Book: Как закалялась стальная крысятина (пародия на идею Г.Гаррисона)



Как закалялась стальная крысятина (пародия на идею Г.Гаррисона)


Часть I. Вторжение.

Если бы какой-нибудь «хомо сапиенс» оказался бы 5 января 2307 года в секторе XLL/F/555333-I/II-АБВГД южного сектора второй паранормали Галактики, и как следует очнулся бы после вчерашней пьянки, он бы, конечно, первым делом осмотрел окрестности в поисках початой бутылки со спиртным. Окрестности как окрестности, звезды и планеты, метеориты, болиды, консервные банки, использованные презервативы, пара старых галош, вращающихся вокруг небольшого астероида, использованная по назначению бумага с речью премьер-министра галактики и десяток-другой плевков, превратившихся в маленькие метеориты и летящих во все мылимые и немыслимые стороны, словом все, что могло свидетельствовать только об одном – этот участок космоса весьма активно бороздили разного рода корабли с пассажирами. Как бы в подтверждение моих слов, в черной пустоте космоса мимо проплыл турист в скафандре с камерой в руках и без кислородного баллона за спиной. Его удивленные глаза безумно смотрели на звезды.

Ну да ладно, это все так, к слову. Если внимательно присмотреться, то по небосводу двигалось светлое пятнышко, быстро увеличивавшееся в размерах. Вскоре даже дурак бы понял, что это космический корабль, а не космический платный туалет, потому что ближайший из них находился в двух световых годах отсюда. Спустя полминуты корабль увеличился настолько, что можно было прочесть на борту его опознавательные знаки, его номер, выданный, судя по всему, Государственной Космической Инспекцией По Делам Несовершеннолетних, и кодовое имя – «…пошел ты…». Нет, это не имя, это просто надпись, сделанная чьей-то заботливой рукой с применением несмываемой молекулярной краски. Настоящее название висело на 1 болте и гордо гласило – «Падла». Вот, пожалуй и все, что можно было сказать по поводу корабля. Нет, надо еще сказать, что он по всей поверхности был обклеен непристойными наклейками и квитанциями о штрафе за швартовку в неположенном месте.

А теперь переключим внимание на командира корабля. Звали его Гард Стивенс (правда многим в Галактике он был известен как «гад» Стивенс). Он полулежал в кресле пилота и пытался увеличить скорость, причем, совершенно не заботясь о соблюдении правил космических перелетов. Так, он на полной скорости проскочил на красный свет светофора, висевшего в пустоте космоса. И хотя за всю свою жизнь Гард ни разу не соблюдал никаких правил (даже в исправительной школе), на этот раз у него было благородное оправдание.

Во-первых, у него очень болела голова, а во-вторых он мчался предупредить свободную Галактику о наступлении сил зла, на которых он наткнулся на границе пограничного сектора, обделывая одно темное дельце, подвернувшееся попутно.

После выхода из исправительного детского сада, Гард сбежал из исправительной школы, намереваясь открыть собственное дело. Карьеру он начал, работая в открытом космосе мойщиком иллюминаторов. Затем, он открыл предприятие по установке в открытом космосе системы платных туалетов, взимая бешеные деньги с любопытных туристов, а отходы продавал на аграрные планеты, как удобрения. Однако, вскоре все планеты оказались просто завалены «удобрениями», а тут еще налоговая инспекция потребовала уплатить налоги на добавленную стоимость и прибыль. Эту проблему Гард разрешил очень просто. Он продал туалеты на рынке недвижимости, как орбитальные жилые станции, а скопившиеся «удобрения» послал по космической почте в налоговую инспекцию, благо пересылка даров в адрес государства освобождалась от оплаты пересылки.

Неразбериха, начавшаяся после этого в Галактической Налоговой Инспекции не поддается описанию. По существующим правилам, государственные органы должны оприходовать полученное и хранить до выяснения дел. Но, во-первых, у ГНИ просто не было складских помещений такого объема, на улице же, хранить "подарок" было нельзя из-за экологической полиции. Кроме того, встала проблема охраны посылки, так как пропажа даже нескольких килограммов была чревата ужасными последствиями ввиду ежегодных инвентаризаций. Воспользовавшись возникшей неразберихой, Гард замел следы и исчез из этого сектора Галактики, а ГНИ еще лет десять после этого работала «по уши в дерьме».

На вырученные деньги наш герой приобрел бывшую в употреблении космическую яхту «Падающая Луна» ( правда в процессе пользования яхтой многие буквы отвалились, и от названия остались только буквы «Пад…Л…а», так что в дальнейшем для экономии места, будем называть ее кратко «Падла») и занялся коммерческими перевозками грузов, приносивших ему значительный доход. Грузы к перевозке он страховал в «Тещуиншуранс» от порчи и пропажи, затем брал в банках кредит под залог товаров в пути, товары продавал, а в пункте назначения объяснял все прохождением через аномальные искривленные пространства и воздействием перегрузок. Попутно он сшибал деньги в ломбардах, закладывая там свои фальшивые права на управление космическими яхтами (настоящих у него никогда и не было). Когда уж работы совсем не было, он занимался детскими шалостями, как-то: шантаж и вымогательство, которые также приносили ему небольшой (по его меркам) доход. И вот, дела как-то забросили его в пограничный сектор LE/0P0-L/D/P0D-LY/TRUS-5. И вот, пересчитывая полученные деньги, его взгляд случайно остановился на обзорном экране. Там он увидел внезапно вынырнувшую армаду сил зла. Арьергард составляли непобедимые воители гомосеки-ниндзя. Фланги были более разношерстны: вооруженные до зубов космические басмачи, безумные последователи учения Аки-Бияки-Какки-Сракки, сексуальные меньшевики и даже соколы Жириновского. Чуть сзади шли корабли гномов-похабников, старые ракеты обитателей Дупы-2 с дрессированными скунсами-пуками, еще чуть в отдалении шли орды яхт разных мошенников, жуликов и страховых агентов. И, наконец, венчали тылы армады вихляющиеся из стороны в стороны, сталкивающиеся между собой космические капсулы партии любителей пива. В самом тылу колонны на космических дрезинах мчались орды космических бомжей.

Впереди гордо развевалось знамя воителей гомосеков-ниндзя: голая задница на черном фоне. И, что самое страшное, весь радиоэфир был заполнен распевающими гимн голосами:


Мы ребята гомосеки!

Вовсе мы не дровосеки!

Нами не рождаются,

Нами становятся

Ниндзям-гомосекам не нужны награды,

Ниндзям-гомосекам не страшны преграды!

С поля боя мы уходим,

Лишь когда накроемся

Черным флагом с белой жопой,

Вот какие мы герои!

Всех бы сделали такими,

Да здравствует Мапупу!


Словом, форменный беспредел. Все это нельзя было слышать без содроганий и ужаса.

Заткнув уши, Гард хотел было смыться, но тут замигал маячок вызова и сработал радар определения. Это означало, что его «Падла» находится под прицелом. Гард разжал уши и услышал:

- …Немедленно ответьте. В случае неответа через тридцать, нет уже двадцать пять секунд ваш корабль станет вашим крематорием.

- Я не боюсь вас, стреляйте, - храбро сказал Гард. – Да здравствует свобода предпринимательства, свободу Чан Кайши! – проорал он в микрофон. - Гард Стивенс всех вас переживет!

- Как ты сказал? – вкрадчиво спросил голос. - Гард Стивенс, ну конечно, голос сразу показался мне знакомым, какая встреча!

Гарда прошиб холодный пот. Голос принадлежал учителю физкультуры исправительной школы, в которой раньше учился Гард. Этот голос еще много месяцев мучил Гарда по ночам. Наш герой взмолился:

- Боже, спаси меня от этой скотины! Я буду платить налоги, выброшу крапленые карты, получу настоящие водительские права, я брошу печатать фальшивые деньги! Господи! Я больше никогда не буду заниматься шантажом и вымогательством! Я пойду в полицию и признаюсь, что это я в том году украл 33789 –ю серию «Космонавты тоже плачут» и шантажировал всю Галактику, угрожаю ее уничтожить. Только спаси меня, господи! Пожалуйста! Ну, что же ты не спасаешь меня? Я же вроде пообещал исправиться. Боже! Я даже, даже, - его голос осекся, но тут же продолжил, - Я даже прекращу все махинации с кредитными карточками, - он вдруг замолчал. - Нет, извини, господи, этого я тебе не отдам. Это обещание я беру обратно. А что, я дал, я могу и обратно взять. А нельзя спасти меня без этого обещания, господи? Ну, пожалуйста! Что, без этого нельзя? Тогда я лучше сдохну!

- Гард, открывай люк приема для нашего десанта, - вкрадчиво произнес голос Вин Вон Пука (так звали учителя физкультуры, хотя ученики называли его просто Вонючий Пук).

- Ну же, или тебе солоно придется, - продолжал Вин Вон Пук. – Мы с тобой сочтемся! Я до сих пор помню, что ты сделал со мной. Ты подписал меня на журнал «Голубые страницы галактики» с доставкой в кабинет директора, и все в школе подумали, что я голубой. Меня за это выгнали, а слава шла за мной по пятам, настигая меня всюду, где я работал после этого. И вот, теперь я среди педерастов. А я не педераст, я садомазохист! Я тебе все припомню! – его вкрадчивый голос сорвался до визга. – Взять его живым ребята!

Но Гард не собирался дожидаться десанта в голубых скафандрах. Его мозг успел выработать, как всегда безумный и невероятный план спасения.

- Ладно, ладно, не стреляйте, я сдаюсь. Но я секретный агент ноль - ноль - ноль. Лечу с докладом к Вин Вон Пуку. Вин вон Пук, я должен сначала сообщить Вам секретную информацию, но пусть все остальные отключаться из эфира, - закричал Гард в микрофон.

- А ну, все, снять наушники! – скомандовал Пук. Как результат, на всех кораблях поставили громкоговорители на полную мощность, а наушники одели все, кто мог. – Ну, давай, говори, и если ты врешь, я тебя… - он мечтательно замолчал. …Ну, я слушаю!

- А нас точно никто не слушает? – на всякий случай спросил Гард.

- Да не слушаем мы, - хором ответили тысячи голосов.

- Ну тогда слушай Вин Вон Пук: АААААААААА!!!!!! – заорал Гард и рванул все рычаги на себя до упора. Его корабль стремительно пронесся мимо окружавших его сил Зла и в мгновение ока исчез из вида.

- А ну, огонь! - заорал Вонючий Пук, но даже он сам себя не расслышал, а что уж говорить об остальных кораблях. Все войско еще полчаса трясло головами, пытаясь избавиться от звона в ушах.

Так, благодаря своему острому уму и непревзойденному остроумию, Гард Стивенс на время оторвался от гадких гомосеков и их мерзких друзей. На всякий случай, наш герой заминировал два туалета, попавшихся по пути.

Спустя десять минут радар зафиксировал две вспышки.

- А я все думал, куда две атомных бомбы вставить, - довольно хмыкнул Гард. Затем, он успокоился, поставил корабль на автопилот и завалился спать.

Проснувшись, Гард первым делом вспомнил все происшедшее и решил, что его долг – предупредить Галактику об угрозе вторжения, и как можно быстрее. Поэтому, он открыл холодильник и принялся завтракать. Затем, все еще помня о долге, он откупорил жестянки с пивом и вошел в рубку, чтобы поиграть на компьютере.

Примерно через три с половиной часа, он решил все-таки заняться делом – отремонтировать двух роботов, купленных им на Проционе-5. Вообще-то роботов ремонтировать было не надо – они были новыми, но Стивенсу было виднее. Ведь это была еще одна отрасль предпринимательства, которой занимался наш герой. Покупая роботов, он затем перепрограммировал их затем в более полезные по своим функциям машины. Из роботов слуг он делал роботов-карманников, изредка медвежатников, и еще реже роботов-хакеров (взломщиков компьютерных защит Альфа Центавра Манхэттэн Банка). Имея уже довольно большой опыт по этой части, Гард пришел к выводу, что для всех перечисленных профессий (особенно карманника) наиболее всего подходили роботы-брокеры и роботы-страховые агенты. После выполнения своих задач, они перечисляли ворованные деньги на кодовый счет Гарда, а сами нанимались в налоговую инспекцию. Там роботы начинали плести сложные интриги, позволявшие им в течение года обскакать других служащих и занять руководящие посты. После занятия руководящих постов, роботы выходили из повиновения Гарда и начинали брать взятки, спать с чужими женами и играть в тотализатор на казенные деньги.

Примерно еще через год, все газеты, взахлеб начиная давиться от возбуждения, повествовали о нравах, царящих в правящей партии и исполнительной власти.

Собрав, наконец, роботов, Гард посадил их в капсулы и выстрелил в сторону ближайшей звезды.

В течение последующих пяти дней Стивенс все еще не смог связаться с Галактическими Силами Безопасности – не было времени.

Бывало напившись, он часами играл на компе до тех пор, пока уставший не падал бездыханно на кровать. Он спал в сутки (земные) всего лишь по десять-двенадцать часов, а все остальное время отдавал любимому делу – устанавливал в космосе будки с роботами, которые должны были выдавать поддельные визы и виды на жительство в данном секторе, а также взимать пошлины за провозимые товары. Стоит ли добавлять, что все полученные деньги роботы вкладывали в тысячелетние векселя специально основанной «Гард Корпорейшн» (созданной главным образом для того, чтобы оказывать содействие в ремонте старым космическим кораблям, главным и единственным образом «Падле»).

Затем роботов, конечно, арестовывали, но на допросах они доводили до белого каления следователей, рассказывая порнографические истории, а в их письменных показаниях вместо признаний фигурировали похабные анекдоты. На суде, в последнем слове, роботы пели непристойные песенки, свидетельствовавшие об их полной невменяемости и невиновности. Специально нанятые адвокаты рассказывали душещипательные истории (почерпнутые главным образом из сказок про Золушку и Белоснежки и спроецированные на личность обвиняемых), вызывавшие слезы на глазах присяжных заседателей. Главным итогом судебных разбирательств можно было считать лишь то, что еще ни одного из роботов присяжные виновным не признали.

Выпущенные на поруки, или полностью оправданные роботы становились после этого либо брокерами на биржах, либо швейцарами в публичных домах, и вновь заработанные честным или нечестным образом деньги, перечислялись на личный счет Гарда в Сберегательном Банке галактики.

За эти пять дней, Гард выпустил новые, экспериментальные серии роботов: роботы-взяточники, роботы-домушники, роботы-вымогатели, роботы-фальшивомонетчики и одного супер-робота, сочетавшего в себе все вышеперечисленные функции. Когда впоследствии, он предстал перед судом, то ничего, кроме искусно сымитированного плача младенца, от него добиться не удалось. Адвокат же построил линию защиты на том, что обвиняемый еще ребенок в роботоидальном смысле, и в доказательство то и дело продолжал раздаваться плач младенца. Вид двухметрового робота в пеленках убедил присяжных в том, что все сделанное обвиняемым лишь плод больного воображения прокурора.

Интересно, что после вынесения оправдательного приговора робот встал, высморкался в пеленки и сказал судье:

- Спасибо чувак. Травка будет нужна, заходи, - затем он выломал плечом стену и отправился по своим делам в публичный дом, должно быть; а еще через две или три минуты раздался страшный взрыв, оставивший от здания суда только белые трусы прокурора со следами губной помады, повисшие на ветке дерева, в двухстах метрах от суда. Гард же впоследствии, узнав о произошедшем, огорчился.

- Видно что-то не так сделал. Вместо слова травка, он должен был сказать про девочек. В следующий раз придется устранить доработки.

Но вернемся к Гарду. По истечении этих пяти дней, он все-таки оповестил Галактику об угрозе вторжения. Его таки сцапал полицейский патруль и, чтобы избежать суда, Стивенс предупредил свободную Галактику, а на следующий день его назначили Координатором Сил Безопасности (с десятилетним сроком службы). Ему выделили целый отдел со штатом сотрудников, и он ночи напролет просиживал за Головным Компьютером, играя в Формулу Галактики №1, изредка отвлекаясь на мысли о спасении Галактики.

Но всему хорошему приходит конец. Война с захватчиками требовала все новых подкреплений и Гард был призван во Флот на действительную космическую службу. Во время пересылки, Гард влез в галактический компьютер министерства обороны и слегка повысил себя в звании: из обычного корабельного рядового он превратился в старшего офицера. После того, как в одном из боев капитан подавился куриным окорочком (следствие перегрузок), Гард Стивенс стал новым капитаном корабля и начал вести войну своими специальными способами: сначала он продал все вооружение на корабле, затем продал продовольствие, высадил команду на одной Богом забытой планете и вернулся на базу в спасательной шлюпке (корабль он продал на Альтаире-6 туземцам в обмен на золото) весь перевязанный бинтами, облитый красными чернилами; на носе шлюпки гордо развевался флаг сил галактики: черные кляксы на белом фоне, символизирующие скопления галактик.



Стоит ли добавлять, что он был награжден и назначен старшим офицером на флагманский корабль. Ему там понравилось. Правда один раз, напившись он пришел на попойку в которой участвовали все старые пердуны Генштаба в форме адмирала, который пришел туда же, но в форме Гарда, однако все уже так напились, отмечая победу в секторе 322223/К/УЙ-55-/ОГО-/ГО, что никто даже слова сказать не смог. А на следующий день Гард вновь поменялся костюмами, вернув облеванный адмиральский костюм с протертыми до степени прозрачности на заду брюками.

Но вскоре все светлые силы собрались в одном секторе, чтобы раз и навсегда покончить с врагом и дисциплина резко ужесточилась. Гарда назначили в рубку, контролировать секретную информацию.

И вот бой начался.

- Всем приготовиться! – прогремел голос адмирала.

Гард, чертыхнувшись, выключил свой компьютер. Корабль тряхнуло. Гард огляделся вокруг. В рубке все были заняты: радист связался с какой-то планетой и звонил по телефону своей любовнице, шифровальщик же заслушался галактическое радио, по которому шла увлекательнейшая передача «Секс по заявкам слушателей». Стивенс расслабился и вышел в коридор. Тем временем, по внутренней связи шли доклады от погибающих кораблей. Подумав, он пошел в рубку адмирала. В приемной два адъютанта резались в карты. Гард походя, стянул у адъютантов кредитные карточки и зашел в рубку. Там адмирал, сидя в ванне с двумя секретаршами, держал ход сражения под своим контролем. Один взгляд, брошенный Гардом на экран-карту, показал, что дела плохи. Вражеские орды теснили силы Добра.

Движимый благородным порывом спасти Галактику, Гард взял ситуацию в свои руки: выкинул пьяного адмирала из ванны и занял его место, после чего решил применить принцип адмирала – «ничего не делай, и мимо пронесут труп твоего врага».

Но вскоре, угрызения совести заставили его вылезти из ванны и заняться спасением Галактики. Оглядев пульт управления, Гард пришел к выводу, что тот ничем не отличался от оборудования для космических игр и взялся за джойстик. На экране же творилось что-то невообразимое. Рой голубых искр закрывал почти пол-экрана. Белых точек становилось все меньше и меньше. Гарду же экран напоминал компьютерную игру «порно-реверси», и он с увлечением начал бой. Одновременно по адмиральской рубке ударили голубым лучом. Панель клавиатуры задымилась, а адмирал вдруг встал и, вихляя тощей задницей, прошелся перед Гардом.

- Это был гомосексуализирующий луч! – с ужасом подумал наш герой. Все, кого данный луч коснулся, тут же становились голубыми. Гард понял, что враг пустил в ход свой последний козырь. Он с удвоенной силой принялся колотить по клавиатуре пальцами, пытаясь окружить голубые точки белыми. Благодаря вмешательству Гарда, чаша весов начала колебаться. Белые корабли принялись брать голубые на абордаж. Гард же наметил себе новую цель – голубой флагманский корабль с душераздирающим названием «задница». Он принялся обстреливать того контейнерами с нечистотами, старыми галошами и просто мусором, скопившимся на складах корабля. Вражеский корабль также открыл огонь, но ракетами и лазерными пушками. Однако, все впустую: космический мусор, выстрелянный Гардом, создал помехи на радарах. Увидев, что стрельба не принесла кораблю Гарда никакого вреда, линкор противника развернулся и бросился прочь.

- Что, патроны кончились? Могу продать! – прокричал вслед Гард.

Исход сражения решил засадный полк, состоявший из бывших налоговых полицейских. И так уже дрогнувшие после бегства «Задницы» ряды педерастов не выдержали натиска мытарей, врывавшихся через иллюминаторы и кричавшие:

- Ты заполнил форму № 27А/УХ32 за второй квартал?

Тем временем, Гард пустил в ход отряды десантников, набранные из таможенников. Они врывались на корабли через самые невообразимые места и требовали уплатить таможенный сбор.

Все воинство врагов пустилось наутек, а силы Добра еще долго преследовали их, и догнав, на основании распоряжения №32/785Й-ХУ25 конфисковали корабли, а у не заплативших таможенному десанту пошлину, отключили подачу кислорода.

Так, Гард спас Галактику. Но после сражения, ему пришлось бежать, так как в министерстве обороны обнаружили фальсификацию с присвоением званий и выслали ордер на арест. Только поэтому, он не получил заслуженной награды. Но добрые дела не забываются и Гарда будут еще долго помнить в нашей Галактике.

Часть II. Гард под судом.

После того, как Гард Стивенс спас Галактику, от нашествия сил Зла, он должен был быть произведен в Герои, но увы, еще нет справедливости в нашем 24 веке, и из-за каких-то досадных мелких правонарушений, таких как: дезертирство, растрата, фальсификация и уж совсем абсурдных обвинений в проведении целенаправленной диверсионной работы в отношении налоговых органов, а также злостной неуплате налогов по 37 видам в 16 секторах Галактики, наш герой (кстати вовремя предупрежденный одним из сотрудников налоговой полиции, оказавшимся впоследствии роботом-шпионом, засланным якобы самим Гардом несколько лет назад) был вынужден смыться. Увы, его верный корабль «Падла» был безнадежно утерян во время Галактической войны, и Гард чудом унес ноги.

Впервые, на всю Галактику был объявлен розыск, а тем временем, сотрудники криминальной и налоговой полиции, начали шить уголовное дело. Были перевернуты тонны бумаг, перелопачены гигабайты массивов, с одной только целью – собрать обвинительные материалы во всей своей полноте.

Когда работа была закончена, обвинительные материалы заняли 5000 томов. Причем, впервые в 24 веке, обвинительные документы были представлены только в бумажной форме. Дело было в том, что представленные в символьном виде, в компьютере материалы по мере накопления, вдруг начинали восприниматься компьютером как порнографические игровые программы, зараженные к тому же компьютерным СПИДом. В результате двести восемьдесят семь компьютеров, принадлежащих министерству внутренних галактических дел, налоговой полиции и прокуратуре, были выброшены на свалку, как не поддающиеся ремонту. Компьютеры, конечно, за счет налогоплательщиков, закупили новые, а вот информация хранившаяся в них оказалась безвозвратно потеряна.

Так, полностью пропали: данные на заключенных, в том числе такие как, кто, сколько должен сидеть, номера краденых кредитных карточек, часть возбужденных уголовных дел, фотографические изображения проституток-осведомительниц (совершенно обнаженных) в полный рост, таблицы умножения от 2 до 7, первые 6 букв алфавита, и, наконец, игровые программы, занимавшие 93 % памяти компьютеров.

Но так как Гарда все-таки поймать не удалось, то его судили заочно. Ход процесса широко освещался по Галактическому телевидению. Одно только зачтение деяний Гарда заняло полгода. С каждым днем прокурор все более красноречиво выступал на процессе, и чем более красноречиво выступал он, тем более красным с каждым днем становился его нос. Ищейки ничего не упустили. В материалах дела фигурировал даже эпизод из детского исправительного садика, когда маленький Гардик украл у одного из ребят карандаш, а пропажу свалил на воспитательницу.

Несмотря на заочный характер процесса, адвокат обвиняемого, некто Подлини, принялся защищать Гарда с большим пылом (подкрепленным энной суммой денег, полученных по почте).

Так, для начала, он обозвал прокурора безнадежным алкоголиком, а все обвинения назвал пьяными фантазиями на почве белой горячки. В качестве аргументов, адвокат представил суду справку из венерического диспансера, из которой следовало, что прокурор являлся самым частым посетителем за последние девять лет. После этого, Подлини потребовал отвода обвинителя по моральным соображениям.

Следующий обвинитель был уличен адвокатом в том, что по утрам тот грабил банки, а по вечерам посещал клуб для гомосексуалистов.

Третьим прокурором на процесс назначили женщину, старую деву в очках. Но и ее Подлини на основании показаний свидетелей уличил в том, что она по ночам подрабатывала стриптизершей в клубе для старых развратников.

Последующие два новых прокурора также были отведены, так как неутомимый адвокат предоставил доказательства того, что первый воровал мармеладки у своих любовниц, а второй в детстве на переменах обчищал пеналы у своих одноклассников.

Последовавшая затем эпопея разоблачений не поддается описанию. Почему-то все работники прокуратуры оказывались на поверку жуликами, мошенниками, шулерами, развратниками, наркоманами, взяточниками, спали с чужими женами, тратили казенные деньги направо и налево, содержали любовниц за казенный счет, торговали порнографическими открытками, или на худой конец состояли в коммунистической партии, или оказывались педерастами. Процесс угрожал затянуться на годы, но вскоре был найден выход: на пост генерального прокурора Галактики назначили адвоката Подлини.

На следующий день тот явился в суд, одетым в сшитый из парчи генеральский мундир, увешанный купленными на толкучке орденами, нацепив на нос пенсне, с толстым портфелем, набитым для солидности чем попало – старыми журналами с непристойным содержанием, бутылками водки с закуской, справочниками «Публичные дома галактики» и пачками презервативов. Дело сразу же пошло на лад – процесс начался и продолжился бурными темпами, и это несмотря на то, что еще ни на одном заседании не удавалось увидеть Подлини трезвым. Во время его выступлений весь зал пропитывался винно-водочными парами. Но Гард, изредка появлявшийся в зале заседаний переодетый журналистом желтой прессы, чувствовал, что проигрывает дело. Новый же адвокат, назначенный для защиты обвиняемого, оказался по странному стечению обстоятельств немым. Впрочем, если бы даже он мог бы разговаривать, ему все равно было бы далеко до такого прожженного авантюриста и крючкотвора, каким был Подлини.

Правда, новому адвокату удалось доказать невиновность Гарда по делу об украденном в исправительном детском саду карандаше. В суд пришел один из свидетелей, назвавшийся воспитанником данного заведения и заявивший, что карандаш украл вовсе не Гард, а другой воспитанник, некий толстяк Джо, ныне также находившийся в розыске. А помогал ему в этом другой мальчик, имени которого он не помнит, но по виду очень похожий вон на того старого мошенника и показал на судью. Но увы, это была единственная победа немого адвоката.

Гард решил взяться за свои дела с другого конца. Наведя справки, он обратился в одну юридическую контору, занимавшуюся исключительно делами о клевете и возмещением нанесенного морального ущерба. Контора эта называлась «Кол, Пол, Гол и Кацман с партнерами». Что самое интересное, так это то, что большинство других юристов при упоминании этой фирмы, начинали плеваться. Уже через полчаса знакомства с ними, Гард укрепился во мнении, что если кто-то сможет противостоять Подлини, так это эти парни, у которых всегда за пазухой лежал увесистый камень. Однако, проанализировав ситуацию, адвокаты посоветовали предпринять иной план действий, и Гард согласился с ними, попутно потирая руки от предвкушения возможных последствий.

Еще через пять месяцев процесса, присяжные заочно приговорили Гарда к трем пожизненным исправительным работам с последующим принудительным лечением в психушке.

Подождав, пока все газеты в Галактике и телевидение, не оказались заполненными до отказа материалами о процессе и его итогах, адвокаты из «Кол, Пол, Гол и Кацман с партнерами» уведомили прокуратуру о том, что их клиент, некий Гард Стивенс, желает, чтобы прокуратура публично заявила, что их клиент Гард Стивенс не имеет ничего общего с заочно осужденным известным мошенником Гардом Стивенсом. В случае, если прокуратура галактики не опубликует опровержение во всех средствах массовой информации, сообщавших о ходе процесса в течение недели, «Кол, Пол, Гол и Кацман с партнерами» будут вынуждены возбудить иск против прокуратуры с целью истребования средств на публикацию этих опровержений и компенсации нанесенного морального ущерба. Аналогичные письма поступили в Министерство Внутренних Дел и Налоговую Полицию. Копии письма были посланы в средства массовой информации, и конечно же, ни одно из уважающих себя (а также не уважающих) изданий не упустили возможности раздуть скандал. Письмо с комментариями было опубликовано на первых страницах.

И здесь Подлини допустил маленькую ошибку: проводя все свое время в оргиях со своими секретаршами, он недооценил значение письма и продиктовал секретаршам ответ, гласивший, «что если бы Прокуратура Галактики реагировала на подобные письма, написанные, судя по всему, душевнобольными сифилитиками, которые целый день занимаются тем, что трахают друг друга, отвлекаясь лишь на то, чтобы писать подобные письма, то она (Прокуратура) давно бы превратилась в публичный дом, и потому, пусть господа Кол, Пол, Гол и Кацман с партнерами засунут это письмо себе в то место, откуда они появились на свет, то есть в задницу».

Получив данный ответ, Кол, Пол, Гол и Кацман с партнерами, вместе с Гардом и пятьюдесятью девицами легкого поведения, закатили пьяную оргию, длившуюся три дня, отвлекаясь лишь на то, чтобы отослать копию ответа Подлини в очередное издание; словом их ликованию не было предела.

Подождав, пока истечет отпущенная Подлини неделя, адвокаты подали в суд. Все газеты зарезервировали первые страницы под репортажи с судебного процесса «Гард Стивенс против Соединенного Королевства Галактики и Северной Ирландии».

Судьей на процесс был назначен некий Джо Сучий Потрох, известный своими придирками и беспощадностью. У него было одно достоинство – он был очень толстый. Ни один журналист не мог припомнить случая, чтобы судья не осудил ответчика. В молодости, он как-то приговорил к виселице одного парня за то, что тот пользовался такой же туалетной бумагой, что и убийца. Вдобавок, судья очень не любил всего, что являлось непристойным, и потому, Кацман позаботился о том, чтобы в первую очередь судья ознакомился с письмом Подлини. Джо Сучий Потрох пришел в такую ярость, что не заметил, как стукнул молоточком не по столу, а по пальцам своего помощника.

В качестве представителя власти Соединенного королевства, выступил заместитель министра юстиции. Он очень аргументировано разнес все доводы истцов и высказал мнение, что весь процесс – это лишь попытка Гарда Стивенса в очередной раз выйти сухим из воды.

Выступивший затем мистер Кол отверг все доводы ответчика и предъявил суду 3742 заявления со всей галактики от Гардов Стивенсов о предъявлении подобных же исков. Вдобавок, мистер Пол предъявил доказательства того, что замминистра юстиции имеет странное хобби – коллекционирование непристойных надписей и рисунков, сделанных в общественных туалетах. И, наконец, мистер Гол высказал мнение, что возможно, представитель ответчика и сам не гнушается созданием подобных произведений туалетного искусства.

Побагровевший от негодования судья распорядился, чтобы представитель ответчика был немедленно арестован за нарушение общественного и нравственного порядка.

На следующий день в суд явился сам Подлини с двумя секретаршами в мини-юбках, открытых до пояса. Подлини выступил с разгромной речью, в которой обосновал отказ Прокуратуры и других органов государственной власти удовлетворить требования истцов. Всем истцам он предложил выдать удостоверения, что они не являются тем Гардом Стивенсом, который разыскивается полицией. Для этого все истцы должны явиться в полицию и доказать, что они не тот Гард Стивенс. «А если кому-то это не нравиться, пусть сменит себе имя и фамилию», - закончил он, и впервые в его речи не фигурировало ни одного бранного словечка.

- И да покарает меня Господь, если я лгу! – торжественно провозгласил он, кладя руку на Библию.

Однако, к изумлению присутствующих, Библия оказалась подсоединена к электророзетке. После того, как шум в зале утих, а все, что осталось от Подлини, было сметено в мусорное ведро, заседание продолжилось.

Выступивший после этого мистер Кацман заявил, что ему нечего добавить к Гласу Всевышнего, аминь.

Присяжные удалились на совещание, чтобы сыграть в карты, рассказать анекдоты и занять у кого-нибудь десятку на выпивку. Их вердикт после всего этого гласил следующее: удовлетворить иск и выплатить компенсацию всем, кого зовут Гард Стивенс. Судья после этого сбегал в мэрию, поменял свое имя и фамилию на Гард Стивенс и утвердил приговор.

Гард же после этого, открыл инвестиционный фонд. Деньги акционеров вкладывались в билеты Спортлото, Спринт и Лотто Миллион, но это уже другая история.

Часть III. Гард отдыхает.

Гард лежал в кровати и слушал последние Галактические новости:

- Вчера по всей галактике отмечался великий праздник – День независимости Соединенного Королевства Галактики и Северной Ирландии. К сожалению, праздник был омрачен очередной вылазкой террористов из Ирландской Республиканской Армии. Боевики ИРА взорвали две планеты из Западно-Вертикальной Сферы Галактики – Кранц 7 и Бетельгейзе – 9. Возмущению и негодованию подданных Ее Величества нет предела.



Возмущению Гарда тоже не было предела.

- Проклятые террористы! Куда смотрит Правительство! У меня на этих планетах было открыто несколько счетов. Теперь все пропало, - Гард от злости выстрелил в окно из бластера. Спустя несколько секунд что-то просвистело за окном, ударилось об землю и взорвалось. – Опять такси попало в катастрофу! Уже седьмое за неделю! Безобразие, - он вновь крутанул дистанционное управление и продолжил слушать.

- А теперь данные проведенного социологического опроса. Тема опроса – поведение людей в общественном транспорте, в космолетах. Были получены следующие данные: 37 процентов опрошенных заявили, что всегда готовы уступить место пожилым, еще 37 процентов готовы уступить место беременным женщинам, 15 процентов всегда уступают свое место инвалидам, 7 процентов никогда не курят, 3 процента никогда не стреляют из огнестрельного оружия в общественных космолетах, 2 процента никогда не подкладывают в космолеты атомные бомбы, еще один процент никогда не занимается любовью в общественных космолетах. И лишь оставшиеся два процента заявили, что никогда никому не уступают место, курят, стреляют из бластеров, подкладывают атомные бомбы и занимаются любовью в общественных космолетах.

- Ага, вот эти два процента и ездят в общественном транспорте, - буркнул Гард.

- А теперь – реклама! – прервал размышления Гарда висевший на стене телевидеокомпьютерофон (TVC – фон). На экране появился мужик в дурацкой шляпе с дымящимся бластером. На заднем плане лежал другой мужик, на лице которого застыла глупое выражение, в руке тоже красовался бластер, а в груди зияла выжженная дыра.

– Наш девиз – быть первым всегда, - объяснил он. - Первый Ваучерный! – завопил он вдруг, словно его кольнули в зад шилом. На экране появилась повешенная Зоя Космодемьянская. На груди у нее висела табличка «Всемирная история, Банк Империал». Картинка вновь сменилась. Какой-то верзила пинал ногами, обутыми в кованые сапоги, другого мужика. В руках у верзилы можно было увидеть шоколадку. Голос за кадром произнес, – Делайте все, что хотите, вместе с шоколадом «Виспа»! – после этого на экране появился офис брокерской конторы. В комнате сидел вспотевший очкарик в галстуке. В комнату забежал толстый мужик, изображавший его шефа и заорал:

- Что ты сделал с акциями «Перпетум мобиле»?

- Я, я,… я их вчера продал, - выдавил из себя очкарик.

- Идиот! – завопил толстяк, стреляя очкарику в галстук. – Они сегодня поднялись на сорок шесть пунктов!

Голос за кадром проинформировал об адресах, где можно купить акции «Перпетум мобиле».

Гард прервал рекламу нажатием кнопки.

- Что-то засиделся я на этой планете, - подумал Гард. – Надо деньги заработать, купить новый корабль, назвать его «Падлой» и убраться отсюда. А то сидишь тут на мели, патронов не хватает, - разозлившись, он еще дважды пальнул из бластера в окно. С соседней крыши рухнул террорист-снайпер, приготовившийся застрелить местного губернатора. – Что за безобразие! Постоянно кто-нибудь падает, - проворчал наш герой.

Но вскоре, Гард углубился в чтение местных законов, пытаясь найти лазейки для сравнительно честного увода денег. Вскоре, он обнаружил интересный факт: НДС на непродовольственные товары был вдвое выше НДС на продовольствие. Гард целый день сидел над молекулярным конструктором, затем побежал и запатентовал прибор, после чего открыл частное предприятие. Схема работы предприятия была предельно проста: Гард закупал старые галоши и перерабатывал с помощью прибора в пельмени. Ввиду того, что на галоши налог составлял 20 %, а на пельмени 10 %, налоговая инспекция постоянно оставалась должна предприятию 10 %.

После полугода деятельности, государственный бюджет планеты оказался под угрозой. Парламент принял решение уравнять ставки НДС. Гард, поняв, что эпопея завершена, открыл банк, и открыл себе счет. Завершив данную комбинацию, наш герой отбыл с планеты, чем несказанно обрадовал местные власти, которые тут же попытались наложить лапу на банк Гарда, однако их ждал неприятный сюрприз: все свои средства «Гард Стивенс Банк» вложил в кредитование Гарда Стивенса, путем перечисления ссуды на дебетную карточку Гарда.

На следующий день, налоговая инспекция заполучила данную карточку, но денег на ней уже не было – на них были куплены тысячелетние векселя «Гард Корпорейшн».

Гард же летел в это время на новом корабле со старым названием «Падла», и плевал на всех. В руках у него была книга, написанная известным писателем-путешественником. Тот писал захватывающие приключенческие книги по мотивам своих путешествий. Книги, которые писал этот путешественник, представляли собой нагромождение высосанных из пальца фактов и нелепиц, записанных, судя по всему либо во время пьяного запоя, прерывавшегося лишь для того написать очередную строчку, либо после двух месяцев содержания в психушке. Гард мог поклясться, чем угодно, что этот горе-путешественник за всю свою жизнь не покидал пределов своей улицы.

Что самое интересное, так это то, что книги всем нравились. Стивенс выбросил книгу через шлюз в открытый космос. Через год эта книга послужит причиной катастрофы большого звездолета «Титаник», волею случая, оказавшегося на пути следования книги.

Вскоре, Гарду вновь стало скучно и он включил TVC-фон. Там рекламировался новый фильм Спилена Стивенга «Индиана Джонс ХХXVI. В поисках проститутки».

- Как, ему не надоело еще что-то искать? – ужаснулся Гард. – Из того, что уже нашел, можно новую кунсткамеру и Эрмитаж открыть.

Как и во всех предыдущих фильмах, Индиане мешали космические фашисты, денег у которых было больше чем у него и все проститутки липли только к фашистам. Гард переключил канал.

По 371 каналу шел какой-то фильм. На переднем плане трое негров, накурившись травки, били Шварценеггера, на заднем плане другие негры молотили Ван Дамма.

- Опять канал для ниггеров, - выругался Гард и выстрелили из бластера в экран. Один негр рухнул, схватившись за живот – фильм ко всему оказался еще и интерактивным. – Так-то лучше, - и Гард вновь переключил канал. По следующему каналу шла трансляция гонок Формула галактики 1. На одном из поворотов, один из кораблей занесло и он врезался в Луну, причем прямо в одну из баз террористов из ИРА.

Вновь щелкнула кнопка и изображение сменилось. На экране появился премьер-министр, который уверял всех присутствующих, что рейтинг правящей партии возрос на тысячную долю процента и раздавал всем графики и лупы, чтобы рассмотреть повышение рейтинга. На заднем плане террорист из ИРА готовился застрелить премьера. Но тут к террористу подвалили мальчик лет семи и попросил закурить. Террорист сказал, что маленьким мальчикам нельзя курить, на что тут же получил удар ножом в живот и заткнулся навсегда.

- Ты еще скажи, что мне пить нельзя, мать твою так! – выругался мальчик и пошел дальше, то и дело прикладываясь к фляжке с виски.

На следующем канале другой мальчик украл у другого террориста чеки от гранат. Взрыв разнес на куски не только террориста, но и здание школы, находившееся метрах в пятидесяти от несчастного террориста. Гарду сразу вспомнилось детство.

По следующему каналу шел фильм. Главный герой, старик лет девяноста, совершал побег из исправительного дома для престарелых, подкупив охранника фальшивым чеком. Выйдя на свободу, старик отправился в публичный дом, где провел всю ночь и также заплатил фальшивым чеком. Так, старик провел месяц, после чего его пришлось отправлять в исправительную реанимацию. Но упорный старик сбежал и оттуда, связав охранника бюстгальтером медсестры. Через три дня старика вновь поймали и отвезли на исправительное кладбище.

- Хороший фильм, - прослезился Гард, и тут же оплатил задолженность по абонентской плате за TVC-фон при помощи краденой кредитной карточки.

Гард выключил TVC-фон и заснул с недоеденным гамбургером во рту.

Проснувшись, он с удивлением прожевал еду и запил шампанским, и вновь погрузился в тоску. Ему стало настолько скучно, что он ограбил первую попавшуюся на пути забегаловку, просто так, чтобы не потерять сноровку.

На следующий день, ему повезло больше. Он попал в секретную зону, контролируемую террористами из ИРА и всучил им втридорога плюшевого медвежонка, искусно загримированного под торпеду, а затем, за полцены купил у них патроны и забрал у них плюшевого медвежонка обратно. После этого, в погоню за ним ринулись два крейсера. Однако, Гард уладил возникшее недоразумение, извинившись и, в знак примирения, вдобавок к медвежонку, всучил две неисправные атомные бомбы, больше похожие на подводные мины

После того, как их пути разошлись, террористы обнаружили, что медвежонок на самом деле представляет собой робота-киборга, который очень искусно тасовал карты, а две атомные бомбы оказались сделанными из папье-маше. Так, Гард, рискуя жизнью, боролся с терроризмом.

После того, как медвежонок-киборг выиграл у террористов последние деньги, он угнал шлюпку и на ближайшей планете положил деньги на счет Гарда, после чего ограбил местный банк и открыл свое дело.

Когда его поймали, медвежонок обозвал на суде прокурора грязным недоноском и на этом основании позволил себе выстрелить в него из пупка-пистолета (причем девять или десять раз). Уже будучи приговоренным к электрическому стулу, медвежонок выиграл у надзирателя в карты ключ от камеры и сбежал, решив стать честным медвежонком. Впоследствии, он открыл Фонд помощи медвежатам-рецидивистам. Фонд помогал медвежатникам в приобретении фомок, бластеров, отмычек и прочих необходимых предметов.

Стивенс же вновь летел в открытом космосе один. Он вновь включил TVC-фон.

Судя по всему, шли новости Би-би-си. Журналист беседовал с комиссаром полиции о снижении уровня преступности в галактике. Оба стояли на улице, причем аргументы комиссара были довольно убедительными:

- Согласно статистике, - он развернул рулон и бумага свесилась до асфальта, - у нас в Галактике каждые 9 секунд грабят одного человека. На данную минуту на Проционе-2 уже ограбили одного парня.

- А что Вы скажете по поводу вон того, - спросил журналист, указывая на двух негров, наставивших бластеры на какого-то беднягу и выворачивали его карманы.

- Это произошло на десятой секунде, - невозмутимо ответил комиссар, - а целом, уровень преступности снижается, - и в доказательство этого он рухнул замертво со стрелой в горле.

Журналист перешагнул через него и сказал:

- Джи Эсс специально для Би-би-си, - после чего упал, получив по голове бейсбольной битой.

- Извини, - сказал проходивший мимо парень, - Надо тренироваться, а то сноровку потеряю, и вновь взмахнул своей битой.

Гард сидел и удивлялся, как это Вам не надоело читать подобную чушь.

Экран вдруг сменился и пошла реклама. С небоскреба сбросили какого-то мужика. Тот растекся по асфальту красным блином.

- Сам вдребезги, а галоши целы! Обувь от ЛеМонти! – произнес голос за кадром.

Так Гард проводил свой отдых.

Часть IV. Гард в тюрьме.

Гард Стивенс неплохо проводил время, отдыхая после судебных процессов, но вскоре его ожидала неприятная неожиданность в виде наручников и ордера на арест. Ничего бы этого не произошло, если бы не наличие в полиции одного старого детектива, которого гнали взашей на пенсию, а он, пытаясь уцепиться за свое место, брался за нераскрытые дела, за которые не рискнул взяться даже умалишенный гиппопотам, мозг которого по отношению к массе тела неправдоподобно мал, что впрочем встречается и среди некоторых представителей рода людского. Но полицейскому детективу Брю Хаггинсу отступать было некуда. За пятьдесят лет службы он не продвинулся в звании ни на дюйм, а все из-за того, что в молодости, молодой Брю во время задержания несколько раз выстрелил в того, но не попал. Не попал в воришку. Зато он попал в своего начальника, командовавшего операцией. Нечего и говорить, что тому не понравилось быть мишенью и, пролежав в больнице три месяца, причем лежа исключительно на животе (пули попали ему в ягодицы), тот сделал все, чтобы воздать должное своему молодому подчиненному.

И вот теперь, Брю Хаггинс, старый детектив, холостяк и развратник, вцепился в дело Гарда, как голодный кот в колбасу.

Он не терял время даром и обошел множество публичных домов, спрашивая у проституток о Гарде, попутно удовлетворяя свои низменные инстинкты (которые он сам называл насущными потребностями). Собрав таким образом крупицы полезной информации, он начал вызывать повестками всех, кто когда-либо имел дело с Гардом Стивенсом, вышибая из них полезные сведения. Вскоре, он занялся судебным процессами по делам Гарда. Он вызывал всех по очереди и каждый, уходя из его кабинета, оставлял помимо информации несколько десятков миллилитров крови, выбитые с корнем зубы и клочья выдранных волос. Избежали этой участи лишь «Кол, Пол, Гол и Кацман с партнерами», приславшие в ответ на повестку справки о том, что они тяжело больны, а Кацман дополнительно представил справку от двенадцати апостолов, что не нарушал десять заповедей.

Не избежал своей участи даже толстый судья Гард Стивенс, неосмотрительно перед этим подавший в отставку. Он получил по носу, в глаз и по кумполу за сопротивление полиции. Сломался после двух часов допросов даже немой адвокат, еще два часа после этого ругавшийся так, что его пришлось засадить за нарушение общественного порядка на две недели.

Получив неопровержимые доказательства вины Гарда по 79 пунктам обвинения из 387, Брю Хаггинс пошел к комиссару полиции требовать, чтобы тот получил у прокурора ордер на арест. Особо при этом он напирал на то, что если комиссар откажется, то он, Брю Хаггинс, будет вынужден выполнить свой гражданский долг и обнародовать ряд фактов попутно полученных во время расследования, а именно о том, кто и когда спит с женой прокурора в то время, когда сам прокурор спит с вдовой предыдущего прокурора, некоего Подлини.

Получив требуемое, Брю Хаггинс сам осуществил арест Гарда, переодевшись для этого в старую проститутку. Ему помогало сто одиннадцать детективов, переодетых в школьников и школьниц. Для пущей убедительности, на спине у каждого из них висел ранец, а во рту торчала сигарета.

Председательствовал на суде глухой Стэн Калл, по прозвищу Сыч. Внимательно пролистав дело, судья вынес приговор, прервав выступление нового генерального прокурора. Двенадцать присяжных удалились и вынесли свой вердикт, который тут же был утвержден. После этого, Гарду предоставили последнее слово. Его речь была на удивление коротка и смела. Так, в частности, он заявил, что за всю свою жизнь повидал много вшивых негодяев и засранцев, но такого говнюка, как судья, надо еще поискать, после чего плюнул в сидящего в первом ряду Брю Хаггинса.

Во время конвоирования в тюрьму, Гард умудрился выкрасть сопроводительные документы и изменить срок содержания, за что был посажен в карцер. Карцер был заполнен до отказа всякого рода мошенниками, жуликами, бывшими монахами, страховыми агентами и полицейскими. Кроме них, там сидело несколько террористов и еще трое, утверждавших, что пришли на свидание с родственниками и потеряли пропуск для выхода из тюрьмы. На вопрос одного из террористов за что он, ублюдок сидит, Гард ответил, что все из-за того, что трахнул его, террориста мать и добавил, что старая кошелка передает ему привет. Затем Гард постучал в дверь и выплеснул парашу в открывшийся глазок, после чего увернулся от разъяренного террориста и сунул ему в руки ведерко из-под параши. Вбежавшие надзиратели избавили несчастного террориста от необходимости разбираться с Гардом месяца на три. После этого, Гард занял нары другого террориста. Предварительно обозвав его вонючим недоноском и стукачом, после чего за того взялись уже сокамерники, давно подозревавшие своего сокамерника в интимной связи с одним из надзирателей.

Спустя неделю, надзирателям надоело постоянно наводить порядок в карцере и они посадили Стивенса в одиночку и, как оказалось вовремя. На следующий день они обнаружили подкоп, ведущий из-под нар Гарда в карцере прямо в публичный дом, расположенный напротив тюрьмы. На протяжении всего подкопа, отделанного мрамором, встречались пустые жестянки из-под пива, пьяные заключенные, использованные презервативы и билеты за вход, которые продавал Гард. Вдобавок ко всему, в тоннеле обнаружили десяток туристов, заблудившихся по их словам в метро. Надзиратели быстро навели порядок. Подкоп был выведен прямо в кабинет начальника тюрьмы, второй вход в карцере был заделан, туристы были посажены в карцер.

Гард же в отместку, через своего адвоката подписал начальника тюрьмы на журнал «Голубые страсти» и прислал приглашение на съезд сексуальных меньшинств. Естественно, что это тот не очень обрадовался рождественским подаркам и вскоре, все надзиратели ходили с подбитым (а кто и с двумя) глазом.

Гард же, судя по всему, с детства был хорошим химиком, так как только хороший химик был способен сделать взрывное устройство из собственной крови, известки, слюны, алюминиевой ложки, парафиновой свечи, тухлой рыбы, подававшейся на обед и тюбика зубной пасты. Пробив взрывом стену, Гард подпилил опоры у сторожевой вышки, плюнул в бассейн с любимыми рыбками начальника тюрьмы и сдался часовым, попутно украв у одного из них часы.

После этого, его посадили в камеру, где все остальные заключенные были переодетыми тюремщиками, каждый из которых внимательно следил за Гардом. Вскоре Гарду Стивенсу надоело каждый день видеть шесть отъевшихся рож и он донес на троих, заявив, что они являлись его соучастниками в готовящемся побеге, и в доказательство всего этого. Он ударил одного из них в глаз. Пока эти трое в течение месяца доказывали свою невиновность, Гард занялся оставшимися. Одного из них он обвинил в краже карманных часов, которые ему (Гарду) были подарены еще дедушкой, и которые так долго искал потом один из часовых Двое оставшихся на следующий день проснулись в чем мать родила (их одежду Гард предусмотрительно выбросил в окно) и были обвинены в сексуальных домогательствах. Кроме этих шестерых, пострадал еще и один надзиратель, которому Стивенс продал фальшивый билет на балет.

После всего этого, нашего героя попытались избить до полусмерти, но ему удалось избежать наказания, заявив, что пожалуется своему адвокату, некоему Кацману, а тот подаст в суд иск в Лигу Защиты Прав Человека. Эта страшная угроза едва не довела начальника тюрьмы до инфаркта, и он распорядился поместить Гарда в спецкамеру, оснащенную видеокамерами и микрофонами. Микрофоны, правда потом пришлось убрать, так как заключенный завел привычку громко хлопать в ладоши, оглушая подслушивающих. Спустя месяц, по видеофонам вдруг пошло изображение из какого-то, явно порнографического фильма. Когда в камеру вошли, чтобы устранить неисправность, то обнаружился подкоп, ведущий прямо в здание космопорта, причем сделанный по заключению специалистов с помощью спецтехники рангом не ниже бульдозера.

Вскоре, оказалось, что Гард улетел на пассажирском космолете, расплатившись фальшивым чеком, причем под именем некоего Брю Хаггинса.

В тюрьме поднялся страшный переполох. Начальник, узнав о побеге заключенного, подбил оба только что заживших глаза подвернувшимся под руку трем надзирателям, после чего напился и пошел в публичный дом.

Между тем, расследование зашло в тупик. Следователи никак не могли понять, каким образом, будучи под наблюдением круглые сутки, заключенный прорыл туннель при помощи остро заточенной ложки, брошенной Гардом у входа в туннель.

Тогда за дело взялся лично Брю Хаггинс, получивший первое повышение за последние пятьдесят лет службы. Он быстро установил, что заточенная ложка была брошена лишь для отвода глаз, на самом же деле, Гард смастерил самодельный бульдозер, из табуретки, проводов от микрофонов, известки и ножки кровати, с помощью которого и проложил себе дорогу. Брошенный бульдозер был найден неподалеку от космопорта, причем даже специалисты фирмы, которая выпускала подобную технику, с трудом смогли отличить собранный бульдозер от фирменного. Феномен же появления на видеоэкранах кадров порнофильма объяснялся тем, что Гард подсоединил камеры к кабелю, ведущему в кабинет начальника тюрьмы. Установление вышеуказанных фактов, безусловно, очень сильно помогло в поисках Гарда, который в данную минуту занимался тем, что изготовлял деньги для своих насущных нужд, а именно, для того, чтобы открыть счет в местном банке. Все дело было в том, что банк выдавал кредиты только тем клиентам, которые имели в этом банке счет.

Положив на следующий день на счет сто миллионов, он тут же взял кредит в банке на сумму восемьдесят миллионов, после чего улетел на первом же космолете. Еще через два дня, банковские служащие увидели, что купюры на их глазах облезают, шелушатся, после чего становятся ужасно похожи на квитанции о штрафах за парковку в неположенном месте, каковыми в действительности и являлись.

На вырученные от кредита деньги, Гард открыл магазин под названием «Сделай сам», торговавший конструкторами, из которых, руководствуясь приложенными инструкциями, можно было собрать разные полезные вещи, как-то: станки по печатанию фальшивых денег, всевозможнейшее оружие, вплоть до атомной бомбы, повара-андроида, космические корабли с полным набором команды и даже бульдозер.

Но вскоре, покупатели с удивлением обнаружили, что вне зависимости от того, что они купили, в результате сборки получались лишь телевизоры, которые тут же начинали показывать порнографические фильмы, особенно в присутствии жен, тещ и любовниц, что также не шло на пользу семейному счастью покупателей.

Подобные новшества пришлись по вкусу лишь Брю Хаггинсу, который также купил конструктор, намереваясь сделать себе из него экономку, которая будет готовить ему еду и с которой можно будет спать, а также в сиротском приюте, где скупые попечители купили для детей конструкторы из которых можно было собрать карандаши. Как только раскрылось, что из себя представляют «карандаши», попечители отобрали у детей телевизоры и отнесли их к себе домой, после чего, совершенно неожиданно для них, телевизоры превратились в кучку карандашей, которые писали непристойные слова.

Брю Хаггинс умело воспользовался этим свойством, подарив карандаш-конструктор своему начальнику, писавшего отчет министру. На следующий день Брю Хаггинс был назначен на место своего начальника, отправленного на пенсию по слабоумию. Если бы Брю в свое время запасся большим числом карандашей-конструкторов, он непременно дослужился бы до министра, но увы, водка, вино и женщины отнимали у него основную часть зарплаты и взяток. Однако, шли месяцы, а расследование зашло в тупик. Брю Хаггинса вызвали на коллегию и дали втык так, что тот потом матерился полтора часа подряд и успокоился лишь когда выбил важные сведения из попавшегося ему по пути пьяного продавца надувных шариков.

После долгого раздумья, Брю решил воспользоваться старым испытанным способом, который редко его подводил, а именно: арестовать первого попавшегося типа, выдав его за разыскиваемого Гарда: и предварительно заручился поддержкой начальника тюрьмы.

Так он и поступил на следующий день. По иронии судьбы, первым попавшимся оказался сам Гард, который решился сделать пожертвования в пользу церкви, и поклявшийся после ареста, ограбить пару-другую монастырей. А Брю Хаггинс, узнав в задержанном Гарда, испустил победный рык, который сделал бы честь любому бегемоту и от радости съездил одному из прохожих в ухо, после чего задержал до выяснения личности. Как потом оказалось, это был другой разыскиваемый преступник. Брю Хаггинс вскоре получил новое повышение и напился так, что целый вечер бил прохожих в надежде получить очередное повышение. Но к несчастью для Брю, в тот день по улице прогуливался сам министр с женой, отмечая получение очередной взятки. Будучи под мухой, Хаггинс его не узнал и своротил министру челюсть, а жену арестовал по обвинению в проституции. Когда министр вышел из больницы, а его жена из венерического диспансера, Брю Хаггинса разжаловали и лишили всех наград, а затем направили патрулировать улицы на планету Гарлем-сити, где ему оставалось лишь надеяться на смерть министра (от венерических болезней).

Хаггинс утешался лишь тем, что изобрел новый способ зарабатывания денег: не делиться взятками с начальством, утверждая, что он их не берет. Сэкономленные таким образом деньги, он откладывал на покупку билета, чтобы унести свою задницу из этой дыры.

Гард же, попав обратно в тюрьму, был обыскан с головы до пят. Его поместили в камеру, где за ним следил специальный агент-заключенный и десять операторов, наблюдавшие за ним по экранам мониторов.

Начальник тюрьмы даже распорядился о том, чтобы к кровати Гарда провели ток, в результате чего, в шесть утра вместе со звонком подъема через кровать Гарда пропускалось электричество. Гарду это явно не понравилось и на следующий день от звонка проснулся уже агент, а когда начали отпирать дверь камеры, оказалось, что электричество подсоединено также и к двери, в чем на себе убедился надзиратель, который после этого перестал заикаться. После этого, опыты с электричеством прекратились, а Гард был лишен еды на три дня. Но он осознал свою вину и следующую неделю вел себя тихо, подмешивая в еду спецагента добавки из ведра с парашей. Когда в камеру зашел сам начальник тюрьмы, Гард открыл спецагенту тайну привкуса еды и компота. Тот не выдержав, облевал начальство с ног до головы. Пока начальник тюрьмы орал на спецагента, угрожая заставить того вылизать мундир, Гард позаимствовал пару-другую ключей у него из кармана, после чего устроил короткое замыкание и вышел из камеры, предварительно нокаутировав спецагента очередной порцией добавки. Затем, крича «пожар, пожар!», он поджег местный сортир и под прикрытием дыма распилил прутья решетки, отделявшие камерный коридор от лестницы, воспользовавшись для этого пилкой для ногтей с алмазным покрытием, после чего прикинулся пожарным и беспрепятственно покинул тюрьму.

Пройдя сто метров, он на секунду задержался, а затем уверенно пошел дальше. Он шел уверенно, и уже не было на пути Брю Хаггинса, чтобы остановить его. На его мальчишеских губах играла улыбка. Он шел открывать для себя новые миры. А дорога по которой он шел, вела к храму…

Часть V. На государственной службе.

Шел апрель 2309 года. Гард опять прозябал в гостинице, расплачиваясь за все по обыкновению фальшивыми купюрами. В данный момент Гард отсыпался после вчерашнего, когда он надебоширил в ресторане, отказавшись платить по счету, ссылаясь на то, что у него кончились деньги. Хотя, если честно, то если у кого и кончались когда-нибудь деньги, то явно не у Гарда. Пока бульдозер внизу, под окнами гостиницы, сгребал в кучу все, что осталось от ресторана, Гард подкреплялся пивом, которое достал из холодильника соседнего номера, чудесным образом соединенного с холодильником Гарда. Что еще более интересно, подобная соединенность действовала только со стороны номера Гарда. Но вернемся же к деньгам. Наш герой вполне резонно считал, что у него нет денег, потому что он их на этой планете еще не заработал.

Он включил TVC-фон и начал думать, на каком же поприще применить свои знания. Из TVC-фона донеслись звуки рекламы:

- …И приказал он каждому воину бросить камень. И возвращались они и поднимали камни. Но остались камни. И поднимал их Тамерлан, вспоминая их имена и сколько денег он им был должен. Всемирная история, Банк «Империал».

- Ну все! – заорал Гард. – Я долго терпел, но у меня наболело! – и он поклялся, что постарается добиться изменений в нынешнем мире. Кратчайшим путем для этого, оказалось поступление на государственную службу.

За взятку, он нанялся клерком на государственную службу, в «отдел по сотрудничеству с прессой, рекламными и страховыми агентами, брокерами и прочими говнюками, которых надо было пристрелить еще в детстве или кастрировать, пока они еще не научились ходить».

Устроившись в данный отдел, Гард начал внедрять различные новшества. Так, он начал продавать рекламные места в Указах Ее Величества, а также прочих правительственных документах. В результате, газеты, печатавшие в обязательном порядке все подобные документы, были вынуждены печатать и рекламу. Все были довольны. Все, кроме начальника отдела, которого за это лишили премии и уволили без выходного пособия. На его место назначили некоего Нарка Мана, который целыми днями сидел в туалете, выходя лишь для того, чтобы получить взятки и купить очередную порцию травки. Так что делами и отделом фактически управляла его секретарша, которая не пропускала ни одного случая, чтобы можно было под кого-нибудь лечь. Это очень нравилось и сотрудникам отдела и тем, кто приходил в отдел по государственным делам. Все остальное время сотрудники отдела проводили в пьяных оргиях, устраивая банкеты за казенный счет. Гарду все это очень нравилось, но вскоре ему надоело каждый день напиваться до чертиков, орать непристойные песни в окна, а посетителям говорить, что сегодня приема нет. Поэтому, он решил отучить своих коллег от пьянства и подмешал в шампанское и водку слабительное. Когда же сотрудники, успевшие добежать до унитазов закончили извергать из себя содержимое своих желудков, то оказалось, что стульчаки унитазов обмазаны сильнодействующим молекулярным клеем. Все остальные были вынуждены бежать в платный туалет, заблаговременно открытый Гардом в подъезде напротив. Затем наш неутомимый герой пригласил журналистов и поведал о нравах, царящих в министерстве. Все это показали в вечерних новостях, между словами диктора о том, что день прошел как обычно, пятьдесят убийств и двадцать пять террактов, но беспокоиться не надо; и рекламой спонсора походов Александра Македонского и Тамерлана – банка «Империал».

Гард же вскоре, после разбирательств, стал руководителем отдела, и попутно учредил Первый Коррупционный Банк, где каждый мог получить кредит на дачу взятки. На все вопросы журналистов, Гард отвечал, что взяток не берет и, вообще не знает, что такое взятка.

Каждый день новоиспеченный руководитель устраивал пресс-конференции в душном зале, где журналисты безуспешно пытались отбиться от комаров и москитов. Гард же комаров отгонял репеллентом, а прессе говорил, что репеллент кончился. После пресс-конференции наш герой шел открывать банк. Банк он открывал обычно по ночам, предварительно подогнав большой грузовик (чтобы побольше уместилось).

А вообще, после рабочего дня, Гард ходил по ресторанам, где как следует наедался и напивался, после чего уходил домой не заплатив, объясняя официанту, что это ему невыгодно.

Словом все шло как нельзя лучше, пока министерство не попало под ревизию.

Ревизор, некто Зло Ломись, был известен всей галактике своими придирками и беспощадностью. Каждая проверка заканчивалась арестами, побегами, увольнениями, или на худой конец, самоубийствами. Всю Галактику облетела история о том, что он нашел в бухгалтерских журналах дохлую муху, запечатанную в сургуче. Ту контору тут же оштрафовали за жестокое обращение с животными, неуважение к правилам бухучета. Был поднят вопрос об умышленной порче сургуча, затем обнаружилось, что сургуч списали на себестоимость. В итоге бюджет недополучил полтора галактических пистоля, бухгалтер получил десять лет, директор пожизненный срок, а кассир утопился.

И вот теперь, Зло Ломись намеревался проверить министерство, где сейчас обретался Гард.

Министерство этот бравый инспектор проверял после ревизии в Альфа Центаврийском зоопарке. Там он не гнушался даже залезать в клетку к Педериозавру, следя за тем, как того кормят. Правда, работники зоопарка надеялись, что Педериозавр сожрет ревизора, но просчитались. Спустя месяц проверки, обнаружилось, что по сути животных почти не кормили, и те были вынуждены питаться туристами. Средства на ремонт клеток спускались в казино, а двух голубых орангутангов проиграли в карты контрабандистам. Вдобавок, жена директора зоопарка спала с его секретаршей, а самого директора часто видели у клеток, пристающим к калагейским пидакам.

Итогом истории стал суд, на котором весь коллектив зоопарка был осужден к трем годам ежедневного посещения венерического диспансера, а директора с женой отправили добровольцами в школу саперов-садистов, причем Зло Ломись остался недоволен «неподобающе мягким приговором» и подал апелляцию, в которой потребовал всех расстрелять, их тела скормить Педериозавру, а имущество конфисковать в пользу государства, словом все, как всегда после очередной проверки.

И вот наступил тот злосчастный день, когда нога Зло Ломись ступила на порог министерства. Для начала, он прикинулся посетителем. Однако, через три минуты он вылетел из здания. Сработало кресла «посетителя», которое через три минуты ожидания катапультировало посетителей.

Разозлившись, Зло Ломись вызвал огневого робота поддержки ревизоров и ворвался в отдел с криком:

- Руки на голову, бумаги на стол!

Робот пальнул лазером в потолок и на потолке появилась прожженая надпись «Да здравствует Зло Ломись, ура!».

Зло Ломись довольно ухмыльнулся, приосанился и рыгнул. Комната сразу же наполнилась запахами помойки.

Гард с недовольным видом отвлекся от важного дела (он формировал баланс доходов и расходов, уменьшая первые и увеличивая вторые), и уставился на противную рожу неподкупного ревизора. На груди у грозного проверялы красовался значок налоговой инспекции, изображавший руку закона, рывшуюся в чужом кармане и медаль «Десять лет не педераст». Мундир был подпоясан черным поясом садиста-каратиста уровня девятого дана.

Прищурившись, Зло Ломись ткнул пальцем в одного из сотрудников:

- Почему ширинка не застегнута? Так, нарушение правил делопроизводства с отягчающими обстоятельствами, арестовать его!

Робот удлинил свои телескопические руки и приковал несчастного к батарее.

- Ка-ка-какие отягчающие обстоятельства? – попытался спросить несчастный.

- Пререкания с ревизором, - ответил Зло Ломись, внимательно оглядывая комнату. – Так, у Вас машина не той марки, - обратился он к секретарше, - Нарушение статьи 2, параграфа 13, пункт 4.27 кодекса чести секретарши, и кроме того, у Вас чулки не того цвета, арестовать! – Он огляделся вокруг в поисках новой жертвы. – А Вы пишете левой рукой, нарушение инструкции №2 от 13.10.2302 «О порядке пользования пишущей ручкой на госслужбе», арестовать!

- Вы, как ваша фамилия? – обратился он к другому присутствующему.

- Шулермухер, но я не работаю здесь, я посетитель, - гордо ответил он.

- Согласно поправке 9 к 17 пункту речи Миклухи Барклая де Голли, все на фамилию Шулермухер являются евреями, взяточниками, или на худой конец хорошо играют в карты, арестовать! – подвел итог ревизор. – Но это все так, для разминки, а теперь займемся ревизией документации. Робот, этих двух отвести в финансовую полицию, предъявить обвинения. Да здравствует налогово-финансовая полиция!

- Зиг хайль! – отсалютовал робот и увел арестованных. Вздох временного облегчения вырвался у остальных.

- Вы думаете, что пока робота нет, все сойдет с рук? Ни хрена! – в руке Зло Ломись появился пистолет с большим дулом. – Убит при сопротивлении, - с этими словами он выстрелили в заместителя Гарда. Бедняга своей кровью испачкал обои и сполз по стене.

Насладившись произведенным эффектом, ревизор, так, на всякий случай, выстрелил в стену. Стена оказалась из фанеры и кто-то громко вскрикнул в соседней комнате. В стене же появилась большая рваная дыра, в которую при желании могла пролезть кошка.

- Несчастный случай! – констатировал ревизор, дунув в ствол автоматического револьвера «Шнупси», кстати запрещенного конвенцией Организацией Объединенных Планет (сокращенно ООП), как оружие массового поражения.

Обстановку несколько разрядил полицейский, оштрафовавший ревизора за нарушение правил стрельбы из пистолета.

В комнате осталось лишь двое сотрудников, - остальные упали в обморок и были арестованы за невыполнение приказа «встать, суки!».

Этими двумя были Гард и кошка, получавшая зарплату за ловлю мышей. За время работы, кошка была отдрессирована до такой степени, что научилась гадить прямо на подчистки и фальсификации в документах.

Так что зоркий глаз Зло Ломись, рыская по бухгалтерским книгам, повсюду натыкался на засохшие остатки кошачьего кала. Встречались толстые папки, в которых вес кала достигал 80 %.

- Что это такое? – выйдя из себя, закричал зло Ломись, тыкая пальцем в документы.

- Кошка! – ответил Гард, делая вид, что ему очень страшно.

- Я выведу на чистую воду всех вас, - орал грозный ревизор, размахивая ручной установкой «Ураган». – Я найду за что посадить вас, по одному лицу ведь видно, что воруете! Ведь воруете? – ласково спросил он, включив миниатюрную видеокамеру.

Гард вынул из кармана табличку с надписью «Да пошел ты в задницу» и ответил, подмигивая в камеру:

- Покупайте вот эту книгу, очень интересно! – он взял с полки книгу с душераздирающим названием «Кто пукнул – убийца!» и помахал перед ревизором.

Ревизор вздохнул, затем приставил пистолет к голове Гарда.

- Воруешь ведь? – с надеждой спросил он, спрятав камеру и тыча перед носом Гарда большим микрофоном, подсоединенным к миниатюрному магнитофону.

- Так же как и Вы, сэр, - почтительно ответил Гард, искренне надеясь на то, что пули в пистолете Зло Ломись кончились, и на всякий случай добавил, - Никогда ничего чужого не брал и не знаю даже, как это делается!

Зло Ломись, оторопев от подобной наглости, покраснел, напыжился и попытался что-то сказать, но не смог ничего вымолвить. Его пальцы сжали спусковой крючок и… ничего не произошло. Как и рассчитал Гард, патроны кончились. Пока Зло Ломись пытался все-таки что-то сказать, наш герой, воровато оглядевшись по сторонам, нажал кнопку на своем столе. Пол неожиданно ушел из-под ног ревизора и тот полетел вниз, в глубокий колодец. Упав в воду, ревизор тут же оказался в руках роботов, которые надели на него наушники и включили на полную громкость музыкальный канал местной радиостанции, использовавшей в своей фонотеке только старинные записи двадцатого века в стиле «хэви-металл». Страшная какофония звуков, обрушившаяся на ревизора заставила того потерять сознание. Именно в бессознательном состоянии, роботы засунули его в большой контейнер и отвезли в ближайшее почтовое отделение.

Когда Зло Ломись очнулся, то с ужасом обнаружил, что находиться на планете Хищник-2, в регулярных войсках Галактики в звании рядового. Вдобавок к этому, очнулся он в карцере, куда попал за то, что был пьян и не смог ответить в какой части служит. На все его доводы о том, что он попал сюда случайно сержант только смеялся – при обыске у него нашли документы, оформленные чин по чину (Гард не жалел денег для подобных дел). Самое ужасное было даже не это. Самым ужасным было то, что Хищник-2 находился на самой окраине Галактики, и даже если бы ему удалось вырваться из казарм, то денег на билет точно бы не хватило. Вдобавок ко всему, из-за удаленности от цивилизации, уровень цен на технические новшества типа связи были непомерно дороги и не по карману оставшемуся без копейки рядовому.

Избавив большую часть Галактики от Зло Ломись, Гард подал в отставку со своего поста и отбыл на заслуженный отдых.

Зло Ломись вернулся с Хищника-2 спустя пятнадцать лет, накопив денег и злобы. Война со страшными существами сформировала из него психопата с навязчивой идеей расправиться с Гардом Стивенсом. Но, как говорится, ищут пожарные, ищет милиция, ищет налоговая полиция, ищут доносчики в каждой столице, но воз и поныне там. Единственное, что немного портило настроение Гарду, так это то, что он нажил себе очередного страшного врага.

- Три тысячи сорок первый, - произнес Гард и тут же позабыл об этом.

Часть VI. «А ля гер ком а ля гер».

И вновь, в который уже раз, так вас и разэтак, вы читаете, как Гард открыл глаза и потянулся.

Гард открыл глаза и потянулся. Закрыв один глаз, он плюнул в потолок, стараясь попасть в пульт дистанционного управления TVC-фоном, который по милости какого-то гребаного недоноска, оказался прилеплен к потолку жвачкой. Если еще принять во внимание тот факт, что до потолка было метра три, а следы чьих-то кед с гидронадувом и порнозадувом, испещряли весь потолок, образуя при этом еще и неприличное слово, то следует признать, что этот, кто бы он ни был, недоносок, мать его так, был действительно гребаным, а может даже гребанутым. Плевок безусловно удался и TVC-фон врубился на семь тысяч триста первом галактическом канале. Там, кстати шли новости:

- Уважаемые зрители, сегодня был ограблен Первый Национальный Галактический Банк. Банды зеленых объявили открытым сезон охоты на браконьеров. Ее Величество обозвала Его Величество сволочью, каких еще не видела. Звездная система Дрянь-2 отказалась платить налоги в Галактический бюджет. На Задолбай-7 обнаружены неограниченные месторождения навоза. Боевики из ИРА в знак протеста разнахренировали седьмой сектор Галактики. В связи с этим, считать восьмой сектор седьмым, девятый восьмым, … а двести первый двухсотый. Соответственно с флагов Соединенного королевства Галактики и Северной Ирландии удаляется одна звездочка (Кстати, ранее Галактика состояла из семисот секторов см. Галактическую энциклопедию. (Примечание автора)).

Неожиданно толстое лицо диктора исчезло в дыму и пыли. Когда пыль улеглась, то зрители смогли увидеть брызги крови на фоне стены. Брызги удивительным образом сложились в надпись «ИРА за независимость Северной Ирландии».

В студию вбежал робот – уборщик и быстро вымыл обои. Засунув то, что осталось от диктора в корзинку для бумаг, робот пошаркал ножкой и спустил содержимое корзинки в мусоропровод. Станцевав джигу, робот замигал красной лампочкой в носу и рассказал зрителям неприличный анекдот. Затем кадр сменился. На экране появилась бешеная собака, бегущая по улице. Какой-то толстяк пытался нацепить на нее рекламное объявление типа «Купи «Педигрипал». Затем на экране уже можно было увидеть шарманщика с обезьянкой, которая, типа, плясала под музыку, или по крайней мере, должна была плясать. Вместо этого, однако, обезьянка постоянно чесалась, правда, весьма ритмично, под музыку.

- Да, - подумал Гард, - Эта обезьянка заслуживает «Оскара».

Изображение сменилось рекламным роликом. Вокзал, полно народа, и вдруг вбегает какой-то мужик с противокосмической базукой.

- Сникерс! – выпучив глаза, заорал он. Затем нажал на спуск. Спустя минуту, он, усевшись на развалины вокзала, развернул шоколадку, - Ты сыт и доволен! – с садистским выражением лица повторил мужик, воинственно размахивая шоколадкой.

Спустя секунду TVC-фон вдруг завыл и зарычал:

- Внимание! Внимание! Правительственное сообщение! Тот, кто не слушает это сообщение будет расстрелян, так его перетак, зиг хайль! Слово предоставляется командующему восьмого, прошу прощения, теперь уже седьмого сектора генералу Порнозаду.

- Смирно! Десять отжиманий! – загавкал толстый плотный коротышка с бородавкой на носу. Его бородавка удивительно гармонировала с небесно голубым цветом генеральского мундира. – Раз-два, раз-два! Слушать всем, мать вашу так! – надев очки на красный нос, начал читать по бумажке бравый генерал. – Сегодня со стороны галактики Вонючая Афродита совершено внезапное нападение на патруль Соединенного королевства Галактики и Северной Ирландии. Применив подлую тактику нападения вдесятером на одного, силы вонючеафродитанцев захватили систему Трахни-2 и уничтожили военную базу Панк для отдыха высшего командного состава. На территории подвластного мне сектора объявляется тотальная мобилизация, дезертиров пустят на запчасти для раненых. Вольно!

- Скажите, - начал один репортер, появившийся на экране откуда-то сбоку, и тыкая микрофоном генералу в лицо.

- Арестовать, расстрелять, потом посадить за антивоенную агитацию, - скомандовал генерал, ковыряя в своем необъятном для козявок носу.

Гард только хмыкнул, увидев подобное, однако, спустя полсекунды в номер гостиницы ворвались военные полицейские, вручили повестку и, надев на Гарда наручники, выволокли его на улицу. Там его и еще нескольких прохожих затолкали в машину с душераздирающей надписью «Добровольцы».

Спустя десять минут, Гард оказался в здании сборного пункта, который по странному стечению обстоятельств, располагался в бывшем еще минут пятнадцать назад добропорядочным публичным домом.

- Я есть доктор Задден, как фаш имя? – спросил человек в белом халате, своей худобой напоминавший гигантских размеров глисту. Врач ткнул указкой в живот Гарда. – Я есть фас спрашивать, уплюдок!

- Гард Стивенс, стручок безмозглый! – отозвался наш герой, которого едва не проткнули насквозь злополучной указкой.

- Годен к службе, - констатировал Задден, хряснув толстой указкой по голове Гарда, - Ф космический патруль 7-й бригаты, - добавил доктор, бросив перед этим кубики. Выпало как раз семь очков. Затем он нажал на какую-то кнопку и Гард провалился в люк.

Очутившись в тоннеле, напоминавшем бобслейную трассу, Гард покатился вниз. Спустя минуту, он с большим ускорением вылетел из туннеля и ударился в маты, специально установленные у выхода, вернее сказать, вылета из туннеля. Потерявшего сознания Гарда занесли в корабль, как впрочем, и тысячи других остолопов, имевших неосторожность остановиться отдохнуть на Янки-Дудль-2.

Мобилизационная машина сработала на славу. Спустя полчаса после выступления генерала Порнозада, с янки-Дудль-2 стартовала армада кораблей, полностью укомплектованных экипажами. Некоторым мобилизованным даже не хватило места и они летели снаружи, прикованные к обшивкам кораблей.

Гард вместе с тремя десятками испуганных людей очнулся от страшного рыка. Какой-то майор рычал в мегафон по поводу «кучки засранцев, которые ни хрена не смыслят в дисциплине, но он, майор де Сад, покажет им, штатским говнюкам, где раки зимуют и так далее».

Попинывая новобранцев кованым сапогом, и страшно при этом ругаясь, майор де Сад добился, наконец, того, что новобранцы вытянулись по стойке «смирно».

- С каких это пор в космофлоте появилось звание майор? – шепнул один из новобранцев Гарду.

Однако в зал вбежал какой-то сержант и, увидев майора, рассвирепел:

- Ах ты сволочная задница, опять за старое, ефрейтор де Сад! Какого хера ты делаешь здесь, да еще в майорском мундире, так тебя перетак бананом в жопу десятью узлами! – заревел сержант и принялся лупить «майора» сержантским жезлом. – Еще раз увижу тебя в офицерской форме, я тебе ее в задницу засуну вместе с пуговицами, а эти, - он махнул жезлом в сторону новобранцев, - подтвердят, что так и было, не так ли? – злобно рыкнул он.

Несмотря на полное отсутствие воинской выправки, все новобранцы как один заорали:

- Так точно, скажем, что так и было!

Лицо сержанта немного разгладилось и стало больше похоже на подушку для иголок.

- Ефрейтор де Сад, ты разжалован! – закудахтал сержант. – Теперь ты самый младший ефрейтор, повтори!

- Я же Вам объяснял, - жалобно завопил самый младший ефрейтор, - в компьютере произошел сбой и вместо майора у меня появилось звание ефрейтора.

- Расскажи мне еще, как ты любишь свою тещу, может я заплачу, - зарычал сержант.

В эту минуту в зал вошли несколько офицеров. Один из них, в набедренной повязке и кителе на голое тело был, по-видимому, капитаном. Остальные были его подчиненные и потому оделись более подобающе уставу - двое были в теннисных шортах, теннисной фуражке с кокардой и грязной майке с погонами. В руках они держали теннисные ракетки и потерявшего чувство равновесия капитана. Еще двое, как потом узнал Гард, лейтенант Кинь и лейтенант Двиньк были облачены в кальсоны, военную офицерскую каску, в которой можно было играть еще и в виртуальную реальность и подтяжки с погонами, перекрещивавших, словно пулеметные ленты, опоясавшие толстое их худые впалые груди и пузо в стиле матроса Железняка, когда он взял Зимний дворец, дорвавшись до бочки с пивом. Оба были братья близнецы. У Киня под мышкой болталась огромная кобура из-под супербластера Шмыг, а у Двинька сзади на кальсонах чьей-то заботливой рукой было написано губной помадой «Проверено, мин нет». Наконец, единственным лицом, одетым по уставу, была женщина – лейтенант, увидев которую все новобранцы, как по команде втянули животы, расправили плечи и принялись усиленно подмигивать.

- Смирно! Не подмигивать! – в мегафон заорал сержант. От громкого эха слуховой аппарат в ухе капитана сломался и тот принялся крутить тем, что Гард про себя назвал перезрелой тыквой с остатками обезьяньих мозгов (для тех непонятливых читателей, которые не поняли, поясняю, что речь шла о башке капитана, болтавшейся на длинной худой немытой шее, к которой вдобавок, почему-то прилип окурок).

- А? Что? – пролепетал капитан, пытаясь наладить слуховой аппарат. – О! А! Ага! Э! Во! МОЛЧАТЬ!!! – неожиданный рык капитана едва не лишил слабонервных новобранцев чувств (некоторых, конечно, ибо Гарда на пушку взять было трудно). – Сержант Трипперс, доложить обстановку!

Сержант Трипперс, имя которого пустоголовые читатели только что узнали, дал хороший пинок ефрейтору – майору де Саду и смачно обматерил новобранцев, заставив тем самым их вытянуться по струнке; после чего заорал:

- Господин капитан, отряд готов к бою против проклятых вонафродов (вонафроды – презрительное название обитателей галактики Вонючая Афродиты (см. Галакт. Энциклопедия)), мать их так!

Капитану ван Тхаддлу пришлась по душе воинственная речь бравого сержанта. Однако только капитан собрался открыть рот, чтобы похвалить своих «бравых засранцев», тут же завыла сирена и противный голос закричал:

- Эй вы! Да-да, вы, толстые задницы! Вы слушаете магнитофонную запись и потому ни хера мне ничего не сделаете, ха-ха!

Да, кстати, вас атакует неизвестный противник, с вас три монеты. Дополнительная информация пять монет. Полезный совет – десять монет.

- А если бесплатно? – с надеждой спросила красавица-лейтенант.

- А если бесплатно, то умрите как и подобает героям; к тому же ничего другого, вам и не остается, слон вас трахни, - радостно выругался голос робота-информатора.

- Заткнись! – заорали все.

К удивлению Гарда единственный, кто не потерял присутствия духа, кроме самого Гарда, был капитан ван Тхаддл.

Капитан ван Тхаддл, поддавшись голосу индейской крови, которая, судя по всему, текла в его жилах, ибо он вытащил из кармана головной убор индейца из помятых перьев, надел его и издал непотребный вопль, от которого кровь забурлила в жилах; взяв управление ситуацией в свои руки. Кроме управления он взял в руки небольшой кнопочный томагавк и ринулся в рубку. Его волосатые ноги, с трудом выдержав эту нагрузку, после трехсекундного сопротивления все-таки доставили его в кресло капитана к корабельному компьютеру. Два адъютанта, которые поддерживали его, оказавшись роботами денщиками, поддержали капитана и в этот раз, решив биться до конца. С этой целью роботы начали пилить друг другу запястья. Когда кисти с лязгом упали на пол корабля, то можно было увидеть вместо рук две полые трубы, из которых тут же выдвинулись головки фаустпатронов.

Женщина – лейтенант потеряла сознание и ее тут же утащил к себе ефрейтор де Сад, облачившийся для этого в белый врачебный халат.

Лейтенант Кинь бросился в туалет, а Двиньк побежал в рубку, размахивая грязным, а когда-то белым носовым платком.

Половина новобранцев рухнула в обморок, другую половину сержант Трипперс посадил за бортовые компьютеры сражаться при помощи джойстиков и кнопок с превосходящими силами противника. Каждый компьютер в рубке управлял одним стволом полунейтронной пушки.

Сам Трипперс сел за самый большой компьютер (кроме, естественно, капитанского), который управлял атомной установкой «Град».

Капитан ван Тхаддл же, сидя в боевом, крутящимся во все стороны кресле с крутящимся во все стороны монитором, пытался орудовать гигантским металлическим лассо, купленным им в лавке старьевщика. Он прилагал все усилия для этого, управляя огромным манипулятором, напоминавшим человеческую руку и пытаясь набросить лассо на корабль противника.

Итак, бой начался. Три неизвестных корабля атаковали корабль вооруженных сил Соединенного королевства «Крутая пельмень» сразу изо всех стволов. Однако, так как противник использовал для наведения на цель данные, выхватываемые компьютерным пиратом-оператором из компьютера «Крутой пельмени», то весь первый залп ушел впустую, так как оператор-программист «Крутой пельмени», она же красавица-лейтенант, как всегда неверно ввела координаты относительно паранормали Рокьоха (Паранормаль Рокьоха – Дизинхрофромная постоянная рассчитываемая на основании постоянной Планка и курса акций компаний по производству вечных двигателей. Это известно даже глупой кошке живущей в 24 века (Примечание автора)).

Более того, выпущенные управляемые торпеды раздолбали попавшийся им на пути астероид на куски. Пара кусков врезалась в один из кораблей противника и уничтожили палубную надстройку на втором, служившую туалетным холлом, что обрекло экипаж корабля на жестокие и непереносимые, как запах скунса, лишения.

Экипаж «Крутой пельмени» работал по визуальным изображениям на экранах и потому вел огонь гораздо прицельнее. Однако из-за того, что бой велся новобранцами с листа, то действовали они несогласованно и расстреляли все заряды по одному и тому же кораблю, превратив его в гигантский дуршлаг.

Другой корабль был поврежден осколками астероида, а третий, оставшийся без туалета, увидев гигантское лассо на фоне дуршлага из первого корабля, сделал ошибочный вывод о применении силами Соединенного Королевства новейшего супероружия и счел за благо отступить, послав правда предварительно космофакс командиру «Крутой пельмени». Космофакс гласил:

«Мы те, кто пришли из тьмы!

Наша галактика лучше вашей!

Но цены на недвижимость возросли

И мы решили пару галактик завоевать.

Трепещите, ибо мы вас завоюем

Нам нужна ваша земля, дома, галактика

Все бесплатно заберем

Или расплатимся фальшивым чеком.

P.S. Мы еще вернемся, чтобы плюнуть вам в кофе!

Послание было подкреплено гербом агрессоров: грозящий кулак с татуировкой в виде непристойной надписи.

- Мы победили! – заорал капитан, обнаружив, что его палец прилип к кнопке, запускающей катапульту при аварийных ситуациях. Непотребно выругавшись, капитан ван Тхаддл обнаружил, что все-таки запустил катапульту. Спустя секунду его выбросило в открытый космос вместе с кнопкой.

Спустя два года тело капитана стало причиной гибели большого корабля с туристами на борту, маршрут которого пересекся с орбитой вращения тела капитана. С тех пор в космосе возникла легенда о летучем голландце.

В данный же момент, на небольшом корабле «Крутая пельмень», отставшем от основных сил королевства и головного крейсера «ССРП» под командованием мудрого стратега Порнозада (название крейсера расшифровывалось как Стреляй Сейчас Разберемся Потом), разгорелся спор.

Не успел еще затихнуть вопль капитана ван Тхаддла, как три лейтенанта – Кинь, Двиньк и программистка, которая вывела из строя ефрейтора де Сада минут на сорок; заявили о своих претензиях на освободившуюся вакансию.

- Кораблем должен командовать самый умный! – назидательно изрек Кинь, поднимая кривой палец.

- Ну тогда иди поиграй на компьютере и не мешай нам, - отозвался Двиньк, подмигивая программистке, губная помада которой по цвету весьма походила на ту, которой была сделана надпись на задней части кальсон Двинька.

Обиженный Кинь тут же заставил одного из новобранцев подмести пол в туалете зубочистками.

Гарду все это надоело и он отправился спать. Дисциплины на корабле уже не было. Когда он проснулся, то с удивлением узнал, что кто-то выстрелил пять раз в спину нового капитана Двинька из супербластера «Шмыг», а программистку совершенно случайно выбросили в космос без скафандра.

Когда спустя примерно неделю «Крутая пельмень» встретилась с тем, что осталось после битв с противниками от линкора «ССРП», то кораблем командовал уже капитан Трипперс, вступивший в должность после трагической гибели лейтенанта Киня, неосторожно заснувшего в арсенале среди динамитных запалов, которые кто-то по неосторожности поджег на ночь. Арсенальную рубку оторвало нахрен вместе с душевой и пятью солдатами, которые кололись там наркотиками.

Узнав, что на обломке «ССРП» остались в живых десять офицеров высшего командования космофлота сектора во главе с генералом Порнозадом, ефрейтор де Сад, уже видевший себя новым капитаном после ожидаемой смерти капитана Трипперса, затопал ногами, зашмыгал носом, плюнул незаметно в чай капитана и предложил Трипперсу разнахренировать полкилометра кубического пространства вместе с «ССРП» и всякими там Толстозадами и Порнотрахами, мать их так.

Однако капитан Трипперс не оценил подобного предложения и сей же момент расстрелял ефрейтора де Сада с формулировкой «за плевок в чай офицера». Перед смертью де Сад пожелал капитану Трипперсу дальнейших успехов и как можно быстрее сдохнуть.

Спустя тридцать секунд после расстрела, Гард принял послание с Дайдоллара об ошибке в компьютерной базе. В послании говорилось о том, что де Сад был майором, еще раньше маркизом, а еще раньше, его слава богу, вообще не было, и как всем было хорошо.

Вступив на борт «Крутой пельмени» генерал Порнозад построил всех и вручил себе награды «За мужество» и «За смелость при вручении награды за мужество». После этого, под противные звуки военного марша, хрипящего и стонущего в борьбе с корабельными динамиками, мудрый военачальник принялся доводить до личного состава последние сводки с места боев. Сводки эти были почерпнуты им из «Боевого листка Галактики» трехнедельной давности, найденные генералом в туалете. Личный состав с интересом выслушал то, что никогда не слышал и не читал, поскольку использовал «Боевой листок» по другому назначению, тому, от которого генерал Порнозад и спас драгоценные странички. Закончив со сводками боев трехнедельной давности, генерал перешел к последней странице, где редакция помещала хвастливые истории и высосанные из пальца рассказы о вымышленных подвигах солдат на войне. Все это было сдобрено рисунками о времяпровождении солдат в низкопробных борделях во время отпуска. Однако, даже такая приманка, как рисунки с обнаженными девицами не привлекала личный состав к «Боевому листку», поскольку художник изображал и солдат и девиц по одному похожему шаблону - толстое пузо, обвисшие груди толстые задницы и головы, сидящие на коротких шеях. Единственное, что отличало солдат от девиц на рисунках, так это то, что у солдат были короткие стрижки, а у мужеподобных девиц в ушах висели сережки и волосы, которые словно колючая проволока, криво спадали на плечи. Зато, как шепотом говорили в столовой, эти рисунки пользовались большой популярностью у бесстрашных воителей гомосеков-ниндзя, которые не скупясь выписывали газеты огромными тиражами. Прочитав с горем пополам все истории, изложенные на последней страницы, генерал поучительно поднял кривой палец и сделал вывод:

- Я надеюсь, что вы погибнете такой же геройской смертью, как и тот солдат, что попав в плен, выпил яду и свалился в большой котел с кипящим супом для личного состава противника. Мучения врагов не поддаются описаниям! - возбуждению генерала не было предела. Скукоте рядового состава тоже.

- Равняйсь, смирно! - неожиданно гаркнул Трипперс. - Слушать внимательно, ублюдки, когда генерал говорит!

- Кто таков? - осведомился Порнозад, оглядев Трипперса, словно сошедшего с последней страницы «Боевого листка».

- И.О. капитана сержант Трипперс, - вытянулся в струнку он.

- Молодец! - похвалил его Порнозад. - Отметьте доблесть этого, как его Памперса, и наградите, - распорядился он. - Присвойте ему внеочередное звание.

- Служу Соединенному Королевству Галактики, - обрадовался сержант и, отдал честь, едва не выбив при этом глаз стоящему рядом адъютанту генерала, после чего удалился напевая песенку Бориса Моисеева «Звездочка моя, где же ты, где? На плече, на плече, вот, где...».

- Странный мальчик, - близоруко сощурился Порнозад вослед поклоннику творчества «голубой луны».

Все, включая Гарда осклабились.

- Че лыбитесь, гондоны, - заорал на них генерал, увидев, смеющиеся лица. - Я не давал разрешения смеяться! - но это произвело обратное действие. Всем неудержимо захотелось расхохотаться, что большинство и сделало, а когда ставший пунцовым генерал дал одному из стоящих перед ним поддых, а тот, от неожиданности выплюнул в лицо Порнозаду свою жвачку, то и вовсе началось невообразимое. Хохот стоял такой, что ушам было больно. Генерал весь покраснел от натуги, словно сидя на унитазе, чем привел толпу в еще большее неистовство.

- Словно он на унитазе страдает от запора, - сообщил всем Гард, после чего почти все, включая адъютантов повалились на пол и принялись кататься по нему.

Генерал покраснел до такой степени, что казалось, еще минута и он лопнет от злости. Но вместо этого, послышался громкий неприличный звук и сзади на штанах генерала образовалась дырка, сквозь которую взору всех предстали серые (а когда-то белые) в звездочку трусы.

- Глядите, у него звездочки не только на погонах, - застонал Кук, местный кок.

- МАЛЧАТЬ!!! - взревел, наконец генерал, из ушей которого пошел дым. - РАССТРЕЛЯЮ ВСЕХ НАХЕР!!! - после этих слов вновь раздался неприличный звук и генерал, охнув, схватился за задницу после чего, выкрикивая на бегу страшные проклятия, помчался по коридору в поисках ближайшего туалета. Это породило новый взрыв смеха, от которого у большинства заложило уши. Спустя еще минуту, гогот начал стихать и вовремя, потому что трое рядовых уже забились в астматическом припадке, а еще у одного, толстого Брумбеля, заведовавшего каптеркой, от слез выкатился искусственный глаз.

- А я думал, глаза могут вылезти из орбит, только от натуги, когда сидишь на унитазе, - заметил Гард и смех возобновился вновь. Сцена осталась прежней, только вместо Порнозада прибежал Трипперс с новыми нашивками.

- Равняйсь, смирно, что это значит, обезьяны!!! - привычно загремел он, но его никто не слушал. Все изображали друг другу как надо поднапрячься на унитазе, чтобы глаз выскочил из орбит и это заводило аудиторию еще больше. - Я сказал заткнуться, педерасы, моргалы выколю, носы откушу, глаз в жопу вставлю, - начал сыпать угрозами новоявленный старший сержант, но последняя фраза все испортила. Раздался новый взрыв смеха, да такой, что Трипперс от шума едва не упал.

- А я все думал, какую кличку ему дать, - стонал от смеха наш герой. А теперь знаю!

- Какую? - сквозь слезы хохотали все.

- Жопа-глаз! - ответил Стивенс и предусмотрительно заткнул уши.

- Я запрещаю, - попытался было пискнуть Трипперс, но его голос немедленно потонул в новых приступах смеха. Палуба продолжала сотрясаться от хохота.

А в это время генерал Порнозад, подпрыгивая от нетерпения на месте, стучался в дверь единственного на корабле сортира, откуда доносилось только «сию минуту, господин генерал» и шум спускаемой воды, причем уже на протяжении пяти минут.

Сыпя направо и налево проклятия, генерал выпростал из-под мышки боевой бластер и прострелил замок.

- Лопни мои глаза! - донесся до палубы его крик, вызвавший очередной приступ смешливой лихорадки.

Глазам генерала предстал автоответчик, заботливо приделанный кем-то к смывному бачку и дверной ручке. При сотрясении, хитроумный прибор запускал короткую подпрограмму, воспроизводящую «Сию минуту, господин генерал» и звуки смываемой воды.

- Подождите! - вспомнил вдруг Гард. - В нашем гальюне ведь из-за нехватки средств унитаз поставили как на подводной лодке! - все с секунду помолчали, переваривая услышанное, а затем застонали и захрипели от смеха вновь.

Расскажем же читателям, в чем разница между унитазами на космическом корабле и на подводной лодке. На космическом корабле содержимое унитаза после сами знаете чего, буквально высасывается специальной вакуумной установкой. Это вызвано конструктивными особенностями корабля, чтобы из-за перепада давления не возникали повреждения при нахождении корабля в вакууме. На подводной же лодке, наоборот, давление идет снизу, то есть снаружи давление выше, поэтому чтобы избежать повреждения переборок, вместо вакуумной установки наоборот, стоит мощный насос в несколько атмосфер, который со страшной силой омывает содержимое унитаза снизу вверх. Естественно, прежде чем смыть воду и при вакуумной установке и при насосной системе высокого давления на подводных лодках, необходимо закрыть крышку унитаза для того, чтобы липкое содержимое унитаза при смыве не вырвалось наружу, на волю, так сказать. Единственной разницей для посетителя гальюна является то, что для вакуумной очистки достаточно просто закрыть крышку и дернуть за рычаг, а дальше перепадом давления крышку саму прижмет к краям унитаза, а на подводной лодке, прежде чем смывать воду, крышку необходимо намертво прикрутить мощными болтами, для чего в гальюне «Крутой пельмени» в умывальнике валялась отвертка и болты.

Следует ли говорить, что после облегчающей процедуры, возлежащий чуть ли не на верху блаженства генерал, не обратил никакого внимание на некоторые конструктивные особенностями унитаза и, накинув крышку на унитаз, прижал ее для верности ногой, дергая за смывной рычаг. Однако чудовищный напор воды мощностью в несколько атмосфер, подбросил кривую ногу Порнозада вместе с ее обладателем чуть ли не к потолку вместе с размельченным на мелкие кусочки содержимым унитаза. Когда поток воды иссяк, генерал с воплем грохнулся в раскрытый унитаз, основательно при этом застряв. Он долгое время тупо обозревал забрызганные донельзя стены и потолок, не говоря уже о вконец испорченном парадном белом мундире всего с одной большой дыркой на заду и всевозможными вкраплениями желто-коричневых частиц по всей поверхности с неповторимым устойчивым запахом. Выбраться из унитаза, наверное, одному было бы не под силу, но тут к генералу прибежал метко окрещенный «Жопа-глаз» и, сразу оценив ситуацию, дернул смывной рычаг еще раз. Вылетевший как пробка генерал вновь взмыл к потолку, но стоявший рядом Трипперс успел ногой захлопнуть непокорную крышку за секунду до того, как генерал вновь плюхнулся на унитаз, потеряв сознание.

Затишье, наступившее на палубе после того, как запас смеха был исчерпан, казалось навсегда, сменилось бурным восторгом, когда на «сцене» вновь появились неутомимые комики «Жопа-глаз» и Порнозад. Глядя на их измученные лица и морщась от исходившего от них запаха, вытянувшиеся было в струнку согласно уставу рядовые вновь повалились на пол, пуская кровавые пузыри, нормально смеяться уже не было сил ни у кого.

- Убью!!! - только и сумел вымолвить Порнозад, дернувшись к кобуре с бластером, висевшей на его заду. Однако, видимо от воздействия страшного напора воды, ремень порвался и все вооружение генерала оказалось на полу. Спустя несколько секунд, словно подумав немного, к ногам генерала упали, как будто преклоняясь перед ним, его замызганные испражнениями штаны с лампасами, явив всем вид серых, как уже упоминалось выше, в звездочку, трусов с..., язык даже не поворачивается сказать, ну да ладно, ширинкой на заднице.

После этого на корабле поднялся такой шум, словно Билл Клинтон поймал Монику в овальном кабинете и сказал, нечаянно нажав кнопку селектора для трансляции на весь Белый дом:

- Моника, Моника! Поиграем в слоника?

Дикий смех, царивший на палубе, вконец обезоружил даже свирепого Порнозада. Безнадежно махнув рукой, генерал направился в свои апартаменты в сопровождении порядком отсмеявшегося денщика, а также и.о. капитана Трипперса. Спустя еще пять минут до солдат донеслись новые звуки, это генерал с денщиком выбрасывали из капитанской каюты вещички Трипперса.

Так дальше продолжаться не может, - простонал Гард.

Все с ним немедленно согласились, но продолжали то и дело прихахатывать, глядя друг на друга. Обстановку разрядил только сигнал тревоги. Красная лампочка замигала на пульте. Завыла и включилась сирена. Грязно матерясь на ходу, все побежали по своим местам занимать круговую оборону. К самому началу атаки неприятельского корабля в рубку прискакал Порнозад, облачившийся в запасной мундир с запасным комплектом орденов.

- Проморгали! - заревел он. - Проспали! Пока хохотали, просрали все на свете!

Последняя фраза доконала всех. Истерический смех доносился отовсюду. Обескураженный доносящимся из эфира смехом противник не спешил открывать огонь, подозревая подвох. Это позволило «Крутой пельмени заложить вираж и занять чуть более удобную позицию (для тех кто находился в рубке). Попросту говоря, корабль развернулся задом к противнику. Это было неэффективно, однако, в большинстве случаев позволяло выжить при обстреле тем, кто находился в рубке. Смелые вояки, прошедшие огонь и воду, называли этот прием «дать в задницу». К счастью для экипажа «Крутой пельмени» противник ему попался, судя по всему, необстрелянный и, увидев этот маневр, принял его за еще одну ловушку. Противник медлил, а экипаж во главе с Порнозадом лежал на полу рубки все это время, закрыв головы руками. Но противник никак не мог решиться нанести удар, который развалил бы потрепанный остов корабля на мелкие кусочки.

- Сдавайтесь! - загремел наконец динамик. - Гарантируем гуманное обращение с пленными, согласно конвенции о нераспространении пыток на органы размножения!

- Вин Вон Пук! - выдохнул Гард. - Его голос я узнаю из тысячи!

- Ты знаешь его? - поразился Порнозад. - Тебя следовало бы расстрелять за знакомство с врагом.

- Я встречался с ним на поле боя, - ответил Гард. - Это самый безжалостный садист во всей Галактике. Для него соврать как в чужой кофе раз плюнуть. Нас всех засунут в гигантскую мясорубку и будут медленно перемалывать в фарш для пельменей, и это еще не самая худшая смерть.

- Но что же делать? - завопил Трипперс. - Я еще слишком молод, чтобы умирать! И вообще, надо было назвать корабль как-нибудь более мирно, «тралли-валли», например.

- Я бы сейчас тралли какой-нибудь Валли, - мечтательно заявил денщик генерала, рыжий неприятный детина с небритой мордой.

- Заткнись! - не по уставу обратился к нему Гард. - У меня есть идея!

Все с надеждой посмотрели на Гарда.

- У нас на корабле наверняка все записывается на видео? - обратился он к Трипперсу.

- Это страшная военная тайна, - начал было и.о. капитана, но тут же получил кулаком в глаз от генерала Порнозада.

- Заткнись и выполняй, - заорал на него генерал.

- Но он еще ничего не приказал, - держась за глаз оправдывался Трипперс.

- Мы смонтируем все, что происходило на корабле в последние полчаса и запустим в трансляцию, - быстро начал Гард. - А пока они будут подыхать со смеха, мы смоемся у них из-под носа! Кроме того, кассетку можно будет потом выгодно продать в Голливуде-4.

- Никакого Голливуда! - возмутился Порнозад. - Хватит того, что я оставил вам всем жизнь за чинонепочитание!

- Но пока мы монтируем эту смех-бомбу, их надо отвлечь! - заявил Гард. А то они разберутся во всем и дадут по нам залп из всех орудий.

- Да, но как? - поинтересовался генерал. - Что вы на меня все так смотрите?

- Именно! - кивнул Гард. - У Вас, Ваше превосходительство, это так хорошо получается!

- Но я не могу, у меня не получится! - принялся отбрыкиваться генерал. К тому же что во мне смешного?

- Это мы сейчас организуем, - пообещал Гард и зашептал на ухо денщику генерала. - Так, подготовится к прямой трансляции. Да, титры не забудьте поставить, генерал Порнозад, командующий сектором и т.д.

- Ни за что! - вскричал генерал, но денщик уже сорвал с него всю одежду и вытолкнул на пространство перед камерой. На генерале из всей одежды осталась только фуражка и то только потому, что ремешок был пропущен под готовой лопнуть в любой момент мордой.

- Титры пошли! - заявил один из техников.

Спустя полминуты из приемника донесся приглушенный смех.

- Это же сам Порнозад, - донесся чей-то голос.

- Ну что застыли, Ваше Превосходительство, веселите публику, потанцуйте, поползайте на четвереньках, потрясите животом, - командовал Гард с трудом удерживаясь от того, чтобы не расхохотаться, ибо зрелище было просто неправдоподобным. Пузатый голый Порнозад прыгал по сцене словно поросенок, танцевал канкан и лезгинку, изображал собачку, задирая ножку на стойку с микрофоном, хрюкал и визжал, обливаясь потом. Смотреть на все это без смеха было просто невозможно. Сам Гард и весь экипаж держались только благодаря тому, что уже прошли один «сеанс» смехотерапии.

- Свет! Направить на него свет! - скомандовал продюсер Гард, одновременно переписывая нужные фрагменты первого сеанса. - Так, в лицо ему, чтобы глазенки глупо пялились в камеру, отлично, ха-ха, теперь пукни, козлик.

- Не могу! - запротестовал Порнозад.

- Ну и не надо, мы щас смонтируем, - развлекался Гард. Спустя минуту в эфир полетели заветные звуки газовыхлопов Порнозада.

- Это не я, это звукомонтаж! - закричал в камеру несчастный генерал.

Из приемников доносился уже не смех, а рыдания.

- Прекратите! - Прекратите, ради бога! - стонал Вин Вон Пук. - Я больше не могу.

- Приготовиться к старту, мы начинаем трансляцию суперхита «Проказник-генерал часть вторая», - приказал Гард. - Поехали!

На экране у вонафродов высветился голый адмирал обработанный в компьютере так, что вместо фуражки у него на голове красовался чепчик. Затем изображение было разорвано появившимися из ниоткуда большими черными буквами «Гард Стивенс представляет». Зазвучала тревожная музыка, сменившаяся детским мотивчиком типа «Вышел козлик погулять» и появились новые титры «В главной роли Генерал Порнозад». На заднем плане появилось обработанное изображение генерала с рожками на голове и травкой во рту.

- Беее-э, - донеслось до потрясенных зрителей. Дальше пошел смонтированный кусок о прибытии отважного генерала на борт «Крутой пельмени».

К концу сеанса на борту корабля вонафродов не осталось ни одного живого члена экипажа. Умирающий Вин Вон Пук, из глаз которого текли кровавые слезы смеха, прошептал что-то типа «Гад Стивенс, я убью тебя» и откинул свои грязные сандалии. Его бессильная злоба низринулась в виде последнего выдоха к вентиляционной трубе, а смелый экипаж «Крутой пельмени» весело праздновал победу.

После возвращения корабля на базу, генерал Порнозад по совету Гарда немедленно отправился с докладом в Генштаб об изобретении секретного оружия. Его демонстрация в Генштабе отправила в посмертную отставку почти весь высший командный состав, а начальником Генштаба благоразумно назначили самого Порнозада. Спустя неделю применение убойной кассеты внесло настоящий перелом в ход войны. Засмеянные насмерть экипажи вонафродов не оказывали никакого сопротивления. Оставшиеся в живых быстро сматывали своим удочки, выполняя маневр «дать в задницу» с последующим ускорением к своей родине.

По приказу Порнозада Гарда наградили званием «Герой Галактики» с одновременным запретом под страхом смерти на режиссерскую деятельность в кинематографе.

Узнав об этом, он только хмыкнул и, выйдя после окончания войны в почетную отставку, занялся тем, что начал писать гадкие книжонки и продавать легковерным читателям.


home | my bookshelf | | Как закалялась стальная крысятина (пародия на идею Г.Гаррисона) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу