейлани не смогла говорить. Она боялась, что Джеймс мог быть где-то вдали от Чала. Маккой казалось интуитивно понял что она почувствовала, и распахнул ей руки. Она упала ему на грудь, позволяя себя успокоить.

?Просто… в прошлый раз он уехал…? Она плакала, неспособная да и не желающая бороться со своими эмоциями в этой компании. ?Я была так близка к тому, чтобы потерять его…?

Маккой гладил ее плечи. ?Ну же, ну же. Мы все были близки к этому. Но мы же не потеряли его, не так ли??

Внезапно Тейлани осознала, что Спок стоит с одной стороны, а Скотт с другой, так, что она была абсолютно защищена от любых неприятностей. Все обязательства, связавшие за эти годы этих трех мужчин и ее будущего мужа, были столь же сильны, как и любая кровная связь. Она знала, что сегодня она не просто вышла замуж за Джеймса; она и их ребенок присоединились к его семье. Этой семье.

Она попыталась стереть слезы со щек. Спок предложил ей маленький платок. Она воспользовалась им, чтобы промокнуть глаза, затем глубоко вздохнула, беря под контроль бурные эмоции беременной. Она посмотрела в лица трех мужчин.

?Обещайте мне, что Джеймс никогда не уйдет снова. Никаких новых миссий. Никаких просьб от Звездного Флота.?

?Но это зависит не от нас, девушка.? Скотт выглядел огорченным. Остальные двое молчали. Тейлани покачала головой.

?Если когда-нибудь Джеймс решит уйти, это будет только между ним и мной. Но я хочу получить ваше обещание, что никто из вас троих не будет искушать его.?

Маккой улыбнулся так, словно ее подозрение было необоснованным. ?Зачем нам это??

Тейлани задавалась этим вопросом все эти месяцы, все время. Она решила попытаться. Она должна была знать.

?Что случилось с Джеймсом на Гейзенберге??

Маккой и Скотт испуганно переглянулись, но потом расслабились, когда Спок хладнокровно ответил.

?Его легкие были заменены, его руки ампутированы, а на их место имплантированы клонированные клетки.?

Тейлани не приняла попытку Спока отклонить ее вопрос. ?Я не это имела ввиду. Не физически. Там с ним что-то случилось. Его куда-то запрягли, что-то сказали.?

?Он что-то рассказывал вам?? неискренне спросил Маккой.

?Ничего. Но спасибо, Боунз. Ваш вопрос подсказал мне, что есть что-то, что мне неизвестно.?

?Ничего подобного,? возразил Маккой.

?Нет!? с яростью бросила Тейлани, не зная и не заботясь о том, было ли ее тревожно эмоциональное состояние результатом напряжения этого дня, или ее беременности, или комбинацией их обоих. ?Джеймс все еще не оправился от того, что случилось в неоднородности. И я имею ввиду, что это не из-за того что его дыхание иногда преывается или из-за его не совсем действующих рук. Что-то исчезло в его… душе. Как будто когда умер Тиберий, умерла также и часть Джеймса. Это нелогично, я знаю. Но все что случилось там, все что он узнал на борту Гейзенберга…, как будто ничего не кончилось.?

?Девушка, вы можете быть более определенной??

?Скотти, посмотри туда,? Тейлани показала на угол гостиной, на стол Джеймса, один из первых деревянных предметов мебели, которую он сделал для их дома. Он был простым, но внушительным. А стоящий в самом центре приборная консоль Звездного Флота была совершенно неуместна.

?У Джеймса компьютерный терминал. В этом доме. Я хочу сказать, этот дом он хотел построить исключительно вручную, используя только материалы, которые мог найти на Чале. Знаете, что он расчистил поле в одиночку? Он спилил деревья для этого дома и сам возвел эти стены. Только однажды он принял помощь наших соседей, когда нужно было поставить крышу. И он сделал это без антигравов и строительных дронов или… Скотти, он даже сам нарисовал план. Вручную! Он использовал… пишущий предмет, которым пишут, но у которого нет подвижных частей??

?Карандаш?? предположил Спок.

?Вот именно!? сказала Тейлани. ?Карандашом на бумаге. Бумаге! Мне понравилось то, что он нашел новый жизненный путь, который не только подходит моему миру – его миру – но и дал ему умиротворение. Я думаю он жил без этого почти всю свою жизнь. Но когда он вернулся с Гейзенберга, когда он вернулся на Чал, первое что сделал Джеймс, так это установил компьютер. Хотя обычно он был непреклонен, что никогда не будет иметь этого здесь. Так что не говорите мне, что ничего не изменилось. Что-то изменило его. Скажите мне.?

Тейлани ждала с нетерпеливым опасением, пока Спок, Скотт и Маккой обменялись взглядами. Наконец Спок ответил.

?Мы очень сожалеем. Но мы не можем сделать того, о чем вы просите.?

?Я не верю вам.?

?Девушка, это правда,? сказал печально Скотт. ?Более того, мы вчетвером никогда не обсуждаем то, что произошло на корабле в тот день.?

?Вы втроем и Джеймс не обсуждаете это? Я вам не верю.?

Спок прочистил горло. ?Слова мистера Скотта означают то, что правила Звездного Флота запрещают нам обсуждать это.?

?С каких это пор кто-то из вас позволяет правилам вставать на пути вашей дружбы? Спок, Джеймс угнал звездолет, чтобы вернуть вас на гору Селейя. Я думаю, что вы не можете не видеть того, что это часть причины возникновения уз между вами?? Тейлани увидела замешательство в их глазах. Как они могли не знать этого?

?Спок, вы умерли на Энтерпрайзе. Скотт, вы были убиты космическим зондом кочевником. Боунз, вы умерли в планетарном лунапарке. А мой Джеймс погиб на Веридане III. Но все вы все еще здесь, все еще вместе. Это выглядит так как будто есть какая-то причина оставаться вам вместе, и… она до сих пор не исчерпана.?

После непродолжительного молчания, Маккой сказал.

?Откровенно говоря я не знаю, польщен я или испуган.?

?Однако это случилось,? продолжала Тейлани. ?После всех историй, которые Джеймс рассказал мне, после всего что я прочитала сама, вы вчетвером остались еще и потому, что в конце концов вы всегда умели ставить вашу дружбу на первое место, не отказываясь от своих обязанностей или принципов. Вы делали это всю свою жизнь. И я не верю, что вы не желаете сделать это снова.?

Но прежде чем кто-либо из них смог ей ответить, снаружи донеслись приглушенные приветствия. Сердце Тейлани учащенно забилось, а новая жизнь внутри нее пнула ее так ощутимо, что она задохнулась. Она повернулась к окну, чтобы отдернуть занавес; Джеймс вернулся к ней. Он ворвался на поляну в своей красной клингонской одежде верхом на Мечте Айовы, четвертьмильной земной лошади, подарке Жан-Люка Пикарда. Гости расступились, пока Джеймс медленно въезжал в центр поляны, а Айова гордо двигалась к углу, поднимая каждое копыто точной поступью, которой научил его наездник. На лошади вместе с Джеймсом ехал маленький Мемлон, неугомонный шестилетка с соседней фермы из группы чтения Тейлани. Маленький мальчик стал тенью Джеймса, повсюду был рядом с ним, забрасывая его бесконечными вопросами обо всем: об расчистке земли, об постройке их нового дома. И не смотря на очевидную досаду Джеймса, он опровергал неверные представления Мемлона, и привык всегда рассматривать каждый его несвязный вопрос как достойный самого лучшего ответа.

Джеймс остановил Айову на поляне, спешился, и осторожно спустил Мемлона на землю. Потом она увидела, как ее возлюбленный огляделся вокруг с надеждой, обмениваясь рукопожатием с гостями, которые сгрудились вокруг него. Некоторые хотели сделать голографический снимок, но он смотрел мимо них даже улыбаясь и разговаривая, а глаза его не прекращали своих поисков, пока он не увидел ее в окне.

И в это мгновение – Тейлани без сомнения почувствовала это, она увидела эту завершенность в его взгляде – они снова стали единым целым, как будто никогда не было невыносимой разлуки. Она послала ему воздушный поцелуй, потом позволила дразнящему занавесу упасть между ними. Теперь пришло время заставить его ждать. Она обернулась и посмотрела на трех друзей. На семью Джеймса. На свою семью. Все выглядели задумчивыми и немного подавленными.

?Вы очень мудры, Тейлани,? сказал серьезно Спок.

От радости она протянула руки Маккою и Скотту. Но из уважения она не стала касаться вулканца, который стоял между двумя друзьями.

?И потом,? продолжила она своей новой семье. ?Когда вироген поразил Чал, у меня не было иммунитета. В хосписе мой доктор сказал мне, что я была на последней стадии, уже в коме, меньше дня до своей смерти. Но потом Джеймс возвратился ко мне с лекарством, которое тоже вернуло меня к жизни.? Тейлани опустила руки, и погладила живот, лаская ребенка, которого они с Джеймсом сотворили. ?Возможно не смотря ни на что, пока все мы шестеро вместе, ни с кем из нас нельзя покончить.?

Кирк перевел дыхание, одолеваемый величием и изумительностью момента. Она была перед ним. Его любовь, его невеста, его вселенная. Тейлани. Красота, которая исходила от нее, шла от сердца и души, и навсегда связала его. Ее сияние и ее мощь затмили серебро ее волос, сделали незаметным уродующий вирогенный шрам, спускающийся с тонких клингонских гребней на ее голове к некогда безупречной щеке. И хотя они были одного возраста, вместе со своей любовью они существовали вне времени, в идеальный момент без сожаления о прошлом, и без опасения перед будущим.

Переполненный своей любовью к Тейлани и ребенку, который скоро родится, Кирк… задавался вопросом, почему его возлюбленная смотрит на него так пристально и с таким беспокойством, слегка наклонив голову, как будто убеждая его… в чем? Внезапно Кирк понял, что толпа гостей слева от него затихла. Неповоротливый мировой судья Чала справа от него, немного больше клингон нежели ромуланец, прошептал ему что-то, что он не совсем понял.

?О!? Сказал Кирк, внезапно вытаскивая себя из мечтательности, и поняв чего от него ждут.

?Да, да, я согласен!?

Он не мог поверить этому. Он забыл свою строчку. Этого никогда не случалось. Ну хорошо, по крайней мере не так часто. Ропот смеха пробежал по аудитории. Тейлани покачала головой, ее лицо было преисполнено любовью. Кирк стрельнул взглядом в сторону троих друзей. Лицо Спока было заинтересованным… нейтральным. Маккой закатил глаза. Скотт широко улыбался.

Потом Тейлани снова кивнула ему, и Кирк почувствовал, как кто-то дернул его за кожаную одежду. Он посмотрел вниз, и увидел что Мемлон протягивает закрытый круглый поднос, на котором лежали два кольца. С радостью и печалью одновременно Кирк взял меньшее кольцо. По желанию супругов кольца были сделаны из трех переплетенных металлических полос: из золота, спрессованного с латинумом – в знак их любви, из серебристого диаргонита: сплава, найденного только на Чале – в знак их дома, и из мерцающего белого дюраниума, ключевого компонента корпуса звездолетов – потому что на этом настояла Тейлани.

Радость была потому, что его сердце учащенно билось от объединения с его истинной любовью. Печаль оттого, что он не мог почувствовать кольцо между своими пальцами. Хотя сухожилия и мускулы его недавно клонированных рук наконец стали действовать с необходимой точностью, осязательная функция нервов еще не восстановилась. Это был день его свадьбы, а он не мог ласкать свою невесту или почувствовать ее руку на своей. Но это не удержало его от этого мгновения.

По древней традиции своей семьи он одел кольцо на ее правый указательный палец.

?JiH Saw SoH, benal,? сказал он по клингонски.

Тейлани одела большее кольцо на правый указательный палец Кирка. ?'JiH nay SoH, lodnal,? ответила она.

А по ромулански они оба произнесли: ?Jolu seela, true nusee?, содинили правые руки, чтобы мировой судья мог посыпать их руки красным пеплом падающего огня Gal Gath'thong с Ромула. Наконец с маленького столика перед ними Кирк поднял блестящий хрустальный бокал, который они использовали во время церемонии, и сделав из него глоток, протянул его Тейлани. Она приняла его и тоже сделала глоток. Потребовалось немало ночей практики, но теперь Кирк мог осушить клингонское кровавое вино без рвотных спазмов.

Мировой судья, незнакомый с этой традицией из наследия Кирка, забрал бокал, завернул его в кусок белой ткани, а затем положил его на землю перед ногами Кирка и Тейлани. Вместе они наступили на бокал, пока тот не хрустнул, запечатав этим свои клятвы любви, помня о прошлом и надеясь на будущее.

Потом судья шумно прочистил горло, и с клингонской прямолинейностью произнес заключительные слова церемонии, которую Кирк и Тейлани выбрали вместе.

?Люди Чала наделили меня полномочиями. И я теперь использую эти полномочия для Тейлани и Джеймса. Вместе мы соблюли обычаи трех миров для сегодняшнего праздника – Кроноса, Ромулуса и Терры. Вместе мы засвидетельствовали их клятвы друг другу. Все, что должно было сделать, сделано. Теперь они lodnalje benal.?

Потом судья сжал своими массивными руками их плечи, вынуждая их сблизиться под веселый смех, и объявил традиционное клингонское свадебное благословение.

?Теперь вы можете идти по общему пути.?

А затем Кирк оказался в руках Тейлани, а она в его руках, и он обнял ее и пылко поцеловал. Заиграла праздничная музыка, и все кто был на Чале одобрительными возгласами приветствовали женатого Джеймса Т. Кирка. Гости кружились и танцевали, как и полагалось в заключительной стадии праздника по окончании дней приготовления.

Удивительно вкусные ароматы заполнили вечерний воздух, когда запеченный на медленном огне тарг был выкопан из ямы, в которую его закопали вместе с горячими камнями за два дня до праздника. В качестве подарка преподаватели, друзья Тейлани, выпустили дюжину огненных призраков, и ослепительные насекомые летали вокруг поляны, оставляя за собой следы крошечных комет, словно Чал действительно стал небом, а Кирк и Тейлани получили благословение свыше.

Кирк раскачивался в такт инопланетного ритма народной ромуланской свадебной польки. Он соединил свои руки со своими гостями, друзьями и дальними родственниками со стороны его племянника Питера, чтобы топать ногами в унисон волнующему кровь ритму клингонской песни преследования. Потом, как и многие другие гости он стоял в смущенном удивлении, когда Монтгомери Скотт сыграл самое замечательное попурри по большей части из узнаваемых мелодий на своей волынке.

Позже он сидел на подушках за низкими столами Чала и кормил Тейлани так же как и она кормила его. Потом их гости произносили тосты, стихи и читали поздравления от тех, кто не мог быть рядом с ними, пили земное вино, нектар из маленького частного виноградника во Франции – собственности Жан-Люка Пикарда. Одна особая бутылка на столе Кирка – 2293 года разлива, земного года первой встречи Тейлани и Кирка, отмечала сто сорок вторую годовщину конца старой жизни Кирка, и начала новой.

Потом поднялся Спок, чтобы рассказать о днях их первой пятилетней миссии, когда никто из них не был уверен, что принесет им будущее. Маккой тоже вспомнил историю тех дней, но потом внезапно отклонился в своем рассказе к гимнастке триллу, которую он встретил в университетские годы, однако едва Кирк начал задаваться вопросом, а не превратится ли история в нечто такое, что не должен слышать Мемлон, красноречивый доктор неожиданно закончил свою речь древним шотландским тостом.

История Скотта была той, которую Кирк почти забыл: о коротком отпуске, который они взяли вместе во время второй пятилетней миссии, когда его и инженера транспортировали вниз по неверным координатам, чем совершенно озадачили кающихся в Дельтанском монастыре. Полагая, что это предел, Кирк закрыл руками заостренные уши Мемлона. Однако, к счастью, Скотт обошелся без подробностей, и закончил рассказ описанием Кирка, пытающегося объяснить Споку, зачем дельтанцы дали ему иллюстрированный молитвенный свиток.

Другие гости казались в равной степени отвлеченными. Выглядевшая хрупкой адмирал Демора Сулу прибыла с двумя своими праправнуками, потомками Хикару Сулу. Она и дюжина других офицеров Звездного Флота прилетели на Чал на U.S.S. Суверене, в знак любезности адмирала флота Алины Нечаевой, на этот раз настоящего адмирала. Нечаева предоставила свой флагманский корабль, чтобы переправить гостей, деревянные ящики с вином от Пикарда, голографические сообщения от друзей Кирка с Энтерпрайза-Е, и несомненно эклетичный ассортимент подарков.

Любимым Кирка до настоящего времени была картина коммандера Дейты: изображение Кирка – по крайней мере Кирк предполагал, что это его потрет – одетого в традиционный костюм, который когда-то называли ковбойским, стреляющим в небо работающими на химической реакции ?шестизарядными пистолетами?, и сидящий верхом на драматично вставшей на дыбы пегой лошади с белой гривой старой Земли. В записке Дейта упомянул о Споке, вдохновившем его на эту картину, но у Кирка еще не было возможности расспросить об этом своего вулканского друга. Он был уверен, что объяснение окажется… увлекательным.

Кирк надеялся, что свадебное празднество будет истинным разделенным праздником для всех его друзей и увеличившейся семьи. Он достаточно много танцевал, пел песни – достаточно громко, и позировал для многих голоизображений, что совершенно забыл о том, что Суверен привез кое-что другое, нежели гости и свадебные подарки.

Адмирал флота Нечаева снабдила его командой безопасности, которые теперь разместились в лесу, окружающем поляну и его дом. Спок подтвердил их присутствие днем ранее, не упоминув о том, почему адмирал решила, что необходима такая система безопасности. Кирк и Спок оба знали ответ, но не обсуждали это. Они оба сохраняли присягу Звездному Флоту.

Высоко над ними также регулярно летали челноки. Кирк видел, что они оборудованы зелеными и розовыми авиационными бегущими огнями Чала. Но они летали слишком медленно, чтобы удерживаться в воздухе исключительно аэродинамикой, а когда Кирк направился к ферме Мемлона, он увидел своеобразный силуэт одного из аппаратов Звездного Флота на фоне солнц.

Мемлон! Подумал внезапно Кирк посреди невероятно сложного клингонского рила. Мальчик должно быть свернулся калачиком на подушках и благополучно спит в наполовину построенном доме вместе с другими детьми, которые пришли на свадьбу, и родители которых все еще были на празднике. Но не мысль о мальчике заставила Кирка оступиться в танце. Это было воспоминание о том, почему он внезапно поехал перед церемонией на ферму Мемлона.

Он дал Тейлани обещание на мостике дубликата Вояджера всего за несколько мгновений до того, как она приняла его предложение. Чтобы сдержать это обещание, он должен был позаимствовать у матери Мемлона фазер.

Музыка стала постепенно затихать, и Кирк остановился чтобы отдышаться. Рил дал его новым легким их первое реальное испытание огнем. Зазвучали новые мелодии, потому что оркестр переключился на что-то, что просил Спок. Он называл это ритм-энд-блюз, хотя это звучало непохоже на андорианскую музыку, которую когда-либо слышал Кирк. Он напомнил себе спросить у Спока, с какой планеты эта музыка.

Кирк передал свою партнершу по танцу, пра-пра-племянницу третьего сына его племянника Питера в нежные объятия… кого-то другого. Кирк вздохнул. Теперь их было слишком много, чтобы всех запомнить. Пришло время найти свою невесту и приземлиться. Она была на веранде их дома со своими собственными самыми близкими друзьями, другими преподавателями, с которыми она работала, и с двумя пожилыми политиками, с которыми она объединила усилия, когда успешно ходатайствовала перед Советом Федерации о приведении Чала к полному членству.

И она и Кирк давно сменили свои традиционные красные кожанные одежды. Тейлани теперь носила свободную тунику из белого хлопка, и куталась в отливающую золотом шаль – подарок от Кристины Макдоналд и ее экипажа. Кирк был уверен, что он, возможно, никогда не решил бы тайну вирогенного кризиса без помощи Макдоналд. Он был рад услышать, что трибунал, созванный чтобы расследовать события, окружающие потерю ее научного корабля Тобиас, вынес единодушное решение, и оправдал ее по всем обвинениям в небрежности и нарушении устава. Сам прошедший через такого же рода расследование после потери первого Энтерпрайза, Кирк послал Макдоналд личное послание, выражающее его поддержку.

Он остановился на мгновение, прежде чем пройти последние несколько дюжин метров до дома. Он переоделся в традиционную земную повседневную одежду, нечто что он носил в прошлом, хотя Маккой и не пытался скрыть от него, что такого он не видел на Земле последние пятьдесят лет. Но Чал был не Землей. Здесь его синие джинсы смотрелись как экзотическая инопланетная одежда.

Кирк одел традиционную земную рубашку. Броский графический рисунок на его футболке гласил: 75 ЕЖЕГОДНЫЙ МЕМОРИАЛЬНЫЙ КУБОК ДЖЕЙМСА Т. КИРКА ПО ОРБИТАЛЬНОМУ СКАЙДАЙВИНГУ. Несколько лет назад организаторы ежегодных соревнований на Земле отбросили слово ?мемориальный?, но Маккой счел себя обязанным разыскать одну из старых рубашек, и преподнес ее Кирку на репетиционном ужине прошлой ночью.

Группа гостей, сгрудившихся вокруг Тейлани на веранде, брали ее за руки или целовали в щеку. Некоторые гладили ее живот, словно она была счастливым Буддой. Маленькие дети из ее группы чтения обнимали ее. Кирк был рад видеть ее такой умиротворенной и уверенной в их обществе. Хотя он исколесил многие миллиарды миль за оба срока своей жизни, он только теперь начал понимать ценность наличия единственного дома в определенном месте, особенно рядом с Тейлани.

Потом она посмотрела через толпу доброжилателей, и увидела, что он стоит на запланированной каменной дорожке, бегущей с поляны по направлению к дому. Она махнула ему. Он махнул в ответ. Она двинулась к нему навстречу, желая присоединиться, но он покачал головой, и вместо этого показал на что-то слева на расстоянии двух метров. Пень дерева.

Восемь месяцев назад, почти в этот самый день, сражение Кирка с этим полем подошло к заключительной стадии. За год до этого он позаимствовал упряжку ордоверов, и протащил самодельный плуг по поляне, чтобы разровнять впадины и выкопать большие валуны. Но пни он поклялся удалить сам, своими собственными руками. И он сделал бы это, если бы не последний пень. Он сорвал поясницу, пытаясь вытащить его. Тогда Мемлон нашел его лежащим на земле, и совершенно неспособным двигаться. Озадаченный мальчик спросил, почему он не воспользовался фазером, чтобы снести пень, а потом узнал, что ?сумасшедший капитан Кирк? не признает никакой техники двадцать четвертого века. Сжалившись над ним, мальчик предложил Кирку воспользоваться фазером своей матери.

К счастью потом его нашла Тейлани и помогла ему подняться на ноги, и спешно отправила мальчика домой. Это был тот день, когда она предложила Кирку в последний раз покинуть Чал. Умудренная, она знала, что его путешествие еще не закончено, что он должен сам закончить его, прежде чем присоединиться к ней. Она хотела отослать его как можно скорее, чтобы не потерять потом. Но в тот же самый день перед его отъездом под солнцами Чала на поле, которое он расчистил, они снова соединились в любовном экстазе, и зачали ребенка: идеальный символ их будущего.

Когда они встретились на дубликате Вояджера, Тейлани дразнила его этим пнем, его упрямством, и его многострадальной спиной. Тогда же он пообещал Тейлани позаимствовать фазер у матери Мемлона, и взорвать этот пень до самого основания.

Теперь Кирк пристально смотрел на пень в свете парящих термоядерных пузырей. Отведя взгляд, он перехватил пристальный взгляд Тейлани, когда она сделала строгое лицо, и прикоснулась к своей спине, напоминая ему о неприятности, в которую он попал в прошлый раз. Но Кирк потянулся к карману, и достал оттуда маленький фазер – личное оружие матери Мемлона.

Тейлани громко рассмеялась, когда Кирк, театрально размахивая им, поднял оружие, и аккуратно прицелился в пень. А затем внезапно смех Тейлани превратился в гортанный крик, и ее друзья тоже закричали, когда она, сжимая живот, подалась вперед, пораженная конвульсиями. Кирк прорвался сквозь толпу людей, столпившихся вокруг нее, взял ее на руки, с ужасом глядя в ее пепельное лицо, закрытые глаза, и пену зеленой крови на ее губах, в то время как ее тело изогнулась в агонии.

За несколько секунд порядок превратился хаос. Но ничего не изменилось. Кирк откинул голову назад, и позвал Маккоя. Но конвульсии Тейлани пркратились, и ее тело теперь неподвижно и безжизненно лежало на его руках.


XI


?Нет ничего лучше хорошего заговора, чтобы заставить сердце биться быстрее, и зажеч разум,? сказал Гарак.

Глаза кардассианца заискрились, когда его широкая улыбка осветила его серое худощавое лицо. Удвоенный спинной хребет, который располагался в его широкой, имеющей форму кобры шее, слегка вздрагивали от нетерпения. Но доктор М'Бенга не разделяла ни его энтузиазма, ни его умозаключения.

?Это не заговор,? сказала она.

Гарак посмотрел налево и направо, как будто тщательно оценивая каждого, кто в данный момент проходил по шумному Променаду на Дип Спейс 9. Потом он наклонился к маленькому круглому столику клингонского кафе, жестом предлагая M'Бенге и доктору Джулиану Баширу сделать тоже самое.

?Разумеется, доктор,? тихо сказал Гарак, ?они просто хотят, чтобы вы так думали.?

Он держал свою улыбку слишком долго, словно приглашая ее поучавствовать в его небольшой игре в параною. К счастью Джулиан пришел ей на помощь.

?Остановитесь, Гарак. Теперь вы заходите слишком далеко даже для вас.?

?Почему, доктор Башир, я понятия не имел, что вы окажетесь таким эмоциональным союзником, связавшись с неприятностями, так встревожившими вашего коллегу.? Снова прошептал Гарак. ?Этого вполне достаточно, чтобы кто-нибудь подумал, что вы также можете быть вовлечены в темные силы, сплотившиеся против нее.?

M'Бенга ничего не могла с этим поделать. Она разразилась смехом, едва не расплескав по столу весь горячий мятный чай. Из всех возможных оскорблений, которые Гарак принимал от местного населения, команды или путешественников на Дип Спейс 9, открытый смех был самым верным путем оскорбить его. Он сидел наклонив голову, и выглядел готовым уйти.

?Отказываясь верить в то, что они существуют, вы только придаете им силы,? сказал он серьезно. ?Поверьте, я это знаю.?

?Минутку, минутку,? произнес Джулиан, явно пытаясь ослабить напряженность, восцарившую за столом. ?Кто эти они, о ком вы продолжаете говорить??

Гарак поднял руки. ?Я просто следую за выводами доктора М'Бенги.?

А потом его переменчивое настроение изменилось снова, потому что он наклонилсяк центру стола, позаботившись изящно отставить в сторону свой бокал и блюдо.

?Во- первых, прошлым вечером доктор М'Бенга заснула во время своей ночной смены.?

Джулиан покачал головой, все еще не убежденный.

?Это профессиональный риск, Гарак. Весь медицинский персонал во время войны должен быть в резерве на случай поступления раненных. Мы были очень заняты последние несколько недель.?

?Да, но наш хороший доктор сама говорила, что она никогда…?

?Редко,? поправила его М'Бенга.

Гарак продолжил, не сбываясь с ритма: ?…редко засыпает во время работы. И что же все таки случилось в этом единственном случае? Во-вторых, зачем кто-то тайком проникает в больницу, и… переставляет вещи. Совпадение? Я думаю едва ли.?

Джулиан нахмурившись посмотрел на кардассианца, но М'Бенга все равно видела истинную дружбу, которая существовала под надменным негодованием Гарака и раздражением молодого доктора.

?Проникает тайком в больницу? Это ваш заговор,? спросил Джулиан. Он улыбнулся М'Бенге. ?Это кое-что, что мог бы сделать Гарак.?

Гарак положил руку на сердце. ?Доктор Башир, вы ранили меня. Какая причина могла быть у кого-нибудь вроде меня, чтобы…? кардассианский портной посмотрел на М'Бенгу. ?Что именно по вашим словам пропало??

М'Бенга вздохнула. Она удивлялась, почему каждый раз пытаясь вспомнить это, она чувствовала себя такой утомленной. ?Ну хорошо, моя копия Генетического Атласа Федерации, для начала.?

?Но ведь он доступен в любой медицинской библиотеке,? сказал Гарак. ?Зачем кому-то красть его??

?Нет,? пояснила М'Бенга, ?это была моя копия. На постоянном изолинейном чипе. На нем все мои комментарии начиная с медицинской школы. Все путешествие на Тобиасе. И все, что я делала здесь.?

Гарак собирался спросить что-то еще, но М'Бенга увидела, что он остановился, и повернулся к Джулиану.

?Да, доктор? У вас есть что сказать??

Джулиан выглядел озадаченным.

?Ох, Андреа, вы корабельный хирург. Я хочу сказать, я конечно высоко ценю, что вас назначили сюда, но я знаю, что это только временная командировка, пока Звездный Флот не даст капитану Макдоналд новый корабль и не отзовет ее экипаж…?

?Верно,? сказала М'Бенга, не совсем уверенная в том, что этим хотел сказать Джулиан.

?В общем… У меня есть копия ГАФ, и если откровенно, руделианская лихорадка…? сказал Гарак. ?так увлекательна.? Но было ясно, что Джулиан с ним не согласен.

?У меня была причина думать, что это был всего лишь случай серьезного истощения, порожденного переутомлением.?

?Я знаю почему чувствую себя такой утомленной.? Сказала М'Бенга.

?У меня есть все отчеты Звездного Флота из клиники на Вулкане,? сказал ей Джулиан. ?Я проводил такие тесты. В вашем организме нет никаких следов руделианского ретровируса.?

?А как насчет действия выброса трианозина в моей пробе крови? Это свидетельствует о руделианской инфекции.?

?Но он никогда не усиливался,? настаивал Джулиан. ?И это признак того, что не было никакой инфекции.?

?Тогда откуда он мог появиться??

Джулиан пожал плечами.

?Возможно дефект тестового оборудования. Они не обнаружили его на Вулкане. Зато я нашел это здесь. А когда стал искать снова, ничего. Классический случай загрязнения лаборатории.?

?Вашей лаборатории?? спросил Гарак с наигранным удивлением.

Джулиан посмотрел на него так, словно не оценил значение этого комментария.

?Это случается, Гарак. Именно поэтому мы повторяем тесты. Чтобы убедиться.?

M'Бенга удивлялась, почему она обеспокоена этим повторным спором с Джулианом. Они всегда всегда оставались убежденными в своих собственных выводах.

?Не смотря ни на что,? сказала она, заканчивая спор, ?боюсь что последний ночной инцидент был повторением… того что случилось в прошлом году.?

?И поэтому,? сказал властно Гарак, ?есть основание подозревать заговор.?

?Что?? одновременно сказали Джулиан и M'Бенга.

Гарак пристально посмотрел на Джулиана. ?Доктор Башир, когда в вашей больнице был последний случай какого-нибудь хищения или воровства, или даже простой перестановки медикаментов??

Джулиан выглядел слишком растерянным, чтобы думать об ответе.

?Я… Я не знаю. Кардассианцы грабили ее, когда получили контроль над станцией…?

?Я едва ли назвал бы это грабежом, потому что сначала это была их станция.?

?Я должен свериться с Одо,? сказал Джулиан.

?Другими словами воровство в больнице редкий случай.?

?Да.?

Теперь Гарак повернулся, и с таким же напряжением воззрился на нее.

?А вы, доктор. Вы загадочным образом поражены довольно серьезной, но ничем не примечательной и легко поддающейся лечению болезнью, обычной на Баджоре, когда во время уикенда ради забавы и отдыха посещаете на Вулкане старых друзей семьи. Болезни, которая притаилась в вашей крови, больше нет. Я еще вернусь к этому. Она скрывается где-то в вашем теле, там, где самые настойчивые попытки доктора Башира диагностировать ее ни к чему не приводят, но она возвращается спустя месяцы и месяцы после ремиссии, точно в ту же ночь, когда имеет место один из редких взломов больницы.? Гарак скрестил руки перед собой. ?Доктор, пожалуй это самое маловероятное совпадение, или еще вероятнее, это никакое не совпадение. Кто-нибудь заинтересован в чае??

M'Бенга посмотрела через переполненное кафе, чтобы свериться с часами наверху меню. Ей нужно было вернуться домой, чтобы застать сообщение.

?Я не вижу, как эта буйная игра воображения делает меня жертвой заговора,? сказала она Гараку.

Гарак тепло улыбнулся в ответ. ?Это означает, что заговор сработал идеально.?

Как только она начала вставать, M'Бенга увидела, что Гарак тотчас же благородно поднялся на ноги. Джулиан последовал за ним секунду спустя.

?Благодарю за познавательную беседу,? сказал Гарак.

?К вашему удовольствию,? ответил Джулиан.

Гарак серьезно посмотрел на него. ?Я знаю, вы считаете меня чрезмерно драматичным, видящим заговоры повсюду, но как сказал однажды один великий человек, только потому что вы не параноик, это не означает, что…?

Огромный клингон с подносом с парящей тарелкой тушеного мяса одифероса слегка задел спину Гарака, и кардассианец прекратил говорить, словно кто-то только что прижал фазер к его экзоскелету. Он снова посмотрел налево и направо, и придвинулся к Джулиану поближе.

?Могу я выдвинуть предложение?? спросил Гарак.

?Вы все равно это делаете,? иронично ответил Джулиан.

?Среди множества медицинских препаратов у вас случайно нет какого-нибудь вещества, которое в случае проглатывания или введения в какой-либо форме, может стать причиной характерного и обнаруживаемого выброса трианозина в вашей крови??

Джулиан выглядел таким же озадаченным, как и M'Бенга. ?Да,? ответил доктор.

?Отлично. Тогда я предлагаю вам использовать это вещество, чтобы спровоцировать выброс трианозина, а затем проверили собственную кровь, чтобы найти его. Держу пари на целый ужин в этом восхитительном учреждении для нас троих, что вы ничего не обнаружите.?

?Но это смешно,? сказал Джулиан.

?Тогда вы проведете ужин, высмеивая меня, а я должным образом покаюсь.?

M'Бенга не знала, что из того что происходило между доктором и кардассианцем было простым подтруниванием, а что было всерьез. Но она чувствовала себя черезвычайно обеспокоенной, хотя и не знала почему.

?Гарак,? сказала она, ?почему вы думаете, что Джулиан не сможет обнаружить трианозин??

Гарак сделал паузу, как будто тщательно подбирая каждое слово прежде чем произнести.

?Я… слышал от тех, кому у меня есть причина доверять, знающих о таких вещах, что побочные продукты трианозина в крови можно обнаружить не только при заражении руделианской лихорадкой.?

?А именно?? спросил Джулиан.

Гарак развел руками. ?Возможно мы обсудим это за ужином, который я закажу здесь. Или возможно… закажете вы.? Он кивнул головой обоим. ?В следующий раз, дорогие доктора.?

Не ожидая ответа, Гарак оставил клингону карту, и вышел решительным шагом. M'Бенга наблюдала, как он легко скользит сквозь толпу на Променаде, как будто он был экспертом по уходу от соприкосновения. Полезный навык для портного, подумала она.

?Что вы чувствуете теперь,? спросил он.

M'Бенга не верила в симтомы, скрывающиеся от ее доктора. ?Озабоченность.?

?Гарак производит на людей такой эффект.?

Но M'Бенга имела ввиду совсем не это.

?Джулиан, на что еще может указывать присутствие трианозина??

?Это легко узнать,? сказал он. ?Готовы присоединиться ко мне в больнице??

M'Бенга открыла рот, чтобы сказать да, но к собственному удивлению произнесла:

?Не сейчас. Мне нужно закончить несколько сообщений.?

Потом она отвернулась, и прежде чем Джулиан успел возразить, направилась своей дорогой сквозь толпу на Променаде, и вполовину не так умело как Гарак. К тому времени, когда она вернулась к себе домой, ее опасние возросло. Я никогда ни с кем не должна говорить о трианозине, сказала она себе, как будто другой голос прошептал ей это в ухо. Она тут же почувствовала себя лучше. И больше об этом не думала. Как сказал Гарак, заговор сработал идеально.


XII


U.S.S. Суверен разорвал ткань космического времени, перемещаясь в звездном изгибе сверхсветовых фотонов, пронзая пространство от Чала к Кроносу со скоростью, в 2000 раз превосходящей скорость света. Но все равно слишком медленно. В инженерном удвоенная команда регулировала слияние вещества и антивещества в реакторе деформации секунда в секунду, направляемая инженером, который помог его спроектировать. Полный решимости сотворить еще одно чудо в своей замечательной карьере, он хотел продвинуть корабль к самому краю технически допустимых параметров, и далее. Капитан Монтгомери Скотт не мог сделать меньше для капитана Джеймса Т. Кирка. Но ему было жаль, что он не может сделать больше.

На мостике, который резонировал как никогда прежде от отдаленного грохота генераторов Кокрейна, находящихся на пятнадцать палуб ниже, спокойный голос говорил на вулканском дипломатическом диалекте. Говоривший обходил строгую логику планетарной бюрократии самих вулканцев, чтобы заставить их очистить навигационные линии для корабля Звездного Флота к Клингонской Империи, и выслать на максимальной скорости эскадру истребителей, чтобы они стали экскортом Суверена. Вулканец Спок не мог сделать меньше для Джеймса Т. Кирка. Его планета и Звездный Флот не могли сделать меньше.

А в изоляторе корабля настойчивый родной доктор собирался сказать Джеймсу Т. Кирку, что он больше ничего не может сделать. Кирк понял взгляд утомленных глаз Леонарда Маккоя, он знал что они означают. Смерть победила.

?Мне очень жаль, Джим. Я…?

Тейлани с Чала неподвижно лежала в камере медицинского стазиса перед своим мужем. Ее сердце и сердце их ребенка внутри нее молчало. Его ребенок. Руки Кирка прижались к смотровому окну серой металлической камеры, саркофага двадцать четвертого века, несущего его королеву к царству за пределами Нила. Неспособный даже ощутить прохладную гладкость этого окна, Кирк почувствовал внутри себя ужасную пустоту. Словно нечувствительность его рук передалась всему телу и душе.

Кирк знал, что ЭМГ изолятора Марк II, менее своенравная модель нежели версия на Гейзенберге, наблюдает за разворачивающейся в ограниченном мире голограммы драмой. Его тело словно парило над основным медицинским оборудованием Суверена. Он слышал как ЭМГ кашлянул, и знал, что Маккой уставился на голограмму, возможно задаваясь вопросом, зачем тому вообще нужно прочищать горло.

?Технически она не мертва,? сказал ЭМГ.

Кирк отвел взгляд от тела своей невесты, и посмотрел на ЭМГ.

?Она в стазисе,? продолжала голограмма. ?Она может благополучно оставаться в этом состоянии в течение многих месяцев, пока производится лечение.?

Кирк бросился к ЭМГ, как моряк, потерпевший кораблекрушение, потянулся бы к своему спасителю. У него были вопросы. Ему нужна была информация. Но Маккой встал прямо между Кирком и смоделированным доктором.

?Вы ошибаетесь,? грубо бросил Маккой. ?Тейлани с Чала. Ее генетическая структура – результат искусственного смешения ромуланца и клингона. Та же самая генетическая прочность, которая подарила ей долголетие, заставляет ее тело сопротивляться медицинским процедурам так же энергично, как оно сопротивляется болезни или ранению. Это может продолжаться в поле стазиса шесть или семь дней. Но как только ее тело найдет способ сопротивляться этому…?

Голос Маккой затих, не договорив предложения. Не сдерживаясь ЭМГ ткнул пальцем себе в скулу.

?Я обращаюсь к главной медицинской библиотеке… доступ получен.? Он оживился. ?У меня есь чалка. Да, я понимаю… но доктор Маккой, она однажды уже была спасена листьями транин. Основа антивирогена, который вы обнаружили.?

Маккой развернулся к Кирку, словно ЭМГ перестал существовать.

?Джим, я потратил два года с медицинским каталогом Звездного Флота и протестировал весь бионический материал, который ты привез из мира рециркуляции Борга. Я знаю что это. Я знаю, что могут и чего не могут сделать эти образцы. Ниодин из них не может изменить того, что случилось с Тейлани.?

Кирк отчаянно нуждался в любом шансе спасти свою невесту и ребенка.

?В том, что я дал тебе, должно быть что-то, что может спасти ее.?

?Джим, это не болезнь или какое-либо физическое недомогание. Затронута вся ее нервная система. Боюсь что и ребенок тоже.?

Кирк попробовал сжать кулаки, но его новые руки все еще не могли сжаться с достаточной силой.

?Ты продолжаешь говорить это, но ты все еще не сказал мне, как такое возможно! Боунз, я видел ее. Она сидела на веранде. Она… она улыбалась. Смеялась… а потом…?

?Джим, на Чале нет никакого экологического контроля. Возможно множество вещей. Укус насекомого…?

?Я прожил на Чале почти два года. Там нет таких видов жалящих насекомых.?

?Не само по себе. Но скомбинированное с какой-то пищей, укус, возможно привел к осложнению беременности из-за человеческого отца… В этой области недостаточно исследований физиологии…?

Кирк снова развернулся к серой камере жизнеобеспечения, подавляя даже возможность того, что его любовь к Тейлани могла уничтожить ее.

?На Чале нет ничего, что могло бы сделать это! За два года я услышал бы об этом. Кто-нибудь на свадьбе знал бы, что именно произошло. Распознал бы симптомы.?

ЭМГ снова прочистил горло.

?Симптомы, насколько я понимаю, классический пример нервных нарушений.?

Кирк резко развернулся, как будто заряд фазера прошел сквозь него. ЭМГ только что изменил правила. Это был совершенно новый способ посмотреть на то, что случилось с Тейлани.

?Как от оружия? От дисраптора??

?Не от оружия.? По-видимому озадаченный интенсивной реакцией Кирка на его утверждение, голограмма посмотрела на Маккоя, как будто прося у другого доктора поддержки. ?Доктор Маккой говорил, что половина ее генетической структуры принадлежит клингону, а так как мы идем на Кронос, я быстро просмотрел…?

?Ближе к сути,? прорычал Маккой.

ЭМГ нервно сжал руки.

?Ммм, клингонская медицинская литература полна описаний эффектов различных ядов, производимых местными формами жизни. Конвульсии, кровавая пена, и наконец кома…Клингоны сочли бы это признаком укуса какого-либо животного.?

?Не насекомого?? спросил Маккой из профессионального интереса. В ответ на заинтересованность Маккоя ЭМГ расслабился.

?Большинство местных ядовитых насекомых, способны дать такой фатальный эффект у совершенно взрослых клингонов, но признаки не прогрессируют так быстро, и кроме того присутствует пигментация кожи, которая… в этом случае кажется отсутствует.?

?Какой вид животного мог сделать это?? спросил Кирк, и его пульс участился. Наконец нашлось что-то, над чем он мог поработать. Способ взяться за проблему. Изменить то, что он не мог принять. ЭМГ ответил быстро.

?В клингонском каталоге Аудубона есть двадцать три наземных и летающих жизненных формы. Еще восемь в категории живущих в море.?

?Запросите компьютер еще раз,? сказал Кирк. ?Какое-либо из этих животных привозили на Чал??

ЭМГ посмотрел сторону, снова обращаясь к главной медицинской библиотеке корабля, и покачал головой.

?Официально нет.? Он нахмурился. ?И все виды достаточно неприятны, чтобы кто-то захотел привести их впредь как домашних животных.?

?Очевидно вы не знаете клингонов,? заметил Кирк.

?Вы можете переслать данные о токсикологии ядовитых животных на мой падд?? Спросил Маккой.

?Конечно.?

?И провести сравнение между ними и анализом крови и тканей Тейлани??

ЭМГ радостно кивнул.

?Именно для этого я был создан. Настоящий медицинский кризис. Я служу ради использования всех моих навыков и компьютерного интеллекта, чтобы взаимодействовать совершенно дружелюбно с людьми!?

?Нам не нужно диагностическое сообщение,? сухо сказал Маккой. ?Только медицинская экспертиза.?

ЭМГ осмотрелся, затем взял большой медицинский падд с рабочего стола.

?Здесь все, что вам нужно…? Кирк увидел как на экране падда появился текст. ?…Вот здесь.?

Голограмма вручила падд Маккою, а затем скрестил руки за спиной. В то же мгновение Кирк узнал самоудовлетворенное выражение ЭМГ, только потому, что такого же сорта позу, насколько ему было известно, принимал Маккой. А в каждом из ЭМГ, даже в Марке I, была небольшая часть Маккоя. Внезапно у Кирка появился другой вопрос.

?Эти виды животных в отчетах, каков диапазон их размеров??

?На одном конце шкалы обитающая на деревьях самка огнеплюя(firespitter), длина которой достигает четырех метров и масса до двухсот килограмм. С другой стороны роющий норы хохлатый ратифер, обычно вырастающий не более сорока сантиметров с пределом массы в шесть килограмм.?

Кирк нахмурился. ?Вы уверены??

?Уверяю вас, что второй уровень диагностических процедур постоянно обновляется в моей предистории.?

?Что такое, Джим??

?Боунз, ратифер размером с домашнего кота или маленькую собаку. Мы должны были заметить нечто подобное, бегающее вокруг. Тейлани наверняка отреагировала бы, если бы нечто подобного размера укусило ее.?

?Не торопитесь,? сказал Маккой. ?Нет никаких признаков укуса животного. Именно поэтому я продолжаю думать, что возможно в это оказалось вовлечено какое-то насекомое. Я допускаю, что возможно пропустил жало или маленькую колотую ранку при физическом осмотре, поэтому я собираюсь установить сенсоры для микроскопического исследования ее кожи.?

Инстинктивно Кирк внутренне содрогнулся при мысли о том, что тело его возлюбленной станет предметом изучения машин Звездного Флота.

?Я знаю,? сказал Маккой, будто прочитав мысли Кирка. ?Это может показаться безликим. Именно поэтому я остаюсь в Звездном Флоте, пытаясь вдолбить в их дубовые головы и острые уши, что медицина нечто большее чем химия и техника. Но иногда даже мне приходится доверять технике.?

Кирк кивнул. Как долго пришлось ему учиться тому, что его другу было всегда известно? Что во всех вещах должно быть равновесие. Когда-то он сам был творением техники, восхищался своим звездолетом, его быстрым и мощным оборудованием. Но это было прежде, чем он научился строить своими собственными руками, используя материалы, взятые у природы.

Именно Тейлани указала ему правильное направление, вдохновила его искать правильный баланс. И мудро позволила ему самому выучить этот урок. И как она могла оставить его теперь, когда так много им нужно обнаружить вместе? Как мог он продолжать свой путь один без ее мудрости и ее любви?

?Я доверяю технике, Боунз,? сказал он. ?Я только… Просто я хочу хоть что-то сделать. Ты не можешь знать на что это похоже увидеть кого-то, кого ты очень любишь, попавшим в ловушку вроде этой и оказавшимся беспомощным.?

И едва сказав это, Кирк тут же пожалел о своих словах, когда увидел тень боли, отразившейся на лице Маккоя.

?Боунз, извини.?

Уйдя в собственное горе он совершенно забыл о своем друге. Отец Маккоя заболел ужасной болезнью, когда Леонард Маккой был очень молодым врачом. Тогда сын ничего не мог сделать для отца, только наблюдать как прогрессирует болезнь. Вплоть до того дня, когда просьбы отца стали такими настойчивыми, что Маккой специально отключил систему жизнеобеспечения, поддерживавшую его отца. Глубина личного ада Маккоя увеличилась еще больше, когда через короткое время после этого случая было открыто средство от этой болезни.

?Конечно же ты знаешь,? сказал Кирк. ?Иногда я говорю раньше, чем понимаю что именно я говорю.? Маккой кивнул. ?Ты знал, ты слышал слова, которые прозвучали почти сто сорок девять лет назад. Я должен помочь ей, Боунз.?

Доктор пожал плечами. ?Прямо сейчас ты действительно ничего не сможешь сделать. Разве что просмотреть изображения клингонских животных, посмотреть, не видел ли…?

?Изображение!? выпалил Кирк. ?Многие снимали свадьбу. Там были и голокамеры, и визуальные сенсоры…?

?Это дело,? сказал Маккой. Его собственное отчаяние явно таяло под действием внезапного озарения Кирка, которое могло быть нечто большим, чем они могли сделать, независимо от того, насколько слабым был шанс на успех. Кирк знал, что в этом они с доктором всегда были похожи. Голос Маккоя наполнился новой энергией.

?Нам нужно собрать и проанализировать их все. Каждое изображение должно быть тщательно просмотрено.?

Кирк обернулся к ЭМГ.

?Думаю мы сможем добиться большего успеха, чем сейчас. У меня есть идея.?

ЭМГ посмотрел на Маккоя. ?Способ о котором он говорит должен волновать меня??

Маккой кивнул. ?Как обычно,? сказал он.

Кирк открыл глаза, чтобы увидеть Тейлани перед собой в великолепно подходящем ей красном кожаном свадебном платье. Термоядерные пузыри, застывшие над поляной, отбрасывали мягкое сияние вокруг нее. Сверкание облаков огненных призраков позади нее было застывшей вуалью света. Кирк хотел подойти к ней, взять ее руку, проследить пальцем ее шрам. Но он знал, что его руки ничего не почувствуют. И он знал, что там нечего чувствовать.

?Она действительно очень красива,? сказал ЭМГ.

По некоторым причинам, когда пришло время встретиться здесь, ЭМГ сменил свою форму на гражданский наряд. Голограмма напоминала одного из гостей этой реконструированной свадьбы. Кирк удивился, почему смена одежды была в так важна для ЭМГ как для искусственного существа, чтобы быть в хорошей форме.

?Что вы знаете о красоте?? спросил Кирк голограмму.

?Боюсь немного. Но я знаю, что это означает для вас. Я знаю обо всех изменениях вашего сердечного ритма, дыхания и кровяного давления со времени нашего сеанса с доктором Маккоем в изоляторе. И я знаю, что красота может оказывать на людей мощный эмоциональный эффект. С тех пор как вы проявили все физиологические симптомы человека, испытывающего смятение, и делаете это прямо сейчас, то скорее всего ее красота является одной из причин такого эффекта у вас. Из-за силы этого эффекта,? закончил ЭМГ, ?я делаю вывод, что она действительно весьма красива. Я прав??

?Да,? сказал Кирк.

Он был удивлен и обеспокоен тем, что компьютерные интеллектуальные программы этой эры стали настолько способны к пониманию и обсуждению абстрактных концепций. И хотя он очень хотел бы обдумать последствия этого прогресса, но он и ЭМГ оказались в голодеке, чтобы делать дело, а не разговаривать, если они хотели спасти Тейлани. Внезапно секция темного леса, окружающего поляну, просветлела, и материализовалась входная арка.

?Куда пропала часть леса?? с опаской спросил ЭМГ.

Кирк направился к арке. ?Это вход в голодек.?

В этот момент сквозь арку вошел Спок. Как и Кирк он сменил свою форму Звездного Флота. После событий в Золотой Неоднородности оба предпочли сохранить свой резервный статус во флоте. ЭМГ рванул мимо Кирка к краю арки.

?Это… корабль?? сказал он, глядя мимо Спока.

В коридоре за голодеком мимо открытых дверей проходили два члена экипажа. ЭМГ взволнованно махнул им.

?Летенант Стрибер! Энсин Хопкинс! Это я! Ваш ЭМГ!?

Кирк увидел как лейтенант и энсин, очевидно непривыкшие общаться с голограммой за пределами изолятора, нерешительно махнули в ответ.

?Компьютер, продолжить программу,? сказал Спок.

ЭМГ отпрянул назад размахивая руками, словно пытаясь сохранить равновесие, когда арка исчезла, а на ее месте снова появилось темное окружение леса Чала.

?Это было весьма захватывающе,? сказала голограмма, затаив дыхание. ?Я иногда вижу коридор за пределами изолятора. Этот был другой. Шире. Немного более темный отенок напольного покрытия. Вы заметили??

?Спок, разве мы не можем сделать это сами?? Кирк не хотел тратить с ЭМГ впустую так много времени, которого у него и так не было.

?Присутствуя на голедеке, ЭМГ сможет намного эффективнее связываться с системами отображения, которые нам необходимы,? сказал Спок.

Он оглядел поляну. Реконструкция Тейлани застыла на середине шага. Немного в стороне Кирк увидел версию себя вместе со Скотти за банкетным столом. Также присутствовали почти все гости, хотя и жуткие: некоторые из них были с стертыми лицами и неясными одеяниями, как будто они частично растаяли.

?Реконструкция все еще продолжается,? объяснил Спок. ?Власти Чала были весьма эффективны, разыскав всех гостей, которые делали запись церемонии и банкета. Все эти изображения были загружены в главный компьютер голодека. Однако, так как большинство изображений были всего лишь трехмерными снимками, движения будут все время прерывистыми. Нам понадобится интуитивный интерфейс, чтобы заполнить последовательности.?

Очевидно оскорбленный этим ЭМГ засопел.

?Я сделаю так, чтобы вы поняли, что я нечто большее, чем интуитивный интерфейс.?

?Лучше всего,? сказал нетерпеливо Кирк, ?если вы не будете говорить ничего, пока мы вас об этом не спросим.?

ЭМГ открыл рот, чтобы возразить Кирку, но Кирк предупреждающе поднял палец. Голограмма замолчала.

?Лучше,? сказал Кирк. ?Ну хорошо, Спок, как мы это сделаем??

Кирк последовал за Споком, который направился через поляну к небольшой приподнятой платформе, на которой разместился струнный квартет. Расстояние примерно в десять метров до него было всего лишь голографической иллюзией, но Кирк знал, что акт ходьбы делали возможным силовые поля, которые сдвигались назад с каждым шагом словно испытательный стенд, в то время как голоэмиттеры изменяли пейзаж так, что казалось, будто они действительно продвигаются вперед.

Даже когда он шел позади Спока, а молчаливая голограмма следовала за ним, Кирк почувствовал моделируемое изменение земли под его ногами от ровной палубы звездолета до слегка шероховатой поверхности большего или меньшего уровня поляны. К тому моменту когда они подошли к квартету, Кирк ощутил легкую упругость травы на поляне под подошвами своих ботинок.

?Чувствую мы подходим к заключительным деталям,? сказал Кирк.

?Доктор,? формально обратился к ЭМГ Спок, ?пожалуйста сообщите статус обработки изображения.?

Голос голограммы был ощутимо сумрачен, но он подчинился сразу же.

?Сто процентов из 627 снимков и 810917 движущихся изображений были расширены до трехсот шестидесяти градусов голодисплея. Обработанные движения теперь экстраполируют вперед и назад согласно временным кодам, чтобы воссоздать полную модель поляны. Модель будет включать в себя все элементы, остававшиеся неизменными всюду в течение четырех часов двадцати двух минут, охваченных этими изображениями.?

Потом голограмма сжала губы, как будто хотела что-то сказать, но многозначительно ждала разрешения сделать это.

?У вас есть что добавить?? мягко спросил Спок.

?Компьютеры хотят знать какая играла музыка.?

?Музыка нам не нужна,? сказал Кирк.

?Но движения музыкантов и танцующих можно было бы экстраполировать более подробно,? добавил ЭМГ.

?Не требуется,? резко бросил Кирк. ?Все что я хочу увидеть, так это реконструкцию передвижений Тейлани в течение вечера.?

Внезапно светящиеся пузыри наверху начали двигаться, и Кирк почувствовал на своем лице мягкое прикосновение бриза. Огненные призраки закружились между деревьями. Отдельные листья на деревьях задрожали, когда по ним пробежали огни.

?Модель поляны завершена,? объявил ЭМГ.

?Начните с кода времени один,? сказал Спок.

И в этот же миг небо над головой Кирка стало цвета индиго. Такое бывало только после заката. Парили всего три осветительных сферы, а огненные призраки исчезли, потому что их выпустили только после церемонии. Не было никаких гостей. Кирк огляделся вокруг, и увидел обслуживающий персонал, устанавливающий низкие банкетные столики. Там, где на поляне была выжжена главная дорожка, он увидел мирового судью на его ордовере, захваченного в середине легкого галопа. Кирк сообразил, что это снимки были сделаны до начала праздника, должно быть тетей Тейлани Эланеей. Они приехала пораньше вместе с несколькими друзьями Тейлани, чтобы помочь невесте одеться и проследить за всеми деталями праздника.

Кирк повернулся к другой стороне поляны. Он и Тейлани были в своем наполовину построенном доме, когда прибыл судья, и смеялись над некоторыми из большого коллличества сомнительных свадебных подарков, принесенных преподавателями друзьями Тейлани.

?Джим…?? сказал мягко Спок. ?Нам надо продвигаться.?

Кирк знал, что Спок прав.

?Какой продолжительности вся последовательность?? спросил он голограмму.

ЭМГ пересчитал статистику последнего дня Тейлани.

?Из охваченных четырех часов двадцати двух минут этого события, движущиеся изображения представляют один час восемнадцать минут с полной гарантией точности в девяносто процентов и более. Сьемки, воссозданные из неподвижных изображений занимают еще семнадцать минут представления с гарантией точности изображения в восемьдесят процентов и более, а гарантия точности передвижения меньше двадцати пяти процентов.?

Один час тридцать пять минут, подумал Кирк. Он не знал, сможет ли он вновь пережить эти моменты, заранее зная как это все закончится. Спок пришел к нему напомощь.

?Доктор,? сказал Спок. ?как долго у вас займет просмотр реконструкции при ваших максимальных сенсорных входных параметрах??

ЭМГ на мгновение замолчал. ?Двенадцать и тридцать две сотых секунды.?

Кирк облегченно вздохнул. Ну конечно, доверяй технике. Маккой это бы одобрил.

?Тогда пожалуйста, просмотрите реконструкцию при максимальной скорости,? проинструктировал его Спок. ?Я прошу вас обратить особое внимание на любое животное, или насекомое…?

?… или человека,? добавил Кирк не раздумывая. Имело смысл охватить все возможности, независимо от их невероятности.

?… или человека,? согласился Спок, ?которые входили в физический контакт с Тейлани.?

?Это все?? сказал ЭМГ.

?Пожалуйста, действуйте,? сказал Спок.

ЭМГ скорчил гримасу. ?Ну если вы настаиваете.?

Поляна замерцала вокруг Кирка и Спока, а голограмма Марка II растворилась в цветное пятно. Затем, когда реконструкция начала проигрываться на гиперскорости, мимо помчались вспышки света и тени, а звезды наверху задвигались поперек ночного неба. Точно через двенадцать и тридцать две сотых секунды движущееся пятно остановилось, и ЭМГ остановился около Спока и Кирка.

Это был конец вечера. Финальный код времени; поляна была ослепительно освещена сверху прожектором, который бил вниз с парящего транспортного звездолета. Команда безопасности Звездного Флота сканировала веранду трикодерами. Другие офицеры Звездного Флота, которые транспортировались вниз с Суверена, разговаривали с гостями возле кострища.

Кирк совсем не удивился, когда заметил что он, Тейлани, Спок, Маккой и Скотт отсутствуют. Через две минуты после начала конвульсий у Тейлани его и остальных транспортировали на Суверен. К тому времени, когда было зарегестрировано это последнее изображение, через пятнадцать минут после их транспортации Маккой уже поставил предварительный диагноз, ЭМГ готовил камеру стазиса, а Суверен был уже на расстоянии одной шестнадцатой светового года, передвигаясь на варп-факторе девять, мчался к родному миру клингонов.

Но что действительно удивило Кирка, так это число персонала Звездного Флота, который оказался здесь. Когда он звал Маккоя, он видел всего горстку примчавшихся из леса. Откуда так быстро прибыли остальные, и почему они были так хорошо организованы? Сообщая о реконструкции свадьбы, которую он только что отсмотрел, ЭМГ заключил:

?Было много объятий и поцелуев; никаких насекомых, насколько я мог видеть; и контакт с восемью животными.?

?Какого вида?? резко спросил Кирк.

?Ордовер судьи, ваша лошадь, две ваших собаки, и четыре собаки, принадлежавшие гостям. Самый лохматый облизал лицо вашей жене весьма тщательно. Как Экстренная Медицинская Голограмма я должен сказать, что облизывание лица было самым антисанитарным.?

?Но никаких нападений,? сказал Спок.

Кирк потерял интерес к поиску диких животных. Его интерес теперь переместился к команде безопасности Звездного Флота.

?Спок, посмотри на количество парней из службы безопасности. Сорок два человека развернулись меньше чем за двадцать минут.?

Спок понимающе поднял бровь. ?Это интересный аспект.?

?Что?? спросил ЭМГ.

?Звездный Флот ожидал неприятностей,? сказал Кирк. Он почувствовал как внутри него растет гнев. До настоящего момента судьба Тейлани была ужасной, случайной трагедией. Но чем больше он ломал голову о масштабных мерах безопасности Звездного Флота, тем больше сердился от того, что никто из флота не сообщил ему, что адмирал Нечаева обеспечила нечто большее, чем несколько охранников в знак любезности. И значит что-то упустила.

?Спок, они знали. Те ублюдки в командовании знали, что что-то должно случиться.?

?Это логический вывод,? сказал Спок, ?но еще не доказанный.?

?Еще как доказанный… Сорок два офицера охраны. Вот доказательство. Мы ищем не животное.? Он обвиняющее ткнул пальцем в ЭМГ. ?Они загрузили вам список гостей??

ЭМГ с тревогой кивнул. ?Да.?

?Вы сможете сравнить имена людей, зарегистрированных здесь??

Голограмма Марк II кивнул снова.

?Отлично. У вас есть изображения людей, для которых нет соответствующих имен в списке гостей??

ЭМГ посмотрел в сторону. ?Почти весь персонал службы безопасности Звездного Флота.?

?Нет, не обращайте внимания на людей, которые были зарегистрированы после того, как у Тейлани начались конвульсии. Только те, кто был здесь раньше, но не числится в списке.?

ЭМГ ответил сразу. ?Двадцать шесть человек.?

Кирк отстранился, и ткнул в землю. ?Я хочу увидеть их. Все двадцать шесть. Стоящими прямо здесь.?

?Экстраполяция,? сказал ЭМГ.

Потом двадцать шесть голографических фигур сформировались в линию перед Кирком. Кирк быстро оценил каждого из них.

?Удалите тех, на которых я покажу,? сказал он.

Сначала он выбрал Мемлона – ребенок был частью семьи, а приглашение отсутствовало потому, что предполагалось, что он будет там со своими родителями. Потом Кирк указал на судью и трех женщин, котрорые обслуживали банкет, и четырех членов струнного квартета. Еще четырнадцать фигур исчезли, потому что Кирк узнал двух мужчин, которые управляли осветительными сферами, четырех барменов и их восьмерых помошников. Осталось всего три незваных гостя.

?Замечательно,? сказал Спок.

Кирк подумал также. Каждый из этих троих был ребенком. Два мальчика и одна девочка, немного старше Мемлона, возможно лет десяти.

?Студенты Тейлани?? спросил Спок.

?Нет. Я знаю большинство из них.? Кирк пристально посмотрел на детей, уверенный что никогда их прежде не видел. Но они действительно выглядели странно знакомыми. ?Доктор,? сказал он, ?кто-нибудь из этих детей входил в контакт с Тейлани??

?Самый маленький мальчик. Двое других никогда не приближались к ней.?

Кирк обошел вокруг моделей. Все три ребенка были одеты в типичную одежду этого мира: всесезонные белые брюки и туники. Но вместо сандалий они носили ботинки. Это было необычно для Чала.

?Покажите контакт мальчика с Тейлани.?

ЭМГ показал на дом. ?Это было на веранде. Код времени четыре часа две минуты.?

Всего через минуту Тейлани потеряла сознание. Как один Кирк и Спок направились к дому.

?Проиграть,? приказал Кирк.

Потом он отступил в сторону, чтобы избежать столкновения с самим собой. Там он был в своих джинсах и футболке, направляясь к пню дерева. И там была Тейлани, сидящая на веранде среди своих друзей. И дети.

Кирк видел, три маленькие одетые в белое фигурки приближались внезапными дискретными скачками, там где у компьютера было недостаточно визуальной информации, чтобы полностью восстановить их точные движения. Потом самый маленький мальчик оказался на лестнице веранды, как будто что-то хотел сказать Тейлани. Двое из друзей Тейлани отошли с дороги, чтобы пропустить малыша. Теперь он оказался перед Тейлани, и она раскрыла свои руки, и наклонилась и…

?Остановить программу,? сказал мрачно Кирк.

Он прошел мимо самого себя к веранде, где Тейлани застыла в объятиях с ребенком. Кирк увидел на веранде двух женщин с голокамерами, что объясняло законченность визуальной информации. Кажется одна из них все время делала запись встречи Тейлани с мальчиком.

Кирк и Спок обошли вокруг женщин, и встали рядом с Тейлани в нескольких дюймах от деревянного кресла. Кирк сам сделал это кресло. Оно было грубым и незаконченным, его руки еще не доработали все детали, но Тейлани объявила его совершенным.

?Там,? сказал Спок. Он указал на тыльную сторону шеи Тейлани, лишь немного выше линии волос. Рука мальчика, сжатая в кулак с оттопыренным указательным пальцем, была нацелена прямо туда. ?Назад на пять секунд,? сказал Спок.

Рука мальчика отодвинулась, а Тейлани немного откинулась назад. Потом обе фигуры снова застыли.

?Продолжить воспроизведение со скоростью одна четвертая,? сказал Спок.

ЭМГ поднялся по лестнице веранды, желая увидеть сам, что такого убедительного нашли Кирк и Спок. Медленно двигаясь во времени реконструированные фигуры обрели жизнь. Тейлани наклонилась вперед, чтобы обхватить руками мальчика. Его рука с оттопыренным указательным пальцем двинулась вниз.

?Следите за ногтем,? сказал Спок. Ноготь указательного пальца мальчика был немного стерт, как будто изображение в нем было недостаточно завершенным. Потом Кирк увидел, как Тейлани вздрогнула. Всего лишь небольшое рефлекторное движение плеч, когда ноготь мальчика вступил в контакт с ее шеей.

?Проклятье…? прошептал Кирк. Он хлопнул по своему коммуникатору. ?Кирк Маккою.?

Маккой ответил из изолятора почти сразу же.

?Проверь сенсорами кожу Тейлани,? сказал ему Кирк. ?С тыльной стороны шеи, вдоль позвоночника, примерно на два сантиметра выше линии волос.?

?И что мне искать??

?Если это там, ты узнаешь это, когда увидишь.?

?Дайте мне минуту,? сказал Маккой.

Кирк потянулся, чтобы коснуться плеча голографической реконструкции своей невесты, но остановился всего в нескольких сантиметрах, неспособный завершить движение, пораженный осознанием того, что для Тейлани это может стать единственным способом являться к нему теперь, всегда как эмуляция. Воспоминания, которые обречены угаснуть. Голос Маккоя оборвал его темные мысли. Голос доктор прозвучал не одобрительно.

?Джим, я вижу очень маленькую ссадину на коже. Почти как будто она уколола себя шпилькой. Именно этого вы хотели??

?Это царапина, Боунз. Нанесенная преднамеренно.?

?Что??

?Десятилетний мальчик. Я предполагаю, что нервный токсин был нанесен на его ноготь. Думаю ты сможешь найти его следы вокруг ранки.?

?Спок?? спросил Маккой.

Спок ответил. ?Я здесь, доктор. Это логически заключение основанное на доказательстве.?

?Джим, ты уверен что хочешь, чтобы я исследовал это?? спросил Маккой. ?Чтобы исследовать ранку, я буду вынужден вывести ее из стазиса, а на этой стадии каждая минута сокращает по меньшей мере на два часа время, которое она способна там выжить.?

Кирк посмотрел на Спока для подтверждения.

?Мы в четырех днях пути от Кроноса,? сказал вулканец. ?Как только мы прибудем на Кронос, у клингонских специалистов останется меньше пятидесяти часов, чтобы вылечить ее. Нарушение поля стазиса уменьшит это время.?

?Но если мы идентифицируем токсин,? сказал Кирк, ?у них будут четыре дня, чтобы приготовить контрагент к нему.?

?Если это токсин,? добавил голос Маккоя.

Спок скрестил руки за спиной. ?Это решение можете принять только вы.?

Кирк уставился на реконструкцию. Он знал, что может рассчитывать на Спока для логики в такой ситуации и на медицинские факты Маккоя в том что должно быть сделано, но его собственные инстинкты не оставили ему выбора.

?Если ЭМГ будет здесь, я смогу использовать вторую пару рук.?

?Наконец кто-то оценил меня,? сказала голограмма. Он тотчас же исчез.

Кирк повернулся спиной к реконструкции. ?Идемте, Спок.? Он бросился вниз по лестнице веранды к дорожке. Спок последовал за ним.

?Куда, если точно??

?На мостик.?

?Чтобы сделать что??

Кирк прошел мимо себя самого, даже не взглянув. ?Конец программы,? сказал он.

Поляна и гости замерцали, затем исчезли из вида, оставив большую комнату с ярко желтыми решетками, нарисованными на темных панелях эмиттеров.

?Заставьте вашу логику поработать,? сказал Кирк, рванув к арке голодека. ?У нас всего два факта. Первый: Звездный Флот подозревал, что кто-то мог попробовать сделать нечто вроде этого. И второй: это означает, что Звездный Флот знает монстра, который послал ребенка уничтожить Тейлани.?

Спок поспешил вслед за Кирком в коридор к ближайшему турболифту.

?Недостаточно информации, чтобы сделать достоверные логические выводы.?

?Забудьте логику,? с отчаянием выпалил Кирк. ?Я знаю что это за выводы.? Они остановились перед нишей турболифта, ожидая пока откроются двери. ?И вы тоже знаете. Если не благодаря логике, то своим сердцем.?

Оба неизменных друга посмотрели друг на друга, пока Спок не кивнул, неохотно признавая этот единственный вывод.

?Тиберий,? сказал Спок.

Двери открылись. Оставалось пойти только в одно место. Капитан Суверена отвернулся от главного коммуникационного пульта, и извиняющимся тоном улыбнулся Кирку.

?Мне очень жаль, но вы можете лично убедиться. Нет никаких записей о капитане Ху-Лин Редиссон, члене Звездного Флота, или какого либо другого флота, отчеты которых у нас есть.?

Кирк хотел ударить кулаком по пульту коммуникатора и физически вытрясти из него информацию, в которой он нуждался. Но больше этого ему требовалось удержать содействие этого капитана, даже если он выглядел как подросток. Неужели в этом времени Звездный Флот набирал кадетов из начальной школы?

?Капитан Рендл,? сказал Кирк так спокойно, как мог. ?Я был на ее корабле. Я говорил с ней. Тоже делали Спок, Маккой и капитан Скотт.?

?О том корабле… обо всем научном конвое фактически…?

Спок не позволил капитану Рендлу закончить. ?О тех кораблях так же нет никаких отчетов.?

Молодой капитан почувствовал облегчение от того, что ему не придется самому говорить плохие новости своему выдающемуся пассажиру.

?Что значит никаких отчетов?? Потребовал от Спока Кирк.

?Гейзенберг, Шредингер и Паули. Если капитан Редиссон не существует в отчетах Звездного Флота, тогда будет логичным предположить, что о конвое научных кораблей также нет никаких доступных отчетов.?

?Если это имеет какое-то отношение,? застенчиво сказал капитан Рендел, ?на U.S.S.Venture есть транспортный шаттл, называемый Паули.?

?Прошу прощения,? сказал Кирк. ?Спок, на минутку.?

Кирк отвел Спока к алькову турболифта по левому борту. Он понизил голос.

?Ну и что еще ваша логика подсказывает вам??

Иногда Кирк завидовал превосходному самообладанию Спока. Прямо сейчас Спок не проявил ни малейшего признака эмоций, последовав за Кирком. С таким лицом его друг вулканец и он могли обсуждать погоду на Земле, или другую равно скучную тему.

?Что Проект Знак капитана Редиссон действительно особо секретный,? сказал Спок. ?Вы и я оба знаем, что у Звездного Флота всегда были корабли, существование которых оставалось непризнанным. Но, за некоторыми исключениями, они были испытательными аппаратами, или пробными концептуальными моделями. Не до конца укомплектованными и эксплуатационными до такой степени, которую мы видели на Гейзенберге.?

Кирк кивнул, глядя мимо Спока на остальную часть мостика Суверена. Он был почти идентичен мостику Энтерпрайза-Е капитана Пикарда, разве что здесь отделка имела тенденцию к серебряно-голубому диапазону, а не к медно-бронзовому. И здесь не было центрального кресла для капитана. Вместо него как и на Вояджере здесь была скамья, место для капитана и его старших офицеров. Еще один корабль, запущенный коммитетом, с тревогой подумал Кирк.

?Я помню то время,? сказал он. ?Вы почувствовали, что Гейзенберг был прототипом.?

?На нем было много прогрессивных черт. Голографические дисплеи на мостике.?

?Голографические члены экипажа,? добавил Кирк, вспомнив об офицере службы безопасности Редиссон. ?Не только ЭМГ. К тому же у них был полностью управляемый корабль.?

Внезапно Спок нахмурился. Это было едва заметно, но для Кирка это было столь же поразительное выражение эмоций, как если бы Спок схватил его за руку и закричал бы ?эврика?.

?Что?? спросил он.

?Джим, вполне возможно, что никто из того, кого мы видели на борту Гейзенберга не был реальным.?

?Прошу прощения.?

?Учитывая ваше описание голографических возможностей кабинета капитана Редиссон, и присутствия по крайней мере двух голографических членов экипажа, мы не можем быть уверены, что кто-то еще, кого мы видели, не являлся другим уровнем этой иллюзии.?

?Но почему, Спок??

Спок поднял обе брови, как будто говорил об очевидном. ?Чтобы скрыть правду.?

?Правду о чем??

?О Проекте Знак. Реальная причина, почему капитан Редиссон сделала попытку убедить вас, что Тиберий умер. Как конвою удалось…?

?Минутку, вы тоже знали, что она солгала??

При своей вулканской привычке сдерживаться, Спок казалось был удивлен вопросом.

?Вы утверждаете, что тоже знали, что она представила нам ложное свидетельство??

Кирк не мог поверить, что никто из них за эти восемь месяцев не посмел обсуждать этот секрет.

?Шлем. Я знал, что это была фальшивка. Лицевая панель была разрушена не в той части.?

?Весьма наблюдательно,? осторожно сказал Спок, и Кирк понял, что не шлем был причиной того, что Спок обнаружил обман Редиссон.

?А как вы узнали??

Подбородок Спока немного приподнялся. ?Это не я. Доктор Маккой сказал мне… позже.?

Рот Кирка недоверчиво распахнулся. ?Боунз знал??

?Кровь, кости, и ткани на шлеме генетически в точности соответствовали вашим. Но из-за того, что корабль имел такой обширный список медицинского оборудования, включая и лабораторию клонирования, наш доктор обнаружил питательный раствор, в котором обыкновенно промывали клонированные органы, выращенные в пробирке. Проверив его, он пришел к выводу, что доказательство было сфабрикованно бортовым компьютером.?

?Я думал, что они перепрограммировали его трикодер, чтобы получить ложный результат,? сказал Кирк. ?Как еще они могли убедить Боунза, что ткани имели квантовую сигнатуру зеркальной вселенной??

Спок ответил быстро, и Кирк понял, что дипломат вулканец тщательно обдумал данный вопрос.

?Кажется весь трудовой лагерь на астероиде был построен и снабжен компонентами из зеркальной вселенной. Некоторые из этих компонентов возможно стали источником сырья, прошедшего обработку в репликаторе Гейзенберга, который произвел необходимый питательный раствор, а значит и ткани с соответствующей квантовой сигнатурой.? Спок пристально посмотрел на Кирка. ?Почему вы никогда мне не говорили, что знали о попытке Редиссон обмануть нас??

Кирк не собирался уходить в оборону. Только не тогда, когда вокруг было достаточно виновных.

?А почему вы и Боунз ничего не сказали мне??

?И капитан Скотт тоже.?

Кирк растроенно вскинул руки. ?Хорошо. Вы трое. Почему вы держали меня в неведении??

Спок выглядел виноватым.

?Мы предполагали, что раз Звездный Флот пошел на такие ухищрения, чтобы убедить вас не преследовать Тиберия, значит у них есть для этого серьезная причина. Мы подумали, что будет лучше для вас, если вы вернетесь с Тейлани на Чал, и продолжите жить.?

?Вы думали, что это будет лучше для меня??

Спок ловко ушел от вопроса. ?А почему вы не рассказывали нам о своих подозрениях??

Кирк возмущенно выдохнул, заколебался, и внезапно понял, что оказался вместе со своими друзьями в том же самом шаттле.

?Я… подумал что для вас лучше продолжать жить, не влипая в другие мои…?

?’Несуразные планы’, полагаю так называет их доктор Маккой.?

Кирк сморщился, пытаясь постигнуть действия своих друзей.

?Вы трое собирались вместе и говорили обо мне, когда меня не было рядом??

Спок кивнул. ?Да.?

Кирк вздохнул. ?Есть еще что-то, что вы утаили от меня??

?Есть ли что-нибудь еще, что вы утаили от нас??

Кирк увидел, что капитан Рендел посмотрел на них со стороны своего мостика, как они продолжют свою занимательную беседу шепотом. Кирк махнул ему, потом еще ближе наклонился к Споку. Он еще сильнее понизил голос.

?Проект Знак намного больше, чем три несуществующих корабля и необычный капитан.?

?В самом деле??

?После всего что случилось, когда я вернулся на Чал, первые несколько недель со своими новыми легкими и…? Кирк поднял свои руки, ?… этим, я действительно ничего не мог делать. Поэтому я реквизировал терминал данных Звездного Флота. Интенданту я сказал, что подумываю писать мемуары.?

Спок поднял бровь.

?Но я хотел посмотреть, смогу ли я что-нибудь узнать, есть ли в словах Редиссон правда. Особенно о двойниках из зеркальной вселенной, заменивших сотни офицеров Звездного Флота.?

?И…??

Кирк чувствовал себя неловко даже обсуждая то, что он собирался рассказать.

?Я нашел ссылки на двадцати трех старших командиров личного состава, которые в штабе занимали застольные позиции, и которые затем потребовали назначение на передние линии во время войны с Доминионом, и все удобным образом умерли, никаких тел, исчезнув вместе с четырьмя кораблями.?

?Жертвы были велики. Известно, что Джем’Хадар не берут пленников.?

?Спок,? прошипел Кирк, ?зачем на борту разведовательного корабля нужны два адмирала, адмирал флота и капитан? Звездному Флоту было выгодно исчезновение этих людей, поэтому они выбрали корабли, которые уже были уничтожены и изменили отчеты, добавив офицеров, которых необходимо было изъять.?

Наконец Спок проявил признак тревоги. Он поднял одну бровь.

?Джим, ты предполагаешь, что Звездный Флот избавился от двойников из зеркальной вселенной??

?Конечно нет. Но я предполагаю, что Звездный Флот поймал некоторых двойников – тех двадцати трех офицеров для примера – и где-то запер их. Чтобы объяснить их внезапное отсутствие, кто-то делает в отчетах соответствующие изменения, чтобы показать, что они погибли в сражении. Предполагаю, в некотором смысле они так и сделали.?

Спок сосредоточенно скрепил руки вместе.

?Реальная адмира Нечаева содержалась в трудовом лагере, поэтому не понадобилась такая история прикрытия, необходимая чтобы объяснить ее отсутствие. После ее спасения ее просто вернули к ее обязанностям, и совсем немногие знали, что именно произошло.?

?Но некоторые офицеры были не столь удачливы,? мрачно пробормотал Кирк.

?Если Проект Знак оказывает такое влияние, изменяет отчеты, скрывает корабли…?

?Угрожает нам. Я все еще не могу поверить, что мы так легко согласились.?

Спок кивнул. ?Тейлани сказала нам перед свадьбой почти тоже самое.?

Сердце Кирка остановилось, когда он вспомнил свою возлюбленную. ?Она знала обо всем этом??

?Нет,? сказал Спок. ?Не в деталях. Но она достаточно хорошо на вас настроена, чтобы понять, что после возвращения из Неоднородности ваше эмоциональное состояние изменилось. Она была очень обеспокоена тем фактом, что вы установили терминал Звездного Флота.?

Кирк болел без своей возлюбленной и ее успокаивающей мудрости.

?Она… никогда не говорила мне об этом.?

?Потому что это было с нами,? сказал Спок, ?и она не хотела причинять вам еще боль.?

?И что же сталось с ней?? с горечью ответил Кирк. ?Или с нами? Мы все пытались притворяться, что то, что произошло, никогда не случилось. А в результате…? внезапно голос подвел его, ?… возможно что это стоило Тейлани жизни.?

?Еще нет,? сказал Спок. ?Возможно еще есть время, чтобы принять меры.?

Кирк покачал головой, на мгновение поддавшись отчаянию. ?На звездолете до Кроноса? Без возможности войти в контакт с Редиссон или с кем-то другим, ответственным за Проект Знак??

?Между нами двумя, Джим, я полагаю, что у нас хватит влияния войти в контакт с любым человеком в Федерации.? Спок оглядел мостик. ?Звездный Флот обеспечил нам корабль, чтобы транспортировать только одного пациента. Это признак того, чего мы можем достигнуть за последующие четыре дня.?

Кирк кивнул, отчаяние снова ушло от осознания того, что он мог сделать нечто большее. То что они могли сделать теперь.

?Вы правы. Мы знаем достаточно много людей в штабе. Мы можем начать задавать правильные вопросы. Мы можем задать их достаточно громко, упомянув о Проекте Знак и Редиссон по небезопасному каналу. Это привлечет их внимание.?

?Этим мы также можем заслужить место на тюремном астероиде.?

Не смотря на их положение, Кирк почувствовал как на его лице вспыхнула улыбка.

?Тогда позвольте мне самому заговорить об этом, а потом вы Боунз и Скотти прервете меня.?

По своему Спок возвратил ему улыбку.

?Если мы должны узнать что-нибудь об тех событиях, мы будем сильнее вместе, нежели по отдельности.?

Кирк согласился. Не было ничего, что он и его друзья не смог бы достигнуть, объединившись. Ху-Лин Редиссон благодаря своим едва уловимым намекам почти преуспела в том чтобы разлучить их. Но только почти.

?Давайте спросим капитана Рендла, можем ли мы позаимствовать коммуникационную консоль,? сказал Кирк.

Он направился прочь от ниши, чтобы поговорить с невероятно молодым капитаном, который уже разместился на командной скамье. Неожиданно Рендл вскочил на ноги. Он показался Кирку еще более возбужденным, чем пять минут назад.

?Пока вы совещались, из изолятора звонил доктор Маккой,? сказал он. ?Он требовал вас, чтобы сообщить, что ваша жена возвращена в стазис, и что он теперь проводит спектральные исследования, и должен получить результат в ближайшие десять минут.?

?Хорошо,? сказал Кирк. ?Спасибо. А теперь, все что мы хотели бы сделать, так это несколько личных звонков командованию Звездного Флота, и мы хотели бы чтобы ваш офицер связи настроил станцию, где мы сможем сделать это в частном порядке.?

?Я действительно хотел бы услужить вам, капитан Кирк, посол Спок. Но к сожалению мы находимся в режиме блокирования связи.?

?С каких это пор?? удивленно спросил Кирк.

?Почти… пять минут назад. Прямое распоряжение от командования.? Рендел потянулся вниз, чтобы развернуть капитанский дисплей. На экране передатчика Кирк увидел символику штаба Звездного Флота.

?Отлично,? сказал серьезно Спок. ?Я хочу использовать свой дипломатический статус, чтобы связаться с моим посольством на Земле.?

Рендел с трудом сглотнул.

?Посол, мне действительно очень жаль, но… это запрет на коммуникации четвертого класса. Никаких исключений.?

Кирк почувствовал, как начало таять его самообладание. ?Класс четыре применим для зоны военных действий. Мы не около кардассианской границы.?

?Капитан Кирк, у меня четкие распоряжения. Мы не можем ни с кем входить в контакт. И мы не можем ответить ни на какой контакт, если не используется соответствующий код четвертого класса.?

Глубоко внутри Кирк знал, что в этом нет вины Рендела. Но он тотчас же задался вопросом, установлено ли еще на этом корабле одно из устройств дистанционного управления Скотти. Если он сможет снова взять корабль под свой контроль, достаточно будет связаться с нужными людьми в штабе… В этот момент болианин – офицер безопасности – окликнул так громко, что привлек внимание всех, кто был на мостике.

?Капитан Рендел, мы получаем сигнал класса четыре.?

Рендел повернулся к Кирку.

?Если это командование, я спрошу можно ли сделать для вас исключение.?

?Если это командование, я спрошу об этом сам,? отрезал Кирк.

Рендел с тревогой посмотрел на своего синекожего шефа службы безопасности, потом снова на Кирка.

?В действительности правила не разрешают пассажирам оставаться на мостике во время получения сообщений класса четыре.?

Кирк не ответил. Он только уставился на Рендела, давая молодому капитану понять, что единственный способ удалить его с мостика – оглушить зарядом фазера. Он увидел почти умоляющий взгляд Рендела, направленный на Спока.

?Учитывая необычные обстоятельства нашего полета,? вежливо сказал Спок, ?логика подсказывает, что это сообщение некоторым образом касается капитана Кирка.?

Рендел с облегчением кивнул. ?Чтож, я не собираюсь обсуждать логику с вулканцем.?

?Похвально,? сказал Спок.

?На экран,? приказал Рендел.

Кирк вовремя повернулся к главному обзорному экрану, чтобы увидеть, как звезды, движущиеся при варп 9,3 мигнули, и исчезли.

?Это капитан Пикард, U.S.S. Энтерпрайз. У меня есть срочное сообщение для… о, капитан Кирк… Не ожидал увидеть вас на мостике.?

Рендел нервно выступил вперед. ?Если это не касается их, они только что хотели…?

?Не стоит. Капитан Кирк, посол Спок, я принес сообщение от нашего общего друга.?

?Ху- Лин Редиссон,? сказал Кирк.

Пикард кивнул, и даже Кирк смог ощутить его расстройство. ?Энтерпрайз будет в диапазоне транспортатора через пять минут. Пожалуйста, приготовьтесь присоединиться ко мне.?

?Жаль, Жан-Люк,? сказал Кирк. ?У меня нет никакого желания покидать Тейлани.?

?Даже если сделав это вы сможете спасти ей жизнь??

?Я буду у вас через пять минут,? сказал Кирк.

Пикард следил за Кирком, который смотрел на главный экран в зале обсерватории Энтерпрайза-Е. Он был удивлен тем, что Кирк не выказывал ни малейшего удивления.

?Когда была сделана эта запись?? спросил Кирк.

?Три месяца назад.?

Когда запись началась сначала, Кирк отвернулся от экрана, и посмотрел через стол переговоров на дисплеи кабинета, на которых были изображены точные копии всех Энтерпрайзов. У Пикарда не было способов разгадать о чем думал или что чувствовал этот человек; не больше, чем он мог сказать о Споке, сидящем рядом с капитаном.

?Я был тогда на Чале,? сказал Кирк.

?Да, мы знаем.?

?Мы?? спросил Кирк. Его улыбка для Пикарда была едва заметна.

?Звездный Флот,? объяснил Пикард.

?Не Проект Знак??

Пикард вздохнул. Кирк всегда был мятежником во времена своей карьеры. Постоянно подвергал сомнению приказы, или составлял новые всякий раз, когда исчезал из поля зрения командования. И теперь с такими ставками лично для себя, прималейшем ограничении своих действий Кирк поступал вопреки вероятно несуществующим директивам Звездного Флота.

?Я должен заявить для отчета, что прямо нам приказывали никогда не обсуждать этот вопрос.?

?Для отчета? Вы делаете запись этой встречи?? спросил Кирк.

?Стандартная процедура,? ответил Пикард.

Кирк пристально оглядел зал обсерватории, словно пытаясь определить местонахождение спрятанных линз визуальных сенсоров.

?Проект Знак, Проект Знак, Проект Знак.?

Пикард помассировал тыльную часть шеи. Значит вот как он собирается продолжать.

?Вы знали, что капитан Редиссон не существует?? С вызовом в голосе сказал Кирк. ?И ее корабль, и вся ее удивительная голографическая магия… никаких записей. Никаких сооружений, никого из ее конвоя.?

?Капитан… Джим… это серьезный вопрос.?

Кулак Кирка настолько сильно вколотился в стол переговоров, что заставил Пикарда отреагировать на удар.

?Вы думаете, что я не знаю этого?? сказал он обманчиво спокойным тоном. Потом он указал на экран. ?Вы полагали, что меня удивит то, что вы мне показали??

?Да, думал,? сказал Пикард. И это было правдой.

Запись, снова проигрываемая на экране, была сделана сканером безопасности в одном из зданий архива Звездного Флота на Плутоне. Крошечная планетка была, возможно, одним из самых безопасных мест в солнечной системе Земли, предназначенная для долгосрочного хранения исторических данных. У Плутона было замерзшее ядро, в котором не было никаких следов геологической активности. И даже эры спустя, когда земное Солнце наконец раздуется до красного гиганта, и умирающая звезда расширится до орбиты Марса. В том будущем времени все следы существования человечества и все следы жизни будут выжжены с поверхности Земли, внутренних планет и Луны. Но глубоко в пещерах Плутона отчеты об этой жизни останутся целыми и невредимыми. Эти отчеты сообщат потомкам человечества, где они жили миллиарды лет назад, или просто послужат забавным артефактом для младшей расы космических археологов, которым все же станет известна тайна давно исчезнувших людей.

Но сегоднаяшняя тайна состояла в том, как на Плутоне Джеймс Т. Кирк прошел через самые строгие методы генетической идентификации Звездного Флота, чтобы получить доступ к своим личным записям, в то время как на расстоянии в сотни световых лет Джеймс Т. Кирк строил деревянный дом на Чале.

?Разумеется это Тиберий,? сказал Кирк со страстью в голосе. ?Редиссон лгала, когда сказала, что он умер. Она сфабриковала доказательства.?

Пикард был удивлен, что Кирк знает правду. Во время своей собственной секретной встречи с Редиссон, Пикард решил, что история Редиссон слишком стандартна, и что информация о судьбе Тиберия была скрыта. Но потом, признался себе Пикард, он сумел проанализировать процесс расспросов со своим экипажем, а затем обсудить это с офицерами. Он знал, что у Кирка не было такого преимущества. Но, напомнил себе Пикард, его собственное присутствие здесь только из-за задания Звездного Флота. И Кирку нельзя было разрешить принять в этом участие. Его причастность была слишком личной, а значит опасно непредсказуемой.

?Хотя я совершенно не согласен с методами капитана Редиссон,? сказал твердо Пикард, ?я могу понять, почему она обратилась к ним.?

?Просветите меня,? сказал Кирк.

?Расследование Звездного Флота в отношении зеркальной вселенной одна из наиболее критических и важных операций. Ведь где-то могут находиться двойники. Вся информация должна быть ограничена, или…?

?Могут умереть невинные люди?? спросил Кирк.

Уязвленный горечью в голосе Кирка Пикард в сердцах выпалил.

?Джим, пожалуйся, я не могу сказать вам как я сожалею о том, что случилось с Тейлани. Настоящий Проект Знак беспокоился о том, что Тиберий мог заявиться на Чал, но честно говоря их главное опасение было в том, что он заменит вас. Именно поэтому на вашей свадьбе были развернуты все силы безопасности. Чтобы предотвратить ваше исчезновение, а не нападение на вашу невесту.?

?Это не логично,? сказал Спок.

Пикард был поражен прямолинейностью вулканца.

?Посол Спок, со всем уважением, я вижу разницу. Капитан Кирк обладает беспрецендентным уровнем доступа ко всем уровням командования Звездного Флота. Я сомневаюсь что есть старшие офицеры – и вообще офицеры – которые без лишних вопросов не предоставили бы ему почти любую информацию. Если Тиберий сумеет занять место Джима, последствия и в самом деле могут быть весьма серьезными.?

?Все что вы говорите верно,? согласился Спок. Пикард не мог понять рассуждений посла.

?Тогда я не понимаю ваше возражение.?

?Если Тиберий должен был заменить Джима, то кто наиболее вероятно смог бы заметить подмену, как не его жена? Если бы я планировал эту акцию, я бы сначала убедился, что устранил эту возможность, устроив ее смерть.?

Пикард усомнился, увидев вспышку боли, исказившую лицо Кирка. Спок был прав. Он удивился, почему Звездный Флот не принял это в расчет.

?Могу сказать вам только то, что Редиссон рассказала мне на брифинге,? медленно ответил он, обдумывая вопрос.

Кирк отпихнул кресло, встал и начал мерить шагами зал обсерватории. Даже в лучшие времена, насколько знал Пикард, Кирк не мог выносить длительные периоды разговоров и бездействия.

?Я не хочу здесь спорить с вами, Жан-Люк,? сказал Кирк. ?Вы сказали, что можете помочь спасти Тейлани. Что вам известно??

Пикард показал на экран, где Тиберий, исполняя роль Кирка, снова проходил через станцию идентификации.

?Тиберию что-то нужно в нашей вселенной.?

?Энтерпрайз, насколько я помню,? Кирк остановился перед экраном. Пикард покачал головой.

?Капитан Скотт тщательно потрудился над этим случаем. Его выводы в штабе привели к тому, что такой большой транспортер не может быть построен. Цель этого устройства все еще не известна.?

Следующие слова Спока заставили Пикарда рискнуть и сделать нечто такое, что не соответствовало строгим инструкциям.

?Я на самом деле обнаружил эффект транспортации за несколько мгновений до того, как было нейтрализовано это устройство,? сказал Спок.

?Компьютер, приостановить запись. Пикард, разрешаю.?

?Запись приостановлена,? объявил компьютер.

?Джим, я думаю вы на меня плохо влияете,? полусерьезно сказал Пикард, ?но я чувствую, что должен кое-чем с вами поделиться.?

?А вас чем-то просили не делиться??

Пикард несколько раз качнул рукой.

?Генерал запретил мне говорить о Проекте Знак и расспрашивать свой экипаж. Но… вы знали что Энтерпрайз был серьезно поврежден из-за того, что с ним сделало это устройство??

Кирк кивнул, отвернувшись от экрана.

?Скотти что-то слышал об этом, но не смог узнать детали.?

Пикард не любил возвращаться мысленно к тому, что он увидел в тот день. Ужасные зияющие отверстия в его корабле, позорная буксировка из Золотой Неоднородности, весь обратный путь до доков Сан Франциско.

?Чтобы удалить важные компоненты с корабля, использовались мощные транспортаторы. Соединение главных компьютеров одного из первичных ядер памяти, медицинское оборудование, и полный агрегат варп из двух наших шаттлов, квантовые торпеды, и… мое кресло.?

?Это объясняет показания сенсоров,? сказал Спок.

Кирк двинулся вперед, встал напротив смотрового окна и уставился на движущиеся звезды.

?Звучит так, словно Тиберий построил на той стороне корабль, и снабдил его необходимым оборудованием.?

Пикард встал из-за стола переговоров.

?Это самое вероятное объяснение,? сказал он, поправляя свой китель. ?Мы знаем что зеркальная вселенная значительно отстает от нашей собственной в большинстве областей индустриального строительства. Результат затянувшегося военного времени. Компоненты, удаленные с Энтерпрайза, были среди наиболее продвинутых.?

Он все еще чувствовал себя оскверненным из-за повреждения его корабля, но он понял по голосу Кирка, что того не интересовало оборудование.

?Есть идеи, зачем это понадобилось Тиберию?? спросил Кирк не оборачиваясь.

Пикард обошел вокруг стола, и присоединился к нему возле смотрового окна.

?Информация. О вас.?

Кирк резко обернулся, и уставился на него. Теперь он был заинтересован.

?Определенно,? сказал Пикард, ?что-то, что вы сделали во время ранней карьеры. Файлы, к которым он обратился на Плутоне, были вашими личными записями из вашей первой пятилетней миссии.?

Брови Кирка сосредоточенно насупились.

?Я… на самом деле понятия не имею, что в них такого, что представляет интерес. Все техническое было в научных отчетах Спока или инженерных отчетах Скотти. А сто лет назад наши вселенные были весьма схожи. Так что… Я сомневаюсь, были ли в те дни вещи, которые не существовали в зеркальной вселенной. ?

Оба капитана стояли бок о бок возле смотрового окна.

?Именно к этому заключению пришла капитан Редиссон,? сказал ему Пикард. ?И именно поэтому нам нужна ваша помощь.?

?Капитан Редиссон должна была подумать об этом восемь месяцев назад, когда я предложил ей помощь.?

?Она очень сожалеет о том решении, также как и я,? сказал Пикард. ?Это ваш шанс – и ее шанс – попробовать все исправить.?

?Что я могу сделать?? просто спросил Кирк. ?И как это поможет Тейлани??

Пикард понадеялся, что Кирк задаст этот вопрос в конце, но на него давили инструкции, полученные от Редиссон.

?Проект Знак отследил передвижения Тиберия в нашей вселенной за последние шесть месяцев, но к сожалению только по следам. Кажется в его появлениях или действиях нет никакой системы.?

?Каких действиях??

?Именно поэтому нам нужна ваша помощь. Кажется его действия всегда имеют некоторое отношение к вам. Вы нужны нам, чтобы проанализировать его передвижения, и посмотреть, сможете ли вы обнаружить закономерность. И если сможете, значит сможете предсказать, где он появится в следующий раз, и… мы захватим его.?

Кирк остался столь же непостижимым, как и вулканцы, не дав Пикарду ни малейшего намека на то, принял ли он его просьбу или отклонил.

?А Тейлани??

?Хорошо… как только мы заполучим Тиберия, мы сможем узнать, что он сделал с ней, и это даст нам точку отсчета для того, чтобы все изменить.? Пикард с надеждой посмотрел на Кирка. ?Это уникальная возможность.?

?Для точки отсчета,? сказал Кирк, поворачиваясь к звездам. ?У Тейлани есть пять дней. Самое большее шесть. А потом не будет значения, даст ли нам Тиберий инструкции по лечению или нет.?

?Но… она в медицинском стазисе, не так ли? Это может стабилизировать ее на многие месяцы.?

Кирк покачал головой, как будто не доверяя себе сказать что-либо большее. Спок встал из-за стола.

?У нее уникальная физиология,? объяснил он. ?Она сопротивляется стазису.?

?Я… я не знал,? потрясенно вымолвил Пикард. ?Уверен, капитан Редиссон тоже этого не знала.?

?Да, она не знала,? сказал Кирк. Он стукнул пальцем по окну. ?Жан-Люк, как Тиберий может перемещаться повсюду, без того чтобы люди задумались, почему они видят меня в каждом месте на его пути??

Пикард знал ответ, и знал, что запись компьютера была все еще приостановлена.

?Это не для печати,? сказал он. Он увидел взгляд Кирка, направленный на Спока.

?Кому я могу сказать?? спросил Кирк, обращаясь к Пикарду.

Пикард принял этот вопрос, как способ Кирка сказать ему, что их разговор останется в тайне.

?Благодаря случайному переходу на Дип Спейс 9,? начал он, ?мы узнали что Альянс разработал устройство многомерной транспортации. Им можно перенастроить транспортеры Федерации, чтобы воссоздать эффект вашего первого перехода на Халкане. Мы считаем, что Тиберий перемещается в особые места в пределах зеркальной вселенной, затем использует устройство, чтобы переместиться в нашу вселенную, делает свои дела, а потом возвращается в свою собственную реальность тем же способом.?

Кирк бесстрастно кивнул.

?Именно так интендант Спок и Кетрин Джэнвей перемещали меня по Луне, когда за нами гнались солдаты Альянса. Хотя у них не было такого устройства.?

?И у нас. Хотя у нас нет отчетов, как именно оно должно работать, мы уверены что сможем продублировать его.?

Пикард встретил долгий вопросительный взгляд Кирка.

?Способ, которым вы продолжаете говорить ‘мы’ должны сделать это, ’мы’ можем сделать это, означает, что теперь вы являетесь частью всего этого?? спросил Кирк. ?Проекта Знак??

Пикард покачал головой. ?Я всего лишь посыльный.?

?Значит вы на самом деле не знаете, что это за дела??

Пикард понял, что Кирк обеспокоен. Он знал, какую боль должен чувствовать человек, столкнувшись с потерей кого-то очень близкого. Он сам испытал это, чтобы понимать. Но у него были приказы.

?Джим, то что я собираюсь сейчас сделать, не тема для обсуждений. Это прямое нарушение моих приказов. Но на мой взгляд, это необходимое нарушение.?

Он ничего не мог с этим поделать. Он дернул плечами, поправляя свой китель, и его голос принял более формальный тон.

?Если вы не согласитесь сотрудничать с проектом, тогда вы будете помещены под арест, пока не схватят Тиберия, или пока не станет известно, что он мертв.?

Но он забыл, что Спок всегда был способен превзойти его в плане формальной строгости.

?Это вопиющее нарушение гарантий Федерации личных прав и свобод. Это вызовет юридические проблемы, и я буду выступать против этого.?

?Я уже приводил этот аргумент капитану Редиссон,? защищаясь сказал Пикард. ?Она уверила меня, что оставшись на свободе и подвергнувшись замене на Тиберия, Джим представляет существенную угрозу безопасности Федерации. Это будет законное задержание.?

Наступил момент, которого он так боялся. Он обратился непосредственно к Кирку.

?Мне нужен ваш ответ, капитан. Да или нет??

Кирк задумчиво смотрел на него, словно ожидая чего-то большего.

?Но это не единственный выход.?

Почему я не удивлен, что он сказал это? подумал Пикард. Но на этот раз у Кирка не было другого выбора.

?К несчастью Звездный Флот весьма обеспокоен.?

Казалось Кирк не понимал серьезности предложения, которым его соблазняли. Ошеломленный Пикард слушал, как Кирк выдвинул свое собственное предложение.

?Кто бы там ни был, вы передадите Проекту Знак, что я могу остановить для них Тиберия. Я могу защитить Федерацию. Но чтобы добиться этого, проекту придется принять мои условия. И вы скажете им, что больше они ничем не смогут угрожать мне, потому что худшее они уже сделали. Вы скажете им, что если Тейлани умрет от их бездействия, я присоединюсь к Тиберию, и сам разберусь с Федерацией. Передайте им, что я жду их ответа. Да или нет.?


XIII


?Доктор М'Бенга, я полагаю??

М'Бенга подняла глаза от стола, чтобы узнать, кто воспользовавшись этой невероятно старой фразой вызвал на ее лице утомленную улыбку. Она моргнула от удивления, и ее улыбка стала искренней.

?Капитан Кирк?!?

Джеймс Т. Кирк приложил палец к губам.

?Я инкогнито,? сказал он низким голосом, и как будто доказывая свое заявление, он откинул в сторону полу своего вулканского плаща с капюшоном, показав бледно серую гажданскую одежду.

М'Бенга не знала, что сулит ей внезапное появление Кирка и его невероятная экипировка. Но она все же была рада увидеть его. Прошло по крайней мере два года с тех пор, как они встретились на Чале. Она заговорщецки прошептала:

?Вас спрятать в операционной??

?Думаю я и здесь в безопасности.? Кирк осмотрелся, словно искал что-то определенное. ?Я был удивлен, когда узнал, что вас направили на ДС9.?

М'Бенга поправила падд на своем столе, все еще взволнованная неожиданным посещением.

?Просто вся команда, Бэр, Пинни, все мы были… почти уверенны что трибунал вынесет решение в пользу Кристины. Поэтому все выбрали назначения на не корабельные должности, чтобы быть доступными для отзыва, когда она получит новую команду.?

Каковы бы ни были его намерения, Кирк закончил визуальное изучение лазарета и теперь смотрел на нее, как будто она была его давно потерянной дочерью.

?Она взорвала Тобиас. Я знаю как она любила этот корабль.?

М'Бенга кивнула.

?Единственная причина, по которой Джем’Хадар не стерли нас с лица космоса в том, что они были убеждены, что мы заполучили артефакт Борга, который они разыскивали. Они стреляли в нас, и мы потерпели поражение. Наши щиты пали, а варп-реактор катапультировался.?

?Вы ушли от Джем’Хадар?? На Кирка это явно произвело впечатление. Он сел на угол ее стола, как будто устраиваясь для продолжительной беседы.

?Капитан Макдоналд вытащила нас. Это она вела с ними переговоры. Я думаю, что вероятнее всего это был ворта одного из кораблей. Я убеждена в этом потому, что переговоры вообще стали возможны.?

М'Бенга смолкла, но Кирк выглядел настолько заинтересованным, что она продолжила.

?Во всяком случае Кристина сумела уговорить их разрешить экипажу транспортироваться вниз к безопасности, и взять шаттл. Скорее всего Джем’Хадар думали, что смогут захватить нас позже. А потом,? М'Бенга улыбнулась, вспомнив о дерзости своего капитана, ?она опустила щиты, оказавшись в диапазон стыковки, так чтобы они смогли загнать свои грузовые шаттлы в наш ангар, ну в общем когда прибыла абордажная команда…? М'Бенга усмехнулась от нелепости пересказа этой истории Джеймсу Т. Кирку, ?… они оказались в одиночестве. Кристина транспортировалась вниз прямо с мостика за десять секунд до самоликвидации.?

?Она прекрасно справилась,? сказал Кирк, а М'Бенга расслышала в его голосе намек на восхищение. ?А что было потом??

?Когда Тобиас взорвался, он вывел из строя пять атакующих кораблей Джем’Хадар и один военный корабль.?

М'Бенга на мгновение замолчала. Было трудно представить, что с того дня прошел почти год. Хотя история окончилась удачно, в то время она и каждый в команде были уверены, что пришло их время. Но в очередной раз их капитан вытащила их из этого, как и полагалось любому хорошему капитану, но получалось не всегда.

?Думаю Звездный Флот собирается дать ей медаль.?

?Она предпочитает звездолет.?

?Его она тоже получит.? М'Бенга уставилась на Кирка и его странную экипировку. ?Я рискую показаться грубой, или… раскрыть вашу тайную миссию, но все же, что вы здесь делаете??

Кирк поднялся со стола, и посерьезнел.

?Эта миссия, доктор. И… мне нужна медицинская помощь.?

Подобно работающей компьютерной программе М'Бенга внезапно почувствовала, как переключилась на профессиональный режим.

?Конечно. Что я могу для вас сделать? Мне связаться с доктором Баширом??

?Нет, доктора Башира нет на станции.?

Внимание М'Бенги обострилось. Джулиан взял свободный день, на который, насколько она знала, он заказал голокомнату вместе с майором Кирой и О’Брайеном.

?На самом деле я думаю, что он на другой стороне Променада у Кварка.?

?Нет,? не согласился Кирк, и его тон не оставлял места для спора. ?Он отвечает за внезапные, но незначительные медицинские критические ситуации на Баджоре. Будет лучше, если он не узнает, что я здесь.?

М'Бенга почувствовала себя неловко.

?При всем моем уважении, капитан, он мой старший офицер, и я должна сообщать ему обо всех медицинский действиях, имеющих место в лазарете. А вы сказали, что находитесь здесь именно поэтому, верно??

?Верно. Мне нужно полное соматическое обследование на молекулярном уровне, закодированном на высокочувствительный след ID транспортера.?

М'Бенга несколько секунд размышляла о том, зачем Кирку потребовалось такое сканирование.

?Это необычная просьба, не так ли?? сказал Кирк.

?Могу я спросить с какой целью??

?Для идентификации,? предположил новый голос.

Еще трое гражданских вошли в больницу. Двое мужчин и одна женщина, все трое как и Кирк в вулканских плащах. Потом мужчина, который заговорил, откинул на плечи свой капюшон, и в очередной раз М'Бенга недоверчиво моргнула.

?Капитан Пикард??

Пикард поднял палец, призывая к тишине, но Кирк сказал: ?Я уже сказал ей.?

М'Бенга уставилась на всех четверых. ?Вы все инкогнито??

?Верно,? сказал Пикард. ?Признаю, это весьма необычно. Но капитан Кирк очень высоко отзывался о вас, и мы решили рекрутировать вас в наше маленькое рискованное предприятие.?

М'Бенга почувствовала предупреждающее покалывание в животе.

?Полагаю, это предприятие Звездного Флота??

?Безусловно,? убедительно сказал Пикард. ?У нас есть для вас соответствующие протоколы командования, чтобы подтвердить наши полномочия.?

М'Бенга знала, что было время, когда она сказала бы: нет, все в порядке, конечно же я доверяю двум самым известным капитанам в истории Звездного Флота. Но она этого не сделала. В ее голове прозвучала мантра из жизни Баджора: идет война. Основатели – шейпшифтеры. Не доверяй никому.

?Благодарю,? сказала она. ?В данной ситуации они будут необходимы.?

М'Бенга увидела, как Пикард и Кирк обменялись быстрыми взглядами, но она не могла понять их значения. Потом Пикард улыбнулся и сказал:

?Капитан говорил мне, что вы тот человек, на которого мы можем рассчитывать. Рад узнать, что его доверие к вам вполне обосновано., на которого мы можем рассчитывать. могла понять их значения.?

М'Бенга испытала вспышку понимания, сообщившего ей, что даже после сопроводительных протоколов и соматического сканирования Кирка, и независимо от того, что эти два капитана имели ввиду, она понятия не имела о том, кем они были на самом деле. В этот момент мужчина и женщина, сопровождавшие Пикарда, откинули свои капюшоны. М'Бенга узнала советника Энтерпрайза Дайану Трой. Но не худощавого коммандера рядом с Трой. Пикард представил их.

?Доктор Андреа М'Бенга, думаю вы помните советника Трой, и я могу представить вам коммандера Слоана, шефа службы безопасности Энтерпрайза.? М'Бенга встала, чтобы обменяться рукопожатием с ними обоими.

?Слоаны с Альфа Центавра?? спросила она коммандера с некоторым благоговением.

Он кивнул, словно этот вопрос ему задавали дюжину раз за день. Ведь это было одно из самых известных имен в истории варп-двигателей. М'Бенга прочистила горло.

?Для начала предоставьте мне эти протоколы,? сказала она, ?а потом можете рассказать, что дальше.?

Пикард вытащил из-под плаща изолинейный чип, и вручил его ей. Направляясь к консоли коммуникатора она не могла не заметить, что коммандер Слоан сканирует лазарет трикодером, который выглядел вдвое больше тех, что она когда-либо видела. Одна из его сторон пылала теплым янтарным светом. Пикард поймал ее косой взгляд, и поспешил объяснить.

?Стандартный сканер безопасности, доктор. Беспокоиться не о чем.?

?Угу,? сказала М'Бенга, чувствуя прямо противоположное его заверениям. Она заснула чип в считывающее устройство, затем ввела свой персональный код. Этого было достаточно, чтобы открыть первый уровень системы безопасности чипа, который сообщил ей, что чип на самом деле исходил из Звездного Флота. Слоан тем временем казалось заинтересовался верхним хирургическим отделением в нише.

?Что-то не так, коммандер?? спросила она.

?У вас в клинике были проблемы с воровством?? спросил Слоан в своей манере задавать вопросы так, словно это был праздный интерес, за которым ничего не было.

?Не совсем. Несколько дней назад был небольшой взлом. Хотя ничего серьезного. А что??

?Ничего,? Слоан отвернулся от нее и направился к Пикарду.

Со своего места за консолью коммуникатора М'Бенга отчетливо услышала, как коммандер сообщил Пикарду, что собирается поговорить с шефом службы безопасности станции.

?Это констебль Одо,? сказала М'Бенга из-за консоли.

?Да я знаю,? сказал Слоан, выходя из лазарета.

М'Бенга провела следующие пять минут за подпространственной связью с Звездной базой 210, и смогла подтвердить к своему удовлетворению, что Пикард по крайней мере действовал по специальному распоряжению адмирала Филиппа Тенна. Специфические распоряжения для М'Бенги от адмирала были добавлены в конце Пикардовых, и включали дополнение о том, что она не должна была рассказывать о своем отношении к партии Пикарда никому на ДС9, включая доктора Башира и капитана Сиско, если под вопросом окажется безопасность станции и/или персонала. М'Бенга зарегистрировалась на зашифрованном канале, затем повернулась к Кирку и Пикарду.

?То что вы хотите, кажется срьезным.?

?Очень,? сказал Пикард, но не больше.

М'Бенга бросила долгий и суровый взгляд на обоих капитанов.

?Вы двое не хотите давать мне слишком много информации, не так ли??

Кирк и Пикард оба кивнули. М'Бенга скрестила руки на груди, давая им понять, что она готова играть в эту игру по любым правилам, которые они выберут.

?Полное соматическое обследование может занять два часа,? объявила она, ?и это экстремальное вторжение, если вы понимаете о чем я говорю.?

Она сделала паузу, чтобы позволить капитану Кирку обдумать все последствия этой неприятной возможности. М'Бенга увидела, как советник Трой неудачно спрятала улыбку, как будто она только что обнаружила очень забавную эмоцию у капитана Кирка.

?С другой стороны,? сказала М'Бенга, ?если я буду знать цель обследования, возможно я смогу адаптировать процедуру, чтобы сделать ее более приятной для всех заинтересованных лиц.?

Кирк выпалил свой ответ на ее вызов.

?Я собираюсь прогуляться.?

?Осторожней, Джим,? предупредил Пикард.

?Все в порядке,? сказал Кирк. Он продолжил. ?А когда я вернусь, капитан Пикард хочет убедиться, что… я все еще я.?

?Понимаю.? Ситуация Кирка стала М'Бенге внезапно ясна. ?Но есть более простые способы обнаружить самозванца Основателя. Анализ крови. Фазер, установленный на три с половиной.?

Безучастные взгляды, которыми ее одарили Кирк, Пикард и Трой сообщили М'Бенге, что она ошиблась.

?Значит мы ищем не самозванца Основателя??

Кирк покачал головой. ?Пожалуйста, не спрашивайте больше ни о чем.?

?Прекрасно,? сказала отрывисто М'Бенга. Она указала на смотровую нишу. ?На стол.?

Кирк замялся. ?Я… должен что-нибудь снять??

?Это зависит от того, какой вы пациент.?

Кирк понял, что это замечание подразумевало угрозу, и быстро вошел в смотровую.

?Если вы хотите что-нибудь перекусить, там есть репликатор,? сказала М'Бенга Пикарду и Трой. ?Он кардассианский, так что не слишком то обольщайтесь.?

?С нами будет все в порядке,? сказал Пикард. ?Думаю вы не пожелаете закрыть лазарет??

Однако у М'Бенги были весьма ясные приоритеты, от которых она не собиралась отступаться. Она доктор, а там на станции больше тысячи потенциальных пациентов.

?Не пожелаю. Но если вы не хотите быть замеченными, можете подождать в операционной, а я подключу экран секретности вокруг стола для осмотра.?

?Это приемлемо,? ответил Пикард.

М'Бенга направилась к нише, затем обернулась.

?Капитан, советник, кто-нибудь кроме меня знает что вы здесь??

?Нет,? сказал Пикард. ?Но не по той причине, о которой вы думаете. Это не имеет никакого отношения к Доминиону. И… это действительно все, что я могу вам сказать.?

М'Бенга знала, что она вероятно не должна была знать даже этого, поэтому приняла минимальное объяснение Пикарда.

?Я сообщу вам через несколько минут, сколько времени займет осмотр.?

Пикард поблагодарил ее, а затем направился к операционной вместе с Трой. М'Бенга посмотрела через лазарет на Джеймса Т. Кирка, сидящего на столе и настороженно следящего за ней. Лучше не заставлять пациента ждать, сказала она себе. Но подойдя к шкафу, чтобы взять инструменты для начала соматического осмотра, М'Бенга не смогла сдержать удивления: от кого именно пыталиь скрыться Кирк и Пикард. Если они не беспокоились о шпионах Доминиона на ДС9, тогда кто еще был здесь, что так их встревожил? И почему я без претензий приняла их неполные объяснения? подумала она. Это выглядело так, будто она как обычно приняла распоряжения, не задав вопросов. И М'Бенга знала, что такой вид поведения был для нее нетипичен. По крайней мере она так думала.

?Так это на самом деле был артефакт борга?? спросил Кирк.

Это было за несколько секунд до того, как доктор М'Бенга направила на него медицинский трикодер.

?Хммм? Простите??

Кирк сконцентрировался стараясь не двигаться, хотя М'Бенга объяснила ему, что он может разговаривать не мешая осмотру.

?То, что Джем’Хадар хотели от Тобиаса. Вы сказали, что они подумали что это артефакт Борга, и я задался вопросом, а было ли это на самом деле.?

?Нет. Не борга. Мы послали сенсорный журнал на Звездную базу 324. Это было какое-то хитрое приспособлние Пикледа, начиненное всяким барахлом. Жаль что Джем’Хадар не получили это.?

Кирк смотрел как М'Бенга вернулась к своим приборам, меняя регулировку, и нахмурившись смотрела на свой трикодер, как будто он был шаловливым ребенком.

?Вы напоминаете мне вашего прадеда,? сказал Кирк. ?Он мог уйти сам в себя, точно так же. Полная концентрация. Я думал это было связано с его обучением на Вулкане. Но похоже это было только его.?

М'Бенга снова посмотрела вверх. ?Что??

Кирк вздохнул и покачал головой. ?Позже.?

М'Бенга предостерегла его. ?Говорите. Только не двигайте головой.?

?Все что прикажете, Боунз.?

Это привлекло ее внимание. Она улыбнулась.

?Здесь никто не называет меня так. Доктор Башир он… слишком серьезен. Слишком приличен.?

?Слишком скучный??

М'Бенга искала подходящее слово.

?Искренний. Другими словами вежливый. И он замечательный целитель.?

Кирк вовремя вспомнил, что не надо двигать головой, когда хотел кивнуть.

?Три года назад он спас мне жизнь.?

?Насколько я слышала эту историю, ему немного помог адмирал Маккой.?

?Немного.?

?Как он??

?Думаю доктор Маккой превзошел максимальный возраст людей примерно десять лет назад. Теперь он с каждым годом становится моложе. Или дело в этом, или в оставшихся оригинальных частях.?

М'Бенга с благожарностью рассмеялась.

?Он служит источником вдохновения для всех нас. И если уж разговор зашел об оригинальных частях, как там поживают ваши легкие??

?А вы можете сказать?? спросил огорченно Кирк. Он больше не мог ощущать их даже при сильном перенапряжении.

?Там выделяется искусственная ткань. Я сказала бы что вам сделали их год полтора назад??

?Фактически почти восемь месяцев.?

М'Бенга присвистнула, и потянулась чтобы внести изменения в контроль на верхней панели. Кирк не мог сказать что она делает. Множество кардассианских интерфейсов и дисплеев запутывали. С одним или двумя он смог бы справиться. Но ими была забита вся комната.

?Вы излечились исключительно быстро,? сказала доктор. ?Где это сделали??

Кирк подумал о настоящем ответе на ее вопрос, но решил что не может сделать этого.

?Экспериментальная клиника. Там же мне заменили руки.?

М'Бенга опустила трикодер и уставилась на него. ?Вам заменили руки??

Повинуясь ее приказу он не стал поднимать их чтобы показать, но он сказал.

?Обе. Я… попал в аварию. Они были ужасно обожжены. Настолько, что их нельзя было восстановить.?

Он остановился, увидев что М'Бенга полностью погрузилась в исследование его рук. Она отложила свой трикодер.

?Будь я проклята,? восхитилась она. ?Я даже не заметила.? Она посмотрела на него. ?Могу я??

?Пожалуйста,? Кирк смотрел как она осторожно подняла его руку своей и подвигала его пальцами и запястьем. Он был уверен, что она поражена и изумлена.

?Я никогда не видела ничего подобного. Очевидно ваши руки были ампутированы, и одновременно в них имплантировали клетки??

?Насколько я знаю это было сделано в тот же самый день.?

?Что это была за больница? Это на самом деле грандиозная работа.?

Кирк извиняюще улыбнулся.

?Мне крайне неприятно это говорить, но я на самом деле ничего не могу сказать вам.?

Глаза М'Бенги сверлили его, словно он бросил вызов ее медицинским полномочиям.

?Это нечто связано с тем, во что вы вовлечены сегодня??

?Верно.?

Кирк подумал о том, насколько ему нравилась М'Бенга. И как человек, и как вид доктора, которым она была. Определенный возврат в дни доктора Маккоя и другой личный способ проведения медицинского осмотра. Ему было жаль, что он не может рассказать ей о Гейзенберге, его прогрессивном медицинском оборудовании, и его ЭМГ с его отношением. Он не винил М'Бенгу за ее обиженное молчание. Но она была таким же хорошим офицером Звездного Флота, как и врачом, и она неохотно продолжила.

?Значит… сменим тему. Как Тейлани? Вы все еще женаты??

Кирк закрыл глаза.

?Какого черта?? услышал он восклицание М'Бенги. ?Ваше кровяное давление…, о капитан Кирк. Мне очень жаль. Что-то произошло? С ней все в порядке??

Кирк почувствовал, как снова вернулось отчаяние, то же самое отчаяние, с которым он боролся последние два дня с тех пор как выдвинул свой ультиматум капитану Пикарду, чтобы он передал его тайным владельцам Проекта Знак. К удивлению Кирка этот ультиматум они приняли. Если верить Пикарду, капитан Ху-Лин Редиссон – каптан, который не существует – лично разрешила ?просьбу? Кирка идти за Тиберием самостоятельно. Хотя она добавиа несколько собственных условий, которые Кирк должен был или принять или отклонить. Но если бы он выбрал последнее, ему пришлось бы подготовиться к продолжительному периоду тюремного заключения.

?Она умирает,? сказал спокойно Кирк, открывая глаза.

Он мог сказать, что М'Бенгу эта новость поразила. А разделение его горя с кем-то еще, кого это интересовало, сделало его еще более невыносимым.

?Могу я спросить… что произошло??

Кирк не видел как широкие детали могут быть частью требования Редиссон о безопасности. По крайней мере он мог рассказать М'Бенге о Тейлани.

?Попытка убийства,? сказал коротко Кирк. ?Ей ввели нервный токсин.?

Доктор М'Бенга насторожилась. ?Какого вида??

?Они не уверены. Что-то связанное с классом естественный токсинов, появляющихся на Кроносе. Именно туда ее везут теперь. Специализированная на ядах клиника готова вылечить ее – попытается вылечить ее.?

?Она в стазисе??

?С ней доктор Макой. Но она сопротивляется стазису. Маккой думает, что у нее есть несколько дней.?

М'Бенга положила руку на Кирка. ?Мне очень жаль. Она была… она замечательный человек. Она так много сделала для своего мира и… для вас, я знаю.?

Кирк кивнул не желая говорить ничего больше.

?То что вы делаете здесь с капитаном Пикардом связано с тем, что случилось с Тейлани? С вашим нечастным случаем??

Кирк кивнул; едва заметное движение, недостаточное чтобы помешать М'Бенге.

?Вы хотите найти ответственных за это??

Он снова кивнул.

?Если есть что-то, что я могу сделать, любой способ поговорить об этом не прибегая к компромиссу и без применения любых секретных мер…? Она пожала его руку, и он почувствовал это, совсем немного. ?Осмотр займет следующие девяносто минут или около того. У нас много времени на разговоры.?

Не смотря на свои страдания Кирк взвесил ее предложение. Возможно был способ.

?Вы знакомы с нервными токсинами?? спросил он.

?С животными? Уверенна. Я видела очень много из них на Тобиасе.?

Кирк глубоко вздохнул прежде чем задать свой следующий вопрос.

?Когда-нибудь слышали о каком-либо из них, который можно занести царапиной??

М'Бенга стукнула ладонью по трикодеру.

?Очень многие токсины можно занести этим путем. Некоторые из мешочков с ядом во рту, некоторые жалом, некоторые ядовитыми железами под когтями животного.?

?Нет, не вроде этого,? быстро сказал Кирк. ?Это был токсин, нанесенный на ноготь ребенка. Десятилетний мальчик, который обнял Тейлани и… поцарапал ее.?

Кирк снова глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Он был там. Это мгновение снова вставало перед его глазами. В то время как сам он стоял на дорожке возле пня, мальчик был на веранде. Если бы только он забыл о том проклятом пне и продолжал идти, если бы отвел Тейлани в сторону, где он предполагал быть, мальчик не смог бы… Нет, ребенок нашел бы другую возможность. Если не в эту ночь, тогда в другую. Он не мог потакать себе в бесполезном самоедстве. Просто надо было помнить, что это сделал Тиберий. И Тиберий заплатит за это. А потом он вдруг понял, что доктор М'Бенга молчит.

?Доктор?? позвал он.

?Хмм? Прошу прощения??

?Токсин,? безотлагательно напомнил Кирк, озадаченный ее внезапным равнодушием. ?Нанесенный на ноготь ребенка. Занесенный через царапину. Вы когда-нибудь слышали что-либо вроде этого??

Голос М'Бенги дрогнул. ?Что… ребенок…??

Кирк пристально посмотрел на нее, задаваясь вопросом, что было не так.

?Десятилетний мальчик. Маккой нашел следы этого… доктор!?

Кирк оттолкнулся и соскочил со стола. М'Бенга рухнула на палубу. Он встал на колени, чтобы убедиться, что доктор еще дышит. Она дышала. Он бросился через всю клинику к операционной, чтобы позвать Пикарда и Трой. Через секунду они оказались рядом с М'Бенгой. Кирк и Пикард подняли потерявшего сознание доктора на стол. Трой воспользовалась медицинским трикодером, чтобы убедиться, что М'Бенга не получила никаких внутренних повреждений.

?Кажется она просто упала в обморок,? сказала советник.

?Есть идея почему?? спросил Пикард.

?Нет, мы просто разговаривали,? сказал Кирк. ?Она вносила изменения в управление сканера.?

?Я вынужден попросить Беверли закончить осмотр,? сказал Пикард.

Кирк понимал, что время давило на них, заставляло Пикарда.

?Вы сказали мне, что Редиссон настаивала, чтобы осмотр не делали на оборудовании Звездного Флота. На тот случай, если какой-либо вид скрытой программы сможет позже перезаписать результат с другим набором данных.?

?Я сделаю так, что доктор Крашер проведет осмотр на этом оборудовании,? возразил Пикард. ?Она прибудет сюда на шаттле в течение часа.?

Кирку прямо сейчас этот час показался вечностью. Энтерпрайз завис в облаке Оорта системы Баджора на расстоянии в десятки миллионов километров, где невозможно было определить его присутствие.

?Разве доктор Башир не был бы лучшим выбором? Ему же не придется мчаться к Баджору.?

?Абсолютно исключено,? сказал Пикард. ?У доктора Башира в зеркальной вселенной есть двойник. И у многих людей на станции. Согласно отчетам капитана Сиско, переходы в этом регионе стали почти регулярным событием. Редиссон специально распорядилась, чтобы мы воздержались от всех контактов с любыми людьми из любой вселенной, которые могут быть вовлечены в постоянные события пересечения. Если слухи дойдут до Тиберия…?

?Она пробуждается,? предупредила Трой, давая им понять, что любые обсуждения зеркальной вселенной стоит отложить.

?Доктор М'Бенга,? сказал Кирк, ?вы знаете где вы??

М'Бенга потерла лицо и с замешательством огляделась. ?Здесь был коммодор??

?Никаких коммодоров,? сказал Пикард. ?Только капитаны.?

М'Бенга узнала Кирка, а потом и Пикарда и Трой.

?Что я делаю на столе??

?Вы упали в обморок,? сказала Трой.

М'Бенга села. ?Я не могла упасть в обморок.? Она попыталась нащупать что-то на столе, пока Трой не вручила ей трикодер. М'Бенга направила его на себя, издав странный гортанный звук.

?Диагноз?? спросил Пикард.

?Возможно я действительно упала в обморок,? признала доктор. Она слабо улыбнулась Пикарду. ?А что я гоаворила о еде из тех кардассианских репликаторов??

Она спустила ноги со стола, и осторожно поставила их на палубу прежде чем полностью встать.

?Доктор М'Бенга,? спросил Кирк, ?вы помните о чем мы говорили??

М'Бенга облокотилась о стол.

?О Кристине? О найденном нами артефакте Пакледа??

Кирк решил подождать, пока они с доктором снова останутся одни, прежде чем он попробует освежить ей память. Не было никакого смысла провоцировать Пикарда.

?Мы начнем сначала?? спросил он вместо этого.

?Или вам стоит кое-что принять?? Пикард все еще выглядел обеспокоенным. ?Возможно перерыв на отдых??

?Право же, все в порядке,? настаивала доктор. ?Пока продолжается осмотр, я протестирую себя, но я уверена я… Я…?

Как Пикард и Трой, Кирк обернулся, чтобы посмотреть, кто так испугал М'Бенгу просто показавшись в дверях лазарета. Это было второе из ?условий? Редиссон. Кирк спрашивал себя как Пикард собирается объяснять это, пока они находятся в рамках письменных распоряжений Редиссон.

?Приветствую вас, доктор М'Бенга,? сказал Спок, откидывая капюшон своего плаща. ?Приятно встретиться с вами снова.?

Но М'Бенга ничего не сказала в ответ. Она была слишком занята, уставившись на второго посетителя. Второй Спок также откинул капюшон.

?Доктор М'Бенга, рад встретиться с вами впервые.?

?Два посла Спока?? сказала М'Бенга недоверчиво.

?Фактически посол только я,? сказал Спок.

?В то время как я интендант,? сказал зеркальный Спок.

М'Бенга развернулась к Кирку, и он увидел понимание в ее глазах.

?Эта поездка, вы собираетесь… вы хотите пройти сквозь Зеркало…?


XIV


Капитан Пикард не знал, что он собирается сделать с капитаном Кирком. Люди написали большинство правил, необходимых чтобы быть капитаном звездолета. Но теперь он казалось настроился переписать их все заново. А сегодня в Звездном Флоте это было недопустимо.

?Мы прибыли в координаты,? объявил Дейта из-за консоли управления.

?Полная остановка,? приказал Пикард.

Он неловко изменил положение в своем новом кресле. Прошли восемь месяцев с тех пор, как его заменили после того, как Энтерпрайз был распотрошен в Золотой Неоднородности. Большая часть отремонтированного и замененного в результате того инцидента, было определенно усовершенствовано, включая и новый стационарный обзорный экран. Но это кресло… оно все еще было неудобным. А Пикард не хотел спускаться в инженерный и попросить ЛаФоржа реплицировать другое.

?Мы остановились,? объявил Дейта.

Обзорный экран был переполнен клубами пылающих плазменных штормов, простирающихся на миллионы километров. Хотя звездолет находился в Бесплодных землях, эта область космоса показалась Пикарду почти идентичной внешнему виду Золотой Неоднородности.

?Есть какие-нибудь признаки наших хозяев?? спросил Пикард.

Зефраим Слоан ответил со своей станции безопасности на мостике.

?Нет, сэр. Сенсоры не показывают других кораблей в пределах диапазона.?

?Это удивительно,? сказал Райкер.

Он наклонился вперед в своем кресле рядом с Пикардом и стукнул по главному сенсорному дисплею на своем маленьком тактическом экране. Действие сенсоров в этом регионе были серьезно ограничены, но корабли, которых они ждали в точке рандеву, как предполагалось должны были передавать позывные частоты.

?Если они к настоящему времени все еще вне пределов диапазона, им потребуется по меньшей мере еще два часа, чтобы добраться сюда.?

Пикард потянулся назад, и попытался еще раз разгладить раздражающую его поясничную выпуклость на спинке своего кресла.

?Наш гость уже протоптал дорожку в ковре,? сказал он со вздохом.

?Который?? спросил Райкер.

Пикард знал, что имел ввиду его первый офицер. Он не думал, что Энтерпрайз-D или кто-либо еще перевозил такое напряженное сборище пассажиров. Пикард мог понять отчаяние капитана Кирка, доведенного до точки. Кирк столкнулся с потерей жены и будущего ребенка. И в отчаянной попытке попробовать найти лекарство для Тейлани он покинул ее. Пикард тоже сталкивался с трагической потерей членов семьи, и слишком хорошо помнил боль и раскаяние, которое он выстрадал. Это была единственная причина почему он не покинул Кирка, когда он так опрометчиво повел себя на Дип Спейс 9.

?Мне проверить их?? спросил Райкер.

Более чем наслаждаясь спокойствием своего мостика и тихим профессионализмом своего экипажа, Пикард кивнул.

?Пригласите их в зал обсерватории.?

Гораздо лучше сделать приглашение Кирку и другим, чем дать им повод действовать самостоятельно в таком состоянии, что они снова начнут выдвигать требования.

?Прежде чем они начнут стучаться в двери и требовать впустить их?? спросил Райкер.

?Точно.?

?Райкер… послу Споку.?

Заинтригованный Пикард удивился, почему коммандер не хочет разговаривать с Кирком.

?Спок здесь.?

?Капитан Пикард хочет пригласить вас и вашу компанию в зал обсерватории. Вид потрясающий.?

?Сопровождающие прибыли??

?Пока никаких признаков,? сказал Райкер. ?Но наши сенсоры возможно заблокированы штормами.?

?Принято, коммандер. Мы будем там через минуту. Спок закончил.?

Обзорный экран мерцал с интенсивностью ближайшей плазменной спирали освещали мостик, как будто сверкали штормовые молнии. А незначительное изменение постоянной вибрации палубы подсказывало Пикарду, что генераторы силового поля активировали свои усилия. Соответствующим образом реагируя на сосредоточенность капитана на статусе своего корабля, Райкер ободряюще посмотрел на него.

?Нет ничего с чем мы не сможем справиться, сэр.?

?Меня беспокоят не штормы, номер первый.?

Райкер понизил голос, чтобы начать частный разговор.

?Кажется вы не в восторге от этой миссии.?

Пикард знал, что лучше высказать свои сомнения Райкеру. Он был хорошим офицером и часто придумывал новые подходы к проблемам, с которыми они сталкивались.

?По правде говоря, Уилл, я не знаю на что надеяться. Знаю, капитан Редиссон не полностью информирует меня о целях и намерениях Проекта Знак. И капитан Кирк одинаково сдержан обсуждая со мной свои планы.?

?В действительности вы не можете обвинять его. Вы сорвались на него на Дип Спейс 9.?

Пикард напрягся. Предложить совет, это одно, а оспаривать его решения – совсем другое. Это не Райкер стал сторонником примера Кирка, и переступил через свои полномочия.

?Капитан Кирк угрожал миссии, показав так много этому доктору M'Бенге. Напрямую нарушил приказ, командор Райкер.?

?Не буду адвокатом дьявола, сэр,? уклончиво сказал Райкер, ?но настоящее откровение началось, когда прибыли два Спока. Они явились раньше времени, и в этом не было вины Кирка.?

?Он все равно рассказал ей слишком много,? настаивал Пикард. ?Приказы не то, что можно выбирать, как кажется капитану.?

?Я всегда думал, что это одна из причин, по которой именно мы находимся здесь,? сказал Райкер, ?вместо флота автоматических кораблей вроде корабля Редиссон, укомплектованных голограммами и искусственным интеллектом.?

Пикард не был уверен насчет цели, которую преследовал Райкер, но он оценил легкий тон Райкера. Его первый офицер казалось был настроен неконфликтно, как будто он был уверен, что их обсуждение не может перерасти в спор.

?Так что мы можем выбирать и избирать,? продолжал коммандер. ?Правила есть правила, и приказы есть приказы, но здесь, где так много нового, мы должны быть гибкими.?

?Есть разница между гибкостью и неповиновением,? сказал Пикард.

?Согласен, сэр. Но есть одна вещь, которую я заметил: всякий раз когда пути Кирка пересекаются с вашими, вы словно забываете насколько вы гибки сами. Вы внезапно становитесь похожи на строгого отца, пробующего поставить пример для своего своенравного сына.? Райкер улыбнулся, чтобы смягчить свои слова.опыталсяазона, потребуется по меньшей мере два часа, чтобы добраться сюда.яяяя

Пикард заерзал в своем неудобном кресле.

?Мне остается надеятся, что этот капитан Кирк, который старше меня на сто лет, изберет другой путь.?

Райкер с надеждой уставился на Пикарда, но ничего не сказал. Пикард не мог не улыбнуться.

?У вас есть еще что добавить прежде, чем я прикажу заковать вас в кандалы за такую наглость??

Райкер рассмеялся.

?Я только подумал, Жан-Люк… после всего, что случилось в Briar Patch, вы были бы как дома в эре Кирка. Если бы вы были отрезаны от командования так же часто, как в свое время был он, думаю вы продемонстрировали бы, как ?ссылались? бы на приказы и Первичную Директиву. Я даже думаю, что вы бы этим тоже наслаждались.?

Весьма польщенный описанием Райкера, Пикард изобразил притворное негодование.

?Похоже вы предполагаете, что я завидую капитану Кирку??

Неожиданно его желание повернуть беседу на шутливый лад Райкер не принял.

?Не Кирку,? сказал серьезно Райкер, ?а его времени. Тогда было по другому. Одному человеку было легче оставить след в истории. Сегодня много звездолетов и еще больше капитанов. Жесткая конкуренция.?

Пикард позволил Райкеру закончить. До некоторой степени все это было верно.

?И в некотором смысле,? продолжал Райкер, ?я не удивлюсь, если узнаю, что Кирк тоже завидует. Не вам,? добавил он быстро, ?а вашему времени. Посмотрите на карьеру Кирка. Это была постоянная борьба чтобы удержаться за свое кресло.? Райкер наклонился вперед, заостряясь на тезисе. ?Одна пятилетняя миссия, и Кирк был назначен в адмиралтейство, где он вполне мог затеряться. Потом он снова получил команду, когда произошел инцидент с Виджером. Это принесло ему еще одну пятилетнюю миссию, но потом он все равно был вынужден занять пост преподавателя в Академии. Он вернул Энтерпрайз, и потерял его снова. Он вернул его, и снова потерял. Из года в год Кирк никогда не знал, получит ли он еще один шанс командовать корблем и когда – то, что без сомнений он любил делать больше всего.?

Райкер пристально посмотрел на Пикарда.

?Если привести ньюансы ваших достижений в командовании, оба вы продукты своих эпох, но в ваших сердцах, что имеет значение больше всего, вы одинаковы. Ниодин из вас не сдерживается, если считает, что Звездный Флот переступает через свои полномочия. Вы просто хотите делать то, что вы любите, и делаете это лучше, чем кто-либо другой.?

Он пожал плечами и откинулся в своем кресле, как будто и не собирался быть таким многословным или филосовским.

?Уилл, я понятия не имел, что вы так подкованы в карьере капитана Кирка,? сказал Пикард. Он попытался припомнить, говорил ли он своему первому офицеру, что имел идентичный разговор с Кирком,, когда их пути пересеклись в последний раз. Райкер улыбнулся.

?Все мы. Вы хотите управлять на этом мостике, этой территорией.?

Пикард услышал, как открылись двери турболифта, и посмотрел через плечо, чтобы увидеть входящих на его мостик Кирка, Споков, и последних двух членов команды, затребованных капитаном Редиссон – Кейт Джэнвей и T'Вэл. Он встал, и, вздрогнув от неприятного ощущения, вправил позвоночник.

?Благодарю, коммандер; наша беседа была весьма познавательной. Вы на мостике. Вы знаете где меня найти.?

Сопровождая своих пассажиров к залу обсерватории, он пришел к выводу, что он сам и его предшественник в действительности совсем не похожи. Там где Кирк имел возможность испытать оба возраста Звездного Флота, сам он к настоящему времени наслаждался преимуществами только более зрелой стадии. У Пикарда заняло всего мгновение, чтобы подумать о том, как он смог бы жить в эре пионеров, когда было столько нового и неизведанного. Он не мог отрицать, что скучает по дням, когда он и его экипаж были исследователями и авантюристами, а не кажущимися все больше и больше дипломатами и ораторами для более выгодных и лучших межзвездных деловых возможностей. Оставалось только надеяться, что те ранние дни все равно вернутся, и скоро.

Всегда был шанс по примеру Кирка вдохновить планировщиков на миссию, о которой они думали. Но для начала, Пикард знал, он и Кирк должны были дожить до следующей встречи.

?Что вы имеете ввиду говоря, что их все еще нет?? сказал Кирк, прохаживаясь взад и вперед перед обзорным экраном. Остальные сидели за столом переговоров в зале обсерватории, и маялись от бездействия. ?Мы ждем уже три часа.?

Пикард сидел во главе стола, словно проглотил аршин, скрестив руки перед собой.

?Как я уже объяснял, капитан, у нас нет прямой связи с капитаном Редиссон. Она дала нам координаты и время рандеву. Мы здесь как и было оговорено. Все что мы можем сделать – ждать.?

?Понятия не имею зачем они нам нужны,? сказал нетерпеливо Кирк. Насколько он мог видеть, Редиссон обладала способностью делать вещи, чтобы сбить его с толку. Возможно она намеренно задерживает его.

?Я вот подумал, насколько трудно создать одно из тех… устройств многомерной транспортации??

Он удивился, когда ответил интендант Спок.

?Это не простой вопрос,? сказала более слабая копия Спока. ?Когда Альянс в моей вселенной узнал о возможности перехода из вашей вселенной, они были вынуждены внести строгие изменения в тенологию транспортации. Эти изменения должны были предотвратить возможность повторения таких инцидентов, какие имели место на Халкане.?

Интендант обратился к первому случаю, когда он и Кирк встретились. Больше ста лет назад в зеркальной вселенной. Кирк все еще боялся, что то их случайное столкновение привело к развитию событий, которые позже привели к порабощению вулканцев и жестокой тирании Альянса.

?До некоторой степени,? продолжал интендант, ?эти изменения поощрили исследовать технологию транспортации, которой достигла ваша вселенная. Полагаю, что это одна из немногих областей, в которой мы действительно опережаем вас.?

Звучание версии голоса Спока, который звучал несколько слабее чем всегда, возымел смягчающий эффект на настроение в конференц зале. Но Кирк знал, что интендант Спок, лидер Сопротивления Вулкана в зеркальной вселенной, не только выглядел более здоровым, чем раньше, но и был более здоровым чем восемь месяцев назад. Увидев его тогда впервые за почти сто лет, Кирк был потрясен изменениями в двойнике Спока. Волосы вулканца все еще в традиционном стиле стали снежно белыми, как и его заостренная бородка. Его темные глаза поблекли и ввалились, губы высохли и потрескались. Его тонкая полупрозрачная кожа, испещренная зеленой паутинкой лопнувших капилляров, стянулась на изможденных щеках, которые покрылись морщинами.

Еще более тревожным было то, что его движения стали нетвердыми, а левая рука дрожала. Скудная пища, напряжение и раны от жестоких сражений привели в результате к преждевременному развитию синдрома Бенди, состоянию, незамеченному среди вулакнцев во вселенной Кирка на протяжении нескольких поколений. Интендант Спок казался по крайней мере на сто лет старше Спока, который был здоров в свои 146 лет – средний возраст для вулканца.

Но теперь после месяцев отдыха, выздоровления и лучшего лечения, которое могли обеспечить вулканцу во вселенной Кирка, интендант набрал столь необходимый вес. Его походка стала более твердой, и даже дрожь его руки стала почти незаметна. Он был все еще медлительнее в движениях чем Спок, которого знал Кирк, а его волосы и бородка были все еще чисто белыми, но он возродился. Однако Кирк не хотел с ним спорить. Он направил свой гнев и нетерпение на Пикарда.

?Тогда почему бы не украсть одно из этих устройств?? сказал Кирк. ?И чтобы не оскорбить честность Звездного Флота или Первичную Директиву, мы всегда можем, скопировав его, вернуть его назад.?

Но не Пикард ответил на этот вопрос, а Спок.

?Капитан, даже если бы мы обладали этим устройством, мы не смогли бы развернуть его в Бесплодных землях. Чтобы функционировать должным образом, устройству кажется требуется существование сопряженного транспортера. Не только в пределах данной области, но в другой реальности.?

Кирк больше не хотел бесконечных оправданий и оговорок; даже от Спока. ?С меня хватит.?

?Нет, вы не станете,? сказал Пикард.

Кирк ощетинился. Последняя вещь, которую он хотел бы услышать, было то как кто-то говорит ему о его чувствах.

?Вы капитан своего корабля, и своей команды,? бросил он сердито. ?Но не мой.?

?Капитан Кирк, пока вы находитесь на этом корабле, вы подчиняетесь моим правилам и приказам. А я очень устал от вашего постоянного вмешательства и претензий.?

Спок поднялся. ?Полагаю этот разговор не может служить никакой полезной цели. Вы оба…?

?Сядьте,? в один голос сказали Пикард и Кирк. Потом они снова повернулись лицом друг к другу.

?Не я один здесь назойлив. Вы тоже,? бросил Кирк.

Пикард вскочил на ноги. Кирк был рад этому спору. Все лучше чем овладевшая ими апатия.

?Напротив,? сказал Пикард. ?Вы дали капитану Редиссон обещание, и вы не сдержали его.?

?Но ведь ничего не случилось, Жан-Люк. Разве вы не видите? Она хотела убрать меня с пути. Она угрожала мне. Но я заупрямился. Я сказал, что хочу помочь. Она ответила: ладно, все будет так как вы хотите.' И теперь не будет никаких промедлений или беспорялка, когда она получила именно то что хотела в первый раз. Я посреди пустоты в вашем несчастном корабле и ничего не делаю!?

?Капитаны,? сказал Спок. ?Стрессовая ситуация…?

Но Кирку не нужен был Спок, чтобы спастись от Пикарда.

?Достаточно, Спок. Это только между Пикардом и мной.?

Он двинулся вперед. Пикард остался стоять во главе стола.

?Нет, Кирк. Это между вами и Звездным Флотом. Я понимаю эту борьбу. Я сам боролся с ними, когда чувствовал, что обстоятельства оправдывали это. Но я никогда не делал это личной вендеттой, путь, по которому теперь следуете вы. Вы не слушаете доводов; вы просто с гневом отвергаете их.?

?Из- за вас я доверился Звездному Флоту, чтобы уважить их обязательства ко мне! Чтобы после заполучить Тиберия! Чтобы по крайней мере попытаться спасти жизнь Тейлани, которая для меня дороже, чем любой из вас!?

Кирк обнаружил, что его новые руки теперь способны сжаться в кулаки, как будто для того, чтобы пробудить эту способность нашелся подходящий мотив. И прямо сейчас желание метнуться к Пикарду через стол заседаний было всего лишь мотивом, необходимым Кирку, чтобы почувствовать, что контроль вернулся. Он сделал еще один шаг вперед, уверенный что Пикард поймет его намерение. Он понял.

?Пикард службе безопасности. Капитана Кирка нужно проводить в его апартаменты.?

?Вы снова делаете это,? предупредил Кирк. ?Именно то, что хочет от вас Редиссон. Убрать меня со сцены.?

?Вы сами убрали себя, Кирк. Давным давно.?

Это стало последним оскорблением. Кирк ринулся к Пикарду, занеся кулаки, но был заблокирован T'Вэл. В своем гневе Кирк забыл, что Кейт Джэнвей и T'Вэл тоже находились в комнате. Кирк с грохотом опрокинулся на палубу, когда примчался коммандер Слоан. Кирк попытался перекатиться на ноги, но T'Вэл оказалась наверху, а ее биомеханическая рука сгребла в кулак его форму под подбородком, в то время как другая рука застыла на его плече немного выше точки катры, где находился центр вулканского зажима нерва.

?Дайте мне повод,? прошипела ему T'Вэл, ?и вы проспите целую неделю.?

Кирк отвел сжатые кулаки в сторону, но больше не сделал ни одного движения к сопротивлению. Была разница между смелостью и глупостью, и он пересекал эту линию в своей жизни достаточно часто, чтобы знать об этом как никто другой. T'Вэл отпустила его и вскочила на ноги. Кирк поднялся медленно, глядя на коммандера Слоана, одной рукой открывшего двери, а другой опирающегося на свой фазер.

?Я готов принять извинения,? сказал Пикард.

?Как и я,? ответил Кирк.

?Я не враг вам, капитан.?

?Тогда прекратите действовать как враг. По крайней мере признайте, что Редиссон манипулирует мной, и она использует вас, чтобы делать это.?

?Коммандер Слоан, покажите капитану Кирку его апартаменты. Он останется там до окончания миссии.?

?Вы хотите сказать до смерти Тейлани,? с горечью сказал Кирк.

Глаза Пикарда уставились на него. Кирк не знал, что больше он увидел в этом человеке: гнева или печали. Но его не волновало какая из эмоций заставила Пикард действовать против него. Кирк сорвал со своего кителя значок коммуникатор. Этот символ выдавал его принадлежность к Энтерпрайзу. Но теперь как символ Звездного Флота, он стал символом предательства.

?Я говорил вам, Пикард, что если Тейлани умрет, тогда я сам помогу Тиберию уничтожить Федерацию.? Кирк бросил коммуникатор на стол перед Пикардом. ?Теперь вы враг. Как и все, кто еще носит это. Передайте это Редиссон.?

Потом он протиснулся мимо коммандера Слоана из зала обсерватории, чтобы самому найти дорогу к своим апартаментам, где он мог подготовить свое спасение с этого кошмарного корабля. Он был уже на полпути от мостика, когда к нему обратился голос.

?Капитан Кирк. Я очень рад видеть вас здесь.?

Кирк остановился и посмотрел на экран, узрев там человека, которого никогда не видел прежде, и который носил форму Звездного Флота и улыбался ему.

?Я капитан Ментелл, U.S.S. Шредингер. Конвой здесь, и мы готовы к переходу. А вы??


XV


Пикард все еще чувствовал себя беспокойно после конфликта в зале обсерватории. Учитывая угрозы Кирка, которые он сделал, и предпринятые им действия, он был неуверен, что может продолжить миссию. Слишком велик был риск. Пока Дейта и Райкер вели подготовку вместе с капитаном Ментеллом, Пикард попросил Спока присоединиться к нему в его кабинете. Он сразу перешел к сути.

?Буду откровенным, посол, но я не думаю что капитан Кирк готов к этой миссии.?

?Понимаю почему вы так подумали,? ответил спокойно Спок. ?Но поскольку я знаю капитана как никто другой, я полагаю, что будет лучше разрешить миссии продолжаться, как было запланировано и обещано.?

Пикард ожидал такого ответа Спока. Вулканец и Кирк были очень близкими друзьями. Но теперь обязанностью Пикарда было определить, говорил ли Спок повинуясь логике или же лояльности.

?Вы слышали его угрозы,? сказал Пикард, усаживаясь на край своего стола. ?Их трудно недооценивать. Учитывая стресс, под которым он находится, его угрозы можно считать признаком неустойчивости.?

?Капитан Пикард,? сказал Спок. ?Если вы хотите знать, способен ли капитан Кирк продолжать миссию, устроенную капитаном Редиссон, то мое мнение – да, он способен. Уверен, что поразмышляв вы поймете, что он сказал это в пылу страсти, усиленном трагедией, с которой он столкнулся. Но вы не должны забывать, что его отчаяние возникло из-за препятствий в его активной роли в спасении Тейлани. Дайте ему эту роль, и отчаяние уйдет, а слова, сказанные в запале, забудутся.?

?Не имеет значение насколько хорошо я понимаю отчаяние Кирка. Я отвечаю за жизни каждого, кто должен отправиться в миссию Редиссон. Ради их безопасности, я не могу забыть его слова.?

?Если вы позволите капитану Кирку продолжить миссию, я могу гарантировать его поведение. Если вы не допустите его до миссии, то он даст вам другой повод не забыть его слова.?

Пикард вскочил из-за стола, и встал лицом к лицу перед Споком. Новое затаенное чувство, добавившееся к их дискуссии, казалось заставило его сделать это.

?Это звучит почти как угроза. Но конечно это было бы весьма нелогично.?

?Джим Кирк мой друг, капитан. И логика имеет с этим мало общего, как и с тем, что он способен смириться с уходом самого важного человека в его жизни из-за отказа Звездного Флота действовать. Пошлите его на это задание.?

Несколько долгих мгновений эти двое мужчин стояли глядя друг на друга словно воины перед поединком: каждый ждал когда противник сделает первый шаг и первую ошибку.

?Спок, вы произнесли это так, словно хотели добавить к сказанному 'или иначе'.?

Хотя выражение лица Спока не изменилось, и его голос остался таким же ровным и неторопливым, Пикард обнаружил, что чувствует тонкий намек на предупреждение в словах посла.

?Это ваши слова, капитан. Не мои. А теперь, если вы извините меня, полагаю я сказал все, что требовалось.?

Пикард смотрел как Спок отвернулся и вышел. Несколько мгновений он оставался в своем кабинете. Он бросил взгляд на свой стол, позволил своим пальцам скользнуть по контуру керамического Kurlan naiskos, изображенного на месте чести. Это подарил Пикарду его профессор археологии Ричард Гален после самого великого открытия профессора – голографического сообщения от наследственной расы, скрытое в генетической структуре разнообразных инопланетных рас. Пикард поднял крышку приземистой фигуры, и обнаружил внутри множество маленьких статуэток, идеально смастеренных 12000 лет назад. В этом была цель naiskos: напомнить тем, кто видел это, что каждый человек состоит из сообщества личностей.

Пикард знал, что тоже можно сказать и о нем. Один индивид стремился к карьере офицера, который неизменно поддерживал Звездный Флот во всех вопросах. Но другой был офицером, который охотно забросил бы карьеру и встал на сторону адмирала Догерти, чтобы защитить Ба’Ку. И каждый был любим: и носящий траур дядя, и строптивый сын. Каждое из его многочисленных ?я? объединялись под внешней оболочкой, вмещавшей их все, иногда позволяющей то одному то другому вырваться вперед, но всегда изо всех сил пытающейся найти баланс между несметным числом надежд и желаний, демонов и ангелов, которые существовали внутри него.

Пикард повернулся к закрытым дверям своей комнаты, размышляя над словами Спока. Он не сомневался, что сегодня увидел прорыв внешней оболочки Джима Кирка. Он мельком увидел демонов внутри человека. Но у кого не было таких скрытых страстей? И кто смог справиться с тем, с чем столкнулся Кирк? Пикард осторожно вернул на место верхнюю часть naiskos, содержавшего множество внутри, восстанавливая баланс частей. Спок был прав. Он должен дать Кирку этот шанс. Или в противном случае демоны Кирка овладеют им навсегда.

Кирк ставался на мостике, слушал и наблюдал за приготовлениями для продолжения миссии. Он видел, как Пикард пригласил Спока в свой кабинет. Он видел Спока, вышедшего оттуда несколько минут спустя. Но он не стал бы спрашивать, о чем именно они говорили. Это было последнее дело у кого-то что-то расспрашивать. Все что было у него на уме, так это убраться с этого корабля, неважно каким способом. Наверняка угнать шаттл не составит труда. А благодаря искажениям сенсоров все, что ему было нужно, так это пять минут форы, и он исчезнет в шторме. Наконец Пикард вернулся на мостик. Он подошел к Кирку.

?Уверен, то что вы сделали в обсерватории было неправильно,? сказал Пикард.

Меня не волнует чему вы верите, подумал Кирк.

?Но я понимаю почему вы это сделали.?

Никто не сможет этого понять, подумал Кирк.

?И если вы все еще хотите,? продолжал Пикард, ?я полностью поддержу эту миссию и ваше участие в ней.?

Независимо от того что сказал ему Спок, казалось это сработало. Только этого было недостаточно. Не теперь.

?Прежде чем я решу,? сказал Кирк, ?что если окажется, что существуют два задания??

?Объясните,? сказал Пикард.

?Одно, о котором говорила Редиссон и куда она посылает меня, и другое, реальное, которое, как я подозреваю, она запланировала.?

?Чтобы устранить вас??

?Вот именно.?

?Я обещаю вам,? сказал Пикард. ?Если Редиссон лжет вам, значит она лжет и мне. И я не стану мириться с этим больше, чем стали бы вы.?

?Даже если это означает пойти против Звездного Флота??

Кирк не понял странную улыбку, внезапно появившуюся на лице Пикарда.

?Напомните мне рассказать вам что случилось несколько месяцев назад в Briar Patch.? Он положил руку на плечо Кирка. ?Джим, полагаю что я больше верю в мудрость Звездного Флота чем вы. Но я не допущу злоупотребления этой верой. Если мне придется выбирать между Звездным Флотом и правым делом, мы с вами будем сражаться на одной стороне.?

Кирк услышал искренность в голосе Пикарда и увидел это в его глазах. Возможно Жан-Люк действительно понимает.

?Спасибо. Особенно ради Тейлани.?

Кирк заметил взгляд Пикарда, направленный на его китель, и понял, что он собирается сказать.

?Должен ли я позаботиться о новом коммуникаторе для вас??

?Не там, куда я иду,? сказал Кирк. Он повернулся к обзорному экрану. На нем был старший научный офицер Шредингера, молодая вулканка коммандер, и все еще передавала данные калибровки варп Дейте на мостик и ЛаФоржу в инженерный.

?Скоро они закончат,? спросил Кирк.

?Давайте узнаем,? ответил Пикард. ?После вас, капитан.?

Кирк покачал головой. ?Нет, только после вас.?

Кирк оставался в стороне в течение следующих десяти минут, пока Пикард наблюдал за действиями своего корабля. Определенно они собирались совершить то, что еще никто не пробовал прежде. По крайней мере в этой вселенной. Наконец ЛаФорж объявил, что ядро деформации настроено на новые выходные модуляции. Все что можно было сделать, сделали. Кирк нашел этот момент до странности разочаровывающим, потому что это означало, что весь корабль теперь должен вернуться в резервный статус.

?Энтерпрайз готов начать,? сказал Пикард старшему офицеру по науке. ?Нам остается только ждать вашего прибытия в заданные координаты.?

Кирк перехватил на лице коммандера вулканки едва заметное выражение удовольствия, когда она сказала.

?Капитан Пикард, мы находимся в этих координатах с тех пор, как вступили с вами в контакт.?

?Мистер Дейта?? спросил Пикард.

?В пределах чувствительности сенсоров нет никаких кораблей,? сообщил андроид.

?Пожалуйста переключитесь на передний обзор,? сказала офицер по науке. Потом она исчезла с экрана, а ей на смену пришли сплетаюшиеся огни и тени Бесплодных земель.

?Настройте ваши сенсоры на тетта диапазон,? предложил голос офицера.

?Изменяю избирательность,? сообщил Дейта.

Офицер по науке дала последнее распоряжение. ?Смотрите на ваш экран.?

По изображению на экране пробежал поток подпространственной статики, и внезапно Кирк увидел, как материализовались три звездолета. По крайней мере он думал, что это были звездолеты. При действующем увеличении они были ненамного больше размытых белых пятен. Пикард тотчас же вскочил с кресла. Кирк знал почему. Сама мысль о возможности того, что три корабля смогли приблизиться к Энтерпрайзу, оставшись необнаруженными, заставила бы нервничать любого капитана звездолета.

?Мистер Дейта, вы обнаружили импульс тахионов?? спросил Пикард.

?Нет, сэр. Я не знаю, как они сумели спрятаться, но это не маскировка. Я уверен.?

?Дайте полное увеличение,? сказал Пикард, а затем добавил. ?Коммандер Т'Тул, я весьма впечатлен вашими возможностями.?

Изображение на экране вздрогнуло как только возросло увеличение. Кирк тщательно изучал три звездолета. Это определенно был проект Звездного Флота: с передним командным корпусом, инженерным корпусом, и двумя варп гондолами – но эти корабли имели странные наполовину размытые очертания. Такие, словно новый Энтерпрайз был задрапирован тканью, создающей эффект перепонки между различными корпусами, которые казалось плавно перетекали друг в друга вместо того чтобы представлять корабль, составленный из отдельных элементов.

?Никогда не видел ничего подобного,? сказал коммандер Райкер, вставая рядом со своим капитаном.

Кирк увидел, как Дейта отвернулся от управления.

?Капитан, наши регистрирующие сенсоры отключены.?

?Перейти на дублирующие,? приказал Пикард.

?Сэр, я имел ввиду, что все наши регистрирующие сенсоры не работают. Мы можем видеть эти корабли, но не можем регистрировать обратный сигнал от них.?

Изображение странного звездолета сменилось изображением капитана Шредингера Менделла.

?Сожалею, капитан Пикард, но это дело наших рук. Даже дизайн наших кораблей засекречен.?

?Понимаю,? ответил Пикард. ?Но вы могли бы проинструктировать нас не наводить на вас наши сенсоры. И как это вы сумели скрыться из прямой видимости? Передали ложное изображение на наш экран??

Ментелл не обраттил внимания на вопрос. ?Я не волен рассказывать об этом, капитан.?

?А капитан Редиссон может?? спросил Пикард.

?Не в настоящий момент, хотя она посылает вам свой привет. Вы готовы к переходу??

Кирк увидел досаду на лице Пикарда.

Отлично, подумал он. Теперь он сам знает, каково это иметь дело с такими людьми.

?Энтерпрайз на позиции,? сказал Пикард.

Потом он вернулся в свое кресло. Райкер сел рядом с ним. Двери турболифта открылись, и Кирк увидел вошедшую на мостик советника Трой, которая заняла оставшееся место рядом с Пикардом. Кирк посмотрел на Спока. Он стоял в задней части мостика рядом с автоматической вспомогательной станцией жизнеобеспечения. Интендант Спок, Джэнвей и Т'Вэл остались в обсерватории. На Кирка произвело сильное впечатление, что они предпочли не быть рядом с ним.

?Думаете это действительно сработает?? спросил Кирк.

?Момент, чтобы задать этот вопрос, давно миновал,? сказал Спок. ?Однако, как бы капитан Редиссон не стремилась избавиться от вас, я искренне сомневаюсь насчет ее желания уничтожить ради этого корабль класса Суверен.?

?Будем надеяться, что она не такого низкого мнения обо мне, как кажется вам.?

?Безусловно.?

На обзорном экране капитан Менделл давал Пикарду последние распоряжения.

?По моему сигналу, капитан, переходите на одну десятую импульса, ориентир ноль ноль ноль точка ноль.?

?Пеленг строго вперед,? подтвердил Дейта.

?Возмущение полей будет продолжаться пятьдесят пять часов,? продолжал Ментелл. ?Если вы не вернетесь к тому времени…?

?Мы знаем о резервном плане,? сказал Пикард. ?Экипаж постарается достич Терок Нор, и мы запустим Энтерпрайз на звезду. Никакую технологию нельзя будет восстановить.?

?Удачи вам, капитан Пикард, капитан Кирк. И хорошей охоты.?

Менделл исчез с экрана, снова сменившись искаженным изображением трех звездолетов, теперь образовавших равносторонний треугольник. Из динамика донесся голос Ментелла. ?Начали.?

?Одна десятая импульса,? подтвердил Дейта.

Изображение на экране начало медленно расширяться, как только Энтерпрайз двинулся вперед, направляясь прямо в центр треугольника, образованного кораблями. Кирк внимательно смотрел на экран, ища любой признак перехода. Но ничего не было. Только ионный шторм и непрерывные плазменные молнии Бесплодных земель. Три звездолета исчезли с экрана. Кирк знал, теперь это случится в любой момент. Он положил руку на край консоли системы жизнеобеспечения, и в этот момент… обзорный экран замерцал, и изображение шторма внезапно дрогнуло, и показало новую конфигурацию плазменных всполохов, как будто кто-то объединил вместе две визуальные записи не беспокоясь о непрерывности. Но это было все.

?Мистер Дейта?? спросил Пикард.

Кирк ждал ответа. Наверняка это не могло быть так просто и незначительно. Но было.

?Согласно квантовой сигнатуре плазменных частиц, окружающих корабль,? сказал Дейта, ?мы только что перенеслись в зеркальную вселенную.?

Кирк почувствовал нервную дрожь от спада напряжения. Он посмотрел на Спока.

?Вы получили то, что просили, капитан,? сказал Спок.

Кирк понял. Теперь все зависело от него.


XVI


?Мне очень жаль что доктора Башира вызвали,? сказал Гарак, ставя свой поднос на столик в клингонском кафе. ?Но тем не менее это дает нам шанс получше познакомиться, вам так не кажется, доктор??

Андреа М'Бенга подняла взгляд от своего падда и стакана с мятным чаем на Гарака, севшего напротив нее.

?Естественно если я не потревожу вас,? добавил Гарак.

?Ммм, нет, нисколько,? сказала М'Бенга. Хотя по правде говоря это было не так.

?Вы уверенны?? заботливо спросил Гарак. ?У вас такой взгляд, словно вы скорее предпочтете поспать.?

М'Бенга рассмеялась. Было в этом портном что-то такое, что заставляло ее не верить слухам, которые кружились вокруг него подобно грозовым тучам. Она считала, что когда-то он был садовником в кардассианском посольстве на Ромуле. В нем без сомнения было это нежное заботливое качество. Но в легендах о нем говорилось, что он был убийцей Порядка Обсидиана, который слишком далеко зашел.

?Я предпочитаю поспать,? признала М'Бенга. ?Но не могу, я слишком ценю общество.?

Гарак любезно улыбнулся.

?Такое освежающее прямодушие. Я сделаю все, чтобы поддержать блистательную беседу и удержать ваш интерес.?

?Так как дела в портновском бизнесе??

?Всегда есть входы и выходы.?

М'Бенга рассмеялась. ?Но нет никого для светской беседы??

?Слова так драгоценны,? сказал Гарак, ?поэтому считается позором тратить их впустую на светскость. Говорят о том, что вы получили известие от доктора Башира??

?Он возвращатся завтра. Очевидно произошла путаница на сельскохозяйственной станции. Были перемаркированны некоторые антивирусные реактивы. Они думали что у них эпидемия. Но это оказалась всего лишь аллергическая реакция.?

?Отлично, я рад за людей на Баджоре. Но бедный доктор Башир, он пропустил все волнение.?

М'Бенга махнула рукой чтобы привлеч внимание официанта. ?Какое волнение??

Гарак налонился к ней поближе, а его умные глаза, никогда не знающие отдыха как и он сам, внимательно рассматривали остальных клиентов в зале. М'Бенга была уверенна, что он всегда находился в поиске клиентов и желал видеть, кому нужна новая одежда.

?Наверняка вы слышали разоворы о таинственных посетителях? Люди в плащах странствующих вулканцев, которые определенно не были вулканцами? Обнаружение корабля Звездного Флота, скрывающегося в кометном ореоле??

М'Бенга попыталась заморозить выражение своего лица, но было практически невозможно замаскировать ее истинную реакцию от такого наблдательного человека как Гарак. Он дружелюбно поманил пальцем.

?Ну же, ну же, доктор. Давайте вспомним о прямодушии. Вы слышали эти истории, не так ли??

Наконец возле стола появился огромный клингон, и М'Бенга попросила еще один стакан горячего чая. Она воспользовалась этим мгновенным отвлечением, чтобы состряпать ответ для Гарака. Пока она может поддерживать его уверенность, что она всего лишь слышала эти истории, а не была на самом деле связанна с ?таинственными посетителями?, она была уверенна, что сможет сохранить тайну Кирка.

?Я слышала эти истории,? признала она.

Гарак откинулся назад, и мудро кивнул. ?Ага, и вы не желаете распространять слухи. Весьма благородно. Вы не считаете, что это делает беседу интереснее, но я понимаю.?

В этот момент на столик легла тень. ?Привет… Гарак.?

М'Бенга заинтригованно уставилась на полусформированное лицо Одо, шефа службы безопасности станции.

?Доктор,? добавил резко констебль шейпшифтер.

?Какое неожиданное удовольствие,? сказал Гарак. ?Хотите присоединиться к нам??

М'Бенга подумала, что этот способ Гарака рассматривать каждого с равным уважением, освежал.

?Это займет не больше минуты,? сказал Одо. ?Я здесь из-за сообщения о пропавшей собственности.?

Гарак рассеянно улыбнулся. ?Чьей пропавшей собственности??

?Вашей,? ответил Одо.

Гарак продолжал улыбаться. ?Но я не давал никакого сообщения о пропавшей собственности.?

?Отлично, но возможно вы не знаете, что это пропало.?

При этом Одо положил на стол маленький блестящий черный передатчик размером с крупную сережку.

?Боюсь что не понимаю.?

?Это кардассианский шпионский оптический сенсор.?

Гарак встревожено огляделся. ?Вы предполагаете, что здесь есть кардассианские шпионы? На кардассианской космической станции??

Одо посмотрел на М'Бенгу. ?Я нашел это в лазарете.?

Теперь встревожилась М'Бенга. ?Где? Когда??

?В оборудовании над экспертным столом. Вчера.?

М'Бенга почувствовала, как ее сердце остановилось. Одо внимательно смотрел на нее.

?У вас есть вопросы, доктор??

?Нет, ничего.? М'Бенга знала, что она должна была сообщить об этом Пикарду. Безопасность его миссии в зеркальной вселенной могла оказаться под угрозой. ?Весьма странное место для шпионского устройства.?

Одо снова воззрился на портного. ?А что вы скажете об этом, Гарак??

Гарак поднял маленькое устройство и искоса посмотрел на него. ?Боюсь я не тот человек, который знает об этом. Но кажется это простое устройство. Старый проект. Малого диапазона. Вероятно остался после оккупации.?

?Вчера, когда я его нашел, он работал. И его не было там в прошлый раз когда я очищал Променад от жучков.?

Гарак протянул устройство, словно намереваясь вложить его в руки Одо. Одо забрал его.

?Вы хотите спросить не я ли тот шпион, который потерял это устройство?? предположил Гарак.

?Единственное чего я от вас хочу, чтобы вы оставались в своем магазине и не ввязывались ни во что, что связано с работой на кардассиан. У капитана Сиско своя выигранная война, а у меня есть станция, на которой надо сохранить надежность и безопасность.?

М'Бенга зачарованно наблюдала, как рука Одо внезапно изменила очертания, став трехпалой лапой с мощными когтями, схватившей устройство, и которая затем обрызгала Гарака салатом.

?Наслаждайтесь вашим завтраком,? прорычал Одо портному. Затем он повернул с натянутой улыбкой к ней. ?Доктор М'Бенга, мы должны поговорить об этом, позже, когда вернется доктор Башир.?

Официант клингон вернулся с чаем М'Бенги, когда Одо вышел из кафе.

?Я… не знаю что сказать,? скзала М'Бенга Гараку, чтобы смягчить смущение, которое он без сомнения испытывал.

Но Гарак сам преобразился. На его лице больше не было обезоруживающей улыбки.

?Знаете в чем ваша проблема, доктор. Вы слишком доверчивы. Всегда принимаете все за чистую монету,? сказал он мрачно.

М'Бенга не поняла изменение в его настроении, но прямо сейчас у нее возникли собственные проблемы. Она отодвинула свой стул, и начала подниматься. Но Гарак снова наклонился вперед, правда теперь его слова были быстрыми и четкими.

?Доктор Башир пытался экспериментировать с трианозином??

М'Бенга тяжело осела. Я не должна ни с кем говорить о трианозине, произнесла она мысленно, чтобы успокоиться. ?Не знаю о чем вы говорите,? произнесла она вслух.

?Нет, я не допускаю, что вы знаете. И это показывает насколько они могущественны, раз удерживают вас.?

М'Бенга почувствовала головокружение. ?Думаю мне надо идти.?

?А я думаю, что вам стоит зайти ко мне в магазин,? сказал Гарак.

Все ее тело сопротивлялось этому предложению. Гарак опасен. Каждый, кто пытался говорить с ней о трианозине опасен. Их нужно избегать любой ценой. Любой ценой. Любой ценой.

?Я не могу,? сказала она. Она поднялась, готовая удалиться.

А потом Гарак улыбнулся ей со всей своей искренностью, блеском и приветливостью.

?Вы уверены, доктор? Я только что получил новую партию красочных тканей с Бетазеда. И я был так уверен, что из некоторых можно сделать отличные отличные обручи для волос, что я специально отложил кое-что для вас.из некоторых сочных тканей с Бетазеда. пасен. лся вперед, нотеперь его слова были на, она была уверенна,?

Ощущение растущей паники оставило М'Бенгу так же быстро, как изменилось настроение Гарака.

?Да, да… это звучит заманчиво.?

?Тогда все улажено,? сказал Гарак, поднимаясь. ?Всего 441 метр по Променаду, рядом с офисом оценщика. Мы пойдем туда прямо сейчас, и вы сами все выберете.?

?О! Спасибо, Гарак.?

?Не за что, доктор. Мне всегда нравилось делать приятное людям, которые, я уверен, этого заслуживают. И я действительно считаю вас более чем заслуживающей этого.?

М'Бенга нежилась в теплом свете его лести. Она почувствовала себя лучше. Как хорошо иметь друга вроде Гарака, думала она, когда его упоминание о трианозине исчезло из ее памяти так же как и другие случаи за многие годы. Почувствовав себя намного лучше, она последовала за Гараком к его магазину, чтобы посмотреть, что у него есть для нее.


XVII


Не заботясь о том, чтобы скрыть свое отвращение, Пикард шел по кораблю, готовому унести Кирка в зеркальную вселенную – так называемому Имперскому Хищнику. Это был приземистый, черный аппарат с крыльями, изогнутыми вперед, ощетинившимися красными когтями. Зияющую утробу дополняли запачканные кровью клыки, намалеванные с обеих сторон, словно это было адское животное, пришедшее, чтобы пожрать невинных. Передний смотровой иллюминатор был очерчен жуткими окружностями алых, шафрановых и фиолетовых цветов, наподобие чудовищного глаза, непрестанно косящего на союзников. К слову сказать, это было омерзительно.

?Какой мир, какая истории,? сказал Пикард, ?породила нечто подобное??

Кирк провел рукой по одной из черных панелей корабля.

?Ужас надо поддерживать, или империя обречена. Это логика истории.?

Для Пикарда это прозвучало так, словно Кирк кого-то процитировал. ?Кто это сказал??

Кирк ткнул в сторону ангарной палубы, где ЛаФорж проводил последний инструктаж пилотов корабля – T'Вэл и Кейт Джэнвей. Там же присутствовали оба Спока.

?Интендант Спок. Больше ста лет назад. Я посмел сомневаться в решении Звездного Флота истребить расу халкан.?

Пикард заметил измученное выражение, возникшее в глазах Кирка, и понял, что оно не принадлежало ему.

?Джим, если вам нужно доказательство, чтобы убедиться что варварство в зеркальной вселенной возникло не из-за вас, все что вам нужно, так это напомнить себе, что Империя Земли была установлена задолго до вашего перехода. Это не ваша ошибка.?

?Но Империя Земли должна была развалиться,? сказал Кирк. ?Халкане давали ей самое большее 240 лет. И я сказал интенданту: завоевывать легко, а контролировать – нет. Чем быстрее разрастается Империя, тем больше рассеивается ее мощь, и тем быстрее она распадается. Это подлинная логика истории. Но вдохновляя интенданта что-то сделать с этим, я вызвал цепную реакцию, которая привела к еще более жестокому режиму.?

?Которая, возможно, все равно случилась бы, рано или поздно.?

Пикард знал, что Кирку и так хватало давления, пригибающего его, чтобы добавлять что-то лишнее к его бремени.

?Если я что-то и узнал из своих занятий археологией, так это то, что у истории есть свои собственные отливы и приливы. И иногда отличие не в отдельных личностях, а в потоке обстоятельств, которые несут эти личности вперед. Тому есть немало подтверждений в исторических записях, в тех же самых исторических играх, снова и снова.?

?Зачем же тогда говорить о свободной воле??

Кирк стукнул костяшкой по одной из панелей, на которой было изображен символ Империи Земли – меч устрашения, пронзающий Землю. Панель выглядела непрочной, выдавая обман.

?Хорошая штука, но в космосе ненадежна. Что случиться, если кто-нибудь просканирует эту штуку и поймет, что этот корпус вокруг нового шаттла Звездного Флота всего лишь дюрапластовый камуфляж??

Пикард уже задавал этот вопрос ЛаФоржу, который руководил командой, переделавшей Хищника, чтобы он напоминал другие корабли этой вселенной. Фактически спецификации были предоставлены Редиссон.

?Вы сможете обогнать любого из местных,? сказал Пикард. ?Варп двигатель был модифицирован для более высоких скоростей. Правда он неэффективен на низких скоростях, и полет может быть опасен. Но догнать его никто не сможет.?

?Никто, о ком мы знаем,? сказал Кирк, отвлеченный чем-то позади Пикарда.

Пикард обернулся, и увидел T'Вэл, Джэнвей и обоих Споков, подходящих к Хищнику. Их инструктаж закончился. Пришло время на самом деле начать миссию. Пикард обменялся со всеми рукопожатием.

?Мы подберем вас на краю Бесплодных земель, как можно дальше от границ Кардассии. И оттуда будем контролировать любые передачи. Капитан Редиссон дала нам разрешение вывести Энтерпрайз из Бесплодных земель, но только если я буду совершенно уверен, что его не обнаружат. Поэтому если у вас возникнут затруднения, удостоверьтесь, что находитесь в уединенной системе.?

Пикард надеялся, что его последнее замечание разрядит напряжение, но только Кирк подарил ему рассеянную улыбку. Лицо Джэнвей казалось замкнулось на постоянной угрюмости, а лицо T'Вэл оставалась таким же непроницаемым, как и у любого вулканца, с которым когда-либо сталкивался Пикард.

?Главное дайте сигнал запуска через пятнадцать минут после того, как мы освободимся,? сказала Джэнвей. ?Мы управимся с этим оттуда.?

?Антенна сенсора была перестроена,? сказал Пикард. Потом он в подтверждении добавил. ?Все сигналы Тиберия, переданные им с астероида из Золотой Неоднородности, мы отошлем обратно точно так же, и почти столь же мощно.?

Для Пикарда это была самая рискованная часть плана Редиссон. Через несколько дней после исчезновения Тиберия с астероида, когда сравнили достаточное количество отчетов подпространственных контролеров, стало ясно, что Тиберий транспортировался к трудовому лагерю, чтобы активировать сильный подпространственный маяк.

Позже внутри астероида, расплавленного мощным импульсом а затем реконструированного, были обнаружены мощные связи и узлы передатчиков, которые произвели трехсекундный импульс, который, как сказали специалисты по подпространству, был таким мощным, что пересек всю галактику. Кроме того, разложение записи импульса показало, что это был сильно сжатый сложный код, содержавший эквивалент тысячи экранных отображений. К сожалению к настоящему времени этот код поставил в тупик лучших криптографов Федерации.

Насколько знал Пикард, современная теория о том, как упаковать тысячи экранов информации в импульс, кроме одной или двух была совершенно новой. Некоторые имели ввиду, что фактически из заполнения невозможно изъять живую информацию. В некотором смысле, думал Пикард, это было похоже на проблему профессора Галена, с которой он столкнулся в свое время, пытаясь извлечь скрытое голографическое сообщение, захороненное в генетическом коде бесчисленных разнообразных видов.

Но независимо от конечной цели сообщения, план Редиссон требовал, чтобы Пикард воссоздал это сообщение в зеркальной вселенной. Энтерпрайз не мог передать импульс, который охватил бы галактику; это было пределом его могущества. Но сигнал был бы достаточно силен, чтобы его можно было принять повсюду, большей частью в Альфа и Бета квадрантах.

Редиссон почти в шутку назвала этот импульс брачным призывом, и Пикард заметил аналогию. При данном масштабе операции, которая сотворила трудовой лагерь, дубликат Вояджера, и таинственное устройство пересечения, Тиберий должен был иметь невероятно сложную инфраструктуру в пространстве зеркальной вселенной с кораблями, линиями поставки и сетью лояльных рабочих и/или солдат. Это так же подразумевало, что у него была сложная система связи, которая должна была работать без помех со стороны Альянса.

Надежда Редиссон, и Пикард и Кирк согласились с этим, была на то, что система коммуникаций Тиберия перехватит сигнал, и попытается на него ответить. Этот ответ дал бы Кирку первую точку отсчета в поисках Тиберия. Дальше он должен был действовать самостоятельно.

Пикард увидел, что Джэнвей направилась, чтобы сложить в сторону панели с оболочки Хищника, расчищая маленький проход, ведущий к внутреннему корпусу шаттла. Оболочка удерживалась тонкой сетью распорок и натянутых проводов, которые по заказу установил ЛаФорж, чтобы поддерживать поле структурной целостности.

Когда и Джэнвей и T'Вэл вошли внутрь, Пикард посмотрел им вслед, и обратил внимание, что ради безопасности команда ЛаФоржа удалила с корпуса шаттла все знаки Федерации и Звездного Флота на тот случай, если корабль потеряет свою маскировку. Он знал, что среди других мер безопасности, предпринятых ЛаФоржем чтобы предотвратить распространение передовой технологии Федерации в этой вселенной, было устройство самоуничтожения, достаточно мощное, чтобы испарить шаттл, не оставив никаких физических следов ни от транспорта, ни от его пассажиров.

Теперь Кирк оказался в проеме корпуса. Как и Джэнвей и T'Вэл, он был одет в грубую гражданскую одежду, дизайн которой был основан за отчетах сенсоров, обеспеченных Сиско с ДК9 и заверенные интендантом Споком. Предметы одежды были реплицированы из материи, полученной из трудового лагеря, чтобы квантовая сигнатура ткани не выдала их истинного происхождения.

Независимо от любых предосторожностей, которые были необходимы или обязательны и успешны, было кое-что, что, Пикард отчаянно надеялся на это, Кирк никогда не обнаружит. По крайней мере люди шли в эту область снаряженные настолько, насколько мог позволить Звездный Флот. Из-за того что Кирк остановился в проеме, Пикард подошел к короткому пандусу, чтобы сказать прощай.

?Как сказал капитан Менделл, хорошей охоты.?

?Как могла бы сказать капитан Редиссон, хорошего слуха тому, кому предназначен брачный призыв.?

?Надеюсь мы оба несправедливы к ней,? сказал Кирку Пикард. ?Мне ненавистна мысль, что такая внушительная личность не служит примером Звездному Флоту лучше всего.?

Кирк подарил ему странный взгляд.

?Она интересная личность, это верно. Но я не назвал бы ее внушительной.? Он протянул ему свою руку. ?Увидимся через пятьдесят часов.?

Пикард с улыбкой встряхнул его руку. ?Поскольку рост Редиссон значительно больше двух метров, и в обхвате она как мы двое, я совершенно не уверен что хотел бы встретить того, кого вы сочтете внушительным.?

Но Кирк не улыбнулся.

?Капитан Редиссон, с которой я говорил была чуть больше полутора метров ростом.?

Пикард не сомневался в памяти Кирка, и это означало только одно. ?Есть две Редиссон??

?Или ниодной,? сказал мрачно Кирк. ?Или есть только одна, и я держу пари, никто из нас ее не видел.? Он шагнул внутрь Хищника. ?Поговорите со Споком. Моим Споком. У него есть интересные идеи насчет этого. Те научные корабли, например – возможно мы ничего не видели на самом деле.?

?Merde,? прошептал Пикард.

?Когда я вернусь, мы поохотимся вместе,? пообещал Кирк. Затем он нажал на корпус, закрыв его за собой, и отвратительный хищник приготовился обратиться в бегство.

Пикард стоял, наблюдая, как он парит над палубой ангара, медленно разворачиваясь к силовому полю атмосферного экрана, а затем отправляется в Бесплодные земли. Неизбежно его мысли вернулись к капитану Редиссон и Проекту Знак, и как будто впервые Пикард начал задаваться вопросом: а где охотники нашли бы больше скрытых тайн – в зеркальной вселенной, или… в своей собственной.ервые Пикард начал задаваться вопросом: а где охотники нашли бы больше скрытых тайн – в рен что хотел бы встретить т


XVII


M'Бенга вошла в прохладную темноту магазина портного Гарака, и сразу же почувствовала себя лучше. Она ощутила запах свежих цветов и чистый аромат новой хрустящей ткани. Когда Гарак закрыл за ними дверь, шум и суматоха Променада полностью исчезли, как будто она попала в совершенно новый мир.

?Насколько я помню, ваш магазн очень сильно отличается,? сказала M'Бенга.

Гарак ввел код в консоль безопасности на фасаде двери.

?С окнами настроеными на максимальную непрозрачность и высоко установленными звуковыми отражателями, это маленькое убежище в шумный день.? Он повернулся, чтобы улыбнуться ей. ?Мне это нравится.?

M'Бенга осмотрела крошечный магазинчик, но не увидела никаких тканей с Бетазеда.

?Они в задней комнате?? спросила она.

?Именно,? ответил Гарак. ?В задней комнате.?

Он подарил ей легкий поклон, и протянул руку, чтобы показать путь мимо прилавков к маленькой двери, ведущей к складскому помещению. ?Прошу.?

M'Бенга направилась к двери. Она была странной, старомодной, с ручкой, которую надо было самому крутить и толкать. Гарак дотянулся до нее, чтобы открыть дверь еще шире, затем положил руку ей на поясницу и дружелюбно подтолкнул вперед. Она собралась что-то сказать, чтобы возразить против его действий, когда потрясенно уставилась на то, что оказалось перед ней. Мужчина. Человек. Гражданский. Привязанный к креслу. Связанный с кляпом во рту.

?Гарак!? встревожено вскрикнула M'Бенга.

Лицо человека было в синяках. Один глаз распух. Его правый рукав был надорван, открывая нечто, похожее на нейрокортикальный стимулятор, прикрепленный к его предплечью. Мужчина посмотрел на нее с явным страхом, затем задергался и взбрыкнул, безуспешно пытаясь выкрутиться из своих пут. Она тотчас же бросилась к нему. Его раны нужно обработать. Но рука Гарака удержала ее.

?Пустите меня! Он ранен! Я должна осмотреть его!?

Но хватка Гарака не ослабевала.

?Сначала я настаиваю, чтобы вы ответили на несколько вопросов.?

M'Бенга боролась против его захвата. ?Это недопустимо.? Она попыталась дотянуться до своего коммуникатора. Но Гарак перехватил ее другой рукой, эффективно заблокировав ее.

?Доктор, остановитесь! Послушайте меня! Ответьте на мои вопросы, и я отпущу вас, и вы сможете вызвать Одо или сделать то, что хотите, и я не буду останавливать вас. Минута вашего времени, это все о чем я прошу.?

M'Бенга понимала, что Гарак был слишком силен для нее, чтобы она могла его одолеть, и она не хотела делать ставки на свое военное обучение в Академии, в котором она не практиковалась так строго, как рекомендовал Звездный Флот. Она решила рискнуть, и поймать Гарака на слове. Несколько вопросов, а затем она приведет сюда охрану станции.

?Хорошо,? сказала она. ?Одна минута.?

?Посмотрите на человека,? сказал Гарак. Он отступил в сторону, все еще удерживая ее за руки так, чтобы она могла рассмотреть пленника. Она знала, кем он был. Пленником Гарака.

?Что там с вашим вопросом?? осторожно спросила M'Бенга.

?Вы узнаете его??

?Нет.?

?Смотрите внимательней, доктор. Разве вы совершенно никогда в своей жизни не видели этого человека??

Она уставилась на мужчину. Попыталась представить его без синяков и распухшего глаза… ничего. Чувствуя себя еще больше озадаченной, она свирепо посмотрела на Гарака.

?Я никогда его не видела. Теперь позвольте мне идти.?

?А что если я скажу, что вы ошиблись? Что если я скажу, что вы видели этого человека прежде? Фактически вы осматривали его. В клинике. Три дня назад.?

?Невозможно.? M'Бенга почувствовала, что дрожит.

?Компьютер,? сказал Гарак. ?Показать записи систем наблюдения лазарета. Три дня назад. Код времени: две тысячи шестьсот часов восемнадцать минут. Смотрите на демонстрационный экран, доктор.?

На стене между полками с мужскими костюмами находился небольшой кардассианский компьютерный терминал. На нем показалось предельно широкоугольное изображение больницы. Точка обзора находилась на пластине оборудования над столом для осмотра.

?Одо был прав,? воскликнула она. ?Этот шпионский жучок, который он нашел, был вашим.?

?Не он нашел его,? сказал ей Гарак. ?Это сделали ваши друзья из Звездного Флота. Смотрите.?

M'Бенга расстроилась еще больше, поняв что портной кардассианин должен знать о ее контакте с Кирком, Пикардом и обоими Споками. Система безопасности Звездного Флота была нарушена. Она должна рассказать… На экране слежения она увидела себя, прохаживающейся по лазарету. Она была с мужчиной, который теперь был привязан к креслу. Он держал свою руку так, словно повредил ее.

?Этого никогда не было,? изумленно выпалила M'Бенга. ?Это голографическая подделка.?

?Продолжайте смотреть.?

Мужчина сел на стол для осмотра. M'Бенга увидела себя приблизившейся к нему с медицинским трикодером и подносом с набором ускорителей роста для костей и тканей; затем она настроила трикодер, чтобы просканировать его руку. Она видела себя, изменяющей регулировку, чтобы усилить чувствительность, как будто не могла обнаружить никакой травмы. Она видела, как отложила трикодер в сторону, как будто решила, что он сломан. Потом, когда она отвернулась, чтобы посмотреть нет ли рядом со столом другого трикодера, мужчина, которого она обследовала, приставил маленький гипоспрей к ее шее. Рефлекторно M'Бенга коснулась своей шеи, но естественно ничего не обнаружила. Если это действительно происходило, это было давно.

?Именно поэтому вы не помните,? сказал Гарак.

M'Бенга с ужасом наблюдала, как мужчина на экране подхватил ее, когда она потеряла сознание, затем развернулся и положил ее на стол. Она отвернулась. Она не хотела видеть то, что случилось потом.

?Все в порядке,? тихо сказал Гарак. ?После этого вы были в полной безопасности.?

M'Бенга повернулась к экрану. Теперь мужчина быстро работал за ее главной компьютерной станцией. Но она не могла видеть, к каким подсистемам он обращался, или что с ними делал.

?Не понимаю,? сказала M'Бенга. Она почувствовала головокружение. ?Мне нужно сесть.?

?Нет,? сказал ей Гарак. Он заставил ее свести обе руки вместе, затем сжал оба ее запястья в своей сильной руке. M'Бенга смутно осознала, что другая его рука потянулась к чему-то на полке за ее спиной. Она рассеянно подумала, что смогла бы освободить одну из своих рук, но казалось, внезапно потеряла все силы. Переполненное складское помещение начало ей казаться тесным и душным, и она почувствовала, что теряет равновесие.

?Держитесь, доктор,? закричал на нее Гарак. ?Не позвольте им победить.?

M'Бенга начала закрывать глаза. Она знала, что станет легче, если она заснет. Но потом она услышала шипение гипоспрея, и почувствовала пятно холода на своей шее. И тут же сна не осталось ни в одном глазу. Озабоченная, нервная она вырвала свои руки из хватки Гарака.

?Черт возьми, что это было?!? выдохнула она и хлопнула по своему коммуникатору, но…

На ней не было коммуникатора. Его держал Гарак. Он забрал его когда она закрыла глаза, когда она собралась уснуть. Она потерла шею, осознав тот факт, что Гарак блокировал единственный выход из комнаты.

?Что вы вкололи мне??

?Среди всего прочего очень мощный стимулятор.?

?Зачем??

?Зачем? Чтобы помочь вам сопротивляться глубокому психологическому копированию, которому вас подвергли. Выша склонность к легким обморокам или сну, как та слабость в клингонском кафе, происходили всякий раз когда вы подвергались стимулам, которые могли заставить вас вспомнить… вещи, которые они предпочли чтобы вы забыли.?

Сердцебиение М'Бенги ускорилось. Она знала, что это из-за какого-то вида синтетического адреналина в ее крови. Среди прочих вещей, как сказал Гарак.

?Кто-то хочет, чтобы я чего-то не помнила??

Вся идея была просто смехотворна, но пленка камеры наблюдения была слишком убедительной, чтобы оказаться подделкой. Способ, которым она держала в руках неисправный трикодер. М'Бенга знала как именно она себя ведет.

?Инициатор этого небольшого заговора – организация, называемая Проект Знак.?

Это название М'Бенге было незнакомо.

?Никогда не слышала о нем.?

?Я так и думал. Я расскажу вам о них. У знают, как постоянно стирать часть вашей памяти если потребуется. Но они решили не делать этого. Вместо этого в вашу память были помещены… давайте назовем это ложными воспоминаниями. Что вы можете рассказать мне о Станции 51??

?Это сверхсекретная лаборатория для… о господи.?

М'Бенга обхватила руками голову, когда ее мозг буквально взорвался от информации о Станции 51, о Звездной базе 25-альфа, о подземных лабораториях на Дзета Ретикули IV. Стало трудно дышать. Ее сердце заколотилось. Каким-то образом она знала, что Гарак поддерживает ее, поглаживает спину, произносит успокаивающие слова, но все было так, как будто он был на другой стороне Променада, в то время как она целиком погрузилась в дни и недели, стертые из ее жизни, и внезапно вернувшиеся. И среди всего этого одно лицо, один голос коммодора Твининга. Нейта Твининга.

?Я выбрала это,? выдохнула она. Это все вернулось. ?Они пришли ко мне на церемонию вручения диплома. Сказали мне… мой бог, они сказали мне о…?

?О чем?? настаивал Гарак.

?Об исследованиях. Инопланетной жизни… Есть гораздо больше инопланетной жизни чем мы думаем, о которых мы знаем… Они среди нас…?

М'Бенга не могла справиться с собой. Она начала смеяться, совершенно неспособная остановиться.

?Или этот заговор действительно такой забавный,? сказал с неподдельным беспокойством Гарак, ?или же у вас плохая реакция на мой самодельный би-трианозин.?

?Прошу прощения,? выдохнула М'Бенга. ?Думаю все в порядке.? Она вытерла слезы из глаз. ?Просто… наконец я знаю все, что они говорили мне за эти годы. Если свести это воедино… они лгали мне… все время. Оставляли мне противоречивые сообщения, так чтобы…?

?Если когда-нибудь воспоминания частично и спонтанно выплывут на поверхность, вы никогда не смогли бы составить из этих частей полную историю,? сказал Гарак.

М'Бенга облокотилась на полки с одеждой, такая расслабленная, что чувствовала как плывет. Она подумала, сколько раз у нее были увольнения на берег, которые она не могла вспомнить… медицинские конференции, на которых она скучала, дыры… и никогда не существовавшие факты, которые заполняли целые секции ее пропавшей жизни.

?Гарак, как вы узнали??

?Я слышал об трианозине. Иногда это побочный продукт некоторых способов мнипуляции с памятью, обычно для довольно гнусных целей.?

?Я не знала об этом, а я доктор.?

?А я портной.?

М'Бенга сощурилась на него. ?Гарак, это не имеет смысла.?

?В этом так же много смысла, как и во всем остальном. Самое важное в том, что вы получили назад вашу память.? Он указала на охваченного паникой мужчину, привязанного к креслу. ?И люди вроде него больше не смогут использовать вас. Для любых целей.?

М'Бенга пристально посмотрела на мужчину со своим новым знанием. Теперь она вспомнила его в больнице не только три дня назад, но и за недели до этого, и за месяц до этого.

?Он завсегдатай,? сказала она. Она внезапно поняла. ?Теперь я знаю, почему вы посоветовали Джулиану попробовать протестировать себя на присутствие трианозина в крови. Ниодин аппарат в больнице не обнаружил бы его. Этот человек или его партнеры перепрограммировали все, чтобы это вещество игнорировалось.?

?Несмотря ни на что, этот Проект Знак весьма скурпулезная организация. Как вы себя чувствуете теперь??

М'Бенга подняла руки вверх. Они дрожали. ?Успокоенной.?

?Давайте проверим это? Что вы можете рассказать о детях на Станции 51??

Рот М'Бенги широко открылся, когда на ее память внезапно обрушилось нечто ужасное.

?Они уничтожили их! Они сожгли фазерами целый корабль с невинными детьми.?

Она прижала руки к груди, почувствовав потрясение от тех воспоминаний.

?Что там говорил о детях капитан Кирк??

М'Бенга потерла виски, и вдруг все части головоломки начали складываться вместе, формируя… формируя структуру, которая сама по себе не имела никакой структуры.

?Ребенок… Я помню, как капитан Кирк говорил, что был ребенок с ядом на пальцах. С клингонским ядом. Нет, это был вулканский…? Это был…? Внезапно ее озарило. ?Вот почему они украли мой генетический атлас.? Теперь слова лились из нее все быстрее и быстрее. ?В прошлый раз, когда я была на Станции 51, я исследовала детей, их генетическую структуру. Главным образом геном был человеческий, но один ребенок… ребенок номер семь… у него были гены какого-то вулканского животного. И… потом дети сбежали. Это было ужасно. Нейт Твининг приказал их уничтожить. А ЭМГ дал мне что-то. А потом, когда я очнулась на Вулкане, я подумала, что у меня…?

?Руделианская лихорадка,? продолжил Гарак, ободряюще положив руку ей на плечо.

?Верно…а на прошлой неделе, когда я обратилась к своему атласу для доклада, над которым я работала, то наткнулась в нем на ту же самую генетическую структуру с Вулкана. Я внезапно вспомнила о том, что случилось, и мое состояние изменилось… Я упала в обморок.?

Гарак обнадеживающе кивнул. ?И что это была за генетическая структура??

?Вулканской песчаной акулы.? М'Бенга вздрогнула. ?Вид небольшой змеи в южных пустынях. Невероятно ядовитой… Зачем ребенку нужны гены ядовитого…?

Внезапно схема обрела смысл. Омерзительный, вызывающий отвращение смысл. М'Бенга снова посмотрела на мужчину в кресле.

?Гарак, вы знаете кто он??

?Я знаю каков он. Остальное неважно. Хотя я думаю, что вы найдете это интересным.?

Портной убрал руку с ее плеча, и подошел к человеку. Мужчина сжался, когда кардассианин вырвал кляп. М'Бенга съежилась от хриплого вопля человека, который словно собрался кричать целый час. Гарак развернулся, и утешительно улыбнулся М'Бенге.

?Не волнуйтесь. Магазин полностью звукоизолирован. Я полагаю, что это помогает моей работе.?

Крик постепенно стих из-за гиперентилляции, и мужчина был вынужден сглотнуть и сделать глубокий вдох.

?Не подпускайте его ко мне… не подпускайте его…?

Он задохнулся. Какая-то часть М'Бенги была потрясена, когда она увидела, что с ним так жестоко обращались. Но другая часть помнила о детях, сожженных огнем фазера. Если этот человек каким-то образом имел отношение к жестоким действиям коммодора Твиннинга, тогда возможно он заслужил все, что сделал с ним Гарак. Возможно… Для М'Бенги это означало целый ряд тревожных вопросов.

?Гарак, почему вы это делаете??

На этот раз у Гарака не было быстрого и четкого ответа.

?А если я скажу, что это профессиональная любезность, это имеет сысл??

?Нет!?

?Тогда откровенно. Я люблю вас, доктор. Ни в коем случае это не должно стать причиной вашего беспокойства или заставить вас думать, что на вашем пороге окажется поклонник кардассианин. Но признаюсь, с тех пор как вы работаете здесь на станции, с вашей неизменной любезностью ко мне и приязнью, я искренне привык к вашему упорству в вере в то, что я всего лишь просто Гарак, одинокий портной с небольшим магазинчиком на Променаде.?

М'Бенга уставилась на Гарака, и поняла, что впервые за эти месяцы узнала, что среди всех разговоров с ним, это вероятно был первый раз, когда он в самом деле говорил от всего сердца.

?Видите ли, доктор, в этой вселенной осталось слишком много невиновных, и когда я вижу кого-то вроде вас, которыми злоупотребляют люди… вроде меня, которые прекрасно знают… ну, возможно это безумно звучит, но я, возможно, один из немногих, кто все еще цепляется за идею, что есть определенные правила, которым мы должны следовать. Этот Проект Знак, они не придерживаются правил. Поэтому я взял на себя… чтобы быть вашим…?

?Рыцарем в сияющих доспехах??

Гарак моргнул, а затем уставился на М'Бенгу, и впервые за все время она увидела его настоящую улыбку, а не уловку или расчет за ней.

?Думаю что-то вроде этого,? сказал Гарак. ?Сэр Гарак, рыцарь… что там было??

?Круглого стола.?

?Круглого стола.?

Портной замолчал на несколько мгновений, как будто проигрывая эту фразу в своем уме. Потом он снова посмотрел вверх, и двери, открытые в его душу до этого момента, снова закрылись. Он улыбнулся ей. Тепло, очаровательно, дружелюбно, но это было уже не то.

?Благодарю, доктор М'Бенга.?

?Пожалуйста зовите меня Андреа.?

Но Гарак покачал головой, и посмотрел на своего пленника.

?У нас есть дело. Слушайте внимательно что скажет этот человек.?

Гарак наклонился над пленником, а тот побледнел и попытался отодвинуться, но было некуда.

?А вы расскажете ей все, вы сделаете это? Потому что вы ведь не хотите, чтобы я начал с самого начала.?

Мужчина быстро кивнул.

?А теперь расскажите доктору то, что вы рассказали мне о детях,? вежливо попросил Гарак.

?Мы не уничтожили их,? пробормотал мужчина. ?На Станции 51 мы транспортировали их в камеры. Полностью изолированные камеры. Вход и выход только через транспортер. Именно это мы сделали.?

?Я видела залп фазеров,? сказала М'Бенга.

?Сначала их транспортировали, а затем корабль был уничтожен, а стыковочный отсек простерилизован. Именно для этого нужны были фазеры. Это и есть сценарий Лесной пожар. Полная реализация. Это правда. Вы должны мне верить. Дети были слишком ценны, чтобы их уничтожать.?

?Ценны?? переспросила М'Бенга. ?И что по вашему это означает??

?Так думают эти люди,? объяснил Гарак. ?Дальше, расскажите ей все остальное. О капитане Кирке и его невесте.?

Мужчина обмяк кресле, и только теперь М'Бенга начала понимать, что в действительности сотворил с ним Гарак, но она знала, что должна услышать то, что узнал Гарак.

?Вы знаете что случилось с Тейлани?? спросила М'Бенга.

?Мы послали ей ребенка. Одного из тех детей с корабля.?

?Что значит вы послали ей ребенка??

Мужчина признав поражение опустил голову.

?Дети генетически изменены. Некоторые из них имеют мешочки с ядом под ногтями. У некоторых токсины в слюне. Или нейрохимикаты в их поте.?

М'Бенга почувствовала тошноту, испугавшись того, куда привел их допрос.

?Кто послал ребенка к Тейлани??

?Мы. Проект Знак.?

?Чтобы убить ее?!?

?Нет! Она не должна была умереть. Она должна была заболеть, на несколько месяцев уйти в стазис.?

?Зачем??

?Чтобы Кирк сделал то, что от него хотели.?

?Что? Что вы хотели, чтобы он сделал??

Мужчина застонал, почти всхлипнул.

?Они не говорили мне… Это не моя работа… Пожалуйста…?

?И это,? в заключении сказал Гарак, ?все что я смог из него вытянуть.?

Голова М'Бенги закружилась от всего того, что она узнала, от всех этих новых воспоминаний, с которыми еще надо было разобраться.

?Я должна доставить его в больницу.?

?С ним все будет в порядке,? сказал Гарак. ?Я позабочусь о нем.?

М'Бенга не хотела думать о том, что возможно уже сделал Гарак, и что он еще способен сделать. Но она не могла позволить причинить вред этому человеку.

?Как позаботитесь о нем??

Гарак взял с полки другой гипоспрей.

?Тем же самым способом, каким они заботились о вас, доктор. Я называю это поэтическим правосудием. Он не будет помнить… ничего.?

Потом он протянул ей коммуникатор. М'Бенга взяла его, и прикрепила обратно к кителю, но включать не стала. В знак признательности портной слегка кивнул ей.

?Могу я спросить, что вы планируете делать потом??

?Кирк сказал, что Звездный Флот отправил Тейлани на Кронос. Я должна передать то, что узнала.?

?Но не…? подсказал Гарак.

М'Бенга кивнула. ?Но не знаю как.?

?Благодарю, доктор.?

М'Бенга задумчиво уставилась на пленника, пытаясь определить все видимые травмы, которые ей стоило осмотреть. К своему удивлению она обнаружила, что повреждения были невидимы.

?Гарак, после того как вы закончите свое поэтическое правосудие, могу ли я наконец увидеть его в своем лазарете? Думайте об этом как о профессиональной любезности.?

М'Бенга видела, что это решение было трудным для Гарака. Но он принял его.

?Для вас доктор все что угодно.?

?Спасибо Гарак.?

?Нет, спасибо вам. Я уже не помню, когда в последний раз у меня была такая очаровательная диверсия. И по такой приятной причине. Счастливого пути к Кроносу.? М'Бенга уставилась на Гарака.

?С чего вы взяли что я направляюсь туда??

?Поверьте, доктор. Портному это известно.?


XVII


На запрос ответили. Ответ был получен спустя двадцать семь минут после того, как Энтерпрайз-Е передал репродуцированный сигнал Тиберия, посланный им во вселенной Кирка. Он был сжатым, сложным и узконаправленным.

Благодаря разделению между замаскированным шаттлом и Энтерпрайзом, который остался скрытым в Бесплодных землях, рассчитать точное местоположение ответившего передатчика было очень просто. Кирка это не удивило. Он вернулся туда, откуда все началось. Где все началось. Земля. Хотя место назначения удивило пилотов Кирка. Джэнвей и T'Вэл боялись западни Альянса.

?Но в этом мире Земля – умирающий мир,? сказал Кирк.

После первого мимолетного впечатления от искаженной версии его родной планеты всего восемь месяцев назад, у него остались отчетливые кошмары. Он очутился на поверхности Луны вместе с Джэнвей, T'Вэл и интендантом Споком. Луна в зеркальной вселенной была необитаема, и совершенно отличалась от Луны, которую знал Кирк. Никаких куполов, никаких озер, никакого пения птиц и игр детей. А в лунном небе висел оскверненный мир, который он едва узнал.

На освещенной солнцем половине это выглядело как распространившаяся по отравленному образцу смертельная плесень, мутировавшая во враждебную колонию серой гнили. Прежде синие моря, ранее припорошеные водоворотами и арками пушистых белых облаков, теперь были необъятными хранилищами мутного коричневого, черного и фиолетового цветов. А земля, ранее опоясанная зеленью, подвижными полосами коричневых пустынь, резкими бороздами скалистых гор, и ледяными равнинами древнего льда, была теперь единым серым мазком, портившим затемненные пятна и спирали черных как смоль облаков.

А на ночной стороне; Кирк вздрогнул от воспоминаний. Было похоже, что цивилизация стерта с лица планеты. На месте городов и транспортных сетей континентов, которые должны были отслеживаться по драгоценном сиянию огней, теперь были лишь рассеянные брызги сияющих красных точек – или вулканы, или полыхающие пожары… он не был уверен. Помимо спорадических вспышек штормовых молний, которые бушевали над поверхностью, на всей разоренной планете не было других источников света.

?Я не видел никаких признаков базирования Альянса,? сказал он Джэнвей и T'Вэл, когда они направились к зеральной Земле в замаскированном шаттле Звездного Флота.

?Зачем им мог понадобиться мир вроде этого??

?Не то чтобы он им понадобился,? сказала Джэнвей. ?Просто они не хотят, чтобы им воспользовался кто-либо другой.?

?Но зачем кому-то еще хотеть этот мир??

?Ради места, где можно скрыться,? сказала T'Вэл. ?Естественно, ведь логика предлагает такое негостеприимное место, где менее вероятно присутствие сил Альянса. Именно здесь возможна установка базы мятежников. А следовательно и более вероятно присутствие там Альянса.?

Кирк наклонился вперед со своего пассажирского места позади пилота и кресла второго пилота шаттла.

?Если логика предполагает, что Альянс будет строить свои базы в наиболее неприветливых местах, тогда зачем Альянсу посылать ложный ответ на наш сигнал, завлекающий нас в место, где мы ожидаем западню.?

Он услышал, что Джэнвей подавила смех. Она была не из тех, кто постоянно ломает голову над проблемами. Как и он, она предпочитала сталкиваться с ними лицом к лицу, и уже потом вносить изменения по мере необходимости.

?Есть план,? сказала она. ?Когда мы доберемся до Земли, мы будем очень осторожны.?

Кирку нечего было возразить, тем более что они находились в корабле Федерации, который мог опередить любого, кто соберется их преследовать. За последующие двенадцать часов полета на максимальном варп, обе спутницы Кирка говорили совсем немного. Если Кейт Джэнвей и T'Вэл за последние восемь месяцев, проведенных во вселенной Кирка, и узнали что-то новое, они были несклонны делиться этим знанием или опытом с ним. Поначалу Кирк был озадачен. Кейт Джэнвей обладала страстью ученого к открытиям. Это молчание для нее было нетипичным. Только когда замаскированный Хищник наконец приблизился к зеркальной системе Земли, войдя с юга от Солнца вместо того чтобы рисковать, пересекая орбиты планет, и вероятности столкновения с автоматическими навигационными наблюдательными станциями, Кирк наконец понял почему T'Вэл и зеркальная Джэнвей были настолько враждебны к нему.

?Полагаю это было вашим заданием, не так ли?? спросил он. ?Именно поэтому капитан Редиссон смогла так быстро все организовать. Она планировала это много месяцев, за исключением того, что предполагалось, что полетите вы вдвоем.?

T'Вэл не выказала ни малейшего признака того, что Кирк вообще сказал что-то, уж не говоря о том, что он сказал что-то, что могло представлять интерес, верный или неверный. Но реакция Кейт Джэнвей позволила Кирку узнать, что его предположение было близко к истине.

?А что если и так?? бросила Джэнвей. ?Это ничего не изменит.?

?Это изменит все, если вы вдвоем планировали другую цель миссии,? сказал Кирк. ?Почему вы вернулись в свою вселенную??

?Чтобы снова войти в контакт с сопротивлением Вулкана,? сказала холодно T'Вэл. ?Чтобы установить отношения между вашей Федерацией и нашими борцами за свободу.?

Но Кирка это не убедило.

?Вы могли сделать это в любое время. И вам не нужен был Имперский Хищник, чтобы сделать это. Нет, эта миссия была предназначена для другой цели. А потом появился я, и вынудил всех изменить цель.?

Кирк знал, что он прав. Но он не понимал, почему T'Вэл и Джэнвей сами не хотели признать его выводы. Чего именно они хотели достич здесь? Что они хотели утаить от него. Кирк решил выстрелить наугад.

?Вы планировали убить Тиберия??

?А разве вы не планируете этого?? парировала Джэнвей.

?Только если он встанет на нашем пути,? ответил Кирк. ?Я должен узнать, какой яд он использовал на Тейлани. Когда мы узнаем это, я вернусь домой. Тиберий может и подождать до следующего раза.?

Единственной реакцией T'Вэл и Джэнвей был обмен взглядами, и это было все, пока Джэнвей не объявила:

?Перехожу на импульсную.?

Впереди на широком обзорный порте шаттла, очень сильно сжатого оболочкой Имперского Хищника, Кирк увидел усремившуюся навстречу им Землю, быстро расширяющуюся, как это возможно только на сверх световых скоростях, а затем остановившуюся.

?Выходим на полярную орбиту,? сказала Джэнвей.

T'Вэл сконцентнрировалась на управлении сенсорами.

?Я принимаю корабль Альянса на стандартной орбите вокруг Луны. Это… группа транспортников класса Стрелл.?

?Вероятно они все еще картографируют ледяные пещеры и туннели, которыми мы пользовались,? сказала Джэнвей. ?Пока мы не воспользуемся своим транспортером или фазерами на орбите, они не смогут нас обнаружить.?

Кирк надеялся, что это было так. Не то чтобы расстояние от Луны до Земли было слишком большим. Но там технология сенсоров не могла быть так развита, как здесь.

?Хорошо, капитан,? сказала Джэнвей. ?Мы доставили вас сюда. Что дальше??

?Мы ищем маяк,? сказал Кирк. ?Он будет низкомощным и трудно обнаруживаемым. Основываемся на предположении, что кто-то прибывший на поиски базы, приславшей ответ на сигнал, уже знает где она находится.?

?Тогда зачем им вообще маяк?? спросила T'Вэл.

?Для последних нескольких сотен километров,? сказал Кирк. ?Как только вы оказываетесь достаточно близко, большинство планет М-класса выглядят одинаково.?

Джэнвей развернулась в кресле пилота и перехватила взгляд Кирка.

?Нам понадобятся дни, чтобы обыскать всю планету, и найти на ней нечто, что занимает всего несколько сотен километров. Если бы вы были Тиберием, где бы вы спрятали свою базу??

Подход Джжэнвей был хорош, и Кирк задумался над проблемой.

?Прежде всего это будет под землей. Что-либо на поверхности слишком легко обнаружить.?

?А под водой?? спросила Джэнвей.

?Это слишком сложно для космических кораблей,? сказал Кирк. ?Органический материал, попадающий в вентиляционные отверстия, зависание на маневровых двигателях во время приземления. А при взлете при малейшем похолодании есть опасность сломать внешние панели доступа. А в случае падения мощности вы не сможете оставаться скрытыми долго из-за ограниченности запасов воздуха. Если это долговременная база, она под землей.?

Кирк почувствовал настороженный взгляд Джэнвей.

?Хорошо, но это был капитан Кирк – эффективный планировщик миссий. Но все что вы сделали, так это сузили наш поиск до областей суши планеты. А теперь подумайте как Тиберий,? посоветовала она ему. ?Станет ли он строить базу в самой высокой горе? В самом грандиозном ущелье? В самом болшом метеоритном кратере? Если бы у него была на выбор вся Земля, куда в первую очередь направился бы человек с самолюбием императора, знающий эти места??

Кирк понял, что слишком мало знает о Тиберии, чтобы ответить на этот вопрос. Но он знал, куда пошел бы сам, если бы вернулся домой на Землю.

?Штатт Айова,? сказал он. Он дал ей координаты фермы, которая была его первым домом. Он знал их также, как знал собственное имя. Но на Земле Тиберия больше не было штата Айова. Восемьюдесятью годами ранее, после битвы при Вольф 359 в зеркальной вселенной, в которой имперский Звездный Флот Империи Земли был уничтожен клингоно-кардассианской армадой, армада направилась к Земле. После четырех дней непрекращающейся бомбардировки, вся планета превратилась в пустыню. Лучи частиц рассекли поверхность. Клингонские дисрапторы осушили Великие озера Северной Америки. Дождевые леса стали бесплодной обугленной древесиной.

Джэнвей вела замаскированный шаттл над областью, которая соответствовала координатам Кирка. Но здесь не было никаких наземных ориентиров, никаких полуразрушенных дорог или фундаментов зданий, которые стояли здесь на протяжении многих столетий. Золотой штат Айова стал черным пространством пепла и разрушения.

?Сенсоры сообщают о признаках массированной дисрапторной бомбардировки,? сказала T'Вэл.

Джэнвей бросила шаттл вперед, не меняя при этом траекторию полета, так чтобы они смогли мимолетом увидеть невыразительный пейзаж в порте обзора.

?Кто бы знал, что здесь родился Тиберий.?

Даже при всем при том, что он знал, что этот мир всего лишь отражение его собственного, Кирк был ошеломлен жестокой демонстрацией непостоянства вещей. Когда-нибудь, он знал это, даже на его Земле не останется никаких признаков места его рождения – дороги, фермы, следы всех жизней, прожитых там, будут проглочены временем, вечной темнотой.

Но осозниние разожгло пламя сопротивления в его груди. Какой может быть лучшая причина продолжать борьбу против неизбежного конца всех вещей, чем у того кто знает, что конец неизбежен? В конце концов, какое мужество может быть у того, кто не знает страха? Или победа у не знавшего поражений? Само осознание смерти придавало смысл жизни. Опустошение этого мира, картина разрушения формы вещей, которые он знал, сделало его собственный мир и его собственные поиски еще более ценными.

Когда-нибудь все вещи уступят победу тьме времени, но не сегодня. Он вытащил себя из глубин, в которые погрузился. Он попробовал подумать, куда еще мог отправиться человек подобный Тиберию в этом ограбленном мире. И в этот момент T'Вэл произнесла.

?Я улавливаю пульсацию передатчика. Низкомощного, трудно обнаруживаемого.?

?Добро пожаловать домой, Джеймс Т. Кирк,? сказала Джэнвей, направляя шаттл на курс, выдаваемый маяком.

Маяк был чрезвычайно слабым, с нерегулярным подпространствыенным импульсом, таким что на расстоянии более ста километров его никто не смог бы обнаружить на общем фоне подпространственных статических помех. Сигнал шел от упавших старых бетонных плит, наполовину захороненных под дрейфующими насыпями пепла. На первый взгляд груда обломков и развалин казалось было все, что осталось от маленького городка. Но все же Кирк никак не мог вспомнить ни города ни специальных конструкций так близко от семейной фермы Кирков. По крайней мере в его вселенной.

Медленно покружив над развалинами, Джэнвей опустила замаскированный шаттл так близко к плитам, как это было возможно, а затем направила маленький аппарат вперед, так чтобы частично спрятать его под навесом. T'Вэл сразу же сосредоточила сенсоры на плитах и сообщила, что глубоко под ними находится неповрежденная металлическая конструкция. Длинный цилиндр в центре обломков, простирающийся под землей по меньшей мере на пятьсот метров. Она не стала увеличивать чувствительность сенсоров, и заглядывать еще глубже. Был риск, что избыточная радиация могла привлечь внимание экипаж транспортника на лунной орбите. Но в уме Джэнвей или Кирка не осталось никаких сомнений – что этот цилиндр где-то, в конечном счете, должен закончиться.

Все трое решили, что шаттл вполне надежно скрыт навесом и своим собственным темным корпусом. Они оставили его и отправились на поиски вместе. Кирк был скорее удивлен, чем встревожен этим единодушным решением. Частично, он был уверен в этом, это из-за того, что ни T'Вэл, ни Джэнвей не доверяли ему. Он понял, что в их глазах он был Тиберием, и что всегда будет им.

Втроем они тщательно обследовали груду развалин. Когда лучи их фонарей пробились сквозь густой загрязненный воздух, ни Кирк ни оба его компаньона не удивились, обнаружив, что то, что выглядело совершенно случайным снаружи, внутри оказалось хитрой конструкцией. Отдельные плиты, установленные друг напротив друга, создавали защищенный проход, ведущий снаружи внутрь шахты.

Команда Кирка остановилась перед шахтой, исследуя ее лучами фонарей. Это была простая металлическая труба примерно трех метров в поперечнике и четырех-пяти метров в высоту, исчезающая под обломками. T'Вэл обнаружила там источник энергии, связанный с чем-то внутри шахты. Она сказала, что логика предполагает, что там внутри находится кабина турболифта. Кирк надеялся, что она была права. Хотя проход, который они пересекли был длиной всего в пятьдесят метров, он и Джэнвей дышали с трудом. Концентрация кислорода была намного ниже, чем на Земле Кирка. Если верить трикодеру T'Вэл, это было так, как если бы они поднялись на половину высоты Эвереста при нормальном атмосферном давлении.

?Это из-за уничтожения дождевых лесов,? объяснила T'Вэл. Как на вулканку на нее не подействовало уменьшение концентрации кислорода. ?Экосистема этого мира больше не может поддерживать сама себя.?

Хотел бы Кирк, чтобы этот образ умирающей Земли, лишенный своей естественной растительности, можно было передать каждому разумному существу, живущему в его собственной вселенной. Такой урок о балансе вещей никогда не забылся бы.

Обойдя вокруг металлического цилиндра, Кирк первым нашел путь к дверям, вставленным в стену, которые должны были открыться или к автоматическому лифту, или к спиральной лестнице. Учитывая содержание кислорода, Кирк все еще надеялся на лифт. Возле двери располагалась сканирующая панель, и больше никаких других средств, чтобы открыть ее. Поэтому Кирк сделал единственную вещь, которая казалась разумной. Он положил руку на экран. Экран вспыхнул синим светом. Двери открылись в то, что казалось было автоматическим лифтом.

Независимо от того, что ждало их внизу, лифт был запрограммирован на Тиберия. Кирк вошел в кабину, и отодвинулся в сторону, давая место для Джэнвей и T'Вэл. Они обе попытались последовать за ним, но затем вскрикнули от боли, когда были отброшены назад от потрескивающей области силового поля. Кирк осторожно протянул руку. Он не почувствовал никакого сопротивления. С другой стороны дверей лифта T'Вэл сделала тоже самое своей биомеханической рукой. Синие энергетические кольца внезапно вспыхнули на кончиках ее металлических пальцев. Кирк увидел ее едва заметную гримасу – проявление невыносимой боли у вулканцев – когда она наклонилась к силовому полю, пытаясь протолкнуться через него. Пока наконец ее рука не была отброшена назад, и описав круг столкнулась с Джэнвей.

?Этот вид силовых полей обычен в вашей вселенной?? Кирк осмотрелся в кабине лифта, но не увидел ничего, чем можно было регулировать силу поля.

?Никогда не слышала ни о чем подобном,? сказала Джэнвей, прилагая большие усилия, чтобы удержать T'Вэл на ногах. ?Оно должно быть выборочно на генетическом уровне.?

?Не знаю как такое вообще может быть возможно,? выдохнула T'Вэл. Вулканка все еще дышала с трудом.

?Давайте посмотрим, сможем ли мы одурачить это.?

Кирк протянул руку сквозь плоскость силового поля, затем взял Джэнвей за руку, и попытался протащить ее. Возможно все силовое поле, управление сенсорами которого было сосредоточенно на его теле, прикрыло присутствие Джэнвей. На мгновение ее рука вошла в силовое поле, но пальцы Джэнвей выскользнули из его руки, словно они были покрыты тетралюбизолом.

?Это не сработает,? сказала Джэнвей, покачивая руку взад и вперед и пытаясь восстановить кровообращение. ?Но взгляните на это с положительной стороны. Это должно подразумевать, что для всех там внизу вы выглядите как Тиберий. Вы сможете близко подойти к тому, что вам нужно.?

Кирк знал: то, что он собирается сделать было весьма опасно. Особенно если сделать эту попытку в одиночку. Но если он хочет получить надежду на спасение Тейлани, у него не было ни времени, ни выбора. Он кивнул.

?Я спущусь вниз, а вы по быстрому осмотритесь, и возвращайтесь назад для отчета. А я посмотрю, смогу ли найти контроль этим силовым полем.?

Джэнвей и T'Вэл не казались слишком огорченными, что он уходит, хотя и сказали ему, что будут ждать его возвращения. Хотя Кирк сомневался, что они будут ждать долго. Нестабильный проход в Бесплодных землях, который позволит Энтерпрайзу вернуться домой, сохранится всего сорок два часа. Кирк знал, что если Джэнвей и T'Вэл не хотят рисковать своими жизнями, пытаясь воспользоваться транспортерами Альянса на Терок Нор, им придется улететь через двадцать часов, чтобы дать себе необходимый запас времени.

Кирк не мог винить их за то, что они хотят воссоединиться с интендантом Споком более легким способом. А у него был собственный приоритет – вернуться раньше этих двадцати часов.

?Я вернусь как только смогу,? сказал Кирк.

Джэнвей и T'Вэл смотрели на него не реагируя. В маленькой кабинке была только одна панель управления, красная. Кирк нажал на нее. И понял, что он не в кабине лифта. Внезапно Джэнвей и T'Вэл, интерьер металлического цилиндра и все развалины снаружи двери растаяли в золотом мерцании эффекта транспортации. На то чтобы даже попытаться остановить процесс уже не было времени. Кирк исчез.

Бесконечное мгновение спустя вселенная вокруг Кирка преобразилась. Инстинктивно он приготовился к изменению гравитации, но прежде чем он смог почувствовать твердую поверхность под ногами, новый тоннель света сформировался вокруг него. Снова и снова эффект транспортации появлялся и исчезал, и Кирк понял, что он прошел через многократные станции транспортации. Наконец одна из отвердевших вокруг него комнат не изменилась. Он понюхал воздух. Запах гари от загрязнений исчез. Все пахло чистотой. Кроме того он мог сказать, что кислорода в воздухе тоже было больше.

Он осмотрелся, моргнул, давая своим глазам приспособиться к значительно более яркому освещению. Он оказался в цилиндрической комнате, почти идентичной той, где он был несколько секунд назад, думая что это кибина лифта. С небольшой разницей: в той комнате транспортатора была единственная красная панель управления, в этой их было две. Зеленый прямоугольник, и немного выше красный. Было несколько возможных интерпретаций. Но наиболее вероятно, пришел к заключению Кирк, что нажав на красную панель он транспортируется туда, где его ждали Джэнвей и T'Вэл. Он надеялся, что они все еще ждали его.

Тем не менее, прежде чем экспериментировать с системой транспортера, Кирк решил проверить свое текущее местоположение. Когда он приблизился к закрытым дверям окруженной цилиндрической стеной комнаты, они беззвучно открылись. За ними располагалась еще более ярко освещенный альков двадцати метров в поперечнике, с блестящим белым мраморным полом и изогнутыми стенами. Кирк вышел из комнаты транспортации и увидел два коридора, расходящиеся в стороны от алькова. В одном из коридоров он узрел большую двухмерную оптическую фотографию, висящую на стене. Предмет показался Кирку знакомым, и он подошел нему. Он был потрясен.

Знакомой частью фотографии были здания штаба командования Звездного Флота в Сан-Франциско. Поскольку здесь не было корпуса Дейстрома, Кирк понял, что эта фотография была сделана по меньшей мере – если не больше – шестьдесят лет назад, когда был возведен этот корпус. Но более тщательный осмотр изображения показал, что символ, изображенный на стене главного здания, и на его флаге, принадлежал не Звездному Флоту, а скорее Империи Земли. Изображением был меч завоевателя, яростно пронзающий Землю.

Потом с содроганием Кирк понял, что длинные конструкции на переднем плане пейзажа оказались виселицами. В действительности фотография изображала двадцать человек, повешенных перед штабом Звездного Флота, окруженных зеваками, по большей части в форме старого типа, состоящей из яркой цветной рубашки подразделения, черных брюк и ботинок.

Фотография была варварской. То, что она изображала, было немыслимо. Потом он увидел имена. На виселицах были плакаты с мелкими хотя и четкими надписями. Кирк прочел первую, почувствовал приступ тошноты, но заставил себя прочитать их все.

Первая табличка гласила РЕНД. Тело, свисающее под ней, принадлежало женщине, блондинке. Следующее СКОТТ. ДЕКЕР. МОРИ. Несколько следующих имен для Кирка ничего не значили. Но потом ГАРРОВИК, МАРКУС, M'БЕНГА. Были и другие.

Он смотрел на свидетельство чистки. Той, которую, должно быть, проводил Тиберий. Хотя он знал, что в зеркальной вселенной император был монстром, что его тезка уничтожал миры, вырезал колонистов, и добился командования над U.S.S. Энтерпрайзом благодаря убийству капитана Кристофера Пайка…, увидев свидетельство ненасытности своего двойника и мстительности, увидев кульминацию в этом гротескном и ошеломляющем зрелище – Тиберий для Кирка почему-то стал более злым и более человечным в одно и то же время.

Кирк повернулся спиной к фотографии и к зверствам. Он посмотрел в оставшуюся часть корридора. На его стенах так же висели фотографии, но у него не было ни малейшего желания рассматривать их, или изучать другие тревожные события, которые выбрал Тиберий чтобы увековечить.

Он отступил в альков за пределами комнаты транспортатора, чтобы проверить второй проход, ведущий в противоположную сторону. На его стенах не было никаких фотографий. Сначала он решил исследовать это направление.

Пол второго коридора тоже был гладким, белым и мраморным. Через каждые несколько метров возвышались стройные пары мраморных колонн, изящно окрашенных и оттененных, поддерживающие вставки стенных панелей, которые скрывали побочные светящиеся полосы. Этот приглушенный стиль дизайна мог быть возрастом в сотню или две сотни лет, или мог быть построен не больше нескольких дней назад.

Но ниодна подробность не давала ответа, какова была истинная цель этого сооружения. Жилые помещения? Музей? Тайная военная база? Кирк дошел до конца коридора. За углом оказалась большая дверь, выкрашенная в белый цвет в тон стенам и полу. И что было отвратительно, на полу перед дверью лежало тело маленького мертвого животного. Столь же неуместное в этой стерильной белой среде, как и фотографии. Еще одно напоминание распада и смерти.

Кирк осторожно толкнул носком ботинка маленькое песочного цвета тельце. Существо – какой-то примитивный вид, покрытое мехом двуногое, примерно двадцати сантиметров и достаточно тяжелое для своего размера, безжизненно откатилось в сторону. Но оно оказалось обманчиво легким. Кирк присел, чтобы рассмотреть его поближе. Забыв о предосторожности, он взял это. Это была игрушка. Плюшевый медведь с глазами пуговицами и пришитым ртом.

И пока Кирк изо всех сил пытался понять смысл всего этого, большая белая дверь открылась, и он поднял глаза и увидел маленького мальчка. Возраста Мемлона, лет шести-семи не больше. Мальчик был в белой пижаме, украшенной желтыми солнцами и синей луной. Он потер глаза, посмотрел на Кирка, а потом протянул ему руку с очевидным намерением. Кирк, почувствовав что попал в ловушку мечты, над которой не имел контроля, и протянул медведя мальчику. Мальчик взял его за мягкое тканое ухо, и прижал к себе. Потом он улыбнулся Кирку.

?Спасибо, папа,? пробормотал он.

Кирк качнулся назад на пятках почти потеряв равновесие. Вместо того, чтобы встать на ноги, он сел на пол и уставился на ребенка, внезапно осознав кем в действительности был отец этого мальчика. В этот момент позади мальчика возникла другая маленькая фигурка. Маленькая девочка с вьющимися светло-каштановыми волосами.

?Папа!? сказала она, и сама бросилась на Кирка, обвивая руками его шею.

Кирк попытался отстранить ребенка. Он посмотрел мимо нее; там был еще ребенок, и еще, и еще. За ними, в комнате за большой белой дверью он увидел ряды кроватей и множество детей в пижамах ярких цветов, надвигающихся на него.

Кирк вскочил на ноги. По какой-то причине он еще не мог членораздельно выражаться; его переполнял ужас. Это были дети монстра. Разве не могут и они тоже быть монстрами? И все же, когда они собрались вокруг него, протягивая руки, называя его папой, папочкой, или как более старшие отцом, он понял, что они были не только детьми Тиберия. Они были и его детьми. Его генетический код и генетический код Тиберия были идентичными.

А потом он понял причину своего опасения, нечто, что он видел, но не осознал. Один ребенок среди других. Кирк насчитал их по меньшей мере двенадцать, хотя кроватей было больше. Ребенок, который стоял в стороне от других был ребенком, который обнял Тейлани, который поцарапал ногтем ее кожу и обрек ее на смерть.

Кирк посмотрел на маленькие руки, тянущиеся к нему. На что еще способны эти существа? Руки. Взгляд Кирка остановился на их ногтях. Он отпрянул, наткнулся на стену. Они звали его, тянулись к нему. Их руки… Кирк скатился по стене на пол. Он смотрел, как они приближаются. Дети Тиберия. Его дети. Все монстры и убийцы. А потом они остановились. Их глаза широко открылись. Рты от удивления сложились в букву ?о?. Потому что они переводили взгляд с Кирка на того, кто был рядом с Кирком.

А Кирку не нужно было даже поворачивать голову, чтобы узнать что это было. Кто это был. Его поиски закончены. Джеймс Тиберий Кирк стоял уперев руки в бок и смотрел на своих любимых детей, не глядя на человека на полу возле него, которого он и так узнал.

?Джеймс, вы произвели на меня впечатление. Вы поздоровались с… нашими детьми??

Кирк медленно встал, держась за стену. Как воин Тиберий оценил состояние своего противника. Лучше, чем в прошлый раз, когда они встретились. Но недостаточно хорошо.

?Назад, в ясли,? приказал Тиберий. Он властно хлопнул руками. ?Сейчас же.?

И тотчас же, словно ужаленные ударом плети, дети отступили через белую дверь к безопасности. А потом Тиберий и Кирк оказались наедине, лицом к лицу. Они уставились друг на друга. Тиберий первым увидел страх.

?Я читал о вас,? сказал с улыбкой Тиберий. ?О ваших так называемых подвигах. Никогда не думал, что вы сможете переварить возмездие.?

?Испытайте меня.?

Тиберий покачал головой. Такая пустая угроза.

?Будь осторожен, Джеймс. Мы не в скафандрах. И нет расписания, которого надо придерживаться. И я лучше вас. Во всех вещах.?

Интересно, подумал Тиберий, изучая реакцию Кирка. То, как он отреагировал на слова о расписании. Могло ли быть так, что у Кирка было расписание? И если да, то какого рода?

?Ты убил Тейлани,? с отчаянием выпалил Кирк.

Тиберий позволил себе злорадную усмешку, уверенный в знании того, что в этот день, или по крайней мере с этой встречей, все закончится, Джеймс Т. Кирк умрет, и все вселенные узнают о Тиберии Триумфаторе.

?Если это способ заставить тебя чувствовать, если это вдохновляет тебя на опрометчивые поступки, тогда мне почти жаль, что я не попытался уничтожить ее.?

?Не лги мне, ты, ублюдок!? крикнул Кирк, кидаясь на Тиберия.

Тиберий вскинул правую руку настолько быстро, что его слабая копия попыталась отклонить удар слишком поздно. Удар пришелся Кирку в скулу. Прежде чем этот слабак упал на пол, колено Тиберия пришлось точно в челюсть Кирка. Только после этого Кирк ударился о твердый мраморный пол.

?Я не должен лгать тебе,? презрительно бросил Тиберий. ?Я вообще не должен ничего ни тебе, ни для тебя, ни из-за тебя. Разве что презирать как ты того заслуживаешь.?

Кирк посмотрел на Тиберия. ?Лжец!? он сплюнул кровь, текущую из разбитых губ.

?Тебе что, не терпится умереть??

Кирк с удивительной скоростью вскочил на ноги. ?Если потребуется.?

Протяжно вздохнув как прирожденный охотник, Тиберий решил, что стоит попытаться выудить, что привело сюда Кирка. И он совсем не возражал узнать, как Кирк сумел определить местонахождение его самой секретной базы. Возможно он не станет уничтожать эту бледную призрачную версию самого себя. Пока.

?Идем со мной,? безаппеляционно приказал Тиберий. ?У меня кое-что есть для тебя.?

Потом, чтобы закрепить свое презрение к этому человеку, и полностью проигнорировав способности Кирка, Тиберий повернулся к своему двойнику спиной, и направися по коридору к секции базы, в которой располагались его личные апартаменты. Кирк был слишком труслив, чтобы напасть на него сзади. Тиберий почувствовал странное волнение. Мысль о том, что он наконец избавится от этой несчастной несовершенной копии – из-за которой началось веселье – превращало этот день в самый сладкий день его изгнания. О да, он чувствовал себя почти счастливым.

Кирк прихрамывал вслед за Тиберием. Голова раскалывалась, губы кровоточили; в другое время он набросился бы на Тиберия, который повернулся к нему спиной и давился своей напыщенностью и убежденностью в собственной правоте, и убил бы этого монстра без дальнейших размышлений. Но ему был нужен живой Тиберий. По крайней мере до тех пор, пока он не получит антитоксин, необходимый Тейлани. Тиберий может пожить еще несколько секунд с этого мгновения. Но только секунд.

Они подошли к алькову за пределами комнаты транспортации. Кирк следил как Тиберий прошел мимо ужасной фотографии с виселицами возле штаба Звездного Флота не обращая на нее ни малейшего внимания. Приблизившись к ней, Кирк не мог не поддаться искушению. Он остановился, чтобы найти на фото еще одно имя. Маккой. И он нашел его.

Как такое возможно? спрашивал он себя. Как столь одинаковые люди могут иметь такие разные судьбы?

?Старые друзья?? спросил Тиберий. Он повернулся, и увидев, что Кирк смотрит на фотографию, вернулся назад и присоединился к нему, как будто они были на экскурсии в художественной галерее.

?А у вас есть хоть какие-то друзья?? мрачно спросил Кирк.

?Как я могу?? ответил Тиберий. Невероятно, но для Кирка это прозвучало так, словно его двойник был вполне искренен. ?Однажды я был, и снова буду хозяином жизни и смерти во всем известном космосе. Каждый захочет быть моим другом, Джеймс, будет заискивать передо мной, греться в отражении моей славы. Но если я позволю себе это, если здесь или там выберу одного или двух фаворитов или любимчиков, как я смогу быть справедливым с моими подданными? Как я смогу быть честным? Идем, Джеймс. Так много дел и так мало времени.?

Тиберий снова направился в коридор.

?Из моего анализа твоей горестно неадекватной карьеры,? продолжал он, ?полагаю я определил многие из твоих недостатков. И главный среди них, твое глупое постоянство в вере, что ты такой же обычный человек.? Тиберий бросил взгляд через плечо. ?Ты не похож на обычного человека, Джеймс. И никогда не был. Мы никогда не были. Но только я способен подняться выше твоего мелкого беспокойства о том, чтобы быть человеком среди людей.?

?Ты когда-нибудь заткнешься?? спросил Кирк.

Они подошли к другой белой двери. Тиберий положил руку на пластину сканера на стене возле нее, и дверь беззвучно открылась.

?Надеюсь ты понимаешь,? сказал Тиберий, ?где-то на уровне своего слабого восприятия, что единственная причина, по которой я позволил тебе жить так долго оскорбив меня, состоит в том, что я действительно уважаю тебя.?

?Почему ты не уважаешь Тейлани??

Тиберий остановился в проеме двери.

?Это может показаться тебе невероятным, но меня не волнует твоя клингоно-ромуланская любовница. С другой стороны интендант Пикард счел ее весьма привлекательной, но если бы он и сделал что-нибудь Тейлани, то не настолько фатальное.?

Кирк подавил свой гнев. Новое нападение на своего двойника ни к чему бы ни привело. Тиберий был лучше обучен, больше практиковался в рукопашном бое. Он не сможет победить такого противника, но, Кирк был уверен, что сможет перехитрить его. Как только получит антитоксин. Но до тех пор ему придется позволить этому самодовольному ублюдку продолжать лгать.

?Если тебя не волнует Тейлани, зачем ты послал ей одного из своих детей, чтобы отравить ее??

Впервые Кирк почувтвовал, что сказал что-то, что заинтересовало Тиберия.

?Я не делал этого.?

?Я был там. Я видел это. Я узнал ребенка в твоих… яслях.?

Тиберий посерьезнел. ?Которого??

?Я уверен. Мальчик. Восьми лет. Он был в пижаме.?

?Где это произошло??

?Не играй со мной в эти игры! Ты знаешь, где это произошло.?

Кирк увидел, как покраснело лицо Тиберия, словно его гнев получил над ним контроль.

?Предположим что я не знаю. Предположим, что один из моих нетерпеливых командиров решил сделать мне сюрприз, и послал Тейлани убийцу, не сообщив об этом мне.?

?Чал,? сказал Кирк. Но будь он проклят, если позволит Тиберию уйти от ответственности за то, что он сделал.

?Мир болот. Незначительный в вашей вселенной. Безжизненный и испепеленный в моей. Что этот ребенок сделал Тейлани??

?Отравил ее,? сказал Кирк. ?Клингонским нервным токсином.?

И снова Тиберий проявил законный интерес.

?Следуй за мной. У меня есть что показать тебе на компьютере.?

Кирк не был уверен в том что будет дальше, но узнав где у Тиберия компьютер, он определенно сможет обеспечить себе преимущество. Он проследовал за Тиберием мимо выставки зверств, изображенных на фотографиях на стене. Он не мог не замечать их.

?Аа,? сказал Тиберий, увидев то, на что смотрел Кирк. ?Один из моих личных любимцев.?

Маленькая пластинка с именем под фотографией гласила: ПАВЕЛ А. ЧЕХОВ. Но то что там было изображено, было высохшим телом в прозрачной трубе. Камера боли. Тиберий приосанился, как будто гордясь этим снимком.

?Полагаю в этом дне есть и ваша доля славы. Фактически той недели. В свое время мой хороший друг мистер Спок сообщил мне, что Чехов выступил против меня, когда вы проводили свой смехотворный маскарад на моем корабле. Когда я наконец вернулся в реальную вселенную, я обнаружил бедного Чехова в камере боли в качестве наказания, но мои палачи были в недоумении из-за выказанной вами мягкости. Поэтому я сделал показательный пример своей мягкости. Я установил камеру боли на среднюю интенсивность. Представьте тупую зубную боль во всем теле, в каждом органе. Терпимо, но весьма некомфортно. А потом я посадил туда Павла. Прошло тринадцать дней прежде чем он умер. Это произвело бодрящий эффект на мой экипаж. И установило новые стандарты по всему флоту.?

?В моей вселенной он стал главой Звездного Флота.?

?Кто может объяснить великие деяния вашего Звездного Флота, вы так не думаете??

Но Кирк не хотел заниматься долгими беседами с этим животным кроме той, ради которой он пришел. ?Где компьютер??

Тиберий указал на дверь. Кирк вошел. Компьютер находился на консоли перед ними. Он напоминал стандартную систему Звездного Флота того вида, который можно было увидеть на звездолетах. Вдоль стен длинной узкой комнаты в которую они вошли, Кирк увидел прозрачные камеры, а в конце зала пару ярко красных раздвижных дверей, которые заставили его вспомнить об оригинальном Энтерпрайзе.

Тиберий подошел к консоли компьютера и ввел серию команд, загородив консоль своим телом так, чтобы Кирк не мог видеть коды доступа. Когда он снова отошел в сторону, там было изображение мальчика, напавшего на Тейлани. Того же самого, который был в яслях по ту сторону алькова.

?Этот мальчик,? сказал Кирк.

?Вы уверены?? спросил Тиберий. ?Возможно это был этот мальчик??

Он нажал кнопку управления, и появилось новое изображение.

?Это тоже самое,? сказал Кирк.

?Или возможно этот?? спросил Тиберий.

Новое изображение, и снова тот же мальчик. Потом Кирк посмотрел на свои руки, и произнес слово, которое отвечало на все его вопросы.

?Клоны.?

?Именно. Три из одного малыша. И что особенно интересно для вас, он пропал в вашей вселенной. Я послал сигнал, чтобы активировать там множество секретных баз и прочих активов. Группа детей, среди которых он был, так и не ответила.?

Кирк попытался переварить эту информацию.

?И что вы утверждаете? Что кто-то по совпадению просто решил воспользоваться тем мальчиком, чтобы уничтожить Тейлани??

?Кто-то кто знал, как его использовать, да. Это кажется разумным предположением.?

Кирк не понимал выбора слов Тиберия. ?Что значит использовать??

?А вы не знаете??

Кирк покачал головой и отступил в сторону, словно пытаясь избегнуть конфронтации, но на самом деле он сделал это чтобы дать себе лучший угол обзора клавиатуры.

?Сейчас, кажется, я ничего не знаю.?

?Это только начало,? согласился Тиберий. ?Как я уже сказал, я не могу иметь друзей. Никого, равного по положению. Вы и вообразить не можете, каким разочарованием стали для меня. Но тем не менее я должен быть готов к будущему. Мы добились второго шанса в жизни. Возможно получим и третий. Кто знает? А между тем я создал клонов.? Тиберий усмехнулся. ?О, не точные дубликаты. Ускоренная репликация может быть опасна, и я обратился к более длительному процессу. Так что все они являются мной только наполовину, то есть все они наполовну мы, наполовину другие люди, которые, как показали мои исследования, имеют удовлетворительные гены. А когда я начал регулировать их генетическое наследие, оказалось, что очень просто что-то увеличить. Умноженная сила, значительно увеличенная выносливость, гиперинтеллект. И… встроенный метод самозащиты.?

Кирк ждал продолжения объяснений, которые без сомнения последуют. И это произошло.

?Я позаимствовал это у других успешных видов.?

?Видов?!? Но Кирк знал ответ еще до того, как Тиберий продолжил. ?Яды. Токсин не был нанесен на ноготь мальчика; он сам производит его.?

?Тайна разрешилась. Поехали дальше.?

?Нет!? настаивал Кирк. ?Еще не разрешилась. Кто направил того ребенка к Тейлани??

?Разве это имеет значение? Вы сказали, что она мертва.?

?Она в стазисе. Вы должны знать, какой токсин производит мальчик. У вас должен быть антитоксин!?

Кирку не понравилось, как оставшийся на месте Тиберий, скрестив руки на груди, и ужасно улыбнулся.

?Вы полагаете, что у меня есть способ спасти Тейлани??

Зная, какую ужасную дверь он открывает, Кирк дал единственно возможный ответ. ?Да.?

Тиберий расхохотался неискренним смехом, издеваясь над Кирком.

?Ты упускаешь одну маленькую деталь, Джеймс. Зачем мне это??

Кирк мог предложить только одну вещь. ?Ты же хочешь уничтожить меня??

?Хочу. Но ты уже здесь. Боюсь сделка не состоится.?

Тиберий подошел к Кирку и уставился на него.

?Ты это серьезно? Ты хочешь спасти Тейлани. Ты должен спасти Тейлани. Цена не имеет значения??

Кирк колебался. Его страшило то, что может потребовать Тиберий. Но еще больше он боялся того, что могло случиться, если он ничего не сделает.

?Чего ты хочешь?? сказал Кирк, и после этих слов понял, что заплатит Тиберию своей душой. Судя по торжествующей улыбке своего двойника, Кирк понял, что Тиберий подумал о том же.

?Идем со мной,? сказал Тиберий.

Он снова повернулся Кирку спиной и пошел по направлению к витринам, остановившись перед той, в которой находилась маленькая фигурка. Кирк присоединился к своему двойнику, и посмотрел что там внутри. Его чуть не стошнило.

?Балок?!? сказал он.

?Тот, единственный. Блестящий ученый. Одинокий капитан звездолета. И крайне разочарованный посол Первой Федерации. Однако он стал превосходным трофеем.?

Кирк был просто подавлен этой бойней. Фигура в камере была Балоком, крошечным инопланетянином, который тестировал его самого и его команду во время первой пятилетней миссии. Эта встреча положила начало пусть и нетрадиционным взаимоотношениям с Первой Федерацией. А здесь, в этой вселенной, Балок стал экземпляром в камерах ужаса Тиберия, а его рот навсегда застыл в улыбке, как будто он бесконечно созерцал сосуд с транией, вшитый в его безжизненную руку.

?Прежде чем я покончил с ним,? с нежностью сказал Тиберий, ?Балок выдал мне немало тайн. Думаю, вы видели действие поля Тантала. Это было одно из его изобретений. Капитан Пайк оказался слишком жадным, пытаясь забрать себе все трофеи с Фезаруса, поэтому я использовал поле Тантала, чтобы избавить от него Энтерпрайз, и заработать повышение для себя.?

Тиберий нахмурился, как будто вспомнив ужасное поражение. Кирка это порадовало.

?Но через некоторое время пытки перестали оказывать на него свой эффект. Из того что мои люди и я смогли перевести из его корабельного компьютера, я узнал, что за пространством Империи располагалась огромная база кораблей класса Фезарус. Я использовал все свои методы, чтобы заставить его показать то что мне было нужно, и прежде чем он умер, так трогательно, в одиночестве, он сказал мне, где расположена эта база.?

Кирк догадался, что произошло дальше. ?Он солгал.?

?Вообразите мое разочарование.?

Кирк посмотрел на мумифицированное тело маленького инопланетянина. Он мог вообразить ярость Тиберия. И то, что было потом. Абсолютное безумие.

?А теперь мой вопрос вам, Джеймс Т. Кирк. Знаете ли вы где находится база Первой Федерации??

Кирк кивнул. Из всех возможных вопросов Тиберия, на этот вопрос он мог ответить.

?А у вас есть антитоксин, способный спасти Тейлани??

Тиберий подтвердил подозрения Кирка. Потом протянул ему свою руку.

?Полагаю, это может стать началом взаимовыгодных отношений,? сказал Тиберий. ?Мы можем дать друг другу то, в чем мы нуждаемся больше всего.?

Кирк несколько мгновений смотрел на эту руку. Это не могла быть ситуация только ?да или нет?, принять руку или нет. Должен быть третий выход. Всегда был третий выход. Но не в этот раз. Потому что больше не было времени. Кирк принял руку Тиберия, и обменялся рукопожатием с демоном, который поселился внутри него. Из-за того, что он сделал в это мгновение, возможно Тейлани будет жить. Но Джеймс Т. Кирк будет безнадежно побежден.


XVIII


У истории свои приливы и отливы. Некоторые истории повторяются снова и снова. Из хаоса возниают похожие модели. И одной из этих моделей был принцип невмешательства. В некоторых местах более известный, как Первичная Директива. Первая Федерация была очень стара, очень прогрессивна и давно осознала опасности, которые возникали если раса получала технологии, не созданные ими самими. Во вселенной капитана Кирка Балок был в восторге открыв Федерацию. Позже на Энтерпрайзе он охотно заменил офицера, лейтенанта Девида Бейли.

Бейли оказался неспособным развиваться. Люди и расы, связанные с ними в Объединенной Федерации Планет, не были готовы к некоторым наиболее потрясающим технологиям Первой Федерации. Поэтому с Бейли обращались как с почетным гостем и вернули домой после всех тестов в отличном состоянии. Были установлены дипломатические отношения, но на самом высоком уровне, а представители Первой Федерации объяснили представителям новой Федерации, что в большинстве случаев научного обмена применим их собственный принцип невмешательства. Миры Федерации не могли разделить чудеса Фезаруса, пока сами не достигнут подобных прорывов.

Федерация была приверженцем Первичной Директивы, и поэтому не стала подвергать сомнению позицию Первой Федерации. Взаимоотношения сердечного культурного обмена стали частыми. Но корабли класса Фезарус встречались редко. Правда была база. Единственная, которую Первая Федерация оставила до того дня, когда Федерация станет технологически равной им. База существовала в полом астероиде, на передовой станции снабжения, и ожидала того дня, когда отношения между вышедшими в космос культурами можно будет установить на более устойчивой основе.

В зеркальной вселенной база не существовала. После трагического столкновения Балока с Энтерпрайзом Первая Федерация отказалась от всяких контактов с Империей Земли, а позже и с Альянсом. Соотечественники Балока вернулись бы в эту область космоса, но только после того, как закончится период варварства, и его место займет более прогрессивная и многообещающая система.

Но во вселенной капитана Кирка база осталась нетронутой. Лейтенант Бейли видел ее. Он отправил сообщение капитану Кирку. А капитан Кирк передал это сообщение командованию. В конечном счете эти отчеты были засекречены и запрятаны подальше, а чтобы скрыть местоположение базы Первой Федерации, люди, знающие правду, дали присягу. Но в галактическом масштабе, в универсальном масштабе, правда имела много уровней.

Чтобы спасти Тейлани, капитан Кирк теперь готовился привести императора Тиберия к этой базе. Однако местоположение этой базы было известно не только людям. В приливах и отливах истории было известно, что со временем Кирк прибудет на базу. А теперь стало известно, что Тиберий будет вместе с ним. И к этому подготовились.

А в дополнении к тому, что оставили люди Балока был включен еще один артефакт. Обелиск с рельефными пиктограммами, которые описывали тональный язык. В этой части космоса, раса, оставившая этот артефакт, имела множество названий. Но чаще всего они назывались Хранителями.

Некоторые из этих артефактов как предполагалось, были возрастом в миллиарды лет. Но этот обелиск, светившийся вспышками серебряного света, был помещен туда только на шесть лет раньше неожиданного случая на Веридане III.

И артефакт должен был оставаться на месте до тех пор, пока не прибудет капитан Кирк, чтобы прочесть сообщение. Те, кого называли Хранителями, не ушли. Они ждали своей встречи с капитаном Джеймсом Т. Кирком. И их ожидание вскоре должно было закончиться.


home | my bookshelf | | Темная победа |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу