Book: Книга грез



Книга грез

Джек Холбрук Вэнс


Книга грез

Глава 1

Незнакомец, посмотри на старинную стену, которая возвышается над всем миром. Там замерли паладины, суровые, степенные, спокойные. Все как один.

В центре стоит Иммир, достойный. Ему подвластны все магические силы, он занимается политическими интригами и может устраивать ужасные сюрпризы. Он – Иммир Непредсказуемый и не носит определенного цвета.

По правую руку от Иммира стоит Джеха Раис, верх величия. Джеха Раис проницателен, он всегда знает все о событиях, его касающихся. Вытянув палец, он указывает путь другим паладинам. Ему неведомы сомнения и нерешительность. Некогда его звали Джехой Непреклонным. Его цвет – черный. Он носит черные одежды, мягкие и облегающие, словно кожа, и накидку цвета ночи, закрепленную на груди аграфом с морионом, сияющим, как гаснущая звезда.

По левую руку от Иммира – Лорис Хохенгер, чей цвет красный, как свежая кровь. Он свиреп, порывист, безрассуден. Неохотно покидает он поле битвы, но из всех паладинов может показаться самым великодушным. Он обожает красивых женщин, и, отказывая ему, они ставят под удар свою честь. Ему нравится, когда они бранятся и сопротивляются. Когда он наконец оставляет постель, женщины начинают тосковать.

Рядом с Лорисом Хохенгером – Мьюнес, технический гений. Он может в одно мгновение разрушить мост или повалить башню. Нетерпелив, ловок, и если дорога раздваивается, он идет между. Его память великолепна. Он никогда не забывает ни лиц, ни имен, он помнит сотню миров. Мягких людей, считающих его простодушным, ждет неприятный сюрприз. Его цвет – зеленый.

Спенглевей, чей цвет – желтый, ехиден и часто удивляет людей. Он не обращает внимания на условности. Забавен, как шут, и может играть разные роли. Всех паладинов, кроме одного, потешают его проказы. Когда же приходит время, все паладины, кроме одного, танцуют под его музыку, потому что Спенглевей умеет извлекать музыкальные звуки даже из подвешенного на веревке железного бруска, когда хочет показать свое искусство. Никто не рискует состязаться с Спенглевеем в шутках ради шуток, так как нож его еще острее, чем язык. В битве враги кричат: «Где увалень Спенглевей?» или: «Ага! Трус Спенглевей опять показал пятки!», и тогда он обрушивается на них со всех сторон сразу, в каком-нибудь потрясающем облике…

Возле Джехи Раиса стоит нежный Рун Фадер. Его цвет – синий. В битве он неустрашим и первым приходит на помощь попавшим в беду паладинам. Еще Рун – самый милосердный и справедливый. Он строен, высок и красив, как летний рассвет. Он искусен в живописи, его манеры изысканны, он тонко чувствует красоту, особенно красоту застенчивых дам, которых всегда очаровывает. Увы, в словесных битвах Рун Фадер часто проигрывает.

Рядом с Руном, но несколько в стороне стоит жуткий Эйа Панис, чьи волосы, глаза, длинные зубы и кожа – ослепительно белые. Он носит шлем из белого металла, и лицо его – крупный горбатый нос, грубый подбородок, блестящие глаза – почти сливается со шлемом. На советах он чаще всего говорит только «да» или «нет», но обычно его слово оказывается решающим. Кажется, он знает Дороги Судьбы. Это он единственный среди паладинов, кого не веселят шутки Спенглевея. На самом же деле он улыбается только тогда, когда его никто не может увидеть.

Итак, чужеземец, ступай своей дорогой. Когда же наконец ты возвратишься домой, где бы ни находился он среди мерцающих миров, расскажи о тех, вечно молодых, кто замер в раздумьях на старинной стене…

Из «Книги Грез»

…Мы обращаем внимание на Говарда Алана Трисонга, гения организованной преступности, на его извращенные деяния, невероятную виртуозность. Но позвольте мне признаться в моем благоговении и замешательстве: я не знаю с чего начать.

Трисонг, возможно, величайший обманщик из Властителей Зла (если вообще допустим такой эпитет). Он знаменит самыми экстравагантными противоречиями. Жестокость его беспредельна, и поэтому редкие проявления великодушия не могут не бросаться в глаза. Если тщательно рассмотреть его действия, они выглядят беспристрастными и совершенно логичными. С другой стороны, Трисонг может быть как волевым, так и легкомысленным, словно цирковой клоун. Он таинственный человек, и его истинные намерения невозможно предугадать.

Говард Алан Трисонг! Волшебное имя, внушающее страх и удивление! Что о нем известно достоверно? Одни считают его самым одиноким существом во всей Галактике, другие утверждают, что он – главный организатор всех преступлений. Его нельзя назвать привлекательным: высокий, тощий, с блеклыми глазами серого цвета исключительной чистоты. И вместе с тем он обаятелен и обладает приятными манерами. Он носит самые обычные одежды, без излишеств. Многие утверждают, что ему нравится общество красивых женщин, но, кажется, в равной степени он бы довольствовался обществом духовных лиц или финансистов. Все его романы, о которых нам известно, закончились трагически, если не хуже того…

Карл Карфен. «Властители Зла»

* * *

События, которые привели к гибели Властителя Зла Говарда Алана Трисонга, развивались скачками: то мчались, закручиваясь, то давали свободу выбора, то замирали из-за таинственности, которой Трисонг окружил себя. Согласно нескольким пространным описаниям, Трисонг был скорее высокого, а не среднего роста, с широким лбом, узкими скулами и подбородком, тонкими, четко очерченными губами. Его манеры обычно называли грациозными, но его поведение всегда выдавало необычайно твердый характер. Почти все упоминали «странное поле подавляющей энергии» или «странную экстравагантность», а однажды кто-то употребил слово «безумие».

Навязчивая идея таинственности полностью владела Трисонгом. Нигде, даже в официальных документах, не было ни одной фотографии. Никто никогда не видел ни одного его портрета. Происхождение Трисонга – тайна, его жизнь – загадка.

Зона операций Трисонга охватывала Ойкумену, и он редко появлялся на Краю Света. Он сам наградил себя титулом «Повелитель Сверхлюдей»[1].

Джерсен напал на след Говарда Алана Трисонга с помощью абстрактных рассуждений (чистая дедукция классического образца), основанных на информации, полученной от некоего Уолтера Куделина, бывшего Брата Конгрегации, а ныне старшего офицера МПКК.

Они встретились на Берегу Парусных Мастеров, к северу от Авенты, на планете Альфанор, в Скоплении Ригеля.

* * *

Из чайного домика Ченси, расположенного в самом высоком месте Берега Парусных Мастеров, открывался вид на тысячи маленьких домиков, таверн и крохотную рыночную площадь, где собрались сотни различных людей. Каждая постройка была окрашена в свой цвет: бледно-голубой, бледно-зеленый, розовый, белый, желтый. Каждая отбрасывала резкую тень в ослепительном свете Ригеля. Далеко внизу можно было раз глядеть маленький полумесяц пляжа. А еще дальше, до горизонта, простирался шелковистый темно-синий океан.

За столом в тени раскидистого дерева с темно-зеленой листвой сидели Кирт Джерсен и Уолтер Куделин – человек с волосами песочного цвета и розовой кожей, коротким носом и широким подбородком, более приземистый, чем Джерсен. Как и Джерсен, он носил синесерый костюм астронавта, очень удобный для тех, кто не хочет привлекать к себе внимания. Они пили ромовый пунш и говорили о Говарде Алане Трисонге.

В обществе Джерсена Куделин позволял себе расслабиться.

– Каков он сейчас? Это настоящая головоломка. Десять лет назад он называл себя Повелителем Сверхлюдей.

– Король мерзавцев – так было бы точнее.

– Да уж… Он причастен ко всем противозаконным актам во Вселенной. Говорят, однажды Говард шел по окраине Багтауна на Арктуре-четыре и его попытались ограбить. Говард спросил грабителя: «А ты зарегистрировался в Организации?» – «Нет». – «Ну, тогда ты и цента не получишь, но когда мне понадобится штрейкбрехер, я тебя разыщу».

Куделин допил свой пунш и посмотрел на темно-зеленую листву, сквозь которую пробивались гроздья розовых цветков.

– Прекрасное место для микрофона. Я все думаю: кто нас подслушивает?

– Никто, если верить Ченси.

– В наши дни трудно кому-то верить. Организация здесь не единственная сила.

Джерсен поднял руку:

– Еще раз… Я слышал, Трисонг больше не Повелитель Сверхлюдей?

– В общем, так. Он уже давно поручил разрабатывать детали преступлений людишкам помельче. Говард появляется лишь время от времени.

– А кто он сейчас?

Куделин поколебался, обдумывая ответ, а затем, вдруг решившись, подался вперед:

– Вам я, пожалуй, расскажу все, но если эту историю узнает еще кто-нибудь, у нас будут серьезные неприятности. Хотя все это может оказаться и неправдой. – Куделин посмотрел по сторонам. – Вы ведь умеете молчать?

– Конечно.

– Администрация МПКК-до некоторой степени свободная организация, вы знаете. Есть совет директоров и офицер-президент. Сейчас это Артур Санчеро. Пять лет назад погиб его личный адъютант. Несчастный случай. На место адъютанта близкие друзья рекомендовали человека по имени Джетро Коуп, и после негласной проверки того приняли. Он проявил себя настолько толковым и умелым, что работы у Санчеро почти не осталось. – Потом началось странное: директора один за другим погибали. Кто от болезни, кто от несчастного случая, кого-то убили, кто-то наложил на себя руки. Санчеро, а вернее Джетро Коуп, рекомендовал новых директоров, и их зачислили в Управление. Джетро Коуп руководил выборами и подсчитывал голоса. Он провел семь человек в совет директоров МПКК, и ему оставалось провести еще шесть, чтобы получить избирательное большинство. Он, возможно, и добился бы своего, если бы один из новых директоров, называвший себя Бамусом Карлаислом, не столкнулся с агентом, который узнал в нем Шона Мак-Мартри из Дублина, из Ирландии, – шантажиста высшего класса. Короче говоря, Мак-Мартри быстренько вычеркнули из списка претендентов и принудили назвать настоящее имя Джетро Коупа. Вы догадываетесь, какое он назвал?

– Говард Алан Трисонг.

– Совершенно верно. Агенты установили наблюдение за Коупом, но он бесследно исчез.

– А что с остальными шестью новыми директорами?

– Троих убили. Один пропал. Двое все еще занимают свои посты, так как не совершали преступлений и юридически доказали свою невиновность. Остальные директора не проголосовали за их увольнение.

– Благородство, коррумпированность или страх?

– Выбирайте сами.

– Быть Повелителем Сверхлюдей и одновременно возглавлять МПКК… Красивая мечта, не важно, с какой стороны на это смотреть.

– Увы, да. Трисонг – хитрый дьявол. Я бы с удовольствием вырезал его печень.

– А как с фотографиями?

– Не найдено ни одной.

– Но кто-нибудь знает, как он выглядит?

Куделин проворчал:

– Люди, встречавшиеся с Коупом, упоминают длинные, светлые кудри, светлую бороду и усы, хорошие манеры.

– С тех пор о нем что-нибудь слышали?

– Ничего. Он исчез. Я забыл упомянуть, что три года назад мы получили приказ закрыть дело Говарда Алана Трисонга на основании недостатка улик. Приказ пришлось выполнить: у нас действительно слишком мало фактов.

– Все преступники обычно возвращаются на место преступления[2]. Где-то же Трисонг родился и где-то вырос? Хотя бы там должны хорошо знать его. Может быть, года через три появились новые материалы.

– Я проверю свои источники и дам вам знать. Где вы остановились?

– В «Мирамонте».

– Я загляну к вам около полудня, если не возражаете.

* * *

На следующий день точно в полдень Куделин посетил Джерсена в отеле «Мирамонт», стоявшем на окраине Авенты.

– Как я и предполагал, ключа к разгадке его личности по-прежнему нет, – сказал Куделин. – Когда Трисонг, тогда еще молодой человек, впервые объявился на Земле, он грабил банки, мошенничал, шантажировал, убивал, занимался организацией преступного мира. В этом деле он весьма компетентен. Удивительно, но мы ничтожно мало знаем о нем как о человеке…

Куделин вскоре ушел, сославшись на занятость. Джерсен отправился пройтись по Эспланаде, которая тянулась миль на десять параллельно прекрасному белому песчаному пляжу Авенты.

Несчастье, одним из виновников которого был Трисонг, обрушилось на Джерсена более двадцати лет назад, когда Трисонг только-только достиг вершины преступной карьеры. Теперь размах деятельности Трисонга стал грандиозным… Предчувствие, что разгадка этой таинственной личности близка, мучило Джерсена.

Три года назад, когда попытка возглавить МПКК провалилась, Говард Трисонг исчез из виду. Конечно, с тех пор он не бездействовал. Скрываясь где-то, он замышлял новые комбинации, все более сложные, все более страшные.

Джерсен вспоминал совершенные Трисонгом преступления, жестокие, изощренно чудовищные, которых постыдилось бы все человечество. Ни одно из них так и не удалось раскрыть, теперь даже не стоило тратить усилий на расследование. «И все же в них не хватает еще размаха, присущего Трисонгу, его дикости, жестокости, игры извращенного воображения», – сказал сам себе Джерсен.

Он вернулся в отель и позвонил по коммуникатору Куделину.

– Вы помните наш последний разговор?… Мне кажется, вот-вот на поверхность должна выплыть какаянибудь трагедия. У вас есть новости?

Куделин не смог сказать ничего определенного.

– Я думал об этом. Но… Неважно… Пока мне нечего вам ответить.

* * *

Тремя населенными планетами системы Веги были Элойз, Бонифейс и Катберт. Во время Расселения Людей эти планеты облюбовали религиозные секты, одна фанатичнее другой. В шестнадцатом столетии Космической Эры религиозность еще ощущалась, особенно в архитектуре зданий, переделанных из соборов во времена Ленивых Лет.

Понтифракт на Элойзе (маленький городок, известный главным образом своими туманами) благодаря зигзагу судьбы стал важным общественным и финансовым центром. В старейшем районе города на площади Святого Пеадрина стояла древняя Бремвиллская Башня, где расположилась редакция журнала «Космополис», который публиковал новости, фоторепортажи и короткие очерки. Материалы журнала, подчас актуальные, часто драматические и даже сентиментальные, привлекали внимание средних слоев интеллигенции всей Ойкумены.

Через своего финансового поверенного, Джиана Аддельса, Кирт Джерсен приобрел контрольный пакет «Космополиса» и под именем Генри Лукаса, специального корреспондента, использовал журнал как удобное прикрытие.

Прибыв в Понтифракт, Джерсен отправился обедать с Джианом Аддельсом в его прекрасный старинный особняк в Белхолт-Вудс, северном пригороде Понтифракта. За обедом Джерсен упомянул о Говарде Алане Трисонге и его умении оставаться в тени.

Аддельс сразу насторожился:

– Вами движет, надеюсь, чистое любопытство.

– Ну, не совсем так. Трисонг – негодяй и преступник. Его влияние ощущается повсюду. Ночью взломщики могут проникнуть в этот дом и украсть вашего Мемлинга и Ван Тасала, не говоря уже о родосских коврах. Украденные вещи немедленно доставят Трисонгу.

Аддельс мрачно кивнул и попытался пошутить:

– Это серьезное дело. Завтра же направлю докладную записку в МПКК.

– Докладная не повредит.

Аддельс подозрительно взглянул на Джерсена:

– Надеюсь, вас лично этот человек не интересует?

– В некоторой степени.

– Прошу, не впутывайте меня в свое расследование! – довольно злобно рыкнул Аддельс..

– Мой дорогой Аддельс, как я могу не попросить у вас совета?

– Мой совет будет короток и ясен: пусть своим делом занимается МПКК!

– Замечательный совет. Я просто им помогу, насколько возможно. И не сомневаюсь, вы поступите так же.

– Конечно, конечно, – пробормотал Аддельс.

* * *

В библиотеке «Космополиса» Джерсен отыскал материалы, связанные с Говардом Аланом Трисонгом. О Трисонге было написано множество томов, но Джерсен узнал очень мало нового и совсем ничего о том, что его интересовало в первую очередь, – о месте, где родился и жил Трисонг. Ни портретов, ни фотографий Трисонга он тоже не нашел.

В конце дня, полного разочарований, Джерсен просто из упрямства проверил содержимое папки, озаглавленной «Разное», но и там не обнаружил ничего интересного. Две папки, помеченные «Картотека» и «Ненужное», привлекли его внимание. В «Картотеке» было пусто, в «Ненужном» лежала большая фотография площадью почти в квадратный фут, запечатлевшая банкет. Пять мужчин и две женщины сидели впереди, трое мужчин стояли чуть сзади. Сверху кто-то написал: «Здесь Говард Алан Трисонг».

Онемевшими вдруг пальцами Джерсен сжимал фотографию, вглядываясь в изображение. Камера, установленная, видимо, в центре круглого стола, охватила панораму так, что каждый из группы был снят анфас, хотя ни один не смотрел в объектив и, возможно, даже не знал, что его фотографируют. Напротив каждого человека возвышался странный маленький семафор с тремя разноцветными флажками, а рядом стояло по серебряному блюду, наполненному чем-то лиловым. Очевидно, первая перемена блюд на банкете.



Кроме подписи на фотографии был еще номер, отпечатанный внизу: «972».

Обедавшие были разного возраста и принадлежали к разным расам. Все выглядели самоуверенными и сме-. лыми. Обычно такую самоуверенность дают высокое положение в обществе и богатство. Возле всех стояли идентификационные таблички, к сожалению, повернутые оборотной стороной.

Джерсен пристально вглядывался в лица. Кто же из них Говард Алан Трисонг? Его описанию более или менее соответствовали четверо мужчин…

Приблизился работник регистратуры, самодовольный молодой человек, одетый по местной моде: в розовую рубашку с черными полосами и спортивные коричневые штаны. Он взглянул на Джерсена одновременно почтительно и приветливо, однако сдерживая чуть насмешливую улыбку. В редакции «Космополиса» Джерсена не считали талантливым журналистом.

– Роетесь в мусоре, а, мистер Лукас?

– Мельница все смелет, – ответил Джерсен. – Эта фотография, которую собрались выбросить, откуда она?

– А в чем дело? Ее прислали несколько дней назад из нашего отделения в Звездном Порту. Ежегодный банкет Общества Охраны и Тюрем или что-то в таком духе. Неужели это фото может кого-то заинтересовать?

– Может. Все-таки довольно странная фотография. Интересно, кто из них Трисонг?

– Один из местных шишек… А дамочки совершенно старомодные. Тут нет ничего интересного для наших читателей, уверяю вас.

Но Джерсен не отставал:

– Из нашего отделения в Звездном Порту, говорите… В каком Звездном Порту? Их по крайней мере несколько.

– На Новой Концепции, Мараб-шесть.

Снова в его словах прозвучала почти неуловимая снисходительность. В «Космополисе» никто не понимал, как Генри Лукас получает работу, и еще меньше – как он ее выполняет.

Джерсена не волновало мнение коллег.

– Как эта фотография попала сюда?

– Ее доставили с последней почтой. Когда закончите, бросьте ее в корзину.

Клерк пошел по своим делам. Джерсен положил фотографию в свой личный ящик и связался с отделом кадров:

– Кто наш представитель в Звездном Порту на Новой Концепции?

– Звездный Порт находится в зоне действия главной редакции, мистер Лукас. Зональный управляющий Эйлет Маунет.

* * *

Просмотрев «Транспортные маршруты Вселенной», Джерсен обнаружил, что прямого сообщения между Элойзом и Новой Концепцией нет. Если он хотел проехать как обыкновенный пассажир, то должен был совершить три пересадки в промежуточных пунктах, соответственно теряя при этом время.

Джерсен закрыл справочник и поставил его на полку. Потом отправился в космопорт и поднялся на борт своего «Крылатого Призрака», прочного, как космический крейсер, с маленьким грузовым отсеком и каютой на четверых, корабля большего, чем «Фараон», и более комфортабельного, чем арминтор «Старскип».

После полудня, в тот же день, когда Джерсен обнаружил фотографию, он покинул Элойз, оставив Вегу по левому борту. Задал координаты автопилоту и понесся в центр Овна.

Во время полета он внимательно изучал фотографию, и постепенно участники банкета как бы оживали в воображении Джерсена. Каждого из них он спрашивал:

– Это вы – Говард Алан Трисонг?

Некоторые негодующе отрицали это, другие предпочитали отмалчиваться, а некоторые, казалось, бросали вызов, словно говорили: «Безразлично, кто я… Ты сильно рискуешь, связавшись с нами».

Одного из мужчин Джерсен рассматривал чаще других. Блестящие каштановые волосы обрамляли лоб философа; щеки впалые; узкий рот окружали видимые мускулы. Эти тонкие, чувственные губы словно изогнулись в улыбке в ответ на чью-то остроумную шутку.

«Лицо сильное и утонченное, чувствительное, но не нежное, – думал Джерсен. – Лицо человека, способного на все».

Впереди горел Мараб, справа вращалась Новая Концепция и три ее луны.

Глава 2

Когда студент изучает развитие вновь заселенных миров, он замечает необычные обстоятельства, повторяющиеся столь часто, что они кажутся правилами, а не исключениями. Словно действует идеальная программа, по которой образовывается каждое новое общество… По некоторым неписаным законам оно должно получить некий толчок, который в определенный момент ломает первоначальную схему. Что это может быть? Человеческая извращенность? Преступный замысел Судьбы? Кто может сказать? Примеры можно найти повсюду. Вот, к примеру, мир Новой концепции…

Майкл Итон. «Идеи цивилизации и цивилизованных миров»

* * *

По прибытии на Новую Концепцию Джерсен отыскал Звездный Порт и посадил корабль в космопорту. На сверкающей машине, скользящей по монорельсу, он проехал пять миль, отделяющих космопорт от Звездного Порта, любуясь полями Новой Концепции, в которых преобладал тяжелый темно-синий дерн. Чуть подальше синий цвет переходил в коричневый, а еще дальше – в лиловый. В миле от космопорта монорельс вошел в район, где стояли покрытые плесенью белые развалины – некогда сложный комплекс сооружений в неопаладианском стиле, почти небольшой город. Теперь колонны разрушились или опрокинулись, крыши частично провалились. Сначала Джерсен подумал, что руины необитаемы, но потом заметил там движение, а минутой позже увидел стадо неуклюжих животных, пасущихся на некогда огромной площади.

Развалины остались позади. Монорельс доставил Джерсена в Звездный Порт и остановился на центральном вокзале. В информационной будке Джерсен узнал, где находится местное отделение «Космополиса». Десятиэтажная башня располагалась в нескольких сотнях ярдов от вокзала, и он отправился туда пешком.

Звездный Порт ничем не отличался от, других городов. Если бы не лимонно-желтый солнечный свет и какой-то непривычный запах[3], Джерсен мог бы подумать, что находится в пригороде Авенты на Альфаноре или в любом другом из дюжины современных городов Ойкумены. Живущие здесь люди одевались так же, как и в Авенте, и в городах Земли. Все оригинальное, что некогда отмечало Новую Концепцию, сейчас уже было неразличимо.

Войдя в редакцию «Космополиса», Джерсен подошел к стойке, за которой стоял пожилой мужчина, чем-то напоминающий птицу, с ярко-голубыми глазами и копной седых волос. Он был худым, подтянутым, держал себя строго, однако одет был весьма странно и, казалось, вовсе не уделял внимания своей одежде. Яркосиняя рубашка без ворота, куртка из легкого велюра, мягкие бежевые сандалии – все это явно не подходило к его облику. Он обратился к Джерсену официальным тоном:

– Сэр, что вам угодно?

– Я – Генри Лукас, из главной редакции в Понтифракте, – сказал Джерсен. – Мне нужно встретиться с мистером Эйлетом Маунетом.

– Это я. – Маунет оглядел Джерсена снизу доверху. – Генри Лукас? Я посещал редакцию в Понтифракте, но не могу вспомнить ваше имя.

– Я занимаю должность специального корреспондента, – ответил Джерсен. – На самом деле я внештатный работник, и если появляется задание скучное или неприятное для других, за него берусь я.

– Понятно, – кивнул Маунет. – И что же такое скучное и неприятное вы нашли здесь, в Звездном Порту?

Джерсен достал фотографию. Выражение лица Маунета сразу же изменилось.

– Ага! Вот откуда ветер дует. А я-то удивился, что случилось. Значит, вы хотите провести расследование?

– Правильно.

– Хм… Может, нам устроиться поудобнее? Пройдем в мои апартаменты?

– Как вам угодно.

На лифте они поднялись на самый верхний этаж. Маунет открыл дверь. Джерсен с первого взгляда понял: это жилище эстета, и к тому же богатого. Всюду виднелись красивые вещи различных эпох и различных миров. Многие из них Джерсен не узнал: например, пару фонарей, мерцавших под серо-коричневыми абажурами. Возможно, древняя Япония?… Что касалось ковров, то в них, благодаря некоторым событиям своей ранней молодости, он разбирался несколько лучше. Он узнал два персидских ковра, переливающихся в солнечных лучах, «Кюли-Кюн», «Мерсилин» с гор Адар на Копусе, несколько маленьких ковриков ручной работы, возможно, с Хаджар-Реалма на том же Копусе. В буфетах атласного дерева стояли сервизы из мирмиденского фарфора, собрания редких старинных книг, переплетенных в шагрень и роговую кожу.

– Я не придумал ничего лучше, чем попытаться окружить себя красивыми вещами, – как бы извиняясь, сказал Маунет. – Порой я представляю себя удачливым торговцем и получаю истинное наслаждение, когда брожу по деревенскому базару какого-нибудь далекого маленького мира. А книги здесь преимущественно с Земли. Самые разные… Но присаживайтесь, пожалуйста.

Маунет тронул пальцами гонг, отозвавшийся продолжительным звоном. Появилась служанка – девушка худая и гибкая, как уторь, с потрясающими белыми кудряшками, глазами цвета сланца на маленьком измученном личике с чуть выдающимся подбородком и бледнолиловым тонким ртом. Она носила короткий белый халат и двигалась странной скользящей походкой. Служанка без всякой застенчивости внимательно посмотрела на мужчин. Джерсен не смог определить, к какой расе она относится, но решил, что если девушка и не слабоумная, то очень близка к тому.

Маунет присвистнул, коснулся ладони одной руки пальцами другой и выставил вперед два пальца. Девушка вышла, но почти сразу вернулась с подносом, на котором стояли два кубка и две низенькие бутылочки. Маунет взял поднос, девушка тут же исчезла. Маунет наполнил кубки.

– Наше прекрасное пиво «Своллоутэйл».

Он подал один кубок Джерсену и взял фотографию, которую тот положил на стол.

– Очень странное дело. – Маунет выпил глоток пива. – Как-то в редакцию пришла незнакомая женщина. Я поинтересовался, в чем дело. Женщина заявила, что у нее есть интересная информация, которую она хочет продать за определенную сумму. Я пригласил ее в свой кабинет. Ей было примерно лет тридцать, аристократка с чуть подпорченной кровью. Она сказала, что приехала прямо из космопорта и ей нужны деньги. Я пригляделся к ней повнимательнее, но так и не смог определить, откуда она. – Маунет сделал большой глоток. – Тем не менее я подметил несколько деталей… – Он кивнул, словно сообщал о том, что решил проблему. – Дамочка пояснила, что может предложить не просто уникальную информацию, но и очень ценную. Конечно, я передаю то, что она поведала, не дословно. Она так нервничала, что порой говорила совершенно бессвязно. Я попытался немного поломаться, словно студентка-второкурсница: «Вы намерены предложить мне ключ к тайне пропавших сокровищ?» Она разозлилась: «Вас заинтересует то, что я хочу предложить. Но имейте в виду, я попрошу порядочную сумму». Я сказал ей, что должен сперва посмотреть товар, чтобы оценить его. Она немедленно насторожилась. Это походило на игру. Я сказал: «Мадам, покажите мне то, что хотите продать. Я больше не могу терять время». Она спросила шепотом: «Вы слышали о Говарде Алане Трисонге?» – «Да, конечно. Это Повелитель Сверхлюдей». – «Не говорите так! Хотя это правда… У меня есть фотография. Сколько вы заплатите?» – «Покажите». – «Нет, сначала вы должны заплатить!» – Маунет сделал еще глоток. – Боюсь, тут я стал несколько надменным. Я спросил ее: «Как я могу покупать чтото не глядя? Фотография хотя бы хорошего качества?» – «Конечно, очень хорошего. Трисонг замышляет массовое убийство…» Я ничего не ответил, и незнакомка наконец показала мне товар. – Маунет указал на фотографию. – Я тщательно изучил ее, а потом сказал: «Это действительно прекрасная картинка, но кто из них Трисонг?» – «Я не знаю». – «Тогда откуда вам известно, что он здесь?» – «Мне так сказал тот, кто знал его лично». – «Он мог пошутить». – «За эту шутку он поплатился жизнью». – «Правда?» – «Да». – «Могу ли я узнать ваше имя?» – «Это важно?… Во всяком случае, своего настоящего имени я не назову». – «Где вы взяли снимок?» – «Если я расскажу об этом, пострадают другие люди». – «Мадам, будьте благоразумны. Подумайте сами: вы показываете мне фотографию, один из изображенных на которой, как вы говорите, Трисонг, но вы не можете показать мне его». – «Это доказывает мою честность! Я легко могу указать на любого другого человека на фотографии. Например, на этого». – «Совершенно верно. Как человек, разбирающийся в людях, я бы тоже указал на него. Однако, отбросив чувства в сторону, положимся на вашу честность. Откуда вы знаете, что снимок подлинный?… Кто-то был убит. Кто? Почему?… Без ваших пояснений снимок ничего не стоит». Она подумала минуту-другую: «Вы обещаете сохранять тайну?» – «Естественно». – «Одного из помощников Трисонга зовут Эрвин Ампо. Его брат работал официантом в ресторане, где сделан снимок. Это мой муж. Он узнал от Эрвина, что Трисонг был на этом банкете. Фотографию сделала автоматическая фотокамера, и мой муж взял, одну из копий и передал мне на хранение. Он сказал только, что Трисонг есть на снимке и это делает фотографию очень дорогой. Следующей ночью моего мужа убили. Я не сомневаюсь, что меня тоже убьют, не важно, есть у меня фотография или нет, и потому сбежала. Это все, что я могу рассказать вам». – «А где находится ресторан?» – «Этого я не скажу. Вам ни к чему знать это». – «Не понимаю. Вы должны мне рассказать еще что-то». – «Больше мне нечего сказать». – Маунет сделал новый глоток пива. – Потом мы долго торговались. Я сказал, что верю ей на слово, однако фотография, возможно, не стоит и ломаного гроша. Она согласилась, но не уступила ни на йоту. Я спросил: «Сколько вы хотите, чтобы я заплатил?»-. «Десять тысяч севов». – «Об этом не может быть и речи». – «А сколько предлагаете вы?» Я ответил, что мог бы рискнуть сотней севов из денег фирмы и пятьюдесятью из собственных сбережений. Она встала, собираясь уйти. Я побоялся упустить такую редкую фотографию и предложил еще сотню и гарантию, что если «Космополис» использует снимок, то ей заплатят еще две сотни. Она сдалась: «Давайте деньги. Я должна уехать отсюда немедленно. Эта фотография опасна». Я с ней расплатился. Она выбежала из редакции, и больше я ее не видел.

Маунет снова наполнил кубки.

– Что случилось потом? Маунет откашлялся:

– Я внимательно исследовал снимок и кое-что обнаружил. Костюмы разные, и по ним ничего не определишь, но все они кажутся легкими, что указывает на теплый климат. Эти маленькие семафоры… Мне непонятно, зачем они. Не смог я распознать и блюдо, которое им подали.

– Вы говорили о каких-то деталях, связанных с женщиной.

– Да. Ее одежда была стандартной, но говорила она с акцентом. Акценты и диалекты – одно из моих хобби, и слух мой достаточно натренирован. Я слушал очень внимательно, но не смог определить, откуда она.

– Что еще?

– В уголках глаз она носит маленькие синие жемчужины. Я уже видел такие, но не знаю, чей это обычай.

– Она так и не назвала своего имени?

Маунет сжал свой подбородок.

– Брат ее мужа – Эрвин Ампо. Может, она носит ту же фамилию…

– Не обязательно.

– Я тоже так думаю… В общем, меня охватило любопытство, и я решил выяснить на космодроме, куда она улетела, что и сделал, хотя прошло уже три дня. Я проверял листы регистрации пассажиров, расспрашивал, но не нашел фамилии Ампо. Она, очевидно, назвалась Ламар Медрано и отправилась на звездолете в местечко с названием Дева-узловая на Спике-четыре. Он обозначен в «Транспортных маршрутах Вселенной». Туда много рейсов. Но сомневаюсь, что ее след можно будет найти.

– Когда она покинула Деву-узловую?

– Может, она и не покидала ее.

– Почему вы так думаете?

– Она заказала билет на Альтаир на «Самарти Тон», корабль компании «Зеленая Звезда», отправлявшийся через три дня после того, как она покинула меня. Я обыскал все гостиницы и нашел ее след в отеле «Диомед», где она провела две ночи. Там ее хорошо помнили, так как она исчезла, не оплатив счет.

– Странно.

– Я расспрашивал прислугу отеля и узнал, что она познакомилась с неким Иммаусом Шахаром, продавцом спортинвентаря с Крокинола. Шахар уехал, оплатив счета, а Ламар Медрано ушла ночью накануне его отъезда и больше не возвращалась.

– А этот Шахар, кто он? – проворчал Джерсен.

– Мрачный парень, мягко говоря, и достаточно богатый.

– Он сейчас в Звездном Порту?

– Он улетел на «Гейси Уандер», одном из звездолетов, останавливающихся на Деве-узловой.

– Интересно.

– Очень!.. Я не знаю, успокаиваться мне или нет.

– Вас удивляет, почему мистер Шахар не обратился к вам?

– Именно.

– Шахар может оказаться невинным коммивояжером, просто заинтересовавшимся Ламар Медрано как женщиной.

– Возможно.

– Но предположим, он не так уж невинен. Ламар Медрано могла испугаться и скрыться. Значит, теперь она прячется где-то на Деве-узловой.

– Тоже возможно.

– В-третьих, Ламар могла погибнуть до того, как сказала, кому она отдала фотографию. Или убедить Шахара, что отправила ее по почте.

– У нее могла быть еще одна копия фотографии. Шахар выполнил свою миссию до конца и теперь доволен и счастлив.

Джерсен рассмеялся:

– Когда Трисонг прочитает «Космополис», Шахар не будет так доволен и счастлив.

Джерсен взял ручку и бумагу, написал несколько слов, положил сверху пять сотенных купюр и пододвинул их к Маунету:



– Премиальные за активность на службе. Пожалуйста, напишите расписку в получении, чтобы я мог вернуть свои деньги, предъявив ее главному бухгалтеру.

– Спасибо, – поблагодарил Маунет. – Щедро. Не пообедаете ли со мной?

– С удовольствием.

Маунет тронул гонг. Вновь появилась белокурая девушка. Маунет обратился к ней со словами и жестами. Девушка легко и грациозно выскользнула из комнаты, вернулась с пивом и задержалась, глядя, как Маунет наполняет кубки, зачарованная этим зрелищем. Ее нежно-розовый язычок пробежался по губам.

– Она любит пиво, – объяснил Маунет. – Я не позволяю ей пить, так как пиво ее возбуждает. Она оближет с наших кубков всю пену.

Девушка провела пальцем по пене на кубке Джерсена и быстро облизала палец. Маунет слегка шлепнул ее по руке, и девушка прыгнула в сторону, как игривая кошка. Она зашипела на Маунета, он ответил ей тем же, что-то показал жестом, и девушка направилась к двери. Когда она нагнулась, чтобы поправить кисточки на ковре, Джерсен заметил, что короткий белый халатик надет на голое тело.

Маунет вздохнул и выпил полбокала пива.

– Впервые я приехал сюда как коллекционер. На Новой Концепции создано много красивых вещей: книги с рисованными от руки цветными картинками, необычные музыкальные инструменты. Видите этот гонг? Он звенит от простого прикосновения. Некоторые гонги вывезли отсюда, но лучшие спрятаны в пещерах. Вопреки моей клаустрофобии я прошел тысячи миль под землей.

Джерсен откинулся на спинку кресла и осмотрелся. Солнце стояло в зените. Через небольшую гряду холмов невдалеке проходило стадо животных, прыгающих на длинных, прямых ногах. Они стремились в тень зарослей, к разросшейся зеленой осоке.

– Этот мир, по-моему, плохо обустроен, – заметил Джерсен. – Я не вижу никаких признаков сельского хозяйства.

– Из попыток наладить его ничего, не вышло: эти животные, фики, уничтожают урожай до того, как тот созревает.

– Я заметил классические руины недалеко от космодрома. Они остались от приверженцев «новой концепции»?

– Оригинальные сооружения – дар безумных филантропов. Вначале «новая концепция» подразумевала диету – вегетарианство, смесь ограниченного количества пищи и медитации. Пятьдесят лет первые переселенцы жили в великом Храме Органического Единства, питаясь побегами альфальфы, зеленью колорада и странными растениями. Люди прекрасно могут приспосабливаться. И первые поселенцы приспособились очень хорошо. А вот и они. – Маунет указал на стадо животных, пасущихся в зарослях. – Они обедают… И если уж речь зашла об обеде, неплохо бы и нам начать…

Маунет провел Джерсена в столовую, где стояла, зачарованно уставившись на стол, белокурая девушка. Неожиданно Джерсен спросил:

– Одна из местных? Маунет кивнул:

– Они часто оставляют детей прямо в поле, похоже, просто забывая их. Но иногда детей носят с собой и обучают более или менее успешно. Если поймать их в раннем возрасте, то можно научить чистоплотности и ходить на ногах. Моя Типто довольно умна: она подает пиво, взбивает подушки и может позаботиться о себе.

– И вполне привлекательна, – сказал Джерсен. – А как насчет… ну, нежности, что ли?

– Пытался, но ничего хорошего не вышло, – ответил Маунет. – Вам любопытно? Коснитесь ее.

– Где?

– Ну, для начала возьмите за плечо.

Джерсен приблизился к девушке, которая тут же качнулась назад, моргнув большими серыми глазами. Кирт протянул руку. Типто издала быстрый шипящий свист и отскочила. Угрожающе подняла руку, согнув пальцы; в оскаленном рту блеснули острые зубы.

Джерсен отступил, усмехнувшись:

– Понятно, что вы имели в виду. Ее мнение на этот счет вполне определенно.

– Некоторые из местных парней используют приманку из сладкой патоки, – пояснил Маунет. – Эти полузвери ее очень любят и, пока едят, не могут кусаться… А вот и наш ужин. Теперь она уйдет, потому что не может выносить даже вида никакой еды, кроме салата да иногда кусочка вареной моркови. Последствия привычки к вегетарианству.

Глава 3

…Я часто думаю, что понятие «мораль» – наиболее сложное и запутанное из всех понятий.

Нет простой и высшей морали. Моралей много, и каждая определяет модель, которая помогает существующей государственной системе поддерживать оптимальное равновесие.

Выдающийся энтомолог Фабр, исследуя богомолов, пожирающих своих самцов, воскликнул: «Какая отвратительная привычка!»

Простой человек за один день может совершать различнейшие действия под влиянием полудюжины всевозможных видов морали. Какой-либо поступок, вполне нормальный с точки зрения одной морали, может оказаться совершенно непристойным с позиций другой.

Человека, который, позволим себе так сказать, рассчитывает на щедрость банка, уступчивость государства, искренность религиозных институтов, ждет разочарование. В основе всех этих структур лежит аморальность. Бедному дураку довольно просто познать любовь богомолов.

Анспик, барон Водиссей. «Жизнь», том 1

* * *

Джерсен вернулся на Элойз и сел в космопорту Дюны, пятью милями южнее Понтифракта. Время было позднее, стояли лилово-серые сумерки. Надвигающийся с Побережья Бутылочного Стекла туман почти скрыл здания космопорта. Джерсен поднял воротник и через туннель с прозрачными стенами, проложенный в подводном лесу, направился к станции подземки.

Добравшись до Понтифракта, он уже на такси приехал к особняку Джиана Аддельса.

Аддельс встретил его с обычным кислым неодобрением, за которым, как верил Джерсен, скрывалось уважение и, может, даже привязанность, хотя трудно судить что-либо о чувствах Аддельса, прирожденного циника. Аддельс напоминал актера. У него было худое, желтое лицо, высокий, узкий лоб, длинный нос с дрожащим кончиком. Волосы редкие, желто-коричневые, глаза нежно-голубые.

Джерсен прошел в комнату, где обычно останавливался, переоделся в костюм, оставшийся тут после предыдущего посещения. Потом пообедал с Аддельсом и его многочисленной семьей в огромной гостиной за столом, освещенным свечами. Столовые приборы были из старинного серебра, посуда – из древнего веджвудского фарфора.

После обеда мужчины прошли в кабинет Аддельса, отделанный сампангом, и сели перед камином, попивая кофе, поданный в серебряном кофейнике.

К ужасу Аддельса, Джерсен достал фотографию.

– Я надеялся, вы прекратили заниматься этим.

– Не совсем, – сказал Джерсен. – Что вы думаете? Аддельс поглупел от страха.

– О чем?

– Мы хотим опознать Трисонга и выяснить, где находится его штаб-квартира.

– А потом?

– Наверное, сдадим его в руки правосудия.

– Неужели?! А может быть, кое-кто покончит с собой, повесившись на крюке в миле над землей, как это случилось с бедным Ньютоном Фликери?

– Стыдитесь. Надо надеяться на лучшее.

– А я надеюсь, что у вас ничего не получится. Лучше сжечь фотографию, чтобы покончить с этим делом.

Джерсен пропустил слова своего собеседника мимо ушей и снова, в сотый раз, взглянул на фотографию.

– Кто же из них Трисонг? Как узнать его? Вдруг Аддельс сказал:

– Он – один из десяти. Остальные должны знать его или, по крайней мере, знать себя. Трисонга можно найти, опознав остальных.

– Тогда надо их опознать.

– Это не так сложно. У каждого человека много друзей и знакомых… Но давайте больше не будем говорить об этих глупостях.

* * *

Джерсен бродил по старым кривым улицам Понтифракта. Посидел на скамейке посреди маленькой, неправильной формы площади, обсаженной самшитом и желтофиолем. Слонялся по аллеям, вдыхая запах старинных влажных камней, на Побережье Бутылочного Стекла зашел перехватить чего-нибудь в ресторан, стоявший на гнилых черных сваях.

С Аддельсом он виделся редко, только на торжественных обедах, которые Аддельс считал необходимыми для цивилизованного человека. Аддельс отказался обсуждать дела Джерсена, а Джерсен не проявил интереса к доходным мероприятиям, которыми поверенный увеличивал его состояние.

На четвертый день план Джерсена был готов. Настало время претворять его в жизнь. Вот уже несколько лет дирекция «Космополиса» предлагала создать еще один журнал, назвав его «Экстант». Большая часть предварительных работ уже была завершена. Новый журнал, который должен опираться на «Космополис» и по вопросам производства, и по вопросам распространения, но был рассчитан на менее консервативную аудиторию.

Джерсен приобрел контрольный пакет «Космополиса» и вплотную занялся созданием «Экстанта». Этой ночью должен был выйти первый номер.

* * *

Для того чтобы журнал стал популярным как можно скорее, первый номер решили раздавать бесплатно. Он предлагал необычный конкурс, также призванный привлечь внимание читателей.

Фотография на обложке изображала десять человек, встретившихся на банкете. Заголовок гласил:


КТО ОНИ?

Назовите их правильно

и вы выиграете 100 000 севов.


На обороте размещалась статья, уточняющая детали конкурса. Приз могут выиграть только первые три человека, опознавшие всех изображенных на снимке. Если никто не назовет всех правильно, приз достанется назвавшему наибольшее число лиц. Шесть человек, первыми приславшие ответы и правильно опознавшие больше всех изображенных на обложке людей, получат вознаграждение. Обращаться следует по адресу: «Экстант», Корриб-плейс, 9-11, Понтифракт, Элойз (Вега-4). Жюри конкурса будет состоять из сотрудников редакции «Экстанта».

* * *

Где бы ни выставлялся «Экстант», на его обложке, чтобы привлечь внимание, крупными буквами печатали: «Бесплатно».

В убежищах замерзшей соляной тундры Ирты; под липами Даптис-Маджор; на пиках вдоль серпантина в горах Мидор; в киосках на гранд-бульварах Парижа и Окленда; на Альфаноре, Хризанте, Оллифэйне и Крокиноле, в каждом из других миров Скопления Ригеля – «Экстант». В космопортах, парикмахерских, тюрьмах, больницах, монастырях, борделях, концентрационных лагерях– «Экстант». Миллионы глаз смотрели на обложку, порой случайно. Немногие изучали фотографию тщательно, даже зачарованно, и еще меньше собирались написать письмо главному редактору «Экстанта». Два человека, разделенных световыми годами, смотрели на фотографию с растущим изумлением. Первый сидел нахмурившись, глядя в окно, размышляя, что бы могла значить подпись. Второй, тихо рассмеявшись, взял ручку и написал письмо в «Экстант».

* * *

Джерсен решил перебраться поближе к издательству «Экстанта». Аддельс рекомендовал ему отель «Пенвиперс».

– Он близко от редакции и лучший в городе, очень респектабельный. – Аддельс задумчиво осмотрел костюм Джерсена. – В сущности…

– В сущности – что?

– Ничего. Вам будет удобно в «Пенвиперсе». Они хорошо заботятся о своих гостях. Я позвоню и закажу номер. Там редко принимают новых клиентов без надежной рекомендации.

* * *

Фасад отеля «Пенвиперс» (шесть этажей, облицованных коричневым камнем и черной сталью, увенчанных мансардой и крышей из позеленевшей медной черепицы) выходил на площадь Старого Тара. Неброский портал открывал проход сначала в фойе, по одну сторону которого находился приемный зал с гостиной, а по другую – ресторан. Джерсен отметился у стойки из коричневого мрамора, с пилястрами и угловыми колоннами черного камня. Персонал был одет в традиционные утренние костюмы старинного покроя. Джерсен сразу не смог определить, какого периода. Со времен открытия отеля одиннадцать сотен лет назад стиль, в сущности, изменился не больше, чем петля для пуговиц. В «Пенвиперсе», как и вообще в Понтифракте, традиций придерживались строго.

Джерсен подождал, пока клерк в регистратуре поговорит со старшим носильщиком. Оба время от времени посматривали на клиента. Разговор закончился. Джерсена провели в его номер. Старший носильщик указывал дорогу, один помощник нес небольшой чемоданчик Джерсена, другой – бархатный ящичек. У дверей старший носильщик открыл ящичек, выхватил камчатый платок и проворно протер им дверную ручку, а потом двумя пальцами – большим и указательным – достал из шкатулки ключ и открыл дверь. Джерсен вошел в номер с высокими потолками, очень комфортабельный, почти роскошный.

Носильщик, быстро двигаясь по, комнате, поправил несколько чуть выдвинутых стульев, вытирая одновременно полированные поверхности полами одежд, а потом тихо и быстро отступил и сказал:

– Сэр, слуга поможет вам с гардеробом. Ванна уже наполнена.

Он поклонился и приготовился уйти.

– Одну минуту, – сказал Джерсен. – Где ключ от двери?

Старший носильщик снисходительно улыбнулся:

– Сэр, в «Пенвиперсе» вы можете ничего не бояться.

– Возможно. Но, предположим, я ювелир-торговец и вор захочет ограбить меня. Он просто подойдет к моей комнате, откроет дверь и украдет все мои драгоценности.

Старший носильщик, все еще улыбаясь, покачал головой:

– Сэр, ничего подобного здесь никогда не случалось. Это просто невозможно. Ваши ценности в полной безопасности.

– У меня нет никаких ценностей, – ответил Джерсен. – Я просто размышлял.

– Ограбление… Невозможно, сэр. Вероятность ничтожно мала.

– Я удовлетворен, – кивнул Джерсен. – Спасибо.

– Благодарю вас, сэр. – Старший носильщик шагнул назад, когда Джерсен протянул руку. – Нам хорошо платят, сэр. У нас не принято брать чаевые. – Он поклонился и вышел.

Джерсен помылся в ванне, сделанной в виде грота и составленной из традиционных здесь блоков коричневого мрамора. Пока он принимал ванну, все его вещи были разложены на дне ящика старинного комода. Слуга, найдя гардероб Джерсена неподходящим, принес новую одежду: строгие темно-коричневые брюки, бледнолиловую рубашку с белыми полосками, белый льняной галстук, черный пиджак, аж до колен, из тех, какие набрасывают на плечи и застегивают на бедрах.

С унылым смирением Джерсен переоделся. Если больше ничего такого не случится, он будет благодарен Джиану Аддельсу.

Джерсен спустился в главный зал и пересек его. Старший носильщик шел ему навстречу.

– Минутку, сэр, вот ваш головной убор.

Он подал Джерсену большую черную вельветовую шляпу с широкими полями, темно-зеленой ленточкой и маленькой жесткой кисточкой из черной щетины. Джерсен искоса посмотрел на нее и прошел бы дальше, если бы между ним и дверью не возник швейцар.

– На улице довольно свежо, сэр. Нам будет приятно помочь вам подобрать соответствующий костюм.

– Очень любезно с вашей стороны, – сказал Джерсен.

– Спасибо, сэр. Позвольте я приведу в порядок вашу шляпу… Вот так… После второго удара гонга она вам понадобится. К вечеру обещали влажный туман и ливень.

В фойе Джерсен задержался, чтобы посмотреть на себя в зеркало. Кто этот элегантный мрачный мужчина из старого Понтифракта? Никогда еще облик Джерсена так не противоречил его натуре.

Джерсен шел по крайним улочкам под высокими, узкими фронтонами Зданий, через маленькие площади с клумбами желтофиоля, анютиных глазок и пальчиков святого олафа. Время от времени туман расступался, разрешая лучам В. еги пробежаться по влажным камням и заставить вспыхнуть цветы на клумбах. По коммуникатору-автомату Джерсен позвонил Джиану Аддельсу и назначил встречу в редакции «Экстанта» в удобное для поверенного время.

– Буду в час, – сказал Аддельс.

– Договорились.

Джерсен повернул на Корриб-плейс – короткую, довольно широкую улицу, вымощенную брусками полированного гранита, тесно пригнанными друг к другу, уложенными давным-давно монахами ордена Эстебанитов.

Корриб-плейс находилась в старейшей части Понтифракта. Там располагался древний монастырь Эстебанитов, превращенный в несколько коммерческих учреждений. Высокие дома, выстроенные из дерева, потемневшего от времени, укрепленного подпорками из черной стали, были стиснуты со всех сторон более современными зданиями. Комнаты верхних этажей нависали над улицей.

До встречи с Аддельсом оставалось порядочно времени, и Джерсен отправился прогуляться вдоль Коррибплейс, заглянуть в магазины, предлагающие товары только с отметкой самого высшего качества: модные костюмы и импортные сласти; редкие драгоценные камни; жемчужины, которые добывали здесь; хрусталь с мертвых звезд; перчатки, шарфы, гетры, носовые платки; парфюмерию, любовные эликсиры, волшебное масло «Дахамель»; безделушки, курьезные вещицы, альбомы древнего искусства (Джотто и Гоствен; Уильям Шнайдер и Уильям Блейк; Альфонс Муха, Дюлак, Линдсей; Рекхем, Нильсен; Дюрер, Доре, Дэвид Рассел).

Джерсен простоял минут десять, наблюдая за парой кукол, играющих в шахматы. Куклы изображали Махолибуса и Каскадина – персонажей Комедии Масок. Каждый уже выиграл у противника несколько фигур. Они играли, ненадолго задумываясь над каждым ходом. Когда один забирал фигуру другого, тот кривился от злости. Махолибус сделал ход и сказал скрипучим голосом: «Шах и мат!» Каскадин закричал от досады, ударил себя по лбу и вскочил, опрокинув стул, но через минуту взял себя в руки. Куклы расставили фигуры и начали новую партию…

Джерсен вошел в магазин, купил кукол-шахматистов и приказал доставить их в «Пенвиперс» – один из редких случаев, когда он решил обременить себя тривиальной безделушкой.

Прогуливаясь по Корриб-плейс, он добрался до редакции «Экстанта», но задержался у витрины «Хорлогикона», изучая настенные часы, отделанные завитками тумана. Световые пятна показывали время. «Интересно, но непрактично», – подумал Джерсен и увидел Джиана Аддельса, который свернул на Корриб-плейс и направился к редакции. До назначенного времени оставалось еще несколько минут. Аддельс остановился рядом с Джерсеном, чтобы выровнять дыхание. Внимательно оглядевшись, он так и не заметил Джерсена и шагнул к двери.

– Сэр, – позвал Джерсен. – Вы кого-нибудь ждете? Аддельс, обернувшись, застыл в изумлении:

– Мой дорогой друг, я не узнал вас! Джерсен холодно улыбнулся:

– Этот костюм мне предложили в отеле. Им кажется, что мой обычный наряд слишком уж зауряден.

– Человек заявляет о себе своим костюмом, – сказал Аддельс совершенно серьезно. – Элегантный человек носит элегантный костюм, подтверждая свой статус, хотим мы этого или нет. Встречают по одежке…

– По крайней мере, я отлично замаскировался, – улыбнулся Джерсен.

Аддельс сразу же перешел на повышенные тона:

– А зачем вам маскировка?

– Мы – вы и я – связались с удивительным человеком. Этот безжалостный убийца одновременно и аристократ и вполне может остановиться в отеле «Пенвиперс».

Аддельс состроил мрачную гримасу:

– Не ожидаете ли вы, что он прибудет сюда?

– Я не знаю, чего ожидать. Мы опубликовали его фотографию, а ведь он долго скрывал свою внешность.

– Пожалуйста, не говорите слово «мы» так часто. Но я согласен, журнал привлечет внимание.

– Это малая часть моего плана. Он захочет узнать, кто заинтересовался им, и начнет расследование.

Аддельс засопел:

– А если он просто решит уничтожить это здание Целиком?

– Нет, – возразил Джерсен. – Он захочет узнать, в чем тут дело.

– Он попытается проникнуть в издательство. Будет очень трудно остановить его.

– Я даже помогу ему.

– Это опасно!

– Его заинтересованность сыграет нам на руку. Мы подманим его поближе, а затем попробуем организовать встречу. Вы станете посредником…

– Ни за что! Никогда! Даже через миллион лет я не соглашусь! Нет!

– Думаю, никакой опасности, пока он не удовлетворит свое любопытство, нет.

Аддельс не поддавался на убеждения:

– Это то же самое, что говорить, будто тигр не станет есть стреноженную козу, пока не обнюхает.

– Не самое удачное сравнение.

– Во всяком случае, я не стану посредником. Мне вполне хватает собственных шрамов. Это вне моей компетенции.

– Как скажете.

Аддельс все еще не успокоился:

– Когда, по-вашему, он появится?

– Сразу же, как увидит фотографию. Тогда он подошлет кого-нибудь, а возможно, прибудет и собственной персоной. Несколько дней нам нужны на подготовку.

– Затишье перед бурей, – вздохнул Аддельс. Джерсен засмеялся:

– Не забывайте, это мы разработали план, а не Трисонг. Пойдем, я приглашаю вас на ленч в «Пенвиперс», если, конечно, вас пустят в обеденный зал.

* * *

На дверях редакции «Экстанта» появилась табличка:


ВНИМАНИЮ ПОСЕТИТЕЛЕЙ!

Проводится набор сотрудников. Требуется помощь

в подведении итогов конкурса по идентификации

фотографии. Предпочтительно, но не обязательно,

чтобы желающие прошли собеседование.


Желающие, войдя в редакцию, попадали в вестибюль, разделенный стойкой. Слева находилась дверь, надпись на которой гласила:


КОМНАТА ОРГАНИЗАЦИИ КОНКУРСА

Только для персонала


Дверь справа была помечена:


РЕДАКЦИЯ


За стойкой посетителей встречала миссис Миллисент Инч – энергичная темноволосая женщина средних лет, которая неизменно одевалась в длинную черную юбку, бледно-голубую блузу с красной каймой, шапочку с красным козырьком и лакированные черные туфли. Миссис Инч выполняла роль сита, выставляя за дверь ненужных посетителей. Некоторых она отсылала во внутреннюю комнату, где они заполняли анкету под наблюдением управляющего, мистера Генри Лукаса, который, судя по костюму, относился к рафинированной аристократии. Черты его лица были приятны, но немного резковаты, широкий искривленный рот с тонкими губами, черные волосы тщательно уложены надо лбом и ниспадали прядями на бледные щеки.

После обычного приветствия Генри Лукас усаживал посетителя в задней части комнаты и просил ответить на вопросы анкеты. Кабина и стол были сделаны специально для этого случая и соответственным образом оборудованы, снабжены различными индикаторами и датчиками, которые откликались на дрожь, движения век, изменение кровяного давления и прочие реакции. Индикаторы – цветные огоньки – горели на столе Джерсена и высвечивали сложным узором ответ на каждый вопрос.

Джерсен тщательно составлял вопросы, стремясь к тому, чтобы ответы и сама реакция на них дали как можно больше информации, даже если сами вопросы казались невинными.

Первые вопросы были традиционными.

Имя Пол Возраст

Специальность

Местный адрес

Место рождения

Родители:

отец адрес

матьадрес

Специальность:

отца

матери

Следующая группа вопросов, как прикинул Джерсен, должна потребовать большого напряжения, особенно у «нелегальных» посетителей.

Как долго проживаете по местному адресу

Местные поручители (не меньше двух; от этих людей могут потребоваться сведения о вашем характере и компетенции):


1 …


2. …


3 …


Предыдущий адрес, если есть

Назовите по крайней мере двух лиц, которые могут подтвердить, что вы проживали по этому адресу:


1 …


2 …


Ваш адрес, предшествующий указанному, если есть

Назовите по крайней мере трех лиц, которые могут это подтвердить:


1 …


2 …


3 …


Примечание: Вы должны понимать, что при данных обстоятельствах редакции «Экстанта» необходимо убедиться в честности сотрудников.

Затем шли вопросы, составленные так, чтобы вызвать стресс у людей, рассчитывающих на обман:

Почему вы прибыли на Понтифракт? (Укажите особые причины, не обобщайте)…

Персонал, обслуживающий конкурс, должен быть беспристрастным. Изучите приложенную здесь фотографию. Знаете ли вы или, узнаете ли кого-нибудь из изображенных здесь лиц? Напишите «О» в клеточках, отведенных для тех лиц, которых вы не знаете. Закрасьте клеточки, если кого-нибудь знаете.

Книга грез

(считайте по часовой стрелке)


Назовите его (ее) имя

(проставьте соответствующие номера)

Каковы обстоятельства вашего знакомства?

(Пожалуйста, напишите конкретно)

Если вы будете приняты, когда сможете приступить к работе?

* * *

После публикации объявления стали приходить желающие получить работу: студенты из Семинарии Святого Григанда и Кельтской Академии, много женщин среднего возраста без определенных занятий. Джерсен строго следил за работой с каждым посетителем, чтобы отладить механизм и опробовать свои методы. Не считая нескольких случаев, когда он колебался, система световых сигналов подтвердила чистоту помыслов всех кандидатов. Тем временем миссис Инч, также наблюдавшая за процедурой оценки, создала группу для обработки писем, которые уже начали поступать. Каждому конверту, приходящему "в редакцию, присваивали номер, чтобы таким образом установить приоритет материалов.

Джерсен сам вскрыл и проверил часть конвертов, но обнаружил множество разногласий.

В необычно солнечный день, в полдень, вернувшись с ленча, он встретил среди кандидатов стройную, изящную, рыжеволосую девушку, которая его сильно заинтересовала. Причин для интереса было две. Во-первых, девушка была очень привлекательной и очень необычной: высокий лоб, широкие скулы, маленький подбородок, выдававший капризный характер и вечное, недовольство чем-то. Ее чистые темно-голубые глаза под черными ресницами смотрели прямо. Она хорошо загорела, словно много времени проводила на открытом воздухе. Девушка могла быть студенткой одного из местных институтов, но Джерсен почему-то сразу решил, что она не студентка. Впервые он увидел ее в окно, когда она стояла на противоположной стороне улицы. Девушка носила светло-серые брюки, черный шарф и светло-серое кепи, совсем не по местной моде… Она простояла минуту, потом передернула плечами, перешла улицу и скрылась из виду. Через минуту-другую миссис Инч провела ее в кабинет Джерсена.

Джерсен быстро, но пристально посмотрел на девушку, когда та вошла. Мрачное уныние на ее лице исчезло. Теперь она выглядела спокойной, и это было второй причиной, по которой Джерсен заинтересовался ею. Было еще что-то, поднимавшееся из глубины собственного подсознания и, видимо, самое важное…

Девушка говорила с приятной хрипотцой и с акцентом, который Джерсен не смог распознать.

– Сэр, вы предлагаете работу?

– Для квалифицированных специалистов, – ответил Джерсен. – Я думаю, вам известно о конкурсе «Экстанта»?

– Я что-то слышала о нем.

– Нам нужны временные работники, чтобы помочь подвести итоги. И еще мы нанимаем постоянных сотрудников.

Девушка задумалась над словами Джерсена, а он никак не мог понять: была ее бесхитростность натуральной или это тщательно обдуманная игра? Незнакомка вежливо поинтересовалась:

– Не могла бы я начать в качестве клерка, обрабатывающего письма, а потом, если у меня получится, вы бы зачислили меня на постоянную работу.

– Конечно. Можно попробовать. Я попрошу вас заполнить анкету, – которая нам расскажет о вас. побольше. Пожалуйста, ответьте на все вопросы.

Она взглянула на вопросник и тихо воскликнула:

– Их так много!

– Они необходимы.

– Вы проверяете всех, кого принимаете? Джерсен заговорил скучным голосом:

– За победу в конкурсе обещан большой приз. Мы должны быть уверены, что наш персонал предельно честен.

– Я понимаю. – Девушка взяла бланк и пошла в кабину.

Джерсен, притворившись, что занялся бумагами, нажал кнопку и включил два экрана на своем столе. На левом экране появилось изображение лица рыжеволосой девушки, а на правом – анкета и цветные лампочки, передающие данные от детекторов лжи.

Незнакомка начала писать:

Имя: Элис Рэук.

Пол: женский.

Эти вопросы нисколько не взволновали девушку, она ответила на них машинально, и индикаторы ничего не показали. Если бы она была переодетым мужчиной, вопрос вызвал бы волнение. Таким же образом регистрировалась ложь в каждом случае. В дополнение к цветным ламповым индикаторам самописец делал отметки по шкале абсолютных единиц; аномальные ответы немедленно обнаруживались. Практически цветные кодированные сигналы были надежными. Синие огоньки сигнализировали, что Элис Рэук правдиво ответила на первые вопросы. Впрочем, сначала мигнул розовый, словно девушка сомневалась, не написать ли вымышленное имя. Колебания в ее подсознании были немедленно зарегистрированы. Интересно! Джерсен ожидал, что Трисонг попытается проверить «Экстант», но то, что проверяющим будет кто-то вроде Элис Рэук, оказалось неожиданностью. Джерсен почувствовал прилив возбуждения. Игра началась. С замирающим сердцем он наблюдал, как Элис отвечает на составленные им вопросы.

Возраст: 20[4].

Чистый синий цвет. Все честно.

Специальность…

Здесь Элис заколебалась. Лампочка замигала, изменила цвет от синего до сине-зеленого, отмечая скорее нерешительность, нежели волнение.

Элис написала:

Работала клерком и журналистом. Имею достаточную квалификацию в той и другой профессии.

Когда она поставила точку, сине-зеленый цвет перешел в чисто-зеленый, что говорило о ее неуверенности. Она все еще колебалась, и зеленый цвет стал более насыщенным. Потом она добавила к своему ответу:

Однако я готова выполнять любую работу.

Когда она перешла к следующему вопросу, цвет вернулся к сине-зеленому, показывая, что уверенность девушки в себе возросла.

Местный адрес…

Цвет не изменился.

Гостиница «Святой Диарминд».

Это был большой комфортабельный отель в центре города, где часто останавливались туристы и межпланетные путешественники, менее престижный, чем «Пенвиперс», но не без оригинальности и, конечно, не из дешевых. Элис Рэук, видимо, не очень нуждалась в деньгах.

Место рождения: Блэкфорд, Терранова, Денебола-5.

Родители:

отец – Бенджамин Рэук, адрес – Дикий Остров; мать – Эйлин Сверсен Рэук, адрес – Дикий Остров.

Специальность:

отца – инженер, матери – бухгалтер.

На эти вопросы Элис ответила без колебаний, только когда писала о специальности отца, лампочка мигнула желто-зеленым.

Теперь настала очередь вопросов, призванных резко увеличить давление на притворщиков.

Как долго проживаете по местному адресу…

Элис назвала местом жительства отель, а индикатор загорелся ярко-зеленым, когда она написала:

Два дня.

Местные поручители:

1. Михабел Рэук (Блевенс, Ганголд-стрит).

2. Шоп Палдестер (Туорна, Динг-лейн).

Индикатор горел ровным синим цветом. Первый наверняка был родственником, как, может быть, и второй, живущий в Туорне, поселке, расположенном поблизости.

Предыдущий адрес, если есть…

Синий перешел в зеленый, затем сменился желтым. Наблюдая за лицом Элис, Джерсен видел, как она сжала губы и подалась вперед с решительным выражением лица. Постепенно индикатор вновь загорелся зеленым, а потом синим. Элис написала:

Дикий Остров, Сайзерия Темпестри.

Поручителями оказались:

1. Джейсон Боун (Дикий Остров).

2. Джейд Чаннифер (Дикий Остров).

На следующие вопросы, касающиеся предыдущего адреса, Элис ответила без напряжения:

1012 по 792-й авеню, Блэкфорд, Терранова, Денебола-5.

В качестве поручителей она отметила:

1. Дейн Одинав (1692 по 753-й авеню).

2. Уиллоу Таррас (1941 по 777-й авеню). Следующие вопросы были призваны обеспечить наибольшее давление.

Почему вы прибыли в Понтифракт?

Когда Элис прочла вопрос, индикатор загорелся желтым, а потом вспыхнул оранжевым. Напряжение уменьшилось… Индикатор снова засветился зеленым. Она написала:

Ищу работу.

Перевернув страницу, Элис наткнулась на фотографию для конкурса и вопрос:

Знаете ли вы или узнаете ли кого-нибудь из изображенных здесь лиц?

Индикатор загорелся желтым, оранжевым. Она подумала минуту, и цвет стал желто-зеленым. Потом она во всех клетках написала «О». На шестой ячейке лампочка мигнула розовым. Элис быстро перевернула страницу, стараясь не смотреть на фотографию. Ее напряжение спало. Лампочка загорелась зеленым.

Назовите его (ее) имя.

Лампочка горела ярко-красным. Элис поставила прочерк.

Если вы будете приняты, когда сможете приступить к работе?

Лампочка загорелась зеленым и зелено-голубым, как бы с облегчением.

Сразу же.

Элис ответила на последний вопрос.

Пока она перечитывала ответы, Джерсен наблюдал за ее лицом. Эта стройная рыжеволосая девушка была инструментом Говарда Алана Трисонга. Возможно, он назвался ей другим именем, и поэтому она могла не знать, а могла и знать о его репутации. В любом случае истину надо установить… Джерсен встал и пересек комнату. Девушка посмотрела на него с неуверенной улыбкой:

– Я закончила.

Джерсен взглянул на ответы:

– Кажется, все в порядке… Так вы с Террановы?

– Да. Моя семья перебралась в Деву пять лет назад. Мой отец – консультант на Диком Острове. Вы когданибудь бывали там?

– Нет. Понимаю, там совсем иное окружение, нежели здесь. – Джерсен говорил устало, неодобрительно.

Элис окинула его взглядом, скрыв удивление под маской безразличия. Потом сказала ровным голосом:

– Да, вроде Царства Снов, совсем нереально.

– Из праздного любопытства: почему вы уехали оттуда?

Элис пожала плечами:

– Я хотела путешествовать, посмотреть другие миры.

– Вы собираетесь возвращаться?

– Трудно сказать. Сейчас меня интересует только работа в «Экстанте». Я всегда хотела стать журналисткой.

Джерсен медленно прошелся по комнате, заложив руки за спину.

– Я оставлю вас на минуту, чтобы посоветоваться с миссис Инч, и посмотрю, какие еще места у нас свободны.

– Конечно, сэр.

Джерсен прошел в комнату, где несколько клерков разбирали большие пачки поступивших писем, и подошел к компьютеру. Тридцать человек уже узнали в номере седьмом Джона Грея; десять узнали в номере пятом Сабора Видола. Высокого мужчину со лбом философа и узким подбородком называли разными именами: Бентли Стрейндж, Фред Фремп, Кирил Кистер, мистер Уорфиш, Сайлас Спаркхаммер, Артур Артлби, Уилтон Фрибус и еще несколькими другими.

Джерсен вернулся в контору. Элис Рэук перебралась в кресло рядом с его столом. Джерсен отметил приятное для глаз сочетание ее оранжево-рыжих волос и загорелой блестящей кожи. Элис улыбнулась ему:

– Почему вы меня так рассматриваете? Джерсен ответил гнусавым голосом:

– Скажу честно, мисс Рэук: вы самая привлекательная из всех, кто приходил к нам в поисках работы. Только, если мы примем вас на работу, я попросил бы вас одеваться более скромно.

– А вы меня возьмете?

– Сегодня вечером мы проверим ваши рекомендации, и я уверен, что они подкрепят мою благосклонность к вам. Думаю, вам сообщат решение завтра после второго гонга.

– Большое вам спасибо, мистер Лукас. – Улыбка Элис не выражала особых эмоций. Могло показаться, что девушка сильно напряжена и ее ничего не радует. – Где я буду работать?

– Сейчас персоналом занимается миссис Инч, но мне нужен секретарь, чтобы вести дела в мое отсутствие. Мне кажется, вы достаточно подготовлены, чтобы справиться с такой работой.

– Благодарю вас, мистер Лукас. – Она бросила на него через плечо взгляд, одновременно кокетливый, сдержанный, недоуменный, печальный и настороженный.

Потом Элис вышла из редакции. Джерсен посмотрел ей вслед: «Любопытно, очень любопытно».

Глава 4

…Он был неугомонным и непредсказуемым, как разлитая по столу ртуть, но нас всегда связывали хорошие отношения. Он казался мягким и рассудительным. Несомненно, он был умен, но склонен к диким шуткам. Иногда его злой умысел заходил слишком далеко. Однажды он принес целую коробку дохлых тараканов, гусениц и жуков и тщательно смешал их с шоколадным кремом. В каждую конфету попало по одному насекомому. Отправив коробку конфет почтой, он сказал мне довольно равнодушно: «Любопытно, кто получит мой маленький сюрприз?»

Но и этого ему было мало. С нами работала глупая старая дама по имени Фет Эгги, постоянно носившая высокие черные ботинки, которые снимала перед началом работы. Говард украл их, наполнил до краев один ореховой скорлупой, а другой – патокой «Тэффи Дилайт» и поставил их обратно под ее кресло. Эта проделка стоила Говарду рабочего места. Больше я никогда его не видел.

Из воспоминаний бывшего коллеги Говарда Алана Трисонга, с которым они вместе работали примерно восемнадцать лет назад в Филадельфии на заводе компании «Элит Канди».

* * *

Утром Элис Рэук появилась в редакции «Экстанта», одетая в юбку и жакет нежно-голубого цвета. Костюм облегал ее стройную фигуру, черная лента поддерживала пышные волосы. Выглядела она великолепно.

«Она достаточна умна, чтобы понимать это», – подумал Джерсен.

Костюм Элис оказался даже более консервативным, чем ожидал Джерсен, но на сей раз он промолчал, ибо пока роль старомодного аристократа ничем ему не помогла. Элис Рэук, интеллигентную и сообразительную, не так-то просто было обмануть.

– Доброе утро, мистер Лукас, – сказала Элис мягким голосом. – Вы можете чем-нибудь порадовать меня?

Этим утром слуга из «Пенвиперса» приготовил для Джерсена серые брюки в бледно-лиловую полоску, черный шерстяной пиджак на плечиках, застегивающийся на бедрах, белую рубашку в черную полоску с высоким воротником и белый галстук, к которому старший носильщик предложил черную шляпу с лиловой лентой. В этом костюме Джерсен чувствовал себя как в тисках. Все раздражало его, хотелось сбросить пиджак. Тесный воротничок заставлял держать голову высоко поднятой и время от времени вытягивать подбородок. Вместе с тем все это придавало его внешности оттенок самодовольного пренебрежения, чего Джерсен и старался достичь. Он заговорил противным скрипучим голосом:

– Мисс Рэук! Я посоветовался с миссис Инч. Для начала вы поработаете моим личным секретарем. Я обнаружил, что мне одному не справиться с накопившейся бумажной работой, а кроме того, если можно так выразиться, вы внесете некоторое разнообразие в размеренную жизнь редакции.

Элис Рэук состроила недовольную гримасу, которая позабавила Джерсена. Очень любопытно: если Элис тесно связана с Говардом Аланом Трисонгом, то она должна конечно же быть безнравственной женщиной. Трудно поверить… Джерсен дал Элис первое задание и вышел посмотреть, как проходит конкурс.

Поток почты заполнил весь абонентский ящик. Шесть клерков вскрывали конверты, читали письма, закладывали информацию в компьютер. Джерсен подошел к дисплею в углу комнаты, доступ к которому имели только он и миссис Инч, и нажал кнопку вывода данных на сегодняшний день.

Девятнадцать человек опознали в номере седьмом Джона Грея из «Четырех Ветров» на Альфаноре, так что его личность можно считать установленной. Следующими можно было назвать номер пятый – Сабор Видол из Лондона на Земле, номер один – Шаррод Ест из Новой Бактрии, номер девять – А. Гизельман с ЛонгПарад, Экспаденсия, Алегениб-9. Номер шесть был известен по всей Ойкумене под различными именами: Кирил Кистер, Тимотин Тримонс, Бентли Стрейндж, Фред Фремп, Сайлас Спаркхаммер, Вилсон Уорфиш. Человека под номером четыре дважды назвали как Яна Билферда из Паласского политехнического института в Палассе на Альционе.

Джерсен вернулся в свою комнату, вспомнив по дороге, что нужно войти в роль Генри Лукаса.

За время его отсутствия Элис пересмотрела свою тактику. Теперь, чтобы лучше управлять этим разряженным болваном, она решила быть приветливой и даже немного пококетничать. Почему бы нет?

– Мне кажется, я читала какие-то ваши статьи, мистер Лукас. Ваше имя мне знакомо.

– Возможно, мисс Рзук, вполне возможно.

– Вы пишете на какие-нибудь определенные темы?

– Преступление. Порок. Страшные деяния.

Элис посмотрела на него вопросительно:

– Правда?

Джерсен понял, что совершил ошибку, приоткрыв маску, и тут же равнодушно пожал плечами:

– Кто-то ведь должен писать и об этом. Публика должна все знать.

– По вашему виду не скажешь, что у вас такой конек.

– Да?… И какие же темы, вы думаете, должны меня интересовать?

Снова Элис бросила на своего нового начальника осторожный взгляд.

– Плоды цивилизации, – просияв, нашлась она. – Лучшие рестораны, например. Или вина Земли. Или Лилейное Молоко[5]… Или танцы Си-Ши-Шим.

Джерсен печально покачал головой:

– Это не мои темы. А что предпочитаете вы?

– Ах, я не занимаюсь чем-то определенным.

– А эти танцы, Си-Ши-Шим? Что это такое?

– Ну, требуется подходящая музыка. Гонги, водяные флейты, курдаитсы – это весьма отталкивающие дрессированные зверьки, которые визжат, если их тянут за хвост. Костюмы украшают перьями, но никто – ни танцоры, ни зрители – не знает зачем… В общем-то, я вряд ли смогу все правильно описать.

– Почему? Вы скромничаете. Как выглядят эти танцы?

– Извините, мистер Лукас, но кто-нибудь может заглянуть в кабинет и увидеть меня в диком танце. Что подумают?

– Хорошо, – согласился Джерсен. – Мы должны показывать пример приличия. По крайней мере в рабочее время. Вы живете все там же?

– Я по-прежнему живу в гостинице «Святой Диарминд», – ответила Элис Рэук. Она вдруг насторожилась и повела себя сдержанно.

– Вы здесь одна? Я имею в виду, нет ли у вас здесь друзей или родственников?

– Я совершенно одна, мистер Лукас. Почему вы спрашиваете об этом?

– Из чистого любопытства, мисс Рэук. Надеюсь, вы не обиделись?

Элис равнодушно пожала плечами и вернулась к работе, которую Джерсен с трудом выискал для нее.

В полдень прибыл пикап с продовольствием. Ленч для миссис Инч и клерков был организован в небольшой столовой, для Джерсена и Элис Рэук – в кабинете, что немало удивило Элис.

– Почему мы не обедаем все вместе? Мне интересно, как проходит конкурс.

Джерсен покачал головой:

– Это невозможно. Мое начальство настаивает на соблюдении секретности, особенно когда могут возникнуть нежелательные слухи.

– Слухи? Какие?

– Говорят, ходом конкурса интересуется один отъявленный преступник. Но это слухи. Лично я отношусь ко всему этому скептически. Впрочем, кто знает? Мы даже организуем места для сна наших служащих. Они не должны покидать пределов издательства, пока не будет объявлен победитель.

– Мне кажется, опасность несколько преувеличена, – заметила Элис. – Кто же этот отъявленный преступник?

– Все это вздор! – воскликнул Джерсен. – Не хочу даже говорить о подобной чепухе!

Элис вдруг стала надменной:

– Меня это тоже не интересует.

Весь обед она молчала, время от времени бросая холодные взгляды на Джерсена.

После обеда Джерсен опять подыскал занятие для Элис, а потом аккуратно надел шляпу:

– Я буду примерно через час.

– Хорошо, мистер Лукас.

Джерсен вернулся в отель «Пенвиперс» и из своего номера позвонил в гостиницу «Святой Диарминд».

– Мисс Элис Рэук, пожалуйста. После паузы ему ответили:

– Сейчас мисс Рэук нет в отеле, сэр.

– Кажется, она остановилась в номере двести шестьдесят два?

– Нет, сэр. В комнате четыреста сорок один.

– Там есть сейчас кто-нибудь из ее компании?

– Она живет одна, сэр. Что-нибудь передать?

– Нет.

– Хорошо, сэр.

Джерсен собрал кое-какие приспособления, уложил их в дипломат, переоделся во вчерашний вечерний костюм и покинул отель.

В это время дня, после дневного чая, улицы Понтифракта были запружены мужчинами в коричневых и черных костюмах и здоровыми, розовощекими женщинами в широких однотипных юбках и жакетах.

Вскоре Джерсен добрался до гостиницы «Святой Диарминд». Он вошел и осмотрел холл, но не увидел ничего заслуживающего внимания.

Подойдя к регистрационной стойке, он принялся чтото подсчитывать на листе бумаги. Служащий наблюдал за ним минуту, а затем подошел поближе:

– Сэр, могу я быть вам чем-нибудь полезным?

Джерсен написал несколько чисел на бумаге, пока служащий смотрел на него.

– Мне нужна комната на несколько дней или на неделю, на время конкурса. Математические раскладки указывают на номер четыреста сорок один, и я хочу поселиться именно в этом номере.

Джерсен положил севы на стойку, и служащий торопливо повернулся к дисплею.

– Простите, сэр! Эта комната уже занята.

– Тогда меня устроит либо четыреста сороковая, либо четыреста сорок вторая.

– Могу предложить четыреста сорок вторую, сэр.

– Хорошо. Меня зовут Альдо Бриз. Разместившись в четыреста сорок втором номере.

Джерсен подошел к стене и укрепил на ней микрофон. Из четыреста сорок первого не доносилось ни звука.

Встав на колени, он просверлил в углу маленькое отверстие и вставил туда почти невидимый щуп-микрофон, который затем соединил с коммуникатором. Магнитофон Джерсен поместил в выдвижной ящик коммуникаторной полки, включил, проверил, как он работает, и ушел.

Возвратившись в редакцию, Джерсен прошел в кабинет и, положив шляпу на вешалку, приветствовал Элис величавым поклоном, на который она ответила застенчивым бормотанием и робким взглядом из-под длинных темных ресниц. Джерсен с ворчанием сел за стол, минут пять посидел как бы в раздумье, уставившись в пространство. Потом встал и направился в помещение, где подводили итоги конкурса.

Клерки были с головой погружены в работу. Джерсен посмотрел в лист подсчетов. Всех изображенных на фотографии можно было считать опознанными, кроме номера шесть, которого называли различными именами. Но имени Говарда Алана Трисонга не назвал никто.

Джерсен вернулся в кабинет. Элис оторвала взгляд от стола:

– Как проходит конкурс?

– Очень хорошо. Результат превосходит наши ожидания процентов на семьдесят.

– Кто-нибудь выиграл главный приз?

– Пока нет.

– А почему вы использовали именно эту фотографию?

– Никогда не задумывался над этим.

У Элис дрогнули утолки губ, но она промолчала. Подумав, Джерсен сложил кончики пальцев вместе и сказал:

– Мне кажется, я могу сообщить вам, но совершенно секретно, конечно, что все изображенные на снимке, кроме одного, определены правильно.

Элис пожала плечами:

– Меня это не интересует, мистер Лукас.

– Подождите, – сказал Джерсен игриво. – Давайте не будем ссориться. Кажется, вы говорили, что ваш дом на Сайзерии Темпестри?

– Да. Я жила там несколько лет.

– Насколько мне известно, люди на Сайзерии ведут себя достаточно свободно.

Элис внимательно посмотрела на него:

– Я не уверена, что поняла, какой смысл вы вкладываете в слово «свободно».

– Ну, скажем, там часто бывают эксцессы.

– Да. В какой-то степени это правда. Туристы нередко дурно ведут себя, выбравшись на другую планету. А на Сайзерии много туристов. Некоторые из них, воспитанные хуже всех, прибывают из Понтифракта.

Джерсен засмеялся.

Элис, посмотрев на него долгим взглядом, подумала: «Он, кроме всего, еще и идиот…»

– Вы когда-нибудь посещали казино Дикого Острова? Мне говорили, там люди проигрывают большие суммы.

– Им нелегко выиграть.

Джерсен сказал с напускной суровостью:

– Деньги, которые они теряют, попадают в руки опасных преступников.

– Я слышала нечто подобное, – усмехнулась Элис. – Но мой отец набивает карманы именно в казино. Я не считаю его опасным преступником.

– Надеюсь, вы правы. Он – профессиональный игрок?

– Нет. Он конструирует игровые автоматы, причем делает это так, чтобы они обыгрывали профессионалов. Он так развлекается. Я слышала, как он говорил, что не любит профессиональных игроков, считая их дураками и лентяями, если не психами. – Элис невинно посмотрела на Джерсена. – Надеюсь, вы не профессиональный игрок, мистер Лукас? Я бы не хотела обидеть вас.

– Все нормально, мисс Рэук. Я никогда не был ни случайным, ни профессиональным игроком.

– Кстати, о конкурсе… Кого до сих пор не опознали? Джерсен спокойно ответил:

– Номер шесть.

– А когда закончится конкурс?

– Не знаю. – Джерсен посмотрел на часы. – У меня больше нет для вас работы на сегодня, мисс Рэук. Вы можете уйти в любое время.

– Спасибо, мистер Лукас. – Элис надела жакет и пошла к дверям, но обернулась и одарила Джерсена улыбкой: – Сегодня вечером будет что-нибудь, мистер Лукас?

– Нет, спасибо, мисс Рэук. Увидимся утром. Элис ушла. Джерсен снова заглянул в комнату, где проходил конкурс, постоял, глядя на работающих клерков, потом вернулся в свой кабинет, переоделся и исследовал стены, окна, пол, потолок и все утлы комнаты. Исследовал внимательно и медленно. Необходимая предосторожность. Он мог принести детекторы, чтобы измерить колебания энергетических потоков, но это могло привлечь внимание, если кто-то и впрямь за ним наблюдал. Высоко под потолком он заметил несколько прядей паутины, которую, конечно, мог сплести и паук. Рассмотреть ее как следует было трудно.

Через пять минут, тщательно изучив паутину, Джерсен решил, что она действительно сплетена пауком, и смахнул ее.

Был уже вечер. Джерсен зашел в соседнюю комнату, удостоверился, что вечерняя смена служащих приступила к работе, с минуту понаблюдал, затем, приведя в порядок одежду, вышел из редакции и направился сквозь вечерний туман в «Пенвиперс».

Швейцар встретил его низким поклоном. Подошел слуга, чтобы взять шляпу и помочь подняться по лестнице, словно Джерсен был столетним стариком.

Джерсен вошел в свой номер, снял костюм и сел у коммуникатора, но заколебался… Подслушивающие приспособления в «Пенвиперсе»? Невозможно!

Чтобы не оставлять никаких сомнений (двери-то не запирались), Джерсен проверил помещение с детектором.

В комнате не оказалось никакого шпионского оборудования.

Джерсен подошел к коммуникатору и позвонил в четыреста сорок второй номер гостиницы «Святой Диарминд».

– Мистера Бриза нет, – отозвался автоответчик, – пожалуйста, оставьте сообщение.

Джерсен назвал кодовое слово, включающее магнитофон. В трубке послышалась музыка, свидетельствующая, что разговор записан. Металлический голос объявил время записи. Элис Рэук говорила с кем-то по коммуникатору полчаса назад.

Сначала раздался голос Элис:

– Мистера Альберта Стренда, пожалуйста.

– Подождите, мадам.

«Голос служащего в каком-то заведении», – подумал Джерсен.

– Привет, Элис!

– Здравствуйте, мистер Спаркхаммер. Я…

– Т-сс! Элис! Тише! Запомни, здесь я Альберт Стренд из «Побережья Уомбс».

– Извините!.. Разве это так важно?

– Кто знает? – Голос оказался довольно приятным. – Мы имеем дело с умными людьми. Смелость, энергия, осторожность, решительность! Вот чем они руководствуются.

– И еще страх, – тихо добавила Элис.

– И страх, конечно! Итак, что ты узнала?

Это был бархатный голос, хорошо поставленный и веселый. Джерсен слушал с напряженным вниманием. Элис монотонно заговорила:

– Утром, когда я пришла на работу, мистер Лукас сказал, что я буду его личным секретарем.

– Дорогая! Я даже не мог надеяться на такую удачу. А что собой представляет этот самый мистер Лукас?

– Он заботится о секретности, даже слишком. Меня не пускают в комнату, где проходит конкурс. Сегодня я дважды пыталась туда пробраться, когда мистер Лукас уходил, но миссис Инч отправляла меня обратно. Я спросила у мистера Лукаса, как проходит конкурс, и он надулся как индюк, сказал, что все люди на фотографии уже опознаны, кроме номера шесть. Никто еще не смог даже приблизиться к выигрышу приза.

– И это все?

– Боюсь, что да. Мистер Лукас рассказывает очень мало. Он глупый, разряженный дурак, но хитрый дурак, если вас интересует мое мнение.

– Возможно. Действуют ли на него твои чары?

– Не уверена.

– Мы не можем терять время. Мы и так сильно рискуем.

– Я сделаю все как можно лучше, мистер Стренд. – Элис заколебалась, потом добавила: – В общем-то, вы никогда не говорили точно, что вас интересует.

– Разве нет? – Голос мистера Стренда стал резким и язвительным. – Определи, почему они использовали именно этот снимок. Когда и где он достал его? За этим конкурсом что-то кроется, и я должен знать, что именно.

Разговор закончился.

* * *

На следующий день Элис снова позвонила по тому же коммуникатору:

– Мистер Стренд?

– Слушаю, Элис.

– У меня нет никаких новостей. Сегодня было почти так же, как вчера. Я пыталась заговорить о конкурсе, но мистер Лукас не ответил на мои вопросы, просто сидел и смотрел на меня весь день.

– Время поджимает, Элис. – Голос мистера Стренда напоминал шипение змеи и вовсе не походил на вчерашнее бархатное воркование. – Мне нужны результаты. Ты должна это понимать.

Голос Элис стал глухим:

– Завтра я снова попытаюсь.

– Ты должна испробовать что-то более действенное.

– Но я не могу ничего придумать. Мистер Лукас соблюдает строжайшую секретность!

– Затащи его в постель. Без одежды трудно сохранять тайны.

– Мистер Спаркхаммер, то есть мистер Стренд… Я не могу пойти на это. Не знаю как!

– Ерунда, Элис. Все знают, как это делается! – Мистер Стренд фыркнул, и угрожающие нотки растаяли, голос заметно повеселел. – Если ты должна, то сможешь, а ты действительно должна!

– Мистер Стренд, в самом деле я не…

– Элис, ты сделаешь все, что необходимо! Это очень просто. Ты зазывно улыбаешься ему. Он приглашает тебя на ужин. Слово за слово, шаг за шагом – и вы раздеты. Мистер Лукас тяжело дышит. Ты начинаешь хныкать. «Моя дорогая Элис! – волнуется мистер Лукас. – К чему слезы в минуту экстаза?» – «Я плачу, потому что, мистер Лукас, я опечалена и испугана. Вы ведь только забавляетесь со мной, правда?» – «О нет, Элис. Я без ума от тебя. Мысль о твоих рыжих волосах, разбросанных по подушке, кружит мне голову. Послушай, как бьется мое сердце! Забавляюсь? Никогда! Я умираю от страсти!» – «Но вы не доверяете мне. Докажите глубину своих чувств!» – «Я готов!» – «Нет, мне нужно полное доверие и уважение. Например, когда я спрашиваю вас о конкурсе, вы отмалчиваетесь. Поэтому мне так грустно». – «Хррумф… Какой пустяк! Завтра в редакции…» – «Нет, Генри, вы снова станете холодным. Вы должны сказать сейчас, чтобы я поверила вам». – «Правильно, это действительно единственный выход…» И тогда откроются все секреты. Утром усталая, но счастливая ты расскажешь мне, что узнала, и все будет хорошо. В противном случае… – Мистер Стренд сделал паузу. – В противном случае, – его голос стал ниже на пол-октавы, – я не могу ничего обещать…

– Знаю.

– Ты справишься с заданием?

– Надеюсь.

– Помни, время дорого. У меня есть обязательства по отношению к старым друзьям. Пожалуйста, постарайся. Сделай все так, как я тебе объяснил. Кроме того, тебя переправили в Понтифракт именно для этого дела.

– Я сделаю все как можно лучше, мистер Стренд.

– Ты умница и» я уверен, все сделаешь правильно. Разговор закончился, и в комнате воцарилась тишина.

Глава 5

Гаид, также известная как «ночной поезд», – великолепная блестящая рыба черного цвета. Часто достигает в длину двадцати футов. Ее тело обычно состоит из почти идеальных круглых сегментов. Голова большая, снабжена единственным органом зрения, ушной раковиной и широким ртом, усеянным впечатляющими зубами. Сразу же за головой и почти до хвоста идут спинные иглы – до пятидесяти одной. Каждая игла на конце покрыта люминофором, который ночью светится ярко-синим цветом.

Днем гаид плавает на глубине, питаясь отбросами и простейшими морскими существами. На закате «ночной поезд» поднимается на поверхность и курсирует, расцвеченный всеми огнями.

Маршруты «ночного поезда» окутаны тайной; рыба перемещается по прямой, как будто следует к определенному месту назначения. Это может быть мыс, остров или просто необозначенная точка посреди океана. Достигнув этого места, «ночной поезд» останавливается, медленно плавает примерно полчаса, словно меняет груз, забирает пассажиров или ожидает распоряжений; затем разворачивается с величественным видом, неторопливый, задумчивый, и, будто слыша сигнал, снова срывается с места к следующему пункту назначения, который может находиться на расстоянии до пяти тысяч миль.

Конечно же редкая удача – встретить эту замечательную рыбу ночью, когда она рассекает черные воды океана Элойза.

Рапанзел К. Фанк, «фауна миров Веги», том 3. аРыбы Элойза»

* * *

Вечером Джерсен, как обычно, прогуливался по улочкам Понтифракта и, к собственному удивлению, обнаружил, что находится возле гостиницы «Святой Диарминд». Он остановился и оглядел стандартный крикливый фасад бледно-голубого и пурпурного цветов, затем пересек площадь Мюллони и свернул в Порти, район таверн, старых магазинов, артистических студий, киосков, где продавали жареную рыбу, и публичных домов умеренной распущенности, над которыми по древнему обычаю горели красные фонари. Наконец Джерсен вышел на набережную.

Он смотрел на Побережье Бутылочного Стекла, на далекие огни порта Рафус. Бриз доносил до него запах гниющих водорослей… Джерсену приводилось стоять на берегах многих океанов разных миров. Но не было двух миров с одинаковым запахом… В конце ближайшего пирса разноцветные огни высвечивали вывеску ресторана… Джерсен прошел по пирсу и заглянул в ресторан, который оказался веселым и чистым. На столах были постелены красные скатерти. Назывался ресторан «Гриль Мардока с видом на Залив».

Джерсен зашел пообедать. Здесь подавали особые блюда, которые в основном готовились из даров моря. Элойзианская кухня тяготела к постным блюдам, но Мардок не боялся острых приправ и пикантных соусов.

…Джерсен долго сидел, глядя в окно на огни порта Рафус, и прислушивался к шуму медленно накатывающихся на старинный пирс волн.

Казалось, по мере того как шло время, Джерсен замечал, что все чаще его охватывает странное настроение, которому он даже не мог подобрать названия. В прежние годы его чувства были целиком посвящены ненависти, страстному желанию отомстить. Ему было неведомо чувство юмора, и он постоянно сжимал кулаки. Теперь жизнь его стала намного сложнее, он познал иные чувства, иные желания. Стал ли он из-за этого слабее? Бесполезно гадать. По крайней мере, его стратегия все еще действенна. Говарда Алана Трисонга он подманил очень близко, возможно, даже в Понтифракт. Как знать, а вдруг он сейчас тоже бродит по кривым улочкам или сидит в одном из многочисленных отелей, обдумывая преступные замыслы, строя планы.

Джерсен оглядел ресторан. Может, где-то здесь ужинает и Говард Алан Трисонг… Но среди посетителей «Гриля Мардока с видом на Залив» не было высокого худощавого мужчины со лбом философа и узким подбородком. Трисонг находился где-то в другом месте.

Джерсен подошел к коммуникатору и позвонил в «Пенвиперс».

– Это Генри Лукас. У вас зарегистрирован мой друг мистер Стренд?… Нет? А мистер Спаркхаммер?… Никого с таким именем?… Тогда не могли бы вы оказать мне услугу: не упоминая моего имени, постарайтесь узнать, где остановился мистер Стренд.

– Постараюсь, сэр.

Джерсен вернулся к столу. Вполне вероятно, что удастся найти Трисонга таким простым способом. Его обманули, раздразнили и приманили. К тому же агент Трисонга Элис Рэук оказалась единственным посредником в этом деле. Джерсен подумал, что все это, наверное, увлекательная игра, особенно потому, что Элис считает его важничающим, скучным, тщеславным, разодетым и глупым самцом.

Джерсен вышел из ресторана и вернулся в «Пенвиперс». Служащий в справочном, как и следовало ожидать, не смог ничего сообщить о местонахождении мистера Стренда. Джерсен заверил его, что дело пустяковое, и поднялся в свой номер.

Никто не заходил туда, пока хозяина не было. Сигнальное устройство, которое Джерсен установил, оставалось на месте.

* * *

Утром слуга отеля превзошел самого себя и одел Джерсена в такой великолепный костюм, что привратник отеля онемел от восхищения. Джерсен прибыл в редакцию «Экстанта» и застал Элис Рэук уже на рабочем месте. Он привычно поздоровался с ней. Она ласково ответила. Сегодня она надела темно-коричневую юбку до колен и блузку пепельного цвета. То и другое прекрасно сочеталось по цвету. Костюм подчеркивал ее стройную фигуру, рыжие волосы блестели. Сидя за столом, Джерсен притворялся, что не замечает присутствия Элис. Несколько раз, окидывая взглядом комнату, он видел, что она не сводит с него глаз. Элис раздумывала, оценивала, удивлялась.

Джерсен вышел в комнату, где проходил конкурс. Миссис Инч передала ему письмо:

– Почти победитель, мистер Лукас! Может быть, даже победитель! И как странно то, что он пишет.

Джерсен прочитал письмо:

Ведущему конкурса «Экстанта», Понтифракт, Элойз.

Господа! Я могу опознать лиц, изображенных на вашей фотографии. Моей обязанностью было прислуживать им на ужасном обеде, который стоил жизни этим людям. Ваша фотография была сделана в зале Цветочного Дождя в гостинице «Дикий Остров». Гости начали трапезу, не зная, что все, кроме мистера Спаркхаммера, будут отравлены.

Имена тех, кто сидит за столом, слева направо: Шаррод Ест Диана де Трембаскал Беатрис Атц Робин Мартилетто Сабор Видол Сайлас Спаркхаммер Джон Грей

Стоящие мужчины: Ян Билферд А. Гизельман Артемус Гадоуф

Я знаю их имена по настольным табличкам, которые сам же изготавливал. Кроме того, присутствовали еще двое мужчин. Они не ели салат из чарни и поэтому оба выжили… Снимок, между прочим, сделан как обычно, чтобы запечатлеть знаки, подаваемые поваром, который готовил каждую порцию чарни. Эти знаки подаются маленькими цветными сигнализаторами, установленными перед каждым гостем. В этом случае блюда готовили несколько поваров. Яд, очевидно, передали через отравленную посуду. Надеюсь, я ответил на все вопросы и выиграю приз.

Клетус Персиваль.

Гостиница «Дикий Остров»,

Дикий Остров, Сайзерия Темпестри.

– Очень интересно, – сказал Джерсен. – В письме, очевидно, изложены подлинные факты.

– Мне тоже так кажется. – Миссис Инч повернулась к Джерсену. – Вы знали о том, что написал этот Персиваль? Что все эти люди были отравлены?

– Я также удивлен, как и вы. Но от этого тираж «Экстанта» не уменьшится.

– Почему люди едят чарни, если известно, что это яд? Очень странно!

– Совершенно верно, миссис Инч.

– С другой стороны, мистер Персиваль, кажется, назвал имена правильно, – заметила мисс Инч.

– Кроме номера шесть. Спаркхаммер – это не настоящее имя.

– Хм, – протянула миссис Инч. – Этот человек слишком интересен…

– Да, он кажется очень странным.

– Я бы назвала мистера Персиваля победителем, – сказала миссис Инч. – Наверняка никто не даст более точного ответа.

– Пожалуй, вы правы, – согласился Джерсен. – Но мы все-таки подождем окончания конкурса. Как почта?

– Примерно так же. Возможно, писем стало чуть меньше.

– Очень хорошо, миссис Инч, продолжайте работу. И попросите ваших людей быть более внимательными ко всему, что касается номера шесть.

– Хорошо, будет выполнено, мистер Лукас. – В противоположность Элис Рэук миссис Инч считала Джерсена джентльменом, вежливым и воспитанным «со всех сторон» (так она сказала своей сестре).

Джерсен вернулся в свой кабинет с письмом.

Элис весело спросила:

– У вас приятные новости?

Джерсен важно сел за стол. Элис ждала. Лицо ее закаменело.

Потом Джерсен заговорил уже привычным для Элис гнусавым голосом:

– Мы получили письмо, в котором названы все люди.

– Правильно?

– Он пишет, что узнал их имена по карточкам на банкете.

– Тогда имена правильные.

– Не обязательно. Там есть одно очень сомнительное лицо.

– Которое?

Джерсен бросил на Элис строгий взгляд:

– Я не уверен, что могу говорить об этом, Элис. По крайней мере, сейчас.

Элис переменилась в лице. Она скорчила гримасу. Джерсен, наблюдая украдкой, подумал: «Теперь она размышляет, как лучше провернуть свой план».

Элис вскочила с места, подошла к шкафчику, достала две чашки и налила чаю. Одну она поставила перед Джерсеном, другую на свой стол, за который вернулась, откинувшись на спинку стула, полулежа.

– Вы всегда жили в Понтифракте, мистер Лукас?

– Разумеется, я путешествовал и побывал на многих планетах.

Элис вздохнула:

– Понтифракт выглядит таким заурядным после пяти лет, проведенных на Диком Острове.

Джерсен не проявил заинтересованности.

– Не могу понять, почему вы тогда приехали сюда? Элис изящно пожала плечами:

– Множество причин. Например, страсть к путешествиям. Неугомонный характер. Вы когда-нибудь посещали Сайзерию?

– Никогда. Мне говорили, там исповедуют гедонизм[6] и жизнь лишена условностей.

Элис засмеялась и посмотрела на Джерсена довольно нахально:

– В какой-то мере это правда. Но не во всём. На Диком Острове вы можете выбрать любой стиль жизни. Моя мать, например, почти так же, как и вы, придерживается условностей.

Джерсен поднял брови:

– Что? Вы считаете меня обывателем?

– Конечно, до некоторой степени.

– Ага. – Джерсен презрительно усмехнулся, как бы показывая, что мнение Элис скоропалительно и очень поверхностно. – Расскажите мне еще о Диком Острове. Правда, что хозяева там – преступники?

– Это значительное преувеличение, – сказала Элис. – Мой отец – не преступник.

– Но ведь в казино никто не выигрывает.

– Естественно.

– Вы когда-нибудь бывали в казино?

– Нет. Игра мне не душе.

– Дикий Остров – это город?

– Скорее туристический центр: казино, отели, рестораны, бухты для яхт, пляжи и множество маленьких вилл на холмах. Он конечно же давно не дикий.

– Вы когда-нибудь бывали в ресторане, где подают чарни?

Элис настороженно повернулась к нему:

– Нет.

– А что такое чарни?

– Ну, это такой лиловый фрукт с шершавой кожей, под которой – трубочки, наполненные ядом. Говорят, сам фрукт восхитителен на вкус, но я никогда не пробовала его. Я боюсь умереть. Это опасный деликатес.

Джерсен откинулся на спинку кресла:

– У нас есть предположение, что представленная для конкурса фотография сделана на банкете, где подавали чарни.

Элис достала копию и внимательно посмотрела на нее:

– Да… Может быть.

– Очень странно! Ведь вы могли встретить кого-нибудь из этих людей на улице.

Элис пожала плечами:

– Возможно, но маловероятно. Тысячи людей посещают Дикий Остров. И ведь неизвестно, когда сделан снимок. Может быть, лет десять назад.

– Снимок сделан недавно. Все запечатленные на нем опознаны, и мы убеждены, что их имена подлинные.

– Значит, кто-то выиграл приз?

– Я этого не говорил. Элис невинно спросила:

– А откуда у вас этот снимок?

– Я нашел его в корзине для использованных бумаг… Но пока еще рано говорить о результатах конкурса. Итоги еще не подведены. Почему бы вам остаток дня не отдохнуть, а, Элис? Сейчас работы нет.

– Спасибо, мистер Лукас. Мне нечем заняться. В этом городке я никого не знаю. Только вас, а вы держитесь отчужденно.

– Ерунда! – воскликнул Джерсен. – На самом деле вы так не думаете!

– Но это именно так! Может быть, вам не положено тесно общаться с персоналом? Это политика компании?

– Правил на этот счет, не существует!

– Вы думаете, у меня нет вкуса? Я простушка?

– Напротив! – сказал Джерсен совершенно серьезно. – Я считаю вас очень обаятельной. Необычайно. Мне жаль, что Понтифракт кажется вам скучным. Может, как-нибудь пообедаем вместе?

Губы Элис дрогнули. Улыбка? Гримаса?…

Мягким голосом она сказала:

– Было бы неплохо. А почему не сегодня?

– В самом деле, почему?… Позвольте, я взгляну. Где вы остановились?

– Гостиница «Святой Диарминд».

– Я буду ждать вас в холле в полночь.

– Теперь я чувствую себя значительно лучше, мистер Лукас.

Глава 6

В пользу чарни!

Из всех хороших вещей в этой щедрой Вселенной ничто не может сравниться по вкусу с прекрасным спелым чарни, кроме, пожалуй, еще двух или трех столь же экзотических фруктов.

Майкл Вист. «Пробы на вкус»

Если кто-то должен умереть, а этого, кажется, не миновать никому, зачем делать это вульгарно? Лучше умереть красиво, так, чтобы позавидовали все, – отведав чарни.

Ажилиан Сил, старший повар и музыкант

Хотите верьте, хотите нет, но безопасный, целебный и неядовитый чарни легко вырастить. Правда, все усилия в этом направлении сводятся на нет Ассоциацией. Чарни, да никто и не желает разводить чарни самостоятельно. Вполне возможно, что заслуженно признанный чудесным аромат чарни усиливается ощущением страшной опасности.

Леон Уолк, журналист, писавший для «Космополиса», который через две недели после публикации этой статьи съел неправильно приготовленный чарни и умер

* * *

Гостиница «Святой Диарминд» побывала в руках различных владельцев. Каждый вносил оригинальные идеи в отделку, стремясь произвести впечатление новизны. Первый этаж занимал вестибюль. Тяжелые колонны в стиле древнего Крита поддерживали потолок, выкрашенный в бледно-лиловый и розовый цвета. Рядом с каждой колонной росли родантовые пальмы в терракотовых горшках; они тянулись к потолку, и их голые стволы заканчивались шарами темно-зеленой листвы. По стандартам Веги – кричащее оформление. Множество посетителей из разных уголков Ойкумены усугубляло беспокойную и нервную атмосферу, которая характеризовала гостиницу «Святой Диарминд».

Джерсен прибыл в точно назначенное время, одетый по совету слуги в костюм для неофициального вечера в городе: облегающие черные брюки, рубашку с вертикальными черными, темно– и светло-серыми полосками, с высоким черным воротником вместо шарфа, черный пиджак, соответствующий самому высокому стилю в Понтифракте, застегивающийся спереди, зауженный в плечах, почти стоящий колоколом на бедрах. Джерсен отказался от шляпы с плюмажем, и слуга предложил ему мягкую шляпу с квадратными полями. Угрюмое лицо, черные локоны и бледная кожа придавали Джерсену грубоватый вид, но именно это ему и требовалось, и Джерсен был удовлетворен своей внешностью, получая своеобразное удовольствие от игры, цель которой – одурачить и одурманить бедную Элис Рэук.

Джерсен увидел ее, когда она, застенчиво оглядываясь, шла по центральному проходу. Джерсен внимательно посмотрел на Элис, словно никогда раньше не видел: опущенные уголки губ, короткий носик, щеки, плавно переходящие в маленький подбородок. Сегодня вечером ее рыжие волосы, зачесанные назад, ниспадали на плечи, подчеркивая простое дымчато-серое платье.

Она увидела Джерсена, и выражение ее лица изменилось, стало нарочито-веселым. Она приветственно махнула ему рукой, изображая радость, а потом чуть ли не бегом помчалась через зал, но остановилась в десяти футах от него и окинула восхищенным взглядом с ног до головы.

– Я должна сказать, мистер Лукас, сейчас вы превзошли самого себя в элегантности.

– Это все «Пенвиперс», – ответил Джерсен. – Благодарить нужно слугу.

Элис слушала Джерсена, не особенно вникая в смысл его слов. По-прежнему радостно улыбаясь, она сказала:

– Ну, так где мы будем обедать? Здесь? Ресторан тут в очень красивом Гербовом Зале.

– Слишком шумно и слишком людно, – заметил Джерсен. – Я знаю место значительно более изысканное.

– Полностью отдаю себя в ваши руки, – отозвалась Элис.

– Тогда окунемся в ночь Веги.

Они покинули гостиницу, и Элис очень осторожно взяла Джерсена под руку.

– Куда мы идем?

– Прелестная ночь, – ответил Джерсен. – Мы можем сначала погулять, если вам это нравится.

– Прекрасно!

Они пересекли площадь Мюллони, вышли на Бьюдрилейн, а потом свернули в Порти.

«Невозможно! – прошептал про себя Джерсен. – Мы гуляем по улицам Понтифракта, она в своей маске, а я – в своей!»

Элис почувствовала что-то неладное:

– Мистер Лукас, почему вы так мрачны? Джерсен ответил не сразу:

– Называйте меня Генри. Мы не на работе.

– Спасибо, Генри, – она наградила его печальным взглядом. – Я никогда не бывала в этой части города.

– Здесь не так, как на Диком Острове?

– Совсем иначе.

Они вышли на набережную к «Грилю Мардока с видом на Залив». Элис задумчиво посмотрела на Джерсена. Мистер Лукас, такой занудный и гадкий, казался сейчас совсем иным.

Они сели в уголке ресторанного зала, у окна. Внизу тяжело и медленно вздымались и набегали на сваи волны; звезды и далекие огоньки отражались на поверхности воды. Джерсен спросил:

– Вы можете найти свою родную звезду?

– Я не знаю, как выглядят созвездия отсюда. Джерсен оглядел небо:

– Она уже скрылась. А вот там старое доброе Солнце.

На обед они заказали суп из натуральных артишоков, тушеное мясо, салат из свежей зелени, лук и травы, которые булькали в коричневых горшочках. Элис поклевала того-друтого и в ответ на вопрос Джерсена пожаловалась на отсутствие аппетита. Она выпила несколько бокалов вина и немного опьянела.

– А как наш конкурс? – спросила она. – Он все еще тайна? Особенно от меня?

– Тайна? Уже нет. Но не будем сейчас говорить об этом. Тайна – это вы. Расскажите о себе.

Элис обвела взглядом Побережье Бутылочного Стекла.

– Да нечего рассказывать. Жизнь на Диком Острове монотонна, если не считать туристов.

– Я все еще удивляюсь, почему вы приехали сюда.

– Ах, обстоятельства!

Подали десерт: фруктовый пирог и крепкий кофе с кремом, как принято на Элойзе.

Джерсен, почувствовав, что сильно отступил от роли Генри Лукаса, попробовал поразмышлять о политике Понтифракта, в которой ничего не смыслил. Элис безучастно глядела начерную воду. Ее мысли были далеко. Она совсем не следила за тем, что говорил кавалер.

Наконец Джерсен спросил:

– Куда теперь? В Понтифракте мало развлечений, разве что Маммери, но мы, кажется, опоздали к началу программы. Может, зайдем в одну из портовых таверн?

– Нет… Думаю, нам лучше вернуться в отель. Старый кэб с твердой крышей доставил их обратно в гостиницу «Святой Диарминд».

В вестибюле Джерсен остановился и отвесил поклон, показывая, что прощается. Элис быстро проговорила:

– Пожалуйста, не уходите так быстро. – Оглядев вестибюль, она осторожно продолжила: – Можем зайти ко мне, если хотите.

Джерсен вежливо запротестовал:

– Но вы, наверное, устали…

Все еще глядя в сторону и слегка зардевшись, Элис сказала:

– Нет. Совсем нет. Мне… ну… одиноко.

Джерсен снова поклонился, словно извиняясь:

– Буду счастлив пойти с вами.

Он взял ее под руку. Они вошли в лифт и поднялись на четвертый этаж.

Элис открыла дверь и вошла в номер на негнущихся ногах, как заключенный в камеру пыток.

Джерсен последовал за ней. В дверях он задержался и оглядел комнату. Элис не поинтересовалась, зачем он это делает.

Успокоившись, Джерсен медленно вошел в ее апартаменты, закрыв за собой дверь.

– Генри, – сказала Элис, едва дыша. – Могу я звать тебя Генри?

– Я уже говорил об этом.

– Я забыла. По-идиотски звучит, правда? Позволь, я возьму твою шляпу и пальто.

Джерсен сам повесил шляпу на вешалку и снял пальто.

– Прекрасно! Портные Понтифракта понятия не имеют о человеческих формах.

– Садись, Генри… Сюда.

Джерсен послушно сел в кресло. Элис достала из шкафа серебряный поднос.

– Что это? – спросил Джерсен.

– Настойка цветочных лепестков. Кристаллы гидромела – «Ликер Жизни» из Сирсса. – Она наполнила пару маленьких рюмок прозрачной зеленой жидкостью. – Влюбленные пьют его вместе. Конечно, мы не влюблены, ты, и я, но…

– Но что?

– О… Ничего особенного.

Джерсен попробовал «Ликер Жизни», который показался ему хмельным и утонченным. Элис спросила:

– Нравится?

– Действительно, он необычен. И очень ароматен. Элис села рядом с ним и отпила немного из своей рюмки:

– От него меня бросает в дрожь.

Джерсен сам удивился, обнаружив, что его руки обвили плечи девушки, ведь он намеревался играть свою роль. В его объятиях Элис расслабилась, и он поцеловал ее. Поцелуй получился гораздо более страстным, чем того требовал образ рафинированного аристократа.

Элис удивленно посмотрела на Джерсена, а он спросил:

– Что с тобой? Я тебя обидел?

– О нет. – Элис нервно рассмеялась. – Ты немного испугал меня, совсем чуть-чуть. На работе ты совсем другой.

– И все-таки это я.

Она отпила немного ликера:

– Вьшей.

– Дозу влюбленного?

– Называй как хочешь.

– У тебя есть любовник?

– Нет… А у тебя?

– Я совершенно одинок.

Элис подставила лицо, Джерсен снова поцеловал ее. Платье распахнулось, открыв маленькую округлую грудь. Казалось, Элис совсем это не волновало.

Джерсен глубоко вздохнул:

– Так дальше не пойдет.

– Почему? – Элис коснулась его щеки.

– Меня мучает одно подозрение. Элис с ужасом посмотрела на него:

– Что ты имеешь в виду?

– Мне было бы очень больно узнать, что ты мила со мной только для того, чтобы узнать побольше о конкурсе. Конечно, это бред?

Элис побледнела.

– Разумеется.

– Ты могла бы стать моей любовницей, если я не. расскажу тебе о конкурсе?

– Рассудок сильнее сердца… Я бы не могла любить человека, который мне не доверяет.

– Другими словами… Нет?

– Я действительно так думаю, – серьезно сказала Элис.

Джерсен немного помолчал:

– Чтобы доказать свое доверие, я должен рассказать тебе все, что знаю сам?

– Если хочешь.

– Собственно, почему бы и нет? – Джерсен вытянул ноги и закинул руки за голову. – Особенно рассказывать и нечего. Все люди, изображенные на снимке, опознаны, кроме одного, которого называют разными именами. – Джерсен достал из кармана лист бумаги и прочитал: – Ест, де Трембаскал, Атц, Билферд, Видол, Спаркхаммер, Грей, Гадоуф, Гизельман, Мартилетто. Спаркхаммер известен также под несколькими другими именами, но никто не указал его настоящего имени. Это не удивляет тебя?

– Нет. А почему это должно удивлять? Джерсен бросил листок на стол и откинулся на спинку кресла:

– Потому что он – опасный преступник, и настоящее его имя Говард Алан Трисонг.

– Говард Алан Трисонг? Невозможно!

– Люди, изображенные на фотографии, мертвы, кроме номера шесть, то есть Трисонга. Тебе это ни о чем не говорит?

Элис пожала плечами. Она думала о другом.

– Я в этом ничего не понимаю.

– Меня сейчас волнует вот что, – сказал Джерсен. – Если номер шесть – Трисонг, а сомневаться в этом не приходится, то я хотел бы взять у него интервью. «Экстант» мог бы очень выгодно использовать такой материал, интервью или его автобиографию. Мне кажется, я знаю, как предложить ему это. Я хотел бы, чтобы он связался со мной.

Элис прошлась по комнате, ничего не говоря. Джерсен поднялся, взял свое пальто и шляпу. Элис посмотрела на него и спросила срывающимся на хрип голосом:

– Ты уходишь?

Джерсен кивнул:

– Я рассказал тебе все, что знаю.

– А вот и нет! – вырвалось у Элис. – Как ты достал фотографию?

– Я гулял по библиотеке «Космополиса», заглянул в мусорную корзину и нашел ее. Никто ничего не мог рассказать мне о ней. Так и родился «Экстант».

– А кто бросил фотографию в мусорную корзину?

– Молодой и глупый служащий.

– Все-таки… Почему ты выбрал именно ее? Там что, не было других материалов?

– Некто неизвестный написал на снимке: «Трисонг здесь». Я этим заинтересовался, так как фотографий Трисонга не существует, и понял, что снимок очень ценный. Вот так и зародилась идея конкурса.

Элис сидела молча. Джерсен подошел к двери:

– Спокойной ночи!

Элис устало посмотрела на него:

– Меня поражает, как много ты знаешь обо мне.

– Совсем немного. Ты хочешь что-нибудь рассказать? Доверие должно быть взаимным.

Элис печально покачала головой:

– Мне нечего сказать.

– Тогда спокойной ночи!

– Спокойной ночи!..

* * *

Элис продолжала сидеть там, где Джерсен оставил ее, откинувшись на спинку кресла, поджав под себя ноги, с холодным выражением лица. Она запустила пальцы в рыжие волосы, отбросив их со лба. Минутдесять она размышляла, потом подошла к коммуникатору и набрала знакомый номер. Ей ответили:

– Элис, почему так рано? Быстро управились.

Элис едва сдержалась, чтобы не нагрубить.

– У меня есть новости. Люди на фотографии… – Она прочитала имена с листка, который предусмотрительно оставил ей Джерсен.

– Откуда информация?

– Источники разные. Есть только одно письмо, в котором указаны все имена, кроме одного.

– Которого?

– Мистер Лукас сказал, что Спаркхаммер известен разным людям под разными именами: Фред Фремп, Бентли Стрендж, Говард Алан Трисонг… Остальные я забыла…

Тишина. Потом послышался совершенно другой голос, спокойный, медлительный:

– И какие же планы у мистера Лукаса?

– Я думаю, он страстно хочет, чтобы мистер Спаркхаммер, или мистер Трисонг, встретился с ним и дал интервью. Он хочет опубликовать автобиографию мистера Трисонга.

Ответ был быстрым и недвусмысленным:

– Придется его разочаровать. Мистер Спаркхаммер, или мистер Трисонг, или как его еще там называют, не согласится на такое вульгарное предложение. Как «Экстант» вышел на эту фотографию?

– Мистер Лукас нашел ее в мусорной корзине библиотеки «Космополиса». Ее выбросил один из служащих.

– Странно. Очень странно… И это правда?

– Похоже.

– Как фотография попала в «Космополис»?

– Я не сообразила спросить. Мне кажется, обычным путем.

– А что заставило его выбрать именно этот снимок?

– Кто-то написал на нем: «Трисонг здесь». Это привлекло внимание мистера Лукаса.

– И он устроил конкурс, чтобы выяснить имена сотрапезников Трисонга?

– Так он мне сказал.

– А он сказал, почему?

– Он хочет опубликовать биографию мистера Трисонга, хочет встретиться с ним.

– Это почти невозможно., Мистер Трисонг занят очень важными делами. – Мистер Стренд замолчал и молчал так долго, что Элис забеспокоилась. – Что еще он сказал тебе?

– Почти ничего. Он знает, что фотография сделана на Диком Острове и что все присутствующие на банкете умерли от яда чарни, кроме мистера Спаркхаммера.

Снова долгая пауза. Потом:

– Очень хорошо, Элис. В целом ты справилась хорошо.

– Я могу отправляться домой? Вы исполните обещание?

– Не сразу, дорогая, не сразу! Ты должна вернуться на свой пост! Держи глаза и уши открытыми… Этот Генри Лукас, что ты о нем думаешь?

Элис ответила холодно:

– Ничего я о нем не думаю. Он полон противоречий.

– Хм-м-м… Это мне мало что говорит. Но неважно. Продолжай, как и раньше. Завтра я уезжаю на день или чуть больше. Ты не сможешь связаться со мной. Продолжай интимные отношения с мистером Лукасом. Я чувствую, тут что-то есть. Он не все тебе сказал.

– Сколько мне придется этим заниматься?

– Я дам тебе знать.

– Мистер Стренд, я сделала все, что могла! Пожалуйста…

– Элис, у меня нет времени выслушивать твои жалобы. Продолжай. Действуй как и раньше, и все будет хорошо. Понятно?

– Кажется, да.

– Тогда спокойной ночи!

– Спокойной ночи!..

Глава 7

Конгрегация посвящает свою деятельность человеческому совершенствованию. Мы пытаемся ускорить полезные процессы и исключить болезненные и гнилостные.

Наше кредо основано на истории человеческой расы, которая насчитывает миллионы лет естественного развития.

Что происходит, когда рыба, привыкшая к соленой воде, попадает в пресную? Она погибает.

Представьте себе создание, все чувства, способности и инстинкты которого формировались в естественных условиях: его грело солнце, обдувал ветер, поливал дождь; такое создание видело облака, горы и далекие горизонты, знало вкус натуральной пищи, ходило по твердой земле. Что происходит, если такое существо переместить в искусственные условия? Оно становится жертвой истерических причуд, галлюцинаций, сексуальных извращений. Оно сталкивается с абстракциями чаще, чем с фактами, и постепенно деградирует, теряет приспособляемость. Столкнувшись с реальными переменами, существо кричит, сворачивается в клубок, закрывает глаза, сжимается и ждет. Оно – пацифист, который боится сам себя защищать.

Из речи Николаса Райда, Брата Конгрегации восемьдесят восьмой ступени (Мадерский Технологический колледж)

Урбанизированное существование мужчин и женщин – это не жизнь, а абстракция жизни на более или менее высоком уровне изысканного ухода от реальности. У таких людей чаще всего возникают негативные идеи. Они развивают критику, которая критикует критицизм, и даже критику, критикующую критицизм критицизма, – чрезмерные злоупотребления человеческим талантом и энергией.

Чарльз Бронштейн. «Лучшее понимание Конгрегации»

Наш гений – это титан Антей…

Урбанизация – неестественные условия жизни…

Разве мы принадлежим к элите, как это часто утверждают? Но ведь, с другой стороны, мы сами не относим себя к отбросам общества…

Мы одобряем контрасты, социальную неустойчивость, крайности общества. Часто мы обвиняем хаос, однако никакого хаоса на самом деле не существует…

Урбанисты бьют в спину!..

Урбанисты – ограниченные и самодовольные люди!..

Если они так любят плейстоцен, почему же не одеваются в шкуры и не живут в пещерах?…

Обитатели самых надменных и уединенных башен из слоновой кости, которые они сравнивают с «естественными условиями жизни».

Мэри Мюррей. «Конгрегация»

Я бы с большей охотой выискивала недостатки в чьих-то рукописях, чем рвала помидоры под горячим солнцем…

Мне больше нравится управлять своим автомобилем, чем упрямым мулом…

Из высказываний об условиях жизни

* * *

Джерсен стоял у окна гостиной в своих апартаментах, глядя на площадь Старого Тара. Была полночь. Площадь выглядела темной и тихой. Яркие звезды высвечивали крыши домов Понтифракта, бросая черные тени от высоких фронтонов под кривыми карнизами и тысяч причудливых труб дымоходов.

Джерсен был угрюм и чувствовал упадок сил.

План рухнул. Программа оказалась выполненной точно: Говард Алан Трисонг отреагировал так, как Джерсен и задумывал. Элис Рэук могла бы вывести прямо к Трисонгу… И такое поражение! Говард Трисонг отказался публиковать свою автобиографию и не согласился дать интервью.

Больше конкурс ничего не даст. Пора подводить его итоги. Пусть этим займется миссис Инч.

Что дальше?…

Элис Рэук осталась единственной нитью к Говарду Алану Трисонгу, но связь эта хрупка и ненадежна.

На два вопроса ответы так и не получены. Каким образом Говард Алан Трисонг контролирует Элис Рэук? Почему Трисонг отравил девять человек?

Ответы, возможно, найдутся на Диком Острове, но Джерсен мрачно подумал, что все сведения, видимо, окажутся старыми и бесполезными. Гораздо интересней узнать, чем Говард Трисонг занимается сейчас, но об этом Элис, скорее всего, ничего не знает. А другого источника информации нет…

Джерсен посмотрел поверх крыш. В пивных Порти еще горел свет. Джерсен нашел взглядом гостиницу «Святой Диарминд» и подумал, что Элис Рэук, наверное, спит.

Отвернувшись от окна, он застыл неподвижно, потом снял рубашку, надел темно-серую блузу космонавта, надвинул на лоб мягкую шапочку и двинулся к двери. Звонок коммуникатора заставил его вернуться. Он постоял, с удивлением рассматривая аппарат. Кто мог звонить в такой час?

Экран ожил, и на нем появилось бледное лицо Максела Рэкроуза.

– Мистер Лукас?

– Я слушаю.

Рэкроуз говорил тихо:

– Информация, которую вы запрашивали, получена, не хватает лишь нескольких деталей.

Максел Рэкроуз говорил так сдержанно, что Джерсен начал волноваться. Как-то неуверенно Рэкроуз продолжал:

– Надеюсь, не поднял вас с постели?

– Нет, я собирался прогуляться.

– Тогда почему бы вам не зайти ко мне в редакцию на несколько минут? Думаю, вас заинтересует то, что я раскопал.

* * *

Редакция «Космополиса» никогда не закрывалась: работа шла круглые сутки, круглый год. Высокая стеклянная дверь при приближении Джерсена распахнулась. Он вошел в фойе, где светящиеся плиты из цветного стекла изображали карту старой Земли.

Джерсен поднялся на лифте на самый верх Северной Башни и прошел в офис Максела Рэкроуза, который носил теперь титул управляющего смешанными операциями.

Кабинет для приемов соответствовал положению Рэкроуза. Внутренняя комната, где Рэкроуз проводил большую часть времени, напоминала джунгли. На длинном столе возвышались груды книг, журналов, газет, фотографий, разорванных изданий, любопытных и непонятных безделушек из никому не нужного хлама. Здесь же стояли несколько табуреток и стульев, коммутатор, чайный сервиз, аппарат для проецирования печатного материала на стену, статуя хилой обнаженной женщины девяти футов высотой, чрево которой открывалось каждый час, и оттуда появлялась странная птица, кричащая «ку-ку».

Рэкроуз – высокий, угловатый молодой человек в дорогой, точнее неудобной, одежде, с несколько удлиненным лошадиным лицом, прямыми, светлыми волосами и голубыми глазами с тяжелыми, нависающими веками – бесцеремонно приветствовал Джерсена:

– Садитесь, если хотите. – Он показал рукой на один из старинных стульев. – Может, хотите чашку чая? А бисквит?

– Не откажусь.

С чашкой чая и пирожными Рэкроуз уселся в кресло возле стола.

– Как проходит конкурс?

– Очень хорошо. Один человек назвал имена девяти из десяти, и, если никто не сможет его превзойти, мы объявим его победителем. А что вас беспокоит?

Рэкроуз откинулся назад, соединил кончики пальцев и уставился в потолок, сжав губы.

– По вашей просьбе я собрал всю возможную информацию. Я начал с «Индекса»[7] и наших собственных картотек. Установить, кто изображен на фотографии, оказалось довольно легко. Все – уважаемые господа с хорошей репутацией. Кроме номера шесть. Он известен под несколькими именами, и все они связаны с постыдными действиями. Он, как мне думается, преступник.

– А остальные?

– А вот здесь мы сделали интересное открытие. Я обнаружил повторяющиеся запросы в Конгрегацию и ответы на них: «Занимал высокое положение в иерархии», «Очевидно, был Братом высокой ступени». Например, Беатрис Атц имела сто третью ступень, Артемус Гадоуф был Триединым[8]. – Максел Рэкроуз сделал паузу, чтобы посмотреть, какое впечатление эта новость произвела на Джерсена.

Джерсен долго изучал фотографию, которую и так знал до мельчайших деталей. Неожиданно у него зародилось подозрение, странное и ужасное.

– Десять человек могут составлять Дексаду?

– Та же мысль пришла в голову и мне, – кивнул Рэкроуз.

Джерсен мгновение помедлил. Рэкроуз ничего не знал об отравлении плодами чарни, как не знал и того, что номер шесть – Говард Алан Трисонг.

– Кто сейчас достиг самой высокой ступени?

Рэкроуз уставился в потолок:

– Есть один отшельник на Бонифейсе… Я слышал, он входит в Дексаду.

– Кто обладает высшей ступенью в Понтифракте?

– Точно не знаю. Разрешите, я позвоню Кондо? Он знает это.

Рэкроуз переговорил по коммутатору тихим голосом, который был лишь немного громче шепота, потом сделал какие-то пометки на листе бледно-розовой бумаги.

– Хорошо, достаточно, – он повернулся к Джерсену, вырвал страницу из блокнота. – Ее имя Лета Гойнис. Она живет на Флахерти-Кресчент, семнадцать, в Брейне и, возможно, у нее шестидесятая или шестьдесят пятая ступень.

* * *

Джерсен отнес бумажку с адресом в свой кабинет, намного более скромный, чем у Максела Рэкроуза. По своему коммутатору он сделал вызов. Прошло мгновение, и невыразительный женский голос ответил ему:

– Лета Гойнис слушает.

– Извините за беспокойство в столь поздний час, миссис Гойнис. Мое имя Кирт Джерсен, и я хотел бы проконсультироваться у вас по вопросу государственной важности.

– Сейчас?

– К сожалению, да. Это очень важно для Конгрегации. Если позволите, я приеду к вам домой.

– Где вы сейчас находитесь?

– В редакции «Космополиса».

– Проедете до Узловой, а там кэб доставит вас на Флахерти-Кресчент.

* * *

Когда Джерсен подошел к коттеджу номер семнадцать по Флахерти-Кресчент, дверь отворилась. В дверном проеме, освещенная сзади, стояла темноволосая женщина, крепкая и, очевидно, в хорошей физической форме. Она окинула Джерсена беглым взглядом и отступила. Джерсен вошел, дверь за ним закрылась.

– Проходите сюда, – пригласили Лета Гойнис и провела его в гостиную. – Чай?

– Да, пожалуйста.

Женщина наполнила чашку и протянула ее Джерсену:

– Садитесь где вам будет удобно!

– Благодарю вас, – Джерсен сел.

Лета Гойнис (видимо, когда-то в молодости очень красивая женщина) осталась стоять. Ее черные волосы были коротко подстрижены, темные глаза смотрели прямо из-под черных бровей.

– В «Космополисе» не знают никакого Кирта Джерсена.

– По некоторым причинам там меня называют Генри Лукасом, специальным корреспондентом.

– Вы Брат Конгрегации?

– Больше нет. Когда я достиг одиннадцатой ступени, то обнаружил, что Конгрегация и я довольно часто не в ладах друг с другом.

Лета Гойнис слегка улыбнулась и кивнула:

– Итак?

Джерсен протянул ей конкурсную фотографию:

– Вы видели это? Она опубликована в «Экстанте».

– Раньше я ее не видела.

– Что вы можете сказать по этому поводу?

– В общем, ничего.

– Вы никого не узнаете?

– Никого.

– Это может быть Дексада. Этот джентльмен – Артемус Гадоуф. Он Триединый, что, как мне кажется, вы должны знать.

Лета Гойнис кивнула:

– Я никогда не встречала его.

– Это – Шаррод Ест… Диана де Трембаскал… Беатрис Атц, сто третья ступень… Ян Билферд… Вот этот джентльмен называет себя Спаркхаммером… Сабор Видол, девяносто девятая ступень… Джон Грей… Гадоуф… Гизельман, сто шестая ступень… Робин Мартилетто… – Джерсен сделал паузу. Лета Гойнис сказала:

– Здесь не вся Дексада. Три номера – пятый, шестой, седьмой, – возможно, имеют девяносто девятую ступень. В прошлом месяце мы потеряли Элмо Шуки… Этот банкет происходил, как мне кажется, по поводу присуждения кому-то девяносто девятой ступени.

– Присуждения не произошло. Все, кроме номера шесть, были отравлены чарни.

Лицо Леты Гойнис стало холодным и презрительным.

– Конгрегация обладает не только силой, но и очень гибкой структурой. Видимо, сработал регулировочный механизм.

– Нет, не все так просто. Номер шесть отравил всех остальных. Его имя – Говард Алан Трисонг.

Лета Гойнис уставилась на фотографию:

– Ужасно, конечно, но, похоже, это все-таки правда… Как он достиг девяносто девятой ступени?

– С помощью мошенничества, вымогательства, угроз и подхалимажа, так я думаю. Конечно, он никогда не проходил последовательно все ступени. Но есть гораздо более важный вопрос: кого из членов Дексады нет на снимке? Где они, эти отсутствующие?

Лета Гойнис холодно усмехнулась:

– После всего рассказанного вами…

– Правильно. Я могу быть одним из людей Трисонга.

– Или самим Трисонгом.

Джерсен протянул ей визитную карточку Джиана Аддельса:

– Позвоните этому человеку. Это местный бизнесмен с хорошей репутацией. Можете задать любые вопросы.

Лета Гойнис подошла к коммутатору:

– Сперва я узнаю кое у кого о самом Джиане Аддельсе.

Она разговаривала с кем-то, краем глаза следя за Джерсеном. Потом позвонила Джиану Аддельсу. После некоторой паузы он ответил, недовольный тем, что прервали его сон.

Джерсен сказал ему:

– Эта дама – Лета Гойнис. Ответьте на все вопросы, которые она пожелает задать.

Лета Гойнис расспрашивала Аддельса минут пятнадцать, потом медленно отвернулась от коммутатора. К ней постепенно вернулись манеры, типичные для членов Конгрегации высших ступеней: спокойствие и безразличие ко всему, в том числе и личным удобствам.

– Аддельс дал вам великолепную характеристику. – Она задумчиво отхлебнула чай, потом заговорила: – Конгрегация игнорирует обычные социальные проблемы, даже таких преступников, как Говард Алан Трисонг… – Лета Гойнис обхватила пальцами свой подбородок. – Я расскажу вам то, что вас интересует. Троих из Дексады нет на фотографии. Это Братья, достигшие сто первой, сто второй и сто седьмой ступеней. Смерть Брата сто седьмой ступени – причина собрания. Брат сто первой ступени живет отшельником на Бонифейсе, в месте, называемом Атмор-Виолет, в самой дикой части, в Беспорядочном Мире. Его зовут Двиддион, и он теперь наш Триединый, хотя, может быть, сам не знает этого, так как ни с кем не общается.

– А где Брат сто второй ступени? Лета Гойнис как-то странно засмеялась:

– Его звали Бенджамин Рэук. Он утонул в море Шанара. На прошлой неделе его тело нашли на побережье неподалеку от Дикого Острова.

Глава 8

…Три внутренние планеты – Падраик, Мона, Ноайлл – представляют собой миры из шлака и опаленного камня, миры, затерянные в сверкании Великой Белой Звезды. Ноайлл, всегда занимающий одно и то же положение по отношению к Веге, знаменит дождями из жидкой ртути, идущими на темной стороне. Ртуть стекает на раскаленную сторону планеты, испаряется и возвращается на темную сторону.

Обитаемые планеты: Элойз, Бонифейс, Катберт. Катберт – влажный и заболоченный мир; для жизни пригодны всего несколько районов. Из-за обилия насекомых получил прозвище «Рай охотников за насекомыми».

Элойз занимает следующую орбиту. Там более умеренные температура и влажность. Это самая заселенная среди планет Веги.

В ранней истории Элойза важную роль сыграло соперничество между религиозными сектами, сильно повлиявшее на ее развитие и сохранившееся до настоящего в несколько измененном виде: жители одной провинции подозрительно относятся к жителям другой. Города Понтифракт, НьюВэксфорд, Ео – космополисы…

Бонифейс, самый большой из обитаемых миров, мрачный, сырой – карикатура на два предыдущих. В океанах свирепствуют ужасные штормы, материки имеют экстравагантную топографию: широкие равнины, открытые дождю и ветрам; горы, пещеры, отроги, бездны; широкие реки, текущие от моря к морю. Тут и там разбросаны поселения, хотя условия для жизни хорошими назвать нельзя.

С самых давних времен население Элойза использовало Бонифейс как каторгу и место ссылки атеистов, неисправимых и безнадежных преступников с других планет Веги.

Прибывших в порт Суовен осужденных отправляли на работы под руководством Ордена Святого Джедазиаза. Некий аббат Наат под впечатлением божественного откровения разработал инструкцию для нового режима, которого должны придерживаться вновь прибывающие, чтобы лучше подготовиться к условиям жизни на Бонифейсе.

Многих поселенцев подвергли генетическому разрушению и последующему восстановлению, но все же большинство мутантов возникло более или менее случайно, они составили одну из редких разновидностей людей, заселивших Вселенную, – фоджо. Типичный фоджо – высокий, с худыми руками и ногами, большими кистями и ступнями, тяжелыми чертами лица и удивительными белыми перьями вместо волос. Фоджо, ставшие аборигенами Бонифейса, поселились в самых укромных уголках этого сурового мира.

В нескольких маленьких городках – Слеймене, КашелКриари, Нагутти, Kay-Дуне, Фидлтауне – обыкновенные люди, управляющие магазинами и агентствами, оказывали фоджо различные услуги, однако и те, и другие испытывали взаимную неприязнь.

Орден Святого Джедазиаза давно не существует, но по никому не понятным причинам фоджо придерживаются джедазианского вероучения, и в каждой маленькой деревушке фоджо всегда есть площадь с церковью Святого Джедазиаза.

«Путеводитель по звездам для всех». Вега. Альфа Лиры

* * *

Время неожиданно побежало очень быстро: Двиддион-отшельник, новый Триединый, несомненно, станет следующей жертвой Говарда Алана Трисонга. Джерсен ринулся в космопорт, поднялся на борт своего «Крылатого Призрака» и покинул Элойз.

Автопилот провел корабль мимо Веги, направляясь к Бонифейсу, находившемуся сейчас с Элойзом в противофазе. Бонифейс – примитивный мир, где не было сокровищ и никто не грабил, не воровал и не похищал. Джерсен уверенно направил свой корабль к сине-черно-белому диску.

Джерсен изучил «Путеводитель по планетам Веги», но обнаружил только одно, да и то неопределенное упоминание об Атмор-Виолете. Горная цепь Скаж пересекала по диагонали район, называемый Пятном Мира посреди континента Святого Кродекера. Среди южных отрогов Скажа протекала река Меут. Там, в долине Меуг, Джерсен отметил город Поулдулли, где и надеялся получить необходимые сведения.

На поверхности Бонифейса, затянутого облаками, ничего не было видно, и Джерсену пришлось ориентироваться с помощью локатора. Он вычислил координаты города Поулдулли и вошел в плотную атмосферу.

Небо над долиной Меут оказалось чистым. Джерсен увидел Поулдулли – беспорядочные груды камней рядом с воитчем[9] – и начал по спирали спускаться, а потом посадил «Крылатый Призрак» на мокром лугу в четверти мили к востоку от города.

Было около полудня. Джерсен вышел из корабля. Сырой холодный ветер принес запах грязи и гниющих растений.

Со стороны города приближалась дюжина долговязых подростков. Один, покрупнее остальных, оттолкнул другого, поменьше, в сторону. Маленький стал ругаться и поставил ножку большому… Все они были одеты в грязные, когда-то белые, длинные, подпоясанные кушаками блузы, которые во время бега открывали бледные ноги и шишковатые колени. Головы подростков были узкими, черты лица – грубыми и уродливыми. На макушке у каждого рос пук жестких белых перьев. Первый из них остановился в двух футах от Джерсена и закричал:

– Я страж! Я здесь главный. Остальные – мои подчиненные, ошметки. Ничто. Я Киак. Мне причитается гаутч.

– Гаутч? – спросил Джерсен. – А что это?

– Плата. Я согласен на пять севов или на пять книжек с картинками.

Остальные быстро заговорили:

– Дай ему книги! Хорошие книги с буферниками! Да-а-а!

– Буферники? А это что такое?

Вопрос вызвал у мальчишек приступ бешеного хохота. Киак вытер губы и воскликнул:

– Буферники? Это такие с круглыми телами и совсем без одежды. Да-а-а! Буферники красивые!

– Понятно, – кивнул Джерсен. – А предположим, я не заплачу денег и картинок с обнаженными буферниками тоже не дам? Что тогда?

– Тогда они загадят кристаллы фербератора и помочатся на твои воздухозаборники. Заплати, и я их прогоню.

Джерсен заинтересовался:

– Как ты можешь управлять таким числом ошметков?

– Они знают. Каккинз, расскажи, что я делаю.

– Поверь, меня колошматили, как твитла. А потом он еще может засунуть мою голову мне же в задницу. Он умеет это делать.

Джерсен кивнул:

– Ладно, Киак. Я вижу, ты знаешь свое дело. Думаю, у меня кое-что найдется. Обойди корабль и загляни в трюм – там все для таких парней, как ты.

– И что? – спросил самый маленький. – Там есть приятные вещи?

– Как насчет книжек с буферниками? – поинтересовался Джерсен. – Их там много… И все с грубыми непристойностями.

– Вот это разговор! – воскликнул Киак. – Дай посмотреть!

– Сюда, – Джерсен поднялся на корабль.

За ним по пятам следовали аборигены. Джерсен открыл люк грузового отсека и указал на Киака:

– Первым пойдешь ты. Только поторапливайся. У меня мало времени.

Киак скрылся в отсеке. За ним последовали остальные. Джерсен остался снаружи.

– Здесь темно! – закричал Киак. – Включи свет! Покажи нам буферников!

– Широкий зад, большое вымя!

Джерсен нажал кнопку. В трюме зажегся свет. Там было совершенно пусто.

– Эй! – позвал Киак. – Здесь же ничего нет. Джерсен усмехнулся:

– Кроме выводка молодых бездельников. Сейчас я ухожу по делам и закрываю вас здесь. Если будете безобразничать, я увезу вас в горы и выброшу там. Тогда вам к обеду домой не вернуться. Так что ведите себя примерно.

Джерсен закрыл и запер люк, а потом пошел через мокрый луг и вскоре обнаружил тропинку, идущую вдоль дренажной канавы, наполненной фуксиновой грязью.

Добравшись до окраины городка, Джерсен подошел к маленькому домику, стоявшему на толстых сваях. У крыльца на корточках сидел пожилой человек и занимался странным делом: вынимал из мешка камни и раскладывал их на три кучки.

Джерсен окликнул его:

– Эй! Вы не могли бы сказать мне, где Атмор-Виолет? Я не могу найти его на карте.

Старик только отодвинулся в тень. Думая, что тот не слышит, Джерсен подошел поближе. Старик прикрыл камни тряпкой и, покачавшись на длинных ногах, как паук, заполз в какую-то щель под домом.

Джерсен пошел по дорожке к другому домику, несколько более основательному, с черными солнечными батареями на крыше, которые едва можно было разглядеть из-за многочисленных религиозных фетишей. В воротах, пробитых в низкой стене, стоял человек в высокой конической шляпе.

Джерсен приблизился и привычно поздоровался:

– Добрый день, сэр.

– Да, да, – ответил фоджо, важно растягивая слова. Джерсен показал рукой на дом, мимо которого только что прошел.

– Отчего старик спрятался? Фоджо захихикал:

– Он шахтер, разве не ясно? Он перебирал свою добычу – куски руды. Загляните под дом и увидите, как светятся в темноте его глаза. Он носит було-бу. Если бы вы прикоснулись к его руде, он бы оторвал вам голову и отрезал уши.

– Я только спросил, где находится Атмор-Виолет? На моей карте он не указан.

– Естественно. Там Бугардоиг добывает александриты!

– Меня не интересуют александриты. Мне нужно найти человека, который живет неподалеку оттуда. Вы можете показать мне это место?

Фоджо махнул рукой в сторону города:

– Бугардоига и спросите.

– Я тороплюсь. Не хочу терять время.

– Все очень просто: он сам найдет вас, как только обнаружит ваш корабль на своем заливном лугу. Это произойдет очень скоро.

– А вы не хотите заработать сотню севов? Помогите мне найти моего друга.

– Как вы сказали: около Атмор-Виолета? Это не отшельник из Воймонта?

– Он нелюдим. Верно.

– Атмор-Виолет и Воймонт – опасные места. А все из-за шахт Бугардоига.

Из дома раздался хриплый голос:

– Возьми деньги, Липполд. Помоги ему. Это же так просто.

Липполд не поблагодарил за совет. Казалось, он потерял всякий интерес к Джерсену и уставился в никуда. Небо очистилось от облаков, и Вега лила ослепительный яркий свет на ставший сразу не таким уж и угрюмым ландшафт. Горы за Поулдулли стали сине-черными, луга – лиловыми и сине-зелеными. Вдруг облака сомкнулись, как ловушка, свет Веги исчез. Липполд стоял неподвижно, зачарованный внезапно возникшим и столь же внезапно исчезнувшим великолепием. Джерсен повернулся и пошел к городу – беспорядочно разбросанным каменным хижинам, конюшням, дюжине магазинов, агентствам и тавернам. В центре этого шального беспорядка стояла церковь Святого Джедазиаза.

На небе столкнулись два облачных фронта: с востока и с запада. Облака закружились и потемнели, пошел дождь. Джерсен обернулся и посмотрел через плечо: Липполд, не замечая дождя, по-прежнему стоял неподвижно.

Джерсен поспешил в город и спрятался под навесом. Только таверна напротив, казалось, работала в это время.

Джерсен подождал пару минут. Дождь продолжал лить. Серые капли падали на землю, мгновенно превращаясь в светлые брызги. Показались высокие аборигены, которые, перебравшись через канаву, устремились к таверне. У дверей они задержались, встряхиваясь и выжимая воду из одежды. Потом вошли. На минуту дождь прекратился. Пользуясь затишьем, Джерсен перебежал улицу и тоже вошел в таверну – длинный зал со стойкой по одну сторону и столами и скамьями по другую. Высокие окна с пластинами желтой слюды вместо стекол пропускали унылый свет. За столами сидели несколько фоджо, держащих в руках чашки подогретого ликера. Едкий запах горячего варева, смешанный с кислым запахом влажных одежд и немытых тел, ударил в ноздри.

Когда Джерсен вошел в зал, все посетители замерли и повернули головы в его сторону. Множество молочноголубых глаз уставились на него. На всех были точно такие же шляпы, как те, что висели на шестах, укрепленных рядом с каждым столом. Джерсен вежливо кивнул всем и подошел к стойке. Бармен, который стоял, скрестив на животе большие руки, спросил:

– Что вам угодно?

– Мне нужно поговорить с человеком по имени Бугардоиг, – сказал Джерсен. – Где мне найти его?

– Алоиза Бугардоига здесь нет, а что вам от него надо? Почему вы не носите шляпы? У вас ужасные манеры.

– Простите, но у меня нет шляпы.

– Не имеет значения, тем более, настоящая шляпа закроет вам всю физиономию. А это кто еще там?

В таверну вошел толстый и грязный человек с заплывшими бледно-голубыми глазами и румяными, как яблоки, щеками. Он подошел к ближайшему шесту, снял с него шляпу и ловким движением нахлобучил ее на голову. Джерсен повернулся к бармену:

– Это Бугардоиг?

– Ха-ха! Право, смешно! Если б я был Бутардоигом, то не на шутку разъярился бы. Это Лука Холопп, специалист по городским помойкам. Посмотрите на его руки! Они, конечно, сильные, но до Бугардоига ему далеко. Что будете пить? Вам нравится наш кипящий твирпс?

– А что вы еще можете предложить?

– Очень немногое. Нас вполне устраивает твирпс. А вы что, нос воротите от него?

– Никогда, – ответил Джерсен. – Будьте добры, дайте мне порцию.

– Превосходно! Джоко! Порцию твирпса для чужеземца. А сейчас, поскольку я уже начал заботиться о вас, позвольте привести вас в божеский вид. – Бармен набил бумаги в грязную, засаленную шляпу и, водрузив ее на голову Джерсену, надвинул до бровей так, что шляпа сначала перекосилась на одну сторону, а потом на другую. – М-да… Сидит не очень, – подметил бармен. – Но лучше, чем было раньше. Особенно если вы собираетесь разговаривать с Алоизом Бутардоигом, который на редкость придирчив к мелочам. Например, он никогда не бранится в Святой день, чтобы никого не обидеть. Можете поверить. Правда, некоторые утверждают, что в остальные дни он ругается так, что… Ах, кто там?

В таверну вошел фоджо с огромной, выпуклой, похожей на бочку грудью и лицом грубым и помятым, как древесный гриб. Джерсен спросил:

– Это Бугардоиг?

– Ни в коем случае. Это Ширмис Поддл. Ширмис, что тебе? Как обычно?

– Да. Все равно больше ничего нет. Удивляюсь, где этот Бугардоиг?! Пусть только явится! Я его прихлопну! Я ему наставлю синяков!

Бармен принес кувшин обильно сдобренного специями твирпса.

– Пей и наслаждайся, Ширмис. Сегодня ты что-то неспокоен.

– Может, Бугардоиг встретил кого-то по пути? Черт побери, когда-нибудь это кончится?

– Только Око Всевышнего знает. Тише. Слышишь? Не Бугардоиг ли тебя зовет?

Ширмис оглянулся на дверь:

– Это всего лишь удары грома. Хотя… – Он поднял кувшин и сделал большой глоток. – Ты разбередил мне душу. Пойду-ка туда, где поспокойнее.

Бармен оглядел зал и грустно покачал головой:

– Страх – дело темное, но все-таки его можно понять. Отчего у него ноги трясутся: от грома или от предстоящей встречи с Бугардоигом?

В таверну вошел еще один фоджо, заслонив дверной проем. Гора мощных накачанных мускулов. Казалось, шея у него шире головы. Рот напоминал глубокую рану, а нос – выступающий хрящ.

Джерсен посмотрел на бармена:

– А этот?…

– Да, Бугардоиг. И похоже, он сильно возбужден. Кто-то ему не угодил. Это может плохо кончиться. Ваша шляпа сидит нормально?

– Надеюсь. Что он пьет?

– Что и все, только намного больше.

– Принесите две порции. – Джерсен повернулся к Бугардоигу.

Тот мрачно оглядывал зал. Повернувшись к стойке, он заметил Джерсена и состроил жуткую гримасу.

– Что это за горилла в кривой шляпе?

– Друг из Понтифракта просил меня найти вас, сказав, что я могу посадить корабль на вашем заливном лугу, ибо вы очень великодушны. Между прочим, я заказал для вас две порции выпивки.

Бугардоиг поднял кружку правой рукой, осушил ее, взял другую левой, опорожнил ее с такой же легкостью и поставил обратно на стойку.

– А теперь к делу. Я не делаю исключений ни для кого, поэтому заплати мне прямо сейчас сотню севов за испорченный луг, беспокойство и аренду на месяц вперед.

– Сначала обсудим более важное дело, – сказал Джерсен. – Вы можете уделить мне несколько часов?

– Зачем?

– Вы не останетесь внакладе.

– Объясни.

– Возле Атмор-Виолета живет один человек, которого мне надо как можно быстрее увидеть.

– Сумасшедший отшельник из Воймонта?

– Он вовсе не сумасшедший, – возразил Джерсен. – Он рекомендовал мне вас как знающего окрестности, и в частности Воймонт, лучше всех, так как поблизости находятся ваши владения.

Бутардоиг расхохотался:

– Не настолько близко, чтобы я рисковал своей шкурой в Воймонте. Заплати мне долг и отправляйся в Воймонт один. Но если приблизишься к Атмор-Виолету, я сильно разозлюсь.

Джерсен медленно кивнул:

– Хорошо. Пойдем к моему кораблю. Я не ношу денег с собой.

Бутардоиг нахмурился:

– И я должен мокнуть под дождем из-за того, что ты как последний дурак не взял деньги?

– Дело ваше, – пожал плечами Джерсен. – Тогда ждите здесь. Я схожу за деньгами.

– Ха! – взревел Бутардоиг. – Я не дам тебе надуть меня! Пойдем, раз ты так настаиваешь. Дорога к кораблю обойдется в лишние десять севов.

– Секундочку! – заорал бармен. – Я бы хотел получить свои три куска[10] за напиток!

Джерсен положил монету на стойку и жестом позвал Бугардоига:

– Поспешим, пока снова не пошел дождь.

Бутардоиг проворчал что-то себе под нос, но последовал за Джерсеном. Они возвращались по тропинке мимо коттеджа, около которого по-прежнему стоял Липполд, мимо хижины шахтера, которого нигде не было видно, вышли на заливной луг Бугардоига и приблизились к «Крылатому Призраку». Джерсен сказал Бутардоигу:

– Подождите здесь. Я поднимусь на борт и принесу деньги.

– Не трать попусту время! – рявкнул Бугардоиг. – Открывай! Тебе не удастся ускользнуть, пока я не получу все, что мне причитается!

– Фоджо – очень подозрительный народ, – заметил Джерсен, опуская лестницу и открывая люк.

Бугардоиг следовал за ним по пятам.

– Сюда, – позвал Джерсен, вошел в рубку и открыл еще один люк. – Проходите.

Бугардоиг резко протиснулся вперед и попал в грузовой отсек. Джерсен захлопнул люк и защелкнул замок. Фоджо слишком поздно понял свою ошибку и бросился назад. Джерсен приложил ухо к люку и прислушался к доносившимся из-за переборки голосам. Потом, улыбаясь, прошел к пульту управления, поднял корабль в воздух и полетел прочь из долины Меуг. Внизу текла река, извиваясь, словно серебристая змея, между террасами, засаженными различными сортами овощей, серыми кустами гоитера, лиловыми воитчерами, бледно-зелеными восковыми растениями, черными деревьями смута. Минареты розовых и желтых кораллов поднимались вверх на сотни футов, ядовитые испарения наполняли воздух удивительным мускусным запахом.

Пролетев десять миль, Джерсен посадил корабль посреди луга, заросшего серебристой травой, вышел из корабля, подошел к грузовому отсеку, открыл наружный люк, приставил лестницу и позвал:

– Киак! Киак! Отзовись! Угрюмый голос ответил:

– Чего надо?

– Много вы там нагадили?

Короткая пауза, потом высокий голос, переходящий в фальцет, ответил:

– Я лично нисколько.

– Киак! Слушай внимательно. Повторяю, очень внимательно. Я сейчас собираюсь выпустить твое отродье на поле. Всех, кроме тебя. Потом мы осмотрим грузовой отсек. Если что-нибудь мне не понравится, я увезу тебя на две сотни миль в горы. Там ты в одиночестве будешь драить отсек, пока он не заблестит и не начнет благоухать, как розы Кева. Потом мы расстанемся. Голос Киака задрожал:

– Договорились. Я заметил кое-что вот здесь и там…

– Лучше вычистить все сейчас, пока вас много и ты близко от дома.

– Чистить-то нечем.

– На лугу есть вода, а вместо тряпок возьмите свои рубашки.

Киак отдал несколько коротких приказов. Мальчишки как горох высыпали на луг. Затем показалась пара массивных ног, мощный торс, и наконец весь Алоиз Бугардоиг вылез из люка. Остановившись на верхней ступеньке лестницы, он уставился на Джерсена. На его скулах ходили желваки, рот напоминал гигантский алый полип. Медленно расправив плечи, он двинулся к Джерсену, но тот достал лучемет и провел огненную черту чуть ли не по носкам Бутардоига.

– Не раздражай меня, – сказал Джерсен. – Я тороплюсь.

Бугардоиг отступил на шаг. Его лицо покраснело, он насупился. Джерсен махнул оружием в сторону Киака:

– Поторопись! Помнишь, как быстро ты со своей оравой прибежал из города, когда увидел мой корабль?

Через полчаса Джерсен поднял «Крылатый Призрак» в воздух, оставив на лугу растерянную стайку голых мальчишек, изумленно смотревших вслед звездолету. Когда Джерсен глянул вниз, они резко повернулись и, прижав локти, побежали по равнине.

Бугардоиг сидел, связанный веревкой. На скулах его играли желваки, а глаза казались щелками, трещинами в голубом леднике. Смирение явно не было отличительной чертой его характера.

Джерсен поднял корабль высоко над облаками и повернулся к Бутардоигу:

– Вы знакомы с Двиддионом?

– Конечно, я его знаю. Он живет за Воймонтом, если двигаться от Атмор-Виолета. Разве я не говорил, что он сумасшедший?

– Сумасшедший или нет, но мы увезем его из Воймонта, иначе его убьют.

– Разве это важно?

– Очень. Итак, где Воймонт?

– Там, за Скажем.

– Ориентиры?

Бугардоиг раздраженно застонал:

– Сколько неприятностей из-за чертова старика… А если я откажусь принимать во всем этом участие?

– Тогда тебе конец! – Джерсен развязал пленника и недвусмысленно взялся за оружие.

Бугардоиг заставил себя подняться и выглянуть в иллюминатор.

– Держи на запад и на «грудь слеш»[11], к северу. Воймонт лежит за теми тремя острыми пиками. Видишь черную тень? Это Притц. Между ним и Воймонтом находится Ари-Галч. Видишь «дьявольский свет»? Это такое сверхъестественное сияние, которое бывает только над Притцем.

Джерсен поднял звездолет еще выше и перелетел угрюмые черные горы и внушающие благоговение трещины и пропасти. На западе маячил Притц. Яркие вспышки стали отчетливо видны.

Беспорядочная горная цепь осталась внизу. Бугардоиг перечислял названия:

– Шаггет… Зуб Морни, а вон там Атмор-Виолет… Ханкертаун-Трабл с месторождениями палладия… Гора Лукаста, а там исток реки Бледная Нога… Воймонт…

«Крылатый Призрак» пролетел над невероятно глубоким ущельем с серебряной ниткой воды на самом дне.

– Под нами Ари-Галч, – сказал Бугардоиг.

Корабль застыл на мгновение, а потом медленно снизился. Со стороны Притца сквозь облака пробивались вспышки света. Джерсен строго спросил:

– Где Двиддион?

– Внизу, в старом Ари… Вон там, на выступе, где только безумец и может жить.

Джерсен подвел корабль ближе к Воймонту, борясь с порывами ветра.

Бугардоиг указал пальцем с красными суставами кудато вниз:

– Вот дом Двиддиона. Теперь, как я понимаю, больше я тебе не нужен. Отвези меня назад в Поулдулли.

– Придется подождать, пока я не удостоверюсь, что Двиддион здесь.

– Ба, – проворчал Бугардоиг. – У меня возникла соблазнительная мысль, наплевав на твое оружие, треснуть тебя по башке кулаком.

– Успокойся, – сказал Джерсен. – Задержишься не надолго. Чем быстрее мы все сделаем, тем лучше.

«Призрак» подплыл ближе к горному склону. Дом Двиддиона оказался простейшим кубом из камней и стекла, надежно прилепившимся к выступу скалы. К середине выступ расширялся и был специально загроможден огромными валунами, образующими сначала виадук в сто футов длиной, а потом небольшую площадку – место открытое и незащищенное от нескромных взглядов. К югу от дома выступ переходил в тропинку, ведущую к расселине. Там стоял небольшой летательный аппарат, а дальше – наполовину ушедшее в землю сооружение, которое Джерсен принял за мастерскую. Площадка была укромной и незаметной. Джерсен подвел корабль поближе и собрался садиться позади аппарата Двиддиона.

Бугардоиг принялся критиковать выбранное место для посадки:

– Ты что, в самом деле дурной? Лучше сесть возле дома. Эта площадка намного хуже. Неужели не видишь?

Джерсен спокойно ответил:

– Один человек собирается убить Двиддиона, и я не хочу, чтобы он знал, что я здесь.

Бугардоиг громко фыркнул. Джерсен открыл люк.

– Я не оставлю тебя возле пульта управления, – сказал он Бугардоигу. – Мало ли что… Пойдешь со мной.

Бугардоиг замахал огромными ручищами:

– Я останусь!

– Делай что тебе говорят! – приказал Джерсен. – Время дорого.

– Для идиота любое потраченное время можно считать потерянным, – парировал Бугардоиг. – Иди один.

– Тогда отправишься в грузовой отсек.

– Нет.

Джерсен вытянул руки:

– Посмотри сюда. – Он напряг мышцы правой руки, и на его ладони, как по волшебству, появился лучемет. – А знаешь, что я еще могу сделать? – В левой руке оказалось сложное оружие, известное под названием дедактор. – Это тебе знакомо? Нет? Оно стреляет тремя видами стеклянных игл. Самая слабая вызывает зуд, который не проходит три недели. Выпущу десять игл, если ты сейчас же не покинешь салон.

– Ладно, убедил, – согласился Бугардоиг. Он тяжело вздохнул, рыгнул и спустился на землю. – Пойду посмотрю на твои трюки.

Джерсен взглянул на небо:

– Надо торопиться.

Дверь в дом Двиддиона оказалась полуоткрытой. В тени стоял высокий худой мужчина. Он сделал шаг вперед, и стали различимы черты его лица: высокий лоб с залысинами, пепельные волосы, черные глубоко запавшие глаза, впалые щеки, изящно обрисованный подбородок. Лицо, выдающее огромный интеллект и суровый нрав. Он строго смотрел на непрошеных гостей.

Джерсен остановился:

– Вы Двиддион?

– Да, – ответил мужчина глубоким голосом. – Я выбрал это место, так как стремлюсь к одиночеству.

– Смерть – тоже одиночество. Вы должны выслушать меня внимательно, поскольку у нас очень мало времени. Я Кирт Джерсен, а это Алоиз Бугардоиг, господин из Поулдулли, согласившийся проводить меня сюда.

– Зачем?

Джерсен снова посмотрел на небо и увидел только низкие облака. Ветер завывал в расщелинах и осыпал людей полузамерзшими каплями дождя. Двиддион вскрикнул и исчез в доме. Джерсен и Бугардоиг последовали за ним.

Они попали прямо в главную комнату дома. Джерсена поразили строгие пропорции, нейтральные цвета, очень удобная мебель без излишеств. Комната производила странное впечатление. Она, видимо, отражала взгляд Двиддиона на жизнь, а может, просто у отшельника была еще одна комната с большими окнами, через которые он любовался открывающимся видом: расселиной, где властвовали ветры и туманы, Притцем и непрекращающейся игрой пурпурно-белого света.

Двиддион холодно спросил:

– Могу ли я наконец узнать причину вашего вторжения?

– Конечно. Вам известно о недавнем собрании Дексады на Диком Острове?

– Да. Я предпочел не посещать его. Джерсен протянул ему фотографию:

– Вы знаете этих людей?

– Конечно.

– А этого человека?

– Да. Сайлас Спаркхаммер. Девяносто девятая ступень. Я считаю его умным, но неуравновешенным, спонтанно принимающим решения, крайне изобретательным и совершенно неподходящим для Дексады.

– Полностью согласен, – кивнул Джерсен. – Кстати, его зовут Говард Алан Трисонг. Он отравил с помощью чарни Триединого и всю Дексаду, кроме двоих: Бенджамина Рэука, которого утопил, и вас, нового Триединого. После вашей смерти Триединым станет Трисонг. Сейчас он летит сюда, чтобы убить вас.

Двиддион застыл, переводя взгляд с фотографии на Джерсена.

– Они все мертвы?

– Все.

– Хм-м… Невероятно.

– Не сомневайтесь. Хотя, понимаю, новость может шокировать. Но нельзя больше терять ни минуты. Вы полетите с нами… – Джерсен показал на дверь.

Двиддион отступил:

– Почему я должен вам верить? Где доказательства? Я не могу поступить столь необдуманно… Кто вы?

– Я все расскажу, как только мы улетим отсюда. А теперь пойдемте.

Отшельник покачал головой:

– Нет, ни в коем случае. Это явная истерия. Я не могу…

Джерсен сделал знак Бугардоигу:

– Возьми этого парня и вынеси отсюда.

Если спасти Двиддиона и увезти его на «Крылатом Призраке», то можно устроить засаду на Говарда Трисонга. Если повезет, все будет сделано за один день.

Бутардоиг подмигнул и шагнул к Двиддиону, который замахал кулаками и закричал срывающимся голосом:

– Отойди!

Бутардоиг зарычал от злости, схватил отшельника, поднял его, положил себе на плечо и посмотрел на Джерсена:

– А что теперь? Мне надоела эта ерунда. Джерсен открыл дверь:

– Неси его на корабль, и побыстрее. Хотя, я согласен, это неблагодарная работа.

Бутардоиг двинулся вдоль уступа, Джерсен шел сзади. Вдруг Бутардоиг замер.

К дому отшельника направлялись три человека. Они тоже резко остановились. Человек слева был одет в черный бархатный комбинезон. На его круглом бледном лице выделялся нос, искусно украшенный золотой филигранью. В центре стоял Говард Алан Трисонг в зеленых брюках, сливово-красном пиджаке, развевающемся черном плаще и черной шляпе. Справа замер чернокожий мужчина с черной бородой.

– Ух ты! – весело крикнул Трисонг. – Что здесь происходит?

Джерсен поднял лучемет, прицелился в Трисонга. Стараясь не задеть стоящего перед ним Бугардоига, немного отклонился в сторону и нажал на курок.

Луч ударил в бедро Трисонга, который тотчас же бросился на землю. Его длинный плащ взметнулся, как крыло птицы. Джерсен опустился на колено и выстрелил снова, но Трисонг, разноголосо вопя от боли, проскользнул к краю виадука и залег между валунами.

Джерсен выстрелил в чернокожего и убил его, прежде чем тот успел поднять оружие. Золотоносый бросился на землю и тоже выстрелил, попав в могучую шею Бугардоига. Туземец покачнулся, как спиленное дерево, и рухнул на Двиддиона, который, почувствовав свободу, сразу пополз прочь. Из раны фоджо фонтаном била кровь.

Джерсен снова выстрелил. Золотоносый дернулся, скрючился и закрутился на краю виадука. Джерсен пригнулся, наблюдая за происходящим. Трисонг замолчал. Джерсен пробежал несколько шагов и заглянул за выступ скалы, надеясь разглядеть его, но, кроме валунов, ничего не было видно.

Джерсен побежал по виадуку. Краем глаза он заметил какое-то движение и тут же упал плашмя. Пуля просвистела в футе над его головой. Джерсен открыл огонь из лучемета. Осколки скалы брызнули на голову и шею золотоносого, тот завопил от боли, потерял опору и соскользнул вниз. Джерсен удовлетворенно пронаблюдал, как его враг, крутясь и пытаясь ухватиться за выступы, пролетел вдоль отвесной скалы и исчез во тьме ущелья.

Когда Джерсен поднял голову, он увидел, как уносится в небо маленький аппарат. Говард Алан Трисонг не прятался в валунах. Он прополз между камнями к своей машине.

Секунд десять Джерсен смотрел вслед скрывшемуся преступнику. Трисонг был так близко… Все планы и военные хитрости оказались напрасными. Бедный Бугардоиг истек кровью. Джерсен повернулся к Двиддиону, который стоял в стороне, печально глядя на Джерсена.

– Ступайте на мой корабль, – грубо сказал Джерсен. – Мы сейчас же должны покинуть это место.

– Не вижу причины…

Джерсен стиснул зубы, подавив ярость и обиду, и глубоко вздохнул, прежде чем заговорил:.

– Это был Говард Алан Трисонг. Он прилетел убить вас. Вы видели ялик?… Где-то неподалеку сейчас находится корабль. Возможно, Трисонг уже поднимается на его борт. Как только он попадет на корабль, он уничтожит ваш дом, а заодно и нас, если мы будем ждать его тут по вашей милости.

Двиддион пожал плечами, словно обреченный, но больше не протестовал. «Крылатый Призрак» поднялся в небо и полетел на запад. Чуть в стороне, прорвав облака, устремилась вниз черная тень.

– Вот его корабль. Он торопится.

– Ничего не понимаю, – пробормотал Двиддион. – Возмутительно, что меня, который искал только уединения, побеспокоили, заставили…

– Печально, – кивнул Джерсен. – И все-таки, если это хоть как-то утешит вас, мы нарушили планы Трисонга и ранили его в ногу.

– Какие планы?

– Я же сказал… После вашей смерти он бы стал Триединым. Он уже пытался проделать подобный фокус с МПКК и потерпел неудачу, а вот этот путь все еще открыт для него. Он руководит преступной деятельностью почти на всех обитаемых планетах. В этом источник его силы. За десять лет он мог бы стать Императором Ойкумены.

– Хм… Когда мы прибудем в Понтифракт, тут же назначу новую Дексаду. Этот человек – маньяк!

– Именно так. – Джерсен вспомнил крик Говарда Трисонга – многоголосный крик боли. – Он странный человек. Это точно.

Глава 9

До конца жизни Джерсена преследовали воспоминания, связанные с Двиддионом и Воймонтом, заслонявшие своими яркими образами все остальное.

Во-первых, сам Притц, окруженный тысячами ужасных сверкающих молний, и Ари-Галч, открытый ветрам и молниям.

Во-вторых, труп Бутардоига. Лицо туземца, полное удивления, залитое кровью…

Третье воспоминание, странное и удивительное, – многоголосый крик и угрозы, исторгнутые Говардом Трисонгом, когда тот лежал среди валунов: «…Такая боль!.. Не важно, не важно… Эта бешеная собака… кто знает его?… Я не знаю!.. И я не знаю!.. Достаточно!.. Мьюнес Зеленый!..»

«Крылатый Призрак» вышел за пределы атмосферы и лег на обратный курс. Двиддион сидел в оцепенении, полный обиды, рот его кривился, лицо было мрачным. Постепенно он начал бросать долгие взгляды на Джерсена, но тот молчал, тоже погруженный в тяжелые думы.

Наконец Двиддион нарушил тишину. Голосом, исполненным царственного величия, он произнес:

– Мне было бы интересно узнать, почему вы вмешались в это дело.

– Здесь нет большого секрета, – ответил Джерсен. – У меня аллергия на Трисонга. Все очень просто.

Двиддион скорчил гримасу:

– Аллергия, да? Очевидно, вас серьезно обидели… Ладно, не важно. Я должен быть благодарен вам.

– Может, и так.

– Значит, вы согласны? Тогда разрешите мне официально поблагодарить вас, выразить свою признательность… Я пробыл один слишком долго. Сейчас, когда Дексада уничтожена, у меня нет больше причин для одиночества. Тайна Конгрегации теперь известна только мне. – Двиддион некоторое время сидел, размышляя и разминая свои длинные пальцы. А потом, вновь начав говорить, уже не мог остановиться:

– Вы, наверное, удивлены, почему я выбрал жизнь отшельника. Ответ простой – от горечи и разочарования. Да, если хотите, я знаю тайну Конгрегации. Возможно, я был неопытным, возможно, наивным, но никто не мог упрекнуть меня в недостатке рвения. Еще никогда мир не видел такого суотсмена[12]. Очень рано меня начали называть «примером для подражания», несмотря на мое «благородство и легкость». Я проводил все свое время в поездках и пеших путешествиях, облетел тысячи планет, посетил бесчисленное множество мест. Чего только не видел! Беренская, Котоп, Длинные Холмы, Старый Дом и Прерия, Зеленая Звезда, Полдеры на Паддер-Далахе. Я обошел их все! Я сидел в тюрьме в Клоди на Марскенах; я был жителем Суартермана в Васконцеллах. Может быть, вы помните крестовый поход против электрических мутантов возле Миры, на южном континенте Альфанора? Как он называется?

– Транс-Искана.

– Вы помните крестовый поход?

– Нет.

– Я возглавил колонны! Мы делали великие дела. Правда, не обошлось без страданий. О! Когда я вспоминаю тот тяжелый поход, жару, насмешки и оскорбления, не говоря уж о насекомых, ползучих гадах и боевых жуках!.. Но мы дошли до Катлсбери и выиграли день… Как давно это было! И вдруг я получаю пятидесятую ступень, потом шестидесятую! Я работал офицером связи на Писе и Бинере в Нью-Горчеруме. Имел дело с Лигой Естественных Джунглей в Армоголе. Все считали меня образцом активности Конгрегации, меня награждали, мною понукали, уверяли, что мои идеалы – лучшие из всех возможных идеалов. Я поднимался выше и выше, восьмидесятая, девяностая ступень… Наконец не стало больше ни компаний, ни программ – я оказался связан с чистой политикой. У меня появилось время на отдых, на размышления. Я шел к Дексаде, следил за их рассуждениями, посещал их банкеты, в конце концов получил девяносто девятую ступень и неожиданно стал кандидатом в Дексаду. Я встретил двух других Братьев, достигших той же ступени, – моих соперников, людей, равных мне. Одним из них был Бенджамин Рэук, добившийся своего статуса так же, как я. У нас было много общего, хотя я никогда не дружил с ним. Впрочем, какая дружба, если три человека претендуют на одно место в Дексаде?… Еще одного Брата, который достиг девяносто девятой ступени, звали Спаркхаммер. Этого человека я не мог понять. Я находил его одновременно обаятельным, отталкивающим, зовущим к откровенности, приводящим в ярость. Он был компетентен и смел, его решения казались правильными. Его, конечно, могли бы избрать в Дексаду, если бы не некоторая разбросанность… И Бенджамин Рэук, и Сайлас Спаркхаммер мечтали о Дексаде. Спаркхаммер почти до неприличия. – Двиддион замолк на секунду, будто споткнулся. – Клод Фри, имевший сто четвертую ступень, умер в джунглях Канкаши. Дексада проголосовала за Бенджамина Рэука, а на девяносто девятую выдвинули Сабора Видола. Спаркхаммер едва скрывал свою ярость. Всего лишь через две недели погиб Хассамид, его убили грабители на Траккиане. Меня выдвинули в Дексаду, а девяносто девятую ступень получил Ян Билферд. Спаркхаммер поздравил меня спокойно и благожелательно. На самом же деле он был слишком озабочен, и все знали об этом. А для меня Дексада вдруг перестала что-либо значить. Неожиданно я постиг, за какие-нибудь десять секунд, что это высшее достижение (я имею в виду членство в Дексаде) не так уж важно. Я обогнал собственные цели, показался себе ребенком, забавляющимся с яркими игрушками. С такой точкой зрения, как я теперь подозреваю, в Дексаде полностью соглашались. Я отдал тридцать два года тяжелому труду и жертвам ради цели, которую руководство Конгрегации весьма снисходительно признавало наилучшей! Учтите, Конгрегация собрала в свои ряды самых выдающихся интеллектуалов Ойкумены, неподкупных и чистых! Постепенно я понял: благодаря своей зрелости и широкому кругозору они видели, что сила и достоинство Конгрегации – не в целях, не в ожидаемом достижении этих целей, а в управляющих функциях системы, в которую люди, подобные мне, могли бы вкладывать свою энергию, создавая закваску мудрости нашего скучного общества.

Двиддион вновь сделал паузу, как бы прислушиваясь к собственным воспоминаниям. На губах его появилась улыбка. Джерсен спросил:

– Вы сказали, что переменили свое мнение за десять секунд. Не слишком ли резко?

– Да… А почему так получилось? Ко мне обратился Робин Мартилетто, имевший сто восьмую ступень. Он сказал: «Двиддион, теперь вы в Дексаде. Несомненно, вы заслуживаете этого. Но меня интересует, нет ли в вашей оценке Дексады того, что я называю рассудочным спокойствием?» – «Да. Что-то похожее есть. Я приписывал это возрасту и упадку сил». – «Неправильно. Прыжок от девяносто девятой к сто первой степени значит гораздо больше, чем от семидесятой к девяносто девятой. Это потому, что Дексада владеет тайной, в которую я должен теперь посвятить и вас. В Дексаде вам придется сделать большой шаг от рациональности, которая возвела вас на девяносто девятую ступень. В Дексаде вы приобщитесь к новой, тайной идеологии». Потом он все объяснил мне, уложившись в десять секунд. Я ответил: «Я не поддерживаю ваших взглядов и в Дексаде не останусь. Короче, я навсегда покидаю Конгрегацию». – «Невозможно! Вы присягали служить всю свою жизнь. Вы обязаны служить Конгрегации!» – «До свидания. Больше вы меня не увидите». – «Куда вы направляетесь?» – «Туда, где никто не сможет меня найти». Мартилетто не выказал удивления или негодования. Он даже выглядел довольным. «Хорошо, как хотите. Одиночество может благотворно повлиять на вас». Я ушел. Я прятался, искал одиночества, и, должен сказать, это оказался самый мирный период моей жизни.

– А тайна?

– Она в том, о чем я уже сказал. Верхом гуманизма считаются Конгрегация и Дексада. Гуманизм и Конгрегация – противоположные силы. Дексада существует, чтобы поддерживать равновесие и предотвращать возможное преобладание одного над другим. Таким образом, она часто выступает в оппозиции к Конгрегации, постоянно стимулируя Братьев. Вот и вся тайна.

– Теперь вы Триединый. Вы будете собирать новую Дексаду. Как теперь вы воспримете эту точку зрения?

Двиддион издал короткий смешок:

– Я открыл кое-что в самом себе. Тайна. смутила меня. Я задумался над тем, чем занимался тридцать два года: ревностный зубрила, потеющий простофиля, контролируемый Конгрегацией, благоговеющий перед Триединым и Дексадой. Потом, на свою голову, я узнал тайну. Теперь я Триединый и должен либо передать тайну следующей Дексаде, либо запретить ее.

Джерсен сказал:

– Вы еще не отделались от Трисонга. Сегодня ему помешали. Чтобы отомстить, он не остановится ни перед чем.

– Отомстить? – вскричал Двиддион, чего Джерсен никак не ожидал от него. – Он собирается убить меня?… Абсурд! Это я должен желать его смерти за убийство Братьев, за гигантскую непристойность, совершенную им по отношению к Конгрегации.

– Позвольте мне дать вам совет. В Понтифракте вы должны публично выступить и рассказать, что произошло. Роль Сайласа Спаркхаммера, достигшего девяносто девятой ступени, надо разъяснить широким массам.

– Я уже подумал об этом.

– Чем скорее, тем лучше. В сущности, когда мы достигнем космопорта Понтифракта, можно позвонить в «Космополис».

Глава 10

Обвиняется Говард Алан Трисонг…

Отравлено все руководство. Заговор с целью захватить контроль над Конгрегацией, осуществленный пресловутым Повелителем Сверхлюдей, Властителем Зла Говардом Аланом Трисонгом…

– Лично я избежал смерти благодаря удаче, быстроте мышления и действиям моего помощника, – заявил Двиддион, ранее имевший сто первую ступень, а теперь ставший новым Триединым, то есть достигший сто одиннадцатой ступени. – Я не принимал участия в банкете, – продолжал Двиддион, – и узнал о случившемся через разведку Конгрегации. Мне сообщили, что опасный преступник Трисонг ухитрился достичь девяносто девятой ступени, естественно, под чужим именем. Он назвался Спаркхаммером. Я намерен провести расследование, каким образом ему удалось это сделать. Излишне говорить, что ранг, полученный нечестным путем, аннулирован… Я собрал новую Дексаду из числа истинных Братьев. Деятельность Конгрегации продолжается… Я не был на банкете, где произошло убийство, по нескольким причинам. Дексада и Триединый встретились на Диком Острове, на планете Сайзерия Темпестри, чтобы выбрать одного из трех в Дексаду. На банкете подавали чарни – деликатес, известный только на Сайзерии. Я пробовал чарни и нахожу его вкус отменным, но если чарни приготовлен неправильно, это смертельный яд… Говард Алан Трисонг извлек из сырых чарни яд, добавил его в уже приготовленные фрукты, которые подали Триединому, Дексаде и кандидату, имевшему девяносто девятую ступень. Сам Трисонг воздержался от еды, а может быть, ел неотравленные фрукты. Бенджамина Рэука, достигшего сто второй ступени, который, как и я, предпочел не являться на банкет, Трисонг впоследствии утопил… Почему он пошел на такое ужасное действо, когда его могли и так избрать в Дексаду? Потому что дважды его уже не выбирали, и, возможно, Трисонг знал, что в третий раз тоже не будет избран, а предпочтение отдадут либо Видолу, либо Билферду. Если кандидатуру Брата, имеющего девяносто девятую ступень, отклоняют трижды, его никогда не изберут в Дексаду и могут даже исключить из числа кандидатов… Трисонг предпочел убить всех, кто достиг более высоких ступеней. Тогда, по закону Конгрегации, он поднялся бы на самый верх. Но и тогда он получил бы только сто девятую ступень, пока бы не отделался от меня. Я, естественно, как обладающий высшим рангом и как Триединый стою на его пути…

Из статьи в «Понтифракт-Клерион». Триединый Конгрегации о фантастическом убийстве участников банкета

* * *

Джерсен покрыл лицо желтоватым гримом, надел парик с крупными черными локонами поверх собственных коротко остриженных волос и облачился в изысканный костюм, чтобы снова превратиться в ленивого, лощеного обывателя.

Он вышел на площадь Старого Тара. День был серый, висел туман. Жители Понтифракта вяло шли мимо. Их черные и коричневые костюмы казались яркими и нарядными на фоне мокрого камня и старого черного железа.

Джерсен повернул на Корриб-плейс, остановился, чтобы посмотреть на здание, где размещалась редакция «Экстанта». Ничего вроде бы не изменилось. Старое строение, черное и грязное, выглядело как всегда. Он отсутствовал недолго, но казалось, что прошло гораздо больше времени. Джерсен перешел улицу, вошел в здание и направился прямо в комнату, где подводили итоги конкурса. Сегодня он объявит, что конкурс окончен: работа практически завершена, и неразобранными остались около полудюжины мешков с почтой.

Миссис Инч вышла навстречу, чтобы приветствовать его:

– Доброе утро, мистер Лукас!

– Доброе утро, миссис Инч. Есть новости?

– Нет. Но вы читали утренние газеты? Потрясающе!

– Да, удивительно.

– Как это отразится на нашем конкурсе?

– Надеюсь, никак. Нам повезло, что сегодня мы заканчиваем. В противном случае мы могли бы утонуть в новом потоке писем.

Джерсен повернулся и хотел уйти, но миссис Инч снова окликнула его:

– Кстати, мистер Лукас… Есть одно интересное письмо. По крайней мере, я считаю его интересным. Вы должны его прочесть, письмо касается шестого номера. – Она протянула конверт.

– Спасибо, миссис Инч. – Джерсен прочитал письмо. – Интересно… – Он еще раз прочитал. – Мне кажется, на конкурс не повлияет, что газеты установили настоящее имя Спаркхаммера.

– Я тоже так думаю. Наш конкурс оказался очень своевременным. Неужели это совпадение?

Джерсен вежливо улыбнулся:

– Если у кого-нибудь возникнут вопросы, мы все потрясены новым поворотом событий.

– Никто не будет спрашивать, но многие удивятся.

– Возможно. Во всяком случае, реклама «Экстанту» не повредит.

Джерсен прошел в кабинет. Элис тихо сидела за своим столом. Она надела простую черную юбку и черный жакет, а рыжие волосы уложила в строгую гладкую прическу. Увидев Джерсена, она непроизвольно потянулась к газете, лежавшей на столе, но остановилась.

– Доброе утро, мистер Лукас.

– Доброе утро, Элис. Вы, очевидно, уже знаете последние новости?

Элис не стала притворяться.

– Да. – Она посмотрела на статью. – Это интересно.

– Не более?

Элис только пожала плечами. Джерсен продолжал:

– Трисонг – ужасный человек. Он – один из Властителей Зла.

– Конечно, – тихо сказала Элис. – Я слышала это имя.

– Там упоминается Бенджамин Рэук. Надеюсь, он не имеет отношения к вам?

Элис подняла глаза на Джерсена, нахмурилась, потом отвернулась:

– Я его хорошо знаю.

– Соболезную. Вы очень нравитесь мне.

Элис не ответила. Джерсен подошел к своему столу, сел и стал рассматривать профиль Элис.

– Я все еще не теряю надежды встретиться с Говардом Аланом Трисонгом.

Элис вскинула голову и отрывисто произнесла:

– Почему?

– Теперь его интервью вызовет настоящий взрыв.

Губы Элис дрогнули.

– Вы думаете, это оригинально – описывать подвиги такого человека?

– Конечно. Рано или поздно, но он плохо кончит. Как действуют подобные люди? Каковы их мотивы? Как он относится к самому себе?

– Он никогда бы не позволил писать о нем плохо.

– Он мог бы написать сам, на что я надеюсь. Что касается конкурса и убийств… Такие темы подняли бы наш тираж до сотен миллионов экземпляров.

Элис резко встала:

– Я себя плохо чувствую. Если для меня ничего нет, я хотела бы отдохнуть час-другой.

– Как пожелаете, – ответил Джерсен, тоже вставая. – Надеюсь, вам скоро станет лучше.

– Спасибо.

Бросив на Джерсена быстрый взгляд, скептический и полный сомнений, Элис покинула редакцию. Джерсен сел на место, достал письмо, переданное ему миссис Инч, и перечитал его в третий раз.

Заведующему конкурсом «Экстанта».

Пожалуйста, считайте меня участником вашего конкурса. Я могу точно назвать имя одного человека на фотографии, что дает мне право на одну десятую приза, как я предполагаю.

Человек, обозначенный номером шесть, родился на Домашней Ферме, около Гледбитука в Маунишленде. Мать назвала его Говардом Аланом в честь телевизионного колдуна Г. А. Топфинна и Арблезангером в память о дедушке. Его полное имя Говард Алан Арблезангер Хардоах. Так я его называю. Он не был примерным сыном и покинул нас много лет назад. Я слышал, что ему сопутствовал успех, и надеюсь вскоре увидеть его на вечере встречи выпускников школы, куда он приглашен.

В любом случае, я узнал его и буду надеяться, что получу свою долю конкурсных денег.

Меня зовут Адриан Хардоах с Домашней Фермы.

Гледбитук, Маунишленд, Моудервельт, звезда Ван-Каата.

Джерсен мгновение помедлил, потом позвонил в Информационную службу. Моудервельт оказался у звезды Ван-Каата единственной населенной планетой, несколько большей, чем Земля, с единственным континентом, протянувшимся на две трети длины экватора. Планета была старой, почва – мягкой. Горы, некогда высокие, теперь превратились в холмы, появились обширные прерии и спокойные реки. Моудервельт колонизировали маленькие группы: религиозные секты, кланы, спортивные ассоциации, философские общества и тому подобные организации. Они быстро истребили расу полуразумных существ, населявших планету, разделили землю, установили границы для своих тысячи пятисот шестидесяти двух областей и занялись собственными делами.

Маунишленд занимал часть Дьявольской Прерии, в столице Клоути проживали три тысячи человек. В восьмидесяти милях к северу находился город Флатер, раскинувшийся на берегу реки Виггал, а рядом – Гледбитук с трехтысячным населением. Маунишленд основали приверженцы Чистой Истины. Последователи этого учения стали противниками космических путешествий, поэтому ближайший космопорт лежал в трехстах милях к югу – на станции Теобальд, в Леландере.

Джерсен отвернулся от коммуникатора. Говард Трисонг провел детство в деревне, в одном из наиболее спокойных уголков Вселенной, освоенных человеком. После некоторых размышлений Джерсен решил, что это не так уж важно. Он вновь повернулся к коммуникатору и связался с комнатой 442 в гостинице «Святой Диарминд». Элис уже должна была вернуться в свой номер.

Расчеты оказались верными. Он услышал, как открывается дверь, потом донеслись шаги Элис, пока она ходила по комнате. Это продолжалось несколько минут, а потом она села в кресло. Минут пять стояла тишина. Наконец раздался голос Элис, звучавший решительно и твердо:

– Это Элис Рэук.

Пауза. Затем голос Говарда Трисонга, скрипучий и резкий:

– Да, Элис, я слушаю тебя. Что нового?

– Я сделала все, что могла.

– Меня удовлетворит только конкретный результат.

– Где мой отец? Если верить газетам, он мертв!

– Не задавай вопросов. Докладывай!

– Я могу сообщить только то, что вы уже знаете. Мистер Лукас снова говорил мне, что хочет взять у вас интервью.

Голос стал еще более резким:

– Он знает, что ты работаешь на меня?

– Конечно нет. Он такой же бездушный, как и вы. Он хочет опубликовать вашу автобиографию, чтобы продать лишнюю сотню миллионов экземпляров своего журнала.

– И он считает меня альтруистом?

– Сомневаюсь, но я просто передаю его слова. Поступайте так, как считаете нужным.

– Естественно.

Элис помолчала, а потом спросила:

– Конкурс завершен. Я выполнила условия нашего соглашения. Мой отец действительно мертв?

Голос Трисонга снова изменился, резкие нотки стали еще заметнее:

– Теперь тебе известно мое имя. – Да.

– И ты знаешь, кто я.

– Я слышала о вас.

– Может быть, ты догадалась о моих планах?

– Вы собирались стать Триединым в Конгрегации.

– Этот план расстроен. Кто такой Бенджамин Рэук? Что он значит? Он мертв, конечно, но это ли должно меня беспокоить? План рухнул из-за каких-то журналистов и их конкурса.

– Значит, его нет в живых?

– Кого? Рэука? А как же иначе?

– Вы уверяли меня в обратном. Послышался грубый смех.

– Люди верят в то, во что хотят верить.

– Я отомщу вам.

– Иди своей дорогой, крошка. Ты невероятно красива. Ты внесла разногласия в цвета моей души. Красный пылает страстью, а зеленый хочет доставить тебе боль. Но ничего не выйдет: я оскорблен и страдаю. Да и времени нет. Ты замарала себя, переспав с журналистом. Да, да, по моему приказу, но мне все равно неприятно.

– Жалкий приговор, – колко сказала Элис. Когда Трисонг отвечал, его голос был суров и сердит:

– Я уезжаю. Вега не принесла мне удачи, да и никогда не приносила. Я ранен, но скоро поправлю свои дела… И тогда… за мою боль я отомщу!..

– Что же с вами случилось? – спросила Элис с неподдельным интересом.

– Мы напоролись на засаду. Демон в образе человека выскочил из дома Двиддиона и прострелил мне ногу.

– Этого стоило ожидать…

Трисонг, казалось, не расслышал ее замечания. Снова возникла короткая пауза, потом он заговорил новым голосом, приятным и чарующим:

– Конкурс «Экстанта» заканчивается завтра?

– Нет, сегодня.

– Так и нет победителя? – Да.

– Тогда выслушай инструкции: больше мне не звони.

– Яи так считаю себя свободной. Оставьте ваши инструкции при себе.

Трисонг не обратил внимания на то, что его перебили:

– Продолжай, как и раньше… Элис отключила связь.

* * *

В полдень Вега вырвалась из-за облаков, но ее лучи едва могли пробиться сквозь молочно-белое марево. Элис вернулась в редакцию бледная и усталая.

– Надеюсь, вы чувствуете себя лучше? – спросил Джерсен.

– Да, спасибо.

Она переоделась в серо-зеленое платье с кружевным белым воротником, ее рыжие волосы, разметавшиеся в легком беспорядке, напоминали какой-то экзотический цветок. Элис заметила внимательный взгляд Джерсена и недоуменно посмотрела на него:

– Что я должна делать?

– В общем-то, работы нет. Конкурс завершен. События развивались крайне интересно. А вы как думаете?

– Пожалуй…

– Но все-таки конкурс не совсем удался. Трисонг не сумел возглавить Конгрегацию, но он жив. Ваш отец умер, и это ваша личная трагедия. Раз вам было известно, что Спаркхаммер – Говард Алан Трисонг, то и не стоило рассчитывать ни на что другое.

Элис развернулась в кресле и уставилась на Джерсена:

– Как вы узнали, что Бенджамин Рэук – мой отец?

– От вас, – ответил Джерсен и как-то неловко улыбнулся. – Для меня это было не очень приятно, но я записал все ваши переговоры с Трисонгом.

Элис замерла, словно статуя:

– Значит, вы знали…

– С той самой минуты, как вы вошли в редакцию. Даже раньше, когда вы еще только переходили улицу.

Элис внезапно покраснела:

– И вы должны были знать… – Да.

– И все же…

– Что бы вы подумали обо мне, если бы узнали, что я воспользовался удобным случаем?

Элис напряженно улыбнулась:

– Какая разница, что я думаю?

– Я не хочу, чтобы вы перестали уважать себя, тем более что причин для этого нет.

– Бесполезный разговор, – заявила Элис. – И глупо тут оставаться.

– Куда же вы направитесь?

– Куда угодно. Или я не уволена?

– Конечно нет! Я восхищен вашей храбростью! Когда я пришел, мне было приятно увидеть вас здесь, и более того…

Раздался сигнал коммуникатора. Джерсен нажал кнопку:

– Говард Алан Трисонг вызывает Генри Лукаса.

– Генри Лукас слушает. У вас есть видеоканал?

– Конечно.

На экране возникло лицо с высоким лбом, чистыми светло-карими глазами, прямым носом, удлиненным подбородком, большим ртом с тонкими губами. Джерсен надвинул парик пониже на лоб; полуприкрыл глаза и опустил голову, изображая аристократическую истому. Элис насмешливо смотрела на него. Ей явно нравилось, с какой легкостью Джерсен меняет свой облик.

Два человека изучали друг друга. Трисонг заговорил глубоким, бархатным голосом:

– Мистер Лукас, я следил за вашим конкурсом с большим интересом, ибо, как вам известно, на фотографии изображен и я.

– Именно это и вызвало большой интерес к нашему конкурсу.

Трисонг продолжал:

– Вы мне льстите?

– Я журналист. Как это сказать… Автомат, что ли. Существо без лишних эмоций.

– Тогда вы – необычный человек. Но неважно. Пока вы не сделали специального объявления, я хочу предложить вам мое решение загадки. Будьте добры, запишите мои слова или попросите это сделать вашу очаровательную секретаршу.

Джерсен сказал задумчиво:

– Сомневаюсь, что все это можно считать законным. Все остальные ответы мы получили в письменной форме.

– Вы не ставили таких условий, так почему же устный ответ не считать действительным? Я могу использовать призовые деньги не хуже других.

– Действительно. Вскоре состоится церемония награждения. Если вас признают победителем, вы приедете, чтобы получить приз?

– Вряд ли, если, конечно, церемония не будет проходить где-нибудь на Краю Света.

– Это, с нашей точки зрения, слишком хлопотно.

– Тогда вы должны прислать деньги по адресу, который я назову. А теперь приступим к делу.

– Да, да… Элис, застенографируйте, пожалуйста.

– Я буду называть в порядке ваших номеров. Первый – Шаррод Ест. Второй – старая карга Диана де Трембаскал. Третий – дородная Беатрис Атц. Четвертый – многоречивый Ян Билферд, чей острый язык теперь, увы, неподвижен. Пятый – долгожитель Сабор Видол. Шестой – лицо, известное в данном случае под именем Говарда Алана Трисонга. Седьмой – Джон Грей. Восьмой – бывший Триединый, Гадоуф. Девятый – Гизельман. Десятый – Мартилетто. Надеюсь, я первым правильно назвал всех.

– Боюсь, что нет. Вскоре после того как опубликовали разоблачение Двиддиона, к нам поступило множество правильных ответов.

– Ба! Жадность людей просто невероятна! Еще одно очко в пользу Двиддиона!

– Кое-что все же можно поправить. Я хочу опубликовать вашу биографию. Вы уникальная личность, и ваши воспоминания заинтересуют читателей.

– Об этом стоит подумать. У меня часто возникает желание изложить свои взгляды. Меня считают преступником, но совершенно ясно, что я – образец совершенства. Мне нет равных. Я создал новую категорию людей, которую один могу понять. Но я пока не склонен говорить об этом.

– Что бы вы ни сообщили, материал получится крайне интересным.

– Надо все тщательно обдумать. Я не люблю говорить, что буду в определенном месте в определенное время. Если вы знаете условия моей жизни, то должны понимать, что я вынужден быть бдительным.

– Да. Мне тоже кажется.

– Естественно, никто не примет благосклонно мои излияния, и тем самым люди навлекут на себя наказание. Это уж точно. Я щепетилен в отношении наград и наказаний, уверяю вас. Ведь космос – нечто большее, чем место, где можно найти многочисленные приключения… И поэтому мое существование необходимо.

– Все это привлечет моих читателей. Надеюсь, вы согласны дать интервью?

– Посмотрим. Сейчас я не располагаю временем. У меня дела на отдаленной планете. Необходимо мое личное присутствие. Пока все.

Экран погас. Джерсен откинулся на спинку стула:

– У Трисонга, кажется, гибкий характер.

– Он меняется каждую минуту. Я боюсь его и все же надеюсь увидеть еще раз.

Джерсена заинтересовали слова девушки.

– Зачем?

– Чтобы убить.

Джерсен поднял руки. Узкие плечики пиджака стесняли движения. Он снял пиджак и отбросил его в сторону, потом сорвал парик и кинул на пиджак. Элис молча наблюдала за ним.

– Он осторожен, – сказал Джерсен. – Мне повезло только один раз, когда удалось выстрелить в него в Воймонте.

Элис широко раскрыла глаза:

– Кто вы?

– В Понтифракте меня знают как Генри Лукаса, специального корреспондента «Космополиса». Иногда я использую другое имя и занимаюсь другими делами.

– Почему?

Джерсен поднялся, подошел к столу Элис, обнял ее, приподнял и начал целовать лоб, нос, губы… Но Элис оставалась безучастной. Он ослабил объятия.

– Если Трисонг будет спрашивать обо мне, не говори ему того, что узнала.

– Я ему ничего не скажу в любом случае. Он больше не властен надо мной.

Джерсен снова поцеловал Элис, и она уступила, но по-прежнему равнодушно.

– Значит, ты хочешь, чтобы я осталась здесь? – спросила она потом.

– Очень хочу. Она отвернулась:

– Я не могу ничем тебе помочь.

– Ты будешь ждать меня здесь, пока я не вернусь?

– Куда ты собираешься?

– В старинный мир. На праздник.

– Ты летишь туда же, куда Говард Трисонг?

– Да. Я все расскажу, когда вернусь. Элис грустно спросила:

– Когда это будет?

– Не знаю. – Джерсен снова поцеловал ее, теперь она ответила и на мгновение расслабилась. Джерсен поцеловал ее в лоб. – До свидания!

Глава 11

Когда мы плывем по реке человеческого времени на наших удивительных лодках, то замечаем в потоке людей и цивилизаций повторяющиеся модели… Разрозненные расы объединяются только тогда, когда их территория ограничена, когда их сжимают тиски социального давления. Для таких обстоятельств типичны сильные правительства, равно необходимые и желательные. Напротив, когда страна обширна, а условия жизни благоприятны, ничто не может сохранить тесные контакты между различными типами людей. Они мигрируют на новые места, язык постепенно изменяется, появляются новые детали в костюмах и традициях, эстетические символы приобретают новые значения. Правительство, навязанное извне, отвергается. Переселение расы на другую планету до беспредельности расширяет ее возможности и таит в себе источник бесконечного очарования.

Анспик, барон Бодиссей. «Жизнь», предисловие к тому 2

Если бы хитроумный барон решил украсить свое знаменитое «Предисловие ко II тому» примерами, он выбрал бы отдаленную планету Моудервельт, которая вращается вокруг звезды Ван-Каата.

Моудервельт – спокойный плодородный мир с обширными сухопутными территориями. Фауна в целом совершенно безопасна, не считая нескольких хищных морских тварей.

Моудервельт – старый мир. Древние горы теперь превратились в пологие холмы; насколько хватает глаз, под голубым небом, по которому плывут белые кучевые облака, простираются равнины; огромные неторопливые реки текут по прериям; почва хороша, климат благоприятен.

Кроме рек, здесь нет естественных границ, но их создали сами люди, чтобы отделить друг от друга тысячу пятьсот шестьдесят две области, каждая из которых ревниво оберегает свой суверенитет, свои обряды и традиции. Жители отдельных областей празднуют собственные праздники и презирают всех остальных, считая их отбросами и подонками, а свой дом – единственным цивилизованным местом на этой планете, окруженным варварами-соседями.

На Моудервельте нет настоящих городов. Центрами цивилизации служат космопорты. Торговля осуществляется по рекам, которые перекрываются шлюзами. Работают всего несколько железнодорожных линий.

Моудервельт не обособлен от остальной Вселенной. Он экспортирует высококачественные продукты питания, которые выращивают фермеры, а импортируются технологические новинки, специальные инструменты, некоторые книги и периодические издания, правда, все это в малом количестве. Моудервельт в целом сам себя обеспечивает всем необходимым.

Рассел Кук. «Уроки сравнительной антропологии. Моудервельт: прошлое и настоящее»

Область Маунишленд, находящаяся в центре Дьявольской Прерии, занимает площадь около сорока тысяч квадратных миль и имеет население примерно в один миллион человек. Все они – потомки приверженцев Чистой Истины. Страна ограничена рекой Данглиш на юге и на востоке, областью Пака на западе, областью Амблем и рекой Бохалое на севере и областями Ганастера и Иркухара на востоке. Столица – Клоути.

Вниманию туристов: в Маунишленде нет космопортов. Движение космических кораблей на востоке ниже сорока девяти тысяч футов запрещено. Въезд разрешен только наземному транспорту после соответствующего таможенного осмотра. Пограничная таможня тщательно проверяет весь груз и одновременно регулирует импорт.

Запрещено к ввозу: оружие, опьяняющие вещества, эротическая литература, медикаменты, кроме находящихся в личном пользовании. Таможенный досмотр полный. Наказания суровы.

«Краткий планетарный справочник», 330-е издание, 1525 год

* * *

Джерсен снизился над космопортом Теобальд. На фермерских землях, окружавших городок, белыми пятнами выделялись домики поселков. Река Данглиш пересекала равнину, делая огромную петлю, а потом поворачивала на север и исчезала за горизонтом.

В космопорту не были предусмотрены ни посадочные огни, ни диспетчерская служба. Джерсен выделил его среди окружающих полей только по трем космическим кораблям, уже совершившим посадку: паре небольших грузовых кораблей и старой посудине «Удивительная Сиссл».

Джерсен посадил «Крылатый Призрак», спрыгнул на землю и очутился в центре залитого солнцем открытого поля, покрытого сине-зеленой травой. В лицо бил холодный ветер. Стояла тишина, которую нарушало только тихое шипение перезаряжающихся респираторов «Крылатого Призрака». В сотне ярдов от места посадки, в тени двух раскидистых деревьев, Джерсен увидел маленький сарай с вывеской:


ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОСМИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ

ТЕОБАЛЬД, ЛЕЛАНДЕР

Регистрация прибывшего транспорта


В сарае Джерсен нашел маленького толстого мужчину, сидящего за столом, на котором красовались остатки ленча. Одет он был в то, что раньше называли черной униформой, но штаны и сапоги он сменил на белую юбку до колен и сандалии.

Джерсен шагнул к столу. Служащий, не открывая глаз, нацепил на лысину фуражку, затем окончательно проснулся и вежливо обратился к Джерсену:

– Сэр?

– Я зашел зарегистрировать прибывший транспорт.

– Да-да, конечно. Но у нас есть формальности, которые приезжим необходимо соблюдать…

Служащий достал бланк, задал несколько вопросов, записал ответы и положил заполненную анкету в ящик.

– Это все, сэр, осталось только заплатить за стоянку.

Джерсен сказал:

– Сначала я хотел бы кое о чем спросить вас… Мне необходимо попасть в Маунишленд. Есть ли какие-нибудь помехи?

– Никаких. Границ открыты.

– Я могу арендовать какой-нибудь транспорт?

– Конечно. Могу предложить вам собственный автомобиль. А мой сын отвезет вас.

Джерсен попытался уловить малейшие колебания в интонации служащего, любой подтекст. Острым, оценивающим взглядом он изучал человека, сидящего перед ним.

– Сколько надо заплатить?

– В пределах разумного. Десять севов в день.

– Без надбавок и дополнительных платежей?

– Без. Вы что, принимаете меня за грабителя?

– Он довезет меня до Клоути или до того места в Маунишленде, куда я захочу попасть?

– Вы, должно быть, шутите! К границе Маунишленда, не далее. Я не хочу рисковать своей машиной в этой стране каменноголовых, где все девушки ходят с голыми локтями, а мужчины показывают зубы во время еды. Они двигаются, словно припадочные. Там даже воздухм пахнет обманом. Вас довезут только до границы, не дальше. Может, там вы достанете еще какой-то транспорт.

– Хорошо. Тогда скажите, какие средства общественного транспорта соединяют ваши страны?

– Нет ни одного приличного. Можно воспользоваться транспланетным автобусом, набитым деревенщиной, возвращающейся в Маунишленд.

– Подходит. Я путешествовал и в худших компаниях.

– Если это вам подходит, то все в ваших руках… Автобус будет с минуты на минуту. Теперь о плате за стоянку: в этом случае двести севов в неделю, причем платить нужно за месяц вперед.

Джерсен засмеялся:

– Мои высокопоставленные друзья, живущие по соседству, предупреждали меня, что служащие космопорта склонны к воровству и фантазиям. – Он протянул пять севов: – Этого должно хватить.

Служащий взял деньги с кислой миной:

– Это не по правилам, но, чтобы поддержать хорошие отношения, я могу сделать для вас исключение… Вон приехал транспланетный.

На дороге показался шаткий, состоящий из трех секций автобус на восьми огромных колесах. Джерсен проголосовал, заплатил еще пять севов водителю и занял место.

Несколько часов он ехал по равнине мимо рек, прудов, фруктовых садов. Белые домики ферм прятались под люминесцирующей розовой, розово-красной, оранжевой и желтой листвой. Фермеры здесь процветали.

Линия темно-синей и черной листвы тянулась до горизонта, где река Данглиш сворачивала к востоку, обозначая границу области Маунишленд. В сотне ярдов от границы автобус остановился. Из здания таможни вышли сержант и шесть солдат в красивой красно-черно-коричневой форме.

Сержант вошел в автобус, задал несколько вопросов водителю, который указал пальцем на Джерсена.

Сержант сделал Джерсену знак:

– Сюда, сэр, на минуту. Принесите-ка ваш багаж.

Джерсен взял свой маленький дорожный дипломат и последовал за сержантом. Сержант забрал чемодан, приподнял его, посмотрел на Джерсена с улыбкой:

– Я вижу, вы пытаетесь провезти в Маунишленд лучемет модели шесть-А. – Он отсоединил пару зажимов от ручки чемодана. – Это старый трюк. Мы предупреждены о таких вещах. Придется конфисковать оружие. В Маунишленде вас посадили бы в клетку и погрузили на три часа в реку, пока вы бы не захлебнулись… В этом отношении они варварски строги. Отдайте мне, пожалуйста, другие части…

Джерсен открыл чемодан и достал остальные тщательно спрятанные детали лучемета.

– Спасибо за предупреждение, сержант. – Он протянул правую ладонь и показал финку, укрытую в рукаве. – Лучше, наверное, избавиться и от этого. – Потом достал из левого рукава воздушную трубку, стреляюшую стеклянными иглами.

– Очень мудро, сэр.

– Пожалуйста, не продавайте их сразу. Если я буду возвращаться этой дорогой, а я собираюсь сделать именно так, то выкуплю их.

– Так обычно и бывает, сэр.

Джерсен вернулся в автобус, который пересек широкую Данглиш по железному мосту, и наконец попал в Маунишленд.

Дорога шла через коричневые болота, поросшие лиловым камышом. Проехали через заросли гигантских павпавсов, которые испускали сладковатый запах, сверкая в солнечном свете. Теперь пейзаж изменился. Там, за рекой, был Леландер, здесь – Маунишленд, совсем другая страна. Автобус остановился у пограничной станции Маунишленда, в тени колоссального дерева линглинг с голубой листвой и стволом более шести футов в диаметре. Как и на предыдущей остановке, автобус встречала охрана, носившая здесь серо-зеленую форму. Жители Маунишленда совершенно отличались от низкорослых, мягких обитателей Леландера. Они были высокими, худощавыми, с прямыми каштановыми волосами и узкими лицами.

По сигналу сержанта пассажиры поднялись с мест и один за другим вошли в длинное здание, где каждого осмотрели в трех различных кабинетах. С Джерсеном обращались проворно, безразлично и обыскивали крайне тщательно. Никому не было дела до того, что он инопланетянин, да и его профессия – журналистика – вызвала не многим больший интерес.

– Что вы предполагаете изучать в Маунишленде?

– Ничего конкретного. Я прибыл сюда как турист.

– Тогда почему вы не назвались туристом?

– Какая разница?

– Для самого туриста или журналиста – никакой, но мы, офицеры безопасности, отвечаем за порядок в Маунишленде. Для нас это очень важно. Турист, например, может остановиться в отеле «Бен Том» в Маунишленде, а журналист обязан проводить каждую ночь в полицейском участке.

– В таком случае я самый обыкновенный турист. Действительно, разница существенная.

– Очевидно, вы не везете контрабанды.

– Разумеется, нет. Служащий холодно улыбнулся:

– Вы найдете, что многие из хороших традиций Маунишленда очень практичны, когда познакомитесь с ними поближе. Можете поверить мне на слово, так как я много путешествовал. Я посетил тридцать девять отдаленных областей. Маунишленд еще терпим по сравнению с Малчионе или Динклендом. Наши законы просты и разумны. Мы запрещаем проповедовать иные религии и размахивать белыми флагами; не разрешаем оскорбительно отрыгивать в общественных местах и вообще нарушать общественное спокойствие. Перечень наших преступлений зауряден. Нужно всего лишь вести себя осторожнее, чтобы избежать неприятностей, – Он расписался во въездной визе Джерсена. – Все, сэр. Свобода Маунишленда для вас!

Джерсен вернулся в автобус, и тот неожиданно рванулся с места, оставив позади пограничную станцию под раскидистой голубой кроной. Теперь за окнами мелькал ландшафт, типичный для Маунишленда и сильно отличающийся от ландшафта Леландера. Джерсен, привыкший ко всевозможным переменам, сейчас никак не мог прийти в себя. Местность казалась ему просторнее, небо – шире. На равнине росло множество деревьев, которые образовывали рощицы из отдельных пород: гипсапов, орпунов, линг-лингов, флембоев. Деревья давали густую тень, которая, казалось, мерцала странными огоньками непонятного цвета. Фермы попадались реже и выглядели более древними. Они располагались вдали от дороги, в уединении.

Постепенно пейзаж изменился. Автобус ехал теперь мимо фруктовых садов, где росли деревья с черными стволами, розовой и желтой листвой, переезжал полноводные реки, скользил мимо деревушек и наконец въехал в Клоути и остановился на центральной площади. Двери раскрылись. Пассажиры, у которых были дела в Клоути, а с ними и Джерсен, вышли. Джерсен с интересом огляделся вокруг. Для молодого Трисонга Клоути должен был казаться самым важным местом, центром Вселенной, куда он мог попасть лишь изредка, по какому-то особому делу. На противоположной стороне площади Джерсен увидел отель «Бен Том» – неуклюжее четырехэтажное строение, высокое и узкое, с тяжелой, нависающей крышей и парой двухэтажных крыльев.

Если Говард Трисонг приехал в Гледбитук на встречу выпускников школы, то, вполне возможно, он, как и Джерсен, остановится в «Бен Томе». Пора принимать меры предосторожности. Нужно оставаться неузнанным… В магазине промышленных товаров Джерсен переоделся по местной моде: в рубашку из тяжелой зеленой ткани, серые изысканные штаны до колен, черные туфли с широкими носами, широкополую шляпу, которую носят, сдвинув на затылок. Над здешними манерами – медлительной походкой на негнущихся ногах, размахиванием руками и взглядом, устремленным строго вперед, – пришлось немного потрудиться. Джерсен еще не совсем походил на местного жителя, но, чтобы опознать в нем приезжего, нужно было присматриваться.

Он пересек площадь, направляясь к отелю «Бен Том», и вошел в неприглядный вестибюль, пропахший за долгие годы вощеным деревом, кожей тяжелых диванных подушек и местной жидкостью для волос. Вестибюль был пуст, над приемной стойкой – темно. Джерсен постучал в окошечко, и из задней комнаты появилась маленькая старая женщина. Резким голосом она осведомилась, что ему нужно.

Джерсен ответил с достоинством:

– Я хочу снять номер на несколько дней.

– В самом деле? А где вы собираетесь питаться?

– Там, где прилично кормят.

– Это далеко, за озером. Там люди забывают о своем здоровье и набивают животы. Вы должны иметь в виду, что мы предпочитаем обслуживать клиентов здесь, в нашей столовой.

– Если так положено…

– Разумеется… – Старая женщина искоса поглядела на него. – А чем вы занимаетесь? Вы продаете различные вещи? – Она сделала ударение на последнем слове.

– Нет. Я ничего не продаю.

– Да?… – И после паузы: – Совсем ничего?

– Совершенно.

– Жаль, – заявила она вдруг свежим и живым голосом. – Я всегда придерживалась мнения, что надо покупать и продавать все что угодно, невзирая на Агентство Здоровья. Откуда вы? Из Моидаика? Или из Будера?

– Нет.

– Вы курите или пьете?

– Ни то, ни другое.

– Прекрасно. Можете снять комнату Улыбающегося Восхода. – Лицо женщины приняло такое невинное выражение, что Джерсен спросил:

– А цена?

– Это наша лучшая комната. Только для высокопоставленных гостей. Оплата соответствующая.

– Сколько?

– Восемьдесят три сева в день.

– Слишком много. Позвольте мне взглянуть на ваши расценки.

– Хорошо. Пять севов…

Джерсену понравился номер, который состоял из центральной веранды, ванной комнаты, отделанной панелями из белого дерева, отдельной спальни и маленького гимнастического зала.

Было уже за полдень. Джерсен вышел на улицу, огляделся по сторонам и отправился знакомиться с городом. В южном углу площади стояла гранитная статуя, а позади нее – высокое мрачное строение, возможно церковь или храм. За церковью начиналась аллея массивных черных деодаров. Чуть подальше находилась площадка, где стояло несколько белых статуй.

Около церкви Джерсен обнаружил маленький канцелярский магазинчик, торгующий различными мелочами. На витрине были выставлены несколько экземпляров «Экстанта» и «Космополиса», разные номера. На обложке «Экстанта» красовалась фотография десяти человек. Подпись гласила:


КТО ОНИ?

Назовите их правильно и вы выиграете 100000 севов.


Джерсен вошел в магазин. За параллельными прилавками справа и слева стояли две молоденькие девушки, одетые в длинные черные платья. Их темные волосы были скреплены на макушке и так туго зачесаны, что глаза казались выпученными. Волосы каждой украшала пара коралловых шпилек. На прилавке Джерсен увидел брошюру:


МАУНИШЛЕНД

Официальная карта и обозрение

В этом издании перечислены все коммуникации,

города, реки, мосты, пограничные посты, изложены

детали физической географии. Цена: 25 центов.


Джерсен взял карту и заплатил. Девушки сразу же запротестовали:

– Сэр!

– Цена два сева! Джерсен показал на цену:

– Здесь сказано двадцать пять центов.

– Это для местных жителей, – сказала одна из девушек.

– Приезжие должны заплатить наценку, – добавила другая.

– Это почему? – спросил Джерсен, удивляясь, каким образом девушки распознали в нем приезжего.

– Потому что карта содержит секретную информацию, – заявила девушка справа серьезным голосом.

– Чрезвычайно важную для неприятельской армии, – добавила девушка слева еще более серьезно.

– Но, наверное, ваши враги уже приобрели карты Маунишленда?

– Возможно, не все.

– Или не с такими секретными деталями.

– В таком случае, ваша карта стоит значительно дороже двух севов.

– Верно. Но никто не станет платить больше.

– Они предпочтут пользоваться старыми картами.

– Хорошо. Но я местный житель, а не враг, – сказал Джерсен. – Я живу в отеле «Бен Том». И меня всегда можно там найти.

Девушки замолчали, пытаясь определить, говорит Джерсен правду или нет. До того как они придумали возражения, Джерсен ушел.

Он сел на скамейку в одном из скверов, стал изучать карту и нашел Гледбитук в сорока милях к северу, на берегу реки Сладкая Трелони.

Затем Джерсен продолжил рассматривать площадь. У дороги он заметил вывеску:


ГАРАЖИ ПАНТИЛОТЕ

Отличный транспорт! Продажа или прокат: на час,

на день, на неделю. Обращайтесь в наши мастерские.

Вы сможете сделать замечание или одобрить исполнительную точность нашего производства.

Улица Дидрама Раммела Флатера, 29.


Джерсен тут же отправился в гаражи Пантилоте, где после соответствующих формальностей арендовал трехколесный легковой автомобиль, собранный из частей разных автомобилей.

К вечеру небо потемнело. Поездка в Гледбитук грозилась превратиться в ночное путешествие. И Джерсен решил забрать автомобиль на следующее утро.

Глава 12

Тезис:

Нехорошо пить и курить, использовать пойло, а также напитки и настойки, более или менее напоминающие пиво.

Толкования:

Пьяница – это прародитель перегара, деревенщина, ублюдок, общественное посмешище. Очень часто он пачкает одежду и совершает всевозможные непристойности. Он воняет и рыгает. Его фамильярность претит всем приличным людям. Его песни раздражают, тем более что часто он напевает неприличные куплеты.

Пьяница покупает хорошие фрукты и позволяет им гнить, а добрые люди, которые желают отведать целебных фруктов, возмущаются: «Почему ты обворовал нас, пьяница? Почему ты позволяешь целебным фруктам гнить?»

Пьяница устраивает нелепые танцы. Он позирует, как клоун, и чистит уши веточками ракитника. Он лезет в драку с любым честным человеком, которому довелось оказаться на его пути, если тот начнет бранить пьяницу за глупость.

Из «Учения Бодо Сайм», 6:6 (Злословия против пьяницы и его напитка)

* * *

К северу от Клоути область становилась дикой и безлюдной: во-первых, из-за болот, окружающих реку Джунифер, во-вторых, из-за черных скал, которые делали поля пригодными только для пастбищ. Впервые

Джерсен увидел фауну Моудервельта: двуногих тварей, похожих на жаб, которые высоко подпрыгивали, ловя летающих насекомых; стаю ящериц-лис с сине-зеленой чешуей, как у всех ящериц, и одним-единственным глазом. Они с любопытством смотрели на проезжающего мимо Джерсена, а когда он притормозил, приблизились, двигаясь легко и грациозно. Но что им было нужно, Джерсен не понял. Он поехал далыпе, оставив стаю позади.

Когда Джерсен миновал Рок-Уоллоус, на него снова нахлынуло чувство одиночества. Пустынные степи простирались до горизонта, земля была голой, без деревьев, покинутой, залитой солнечным светом.

Наконец на севере показалась темная линия: деревья вдоль берегов Великой реки. Сразу за рекой местность вновь стала обитаемой. Джерсен проехал через полдюжины деревушек, похожих друг на друга как близнецы: главная улица, несколько пересекающих ее переулков, гостиница, магазины, школа, чуть поодаль столовая, церковь, жилые дома и отдельные коттеджи.

К полудню Джерсен прибыл в Гледбитук – деревню, похожую на все остальные, может, только чуть побольше. На ее окраине располагалась таверна «Денкуолл», а на центральной улице находилась более претенциозная гостиница Свичера.

Джерсен затормозил около гостиницы, состоявшей из двадцати номеров различных размеров, расположенных на разных этажах. Общие комнаты были экстравагантными, с наклонными потолками и черными досками на полу, со ставнями фиолетового цвета – из-за столетней выдержки под излучением звезды Ван-Каата. Каменный фасад почти полностью закрывали виноградные лозы. Вдоль фасада расселись горожане, отдыхающие в тени.

Около стойки в холле стоял мужчина семи футов ростом, тощий, как трость, с бледными щеками и запавшими глазами.

– Что вам угодно, сэр?

– Жилье, если можно. Мне нужен номер из нескольких комнат.

Служащий оглядел Джерсена, поднял брови и опустил уголки рта:

– Вы один?

– Совершенно один.

– И вы хотите несколько комнат?

– Если можно…

– Ваше желание кажется, мягко говоря, странным. Сколько комнат вы можете занимать сразу? В скольких постелях вы намереваетесь спать? Сколько санузлов необходимо для нормального функционирования вашего организма?

– Не имеет значения, – ответил Джерсен. – Если у вас возражения, то дайте мне однокомнатный номер с ванной… Кстати, мой друг Джекоб Бейн уже приехал?

– К нам? Нет.

– Еще нет? А вообще, есть здесь иностранцы, кроме меня, конечно?

– Здесь нет никого по имени Бейн, да и под другим именем тоже. На сегодня вы – единственный постоялец. Пожалуйста, заплатите вперед. Лицо, прибывшее из какого-то неведомого уголка Вселенной, может скрыться, не оплатив счет.

Джерсена привели в темную комнату с голубыми стенами и черным потолком, которая в высоту казалась больше, чем в ширину. Подставка поддерживала таз с водой и щетку, какими обычно трут себе спину. Покрывало из серого войлока лежало на кровати, примерно такое же заменяло ковер на полу. Заглянув в ванную, Джерсен обнаружил там полный беспорядок. Хозяин гостиницы не дал ему заговорить:

– Сейчас мы не можем вам предложить ничего лучшего. Две ночи назад у нас были постояльцы. Чтобы помыться, используйте таз и щетку. Чтобы удовлетворить другие нужды, спуститесь вниз.

Хозяин удалился.

«Везет мне, – подумал Джерсен. – Таверна „Денкуолл“, вероятно, еще хуже».

Джерсен не долго оставался в комнате. Он вышел на улицу, огляделся и направился к скромному деловому району Гледбитука.

На Голчер-вей он повернул налево, по поросшему мхом каменному мосту пересек реку Сладкая Трелони. На набережной стояла статуя, похожая на статую Дидрама Раммела Флатера: человек в одной руке держал нож, другой сжимал мужские гениталии. Надпись на постаменте гласила:


ОТДЕЛЯЮЩИЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ ОТ ТВОРЧЕСКОЙ ИСТИНЫ!

Не отступать!

Не оглядываться по сторонам!

Есть только Истина и ее Учение!


За спиной статуи находилась церковь. Напротив лежало кладбище, которое окружали мощные деодары. Повсюду стояли надгробные статуи – симулакры, мастерски вырезанные из белого мрамора или какого-то синтетического материала. Они располагались группами, словно обсуждали свой горестный удел.

На четверть мили дальше широкую и тихую Лебединую реку, стремящуюся к Сладкой Трелони, пересекал другой мост. Вдали Джерсен увидел Высшую Школу Гледбитука… Он остановился, минуту постоял в задумчивости и пошел по Голчер-вей назад в город.

В мясной лавке Джерсен спросил у хозяина, где находится ферма, принадлежащая Адриану Хардоаху.

– За углом поверните налево, – ответил тот. – Выйдете из города и окажетесь на Кружном Пути. Пройдете четыре мили до перекрестка, повернете налево на Баусгер-лейн. Вторая ферма слева и будет фермой Хардоаха. У них там большой зеленый сарай… А что вы хотите от него? Если денег, то и не надейтесь: он упрям, как запор после сырной диеты.

Джерсен пробормотал нечто неразборчивое и вышел.

На своей развалюхе он доехал до Кружного Пути и отправился дальше на север. Проехав по прерии около четырех миль, он добрался до перекрестка и повернул на Баусгер-лейн. Милей дальше в сотне ярдов от дороги он увидел ферму, окруженную огородами и утопающую в зелени, которая слабо светилась в лучах звезды ВанКаата. Еще через милю слева от дороги показался маленький коттедж.

Возможно, это и есть ферма Хардоаха? Она оказалась довольно скромной, даже ветхой. Джерсен не заметил никаких пристроек. На скамейке, греясь на солнце, сидела пожилая женщина, маленькая и худенькая, с осунувшимся, сморщенным лицом. Рядом с ней на кусте висел моток грубых ниток, и она что-то вязала. Ее пальцы двигались с невероятной быстротой.

Джерсен затормозил и вышел из– машины:

– Добрый день, мадам.

– Добрый день, сэр.

– Здесь живет Хардоах?

– Нет, сэр. Что вы! Хардоах живет дальше, еще милю по дороге.

В пятидесяти ярдах в стороне от коттеджа Джерсен заметил полуразрушенное старое здание, окруженное зарослями сине-черного гипсапа.

– Это похоже на старую школу, – сказал Джерсен.

– Так и есть, и я проработала там тридцать лет, а еще двадцать сижу здесь и наблюдаю, как она постепенно разрушается. Теперь все водят детей в Лек, в новую школу.

– Вы давно живете здесь?

– Да, конечно. У меня никогда не было мужа. Я пью воду, сыворотку и ликер. Я следовала Учению как можно точнее и была хорошей учительницей.

– Значит, вы учили Говарда Хардоаха?

– Да, я. Вы его знаете?

– Немного.

Старая женщина посмотрела на небо, вспоминая давно прошедшие годы.

– Меня часто удивляло, что происходит с Говардом. Он был странным мальчиком… Таким умным… У меня где-то была его фотография, но я никак не могу найти ее. Он напоминал эльфа. Помню его на школьном карнавале, в зелено-коричневом костюме эльфа. Да он и был маленьким эльфом с искривленным, озабоченным, мрачным лицом. А, да, он дружил с крошкой Тамми Флатер! Красавица. Как-то они поссорились. Она много плакала, а Говарда жестоко наказал отец. Его семья – фундаменталисты, а они ведь самые строгие из Отгородившихся. Большинство их уже умерло. А вы не фундаменталист?

– Я вообще не признаю секты.

– Фундаменталисты женятся на тех, у кого вера сильнее. Они очень чувствительны в этом вопросе, вот и все. Они отстаивали право на человеческие грехи. У них брат может жениться на сестре, а кузен на кузине. Таким образом они хотели достичь совершенства. Вы видели в городе статую Дидрама Раммела Флатера? О-о, он был мастером и делал работу, которую необходимо было сделать. Но его мало благодарили, особенно те, для кого он сделал больше всех. О-о, то были незабываемые дни! Тогда Учение имело множество сторонников! Теперь старые идеи не почитают.

– Говард, наверное, был тихим?

– Иногда. Он бывал милым настолько, насколько это вообще возможно. А его. сверхъестественное воображение! А как он любил цветы! Как работала его маленькая головка! Однажды он рассортировал цветы по окраске, чтобы устроить Сражение Цветов. Уверена, такого дикого гротеска вы никогда не видели – летающие лепестки и… крики умирающих. Говард гонялся как угорелый, ведя в атаку свои Красные войска против Синих; розы умирали с большим мужеством, а колокольчики побеждали вербену. Да, что это был за день! Потом он пошел в Высшую Школу, и там, как говорили, ему не повезло. Он был маленьким, слишком молодым, и большие ребята придирались к нему. Потом он не поладил с Садалфлоурисами, и, естественно, разгорелся скандал…

– Как так?

– М-м… Мне вообще-то лучше помолчать, но ведь это было давно, времена теперь изменились, хотя Садалфлоурисы все еще важные персоны. Говарду понравилась одна из девушек. Я думаю, Саби. Она, понятное дело, заигрывала с ним, и Говард сделал что-то достойное порицания. Садалфлоурисы пришли в ярость, но Говард поспешно улетел с планеты, скрылся от возмездия.

Джерсен склонился над рукоделием женщины:

– Как красиво вы вяжете!

– Это все, что я могу делать. Я вяжу и этим зарабатываю себе на хлеб.

Джерсен дал ей около десяти севов:

– Свяжите что-нибудь и для меня. Если я не вернусь, можете смело продать мой заказ кому-нибудь. Не сомневайтесь.

– Благодарю вас, сэр!

– Не за что. Мне понравился ваш рассказ, но я должен отправляться дальше.

Проехав еще милю по дороге, Джерсен приблизился к ферме с приметным зеленым сараем. Он остановил автомобиль и осмотрел дом, похожий на многие другие; три этажа из розового известняка с голубой отделкой на окнах, высокая крыша с фронтоном и со слуховыми окошками. На заднем дворике, в саду, работал человек в синих брюках и черной рубашке с мотыгой в руках. Заметив Джерсена и автомобиль, он прекратил работу и пристально посмотрел в их сторону.

Джерсен въехал во двор. Мужчина приблизился. Очевидно, это и был Адриан Хардоах.

Его волосы, желто-каштановые с седыми прядями, были подстрижены кое-как. Лицо узкое, худое и обветрившееся. Он недоверчиво рассматривал Джерсена.

– Сэр?

– Это Домашняя Ферма?

– Да, это так.

– А вы Адриан Хардоах.

– Да, – Хардоах говорил мягким глубоким голосом.

– Я Генри Лукас, представляю журнал «Экстант». Прибыл сюда из Понтифракта на Элойзе.

– А-а, это насчет конкурса в журнале? – Хардоах оживился.

– Правильно. Среди миллионов приславших ответы вы были первым, кто правильно узнал номер шесть на фотографии, вашего сына, конечно.

Адриан Хардоах вдруг встал в оборонительную позу:

– Какая разница? Узнал – значит, узнал.

– Никто не спорит. В сущности, я приехал, чтобы вручить награду.

– Вот это новость! Сколько?

– По нашим правилам, первый правильный единичный ответ оценивается в триста севов. Я привез вам эту сумму.

– Благословение снизошло на нас с помощью Дидрама! Знаете что, если бы вы приехали на час раньше, то смогли бы встретиться и с самим Говардом. Он при. был на встречу выпускников школы. Джерсен улыбнулся и пожал плечами:

– Странное совпадение, конечно. Но для меня это не имеет значения. Он просто человек с фотографии.

– У него дела идут хорошо, у Говарда, хотя он и покинул нас без гроша. Прошло уже много лет… Но заходите в дом, жена тоже должна услышать хорошие новости. По правде говоря, я начисто забыл о письме и даже не подумал спросить Говарда о его рекламе. Благодаря этому снимку люди теперь должны узнавать его повсюду.

– Некоторые и оказались такими наблюдательными, сэр.

Джерсен поднялся за Адрианом Хардоахом по ступеням и оказался в опрятной кухне. Женщина, почти такая же высокая, как Адриан, внимательно посмотрела на Джерсена. Ее лицо, чем-то неуловимо похожее на лицо Трисонга, заинтересовало Джерсена. Глаза, посаженные чуть ближе; чем обычно, под широким, квадратным лбом, длинный, прямой нос, нависающий над бледными губами и почти отсутствующим подбородком. В этом лице не было даже намека на мягкий нрав и чувство юмора.

Все же, услышав сообщение Адриана о выигрыше, она изобразила нечто похожее на гримасу удовольствия:

– Ладно, это хорошо! Значит, Говард волей-неволей вознаградил нас!

– Да, похоже. Ну а как с чаем, Реба? Что вы скажете на это, мистер Лукас? Как насчет хорошей пшеничной лепешки?

– Я скажу большое спасибо.

Жестом Адриан пригласил Джерсена сесть за стол. Тот достал пачку банкнот и стал их пересчитывать. Адриан благоговейно заговорил:

– Подумать только, ведь я совершенно случайно взглянул на эту фотографию, и то лишь потому, что «Экстант» выпускается за пределами нашей планеты. А кто выиграл главный приз?

– Люди, изображенные на фотографии, весьма разные, и случай свел их на одном курорте. Первым правильно назвал их имена слуга из ресторана. Ваш сын тоже обратился к нам с заявлением, но слишком поздно.

Реба Хардоах язвительно улыбнулась:

– Похоже на Говарда. Жаль… Тс-с! Я слышу Ледесмуса. Это старший брат Говарда, человек совершенно иного склада. У него ферма на той стороне реки Текучки.

Ледесмус остановился в дверях, с удивлением глядя на незнакомого человека. Он был более грузным, чем отец, и румяным, как яблоко. Глаза с тяжелыми веками придавали его лицу лукавое, насмешливое выражение. Адриан сказал:

– Ледесмус, подойди и познакомься с мистером Генри Лукасом с далекой планеты. Он привез нам деньги.

Ледесмус сложил губы трубочкой и присвистнул:

– Что за день! Сначала Говард появляется из небытия, а теперь и мистер Лукас.

– Совпадение, – объяснил Джерсен. – Все-таки жалко, что я разминулся с ним. Ведь мне заказали написать статью о людях, изображенных на фотографии.

Адриан заговорил ровным, спокойным голосом:

– О Говарде можно рассказать не так уж много. Он никогда не работал на нашей ферме, не занимался сельским хозяйством. В школе он был мечтателем, и я думаю, из-за своих постоянных путешествий он так и не добился успеха в жизни.

– Ты всегда был суров к мальчику, – заявила Реба.

– Он сюда вернется? – спросил Джерсен.

– Нет, – коротко ответил Адриан.

– Странно, что после долгих лет разлуки он побыл у вас всего пару часов.

Реба попыталась объяснить:

– Мы насмотрелись столько его вардеспанта[13]. Мы огорчены тем, что он сбился с правильного пути Учения. Если бы он отряхнул звездную пыль со своих каблуков и вернулся домой, чтобы работать на полях вместе с Ледесмусом… Как бы мы радовались…

Ледесмус лукаво улыбнулся Джерсену:

– Он не вернется. Но мы и не примем его, так как он больше не соблюдает приличий.

Адриан согласился:

– Да, он не вернется. Он ушел, даже не обернувшись. Сказал только: «Здесь все по-прежнему. И ничего-то не изменилось». Он провел довольно много времени в своем старом кабинете, а потом посидел с матерью.

– В своем кабинете?

– Вон в той хибарке, где стоит насос. Раньше он там проводил все свое время с книгами, бумагой и цветными карандашами.

Ледесмус печально добавил:

– Говард слишком много читал о всяких неземных вещах. Там у него были стол и стул. Он засиживался до полуночи, жег свет, пока мы не загоняли его в постель. Говард был настоящим вердом[14].

– Где же он остановился? Адриан ответил с сомнением:

– Он что-то говорил о друзьях, которых хотел навестить.

Ледесмус весело рассмеялся:

– Друзья? У Говарда? У него их никогда не было, кроме разве бедняги Нимфи Клидхо, да и с ним Говард не сильно-то дружил.

– В таком случае, – сказала Реба, – ты не знаешь всего, Ледесмус.

А Адриан добавил:

– Говард приехал на встречу выпускников. Он мог бы, конечно, погостить дома, ведь он все-таки тут родился, вырос, здешняя земля взрастила его.

Джерсен протянул ему пачку севов:

– Вот, сэр. Это ваш приз. Мы благодарим вас за участие в нашем конкурсе. Вероятно, вы захотите подписаться на «Экстант».

Адриан почесал подбородок:

– Мы подумаем об этом. «Экстант» – инопланетное издание, у нас несколько иные интересы. Если я не могу понять действия дурных Ульмов в соседней области на севере от нас, какое мне дело до происходящего на Альфератце или на Кафе? Нет, мы интересуемся только собственными достижениями. И Чистой Истиной. Так говорит нам Дидрам.

– Благословенны следующие Учению, – пробормотала Реба.

Джерсен встал:

– Если можно, мне хотелось бы осмотреть вашу ферму. Это послужит фоном для статьи, которую я должен написать о Говарде.

– Конечно. Ледесмус, покажи джентльмену нашу ферму.

Джерсен и Ледесмус вышли во двор. Ледесмус внимательно посмотрел на Джерсена:

– Значит, вы напишете о Говарде? Кто же захочет читать о нем?

– Конкурс вызвал огромный интерес. Я упомяну вашего отца и мать и, естественно, вас.

– Тогда да. А там будет мой портрет?

– К сожалению, нет. Я не взял с собой фотоаппарата… Вы старше Говарда?

– На три года.

– У вас с ним были хорошие отношения?

– Вполне. Отец прав. Я работал, а он мечтал в своем кабинете.

Джерсен остановился в нерешительности. След Говарда Алана Трисонга был четким, но, казалось, никуда не вел.

– Можно заглянуть в кабинет Говарда?

– Он чуть дальше и совсем не изменился за двадцать пять лет. Мы перекачиваем воду из пруда для полива орхидей и овощей. А воду для дома берем из колодца. Там другой насос.

Ледесмус показал дорогу к сараю, который оказался десяти футов длиной и восьми шириной. Ледесмус толкнул дверь, и та со скрипом отворилась. Свет проникал через два окна, освещая пыльное помещение.

– Здесь все осталось таким, как было раньше, – сказал Ледесмус. – Вон там его стол, а это тот самый стул, где он планировал свои похождения. На этих полках стояли книги и лежали бумаги. Говард был опрятным. Все у него лежало на своих местах.

– А где его книги и бумаги?

– Трудно сказать. Некоторые унесли в дом, другие сожгли. Говард заботился о своих вещах. Когда он отправлялся в дальний путь, то не оставлял следов. Он любил секреты.

– У него были друзья? Или девушки? Ледесмус усмехнулся, и в этой усмешке прозвучали и презрение, и удивление.

– Говард никогда не умел обращаться с девушками. Он говорил слишком много, а делал слишком мало, если вы понимаете, что я имею в виду. Ему нравились девушки маленького роста, и он грязно позабавился с одной или с двумя, но об этом не пишите… Отец никогда не слышал этих историй, – Ледесмус бросил взгляд через плечо на дом. – Он бы содрал с Говарда шкуру даже за чтение надписей на заборах. А Говард только и хотел сменить окружение. Мы ему не подходили, можете поверить? Я никак не могу его понять, но если Святой Мартис не хотел, чтобы девушки играли с ним в любовные игры, Говард кусал их, оставляя следы, как от капканов… Понимаете, что я имею в виду? Но и это не имело большого значения. Говард вытворял что хотел. По-настоящему он любил только девушку по имени… Как ее звали? Она утонула в озере Персиммон… Зида Менар. Очень хорошенькая… Друзья? Был Нимфи Клидхо. Он жил дальше по дороге. Отцу это не понравилось, так как старый Клидхо был тогда городским мармелайзером.

– Что такое мармелайзер?

– Вы видели кладбище, где хоронят местных жителей? Там стоят мармелы. Это тихая работа, работа с мертвецами, и вообще… Спокойная. Хотя потом они уехали. Так вот, Клидхо можно было назвать другом Говарда, если Говард вообще с кем-то дружил. – Ледесмус повернулся к Джерсену. – Я разрушил эту дружбу. И моя глупость.

– Это как?

– Ну, у Говарда была записная книжка, и он очень дорожил ею. Однажды Нимфи вызвал его из «кабинета», и они пошли зачем-то к матери или еще куда-то. Я залез в окно, взял ту красную книжечку и забросил ее за насос. Судьбе было угодно, чтобы книжечка проскользнула между насосом и стенкой. Я вышел из сарая и стал ждать. Вернулся Говард и хватился своей книжечки, но не смог ее найти. Никогда я не видел его таким. Он говорил странным голосом, обыскивал все вокруг. Потом он увидел бедного невинного Нимфи и бросился на него. Я выбежал из укрытия и сгреб Говарда, прежде чем он успел прибить приятеля. С тех пор они больше не дружили. Если сказать правду, я с тех пор Нимфи больше никогда и не видел. Летом Говард уехал познавать Учение, и я забыл о книжке. Можно посмотреть. Она, наверное, все еще там. – Ледесмус просунул руку за насос. – Надеюсь, не ухвачусь за канга[15]… Кажется, дотянулся.

Он вытащил красную записную книжку и перебросил ее Джерсену, который, повернувшись к свету, заглянул в нее.

Ледесмус вышел из домика:

– Что там?

Джерсен пролистал книжечку. Ледесмус пробежал взглядом по ее страницам:

– Ничего особенного… Что это за тип письма? Я никогда не видел ничего подобного.

– Трудно разобрать.

– Какое дурачество! Что за польза писать так, чтоб никто не смог прочесть? А вот здесь рисунки: герцоги, короли в расшитых костюмах. Какой-то карнавал. Отец думал, Говард переписывает Органон. Мне казалось, что здесь дело связано с девочками. А Говард всех нас одурачил.

– Похоже, – кивнул Джерсен. – Я попрошу это у вас в качестве сувенира из Гледбитука. Вы согласитесь принять от меня десять севов за беспокойство?

– Ну, я не знаю… – Ледесмус заколебался, но деньги взял. – Мне кажется, отец бы этого не одобрил. Не говорите ему ничего.

– Я-то не скажу, а вы не напоминайте Говарду о книжечке, если увидите его раньше меня. Интересно, где он сейчас?

Ледесмус пожал плечами:

– Пока он говорил с отцом, я решил, что он будет жить у нас, но вскоре он ушел. Он может остановиться в– гостинице Свичера, так как она лучшая в городе.

Вернувшись в Гледбитук, Джерсен подошел к дереву перед гостиницей и сел за один из столиков, расставленных на открытом воздухе, спиной к заходящему солнцу. Черная тень от дерева пересекала розовую поверхность стола. Высокий нервный официант подошел, чтобы принять заказ.

– Чего изволите?

– Что у вас на ленч?

– Ленч уже прошел, сэр. Сейчас немного поздновато. Я могу принести вам тарелку маунса с хорошим хлебом.

– Что такое маунс?

– Ну, это смешанное блюдо из трав и речной рыбы.

– Меня вполне устроит.

– Вы будете пить?

– А что можете предложить?

– Все что пожелаете.

– Я бы хотел пинту холодного пива.

– Пива у нас нет, сэр, ни холодного, ни теплого.

– Тогда покажите мне меню или прейскурант.

. – У нас нет ничего такого. Люди знают, что у нас есть, и не читая меню.

– Ясно… Что заказали вон те люди?

– Они выбрали охлажденный коктейль, какой обычно пьют перед сном.

– А вон те?

– Сок, от которого путаются ноги.

– Что еще можно заказать?

– Почечный тоник. Ниббет. Кислый сок. Сок из вишневых веточек.

– Что такое ниббет?

– Витаминизированный чай.

– Я, – пожалуй, остановлюсь на ниббете.

– Минутку, сэр.

Парень удалился, а Джерсен стал обдумывать ситуацию. Где-то рядом находился Говард Алан Трисонг. Джерсен почти физически чувствовал его присутствие. Если бы его удалось выманить из города, упомянув о старой записной книжке, и утопить в Сладкой Трелони, то дело можно было бы считать законченным. Вряд ли все пойдет гладко… Официант принес тарелку с рыбой, хлеб и чайник.

Джерсен налил чай, попробовал, ощутив аромат, которому сначала не смог подобрать названия. Один из компонентов чуть обжигал язык, а потом и весь рот. Парень, пряча улыбку, вежливо спросил:

– Как вам нравится ниббет, сэр?

– Замечательно. – Джерсен едал белое мясо с пряностями и рисом в квартале Ласкар на Замбоанге, пивал перцовый ром в «Мамочкиной Раскаленной Штучке» в

Селе на Копусе. – Кстати, я поджидаю друга с иной планеты. Мне кажется, его еще нет в гостинице. У вас заказаны номера для мистера Слейда или каких-нибудь других иностранцев?

– Не знаю, сэр. Джерсен достал монету:

– Узнайте, но незаметно, так как я хочу сделать сюрприз моему другу. Он приезжает на школьную вечеринку выпускников.

Официант подхватил монету и исчез. Джерсен вяло жевал маунс, как ел дюжину подобных блюд на других обитаемых планетах.

Официант вернулся:

– Ничего похожего, сэр. У нас нет забронированных номеров.

– Где же он мог остановиться?

– Есть еще таверна «Сырые Стены» дальше по дороге, но у них слишком бедная обстановка. Курорт Отта на озере Скуни, где останавливаются богатые люди. Да, еще есть поблизости гостиница «Грязные Углы».

– Ясно. Где тут телефон?

– В гостинице, но сначала вы заплатите за маунс и ниббет… А то со мной уже проделывали подобные трюки.

– Как хотите. – Джерсен выложил деньги. – И второе. – Он дал официанту еще один сев. – Будьте добры, позвоните сначала на озеро Скуни, а потом в таверну «Сырые Стены» и узнайте о постояльцах, прибывших туда на встречу выпускников. Будьте осторожны, не упоминайте обо мне.

– Как скажете, сэр.

Прошло несколько минут. Джерсен выпил еще немного ниббета. Вернулся официант:

– Ни одного иностранца, сэр. Участники встречи в большинстве своем местные, хотя несколько человек приехали из-за рубежа. Дядя Дитти Джингол приехал из Бантри, есть несколько человек из Уимпинга. Ваш друг, вероятно, прибудет сегодня вечером. Что-нибудь еще, сэр?

– Попозже.

Парень ушел. Джерсен достал красную книжечку. В начале стоял заголовок, тщательно выписанный большими буквами:


КНИГА ГРЕЗ


Джерсен открыл книгу и сосредоточил свое внимание на записях молодого Говарда Хардоаха… Прошли час, два…

Джерсен отвлекся, осмотрелся, прикинул высоту звезды Ван-Каата над горизонтом. Много позже полудня… Он медленно закрыл книжечку и засунул ее в карман. Потом обратился в официанту, обслуживающему его столик:

– Как вас зовут?

– Витчинг, сэр.

– Витчинг, вот еще один сев. Он ваш. Возможно, будут еще. Я хочу, чтобы только вы обслуживали меня в этом заведении.

Витчинг подмигнул:

– Очень хорошо, сэр. Но как это сделать? Я не могу идти против Учения. Это повредило бы всем моим добрым делам в прошлом.

– Никакого конфликта с Учением нет. Я хочу, чтобы вы пронаблюдали за тем человеком, о котором я говорил, и, когда он появится, сразу бы сообщили мне.

– Совсем другое дело! Не вижу причины, которая помешала бы мне сделать это.

– Запомните, все должно храниться в тайне! Если вырвется хоть одно слово, я серьезно разозлюсь.

– Не беспокойтесь, сэр!

Джерсен положил сев в тощую руку официанта:

– Сейчас я пойду прогуляюсь по городу.

– Здесь нет ничего интересного для приезжих, которые, как вы, сэр, побывали в Клоути.

– И все же я прогуляюсь. Запомните, никому ни слова о нашем деле!

– Договорились, сэр.

Джерсен пошел по улице. Теперь одежда, купленная в Клоути, делала его заметным. Он задержался около магазина и посмотрел на товары. В витрине рядом с дверью стояли тупоносые ботинки черного цвета. На вешалках висели рубашки, шляпы и высокие гамаши из серой ослиной кожи, вышитые зеленым и красным. Он вошел в магазин и подобрал себе костюм гледбитукского обывателя: пиджак с высокими плечиками из черной материи, брюки без пуговиц, перетянутые на коленях черными ремнями, широкополую зеленую шляпу, низко надвигающуюся на лоб, с тульей, отогнутой назад. Из зеркала на него смотрел деревенский парень, достаточно мягкий и простой, чтобы обмануть взгляд гостя из другого мира. Выйдя из магазина, он повернул на Голчер-вей, перейдя Сладкую Трелони, прошел мимо Дидрама Раммела Флатера, мимо церкви Ортометристов, напротив которой на кладбище стояли мармелы мертвецов, похожие друг на друга, словно родственники. Не поворачиваясь, Джерсен пошел дальше, и ему казалось, что пустые белые глаза мармелов следят за ним. Через четверть мили он перешел Лебединую реку и остановился перед школой. Строение соответствовало архитектурным вкусам Маунишленда: с каждой стороны здания – крыло, венчавшееся причудливой башенкой, тяжелая ступенчатая крыша, на самом верху которой находилась колокольня с медным колоколом, окруженная высокой медной оградой. В серебряном свете заходящей звезды Ван-Каата каждая деталь, каждый кирпичик, кронштейн и деталь орнамента контрастировали друг с другом. Надпись над воротами гласила:


ВСТРЕЧА,

посвященная двадцать пятой годовщине

окончания школы.

Добро пожаловать в знаменитый Класс

Скачущей Камбалы!


Скачущей Камбалы? Странное выражение, специфическая шутка, наверное, понятная только ученикам класса… Невозможно представить себе Трисонга в таком окружении, бредущего по этой дороге, поднимающегося по школьным ступеням, выглядывающего из высоких окон…

Между северным крылом и Лебединой рекой располагался павильон, где учащиеся могли отдохнуть, поболтать, полюбоваться на реку. Теперь в павильоне суетились несколько мужчин и женщин. Они подвешивали гирлянды, расставляли столы и стулья, украшали сцену вымпелами, высокими позолоченными опахалами и кисточками.

Джерсен прошел по дорожке, поднялся по широким ступеням из отполированного красного порфира, пересек площадку, подошел к бронзовым застекленным дверям, одна половина которых оказалась открытой.

Он вошел и оказался в длинном актовом зале, в дальнем конце которого через другие двери пробивались потоки лучей звезды Ван-Каата. На стенах по обеим сторонам висели стенды с фотографиями бщвших учеников.

Джерсен стоял, прислушиваясь. Было тихо, если не считать музыки, то усиливающейся, то замолкавшей, то резко обрывавшейся. Ближайшая дверь была не заперта. Заглянув туда, Джерсен увидел высокого мужчину с худым лицом и светлыми волосами в компании двух девушек, играющих на фаготах.

Джерсен отошел в сторону и стал рассматривать фотографии на стене. Первые фото были сделаны пятьдесят два года назад. По мере того как Джерсен шел дальше и дальше по коридору, даты приближались к настоящему времени. Джерсен остановился у фотографии, изображавшей класс двадцатипятилетней давности. Подавшись вперед, он стал изучать молодые лица выпускников. Некоторые гордо позировали, другие ехидно улыбались, остальные угрюмо скучали…

Послышались голоса и шаги. Из музыкальной комнаты вышли учитель и ученицы. Учитель подозрительно посмотрел на Джерсена. Девушки, бросив быстрый взгляд, удалились. Учитель заговорил жестким и педантичным голосом:

– Сэр, школа уже закрыта для посетителей. Я ухожу и должен запереть дверь. Могу ли я попросить вас удалиться?

– Я ждал вас, сэр. Не уделите ли вы мне минутку?

– Что вам угодно?

Джерсен начал развивать идею, которая только что пришла ему в голову:

– Вы преподаете музыку в этой школе?

– Да, я профессор Кутте. Я создаю из маленьких варваров чудо-музыкантов. В других местах меня зовут Вальдемар Кутте, Магистр Музыки и Дирижер Большого Салонного Оркестра. – Вальдемар Кутте смерил Джерсена пронзительным взглядом. – А вы кто?… С другой планеты, насколько я вижу?

– Как вы это определили? – спросил Джерсен. – Я думал, что выгляжу как обыкновенный житель Гледбитука.

– Только не в этих неуклюжих ботинках. И брюки вы носите чрезмерно низко спущенными. Мы здесь культивируем свой стиль, а не расхлябанность. Вы выглядите так, словно вырядились для маскарада.

Джерсен уныло рассмеялся:

– Попытаюсь исправиться в соответствии с вашими указаниями.

– Всего хорошего, сэр. Я должен идти.

– Одну минуту. Большой Салонный Оркестр будет играть послезавтра на торжестве?

Вальдемар Кутте отрывисто бросил:

– Они не наняли оркестр из-за финансовых ограничений.

– Но ведь ваш оркестр должен присутствовать.

– Возможно. Но, как всегда, находится кто-то чересчур крепко держащийся за кошелек. Обычно самый богатый из власть имущих.

– Потому-то они и стали богатыми.

– Да. Вероятно.

– Как долго вы преподаете музыку?

– Очень давно. Я отпраздновал двадцать пятую го: довщину этого события еще три года назад. И могу добавить, что никто, кроме меня, серьезно не относится к таким «праздникам».

– Значит, вы учили музыке этих детей? – Джерсен указал на фотографию на стене.

– Я занимался со многими из них… Некоторые имели желание, но были бесталанны. У других, наделенных талантом, не было желания. Значительно больше учеников не имели ни того, ни другого. И только некоторые обладали и тем, и другим. Этих я помню.

– Кто же из этого класса был музыкантом?

– Так. Дорбен Садалфлоурис прекрасно играл на танталяне. Надеюсь, он все еще играет для себя. Мартиша Ван Боуфе… Она пробовала играть на разных инструментах на протяжении четырех лет, но всегда играла слишком вяло. Говард Хардоах был самым одаренным, но недисциплинированным. Увы, он, должно быть, уехал в далекие края.

– Говард Хардоах? Который из них?

– Третий ряд, в самом конце, парень с каштановыми волосами.

Джерсен внимательно рассматривал фото Говарда Алана Трисонга. Лицо с квадратным лбом, широким и высоким, опрятные светло-каштановые волосы, пылкий взгляд сине-серых глаз. Ощущение чистоты помыслов и здоровья портили узкий подбородок, угрюмый женственный рот и нос, слишком длинный и слишком тонкий..

– …Фадра Хессел, единственная из выпускников этого года, конечно, играет до сих пор. Признаюсь, мне помнится слишком мало имен… Сэр, я должен идти и запереть школу.

Они вышли. Вальдемар Кутте запер дверь и поклонился:

– Было приятно побеседовать с вами, сэр.

– Одну минуту, – сказал Джерсен. – Мне в голову пришла отличная мысль. Меня гложет сентиментальная тоска по выпускникам того года, и как анонимный благодетель я хочу нанять хороший оркестр, чтобы встреча получилась веселее. Вы можете предложить что-нибудь?

Преподаватель замер, напряженно моргая.

– Совершенно случайно могу. Предлагаю вам Большой Салонный Оркестр Вальдемара Кутте, которым лично руковожу. Это единственный оркестр здесь. Правда, существуют и другие местные коллективы: фольклорная группа, оркестр «Бах и бух» и так далее, но в этом уголке я руковожу единственным достойным оркестром.

– Что вы делаете послезавтра вечером?

– Я совершенно свободен.

– Тогда будем считать, что мы договорились. Какую вы назначите цену?

– Дайте подумать… Сколько инструментов потребуется? В общем, у меня есть две тарелки, правая и левая, цимбалы, флейта-сопрано, кларнет, гамба, виброн, скрипки, гитара и фагот классического образца. За все это я обычно прошу двести севов, но… – Профессор Кутте с сомнением посмотрел на Джерсена.

– Я не буду торговаться, – сказал Джерсен. – Можете рассчитывать на две сотни и еще пятьдесят севов. Мое единственное условие: я хочу стать членом вашего оркестра, но только на это выступление.

– О! Так вы музыкант?

– Не пробовал сыграть ни ноты. Я буду тихо постукивать по барабану и никого не потревожу.

– Вы потревожите всех! Барабан – это слишком шумно!

– Тогда что вы предложите?

– Нелепость какая-то… Почему вы просто не послушаете из-за сцены?

– Я хочу непосредственно участвовать. Но если вы не можете…

– Нет! Я что-нибудь придумаю. Вы способны играть так, как я скажу вам?

Джерсену стало стыдно за собственную неумелость.

– Никогда не пробовал.

– Ба! Потрясающе! Пойдемте со мной. Посмотрим, что можно сделать…

Глава 13

Хороший барабанщик – мертвый барабанщик.

Вольдемар Кутте, дирижер Большого Салонного Оркестра Гледбитука

* * *

В студии Вальдемара Кутте Джерсен получил длинную деревянную флейту.

– Детский инструмент, – сказал Кутте пренебрежительно. – Но все-таки если на чем-нибудь и играть вместе с Большим Салонным Оркестром, то только на деревянной флейте. Теперь пальцы сюда, сюда и сюда… Так… Дуйте.

Джерсен издал немыслимый звук.

– Еще раз.

* * *

Через три часа Джерсен выучил одну из пяти основных гамм, а Кутте невероятно устал.

– Пока достаточно. Я помечу эти отверстия: один, четыре, пять и восемь. Мы будем играть простые мелодии: галопы, легкие фантазии. Ваша партия: один-пять, один-пять, один-пять-восемь. Во время общего исполнения мелодии изредка четыре-пять-восемь или одинчетыре-пять. Когда мы будем играть иное, я укажу вам другой инструмент. Больше я ничего не могу сделать… Пожалуйста, заплатите вперед, плюс двадцать четыре сева за три часа интенсивных занятий.

Джерсен выложил деньги.

– Теперь возьмите флейту. Когда появится возможность, попрактикуйтесь. Играйте гаммы. Играйте простейшие мелодии. Но прежде всего выучите: один-пятьвосемь, один-пять, один-пять.

– Постараюсь.

– Вы должны больше чем постараться! Запомните, вы будете играть с Большим Салонным Оркестром! Правда, слово «играть» – слишком сильное для вашего уровня исполнения. Вы будете просто извлекать тихие звуки. Надеюсь, все пройдет удачно. Странная ситуация, но для музыканта жизнь полна необычных событий. Мы встретимся здесь завтра в полдень. Потом вы отправитесь в магазин Ван Зееля и приобретете подходящий для музыканта костюм, чтобы пристойно выглядеть в Большом Салонном Оркестре. Я все объясню перед тем, как вы пойдете за покупкой. Потом, купив костюм, вы вернетесь сюда, и я дам вам дальнейшие инструкции. Кто знает? Может быть, этот случай сделает из вас музыканта!

Джерсен с сомнением посмотрел на флейту:

– Может быть.

* * *

Снова оказавшись в гостинице Свичера, Джерсен пообедал чечевичной кашей, бледным тушеным мясом, приготовленным с травами, салатом из речного тростника и половиной буханки хлеба с поджаристой корочкой. Витчинг, парень из прислуги, доложил, что усиленные поиски успехом не увенчались, но Джерсен тем не менее прилично вознаградил его.

Темнота опустилась на Гледбитук. Покинув гостиницу, Джерсен пошел прогуляться по городу. На каждом углу площади стояли высокие столбы, вокруг которых кружились дюжины розовых насекомых длиной в фут, с восьмью мягкими крыльями, которые напоминали весла галеры.

В магазинах было темно и пусто. Хозяин магазина мужской одежды и не подумал закрыть витрину с ботинками, да и галстуки висели на прежнем месте – любой мог украсть что угодно. Другие торговцы вели себя точно так же беспечно. Очевидно, население Гледбитука не было склонно к воровству.

В центре города отсутствовала «ночная жизнь». Джерсен повернул обратно, прошел мимо гостиницы Свичера к таверне «Сырые Стены», где в общей комнате при свете нескольких тусклых ламп полдюжины рабочих с ферм пили прокисшее пиво… Джерсен возвратился, поднялся в свой номер и попрактиковался в игре на флейте в течение часа, пока у него не занемели губы. Потом взял «Книгу Грез» и стал ломать голову над витиеватым почерком Трисонга. Очевидно, молодой Говард сочинял серию сказок про нескольких героев, которых описывал тщательно, с любовью, останавливаясь на запутанных деталях.

Джерсен отложил книжку в сторону и попытался устроиться поудобнее на неустойчивой кровати.

Утром он выполнил инструкции профессора: порепетировал и направился в студию Кутте на Голчер-вей в сотне ярдов к югу от площади. Кутте с унылым выражением лица выслушал, как Джерсен играет гаммы.

– Теперь попробуйте один-четыре-пять.

– Я еще не достиг такого уровня.

Кутте закатил глаза и тяжело вздохнул:

– Ладно, но это необходимо, это урок, который учат все музыканты. Я говорил с миссис Лавенчер, одним из распорядителей этой встречи. Я сказал ей, что анонимный благодетель приглашает Большой Салонный Оркестр, и это ее очень обрадовало. Мы должны явиться завтра в четыре часа и подготовиться. Будем играть перед ужином, когда гости начнут пить ликер, по такому случаю привезенный из-за границы, и во время ужина. После ужина намечаются речи и поздравления, потом танцы. Несомненно, шикующие гости будут пить пунш, что, по моему мнению, и вовсе незачем. Как инопланетянин вы часто видите пьяные компании?

– И иногда даже участвую.

– Благословен будь Учитель Дидрам! Подумать только! Но выглядите вы вполне здоровым человеком!

– Я пью редко и обычно соблюдаю меру.

– Но разве это не вредная привычка?

– Я слышал два мнения по этому поводу.

Кутте, казалось, не расслышал. Он задумчиво нахмурил брови:

– Где, по-вашему, притоны наиболее невыносимого пьянства в Ойкумене?

Джерсен задумался:

– Трудно сказать. Сотни тысяч салунов от Земли до Черты Обитания претендуют на это. Заведение Тваста на Крокиноле – одно из первых, не менее известен и «Грязно-Красный» в Дейзи на Канопусе-три.

– Как же счастливы мы, живущие в Гледбитуке! Наша благопристойность должна вызывать зависть в космосе! Однако лучше пока помолчать. Завтра вечером наша репутация будет подпорчена. Садалфлоурисы, Ван Бессемсы, Лавенчеры – все они попробуют эссенции и возбуждающие напитки. Но ничто нас не побеспокоит, я так думаю, по крайней мере надеюсь. Давайте еще раз послушаем эти гаммы…: Так: один-пять-восемь. Одинчетыре-пять. Один-пять, один-пять… Один-четыре-пять… Вбейте себе это в голову! Стоп! Так пойдет. Сегодня я больше не могу вас слушать. Старательно прорепетируйте сами. Сосредоточьтесь на извлечении звуков, на тонах, тембрах, чистоте, точности звучания и звучности. Когда вы изменяете звук, поднимите один палец, но одновременно поставьте другой, а не ждите секунду или даже больше. Когда вам надо поставить палец или даже сразу четыре, пусть их будет четыре, а не два или шесть. Развивайте подвижность пальцев. Избегайте мрачных бемолей, которых сейчас у вас предостаточно. Понятно?

– Вполне.

– Хорошо! – воскликнул Вальдемар Кутте в сердцах. – Вот завтра и посмотрим.

* * *

На следующий день в полдень оркестр собрался в студии Кутте. Профессор раздал ноты, отвел Джерсена в сторону и послушал, как тот играет свою партию. Услышанное привело Кутте в состояние полушока, и он не делал уклончивых замечаний.

– Будь что будет, – вздохнул он. – Играйте очень тихо, и все обойдется.

Кутте провел Джерсена к другим музыкантам.

– Внимание! Я хочу представить своего друга, мистера Джерсена, который непрофессионально играет на флейте. С нами он будет играть только один раз, и то в качестве эксперимента. Мы все должны быть к нему снисходительны.

Музыканты повернулись, разглядывая Джерсена и перешептываясь. Джерсен отнесся к такому вниманию спокойно, словно находился среди старых знакомых.

Оркестр пошел по Голчер-вей, каждый человек нес свой музыкальный инструмент, кроме Джерсена, который нес пять различных флейт. Все оркестранты были одеты в черные пиджаки с высокими плечиками и соответствующие бриджи, серые гетры, заправленные в черные ботинки, черные шляпы с опущенными полями.

Музыканты прибыли в школу, и Джерсен почувствовал себя еще более напряженно. Идея, казавшаяся сначала такой оригинальной, теперь, когда настал критический момент, выглядела глупой и нелепой. Если Говард Трисонг повнимательнее присмотрится к музыкантам, он сможет узнать Генри Лукаса из «Экстанта», и тогда возникнут осложнения. Говард Трисонг, несомненно, приедет хорошо вооруженным и с охраной. Джерсен же, напротив, принес только пять флейт и кухонный нож, который прихватил этим утром в скобяной лавке.

Оркестр вошел в павильон, разместил свои инструменты на сцене и стал ждать, а Вальдемар Кутте совещался с Осимом Садалфлоурисом, осанистым и общительным мужчиной в нарядном костюме из темно-зеленого габардина.

Потом Вальдемар Кутте повернулся к оркестру:

– Столы для нас накрыты позади павильона. Будут тушеные неветы, консервы, чай и изюмная вода.

В задних рядах послышался шепот и. смех. Кутте посмотрел туда и заговорил с многозначительными ударениями:

– Мистер Садалфлоурис понимает, что мы в определенном смысле мнительны, и уважает наши убеждения. Оркестрантам не будут подавать никаких эссенций или продуктов с ферментами, чтобы ничто не повредило выступлению. А теперь пора на сцену! Вперед! Вперед! Вперед! Больше жизни и изящности.

Музыканты расселись по своим местам и начали настраивать инструменты. Кутте поместил Джерсена в заднем ряду между цимбалами и гамбой; на обоих инструментах играли крупные светловолосые мужчины флегматичного вида.

Джерсен разложил флейты в надлежащем порядке, указанном Кутте, сыграл несколько гамм, стараясь не отличаться от остальных, потом сел на свое место и стал рассматривать бывших одноклассников Трисонга. Большинство были местными жителями, остальные прибыли из других городов. Несколько человек приехали из отдаленных стран, а некоторые даже с других планет. Они приветствовали друг друга восклицаниями и бесстыдным смехом. Каждый удивлялся, как постарели остальные. Сердечными приветствиями обменивались представители одинаковых социальных слоев, те, кто обладал различным статусом, здоровались более официально.

Говард Хардоах еще не прибыл. Что будет, когда он появится? Джерсен не мог этого представить.

В четыре часа началась официальная часть. Почти все места уже оказались занятыми. Справа от оркестра собралось мелкопоместное дворянство, слева сидели фермеры и владельцы магазинов. Несколько столов с самого края слева заняли обитатели бараков на реке. Мужчины были одеты в коричневые костюмы, женщины – в грубые шерстяные брюки и блузы с длинными рукавами. Дворяне, как заметил Джерсен, потягивали ликер из маленьких синих и зеленых бутылочек. Когда бутылки пустели, их величественным жестом бросали в корзины для мусора.

Вальдемар Кутте, взяв скрипку, вышел на сцену, поклонился направо, налево, затем обернулся к своему оркестру:

– «Танец Шармеллы», полный вариант. Легко, весело, не слишком энергично в дуэтах. Вы готовы? – Кутте взглянул на Джерсена, указав пальцем: «Четвертую… Нет, не эту… Да, правильно»…

И взмахнул руками. Оркестр заиграл веселую пьесу. Джерсен дул в свою флейту, как его учили, стараясь делать это как можно тише.

Пьеса закончилась. Джерсен с облегчением опустил флейту.

«Могло быть и хуже! – подумал он. – Главное, кажется, прекратить играть в тот же самый момент, когда останавливаются все остальные».

Вальдемар Кутте объявил другую пьесу и снова указал Джерсену, какой инструмент надо взять.

Пьесу «Гнусный Бенгфер» знали все присутствующие. Они вдруг запели хором и затопали ногами. В песне, насколько понял Джерсен, говорилось о проделках Бенгфера, отчаянного пьяницы, который свалился в выгребную яму в Бантертауне. Убежденный, что упал в чан с «яп-болванским пивом», он напился до умопомрачения, а когда поднялась звезда Ван-Каата и осветила место действия, из выгребной ямы торчал только живот Бенгфера, набитый дерьмом… «Неприятная песня», – подумал Джерсен, однако Вальдемар Кутте с упоением дирижировал оркестром. Джерсен воспользовался общим возбуждением, чтобы посильнее дуть в свою флейту, но тут же получил пару предостерегающих взглядов от дирижера.

Джентльмен из-за стола справа подошел к сцене и заговорил с Вальдемаром Кутте, который сначала отвечал с раздражением, а потом повернулся к собравшимся:

– По многочисленным заявкам для нас споет миссис Тадука Мильгер.

– О нет! – закричала из-за своего столика Тадука Мильгер. – Это совершенно невозможно!

Но ее втащили на сцену, поставили рядом с кисло улыбающимся Кутте.

Тадука Мильгер спела несколько баллад: «Я одинокая птица», «Моя маленькая красная баржа на реке» и «Пинкероуз – дочь космического пирата».

Места за столами были уже заполнены: постепенно собрались все опоздавшие. Джерсен начал сомневаться, что Трисонг придет на вечеринку.

Тадука Мильгер вернулась за свой столик. Объявили о начале ужина, и оркестр пошел отдохнуть в служебное помещение.

Вечер спустился на Гледбитук. Сотни карнавальных фонарей, подвешенных на бамбуковых шестах, освещали павильон. За столами не спеша ужинали. Многие попивали ликеры. Те, кто более строго придерживался Учения, коротали время за чашками чая, но потеряли очень мало, потому что столы просто ломились от всевозможных яств.

«Невероятно, – подумал Джерсен. – Где же Говард Трисонг? Почти в руках!»

Он оглядел углы павильона, берег реки… Время, казалось, застыло. И вдруг все встало на свои места. Вот у реки неподвижно застыли три человека, внимательно наблюдая за тем, что творится в павильоне. Джерсен посмотрел на дорогу. У ограды стояли еще трое мужчин, лица и одежды которых невозможно было рассмотреть. Но, похоже, они не из Гледбитука…

Все изменилось. То тут, то там звучали легкие застольные разговоры, преувеличенно-бодрые, причудливые и абсурдные. А вокруг освещенного разноцветными фонарями пространства собирались темные силы. Джерсен прошел в дальний конец павильона, посмотрел на юг и различил очертания людей, почти незаметных в тени вязов.

Кутте позвал оркестр на сцену.

– Сейчас мы сыграем «Рапсодию спящих дев». Внимание! Пожалуйста, грациозно и изящно.

Пирушка бывших, а теперь вновь собравшихся одноклассников достигла стадии повышенной общительности и панибратства. Все окликали друг друга, вспоминая выдумки, проделки и шутки. Социальные барьеры рухнули, веселье охватило всех в павильоне… «Ничего подобного! Это был Кремберт! Мне сделали выговор и обвинили…» – «О, Садкин! Помнишь вонючий цветок в букете миссис Боаб? Какая шутка, а?» – «…что с ним случилось?» – «Утонул в Куадском канале, бедняга. Упал со своей баржи…» – «…самый громкий скандал был с перископом Фимфла, помнишь?» – «А как же! Он подсматривал за девочками, глазел на коленки и локти, а также на то, что между ними». – «Какая мысль была!» – «Фимфл! Что за парень! Где он сейчас?» – «Бог его знает». – «Эй, кто-нибудь знает, что случилось с Фимфлом?» – «Не вспоминайте этого маленького сорванца». Последнее донеслось из-за стола Садалфлоурисов и было сказано Аделией Лангал.

Неожиданно раздался звук, похожий на звон огромного гонга. Был ли он на самом деле? Или почудилось? Джерсен отчетливо слышал удар гонга, но больше никто, казалось, его не заметил.

В дверях появилась высокая широкоплечая фигура. Узкие брюки из зеленого велюра облегали длинные, сильные ноги; поверх белой рубашки с длинными рукавами – черный жилет с фиолетовыми и золотыми кармашками; светло-коричневые ботинки, закрывающие лодыжки; мягкая черная шляпа, надвинутая на лоб. Человек постоял в дверях, криво улыбаясь, потом сел на свободное место за ближайшим столом. Из-за стола Садалфлоурисов донесся громкий шепот, который нарушил внезапно наступившую тишину:

– Это же сам Фимфл?!

Говард Алан Трисонг, или Говард Хардоах, медленно повернул голову и посмотрел на Садалфлоуриса, потом окинул взглядом сцену, Джерсена и уставился на Вальдемара Кутте. Улыбка Говарда стала чуть шире.

Школьные товарищи возобновили разговоры. Застолье продолжалось, но атмосфера вдруг стала не такой свободной, как раньше. Разговоры смолкали, когда Говард Хардоах бросал на говоривших недобрый взгляд.

Наконец Морна Ван Халген, одна из организаторов вечера, взяла себя в руки, подошла и сердечно, но тихо поприветствовала Говарда, на что тот вежливо ответил. Морна Ван Халген указала на накрытые столы, предлагая ужин, но Хардоах покачал головой. Тогда она решительно оглядела зал, перебегая глазами от группы к группе, потом снова обернулась к учтивому мужчине, сидящему за столиком перед ней.

– Как приятно видеть вас после стольких лет разлуки! Я бы никогда вас не узнала, хотя вы не так уж изменились! Годы оказались к вам снисходительны.

– Действительно. Я счастливо провел это время.

– Я не помню ваших друзей… Но вы не должны сидеть здесь в одиночестве. Вон Сол Чиб. Помните его? Он сидит с Эльвинтой Герли и ее мужем из Пача.

– Разумеется, я помню Сола Чиба. Я помню всех и вся.

– Тогда почему бы вам не присоединиться к нему? Или к Шимусу Буту? Ведь о скольком можно поговорить! – Она показала на столы в левой части зала.

Говард Хардоах быстро взглянул туда:

– К Солу или Шимусу?… Оба, как я помню, были неловкими, тупыми и неряшливыми людьми. Я же, если помните, был философом.

– Возможно. Но ведь люди меняются.

– Сущность их неизменна. Возьмите меня, к примеру. Я по-прежнему философ, даже более изощренный, чем раньше.

Морна сделала движение, словно хотела отойти подальше от столика Говарда.

– Это же прекрасно.

– В таком случае, после маленького уточнения, к какой группе вы посоветуете мне присоединиться? Может быть, к Садалфлоурисам или к Ван Бойерсам? Или лучше присесть за ваш столик?

Морна скривила губы и моргнула:

– В самом деле, Говард, я уверена, вам будут рады везде так же, как это было в школе… Вы знаете… Я думала…

– Вы думали обо мне как о бедном космическом бродяге, возвратившемся в отчий дом, усталом человеке, полном сентиментальных воспоминаний, готовом встретиться с Шимусом и Солом на вечеринке выпускников. В каком-то смысле, Морна, время – волшебная линза. Как и в детстве, я употребляю ликеры и эссенции. Будьте добры, Морна, позовите официанта и посидите со мной. Мы вместе выпьем «Нектар Флокса», «Голубые слезы» и «Теперь ты видишь меня». Морна все-таки сделала шаг назад:

– Тут нет официантов. Все всё делают сами. А теперь…

– В таком случае, я принимаю приглашение. – Говард Хардоах вскочил на ноги. – Мы пойдем к вашему столу, и Вимберли предложит нам одну-две бутылочки. – С изяществом он повел Морну через павильон к столу, где она сидела со своим мужем Вимберли, а также Блоем и Дженором Садалфлоурисами, Педером и Эллисент Ворвельт.

Компания встретила Говарда прохладно, вяло поприветствовав его. Он ответил:

– Спасибо всем. Морна соблазнила меня замечательными старыми «Голубыми слезами», и я с удовольствием попробую их. Леди и джентльмены, мои лучшие пожелания! Пусть праздник никогда не покинет ваши сердца!

– Здесь нет официальной программы, – обратился к нему Дженор. – Ты не заметил никого из своих старых друзей?

– Только вас, – сказал Говард Хардоах. – Вы говорите, нет программы? Мы это исправим. Наша встреча должна запомниться всем! Спасибо, Вимберли, я выпью еще четверть пинты. Эй, маэстро Кутте, сыграйте что-нибудь!

Вальдемар Кутте едва поклонился с суровым видом. Говард Хардоах засмеялся и откинулся на спинку стула.

– Он не изменился ни на йоту: все тот же сухой старикан. Некоторые из нас меняются к лучшему, некоторые – к худшему. Правда, Блой? Ты здорово изменился. В самом деле… Ты, кажется, отпустил живот?

Блой Садалфлоурис покраснел:

– Я не хотел бы обсуждать эту тему.

Но Говард Хардоах уже говорил о другом:

– Во Флатере так много Садалфлоурисов, что я не могу выделить отдельные ветви этого семейства. Мне кажется, ты принадлежишь к главной?

– Совершенно верно.

– А кто сейчас глава семьи?

– Мой отец, мистер Номо Садалфлоурис.

– Его сегодня нет тут?

– Он ведь не учился с нами в одном классе.

– А что с Саби Садалфлоурис, которая была когдато такой красивой?

– Ты, очевидно, имеешь в виду мою сестру, миссис Саби вер Эйх. Она здесь.

– Где же?

– Вон за тем столиком со своим мужем и остальными…

Говард Хардоах резко повернулся и пристально посмотрел на темноволосую даму за столом в двадцати футах от них, потом поднялся и подошел к ней:

– Саби! Ты узнаешь меня?

– Мне кажется, вы Говард Хардоах. – Голос Саби вер Эйх не отличался теплотой.

– Да, это я. А кто это с тобой?

– Мой муж, Поль. Мои дочери, Мирл и Мод, мистер и миссис Джанат с реки Виста, мистер и миссис Гилди с озера Скуни и их дочь Хальда.

Говард Хардоах поблагодарил за знакомство и повернулся к Саби:

– Как я рад, что встретил тебя снова! Теперь вижу, что пришел не зря. А твои дочери так же прелестны, как и ты в их возрасте.

Голос Саби зазвучал настолько холодно, что, казалось, подул ледяной ветер:

– Удивительно, что ты вспомнил старое! Поль вер Эйх сказал:

– Удивительно, что вы вообще решились появиться! Говард Хардоах уныло улыбнулся:

– Меня же пригласили. Или это не мой класс и не моя школа?

Поль вер Эйх несколько грубо заметил:

– Об этом лучше не говорить!

– Совершенно верно. – Говард пододвинул стул и сел. – Если позволите, я попробую вашего «Аммари».

– Я вас не приглашал к столу.

– Спокойно, Поль, не будь жадным! Разве ты тонна за тонной не перетираешь ценную мурдиксикскую муку?

– Да, фабрика работает. Я поддерживаю ее в хорошем состоянии и получаю прибыль.

Говард Хардоах откинул голову назад и засмеялся:

– Я рад встретить вас всех. – Он взял руку Мирл и поцеловал ее пальцы. – Особенно тебя. Я необычайно взволнован, хотя это не совсем правильное слово… Ненасытно… Нет, это тоже не то слово… Восхищение прекрасными девушками… И еще до того, как кончится вечер, мы встретимся снова.

Поль вер Эйх привстал, но Говард Хардоах уже отвернулся от Мирл, поднес бутылочку «Аммари» к губам и залпом опорожнил ее.

– Освежает! – Изящным движением он бросил бутылочку в корзину.

Вдруг Саби тронула мужа за руку:

– Поль, кто эти люди?

Она указала в конец павильона. Там стояли трое мужчин с тяжелыми лицами, в серой с черным форме и черных касках. Каждый держал в руках короткую винтовку.

Миссис Джанат тихо вскрикнула:

– Они повсюду! Нас окружают! Говард Хардоах произнес:

– Не обращайте на них внимания. Это часть моей свиты. Вероятно, пора сделать объявление, чтобы успокоить любопытных. – Говард Хардоах прыгнул на сцену, где располагался оркестр. – Школьные товарищи, старые знакомые, все остальные! Вы заметили группы людей, похожие на военные отряды? Это просто мои телохранители. Сегодня они надели эти очень непривлекательные костюмы, которые своим цветом говорят нам, что их обладатели в мрачном настроении. Когда они надевают желтое, значит, они оживленны и веселы. Когда они надевают белое, мы называем их «мертвыми куклами». А теперь устроим вечер удовольствий!

Пусть воспоминания текут своим чередом. Блой Садалфлоурис сказал мне, что никаких развлечений не намечается. Это меня несколько огорчило, и я решил предложить свою программу. Позвольте мне коротко рассказать о себе. Возможно, из всех посещавших старую добрую школу я был самым наивным. Сам поражаюсь. Каким мечтателем я был двадцать пять лет назад! Придумывал таинственный мир незаконных удовольствий и мучительных вожделений… Но когда пытался найти себя, то получал отпор. Все, что существовало в моем мире, окружающим казалось извращением. К бедному мальчику придирались, его оскорбляли, над ним насмехались и даже дали ему идиотскую кличку – Фимфл. Я уверен, автором был Блой Садалфлоурис. Верно, Блой?

Блой надул щеки, но промолчал.

Говард. Хардоах опустил голову, медленно покачал ею:

– Бедный Говард! Девушки относились к нему не лучше. Даже теперь я вздрагиваю, вспоминая их пренебрежение! Саби Садалфлоурис играла в жестокую, бессердечную игру, которую не стану описывать. Теперь я приглашаю ее очаровательных дочерей совершить круиз на борту моей космической яхты. Мы посетим интересные миры, и, я уверяю, в моей компании они не будут скучать. Возможно, это вызовет мучения и чувство одиночества у Саби, но она должна была подумать о своих поступках двадцать пять лет назад. О поступках, которые заставили меня бежать из Гледбитука! – Трисонг обвел взглядом примолкших одноклассников. – Все, о чем я пока говорил, шло мне во вред. Но теперь я очень богатый человек. Я могу купить весь Гледбитук и не заметить этого. С философской точки зрения, я – сверхъестественная личность. Я исповедую Доктрину Космического Равновесия, а если говорить проще – «зуб за зуб…» Теперь о программе сегодняшнего вечера. Я назвал ее довольно оригинально: «Мечта Выдающегося Школьника о Справедливости!» И совершенно счастлив, что волен распоряжаться обстоятельствами!

Корнелиус Ван Бойерс, главный организатор праздника, поспешно вышел вперед:

– Говард! Ты говоришь невероятные глупости! Это же просто несерьезно, но, в сущности, ты хорошо нас всех повеселил. Садись наконец на место. Ты хороший парень, и мы вместе будем наслаждаться вечеринкой.

Говард махнул рукой. Два телохранителя вывели Корнелиуса Ван Бойерса из павильона и заперли его в женском туалете. Этим вечером его больше никто не видел.

Говард Хардоах повернулся к оркестру. Джерсен, сидевший в двадцати футах от него, надеялся, что широкополая шляпа и кроткое выражение лица – хорошая маскировка. Хардоах едва взглянул на Джёрсена.

– Маэстро Кутте! Мне доставляет огромное удовольствие встретить вас снова! Вы помните меня?

– Не особенно отчетливо.

– Это потому, что вы разозлились на меня и отобрали скрипку. Вы сказали, что я играю как напившаяся белка.

– Да. Я помню этот случай. Ты сделал грубое вибрато. Но почему, вспоминая старое, ты припоминаешь только гадости?

– Интересно, а вы сами никогда не играли в этом стиле?

– Никогда! Все ноты должны быть логически завершенными, точными и ограниченными с каждой стороны.

– Позвольте напомнить вам о трюизме музыкантов, – сказал Говард Хардоах. – Когда вы перестаете расти, то начинаете опускаться. Вы никогда не играли как напившаяся белка, а сейчас пришло время попробовать. Для того чтобы играть как напившаяся белка, тогда как вы не белка вовсе, вы, по крайней мере, должны напиться. Здесь есть все необходимое. Пейте, профессор Кутте, а потом играйте! Так, как раньше вы никогда не играли!

Кутте наклонился и оттолкнул предложенную бутылку:

– Простите, но я не употребляю ферментов и спиртов. Учение категорически запрещает это.

– Хо! Мы набросим покрывало на теологию, как могли бы набросить платок на болтливого попугая. Доставьте нам радость! Удовольствие! Пейте, профессор! Пейте здесь, или мои" телохранители напоят вас за павильоном.

– Пить я не хочу, но если меня принуждают… – Кутте опрокинул содержимое бутылки себе в рот и закашлялся. – Какая горечь!

– Да, это «Горький Аммари». А теперь попробуйте «Дикий Солнечный Свет».

– Это несколько лучше. Позвольте попробовать «Голубые слезы»… Так. Отлично. Достаточно!

Говард Хардоах засмеялся и хлопнул Кутте по спине. Джерсен смотрел на происходящее с тоской. Так близко и так далеко! Музыкант, игравший на цимбалах, пробормотал:

– Этот человек безумен! Если он подойдет ближе, я ударю его цимбалами по голове. Вы поможете мне, и мы в один миг прекратим это безобразие.

У входа стояли двое мужчин: один – низкий и толстый, как обрубок, почти лысый, с квадратной головой и мясистыми чертами лица; второй – худощавый, мрачный, с короткими жидкими черными волосами, впалыми щеками, с длинным бледным подбородком. Они не были одеты в форму телохранителей.

– Видите тех людей? – Джерсен незаметно указал на них. – Они наблюдают и только и ждут от кого-нибудь подобной глупости.

– Я не намерен сносить унижение! – прорычал цимбалист.

– Сегодня вечером лучше вести себя осторожно, а то можно не дожить до утра.

Кутте пробежал пальцами по волосам, его глаза остекленели, и он зашатался, когда повернулся к своему оркестру.

– Сыграйте нам что-нибудь, – окликнул его Говард Хардоах. – В стиле напившейся белки, пожалуйста!

Кутте пробормотал, обращаясь к оркестру:

– «Цыганский костер в Аолиане».

Говард Хардоах внимательно слушал, как играет оркестр. Наконец он закричал:

– Довольно! Теперь переходим к программе! Мне нравится наша встреча. Она состоялась двадцать пять лет спустя. Так как я импресарио и так как темы взяты из моего жизненного опыта, то субъективный подход неудивителен… Итак, начинаем! Я вращаю колесо истории назад. Сейчас мы находимся в школе с нашим милым Говардом Хардоахом, которого донимали задиры и смазливые девчонки. Я вспоминаю один случай. Маддо Страббинс, я вижу тебя. Ты выглядишь более представительным, чем тогда. Выйди вперед! Хочу напомнить тебе кое-что.

Маддо Страббинс смотрел сердито и сидел с вызывающим видом. Телохранители Говарда подошли поближе. Он поднялся на ноги и неспешно подошел к сцене, высокий, дородный мужчина с темными волосами и крупными чертами лица. Он стоял, глядя на Говарда со смешанным чувством презрения и неуверенности.

Хардоах заговорил резким голосом с металлическими нотками:

– Как приятно видеть тебя спустя столько лет! Ты все еще играешь во дворе?

– Нет. Это игра для детей – гонять мяч туда-сюда.

– Когда-то мы оба думали иначе. Я пришел на корт с новой ракеткой и мячиком. А ты явился туда вместе с Ваксом Баллом и выгнал меня, сказав: «Охлади свой пыл, Фимфл. Потренируйся на заднем дворе. Ты должен подождать до лучших времен». А потом вы играли моим мячом. Помнишь? Когда я попытался возражать, заявив, что пришел первым, ты ответил: «Заткнись, Фимфл! Я не могу играть, когда ты ноешь над ухом». Потом ты забросил мой мяч за забор, и он потерялся в траве. Помнишь?

Маддо Страббинс не ответил.

– Я долго переживал ту потерю, – продолжал Говард Хардоах. – Этот случай запал мне в память: мяч стоил пятьдесят центов. Мое время, потраченное на ожидание и поиски мяча, стоит еще один сев, то есть уже полтора сева. С учетом двадцати пяти процентов годовых набегает еще шестнадцать севов двадцать пять центов. Добавь десять севов в качестве штрафа за моральный ущерб, округли, и получится двадцать шесть севов. Заплати сейчас.

– Я не ношу с собой таких денег.

– Порите его двадцать шесть минут, потом отрежьте ему уши, – приказал своим телохранителям Говард Хардоах.

Страббинс задрожал:

– Подождите минутку… Вот деньги.

Он достал несколько купюр, потом повернулся и побрел к своему столу.

– Еще не все, – продолжал Говард Хардоах. – Ты заплатил мне только за потерянный мяч. «Сиди тихо», – сказал ты.

Телохранители поставили перед сценой деревянный стул с куском льда на сиденье, подвели Маддо Страббинса к стулу, сняли с него брюки, посадили его на лед и крепко привязали.

– Сиди спокойно и тихо, охлади свою задницу, – велел Говард Хардоах. – Ты выкинул мой мяч, а меня так и подмывает приказать отрезать твои мячики, но я понимаю, это твое единственное семейное развлечение. Мы сделаем по-другому…

Вперед вышел один из телохранителей и приложил ко лбу Маддо Страббинса какое-то приспособление. Тот закричал от боли. Когда приспособление убрали, на коже осталась буква «Ф» фиолетового цвета.

– Это заглавная буква пресловутого прозвища Фимфл, – пояснил Говард Хардоах. – Она будет меткой для каждого, кто, как я вспомню, произносил его. Прозвище придумал Блой Садалфлоурис. Поэтому следующим номером программы объявим этого тучного борова.

Блоя Садалфлоуриса раздели донага и вытатуировали буквы «Ф» по всему телу, кроме ягодиц, где слово «Фимфл» написали целиком.

– Ты придерживаешься моды, – ухмыльнулся Хардоах, критически осмотрев его. – Когда будешь купаться в озере Скуни и твои друзья спросят, почему ты пятнистый, как леопард, отвечай: «Я наказан за длинный язык!» Эй, ребята, а ведь верно! Пометьте-ка заодно и его язык, как и все остальное… Итак, кто следующий? Эдвер Висси? Вперед, пожалуйста… Помнишь Анжелу де Дейн? Хорошенькую маленькую девушку из низшего сословия? Я восхищался Анжелой со всем пылом своего романтического сердца. Однажды, когда я разговаривал с ней, подошел ты и оттолкнул меня, сказав: «Беги вдоль, Фимфл. И держись подальше. Анжела пойдет со мной в другую сторону». Я долго ломал себе голову над этим приказом. «Беги вдоль…» Вдоль чего? Дороги? Воображаемой линии? Длинного пути? – Голос Хардоаха стал гнусавым. – На сей раз мы упростим дело и вообразим, что вокруг павильона есть беговая дорожка. Ты будешь «бежать вдоль», и мы узнаем, что ты имел в виду тогда. Четыре собаки будут преследовать тебя и кусать за ноги, если ты попытаешься остановиться. Эй, Эдвер! Дай нам посмотреть на пару быстрых ног. Пробегись «вдоль»! Жаль, маленькой Анжелы здесь нет, чтобы повеселиться вместе с нами.

Телохранители отправили Эдвера Висси на дорожку, а четыре гончих помчались сзади с рычанием и лаем.

Сидевший рядом с Джерсеном цимбалист пробормотал:

– Вы когда-нибудь видели подобное? Этот человек безумен, если устраивает такие представления.

– Будьте осторожны, – предупредил Джерсен. – Он слышит шепот, произнесенный десять минут назад на расстоянии мили. Пока он ведет себя еще прилично. Он в хорошем настроении.

– Надеюсь никогда не увидеть его в ярости. Программа продолжалась. Говард Хардоах изощрялся все больше. Он разошелся не на шутку.

Олимп Омстед назначила Говарду свидание в зоне отдыха Блинник-Понд. Говард протащился десять миль и ждал четыре часа только для того, чтобы увидеть, как Олимп приехала в компании с Гардом Форнблюмом.

– Теперь тебя отвезут в отдаленное место, – сказал Говард. – Ты подождешь до восьми часов утра, а потом прогуляешься пешком двадцать миль до реки Виггал. Но чтобы ты навсегда запомнила этот случай, я придумал еще одну шутку.

Мадам Олимп раздели до пояса, одну грудь выкрасили в ярко-красный цвет, другую в ярко-синий, а на живот поставили лиловую букву «Ф».

– Прекрасно! – воскликнул Говард Хардоах. – Теперь тебе будет трудно обманывать, пользуясь доверием молодых ребят.

Пока Говард сосредоточил свое внимание на Леопольде Фриссе, Олимп вывели из павильона и увезли на исходную позицию. Леопольд обучал молодого Говарда, как «поцеловать себя в зад». Теперь перед Леопольдом поставили в соответствующую позу шесть свиней, и он должен был целовать каждую в анальное отверстие.

Ипполиту Фауер, ударившую Говарда по лицу на парадном крыльце школы, отшлепали два телохранителя, пока маэстро Кутте играл на скрипке, чтобы заглушить ее крики. Опустившись на колени, он с трудом водил смычком по струнам.

Говард Хардоах с отвращением выхватил у него скрипку:

– Я выпил раз в пять больше тебя! Ты хвастался, что хороший музыкант, а не можешь играть, даже когда выпьешь чуть-чуть! Постыдился бы. Я сыграл намного правильнее в тот раз…

Он сделал знак телохранителям, и те опять начали хлестать Ипполиту, которая снова закричала, а Говард заиграл на скрипке. Он начал пританцовывать, продолжая игру, время от времени поднимая то одну, то другую длинную ногу и слегка притопывая ею, важно выступая вперед, подгибая колени. Его глаза были полузакрыты, а лицо – неподвижно.

Цимбалист смущенно повернулся к Джерсену:

– По правде говоря, он играет великолепно… Уверенно, заметьте. Как умело он акцентирует звук на криках женщины. Меня так и подмывает закричать «браво»

– Ему было бы приятно, – ответил Джерсен. – Но в целом, наверное, лучше не привлекать к себе внимания.

– Думаю, вы правы.

Мелодия отзвучала, и Ипполита в изнеможении вернулась на свое место. Настроение Говарда Хардоаха требовало музыки. Он повернулся к оркестру:

– Теперь все вместе, с огоньком, с переливами и без ошибок. «Удовольствия Петтивилла».

Джерсен толкнул локтем цимбалиста:

– Какая флейта?

– С медной каймой.

Говард Хардоах топнул ногой, оркестр начал играть. После первого куплета Говард потребовал тишины.

– Красиво, красиво! Кларнет, более резко! Эй, ты, на дудке, почему не играешь традиционного соло?

Джерсен изобразил смущенную улыбку:

– Я плохо знаю эту мелодию, сэр.

– Тогда ты должен практиковаться в игре на своем инструменте.

– Я сделаю все, что смогу, сэр.

– Еще раз, только поживей!

Мелодия была сыграна, а Говард Хардоах изобразил нечто напоминающее абсурдный танец.

Неожиданно он остановился, топнул ногой и воздел руки к небесам, размахивая возмущенно скрипкой и смычком:

– Что с дудкой! Эй, ты почему играешь не так, как положено? К чему это нелепое пи-па-па, пи-па-па?

– Видите ли, сэр, по правде говоря, я плохо играю на этом инструменте.

Говард Хардоах схватился за голову и в ярости сдвинул шляпу на затылок:

– Ты бесишь меня своим пи-па-па! И своим идиотским злым видом. Ребята, возьмите этого кретина и окуните его в реку! Мир станет лучше без таких музыкантов.

Телохранители схватили Джерсена, стащили его со сцены. Говард обратился к публике:

– Вы – свидетели важного события. Все люди делятся на три категории. Первая – личности, обладающие утонченным вкусом; вторая – вульгарная масса, которая служит сама себе примером; третья – никудышные выскочки, подражающие стилю лучших мира сего. К последним относится вот этот музыкант. Таких людей нужно вовремя останавливать! А теперь музыка! Кто хочет, может танцевать!

Два телохранителя вынесли Джерсена из павильона и потащили его по склону к реке. Третий шел сзади. Джерсену ничего другого и не надо было. Они спустились вниз, к лодочной стоянке, прошли в дальний конец, где волшебные фонари отражались в мелкой ряби темной воды.

Джерсена подняли за руки и за ноги. Он висел, безразличный и расслабленный.

– Считаем до трех и бросаем. Итак, начали!

– Начали, – сказал Джерсен, извернулся, вырвался из рук телохранителей, нанес стоящему слева страшный удар, сломав шею. Другого он ударил кулаком в висок и почувствовал, как треснула кость. Повернувшись и пригибаясь, он бросился под ноги третьему, который пошатнулся, потерял равновесие и упал назад, подставив под себя руки. Джерсен поймал его в захват, перевернул лицом вниз, наступил коленями на плечи, дотянулся до подбородка и, резко дернув голову вверх и назад, сломал хребет.

Тяжело дыша, Джерсен встал на ноги. Менее чем за три секунды он убил троих. Он взял одну из винтовок, пистолет, пару кинжалов, потом столкнул тела в реку и пошел назад к павильону.

Музыка прекратилась. Телохранители, поддерживающие связь по рациям, заметили непорядок на берегу.

Джерсен мельком увидел нескольких телохранителей, которые, пригнувшись, выбежали из павильона. Говард Алан Трисонг по-прежнему стоял на сцене и, нахмурившись, смотрел в сторону Джерсена, который поднял винтовку, прицелился и выстрелил как раз в ту минуту, когда Трисонг спускался со сцены. Говард подпрыгнул в воздухе, раненный в плечо. Джерсен выстрелил снова и поразил Трисонга в пах, заставив врага завертеться на месте. Потом Трисонг упал на пол и исчез из поля зрения.

Джерсен заколебался, заметался туда-сюда, подгоняемый желанием броситься вперед и убедиться в смерти мерзавца… Но опасность была слишком велика. Если Говард Трисонг только ранен, что вероятнее всего, Джерсена схватят и расправа окажется скорой. Больше ждать нельзя. Метнувшись в тень лиственниц, Джерсен обогнул павильон, выбежал на дорогу и спрятался среди стоявших машин. Показались трое телохранителей. Джерсен прицелился и трижды выстрелил. Три тела упали на землю.

Джерсен быстро вскочил на ноги и осмотрелся, надеясь увидеть Трисонга и добить его.

Но теперь опасность возросла еще больше. Поэтому Джерсен перебежал дорогу и спрятался в зарослях. Неожиданно гигантский силуэт заслонил звезды, зависнув над павильоном. Яркие лучи прожекторов осветили все вокруг… Скоро сканеры корабля начнут шарить по окрестностям. Джерсен решил больше не ждать. Он подбежал к берегу, прыгнул в воду и поплыл на север, стараясь как можно скорее выбраться из зоны действия детекторов.

Он переплыл реку и спустился еще на четверть мили вниз по течению, вылез на берег мокрый, как ондатра, и замер, вглядываясь во тьму на юге… Снова провал. Еще более горькая неудача. Второй раз он был близок к цели и опять только ранил противника.

Он смотрел на юг, где оставил раненого Трисонга с его телохранителями и кораблем. С корабля спустили подъемники и через минуту всех переправили наверх. Прожекторы погасили. Теперь корабль превратился в черную массу с линиями освещенных иллюминаторов по бортам. Он поднялся на тысячу футов и завис.

Мозг Трисонга, оказавшегося на борту корабля, наверняка не останется пассивным. Сигнал тревоги пришел с реки, куда телохранители потащили глупого музыканта… А кто был этот музыкант, которого профессор Кутте пригласил сыграть с оркестром? Несомненно, вопрос зададут Кутте, который живо расскажет все, что знает: музыкант с другой планеты, он хотел участвовать в празднике.

Ах, инопланетянин? Без сомнения, его нужно схватить. Сейчас же начнутся поиски в гостиницах, городках, транспортных агентствах, космопортах. В космопорту Теобальд найдут «Крылатый Призрак». По регистрационному номеру определят имя Кирта Джерсена, и оно станет известно Говарду Трисонгу. Джерсен поморщился и направился на север, к Голчер-вей, а около кладбища свернул на запад.

На главной улице он на мгновение остановился, подумав об автомобиле, но более необходимым представлялось увидеть маэстро Кутте, и Джерсен пошел к дому профессора.

В окнах, выходящих на улицу, горел свет. Держась в тени, Джерсен приблизился к дому. Вальдемар Кутте в коричневом халате шагал по комнате туда-сюда, держась за голову.

«Прошло не так много времени, – подумал Джерсен, – но здесь все тихо».

Тишина заставила его усомниться в правильности собственных рассуждений. Корабль Трисонга мог уже улететь, а идиот-музыкант – остаться неразрешенной загадкой… И все-таки Джерсен решил подождать. Он нашел укромный уголок возле изгороди и затаился.

Шли минуты: пять, десять…

Улица оставалась пустынной. Джерсен сменил позу и взглянул на небо, но увидел только звезды – странный рисунок созвездий. Наконец он поднялся и начал приводить себя в порядок: его одежда все еще была сырой.

Слабый звук донесся сверху. Джерсен мгновенно насторожился. Опять! Что это?

С неба спустилась небольшая авиетка. Скользнув тихо, как тень, она села в десяти ярдах от того места, где спрятался Джерсен. Три человека сошли на землю, остановились, тихо переговариваясь, очевидно, удостоверяясь, что это действительно дом Кутте.

Джерсен, пригибаясь, пробежал за оградой, обогнул посаженные у дома кусты и притаился за воротами.

Через окно было видно, как Вальдемар Кутте, возмущаясь и негодуя, рассказывал о событиях вечера маленькой пухлой женщине, охваченной ужасом.

Два человека подошли к дверям дома, потом свернули во двор. Джерсен ударил одного из них в лоб куском железной ограды, бросился ко второму и пронзил его сердце кинжалом.

Ни звука. В доме профессор Кутте, как и раньше, продолжал ходить, размахивая руками, делая паузы, чтобы подчеркнуть некоторые особенно ужасные эпизоды.

Джерсен подошел к ограде и посмотрел на машину. Третий телохранитель, прислонившись спиной к летательному аппарату, следил за улицей. Джерсен крадучись зашел ему за спину и, взмахнув кинжалом, перерубил спинной мозг телохранителя.

На пассажирское сиденье авиетки Джерсен уложил три трупа. Потом поднялся в воздух, пролетел над погруженным в ночную темноту Гледбитуком, сел во дворе позади гостиницы Свичера, тихо пробрался в свою комнату, переоделся в обычную одежду, засунул в карман «Книгу Грез». Вернувшись к авиетке, он поднял машину в воздух и полетел на юг, к Теобальду.

Над рекой Данглиш он снизился, сбросил тела в воду и полетел дальше.

Наконец внизу показались опознавательные огни Теобальда. Красные и синие мерцающие лампочки обозначали очертания космопорта.

Не замеченный и не потревоженный никем, Джерсен приземлился рядом с «Крылатым Призраком», поднялся на борт и задействовал системы подготовки к взлету.

Затем он вспомнил об авиетке. Если Говард Трисонг найдет ее здесь, около места, где раньше стоял корабль, то легко сможет додумать остальное, Служащий космопорта покажет ему регистрационные записи «Крылатого Призрака», следы приведут прямо к Кирту Джерсену, Джиану Аддельсу в Понтифракт, на Элойз… Джерсен вернулся в авиетку, запрограммировал автопилот и отправил авиетку в путешествие.

Потом перебрался на корабль, запустил двигатели и оставил Леландер далеко внизу… На высоте десяти миль он остановил звездолет и принялся исследовать небо. Но ни макроскоп, ни радары, ни ксенодный детектор не обнаружили никакого следа корабля Трисонга.

Джерсен полетел далеко на север и сел в безлюдной тундре, вдали от детекторов Трисонга.

Очень усталый, он поудобнее устроился в кресле, но странные мысли не давали ему уснуть. Нервное напряжение медленно спадало, разочарование от того, что он не смог убить мерзавца, уступало место мрачному удовлетворению тем, что удалось заставить его оступиться, разозлиться, почувствовать страх, неуверенность в себе, боль. Не такая уж плохая работа. Даже сами по себе эти слова раньше никогда не упоминали рядом с именем Говарда Алана Трисонга. Взяв «Книгу Грез», Джерсен принялся изучать ее. Но он слишком устал, чтобы быть упорным…

Тогда он забрался в постель и скоро уснул.

Глава 14

Утром, сидя на ступеньке трапа, Джерсен выпил чашечку чая. Всходило солнце. В воздухе чувствовался запах затхлости, грязи и гниющих растений. Низкие холмы теснились на юге у горизонта. Равнина – тундра, болота – простиралась насколько хватало глаз. Землю покрывали серо-зеленые лишайники, однообразие которых кое-где прерывали заросли камыша и черные проплешины земли, перемежающиеся зарослями истощенной осоки и маленькими черными деревцами с алыми ягодами. Встреча одноклассников в Гледбитуке, казалось, происходила где-то в другом мире и очень давно. Джерсен вернулся в салон, налил еще чашку чая, снова вышел из корабля и буквально заставил себя просмотреть «Книгу Грез».

Чай остыл. Джерсен читал страницу за страницей и дошел наконец до того места, где юный Говард прервал свои записи чуть ли не на середине предложения.

Джерсен отложил книжечку и уставился в пространство. Когда-то Говард Трисонг очень дорожил ею, она была для него частью юности, полной сладкой печали. Более того, она определяла его сущность. Предположим, Трисонг узнает, что книжка не пропала. Что дальше? Этот человек непредсказуем. Когда-то он был уверен, что книгу украл его бывший друг, Нимфи Клидхо. Интересно, где сейчас находится этот Клидхо?

Джерсен задумался, представив себе молодого Хардоаха, слабого, чувствительного, вечно окруженного тайной. Он снова взялся за «Книгу Грез», и ему показалось, что книжечка трепещет от фантастической жизни, сокрытой в ней… При первом прочтении она производила впечатление просто сумбурных записок, состоящих из личных рассуждений, разговоров семи паладинов, двенадцати песен как версий повествования. Последние страницы были написаны на языке Наомеи, известном только паладинам, и тут же приводились азбука с символами и триста пятьдесят понятий, по которым этот язык можно понять. До того как юный Говард полностью развил его, книга прерывалась.

Очевидно, Говард вел записи несколько лет. Предисловие, занимавшее полторы страницы, содержало заявление, в котором чуткое ухо услышало бы много яркого и необычного, тогда как циничный человек не заметил бы ничего, кроме неопытной напыщенности.

«То же самое, – подумал Джерсен, – можно сказать и обо всей книге». По мнению Джерсена, неопытный юнец не мог выдумать ничего подобного. «В чем же тут дело?» – подумал Джерсен, пытаясь подобрать более точное название фантазиям Говарда Алана Трисонга.

Книга начиналась так:

Я – Говард Алан Трисонг. Я не признаю имени Хардоаха и тому подобной чуши. То, что к моему рождению причастны Адриан и Реба Хардоах, – случайность, от меня не зависящая. Я произошел от коричневой земли, которую теперь сжимаю в руках, от серого дождя и стонущего ветра, от волшебной звезды Мемон. Мое тело пропитано десятью цветами, из которых пять входят в ее спектр.

Такова моя сущность.

Я претендую на линию Демабиа Хаткенса[16] от его союза с принцессой Гиссет из обители Трисонг, откуда появился Шорл Трисонг – Рыцарь Пламенного Копья.

Мой вистгейст[17] известен по названию тайной магии.

МОЕ ИМЯ ИММИР Пусть угрюмые лучи темной звезды по ту сторону Мемона отберут жизнь и свет у того, кто произнес это имя с презрением.

На следующей странице был рисунок, выполненный неумелой рукой, однако старательно и искренне. Картинка изображала нагого мальчика, стоящего перед нагим молодым мужчиной: мальчик – рослый и решительный, с ясным и умным взглядом; мужчина немного худощавый. Но что-то заставляло думать о нем как о сильном и отважном, удивительном человеке.

«Это, – подумал Джерсен, – молодой Говард и его вистгейст Иммир».

Далее Говард выписал подборку аксиом, и понятных, и совершенно туманных.


ЗАПРЕТЫ ПРОЧЬ!

Проблемы, подобные деревьям Блеадстоунского леса. Всегда между деревьями есть тропинка, по которой можно пробраться, не натыкаясь на стволы.

Я – вещь в себе. Я верю. Я волнуюсь. Это истина. Я побеждаю героев. Я ухаживаю за прекрасными дамами. Я плыву в тепле со страстным невыразимым желанием. Своим пылким убеждением я обгоняю время и думаю о невозможном. Мне подвластны тайные силы. Они зарождаются во мне. Иногда они вырываются из-под контроля, и тогда последствия ужасны. Это тайна, которую нельзя открыть никому. А вот секретный символ:

Книга грез

Я люблю Глэйд со светлыми волосами. Она живет в моих грезах и снах, как анемона в холодной воде. Она не осознает, что я – это я. Желал бы я найти дорогу к ее душе. Хотел бы я быть волшебником, чтобы следовать путями нашей мечты. Если б я только мог говорить с ней звездным светом, плывя по тихим волнам.

Я могу видеть контуры власти и использовать их, управлять животными. Я учусь многому. Страх, паника, ужас подобны диким великанам, которых надо приручить, и они будут служить мне. Это необходимо. Куда бы я ни шел, они следуют за мной по пятам, невидимые и неведомые, пока я не прикажу им.

Глэйд!

Я знаю, что она должна существовать.

Глэйд!

Она сделана из звездного света и цветочной пыльцы. Она дышит памятью полночной музыки.

Я удивляюсь… Удивляюсь… Удивляюсь…

Сегодня я показал ей Знак, случайно показал, будто он и значения не имеет. Она посмотрела на него, потом на меня. Но ничего не сказала.

Следующие несколько заметок носили следы подчисток, и там были места, переписанные позже более твердой рукой.

Что такое власть? Это средство осуществлять желаемое. Для меня власть становится необходимостью. Сама по себе она – добродетель и бальзам, сладкий, как поцелуй девушки. Подобно поцелую власть надо взять.

Я одинок. Враги и недоброжелатели окружают меня, смотрят безумными глазами, а потом сверкают наглыми ляжками, когда обращаются в бегство.

Глэйд, Глэйд, почему ты так сделала? Я лишился тебя. Теперь ты порочна и испорчена. О, милая, порочная Глэйд! Ты еще узнаешь горечь сожаления и раскаяния, ты споешь песни горя, но все будет бесполезно. Что касается собаки Таппера Садалфлоуриса, то я посажу его в янтарную гондолу, отвезу на остров работорговцев и отдам на растерзание Моалзам.

Но. я еще успею все обдумать.

В тексте было пропущено несколько страниц, затем шли записи темно-лиловыми чернилами. Рука казалась тверже, характеры выписаны более реалистично.


АКСИОМЫ


Аккумуляция власти – это самоподдерживающийся процесс. Прирост низок, но он увеличивается согласно дирекции[18]. Необходимо сделать только первые шаги. Однообразное и беззаботное существование. Во время этой фазы невозможно выработать собственные суждения. Дисциплина сама по себе не отвлеченное понятие. Обычно она навязывается полуосознанно. Нужно, во-первых, освободиться от Учения, от долга, нежных эмоций, которые не дают обрести власть.

Очевидно, прошло время, возможно, несколько месяцев. Дальше почерк стал крупным, заостренным, угловатым и выделял почти осязаемую энергию.

Новая девушка появилась в городе!

Ее имя – Зида Менар.

Зида Менар!

Мысли о ней волнуют меня.

Она существует в особом пространстве, раскрашенном в свои цвета, обладающем собственным ароматом! Как мне воссоединить ее– пространство и мое? Как разделить с нею свои секреты? Как объединить в одно целое наши тела, души, запахи?

Интересно, знает ли она меня так, как я знаю ее?

Затем шло несколько страниц экстравагантных рассуждений о Судьбе и Обстоятельствах, о том, что последует после воссоединения с Зидой Менар.

Следующая часть записной книжки состояла из страстных обещаний Зиде Менар, обращенных к ее подсознанию. В записях не было логики, которая позволила бы догадаться о том, как развиваются или не развиваются любовные дела Говарда, и только последняя часть записей содержала дикий взрыв эмоций, направленных против окружения, в котором жил Говард Хардоах.

Враги окружают меня. Они таращатся на меня безумными глазами, проходят мимо, бегут следом или исчезают, словно их уносит ветер. Они вызывающе нагло привлекают внимание. Я постоянно вижу их.

Настало время. Я вызываю Иммира.

Иммир! Явись!

Пустая страница и новый раздел «Книги Грез». Предшествующий можно было бы назвать «Частью Первой». «Часть Вторая» была написана округлым почерком. Раздражающая горячность предыдущих строк, казалось, теперь тщательно контролировалась.

Над этим местом, которое стало для меня священным, я пустил себе кровь. Поставил Знак. Сказал Слово. Вызвал Иммира. И он явился.

Я сказал:

– Иммир! Время пришло. Восстань вместе со мной! Несомненно, мы – одно целое. Теперь мы должны определить наши отношения. Нам надо организовать это так, чтобы каждый знал каждого, всех могущественных паладинов… Да будет так! Приходите, становитесь в свете луча звезды Мемон и выбирайте свои цвета.

Луч ударил в драгоценный камень. Появился великолепный черный рыцарь. Он и Иммир обнялись как старые приятели.

Первый паладин здесь. Это Джеха Раис Мудрый. Он мыслитель, лишенный слабости, сожаления, жалости и мягкости.

– Добро пожаловать, благородный паладин.

Иммир протянул лучу звезды Мемон красный драгоценный камень, и появился человек, одетый во все темно-красное, и присоединился к двум другим.

Это Лорис Хохенгер, красный паладин. Он знает искусства и занимается ими. Без труда он совершает деяния, непосильные обычному человеку. Ему неведом страх. Он смеется, когда начинается битва.

Лорис, я воспринимаю тебя как своего красного паладина и обещаю тебе подвиги и набеги, превосходящие все, что ты предпринимал раньше.

– Иммир, кто теперь присоединится к нам?

Иммир взял зеленый драгоценный камень, и некто одетый в зеленые одежды испанского гранда, высокий и сильный, вышел вперед. Волосы цвета ночи. Глаза горят зеленым светом.

Это Мьюнес – выдающийся паладин, гибкий и странный. Он совершал невероятные подвиги, превращения и не видел разницы между другом и врагом. Он не знает равных в разгадках ребусов, он самый талантливый музыкант, искусный в игре на различных инструментах.

– Зеленый Мьюнес, ты будешь паладином вместе с нами?

– С великой радостью.

– Замечательно! Иммир, кто теперь?

Иммир выбрал красивый топаз, подставил его под луч Мемона, и появился человек, одетый в черную кирасу с желтым плюмажем, в желтых сапогах и кольчужных рукавицах. За спиной у него висела лютня. Иммир приветствовал его и назвал Спенглевеем – Повелителем Гротеска.

– Нам сопутствует счастье, раз с нами веселый Спенглевей, который поможет нам, когда путь покажется утомительным. В сражении он хитер, он мастер ужасных проделок. Среди нас только Мьюнес может состязаться с ним.

– Иммир, к кому еще обратиться?

– Я подставляю этот сапфир под луч Мемона, я вызываю Руна Фадера Синего!

Стройный и сильный человек, подобный солнечному лучу, выступил вперед.

– Это наш Рун, красивый и сильный, равно пренебрегающий отчаянием и горестями! Иногда его называют Руном Кротким. Это происходит, когда он начинает наносить удары, сильные, грубые, частые. Но никогда он не впадает в ярость, и его пленникам всегда легко вновь обрести свободу.

– Рун Фадер, мы приветствуем тебя! Ты присоединишься к нам?

– Все ветры и громы, все битвы Вселенной, все дела и заговоры хитрых трусов – ничто не заставит меня повернуть вспять.

– Тогда ты наш паладин.

– Иммир, кто еще? Кто-нибудь мог бы дополнить этот удивительный отряд?

– Есть один человек, знающий все. Иммир высоко поднял белый кристалл:

– Я вызываю Паниса Белого!

Появился человек, одетый в черный плащ, скрывающий доспехи с белыми блестками. У него было бледное лицо, впалые щеки, глаза, казалось, сверкали белым огнем.

Иммир сказал:

– Эйа наводит такой страх на врагов, что подобен самой смерти. Его подвиги сами говорят за себя, и все дрожат от ужаса, когда он просыпается. Радуйтесь, паладины. Эйа – один из нас. Он грозен для своих врагов. Эйа Панис, я приветствую тебя и прошу стать моим братомпаладином, тогда мы многое совершим.

– Я надеюсь, что будет так. Иммир же сказал:

– Итак, отважная семерка! Пусть все пожмут друг другу руки, и пусть наш союз сможет разрушить только смерть!

Они сделали так, и был собран великий отряд. Его предназначение– совершать великие подвиги, которые затмят все…

На следующей странице молодой Говард нарисовал портреты семерки, что, очевидно, потребовало от него больших усилий. Эти наброски заканчивали «Часть Вторую» книги.

Затем шло несколько страниц записей и заметок, некоторые из них были написаны на языке Наомеи. Но потом, видимо, Говард сильно устал и продолжал записи уже на обычном языке.

На листке с оглавлением значилось:

1. Приключения в Туарече.

2. Поединок с защитниками Сарзен Ебратан.

3. Появление Зиды.

4. Наглая спесь короля Уипера.

5. Покинутая Зида.

6. Замок Рауна.

7. Сватовство к Зиде Менар.

8. Семь странностей Хальтенхорста.

9. Приключения в гостинице «Зеленая Звезда».

10. Темницы Моурна.

11. Великие Игрища в Вун-Уиндвей.

12. Триумф паладинов.

Что бы ни предполагал включить Говард Хардоах в эти двенадцать глав, все не вошло в книгу, за исключением отрывков, которые занимали последующие страницы. Затем неожиданно, чуть ли не на середине предложения, записи обрывались, и примерно треть книги пустовала.

Джерсен отложил записную книжку, спустился на землю и стал ходить туда-сюда перед «Крылатым Призраком». Не все еще потеряно. Он потерпел неудачу в Воймонте, а теперь в Гледбитуке, но «Книга Грез» могла предоставить ему третью возможность, если только использовать ее правильно. На любую очевидную приманку Говард Трисонг, дважды раненный, должен теперь реагировать крайне подозрительно. Значит, эту приманку нужно подсунуть очень осторожно.

Джерсен решил, прежде чём строить планы, вернуться в Гледбитук.

* * *

Запреты на вторжение в воздушное пространство Маунишленда больше не беспокоили Джерсена. Очевидно, раньше никто не пытался нарушать подобные запреты. Около часу дня Джерсен вывел «Крылатый Призрак» из низких облаков и посадил в лесу возле фермы Хардоахов. Помня о недавней оплошности, он тщательно вооружился, затем вышел и запер люки. Справа раскинулся большой пруд, слева виднелась полоса земли, ранее принадлежавшая Клидхо. Когда Джерсен приблизился к ферме, он увидел, как Ледесмус Хардоах, выйдя из сарая с ведром помоев, выплеснул их в выгребную яму и вернулся обратно.

Джерсен подошел к двери дома Хардоахов и постучал.

Дверь открыла Реба Хардоах, лицо которой ничего не выражало.

Джерсен вежливо поздоровался:

– Сегодня я здесь по делу. Мне нужно получить коекакую информацию. Естественно, я готов заплатить за потраченное вами время.

Реба Хардоах ответила, словно выплевывая слова:

– Мистера Хардоаха сейчас нет. Он ушел в деревню. Ледесмус, выглянувший из сарая, увидел Джерсена, поставил ведро и направился через двор к дому.

– Итак, вы вернулись. Слышали новости о Говарде, а?

– Новости? Какие новости?

Ледесмус захохотал, потом прикрыл рот тыльной стороной ладони:

– Наверное, я не должен смеяться, но этот безумец появился на школьной вечеринке с целой шайкой и заставил всех плясать под свою дудку. Сводил старые счеты. Ай да Говард!

– Ужасно, ужасно, – пробормотала Реба Хардоах. – Он оскорбил Ван Бойерса и избил Блоя Садалфлоуриса, в общем, творил страшные злодейства. Мы осрамлены!

– Теперь, мама, – сказал Ледесмус, – поздно скорбеть. По правде говоря, мне становится смешно, когда я думаю об этом. Кто бы мог подумать, что Говард вернется таким мошенником?

– Это позор! – закричала Реба. – Твой отец сейчас пытается загладить его вину.

– Отец слишком уж честен, – возразил Ледесмус. – Нам-то Говард ничего плохого не сделал.

– Как я пойду в Дом Учения? – продолжала Реба Хардоах. – Я не могу смотреть людям в глаза.

– Смотри на всех сверху вниз, – предложил Ледесмус. – Дай им понять, что, если они не будут хорошо себя вести, ты пожалуешься Говарду. Уж это-то заставит их заткнуться.

– Что за безумная идея! Лучше расскажи джентльмену то, что он хочет узнать. Ведь он готов заплатить за сведения.

– В самом деле? И что же его интересует?

– Ничего особенного. Вы называли имя одного из друзей Говарда – Нимфи Клидхо.

– Действительно. И что же?

– Что случилось с Нимфи? Где он теперь? Ледесмус нахмурился и посмотрел через поле на мрачный домик под парой прямых гипсапов.

– Семья Клидхо всегда была со странностями. Иноземцы! Старый Клидхо, самый странный, был мармелайзером. Я не все хорошо помню. Клидхо неодобрительно отнеслись к драке Говарда и Нимфи и к подозрению Говарда, что их сын украл записную книжку. Миссис Клидхо приходила к отцу жаловаться, тот говорил с Говардом, и брату пришлось смыться с планеты, чтобы делать себе карьеру в космосе и иных мирах… Теперь мы убедились, он преуспевает…

– Ледесмус, не говори так! Его ужасные деяния – позор для всех нас!

Ледесмус только расхохотался:

– Хотел бы я видеть все это. Как подумаю о Страббинсе, сидящем без штанов на куске льда!.. Здорово!

Джерсен спросил:

– А что с Нимфи?

– Клидхо покинули эти места. Их больше никто не видел.

– Куда они поехали?

– Мне они ничего не говорили. – Ледесмус посмотрел на мать. – А тебе?

– Они вернулись туда, откуда прилетели. – Реба Хардоах подняла палец вверх. – На другую планету. Когда старые Клидхо умерли, молодые, родители Нимфи, узнали у своих инопланетных родственников о наследстве и вернулись на родину. А пока они жили тут, мы почти не имели с ними дел, да оно и понятно, если вспомнить, чем занимался глава их семейства.

– Городской мармелайзер, – с отвращением проговорил Ледесмус.

Реба Хардоах пожала тощими плечами, а потом содрогнулась всем телом:

– Мы все отправляемся туда, придерживаемся мы Учения или нет. Но кто станет мармелаизером, кроме человека низшей касты или инопланетянина?

В дом вошел Адриан Хардоах. Увидев Джерсена, он остановился и подозрительно посмотрел на всех собравшихся.

– Что все это значит? Опять что-то с Говардом?

– На сей раз нет, – ответил Джерсен. – Мы обсуждали ваших соседей, Клидхо.

Хардоах закинул шляпу на вешалку:

– Плохая была у них порода. Никогда ничего путного не делали. И уехали только по милости Божьей.

– Меня интересует, куда они уехали?

– Кто знает… Во всяком случае, за пределы планеты.

Реба сказала:

– Разве ты не помнишь? Старый Ото говорил, что они улетают туда, откуда прилетели.

– Верно, что-то в этом роде.

– А где это? – спросил Джерсен.

Хардоах наградил его недружелюбным взглядом.

– Хардоахи всегда были последователями Дидрама Флатера. Я сам инструктор Колледжа, моя мать была виствидершей, отец моей матери – двинтом девятнадцатого поколения. А Ото Клидхо не обращал своих ушей к Учению. Могу ли я после всего этого быть его закадычным другом?

– Скорее всего, нет.

Адриан Хардоах глубокомысленно кивнул:

– Посмотрите мармелы. Мармел старого Клидхо стоит у нас на кладбище. Там есть табличка с годом и местом рождения.

– Правильно! – закричал Ледесмус. – Совершенно точно! Отец мудр и никогда не ошибается.

* * *

Ледесмус и Кирт Джерсен отправились в город на примитивной машине Хардоахов. По пути Ледесмус говорил о поведении Говарда на школьной вечеринке. Его настроение ясно показывало, что он нисколько не осуждает брата.

Ледесмус остановил машину около церкви и пошел на кладбище, пробираясь по нему с ловкостью, показывающей долгую тренировку.

– Вот тут Хардоахи и наши другие почетные жители. А вон там всякий сброд – чужеземцы и люди низшего сословия.

Вечерело. Вдвоем они шли мимо фигур, отбрасывающих резкие тени. Надписи сообщали их имена тем, кто по прошествии лет мог забыть их: Кассидех… Хорнблат… Дадендорф… Луп… Клидхо…

Джерсен указал пальцем:

– Это кто-то из них.

– Это кто-то из старых дам… А-а, да это Люк Клидхо. Действительно, первый из них, появившийся в наших местах. А вот и ответ на ваш вопрос… «Родился на Заповедной Бетюн, Кроу, в далеком мире, лишенном благословенного Учения. В молодости известный наездник, водил дилижансы и развозил почту. Потом стал первым учеником таксидермиста. Прибыв в Гледбитук, старательно работал на ферме и имел семью в несколько душ, к сожалению, глухих к Истине Учения. Да прибудет Учение с вами!» – прочитал Ледесмус.

Когда они шли назад через кладбище к церкви, Джерсен заметил мармел молодой девушки, стоявшей прямо, слегка наклонив голову, как будто прислушиваясь к далекому звуку, голосу или пению птиц. Она была одета очень просто, голова и ноги – обнажены. Надпись гласила: «Зида Менар, несчастное дитя, смерть взяла тебя из колыбели, и родители не увидели свое чадо взрослым. Горе и печаль. Бедная девушка».

Джерсен указал Ледесмусу на мармел:

– Вы ее помните?

– Да, конечно. Еще школьницей она отправилась в лес, а нашли ее в озере Персиммон. Она была очень миленькой.

Солнце спряталось за линию деодаров. Мармелы замерли в полумраке.

Вдруг Ледесмус прохрипел:

– Пора уходить! Здесь не стоит слоняться после наступления темноты.

Глава 15

Вокруг пьедестала валялись лживые портреты, собранные за сотню столетий. Последний из них, изображавший Берниссуса, лежал вверх ногами. Мармадьюк в коричневой рясе, стоявший в стороне, предавался печальным воспоминаниям.

Теперь изображение Святого Мунгола, поднятое вверх, превозносила толпа.

Хранитель Войны из Гортланда забрался на пандус, поднял руки и воззвал звенящим медью голосом:

– Победа, последняя и окончательная! Да здравствует во веки веков Святой Мунгол – истинный страж земли нашей! Так будет всегда! Радуйтесь!

Толпа ликовала, громко крича. Повелители ветра колотили в щиты кулаками в кольчужных перчатках. Врача играл свои лучшие мелодии. Звонили колокола. Маленький Уефкинс веселился.

Снова заговорил Хранитель Войны:

– Свершилось! Парапеты охраняются нашими могущественными Венцедорами. Берниссус теперь меньше чем ничто! Он лишь запах в уборных, видение в больных кошмарах прокаженных… Но хватит о прошлом! Святой Мунгол стоит над нами, устремив свой гордый взгляд сквозь бесконечность. Пусть каждый возьмет свою добычу и идет с миром домой! Синие Люди – на восток, Зеленые Люди – на запад! А я со своими Кантатурками пойду на север!

Толпа радостно завопила и рассеялась. Каждый отправился своей дорогой. Одна группа из семи человек пошла на юг, в сторону Сессета. Это были: плосколицый Чатрес с шишковатыми могучими плечами и бесстыдным языком; три обычных лиггонса – Шалмар, Бахукс и Амаретто; Имплиссимус – Рыцарь Синего Керланта; Робак-обжора и Мармадьюк. Разношерстная компания, довольно мрачная, так как ни один из них не взял свою добычу.

Переходя через пустыню, они наткнулись на караван из трех фургонов, нагруженных добром, награбленным в Моландерском аббатстве. Возглавлял караван Хорман – одноглазый бродяга. Всех караванщиков убили, и Мармадьюк с друзьями, уже получившими индульгенцию, сели кружком, деля награбленное.

В первом фургоне Мармадьюк обнаружил восхитительную Сафрит, которая пленила его сердце еще в Гранд-Маек. К ужасу Мармадьюка, Чатрес заявил, что Сафрит считается частью его добычи.

С лукавой предусмотрительностью Чатрес сказал Мармадьюку:

– Так как ты недоволен, раздели добычу на семь равных частей, и пусть каждый выбирает, что ему больше всего понравится.

– Что прикажешь выбрать?

– Пусть сначала выберет большинство. Мармадьюк подошел к разбойникам. Сафрит прошептала ему на ухо:

– Тебя обманули. Жребий определит, кому выбирать первым, но тебе придется выбирать последним, так как все посчитают, что ты разделишь добычу на равные части.

Мармадьюк взвыл от обиды, но Сафрит сказала:

– Слушай! Назови меня отдельной долей. Раздели остальные сокровища на пять равных частей, а в последнюю, седьмую, выдели три железных ключа Хормана, его башмаки, барабан и другие ненужные вещи. Все это, естественно, достанется тебе. Сохрани ключи, а остальное выброси.

Мармадьюк так и сделал. Сжульничав, Чатрес выиграл право первого выбора и, торжествуя, забрал себе Сафрит. Остальные выбрали доли с золотом и драгоценными камнями, а Мармадьюку достался хлам.

Внезапно обнаружилось, что быки разбежались и, что еще хуже, все бурдюки продырявлены и опустели.

Раздались крики проклятий.

– Как мы теперь доберемся до Сессета, ведь до него пять дней пути по раскаленной пустыне! – завопил Чатрес.

– Не страшно, – сказала Сафрит.-_Я знаю оазис неподалеку. На закате мы прибудем туда.

Ворча и уже испытывая жажду, банда подобрала добычу и направилась на юг. В сумерках они подошли к саду, окруженному высокой железной стеной, на которую никто не смог залезть, так как она была усеяна отравленными шипами. В сад вела одна калитка, ключ от которой достался при дележе Мармадьюку.

– Какая удача! – воскликнул Чатрес. – Предусмотрительность Мармадьюка спасла нас!

– Не торопись! – усмехнулся Мармадьюк. – Я требую платы за ключ. У каждого из вас я возьму лучший бриллиант.

– У меня нет бриллиантов! – закричал Чатрес. – Не могу же я из-за этого остаться снаружи и стать добычей диких зверей?

– Что ты можешь мне предложить?

– У меня есть только мой меч, доспехи и рабыня, которой ты не можешь владеть. И ни один честный воин не расстанется со своим мечом.

– Тогда отдай мне доспехи.

И Чатрес, ко всеобщему веселью, вошел в сад голым.

– Смейтесь, смейтесь, – сказал им Чатрес. – Сегодня ночью моя добыча даст мне величайшее наслаждение. Посмотрим тогда, как вы засмеетесь.

На ужин шайка ела фрукты, запивая их чистой водой. Потом Чатрес увлек Сафрит под деревья, желая удовлетворить свою похоть. Но всякий раз, когда Чатрес пытался овладеть ею, огромная белая летучая мышь спускалась вниз, задевая его своими крыльями, пока Чатрес не прекратил приставать к Сафрит. Рабыня спала крепко и безмятежно, а хозяин обнаружил, что не так-то приятно спать голым под открытым небом.

На следующий день, наполнив бурдюки водой, шайка продолжила свой путь на юг. Чатрес изнывал под палящими лучами солнца.

На закате Сафрит вывела отряд к заброшенному монастырю, двери которого открывал второй ключ Мармадьюка.

Теперь Чатресу пришлось расстаться со своим мечом, и только тогда Мармадьюк позволил ему войти.

Ночью Чатрес опять попытался овладеть Сафрит, но привидения, окружившие его, помешали заняться любовью.

Утром отряд двинулся дальше. Чатрес страдал от ран на ногах, укусов насекомых и солнечных ожогов и все-таки не выпустил веревку, один конец которой был обмотан вокруг талии Сафрит.

За час до заката банда достигла ущелья, которое почти сразу сузилось до расселины. Ступени вели наверх к запертой двери, которую отворил третий ключ Мармадьюка. Каждый из отряда прошел в калитку, отдав Мармадьюку бриллиант, кроме Чатреса, который передал Мармадьюку конец веревки, привязанной к талии Сафрит.

– Она твоя, как и остальные мои вещи. Дай мне пройти. Мармадьюк сразу же развязал веревку:

– Сафрит, ты свободна. Я умоляю тебя о любви, но не о покорности.

– У тебя будет и то, и другое, – ответила она, и они соединили руки.

Отряд продолжал идти по узкой тропинке. Из пещеры выскочил Скальный Дьявол:

– Как вы осмелились идти по моей дороге?

– Успокойся! – сказала Сафрит. – Мы заплатим пошлину.

За себя и Мармадьюка она заплатила мечом и доспехами, когда-то принадлежавшими Чатресу. Остальные отдали по бриллианту, а Чатрес закричал:

– Я представляю в доказательство моих слов свое нагое тело. У меня ничего нет. Я не могу заплатить.

– В таком случае, – ответил Дьявол, – ты пойдешь со мной в пещеру…

Банда поспешила по дороге, стремясь убежать подальше, чтобы не слышать ужасных криков Чатреса.

Наконец дорога вывела их в чудесную страну и распалась на несколько тропинок. Товарищи распрощались, и каждый пошел в свою сторону.

Мармадьюк и Сафрит стояли рука об руку на пересечении тропинок. Одна из них спускалась в зеленую долину, снова поднималась и, перевалив через холм, вела к шпилю часовни, обозначавшей дорогу в знакомую деревню. Мармадьюк в удивлении остановился.

– Я бы пошел по этой дороге, – обратился он к Сафрит. – Пойдешь ли ты со мной?

Сафрит смотрела в другую сторону., Та тропинка вела к месту, хорошо ей знакомому, но там Сафрит никого не любила.

– Да, Мармадьюк, я пойду с тобой.

– Тогда поспеши, и мы будем дома до заката.

Так и случилось. Они весело бежали домой. За спиной у них садилось солнце. За чаем в доме Мармадьюка только Пинасси задавал нескромные вопросы, но молодые ответили ему, что познакомились в городе на маскараде.

Из главы «Ученик Воплощения», вошедшей в «Свиток Девятого Измерения»

* * *

Позднее события этих дней смешались в памяти Джерсена – скорее всего, потому, что он смертельно устал и был вынужден постоянно придумывать один план за другим. Говард Алан Трисонг, как блуждающий огонек, находился вне досягаемости.

Снова оказавшись в космосе, Джерсен подавил назойливую мысль вернуться в Понтифракт, чтобы спокойно обдумать новый план и, что греха таить, встретиться с Элис Рэук.

Однако он заставил себя засесть за изучение «Краткого планетарного справочника». Заповедная Бетюн оказалась единственной планетой звезды 892-я Ворона, желтого карлика в группе из дюжины светил. В целом система состояла из четырнадцати планет и бесчисленного множества спутников, лун и обломков, но лишь на Заповедной Бетюн существовала жизнь.

Эту планету открыл Труди Селанд. Описание ее феноменальной флоры и фауны вызвало сенсацию, и Общество Натуралистов немедленно начало переговоры, которые привели к покупке планеты. Прошли столетия, и Заповедная Бетюн превратилась в огромный виварий.

А в справочнике Джерсен прочитал:

«В настоящее время Заповедная Бетюн представляет любопытную смесь: десять частей сохраненной природы, пять частей туристических аттракционов, три части захватило Общество Натуралистов, его филиалы и другие подобные организации, такие как „Друзья природы“, „Жизни быть!“, „Снитинарские виталисты“, „Жизнь в Церкви Бога“, „Клуб Сьерра“, „Биологическая фаланга“, „Женщины за естественное рождение“. Этим группам, так же как ученым, студентам и естествоиспытателям, отведены определенные площади. На практике почти каждый, кто находит условия Заповедной Бетюн приемлемыми, может получить участок и прописку, которые могут быть расширены до беспредела.

Сегодня на Заповедной Бетюн насчитывается свыше шестисот видов животных и птиц, и естественные запасы ревностно охраняются. Суровые правила распространяются на весь континент, где целые акры засажены простыми, но редчайшими карликовыми деревьями, происхождение которых окутано тайной. Исполнительные власти Опекунов сегодня стольже бдительны, как и в прошлом. Иногда их называют судьями, педантами, мстителями, упрямцами. Они управляют миром, как будто это частный музей естественной истории, каковым, в сущности, этот мир и является».

Повинуясь местным требованиям, Джерсен прибыл на одну из десяти орбитальных карантинных станций. К нему на борт поднялись четверо служащих в синезеленой форме. «Крылатый Призрак» тщательно осмотрели. Джерсену задали вопросы о контрабанде животными и растениями и объяснили местные правила. На борт поднялся также пилот, чтобы посадить «Крылатый Призрак» на плато для гостей, расположенное около города Танаквил. Здесь Джерсену пришлось подписать документ, подтверждающий, что он ознакомлен с запретом ввозить, конфисковывать, досаждать, захватывать, видоизменять, экспортировать живых существ любого вида.

От посадочного поля Джерсен омнибусом добрался до Танаквила, проехав через рощу огромных деревьев с черной листвой и множеством цветов, населенную чирикающими созданиями, которые прыгали по веткам и высоко летали в залитом солнечным светом небе. Омнибус был их древним врагом. Птицы летали над ним, чирикали и бросали вниз фрукты.

Танаквил оказался неожиданно причудливым городом, словно построенным из детских кубиков ярких цветов. Такую оригинальную архитектуру одобрила председательница первого Архитектурного Совета, которая, казалось, в это время находилась под впечатлением от иллюстраций какой-то детской книги. Она установила архитектурные параметры, по которым «согласие»[19] достигалось легко и непринужденно, одним цветом.

* * *

Джерсен снял номер в отеле «Трицератопы» – гостинице для туристов, знаменитой чучелами саурианов футов по двадцать длиной с двумя рогами и шестью ногами, известных науке как Triceratops Shanar[20]. Джерсен подошел к клерку у стойки:

– Я бы хотел навестить старого знакомого, но не знаю, где он живет.

– Вам легко помочь. Обратитесь в Регистратуру. Нас ведь здесь не так много: менее пяти миллионов. Но сейчас в Регистратуре вы никого не застанете – все на обеде.

В обеденном зале, декорированном так, чтобы напоминал джунгли, Джерсену подали безвкусную пищу – обычные космополитические блюда, хотя все они имели местные наименования. Он пил пиво из бутылки с этикеткой «Эль дикого майлера», где был изображен отвратительный зверь, запряженный в туристский шарабан.

В Регистратуре Джерсену предложили адреса двух Клидхо, жителей континента Реас, городка под названием Лагерь в Синем Лесу, который находился в Великой Резервации Триста.

Джерсен разыскал контору туристической службы «Гальцион Виста» в здании, прилегающем к отелю, но когда зашел в офис, то обнаружил, что контора уже закрыта. Все выглядело так, словно жители Танаквила стремятся создать комфорт для себя, а не для приезжих.

Джерсен вернулся в отель и провел вечер на тенистой веранде, разглядывая туристов, местных жителей и огромных летающих насекомых – ажурные существа с тонким сплетением усиков, которые выдвигались, словно из газового облачка. Джерсен выпил несколько порций джина, размышляя, как лучше приступить к делу.

Если рассказать Клидхо о своем плане, они, возможно, помогут ему, а возможно, и помешают. Тогда это будет полным крушением всех надежд. Джерсен перебрал сотню потенциальных вариантов и, когда солнце скрылось за верхушками деревьев, сдался: не зная ничего о семействе Клидхо, нельзя составить конкретного плана.

* * *

Утром Джерсен первым делом направился в туристическую службу «Гальцион Виста», где клерк, вежливо улыбаясь, объяснил ему, что только квалифицированные ученые со специально подготовленными экспедициями имеют право нанимать воздушный транспорт. – Иначе могут произойти разные неприятности, – сказал служащий. – Подумайте сами! У нас бывали случаи, когда во время семейных пикников в самом центре Гандерсон-Уоллоус детей съедали трехрукие болотные обезьяны, а дочерей туристов насиловали смотрители.

– Но как же мне попасть в нужное место?

– Туристам рекомендуется заказывать билеты на одно из совершенно безопасных и удобных средств воздушных сообщений Инспекции Жизни Природы. Это самый лучший и наиболее легкий путь для посещения заповедников. Но куда вы хотите отправиться? Вы должны понимать, что многие районы не входят в области, открытые для посещения туристами.

– Мне нужно попасть в Лагерь в Синем Лесу, расположенный в Великой Резервации Триста.

Служащий покачал головой:

– Эта область не для туристических поездок, сэр.

– Предположим, лично вам надо попасть в Лагерь в Синем Лесу. Как бы вы отправились туда?

– Я не турист.

– И все-таки. Как бы вы поступили в таком случае?

– Я бы, естественно, воспользовался коммерческим рейсом и добрался до станции на реке Маунди, а потом уже, воспользовавшись местной линией, отправился дальше. Но…

Джерсен положил на стойку банкнот в пятьдесят севов:

– Я тоже не турист. Я путешествую по делам коммерции, продаю средства от насекомых. Достаньте мне билет. Я на самом деле очень спешу.

Служащий улыбнулся, пожал плечами и положил банкнот в выдвижной ящик:

– На нашей планете не следует торопиться. В сущности, поспешность у нас даже противозаконна.

* * *

Синий Лес занимал примерно миллион квадратных миль и представлял собой саванну, заросшую деревьями, в бассейне реки Великий Булдук. В лесу преобладала голубая листва, но трех оттенков: ультрамарина, яркого небесно-голубого и бледно-лилового. Кроме того, некоторые деревья имели листву, похожую на зеленые крылья жуков, а некоторые серую. Огромные мягкокрылые мотыльки порхали в солнечном свете, создавая мелькание малинового и черного цветов. Насекомоядные растения зазывали их, раскрыв свои ловушки. Различные животные прятались в тени под деревьями.

Булдук сливался с рекой Хаунтед где-то среди болот и трясин, населенных необычными и совершенно разнообразными существами: большими, маленькими, ужасными, дикими, с желтыми наростами гребней, с бородами и без них, с алыми зияющими ртами и вовсе без ртов. На север от болота расстилалась равнина, на которой стоял Лагерь в Синем Лесу.

Джерсен прошел из аэропорта в город по немощеной дороге, огороженной с двух сторон забором десятифутовой высоты, который защищал от растительности и зверей, но оставлял свободу перемещения насекомым. Тепло и сырость в воздухе угнетали. Одновременно чувствовались по меньшей мере двадцать незнакомых запахов: растений, земли, животных.

Забор тянулся до самого города. Джерсен увидел отель Окружной Корпорации и вошел в холл, темный и прохладный. Без лишних разговоров молодая угрюмая женщина указала ему номер, взяв деньги и ткнув пальцем в глубь коридора:

– Четвертая комната.

Ключи здесь, видимо, не считались необходимостью.

Комната Джерсена оказалась чистой и прохладной, изысканно обставленной. Из окон открывался хороший обзор. Справочник по старому городу лежал на столе. Джерсен полистал его и прочел:

Клидхо Ото.

Место жительства: Двадцатый периметр.

Занятие: Мастер на исследовательской Станции.

Клидхо Тути.

Место жительства: Двадцатый периметр.

Занятие: Комиссар.

Джерсен вышел на маленькую центральную площадь. Город был тихим, на улицах мало прохожих. Через дорогу возвышалось странное сооружение с надписью: «Комиссариат».

Джерсен заглянул в дверь и увидел пожилого мужчину и черноволосую женщину с густыми черными бровями и крупным носом. Посетитель полностью приковал к себе все ее внимание. Джерсен тихо закрыл дверь. Комиссариат был неподходящим местом для встречи с Тути Клидхо.

На площади продавали холодные напитки и холодный сок. Джерсен купил пинту фруктового пунша со льдом и присел на скамейку.

Около часа он ждал, пока жители Лагеря в Синем Лесу не разойдутся по своим делам. Дети спешили домой из школы. Посетители заходили в комиссариат и выходили оттуда. Солнце клонилось к западу.

Наконец из комиссариата вышла Тути Клидхо и торопливо направилась в южную часть города.

Джерсен последовал за ней, держась в тени огромных раскидистых деревьев. Тути Клидхо вошла в дом около ограды, идущей по периметру городка.

Джерсен выждал десять минут, потом позвонил. На пороге появилась Тути:

– Сэр?

– Я бы хотел поговорить с вами.

– В самом деле? – Темные глаза оглядели Джерсена с ног до головы. – О чем?

– Вы раньше жили в Гледбитуке в Маунишленде? Последовала короткая пауза.

– Да. Очень давно.

– Я только что прибыл оттуда.

– Меня это не интересует. Я плохо помню Гледбитук. Вы должны извинить меня. Соседи удивятся, если увидят, что я разговариваю с незнакомым мужчиной. – Она попыталась закрыть дверь.

– Подождите! – воскликнул Джерсен. – Вы жили рядом с семьей Хардоахов?

Тути Клидхо выглянула в узкую щель:

– Да.

Джерсен вдруг понял, что говорит быстрее и эмоциональнее, чем собирался:

– Вы помните Говарда Хардоаха?

Тути Клидхо смотрела на Джерсена несколько секунд, а потом ответила вдруг севшим голосом:

– Да, конечно.

– Могу я войти? Я прибыл по делу Говарда Хардоаха.

Тути Клидхо неохотно отступила в сторону и взмахом руки пригласила непрошеного гостя:

– Ладно, заходите.

Внутри оказалось темно, душно и жарко. Слишком много мебели.

Тути указала на стул, обитый розовым, словно лепестки роз, велюром.

– Садитесь, если хотите… А теперь рассказывайте, какое у вас дело, связанное с Говардом Хардоахом?.

– Недавно мне выпал случай посетить ферму Хардоахов, и разговор коснулся Говарда.

Тути взглянула недоверчиво:

– Говард живет дома?

– Нет. Он уехал оттуда очень давно.

Тути кивнула:

– А вы знаете почему?

– Думаю, случилась какая-то неприятность. Так мне кажется.

– Если бы я смогла дотянуться до него, то разорвала бы на куски. – Она подняла руки со сжатыми кулаками.

Джерсен от неожиданности сделал шаг назад.

Тути продолжала низким шипящим голосом:

– Он пришел к нам домой и позвал нашего сына, но тихо, чтобы мы не услышали. Но мы-то слышали. Он вызвал нашего единственного ребенка, нашего мальчика Нимфотиса[21], который был таким кротким и хорошим. Они пошли к пруду, и там Говард утопил нашего сына… У меня было ужасное предчувствие. Я звала: «Нимфотис! Где ты?» Потом пошла к пруду и нашла свое любимое дитя. Я достала его тело из воды и отнесла домой. Ото пошел искать Говарда, но тот уже удрал.

Джерсен спросил:

– Говард не знал, что вы его подозреваете?

– Какие подозрения! Все и так было совершенно ясно.

– Но Говард этого не знал? Тути покачала головой:

– Откуда? Он уехал. Это наша трагедия.

– Я не знал, что Нимфотис умер. Простите, что вызвал у вас ужасные воспоминания, – сказал Джерсен.

– Мы живем ими ежедневно. Посмотрите! – Голос Тути срывался от волнения. – Посмотрите!

Джерсен повернул голову. В темном углу комнаты стояла фигурка мальчика, сделанная из глянцевого белого материала.

– Это наш Нимфотис. Джерсен отвернулся:

– Я расскажу вам кое-что о Говарде Хардоахе. О том, кем он стал, и том, как можно отомстить ему.

– Подождите. Ото должен слышать это. Если я и показалась вам озлобленной, то его чувства намного сильней.

Она подошла к телефону, набрала номер и тихо сказала несколько слов в трубку. Время от времени ее прерывали вопросами. Потом Тути сделала знак Джерсену:

– Теперь говорите. Мы оба услышим вас.

– В настоящее время Говард Хардоах – крупный преступник. Он называет себя Говардом Аланом Трисонгом.

Видимо, ни Тути, ни Ото раньше не слышали этого имени.

– Продолжайте.

– Я выслеживал его по всей Ойкумене. Он осторожен. Его нужно заманить в ловушку. Я уже дважды терпел неудачу, но сейчас у меня есть приманка, на которую он снова клюнет, и ваша помощь может оказаться небесполезной.

Джерсен сделал паузу. Ото поторопил его:

– Продолжайте.

– Я не хочу продолжать, если вы не согласны помочь мне… Но это опасно.

– Не беспокойтесь о нас, – сказал Ото. – Расскажите нам, что вы задумали.

– Вы поможете мне расквитаться с ним?

– Сначала расскажите, что вы задумали.

– Я хочу заманить его сюда, в джунгли, и убить.

Тути рассердилась:

– А как же мы? У вас с ним счеты, и вы собираетесь убить его! Но он должен заплатить нам за Нимфотиса!

– Не все ли равно, кто его убьет, – тяжело вздохнул Ото. – Мы поможем.

Глава 16

Мягкий и милостивый Рун Фадер Синий, когда пели песни войны, бил мечом врагов не хуже остальных. Но когда на земле царил мир, он пел песни и бродил по полям, покрытым цветами.

Не таков Лорис Хохенгер, Жестокий, чей цвет самый красный из красного. Его настроение переменчиво, как ветер. Только паладины знают о его нетерпеливости и об остальных наклонностях. С ним надо все время держать ухо востро. Его порывы непредсказуемы. Он отбирал сокровища у прекрасных дам, обычно к их же восторгу, но иногда и к горю, как было с золотоволосой Мелиссой, которая посвятила свою девственность Святой Санктиссиме. Зида Менар, девушка сказочной красоты, заставила его потерять голову, но отдалась только Иммиру. Лорис был первым, кто поднял свой меч во славу этого союза! Он мчался галопом впереди своего безумия и безрассудной марсты![22]

Из «Книги Грез»

* * *

Прибыв в Понтифракт, Джерсен приехал на такси на площадь Старого Тара. Площадь по-прежнему окружали узкие обшарпанные здания; бледные жители в официальных костюмах спешили по делам; анютины глазки и желтофиоль цвели на клумбах; туман, облака, сырой, пронизывающий ветер и запахи – все спокойно, привычно и безмятежно… По телефону-автомату Джерсен позвонил в редакцию «Экстанта» и связался с Макселом Рэкроузом, который временно исполнял обязанности главного редактора.

Рэкроуз приветствовал Джерсена и сердечно, и осторожно. Он сообщил, что, в общем, с «Экстантом» все в порядке, приписывая при этом все достижения себе.

– Рад слышать, что все хорошо, – сказал Джерсен.– Я хочу проверить, на месте ли мой секретарь.

– Ваш секретарь? – удивился Рэкреуз. – Кто это? Сердце Джерсена упало.

– Элис Рэук. Рыжеволосая девушка. Она больше не работает в «Экстанте»?

– Да, припоминаю, – ответил Рэкроуз. – Да, конечно. Элис Рэук. Такая рыженькая девушка спортивного типа? Она ушла.

– Куда?

– Она не сообщила… Я посмотрю в книге… Вам повезло. Она оставила вам письмо.

– Я скоро буду.

* * *

На конверте было написано: «Передать лично в руки Генри Лукасу».

Дорогой Генри Лукас! Я поняла, что журналистика меня не интересует. Поэтому я покидаю «Экстант». Я остановлюсь в отеле Гладена, Порт-Веари, на юг по побережью.

Элис Рэук

Джерсен связался по телефону с отелем Гладена. Мисс Рэук не оказалось на месте, но она должна была вернуться через час или около того.

На станции проката Джерсен взял аэромобиль и полетел на юг вдоль побережья, следуя над волнистой белой линией пены, которую поднимали серые волны, обрушивающиеся на скалы. Он пролетел над заливом

Святого Кильда, над полуостровом Мей, мысом Киттери и миновал Голову Ханнана, когда Вега показалась в разрыве облаков, чтобы осветить белые дома Порт-Веари, раскинувшегося над заливом Полколеса.

Джерсен приземлился на общественной стоянке и пешком прошелся по набережной к отелю.

Элис Рэук сидела в своей комнате возле камина. Увидев Джерсена, она попыталась встать, но он опередил ее: пересек комнату, взял ее руки, поднял, обнял и поцеловал.

– Генри, остановись! – закричала Элис. – Ты меня задушишь!

Джерсен ослабил объятия:

– Не надо больше называть меня Генри. Генри – это как почтовый адрес. На самом деле меня зовут иначе.

Элис откинулась на спинку кресла и оглядела его с ног до головы:

– Какое же имя у этого джентльмена?

– Кирт Джерсен. Но, к сожалению, он менее джентльмен, чем Генри Лукас.

Элис вновь окинула его взглядом:

– Генри Лукас мне нравился, хотя и был высокомерен… А как дела с нашим общим знакомым?

– Он все еще жив. Произошла интересная история. Ты, надеюсь, подождешь, пока я приму ванну и переоденусь.

– Я вызову миссис Гладен, и она даст тебе номер. Она очень респектабельна, поэтому постарайся не шокировать ее.

* * *

Джерсен и Элис обедали при свечах в углу веранды.

– Теперь, – сказала Элис, – расскажи о своих приключениях.

– Я приехал на встречу выпускников школы в Гледбитуке на Моудервельте. Говард отмочил несколько шуток и изрядно повалял дурака. Одновременно он взялся критиковать игру одного из музыкантов оркестра. Музыкант выстрелил в него, чем вечер и закончился.

– А где был ты?

– Я был тем музыкантом.

– А! Теперь все понятно. Что еще произошло?

– Я нашел «Книгу Грез» Говарда, которую он потерял более двадцати лет назад. Уверен, он захочет получить ее назад. – Джерсен бросил старую записную книжку на стол. – Вот она.

Элис склонила голову на книжечкой. Свет свечей играл в ее волосах и бросал тени на щеки. Джерсен разглядывал Элис…

«Вот и опять я сижу так близко от этой удивительной девушки», – думал он.

Элис листала страницы. Дочитав до конца, она закрыла книжечку и через несколько мгновений сказала:

– Почти всегда он – Иммир. Но я встречала и Джеху Раиса, и Мьюнеса, и Спенглевея, а раз или два – Руна Фадера, который не обратил на меня внимания. Мне повезло, что Лорис Хохенгер был каждый раз чемто занят.

Джерсен положил книгу в карман. Элис сказала задумчиво:

– Хотела бы я знать, что случилось с Зидой Менар.

– Она прибыла в Гледбитук с другой планеты и однажды во время пикника утонула в озере Персиммон.

– Бедная Зида Менар. Удивляюсь. Джерсен покачал головой:

– Ничего удивительного здесь нет.

Элис взглянула на него. Ее глаза потемнели.

– Что ты имеешь в виду?

– Теперь я ничему не удивляюсь.

* * *

В «Космополисе» появилась статья, сопровождаемая несколькими иллюстрациями.

Говард Алан Трисонг посетил встречу выпускников, устроенную в связи с двадцать пятой годовщиной окончания школы.

Этот вечер не забудет никто.

Даже преступники проявляют сентиментальность, а этот преступник – величайший по части сантиментов.

От нашего местного корреспондента, Гледбитук, Маунишленд, Моудервельт, звезда Ван-Каата

Примечание издательства. Маунишленд – одна из тысячи пятисот шестидесяти двух независимых областей Моудервельта. Ее ландшафт включает прерии, поймы рек, поля и леса, население составляет около миллиона человек. Говард Алан Трисонг родился на ферме неподалеку от селения Гледбитук.

Двадцать пять лет назад застенчивый мальчик с каштановыми волосами, известный как. Говард Хардоах, закончил районную школу в Гледбитуке. Теперь мальчик стал выдающимся преступником Ойкумены и Края Света, известным как один из Властителей Зла. Его имя – Говард Алан Трисонг. Он наводит на всех ужас. Его имя приковывает внимание каждого. Но Говард Алан Трисонг попрежнему помнит старые времена, и не без ностальгии. На состоявшейся встрече класса он устроил драматическое представление, в основном для своих одноклассников, представление, мягко говоря, довольно-таки эмоциональное.

Участники этой встречи никогда ее не забудут, и хотя бы только поэтому можно говорить о ее огромном успехе. Ранним вечером Говард Хардоах прибыл на встречу выпускников и принялся бродить, переходя от стола к столу, рассказывая анекдоты и вспоминая старые случаи, иногда ко всеобщему неудовольствию.

Предаваясь воспоминаниям, мистер Хардоах увлекся и решил подерзить и поразвлечься. Он играл веселые мелодии на скрипке, станцевал несколько гавотов. Полет фантазии мистера Хардоаха полностью очаровал собравшихся. Он изобретал остроумные шалости и шарады, вспоминая давно прошедшие события. В них послушно участвовали разнервничавшиеся одноклассники, которые до этого никогда не понимали его душевных устремлений. Он усадил мистера Страббинса на кусок льда, разукрасил татуировками мистера Блоя Садалфлоуриса и организовал для миссис Саби вер Эйх и двух ее очаровательных дочерей, Мирл и Мод» длительный круиз по Вселенной.

Празднество было прервано шайкой мародеров, которые прострелили мистеру Хардоаху ягодицы и посеяли такой ужас, что участникам встречи пришлось разойтись. Мистера Хардоаха госпитализировали. Но он надеется вернуться на следующую встречу, позаботившись, чтобы она закончилась не так неожиданно. Тем более что он успел исполнить только некоторые из своих замыслов.

А следующий номер «Космополиса» содержал еще одну статью.


ГОВАРД АЛАН ТРИСОНГ,

его детство и примечательные случаи из жизни


(Примечание издательства. Настоящая статья. о великом Говарде Алане Трисонге, о котором сейчас много говорят. Мы надеемся, что публикация заинтересует наших читателей.)

В редакцию «Космополиса».

Я прочитала вашу предыдущую статью о школьной встрече в Гледбитуке с большим интересом, потому что мой сын Нимфотис был школьным товарищем Хардоаха. Странно, как может сложиться жизнь. Оба мальчика были неразлучны, и Нимфи, как мы его называли, часто рассказывал о талантах Говарда. Самой дорогой для него вещью была маленькая книга фантазий, «Книга Грез», которую ему подарил Говард.

Наш мальчик трагически погиб, утонув незадолго до того, как мы покинули Маунишленд. Но «Книга Грез» попрежнему у нас и напоминает нам старые дни. Трудно поверить, что Говард Хардоах стал таким, как вы его описываете, ведь он был робким и нерешительным, но в жизни случается и не такое. Более того, я верю (с тех пор как мы путешествуем в космосе), что большинство людей даже не подозревают, как они умрут… Мы часто вспоминаем о нашем бедном маленьком Нимфи. Если бы он не погиб, возможно, он бы тоже стал знаменитым.

Пожалуйста, не публикуйте мой адрес и мое имя, так как я боюсь, что не смогу, справиться с корреспонденцией.

С уважением,

Тути К.

(Полное имя и адрес не приведены по просьбе корреспондента.)

* * *

В контору «Космополиса» вошел худой мрачный мужчина неопределенного возраста, одетый в черный костюм местного покроя, тесный в плечах и свободный в бедрах. Он двигался с беззвучной грацией кошки. Его глаза были черными, лицо со впалыми щеками – худым. Густые темные волосы со взбитым хохолком падали на виски и отчасти на уши. Он подошел к регистрационной стойке, тревожно оглянулся по сторонам, скорее по привычке, выработавшейся за долгие годы. Служащая спросила:

– Чем мы можем быть вам полезны, сэр?

– Я бы хотел переговорить с джентльменом, который несколько недель назад написал статью о мистере Говарде Трисонге.

– Должно быть, это Генри Лукас. Кажется, он сейчас у себя. Могу ли я узнать ваше имя, сэр?

– Шахар.

– Род ваших занятий, мистер Шахар?

– Ну, мисс, это сложно объяснить. Я бы предпочел поговорить с самим мистером Лукасом.

– Как вам будет угодно. Я спрошу мистера Лукаса, сможет ли он сейчас увидеться с вами.

Девушка позвонила. Ей ответили. Она снова посмотрела на Щахара:

– Подождите, он примет вас через пять минут. Шахар тихо сел, взгляд его черных глаз блуждал по комнате.

Раздался мелодичный сигнал. Служащая за стойкой сказала:

– Мистер Шахар, пожалуйста…

Она провела посетителя через холл в кабинет с бледно-зелеными стенами. За столом в небрежной позе сидел одетый по последней моде мужчина с томным лицом, обрамленным блестящими черными локонами. Его одежда была образцово элегантна, манеры, как и выражение лица, – почти высокомерными. Он лениво заговорил:

– Сэр, я Генри Лукас. Присаживайтесь, пожалуйста. Мне кажется, мы не знакомы. Мистер Шахар, кажется?

– Все верно, сэр. – Шахар говорил легко, непринужденно. – Вы деловой человек, и я не займу у вас слишком много времени. Я писатель, как и вы, хотя, конечно, не такой опытный и удачливый.

Джерсен, взглянув на мощные плечи Шахара, длинные крепкие руки, тяжелые кисти с длинными пальцами, подавил довольную улыбку. В Шахаре без труда угадывался убийца, готовый в любую минуту ударить ножом или задушить, получающий удовольствие от чужого страха и боли. Он присутствовал на встрече выпускников, стоял у входа в павильон рядом с приземистым, толстым человеком. Джерсен вспомнил также события, происшедшие несколько ранее, когда Ламар Медрано с Дикого Острова встретила мистера Шахара в Звездном Порту на Новой Концепции. Она покинула отель вместе с ним, и больше ее не видели.

– Ну, – протянул Джерсен. – Я не писатель, я журналист. На какую тему вы предпочитаете писать?

– Отношения между людьми. Факты и лица. Меня заинтересовал Говард Алан Трисонг и его удивительная карьера. К несчастью, очень трудно получить информацию.

– Мне тоже так показалось, – согласился Джерсен.

– Статья о встрече выпускников написана вами, если не ошибаюсь?

– Наш местный корреспондент прислал десять страниц несколько сумбурного текста, который я слегка подправил как сумел. Чтобы получить сведения о Трисонге, думаю, надо посетить Маунишленд.

– Я воспользуюсь вашим советом. А что это за женщина и ее «Книга Грез»?

Джерсен равнодушно пожал плечами:

– В «Книгу Грез» я не заглядывал, а письмо где-то здесь. Кажется, я становлюсь экспертом поТрисонгу.

Джерсен открыл папку, вытащил лист бумаги, заглянул в него. Шахар подошел ближе.

– Старая записная книжка или что-то вроде того, – продолжал Джерсен. – Вероятно, ничего особенного.

Шахар взял Лукаса за руку:

– Можно посмотреть?

Джерсен поднял брови, как бы удивляясь. Казалось, он колеблется. Нахмурившись, он взглянул на письмо.

– Извините, но лучше не стоит. Женщина просила не называть ее имя. Не могу сказать, что осуждаю ее, у каждого свои причуды. – Джерсен вложил письмо в папку.

Шахар отошел, едва заметно улыбаясь:

– Мне бы хотелось собрать любую, а по возможности всю информацию по этому вопросу. Меня больше всего интересует юность Говарда Трисонга, период формирования его личности, так сказать. Пригодились бы безделушки вроде «Книги Грез». – Шахар сделал паузу, но Джерсен ответил только пренебрежительным кивком. Шахар приблизился и заговорил с убедительной настойчивостью: – Предположим, я захочу навестить эту женщину как журналист, работающий в «Космополисе». Дадите ли вы тогда мне ее адрес?

– Мне кажется, это неразумно. Что она может знать? Почему бы вам не посетить Гледбитук на Моудервельте и не расспросить о старых знакомствах Говарда Алана Трисонга? Вы получите гораздо больше сведений…

– Снова вы даете мне прекрасный совет, сэр. – Шахар поднялся, помедлил мгновение и, казалось, собрался уйти.

Джерсен тоже поднялся:

– У меня еще есть дела, иначе бы я охотно поговорил с вами. Желаю успеха.

– Благодарю вас, мистер Лукас. – Шахар вышел из комнаты.

Джерсен ждал. Датчик на краю стола подал сигнал. Джерсен улыбнулся. Он пристроил сигнальное устройство к выдвижному ящику своего стола, затем повернул ключ в старинном замке. Надев шляпу, купленную на Элойзе, он вышел из комнаты и направился по коридору мимо двух пустых помещений. За одной из дверей стоял Шахар, о чем и сообщил датчик.

Джерсен не спеша спустился на нижний этаж, прошелся по коридору, а затем вернулся в свой кабинет. Встав на всякий случай сбоку от двери, приоткрыл ее. Вопреки его ожиданиям, ничего не произошло.

Джерсен вошел в кабинет. Датчик на ящике был смещен. На замке никаких следов отмычки. Шахар оказался искусным взломщиком. Джерсен открыл ящик. Письмо лежало так же, как он и оставил его. Шахар удовлетворился именем и адресом.

Джерсен подошел к телефону и позвонил Элис:

– Все в порядке.

– Кто приходил?

– Человек по имени Шахар. Я отправляюсь прямо в космопорт.

Голос Элис был лишен эмоций:

– Береги себя.

– Конечно.

Джерсен бросил шляпу на стул, сменил модный костюм на обычную одежду межзвездного бродяги и покинул редакцию «Космополиса».

Кэб доставил его в космопорт и по специальному проезду подвез к «Крылатому Призраку». Корабль вымыли, вычистили, проверили и заправили. Корпус очистили от космической пыли. Сменили постельное белье, воду в баках, запасы продовольствия. Перепроверили системы жизнеобеспечения и возобновили энергозапас.

«Крылатый Призрак» был готов к полету.

Джерсен поднялся на борт, задраил люк и прошел в салон. В воздухе чувствовался запах парфюмерии. Он огляделся по сторонам. Ничего необычного. Сделал три больших шага в рубку управления: пусто. Отворил дверь в головной отсек.

– Я с тобой!

Элис, одетая в шорты мышиного цвета и черную тунику, вышла ему навстречу.

– Так вот ты где, – улыбнулся Джерсен.

– Я решила никогда больше не оставлять тебя одного. Ты ведь можешь не вернуться. – Она вплотную подошла к Джерсену и посмотрела ему в глаза. – Разве ты не хочешь, чтобы я сопровождала тебя?

– Не сомневаюсь, ты окажешься полезной спутницей, хотя наше путешествие и будет опасным.

– Знаю.

– Ладно, у нас мало времени. Теперь, поскольку ты здесь…

Элис победно рассмеялась:

– Я знала, что ты поймешь меня.

Глава 17

Заповедная Бетюн висела в космическом пространстве в лучах 892-й Ворона. Джерсен подвел «Крылатый Призрак» вплотную к одной из орбитальных карантинных станций. Там не смогли предоставить пилота немедленно, и им приказали подождать. Элис ворчала:

– Меня совершенно не интересуют их звери! Я говорила им это, но, похоже, мне не поверили.

– Говард будет еще более раздражен. Он не сможет показаться здесь на своем боевом крейсере.

– Вполне вероятно, он прибудет как турист. Или вообще не приедет.

– Не думаю, что он пошлет Шахара за своей драгоценной «Книгой Грез». В любом случае, ты останешься в Танаквиле: если он увидит тебя, все может сорваться.

Элис сделала смиренное лицо:

– Как скажешь… Хотя ты сам говорил, что меня не узнать, когда я одеваюсь мальчиком и прячу волосы.

– Мы лучше подстрижем тебя и перекрасим в черный цвет.

– Совершенно ни к чему, хоть я бы выглядела забавно. Но тогда ты будешь смеяться надо мной, а я разозлюсь. Так и закончится наш роман.

Джерсен обнял ее:

– Мы придумаем что-нибудь другое.

– Конечно… Подожди, что ты делаешь? Стой!.. Ты уже дважды с сегодняшнего утра гонялся за мной по кораблю!

– Но нам больше нечем заняться, а ты сама напросилась.

– Ты не боишься, что я снова разденусь?… Нет? Ну хорошо…

Наконец прибыл пилот и провел корабль в Танаквил, невзирая на просьбу Джерсена о посадке в аэропорту Лагеря в Синем Лесу.

– Извините, но это не по правилам, – ответил он. Джерсен заметил, что каждое третье слово пилота было «правило». Пилот продолжал:

– Это невозможно, вы же знаете. Тогда бы каждый садился где ему вздумается, топтал и рвал цветы, дразнил обезьян. Туристы должны посещать заповедники, соблюдая правила приличия и сдержанности.

– Тогда вообще бы никто не стал выполнять их, и вы бы остались без работы.

Пилот внимательно посмотрел на Джерсена голубыми глазами, подумал, решил, что Джерсен шутит, и рассмеялся:

– Я бы нашел чем заняться. Ведь я не только воздушный лоцман. Я имею статус четвертого уровня и считаюсь экспертом по патологии сегментарных червей.

– Почему же в таком случае вы работаете здесь, а не изучаете червей? – спросила Элис.

– Сегментарных червей не так уж много. Они прячутся глубоко в земле, и их трудно поймать. Я в совершенстве овладел второй специальностью… И все-таки я бы урезонил туристские компании… Вот мы и прибыли. Оставьте оружие и контрабанду на борту. Когда вы спуститесь, я опечатаю двери.

Джерсена и Элис, каждого с маленькой дорожной сумкой, Тщательно проверили на таможне и наконец пропустили.

У окошечка с надписью «Официальный и коммерческий транзит» Джерсен попробовал заказать билеты до Лагеря в Синем Лесу. Клерк даже слушать его не стал и сразу вернул деньги.

– Лучше вам обратиться к должностным лицам.

– Из чистого любопытства: когда ближайший рейс в Лагерь в Синем Лесу?

– Сегодня два рейса, сэр, в полдень и в два часа.

В открытом омнибусе Джерсен и Элис проехали в город под высокими джакарндами и дурпами, преследуемые истеричными криками древесных обитателей.

В туристической службе «Гальцион Виста» Джерсен увидел нового клерка – важную молодую женщину с маленькими глазками и вздернутым носиком. Она немедленно объявила просьбу Джерсена невыполнимой и попыталась продать ему билеты на туристический маршрут «С». Джерсен использовал всю свою настойчивость и рассудительность. После десяти минут тщательных поисков в документах женщина отчаялась найти поддержку своей позиции и недовольно выписала пару пассажирских билетов. Омнибус в космопорт отошел от агентства еще днем; Джерсен едва поймал такси, и они чуть не опоздали на свой рейс, прибыв всего за десять минут до старта.

Через два часа ракетоплан сел в джунглях к северу от Лагеря в Синем Лесу. Дверь отворилась, в кабину ворвался ветерок, принесший с собой вонь болот.

Джерсен и Элис спустились на землю. Ракетоплан поднялся и исчез в южном направлении, они остались одни.

– Эта дорога ведет к Лагерю, – объяснил Джерсен. Из отеля Окружной Корпорации Джерсен позвонил по телефону Тути Клидхо в комиссариат.

– Я вернулся. Все идет по плану. Что у вас новенького?

– Пока ничего. – Голос Тути звучал резко. – Мы ожидаем посетителя с надеждой и тревогой. Вы привезли книжечку?

– Я принесу то, что привез, к вам домой, скажем, через час.

Тути раздраженно буркнула:

– У нас свои правила. Я не могу оставлять работу по своему желанию… Но если необходимо, то я отпрошусь. Найду предлог.

Элис Джерсен сказал:

– У миссис Клидхо странные взгляды. В сущности, она упряма и подозрительна. – Он критически осмотрел Элис. – Лучше бы ты надела что-нибудь более скромное и неприметное.

Элис оглядела себя. Она была в серых брюках космолетчика, черных сапогах и зеленой рубашке.

– Что может быть еще скромнее и неприметнее?

– Ладно, только надень вон ту шляпу, ты должна выглядеть мальчиком.

– Миссис Клидхо будет сегодня более подозрительной, чем обычно?"

– Я все еще думаю о Говарде Трисонге, – сказал Джерсен. – Если он увидит твои рыжие волосы, то сразу вспомнит тебя. Лучше бы ты осталась здесь, в отеле.

– Мы уже обсуждали это.

– Держись в тени. И говори тихим, грубоватым, голосом.

– Постараюсь.

Из дорожной сумки Джерсен достал несколько предметов и принялся что-то собирать. Элис молча наблюдала за ним. Наконец Джерсен объяснил ей, что он делает.

– Это оружие, начиненное ядом. Возьми и обращайся с ним осторожно. – Он протянул Элис отрезок стеклянной трубки длиной дюйма в четыре. – Если кто-то тебе не понравится или подойдет слишком близко, подними трубку до уровня его лица и резко дунь в этот конец. Потом как можно быстрее отойди.

Элис с мрачным видом засунула трубочку в карман рубашки.

Они покинули отель и направились к дому Тути Клидхо. Тути ждала их. Дверь отворилась, как только они приблизились.

На мрачном лице Тути отразилось удивление, когда она увидела Элис.

– Кто это? Зачем?

– Элис Рэук. Мой коллега.

– Хм, хорошо… Это не мое дело. Входите. \

Комната изменилась за прошедшее время только в одном: мармел Нимфи больше не стоял в углу. Тути зловеще кивнула:

– Нимфи ушел на время. Ну, давайте книжечку.

Джерсен протянул ей красную записную книжку, озаглавленную «Книга Грез». Тути пробежала взглядом по страницам. Потом раздраженно заявила:

– Но тут нет ничего важного!

– Естественно, нет. И вообще… Неужели вы думаете, что я, стану рисковать настоящей книжечкой? Это копия, скажем так.

Тути мрачно проговорила:

– Копии достаточно. Вам не нужно больше ничего делать. Ото и я составили план. Все учтено. Возвращайтесь и ждите. Вас оповестят, когда работа будет сделана.

Джерсен засмеялся:

– У Говарда наверняка тоже есть план. Он ведь профессионал.

– Не сомневаюсь. А как бы вы поступили с ним?

– Раньше или позже он явится сюда. Когда это произойдет, я убью его.

Тути застыла, уперев руки в бедра:

– Конечно, конечно, но как вы сделаете это без оружия?

– Я могу спросить вас о том же.

– У меня есть лучемет модели «Джи». Он разнесет голову тримбодаксису…

– Вы разрешите мне воспользоваться им?

– Конечно нет! Наши правила строго запрещают это. Да и Ото не одобрил бы… Сколько времени осталось до прихода Говарда?

– Не знаю. Я торопился. Думаю, он постарается сделать то же самое. Тогда разрыв между нашими визитами будет невелик.

Элис выглянула в окно:

– У нас вообще нет времени… Посмотрите.

По улице шел Шахар, а позади него низенький толстый человек с мощными плечамиг почти без шеи.

– Эти двое – люди Говарда, – пояснил Джерсен. – Вы по-прежнему думаете, что сможете справиться с ними?

– Конечно! Давайте в заднюю комнату! И ни звука! Она вытолкала их в дверь и захлопнула ее. Свет, пробивавшийся сквозь боковые окна, падал на фотографию юного Нимфи в серебряной рамке, стоящую на письменном столе.

Джерсен толкнул дверь, но та не поддалась. Он тихо выругался:

– Старая дура заперла нас.

Элис посмотрела на окно:

– Оно очень маленькое, но я могу протиснуться.

– Дверь не слишком прочная, и мы сможем выйти в любое время!

– Тс-с… Слушай.

В прихожей заговорили.

– Вы Туги Клидхо? – Это был голос Шахара.

– Ну и что из этого? Кто вы такие? Я вас не знаю.

– Миссис Клидхо, я выездной секретарь…

– Ступайте в гостиницу! У меня нет желания беседовать с незнакомыми людьми. Кроме того, я не одна, у меня есть оружие, которое я держу наготове. Убирайтесь!

– …известного во многих мирах важного, джентльмена, который хотел бы поговорить с вами. Уверен, свидание вам пойдет на пользу.

– Важный джентльмен? Кто еще? Как его зовут? И если он такой известный, то почему не явился сюда сам, а послал вас?

– Как и вы, миссис Клидхо, он не общается с малознакомыми людьми. Он тоже нервный и робкий. Оружие вызывает у него беспокойство, так что, пожалуйста…

– Убирайтесь отсюда вместе с вашими важными людьми! И поторапливайтесь, пока я, нервная и робкая, не отстрелила вам зад! Я старая и одинокая, но не стану терпеть оскорбления от тупоголовых туристов!

– Простите меня, миссис Клидхо. Простите, что побеспокоил вас. Пожалуйста, не размахивайте так своим лучеметом. Меня интересует всего один вопрос: вы та Тути К., которая недавно написала письмо в журнал «Космополис»?

– Что из того? Почему я не могу написать, если захочу? Что плохого я сделала?

– Совершенно ничего. Это письмо принесет вам удачу. Вы убедитесь в этом, если отложите оружие и успокоитесь. Тогда я приглашу своего хозяина.

– И вас будет целая толпа против одной женщины! Ха-ха! И не мечтайте! Присылайте вашего робкого джентльмена одного, без сопровождения. А лучемет… Я положу, когда увижу, что мне ничего не угрожает.

– Уверен, что у вас не будет повода для тревоги, миссис Клидхо, наоборот.

– С какой стати…

Шахар не ответил и вышел. Джерсен налег на дверь. Она треснула и заскрипела. Тотчас же последовал сильный удар в стену.

– Эй, вы, сидите тихо! Не вмешивайтесь в наши планы… А теперь ни звука, кто-то подошел к дому.

Джерсен что-то пробормотал. Элис сказала:

– Ш-ш! Послушай. Думаю, это Говард.

Они прислушались к звукам открывающейся наружной двери и голосу Тути.

– Кто вы такой, сэр?

– Миссис Клидхо, вы не узнаете меня?

– Нет. Почему я должна узнавать вас? Что вам нужно?

– Я освежу вашу память. Вы написали в «Космополис» о старых временах в Гледбитуке и о близком приятеле вашего Нимфотиса?

– Вы Говард Хардоах?… Точно, я узнаю тебя, сынок! Как ты вырос! Мальчиком ты выглядел таким хрупким! Ну, подумать только! Я должна позвонить Ото! Жаль, он не может сейчас быть здесь!

В задней комнате Джерсен сжал зубы от злости. Он взялся за ручку двери, но Элис оттащила его назад.

– Не делай глупостей! Тути застрелит тебя, не раздумывая ни секунды! Она знает что делает.

– Ч-то…

– Ш-ш! Будь благоразумным.

Джерсен снова приложил ухо к двери.

– …Удивительно, как бегут годы! Все это было так давно и так далеко отсюда! А как ты изменился! Каким красивым и обходительным стал! Проходи, не стесняйся, сейчас налью чего-нибудь… У меня остались хорошие старые настойки. Может быть, чаю с пирогом?

– Очень любезно с вашей стороны, миссис Клидхо. Я выпью немного настойки… Спасибо… Этого более чем достаточно.

– Бери пирожные. Совершенно непонятно, как ты нашел меня здесь и почему… А, ну да, мое письмо в журнал…

– Разумеется, оно всколыхнуло старые воспоминания, вспомнилось то, о чем я забыл много лет назад. Та маленькая книжечка, например…

– О, да! Эта прелестная маленькая книжечка красного цвета? Каким мечтательным пареньком ты был, полным грез и обаяния! «Книга Грез», кажется, так ты назвал ее?

– Верно. Именно так. Хотелось бы увидеть ее снова.

– Конечно, конечно. Я покажу тебе ее. Я ее разыщу, но ты должен сначала пообедать со мной. Я как раз приготовила рагу из овощей, как в Гледбитуке. Кроме того, у меня есть лессами. Надеюсь, ты не потерял вкуса к домашней кухне?

– К сожалению, у меня язва желудка и я ограничен в своем меню. Но не обращайте внимания. Готовьте обед по-своему, а я тем временем посмотрю свою записную книжечку.

– Подожди, дай мне вспомнить, куда я ее дела?… А, да, конечно, она на станции, где работает Ото. Он дежурит сменами, очень жаль! У них так мало квалифицированных специалистов, и Ото днюет и ночует там. Он так обрадуется, когда увидит тебя. Может быть, ты погостишь здесь с недельку, пока он не вернется из джунглей? Он не простит мне, если ты уедешь, не повидавшись с ним!

– Неделю? Миссис Клидхо, я не могу задержаться здесь так надолго!

– У меня есть отличная свободная комната, а тебе, я уверена, нужно отдохнуть. Потом ты увидишь мистера Клидхо. Я сообщу ему, чтобы он захватил твою книжечку. Мы так хорошо поболтаем о старых временах!

– Звучит заманчиво, миссис Клидхо, но я не могу тратить столько времени впустую. Однако мне все же хотелось бы повидать мистера Клидхо. Где находится биостанция?

– Она в джунглях, в часе езды на рельсомобиле. Туристов, естественно, близко не подпускают.

– В самом деле? Почему же?

– Они дразнят зверей и кормят их непригодной пищей. Над некоторыми из животных ставят эксперименты. Мы проводим их подальше от любопытных глаз. Мистер Клидхо работает как раз на одной из таких станций.

– Жаль, что он не может приехать со станции сегодня вечером. Почему бы не вызвать его по телефону?

– О, нет. Он и слушать не станет. Да и не получится ничего.

– Почему?

– В полдень отъезжает состав с пищей для опытных животных. Поезд отправляется на биостанцию, а возвращается только на следующее утро – таков порядок, и его нельзя изменить. Иногда я сама веду поезд и тогда остаюсь на биостанции ночевать. Но это только в том случае, когда у машиниста выходной. Мне всегда платят за потраченное время.

Пауза, затем послышался голос Трисонга, веселый и непринужденный:

– А почему бы нам не поехать сегодня? Было бы интересно. Конечно же я возмещу все расходы.

– Кого ты имеешь в виду, говоря «нам».

– Вас, себя, Умпса и Шахара. Мы все хотели бы посетить станцию.

– Невозможно. Туристов на станцию не пускают – это строгий закон. Один человек в кабине с водителем еще может проехать, но не трое.

– А могут они добраться туда еще как-нибудь?

– Если только в грузовых отсеках, но там грязно. Твоим друзьям это не понравилось бы. Да и это – нарушение правил!

Опять пауза. Затем:

– Пятьдесят севов покроют ваши издержки в комиссариате?

– Конечно. Они нам не переплачивают, это правда. Но все-таки мы не жалуемся. За коттедж не надо платить, а в комиссариате мне продают вещи и продукты с хорошей скидкой. Подождем до завтра, если у тебя не пропадет охота, но плата меня вполне устраивает. А если тебе не все равно, ехать вместе с друзьями или без них, то почему не подождать неделю? Ото не понравится, что тебе придется испытывать столько неудобств.

– Правда, миссис Клидхо, меня очень поджимает время. Возьмите, здесь пятьдесят севов. Мы отправимся сегодня после полудня.

– Но у нас почти не осталось времени приготовиться! Мне надо позвонить. И надо чем-то заткнуть рот Джозефу, машинисту. Деньги – самое подходящее. У те: бя найдется еще двадцатка?

– Да.

– Этого вполне хватит. А теперь отправляй своих друзей обратно в отель, а потом встретишь меня на узловой станции, это в ста ярдах по дороге отсюда. Но не появляйся раньше, чем я дам сигнал. Вполне может быть, что управляющий Кеннифер будет следить за отправкой… Да, еще надо позвонить мистеру Клидхо и предупредить его, что мы прибудем. Пусть он освободит лучшую комнату. А там ты увидишь все: и джунгли, и люцифера, и скорпионозавра. Итак, через полчаса на станции.

Дверь за Говардом Аланом Трисонгом закрылась. Туга Клидхо подошла к двери, ведущей в заднюю комнату.

– Вы, двое! Все слышали?

Джерсен налег плечом на дверь, и та с треском отворилась. Тути Клидхо отступила назад, сжимая в руках лучемет. Ее лицо сморщилось в усмешке.

– Назад! Одно движение – и я продырявлю вас обоих! Жизнь или смерть. Стоять!

Джерсен заговорил с достоинством:

– Я думал, вы и в самом деле с нами заодно.

– Так и есть. Вы доставили Говарда сюда, я передам его мистеру Клидхо, а вы посмотрите, что будет дальше. А теперь сидите тут. – Она показала дулом на диван.

Элис увлекла Говарда за собой, и они сели.

Тути удовлетворенно кивнула и направилась к телефону. Она несколько раз кому-то звонила, потом вернулась к Джерсену и Элис.

– Теперь что касается вас…

– Миссис Клидхо, выслушайте меня. Не принимайте Говарда Трисонга за простачка. Он умен и опасен.

Тути махнула тяжелой рукой:

– Ба! Я хорошо его знаю. Он был гнусным, мелким молокососом, издевавшимся над маленькими девочками и мальчиками. Он убил моего Нимфи. Он не мог измениться. Мы, Клидхо, тоже не изменились. В конце концов, мы, ха-ха-ха, рады видеть его. Теперь вставайте. Поймите, без меня вы все равно ничего с ним не сделаете. – Она провела их на кухню и открыла дверь в подвал. – А теперь в погреб, живо!

Элис взяла Джерсена за руку и потащила его за собой. Они спустились по ступенькам и оказались в подвале, набитом странными припасами, старыми бумагами и ненужными вещами.

Дверь за ними захлопнулась, раздался скрежет запираемого замка, стало темно.

Джерсен поднялся по ступенькам и приложил ухо к двери. Тути не ушла. Джерсен отчетливо представил ее, стоящую рядом с дверью с оружием наготове, внимательно глядевшую на дверь. Прошло две минуты, половицы заскрипели, и все стихло.

Джерсен подтянулся к потолку, надеясь обнаружить хоть малейшую щелочку, но тщетно. Он нажал на дверь, которая заскрипела, но выдержала, а его неустойчивое положение не позволяло нажать сильнее.

Джерсен стал ощупывать стены и потолок. Балки пола над головой, с другой стороны ничего. Из темноты донесся голос Элис:

– Кажется, мы тут застряли. Я не могу найти другого выхода. Только корзины, полные старого хлама.

– Нам нужна крепкая палка или отрезок доски, – сказал Джерсен.

– Ничего похожего, только корзины, какие-то ящики и старые ковры.

Джерсен ощупал корзины:

– Давай сложим вещи. Если я смогу забраться по этой куче и достать дверь, имея под ногами крепкую опору…

Через десять минут Джерсен залез на груду накиданных вещей.

– Не стой внизу. Это довольно опасно…

Откинувшись назад, он ухватился за балку, подтянулся и ударил по двери ногами, изо всех сил напрягая мускулы. Дверь распахнулась, и Джерсен вывалился на кухню.

Он поднялся, помог Элис забраться по лестнице, помедлил, осматривая хозяйственные принадлежности Тути, затем выбрал два столовых тяжелых ножа, заткнул их за пояс и поднял, взвешивая на руке, топорик для мяса.

Элис нашла сумку для одежды.

– Положи все сюда. Я понесу.

Они подошли к входной двери, выглянули наружу, убедились, что на улице никого нет, и вышли.

Держась в тени, они направились на станцию рельсомобилей – скопление ветхих построек ярдах в ста впереди.

– Тути не понравится, если все пойдет не по ее плану, – заметила Элис. – Она – решительная женщина.

– Самонадеянная старая карга, – буркнул Джерсен. – Теперь помедленнее, совершенно незачем, чтобы нас заметили.

Они почувствовали острый запах гнили и, приглядевшись, увидели его источник. У хоппера стоял осанистый светловолосый мужчина и равнодушно следил за потоком розово-серой массы, текущей из хоппера в цистерну рельсомобиля. Когда он перекрыл вентиль и струя иссякла, маленький локомотив подъехал задним ходом и сцепился с цистерной. На месте машиниста сидела Тути Клидхо.

Человек у хоппера махнул рукой, повернулся и пошел к мастерским. Тути потянула рукоятку управления на себя – локомотив с вагоном-цистерной поехал вперед. Появился Говард Трисонг и сел в кабину рядом с Тути. Из кустов выбрались Шахар и Умпс. Они побежали за цистерной, потом прыгнули на маленькую платформу позади нее. Состав скрылся за поворотом.

Джерсен подошел к мастерской. Из нее на звук шагов выглянул представительный мужчина и предостерегающе махнул рукой:

– Сэр, посторонние сюда не допускаются.

– Я не посторонний, – ответил Джерсен. – Я друг миссис Клидхо.

– Вы опоздали. Она только что вместе со своим племянником уехала на биостанцию.

– Мы должны были поехать вместе. Можно какнибудь догнать их?

Мастер указал на ржавый старый механизм, помятый и погнутый, казавшийся нелепым нагромождением блоков и колес.

– Это номер семнадцать, поставленный на ремонт. Скоро, буквально на днях, я сменю колеса, как только у меня появятся деньги и время. Других локомотивов нет.

– А сколько до биостанции?

– До нее добрых семьдесят миль. По воздуху ближе, но в городе нет воздушного транспорта. Он запрещен, чтобы не нарушать экологический баланс и не пугать животных.

– Семьдесят миль – это десять часов хорошего бега.

– Нет! – воскликнул мастер. – Вы пробежите, может быть, миль пять, потом глаза залепит грязь… А что случится дальше, один Бог знает. Там дьявольское место.

Элис указала в глубину мастерской:

– А это что такое?

– Это тележка путевого инспектора. Она не предназначена для грузов, но по ровной дороге едет быстро.

Джерсен обошел сооружение: простая платформа на четырех колесах с парой сидений под сферическим куполом, снабженная защитой от насекомых. Управление простое: пара рукояток, два рычага и циферблат.

– Она не очень красива, но ездит хорошо, – с гордостью сказал мастер. – Я сам ее смастерил.

Джерсен достал хрустящую бумажку и протянул ее мастеру:

– Могу ли я воспользоваться тележкой? Мистер Клидхо хотел видеть нас. Тележка готова для поездки?

Мастер посмотрел на деньги:

– Это не по правилам, но, в сущности…

– Вы получите еще двадцать завтра, когда мы вернемся. Клидхо не понравилось бы, если б мы опоздали, а это намного важнее, чем правила.

– Вы не работаете на Корпорацию! Для тех, кто работает на нее, нет ничего важнее правил.

– Кроме жизни и денег.

– Правильно. Хорошо, берите тележку. Черная ручка – акселератор, красная – тормоз. Первая развилка налево уходит на север, к станции. Вторая, правая, ветка ведет к гнездовищу красных обезьян. Там еще будет ответвление на пастбищные луга, но оно в конечном счете тоже ведет на станцию – значит, вы поедете направо, налево, а потом по любой дороге. Теперь я ухожу домой и не стану оборачиваться. Имейте в виду – я вас предупреждал об опасности.

Мастер повернулся и исчез в мастерской. Джерсен влез на тележку и нажал на черную ручку. Элис быстро уселась на сиденье рядом с ним. Джерсен выжал черную ручку до отказа, и тележка покатилась в джунгли.

Глава 18

Разум требует наибольшей утонченности, хотя этим словом легко и часто злоупотребляют. Разум оценивает, насколько хорошо существо ориентируется в изменившейся окружающей среде, создавая удобства для себя или решая общие проблемы. Следствий из такого определения несколько. Среди них выделяется одно: если нет трудностей, разумность измерить нельзя. Создание с большим и сложным мозгом не обязательно умно. Неопытный, абстрактный ум – понятие, лишенное смысла. Во-вторых: разумность – это качество, характерное для людей. Правда, другие расы разумных тоже используют механизмы и иные творения для оптимального переустройства окружающей среды. Их атрибуты по действию иногда сходны с предметами, созданными человеческим разумом, и по достигнутым результатам можно сделать вывод, что рабочие органы разных существ используются аналогично. Их стимуляция всегда обманчива и относится к поверхностному применению. Так как краткого названия и универсального термина нет, возникает искушение некорректно использовать слово «разумный» при описании близких понятий, но невозможно стерпеть, когда это переходит все границы. (Смотрите мою монографию, которую я включил в восьмой том этого издания, но и она не столь уж всеобъемлюща.) Студенты, серьезно интересующиеся этой проблемой, могут обратиться для консультации к монографии «Сравнение математических процессов, используемых шестью разнопланетными разумными расами».

Анспик, барон Бодиссей «Жизнь», том 2

* * *

Тележка была изготовлена из разнородных старых деталей и запасных частей. Правый рычаг – из вольфрамовой полой трубки, а левый выпилен из деревянного бруска. Сиденья, когда-то бывшие домашней софой с оранжевыми и голубыми подушечками, покоились на плите из магнитной гексопены. Сферическая кабина пестрела дырами, через которые виднелось небо, колеса сняты с тачек, диски приварены к ним грубо и на скорую руку. Несмотря на все это, тележка двигалась мягко и быстро, и скоро Лагерь в Синем Лесу остался позади.

Первые несколько миль пути проходили по своеобразному растительному туннелю, игравшему сотнями цветов и оттенков в лучах полуденного солнца. Увядшие, мертвые черные ветви на вершинах деревьев казались красными рубинами, остальные ветви искрились синим, зеленым и желтым. Тут и там стояли черные и белые деревья, вытянувшие круглые черные листья так, чтобы они были максимально освещены. На открытых местах порхали мотыльки с яркими крыльями всех цветов от почти черного до лимонно-желтого. Другие летающие существа проносились по воздуху с такой скоростью, что выглядели просто золотыми пятнами.

Наконец джунгли расступились. Дорога пошла по равнине, по заливным лугам, перемежающимся прудами, в каждом из которых жил свой водяной бык – огромная пятнистая тварь с рогами и рылом, похожим на лопату. С возрастом бык расширял свой пруд. Строительные козлы из бетонных столбов и шпалы шли через трясину, покрытую синей накипью, по ковру ядовито-оранжевых стеблей, поддерживающих сферические стручки со спорами.

Дальше за болотами земля поднималась, переходя в саванну. Здесь, среди травы, паслись создания, отчасти напоминавшие грызунов. Они передвигались стаями по двадцать-тридцать особей. Часто появлялись десятифутовые обезьяны – существа с белой кожей, покрытой пятнами черного меха. Согнутые черные твари, прожорливые и хитрые, бродили по лугам на задних лапах, сторонясь диких обезьян.

Рельсы пролегали по равнине, поросшей грубыми черно-зелеными травами и колючими деревьями. Стада длинных тощих жвачных животных бродили по открытым районам, испуганно поглядывая на чудовищ и стаи заморышей – жадных, толкущихся, вопящих существ, полуящериц-полусобак. Множество разнообразных животных двигалось по саванне. Самым большим из них было существо двадцати футов высотой с дюжиной коротких ног. В тумане, на севере, пара обезьяноподобных тридцатифутовых макрелощук взирала на равнину, словно разумные существа. А в миле к югу стая похожих на птиц двуногих пятнадцатифутовых тварей с алыми нагрудниками и синими хвостами бегала за недоумевающими муреноподобными и рвала их на куски клювами и шпорами.

Дорога шла прямо через равнину, ныряя под землю каждые полмили, чтобы не нарушать тропы животных. Электрические изгороди тянулись с обеих сторон дороги на расстоянии ста футов друг от друга.

Солнце уже висело низко, заливая равнину нереальным, призрачным светом, и окружающие животные казались скорее порождением больного воображения, а не реальными созданиями.

Рельсы впереди были пусты. Поезд с продовольствием намного опередил их. Джерсен полностью выжал рычаг акселератора, и тележка понеслась вперед, подпрыгивая и раскачиваясь на неровностях. Пришлось сбросить скорость.

– Не хочу полететь в канаву. Машина тяжелая, и мы ее не вытащим, а пешеходная прогулка может затянуться.

Миля следовала за милей, а поезд догнать так и не удавалось. Саванна тянулась бесконечно. Четверка двухголовых жвачных вытянула в сторону людей сенсоры с гребней своих горбов.

Наконец в миле впереди показался темный лес, и там, на границе света и тени, на мгновение что-то сверкнуло – луч солнца, отраженный от кабины локомотива.

– Мы догоняем, – сказал Джерсен.

– А что будем делать, когда догоним? – спросила Элис.

– Не догоним. – Джерсен покачал головой. – Мы отстанем от них на несколько минут. Но мне бы хотелось быть намного ближе. Говард не сможет объяснить присутствие Шахара и Умпса. План Клидхо окажется под угрозой.

У леса дорога поворачивала, огибая скалы. Джерсен уменьшил скорость, а потом снова увеличил ее, когда открылось свободное пространство.

Рядом с путями промелькнул знак – белый треугольник. Почти сразу же за ним рельсы разветвлялись: одна ветка вела на север, другая – прямо, на восток. Поезд шел прямо, о чем свидетельствовала переведенная стрелка.

Милей дальше путь снова разветвлялся, и одна из веток уходила на юг, но, как и раньше, поезд следовал на восток. Джерсен удвоил внимание (поезд с провизией не мог уйти далеко вперед), но по-прежнему увеличивал скорость на прямых участках и осторожно замедлял ход, притормаживая на поворотах.

Появился еще один белый треугольник.

– Третья развилка, – сказала Элис. – Станция справа.

Джерсен остановил тележку:

– Поезд поехал налево. Видишь переведенную стрелку? Лучше следовать за ними.

Через полмили рельсы снова свернули на север, через лес. Сквозь просветы в листве было видно, что к востоку снова раскинулась саванна. Дорога еще раз повернула на восток и спустилась вниз, в саванну.

Элис махнула рукой:

– Вон они!

Джерсен остановил тележку. Поезд подъехал к разгрузочному устройству в месте, не защищенном электрооградой. Тути затормозила, отсоединила цистерну и проехала немного вперед. Открылся клапан, и масса потекла по желобу.

На задней площадке цистерны Шахар и Умпс вскочили на ноги, с беспокойством глядя на отъехавший локомотив. Затем их внимание привлекли твари, которые спешили со всех сторон к кормушке.

Обезьяна двадцати футов ростом, напоминавшая одновременно медведя и насекомого, неуклюжей походкой подошла к еде. Шахар и Умпс спрыгнули с площадки и побежали к ближайшему дереву, но обезьяна оказалась проворнее. Она схватила Умпса и подняла его за ноги. Умпс яростно сопротивлялся и умудрился ударить пяткой по хоботку твари. Обезьяна разозлилась, швырнула Умпса на землю, подпрыгнула, опустилась прямо ему на спину и принялась месить его кулаками. Потом она повернулась и поглядела на Шахара, уже успевшего залезть на нижние ветви дерева и тем самым привлекшего внимание рептилии, похожей на паука, которая жила в кроне дерева. Она выбросила длинную серую лапу, от удара которой Шахар качнулся и пронзительно закричал, затем он выхватил нож и попытался защищаться. Когда пауко-рептилия стала спускаться, выделывая кульбиты, достойные акробата, Шахар, спрыгнув на землю, умудрился увернуться от обезьяны, которая угодила в щупальца пауко-рептилии, спрыгнувшей с дерева. Тварь накинула липкую сеть на голову обезьяне, высунула жало и пронзила грудь противника. Обезьяна взревела от боли и рванула лапами щупальца ранившего ее чудовища. Но щупальца сомкнулись еще крепче. Жало ударило снова. Тогда обезьяна ударила пауко-рептилию о ствол дерева, потом еще раз, превращая ее в месиво, и наконец освободилась. Потом она отскочила в сторону, дернулась, словно в конвульсии, и рухнула на землю. Несколько пожирателей падали окружили ее, оглушительно фыркая, и Шахар исчез под телами животных.

Джерсен, вздрогнув, спросил:

– Как ты думаешь, Туги знала, что эти двое едут на задней площадке цистерны?

– Не хочется даже гадать.

Поезд с Тути и Трисонгом исчез в джунглях в дальнем конце луга. Теперь цистерна с кормом загораживала дорогу.

– Надо вернуться на развилку, – сказал Джерсен и посмотрел на рычаги и рукоятки. – Где же привод заднего хода?

Однако искал он тщетно. Рычаг акселератора заставлял машину двигаться только вперед. Джерсен спрыгнул на землю и попробовал приподнять один конец тележки, но безуспешно. Тогда он попытался толкать тележку назад, но и это оказалось невозможным, так как дорога к разгрузочному устройству шла под уклон.

– Нелепость, – заявил Джерсен. – Должен же быть обратный ход… Найти длинный рычаг… Но в лес мне идти не хочется.

– Темнеет, – заметила Элис. – Солнце садится. Джерсен подошел к краю ограждения и заглянул в лес, высокий, таинственный, густой.

– Я ничего не вижу… Я пойду…

– Подожди, – попросила его Элис. – Что это за маленькое приспособление?

Джерсен вернулся к тележке. В центре платформы находился ручной червячный привод переключения на обратный ход.

– Элис, ты молодчина!

– Я знала, что окажусь полезной тебе или даже необходимой, – скромно ответила Элис.

Через пять минут они уже возвращались по той же дороге, по которой приехали сюда. От развилки повернули на восток и теперь мчались сквозь сумерки на полной скорости.

Миля, две мили, пять… Лес внезапно кончился, и открылась заболоченная пустошь. Впереди солнечный свет отражался в речной воде. Рельсы вели через металлический мост, на который, очевидно, было подано электрическое напряжение, чтобы защитить дорогу от обитателей болота.

За болотом расположилась биостанция, состоящая из склада, амбулатории и шести маленьких коттеджей, выстроившихся в один ряд. Чуть дальше находилась лаборатория, строения которой выходили на затопленные места и реку Горгона.

Тележка свернула на боковую ветку. Джерсен затормозил и остановился прямо за локомотивом. Мгновение они сидели, прислушиваясь.

Тишина.

* * *

Еще в Лагере в Синем Лесу Говард Трисонг сказал весело и дружелюбно:

– Зачем мне скрываться? Я поеду вместе с вами.

– Жаль, но так не пойдет, – заявила Тути. – Представь, что там окажется управляющий Кеннифер. Тебе придется спрятаться за спинками кресел, пока мы не въедем в джунгли. Тогда можно расслабиться и насладиться поездкой. Посмотришь на грибных бабочек и водяные цветы.

Трисонг залез в кабину, устроился за креслами и затих. Поезд тронулся, отъехал от станции. Если краем глаза Тути и видела Шахара и Умпса, когда они залезли на площадку позади цистерны, то не подала виду.

Поезд с кормом ехал через джунгли, а потом по саванне, то углубляясь в темный лес, то выезжая из него. На третьей развилке Тути свернула к северу. Там находился пункт разгрузки, которым пользовались редко, лишь в тех случаях, когда биологи проводили эксперименты. Но сегодня вечером Тути решила покормить животных. Не останавливаясь, она отцепила цистерну. Трисонг вскочил на ноги и припал к заднему стеклу. Тути Клидхо лишь бросила взгляд через плечо. Говард Трисонг вдруг сгорбился. Его лицо посерело, и он опустился на сиденье.

Наконец поезд добрался до станции, проехал мимо строений и остановился рядом с лабораторией.

Тути спрыгнула на землю, посмеиваясь и сопя. Потом из кабины вылез Говард Трисонг и застыл в дверном проеме, осматриваясь.

Тути окликнула его звонким голосом:

– Эй, Говард! Как ты находишь эту страну?

– Совсем не то, что старый добрый Гледбитук. И все же здесь довольно живописно.

– Правда? Ну, тогда пошли, поищем мистера Клидхо, который уже должен был приготовить для нас хороший ужин. Надеюсь, ради тебя он разогнал своих любимцев хоть на некоторое время. Он без ума от своих животных и все время проводит с ними. Пойдем, Говард, а то через несколько минут налетят ночные жуки… Тути пошла по дорожке к лаборатории. Толкнула дверь.

– Ото! Мы здесь! Надеюсь, Дитси тут нет? Говард не хочет, чтобы его стесняли твои питомцы. Ото? Где ты?

Грубоватый голос ответил:

– Тише, женщина, я, конечно, тут. Проходите… Так это и есть Говард Хардоах?

– Как он изменился! Ты бы никогда не узнал его, правда?

– Точно! – Ото Клидхо вышел им навстречу.

Он оказался на шесть дюймов выше Трисонга. У него были тощие, длинные ноги, на макушке огромной головы сияла лысина, и неаккуратные пучки волос обрамляли ее. Окладистая седая борода. Голубоватые глаза. Он смерил Трисонга долгим, оценивающим взглядом. Говард, не обращая на него внимания, осматривал комнату.

– И это ваша лаборатория? Мне говорили, вы теперь занимаетесь наукой.

– Ха!.. Не совсем. Я по-прежнему занимаюсь старыми делами, но мои объекты и методы изменились. Пойдем, я покажу тебе кое-какие мои работы, пока миссис Клидхо разогреет нам суп.

Тути предупредила бодрым голосом:

– Даю вам десять минут. Впереди целый вечер. Успеешь похвастаться своими трофеями.

– Хорошо, дорогая. Десять минут. Пойдем, Говард… Сюда, и следи за своей головой. Эти коридоры не рассчитаны на высоких людей. Давай свою шляпу.

– Лучше я останусь в ней, – ответил Трисонг. – Я очень чувствителен к сквознякам.

– Ладно… Тогда пойдем по этой дорожке. Здесь часто появляются эксперты из Управления, чтобы посмотреть, как мы тратим общественные деньги. И могу добавить, они всегда остаются удовлетворенными… Это – Палата Астинчей.

Говард Трисонг оглядел помещение из-под полуопущенных век. Ото Клидхо если и заметил отсутствие энтузиазма у Трисонга, то не обратил на это внимания.

– Здесь все разновидности астинчей. Это андроморфные, эволюционировавшие здесь. Этот род особенно богато представлен на Шанаре. Они близкие родственники наших. Там они достигают тридцати футов. – Он указал на нишу. – Я обработал их практически самостоятельно, в аргонной атмосфере при условиях, убивающих бактерии. Снял шкуру, мармелизовал мягкие ткани, укрепил раму скелета, подлатал и снова натянул шкуру.

– Замечательно, – согласился Трисонг. – Прекрасная работа.

– Эти существа удивительны. Они слишком подвижны для своих размеров. Мы часто видели, как они прыгают на приличное расстояние… Ты знаешь, они двоюродные братья тех, что обитают на твоей родной планете. Но эти таинственные существа до сих пор не открыли всех своих тайн. Неизвестно, как они размножаются, как развиваются, какова биохимия их жизнедеятельности. Сплошные тайны!.. Но тебе вряд ли интересны детали. Как видишь, они бывают разных размеров и разных цветов. Разум? Кто знает? Некоторые смышленые, некоторые…

Неожиданно у Трисонга вырвался крик. Из одной камеры выпрыгнула тварь восьми футов длиной с тоненькими задними и передними конечностями, сорвала шляпу с Трисонга и метнулась из комнаты.

Ото Клидхо засмеялся, каркая от удовольствия:

– Умные, да… Озорные… Разумные? Не знаю. Дитси – большая проказница. Боюсь, тебе придется распрощаться со своей шляпой.

Говард Трисонг подбежал к двери и выглянул наружу.

– Что эта тварь делает? Она кинула мою шляпу в огонь!

– Жаль, но ничего не поделаешь. Не знаю, как и извиняться… Как ты думаешь, зачем она так сделала?

Зачем она уничтожила твою великолепную шляпу? Но если голова замерзнет – скажи, у Тути должен быть запасной капюшон или какая-нибудь шаль.

– Ладно, неважно.

– Я скажу Дитси, когда поймаю ее. Их привлекают яркие цвета, и они могут невежливо обойтись с гостями. Мне надо было предупредить тебя.

– Ничего. У меня дома есть еще несколько запасных шляп.

– Но другие, наверное, не такие красивые. Да, жаль… Теперь пойдем отсюда. Мы покидаем Палату Астинчей и попадаем в Зал Болотных Гуляк.

Говард Трисонг проявил лишь поверхностный интерес к двадцати лиловым и черным существам со странными накидками из растительной ткани.

– Очень представительная коллекция, – заметил Ото. – Их можно обнаружить только у реки Горгоны… А теперь пойдем в Берлогу Ужасов, как я называю свою мастерскую. Надо сказать, она полностью соответствует своему названию.

Клидхо провел скучающего и томящегося Говарда Трисонга в комнату, свет в которую проникал через высокий стеклянный купол. Широкая платформа поддерживала массивное красно-черное создание с шестью ногами и свирепой мордой.

– Ужасный зверь, – заметил Трисонг.

– Совершенно верно. Самый большой из моих экспонатов. Мой кабинет несколько мрачен, но Корпорация не может предоставить мне ничего лучшего. Твоя книжечка там, дальше. Мы ее заберем попозже.

– Почему же не сейчас, когда она так близко? – спросил Говард.

– Как хочешь. Она лежит на моем столе. Можешь сходить за ней. Иди, иди! Или думаешь, что из-за угла выползут какие-то чудовища и схватят тебя за задницу?

Говард Трисонг нырнул в боковую комнату. На столе лежал маленький красный томик, озаглавленный «Книга Грез». Трисонг шагнул вперед. Дверь за ним закрылась. Выйдя из мастерской, Ото Клидхо повернул клапан, подождал секунд пятнадцать, потом закрутил его. В мастерскую заглянула Тути Клидхо:

– Суп готов. Ты поешь?

– Я буду занят, – ответил Клидхо. – Я не хочу есть.

Глава 19

Наварх сидел, попивая пиво со старым знакомым, который оплакивал быстротечность бытия:

– Я потерял не меньше десяти лет жизни!

– Откровенный пессимизм, – заявил Наварх. – Лучше с оптимизмом думай о сотнях биллионов лет после смерти, которые ожидают тебя!

Льюис Кэрол. Хроника Наварха

Наварх презирал современную поэзию, кроме произведений, сочиненных им лично, для которых делал исключение:

– Ныне несчастные времена! Мудрость и наивность были раньше. Вот тогда пели замечательные песни. Мне вспоминается куплет, допускающий тысячу толкований:

Пердящий конь никогда не устает…

Пердун-работяга до зари встает…

Как вы находите эти строки?

Льюис Кэрол. Хроника Наварха

* * *

Джерсен и Элис быстро шли к лаборатории. Ночь, расцвеченная тысячами мерцающих звезд, выдалась теплой, чистой и темной. Далекий резкий вой… Неуютно близкое злое ворчание… Из окна падал свет. Джерсен и Элис увидели Тути Клидхо, суетившуюся на кухне. Она нарезала хлеб, колбасу и салат, помешала содержимое кастрюли, разложила посуду. Джерсен пробормотал:

– Накрывает на двоих. Кто-то не будет ужинать.

– Она выглядит совершенно спокойной, – прошептала Элис. – Может, просто постучимся в двери и спросим, успели ли мы к ужину?

– Может, и так.

Джерсен попробовал дверной замок и… постучал. Туги застыла неподвижно, потом метнулась к стене, схватила лучемет, подошла к коммуникатору, поговорила, обернулась, прошла к двери и отворила ее, держа лучемет наготове.

– Здравствуйте, миссис Клидхо, – сказал Джерсен. – Мы не опоздали к ужину?

Туги Клидхо мрачно переводила взгляд с одного на другого.

– Почему вы не остались в подвале? Вы что, не понимаете, ваше присутствие нежелательно?

– Это теперь не имеет значения, ведь вы нарушили наше соглашение.

Туги Клидхо слабо усмехнулась:

– Возможно, ну и что из этого? Вы бы сделали то же самое, окажись на моем месте. – Она поглядела через плечо. – Но раз уж так получилось, проходите. Поговорите с мистером Клидхо.

Она провела их на кухню. Ото Клидхо стоял у раковины и тщательно мыл руки. Он обернулся и внимательно посмотрел на Джерсена:

– Гости? К сожалению, сегодня я занят, а то бы показал вам местные достопримечательности.

– Мы здесь не для этого. Где Говард Трисонг? Клидхо ткнул пальцем через плечо:

– Там. Совершенно невредим. Садитесь ужинать. Вы составите мне компанию?

– Садитесь, – пригласила Тути. – Хватит на всех.

– Наваливайтесь, – сказал Клидхо глубоким басом. – Поговорим о Говарде Хардоахе. Вы знаете, что он убил нашего Нимфотиса?

Джерсен и Элис сели за стол.

– Он убил многих людей, – ответил Джерсен.

– Что же вы намерены сделать с ним? Уничтожить? – Да.

Клидхо кивнул:

– Что ж, у вас будет возможность. Я запер его в камере и пустил газ. Он проснется через шесть часов.

– Значит, вы не убили его?

– Нет, – Клидхо улыбнулся. – Жизнь – сложная штука, и Говард Хардоах, возможно, со временем раскается в своих преступлениях.

– Возможно, – сказал Джерсен. – Но вы не сдержали обещания, данного нам.

Клидхо взглянул на него непонимающе:

– Наверное, из-за своих эмоций мы поступили нечестно по отношению к вам. Но злиться рано: экзекуция еще не состоялась.

Туги воскликнула:

– И не забывайте, что мы избавили вас от опасностей! Говард привез с собой двух убийц! Но теперь они уже безвредны.

Ото Клидхо одобрительно улыбнулся, словно Туги изложила рецепт своего супа, потом добавил:

– Говард хитер. Знаете, он принес сюда оружие, спрятав его в шляпе. Но я подучил Дитси стащить с него шляпу и бросить в огонь. Да, мы сделали свою часть работы.

И Джерсен, и Элис промолчали.

– Примерно через шесть часов Говард придет в себя, – продолжал Клидхо. – Вы пока можете отдохнуть, выспаться, осмотреть мои коллекции. Но давайте лучше посидим вместе, выпьем чаю, а вы расскажете, чем вам насолил Говард Хардоах.

Джерсен взглянул на Элис:

– Что скажешь?

– Мне не хочется спать. Возможно, мистер и миссис Клидхо захотят услышать и о школьной встрече в Гледбитуке?

– Да, это будет кстати.

* * *

В полночь Ото Клидхо покинул кухню. Через двадцать минут он вернулся.

– Говард приходит в сознание. Если хотите, можете посмотреть.

Все вместе они прошли через лабораторию по коридору. Клидхо остановился около двери:

– Слышите? Он разговаривает сам с собой!

За дверью действительно кто-то разговаривал.

Сначала зазвучал голос Трисонга, чистый и сильный. Так говорил бы человек, пришедший в замешательство и раздраженный чем-то.

– …Тупик, как стена, я не могу ни двинуться вперед, ни уйти назад… Восход там. Мы заблудились в джунглях. Будем осторожны, не надо расходиться в стороны. Паладины! Кто слышит меня?

Быстро посыпались ответы; голоса почти сливались, словно одновременно говорили несколько человек.

– Мьюнес останется с тобой. – Это был спокойный, чистый голос, самоуверенный и лишенный эмоций.

– Спенглевей здесь, вместе с вами.

– Рун Фадер Синий, Хохенгер, Черный Джеха Раис – все здесь.

Высокий, холодный голос произнес:

– Эйа Панис тоже здесь.

– А Иммир?

– Я с тобой до конца.

– Иммир, ты такой же, как и все остальные. Теперь необходимо выработать план. Джеха Раис, твое слово.

Зазвучал низкий голос Джехи Раиса, черного паладина:

– Я серьезен, более чем серьезен. После многих лет разве вы не узнали его?

Иммир (взволнованно): Он назвал себя Клидхо с фермы Данделион.

Джеха Раис: Он – Страдалец.

(Несколько секунд тишины.)

Иммир (тихо): Мы в отчаянном положении.

Рун Фадер: Такое случалось с нами и раньше. Вспомните поход в Илкхад! Было достаточно припугнуть Железного Гиганта, чтобы мы провалились…

Спенглевей: Я вспоминаю засаду в старом городе Массилии. Ужасный час!

Иммир: Братья, давайте сосредоточимся только на том, что происходит сейчас.

Джеха Раис: Страдалец похож на злое животное. Чтобы сломить его, нужно использовать контрсилу. Может, предложить ему богатство?

Иммир: Я открою ему наше сокровище, отдам Сибариса.

Мьюнес: Сибарисом не соблазнить Страдальца.

Лорис Хохенгер: Предложим дюжину девственниц, каждая из которых красивее предыдущей. Оденем их в платья из прозрачной ткани, и пусть они смотрят на него пристально, ни весело, ни серьезно, словно спрашивая: «Кто этот мармелайзер? Кто этот полубог?»

Иммир (грустно смеясь): Добрый Хохенгер, ты верен себе! Но мне кажется, ты изменил нам.

Спенглевей: Богатство, красота… Что еще?

Рун Фадер: Если бы мы только владели Чашей Валькирий или вечной молодостью!

Иммир (невнятно): Сложности…, Сложности… Похоже, мы жертвы заговора.

Рун Фадер: Тихо! Кто-то стоит за дверью!

Клидхо заговорил шепотом:

– Он еще не совсем проснулся, разговаривает, словно во сне… – Мармелайзер открыл дверь. – Пойдем.

Комната тускло освещалась только наполовину, и эта половина была пустой. Другая ее часть имитировала поляну в джунглях. Свет падал вниз через сотни отверстий, как сквозь листву. На сучках висели цветы и стручки со спорами. Узкая речка бежала сквозь скалы, образуя маленькую заводь, которая разливалась среди красных тростников, а затем исчезала из вида. Рядом с бассейном в кресле сидел Говард Алан Трисонг, почти обнаженный, если не считать короткой набедренной повязки. Его руки опирались на подлокотники, глянцевые белые ноги стояли в траве. Голова была обрита наголо. Напротив него на маленьком островке в заводи стоял мармед Нимфотиса. В кустах шевелилось с полдюжины маленьких астинчей с мордочками, испещренными красными и синими хрящами, с хохолками, похожими на маленькие черные шляпки, с блестящими черными шкурами. Присутствие человека волновало их. Они внимательно смотрели на него.

Разговор Трисонга с самим собой прервался. Глаза Говарда смотрели из-под полуопущенных век. Дышал он ровно.

Клидхо обратился к Джерсену и Элис:

– Первоначально это была клетка для маленьких астинчей. Их еще называют игрушечными мандаринами. Странные маленькие существа. Не подходите слишком близко. Там почти невидимая паутина, которая сильно жжется. Прекрасное место для Говарда.

– Вы мармелизовали его ноги!

– Совершенно верно. Теперь он неподвижен, и его удел – смотреть на Нимфотиса, которого он убил. Таково наше наказание. Так что какое бы наказание ни уготовили ему вы, я не стану возражать. Это ваше право.

Джерсен спросил:

– Как долго он проживет в таком состоянии? Клидхо покачал головой:

– Трудно сказать. Организм Говарда работает нормально, но. он не может двигаться. Под его волосами, между прочим, была металлическая сетка, но в ней не оказалось ни имплантантов, ни скрытого оружия.

Трисонг широко открыл глаза, посмотрел на свои ноги, потом опустил руку и потрогал камень, в который они превратились.

Клидхо позвал:

– Говард Алан Трисонг! Мы пришли от всех твоих бесчисленных жертв и воздадим тебе по заслугам.

Тути закричала:

– Вот он – наш сын Нимфотис. А это сидишь ты – Говард Хардоах, его убийца. Посмотри на дьявольское дело рук своих.

Говард Трисонг заговорил спокойным голосом:

– На меня велась хорошая и правильно организованная охота. Кто эти двое?… А, Элис Рэук? Как она оказалась здесь, среди фанатиков?

– Я одна из них. Разве не помните, как я вас просила спасти жизнь моему отцу? А он уже был мертв, вы убили его!

– Моя дорогая Элис, когда связываешься с политикой, нельзя обращать внимание на мелкие детали. Смерть твоего отца, а также твои услуги были частью большого проекта. Ну, а вы, сэр? Вы мне определенно кого-то напоминаете.

– Естественно. Вы встречались со мной несколько раз. Точнее, дважды: в Воймонте и Гледбитуке, где я имел удовольствие стрелять в вас, к сожалению, не очень метко. Кроме того, вы знакомы со мной как с Генри Лукасом из «Экстанта». Это я придумал, как заманить вас сюда с помощью «Книги Грез». Но хочу напомнить вам еще более ранний эпизод. Вы помните рейд на Маунт-Плезент?

– Да, такой эпизод был в моей биографии. Превосходное приключение!

– Тогда я впервые увидел вас. С тех пор вся моя жизнь посвящена тому, чтобы отомстить вам.

– В самом деле? Да вы фанатик!

– Своей преступной деятельностью вы создали множество фанатиков. Благодаря вам мы собрались здесь.

Говард Трисонг небрежно взмахнул рукой:

– Итак, теперь я в вашей власти. Что вы намерены делать?

Джерсен кисло улыбнулся:

– Вы уже наказаны.

– Да… Это пытка. Но ведь вы можете получить удовольствие, убив меня!

– Я уничтожил вас как человека. Этого вполне достаточно.

Голова Говарда Алана Трисонга поникла.

– Моя жизнь идет по предначертанному пути, Я и в самом деле правил частью Вселенной, заполненной людьми… Хотел стать Первым Императором Вселенной и почти добился своего. Но теперь я устал. Я не могу двигаться и больше не хочу жить… Уйдите. Мне надо побыть одному.

Джерсен повернулся и, взяв Элис за руку, вышел из комнаты. Клидхо последовал за ними. Дверь закрылась. Почти сразу же вновь начался разговор.

Иммир: Теперь все ясно. Страдалец заготовил мне ужасную смерть. О мои паладины! Что теперь? Что скажешь ты, Джеха Раис?

Раис: Время настало.

Иммир: Как? Зеленый Мьюнес, почему ты отворачиваешься?

Мьюнес: Есть еще много дорог, по которым нужно пройти, и много гостиниц, где я мог бы остановиться.

Иммир: Почему вы не смотрите на меня? Разве мы не братья, не паладины? Джеха Раис, придумай что-нибудь, чтобы ноги мармела могли двигаться.

Спенглевей: Иммир, я прощаюсь с тобой.

Раис: Прощай, Иммир, время пришло.

Иммир: Лорис Хохенгер, ты тоже покидаешь меня?

Хохенгер: Пора отправляться в дальние края на поиски новых приключений.

Иммир: А добрый Синий Фадер, как ты? А ты, Эйа Панис?

Панис: Ты не будешь страдать. Уходим, паладины! Осталось сделать единственное и последнее… Прощай, замечательный Иммир! А сейчас…

Четверо в коридоре услышали глухой стук и всплеск. Клидхо подбежал к двери и отворил ее. Огромное кресло опрокинулось. Говард Трисонг лежал головой в бассейне.

Клидхо повернулся, его ноздри раздувались, глаза блестели. Он бурно жестикулировал:

– Кресло закреплено намертво! Он не мог перевернуть его сам!

Джерсен отвернулся:

– С меня достаточно. – Он взял Элис за руку. – Пойдем отсюда…

Глава 20

На борту «Крылатого Призрака», летящего где-то в космосе, Элис взяла в руки «Книгу Грез», потом снова отложила ее.

– Что ты намерен с ней сделать?

– Не знаю… Может, отдам в «Космополис».

– Почему бы просто не выбросить ее в космос?

– Не могу.

Элис положила руки ему на плечи:

– Что с тобой происходит?

– В каком смысле?

– Ты какой-то тихий и подавленный. Я беспокоюсь. С тобой все в порядке?

– Вполне. Может быть, просто устал. У меня больше нет врагов, не надо мстить кому-то. Последний Властитель Зла мертв. Дело сделано. 

Примечания

1

Во время одного из интервью Трисонг заявил: «Люди, если необходимо, эксплуатируют животных, и при этом их вовсе не мучает совесть. Так называемые преступники эксплуатируют толпу исходя из постулатов иной нравственности… С этой точки зрения преступников можно назвать сверхлюдьми». (Примечание автора.)

2

Джерсен черпает сведения из книги Майкла Диаза «Преступное мышление». (Примечание автора.)

3

Опытные космические путешественники становятся очень чувствительными к изменению атмосферы, годной для дыхания, перемене состава инертных газов, уровня кислорода и уровня органических добавок, особых для каждой планеты. В воздухе Новой Концепции Джерсен почувствовал легкий запах иерца, очевидно, исходящий от дерна, покрывающего поля. (Примечание автора.)

4

По Всеобщей конвенции возраст и почти все единицы измерения соответствуют земным стандартам. (Примечание автора.)

5

Лилейное Молоко – керамические изделия, изготовленные на островах Сусимара на планете Желтого Солнца. (Примечание автора.)

6

Гедонизм – этическое учение, признающее наслаждение высшей целью и высшим благом; добро – это то, что дает наслаждение, а зло – то, что приносит страдание. (Примечание переводчика)

7

«Индекс» – справочник по идентификации, первоначально составленный МПКК, а в дальнейшем продолженный другими агентствами. Содержит сведения о социальном положении, военный послужной листок, пассажирские листки межпланетных перелетов, записи о рождении, браке, смерти, телефонные справочники, листы аттестации в школе и университетах, криминальную идентификацию, сведения о членстве в клубах, ассоциациях и товариществах, а также имена, которые появляются в новостях в течение недели и автоматически сканируются, (Примечание автора.)

8

Конгрегация разделила своих Братьев по ступеням – от 1-й до 111-й. Брат, достигший сто одиннадцатой ступени, – это Триединый. Ступени сто десятая и сотая никогда не присваиваются.

9

Воитч – простой организм, сравнимый с гигантским лишайником. Напоминает черный мат футов десяти толщиной, опирающийся на рыжевато-коричневые или бледно-серые стебли пятидесятифутовой высоты. Большая часть воитчей ядовита, другие – хищные и насекомоядные. Самые лучшие образцы снабжают людей пищей, волокном, лекарствами и дают им кров. (Примечание автора.)

10

Монета достоинством 3/4 сева. (Примечание автора.)

11

«Слеш» на языке фоджо означает «девочка подросткового возраста». «Грудь слеш» – жаргонное «немного в сторону». (Примечание автора.)

12

Суотсмен – человек, который изо всех сил старается как можно быстрее достичь высшей ступени (термин Конгрегации). (Примечание автора.)

13

В современном значении слово многозначно: упрямство, капризность, насмешливое отношение к темным сторонам жизни. (Примечание автора.)

14

Верд – человекообразное сверхъестественное создание, которое бродит по ночам, а днем спит под землей. Согласно народным преданиям Маунишленда, оно прячется в тени, подкарауливает маленьких детей и крадет их. (Примечание автора.)

15

Канг – местное жалящее насекомое четырехдюймовой длины. (Примечание автора.)

16

Главный персонаж героического цикла народных сказок «Хеам Фолиот». Сборники саг и мистических сказаний последователи Учения признали вредными. (Примечание автора.)

17

Термин, используемый Учением. Вистгейст – идеализированная версия чьего-либо бытия. Учение определяет его крайне туманно, но призывает человека пытаться в течение всей жизни следовать вистгейсту. Говард с его помощью формулирует сущность, полностью свободную от Учения. (Примечание автора.)

18

Личному контролю, персональному управлению. (Примечание автора.)

19

Основное понятие в функционировании общества Бетюн. Опекуны управляют Заповедной Бетюн в «согласии» со старыми правилами. (Примечание автора.)

20

Бетюнская таксономия использует именно это название. Однако просторечное «саурианы» гораздо более распространено, чем официальное, данное по названию Шанара – одного из континентов Заповедной Бетюн. (Примечание автора.)

21

Полное имя от Нимфи. (Примечание автора.)

22

О значении этого слова, как и многих других в «Книге Грез», можно только догадываться. Видимо, оно означает отвагу. Или, может, заимствовано из древнерусского языка? Или просто взято с потолка. (Примечание автора.)


home | my bookshelf | | Книга грез |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу