Book: Синица на ладони



Синица на ладони

Виктор Поповичев

Синица на ладони


Шестилетний Вовка смотрел сквозь щель в калитке на улицу, и скучно ему делалось. Начал было песню петь, но сразу расхотелось. Пустая улица, грустная.

«Что это? Дяденьки идут… в клетчатых рубахах и босиком. Может, поиграют со мной?»

Вовка схватил старый полуспущенный мяч и выбежал навстречу. В глазах надежда.

– А давайте в футбол. Во! – вытянул перед собой мяч.

– Кто же таким играет? – спросил самый добрый дяденька. – Сейчас мы это дело поправим. Да-ка мне. – Вовка завороженно смотрел, как уверенно и ловко дяденька, взяв мяч, начал шевелить шнуровку. – Где тут у вас сполоснуться можно?

– В бане, – авторитетно заявил Вовка и поправил на голове солдатский картуз.

– Дмитрий, скоро ты?

– Ступайте, я догоню, – махнул рукой Дмитрий и, посмотрев вслед приятелям, направляющимся к речке, взбугрил щеки и стал дуть в сосок камеры.

«Хороший дяденька попался, добрый. Вот только бы еще поиграл со мной хоть немного».

– И все дела. – Дмитрий протянул тугой мяч мальчонке. – Картуз-то у тебя, братуха, что надо!

«Эх! – задохнулся от радости пацаненок. – Кабы папка так…»

– Один я тут. Может, поиграем? Я тебе песню спою, хорошую, про Чапаева. Сережка квартиру получил, а Петька на юг уехал.

– А если завтра? – Дмитрий кивнул на босые ноги и пошевелил грязными пальцами: – Помыться надо. Как думаешь?

– Я тебе клубники принесу, яблоков моченых… Поиграй со мной, а? – Мальчонка обиженно поджал губы. – Поиграй…

– Устал я, – виноватым голосом проговорил Дмитрий. – Но завтра поиграем обязательно.

Не было никого, а тут вдруг бабка возникла. Поправила воротник черного плюшевого жакета и Вовку по головке погладила.

Дмитрий мог поклясться, что секунду назад пацаненок в картузе был… И с мячом в руках.

– Баньку в обед растопила, – сообщила старуха, глядя на Дмитрия. – Зови дружков и парьтесь на здоровье. Вова, кликни.

Пацаненок вприпрыжку по дороге, только пыль из-под ног.

– Попаритесь, и жить веселее станет. Вон, смотри. – Старуха показала пальцем на аккуратно сложенную поленницу дров. – И этот баньку по субботам уважает.

У Дмитрия отвисла челюсть. Пучок рыжей соломы, поблескивая спрятанными в глубине глазами, лохматой лапой перебирал дрова в поленнице.

– Осиновые выбирает, с гнильцой. Любит, чтоб с дымком, – пояснила старуха.

Пучок соломы вдруг дернулся под взглядом Дмитрия и обмяк. Ветерок стянул его вниз, на тропинку, и весело покатил золотистый ком к смородиновым кустам.

– Я вам парок с мя-ятой сделаю, – напевно заговорила старуха, – чтоб зу-уд в руках успокоить, а голове я-ясность дать.

Подошли радостные приятели.

– Мойтесь. – Старуха отворила калитку. – А ты, Вова, рыбки полови, к мамкиному приезду ушицы спроворим.

Пацаненок кивнул, поддернул трусы и побежал за удочкой.

Поезд немного повернул, и пошли покосные луга. Ветерок в окно влетел, медом запахло.

– Хорошо-то как… Райские места, – прошептал Николай.

Пожилая женщина, что напротив сидела, подставила к уху ладонь ковшиком:

– Ась?

Не слышит Николай вопроса. Глаза прикрыты. Тронула его женщина за колено:

– Извиняй, милок, меня, старую. Ты, часом, не Кондратьева корня будешь?

– Угадала… Колька я, Кондратьев.

– Признала! – Женщина хлопнула себя по затянутой в темный сатин груди. – Носы у вашей породы, как у воронов. Илюху надысь в городе сустрела, Кулинкиного деверя. Глянула: господи суси, вылитый дед Тимофей! Ой и хорош молодым-то был. Бывало, возьмет гармонь…

Женщина промокнула кончиком черного в горошек платка слезящиеся глаза.

– Вот дядька твой, Ермолай…

Женщина начала рассказывать о Ермолае, потом о его жене, а Николай считать стал, сколько лет в деревне не показывался: институт, стройотряды, практика, работа по распределению.

– Пл…тр…ка, тр-тр… – донеслось из репродуктора.

– Моя остановка, – сказал Николай разговорчивой женщине и поспешил к выходу.

Шел он по узенькой тропке, модный мотив насвистывал. Хорошо у него на душе. Остановился у оврага, портфель с сумкой на землю поставил, ладони ко рту рупором приложил и крикнул:

– Э-эй! Ле-еший! Я пеший. Нет коня у меня. Подсо-би-и, до дому отнеси-и-и…

Колыхнулись кусты на дне оврага… И тишина.

– Ладно, сам дойду, – сказал Николай, вздохнув.

Вдруг услышал слова, к лешему обращенные, обернулся. Два седых старичка к оврагу подошли. Хлопнули в ладоши и полетели по-над травкой куропатками. Свистнул им вслед Николай.

Часу не прошло, а уже вот она, Красавка. Большая деревня, уютная. Посреди деревни – речушка. Спустился Николай с пригорка, через мосток перешел. На берегу мальчонка в офицерской фуражке… Плюнул на червяка, взмахнул удилищем – рыбу ловит.

– Хороша наша Красавка, верно? – спросил Николай у рыбака.

Мальчонка отложил удочку и, поддернув выкатившуюся из ноздри каплю, спросил:

– Дядя, а ты наш?

– Своих не узнаете, товарищ генерал! – по-военному козырнул Николай, вытянувшись по стойке смирно.

Мальчонка хитровато улыбнулся:

– А вот так сделай! – Вытер о полинялые трусы правую руку и дунул в кулак. Открыл ладошку, а на ней – синичка.

Николай рассмеялся и бросил портфель с сумкой на горячий песок.

– Я, старик, это давно умею. Смотри… – И повторил «колдовские», «волшебные» действия сопливого рыбака… Пусто… Еще раз дунул в кулак – нет синички.

– Чужой ты, – улыбнулся мальчонка, – не красавинский…

Деда с бабкой дома не оказалось. Старики еще работали. Хаты в Красавке не запирались. С превеликим удовольствием выпил настоянного на мяте кваску, натянул новенькие джинсы и пошел прогуляться. Ноги сами принесли на деревенский пляж. Огляделся – никого. Разделся и повалился на горячий песок. «Не обгореть бы, – подумал Николай, чувствуя, как подкатывает сладкая дремота. – Жарища…»

– А мы русалку сейчас вызовем!

Николай открыл глаза и увидел голенастую девчушку в розовых трусиках.

– Вон, город построили. – Она показала пальцем на вылепленные из мокрого песка башенки. Две другие девочки уже устраивали на вершинах башен «волшебные» камешки. Лохматая кривоногая дворняга как могла мешала подружкам.

Николай повернулся на бок и стал наблюдать. Девочки отошли от песчаного города и, придерживая пса, зашептали «тайный» стих.

Зеленое кудрявое облачко поплыло над самой высокой башней, малиновые звездочки опустились на «волшебные» камешки.

Девочки начали нашептывать другой стих…

Зазвенели колокольчики, и зеленоглазая русалка вынырнула из облака…

Завороженные девочки забыли на миг про дворнягу. Метнулся пес, взбрехнул и попытался куснуть русалку за чешуйчатый хвост… и нет города, нет русалки. Гавкает нашкодивший кобель, гоняются за ним девчонки, чтоб наказать, – жаль испорченной сказки.

Три чумазых парня к реке подошли. Сполоснулись. Нехитрую снедь на газетке разложили и пообедали.

– Р-р-р-р. Нга-нга-нга, – сердито взлаивала дворняга, а может, радовалась, расправляясь со шмотком сала, которым разжилась у чумазых парней.

Поздний вечер. Дворняга, разомлевшая от солнца и сала, спала рядом с Николаем. В деревню пригнали стадо.

– Кончай ночевать. – Николай толкнул пса ногой.

– Нга-нга-нга, – ответил пес и, прядая ушами, затрусил в деревню.

Смотрят дед с бабкой на внука – красивый, видный парень – не нарадуются.

– Отдыхай, Коля. Ягоды скоро поспеют. Нонича мно-ого будет. В городе, говорят, цены кусаются. – Бабка присела рядом с внуком. – Как там батька с мамкой? Давно что-то письма от них нет. Может, послать им чего? Мы деньжонок с дедом скопили.

Посмотрел Николай на немудрящую обстановку в горнице: старенький стол, этажерка, кровать с блестящими шарами на гридушках – и вздохнул.

– Вы бы хоть телевизор себе купили, – сказал с укоризной.

– Да ты сгорел! – всплеснула руками бабка. – Нешто ж можно так с нашим солнцем-то?.. Счас я тебя простоквашей.

Солнце утром светит – усидишь ли? Вышел Николай, по двору походил. Порядок везде. Не к чему руки приложить. Все ухожено, прилажено в стариковском хозяйстве. Пацан в соседнем дворе песню поет про Чапаева. Подошел Николай к забору, пацана кликнул: где колхозный гараж – спросил.

– Через мосток и к силосной башне. Спуститесь с бугра и увидите старый гараж. Рядом – новый строится… А ты в футбол со мной поиграй. А? Или с собой возьми… Скучно мне.

В гараже Николай встретил своего дружка. Детство вспомнили. Потом вместе ремонтировали побывавший в аварии «КамАЗ».

– Хорошо хоть водитель живой остался.

– Пьяный был? – спросил Николай.

– В стельку. Под суд хотели… Председатель еле уговорил. Кому работать-то?

– В деревне все пьют… Самогону, наверное, море в каждом дворе? – усмехнулся Николай.

– Головастый ты мужик, – сказал дружок Николаю. – Вот бы к нам, в колхоз. Вижу – руки у тебя из своего места растут и соображение имеется: волокешь в технике. – И внимательно в глаза посмотрел.

Николай отвернулся – и что-то о практике.

– Понимаю. – И не обиделся дружок вовсе.

– Диссертацию надумал писать, – соврал Николай, – а здесь ни библиотек, ни проконсультироваться…

– Я же говорю, головастый ты… А вот мне Бог не дал умишка. Правда, мне и здесь неплохо живется – дом свой, скотина, жена… Только вот рожать не хочет.

Дмитрий проснулся. Открыл глаза, долго смотрел в брезентовый верх палатки.

– Матвей, – толкнул локтем лежащего рядом товарища. – Пошли в футбол играть.

Матвей вспомнил мальчонку в офицерском картузе и женщину, многообещающе смотревшую в его сторону, когда он пил чай на крылечке дома бабки Кулинки после бани.

– Это можно, – сказал Матвей и в свою очередь толкнул спящего рядом Сергея, третьего и последнего члена их шабашной бригады каменщиков, строящих красавинскому колхозу новый гараж.

«Как здорово играть в футбол! – радовался Вовка. – Вон какой ловкий дядя Дима, а гол пропустил!»

– Молодец, Вовка! Настоящий форвард!

«Эх! Кабы папка так!» – подумал Вовка и ударил по мячу, который вдруг чуть не попал в колодец: дядя Матвей успел поймать.

– Может… отдохнем… немножко? – Вовка запыхался. Попробуй побегай так, как он. Три гола забил дяде Диме.

– Тетя Клава недалеко от тебя живет? – Матвей повалился в траву возле колодца, мяч положил под голову.

– Живет, – подтвердил Вовка, устраиваясь на колени к дяде Диме.

– Дети у нее есть? – продолжал любопытствовать Матвей.

– У нее только дедушка Вася есть, а больше никого.

– Это хорошо, – сказал Матвей и прикрыл глаза.

– А что хорошего? Скучно, – возразил Вовка. Ему было очень хорошо на коленях у дяди Димы.

К колодцу подошла девушка: стройные ноги, ладная фигура и… странное лицо. Странное, потому что закутано в светлый платок до самых глаз. Сергей тихо присвистнул и, многозначительно глянув на Дмитрия, сказал:

– Вот тебе и деревня… А? Видел таких в городе? В стюардессы без конкурса возьмут, – сказал громко, с расчетом, чтобы услышала девушка.

Но она даже не глянула в сторону парней.

– Чем болтать – помог бы, – шепнул Матвей и подмигнул. – Ну? Давай, Серега.

Сергей метнулся к девушке.

– Прошу, – сказал он, дурашливо взмахнув рукой, и, присев, подхватил с земли ведро зубами.

Дмитрий, Матвей и Вовка ударили в ладоши.

Девушка равнодушно глянула на гогочущую компанию, пожала худенькими плечами и пошла в сторону леса. Сергей взял ведро в правую руку и поспешил следом.

– А почему бы и не помочь? – сказал он, поравнявшись с девушкой. – Такой красивой надо беречь руки… Такими руками только на арфе играть… Музыкальные они у тебя, хоть что говори… – Он заглядывал девушке в лицо и не встречал ответного взгляда. – Звать-то тебя как? Меня – Сергей… Звать, говорю, как?

Молчит девушка. Лишь иногда блеснет и погаснет веселая искорка в ее грустных глазах.

– А-а-а… – Сергей остановился. – У тебя, наверное, зубы болят. А я-то думаю: зачем платком обмоталась?.. Ты что – живешь там? – кивнул в сторону леса.

Девушка медленно закрыла и открыла глаза, легонько наклонив голову. Парень мог поклясться, что видел под платком улыбку.

Девушка скинула платок, обвязала его вокруг шеи и улыбнулась.

«Может, она с „вальтами"?» – стушевался Сергей и вмиг сделался серьезным; он начал озираться по сторонам, искать повод, чтобы повернуть назад, к ребятам. Только кому нужен повод? Зачем? Кто осудить может за поспешное бегство?.. А девушка смотрела на парня и беззвучно хохотала, прикрывая рот узенькой ладошкой. Копна русых волос блестела на солнце.

– Слушай, мать, перестань кривляться. Чего ржешь? Можно подумать, что я навязываюсь тебе. Да у меня, если хочешь знать…

Сергей не договорил. Он вдруг заметил, что девушка и не смеется вовсе, а скорее плачет… Она не прикрывается ладошкой, а вытирает ею слезы. Плачет?! Первым желанием Сергея было успокоить девушку, прижать к себе и погладить по нечесаным, спутавшимся волосам, извиниться – может, она хорошо воспитана и не привыкла к таким знакомствам, – покаяться. Но ему стало жутко от мысли, что она не в своем уме.

– Извини, мать… Мало ли? – сказал Сергей, ставя ведро у ног девушки. – Прощевай, мать.

И бегом назад, к ребятам.

«Черт меня дернул увязаться за ней». Сергей оглянулся – девушка уже вошла в лес, тропинка пуста.

Возле колодца Вовка и Дмитрий играли в футбол.

– А Матвей где? – спросил Сергей. Ведь надо что-то спросить.

– Его тетя Клава попросила печь посмотреть. Отремонтировать надо. У деда Васи глаза от дыма все время плачут.

– Познакомился? – спросил Дмитрий и толкнул мяч ногой Вовке.

– Дикая, – буркнул Сергей. – Как эту тетю зовут? – спросил у Вовки.

– Которая в платке?

Вовка отпаснул мяч Дмитрию, сделал жест рукой, словно бинтовал голову, и прошептал:

– Тетя Лена?.. Она пуганая.

«Так и знал, – подумал Сергей. – Пыльным мешком из-за угла».

– Это как понять? – удивился Дмитрий.

– Говорить не умеет и не слышит. Папка ее напугал.

– А ты откуда знаешь?

– Мама рассказывала.

– Так она что? Глухонемая? – Сергей облегченно вздохнул.

– Выходит, так, – подтвердил Дмитрий. – Вот тебе и «дикая».

– Значит, глухонемая, а я-то, дурак…

– Дядя Сережа, а почему вас «шабашниками» зовут?

– «Шабашниками»?.. Деньги зарабатываем, много денег, но и работаем… Может, поэтому? А может, потому, что летом любим вот в таких Красавках работать. В городе есть такой воздух?

– В городе ребят больше, а тут и поиграть не с кем. А вы завтра еще придете? Я мяч принесу.

– Кто ж за нас гараж будет строить? А, Вовка?.. Старый-то видел какой? Дырка на дырке и дыркой погоняет. Вот в следующее воскресенье – пожалуйста.

– А это скоро?

– Через неделю.

– А это много дней?

Матвей осмотрел печь, подергал задвижки, понюхал, пощупал – понял:

– Коллектор засорился, вот этот, – постучал указательным пальцем по тыльной стороне печи. – Чистить надо.

– А вы бы не могли? Я заплачу за работу.

– Клавуся, ну что ты говоришь? Глина есть?

– Найдем. Много надо?

– Две хорошие горсти, и залей водой. А мне дай пока молоток и нож. Наверное, лет десять не чистили?

– Может, и больше.

Высокий парень Матвей, широкоплечий, лицо – батон с изюмом – вытянутое и в больших черных родинках. Нравилось Клавуське смотреть, как он работает. Руки ловкие, крепкие, в аккурат для работы изготовлены.

– Спасибо тебе… Прямо и не знаю… И быстро-то как!

Поливала Клавуська водой из алюминиевой кружки Матвееву спину, глядя на перекатывающиеся под темной кожей мышцы. Не удержалась и погладила парня по загривку, словно смахнула что-то.

– Шустро у тебя получается, – сказала она, вздохнув. – Прямо и не знаю, чем тебя отблагодарить. Водку пить будешь? Или деньгами мо… Ой!.. Что ты… Дед увидит. Ручищи-то у тебя… Да пусти же ты, пусти. Давай хоть в избу зайдем – люди увидят.

Страшно ночью в Волчьей пади. Сюда и днем-то не всякий пойти осмелится… Бабка Агафья, похожая на сухой сучок, без всякой боязни шагала с кочки на кочку. Изредка нагибалась, срывала несколько травинок, шептала себе под нос древние, как она сама, слова и дальше топала, и опять нагибалась за травкой, и опять «колдовские» слова… Сама-то ладно – ворожея, но и девушку за собой тащила в столь жуткое место: и кикиморы, говорили, здесь водятся, и лешие, и водяные с русалками. Однако не из пугливых оказалась молодка, след в след за старухой шагала, ни нечисти лесной не пугалась, ни гулких болотных вздохов.

Вот и кончились кочки. Старуха и молодка вышли на мшистую сухую поляну. Деревянный ветхий шалаш в центре поляны, а в глубине строения – пахнущая прелыми листьями яма с водой, украшенной лунным бликом.

Ворожея присела на березовую чурочку и отерла кончиком головного платка взмокревший лоб, показала девушке на место рядом с собой.

– Отдохнем немного. Суета – помеха нашему делу. Ты платье скинь, ослобони тело, вольно себя почувствуй. – Старуха ковырнула пальцем пуговку на девичьем сарафане.

Поняла девушка, разделась. От зорких старухиных глаз не укрылась легкая дрожь в молодых пальцах. Захохотал кто-то совсем рядом, и вздохнуло болото замогильным голосом.



– Цыц! – прикрикнула знахарка и погрозила посохом. Достала из дерматиновой сумки баночку и, кряхтя, оперлась на палку и встала. – Ленушка-голубушка, хорошая-пригожая, опустись на белы колени, – легонько надавила ладонью на податливое девичье плечико.

Зачерпнула мазь из баночки и по спине начала мазать, по плечам и груди.

Прикрыла Лена глаза, и словно отступила душная летняя ночь, прохлада расползлась из-под старухиных пальцев. Будто махонькие иголочки прикасались к телу. От этих прикосновений легкость в груди: полететь бы.

– Заря-зарница, красная девица, – зашептала старуха. – Тихо всходишь, тихо садишься. Видишь виноватых, видишь праведных. За Лену заступись, красой поделись. Дай услышать ей слово тихое, а от слова – мир колышется…

Смотрела Лена на шевелящиеся старухины губы, и чудился ей голос, словно издали.

– …Злые чары спадут, рассыплются. Месяц ясный к тебе с позаботушкой, не покинет заря ясноглазая. Ручеек пропоет в бело ушенько песню дивную, песню тихую.

Теплела душа у девушки от далекого голоса. Пахла старухина мазь медом. Молчал лес, будто пусто в нем.

– Вот и ладно. – Старуха жестом показала Ленушке: встань. – Одеваться не надо. Идем.

И совсем не страшно девушке. Страх остался там, в детстве, где пьяный отец заставил Ленушкину мать всю ночь провести на балконе в одной ночной рубашке под проливным дождем. А маленькая Лена, окаменев нутром, всю долгую ночь смотрела на целящееся в плачущее окно охотничье ружье…

Остановилась старуха и подтолкнула девушку к видневшейся меж ивовых кустов реке:

– Ополоснись, доченька. Лесной хозяин добрых людей понимает. Небось излечит тебя.

Плещется в воде молодка. Лесовик, на что стар, а и он залюбовался ладным девичьим телом.

– Не балуй, – крикнул водяному, устремившемуся было к купальщице. – Совесть имей! В твои-то годы…

– Да я что? Пошутить хотел, малость всего – ущипнуть за бочок.

– Неймется тебе, – усмехнулся лесовик. – С рыбами шути.

– Шутник-шутник-шутник, – заверещали вездесущие кикиморы и забросали сконфуженного водяного еловыми шишками.

Весь долгий день просидел Николай дома. После разговора с дружком из гаража отчего-то не хотелось встречаться с деревенскими жителями. Да и какие тут жители – старики и старухи… Когда совсем стемнело, пошел на речку. И не на деревенский пляж, а кружным путем, к видневшемуся далеко за околицей лесу. Шел-шел Николай да и побежал. Миновав деревню, на шаг перешел. Час спустя присел на остывший камень, рубаху расстегнул. Лунный свет серебрит реку – ништяк!

Шум послышался, словно кто-то осторожно в воду входил. Встал Николай, к кустам подошел, раздвинул тихонько ветки и обомлел: какая девушка в реку вошла! И голая!.. Николай смотрел, боясь шелохнуться. Минута… Холодная созерцательность вдруг сменилась мужским любопытством и желанием, мгновенно уничтожившим поэтическую красоту волшебной лунной ночи.

А девушка продолжала плескаться на мелководье, не подозревая, что мужские глаза следят за ней. И какую то игру играла она по-детски упоенно и сосредоточенно с речкой. Теплый ветерок трепал девичьи волосы.

Николай ревниво оглянулся – ему показалось…..

не один на берегу. Прислушался… Нет, померещилось: какая-то тень мелькнула в камышах и больше не появлялась. Так не хотелось, чтобы еще кто-то кроме него смотрел на купальщицу, а самому стало жутко. И он вложил в рот два пальца – свистнул так оглушительно, с переливами, даже звон в ушах пошел. Раздвинул ветви, и… Что такое?!

Плещется девица как ни в чем не бывало. Ведет свою дивную игру с речкой.

У Николая аж волосы на макушке зашевелились от неожиданности. Думал, после богатырского посвиста ринется купальщица к берегу, а она – ноль внимания. И не собиралась прятаться.

– Чертовщина… – прошептал он, пытаясь осмыслить происшедшее. – Так и рехнуться недолго… Эй! – крикнул он, немного упокоившись. – Как там тебя? Может, познакомимся?

Луна-спасительница занавесилась облаком, и девушка растворилась. А Николай, разбрызгивая воду, быстро преодолел мелкое место, в несколько сильных взмахов переплыл глубину… Однако девушки нет…

Да и была ли она? «Черт меня дернул пугать ее». И главное – зачем?.. Правду говорят, что в этой Красавке вся русская чертовщина присутствует в полном наборе. Только ведь русалки – с хвостами и в омутах живут, а не в реке… ерунда какая-то. Наверное, примерещилось.

Сергей подошел к колодцу и увидел Вовку.

– Тетя Лена приходила за водой?

– Приходила, – кивнул Вовка. – Она теперь каждый день сюда – с ведрами. В футбол будем?

– Ты пока один побегай, а я сейчас. – Сергей направился к лесу. – Я скоро вернусь.

– Можно мне с тобой? – попросил Вовка, но Сергей не ответил.

«Зачем иду?» – Сергей не находил ответа. Он чувствовал себя виноватым перед Леной. Надо же, с дурочкой ее сравнил. Как она тут живет? В ее возрасте городские девицы… И все-таки зачем я иду? Что хочу узнать? Глупо, а иду. Сергей перебрал в памяти встречи с женщинами и решил, что красивее Лены до сей поры встретить не удалось. Он даже забыл на миг, что девушка больна. Ведь бывает так, что, встретив человека, видишь в нем… Нет, вряд ли можно объяснить причину подсознательного влечения именно к этому человеку, а не к какому-либо другому, пусть даже более красивому, умному и так далее.

Еле заметная тропка привела Сергея к большой поляне, на которой стоял сруб с замшелой крышей и почерневшей трубой. Сараюшка, хлев, небольшой огород. Перед домом в палисаднике цвели невысокие подсолнухи, копошились куры. И колодец.

Сергей притаился в кустах, держа в поле зрения высокое крыльцо. Сидел долго, настырно.

Дождался своего – вышла Лена во двор, посыпала курам зерна, выпустила из сараюшки огромную свинью. Свинья подбежала к колодцу и начала чесать спину о темные бревна. Лена набрала воды и вылила свинье на спину.

Сергей так и не осмелился подойти к девушке, хоть и очень хотел. Но и просто смотреть, как девушка управляется по хозяйству, приятно. Все так делает, словно ее кто-то на пленку снимает: грациозная походка, отточенные изящные движения… Павушка, лебедушка, а не обыкновенная девушка.

На следующий вечер после работы Сергей опять бегал в лес, наблюдал за домом бабки Агафьи. И на следующий вечер, и всю неделю шастал, но выйти из своего укрытия, чтоб продолжить знакомство с девушкой, так и не смог… О чем и как можно разговаривать с глухонемой, пусть и очень красивой? «А не приворожила ли она меня?» – подумал Сергей, вспомнив разговоры деревенских, касающиеся бабки Агафьи, у которой жила Ленушка. Да и все жители Красавки колдовать умеют и колдуют: Сергей видел однажды, как бородатый мужик шел-шел по тропинке, остановился, оглядел свои грязные сапоги, хлопнул себя по ляжкам и порхнул в небо черным вороном.

В субботу шабашники заканчивали работу на два часа раньше обычного. Несмотря на усталость, с веселым гиканьем мчались к своей палатке и, не поужинав, – в баню. Спустя час красные, исхлестанные вениками, закутавшись в простыни, пили чай из большого самовара. Рада бабка Кулинка, как за родными ухаживала.

– Чабрец вам заварила со зверобоем. Очень пользительно… Травные чаи надо пить только при хорошем воздухе, иначе грош им цена. А что у вас? В городе вашем-то? Шум, гам, не продыхнуть от машин. Вот вы сидите, чаек попиваете, и мне вроде как дело есть. Нам, старикам, не только забота требуется, но чтоб и самим позаботиться. Мой-то сын седьмой годок, почитай, глаз не кажет. Шутка сказать – внука еще не видела. В Хабаровске живет, двенадцать ден добираться.

– Самолеты есть, бабуль. Сегодня – здесь, завтра – там, – сказал Матвей, обмахивая раскрасневшееся лицо краем простыни и посматривая в сторону дома Клавдии.

– И-их, милай. Я и на поезде боюсь, а ты – самолет.

– Спасибо, бабуль. – Сергей, придерживая край простыни, встал. – Спасибо за чаек и за баньку.

– Пирожков-то… Чего так мало? А я еще пеку. Матвей подождал, пока Сергей скроется за дверями, и сказал:

– Глядишь, осенью и свадебку сыграем.

– А что? Клавдия – женщина хорошая, работящая, – не поняла бабка Кулинка. Посмотрела на Матвея долгим взглядом.

– При чем тут Клавдия? – притворно удивился Матвей. – Серега в другую сторону смотрит – на дом бабки Агафьи.

– Да уж не Ленушку ли присмотрел?.. И молодец, – похвалила бабка Кулинка. – Вылечит Агафья бедолагу, вылечит. Такая невеста будет, что всем на зависть.

– А ты, бабуль, в ворожбу веришь? – спросил Дмитрий.

– Смотря в какую. Сколь людей Агафья травами вылечила, не говоря про коров и другую животину. А по-женски?.. Не при вас будь сказано, рази наездишься в городок-то? Только Агафьиным благословением и отходим. Когда надо, она сама болезных в город посылает, к докторам.

– Пройдусь немного, – сказал Матвей, выходя из-за стола.

Он переоделся и пошел к Клавдии. Не таясь, белым днем. А чего таиться, если вся деревня знает?

В который раз занял Сергей наблюдательный пост в кустах.

– За мной иди, – услышал он голос и увидел прислонившуюся к дереву древнюю старуху. – Поспешай. – Она шагнула к болоту, поманила Сергея за собой, махнув увесистым посохом.

Бабка Агафья шла ходко. Паутина облепила лицо Сергея. «Куда идем? Зачем послушался ее?» – думал Сергей, но не спрашивал. А чего спрашивать? Раз позвала, значит, надо. Вот только жутковато было ему: какие они, дела и заботы у древних старух?

Хлюпнуло под ногами болото, обернулась Агафья:

– Смотри, куда я ногу ставлю, туда и ступай. Топко здесь.

Поваленные деревья вокруг, а которые стоят – мало на них веток, а на ветках листьев.

Ходко шла старуха, козой скакала с кочки на кочку. Еле поспевал за ней облепленный паутиной шабашник. Невидимые зверюшки таинственно перешептывались в траве. Да и зверюшки ли?..

Вскоре вышли на сухое место. Полянка, а посредине ветхий шалаш с темным пятном воды под трухлявой крышей. Прелыми листьями пахнет.

Старуха остановилась, спокойно посмотрела на Сергея.

– Помоги кикимору изловить. Стара я стала, не то сама бы управилась, – сказала она. В ее глазах нет даже и намека на улыбку, которую ожидал сейчас увидеть Сергей. – Видел кикимору?

– Откуда? В зоопарке, что ли? Там такого добра не водится. И главное, глаза у тебя, бабка, серьезные. Какая кикимора? Может, спутала меня с кем?

– Поможешь – вылечу Ленушку. Мое слово твердое. И тебя от печали избавлю. Ведь нравится девка?

– Есть такое дело, – согласился Сергей. – Только при чем здесь кикимора?

– Обликом она казиста: шкура гладкая, шелковистая, иногда пятнистая, а бывает – белая как снег. На большую кошку похожа, а глаза что твои блюдца. Смотри… – шепнула старуха.

И точно, по поваленному дереву медленно шла огромная кошка, толстая, с короткими пухлыми ушами, шерсть серая и мелкие белые крапины на спине, а хвост – метра полтора и по земле волочится. Глянула кошка на Сергея, ощерила зубы и… вместо кошки заяц скакнул в кусты.

– Суеверие… – прошептал Сергей, повернувшись к старухе. – Это как же так получается? Выходит, что есть они?

– Поймать ее надо. Помидоры у людей в огородах ворует… Доволен? Не всякому удается живую кикимору увидеть.

– А откуда они? – спросил Сергей, озираясь. Капелька страха упала за воротник его рубахи, мурашками прокатилась по взмокревшей Спине.

– Есть от проклятья родительского – на маленьких человечков похожи, страшные с виду, таких в наших краях не водится, а наши – это жены домовых. Помрут старики, сломают их дом, в деревню не шибко-то люди бегут, а домовые мрут – в другой дом идти не желают – на то и домовой, кикиморы же бегут в лес. Ну как, поможешь?

– А чего надо-то? Не соображаю я в таких делах.

– Там… за шалашом глянь.

Сергей принес и положил перед старухой несколько гладко оструганных кривых сучков крепкого дерева. По приказу старухи скрепил их шелковым шнурком, приладил полоску резины – и получился примитивный капкан.

– Слабовата резинка, – засомневался Сергей, с опаской поглядывая на старуху. – Игрушка, а не капкан. Курица выскочит из такого.

– Сила здесь – помеха… Теперь штаны скинь и опусти эту штуковину в воду. Придет кикимора и попадется… А Ленушку я вылечу. У меня травка для нее есть, славная травка, надежная.

Сергей сделал все, что велела старуха, и они пошли назад.

А у колодца сидел Вовка.

– Дядя Сережа! А я думал, ты не придешь. Смотри: ворота. – Малыш показал на сложенные пирамидой камешки. – Сам сделал. Тренируй меня на вратаря.

Сергей даже обрадовался Вовке. Не надо придумывать повод. Тут все естественно получалось.

Лена подошла к колодцу. Сегодня она была без платка, но в том же, зеленого цвета, сарафане.

– Тяжелые ведра, давай помогу. – Сергей настороженно улыбнулся, чувствуя неуверенность в себе.

Лена потянулась к наполненным до краев ведрам, но Сергей опередил, подхватил и не торопясь, стараясь не расплескивать, пошел по тропинке.

– А мы тут, понимаешь, гараж строим, – заговорил Сергей. – Шабашники мы. Знаешь шабашников?

Лена нахмурилась, но не отвела взгляда от блеснувшего на солнце блестящего алюминиевого ведра.

– Деньги зарабатываем, – пояснил Сергей, словно девушка слышала его слова. – Деньги всем нужны. Сёстры у меня… а матери с отцом нет, померли. Один я у сестер. Не даю им язву наживать в институтских столовках. Подкидываю деньжат, чтоб лучше питались, ну и одежда, то-се…

Сергей продолжал говорить, совсем не задумываясь над тем, что не слышит Лена его слов. Говорил, чтобы не молчать, не давать девушке повода для осознания своего недуга. Говорил, что на ум взбредет. Краем глаза наблюдал за девушкой, продолжавшей смотреть на одно из ведер в его руках.

– А Дмитрий, наш бригадир, живет с женой и родителями в трехкомнатной. А те не хотят меняться, говорят, что пятнадцать лет квартиру ждали. Дмитрия в очередь на получение жилья не ставят… Вот и шастает по шабашкам, чтоб на кооператив скопить. Хочет от родителей уйти. Еще у нас Матвей есть – на машину копит, чтоб девочек завлекать. Такие вот дела… Хорошо у вас, природа – люкс. И дышится легко…

Когда вошли в лес, Лена тронула Сергея за плечо и, кивнув, остановилась. Показала рукой в сторону дома бабки Агафьи, отрицательно качнула головой. Сергей поставил ведра и впервые глянул на девушку – глаза в глаза.

– Глазищи-то у тебя, мать! – Сейчас Сергей помнил о недуге Лены – говорил, зная, что его не слышат. – И губы, и все такое прочее – хоть в заграничный журнал дамское бельишко рекламировать… Есть, видно, справедливость в природе – одно отбирает и сторицей вознаграждает за потерю. Может, приклеила ресницы? Больно густые да длинные они у тебя.

Сергей показал пальцем на свой глаз и прикрыл его.

Лена доверчиво зажмурила глаза и улыбнулась. Не решился Сергей поцеловать девушку, хоть и очень хотелось. Лишь легонько провел рукой по густым волосам.

– Умеешь целоваться? – А сам улыбался. Ведь безнаказанно мог говорить сейчас обо всем, что хотел. – Я и сам, правда, толком не умею, но ты мне нравишься.

Лена вновь показала рукой на дом.

– Торопишься?.. Ладно, ступай… Постой, – встрепенулся Сергей. – А как же мы?.. Как мы с тобой встретимся? Черт… Смогу ли тебе объяснить…

Лена внимательно смотрела на размахивающего руками Сергея. Наклонилась, расчистила ладошкой землю на тропке, вытащила из волос на виске заколку и написала: «Я – Лена, а ты?»

– Ну ты даешь, мать! Сообразительная. Сергей хлопнул себя по ляжкам, нагнулся, взял из рук девушки заколку, написал: «Сергей. Приходи суда, погуляем по лесу».

Лена улыбнулась, зачеркнула букву «у» в слоне «суда», немного подумала и зачеркнула в этом же слове первую букву.

– Значит, согласна? Придешь?

Лена кивнула и, подхватив ведра, направилась домой.

Вот так и закрепилось их знакомство. Каждый день после работы бегал Сергей в Волчью падь, и ему совсем не было скучно с безмолвной девушкой.

Ладное тело у Клавдии. Груди грушками топорщатся, а ноги в бедрах полные, сила в них чувствуется.

– Ты бы хоть поговорил со мной. Что все молчишь? – Клавдия отвернула лицо от занавешенного окошка.

– Деда разбудишь, молчи, – прошептал Матвей.

– Думаешь, я не понимаю? – вздохнула Клавдия. – Зачем я тебе, деревенщина?.. Только для игры.

Клавдия долго молчала, молчал и Матвей, наслушавшийся подобных разговоров за свою холостяцкую жизнь.

– Плохо обо мне не думай, прошу… Придешь домой, и деть себя некуда… Ты печь переложил, теперь не дымит. Смешно подумать: как дура, каждое утро угол взглядом ласкаю – руки твои к нему прикасались.

– Сама же в город не хочешь. Едем, если на то пошло.

– А деда куда?

Знал Матвей, что никуда Клавуська не уедет из Красавки, потому и настырничал.

– Едем, говорю. Чего ты за деда цепляешься? Люди присмотрят.

Клавдия потянула на себя одеяло.

– Давай спать, вставать завтра рано. Руку подними… Вот так.

«Привыкла ко мне за четыре месяца, – подумал Матвей. – Одинаковые они все… Мне-то какое дело до ваших переживаний? Это ваши проблемы, ваши…»



Он с наслаждением вдыхал запах Клавуськиных волос. «И чем это она голову моет?» – думал он. Вроде и шампуня приличного не видно… Завязывать надо с этой женщиной. Может, нахамить, чтоб доброй памяти о себе не оставлять?.. Он прикрыл глаза и стал вспоминать прежних женщин. Вдруг почувствовал, как на его дубленую кожу скатилась горячая слезинка: не спит Клавуська. «И пусть не спит, пусть сама решает свои проблемы», – подумал Матвей, засыпая.

У палатки шабашников шел разговор об оставшемся от строительства гаража кирпиче.

– Может, присоветуете, что из него построить? – спросил председатель красавинского колхоза.

– Коттедж можно сварганить, – предложил Матвей. – Хоть один приличный дом в деревне будет.

– Опять ты со своим коттеджем… Кому в нем жить?.. Бери Клавуську – вам отдам… Чего нос воротишь? – Председатель достал сигарету, помял ее в пальцах и за ухо сунул. – Чего молчишь?

– А не обманешь? – усмехнулся Матвей.

– Зачем мне тебя обманывать? Женись… Огород дадим, вернее, землю… И без нитратов картошку жрать будешь, и никакой хреновины у детей не будет – у нас про аллергию и не знает никто. Может, пристройку к свинарнику сделаете? Хватит кирпича?

– Плати деньги – будет, – сказал Дмитрий. – Нам без разницы.

– А за коттедж много возьмете? – Председатель достал новую сигарету и опять, помяв, сунул ее за ухо.

– Шесть косых – под ключ сделаем, если материал есть.

– А ты? – Председатель повернулся к Сергею. – Ты как? Не хочешь Елену за себя? Коттедж отдам и деньгами не обижу.

– Да чего ты сватаешь, – хохотнул Дмитрий. – Найдешь кого-нибудь из молодых в городе – с жильем туго всегда было. Еще и выбирать будешь – набежит желающих.

– Знаю, знаю, что найдется народ. Только… будет ли жених Клавдии? Мается тут меж стариков… Шесть тысяч, говорите?

– Не меньше, – сказал Дмитрий. – Мы в Эстонии десятка два таких построили.

– Хорошо. Подумаю немного, посоветуюсь, – сказал председатель. – И ты, – посмотрел на Матвея, – подумай. Если что – на обзаведенье… Обижен не будешь.

И пошел, не оглядываясь, что-то ворча себе под нос.

К Николаю Кондратьеву приехал в гости дед, решил внука проведать и об одном деле по просьбе председателя потолковать. Выпили бутылочку вина, поговорили о политике, о ценах на продукты.

– Шабашники, что гараж строили, подрядились коттедж делать, – сказал дед Николаю. – Как у тебя с видами на жилье?

– Лет десять ждать надо. Туго. – Николай махнул рукой.

– Давай в Красавку?.. Подпишешь договор – поселишься в хоромах. Председатель так и сказал – мол, согласится Колька, пусть приезжает. И деньгами обещал помочь. Небось есть невеста в городе?

– А чего он деревенским не предложит? В гараже дружок мой бывший горбатится.

– Предла-гал, – сморщился дед. – Кому охота из своих домов? А старикам – тем более… Да. – Дед достал из брючного кармана стопку трехрублевок: – Твои деньги, за гаражные работы, – положил их перед Николаем. – Соглашайся.

– Жилищный вопрос – дело серьезное, – сказал Николай. – А не обманет председатель с коттеджем?

– Поезжай в Красавку и подписывай договор. И торопись, потому что председатель может отдать хоромы другому.

– Надо подумать. – Николай обвел взглядом свою комнату. – В общаге, конечно, не мед… Подумаю.

– И чего тут размышлять? – вздохнул дед. – Скворечники, а не жилье. То ли дело – свой дом. И как вы тут живете?

Лунный свет серебрит посох бабки Агафьи. Не отстает Ленушка, ступая следом за ворожеей.

К шалашу подошли. Старуха села на березовую чурочку, а Лена быстро с себя все скинула и на колени опустилась. Заструился из-под рук бабки Агафьи пьянящий медовый аромат, вздрагивала Ленушка от прикосновений осторожных пальцев. Тело ее силой наполнялось.

– Мать – бела береза, серебру одежд твоих – слава, животворящему соку в недрах твоих – слава, – шептала ворожея древние, как само болото, слова, веря в их чудотворную силу. – Вознеси ветвями своими мольбу небесам. Пусть они заступятся своей благодатью за девицу невинную, чтоб услыхала она шелест ветвей…

Ходила старуха вокруг Ленушки, шептала. Иногда останавливалась, низко кланялась и вновь слова шептала.

Словно в забытьи девушка. От запаха медовой мази в сон стало клонить, глаза закрывались, тяжесть на ресницах.

Сегодня дольше, чем всегда, ходила ворожея вокруг девушки, и поклоны сегодня небесам – ниже, до самой земли.

– Все, – сказала ворожея, остановившись. Тряхнула девушку за плечи. – Ступай, – на шалаш показала.

Встала с колен девушка, покачиваясь на стройных ногах, к шалашу подошла. Присела. Одну ногу в воду опустила, за ней вторую, вот и по пояс в воде. Глянула на старуху. А старуха пальцем по горлу провела, и опустилась Лена в пахнущую прелыми листьями воду по самую шею. Закрыла глаза, и будто из далекой дали голос ей послышался. В памяти лицо всплыло. Родное лицо с глазами испуганными. Шептали что-то озябшие губы. Больно от этого шепота…

– Мама?! – вскрикнула девушка, пулей выскочила из ямы и за старуху схоронилась. – Там… – задрожала вся и на шалаш рукой показала.

Смеется ворожея:

– Где?.. Примерещилось тебе.

– Кто-то но-гу, хва-тит ме-ня. Пой-дем до-мой, – лепетала девушка и все за старуху хоронилась.

– А и верно, пойдем, – поднялась старуха, опираясь на посох. – Легко ли тебя твой язык слушается?

– Ой! – вскрикнула Ленушка. Посмотрела в смеющиеся старухины глаза и несмело улыбнулась, прикрывая рот ладошкой.

Пока назад шли, Лена несколько раз рассказала о том, как кто-то ухватил ее за ногу, осторожно ухватил, но удерживать не стал, сразу отпустил.

Язык плохо слушался, но девушка продолжала говорить, говорить, говорить. Так за разговором и подошли к реке.

– Ополоснись, доченька. Пусть с грязью болотной и болезнь твоя смоется. Последний раз к лесному хозяину ходили, больше незачем.

А лесовик тут как тут. Притаился в кустах и глазами из-под мшистых бровей стал следить за девушкой.

Чу… шаги послышались. Лесовик скакнул на тропинку – парень шагает. Ссутулился, руки в карманах брюк, в землю смотрит, словно ищет чего. Понял лесовик, заухал на весь лес филином: «Потеха-ух, потеха-ух, потеха-ух!» Кикиморы, сладко потягиваясь, из своих дупел вылезли и бегом на зов лесовика.

– Здравствуйте, бабушка. – Парень вытащил руки из карманов. – Могу ли я Агафью Ивановну в этих краях лицезреть? Она где-то тут, говорят, обретается.

– С чем пожаловал? – спросила ворожея, даже не глянув на парня.

– Так это вы?.. Очень приятно. Тут, понимаете, дело у меня к вам. Денежное, как говорится.

Не шелохнулась старуха.

– У вас, наверно, внуки есть, а колхозная пенсия – пшик. Вот я и предлагаю вам подзаработать.

Молчит старуха. Оперлась на посох и в землю смотрит.

– Знакомая у меня… Ее папаша в ресторане заправляет. Влюбилась в одного дундука, а сама – урод. Ни кожи, как говорится, ни рожи. Просила меня знахарку найти, чтоб дундука к себе приворожить… Так я ее к вам привезу?.. Пошепчите ей, дуре… Там, травки какой попить, водицей побрызгаете. И вся работа за десять сотенных на двоих. Могу прямо сейчас задаток – она мне три сотняги дала.

Старуха подняла голову:

– А сам-то ты веришь?

– Я, бабуль, деньгам верю.

– Пошептать можно, чего не пошептать-то? Тысяча рублей, говоришь?

– Вот вам крест. – Парень лихо перекрестился.

– Вот сюда становись, – показала ворожея на трухлявый пенек. – И помни, если ты плохой человек – покарает тебя суровая десница… Отчего не поворожить хорошему человеку? Прикрой глаза…

Парень пожал плечами и встал на пенек.

Поднялась рука бабки Агафьи, и опустился ее посох на спину оторопевшего парня. Открыв глаза и вскрикнув от боли, он вдруг увидел выходящую из реки голую девушку.

– А ну, пшел отсюдова, – кочетом скакнула старуха и подняла посох. – Счас я на тебя порчу напущу. Всю жизнь в штаны будешь дожить когда попало…

Еще раз опустился было посох, но увернулся парень, ему показалось, что не старуха перед ним, а ведьма из кошмарного сна. А тут еще голая девка, шарахнувшаяся в кусты. Припустил бегом, боясь оглянуться.

– Аух-аух-аух… – надрывался от смеха лесовик.

– Ки-ки-ки-ки, ке-ке-ке-ке… – вторят ему кикиморы, кидая в бегущего парня еловыми шишками, сухими сучками.

Ленушка шла к заветному месту, где ее дожидался Сергей. Шла так, чтоб ветка под ногой не хрустнула, чтоб не пискнула потревоженная резким звуком птица: хотелось незаметно приблизиться. Но Сергей сердцем почувствовал ее шаги. Встрепенулись ветви от его прыжка – обнял он пустое место. Девушка метнулась в сторону, спряталась за дерево. Выглянула, следя за парнем хитрющими широко расставленными глазами.

– Ну, берегись, лиса. – Сергей нахмурил брови и ринулся за порхнувшей от него девушкой. – А-а-а-р-р-ррр, – завопил он и тигром скакнул через кусты, поймал… Затихла в его сильных руках Ленушка. – Солнышко мое… Где глаза такие раздобыла? Почему красивая такая?

Не знал Сергей, что все слышит Ленушка. Отступила от нее болезнь. Не хотела она сейчас признаться любимому в своем счастье. «Говори, Сережа, от души идут твои слова. А сказал бы ты это, зная мою сегодняшнюю тайну? – думала Лена, млея от сладостных звуков. – Говори, Сережа, говори…»

– Гляну на тебя, мать, и аж сердце останавливается. Фигура у тебя краше, чем у любой артистки, а про грудь и вообще не говорю – ангельская. Ласковая моя, красивая моя…

Закрылись Ленушкины глаза. Коснулись губы Сергея темных Ленушкиных ресниц. «Говори же, говори…»

– Щеки твои клевером пахнут. Волосы – обалдеть можно… Думаешь, легко мне?.. Жалею тебя, не трогаю… Хотя знаю: отдалась бы ты мне, потому что люблю тебя. И ты знаешь об этом. Правда, странная у меня к тебе любовь – на части готов тебя разорвать, исцеловать тебя всю. А ты… хочешь меня?

«Совестно-то как, господи… и хорошо. Говори, Сережа».

– …А и самому непонятно, почему тебя до сих пор соблазнить не попробовал… Матвей давно бы уговорил… Ему все до фени… Щеки у тебя порозовели, на два яблока похожи. Знаю, почему ты сейчас улыбаешься: сердцем мои слова улавливаешь. Вижу, как грудь от моих прикосновений вздрагивает, хотя что я говорю? Плету, пользуясь моментом… Ты прости меня, ласточка моя… Поцелуй меня. Ну? Сама поцелуй… Тебе смешно?.. А мне не очень… Снишься ты мне. Жизни без тебя не представляю. А ты?.. Смотри мне в глаза, так, и попытайся услышать мои мысли – я… тебя… люблю. – От этих слов у Сергея щеки покраснели.

«Хочу весь сегодняшний вечер тебя слушать», – подумала Ленушка и тоже кивнула, еле заметно кивнула и серьезно посмотрела в Сергеевы глаза.

– Правда? – Он улыбнулся. – Может, и поняла ты меня. А что? Поженимся с тобой… Дочку мне родишь красивую, как ты сама. Красиво жить будем.

Взял Сергей Ленушку за руку, и пошли они к реке.

– Председатель обещал коттедж отдать тому, кто первым женится и в Красавке останется жить, – подумал Сергей вслух, остановился. Повернул к себе Ленушку. – Пойдешь за меня? Любить тебя буду…

– Пойду, – вырвалось у девушки.

– Как?! – вскрикнул Сергей.

– А так, – улыбнулась она. – Люб ты мне. – И сама поцеловала Сергея в губы.

* * *

Проснулся Матвей – солнце.

На медовом боку самовара свет играл. Парок струился от подставленного под кран блюдца.

Оделся, в зеркало себя осмотрел – хорошо Матвею. Дома никого. Сполоснул лицо под рукомойником. Одна дверь на улицу, другая – в коровник. Глянул в окно – огород. Невелик огород, но все в нем есть, что для дома нужно. В другое окошко глянул – улица. Возле колодца бабка Кулинка и Клавдия. Разговаривают. Ведра на коромыслах, вода через край поплескивает. Все вроде нормально, но женщины сами по себе, а коромысла с ведрами – отдельно, висят в воздухе, хозяев поджидают. Матвей встряхнулся, как кобель, вышедший из воды, отгоняя наваждение, и отвернулся от окна.

– Проснулся? – Клавдия подбежала к сидящему за столом перед самоваром Матвею и в щеку чмокнула. – Сейчас завтрак соберу.

Засуетилась женщина. Тарелки, чашки на стол. Чем-то вкусным пахнуло из звякнувшей кастрюли.

Матвей смотрел на Клавдию и довольно улыбался – похорошела женщина. Что значит мужик рядом!

Клавдия, словно чувствуя, что ею любуются, старалась ступать плавно, грациозно.

– Твои любимые щи из баранины. – Клавуська поставила перед Матвеем тарелку. – Хороший дом у вас получается.

– Коттедж-то?.. Мы таких два десятка построили.

– Просто не верится, что можно жить в таких.

«Если бы эти хоромины в черте города иметь, – подумал Матвей, – тогда другое дело». Посмотрел вслед вздохнувшей Клавдии. Она понесла чашку чая и несколько печенюшек деду в сарай, что за хлевом.

Всего один раз видел Матвей Клавуськиного деда. Недели две назад шел мимо реки и остановился, увидев огромного, позеленевшего от времени рака, медленно выползавшего на берег. Рак, громыхая клешнями, тащил на сушу что-то черное и длинное, похожее на бревно. Вытащил, по-собачьи стряхнул с себя воду и превратился в деда Клавдии. Правда, Матвей немного позже понял, что это был дед именно Клавуськин, потому что на следующий день во дворе дома появилось то самое бревно, которое вытянул из воды огромный рак.

Иногда Матвею хотелось сходить в сарай за хлевом, посмотреть на невидимого деда, но вспоминался случай у реки, и становилось боязно, хотя и понимал, что это была галлюцинация, следствие тяжелого трудового дня.

Закончив завтрак, Матвей занялся починкой двери. У него были свои понятия о справедливости. За доброту Клавдии он платил неустанными хлопотами, приводя в порядок Клавуськино хозяйство.

Повернулся к окну, почувствовав взгляд, и увидел припавшую к стеклу Клавуську. «Помечтай, помечтай, – подумал он, отвернувшись. – Меня на коттедж не возьмешь. Дураков нема…»

– А природа какая в Красавке! Ты в жизни такой не видел. Лес, река… А люди какие! – Николай Кондратьев поднял свою рюмку: – За русскую деревню.

– Может, потанцуем? – предложил сосед по столику, выпив водки за русскую деревню. – Глянь, – кивнул на двух лохматых крашеных блондинок за соседним столиком.

– А ты ничего не понял? Не понял? – с пьяной настойчивостью допытывался Николай.

– Надоел ты мне со своим коттеджем. Чего ж не поехал жить в свою Красавку?.. Кинул тебе начальник десятку к окладу, а ты и плюнул на русскую деревню.

– Не понял ты! При чем тут деньги? Там живые русалки есть, там люди живут добрые.

– Брось трепаться. Порвал заявление?.. И правильно сделал. А то, что начальник у тебя добрый, радуйся. Другой бы и десятки не дал, и тебя отговорил.

– Мне диссертацию надо делать, – неуверенно возразил Николай. – А-а-а, – махнул рукой и налил себе еще водки. – Туп ты, как обух у топора… За синичку… Кстати. – Он поставил рюмку на стол. – Можешь вот так? – поднес ко рту кулак и дунул в него… Еще раз дунул – пусто на ладони.

– Проветриться тебе надо. Пойду танцевать.

– Иди… Скачи. А я выдую синицу, выдую. – И опять фукнул в кулак. И еще… И заплакал, стукнув кулаком по столу.

– Да выдул ты уже, выдул! – засмеялись блондинки, подмигивая Николаю, повернувшемуся в их сторону.

– Где?.. Где? – суетливо озираясь, спросил Николай, ища взглядом синичку. Даже под стол заглянул.

– Пузырь водки выдул! – расхохотались блондинки.

Поздней осенью коттедж был построен. Вся деревня ходила смотреть на столь необыкновенный для Красавки дом. Цокали языками, нахваливали бригаду Дмитрия.

– Такой гостиницы ни в одном колхозе нет, – говорили с гордостью.

– Так ведь председатель сказал, что молодоженам отдаст, коль такие появятся.

– Откуда у нас молодожены? Гостиница будет.

– Так ведь Матвей-то… Белым днем к Клавдии. Говорят, и Сережка в Волчью падь бегает…

Однажды, когда заканчивались отделочные работы, к коттеджу подъехала телега. В женщине, управляющей лошадью, Матвей узнал Клавдию. За ее спиной сидел ее дед. Увидев Матвея, он по-рачьи сполз с телеги и показал пальцем на укутанный в сено пакет.

– Гостинец вам привез. Уж не обессудьте, коль не по сердцу придется, – прошамкал он и похлопал по пакету.

Матвей осторожно развернул сено, рванул бумагу… Резануло по глазам золото деревянного узорочья.

– Красота-то какая, етит твою мать, – пробормотал шабашник. Взял одну из резных досок и на деда глянул.

– Эт для светелочного оконца, карнизик, – пояснил дед, облокотившись на борт телеги.

Матвей взял другую доску с резьбой узорчатой.

– Эт от лобовой доски, – пояснил дед, стукнув ладонью по дну телеги: – Под навесиком ставится – самое главное украшение. А эт… Эт для слухового оконца рамка.

– Где ж ты так настрополился? – спросил Сергей, беря из телеги резную штуковину.

– Потому как для фронтона – для связки, – сказал дед.

– Громче ему надо, – засмеялась Клавуська, увидев, как Сергей незадачливо пожал плечами. – Глуховат маленько.

Старик подождал, пока парень выкрикнет вопрос, почесал затылок, сдвинул шапку на глаза и выпрямился по-молодому:

– Дак, чай, Семен Удалов дедом мне приходится! Слыхал такого?.. Нет?.. А я его вживе помню. Мы с Поволжья от голода сюда утекли… А тут таких резьбов не делают. Вот и весь тебе секрет. Может, помру скоро – сделал, чтоб дедово узорочье в домовину не забрать. Долго простоит, дубовое. Надумает из вас кто такое резать?.. Научу, пока на ногах держусь.

– Кропотливая работа, – крикнул Матвей деду в самое ухо.

– Струмент – главно дело, чтоб в порядке, а так все просто. Оно понятно – желание… У меня, если что, тетрадка есть. Дед еще рисовал. Он много чего мог. А тетрадка осталась.

И вновь началось паломничество деревенских жителей к дому, теперь еще и украшенному узорочьем деда Удалова. Из соседних деревень и сел приезжали, кто – посмотреть, иные – узор на бумажку перерисовать, а человек из газеты со всех сторон полдня фотографировал коттедж. Пионеры на автобусе из города приезжали любоваться.

Смотрят на дом люди, и чудится им, что сейчас выйдет из двери на крылечко не белый от извести шабашник, а сама Марья Моревна или Василиса Премудрая, окинет дивными очами замершую от восхищения Красавку и запоет песню небесно-чистым голосом, и всем, слушающим эту песню, радостно на душе, и каждый поверит, что не они, так их дети будут жить в дворцах, подобных этому.

Матвей открыл калитку, ведущую в сад. Крадучись пробежал между яблонями, перемахнул через забор и медленно побрел вдоль ограды. Увидев Клавуську с ведром воды в руках, вздрогнул.

– Ты чего в одной рубахе-то? Пиджак надень, холод какой…

– Подышу немного. Голова что-то заболела… Иди, иди. – Матвей махнул рукой.

– Недолго и простыть в одной рубахе-то. И пошла в дом.

Сонные подсолнухи качали ей вслед облетевшими головами, роняя на влажную землю давно созревшие зерна.

– Постой, – сказал Матвей. Подбежал к женщине. Взял ее за плечи. – Спасибо тебе…

«Не торопись, – прошептала свесившаяся через забор ветка яблони, – не спеши, парень, обжигать вздрагивающие Клавуськины губы ледяным поцелуем разлуки. Послушай кровь свою. Она скажет тебе то, о чем умолчала Клавдия. Матвей, Матвей… услышь, как под сердцем стоящей перед тобой женщины стучит еще одно».

– Ты чего? – удивилась Клавдия. – Может, температуришь? – рукой лоб Матвея пощупала. – Нормально вроде.

– Спасибо тебе… Травки завари… Мать-и-мачеху. Ступай…

Матвей подождал, пока Клавдия не вошла в дом, и медленно побрел к железной дороге.

«Слушай, парень, – крикнул ему вдогонку ветер, – пройдет время, и женщины одна другой краше будут опускать свои головы на твою просторную грудь, но родными не станут. Не станут, потому что в каждой из них будешь искать Клавуську. Остановись…»

Он ускорил шаг. Лишь изредка останавливался, ощупывал сверток с деньгами, спрятанный под рубашкой, и спешил дальше.

Купив в кассе билет, спустился с перрона, спрятался в зарослях облетевшего шиповника. До прихода электрички оставалось более получаса.

«Мне там не место, – убеждал себя Матвей. – Дураков нема… Пусть другие поднимают сельское хозяйство. Серега – дурак. Чего нашел в Ленке? Красивая?.. Да таких красивых…»

Шаги… Кто-то шел по тропинке. Поравнявшись с кустами, за которыми хоронился Матвей, остановился.

– Димка, – позвал Матвей, услышав дыхание. Вышел на тропинку. – Ты же хотел на новоселье к Сереге?

– Домой… Надоела деревенская грязь. А ты чего без вещей? – удивился Дмитрий. – И в одной рубашке?..

– Клавка… Сцену бы закатила. У тебя свитеришки не найдется?

Дмитрий развязал тесемки на рюкзаке, покопался в нестираном белье и достал шерстяной пуловер.

– А чего мы прячемся? – спросил Дмитрий. – Это наше дело – оставаться или не оставаться.

– Обидится Серега, что на новоселье не пришли.

– Плевать я хотел на его обиду.

Дмитрий направился к лестнице, ведущей на перрон. Матвей потоптался минуту и пошел следом.

– Стой, – услышал он вдруг тихий голос и оглянулся.

К нему подошла старуха, шепчущая непонятные слова и глядящая пронзительно. Заговорила громче:

– Куда ты денешься, парень? Три травы на тебя слила, три цветка руты по ветру развеяла. Ветку омелы, ветку крестовника сожгла в полную луну. Ты сердце свое послушай – там правда. Голова тело бережет, а сердце – душу.

– Ты… Пошла вон, старая ведьма! – рявкнул Матвей и толкнул старуху. Но его рука провалилась в пустоту. Пропала старуха, словно и не было ее.

– Ну? Чего ты там орешь? – крикнул с перрона Дмитрий. – Давай… Электричка идет.

Сели в вагон, и Матвей достал из-за пазухи сверток, развязал, чтоб рассовать деньги по карманам, и вздрогнул, увидев вместе с деньгами сложенную вчетверо тетрадку Клавуськиного деда с рисунками деревянного узорочья. Быстро спрятал тетрадку под пуловером и опасливо посмотрел на Дмитрия: не заметил ли? Но приятель отвернулся к окну и, видимо, не обращал на Матвея внимания. «Пригодится, – подумал Матвей о тетрадке. – Может, когда займусь этим делом. Оно стоящее, денежное». Он прикрыл глаза и представил, как будет тратить заработанные в Красавке деньги, как женщины будут ласкать его в мягких постелях.

– Сволочь ты! – шепнул кто-то в ухо Матвею.

– Что?! – вскинулся он, обернувшись. Но заднее сиденье пусто, да и во всем вагоне только они вдвоем с Дмитрием, час поздний.

– Ты чего, задремал? – спросил Дмитрий. Тетрадка деда Удалова жгла живот. «Догадывался, старый козел, что сбегу. Но тетрадку-то зачем?.. Хоть бы дочери сказал – может, и уговорила бы меня остаться».

Матвей потому и сбежал тихо, без шума, что боялся Клавуськиных слез. Увидев слезы, он остался бы, остался, это верно, но не потому, что… Из жалости бы остался. Вот в чем беда.

«Прикипела она ко мне, а я? – спросил он себя и сжал зубы. – И я без нее… Желанна она мне!»

– Стерва она! Стерва! – Матвей сжал виски.

– Ты, часом, не залудил? – спросил Дмитрий, принюхиваясь. – Выпил, говорю, что ли?

– Она на меня старуху натравила, ведьму из Волчьей пади. Думает, я не понимаю! Дураков нема.

Понимал Матвей, что не те слова говорит, но иначе не мог. Трещало его сердце, на куски дробилось, один из которых в Красавку хотел, а другой… «Господи, ведь не сказала она мне, что беременна! Мало ли, что я могу догадаться?»

Матвей стянул с себя пуловер, кинул его Дмитрию в лицо.

– Ты чего? – Дмитрий скомкал пуловер.

– Да пошел ты…

– Что случилось?.. Может, с деньгами чего?

Матвей нажал стоп-кран…

На бегу вспоминал все, что было в последний месяц их знакомства; знакомства без обязательств, без взаимных планов и установок на совместную жизнь.

– Стерва, занозина, – шептал Матвей, ломясь сквозь влажные кусты. – Опоила, присушила. Тихоней прикидывалась!

Растравлял себя, злил, но на ум лезли Клавуськины глаза, ласковые прикосновения маленьких ее рук, упругая податливость тела, словно созданного для него, для Матвея. Каждое слово, жест, взгляд – для него. Даже тарелку с борщом Клавуська умудрялась ставить так, как нравилось Матвею: чуть ближе к левой руке и на два пальца от края стола.

– Не угадала, нет. Не на того нарвалась. Я шмотки свои вернулся забрать и вернуть тетрадь твоему вшивому деду, – оправдывался Матвей.

Страшной силой обладает город. Тем, кто попал в его лапы, ох как нелегко вырваться насовсем. Бары, рестораны, доступные женщины – много, очень много всего. Не так-то просто, хоть и призрачны они, преимущества эти, разорвать цепь – презреть жизнь в городе.

Тугие мускулы перекатываются под влажной рубахой разгоряченного бегом Матвея. Открыл дверь рывком.

– В речке, что ли, выкупался, в холод такой? – спросила Клавуська, доставая из шкафа сухую рубашку. – Переодень… Носит тебя нелегкая. Сейчас отвару травного принесу, не простудился бы.

Матвей вошел за Клавдией в кухню.

– Вот что… – сказал он и осекся, увидев, будто впервые, округлившийся живот Клавдии. – Я… Это… А где дед?

– В сарае… Где ж ему быть?

– То есть как это – в сарае?.. Не сегодня завтра мороз ударит, а он дурью мается. От людей стыдно – старика в дом не пускаем!

– Так иди, позови. Ты – хозяин. Может, послушается тебя. – Клавдия всхлипнула, подняла к лицу подол передника.

– Ты чего?.. Зоренька моя. – Матвей даже вздрогнул от вырвавшихся слов. Он и раньше называл Клавдию ласковыми именами, но сейчас… – Лапушка… – привлек к себе женщину.

– Ну… что ты, Матюш. Мокрая рубаха-то… Погоди, я хоть чайник сниму…

– Я и вам такой же дворец… от колхоза, – сказал председатель, наливая себе в рюмку и поглядывая на Матвея с Клавуськой. – За Сергея с Ленушкой! – поднял рюмку и повернулся к гостям, сидящим за свадебным столом.

– Горь-ко! Горь-ко! – хором кричали гости, глядя на молодых, час назад приехавших из городского загса.

– Пей до дна, пей до дна, пей до дна, пей…

– Председателю, говорят, хороший втык сделали за этот самый коттедж: он ведь гостиницей числится, коттедж-то… Чуть из партии не вытурили… Ревизор приехал, а спать его положили не в новой гостинице, а в председательском кабинете на диване. Вот ревизор и поднял шум. – Клавуська отхлебнула из бокала лимонаду. – Так что второй такой дом вряд ли…

– Не на того напали, – отмахнулся Матвей. – Дураков нема. Я с председателя с живого не слезу. Обещал – будь добр выполнять.

– Глянь, – Клавуська толкнула Матвея локотком, показывая на двери. – Вовка пришел… Вовка, иди к нам, – позвала румяного с мороза пацаненка. – Откуда ты взялся?

– Так меня дядя Сережа с тетей Леной на машине привезли. И маму – тоже. – Вовка забрался к Матвею на колени. – В футбол завтра сыграем? Я настоящий мяч привез.

– Это можно, – улыбнулся Матвей. – Как там в городе?

– Нормально… Я теперь на воскресенье в Красавку буду приезжать.

Гости затянули песню.

– Дядя Матвей, сожми пальцы в кулак.

– Зачем?

– Проверить хочу… Сожми, сожми… – Вовка взял Матвееву руку в свои. – Вот… А теперь дунь на пальцы… Сильнее можешь?.. А еще сильнее?.. Разжимай!

Матвей разжал кулак и увидел на своей ладони синичку.

– Что?.. Что такое? – удивился он.

Вовка расхохотался от души и все на обалдевшего Матвея пальцем показывал.

Синичка порхнула на стол, клюнула свадебный пирог и вылетела в открытую форточку.

– Откуда она на ладони появилась? – допытывался Матвей.

– Да потому что ты наш, – кричал Вовка, захлебываясь от смеха. – Наш ты теперь, красавинский!


home | my bookshelf | | Синица на ладони |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу