Book: Обольщение миледи



Обольщение миледи

Дениза Хэмптон

Обольщение миледи

Глава 1

Элиан дю Омэ бежала, задрав до колен юбки своего будничного платья. Сопровождавший ее солдат, громко пыхтя, следовал по пятам. Под навесами, защищающими от невыносимой жары, изумленные торговцы Набуэлла с любопытством глазели на дочь шерифа. Из-под ее ног с кудахтаньем разлетались в разные стороны куры. В плетеных клетях недовольно шипели откормленные гуси, сулившие стать отменным осенним деликатесом.

Компаньонка Элиан с разбегу налетела на попавшуюся ей на пути женщину, и та выронила корзину, из которой вывалилось на землю содержимое.

– Именем шерифа! – крикнул солдат горожанкам, ускорив бег.

Когда Элиан со своим эскортом выскочила на вторую из двух вымощенных булыжником мостовых Набуэлла, расположенную на более высоком уровне, солдат бросил взгляд на южные ворота города.

– Господи Иисусе, помилуй нас! Это отряд Хейдона, – ахнул он. – Скорее! Господин шериф хочет, чтобы вы первая появились в монастыре.

Элиан на бегу оглянулась. В трех ярдах за ее спиной ехал рыцарь на пятнистом коне. Крупного телосложения, широкоплечий, рослый. Под зеленым плащом, свидетельствовавшим о принадлежности к дому лорда Хейдона, поблескивали серебряные доспехи. Он скакал с обнаженной головой, и его золотистые волосы сверкали на солнце. Взгляд рыцаря был устремлен к замку, которым управлял ее отец. В его позе чувствовалась недюжинная сила.

Бок о бок с рыцарем ехала миниатюрная женщина в одеждах блекло-зеленого цвета. Широкие поля соломенной шляпы скрывали ее лицо, но что-то неуловимое в ее облике выдавало в ней леди Хейдон.

Шляпа!

Элиан вскинула ладони к своей непокрытой голове и остановилась как вкопанная, в то время как ее сопровождающий продолжал вприпрыжку мчаться в направлении монастыря. Боже, мало того, что она забыла головной убор, так еще и волосы вместо приличествующих кос были завязаны хвостом. Хотя она еще не стала замужней матроной и без приданого никогда, вероятно, не станет, в двадцать четыре года ей уже нельзя было разгуливать простоволосой, будто юной девице.

Со стоном досады Элиан взглянула на свои грязные руки; когда от отца явился посланник, она занималась чисткой яблочного пресса. При всей трагичности гибели лорда Хейдона и его дочерей и, несмотря на состояние паники, не отпускавшее с тех пор ее отца, Элиан сознавала, что не может встретить скорбящую вдову в столь неподобающем виде.

Досада вспыхнула в ней с новой силой. Потакание капризам отца превратилось в дурную привычку. Она снова бросила взгляд через плечо на приближающийся отряд из Хейдона. О чем она думала? Необходимости встречаться с людьми Хейдона у нее было не больше, чем смысла в самом ее существовании.

– Я возвращаюсь, – крикнула она сопровождающему.


«Мой отец мертв».

Гнев вскипал в жилах Джоса Фицболдуина. Отец не просто умер. Его убили люди, не достойные даже лизать пыль с его сапог. Это злодеяние кому-то будет стоить жизни.

Джос перевел взгляд на Набуэллский замок, расположенный на вершине утеса вблизи городского центра; его стены грозно взирали на раскинувшиеся под ними окрестности. На всех углах вздымались башни с коническими крышами, крытыми блестящей темной черепицей из сланца. Здесь, среди нагромождения камней, Джос ждал того, кто был виноват в гибели его отца. Рейнера дю Омэ, шерифа графства.

Джос плотно сжал губы. Он понимал, что за убийство королевского слуги его ждет казнь, а душа его будет проклята и никогда не найдет успокоения. Но шериф должен поймать и передать ему убийц, иначе Джос покончит с ним.

Рядом с ним споткнулась трусившая по ухабистой улице кобыла леди Хейдон. Мачеха Джоса испуганно вскрикнула и изо всех сил вцепилась в поводья. Беатрис Хейдон не была искусной наездницей.

Под глазами мачехи легли темные круги. Ее полотняный костюм для верховой езды пропитался потом и болтался на хрупких плечах. Получив известие о смерти мужа и дочерей менее недели назад, она сильно исхудала. Горе состарило ее, и теперь она выглядела гораздо старше своих тридцати шести лет.

В седле Беатрис Хейдон удерживала лишь жажда мести, столь же сильная, как и у Джоса. В стремлении отомстить за гибель дочерей она даже преодолела антипатию к внебрачному сыну мужа и обратилась к нему с просьбой помочь совершить возмездие. Джос с готовностью согласился. Ради леди Беатрис, Кларис и Аделаиды, во имя любви Болдуина к единственному сыну.

Памятуя о своей клятве, Джос выпрямился в седле, и вдруг взгляд его наткнулся на женщину, каких ему еще не доводилось видеть. Она бежала впереди по извилистой улочке. Господи Иисусе, она на целую голову превосходила ростом сопровождавшего ее солдата и могла бы без труда смотреть Джосу прямо в глаза, хотя он сам был выше многих мужчин.

Нельзя сказать, что она не отличалась женственностью. Ее полинявшее голубое платье плотно облегало стройное тело, подчеркивая полную грудь, тонкую талию и широкие бедра. Вьющиеся волосы цвета темного меда были стянуты наподобие конского хвоста. Платка на голове она не носила, это свидетельствовало о том, что женщина не замужем. Ничего удивительного. Вряд ли нашелся бы желающий жениться на девушке выше себя ростом.

Женщина внезапно остановилась. Поскольку ее сопровождающий пробежал по инерции мимо, она бросила взгляд в сторону Джоса. Джос попытался рассмотреть ее черты, но не смог: слишком велико было расстояние.

Тем временем, повернув назад, сопровождающий остановился рядом с женщиной, и между ними возник спор. Солдату не удавалось уговорить ее, тогда он схватил свою подопечную за руку и потащил за собой, пока она снова не перешла на бег. Столь грубое обращение с ней озадачило Джоса, ибо было во внешности незнакомки что-то властное. Он продолжал наблюдать за странной парочкой, пока та не свернула за угол. Выйдя на соседнюю улочку, мужчина и женщина исчезли за небольшими домишками. Джос ощутил легкое разочарование.

– Скажи мне еще раз, что это правда. Что моих малышек больше нет, – услышал он голос мачехи, ехавшей на лошади рядом.

Она смотрела прямо перед собой, не желая встречаться с ним взглядом. Как только Беатрис достигнет желаемого, она, несомненно, возобновит открытую демонстрацию своей неприязни к нему. Но Джос на нее не сердился. Для мачехи само его существование было живым свидетельством того, что она не смогла подарить своему благородному супругу сына.

– Объясни мне, как случилось, что мои дочери, покинув Хейдон две недели назад в сопровождении своего отца и шести сильнейших наших солдат, пали жертвой грязных грабителей? – Она не могла скрыть звучавшую в голосе боль. – Скажи мне, – ее голос упал почти до шепота, – что не я повинна в их смерти, потому что хотела видеть моих дорогих крошек под опекой тех же монахинь, что воспитывали меня. Почему я не отправила их в монастырь в графстве Хейдон, где росла Эмма?

Ее слова пробудили в Джосе чувство вины. Не леди Беатрис виновата в гибели их близких, но он сам. Почему он не настоял на том, чтобы сопроводить отца в Набуэлл, вместо того чтобы подчиниться его требованию отправиться с приятелями повеселиться в новом имении друга? Будь он проклят, что предпочел семье друзей! Уж очень ему хотелось присоединиться к веселой компании. Боль уступила место гневу.

– Нет, вы не можете казнить себя за это, миледи, – произнес Джос. – Вина целиком и полностью лежит на шерифе. Разве не он ответственен за обеспечение спокойствия в этой местности? Однако из-за его недосмотра был злодейски убит ваш добрый господин и супруг вместе с двумя невинными крошками.

Его слова заставили леди Хейдон распрямиться в седле.

– Да, во всем виноват шериф, и сегодня он заплатит за это. Вот Бейкерсуок. – Беатрис указала на переулок, куда только что свернула женщина, так поразившая Джоса. – Мы проедем по этому переулку и двинемся на восток по Прайорилейн, который выведет нас прямо к воротам монастыря.

– Монастыря? Нет, мы едем в замок, к шерифу. – Джос ощутил, как в нем заклокотала ярость. Он не хотел никаких отсрочек. Ему не терпелось как можно быстрее испытать дю Омэ на прочность сначала вопросами, а потом, если потребуется, мечом.

– Зачем, если шериф ждет нас в монастыре? – возразила мачеха. – Сегодня утром я отправила ему с посыльным послания, ему и настоятельнице монастыря Герте.

От острого разочарования Джос едва не взвыл. Разрази его гром, но он не сможет обнажить меч на священной земле. Что, если шериф откажется сделать все возможное для поимки разбойников, в то время как у него самого руки будут связаны?

– Мадам, я полагал, мы собираемся бросить ему вызов. – Джос постарался сказать это мягко, однако не получилось. – Но это невозможно, если наша встреча с ним произойдет в кабинете настоятельницы монастыря.

Беатрис едко рассмеялась:

– В кабинете настоятельницы! Как бы не так! Мы встретимся с ним в другом месте. – Беатрис вскинула голову, сверля пасынка холодным взглядом.

У Джоса перехватило дыхание, когда впервые после утреннего привала он увидел ее черты. Лицо ее почернело, глаза были затуманены. Только по ощерившимся зубам Джос догадался, что она улыбается.

– Мы направимся в ледохранилище в их саду, – произнесла она.

Джос уставился на нее в недоумении. Ледник – весьма подходящее место для хранения трупов в ожидании должного погребения. Господи, помоги ему. Беатрис хочет взглянуть на тела дорогих покойников. Но он сомневался, что она перенесет это зрелище.

Они будут ждать нас в кабинете, – напомнил Джос, надеясь переубедить ее.

Улыбка леди Хейдон стала еще шире, а изгиб губ – безобразнее. В глубине ее взгляда разгорались искры безумия.

– Охрана у ворот скажет матери Герте, куда я направилась. Она придет ко мне и приведет с собой шерифа. – Беатрис прищурилась. – Я хочу увидеть его лицо, когда буду стоять рядом с холодными телами моих любимых. Хочу услышать слова раскаяния. Хочу, чтобы он пал передо мной на колени и молил о прощении! – С каждым словом ее голос набирал силу, пока она не сорвалась на крик.

Люди Хейдона за их спинами встревоженно заворчали. Военный старшина Хейдона, Ник из Кента, подъехал ближе к Джосу. Ник испытывал беспокойство ничуть не меньшее, чем сам Джос. Вскинув руку, Джос велел всадникам остановиться. Ник облегченно вздохнул.

– Что ты делаешь? – воскликнула леди Беатрис. Она хотя и является хозяйкой Хейдона, но право командовать солдатами ее мужа принадлежит Джосу.

Наклонившись к ее лошади, Джос взял у мачехи поводья и натянул их, чтобы остановить животное.

– Останавливаюсь, – ответил он. – Мы никуда не поедем, пока вы не откажетесь от своего плана, миледи.

– Откажусь? – воскликнула она, покачнувшись в седле.

– Да, ради ваших оставшихся в живых дочерей. Пусть моя клятва послужит вам орудием возмездия. Позвольте мне все сделать за вас. Вам недостанет сил, чтобы заниматься этим самой. Оставьте посещение наших любим на более позднее время.

– Наглец! – гневно крикнула Беатрис. – Ты не имеешь права!

– Имею или нет, не в этом суть, – возразил Джос. Эти люди послушны моим приказам. Если я велю им покинуть Набуэлл с вами, они так и сделают.

– Нет, ты не можешь лишить меня этого, – взмолилась Беатрис, но тут же спохватилась. Ее глаза блесну, хитростью. – Сделаешь мне назло, и я не допущу тебя на его погребение.

Джос бросил на нее яростный взгляд. Будь она проклята! Она способна на это. Она может запретить ему присутствовать на похоронах отца. Незаконнорожденный сын Джос не был наследником. Когда Болдуина не стало, Беатрис была вправе отказать ему в общении с кем бы то и было в Хейдоне, включая и двух его единокровных сестер. В своем нынешнем состоянии она могла сделать все, угодно, хотя отлично знала, что Болдуин из Хейдона бы для Джоса последним из прямых родственников. Его мать и дедушка с бабушкой по материнской линии давным-давно отправились в мир иной.

Джос ни при каких обстоятельствах не мог отказаться от возможности отдать отцу последние почести и попрощаться. Презирая себя за то, что позволяет собой манипулировать, Джос тем не менее сознавал, что у него не выбора. Прищурив глаза и сжав челюсти, он склонил голову.

– Я в вашем распоряжении, миледи.

– Мне этого недостаточно. Поклянись, что не станешь мне противодействовать, – потребовала мачеха.

– Клянусь, – с негодованием произнес Джос.

Губы ее изогнулись в хитрой усмешке.

– Ты слишком умен. Бросишь меня у ворот монастыря, а сам отправишься в кабинет матери Герты. Я требую от тебя священной клятвы. Обещай, что ни на шаг не отойдешь от меня, пока мы будем находиться в монастырских стенах. Что не допустишь, чтобы кто-либо, в том числе эти люди и монахини, встал на моем пути. Что я беспрепятственно доберусь до ледохранилища.

Расставленный ею капкан захлопнулся. У Джоса пересохло в горле. Положив руку на рукоятку меча, он поклялся выполнить все, что она требовала.



Глава 2

Элиан и сопровождавший ее солдат неслись во всю прыть по Бейкерсуок. Вдоль улицы тянулись высокие узкие домишки. Ставни на окнах пекарен были отворены, открывая взгляду занятых работой людей. Они месили тесто и лепили булки. Воздух вокруг был напоен густым ароматом дрожжей и свежей выпечки.

Дальше улица раздваивалась, и Элиан вместе со своим эскортом свернула вправо, где начиналась Прайорилейн. Перед ними с визгом и хрюканьем бросился врассыпную выводок годовалых поросят. На смену домам ремесленников и торговцев пришли крошечные, крытые камышом коттеджи, которые монахини сдавали в пожизненную аренду старикам. При каждом доме был небольшой огородик, примыкавший к стене монастыря. Это высокое сооружение было возведено из того же камня, что и замок, которым управлял отец Элиан. Со стены свешивались вниз густые заросли плюща, все еще пышного и зеленого, несмотря на то, что уже наступил сентябрь. Вдали виднелись верхушки деревьев. Красные вкрапления на них свидетельствовали о богатом урожае яблок в монастырском саду, составлявших один из значительных источников дохода обители.

В конце Прайорилейн возвышалось двухэтажное здание монастырской гостиницы; высокие арки трехстворчатых окон украшала искусная резьба. Здесь эскорт Элиан остановился, чтобы ждать возвращения хозяйки домой, в Конитроп. С тех пор как она вышла из детского возраста, шериф тщательно заботился о безопасности дочери, когда она покидала пределы имения. Но в женском царстве монастыря Элиан явно не нуждалась в охране.

Приблизившись к большим арочным воротам монастыря, соединявшим мир Господа с человеческим, Элиан замедлила шаг. Одна створка толстых дубовых дверей была распахнута. В проеме стояли две сестры во всем черном, как и подобает их ордену.

Одна из них, привратница Матильда, пухлая веселая женщина, с удовольствием выполнявшая свою обязанность встречать гостей, увидев Элиан, улыбнулась. Вторая, Нильда, помощница настоятельницы монастыря, ожидавшая, несомненно, встретить более пристойную гостью, всем своим видом выражала неодобрение.

– Ты запыхалась, – промолвила она, когда Элиан остановилась. – А ведь женщина благородного воспитания не должна бегать. – Нильда бегло говорила по-французски, как и вся английская знать.

Элиан недовольно поджала губы. Их взаимная неприязнь возникла еще в те времена, когда она находилась в обители на воспитании. Было довольно трудно не подвергаться злобным нападкам Нильды, являясь третьей, обременительной для отца, дочерью шерифа, бесприданницей, не имеющей надежды выйти замуж, родить детей или сделать карьеру.

– Вам должно быть известно, что отец велел мне поторопиться, – огрызнулась она.

– Конечно, – поддержала ее сестра Матильда, выступив на защиту любимого ребенка от нападок презренной начальницы. – Иначе Элиан не стала бы бегать.

Взглянув вопросительно на жалкий наряд Элиан и распущенные волосы, Нильда скривила губы.

– Пусть твой отец хоть треснет, но в таком виде ты и на шаг не приблизишься к нашей высокопоставленной скорбящей гостье. Отправляйся домой и переоденься.

– Вы не имеете права отсылать меня прочь, – возразила Элиан.

Нильда свирепо посмотрела на дочь шерифа:

– Прочь, дрянь! Я не позволю тебе грубить.

– Сестра младшая настоятельница! – ахнула привратница, всплеснув руками.

Не обращая внимания на менее сановитую сестру, помощница настоятельницы продолжала:

– Пресвятая дева, к чему напускать на себя этот вид, когда весь город знает, до какого состояния докатилось имение твоего отца. Он настолько погряз в долгах, что не постеснялся унизить твоих сестер, продав их за копейки в жены крестьянам. – В глазах Нильды заиграли злобные огоньки. – Но он не смог избавиться от тебя, правда? Даже у простого мужика хватило ума отказаться от такой дурно воспитанной девахи, как ты. Нам ты тоже не нужна. Когда наш Господь наконец заберет грешную душу Рейнера дю Омэ из его деспотичного тела, не вздумай просить здесь убежища. Я позабочусь, чтобы тебя не приняли даже в качестве послушницы.

– Я скорее сдохну от голода, чем попрошу у вас корку хлеба, – ответила Элиан, скрыв за возмущением страх, что после кончины отца ее на самом деле ждет голодная смерть.

Нильда открыла было рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент раздался звон сбруи и шумный храп усталых лошадей. От угла гостиницы к воротам монастыря долетели мужские голоса, возвестившие о прибытии отряда лорда Хейдона. Следы злобы с лица Нильды тут же испарились.

– Они прибыли! – воскликнула она, вложив в восклицание больше радости, нежели требовал скорбный повод, послуживший причиной визита. Забыв о существовании Элиан, она отряхнула с юбок невидимые пылинки.

Элиан хотела проскользнуть в ворота, но привратница схватила ее за руку и оттащила в сторону.

– Сестра, мне необходимо добраться до отца, – возмутилась Элиан.

Устало махнув рукой, Матильда пресекла ее протест:

– Репутация вашего отца пострадает, если леди Хейдон увидит, как вы торопитесь. Лучше подождите и последуйте к отцу за сестрой Нильдой и благородной гостьей.

Элиан вздохнула. Словесной взбучки от отца не избежать за то, что подвела его, но она понимала, что Матильда права. Если бы отец увидел, что она бежит впереди леди, словно какая-нибудь горничная, расстроился бы еще больше.

– Что касается слов сестры Гордыни, – продолжала Матильда, кивком указав на Нильду, – не обращайте внимания. У нее и без того будут неприятности, когда мать Герта узнает, что она пришла сюда встречать леди Хейдон, в то время как получила распоряжение не делать этого. И если ваш батюшка и вправду оставит вас без средств к существованию, у нас достаточно сестер, которые хотят, чтобы вы были с нами, и смогут уговорить мать Герту вступиться за вас.

Хотя заверения Матильды немного успокоили Элиан, все же не было никакой гарантии, что Герта согласится принять ее под свое крыло. По крайней мере, Нильда получит по заслугам. Элиан с горечью улыбнулась. Нильда, графская дочь, обладала гордостью, соответствующей ее происхождению. Однако не догадывалась, что те, на кого она смотрела с презрением, а таких было большинство, возвращали презрение сторицей, – А вот и она! – воскликнула Нильда, как только из-за угла монастырской гостиницы появилась леди Хейдон.

Благородная дама выглядела совсем худой и маленькой. Шла она так, словно ступала по острым камням. Широкополая шляпа скрывала ее лицо.

Следом за ней двигался огромного роста рыцарь. Элиан разинула рот. Боже милостивый, а ведь она сумела бы по пальцам пересчитать мужчин, которые могли сравниться с ней ростом. Удивление Элиан сменилось восхищением. Тем более что рыцарь был не только высок, но и очень хорош собой. Высокие скулы, красиво изогнутые брови, аккуратно подстриженная золотистая бородка. Кафтан плотно облегал широкие плечи и могучую грудь. Двигался он легко. Сняв перчатки, рыцарь сунул их за пояс, обнажив красивой формы кисти с чересчур тонкими для воина пальцами.

Немного портили его горбинка на носу и складки вокруг губ. Эти складки тронули сердце Элиан, ибо были признаком скорби. Он любил своего господина, которого убили, и это тоже не оставило Элиан равнодушной.

– Леди Хейдон, бедная вдова, милости просим в обитель вашего детства, где ваше сердце, возможно, найдет утешение, – с наигранным состраданием произнесла сестра Нильда.

Леди Хейдон ничего не ответила. Нильда вышла на вымощенную брусчаткой площадку-перед монастырскими воротами и обняла гостью за плечи. Леди дернулась, пытаясь освободиться, однако Нильда прильнула к ней, и благородная дама застыла. Рыцарь за ее спиной тоже остановился, и на его лице отразилось удивление.

– Уберите руку, – потребовала леди Хейдон.

Но вместо этого Нильда сунула свободную руку в рукав благородной дамы, словно желая утвердить свое право собственности на августейшую гостью.

– Нет, не противьтесь мне сейчас, когда я вижу, как вы изнурены. Позвольте мне стать вашим эскортом, дочь моя, – прокаркала Нильда.

Дочь? Элиан рот разинула от удивления. Только мать Герта имела право использовать это обращение.

– Сэр Джос, – окликнула леди Хейдон своего сопровождающего, даже не удосужившись поднять голову, – помните о своей клятве. Освободите меня от этой женщины, применив любые меры, которые сочтете нужными.

У Элиан округлились глаза, Матильда ахнула. Леди дала своему рыцарю разрешение лишить Нильду жизни.

У Нильды перехватило дыхание. Она с такой силой отдернула руку, что пошатнулась и, потеряв равновесие, упала словно подкошенная.

Получив свободу, дама, глядя прямо перед собой, продолжила путь к воротам. Сэр Джос, следовавший за госпожой, помрачнел. Элиан наблюдала за ним со всевозрастающим восхищением. Несмотря на приказ госпожи, рыцарь не схватился за меч.

Нильда поднялась на ноги и последовала было за гостьей, но сэр Джос преградил ей путь.

Элиан улыбнулась. Рыцарь нравился ей все больше и больше. Он и в самом деле хороший человек. Исполняет приказания своей госпожи, не причиняя зла монахине.

Когда леди Хейдон поравнялась с ними, находившаяся рядом с Элиан Матильда издала горестный вздох.

– О, Беатрис. Неужели твоя скорбь столь глубока? – печально прошептала привратница.

Леди Хейдон повернулась в их сторону. Элиан уставилась на нее, потрясенная. Лицо благородной дамы было пепельно-серым. Темные глаза казались пустыми, безжизненными.

– Милостивый Бог, она же ходячий мертвец! – воскликнула Матильда, лихорадочно схватив Элиан за локоть.

Дама скорбно прошествовала мимо и ступила на территорию монастыря. Сэр Джос двинулся следом, лишь на секунду приостановившись в центре ворот, чтобы взглянуть на женщин позади. Его фигура преградила им путь.

Удрученная, Нильда зашипела и замерла на расстоянии вытянутой руки от него. Живо оценив обстановку, она пыталась найти способ, как обойти его, чтобы при этом исключить физический контакт и необходимость сгибаться по-старушечьи, чтобы прошмыгнуть под рукой. Первое представлялось Нильде немыслимым, а второе – ниже ее достоинства.

Сэр Джос перевел взгляд с Матильды на Элиан. Глаза у него светились удивительным оттенком голубизны. Он смотрел на нее с пристальным вниманием.

Где-то внутри у Элиан возникло еще неведомое ей ощущение. Мужчины никогда не смотрели на нее так, как на других женщин. Она унаследовала от отца квадратный подбородок, резко выдающийся нос и прямые брови. Считая, что подобная комбинация придает отцу некоторую привлекательность, Элиан понимала, что аналогичные черты лишали ее женственности, особенно в сочетании с необычным ростом. На самом деле многие из королевских солдат, которыми командовал ее отец, между собой называли незамужнюю дочь лорда-шерифа его сыном, обделенным мужским достоинством.

– Помогите мне, – попросил он секунду спустя, не сводя с Элиан немигающего взгляда, отчего она заключила, что обращался он именно к ней. – Леди Хейдон сейчас не в себе, и то, что она намеревается сделать, может нанести ее душе непоправимый удар. Ступайте к госпоже настоятельнице и передайте ей, чтобы приходила в ледохранилище. Только одна, без сопровождения мужчин.


Не в себе. Джос едва сдержался от горькой усмешки. Господи Иисусе, это было явным преуменьшением. Прямо на его глазах Беатрис впала в совершенное безумие, ибо ни в каком другом состоянии не велела бы своему пасынку совершить нападение на святую сестру. Затаив дыхание, он ждал ответа высокой женщины.

С таким широким лицом и квадратным подбородком ее вряд ли можно было назвать красавицей. Но у нее был идеально прямой нос, не слишком длинный и не короткий, и тонкий росчерк прямых бровей над восхитительно чистыми зелеными глазами. Завязанные хвостом волосы, в беспорядке рассыпанные по плечам, окутывали ее роскошью медового шелка, безмолвно взывая к мужской руке, его руке, распутать непокорные пряди.

Нет, красавицей он ее не назвал бы, но привлекательной – наверняка. К тому же она отличалась достаточной расторопностью, в чем в настоящий момент Джос нуждался больше всего. Еще ей придется позаботиться, чтобы шериф держался подальше от ледохранилища, если, как полагала Беатрис, находился в монастыре. Слава Богу, Беатрис не додумалась взять с него клятву молчания.

Прямо перед ним монахиня заносчивого вида издала странный крик и, низко пригнувшись, прошмыгнула под его рукой, преграждавшей ей путь.

– Беатрис! – позвала она громко, неуклюже семеня за леди Хейдон. – Подожди. Ты не можешь войти в обитель с мужчиной в качестве сопровождающего. Остановись!

Черт подери! Он не ожидал, что она прошмыгнет у него под рукой, счел ее слишком гордой для такого маневра. И сейчас решительно зашагал вперед, чтобы встать между мачехой и монахиней снова.

Заслышав звон его кольчуги, сестра ускорила шаг, а потом перешла на рысцу. Но проворства ей явно недоставало. Слегка поднажав, Джос в мгновение ока поравнялся с ней.

– Не подходите ко мне! – взвизгнула монахиня и метнулась в сторону, прижавшись к стене монастырской церкви, простой каменной постройки с покрытой древесным лишайником крышей. Не обратив на нее внимания, Джос прошел мимо, постепенно сокращая расстояние, отделявшее его от леди Хейдон.

– Куда вы направляетесь? – Сестра бросилась за ним вдогонку. – Вы не должны находиться в этих стенах. Немедленно убирайтесь отсюда!

Мгновение спустя мимо Джоса пробежала, приподняв юбки и размахивая накидкой, пухлая сестра. Она неслась к строениям в дальнем конце двора. Наряду с облегчением Джос испытал чувство беспокойства. Она не казалась такой же умной, как высокая женщина. Не забудет ли она предупредить настоятельницу, что к леди Беатрис могут приблизиться только женщины?

– Матильда, что ты делаешь? – крикнула вдогонку бегущей монахине сестра Заносчивость. В ее голосе звучало нескрываемое недоумение. – Элиан! – заголосила она в полную силу. – Немедленно подойди ко мне!

Джос бросил взгляд через плечо. К нему, вскинув юбки, стремительно приближалась высокая женщина. Элиан. Джос мысленно произнес ее имя, и оно ему понравилось. Оно ей шло. Итак, она решила составить ему компанию по пути к ледохранилищу. Эта мысль всколыхнула в нем не только чувство облегчения. Он замедлил шаг, чтобы она могла его догнать.

– Потаскушка! Бесстыдная срамница! – крикнула надменная монахиня. – Отойди от него, или я расскажу обо всем твоему отцу. Пусть я лопну, если не расскажу!

Не обращая внимания на сыпавшиеся на нее угрозы, Элиан поравнялась с Джосом и теперь трусила легкой рысью рядом. Выходит, Элиан не была ни сестрой, ни послушницей, если заносчивая сестра собиралась доложить о ее поведении ее отцу. Значит ли это, что она дочь торговца?

Девушка не отставала от него ни на шаг. Джос изогнул брови. По канонам своего благородного воспитания он должен был возмутиться ее дерзким поведением. Как ни странно, но этот совместный бег в ногу показался ему невообразимо интимным.

Элиан послала ему едва заметную улыбку. Его обожгла вспышка желания. Ему нравились ее губы. Они были полные и словно молили о поцелуе. Обескураженный, Джос переключил внимание с Элиан на мачеху.

– Я отправила сестру Матильду к настоятельнице, как вы велели. Теперь я знаю, что мать Герта прибудет к ледохранилищу незамедлительно, – сообщила ему Элиан уверенным тоном. Ее французский прозвучал более естественно, чем он ожидал. – Но даже если мать Герта не успеет вовремя оказаться в погребе, вы... она не будет в одиночестве. Обернитесь и убедитесь в этом воочию.

Джос сделал, как она просила. Из двери церкви во двор вышли три молчаливые сестры с метлами в руках. С хмурыми лицами они двигались по внутреннему двору, шурша юбками по хорошо утрамбованному грунту. Джос испытал немалое облегчение. Чем больше сестер, тем лучше. Когда они поймут, что замыслила Беатрис, они найдут способ защитить ее от нее самой.

– За что я вас благодарю, – сказал он, следуя вместе с Элиан за леди Беатрис, ведущей их вдоль стены высокого двухэтажного здания. Это, без сомнения, был дом, где собирались монахини для выполнения общественно полезного труда.

По скованным движениям бедер Беатрис можно было заключить, что она провела слишком много времени в седле для человека, непривычного к верховой езде. Однако боль не лишила ее решимости, и она, видимо, знала, где найти то, что искала. Милостивый Боже, он сам боялся увидеть это страшное зрелище. Не исключено, впрочем, что здесь ничего не было.

– Погреб... – Он запнулся, подумав об убитом отце. – То, что надеется найти леди Хейдон, действительно там?

Элиан понадобилась доля секунды, чтобы понять, о чем он спрашивает, и она печально кивнула. В глазах ее появилось сострадание. Ее тронула его боль, и она, как могла, постаралась утешить его.

Джос подумал, что это усилило ощущение возникшей между ними, как ему казалось, интимности. В ее объятиях он мог бы забыть, что остался на белом свете совершенно один. Но эти мысли вытеснила жажда мести. Нет, не объятия женщины нужны ему сейчас, а кровь убийц и грабителей, в крайнем случае шерифа, которой он обагрит свой меч.



Глава 3

– В послании леди Хейдон говорится, что она намерена прибыть к полудню. Но полдень миновал. А ее все нет. – Шериф Рейнер дю Омэ терялся в догадках.

Адельм Ноттингем, капитан гвардии шерифа, посмотрел на своего господина. Окладистая седая борода скрывала половину лица Рейнера. Карие глаза, прищурившись, смотрели из-под кустистых бровей. На высокий лоб упала выбившаяся из-под коричневого берета прядь волос. В сумрачном свете комнаты его алый камзол выделялся ярким пятном.

Шерифу потребовалось всего несколько шагов, чтобы сократить расстояние до Адельма, прижитого им вне брака сына, которого он по-прежнему отказывался признать. Эта палата меньше всего походила на палату, как и монастырь мало чем походил на монастырь. Доведенный до нынешнего состояния десятилетиями неумелого руководства и жадностью короля, монастырь находился на пути к полному упадку. Единственным сокровищем, которым он обладал, была золотая чаша для причащения, а также для дел, связывавших монастырь с его арендаторами.

Рейнер снова прошелся мимо настоятельницы Герты, восседавшей в своем кресле. Стоявшая за массивным креслом монахиня, находившаяся в услужении матери-настоятельницы, вскинула голову. Сестра Амабелла, келаресса[1], стрельнула взглядом в Адельма. Столь поспешным был ее взгляд, что Адельм не успел заметить нетерпения Амабеллы, прежде чем она снова опустила глаза на сложенные руки.

В который раз за последние годы он удивился, почему до сих пор никто не замечал сходства между ним и Амабеллой. Вылепленные двадцатью девятью годами насильственной святости и строгой диеты, черты ее лица были столь же угловатыми, как и у Адельма. Их черные брови имели один и тот же изгиб, а глаза – один и тот же цвет. Спрятанные под апостольником[2] серебристые волосы были того же оттенка, что и у него. Оба стали седеть, не достигнув двадцати восьми лет.

Издав возглас недовольства, Рейнер остановился в центре комнаты и повернулся к настоятельнице.

– Клянусь кровью Христа, – взревел он, – я устал от ожидания. Даже Элиан куда-то запропастилась. Так вот, оставьте вашу гостью при себе, а я ухожу.

Грубость Рейнера заставила настоятельницу Герту подняться. В этот день на столе перед ней не было никакой работы. На нем стояли лишь кувшин, деревянная миска для мытья рук и поднос с холодной едой для почтенной скорбящей гостьи.

Лицо Герты оставалось невозмутимым, когда она спрятала ладони в рукава своего одеяния.

– Прошу вас, милорд шериф, следить заречью в моем присутствии, – обратилась она к отцу Адельма назидательным тоном. – Помните, что это обитель Господа нашего, и постарайтесь обрести душевный покой.

Адельм едва сдержал усмешку. Всего несколько месяцев назад над Англией тяготел папский интердикт[3], все церкви и молельные дома были закрыты для верующих, поскольку папа искал возможности заставить короля Джона повиноваться. Но, проявляя открытое неповиновение, Джон потребовал себе верховной власти и доходов от всех английских монастырей. Последние шесть лет Адельм служил вместо Рейнера королевским администратором монастыря, забирая ту малую прибыль, что монастырь собирал для своего монарха. За это время Адельм понял, что под маской безмятежности на лице Герты скрывается неприязнь, а может быть, и ненависть к шерифу.

Рейнер сердито фыркнул.

– Я говорю, что хочу, где бы ни находился, – прорычал он.

Адельм лишь развел руками. Господи, помоги ему. Но Рейнер нарочно дразнил Герту, женщину, которую презирал за то, что она была ровней ему по законному положению, но выше по рождению. Неужели Рейнер не понимал, что теперь, когда интердикт снят, Герта наконец обрела свободу и могла выполнить обещание, закрыв для него вход в монастырь? Если это случится, то оба они, Адельм и его отец, лишатся доступа к Амабелле, а через нее и к ворованному богатству, накопленному за семь лет.

Лицо Герты окаменело, и, повернувшись спиной к королевскому шерифу, она посмотрела на Амабеллу.

– Сестра келаресса, где сестра младшая настоятельница? Ведь она должна встретить леди Беатрис. – Тон Герты, лишенный каких бы то ни было эмоций, свидетельствовал о том, что она окончательно потеряла терпение.

– Я не видела сестру Нильду с первой утренней службы, матушка, – ответила Амабелла, не выказав удивления, что настоятельница проигнорировала шерифа и задала ей столь бессмысленный вопрос. Не слышалось в ее голосе и злобы, когда она упомянула свою главную мучительницу. Нильда была самой скандальной из находившихся здесь женщин благородного происхождения, все они с высокомерием относились к Амабелле, дочери торговца. Восемь лет назад религиозное братство их ордена заставило Амабеллу вступить в этот монастырь в надежде, что ее умение вести финансовые дела поможет монастырю выйти из состояния нищеты. Вероятно, она бы в этом преуспела, если бы не Джон и не интердикт.

Рейнер снова подошел к сыну. На этот раз он даже не сделал попытки скрыть то, что его волновало.

Страх Адельма уступил место отвращению. Он рисковал жизнью, чтобы стяжать неправедное богатство для своего погрязшего в долгах отца, и что получил взамен? Отец нарушил молчание, поставив под угрозу их жизнь. Рейнер опасался, что родственники убитого аристократа займутся расследованием смерти лорда Хейдона и разоблачат Рейнера.

Снаружи послышались крики монахинь, собравшихся у приемной настоятельницы в ожидании прибытия отряда Хейдона. Рейнер повернулся к двери и потянулся к висевшему на боку мечу. Адельм сделал то же самое.

Снаружи донеслись громкие шаги на лестнице, и дверь со скрипом отворилась, с размаху ударившись о стену за ней. В приемную начальницы ворвалась сестра привратница со сбитым набок платом и раскрасневшимся пухлым лицом.

– Матушка! – воскликнула она, и из глаз ее хлынули слезы. – О, матушка, наша Беатрис тронулась умом. Элиан сопровождает ее в ледохранилище, чтобы сделать то, что в ее силах, но она просила, чтобы вы быстрее пошли туда.

Герта побледнела и, не произнеся ни слова, бросилась к двери. Но даже помешательство ее любимой патронессы не могло заставить настоятельницу двигаться быстрее. Тяжело дыша, сестра Матильда последовала за ней.

На лице Амабеллы отразилось сомнение, когда она перевела взгляд с сына на бывшего возлюбленного. Рейнер был самонадеян. И на лице его появилось выражение коварства.

– Если леди сошла с ума, надо как-то усмирить ее. Тогда нас никто не спросит, как погиб ее супруг. Следуйте за мной оба, – приказал он, направляясь к двери.

Ужас приковал ноги Адельма к полу. Даже ради спасения собственной жизни он не войдет в ледник, где две юные леди должны обрести последнее упокоение. Он снова ощутил на руках детскую кровь. Подавив рвотный рефлекс, он вытер пальцы о платье. Не будь он убежден, что Бога выдумали люди, чтобы покрывать монахов, которым нравится устрашать детей, Адельм не сомневался бы в том, что гореть ему в аду за убийство двух милых девчушек. Он и сам считал, что заслужил за содеянное самую страшную кару.

– Мое присутствие будет неуместным, – бросил он в спину отцу. – Я буду ждать вашего возвращения здесь. – Каждое слово, вылетавшее из его рта, обжигало его, выдавая слабость, которой мог воспользоваться отец.

Рейнер обернулся к сыну. На лице его отразились страх и удивление.

– Что? Но... – начал он, не желая слушать возражения.

– Адельм прав, милорд шериф, – перебила его Амабелла. – Ни его ранг, ни положение не позволяют ему принимать участие в подобном событии. – Обогнув угол стола, она встала рядом с сыном. – А ты должен идти, чтобы как представитель королевской власти, взять на себя заботу о вдове, если она на самом деле тронулась умом.

Адельм смотрел на мать, удивляясь ее обращению с Рейнером. За все время знакомства они и пяти раз не встречались наедине, и то на несколько мгновений. Они никогда не беседовали, если не считать повторяемые Амабеллой шепотом заверения, что он достигнет того, чего так желает, поднимется до уровня мелкопоместного дворянства, презиравшего их обоих за неблагородное происхождение.

Рейнер заскрежетал зубами. Он не терпел командный тон своей бывшей любовницы, но негодовать на Амабеллу не осмеливался. Без нее и ее лондонского семейства его план обогатить себя и сына не удался бы.

Именно Амабелла прятала наворованные ими сокровища в подвалах монастыря, после чего переправляла своему дядюшке в Лондон. Там за изрядное вознаграждение старый купец избавлялся от них, отправляя назад полученную прибыль в виде закладных, по которым Рейнер и Адельм могли позже получить деньги. Эти бумаги оседали в подвале Амабеллы, запертые в сундуке за двумя замками. Рейнер имел ключ от одного, Адельм – от второго. Этого соглашения они достигли после долгих и продолжительных споров.

В конце концов желание Рейнера защититься от леди Хейдон пересилило его гордость.

– Тогда оставайся, – рыкнул он и вышел за дверь. Глухой стук его шагов эхом разносился по наружной лестнице.

Лишь когда в покоях воцарилась тишина, Амабелла взглянула на сына.

– С его страхом нужно что-то делать, – прошептала она. – Иначе он погубит нас обоих.

Адельм и сам знал, что Рейнер способен на предательство.

– Его собственные деяния будут служить нам от него защитой. Он не осмелится заговорить, и ты не умрешь, если именно этого боишься.

Его мать издала горестный смешок.

– Бояться смерти? Нет, я ее не боюсь. Мать-церковь не убивает тех, кого считает своей собственностью, но она бывает очень изобретательна в вопросах наказания. – Амабелла бросила яростный взгляд в направлении, в котором скрылся Рейнер. – Значит, я заслуживаю подобной судьбы, если он предаст меня во второй раз. Почему мне взбрело в голову, что я в состоянии держать в узде этого твердолобого осла?

Адельм снова выразил недоумение.

– Предать во второй раз? Рейнер говорил, что ты помогала нам во имя любви. – Он не добавил, что Рейнер уточнил при этом, что из любви к нему, а не к Адельму Амабелла стала их сообщницей. Он также не мог сказать, что готов поклясться в обратном, будто мать трудилась во имя его успеха, потому что питала нежность к своему давно потерянному сыну.

– Во имя любви? – удивилась Амабелла негодующе. – Дай мне кинжал и возможность на мгновение остаться наедине с этим ублюдком, и он изойдет кровью. Только из-за него и моего отца сижу я взаперти в этой темнице. – Она жестом обвела приемную настоятельницы. Ее темные глаза загорелись ненавистью. – Твой отец соблазнил меня, обещал жениться, но мечтал лишь заполучить мое приданое. Отец, узнав, что я беременна, лишил меня наследства и вышвырнул из дома. После этого Рейнер бросил меня. Я бы умерла, если бы не моя мать и ее брат, мой дядя. – Огонь в ее глазах погас. – Отец, чтоб ему гореть в аду, хотел, чтобы я сдохла. Представляю, каково ему сейчас, когда я открыто бросаю ему вызов и стремлюсь сделать из тебя дворянина и знаю, что ты станешь рыцарем, наделенным землей, еще до того, как отродье моего любимого братца справит совершеннолетие.

Разочарование столь часто постигало Адельма в жизни, что теперь он даже не заметил его проявления. Выходит, не из любви к нему мать оказывала им помощь. Он смотрел на нее несколько мгновений. Он не знал, что ею двигало только возмездие. Более того, теперь, когда лорд Хейдон ушел в мир иной, ее мечта превратилась в тщетную надежду.

– Дети твоего брата давно станут взрослыми, прежде чем я сумею воспользоваться спрятанными в твоем подвале богатствами, – промолвил он.

– Напротив, – возразила мать. – Ты ими воспользуешься, и очень скоро, пока никто не узнал, что я замешана в убийстве аристократа.

К разочарованию Адельма прибавилась горечь. Годы воровства и смерть двух невинных малюток – во имя чего все это?

– Лучше сожги эти бумаги. Если я вдруг разбогатею, возникнут вопросы, на которые у меня не найдутся ответы. Я ведь всего-навсего капитан шерифа, занимаю положение чуть выше солдата и жалованье получаю соответствующее. – Так он и останется капитаном, как бы ни хотелось ему стать помощником шерифа. Рейнер упрямо отказывал ему в продвижении, ссылаясь на то, что по традиции только владеющий землей рыцарь может стать его заместителем.

– Что? Сжечь их сейчас, когда ты можешь через моего дядю получить все, что пожелаешь? Правда, действовать нужно без промедления. Мой паразит братец пишет, что старик начал хворать. – Губы Амабеллы изогнулись в притворной улыбке. – Я отправлю бумаги брату с просьбой воспользоваться ими для покупки имения на имя моего дяди. Тем временем дядя составит новое завещание, согласно которому ты станешь наследником этой собственности. Когда он умрет, а случится это очень скоро, ты получишь свое имение, и никто не поинтересуется, откуда оно у тебя.

Адельм издал короткий смешок:

– А я говорю, что все удивятся, почему твой дядя сделал это для меня, если ничего не знал обо мне и наших с ним родственных связях.

Амабелла удивленно уставилась на сына:

– Но он знает о тебе. Разве не моя собственная мать, его сестра, забрала тебя из моих рук, чтобы отдать монахам на воспитание? Разве не мой дядя платил братьям за твое содержание втайне от моего отца? Именно мой дядя купил тебе место сквайра после того, как монахи сообщили, что ты слишком горячий, чтобы продолжать оставаться под их опекой.

– Нет, это сделал Рейнер, – не подумав, выпалил Адельм, уверенный в том, что это так и есть. До того самого дня, когда Адельм добился признания, он продолжал гадать, кто его анонимный благодетель. В тот день и появился Рейнер и назвал его своим потерянным сыном. Как еще мог найти его отец, если не был его тайным покровителем?

Удивление на лице Амабеллы уступило место презрению.

– Рейнер лжет, если говорит, что потратил на тебя хотя бы один пенс. Эта свинья морит голодом своих домашних. Им всегда стоит труда дожить до весны.

Ее слова были похожи на правду. Однако Адельм отказывался это признавать. Признав ее, он был бы вынужден признать и то, что стал орудием в руках отца. Рейнеру нужен был не сын, а послушный, исполнительный вор, способный лишить жизни невинных девчушек.

И его мать была не лучше. Адельм был для нее всего лишь орудием мести, в чем, собственно, и состояла его истинная роль. Из всей его родни одна только Элиан была искренней в своих поступках. Мало на земле найдется людей, столь любящих и славных, как его милая сестрица по отцу.

– Отправь мои бумаги своему дяде, – холодно приказал он матери.

– Только твои? – Судя по ее тону, он заподозрил, что она с самого начала вознамерилась обмануть своего бывшего любовника.

Это предположение вызвало у Адельма улыбку. Рейнер заслужил подобного к себе отношения.

– Нет, отправь все. Но как ты откроешь сундук, если, кроме моего, нужен еще и ключ Рейнера?

Амабелла усмехнулась:

– Твой отец уверен, что все женщины глупы. К вашим замкам были подобраны ключи в тот же день, как вы их поставили.

Адельм похолодел.

– Вероятно, и мне не следует тебе доверять? – промолвил он, сверля мать взглядом.

– У тебя нет выбора, – ответила она, расхохотавшись. – И никогда не было. Ты полностью зависел от меня еще до того, как я послала за тобой Рейнера. А теперь оставь меня и дождись за дверью возвращения настоятельницы.

Глава 4

Шагая в ногу с сэром Джосом, Элиан проводила леди Хейдон до широких ворот, ведущих в монастырский сад. За низкой аркой портала перед ними раскинулись огородные грядки и деревья. Своды арки были слишком низки для Элиан, и она пригнулась. Рядом, почти касаясь ее плечом, пригнулся и сэр Джос. Они шли нога в ногу и одновременно выпрямились, оказавшись по другую сторону ворот.

Такая синхронность движений не только удивила Элиан, но и развеселила ее. Надеясь, что рыцарь не услышал ее смешок, Элиан украдкой взглянула на него. Впрочем, ситуация не располагала к веселью.

Джос уловил ее смешок. Продолжая шагать с ней в ногу, сэр Джос покосился на нее, и лоб его прорезала морщина. У Элиан упало сердце.

Будь он таким, как большинство мужчин, как ее отец, заботившийся лишь о себе самом, она не испугалась бы, что оскорбила его. Но даже за несколько минут знакомства Элиан поняла, что этот человек не похож на остальных. Он не поднял руку на женщину, даже когда ему приказала его госпожа. И попросил ее о помощи, вместо того чтобы потребовать. Неужели сэр Джос подумает, что она не сочувствует его горю? Сама мысль об этом была Элиан невыносимой.

– Прошу прощения, я не хотела смеяться, – сказала Элиан с искренним сожалением. – Дело в том, что вы... мы двигались, словно были тенью друг друга.

Морщина на его лбу разгладилась, уголки губ, несмотря на скорбь, приподнялись.

– Странно, – согласился он. – И удивительно. – Боль исчезла из его изумительных голубых глаз, и они на мгновение вспыхнули. Но он тут же переключил внимание на свою госпожу, шедшую впереди. – И достаточно привлекательно. – Последние слова он произнес совсем тихо.

Но Элиан услышала. Он нашел ее привлекательной. В этот момент она вдруг остро осознала его присутствие, могучий разворот плеч и то, с какой легкостью он себя нес, несмотря на тяжелые доспехи, весившие больше четырех стоунов[4]. Оставаясь все лето на солнце, он загорел. Кожа приобрела легкий коричневый оттенок, а и без того в светлых волосах появились золотистые пряди. Элиан перевела взгляд на нежный изгиб его губ.

У нее вырвался вздох. До чего же он хорош собой! Ни одна женщина не устоит перед ним. И все же он нашел ее привлекательной, в то время как другие мужчины так не считали. Ее охватило чувство, похожее на восторг, который она ощущала, думая о предстоящем праздновании в Набуэлле святого дня.

Следом пришло долго сдерживаемое чувство обиды. Даже у ее сестер были мужья, пусть крестьяне. Ей никогда ничего не доставалось. Она до конца дней своих останется у отца в услужении. А наградой за службу ей станет надежда, что мольбы ее будут услышаны и для нее найдется местечко среди женщин в этом замкнутом мире, обнесенном стеной.

Не в силах думать о будущем, которое ей уготовано, Элиан заставила себя переключить внимание с рыцаря на раскинувшийся вокруг сад. В широкополых шляпах, с мотыгами в руках сестры-фермерши и мужчины-слуги, помогавшие им в саду приумножать богатство, побросали работу и теперь глазели на них. Как же не поглазеть? Зрелище и впрямь было странным: безмолвное шествие во главе с потерявшей ум благородной дамой, за которой следовали никудышная дочь шерифа, красивый рыцарь и стайка пыхтящих монахинь. Пока далекий жаворонок не пропел свою торжественную песню, единственным звуком, нарушавшим тишину, было шуршание многочисленных юбок по подсыхающей траве.

Они вошли под густую сень монастырского сада. Пространство, равное восьмой части площади, занимаемой городом, заполняли яблони, груши, переплетенные ряды ежевики и роз, кустарники терновника, а также дикие яблони. Леди Хейдон торопливо вела их к страшной цели. Ледниковый погреб всегда представлялся Элиан гигантской норой барсука, поросший травой земляной горб с каменными ступенями, ведущими в его темное чрево, где хранились значительные запасы монастырской провизии. Или мертвые тела, хотя сестрам не слишком часто доводилось использовать это помещение в качестве морга.

На верхней ступеньке ледохранилища леди Хейдон внезапно остановилась, и ее юбки, продолжая по инерции движение, обвились вокруг ног. Сопровождающая свита из монахинь замерла полукругом в нескольких ярдах от головы процессии, в то время как Элиан застыла в каком-нибудь футе от благородной дамы. Вместо того чтобы сделать еще шаг вперед и присоединиться к своей госпоже, сэр Джос, звякнув доспехами, остановился рядом с Элиан.

Оторопев, она невольно задержала взгляд на его лице. Глаза его были закрыты, голова склонена набок. Его облик источал печаль.

Элиан охватила жалость, смешанная с одобрением. Его скорбь по господину свидетельствовала о доброй, любящей натуре. Сэр Джос открыл глаза. Элиан вздрогнула и перевела взгляд на его госпожу.

Леди Хейдон все еще медлила на верхней ступеньке лестницы, ведущей в погреб. Ее руки дрожали. Лицо стало серым, пока она стояла, уставившись на дубовую дверь. Элиан больше не сожалела, что отец позвал ее. Он правильно поступил. Она была нужна здесь сегодня. Ее услуги могли понадобиться сэру Джосу и его госпоже. Элиан прошла вперед, чтобы встать на одну ступеньку с благородной вдовой.

Леди взглянула на девушку.

– Считайте меня трусихой, но я не в состоянии сделать больше ни шага, – произнесла она. – Я проделала весь этот путь, чтобы обмануть надежду моих дорогих близких.

Элиан взяла благородную даму под руку.

– Если хотите, мы можем спуститься вместе, – спокойно предложила она.

Леди Хейдон вздохом выразила согласие, и они стали спускаться вниз. Сэр Джос последовал за ними, о чем возвестил раздавшийся за их спинами тихий перезвон его кольчуги и скрип сапог. Огромное железное кольцо, служившее ручкой, с лязгом повернулось.

Когда дверь открылась, их обдало морозным воздухом, пахнувшим плесенью. Дневной свет, проникнув в помещение, наполнил его теплым сиянием. Там, где мешки и бочонки не закрывали стен, виднелась земля темно-коричневого цвета. Переложенные соломой, поблескивали прозрачной белизной остатки больших ледяных глыб, что прошедшей зимой приволокли с реки. Потолок покрывал газовый шелк паутины. У задней стены стояли три ложа, на которых лежали обернутые в белый погребальный саван фигуры.

Громко ахнув, леди Хейдон осторожно шагнула к ближайшему одру и упала на колени.

– Аделаида! – воскликнула она, и пар от ее дыхания повис туманом в стылом воздухе. – О, мое милое, милое дитя. Как ты можешь находиться здесь, когда от холода всегда кашляла?

От слов благородной дамы у Элиан болезненно сжалось сердце. От горя леди Хейдон лишилась разума. У нее задрожали плечи, и Элиан попятилась, чтобы оставить ее одну. При этом она столкнулась с сэром Джосом и наступила ему на ногу.

Испугавшись, она покачнулась. Он поймал ее за руки и подхватил под локти. Инстинктивно она подалась вперед и, упершись ладонями ему в грудь, восстановила равновесие.

Они стояли так близко, что Элиан видела пробивающуюся щетину на его впалых щеках. У него на шее пульсировала жилка, а тепло, источаемое телом, окутало ее облаком. Где-то глубоко в груди у нее вспыхнул пожар, пульс ускорился, сердце бешено застучало. Она вновь ощутила странное беспокойство, на этот раз в недрах своего лона. Спаси ее Пресвятая Мария! Что с ней творится? Сконфуженная и растерянная, Элиан отстранилась от сэра Джоса.

Он отпустил ее. Его взгляд был устремлен на дальний угол погреба.

– Но почему здесь его оружие и доспехи? – спросил он чуть слышно, при этом голос его дрогнул и он стал пятиться, пока не достиг дверного проема.

Элиан обернулась. Тонкий луч солнечного света пробивался к самому дальнему ложу, где покоилась неподвижная фигура лорда Хейдона. У стены, наполовину скрытые тенью, стояли его рыцарский щит и меч в ножнах. Рядом с острием меча поблескивала груда металла.

Кольчуга? Семь лет шайка разбойников бесчинствовала в графстве, но отец упрямо отказывался обсуждать ее грязные деяния. По мнению родителя, деградировавших людей не подобало обсуждать с женщиной. Но любопытство взяло верх. Что за грабители, оставившие кольчугу, чья стоимость в золоте почти равнялась ее весу?

Преклонив колени у неподвижного тела дочери, леди Беатрис испустила тихий стон. Сердце Элиан снова болезненно сжалось. Она с трудом могла вынести все это – рыцаря, способного разжечь в ней пожар, лорда, павшего от рук разбойников, оставивших ему его дорогое оружие, двух убитых малышек и их мать, потерявшую от горя рассудок. Элиан повернулась, чтобы уйти, но выход из погреба закрывала фигура сэра Джоса. Его голова была склонена, глаза закрыты, губы крепко сжаты. В отличие от своей госпожи, давшей волю слезам, он старался молча перебороть свою скорбь, судорожно сжимая кулаки.

Ей не хотелось его беспокоить, но еще меньше хотелось задерживаться здесь хотя бы на мгновение. Поднявшись на цыпочки, она приблизилась к нему и замерла, обдумывая, как проскользнуть мимо. В этот момент глаза сэра Джоса открылись.

И Элиан увидела в них то, что изо дня в день мучило ее саму. Возникшее чувство родства душ было невыносимым.

Она протянула к нему руки, желая утешить его, как и себя саму. Ее ладонь сомкнулась вокруг его кулака.

Он вздохнул. Выражение его лица смягчилось. Он разжал кулак и переплел пальцы с пальцами Элиан.

Его ладонь оказалась твердой и мозолистой. И Элиан снова ощутила в животе уже знакомый трепет и жар разливающегося внутри пламени.

Только тут Элиан поняла, насколько опрометчиво поступила, дотронувшись до него. Этот человек не был ее отцом или Адельмом, который относился к пожатию ее пальцев с уважением, какое мог оказать брат любимой сестре. Этот человек не приходился ей родственником и, следовательно, представлял опасность.

Литания, которую всю жизнь внушал ей отец, прозвучала с новой силой. Мужчины, как учил Рейнер, в силу своей ненадежности не заслуживали доверия. Утверждая, что испытывают уважение к добродетельным женщинам, они в то же время стремятся лишить женщину этой добродетели. В извечной борьбе между тем, что мужчина говорит, и тем, что делает, прикосновение женщины даже из самых невинных побуждений может навести его на мысль, что она больше не бережет свою бесценную девственность. И если женщина проявит глупость и отдаст мужчине самое дорогое, что имеет, любовник в скором времени ее предаст, бросив одну пожинать плоды своих опрометчивых поступков.

Она отшатнулась от сэра Джоса, разжав ладонь, и попыталась высвободить пальцы. Рыцарь нахмурился, и на лице его отразилось разочарование. Его рука еще сильнее сжала ее ладонь.

Элиан ощутила легкий приступ паники. Неужели уже поздно? Неужели он считает ее распутной женщиной?

– Нет, позвольте мне уйти, – испуганно прошептала она. – Я не должна здесь находиться наедине с вами и вашей госпожой.

Его взгляд снова стал пустым.

– Останься, – попросил он надтреснутым голосом. – Ты можешь еще мне... ей понадобиться.

Его слова тронули ее. Он в ней нуждается. В голове Элиан возник невероятный образ: этот могучий красивый мужчина предстал ей в качестве мужа, которого у нее никогда не будет, в качестве отца детей, которых ей не суждено родить. Мысль об одиночестве разрывала ее сердце на части.

– Не могу, – воскликнула она и вырвала у него руку. Проскользнув мимо, она взлетела вверх по лестнице и вдруг остановилась на верхней ступеньке, застыв в смятении. Она всегда была свободна в своих жестах, и ее не волновало, какое впечатление произведет ее поведение на мужчин. Ни разу в жизни она не погрешила против пристойности, как это случилось сегодня. Элиан подавила желание посмотреть вниз на рыцаря, нашедшего ее привлекательной. Она догадывалась, как все это случилось. Кроме Адельма, она ни с одним мужчиной не чувствовала себя так легко, как с сэром Джосом.

– Госпожа дю Омэ! – крикнула настоятельница Герта из значительно разросшейся к этому моменту толпы работниц и сестер, собравшихся снаружи. На нежных щеках священнослужительницы пламенел яркий румянец, а к подолу юбки прилипла трава, позволившая предположить, что матушке по пути к леднику, вероятно, пришлось даже пробежаться. – Леди Хейдон внизу? – Когда Элиан кивнула, Герта проворно обошла ее и бросилась вниз по лестнице.

– Прочь с дороги, черти! Дайте мне пройти! – потребовал Рейнер дю Омэ. От его громкого раскатистого баса, казалось, затряслись даже макушки деревьев.

Элиан вскипела от негодования. Как это похоже на ее отца – силой и грубостью прокладывать путь в толпе женщин. Одетый в новый алый камзол, делавший его приметным среди одежд мрачных тонов, Рейнер продирался сквозь последний ряд зевак, отделявших его от дочери. Перед дочерью он остановился. В его карих глазах все еще играли искры нервозности, не дававшей ему покоя последние недели. Он не говорил, что его огорчало, но его настроение очень изменилось с тех пор, как он узнал о гибели лорда Хейдона. Нападая много лет на торговцев, разбойники наконец посмели поднять руку на человека более влиятельного.

– Что леди здесь делает? Почему не пришла сначала в приемную, как было договорено? – обратился Рейнер к младшей дочери. – И где была ты? Ты должна была явиться в монастырь до прибытия благородной гостьи.

Элиан, прищурившись, посмотрела на него:

– Именно так я и поступила. Я стояла у ворот монастыря, чтобы встретить благородную вдову Хейдона сразу по прибытии. Если хотите, чтобы я была резвее, купите мне для этой цели лошадь. Где были вы? Вы не можете меня винить, если сами ждали не там, где вам положено.

Так всегда бывало между ними. Отец, возможно, и помыкал, как хотел, ее телом и душой, но это не мешало Элиан отпускать при этом колкости относительно собственного положения. За порабощение дочери он платил раздражением. На ее взгляд, вполне приемлемая сделка.

– Но что вы здесь делаете? – не унималась Элиан. – Сестра Матильда должна была передать, что вам надлежит оставаться в приемной. Сопровождающий госпожу рыцарь просил, чтобы только женщины присутствовали на этом собрании.

На лице отца отразилась ярость.

– Никто не смеет запрещать шерифу заниматься тем, что ему положено по долгу службы.

Элиан испустила раздраженный вздох. Напрасно она дала такое поручение Матильде. Отец всегда поступал, как ему заблагорассудится, ни с кем не считаясь. Как, например, покупка роскошного наряда для визита королевского двора, в то время как их скудных средств едва хватало, чтобы пережить зиму.

– Помогите мне! – донесся из подземелья голос настоятельницы.

Святая мать кричала так пронзительно, что Элиан стрелой метнулась вниз по ступенькам, бросив отца одного. Возбужденно кудахча, добрая часть толпы хлынула за ней следом, втолкнув Элиан обратно в темное помещение. В свете тонких лучей, пробивавшихся над плечами собравшихся, Элиан увидела, что леди Хейдон оставила свой пост у ложа дочери. Теперь, понурив плечи, благородная дама стояла посреди ледника. Без шляпы. С распущенной косой. Герта держала ее за руку.

– Помоги мне остановить ее, – обратилась она к Элиан, как только та появилась.

Элиан взяла леди Беатрис за вторую руку. Ее взгляд застыл на сэре Джосе, занявшем теперь место между своей госпожой и ее дочерью. Выражение его лица было суровым.

– Нет, миледи. Ваш обет не удержит меня здесь. Вы не станете их раскрывать.

Только тут Элиан заметила саван, валявшийся на полу возле ближайшего одра. Ее охватил ужас. Когда леди Беатрис сделала попытку броситься к ложу, Элиан попыталась помешать ей. Леди не могла сотворить такое. Тела усопших давно должны были быть преданы земле.

– Нет, пусть все видят! – истерически крикнула леди Хейдон в лицо Элиан. – Пусть шериф осознает, чего стоила мне его бездеятельность.

В ледниковой камере вдруг воцарилась тишина. Тут Элиан поняла причину панического страха отца, вдруг передавшегося и ей. Справедливо ли, нет ли, но ее отца переменно обвинят в смерти лорда Хейдона. Когда в Михайлов день в конце сентября начнется сессия Высокого рода, леди Хейдон подаст на него жалобу. Если король отлучит его со службы, это будет означать конец не только я ее отца, но и для нее тоже. Джон потребует возврата долгов, то есть всего того, чем владел его шериф. Это была убийственная сумма, включавшая две цены за покупку места шерифа.

– Вы не должны его винить. Он сделал все, что в его силах, – возразила Элиан.

Леди Хейдон дернулась, словно от удара, и устремила на Элиан яростный взгляд.

– Кого в таком случае должна винить я? Себя? – взвизгнула она и стала задыхаться. Прошла секунда, потом вторая, леди Хейдон открывала и закрывала рот в безуспешной попытке вдохнуть в легкие воздух.

– Пресвятая Богородица, она умирает! – заголосила Герта и в глубоком отчаянии выпустила леди Беатрис из рук.

Элиан прижала благородную даму к себе.

– Помогите ей! – крикнула она ее рыцарю.

Глава 5

Но Джос пришел в движение еще до того, как Элиан обратилась к нему за помощью. Господи Иисусе, он никогда не простит себе, если Беатрис умрет и оставит двух своих дочерей сиротами. Оторвав вдову от груди Элиан, он встряхнул ее.

– Дышите, дышите! – прорычал он. В воцарившейся тишине его голос прозвучал подобно раскату грома. К его великому удивлению, Беатрис сделала глубокий вдох. Ее голова безвольно упала ему на плечо, и она повисла на его руках.

– Дорогу! – крикнул Джос. – Дайте мне унести ее из этого мерзкого места.

Толпа изумленных зевак подалась назад и молча отступила по лестнице вверх. Вскинув мачеху на руки, Джос тронулся за ними. Элиан и миниатюрная настоятельница двигались следом. Оказавшись на свежем воздухе, он направился к старой яблоне и положил мачеху на ковер из густой травы.

Леди Беатрис была в глубоком обмороке. Воздух вырывался из ее легких с большим трудом. Настоятельница опустилась возле нее на колени и обвела взглядом толпу, обступившую Беатрис.

– Сестра Ада? Сестра Сесилия? Кто-нибудь из вас здесь?

Собравшиеся вокруг обитатели монастыря расступились, и вперед вышла молодая монахиня.

– Я здесь, матушка, – промолвила она. Французский с акцентом свидетельствовал о ее простонародном происхождении. Она опустилась на колени рядом с настоятельницей.

Джос видел, как юная монахиня прижала к его матери руки. Судя по всему, она была знакома с недугами и знала, как их лечить. К нему подошла Элиан и тоже опустилась на колени.

– Это благодаря вам ваша госпожа снова дышит, – прошептала девушка.

Джосу захотелось заключить Элиан в объятия. Подавив в себе желание посмотреть на нее, он остановил взгляд на ее руке, покоившейся на траве подле его ладони. Это была рука, умевшая трудиться, с аккуратно подстриженными ногтями. На коже виднелись коричневые пятна, по всей вероятности, от яблок. Когда они столкнулись в погребе, от девушки исходил запах фруктов.

Что-то в нем всколыхнулось – не желание, а какое-то иное чувство, какое именно, он не мог определить. За время, прошедшее с начала пробуждения его интереса к женщинам, до настоящего дня он пользовался услугами куртизанок и горничных, крестьянских девок и проституток, но если даже он доживет до глубокой старости, никогда не забудет ощущений, вызванных прикосновением этой женщины к его руке. С ними не могут сравниться никакие ласки любовниц.

– Признаков лихорадки нет, – произнесла сестра-врачевательница, оторвав глаза от леди Беатрис. По гладкому лбу молодой сестры пробежала легкая тень, когда она взглянула на Джоса и настоятельницу Герту. – Сердце бьется ровно и сильно. Она просто в обмороке. Но я не в такой степени умудрена в подобных вещах, как сестра Ада, – добавила она скромно.

– Спасибо, сестра Сесилия, – поблагодарила ее настоятельница, кивая и слегка выпрямившись, после чего взглянула на Джоса. – Благородный рыцарь, вы оказали вашей госпоже неоценимую услугу. Окажите еще одну. Отнесите ее в наш лазарет и оставьте на наше попечение, не сомневайтесь, мы выходим ее.

Просьба была вполне разумной. Но, к сожалению, он не мог дать столь же разумного ответа.

– Я могу сделать это только при одном условии, – сказал Джос. – На пути сюда леди Хейдон взяла с меня священную клятву, что я не оставлю ее. Куда бы она ни пошла, я должен повсюду следовать за ней.

Настоятельница скорчила недовольную мину.

– Как это нелепо, – проворчала она. – Вы хорошо знаете, что в наших стенах для вас нет места. Оставьте ее у нас, а сами отправляйтесь в гостевой дом.

Поскольку смысла препираться не было, Джос промолчал.

– В данном случае нельзя ставить честь превыше всего, равно как и клятву, – с упреком сказала мать Герта.

Интересно, с каких это пор честь и данная клятва воспринимаются как нечто недостойное? Люди Хейдона были свидетелями его клятвы. Нарушить клятву значило бы погубить себя. В его же случае нарушение слова грозило запретом на участие в последних проводах отца. Положив конец этому разговору, Джос взял мачеху на руки и поднялся с колен.

Из окружавшей его толпы донеслись тихие восклицания и взволнованный шепот. Вслед за ним поднялись на ноги настоятельница и сестра Сесилия, а также Элиан. Он тронулся в обратную сторону.

– Что вы делаете? – грозно спросила настоятельница.

Стоявшая за миниатюрной женщиной Элиан нахмурилась и покачала головой.

– Как что? Выполняет клятву и уносит свою госпожу, – ответил какой-то мужчина из-за спины Джоса. Его голос прозвучал слишком громко.

Вздрогнув от неожиданности, Джос обернулся. Господи, как же он не заметил этого крупного мужчину в алых одеждах? Интересно, кто он, пронеслось в мозгу Джоса.

– Кто вы? – спросил он.

– Рейнер дю Омэ, лорд шериф графства. – Представившись, человек, повинный в смерти лорда Болдуина, слегка склонил голову. – Я знаю, как решить вашу проблему, – добавил он с широкой улыбкой.

Ярость волной захлестнула Джоса.

– Да как вы смеете? Никудышный идиот! Вы позволили убийцам и грабителям бесчинствовать на земле, которую клялись защищать. Смерть милорда, моего отца, всецело лежит на вашей совести.

– Отца? – На широком лице дю Омэ отразилось удивление.

– Отца? – эхом повторила Элиан и, обойдя Джоса, встала рядом с шерифом.

Джос обвел обоих взглядом. Нетрудно было догадаться, кто отец Элиан. Она не была дочерью купца, она была дочерью шерифа. Все признаки налицо: ее французский, столь же совершенный, как и его, аристократическая манера держаться, присущая высшему дворянству Англии. Джос обругал себя, что испытывал благодарность и даже похотливые мысли к дочери человека, повинного в смерти его отца.

– Вы правы. – Дю Омэ покаянно склонил голову, – Моя вина в том, что я не нашел этих проклятых разбойников.

Джос сплюнул.

– Вы никчемное, бесполезное создание, и такого мнения придерживается весь свет. При дворе не найдется ни одного человека, кто не смеялся бы над вашими жалобами о хитроумных разбойниках, которых вы не в состоянии отловить. Говорят, вы чересчур ленивы, чтобы поднять с места свою жирную задницу и устроить на них облаву. Но теперь вам придется пошевелиться. – Даю вам две недели! За это время вы должны отыскать убийц и доставить ко мне, чтобы я мог учинить над ними суд.

Дю Омэ побагровел. Вены на шее вздулись, в глазах отразилось смятение.

– А если я не смогу? – спросил он, зная, какой услышит ответ.

– Тогда вы сами умрете, – рыкнул Джос. Дю Омэ закрыл глаза и опустил голову.

– В таком случае я вас не подведу, – ответил он. – Позвольте мне доказать свою искренность, предложив вам то, в чем вы в данный момент больше всего нуждаетесь. Если не хотите расставаться с леди Хейдон, отвезите ее в мое имение, Конитроп. Оно находится в полумиле от стен Набуэлла, достаточно близко, чтобы монахини могли прислать свою знахарку для ухода за леди Хейдон, а вы – заняться подготовкой к похоронам милорда вашего отца, не оставляя миледи.

Джос вскипел от гнева:

– Я не стану спать под одной крышей с человеком, повинным в смерти моего отца.

– В таком случае я удалюсь, – произнес дю Омэ натянутым тоном. – Сейчас, когда предстоит проделать большую работу до прибытия судейской коллегии в конце месяца, я предпочитаю поселиться в королевском замке.

В сознании Джоса прозвучал тревожный звонок. Зачем шерифу приглашать в свой дом только что приобретенного врага? Он взглянул на Элиан в надежде получить хоть какой-то ответ от нее. Но она смотрела на отца округлившимися глазами.

– Отец, сейчас время собирать урожай, и я не могу уехать... – начала она. Короткий взмах отцовской руки заставил ее замолчать.

Тревожные колокола забили набат. Почему дю Омэ решил во что бы то ни стало доставить к себе домой его и леди Хейдон? Загадка требовала наличия более холодной головы, чем была у Джоса в настоящий момент. Пока он пытался вернуть себе самообладание, шериф остановил настороженный взгляд на Элиан.

– Моя дочь права. Она действительно не может бросить дом в разгар осенней страды, – добавил сэр Рейнер. – Позвольте ей остаться и позаботиться о вашей еде и удобствах, пока вы будете гостить в нашем имении.

– Папа! – воскликнула Элиан, шокированная и ошарашенная одновременно.

Ее реакция подтвердила, что подобное предложение не характерно для шерифа. В одном Джос был уверен: это имело какое-то отношение к смерти лорда Хейдона. Зачем могли понадобиться шерифу сын и вдова покойного, если не для того, чтобы он мог контролировать каждый их шаг?

Джос посмотрел на Элиан. Она по-прежнему сверлила отца взглядом, на лицо набежала тень беспокойства. Что ее тревожит? Быть может, отец что-то хочет сохранить в тайне от сына лорда Болдуина и ей это известно?

Было ли ее сострадание к его горю всего лишь спектаклем? Не велел ли ей шериф наблюдать за ним? Не по этой ли причине Элиан последовала за ним в ледохранилище, вместо того чтобы отправиться к настоятельнице, как попросил ее Джос?

Гнев охватил его с новой силой. Что бы они там ни замышляли, он их разоблачит. Он остановится в их доме и сделает Элиан заложницей, чтобы докопаться до истины и выяснить, что стремится скрыть от него дю Омэ. Энергичным кивком Джос выразил свое согласие.

На губах сэра Рейнера промелькнула кривая улыбка, а в глазах вспыхнули огоньки тщательно замаскированного триумфа.

– Чувствуйте себя здесь как дома и будьте уверены, я сдержу слово. Вы получите ваших злодеев, милорд.

Обещание шерифа прозвучало неискренне, а почтительное обращение подействовало на Джоса, как соль, посыпанная на рану.

– Я сэр Джос Фицболдуин, родной сын лорда Хейдона, – рявкнул он. – Своим титулом я всецело обязан терпимости и любви моего отца. Тем больнее для меня его потеря.

Черты шерифа напряглись, словно он пожалел о своем приглашении. Слишком поздно, жребий брошен.

– Проводите нас, милорд шериф, и поторопитесь. Миледи моя мачеха нуждается в постели и уходе, – распорядился Джос, ступив на дорожку, что вела к воротам.

Но путь ему преградила настоятельница с юной врачевательницей.

– Сэр Джос, – промолвила настоятельница, – вы не заберете госпожу вашу мачеху из нашей обители, во всяком случае сейчас, когда ее жизнь в опасности.

– Прочь с дороги, – скомандовал Рейнер дю Омэ, отмахнувшись от матери Герты, словно перед ним была не уважаемая матрона, а надоедливая муха. – Решение принято.

– Неужели леди Хейдон действительно так больна, что не выдержит переезд? – осведомился Джос у молодой знахарки.

Обрамленное белым платом широкое лицо монашенки сморщилось. Заломив руки, она перевела взгляд с настоятельницы на него. Она замешкалась с ответом, и Джос понял, что леди Беатрис не при смерти. Но даже ее неминуемая кончина не изменила бы его решения отправиться в дом дю Омэ и выяснить, что же пытается скрыть от него шериф.

– Мы едем, – сказал Джос настоятельнице. – Если вас на самом деле волнует здоровье миледи Беатрис, вы можете отправить с нами монахиню, чтобы та могла позаботиться о ней.

Глава 6

Элиан и настоятельница стояли в воротах монастыря, пока монахини и люди Хейдона готовили леди Хейдон к отъезду. В подготовке этого еще одного, незапланированного визита леди Хейдон принимали участие как сестра Ада, так и сестра Сесилия. Обе они собирались сопровождать леди в Конитроп. Чувствуя себя всегда неловко в присутствии властной матери-настоятельницы, Элиан осмелилась бросить на нее любопытный взгляд. Настоятельница стояла, исполненная противоестественного спокойствия, склонив голову на переплетенные под подбородком пальцы. Зная, почему сама отказалась помогать в подготовке благородной дамы к отбытию, Элиан не могла понять причины замешательства матери Герты.

В этот момент из-за угла здания вышел сэр Адельм. Ввиду скорбных событий дня он сменил свое обычное военное обмундирование на платье приглушенных коричневых тонов, оттенявших седину, посеребрившую его волосы. Толстая ткань придавала мягкость его лицу, сплошь состоявшему из резких линий и острых углов. За ним следовал Рейнер.

У Элиан все похолодело внутри. Предатель! Лжец! Сколько лет внушал ей, что надо остерегаться мужчин, а теперь, даже не моргнув глазом, подтолкнул ее к одному из них.

Настоятельница подняла голову. Элиан уловила, как та испуганно затаила дыхание. Черты матери Герты исказила гримаса холодной ярости.

Взглянув на нее, Адельм вскинул брови. Элиан никогда не видела брата таким встревоженным. Рейнер оставался невозмутимым.

– Да простит меня Господь, но я молюсь, чтобы дьявол забрал твою душу, Рейнер дю Омэ, – выругалась настоятельница, выплеснув на него свое негодование. – Как вы посмели подрывать мои авторитет, предлагая ваш дом, после того, как я велела бастарду Хейдона оставить свою госпожу в монастыре?

Не ожидая атаки, Рейнер от удивления округлил глаза. Однако, как это всегда бывало, когда он сталкивался с чем-то, чего не желал терпеть, он нашел укрытие за собственной вспышкой гнева. Выпятив грудь, он вздернул подбородок.

– В чем дело? – спросил он. – Надо было возражать против моего предложения в погребе, а не сейчас.

– Так вот, оказывается, на что вы надеялись, – огрызнулась Герта. – Что я стану пререкаться с вами при моих людях? Впредь я не позволю вам подрывать мой авторитет или каким-нибудь иным способом вредить мне. Отныне я не потерплю в нашей обители ни вас, ни вашу родню.

– Вы не посмеете! – Рейнер пришел в бешенство. – Я представитель короля!

– Поверьте, моя жалоба на вас первой ляжет на стол Высокого суда, – заключила настоятельница.

Ее слова лишили Элиан надежды найти здесь в будущем убежище. И, забыв об осторожности, она, не помня себя, набросилась на отца.

– Ты убил меня! – воскликнула она. – После твоей смерти я вынуждена буду идти на панель, чтобы не умереть с голоду.

– Как ты смеешь со мной так разговаривать? – вскричал отец и подтолкнул ее в направлении монастырской гостиницы. – Придержи язык и ступай за угол, чтобы вместе с отрядом Хейдона отправиться домой.

– Я не поеду! Я не поеду домой, после того как леди Хейдон и ее пасынок объявили нас своими врагами.

Стоявший за спиной отца Адельм взглядом призвал ее к осторожности. Но Элиан его проигнорировала.

– Пожалуйста, не посылай меня с ними, – взмолилась она, охваченная страхом. Леди Хейдон опасений у нее не вызывала, но сэр Джос в мгновение ока превратился из красивого рыцаря, нуждавшегося в ней, в могущественного врага, жаждавшего крови ее отца. А она прикасалась к нему, забыв о приличиях, и от этих прикосновений ее бросило в жар.

– Этот ублюдок не представляет для тебя опасности. Все, что он говорил, сущий бред. Забудь об этом. – Рейнер избегал ее взгляда.

Рейнера нисколько не волновало, что сэр Джос может представлять угрозу для его дочери. Он хотел, чтобы Элиан осталась в Конитропе.

Элиан обдала волна гнева. У отца наверняка есть план, связанный, как всегда, с деньгами.

– Будь ты неладен, но, кажется, ты нашел способ использовать меня, как использовал моих сестер и мою мать и эту бедную девчушку, ставшую мне мачехой, – выкрикнула она.

Рейнер постоянно был озабочен тем, как раздобыть денег, и с этой целью женился вторично на девушке младше Элиан, использовав приданое Изабелл в качестве дополнительного обеспечения для нового займа. Но его жена умерла при родах, в результате чего приданое вернулось в ее семью. После этого Рейнер оказался в еще больших долгах.

Рейнер дал дочери пощечину. Перед глазами у нее поплыло, и она покачнулась, схватившись рукой за горящую щеку.

Отец повернул ее к себе.

– Упади на колени и моли о прощении, пока я не вырезал твой поганый язык, чтобы в корне пресечь твою дерзость, – произнес он тихо, что свидетельствовало о глубине его гнева. Но гнев был единственным средством, к которому он мог прибегнуть, чтобы оградить себя от обломков, в которые превратил свою жизнь.

Элиан вызывающе вскинула голову. Она извинится перед ним после того, как он извинится перед ней.

– Послушай меня, дрянь. Бастард Хейдона едет в мой дом по моему приглашению. Ты будешь ухаживать за ним и его госпожой, оказывая им почести, какие оказывала бы любому другому гостю, в противном случае я сдеру с тебя шкуру.

– В таком случае сдери с меня шкуру, – огрызнулась Элиан. – Зачем она мне, если ты лишил меня будущего.

Отец снова замахнулся на нее, но тут Адельм положил ладонь на плечо своего господина.

– Милорд шериф, – произнес он спокойно и холодно. – Только не здесь и не сейчас.

Рейнер круто повернулся к своему капитану, не менее изумленный его вмешательством, чем Элиан. Это была прерогатива мужчин учить своих женщин уму-разуму по собственному усмотрению. Рейнер мог отложить исполнение задуманного, но никогда не смягчался, чтобы отказаться от него вовсе.

– Если вы нанесете госпоже дю Омэ увечье, она вряд ли сможет ухаживать за леди Хейдон или присматривать за вашим домом.

Еще одно предательство, с болью подумала Элиан. Адельм знал! Он знал, что отец замышлял использовать ее, и решил напомнить ему об этом.

– Ты прав, – согласился Рейнер, бросив взгляд на дочь.

– Слушай внимательно, дрянь. Ты будешь ухаживать за леди Хейдон, как за родной матерью. Узнаю, что ты не выполнила своих обязанностей или каким-то образом выказала неуважение ублюдку Хейдону, отрекусь от тебя. Пойдешь тогда просить милостыню или торговать собственным телом с моего благословения.

Он резко повернулся.

– Займусь делом, – бросил он через плечо Адельму, направляясь к гостинице.

– Как только вернусь из Конитропа, милорд шериф, – крикнул ему вдогонку Адельм, – немедленно приеду к вам с докладом.

Элиан с недоумением смотрела на своего друга. Адельм обращался к ее отцу как господин к слуге, а не наоборот. На лице Рейнера отразилось смятение.

– Я буду занят до позднего вечера. На пустопорожние разговоры времени нет.

Тут он понял, что демонстрировать пренебрежение не имеет смысла, повернулся к Адельму спиной и, не дожидаясь ответа, скрылся за углом монастырской гостиницы.

– Ты знаешь, что он задумал, – произнесла Элиан. Голос ее дрогнул от возмущения. – Ты помогаешь ему. А я думала, мы друзья.

Адельм уставился на нее. Его взгляд был настороженным, а лицо бесстрастным. Он ничего не сказал.

– Поскольку тебе все известно, – продолжала Элиан, – умоляю, объясни мне. Как можно использовать свою дочь, а потом выбросить, как ненужную вещь?

Адельм покачал головой:

– Не имею понятия, зачем он пригласил вдову Хейдона и его бастарда остановиться у него в доме. Хотя предпочел бы быть в курсе.

Он говорил так искренне, что Элиан ощутила стыд. Как могла она усомниться в Адельме? Его вмешательство было продиктовано заботой о ней.

– А известно мне только то, что ты сама знаешь лучше меня, – сказал Адельм. – Если твой отец принял решение, никакая сила не заставит его поступить иначе. Так что лучше не перечить ему.

– Ты прав, – согласилась Элиан.

– Он сделал тебе очень больно?

Элиан подвигала челюстями и поморщилась. Но вероятность появления синяка волновала ее меньше всего.

– Куда больнее оставаться в Конитропе с рыцарем и аристократкой, которые жаждут крови дю Омэ.

– Ты делаешь из мухи слона, сестренка, – сказал он. – Твой отец прав, говоря, что угрозы рыцаря не что иное, как проявление скорби.

– Откуда ты знаешь? – удивилась Элиан, всей душой желая поверить в сказанное. – Ты не присутствовал в тот момент, когда он произносил свои угрозы.

Глаза Адельма на миг вспыхнули радостным блеском, но тут же погасли.

– Не присутствовал, – согласился он, – но мне знаком тип людей, кто обижает других, а ты знаешь меня достаточно давно, чтобы доверять моим суждениям на сей счет.

Элиан и впрямь его знала. На самом деле она была единственной, кто знал его. Адельм утверждал, что ни с кем, кроме нее, не делился своим прошлым. Она знала, что в возрасте двенадцати лет он вышел из монастыря, чтобы стать сквайром одного заштатного рыцаря, мерзкого, жестокого человека, жадного до денег, которые получал за обучение Адельма. Он знал, что мальчик – побочный сын какого-то неизвестного рыцаря, и презирал его.

– Мне кажется, – продолжал Адельм, – что внебрачный отпрыск лорда буквально убит постигшей его утратой. – Он нервно сглотнул и отвел глаза.

Элиан в очередной раз прокляла разбойников, бесчинствующих на дорогах.

– Похоже, ты скорбишь по погибшим барышням не меньше, чем их семья, – заметила она, коснувшись руки Адельма. Он знал юных леди благодаря сестре Амабелле, дававшей им уроки.

Адельм склонил голову, заслонив лицо ладонью.

– Они мне доверяли, а я... – Его голос сорвался. – Как я им служил? – прозвучал натужный, чуть слышный шепот.

– Нет, – тихо возразила Элиан, – ты не можешь винить себя в их смерти, особенно после того, как изъездил вдоль и поперек все графство в поисках злодеев, лишивших их жизни.

В ответ Адельм лишь покачал головой. И в следующее мгновение лицо его приняло обычное выражение замкнутости. Обсуждать дальше эту тему он не намеревался.

– С меня достаточно, – пробормотал он. – Довольствуйся моими заверениями. Люди Хейдона не сделают тебе ничего дурного.

Элиан попыталась улыбнуться, желая возместить его веру в нее своей верой в него.

– Что поставишь на кон, если окажется, что ошибался?

Адельм улыбнулся. Вернее, его губы вытянулись в тонкую линию, но их уголки даже не приподнялись.

– Готов держать пари, в котором никогда не проиграю. Если бастард Хейдона или дама на тебя нападут, ты отобьешь любую их атаку своим языком, что многократно проделывала со своим отцом. Поверь, они отступят. Они не смогут придумать лучшей мести Рейнеру дю Омэ, чем оставить его взаперти под одной крышей с мегерой.

Несмотря на внутреннее волнение, Элиан рассмеялась.

– От ваших комплиментов, господин рыцарь, у меня голова идет кругом, – ответила она со вздохом. – В таком случае нам пора ехать. Чем скорее мы прибудем на место, тем скорее к леди вернется рассудок, и они оставят меня в покое.

– Як вашим услугам, госпожа, – промолвил Адельм, склонив голову.

Глава 7

Несмотря на то, что запряженная ишаком повозка едва тащилась, понадобилось всего четверть часа, чтобы доставить людей Хейдона в Конитроп. «Конитроп». Джос мысленно произнес название. Кроличья деревня – вот что означало это слово. Он краем губ ухмыльнулся. Подходящее название для места жительства трусливого шерифа.

Народ, которым управлял дю Омэ, не относился к этому разряду людей, но не далеко ушел. Крохотная деревушка, прилепившаяся к непомерно разросшейся дороге, насчитывала не более дюжины домишек, скорее похожих на жалкие лачуги. При появлении на дороге отряда Джоса из домишек и ближайших окрестностей высыпала поглазеть на приезжих чумазая ребятня в каких-то оборванных обносках, в которых с трудом угадывались туники.

По обе стороны от дороги по склонам холмов тянулись поля. По одну сторону женщины подбирали пшеничные колоски на полоске, по которой уже прошлась коса. С другой стороны доносилось пение их мужей и отцов, собиравших урожай. Ни мельницы, ни печи поблизости не было, видимо, они находились за стенами поместья шерифа. Следовательно, его хозяин взимал с деревенских жителей плату за использование этих сооружений.

Как только отряд Джоса обогнул выступ холма, перед ними выросла желтая каменная стена с черными вкраплениями кремня. Единственным ее назначением было, по всей видимости, обозначение границ частных владений шерифа. Стена не имела оборонительных укреплений и была слишком низка для этих целей, не имела она ни ведущих наверх лестниц для стражников, ни башен. Губы Джоса снова дрогнули в ухмылке. Это было скорее не поместье, а хорошо оборудованная ферма.

Он взглянул на Элиан, ехавшую рядом с ним в дамском седле на лошади сэра Адельма. Почувствовав на себе его взгляд, Элиан оторвалась от созерцания своих сцепленных ладоней. Их взгляды встретились, и она отвела глаза.

Уж не искры ли вины заметил он в их глубинах? Возможно, все дело в загадочной смерти его отца. Как кучка оборванцев могла лишить жизни обученного искусству фехтования рыцаря и шестерых закаленных в боях солдат? В таком случае прикосновения Элиан к нему и ее сочувствие не могли быть искренними, а просто она хотела завоевать его доверие. Но зачем? Защитить отца? Или себя?

Джос заметил свежий синяк на подбородке Элиан. В леднике его еще не было. То, что это сделал ее отец, сомнений не вызывало: никто другой не посмел бы поднять на нее руку. Внутренний голос, к которому Джосу очень не хотелось прислушиваться, старался убедить его, что Элиан – не добровольный участник в этой игре. Об этом свидетельствовал и тот факт, что ее отцу пришлось пустить в ход кулаки, чтобы заставить дочь повиноваться.

Элиан снова подняла на него глаза. Их взгляды снова встретились. Она прикусила губу и нахмурилась.

Интересно, объяснил ли ей отец, почему так настойчиво приглашал к себе родичей Хейдона? Если да, Джос никогда не узнает причины. По крайней мере, от Элиан. Пытать ее бесполезно. Придется соблазнять. Задача не из легких, особенно после угроз, брошенных ее отцу в ледохранилище.

Мысль об обольщении оживила в памяти странное ощущение близости, встревожившей его, когда он шел бок о бок с Элиан. Это походило на песнь сирены, ему казалось, что с этой женщиной он бы мог испытать те восхитительные чувства, которые возникают между влюбленными. Но Джос прогнал прочь эти мысли. Лелеять сладострастие к дочери дю Омэ означало бы оскорбить память своего отца и не совершить возмездие.

Он перевел взгляд на сэра Адельма. Дю Омэ не удосужился представить их друг другу, но сестра Сесилия обмолвилась, что этот человек служит капитаном в отряде шерифа. Кем бы он ни был, сэр Адельм показался Джосу безобразным. Ничего не выражавшее, словно окаменевшее лицо с безжизненным выражением. Под ниспадавшей на лоб серой гривой волос карие глаза казались погасшими.

Сэр Адельм чувствовал себя комфортно. Чтобы проделать этот короткий путь верхом, он снял официальный военный мундир, достигавший лодыжек, в котором присутствовал на встрече, и остался в длинной рубахе и штанах.

По спине Джоса струйками стекал пот, и хотя у него не было ни малейшего желания оказаться в доме шерифа, он с нетерпением ждал возможности сбросить с себя доспехи и оружие. Все тело горело словно в огне.

Ехавший впереди сэр Адельм остановил лошадь у ворот Конитропа. По существовавшей традиции одна створка ворот оставалась открытой, чтобы жители деревни могли приходить и уходить, когда вздумается. Элиан соскользнула с седла, направилась к воротам и распахнула их, дав возможность телеге въехать во двор.

После этого Элиан приподняла юбки и убежала. Именно этого Джос и боялся. Чтобы завоевать ее доверие, ему требовалось время и терпение, но ни того ни другого у него не было.

Вместо того чтобы последовать за дочерью своего господина в ворота, сэр Адельм повернул лошадь в обратную сторону. Приблизившись к телеге, остановился бок о бок с конем Джоса, смерил рыцаря взглядом, кивнул.

– А теперь, сэр, оставляю Конитроп в вашем распоряжении. – Его голос ничего не выражал, как и лицо. Капитан отряда шерифа вдавил пятки в бока лошади и ускакал, ни разу не оглянувшись.

Джос взглянул на возницу на телеге. Это был мужчина, служивший при монастыре.

– Подгони скотину, добрый человек, – приказал он. – Миледи нуждается в более удобной постели, чем подвода.

Слуга молча выполнил приказ. Удар хлыста промеж ушей заставил осла возобновить движение. Телега дернулась. Однако Беатрис на это никак не отреагировала. По-прежнему лежала неподвижно на подстилке из одеял, заимствованных в монастырской гостинице. Ее головной плат съехал, волосы цвета меди рассыпались по плечам. В этот момент вдова его отца выглядела не старше Эммы и более беззащитной, чем Элис, ее младшая дочь.

– Как она? – справился Джос у сестры Сесилии, сидевшей на краю телеги.

– Все еще спит, – ответила юная монахиня на хорошем французском, хотя имела английские корни.

– Хотя пора бы ей уже прийти в себя, – добавила сестра Ада, сидевшая на противоположном краю телеги. – А скажите-ка мне, сэр рыцарь, когда она в последний раз ела или спала? – Вопрос прозвучал как упрек.

Джос нахмурился:

– Этого я не знаю, ибо, путешествуя со мной, она имела возможность уединяться. Кстати, еды было в изобилии на каждой остановке. – Наступила тишина.

С едой действительно не было проблем, но Джос не мог припомнить, когда Беатрис ела, а когда ковырялась в тарелке. В растерянности он уставился на монахинь.

– Хотите сказать, что леди Хейдон просто обессилела от голода, что всему виной физическое истощение?

– Пока мы в этом не уверены, сэр. Впрочем, она и так страдает. Пока раны ее сердца не затянутся, мы должны тщательно следить за ее здоровьем.

Джос переключил внимание на открывшийся перед ними двор. Как обычно бывает на фермах, строения Конитропа лепились друг к другу. Здесь имелись два сарая с крышами из камыша, всевозможные навесы и пристройки к ним. Тревожно прокричал петух, следом загоготали гуси, предупредив обитателей двора о появлении чужаков.

Как и предполагал Джос, мельница и печь стояли на территории усадьбы. Мельничный жернов, превращавший зерно в муку, приводил в движение бык, ходивший по кругу. Неподалеку от него выпекали хлеб. Из высокой печной трубы поднимался горячий воздух, напоенный ароматом свежеиспеченного хлеба.

Над кровлей постройки, громко воркуя, кружились голуби. Над ульями жужжали пчелы. Конюшня оказалась небольшой, с четырьмя стойлами. Сразу за ней начинался широкий, густо поросший травой выгул, поделенный надвое полноводным ручьем. Там было достаточно места, чтобы разместить лошадей Хейдона на то время, которое они будут здесь находиться.

На пороге конюшни появилось трое ребятишек в обносках ярких расцветок. При виде незнакомцев самый высокий бросился через двор.

– Мама! – закричал он на бегу.

Мать вышла из кухни, представлявшей собой квадратное строение с крошечной, защищенной от непогоды отдушиной на крыше. Сквозь отверстие уходил образующийся от огня дым, в то время как крышка не позволяла дождю проникнуть вниз и затушить в очаге драгоценное пламя. Матушка, темноволосая женщина внушительного вида, была одета в платье такого же покроя и цвета, что и Элиан, с той лишь разницей, что на ней был еще и передник. Возле нее вертелись две прелестные девчушки с густыми черными волосами, также облаченные в голубое. Мать прищурилась, увидев вооруженного рыцаря и множество солдат, и в страхе прижала к себе девочек.

– Ступай в дом и приведи отца, – скомандовала она парню на своем родном английском языке.

Джос с легкостью понял ее слова, которые были недоступны большинству франкоговорящих пэров. Этим он был обязан своей няне, заменившей ему умершую мать на его первом году жизни. Она придерживалась мнения, что внебрачный отпрыск должен многому научиться, если хочет преуспеть в этой жизни.

Мальчишка бросился к дому. Джос скривил губы. Дом дю Омэ отличался от пристанища крестьянина только тем, что стоял на высоком каменном фундаменте. Впрочем, не на таком уж и высоком. Двери даже не были подняты от уровня двора, что требовалось для обороны. Крыша была крыта камышом, деревянные стены – оштукатурены. Но крыло, где располагались, по-видимому, частные покои, выгодно отличалось от остальной части дома.

– Папа! Папа! В нашем дворе солдаты и монахини! – крикнул мальчонка, несясь вскачь по ступенькам к приподнятому над землей входу в дом.

Со скрипом и стуком повозка остановилась у крыльца. Джос спешился. Солдаты Хейдона последовали его примеру. Сестра Сесилия проворно спрыгнула с телеги на землю, в то время как сестра Ада заквохтала и тяжело наклонилась к вознице, протянувшему руки, чтобы помочь ей слезть.

Ник вышел вперед, ведя за собой свою лошадь, и остановился рядом с сыном своего господина.

– Не совсем то, что мы ожидали увидеть, во всяком случае после того, что узнали, не так ли, сэр? – Низкорослый, крепкого телосложения, с темными волосами и яркими голубыми глазами военный старшина, качая головой, изучал предоставленное в их распоряжение пристанище. – Все открыто и ненадежно. Мало камня. Я был лучшего мнения о положении шерифа.

Его слова заставили Джоса снова оглядеться вокруг. Не все шерифы обладали большим богатством, но должность была явно не по карману человеку без средств к существованию. Ник правильно заметил. Шериф должен быть лучше обеспечен. Дю Омэ наверняка имел за душой нечто большее. Живя в таком доме, он вряд ли мог бы себе позволить приобрести столь дорогое платье, в котором предстал перед ними.

– Возможно, у дю Омэ есть еще и другие владения, – предположил Джос, разглядывая двор, пока его взгляд не замер в том направлении, в котором скрылась Элиан.

В голове Джоса роились вопросы. Как жаль, что он не знал о родстве Элиан с дю Омэ до того, как стал ему угрожать. Он настроил ее против себя, вместо того чтобы обхаживать и получить ответы на интересующие его вопросы.

Ник повернулся к конюшне.

– Эй, ребятня! – крикнул он по-английски на тот случай, если присутствующие не говорили на языке аристократии. – Кто-нибудь подойдите и возьмите лошадь моего господина.

Вместо того чтобы броситься выполнять задание, парнишки шмыгнули в темноту хлева. Ник издал недовольное ворчание.

– Что за человек держит в качестве слуг детей? – сказал он на этот раз на нормандском французском. – Не переживайте, сэр Джос. Я велю кому-нибудь из наших позаботиться о вашем скакуне, чтобы вы могли заняться госпожой. Как только справитесь, помогу вам разоблачиться.

– Кто вы такие и что делаете на нашей территории? – прогремел над двором мужской голос. Из-за английского акцента его французский был почти непонятен.

Ник и Джос повернулись к высокому крыльцу. Управляющий оказался совсем не таким, каким представлял его Джос. Он был уже в возрасте, по меньшей мере вдвое старше своей жены. Более того, одет был куда лучше Элиан. Его торс облегала зеленая туника, а на кривых ногах красовались дорогие красные штаны.

– Ричард, это я, Сесилия, – откликнулась по-английски молодая сестра. – Милорд шериф распорядился разместить в его доме эту даму, которая недавно овдовела и к тому же тяжело больна.

Лицо старика приняло удивленное выражение.

– Зачем сэру Рейнеру понадобилось присылать сюда людей? Где госпожа Элиан?

– Ваша госпожа сбежала. Она не очень-то обрадовалась решению отца пригласить этих благородных господ, – вмешалась в разговор сестра Ада, также использовавшая язык простолюдинов, несмотря на свою нормандскую кровь, и принялась собирать свои свертки.

– Благородных господ? Это благородные господа? – У Ричарда глаза полезли на лоб. Казалось, его вот-вот хватит удар.

– Успокойся, Ричард, – промолвила Сесилия. – Госпожа нуждается в отдыхе и уходе. Подойди сюда сам или ты, Агги, и помогите мне перенести госпожу в зал.

– Я сам перенесу миледи в дом, – ответил Джос на их языке, поразив присутствующих, не подозревавших, что он знает английский.

Джос направился к телеге и взял Беатрис на руки. Ее веки даже не дрогнули, когда он прижал мачеху к своей широкой груди. Он молил Бога, чтобы диагноз монахинь подтвердился и ничего дурного, не поддающегося лечению, с ней не случилось.

– Куда мне ее отнести? – спросил он управляющего, поднявшись на крыльцо.

Старик пожал плечами:

– Поскольку она дама благородная, ее следует поместить в хозяйскую опочивальню.

С монахинями, идущими следом, Джос прошел за Ричардом в дом. В нескольких футах от двери возвышалась ширма, длинная деревянная панель, означавшая, что в доме по центру располагался камин. Поскольку огню требовался воздух, а обитателям дома – тяга, чтобы уносить дым в вентиляционное отверстие в потолке, вроде того, что имелось в кухонной крыше, входная дверь постоянно оставалась открытой, независимо от погоды и времени года. Зимой ширма предохраняла помещение от холода, а летом не позволяла ветру вносить прохладу в душную, жаркую комнату.

Джос пересек зал. У него на лбу выступили капельки пота. В помещении было жарче, чем на улице. Кто придумал зал без единого окна или хотя бы узкой прорези в стене? Однако даже в этом зале без окон в доме с камышовой крышей дю Омэ демонстрировал свои претензии. В конце зала возвышалось массивное кресло, хозяйское место, указывавшее на его возвышенное положение всем тем, кто прислуживал в доме, какими бы немногочисленными и безродными по происхождению они ни были.

По крайней мере Кони имел аккуратного управляющего. Тростник на полу отличался свежестью, в углах не было паутины, полки сияли чистотой. В пустом очаге отсутствовали следы золы или сажи.

Ричард подвел рыцаря к углу зала, где была дверь, и открыл ее, затем посторонился, пропуская гостей вперед. Все оказалось, как Джос и предполагал. В отдельном крыле находились частные покои дю Омэ. Войдя внутрь, рыцарь замер в немом изумлении.

Кровать в центре комнаты была истинным сокровищем и не вписывалась в плебейский быт Конитропа. Четыре столбика украшала резная слоновая кость, поверх которой вились вырезанные из дерева цветы. Кровать была задрапирована драгоценной зеленой парчой, столь богато расшитой золотой нитью, что она сверкала даже при скудном свете, сочившемся в комнату сквозь закрытые ставни широкого окна. Шериф, вероятно, имел какие-то скрытые ресурсы, раз мог позволить себе подобную роскошь.

– Прелестно, правда? – произнес Ричард, перейдя на родной язык теперь, когда знал, что Джос его понимает.

Он протиснулся мимо рыцаря в комнату и, подойдя к кровати, с хозяйской гордостью положил руку на один из столбиков. – Четыре года назад умер не то двоюродный, не то троюродный брат сэра Рейнера и оставил все это своей родне. Сюда. – Мужчина сделал гостеприимный жест и откинул толстые покрывала, под которыми оказалось достаточно свежее постельное белье. Его белизна красноречиво свидетельствовала о могучей силе летнего солнца. – Кладите госпожу на матрас. Ей здесь будет более чем удобно, сэр.

Упрашивать себя Джос не заставил. Беатрис по-прежнему ни на что не реагировала, даже когда ее волосы зацепились за кольца его кольчуги. К нему с тяжелым саквояжем в руке подошла Сесилия и остановилась в ожидании, когда он распутает зацепившиеся за металлические кольца пряди. Тяжело дыша после подъема по ступенькам, к ним присоединилась Ада. Как только Джос освободил волосы Беатрис, Ада подняла на него глаза.

– А теперь, сэр, оставьте ее на наше попечение. Мы о ней позаботимся. – Сказав это, она перевела взгляд на Ричарда. – Поскольку госпожи Элиан нет поблизости, – обратилась она к старику на этот раз на языке аристократии, – передай Агги, что нам понадобится ее помощь или помощь одной из ваших дочерей.

– Хорошо, сестры, – ответил Ричард и направился к выходу.

Джос последовал за ним. Когда они вышли из опочивальни, он ускорил шаги и схватил Ричарда за рукав.

– Я сэр Джос Хейдон, пасынок леди Хейдон, вдовы убитого лорда Болдуина, – представился он и пристально посмотрел на слугу, желая увидеть его реакцию.

– Ах, как это ужасно, – обронил старик. – Мои соболезнования вам и миледи по поводу вашей страшной утраты.

Джос скрипнул зубами, едва преодолев желание нагрубить мужчине в ответ на его соболезнования. Но он ничем не поможет ни Беатрис, ни своим людям, если настроит против себя слуг дю Омэ. Лучше держаться приветливо, тогда можно будет хоть что-нибудь выведать.

– Премного благодарен, – сказал он и покачал головой. – Не хочу обидеть вашего хозяина, но не понимаю, почему разбойники до сих пор гуляют на свободе. – Он проследил за реакцией старика.

Губы Ричарда дрогнули, на лбу прибавилось морщин.

– Ваша досада нам понятна, сэр, – ответил он. – Но чего только не делает хозяин, чтобы их отыскать. Но они так хитры и коварны, а уж осторожны сверх всякой меры. – Лицо старика светилось искренностью. Своими секретами со слугой отец Элиан, видимо, не делился.

Джос с трудом скрыл разочарование. Он по наивности решил, что, въехав в дом дю Омэ, без труда найдет ответы на все мучившие его вопросы. Но то, что скрывает шериф, не лежит на поверхности и, конечно, не станет достоянием очень опасного гостя, покинутого хозяйкой на милость слуг. Это напомнило Джосу, что он сам должен позаботиться о своем отряде.

– Прибывшие к вам служат леди Хейдон, – сообщил Джос управляющему. – Они нуждаются в доброй пище и по крайней мере в воде, чтобы утолить жажду. Эль, разумеется, устроил бы их куда больше, если, конечно, он свежий. Лошадям тоже нужны корм и питье.

– Я обо всем позабочусь, – ответил Ричард, кивнув. Он хотел уйти, но Джос все еще держал его за рукав.

– У вас есть удобства для мытья? – справился Джос и уточнил: – Какая-нибудь лохань и отдельное помещение, где можно помыться? – В этом захолустье вряд ли найдется баня.

Господи, даруй ему лоханку, достаточно большую, чтобы вода поднималась выше его лодыжек, если он в нее встанет. Джос мечтал не просто соскрести с себя пот и грязь, ему хотелось понежиться в воде и почувствовать себя чистым. С того момента как Джос добрался до Хейдона, чтобы услышать от мачехи, что отец мертв, все его помыслы сосредоточились на одном – встретиться с шерифом. Теперь, когда эта цель достигнута, он ощущал странную пустоту и растерянность, не зная, что делать дальше. Ему требовались время и тишина, чтобы переварить все события прошедшего дня.

– Лохань? – Ричард произнес существительное так, словно оно было для него иностранным и он никогда не слышал, как оно произносится. – Нет, лоханей для мытья у нас нет. Зачем они нам, когда есть пруд? Он очень даже вам подойдет, сэр. Он находится к северу отсюда, где в горах образовалась впадина. – Жестом руки он махнул в направлении за домом. – Я позабочусь, чтобы вам дали мыло и все остальное. Мой сынишка Уилл, – он указал на мальчика, поглядывавшего на незнакомца из-за ширмы, – может отвести вас туда.

Уилл пискнул и скрылся за ширмой. Но отец не обратил на него никакого внимания.

– Когда окажетесь на месте, можете оставаться там так долго, как пожелаете. Дорогу обратно найдете без труда. Я прослежу, чтобы вас не беспокоили.

В такой жаркий день ничто не могло бы обрадовать Джоса больше, чем перспектива поплавать. Он разомнет мышцы, смоет грязь, а потом обдумает следующий шаг.

Глава 8

Злоба душила Адельма, как пыль Конитропа, приставшая к его одежде, когда он карабкался по лестнице, что вела в зал Набуэллского замка. Он на короткое время завернул в казармы, чтобы сбросить дорогое платье и облачиться в короткую тунику, которую получал в счет ежегодного жалованья. Но в следующем году все сложится по-иному. В следующем году он получит совсем другое жалованье, потому что, если выживет, займет место помощника шерифа, даже если план матери купить ему поместье не сработает.

Губы Адельма тронула улыбка. Решение леди Хейдон побывать в ледохранилище монастыря явилось поводом спустить на отца собак. Кивнув привратнику у дверей в зал, он торопливо вошел в комнату.

Там было очень тесно и шум стоял невообразимый. Лишь немногие из собравшихся являлись слугами и горожанами, нанятыми для того, чтобы королевские солдаты были накормлены, а паразиты, наводнявшие замок, никому не досаждали. Все остальные входили в число челобитчиков, пришедших урегулировать свои счета с королевским шерифом или просить Рейнера представлять их дела в суде. Среди толпы Адельм заметил одного из зятьев Рейнера, поспорившего с соседом по поводу пограничной межи между их участками.

Это послужило Адельму грубым напоминанием обо всем том, что ему довелось узнать в тот день. Хотя Рейнер сам отдал дочерей в жены простым крестьянам, теперь он предпочитал их не замечать. Элиан было запрещено навещать их, а им – ее. Подобную судьбу уготовил он и сыну, которого отказывался признавать.

Адельм был готов к тому, что отец мог предпринять попытку использовать его и затем отказаться от него за ненадобностью. Такова жизнь. Только сильный выживал, пуская в ход для этого любые методы и пользуясь любой представившейся возможностью. Таким образом, он должен был доказать себе, что имеет перед отцом преимущество.

Адельм миновал помост во главе зала. Кресло, используемое шерифом и странствующими правозащитниками для заседаний суда, отсутствовало. Это свидетельствовало о том, что Рейнер находился у себя в кабинете. Вход в его частные палаты находился в деревянной стене сразу за помостом. Пробившись сквозь толпу людей, собравшихся у кабинета шерифа, Адельм толкнул дверь. Толпа ринулась было за ним, но стоявший у дверей солдат выставил вперед кулаки. Нанеся несколько точных ударов локтем, Адельм остановил наиболее ретивых.

Прикрыв дверь в зал, Адельм вошел в кабинет. В узкое окно проник тонкий солнечный луч. На столе валялись пергаментные свитки. Хотя клерк отсутствовал, его серое перо лежало на месте, с кончика стекали чернила. Чья-то неловкая рука перевернула емкость с песком. Просыпавшиеся песчинки поблескивали на темной поверхности стола подобно крошечным бриллиантам.

Освещенный солнечным лучом алый камзол отца пламенел словно кровь. Рядом с Рейнером стоял один из его помощников. Глядя на него, Адельм про себя усмехнулся. Это был еще не оперившийся рыцарь из местных, с покрытым юношеским пушком лицом. Несмотря на свою, так сказать, рафинированную кровь, семья молодого Гилберта незначительно превосходила Рейнера по благосостоянию. Богатый родственник дал молодому человеку средства, необходимые для приобретения должности. Но благотворительность родственника не распространялась на покупку молодому воину металлической кольчуги. Для Адельма об этом анонимно позаботился его дядюшка. Сам же сэр Гилберт мог позволить себе только жилет из дубленой кожи, прошитой металлическими кольцами. Оба смотрели на капитана отряда шерифа с изумлением. После секундного замешательства молодой Гилберт фыркнул и перенес внимание на учетную палочку с надрезами, обозначавшую сумму долга, которую держал в руке.

– Как я уже говорил, милорд, Гледстин внес недостаточно, его долг составляет...

При обычных обстоятельствах отсутствие должного почтения со стороны паршивого молокососа только позабавило бы Адельма, способного снести Гилберту голову одним ударом. Но только не сегодня. Опьяненный уверенностью, что Рейнер теперь в его власти, Адельм пошел напролом, тем более что ему порядком надоели снобизм и высокомерие Гилберта и ему подобных.

– Гилберт, – обратился он к юноше, – оставьте нас с милордом наедине.

Молодой человек ошеломленно уставился на капитана, на которого прежде смотрел как на грязь под сапогами. Его рука невольно легла на рукоятку меча.

– Я отрежу тебе язык, ублюдок, за подобную непочтительность. Обращаясь ко мне, ты должен называть мой титул.

Вызов был подобен самоубийству. Победа над лордом Хейдоном, человеком, которого Адельм считал во всех отношениях лучше себя, только подогрела его самоуверенность.

– Як вашим услугам.

Молодой рыцарь колебался, в его взгляде промелькнула тревога. До сих пор Адельм никогда не реагировал на его болтовню.

Рейнер издал нетерпеливый звук:

– Прекратите вы, оба. В Набуэлле не будет дуэлей, кроме тех, что мы проводим в качестве традиционных тренировочных поединков. Сэр Адельм, мы договорились побеседовать сегодня вечером. Удалитесь и найдите меня позже.

– Дело срочное, – сказал Адельм тоном, не терпящим возражений.

Лоб Рейнера омрачила тень, в глазах промелькнул страх. Адельм безошибочно угадал момент, когда отец не мог позволить себе не узнать, что хочет сказать ему сын. Выхватив у Гилберта учетную палочку, Рейнер швырнул ее в корзину, стоявшую позади письменного стола.

– На сем мы закончим. Ступай, – бросил шериф помощнику.

Сэр Гилберт смотрел на шерифа с недоумением. Разжав ладонь, он показал три другие деревянные бирки с насечками.

– Но, милорд шериф, нам нужно еще разобраться с деревушками.

– Тогда, если вы не против, вам придется подождать за дверью, пока я не закончу с сэром Адельмом, – рыкнул Рейнер. – Я позову вас, когда освобожусь.

Все еще взбудораженный столь неблагоприятным стечением обстоятельств, молодой человек, грозно сверкая глазами, бросился через комнату, стараясь обойти Адельма, словно боялся замараться, если подойдет слишком близко. Когда Гилберт широко распахнул дверь, толпа снаружи снова хлынула вперед, перекрыв ему выход. Поднялся невообразимый гвалт, все, стараясь перекричать друг друга, взывали к милорду шерифу с просьбой выслушать.

– Назад! – с яростной злобой рявкнул Гилберт, проталкиваясь сквозь толпу.

Дверь за ним с громким стуком захлопнулась. Шум снова стих до приглушенного ропота. С другой стороны стола Рейнер скрестил руки, прислонившись бедром к краю. Поза казалась непринужденной, но выражение лица шерифа выдавало владевшее им беспокойство. Из опыта своего многолетнего знакомства с ним Адельм знал, что даже в страхе Рейнер стремится просчитать, как использовать разговор, чтобы снова заставить сына слепо повиноваться.

– Что за срочность? – справился Рейнер, скрывая за грубостью нервозность.

Адельм напомнил себе, что должен расставить силки с величайшей осторожностью.

– Скажи, Бога ради, зачем ты отправил ублюдка Хейдона в Конитроп? Ведь он жаждет нашей крови, милорд. – Адельм произнес с нескрываемым сарказмом «милорд», обращение к отцу, купленное за деньги и, следовательно, временное. – Думаешь, он будет сидеть сложа руки? Как бы не так. Наверняка начнет повсюду совать свой нос и вынюхивать.

– По этой причине он и должен находиться в Конитропе, где Элиан будет следить за каждым его шагом, – возразил Рейнер.

Напоминание о том, как отец использовал сестру, вызвало в Адельме вспышку гнева иного свойства.

– А что, если рыцарь предпочтет отомстить тебе, использовав ее? Ты слишком долго позволял моей сестре жить, как ей вздумается. Она давно забыла природную женскую осторожность. Ей не придет в голову спрятаться, чтобы он не смог до нее добраться.

Намек на потенциальную угрозу чести дочери заставил Рейнера улыбнуться, хотя признаки радости на его лице не отразились.

– Возможно, Господь не позволит ей вспомнить, как подобает вести себя женщине в подобных случаях. Как ты полагаешь, зачем я потребовал от нее следовать с ним в Конитроп? Разве ты не заметил, как он смотрел на нее в ледохранилище? – Рейнер усмехнулся, словно считал невозможным, чтобы мужчина нашел привлекательной его чересчур высокую дочь. – Будет славно, если бастарду удастся ее соблазнить. Мужчина делится со своей возлюбленной тайнами, которые никому другому не выдаст, а она, в свою очередь, сообщит их нам.

– Элиан на обольщение не поддастся, – возразил Адельм, жалея сестру. Добрая и заботливая, она заслуживала лучшего отца, чем Рейнер.

– Тогда молись, чтобы он изнасиловал ее, – рявкнул в ответ Рейнер. – В этом случае Элиан возненавидит его всем сердцем и как пить дать зарежет. Опять же, наша дилемма разрешится. А теперь не трать мое время и свои силы на переживания из-за Элиан. – Рейнер стиснул зубы. – Подумай лучше о нас. Если отпрыск лорда окажется благородным, Элиан не сможет пронюхать, что он замышляет, и мы пропали.

Адельм издал громкий смешок:

– Как легко ты жертвуешь своими детьми, Рейнер. Теперь, когда ты нашел применение Элиан, один я остаюсь орудием в твоих руках. Интересно, когда и как отдашь ты и меня на заклание ради осуществления своих планов?

– Ты что, рехнулся? – буркнул отец. Он выпрямился и опустил руки. – Я никогда не посмею предпринять что-либо против тебя. Мы навеки связаны с тобой своими деяниями. Ты и я.

– В самом деле? – Адельм скептически нахмурил лоб. – Ты был очень осторожен, Рейнер. Я считал тебя мудрым, когда ты говорил, чтобы мы не извлекали пользу из грабежей, которые совершали, до тех пор, пока не пройдет достаточно времени после того, как мы покончим с ними. Все эти годы ты упрямо хранил в тайне наше кровное родство. Но я тот, кто рассчитывается с людьми, осуществляющими наши планы. Амабелла переправляет добро своей родне и получает от них соответствующие бумаги с указанием их долга. Кто поверит мне теперь, если я скажу, что ты состоял со мной в заговоре, или что мы – родня?

Прежде чем продолжить, Адельм сделал паузу.

– Я слышал, как незаконнорожденный отпрыск Хейдона требовал от тебя представить ему злодеев, грозя в противном случае расправой. Чтобы спасти свою жизнь, не объявишь ли ты, что эти грабежи совершал твой капитан? Не выдашь ли меня ему?

Краска смущения залила лицо Рейнера, засвидетельствовав, что именно это входило в намерения его отца.

– В твоем представлении я гораздо умнее, чем есть на самом деле, – возразил он, пытаясь изобразить негодование, но ему это не удалось.

Адельм порывисто вздохнул:

– Вероятно, в этом ты прав. Я был кретином, когда пришел к тебе с мольбой использовать меня. Я даже убедил себя, что ты платил за мое образование, пока не увидел собственными глазами, что у тебя нет средств. Рейнер усмехнулся:

– Выходит, твоя мать все тебе рассказала? Не вини меня в том, что принял желаемое за действительное. Если бы ты спросил, я бы сказал, что это семья Амабеллы оплатила твое образование. – Он пожал плечами.

Этот незначительный жест со стороны Рейнера превратил ярость Адельма в лед.

– Скажи мне вот что: если ты не дал ни гроша на мое воспитание, с какой целью ты привез меня в Набуэлл и держишь возле себя? Ведь не для того, чтобы помочь мне сделать карьеру или признать меня, в чем до сих пор отказывал. – В голосе Адельма прозвучали угрожающие нотки. – Остается только одно. Тебе нужен был вор.

И человек, который, не моргнув глазом, лишит жизни двух невинных детей. И снова кровь юных барышень обожгла Адельму пальцы, а их преждевременно прерванные жизни каленым железом пронзили сердце. В который раз он вытер ладони о тунику, чтобы избавиться от неприятного ощущения.

– И что с того? – воскликнул Рейнер. Гнев залил краской его лицо. – Ты мог ответить мне отказом, когда я изложил тебе свой план, но не сделал этого. Не я совратил тебя с пути истинного на путь порока и греха. Твой приемный отец не преминул поставить меня в известность, что ты постоянно шатался по подозрительным местам, где грабил тех, которые имели несчастье попасться тебе на глаза.

Деваться было некуда. В свете яркого дня Адельм отчетливо видел все безобразные стороны своей жизни. Узы, связывавшие его и отца, и без того слабые, исчезли.

– Ба! – воскликнул Рейнер, опершись руками о стол и подавшись вперед. – Только не вини меня теперь, потому что в свое время ты не меньше моего жаждал разбогатеть.

– Да, и что ты для этого сделал, – упрекнул Адельм, – кроме того, чтобы нам нечего было предъявить за все потраченные мною усилия? В последний раз ты натравил на нас настоятельницу Герту, и теперь наши сокровища вне нашей досягаемости. – Ему удалось с трудом изобразить огорчение, ведь приказ настоятельницы был в его интересах. За запертыми воротами монастыря его мать имела время и возможность лишить Рейнера его части приобретенного нечестным путем добра и отдать все сыну, если она на самом деле планировала сделать то, что обещала, а не предать Адельма, как собиралась предать Рейнера.

Стоявший у другого конца стола шериф сорвал с головы шапку и провел рукой по волосам.

– А что я должен был, по-твоему, делать? Оставить ублюдка Хейдона без присмотра, когда он вознамерился меня уничтожить? Эта глупая, напыщенная, религиозная стерва. Пока Герта не смягчится, мы будем там, где находились до нашего первого ограбления. Но только теперь, после смерти лорда Хейдона, наши «грабители» не могут осуществлять нападения.

– Возможно, ты и останешься там, где есть, – сказал Адельм, – что же касается меня, я желаю получить место помощника, занятое в настоящий момент сэром Гилбертом.

Он кисло улыбнулся. Да, потеря места послужит Гилберту уроком, чтобы по крайней мере не грубил тем, кого считал ниже себя.

– Разумное решение с твоей стороны, Рейнер, – продолжал Адельм, словно отец с ним согласился, когда Рейнер выпрямился, выкатив глаза и раскрыв рот. – Я буду служить гораздо лучше, чем этот желторотый птенец в рыцарском обмундировании. Назначь меня на эту должность, отец, – закончил он, впервые за все время знакомства назвав отца тем, кем он приходился ему на самом деле.

– Ты сошел с ума! – вскричал Рейнер, отчаянно тряся головой. – Я не могу уволить сэра Гилберта ради того, чтобы взять тебя. Молва об этом тотчас разнесется по всему графству.

Адельм пожал плечами:

– Как пожелаешь. Но знай, твой отказ вынудит меня отправиться к сэру Джосу и рассказать обо всем, что мы сделали.

При этой угрозе Рейнер буквально взвыл.

– Пожалуйста. Ты только что сказал, что нас ничто не связывает.

Скрестив руки, Адельм смотрел на отца, не веря глазам. Рейнер все еще не сознавал, что сотворил.

– Нет, я сказал только, что ты вел себя осторожно, держась на расстоянии, по крайней мере до того момента, как запаниковал. Где добро торговца пряностями? – Вопрос прозвучал вполне невинно.

Когда Амабелла узнала о смерти лорда Хейдона, она отказалась заниматься добычей. Адельм предложил уничтожить награбленное, боясь разоблачения не меньше матери. Рейнер не желал и слышать об этом. Пряности стоили невероятно дорого. Только за перец платили по пенсу за горошину. К тому же все, что они взяли, уместилось бы на дне монастырской повозки, и по этой причине Рейнер объявил, что спрятать награбленные товары не составит ни малейшего труда.

Исказившееся от страха лицо шерифа побледнело. Губы Адельма тронула злорадная улыбка. Несмотря на все свои хитроумные уловки, Рейнер попался. Его подвела собственная жадность. Обуреваемый желанием знать о каждом шаге бастарда Хейдона, Рейнер начисто забыл, где спрятано украденное добро.

– Ты должен все перепрятать, – гаркнул отец сыну. – Господи, помоги мне, я не могу сделать это сам.

– А теперь, отец, это будет не совсем разумно с моей стороны, не так ли? – произнес Адельм, качая головой. – Во всяком случае, теперь, когда их местонахождение связывает смерть благородного дворянина с твоим именем. Нет, все останутся там, где есть, ибо, пока это так, я могу заручиться твоей лояльностью и к концу Михайловых сессий суда займу должность твоего помощника.

Как только капкан захлопнулся, Рейнер ощутил, что к лицу прихлынула кровь. Он стал красным, как его камзол.

– Я позабочусь, чтобы ты сгнил в сырой земле, сукин сын, – прорычал он.

Оскорбление заставило Адельма улыбнуться: – Ты несправедлив к моей матушке, она заслуживает этого лишь отчасти. Лучше было бы назвать меня сыном сукина сына. А что касается моей смерти, то я к твоим услугам, Рейнер. Но берегись моего завещания. – Пустая угроза, но отец не знает, что подобный документ не существует.

Рейнер забарабанил кулаками по столу. От сотрясения перо выскочило из чернильницы. Рассыпанный песок подскочил на деревянной панели. Загнанный в угол, шериф ничего другого сделать не мог. Став равноправным компаньоном, Адельм с торжествующим видом покинул кабинет.

Глава 9

– Не туда. Разве вы не слышите шум водопада? Держитесь ближе к деревьям, иначе промочите ваши замечательные сапоги.

Высокий тонкий голосок Уилла был хорошо слышен сквозь неумолчный гул падающей с обрыва воды. Стоя по пояс в пруду с распущенными мокрыми волосами, Элиан обернулась на шум. Растительность в тридцати футах от нее зашевелилась. Ивы и ольхи пришли в движение, и девушка поняла, что Уилл ведет к водоему кого-то большого и высокого.

Она побежала на пруд, не сказав Агги о том, где собиралась укрыться. На Элиан, кроме сорочки, ничего не было.

Ее взгляд метнулся к ольхе на берегу пруда, где на ветке висела ее одежда. Это было недалеко, но добраться туда и одеться, прежде чем появятся Уилл и неизвестный, которого он ведет, Элиан не успеет.

Поэтому Элиан ничего не оставалось, как нырнуть. С закрытыми глазами она сделала три могучих взмаха и, преодолев несколько ярдов, оказалась за завесой падающей воды. Время и низвергающийся водопад проделали в склоне скалы впадину, оставив притопленный уступ. Когда она опустилась коленями на каменистую поверхность, ее голова поднялась над водой до уровня губ.

Падающая вода перед ней образовала кружевную завесу, искажая все, что открывалось взгляду. И пока она будет стоять там на коленях не двигаясь, никто не заметит ее.

Из зарослей на берег вышли двое. Один маленький, темный, второй высокий, с золотым сиянием в том месте, где должна была находиться голова. Элиан охватил страх. Это не может быть он. Тем более что Уилл говорил по-английски. Она даже мысли такой не допускала.

– Вы только взгляните. Разве здесь не чудесно? – спросил Уилл. Его благоговейный тон требовал положительного ответа. – Это лучше любой лохани, которой вы могли бы воспользоваться, сэр Джос.

Это был он. Элиан беспомощно закрыла глаза. Помоги, Господи! Человек, от которого она пряталась, собирался здесь искупаться. Она попала в ловушку.

– Только будьте осторожны, – говорил Уилл врагу ее отца. – Не вздумайте нырять с этого берега.

Элиан нахмурилась. Сын Агги болтает с незнакомым рыцарем, как с близким другом.

– А почему? – Голос сэра Джоса вибрировал от смеха. Он говорил по-английски без акцента, словно знал язык с детства, как и она.

– На той стороне пруд глубокий, не то что здесь. Вам нужно залезть на вершину стены. Высоко, аж дух захватывает. Наша госпожа не раз проделывала это, но не многие плавают так же хорошо, как она. – Он произнес это с гордостью. – Вот еще что, – продолжил он. – В зарослях камыша живет здоровенная лягушка. Мы с братьями считаем ее своей. Надеюсь, вы не причините ей вреда. Будем вам за это очень благодарны.

На Элиан нахлынули воспоминания. Совсем недавно все лягушки здесь принадлежали сестрам. А также травяные змеи, водяные жуки и тритоны. Этот волшебный уголок природы был их пристанищем и местом детских забав.

Сэр Джос весело рассмеялся:

– Спасибо, что предупредил. Постараюсь не потревожить твою лягушку.

– Вы добрый рыцарь, сэр, и справедливый, – заметил Уилл. – Вот ваше полотенце и горшочек мыла. Можете его израсходовать. Мама еще приготовит. Ужинать будем на закате дня, так что у вас много времени. – Попрощавшись, Уилл бросился в заросли и исчез из виду.

Элиан со стоном погрузила голову в воду, пуская пузыри. Что, если рыцарь по совету Уилла останется здесь до конца дня? Она либо замерзнет, либо утонет в ожидании его ухода.

Сверху продолжали низвергаться потоки воды. Вдалеке подал голос королевский удильщик. Больше ничто не нарушало тишину. Устроившись удобнее на выступе, Элиан уперлась подбородком в основание узкой вертикальной трещины, что рассекала скалу, под которой она укрылась. Расселина была достаточно высокой и широкой, чтобы позволить худощавому человеку проникнуть внутрь. Вход вел в пещеру, где они с сестрами устроили замок. Из камней сделали стулья, из палок – столы, пол застелили камышом.

Вечерами они плели кукол, волосы для которых делали из пуха молочая, наряжали в цветочные лепестки. В мире игр эти куклы жили совершенно иной жизнью, нисколько не похожей на их собственную.

Всплесков воды пока слышно не было. Сэр Джос еще не вошел в пруд. Почему же он медлит? Элиан подвинулась на уступе, чтобы выглянуть из-за водяной завесы.

Он стоял, поставив ногу на бревно, и снимал шоссы – штаны, которые носили все мужчины независимо от своего положения. Это были длинные чулки, которые крепились к поясу шнурками.

Он был без рубашки, и Элиан видела его загорелую спину. Элиан затаила дыхание. В ней снова пробудилось то чувство, которое она испытала в ледохранилище. Только на этот раз гораздо сильнее – ей почудилось, будто в лоне затрепетали нежные крылышки. Она снова нырнула и прижала руку к животу. Трепет прекратился.

Казалось, прошла целая вечность, а он все не входил в воду. Не в силах больше выносить ожидание, Элиан снова выглянула из-за завесы водопада. Теперь он стоял к ней лицом нагой, в чем мать родила. Солнце играло на твердых мышцах его груди и рук. У него были плоский живот, узкие бедра, могучие ноги. Ее взгляд остановился на символе его мужественности.

Трепет снова усилился, и Элиан скрылась в своем убежище за падающей водой. Что это с ней? Ведь ей уже доводилось видеть голых мужчин. Отца, Ричарда и крестьян из деревушки Конитропа, когда они купались. Но никаких чувств они у Элиан не вызывали.

Сэр Джос наконец-то нырнул в пруд. Сквозь сверкающую завесу воды Элиан видела, как его голова появилась на поверхности всего в нескольких ярдах от нее по другую сторону каскада. Он пыхтел и отплевывался, мотнув головой, отбросил с лица мокрые волосы. Некоторое время он плескался, то ныряя, то плавая на спине. Он чувствовал себя в воде как рыба, и это вызвало у Элиан восхищение. Он нисколько не уступал ей самой. А ведь даже ее сестры не были в воде столь проворны, хотя провели на пруду не меньше времени, чем она.

Время ползло, как черепаха. Элиан уже смирилась с тем, что замерзнет, когда он вылез из пруда. Слава Богу! Ее пальцы буквально окоченели. Она прикинула, сколько времени понадобится рыцарю, чтобы одеться и уйти, но ни одна ветка не хрустнула, не зашевелились кусты.

Элиан снова погрузилась в воду по самые глаза и выглянула из своего убежища. Разочарование только усилило ее дрожь. Он не собирался уходить. Стоял на берегу к ней спиной и намыливал свою мощную руку.

В этот момент Элиан вспомнила, как в ледохранилище их пальцы переплелись. Она снова ощутила силу его ладони и тепло его кожи.

Девушка судорожно сглотнула. Крылья внутри вновь затрепетали. Тут реальность смешалась с воображением. Сэр Джос дотронулся словно не до себя, а до нее. Элиан могла поклясться, что ощутила, как он погладил ее руку.

Ее бросило в жар. Сердце бешено забилось. Элиан рванулась в укрытие и неловко заерзала на скалистом уступе. Он должен уйти. Нет, она должна уйти. Но как?

Она посмотрела вверх. Прямо над ее головой находилось убежище, где она могла спрятаться. Совсем рядом, но вне пределов досягаемости. Ей придется карабкаться по стене, чтобы войти в пещеру, но тогда сэр Джос ее заметит.

Она услышала всплеск воды, когда он снова вошел в пруд. Замерши в неподвижности, Элиан ждала, считая вдохи и выдохи, в то время как ее нетерпение разрасталось. Он намылился. Сейчас ополоснется и уйдет.

Он снова поплыл, пока не достиг водяной завесы. Джос повернул голову, и девушке показалось, что он ее заметил. Элиан затаила дыхание и еще глубже погрузилась в воду.

Его голова исчезла под водой. Прошла секунда, затем вторая, но на поверхности он не появлялся. Если он утонул, она сможет выйти.

Тут рядом с ней вскипела вода, и на поверхность вынырнула голова сэра Джоса. Он задел ее колено своим, когда примостился на выступе рядом. Его кожа была теплой по сравнению с ее окоченевшей конечностью. Шокированная, Элиан уставилась на него.

Он улыбнулся:

– Ты что, собираешься оставаться в укрытии, пока не сморщишься, как старуха? Господи, как же здесь холодно! Выйди на солнце, согрейся.

С пронзительным криком Элиан нырнула сквозь каскад низвергающейся воды. Мощно работая руками и ногами, она стремилась к берегу. Она одолела полпути, когда его руки сомкнулись вокруг нее и потянули назад. Пытаясь уйти от него, она с криком нырнула в воду. Он вытащил ее на поверхность.

Она поднялась и оказалась по пояс в воде. Отплевываясь, она снова рванулась к берегу, чувствуя, как вязнут ступни в глинистом дне. Добраться хотя бы до тонких ветвей ивы, где она нашла бы спасение. Но он схватил ее за запястья, привлек к себе и обнял.

Элиан напряглась. Продолжать борьбу не имело смысла. Он не слишком превосходил ее ростом, но был гораздо сильнее.

– Дрожь пробежала по ее телу, но не от холода. Ее спина прижималась к его груди, а ее грудь лежала на его руках. Их разделяла лишь ее мокрая сорочка, весьма слабая преграда. Пресвятая Мария, что, если он задумал отомстить ее отцу, обесчестив ее?

– Отпустите меня, – потребовала она.

– Но тогда ты от меня убежишь, – возразил он у самого ее уха, обдав жарким дыханием.

– У меня есть для этого весомая причина, – бросила она через плечо. – Вы хотите убить меня и моего отца.

– Не тебя, – ответил он, слегка прижав ее к себе.

– Я вам не верю! – выкрикнула она. – Немедленно отпустите меня!

Ее звонкий голос вспугнул птиц, заставив их умолкнуть. Но, кроме птиц, ее никто не слышал. Да и не мог услышать. Каменные утесы, окружавшие этот уголок природы, делали его уединенным и тихим.

– После того как ты слышала мою угрозу в адрес твоего отца, тебя охватил страх, но позволь мне объясниться и принести извинения. – Голос его звучал спокойно, тон был примирительным.

– Даю вам минуту, не больше, – резко бросила она.

– Прошу меня простить, – произнес он. – В ледохранилище я потерял самообладание. Милорд мой отец был мне бесконечно дорог, и видеть его мертвым... – Он осекся.

Воспоминания о скорби, исходившей от него в погребе, заставили Элиан забыть о страхе. Он любил своего отца, хотя жизнь незаконнорожденного сына несла на себе печать бесславия. Разве сама она не горевала о матери, когда та ее покинула? Обвиняя отца в ее преждевременной кончине. Его долги и стремление любой ценой сэкономить деньги свели ее в могилу. За эти обвинения Рейнер не избил дочь, тем самым косвенно признав, что жестоко обращался со своей женой.

Элиан взглянула на сэра Джоса. От воды его золотистые волосы приобрели каштановый оттенок. В каплях, приставших к его коже, играли лучи солнца. В чистых голубых глазах светились искренняя печаль, боль и одиночество, так тронувшие ее в ледохранилище.

– После его смерти у меня не осталось ни одной родной души в целом свете, – прошептал сэр Джос.

Эти его слова прогнали страх. Она расслабилась. Заметив это, он как-то особенно посмотрел на нее.

– Ты можешь меня простить? – с мольбой в голосе спросил он. – Я не хочу, чтобы ты ненавидела или боялась меня, Элиан дю Омэ.

Услышав свое имя из его уст, она почувствовала, как учащенно забилось сердце.

– Я могу простить лишь вашу горячность, – ответила она, все еще глядя через плечо в ожидании, когда он ее отпустит.

Он кивнул, но не выпускал ее из объятий. У Элиан по спине побежали мурашки.

– Вы просили простить вас. И я простила. А теперь отпустите меня, – прошептала Элиан.

В глубине его глаз вспыхнул огонь.

– Должен ли я это сделать? – выдохнул он в ответ. Джос привлек ее к себе, но слегка расслабил руки.

Однако Элиан стояла не шелохнувшись. Он коснулся губами мочки ее уха. Она испуганно ахнула.

У нее подогнулись колени, и она покачнулась, словно выпила слишком много крепкого сидра.

Боже правый, ее предупреждали и наставляли на сей счет. Пресвятая матерь, похоть затмила ей разум. Джос представлял реальную опасность.

Она должна бежать от него. И чем быстрее, тем лучше. Не потому, что он хотел убить ее, а потому, что собирался обесчестить. Но тут мысли ее приняли совсем другой оборот.

Не то ли это удовольствие, что испытывают другие женщины? Женщины, которых заботливые отцы выдали замуж? Если так, значит, ее дважды надули в этой жизни. Желание вкусить запретный плод вытеснило страх перед угрозой отца отказаться от нее. Если она отдастся Джосу, ей придется просить милостыню. Или стать шлюхой.

Долгие годы она оставалась целомудренной, чтобы не опозорить отца, и что получила в награду? Только теперь она поняла, что в будущем ее ждет бесчестие или нищета. Отцу на нее наплевать. А раз так, он больше не дождется от нее ни уважения, ни преданности.

Желание отплатить за его предательство предательством крепло. Элиан прищурила глаза. Отныне она будет делать все, что ей заблагорассудится. И начнет прямо сейчас.


Джос вкушал прохладную свежесть кожи Элиан, скользя губами по ее подбородку. Поначалу он рассердился, обнаружив на дереве ее одежду. Эта случайность показалось ему чересчур благоприятной, когда Ричард отправил его на пруд встретиться с дочерью господина, поджидавшей его в укромном месте. Он нарочно растянул купание, рассчитывая, что она предпримет попытку соблазнить его и выдаст себя с головой.

Но она затаилась. И оставалась за водопадом, пока он всерьез не испугался за нее. Потом, когда он «нашел» ее, она попыталась удрать. Неужели она и впрямь не имела никакого отношения к замыслам отца? Или была умнее, чем Джос предполагал, и хотела, чтобы он сам ее соблазнил?

В любом случае процесс обольщения начался. Ее воля к сопротивлению вмиг испарилась.

Как только она расслабилась, их тела слились, словно были созданы друг для друга. Вспыхнувшее в Джосе желание обожгло его. Господи, спаси и помилуй! Он нуждался в прикосновениях Элиан, хотел сам к ней прикасаться. В очистительном огне страсти он мог бы забыть обо всем, по крайней мере на время.

Джос обхватил ладонью ее грудь, нащупал пальцами сосок, слегка потеребил.

Она вскрикнула и рванулась от него. Но Джос не мог позволить ей уйти, она была нужна ему как воздух.

Однако Элиан и не собиралась уходить. Глядя на нее, он судорожно сглотнул. Боже правый, как же он ошибался, когда она показалась ему некрасивой. Никогда еще он не видел женщины прелестнее. Влажные волосы струились по плечам. Тонкая ткань облегала тело, подчеркивая каждый изгиб.

Желание лишало его разума и воли. Он убрал прядку волос ей за ухо и снова стал ласкать ее грудь.

Он запустил пальцы в ее мокрые волосы. Элиан прильнула к нему, положив ладони ему на грудь.

Джос коснулся губами ее губ. Она затрепетала и еще крепче прижалась к нему, ощутив его возбужденную плоть.

Джоса стала бить дрожь. Как же он хотел эту женщину!

Он едва сдерживал себя, чтобы не овладеть ею. Он чувствовал, что Элиан тоже сгорает от желания.

– Вели мне остановиться, – прошептал он.

– А если я этого не сделаю? – спросила она так тихо, что он едва расслышал из-за шума падающей со скалы воды.

– Тогда я снова тебя поцелую, – выдохнул он. – А потом возьму тебя. Если это не входит в твои намерения, то скажи «нет» и уйди. А останешься, я вряд ли смогу остановиться, и тогда поздно будет молить меня о пощаде.

На мгновение задумавшись, она вздохнула и подставила ему губы.

– Поцелуй меня, – прошептала она.

Джос застонал и запечатлел на ее губах поцелуй, вложив в него всю силу своей страсти.


Элиан про себя молилась, чтобы он не останавливался, чтобы это длилось вечно.

Джос скользнул рукой к ее лону. Элиан раздвинула ноги, и Джос дотронулся до самого сокровенного уголка ее тела. Возбуждение Элиан росло с каждой его лаской.

Джос задрал подол ее рубашки, и Элиан ахнула, ощутив на бедрах его руки. Он приподнял ее, оторвав от дна водоема, и направил ей между ног свое мужское достоинство.

Элиан приникла к нему и, стараясь удержать равновесие, сомкнула икры вокруг его бедер.

Он замер, крепко сжав ее ягодицы.

– Дотронься до меня, – взмолился он. – Возжелай меня.

Из груди его вырвался стон и еще сильнее распалил ее. Она в исступлении ласкала его, осыпая поцелуями каждый дюйм его тела.

– Господи Иисусе, – прошептал Джос. – Люби меня, – взмолился он, также исступленно отвечая на ее ласки.

Его плоть, зажатая у нее между ног, двинулась к входу в ее лоно. Джос оторвался от ее рта. Тяжело дыша, он прижимался губами к ее щеке, кончику носа, пока не добрался до мочки уха. Когда он взял ее в рот, Элиан ощутила истому, ясную и простую.

Джос вошел в нее, стал осторожно двигаться и тут ощутил преграду. Элиан наконец осознала всю важность того, что собиралась совершить. Как могла она забыть страшные рассказы о боли, которую девушка испытывает при потере девственности?

Джос отпустил ее бедра. Элиан инстинктивно еще крепче обхватила его руками и ногами, хотя упасть не могла, так как со всех сторон ее окружала вода. Этого оказалось достаточно, чтобы сделать всего одно движение. Ощутив что-то вроде легкого щипка, она приняла его в свое лоно. Ощущение было необычным и удивительно приятным. Оно сулило еще не изведанные удовольствия.

Элиан хотелось чего-то большего.

Она пошевелилась и крепче обвила его ногами. Он снова шевельнулся.

Элиан захлестнула волна наслаждения. Джос часто и прерывисто дышал. Все тело его напряглось.

Издав резкий крик, Джос сделал последний рывок и обмяк. Тяжело дыша, он поцеловал ее, но страсть, которой ей так не хватало, уже покинула его.

Элиан испытала разочарование. Она отдала девственность врагу своего отца.

Элиан снова уперлась ногами в илистое дно. Борясь с чувством стыда, она уронила руки. Джос выпрямился. В его голубых глазах появилась озабоченность. Только сейчас он осознал, что произошло.

Он провел ладонью по ее нижней губе. Да поможет ей Господь. Что он о ней думает сейчас? Что она шлюха? Отвернувшись от него и шумно расплескивая воду, она побежала к берегу.

– Элиан! – окликнул ее Джос.

Но не сделал попытки ее остановить. С какой стати? Она уже отдала ему свое единственное сокровище.

При мысли, что он будет теперь ее презирать, на глаза ей навернулись слезы. Элиан бросилась к дереву, на котором висела ее одежда.

За ее спиной послышались всплески воды.

– Постой, – позвал он.

Желая сбежать от него, чтобы забыть то, что она натворила, Элиан схватила платье и, прижав его к груди, помчалась по тропинке прочь от водоема.


Прежде чем Джос успел выйти на берег, Элиан скрылась в густой растительности. Хотя Джос знал, что преследовать ее бессмысленно, он потянулся за своим одеянием. Рубашка зацепилась за ветку. Выругавшись, он дернул ее с силой.

Треск рвущейся материи вспугнул окружавшую его тишину резким звуком. Он уставился на разорванную рубашку в кулаке. Он испортил вещь. Точно так же он только что испортил Элиан.

Сжимая рубашку в ладонях, Джос опустился на бревно у кромки пруда. Когда она согласилась заняться любовью, он решил, что она уже практиковала это с какой-то своей или отцовской тайной целью. Но она оказалась целомудренной.

Ему представлялось невероятным, что дю Омэ мог приказать своей невинной дочери отдаться его врагу. Тогда почему она на это решилась? А он? Почему он не остановился, когда понял, что она невинна?

Потому что секс в воде потряс его своей новизной и он просто потерял голову от желания обладать Элиан.

– Проклятие, проклятие, проклятие!

Все получилось совсем не так, как он планировал. Он не только не сможет использовать Элиан в своих целях, забыв об осторожности, он пролил семя в женское лоно. Что будет, если она понесет от него?

Глава 10

Под сгущающимися тучами, подгоняемый холодным ветром, Джос скакал из Набуэлла в Конитроп. Увидев накануне тело отца в ледохранилище, он думал, что уже ничто не способно сильнее омрачить его дух. Однако ошибся. Сегодня он занимался погребением отца и сестер.

Монахиня, в чьи обязанности входило обслуживание усопших в монастыре, держалась обыденно, когда предложила отправить в Хейдон для похорон только вместилища душ его родных. Она, безусловно, была права. Расстояние и время, прошедшее со дня их смерти, не оставляло выбора. Таким образом, останки его отца и сестер найдут вечный покой на монастырском кладбище, в то время как их сердца, пересыпанные солью для сохранности и запечатанные в простые глиняные сосуды, вернутся в Хейдон. для погребения в родных пенатах.

Как истый рыцарь, Джос никогда не считал себя слабым. В пылу боя он был способен без устали рубить мечом. Подобное состояние не оставляло места для других эмоций. Но хладнокровно рассечь клинком тело представлялось ему кощунством и было выше его сил. Поэтому он предпочел надзирать за действом. Его выворачивало наизнанку, хотя уже вечерело, а он ничего не ел, кроме куска хлеба с сыром на завтрак. Да поможет ему Бог. Он молился, чтобы сегодня в Конитропе не было резни.

– Сэр Джос, ворота? – услышал он за спиной голос Ника.

Заставив себя отвлечься от гнетущих мыслей, Джос обнаружил, что проехал мимо входа в дом шерифа. Он повернул лошадь к Нику и трем солдатам, сопровождавшим его для выполнения сегодняшней жутковатой работы. Как и он сам, воины Хейдона сменили шлемы и доспехи на более удобные короткие туники зеленого цвета Хейдона, оттенка весенней травы, надетые поверх желтых шоссов.

Охотничий костюм Джоса был цвета лесной чащи. Другой одежды он с собой не взял. Когда его настигла весть о смерти отца, он находился в имении Рейфа Годсола. Сунув в дорожный мешок военное снаряжение, он сломя голову помчался в Хейдон, оставив даже слугу. Рейф и остальные друзья Джоса заверили его, что снабдят слугу Перрина деньгами и провиантом – всем, что ему может понадобиться, чтобы последовать за хозяином.

– Прости, Ник. Я задумался, – промолвил Джос, хотя нужды в извинениях не было.

Джос знал Ника всю жизнь. Ник служил у его отца воеводой. За все это время Джос ни разу не видел такой глубокой печали на лице солдата. Сегодняшняя работа далась тому нелегко, так же как сыну его господина.

– Не стоит просить прощения, мальчик, – тихо промолвил солдат и в который раз за этот день смахнул слезу.

Подавляя страдания, Джос направил скакуна в ворота и въехал во двор. Изрядное число лошадей, наводнивших Конитроп, не позволяло Уиллу и его братьям сидеть без дела. Усердно работая скребками, господа трудились в центре двора.

Увидев, что они возвратились, Уилл широко улыбнулся.

– Наконец-то вы вернулись, сэр, – воскликнул он. – А то мы уже вас заждались.

– Ага, так что теперь можно бы и поесть, – добавил Роб, его средний братишка.

– Ужин, – пропищал Дикон, самый младший из братьев. Бросив щетку, он кинулся к Джосу, чтобы подхватить поводья его коня.

Джос спрыгнул с седла и направился к дому. Когда он проходил мимо кухни, на пороге появились девочки Агги.

Он не уставал удивляться, что существует такое место, где десяток слуг носят одно и то же имя, причем шестеро из них – дети. Только двое из прислуги не состояли в родстве с Ричардом и Агги. Это свинопас, ведший жизнь отшельника и предпочитавший человеческому обществу своих хрюкающих подопечных, да пастух, парень из деревушки у стен Конитропа. Судомойкой служил парнишка, приходившийся сыном покойной сестре Агги.

Дочерей Агги звали Мейбл и Пиппа. Мейбл была весьма привлекательной. Ей приглянулся самый пригожий из молодых солдат Ника. Поэтому Джос забрал парня утром в Набуэлл. Флирт между воином Хейдона и служанкой Конитропа лишь усугубил бы и без того сложную ситуацию.

Остановившись в дверном проеме кухни, Мейбл прислонилась к косяку и хихикала. Ее поза красноречиво выражала ее намерения. За ее спиной выросла Агги.

– Немедленно пойдите сюда, мисси, – скомандовала она и, схватив дочь сзади за платье, втащила ее в кухню. Матушка в не меньшей степени, чем Джос, намеревалась воспрепятствовать стремлению Мейбл и Гарри сойтись. Заняв место дочери в дверях, Агги скрестила на груди руки и расставила ноги. Но ее воинственная поза лишь усилила желание Гарри прошмыгнуть к ее дочери.

Проходя мимо, Джос заглянул в кухню в надежде увидеть Элиан. Но тут же отпрянул, осознав, что не стоит искать встреч с ней.

Он не видел Элиан с того момента, как она убежала от него на пруду. Она даже не пришла на ужин вчера вечером и не завтракала со всеми сегодня поутру. Джос пытался внушить себе, что это к лучшему. В конце концов, ее поведение служило свидетельством, что он ошибался в своих подозрениях относительно ее участия в заговоре. Если она и впрямь непричастна, кодекс мести требовал, чтобы он держался от нее на расстоянии. Питаемое им сладострастие к дочери шерифа оскорбляло его память об отце.

Однако все это не мешало ему потихоньку злиться на девушку. Она избегала его, словно винила в том, что случилось между ними.

Какое право она имела винить его в чем-то? Он предоставил ей выбор, и она сама приняла решение. В нем медленно закипала ярость, заглушившая боль.

Не глядя по сторонам, он взбежал по ступенькам крыльца и влетел в дверь дома, когда что-то ударилось о внутреннюю стенку ширмы. Затем послышался отчетливый звук упавшей на деревянный пол игральной кости. Последовал протяжный мужской стон, за которым раздались возгласы едва сдерживаемого ликования.

Джос обогнул ширму и увидел, что в зале на корточках сидят солдаты Хейдона. В кругу воинов врага своего хозяина Ричард, муж Агги, чувствовал себя вполне комфортно. Когда Джос вошел, все поднялись. Ричард широко и радушно улыбнулся:

– Слава Богу, вы возвратились. Миледи ваша мачеха уже несколько раз просыпалась и звала вас. Вам следует прямо сейчас навестить ее.

Прямо сейчас? Джос с тоской обвел взглядом столы и скамьи в центре зала, желая изыскать возможность и время, чтобы привести в порядок свои мысли. Что, если к Беатрис еще не вернулся разум? Джос направился через зал к крылу, где располагались хозяйские покои, и, когда хотел постучать в дверь, услышал:

– Вон! Вон! – Он понял, что у Беатрис снова начался приступ истерии.

Его ладонь легла на рукоятку меча, но не успел он выдернуть его из ножен, как дверь со скрипом отворилась и из опочивальни выскочила Элиан, угодив прямо в объятия Джосу.

Интуитивно Джос прижал ее к груди, чтобы защитить от сыпавшихся на нее угроз Беатрис. Элиан вскрикнула и попыталась высвободиться. Но Джос ее не отпускал. Он окинул взглядом спальню и увидел лишь сестру Сесилию и сестру Аду. Они смотрели на него в немом изумлении.

Осознав, что никакой опасности нет, Джос переключил внимание на Элиан. Он чувствовал тепло упиравшейся ему в предплечье груди, округлость притиснутых к нему бедер. Его пронзила дрожь.

Господи, помилуй. Ему было столь же приятно сжимать ее в объятиях одетую, как и полунагую в пруду. Его память оживила все оттенки ощущений, что он испытал тогда. Забывшись в этой мысли, он расслабил мышцы.

Вырвавшись из его объятий, Элиан резко повернулась. Тяжело дыша, она прижимала к груди шитье. Солнечный луч, вырывавшийся из открытой двери, золотил яркими бликами ее волосы цвета меда. Мягкие тени подчеркивали высокие скулы и безупречную линию носа.

Кровь бросилась ей в лицо.

– Что вы себе позволяете? – воскликнула она.

Джос нахмурился. Она вела себя так, словно он пытался обесчестить ее, а не спасти от угрозы.

– Я услышал крик леди Хейдон. Румянец на ее лице стал гуще.

– Да, она кричала на меня, – призналась Элиан. – А теперь позвольте мне пройти.

Ее натянутый тон разозлил Джоса.

– Вы всегда так разговариваете с гостями своего отца?

В ее зеленых глазах промелькнуло отчаяние.

– Все смотрят. Позвольте мне пройти, – тихо бросила она и проскользнула мимо.

Вот он, ее однозначный ответ. Она не только винит его в случившемся, но и не дает шанса объясниться. Подобное отторжение больно резануло Джоса по сердцу.

Вскипев от гнева, он круто повернулся и вошел в опочивальню. Он даст ей то, чего она хочет. В конце концов, она для него никто, бесполезная пешка в игре глупого Рейнера дю Омэ.

Глава 11

Как только Джос вошел в комнату, его во второй раз поразил вид кровати. Сквозь окна с широко раскрытыми ставнями в комнату пробивалось солнце, играя лучами в золотых нитях задернутых штор. Филигранно выполненная резьба деревянных роз, обвивавших столбики кровати, делала цветы почти живыми.

Сестра Сесилия и сестра Ада находились в изножье кровати. Неподалеку, у окна, где было светло, стояли три скамеечки, рядом на полу – корзинка с рукоделием.

Занавески на кровати были отдернуты. Леди Беатрис лежала на самом краю. На ее обнаженные белые плечи падали блики солнечного света. Лицо Беатрис по-прежнему было бледно, под глазами, как и накануне, пролегли темные тени.

Выражение ее лица было суровым, когда она подняла взгляд на своего пасынка. Осознав наконец, что отца больше нет, Джос пожалел, что так и не добился ее расположения. Всю свою любовь она отдавала дочерям. Впрочем, теперь и у него, кроме уцелевших единокровных сестер, никакой родни больше не было.

– Подойди ближе, – позвала его Беатрис, с трудом выговаривая слова.

– Я подам вам скамеечку, сэр, – спохватилась Сесилия.

От постели Джоса отделяло два шага. Сесилия подставила ему скамеечку, и он сел. Беатрис одарила сиделку властным многозначительным взглядом.

– Может, мы выйдем? – предложила Сесилия и попятилась от кровати. – Идем, сестра.

Беатрис подождала, пока за монахинями не закрылась дверь, после чего повернулась на бок.

– Почему мы здесь? – спросила она. В ее тихих словах послышалась обычная враждебность, с которой она относилась к пасынку. – Почему я лежу в мерзкой постели шерифа? Почему я должна терпеть присутствие злосчастной дочери этого злосчастного человека?

– Потому что настоятельница не позволила бы мне остаться рядом с вами в стенах монастыря, а клятва, которую вы у меня вырвали, не дала мне возможности оставить вас на их попечение, – ответил Джос без эмоций.

Беатрис наморщила лоб, словно припоминая события вчерашнего дня.

– Я сама виновата, – пробормотала она. – Не важно, как мы сюда попали, но я больше не намерена оставаться здесь ни минуты. Эти две сестры, будь они неладны, отказываются ко мне прикасаться, не посоветовавшись с тобой. По крайней мере они послушались меня, когда я приказала сменить белье. А теперь отправляйся и скажи им, что мы сегодня же возвращаемся в Набуэлл и монастырь. Я не вынесу больше ни минуты в постели этого человека, равно как и в его доме.

– Напротив, миледи, вы останетесь там, где находитесь, – возразил Джос. Он был слишком зол в данный момент, чтобы терпеть ее своеволие.

Беатрис уставилась на него.

– Наглец! Ты еще смеешь мне перечить!

– Смею и, когда скажу почему, полагаю, вы согласитесь. – Не дав ей возможности возмутиться, он стал объяснять: – Как вы и предполагали, шериф пришел в ледохранилище, но к тому времени вы уже лишились чувств. Когда я его увидел, то сказал, как мы и договаривались, что даю ему всего две недели на поиски злодеев. Несмотря на мои угрозы, он настоял, чтобы я привез вас в его дом, в то время как сам обещал удалиться в другое место. А теперь, мадам, задайтесь вопросом, зачем ему понадобилось приглашать в свой дом врагов?

Беатрис захлопала глазами и нахмурилась. Раздражение и неприязнь рассеялись. Не отягощенная отрицательными эмоциями, она могла теперь проявить природную смекалку.

– Выходит, наш шериф имеет какую-то тайную цель, – догадалась она, – и по этой причине мы должны оставаться здесь, хотим мы этого или нет. И что же ты успел выведать? – Глаза ее сверкнули.

Джос покачал головой:

– Пока ничего. Прошел всего день. Но я узнал, на что способны злодеи, совершившие убийство.

Разбойники хладнокровно разделались с его сестрами. Причину их гибели он увидел, когда сняли бинты, чтобы извлечь из тел сердца. Его милым сестричкам перерезали горло. Скорбя об их юности и непорочности, он дал священную клятву отомстить за их гибель даже ценой собственной жизни.

– Скажи мне. – Бледные щеки Беатрис слегка порозовели. – Не бойся. Я не упаду в обморок.

– Как пожелаете. Эти разбойники совершают нападения раз в год. Обычно их жертвами становились купцы, странствующие в одиночку, люди, по тем или иным причинам отбившиеся от торговых обозов, пересекающих графство. – Члены городского совета подтвердили то, что говорил Джосу шериф. – Жертвой последнего разбоя был купец, торговавший пряностями. Он путешествовал в сопровождении пяти вооруженных охранников и трех ремесленников. Поскольку ваш супруг ехал с шестью солдатами, то, не считая ремесленников, от которых мало толку, и самого купца, можно однозначно утверждать, что разбойников было не менее двух десятков. Будь их меньше, они вряд ли смогли бы превзойти объединенные силы Хейдона и купца.

И если я не ошибаюсь, – продолжал Джос, – в этой схватке разбойники потеряли половину сообщников. Я разговаривал с коронером Набуэлла. Кстати, он не относится к числу почитателей лорда шерифа. – Джос знал, что, подобно другим королевским слугам, коронер графства презирал шерифа, считая его некомпетентным и грубым. – На месте стычки разожгли костер. Наряду с останками сожженных трупов торговца пряностями и его людей были обнаружены еще двенадцать черепов.

– Но шестеро из них были нашими воинами, разве нет? – перебила его леди Беатрис.

– Нет, наших там не было. – Джос помедлил, ибо здесь начинались странности. – Тела наших людей и их вещи оставались нетронутыми, в том числе оружие, кошельки и лошади. Оружие и доспехи вашего господина остались при нем. Даже печатка не пропала. Тело самого Хейдона сейчас покоится на погосте Святого Стефана, в одной из приходских церквей Набуэлла. Городской совет позаботился об их погребении, даже взял на себя расходы, вероятно, из страха навлечь гнев жителей Хейдона за убийство их лорда и юных барышень. Они также сохранили личные вещи наших воинов, чтобы при первой возможности передать их нам.

Порывшись в кошельке, висевшем у него на поясе, Джос извлек тяжелый серебряный перстень отца. В резную печатку были вставлены два небольших рубина. Джос передал кольцо леди Беатрис.

Она протянула было руку, но тут же отдернула ее.

– Оставь себе. Следующий, кто получит титул Хейдона, сделает себе новое.

У Беатрис перехватило дыхание, в глазах блеснули слезы впервые за все время, что Джос находился при ней после получения известия о смерти отца.

– Он был хороший человек, твой отец, – тихо добавила она. – Мне тяжко сознавать, что я была ему плохой женой.

У Джоса защемило в груди, и он сжал кольцо в ладони.

– Мадам, я с гордостью буду носить его до конца своих дней в знак благодарности человеку, давшему мне жизнь, и прекрасной, преданной ему женщине, его вдове.

– Не думай только, – заметила она с жесткой усмешкой, – что я изменила к тебе отношение. Ты навечно останешься в моей жизни занозой. Почему ты не походил на остальных бастардов? Почему ничего не требовал и не стяжал? Тогда наш господин, твой отец, прогнал бы тебя, вынудив самостоятельно зарабатывать себе на хлеб насущный. Но ты его обожал, и он тебя тоже, обращался с тобой, как со своим наследником. – К немалому удивлению Джоса, в ее речи на этот раз не было желчи. – Но хватит сантиментов, – промолвила мачеха, махнув рукой. – Лучше скажи, что это были за грабители, оставившие все ценности.

– Я тоже хотел бы это знать. Единственное, что приходит мне на ум, – тела и драгоценности наших близких не тронули в знак извинения или в качестве некоего послания.

Беатрис посмотрела на него с подозрением.

– Что за бред? Какое сообщение могут оставить убийцы и разбойники?

– Каждый раз, когда я размышляю о случившемся, мне представляется, что кто-то пытается внушить нам, что не имел намерения нападать на наших близких и не обнажил бы меч против вашего супруга, если бы его к тому не вынудили обстоятельства.

Но едва он произнес эти слова, как должен был согласиться с мачехой. Подобные предположения абсурдны. Если бы разбойники не хотели убивать знатного господина, они могли бы отступить, увидев, что его воины пришли на помощь несчастному торговцу пряностями. В конце концов, число двенадцать – столько пало злодеев – указывало на примерное равенство сторон. В подобном случае любой разумный предводитель отступил бы. Семь лет тщательно подготовленных нападений, так и не раскрытых, свидетельствовали о благоразумии и осторожности предводителя банды. Тогда почему он и его люди все же не отступили?

Леди Беатрис вздрогнула.

– Зачем кому-то понадобилось сжигать собственных мертвецов? Бесчеловечно оставлять от них лишь пепел. В каком виде предстанут они перед Господом в судный день?

Джос что-то недовольно пробурчал. Ее замечание заставило его прервать размышления над этой загадкой.

– Коронер говорит, что за последние семь лет он дважды обнаруживал кострища, в которых находил черепов больше, чем было людей в группе убитых торговцев. Напрашивается только один вывод. Они сжигают своих мертвых, чтобы никто не мог узнать их лица.

Тут его как громом поразило. Осененный догадкой, Джос затаил дыхание и подался вперед, вцепившись в край постели.

– Отец их узнал. – Голос Джоса дрогнул.

– Что? С чего ты взял? – растерянно спросила Беатрис.

Джос перевел на нее взгляд. В свете вновь открывшихся обстоятельств его голова шла кругом.

– Отец знал в лицо напавших на него. По этой причине они не могли отступить. И им пришлось драться, чтобы сохранить в тайне свое инкогнито. Поэтому они и пожертвовали таким числом своих людей.

Глаза Беатрис возбужденно вспыхнули.

– Да, вполне возможно! – воскликнула она. – Учитывая твое предположение об их численности, можно сделать вывод, что это хорошо вооруженная и обученная шайка разбойников. Так что искать нужно не среди солдат-дезертиров или сбившихся с пути истинного промышляющих разбоем рыцарей, зачастую нападающих на торговцев и странников. – Леди Беатрис мрачно улыбнулась.

– Искать следует здесь, в этом графстве. Болдуин был знаком с большинством рыцарей и со всеми пэрами этого графства. Иначе и быть не могло, ведь здесь находятся мои земли, полученные в качестве приданого, – сказала леди Беатрис, сообщая Джосу то, что он и без того знал. – Кто? – задалась она вопросом, и огонь ненависти вспыхнул в ее глазах. – Я хочу знать, кто из обеспеченных людей графства может позволить себе содержать такое воинство? Кто из соседей посягнул на жизнь моих детей только потому, что они ехали вместе с отцом и могли засвидетельствовать, кто и что сделал?

Джос покачал головой:

– Нет, вопрос не в том, кто может содержать такое воинство, а кто до недавнего времени имел больше человек, чем ему требовалось, и теперь недосчитывается и половины их.

– Да, – согласилась Беатрис, явно довольная тем, что они узнали. – Этих недостающих людей мы и будем искать.

Тот факт, что отца мог предать кто-то, принадлежавший к его сословию, распалил жажду мести Джоса с новой силой.

– Моей целью станет поиск тех, кто внезапно пропал в этом графстве. К завтрашнему дню, миледи, – пообещал он, – мы значительно ближе подойдем к тем, кто совершил это гнусное злодеяние.

– Зачем ждать целый день? – нетерпеливо фыркнула Беатрис. – Немедленно опроси сестер. – Но она тут же отмела свое предложение. – Нет, сестра Сесилия вышла из простолюдинов и всю жизнь прожила в стенах Набуэлла. И хотя отец Ады был рыцарем, после стольких лет в монастыре она вряд ли знает, у кого сколько человек в дальних уголках графства. Нам нужно справиться у шерифа. Джос рассмеялся.

– Не по этой ли причине мы здесь находимся? Может, шериф подозревает кого-либо или даже знает, кто из влиятельных лиц его графства совершил эти деяния? Возможно, он оставляет грабителей безнаказанными, чтобы защитить самого себя.

– Я задам все эти вопросы шерифу завтра же утром, миледи. – Решив, что их беседа подошла к концу, Джос собрался уходить.

– Нет, так не пойдет, – промолвила Беатрис, накрыв ладонью его руку, лежавшую на краю кровати. Джос удивился. За все годы, что он ее знал, она ни разу к нему не прикоснулась. – Допустим, шериф знает, – сказала Беатрис, – но он ни за что в этом не признается. Будет юлить и изворачиваться, стараясь пустить тебя по ложному следу. Эта высокая девица, его дочь. Возможно, ты удивишься, узнав, что женщины знают гораздо больше о мужчинах, чем вы, мужчины, подозреваете. Поспрашивай ее об отце и графстве.

Джос покачал головой:

– Миледи, ей неприятно наше присутствие в ее доме. Она даже не может находиться со мной в одной комнате. Сомневаюсь, что она ответит хотя бы на один мой вопрос. Нет, если кто и может поговорить с ней, так только вы.

Глаза Беатрис гневно сверкнули.

– Я? В то время, как ее отец причастен к гибели моих детей? – Ее гнев утонул в тихом стоне, и глаза наполнились слезами. – Как ты можешь просить меня об этом?

Джос вздохнул. Она права. Он не может просить ее об этом, если даже Элиан обладает подобной информацией.

Беатрис провела ладонью по лицу и прерывисто вздохнула:

– Ты сам должен это сделать. Ты хорош собой и наверняка соблазнил не одну строптивую девушку. Займись ею. Очаруй ее. Завлеки в постель, если только таким путем можно будет добиться ее доверия, а потом используй, чтобы выведать секрет ее отца.

Джос прищурился. В нем вновь всколыхнулось чувство обиды. Завлечь Элиан в постель – это он уже сделал, если только эти слова применимы к тому, что произошло между ними. И чего он добился? Дочь шерифа теперь избегает его. И у него нет ни одного шанса использовать ее в борьбе против ее отца. Однако признаваться мачехе в случившемся он не собирался.

– Мадам, я сделаю все, что в моих силах, но не возлагайте чересчур большие надежды на мой успех. Лучше уж мне повстречаться с шерифом завтра поутру.

– Достаточно справедливо, – согласилась Беатрис, убрав руку с его ладони. – Ты и так много всего выведал за один день. Я рада, что выбрала тебя в провожатые вместо Мартина. – Мартин Питерборо был управляющим Хейдона. – Ты хорошо понимаешь меня, а также обладаешь умом и хитростью.

Беатрис ему улыбнулась. Это тоже было впервые.

– Ты не представляешь, как Мартин сопротивлялся, – сообщила она. – Он хотел, чтобы ты находился при дворе. Говорил, что твои связи с подхалимами, наживающимися на нашем короле, послужили бы исполнению воли твоего отца лучше, чем самые тугие кошельки, которые я могла бы предложить ему для этой цели.

Джос озадаченно нахмурился.

– Мартин уже в Лондоне для представления волеизъявления милорда моего отца? – Он совсем забыл, что управляющего его отца не было в Хейдоне, когда они с леди Беатрис отправлялись в Набуэлл. – Что за спешка? – удивился он, глядя на мачеху.

По правде говоря, в спешке не было никакого смысла. Независимо оттого, что написал отец в завещании – Джос об этом ничего не знал, да и не желал знать, – его мачеха и сестры перейдут под опеку короля Джона.

Английский король хорошо знал цену монеты, особенно сейчас, когда пенс стоил гораздо меньше, чем десять лет назад. При подобных обстоятельствах Джон никогда не упускал возможности обогатиться, даже если это означало вырвать деньги из чьих-то холодных мертвых пальцев. Пока малышка Элис созреет до замужества, пройдет еще добрых восемь – десять лет, а до тех пор Джон станет распоряжаться половиной ее прибыли, получаемой с Хейдона, независимо от того, сколько будет стоить содержание ребенка. По правде говоря, Элис может оказаться в роли монашенки вне стен монастыря и провести всю жизнь старой девой при дворе короля. Подобная судьба соблюдения бессмысленного целибата ожидала многих из королевских воспитанниц; чем дольше король не выдавал осиротевших наследниц замуж, тем дольше имел возможность распоряжаться их приданым. А когда он сам не наживался на их богатстве, то через собственных английских пэров распределял его между иностранными наемниками, к которым благоволил.

Будущее самой леди Беатрис отличалось не многим. Она тоже могла чахнуть при дворе, не имея ни малейшей перспективы вторично выйти замуж. Опять же не без выгоды для Джона. Пока Беатрис остается вдовой, король имеет право использовать доход от ее наследства, той части земель Хейдона, которыми она обладает для обеспечения своего существования.

– Напротив, у нас есть более чем весомая причина для спешки, – возразила Беатрис. – В связи с приближением Михайловых сессий Высокого суда в Вестминстер прибудет большое число английских баронов. Мартин сообщит о смерти твоего отца всем пэрам, кто был с ним дружен. Тогда с помощью моего кошелька и их преданной поддержки Мартин сможет потребовать от нашего Джона утвердить опекуна, выбранного для нас моим господином. – Мачеха сделала паузу и иронично усмехнулась: – Тебя.

– Что? – Джос уставился на нее в изумлении.

– Да, – подтвердила она с кислым выражением лица. – Болдуин не хотел, чтобы король объявил наше имение несостоятельным, и передал нас на попечение единственного человека, которому доверял безоговорочно. И как ни больно мне это признавать, но я согласна с выбором моего господина супруга. Ты – единственный, кому я могу доверить будущее моих дочерей. – Она перешла на шепот.

Джос в волнении покачал головой. Она и его отец хотели невозможного.

– Король никогда не согласится признать меня опекуном. Мало того, что у меня нет земли, так еще и возраст неподходящий. В мои двадцать семь лет он сочтет меня слишком молодым, чтобы выполнять обязанности управляющего. – Не важно, что имелись прецеденты, когда имуществом королевских подопечных управляли и более молодые люди; существовала опасность, что Джос окажется более лояльным к своей семье, нежели к королю, – вот что могло отпугнуть Джона в первую очередь.

– Ты больше не безземельный, – сказала Беатрис. – После смерти своего отца ты получаешь в пожизненное пользование Блаустин.

Джос судорожно сглотнул. Блаустин был процветающей фермой, в отличие от Конитропа, с двумя мельницами и большим стадом овец. Хотя на самом деле он получил только возможность пользоваться имуществом без права передачи земель своим наследникам, ведь незаконнорожденный сын не мог унаследовать собственность отца. После смерти Джоса земля вернется в распоряжение законных наследников Хейдона.

Эту собственность он получал лишь благодаря смерти отца. Перед его мысленным взором возникло поруганное тело отца. Он снова увидел, как монахиня терзала бренные останки, когда извлекала сердце, которое его любило.

Не в силах вынести нахлынувшую на него боль, Джос вскочил и, ничего не видя перед собой, кинулся к двери. Оказавшись снаружи, он побрел куда глаза глядят.

Глава 12

Две большие корзины, которые несла Элиан, подпрыгивали в руках при каждом шаге и мешали ходьбе. В одной из них лежало шитье, над которым она целый день трудилась. Рукоделием она увлеклась, чтобы коротать время, пока скрывается от сэра Джоса. Хотя сказать так было бы несправедливо. Не от рыцаря пыталась она спрятаться, а от самой себя.

Однако стоило ей представить на себе руку сэра Джоса, как в ее теле с новой силой вспыхнуло желание. Все восхитительные ощущения, которые он в ней вызывал, вернулись. Неудивительно, что монахиням, чтобы соблюдать целомудрие, приходилось принимать священный обет. Хотя Элиан совсем недавно узнала, что такое страсть, теперь это прекрасное чувство владело не только ее телом, но и душой. А это представлялось достаточно опасным.

В другой корзине лежал лук, который предстояло сплести в косы. Подготовкой ароматных кореньев для зимнего хранения она могла бы заниматься где угодно в отличие от других видов работ, связанных с сельскохозяйственной продукцией. К тому же это можно было делать, после того, как станет слишком темно, чтобы копаться в огороде. Поверх овощей лежали буханка хлеба, горшочек творога и фрукты – жалкая замена ужина, от которого Элиан предпочла отказаться, лишь бы не встречаться с сэром Джосом.

На плече у нее болтались свернутое одеяло и соломенный тюфяк, на котором она спала прошлой ночью на кухне, выдворенная в связи с прибытием людей из Хейдона со своего привычного места ночлега. От обшивки сложенного тюфяка исходил запах соломы.

Сегодня ночью ей не придется беспокойно ворочаться с боку на бок в кухне на матрасе. Она будет спать в саду. Спать под звездами было скорее радостью, чем наказанием. Во всяком случае, для нее. Если, конечно, нет дождя.

Элиан взглянула на небо. Сегодня было прохладнее, чем накануне, и небосклон затянули тучи, но не дождевые. Что принесет утро – сказать пока трудно, но у нее еще будет время об этом подумать. В настоящий момент утро казалось ей далеким, тем более что до захода солнца оставалось еще несколько часов.

Элиан обошла огород Конитропа, обширный участок земли, раскинувшийся за пастбищем и амбарными постройками и кормивший их всех овощами. По пути окинула взглядом вновь опустевшие грядки, с которых уже сняли урожай. Сбор урожая тоже входил в достаточно плотный перечень ее ежедневных обязанностей. Но от своего расписания она безнадежно отставала. Ничего, скоро с огородными делами будет покончено, и сад опустеет. После этого землю нужно будет вскопать, чтобы остатки растительности прошедшего лета перегнили и послужили почве удобрением. С выполнением этого задания придется поторопиться.

Земля ждать не любит. Ей требовался отдых до наступления Дня святого Мартина[5]. А еще нужно было посеять под зиму чеснок.

Достигнув конца сада, Элиан пересекла овечий загон и направилась в дальний угол своего имения. Стена здесь, не такая высокая, как вокруг всего Конитропа, тянулась еще на двадцать футов, отгораживая небольшой участок, который приносил радость. Раньше это было излюбленное место отдыха ее матери, теперь оно всецело и безраздельно, со всеми кустиками и цветами принадлежало Элиан. В отличие от пруда, куда ходили все обитатели имения, в садик без разрешения Элиан не мог проникнуть никто, даже ее отец. Здесь в окружении красоты, созданной ее собственными руками, сэр Джос, пока находится в Конитропе, ее не потревожит.

Направляясь к калитке, Элиан улыбалась. Она вдыхала смешанный запах лилий, акации и ноготков. Но больше всего здесь было роз. Как ей и хотелось, вьющиеся густые кусты свешивались теперь богатым убранством со стены, окружавшей ее уютный сад.

У калитки она остановилась и нахмурилась. Дверца была приоткрыта, хотя Элиан не сомневалась, что закрыла ее после того, как провела в саду весь вчерашний вечер. Подивившись своей забывчивости, Элиан пожала плечами и, повернувшись к калитке спиной, двинулась в глубь сада, таща за собой свою ношу.

На подобный маневр толкнула ее не сама калитка, а драгоценное сокровище, что начиналось сразу за ней. Из веток ивы она сплела остов, через который пропускала побеги роз, превратив обычный вход в четыре фута благоухающего коридора. Но этот коридор был чуточку уже размеров калитки.

Пятясь спиной в свою обитель, Элиан разглядывала свод цветочного тоннеля. Составлявшие его верхние ветви отчаянно нуждались в подрезании. Под их тяжестью хруп кий каркас мог прогнуться. Но розы еще цвели, и у нее не хватало духу кромсать цветы. Через несколько недель, по обещала себе Элиан, она займется осенней подрезкой.

Элиан почти вышла из розового коридора, когда корзина с луком за что-то зацепилась. Остановившись, она осторожно потянула корзину. Плетеный остов опасно закачался.

Она оглядела корзину со всех сторон. Все дело оказалось в безнадзорном побеге. Он проскользнул в ручку корзинки и теперь не отпускал ее. Чтобы освободиться, ей нужно было продвинуться чуточку назад, к калитке. Элиан сделала шаг назад и почувствовала, что и вторая корзинка застряла. Она изогнулась в попытке разглядеть, что на этот раз послужило помехой. Но ничего, кроме роз, не увидела.

Вот что бывает, когда стараешься объять необъятное и сделать все за один раз. Застонав от досады, она снова аккуратно потянула свою ношу. Соломенный тюфяк захрустел, а плетеный остов качнулся. Корзина с шитьем, остававшаяся снаружи цветочного коридорчика, не шелохнулась.

– Помоги мне, пресвятая Мария, – вскричала Элиан, теряя терпение.

– Уходи, – прорычал сэр Джос из сада за ее спиной.

Вздрогнув от неожиданности, Элиан ахнула и разжала руки. Тюфяк сполз на землю. Корзина с луком опрокинулась, и овощи рассыпались по дорожке. Ивовый остов затрещал. Элиан отскочила назад, и в этот момент перегруженный свод цветочного тоннеля рухнул к ее ногам, рассыпавшись беспорядочной массой поломанных, усеянных шипами роз, переплетенных с сухой лозой.

– Нет! – закричала она и застыла в смятении.

На скамье, сооруженной из сложенных камней с приколоченными поверх деревянными планками, она увидела сэра Джоса. Он даже не взглянул на нее. Сидел, подавшись вперед, низко свесив голову и положив локти на расставленные колени.

– Это мой сад, мой личный, – проворчала Элиан. Пройдя вперед, она остановилась перед ним и уперла руки в бока. – Вы не имеете права приказывать мне уйти. Сад принадлежит мне. А также не имеете права находиться здесь без моего разрешения. Пожалуйста, удалитесь.

Сэр Джос вскинул голову и посмотрел на нее. В его взгляде сквозила ярость, сравнимая разве что с ее собственной.

– Я не нуждаюсь в вашем разрешении находиться в пределах дома, где мне вздумается, после того, как получил позволение вашего отца. Он разрешил мне использовать его территорию, и я облюбовал себе это место. Так что вам придется уйти.

– Что я бы и сделала с превеликим удовольствием, – огрызнулась она. – Но да будет вам известно, доступ к калитке закрыт. Из-за вас рухнула моя беседка.

Кипя от гнева, сын Хейдона встал. Элиан инстинктивно сделала шаг назад, словно готовилась к защите. О Боже, он был выше и сильнее отца. Любой нанесенный им удар мог причинить ей не только боль, но и увечье.

Но вместо того, чтобы наброситься на нее с кулаками, сэр Джос обошел ее, будто собирался уйти. Испугавшись, что он может выполнить ее просьбу, Элиан повернулась, чтобы посмотреть, что он предпримет. Остановившись у руин ее беседки, он схватил кусок сломанного остова и дернул. В воздух взвились оторванные листочки, и посыпались дождем благоуханные лепестки, сдираемые с веток, освобождаемых от плетеного каркаса.

У Элиан остановилось сердце.

– Прекратите! – воскликнула она, бросаясь к сэру Джосу. – Вы губите то, что я с таким трудом вырастила!

– Прекратить? – рыкнул он. Его голубые глаза сверкали грозным огнем. – Будьте последовательны. Вы только что хотели, чтобы один из нас ушел. В таком случае мне нужно проделать в этом хламе дорогу.

Прищурив глаза и сжав челюсти, он решительно взялся за другой кусок сломанного остова и потянул. Услышав треск, Элиан закричала и вцепилась ему в руку, стремясь спасти свои драгоценные растения.

– Остановитесь, – взмолилась она более мягко. Сомкнув на его руке пальцы, она встретилась с ним взглядом.

Он сжал кулаки, и она ощутила его силу. Если он поступит так, как ему заблагорассудится, ей с ним не совладать. Чтобы этого не случилось, она чуть слышно прошептала:

– Пожалуйста.

Он с шумом втянул в себя воздух и уставился на нее в изумлении. Бросив то, что держал, Джос схватил ее за предплечья.

– О чем ты думала вчера? – крикнул он над самым ее ухом. – Почему позволила мне сделать это с тобой, если была еще девственницей?

Его вопрос ошеломил Элиан, в то время как стыд пронзил сердце нестерпимой жгучей болью. В ней с новой силой встрепенулось желание бежать от него, вернее не от него, а от того, что она сделала. Теперь поздно прятать свой грех, во всяком случае, от Джоса. Она заставила себя поднять на него глаза.

Краска гнева еще не сошла с его скул, но в его взгляде сквозило чувство вины. Это ее удивило. Он не должен чувствовать себя виноватым, ведь он взял то, что она предложила.

– Почему? – повторил он свой вопрос, на этот раз более нежно.

Она судорожно вздохнула. Не испытывая больше злости, служившей ей щитом, она почувствовала, как его близость пробуждает в ней теплую пульсацию, которую она впервые ощутила в пруду.

– Потому что ты заставил меня почувствовать... – Она осеклась, не в силах выразить словами то, что тогда почувствовала, и вместо ответа лишь беспомощно пожала плечами.

Его лицо смягчилось, хватка ослабла, и он издал смешок.

– И ты заставляешь меня чувствовать то же самое, – едва слышно произнес он. – Но если ты меня ни в чем не винишь, почему бегаешь от меня?

– Винить тебя? – воскликнула она. Не сознавая, что делает, она вскинула руки ему на грудь. Под ладонями она ощутила биение его сердца, ритмичное и сильное. – Я не могу винить тебя, ведь все произошло с моего согласия. – Она еще гуще покраснела. – Поэтому я и избегаю тебя. Ты должен меня презирать. Я это заслужила.

Он покачал головой:

– Нет. Это мне не следовало оставаться на пруду, когда я узнал, что ты там.

– Ты знал, где я прячусь? – спросила она с обидой, подумав о том, что едва не окоченела.

В его глазах вспыхнули веселые огоньки.

– Нет. Понадобилось некоторое время, чтобы разглядеть тебя. – Он улыбнулся, но улыбка получилась грустной. – Не зря отцы запрещают дочерям носить открытые платья, чтобы не соблазнять мужчин. Я один виноват во всем происшедшем. Ты просила отпустить тебя, но я не послушался.

Элиан удивилась. Оказывается, не все мужчины презирают женщин, которых лишили невинности, как утверждает ее отец. Сэр Джос всю вину взял на себя.

Элиан почувствовала угрызения совести. Ведь она намеревалась использовать этого благородного человека, чтобы нанести отцу ответный удар. Однако признаваться в этом сэру Джосу она не собиралась. Так же как и в том, что по-прежнему тоскует по прикосновениям его губ и рук.

При этой мысли она едва не сгорела со стыда. Видимо, она родилась шлюхой и всегда сможет заработать себе на хлеб.

– Ты слишком добр, – пробормотала Элиан. – Что бы ты ни говорил, я одна виновата во всем. Это мой грех.

Выпустив ее из объятий, он хотел погладить ей щеку, но передумал. Элиан убрала ладони с его груди. Притвора! Она молила лишь об одном – чтобы он снова заключил ее в объятия.

– Нет, мы оба несем ответственность за свои неправедные действия, – возразил он, отступив на шаг. Раз уж мы признались в этом друг другу, пусть Господь смилуется над нами. – Его взгляд омрачился печалью. – Столь велико было удовольствие, дарованное мне тобой, что я забылся. Остается лишь надеяться, что я не посеял в тебя свое семя.

У Элиан подкосились ноги. Ее ошеломила мысль, что она, возможно, уже понесла. Скоро все прояснится. Она инстинктивно схватилась рукой за живот.

Заметив это, Джос насторожился.

– Проклятие, проклятие, проклятие, – выругался он и отошел от нее.

Элиан видела, как он направился в дальний конец сада, который находился не так уж далеко, учитывая небольшие размеры ее личных владений. У стены Джос остановился, растоптав нежные фиалки. Упершись руками в холодный желтоватый камень, он приник к нему лбом. От его облика веяло печалью.

Элиан была не в силах обуздать свою страсть к нему и понимала, что надо оставить его в покое. Но как и в ледохранилище, у нее возникло непреодолимое желание его утешить, и она потеряла над собой контроль.

Элиан подошла к нему. В аналогичной ситуации в монастыре она отдернула руку, не позволив себе до него дотронуться. Но здесь не было необходимости соблюдать осторожность, тем более после того, что произошло между ними на пруду.

Элиан обвила рукой его талию, прижалась к его спине и склонила голову ему на плечо.

– Расскажи мне, – прошептала она. – Расскажи, что заставляет тебя так страдать. Облегчи душу.

Глава 13

Когда Элиан обняла его, Джос резко втянул в себя воздух, но тут же расслабился. В ее прикосновении не было и тени желания. Она хотела его утешить, и он чувствовал к ней благодарность, которую не мог выразить словами.

– Ты и представить себе не можешь, что мне сегодня пришлось пережить, – пробормотал он. – Я велел подвергнуть новому поруганию тела тех, кого любил. Из них извлекли сердца, чтобы потом предать захоронению у них дома.

– А-а-а, – отозвалась она.

В ее тоне не было упрека, и Джосу стало легче. Элиан шевельнулась.

– Их дом – не твой? – мягко спросила она.

– Не мой. И никогда не был моим, – ответил он тихо. – У незаконнорожденных детей не бывает дома, если только они не купили его себе. Или не унаследовали каким-то чудом.

– – Твой отец обошел тебя в завещании? – поинтересовалась она.

– Напротив. Миледи мачеха только что сообщила мне, что я стал обладателем одного из прекраснейших имений моего отца с прилегающими деревушками. И буду владеть им до конца дней своих.

– Ты не ожидал этого, – промолвила она бесстрастно, уверенная, что у него никогда не было амбиций. Впрочем, их и не могло быть. Только круглый идиот стал бы страдать из-за наследства, на которое не мог рассчитывать в силу своего происхождения. В таком случае, вероятно, Джос был одним из них.

– Нет, я ожидал, я очень даже хотел получить его, хотя и – не имел права. Мой отец вложил большие деньги в мое воспитание, отправив меня ко двору Джона, как законного наследника. Он даже купил мне оружие и коня, когда я вступил в пору совершеннолетия. И все же я предал его любовь, томясь по тому, чего никогда не мог иметь. – Джос порывисто вздохнул. – В своих самых сокровенных мечтах я примерял к себе титул Хейдона. Жаждал стать наследником отца. Мечтал, что мужчины будут наперебой предлагать мне своих дочерей, а не стоять стеной между ними и малопривлекательным бастардом Хейдона.

Элиан оторвала голову от его плеча. Джос с горечью вздохнул, желая вновь ощутить прикосновение ее щеки.

– Ты хотел того же, чего хотят все остальные, – обронила она. – Просто мечтал. Разве ты требовал, чтобы он сделал тебя своим наследником?

– Нет, конечно, нет, – возразил он нетерпеливо. – Это было бы бессмысленно, ведь незаконнорожденные отпрыски не имеют права на собственность своих отцов, как другие люди. – Ему не следовало говорить ей это.

– Тогда ты попросил оставить тебе хоть какое-то имущество, чтобы ты мог себя прокормить.

– Ни о чем таком я его не просил, – возразил Джос.

– Я так и думала, – отозвалась она не без нотки едва уловимой радости в голосе. – В таком случае ты ничего дурного не сделал, а мечты о несбыточном – всего лишь мечты. В этом нет греха. Господу Богу известно, что, будь это не так, я бы давно была проклята на веки вечные. – В ее голосе появились горькие нотки. – Тебе не кажется, – продолжила она, – что отец не забыл тебя в своем завещании только потому, что ты отвечал всем его земным чаяниям? Соверши ты предательство, он наверняка исключил бы тебя из числа тех, кого облагодетельствовал.

В ее устах все звучало просто. Но это было далеко не так.

– Думаешь, я рассказывал ему, чего ожидаю и чего хочу? – спросил Джос. – Нет. Я просто мечтаю. Но не могу отблагодарить его за любовь, признавшись в этом.

Элиан рассмеялась, и Джос заглянул ей в глаза. Как и вчера, он вновь почувствовал, что ее высокий рост и непринужденная манера держаться наполняют его сердце тихой радостью. Внутренний голос, казалось, нашептывал: вот женщина, способная стать тебе ровней, партнером во всех делах.

В ее зеленых глазах горел огонь, а широкая улыбка обнажала ровный ряд белых зубов.

– Ну вот мы во всем и разобрались. Ты держал свои тайные мечты при себе, с почтением принимал жизнь, дарованную тебе отцом, и с выражением благодарности принимал подарки, которыми он тебя осыпал. Мне думается, это и послужило причиной его стремления вознаградить тебя.

Он не мог не признать справедливости ее слов. Отец никогда не обещал оставить ему наследство, но никогда не говорил, что не упомянет в завещании своего единственного сына. Они вообще не касались этой темы. Теперь Джос задавался вопросом, не чувство ли неловкости, испытываемое им относительно этого предмета, мешало отцу обсудить с ним свои последние распоряжения.

Джос освежил в памяти подробности того, что сообщила ему мачеха о его новом владении. В нем с новой силой всколыхнулась благодарность, смешанная с болью понесенной утраты. Лорд Болдуин Хейдон не только показал, что всецело доверяет сыну, когда вручил в руки Джоса судьбу своих законных наследников, но и дал своему любимому отпрыску зерно, способное дать ростки его собственного богатства.

Элиан права. То, что отец дал ему, было не более чем выражением отцовской гордости за сына, которого он вырастил и любил. Признав это, Джос впервые с того момента, как получил известие о смерти отца, почувствовал облегчение.

Джос снова остановил взгляд на Элиан:

– Откуда в тебе столько мудрости? Как ты догадалась, что хотел один человек сказать другому в своем завещании?

Она рассмеялась, но вдруг погрустнела, разжав обнимавшие его руки. Он схватил ее за запястья и прижал к себе ее ладони. Ему не хотелось чтобы она вот так сразу покинула его.

– Останься, – попросил он.

Она снова прижалась к его спине, но на этот раз как-то напряженно.

– Просто я знаю, что значит мечтать о наследстве, не имея ни малейшей надежды получить его.

Джос сочувственно вздохнул.

– Выходит, ты младшая сестра при старшем брате, которому все достанется.

– Нет. – Она покачала головой. – Я младшая из трех дочерей.

– Если так, то после кончины шерифа вы с сестрами поделите между собой его остальное имущество на равные части, – промолвил он. Так бывало, когда в качестве наследниц выступали только дочери. Об этом знали все.

– Какое остальное имущество? – осведомилась Элиан резко, не поворачивая головы. – Конитроп и деревушка под его стенами – это все, чем владеет мой отец.

Джос нахмурился. Человек со столь скудными средствами не мог бы позволить себе иметь столь роскошную кровать и дорогой красный камзол. Желая увидеть ее лицо, чтобы прочитать ответы на свои вопросы, Джос высвободился из ее объятий и повернулся.

Стоя с поникшей головой, Элиан уронила руки. Он приподнял ее лицо и увидел на нем страх, смешанный с гневом и отчаянием. Ее глаза влажно сверкнули.

– Мне ничего не достанется, – промолвила она, – как и моим старшим сестрам, кроме того что они взяли с собой, выходя замуж. Более того, с кончиной нашего отца они могут потерять те крохи, что имеют. После смерти отца наряду с другими долгами нужно будет вернуть деньги, которые он занимал у двух королей, чтобы дважды заплатить за эту должность.

Джос снова вздохнул, на этот раз понимающе. Предыдущий король, управлявший страной, Ричард, известный как Львиное Сердце, рассматривал место шерифа Англии как предмет купли и продажи. Дважды за десять лет своего правления он продавал посты тем, кто давал наивысшую цену, каждый раз взыскивая с покупателя более высокие ставки, чем было принято, урезая, таким образом, сопутствующие должности доходы.

Взошедший вслед за братом на трон Джон, последний из брюзгливого выводка старика Генриха, оказался еще более жадным до денег. Джон не только сохранил тариф, установленный своим предшественником, но и добавил сотни других налогов и штрафов, в результате чего практически свел к нулю доходы, приносимые должностью шерифа и служившие в прошлом гарантированным средством обогащения. Но даже при малой прибыли какие-то деньги должны были накапливаться, если человек не был расточительным, в пользу чего свидетельствовали роскошная кровать и дорогой камзол. Рейнер проматывал все, что зарабатывал, не думая о благополучии дочерей.

Затруднительное положение Элиан вызвало у Джоса тоску. Оставшись без средств, она будет обречена просить милостыню, чтобы не умереть с голоду, если только сестры не распахнут перед ней двери своих домов. Но если смерть отца вместо ожидаемого наследства принесет новые долги, то вряд ли мужья сестер захотят кормить еще одну обедневшую женщину.

– Прости, что обрушил на тебя свои проблемы, когда твоя жизнь и без того полна трудностей, – произнес он. – У тебя не слишком много надежды, ведь так?

Щеки Элиан вспыхнули огнем. Она снова склонила голову, уставившись на сложенные ладони.

– Поэтому я и сказала тебе вчера да, – прошептала она. – Чтобы вкусить то, что другие женщины уже познали. Я, должно быть, дурочка, поскольку не подумала о возможных последствиях своего поступка.

– Я тоже не подумал, – признался Джос с кривой усмешкой, ибо в глубине его существа вновь проснулось желание прижать Элиан к себе. – Я наслаждался твоей близостью.

Ей хотелось, чтобы он испытывал к ней нечто большее, чем обычная похоть.

– Правда? – прошептала она.

Одного воспоминания о тех ощущениях, что она в нем вызывала, оказалось достаточно, чтобы Джоса пронзила дрожь.

– Ты даже представить себе этого не можешь, – сказал он.

Ее губы тронула улыбка. В глазах вспыхнул огонь желания.

– Как странно, – промолвила она с хрипотцой. – Кто мог подумать, что известие о том, что тебе было приятно со мной, способно до такой степени меня обрадовать?

Ее признание потрясло Джоса. Страсть, отразившаяся на ее лице, еще сильнее возбудила его. Он жаждал снова забыться в ее объятиях.

Он хотел запустить пальцы ей в волосы, но она схватила его за руку и поцеловала его ладонь. У Джоса подогнулись колени. Но Элиан вдруг отстранилась от него.

– Хватит, – тихо обронила она. – Нам лучше держаться друг от друга на расстоянии. Так безопаснее.

Она права, подумал Джос. Их влекло друг к другу с неизъяснимой силой. Он хотел вышвырнуть ее вон из садика, но все закончилось объятиями.

– Прошу прощения, – сказал он. – Обещаю держаться подальше от тебя. Не знаю только, выдержу ли, но помни, что я не хочу этого, – добавил он с улыбкой.

Она рассмеялась, и глаза ее радостно блеснули.

– Ты истинный кавалер, – пошутила Элиан. Мачеха посоветовала ему обольстить Элиан, чтобы сделать ее своей пособницей. К тому же он хотел поподробнее разузнать о долгах ее отца. Новость о проблеме с деньгами укрепила Джоса в подозрении, что роль Рейнера дю Омэ в интересующем его деле состояла не только в том, чтобы закрывать глаза на разбойные грабежи, осуществляемые одним из баронов его графства. Джосу требовалась информация, и, естественно, он хотел выяснить все, что известно Элиан.

– Нет, никакой я не кавалер. Во всяком случае, по отношению к тебе, – сказал он, осторожно подбирая слова. – Ты была ко мне добра, когда я считал, что у меня нет друзей. Обещай побыть со мной еще немного.

– Я останусь, – согласилась она, кивая, и направилась к скамейке.

Джоса мучили угрызения совести. Она желала ему добра, но места для нее в его жизни не было.

Не было даже в том случае, если бы перед ним не стояла задача отомстить за гибель родных. Джос нахмурился. Мысль о возможности своей скорой кончины боролась в нем с ответственностью, возложенной на него отцом в последнем волеизъявлении. Но мгновение спустя он прогнал эту мысль. Джос не сомневался, что во имя осуществления своих намерений ему придется пожертвовать жизнью. Не менее твердо он был убежден и в другом: король Джон не исполнит пожелания Болдуина, изложенные в завещании, ибо слишком велико богатство, поставленное на карту.

– Посиди со мной немного, – позвала его Элиан, указывая на скамью. – Если ты будешь на одном конце, а я – на другом, ничего не случится.

Занятый мыслями о возмездии, Джос не замедлил к ней присоединиться. Едва он занял место на дальнем конце скамьи, Элиан улыбнулась.

– Не хочешь чего-нибудь перекусить?

От ее предложения у него заурчало в животе.

– И правда хочу. А ты принесла с собой съестное?

– Я принесла с собой все, – ответила она со смехом и пошла через сад. Остановившись у руин беседки, она подняла с земли тюфяк.

– Видишь, я старалась держаться от тебя подальше. При виде импровизированной постели у Джоса внутри разгорелся пожар. Он с легкостью мог бы придумать, как использовать эту подстилку к их обоюдному удовольствию. И гарантировать рождение ребенка.

– Ты собиралась остаться здесь на ночь? – осведомился он.

Она взглянула на него с укоризной.

– Не только на эту ночь, сэр, но и на все остальные, пока вы здесь. Я и пришла сюда, потому что этот садик – единственное место во всем Конитропе, которое принадлежит мне. Но кто-то забыл тебя предупредить, что сюда нельзя входить без моего дозволения, – закончила она со смехом.

– Но со мной ты в безопасности, – заверил ее Джос. Он солгал. Во имя осуществления мести он собирался использовать ее, чтобы погубить ее отца, а следовательно, и ее.

Выпустив из рук тюфяк, Элиан взяла одну из корзинок и вернулась к скамье, заняв место на противоположном от него конце. Тряхнув косами, она вывалила лук, после чего извлекала из корзины сверток и курдюк с пробкой. Развернув сверток, она разложила на скамье между ними свое богатство: хлеб, горшочек с творогом и три свежих яблока.

– Что будете есть, сэр Джос?

– Джос, – поправил он ее. – Давай без церемоний. Мы уже достаточно хорошо знаем друг друга, Элиан.

Ее щеки снова зарделись.

– Хорошо, Джос, – пробормотала она.

– Я бы съел кусок хлеба и немного творога.

– Как пожелаешь, – сказала она, отломив краюху хлеба.

Вынув из ножен на поясе нож, Джос намазал творог на хлеб.

– Спасибо тебе. С утра ничего не ел.

– Тогда можешь съесть все. А мне хватит и яблока.

Откусив кусочек, Элиан повернулась и обвела взглядом сад. Прошла минута, затем другая. Она хранила молчание.

Джос с удивлением взглянул на нее. Где щебет, которым другие женщины обычно заполняют тишину? Нет, он не корил их за болтливость. Язык – единственная сила, которой они обладают. Когда мужчина проявляет к женщине интерес, то привязать его к себе она может лишь с помощью словесной паутины, которой окутывает его.

Но Элиан была другая. Жуя яблоко, она подставляла лицо солнцу и смотрела, как над их головами кружат птицы. В этот момент Джосу открылась истина, и он пришел в замешательство. Перед ним сидела женщина, вероятно, единственная на свете, лишенная и тени притворства. В его памяти всплыло воспоминание о том, как она бежала, как обхватила его в пруду ногами. И сегодня. Но сегодня она обнимала его не в порыве страсти, а потому, что он нуждался в утешении.

Поэтому намерение использовать ее в неблаговидных целях представлялось ему еще омерзительнее. Запутавшись в силках желания отомстить и собственной морали, он швырнул яблочный огрызок на клумбу, устроив настоящую пирушку насекомым и птицам. Отбросив условности, он перешел к делу, стремясь выяснить то, что его интересовало.

– Раз уж ты помогла мне сегодня разобраться в собственных мыслях, помоги еще кое в чем, если сможешь. – Радость, сверкнувшая в ее глазах, заставила его поморщиться.

– Если смогу, – ответила она с едва уловимой улыбкой.

Он замолчал, собираясь с мыслями. В одном он был уверен: все, что он сказал здесь сегодня Элиан, вероятнее всего, достигнет ушей ее отца. Следовательно, он должен передать ей только те сведения, которые хочет довести до сознания шерифа. Подготовившись, он метнул свои слова, словно кинжалы.

– Сударыня моя мачеха считает, что лорд Хейдон знал злодеев, свершивших на него нападение.

У Элиан от изумления взмыли вверх брови.

– С чего это она взяла?

– Потому что злодеи не отступили, когда увидели, что на выручку злосчастному торговцу пряностями пришел отряд Хейдона. Мы с мачехой пришли к выводу, что единственной причиной, побудившей их ввязаться в бой, было желание скрыть свои личности. Иначе зачем было драться? Чтобы потерять двенадцать человек?

– Двенадцать? – Брови Элиан поднялись еще выше. – Откуда ты знаешь, сколько человек потеряли грабители?

Надежда Джоса получить у нее хоть какую-то полезную информацию пошатнулась. На ее вопрос он ответил собственным:

– А разве твой отец ничего не рассказывал тебе о разбойниках, которых преследовал?

– Ни слова, – произнесла Элиан. – Он говорит, что непристойно обсуждать с женщинами деяния подлых людей. Хотя, должна признаться, я спрашивала его. Я видела в ледохранилище полное военное снаряжение твоего отца. Оставленное в целости и сохранности. Непонятно, почему грабители его не тронули.

– Я и сам ломаю голову над этой загадкой, – подхватил Джос, сверля ее взглядом.

Судя по выражению ее лица, Элиан ничего не знала. Но если Рейнер считал, что спасет свою дочь, держа ее в неведении, значит, он полный болван. Ничто не спасет Элиан, если обнаружится связь между дю Омэ и разбойниками. До конца своих дней она будет носить клеймо пособницы подлого, бесчестного человека.

Однако тот факт, что отец оставлял дочь совершенно нищей, без гроша за душой, чтобы спасти свою шкуру, вызвал у Джоса желание защитить Элиан. И если сам Джос ничего не может ей предложить, то тот, другой, может.

– Объясни мне, – сказал Джос, – если у твоего отца нет земли, чтобы оставить тебе в наследство, почему он не может оставить тебе ту роскошную кровать? Настоятельница могла бы принять ее от тебя в качестве дара и назначить тебя на какую-нибудь должность среди простых монахинь. Нет, я не предлагаю тебе постричься в монахини, – добавил он. Сама мысль, что Элиан окажется запертой в четырех стенах, вне пределов его досягаемости, показалась Джосу невыносимой. – Вчера я подумал, что ты свободно чувствуешь себя в обществе святых сестер и они хорошо к тебе относятся.

Элиан слабо кашлянула.

– Значит, отец ценит меня больше кровати, подаренной ему каким-то дальним родственником, которого он даже не в состоянии припомнить.

Услышав, что дю Омэ действительно унаследовал кровать, Джос пришел в замешательство. Но раз он не купил ее, куда подевались деньги?

– Что касается монастыря, – сказала Элиан, – то до вчерашнего дня я и впрямь чувствовала себя очень хорошо. Кое-кто из сестер обещал похлопотать за меня перед настоятельницей Гертой после смерти моего отца, чтобы она предложила мне какое-нибудь место, хотя у меня и нет приданого. Но после того, что мой отец пригласил вас остановиться в нашем доме и сударыня ваша мачеха покинула монастырь, в то время как настоятельница хотела, чтобы та осталась в святой обители, теперь мне не на что надеяться.

Прерывисто вздохнув, она уставилась на свои сжатые ладони на коленях.

– Он лишил меня единственного шанса на приличное будущее и не сказал ради чего.

Джос смотрел на нее с удивлением и триумфом. Тот факт, что дю Омэ погубил будущее собственной дочери, пригласив в дом своего врага, свидетельствовал о том, что шериф тесно связан с разбойниками. Джос постарался собрать воедино всю информацию, которой располагал, но, к своему огорчению, вынужден был признать, что слишком многого еще не знает, чтобы делать какие-то выводы.

Вдруг у него возникло странное желание поведать Элиан все, что ему известно. Джос судорожно сглотнул и задумался. Он хотел поделиться с Элиан своими потаенными мыслями не только из желания предостеречь ее от коварства отца. Он хотел убедить ее, что поступил справедливо, поклявшись убить ее отца. Но какая дочь это признает?

– Что ж, теперь я понимаю, почему тебя не обрадовало, что отец пригласил Хейдонов остановиться у вас в доме, – выдавил он из себя.

Элиан искоса взглянула на него. Уголок ее рта дрогнул в улыбке, когда она сказала:

– Да, а уж когда ты пришел купаться на пруд, все и вовсе пошло наперекосяк.

Джос вздохнул полной грудью, стремясь подавить в себе желание, вспыхнувшее в нем с новой силой. Да поможет ему Бог, но ему безумно хотелось снова заключить ее в объятия. В глазах Элиан сверкнули отсветы внутреннего пожаpa, словно она уловила, что его волнует. Ее лицо смягчилось. Она прикусила нижнюю губу.

– Госпожа! Госпожа, идите сюда, скорее!

Крик одной из девочек Агги вывел Джоса из состояния сладостного томления. Элиан резво вскочила и уставилась на калитку. В проеме появилась прелестная Мейбл, пытаясь хоть что-то разглядеть сквозь спутанные заросли обрушившейся арки, преграждавшей выход.

– Что здесь произошло? Вы только посмотрите на вашу прелестную беседку! – воскликнула она, отказавшись от попыток пробраться в сад сквозь бурелом. – Какая жалость! После того как вы потратили столько сил. Приехал сэр Адельм, хочет срочно поговорить с вами. Еще он привел с собой гонца.

Только сейчас Мейбл заметила рыцаря, сидевшего на скамейке.

– О, вы как раз здесь, сэр. А мы вас повсюду ищем.

Она улыбнулась ему и... то ли подмигнула, то ли прищурила глаза. Это вызвало у Джоса отвращение, сменившееся удивлением. Почему дерзость одной женщины вызывает у него омерзение, в то время как действия второй возбуждают желание?

– Я думаю, гонец прибыл от ваших товарищей, остановившихся в городе, – прокричала Мейбл достаточно громко, чтобы ее голос эхом отразился от стен сада. – Они ждут поутру вашего прибытия.

Отвращение сменилось тревогой. Гонец передавал новость лишь в присутствии того, кому она предназначалась. Так было принято в светском обществе. Но в Конитропе, по-видимому, то, что было известно двум, знала и свинья. Предупрежден значит вооружен. Раз нет никакой возможности избежать этого, он не станет передавать никаких сообщений леди Беатрис, если во имя мести ему придется покинуть эти стены.

Только тут до него дошел смысл сказанных Мейбл слов. Значит ли это, что его друзья прервали отдых в Гливеринге и прибыли сюда, чтобы быть рядом с ним? Великое чувство благодарности вызволило его из трясины эмоций, не отпускавшей его все эти дни. Необходимо было узнать, кто именно из друзей прибыл.

– В таком случае все закончилось, – услышал он тихий, бесстрастный голос Элиан.

Ее слова остановили Джоса.

– Что закончилось?

– Ваше пребывание здесь, – ответила она. Ее прекрасные глаза подернулись печалью. – Как только ты покинешь нас, чтобы присоединиться к своим друзьям, миледи твоя мачеха вернется в монастырь. Теперь ей лучше, и она хочет уехать отсюда.

– Нет, – вырвалось у него. Эту горячность он объяснил себе стремлением как можно быстрее совершить справедливое возмездие, хотя знал, что на самом деле причина в другом. Он еще не был готов расстаться с Элиан.

– Нет, – повторил он, тщательно маскируя на этот раз свои чувства. – Мы с миледи решили остаться в Конитропе, пока она окончательно не поправится. Если она вернется в монастырь, сестры нас разлучат, но ни она, ни я этого не хотим. Я понимаю, что мы создаем для тебя неудобства, но не позволишь ли ты нам задержаться здесь хоть ненадолго?

От радости, отразившейся на ее лице, у Джоса захватило дух и сердце тревожно забилось. А что, если она притворяется? Уж очень открыто демонстрировала она ему свое расположение.

– Конечно, – согласилась Элиан.

– Но, госпожа, что вы здесь делаете с сэром Джосом? – крикнула Мейбл с нескрываемым любопытством. – Я думала, вы пошли в садик, чтобы избежать случайной встречи с ним.

Продолжая улыбаться, Элиан отвернулась от Джоса и направилась к калитке. Он молча наблюдал за ней, невольно любуясь ее стремительной, твердой походкой. В эту минуту в нем впервые шевельнулось чувство ответственности за нее. Он получил наследство, следовательно, ему не составит труда в скором времени сделать себе состояние. Интересно, сколько будет стоить содержание Элиан в монастыре, если, отомстив за смерть своего отца, он оставит ее сиротой без средств к существованию?

– На это я и рассчитывала, – отозвалась Элиан, обращаясь к дочери Агги. – К несчастью, он уже был здесь, когда я пришла. Мейбл, постарайся со своей стороны распутать розы и проделать проход. Полагаю, сэр Джос хотел бы сам услышать сообщение от посыльного, причем до наступления темноты.

Глава 14

Адельм примостился в зале у высокого стола. Перед ним стоял кубок с прекрасным элем, приготовленным заботливыми руками Элиан. В ожидании сестры он наблюдал за игрой, которой развлекались воины Хейдона. Вместе с ними бросал кости и Ричард, управляющий Конитропа. Судя по радостным возгласам Ричарда, управляющий в полной мере наслаждался визитом врагов своего хозяина.

Уголки рта Адельма затвердели. Он умно поступил, когда убедил Рейнера не посвящать управляющего в свои преступные дела. В распространении сплетен Ричарду не было равного. Он с легкостью мог заткнуть за пояс любую из самых болтливых кумушек Набуэлла. И утаить от него что-либо было достаточно трудно. В отличие от Элиан, уважавшей право человека на частную жизнь и никогда не совавшей нос в чужие дела, Ричард именно этим и занимался.

За ширмой открылась наружная дверь, в зал вошла Элиан и с улыбкой направилась к брату. Адельм смотрел на нее с подозрением. Что-то в ней изменилось. Одета и причесана она была как обычно, но стала мягче, женственнее.

Следом за ней из-за деревянной перегородки, закрывавшей вход, появился сэр Джос в охотничьем костюме. Как ни странно, но в наряде из грубой шерстяной ткани рыцарь выглядел куда внушительнее, чем в рыцарских доспехах.

Разглядывая рослого богатыря, Адельм молча возблагодарил Бога, что в тот злополучный день бастард не сопровождал лорда Хейдона. Еще один меч в искусной руке благородного воина мог бы решить исход битвы не в пользу «грабителей». И без того лорд Болдуин со своими людьми перебил почти весь отряд его столь тщательно подобранных солдат.

От печали у Адельма заныло в животе. До того несчастливого дня за семь лет грабежей он потерял всего четверых людей. Его до глубины души потрясла столь великая потеря в одном бою. Эти люди находились на его попечении, он нес за них ответственность и не смог уберечь. Точно так же предал он и маленьких леди, чьим доверием пользовался. Ему тяжко было сознавать, что, подводя жизненный итог, он имел в своем послужном списке убийство, несостоятельность и предательство.

– Сэр Джос! – воскликнул слуга по имени Перрин, которого Адельм проводил сюда из Набуэлла. Он поднялся из круга игроков, принявших его как своего. – Слава Богу, вы здесь.

Рыцарь остановился рядом со своим слугой.

– Я тоже рад тебя видеть, Перрин. Очень бы хотелось надеть что-нибудь другое, – заметил сэр Джос.

Адельм смотрел на него с изумлением. Вчера хейдоновский бастард был полон жажды мести и демонстрировал ее с таким видом, с каким некоторые рыцари носят раскрашенные щиты в честь одержанных побед. Но сегодня Адельм не заметил в выражении его лица жажды крови, хотя сомневался, что тот отказался от грозных планов совершить возмездие. Следовательно, свои эмоции он скрывал. Но с какой целью?

Элиан подошла к брату. Он не уловил в ее чертах ни единого признака вчерашней растерянности. Напротив, она казалась как никогда красивой. Ее глаза светились, а полные губы дразнили сочностью.

В этот момент Адельм постиг значение увиденного и со свистом втянул в себя воздух. Она, должно быть, лишилась невинности. Ублюдок осмелился посягнуть на Элиан!

Но не успела эта мысль сформироваться в его сознании, как Адельм отбросил ее за несостоятельностью. Раз сэр Джос все еще жив, следовательно, он не коснулся ее неправедной рукой. Рейнер был прав, когда утверждал, что только за попытку покуситься на ее девственность она способна зарезать человека. Что касается обольщения, возможно, в амбициозные планы возмездия сэра Джоса и входило лишение невинности дочери Рейнера, но ему не хватило бы и года, чтобы склонить Элиан к грехопадению.

Его сестра чиста и наивна. Многие мужчины пытались заманить Элиан в свои силки, но лишь скрипели от досады зубами, отвергнутые ею. Нет, Элиан – все еще девственница. Но что-то в ней все же переменилось.

– Мейбл сказала, что ты хочешь поговорить со мной, – произнесла Элиан радостным тоном.

– Да, хотел, но не просто из желания почесать языком, а исходя из твоих интересов, – сказал он, продолжая размышлять над происшедшей в ней переменой. – С тобой все в порядке? Тебя все еще пугает присутствие хейдоновских людей в Конитропе?

При этих словах Элиан бросила быстрый взгляд через зал, в сторону сэра Джоса. При виде рыцаря ее глаза наполнились светом, а лицо еще больше смягчилось. У Адельма от страха перехватило дыхание. Боже праведный, не сэр Джос преследует Элиан, а она его!

Тут Адельм почувствовал, как, подавляя удивление и природный инстинкт самосохранения, в нем пробиваются в странном сочетании ростки благодарности и гордости. Каким же чистым сердцем обладала его милая сестра! Элиан прониклась симпатией к этому рыцарю, ее нисколько не волновало, что он рожден вне закона.

– Видимо, я напрасно их боялась. Люди Хейдона хорошо себя ведут и держатся дружелюбно. – Она усмехнулась. – Я бы сказала, чересчур дружелюбно. Наша Мейбл положила глаз на одного из солдат.

Изумление Адельма разрасталось. Он был готов поклясться мечом, что, обретя увлечение, его обычно серьезная сестра стала легкомысленной. Он снова метнул взгляд на сэра Джоса.

Рыцарь отошел от круга игроков и, стоя к залу спиной, распаковывал вместе со своим слугой какой-то сверток. Разворот широких плеч бастарда не сообщил Адельму никакой дополнительной информации. С другой стороны, он и так все знал, и рыцарь ничего нового не мог ему поведать. Закончив свои дела, сэр Джос уедет, оставив Элиан с разбитым сердцем.

Адельм стиснул челюсти. Чтоб Рейнеру гнить в аду, если таковой существует, за то, что так обошелся со своими детьми. Беспокоясь о сестре, он снова перевел на нее взгляд. Она достаточно умна, чтобы понимать, что сэру Джосу нечего ей предложить. Мало того, что он враг Рейнера, в этом мире наследство вступало в брак с наследством, невзирая на стремления мужских и женских сердец. Бастард никогда не сделает предложения женщине, у которой нет ничего, кроме имени. Но хватит ли у Элиан мужества признать эту истину?

– А что рыцарь? – вкрадчиво осведомился он. – Он тоже хорошо с тобой обращается?

Девичья мягкость исчезла с лица Элиан, сменившись печалью. Адельм не сдержал вздоха. Он понял, что враг ее отца затронул ее сердце.

Элиан пожала плечами, ничем не выказав своих эмоций.

– Сегодня он спокойнее, чем вчера, – ответила она на удивление спокойно. Только нахмурилась. – Знаешь, он уверен, что лорд его отец узнал одного из грабителей. Можешь себе представить?

У Адельма волосы встали дыбом. Он вспомнил, как на месте схватки маленькая Аделаида выкрикнула его имя. Сэр Джос ошибся. Не лорд Хейдон, а его дочери узнали одного из убийц.

При этой мысли Адельм ощутил за спиной дыхание смерти, жаркое, голодное, страшное. Он, побочный сын простолюдинки, зарезал знатных дворян. Если это раскроется, ему выпустят кишки и четвертуют. При мысли об этом Адельм содрогнулся. Сэр Джос ни при каких обстоятельствах не должен узнать правду, даже если для этого Адельму придется использовать сестру в качестве осведомительницы, как и планировал Рейнер.

Ненавидя себя за это, Адельм решил выяснить, какие еще подробности известны Элиан.

– С чего это взбрело ему в голову?

– Сэр Джос говорит, – продолжила сестра, – что только этим можно объяснить, почему после того, как отряд Хейдона поспешил на помощь торговцу пряностями, злодеи не покинули место схватки, предпочтя понести большие людские потери. Не думаю, что разбойники демонстрировали свою храбрость. Почему они не бежали, увидев, что силы сравнялись? Зачем продолжали драться и терять людей, если не стремились скрыть что-то? Свои личности, например?

– Но кого мог узнать знатный человек из другого графства среди подонков? – рассуждал вслух Адельм, чувствуя, что страх отпустил его. То, что рассказала Элиан, было не более чем предположением, которое мог бы сделать любой разумный человек с военным опытом, проанализировав те немногочисленные факты, которыми располагал. – Видимо, лорд Хейдон каким-то образом перекрыл отряду нападавших путь к отступлению, не оставив им выбора. Поэтому они и дрались до последнего, чтобы вырваться из западни, – продолжал Адельм. – Не забывай, разбойники впервые столкнулись с рыцарем и его хорошо обученными солдатами, а не с простолюдинами, которые обычно сопровождают купцов. Немудрено, что разбойники понесли на этот раз значительные потери.

– Пожалуй, ты прав, – сказала Элиан, и ее лоб разгладился.

Тут она вздрогнула.

– Несчастные малышки. У меня в жилах стынет кровь при мысли, что они испытали, прежде чем Господь смилостивился и забрал к себе их души.

Адельма передернуло. Знал бы он, напав на торговца пряностями, что где-то поблизости скачет отряд лорда Хейдона, который предпримет попытку помочь злосчастному купцу. Если бы дочери Хейдона оставались вдали от места схватки...

Ему хотелось молить Элиан о прощении. Рассказать ей, как он сделал все возможное, чтобы их кончина была быстрой и безболезненной. Он даже закрыл им глаза, чтобы они не видели приближения смертоносных ударов. А потом покачал каждую на руках в стремлении унять их страхи на пороге другой жизни, уготованной для невинных. Но он ни слова не сказал Элиан. Как мог он рассчитывать на ее прощение, если сам не мог себя простить?

– Как решился сэр Джос сделать тебя своей поверенной, после того как объявил всему миру твоего отца своим врагом? – спросил он.

Щеки Элиан залил румянец, и она потупилась.

– Никакая я не поверенная. Просто тоска по отцу вынудила его искать благодарного слушателя. А что касается угроз в адрес моего отца, то я теперь уже не знаю, были ли они настоящими или только отражали глубину его горя. Джос и его отец очень любили друг друга.

Адельм что-то буркнул. Рейнер не мог не уловить настоящей угрозы. Накануне все заметили, что сэр Джос бросал на шерифа Набуэлла полные ненависти взгляды, как раз когда готовили повозку для его благородной госпожи. Сэр Джос не успокоится, пока не отомстит за смерть отца. Элиан же слишком быстро прощала и отличалась излишней доверчивостью.

Сестра посмотрела на него:

– Надеюсь, ты не рассердишься, если я предложу тебе обсудить с сэром Джосом все, что вам обоим известно об этих злодеях. И если ты расскажешь ему все, что знаешь, то поселишь в его душу спокойствие.

Адельм едва не расцеловал Элиан. Он давно искал подходящий повод поговорить на данную тему с сэром Джо-сом. Но хотел успокоить не его душу, а свою собственную. Выпытать у сэра Джоса все сведения, которыми тот располагал или думал, что располагает.

– Вероятно, ты права, – с улыбкой сказал он сестре. – У сэра Джоса есть некоторые оригинальные мысли. Мне бы стоило его послушать. Возможно, он поможет найти ту зацепку, которой нам не хватает, чтобы прижать разбойников к ногтю.

– Поговори с ним прямо сейчас, – промолвила Элиан, с нежностью глядя на брата. – Благодарю тебя за то, что позвал меня.

– Я просто ищу возможность отплатить тебе за твою непрестанную заботу обо мне, – ответил он, и его сердце защемило от теплоты, которую могла пробудить в нем одна только Элиан.

Сестра улыбнулась.

– Останешься на ужин?

Адельм покачал головой. Если он останется в Конитропе, рядом с Элиан, сэр Джос наверняка им заинтересуется. Но в настоящий момент ему следовало избегать чьего бы то ни было пристального внимания.

– Я бы с радостью остался, но твой отец ждет меня сегодня вечером.

Элиан разочарованно вздохнула.

– Как угодно, – ответила она. – Тогда я с тобой прощаюсь. У меня в саду только что рухнула моя любимая беседка.

Адельм отрывисто рассмеялся:

– Немудрено! Странно, что она простояла так долго. Элиан обиженно надула губы.

– Вместо того, чтобы посочувствовать мне, ты смеешься. Ведь я столько сил на это потратила. Клянусь, придется провозиться с ножницами до самого утра.

– Я чуть не забыл. Отец велел тебе завтра утром за час до терции[6] принести ему чистую рубашку и что-нибудь из одежды попроще. Еще ему нужно белье для королевской постели.

По праву шерифа Рейнер спал в единственной опочивальне Набуэллского замка на кровати, которой пользовался король всякий раз, когда навещал этот буколический уголок своего королевства. Однако право шерифа не распространялось на королевские простыни.

Лицо Элиан вспыхнуло от негодования, и она скрестила на груди руки.

– Для этого ему нужна именно я, и доставить все это требуется рано утром? И не в любое время, а именно за час до терции? Что это значит? Почему я не могу прямо сейчас отправить со всем этим барахлом в Набуэлл Ричарда?

Зная, что Рейнер желает выслушать от дочери, чем занимается сэр Джос, для чего и выбрал наиболее спокойный час суток, Адельм ничего не ответил, лишь покачал головой и развел руками.

– Что я могу сказать? Он настоятельно просил. Хочет, чтобы это была ты, а не Ричард, и явилась в назначенный час. Еще он просил напомнить, чтобы ты пришла одна, без сопровождения.

– Сопровождение? – выкрикнула Элиан. От ее мягкости не осталось и следа, лицо посуровело. – Что толку в сопровождении, если родной отец лишил меня будущего? Когда вернешься в Набуэлл, можешь передать отцу, что я приду к нему, когда мне вздумается, а не когда ему хочется. Если его это не устраивает, пусть катится ко всем чертям.

С этими словами Элиан повернулась и направилась к двери. Адельм улыбнулся ей вслед. Рейнер получил то, что заслужил, по крайней мере, от двух своих детей.

Он переключил внимание на сэра Джоса. Бастард Хейдона сбросил охотничий костюм с намерением переодеться и смотрел на Элиан, пока она пересекала зал. Находясь не так уж далеко от такого же незаконнорожденного сына, как и он сам, Адельм без труда распознал огонь страсти, осветивший черты сэра Джоса.

Адельм сжал губы, и его ладонь легла на рукоятку меча. Не мешало бы напомнить, как положено вести себя в присутствии женщин. Но в следующий момент Адельм отпустил рукоятку оружия. Какой смысл отваживать сэра Джоса от Элиан, если он и без того обречен на неудачу? Адельм хорошо знал сестру. Как бы ни влекло Элиан к отпрыску Хейдона, она слишком разумна, чтобы лишиться невинности.

Адельм повеселел. На самом деле жаль, что она никогда на это не отважится. Рейнер получил бы по заслугам, если бы стал дедом незаконнорожденного сына бастарда.

Уверенный, что Элиан ничто не угрожает, Адельм поднялся и двинулся через зал к сэру Джосу. Настало время познакомиться с тем, кому суждено стать его противником, если их драма будет разыграна по наихудшему из сценариев. Адельм окинул его оценивающим взглядом. Хейдонов-ский бастард был выше его на полголовы и имел более развитую мускулатуру. Однако это ничего не значило, если рыцарь не владел столь же искусно мечом, как и его отец.

– Рад встрече, сэр Джос, – произнес Адельм, останавливаясь рядом с рыцарем и его слугой.

Но в этот момент рыцарь натягивал на голову тонкую желтую тунику, окантованную зеленым шнуром, поэтому Перрину пришлось сделать пояснение:

– Это сэр Адельм, сэр Джос. Капитан отряда шерифа доставил меня сюда из Набуэлла.

Сэр Джос высунул голову из прорези. Его лицо омрачила тень напряженности, отсутствовавшая прежде, когда он смотрел вслед Элиан. Он с вызовом вскинул подбородок.

Адельм едва сдержал улыбку. Элиан ошиблась. Жажда возмездия горела в нем сегодня столь же ярким пламенем, как и накануне. Только он не подавал виду.

– Сэр Адельм, – произнес гость Конитропа, приветствуя кивком человека, равного по положению.

Адельм тоже кивнул.

– Насколько я понимаю, состояние леди Хейдон улучшилось. Вы и сейчас планируете оставаться в Конитропе, когда прибыли ваши друзья и она может переехать в монастырь?

– Да. Сударыня мачеха склонна остаться, – ответил рыцарь приторно вежливым тоном.-Госпожа дю Омэ позволила нам не торопиться с отъездом. Разумеется, если ее отец не возражает, – добавил сэр Джос. Судя по тону, он ни секунды не сомневался, что Рейнер ему не откажет, поскольку намерен следить за каждым шагом сэра Джоса. И тут у Адельма возникло безрассудное желание поддразнить его.

– Госпожа дю Омэ мне рассказала о ваших подозрениях насчет разбойников, чем, признаться, удивила меня. Вы предполагаете, что милорд ваш отец узнал кого-то из банды негодяев. Как это возможно, если среди этих отбросов не могло быть никого, достойного даже грязи под сапогами вашего отца?

Во взгляде сэра Джоса не промелькнуло ни разочарования, ни досады, и самонадеянность оставила Адельма. Смерть снова опалила его смердящим дыханием. Сэра Джоса даже не насторожило, что Элиан поделилась этой информацией еще с кем-то. По всей видимости, он рассчитывал, что именно так она и поступит. Это означало, что Адельму неведомы истинные мысли этого человека. Хуже было другое. Рыцарь теперь знал, что, кроме Рейнера, его действиями интересуется еще кто-то.

Сын лорда Хейдона беспечно пожал плечами:

– Мне и самому это представляется не невозможным. И все же что заставило грабителей ввязаться в бой, когда они столкнулись с большим вооруженным отрядом? Логично было бы заключить, что они боялись разоблачения. – После паузы рыцарь вскинул голову. – По-моему, именно вы можете ответить на мой вопрос. Есть ли в этом графстве дворяне, в чьем распоряжении на прошлой неделе находилось больше людей, чем требовалось, а на этой их не хватает?

Адельм испытал немалое облегчение. Он ожидал, что сэр Джос спросит его о численности воинства Рейнера. Так что пока рыцарь взял ложный след. Хорошо. Теперь его, Адельма, задача состоит в том, чтобы не дать рыцарю сойти с ложного следа.

– В этих местах немногие могут позволить себе держать челяди больше, чем нужно. Например, сэр Томас Леарн. В настоящее время он имеет пятерых рыцарей, но трое из них – его родственники. Кровные узы требуют, чтобы он кормил их, если даже они опустошают его кладовые. Никто другой на ум не приходит.

– Речь не о рыцарях, а о солдатах, из которых недосчитались троих, а то и более, – уточнил сэр Джос. – Я ищу человека, в чьем распоряжении находилось восемнадцать, двадцать или двадцать два воина. Думаю, он затруднился бы объяснить, куда подевались десять или восемь человек из его отряда.

Адельм ошеломленно вытаращил глаза, пораженный близостью цифры к реальной. В тот день его отряд насчитывал двадцать два воина, из которых осталось всего десять. Тот факт, что никто до сих пор не заметил их отсутствия, объяснялся суетой, связанной с подготовкой Михайловых сессий Высокого суда. Когда кто-либо справлялся об отсутствующих, говорили, что солдаты колесят по графству, собирая ту или иную информацию.

– Прошу прощения, сэр, – произнес Адельм, покачав головой. – Как я уже говорил, никто больше не приходит мне в голову. Правильно ли я понял из вашего вопроса: вы подозреваете, что в роли предводителя разбойников выступал кто-то из дворянства нашего графства?

Сэр Джос слегка прищурился.

– Я бы сказал, что хочу проверить это подозрение. Адельм пожал плечами, стараясь всеми силами сохранить хладнокровие.

– А я об этом никогда не думал. Но если кто-то из благородных рыцарей или наших баронов и замешан в подобном деле, вряд ли он стал бы демонстрировать всему миру излишек своих людей, тем самым привлекая к себе внимание.

Во взгляде сэра Джоса промелькнула, но тут же исчезла досада.

– Вероятно. Но это, как я уже сказал, всего лишь предположение. Кстати, вас не затруднит передать вашему лорду шерифу, что мои угрозы в его адрес остаются в силе? Сегодня после захода солнца у него останется две недели минус два дня, чтобы доставить мне убийц моего отца. В противном случае расплачиваться придется ему самому.

Сама поза сэра Джоса говорила о том, что либо Рейнер предъявит ему злодеев, либо сэр Джос прольет кровь шерифа. Угроза испугала Адельма, но тут он вспомнил, как сэр Джос смотрел на Элиан, и решил нанести ему, как он полагал, сокрушительный удар.

– Как это понимать? – воскликнул он в притворном гневе. – Неужели вы не откажетесь от угроз отцу госпожи дю Омэ, зная, что смерть шерифа сделает ее сиротой без гроша за душой и надежды на будущее? Чтобы не умереть с голоду, ей придется просить милостыню.

Неожиданное наступление застало сэра Джоса врасплох. Он даже покраснел.

– Судьба госпожи дю Омэ меня не касается.

– Разве? Судя по тому, как вы на нее пялились минуту назад, смею утверждать, что это не так.

– Наконец-то мы добрались до сути, верно? – Сэр Джос понизил голос. – Я нарушил границы и слишком близко подошел к девушке, которую вы приберегали для себя? Если так, не волнуйтесь. У меня нет амбициозных планов насчет нее.

– Нет амбициозных планов? – с презрением переспросил Адельм, намереваясь вывести противника из себя. Он должен найти у рыцаря слабое место. Узнать его истинные мысли. – Но минуту назад я прочел на вашем лице отнюдь не безобидный интерес. Будь я опекуном госпожи дю Омэ, поинтересовался бы вашими намерениями относительно нее. Предупреждаю, держите свои чувства под контролем.

Рыцарь пришел в замешательство. Адельм торжествовал. Наконец-то он нащупал брешь в броне противника. По иронии судьбы тому приглянулась Элиан.

Не дав противнику возможности ответить, Адельм торопливо кивнул и зашагал прочь из зала Конитропа. Но тепло успеха согревало его лишь до момента, когда Уилл, подведя лошадь, протянул ему поводья. Вскочив в седло, Адельм вновь ощутил за спиной дыхание смерти.

А чего он хочет? Ведь руки у него в крови. И чтобы спасти свою шкуру, он решил использовать сестру.

Это было предательством с его стороны. Элиан так любила его, так уважала. Вдруг он подумал о том, что рано или поздно все равно заплатит собственной жизнью за убийство аристократов. Это лишь вопрос времени. Как ни странно, эта мысль успокоила его, принесла облегчение. Он повернул лошадь, в этот момент из амбара вышла Элиан с инструментами для подрезания деревьев и весело помахала ему рукой. Адельм с трудом сдержал вздох. Если бы своей кончиной он мог спасти сестру от ужасного будущего...

Глава 15

Держать чувства под контролем? Слова сэра Адельма, брошенные ему вчера, подняли Джоса с постели, и теперь он осторожно пробирался по залу, погруженному в предрассветную мглу. Он шел босиком, держа обувь в руке, практически раздетый, если не считать рубахи, достигавшей бедер. Остальную одежду он нес, перекинув через плечо. Мучившая его той ночью бессонница и без того потревожила покой многих людей, так что оденется он позже, когда достигнет места, куда направлялся.

У ширмы путь Джосу преградил спящий управляющий Ричард, закутанный в одеяло. Перешагнув через него, Джос свернул за деревянную панель и остановился у двери, собираясь поднять щеколду. Раздался слабый скрип, и дверь отворилась. Джос бросил взгляд на Ричарда, вернее, ту часть его тела, что выступала из-за ширмы. Человек, в чьи обязанности входило охранять господский дом, захрапел и перевернулся на другой бок. Охрана Конитропа оставляла желать лучшего.

Прикрыв за собой дверь, Джос надел обувь и стал спускаться с крыльца. В его ушах все еще звучало предупреждение сэра Адельма. Держать чувства под контролем.

Интересно, что рыцарь имел в виду? Это Элиан в него влюбилась, а не он в нее. Да, но если бы это было так, то слова сэра Адельма не лишили бы его этой ночью сна. Ведь именно бессонница мучила сэра Джоса, вернее, то, что послужило ее причиной.

Очутившись во дворе, он направился в садик Элиан, самый отдаленный уголок имения, где он мог уединиться в этот ночной час. Если бы подоспело время заутрени, церковной службы, начинавшейся на рассвете и знаменовавшей открытие городских ворот, он бы поскакал в Набуэлл, но сейчас Джос даже не мог оседлать лошадь. Уилл и его братья спали в конюшне, хотя им полагалось сторожить своих пасущихся на выгуле четвероногих подопечных. Если Джос потревожит их покой, они, несомненно, поднимут на нога-мать. Проснется Агги – проснется и Элиан, а сейчас ему совсем не хотелось с ней встречаться.

Поразмыслив, Джос тем не менее повернул голову в сторону кухни, где отдыхала Элиан. Он попросил Беатрис позволить Элиан оставаться в доме под их защитой, но мачеха наотрез отказалась впускать дочь своего врага в спальню. Таким образом, Элиан вынуждена была спать с прислугой за пределами дома.

Обычно солдаты и слуги-мужчины из свиты гостей ночевали в дворовых постройках, в то время как дом, запертый на крепкие засовы, оставался в распоряжении женщин. Однако в амбарах и сараях Конитропа не хватило бы места для охраны, сопровождавшей благородную вдову Хейдона. Поэтому жене Ричарда с дочерьми пришлось ночевать на кухне, прихватив с собой и Элиан.

Несмотря на поздний час, кухонная дверь была распахнута. Джос насторожился. Разве могли беззащитные женщины оставить ее открытой? Проходя мимо, он разглядел за дверью тусклые отсветы пламени. Вероятно, этот слабый огонек за хлипкими кухонными стенами создавал женщинам видимость уюта и надежности.

Миновав кухню, Джос обошел стороной грядки с овощами и двинулся через овечий выгон к калитке, ведущей в сад Элиан. Подняв щеколду! он толкнул калитку, ожидая ощутить сопротивление, но та с легкостью распахнулась. Вероятно, накануне вечером Элиан вернулась, чтобы убрать остатки рухнувшей беседки. Воспоминания о поломанных розах вызвали в его памяти ее ладони, прикоснувшиеся к нему в мольбе пощадить ее дорогие растения. Ее прикосновение спровоцировало в нем ощущения, лишенные какой бы то ни было потаенной двусмысленности.

В нем вновь встрепенулось желание. И вспыхнул гнев, вызванный словами Адельма: «Держи чувства под контролем».

Оставив калитку открытой, Джос пересек травяной ковер, отделявший его от скамейки. Бросив одежду на сиденье, он рухнул рядом и скинул обувь, готовясь одеться. Да кто такой этот сэр Адельм, чтобы совать нос в его дела?

Кто-то, кто достаточно близко знал Элиан, чтобы говорить о ней как дядя или брат. Джос прищурился. Не важно, кем считал себя сэр Адельм по отношению к Элиан, он был не прав. Никто ничего не мог прочитать по его лицу. Джос не был влюблен в дочь шерифа. Во всяком случае, до того момента, как этот проклятый рыцарь заронил в его душу зерно сомнения.

Под влиянием слов сэра Адельма Джос всю ночь заново переживал каждую встречу с Элиан. Снова и снова он шел с ней через монастырский двор, радуясь странной близости, когда шагал рядом с ней нога в ногу. Затем он вспомнил Элиан стоящей перед руинами ее беседки с соломенным тюфяком в руках.

Джос закрыл глаза и выдохнул воздух в надежде побороть предвкушение предполагаемого наслаждения. Боже, как хорошо было бы вдвоем на этом матрасе!

В который раз за эту ночь воображение перенесло его в уединенное место на пруду, всколыхнув в памяти незабываемые ощущения. Разрастаясь и ширясь, воспоминания в конце концов заполонили собой все, заставив его возжелать Элиан каждой клеточкой своего существа. Помилуй Господи его душу, но он жаждал снова очутиться с ней в воде и заняться любовью.

Столь велико было желание, что проснулась его плоть. Джос застонал от досады и уставился на свои босые ступни, зарываясь пальцами во влажный дерн. Разве эта реакция не служила доказательством того, что его чувства к Элиан не что иное, как стремление удовлетворить природный инстинкт? Вульгарная похоть. Элиан – дочь его врага. И никаких других чувств он питать к ней не мог, не нарушив данной им клятвы осуществить возмездие.

– Что ты здесь делаешь в этот час?

Тихий голос Элиан заставил Джоса вскинуть голову. В этот миг он предпочел бы встретиться с каким-нибудь мифическим существом, нежели с женщиной из плоти и крови.

– Я видела, как ты проходил мимо кухни. Там было слишком жарко, чтобы закрыть дверь, а Агги наотрез отказалась потушить огонь, – продолжила Элиан и, подавив зевок, направилась к нему. – Что-то случилось? Надеюсь, состояние твоей мачехи не ухудшилось.

Одолеваемый желанием броситься наутек, Джос поднялся со скамьи и ошеломленно уставился на материализовавшуюся из темноты фигуру. Бледное лицо обрамляли черные во мгле ночи распущенные волосы. Придерживаемая на груди рукой шерстяная накидка достигала колен. Ноги были голыми.

Взглянув на ее босые ступни, Джос судорожно сглотнул. В нем с новой силой взыграла похоть. Элиан скорее всего спала нагой. Если судить по обернутой вокруг тела накидке, она последовала за ним, не став тратить время, чтобы одеться. Джос с трудом поборол искушение потянуть за конец одеяла, чтобы самому в этом убедиться.

Да прости его Бог, он умирал от желания овладеть ею. Похоть. Это всего лишь похоть.

– Господи, какой же жесткий на кухне пол! Я то и дело передвигала тюфяк в надежде найти местечко поудобней.

Ее голос затих, она издала нервный смешок и сделала шаг назад.

– Я помешала. Прости. Не стану больше тебе досаждать.

Нет, она не может просто взять и уйти! Джос схватил Элиан за запястья. Твердя себе, что не должен этого делать, он привлек ее к себе и заключил в объятия. Она вздохнула и уперлась ладонями ему в грудь.

Страсть вытеснила все остальные эмоции. Прямо здесь и сейчас. Он овладеет Элиан на росистой траве. И как только удовлетворит свою похоть – освободится от чар, которыми она его околдовала.

От ее тела исходил жар. Густые прохладные волосы, струившиеся по его руке, щекотали кожу. Его пальцы впились в толстую ткань одеяла. Боже, какая же она восхитительно высокая. Ему даже не нужно наклоняться, чтобы поцеловать ее.

Их губы встретились, и по ее телу пробежала дрожь. Ее дрожь отозвалась в нем калейдоскопом ощущений, и Джос закрыл глаза.

Стремясь получить большее, он поднял руку к ее затылку. Запустив пальцы ей в волосы, он заключил ее голову в ладонь, чтобы она не могла прервать их поцелуй, и с Удвоенной страстью прильнул к ее рту. Зачем ему какие-то слова, когда одних его нетерпеливых губ достаточно, чтобы убедить ее отдаться ему?

Как он и молил ее в душе. Элиан расслабилась. Тайный знак готовности сдаться. Его желание растекалось горячей пульсирующей лавой. Он мог поклясться, что даже сквозь ткань рубашки и толщу одеяла чувствует под своей плотью холмик ее женского начала.

Обжигая ее поцелуем, его жадный рот требовал от нее уступки, в которой он нуждался в этот миг больше, чем в воздухе. Ее рука запуталась в его рубашке, когда Элиан попыталась от него слегка отстраниться.

– Джос, – выдохнула Элиан, оторвав от него губы. Ее голос дрогнул, и его имя прозвучало как мольба.

Он издал стон досады, слившийся со стоном сладострастия, в попытке заглушить ее голос. Не важно, что она говорит. Джос знал, что она хочет отдаться ему столь же пылко, как и он. Чтобы он подчинился ее требованию оставить ее в покое, ей придется оттолкнуть его по-настоящему или постараться вырваться из его объятий. Еще один поцелуй – и она позволит ему делать с собой все, что ему заблагорассудится. Так рассуждает любой мужчина, одержимый страстью.

Он снова привлек Элиан к себе и наклонил голову, чтобы дать ей этот поцелуй. Не в силах противиться его ласкам, она готова была уступить, как уже уступила однажды.

Он вспомнил, как накануне вечером в саду они разделили трапезу. Элиан была такой искренней, такой чистой, почти святой. Джос зажмурил глаза. Осквернить ее стало бы для него равносильно осквернению храма. Боже праведный, не похоть он испытывает к ней, не страсть, а нечто совсем другое. Более глубокое и опасное.


Элиан чувствовала на губах тепло его дыхания. Притиснутая к нему, она ждала, когда Джос ее отпустит. Он непременно это сделает. Благородство не позволит ему поступить вопреки ее воле, особенно сейчас, когда согрешить вновь было бы безрассудно и неправедно.

Она должна отстраниться от него. В конце концов, он ей не принадлежит и никогда не будет принадлежать.

Стоило Элиан вспомнить о действительном положении вещей, о чем снова и снова думала она этой ночью, как ее пронзила мучительная боль. Даже если бы Джос любил ее всем сердцем, он не смог бы назвать ее своей. Жениться на бесприданнице означало бы не оправдать отцовских надежд и осквернить сделанный ему отцом дар. Супруга Джоса должна иметь приданое.

Элиан считала минуты, отбиваемые гулкими ударами ее сердца. Джос ее не отпускал. И волна радости захлестнула Элиан.

Надо что-то делать. Повторение грехопадения лишь увеличит ее шансы понести от него дитя.

Рождение незаконного отпрыска Джоса легло бы клеймом пожизненного стыда на нее и его ребенка, даже если бы Джос, подобно своему отцу, признал его своим. Доказательством тому служили муки, терзавшие Адельма. Отец проклял бы ее, а жители Набуэлла назвали шлюхой. Сама мысль предстать перед матерью Гертой в церковном суде и признаться в блуде повергла Элиан в отчаяние.

Все же она не шелохнула и пальцем. Как могла она отвергнуть Джоса, когда, возможно, никогда больше не испытает его ласк? И не имело значения, что ее желание греховно. Она жаждала снова вкусить то, в чем ей отказывали.

В конце концов, она первая начала действовать. Элиан припала к его губам. Джос напряженно замер. Но тут же облегченно вздохнул и расслабился.

Как только руки, обнимавшие ее за талию, обрели силу, он привлек ее к себе и перехватил инициативу поцелуя. Его ласки были такими бурными, что Элиан хотелось и смеяться, и плакать. Она нужна ему.

Сознание, что это, возможно, их последнее свидание, сделало Элиан смелой. Если это в последний раз, то она должна узнать о нем все, что только можно, и испытать сполна наслаждение, которое он способен ей подарить. Она отпустила одеяло, позволив ему упасть на траву к ее стопам, и осталась обнаженной.

Джос благоговейно втянул в себя воздух и отпрянул назад, словно хотел ею налюбоваться. Теперь, стоя перед ним нагая, она снова захотела прильнуть к нему.

Поймав подол его рубахи, Элиан потянула за просторное одеяние. Догадавшись о ее намерениях, Джос тотчас же сбросил его. Под рубахой ничего не оказалось. Элиан, восхищенная, вздохнула. Спаси ее, Господи. Но ей нравилось, как он выглядит на фоне бриллиантовой россыпи звезд в ночном небе. Его могучее, сотканное из одних мускулов тело возбуждало ее.

Джос протянул к ней руки, словно хотел снова заключить в объятия. Но Элиан жестом остановила его.

– Нет, – пробормотала она. – Позволь мне сначала с тобой познакомиться.

– Познакомиться? – едва слышно переспросил он. Элиан не сдержала улыбки, но на ее лице тут же отразилась грусть.

– Очень скоро нам придется расстаться, – промолвила она тихо.

Он печально вздохнул. Сердце Элиан болезненно сжалось, и она положила ладони ему на плечи.

– Я хочу запомнить каждую частичку твоего тела. – Говоря это, она скользила ладонями по его сильным рукам.

От ее ласки у него мурашки побежали по телу. Он поймал ее ладони, поднес к губам и, перецеловав все пальцы, прижал к груди.

Теперь Элиан проняла дрожь. Пожар в ее лоне разгорался все ярче. Словно зачарованная, наблюдала Элиан, как поднимается его плоть. Затем провела пальцем по ней и легонько сжала. Кожа оказалась мягкой как шелк.

У Джоса перехватило дыхание, он вздрогнул, а Элиан ощутила, как у нее в лоне растекается расплавленная лава.

Более восхитительного ощущения она и представить себе не могла. Джос взял в ладони ее груди и провел пальцами по соскам.

Джос хрипло рассмеялся.

– Меня изумляет все, что ты делаешь, – прошептал он.

Элиан ушам своим не верила. Как может она его изумлять, если ничего в жизни не знала, кроме изнурительного труда?

– Во мне нет ничего необычного, – промолвила она.

– Ошибаешься, Элиан, – возразил он и прошептал: – Дотронься до меня еще раз.

Элиан обхватила ладонями его плоть, а он пощекотал розовые пики полушарий ее груди. Ощущение было столь острым, что Элиан выгнула спину, подставив ему бедра, и прижалась к его груди.

С глухим стоном он обнял ее и привлек к себе. Тела их слились.

Его пальцы скользнули по ее животу вниз. Волна наслаждения захватила ее, и она опомнилась, лишь когда ощутила спиной влажную прохладу травы. Джос навис над ней, обхватив губами ее сосок, и с тихим стоном опустился на нее. Его плоть скользнула в расселину ее уже раскрытых бедер, а губы припали к ее губам.

Элиан раздвинула ноги, и Джос вошел в нее. На этот раз она не почувствовала боли, лишь благословенную полноту лона.

Дразня ее поцелуями, Джос слегка пошевелился и вошел глубже.

– Еще, – взмолилась Элиан. – Не останавливайся. Он рассмеялся и коснулся губами ее уха.

– С величайшим удовольствием, – прошептал он, проникая все глубже и глубже в ее горячее лоно.

Охваченная страстью, Элиан приподняла бедра, задыхаясь от наслаждения.

Джос яростно овладел ею, однако Элиан жаждала большего.

Она обхватила его ногами и прижала к себе. Движения его стали еще более стремительными. В какой-то момент Элиан показалось, что небо над ней взорвалось, а Джос несся все быстрее и быстрее, увлекая ее за собой на вершину блаженства, в восхитительный сказочный мир.

Наконец Джос скатился с нее, поймал в ладони ее лицо и покрыл поцелуями.

– Лиан, – выдохнул он у ее губ, – моя удивительная, чудная Лиан.

Она положила голову ему на плечо и услышала биение его сердца.

– Хотелось бы мне быть твоей, – прошептала Элиан. Джос повернулся на бок, чтобы они могли смотреть друг на друга. Положив голову ему на руку, Элиан заглянула ему в лицо. Восточная часть небосклона посветлела, занимался рассвет. На лице снова отразилась печаль. Взор затуманился.

– Обними меня, – попросил он. – Я хочу почувствовать, как бьется твое сердце.

Элиан не могла не думать о том, что разлука их неизбежна. И каждое прикосновение, каждая ласка делают ее лишь более мучительной. Элиан обняла его, крепко прижала к себе и так лежала, пока не забылась сном.

Глава 16

Рассвет окрасил горизонт за спинами Джоса и Перрина розовыми с золотом всполохами, когда они подъехали к стенам Набуэлла.

Даже в этот ранний час они были не первыми, кто достиг восточного входа в город. У массивных городских ворот уже собралась в ожидании группа крестьян в одежде из яркой домотканой материи. Сгорбленная старушка держала на спине вязанку хвороста. Стоявший рядом мужчина – мешок, судя по исходившему из него запаху, с сыром, который он принес в город. Второй мужчина привез полную повозку пшеницы.

Натянув поводья, Джос остановился и посмотрел на слугу. Перрин ответил ему вопросительным взглядом. На его лице отражалось смятение. Поймав взгляд хозяина, Перрин потупился, уставившись на гриву своего коня.

Сам Джос испытывал странное смешение чувств: беспокойство, разочарование и какую-то неизъяснимую радость. Вот какую цену пришлось ему заплатить за желание опровергнуть справедливые слова сэра Адельма.

Вчера вечером Джос со всей яростью, на какую был способен, описывал Перрину бестолковые и подлые действия шерифа. В то же время он подтвердил свои намерения лишить жизни дю Омэ. И когда, проснувшись поутру, Перрин отправился на поиски хозяина, то нашел его в объятиях дочери дю Омэ в саду шерифа. Хорошо, что Элиан спала, не подозревая, что их обнаружили.

Накрыв ее одеялом, Джос, уходя, молил Господа, чтобы никто из челяди их не заметил. Она не заслужила позора, которым ее заклеймят.

То, что произошло между ними в пруду, было стечением обстоятельств, случайной встречей, и только. Но случившееся прошлой ночью имело куда более серьезное значение. Вместо того чтобы выбросить Элиан из головы, Джос не переставал думать о ней, мечтая о новой встрече.

Тот факт, что он продолжал томиться по Элиан, удивлял и пугал Джоса. Вот что бывает, когда теряешь над собой контроль. Трудно себе представить что-либо более нелепое, чем любовь к дочери врага.

Он частенько играл с женщинами в любовные игры. Развлекался с горничными, богатыми вдовами и замужними матронами. Но ни одной из них не отдал хотя бы частицу души. И никогда не пролил в нее семя.

Он вспомнил, как отец предупреждал его не делать этого. Не поступать безответственно.

А что сделал Джос? За короткий срок дважды посеял свое семя в грунт, не принадлежавший ему. Что будет, если оно даст всходы?

Поглощенный этими мыслями, Джос не мигая смотрел на городские стены. Небо над городом было затянуто дымом от угля или дров, которыми топили очаги на многочисленных кухнях. Дым собирался в клубы, образуя коричневые тучи. К его едкому запаху примешивался другой, более привлекательный, исходивший от готовившихся в этот утренний час блюд. Из-за стен доносился крик петухов, встречавших рассвет, он звучал так же надменно, как в любом уголке земли. Неподалеку от водопоя, покрытого пеной грязи, сквозь речные ворота с журчанием пробивалась река, служившая горожанам источником воды и одновременно сточной канавой. На ее поверхности играли блики восходящего солнца.

Тишину утра нарушил колокольный перезвон – все пять церквей Набуэлла оповестили жителей о начале заутрени.

Стражи у ворот зашевелились. Ритмичной песней отмеряя свои шаги, они взялись за веревки и подняли массивный засов, запиравший ворота. Как только он вышел из скоб, ворота пришли в движение и со скрипом отворились.

Не дожидаясь, когда створки распахнутся настежь и остановятся у сторожевых башен, крестьяне хлынули в город. Прежде чем Джос и Перрин успели подстегнуть лошадей, простолюдины, хорошо известные городским стражникам, уже растекались по улицам Набуэлла. Достигнув ворот, Джос натянул поводья, полагая, что его попросят остановиться и поинтересуются о цели прибытия. Но страж у ворот приветливо махнул ему рукой:

– Доброе утро, сэр.

Подивившись, что его уже знают, хотя прошло всего несколько дней, Джос, не мешкая, въехал в город. Ярдов через десять улица, по которой он ехал, раздваивалась, и Джос не знал, куда направиться дальше, так как забыл справиться у Перрина, где остановились его друзья.

Пришпорив своего скакуна, Перрин подъехал к хозяину.

– Нам нужен дом Альфреда, золотых дел мастера. Сюда, сэр.

Джос этим утром намеревался встретиться не только с друзьями, но и с дю Омэ, чтобы освежить в памяти последнего свои угрозы. Сделать это он собирался, чтобы убедить себя, что, несмотря на растущую привязанность к Элиан, он не забыл о клятве отомстить за отца. К тому же он полагал, что чем чаще будет напоминать шерифу о своих намерениях, тем сильнее тот будет нервничать, возможно, допустит ошибку и выдаст себя.

Дом, у которого Перрин остановился, был таким же узким, как и соседние, но выше, в три этажа. Крытые дорогим шифером из сланца, верхние этажи выступали над переулком, так что высокому человеку приходилось переходить на противоположную сторону улицы, чтобы пройти.

Предупрежденный об утреннем прибытии Джоса, Альфред, золотых дел мастер, наблюдал за улицей, сидя на первом этаже магазина. Окно мастерской уже было открыто, хотя пройдут часы, прежде чем раздастся стук инструментов его подмастерьев и других ремесленников. Джос узнал ювелира, которого видел вчера на встрече с членами городского совета. Заметив гостя, Альфред с улыбкой поднялся.

– Сэр, надеюсь, сегодняшнее утро застало вас в полном здравии. Рад приветствовать вас в своем доме, – вежливо произнес ювелир, когда Джос спешился. – Ваши благородные друзья ждут вас в моем зале. Комната находится как раз над нами. Подняться туда можно по лестнице за той дверью. – Ювелир указал на вход, располагавшийся в той же стене, что и витрина. – Моя дочь с радостью обслужит вас, когда пожелаете откушать.

– Вы слишком добры, мастер ювелир. – Джос с трудом поклонился. Он был в полном изнеможении, чтобы соблюдать церемонии.

Поручив лошадей заботам Перрина, Джос вошел в дом ювелира. Как Альфред и сказал, сразу за дверью начиналась крутая винтовая лестница, которая вела на второй этаж. Снаружи ее не было видно. Альфред смотрел вслед Джо-су, пока тот не поднялся на второй этаж.

Джос вошел в зал, оказавшийся настоящей палатой. Помещения верхних этажей выступали не только над улицей, но и над двором, занимая пространство, едва ли не в три раза превышавшее рабочую площадь первого уровня. Здесь стены были выкрашены в ярко-голубой цвет и украшены красным крестом. В стене, выходившей на улицу, тянулся ряд окон с распахнутыми ставнями.

У дверей с кувшином в руках стояла пухлая темноволосая девушка, хозяйская дочь. Ворот ее верхнего одеяния синего цвета был оторочен дорогим мехом, а зеленое платье поблескивало золотыми нитями. Видимо, для встречи гостей она выбрала свой лучший наряд, надеясь обратить на себя внимание одного из джентльменов.

– Джос! – услышал он радостный возглас Рейфа Годсола.

Взгляд Джоса остановился на высоком столе в дальнем конце зала, за которым сидели пятеро молодых людей. Как и в первый раз, когда Перрин сообщил ему имена приехавших, Джоса омыла теплая волна благодарности. Здесь собралась его вторая семья, братья не по крови, но по воспитанию. Они все вместе росли при дворе короля Джона. Во имя любви к нему примчались сюда, бросив свои дела и обязанности.

Со скамьи во главе стола поднялся Рейф, ближайший друг Джоса, облаченный в кожаные латы поверх коричневой туники, в голубом берете, из-под которого выбивались черные курчавые волосы. На его красивом лице лежала печать озабоченности. Рядом с Рейфом сидел Стивен де Сен-Валери, с густой копной каштановых волос, младший сын графа. На его доспехах из прекрасной кожи, надетых поверх синей с красным туники, красовался тисненый фамильный герб отца. Против обыкновения он был невесел.

Возле темноволосого де Эйнкорта, облаченного в изысканную красную тунику, сидел Саймон де Кенифер, затянутый в дубленую кожу такого же бледно-коричневого оттенка, что и его волосы. Грубый шрам на щеке Хью, служивший напоминанием об их уэльских битвах, придавал его строгим чертам щегольской вид.

На противоположном конце стола восседал Алан Фицосберт в бледно-серой тунике, в тон его глазам. Пригожий лицом, светловолосый, он стал любимчиком дам, мечтавших о благородной рыцарской любви. Но по иронии судьбы обладавший слишком высокими моральными принципами, Алан снискал в кругу легкомысленных друзей прозвище Святоша.

Рейф устремился навстречу Джосу и обнял его. Другой на его месте забросал бы Джоса вопросами о нынешнем состоянии дел. Только не Рейф.

– Ты печален, мой друг, как самочувствие? – спросил он ласково.

– Хорошо, насколько это возможно после проводов в последний путь отца и двух сестер, – ответил Джос. Голос его дрогнул.

– Как? Кларис и Аделаида тоже погибли? – воскликнул Рейф ошеломленно.

– От рук той же банды злодеев, – пояснила дочь Альфреда. – Разбойники перерезали благородным маленьким барышням горло и бросили умирать. Папа говорит, что этого и следовало ожидать, когда шериф болван и к тому же ленив. Рейнер дю Омэ занят лишь опустошением кошельков работающего люда, только бы насытить нашего алчного короля.

Джос резко повернулся к девушке. Не в силах от утомления контролировать эмоции, которых к тому же не понимал, он позволил наболевшему прорваться наружу.

– Как вы смеете низводить смерть моего отца до уровня сетований на нашего короля! – прорычал он.

Девушка побледнела. Кувшин выскользнул из рук и разбился вдребезги. Разбавленное водой вино забрызгало дорогую вышивку ее подола. Из глаз ее хлынули слезы, губы задрожали, и она отшатнулась от Джоса.

С лестницы донеслись шаги, и на площадку поднялся Альфред. Он смотрел на Джоса округлившимися от гнева глазами. Только тут Джос ощутил на руке ладонь Рейфа. Его друг пытался помешать ему выдернуть из ножен меч. Сам Джос даже не осознал, что хотел пустить в ход оружие.

Джос растерянно вернул клинок на место, сожалея о случившемся. Да не оставит его Господь своей милостью. В последние дни Джос чувствовал себя судном в штормовом море. Он совершенно не владел собой.

– Простите, мастер, – выдавил из себя Джос. Его голос прозвучал спокойно, а извинение – искренне. – От горя я совсем потерял голову. Я не хотел оскорбить ни вас, ни вашу дочь. Может, мне лучше покинуть ваш дом?

Альфред, видимо, расслабился и слегка поклонился, дав понять Джосу, что сочувствует ему.

– В вашем положении, сэр, любой бы человек так себя чувствовал. Оставайтесь, если вам угодно. Айва, ступай к матери, дай джентльменам возможность поговорить, – велел он дочери, намекнув на то, что ей не избежать нравоучений о неподобающем поведении.

Девушка поспешила уйти.

– Позовете ее, когда захотите приступить к завтраку, господа, – промолвил ювелир. Притворив за собой дверь, он спустился в магазин.

К этому моменту все друзья Джоса поднялись из-за стола. Оливковый цвет кожи Хью стал еще бледнее. Саймон и Алан склонили головы, словно в молитве. Стивен перекрестился.

Глаза Рейфа сверкали гневом, когда он произнес:

– Леди Кларис и Аделаида совсем дети! Каким нужно быть подонком, чтобы покуситься на жизнь младенцев? – спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Уму непостижимо, – отозвался Стивен. Его лицо выражало печаль и недоумение. – Мы слышали только то, что рассказал человек, приехавший за тобой в Гливеринг. Что произошла вооруженная стычка и что твой отец погиб.

– Леди Беатрис, должно быть, сама не своя от горя, – мягко предположил Хью. – Она ведь души не чаяла в дочерях.

– Ты и представить себе не можешь, – промолвил Джос со вздохом. – Горе едва не убило ее, а я ничем не мог ей помочь.

– Проходи, присаживайся и поведай нам обо всем по порядку, – попросил Рейф, обняв друга за плечи. – А когда облегчишь душу, скажешь, чем мы можем быть тебе полезны.

Пока Джос и Рейф пересекали комнату, Алан наблюдал за опечаленным другом с другого конца стола.

– Ты говоришь, миледи мачехе совсем худо, а посмотри на себя! Ты в полном изнеможении!

Джос испустил хриплый смешок, окрашенный горечью. Если он и изнемог, то только потому, что провел прошлую ночь с дочерью своего врага, упиваясь страстью.

– С каждым днем мне становится все лучше, потому что каждый рассвет приближает меня к разгадке тайны, окутывающей смерть моих близких, и к осуществлению мести.

– О какой тайне ты толкуешь? – удивился Рейф. – Что тебе известно?

– Что ж, слушайте, я напомню вам, как это графство много лет подряд подвергалось разбойным нападениям, – начал Джос, сев на край скамьи, где раньше сидел Алан, и окинув взглядом приятелей.

Алан устроился рядом, в то время как Рейф остался стоять. Остальные трое тоже стояли, только подвинулись ближе к Джосу.

– Когда мой отец и сестры ехали по своим делам, то стали невольными свидетелями нападения банды грабителей на торговца пряностями. Эти разбойники не только превосходили численностью объединенные силы охраны моего отца и коммерсанта, но и, оказалось, столь искусно владели мечами, что одолели искушенного в боях рыцаря и его воинов. Покончив с отцом, подонки расправились и с моими сестрами. Дочь ювелира уже описала вам жуткие подробности.

Послышались гневные восклицания, только Алан тихо покачал головой:

– Чтобы обычные грабители были столь искусными в ведении боя? Отлично подготовленные воины не стали бы промышлять разбоем, во всяком случае сейчас, когда север Англии вооружается, чтобы поднять восстание. – Вечно непокорные вельможи, владевшие северными землями, только и говорили о смещении Джона, собиравшегося ужесточить свою власть и, что более важно, собирать значительную мзду с удаленных графств.

Джос бросил на своего соседа косой взгляд.

– Все это покажется еще более странным, Святоша, когда я сообщу тебе, что отцовское оружие и доспехи остались нетронутыми. Даже печатку с его пальца не сняли. – Джос сжал левый кулак, пока не почувствовал металл отцовского кольца. – То же касается его кошелька и набитых до отказа кошельков его солдат.

Изумленный Хью опустился на скамью, недоуменно хмуря брови.

– Концы с концами явно не сходятся. Выходит, злодеи совершили свое черное дело не ради грабежа?

– А что, если это были сбившиеся с пути истинного рыцари, до конца не утратившие честь? – предположил Саймон. – Они не собирались убивать твоего отца, но он вынудил их, придя на помощь купцу, на которого они напали.

Джос кивнул.

– Я тоже так думаю. Однако если эти ваши сбившиеся с пути истинного рыцари сохранили хоть каплю чести, то скорее всего состоят на службе при каком-то большом доме, как говорит Святоша. Да и где они могут скрываться? В этом графстве нет отсутствующих на карте лесов с укромными чащами, где можно было бы спрятаться. У рыцарей есть лошади, которых надо кормить, и оружие, за которым нужно ухаживать. Однако за семь лет, в течение которых Рейнер дю Омэ занимается розыском этих людей, ему так и не удалось прижать их к ногтю.

Стивен подался вперед, упершись кулаками в стол.

– Вот тебе и ответ. Вся страна знает, что дю Омэ не в состоянии отыскать в чулане собственную задницу. Одного не пойму. Почему его величество до сих пор держит этого бездельника на шерифской должности.

– Какое дело королю до личных качеств дю Омэ? – усмехнулся Алан. – Когда все, что интересует нашего владыку, заключается в поборах, взимаемых с графства, да в своевременном погашении шерифом своих долгов. И уж поверьте мне, что с этим дю Омэ справляется превосходно.

Не ожидая услышать от друга о долгах шерифа, Джос повернулся к Алану.

– А что тебе известно, Святоша, о финансовом состоянии дел дю Омэ или о его доходах, получаемых с графства? – поинтересовался он.

– Мне? – Алан покачал головой. – Ничего, кроме того, что мой кузен и его коллеги-клерки каждый год затевают спор, как долго будет дю Омэ стонать и жаловаться, прежде чем осуществить очередной платеж. – Родственник Алана служил в королевском казначействе. – В любом случае это не больше, чем спектакль, – добавил он, пожимая плечами. – А тебе что за дело?

– Меня волнуют его долги. – Джос нахмурился. Ему не давала покоя мысль, что в действительности шериф был не так уж беден, как прикидывался. Решив высказать вслух все, что думает, Джос втайне надеялся, что ему волшебным образом откроется истина. – Для своего высокого положения он кажется неправдоподобно нищим. Если покупка места шерифа была ему не по средствам, тогда не понятно, зачем он вообще на него потратился? Что могло повергнуть его в такую бедность? Кто станет сохранять за собой должность, если расходы на нее превышают прибыль?

Ответа не последовало. Джос вздохнул. Ему ничего другого не оставалось, как поделиться с друзьями своим предположением.

– В связи с этим у меня возникает вопрос: как далеко способен зайти человек, чтобы освободиться от подобного бремени? – Кинув пробный камень, Джос приготовился сообщить друзьям о подозрении, что отец Элиан вовсе не занимался поиском грабителей, а скорее прикрывал их бесчинства за определенную мзду.

Сидевший напротив Рейф затаил дыхание. На его лице появилось испуганное выражение.

– Но ты ведь не думаешь, что шериф занимается разбоем.

Джос открыл было рот, чтобы возразить, но слова застряли в горле. Его вдруг осенило.

– Боже, Рейф, ты просто умница! – воскликнул он и обвел всех взглядом. – Позвольте вас спросить, где лучше всего укрыть хорошо подготовленную банду головорезов, как не в замке, кишащем великолепно обученными сол-1 датами?

В то время как Саймон, Стивен и Хью покачали головами, Алан раздраженно фыркнул:

– Что ж, нет ничего нового в том, что шерифы наживаются за счет своих людей и даже не стараются скрыть это.

– Тут ничего не возразишь, – согласился Рейф, криво усмехнувшись.

Джос повернулся к Алану:

– Святоша, могу я попросить тебя об одолжении?

– Проси, я сделаю все, что смогу, – не задумываясь, ответил друг.

– Я хочу знать все о финансовом состоянии дел дю Омэ. Если он и есть вор, то использовал ли нелегальные доходы, чтобы рассчитаться с долгами? Твой родственник должен знать, изменились ли платежи шерифа за последние годы. Сможешь ли ты встретиться с ним и вернуться ко мне в течение десяти дней?

Алан радостно улыбнулся, и его серые глаза оживились в предвкушении испытания.

– Если не смогу, значит, моя лошадь не стоит овса, который я ей скармливаю. Но почему десять дней?

Джос ответил ему невеселой улыбкой:

– Потому что я предупредил шерифа, что, если он не представит мне убийц для свершения правосудия, нам придется скрестить с ним мечи, и тогда я пролью его кровь.

– Ты сошел с ума! – воскликнул Хью. – Если ты убьешь королевского слугу, наш Джон потребует твоей смерти. И если тебя не вздернут на виселице, то наверняка изгонят из королевства.

– У меня нет выбора, – выпалил Джос. – Я не позволю убийце отца разгуливать безнаказанным.

Воцарилась тишина.

– Меня не переубедить, – предупредил он, чувствуя, как жажда возмездия овладевает им с новой силой.

– Хорошо, если мы хотим, чтобы ты после этого остался в живых, то должны во что бы то ни стало найти способ доказать причастность дю Омэ к смерти твоего отца, – промолвил Рейф. – Никто не посмеет отказать тебе в праве покарать шерифа, если обнаружится, что он предводитель разбойной банды.

Джосу совсем не хотелось умирать.

– Да, если я докажу Джону, что его шериф убил пэра, никто не откажет мне в праве сразиться с убийцей в поединке, – заявил он.

Стивен покачал головой.

– Вряд ли это дю Омэ, – возразил он. – Вы видели его при дворе. За его хвастливостью и пустословием скрывается малодушие. Он просто-напросто трус.

– Если только не притворяется таковым, чтобы скрыть свою истинную сущность, – вставил Саймон с задумчивым видом.

Слова Саймона подтвердили подозрение Джоса. Человек, способный обирать свой народ, используя свое положение, лишен чести и совести.

А дочь была на редкость честной и справедливой. Сам же Джос, замышляя убить ее отца, занимался с Элиан любовью. Усилием воли он прогнал эту мысль и продолжал:

– Видимо, отец узнал кого-то из банды. Поэтому злодеи сражались до последнего, в то время как при других обстоятельствах отступили бы, предвидя потери. И заплатили за это непомерно высокую цену. Отец успел уничтожить добрую половину отряда, прежде чем с ним расправились.

– Но если бы убитые относились к шерифской рати, разве коронер их не опознал бы? – справился Алан.

– Никого не осталось, огонь сделал свою работу, – пояснил Джос, вскинув брови.

Стивен затаил дыхание.

– Господи Иисусе! Я теперь вспомнил, а ты, Хью? Кто нам сказал, что злодеи сжигают собственных мертвецов?

– Я запамятовал, – пробормотал Хью, потрясенный самой мыслью о подобном святотатстве. Саймон поджал губы, а Рейф слегка побледнел.

– Да смилуется Господь над их душами, – пробормотал Алан и перекрестился.

– И по этой причине твоих милых сестричек лишили жизни, – произнес Саймон с грустью. – Они жили в монастыре, рядом с замком, и, несомненно, знали этих людей в лицо.

Джосу не приходило в голову, что его сестры тоже могли знать напавших. Их убили люди, которым они доверяли, это было еще более чудовищно. Жажда мести вспыхнула в Джосе с новой силой, поглотив губительную нежность к Элиан.

Сжав кулаки, он подался вперед.

– Думаю, следует пойти в замок и пересчитать солдат. Если дюжины не хватает, я потребую у дю Омэ представить их мне немедленно под угрозой вырезать у него из груди сердце, – прорычал он.

– Виновный или невинный, он не может в это время года отчитаться по своим людям, – возразил Рейф. – Накануне Михайловых сессий Высокого суда люди в замке постоянно снуют туда и обратно, как муравьи в муравейнике. Лучше потребовать отчет у дю Омэ, когда он вернется после завершения судебных разбирательств.

Слишком долго! Его клятва осуществить месть не отпустит его из тисков эмоционального чистилища, пока он не прольет кровь и не освободит себя. Ждать хотя бы на минуту дольше установленного им самим двухнедельного срока выше его сил.

– Я пока не верю, что дю Омэ причастен к убийству, – произнес Стивен, опустившись на скамью. – Поверю лишь в том случае, если кто-то поклянется, что видел его в районе схватки, или ты сумеешь представить доказательства его связи с убитыми купцами.

В Джосе вновь пробудилось желание остаться в живых и после акта возмездия. Стивен требовал от него таких же доказательств, какие потребуют король и суд. И он должен их представить, чего бы это ему ни стоило.

– Тогда я должен найти способ убедить тебя в этом. Перво-наперво мне следует немедленно отправиться на то место, где происходил последний бой отца, и поговорить с обитателями окрестностей. Путь неблизкий, поле боя лежит почти в полном дне пути от Набуэлла. – Джос посмотрел на друга. – Рейф, отправишься ли ты вместе со мной?

– Непременно, и ты это знаешь, – ответил Рейф с мимолетной улыбкой и задумчиво прищурил глаза. – Необходимо также проследить путь купца, посетив последний рынок, откуда он выехал. Возможно, кто-то видел что-либо важное, или у купца было с собой нечто примечательное, что мы могли бы узнать, появись это «нечто» в продаже на одном из рынков графства.

Тут Джос вспомнил роскошную кровать шерифа.

– Пресвятая Матерь! – воскликнул он. – Рейф прав. Мы должны составить подробный список того, что было украдено во время этих разбойных нападений, и проверить, есть ли что из перечисленного в домашнем обиходе шерифа.

– Но для этого нам понадобится проникнуть в его дом и осмотреть его имущество, – заметил Хью.

Джос сдержанно улыбнулся:

– В настоящий момент мы с леди Беатрис живем у него в доме.

Друзья Джоса ушам своим не поверили.

– Ты остановился в доме человека, с которым поклялся скрестить мечи?! – вскричал Рейф.

– Да, по его личному приглашению. Точнее, по его настоянию. И я хочу выяснить, что движет шерифом. Сожаление ли по поводу своей безответственности, послужившей причиной трагедии, или желание держать потенциального противника под надзором? – Он взглянул на Саймона и Хью. – Коронер даст мне имена и названия городов, где проживали купцы, подвергшиеся в последние годы грабежам. Когда я получу эти сведения, не сможете ли вы оба отправиться в ближайшее место, чтобы составить список похищенного?

Друзья кивком выразили согласие.

– Но скажи мне, – попросил Саймон, сгорая от любопытства, – что особенного ты видел в доме шерифа?

Джос торжествующе улыбнулся:

– Кровать, достойную самого короля. – Он взглянул на Алана. – Будешь находиться при дворе, Святоша, спроси кузена, не припомнит ли он, было ли года четыре назад оставлено завещание, в котором дю Омэ значился наследником. Управляющий шерифа и его дочь утверждают, что он унаследовал кровать от одного дальнего родственника.

Алан кивнул.

– Стивен, у меня есть задание и для тебя, если ты не против отправиться со Святошей ко двору.

Стивен весело улыбнулся, но тут же притворно поморщился:

– Просишь о невозможном. Ты же знаешь, какой из него компаньон.

Уголки рта Алана чуть дрогнули.

– Как и из тебя, дурачина. Ты только и умеешь, что бесконечно сыпать остротами да волочиться за каждой юбкой.

– Но что за жизнь без бабенки да без шутки? На что еще я гожусь? – возразил Стивен. – В этом и состоит смысл существования младшего сына – заставить отца сожалеть о его рождении.

Все развеселились. Даже Джос не сдержал улыбки.

– Так, какое у тебя ко мне поручение при дворе? – осведомился Стивен.

– Стань вместе с управляющим Хейдона моим представителем. Мартин в настоящий момент ищет преданных моему отцу вельмож в надежде заручиться их поддержкой, чтобы заставить нашего дорогого монарха согласиться с последней волей моего отца, изложенной на бумаге. Я очень рассчитываю на твое непревзойденное красноречие.

– И что я должен сказать благородным пэрам? – спросил Стивен уже серьезно.

– Постарайся убедить всех, что я – слуга нашего короля. Скажи, что бы ни случилось, какая бы ни нависла опасность, я буду выступать на стороне своего суверена. Но только в том случае, если наш венценосный господин почтит волю моего отца и сделает меня опекуном мачехи и младших сестер. – Произнести эти слова Джоса заставила вновь забрезжившая на горизонте надежда остаться в живых после смерти шерифа.

Друзья затаили дыхание. Уверенный, что король никогда не уважит волю Болдуина, Джос продолжил:

– Еще намекни, что если наш милостивый государь откажет мне и заберет половину Хейдона, я, возможно, присоединюсь к повстанцам. Правда-правда. С горя увлеку за собой своего вновь испеченного зятя, прихватив также половину всего богатства Хейдона и всю его армию.

– Отлично! – присвистнул Стивен, в то время как остальные выразили уверенность, что подобная угроза, несомненно, позволит Джосу получить то, о чем он просит.

Их уверенность немного утешила Джоса.

– Боже правый, не знаю, что бы я без вас делал. А не забыл ли я вам сказать, как рад видеть ваши родные лица?

– Так же, как и мы твое, – ответил Алан, хлопнув Джоса по спине. – А сейчас, Стивен, ступай вниз очаровывать дочку ювелира, чтобы мы могли наконец позавтракать и тронуться в путь, дабы исполнить поручения Джоса.

Глава 17

Тощий, совсем скелет, с перекошенными плечами, Томас Атгейт, привратник, охранявший двери королевского замка Набуэлла, встретил Элиан широкой улыбкой.

– Как отрадно видеть вас, госпожа.

– Спасибо, Томас, – ответила Элиан. Пригладив свободной рукой свой головной убор, состоявший из скромного полотняного шарфа, удерживаемого на месте кольцом из сплетенной в косу ткани, она присела в чопорном книксене.

Подол юбки ее лучшего зеленого платья, надетого поверх изысканного белого, подмел при этом площадку у входа.

От этого движения вьюк, переброшенный через ее плечо, сместился. Элиан резко выпрямилась, чтобы удержать поклажу на месте.

– Что привело вас к нам в обличье благородной дамы, но с узлом уличной торговки на спине?

– Раз ты спрашиваешь об этом, Томас, значит, голова у тебя стала совсем дырявой, – пошутила Элиан. – Что может привести меня к этой продуваемой всеми ветрами груде камней, кроме моего отца и взваленных на меня дел? Сегодня ему понадобились постельное белье и чистая туника, – пояснила она, снимая импровизированную сумку с плеча. В узле из простыни она несла свернутую одежду отца и постельное белье. – Что касается моего наряда, – Элиан взглянула на него лукаво, – разве я уже не шокировала этот город, когда два дня назад неслась по базарной площади в своем домашнем платье? Я подумала, что должна исправить ошибку и хотя бы раз появиться на людях, как и подобает дочери шерифа.

Томас рассмеялся:

– Вот и славно, госпожа. Пусть кумушки гадают, отчего она вчера – неряха, а сегодня – благородная дама.

Шаловливая улыбка, которой она одарила привратника, исчезла с ее губ, как только Элиан переступила порог зала замка. Для парадного вида у нее имелась куда более веская причина, чем умиротворение городских сплетниц. После встречи с отцом она собиралась нанести визит настоятельнице Герте.

Элиан молила Бога, чтобы святая мать согласилась ее принять. Нет, она молила Бога, чтобы другие монахини смогли убедить настоятельницу аннулировать запрет, наложенный на дю Омэ, и взять ее в монастырь хотя бы в качестве послушницы. Проснувшись в саду с воспоминаниями об объятиях Джоса, Элиан поняла, что нуждается в защите монастырских стен и чем быстрее, тем лучше. Нет, она нуждалась в божественном вмешательстве, в ангеле с разящим мечом, который спас бы ее от Джоса. Испытав прошлой ночью ни с чем не сравнимое удовольствие, она была уверена, что вновь согрешит с ним при первой же возможности.

Как всегда, в это время года в зале было многолюдно и шумно. А как же иначе, если столько народа собралось в надежде увидеться с ее отцом? Проталкиваясь между группами людей, Элиан добралась до кабинета отца. Перед закрытыми дверьми комнаты стоял сэр Гилберт, всем видом показывая, что ни один человек не потревожит сегодня утром покоя его господина. Тем лучше для нее. Она не имела ни малейшего желания встречаться с отцом, тем более сегодня. Ей не сносить головы, если ушей отца достигнет хотя бы намек на то, что произошло между ней и Джосом. С тех пор, как Пиппа и Агги обнаружили ее в садике, миновал час, но Элиан все еще бросала в дрожь мысль, что было бы, если бы Джос к этому моменту еще не ушел.

– Госпожа дю Омэ, – лаконично поздоровался с Элиан сэр Гилберт. Он не испытывал к ней симпатии. Ниже ее на целую голову, рыцарь терпеть не мог смотреть на нее снизу вверх.

– Вот. – Элиан сунула ему свою ношу. – Отец просил принести это. Можете сами ему передать, как только у него выдастся свободная минутка.

Сэр Гилберт оттолкнул от себя узел с бельем.

– Нет уж, увольте. Он давно ждет вас и уже теряет терпение. Вам надлежало явиться на рассвете.

– Сэр Адельм просил меня прийти за час до терции, – огрызнулась Элиан, не питавшая к помощнику шерифа теплых чувств.

Гилберт скривил губы.

– Вот что получается, когда наш лорд шериф, вместо того чтобы поручить работу настоящему мужчине, посылает бастарда.

Элиан знала двух бастардов и обоих любила, поэтому слова отцовского помощника ее разгневали. Выпрямившись во весь рост, она приблизилась к нему почти вплотную, вынудив Гилберта изогнуть шею, чтобы видеть ее лицо. Почернев от злости, он свирепо сверкнул глазами. От мышечного и нервного напряжения у него даже заныли шея и плечи.

– Маленький рыцарь, – произнесла Элиан резким голосом, – вам кто-нибудь говорил, насколько вы ничтожный человек? Маленький, мелкий, ничтожнейший, – сказала она, сближая между собой большой и указательный пальцы, чтобы наглядно продемонстрировать, как уменьшается его ценность в ее глазах. Оставив его безмолвно пыхтеть от оскорбления, Элиан проплыла мимо и толкнула дверь отцовского кабинета.

Рейнер мерил пространство шагами. Сквозь узкое окно кабинета лились лучи утреннего солнца, окрасив помещение дрожащим сиянием золотого осеннего дня. Было достаточно светло, чтобы Элиан заметила на новой одежде отца пятно. Она с трудом удержалась от стона. Как мог он быть столь неаккуратным? Хотя, с другой стороны, чем это платье лучше других, когда он перепортил сотни и сотни вещей?

Резко захлопнув за собой дверь, чтобы объявить о своем присутствии, Элиан направилась к столу. Отец круто повернулся в ее сторону.

– Вот, – сказала она, бросив узел на столешницу. – Твое белье и свежая одежда, как ты просил. А теперь сними эту тунику. – Она протянула к нему руку. – Надеюсь, пятно еще не застарело.

– Где ты была? – завопил отец и наклонился к дочери, опершись ладонями о стол. – Ты должна была явиться к заутрене.

– Не должна была, – возразила Элиан, скрестив на груди руки. – Сэр Адельм сказал, за час до терции. Так что я не опоздала.

Рейнер помрачнел.

– Я думал, что сказал ему к заутрене.

– Как видишь, нет. А теперь раздевайся, – велела она отцу, – а то мне пора возвращаться. Если ты не забыл, мне приходится развлекать в нашем доме благородную гостью.

Щеки Элиан залил горячий румянец. На самом деле она развлекала не даму. Она мысленно выругалась, проклиная свою привычку вечно противоречить отцу. Если она хотела защитить себя и скрыть свой дурной поступок, то с ее стороны было неразумно его злить, когда она нуждалась в его спокойствии.

Но вместо того, чтобы закричать на нее, отец как-то сжался. В его взгляде промелькнули признаки беспокойства, и он принялся грызть ноготь большого пальца.

– Хорошо, что ради почетной гостьи ты оделась подобающим образом, – произнес он. Но его голос выражал скорее тревогу, чем одобрение внешнего вида дочери. – Как она там?

Элиан нахмурилась. Почему он не велел ей, как обычно, придержать язык? Уж кто-кто, а она-то знает, что ее грубый ответ вполне этого заслуживал. Что-то не так. И ничего хорошего ждать не приходится.

– Она неплохо себя чувствует и запретила мне входить в твою опочивальню, так что мне приходится ночевать на кухне вместе с Агги и ее дочерьми. – По мере того как ею овладевала досада, вызванная необходимостью заниматься благородной дамой, у Элиан развязался язык. – Отец, в следующий раз, когда соберешься приглашать гостей, пусть это будет кто-то, кто действительно хочет у нас остановиться.

Спохватившись, что сболтнула лишнее, Элиан поднесла к губам руку и едва не застонала. Что это с ней! Она снова его дразнит. Элиан застыла в ожидании, что отец разразится бранью или попытается залепить ей оплеуху.

Но ничего такого он не сделал, только сплюнул откушенный ноготь и спросил:

– А благородный ублюдок? Как он?

Элиан едва не задохнулась от приступа истеричного смеха. Что интересует отца? Что его дочь едва не разрыдалась, когда, проснувшись утром, обнаружила, что Джоса уже нет? Или что сама мысль о его отъезде из Конитропа причиняет ей страдания? Или, быть может, отец желает знать, что Джос назвал ее прошлой ночью Лиан, изменив ее имя на свой манер, так что теперь оно принадлежало исключительно ему одному.

Вероятно, Рейнеру дю Омэ желательно быть в курсе всех этих дел, но его дочь не скажет ему ни слова.

– А что сэр Джос? – спросила она. Рейнер стал грызть большой палец второй руки.

– Спрашивал ли он обо мне и моих делах? Говорил ли с тобой о грабителях? – спросил он.

В сознании Элиан шевельнулось неприятное предчувствие. Она вновь забыла об осторожности.

– Ты лишил меня надежды на будущее в монастыре ради того лишь, чтобы я сообщала тебе, что делают леди Хейдон со своим пасынком в нашем доме? О, папа, как ты мог!

Рейнер поморщился. Но ни стыд, ни даже намек на чувство вины не отразился на его лице. Только досада.

– Придержи язык, когда разговариваешь со мной, – рявкнул он. Но в следующий миг от его раздражения не осталось и следа. – Смилуйся, Элиан. Кому, как не тебе, , знать, что я из кожи вон лез, чтобы загнать в угол злодеев. А тут является сынок лорда Хейдона и грозится лишить меня жизни за то, что я бессилен изменить. Помоги мне хотя бы немного, – взмолился он. – Расскажи, что он тебе говорил.

Элиан скрипнула зубами. Ее отец не заслужил права знать, что люди Хейдона делали или о чем говорили.

– А что, если мне нечего сказать, кроме того, что сэр Джос не общается со мной, потому что я твоя дочь, а он тебя ненавидит?

– Не надейся обвести меня вокруг пальца, – выпалил Рейнер, сурово сжав челюсти и сдвинув к переносице брови. – Я знаю обо всем, что происходит в Конитропе.

В ней снова всколыхнулись чувство вины и страх. Боже, неужели он знает о том, что было на пруду и прошлой ночью? Элиан ждала удара и вскинула руки, чтобы защититься, но отец не двинулся с места. Его лицо выражало мольбу.

– Прекрати, Элиан. Я знаю, что вчера после обеда ты разговаривала с ним у себя в саду. Он, должно быть, сказал тебе что-то! – Рейнер сорвался на крик.

Элиан испытала чувство облегчения. Их с Джосом тайна не раскрыта. И не будет раскрыта. Никогда. Элиан напустила на себя равнодушный вид.

– Да, мы провели некоторое время в саду. Он явился туда без моего разрешения, и я не знала, что он там. А когда увидела, с перепугу зацепилась за свою беседку, и она обрушилась. – Элиан была счастлива, что не сказала ни слова лжи. – Можешь себе представить, в каких тонах мы с ним после этого изъяснялись. – Если отец предпочтет истолковать это по-своему, представив все иначе, чем было на самом деле, или не потребует объяснений, в этом не будет ее вины.

Как она и думала, отец предположил худшее. Он спал с лица и понурился. Во взгляде затаился страх. Стащив с головы берет, он провел рукой по волосам и уставился на стол.

– Какой же я болван! Конечно, она будет ругаться и гнать его прочь от себя, пока у него не лопнет терпение, и он не то что слышать, но даже видеть ее не захочет, – пробормотал Рейнер рассеянно, словно забыв о присутствии дочери. – Почему она не может вести себя как нормальная женщина, чтобы у мужчины возникло желание обладать ею?

Элиан пережила новое потрясение. Отец надеялся, нет, он планировал, что его враг с целью возмездия надругается над его невинной дочерью. Те крохи преданности, которые она еще питала к отцу, испарились. Вместе с преданностью исчезли и остатки уважения.

– Будь у меня любящий, заботливый отец, для которого дети не являются орудием обогащения, то и характер у меня был бы получше, – отозвалась она.

Словно очнувшись, отец резко повернулся к дочери. Лицо пошло красными пятнами. Швырнув берет на стол, он занес руку для удара и направился к ней.

Доносившийся снаружи гул голосов внезапно стих, наступила тишина. Рейнер устремил взгляд на дверь. Его рука дрогнула.

– Отойди в сторону, человек, – послышался грозный голос Джоса, достаточно громкий, чтобы проникнуть сквозь толщу древесины. – У меня к шерифу дело есть.

Элиан в растерянности повернулась к двери. Да не покинет ее Бог. Она не может встретиться с Джосом здесь.

Элиан скрипнула зубами. Ее отец не заслужил права знать, что люди Хейдона делали или о чем говорили.

– А что, если мне нечего сказать, кроме того, что сэр Джос не общается со мной, потому что я твоя дочь, а он тебя ненавидит?

– Не надейся обвести меня вокруг пальца, – выпалил Рейнер, сурово сжав челюсти и сдвинув к переносице брови. – Я знаю обо всем, что происходит в Конитропе.

В ней снова всколыхнулись чувство вины и страх. Боже, неужели он знает о том, что было на пруду и прошлой ночью? Элиан ждала удара и вскинула руки, чтобы защититься, но отец не двинулся с места. Его лицо выражало мольбу.

– Прекрати, Элиан. Я знаю, что вчера после обеда ты разговаривала с ним у себя в саду. Он, должно быть, сказал тебе что-то! – Рейнер сорвался на крик.

Элиан испытала чувство облегчения. Их с Джосом тайна не раскрыта. И не будет раскрыта. Никогда. Элиан напустила на себя равнодушный вид.

– Да, мы провели некоторое время в саду. Он явился туда без моего разрешения, и я не знала, что он там. А когда увидела, с перепугу зацепилась за свою беседку, и она обрушилась. – Элиан была счастлива, что не сказала ни слова лжи. – Можешь себе представить, в каких тонах мы с ним после этого изъяснялись. – Если отец предпочтет истолковать это по-своему, представив все иначе, чем было на самом деле, или не потребует объяснений, в этом не будет ее вины.

Как она и думала, отец предположил худшее. Он спал с лица и понурился. Во взгляде затаился страх. Стащив с головы берет, он провел рукой по волосам и уставился на стол.

– Какой же я болван! Конечно, она будет ругаться и гнать его прочь от себя, пока у него не лопнет терпение, и он не то что слышать, но даже видеть ее не захочет, – пробормотал Рейнер рассеянно, словно забыв о присутствии дочери. – Почему она не может вести себя как нормальная женщина, чтобы у мужчины возникло желание обладать ею?

Элиан пережила новое потрясение. Отец надеялся, нет, он планировал, что его враг с целью возмездия надругается над его невинной дочерью. Те крохи преданности, которые она еще питала к отцу, испарились. Вместе с преданностью исчезли и остатки уважения.

– Будь у меня любящий, заботливый отец, для которого дети не являются орудием обогащения, то и характер у меня был бы получше, – отозвалась она.

Словно очнувшись, отец резко повернулся к дочери. Лицо пошло красными пятнами. Швырнув берет на стол, он занес руку для удара и направился к ней.

Доносившийся снаружи гул голосов внезапно стих, наступила тишина. Рейнер устремил взгляд на дверь. Его рука дрогнула.

– Отойди в сторону, человек, – послышался грозный голос Джоса, достаточно громкий, чтобы проникнуть сквозь толщу древесины. – У меня к шерифу дело есть.

Элиан в растерянности повернулась к двери. Да не покинет ее Бог. Она не может встретиться с Джосом здесь.

угла, внимание ее отца целиком и полностью было приковано к неожиданному визитеру. Джос тоже не сводил глаз с шерифа.

– Проходите, сэр Джос, сделайте милость, – пригласил Рейнер, вложив в слова гораздо больше дружелюбия, чем его гость, когда обращался к сэру Гилберту, и отступил в сторону, дав визитеру возможность пройти. – Прошу без стеснения рассказать, что привело вас ко мне в этот утренний час и чем я могу вам служить.

Джос не сдвинулся с места, только упер кулаки в бока.

– Вы мне очень поможете, если сообщите, что злодеи, убившие милорда моего отца, уже сидят за решеткой.

Его глубокий голос, вырвавшись из открытых дверей, эхом отозвался в притихшем в этот миг зале. Собравшиеся только сейчас сообразили, что за рыцарь явился к шерифу.

– Мне и самому хотелось бы обрадовать вас подобной новостью, – произнес Рейнер с жалобной ноткой в голосе. – Но, к несчастью, не могу. Я уже говорил, что эта изворотливая банда наловчилась так же хорошо скрываться, как и грабить.

По вскинутому подбородку Джоса можно было догадаться, что ответ его не удивил.

– В таком случае позвольте вам напомнить, что для вас же будет лучше как можно быстрее успешно завершить возложенную на вас задачу.

С этими словами Джос угрожающе взялся за рукоятку меча. Толпа в зале дружно ахнула, и воцарилась тишина. У Элиан по спине побежали мурашки. В какой-то момент из зала не доносилось ни звука, если не считать ржания лошадей и криков конюхов в соседней конюшне да дальнего звона кузнечных молотов, ковавших металл в кузницах Набуэлла.

– Я, разумеется, понимаю, как важно для вас и вашей семьи... – начал было шериф.

– Хватит юлить, – перебил его Джос, надвигаясь на Рейнера. Тот стал пятиться. Глаза округлились от страха. Лицо покрылось бледностью.

– Теперь по крайней мере вы осознали, что ваше здоровье и благосостояние зависят от того, выполните ли вы мое требование Послушайте меня еще раз, дю Омэ, боюсь, после нашей первой встречи вы кое-что запамятовали. Сегодня утром отведенный вам срок в две недели укоротился на три дня. Осталось одиннадцать. По истечении одиннадцатого дня, если вы не найдете злодеев, я вместо них отправлю к нашему Создателю вас. Таким образом справедливость восторжествует.

В зале начался шум. Кто-то рассмеялся, кто-то ахнул, некоторые приветствовали Джоса одобрительными возгласами.

– Вы смеете угрожать лорду шерифу? – прорычал Гилберт, сорвавшись на фальцет. Он бросился в комнату, чтобы встать между Джосом и Рейнером.

– Смею, – ответил Джос спокойно, но достаточно громко, чтобы перекрыть возобновившийся в зале гул. – Во имя любви к моему убитому отцу и господину, к сударыням, моим сестрам. Смею. – С этими словами он повернулся и вышел из кабинета.

– Милорд, прикажите арестовать его, – выкрикнул Гилберт, повернувшись к шерифу.

– Нет! – взвизгнул Рейнер. – Ни за что! А теперь оставь меня в покое!

Вытолкнув помощника за порог, Рейнер с грохотом захлопнул дверь. Прислонившись плечом к деревянной панели, Рейнер уставился на дочь. От страха он с трудом переводил дух.

Элиан разглядывала человека, давшего ей жизнь. За двадцать четыре года, что его знала, она, казалось, должна была изучить его поведение и эмоции. Но то, что она видела, заставило ее сердце сжаться. Выражение его лица и осанка позволили ей ясно прочитать, что лишает отца покоя: алчность, сознание своего преступления и трусость. Все это отражалось в его взгляде, пока не слилось в нечто, похожее на чувство страха и вины. Подобное чувство вины он должен был бы испытывать и по отношению к ней, потому что намеревался использовать ее в своих интересах.

Пресвятая Матерь, ее отец не только знал злодеев, но и покрывал их по причинам, только ему известным.

Почувствовав, как в ней вскипает негодование, Элиан прищурилась. Нет, он покрывал злодеев не из каких-то своих тайных соображений, но из личной выгоды. Только ради денег он мог рисковать жизнью. Эти разбойники платили шерифу за его молчание.

Ее возмущение росло с каждой минутой. Теперь ясно, почему отец интересовался, чем занимается Джос. По этой причине он погубил будущее дочери и отправил жить с его врагом в надежде, что она выпытает у Джоса, каковы его планы. Были убиты люди высокого положения. Рейнер был замешан в совершенном преступлении и понимал, что ему не избежать возмездия.

Только теперь Элиан поняла, что жадность ее отца погубила отца Джоса. Если Джос об этом узнает, от его чувств к ней не останется и следа. Он никогда не сможет полюбить дочь человека, виновного в смерти его отца. Рейнер дю Омэ не только украл у своей дочери будущее, но и погубил ее единственную любовь.

Гнев обуял Элиан. Она выпрямилась и смело взглянула отцу в лицо. На этот раз он сполна заплатит за то, что натворил. Она об этом позаботится.

И Элиан обратилась к отцу:

– Настало время открыть душу и признаться в содеянном.

Рейнер побледнел и попятился к двери.

– Я ничего такого не сделал, – пробормотал он. – Это был не я.

Вот и доказательство его соучастия в преступлениях. Элиан еще больше разозлилась, но теперь уже на себя. Кому, как не ей, знать, что отец снова что-то замышляет? Его камзол еще одно тому доказательство. Он тратил деньги, которых не имел, надеясь, что один из его планов сработает и он разбогатеет.

– Нет, ты кое в чем замешан. Я в этом не сомневаюсь. Я даже знаю, в чем именно. Ты защищаешь этих разбойников корысти ради. – Негодование Элиан росло. – Да простит меня Господь, но ты не остановил убийц. – Она стукнула кулаком по столу. – На твоих руках кровь невинных детей!

В глазах Рейнера полыхнул огонь. Он вздрогнул.

– Я не повинен ни в чьей смерти, ни мужчины, ни детей, – прорычал он скорее в панике, чем в ярости.

– О нет. Ты виноват, – возразила она. – Ты не можешь скрыть свой грех, потому что дрожишь как осиновый лист. Знаешь, что на этот раз не избежать расправы. – Элиан перевела дух и, скрестив руки на груди, устремила на отца гневный взгляд. – Ты все равно умрешь, хотя, возможно, не на виселице, как того заслуживаешь. Меч сэра Джоса совершит правое дело. Он непременно убьет тебя за содеянное! – Ее слова прозвучали как приговор.

– Как смеешь ты обвинять меня в том, чего я не делал? Я твой отец, я дал тебе жизнь!

– Ждешь от меня преданности? Но я ничего тебе не должна! Особенно сейчас, когда ты обобрал меня до нитки. Нимало не заботясь о моей судьбе, лишил меня будущего. Да еще рассчитывал, что твой враг использует меня в твоих интересах. Нет, после того, что мне стало сегодня известно, можешь считать себя счастливчиком, если я пролью хотя бы слезинку над твоим гробом, когда ты испустишь дух.

Голова Рейнера дернулась, как от удара. Лицо стало свирепым, он ощерился и, занеся кулак для удара, ринулся к ней.

Элиан не дрогнула. Гнев вытеснил страх. Пусть изобьет ее. Пусть убьет, только бы Джос не возненавидел ее. Лучше умереть, чем быть в глазах людей дочерью мерзавца, без чести и совести, способного убивать ни в чем не повинных людей.

Словно прочитав мысли дочери, Рейнер внезапно остановился. Его ярость вдруг испарилась. Он зажмурился и медленно выпустил из груди воздух. Занесенная для удара рука безвольно упала. Когда он снова открыл глаза, ни злости, ни страха больше не испытывал.

– Ты права, дочь, – произнес он тихо. В голосе его звучало раскаяние. – Ты ничего мне не должна, ни единой слезинки, когда я уйду в мир иной. Я использовал тебя. За что должен молить Господа о прощении.

Элиан ушам своим не верила.

– Как это понимать? – удивилась она, предпочитая привычную грубость хитрости.

– Ты права, – продолжал он. – Я был плохим отцом. Не заботился о детях. Ставил превыше всего собственные интересы. Пытался использовать тебя как шпионку против благородного бастарда. Знай я, что настоятельница станет меня слушать, немедленно бросился бы к ней и на коленях молил простить меня и взять тебя под свое крыло.

Элиан смотрела на него с отвращением. Неужели он считает ее полной идиоткой? В отличие от ее матери и сестер Элиан не так-то легко запугать или ввести в заблуждение. На этот раз он запятнал душу убийством.

– Попытайся понять, Элиан, – продолжал отец. – Я стар, живу в постоянном страхе. Клянусь, на моих руках нет крови. Как нет вины, за которую я должен понести наказание. Через одиннадцать дней мы с сэром Джосом, молодым и сильным, скрестим мечи. И меня ждет печальный конец. Я не смогу защитить себя.

– Как соучастник злодеяния, ты вообще не вправе защищаться, – резко произнесла Элиан.

– Я ничего не сделал, – сорвался на крик Рейнер, но быстро овладел собой и умоляюще вскинул к ней руку. В глазах его блеснули слезы. – Помоги мне!

Помочь ему? Даже если бы она любила его всем сердцем, все равно не помогла бы после того, что он сотворил. И дело было не только в лорде Хейдоне и двух его погибших дочерях. В схватке убили также семерых купцов с их охраной и сопровождающими. И вина за злодеяние полностью лежит на ее отце.

– Я не Господь Бог! Только он волен распоряжаться твоей жизнью и смертью, – сказала Элиан. – Если ты и впрямь невиновен, ищи защиту у Бога. Пади перед ним на колени и поклянись в своей невиновности. Он все видит и воздаст за содеянное по заслугам. После этого можешь смело выходить на поединок с сэром Джосом, зная, что отец небесный будет управлять твоим мечом и ты выйдешь победителем из поединка. Так весь свет узнает, что твоя душа безгрешна.

– Твоей вере можно позавидовать, – вздохнул отец. – Хотел бы я иметь столько же душевных сил, как и ты. Не отворачивайся от меня, Элиан. Ведь в твоих жилах течет моя кровь. Помоги мне убедить сэра Джоса, что я не в ответе за то, в чем он меня обвиняет.

Рейнер схватил ее за руки и привлек к себе.

– Элиан, ты моя дочь, мое дитя, – произнес он, его потеплевший голос окрасили чувства, которых он прежде не ведал. – Не хочешь сделать это ради меня, сделай ради себя, ради своего доброго имени. Чтобы лживые обвинения сэра Джоса не запятнали твою репутацию.

Отец не вызывал у Элиан никаких чувств, кроме отвращения. Даже его прикосновения были ей омерзительны. Как и обычно, отец хочет использовать ее в своих интересах. На этот раз, чтобы избежать наказания.

Господи, спаси и сохрани! Отец вместо себя отправит ее на виселицу либо сам расправится с ней, чтобы спасти свою шкуру, как только она выполнит его просьбу.

При мысли об этом Элиан уперлась ему в грудь руками и оттолкнула от себя. От неожиданности Рейнер вскрикнул и, покачнувшись, отступил назад, разомкнув руки. Элиан устремилась к двери.

– Нет! – взревел Рейнер, схватив ее за руку. Пронзительно вскрикнув, Элиан ткнула его локтем в грудь. Ловя ртом воздух, он ударился о стену. Воспользовавшись его замешательством, Элиан распахнула дверь.

Сэр Гилберт, стоявший по другую сторону двери, обернулся на шум и, пораженный, вытаращил глаза и разинул рот. Элиан, выбежав из кабинета, сбила Гилберта с ног.

– Ты мне нужна! – раздался за спиной вопль отца. Да, она нужна ему, чтобы вместо него сунуть голову в петлю. Рука отца вцепилась ей в плечо. Элиан взвизгнула и бросилась в толпу, подступившую к двери.

Протискиваясь сквозь толпу, она слышала сыпавшиеся на нее крики и брань. Люди расступались в разные стороны, некоторые падали. Перепрыгнув через упавшего горожанина, Элиан обернулась.

Отец пытался ее догнать, прокладывая себе путь среди дожидавшихся аудиенции просителей, работая кулаками, раздавая налево и направо тумаки. Но люди не желали расступаться. Толпа медленно смыкалась. Каждый пытался заставить его выслушать просьбу. Шум стоял невообразимый.

Рейнер дю Омэ в отчаянии задрал голову к стропилам и зарычал:

– Ты не смеешь меня бросить, безмозглая дрянь! – Его слова эхом отдались в каменных стенах зала. – Вернись, или, клянусь, я убью тебя!

Угроза настигла Элиан в тот момент, когда она проскользнула мимо перепуганного Томаса. Отец не шутит. Он и в самом деле убьет ее. Но даже помоги она ему, он все равно расправился бы с ней. Это входило в его планы.

Слезы обожгли ей глаза. Она сбежала вниз по ступенькам и стремглав помчалась через внутренний двор замка. А зачем, собственно, ей жить? Особенно теперь, когда она станет дочерью убийцы и любовницей человека, обреченного ее ненавидеть за проклятую кровь, которая течет в ее жилах.

Глава 18

Оказавшись за двумя стенами, окружавшими замок Набуэлла, Джос заплатил парнишке, который присматривал за его лошадью, и вскочил в седло. Повернув свою кобылу в обратную сторону, он намеревался вернуться в дом ювелира, где его друзья готовились к отъезду из Набуэлла. Тронувшись с места, Джос заметил высокую женщину в красивом зеленом платье. Она выбежала из ворот замка и, ловко маневрируя среди многочисленных пешеходов, быстро пошла по оживленной улице. Из-под белого головного плата струились каштановые косы с золотым отливом. Он узнал ее. Это была Элиан.

Черт побери, но Элиан минуту назад должна была находиться в кабинете своего отца. Это значит, что она слышала его угрозу. У него защемило сердце. Ведь он не мог себе позволить утешить ее. Он должен был дать ей спокойно уйти. Последовать за ней и пуститься в объяснения значит распалить ее чувства, в то время как не было никакой надежды на возможность честных отношений между ними. Она могла стать лишь его любовницей, но Элиан заслуживала большего.

К несчастью, он понимал это умом, но не мог постичь сердцем. Тело тоже отказывалось подчиняться разуму. Он взялся за поводья и вдавил каблуки в бока лошади. Животное понеслось вскачь, двигаясь чересчур быстро для многолюдной улицы. Со всех сторон неслись мужская брань и женский визг. Люди расступались, пропуская его.

Дорогу Элиан загородила громоздкая повозка, запряженная быком. Она занимала впереди практически все пространство. Джос видел, как Элиан метнулась влево, но не нашла для себя прохода. Этой ситуацией он и воспользовался. Когда Элиан свернула вправо, Джос подстегнул лошадь и остановился между ней и краем повозки.

Элиан едва не врезалась во всадника, прежде чем его заметила. Вскрикнув, она неловко попятилась. Джос соскочил на землю и схватил ее за руку.

– Лиан! – Он схватил ее за вторую руку на тот случай, если она попытается вырваться.

– Джос? – Она удивленно уставилась на него. В ее прекрасных зеленых глазах он увидел боль. Этого оказалось достаточно, чтобы он все понял. Она слышала его угрозу.

Джос должен убедить ее, что его стремление учинить расправу над ее отцом справедливо. Но ведь это отразится и на ней. В этот момент из переулка с шумом высыпала компания шумных подмастерьев. Парнишки пританцовывали, подкалывали друг друга шутками, толкались. Один из них врезался Джосу в плечо, но тут же отскочил назад, выкрикнув слова извинения. Это напомнило Джосу, что встреча с Элиан произошла в людном месте.

– Идем, – приказал Джос, крепко сжав ей руку.

Девушка послушно последовала за ним. За лавкой торговца мануфактурой он остановился и прислонил ее к стене магазинчика. Поставив лошадь так, чтобы круп животного заслонил их от улицы, Джос встал перед ней, загородив собой от любопытных взглядов. Теперь, достигнув относительного уединения, Джос вдруг понял, что не знает, что сказать. Она смотрела на него. Ее нижняя губа подрагивала. Глаза наполнились слезами.

– Ах, Лиан. – Хотя все выглядело безысходным, он хотел, чтобы она поняла, что клятва о мести связала его по рукам и ногам. Что не из простого каприза желает он уничтожить ее отца и погубить ее жизнь. Смерть его отца требовала возмездия.

– Помоги мне, Джос, – тихо пробормотала она. Судорожно дыша, она вытерла тыльной стороной ладони мокрую щеку. – Умоляю, убей меня!

Представив, что Элиан умерла, Джос похолодел от ужаса.

– Нет! – воскликнул он.

По ее щекам снова заструились слезы.

– Я не смогу жить, зная, что в моих жилах течет дурная кровь, – прошептала она. – Что ты возненавидишь меня, узнав об этом.

Он нахмурился.

– Какая бы кровь в тебе ни текла, я не смогу тебя возненавидеть.

Он сказал чистую правду. После случившегося на пруду и прошлой ночи Элиан уже не принадлежала своему отцу. Она принадлежала ему, Джосу.

Элиан прижала ладонь к губам.

– Ты пожалеешь об этих словах, когда узнаешь правду, – прошептала она. – О, Джос, боюсь, мой отец знает, кто те злодеи. Более того, я думаю, что он им покровительствует из корыстных целей.

Джос ощутил тепло, похожее на то, что испытывал в присутствии своих друзей. Любая женщина на месте Элиан приложила бы все силы, лишь бы завуалировать правду и свить из слов паутину, чтобы защитить себя от возможных неприятностей. Любая, но не Элиан. Она выложила ему все без колебания и взмолилась о смерти, потому что ее отец своими действиями причинил страдания ее возлюбленному.

Джос смахнул слезинку с ее щеки.

– Я все это знал, – сказал он. – Во всяком случае, догадывался с того момента, как повстречался с твоим отцом в монастыре.

У Элиан от удивления округлились глаза.

– Ты знал? Но почему тогда не возненавидел меня? Ее щеки слегка порозовели. Заметив это, Джос обрадовался. Возможно, в этот миг Элиан вспомнила пережитые ими минуты наслаждения.

Боже милосердный, как же она хороша! Джос провел пальцами по ее щеке. Как и обычно, она наклонила голову, чтобы прижаться лицом к его ладони. Она по-прежнему испытывала к нему симпатию и доверие, несмотря на угрозы, брошенные им в адрес ее отца.

– Разве я не говорил, что не стану причинять тебе вред? Ты не причастна к злодеяниям отца. Твоя невиновность написана у тебя на лице.

– Так ты не возненавидел меня? – спросила она с благоговейным трепетом и прильнула к нему. Джос судорожно сглотнул и почувствовал, что Элиан вздрагивает.

– Только не это. Не нужно больше слез, – нежно произнес Джос, гладя ее рукой по спине. – А то носик покраснеет. Сегодня ты выглядишь как истинная леди.

Все еще всхлипывая, Элиан выпрямилась.

– По-твоему, я хорошо выгляжу?

Джос с трудом сдержал смех. Лиан не умеет хитрить и притворяться.

– Конечно. Особенно хорошо ты выглядишь, когда у тебя распущены волосы и ты закутана в одеяло, под которым ничего нет.

Тут Джоса охватило желание с такой же силой, как прошлой ночью. Он наклонился, чтобы запечатлеть на губах Элиан поцелуй, но девушка коснулась пальцами его губ и отвернулась.

– Мы не можем, – прошептала она, оглядевшись, Никто на них не смотрел, и она, с облегчением вздохнув, добавила: – Мы не должны.

Неимоверным усилием воли Джос обуздал свою страсть. Он был благодарен Элиан за то, что у нее хватило благоразумия на двоих.

– Как жаль, что ты права, – пробормотал он, и его рука легла ей на талию. – Но ты должна знать, что в эту минуту я больше всего на свете хочу ощутить вкус твоих губ.

Элиан едва заметно улыбнулась, но тут же посерьезнела.

– Я догадываюсь, чего ты хочешь, – промолвила она, – потому что сама хочу того же. Именно поэтому я собираюсь сегодня пойти в монастырь и молить мать Герту отменить анафему, наложенную на мою семью, и дать мне приют.

– Нет! – воскликнул Джос. Элиан удивленно уставилась на него.

Он и сам пришел в замешательство. Элиан вольна поступать так, как считает нужным. Ведь он ей не родня, а совершенно чужой человек. Но Джос ничего не мог с собой поделать. Чувства брали верх над разумом.

– Нет, – повторил он уже спокойнее. – Не сейчас.

– А когда? – спросила Элиан в смятении. – Когда мой конец будет неотвратим?

Джос взял ее руку и прижал к груди. Их пальцы переплелись.

– Что, если настоятельница внемлет твоей просьбе прямо сегодня? Как только ты окажешься за стенами монастыря, мы с тобой больше не увидимся. – Эта мысль причиняла ему невыносимую боль. – Я пока не готов расстаться с тобой.

Выражение лица Элиан смягчилось, боль и страдание исчезли, и она стала еще красивее. У Джоса даже дух захватило.

– Значит, я тебе не безразлична? – прошептала она.

– Нет, – ответил он со вздохом. – Сказать «не безразлична» значит ничего не сказать, учитывая срок и обстоятельства нашего знакомства. – Говоря это, он в то же время сознавал необходимость разрыва их отношений. – Подожди немного, – продолжал Джос. – Пожалуйста, ибо у нас не будет больше возможности... – Он осекся, язык не поворачивался назвать то, чем они занимались, грехом. – Сегодня утром я покидаю Конитроп и Набуэлл. Дождись моего возвращения, чтобы мы могли проститься должным образом.

Кого хотел он обмануть? Не было иного прощания, кроме того, какое он не имел возможности предложить ей в этот час на пыльной городской улице. Джос судорожно сглотнул. Прощания в саду на траве, под лунным светом, серебрившим обнаженные тела.

Глаза Элиан затуманились печалью. Нe потому ли, что им предстояло расстаться, пока – на время, а затем – навсегда, и оба сознавали это? Она тосковала по нему уже сейчас, хотя он еще не уехал, и это открытие захлестнуло Джоса волной радости.

Иметь жену, которая считала бы часы до его возвращения. Но это встречалось довольно редко, во всяком случае, в кругу его знакомых. Большинство союзов объединяло холодное мирное соглашение, основанное на противостоянии, как, например, в браке Беатрис с его отцом. И Джос не ждал иного от женитьбы. Такова была цена брака, заключенного с целью приобретения собственности и богатства, а не по причине взаимной симпатии.

– Ты надолго уезжаешь? – спросила Элиан. Голос ее дрогнул.

– Трудно сказать, – отозвался Джос. – Возможно, на четыре-пять дней. – Но точно не на десять, потому что на одиннадцатый он собирался свести счеты с ее отцом.

Лицо Элиан помрачнело от страха.

– Я не могу ждать тебя даже несколько дней, Джос. Да покарает Господь меня и мой язык! Ты не представляешь, что я наговорила своему отцу. Теперь мне нигде нет спасения, только в стенах монастыря, под защитой матери-настоятельницы. О, Джос! – Она прижала ладонь ко лбу. – А что, если мать Герта не захочет меня взять? Отец найдет меня, где бы я ни была.

Джоса охватила тревога за судьбу Элиан. Он не сомневался, что дю Омэ убьет дочь, особенно если ее смерть сможет каким-то образом спасти его от возмездия. В нем закипела ярость. Но Элиан принадлежит ему. Ни один мужчина не смеет безнаказанно угрожать его даме. Он порвет на куски любого, кто посягнет на нее. Джос хотел было вернуться в замок, чтобы встретиться с дю Омэ лицом к лицу и покончить с ним.

Но рассудок взял верх над эмоциями. Если он затеет поединок с дю Омэ сейчас, без оговоренных заранее правил дуэли, помощники шерифа непременно вмешаются. И Элиан окажется беззащитной. Ей нужен не покровитель, а надежное убежище. Где они могли бы увидеться. Устроить это было в его власти.

– Если тебе нужна безопасность, иди домой, Лиан, – сказал Джос. – В Конитропе леди Хейдон и люди лорда Хейдона не дадут тебя в обиду и спасут от отца.

– Едва ли, – возразила Элиан. – Леди Хейдон меня не выносит. Если за мной придет отец, она с радостью выбросит меня за ворота.

Джос хрипло рассмеялся:

– Послушай меня. Леди Хейдон не свойственно поддаваться эмоциям, если не считать того времени, когда у нее разум помутился от горя. Постарайся убедить ее, что поможешь ей в осуществлении мести.

– Ты меня не слушаешь! – в отчаянии воскликнула Элиан. – Как могу я убедить ее в чем-либо, если она меня близко к себе не подпускает?

Джос прижал палец к ее губам.

– А ты расскажи ей правду о своем отце.

Элиан побледнела. Джос слегка улыбнулся и убрал палец с ее губ.

– Это как раз то, что она хочет услышать, – заверил он девушку. – Можешь подсластить свою просьбу обещанием показать ей Конитроп, позволив поискать доказательства связи твоего отца с разбойниками. Сделай, как я говорю, и будешь в безопасности до моего возвращения.

Джос поздравил себя, решив, что придумал для мачехи превосходное задание. Беатрис будет чем заняться под неусыпным присмотром Ника. Более того, Джос не сомневался, что никаких доказательств виновности дю Омэ мачеха в Конитропе не найдет. Это означало, что до его возвращения у Беатрис не возникнет необходимости выяснять с шерифом отношения.

– Да поможет мне Бог, – тихо промолвила Элиан. – Я вынуждена буду стыдиться своего отца.

– Но ты сама обо всем рассказала, – напомнил Джос. Она махнула рукой:

– Это совсем другое.

От ее признания на сердце Джоса потеплело.

– Что именно? – спросил он, заранее зная, какой последует ответ. Но он хотел, чтобы она сама произнесла эти слова.

Элиан как-то странно на него посмотрела. Он уловил момент, когда она поняла, что проболталась. Об этом сообщили ему ее глаза и пылающие огнем щеки.

– Я сказала, потому что знала, что ты не возненавидишь меня за признание. Хотя мне стыдно, что я относилась к тебе с недоверием. Как могла я усомниться в тебе, когда ты переживаешь за меня ничуть не меньше, чем я за тебя? – прошептала она.

Вот она и сказала это при свете белого дня. Она доверяла ему, как никому другому. Эта новость отозвалась сладкой горечью в душе Джоса, и ему захотелось остаться единственным мужчиной, которого она впустила в свое сердце, и никогда не покидать его пределов, хотя судьба уготовила ему совсем другое.

Он снова вспомнил о клятве совершить возмездие и о том, что за этим последует. Мысль умереть и бросить Эли-ан без защиты была невыносима.

– Скажи, что ты все сделаешь так, как я говорю. Пойми, помогая леди Хейдон, ты можешь получить убежище, в котором нуждаешься. Если она замолвит перед настоятельницей за тебя словечко, монастырские ворота тотчас распахнутся перед тобой.

Эти слова встали у Джоса поперек горла. Ему придется смириться с тем, что Элиан пострижется в монахини. В конце концов, ей нужно где-то жить, и, конечно, не под его опекой, как бы ему того ни хотелось.

Элиан вздохнула. У нее больше не было сил сопротивляться.

– Раз ты просишь, я постараюсь, – пообещала она, но тут же покачала головой: – Боюсь, ты недооцениваешь силу ненависти ко мне твоей мачехи.

Джос лишь улыбнулся:

– Кому, как не мне, знать всю меру презрения леди Хейдон? Ведь я столько лет терпел ее неприязнь.

– Она тебя не любит? – воскликнула Элиан, нахмурившись, словно сама мысль, что кто-то может его не любить, показалась ей кощунственной.

Джос ей подмигнул.

– Ты говоришь не думая, Лиан. Не забывай, я был в семье отца побочным сыном, Беатрис так и не смогла родить мальчика.

К его удивлению, от тревоги и страха на лице Элиан не осталось и следа. Сузив глаза, она гневно распрямила спину.

– Как смеет она презирать тебя за происхождение? Как будто от тебя это зависело. Лучше бы она ненавидела не тебя, а своего мужа за измену, в результате которой ты появился на свет. Твоей вины в этом нет.

Только Лиан могла считать, что несправедливо упрекать незаконнорожденного ребенка в его происхождении. Ее слова вызвали в душе Джоса странное чувство. Он мог поклясться, что его сердце в этот миг распахнулось, и, прежде чем он осознал, что происходит, дочь шерифа шагнула в этот ставший вдруг уязвимым орган. И сердце захлопнулось за ее спиной, словно не хотело ее выпускать.

Джоса обдало новой волной желания, столь сильной, что он пришел в замешательство. Но в этом чувстве он не уловил ни капли похоти. Ему хотелось, просыпаясь утром, видеть рядом с собой Лиан. Хотелось знать, что она будет тосковать по нему, когда рыцарский долг заставит его уехать от нее. Хотелось видеть, как станет расти ее живот, когда она будет вынашивать его детей. Он мечтал, чтобы дочь шерифа была преданной и верной ему и чтобы это длилось до конца его дней.

Эти мысли лишили Джоса присутствия духа, и, выпустив ее руку, он отступил назад. Элиан ахнула от неожиданности и сделала движение к нему, словно хотела вернуть, но тут же передумала. Ее руки безвольно повисли. Лицо вновь стало печальным.

Джос не сдержал вздоха, взволнованный глубиной ее искренности. Он без труда прочитал по выражению ее лица: она позволит ему оставить себя, не бросив ни слова упрека ни сейчас, ни позже, когда он окончательно уедет из Набу-элла, разоблачив ее отца и загубив ее жизнь. Более того, она будет благодарна ему за все, что он сделал. Такой она была, его Лиан.

Она попыталась улыбнуться.

– Ты не представляешь, как я признательна тебе за заботу обо мне. Не знаю, чем отплатить тебе за твою доброту? Позволь мне хотя бы помочь тебе собраться в путь.

Джос вдруг обрадовался присутствию Перрина. Продлевать свидание с Элиан было и впрямь опасно, особенно в его нынешнем состоянии духа.

– В этом нет необходимости. Слуга уже забрал мои вещи из Конитропа и ждет меня здесь, в Набуэлле. Лучше отправляйся домой и позаботься о собственной безопасности, чтобы я о тебе не тревожился, пока буду в отъезде.

– Я поступлю, как ты хочешь, – промолвила Элиан с разочарованием.

Наступил момент прощания. Но ни один из них не сдвинулся с места. Время шло.

Желание поцеловать ее стало непреодолимым. Джос наклонился. Она вскинула руки ему на грудь и подняла голову.

– Бога ради, парень, убери свою лошадь, пока она не попортила мой товар! – крикнул торговец мануфактурой и, высунувшись из окошка лавки, погрозил в их сторону кулаком.

Джос резко выпрямился. Одарив его мимолетной грустной улыбкой, Элиан торопливо вышла из укрытия и оказалась на открытой части улицы. Джос двинулся за ней, ведя лошадь под уздцы. Следуя за девушкой в оживленной дневной толпе, он не спускал с нее глаз.

От торопливой походки ее юбки плавно колыхались. Заплетенные в косы волосы отливали коричневым медом на зеленом фоне платья, облегавшего спину. Зеленый цвет шел ей и делал ее глаза еще ярче. Платье из шерстяной ткани было совсем простенькое, даже без вышивки. После того как они поженятся, он закажет ей платье получше, но такого же оттенка.

После того как они поженятся? Эта мысль заставила Джоса резко остановиться. Лошадь, озадаченная внезапной заминкой, громко фыркнула и подтолкнула его носом в спину. Не отдавая себе отчета в своих действиях, словно во сне, он обошел кобылу и, вскочив в седло, повернул ее в направлении дома Альфреда, золотых дел мастера.

Джос с легкостью представил себе будущее, которого у него не могло быть. Нужно немедленно положить этому конец, пока не ослабли его воля и желание совершить возмездие, пока, он не предал память об отце.

Через какие-нибудь полчаса он покинет Набуэлл и шерифа с его дочерью. Если поездка даст Джосу требуемые доказательства для осуществления правосудия, у него не будет необходимости возвращаться сюда.

На самом деле при наличии соответствующих улик он сможет обратиться в Вестминстерский „суд. По закону дю Омэ должен появиться там к Михайлову дню, то есть к двадцать девятому сентября. Стоя пред лицом короля и пэров этой земли, Джос представит их вниманию собранные за это время факты. Если доказательства будут неоспоримыми, ни один человек не откажет Джосу в праве вызвать дю Омэ на честный поединок и добиваться справедливости с помощью меча.

Даже ради мачехи Джосу не придется возвращаться в Набуэлл. Если к концу сентября Беатрис все еще будет чувствовать недомогание, она сможет перебраться в монастырь.

Если же она поправится, Ник проводит ее домой, в Хейдон.

Но подобный план не устраивал Джоса, и его сердце взбунтовалось. Однако Джос проигнорировал его. Для него и для Элиан будет лучше, если он сюда не вернется.

Глава 19

В шерстяной тунике под доспехами, поверх которых было надето дорогое платье, Адельм шагал вверх по Бейкерсуок, что вела к монастырю. Еще час назад в металлической кольчуге и с широким мечом на поясе он должен был выехать из Набуэлла в Вестминстер, чтобы осуществить передачу помещений Рейнера для проведения Михайловых сессий Высокого суда.

Много лет назад отец дал Адельму поручение подыскать для суда временную резиденцию. Адельм отлично справился с заданием. Благодаря случайной дальновидности Рейнера никто в Набуэлле до сих пор не поинтересовался, почему пропавшие двенадцать человек так и не вернулись с юга графства, где якобы выполняли возложенные на них задачи. Но с чего, собственно, им возвращаться, если можно дождаться своего капитана, который собирался в ближайшее время выехать в Лондон?

Теперь от Адельма требовалось по пути в Вестминстер и Лондон воссоединиться со своим мнимым отрядом.

Как только Адельм вместе с призраками прибудет в этот поганый город, он позволит своим уже мертвым солдатам навестить злачные места Лондона. Там их несчастные души падут жертвами какой-нибудь дурной болезни, подхваченной у проституток, и совершат второй, теперь окончательный, уход с бренной земли.

Из тех людей, кто остался в живых после схватки с лордом Хейдоном, большинство, воспользовавшись неожиданной утренней задержкой, еще раз попрощались с возлюбленными, которыми обзавелись в Набуэлле. Никто из них не собирался возвращаться из Лондона. Все они намеревались оставить службу у шерифа и поискать новых, безопасных способов зарабатывать на хлеб насущный.

Что касается самого Адельма, то час задержки его совсем не радовал. Проволочка лишь давала ему еще один повод беспокоиться о вероятности предательства со стороны Рейнера.

Как только Адельм распрощается с отцом, он тут же утратит возможность им управлять. Вдруг Рейнер, оставшись без бдительного контроля сына, поддастся безудержной панике и признается хейдоновскому бастарду в содеянном? Адельм покачал головой, гоня прочь страшную мысль. Как бы Рейнер ни психовал, он никогда не выдаст себя. Пока изобличающие его товары спрятаны у него в имении, Рейнеру не избежать наказания.

Может ли отец нанять кого-либо, кто изъял бы и уничтожил спрятанное? И снова Адельм отверг идею как несостоятельную. Кому мог Рейнер доверить подобную тайну? Сделай он это, риск быть разоблаченным только удвоится.

Правда, для выполнения этой задачи отец может нанять кого угодно, а потом спокойно прикончить. Однако эту идею Адельм отмел за несостоятельностью. В другое время отец, возможно, решился бы совершить нечто подобное, но только не в преддверии судебных сессий. Осенью и на Пасху у шерифа отбоя не было от посетителей, а совершение тайного убийства требовало уединения.

В общем, пока Рейнер не имел возможности забрать то, что спрятал для него сын, Адельму ничто не грозило.

Он взглянул на стелившуюся перед ним дорогу. К развилке Бейкерсуок, где начинался Прайорилейн, со стороны монастыря верхом на ишаке подъезжала монахиня. Рядом с ишаком шагал монастырский служка, исполнявший при святой сестре роль эскорта.

Хотя их отделяло приличное расстояние и лицо женщины затеняла широкополая соломенная шляпа, Адельм безошибочно узнал мать. Ее выдавала характерная посадка в седле с агрессивно наклоненным вперед корпусом и прямой, как палка, спиной. Глядя на нее, Адельм задавался вопросом, замечали ли другие монахини тщательно маскируемую ею ярость.

Он ничуть не сомневался, что мать столь же пристально наблюдает за ним из-под полей шляпы, как и он за ней, однако ни единым жестом не подавала виду, что узнала его. Чего еще от нее ждать? Как обычно, им надлежало с точностью исполнить роли, прописанные ему в ее послании. Адельм продолжал путь, пока они не поравнялись, и поднял руку в знак приветствия.

– Сестра келаресса, – поздоровался он. – Доброго вам утра.

– Сэр Адельм? – воскликнула Амабелла, словно удивилась их встрече, и остановила ослика с явным намерением немного поболтать.

Адельм бросил на монастырского служку проницательный взгляд. Но не увидел на его лице ничего, кроме скуки. Что лишний раз подтвердило осторожность Амабеллы. Никто из обитателей монастыря не догадывался, что ни одна из ее так называемых случайных встреч на деле таковой не являлась.

– Надеюсь, вы не в монастырь направляетесь, чтобы увидеться со мной спозаранку, – сказала Амабелла спокойно, без тени упрека. – Мать Герта дала ясно понять, что не потерпит на нашей территории никого из людей шерифа.

– Мне это передали, но я не поверил, – отозвался Адельм, откровенно слукавив. Он собственными глазами наблюдал вспышку гнева настоятельницы и читал соответствующий указ. – Как она? Все еще злится, сестра? Выходит, я не могу рассчитывать на личные связи с вашей обителью и знакомство с матерью Гертой в религиозных целях? А я думал, она позволит мне посетить одну из ее церквей. – Тут Адельм отклонился от инструкций матери. – Прежде чем я уеду в Вестминстер на суд, мне бы хотелось поставить свечи и помолиться за упокой милых барышень Хейдона.

Хотя его отделяло от Амабеллы не менее двух ярдов, он не мог не заметить, как по ее лицу пробежала тень недовольства. Матери не нравилось, когда он вызывал у нее удивление. Но сетовать на его слова она не могла. Они вполне соответствовали ее нуждам. Амабелла покачала головой:

– Можете справиться, но сомневаюсь, что она позволит, хотя утверждает, что к желанию человека помолиться относится с одобрением. – Тут Амабелла ахнула и взглянула на своего сопровождающего. – О Господи, как могла я забыть? – воскликнула она, выразительно уставившись на служку, и отвязала от пояса четки. – Сестра Марджери оставила свои четки на утренней службе. Я засунула их за пояс и забыла перед уходом вернуть. Со мной такое случается уже в третий раз. Совсем памяти нет.

Адельм радостно усмехнулся. Трижды его мать таскала у старой монахини четки, чтобы остаться с сыном наедине. Ей было на руку, что сестра Марджери постоянно теряла четки, как, впрочем, и все остальное. Все в монастыре, начиная от настоятельницы и кончая судомойкой, следили за ее вещами, зачастую находя их в самых непредсказуемых местах.

Повернувшись в седле, Амабелла бросила четки слуге.

– Гамо, пока сэр Адельм здесь и может составить мне компанию, сбегай и верни четки. Сестру Марджери искать не обязательно. Оставь их у сестры привратницы.

Обращаясь к слуге, Амабелла ни разу не взглянула ему в лицо. Адельм наблюдал за реакцией Гамо. Поведение келарессы ему не нравилось, и это было написано у него на лице.

Адельм и сам сторонился людей, поэтому, высокомерие матери его тревожило. Терпя унижения от членов своей семьи и любовника, она должна была с сочувствием относиться к тем, кто занимал более низкое положение, как поступала, к примеру, Элиан.

Поймав четки, Гамо направился к монастырю. Адельм взял ослика под уздцы. Сидевшая на нем Амабелла была с сыном практически на одном уровне. Он без труда прочел по выражению ее лица, что ей не терпится поделиться с ним тем, что ее гнетет. Нетерпение горело в ее темных глазах почти что греховным пламенем. Адельм отвел ишака на обочину дороги, чтобы не препятствовать движению и чтобы их никто не слышал. Остановившись, он посмотрел матери в лицо.

– Давай выкладывай. Зачем вызвала меня сегодня спозаранку, хотя знала, что мне давно пора уехать ради нашего же блага?

– Не могу поверить в происходящее, – прошипела мать в ответ. – Все погибло! Нам конец.

Ее слова пронзили Адельма холодным лезвием страха. Он снова ощутил за спиной леденящее дыхание смерти. Не сейчас! Он не готов.

Но неприятное ощущение отступило так же быстро, как и возникло. Он себе лгал. Он готов умереть. Он почувствовал эту готовность в тот момент, когда прошлой ночью повернулся спиной к сэру Джосу и покинул Конитроп.

Смирившись с неизбежностью, Адельм расслабился и попытался проанализировать слова матери. Угроза разоблачения не могла ее так расстроить. Из-за этого Амабелла ни за что не вызвала бы Адельма. Скорее, чтобы спасти себя, порвала бы с сыном. Выходит, ее мучило что-то другое.

– Что случилось? – спросил Адельм.

– Ничего. Просто вчера после вечерни я получила послание. Этот сукин сын, мой дядя, три недели назад скончался, – выпалила она. – Как мог он подложить мне такую свинью, когда мы еще не успели, как планировали, перевести ему твое богатство? Теперь, вместо того чтобы получить по его завещанию все, что тебе причитается, ты станешь владельцем всего лишь трехсот акров фермерской земли да мельницы, которую купила тебе ко дню твоего рождения мать.

Адельм захлопал глазами. У него есть имущество, принадлежащее ему по праву наследования? Эта новость его очень обрадовала. Триста акров – приличный кусок земли, которого более чем достаточно, чтобы прокормить крестьянскую семью. В то время как мельница служила постоянным источником дохода. Но вслед за радостью пришла печаль. Ведь он никогда не воспользуется своим имуществом, ибо дни его сочтены.

Но Элиан останется жива. Адельм с трудом сдержал смех. И его собственность перейдет к ней. Все же лучше, если он оставит ей что-то, столь же чистое и честное, как и она сама, не замаранное злодеяниями. Все складывалось идеально. С этим небольшим наделом земли и постоянным доходом Элиан сможет купить себе домик в любом другом монастыре, если мать Герта откажется ее принять.

– Как посмел этот безмозглый остолоп отправиться в мир иной, не сделав для меня то, что должен был сделать? – причитала его мать, перейдя на шепот. – Господи, эти презренные поля не позволят тебе подняться выше неотесанных зятьев Рейнера.

Адельм пропустил ее жалобу мимо ушей.

– Стоит ли из-за этого расстраиваться? Мы по-прежнему имеем все, что ты переправила в Лондон, если только оно не пошло прахом.

– Имеем? – переспросила она. – Ничего мы не имеем.

Адельм насторожился.

– Мой дядя обобрал своих близких? – удивился он. Но есть ли на свете хотя бы одна семья, где бы все жили в мире? Чтобы родители не грызли детей, а дети не воевали между собой из-за наследства?

– Нет, он никого не обобрал. Но Джерард будет всем владеть, пока не умрет. Ах, я сама во всем виновата. Желая поскорее передать тебе твое наследство, я не сомневалась, что лучше моего дяди этого никто не сделает, и не учла непредвиденных обстоятельств. Теперь, когда дядюшка почил, только имение Джерарда может нам послужить. Он достаточно богат, никто и слова не скажет, если значительная часть его богатства отойдет его племяннику. Но в этом-то и проблема. – Амабелла сделала паузу и провела ладонью по лбу. – Джерард старше меня всего на несколько лет, и вряд ли мы дождемся его смерти. – Она поморщилась. – Хоть бы Господь прибрал его душу! Но пока он будет пользоваться тем, что должно по праву принадлежать тебе. Последние годы он славно на этом наживется. За твой счет. Проклятие! Проклятие! Догадываюсь, что он с этим сделает. Он использует твое богатство, чтобы выдать своих дочерей замуж за высокородных женихов.

В темных глазах Амабеллы полыхало пламя ненависти. Она сжала кулаки.

– Я была так близка к цели. И добьюсь своего. Никто мне не помешает, – едва слышно прошептала она.

Адельм понял, что не о благополучии сына она печется. Мать не волнует, что Адельм может остаться ни с чем. Под угрозой оказался столь долго вынашиваемый ею план мести отцу.

У Адельма засосало под ложечкой. Что мать, что отец – оба хороши. Ни одному из них нет до него дела. Оба использовали Адельма в своих целях.

Амабелла вскинула голову и уставилась на сына.

– Нет, я не могу позволить, чтобы это случилось. Ты раньше заключишь брак с невестой более высокого ;

происхождения, чем хотя бы одна из его сучек найдет себе достойного жениха. А теперь послушай, как можно выцарапать у него твое богатство. – Амабелла наклонилась вперед, чтобы никто посторонний не услышал, что она скажет. – Когда закончишь дела в Вестминстере, поезжай в Лондон и непременно наведайся к моему братцу.

Этого Адельм не ожидал. До сего момента Амабелла категорически запрещала ему посещать ее родственников из осторожности, как она объясняла. Чем дальше друг от друга отстояли все участники плана, тем меньше был шанс связать их друг с другом в случае, если обнаружатся их преступные действия.

– Скажешь ему, что хочешь обсудить вопрос о наследовании твоей части дядюшкиного имущества, – инструктировала Амабелла. – г – Передай моему паршивому родственнику, что эти акры и мельницу необходимо продать прямо сейчас. К великой радости моего братца, продажа принесет ему и тебе неожиданный барыш. По правде говоря, барыш этот будет равен стоимости всего добра, что я ему переправила, за вычетом, естественно, причитающейся ему платы за труды. Скажи ему, что он может удвоить процент моего дядюшки.

Адельм с сомнением покачал головой. Он не хотел продавать свою собственность. Пусть достанется Элиан.

Этот жест несколько поколебал уверенность его матери.

– Да, ты прав. При продаже слишком легко выявить, что перечисляется неприлично завышенная прибыль. Другой на месте Джерарда мог бы рискнуть, только не мой презренный брат.

И вновь Адельм испытал удивление. Он считал своего дядю активным и алчным партнером, вроде Рейнера.

– Не хочешь ли ты сказать, что твой родственник способен предать нас?

– Ты что, с ума сошел? – усмехнулась Амабелла. – Предать нас – все равно что раскрыть собственные сундуки и показать, что прошло через его руки. Никто не поверит, что он не был в курсе того, что творил наш дядя под его прикрытием. А его огромные пожертвования в пользу церкви были не чем иным, как попыткой откупиться от греха деньгами.

Она выпрямилась в седле и испустила горестный вздох.

– В делах такого рода нет места религии. Не думает же он на самом деле, что может заключить с Всевышним сделку? Несколькими молитвами и совершенными на скорую руку добрыми делами не искупить творимое нами зло. Нет, все мы после смерти отправимся прямехонько в ад. – Она рассмеялась.

Адельм вздохнул. Мать права. Они прокляты. Если действительно существует жизнь после смерти. Раньше Адельм был уверен, что со смертью наступает конец. Однако все эти недели после убийства невинных девчушек показались ему адом, каким он его себе представлял.

– Не думаешь ли ты, что все, принадлежащее нам, он отдаст Боту и церкви, чтобы раз и навсегда от нас отделаться?

Амабелла резко выпрямилась. Ослик покачнулся и переступил копытами, чтобы сохранить равновесие. Удивление смыло с лица матери все признаки злости.

– Что? Надуть собственную родню? Никогда! С таким же успехом ты можешь сказать, что, получив мою посылку, он не станет изменять завещание, чтобы и тебя включить в число наследников.

Ее возражения были исполнены такой искренности, что Адельм едва не расхохотался. Выходит, его дядя был вором наполовину, грабить родню он не мог, но не считал зазорным наживаться на преступлениях других.

Амабелла заметно расслабилась в седле, но тут на ее лице отобразилось неподдельное изумление.

– Какая же я дура! Ведь тебе проще простого получить свое богатство! – Она прищурилась и плотно сжала губы. – Так вот, езжай в Лондон и повидайся с моим братом Джерардом, сыном Роберта, он торговец шелком и бархатом. Его дом стоит у самого собора Святого Павла. Постарайся завоевать его доверие. Если он еще не получил мою посылку, то непременно сообщит тебе, когда она прибудет. Как только он получит наши ценности и внесет поправку в завещание, убьешь его.

Слова матери поразили Адельма в самое сердце. В который раз родители понуждали его к убийству. Из глубин памяти всплыли воспоминания о предсмертных конвульсиях Кларис, которую он держал, когда ее покидала жизнь.

У Адельма свело живот. Его руки вновь обожгла воображаемая кровь невинной жертвы, и он вытер ладони о тунику. Леденящая пустота в душе лишила его сил. Видимо, такие чувства испытывает человек на смертном одре, подумал Адельм.

Отчаянно желая избавиться от матери и мерзкого ощущения, Адельм выпустил из рук уздечку ослика и попятился в сторону. Заметив его движение, мать искоса взглянула через плечо. На другом конце Прайорилейн замаячила фигура Гамо. Когда Амабелла снова перевела взгляд на Адельма, лицо ее прояснилось, злость и хитрость исчезли без следа.

– Бог в помощь, – напутствовала она его на прощание.

Адельм едва не расхохотался. У него не укладывалось в голове, как могла мать произнести подобные слова, отправляя его на убийство. Он ничего не сказал и, отвернувшись, зашагал прочь от женщины, давшей ему жизнь.


Не прошло и часа, как Элиан своим поведением добилась от отца обещания расправиться с ней, и теперь прохаживалась перед закрытой дверью отцовской опочивальни. В зале за ее спиной было темно и безлюдно. Не стоило жечь понапрасну дорогие дрова, поскольку в комнате, кроме нее, никого не было.

В это утро все куда-то разбежались. Воевода Хейдона тренировал во дворе своих солдат, оттуда доносился лязг клинков, ударявшихся о щиты. Ричард, как и полагалось ему по должности, надзирал за сбором урожая на соседних нивах, следя, чтобы хозяина не обворовывали. Почистив и убрав после завтрака столы, Агги и ее девочки суетились на кухне, занятые бесконечными осенними хлопотами. Пока леди Хейдон отдыхала, сестра Ада составляла им компанию. Заглянув некоторое время назад на кухню, Элиан увидела, что Ада и Агги спорят о том, какую траву следует добавлять для запаха в пивную закваску. Сестра Сесилия вернулась в святую обитель, поскольку здоровье благородной вдовы больше не внушало опасений.

Сложившаяся ситуация позволяла Элиан войти в опочивальню и постараться убедить леди Хейдон, что та не питает особой ненависти к дочери шерифа, как это представляется. Элиан горестно усмехнулась. Глупость. Джос не прав. Что бы она ни предложила леди Хейдон, та не встанет на ее защиту. И уж конечно, не будет ходатайствовать о дочери врага перед настоятельницей монастыря.

Вдруг за дверью опочивальни раздался треск расколовшегося дерева. Элиан вскрикнула и отскочила от порога. Затем послышался звук рвущейся материи, за которым последовал звон бьющейся посуды и пронзительный женский вопль. Это кричала леди. Элиан в страхе распахнула двери. У стены валялись обломки расколотой табуретки. На полу лежала разорванная пополам занавеска. Со второй стены исчезло гипсовое украшение. Камышовая подстилка была усыпана осколками единственного в Конитропе фаянсового кувшина. В лучах струившегося в окно света зеленые кусочки в окружении белого крошева влажно поблескивали и отливали чернотой.

Леди Хейдон стояла посреди комнаты, понурив голову и подняв плечи. Ее чудесные рыжие волосы рассыпались по спине. На ней была одна сорочка, разорванная сверху донизу.

Скрестив перед собой руки, леди подняла голову и посмотрела на Элиан, но, судя по выражению ее лица, не узнала девушку. Неужели у леди Хейдон снова помутился разум? Элиан попятилась к порогу, собираясь бежать на кухню, чтобы позвать на помощь Аду.

Беатрис покачнулась.

– Они были совсем маленькие! – воскликнула она. В ее голосе прозвучало столько муки, что у Элиан на глаза навернулись слезы. Она кивнула, всем своим видом показывая, что сострадает несчастной женщине.

– Кто-то воткнул кинжал в их нежную плоть и перерезал им глотки.

Что перенесли бедные крошки, прежде чем Господь забрал их души? У Элиан по щекам потекли слезы. И она снова кивнула мачехе Джоса.

Лицо Беатрис исказила гримаса боли.

– Что за изверг поднял руку на невинных детей? – пробормотала она жалобно.

Элиан не знала ответа на этот вопрос и только покачала головой.

– Господи, ты позволил им погубить моих крошек! – воскликнула леди Хейдон так громко, что Элиан вздрогнула. – Как ты мог обойтись со мной столь жестоко? – причитала она. – Ты даже не дал мне возможности проводить их в последний путь.

В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь прерывистым дыханием Беатрис. Издав какой-то лающий звук, Беатрис пала на колени, затем повалилась вперед и замерла, распластавшись на камышовой подстилке.

Следовавшие один за другим всхлипы буквально разрывали ей грудь. Рыдания, казалось, исторгались из самой глубины ее существа, с трудом находя выход наружу. По телу ее пробежала судорога, и она, как безумная, замолотила кулаком по полу.

У Элиан разрывалось сердце. Вот что досталось ей в наследство от отца – лицезреть трагедию материнской души, убитой беспредельным горем. Сколько еще матерей и вдов оплакивали своих сыновей и мужей, погибших от рук разбойников, пригретых ее отцом? И все потому, что он изобрел новый способ пополнения своей мошны.

Элиан подбежала к мачехе Джоса и упала рядом с ней.

– О миледи, мне очень жаль, – тронутая до глубины души, произнесла Элиан. Чтобы хоть как-то успокоить женщину, она нежно гладила ее вздрагивающую спину.

Прошло довольно много времени, прежде чем рыдания Беатрис утихли, теперь она только всхлипывала.

– Вам надо вернуться в постель, миледи, – промолвила Элиан.

– Я понимаю, но не могу. – В голосе Беатрис прозвучал страх.

Элиан снова погладила ее по спине.

– Постарайтесь перевернуться на спину, и я помогу вам.

Беатрис вздохнула и легла на спину. На щеках и лбу отпечатался узор плетеной подстилки. Лицо было красным, глаза опухли и потускнели от слез.

– Спаси меня, пресвятая Богородица, – прошептала благородная дама, глядя на свою помощницу. – Это ты?

– Да, я, – несмело промолвила Элиан, опасаясь, что леди Беатрис либо ударит ее, либо выгонит вон.

Однако Беатрис лишь вздохнула. Горе несчастной было столь велико, что вытеснило из сердца ненависть. При мысли о том, что и она виновата в страданиях этой женщины, Элиан испытала стыд. Она закрывала глаза на все, что творил ее отец, не желая вникать в его дела, хотя могла бы предотвратить многие преступления.

И движимая чувством вины, Элиан воскликнула:

– О, миледи, если бы только я могла вернуть вам ваших дочерей! Я не верила, что он творит!

– Ты о ком?

Элиан понурила голову.

– Миледи, думаю, мой отец покрывает злодеев, погубивших ваших дочерей и супруга.

Глаза леди Хейдон полыхнули яростью. Стиснув челюсти, она с такой силой схватила Элиан за руку, что та вскрикнула.

– Что это? – спросила леди Хейдон резко. – Притворное раскаяние, чтобы облегчить свою совесть, или желание помочь мне в совершении мести? Отвечай! Чтобы между нами не возникло никаких недоразумений. Поможешь ли ты мне отомстить твоему отцу за загубленные жизни моих крошек?

Отомстить отцу? Но это грех. Бог велит чтить отца своего и мать. Элиан судорожно сглотнула. Дочь, предавшая отца, станет парией. Все от нее отвернутся.

Но тут Элиан вспомнила тех, кого предал ее отец. Свою матушку, сестер, мать Герту, бедную милую Изабелл, вторую жену отца, и ее мертворожденного сына. Убитых купцов, Кларис и Аделаиду. Лорда Хейдона. Они взывали к ней с мольбой, требуя отмщения.

У Элиан не было выбора. Но она не в силах была сказать об этом вслух. Лишь кивком выразила свое согласие.

В глазах благородной дамы сверкнул огонь злорадства.

– Тогда помоги мне. У нас много работы.

Глава 20

От голода у Адельма подвело живот. Он попытался сплюнуть дорожную пыль, но безуспешно. Во рту пересохло.

Уже второй день стояла необычная для этого времени года жара. Несмотря на утро, шерстяное белье, поддетое под металлическую кольчугу, насквозь пропиталось потом. До Набуэлла оставались еще многие часы пути.

По крайней мере его конь и второй, которого он вел на поводу, были полны сил. Наличие двух лошадей гарантировало прибытие в город до наступления ночи.

Чтобы приобрести этих лошадей, ему пришлось продать своего четвероногого друга, верного товарища многих лет. Адельм встряхнул головой, гоня прочь угрызения совести. Единственное, что его утешало, – это мысль о том, что он не загонит до смерти своего прежнего коня. Потому Что ни у одной лошади не хватит сил доскакать от Лондона до Набуэлла за два дня. А ему требовалось возвратиться в Набуэлл уже сегодня. Утром исполнилось ровно две недели с того момента, как Хейдон прибыл в Конитроп. В этот день Рейнер должен был выдать сэру Джосу злодеев.

Открытие, сделанное в Лондоне, заставило Адельма поехать назад в Набуэлл уже спустя четыре дня после прибытия вместе со своим изрядно поредевшим отрядом в Вестминстер. Вчера по требованию матери он ездил знакомиться со своим дядей. Джерард оказался добродушным и прямым. Таким, как Элиан. Своих родных и близких он ценил выше денег и материальной выгоды. В этом Амабелла была права. Ее брату недоставало хватки делового человека.

Джерард со слезами молил племянника больше не совершать греха, но не потому, что Адельм пригрозил ему, а потому, что дядя искренне боялся за его душу. Вместо того чтобы прогнать Адельма за содеянное, Джерард пригласил незаконнорожденного сына своей сестры отобедать с ним. К немалому удивлению Адельма, за столом дядя представил его своим домашним как родственника, причем без колебания, несмотря на его происхождение и то, что Джерарду было известно о грехах племянника.

Адельм познакомился со своими кузинами. Черноволосые, как и он в юности, с такими же черными, как у него глазами, девчушки еще переживали счастливую пору детства. Были ровесницами дочерей леди Хейдон.

Снова к горлу подкатила тошнота, желудок свело судорогой. Вцепившись в поводья, Адельм зажмурил глаза.

Это было ошибкой. Образ кузин возник перед его мысленным взором. Потом, как это неоднократно происходило после их знакомства, картина начала меняться, и он увидел, что держит их, как держал Кларис и Аделаиду. И хотя он всеми силами пытался противодействовать дальнейшему развитию событий, но все же не остановил неизбежное и представил, как чиркает ножом по горлу одной и другой и кровь из ран бьет фонтаном.

Тут Адельм услышал голоса двух милых маленьких девчушек, у которых отнял жизнь. Кларис только тихо всхлипывала, и ее бессловесные рыдания рвали на части его корчившееся от ужаса сердце. Аделаида с ним заговорила, как в тот день, тонким дрожащим голоском: «А я считала, что вы меня обожаете, сэр Адельм».

Адельм затряс головой, пока образы и звуки не пропали, затем посмотрел на дорогу перед собой. Его вела вперед маячившая вдали цель.

Она предстала перед ним с такой же отчетливостью, как придорожная трава и пыль. Сначала он заедет в монастырь, потом отыщет отца.


Сидя на стуле в опочивальне отца, Элиан вскинула голову. Игла, готовая сделать очередной стежок, застыла над рубахой, которую она шила. Элиан прислушалась. Нет, ей не показалось.

– Госпожа! Госпожа!

Судя по возбужденному голосу, Мейбл собиралась сообщить Элиан что-то важное.

Элиан перевела взгляд на леди Беатрис, дремавшую в единственном кресле, имевшемся в Контроле. Они перенесли его из зала в опочивальню, поскольку благородная дама покидала свою комнату только для того, чтобы поесть. Госпожа Хейдон считала зазорным для себя якшаться со слугами и солдатами. К тому же, сидя в кресле, Беатрис возвышалась над остальными, кто сидел в ее присутствии. Беатрис не была высокомерна по своей природе, но весьма щепетильно относилась к своему высокому положению.

С момента прибытия в Конитроп здоровье леди заметно улучшилось. Темные круги под глазами исчезли. Лицо округлилось. Несколько дней назад сестра Ада вернулась в монастырь, порекомендовав леди Хейдон воздержаться от путешествия еще недели две.

Сама мысль провести в обществе Беатрис столь продолжительное время тяготила Элиан. Беатрис ни на секунду не отпускала девушку от себя. Только Элиан было позволено выводить леди из ежедневных приступов хандры. Элиан была в полном изнеможении. Не говоря уже о том, что наступила осень и у нее накопилась масса дел. Если в самое ближайшее время она не обретет свободу, то грядущей зимой ее челяди нечего будет есть.

Тем временем Рейнер не оставлял надежды вернуть! дочь под свою опеку. Каждый день он околачивался у во – рот Конитропа, требуя, чтобы Беатрис отпустила Элиан.

Леди Хейдон упорно ему отказывала, как и обещала Элиан. Но однажды Рейнер появился с отрядом из четырех всадников и попытался въехать во двор. Тогда мастер Николас, простолюдин, на которого Джос возложил командование ратью Хейдона на время своего отсутствия, велел, воинам обнажить мечи, и Рейнеру пришлось ретироваться.

Чувствуя, что попала в ловушку, Элиан вздохнула. Она понимала, что отец в отчаянии. Приближалась назначенная Джосом дата расплаты, и Рейнер любой ценой стремился спасти свою шкуру.

Покачивая юбками, в дверях опочивальни появилась запыхавшаяся Мейбл. Элиан поднесла палец к губам, дав ей понять, чтобы не шумела. Однако Мейбл не обратила на это никакого внимания.

– Госпожа, вы должны выйти и увидеть это собственными глазами, – почти выкрикнула она.

Задремавшая было Беатрис выпрямилась в кресле и устремила взгляд на дверь.

– Пресвятая Богородица, зачем так орать?

Элиан поморщилась. Появление Мейбл всегда заканчивалось скандалом.

– Я не орала, – огрызнулась хорошенькая девушка, упрямо поджав губы. – Я только позвала свою госпожу.

– Слуги не препираются с господами, – пробурчала Беатрис. – Они ждут, когда им разрешат говорить. Ты уже не маленькая, пора научиться вести себя.

Мейбл фыркнула и с наглостью, достойной самой Элиан, произнесла:

– Я пришла не к вам, а к миледи, моей собственной госпоже.

Беатрис вскочила как ужаленная я вцепилась в подлокотники с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

– Как ты смеешь! Я позабочусь, чтобы тебя за подобную дерзость выдворили из этих стен.

Мейбл побледнела как полотно, но на ее прелестном лице тут же проступил гневный румянец.

– Вы не имеете права выгонять меня из Конитропа, – закричала она. – Это мой дом, а не ваш! – Так ничего и не сообщив, Мейбл круто повернулась и исчезла за дверью.

– Что за дерзкая маленькая тварь! – воскликнула Беатрис, округлив глаза. – Из моего дома ее давным-давно выгнали бы вон, предварительно выпоров, чтобы неповадно было. Впрочем, немудрено, что у твоего отца такие слуги.

Голос ее дрогнул, и она поднесла руку ко лбу. Опять начинается, подумала Элиан. Для затравки леди обрушит поток обвинений в адрес шерифа, а когда гнев ее истощится, будет долго рыдать.

– Ладно-ладно, эта нахалка скоро заплатит за свою наглость, – продолжала леди Хейдон. – Как только с ее хозяином будет покончено, дрянная девчонка останется без крова и средств к существованию.

Ее слова больно ранили Элиан. Ведь это был и ее дом. Здесь она родилась и выросла. А теперь вся ее жизнь пошла прахом. И ей оставалось только лить слезы.

Ничто не указывало на причастность отца к смерти лорда Хейдона. Вместе с Агги они прочесали чуланы, подвалы, амбары, Элиан тщательно изучила бухгалтерские книги в поисках неучтенной прибыли. Но имение как было нищим, так и оставалось. Элиан не обнаружила ни единого лишнего пенса. Если отец и наживался на грабежах, то прятал неправедно нажитое где-то в другом месте.

Слезы снова навернулись ей на глаза. Вдруг она несправедливо обвинила отца в злодеянии, ослепленная страстью к его врагу, сэру Джосу? Не проходило дня, чтобы она не терзала себя этими мыслями.

Четыре дня, сказал он, возможно, пять. Но минуло уже десять. Десять кошмарных дней, а от него не было ни слуху ни духу. Ее бросили. И поделом. Какой мужчина будет с уважением относиться к женщине, которая отдалась ему, как грязная шлюха?

– Рейнеру дю Омэ недолго осталось ходить по этой земле, – продолжала Беатрис, – завтра вернется мой пасынок и позаботится, чтобы шериф предстал перед Создателем и ответил за все свои злодеяния.

Как только слова высокородной дамы проникли в сознание Элиан, и без того истерзанной душевными муками, сердечная боль переполнила чашу ее терпения.

– Я больше не в силах этого выносить! – вырвался у нее из груди вопль, от которого задрожали стены.

Беатрис ошеломленно застыла и уставилась на свою компаньонку. Элиан вскочила, ударом ноги отшвырнула табурет на другой конец комнаты. Рубашка Дикона взвилась в воздух, бесценная игла и клубок ниток последовали за ней. Элиан сжала кулаки. Сердце у нее бешено колотилось.

– Что с тобой? – тихо спросила Беатрис. Ее голос прозвучал тихо и ошарашенно. – Что ты делаешь?

Элиан повернулась к ней. Долго сдерживаемые эмоции выплеснулись наружу.

– Как вы можете без конца твердить о мести, которая вместе с отцом убьет и меня?

Беатрис округлила глаза и нахмурилась.

– Разве я не поклялась защитить тебя в обмен на помощь разоблачить твоего отца? Или ты не веришь данному мною слову?

– Вы не можете меня спасти. Я уже погибла. Когда первый приступ удивления прошел, лицо леди омрачилось тенью нового раздражения.

– Ты несешь чушь, девочка. Объясни, что именно ты имеешь в виду.

Безапелляционная манера обращения Беатрис вызвала у Элиан повторную волну ярости, и она забыла об осторожности.

– Могу объяснить. Выслушайте меня внимательно. Месяц назад я была бедной, никчемной дочерью шерифа, но никто не посягал на мою гордость и честь. А кто будет уважать меня после того, как я предала отца? Ведь завтра он выйдет на поединок с молодым и более сильным рыцарем, зная наверняка, что его ждет смерть. Я отвернулась от него, не имея, по сути, никаких доказательств, что он причастен к убийству ваших близких. – Элиан хотела на этом закончить, но никак не могла остановиться. – К тому же я женщина без моральных устоев. Я согрешила против Бога и дважды переспала с мужчиной, которого едва знаю. Я шлюха, я ношу под сердцем дитя от вашего пасынка.

Тут Элиан спохватилась и прижала ладонь к губам. У нее задрожали колени. Да поможет ей Господь. Не может этого быть!

С самого первого дня, когда в одиннадцать лет у нее начались месячные, они не задерживались ни разу, а в последний месяц задержались на целую неделю. Слишком долго Элиан прожила бок о бок с Агги, чтобы сомневаться в том, что произошло.

Беатрис побледнела, округлив от ужаса глаза.

– Он завалил тебя в постель? И ты носишь в своем чреве его дитя? – выдохнула она.

Увидев реакцию леди Хейдон, Элиан поняла всю глубину своего падения. В этом мире для нее нет места. Элиан подхватила юбки и ринулась вон из комнаты. Вылетев за дверь, она промчалась ураганом по залу, а затем вниз по ступенькам крыльца.

Во дворе Конитропа царила суета. Громко переговариваясь, воины Хейдона занимались своими делами: кто надевал доспехи, кто бежал к главным воротам. Все ждали появления ее отца. Значит, никто не будет наблюдать за задней калиткой.

Соскучившись по свободе, в которой ей в последнее время отказывали, Элиан бросилась в дальний угол двора, к заветной узкой дверце. Оказавшись за пределами стен, она решила бежать из Конитропа так далеко, как только хватит сил.

Глава 21

Сидя верхом на бредущей медленным шагом лошади, Джос невидящим взглядом смотрел на холмистый пейзаж впереди. Перед ним маячил призрак смерти. Его расследование не принесло никаких доказательств связи Рейнера дю Омэ с разбойниками. Итак, Джос возвращался в Конитроп, где его ждал объявленный им самим поединок с шерифом. Поединок, который при любом исходе будет стоить ему жизни.

Поединок, которого он больше не жаждал.

Хотя боль утраты по отцу все еще оставалась в душе Джоса не затянувшейся раной, потребность пролить свою кровь, чтобы избавиться от мучившей его боли, ушла. Но сожалеть о чем-либо поздно, как поздно мечтать о спасении. Он поклялся Беатрис отомстить за ее дочерей и сдержит слово.

Во время путешествия Джос то и дело перебирал в памяти все известные ему факты, пытаясь отыскать отсутствующее звено, которое могло бы связать дю Омэ со злодеями. Накануне дня гибели Болдуина Хейдона шериф действительно встречался с торговцем пряностями. Свидетели рассказывали, что появление дю Омэ задержало выезд купца, собиравшегося отбыть из аббатства. Эта встреча заставила его выехать на день позже. Джос предполагал, что события происходили именно по такому сценарию, но дальнейшее их развитие завело расследование в тупик. Ибо в день злополучной стычки, по словам свидетелей, шериф двигался в противоположном направлении от места гибели купцов и лорда Хейдона.

В то время как шериф находился вдали от поля сражения, утром того самого дня сэра Адельма видели всего в десяти милях от места действий. За несколько часов до происшедшей кровавой резни капитан шерифа собирал мзду на ближайшем мосту. Хранитель моста не только подтвердил появление рыцаря, но и сказал, что сэр Адельм прибыл за деньгами в этом месяце раньше обычного. Однако подобное случалось и прежде, заметил он. Похоже, сэр Адельм взимал поборы, когда ему случалось оказываться в этой местности по другим делам.

Джос поморщился. Он не получил каких-либо доказательств связи дю Омэ с грабителями. Еще меньше улик имел он против сэра Адельма.

Не лучше обстояли дела с расследованием у Саймона и Хью. Ни одна из вдов погибших купцов не указала на наличие среди товаров мужей богатой кровати. Хотя сейчас друзья Джоса объезжали с аналогичными расспросами вдов, что жили в дальних уголках графства, Джос не надеялся, что они найдут зацепки, которые смогли бы оправдать то, что он собирался сделать. Если только Алан, который уже должен был к этому моменту возвратиться в Набуэлл, не раскопал неопровержимые доказательства, его дальнейшие действия не изменятся.

Джос не хотел умирать, особенно после того, что замышлял сделать завтра утром. В его воображении возник образ Элиан. Он больше не удивлялся, почему чувствует такую привязанность к женщине, которую едва знает, и не старался избавиться от этой привязанности. Напротив, он не переставал думать о ней, пока ее не было рядом. Ее образ неотступно стоял у него перед глазами, особенно в те моменты, когда они занимались любовью.

Эти воспоминания прогнали прочь мрачные мысли. Он поднял голову, его легкие наполнил запах разогретой кожи и конского пота.

Несмотря на время года, расстилавшиеся перед ним холмы все еще оставались зелеными, с белыми вкраплениями пасущихся вдали овец. Вокруг – ни единой живой души. И неудивительно. Сбор урожая был в полном разгаре. Именно на это сезонное затишье и рассчитывал Джос, заботясь о безопасности своего отряда, возвращавшегося в Конитроп.

Он бросил взгляд через плечо. Мерно поскрипывая седельной кожей и позвякивая кольцами сбруи, следом за ним по дороге молча ехали Перрин и трое воинов из хейдоновского отряда. Военного обмундирования ни на одном из них не было. По приказу Джоса они завернули оружие в плащи и приторочили к седлам, оставив щиты в доме зажиточного крестьянина, где останавливались прошлой ночью на ночлег.

Джосу не давала покоя мысль, что дю Омэ может вторично устроить засаду. И если люди шерифа рыщут по дорогам, то наверняка в поисках рыцаря в доспехах и при полном вооружении в сопровождении четырех солдат. Поэтому Джос замаскировал свой отряд под обычных странников, что бредут тихими обходными тропами зачастую используемыми для перегона скота. Хотя за время странствий они никого не встретили, по мере приближения к Конитропу опасность возрастала. Лишь когда они преодолеют последние две мили и окажутся под прикрытием запертых ворот шерифского поместья, Джов поймет, был ли его план образцом мудрости или полного идиотизма.

– Сэр, – услышал он обращение Перрина, замыкавшего их небольшую процессию. – На холме за нами кто-то движется.

У Джоса упало сердце. Чувствуя, как напрягся каждый мускул, он повернул свою могучую кобылу на сто восемьдесят градусов и поскакал вверх по склону холма навстречу Перрину. Остальные воины принялись доставать спрятанное оружие. Поднявшись почти на гребень холма, Джос остановился и посмотрел в направлении, указанном слугой. Вдали по склону холма в направлении Набуэлла двигалась какая-то фигура в голубом одеянии. Было в ней что-то странное. Джос прищурился.

– Это женщина, – крикнул он своим людям и усмехнулся. – Неужели дю Омэ пал столь низко, что отправил шпионить за нами бабу?

Джос присмотрелся повнимательнее и узнал Элиан.

– Иисусе Христе! Что она там делает? – вырвалось у него.

Одинокая и беззащитная, Элиан могла стать жертвой любого разбойника, и прежде всего родного отца. Сама мысль о холодном бездыханном теле его Лиан заставила Джоса содрогнуться. Он вонзил шпоры в бока кобылы. От неожиданности животное заржало, но послушно пустилось в галоп.

– Куда вы? – донесся голос Перрина.

Джос резко натянул поводья. Боже праведный, что он делает? Бросил воинов отцовской рати, чтобы спасти от предполагаемой опасности дочку шерифа.

С таким же успехом он мог бы отказаться от своей клятвы о мщении. Что он, собственно, и хотел бы сделать. Нет, не хотел, должен был сделать.

Только тут Джос окончательно признал всю глупость своего намерения. Если бы Болдуин Хейдон хотел подобной жертвы от любимого сына, тогда в завещании не назначил бы Джоса опекуном, который должен заботиться о семье после его ухода в мир иной. Не увлечение дочерью шерифа, но твердолобое упрямство пожертвовать собственной жизнью во имя мести было предательством отца.

Джоса охватило отчаяние. Не важно, что он хотел или стремился сделать. Он ни при каких обстоятельствах не мог стать клятвоотступником.

Клятва, которую он дал Беатрис, не имеет никакого отношения к смерти шерифа. Это была его собственная идея. Он всего лишь обещал мачехе помочь посчитаться с теми, кто повинен в смерти ее дочерей.

Губы Джоса тронула улыбка. Теперь, когда к нему наконец вернулась способность рассуждать здраво, он знал, какую участь уготовить Рейнеру дю Омэ, чтобы он позавидовал мертвым. От Джоса лишь потребуется во время поединка сохранить шерифу жизнь.

Впервые за долгое время Джос испытал удовлетворение. Утром он выйдет перед жителями Набуэлла и громко крикнет дю Омэ, что вызывает его на поединок. При этом он объявит, что подозревает шерифа в тайном сговоре с разбойниками, и публично обратится с мольбой к Богу управлять его мечом и доказать виновность шерифа. После этого Джосу понадобится лишь победить злодея, что он сделает без особых усилий. И его победа явится святым доказательством виновности шерифа. В глазах всего графства шериф будет опозорен и до конца жизни не сможет отмыться. Тогда Джону придется заменить своего ставленника, а Рейнер умрет в бесчестье, нищете и унижении.

Подобная месть вполне устроила бы Джоса, но вряд ли она удовлетворит Беатрис, во всяком случае сейчас, когда она уверена, что шериф – виновник гибели ее дочерей. Она не простит пасынку, если дю Омэ останется живым. В отместку она может отказаться от назначения его ее опекуном, чтобы оборвать его связь с Хейдоном.

Джос прогнал эту тревожную мысль. Она может попытаться, но ей это не удастся. Шевельнувшись в седле, он снова отыскал глазами далекую фигурку Лиан.

Она перевалила через вершину холма и теперь двигалась по склону вниз. Всю жизнь мужчины, которых Джос уважал, внушали ему, что нужно делать то, что велит сердце. Хотя Джос хорошо сознавал, что данный случай явно выходил за пределы того, о чем они говорили, его сердце твердило, что он должен взять Элиан с собой и объявить своей.

– Сэр Джос? – позвал его один из солдат.

Джос перевел взгляд на свой отряд. Они наблюдали за ним с нескрываемой тревогой. Он улыбнулся. Не зря они о нем беспокоятся. Сейчас, когда жажда мести больше не туманила его ум и не связывала сердце, забрезжившая на горизонте свобода его пьянила.

– Скачите в Конитроп без меня. Я сам доберусь, – велел он.

– А как же шериф и засада? – осведомился один из воинов.

– Если дю Омэ вздумает вас атаковать на этом участке дороги, крикните ему, что меня с вами нет. Он вас не тронет, потому что только я представляю для него интерес. А я готов рискнуть.

С этими словами Джос вонзил пятки в бока кобылы и поскакал вдогонку за Элиан.


Чувствуя, как колотится сердце и не хватает дыхания, Элиан замедлила бег. С гребня холма она видела верхушки самых высоких церковных шпилей Набуэлла. Здесь она не найдет прибежища, о котором мечтала. С этим городом связаны все ее ошибки и грядущие потери.

Элиан повернулась к городу спиной и побежала, не разбирая дороги. Когда же последние силы ее оставили и она остановилась, то едва не разрыдалась от изумления и радости. Не замечая ничего вокруг, она очутилась там, где хотела. Здесь она могла найти убежище от целого мира, во всяком случае временное.

В нескольких футах от нее клокотал ручей, питавший летнюю купальню Конитропа, и, низвергаясь над каменистой губой, образовывал внизу, ярдах в трех, водоем. Элиан склонилась над скалистым краем и скорее представила, чем разглядела место, где длинная трещина рассекала фасад стены. Там в пещере, где они с сестрами создали для себя лучший и более уютный мир, она и найдет пристанище, в котором столь остро нуждается.

Чтобы оказаться в заветном месте, ей понадобится лишь спуститься вниз по стене. Элиан окинула взглядом скользкие от воды камни. Кружевные папоротники, густой мох и редкие звезды маргариток отмечали крошечные выступы, которые могли бы послужить ей при спуске ступеньками. В последний раз она забиралась в пещеру в возрасте одиннадцати лет. Но почему-то тогда все это не выглядело столь устрашающе, как теперь.

Желание затаиться в этом укрытии росло и крепло. Придется спускаться вниз по стене. Еще один путь к пещере вел через Конитроп. Но возвращаться домой в ближайшее время в ее намерения не входило.

Сбросив башмаки, Элиан подоткнула подол юбок за пояс и снова приблизилась к обрыву. От ударов падающего потока о поверхность пруда вода внизу, пузырясь, кипела ключом. А что, если она сорвется? Не утянет ли промокшее платье ее на дно? К немалому ее удивлению, даже ожидавший ее позор не вызвал у Элиан желания умереть.

Она отступила от края и, решив снять с себя все, кроме нижней сорочки, свернула одежду в узел и перевязала поясом. Перебросив узел через плечо, Элиан начала карабкаться вниз по скользкой скале.

Элиан находилась почти в четверти мили от Джоса, когда обогнула каменистое возвышение, где один массивный подъем земной поверхности накатывал на другой. Перевалив через гребень, она исчезла, словно сквозь землю провалилась. Приблизившись к тому же гребню, кобыла Джоca вскинула голову, и у нее затрепетали ноздри. Только тогда Джос почувствовал в воздухе влагу и услышал рокот падающей воды.

Преодолев подъем, он оказался в миниатюрной долине, зажатой между двух холмов. Не более десяти ярдов длиной, расселина была тем не менее достаточно глубокой, чтобы скрыть его лошадь от взгляда человека, находящегося у подножия холма. Со стены утеса срывался стремительный поток, прокладывая себе путь вдоль мшистой складки к тому месту, где заканчивалась долина. Там вода описывала в воздухе дугу и, сверкая на солнце, падала вниз, где, петляя и извиваясь, исчезала в туманных складках поросшей травой земли.

Только минуту спустя Джос сообразил, что стоит над прудом Конитропа. Но где же Элиан? Предоставив лошади возможность напиться и пощипать сочной травы, он приблизился к краю обрыва и взглянул на кипящую внизу воду.

И тут у него от ужаса перехватило дыхание. Элиан, в одной сорочке, с узлом в руке, осторожно сползала вниз по скользкой стене. Но едва Джос овладел собой, чтобы окликнуть ее, как она юркнула в завесу воды и исчезла в каменной стене.

Джос пришел в замешательство, но в следующий миг в памяти всплыла длинная трещина, расколовшая утес. За водопадом, должно быть, скрывалась пещера.

На него накатила волна эмоций, только ничего общего с переживаниями за безопасность Элиан они уже не имели. В его воображении ожили воспоминания о незабываемой встрече с дочерью шерифа в пруду и о том, к чему эта встреча привела. Пещера за водопадом представлялась ему превосходным местом уединения. Его охватило безумное желание заключить Элиан в объятия и унестись с ней на вершину блаженства.

Но Джос остановил себя, не позволив дальше предаваться мечтам. Теперь, когда он жаждал остаться в живых после совершения акта возмездия, тайные свидания с Элиан его больше не устраивали. Он думал о женитьбе. Однако отцовский завет не давал ему покоя. Жениться на женщине, которую он себе выбрал, означало бы не оправдать надежд, возлагаемых на него отцом.

Прогнав эти мысли, Джос вернулся к лошади. В первую очередь он должен позаботиться о животном. Вознаградив кобылу за верную службу овсяной лепешкой, Джос вынул из-за седла меч, разделся и, завязав одежду в узел, приготовился к спуску.

Глава 22

Сделав глубокий вдох, Элиан подставила тело под падающий водяной поток. Смыла пот и пыль и скользнула в расселину, служившую входом в нутро скалы. Она выросла, и теперь вход оказался несколько узковат для нее.

Порог пещеры устилал густой покров мха. Перешагнув через него, Элиан смахнула с рук шелк паутины и капли в°ды и поежилась от пробежавшей по телу дрожи. Здесь постоянно гуляли сквозняки. Врываясь в пещеру через зев, служивший входом, ветер пролетал через помещение, где в детстве они играли с сестрами, и терялся в глубине каменного чрева. Пещерные недра Элиан никогда не исследовала, не рискуя заходить в лабиринты, куда не проникал дневной свет.

Тропка внутри в нескольких шагах от входа круто поднималась вверх и резко поворачивала вправо. Этот поворот мешал залетающей извне воде проникать в камеру, смежную с передней, и пол здесь оставался относительно сухим. Туда и направилась Элиан. Эту нишу они с сестрами много лет назад и облюбовали. При проникавшем сюда слабом свете можно было разглядеть три сиденья, аккуратно сложенные из камней.

Элиан улыбнулась. Они трудились в поте лица, ныряя в пруд в поисках подходящих камней, и перетаскивая их сюда. И хотя теперь сиденья казались совсем маленькими, капельки воды, сочившиеся со свода пещеры, отполировали их до блеска, придав красоту, достойную королевского трона. На сиденье скамеечки, которую Элиан когда-то считала своей, лежал какой-то неизвестный предмет. Взяв его в руки, Элиан разглядела, что это импровизированный меч, сделанный из двух палок, перевязанных ивовой лозой. Неудивительно, что игровой площадкой ее детства пользовался теперь Уилл с братьями, хотя мать не разрешала им сюда ходить, стращая дьяволом, который якобы здесь обитал. Агги боялась, что мальчишки сунутся в темноту и навеки сгинут в земном чреве. Предостережение матери, видимо, возымело действие, ибо, судя по состоянию самодельной игрушки, они в пещеру давно не лазили. Игрушечный меч почти сгнил от сырости.

Опустив связанную узлом одежду на камни, Элиан вздохнула и нахмурилась, почуяв какой-то посторонний запах, слегка сладковатый. Он доносился из дальнего конца пещеры, погруженного во мрак.

В следующую секунду все вокруг окутала непроницаемая тьма. Обезумев от страха, Элиан метнулась ко входу. Там кто-то стоял.

Элиан застыла, не в силах двинуться. Когда же неизвестный вошел в зал, который они в детстве называли тронным, она выдохнула: «Джос», – не веря собственным глазам.

Струившийся из пещерного зева свет, словно нимбом, озарял его силуэт, золотые блики играли во влажных волосах, сверкали разноцветными всполохами на выступавшей над его плечом металлической рукоятке меча. Мокрая кожа Джоса лоснилась. Одежды на нем не было, не считая набедренной повязки.

Элиан тряхнула головой, чтобы прогнать наваждение. Уж не сон ли это? Как мог Джос отыскать ее здесь? Только обитатели Конитропа знали о существовании этой пещеры.

– Что ты тут делаешь? – осведомился отец ее будущего ребенка. – Я гнался за тобой по холмам по крайней мере целую милю. А что, если бы на моем месте был твой отец?

Говоря это, Джос переместился в ее крошечное убежище. Пребывая все еще в шоке, Элиан уставилась на него, не произнося ни слова.

Положив свой узел с одеждой поверх ее узла, Джос повернулся к ней и заключил в объятия. У нее перехватило дыхание. Элиан положила ладони ему на грудь. Джос прижался к ее губам в нежном, ласковом поцелуе.

Элиан захотелось прильнуть к нему всем телом, испытать наслаждение, которое он ей дарил, когда они занимались любовью. От его ласк она задрожала.

Ее дрожь передалась ему. Со стоном он оторвался от ее губ и покрыл поцелуями ее лицо и шею.

– Какое счастье тебя целовать, Лиан! – произнес он срывающимся от страсти голосом. – Ты даже не представляешь, как сильно я тосковал по тебе, когда мы расстались.

Его слова пробились к ее сознанию. А она разве не тосковала? Но, отдавшись Джосу, она загубила свою жизнь. Ее влекло к нему, и она не могла с собой совладать.

Но тут все муки и страдания, которые ей пришлось вынести за последние дни, выплеснулись наружу, и она разрыдалась.

– Ну успокойся, – ласково уговаривал Джос возлюбленную, прижимая ее к себе.

Он дал ей выплакаться и нежно баюкал в объятиях.

– Не думал, что ты встретишь меня слезами, – тихо промолвил он с нотками разочарования в голосе. »

Охваченная внезапной яростью, Элиан с силой оттолкнула Джоса и попыталась протиснуться между ним и сте-1 ной, но Джос схватил ее за плечо.

На лице его отразилась растерянность.

– Что с тобой, Лиан?

– Я ухожу, – ответила она, снова коснувшись его груди, на этот раз, чтобы освободиться, Джос даже не пошевелился. – Дай мне пройти.

– Нет, – резко ответил он. – Пока не скажешь, что на тебя нашло. – Он не просил, он приказывал ей.

Дни, проведенные с Беатрис, не прошли даром для девушки.

– Сколько же в Хейдонах спеси, – сказала она запальчиво. Уж не заразилась ли она истеричностью от своей благородной гостьи? – Кто дал тебе право командовать мной? Почему я должна тебе подчиняться, если завтра ты собираешься прикончить моего отца, а меня бросить, чтобы получить свое наследство? Ты не подумал о том, что лишаешь меня крова, имени, будущего? – Она прерывисто вздохнула: – С твоим незаконным приплодом, растущим в моем чреве.

Она хотела причинить ему боль, но едва эти слова сорвались с ее языка, ее охватила паника.

– Боже, помоги мне, я не знаю, что делать, – прошептала Элиан, опустив голову.

Наступила тишина, нарушаемая лишь шумом падающей воды.

– Ты уверена? – произнес он, наконец.

От его бесстрастного тона у Элиан упало сердце. Отец говорил ей, что мужчина, заронивший семя в лоно женщины, не являющейся его женой, не предлагает ни помощи, ни утешения. Он отвергает дитя и опозоренную им женщину.

– Я все еще надеюсь, что ошиблась, – с трудом вымолвила она. Но месячные задержались на семь дней. Раньше такого не случалось.

Молчание становилось тягостным. Она должна вцепиться в Джоса и не отпускать его. Не допустить, чтобы он бросил ее и дитя. Нет. Она не станет унижаться. Пусть лучше они с ребенком погибнут.

Тишину разорвал раскатистый смех Джоса. Оторопев, Элиан вскинула голову.

В сумраке пещеры его улыбка сияла белизной зубов. Он с такой силой сжал ее в объятиях, что Элиан едва не задохнулась и ноги ее оторвались от пола.

– Какой позор! – воскликнул он. Его голос прозвучал подобно громовому раскату. – Друзья говорили, что напрасно я хвастаюсь своим умением контролировать себя. Что однажды, охваченный страстью, я забуду об осторожности. Так оно и случилось. Я соблазнил невинную девушку и сделал ей ребенка. Поэтому я должен поступить, как учил меня отец. Придется жениться на бедной, опозоренной девице и сделать ребенка моим законным наследником.

Элиан попыталась освободиться из рук Джоса. Когда ее ноги снова коснулись земли, она покачала головой, уверенная, что ослышалась.

– Ты, наверно, шутишь. У меня нет приданого. Тебя поднимут на смех, если ты возьмешь меня в жены.

– Что ж, следовало подумать об этом раньше, до того, как сделал тебе ребенка, верно? – весело сказал Джос. – У меня нет выбора.

При виде его широкой улыбки у Элиан подогнулись колени. Впервые его улыбка не была затуманена печалью. И все же она предпочла отказаться от всего, что ей сулил брак с Джосом.

– Завтра утром ты убьешь моего отца, и, если после этого женишься на мне, все будут уверены, что я предала отца ради того, чтобы стать твоей женой. Мое бесчестье опозорит и тебя. – При мысли, что она может оказаться для Джоса тяжелым бременем, у Элиан болезненно сжалось сердце. Уж лучше она станет его любовницей.

Лоб Джоса прорезала глубокая морщина, словно ее доводы заставили его задуматься. Мгновение спустя он кивнул. Элиан прокляла свою гордыню. Почему она не сказала «да»? Потому что не хотела портить ему жизнь.

– Твои доводы не лишены оснований, – сказал он с улыбкой. – Но их так же легко отклонить. Чтобы спасти твою репутацию и наш брак, я не стану чинить расправу над твоим отцом.

Элиан в изумлении уставилась на него.

– Но ты угрожал... – начала было она.

Джос приложил палец к ее губам, чтобы она больше не возражала.

– Да, это так. Но угроза была спровоцирована горем. Пригрозив твоему отцу сгоряча, я беспечно распорядился собственной жизнью и обязательствами перед моим покойным отцом. Убить шерифа значило бы приговорить себя самого к смерти. Этого я никак не могу себе позволить, поскольку тем самым предал бы отцовскую веру в меня. А теперь, когда я узнал, что у меня будет ребенок, об этом не может быть и речи.

Элиан снова запаниковала:

– А что, если ребенка не будет? Что, если на следующей неделе выяснится, что я ошиблась?

Джос рассмеялся:

– Слишком поздно идти на попятную, Лиан. Ты все равно меня погубила. Зная, что значит быть побочным отпрыском, я тщательно старался не заронить семя туда, где оно может дать всходы. Пока не встретил тебя. Но, познав вкус твоей страсти, я понял, что жить без этого не смогу. Выходи за меня замуж, Лиан. Произнеси слова, которые я хочу услышать из твоих уст, – попросил он тихо. – Скажи, что хочешь выйти за меня замуж столь же сильно, как я хочу видеть тебя своей женой.

Глаза Элиан затуманились слезами. Их будущий младенец был всего лишь предлогом. Джос хотел быть с ней, несмотря на ее бедность, несмотря на зло, сотворенное ее отцом, несмотря на то, что она отдалась ему прежде, чем они поклялись друг другу в супружеской верности.

– Я стану твоей женой, – промолвила она.

– Превосходно! – Джос прильнул к ее губам. Элиан обняла Джоса и прижала к себе. Его рука скользнула вниз, и он поднял подол ее сорочки.

– Что ты делаешь? – прошептала она.

– Хочу убедиться, на самом ли деле в твоем чреве растет мой плод, – прошептал он, и его пальцы скользнули в ее лоно.

Элиан нащупала шнурок, удерживавший его набедренную повязку, и развязала узел.

Набедренная повязка упала, и Элиан снова провела пальцами по его животу. Не желая оставаться в долгу, он пощекотал пальцем ее лоно. Элиан вскрикнула и обхватила ладонью его плоть.

Он так неистово целовал Элиан, что она едва не лишилась сознания. Единственное, чего она сейчас желала, – это ощущать его внутри себя. Она подняла бедра, и он стремительно вошел в нее.

Первые, поначалу слабые приливы восторга возносили ее все выше и выше, пока не обратились в сокрушительный вал, потрясший все ее существо. Элиан закричала. Ее голос отозвался эхом, отразившись от стен пещеры, и она растворилась в водовороте наслаждения. Прошла целая вечность, прежде чем волны улеглись и она снова обрела способность думать.

Дыхание Джоса стало ровнее, но сердце продолжало бешено колотиться, перекликаясь с громкими ударами ее собственного. Слегка шевельнувшись, он коснулся губами ее губ.

– Лиан, ты сказала, что выйдешь за меня замуж, но сможешь ли ты полюбить меня?

Элиан погладила его по спине.

– Думаю, это уже произошло.

Джос удовлетворенно хмыкнул.

– Ты еще больше полюбишь меня, когда мы поженимся и будем, наконец, спать на кровати. Только не думай, что я не получал огромного удовольствия в тех странных местах, где мы до сих пор занимались любовью.

С этими словами он скатился с нее, увлекая за собой. Под ними что-то хрустнуло... Элиан нахмурилась, гадая, что бы это могло быть. В воздухе разлился странный аромат, сладковатый, пряный и острый.

– Пахнет перцем, – произнес Джос удивленно. – На чем это мы лежим?

– Не имею представления, – ответила Элиан, приподнявшись.

Запах наполнил все помещение. Элиан нащупала на полу какую-то ткань. Она была пропитана маслом для защиты от промокания.

Джос сел рядом с Элиан и откинул край промасленной ткани, под которой лежали небольшие темные узелки. Он взял один. Это был маленький мешочек. В воздухе разлился терпкий, густой аромат, столь резкий, что у Элиан запершило в горле.

– Пресвятая Мария! – воскликнул Джос. В его голосе прозвучали нотки ликования. – Этот запах мне знаком, – заметил он, сжав мешочек в ладони. – Корица. Товар убитого торговца пряностями! Наконец я получил улики, которые искал. Банду грабителей возглавляет твой отец.

Глава 23

Элиан сидела сгорбившись, и плечи ее вздрагивали.

– Господи помилуй, выходит, он не просто прикрывал разбойников, – с трудом произнесла она.

Джос обнял ее и привлек к себе. Она положила голову ему на плечо.

– Ты оплакиваешь его? – мягко спросил он, только сейчас сообразив, что дочь дю Омэ могла питать теплые чувства к человеку, приходившемуся ей отцом, несмотря на все зло, что он причинил ей и остальным.

– Как можно, после всего, что он натворил? – ответила она удрученно. – Но в то же время в моих жилах течет его кровь. И все эти годы его жизнь тесно переплеталась с моей.

Элиан посмотрела Джосу в глаза. Скорбь, омрачавшая ее черты, была так похожа на его собственную. Почему бы и нет? Смерть имеет множество ипостасей. Узнать, что отец – убийца, для ребенка все равно что получить весть о его кончине. Джос отвел с ее лица непослушную прядь.

– Ты догадывалась, что он, возможно, не только закрывает глаза на преступления? – осведомился Джос.

– Да, – вздохнула она. – Когда во время нашей последней встречи отец опустился передо мной на колени, в душу мне закралось страшное подозрение. – Гримаса боли исказила лицо Элиан. – Он умолял меня сделать для него кое-что. Прямо здесь, в Контроле. Говорил, что это поможет найти убийц твоей родни. Но откуда он мог знать, где находятся эти улики, если сам не принимал участия в убийстве? – Она жестом указала на пряности. – По воле судьбы мы с тобой очутились в том самом месте, куда он хотел меня послать. – На лицо Элиан набежала тень. – И разумеется, он был в панике, когда я ему отказала. Если бы эти вещи были обнаружены здесь, в этом потаенном месте, он был бы, без сомнения, опорочен. О существовании этой пещеры за пределами Конитропа никто не знает. – Элиан прерывисто вздохнула. – И кого, кроме меня, он мог попросить убрать отсюда улики? Не уверена, что, выполнив это поручение, я бы еще долго ходила по этой земле. Он не мог рисковать, оставив меня в живых. Он знает, что я не из тех, кто, видя несправедливость, держит язык за зубами. Опасаясь, что ты выполнишь угрозу, он собирался предать человека, спрятавшего для него здесь этот товар.

Джос нахмурился.

– А почему ты считаешь, что кто-то другой, а не он спрятал здесь пряности?

Элиан презрительно рассмеялась:

– Отец не умеет плавать. А если бы и умел и ему удалось бы спуститься по стене, он слишком толст, чтобы протиснуться в узкий лаз.

Джос наклонился вперед, чтобы взглянуть на вход в пещеру. Элиан права. Ему самому с трудом удалось пролезть внутрь. Что тогда говорить о Рейнере.

Джос вдруг подумал, что, сосредоточив все внимание исключительно на шерифе, он упустил нечто важное. Рейнер дю Омэ не мог действовать в одиночку. Кто же ему помогал? Отдельные факты, собранные им за последнюю неделю, постепенно сложились в цельную картину. И перед его мысленным взором встал образ одного из вероятных соучастников злодеяний дю Омэ.

Сэр Адельм был худощав. Именно он сопровождал дю Омэ в монастырь, чтобы встретить леди Хейдон, хотя по этикету находиться с шерифом должен был его помощник. Зачем дю Омэ отдавать предпочтение капитану, а не людям более высокого положения, если только их не связывают какие-то тайные узы? Джос стиснул зубы. Только две вещи способны связать мужчин столь крепко – доверие и недоверие.

В его памяти всплыл взгляд капитана отряда шерифа, который он дважды ловил на себе. Таким взглядом оценивают лишь предполагаемого противника. Потом, встретившись с ним в зале Конитропа, сэр Адельм не преминул к нему обратиться. Тогда капитан стал осторожно расспрашивать его, словно пытался нащупать у него уязвимое место. Но основополагающим все же был факт, что сэра Адельма видели в день убийства неподалеку от места кровопролития.

Джоса обуяла жестокая радость. Он добьется всего: получит Лиан, совершит возмездие и сохранит жизнь. Оставалось лишь отвезти эти пряности в суд и представить в качестве улик, поведав королевским судьям историю своего открытия.

Но прежде чем отправиться в Лондон, надо вернуться в Конитроп, где все еще стоит отряд Хейдона. Из-за важности обнаруженных доказательств виновности шерифа путь до фермы представлялся достаточно опасным. Продолжая обнимать Элиан, Джос поднялся и помог встать ей.

– Пойдем, дорогая, пора покинуть это место.


Четверть часа спустя полностью одетый Джос с мечом на поясе вел лошадь вниз по склону холма. С ним была и Элиан – она шла на некотором расстоянии от него. Притороченная к седлу, с конского крупа свисала драгоценная находка. Из пропитанной маслом ткани, туго перетянутой ремнем, получился плотный мешок. Они молчали и шли, как тогда в монастыре.

Джос взглянул на женщину, которую собирался едешь своей женой. Выражение ее лица оставалось бесстрастным, руки были прижаты к груди. Пытаясь облегчить ее терзания, Джос протянул ей ладонь. Элиан слегка улыбнулась и протянула ему свою. Все в ней нравилось Джосу. Он души в ней не чаял. Не мыслил себе без нее жизни. А она – без него. И так будет всегда, до последнего вздоха.

Чтобы прибыть в Конитроп, им было достаточно обойти холм. Идя по кругу, они наконец вышли на колеистую тропу, которая сворачивала с дороги на Набуэлл к дому шерифа. Отсюда путь их лежал к деревушке у стен шерифского имения.

Они шли по дороге, вздымая облака пыли. Тишину вокруг нарушало лишь хриплое карканье вороны. Джос нахмурился и обвел взглядом крестьянские поля. У скирды с пшеницей валялись брошенные без присмотра косы и серпы, но и единой души на сжатых полосах он не приметил. Распахнутые двери лачуг, тянувшихся вдоль дороги, взирали а него пустотами глазниц, хотя пасущиеся перед хибарами куры и свиньи создавали мирную картину деревенской идиллии.

Все это напомнило ему сцену из военной жизни, когда жители разбежались, попрятавшись кто куда. Джос посмотрел на возвышающиеся стены фермы. Ворота Конитропа, находившиеся в четверти мили отсюда, не были видны.

– Куда все подевались? – обратился он к Элиан.

– Не знаю, – ответила она.

– Богом заклинаю, немедленно отоприте эти чертовы ворота! – пророкотал вдали сердитый голос Рейнера дю Омэ.

Элиан вскинула голову, округлив глаза, и остановилась.

– Господи помилуй, я забыла, что он пришел. Положив руку на рукоятку меча, Джос остановился и напряженно прислушался. Сквозь фырканье лошадей и топот копыт слышалось звяканье щитов, притороченных к седлам. Дю Омэ пришел к своему дому с вооруженным отрядом.

– Что вы здесь делаете? Я же вам еще утром сказал, что я не открою.

Напряжение отпустило Джоса. Презрение, прозвучавшее в резком ответе Ника из Кента, дало ему ясно понять, что тот не принимал дю Омэ всерьез.

– Придется вам изменить решение, – крикнул дю Омэ с тайным злорадством в голосе. – Взгляните на моих пленников. – Раздалось ржание и фырканье лошадей, как если бы верховые за поворотом стены пришли в движение. Затем последовал возглас крайнего изумления.

– Вы что, тронулись умом? – крикнул Ник. – Зачем вы взяли в плен наших людей? Немедленно освободите их, если не хотите войны с Хейдоном.

Осознав, кого удерживает дю Омэ, Джос выпустил руку Элиан и повернулся к лошади, чтобы развязать узлы переметной сумы. Там, завернутая в плащ, сверкнула металлом кольчуга. Но облачаться в доспехи времени не было. Единственное, что он мог сделать, – морально подготовиться к бою. Он вынул из сумки простеганные металлом перчатки.

– Если хотите, чтобы я освободил ваших людей, откройте ворота и выдайте мне дочь. Иначе прольется кровь! – ответил шериф.

Джос почувствовал, как от холодной ярости у него сжалось сердце. Он сунул руки в перчатки. До него донесся возмущенный ропот воинов Хейдона у ворот Конитропа. Затем послышались мужские голоса, полные озабоченности.

Элиан порывисто приблизилась к Джосу и схватила его за локоть.

– Что ты собираешься делать? – прошептала она чуть слышно.

– Выполнить свой долг, – ответил Джос, сожалея, что не имеет щита. Без него он чувствовал себя достаточно уязвимым. Он надел перчатки и, уставившись на изгибающуюся впереди стену, начал мысленную подготовку к бою.

– Вы отказываетесь мне подчиняться? – По тону было ясно, что эти слова адресованы не Нику.

Зловещая улыбка тронула губы Джоса, когда он понял, что это значит. Люди дю Омэ пытались призвать своего господина к благоразумию. Джос сел в седло, нечаянно задев при этом ногой мешок с украденными пряностями. В воздухе разлился густой аромат благовоний. Джос взглянул на Элиан. Она не сводила с него глаз. От страха ее лицо было мертвенно-бледным, а руки сжаты, как для молитвы.

– Господи, помоги мне. Неужели ты собираешься выйти против них в одиночку? – всхлипнула она.

– Лиан, – начал было Джос, но тут же умолк, прислушиваясь к тому, что говорил Ник.

– Дю Омэ, прислушайтесь к вашим людям, – прокричал хейдоновский воевода. – Не настолько же вы глупы, чтобы угрожать Хейдону. Немедленно освободите наших солдат и уезжайте, пока не натворили дел, о которых потом будете сожалеть.

Джос снова перевел взгляд на женщину, которую надеялся сделать своей женой. Возможно, ему не суждено произнести супружескую клятву верности, но долг превыше всего, и Джос прогнал страшную мысль.

– Лиан, это по моей вине воины Хейдона оказались в руках моего врага, – мягко произнес он. – Обстоятельства таковы, что у меня нет выбора. Я должен их освободить.

– Это вы пожалеете, – крикнул дю Омэ солдатам, не впускавшим его в собственный дом. – Я лорд шериф графства. А теперь делайте, как вам велят. Отоприте эти проклятые ворота. Отдайте мне мою дочь, или, клянусь перед вами и Богом, я перебью этих людей.

Невольно ахнув, Элиан повернулась в сторону ворот Конитропа.

– Молю тебя, Боже, спаси их, – прошептала она.

Дю Омэ требовал выдать дочь. Но даже во имя спасения своих людей Джос не мог бросить на произвол судьбы» женщину, которую любил, тем более когда на карту поставлена ее жизнь. Но спасти Элиан от родного отца было не просто. Путь к главным воротам Конитропа преграждал дю Омэ. Конечно, люди шерифа могли бы попытаться въехать в имение с тыла, но это отняло бы слишком много времени. А Джосу необходимо было освободить своих людей. Но для этого ему придется сразиться с дю Омэ. А это невозможно, пока Элиан рядом.

Или возможно? Джос замышлял безумный рывок с незащищенной спиной в надежде, что ратники Хейдона успеют прийти ему на помощь. Другого выхода у него не было.

Склонившись к седлу, он развязал сумку и бросил в придорожную траву плащ с завернутой в него дорогой кольчугой весом в четыре стоуна.

Если Джос останется жив, он подберет ее. В противном случае она ему больше не понадобится.

Элиан повернулась к нему в замешательстве.

– Он собирается перебить твоих воинов. Потом он то же самое сделает с тобой. Он не знает, что такое честь. Если ты вызовешь его на бой, он скорее натравит на тебя своих людей, чем согласится на поединок. – В глазах Элиан светился испуг. – Боже, помоги мне. Я должна где-то спрятаться. Если он увидит меня с тобой, то поймет, что я его предала. Это приведет его в бешенство, и тогда всеми силами он будет стремиться тебя уничтожить.

Джос отрывисто рассмеялся. Именно этим он и воспользуется. Слепая ярость могла причинить воину столько же вреда, сколько меч в умелых руках. Он протянул руку женщине, которую любил.

– Садись на лошадь позади меня, Лиан, – велел он.

– Ты сошел с ума? – воскликнула она.

У ворот Конитропа раздался яростный крик, переросший в вопль боли, вслед за которым воцарилась абсолютная тишина. Затем послышалась брань. Солдаты Хейдона проклинали шерифа за убийство.

Джос ощутил прилив злобного гнева и находился в состоянии боевой готовности, которого тщетно добивался. В этот момент для него существовала лишь цель, которую он перед собой поставил.

Он потянул Элиан за руку, чтобы помочь вскочить в седло. Она оказала сопротивление.

– Садись на лошадь, – потребовал он, не узнав собственного голоса.

Элиан подчинилась. Не успела она вскочить в седло, как Джос пришпорил лошадь, направляя ее к повороту стены.

– Держись за меня так крепко, как только можешь, – предупредил он Элиан на скаку, – и, что бы ни случилось, не отпускай.

Элиан прильнула к его спине, крепко обхватив руками за талию. Джос приблизился к изгибу стены и натянул поводья. Отсюда до ворот Конитропа оставалось не более двух сотен ярдов. По обе стороны от ворот Джос видел возвышавшиеся над стеной головы около дюжины хеидоновских солдат, торчащие опоры прислоненных к стене лестниц, на которых они стояли, выглядывая из-за последнего ряда камней, из которых была сложена стена.

Шериф восседал на лошади перед воротами с кинжалом в руке. На нем была кольчуга, а шлемом в этот жаркий день он пренебрег, подставив седые волосы солнцу. Рядом с ним на лошадях переминались с ноги на ногу двенадцать солдат в кожаных, простеганных металлом жилетах, шлемах на головах и со щитами в руках. Однако оружие все они держали пока в ножнах.

Взгляд Джоса упал на тело, распростертое на дороге. Оно принадлежало одному из воинов Хейдона. Человек умирал, из его перерезанного горла на землю стекала ручьем кровь. Возле него опустились на колени Перрин и еще двое воинов.

Представшая глазам картина со всей жестокостью напомнила Джосу, что сделали с его двумя сестрами. Жажда мести овладела им с новой силой. Но теперь он знал, что может разить мечом, не опасаясь последствий. Шериф только что объявил войну дому его отца.

Джос пронзительно свистнул, привлекая к себе внимание. Защитники и нападающие тотчас повернули к нему головы. Джос поднял узел с благовониями ограбленного купца и ударил лошадь в бока, заставляя повернуться так, чтобы шериф увидел свою дочь.

– Дю Омэ, – крикнул Джос, – посмотри, что я обнаружил в пещере за водопадом. – Даже на расстоянии Джос увидел, что лицо шерифа покрылось смертельной бледностью.

– Что ты делаешь? – испуганно прошипела Элиан, изо всех сил вцепившись в него.

Джос проигнорировал ее слова.

– Что скажешь? Сможешь настичь меня и забрать то, что тебе так нужно, прежде чем я успею доскакать до монастыря? – крикнул он во все горло, чтобы Ник услышал, куда он направляется, и последовал за ним.

С этими словами Джос вонзил шпоры в бока кобылы, радуясь, что дал ей время отдохнуть и поесть. Его гнедая красотка обладала могучим сердцем и завидной выносливостью. Сейчас эти качества ей понадобятся, как никогда, чтобы промчаться через Набуэлл и первой донести двух седоков до монастыря.

Глава 24

Элиан потеряла всякую надежду пережить этот день. Куда девалась нежность Джоса? Сейчас перед ней был беспощадный рыцарь, приказавший ей сесть на лошадь позади него. Безумец, приговоривший их к смерти, объявив ее отцу, что они были в пещере.

Джос не сознавал, что тем самым освободил ее отца от панического страха. Теперь Рейнеру нечего терять и ничто его не остановит.

В яростном крике Рейнера прозвучали нотки триумфа. Кобыла Джоса рванулась с места. Сидевший впереди мужчина, которого Элиан готова была в ближайшее время назвать своим мужем, припал к лошадиной холке.

– Давай, голубушка, скачи во весь опор, – приказал он животному. И кобыла перешла на стремительный галоп.

Элиан, послушная приказу Джоса, изо всех сил прижалась к его спине. Сейчас главным для нее было выдержать эту безумную скачку и не вылететь из седла. Подол ее юбки задрался, комья грязи, вылетая из-под копыт, больно жалили обнаженные ноги. Пыль забивала ноздри, встречный ветер мешал дышать.

Они находились на полпути к развилке, где ухабистая тропа сливалась с дорогой, ведущей в Набуэлл, когда Элиан сквозь раскатистую дробь копыт кобылы Джоса уловила размеренный топот копыт. Звук нарастал, пока не поглотил все остальные.

Элиан обернулась, и ее охватило отчаяние. В четырех сотнях ярдов от них клубилось, быстро приближаясь, густое облако пыли, вздымаемое отрядом ее отца. Далеко за ними вилось другое облако пыли, свидетельствуя, что ратники Хейдона отправились в погоню им на подмогу. Однако надежда на спасение таяла с каждой минутой. Солдаты Джоса только сейчас покинули прилепившуюся к стенам Конитропа деревушку.

Элиан невольно остановила взгляд на отце. С развевающейся за плечами серебряной гривой волос он скакал во главе отряда. Слепая ярость искажала его черты, зубы поблескивали в злобном оскале.

Испустив испуганный вопль, Элиан взглянула на дорогу. Набуэлл был еще очень далеко. Они не успеют достичь даже ворот города, не говоря уже о святой обители.

– Быстрее, моя гнедая красавица. Поднажми еще чуть-чуть, – услышала она спокойный голос Джоса.

Элиан снова оглянулась. Лошадь её отца с выпученными глазами и пеной у рта дышала всего в нескольких ярдах от крупа их кобылы. Взвизгнув, Элиан уткнулась лицом в спину Джоса, чтобы ничего не видеть.

Тропа, соединявшая Конитроп с городом, кончилась, и гнедая кобыла Джоса неслась теперь по более широкой дороге, которая вела в Набуэлл. Замирая от страха, Элиан выглядывала из-за плеч Джоса, сожалея, что не в ее власти передвинуть городские стены поближе к ним. Хорошо еще, что их стремительной скачке не мешали повозки. Пешеходы с громкими криками бросались врассыпную. Люди с ручными тележками, громыхая колесами, разбегались в стороны, прижимаясь к обочинам.

Краем глаза Элиан уловила рядом какое-то движение. Морда лошади ее отца почти поравнялась с ее ногой. Элиан открыла рот, чтобы закричать, но не смогла издать ни звука.

– Ты попалась! – рявкнул Рейнер. Его голос прозвучал совсем рядом, и Элиан показалось, что отец сейчас схватит ее.

– Держись крепче, Лиан! – крикнул Джос.

Тут они взвились в воздух, перемахнув через тачку с яблоками. Не успела Элиан опомниться, как кобыла Джоса вновь коснулась земли, перешла на галоп и мчалась во весь опор к воротам Набуэлла. Цокот копыт преследователей утонул в гвалте, визге и ругательствах. Элиан оглянулась и увидела воинство Хейдона, выезжавшее на набуэллскую дорогу. Совсем близко от них Рейнер жестоко ударил пятками в бока своего скакуна. Животное встало на дыбы и в попытке восстановить прежний ритм споткнулось.

На дороге неподвижно лежал окровавленный владелец ручной тележки. Ряды преследователей смешались. Солдаты беспорядочной толпой сгрудились вокруг шерифа. В душе Элиан блеснул слабый лучик надежды. В безмолвной мольбе воззвала она к небесам, чтобы Господь позаботился о пострадавшем человеке. Возможно, случившаяся из-за трагедии заминка дала ей и Джосу тот выигрыш во времени, которого им так не хватало для спасения.

Железные подковы зазвенели о камень мощенного булыжником участка дороги перед воротами Набуэлла. Не замедляя скорости, Джос направил лошадь к воротам. Надежда вновь угасла. Стражник неминуемо выйдет им навстречу с призывом остановиться. Им придется либо растоптать его, либо сбавить скорость и объехать. В обоих случаях они потеряют выигранное время.

Однако стражник не появился.

– Эй, сэр, пожалуйста, не так быстро, – прокричал он, когда покрытая пеной и потом лошадь рыцаря пролетела мимо. Но его слова растаяли вдали, унесенные ветром.

– Куда? – справился Джос, заметив впереди развилку.

– Направо, – ответила Элиан.

Промчавшись по одной улице, затем по другой, они приближались к центру города. Элиан озиралась по сторонам. Город словно вымер. Нигде не было ни души.

Наконец они влетели в городской центр. Широкая площадь, где раз в неделю проходила ярмарка, кишела народом, хотя день был не базарный. Вместо лавок повсюду раскинулись разноцветные шатры, перед каждым проходило праздничное действо. Лоточники, стараясь перекричать друг друга, расхваливали свой товар. Играли музыканты, народ водил хороводы. Пахло жареными колбасками и свежим элем.

Находясь в плену у Беатрис, Элиан совершенно забыла о ежегодном праздновании дня святого, покровительствующего Набуэллу.

– Черт, придется сбавить скорость, – проворчал Джос и натянул поводья, пустив кобылу легким галопом, когда она врезалась в гущу толпы.

Какая-то женщина, вскрикнув, шарахнулась прочь от взмыленного лошадиного крупа, и ее муж погрозил седокам кулаком.

– Человек, ты испортил моей жене платье, – крикнул он. – Здесь нельзя ехать верхом! Слезайте со скотины и идите пешком, как того требует обычай.

Услышав жалобу мужчины, Элиан подалась вперед и с упавшим сердцем сказала Джосу:

– Надо спешиться. Иначе они стащат нас с седла.

Не успела она договорить, как с соседней улочки, откуда они только что выехали на площадь, донесся перестук копыт. Элиан охватило отчаяние. Они, даже если это сулило им гибель, не могли ехать по праздничной площади верхом, а ее отец мог. Более того, вздумай он поднять шум и обратиться к горожанам с призывом их остановить, каждый человек должен будет подчиниться приказу шерифа: погнаться за ними и поймать. Джос резко остановил кобылу.

– Слезай. – Еще одна безжалостная команда. Элиан проворно соскользнула с седла. Он тоже спешился, не выпуская из руки мешок с пряностями убитого купца.

– Дальше мы побежим, – бросил Джос и схватил ее за руку.

Во второй раз за две недели Элиан пришлось мчаться сломя голову по рыночной площади Набуэлла. Джос хотел пуститься напрямик, но протолкнуться в центре было бы труднее.

– Нет, лучше сюда, – воскликнула Элиан, одной рукой подобрав юбки, а другой – держась за Джоса. Элиан потащила его к краю площади. Оттуда до Бейкерсуок было дольше, но доберутся они быстрее, поскольку там не было толчеи. Ловко маневрируя среди людей, они неслись вдоль площади. Они находились на полпути к Бейкерсуок, когда Элиан услышала голос отца:

– Где они? Посторонись. Разойдись в сторону, чертовы остолопы! Именем шерифа! – Его крик потряс гомон праздничного веселья. Слава Богу, шериф не стал поднимать тревогу, объявляя розыск и поимку преступников.

Джос и Элиан наконец вырвались из человеческого моря. У Элиан от страха подкашивались ноги, когда они побежали вверх по Бейкерсуок. Впереди замаячила развилка, откуда начинался Прайорилейн.

Элиан бросила взгляд через плечо и ощутила прилив радости. Они успеют добраться до монастыря! На Бейкерсуок ее отец еще не выехал. Тишину улочки нарушало лишь их тяжелое дыхание. Они миновали домишки пансионеров, оставили позади монастырскую гостиницу. Никогда Элиан не радовалась так виду больших арочных ворот святой обители. Из крошечной сторожки у ворот, где всем безраздельно заправляла привратница, вышла Матильда. Задыхаясь от усталости, Элиан и Джос остановились перед ней. Глядя на них, монахиня раскрыла рот от удивления.

Ее бывшая воспитанница и рыцарь держались за руки.

– Во имя Беатрис Хейдон, – взмолился Джос, – прошу вас предоставить в вашем святом доме убежище для Элиан дю Омэ. Ее отец собирается причинить ей зло.

У опешившей Матильды округлились глаза. Элиан громко ахнула и потянула Джоса за собой.

– Не только мне, но и тебе тоже, – добавила Элиан пылко.

– Нет, Лиан, – возразил Джос.

От рыцаря, холодно потребовавшего в Конитропе ее безоглядного повиновения, не осталось и следа. Вместо него вновь появился тот, кто любит ее, желает сделать своей женой, чтобы узаконить их ребенка. У Элиан на глаза навернулись слезы.

– Ты сказал, что я не должна тебя отпускать, – возмутилась Элиан, прижимая его руку к своей груди. – Сестры должны спасти не только меня, но и тебя.

Элиан увидела в его восхитительных голубых глазах любовь. Он покачал головой и высвободил руку.

– Дорогая, пока жив твой отец, здесь нет безопасного места ни для тебя, ни для меня. Подумай об этом. Твой отец убивал во имя собственного обогащения. Его душа уже проклята. Его не остановят стены и священная неприкосновенность этой обители, если он захочет нас поймать.

Надежда на спасение окончательно рухнула. Джос прав. Ее отца ничто не остановит.

– Ведь если я войду в святую обитель, то не смогу обнажить меч, иначе буду проклят. И воины Хейдона не смогут прийти мне на подмогу. Если мы хотим выжить, я должен удержать Рейнера за пределами монастыря, пока не подоспеет рать моего отца. Сбереги это для меня. – Джос протянул ей мешок с пряностями.

Элиан прижала мешок к груди, где только что была его рука. В нос ей ударил густой аромат восточных благовоний. На дальнем конце Прайорилейн раздался цокот копыт. Отбиваемая лошадьми дробь прозвучала в ее ушах колокольным набатом, возвещавшим о конце света. Конец света и впрямь наступил. Во всяком случае, для нее.

Джос в одиночку не сможет сдержать натиск ее отца и целого отряда воинов. Он обречен на смерть. Рейнер дю Омэ, как и всегда, избежит справедливой кары за свои злодеяния.

Джос оглянулся и остановил взгляд на лице Элиан. Наклонившись вперед, он коснулся губами ее губ. Поцелуй получился мимолетным, но он сумел вложить в него всю силу своей любви.

– Не теряй веры, любимая, – прошептал он и повернулся навстречу приближающимся всадникам.

Он занял позицию в середине ворот и, выйдя вперед, выхватил из ножен меч. Клинок издал протяжный звон. Ощутив оружие в руке, Джос взмахнул им несколько раз.

– Элиан, что происходит? – испуганно спросила Матильда.

Элиан ничего не ответила. Да и что могла она сказать? Ведь воины Хейдона ни за что не успеют домчаться до стен монастыря, тем более что в отличие от шерифа с его отрядом им не позволят пробираться через ярмарочную площадь верхом. О Боже, сейчас Джос умрет прямо у нее на глазах.

Окаменев от ужаса, она слышала, как цокот лошадиных копыт перерос в громовые раскаты. Раздувая бока, конь ее отца замер всего в нескольких футах от Джоса, выбивая железными подковами о камень звонкую дробь. Ратники шерифа остановились на некотором расстоянии от них и спешились.

Дико вращая глазами, с заляпанным грязью лицом, Рейнер с такой поспешностью спрыгнул на землю, что со стороны могло показаться, будто он вывалился из седла. Он взялся за щит и выхватил из ножен меч. Элиан почувствовала, как к горлу подступила горечь. Отец, как всегда, спрячется за стену.

Матильда с пронзительным воплем бросилась к отворенной калитке. Упершись в деревянную панель ладонями, она толкнула ее что было силы. Увидев, что двери закрываются, Элиан взвизгнула. Если Матильда ее запрет, Джос, не имея возможности отступать, окажется в западне.

– Нет, не делайте этого! – закричала она, подбежав к привратнице.

Матильда заломила руки и попятилась от двери. Элиан заняла позицию в проходе. По другую сторону ворот послышался шорох металла, трущегося о кожу. Солдаты шерифа обнажили оружие. Глаза Матильды наполнились ужасом, и она с невиданной прытью крутанулась вокруг собственной оси.

– Матушка! – заголосила она, бросившись со всех ног в сторону покоев настоятельницы.

Элиан обернулась. Рать шерифа выстроилась перед Джосом в форме полукруга. С обнаженными мечами и щитами наготове они смотрели на ее одинокого рыцаря, лишенного какой бы то ни было защиты. Ощерившись, Рейнер бросился на человека, которого она любила.

Глава 25

Как только шериф двинулся на него, Джос поднял меч. В эту секунду он вдруг понял, почему мужчины не берут с собой на поле брани жен. Утешая Элиан, он утратил хладнокровие, необходимое в сражении так же, как щит и кольчуга.

Со звоном соединив клинки, противники сошлись. Атакуя в дикой ярости, дю Омэ махал мечом, обрушивая на противника беспорядочные удары. Один, второй, третий. Джос с легкостью парировал их. Когда шериф занес руку для удара сверху, Джос стукнул клинком в центр его щита.

У шерифа перехватило дыхание, и он попятился. Джос воспользовался моментом, чтобы разглядеть противника.

От труса, которого он впервые встретил в замке Набуэлла, не осталось и следа. Во взгляде дю Омэ горел огонь неистовства и решимости уничтожить врага.

Шериф снова ринулся на Джоса. На этот раз, когда их мечи скрестились, дю Омэ попытался пробить защиту Джоса снизу. Рыцарь ощутил прилив презрения и высокомерия. Он привык добиваться победы преимуществом силы. Шерифу придется хорошенько постараться, чтобы победить его. Могучим толчком Джос отбросил дю Омэ от себя.

Покачнувшись на неровной булыжной мостовой, шериф упал спиной на своих солдат. Их присутствие напомнило Джосу, что мастерство дю Омэ особого значения не имеет. Высокомерие рыцаря несколько поубавилось. Численное преимущество гарантировало шерифу победу.

Держа оружие на изготовку, Джос ждал, когда все воинство ринется на него в атаку. Но солдаты оставались на своих местах, всем своим обликом выражая неловкость. Джос понял: им это не по нраву. И приободрился.

Издалека донеслись крики и брань. Видимо, Ник достиг либо городских ворот, либо рыночной площади. Теперь уже недолго. Но и неизвестно, сколько Джос продержится, если солдаты шерифа вступят в бой.

Краем глаза Джос оценил их потенциал. Один слишком высоко поднял щит. Безбородый юнец дрожит как осиновый лист. У того урода спеси выше крыши. В общем, у каждого было уязвимое место.

Тяжело дыша, дю Омэ поднялся и обнаружил, что его ратники стоят за его спиной.

– Что с вами, тупые остолопы? Не стойте, как чурки. Возьмите его, – закричал он. – Убейте!

Однако воины по-прежнему переминались с ноги на ногу, вопросительно переглядываясь друг с другом. Эти люди в отличие от своего господина чтят кодекс чести. Джосу это тоже на руку.

– Они не посмеют, – крикнул Джос. – Знают, что ты не по праву бьешься с Хейдоном. И любой, кто меня поразит, может быть повешен за преднамеренное убийство.

– Преднамеренное убийство? – Глаза дю Омэ злобно сверкнули. Он был полон решимости расправиться с Джосом, что делало его опасным. – Я не убиваю, я вершу правосудие, – возразил шериф. – Я оказал тебе гостеприимство, а ты обесчестил мою дочь. За это ты заплатишь собственной жизнью.

Лишь по чистой случайности обвинение шерифа оказалось правдой. Но дю Омэ нуждался в любом подходящем предлоге, в любых словах, которые могли бы вынудить его солдат атаковать врага, не опасаясь понести наказание. Это сработало. И солдаты двинулись на Джоса. Дю Омэ снова поднял меч и, предвкушая победу, расплылся в улыбке.

Но именно эта улыбка вернула Джосу желанное хладнокровие. Время, казалось, остановилось. Он увидел, как клинок шерифа медленно описывает дугу, так же бесцельно и беспорядочно, как прежде. По неосторожности шериф опустил щит.

Уклонившись от удара, Джос обрушил меч на верхнюю кромку щита шерифа. Дю Омэ с пронзительным воплем рухнул на колено. Падая, качнулся и опрокинулся на напиравших сзади солдат. Джос тем временем ткнул лезвием в незащищенное бедро человека, стоявшего рядом. Несчастный взвыл и отшатнулся в сторону.

Сделав ложный выпад вправо, Джос резко крутанулся, и его меч звякнул о щит солдата, сделавшего попытку зайти ему в тыл. Оружие отскочило, и Джос, повернув его, плашмя ударил по защищенной шлемом голове другого воина. Тот закатил глаза и рухнул наземь, выронив щит, которого так не хватало Джосу. Не спуская глаз с бесценного предмета, Джос рубанул по руке другого атакующего, но не отсек конечность, а лишь перебил кости.

Раненый вскрикнул и осел на двух своих товарищей. Все трое повалились на землю.

Резким поворотом кисти Джос вырвал оружие у юного воина. Тот лишился чувств и завалился на бок. Его сосед споткнулся о бездыханное тело.

Воспользовавшись сутолокой, Джос ринулся за щитом, но не успел. Заметив краем глаза блеск металла, он дернулся в сторону. Но не рассчитал движения.

Удар, который должен был отсечь ему левую руку по самое плечо, пришелся на внешнюю сторону предплечья. Пальцы у него онемели, и он ощутил, как по руке заструилась кровь. Теперь щит ему не понадобится. В целях безопасности Джос отступил к проему ворот.

– Он мой, – вскричал дю Омэ, следуя за Джосом с мечом в руке. По приказу шерифа смешавшиеся ряды воинства отступили, предоставляя господину возможность сойтись с неприятелем в бою один на один.

Скрестив мечи, Джос и дю Омэ схватились в поединке. Непрестанно махая оружием, они оглашали окрестности ритмичным лязгом металла. Стремясь беречь силы, Джос не атаковал, а только сдерживал атаку шерифа. Дю Омэ же вкладывал в каждый удар всю свою мощь. Но вскоре вес, возраст и дневная жара дали о себе знать. Пот градом катился по лбу шерифа. Дю Омэ начал задыхаться и то и дело хватал ртом воздух. Когда движения его замедлились, Джос понял, что настало время воспользоваться очередным преимуществом.

– Твоя дочь, – сказал он с широкой улыбкой, – принесла мне пряности, что изобличают тебя как вора и убийцу.

Прием сработал. Дю Омэ выпучил глаза. Под натиском ярости решимость растаяла.

– Мерзкая предательница! – проревел шериф и сделал остервенелый бросок.

Джос отскочил назад. Не найдя опоры, на которую рассчитывал, шериф потерял равновесие и по инерции неуклюже полетел по траектории удара. Джос, казалось, только этого и ждал.

Не успел дю Омэ подняться, как Джос нанес неистовый удар по его щиту, за которым последовал второй и третий. Он молотил по щиту без передышки, не позволяя шерифу применить оружие. Каждый удар, нанесенный по тяжелой металлической броне, отзывался сокрушительной болью в руке. Джос по личному опыту знал, чего стоит это испытание сухожилиям и мышцам конечности и плеча. В следующий момент дю Омэ с криком откатился в сторону, где Джос не мог его достать.

Когда Джос отскочил, чтобы занять безопасное положение в проеме ворот, на него ринулся находившийся справа солдат. Джос уклонился от удара и одновременно ткнул клинком в незащищенный бок другого солдата. Тот упал.

Тут на него стали надвигаться остальные. Лица под шлемами были хмурыми. Готовясь к решающему броску, они подняли оружие. Где же, черт побери, Ник?


Адельм распахнул окно приемной матушки-настоятельницы. Сквозь неумолчный словесный поток привратницы, кричавшей что-то о рыцаре без доспехов, смерти Элиан и шерифе, он расслышал характерные звуки сражения. Яростный рев своего отца.

Адельм не сдержал улыбки. Настоятельница права. Бог даровал ему шанс искупить перед смертью свою вину. И для этого ему не придется лежать, распластавшись, перед гробницей какого-нибудь святого и изрыгать приличествующие слова.

Адельм двинулся вниз по лестнице. Достигнув плотно утрамбованного грунта внутреннего двора, он попытался бежать. Однако ноги его не слушались. В этот день он мало ел и чувствовал себя после долгого пути изнуренным. Самое большее, на что он был способен, протрястись легкой рысцой.

На ступенях за спиной раздался звук женских шагов.

– Сэр Адельм, остановитесь, – донесся до него голос помощницы настоятельницы. – Вы достаточно нагрешили. Не делайте этого.

Адельм пропустил ее предупреждение мимо ушей. Общие с ней дела он закончил. Она получила от него больше, чем могла ожидать, хотя и сам он добился того, на что рассчитывал. Где-то в глубине души шевельнулась радость. Несмотря на клятву помощницы настоятельницы не иметь больше никаких дел с дю Омэ и его людьми, от него потребовалось лишь назвать имя своей матери, чтобы Герта распахнула перед ним двери.

Приблизившись к воротам, Адельм потянулся к рукоятке меча, но не извлек его. Слишком хорошо сознавая, что это значит, он выругался и повторил попытку. На этот раз клинок оставил ножны.

Впереди в нескольких ярдах от себя он увидел Элиан. Она стояла вполоборота к воротам, словно готовилась бежать в глубь монастырского двора. На ее лице был написан ужас. Положение ее тела позволило ему разглядеть в руках сестры сложенную темно-коричневую ткань, которую она прижимала к груди.

Адельм без труда ее узнал. К своему удивлению, он испытал облегчение. Тайник обнаружен – значит, все кончено.

По другую сторону монастырских стен снова раздался лязг металла. Мгновение спустя в проем ворот святой обители вступил бастард. Без доспехов, лишь в боевых перчатках и с мечом. Левое плечо туники богатыря было располосовано, из раны сочилась кровь.

Адельм перевел взгляд на площадку перед рыцарем. Сына Хейдона теснил полукруг из семерых солдат. Пятеро других лежали на дороге. Бастард, безусловно, ничем не уступал своему благородному отцу. Возможно, даже был лучше.

Адельм увидел, как, пошатываясь, вошел и встал перед сыном Хейдона Рейнер. Его бока высоко и часто вздымались. Адельм испытал немалое удовлетворение. Его отец был измотан не меньше, чем он сам. Мысль, что они встретятся в равной степени истощенные, принесла ему утешение.

Внимание Элиан было всецело сосредоточено на воротах. Когда Адельм коснулся пальцами ее руки, она удивленно отпрянула и отскочила назад, прежде чем сообразила, кто перед ней. Любовь, благодарность, доверие и остальные добрые чувства, которые она к нему питала, отразились в ее глазах.

– Помоги ему. Он один против всех, – взмолилась она, хотя знала, что по долгу службы Адельм присягал шерифу на верность. Столь велико было ее желание спасти своего благородного рыцаря, что она даже не удивилась присутствию здесь Адельма, хотя тот должен был находиться далеко на юге.

Ей ни о чем не нужно было спрашивать, но тогда она этого не знала. На Адельма снова накатила мысль о желанной смерти. На этот раз она принесла с собой лишь спокойствие и умиротворение. Предпринимая это путешествие, он думал, что посвятит жизнь мести. Но теперь все изменилось. Он выполнит просьбу сестры, она единственная на всем белом свете любит его по-настоящему.

Адельм улыбнулся ей:

– Мужайся, сестренка. Я спасу твою любовь от нашего отца, – сказал он и направился к воротам.

Дю Омэ снова ринулся на него в атаку. Джос приготовился отразить наступление. Шериф не мог уже достаточно высоко держать щит, и клинок Джоса обрушился на его левое плечо. Железные кольца не выдержали. Металл лезвия прошел сквозь толстую подкладку, что надевают под доспехи, и вонзился в скрывавшуюся под ней плоть.

Шериф взревел от боли. Левая рука повисла, и щит выпал из нее.

Только тут Джос уловил резкий звук за спиной. В этом звуке он услышал приближение собственной смерти. У него в тылу каким-то образом оказался рыцарь. Джос с криком отскочил в сторону.

Проклиная себя, Джос прижался спиной к монастырской стене. Уход из пространства под воротами означал, что он теряет возможность маневрировать. Солдаты могли теперь сомкнуться вокруг него и зарубить.

Из монастырских ворот вышел сэр Адельм. С обнаженным мечом он приготовился к нападению. Камзол рыцаря был покрыт грязью. Глубокие складки на суровом лице свидетельствовали о том, что он в полном изнеможении.

Джос поднял клинок. Капитан был моложе и сильнее шерифа. К тому же, если это он убил лорда Хейдона, его мастерству мог бы позавидовать любой солдат.

Но вместо того чтобы атаковать Джоса, Адельм пробежал мимо. Когда солдаты шерифа узнали своего капитана, среди них пронесся гул недоумения, па лице дю Омэ отразилось изумление.

– Что ты здесь делаешь? – взревел шериф, с трудом скрывая страх.

Рыцарь не ответил, лишь взмахнул оружием. Дю Омэ пришлось поспешно вскинуть меч, чтобы отвести удар. Мечи, скрестившись, звякнули, после чего мужчины, пошатываясь, отпрянули друг от друга. Сэр Адельм снова поднял меч.

– Немедленно остановись! – приказал шериф. – Остановите его! Помогите мне, – обратился он к солдатам.

– Ни с места! – скомандовал сэр Адельм. – Это наши с ним дела.

Растерявшись, ратники шерифа опустили оружие и не двигались с места. Они смотрели, как капитан удар за ударом теснил своего господина к стенам гостевого дома монастыря. Дю Омэ с трудом удавалось отражать сыпавшиеся на него удары. Наконец он спиной уперся в с гену Единственное, что ему оставалось, держать меч, защищая сердце.

Сэр Адельм вновь занес оружие в смертоносном ударе. Тогда дю Омэ пнул его со всего размаха ногой. Молодой рыцарь согнулся пополам и рухнул на мостовую. Его меч отлетел в сторону.

Дю Омэ поднял клинок, чтобы добить противника. Но Джос отделился от стены и ринулся вперед, чтобы спасти капитана. Описав дугу, клинок шерифа двинулся вниз.

Сэр Адельм откатился в сторону, и лезвие меча шерифа полоснуло его по спине. Раздался треск перерубаемых костей. Рыцарь скорчился от боли и распластался на камнях. Джос остановился и медленно попятился назад и вбок, чтобы занять прежнее место в проеме ворот. Если этот удар еще не прикончил сэра Адельма, то следующий наверняка будет смертельным. Расправившись с капитаном, шериф непременно займется им.

Тяжело дыша, дю Омэ стоял над поверженным рыцарем.

– Никчемный ублюдок, – рыкнул он. – Напрасно я потратил на тебя семя.

Распластавшийся на камнях, сэр Адельм проворно извернулся и с силой дернул отца за ногу. Вскрикнув, шериф упал. Его голова с громким стуком ударилась о мостовую.

Помогая себе ногами, капитан отряда шерифа перевернулся, оказавшись сверху отца. Мужчины на мгновение сцепились, но капитан, изловчившись, повернулся на бок и зажал голову отца в тиски согнутой руки. Ошеломленный, дю Омэ слабо пошевелился. Его пальцы шарили по руке противника.

Изо рта рыцаря струйкой текла кровь. В его ладони сверкнуло лезвие кинжала.

– Сегодня ты за все заплатишь, отец, как и я, – прохрипел он, харкая кровью. – Я покажу тебе, как они погибли.

Адельм полоснул кинжалом по горлу отца. Из раны фонтаном брызнула кровь. Шериф застыл, по телу пробежала судорога, и он замер. Когда отец скончался, сэр Адельм повалился на спину. Бездыханное тело отца лежало на нем.

С дальнего конца подъездной дороги донеслись цокот копыт и крики людей, понукавших животных. Солдаты шерифа побросали мечи и щиты и отступили к стене святой обители с поднятыми руками.

Все было кончено.

Глава 26

Ледяная пустота, державшая Джоса в оковах, расступилась. Он просчитал свою игру с холодной точностью, о чем свидетельствовал тот факт, что он остался жив. Давала себя знать жгучая боль в левой руке. Джос испытал удовлетворение. Он получил ответы на все вопросы, в поисках которых явился в Набуэлл.

– Джос! – услышал он пронзительный крик Элиан.

Громыхая копытами, во двор въезжал отряд хейдоновских ратников с Ником во главе. Джос обернулся. Ему навстречу бежала Элиан. Ее лицо было заляпано грязью, волосы, заплетенные в косы, растрепаны, подол платья разорван, и все же прелестнее не было женщины на свете.

Отбросив меч, Джос протянул ей здоровую руку. Она порывисто обняла его за талию. И хотя от ее объятия его пронзила боль, он привлек Элиан к себе. От нее пахло пряностями, обнаруженными ими в тайнике. Она прильнула губами к его губам. Мгновение спустя Джос оторвался от нее и, вскинув голову, рассмеялся.

– Я живой! – крикнул он небесам. Две недели назад он ни за что не поверил бы, что это простое обстоятельство доставит ему столько радости.

Вдруг Элиан отшатнулась от него.

– Адельм! – Рыдая, она бросилась к поверженному рыцарю.

Джосу столько всего довелось пережить, что странное проявление любви будущей жены к капитану отряда шерифа его нисколько не взволновало. Он хотел последовать за ней, но к нему подскакал Ник и, остановив коня, спрыгнул на землю. Лицо воеводы почернело от бешенства.

– Богом проклятые горожане! Нам пришлось потоптать их лошадьми, чтобы они дали нам проехать по площади, – выпалил он. Но его гнев сменился радостью, когда он посмотрел вокруг. – Милостивый Бог, ваш отец гордился бы вами. Я готов сию же секунду присягнуть вам на верность.

Джос рассмеялся. Да, отец и вправду мог бы им гордиться. Его сын не только отомстил убийцам, но и остался жив, чтобы взять на себя ответственность, возложенную отцом на его плечи. Теперь Джосу предстояло проследить, чтобы события этого дня нашли достойное продолжение.

– Ник, у нас нет претензий к воинству этого графства, во всяком случае сейчас, когда их шериф мертв. Отправь их обратно в замок и позаботься, чтобы мать-настоятельница прислала врачевательниц перевязать раненых.

– Слушаюсь, сэр, – отозвался Ник и отдал своим людям распоряжения.

Радуясь, что может доверить бразды правления этому надежному человеку, Джос обратил взгляд над Элиан, стоявшую на коленях возле бездыханных тел отца и брата. Ее плечи сотрясались от рыданий. Джос опустился рядом с ней на корточки.

Элиан держала брата за руку, стараясь сдержать рыдания. Раненый рыцарь безмолвно смотрел на сестру. Черты Адельма светились удивительной нежностью. Впервые за все время Джос увидел, как смягчилось суровое лицо капитана.

Чтобы хоть как-то облегчить его страдания, Джос сбросил с груди Адельма мертвого шерифа. Обследовать раны капитана не имело смысла. Лужа крови под ним становилась все шире. Рана, нанесенная сыну отцом, оказалась смертельной. Ему недолго осталось жить.

Джос заметил, что Адельм смотрит на него. Темные глаза умирающего рыцаря светились умиротворением. Джос не испытывал к нему ни злости, ни ненависти. Хотя именно Адельм лишил жизни его отца и сестер. Но благодаря ему Джос остался жив.

– Это был ты, – произнес наконец Джос едва слышно.

На лице Адельма отразилась скорбь, и он почувствовал отвращение к самому себе. Из его груди вырвался стон, пронизанный мукой.

– Твои сестры меня узнали. Они назвали твоему отцу мое имя, – прохрипел он, и на губах у него выступила кровавая пена. Глаза Адельма наполнились грустью. – Я любил их.

Услышав это, Элиан поникла от горя. Джос обнял ее рукой.

С любовью и нежностью глядя на сестру, Адельм перевел взгляд на Джоса и нахмурился. Джос понял, что Адельм хочет задать ему тот же вопрос, что уже задавал в зале Конитропа. О намерениях бастарда по отношению к Элиан.

– Мы поженимся, – сказал Джос.

На лице рыцаря снова появилось умиротворение. Адельм переключил внимание на Элиан.

– Сестра, знай, если бы не ты, в моей несчастной жизни не было бы ничего хорошего, – едва слышно прошептал он, испустив последний вздох.

Глава 27

– Ты не можешь говорить об этом всерьез! Женщины не принимают самостоятельно подобных решений, – возразила мать Герта.

Настоятельница стояла за рабочим столом своего кабинета. От показной безмятежности не осталось и следа. Перед ней на столе лежал свернутый пергамент. Неподалеку от нее в кресле настоятельницы сидела леди Хейдон.

Герта откладывала этот тяжелый разговор до приезда из Конитропа леди Беатрис, ожидая, по всей видимости, от патронессы поддержки. Беатрис, вновь облаченная в полотняный костюм для верховой езды, с тонкой вуалью на голове, утопала в массивном кресле.

– Нет, подобный выбор справедливо возложен не родственников мужского пола, – продолжила Герта тоном, не терпящим возражений, и взглянула на Элиан. – Твой единокровный брат распорядился, чтобы ты вступила в нашу святую обитель.

Элиан страдальчески вздохнула, увидев перед своим мысленным взором образ Адельма. Ее друг и в самом деле приходился ей единокровным братом, побочным сыном ее отца. Ради отца он совершал грабежи и убийства, отняв жизни в том числе у невинных сестер Джоса. Но Адельм столь глубоко ее чтил, что спас жизнь дорогого ей человека.

На глаза Элиан снова навернулись слезы. Ей стоило немалых усилий сдержать их. Ее главная забота теперь – будущий ребенок. Если во время беременности плакать, малыш родится меланхоличным. Да не оставит ее Господь своей милостью. Но что еще, кроме горя и страха, может она испытывать, если вдобавок к пережитому ужасу святая мать намерена лишить ее будущего и ребенка?

Сидевший на табурете посреди комнаты Джос слегка повернулся в ее сторону. Ни туники, ни рубашки на нем не было. Его голая кожа, отмытая от пота и крови, поблескивала. Слева от него стояла сестра Ада с иглой в руке и зашивала рану на плече.

– Сидите спокойно, – предупредила монахиня-целительница с ноткой укоризны в голосе.

Но Джос поднял правую руку. Элиан быстро обошла табурет и позволила ему себя обнять. И хотя мужчина всего лишь обнял женщину за талию, сомнений не вызывало, что он показывает присутствующим свое желание обладать ею. Он всем своим видом демонстрировал, что не позволит святой матери запугать Элиан и променять его на монахинь.

Мать Герта прищурила глаза.

– Уберите от нее руку, сэр. Вы уже опозорили госпожу дю Омэ, соблазнив на плотский грех. Я не позволю губить ее и дальше.

– Вы не можете что-либо позволить или не позволить, – сказал Джос. – Я уже попросил Элиан стать моей женой, и она согласилась. Это делает меня ее самым близким родственником мужского пола и дает право принимать за нее решения. Если она все еще не возражает выйти за меня замуж, я скажу, что наш ребенок предпочитает, чтобы я взял его мать в жены. Видит Бог, я тоже хочу этого всей душой.

При вторичном упоминании о ребенке, который мог или не мог развиваться в чреве Элиан, Герта на противоположном конце комнаты замерла. Поняв уловку Джоса, Элиан улыбнулась. Джос решил использовать их будущего ребенка в качестве орудия, способного заставить святую мать отказаться от каких бы то ни было посягательств на ее свободу.

Джос склонил голову набок, чтобы взглянуть на Элиан.

– Ты сожалеешь, что согласилась выйти за меня замуж? Или ты предпочитаешь, чтобы наш ребенок рос в монастыре как послушник, если родится мальчик, или как послушница, если это будет девочка?

Поторопиться с ответом Элиан заставили воспоминания о страданиях Адельма, о которых он отказывался говорить, повествуя о своих детских годах в монастыре.

– Нет, я хочу сама воспитывать своего ребенка. Предпочитаю быть женой и матерью, – сказала она и прижалась к Джосу.

Герта обернулась к Беатрис.

– Сделайте что-нибудь, – взмолилась она. – Потолкуйте с ним. Объясните, что это сумасбродство жениться на бесприданнице.

– Он мне не родня, – отозвалась Беатрис, не поднимая головы. – Я не могу на него повлиять.

Приведенная в замешательство, настоятельница снова обратилась к Джосу:

– Как вам не стыдно, сэр! Я полагала, вы выше чтите полученное от отца наследство, – промолвила она резким тоном. – Взять в жены бесприданницу значит принизить то, что оставил вам ваш благородный родитель.

– Брось, Герта, – сказала Беатрис со вздохом и, уронив ладони на колени, распрямила спину. – Неужели ты не понимаешь, что честь не оставляет ему выбора? Я могу только поддержать его. Ведь это я во всем виновата, ибо велела ему переспать с дочерью шерифа.

Герта с удивлением уставилась на благородную патронессу:

– Это правда?

Сложив на груди руки, Беатрис устремила взгляд на Элиан, и в глазах ее появилась боль.

– К сожалению, правда. Клянусь, я от горя не понимала, что творю. Я так страдала при мысли, что мои милые крошки лежат в сырой земле, вот и хотела других заставить корчиться от боли. Когда сэр Джос пришел ко мне после их погребения, я умоляла его сделать все, лишь бы настроить Элиан против ее отца. Я даже потребовала, чтобы он соблазнил ее.

Элиан оторопело посмотрела на Джоса. Беатрис велела ему соблазнить ее? Но это невозможно, ведь тогда, на пруду, Джос дал ей возможность самой сделать выбор.

Ответом ей послужила улыбка, слегка тронувшая его губы. Только тут Элиан вспомнила, что Джос хоронил своего отца и сестер на другой день после того, как обнаружил ее спрятавшейся за водопадом.

– Беатрис, вы не можете одобрить этот брак. – В голосе матери-настоятельницы прозвучало отчаяние.

– А что еще мне остается? – тихо спросила Беатрис. – Только так я могу восстановить справедливость.

Благородная дама вновь перевела взгляд на Элиан, и на ее лице отразилось глубокое сожаление.

– Ты милая девушка и заслуживала большего, чем укоры безумной женщины, изводившей тебя денно и нощно. Ты проявила ко мне великую доброту, а я платила тебе упреками и оскорблениями. Тебе давно следовало образумить меня.

Элиан ощутила смешанное чувство сострадания и благодарности.

– Разве могла я образумить вас, если знала, как вы страдаете из-за постигшего вас горя? Как бы мне хотелось, чтобы кто-то и меня любил так же сильно... – Она осеклась.

У Беатрис дрогнули губы, и она улыбнулась, потом взглянула на пасынка.

– Джос, ты должен жениться на этой женщине, чтобы она стала членом моей семьи. Я полюбила ее и буду по ней тосковать.

Услышав это, Джос оторопел, и лицо его приняло удивленное выражение.

– Мадам?

– Во имя Бога и меня, – буркнула сестра Ада с досадой, – рыцарь, нельзя ли посидеть смирно. Конечно, если вам не безразлично, какой получится рубец и сможете ли вы в полном объеме сохранить движения в руке, в которой держите щит.

Джос тотчас замер в неподвижности. На лице леди Беатрис отразилось смешанное чувство печали и радости.

– Что ж, если тебе надлежит стать моим опекуном, то, полагаю, настало время получше узнать друг друга.

– Не могу этому поверить! – вскричала мать Герта, но тут же спохватилась, взяв под контроль свои эмоции.

Резко повернувшись, она размашистым шагом направилась к стене. Широкий рукав ее платья задел лежавший на столе пергамент. Свернутая кожа, соскользнув со столешницы, упала на пол.

Элиан тотчас устремилась к упавшему документу, чтобы поднять его для святой матери, и озабоченно нахмурила лоб. Она бы оставила его без внимания, если бы на коже, запечатанной простой восковой печатью без опознавательных знаков, не выделялось со всей отчетливостью ее имя.

– Это мое?

Мать Герта обернулась и испуганно ахнула.

– Нет! – торопливо возразила она.

– Но здесь мое имя, – ответила Элиан в замешательстве.

Настоятельница вдруг сникла.

– Да, твое. Его мне продиктовал твой единокровный брат. Составляя это письмо, он одновременно сделал на твой счет распоряжения. Он хотел, чтобы ты вступила в нашу семью.

– Это завещание? – поинтересовалась Беатрис.

Дрожащими руками Элиан сломала печать и развернула пергамент. «Моей дорогой сестре». У нее болезненно сжалось сердце. Слова поплыли перед глазами.

Джос протянул к ней здоровую руку.

– Хочешь, я тебе его прочту? – предложил он. Кивнув, Элиан протянула ему документ. Наморщив лоб, Джос прочел, и его лицо осветила улыбка.

– Это завещание, Лиан. Он оставляет тебе, своему единственному наследнику, триста акров фермерских угодий и мельницу с общим годовым доходом в десять фунтов. Похоже, ты не такая уж нищая.

Элиан в ужасе попятилась. У Адельма не было средств, чтобы купить себе хотя бы пять акров земли, если только он не воспользовался наворованным.

– Я не приму его! – воскликнула она решительно. Джос покачал головой.

– Это не то, что ты думаешь, Лиан, – пояснил Джос спокойно. – Взгляни сюда.

Управляясь одной рукой, он сложил пергамент, чтобы Элиан могла прочитать то место, на которое он указывал.

Забрав у него письмо, Элиан внимательно вчиталась в отмеченный отрывок, призывая на помощь полученные в монастыре знания латыни, на которой был изложен текст:


«Ты должна знать, что то, что я оставляю тебе изъявлением своей воли, не запятнано позором неправедных дел, совершенных мной за мою жизнь, а досталось мне в наследство от родичей моей матери, знавших о моем существовании все эти годы, хотя мне, к моему великому прискорбию, ничего не было о них известно».


Окинув взглядом текст, она прочла шедшее ниже описание имущества и дошла до конца документа. Вместо крестика под ним Адельм вывел свое имя. Выходит, монахи научили его не только страданиям.

Рядом с его подписью стояли имена свидетелей. Одним из них была мать Герта. Элиан опустила пергамент и посмотрела на настоятельницу.

– Вы все это видели, но почему-то сказали Джосу, что у меня нет приданого.

У святой матери на скулах заиграли желваки, и она крепко сцепила руки на груди.

– Я сказала, что твой отец оставил тебя без средств. – Тут ее лицо смягчилось, и она умоляюще вскинула ладонь. – Когда сэр Адельм пришел ко мне с утра с просьбой написать для него завещание, он сказал, что делает это, чтобы ты могла занять в святой обители достойное место. Элиан, ты не можешь производить на свет и воспитывать потомство. Подумай об этом. Твои отец и брат были ворами и убийцами. Наш небесный Отец говорит, что грехи отцов ложатся на их детей. Останься с нами, – уговаривала она. – В нашей обители ты найдешь мир и спокойствие, столь необходимые для спасения твоей души.

– В то время, как вы найдете применение ее наследству, – вставил Джос. – Что это? Попытка спасти Элиан от дурной крови отца или шанс увеличить благосостояние вашего монастыря?

Мать Герта пропустила его замечание мимо ушей. Обойдя стол, она двинулась к Элиан.

– Я видела, какие чудеса ты творила в Контроле, в то время как твой отец проматывал все, что ты с таким трудом зарабатывала, – продолжала она. – Останься с нами, и ты займешь должность келарессы. Поразмысли над этим. Выше тебя никого не будет, кроме меня и сестры Нильды.

Элиан нахмурилась.

– А куда подевалась сестра Амабелла?

Лицо Герты стало непроницаемым.

– Сестра келаресса во имя спасения души предпочла стать затворницей.

Потрясенная столь ужасной судьбой, Элиан попятилась. Да смилуется над ней Пресвятая Богородица. Амабелла решила навеки похоронить себя за замурованной каменной стеной с единственной щелью для подачи еды и уборки отходов. Ей была невыносима сама мысль никогда больше не бегать, не плавать, не чувствовать на своем лице солнечных лучей, не подставлять голову ветру. Но среди монахинь подобная практика существовала.

Элиан повернулась к Джосу. Он вновь протянул ей руку. Их пальцы переплелись, и она прижалась к нему.

– Как скоро мы сможем пожениться? – спросила она. Он просиял улыбкой, исполненной любви. В голубых глазах вспыхнули огоньки желания.

– Завтра, не знаю только, как мне дожить до этого счастливого дня.

Примечания

1

Монахиня, ведающая монастырским хозяйством.

2

Головной плат монахини.

3

Отлучение, запрет.

4

1 стоун равен 6, 35 кг.

5

11 ноября

6

Канонический час, назначенный для произнесения третьей дневной молитвы, т.е. 9 часов утра.


home | my bookshelf | | Обольщение миледи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу