Book: Чары любви



Чары любви

Пегги Уэйд

Чары любви

Кевин, Дакота, Джордан и Алекс, я люблю вас всех

Пролог

Пенрит, Англия, 1723 год


Завывал истер, вспышки молний рассекали небо, раскаты грома сотрясали землю, деревья и их тени раскачивались, как партнеры в зловещем танце под музыку матери-природы, и вот-вот на землю должен был обрушиться ливень. Ночь совершенно не располагала к прогулкам, однако из-под навеса палатки лорд Бэдрик вдруг увидел высохшую старуху, появившуюся у границы светового круга, образованного горевшим костром.

– Герцог, – выкрикнула она, – ты осмелишься взглянуть на меня?

Это одинокое существо словно возникло из воздуха, и оба спутника лорда Бэдрика, схватившись за свои шпаги, вскочили на ноги, но герцог остановил их движением руки.

– Что это значит?

– Я вижу, ты не узнаешь меня. – Старуха выступила вперед, и в свете костра цветастая юбка затрепетала вокруг ее лодыжек, а в ушах блеснули золотые монеты.

– Так ты цыганка!

– И это еще не все. Я Джулиана Ромов, мать Розалы.

Налетевший порыв ветра приподнял плотный шерстяной капюшон лорда Бэдрика, герцог переступил с ноги на ногу и прищурился, чтобы лучше разглядеть стоявшую перед ним женщину.

– Это имя мало что говорит мне.

– Ты соблазнил мою Розалу, сулил ей богатство, обещал жениться, а потом бессовестно бросил, чтобы взять в жены знатную леди. Опозоренная Розала лишила себя жизни и теперь лежит в холодной земле. Ты за это заплатишь.

– Погоди минуту…

– Эй, ромале, эй, чавале, салумиаке рома, – нараспев произносила цыганка старинное заклинание, и голос ее становился все громче.

– Бога ради, говори по-английски.

– Бог теперь тебе не поможет. Вороны уже слетелись и жаждут смертей, которые не заставят себя ждать.

– Брось свои штучки, я не дам тебе ни фартинга.

– Ты думаешь, что деньгами сможешь купить у меня прощение? – Цыганка сплюнула. – Глупец. Твой титул, твоя власть и твои угрозы для меня ничто. Трагедия будет следовать по пятам за твоим богатством. – Она указала кривым корнем на герцога, а другой рукой сжала висевший у нее на шее золотой амулет. – В грядущих поколениях твоего рода от сыновей будут рождаться только сыновья, и каждый сын будет жениться на знатной леди, и каждый брак будет заканчиваться одиночеством, нищетой и смертью, пока цыгане кочуют по земле.

Зловещий хохот, сорвавшийся с уст цыганки, заставил Бэдрика подойти поближе.

– Я призываю с небес мое проклятие. – Она подняла к небу узловатый палец. – Пусть оно жжет тебе пятки на пути в ад.

Молния ударила в дерево рядом со старухой, а когда дым и пыль рассеялись, на земле остались только иссиня-черная коса, заплетенная разноцветными ленточками, и золотые монеты на лоскутьях ветхой красной ткани.

Глава 1

Лондон, 1817 год


Пары кружились на белом мраморном полу, идеально отражавшем все цвета радуги вечерних туалетов, которыми был заполнен длинный узкий бальный зал. Однако Фиби Рафферти не обращала внимания на праздничную атмосферу и среди трех сотен человек чувствовала себя более одинокой, чем когда-нибудь могла себе представить. Проведя в Англии всего неделю, она ненавидела эту страну и британский этикет, но еще больше ей была ненавистна задача найти себе мужа.

Маленький оркестр играл народный танец, и Фиби притопывала атласными туфельками, сдерживая желание хлопать и ладоши; она так и сделала бы у себя в Джорджии, но сейчас только сжала кулаки и спрятала их в сборках вечернего платья, проклиная свою судьбу.

Скрипучий теткин голос вторгся в унылые размышления Фиби.

– Что, тетушка? – переспросила она.

– Фиби. – Леди Хильдегард Гудлифф пожала узенькими плечами и покачала головой. – Перестань нервничать. Все будут гадать, то ли в твой наряд заползли блохи, то ли ты просто не умеешь сидеть спокойно.

Чарити, кузина Фиби, хихикнула, прикрывшись веером, и украшения из птичьих перьев в ее тусклых волосах опасно закачались из стороны в сторону, пока одно из них не свалилось на пол. Фиби не понимала, для чего люди специально водружают у себя на голове птичий хлам. Подавив желание спросить именно об этом, она стиснула зубы и гордо выпрямила спину. Украдкой взглянув на свою новую попечительницу, она увидела то, что видела каждый день, – превосходство и осуждение.

– He забывай о своей цели, девочка. На самом деле твоя задача не из легких.

Фиби постаралась сделать бесстрастное лицо и сосредоточить внимание на коптящих свечах одной из трех массивных люстр. У нее, между прочим, очень мало времени, и если она не найдет мужа, то согласно завещанию потеряет право на наследство матери.

– То, что тебе даются в приданое титул и недвижимость, привлечет кое-кого из джентльменов, несмотря на твои недостатки. Однако я не допущу, чтобы твои проблемы создали лишние неприятности мне или моей дочери. Я столько страдала, когда моя сестра сбежала в колонии с твоим папашей, бедным ирландским дворянином без будущего и без капли здравого смысла. Тебе очень повезло, что мой отец именно тебе оставил в наследство поместье Марсден. Ты слушаешь меня, юная леди? – С обычным мрачным видом Хильдегард вцепилась в запястье Фиби. – Внимание! К нам идут.

Взглянув, куда указывала тетя, Фиби увидела троих приближающихся мужчин и с трудом поборола непреодолимое желание убежать и спрятаться. Первым шел сэр Леммер, весьма привлекательный мужчина, несмотря на его привычку производить зубами странные звуки. Вслед за Леммером гордо выступал сэр Мильтон, напыщенный зануда с пучком светлых волос, похожий на зеленый фасолевый стручок. А за ним следовал достопочтенный Элвуд в тесных зеленовато-желтых бриджах, белой рубашке со смешно завязанным шарфом и в зеленом кашемировом сюртуке; обладая способностью попадать во всякие неприятности, он едва не столкнулся со слугой.

Господи, только не это! Фиби едва сдержала стон: ока уже провела вчера большую часть вечера за игрой в вист с этими тремя мужчинами, и разговор за картами дал ей возможность составить о них мнение.

– Помните, девочки, не подавайте виду, что заметили их, пока я не скажу, и проявите заинтересованность по моему знаку. Улыбнитесь.

По мнению Хильдегард, эти трое обладали необходимыми качествами для того, чтобы стать женихами: они были вторыми сыновьями без всяких титулов, старше двадцати, но моложе шестидесяти, и старательно демонстрировали аристократические манеры. Фиби передернуло при мысли, что один из этих мужчин может в будущем стать ее мужем, и она довольно громко застонала: ей хотелось взаимной любви, а жить иначе – все равно что расчесывать волосы плешивому.

– Фиби, – прикрикнула на нее Хильдегард, – прекрати издавать эти омерзительные звуки! Люди подумают, что у тебя болит живот. Чарити, постарайся поддерживать нормальную беседу без всяких выходок.

Чарити кивнула с таким видом, словно сейчас потеряет сознание, но согласилась познакомиться со всеми кавалерами. Фиби хотелось кричать и топать ногами, она завидовала Чарити, которая могла подождать до следующего года, если ей не удастся обручиться в свой первый светский сезон. В восемнадцать Фиби имела бы такую же, возможность, но сейчас, к сожалению, у нее было всего шесть недель, чтобы решить эту задачу.

– Вы можете станцевать с каждым по два народных танца, – незаметно для окружающих продолжала наставлять девушек Хильдегард. – Я запрещаю вам вальсировать. И, Фиби, попридержи язычок. Мужчины относятся с предубеждением к женщинам, имеющим собственное мнение, и еще менее расположены к тем, кто высказывает его вслух. Держи свое прошлое при себе и помни: сейчас ты в Англии.

Но как могла Фиби забыть? Ведь Хильдегард ежедневно напоминала ей об этом. Открыв глаза, Фиби обнаружила рядом с собой сэра Леммера и почувствовала одурманивающий запах кедра, исходивший от его одежды. Сэр Элвуд с ямочками на щеках, улыбаясь, сделал один круг, второй и остановился возле Чарити, на лице которой было то же выражение, что и у него. Лорд Мильтон удовольствовался пустым местом по другую руку Фиби, и девушка тяжело вздохнула.


Темнота вполне отвечала настроению Стивена Ламберта, герцога Бэдрика. В угоду своим друзьям он пообещал посетить этот дурацкий ежегодный бал, устраиваемый дядей Элизабет, и теперь сожалел об этом. Войдя в зал, он заметил направленные в его сторону взгляды и услышал перешептывание. Проклятый титул давал богатую пищу сплетникам всех мастей.

Он подсчитал, что еще час ему придется терпеть этот кошмар, прежде чем можно будет сказать «спокойной ночи» Элизабет и лордам Уаймену и Уинстону, а до того момента эта пустая комната с бренди и сигарой будет его утешением.

Сидя в красном бархатном кресле, Стивен рассеянно оглядывал личный кабинет лорда Уаймена: четыре настенных канделябра у двери и шандал на столе давали достаточно света, чтобы как следует разглядеть найденное убежище. Вдоль левой стены, у алькова, скрытого за деревянной ширмой, располагались книжные полки, на двух других стенах были развешаны эротические картины, а возле занавешенных окон на спрятанных в тени пьедесталах стояли белые мраморные статуи, изображавшие женщин на разных стадиях раздевания. Рассматривая новейшее приобретение лорда Уаймена – обнаженную фигуру из черного дерева, восседающую верхом на драконе, – Стивен задумался, что сказали бы лондонские матроны, если бы узнали о коллекции Уаймена и тайных вечеринках, устраиваемых в этой самой комнате.

Медная ручка на двери в кабинет повернулась, и Стивен, раздосадованный вторжением, встал и быстро проскользнул в темный альков, не имея ни малейшего желания вступать в разговор и надеясь, что вошедший, обнаружив, что комната не имеет отношения к балу, быстро уйдет. С другой стороны, ведь кто-то мог захотеть попользоваться тем самым креслом, в котором он только что сидел. До чего неловко все вышло!

Дверь красного дерева распахнулась, и Стивен сквозь небольшое окошечко-сердечко в верхней части ширмы увидел, как нежное существо стрелой влетело в комнату, захлопнуло за собой дверь и в изнеможении прислонилось к твердой перегородке, как будто темная комната сулила спасение. Тонкая красота девушки поразила его: медные завитки обрамляли изящные брови на лице цвета слоновой кости; локоны, стянутые на макушке простой лентой, не скрывали стройной шеи, губы и щеки имели персиковый оценок; девушка выглядела хрупкой и слабой, но выдающийся вперед подбородок говорил о внутренней решительности; восхитительно пышная грудь, казавшаяся вставленной в платье, поднималась и опускалась от прерывистого дыхания.

Девушка улыбнулась, и Стивена, легко поддающегося возбуждению, удивила реакция собственного тела и мощный импульс, побуждавший его дотронуться до девушки. Да, черт возьми, соблазнительное тело этой маленькой женщины требовало мужской руки.

Пока он смотрел на входную дверь, ожидая появления ее кавалера, ради которого она, несомненно, пришла сюда, девушка знакомилась с окружающей обстановкой. Она на цыпочках подошла к одной картине и открыла рот при виде столь откровенной натуры, затем перешла к другой, к третьей, а дойдя до четвертой картины, остановилась как вкопанная.

– Нет, никогда ничего подобного не видела!

Неожиданно Стивену отчаянно захотелось узнать, какого цвета ее глаза. Очарованный ее негодованием и не в состоянии больше таиться, он воспользовался подходящим случаем.

– Очень надеюсь, что не видели, если, конечно, вас не привлекают сексуальные извращения.

Девушка отскочила в сторону и стала лихорадочно осматривать углы комнаты.

– Кто бы вы ни были, как вы смеете скрывать свое присутствие! – На ее лице было написано возмущение, щеки порозовели, что очень шло к ее пламенеющим кудрям. Она была просто обворожительна.

– А что я, по-вашему, только что сделал?

– Вы вор? – осведомилась она, продвигаясь в сторону двери.

– Едва ли.

– Я точно знаю, что вы не лорд Уаймен, так почему вы прячетесь в его доме?

– Кто говорит, что я прячусь? – Чертовски хитра, подумал Стивен и определил цвет ее глаз: они были синими или, возможно, зелеными. – Вы нарушили мое уединение.

– Оплошность легко исправить. – Она повернулась, собираясь выйти.

– Подождите, не нужно спешить. – Его голос прозвучал почти раздраженно, но ему не хотелось отпускать девушку, во всяком случае, до тех пор, пока он не узнает ее имени и намерений. Должен же появиться ее кавалер, и мысли Стивена вертелись вокруг возможности извлечь хоть что-нибудь интересное из этого отвратительного вечера. – Вы направлялись в какое-то определенное место?

– Я искала библиотеку. – Прищурившись, она с подозрением посмотрела через плечо в его сторону. – Видимо, я свернула не там, где нужно. Во всяком случае, я надеюсь, что ошиблась, – добавила она, быстро окинув взглядом комнату.

– Вы ждете встречи с кем-то?

– С чего вы взяли?

– Осмотритесь еще разок повнимательнее. Это не совсем подходящее место для леди, особенно если она одна и не имеет соответствующего повода быть здесь.

В ответ на его слова девушка повернулась, скрестила руки, невольно подчеркнув этим движением полноту груди, и выпятила нижнюю губу. «Восхитительная губка, – подумал Стивен, – пухленькая, соблазнительная, просто созданная для поцелуев».

Явно оскорбленная, она сделала несколько шагов вперед и в ярости топнула ногой, а ее глаза неповторимого изумрудно-зеленого цвета, как весенние луга Линкольншира, вспыхнули от гнева. Слегка забавляясь, но больше заинтригованный, Стивен не прочь был узнать, проявляет ли она такую же страсть в постели.

– Господи! Я же минуту назад сказала, что заблудилась, – раздельно проговорила она, невольно усиливая акцент, выдававший в ней иностранку.

Уже сам ее голос вызывал у Стивена странные мысли. Девушка говорила словно оскорбленная невинность, но Стивену было доподлинно известно, что ни одна приличная молодая леди – невзирая на ее наследство – не заблудится просто так в личных покоях мужского жилища. Неожиданно вечер становился многообещающим. Стивен расстался со своей последней любовницей и еще никем не заменил ее, возможно, теперь пришло время для замены.

– Вы мне не верите? – Фиби украдкой взглянула в сторону загадочного затворника алькова. – Я считаю ваши намеки оскорбительными и устала объясняться с тем, кто отсиживается по темным углам.

– Я не отсиживаюсь.

– В самом деле? А чем, если не дурными манерами, можно объяснить поведение того, кто отказывается показаться?

– Стремлением к уединению.

– А мне на ум приходит совершенно другое определение грубости. Это загадочно, подозрительно и нагло. Я начинаю думать, что, помимо всего, у вас есть что скрывать.

– Вы дерзите. Все, что я прячу, – это я сам.

– Почему я должна верить?

– Я никогда не лгу.

– И к кому же мне обращаться за объяснениями? Я пока что не слышала имени и не видела лица. Выйдите из укрытия, и тогда я смогу вам поверить.


Фиби с волнением ждала, выполнит ли незнакомец ее просьбу, понимая, что нужно уходить, и немедленно. Если откроется, что она оставалась наедине с мужчиной, с любым мужчиной, то это, несомненно, будет расценено как величайший грех. Но Фиби давно была научена, что бегство ничего не решает. По правде говоря, ей хотелось остаться и сопоставить приятный тембр голоса с внешностью его обладателя; по непонятной причине этот человек, этот голос притягивали ее.

– Я жду, – сказала она.

– Стивен Рональд Ламберт, герцог Бэдрик, к вашим услугам, – представился он, выйдя из-за ширмы и слегка поклонившись. – А кто вы?

Чтобы выиграть время и выдохнуть застрявший у нее в легких воздух, Фиби сделала грациозный реверанс. О-ля-ля, а она-то назвала герцога вором, если только он на самом деле герцог, хотя она сомневалась, что человек станет говорить неправду, которую можно легко опровергнуть, поэтому, расправив плечи, вежливо ответила:

– Мисс Фиби Рафферти, прежде жительница Джорджии.

– Очень приятно, мисс Фиби Рафферти.

Пока Стивен подходил к круглому дубовому столу, у которого стояло красное кресло, и зажигал три свечи, Фиби рассматривала своего таинственного собеседника. Слава Богу, он был красив, весьма красив. Высокий, ростом более шести футов, широкоплечий и длинноногий, он был одет во все черное. Единственное исключение составлял нарочито небрежно завязанный белый шейный платок. Прямые волосы ниспадали до плеч и были такого же цвета черного дерева, как и слегка закрученные усы, а над глазами удивительного цвета какао, подобных которым ей прежде не доводилось видеть, дугами поднимались брови; в отмеченной шрамами руке он держал бокал с каким-то напитком. Все в этом человеке казалось непонятным и опасным, и когда он приблизился, сердце Фиби застучало.

– Видите, я совершенно один и не обладаю бесценными наследственными семейными чертами.

Замечание, которое ей хотелось сделать, замерло на устах. Она и так однажды уже практически назвала его лжецом.



– Не хотите ли выпить? – предложил Стивен, плеснул себе в бокал янтарной жидкости.

– Нет, благодарю вас. – Не зная, что делать, Фиби прошлась по комнате, и вскоре к ней вернулся здравый смысл. – Мне нужно идти.

– И украсть у меня каплю удовольствия, которую я мог бы получить от сегодняшнего вечера? Послушайте, может быть, мне стоит опасаться ревнивца, готового вызвать меня на дуэль, если он обнаружит вас наедине со мной?

– Боже мой, нет. А мне остерегаться разгневанной женщины?

– Такой не будет. Следовательно, никому из нас нет нужды убегать. Кроме того, признайтесь честно, Фиби, неужели вы действительно хотите вернуться к этой безумной толпе?

Она чувствовала, что должна сделать ему выговор за такое фамильярное обращение по имени, но ей понравилось, как прозвучало ее имя, произнесенное приятным низким голосом. Ее ноздри уловили запах лавровишни и вереска, и, обернувшись, Фиби увидела, что Стивен стоит возле нее.

– Я и так слишком задержалась, лорд Бэдрик. – Она вздернула подбородок.

– Не жеманничайте, Фиби. – Раскатистый смех и широкая улыбка превратили мрачного нелюдима в обаятельного шутника с искрящимися насмешкой глазами. – Я же не распутник и обещаю вести себя как образцовый хозяин. Мы можем быть друзьями, просто как две бедные души, скрашивающие друг другу одиночество. Я буду хранить тайну всю свою жизнь. Что скажете?

Мысль о дружбе привела Фиби в замешательство. Она сомневалась, что мужчина с его внешностью и обаянием нуждается в чьем-либо обществе, но, как ни странно, несмотря на то что до этого вечера никогда не встречалась с этим человеком, Фиби чувствовала какое-то сходство между ними.

– У меня есть всего несколько минут. – Перспектива вернуться к тетушке Хильдегард не очень привлекала Фиби, и она подошла к столу.

– Великолепно. Тогда скажите мне, как вы находите Лондон?

– Вы хотите услышать подходящий к случаю остроумный ответ или правдивый?

– Конечно, правдивый. – В его голосе слышались вкрадчивые нотки.

– В таком случае унылым, мокрым и нестерпимо серым.

– Вы имеете в виду нашу погоду или нашу беседу? – Фиби открыла рот, чтобы ответить «и то, и другое», но передумала и сказала:

– Естественно, погоду.

– Естественно, – повторил он нараспев. – А почему такая молодая симпатичная леди убегает с праздничного бала?

– Мне там не нравится, я предпочитаю не такие большие и не такие чопорные праздники. Трудно веселиться и постоянно помнить, что можно и чего нельзя делать. Даже если вы изо всех сил стараетесь вести себя достойно, все равно есть риск заработать осуждение матрон, для которых, видимо, нет более приятного занятия, чем критиковать поведение других.

– Эта женщина мне по сердцу. – От легких круговых движений руки янтарная жидкость образовала в бокале небольшой водоворот. – А в Америке у вас была полная свобода? – Глаза Стивена засветились, как у пантеры, которую Фиби когда-то видела.

– Да, конечно. Дома мне жилось гораздо проще, там я могла делать почти все, что мне заблагорассудится.

– В Англии вы вряд ли найдете такую свободу, здесь общество очень требовательно относится к поведению молодых леди.

– Я уже познакомилась с этим: никогда в жизни я не слышала такого количества правил. Все они ужасно скучные, если хотите знать.

– Расскажите о своей прежней жизни. – Отдаленные звуки небольшого оркестра долетали из зала, и Фиби, покачиваясь в такт музыке, перебирала в памяти все, чем она обычно занималась дома. Боже, жизнь на плантации была такой разнообразной, с чего же начать? Сделав несколько шагов, она остановилась перед картиной, которая уже раньше привлекла ее внимание, и была так же ошарашена увиденным, как и в первый раз: почти голые мужчина и женщина, сидевшие на спине черной лошади, занимались тем, что выглядело весьма подозрительным и в то же время невозможным. Во всяком случае, Фиби сочла это невозможным, или, говоря иначе, неправдоподобным, и, смутившись, выпалила первое, что пришло в голову.

– Каждое утро я ездила на Геркулесе. – Лорд Бэдрик удивленно приподнял одну бровь. – На своей лошади, – сразу же добавила она, чувствуя, как ее щеки покрываются краской от внезапного прилива тепла. «Дурочка», – мысленно отчитала она себя за эту глупую реакцию, надеясь, что лорд Бэдрик не догадывается, о чем она подумала, и, заметив проскользнувшее в его темных глазах недоумение, быстро сменила тему. – Иногда мы устраивали скачки, но редко кто опережал меня, Геркулес был очень резвым. По вечерам я иногда играла в покер с Тимоти и Тедди, нашими соседями. Они даже научили меня жульничать. – «Зачем я это рассказываю?» – Но я этого не делала и не собираюсь делать, так и знайте. В жаркие дни я рыбачила с Тобиасом, и все мы иногда купались в речке позади нашего дома. – Ее губы безостановочно двигались со скоростью потока воды в проливе после хорошего дождя; казалось, она не могла ни замолчать, ни перестать теребить шнурок на рукаве своего платья.

Однако она сделала паузу, давая лорду Бэдрику возможность сказать или спросить что-либо, но, не дождавшись от него ни слова, решила, что он хочет услышать продолжение. Разве он сам не просил ее рассказать о себе?

– Моя няня положила конец моему увлечению боксом, заявив, что это не женское занятие, но до того я успела выучить несколько приемов, которые пару раз мне очень пригодились.

Герцог открыл было рот, намереваясь что-то сказать, но только молча покачал головой, пристально глядя в свой бокал.

– Вы это серьезно? – после довольно долгого молчания наконец спросил он.

– Ну конечно. – Фиби почувствовала откровенное недоверие в его голосе. – Зачем мне выдумывать такое? Мне нравится мой дом и моя жизнь.

– Тогда что же привело вас в Англию? – Лорд Бэдрик был явно обескуражен.

Фиби хотелось отложить разговор, но задержка только оттягивала неизбежное, это она хорошо усвоила еще в раннем возрасте; к тому же, если лорд Бэдрик вращается в обществе, он все равно узнает правду.

– Я приехала, чтобы найти мужа. – Заметив, как погас его взор, она заняла оборонительную позицию. – Вижу, что шокировала вас, хотя и не понимаю чем. Всем известно, что праздник предназначен для знакомства молодых женщин с подходящими женихами.

– Понятия «делать» и «говорить» так же отличаются друг от друга, как мел от сыра. Лишь немногие женщины открыто говорят о таких вещах.

– Как же они тогда поступают? Лгут? – Смутившись под его пристальным взглядом, Фиби добавила: – Впрочем, не важно, что предпочитаю я, у меня все равно нет выбора.

– Выбор есть всегда, мисс Рафферти. – Лорд Бэдрик одним глотком допил остаток бренди и намеренно резко поставил бокал на стол.

Его застывшая фигура и ставший вдруг официальным тон – все это было верным признаком его отступления. «Спасается, – подумала Фиби, – как любой мужчина при упоминании о женитьбе».

– Для мужчин, возможно, да, а для женщин… – начала Фиби, но лорд Бэдрик, бросив взгляд на дверь, неожиданно схватил ее за руку и потащил за деревянную ширму в самый темный угол алькова.

– Ш-ш… – Он приложил палец к ее губам.

– Отпустите меня! – Стараясь высвободиться из его рук, Фиби увидела, что дверь в кабинет открылась и на пороге мелькнули мужчина и женщина, которые, прислонившись к стене, обнялись еще до того, как дверь успела закрыться, и дополнительные объяснения ей не потребовались.

– Видимо, кто-то намерен узурпировать наше убежище, – с нескрываемым раздражением шепнул герцог. – Делайте то же, что и я. – И он начал опускаться на колени.

– Простите, ваша милость. – Фиби коснулась его локтя. – Что вы делаете?

– Стараюсь избежать нежелательного замешательства всех присутствующих и спасти вашу драгоценную репутацию.

– Может быть, кашлянуть или сделать еще что-нибудь такое? Тогда они уйдут.

– Вижу, вам еще многое нужно узнать о строгих нравах лондонского общества. Скорее всего эта пара потребует, чтобы мы вышли из своего укрытия. Мне не хотелось бы лишать вас шанса сделать выгодную партию. Под прикрытием штор мы проберемся на террасу.

– Они все равно увидят нас.

– Очень нежелательно. – Он взглянул через ее плечо, и Фиби, с любопытством проследив за его взглядом, увидела такую картину: женщина стояла спиной к алькову перед мужчиной, который теперь сидел в кресле, уткнувшись головой в ее колени.

– Что он…

– Не сейчас. – Лорд Бэдрик буквально заставил Фиби стать на колени. Между ней и темно-красными бархатными шторами было шесть футов деревянного пола.

– Простите, ваша милость. – Сердце Фиби колотилось в сумасшедшем ритме, но когда она ощутила теплое дыхание Стивена у своего уха, оно забилось еще быстрее. – Мне кажется, нам было бы лучше остаться здесь.

– Как хотите. – Нетерпеливо дернув головой, он дал понять, что находит предложение неприемлемым. – Видите ли, лично я не собираюсь оставаться здесь, чтобы стать свидетелем весьма интимной сцены. – Он двинулся в направлении террасы и, добравшись до тяжелой шторы, скользнул за нее.

Фиби, сидя на корточках, наблюдала за ним, пока он не скрылся, а затем решила, что ей стоит последовать за герцогом. Когда она нырнула под штору, он рывком поставил ее на ноги; взявшись за латунную дверную ручку, Стивен распахнул дверь и подтолкнул девушку к выходу. К счастью, терраса была еще никем не занята.

Сжав ее запястье, он потащил Фиби вниз по каменным ступеням за вечнозеленую живую изгородь. Второпях она потеряла туфельку, но лорд Бэдрик подобрал ее и проводил девушку в расположенный внизу сад.

Аромат роз наполнял прохладный ночной воздух; шум струй близлежащего фонтана перекликался с рассыпчатыми задушевными трелями соловья; маленькие светильники, создававшие причудливые тени в кабинете Уаймена, тускло освещали запутанный лабиринт каменных садовых дорожек.

– Думаю, мы достаточно удалились, – решил герцог, более основательно обследовав ближайшие окрестности.

– О Господи! – Фиби прикрыла рот рукой и тихонько засмеялась. – Я вам очень признательна, лорд Бэдрик; за последние месяцы у меня не было более веселого приключения.

– Вы не испугались? – удивленно спросил он, озадаченный таким заявлением, и, упершись правым кулаком в бедро, другой рукой помахал в воздухе подобранной туфелькой.

– Боже, нет. Извините, а нужно было?

Сжав губы, герцог повел ее подальше от дома. Фиби снова оказалась в полутьме наедине с этим мужчиной. Она шла так близко от него, что касалась рукой его сюртука и слышала, как он втягивал в себя воздух; у нее перехватило дыхание, и внезапное желание броситься к нему в объятия застигло ее врасплох, а когда он кашлянул, она испуганно шарахнулась в сторону.

– Надеюсь, – сказал лорд Бэдрик, отдавая потерянную ею туфельку, – сегодняшняя веселая проделка, несомненно, преподала вам хороший урок. – Его голос был резким и серьезным.

– Какой урок? – нервно спросила Фиби, надевая туфлю.

– Разве не понятно, что, если бы вы попались, с вашей репутацией было бы покончено?

Фиби обошла вокруг белую мраморную скульптуру Пегаса, установленную в нише живой изгороди, с единственным желанием, чтобы мифическое существо унесло с собой ее проблемы. Ей ненавистна была мысль о том, что нужно вернуться на бал.

– Не уверена, что она такая уж высокая, – тихо произнесла Фиби, покорившись судьбе и тяжело вздохнув. – А как же ваша репутация?

– Она мало пострадает.

– Еще одно правило, придуманное мужчинами в интересах мужчин.

– Едва ли. Желая спастись от мужчин, подобных мне, леди не бродят самостоятельно по домам, особенно там, где ищут себе женихов, и не разгуливают по садам с незнакомцами. Правда, некоторым женщинам такие ситуации в радость. Я мог бы добавить, что эти правила обычно идут на пользу самим же женщинам.

– Или так считают мужчины, – пробормотала Фиби. – Что ж, к счастью, я в состоянии сама о себе подумать, однако ценю вашу заботу.

Лорд Бэдрик подошел ближе, и Фиби оказалась между ним и скульптурой, так что холод мрамора сзади и жар мужского тела образовали будоражащую смесь. Мягко взяв ее за подбородок и приподняв голову, герцог пристально посмотрел на нее своими удивительными глазами, которые сейчас, как определила она, были цвета ямайского кофе.

– Пора возвращаться, – наконец нарушил он затянувшееся молчание, и Фиби почувствовала необъяснимую досаду, когда Стивен отошел от нее. Получив возможность снова двигаться, она последовала за герцогом, с восхищением наблюдая за его упругой походкой и игрой мускулов под сшитыми у хорошего портного панталонами.

Яркий свет, падавший из окон, освещал часть сада, и каменные ступени, ведущие к особняку из красного кирпича, словно призывали и приказывали Фиби вернуться в зал и исполнить свой долг.

Остановившись под раскидистым вязом, лорд Бэдрик достал сигару и спички из кармана сюртука, и, непринужденно прислонившись к стволу дерева, поджег кончик сигары.

– Если кто-нибудь о чем-либо спросит, скажите, что выходили подышать свежим воздухом. Все будет в порядке.

– А как же вы?

– Я немного задержусь. Поверьте мне, для вас же лучше, чтобы нас не видели вместе. Идите.

Фиби пожала плечами, и ее мысли завертелись вокруг лорда Бэдрика. Красивый и обаятельный, он старался выглядеть непривлекательным, но, даже несмотря на загадочные замечания о себе, притягивал ее как ни один другой мужчина.

– Представляю, что вы сочтете это величайшей дерзостью с моей стороны, – резко выдохнула она, – но каждое утро около семи я катаюсь в Гайд-парке. Это на случай, если вы гуляете в такую рань.

– Я запомню это. – Он поднес к губам ее руку и запечатлел нежный поцелуй на внутренней стороне запястья. – До свидания, Фиби Рафферти. Удачной вам охоты.

Все складывалось как нельзя лучше и вселяло в Фиби надежду. Она была охотницей, как мифическая Диана, воительницей, которая управляет своей судьбой с благородством и чувством собственного достоинства. И пока она маленькими, но твердыми шагами шла к дому, пусть и не очень охотно, у нее в мозгу четко определялась довольно необычная идея.

Так или иначе, она должна найти себе мужа, причем срочно. За первую неделю пребывания в Англии она уже познакомилась с несколькими мужчинами, но ни один из них пока что не вызывал у нее ничего, даже отдаленно похожего на симпатию.

Мысль, пришедшая ей в голову, казалась неразумной и абсурдной, но и все ее личные проблемы были точно такими же; поэтому, решив, что ей все равно нечего терять, Фиби вернулась к герцогу и с усмешкой предупредила его:

– Не исключено, лорд Бэдрик, что я буду охотиться на вас.

Глава 2

Перебежав через лужайку, Фиби взлетела вверх по ступенькам, на мгновение остановилась, повернулась и присела в изящном реверансе. Стивен был совершенно ошеломлен и мог поклясться, что по пути к дому эта девчонка продолжала хихикать. Он выругался, не в состоянии понять, как мог стать кандидатом в женихи. Ему нужна была любовница, а вовсе не жена. После смерти двух жен он был совершенно не намерен снова вступать в брак: род Бэдриков, так же как и тяготеющее над ним неизвестное проклятие, должен окончиться на Стивене Рональде Ламберте.

Решив, что должен побольше узнать о мисс Фиби Рафферти, Стивен бросил сигару на землю, раздавил ее каблуком и неторопливым шагом направился к дому, чтобы разыскать своего ближайшего друга Уинстона, который был дипломатом и наверняка что-нибудь знал о девушке.

Его друг с широченными квадратными плечами, стоящий у мраморной колонны в дальнем углу зала, казался очень недовольным.

– Ты скверно выглядишь. – Подойдя сзади, Стивен коснулся плеча Уинстона. – Я предупреждал тебя, что любовь и женитьба приносят страдание.

– Хм… – Уинстон еще больше помрачнел. – Я стану намного счастливее, когда Уаймен произнесет свой тост за наше безоблачное будущее и я смогу увезти Элизабет домой. А ты где пропадал?

– По разным местам, – уклончиво ответил Стивен.

– Другими словами, ты нашел, где спрятаться. Я тебя за это не виню. Пересуды, связанные с твоим именем, не перестают изумлять меня. Я подслушал, как леди Тисдейл рассказывала лорду Пельтмену, что ты расставил черепа зверей вокруг своего поместья, чтобы отвадить цыган. А тебе известно, что, кроме этого, ты спишь с ожерельем из лука и укропа на шее? Слава Богу, ты больше не отрубаешь головы смуглым мальчикам с черными волосами и темными глазами. Господи, неужели Элизабет собирается танцевать с этой жабой?

Стивен с любопытством посмотрел на того, к кому относилось это замечание, и признал, что лорда Хэдлина действительно можно было причислить к этой категории. Рассеянно слушая болтовню Уинстона, Стивен внимательно разглядывал заполненный гостями зал в поисках мисс Рафферти, но ее нигде не было видно.

– Мне очень жаль, что я просил тебя прийти сегодня, – извинился Уинстон.

– Гм… – «Куда, черт возьми, запропастилась эта девушка?» – задался вопросом Стивен.



– Эта колонна, пожалуй, лучший собеседник, чем ты. – Переводя взгляд то на жену, то на друга, Уинстон хлопнул Стивена по плечу. – Ты пойман за руку. Что с тобой происходит?

– Я слушал тебя, Уинстон. – Стивен не был готов вдаваться в подробные объяснения и несколько раз пригладил усы. – Ты извинялся, но ты не виноват. Ничего страшного не случилось. Хотя я и предпочитаю уединенность, я давным-давно привык к великосветским сплетням. Это не мешало мне в прошлом делать то, что я хотел, и тем более не помешает в будущем.

– Если бы ты проводил в Лондоне больше времени, кривотолки уменьшились бы. Люди любят тайны.

– Вероятно. – Стивену не терпелось сменить тему разговора. – Ты, случайно, не знаком с Фиби Рафферти?

– С наследницей? – Уинстон приподнял брови, и по его голубым глазам было видно, как он старается, что-то вспомнить.

– Что ты подразумеваешь под словом «наследница»? – Для Стивена его ответ оказался приятным сюрпризом.

– Ну, понимаешь, большое, богатое, необычайно заманчивое приданое. А почему ты спрашиваешь?

– Значит, ты знаком с ней?

– Не совсем так. Элизабет услышала, как рассказывали о какой-то девушке, приехавшей в город с наследством в обмен на предложение, как говорится. Но ты же знаешь Элизабет: она сегодня поговорила с Чарити Гудлифф, а Хильдегард Гудлифф доводится тетей этой американке, приехавшей на прошлой неделе.

– Более чем прискорбно. – Стивен печально скривил губы, ибо, к сожалению, был знаком с леди Гудлифф, так как когда-то вел дела с ее теперь уже покойным музеем.

– Я тоже так думаю. А ты знаешь эту американку?

– Что еще Элизабет выудила из разговора с Чарити?

– Я отказываюсь отвечать на дальнейшие вопросы, пока ты не объяснишь, в чем дело. – Уинстон, оттолкнувшись от колонны, замер, сложив руки на груди.

Меньше всего Стивену хотелось чужого вмешательства, но он должен был получить ответы на свои вопросы, поэтому, поджав губы и тщательно подбирая слова, объяснил:

– Я познакомился с мисс Рафферти сегодня вечером и просто хочу узнать немного больше об этой девушке.

– В самом деле?

– Не ищи то, чего нет, – мрачно предупредил Стивен, заметив на лице Уинстона нетерпеливое выражение и зная желание друга видеть его снова женатым.

– Расслабься, дружище, я не собираюсь приглашать викария. – Уинстон свел брови. – Пока не собираюсь. Сначала мне нужно познакомиться с девушкой. Я не заметил, чтобы ты с кем-нибудь разговаривал, ты исчез, едва успев появиться. Где ты с ней встретился?

– В личном кабинете Уаймена.

– Шутишь, конечно.

Когда же Стивен отрицательно покачал головой, Уинстон открыл рот от изумления, и при виде растерянности друга Стивену стоило большого труда не рассмеяться.

– Однако должен признаться, тебе удалось разжечь мое любопытство. Что ей понадобилось в библиотеке Уаймена? И аналогичный вопрос тебе: что ты делал в библиотеке Уаймена? Мой Бог, я джентльмен, но нахожу, что тот кабинет чересчур…

– Вульгарен? – подсказал Стивен.

– Точно.

– Я был уверен, что только в той комнате найду уединение до момента, когда ты объявишь об окончании бала. Очевидно, ей тоже хотелось остаться одной, но она заблудилась и попала в кабинет случайно.

– Неудивительно, что ты хочешь побольше узнать об этой девушке. Нужно поговорить с Элизабет. – Уинстон от удовольствия потер руки, а Стивен схватил его за локоть, чтобы не дать ситуации вырваться из-под контроля.

– Послушай хорошенько. Я познакомился с этой девушкой. Мы просто беседовали. Больше ничего не происходило. Она сделала весьма странное заявление, и я хотел бы выяснить ее истинное материальное положение. Ничего больше. Ты понял?

Уинстон громко расхохотался. При этом несколько лордов, стоявших неподалеку, обернулись, а Стивен, снова нахмурившись, кивком приветствовал их и набросился на друга:

– Боже, Уинстон, я же предупреждал тебя. Твоя последняя попытка сводничества чуть не погубила меня. Знаю, ты считаешь, что мне нужны жена и сын или двое сыновей. Но я этого не хочу. Титул исчезнет вместе со мной.

– Это проклятие полнейшая чушь, и ты это понимаешь.

– Проклятие или не проклятие, с любовью и без любви, но я уже дважды испытывал судьбу и научен на своих ошибках. У меня нет намерения повторять их снова. Никогда.

Уинстон энергично потер подбородок, видимо, прикидывая, не сменить ли тему.

– Уинстон, с меня довольно, оставим этот разговор.

– Согласен, – кивнул Уинстон, решительно оглядывая бальный зал. – Пора спасать Элизабет. Похоже, она вынуждена танцевать с каждым, кто ее приглашает. Этот негодяй Леммер дожидается своей очереди.

При упоминании имени брата своей первой жены Стивен проглотил насмешливое замечание, хотя презирал этого человека. Будучи внешне истинным джентльменом, тот становился тщеславным маленьким монстром в погоне за титулом, да и сексуальные наклонности Леммера Стивен определил бы как разврат. Эти два человека люто ненавидели друг друга еще со времени смерти Эмили, и, судя по стремительным шагам Уинстона, друг Стивена испытывал то же чувство.

В одно мгновение Уинстон пересек зал – все расступались перед этим великаном, давая дорогу, – и оказался рядом с Элизабет, крошечной женщиной, имевшей огромное сердце. Она просияла при его приближении, и на его лице отразилось такое же счастье. «Боже праведный, – подумал Стивен, – любовь превращает людей в дураков и идиотов». Но своим друзьям он желал только счастья, независимо от того, какое отвращение сам питал к женитьбе.

Уинстон вклинился между Леммером и Элизабет, выставляя напоказ право собственника, видимое даже невооруженным глазом, а Стивен стал по другую сторону от женщины. На долю секунды глаза у Леммера вспыхнули, и показалось, что он возмущен, но затем он просто кивнул головой в знак приветствия.

– Вы уже уходите? – обратился Уинстон к Леммеру и невинно пожал плечами в ответ на вздох и недоуменный взгляд Элизабет.

– По правде говоря, мы с вашей женой собирались потанцевать. – Леммер протянул Элизабет руку.

– Мне кажется, она излишне разгорячилась, – извинился Уинстон. – Ты не находишь, Стивен?

– Чтобы не рисковать, – проговорил Стивен, подавив смешок, – леди лучше отдохнуть с Уинстоном и со мной. – Он явственно услышал, как Леммер заскрежетал зубами.

– Не ожидал увидеть здесь вас, Бэдрик, – наконец вымолвил Леммер. – Я думал, в Лондоне для вас слишком людно и слишком много разговоров о цыганах, убийствах, мертвых женах и тому подобном.

– Многим нечем заняться, кроме как бесконечно упражняться в остроумии за чужой счет. Но меня это мало заботит, и вы лучше других в курсе дела.

– О да, невозмутимый герцог Бэдрик. Вы здесь ищете еще одну женщину, желающую попытать счастья в вашем поместье?

– Отнюдь.

– Простите мою нескромность. – С деланной искренностью Леммер прижал руку к сердцу. – Я забыл, что найти новую супругу будет затруднительно при вашей репутации и двух мертвых женах.

– Репутация весьма забавная штука. Она очень легко разрушается, когда некоторые секреты становятся достоянием гласности. Но я забылся, здесь не место обсуждать такие вещи, вы согласны со мной? – Отказавшись таким образом доставить Леммеру удовольствие, Стивен щелчком сбросил с рукава маленький зеленый листик.

– На данный момент. – Леммер скривился и покраснел. – Всего доброго, леди Пейли, – попрощался он с Элизабет.

– О чем это вы толковали? – Уинстон уставился на Стивена.

– Этот человек не выносит моего присутствия с тех пор, как я женился на Эмили, и ее смерть не внушила ему любви ко мне. Но как бы то ни было, мы избавились от его общества. А что касается тебя, моя дорогая, – шепнул Стивен Элизабет, взяв ее руку в свои, – мы еще могли бы отправиться на край земли и жить в вечном счастье.

– Над этим стоит поразмыслить. – Слегка склонив голову, Элизабет переводила взгляд сияющих ореховых глаз с одного мужчины на другого.

– Лучше скажи «нет», дорогая. – Уинстон забрал у Стивена руку жены. – Иначе мне придется убить его.

– Я об этом не подумала. – Она взглянула на Стивена. – Просто нужно будет найти жену и для него.

– На самом деле… – Глаза Уинстона вспыхнули озорством, и он потер подбородок.

– Уинстон! – Стивен, кашлянув, произнес это предупреждение с такой интонацией, что только идиот мог его не понять.

– Что? – переспросила Элизабет.

– Ничего. – Стивен усомнился, не совершает ли он ошибки, пытаясь получить информацию у Элизабет, может быть, не стоило давать Уинстону союзника для осуществления его сватовских планов?

– Я знаю тебя с четырехлетнего возраста, и мне знаком этот тон. – Элизабет посмотрела на Стивена. – Пять минут наедине со мной и Уинстоном – и все станет ясно.

– Что ты знаешь о мисс Рафферти? – Понимая, что надеяться не на что, Стивен сдался.

– Об американке?

– Да.

– Он познакомился с ней сегодня вечером, – шепотом пояснил Уинстон, наклонившись к плечу Элизабет. – Ничего не произошло. Он не хочет брать ее в жены, так как вообще не хочет жениться. Девушка сделала весьма странное заявление, и он просто хотел бы выяснить ее истинное материальное положение. – Уинстон принял вид простака, которым, как было известно Стивену, время от времени пользовался при деловых беседах. – Я просто повторил то, что ты сказал мне. – Уинстон подмигнул жене.

– Понятно. – Элизабет задумчиво взглянула на Стивена. – Я видела девушку издали, она прехорошенькая.

– Я тоже так думаю, – с обычной бесстрастностью заметил Стивен, отвернувшись к кружившим парам.

– Могу сказать, ты не готов открыться. – Элизабет расстроенно натянула перчатку и немного помолчала. – Тогда послушай меня. Ей нужно получить капитал, хотя у нее есть что подать на стол. Тот, за кого она выйдет замуж, унаследует титул Марсдена.

«А, тогда понятно, почему девушка недовольна своей судьбой, – подумал Стивен. – Однако она, кажется, настроена выполнить все, что необходимо». К сожалению, у Стивена не было желания участвовать в ярмарке женихов, чтобы спасти девушку от богадельни: брак для него был абсолютно неприемлем.

– Стивен, – позвала Элизабет.

– Да? – рассеянно откликнулся он.

– Я уверена, что сэр Леммер намерен сделать ей предложение.

– Только через мой труп. – Стивен почувствовал, что все его тело напряглось, как натянутая струна, и едва справился с желанием разыскать Леммера и как следует вразумить его.

– Как я понимаю, это означает, что ты намерен снова увидеться с мисс Рафферти?

– Уверен, что так или иначе, но непременно увижусь. – Образ улыбающейся Фиби с обворожительной ямочкой на левой щеке заполнил его мысли, а воспоминания о матово-кремовом теле над вырезом платья и искорках смеха в ее глазах дополнили картину – бесспорно, она была редким сокровищем, и Стивен улыбнулся озадаченным Элизабет и Уинстону.


Зажмурившись от яркого сияния солнца, безмятежно поднимавшегося над верхушками деревьев Гайд-парка, Стивен еще раз подумал, не лишился ли он здравого смысла, но рассвет был неподходящим временем для принятия решений. В течение двух дней он со своим обычным расчетливым прагматизмом взвешивал все аспекты своего плана и в итоге пришел к выводу, что его идея достойна похвалы. Стивен не собирался допустить, чтобы Фиби, выскользнув из его рук, попала в руки другого мужчины, тем более такого, как Леммер. Сидя верхом на Кавалере, вороном жеребце, вприпрыжку бежавшем по песчаной дорожке Роттен-роу, Стивен высматривал карету или какой-то другой экипаж, в котором могла бы ехать маленькая колонистка, но ему на глаза попадались только грумы или дворяне, совершавшие свою утреннюю прогулку. Неожиданно топот копыт привлек его внимание; огромная кобыла, тяжело дыша, резко остановилась возле него и встала на дыбы, затем передние ноги лошади опустились в лужу, разбрызгав во все стороны грязь, а наездник рассмеялся, и этот смех мелодично зазвенел в свежем утреннем воздухе. Черт возьми, Стивен не мог не узнать этот голос!

Он повернулся в седле, убеждая себя, что ошибся, но, к его ужасу, перед ним, прижавшись к кобыле и любовно похлопывая животное, предстала Фиби Рафферти. Шалунья восседала верхом на громадной рыжей лошади без седла, но и это еще не все – на ней были бриджи, настоящие мужские бриджи! Надвинутая на лоб шерстяная кепка прикрывала восхитительное богатство рыжих волос, которые он оценил уже раньше, а глаза, темно-зеленые, как сочный клевер, искрились озорством, и на первый взгляд, девушку можно было принять за молодого грума.

Стивен осмотрелся в поисках ее компаньонки и, не увидев никого из сопровождающих, почувствовал необычное желание, вернувшее его к балу в доме Уаймена, прочитать Фиби лекцию о хороших манерах или, скорее, об отсутствии таковых. Но читать женщине наставления за минуту до предложения стать любовницей показалось ему нелепым.

– Обычно принято подъезжать к другому наезднику более аккуратно, – заметил Стивен, стряхивая со своей перчатки комок грязи.

– Простите Флэш. – Глянув на многочисленные пятна грязи, прилипшей к его брюкам и сапогам, Фиби обняла шею лошади. – Мы уже много дней не выезжали с ней.

– Я обращался к вам.

Откинув голову, Фиби рассмеялась и заставила лошадь станцевать шимми, демонстрируя искусство великолепного наездника и незаметно управляя животным. «Интересно, – пришло вдруг в голову Стивену, – будет ли она с такой же непринужденностью ездить верхом на мне?» Но он тотчас пожалел о непрошеной идее, потому что теперь его возбуждение уляжется не скоро, и, вернув свои недисциплинированные мысли к настоящему, пустил Кавалера шагом. Флэш спокойно последовала за ним.

Стивен горел желанием немедленно перейти к делу, но, зная, что женщины любят бессмысленную болтовню и фривольные разговоры, обозревал окрестности в поисках темы, доступной для женского ума. В близлежащих вечнозеленых зарослях громко щебетали птицы; собаки жадно хватали еду и время от времени погавкивали на белок, без умолку трещавших на соседнем дубе; нежный ветерок поднимал с земли запах почвы и пропитывал им утренний воздух.

– Приятное утро для верховой прогулки, признаюсь, не могу припомнить, когда я таким образом встречал рассвет. Флэш очень хороша.

– О, благодарю вас, ваша милость. Я тренирую ее, – ответила Фиби с гордостью, но Стивен недоверчиво посмотрел на нее, как бы напоминая о недавней оплошности лошади.

– Это несправедливо, – засмеялась Фиби. – Геркулес, лошадь, которая была у меня дома, мог бы броситься на землю, если бы в том была нужда, а Флэш принадлежала моему дяде и еще мало объезжена, но дайте время, я уверена, она всему научится.

– Хвалю ваши способности. Такую преданность у лошадей трудно завоевать. А где теперь Геркулес?

– Он считался частью собственности моего отца и тоже был продан. – Она опустила взор к шее лошади, но Стивен успел заметить промелькнувшую в нем печаль. – Ваше появление для меня приятный сюрприз, – вздохнув, перевела Фиби разговор на другое, – я не ожидала увидеть вас так скоро.

– Похоже, мы оба просчитались. – Она смотрела на него и ждала, что он еще скажет. – Когда вы сказали, что по утрам катаетесь в Гайд-парке, я представил себе нечто совершенно иное, – добавил Стивен, не сводя глаз с ее мужской одежды.

– Я езжу верхом каждое утро еще с тех времен, когда была ростом не выше нашего парадного крыльца. Знаете, я еще раз вызывающе пренебрегла вашими английскими правилами, но я не выношу дамских седел. Все эти штуки, которые женщины выбирают для верховой езды, не практичны. Я опять удивила вас своим поведением?

– Не то слово; вероятно, я просто этого не ожидал. Во всяком случае, я последним брошу в вас камень. Меня только интересует, почему вы настолько не уважаете правила, что одеваетесь как мальчик-конюх!

– О святые небеса! Если это откроется, моя тетя упадет в обморок и очнется, только чтобы прочитать мне двухчасовую лекцию по поводу нарушения приличий. Она всерьез считает меня невоспитанным беспородным сорванцом. Пока я не освобожусь из-под ее надзора, разумнее всего скрывать свое поведение.

– Беспородным? В каком смысле?

Фиби остановила лошадь и, воздев руки к небу, покачала головой из стороны в сторону. Стивен понял, что она копирована свою дорогую тетушку, и про себя решил, что девушка не лишена актерских способностей.

– Во-первых, из-за происхождения моего отца: он был ирландцем, – медленно, почти нараспев принялась объяснять Фиби. – Отсюда следует, что мои волосы слишком рыжие, а глаза слишком блестят. Мне следует двигаться медленнее и не так напористо, а это совершенно невозможно, потому что у меня слишком длинные ноги. Но если бы я умела красиво двигаться, это пошло бы мне на пользу, потому что тогда моя чрезмерно большая грудь не так бросалась бы в глаза.

Стоя рядом с Фиби, Стивен взглядом отмечал все называемые ею недостатки, насколько это позволяла закрывавшая их одежда. Он вспомнил Фиби, одетую в шелк, вспомнил рыжие локоны, поблескивавшие при свете свечей, вспомнил свое страстное желание заключить ее в объятия, которое почувствовал в тот вечер, и решил, что из нее получится великолепная любовница.

– Ваша тетя или завидует вам, или нуждается в очках, – понизив голос, заметил он и, почти благоговейно взяв ее за подбородок, ощутил нежность девичьей плоти.

Фиби вдруг стало трудно глотать, словно кто-то рукой сжал ей горло, она облизнула губы, откашлялась и охрипшим голосом с резко выраженным акцентом спросила:

– Я упоминала о своем небольшом, но ужасном недостатке высказывать свое мнение?

– Уверен, что помню кое-что об этом еще с того вечера, но не сомневаюсь, что тактичность часто перехваливают. Пройдемся?

– Если желаете.

В настоящий момент его величайшим желанием было почувствовать, как все ее восхитительное маленькое тело до последнего дюйма скользит по его телу, но он понимал, что выданных обстоятельствах это было бы не самым подходящим.

– Я помог бы вам спуститься с лошади, но, боюсь, со стороны может показаться странным, что я помогаю своему слуге.

Свернув с дорожки в небольшую рощицу вязов и кленов и привязав Кавалера к ближайшему дереву, Стивен набрал букетик фиалок и, поджидая Фиби, наблюдал, как она ловко спустилась с лошади на землю. Он по достоинству оценил, ее изумительную фигуру, которая особенно эффектно выглядела благодаря мужским бриджам. Стивен всегда считал женское тело одним из высших наслаждений в жизни, игравшим чрезмерно значительную роль в дни его юности. Теперь, став старше и мудрее, он научился управлять своими страстями и, как правило, ограничивал свои сексуальные связи любовницами или вообще обходился без них. Тем не менее незваное видение мягких холмиков, нежащихся в его постели и обнаженных только для его глаз, пронеслось перед его мысленным взором, и его брюки вдруг стали ему чуть тесноваты.

– «Фиалки бледные, они нежнее, чем веки Джуно или дыхание Сайтери». – Он протянул цветы подошедшей Фиби.

– Шекспир. «Зимняя сказка», – усмехнулась девушка, принимая подарок.

– Вы знаете нашего уважаемого драматурга?

– Вы удивлены? Но к вашему сведению, сэр, я прочитала все его пьесы.

«Увлекательный и возбуждающий разговор. Пора кончать пустую болтовню». Стивен прошелся взад-вперед, нервно похлопывая себя по ноге кожаными перчатками. Его предложение имеет вполне определенный смысл, и он должен четко и ясно сформулировать свои намерения, чтобы не быть превратно понятым. Так почему же он чувствует себя как собирающийся напроказничать школьник?

– Мне кажется, у вас что-то вертится на языке, – поглаживая Флэш по шее, заметила Фиби. – Я обычно просто выкладываю все начистоту.

Остановившись возле большого куста лавровишни и следя за малиновкой, игравшей с червяком в «перетягивание каната», Стивен решил, что Фиби права, пустой тратой времени он ничего не добьется, и, словно готовясь произнести речь в парламенте, заложил руки за спину, расставил ноги, а затем коротко и нагло провозгласил:

– Я хочу, чтобы вы стали моей любовницей.

Глаза у Фиби округлились, увеличившись до размера дрезденских тарелок, а рот открылся так широко, что туда могла залететь птичка, потом он закрылся и еще несколько раз безмолвно открывался и закрывался.

– Кажется, я лишил вас дара речи.

– Ну и ну, не знаю, что и сказать.

– Тогда не говорите ничего, пока не выслушаете моего объяснения. У вас будет собственный дом, соответствующая прислуга и нормальное ежемесячное содержание. Вы выберете по своему вкусу экипаж и пару лошадей для увеселительных прогулок. Словом, вы ни в чем не будете нуждаться.

– Как вы добры. – Фиби, не глядя на него, сосредоточенно вертела в руках кожаную уздечку, и ее голос, сейчас лишенный былого воодушевления, походил на робкий шепот.

Все прекрасно, милая девочка была ошеломлена его щедростью, она, вероятно, никогда прежде на получала такого грандиозного предложения.

– Когда бы мы ни решили расстаться, вам останутся дом, прислуга и все, что вы получите за прожитое со мной время, Я гарантирую вам назначенное содержание, пока вы не выйдете замуж или не найдете другого покровителя. – Не дождавшись от нее больше ни слова, Стивен поспешил изложить свое предложение до конца.

– А в обмен вы хотите, чтобы я…

Стивен представил себе, как Фиби в красном шелковом одеянии, стоя на коленях у спинки большой пышной кровати, будет ожидать его прихода, а он покроет поцелуями все ее тело, начиная с восхитительной маленькой родинки под правым ухом… У него на губах заиграла улыбка.

– …принимала меня, когда я пожелаю. – Его голос понизился до одурманивающего мурлыканья.

– Понятно. – В действительности Фиби ничего не понимала и не видела перед собой никого, кроме мужчины, которого считала красивым и обворожительным, способным соблазнить любую женщину; мужчины, высокомерно гордящегося собой, с задранным вверх подбородком и самоуверенной улыбкой на лице; мужчины, который одновременно интриговал ее и приводил в бешенство. Что дало ему повод решить, что она согласится стать его любовницей?

– Мы едва знакомы друг с другом. Почему вы думаете, что такие отношения вообще возможны? – Она нервно теребила уздечку.

– Все очень просто – я хочу вас.

Фиби не знала, как реагировать на такое заявление. Стивен, очевидно, считал, что этого единственного довода вполне достаточно, чтобы убедить ее. Практика заводить любовниц не была для Фиби новостью. Хотя у ее отца их не было, многие владельцы плантаций брали себе в любовницы рабынь. Некоторые рабыни шли на это охотно, некоторые нет. В детстве Фиби водила дружбу с женщинами, работавшими на их плантации, и слушала их разговоры. Глупых рабынь не интересовали сами мужчины, их, как бездомных щенков, больше привлекали всякие подачки, по которым определялась их собственная ценность. Фиби вздрогнула при мысли о том, что опустится до исполнения мужской прихоти. Здравый смысл подсказывал ей, что нужно оседлать коня и бежать, но любопытство взяло верх, а кроме всего прочего, у нее вряд ли будет еще возможность получить ответы на интересующие ее вопросы.

– Требуется ли, чтобы любовница имела определенный опыт?

– Этому не сложно научиться. – Стивен ухмыльнулся кривой улыбкой, как человек, уверенный в своих способностях.

«Увы, нет сомнения, что он может многому обучить женщину», – подумала Фиби, и внутри у нее что-то странно задрожало.

– Премного благодарна вам за ваше щедрое предложение, но я от него отказываюсь. – С подходящей к случаю улыбкой Фиби посмотрела прямо на него, ей нужен был муж, а не содержатель.

– Прошу прощения? – переспросил Стивен.

– То, о чем вы просите, совершенно невозможно.

– Что за игру вы затеяли, Фиби? – Он повернулся к ней.

– Я не играю. – Она гордо выпрямилась.

– Так какого черта вы дали мне понять, что мое предложение заинтересовало вас?

– Я в самом деле так вела себя?

– Да, – отрубил он.

В стремлении удовлетворить свое любопытство она, очевидно, оскорбила мужские чувства, но об извинении не могло быть и речи. Тем не менее Фиби готова была объяснить свое поведение, потому что, несмотря ни на что, ей нравился этот человек, и она не хотела видеть его расстроенным.

– Я искала для себя ответ. – Фиби, обойдя герцога, привязала Флэш рядом с Кавалером. – Никогда прежде ни один мужчина не предлагал мне стать его любовницей.

– Послушайте, Фиби. – Стивен прищурился, так что его глаза превратились в узкие щелочки. – Вы прибыли из Америки, где, по вашим словам, имели неограниченную свободу делать все, что вздумается. Ежедневно вы по-дружески проводили время с мужчинами, да и по вечерам тоже не гнушались обществом черт знает каких Тедди и Тимоти. Вы говорите, что репутация не имеет для вас значения; вы явно не горите желанием выйти замуж; питая отвращение к морали, вы высмеиваете и презираете ее; потом назначаете мне свидание и встречаетесь со мной в одиночку, без всякого сопровождения в этот страшно ранний утренний час. Боже, вы же откровенно делаете мне предложение! А что же еще мне остается думать? – Он впился в нее свирепым взглядом.

– Что я добиваюсь своей цели. – Она в раздражении подошла ближе к Стивену, не желая признавать, что он, возможно, отчасти правильно расценил ее роль в возникшем недоразумении, и понимая, что злиться бессмысленно. – Вы, очевидно, приняли мою дерзость за что-то совершенно иное. Так вот, я вела хозяйство на плантации и проводила время с мужчинами – моим отцом и его работниками, меня с детства приучили иметь собственное мнение. Моим соседям, Тедди и Тимоти, было по четырнадцать лет. А что до стоящей сейчас передо мной дилеммы, то я не позже чем через шесть недель должна выйти замуж за английского дворянина, иначе я лишусь своей единственной недвижимости, поместья Марсден, а также всех остальных доходов и буду бедна, как церковная мышь.

– Я это знаю, – буркнул он, все еще сердясь.

– Знаете? Как? – Это признание совсем сбило ее с толку.

– Что «как»?

– Как вам удалось узнать обо мне так много, в то время как я почти ничего не знаю о вас. Это несправедливо.

– После вашего исчезновения с праздника я навел справки. Ваше сложное положение уже стало предметом обсуждения всего города. Я предлагаю вам выход: как моя любовница вы получите финансовую независимость.

– Нет, финансовую зависимость. Я буду больше привязана к вам, чем если бы была замужем, – Фиби не знала, что вызывало в ней большую досаду: его высокомерие, характерное для мужчин, считающих, что женщины созданы для того, чтобы ублажать их, или то, что ее проблема больше не была тайной.

– Это нелепо. Когда вы выйдете замуж, все перейдет к нашему мужу.

– Не обязательно.

– Тогда, моя дорогая, вам удалось бы изменить ход истории с того момента, когда Адам был еще мальчиком, – покровительственным тоном объявил Стивен.

– Моя цель – выйти замуж за человека, соответствующего моим запросам. – Фиби злилась и старалась заставить Стивена понять ее правильно, а он смотрел на девушку так, словно у нее выросло третье ухо. – Если вам известно мое положение, вы должны знать, что я приношу на алтарь титул. Если я не смогу найти человека, которого полюблю, я найду человека, жаждущего получить этот титул и стабильный доход. Как и вы, я намерена быть очень щедрой. В обмен на все это я попрошу личной свободы. Он сможет вести свой образ жизни, а я – свой.

– И где же вы думаете найти такую партию?

– Как говорит моя тетя, есть несколько подходящих мужчин. Например, лорд Мильтон и сэр Леммер проявляют интерес.

– Держитесь подальше от Леммера. – Стивен произнес это одними губами, его тело словно окаменело, и даже дыхание замерло; резкость его слов не вызывала сомнения в их смысле.

Хотя Фиби и сама не очень симпатизировала Леммеру, ей не хотелось, чтобы лорд Бэдрик узнал об этом, поэтому она просто пожала плечами, втайне завидуя его невероятному самообладанию и желая оставаться такой же спокойной, как он.

– Я знаю, что он ищет титул и деньги. А у меня есть и то и другое.

– Брак потребует определенных обязанностей. Как вы предполагаете поступить?

– Этого я еще не продумала.

– Я скажу вам, Фиби Рафферти. Ни один из этих мужчин, тем более сэр Леммер, не сделает вас счастливой.

– А вы обожаете, когда у вашей двери стоит толпа влюбленных женщин? – От этого разговора у нее начало портиться настроение; по всей вероятности, Стивен был прав, и сама возможность этой правоты приводила ее в замешательство.

Впервые за последние несколько минут Стивен расслабился, явно довольный этой специфической темой разговора, и на его лице появилась хитрая улыбка. Он направился к Фиби, неторопливо оттесняя ее назад, пока она не оказалась у ствола огромного вяза. Флэш с одной стороны и изгородь из кустов с другой надежно отгораживали молодых людей от дороги.

– Уверяю вас, Фиби, – заговорил Стивен, упершись руками в ствол по обе стороны от ее плеч, – женщины, которые попадают ко мне в постель, делают это очень охотно и уходят довольные.

– Я не интересуюсь вашими…

– Способностями? О Фиби, но вы делаете именно это, и теперь я чувствую необходимость продемонстрировать их.

Его карие глаза стали совсем черными, он медленно потянулся губами к Фиби, давая ей массу времени, чтобы увернуться от поцелуя, но вместо этого она закрыла глаза в тот момент, когда их губы соприкоснулись. Однажды сосед сорвал у нее поцелуй, но за это получил такой удар коленом в пах, что остался хныкать на покрытом соломой полу конюшни. Фиби знала, что при желании могла бы устроить Стивену такое же наказание, однако ей не хотелось этого делать. Робко положив руки Стивену на плечи, она приготовилась к поцелую и ощутила, кроме запаха вереска и мыла, еще и мужской запах, принадлежавший только Стивену.

Фиби ожидала грубой атаки, а ощутила нежное прикосновение мягких теплых губ. Его язык прокладывал дорожку по складочке ее губ, прося, чтоб его пустили внутрь, и когда она чуть-чуть приоткрыла рот, поцелуй стал более горячим. Стивен прижался к ней всем мускулистым телом, и Фиби почувствовала, что ее шерстяная куртка превратилась в нежелательное препятствие для исходившего от него тепла. Потом его руки пробрались к корсажу под самой грудью, в которой вдруг возникла странная боль.

– Ну, моя радость, скажите теперь, что моя идея не заслуживает похвалы. – Поцелуй закончился так же нежно, как и начинался. Стивен отстранился, и, на мгновение ощутив утрату, Фиби облизнула губы, как бы желая вернуть себе вкус его губ.

«Но довольно этого безумия, я и так буду сожалеть о том, что вынуждена была сделать, следует как можно скорее прислушаться к голосу разума». Оттолкнувшись от дерева, Фиби направилась к своей лошади, а Стивен с самодовольным видом смотрел ей вслед. Остановившись рядом с Флэш, она зажала в кулак рыжую гриву и взобралась на спину лошади.

– Я всегда хотела любви, – призналась она, обернувшись к Стивену, – но судьба сделала сумасшедший поворот, и оказалось, что мне нужен муж, а с любовью или без любви – это уж как получится.

– Не смотрите в мою сторону, Фиби. Любовь – это для дураков и мечтателей, а я не отношусь ни к тем, ни к другим.

– Как вы можете говорить такое? – По мнению Фиби, любовь обостряла ощущения, связывала мужчину и женщину, давая им успокоение и поддержку.

– Любовь – это незаживающая рана, и мне она не нужна. Мне не нужна жена. Я не женюсь на вас ни сейчас, ни в будущем. Мне нужна любовница.

– Ну, что ж. – Было ясно, что у них разные взгляды на любовь и вообще на возможность ее существования. – Видимо, мы зашли в тупик, но спасибо за урок. Уверена, он мне пригодится в ближайшие несколько недель.

– Что вы хотите этим сказать? – Улыбка мгновенно исчезла, Стивен снова превратился в хищника, насторожился и напрягся.

– Если я не смогу выйти замуж по любви, я сама буду строить свое будущее и сама выберу себе мужа. До нынешнего момента я не совсем понимала значение слов «супружеская постель», но теперь знаю, что должна буду испытать своих кандидатов и в этом смысле тоже.

– Вы хотите сказать, что переспите с каждым, прежде чем выбрать кого-то?

– Боже, нет, конечно, но пара поцелуев поможет мне принять решение.

– Фиби.

– И еще, лорд Бэдрик, относительно моей выходки в тот вечер. – Он сдвинул брови, как будто старался вспомнить, на что она намекает, и Фиби стало его жалко. – О возможности выбрать вас себе в мужья. Я должна взять назад свое заявление. Вы просто не подходите.

– Почему?

– Потому, сэр, что вы никогда не будете покладистым мужем.

Она направила Флэш из рощи на дорожку и, чтобы успокоить биение сердца, пустила ее галопом, мечтая унестись подальше от опасного блеска в глазах этого мужчины. Фиби боялась, что лорд Бэдрик последует за ней, а ее сердце боялось, что он этого не сделает.

Впервые в жизни она встретила мужчину, пробудившего в ней чувства, о которых говорили у нее дома женщины-рабыни. Да вот ведь какая незадача – она выбрала не того мужчину.

Глава 3

Поднимаясь по черной лестнице дома своей тети Хильдегард и предпринимая все меры предосторожности, чтобы не заскрипели деревянные ступени, Фиби старательно придумывала причину, чтобы в дальнейшем избежать встреч с лордом Бэдриком. Он взбудоражил ее чувства так, как не удавалось до этого ни одному мужчине, внутри у нее все трепетало, сердце никак не мело успокоиться и даже сейчас при воспоминании о том, как его язык путешествовал у нее во рту, ее пульс начинал бешено стучать. Надо же, чтобы мужчина и женщина так целовались! Она себе такого не представляла, но попробовать еще разок не отказалась бы, однако Фиби содрогнулась при мысли, что обменяется подобным поцелуем с лордом Мильтоном или сэром Леммером. «А еще раз поцеловать лорда Бэдрика, – призналась она себе, – очень заманчиво».

Прикусив нижнюю губу, Фиби погрузилась в размышления. Ее пугало, что Стивен был склонен делать поспешные выводы; он уже дважды неправильно истолковал ее поступки, но вряд ли стоило винить в этом только его, ведь она сама тоже в какой-то степени была виновата. Разве не она заявила, что он может стать ее мужем?

Несомненно, то, что он твердо настроен следовать своим путем, уже было поводом избегать этого человека. Он не отступит и не сдастся без борьбы. Была эта его черта пороком или добродетелью? Фиби сомневалась, что он женится на ней и позволит ей жить собственной жизнью в поместье Марсден, Фиби села на ступеньку и, подперев рукой подбородок, продолжила свои размышления над его самонадеянностью и своеволием, граничившим с надменностью; она призналась себе, что ей нравятся сильные мужчины, знающие, чего они хотят. К сожалению, его и ее желания были диаметрально противоположны. Герцог, увы, не признавал необходимости присутствия любви в отношениях между мужчиной и женщиной. Его поведение говорило о том, что он все для себя решил. Проблема зашла в тупик: ему нужна любовница, а ей нужен муж, она хотела любви, а ему хотелось физического наслаждения. Да, к сожалению, так все и есть. В таком случае она не должна больше видеться с ним. Твердо настроенная выбросить его из головы, Фиби встала, удивляясь, как она могла так волноваться из-за того, что никогда не стояло у нее на первом месте.

Прислушавшись, что происходит наверху лестницы, и убедившись, что там никого нет, Фиби на цыпочках пробежала по коридору в свою спальню. Там у окна, глядя вниз на улицу, стояла Нэнни Ди, служанка Фиби; ее черная кожа поблескивала на солнце, руки упирались в стройные бедра, а концы красного шарфа, покрывавшего голову, болтались из стороны в сторону. Заметив, что Нэнни чем-то взволнована, Фиби, пройдя по деревянному полу, тоже выглянула в окно из-за плеча служанки.

– Доброе утро, Нэнни Ди. Что-то случилось?

– Не говори мне «доброе утро», детка. – Ди быстро повернулась и погрозила Фиби пальцем. – Ты опоздала, а эта женщина уже встала и звала тебя.

– Тетя Хильдегард? О Боже!

– Конечно. Она уже один раз приходила за тобой. Тебе лучше поскорее сбросить с себя этот мальчишеский наряд и одеться во что-нибудь более приличное, пока она снова не пришла.

Быстро сняв кепку, куртку, бриджи и рубашку и схватив, чистую одежду, Фиби прошла к белому фарфоровому умывальнику. Пока она мылась, Ди запихивала снятую одежду для верховой езды на дно корзины под кроватью, все время бормоча и приговаривая что-то по привычке, с которой Фиби давно свыклась.

– Что хотела тетя Хильдегард?

– Испортить мне день. Она это умеет, ты знаешь. Я никогда еще не видела никого с таким отвратительным характером. Эта женщина собирается распрямить мои волосы, а если ей это не удастся, то она поручит это тебе. И каждый день что-нибудь подобное.

Надев чистую одежду, Фиби подошла к туалетному столику красного дерева и, скривившись при виде своих волос, выдернула шпильки.

– Боже правый, детка, оставь свои локоны. Дай мне гребень. – И Фиби улыбнулась, когда Ди быстро и умело справилась с задачей.

С того дня, как Фиби появилась на свет, Ди то в одном, то в другом помогала ей, и Фиби считала, что без Нэнни не пережила бы смерти отца. Будучи свободной женщиной, Ди могла остаться со своим мужем Тобиасом, но решила поехать в Англию. Она сказала, что будет присматривать за Фиби, пока не передаст ее на попечение в надежные руки, вот поэтому-то она и оказалась здесь.

– Почему ты так поздно сегодня? – спросила Ди, заплетая развившиеся локоны в аккуратную косу.

– Я виделась сегодня с лордом Бэдриком. – Фиби встретилась в зеркале со взглядом Ди и широко улыбнулась, вспомнив возбуждение, охватившее ее при встрече с герцогом в Гайд-парке, но тут же нахмурилась при воспоминании об их разговоре.

– Ты имеешь в виду того герцога, о котором говорила после бала?

– Угу-у, – пробормотала Фиби и кивнула, отметив явное неодобрение Нэнни Ди, которая без особого почтения относилась к положению, занимаемому человеком в обществе.

Она не уставала напоминать Фиби, что человека нужно оценивать по его характеру, а не по имени или какому-то фантастическому титулу, но у Фиби было ощущение, что Нэнни Ди понравился бы Стивен Бэдрик, будь он с титулом или без титула, во всяком случае, пока она не услышала бы о его предложении.

– В чем дело? У тебя такой вид, как в тот день, когда отец отдал твоего первого пони. – Ди прошла в кладовую и из шкафа, отделанного украшениями из дерева, золота и стекла, достала персиковое муслиновое платье, а из комода пару чулок такого же цвета. – Как, расскажешь мне сама или хочешь, чтобы я угадала?

Прикусив нижнюю губу, Фиби на мгновение заколебалась, но Ди всегда давала ей советы и никогда не осуждала, а, кроме всего прочего, Фиби необходимо было с кем-то поговорить, чтобы не сойти с ума.

– Он предложил мне стать его любовницей.

– Молюсь Богу, чтобы ты сказала ему «нет», – сказала на это Ди.

– Конечно, – успокоила ее Фиби и, нервно покрутив косу, принялась тянуть и загибать пальцы на руках.

– Иди сюда, детка. Надевай это платье и выкладывай, что именно этот герцог сказал и чем так расстроил тебя.

Фиби рассказала обо всем, кроме поцелуя, и Ди, дождавшись, когда Фиби закончила одеваться и каждая сборочка и оборка на платье заняли свои места, шлепнула ее по заду.

– Садись, надевай чулки и признавайся, что еще ты мне не рассказала.

– Он поцеловал меня, – вздохнула Фиби. Она никогда не могла провести эту женщину.

– А ты что сделала?

– Я тоже поцеловала его. Это было совсем не так, как в тот раз, когда меня поцеловал Джимми Рей. Мне было приятно. – Чулок выскользнул у нее из рук. – Это означает, что я распутница?

– Это означает, что ты взрослая женщина, которая впервые в своей жизни познала, что такое объятия настоящего мужчины. Теперь некоторые мужчины точно знают, как нужно целовать женщину, но лишь иногда происходит нечто особенное, доставляя такое блаженство.

– Это очень странно, ведь я только два дня назад познакомилась с этим человеком.

– Тебе нужен муж, но кроме этого, ты могла бы получить удовольствие от его ухаживаний.

– Нэнни Ди, он совершенно ясно сказал, что ему нужна любовница, а не жена. – Невеселый смех Фиби наполнил комнату.

– Большинство мужчин не разбирается в своих желаниях, – немного поворчав себе под нос, наконец сказала Ди. – Это наша, простых женщин, забота помочь им найти правильный путь. Чтобы погонять мула, не нужна большая палка. С мужчиной то же самое. Ты должна решить, что делать. Если он тот мужчина, на которого ты положила глаз, я считаю, тебе лучше всего дать ему понять, что ты именно та, кто ему нужен – как жена, разумеется, а не как любовница. Ты поняла меня? При твоем упрямстве, думаю, у него нет никаких шансов.

– Здесь все не так просто. Он высокомерный и властный. Если я выйду за него замуж, он не согласится жить по-своему и предоставить мне полную свободу. Кроме того, я не думаю, что ему нужны деньги.

– Я уже говорила тебе, что в твоих планах еще больше пробелов, чем в мечтаниях моего Тобиаса.

– Я вынуждена и твердо намерена извлечь из этой ситуации все, что в моих силах. Итак, если я не могу найти мужчину, которого бы любила, я могу найти такого, кто женится на мне ради моих денег и оставит меня в покое.

– Детка, тебе нужно не спеша тщательно все обдумать. Если ты откажешься от своей мечты о семье, то будешь очень одинокой.

Фиби снова вспомнила, как приятно ей было в объятиях герцога Бэдрика, вспомнила, как он отверг ее предложение, и реальное положение вещей стало для нее абсолютно очевидным: она осталась без дома и без гроша в кармане, могла надеяться только на милосердие великодушных родственников, была вынуждена взять в мужья незнакомого мужчину и никогда не знать любви, о которой всегда мечтала.

– Ох, ну почему же его нисколько не влечет брак? – Белый, день померк для Фиби, на глаза навернулись слезы, но она не дала им пролиться. Слезы не помогли ей в день смерти отца и, конечно же, не помогут и сейчас. Фиби почувствовала, как Ди ласково обняла ее за плечи, и благодарно прижалась головой к груди доброй женщины.

– Давай поплачь, мой Сладкий Горошек, у тебя для этого достаточно причин. Иногда слезы помогают очистить душу.

Фиби позволила себе роскошь на несколько минут отдаться своим эмоциям, упиваясь жалостью к себе из-за несправедливости всего, что с ней происходит, и ее плечи вздрогнули от рыданий.

– Ну, довольно, – глубоко вздохнув, решила Фиби.

– Послушай, детка. – Ди взяла Фиби за подбородок. – Жизнь – это странная штука, она никому не дает гарантий, но ты красивая женщина с отзывчивым сердцем, и я не верю, что Господь уготовил тебе безрадостное существование. Он такого не сделает. Тебе придется нелегко, но если ты будешь упорной, я уверена, найдешь счастье, которого заслуживаешь. Крепко держись обеими руками за свои мечты. Тот, кто выпускает их, остается ни с чем. А теперь вытри нос и крепись. Я уже, кажется, слышу, как эта женщина требует тебя.

Во всем, что сказала Ди, был определенный смысл. Фиби пробыла в Лондоне всего неделю и познакомилась только с несколькими мужчинами; у нее впереди еще много возможностей, и скоро лорд Бэдрик станет далеким воспоминанием.

– Пойдешь со мной? – пошутила Фиби, чувствуя себя гораздо лучше.

– Услужить этой женщине не в моих силах. При одном взгляде на меня она начинает задыхаться и кашлять.

– Никто в этом не виноват, кроме тебя самой. – Фиби расправила плечи, словно собиралась сделать строгий выговор. – Расскажи ей о Карибах, рабах и вуду, и тебе удастся моментально убедить ее, что в ее же интересах оставить тебя в покое.

– Да, понятно, – буркнула темнокожая Ди, сверкнув белыми зубами. – А теперь иди.

Выйдя в холл и направляясь в столовую, Фиби бросила быстрый взгляд на гипсовую вазу высотой почти с нее. По мнению Фиби, ее тетя была несколько излишне склонна к экстравагантности. Три стены столовой были украшены тщательно вырисованными сияющими колесницами, изображениями мифических богов и сверкающими молниями. Золоченый карниз обрамлял красный потолок. Ковер с цветочным рисунком покрывал почти весь мраморный пол. Сотни каплевидных хрустальных подвесок люстры искрились в лучах утреннего солнца, падавших сквозь одно огромное окно. Непомерно большой стол красного дерева, инкрустированный черным деревом и медью, казалось, занимал всю комнату. С одной стороны этого стола сидела Хильдегард, с другой – Чарити, но они не разговаривали друг с другом, так как это потребовало бы повысить голос, что, с точки зрения леди Гудлифф, было недопустимо.

– Доброе утро. – С самой сияющей улыбкой, на какую только была способна, Фиби подошла и села к столу.

Оторвавшись от своей утренней газеты и выразительно взглянув на часы, Хильдегард скривила губы, а Чарити едва кивнула, занятая поглощением яйца и тоста. Повар, подав серебряное блюдо с жареным мясом и сыром, ждал, пока Фиби выберет себе еду.

– Удивляюсь, что сегодня утром вы встали так рано, тетя Хильдегард, – сказала Фиби, положив себе немного окорока и круглый хлебец с черносмородиновым джемом.

– Одна чрезвычайно неприятная вещь нарушила мой распорядок. А именно: я нашла упоминание о тебе в «Таймс», в разделе светской хроники, и хочу, чтобы ты знала, что мне это не нравится.

По кивку Хильдегард слуга положил рядом с Фиби сложенную газету, и та, найдя нужный раздел, прочитала вслух:

– «Кто будет тем удачливым мужчиной, который выиграет приз, предлагаемый очаровательной американкой, мисс Ф. Р.?»– «Ну и ну, неужели у людей нет ничего более интересного, чем сообщать о прибывших и покинувших лондонское общество», – нахмурившись, подумала Фиби. – Я отлично поняла вас, тетя Хильдегард, вы высказались абсолютно ясно, и мне все это не нравится так же, как и вам, но я не могу запретить газете печатать то, что ей хочется. А что касается всего остального, то я могла бы найти работу и жить где-нибудь в другом месте.

– Хм… И подлить масла в огонь любителям смаковать сплетни? Думаю, это лишнее. Я не могу допустить, чтобы твое плачевное положение лишило мою дочь возможности сделать достойную партию.

– Конечно, нет, – согласилась Фиби, зная, что Хильдегард настроена получить приличную компенсацию из наследства Фиби. – Чарити, у тебя есть на сегодня какие-нибудь определенные планы? – обернулась она к кузине.

– Думаю, можно было бы пойти в музей, – немного насмешливо, с лукавой улыбкой предложила Чарити.

– Тебе лучше бы поучиться тому, что должна уметь каждая женщина, а не набивать голову всякой легкомысленной чепухой, – посоветовала Хильдегард, взглянув на дочь поверх стоявшего на столе букета маргариток. – Ты останешься дома и займешься вышиванием.

– Хорошо, мама, – пробормотала Чарити, мгновенно утратив свою веселость.

Фиби не удивляло, что Чарити стремилась как можно скорее, выйти замуж, ведь Хильдегард постоянно помыкала ею, как прислугой. Фиби хотелось, чтобы девушка встала из-за стола, швырнула салфетку и отправилась бы в музей.

– Фиби, – обратилась Хильдегард к племяннице, не скрывая своего раздражения, – все утро приходят письма и приглашения. Я надеюсь, ты будешь соблюдать надлежащий этикет в ответах, в отличие от своей матери, которая проявляла грубость и непочтительность, в результате чего не получила ни единого пенни семейных денег.

– Мой дедушка, очевидно, считал иначе. – Стиснув зубы, Фиби подавила растущее возмущение. – Иначе я не стала бы наследницей поместья Марсден.

– Что ж, верно. Но я никогда не могла понять, из каких побуждений он это сделал. Он всегда с нежностью относился к твоей матери, несмотря на то, что она разбила его сердце.

– Хм… – Фиби вилкой подцепила кусок мяса. – Кажется, день обещает быть погожим.

– Откуда ты знаешь? Ты же только что встала. Твой отец тоже предпочитал валяться по утрам в постели и ждать, куда его кривая вынесет. Я с самого начала видела, что этот человек не подавал…

– Тетя Хильдегард, – остановила ее Фиби с неожиданной для самой себя резкостью.

– В чем дело? – грубо спросила Хильдегард, недовольная тем, что ее перебили.

Разумеется, тетя была так добра, что предложила Фиби крышу над головой, но этим все и закончилось. С момента своего приезда Фиби изо дня в день только и слышала наставления и ворчание завистливой и желчной женщины, но сегодня у нее не было настроения выслушивать нотации; аппетит у Фиби пропал, она отодвинула тарелку и, сложив салфетку вчетверо, накрыла ладонью квадратик зеленой ткани.

– Тетя Хильдегард, – снова начала Фиби на сей раз гораздо спокойнее, – я ценю все, что вы для меня сделали, это правда. Но думаю, нам лучше не затрагивать моих родителей.

– Ты мне указываешь, о чем я могу и о чем не могу говорить в моем собственном доме?

– Я совсем не это имела в виду. Просто я любила маму и папу, и мне очень жать, если вы относитесь к ним по-другому. Но что бы вы о них ни сказали, это не изменит ни мои мысли, ни мои чувства, и я не стану выслушивать, как топчут их добрые имена. Надеюсь, вы сочтете мое поведение вполне уместным; если же нет, у меня не остается другого выхода, кроме как найти себе жилье в другом месте.

Лицо Хильдегард покрылось красными пятнами, ее лоб прорезали глубокие морщины, так что лицо стало походить на лоскутное одеяло, а глаза превратились в щелки. Чарити же, сидя совершенно неподвижно, напротив, широко раскрыла глаза.

– Вы для чего-то еще хотели меня видеть, тетушка? – Фиби, улыбнувшись, похвалила себя за самообладание.

Скованными движениями Хильдегард отодвинула стул и встала из-за стола, вздернув подбородок так, что Фиби испугалась, не переломится ли у тети шея, как кукурузный стебель.

– Для тебя есть почта, – сухо ответила тетя, – советую тебе задуматься над приглашением сэра Леммера. Мы выезжаем на бал к Хольстену в восемь. Пойдем, Чарити.

Глядя вслед своим родственницам, Фиби заметила, что Чарити украдкой оглянулась, словно для того, чтобы убедиться, что она на самом деле видела и слышала то, что сейчас здесь произошло. У самой двери мать и дочь чуть не столкнулись с Сиггерсом, дворецким, который держал перед своим круглым животом огромный и очень красивый букет цветов.

– Цветы для мисс Рафферти, – объявил он, гордо улыбаясь и держа кончиками пальцев левой руки небольшой кусочек бумаги.

Хильдегард бесцеремонно схватила не предназначенный ей конверт, вскрыла и, задохнувшись от злости, повернулась к Фиби, которая безошибочно поняла, кто прислал цветы. Птичка попалась в западню. Фиби, прикинувшись непонимающей, стояла у своего стула и ждала, что будет дальше.

– Я это всегда знала, – прошипела Хильдегард, – ты в точности такая же, как твоя мать.

– Спасибо.

– Хм… – Хильдегард двинулась к Фиби, сжимая трясущейся рукой записку. – Объясни, что это значит.

– Могу я сначала прочитать ее? – спросила Фиби, решив, что ее ответ будет зависеть от того, что написал лорд Бэдрик, и Хильдегард положила записку в протянутую руку девушки.

«Пусть победит лучший, мужчина или женщина. До завтрашнего утра. Ваш самый горячий поклонник». Все было сказано коротко и по существу. Не желая еще больше ухудшать и без того дурное настроение тети, Фиби лихорадочно искала правдоподобное объяснение или убедительную ложь.

– Мой самый горячий поклонник? – Она похлопала запиской по руке и придала своему лицу выражение, не раз обманывавшее даже ее отца. – Откуда же я знаю, кто послал цветы? Он даже не потрудился написать свое имя.

– А что это за утреннее рандеву?

– Я в таком же неведении, как и вы. Возможно, цветы предназначались другому человеку.

– Сиггерс, – крикнула Хильдегард, – кто доставил цветы?

– Уличный мальчишка, мадам, – с непроницаемым лицом ответил дворецкий.

– Сиггерс, избавьтесь от них. – Прежде чем дать такое указание, Хильдегард несколько раз перевела взгляд с Фиби на дворецкого и обратно, как будто они были заговорщиками, и даже мельком с недоверием посмотрела на Чарити.

– Тетя Хильдегард, – спокойно, но решительно вмешалась Фиби, желая сохранить подарок, – цветы доставили мне, и, по-моему, только я вправе решать, оставить их или выбросить.

– Истинный джентльмен не посылает цветы без надлежащего представления, а истинная леди никогда их не станет принимать.

– Кто знает, тетушка? Я не стала бы так говорить. – Фиби забрала цветы у дворецкого, понимая, что пока они у него в руках, он должен исполнять волю своей хозяйки. – Если вы не хотите наслаждаться приятным запахом, я с удовольствием отнесу их к себе в комнату.

– О мама, – вступилась за цветы Чарити, – они такие чудесные.

– Иди наверх. – Она прогнала Чарити, словно горничную, и все свое внимание сосредоточила на Фиби. – Позволь мне внести в это дело полную ясность. Я разрешу тебе оставить эти цветы, потому что я так хочу. Если и когда ты узнаешь, от кого они, то немедленно скажешь мне.

– Конечно, – согласилась Фиби, подумав про себя: «Ну и ведьма!»

– И, – Хильдегард наклонилась к ней, – ни на секунду не думай обмануть меня.

Фиби проводила, взглядом Хильдегард, которая, подняв подбородок и расправив плечи, стремительно пронеслась по мраморному полу, и, утомленная и подавленная, подумала о еще пяти неделях, которые ей предстояло провести в этом доме.

– Спасибо, что не выдали мою тайну. – Фиби подошла к Сиггерсу, продолжавшему стоять у арочного проема, и положила руку ему на локоть.

– Не понимаю, на что вы намекаете, мисс. – Он наклонил голову и вышел.

Но Фиби все понимала – за короткое время своей неизменной вежливостью и просто добротой она заслужила преданность слуги.

Зарывшись лицом в букет, она упивалась нежностью цветов и их тонким ароматом. Боже праведный, этот мужчина умел действовать быстро – ведь они расстались не больше часа назад, а она уже получила цветы, роскошный букет. Не разделяя ее желания, он решил прислать ей приглашение, и Фиби, не разбираясь, хорошо это или нет, почувствовала себя бесконечно счастливой, но, вспомнив о мерзкой обязанности, нахмурилась.

Глава 4

Женская половина публики в театральном зале, захваченная рассказом о страданиях героини, разом вздохнула, когда темноволосая певица-сопрано взяла верхнюю ноту. Но Стивен, если не считать мимолетных взглядов на сцену, не уделял спектаклю никакого внимания; он, как часто бывало в последнее время, пребывал в раздраженном состоянии и ощущал беспокойство, которое, к его неудовольствию, еще больше его злило.

Прошло уже три дня с тех пор, как он встречался с Фиби в Гайд-парке, с тех пор, как он, поддавшись минутному побуждению, послал ей цветы и приглашение. «Да, – вынужден был признаться себе Стивен, – вероятно, это была не самая блестящая моя идея». Эта загадочная женщина с тех пор больше не позволяла себе утренних верховых прогулок; очевидно, она придерживалась того, что сказала, – ей нужен муж, а не покровитель. Ну что же, он тоже будет придерживаться того, что сказал.

Стивен подробнейшим образом проанализировал ее положение. Снова и снова возвращаясь к нему, он был твердо уверен, что выбрал для Фиби наилучший вариант, ведь так уж повелось, что мужчины всегда заботились о женщинах, и его идея явилась вполне закономерным решением.

Вернувшись мыслями к своему весьма поспешному предложению, он вздохнул и зашевелился в театральном кресле. Ясно, что он разочаровал девушку. Она, вероятно, ждала пару драгоценных безделушек или, на худой конец, нежных слов, но у него просто не было возможности удовлетворить ее желания. И вот сейчас, настроившись на ожидание, как гончая собака на предстоящую охоту, он оглядывал подковообразный зрительный зал, выискивая свою жертву, и за минуту до начала «Итальянки в Алжире» его ожидание было вознаграждено – Фиби появилась с противоположной стороны зала в обществе тети и кузины. Антракт долго не наступал, но наконец, словно по велению свыше, зрители разразились громом аплодисментов, возвестивших об окончании первого акта.

– Первый акт захватывающий. – Уинстон наклонился к Стивену. – Как, по-твоему, поступит парень, чтобы вернуть себе утраченные позиции?

– Кто ж его знает. – Стивен заинтересовался, что же именно он пропустил. – А что ты думаешь, Элизабет?

– Мустафа признается в кратковременном умопомрачении и будет молить Эльвиру о прощении, – уверенно ответила она, обмахиваясь веером.

– Дорогая! – фыркнул Уинстон, – он не может просить женщину вернуться. Это было бы неприлично для мужчины с его положением.

– Если только он не влюбленный мужчина, который наконец согласился с тем, что у женщины может быть своя жизнь, не важно какая, – заявила Элизабет с особым выражением. – Не сомневаюсь, ты сделал бы то же самое ради меня. – И, видя замешательство Уинстона, она слегка толкнула его локтем в бок, а он, рассмеявшись, обнял жену.

– Конечно, дорогая, я готов на все ради тебя. Ты будешь купаться в шелках и драгоценностях. Я переплыву Темзу – хотя после этого, вероятно, буду страдать от болезней, – я даже продам своего любимого жеребца, чтобы только доказать тебе свою любовь и преданность. – Своим признанием он заслужил еще один удар под ребра, и на этот раз Элизабет рассмеялась вместе с мужем.

Стивен испытал чувство зависти при виде таких нежных излияний, и образ Фиби всплыл перед его мысленным взором, вызвав приступ желания, но он усилием воли подавил непрошеное чувство.

– Пожалуй, пойду подышать воздухом.

– Чудесно, и мы с тобой, – объявил Уинстон.

Они окунулись в людскую толчею, где кто-то спускался с верхнего яруса, кто-то, наоборот, поднимался на балкон, а кто-то шел к друзьям в отдельную ложу. Стивен постарался направить Элизабет и Уинстона в противоположную часть театра. Группа крикливых молодых денди, громко обсуждая, что-то, прошла к выходу, и за ней Стивен сразу же увидел Фиби. В простом изумрудно-зеленом платье она стояла спиной к толпе и рассматривала портрет Генриха VIII. Собранные на макушке волосы не скрывали прелестной шеи и плеч, а легкая россыпь веснушек придавала ее коже персиковый оттенок, и Стивен с вожделением подумал о прочих восхитительных частях ее тела, наверное, тоже украшенных веснушками.

– Это мисс Рафферти вон там? – Элизабет ткнула его в плечо, нарушив сладостные мечты.

– По-моему, она, – как можно небрежнее ответил Стивен.

– Подойдем? – Элизабет, не дожидаясь его согласия, двинулась вперед, полностью взяв инициативу в свои руки.

– Пожалуй, лучше последовать за ней, – весело заметил Уинстон, – иначе нам не удастся узнать, что она задумала.

Стивен и сам хотел поговорить с Фиби, но только без посторонних ушей. Он ускорил шаги, чтобы опередить друзей, и, оказавшись первым за спиной Фиби, прошептал ей на ухо:

– Вы скучаете по верховым прогулкам, а я скучаю по вас, Фиби Рафферти.

– Лорд Бэдрик. – Она, сцепив пальцы рук, повернулась к нему, и выражение удивления на ее лице сменилось досадой. – Вы представляете, какие неприятности могли быть у меня из-за вас? Уходите, – движением подбородка она указала в сторону, – пока не вернулась моя тетя.

– Не могу. – Не имея под рукой безделушки для подарка, он решил быть галантным. – Сегодня вечером вы очаровательны. Знаете, дорогая, мне больше нравится, когда вы одеты в платье, а не в бриджи.

– Не смейте меня так называть. И почему это вы не можете уйти?

Стивен наклонился к Фиби, и пленительный запах сирени, исходивший от ее кожи, вернул его в сад Уаймена, где они были вдвоем в тот вечер. Сейчас он готов был отдать что угодно за несколько мгновений, проведенных наедине с этой девушкой.

– Друзья, – пояснил он шепотом.

– Прошу прощения?

– Мои друзья хотят познакомиться с вами. – Взглянув через плечо и обнаружив, что Элизабет уже почти рядом с ними, Стивен отступил назад на приличное расстояние. – А вот и они.

Фиби моментально преобразилась, паника и раздражение смерились вежливой улыбкой, отработанной, очевидно, многими годами тренировки, и, если не считать легкого румянца на щеках, девушка казалась спокойной и уверенной в себе, однако Стивен мог бы поспорить, что даже выигрыши в покер месячной давности обычно заставляли ее пульс стучать и сердце колотиться.

Уинстон предпочел подождать, прогуливаясь неподалеку, а Элизабет, с блестящими от возбуждения глазами, наоборот, подошла так близко, что Стивен почти услышал, как ее мысли работают в поисках возможности сосватать его, и чуть не застонал, но, к сожалению, он не мог полностью игнорировать приличия и не считаться с друзьями.

– Мисс Рафферти, разрешите представить вам моих лучших друзей, лорда и леди Пейли, – отрекомендовал друзей Стивен.

– Я до сих пор связываю титул «леди Пейли» с матерью Уинстона, поэтому, пожалуйста, зовите меня Элизабет. – Она обеими руками пожала протянутую руку Фиби. – Очень приятно е вами познакомиться, я много о вас слышала. Боже, конечно, не от него, – засмеялась Элизабет, заметив, какой взгляд Фиби метнула на Стивена. – От вашей кузины Чарити. Знаете, мне кажется, мы с вами быстро подружимся. Пойдемте к нам в ложу. Мне хотелось бы побольше узнать о вас и о вашем доме.

«В основном о вас», – подумал Стивен и, растянув губы в деланной улыбке, выразительно взглянул на Уинстона.

– А меня, зовите Уинстоном. – Широко раскрыв невинные глаза, он пожал плечами, освободил руку Фиби из рук Элизабет и низко поклонился. – Прошу извинить мою жену. Она живет беспечной жизнью, ни о чем не задумываясь. Если бы она вела войну, капитуляция Наполеона была бы делом считанных дней. Я женился на ней, чтобы спасти ее от самой себя. Что скажешь, Стивен, если мисс Рафферти составит нам компанию на этот вечер?

– Блестящая идея, – буркнул Стивен, понимая, что, поддерживая предложение жены, Уинстон старался помочь ему.

– Благодарю вас, но моя тетя…

– Не беспокойтесь. – Взяв руку Фиби, Стивен бережно просунул ее себе под локоть. – Мы с вами пойдем, а Элизабет и Уинстон с удовольствием дождутся вашу тетушку и объяснят ей ваше решение, придумав столь убедительную причину, что у нее не останется другого выхода, кроме как покориться.

Элизабет едва сдержалась, чтобы не расхохотаться, а на лице Уинстона заиграла веселая улыбка.

– Хорошо, сэр. – Фиби подарила Стивену взгляд, который ясно говорил: «Я знаю, что у вас на уме». – Если только вы не будете забывать о правилах приличия.

– Я буду вести себя как истинный джентльмен, – прижав руку к груди, торжественно пообещал Стивен. – Конечно, – добавил он лукаво, – представления о джентльменском поведении у всех довольно разные. Пойдемте. – Стивену хотелось, чтобы в течение хотя бы нескольких минут Фиби принадлежала только ему. – Не торопитесь, оставайтесь здесь, сколько потребуется, – помахал он рукой Элизабет и Уинстону.

– Хочу вам напомнить, что вы сказали, будто мне не следует видеться с вами, – произнесла Фиби, идя рядом со Стивеном.

– Я изменил свое мнение.

– Почему? – недоуменно спросила она.

– Возможно, мне хочется, чтобы все знали, что я заинтересованная сторона.

– Это не игра, ваша милость.

– Фиби, наши отношения не требуют соблюдения таких формальностей, называйте меня Стивеном. – Задержавшись ненадолго возле швейцара, он обменялся с ним несколькими словами и повел ее к другому пролету лестницы, скрытому за голубым занавесом. – Вам понравились цветы?

– Даже несмотря на то что тетя Хильдегард теперь подозревает меня в самом худшем, должна признать, они были восхитительны. Куда мы идем? Я думала, мы встретимся с вашими друзьями.

– Всему свое время. Прежде всего я хочу немного побыть с вами наедине. – Довольный своими решительными действиями, Стивен впервые за несколько дней почувствовал, что у него поднялось настроение.

– Не поймите меня неправильно, – сказала Фиби, не обращая внимания на предупреждение разума, – но я тоже хотела бы сказать то, что лучше говорить наедине. – Она, опередив Стивена, вошла в небольшую богато убранную ложу напротив сцены. В одном углу ложи стоял причудливый стол, инкрустированный нефритом и мрамором, с разнообразными напитками и хрустальными бокалами, а в другом – угловой ярко-синий диван; четыре позолоченных кресла были повернуты к сцене, а тонкая белая сетчатая штора на открытой стороне ложи хорошо скрывала тех, кто занимал ложу, от публики, сидевшей внизу. Ложа, без сомнения, была задумана как хранительница тайн. – Чья она?

– Это, моя дорогая, королевская ложа. Конечно, из-за болезни короля его никогда здесь не видели, но время от времени принц-регент, королева Шарлотта и другие члены королевской семьи отваживаются появляться здесь. За кругленькую сумму важные особы или пары, которые хотят остаться незамеченными, могут снять ее. – Стивен закрыл дверь и прошел к столу. – Хотите что-нибудь выпить?

Одетый во все черное, до безумия надменный лорд Бэдрик привел в возбуждение все чувства Фиби, а ведь она была с ним наедине. Ее предательское воображение нарисовало сладостную картину: его губы, прижатые к ее губам, и их слитые воедино тела. Фиби подумала было, что спиртное поможет ей успокоить нервы, но, к счастью, здравый смысл победил, и она, укрепившись в своей решимости все высказать, выпрямилась.

– Нет, благодарю вас.

– Хотя идея и хороша, я не собираюсь накачивать вас спиртным и компрометировать в театре, полном народа, – словно заглянув ей в душу, успокоил ее Стивен и скрестил руки на груди.

– Отлично. – Не в силах побороть краску смущения, залившую ее от макушки до кончиков пальцев, Фиби отошла к шторе и стала наблюдать за происходящим внизу. – Шерри, если можно. – Высокое расположение ложи и мягкое освещение не позволяли никому увидеть, что делается внутри, оставляя Фиби и герцога спокойными в отношении их уединения – до тех пор, пока они сами были спокойны. Почувствовав теплое дыхание Стивена на оголенном плече, Фиби резко обернулась, и от нее не укрылось, что он криво усмехнулся, как будто прочитал ее тайные мысли. Она замерла, проглотив вертевшееся на языке замечание и сдерживая дрожь, готовую охватить все ее тело.

– Когда я буду заниматься с вами любовью, – сказал Стивен, протягивая ей хрустальный бокал, – это будет тогда и там, где никто не осмелится помешать нам. Я мечтаю растянуть знакомство с вашим телом на много часов.

Ее тело не имело ни малейшего представления о том, что делают, когда часами занимаются любовью, тем не менее такое предложение, казалось, пришлось ему по душе, возможно, из-за близости лорда Бэдрика, который каким-то странным образом воздействовал на Фиби.

– Я хочу сказать, что оказалась здесь исключительно из-за вашей наглости, – с чувством собственного достоинства заявила Фиби, притворяясь совершенно спокойной. – Вы, очевидно, не слышали, что я вам сказала на днях.

– Слышал. Я просто решил не обращать внимания, это одна из привилегий герцога.

– Прекрасно! Увы, я не могу позволить себе такой роскоши. Это моя жизнь, а не скачки или партия в шахматы, которыми вы развлекаетесь.

– Вы видите во мне избалованного мальчишку, который хочет, чтобы все делалось по его желанию. Поверьте, я знаю, что для вас лучше.

– Как вы можете это говорить? Вы же совсем меня не знаете.

– Тогда расскажите о себе, – нежным, вкрадчивым голосом предложил он и большим пальцем провел ей поперек брови, по щеке и, наконец, по губам. – Поделитесь со мной секретами, которые вы прячете, своими желаниями, своими мечтами. Откройтесь мне, и я приложу все силы, чтобы дать вам то, чего вы хотите. – Стивен остался стоять у занавеса и терпеливо ждал, давая ей возможность сделать выбор.

Фиби не могла понять, пытается ли он соблазнить ее, но ей казалось, что Стивен был искренним. Возможно, если она расскажет ему все, он поймет необходимость того, что она делала. Подойдя к дивану, она села на самый краешек, упершись в пол обеими ногами, и, разглядывая ножки в форме лап у стоявшего перед ней кресла, обдумывала, как несколькими короткими фразами объяснить свои мечты.

– Все желания и мечты, которые у меня были, разбились в день смерти моего отца, когда ко мне в дверь постучал банкир, чтобы сообщить, что мой отец заложил все, что я любила, и еще остался в долгу у банка. Видит Бог, отец покинул Ирландию в надежде найти в колониях горшок золота у конца радуги. Он был хорошим человеком, но, увы, без малейшего таланта к бизнесу. После смерти мамы мы несколько раз меняли место жительства, пока наконец не поселились в Риверз-Бенд. С возрастом я стала лучше понимать, каким слабохарактерным был отец, и, как могла, управляла плантацией, стараясь сделать все возможное, чтобы сохранить нашу финансовую независимость. Долги, в которые отец влез в результате своей последней авантюры, явились для меня полной неожиданностью. Когда все было сказано и сделано, у меня не осталось ничего, кроме наследства, о котором я не ведала еще три месяца назад, и небольшой суммы денег, достаточной, чтобы купить билет в Англию. – Глубоко вздохнув, Фиби подняла голову и, взглянув на Стивена, откровенно призналась: – Вы были правы, у меня нет желания вступать в брак, во всяком случае, в сложившейся ситуации. Будь моя воля, я нашла бы человека, которого полюбила бы, как любили друг друга мои родители.

– Наивное заблуждение. – Стивен помахал рукой в воздухе. – Как на протяжении веков говорится в стихах и прозе, любовь превращает мужчин и женщин в глупцов и заставляет их верить в иллюзии. Большинство рассудительных молодых женщин просто ищет подходящую пару, они счастливы, если им удается найти понимание у своего избранника.

– Сэр, – Фиби, сложив руки под грудью, постаралась противопоставить свою убежденность его скептицизму, – большинство женщин хочет любви, это их родители ищут им подходящую партию.

– Возможно. Но очень часто в поисках любви человек теряет разум.

– А как же ваши друзья Элизабет и Уинстон? – За всю свою жизнь Фиби не встречала человека, который бы не верил в любовь и не мечтал так или иначе найти ее. Любовь, по мнению Фиби, была драгоценным сокровищем, которое дарили и которым делились, она побеждала все. Господи, в представлении Стивена это чувство было глупой мечтой школьницы и петлей на шее мужчины!

– Хорошо, я допускаю, что некоторым, очень немногим, удается найти и любовь, и понимание, но давайте вернемся к вашему положению. Мы выяснили, что у вас нет выбора и в запасе остается совсем немного времени. Положим, любовь для вас недосягаема, так зачем связывать себя с человеком, которого едва терпишь? Фиби, я же знаю, что вас влечет ко мне, и предлагаю выход.

Она вспомнила Сару Хастингс, симпатичную, простую девушку, которая, ослепленная страстью, сбежала с джентльменом из Атланты, с мужчиной, попользовавшимся ею и выбросившим ее, как старое пальто. Сара не смогла пережить, что ее бывшие друзья и даже собственные родители отвернулись от нее, и бросилась с балкона под проезжавший экипаж.

Фиби не считала себя такой безвольной и не была настолько глупа, чтобы думать, будто лорд Бэдрик беспокоится прежде всего о ее интересах. Она понимала, что определенные последствия всегда являются результатом чьих-то поступков? Резко встав с дивана, Фиби прошла в противоположный угол и поставила на стол недопитый бокал.

– Этот ваш так называемый выход дает возможность вам управлять моим будущим, а меня ставит в полную зависимость от вас. Этот выход позволяет вам вышвырнуть меня в любой момент, как только вам наскучит мое общество, и лишает меня какой-либо возможности отстаивать свои права.

– Как человек, получивший такую оценку, скажу честно, что вам, наверное, было бы легче жить без обязательств, приобретаемых вместе с наследством. Но если – заметьте, я говорю если – мне наскучит ваше общество, вы могли бы вернуться в Америку с кругленьким капиталом, не нуждаясь в поместье Марсден.

– А тетя Хильдегард? Я перед ней в долгу и не могу допустить такой скандал в обществе ее друзей.

– Вас действительно беспокоят моральные принципы тетиных друзей? Вы даже незнакомы с ними.

Стивен, вооруженный логикой и расчетами, очевидно, был готов ко всем возражениям, которые могла выдвинуть Фиби. «Интересно, – мелькнула у нее мысль, – своих прежних любовниц он подбирал так же по-деловому? Похоже, что да». Стивен был образцом самообладания, и Фиби сомневалась, что многие – или хотя бы кто-нибудь – видели его вышедшим из себя. Святая Дева Мария, почему же он так ей нравится?

– Если я вас так привлекаю, почему вы не попросите моей руки? – спросила она несмело. – Неужели так страшно жениться на мне? – Глядя на свои туфли, Фиби не видела, а слышала, что он подошел и остановился на расстоянии нескольких дюймов от нее.

– Нет, Фиби, – ответил Стивен, не дотрагиваясь до нее, – не только на вас, а жениться вообще. Брак не для меня. Я не стану обманывать ваших надежд. – Хотя в его тоне звучала насмешка, она уловила в нем сожаление и даже печаль.

– Для вас предложение жениться, кажется, звучит как смертный приговор.

– В некотором смысле так оно и есть.

– Почему? Должна же быть какая-то причина.

– Простите мою скрытность. – Стивен потер переносицу, словно мысли, теснившиеся у него в голове, требовали слишком большого напряжения. – Достаточно сказать, что я оказываю вам огромную услугу, предлагая стать моей любовницей, а не женой.

– В конце концов, это не имеет никакого значения, – с некоторой дерзостью парировала она, ругая себя за охватившую ее досаду. – Я еще не готова продать себя, у меня в запасе остается четыре недели.

– На задачу, решения которой вы боитесь. Примите мою помощь, я хочу заботиться о вас.

– Простите мою грубость, но вы просто-напросто хотите затащить меня к себе в постель.

– И это тоже. Но мною движет и нечто иное.

– Вероятно, вы хотите меня просто потому, что я задела ваше самолюбие, с самого начала отказавшись от вашего предложения.

– Я Бог знает кто, но только не болван, и никогда не связал бы себя с женщиной, которая мне не нравится, просто чтобы утешить уязвленную мужскую гордость. Уверяю вас, это далеко не так. Мне подтвердить свое объяснение?

Фиби поняла, что Стивен сейчас поцелует ее, и на этот раз здесь не было дерева, которое могло бы помешать ей убежать; но, нужно сказать правду, она, хорошо это или нет, с надеждой ждала именно этого момента.

Длинные изящные пальцы Стивена, скользнув по ее талии, привели Фиби в трепет, другая его рука взяла ее за подбородок, и Фиби через секунду почувствовала его губы. Поцелуй, более чувственный, чем в первый раз, заронил в ее душу семя желания, семя, которое – она понимала – будет прорастать и развиваться с продолжением ласк. Она прильнула к Стивену, ощущая его упругие мускулы. «Однако, – вынуждена была признаться себе Фиби, – мне нравится, как целуется этот мужчина». И она теснее прижалась к Стивену.

Тихий, но настойчивый стук вывел ее из блаженного состояния, и за мгновение до того, как Уинстон заглянул в дверь, она в испуге отскочила назад, толкнув одной рукой стол, так что зазвенели стоявшие на нем бокалы и стаканы. Но другая ее рука осталась в руке Бэдрика, который не отпустил ее.

– Кхе, – робко кашлянул Уинстон, – извините, что помешал, но Элизабет требует, и весьма категорически, чтобы вы оба присоединились к нам.

– Заверь Элизабет, что с мисс Рафферти все в порядке. Мы явимся через мгновение. – После ухода Уинстона Стивен снова привлек к себе Фиби, не желая понимать брошенный на него строгий взгляд. – Не спешите принимать решение. Между нами не все кончено, и я предупреждаю вас, что намерен полностью использовать свой дар убеждения – а он довольно силен, – чтобы склонить вас к своему образу мыслей. Вы просто могли бы изменить свои взгляды.

– А если я потребую оставить меня в покое?

– Неужели вы будете столь жестоки? Помимо всего прочего, я посещаю огромное количество праздников, а так как вы бегаете по Лондону в поисках супруга, мы неизбежно будем часто встречаться друг с другом.

– Вы не единственный, кто обладает способностью убеждать, – расхохоталась Фиби. – Кто вам сказал, что я не хочу изменить ваши взгляды?

– Вы пустите в ход свои женские уловки, чтобы заставить меня принять ваше предложение? Хм… У кого больше сил для этого – у меня или у вас? – Он вызывающе ухмыльнулся. – Определенно следующие недели будут весьма интересными. Пойдемте, пока Элизабет не отправила королевскую охрану разыскивать вас. – Не сказав друг другу больше ни слова, они спустились по лестнице, и Стивен, взяв Фиби под руку, повел ее к ложе друзей. – Вот и мы, – сказал он, входя в ложу.

– Как тебе не стыдно. – Элизабет повернулась к Стивену. – Второе действие вот-вот начнется. Как я могу познакомиться с мисс Рафферти, если ты занимаешь все ее время?

– Элизабет, дорогая, боюсь, что могу с уверенностью сказать, ты сумеешь найти время вволю допросить Фиби.

– Несомненно. – Улыбка Элизабет подтвердила опасения Стивена. – В субботу состоится гонка в Доггете «Мундир и герб». – Она просияла и потянулась вперед, как ребенок, ищущий спрятанное сокровище, наслаждающийся этим поиском и не желающий его прекращать. – Фиби, вы должны пойти с нами. Это неповторимое развлечение, конечно, если не будет дождя. Никто не отказывается от такого зрелища.

– А что это такое? – вклинившись в словесный поток Элизабет, спросила Фиби.

– Гонки юнг от Лондон-Бридж до Челси, – почувствовав себя исключенным из разговора, пояснил Стивен, придвигаясь к Фиби. – Победитель завоевывает право носить роскошный алый мундир с серебряным гербом Ганновера. Там собираются ревущие толпы болельщиков, азартные игроки, карманники и прочие воры плюс уличные торговцы со своим товаром, не говоря уже о разношерстной компании морских волков. – Речь Стивена резко контрастировала с восторженными высказываниями Элизабет и чем-то походила на выступление проповедника из местной таверны, осуждающего грехи.

– По-моему, это восхитительно, – рассмеялась Фиби.

– Я же сказала, что Фиби поедет с нами. Я пришлю за вами экипаж около часа. Кроме того, это один из немногих случаев, когда мы можем погулять все вместе. Стивен редко заглядывает в Лондон и еще реже рискует показываться на публике, он немного отшельник.

– Очень интересно, – промурлыкала Фиби, вспомнив, как он, обманщик, заявил, что они будут часто встречаться в обществе.

– Элизабет, – одернул ее Стивен, – тихо, начинается спектакль.

– Фиби, садитесь рядом со мной. – Помахав девушке одной рукой, другой Элизабет похлопала по соседнему пустому креслу. – Мы пошепчемся во время оставшейся части оперы, и пусть Стивен мучается от любопытства, гадая, какие секреты я могу выведать.

Фиби заняла предложенное ей место с надеждой, что Элизабет станет ей истинным другом, способным скрасить ее одиночество и оказать поддержку: Стивен же был вынужден расположиться рядом с Уинстоном позади обеих дам. Зал затих, и началось представление. Фиби старалась сосредоточиться на действии или смотреть на Элизабет, которая время от времени с любопытством поглядывала на нее, и не обращать внимания на Стивена, но, оглянувшись однажды назад, увидела, что он не сводит с нее своих темных глаз, и, словно подчиняясь его воле, стала часто украдкой бросать на него взгляды.

На его губах блуждала кривая ухмылка, подтверждавшая его уверенность в своей правоте и намерение воспользоваться своим положением, а один раз этот негодник даже послал Фиби воздушный поцелуй.

Когда опера закончилась, Фиби поспешила попрощаться с Элизабет и Уинстоном и в сопровождении Стивена быстро пошла по коридору, чтобы как можно скорее добраться до другой стороны театра, понимая, что тетя Хильдегард, вероятно, сходит с ума от беспокойства. Вокруг них была страшная толчея, и Фиби оказалась притиснутой к Стивену, однако ее тело не стало против этого возражать, и вопреки своим благим намерениям, которые, по-видимому, покидали ее всякий раз, когда Стивен оказывался рядом, Фиби пару раз нарочно прижалась к нему. Краем глаза наблюдая за своим спутником, она опять отметила, что он все-таки дьявольски красив и обаятелен в своей надменности. Его страх перед женитьбой и отказ от каких-либо объяснений ставил Фиби в тупик, и ей на память пришли слова Нэнни Ди о том, что Фиби удастся изменить его отношение к браку, если он действительно тот мужчина, который ей нужен. Но если он говорил именно то, что думал, то ей лучше проводить свое драгоценное время, которого у нее так мало, с другими кавалерами.

До того как сделать окончательный выбор и, быть может, остаться с разбитым сердцем, Фиби твердо решила побольше узнать о лорде Бэдрике. Пока же она знала только то, что он превращал ее мозг в кашу, а внутренности в теплый сидр. И помочь ей найти ответы на мучившие ее вопросы лучше всех, по мнению Фиби, могла Элизабет.

Добравшись наконец до частной ложи Хильдегард, они увидели, что тетушка мечется по ложе взад-вперед, а Чарити сидит, понурив голову, и теребит свой огромный оранжевый бант.

– Добрый вечер, леди Гудлифф, – поздоровался Стивен.

– Лорд Бэдрик. – Хильдегард, стоявшая спиной ко входу, повернула голову и еще выше задрала заостренный подбородок.

– Леди Чарити, – кивнув Хильдегард, обратился он к ее дочери, – как ваши успехи в акварели?

– Плачевны, – буркнула Чарити, уткнувшись коленями в деревянное ограждение.

– Чарити поняла, что предпочитает женские обязанности всяким пустым занятиям вроде живописи, – вздохнув, коротко и с укоризной объяснила Хильдегард. Чарити же совсем помрачнела и поникла в кресле.

– Как жаль, – заметил Стивен, – она делала успехи.

– Хм, – фыркнула в ответ Хильдегард. – А как вам посчастливилось познакомиться с моей племянницей? – Между ней и Стивеном начинались военные действия.

Фиби предвидела, что так и будет, но сейчас битва шла явно за верховную власть, и ее кольнуло нехорошее предчувствие, когда она попыталась понять причину их вражды. Фиби хотела было рассказать, как познакомилась со Стивеном, но, заметив недоброжелательную гримасу на лице Хильдегард, изменила намерение и в надежде поднять всем настроение весело улыбнулась.

– По правде говоря, тетушка, во всем виновата леди Пейли. Пока я ждала вашего возвращения, она представилась сама и представила своего мужа и лорда Бэдрика.

– Случайность, которой я чрезвычайно благодарен, – торжественно вставил Стивен.

– Вот как. – Губы Хильдегард сжались в тонкую прямую линию, и она в упор посмотрела на Фиби. – Сэр Леммер приходил с визитом, исключительно чтобы повидать тебя, и был страшно разочарован твоим отсутствием. Спасибо, что проводили Фиби, – обратилась она к Стивену, – но теперь найдется кому поухаживать за моей племянницей.

– А где сэр Леммер? – ледяным тоном спросил он и, игнорируя явный намек на отставку, прислонился к стене, скрестил на груди руки и застыл как вкопанный.

– К сожалению, его срочно вызвали домой.

– В таком случае разрешите откланяться. Мы еще увидимся, мисс Рафферти.

Фиби, и так уже взвинченная до предела, еще больше напряглась, когда Стивен поднес ее руку к губам и задержал дольше положенного, чтобы разжечь подозрения, уже зародившиеся в мыслях Хильдегард. «Идиот», – мысленно обругала его Фиби, зная, что после ухода герцога ее ждет наказание.

– Ты не смеешь больше встречаться с лордом Бэдриком. – Тетя Хильдегард не заставила себя долго ждать.

– Полагаю, у вас есть особая причина для такого приказания?

– Он гадкий человек, продавший свою душу дьяволу. Его сверх скандальное прошлое вынуждает его жить затворником, но даже его отсутствие в обществе не может положить конец рассказам о его порочности.

– Что вы имеете в виду, тетя Хильдегард?

– В его жилах течет испорченная кровь, и не важно, благородная она или нет. Он ведет себя безнравственно, болтается там, где не следует, Бог знает зачем подбирает мальчиков. Род Бэдриков греховен и проклят, и этот молодой человек такой же отвратительный, как и его предки. Он убил свою первую жену за то, что она не смогла сберечь их дочь. Его вторая жена появилась на свет только для того, чтобы быть загнанной и убитой, как дикий зверь. И помни, это всего лишь два примера, есть еще масса других, но я не буду оскорблять слух моей дочери, пересказывая их.

– Боже милостивый, неужели вы верите всей этой чепухе?

– Этот человек погубит тебя, а заодно и мою семью. – Неестественно прямая осанка Хильдегард означала, что она верит каждому произнесенному ею слову клеветы. – Держись от него подальше. Я ясно выражаюсь?

Вот это да! Фиби больше всего хотелось отстоять свою точку зрения, но какие доводы она могла привести в пользу этого человека, если сама почти ничего о нем не знала? Как представить себе убийство, безнравственность, проклятия? Оставив при себе свои возражения и желание защитить этого мужчину, Фиби склонила голову – скоро наступит завтра, и она возьмется за исследование прошлого Стивена Ламберта, герцога Бэдрика.

Глава 5

Радуясь прогулке и возможности сбежать от тети, Фиби, удобно устроившись на красном кожаном сиденье коляски, направлялась по Парк-лейн вдоль пронизанных солнечными лучами деревьев к Темзе. Два дня ей пришлось выслушивать бесконечные тетушкины нападки на лорда Бэдрика и выдерживать выступления гостей-мужчин в защиту осады Британией Нового Орлеана, так что она вполне заслужила это небольшое развлечение; а кроме того, до конца дня ей необходимо было получить ответы на кое-какие вопросы. Однако на самом деле главной причиной ее радужного настроения было то, что она увидит Стивена.

– Глядя на вас, можно подумать, что вы приобрели целый мир, – заметила Элизабет.

– Признаться, это такое счастье – вырваться от этой женщины. – Упоенная чувством свободы, Фиби непроизвольно высказала вслух свои мысли, но тут же спохватилась: – Это не тетя Хильдегард… – Конечно, она испытывала неприязнь к тете, но открыто высказывать мнение о своей родне Элизабет, с которой только что познакомилась, было ужасно бестактно. – Я имела в виду… – Она выпрямилась, словно стараясь этим движением придать правдоподобие своим словам. – Она и святого достанет, но…

– Не стоит так переживать. – Нежный смех Элизабет наполнил экипаж, и ее лицо под соломенной шляпой с большим розовым бантом осветилось доброй улыбкой. – Ваша тетя не самая любезная женщина.

– Верно, но она моя родственница, которая приняла меня в свой дом. Я должна быть ей благодарна.

– Как загнанная лошадь, которой дали корм. – Элизабет рукой в белой перчатке быстро прикрыла рот, но, пожав плечами, убрала руку и добавила: – Я в своем репертуаре. Давайте лучше оставим разговор о вашей тетушке.

Фиби согласно кивнула, ей и самой не хотелось вспоминать о неприветливой тете, наслаждаясь хорошим днем.

Их коляска свернула к Сент-Джеймс-парк и влилась в поток нелепых парных экипажей и обыкновенных повозок. Люди размахивали руками и смеялись, несколько шутников в толпе пытались оседлать друг друга, и вся атмосфера вокруг была словно наэлектризована.

– Мой Бог, они все идут на гонки? – Всеобщее приподнятое настроение захватило и Фиби.

– Конечно. Но не бойтесь, Стивен и Уинстон поехали вперед, чтобы занять для нас места. Мы скоро увидим их.

– Захватывающее зрелище и напоминает праздники у нас дома, которые были просто потрясающими. Там устраивали пикники, скачки, лодочные гонки и танцы. Мой отец больше всего любил состязания по поеданию арбузов. – Зная, что она никогда больше не разделит с отцом таких веселых минут и, возможно, никогда не вернется домой, Фиби взгрустнула и умолкла.

– Я знаю, как это тяжело. – Элизабет положила изящную маленькую ручку на руку Фиби. – Когда умер отец, я ужасно тосковала по нему, и мать сказала, что я всегда буду о нем думать, но однажды боль уйдет и на смену ей придут приятные воспоминания. Так и было. А потом я встретила Уинстона. Уверена, в Англии вы найдете свое счастье.

– Надеюсь.

– Великолепно. И довольно мрачных мыслей. Расскажите, что вы делали утром.

– Это была сплошная скука. Стоило распространиться молве о моем положении, как меня завалили приглашениями. Хильдегард стала еще более злой, Чарити ушла в себя, как маленький птенчик, боясь ошибиться, сделать что-нибудь не то, а моя нянюшка, сидя в уголке, ворчала и хмурилась. Я просто устала от всей этой кутерьмы. Никогда не представляла, что столь многим не хватает титула или капитала.

– Пожалуйста, не поймите меня превратно, но некоторые из мужчин приходят, вероятно, просто из любопытства. – Солнечный луч пробрался под розовый зонтик Элизабет, который она вертела в руке. – Вы сейчас, так сказать, последний крик моды.

– Вот ерунда. Вчера вечером на балу я танцевала с лордом, который все время пыхтел и говорил исключительно о своей собаке. А потом сделал предложение. Я не поняла только одного – обращался он ко мне или к мраморной статуе, возле которой стоял. Чарити сказала, что ему пятьдесят два года. Представляете? А вот сегодня я по меньшей мере раз четырнадцать обсуждала погоду. Пользуются популярностью беседы о моих любимых карточных играх и о том, какие цветы я предпочитаю: Я сделала непростительную ошибку, упомянув как-то Наполеона, – началась такая мышиная возня.

– Господь запрещает нам обсуждать такие темы, чтобы мы не смущали самих себя, – заметила Элизабет.

– Боюсь, что совершила еще более ужасную ошибку: я призналась, что читала «Ад» Данте. Тетя Хильдегард чуть не упала со стула, но я не хочу играть роль невежественной курицы.

– Браво! Слава Богу, Уинстон в отличие от многих мужчин любит содержательные разговоры. Был ли кто-нибудь, кто особенно привлек ваше внимание?

– Да, но не в том смысле, как мне хотелось бы, просто я была совершенно обескуражена. К бесконечному удовольствию тети Хильдегард, сэр Леммер постоянно вертелся около меня. А сегодня утром он ни за что набросился на беднягу сэра Элвуда, который вообще-то пришел навестить Чарити, и молодой человек, не пробыв и пяти минут, ушел без всяких возражений, а сэр Леммер оставался еще битый час. – Воспоминание о том, как сэр Леммер с видом рассерженного мужа-ревнивца сидел рядом с ней, бросило Фиби в дрожь. Возможно, она предвзято относилась к этому человеку, но его поведение выводило ее из себя.

– У сэра Леммера весьма неприятный характер. – Элизабет рассеянно помахала рукой паре в проезжавшем мимо экипаже. – Я точно знаю, что и Уинстон, и Стивен не любят этого человека, а сэр Леммер не выносит Стивена. Очень советую вам подыскать для супружества кого-нибудь другого. – Элизабет обернулась к Фиби., – Пусть я влезаю не в свои дела, но скажу, что, по-моему, вы со Стивеном подходите друг другу. Ему нужно жениться.

– Уверяю вас, что, судя по нескольким нашим встречам, он с этим не согласен.

– Уже много лет он не был так увлечен женщиной. – Элизабет наклонилась к Фиби, и тень ее зонтика накрыла обеих женщин. – Он хочет вас, но не решается воспользоваться случаем. Этот дурной упрямец и мой лучший друг обрек себя на изоляцию и одиночество, причем совершенно добровольно. Но я убеждена, что он заслуживает счастья, которое может дать ему жизнь.

Биг-Бен двумя мощными ударами возвестил о начале нового часа, и Фиби, залюбовавшись высившимися вдали готическими башнями Вестминстерского аббатства, прикидывала, стоит ли продолжать разговор о Стивене. Она понимала, что лучшей возможности разузнать о нем может не представиться, но не могла вот так напрямик взять и спросить, действительно ли он убил двух своих жен. «Если, конечно, у него было их столько», – напомнила она себе.

– Откуда вы так хорошо знаете Стивена?

– Наши поместья были рядом. И хотя он на десять лет старше меня, в детстве мы много времени проводили вместе. После смерти отца я переехала к матери в доставшееся ей по наследству имение, но изредка еще виделась со Стивеном. Кстати, это он познакомил меня с Уинстоном, и я у него в неоплатном долгу, во всяком случае, до той поры, пока не окажу ему подобную любезность.

«Сейчас или никогда», – решила Фиби. Ей на память пришли все грязные сплетни Хильдегард. Но сердце Фиби отказывалось верить всему услышанному и надеялось, что Элизабет, близкий друг Стивена, откроет правду.

– Стивен был когда-нибудь женат?

– По правде сказать, был, и дважды.

– А как это было?

– Мне было тринадцать, когда Стивен женился на Эмили, – после недолгого размышления над вопросом Фиби ответила Элизабет, откинувшись на спинку сиденья и провожая взглядом стаю голубей над головой. – Я думаю, Стивен любил ее за все то доброе и хорошее, что она внесла в его жизнь. Вскоре после его женитьбы мы уехали, а на следующий год Эмили умерла. Два года спустя он женился на Луизе, которая умерла следующей весной.

– Он убил их? – Покусывая нижнюю губу и набрав побольше воздуха, Фиби потихоньку двинулась к цели, а Элизабет округлила глаза от изумления. – О, мне очень жаль, что я спросила, не подумав, но я совсем запуталась и… ну… моя тетя рассказывала всякие ужасы.

– Представляю, какими глупостями Хильдегард набила вашу голову. – Придя в себя и сжав губы в тонкую полоску, Элизабет серьезно посмотрела на Фиби. – Иногда мои собственные родственники доводят меня до того, что я готова наброситься на них. К сожалению, когда дело касается пикантных подробностей жизни других, общество способно долго помнить то, чего, возможно, никогда и не было. Стремление Стивена к уединению порождает всякие домыслы, которые разгораются с новой силой всякий раз, как он появляется в Лондоне.

– Прошу вас, мне нужно знать правду.

– Сомневаюсь, что могу вам помочь. Стивен не очень любит рассказывать о своем прошлом.

– На ум приходят слова «упрямица» и «молчунья».

– Дорогая Фиби, я так рада, что мы познакомились. – Удивленно посмотрев на спутницу, Элизабет в конце концов рассмеялась.

– Обычно я веду себя чуть-чуть приличнее, но мне действительно нужно это знать. Так он убил своих жен?

– Конечно, нет.

«Слава Богу», – с облегчением подумала Фиби, инстинкт не обманул ее – Стивен не способен на убийство, значит, должна быть какая-то логическая причина для всех этих слухов.

– Но Эмили все же умерла?

– Вскоре после того, как Эмили родила Бэдрику наследницу, произошел какой-то несчастный случай. Стивен нашел ее и ребенка мертвыми то ли в детской, то ли в спальне. – Элизабет разглядывала кончик своего пальца.

– А что случилось с Луизой? Хильдегард сказала, что она тоже погибла при каких-то трагических обстоятельствах.

– Да, это так. Лично я верю, что однажды ночью она упала с лестничной площадки. Простите, я не многим могу вам помочь, в то время меня не было в городе, а Стивен отказывается говорить на эту тему.

– А еще Хильдегард упоминала о каком-то проклятии.

– Глупости. Стивен говорит об этом еще меньше, чем о своих двух мертвых женах.

– Значит, у вас все же есть более точная информация, чем у моей тети, – настаивала Фиби, чувствуя, что Элизабет неохотно отвечает на ее вопросы, и не понимая, действительно ли та ничего не знает или просто защищает Стивена.

– Это как-то связано с прадедом Стивена и цыганкой, которая прокляла всех мужчин из рода Бэдриков и их браки.

– И Стивен всерьез верит этим небылицам?

– Когда мне было восемь лет, Стивен показал мне прядь волос с ленточками, хранившуюся в охотничьей сумке, и сказал, что это его наследство. Насколько мне известно, отец Стивена верил во все это и превратился в жестокого и злого человека. А что касается Стивена, то если человека день за днем, из года в год преследуют несчастья, то он невольно начинает верить чему угодно, даже если во всем остальном это неглупый человек. Во всяком случае, существует проклятие или нет, но Стивен уверен, что обе женщины были бы живы, если бы не он, – вздохнув, добавила Элизабет.

– Ну и ну. А вы верите в это проклятие?

– Я твердо знаю, что ни одна семья не заслуживает такого количества несчастий. Скорее всего я не верю, потому что желаю Стивену только самого хорошего. – Элизабет покрутила ручку зонтика. – Раз уж у нас пошел такой откровенный разговор, не расскажете ли и вы мне кое-что?

– Если смогу.

– Вы его любите?

– Разве можно любить того, кого едва знаешь? – Пряча руки в сборках своей голубой льняной юбки, Фиби снова задумалась над вопросом, который сама задавала себе в последние дни, но по тому, как Элизабет махнула рукой, сделала вывод, что ее собеседница считает такой вопрос нелепым.

– В тот момент, когда я увидела Уинстона, мне захотелось с ним познакомиться. – Глаза Элизабет стали мечтательными, а улыбка томной, перед Фиби была по уши влюбленная женщина. – После трех танцев, четырех бокалов пунша и одной партии в вист я была от него без ума.

Фиби попробовала разобраться в себе. Она вспомнила, как почувствовала в Стивене родственную душу при первой же встрече в кабинете Уаймена; вспомнила теплоту, разливавшуюся у нее внутри от одного только взгляда его блестящих темных глаз; вспомнила, как у нее чуть не остановилось сердце, когда он впервые поцеловал ее; вспомнила, как огорчилась, когда он сказал, что никогда не женится. Еще ни один человек, кроме него, не заставлял ее пульс так бешено стучать и не занимал так много места в ее мечтах.

– Этот человек безумно влечет к себе и в то же время раздражает. Он высокомерен и загадочен, любезен и умен. Он ни днем, ни ночью не выходит у меня из головы. Я люблю его глаза. Боже, я даже все время слышу, как он произносит мое имя. – Фиби хлопнула руками по коленям. – Это будет глупо, если я попытаюсь завоевать его сердце?

– Надеюсь, вы добьетесь успеха, но скажу честно – Стивен будет сопротивляться. Не важно, как вы будете действовать, но даже если вам удастся влюбить его в себя, я не могу дать гарантии, что вы поженитесь. В отношении брака он упрямо стоит на своем, и, если все же женится на вас, то это еще не будет означать, что он позволит себе любить вас. Но если вы сможете разорвать железный обруч на его сердце и он разрешит себе наслаждаться счастьем, Стивен подарит вам весь мир. – Элизабет мягко улыбнулась. – Я буду помогать вам изо всех сил. Через две недели Уинстон устраивает загородный прием, Стивен, конечно же, будет там, и вы сможете весь уик-энд посвятить тому, чтобы доказать этому мужчине, что сделаете совершенно… – Элизабет не закончила фразу, экипаж резко остановился, и обе женщины качнулись вперед на сиденье.

Все движение остановилось из-за того, что дорогу преградил изможденный старый осел, впряженный в деревянную повозку с безделушками и провизией, а маленький мальчик, не старше шести-семи лет, тянул за длинную веревку и делал все, чтобы уговорить животное сдвинуться с места. Собравшаяся толпа, которую раздражало упрямое животное, ругалась и давала ценные советы, а какой-то мужчина рукой размером с блюдо шлепал осла и выкрикивал ругательства в адрес мальчика.

– Ну разве этот дурень не понимает, что ослу не под силу везти такую тяжесть?

– Он, вероятно, хотел обслужить весь этот народ, направляющийся на гонки.

С возрастающим возмущением Фиби наблюдала, как торговец с тяжелой кожаной плеткой в руке подскочил к мальчику, а тот с текущими по щекам слезами бесстрашно бросился между ослом и человеком, приняв на себя удар, предназначавшийся животному. Это происшествие напомнило Фиби о незаслуженном наказании плетью, которое получила у нее дома молодая рабыня Нельда, и она как бы снова ощутила ту боль, которую почувствовала, став на пути следующего удара, предназначавшегося рабыне.

От негодования внутри у Фиби все сжалось. Забыв обо всем на свете, она выскочила из коляски и подбежала к мальчику до того, как на него готов был обрушиться еще один удар.

– Фиби! – крикнула ей вдогонку Элизабет и выпрыгнула за ней следом.


– Как ты думаешь, куда они запропастились? – Держась одной рукой за луку седла, Стивен хлопнул себя по бедру кожаными перчатками, зажатыми в другой руке. – Уже минут пятнадцать, как они должны были бы быть здесь.

– Очень рад видеть, что ты чего-то ждешь. – Уинстон прищурился от яркого солнечного света, отраженного поверхностью воды. – Я давно не видел тебя в таком состоянии, оно вселяет в меня надежду.

– Прекрати, Уинстон. – Стивен скрестил руки, не желая вступать в беседу, которую уже на протяжении часа пытался затеять его друг.

– Это твоя обычная манера завлекать женщин в свою постель?

– Каких женщин?

– Вот именно, никаких. – Уинстон ухмыльнулся, явно довольный, что ему удалось найти подход. – Ты же практически ведешь жизнь отшельника и монаха. Если бы ты не вел себя слишком напористо, то, возможно, не так легко отпугивал бы от себя людей. – И, посмотрев в лицо Стивена, Уинстон добавил: – В том числе и мисс Рафферти.

– Предоставь мне заботиться о Фиби. – Со все возрастающим беспокойством Стивен принялся прохаживаться туда-сюда, по временам останавливаясь, чтобы взглянуть на прибывающие экипажи.

– Я так и собираюсь сделать, просто предлагаю свою помощь. Мое искусство дипломатии и красноречие могут тебе пригодиться. Как ты будешь рассказывать о своих знаменитых предках? До Фиби непременно дойдет пара каких-нибудь сплетен.

– С твоими уловками может соперничать только хитрость Элизабет, и я думаю, что все известное ей – а это, к счастью, не так уж много – она выложила Фиби, как только они остались вдвоем. Она с увлечением примет участие в том, что считает грандиозным планом, – в моем будущем.

– Правда, она любит вмешиваться в чужие дела. – Стивен, бросив быстрый взгляд на Уинстона, хотел было указать другу на различие ролей мужчины и женщины, но какой в этом смысл? Его друг был безнадежно влюблен. Еще раз оглядев дорогу и ближайшие окрестности, Стивен нахмурился и, взявшись за поводья, с непринужденной легкостью уселся в седло.

– Оставайся здесь, а я вернусь назад и постараюсь отыскать дам. Вероятно, по дороге что-то стряслось.

К счастью, Стивен был верхом, а не в экипаже, и, натянув поводья жеребца, он стал медленно продвигаться сквозь толпу; примерно через полмили узкая дорога стала свободной, а за поворотом взору Стивена открылся царивший на дороге хаос. Проезжая часть была запружена застрявшими экипажами, рассыпавшиеся фрукты покрывали землю, а тележка, опасно накренившаяся на один бок, казалось, вот-вот потеряет равновесие. А в центре всей этой сутолоки стоял осел, выглядевший так, будто он был у небесных врат. Лорд Элбальд, напыщенный обыватель, отпускал грубые замечания в адрес кого-то, стоявшего возле осла, вызывая хихиканье и дополнительные комментарии зрителей.

– Благодарю вас, сэр, но я не помню, чтобы я просила у вас совета. Пожалуйста, займитесь своим делом.

От этого голоса – несомненно, женского – у Стивена на затылке волосы встали дыбом. Он подтолкнул Кавалера ближе к месту ссоры и увидел, конечно же, Фиби. Держа в руках кожаную плетку, она стояла возле осла, между маленьким мальчиком, спрятавшимся за ее юбкой, и огромным мужчиной, и этот озверевший грубиян готов был наброситься на нее. Что, черт возьми, затеяла эта глупая девчонка? Ее могли затоптать или побить, не говоря уже о том, что она выставляла себя на посмешище перед половиной лондонского общества, и знатные горожане, сидя в своих каретах, развлекались тем, что заключали друг с другом пари. Боже, ее нельзя никуда отпускать одну!

Ярость, как лихорадка, охватила Стивена, он на мгновение зажмурился, резко выдохнул, подавив вскипавшее раздражение, соскочил с лошади и, быстро шагнув вперед, увидел Элизабет, стоявшую неподалеку и комкавшую в руках носовой платок. При его появлении эта леди имела наглость помахать ему рукой. Да, Стивену определенно следовало бы догадаться, что она тоже где-то тут поблизости. Черт возьми, видимо, этим обеим женщинам нужен надзиратель. Но где же этот проклятый кучер Косгелл?

Внезапно осел сдвинул свою тележку, зацепив ею Фиби и мальчика, запутавшегося в ее юбке. Фиби упала на колени, а торговец ринулся вперед, вытянув мускулистую руку. Толпа мгновенно смолкла, и Стивен приготовился любой ценой защитить Фиби.

С проворством, не свойственным большинству женщин и присущим почти всем мужчинам, Фиби вскочила на ноги, одновременно щелкнув плеткой у левого уха торговца. Ошеломленный Стивен застыл на полпути, но крики и гиканье окружающих привели его в чувство, и в три широких шага он оказался позади Фиби.

– Не поверю, что леди хочет, чтобы мальчик или осел получили удар кнутом, – отчетливо и холодно произнес он.

– Лорд Бэдрик. – Фиби повернулась к Стивену, и гнев на ее лице сменился удивлением, перешедшим в радость, но Стивен не сомневался, что это последнее выражение скоро исчезнет.

– Мисс Рафферти, – невозмутимо поклонился он, ничего больше не добавив, так как понимал, что сейчас не время делать выговор, так и вертевшийся у него на языке. – Пойдемте в экипаж.

– Сначала я должна взглянуть, что с мальчиком. – Она склонилась осмотреть раны на руке малыша, успокаивая его, как заботливая нянька.

– Задержитесь на минутку. – Торговец кашлянул. – Эта леди должна принести мне извинения и возместить ущерб. – Его бочкообразная грудь вздымалась от негодования. – Она испортила мой товар и покалечила животное.

– Ах ты, никчемный хулиган! – Фиби встала перед ним, подбоченясь сжатыми кулаками и быстро притоптывая носком правой туфли; и будь это в человеческих силах, ее глаза метнули бы в него стрелы. – Если бы я не была леди, я бы…

– Задайте ему чертей, мисс, – подзадорил ее пассажир ближайшего экипажа.

– Пять фунтов за то, что он даст леди пощечину, – выкрикнул другой голос.

– Пять фунтов за то, что лорд Бэдрик влепит оплеуху парню, а потом пощечину леди, – объявил еще один любитель спорить, подняв в воздух банкноту.

Шквал новых пари охватил зрителей, пока Фиби пыталась разыскать тех, кто выкрикивал оскорбительные предложения. Один из них под строгим взглядом Стивена счел за лучшее закрыть рот и сесть на место. Удовлетворенный таким исходом, Стивен наклонился к самому лицу Фиби и тихо прошептал:

– Я вам советую, и при этом очень настоятельно, побыстрее исчезнуть отсюда и занять место в этом проклятом экипаже, пока я не сделал чего-нибудь такого, о чем мы оба пожалеем. – Он молча ждал, а Фиби пыталась что-то сказать; ее глаза округлились, лицо покрылось краской.

– Пойдемте. – Элизабет, почувствовав, что опасность миновала, шагнула вперед и потянула Фиби за руку. – Сейчас не время для дискуссий. Этот тон мне знаком: Стивен очень сердит на нас.

– Не просто сердит, Элизабет, – огрызнулся Стивен, – а чертовски зол.

– Ну ладно, все, – пробормотала Фиби. – А как же мальчик?

– Я позабочусь о нем.

Словно решая для себя задачу величайшей важности, Фиби задумалась ненадолго и кивнула. Гордо расправив плечи и прикрываясь своим достоинством, как плащом, она, бормоча что-то себе под нос, направилась вслед за Элизабет к экипажу. Часть собравшейся публики разочарованно вздохнула, сожалея, что представление окончилось без дополнительных оскорблений; эти зеваки, вероятно, потеряли свои ставки. Другая часть зрителей аплодировала вслед девушке. Иногда, когда кто-нибудь обращался непосредственно к Фиби, она останавливалась, приветливо улыбалась, а затем шла дальше. Какой-то отвратительного вида господин, довольный представлением, даже поцеловал ей руку. Тут же состоялись денежные расчеты между игроками, заключавшими пари во время происшествия, затем мужчины выправили тележку и, убрав ее с середины дороги, освободили место для проезда.

– Бить детей и женщин у вас в обычае? – Убедившись, что Фиби отошла на безопасное расстояние, Стивен снова повернулся к торговцу.

– Она влезла не в свое дело.

Кровь у Стивена все еще кипела, сейчас ему ничего не хотелось так, как отдубасить этого невежу за то, что он все сваливал на Фиби. Однако Стивен стиснул зубы: разыгравшемуся здесь спектаклю не требуется дополнительных сцен.

– Как тебя зовут? – спросил он у мальчика.

– Найлз, сэр.

– Что произошло, Найлз? – опустившись на одно колено, ласково обратился Стивен к мальчику, который нервно переступал с ноги на ногу.

– Я и моя мама помогаем иногда Джейксу, когда нам нужны деньги. А сейчас они нам очень нужны, моя сестра заболела. Мама готовит, а Джейке продает ее стряпню, но осел мой. Ангус устал, а Джейке стал его бить. Эта леди помешала ему избить нас, она ангел, настоящий ангел.

– Да, ты прав. А теперь послушай меня. Иди на Парк-лейн, двадцать, и спроси Дейвельмена. Скажи ему, что тебя прислал лорд Бэдрик и попроси послать за своей мамой и сестрой. Оставайтесь там, пока я не вернусь. Ты понял?

– Да, сэр. А как же быть с моим ослом?

– Пожалуй, тебе лучше всего взять его с собой. – Поднявшись с колена, Стивен потрепал мальчика по волосам.

– Да, сэр! – просияв, воскликнул Найлз.

– Эй, господин. – Торговец хлопнул Стивена по плечу. – Вы не имеете права так поступать.

Ответная реакция последовала немедленно – Стивен так крепко схватил его за воротник поношенной куртки, что тот чуть не задохнулся.

– Но я так поступаю. А теперь, недотепа, постарайся понять, что я скажу. Мне очень хочется выбить тебе пару зубов, но я не стану этого делать. И советую запомнить на будущее, если тебе придет охота наброситься на кого-нибудь, выбирай себе в жертву человека таких же размеров, а не женщин, детей или безответных животных.

С этими словами Стивен отшвырнул торговца, как ненужный хлам, и взял поводья лошади. Глядя на поверженного, лежавшего на земле и судорожно хватавшего воздух, Стивен надеялся, что тот разразится бранью и даст ему повод осуществить свое безрассудное желание – пустить в ход кулаки, но не дождался.

Привязав лошадь к задку экипажа, в котором сидели Элизабет и Фиби, Стивен сел в коляску напротив обеих женщин, откинулся на спинку и, скрестив руки, молча ждал объяснений.

– Что вы сделали с мальчиком? – Фиби ответила ему таким же требовательным взглядом.

– Отправил его ко мне домой.

– Для чего?

– Мальчик пошлет за своей матерью и сестрой, а затем я дам им работу в одном из своих поместий, – пояснил Стивен, заметив, что Фиби подозрительно прищурилась и ее лицо приобрело совершенно иное выражение, чем минуту назад. – Вы удовлетворены?

– Да, полностью. А теперь могу я поблагодарить вас за то, что вы публично унизили меня?

– Конечно, нет. – О Господи! Ему хотелось задушить эту женщину. Сначала она, подвергая себя опасности, устраивает публичный скандал, а затем обвиняет его в своем поведении. – Вам удалось все сделать самостоятельно, и я очень доволен. Ваше сегодняшнее поведение, вероятно, добавило еще один камень в мой огород, поэтому, думаю, извинение с вашей стороны было бы вполне уместно. – Вздор, вы самонадеянный…

– Фиби! – в испуге воскликнула Элизабет.

– Все нормально, Элизабет. – Тон Стивена оставался сдержанным и холодным. – Мне любопытно узнать, что еще она скажет.

– А вы хотели бы, чтобы я сидела и спокойно смотрела, как мальчика бьют плеткой? – Фиби с обворожительно порозовевшим личиком наклонилась вперед.

– Я бы хотел, – Стивен тоже наклонился вперед, почти коснувшись носом ее носа, – чтобы вы использовали свою очаровательную головку не только для того, чтобы носить шляпу. Я бы хотел, чтобы вы не пострадали.

– Как все эти негодяи, сидевшие в своих каретах и наблюдавшие, как верзила, громадный, как тюк хлопка, избивает маленького мальчонку?

– Она права, Стивен, – вступилась Элизабет, легонько похлопав его по руке своей затянутой в перчатку рукой. – Похоже, неприятность, в которой оказался мальчик, волновала их только как досадная задержка по пути на гонки.

– Побереги свои объяснения для Уинстона. Не сомневаюсь, он скажет пару слов по этому поводу.

– Ради Бога, не впутывайте сюда Элизабет. – Фиби чуть ли не к небу задрала подбородок и зажмурилась, очевидно, стараясь совладать со своими эмоциями. – Я знаю, что такое несправедливое наказание, не понаслышке. Ни этот мальчик, ни его бедное животное не заслужили порки, а я сама испытала, что такое удар плеткой, как это больно. Я знаю, какой после этого остается рубец.

Это последнее признание вызвало у Стивена прилив нежности, погасивший его гнев и отбивший охоту читать нравоучения. Ему захотелось снять с нее одежды, найти эти ужасные отметины и поцелуями стереть тяжкие воспоминания.

– Я понимаю, почему вы вмешались. – Он потер ладонями лицо. – Я даже восхищаюсь вашим мужеством. Только немногие способны стать на защиту справедливости, но вы должны думать, прежде чем встревать во что-нибудь подобное, ведь так можно и покалечиться. А что вы собираетесь сказать своей тете, когда до нее дойдет молва об этом происшествии? Уверяю вас, слухи перелетают из уст в уста гораздо быстрее, чем распространяется зараза на чумном корабле.

– Я знаю, – с тяжелым вздохом согласилась Фиби и отвернулась в сторону, глядя на оживившееся движение. В экипаже воцарилась тишина.

Стивен понимал, что бессмысленно приводить еще доводы. Фиби знала, какие последствия ее ждут, но сделанного не изменишь. У нее было огромное сердце и чуткая совесть, но, черт возьми, пока они не будут в согласии со здравым смыслом, Фиби бесконечно будет попадать в нелепые и опасные ситуации. Что ж, он проследит за тем, чтобы она училась осмотрительности. Это решение вернуло его к первоначальной идее – ей нужен страж, и он возьмет на себя эту обязанность.

Глава 6

– Мы прибыли. – Стивен спрыгнул на землю и помог Элизабет выбраться из коляски на большое открытое поле. Советую выбросить из памяти последние полчаса и просто наслаждаться хорошим днем. Конечно, Элизабет, тебе самой решать, рассказать обо всем Уинстону сейчас или позже, но он, несомненно, захочет узнать о вашем приключении.

Помогая Фиби спуститься, Стивен прижал ее к себе и шепнул на ухо:

– Я прощен?

– Не уверена. Вы, сэр, слишком наглы.

– Потому что хочу вас? – Стивен не выпускал ее из своих рук.

– Желание не означает возможность, милорд. – Фиби прочно поставила на землю обе ноги и, склонив набок голову, посмотрела на Стивена.

Быстро оглянувшись и убедившись, что Элизабет далеко – она стояла на расстоянии добрых пяти шагов, демонстративно повернувшись к ним спиной, чтобы дать им возможность побыть вдвоем, – Стивен усмехнулся, оценив великодушие Элизабет, и приподнял к себе голову Фиби.

– Дорогая, я обещаю вам больше, чем удовольствие, но не заставляйте меня ждать слишком долго.

– Заставлять вас ждать? Я вообще не собираюсь давать вам ни малейшего шанса. – Она очаровательно выпятила губки, зная, что такая манера дуться заставляет подобных ему мужчин отдавать должное женской половине.

– Думаю, все-таки собираетесь, иначе вас здесь не было бы. – Боже, ему так хотелось, чтобы эта женщина согласилась с его уговорами, и как можно скорее. К своему удовольствию, он ощутил, как она вздрогнула, заметил, как вспыхнули ее глаза, и не смог устоять против искушения коснуться ее: большим пальцем медленно провел по ее нижней губе, а потом погладил подбородок.

– Меня пригласила Элизабет. Надеюсь, вы помните? – Фиби облизнула губу, избавляясь от ощущения его прикосновения, проглотила слюну и отступила на безопасное, на ее взгляд, расстояние от Стивена. – И должна признаться, у нас с ней был захватывающе интересный разговор.

От коварного намека, прозвучавшего в словах Фиби, у Стивена опустились руки. Он никогда не собирался держать в тайне свое прошлое, но сейчас, после многих лет осуждения и сплетен, его гордость страдала от двусмысленного поведения Фиби. Но почему мнение Фиби имеет для него такое значение?

– Понятно. – Он принял небрежную позу, засунув левую руку в карман куртки и положив другую на колесо коляски.

– Ну и что? Она поведала мне некоторые факты, которым, как мне известно, даже щепетильный джентльмен не придает никакого значения, такие ничего не значащие пустяки, как предыдущие браки, цыганские проклятия и тому подобное.

– Элизабет нужно поучиться сдержанности, – буркнул он. Все было так, как и подозревал Стивен. Элизабет не умела держать язык за зубами, если чувствовала, что ею движут благие намерения, а задача найти для него жену, по ее мнению, была хорошим поводом для того, чтобы проявить себя. Ей мало что было известно, и Стивен мог только догадываться, о чем она рассказывала.

– Вы, так же как и я, не можете ни убежать от своего прошлого, ни предсказать свое будущее. – Фиби мимолетно коснулась пальцами его руки.

– Но я могу управлять своими поступками.

– Несомненно. И я ожидаю, что вы будете честным.

– Но я и не бываю иным.

– Нет, только замкнутым. – При этих ее словах Стивен, стиснув зубы, придал своему лицу бесстрастное, ничего не говорящее выражение, которое Фиби так ненавидела. Что ж, тем хуже для него: Фиби не собиралась проводить время с человеком, если между ними нет откровенности. – Я не привыкла к секретам и загадкам. Если мы собираемся поддерживать какие бы то ни было отношения, то должны быть честными друг с другом.

– Вне всякого сомнения. – Как погода во время летней бури на реке, его настроение неожиданно и резко изменилось, напряжение исчезло, и на губах даже задрожала чуть заметная улыбка, а в глазах засверкали озорные искорки.

– Не скажете ли мне, что вас так развеселило?

– Вы только что признали, что мы будем поддерживать отношения. Я рассматриваю это как прямой шаг в мои объятия.

– Я совсем не то имела в виду! – Этот дьявол нашел-таки способ затуманить ей мозги и вывернуть наизнанку все, что она сказала.

– Каждый имеет право на собственную интерпретацию. – С той волнующей улыбкой, от которой волна возбуждения пробегала по ее телу, Стивен просунул руку Фиби себе под локоть и направился к Элизабет. – Отлично, теперь можешь повернуться. Пора идти. Уинстон, по-видимому, не может пробиться сквозь толпу.

После короткого размышления над всем сказанным, Фиби в конце концов призналась себе, что Стивен прав. Ее сердце и тело в какой-то мере убедили ее мозг, что нужно рискнуть, невзирая на оставшиеся без ответа вопросы о его прошлом. И в этом не было ничего удивительного, если вспомнить всех тех мужчин, с которыми она познакомилась за последнюю неделю. Ни один из них ни в малейшей степени не привлекал ее. Закусив губу, Фиби пробиралась между стоявшими вдоль грязной дороги экипажами, из которых пассажиры намеревались смотреть гонки, мимо торговцев, старавшихся распродать свой товар, и маленьких мальчиков, сновавших по большому полю, на котором были расстелены одеяла и располагались веселые компании. Если она всерьез собиралась выйти за него замуж, ей необходим план. «Хороший план», – покачав головой, продолжила Фиби свои размышления. Невероятно, но люди верили, что этот человек способен на убийство. А проклятие? Вздор, совершеннейшая чушь. Если это дурацкое старинное проклятие было единственным препятствием, стоявшим между ней и браком с этим мужчиной, то она просто-напросто убедит Стивена в нелепости его опасений.

На берегу реки, почти у самой воды, стоял Уинстон и махал им рукой. Рядом с ним было расстелено шерстяное одеяло, а в большой плетеной корзине были аккуратно уложены четыре хрустальных стакана, бутылка красного вина, фрукты и небольшой ящичек с хлебом и сыром.

– Когда начнется гонка? – спросила Фиби, загнав свои мысли в самый дальний угол и усаживаясь напротив Элизабет.

– Скоро, – ответил Стивен, разливая вино. Он сидел рядом с Фиби, опираясь на один локоть и вытянув перед собой длинные ноги. – На самом деле мы будем присутствовать при окончании гонки. Участники стартуют у Лондон-Бридж и гребут изо всех сил на протяжении почти четырех с половиной миль, чтобы завоевать право носить герб Ганноверов.

– А кто это такие? – поинтересовалась Фиби, отпив из своего стакана.

– О дитя! – Уинстон, сидевший в позе, практически зеркально отражавшей позу Стивена, прижал обе руки к сердцу в притворном изумлении. – Если вы собираетесь замуж за британца, мы обязаны просветить вас. В 1715 году род Ганноверов унаследовал трон, и в честь этого знаменитого события Томас Доггет, простой актер, устроил гонку.

– Сегодня вы будете свидетельницей исторического события и сугубо мужской традиции, – добавил Стивен. – Взрослые мужчины соперничают между собой и с моряками со всем неистовством, демонстрируемым их мускулами.

– Тогда я постараюсь не отвлекаться.

– Извини, Стивен, – мягко улыбнулась Элизабет. – По-моему, там лорд Тьюксбери и лорд Хатауэй?

– Да, верно.

– Фиби, это великолепно! – воскликнула Элизабет, едва не захлопав в ладоши и ни на мгновение не спуская глаз со Стивена. – Я знаю, что Тьюксбери ищет себе жену. Он хотя и не второй сын, но чудесный кандидат в мужья. Лорд Хатауэй, правда, больше подходит, он младший сын и у него два старших брата, но я бы призадумалась – говорят, он распутник.

Несколько мужчин остановились неподалеку и, шумно приветствуя друг друга, обменивались рукопожатиями.

– Кто из них кто? – спросила Фиби, удивленная неожиданным интересом Элизабет к возможным кандидатам ей в мужья.

– Блондин – это лорд Хатауэй, а тот, что пожимает ему руку, – лорд Рикленд, граф Тьюксбери, вдовец. Стивен, ты просто обязан представить нас.

– Нет, не обязан.

Элизабет насупилась, Стивен, как самодержавный деспот, приподнял одну бровь, с вызывом глядя на нее, а Фиби, спрятав улыбку, отвернулась и принялась разглядывать джентльменов. Одежда лорда Тьюксбери – темно-синяя куртка и темные панталоны – подчеркивала его широкие плечи и стройные мускулистые ноги, лорд Хатауэй был одного роста с ним, но несколько худее. Оба они были красивы, но, увы, ни один из них не заставил ее сердце учащенно забиться, как это бывало только от одной улыбки Стивена.

– Уинстон, позови Тьюксбери.

– Элизабет, оставь лорда в покое. – Все это явно раздражало Стивена.

– Что они делают? – поинтересовалась Фиби.

– Как я понимаю, – ответил молчавший до этого Уинстон, – и Тьюксбери, и Хатауэй поставили на новичков по одной из своих гоночных лодок. Я думаю, они договариваются об условиях пари.

– Однако! Целиком лодку? – Фиби, вероятно, ослышалась. Кто станет делать такую колоссальную ставку?

– Совершенно верно. – Уинстон, порывшись в плетеной корзине, достал яблоко и вытер его о рукав куртки. – Для лорда Хатауэя это обычное дело, но я удивлен, что Тьюксбери принял пари: как правило, он весьма бережно относится к собственности.

– Как интересно, – заметила Фиби.

– Я бы назвал его рыжим болваном. – Стивен выпрямился и, выхватив из корзины хлеб, вытянутой рукой помахал им в воздухе.

– Хм-м… – Фиби сжала губы. Она не была знакома с участником пари, но могла бы поклясться, что Стивен ревнует. – Его волосы и правда восхитительного цвета.

– Уверен, этот цвет называется «рыжий». – С каждой минутой тон Стивена становился все более раздраженным.

– Да нет же, – сладким голосом возразила Фиби, вложив в эти слова все свое обаяние южанки, – он больше похож на черный, слегка тронутый корицей. Интересно, а какого цвета у него глаза?

– Должно быть, голубые, – отозвался Уинстон.

– Уинстон. – Стивен отломил кусок хлеба. – Тебе так необходимо поддерживать эту «содержательную» беседу?

В ответ Уинстон пожал плечами – это был его любимый жест, как успела заметить Фиби, – и принялся за яблоко.

– Я просто обожаю голубые глаза, – промурлыкала Фиби.

– Довольно, – буркнул Стивен. – Я здесь вовсе не для того, чтобы обсуждать цвет глаз какого-то парня. Оставим эту дурацкую тему.

Элизабет отмахнулась от Стивена салфеткой и с улыбкой повернулась к Фиби:

– Он очень богат и жертвует на различные благотворительные…

– Я тоже очень богат, – перебил ее Стивен, с большим трудом сдерживаясь, чтобы не потерять самообладания, потому что нарочитое восхищение Фиби эткм мужчиной отнюдь не способствовало уравновешенности, а Элизабет, кажется, вообще собиралась причислить Тьюксбери к лику святых.

– Но не забывай о нашей задаче, Стивен, – обиженно улыбнулась Элизабет. – Мы ищем Фиби мужа.

– Ты что, хочешь испортить мне сегодня настроение, Элизабет? – Прищурившись, Стивен, нельзя сказать, чтобы совсем легонько, дернул ее за ленты шляпы. – Сводничество годится для беззубых матрон и невоспитанных молодых девиц, которым больше нечем заняться. Отстань от нас с Фиби.

– Это почему же? – Отработанными годами движениями Элизабет приподняла светлые брови и недовольно надула губки.

– Хватит. Мы идем смотреть гонку. – Стивен встал и повернулся к Темзе.

Сотни раз Стивен попадался на это простодушное выражение и уже научился разбираться в тактике Элизабет, но сегодня, попался в ловушку, как несмышленый заяц. Быстро объяснив свою оплошность присутствием Фиби, он решил, что ее поведение было грубым, бестактным проявлением дурных манер – леди не должна даже смотреть на другого мужчину, когда рядом с ней сидит ее спутник. Он напомнил себе, что при удобном случае, когда они останутся вдвоем, должен разъяснить ей это нехитрое правило. Почувствовав облегчение, Стивен стал смотреть на приближавшиеся пятнадцать лодок, три из которых шли практически кос к носу. Когда же моряки, сделав поворот, направились к линии финиша у Королевского госпиталя Челси, возбуждение публики вылилось в оглушительный рев, и Стивен потянул Фиби за руку.

– Сюда идет Тьюксбери, – радостно объявила Элизабет.

Стивен оглянулся, чтобы удостовериться, так ли это. Заметив, что Фиби тоже смотрит на приближающегося графа, он намеренно встал рядом с ней, гораздо ближе, чем допускали приличия.

– Не обращайте на него внимания. Смотрите, лодки прибывают.

– День добрый, Тьюксбери, – поднявшись, Уинстон с улыбкой приветствовал графа.

– Рад вас видеть, Пейли, Бэдрик, – поклонился тот Стивену, с возмутительной откровенностью оценивая Фиби.

«Проклятие, – выругался про себя Стивен, кивнув в ответ, – все утро на меня одна за другой сваливаются всякие неприятности». Ему хотелось – и не важно, насколько выполнимым было его желание, – чтобы этот человек развернулся и ушел, причем немедленно, еще до того, как будет представлен. Но мечты не всегда сбываются.

– Уверен, вы знакомы с моей женой Элизабет, – сказал Уинстон.

Тьюксбери галантно поздоровался с Элизабет и выжидательно повернулся в сторону Фиби.

– А это, должно быть, знаменитая колонистка? – Стивен был вынужден представить Фиби, и, когда она слишком охотно протянула графу руку, он чуть не поддался порыву схватить ее пальцы и спрятать их под своей курткой. Представив себе, как ее рука касается его груди, он почувствовал, что его тело ответило непроизвольной физиологической реакцией, абсолютно неуместной в данной ситуации, и болезненно поморщился. День получался совсем не таким, как был задуман. Вообще-то ни одна из его встреч с Фиби Рафферти не проходила так, как он планировал, вот и сейчас он должен был напомнить ей о своем присутствии.

– Извините нас, Тьюксбери, но мы пойдем смотреть гонку. – Стивен, придвинувшись еще ближе к Фиби, взял ее под локоть и устремил взор на реку, но Фиби, стараясь освободиться от его хватки, отвернулась от Стивена и улыбнулась лорду Тьюксбери:

– Как я поняла, вы сделали колоссальную ставку. Ваш матрос впереди?

– Нет, ко, к счастью, юнга лорда Хатауэя еще дальше, чем мой, и поэтому я получу небольшую компенсацию.

– Слава Богу. Я с ужасом подумала о том, что вы потеряете гоночную лодку.

– Вы чрезвычайно добры.

Чтобы не быть посмешищем, Стивен решил не удерживать Фиби и убрал руку. Как разъяренный бык, готовящийся к нападению, он выдохнул носом воздух и наконец проворчал:

– Я бы сказал, слишком пылки.

– Следите за собой, лорд Бэдрик, – шепнула Фиби, обменявшись взглядами со Стивеном, и повернулась к реке смотреть гонку.

Темза искрилась на солнце, и мужчины, напрягаясь всем телом, налегали на деревянные весла, с каждым гребком продвигая лодки вперед. Возбуждение публики достигло предела, когда молоденький участник состязаний – Фиби дала бы ему лет восемнадцать – сделал последний рывок, и его крошечная лодочка, на несколько футов опередив соперника, пришла к финишу. Зрители продолжали громко аплодировать и кричать, пока последний гонщик не пересек финишную линию. После этого поставленные на кон деньги обрели новых хозяев, и торговцы принялись снова предлагать свои товары.

Стивен и Тьюксбери обменялись почти враждебными взглядами, как будто, не произнося ни слова, вели между собой какой-то тайный мужской разговор, и Фиби знала, о ком шла речь – о ней.

– Лорд Тьюксбери, хочу спросить у вас, – досадуя на Стивена, обратилась она к графу, – почему вы назвали меня знаменитой колонисткой?

– Я не хотел оскорбить вас, мисс Рафферти. Я имел в виду, что молва о вашем необычном положении опережает вас. По всей вероятности, после сегодняшних происшествий, связанных с вашим именем, многие сочтут, что вы вполне заслуживаете такое определение. И газеты так пишут.

– Я, кажется, пропустил что-то важное, – вмешался Уинстон, явно ожидая объяснений. – Кто-нибудь просветит меня?

– Не волнуйтесь, Уинстон, – успокоила его Фиби. Она знала, что каждое действие имеет свои последствия. Предвидя предстоящее объяснение с Хильдегард, она чувствовала, что этот разговор будет полнейшим вздором и от него не следует ожидать ничего, кроме неприятностей. Бросив быстрый взгляд на Стивена, чтобы узнать его отношение к этой новой информации, по его мрачному виду Фиби поняла, что он, как и она сама, недоволен этим.

– Ну и ну, я скажу, что вы, британцы, умеете создавать такого размера слухи, что ими и корова подавится.

– Дорогая мисс Рафферти, – засмеялся Тьюксбери, – познакомившись сегодня с вами, я всецело присоединяюсь к мнению своих друзей – вы восхитительны.

– Спасибо за вашу откровенность, Тьюксбери, – остановил его Стивен, сложив руки на груди. – По-моему, вас ищет Хатауэй. Всего доброго.

Уинстон чуть не захлебнулся вином, а Элизабет прикрыла рукой рот, пряча то ли усмешку, то ли зевок – Фиби не могла точно определить, что именно, да это и не имело значения. Она сама была настолько ошарашена грубым поведением Стивена, что лишь молча смотрела на него.

– Лорд Бэдрик прав. – После показавшейся необычайно длинной паузы Тьюксбери, слегка согнувшись в талии, поднес к губам руку Фиби. – Я могу кому-то понадобиться. Между прочим, я решил устроить во вторник небольшой импровизированный обед и сегодня же разошлю приглашения. Надеюсь, вы посетите ею. До будущей встречи.

Оставаясь внешне спокойной, Фиби с трудом сдерживала возмущение; барабаня пальцами одной руки о ладонь другой, она повернулась к Стивену, который имел наглость самодовольно улыбаться.

– Какое замечательное прощание! Вы ведете себя так вызывающе, что дальше некуда, – высказалась Фиби, дождавшись, когда Тьюксбери отошел на несколько шагов.

– Я? Ха! После того как я выслушал ваше громогласное восхваление достоинств этого мужчины, мне только не хватало смотреть, как он у меня на глазах бросает на вас влюбленные взгляды. Любой с трудом такое выдержит.

– У вас нет права предъявлять мне претензии.

– Да, пока нет.

– И никогда не будет, если такое поведение – пример того…

– Извините, друзья, – кашлянув, перебил ее Уинстон, – если вы не хотите дать повод добавить новые пункты в перечень хороших манер Фиби, полагаю, стоит перейти к другой теме.

Фиби хотелось затопать ногами или, на худой конец, как следует ударить Стивена. Этот негодяй приводил ее в ярость и, судя по скривившемуся уголку его рта, был очень доволен собой, ну просто очень! Это открытие постепенно навело ее на мысль, которая затем, как проросший из семени саженец, оформилась у нее в голове: это был план, тот самый план, который она искала, способ провести со Стивеном много времени и все узнать из его собственных уст, способ доказать этому мужчине, что он единственный, за кого она может выйти замуж.

– Кто бы возражал! – Притворяясь возмущенной, Фиби всплеснула руками. – Но могу ли я попросить у Уинстона одолжения?

– Все, что угодно, – отозвался он.

– Вам хорошо известно, что я ищу мужа. Мой список возможных кандидатов сузился до нескольких человек, но, по правде говоря, я очень мало знаю об этих людях.

– Список кандидатов? – Стивен в растерянности наморщил лоб. Нет, он определенно неправильно понял. Стоило оставить ее без присмотра на три дня, и уже появился какой-то чертов список. – С каких это пор?

– В этом нет ничего удивительного. – Ликующий взгляд Элизабет перескочил со Стивена на Фиби, потом на Уинстона и снова вернулся к Стивену. – Стивен, ты же должен был заметить экипажи, выстроившиеся у дома Хильдегард. Как я уже сказала Фиби, сейчас она гвоздь сезона, и я могу понять, что ей нужен совет, а Уинстон как раз подходит для этой цели.

– Ах вот как? – Растерянность быстро сменилась раздражением, и Стивен выбрал Элизабет новой целью своих нападок.

– Извините меня. – Словно обращаясь к неоперившемуся юнцу, Фиби покровительственно похлопала Стивена по руке. – Я хочу поговорить с Уинстоном. – Она снова отвергла услуги Стивена. – Итак, вот что меня интересует. Не будете ли вы добры дать совет, насколько подходит мне тот или иной джентльмен? Я хочу сказать, что совсем не доверяю мнению Хильдегард. Она настоятельно рекомендует мне выбирать похожих на сэра Леммера, который уже сейчас ведет себя так, будто мы помолвлены.

– Держитесь от него подальше, – не пытаясь больше сдерживаться, предупредил Стивен, наклонившись вперед.

– Знаете, это мне решать. – Фиби выпрямилась. – Во всяком случае…

– Этот маленький фокус не пройдет.

– Фокус?

На Стивена снизошло спокойствие, и, уверенный в своем даре предвидения, он скривил губы в столь любимой им самоуверенной улыбке.

– Я имею в виду это глупое перебирание ваших возможных женихов и попытку возбудить во мне ревность, – ответил он, заложив руки в карманы и покачиваясь на каблуках.

– С какой стати мне это делать? Вы уже сказали, что не женитесь на мне.

– Сказал? – полюбопытствовала Элизабет. – Когда?

– Не твое дело, – оборвал ее Стивен, не спуская глаз с Фиби. – Вам же известны мои намерения, Фиби.

– Конечно, а вам мои, – с долей вызова откликнулась Фиби. – Если Уинстон может помочь в моем деле, пусть так и будет.

– Великолепная идея! – с избытком восторга воскликнула Элизабет. – Кстати, Уинстон, я пригласила Фиби на наш прием, там будет много холостяков.

Стивен не сомневался, что Фиби затеяла с ним игру, какую-то интригу, в которую Элизабет вцепилась всеми зубами. Теперь у него было только две возможности: или совсем все бросить, или выступить в роли посредника Фиби, чтобы, обратив в свою пользу время и обстоятельства, убедить ее стать его любовницей.

– Почему Уинсток? – спросил он.

– Он всех знает. – Прильнув к мужу, Элизабет стиснула его руку.

– Я всех знаю, – эхом повторил Уинстон.

– Стивен, – Элизабет поцокала языком и отрицательно покачала головой, – ты слишком много времени проводишь у себя в поместье.

– Ничего подобного.

– О, Стивен. – В задумчивости выпятив губки и сморщив носик, Фиби чертила на земле невидимый узор. – Если бы я не знала вас, я бы решила, что вы предлагаете свои услуги.

Прижав одну руку к груди и приглаживая другой усы, Стивен внимательно смотрел на Фиби, отмечая малейшие изменения в ней, любое подергивание мышц, каждую искорку в глазах. То, что она предлагала, было чрезвычайно соблазнительно, – он как тень будет следовать за Фиби, всегда готовый раскрыть перед, ней грешки могущественных великосветских лордов, и в конце концов сам станет призом, который стоило бы завоевать.

– Я существую, чтобы исполнять ваши приказания. Помните об этом. Трофеи принадлежат победителю. Заодно я решу и свою задачу.

– Что это за задача? – поинтересовалась Элизабет, опускаясь на колени рядом с Уинстоном.

– Не твое дело, – быстро пресек ее любопытство Стивен.

– Какой смысл подслушивать, если никто не собирается высказываться до конца? – Элизабет швырнула салфетку в корзину.

– Когда потребуются мои услуги? – Не обратив внимания на раздражение Элизабет, Стивен улыбнулся Фиби.

– Можно начать с вечера у лорда Тьюксбери. У меня остается всего четыре недели, так что время очень ценно, а вскоре я уезжаю в Марсден. Я не собиралась ехать туда до свадьбы, но получила от своего поверенного странное послание. Честно сказать, я с удовольствием проведу несколько дней вдали от владений Хильдегард.

– Где ваше поместье? – поинтересовалась Элизабет.

– Где-то на южном побережье, недалеко от небольшого городка под названием Сент-Маргарет-Клифф. Там, должно быть, чудесно.

– Это недалеко от Дувра, – уточнил Стивен. – Оттуда можно видеть Францию.

– Фиби, у меня есть предложение. – Элизабет приложила палец к нижней губе. – Мы устроим небольшое путешествие, я и Уинстон с радостью составим вам компанию и сможем помахать старине Бонапарту.

– Не думаю, что он вам ответит, – проворчал Стивен.

– Я собиралась сказать, но меня бесцеремонно перебили. – Элизабет бросила на Стивена убийственный взгляд. – Я хотела сказать, что давным-давно не была на побережье. А во время поездки мы сможем обсудить всех подходящих холостяков. Что скажете, Фиби?

– Со мной поедет моя компаньонка, но… вы уверены, что можете потратить столько времени? Путешествие займет несколько дней. Я даже не знаю, что…

Пока Элизабет и Фиби продолжали разговор, Стивен обдумывал пришедшую ему в голову идею. Побыть наедине с Фиби вне Лондона, без всяких посторонних мужчин в поле зрения, если не считать Уинстона, у которого была любимая жена, было настолько соблазнительно, что от этого невозможно было отказаться.

– По-моему, предложение выше всех похвал, – объявил Стивен.

– Правда? – удивилась Фиби.

– Несомненно. Теперь ведь я занимаюсь вашим сватовством, верно? Так что у меня будет достаточно времени, чтобы уяснить себе, какой тип мужчин больше всего подходит вам в мужья.

– Великолепно, – промурлыкала Элизабет. – Таким образом, Фиби, общими усилиями мы в мгновение ока составим для вас список, затем уик-энд в провинции, и обручальное кольцо будет на вашем пальце в кратчайший срок.

Стивен был уверен, что мог бы добавить к этому и еще кое-что, потому что эти пять дней он был намерен использовать в своих интересах, ухаживая за Фиби и склоняя ее к согласию принадлежать ему.

– Я уже предвкушаю, как мы будем вместе проводить время. – Он сжал ее руку и поцеловал в ладонь.

Глава 7

Фиби спрятала в карман домашнего платья приглашение Уинстона на загородный прием, поблагодарив небеса за то, что Сиггерс догадался отдать его ей, а не Хильдегард. После того злополучного происшествия с ослом, которое оставалось неизвестным для Хильдегард в течение лишь каких-то шести часов, с тетей стадо совершенно невозможно жить, теперь ее единственной целью было сделать жизнь племянницы еще более невыносимой. Из-за неослабного надзора и постоянно меняющегося настроения Хильдегард Фиби совсем отказалась от своих утренних верховых прогулок в Гайд-парке. Она радовалась, что через два дня уедет в поместье Марсдек, но до этого ей пришлось молча выслушать нудную тираду тетушки но поводу еще одной опубликованной в «Таймс» пикантной новости, связавшей имена Фиби и лорда Бэдрика. Точнее говоря, там была нарисована карикатура, на которой Фиби с американским флагом над головой тащила осла, а Стивен с британским флагом тянул животное в другую сторону, и над всем этим был заголовок: «Снова война? Или близкие свадебные торжества для мисс Ф. Р., нашей знаменитой колонистки, и герц. Б.?»

Приобретенная Фиби скандальная известность докучала ей на каждом шагу, но число ее поклонников удвоилось. Это должно было бы радовать ее, потому что чем больше поклонников, тем больше возможностей для выбора, а ей ведь нужно найти себе мужа – единственное «но»: среди стоявших у ее дверей не было Стивена.

А она тосковала по этому наглецу, по его хамским замечаниям и всему его виду, говорившему «делай-как-я-сказал». После гонки Доггета Фиби не видела Стивена, но каждую ночь он вторгался в ее сны, и безнравственные фантазии заканчивались жгучими поцелуями и бурными ласками. Прежде ей никогда не приходили в голову такие греховные мысли, и в том, что она не находила себе покоя, был виноват, конечно же, Стивен. Сейчас Фиби чувствовала, что ей нужно куда-нибудь уйти, непременно нужно, и, стараясь найти повод покинуть дом без разрешения тети, она, выходя из столовой, задержалась на пороге.

В холле была только Ди, которая в этот момент вытащила из-под своего фартука с красными цветами дохлую мышь и бросила ее на столик с тремя ножками, где Хильдегард обычно держала свои самые любимые вещи – вышивание, очки и «Таймс».

– Ди, что ты делаешь?

– Я просто мечтаю, чтобы эта женщина никогда не возвращалась, – прокудахтала Ди, очевидно, очень довольная собой, и накрыла мышь газетным листом с разделом светской хроники. – Она еще более злая, чем был вдовец Уэбстер в тот день, когда проиграл в покер твоему отцу большую часть своей конюшни.

– Должна признать, что моя тетя не самая добрая из женщин. – Фиби сморщила нос. – А где она?

– Она потащила бедную девочку на какой-то урок пения. Даже пекарь-подмастерье понимает, что у Чарити нет голоса. Обидно за девочку и странно, что она не запрется у себя в комнате и не откажется вообще выходить оттуда. – Ди взяла Фиби за подбородок и приподняла ее голову. – Почему такое грустное лицо?

– Я, наверное, и дня больше не вынесу этих визитеров. На следующей неделе праздник у Уинстона, а мне еще нужно придумать, как сказать об этом Хильдегард, и убедить ее разрешить мне поехать туда.

– Ты обязательно что-нибудь придумаешь, Сладкий Горошек. – Ди шутя ущипнула Фиби за нос. – Тебе это всегда удается, просто нужно немного солнца, а не этой серости. Никогда не видела такого мрачного места, как этот город. Но уже и то хорошо, что по крайней мере не идет дождь. – Подхватив одной рукой корзину вещей для починки, Ди придвинула другую к Фиби и направилась в кухню. – Знаешь, детка, я обещала Сиггерсу сходить к мяснику, но у меня что-то разболелись ноги. Осмелюсь спросить, не сходишь ли ты вместо меня?

– Ты же знаешь, что схожу.

Ура, можно уйти! Пусть всего лишь на короткое время – все равно это счастье. Фиби почувствовала, словно все ее тело заулыбалось, если только такое доступно человеческому организму. В считанные минуты она набросила накидку, надела соломенную шляпку, украшенную ослепительно белыми маргаритками, и, взяв список покупок м деньги, вышла через парадную дверь. Солнце едва просвечивало сквозь влажный туманный воздух, но для Фиби это не имело значения; главное, у нее была свобода, по меньшей мере на целый час, и не было дождя. И Фиби чуть ли не вприпрыжку побежала по дорожке в направлении Гайд-парка, где, радуясь перемене погоды, прогуливался народ – няньки добросовестно присматривали за своими подопечными, дамы в каретах демонстрировали себя и свои наряды, а джентльмены – своих лошадей. Фиби замедлила шаг, приглядываясь, не видно ли Стивена.

Но ей не повезло, вместо него она увидела сзра Леммера, одетого в своем обычном кричащем стиле, восседавшего верхом на вороном жеребце. Бедная лошадь была вся в мыле, ее бока тяжело вздымались, а на шкуре виднелись отметины от постоянного грубою пришпоривания. «Красивые перья еще не делают птицу красивой», – подумала Фиби и чуть не рассмеялась собственной шутке. С каждой встречей с этим человеком ее неприязнь к нему возрастала, и Фиби отвела взгляд, надеясь, что он проедет мимо.

– Что мы здесь делаем? Девушке, несомненно, нужна помощь.

– Добрый день, сэр.

Кивнув на ходу, Фиби двинулась дальше, а Леммер направил жеребца вперед, прямо на ее дорожку. Взмыленный конь пустился галопом, и Леммер с грубым криком натянул поводья.

– Вы могли бы ласковее обращаться с лошадью, сэр. По-моему, преданность животного заслуживает этого.

– Я расположен к доброте, когда она меня устраивает, – процедил Леммер сквозь зубы и, смерив взглядом девушку с ног до головы, уставился на ее грудь. Под его откровенно оценивающим взглядом Фиби почувствовала себя голой и нахмурилась. Этот отвратительный мужчина вел себя как свинья, и не просто свинья, а как свинья-победительница, завоевавшая на местной ярмарке кучу голубых ленточек. – Приведите мне убедительный довод, и я с величайшей охотой выполню все ваши пожелания.

– Не слишком ли это самонадеянно? – Фиби хотелось отгородиться от него, и она скрестила перед собой руки.

– Мисс Рафферти, вы так разговариваете со своим будущим мужем? – тихо, но с оттенком предостережения в голосе произнес Леммер.

– Что-то не могу припомнить, чтобы вы делали мне предложение и я вам ответила «да». – Фиби чуть приподняла голову. Не желая быть грубой, разве она дала ему повод думать, что он может на что-то рассчитывать?

– Это всего лишь вопрос времени. – Он проехал немного вперед. – Лорд Бэдрик не женится на вас. Он изображает из себя настоящего джентльмена, но мне-то лучше знать, каков он на самом деле. Считайте, вам повезло, что вы встретились со мной, я сумею защитить вас от него. Все жены Бэдрика, как и моя несчастная сестра Эмили, имеют привычку загадочным образом умирать.

– Эмили была вашей сестрой?

– Бэдрик не сказал вам? Ну, это неудивительно, он мало говорит о своем прошлом. Но не вините человека. Зачем он будет раскрывать перед кем-то нечто столь предосудительное, как совращение молодой девушки и убийство? Это проклятие сделало его совсем безумным. Советую вам держаться от него подальше. Если хотите, я прослежу, чтобы он больше не докучал вам.

Переваривая неприятную новость о родственных связях Стивена и сэра Леммера, Фиби обдумывала, стоит ли пропустить мимо ушей полученное сообщение. Она уже слышала нелепое обвинение в убийстве, но часть, касающаяся совращения, безусловно, открывала новое окно в прошлое Стивена. Однако Фиби сомневалась, что сэр Леммер был наилучшим источником информации, и не собиралась оставаться здесь и спорить с этим человеком. Сделав шаг назад и оглянувшись по сторонам, Фиби обнаружила, что сэру Леммеру успешно удалось загнать ее в небольшой уединенный уголок, окруженный высокими зарослями самбука, и противные мурашки побежали у нее по спине, когда она поняла, что попалась в ловушку.

– Мое терпение кончилось. – Фиби сделала шаг вперед и сжала в кулаке кошелек. – Дайте мне пройти.

– И потерять первую представившуюся мне возможность побыть наедине с вами? – Он скривил уголок рта и рукояткой хлыста провел линию от ее плеча до вершины груди. – Ни за что. – Леммер покачал в воздухе ногой.

Фиби вполне отчетливо сознавала, что Леммер задумал то, чего не должен был делать, но, судя но блеску его глаз, непременно попытается сделать, если она и дальше будет стоять здесь. Фиби содрогнулась, представив себе его руки на своем теле. Леммер приготовился спуститься на землю, и, когда у него в стременах осталась одна нога, Фиби, схватившись за кожаный хлыст, дернула его изо всей силы, так что Леммер потерял равновесие, а лошадь, шарахнувшись влево, сбросила седока на землю. С перекошенным от ярости лицом Леммер вскочил на ноги и принялся отряхивать грязь с бриджей.

– Вы маленькая… Я должен…

– У вас что-то с лошадью?

Леммер застыл на месте, а Фиби, обойдя лошадь, направилась на знакомый и желанный голос. Атака сэра Леммера настолько выбила ее из колеи, что она буквально наткнулась на сапог Стивена. Стивен неподвижно сидел верхом на лошади, всем своим видом выражая спокойствие. Казалось, он даже не дышал, только волны гнева исходили от него, наполняя утренний воздух зловещей тишиной, и мрачный жесткий взгляд пронизывал Леммера, успевшего снова оседлать лошадь.

– Я провожу мисс Рафферти, – тихо, почти шепотом, произнес Стивен, но его интонация, спокойная и уверенная, не оставляла места для возражений.

– Будьте уверены, мисс Рафферти, мы еще поговорим, – пообещал Леммер, подъехав к Фиби с намотанными на руку поводьями и с фальшивой улыбкой, ничуть не отражавшейся в его глазах. При этом он так стиснул зубы, что у него судорожно задергалась щека.

Несомненно, Фиби могла бы кое-что сказать по этому поводу, но сомневалась, что сделает это, если только лошадь снова не сбросит его на землю и пару раз хорошенько не наступит на него.

Призвав на помощь все свое самообладание, Фиби надменно вздернула подбородок и молчала, пока Леммер не пустил лошадь галопом. Когда же он исчез из виду, Фиби с радужной улыбкой обратила наконец свой взор на Стивена, который, без сомнения, хотел ее укорить или прочитать нравоучение.

– О, лорд Бэдрик, какой приятный сюрприз.

– Кажется, я должен постоянно выручать вас из всяких неприятностей. – Стивен медленно спустился с лошади.

– Не ворчите. Вы просто случайно оказались здесь раньше, чем я самостоятельно успела с ним разобраться, так что сами виноваты. Я искала вас, а не думала о том, где следует находиться.

– По-моему, это объяснение просто хитроумный способ избежать выговора. – Постепенно его лицо и плечи расслабились, и, заправляя Фиби за ухо непослушный завиток, он нежно провел рукой по ее щеке. – Вы терзаете меня, Фиби Рафферти, преследуете, мучите и терзаете.

Строгий наставник исчез, перед ней был человек, похитивший ее сердце, и одно простое прикосновение его пальца привело ее в трепет. Фиби непроизвольно откликнулась на его ласку, накрыв своей рукой руку Стивена. Его карие глаза стали совсем черными, но не от гнева, а от страсти и желания, что было не менее опасным.

– Как вы?

– Со мной все в порядке, правда. Но я благодарна вам за своевременное вмешательство. Этого негодяя нужно поучить хорошим манерам.

– Я уже предупреждал вас. Держитесь подальше от сэра Леммера.

– Я стараюсь, но у него, по-видимому, другие намерения. Он видит себя в роли моего защитника.

– Это правда? – Задумавшись над ее словами, Стивен с сосредоточенным видом склонил голову набок – Фиби не раз замечала у него такую привычку.

– Да, конечно. Он решил спасти меня от участи, постигшей его сестру, вашу жену. Не хотите пояснить?

– Нет. – Он пожал плечами, как бы добавляя «разумеется».

– Вы не можете вечно избегать меня. – Фиби топнула ногой, стараясь обуздать свой темперамент.

– Я собираюсь избегать не вас, а только разговоров о моем прошлом.

«Этот человек еще упрямее, чем Тобиас, когда тот хотел сохранить что-либо в секрете, но, видимо, горбатого только могила исправит», – решила Фиби и, чтобы дать понять Стивену, что она думает о его поведении, удовлетворенно хмыкнула самым неподобающим для леди образом, а затем повернулась, чтобы уйти.

– Куда вы идете? – Стивен пошел в ногу с Фиби.

– К мяснику и к портнихе.

– Возможность немного прогуляться, да?

– Б последние недели моя жизнь протекала на чайных церемониях, балах, обедах, в опере, а я привыкла к более естественному времяпрепровождению, а раз вы отказываетесь со мной разговаривать, прогулка будет приятным разнообразием.

– Я не отказываюсь с вами разговаривать, хоть вы так и считаете, но я вижу, что вы опять гуляете совершенно одна, и потому составлю вам компанию.

– Как вы великодушны, сэр! – Интересно, этот человек когда-нибудь спрашивает разрешения? Фиби хотелось продолжать сердиться на него, но из этого ничего не получалось, потому что прогулка с ним была именно тем, о чем она мечтала. – Если мне не изменяет память, вы должны помочь мне в подборе кандидатов в мужья, однако вы, по-моему, пренебрегаете своими обязанностями. – Они неторопливо шли по дорожке в сопровождении Кавалера.

– Вы соскучились по мне? – с бесцеремонной откровенностью спросил Стивен.

– Как больной по кори. – Фиби не могла не рассмеяться вслед за Стивеном, так заразителен был его смех. Да, она скучала по нему, но не собиралась в этом признаваться, он и без того был слишком высокого мнения о себе. Отбросив все мысли о его недостатках, она приготовилась просто наслаждаться его обществом.

– Вы должны уяснить себе, что муж запретит вам такие развлечения, как прогулки в одиночку; весьма вероятно, он запретит и ранние утренние верховые вылазки в парк, а возможно, вообще ограничит прогулки.

– Значит, я буду ежедневно испытывать его терпение.

– Тогда он может избить вас и запереть в комнате и будет оправдан в глазах членов палаты лордов. В наши дни любовницы могут позволить себе гораздо больше свободы. К вашему сведению, дорогая, большинство мужей ожидают от своих жен намного большего послушания, чем вы собираетесь проявить. Им не нравятся насмешки, когда дело касается подарков, приемов или предметов одежды. Это их расстраивает.

– Все это самый большой вздор, который мне когда-либо доводилось слышать. Не хотите же вы сказать, что этим ставится под сомнение их превосходство?

– Только не со стороны их жен.

– Ха! Значит, ущемляется чувство собственного достоинства.

– Пусть так. Однако, если они говорят, что небо зеленое, они вправе ожидать, что с ними согласятся. Если они предпочитают рыбу, то уверены, что на ужин подадут треску. Если им не нравится бархат, следует носить шелк. Если им неприятен Бетховен, нужно играть Моцарта. Если они…

– Все понятно, милорд. – Фиби подняла руку, останавливая поток перечисления обязанностей жены. – Может быть, все это записано в каком-нибудь сборнике правил или где-нибудь еще? Это было бы увлекательное чтение.

– Господи, конечно, нет. Истинный джентльмен получает эти знания при рождении, делая жизнь жены строго регламентированной. Как я мог заметить, некоторые мужчины находят удовольствие в беседах с женщинами, но ко мне это не относится.

– Еще бы. – Фиби улыбкой ответила на его улыбку. Негодный, его вполне устраивало общение с самим собой. – Вы позволили бы мне носить бриджи?

– Хоть каждый день, если вы так хотите.

– А кататься в Гайд-парке и обсуждать с вами Платона и Сократа?

– Это воодушевляло бы.

– Вы стали бы есть овсяную кашу и пудинг, танцевать под дождем и позволять мне жульничать в покер?

– И каждый раз улыбался бы.

– Это отрадно. – Совершенно довольная собой, Фиби взглянула на Стивена. – Я постараюсь найти среди отобранных кандидатов мужчину, который, подобно вам, будет снисходителен ко мне.

– Как отнеслась ваша, тетя к приглашению Уинстона? – признав свое поражение, спросил Стивен, провожая Фиби из Гайд-парка.

– Честно говоря, я еще не спрашивала у нее разрешения.

– Надеюсь, вы не собираетесь долго тянуть? – Он остановился и строго посмотрел на нее.

– Мне нужно время. – Фиби замедлила, шаги. – Я собиралась поговорить с тетей до отъезда в Марсден. Хильдегард сама не своя с тех самых пор… ну… – Она пнула ногой камушек. – Думаю, вы сами знаете почему. Надеюсь, упоминание в газете наших имен не доставило вам неприятностей. Вы же считаете, что у людей есть лучшее занятие, чем обсуждать прибывших и покинувших лондонское общество.

– Дорогая, честно говоря, мне очень неприятно, если из-за этого происшествия с ослом у вас возникли осложнения. Многие, кому некуда девать время, читают в газетах прежде всего раздел светской хроники. Выбросите это из головы. Я придумаю что-нибудь.

За время прогулки они успели обсудить вес темы, начиная с короля Георга и кончая пирогом с ежевикой, который, как выяснилось, был у Стивена самым любимым. И каждая минута, проведенная вместе со Стивеном, делала Фиби счастливой. А потом Стивен даже нанял уличного мальчишку присмотреть за лошадью, чтобы самому помочь Фиби сделать покупки. Желая продемонстрировать Фиби, как выгодно быть его любовницей, он предложил купить для нее жемчужное ожерелье, новую шляпу, пару туфель и золотую брошь в виде чайки, но она категорически отвергла все подарки и сама купила себе шляпу. Затем они двинулись в обратный путь. Но по мере приближения к дому Хильдегард настроение Фиби все больше портилось: ведь тетя высказала свое мнение совершенно определенно – герцог Бэдрик был неподходящим женихом.

Подул ветер, листья закружились у ног Фиби, небо стало темно-серым, а воздух наполнился тяжелой сыростью, и вот-вот мог пойти дождь – погода полностью отвечала настроению девушки.

– Спасибо за компанию. – Фиби остановилась у начала дорожки, ведущей к дому Хильдегард и расположенной так, что из окон было видно тех, кто шел по ней, и протянула руку за покупками, которые нес Стивен. – Я замечательно провела время.

– Фиби, что случилось? – Не выпуская из рук покупки, он внимательно посмотрел ей в лицо. Тяжелая капля упала Фиби на кончик носа, затем еще одна на лоб.

– О, я по собственной глупости слишком задержалась, и теперь мне нужно поторопиться. Всего доброго.

– Несчастная лгунья. – Он схватил ее за запястье, не дав возможности уйти. – Говорите правду. Выкладывайте все!

Дождь пошел сильнее, и люди, имевшие хоть малейший здравый смысл, спешили поскорее найти укрытие, а этот упрямец, вероятно, собирался держать ее на ветру под дождем, пока она не получит воспаления легких. Но что могла сказать ему Фиби? Вскоре ее накидка прилипла к телу, со шляпы закапала вода, и две из ее крошечных маргариток свесились с полей, не выдержав доходя, а Стивен все отказывался выпустить руку Фиби.

– Так знайте, – наконец призналась она, покорно опустив плечи, – вы очень не нравитесь моей тете.

– Я думал, произошло что-то серьезное. Не забивайте себе голову всякой ерундой. Пойдемте. – Он сделал шаг по дорожке.

– Она не хочет вас видеть. Вообще не хочет. Она даже понятия не имеет, что вы будете сопровождать меня в Марсден. И я была бы весьма признательна вам, если бы это осталось в тайне.

– Поверьте, я справлюсь с вашей тетей, а сейчас меня больше интересует, как бы поскорее добраться туда, где сухо. – И он за руку потащил Фиби к дому тетки.

Глава 8

К тому моменту, когда Фиби и Стивен добрались до парадного входа, они оба были мокрыми до нитки. Сиггерс не заставил себя ждать и быстро проводил их в гостиную, забрал сумки и вышел из комнаты, пообещав вернуться с согревающим питьем и полотенцами. Стивен, закрыв дверь, подошел к Фиби и потянул ее за мокрый локон.

– Вот такая, вся мокрая, вы совершенно очаровательны. – Он провел пальцем по ее щеке, потом по подбородку и по другой щеке. – Просто великолепны!

– Сиггерс! Моя тетя! – Острое желание заскреблось внутри у Фиби.

– Я знаю. Но нельзя упускать такую возможность. – Он потерся носом о ее ухо. – Последние несколько дней я только об этом и думал. – Притянув ее к себе, он коснулся губами ее губ.

Фиби бросило в жар, каждый ее нерв затрепетал от возбуждения и предчувствия, она забыла про дождь, про тетушкины наставления и даже про Сиггерса, страсть боролась в ней со сдерживающим началом. Фиби не могла и дальше позволять Стивену вот так целовать себя, когда ему вздумается, даже если ей это так приятно. «Может быть, следует разжечь камин», – мелькнула у нее мысль, но в этот момент ей меньше всего, нужно было тепло камина. Стивен согревал ее быстрее и лучше, чем любой источник тепла. Рука Стивена, скользнув под накидку, замерла на ее ребрах, и Фиби почувствовала, как в ответ у нее наливается грудь. Постаравшись свалить все на мокрую одежду, хотя прекрасно понимала, в чем дело, она еще теснее прижалась к Стивену. Ее тело жаждало ласк, и Стивен Ламберт мог целовать ее и делать с ней все, что угодно. Словно прочитав ее мысли, он стал медленно подвигать руку вверх, и Фиби показалось, что она сейчас умрет от ожидания, а когда его большой палец нежно коснулся соска, она застонала и ощутила между бедрами влагу, а в теле боль – там, где, по ее представлению, нечему было болеть.

– Ох! – Вырвавшийся неожиданно для нее самой крик нарушил тишину, и Фиби заставила себя открыть глаза, когда Стивен, перестав ласкать ее грудь, наконец оторвался от ее губ.

– Вы доводите меня до сумасшествия, дорогая. – Стивен прижался лбом к ее лбу.

Сумасшествие? Да, ей тоже знакомо это чувство. Судорожно сглотнув, Фиби отошла на безопасное расстояние и, обхватив себя руками за плечи, остановилась около большого библиотечного стола в готическом стиле с безобразными ножками в виде драконов.

– Вам лучше уйти, тетя может вернуться с минуты, на минуту.

– Ненавижу повторяться, но я уже однажды сказал вам, что ваша тетя не представляет опасности. – Стивен не собирался уходить, не убедившись, что Хильдегард согласна отпустить Фиби на прием к Уинстону. Подойдя к камину, он отодвинул декоративный экран и перемешал угли, чтобы согреть комнату.

– Вам легко говорить, – проворчала Фиби себе под нос и, сняв с головы пропитавшуюся водой шляпу, положила ее на стол. – Вы, вероятно, не понимаете, насколько не нравитесь ей. Хильдегард рассказывала про вас такие страшные вещи, а я не могла ничего возразить, потому что вы отказываетесь приоткрыть передо мной свое прошлое.

– Не помню, чтобы просил какой-нибудь защиты.

– Тем не менее я чувствовала, что обязана вступиться за вас.

– Выступать в мою защиту неразумно. Моя репутация напрочь подорвана, и лишь немногие поддержали бы вас, но важнее всего, что из-за этого вы окажетесь подвергнутой остракизму.

– Это еще одна причина рассказать мне то, что я хочу знать.

– Оставьте это, Фиби. Мне не нужна упрямая поборница истины, кидающаяся защищать меня.

– Упрямая? – Фиби уперла руки в бока. – Ха! Это выдумка человека, который решил изображать из себя мученика из-за двух умерших жен и дурацкого цыганского проклятия.

– Поосторожнее, Фиби, вы не знаете, о чем говорите.

– Так, черт возьми, расскажите. Вы убили Эмили?

– Нет, я ее не убивал. – Стивен в раздражении воздел руки к небу, решив, что сейчас Фиби как сторожевая собака, вцепившаяся в штаны вора, будет рычать и скрежетать зубами, пока он или ее ответит на ее вопросы, или не уйдет. Однако уходить он не собирался, а на ее вопрос можно было легко ответить. – Она упала с балкона в нашем, доме, я нашел ее мертвой.

– Разве так трудно поделиться со мной? – Ее охватила дрожь, и, не сдвинувшись с места, она принялась носком туфли обводить на ковре контур большого розового цветка. Стивен закрыл лицо ладонью руки, опиравшейся на колено.

«Итак, – заключил он, – ее это не удовлетворило. Ей, как всякой женщине, подавай душу. Ну что ж, у меня нет души». Поднявшись на ноги, он уже приготовился сообщить ей это, когда, неся з руках серебряный поднос с чаем, в комнату вплыла красивая негритянка, вероятно, та самая компаньонка, о которой упоминала Фиби. По выражению ее лица Стивен понял, что она что-то замышляет.

– Что же это такое, детка? – обратилась Ди к Фиби, ставя поднос на ближайший стол. – Надо же было так промокнуть!

– Это мой промах. – Стивен положил руку на стоявшую рядом с ним огромную греческую вазу, я пока Фиби знакомила его с Ди, он и служанка молча изучали друг друга.

– Что ж, не могу сказать, что мне очень нравится ваша манера ухаживать за леди. У большинства людей хватает здравого смысла, чтобы спрятаться от дождя. Что скажете в свое оправдание?

– Ди. – Фиби с немым укором посмотрела на служанку и улыбнулась Стивену, словно извиняясь за нее. – Иногда моя компаньонка слишком уж беспокоится обо мне.

– Вполне понятно, – согласился Стивен, нисколько не смущенный осуждением женщины. Очевидно, Ди заботилась о своей подопечной и серьезно относилась к своим обязанностям, поэтому Стивен не обиделся на нее; у него самого было такое же трепетное отношение к Фиби. – Признаю свою вину, Ди. Наверное, мисс Рафферти заколдовала меня. Когда я рядом с ней, здравый смысл изменяет мне.

– Да что вы говорите! – Ди сложила руки, подняла голову, высоко вскинула черные брови и метнула на него взгляд, который, несомненно, поражал менее крепких мужчин.

Решив, что сейчас лучше всего вести разговор на расстоянии, Стивен прошел к столу, налил две чашки чаю и, подав одну Фиби, отошел к окну, выходившему на улицу.

– Именно так. Мисс Фиби очаровательная собеседница, и, не сомневаюсь, в этом есть й ваша заслуга.

– В этом вы правы. Я забочусь о мисс Фиби с того дня, когда она впервые увидела белый свет, и знаю, кокой очаровательной она может быть. А кроме того, мистер герцог, я знаю, что подобные вам мужчины любят делать с очаровательными женщинами. И я здесь для того, чтобы сказать вам, что не учила ее вести себя как глупая безмозглая гусыня. Просто запомните это.

– Непременно.

Предупреждение не оставляло никаких сомнений. Ди защищала Фиби так же, как Уинстон Элизабет, – она свирепо бросалась на ее защиту всякий раз, когда чувствовала, что ее воспитаннице угрожает опасность. Стивену нужно иметь в виду, что она может быть и грозным противником, и надежным союзником.

Фиби наконец сбросила с плеч промокшую накидку и, взяв со стола шляпу, отдала вещи в протянутые руки Ди.

– Если вы оба забыли, то напоминаю, что я еще здесь, в этой самой комнате. И если вы… – Фиби умолкла на полуслове, потому что в холле раздался душераздирающий, полный ужаса женский вопль.

Проведя рукой по лицу, она посмотрела на Ди, которая чему-то загадочно улыбалась, а когда крик, вероятнее всего тети Хильдегард, прозвучал вторично, Фиби перевела взгляд на Стивена, который из своего укромного уголка выжидательно смотрел на дверь, и вздохнула так, что у нее на лбу шевельнулся влажный завиток.

Задыхаясь от негодования, с пылающими щеками, Хильдегард бурей влетела в гостиную. Одну руку она прижимала к меховой оторочке горловины темно-красной накидки, а другой обмахивалась носовым платком, как машут белым флагом в знак капитуляции. Чарити осмотрительно держалась позади матери и как завороженная наблюдала за происходящим.

– Ты… ты… – Хильдегард остановилась прямо перед Ди.

– Что-то случилось, мадам? – Ди, как бы в замешательстве, свела брови, но Стивен заподозрил, что служанка точно знала, о чем говорит Хильдегард, и решил, что сцена будет интересной.

– Я. тебе не «мадам». Это что такое? – Хильдегард указала на Сиггерса, который с вежливым, непроницаемым выражением на лице стоял у двери, держа перед собой в вытянутой руке дохлую мышь.

– Боже милостивый! – Ди широко улыбнулась, открыв ряд белых зубов, и поспешила освободить дворецкого от его ноши. – Давайте я выброшу. Где вы это нашли?

– Ты знаешь это не хуже меня, – злобно набросилась на нее Хильдегард. – Это одна из твоих проделок. Ты специально подложила эту пакость к моему вышиванию.

– Я? Боже, что-то не припомню. – Ди задумалась.

– Ах, это не ты, значит, я сама. – Хильдегард, топнув ногой, повернулась к Фиби: – Вы, юная леди, в ответе за эту гадость, ваш отец тоже позволял слугам так безобразно вести себя, но я не позволю. Это мой дом, и я…

– Тетя, – остановила ее Фиби.

– Что еще? – угрожающе рявкнула Хильдегард.

– Мы не одни. – Фиби кивком указала на стоявшего в углу гостиной Стивена.

Хильдегард с такой стремительностью повернула голову, что, не будь ее ноги прочно соединены с полом, она бы опрокинулась на кучу зеленовато-желтой и темно-красной одежды. Стивен не мог не оценить характер Ди, которая с невинной улыбкой, еще больше разозлившей Хильдегард, тоже повернулась к нему.

– Добрый день, леди Гудлифф. – Стивен едва сдерживал смех.

– Лорд Бэдрик, вы застали меня врасплох. – Выражение ее лица мгновенно из сердитого превратилось в осуждающее, которое можно было бы назвать почти приветливым, хотя Хильдегард меньше всего хотелось видеть здесь Стивена. – Как вы могли догадаться, у меня был трудный день.

– Конечно, время от времени все мы, и я тоже, начинаем день только для того, чтобы потом понять, что было бы лучше оставаться в постели. Добрый день, Чарити. Вы прекрасно выглядите.

Чарити сделала реверанс, а ее мать скривилась от неудовольствия и, не удостоив дочь взглядом, приказала:

– Чарити, перестань прятаться в коридоре и сядь. А ты, – она вперила взгляд в Ди, – можешь идти, мы поговорим позже.

– Безусловно. Пойдем, Сиггерс, я вижу, нужно приготовить еще чаю для всех этих людей.

– Извините за мои мелкие хлопоты, ваша милость. – Хильдегард, сунув носовой платок в рукав платья, расположилась в кресле с обивкой в красно-розовых тонах напротив Чарити, которая неловко примостилась в таком же кресле. – Чем мы обязаны вашему визиту?

– Разве мисс Рафферта не говорила вам?

– Видимо, я упустила что-то важное. – Она полным осуждения взглядом посмотрела на племянницу. «Хильдегард воистину неприятный человек», – отметил про себя Стивен и посочувствовал тем, кто вынужден был продолжительное время терпеть ее общество, особенно Фиби при такой очевидной неприязни к ней со стороны Хильдегард.

Фиби, быстро оценив обстановку, с чашкой чаю отошла к камину, так как не была готова дать объяснение.

– По правде говоря, это не такое уж важное дело. – Стивен подошел к Фиби. – Я предложил Фиби свои услуги для помощи в поисках мужа.

– Не вижу в этом необходимости, ваша милость. Я сама в состоянии дать ей совет.

– О, я нисколько в этом не сомневаюсь, – с готовностью согласился он, рассматривая причудливую серебряную вазу с двумя ручками, украшенную египетскими мотивами, – Какая необычная вещь. – Для победы Стивену нужно было время, чтобы выработать стратегию.

– Одна из моих самых любимых. Это работа Пола Сторра.

– Мне показалось, что я узнал его руку: Сторр настоящий талант. Но вернемся к нашему разговору. Женщины великолепно разбираются в людях, но мужчины часто знают некоторые мужские привычки, о которых неизвестно женщинам. Между нами говоря, мисс Рафферти должна сделать выгодную партию. Я убежден, что вы стремитесь именно к этому.

– Совершенно верно.

– Кроме того, семья навечно связывает нас узами, и я знаю, что ваше самое горячее желание – любым способом помочь своей единственной племяннице.

– Я сделаю все, что в моих силах.

– Великолепно. – Стивен мог бы поклясться, что слышал, как Хильдегард скрипнула зубами. Он прекрасно понимал, что ни его вмешательство, ни этот разговор не нравятся леди Гудлифф. Фиби же, казалось, вполне удовлетворяла роль безмолвного зрителя. – Дело вот в чем. – Стивен сжал руки. – Я привез приглашение лорда Пейли на загородный прием, который он устраивает на следующей неделе. Не сомневаюсь, там будет много достойных лордов.

– У нас другие планы, – с былой уверенностью возразила Хильдегард, выпрямившись в кресле. – Кроме того, уже слишком поздно принимать приглашение, прислать его следовало несколько недель назад.

– Кто знает, леди Гудлифф? – Стивен, как заговорщик, понизил голос до шепота. – Разве вы не получили и не приняли приглашение лорда Тьюксбери всего два дня назад?

– Это совсем другое дело, ваша милость, – удалось ей выдавить из себя. – Там будет просто обед, а не уик-энд за городом, который требует серьезных приготовлений.

– Для такой мастерицы, как вы, это всего лишь небольшое неудобство, ничего более. Конечно, служанка Фиби может сопровождать ее, вы и Чарити, если захотите, тоже можете поехать. Уверен, – повернулся он к Чарити, – что там будет и Юстас Элвуд. Мельница слухов донесла, что его интересы лежат в вашем направлении.

Слегка кивнув головой, Чарити, съежившись в кресле, посмотрела на Стивена, на Фиби, потом на мать и уставилась в пол. Бедная девочка была пугливее молодой лошадки, но все же в глазах ее вспыхнула радость.

– Забудь про Элвуда. Я считаю, тебе нужен лорд Хэдлин.

– Но, мама, он уже четыре раза был женат и к тому же стар.

– А еще он очень богат. Считай, что тебе повезло: он хочет иметь молодую, здоровую жену, которая родит ему наследника.

Устраивать выгодные браки было в порядке вещей, но все равно Стивену стало противно. Лорд Хэдлин, которому было по меньшей мере сорок восемь, обладал крутым, упрямым нравом и питал слабость к невинным девушкам. Деньги, возможно, у него и водились, но он редко тратил их на своих жен, его многочисленные любовницы в этом смысле были гораздо счастливее. Но такие вещи не заботили Хильдегард, она хотела лишь одного – выгодного брака для дочери.

– Вероятно, там будут и другие джентльмены, с которыми стоит познакомиться. – Фиби улыбнулась Чарити, стараясь подбодрить кузину.

– Вы совершенно правы, мисс Рафферти, – поддержал ее Стивен, которому уже надоела эта игра; пора было пустить в ход свой авторитет, дарованный ему титулом. – Уверен, ваша тетя понимает, насколько выгодно принять приглашение и чего она лишится, если откажется от него. Разве не так, леди Гудлифф? – стараясь склонить Хильдегард к согласию, вкрадчиво спросил он.

– Разумеется, мы примем приглашение. – Несколько раз сжав и разжав руки и кашлянув, Хильдегард растянула губы в подобии улыбки. – Было бы глупо поступить иначе. Я сообщу лорду Пейли, буду ли сопровождать Фиби или нет. – Она скованными, деревянными движениями поднялась с кресла. – Прошу извинить меня. Сигтерс проводит вас.

– Ну конечно. – И, повернувшись к Фиби, Стивен шепнул: – Закройте рот, дорогая, неприлично так зевать. Я же говорил, что вам меньше всего надо было беспокоиться о своей тете. – Взяв руку Фиби, он поцеловал ее выше косточек пальцев. – До вечера, мисс Рафферти. – Кивнув Чарити, он направился к двери, на пороге которой неожиданно, словно из воздуха, возник Сиггерс, улыбнулся девушкам и вышел из комнаты.

– Ну и ну, – пробормотала Фиби, не зная, радоваться ей или огорчаться. Мрачное настроение Хильдегард, как черная туча, будет висеть над ней весь остаток дня, а может быть, и до конца недели. Но от радости, что она уедет в поместье Марсден, Фиби готова была запрыгать по комнате, однако в этот момент вспомнила про Чарити. «Дело плохо, – решила Фиби, – положение Чарити нисколько не лучше, чем мое собственное, а, скорее, даже хуже». Во всяком случае, Фиби имела право голоса в выборе супруга. Похоже, Хильдегард собиралась продать Чарити тому, кто даст самую высокую цену, и Фиби сомневалась, что у ее кузины хватит силы воли воспротивиться этому.

– Ты не рада? – спросила у нее Фиби.

– Мама постарается найти повод оставить меня дома. О Фиби, что мне делать? Лорд Хэдлин… он…

– Твоя мама еще не окончательно остановила на нем свой выбор. – Фиби села в кресло, где прежде сидела Хильдегард. – Я правда очень сочувствую тебе, Чарити. Может быть, сегодня вечером у Тьюксбери ты увидишься с сэром Элвудом. Я сделаю все, чтобы помочь тебе.

Глава 9

Дома, на хлопковых полях, это вечернее время бывало для Фиби намного приятнее, чем здесь. Там ей не нужно было следить за своим поведением, за своей одеждой, за каждым своим движением, за тем, что и как она говорила. Постоянные загадки этикета и искусственно подогреваемое возбуждение в попытке найти мужа утомляли, даже угнетали ее. Будущее представлялось ей унылым и мрачным, а ведь она, юная дебютантка, многого ждала от сегодняшнего вечера.

До самого обеда, изысканного, великолепно сервированного и тянувшегося целую вечность, лорд Тьюксбери был предупредительным хозяином, а сейчас все мужчины, включая и Стивена, уединились в кабинете со своим драгоценным бренди и секретными разговорами, не предназначенными для женских ушей. Фиби, дожидаясь окончания званого вечера, мучилась от злобного, неусыпного надзора Хильдегард и бесплодных попыток завести светскую беседу. Чарити, вертевшаяся поблизости, явно скучала, как и Фиби: ее мысли были заняты Юстасом Элвудом, также принимавшим участие в мужском собрании. Когда молодая особа рядом с Фиби в очередной раз хихикнула, та почувствовала, что сойдет с ума, если сейчас же не уйдет куда-нибудь. Стараясь не привлечь внимания Хильдегард, она направилась к оранжерее в надежде, что, спрятавшись за кустом или каким-нибудь растением в кадке, найдет несколько мгновений тишины и покоя.

Пройдя по мощенной булыжником дорожке, обсаженной роскошными пальмами, Фиби увидела двух пожилых дам, сидевших рядом на каменной скамье, втиснутой между огромной мраморной скульптурой, изображавшей птицу в полете, и кустом роз. Фиби подумала, что ей удастся пройти незамеченной, но одна из дам помахала ей рукой. С единственным желанием вырваться на волю, Фиби неохотно подошла и села на скамейку, ожидая, что произойдет дальше.

Леди Остлин, как она назвала себя, обладала мощной грудью, на которую можно было рискнуть поставить небольшой чайный сервиз. Она откусила кусочек пирога с ягодами и некоторое время изучающе смотрела на Фиби, а затем, кивнув своей сестре, леди Типлер, положила руку в желтой перчатке на руку Фиби.

– Мисс Рафферти, до нас дошли слухи, что вы ищете мужа. Хотя леди Гудлифф доводится вам тетей, я подозреваю, что она больше озабочена помолвкой Чарити, чем вашей судьбой. Мы с сестрой чувствуем себя обязанными помочь вам, вы ведь иностранка и нуждаетесь в поддержке.

– Да, иностранка, – подтвердила леди Типлер, тонкая, как тростинка, женщина с птичьими чертами лица и соответствующим им высоким чирикающим голосом.

– Вам очень повезло, – добавила леди Остлин. – Сегодня вечером здесь такое разнообразное общество, и все джентльмены великолепны.

И именно в это мгновение появился сэр Леммер с небольшой тарелочкой в руках; очевидно, ненавистное Фиби послеобеденное закрытое заседание мужского клуба закончилось.

– Добрый вечер, дамы. Должен сказать, леди Остлин, сегодня вы просто прелестны. А ваше очарование, леди Типлер, вызывает зависть у молодых девушек. Я подумал, что вам было бы приятно отведать чего-нибудь вкусного. – Он предложил им пирожные, которые обе леди приняли с радостными улыбками одобрения, явно упиваясь расточаемой Леммером лестью. – Очень приятно вновь встретиться с вами, мисс Рафферти. – Когда он обратился к Фиби, она постаралась придать своему лицу вежливое выражение. – Не хотите ли выпить со мной что-нибудь до начала концерта?

– Прошу прощения, сэр, но мы вели весьма увлекательный разговор. Во всяком случае, благодарю вас.

– Тогда увидимся позже. – Заложив одну руку за спину и прижав другую к талии, Леммер слегка склонил голову набок и отвесил поклон.

– Обратите внимание на этого молодого человека, дорогая, – спустя не более двух секунд после ухода Леммера сказала леди Остлин, похлопав Фиби по колену. – Сэр Леммер – это крупный выигрыш, будьте уверены. И если мой инстинкт меня не обманывает, а он обычно меня не подводит, у сэра Леммера есть определенные намерения.

– Вполне определенные, – согласилась леди Типлер, качнув головой сверху вниз.

Фиби не стала опровергать мнения леди Остлин; сестрам, очевидно, нравился красивый и щеголеватый сэр Леммер. «Ну и пусть сами выходят за него замуж», – решила Фиби и принялась изучать своих собеседниц. Леди Типлер, по-видимому, не могла связать двух слов, и все ее мысли принадлежали ее сестре. «Странная пара», – подумала Фиби, однако ей хотелось кое-что разузнать, а сестры, казалось, были расположены к разговору.

– Кто-то упоминал, что здесь, возможно, присутствует и лорд Бэдрик. Я слышала, он неотразимо красив. – Фиби обратилась к леди Типлер, просто чтобы проверить, способна ли эта женщина ответить.

– Он не позволит себе этого. – Леди Остлин раз десять поохала, потом вытащила из-за пазухи белый кружевной платочек, обильно надушенный фиалковой водой, и протерла им брови. – Избегайте его, и не важно почему. Лорд Бэдрик опасный человек.

Боже правый, здесь все было настолько примитивно, что Фиби с трудом устояла против желания закатить глаза и предложить женщине немножко своих мозгов. Но она только вежливо улыбнулась:

– Не может быть, чтобы один человек вобрал в себя все дурные качества.

– Его дед убил молодую девушку, и после этого все пошло прахом. Если мне не изменяет память, смерть по меньшей мере шести жен на совести мужчин рода Бэдриков. Это ужасно. А что до молодого герцога, то он убил своих жен собственными руками. Это чудовище в полнолуние стоит голым в лунном свете и молится духам ночи.

– Чудовище, – подтвердила леди Типлер, на этот раз тоже кивнув головой.

– А еще он подбирает маленьких мальчиков, – продолжила леди Остлин, – преимущественно темноволосых, отрезает у них пальцы ног и развешивает на деревьях в своем поместье. И все это для того, чтобы отвадить от своих владений цыган, это надоедливое племя, хотя мог бы просто повесить какой-нибудь знак.

– Знак, – эхом отозвалась леди Типлер.

Фиби сидела, не шевелясь, ошарашенная этими обвинениями, становившимися все абсурднее с каждым произнесенным словом. Эти две женщины разделяли взгляды Хильдегард, их заблуждения были им дороже, чем правда. У Фиби вдруг запульсировало в голове, пальцы стали непроизвольно сжиматься и разжиматься, она испугалась того, что может произойти, если она останется сидеть и слушать эту нелепую и злобную ложь, однако не могла просто встать и уйти.

– Вы были свидетельницей этих событий и поступков? – обратилась Фиби к леди Остлин, прямой, как дворцовая колонна.

– Конечно, нет.

– Значит, ваш муж видел все своими глазами и подробно рассказал вам? – Фиби резко повернулась к леди Типлер.

– Он видел, сестра?

– Конечно, нет, – ответила леди Остлин.

– Я все поняла. – Фиби хотелось вытрясти из этих женщин их тупость, разрушить предубеждения, засевшие в их мозгу прочнее, чем пчелы в банке с медом, но она глубоко вздохнула, стараясь обуздать гнев, и забарабанила пальцами. – Вы как-то связаны с лордом Бэдриком и вычитали все это в его семейной хронике.

– Ну что вы, – мягко возразила леди Остлин. – Просто это общеизвестно.

– Общеизвестно, – подтвердила леди Типлер и качнула головой на цыплячьей шее.

– Вот оно что. – Фиби не желала больше слушать грязные сплетни. – Общество, как и вы, непогрешимо. Но как можно принимать на веру, а тем более говорить подобное? Неужели вы, старые любительницы совать нос в чужие дела, не понимаете, что это намеренно злобные слухи, призванные больнее ранить, а распространяются они завистниками, которые не могут найти себе лучшего занятия?

– Вы неблагодарное создание, – оскорбилась леди Остлин и, гордо выпятив тяжело вздымавшуюся от возмущения грудь, протянула руку, за которую уцепилась ее сестра. – Сомневаюсь, что мы когда-нибудь еще предложим вам свою помощь. – Сестры рука об руку удалились, гордо неся на расправленных плечах наполненные самомнением головы и выставив вперед подбородки.

Боже, что она наделала? Фиби, нервно оглянувшись по сторонам, чтобы проверить, не было ли свидетелей ее выходки, быстро выбежала через ближайшую дверь в темноту.

Ночь накрыла ее, как щитом, и Фиби, увидев свет в конюшне, направилась туда, словно на огонь маяка, чтобы найти успокоение среди животных. Проскользнув в открытую дверь, она вдохнула знакомый запах лошадей и сена, приятно отличавшийся от запаха духов, и, закрыв глаза, представила, будто стоит в своей конюшне в Джорджии, где когда-то видела, как родилась ее собственная лошадь, и где Тобиас научил ее щелкать кнутом и заряжать ружье – этим двум вещам, необходимым для защиты женщине, управляющей плантацией.

Видение исчезло и сменилось другим, относящимся к более позднему времени, когда солидный дом на плантации Риверз-Бенд наконец прославился отменным хлопком и усилия Фиби были вознаграждены. Потом увидела свое залитое слезами лицо, когда она прощалась с Геркулесом перед тем, как его увел новый хозяин, и ощутила удушающую летнюю жару, когда, лежа на сеновале, она оплакивала смерть отца и его последнее предательство. Она вспомнила тот день, когда пришла в полупустую конюшню, чтобы сказать последнее прощай людям, с которыми работала бок о бок, с которыми веселилась и которых любила.

Воспоминания, то приятные, то грустные, смешивались между собой, пока Фиби старалась осмыслить свое нынешнее положение. Одно было для нее совершенно очевидно – она никогда не хотела быть зависимой от прихоти мужчины и не хотела снова испытать чувство безнадежности. Тихое конское ржание и тоненький голосок нарушили размышления Фиби и вернули ее к настоящему. Вот это да, оказывается, она здесь не одна. Пока она прикидывала, стоит ли оставаться или лучше уйти, снова раздался нежный детский голосок. Крадучись добравшись до последнего стойла, Фиби обнаружила в нем маленькую девочку со светлыми локонами, одетую в нарядную красную бархатную накидку, к которой сейчас прилипла солома. Девочка возилась с небольшой вороной лошадкой.

– Она просто очаровательна, – мягко заговорила Фиби, и взгляд девочки испуганно метнулся за спину Фиби.

Девочке – несомненно, дочери лорда Тьюксбери – было лет шесть-семь, и, по всей вероятности, в это время она должна была спать у себя в комнате. Помня, как в детстве не раз испытывала терпение отца, Фиби прекрасно поняла опасения девочки и прошептала, словно делясь величайшим секретом:

– Пожалуйста, не говори никому, что видела меня. Я только вышла подышать свежим воздухом.

– Вам не нравятся праздники? – Девочка большими голубыми глазами вопросительно взглянула на Фиби.

– Как правило, нравятся, но иногда у меня от них начинает болеть голова. – Фиби вспомнила свой пренеприятнейший разговор с леди Остлин и леди Типлер. – Можно мне побыть с тобой?

– Вы так смешно говорите, – кивнув, заметила девочка. – Как вас зовут?

– Фиби Рафферти. А говорю я не так, как все, потому что я из Америки.

– А мое имя Мередит, но можете называть меня Блисс. Я живу здесь. Вам нравятся лошади?

– Я люблю лошадей, – объяснила Фиби и, не заботясь о своем платье, села рядом с Блисс. – Отец подарил мне моего первого пони, когда мне была шесть лет.

– Мне уже семь, – с гордостью объявила Блисс, живая копия своего отца. – Это моя лошадь, ее мать умерла, и я помогаю ухаживать за ней.

– Твой папа должен гордиться тобой, не все дети столь сознательны.

– Вот и я говорю папе то же самое. Но он считает, раз моя мама умерла, мне нужна новая мама. Он поэтому и устроил праздник, я слышала, как он говорил об этом бабушке. Но если он ищет новую маму для меня, то я должна сама ее выбирать.

– А он, между прочим, не сказал тебе, что подслушивать нехорошо? – Фиби рассмешила дерзость Блисс.

– Нет, но это сказала моя няня. Она недовольна всем, что я делаю.

На этот раз Фиби не смогла сдержать смех. Очаровательный ребенок! На мгновение Фиби представила себе, что сидит вот так же и делится секретами с темноволосым, темноглазым малышом, похожим на Стивена, но, выпрямившись, она быстро прогнала от себя эту картину.

Господи! Фиби вдруг подумала о детях, но не вообще о детях, а о детях ее и Стивена, однако, помня его отказ жениться на ней, сочла свои мечты пустыми. По-видимому, поперек ее хорошо продуманной дорога в будущее пролегла новая канава. Фиби не сомневалась, что на все просьбы о том, чтобы после свадьбы ее оставили в покое и отпустили в поместье Марсден, ей будут даны лживые обещания. Гром и молния! Она ведь хотела всего: собственных детей, свою семью и поместье Марсден, а заодно и Стивена.

– Добрый вечер, леди, Я что-то не заметил, чтобы праздник перенесли куда-то из дома.

– Лорд Бэдрик. – Витавшая в облаках Фиби второй раз за сегодняшний день была напугана неожиданным вторжением. – Разрешите представить вам леди Тьюксбери. – Она встала, а Блисс спряталась за ней.

– Весьма польщен, миледи. – Стивен поклонился и поцеловал руку вышедшей из укрытия Блисс, а девочка в ответ рассмеялась, но не искусственным, заученным смехом, а естественно и непосредственно.

– Фиби сказала, – продолжая смеяться, пояснила она, – что в помещении у нее иногда начинает болеть голова, поэтому ей нужен свежий воздух. А у вас тоже болит голова?

– Нет, я просто нуждаюсь в обществе двух очаровательных умных женщин. Не знаете, где бы мне таких найти?

Всего полчаса назад Фиби готова была выпрыгнуть из окна и задушить двух несносных надменных женщин, но одна улыбка Стивена – и все в мире стало по своим местам.

– По-моему, – Фиби заговорщически подмигнула Блисс, – мы могли бы помочь вам, уважаемый сэр.

– Великолепно, – улыбнулся Стивен.

– Вообще-то мне пора идти. – Блисс подтолкнула солому носком правой ноги. – Няня может проверить постель, а она очень сердится, когда меня нет там, где я должна быть.

Попрощавшись с ней, Фиби принялась нервно вертеть металлическую петлю на дверце стойла, ожидая, пока Стивен снова заговорит, но он лишь молча смотрел на нее.

– Фиби, Фиби, Фиби. – Качая головой, он наконец несколько раз повторил ее имя, словно наставник, готовящийся отчитать непослушного ребенка. – Вы когда-нибудь будете меня слушаться? Вы снова решили погулять там, где не следует, и опять одна. И это после ваших приключений в кабинете Уаймена и в парке. Я-то думал, что тот урок пошел вам на пользу.

– Стивен, Стивен, Стивен, – отозвалась она в тон ему. Фиби не могла поверить своим ушам: этот негодник решил все-таки заговорить с ней и осмелился читать ей нравоучения. – Вы всегда не замечаете женщин на людях, а потом разыскиваете их, когда они уединяются? Я хочу сказать, что вам успешно удалось не замечать меня весь вечер.

– Это мы уже проходили. – Стивен вздохнул и прислонился к косяку двери. – Я для вас не самая подходящая компания, когда вокруг джентльмены, особенно если вспомнить, что о нас уже дважды упоминала «Таймс».

– Мне наплевать на эту старую вздорную газетенку. Но как вы отыскали меня?

– Вы оставили такой же след, какой оставляет на воде маленькая лодка. Я начал поиск с Хильдегард, которая была, как всегда, неприступной, и закончил двумя разгневанными леди. Чем вы так взвинтили эту пару пугал?

– Вам не обязательно знать. – Фиби шла вслед за Стивеном, надеясь убежать от него раньше, чем он заставит ее выложить все неприглядные подробности..

– Совсем наоборот. – Он сжал ее локоть, не давая уйти. – По их словам, мы с вами подходим друг другу, но в их устах это прозвучало не как комплимент.

– Если вам так хочется знать, я назвала их старыми любительницами совать нос в чужие дела. Они говорили о вас такое, что невозможно слушать, и я вышла из себя. Неудивительно, что вы избегаете этих людей. И не вздумайте сердиться на меня, иначе я больше не буду с вами разговаривать. Кто-то же должен за вас заступиться.

От этих слов, произнесенных с неимоверной серьезностью, стена, окружавшая его чувства, стала намного тоньше, но Стивен предупредил себя, что нельзя терять голову и стремиться к несбыточному. Он понимал, что Фиби – это настоящее сокровище, которое он сам должен оберегать любой ценой. И все же выступление Фиби в его защиту поразило его в самое сердце, желание близости, которое он считал надолго похороненным, возродилось, как Феникс из пепла.

– Может быть, это и глупо. – Он наклонил голову и поцеловал Фиби в лоб. – Но я не нуждаюсь в вашей защите. Я вообще не уверен, достоин ли я ее.

– Как не стыдно вам, Стивен Ламберт, даже думать такое, вы же умный человек.

– Фиби, вы многого обо мне не знаете.

– А чья в этом вина? – Она переступала с ноги на ногу, ожидая, какое объяснение он может предложить, но Стивен не произнес ни звука. – Вижу, вы не собираетесь отвечать на мои вопросы, – проворчала она. – Тогда нам лучше вернуться в зал.

– Я гораздо охотнее поцеловал бы вас. – Стивен сделал шаг к ней, ко она отступила назад. Он преследовал ее таким образом, пока они не оказались в полутемном углу. – Фиби, дорогая, в чем дело? Вы боитесь меня?

– Нет. Просто я считаю, что это ни к чему.

– А я думаю, боитесь. – Его взгляд медленно проследовал от одного плеча цвета слоновой кости через грудь к другому плечу, потом опустился к талии, потом еще ниже и, в конце концов, возвратился обратно. – Боитесь того, что может произойти между нами.

– Вздор. Я бы хотела вернуться и обсудить кандидатов в супруги. Помнятся, вы предлагали назвать имена и дать совет.

– Я бы хотел, чтобы вы принадлежали мне. – Его пальцы играли тонким золотым ожерельем на ее грациозной шее.

– А я бы хотела, чтобы вы рассказали мне о лорде Пенбрайте. – Ноздри у Фиби затрепетали, и воздух с трудом вырывался из полураскрытых губ.

– Бедняга и штаны поменять не может без разрешения матери. Выйдя замуж за него, вы выйдете замуж за нее. – Рука Стивена потянулась к небольшой грозди жемчужин на груди Фиби, а его взгляд замер на ложбинке. – Скажите мне, Фиби, вам приятны мои прикосновения?

– Истинная леди никогда не получает удовольствия от наглого натиска мужчины. – Ее грудь высоко поднималась и опускалась при каждом вздохе. – Что скажете о лорде Хемсли?

– Он большой любитель выпить и часто напивается до потери сознания, а потом буквально выбрасывает деньги, чтобы заслужить прощение. – Стивен считал сиротский приют Святой Анны близ Сент-Жиль очередным филантропическим проектом Хемсли. – А вы снова наслушались рассказов Хильдегард. – Наклонившись, он нежно обвел кончиком языка ее изящное ушко. – Вы не ответили на мой вопрос. Вас интересует, что еще делают любовники?

– Я… – Она склонила голову к плечу, чтобы ему было удобнее. – Расскажите мне о лорде Тьюксбери.

От досады у Стивена перехватило горло, ибо он не мог сказать ничего плохого об этом человеке и даже уважал его.

– Он скучный зануда, – буркнул Стивен и, оставив ее ухо, двинулся к губам, – и никогда не воспламенит вас.

– Что?! – К величайшему удовольствию Стивена, ее кожа приобрела восхитительный розовый оттенок, и кончиками пальцев он ощутил неуловимую дрожь.

– К черту Тьюксбери, – шепнул Стивен, накрывая ее рот своим, и разговор на этом закончился, разумные мысли улетели прочь на трепетных крыльях желания.

Стивен собирался обольщать Фиби только разговорами, но чтобы она выбросила из головы всех прочих мужчин, нужны – нет, просто необходимы – ласки, и он не выдержал, страсть одержала верх. И когда Фиби прильнула к нему всем телом, дразня его воображение, он в знак одобрения прошептал что-то невразумительное и вздохнул. Уху Фиби стало щекотно. Она слегка отодвинулась. Стивен медленно повел свою руку вверх и, накрыв ею грудь Фиби, почувствовал, как у нее затвердел сосок в ответ на его прикосновение. Забыв о времени и месте, где они находились, слыша только ее прерывистое дыхание и вздохи наслаждения, Стивен, приспустив платье с плеч Фиби, стал покрывать нежными, быстрыми поцелуями ее разгоряченную кожу. Каждый новый дюйм этой бархатной кожи, к которой он прикасался, возбуждал его все больше и больше.

Когда он чуть отстранился, чтобы обозреть открывшееся перед ним великолепие, Фиби поймала напряженным взглядом такой же напряженный взгляд Стивена, направленный на ее налившуюся грудь, натянувшую тонкую шелковую ткань, и подняла руку, чтобы прикрыться.

– Не нужно, – качнув головой, едва слышно попросил он и спустил платье до талии.

Фиби не была уверена, сказал ли он что-то еще, не знала, ответила она ему или нет; ее обнаженная грудь, доступная его медленному, внимательному изучению, смущала и возбуждала ее, одновременно делая совсем беззащитной. Фиби положила руки на плечи Стивена, и его пальцы, тонкие и смуглые, поглаживали ее затвердевший сосок. От этой ласки огненная стрела насквозь пронзила ее, а где-то в желудке возник поток желания, стремительно вырывавшийся наружу и разливавшийся по коже и всему телу. Фиби прогнулась, не заботясь, пристойно ли такое движение: этого требовало ее тело.

– Вы безумно прекрасны! – Он обеими руками накрыл ее грудь, и его признание, произнесенное хриплым шепотом, польстило ее женскому тщеславию.

С каждым мгновением ее возбуждение все нарастало, а когда Стивен взял губами один упругий бугорок, она явственно ощутила, что провалилась в глубокую яму, и закричала. Она не могла остановиться, ее тело изнывало от нетерпения, и все ее мысли, казалось, сосредоточились на одном желании. Было это распутно или нет, но она, теснее прижавшись к Стивену, подняла вверх его голову, движимая незнакомой ей доселе потребностью целовать его, прижимать к себе все его тело.

Стивен, объятый желанием, с силой прижался к Фиби бедрами, и она тихо вскрикнула от неожиданности, а затем громко застонала от потрясения. Стивен начал производить медленные круговые телодвижения, доводя и себя и Фиби до безумия. Ему хотелось, чтобы она, сбросив с себя на пол все до последней нитки, оказалась перед ним совершенно голой. Эти бредовые мысли были не то что опасны, а недопустимы. Осознав это, Стивен сделал еще несколько отчаянных движений, последний раз прижался к ней изо всех сил и замер, а Фиби, выдохнув его имя, вцепилась в плечи и положила голову ему на грудь.

Секунды складывались в минуты, запах любви наполнял воздух, тело Стивена настоятельно требовало удовлетворения. Фиби, по-видимому, чувствовала то же самое, хотя он и не был уверен, понимала ли она, что происходит. Эта непостижимая женщина не представляла себе, чего стоило ему сдержаться. Его нельзя было назвать неопытным юнцом, неспособным контролировать свои физиологические потребности, но сейчас он был, как никогда, близок к тому, чтобы овладеть женщиной – нет, девственницей, поправил он себя – в конюшне во время званого вечера, на котором собралось больше сотни человек. Подняв голову, он неохотно стал натягивать платье Фиби на положенное место. Проклятое благородство!

Ему нужны свечи и постель с атласными простынями, когда он в первый раз будет заниматься с ней любовью, а кроме того, ее безоговорочное согласие, если он доживет до того момента, потому что затянувшееся состояние возбуждения не могло пойти на пользу ни его здоровью, ни его рвущемуся в бой петушку. Господи, его, страсть, наверное, до смерти напугала Фиби! Стивен хотел было еще немного подождать, а затем объяснить отношения мужчин и женщин, но, черт побери, неужели он должен извиняться?! «Конечно, нет, – решил он, – раз она со стоном произносила мое имя, готовясь впервые на опыте познать, что такое блаженство».

Все это время Фиби старательно прятала от Стивена лицо, а когда в конце концов набралась мужества взглянуть на него, он был уже почти спокоен. В ее глазах не было ни осуждения, ни смущения или стыда, только удивление и что-то похожее на благоговейный страх. Господи, Стивену стало стыдно за себя.

Фиби хотела что-то сказать, но он приложил палец к ее губам, понимая, что, если она произнесет хоть слово, подтверждающее то, что светилось в ее глазах, он будет не в состоянии отвечать за свои действия.

– Ш-ш, радость моя, ничего не говорите. – И, не дав ей возможности возразить, схватил за руку и потащил из конюшни, потому что только среди людей, среди множества людей она могла быть в безопасности.

От яркого света звезд и свежего воздуха чувства Фиби особенно обострились; нежный ветерок касался кожи, напоминая ей ласки Стивена и ее невольный вскрик, похожий на взрыв восторга. Теперь она гораздо лучше понимала, почему некоторые женщины делали то, что они делали, и представляла себе, что существует еще очень много, такого, что стоило бы испробовать, и если бы Стивен сам не остановился, она, похоже, никогда не попросила бы его об этом. Этот мужчина, его прикосновения и поцелуи лишили ее разума.

Едва они переступили порог оранжереи и оказались внутри, Фиби мгновенно почувствовала, как Стивен отодвинулся от нее, но, вспомнив свой недавний разговор с теми ужасными женщинами, ничуть не удивилась, что он избегал людей своего круга, воздвигая стены вокруг личной жизни и своих переживаний. Она прекрасно понимала, что невозможно изменить человека за один вечер. Чтобы вырос новый хлопковый куст, сначала нужно посадить семя и дождаться, чтобы оно пустило корни. Точно так же благодаря легкому толчку с ее стороны люди, возможно – всего лишь возможно, – стали бы по-другому относиться к Стивену; конечно, небольшая помощь с его стороны тоже не помешала бы.

– У вас вид как у трактирщицы, пытающейся нацедить пинту из пустого бочонка, – пошутил Стивен. – О чем вы думаете?

– Об усадьбе Марсден, – солгала Фиби, понимая, что он не станет обсуждать с ней свои отношения с обществом. Со своей стороны, она не хотела обсуждать недавний небольшой эпизод в конюшне и сомневалась, что Стивен сейчас настроен заниматься вопросами ее замужества.

– Если захотите, мы можем продолжить наши уроки завтра по пути на побережье. – Он поцеловал ее пальцы.

– Полагаю, – она наклонила набок голову, – вы предлагаете оказать мне помощь в поисках мужа?

– Подумайте еще, дорогая, – шепнул он, наклонившись к самому уху Фиби, и слабое дуновение воздуха коснулось ее затылка, заставив девушку затрепетать от макушки до кончиков пальцев.

Она все поняла правильно, кашлянув, притворилась, что ее это не волнует, так как сейчас был неподходящий момент разбирать подобные темы. А что касается поездки в Марсден, то на этот счет у нее были свои планы.

Глава 10

Натянув на голову капюшон накидки, чтобы спрятать от дождя лицо, Фиби всматривалась в смутно вырисовывавшуюся перед ней массивную каменную постройку.

– Похоже, мое наследство куда-то провалилось.

– Бог мой, детка, ты уверена, что это то самое место? – тихо спросила Нэнни Ди, стоя возле экипажа.

– Так сказал викарий. Это поместье Марсден.

Заскрипел под ногами гравий, и Стивен присоединился к двум женщинам. Постояв некоторое время молча, он откашлялся и обратился к Фиби:

– Дорогая Фиби, очень удачно, что это место находится в двух днях езды от Лондона. Если жениху и удастся добраться сюда по таким дорогам, не сбившись с пути, то после первого же взгляда на эту красоту он сбежит обратно к цивилизации вместе с обручальным кольцом в кармане жилета.

Невзирая на бесспорность такого заявления, Фиби бросила на Стивена уничтожающий взгляд: у нее не было желания выслушивать его мнение о недостатках своего наследства, и без этого все было ясно как Божий день – поместье Марсден оказалось совсем не таким, как она ожидала, и Фиби, вздохнув, снова принялась рассматривать здание.

По углам большого трехэтажного дома поднимались на разную высоту витиевато украшенные остроконечные башенки. Вдоль всего фасада шли стрельчатые арочные проемы, закрытые освинцованным стеклом, а на разрушающемся каменном карнизе опасно балансировали многочисленные горгульи, изо ртов которых непрерывно текла вода, и каждой из них, как воину-ветерану, не хватало уха, крыла или какой-либо другой части тела. В общем, особняк, серые камни которого время от времени, отрываясь, падали на землю, был сложной, непродуманной комбинацией французского загородного дворца и дома ужасов; и все это принадлежало ей, вернее, будет принадлежать совсем скоро, когда она выйдет замуж. Фиби, снова вздохнув, опустила плечи. Сейчас, в данный конкретный момент, ей хотелось, чтобы ее наследством был небольшой каменный коттедж в любом месте, где, как правило, стоит сухая погода.

Постоянный присмотр Ди, непрекращавшиеся расспросы Стивена о том, какой тип мужчин для кандидата в мужья она предпочитает, внезапное расстройство желудка у Элизабет и беспокойство Уинстона по этому поводу сделали двухдневное путешествие долгим и утомительным. Кроме того, плохая погода плюс то, что они дважды теряли дорогу и целый час вытаскивали карету из грязи, отнюдь не улучшало настроения. Если же вспомнить еще и жалкий ужин, поданный в гостинице вчера вечером, то жизнь у Хильдегард казалась чуть ли не мечтой.

– Может быть, внутри все совсем по-другому, – предположила Фиби, стараясь не выдать своего разочарования.

– Будем надеяться, что крыша не протекает. – Держа Элизабет на руках, Уинстон остановился рядом со Стивеном.

– Пошли, – скомандовала Ди, – иначе мы все промокнем насквозь. Лучше войти и самим узнать, что там внутри.

– Ради Бога, отпусти меня, – взмолилась Элизабет. – У меня, болит живот, а не ноги.

Стивен взял Фиби под руку, и они направились вверх но ступеням вслед за Уинстоном и Элизабет, как голубки, на ходу обмениваясь легкими поцелуями.

На массивных двустворчатых дверях были прибиты заплаты из досок, а у бронзовой горгульи, служившей дверным молотком, не хватало правого крыла. Стивен постучал и, не получив ответа, повернул ручку и шагнул через порог.

У Фиби засосало под ложечкой, а ноги налились свинцом – вид, открывшийся внутри, был нисколько не лучше, чем снаружи. Голые стены были испещрены трещинами, как рука старика жилами, на деревянном полу лежал вытертый ковер, а у лесенки с шаткими перилами, ведущей на второй этаж, не хватало четверти ступенек. Дому требовались крупный ремонт, новое освещение, новая обстановка и все прочее, а на это нужны деньги, которых у Фиби как раз и не было.

В мгновение ока задача найти подходящего мужа, желающего получить ее приданое, из трудной превратилась в неразрешимую, если, конечно, ей не удастся убедить Стивена жениться на ней.

– Вы, по-моему, говорили, что сообщили о своем визите? – Стивен провел пальцем по пыльной поверхности маленького столика в прихожей.

– Да, – с дрожью в голосе ответила Фиби. – Я написала, как только получила письмо от своего поверенного, и указала примерную дату приезда.

– Вероятно, они не получили послания, – вставила Элизабет. – Ох, дорогая, кажется, мне опять становится плохо. – Она прижала руку ко рту.

– Попробую найти жене ночной горшок и уложить ее в кровать, – бросил на ходу Уинстон, устремившись к лестнице.

– Ну нет, пока я здесь, я не допущу, чтобы все шло вверх ногами. – Поставив свою сумку, Ди сняла с плеч мокрую накидку и бросила ее на подлокотник деревянного кресла, которое чуть не опрокинулось из-за отсутствия одной ножки. – Я найду кухню, приготовлю всем нам чай и постараюсь раздобыть что-нибудь для желудка этой бедной девочке. А вы, мистер герцог, – повернулась она к Стивену, – ничего не выдумывайте, я буду поблизости. – Продолжая еще что-то бубнить себе под нос, она направилась в конец длинного темного коридора.

Фиби видела, каким мрачным взглядом Стивен провожал Ди, пока та не скрылась из виду, но не собиралась обращать внимание, на его обидчивость и извиняться, за бестактное поведение своей служанки – ей и без этого хватало забот.

– Я ничего не понимаю. – Фиби справилась с желанием спрятать лицо в ладонях и освободила голову от мокрого капюшона. Она знала, что слезами делу не поможешь. – Как это могло случиться? Кто допустил, чтобы такое произошло?

– Эту загадку мы скоро разгадаем. – Стивен, подойдя к Фиби, коснулся ее локона у щеки. – Сейчас лучше подумать кое о чем другом. Вы совсем промокли, опять промокли. – Он пальцем приподнял ей подбородок. – Всю прошлую ночь, стараясь заснуть, я никак не мог забыть, что нас разделяет только стена. – Очевидно, он не оставил надежду уломать Фиби, и от предвкушения возможности осуществить свои планы в его темных глазах вспыхнули золотые искорки.

Фиби ничего не хотелось так сильно, как броситься ему в объятия и принять его утешения и все остальное, что он предлагал, но, прежде чем искушение взяло верх над разумом, она заставила себя отойти от Стивена.

– Нам лучше было бы найти место поприличнее, чем этот продуваемый насквозь вестибюль. – Фиби дрожащей рукой повесила накидку на единственный сохранившийся колышек дубовой вешалки. – Кроме того, Ди все время будет проверять, что мы делаем.

– Рискнем уйти подальше? Тогда Ди ни за что не найдет нас. – Он приподнял брови. – Знаете, это вполне осуществимо.

– Ничего подобного, Нэнни Ди очень сообразительна.

– Поверьте, дорогая, я не хочу недооценивать вашу компаньонку; нет сомнения, она с полной ответственностью относится к своим обязанностям сопровождающей. – Он говорил со все возрастающей горячностью, наморщив лоб. – Но она не уважает ни мой титул, ни мои привилегии, а я, должен вам заметить, к такому не привык. Зачем нужен титул герцога, если к нему относятся без должного почтения? На протяжении двух дней она лишь изредка произносила «ваша милость», а в остальное время только и делала, что пронизывала меня взглядом, словно читала все мои мысли. Вчера вечером, когда я собрался идти спать, она пробурчала мне вслед что-то несуразное, и я подумал, что могу утром недосчитаться пальца на ноге или какого-нибудь более существенного органа.

– Это чушь. Ди всегда ворчит.

– Вам легко говорить. Вас она любит.

– Вы стараетесь отвлечь меня. – Фиби наконец рассмеялась, заметив блеск его глаз и сообразив, что хитрец поддразнивает ее.

Стивен, не скрывая больше усмешки под напускной строгостью, подошел к перилам и, с подозрением осмотрев их, положил на столбик свою сырую одежду.

– У вас в глазах такое затравленное выражение, меня это очень расстраивает. Я обещаю, Фиби, что раскопаю все до дна.

– Спасибо вам. Знаете, на самом-то деле вы нравитесь Ди.

– Избави Боже, чтобы я когда-нибудь стал ее врагом. Пойдемте. – Взяв Фиби за руку и поглаживая ее ладонь большим пальцем, он повел ее в том же направлении, где скрылась Ди.

Миновав арочный проем, они вошли в комнату с пыльным столом красного дерева таких размеров, что за ним одновременно могло усесться человек тридцать. Однако около него стояло всего четыре стула. Обследовав еще три комнаты, в которых почти полностью отсутствовала мебель, они нашли ту, где все же можно было расположиться, – библиотеку. Все ее убранство состояло из трех стульев, кресла, игорного стола, полок с книгами да еще маленького бюро в углу. Большую часть стены напротив двери занимал камин с мраморной облицовкой, и через несколько минут в нем уже потрескивал огонь, в комнате горели два светильника, и Фиби со Стивеном потягивали напиток, который оказался неплохим бренди. Пока Стивен возился с камином, Фиби просматривала валявшиеся на бюро бумаги, но в них не было и намека на причины такого плачевного состояния поместья.

– Вы хотели бы, чтобы ваш муж был любителем литературы? – поинтересовался Стивен, стряхнув с колен пыль и полистав оставленную на полу книгу.

– Да, мне было бы приятно, если бы он любил читать, – не задумываясь, ответила Фиби. Она все больше привыкала к игре в вопросы и ответы, предложенной Стивеном, и сама извлекала из нее полезные сведения об этом человеке.

– Хм, большинство мужчин предпочитают недалеких, необразованных женщин, жен, у которых единственная цель жизни – доставить мужу удовольствие, но только, Фиби, не чтением, вышиванием или ведением домашнего хозяйства. Хотите знать о некоторых способах сделать мужчине приятное, которые ему особенно нравятся? – нарочито медленно, понизив голос до нежного, дурманящего шепота, спросил Стивен.

– Мне кажется, сейчас это совсем неподходящая тема. – Фиби была уверена, что он специально недоговаривает, стараясь заманить ее, суля то, чего она еще не изведала.

– Но женщина, такая, как вы, зная, чего ждет от нее муж, могла бы извлечь из этого выгоду для себя. – Знакомый с горячностью Фиби не понаслышке, Стивен надеялся, что ей не чуждо и любопытство. Необходимо было дать ей понять, что в отношениях мужчин и женщин чаще всего отсутствует тот вспыхнувший между ним и ею огонь, который они еще не до конца познали. Ее мозг должен был узнать то, что уже было известно ее телу, – она хотела его. Это чувствовалось по ее реакции каждый раз, когда он обнимал ее, по тому, как темнели ее зеленые глаза при прикосновении его напряженного тела, когда она прижималась к нему, чтобы вобрать в себя его жар. Будь он проклят, если поделится этим с другим мужчиной! Став на колени у камина, Стивен продолжал листать книгу. – Основываясь на каком-то дурацком мнении, что настоящей леди недоступна страсть, некоторые мужчины предпочитают поскорее покончить с супружескими обязанностями лишь для того, чтобы в темноте чуть ли не полностью одетыми зачать наследника, а для удовлетворения других своих потребностей заводят любовниц. – Для большей выразительности следующих слов Стивен сделал паузу. – Но есть и такие, которые убеждены, что наслаждение это – неотъемлемая часть занятий любовью, без разницы, с женой или с любовницей.

– Полагаю, вы относитесь к последним.

– Несомненно. Я верю, что доставлять удовольствие так же приятно, как и получать его. Мне нравится, когда в комнате царит полумрак, но не темнота – так можно не только чувствовать, но и видеть прикосновения, а вздохи не только слышать, но и наблюдать. – Стивен заметил, как краска залила шею Фиби, а рука сжала ножку бокала, и по вспыхнувшему в глазах девушки блеску догадался, что она поняла, о чем он говорил. Но черт побери, если это небольшое развлечение не захватило и его самого! Нащупав рукой мягкий кожаный переплет книги, он несколько раз провел по нему рукой и заставил себя продолжить игру. Подойдя к Фиби, он взял ее за руку и нежно погладил каждый палец до самого кончика. – Знаете ли вы, что существуют книги, описывающие в мельчайших деталях способы, подсказывающие, где потрогать, как погладить? – Поднеся к губам ее руку, он слегка укусил большой палец.

– В самом деле? – с притворным равнодушием отозвалась Фиби. Картины, которые он рисовал ее воображению, представляли собой яркую смесь ее собственных фантазий, недавно пробудившегося желания и воспоминаний о предыдущих встречах со Стивеном. Сейчас эти образы были совсем неуместны, однако Фиби не могла избавиться от них, а он, этот негодник, казалось, безошибочно знал, как действует на нее этот разговор. Ну что ж, она не позволит так манипулировать собой. «В этой игре должно быть два игрока», – решила Фиби и, выдернув руку, крепко сжала ее в кулак, чтобы вернуть себе душевное равновесие. – А может ли жена требовать удовольствия? Мне кажется, это вполне справедливо. Если муж пренебрегает своими обязанностями по отношению к ней, она вправе сказать ему, что ей нужно, чего ей хочется.

– Таких женщин чрезвычайно мало, – ответил Стивен сухо и немного раздраженно.

– Тогда муж будет больше ценить ее.

– А может быть, ее покровитель. – Когда Фиби вторично употребила слово «муж», он провел пальцами по усам.

Стивен не успел развить свою мысль, потому что в комнату вкатился круглый коротышка, старый как мир, с черной повязкой, закрывающей один глаз, одетый в коричневые шерстяные бриджи, длинное темное пальто и огромную клеенчатую шляпу, с полей которой стекала вода, свидетельствуя, что он только что был под открытым небом.

– Прошу меня извинить. – Он тяжело вздохнул и нервно перевел взгляд с Фиби на Стивена, а затем посмотрел в угол комнаты, словно разыскивал кого-то или что-то. – Вероятно, это вы американка?

– Да, – кивнула Фиби, но перед этим оглянулась, почти ожидая увидеть кого-нибудь в углу. – Я Фиби Рафферти. А вы, должно быть, Хэмпсон?

– Уиболт, мисс. – Он снова тяжело вздохнул и с беспокойством посмотрел на Стивена. – Мы не ожидали вас сегодня и не думали, что вы приедете не одна.

– Позвольте представить вам моего спутника, герцога Бэдрика.

– Будьте добры снять шляпу. – Стивен поднялся во весь своей внушительный рост. – С мисс Рафферти прибыли еще ее компаньонка и двое друзей. Есть какие-то затруднения?

Уиболт густо покраснел и снял шляпу, которая скрывала кустистые седые брови и такую же седую густую кудрявую шевелюру.

– Нет, сэр, – пыхтя и топчась на месте, ответил он. – Я пойду приготовлю еще комнаты.

– А заодно найдите воды, чтобы умыться, и разбудите повара. – Стивен, подавшись вперед, протянул к старику руку. – С вами все в порядке?

– Понимаете, я бежал, – удалось тому пояснить между приступом кашля и еще одним хриплым вздохом. – Скоро все пройдет, ваша милость, но спасибо за беспокойство.

Однако Стивена это объяснение не убедило, и Фиби показалось, что он готов подхватить Уиболта, если тому станет плохо. Под надменной внешностью Стивена скрывалась добрая душа.

– Моя служанка сейчас в кухне, – сказала Фиби. – Думаю, мы поужинаем здесь, так как, по-видимому, это единственная комната, в которой есть подходящая мебель.

– Это замечательно, мисс. Я могу попросить Мэри Поттер прийти помочь, но… – Он покачнулся. – Вот. – У него вырвался глухой свистящий звук. – Только…

– Выкладывайте все, дружище. – Взяв мужчину под локоть, Стивен усадил его на ближайший стул.

– Хэмпсону будут нужны деньги, чтобы расплатиться, а миссис Поттер, похоже, не захочет остаться на ночь из-за… – Уиболт несколько раз перевел взгляд с Фиби на дверь и обратно.

– Из-за чего? – Фиби надеялась, что он успеет закончить предложение до того, как упадет в обморок.

– Из-за привидения, – прошептал он.

– Из-за привидения? – переспросила Фиби, давясь от кашля, потому что глоток бренди обжег ей горло.

– Да, миледи. – Бедняга, в последний раз взглянув на дверь, стал рассматривать носки своих промокших сапог. Казалось, пытаясь принять какое-то очень важное решение, он вот-вот начнет завязывать в узел свою шляпу, но в конце концов, набрав в легкие побольше воздуха, Уиболт осмелился признаться:

– Это все из-за лорда Марсдена, вашего дедушки. Мы не можем держать приличную прислугу, сэр Август всех отпугивает.

– О Дева Мария! Надеюсь, вы не думаете, что мы поверим всему этому вздору? – набросился на него Стивен.

– Сэр, это правда. Если вы пробудете здесь какое-то время, то поймете, о чем я говорю.

– Хватит, поговорим о предках мисс Рафферти в другой раз.

– Вы говорите, что в поместье нет денег? – обретя дар речи, спросила Фиби.

– Вот, мисс… Слава Богу, – пробормотал Уиболт, снова откашлявшись и взглянув на дверь.

С тревогой проследив за его взглядом, Фиби не поверила своим глазам. Если Уиболт был древним, как вечность, то вошедший в комнату мужчина был еще старше и от крахмального воротничка до макушки лысой головы весь покрыт морщинами; его плечи слегка ссутулились, но прямая спина свидетельствовала о былой выправке; глаза, живые, добрые и умные, быстро и точно оценили происходящее. Вновь прибывший, а это, без сомнения, был Хэмпсон, бросил на Уиболта вопросительный взгляд, и тот в ответ отрицательно качнул головой.

– Честно сказать, ваша милость, в данный момент в поместье Марсден чрезвычайно стесненные обстоятельства, – объявил он.

– Полагаю, вы Хэмпсон? – Прислонившись бедром к краю бюро, Стивен внимательно рассматривал старика.

– К вашим услугам, сэр. Добро пожаловать в Марсден, мисс Рафферти, – поклонился он Фиби, которая, словно онемев, только кивнула.

У Уиболта задергался левый глаз, он глубоко вздохнул и, вытащив из кармана носовой платок, вытер им лоб; казалось, мужчина вот-вот потеряет сознание.

– Не начинайте снова так тяжело дышать, Уиболт. – Стивен, коснулся его руки. – Вы могли бы подготовить нам комнаты. Леди Пейли немного нездорова, они с мужем поднялись наверх, помогите им устроиться. Хэмпсон, сходите в кухню и приведите сюда компаньонку мисс Рафферти. Мы решим, как расположиться на ночь.

– Да, ваша милость. – Хэмпсон, повернувшись, собрался уйти, а Уиболт, сразу приободрившись, быстро двинулся за ним.

– Задержитесь на минутку. – Фиби не могла больше сдерживать мучившее ее любопытство. Поднявшись со стула, она прошла к бюро и встала рядом со Стивеном. – Хэмпсон, что здесь произошло?

– Я сам разберусь с этим, – остановил ее Стивен и обратился к слуге: – Мы тщательно разберемся с плачевным положением дел в поместье и решим, что предпринять. Однако скоро уже наступит завтра.

– Прошу прощения, – перебила его Фиби.

– Минутку, Фиби. Прежде всего мисс Рафферти захочет ознакомиться с бухгалтерскими книгами, и мне кажется, вам многое придется объяснять. А сейчас пригласите прислугу, которая вам необходима. Я лично гарантирую любую оплату.

Выслушав эту речь, Хэмпсон еще раз взглянул на Фиби с выражением такого доверия и надежды, какое ей редко доводилось видеть. У Фиби застучало в голове, и, потерев виски, она повернулась к Стивену и с яростью набросилась на него.

– Если вы, – она ткнула Стивена пальцем в грудь, – собираетесь распоряжаться моей жизнью, могли бы прежде спросить моего согласия. Я все еще нахожусь здесь, в этой самой комнате, или вы так увлеклись устройством моих дел, что просто забыли о моем существовании? Какое вы имеете право нанимать дополнительный персонал? А как же Уиболт и Хэмпсон? Неужели вас ни капельки не интересует то, что сказали мои слуги? А что, если привидение существует? Это не означает, что я верю в появление призрака моего дедушки или во что-нибудь подобное, но, очевидно, происходит нечто странное, и я хотела бы задать пару вопросов.

Сжав рукой переносицу, Стивен прошелся перед камином и остановился, засунув одну руку в карман и положив другую на каминную полку.

– Я должен по порядку отвечать на ваши вопросы?

– Отложим это на потом. Сейчас я устала, промокла, немного разочарована и не в настроении. Если вы сами не заметили, то могу сказать, что поместье Марсден может служить неповторимыми декорациями для шекспировской комедии ошибок. Я уже получила свое привидение, и теперь мне не хватает только трех ведьм и пары эльфов.

– Успокойтесь, у вас начинается истерика.

– Истерика? – Фиби наконец позволила себе разразиться смехом, который сдерживала последние полчаса. – Возможно, но, значит, я так хочу, а в данных обстоятельствах это, по-моему, вполне оправданно, и сейчас я не могу отдать должное вашей бурной деятельности.

– Извините, у меня и в мыслях не было распоряжаться вашей жизнью вместо вас, хотя я сделал бы это великолепно. Я подумал, что вам нужно время на размышления. Ваш дом рассыпается на глазах. Вы, по всей видимости, разорены. Ваши слуги ужасающе стары, ни в чем не разбираются и полнейшие болваны или лжецы и воры – не могу пока решить окончательно, что более вероятно.

– Я сама вижу, что что-то неладно, – признала Фиби, барабаня пальцами по бюро.

– Неладно? Ха! А что касается похождений вашего дорогого покойного родственника, то с этим мы будем разбираться, когда он сам появится. А если говорить о прислуге, то я хочу иметь приличную еду и удобную кровать и согласен за это заплатить.

– У меня нет лишних средств, чтобы прямо сейчас нанять людей. Готовить я умею, Нэнни Ди тоже, и о постелях мы, конечно, сможем позаботиться.

– Не нужно изображать из себя мою служанку. – Стивен расставил ноги и подбоченился. – Вы поняли?

– Я не хочу, чтобы вы платили вместо меня.

– Считайте это моим подарком.

– Ха! Хотите превратить меня в свою должницу? Ведь только любовницы принимают подарки. – Она скрестила руки на груди.

– Фиби, вы начинаете выводить меня из терпения.

– Представляю… – Фиби замолчала на полуслове: появившаяся на пороге Нэнни Ди, разом положив конец препирательствам, поставила на единственный столик поднос с горячим чаем и хлебом, и дразнящий аромат наполнил библиотеку.

– В этом доме происходит что-то очень странное, – сообщила Ди. – Я встретила мужчину, который едва дышит от старости, и он сказал мне, что я должна немедленно уйти из кухни. Я вложила ему ума-разума и рассчитываю, что больше он не будет приставать ко мне. Он нервничал, как длиннохвостый кот в комнате, уставленной креслами-качалками, и мне показалось, что он вот-вот умрет на месте. Я не доверяю этому человеку, ни на грош не доверяю. Теперь мы с мисс Фиби поищем себе помещение для сна, – продолжила она, не дав никому вставить ни слова. – Я слышала, у них есть чудесная комната в западном крыле, как раз для вашей милости, а мы расположимся с восточной стороны.

– Хорошо, если ты считаешь, что мы, одни женщины, сможем найти туда дорогу, – саркастически заметила Фиби.

Стивен чуть не расхохотался, но, придав своему лицу вежливое выражение, предложил:

– Можете быть моей гостьей. Но если вы, женщины, – он подчеркнул это слово, – обо всем распорядитесь сами, я направлю свои слабые мужские силы на поиски Уинстона и Элизабет.

Глава 11

Стивен осторожно спускался вниз по черной лестнице, предназначенной для слуг и выходящей к кухне, и слабый запах овечьего жира от единственной горевшей сальной свечи щекотал ему ноздри. После того, что называлось ужином, поданным в библиотеке, он лежал без сна, размышляя о Фиби и ее наследстве, включая слуг, и вдруг услышал за дверью тихие шаги. Стивен насторожился и, он мог бы в этом поклясться, уловил запах трубочного табака. Точно зная, что Уинстон с Элизабет уже в постели, Стивен удивился и немедленно вышел из комнаты.

Добравшись до нижнего этажа и задержавшись в проеме двери, он внимательно посмотрел во все стороны, но не заметил никакого движения и, прислушиваясь, не раздастся ли какой-либо шум, снова задумался о Фиби и ее новых проблемах. Поместье Марсден было несчастьем; чтобы отреставрировать его, требовалось астрономическое количество денег и к тому же дополнительная рабочая сила.

При всем своем стремлении человека приобрести титул он должен быть круглым дураком, готовым на самопожертвование, чтобы решиться вкладывать средства в этот мавзолей. Скалистый берег поместья Марсден, непригодный для использования мореплавателями, и отсутствие у Фиби какой-либо финансовой поддержки не сулили поместью светлого будущего и делали для Фиби задачу найти мужа практически неразрешимой. В этом свете предложение Стивена обретало гораздо больший смысл, чем прежде. Но как ни странно, его не радовало нынешнее положение вещей, он нисколько не сомневался, что, невзирая на все его предупреждения, Фиби до сих пор надеется женить его на себе. Однако это абсолютно исключено, он уже погубил двух жен и не станет связывать себя с Фиби узами брака.

Перед Стивеном возник образ его первой жены Эмили, доверчивой и мягкой женщины. Она попросила у него такую малость – добавить к первоначально построенному особняку Бэдриков балкон, который соединил бы ее и его комнаты, и Стивен с радостью согласился. Балкон стал ее любимым местом, там она сидела, читала, наслаждалась утренним солнцем. Если бы он мог все предвидеть!

Эмили и их ребенок погибли, когда он, удобно расположившись в своем кабинете, потягивал бренди и читал идиотскую газету. Они нашли свою смерть, пока он размышлял над предстоящими скачками в Аскоте. Его первый брак оборвался, кажется, целую вечность назад, но и по сей день боль кинжалом пронзает его сердце. «Господи, почему нельзя похоронить свое прошлое?» – взмолился Стивен и изо всех сил сжал в кулаке подсвечник.

Скрипнула дверь, и из бывшей музыкальной комнаты, которую он уже обследовал ранее, в коридор упал тусклый луч света. Пламя свечи заколебалось, и порыв холодного воздуха обдал Стивена. Сейчас тайный преступник будет схвачен на месте преступления! Стивен крадучись, стараясь не издать ни звука, двинулся вперед и заглянул внутрь – трудно поверить, но в комнате никого не оказалось.

– Проклятие, – пробормотал Стивен.

Вторично выругавшись, чтобы отвести душу, он застыл на месте, услышав тихие шаги. «Интересно, кто-нибудь спит в этом проклятом доме?» – подумал он и неслышно подошел к арочному проему. Навстречу ему на цыпочках двигалось подозрительно знакомое привидение, закутанное во что-то белое. К величайшему удивлению Стивена, призрачная фигура, споткнувшись о сломанную доску пола, выругалась, как сошедший на берег матрос. В два огромных шага оказавшись рядом с Фиби, он схватил ее за запястье и, повернув к себе, зажал ей рот рукой, прежде чем она успела закричать и разбудить кого-нибудь еще.

– Вы что, не в своем уме? Какого черта вы здесь делаете?

– Я? – сердито прошептала Фиби, отвернувшись в сторону. – Я обезумела от страха.

– Отвечайте на мой вопрос.

– Я никак не могла уснуть, а потом услышала, что внизу кто-то ходит.

– И решили проверить? – Фиби молча кивнула, и Стивен чуть не застонал. Не хватало еще, чтобы кто-то устраивал засады в коридорах. Эта женщина, как своенравный ребенок, всегда шла куда ей вздумается и когда ей заблагорассудится, нисколько не заботясь о последствиях. – Это чертовски глупо!

– А как же вы?

– Я мужчина. Мне положено бороться е врагами, защищать женщин, дом и все прочее.

– Чепуха. – Но, заметив, как напряглись все мускулы его лица, Фиби закрыла рот обеими руками. – Итак, о великий хранитель очага, что же вы нашли?

– Шнырявший тут субъект юркнул в музыкальную комнату и исчез. Вряд ли это можно назвать нормальным приходом и уходом. – При этих словах Стивена глаза у Фиби округлились, и она испуганно оглянулась по сторонам, как человек, оказавшийся темной ночью на кладбище. – Не волнуйтесь, Фиби. Я не верю, что ваш предок заходил за ночным колпаком. Привидения имеют привычку проходить сквозь препятствия, наш же посетитель воспользовался дверью. Он, должно быть, проскользнул мимо меня.

– Как вы это допустили?

Стивен хотел было уже ответить, но потом решил оставить при себе грубое замечание и подавил желание прочитать ей назидательную лекцию о здравом смысле, на которую она, несомненно, обиделась бы. Не выпуская руку Фиби, он быстро развернулся и, указав головой в сторону холла, спросил:

– Где Ди? И не говорите мне, что она отпустила вас бродить здесь в одиночку.

– Она не слышала, как я ушла. Если она спит, полный сарай петухов не сможет разбудить ее до восхода солнца.

Ни его мозг, ни его тело не оставили без внимания это интересное сообщение. Не сдвинувшись с места, Стивен окинул Фиби взглядом – на ее халате от шеи до самого низа шел ряд перламутровых пуговиц, но три верхние она забыла застегнуть, и там проглядывало нежно-розовое кружево, а рыжеватые волосы волнами ниспадали на спину девушки.

– Не самая благоразумная вещь сообщать такие сведения мужчине, который старается вас соблазнить, – произнес он, понизив голос.

– Могу заверить вас, лорд Бэдрик, меня соблазнят, только когда я сама решу, что хочу быть соблазненной, – парировала она, быстро сглотнув, стянув потуже халат у шеи и вздернув вверх свой маленький дерзкий носик. – По всей вероятности, этого не произойдет до моей брачной ночи.

Стивен едва слышно хмыкнул и, сильнее сжав руку Фиби, потащил девушку за собой, не желая в этот ночной час вступать в обсуждение вопросов супружества.

– Куда мы идем?

– В музыкальную комнату. Там должно быть что-то, что ускользнуло от меня.

– Например, дедушка Август?

– Сомневаюсь.

Дождь не прекращался, и ледяная сырость словно саваном окутывала дом. Потоки холодного воздуха, проникавшие сквозь щели в окнах, танцевали по всему холлу, напоминая Стивену, что на нем только тонкая рубашка, второпях заправленная в бриджи; да и на Фиби было надето не многим больше. Они были здесь одни среди ночи, полуодетые, без провожатых, и он тащил ее по темному, вонючему коридору. «Я определенно сошел с ума», – решил Стивен.

– Эта кухарка рассказала что-нибудь полезное?

– Нет, – с сожалением ответила Фиби.

– Не важно, завтра у вас будет время задать вопросы Хэмпсону. Мы пришли.

Музыкальная комната располагалась в дальнем конце первого этажа, и, когда Стивен со свечой в руке шагнул в комнату, на ее стенах, требовавших безотлагательной покраски, ожили причудливые тени. Один угол комнаты занимала арфа, на столе стояли маленький графин и несколько рюмок, а возле стола пристроился одинокий стул.

– Мы не можем подождать до утра? Тогда будет дневной свет и все такое. – Вырвав у Стивена руку и став на цыпочки, Фиби через его плечо взглянула в темноту.

Сквозь тонкую ткань рубашки он спиной почувствовал прикосновение ее груди. Будь see проклято, он же не святой! Как может мужчина придерживаться лучших намерений, когда к нему прижимаются некоторыми частями тела, восхитительными частями тела? Он повернулся, собираясь честно предупредить ее, и, обняв одной рукой за шею, взял в плен.

– Теперь у меня сон совсем пропал, вероятно, я не смогу уснуть, даже если буду стараться. Так что, если хотите, мы могли бы возобновить наш разговор, начатый раньше. Я даже не прочь продемонстрировать пару способов. Не вернуться ли нам в уютную библиотеку и… – Он почувствовал, как внутри у Фиби разгорается пламя, ее ноздри затрепетали, а глаза стали огромными. – А, черт, – буркнул он и прижался губами к ее губам, красноречиво выражая свои чувства.

Она почти не дышала, а ее пульс под его пальцами бешено стучал. Это было то самое приглашение, которое ему было нужно, и он, не раздумывая, прижался к ней всем телом – бедро к бедру, грудь к груди. Обхватив руками мягкие округлости ягодиц, он скользнул языком в ее рот. Это был не робкий поцелуй, а страстный и обжигающий, манящий и обещающий, и Стивен оторвался от губ Фиби, только чтобы взглянуть на родинку у нее под правым ухом, которая доводила его до безумия каждый раз, когда Фиби появлялась с аккуратно заплетенной косой.

– Не думаю, что это очень разумно, – удалось ей произнести между вздохами удовольствия. – Я хочу сказать, возможно, мы не одни. – Повернувшись к нему спиной, она снова прижалась к его телу. – Во всяком случае, не помешало бы сделать поярче свет.

Не сдержавшись, он громко застонал и отошел к ближайшей стене, а она последовала за ним, как и ее тонкий аромат духов, и мимолетная струйка теплого воздуха долетела до чувствительного места у него за левым ухом. Подавив в себе желание сжать Фиби в объятиях, которому он старался стойко сопротивляться, Стивен принялся осматривать пространство над деревянными резными украшениями.

– Что мы ищем? – спросила Фиби.

– И сам не знаю. Если кто-то вошел в комнату, он должен был выйти через какой-то другой выход.

– Вроде тайного хода? Как интересно!

Медленно обходя комнату, Стивен тщательно проверял каждую стеновую панель, периодически постукивая по дереву. Фиби время от времени повторяла его действия, но чаще шла за ним по пятам почти вплотную и болтала на ходу.

– Вам известно, что Уиболт служит в поместье Марсден три года? – спросила Фиби. – А Хэмпсон был здесь всегда. Но как бы то ни было, Уиболт, по его словам, ничего не знает о финансах, кроме того, что денег очень мало. Он упоминал каких-то мужчин и нескольких капризных женщин, имевших обыкновение приходить и уходить. Я так и не могла понять, что он имел в виду. А когда я начала расспрашивать о Хэмпсоне и о дедушке, которого, как заявляет Уиболт, он видел своими глазами, с ним стало твориться что-то ужасное.

– Фиби, – со вздохом промолвил Стивен, – вы говорите о старике, с которым только что познакомились и который может быть виноват во всем этом хаосе? Вас тоже трудно понять, вы перескакиваете с одного на другое.

– Это помогает мне отвлечься от того, чем я сейчас занимаюсь. Я не привыкла искать привидения среди ночи. – Она немного помолчала. – Тем не менее однажды вечером но дороге в кухню на нижнем этаже в южной части дома Уиболт увидел Августа с коробкой в руках, курившего трубку и насвистывающего. Дедушка исчез прямо в стене с фамильными портретами в западном крыле. Вы думаете, этот ход связывает разные части особняка?

– Возможно. – Стивен в последний раз постучал по панели. Казалось, ничего необычного не было, но, черт побери, кто-то же вошел в эту комнату! А в привидения он не верил, во всяком случае, в те, что восстают из мертвых. – Ну вот, поднимается ветерок, – заметил он, несколько раз проведя пальцами по усам.

– С какой стати кому-то разгуливать в такую ночь? Подойдя к окну, Фиби стала коленями на стоявшую рядом банкетку и выглянула наружу.

– Хм-м… – Стивен размышлял над тем же вопросом.

Он зажег еще одну свечу, нашел одинокий хрустальный графинчик на маленьком столике, вытащил бронзовую пробку и, понюхав содержимое, удовлетворенно улыбнулся. – Рано или поздно, но мы это узнаем.

Молния прорезала небо, и фигура Фиби в ночном одеянии, открывшаяся в этот момент Стивену, оживила его настроение гораздо быстрее, чем предвкушаемый бренди. Наполнив две рюмки, он тоже подошел к окну. Последовала еще одна белая вспышка молнии, от которой кожа Фиби как бы засветилась.

Кремовый щелк ночной рубашки и халата облегал ее тело, подчеркивая все его изгибы, которые Стивен уже хорошо представлял себе и помнил, а рыжие волнистые волосы были рассыпаны но спине – одним словом, это был соблазн в чистом виде, и Стивен без труда представил себе, как она нагая лежит под ним, по окнам барабанит дождь, а он отдает ей жар своего тела. Сначала он расстегнет скользящие перламутровые пуговицы халата, а затем неторопливо снимет с нее одежду и, коснувшись губами ближайшего к себе плеча, двинется к ее груди. Господи, он готов был вобрать в себя всю эту женщину целиком!

Фиби языком слизнула капельку бренди в уголке рта, в ее глазах, туманных от выпитого спиртного и от позднего часа, светилось нечто сродни преклонению; такой взгляд берет в плен сердце мужчины и заставляет верить, что нет ничего невозможного, что могут исчезнуть даже цыганское проклятие и мучительное прошлое. «Черт побери, – мысленно упрекнул себя Стивен, тряхнув головой, – что это еще за выдумки?» Он чувствовал, что благодаря Фиби у него в голове зародились несбыточные мечты, и был этим страшно напуган.

– Не смотрите на меня так. – Отодвинувшись на край сиденья, Стивен скрестил руки и положил ногу на ногу.

– Простите, что вы сказали? – Фиби была поражена грубостью его тона.

– Вы слышали. Нечего смотреть на меня с этаким выражением «поди сюда», от которого мужчинам в голову приходит Бог знает что и они превращаются в жизнерадостных идиотов. Я попался на эту удочку только из-за того, что расстроен, кстати, тоже по вашей вине. Будь на вашем месте любая другая женщина, она уже лежала бы навзничь, и не важно, каковы были бы последствия. – Он пересек комнату с грацией дикого зверя, которая привела Фиби в восхищение. Его движения, довольно резкие и нервные, были вызваны отчаянной внутренней борьбой, о чем Фиби не догадывалась.

– Кажется, я оказалась на спектакле после антракта, – язвительно отозвалась она.

– Значит, вы не собираетесь отказываться от своего нелепого плана? – спросил Стивен, остановившись у двери, и на его лицо набежала тень.

– У меня нет выбора, – пожала плечами Фиби, пытаясь понять причину смены его настроения.

– Откажитесь. Задача, стоящая перед вами, неразрешима.

– О какой именно задаче вы говорите, сэр? – с притворной наивностью спросила Фиби. – В эти дни у меня их много. – Она понимала, что Стивен прав. Она и сама не могла думать ни о чем другом с тех пор, как прибыла сюда, с тех пор, как закончился скудный ужин, состоящий из картошки и того, что с большой натяжкой можно было назвать ветчиной, который приготовила миссис Поттер, вздрагивавшая каждый раз, когда где-нибудь в доме раздавался шум, и который подал им на выщербленных фаянсовых тарелках Уиболт, одетый в поношенную ливрею. Да, поместье Марсден было петлей палача у нее на шее.

– У вас остается всего три недели, чтобы найти мужа, но если добавить к этому еще дом-чудовище, то шансы найти супруга, который не превратит вашу жизнь в ад на земле, становятся для вас ничтожно малыми.

– Я прекрасно понимаю, насколько трудна моя задача.

– Хм… – саркастически усмехнулся Стивен. – Ну и какой же мужчина, по-вашему, женится на вас? Или вы солжете ему?

– Как вы смеете?! – Все ее притворство как ветром сдуло, и Фиби, вскочив со своего места у окна, бросилась к Стивену, так что ее халат шлейфом развевался позади. – Я намерена быть абсолютно честной. Если ему нужен титул, он получит его. Если он скажет, что его ноги здесь не будет, ну и черт с ним. Неужели вы думаете, что я не понимаю своего положения? Или вы считаете меня бессовестной интриганкой с головой, набитой горохом вместо мозгов? Уверяю вас, я сделана из более прочного материала. Я работала прежде и буду работать снова, если понадобится, но я твердо настроена сохранить поместье Марсден, даже если мне придется пользоваться всего одной комнатой. Да и зачем мне сорок восемь комнат! – Фиби засунула руки в карманы халата, чтобы не сделать какой-нибудь глупости, прекрасно понимая, что оскорблениями ничего не выиграешь. Выбежав из музыкальной комнаты, она сделала четыре шага, все еще тяжело дыша от гнева, и обернулась к Стивену. – Я пообещала себе, что больше не допущу такой вспышки, как сегодня днем. Неужели вы ничуть не верите в возможность осуществления моих планов?

– Если быть совершенно честным, нет, – ответил Стивен, догнав ее в коридоре.

– Это потому, что вы мужчина. Ваши мечты слишком прозаичны, а женщины мечтают сердцем.

– Мы поступаем абсолютно правильно, иначе мир потерпел бы финансовый крах. Но все же скажите мне, почему вас так притягивает Марсден? Ведь до сегодняшнего дня вы никогда и не видели этого поместья.

Если бы ей удалось растолковать ему, насколько важен для нее Марсден, он, возможно, понял бы ее настойчивость. Фиби сделала несколько шагов по коридору, украшенному тремя великолепными резными панелями, чувствуя, что Стивен идет за ней, и, остановившись возле одной из панелей, провела пальцами по пыльным выпуклостям словно живых фруктов и цветов, перевитых гладкими ленточками.

– Боже мой, я знаю, что здесь масса дел, но моя мать родилась и выросла здесь, она любила море и холмы, у нее в спальне на комоде стояла миниатюра со здешним пейзажем. Когда я была маленькая, я забиралась к ней в комнату и воображала, что живу здесь. Это поместье представлялось мне сказочным замком, надежной гаванью, великолепным местом, где принцесса может ждать, когда за ней придет ее принц.

– Не ожидайте, что появится принц, если только не найдется такой, у которого есть лишние две тысячи фунтов и страсть к неудобствам, беспорядку и скверным обедам. Я думаю, вы вряд ли найдете такого принца среди кандидатов, рыщущих, как паршивые шавки, вокруг вас и вашего титула.

– Ах, вы… – Она проглотила готовое вырваться ругательство. – Как, наверное, приятно быть мужчиной и править миром, иметь столько денег, чтобы, не задумываясь, исполнять все свои фантазии и никогда не беспокоиться, хватит ли средств оплатить счета и не окажется ли проданным имущество, когда вы в один прекрасный день вернетесь домой. Поверьте мне, поместье Марсден будет моим. Я никому его не отдам. Все дальнейшее будет зависеть только от моих действий.

Дикий крик пронзил темноту и замер в наступившей жуткой тишине; Фиби прижала руку к груди, и все ее мысли относительно упрямства Стивена мгновенно улетучились.

– Боже праведный, что это?

– Станьте за мной, – приказал Стивен. – Я не представляю, что это может быть.

Ему не пришлось повторять дважды. Фиби спряталась за его спину, и Стивен, взяв ее за руку, быстро повел по коридору. Добравшись до деревянного поручня, они замерли, прислушиваясь к единственному звуку – своему учащенному дыханию, и тут еще один душераздирающий вопль эхом отразился от голых стен.

– Кухарка! – воскликнул Стивен. Очевидно, то, что происходило до этого, было только прелюдией к предстоящим событиям. «Ну что ж, видимо, спать мне сегодня не придется», – решил Стивен.

Пока они добирались до комнаты кухарки, зловещая тишина больше ничем не нарушалась. Дверь в комнату была приоткрыта и легко отворилась. Миссис Поттер с пепельно-серым лицом лежала, скорчившись, возле спинки кровати, а у ее ног валялся веник.

– Думаете, она мертва? – Фиби крепче сжала руку Стивена, так что ее ногти вонзились ему в кожу.

Нахмурившись, Стивен быстро высвободил руку и поднес два пальца к носу женщины.

– У нее обморок, – успокоил он Фиби.

– Что произошло?

– Подождем, пока она придет в себя, – ответил Стивен, укладывая кухарку в постель. – Посмотрите, не найдется ли еще одной свечи. И может быть, у вас есть нюхательная соль?

Всем своим видом ясно показав, что считает этот вопрос оскорбительным, Фиби разыскала на ночном столике тряпку и кружку с водой.

– О Боже, в чем дело? – появившись на пороге комнаты в сопровождении Хэмпсона, воскликнула Ди.

– Кричала кухарка, – ответил Стивен.

Следом за ними в комнату рука об руку вошли Элизабет и Уинстон. Они были так спокойны, что могли бы подавать чай в этой чертовой неразберихе.

– Матерь Божья, кого здесь убили? – поинтересовался Уинстон.

– Никого. Кухарка потеряла сознание, – ответила Фиби и пояснила: – Как и вы, мы услышали крик, прибежали сюда из библиотеки и нашли миссис Поттер в глубоком обмороке.

– О дорогая, – пробормотал Хэмпсон с непроницаемым лицом.

– Ну-ка, дай сюда. – Ди забрала у Фиби тряпку и подошла к лежащей женщине. Вытирая лоб миссис Поттер, она бросила на Стивена вопросительный взгляд: – Не будете ли добры сказать мне честно, почему вам обоим не спится среди ночи?

– Не буду. – Стивен решил, что сейчас как раз подходящий момент проявить свою герцогскую волю.

– Может быть, расскажешь мне? – предложила Элизабет, ища на лицах Фиби и Стивена какие-либо признаки ссоры.

– Нет, – отрезал Стивен.

– Не хочешь ли ты сказать… – Уинстон, убедившись, что непосредственной угрозы ни для кого нет, прислонился к спинке кровати, и его губы растянулись в улыбке.

– Ничего особенного, – перебила его Фиби, наступив пяткой на ногу Стивену, чтобы он не сказал лишнего, – мы услышали шум и решили пойти проверить, вот и все.

– Похоже, Уиболт единственный, кто не участвует в этой маленькой вечеринке. Как вы думаете, где он может быть? – спросил Уинстон, зная, что его друга интересует то же самое.

– Уверен, он еще в постели, – ответил Хэмпсон, став на добрый дюйм выше оттого, что засунул руки глубоко в карманы своего фланелевого халата.

Миссис Поттер пробормотала что-то бессвязное, дважды глубоко вздохнула и открыла глаза, но, очевидно, еще не придя окончательно в себя и испытывая панический ужас, потянулась к ручке веника.

– Он… ушел?

– Кто? – Стивен успокаивающе похлопал женщину по руке.

– Их высочество. Он собственной персоной стоял там. – Она указала пальцем в угол. – На расстоянии шага от моей кровати. Он до смерти напугал меня. После этого я уже никогда больше не смогу готовить вкусную еду.

Стивен воздержался от замечания насчет того, что миссис Поттер, по-видимому, вообще не знала, что значит готовить, решив, что сейчас не самое подходящее время критиковать ее кулинарные способности, так как она все еще дрожала, как флажок на ветру.

– Уверяю вас, лорд Марсден сегодня ночью не появлялся, вам просто приснился страшный сон.

– Ну да! Я говорила мистеру Хэмпсону, что буду готовить, но больше ни за что не останусь здесь ночевать.

– Ш-ш, – успокоил ее Стивен. – Такая умная женщина, как вы, конечно, не может верить в привидения. Во всяком случае, на остаток ночи вы можете расположиться вместе с мисс Рафферти в ее комнате. – Вопросительно взглянув на Фиби, которая кивнула в ответ, Стивен отошел к спинке кровати и обратился к остальным присутствующим: – Решено. Элизабет, будь добра, помоги миссис Поттер собрать вещи, а мы с Уинстоном тем временем кое-что проверим. Идите к себе, Фиби. Завтра мы разберемся с этой несуразицей.

– Пойдем, детка, пойдем спать, – позвала ее Ди.

Заметив, какими взглядами обменялись Ди и Стивен, Фиби пожалела, что не ушла из комнаты пять минут назад. Ей совсем не хотелось ни отвечать на вопросы, ни выслушивать наставления или предостережения от кого бы то ни было, особенно сегодня ночью. Стивен дал ей богатую пищу, для размышлений. Не имея сил спорить, Фиби просто круто развернулась и направилась к лестнице, отчетливо представляя себе вопросы, вертевшиеся в голове Ди.

– Должна тебя успокоить, – бросила она на ходу, – иначе ты всю ночь будешь ворочаться и метаться и не дашь мне спать. Поэтому скажу тебе вот что: ничего не произошло, во всяком случае, того, о чем ты думаешь.

Проворно поднимаясь с Фиби по лестнице, Ди взяла ее за руку.

– Я это знаю, Сладкий Горошек. – Она сжала руку девушки. – Я просто проверяю этого мужчину.

Фиби улыбнулась в ответ на это признание, хотя оно ни в коей мере не удивило ее. Зевнув, она сняла халат и, забравшись на бугристый соломенный матрац, потыкала его там и сям, но, бросив бесплодные попытки разровнять его, в конце концов улеглась.

– Что ты хмуришься? – Ди заботливо натянула одеяло до самого подбородка Фиби.

– Ди, я стараюсь, правда, очень стараюсь, но сейчас трудно найти даже радугу, а не то что горшок с золотом. Как же я смогу найти приличного мужчину, который женится на мне с таким приданым, как это поместье?

– Не сдавайтесь, мисс Фиби. – Ди убрала завиток со лба Фиби, как делала это тысячу раз прежде. – Чудеса, большие и малые, происходят каждый день. Спи, детка. При дневном свете все будет выглядеть не так мрачно.

Глава 12

Проснувшись на следующее утро, Фиби обнаружила, что при дневном свете все вокруг выглядело еще более грязным и более ветхим. Особняк пришел в полный упадок, а престарелые Хэмпсон и Уиболт были не в состоянии выполнять серьезную работу, и горшок с золотом не появился, как но волшебству, у конца радуги. Слова Стивена – правдивые и одновременно вызывающие раздражение – снова и снова приходили Фиби на ум. Что ей теперь делать? Кто клюнет на такую приманку, как поместье Марсден, чтобы жениться на ней?

Не находя себе места и пытаясь получить ответы на эти вопросы, Фиби, отказавшись от завтрака, отправилась бродить по дому к при виде каждой порванной шторы, каждой пустой комнаты приходила все в большее уныние. Наконец она добралась до противоречивой коллекции портретов своих предков. Среди смотревших на нее лиц были отталкивающие, самодовольные, но были и приветливые, открытые. Фиби почти никого из этих людей не знала, а портреты, запечатлевшие нежную улыбку ее матери и добрые глаза деда, только усилили ее тоску.

– Ваша матушка была чудесная молодая женщина. – Обернувшись, Фиби увидела Хэмпсона в вычищенной и отутюженной ливрее, потертой на локтях и коленях, со строгим лицом стоявшего в дальнем конце коридора. Глядя на него, она никак не могла представить себе, чтобы он вынашивал план похищения ее наследства.

– Сколько ей тогда было лет? – Фиби снова взглянула па портрет, где ее мать была изображена сидящей на каменном балконе на фоне ярко-синего, уходящего за горизонт океана.

– Восемнадцать. Портрет был закончен всего за два месяца до того, как она уплыла с вашим отцом. Она была так счастлива. Ваш дедушка много лет держал этот портрет на чердаке, а когда она умерла, вернул его на прежнее место как постоянное напоминание о своей нелепой гордыне. Он часто стоял здесь, как вы сейчас, и смотрел на портрет. Он так никогда и не простил себя.

– Она умерла, когда мне было всего шесть. Я помню все, что она рассказывала, но мне хотелось бы побольше узнать о ее жизни, о ее детстве. Папа никогда не говорил об этом, воспоминания причиняли ему боль.

– Если позволите, мисс, я, пожалуй, мог бы вам помочь. – Заинтригованная, Фиби последовала за Хэмпсоном по длинному коридору. Время от времени прерывая свой рассказ, он широко распахнул перед ней окно в жизнь ее предков, с которой она раньше не была знакома. Фиби узнала, что ее прадедушка, часть жизни посвятивший благородному пиратству, построил это поместье Марсден из-за любви к морю. Свою жену – прабабушку Фиби – он похитил. Разгорелся скандал, который можно было погасить только свадьбой. Всю жизнь они беззаветно любили друг друга. Двоюродный дедушка Фиби, Герберт, у которого был необычайно большой нос, любил охотиться. Ее двоюродная бабушка Розалинд вопреки желанию мужа построила в Лондоне сиротский приют, а бабушка была великолепной наездницей.

Приобщившись ко вновь обретенной семье, Фиби неожиданно почувствовала себя гораздо лучше. Приободренная, она подошла к Хэмпсону, ждущему ее у дверей, за которыми оказался длинный балкон, расположенный в сотне футов над сапфирово-синим океаном. Когда Фиби ступила на него, перед ней открылась такая невиданная красота, что у нее перехватило дыхание.

Волны, набегая и разбиваясь о скалы с шумом, далеко разносимым эхом, гипнотизировали Фиби своим ритмом; бодрящий свежий ветер доносил до ее кожи соленые брызги; чайки с криками парили над утесами, во всеуслышание радуясь своей свободе. Вокруг была безбрежная пустота, в точности как предрекал Стивен, но Фиби была очарована ею.

– Ваша мама была необычайно впечатлительна. – Хэмпсон подошел к каменным перилам. – Она часами просиживала здесь, наблюдая за купающимися у берега или беспомощной, потерявшей управление лодкой, и всегда была готова броситься на помощь любому.

– Она рассказывала мне захватывающие истории о пиратах и их кораблях, полных золота.

– Эти истории, без сомнения, достались ей от вашего прадедушки-пирата. – Хэмпсон продолжал рассказывать, и его голос все больше оживлялся, – Обычно они с вашим дедушкой пили здесь чай. Они сидели рядом и фантазировали о своих путешествиях вокруг света, а когда уставали от этой игры, развлекали друг друга самыми невероятными историями.

Сцену, которую описывал Хэмпсон, было легко себе представить, и Фиби, заметив в небольшой нише балкона маленький металлический стол и два стула, требовавшие покраски, села на ближайший из них и, пытаясь воспроизвести крошечную частицу жизни своей матери, положила локти на стол и устремила взгляд в море, как, вероятно, делала и она.

– Вы, должно быть, хорошо ее знали.

– Да она родилась у меня на руках. – Старик даже немного обиделся.

– И любили. – Фиби улыбнулась ему. – Как и я. Спасибо вам. Сегодня вы преподнесли мне самый драгоценный в моей жизни подарок.

Покраснев от удовольствия, он неожиданно нахмурился и, подойдя к каменной скамейке, повернутой к океану, стал смотреть вдаль. Боль, отразившаяся на лице Хэмпсона, обеспокоила Фиби, но она молча ждала, что будет дальше. Спустя некоторое время с величайшей осторожностью он вытащил из-за пазухи коричневый тряпичный сверток, развязал его и, достав чудесную восковую куклу, положил ее на стол:

– Я сохранил ее для вас.

– Удивительно, что дедушка позволил вам сохранить что-то из маминых вещей. – Фиби прижала к груди маленькую фигурку, и слезы навернулись ей на глаза.

– Правду сказать, мисс Фиби, он любил вашу маму больше жизни. Когда она умерла, радость исчезла из его души. – От этих слов на его плечи словно навалился тяжкий груз, его глаза померкли, и он показался Фиби еще более хрупким, чем раньше. Он вытащил из кармана кусок белой бумаги, похожий на письмо, и протянул его Фиби. – Глубоко сожалею, что не в состоянии лучше следить за этим поместьем. Когда вы и лорд Бэдрик будете готовы, я отвечу на все ваши вопросы. – И, не сказав больше ни слова, Хэмпсон покинул балкон.

Не понимая, что могло так резко изменить настроение Хэмпсона, Фиби вертела в руках конверт, будто искала ключ к разгадке его содержимого. Наконец, набравшись мужества, она вскрыла конверт, взглянула на почерк, а затем прочитала записку один раз, потом еще раз.

Новости остались такими же ошеломляющими и угнетающими, как и при первом чтении. Фиби прижала к груди куклу матери, положила голову на стол и закрыла глаза.


В поисках Фиби Стивен вышел через дверь, о которой слышал от Хэмпсона, и перед ним открылся воистину великолепный вид. Тот, кто выбирал место для строительства, выбрал его очень удачно; к сожалению, потомки перестали поддерживать в порядке старинный особняк.

Увидев, что Фиби сидит, положив руки на стол и опустив на них голову, Стивен решил, что бедняжка очень устала, и ничуть этому не удивился, потому что прошедшая ночь была утомительной для всех. Раздумывая, стоит ли подойти к ней или дать ей возможность отдохнуть – ей это было крайне необходимо, – Стивен заметил, что у нее в руке зажат листок бумаги. Приблизившись к ней, он не смог устоять и легонько поцеловал Фиби в ухо.

– Доброе утро.

– Доброе утро. – Фиби подняла голову и, поставив локти на стол, подперла руками подбородок.

Стивен, сев на свободный стул, в первый раз взглянул Фиби в лицо – в это утро она была не просто уставшей, ее кожа казалась полупрозрачной, а глаза утратили свою обычную живость. Она постаралась улыбнуться, но улыбка получилась совсем не веселой; короче говоря, она выглядела мрачной и расстроенной.

– Что случилось? – Стивен приподнял к себе ее лицо. – Судя по вашему бледному лицу, можно подумать, что вы получили смертный приговор.

Отвернувшись, Фиби протянула ему помятый листок бумаги, и Стивен мог бы поклясться, что на бумаге были следы слез. Прочтя записку, он скомкал бумагу в маленький плотный шарик; понятно, отчего у Фиби такое настроение. Поместье Марсден не только разваливалось, но было все в долгах, и немедленно требовалось выплатить весьма внушительную сумму.

– Просто не знаю, что сказать.

– Я чувствую себя марионеткой в руках кого-то, кто дергает веревочки каждый раз, когда я думаю, что приближаюсь к решению проблемы. Нэнни Ди говорит, что борьба с трудностями закаляет характер. Что ж, значит, моей силы воли хватит на всю оставшуюся жизнь. Во всяком случае, теперь я поняла смысл странного письма, которое прислал мой поверенный. Это, – она указала на записку, – кажется разумной суммой?

– Сказать довольно сложно, все зависит от последнего взноса, который сделал ваш поверенный, и от оценки имущества. А помимо дюжины всяких поборов, мы платим еще налоги за слуг и за землю. Кроме того, существует церковная десятина в пользу церкви, а ваш церковный приход требует денег на дороги и для неимущих. В бухгалтерских книгах, если они ведутся, можно найти подробные расчеты. Что вы намерены делать?

– Скала довольно высокая, но при моей везучести я приземлюсь на единственное песчаное место на всем побережье. Я шучу, – быстро добавила она, почувствовав себя несколько виноватой при виде его растерянности. – Я совершенно подавлена, но обещаю, что это настроение скоро пройдет, – я не из тех, кого можно надолго выбить из колеи. Кроме того, скучно сидеть без дела. Хэмпсон готов объяснить все подробно. А после этого я решу, что нужно делать.

Самое прискорбное, что в голосе Фиби звучала беспомощность. Острое желание оградить и защитить девушку накатилось на Стивена, как волка, разбивающаяся внизу о скалы. С тех пор как он в последний раз чувствовал потребность защитить женщину, прошли многие годы. Его вторая жена Луиза никогда не пробуждала в нем мыслей о самопожертвовании, никогда не задевала его душевных струн или совести, как это делала Фиби. Он приказал исчезнуть донимавшим его мыслям, потому что не был готов предложить Фиби то, чего ей хотелось на самом деле, а если бы он стал предлагать ей совет, то скорее всего она сбросила бы со скалы его. Сейчас ей необходимо было отвлечься на что-нибудь, что заставило бы ее забыть о долгах, о неприятностях и о состоянии поместья; ей нужно было какое-то приключение. Все утро Стивен ждал, когда он сможет заняться поисками для подтверждения своих открытий, сделанных прошлой ночью. Сейчас Уиболт ушел в деревню, Уинстон и его жена были заняты своими делами – местный доктор должен был прийти осмотреть Элизабет, а миссис Поттер, Ди и Хэмпсон наверху приводили в порядок комнаты для слуг. Если подозрения Стивена подтвердятся, у них будут гораздо более серьезные претензии к Хэмпсону, чем просто состояние имущества.

– А сейчас я предлагаю вам заняться кое-чем другим. Пойдемте. – Отодвинув ее стул, он взял Фиби за руку.

– Куда?

– В комнату кухарки.

– Для чего?

– Могу поспорить на свою лучшую кобылу, что наш полуночный посетитель самый настоящий человек, кто-то из работающих здесь.

Осторожно, стараясь никому не попасться на глаза, они направились к северной части особняка, а когда оказались в комнате кухарки, Стивен закрыл дверь, чтобы им не помешали, и начал методически осматривать ее точно так же, как ночью обследовал музыкальную комнату.

– Вы все еще верите, что в доме существуют тайные ходы? – спросила Фиби, рассматривая жалкую обстановку и радуясь предложенному Стивеном занятию.

– Это вполне вероятно. Мне показалось странным, что в некоторых комнатах для прислуги есть такие же полки, как эта. – Прижав ухо к стене, он пальцем постукивал по деревянному обрамлению встроенных в нишу полок, пока откуда-то изнутри не послышался тихий, но отчетливый щелчок. – Вот оно. – Стивен надавил плечом на деревяшку, вся полка целиком отодвинулась, и перед ними открылась лестница, спускающаяся на нижний этаж. – Посмотрим, куда она ведет. – Стивен быстро зажег стоявшую рядом свечу и скользнул в проем.

– Ну? – Фиби видела, что он опустил голову и согнулся, а его плечи почти коснулись старых каменных стен. – Вниз? Идем одни?

– Я бы хотел кое-что разузнать еще до нашего разговора с Хэмпсоном, – едва сдерживая нетерпение, ответил Стивен. – Интересно, что он тогда скажет.

Фиби шагнула на верхнюю ступеньку и посмотрела вниз в темноту, откуда на нее пахнуло сыростью и затхлостью; она ненавидела темноту и замкнутые пространства и почувствовала, что ее ладони покрываются потом.

– По-вашему, это означает, что Хэмпсон изображает привидение, – вытерев руки о платье, произнесла она твердым голосом. – Но я не могу понять, зачем ему нас пугать. Безусловно, он знает, что ничего не получит, если я уеду. Вероятнее всего, это был Уиболт, ведь ночью он так и не появился, но он кажется таким милым. Если вы считаете их в чем-то виноватыми, не опасно ли нам одним спускаться туда? Может быть, стоит позвать Уинстона? – Фиби почувствовала, как Стивен взял ее рукой за подбородок.

– Сомневаюсь, что любой из этих двух людей способен на насилие, – глядя ей в глаза, мягко успокоил он Фиби. – Но раз уж вы заговорили об этом, будет лучше, если вы останетесь здесь и проследите, чтобы никто не помешал мне.

Великодушный человек, он не рассмеялся, не отчитал ее и не съязвил; он просто понял ее страхи и предложил способ сохранить достоинство. Мысль о том, что придется протискиваться по загадочному туннелю, ведущему неизвестно куда, с единственной хилой свечой, была, прямо скажем, не очень привлекательна. Однако, взглянув на все с другой стороны, Фиби призналась себе, что самой большой опасностью, которая им угрожает, может оказаться встреча с парой мышей. Поддерживаемая верой в то, что Стивен не оставит ее в беде, она приободрилась и постаралась храбро улыбнуться.

– Вы защитите меня?

– Не пожалею жизни.

После такой клятвы она подошла ближе, как тисками, сжала локоть Стивена и, когда он двинулся вперед, шагнула вслед за ним. Маленький туннель, казалось, годился разве что для ребенка, но чувствовалось, что взрослые люди время от времени пользовались этим подземным ходом. Внизу лестница выходила в просторный зал, из которого в противоположных направлениях уходили два очень темных, наводящих ужас коридора. У Фиби от страха заурчало в животе, а когда ей удалось немного успокоиться, она вдруг заметила, как несколько крыс нырнули в темноту, скребя лапками пол и стены в стремлении поскорее спастись, а один заблудившийся грызун даже быстро перебежал через ее туфлю. Едва сдержав крик, она чуть не наткнулась на спину Стивена.

Притянув Фиби к себе, Стивен поднял свечу повыше в воздух и посветил ею в оба прохода, а затем, достав из носового платка кусочек угля, пометил стрелкой левую стену.

– Если я правильно рассчитал, этот ход выведет нас к музыкальной комнате.

– А вы отлично подготовились! – Толстые стены приглушили голос Фиби.

Взволнованный этим небольшим приключением, Стивен продолжай медленно двигаться вперед, время от времени рукой или ногой проверяя надежность их дорожки и ни на секунду не отпуская от себя Фиби. Они миновали еще две развилки, такие же неприглядные, как и первая, и каждый раз Стивен помечал значком выбранный ими коридор. Чем дальше продвигались исследователи, тем все более заброшенными становились ходы и тем рискованнее было в них заходить. Стивен в очередной раз сделал на стене пометку, и спустя несколько бесконечно долгих минут они вышли в небольшую комнату шириной около восьми футов и увидели перед собой белый халат, висевший на деревянном колышке, и деревянный ящик, на котором лежал запас свечей и стояла жестяная коробка с пудрой. Неподалеку от ящика на соломенном матраце лежали шерстяные одеяла. К верхнему перекрытию помещения вела деревянная лестница из четырех ступенек.

– Поразительно, – пробормотал Стивен, рассматривая комнату.

– Что? Расскажите, – с нетерпением попросила Фиби. – Мы под музыкальной комнатой?

– Думаю, да. – Он поднялся по ступенькам и похлопал рукой по дереву. – А здесь, вероятно, кушетка возле окна, на которой вы сидели ночью. Мне тогда и в голову не пришло проверить под ней пол. Задумано очень хитро. – Безуспешно пытаясь найти какой-либо запор, Стивен изо всех сил налег на перекрытие.

– Вот черт, выход, видимо, заставлен или заперт с другой стороны. Но посмотрите. – Он провел пальцем по следу руки на перилах, судя по размеру, оставленному мужчиной, и, подняв в воздух палец, показал налет белой пудры. – Думаю, это доказывает, что ваше привидение просто обыкновенный человек.

– Все-таки я не понимаю, зачем Хэмпсону или Уиболту это делать.

– И я тоже, но давайте попробуем это выяснить.

Фиби чувствовала, что, будь Стивен один, он еще остался бы здесь, чтобы обследовать все более детально, но она ухватилась за первую представившуюся возможность выбраться отсюда. Они вместе отправились обратно к тому месту, откуда начала свое путешествие. Фиби удивило, что около лестницы, ведущей в комнату кухарки, стало совсем темно, когда же они подошли к самой лестнице, стало ясно, почему наступила темнота, – выход наверху был закрыт. Стивен давил, толкал, колотил, но все напрасно. Они оказались в ловушке в лабиринте старинного особняка.

Волна предчувствия самого худшего накатилась на Фиби. Было даже не столь важно, есть ли причины для ее опасений. Она не могла прогнать от себя детские воспоминания о том, как однажды попала в западню, и сейчас даже присутствие Стивена не помогало ей успокоиться.

– А теперь что вы предлагаете делать? – спросила Фиби, постучав по дереву, и, глубоко втянув в себя воздух, постаралась расслабиться. – Делайте же что-нибудь, – потребовала она, видя, что Стивен спокойно продолжает обследовать стену, и считая это совершенно бессмысленным.

– Фиби. – Взяв ее руки, он прижал их к своей груди. – Мы нечаянно закрыли дверь в спальню. Миссис Поттер больше не будет ночевать в этой комнате, и ни у кого нет причины заходить туда.

– Конечно, это радует. Но что же нам теперь делать? – Ее голос задрожал и стал на октаву выше.

– Есть несколько вариантов. Можно ждать здесь, сидя на ступеньках, а можно вернуться туда, где мы были. Гораздо больше шансов, что нас услышат, если мы будем под музыкальной комнатой, к тому же там много свечей и есть на чем сидеть. Я оставил Уинстону записку, он будет знать, что нужно искать нас.

– А как же другие ходы?

– Лучше не рисковать. Похоже, что большинством из них давно не пользовались, и они, возможно, не в порядке, да я и не знаю, куда они могут вывести.

– Я вот что скажу. – Нервы Фиби немного успокоились, потому что в доводах Стивена был определенный смысл. – Когда вы хотите отвлечь даму от мрачных мыслей, вы, конечно, держите свое слово.

– Доверьтесь мне, дорогая. – Прижав к груди голову Фиби, он погладил девушку по затылку успокаивающими и одновременно дразнящими движениями. – Уинстон разыщет нас. Кроме того, если мы оба не придем на ленч или к чаю, Ди организует поиск и даст фору целой армии агентов с Боу-стрит. Она не успокоится, пока слуги не найдут нас, а пока обещаю вам свою защиту.

От теплоты его объятий и нежных прикосновений у Фиби стало легче на душе. Этот мужчина оказывал на нее магическое воздействие, и она ему доверяла. Подняв голову, чтобы сказать об этом Стивену, Фиби заметила, как блестят его глаза, и дрожь возбуждения пробежала у нее по коже: а кто же защитит ее от него?

Снова оказавшись под музыкальной комнатой и отчетливо понимая, что они, возможно, застряли здесь не на один час, Фиби осмотрела их скудные запасы.

– Я замерзла и хочу есть, – тоном капризного ребенка заявила она. Господи, сейчас было глупо думать о таких вещах, как еда и тепло, но Фиби была голодна, она сегодня отказалась от завтрака, а вчерашний ужин едва ли можно было назвать едой; а холод, исходивший от каменных стен, пронизывал ее до костей.

Стивен зажег свечи, и настроение Фиби немного улучшилось. Расстелив на соломенном матраце халат, который они нашли, и шерстяные одеяла, Стивен сел и протянул Фиби руки. Она, стуча зубами, с готовностью скользнула к нему, стремясь вобрать в себя частицу его тепла. Он энергично растер ей руки выше локтей, и Фиби немного согрелась. Потянувшись, зевнула.

– Почему бы вам не попробовать уснуть? Могут пройти часы, пока нас не качнут искать. Если я услышу кого-нибудь, буду колотить в потолок и подниму такой шум, что нас нельзя будет не найти.

Она сочла его предложение нереальным и, лежа на матраце при отблесках неровного света, пляшущих на стенах, как дюжина огненных танцоров, снова зевнула, не собираясь, однако, закрывать глаза, но тепло, исходившее от Стивена, и успокаивающие поглаживания убаюкали ее, а почти бессонная прошедшая ночь довершила дело. Через несколько мгновений Фиби погрузилась в сон.

Глава 13

Глядя на спящую Фиби, Стивен мучительно старался припомнить, когда в последний раз он вот так держал на руках женщину но, кроме самой первой брачной ночи, ни один подобный случай не приходил ему в голову; после занятий любовью он обычно или одевался и шел заниматься другими делами, или отправлялся к себе в кровать.

Слепая преданность Эмили насытила его юношеское самомнение и укрепила его уверенность в себе; их занятия любовью доставляли удовольствие, но были лишены настоящей страсти. Его вторая жена была страстной женщиной, но ей не хватало сердечности, их отношения основывались исключительно на ненасытности и вожделении. Стивен не помнил, чтобы когда-нибудь всю ночь целиком провел в постели Луизы. Фиби была и нежной, и страстной, в ней была изюминка, которой обладают лишь немногие женщины. Если бы он и Фиби были вместе, то он вряд ли позволил бы ей спать где-нибудь, кроме его объятий.

Эта цепочка рассуждений была не самой благоразумной, тем более если учесть, что они с Фиби были здесь в полном одиночестве. Все его благие намерения куда-то подевались, все попытки не реагировать на присутствие Фиби стали совершенно бесполезными, а когда она теснее прижалась к его груди, он ясно понял, в каком положении они оказались, и почувствовал острую тревогу.

Опустив голову, Стивен сделал глубокий вдох, вобрав в себя запах лаванды, исходивший от волос Фиби, и, не отводя взгляда от ее лица, провел рукой по лбу, погладив каждую бровь, а потом обвел пальцем контур ее губ. Фиби, шевельнувшись, потерлась о Стивена, как котенок, просящий, чтобы его приласкали, и влажное теплое дыхание коснулось щеки герцога.

– Я голодна. – Находясь в состоянии полусна, полуреальности, Фиби открыла глаза и одарила Стивена медленной улыбкой.

– И я тоже, дорогая. – Он не собирался целовать ее, понимая все безумие такого поведения, но, глядя в ее полуприкрытые, полные влажного блеска, еще не совсем проснувшиеся глаза, не смог ничего с собой поделать.

Фиби тихо, удовлетворенно вздохнула от удовольствия, когда его губы коснулись ее губ и его усы защекотали ей кожу. «До чего приятно вот так просыпаться», – мелькнула у нее мысль, и, коснувшись языком его языка, она по собственной воле сделала поцелуй более страстным. Фиби бросило в жар, голова у нее закружилась, пульс стучал все чаще и чаще, а кожа горела, как раскаленные светящиеся угли.

Бесконечные поцелуи Стивена были то чувственными, то нежными, иногда дразнящими, но все они требовали от нее ответа. Его пальцы ласково коснулись ее щеки, потом шеи, и Фиби вдруг почувствовала, что высокий кружевной воротник ее платья превращается в излишнее препятствие. Словно прочитав ее мысли, Стивен опустил руку к пуговицам платья, которые без сопротивления сдались под его ловкими пальцами. Холодный сырой воздух обдал обнаженную кожу, но Фиби почувствовала только жар, когда руки Стивена замерли в ложбинке ее труди. Она выгнула спину, словно хотела сказать: «Да, да, потрогай меня», и его рот проложил огненную дорожку от одного торчащего пика к другому, лаская ее горящую плоть и возбуждая в теле желание, а в мозгу любопытство. Неожиданное острое томление, ни с чем не сравнимое, прокатилось по ее телу от груди до сокровенного места между бедрами, которое не давало о себе знать, пока она не повстречалась с этим мужчиной. Она сжала ноги, стараясь избавиться от неприятного ощущения, настойчивого, мощного пульсирования, причину которого она совершенно не понимала, но отлично понимал Стивен.

Нашептывая на ухо Фиби сладкие ободряющие слова и временами даря ей волшебные поцелуи, он медленно поднимал подол ее платья, пока его рука в конце концов не принялась теребить крошечный клинышек, о существовании которого Фиби никогда даже не подозревала. Ей показалось, что она сейчас лишится сознания, были забыты и окружавшие их сырые стены, и пропитанный холодом воздух, она горела, как в лихорадке. Пальцы Стивена двинулись дальше по неожиданному, но доставляющему безумное наслаждение пути, и сверкающие вспышки фиолетового и оранжевого заплясали у Фиби перед глазами. Не существовало больше ничего, кроме непрекращающегося жжения в самой глубине ее тела. Инстинктивно, как бывало от сотворения мира, ее тело потребовало, чтобы она подняла бедра, встречая и принимая ласки кавалера. Этот необузданный порыв лишил ее последних сил, она была растеряна, напугана и не знала, что делать дальше.

Убрав пряди волос со лба Фиби, Стивен зарылся лицом в изгиб ее шеи и приказал собственному безрассудному телу забыть о низменных потребностях. «Боже милостивый, никогда не следует заходить так далеко в этой игре». Теперь он неделю не будет спать, вспоминая эти полные страсти мгновения и неуправляемую реакцию Фиби. Благодарение Богу, он оставил девушку более или менее одетой, а иначе у него вряд ли хватило бы сил отказаться от теплоты и умиротворения, которые он нашел бы, погрузившись в глубину ее тела. Проклятие, если сейчас он не сдвинется с места, то потеряет последнюю каплю самоконтроля.

Чуть подвинувшись, Фиби прижалась затвердевшими сосками к его руке выше локтя, но Стивен, подняв голову, запахнул ей платье, прикрыв роскошь ее груди, пока окончательно не утратил своих благих намерений, и снова положил ее подбородок себе на грудь.

– Ну, что мне с вами делать, дорогая моя Фиби?

«Жениться на мне» – это была первая, необдуманная и фантастическая мысль, промелькнувшая у нее в мозгу, но, к счастью, она удержала ее при себе. Фиби дрожала от потрясения после изведанного наслаждения и ждала, что ей будет стыдно, но стыда не было. Распутно это или нет, но ей понравились прикосновения и ласки, которые Стивен подарил ее телу. Однако стремление понять этого человека и необходимость разобраться в его прошлом пересилили все остальное, и, удобно устроившись в его теплых объятиях, она вкрадчиво спросила:

– Не хотите ли рассказать мне про проклятие? – Фиби почувствовала, как напряглось его тело, но он не ослабил своих объятий. Ей хотелось поторопить Стивена, чтобы он поскорее ответил, но она терпеливо ждала, понимая, что ему нужно обдумать ее просьбу. Она была уверена, что он не привык делиться частью себя с другими.

– Знание подробностей не изменит результата. Единственная причина, почему я расскажу вам об этом, – я хочу, чтобы вы знали, почему я больше никогда не женюсь.

– Постараюсь понять.

– Мой прадед, – начал Стивен, глубоко вздохнув и опустив плечи, – был помолвлен со знатной аристократкой. Тем не менее за два месяца до свадьбы он соблазнил молодую цыганку. Узнав, что он не собирается на ней жениться, опозоренная и беременная бедняжка покончила с собой, и ее мать, Джулиана Ромов, прокляла моего прадеда. В нашем роду не останется в живых ни одна родившаяся дочь, а все мужские потомки прадеда будут находить в браках только горе и смерти. С тех пор у нас в роду не выживала ни одна девочка; пять женщин выходили замуж за Бэдриков, и каждая из них прожила не больше двух лет после своей первой брачной ночи. К ним относятся и мои две жены. Я не хочу добавлять шестую могилу к фамильному кладбищу.

– Как умерли все эти женщины?

– Вы хотите знать кровавые подробности? – Высвободившись из ее объятий, Стивен встал и, сделав три шага, отошел в угол маленькой комнатушки, чтобы спрятать в тени лицо, которое могло выдать его чувства. – Моя прабабушка погибла, когда спасалась бегством от гнева мужа, – карета перевернулась. Еще одну женщину сбросила лошадь во время какой-то идиотской скачки. Последняя утонула в собственной ванне. Об Эмили и нашей двухнедельной дочери я уже рассказывал. Луиза упала с лестничной площадки с бутылкой бренди в одной руке и бриллиантовым ожерельем – в другой. – Его голос был ужасающе холоден и Фиби чувствовала, как с каждым словом он отдаляется от нее.

– Это были несчастные случаи, Стивен. Вероятнее всего они пострадали из-за собственной неосторожности. – Он подошел и, выпрямившись, всего на дюйм или два не доставая до потолка, сказал:

– Это произошло потому, что они решили выйти замуж за меня и моих предков. Эмили была женщина, не дававшая поводов для сомнений, что сумею защитить ее от любого зла на земле, в том числе и от самого себя. Уговорить ее выйти за меня замуж было для меня так же просто, как сделать глоток воздуха. В награду ока получила смерть. Луизе нужны были мои деньги, ни больше, ни меньше. Она имела их, пока была жива. Со временем я убедился, что мои предки были правы: род Бэдриков, несомненно, проклят; умирали молодые женщины. Боже милостивый, если бы хоть одна прожила нормальную жизнь, я, возможно, надеялся бы, смотрел бы на все по-другому, но… – Он рассеянно взъерошил волосы. – Вы как-то спросили, верю ли я в любовь. Вероятно, один раз я поверил, но любовь не принесла мне счастья. Фиби, я никогда не напрашивался на проклятия. Я не хочу больше таких сильных переживаний и не хочу нести ответственность за умышленную или неумышленную смерть еще одной женщины. Я не хочу произвести на свет еще одного ребенка, который будет страдать от такой же полученной в наследство боли. Род Бэдриков умрет вместе со мной. – Горячность, с которой он говорил, доказывала, что для себя он уже все решил, а страдание, звучавшее в его словах, показывало все его отчаяние.

«И вот теперь, – подумала Фиби, – Стивен лишает себя будущего, отказывается позволить себе даже думать о нем, и шансы изменить его взгляды бесконечно малы. Как можно бороться с предубеждениями, основанными на таких веских аргументах? А сейчас, судя по его настроению, вообще неподходящее время что-либо предпринимать».

– Мне кажется, милорд, что мы уже целую вечность сидим на этом перекрестке. – Она с вызовом заглянула ему в глаза, и Стивен застыл, словно приготовился к возражениям с ее стороны. – Может быть, пока я спала, вам удалось раздобыть какой-нибудь еды? – прикинувшись простушкой, спросила Фиби.

– А я-то думал, вы вполне удовлетворены, – пошутил Стивен.

– Я говорю о еде. – Яркая краска залила щеки и шею девушки. – Пища необходима для самого существования человека.

– И я о том же. – У него в глазах запрыгали озорные искорки.

Было бы глупо позволить ему снова целовать себя после того, как он совершенно определенно заявил, что не женится на ней. Ей лучше забыть настойчивые губы и умелые руки этого мужчины, но се тело отказывалось смириться с тем, что считало абсурдом.

В тот момент, когда Фиби наклонилась вперед, доски пола над ее головой затрещали и заскрипели, как будто в комнате наверху собиралась небольшая армия. Мысли о поцелуях и обо всем подобном мгновенно улетучились, и, когда перекрытие наверху лестницы открылось, Фиби с облегчением увидела пять знакомых голов, заглядывающих вниз в темноту. Прищурившись от внезапно ворвавшегося света, Фиби прежде всего разглядела Ди, которая, судя по холодному выражению ее лица, была не слишком довольна и пыталась увидеть больше, чем доступно человеку. Элизабет казалась шокированной, а Уинстон смущенным, Уиболт и Хэмпсон выглядели как люди, только что повстречавшиеся с Творцом.

– Вы так и собираетесь оставаться там внизу? – грубовато спросила Ди.

Слова Ди словно послужили командой, шесть пар губ одновременно пришли в движение и заверещали, как стая крикливых чаек. Фиби начала подниматься по лестнице, а Стивен, наклонив голову, стал гасить свечи. К тому времени, как Фиби ступила на пол музыкальной комнаты, она уже знала, что Элизабет не больна, а беременна к что у миссис Поттер был еще один обморок. За это же время Фиби было задано не меньше двух дюжин вопросов, на которые ей пришлось придумывать ответы.

Стивен, тоже поднявшись в комнату, кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание, однако болтовня не прекращалась. Он снова кашлянул, но и это не помогло. Тогда, решив, что пора взять все в свои руки, Стивен хлопнул в ладоши:

– Тихо! Давайте пройдем в библиотеку, сядем, и там мы ответим каждому на его вопросы, но только по порядку.

Расположившись за бюро, Фиби постаралась придать своему лицу невозмутимое выражение, пытаясь таким образом отвлечь внимание от своей внешности. Несколько прядей волос, выбившись из ее косы, свисали вдоль щек, а платье было испачкано грязью. «Собой я займусь позже, – решила Фиби, – а сейчас необходимо позаботиться о своем будущем». Изо всех сил стараясь не вспоминать блаженные моменты, проведенные в объятиях Стивена, хотя, несомненно, на ее лице отражалась память о каждом прикосновении и каждом сладостном мгновении, она быстро и четко рассказала о событиях этого дня. А Стивен, как посторонний наблюдатель, с непроницаемым видом сидел в кресле напротив нее, закинув ногу на ногу.

Ди неторопливо направилась в кухню за чаем, а заодно м приготовить ванну. Всю дорогу до двери она что-то бубнила себе под нос и наконец с порога бросила на Стивена предупреждающий взгляд. Приняв поздравления по поводу беременности Элизабет, Уинстон стал за стулом жены, положив руку ей на плечо; они оба, казалось, были безмерно счастливы. Уиболт сел у окна, закрыв проход вниз, и не отрывал глаз от поношенной шляпы, которую вертел в руках, а Хэмпсон, зная, что сейчас все внимание приковано к нему, стоял не шевелясь, прямой, как мраморная колонна. «Если бедняга и дальше будет стоять навытяжку, он, чего доброго, переломится пополам», – подумала Фиби и мягко обратилась к старику:

– Хэмпсон, я вовсе не собираюсь вас наказывать, я просто хочу получить ответ.

– Я не заслуживаю вашей доброты. – Он слегка расслабил узкие плечи, ко остался таким же мрачным. – Если хотите, задавайте вопросы, миледи.

– У меня кет намерений обращаться с вами как с мелким воришкой, – еще раз постаралась Фиби успокоить Хзмпсона, видя, что ее заверения не убедили его. – Просто объясните, почему и каким образом поместье Марсден пришло в свое нынешнее состояние.

Хэмпсон кивнул и, готовясь отвечать, заложил руки за спину.

– После смерти вашей матушки ваш дед обратился к королю за специальным разрешением на передачу собственности вам.

– В тот день король должен был быть великодушным, чтобы удовлетворить такую просьбу, – заметил Стивен.

– Конечно, сэр, – согласился Хэмпсон. – Их высочество известили вашего отца в этих Америках, но ваш отец так и не ответил. Тем не менее ваш дед оставил завещание в силе. Через много лет, когда ваш дед стал болеть, он все меньше и меньше внимания уделял таким вещам, как ремонт и поддержание в порядке этого поместья. А когда он умер, приехала ваша тетя.

– Леди Гудлифф? – удивленно переспросила Фиби.

– Она приехала за вещами и забрала их. – Уиболт хлопнул себя шляпой по колену. – Забрала и продала.

– Я сказал леди Гудлифф, что обстановка принадлежит вам, мисс. – Хэмпсон еще раз взглянул на Фиби. – Но она ничего не хотела слушать. И вот, после ее второго визита, мы придумали план, как выжить ее отсюда.

– Осмелюсь предположить, – перебил его Уинстон, – что это был призрак дедушки Августа.

– Да, сэр, – подтвердил Хэмпсон, чуть повернув голову. – Мы воспользовались старинными подземными ходами, теми, что в приличном состоянии, и, могу сказать, план удался на славу, леди Гудлифф здесь больше не появлялась.

Фиби представила себе, как ее противную тетушку будит среди ночи ее собственный, несомненно, умерший отец, и слегка повеселела.

– А почему привидение решило появиться прошлой ночью?

– Я не хотел причинить никакого вреда. – Уиболт вертел в руках и комкал свою старую шляпу – невинную жертву. – Я просто подумал… вот… возможно, вы сердиты на нас, и если мы вас напугаем, вы оставите нас в покое. – Он несколько раз со свистом вздохнул и продолжил: – Хэмпсон ничего не знал. Потом он сказал мне, что это было глупо. Прошу извинить меня, если я напугал кого-то из вас.

– По правде говоря, – шепнула Элизабет, – это было весьма забавно.

– Может быть, продолжим? – вмешался Стивен.

– Итак, Хэмпсон, – спросила Фиби, – почему поместье в таких долгах?

– Ваш дед не удосужился проверить финансовые аспекты своего завещания. Без других доходов, поддерживавших это поместье, после смерти вашего деда оно быстро пришло в упадок. Так обстояли дела, когда появился Уиболт. Он был давним другом вашего дедушки. Мы оба вкладывали свои деньги, пока имели такую возможность; затем продали несколько предметов обстановки, на это у меня есть подробный отчет. Мы просто остались без денег.

– А вы не пробовали связаться с моей тетей?

– Пробовал, мисс. Первый раз это было год назад, тогда же я написал и вам. А еще раз я обратился к ней несколько месяцев назад, но она фактически послала меня ко всем чертям.

– Она никогда ни словом не обмолвилась об этом, – пробормотала Фиби, пораженная неимоверной злобой Хильдегард даже больше, чем ее нежеланием оказать помощь. У нее разболелась голова от полученных сведений.

– Я хочу попросить у вас прощения, мисс. Я подвел вашего отца и подвел вас.

– Мы подвели вас, – удрученно добавил Уиболт, и в комнате воцарилась напряженная тишина.

– Вы делали что могли и даже больше, – встав и подойдя к Хэмпсону, сказала Фиби. – Спасибо вам. Я что-нибудь придумаю, а теперь идите и помогите Ди.

Дождавшись, когда зги бедолаги друг за другом, как идущие на виселицу заключенные, нетвердой походкой вышли из комнаты, Стивен повернулся к Фиби, и боль кольнула его в самое сердце при виде ее бледного усталого лица и отчаяния в глазах. Но он знал, что никогда не сможет облегчить ее страдания, предложив то, чего ей больше всего хотелось, и это было для него самым мучительным. Чтобы не поддаться желанию заключить Фиби в объятия и пообещать ей луну с неба, Стивен отошел к окну и, заложив руки за спину, стал смотреть на далекий горизонт.

– Что вы будете теперь делать?

– Завтра мы должны вернуться в Лондон. Тем или иным способом я выправлю дела.

– Могу теперь я поговорить с Фиби? – обратился Стивен к молодой паре, но Элизабет осталась на своем месте с выражением любопытства на лице. – Наедине, – выразительно добавил он.

Уинстон, мудрый и отзывчивый друг, поднял со стула свою энергично сопротивлявшуюся жену и проводил ее из комнаты. Подойдя к Фиби, Стивен выпрямился и вздернул подбородок.

– Пожалуйста, не думайте, что мне нравится такой поворот событий, но у меня есть предложение.

– Стивен Ламберт, – Фиби помахала пальцем у него перед носом, – если вы собираетесь предложить мне прямо сейчас стать вашей любовницей, я предупреждаю, что могу чем-нибудь запустить в вас.

– Вы самая упрямая женщина из всех, кого я когда-либо встречал. Я собирался предложить вам не откладывая продать поместье и навсегда покончить с этим делом.

– Не верю, что вы можете предлагать такое.

– Я это делаю не для того, чтобы продемонстрировать свою правоту, а потому, что трезво оцениваю положение вещей.

– Я твердо намерена сохранить для себя дом. – Фиби сложила руки на груди, как будто готовилась к сражению. – Хэмпсон живет здесь с восемнадцати лет, он честно служил моему дедушке и хотя иногда и ошибался, но делал все возможное, чтобы сберечь мое наследство. Уиболту некуда идти, и в его состоянии ему невозможно где-нибудь найти место. Боже мой, ведь они тратили свои деньги, стараясь спасти поместье!

– Чудесно, тогда у меня есть другое предложение. Возьмите заем.

– У кого? Банкир только рассмеется мне в лицо.

– У меня.

– У вас?

– Ну да.

– Вы серьезно? – Она в упор посмотрела на Стивена, потом, как в замедленном кино, поднялась со стула и подошла к окну.

Глядя на серые тучи, Фиби обдумывала то, что узнала за последние полчаса, и не могла понять причин скрытности своей тети. Хильдегард никогда не упоминала ни о своих визитах в Марсден, ни о привидении. Покачав головой, Фиби стала размышлять, что теперь ей делать, и неохотно призналась себе, что нуждается в помощи Стивена, несмотря на то что это ставило ее в трудное положение. Он, по-видимому, от чистого сердца хотел помочь ей, и только дурак мог отвергнуть такое предложение. Почувствовав на щеке дыхание Стивена, Фиби хотела повернуться и прижаться головой к его плечу, но поборола это желание.

– Кажется, судьба приготовила еще одно препятствие на моем пути, препятствие, которое я не смогу преодолеть без вашей помощи.

– Если я дам вам…

– Дадите мне взаймы денег, – уточнила она, повернувшись лицом к Стивену. – Я буду вашим должником.

Стивен молча, в глубокой задумчивости смотрел на Фиби.

– Сомневаюсь, – после долгой паузы произнес он, – что любой на месте будущего мужа должным образом оценит тот факт, что у меня находится подобная долговая расписка.

– Это единственная возможность принять вашу помощь.

– Почему бы просто не принять мои предложения и не положить конец этой чехарде?

– Почему бы просто не жениться на мне и не положить конец моим неприятностям?

– Если хотите, я напишу распоряжение, по которому вы немедленно станете полновластной обладательницей двух тысяч фунтов. – Стивен не стал отвечать на ее вопрос, даже мысль о предлагаемом Фиби решении проблемы была абсолютно неприемлема. – Без всяких обманов, без всяких ограничений или вмешательств с моей стороны, – добавил он, нахмурившись. – И пользуйтесь ими, пока не сможете вернуть.

– Какое великодушие!

– Вам будет важен каждый пенни.

– Зачем такая щедрость? – Держа руки за спиной, Фиби прислонилась головой к холодному оконному стеклу.

– Поверьте мне, – Стивен, чуть наклонившись над ней, приложил руки к стеклу по обе стороны от ее лица, так что Фиби оказалась у него в плену, – пытаться изменить мой образ мыслей безнадежно, но если вы придете ко мне в постель и позволите мне заниматься с вами любовью, то это будет только потому, что вы сделали такой выбор, а не потому, что чувствуете себя обязанной мне из-за того, что должны мне деньги.

Как легко было бы подняться с ним наверх, кинуться ему в объятия и принять то, что он предлагал! Стивен чуть коснулся ее своим телом, и тяжелые удары сердца были мгновенным ответом на его прикосновение. Затем он провел губами по ее губам, и Фиби не задумываясь ответила на его поцелуй. Она пыталась без помощи слов дать ему понять, какие чувства, какую страсть пробудил он в ней.

Фиби понимала, что ходит по краю любовной пропасти, и боялась, что уже провалилась в нее. Высвободившись из его объятий, она увидела, что его глаза полны огня, вожделения и страсти, но ей этого было мало. Ей нужно было то, что он держал за семью замками. Идея, с самого утра, не дававшая ей покоя, снова, как легкий ветерок, впорхнула в ее мозг. Стоя сейчас здесь с этим мужчиной, она поняла, что именно нужно постараться сделать, чтобы раз и навсегда покончить с этой бессмыслицей.

Если цыгане наложили на Стивена проклятие, то не могут ли те же цыгане и освободить его от этого проклятия?

Глава 14

– Вы уверены, что мы не сбились с пути? – Фиби всматривалась в извивающуюся серпантином дорогу, затененную зарослями деревьев, росших по обе стороны от тропы.

– Да, – уверенно ответила Элизабет и добавила: – Во всяком случае, надеюсь, что не сбились. По-моему, уже недалеко. – Она заглянула в нарисованную от руки карту, которую держала на коленях, и указала на лесистый склон слева от коляски. – Вон там в скалах установлен каменный крест, а как сказан тот фермер, от этого места остается проехать всего около мили.

– Тогда поехали, – бодро отозвалась Фиби. Ее идея найти цыганский табор выглядела гораздо привлекательнее из лондонской гостиной Элизабет. «Ладно, – решила она, – теперь поздно идти на попятную». Чтобы объехать глубокую рытвину прямо на их пути, Фиби направила коляску вправо и в награду за свои старания услышала громкий дребезжащий звук и вслед за ним почувствовала сильный толчок, от которого экипаж опасно наклонился на левый бок. – Боже милостивый, – пробормотала Фиби, выглянув за бортик коляски, – у нас, кажется, сломалось колесо.

Было очевидно, что экипаж не мог двигаться дальше, и обе женщины с тоской смотрели на грязную дорогу, ставшую еще более негостеприимной, чем минуту назад.

– Если мы едем в правильном направлении, то скоро найдем стоянку цыган. – Фиби выбралась из коляски, чтобы осмотреть поломку. – Мы просто наймем кого-либо из мужчин починить колесо. Вы можете идти? – Фиби была твердо настроена довести начатое до конца и помочь Стивену.

– Я беременная, а не калека, – огрызнулась Элизабет, но тут же извинилась: – Простите меня за грубость, но мне уже так надоело чувствовать себя по утрам больной, что просто нет сил. Своими расспросами и постоянной заботой Уинстон просто доводит меня до бешенства. А что с лошадью? – спросила Элизабет, выбравшись из экипажа на землю.

– Она понадобится, чтобы дотащить коляску до табора. – Фиби распрягла Флэш и, отведя ее на обочину, привязала к большому вязу, который уже совсем распустился.

Набираясь храбрости, Фиби потрогала лежавший з сумочке маленький пистолет – она с ранних лет умела обращаться с оружием и не задумываясь пустит его в ход, если возникнет необходимость, – и обе женщины рука об руку и плечо к плечу двинулись по дороге, стараясь избегать колдобин, корней деревьев и канав с грязью. Переходя через старый полуразрушенный мост, Элизабет споткнулась о валявшийся камень и подвернула ногу. Фиби почувствовала себя виноватой: ведь если бы не она, Элизабет здесь не было бы. Когда Фиби поделилась с Элизабет своим планом, та решила, что не может остаться в стороне. Они вместе разузнали о расположении цыганского табора, сообщили служанке Элизабет, куда отправляются в действительности, а Ди, Стивену и Уинстону сказали, что собрались за покупками. И вот теперь они застряли.

Ну да ничего страшного.

С несколькими короткими передышками они добрались до вершины следующего невысокого холма и, к своей радости, увидели в лежавшей внизу долине расставленные по кругу ярко разукрашенные повозки со странными округлыми крышами. В таборе шла своя жизнь: несколько мужчин чистили лошадей; в центре у костра три жен-шины готовили еду; два мальчика с собакой гонялись за маленькой девочкой, которая, повизгивая от восторга, пряталась то в одну, то в другую кибитку, ловко спасаясь от своих преследователей.

– Вы не передумали, Фиби? – Элизабет смотрела на открывшуюся их глазам сцену, крепко сжимая ручку зонтика, который не захотела оставить в экипаже. – А что, если они действительно ненавидят англичан?

– Глупости. К тому же что еще остается нам делать? Если кто-нибудь не возьмется починить нашу коляску, мы не сможем добраться обратно. Мы должны обеспечить себе возвращение. – Упрямо вздернув подбородок, Фиби зашагала вниз по склону, и Элизабет, прихрамывая, неуклюже последовала за ней.

Лагерь моментально затих и замер, словно позируя для картины художнику.

– Добрый день, – приветливо поздоровалась Фиби, но никто не издал ни звука, даже собака.

– А что, если они не говорят по-английски? – шепнула Элизабет.

Ну и ну, этого Фиби совсем не предусмотрела.

– Конечно, говорят. Как же иначе они торгуют лошадьми? – Улыбнувшись самой располагающей улыбкой, Фиби обратилась к цыганам: – По дороге у нашего экипажа сломалось колесо, и мы хотели узнать, не сможет ли кто-нибудь починить его и установить на место. Мы заплатим за работу. – В ответ она получила ничего не выражающие взгляды и тихие переговоры между цыганами на непонятном для нее языке. – Извините, кто-нибудь здесь говорит по-английски?

Ответом была тишина.

– Ну и что теперь? – Элизабет, у которой начала распухать и болеть лодыжка, присела на большой камень.

Подолы платьев обеих женщин были в грязи и листьях, обувь почти разваливалась, и теперь выяснялось, что целый час, если не больше, был потрачен впустую.

– Вы вряд ли сможете идти, а я ни за что не потащусь по этой грязище обратно к коляске, а потом в деревню за помощью. Я пришла сюда получить ответы на вопросы и не уйду без них.

Когда лохматый пес, размером с небольшого пони, зарычал, здоровенный мужчина с густыми бровями и заросшим щетиной лицом прикрикнул на собаку, и она, удрав к ближайшей кибитке, улеглась там, положив голову на лапы, но больше никто не пошевелился и не нарушил тишины. Фиби подумала, что пес, похоже, поступил правильно, вероятно, разумнее всего было бы отступить. Однако она проделала весь этот путь не просто так, и один враждебно настроенный ворчливый цыган громадного роста не заставит ее убежать от страха.

Но вдруг все оживились и громко заговорили, глядя куда-то мимо Фиби. Она повернулась и увидела позади себя цветущую молодую девушку с черными как смоль волосами, в яркой цветастой юбке и белой блузке, дразняще приспущенной с левого плеча. Легкой походкой цыганка приближалась к Элизабет и Фиби с каким-то надменным и даже презрительным выражением на лице.

– Добрый день. – Фиби снова приветливо улыбнулась, но цыганка, даже не взглянув на женщин, прошла мимо них, таща за собой Флэш.

– Извините, но что вы делаете с моей лошадью?

– Я нашла ее, когда она бродила без присмотра, – пожала плечами девушка, – и теперь она моя.

Фиби не могла понять, что больше поразило ее: то, что девушка объявила Флэш своей собственностью, или то, что она говорила хоть и с сильным акцентом, но на абсолютно правильном английском языке.

– Я думаю, все не так. Я оставила свою лошадь привязанной возле коляски.

– Ты смеешь называть Ариану воровкой? – Глаза девушки вспыхнули от гнева.

– Ни в коем случае, Ариана. Могу я тебя так называть? – При таком повороте событий Фиби, как настоящий дипломат, решила истолковать сомнения в пользу девушки. – Во всяком случае, если Флэш гуляла на свободе, значит, кто-то отвязал ее. Спасибо, что ты поймала ее для меня.

Ариана, сверкнув темными глазами, просто прошла дальше через поляну, обменявшись с другими цыганами замечаниями, которые вызвали несколько смешков, и привязала Флэш рядом. с великолепной белой лошадью.

– Боже милостивый, – пробормотала Фиби.

– Что дальше? – шепнула Элизабет.

– Я вовсе не собираюсь позволить этой девице забрать мою лошадь. – Фиби решительно подошла к Ариане и хлопнула ее по плечу. – Извини, ты, очевидно, не расслышала, что я сказала. Эта лошадь моя. Если ты ответишь мне на несколько вопросов, я возьму Флэш и мы уйдем.

– Хватит, красавица. Я устала от вас, идите.

Их отпустили так величественно, как, в представлении Фиби, мог отпускать подданных король Англия. Желая, даже горя желанием преподать этой черноволосой ведьме наглядный урок хороших манер, Фиби решительно шагнула вперед, но в этот момент земля неожиданно задрожала, и Фиби с Элизабет, обернувшись, увидели, как молодой мужчина верхом на лошади, точно такой же, как та, рядом с которой остановилась Ариана, галопом влетел в лагерь. Подъехав к тому месту, где стояли обе женщины, он легко и красиво спрыгнул с жеребца, как человек, давно привыкший к верховой езде, и окинул взглядом сперва Ариану, стоявшую позади Фиби и Элизабет, а потом остальных, с жадным любопытством наблюдавших за разворачивавшимися событиями.

– Добрый день, – поклонился он с улыбкой, которая, несомненно, вскружила голову не одной молоденькой девушке. – Меня зовут Райс. Я не знал, что у нас сегодня гости. Что вы здесь делаете?

Фиби уже устала от объяснений, однако этот человек говорил на чистейшем английском языке, если не считать лишь небольшого акцента, и его манера поведения явно требовала от нее ответа. К тому же не исключено, что он мог помочь им.

Рассказывая, что Ариана забрала ее лошадь, Фиби бросила на девушку укоризненный взгляд, но та, продолжая чистить Флэш, только вскинула голову. Хотя наглость этой цыганки уже стала возмущать Фиби, она, постаравшись улыбнуться, добавила в заключение:

– Итак, если вы будете добры ответить нам на несколько вопросов и убедить эту девушку вернуть мне лошадь, мы уйдем отсюда.

Скрестив руки на груди, Райс пристально рассматривал Фиби, а затем пальцем убрал ей со лба выбившийся завиток.

– Мне нравится твоя храбрость, малышка.

– Вы… Я… Из всего… – В горле у нее зашипело, как в пересохшем фонтане. – Можете называть меня мисс Рафферти. А это леди Пейли. – Она особо выделила слово «леди». – Как вы смеете позволять себе такие вольности!

– Смею, потому что вы, прекрасная дама, очевидно, вхожи в самые изысканные салоны Лондона и явились в мой лагерь одна, без охраны и без мужчины. Раз вы здесь, я должен сказать вам, что привык брать то, что мне хочется.

– Нет, вы совершенно не справедливы ко мне. Наши спутники отстали, вот и все. – «Да, – подумала Фиби, – Стивен был самонадеянным, но его наглость ничто в сравнении с этой развязностью».

– Если бы вы были моей женщиной, – Райс хмыкнул, его голос потеплел и стал почти ласковым, – я никогда не отпускал бы вас одну.

– Веселенькое дело. Я тогда умерла бы от тоски, и притом очень скоро.

Райс все еще продолжал посмеиваться, когда Ариана пулей подлетела к нему – другими словами трудно описать ее движение, – и они на глазах у Фиби стали на повышенных тонах объясняться друг с другом. Затем Ариана, тряхнув кудрями, двинулась на Фиби, которая, не успев узнать намерений девушки, уже опрокидывалась на землю, чтобы с неподобающим для леди шлепком приземлиться зеленым полотняным платьем прямо в грязь.

Вопль Фиби и испуганный вскрик Элизабет наполнили долину, а Райс, процедив сквозь зубы что-то, видимо, не очень нежное, оттащил Ариану в сторону. Но она, нисколько не смутившись, сложила руки под грудью и с вызовом посмотрела на него.

– Не ревнуй понапрасну. – Он угрожающе шагнул к ней. – Как бы не пришлось пожалеть.

– Ревную? Ха-ха. Я беру только свое, ни больше ни меньше.

– Прошу прощения, – покачав головой, обратился он к Фиби. – Ариана часто напрашивается на наказания за свое поведение. Пойдемте, мы подберем вам другую одежду.

– Нет.

– Святые небеса! – Он воздел руки к небу. – Избавьте меня от упрямых женщин. Не спорьте. – Он протянул Фиби руку: – Пойдемте.

Отказавшись от его помощи, Фиби поднялась на нога и отряхнула руки. «С меня довольно», – решила она. Ей не нужна новая одежда, ей нужно получить ответы на свои вопросы, вернуть свою лошадь и уйти – желания располагались именно в таком порядке. Фиби стало ясно, что теперь следовало действовать совершенно по-другому, и, достав из сумочки пистолет, она навела его на лоб Райса. О Боже, если бы кто-нибудь сделал хоть малейшее движение, она всадила бы пулю ему между глаз. И наградой ей была оглушающая тишина.

И Райс, и Ариана были совершенно ошеломлены и растеряны, во всяком случае, так считала Фиби, пока истинное отношение к происходящему не выразилось сначала в насмешливой улыбке Райса, а потом и в его громком раскатистом хохоте.

– Клянусь, я умею с ним обращаться, и не думайте, что я им не воспользуюсь. А теперь отдайте мне мою лошадь.

– Я не могу этого сделать, малышка, – сказал Райс, смахнув выступившие от смеха слезы. Фиби не успела ни моргнуть, ни охнуть, как он, сделав резкий выпад вперед, прижал ее руки к бокам и выхватил у нее пистолет, а когда она стала сопротивляться, отпустил ее и отступил назад. – А ты, красавица, непредсказуема. К сожалению, Ариана уверена, что лошадь должна принадлежать ей. Я не имею права вмешиваться. Нужно изыскать другой путь для решения этого дела.

– Мы не уйдем без нашей лошади. – Элизабет встала рядом с Фиби. – Вы можете мучить нас и морить голодом, можете завести в лес и бросить там навсегда, но, предупреждаю, мой муж из-под земли вас достанет и голыми руками вырвет ваше сердце.

Фиби не представляла себе, что ее подруга может настолько образно выражаться, но их выбор сократился так, что дальше некуда, и, сжав руку Элизабет, она повернулась лицом к этому давящемуся от смеха неотесанному варвару, чье поведение в глазах Фиби было ничем не лучше поведения Арианы.

– Ну и что же именно вы задумали?

– Фиби, – воскликнула Элизабет, – вы же не собираетесь…

– Я не хочу ничего иного, кроме как задать несколько вопросов и убраться отсюда. Но мы можем полагаться лишь на самих себя, так что нам остается только договариваться.

– Лошадь моя, – подбоченившись, заявила Ариана, нагло подтверждая свое требование, – и только я буду заключать сделку.

– Ха! – возмущенно хмыкнула Фиби. – Ты воровка, и я не дам тебе ни гроша за мою собственную лошадь.

– Спокойно, Ариана, – удержал девушку Райс.

– Это почему? Потому что она леди в красивом платье?

– Для твоей ревности нет причин. Предупреждаю, веди себя прилично. Пойдемте со мной, мисс Рафферти.

– Не надейтесь, что леди Пейли или я пойдем куда-нибудь с вами. Мне нужна моя лошадь, и я хочу получить ее немедленно. Вы сказали, что есть способы разрешать подобные споры. Что это за способы?

– Цыгане очень ревностно относятся к своим ценностям. Они обладают достоинством и гордостью, которые проявляются везде, будь то какие-либо сделки, драки или бега, особенно если это бега. Уверен, что они не очень, симпатизируют таким, как вы. – Он стоял, сцепив пальцы рук, и смотрел на всех трех женщин так, словно готов был их задушить.

– Что это за гонки? – Фиби едва сдерживала возбуждение; правдами или неправдами, но она отвоюет свою Флэш, а если он думает, что напугал ее, то пусть подумает еще.

– Мы скачем на лошадях, глупая англичанка! – выкрикнула Ариана с победоносной улыбкой.

– О-о-о, – прошептала Фиби, поблагодарив небеса за существующее мнение, что леди совершенно беспомощны за пределами гостиных. – И насколько это трудно?


– Они обе совсем спятили. Клянусь, я… – От ярости Стивен не закончил фразу; то, что они с Уинстоном нашли брошенный экипаж со сломанным колесом, мало способствовало успокоению.

– Тут я полностью с тобой согласен, дружище, – поддержал его Уинстон, пнув ногой разлетевшуюся вдребезги деревяшку. – Элизабет и Фиби – это пара, с которой не соскучишься. Единственное утешение, что Райс не причинит им вреда и не допустит со стороны цыган никаких выходок, пока дамы находятся в его владениях.

– Верно, но что собой представляет сам Райс? У него черт знает какая репутация. Бог мой, я видел, как этот человек ведет себя. Ему достаточно сказать пару фраз по-цыгански, и женщины, теряя голову, прыгают к нему в постель.

– А, теперь я понял. – Глаза Уинстона насмешливо блеснули. – Никогда не думал, что снова замечу в тебе чувство собственности по отношению к женщине.

– К черту чувство собственности, я просто слишком зол, чтобы думать о таких вещах. А кроме того, я дал ей взаймы деньги и беспокоюсь о своем капитале.

– Правда?

– Ну конечно. Хильдегард мало волнует благополучие Фиби, но кто-то же должен оберегать ее.

– Не исключено, что Райс был бы счастлив взять на себя эту обязанность. Я слышал, он окончательно решил вернуть себе свой титул. Вероятно, ему потребуется и жена.

– Проклятие, – снова выругался Стивен. Он знал Райса с тех пор, когда им было по четырнадцать лет, и считал его порядочным человеком, одним из немногих, кого он мог назвать своим другом. Райс, безусловно, будет хорошим мужем для любой женщины, но, черт бы его побрал, пусть он найдет себе другую женщину. Эта внезапная волна ревности еще больше разозлила Стивена, но он постарался быстро оправдать ее затянувшимися поисками дам и, без особой радости уловив насмешку в голосе друга, пустил Кавалера в галоп, оставив Уинстона в облаке пыли.

Поднявшись на холм, они, не останавливаясь, легким галопом направились в лагерь, где кипела бурная деятельность. Разглядывая кибитки в поисках признаков присутствия Фиби или Элизабет, Стивен увидел Райса, который стоял, широко расставив ноги и скрестив на груди руки.

– Где они, черт возьми? – заорал Стивен, спрыгнув с лошади.

– Это так-то ты приветствуешь старого друга? – Райс усмехнулся и крепко обнял Стивена. – Из твоего вопроса я делаю вывод, что ты приехал за рыжеволосой. Какая жалость! Она загадочное воплощение женственности, заключенное в совершенно восхитительном теле.

– Полегче, Стивен защитник этой девушки, – предупредил Уинстон, тоже обнявшись с Райсом.

– Ты опять женишься? – Райс приподнял бровь.

– Да нет же, черт возьми. Ты лучше всех знаешь мое положение. Это просто… ну да ладно.

– Я понял. Она твое «наказание». Я познакомился и с твоей женой, Уинстон. Должен сказать, друзья, день был интересным. Я думал преподать обеим леди урок, но шестилетние дети были бы лучшими учениками, чем эти дамы.

– Где Фиби?

– В данный момент она готовится к скачке.

– Она – что?

– Советую рассказать все сразу, – покачал головой Уинстон.

Выслушав всю историю, Стивен не мог решить, наградить ли Фиби медалью за храбрость или прочитать лекцию о ее глупости; скорее всего она заслужила и то и другое. Но одно Стивен знал совершенно точно: он хотел ее видеть, и сейчас же.

– Фиби Рафферти! – Его голос громом прокатился над долиной, и собаки попрятались под повозками, дети уткнулись в материнские юбки, а Райс и Уинстон молча забавлялись происходящим.

Выглянув из-за ближайшей кибитки, Фиби быстро спряталась, но Стивен успел ее заметить.

– Фиби Рафферти, нет смысла прятаться.

– И тебе тоже, дорогая, – поддержал друга Уинстон.

– Тьфу, – буркнула Фиби. Разумеется, она была рада видеть Стивена, даже счастлива, но его свирепый вид не предвещал ничего хорошего.

– Что будем делать? – спросила ее Элизабет.

– Перейдем в наступление. – Фиби подбежала к Стивену, ответив на его взгляд таким же твердым взглядом. – У меня был неудачный день, Стивен Ламберт, и я сказала бы, что в этом есть и ваша вина, так что не смейте на меня кричать.

– Это относится и к тебе, Уинстон. – Элизабет, стоя позади Фиби, старалась сохранить достоинство, пуская в ход все свое искусство, потому что ее лодыжка уже была похожа на бревно.

Из уст Райса вырвался звук, подозрительно похожий на смех, и молодой человек, хлопнув друзей по спинам, отошел от них, качая головой, а Фиби почувствовала себя так, словно швырнула камень ему в голову; точнее сказать, она чувствовала себя так, будто поколотила вообще всех мужчин на земле.

– Элизабет, ты отдаешь себе отчет, что могла серьезно пострадать?

Фиби никогда прежде не слышала, чтобы Уинстон говорил таким тоном. «Гром и молния, и он тоже сердит», – сделала вывод Фиби.

– Элизабет не виновата, – вступилась она за подругу, – это я заставила ее сопровождать меня.

– Хм… – проворчал Уинстон. – У нее, как и у вас, хватает ума и здравого смысла, когда она хочет ими воспользоваться, но сегодня вы обе, кажется, напрочь лишились и того и другого.

– Я повредила лодыжку. – Глаза Элизабет наполнились слезами, и Уинстон со вздохом раскрыл жене объятия, и она, подмигнув Фиби, прильнула к его груди.

В течение двух секунд Фиби прикидывала, не воспользоваться ли и ей такой же уловкой, но один взгляд на грозное выражение лица Стивена убедил ее, что это будет пустой тратой времени.

– Если вы намерены поучать меня, можете просто оседлать лошадь и вернуться в Лондон, – объявила она Стивену.

– Знаете, я так и сделаю. Уеду и предоставлю вас самой себе. Не понимаю, почему я так беспокоюсь.

«Потому что вы добрый», – подумала Фиби про себя, понимая, что он посмеется над ней, если она предложит такое объяснение, и вместо этого сказала:

– Во всяком случае, во всем виноваты вы.

– Вы вините меня в своей неудаче? Святая Дева Мария, я весь день никуда не выходил из дома. Что я совершил?

– То, что вы существуете, – выпалила Фиби, а Стивен, ничего не понимая, сделал большие глаза и сжал челюсти. Зная, что ей неизбежно придется все объяснить, Фиби вздохнула. Даже если она не сделает этого, Элизабет наверняка поделится с Уинстоном, а тот все передаст Стивену. – Я приехала сюда ради вас. Я считаю, если цыгане могли наложить на вас проклятие, то цыгане могли бы и снять его с вас.

– Я… – Он резко оборвал себя и стремительно пересек разделявшее их пространство, но в последний момент неожиданно свернул, отошел к торчавшему рядом пню и принялся расхаживать около него, топая, как разъяренный тролль; потом шагнул к Фиби и, взяв ее за подбородок, впился в приоткрытые губы, а затем так же резко отпустил ее.

– Но только не воображайте, что мы на этом закончили. Будьте осторожны, – напомнил он ей напоследок и, быстрыми шагами подойдя к Райсу, стоявшему на краю поляны, и скрестив на груди руки, приготовился наблюдать за скачками, с удовлетворением отметив про себя, что Фиби так и осталась стоять молчаливая.

Опомнившись и обнаружив, что она замерла и смотрит на Стивена, как испуганный заяц, Фиби нахмурилась и поспешила к своей лошади, решив, что он совсем потерял рассудок, если вот так то набрасывается на нее, то целует.

По правде говоря, уже много дней у Стивена было ощущение близкого счастья. Но когда непрошеные и неосуществимые мечты о супружеских радостях вторглись в его мозг, ему на память пришел образ Эмили, ее скорченное, изувеченное тело и переломанные кости. Мысль, что тело Фиби будет таким же обмякшим и искалеченным, была невыносима, его решение сделать ее своей любовницей еще более окрепло, и он мысленно в который раз поклялся себе, что не будет жениться. Со смешанным чувством беспокойства и восхищения Стивен следил, как Фиби седлала Флэш, а когда она задрала юбки выше колен и заткнула их между ног, он чуть было не бросился к ней через поляну, чтобы снова опустить платье до лодыжек. Отвернувшись, он стал разглядывать лошадей и место состязаний.

Наездницы должны были объехать долину, подняться по северному склону холма, а затем снова спуститься вниз и сделать последний бросок к финишу, где их ожидало большинство зрителей. На пути наездниц было три препятствия: небольшой ручей, поваленное дерево и деревянный прицеп к повозке.

Белая кобыла, на которой скакала Ариана, была великолепна – сильная и резвая, со стройным поджарым телом и пышной гривой, украшенной разноцветными ленточками. Словно понимая, что она выступает перед зрителями, лошадь размахивала хвостом с таким же высокомерием, с каким Ариана встряхивала своими распущенными кудрями. Флэш же была сама грация и элегантность; с этой чистопородной кобылой никто не мог соперничать там, где требовались целеустремленность, выносливость и скорость.

– Это одна из твоих испанских лошадей? – Стивен кивнул на лошадь Арианы.

– Бесподобное животное. – Стоя со сложенными на груди руками, Райс улыбнулся, как гордый отец. – Она и ее брат дадут породистое потомство. Между прочим, насколько уверенно держится в седле мисс Рафферти?

– У меня не было случая самому это оценить, но она утверждает, что профессионально. Во всяком случае, не сомневаюсь, что во время скачки она сделает все, чтобы пощекотать мне нервы.

– Знаешь, – усмехнулся Райс, – мужчины и женщины похожи на лошадей. При удачном подборе пар можно получить великолепное продолжение рода.

– Не начинай заново, – предупредил Стивен друга.

– Не смотри на жизнь так мрачно, дружище. Мисс Рафферти – это сверточек, который стоит беспокойства. Вот так. – Райс подал знак Торио, отцу Арианы, который стоял между двумя женщинами, держа в вытянутой руке синий платок.

Обе всадницы внимательно следили, когда платок опустится вниз, и как только его уголок коснулся земли, Фиби, почти прижав голову к шее лошади, пустила Флэш галопом. Копыта кобылы подбрасывали в воздух комья грязи, ее мышцы вздулись, она старалась изо всех сил для своей хозяйки. Ариана с сосредоточенным видом шла наравне с Фиби, и Стивен невольно залюбовался искусством обеих женщин, зная, что лошадь отдает свое сердце только тому наезднику, который умеет найти к ней подход.

Зрители заметно оживились, когда обе наездницы одновременно преодолели ручей; теперь впереди был холм. Лошади, зарываясь копытами в мягкую землю, исчезли среди деревьев и, к большому сожалению Стивена, скрылись из его глаз.

Глава 15

Птицы разлетелись, маленький кролик быстро шмыгнул в безопасное место, и громко затрещала белка, протестуя против вторжения в ее тенистую обитель. Фиби пригнулась еще ниже, чтобы уклониться от преградивших ей путь ветвей, и звук тяжелого дыхания Флэш музыкой прозвучал у нее в ушах. Фиби уже и раньше чувствовала силу в этой чистопородный кобылке, но сегодня Флэш вся отдалась скачке, и Фиби, зная, что лошадь делает это ради нее, прошептала ей в ухо слова поощрения. Топча копытами листву и папоротник, Флэш взбиралась все выше и выше, и Фиби казалось, что они вспорхнули и плывут в воздухе, как птичья песня.

Прорвавшись сквозь заросли деревьев, Фиби внезапно оказалась на вершине холма к, развернув лошадь, ринулась вниз. Ариана ни на шаг не отставала, и Фиби восхищалась искусством цыганки и мощью ее кобылы; обе девушки улыбались, их объединяла любовь к скачкам, упоение чувством свободы и скрытой силы. Издав пронзительный вопль, Ариана пришпорила лошадь и вырвалась вперед, но Фиби, не переставая улыбаться, сделала то же самое и понеслась к подножию холма. Из-за большого уклона Фиби перенесла вес тела на стремена, чтобы успешнее справиться с крутизной, и – чудо это или не чудо – внизу она оказалась чуть-чуть впереди соперницы.

Когда лошади выскочили из кустарника на головокружительной скорости, Стивен, увидев, что Фиби на волосок опережает Ариану, от волнения схватился за ветку дерева. Флэш легко перескочила через лежащее бревно, и теперь перед ней оставались только открытая лужайка и прицеп к повозке. Перелетев через последнее препятствие и опустившись на каменистую почву, Флэш чуть присела на задние ноги, слегка утратив свое преимущество.

– Расслабься, дружище, – видя переживания Стивена, успокоил его Райс. – Взгляни на нее, она знает, что делает.

– Вот сумасшедшая, – неодобрительно пробурчал Стивен, чувствуя, как у него колотится сердце, – я же просил ее быть осторожной.

Фиби выправилась в седле, перехватив поводья ближе к шее лошади, и по движению ее губ Стивен догадался, что она ласковыми словами и похвалой подгоняет Флэш к победе. Растрепанные ветром волосы Фиби летели за ней, как огненное знамя, лошади шли ноздря в ноздрю, и бешеная гонка приближалась к финишу. Двадцать футов отделяло Фиби от того места, где стоял Торио, снова подняв вверх платок, и Флэш, сделав последний мощный рывок, снова вышла в лидеры, а Фиби, выхватив платок из руки Торио, подняла его над головой. Ее лицо светилось нескрываемой радостью, щеки алели – она жаждала победы.

Никогда еще она не казалась Стивену такой прекрасной, и на него нахлынула буря эмоций. Это была гордость, а за ней последовало непреодолимое желание, от которого стало трудно дышать. Однако Стивен почувствовал, что это возбуждение было чем-то иным, не просто вожделением, и очень встревожился.

Фиби доверчиво взглянула на него, словно открывая ему окно в свое сердце, и приветствовала кивком, приглашая разделить с ней победу, но, кроме этого, еще и обещая скрасить его одиночество. Она предлагала ему ключ, чтобы выпустить на волю чувства, которые он тщательно закапывал все эти годы.

– Что будешь делать? – Райс положил руку на плечо Стивена.

– А что мне делать?

– Это вопрос, на который можешь ответить только ты сам, мой друг. Но взгляни, как она на тебя смотрит. Мужчина должен быть круглым дураком, чтобы не замечать глаз, которые говорят от всего сердца, как сейчас говорят ее глаза.

Не обращая внимания на слова Райса, Стивен вызвал в памяти образ Эмили, ее искалеченное тело в луже крови, ее последний предсмертный вздох. Пусть его считают трусом, но он не может допустить повторения чего-либо подобного. Если сейчас он подойдет к Фиби, у него может не хватить сил отказать ей в том, что она без слов просила у него. «Поэтому, – решил Стивен, – мне лучше уйти». И он поспешил прочь, ища убежища в лесу.


К своей величайшей досаде, Фиби увидела, как Стивен отошел от Райса и скрылся среди деревьев. Чего он ожидал от нее? Пересекая финишную линию, она видела, что в его глазах светилась не просто гордость за нее, а нечто большее. «Чушь и ерунда. Возможно, я видела то, что хотела увидеть», – убеждала она себя.

– Теперь устроим праздник. – Подойдя к Фиби, Райс помог ей спуститься с лошади и, проводив к небольшой кибитке, втолкнул внутрь.

Там на кровати, занимавшей все пространство у противоположной стены, была навалена гора одеял и подушек, под кроватью стояли два больших ящика, вдоль боковых стен одна на другую были нагромождены коробки и корзины, а с деревянной перекладины свешивались ярко расписанные шали, шелковые шарфы, ведра и сковородки. И среди всей этой неразберихи с легкостью, которую человек приобретает после, многих лет кочевой жизни, когда все мирские блага умещаются в деревянном ящике на колесах, двигалась цыганка по имени Анна. Поставив на колченогий табурет ведро воды и положив рядом тряпку, она жестом предложила Фиби вымыться.

– Почему все так чудесно? – раздеваясь, спросила Фиби. – Наверное, потому, что я победила.

– Верно, но никто не проиграл, ведь с самого начала лошадь была твоей. – Цыганка рассмеялась, видя изумление Фиби. – Не удивляйся. Ариана нашла лошадь, и если бы ты не появилась, ей досталось бы великолепное животное. Но когда ты пришла, право на лошадь стало для нее делом чести, а кроме того, она заметила, что Райс засмотрелся на тебя. Ариана забывает, что он знатный человек и никогда не будет принадлежать ей.

– Райс… он не…

– Райс внебрачный ребенок, наполовину цыган, наполовину англичанин, и это его владения. Ты поражена?

Фиби уже задавала себе вопрос, что могло связывать троих мужчин, но никак не ожидала услышать такое объяснение.

– Не в моих правилах строить какие-то предположения, я просто удивлена, – ответила она, энергично отмывая лицо. – Вещи редко оказываются такими, какими кажутся на первый взгляд.

– Очень верно и очень мудро. Сегодня ты скакала верхом, как настоящая цыганка. – Анна вытащила из ящика шерстяную юбку и гладкую белую блузку. – И оденься сегодня вечером по-цыгански. Твой мужчина будет доволен.

– Он не совсем мой мужчина. То есть я хотела бы, чтобы он был моим, но он смотрит на это по-другому.

– Его глаза пылают огнем, и сегодня вечером ему будет трудно отказать тебе. Райс сказал, у тебя есть вопросы. Этот красавец дворянин – ты из-за него приехала сюда?

– Я надеялась кое-что узнать.

Фиби потрогала рукой юбку насыщенного пурпурного цвета, которая искрилась, как живая, и, отбросив всякую застенчивость, скинула на пол оставшуюся на ней одежду и надела блузку, которая чуть сползла с одного плеча и соблазнительно приоткрыла грудь, а затем юбку, доходившую до лодыжек. Покружившись в тесноте кибитки, Фиби почувствовала себя очень удобно в одежде из мягкой, легкой ткани, которая не стесняла движений.

– Садись. – Анна вынесла воду и, вернувшись, указала ей на маленькую табуретку. – Спрашивай.

Фиби рассказала о проклятии со всеми подробностями, которые ей были известны, и Анна, расплетая ей косу и осторожно расчесывая волосы, задала несколько вопросов и потом надолго замолчала.

– Твой мужчина верит в силу этого проклятия? – наконец спросила она.

– Думаю, верит. Ведь он считает себя виноватым в смерти двух женщин и лишает нас возможности, поженившись, быть вместе. Я надеюсь найти способ изменить его взгляды.

– Никто не может с уверенностью сказать, есть проклятие или его нет. Проклятие или чары любого рода обычно связаны с верованиями человека, его виной, страхом или алчностью. Если ребенку без конца повторять, что он плохой, то в конце концов он поверит, что это правда. Так и здесь. В сердце твоего мужчины есть ответы на все вопросы, но он должен найти их сам. Дай мне посмотреть на твою руку.

Фиби протянула ей руку, и Анна, нежно распрямив пальцы Фиби, начала внимательно изучать, линии на ее ладони.

– Я вижу, детка, у тебя будет долгая жизнь и много детей, – сказала она, несколько раз погладив ладонь девушки.

«Долгая жизнь – это хорошо, – решила Фиби, – и дети тоже хорошо». Ей хотелось иметь детей. Но кто их отец?

– Ты влюбишься в одного мужчину, – продолжала Анна, – но не он будет тем, за кого ты выйдешь замуж.

– Ты хочешь сказать, что я не выйду замуж за Стивена? – Фиби не понравились слова Анны.

– Ладонь не называет мне имен. Она показывает мне, что у тебя в жизни есть два разных пути. Ты выйдешь замуж и можешь быть счастлива, если позволишь себе быть счастливой. – Эти предсказания Анны окончательно сбили Фиби с толку.

«Однако я уже слишком долго прячусь от Стивена», – подумала Фиби и выбралась из кибитки. К этому времени вечерний сумрак уже взял верх над дневным светом, от пылающих костров к небу поднимались языки пламени, а по всей долине разносились смех, музыка и аппетитные запахи еды.

Бродя по лагерю в поисках знакомого лица, Фиби вдруг поняла, откуда у Арианы такая походка. У нее самой юбка плясала вокруг лодыжек, тонкая муслиновая блузка соблазняюще скользила по не затянутой корсетом груди, а волосы, непривычно ниспадавшие на спину ниже пояса, двигались из стороны в сторону. Сегодня вечером вдали от презрительного взгляда тети и непрекращающихся критических замечаний высшего общества Фиби впервые за несколько недель почувствовала себя свободной. Правда, это была только короткая передышка, обманчивая реальность, и Фиби, прекрасно понимая это, тем не менее была настроена веселиться, ни о чем не задумываясь.

Расположившись у огня, Элизабет, Уинстон и Анна о чем-то беседовали, а Райс и Стивен сидели на одеяле по другую сторону костра, прислонившись к лежащему бревну. Тихо подойдя к костру, Фиби остановилась, не зная, как поведет себя Стивен, а он, заметив ее, сразу же подвинулся на край одеяла и протянул ей руку, очевидно, забыв о своей недавней вспышке гнева. Одна из цыганок принесла большое блюдо с едой, и Фиби вдруг почувствовала острый голод – это и неудивительно, ведь с самого раннего утра у нее во рту не было ни крошки.

– Куда собираются Элизабет и Уинстон? – взяв кусок жареного мяса, поинтересовалась Фиби.

– Видимо, Элизабет старается оставить нас с вами одних.

– Чтобы вы могли убить меня без свидетелей, – пробормотала она себе под нос.

– Сомневаюсь, что наличие свидетелей будет решающим фактором в этом деле. Я представлю свои доводы, и палата лордов проголосует в мою пользу.

Сидевший рядом Райс засмеялся, а Фиби хотела было затеять спор, но тут же решила не обращать внимания на грубость мужчин и их дурацкие убеждения. Ей хотелось насладиться очарованием этого вечера и получить от него удовольствие, ведь для этого у нее была масса возможностей – она была со Стивеном, вдали от Лондона, среди людей, ведущих совершенно особенную жизнь.

– Тогда буду считать, что мне стоит веселиться, пока я имею право на жизнь.

– Что вы замышляете на сей раз?

– В каком смысле? – Фиби еще раз удивилась, что ему удается читать ее мысли.

– Мне знаком этот блеск у вас в глазах и ваша привычка покусывать большой палец, когда вы что-то обдумываете, перед тем как принять решение. По опыту наших прошлых встреч могу сказать, что меня это настораживает.

– Вам кто-нибудь говорил, что вы подозрительный человек? – покусывая уже не палец, а вкусное мясо, спросила Фиби. – Какие неприятности могут ожидать меня здесь?

– Будь у вас достаточное количество времени, я не сомневаюсь, вы ввергли бы Англию в мировую войну, – ответил Стивен, глядя на пламя костра.

– Уверен, ты шутишь, дружище, – заметил Райс, потянувшись за кувшином с элем. – Она же всего лишь женщина.

– Всего лишь женщина? Хочу, чтобы вы знали, про женщину нельзя сказать «всего лишь». Мы способны на великие дела, это вы, мужчины, привязываете нас к вышиванию, обедам и балам.

– Я вас понял, – согласился Райс и повернулся к Стивену: – Она – истинное наказание. Мужчина, которому она достанется, не захочет с ней расстаться ни на минуту. – Ухмыльнувшись, он оставил Стивена вдвоем с Фиби и подошел к дородному мужчине, державшему в руках странный, похожий на скрипку, инструмент.

– Что он хотел сказать?

– Ничего, – ответил Стивен и мысленно поправил себя: «Многое». Райс очень откровенно изложил свои наблюдения, он считал Стивена слепцом, который не может расстаться со своим прошлым.

– Откуда вы знаете Райса?

– Представляю, как наша дружба ошеломила вас. Высший свет был бы, наверное, рад найти какое-нибудь гнусное объяснение нашим отношениям.

– Вы собираетесь мне что-то рассказать или весь вечер будете делать загадочные намеки и заниматься самобичеванием?

– Извините меня, я совсем забыл о вашем решении выступать в роли моего защитника. – Он уперся локтем в согнутое колено и устремил взор в пламя костра, вызывая в памяти давнее прошлое. – К тому времени когда мне исполнилось четырнадцать, представление о том, что я унаследовал, крепко-накрепко засело у меня в голове. С самого рождения я слышал истории о моих предках, и общество не упускало возможности грубо напомнить мне о них. Как-то мы обсуждали трех ведьм из «Макбета», и мой одноклассник стал насмехаться над моим знаменитым родом. Но это было его ошибкой. На меня что-то нашло, я набросился на него и до крови избил. Не волнуйтесь, Фиби, – усмехнулся Стивен, заметив ее испуг, – я тогда еще не научился владеть собой.

– Он получил по заслугам.

– Неужели вы так кровожадны? – Ее безоговорочная преданность всегда удивляла Стивена. – Тем не менее, – продолжил он, откашлявшись, – меня на две недели отстранили от занятий и отправили домой, а там мне пришлось выслушать от отца нудную длинную лекцию о том, что я должен смириться со своей несчастной судьбой. Как раз в это время неподалеку стоял цыганский табор, и я, желая восстановить справедливость – ведь именно цыгане были причиной всех моих неприятностей, – искал кого-нибудь, кого угодно, чтобы отомстить. Райсу не повезло, и весь мой гнев обрушился на него. Он сидел на берегу озера и бросал в воду камушки. Я не знал, что у него были свои счеты со злыми духами, ведь не так легко быть внебрачным сыном дворянина, который отказывается признавать отцовство. Нечего и говорить, что, сойдясь, мы стали похожи на двух задиристых псов, готовых драться на смерть, и действительно чуть не убили друг друга. Поняв, что победы в этой схватке не будет, мы оба, избитые и окровавленные, в изнеможении бросились на землю. Но все в жизни переменчиво, и вскоре мы стали настоящими друзьями. С годами мы оба научились нести по жизни свой крест. – Слепая покорность, пассивное повиновение судьбе звучали в его словах, и именно с этим боролась Фиби, и именно против этого должен бы восстать и сам Стивен.

– Теперь я поняла, насколько глупо было думать, что, приехав сюда, я смогу защитить вас, – сказала Фиби, водя пальцем по темно-красной нити юбки. – Уверена, вы уже в избытке задали вопросов о проклятии.

– Я задавал вопросы, пока не понял, что не получу ответов, которые искал. Все, что я узнавал, оказывалось чем-то загадочным, но нисколько не менявшим того, что пять женщин связали свою судьбу с родом Бэдриков, и все пятеро умерли. В жизни существуют некоторые вещи, просто не поддающиеся объяснению. – Он переплел пальцы своей руки с пальцами Фиби. – И изменению.

Стивен высказался совершенно ясно, почти в точности повторив то, что говорил ей с их самой первой встречи.

Но как бы ни было глупо с ее стороны, Фиби не хотела соглашаться с ним и, отвернувшись от взгляда его шоколадных глаз, моливших понять его и подчиниться, отдалась захватившему ее ритму цыганской музыки. Музыкальные такты, как барабанная дробь, отдавались в ее теле, вливая в него энергию, и вскоре Фиби уже притопывала ногами и хлопала в ладоши в такт мелодии.

Ариана, поднявшись со своего места, легкими шагами обошла вокруг костра и остановилась перед Фиби в вызывающей позе, упершись кулаками в бедра.

– Сегодня днем ты скакала как цыганка, покажи нам сегодня вечером, можешь ли ты танцевать как цыганка.

У Фиби на мгновение от изумления приоткрылся рот, она не была уверена, что стоит принимать вызов, а это, конечно же, был вызов. Стоя перед Фиби, Ариана раскачивалась под музыку и, вытянув руки над головой, зажимала и разжимала по очереди пальцы, как будто помахивала веером.

Решительно и легко поднявшись с земли, Фиби присоединилась к Ариане, повторяя, движения цыганки; ноги Фиби двигались сами собой, все мысли куда-то уплыли; холодный ночной воздух, тепло от костра и горящий взгляд Стивена ласкали ее тело. В их танец включились еще несколько женщин, и Фиби подумала, что это самое великолепное, самое невероятное из всего, что с ней когда-либо происходило.

Стивен и раньше видел, как танцуют цыганские женщины, и восхищался их гибкостью и нескрываемой чувственностью. Но Фиби затмевала всех женщин плавным движением бедер, грациозность ее танца была ни с чем не сравнима. Она кружила вокруг костра, глубоко уйдя в себя и полуприкрыв глаза; ее волосы, каскад пламенеющих кудрей, светились, как закатное солнце на Карибах. Боже, как он хотел ее, хотел прямо сейчас. Его желание было гораздо сильнее, чем тогда, когда он в первый раз был в постели с девушкой-служанкой, совратившей его; он хотел Фиби сильнее, чем когда-либо хотел Эмили, Луизу или кого-то из своих любовниц. Его пальцы тянулись коснуться ее оголенных плеч, губы жаждали поцеловать полураскрытые губы девушки и прижаться к ее груди, которая дразнила Стивена каждый раз, когда Фиби поднимала и опускала руки. Ему хотелось – нет, он просто не мог без этого – погрузиться в ее тепло и назвать ее своей.

Музыка стала более ритмичной, более дробной; Ариана взяла Фиби за руки, и, вытянув перед собой скрещенные в запястьях руки и подняв лица к небу, они закружились на месте, а их волосы, как черный и золотисто-рыжий флаги, развевались позади них.

Прозвучал последний мощный аккорд, и музыка оборвалась, но пульс, барабанивший в висках у Стивена и отдававшийся во всем теле, продолжал стучать. Не задумываясь о том, что будет дальше, Стивен вскочил, подошел к Фиби, схватил ее за руку и, с облегчением прочтя в ее глазах покорность, повел в сторону от костра. Они оба понимали, что сегодня особенная ночь, когда можно забыть обо всем и обмануть себя.

Снова заиграла музыка, и на этот раз на лесную сцену вышли мужчины с более напористым, мужественным танцем, но Фиби перестала следить за представлением. Когда Стивен, прихватив со ступенек кибитки одеяло, повел ее еще дальше, она, не произнеся ни слова, последовала за ним. Музыка громким эхом все еще звучала в ее теле, и Фиби никогда до этого не чувствовала в себе такой полноты жизни. Это было глупостью и безумием, но она доверила Стивену заботу о себе.

Они нашли небольшую лужайку возле ручья, в котором вода, подобно ее чувствам, неслась по камням неизвестно куда.

Стивен, расстелив одеяло, встал на колени, и Фиби второй раз за этот вечер приняла его приглашение. Она не собиралась идти со Стивеном и не могла поверить, что с готовностью последовала за ним, однако она была здесь наедине с этим мужчиной; встретившись с ним взглядом после окончания танца, она уже ни в чем не могла ему отказать. Они молча изучали друг друга в преддверии того, что может произойти; его губы коснулись ее губ, усы приятно защекотали кожу, и Фиби тихонько застонала от желания.

Не думая о том, что будет через мгновение, окутанная облаком страсти, порожденным волшебной ночью и колдовской музыкой, Фиби дотронулась языком до языка Стивена, и поцелуй вспыхнул, как взорвавшаяся в небе звезда.

Страсть уже не была для Фиби в новинку, ее не удивляла ни влага между ног, ни поведение собственного тела в ответ на прикосновения Стивена, ей были знакомы голод, который невозможно насытить, неутолимая жажда и бесконечная мука желания, которую могли облегчить только ласки Стивена. Ритм недавно окончившегося танца снова захватил ее тело, вознося хвалу каждой ласке, каждому поцелую.

Оторвавшись от ее губ, Стивен дрожащими пальцами развязал шнуровку на ее блузке, его волнение поразило Фиби и воспламенило уже и до этого горевшие чувства. Руки Стивена скользнули вниз, опуская с плеч тонкую ткань и обнажая грудь и затвердевшие в ожидании соски.

– Ты представляешь, как меня влечет к тебе? – Он провел тыльной стороной руки по налившейся груди, но Фиби только покачала головой, потому что не могла не то что говорить, даже дышать. – Больше, чем пчелу к меду. – Обе руки баюкали нежные холмики ее груди, ласково сжимая их. – Больше, чем волны к берегу. – Он коснулся языком одной груди, потом другой. – Я не могу жить без тебя. – Он поцеловал левую грудь.

От всасывающих движений его рта и движений языка по груди море пламени захлестнуло ее сердце; откинув назад голову, она вцепилась Стивену в плечи, боясь упасть без чувств на землю. Его губы снова с жадностью устремились к ее губам, вобрав их в себя, словно хотели высосать всю ее душу. Сняв с плеча руку Фиби, он потянул ее вниз и положил на доказательство своего желания. Медленно, осторожно и чуть неуклюже она провела рукой по всей его длине и замерла. В ночном воздухе не раздавалось ни звука, кроме их прерывистого дыхания.

– Боже милостивый. – Выдохнув, Стивен отдался ее наивным ласкам, удивляясь тому, что обученные всему куртизанки никогда не пробуждали в нем такого огня. Он был уверен, что состояние экстаза лежит где-то между болью и наслаждением. Охваченный страстью, находясь на окутанном туманом призрачном плато между небытием и реальностью, Стивен вдруг различил шорох листьев, и первой мелькнувшей у него надеждой было, что это лисица, заяц или еще какой-то лесной зверек, вторгшийся в их уединение, потому что ни одно человеческое существо, которое он знал, не пробралось бы сквозь эти заросли.

– Стивен, – раздайся такой знакомый, нежный, но настойчивый голос Элизабет, – где ты, где тебя носит?

Почувствовав, как напряглась Фиби, Стивен оставил ее губы, но убрать руку, все еще покрывавшую грудь девушки, у него не хватило сил. Быть может, если они не отзовутся и не пошевелятся, женщина, стремящаяся управлять за него его жизнью, уберется восвояси.

– Стивен, что бы ты ни делал, сейчас же покажись, где ты. Ты слышишь меня? Фиби? Вы в порядке?

– Святая Дева Мария! – Вслед за глухим ударом послышались ругательства рассерженного Уинстона. – Будь осторожна с этими проклятыми ветками. Дай Стивену несколько минут и не забывай о своей лодыжке. Будущей матери не пристало шататься по лесу среди ночи. Элизабет, ты меня слушаешь? Ты добьешься того, что я оставлю тебя здесь одну, – достаточно громко наставлял жену Уинстон.

По звуку его голоса Стивен определил, что его друг находится шагах в двадцати справа. Представив себе, как Уинстон пробирается среди деревьев, словно ищейка, Стивен не смог совладать с собой и, положив подбородок на макушку Фиби, разразился громким смехом, разнесшимся по всей поляне.

– Оставь свои страхи, Элизабет, – наконец удалось ему выговорить сквозь смех. – Я не насилую Фиби. – «Хотя до этого было недалеко», – подумал Стивен.

– Не знаю, что на меня нашло, – прошептала Фиби, возясь со шнуровкой блузки.

Стивен вполне понимал ее замешательство и, мягко отодвинув руки Фиби, сам постарался привести ее в порядок.

– Успокойтесь, прошу вас. Вы пылкая женщина, а музыка, ночь и общая обстановка подействовали на вас, ну а я воспользовался этим.

– Господи, вы совсем не виноваты, – она оттолкнула его руки, – я могла остаться там, где была.

– Правда? Вы уверены?

Фиби, ничего не отвечая, разглаживала несуществующие морщинки на блузке, а Стивен, подняв с земли одеяло, взял ее руку, поцеловал пальцы и направился на звук голосов Элизабет и Уинстона.

– Ты хочешь, чтоб они были вместе, или не хочешь? – спросил у жены Уинстон. – Реши это для себя раз и навсегда.

– Не понял. – Стивен выбрался к друзьям из зарослей кустарника. – Не будете ли любезны просветить меня?

– Поделись со мной своим чувством юмора, Стивен, я сегодня не в ударе, – ответила Элизабет.

– Если мне не изменяет память, вы с Уинстоном, бывало, тоже исчезали в лесу.

– Мы были помолвлены, – осадила она Стивена. – Позволь мне узнать, когда ты собираешься сделать то же самое. – Улыбнувшись, как тигр с зажатой в зубах мышью, Элизабет, прихрамывая, подошла к Фиби, взяла ее за руку и направилась к лагерю с редкой грацией покалеченной лошадки.

– Не спрашивай меня почему, но я до безумия люблю ее. – Уинстон хлопнул Стивена по спине. – Поехали домой. У тебя впереди целый уик-энд в Пейли-Парк, чтобы поразить Фиби своими способностями, а Элизабет свести с ума, заставив ее беспокоиться.

Стивен усмехнулся, решив, что его жизнь изменилась до неузнаваемости, и то, что он посмеивался над неудачей, постигшей его в последние полчаса, только утвердило его в этом мнении. Эта молоденькая американочка бросилась к нему в объятия и, как четырнадцатипушечный фрегат, взорвала его.

Стивена вполне устраивал его образ жизни. Время от времени он наезжал в Лондон к своей любовнице или по делам, но, за исключением небольшой группы близких друзей, избегал общества. А Фиби вытащила его из этого защитного кокона. Боже правый, он боялся, что, вероятно, никогда не сможет вернуться в него, и от этой мысли у него грустно опустились уголки рта.

Глава 16

Пейли-Парк занимал большую часть холма, с которого открывался вид на долину, буйно заросшую распускавшимися деревьями и кустарниками. Трехэтажное прямоугольное здание из бежевого камня своей простотой подчеркивало хороший вкус хозяев. По ухоженной лужайке, которой позавидовал бы любой южанин, была проложена длинная извилистая дорожка. Поместье выглядело величественным и гостеприимным, все здесь соответствовало духу Элизабет и Уинстона и пробуждало в Фиби тоску по жизни, которой у нее, возможно, никогда больше не будет.

Все три часа поездки тетя Хильдегард, как всегда пребывавшая в раздраженном настроении, наставляла и поучала Фиби. Господи, эта женщина и прежде была не слишком приятна, но после возвращения Фиби из поместья Марсден стала совершенно невыносимой и одолевала племянницу всевозможными вопросами. Хильдегард, конечно же, притворилась забывчивой и изобразила раскаяние, но было ясно, что от своей тети, этой алчной женщины, Фиби ничего не получит. Однако Фиби готова была терпеливо выслушивать нравоучения, если ворчание и жалобы Хильдегард в пути дадут ей возможность потом провести больше времени со Стивеном. Она надеялась, что в поместье Пейли она все-таки сможет сама распоряжаться собой.

Элизабет, должно быть, угадала ее мысли, потому что, несмотря на хитроумные возражения Хильдегард, сразу же расположила Чарити и Хильдегард в одной комнате, а Фиби поместила через две комнаты от них в спальне, где огромная кровать на четырех ножках занимала угол возле окна, а дверь выходила на маленький балкон.

Ровно в семь часов, одетая в простое платье из розового шелка, Фиби отважилась спуститься в гостиную, где уже собралось человек тридцать. Заметив ее, Элизабет отделилась от группы женщин в противоположном углу и подошла к подруге.

– Как вы устроились?

– Замечательно. – Фиби прикусила нижнюю губу и, быстро оглянувшись по сторонам, увидела сэра Леммера, принимавшего участие в оживленном разговоре нескольких мужчин. – Но должна признаться, я не ожидала встретить здесь его.

– И я тоже. Я не нахожу, что этот человек уж очень обаятелен, однако его принимают в лучших гостиных Лондона, и так как он прибыл в обществе одного из моих родственников, было бы неприлично попросить его уехать. Если он будет очень надоедать, просто представьте себе, что его не существует.

– Вам это легче сделать, чем мне, ведь вы замужем, а я наживка, беспечно приманивающая рыбу, и, по-моему, Хильдегард с удовольствием направит на нее Леммера.

– О Боже. – Элизабет похлопала Фиби по руке. – Во всяком случае, мы с Уинстоном не оставим вас без внимания, и если почувствуете себя в западне, дайте мне знать, и я спасу вас.

Один вопрос, можно сказать, самый важный для Фиби, пока что оставался незаданным, но, еще раз внимательно осмотрев зал, чтобы убедиться, что негодник не прячется где-нибудь в темном уголке, она все-таки сказала:

– Я не вижу Стивена.

– Не нужно прикидываться безразличной, Фиби Рафферти. Не волнуйтесь, Стивен появится. Скажу вам больше: ваши спальни рядом.

Безнравственные картины, яркие и живые, внезапно ворвались в мозг Фиби, ее щеки вспыхнули, а в горле пересохло. «Нет, – сказала она себе, – нужно контролировать свои эмоции».

– Как вам не стыдно, Элизабет. – Боясь, что лицо выдаст ее мысли, Фиби, переминаясь с ноги на ногу, разглядывала свои розовые лодочки.

– Нисколько не стыдно. – Элизабет сжала руку Фиби. – Я занялась сватовством несколько недель назад и полна надежд. Мое самое большое желание – женить на вас Стивена, и я не собираюсь давать ему полную свободу действий. Вы поженитесь, в таких вещах я разбираюсь, – шепнула она, прикрывшись веером, и, кашлянув, пояснила: – Говоря так, я хочу сказать, что не буду пренебрегать подтасовками, заманиванием и чистым, непорочным искушением. Остальное я отдаю в ваши руки. Представляете, как близко друг к другу вы будете со Стивеном эти три дня, он совсем сойдет с ума. К тому же какое-то время здесь будет и лорд Тьюксбери. Не могу дождаться и посмотреть, как Стивен отнесется к такому сюрпризу. Ну а пока что позвольте познакомить вас с моими друзьями.

Элизабет сдержала данное обещание и, выполняя обязанности хозяйки дома, не оставляла без внимания Фиби. Ни до, ни во время обеда у Фиби не было и минуты свободной, и сэру Леммеру, как и Хильдегард, не удавалось с ней поговорить.

В этот вечер все складывалось необыкновенно хорошо, пока лорд Милсип не огорошил Фиби своим предупреждением о том, что в этот уик-энд ей нужно быть осмотрительной, так как «Таймс» уже связала ее имя с именем лорда Бэдрика. Вскоре после этого лорд Реноук пригласил ее на карточную игру, во время которой тоже высказал свое идиотское суждение в адрес Стивена.

Фиби старалась не высказываться, очень старалась, однако прямота взяла верх, но ни один из мужчин не согласился с ее мнением. Отделавшись в конце концов от них обоих, Фиби краем глаза заметила, что Хильдегард и сэр Леммер, нагнувшись друг к другу, снова что-то обсуждали с видом заговорщиков. Прижав руки ко лбу, Фиби потерла виски, она не прочь была бы уйти к себе в комнату, но было еще слишком рано, да и Стивен должен был все-таки появиться.

– Все так ужасно? – Уинстон подошел к ней с бокалом в руке.

– Боюсь, я оскорбила лорда Реноука и лорда Милсипа. – Фиби с улыбкой приняла напиток из рук Уинстона.

– Не переживайте, – усмехнулся он, – они живут пересудами и сплетнями. Некоторые платят им за любые сведения. Я терплю их общество исключительно из-за необходимости иметь поддержку при голосовании в парламенте. Временами это кажется гадким и мелочным, но, увы, такова жизнь. Кто был их мишенью сегодня?

– Кто же еще, как не Стивен! – Настроение Фиби резко изменилось, ей захотелось закричать и затопать ногами. – Они говорили кошмарные вещи, и если бы я не знала, что они верят в то, что говорят, я расхохоталась бы им в лицо.

– Значит, вы стали защитником Стивена? – напрямик спросил Уинстон, едва сдерживая смех.

– Похоже, защитник ему необходим.

– Стивен может неправильно расценить ваше вмешательство. Но я, со своей стороны, одобряю вас. Он достоин женщины с вашей добротой и энергией. Как его многолетний друг, прошу вас, не оставляйте его именно сейчас.

– По правде говоря, я не уверена, что смогла бы это сделать, даже если бы захотела. – Она погрустнела и замолчала. – Я сердцем чувствую, что он способен на любовь и хочет быть счастливым.

– Боюсь, у него выработалась привычка к самозащите. Поверьте моим словам, некоторые его поступки вполне оправданны, а другие вызваны годами ожидания. Однажды, надеюсь, очень скоро, он поймет, как ему повезло и примет то, что вы так щедро предлагаете. Молю Бога, чтобы вы задали Стивену хорошую задачку, над которой он призадумался бы в эти последние недели. – Уинстон взял Фиби под локоть и подвел к небольшой компании, сидевшей в креслах у камина. – Пойдемте, поиграете с нами в шарады, а потом можете сыграть в карты или на бильярде, а если захотите, уйдете пораньше к себе.

Фиби села рядом с Уинстоном, а лорд Реноук встал перед игроками, приняв устрашающую позу, и Фиби решила, что он похож на разозленного торговца, скачущего верхом на лошади; Уинстон шепнул ей на ухо свое предположение, вызвавшее у нее взрыв смеха. Участники игры поочередно высказывали свой догадки, а один счастливчик определил, что это Наполеон или один из его маршалов во время битвы. Затем лорда сменила леди Эшби; кое-кто наблюдал за ее приготовлениями, а некоторые, и в их числе Фиби, отвернулись. Когда леди была готова, Уинстон встал и отошел к Элизабет. Освободившееся место моментально занял Леммер, и Фиби непроизвольно отодвинулась.

– Сегодня вечером вы пренебрегаете своими обязанностями, мисс Рафферти, и не обращаете на меня внимания, хотя подмигиваете другим своими очаровательными ресницами. – Леммер наклонился к ней так близко, что его дыхание с запахом лука и мяты коснулось ее щеки. – Это неприлично.

– Что хочу, то и делаю.

– Когда у вас на пальце будет мое кольцо, вы поведете себя совсем иначе.

Фиби дернулась в сторону, но, взяв себя в руки, просто выпрямилась. «Быть может, если сделать вид, что я не замечаю его, он оставит меня в покое», – подумала она и обернулась к леди Эшби, которая прохаживалась перед публикой взад-вперед, величественно подняв голову.

Леммер, вместе с еще несколькими зрителями поаплодировав стараниям леди Эшби, усмехнулся с деланным удовлетворением и прошептал на ухо Фиби, чтобы слышала только она одна:

– Что за глупая игра эти шарады. Взрослые мужчины и женщины ведут себя как полнейшие дураки. Во что превращается наше общество?

– Игра веселая и безобидная, – возразила Фиби. Ей было противно его самомнение и высокомерие.

– Полагаю, вам очень нравится «Гордость и предубеждение».

Фиби старалась сосредоточиться на том, что изображала леди Эшби, которая, странно задрав голову, сейчас делала вид, что становится на колени. Однако присутствие сэра Леммера отвлекало Фиби, и она никак не могла ничего придумать.

– Если хотите знать, я убежден, что гордость – это что-то такое, что у вас имеется в избытке, но я постараюсь искоренить этот недостаток.

– Что бы вы ни думали, у вас не будет такой возможности. – С нее было вполне достаточно его собственнических заявлений, она не позволит этому человеку испортить ей вечер. Фиби уже подумывала, может быть, стоит демонстративно встать, обратив на себя всеобщее внимание, но тут, к ее радости, кто-то выкрикнул правильную разгадку пантомимы леди Эшби, раздались аплодисменты и смех, и, слава Богу, игра закончилась.

Поднявшись, Уинстон несколько раз хлопнул в ладоши, и комната постепенно затихла.

– Друзья, чуть позже будет подан легкий ужин. Не забывайте, завтра на рассвете нас ждет охота на лису, а до тех пор есть карты и бильярд, а если кто-то из вас хочет отдохнуть, леди Пейли и я желаем вам спокойной ночи.

Фиби поднялась, намереваясь уйти, но Леммер бесцеремонно загородил ей дорогу. Вежливо кивнув выходившей из комнаты паре, он ласково обратился к Фиби:

– Собираетесь так рано отдыхать?

– Лорд Итон пригласил меня сыграть в карты.

– Вы не можете вечно избегать меня, дорогая.

– Есть проблемы? – Уинстон, Элизабет и еще несколько гостей, направлявшихся к двери, задержались возле Фиби.

– Никаких, – буркнул Леммер, изобразив улыбку и отступив от Фиби на некоторое расстояние. – Я просто говорил мисс Рафферти, что в знак своего расположения собираюсь завтра преподнести ей лисий хвост.

Кто-то из джентльменов рассмеялся, услышав это дерзкое обещание, и откровенно высказал свое мнение. Вскоре разговор привлек внимание других гостей, находившихся в комнате, и, к великой досаде Фиби, стали заключаться пари, в которых ставкой была ее привязанность. В полном отчаянии она взглянула на Элизабет, и та, откашлявшись, утихомирила спорящих:

– Извините, но, по-моему, мисс Рафферти должна сказать свое слово.

– Я считаю пари вполне, уместным. – Хильдегард с извечно кислой миной на лице, улучив момент, включилась в обсуждение. – Ведь моя племянница ищет себе мужа, а охота – это что-то наподобие рыцарского турнира. Мужчины всегда находили способы выразить уважение избранной ими молодой леди. И сейчас такой же случай.

Такой же случай? Фиби отнюдь не жаждала доставаться кому бы то ни было в качестве приза, и уж меньше всего сэру Леммеру – и, конечно, не за какую-то несчастную лисицу.

«Уж не этот ли план разрабатывали чуть раньше Хильдегард и Леммер, склонившись друг к другу? – пришло в голову Фиби. – А если так, то что будет дальше? Ну что же, пусть попробуют его осуществить, если осмелятся, и тогда они узнают, как трудно мной манипулировать».

– Прошу извинить меня, – обратилась Фиби к гостям, – но здесь присутствует много очаровательных леди, почему бы их тоже не включить в игру?

– Великолепная идея. – Элизабет оперлась рукой на локоть Уинстона, как бы подчеркивая, что все, сказанное ею, находит полную поддержку и одобрение мужа. – Но должна напомнить вам, общество часто имеет длинные уши и крепкую память. – Она устремила на Леммера колючий взгляд. – Не хотелось бы думать, что безобидное пари может поставить под сомнение чью-то репутацию.

– Вполне естественно, – соглашаясь с ней, кивнул Леммер.

– В таком случае, – предложила Элизабет, – джентльмен, который первым найдет лису, получает право по своему желанию выбрать молодую леди себе в соседки за обедом и станцевать с ней два танца на балу.

– А что, если победить удастся леди? – поинтересовалась пожилая дама.

– Тогда, я полагаю, она может выбрать себе компаньона, – усмехнулась Элизабет, обменявшись взглядами с Фиби.

Послышались довольно грубые шуточки и смех. Один джентльмен пообещал выбрать свою жену, и в его адрес снова посыпались шутки. Когда же дама почтенного возраста заявила, что в случае своей победы выберет себе в партнеры молодого, ловкого танцора, мужчины громко застонали, а женщины захихикали. Короче говоря, идея, видимо, пришлась по вкусу веем, кроме Фиби.

– Похоже, наша завтрашняя охота будет иметь особую цель. – Уинстон удовлетворенно кивнул, и все его поддержали. – Лиса, возможно, будет быстроногой, но ей это вряд ли поможет. Вы идете с нами, Фиби?

– Я догоню вас. Мне хотелось бы сказать пару слов сэру Леммеру. – Она была твердо намерена стереть это самодовольное выражение с его лица и, дождавшись, когда толпа разошлась, насмешливо подняла одну бровь, как учила ее Ди. – Хоть я и не разбираюсь в вашей игре, но ненужно недооценивать мои способности. Я приму в ней участие и завтра посмеюсь над вашей неудачей.

– А я намерен победить, тогда вам больше не удастся игнорировать меня, и лорд Бздрик не посмеет вмешаться. Запомните мои слова, мисс Рафферти. Я говорил это прежде и повторяю еще раз – лорд Бэдрик не получит вас.

– Не стану говорить за лорда Бэдрика, только ему самому известны его мысли. Однако могу сказать, за себя: я никогда не выйду замуж за напыщенного, самовлюбленного хорька вроде вас. Спокойной ночи.


– Жалкая, подлая болотная крыса. – Фиби вытащила шпильки из прически, и распущенные локоны огненным водопадом рассыпались по ее плечам и по лицу. – Он еще запомнит этот день. – Она потерла затылок. – Еще как запомнит. – Одна туфля полетела к балконной двери, и оттуда раздался негромкий возглас Стивена.

– Ради всего святого, поосторожнее. – Стивен, прихрамывая и потирая голень, вышел на свет из своего укрытая. – Знай я, насколько вы рассержены, я встретил бы вас в гостиной.

– Стивен? С вами все в порядке? – Фиби замерла, положив руки на бедра. Затем, прищурившись, она посмотрела на него. – Что вы делаете в моей комнате?

«Боже правый, до чего она прекрасна в своей ярости», – подумал Стивен. На мгновение его заинтересовала причина ее гнева, но он тут же обо всем забыл, глядя на кремовую пышность ее груди. В последние несколько дней он намеренно избегал Фиби. Сегодня, прибыв позднее, чем было назначено, чтобы не развлекаться со всей этой компанией, он прошел прямо к себе в комнату, но очень скоро обнаружил, что находится в комнате Фиби и с нетерпением ее ждет.

Пребывая в сладострастных мечтах, он решил, что будет разумнее подождать до утра, и, залпом допив бренди, объяснил:

– Я зашел узнать, как вы устроились, и пожелать спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

– Я действительно сожалею, что опоздал.

– Бог мой, я вовсе не сержусь, что вы решили явиться через восемь часов после начала праздника, хотя могли бы избавить меня от нападок двух старых грубиянов, и, возможно, мне не пришлось бы играть в карты с лордом Итоном, который заявил, что мой акцент немного раздражает его, но он готов смотреть на него сквозь пальцы и жениться на мне. И будь бы здесь, сэр Леммер не втянул бы меня в эту завтрашнюю чертову охоту на лису.

– Леммер здесь?

– Он приехал с лордом Уайменом. Этот самовлюбленный тип затевает какую-то игру, и у меня нехорошее предчувствие, что он играет по собственным правилам. Я не знаю, что он замышляет, но не хочу оказаться пешкой.

«Господи, помоги мне», – взмолился Стивен. Ему не терпелось обнять и поцеловать Фиби, его руки горели от желания коснуться ее, но если он все-таки собирался сегодня ночью спать, то ни о каких прикосновениях, конечно, не могло быть и речи. Однако он подошел к ней и, притянув ее к своей груди, почувствовал, как Фиби затрепетала. С удовлетворением ощутив себя настоящим мужчиной и держа ее в объятиях, он почти забыл о своих благих намерениях и о присутствии Леммера в Пейли-Парк.

– Расскажите мне, что именно произошло.

Оставаясь в кольце его рук, Фиби красочно и с мельчайшими подробностями описала пари. Когда Стивен все выслушал, игра Леммера и ее конечным результат так и остались для него загадкой; но что бы ни планировал этот человек, он, несомненно, вел себя бесчестно.

– Все будет хорошо, вот увидите. – Стивен наклонил голову и запечатлел на лбу Фиби нежный поцелуй. – Я соскучился по вас. – Но Фиби оттолкнула его и отошла к гардеробу.

– Расскажите мне об охоте на лису.

– Извините? – переспросил он, не веря своим ушам и стараясь справиться с эмоциями, терзавшими его тело. Черт возьми, он к ней с нежностями, а у нее в голове мысли об охоте на лису!

– Расскажите мне об охоте на лису.

Ему уже были знакомы этот блеск в глазах, манера надувать губы и покусывать большой палец, когда она задумывала что-то, чего не следовало делать, что-то, от чего он, видимо, всю ночь не сомкнет глаз. Похоже, ее мозг уже вовсю работал.

– Что у вас на уме?

– Ничего. – Она чуть ли не подбежала к стулу и села, как ученик, ожидающий дальнейших объяснений. – Я только хочу знать, к чему завтра готовиться.

«Ерунда, просто нужно будет повнимательнее следить за ней», – решил Стивен и занял стул напротив.

– Завтра рано утром мальчик найдет лисьи ходы и закроет их, чтобы животное не могло вернуться в свою нору. Лиса будет вынуждена искать себе убежище на поверхности земли. После завтрака соберется охота, и…

– Охота?

– Всадники – все мы, важная знать, а также свора из доброй дюжины гончих и егерь Уинстона, следящий за животными. Мы выедем из конюшни, когда решим, что настало подходящее время, и будем преследовать зверя. Собаки погонят лису в чащу или в кусты куманики. Затем мы разъедемся и поскачем по холмам и оврагам, изо всех сил стараясь удержаться в седле. Мы будем носиться до тех пор, пока собаки не загоняют лису и в конечном счете не прикончат ее. Первый из охотников, кто найдет лису, в награду получит в качестве трофея лисий хвост или лапу.

– Бедное животное. – Судя по хмурому виду Фиби, она не оценила должным образом давнюю традицию. – Это варварское и безжалостное развлечение.

– Тем не менее эта традиция освящена веками. Обычно мы не охотимся весной, но местные фермеры жалуются на потери цыплят.

– А если лисе удастся убежать?

– Это маловероятно, но тогда все вернутся и за чаем будут рассуждать, почему лисе так повезло.

– И никто не выиграет пари. – Просияв, Фиби подошла к двери, ведущей на балкон. – Благодарю вас, Стивен. А теперь будет лучше, если вы уйдете. Завтра, по-видимому, будет утомительный день.

Эта плутовка советовала ему уйти, а вернее, просто выгоняла его! А он-то, дурак, дожидался ее до полуночи! Но ей-богу, он скажет свое последнее слово перед тем, как предоставить ее самой себе. Неторопливо подойдя к Фиби, Стивен оттеснил ее в угол и всем телом прижал к обитой тканью стене, она же, встретившись с ним взглядом, в замешательстве судорожно сглотнула.

Каждый его нерв был натянут, как струна. Стивен отлично осознавал происходящее, но не сделал ни малейшего движения, чтобы поцеловать Фиби. Когда же он почувствовал, что биение ее пульса барабанной дробью отдается у нее во всем теле, тогда и только тогда он позволил себе опустить голову и, чуть зажав зубами ее нижнюю губу, нежно втянул ее в себя, а затем, вобрав в себя вздох Фиби, полностью и надолго овладел ее губами. Тихий стук в дверь вернул его к реальности, и Стивен, оторвавшись от губ девушки, приподнял ей подбородок и, прочтя в ее взгляде растерянность, почувствовал прилив мужской гордости.

– Это похоже на безумие. Сейчас я ухожу, но страх перед тем, что вы замышляете, не даст мне уснуть ни на секунду. Прошу вас, завтра – никаких глупостей, предоставьте нам с Уинстоном самим заняться Леммером. – Стивен чувствовал себя полностью удовлетворенным, если не считать его возбуждения: уж если она так трепетала после обычного поцелуя, то можно представить себе, что с ней будет, когда он научит ее заниматься любовью.

Глава 17

– Когда обнаружат лису, держитесь позади всех, потому что охота стремительно повернется. С Леммера я не спущу глаз, а вы помните, что я сказал вчера вечером – никаких глупостей. – Сегодня с утра Стивен очень нервничал.

Фиби зевнула, прикрыв рот рукой. Ночью она почти не спала, но не обвиняла в этом Стивена, хотя это он лишил ее отдыха. Даже в ранние утренние часы его поцелуй все еще вызывал у нее тоску. Но быть может, она проснулась гораздо раньше обычного просто из-за волнения, перед предстоящей охотой – Фиби собиралась доказать Леммеру, что ее нельзя так легко запугать и что она не позволит вертеть собой, как ему вздумается.

– Не знаю, о чем вы говорите, сэр. – Фиби снова зевнула, не желая вдаваться в объяснения.

В раздражении хлопнув себя перчаткой по руке, Стивен повернулся и отправился седлать лошадь, а Фиби переключила внимание на конный двор, где гости четы Пейли заканчивали приготовления перед началом охоты на лису. Конюхи и мальчики-помощники готовили лошадей, гончие завывали, пронзительно лаяли и рвались на поводках, еще удерживавших их на привязи у длинной жерди. Уинстон разговаривал со своим егерем, а Элизабет стояла рядом, держась за его рукав. Их любовь друг к другу была столь очевидна, что Фиби с завистью вздохнула, о такой нежности и преданности мечтала она сама. Но не слишком ли многого она желает?

Туман постепенно рассеивался, слабый ветерок, приносивший свежий запах весны и солнца, нежно касался лица Фиби, но, сосредоточившись на своей цели, она не замечала ничего, кроме того, что делалось возле конюшни. Протрубил рог, призывая леди и джентльменов – в их числе и Фиби – оседлать своих лошадей, и возбужденный говор разнесся в утреннем воздухе, чем-то отдаленно напомнив Фиби оживленный шум на проходивших дома хлопковых аукционах; но, садясь в седло, она представила себе крошечного лисенка, который был причиной всего этого воодушевления, и глубоко вздохнула. Егерь в ярко-красной накидке, выехав вперед, поднял руку, и по его сигналу мальчики-помощники спустили свору. Собаки, очевидно, хороню зная, что им нужно делать, как бешеные, понеслись через поляну в направлении ближайшего леса, а всадники рысью последовали за ними, держась на приличном расстоянии от своры. Ни леди, ни джентльмены, казалось, не обращали внимания на то, где и с какой скоростью они скачут. Иногда какая-нибудь одинокая птица издавала пронзительный крик, видимо, возмущенная лаем собачьей своры, мчавшейся через лесистые поляны.

Стивен ехал рядом с Уинстоном и Элизабет, время от времени бросая на Фиби строгий предупреждающий взгляд. Леммер, щеголевато одетый, тоже гарцевал в передних рядах, то и дело оборачиваясь назад и поглядывая на Фиби с каким-то почти злым выражением, и ей стоило немалых усилий сдержать себя и не показать ему язык. «Все в свое время, – напомнила она себе, – если охота закончится так, как я задумала, зарвавшийся хвастун к обеду придет просить прощения».

Фиби трусила рысцой в самом конце, дожидаясь своего часа и прислушиваясь к болтовне лорда Кендалла, своего самозваного компаньона, без умолку бубнившего о том, какое требуется искусство, чтобы правильно завязать шейный платок. В то же время она следила, чтобы не пропустить тропинку, о которой рассказал ей молодой помощник конюха.

Спустя полчаса после начала охоты всадники миновали гнилой дуб, похожий на горбатую колдунью, и настал момент, которого ждала Фиби.

– Ох, – покачнувшись в седле, она приложила руку ко лбу, – у меня слегка закружилась голова. Если не возражаете, сэр, я бы немного отдохнула.

– Ну конечно. – Лорд Кендалл тотчас же остановил лошадь. – Давайте вернемся под сень вон тех вязов.

– Чтобы лишить вас возможности завоевать право потанцевать со мной? Прошу вас, поезжайте, а я или догоню всех, или вернусь на конный двор.

При упоминании о возможном призе глаза у лорда заблестели, он несколько раз перевел взгляд с Фиби на удалявшуюся группу всадников и обратно, потом кивнул и галопом поскакал вдогонку за охотниками.

Дождавшись, когда он скрылся за большим кустом куманики, Фиби повернула лошадь и легким галопом пустила ее в обратном направлении, а отъехав немного, остановилась и вытащила из лифа маленькую карту, которую дал ей мальчик, готовивший охоту. Издали до Фиби донесся странный пронзительный визг, затем она услышала громкий вопль и звук рога – лисица была обнаружена, значит, у Фиби оставалось совсем немного времени.


Как и ожидал Стивен, Кавалер с легкостью преодолел трехфутовое препятствие в виде кустов, и Стивен отъехал в сторону на заросшую травой дорожку, решив подождать Фиби, чтобы самому оценить ее искусство верховой езды. Когда же лорд Кендалл появился в одиночестве, Стивен понял, что предчувствия его не обманули. Эта плутовка выдумала какой-то идиотский план и отправилась неизвестно куда, отправилась одна.

Не тратя зря времени, Стивен пустил лошадь в галоп и, доехав до того места, где в последний раз видел Фиби, остановился, пытаясь определить, в какую сторону она могла поехать. В этот момент несколько сорок с криком поднялись вверх над деревьями, и Стивен довольно улыбнулся – Фиби была недалеко.

Стивен на расстоянии сопровождал Фиби, которая, кружа по лесу, направлялась к какой-то, видимо, только ей одной известной цели. Минут через пять он был вознагражден – хитрой девчонке тем или иным способом удалось выведать расположение лисьих ходов, и она намеревалась открыть их, чтобы лиса могла спрятаться в норе. Значит, сегодня не будет победителя, а Леммер страшно огорчится. Стивен снова довольно ухмыльнулся, хотя и был обижен тем, что Фиби не посвятила его в свой план. Тихо спустившись с лошади, он привязал Кавалера к ближайшему клену и пошел дальше пешком, но, спугнув маленького зайчонка, который бросился бежать через поляну, вынужден был спрятаться за большой куст.

Увидев испуганное животное, Фиби замерла, и ее взгляд заметался от одного дерева к другому – по крайней мере у девушки еще хватало ума бояться. Выждав еще несколько мгновений и, очевидно, решив, что она все-таки одна, Фиби снова взялась отодвигать от входа в нору большой камень, но внезапно, грубо выругавшись, сунула в рот палец и выпрямилась.

– Фиби Рафферти, вы ругаетесь, как матрос! – Стивен вышел из своей засады. – Вам что, наскучила охота?

– Вы прекрасно понимаете, что я делаю. – Она вскочила на ноги и, опустив голову, принялась отряхивать с колеи грязь и листья.

– Верно, понимаю и сержусь. Стоит только оставить вас без присмотра, как вы обязательно выкинете какой-нибудь номер. – Стивен покачал головой из стороны в сторону, ожидая, что она поднимет голову и он сможет определить ее настроение. – Ну что мне с вами делать? Нельзя сказать, чтобы я не одобрял эту затею, но что будет, если вы попадетесь? Как по-вашему, что подумают остальные, когда мы оба, вы и я, вдруг исчезнем? А что, если кто-нибудь еще видел вас и решил пойти следом? Таких джентльменов, как я, больше не существует.

– В самом деле? – Она решительно вздернула подбородок и уперлась кулаками в бедра. Две расстегнутые верхние пуговицы нарядного синего костюма для верховой езды позволяли Стивену видеть тонкую кремовую шею девушки, а ее выпиравшая грудь словно нарочно дразнила его. – Если вы и вправду такой галантный джентльмен, подите сюда и отодвиньте этот проклятый камень.

«Черт побери, как она соблазнительна», – не мог не признаться себе Стивен. Однако сейчас было не время поддаваться искушению, для этого нужно было найти уединенное место, и Стивен, снова покачав головой, отодвинул Фиби в сторону и без особых усилий убрал камень.

– Большинство мужчин очень серьезно относятся к охоте, не знаю, представляете ли вы, насколько испортите им удовольствие.

– Уинстон рассердится?

– Зная Уинстона, могу сказать, что он, сопоставив предложение Леммера и наше с вами отсутствие, придет к собственному вполне логичному выводу. Конечно, он устроит проверку, чтобы убедиться в справедливости своего предположения. Эта ваша маленькая авантюра может обернуться неприятностью для парней из конюшни. Но все-таки откуда вы узнали расположение лисьих ходов?

– Я как бы… ну, в общем… как бы сказать… подкупила мальчика, готовившего охоту. – Теребя перчатки, Фиби поглаживала траву носком сапога. – Но он не должен быть наказан.

– Если вы согласитесь провести со мной остаток дня, я все объясню Уинстону и склоню его к снисхождению. – Стивен нарочито небрежными движениями отряхнул руки.

– Что вы имеете в виду, лорд Бэдрик?

Если он рассчитывал провести день в ее обществе, то рисковал не справиться с картинами, вызывавшими в его теле панику.

«Тебя. Тебя в моих объятиях. Тебя подо мной. Тебя, слившуюся со мной», – должен был ответить он.

– Устроим прогулку верхом, побеседуем. – Он поднес к губам ее руку и поцеловал в запястье с внутренней стороны. – А дальше будет видно, все целиком зависит от вас, Фиби, но сейчас нам лучше поторопиться, чтобы собаки не учуяли наш запах и мы не попали под подозрение и не были разоблачены.

– Боже праведный, тогда нужно поскорее удирать. – Взяв Стивена за руку, Фиби почувствовала себя в безопасности и уже предвкушала интересное продолжение дня.

Когда они, отыскав второй лисий ход, вместе освобождали его от загородки, гончие уже лаяли совсем неподалеку, и молодые люди поняли, что их время вышло, но зато теперь лиса сможет вернуться в свою нору.

Быстро вскочив на лошадей, они галопом понеслись через большое поле, усеянное желтыми первоцветами и лиловыми фиалками и обрамленное буйно цветущими вишневыми деревьями. Но главным украшением этого пейзажа был Стивен. Великолепный наездник, он при скачке составлял как бы единое целое с лошадью. Его бедра были обтянуты шоколадного цвета бриджами, а ветер играл длинными черными волосами, то закрывая, то открывая уши и лицо. Стивен довольно улыбался, очевидно, радуясь предстоящему дню так же, как и Фиби.

– Куда мы едем? – спросила Фиби, когда они стали медленно подниматься к вершине небольшого холма по заросшей папоротником тропинке, петляющей вдоль порожистого ручья.

– К Чанктонбери-Ринг, волшебному и загадочному месту. На вершине этого холма когда-то стоял католический храм. В юности мы с Уинстоном приходили сюда и представляли себя участниками всякого рода приключений.

Не было ни малейшего дуновения ветерка, и густой запах земли и свежей листвы наполнял воздух. В центре небольшого открытого пространства камни разрушенных величественных построек образовывали круг. Между валунами прорастали дикие цветы и трава, а вокруг, образуя плотный, почти не пропускающий солнечные лучи потолок, вздымались к небу величественные деревья – распустившийся ясень, покрытый молодыми почками платан, мощный кряжистый дуб и огромные старые вязы. И хотя издали доносился собачий лай, Фиби показалось, что она и Стивен были единственными людьми во всей Англии.

– Какое чудо, – прошептала она.

– Говорят, если в полночь под Иванов день семь раз обежать вокруг этих деревьев задом наперед, сам Сатана подаст тебе миску пориджа.[1]

– А вы с Уинстоном когда-нибудь пробовали это сделать?

– Однажды попробовали. Мы дошли до шестого круга и решили, что хорошо бы найти большую палку, а вслед за этим наши желудки стали ворчать самым неподобающим образом, и мы предпочли вернуться домой, чувствуя непреодолимую потребность что-нибудь съесть, чтобы не быть совершенно бессильными перед лицом своего противника. – В его темных глазах светилась загадочная смесь озорства и удовольствия.

– Вы оба оказались трусами, – засмеялась Фиби. Оживление Стивена и его неожиданное желание рассказать о своем детстве заставили ее подъехать ближе к Стивену.

– Ничего подобного. Просто нам было по десять лет, и мы боялись, что эти рассказы могут не сбыться. Легенды очень интересны, но, к сожалению, в свете разумных объяснений они рассыпаются в прах, как исчезают при свете дня болотные тени.

– Расскажите еще.

Стивен, спрыгнув с лошади, помог Фиби спуститься на землю, лишь мимолетно прижав ее к себе, но даже от простого прикосновения к его телу у нее по спине побежали мурашки и что-то кольнуло в грудь и в кончики пальцев. Фиби покраснела, поняв по его усмешке, что от него не укрылась охватившая ее дрожь. Стивен стоял перед ней с видом человека, разгоряченного бренди, готовящегося побаловаться сигарой и чего-то ожидающего.

Отобрав у Фиби поводья, Стивен привязал обеих лошадей к первому попавшемуся дереву, взял девушку за руку и повел ее к травянистой прогалине среди развалин.

– На этом холме обосновался седой столетний старец – возможно, друид, – ищущий сокровища, да еще призрачная армия. По временам, если хорошенько прислушаться, можно услышать цокот копыт невидимых лошадей.

– Вы видели этого старика?

– Это уже совсем другая история. – Сияв куртку, под которой была облегавшая грудь белая муслиновая сорочка, Стивен расстелил ее на земле вместо одеяла в, опустившись на нее, протянул Фиби руку, приглашая ее к себе. Фиби, не имея сил противиться, охотно села рядом с ним. – Мы впервые пришли сюда вскоре после того, как отец Уинстона поведал нам историю о старике. Стоит рассказать мальчишкам о сокровищах, и их уже ничто не остановит. Как два наивных недотепы мы почти целую неделю бродили по лесу, копая в тех местах, где, как нам казалось, мог быть тайник. Однажды вечером, когда мы задержались дольше обычного, начался ужасный ураган. Ветер дул не переставая и с воем исполнял свои жуткие песни среди деревьев – как хор покойников. Во всяком случае, так это представлялось нашему разгоряченному воображению. И внезапно вон оттуда, – Стивен указал на узловатое дерево возле развалин, – появилась фигура в белом со злобно горящими глазами и раздался отвратительный, наводящий ужас хриплый смех. Уинстон, бедолага, был совершенно выбит из колеи. Когда это призрачное явление двинулось к нам, я все же пришел в себя и, схватив друга за дрожащую руку, потащил спасаться. – Он как бы случайно оперся на локоть, так что его лицо очутилось опасно близко от груди Фиби.

– Ну, лорд Бэдрик, если бы я не знала вас так хорошо, я бы сказала, что вы стараетесь меня запугать. – Она положила скрещенные руки на согнутые колени.

– То, что я рассказал, чистейшая правда. – Стивен обиженно прижал руку к сердцу. – Уинстон будет рад это подтвердить, хотя наверняка постарается изобразить себя героем. Так вот, мы побросали свои лопаты и стремглав помчались домой. Ворвавшись в кабинет отца Уинстона в страшном возбуждении – частично от страха, но главным образом от упоения своим приключением, – мы обнаружили, что этим призраком был переодетый отец Уинстона. Когда все было выяснено и высказано, мы весело посмеялись над своей глупостью.

– Невероятно интересно. – Завороженная бархатным тембром голоса Стивена и просто одним только его присутствием, Фиби понимала, что оставаться наедине с ним на вершине этого уединенного холма едва ли разумно, но она не могла сопротивляться силе, притягивавшей ее и Стивена друг к другу.

– Я знаю, мисс Рафферти, по духу вы тоже любительница приключений.

Но в данный момент она совершенно не чувствовала себя любительницей приключений, понимая, что ступила на опасную дорожку. Пальцы Стивена покручивали завиток, выбившийся из ее косы у изгиба шеи, и Фиби млела от удовольствия, а в его глазах пылала страсть, на которую уже привычно отзывалось ее тело.

– Абсолютно верно. – С трудом проглотив ком в горле, согласилась Фиби, боясь быть похожей на пугливого церковного мышонка. – Когда мне было лет восемь, один из рабов рассказал о шкатулке с монетами, оставленной французским пиратом. Я была твердо намерена добыть себе сокровище и даже достала карту. С помощью Тобиаса, мужа Ди, я отыскала пещеру. Все это было увлекательно и страшно в одно и то же время. В пещере мы нашли скелет и старый ящичек. Подойдя ближе, мы увидели, что в одной руке скелета зажат медальон, внутри которого оказался портрет красивой женщины, а в другой – обрывок мятой бумаги. В лежавшем рядом ящичке было кольцо с выгравированными на нем двумя переплетенными сердцами и связка писем, которые, очевидно, писала эта женщина. Уверена, он умер, думая о той, которую любил. Вот такая ужасно печальная, но очень романтическая история.

– И что вы сделали?

– Мы оставили все как было, и постарались поплотнее забаррикадировать вход в пещеру, а карту я уничтожила. Я понимаю, что это глупо, рано или поздно кто-нибудь все равно снова разыщет пещеру, но мне казалось святотатством нарушать вечный покой.

– У вас сердце романтика. – Стивен переплел пальцы своей руки с пальцами девушки и погладил их.

Фиби растерялась; она почувствовала, что именно сейчас, когда они делились своими воспоминаниями о прошлом, она сорвалась с края обрыва в любовную бездну. Уже много дней, со времени их совместного пребывания в ее поместье Марсден, она предчувствована, что это вот-вот произойдет, и теперь все сомнения были отброшены. Она знала, что позволит Стивену все. Приходу любви следовало радоваться, а не бояться его, но Фиби только еще сильнее встревожилась от охватившего ее чувства безысходности.

– А вы, лорд Бэдрик? Вы можете вот так отдать свое сердце?

– Вне всякого сомнения. И боюсь, если я утрачу бдительность, то могу скоро потерять его.

– Если вы отдадите ваше сердце мне, я буду беречь его как величайшее сокровище.

– Глупенькая девочка. – Живая искра, вспыхнувшая в глубине его темных глаз, так же быстро исчезла за привычной сдержанностью.

Фиби хотелось пожалеть его, разобраться со всем тем, что заставляло его загонять внутрь свои чувства; не в силах сдержаться и надеясь избавить его от страдания, звучавшего в его голосе, она, протянув руку, ласково погладила Стивена по щеке.

– У меня нет выбора, все решено.

– Вы не можете…

– Стивен, – она приложила пальцы к его губам, – для меня это подарок, который я получаю бесплатно.

Бесплатно? Стивену хотелось завыть, он знал, ничто в жизни не проходит даром, без последствий, и понимал, что было бы лучше всего оставить Фиби прямо сейчас. Но ее слова вызвали у него в голове водоворот надежд и желаний – согласиться, обладать ею, принять все, что она предлагала. Стивен опрокинул ее и, прижав к земле, впился взглядом в лицо, вторгавшееся по ночам в его сны. Он разглядывал черты, не дававшие ему покоя: светло-каштановые брови, дугами поднимавшиеся над глазами цвета зеленого весеннего луга, нежную влажную кожу, пухлые губы, раскрытые и готовые принять его.

– Фиби. – Ее имя прозвучало, как мольба. Стивену была противна охватившая его слабость, но он, очевидно, потерял способность управлять собой, желание скреблось и царапалось в нем, стремясь вырваться на свободу, как дикий зверь из клетки. Он нежно, почти благоговейно, потерся губами о ее губы, чувствуя, что поцелует ее только в самом конце.

Разумный человек на его месте вскочил бы на лошадь и умчался бы куда глаза глядят, словно спасаясь от злых духов. Стивен так и считал, что его преследуют злые духи, его собственные демоны, которые лишили его личной жизни и будущего, но, будучи не в силах отказать себе в короткой передышке, он жадно прижался ртом к ожидавшим его губам.

Занимаясь любовью с другими женщинами, Стивен тоже целовал их, но тогда поцелуи были просто необходимой прелюдией, подготовкой к последующему физиологическому акту. Поцелуй Фиби был сам по себе лакомством. Игра языков, невероятные комбинации губ доставляли им обоим неведомое прежде наслаждение. Как сумасшедший, не способный понимать, что можно и чего нельзя, Стивен вкушал дыхание Фиби; его язык, побуждаемый лишь собственным желанием, знакомился с нежными, мягкими губами и заглядывал в потаенные уголки ее рта, а руки ласкали пышную грудь. Дрожь от копчиков пальцев Стивена побежала по рукам и охватила все тело, требовавшее получить свое.

Желание Фиби не вызывало никаких сомнений, и она не стала сопротивляться, когда Стивен, расстегнув одну за другой пуговицы ее жакета, снял с нее эту одежду, а затем, став на колени, развязал пояс и снял юбку.

На мгновение застыв, он неторопливым пристальным взглядом окинул ее всю – стройные ноги в сапожках, темный треугольник под бельем внизу живота и мягкие, податливые персикового оттенка холмики грудей с уже поднявшимися и затвердевшими сосками – и постарался успокоить дыхание, но так как все его мысли были сосредоточены на том, чтобы поглубже погрузиться в женское тепло, эта задача оказалась весьма трудной, и, проклятие, Фиби еще усложнила ее, сказав, что любит его, что принадлежит ему.

«У нас бесконечно много времени, чтобы заняться любовью всеми известными мне способами», – решил Стивен и, подняв сначала одну ее ногу, затем другую, снял с нее сапоги и чулки, помассировал нежные подошвы, пока пальцы ее ног не сжались в ответ, и перешел к икрам, медленно и равномерно поглаживая их и разминая мышцы. И по мере его продвижения вверх к бедрам ее белье постепенно поднималось все выше. Сев на нее верхом и положив руки ей на бедра, он замер, ожидая, чтобы она взглянула на него и до конца осознала, чем они собираются заняться.

Фиби открыла глаза, и ее взгляд, полный любви и доверия, обжег его. Боже, что он задумал? Но Стивен точно знал ответ на свой вопрос и скомкал мешавшую ему материю. Он задумал заняться любовью с женщиной, минуту назад признавшейся, что любит его. И она хотела его, так что еще нужно было ему знать? Такова была правда.

– Приподнимись немного.

Когда Фиби послушно выполнила его просьбу, он поднял ее белье до талии, потом до плеч, стащил через голову и отбросил за ненадобностью на землю – ему нужно было видеть эту женщину во всей ее обворожительной наготе. Легко, как перышком, он провел тыльной стороной ладони от ключицы до вершины груди, обвел круги у сосков, опустил руку вниз по животу до завитков волос и дальше по бедрам к ногам, делая все это исключительно для того, чтобы устроить пытку, от которой они оба начали тяжело дышать.

– Только я одна должна быть без одежды? – Фиби подняла голову.

Стивен снял с себя рубашку и склонился к Фиби. Мужская грудь прижалась к женской груди. Его язык нырнул глубоко к ней в рот. Жажда его ласк и поцелуев укротила ее дерзость, этот остаток самоконтроля; потребность утолить страсть пересилила все остальное, Фиби ни в чем не могла отказать бывшему с ней мужчине.

Ощущение его нагого тела, прижимающегося к ней, было не похоже ни на что из того, что она когда-либо представляла себе. Его руки томительно медленно продвигались к самому ее центру, а добравшись туда, бесконечно долго играли с ним, пока она не стала извиваться под его настойчивыми пальцами, а когда он погрузил один палец внутрь ее тела, она на мгновение застыла, пораженная таким действием, незнакомым ей, но в то же время очень приятным. Затем то же повторили два пальца, и равномерный ритм их движения вызвал в ее теле небывалое напряжение, ожидание чего-то неизвестного и желание познать неизведанное.

Тогда и только тогда Стивен поднялся, чтобы сбросить бриджи. И когда он снова лег на нее, Фиби почувствовала, как неоспоримое доказательство его желания прижалось к ее бедрам. Она широко раскинула ноги, чтобы ей было удобнее принять то, что он предлагал, то единственное, что могло положить конец терзавшему ее голоду.

Нежно и осторожно он вжался в нее, давая ей возможность принять чуждую ей часть мужского тела. Фиби ощутила легкое жжение и почувствовала некоторую неловкость, не зная, что нужно сделать, чтобы расслабиться, и в этот момент Стивен медленно двинулся вглубь, соединяя ее и себя в одно целое. Фиби беспомощно пискнула, как мышонок, а Стивен замер и лежал неподвижно, зарывшись лицом в ее волосы, и его дыхание слегка шевелило пряди волос у нее на виске.

Фиби ждала, что будет дальше, и мучившее ее желание, которое на мгновение утихло, вспыхнуло с новой силой, но Стивен лежал совершенно неподвижно.

– Это все? – с трудом промолвила Фиби и, почувствовав, как его плечи затряслись от смеха, закусила нижнюю губу.

– Нет, радость моя. – Подняв голову, он заглянул ей в глаза. – До конца нам еще очень далеко. Просто я даю тебе время прийти в себя.

– Уверена, что я вполне готова. – Она жаждала продолжения и была невероятно смущена необходимостью разговаривать, когда они вот так склеены друг с другом.

Стивен снова рассмеялся, на этот раз громче и свободнее, и его легкое движение глубоко внутри ее привело Фиби в восторг, стук сердца отдался у нее в пояснице.

– О Боже, – только и смогла выдохнуть она, когда Стивен неторопливо отстранился от нее только для того, чтобы опять войти внутрь и входить снова и снова все более мощными движениями.

Он застонал и жадно поцеловал ее, как бы повторяя языком движения своего тела, и тело Фиби поднялось, следуя за движением партнера. Она открыла для себя, что, участвуя в этом акте любви, получает наслаждение от собственного движения и, подстраиваясь под ритм Стивена, стала опускаться и подниматься, стремясь в те волшебные края, в которых она еще никогда не бывала, но которые, конечно же, существовали. И наступил момент, когда на нее снизошло такое блаженство, что она была уже ни на что не способна и лишь содрогалась, испытывая неимоверное облегчение.

В следующее мгновение, сделав завершающий толчок, Стивен громко застонал и уронил голову на плечо Фиби. Некоторое время они лежали, не шевелясь, оба бездыханные и обессилившие. Затем Стивен, соскользнув с нее, лег на бок, подложив под голову согнутую в локте руку, а Фиби вытянула руку над головой, чувствуя себя разомлевшей в теплых лучах полуденного солнца, как блаженно потягивающийся котенок.

Когда биение ее сердца стало приходить в норму, Фиби чуть улыбнулась, решив, что любовь – это восхитительное занятие. Приподняв веки, она обнаружила, что Стивен смотрит на нее таким же пристальным взглядом, как и прежде, Фиби даже сказала бы, что его выражение стало еще более пылким, а глаза горели еще ярче, если только такое вообще было возможно.

– Дорогая, как только мы вернемся в Лондон, мы сразу же найдем тебе жилье, – торжествующе объявил он, убирая с ее лба пряди волос.

– Дом? – переспросила она, продолжая нежиться.

– Ты сама выберешь, что захочешь, для меня это не имеет значения, цена тоже не важна. Я просто хочу, чтобы ты как можно скорее была в моей постели.

Уверенный тон, которым говорил Стивен, словно речь шла о давно решенном деле, пробился сквозь пелену сладостного тумана, окутывавшую ее тело. Фиби откровенно призналась в своей любви и, если сказать правду, не знала, чего ожидать от Стивена, но такое ей даже не приходило в голову; видимо, он опять неправильно ее понял.

– С чем, по-вашему, я согласилась? – Резко сев, она отодвинулась от него на некоторое расстояние.

– Разумеется, с тем, чтобы стать моей любовницей. – Его уверенность слегка пошатнулась.

– Разумеется.

Взяв свою одежду, она натянула через голову рубашку и, просунув руки в рукава блузки, немного помедлила, подыскивая слова для объяснения. Когда же дело дошло до юбки, еще хранившей влажные следы их любви, Фиби окончательно осознала, что сделала, и пришла в полное замешательство. «Нет, конечно, я по доброй воле отдала ему свою девственность, – напомнила себе Фиби, – и никогда не пожалею о своем решении». Пусть она уступила своей любви, но она не собиралась отказываться от своего будущего. До того, как ее наследство перейдет Хильдегард, остается еще две недели, вполне достаточно времени, чтобы изменить убеждения этого упрямца и доказать ему, что без нее он не сможет жить.

– Я призналась в любви, но не давала ни малейшего повода подумать, что…

– Скажи, в чем дело, дорогая?

– Я не собираюсь быть твоей любовницей.

– Что за бред, черт возьми! – Он вскочил на ноги, не обращая внимания на то, что был совершенно голый. – Ни один мужчина не прикоснется к тебе! Ты только что отдала мне свою невинность.

– Поверь мне, я прекрасно осознаю то, что сейчас произошло.

Прищурившись, Стивен быстро натянул бриджи, нервно застегнул их, надел рубашку и, подойдя к Фиби, навис над ней, как окружавшая их стена деревьев.

– Что это за игра? Ты стараешься заставить меня жениться на тебе?

– Болван. – Фиби сунула ноги в сапожки, не надев чулок, которые, скомкав, запихнула в карман жакета. – Почему тебе везде мерещатся игра, обман, ловушка? Могу я дать тебе что-нибудь, что ты принял бы без подозрений? Послушай меня, упрямец. Это было моим собственным решением, пойми это, но я не готова отказаться от надежды устроить свое будущее так, как мечтала всю жизнь.

Стивен продолжал метаться по окруженному деревьями пространству. Его движения, обычно гибкие и грациозные, сейчас были угловатыми и резкими, а мускулы, в которых Фиби чувствовала упругость к силу, когда гладила их, были скованы напряжением.

– Ты только что испытала наивысшее блаженство, доступное женщине, испытала со мной, – выразительно заявил он, остановившись под огромным дубом и глядя на белку с пушистым хвостом на соседнем дереве.

– Я это знаю, – тихо подтвердила Фиби, не понимая, куда он клонит.

– Мужчина и женщина нечасто испытывают подобное.

– А как ты полагаешь, Стивен, из-за чего так произошло?

– Понятия не имею.

«Из-за любви, – хотелось ей крикнуть, – все дело в любви, черт тебя побери!»

– Ты думаешь, что сможешь найти другого мужчину, который вызовет в тебе такую же бурю?

– Вероятно, нет.

– Так откажись от своих дурацких поисков!

– У меня нет выбора.

– Выбор всегда есть.

– Значит, каждый из нас остается при своем мнении. – Фиби вертела расстегнутые пуговицы жакета.

– Не понимаю твоего желания отдаться мужчине, с которым едва знакома, который может быть тебе неприятен, просто из-за какой-то собственности. – Оторвав от ствола кусок коры, Стивен швырнул его на землю. – Мы не просто обменялись парой поцелуев, Фиби Рафферти, и не вздумай забыть об этом. Даю слово, что воспоминания о моих ласках будут преследовать тебя, кого бы ты ни выбрала себе в мужья.

Это, бесспорно, было чистой правдой. Ни один другой мужчина не вызывал у Фиби таких чувств, какие пробуждал Стивен; она злилась, зная, что он это понимает, и с досадой яростно стряхивала со своей одежды листья. Его упорное нежелание признать, чем было вызвано то, что произошло между ними, его отказ понимать, что она отдала ему любовь без всякой платы за нее, обидели Фиби. По-настоящему рассердившись, она впервые за последние недели усомнилась в возможности изменить его взгляды.

– Раз уж у нас пошел такой откровенный разговор, осмелюсь сказать, что вы, Стивен Ламберт, еще не раз вспомните, какой подарок получили от меня просто так, и остаток своих дней будете мучиться, представляя, как другой мужчина вместо вас ласкает меня. Подумайте об этом.

Стивен врос в землю, как окружавшие их вековые деревья, а через мгновение, не сказав больше ни единого слова, быстро зашагал к лошадям.

Фиби сочла его молчание хорошим знаком, ее замечание оставило свой след, значит, у нее еще была небольшая надежда убедить Стивена жениться на ней. С уверенностью, выработанной в ней годами трудной жизни, она решила дать этому мужчине еще один, последний шанс – несомненно, она была в душе мечтателем.

Глава 18

Фиби перевела взгляд со Стивена, стоявшего в противоположном конце бального зала и отказывавшегося даже кивнуть ей в знак приветствия, на тетю и вздохнула. У Хильдегард, как всегда, был недовольный вид и нахмуренные брови, но обычно бледное лицо сейчас пылало от гнева: она явно готовилась отчитать племянницу.

– Твое своенравное поведение, Фиби Рафферти, представляет твой характер не в лучшем свете, а это, в свою очередь, касается меня и моей семьи. Я уже слышала пересуды по поводу твоего исчезновения сегодня утром, а то, что лорд Бэдрик куда-то пропал примерно в то же время, только еще больше разжигает сплетни в кругу моих знакомых. Но я не желаю, чтобы мое имя связывали с именем этого человека. – Хильдегард энергично жестикулировала и сыпала словами, совершенно не заботясь о том, что кто-то мог ее услышать.

Озорной бесенок подтолкнул Фиби сделать большие глаза и с притворной наивностью, изобразив крайнее удивление, обратиться к тете.

– О тетушка, неужели, люди думают, что вы были с лордом Бэдриком? – спросила она шепотом, хотя понимала, что лучше было бы промолчать.

Чарити тихонько хихикнула, а Хильдегард, дважды беззвучно открыв и закрыв рот и сердито взглянув на Фиби, в конце концов набросилась на дочь.

– Что ты нашла смешного, Чарити? И не сутулься. Когда ты горбишься, платье висит на тебе мешком.

Чарити гордо выпрямилась, и Фиби уже в который раз удивилась, как это девушке удается выдерживать постоянные нападки матери, но решила, что кузина, видимо, уже свыклась с жестокостью Хильдегард.

– И Боже милостивый, что ты умудрилась сказать лорду Реноуку и лорду Милсипу? – Хильдегард снова обратилась к Фиби. – Нельзя сказать, что меня очень волнует их мнение, но они просто приходят в ужас, когда кто-нибудь произносит твое имя. Зная, насколько греховна была твоя мать, я ничуть не удивляюсь твоему поведению. Она сбежала в колония, не заботясь о том, что будет со мной, по ее милости мне пришлось согласиться на первое подавшееся жалкое предложение. Тогда все именно так и говорили.

– Тетушка, – Фиби хотелось в этот момент быть где угодно, только не там, где она была, – если позволите, я сказала бы, что некоторые люди чересчур много времени тратят на перемалывание подробностей чужих жизней. – Она стиснула зубы, нарочито громко при этом чмокнув губами. – А что до моего отсутствия в это утро, то мне стало нехорошо, и я пошла прогуляться. Понятно?

– В то же время, что и Бэдрик! – В словах Хильдегард зазвучало презрение. – Даже сэр Леммер не оставил без внимания это так называемое совпадение.

– Мнение сэра Леммера для меня ничего не значит.

– Это ты сейчас так говоришь. – Губы Хильдегард сложились в ядовитую улыбку. – Но обстоятельства меняются быстро, и иногда самым неожиданным образом.

Стараясь не обращать внимания на предупреждение, которое Хильдегард настойчиво вбивала ей в голову, Фиби искала повод избавиться от тетушкиного общества, но ей не хотелось оставлять Чарити наедине с Хильдегард, поэтому она обрадовалась, увидев направлявшихся к ним сэра Элвуда и лорда Кендалла, – потанцевать с любым из этих джентльменов гораздо приятнее, чем выслушивать нравоучения.

– Сюда идут сэр Элвуд и лорд Кендалл, – понизив голос, сообщила девушкам Хильдегард. – Чарити, убери с лица это мрачное выражение и, как я уже напоминала тебе сегодня, не трать зря время на Элвуда.

– Но, мама, я уверена, от одного танца не будет ничего плохого.

– Хм… Но ради Бога, придумай для беседы еще что-нибудь, кроме «да, сэр» и «нет, сэр».

– Мама, я же не полная дурочка.

Не имея возможности поддержать Чарити словами, Фиби сжала ее руку и, убедившись, что кузина будет танцевать с сэром Элвудом, ушла с лордом Кендаллом, посмеиваясь над досадой тетки.

Незваный образ Фиби беспрестанно вспыхивал в мозгу Стивена, мучительные, непрошеные воспоминания о ее губах, приоткрытых от удивления и страсти, преследовали его весь день и не давали покоя. Рассеянный и отвлеченный собственными мыслями, он не мог сосредоточиться даже на картах и сыграл, пожалуй, самую неудачную за всю свою жизнь партию в вист.

– Как вы думаете, что все-таки случилось с лисой? – Лорд Итон, потягивая из бокала шерри, остановился рядом со Стивеном, смотревшим через зал на женщину, которая была виновницей его отвратительного настроения.

– Да, это действительно загадка, – отозвался Уинстон, выразительно глядя на своего друга. – А ты что думаешь по этому поводу, Стивен?

– Можно только строить предположения, дружище, – произнес Стивен и снова погрузился в молчание.

– Стыд и позор, я считаю, – проворчал Итон, в третий или четвертый раз возвращаясь к этой теме, не в силах говорить ни о чем другом. – Вот черт! Мне так хотелось произвести впечатление на женщин, а теперь остается полагаться только на свое остроумие и умение великолепно танцевать. Если вы, джентльмены, извините меня, я хотел бы извлечь все, что можно, из этого вечера. – Итон, прервав разговор и нелепо двигая кистями рук, закружил по залу, ища леди, которую выбрал себе в партнерши.

Уже догадываясь, кого Итон собирался сделать своей жертвой, Стивен скривился, еще больше помрачнев, когда Фиби подарила Итону чарующую улыбку и засмеялась. Эта чертовка весь вечер выставляла напоказ свое обаяние, без отдыха танцуя то с одним, то с другим, болтая и смеясь, как будто ей и вправду доставляло удовольствие их общество. Еще сегодня днем она одарила его величайшей наградой, получаемой мужчиной, а сейчас позволяла всем этим проходимцам прикасаться к себе, и выглядело все это отвратительно. Слава Богу, у Леммера хватало здравого смысла держаться в стороне. Стивен вряд ли смог бы оставаться весь вечер в другом конце зала, если бы Леммер всего лишь просто дохнул в сторону Фиби.

– Кстати, дружище, – поинтересовался Уинстон, взяв у слуги, разносившего напитки, два бокала шампанского и протянув один Стивену, – как поживает твоя головная боль?

– Великолепно.

– В самом деле? – Уинстон поджал губы и пристально посмотрел в лицо Стивену. – Сдается мне, ты сейчас, пока я рядом, напросишься на хорошую взбучку, если, конечно, у тебя нет серьезной причины напускать на себя такой хмурый вид. – Уинстон терпеливо ждал, чтобы Стивен хоть как-то отреагировал, сказал что-нибудь, не важно что, ко, так ничего и не дождавшись, продолжил: – Итон затронул очень интересную тему. Я тоже хотел бы знать, что произошло сегодня с лисой. Сэр Леммер был просто взбешен тем, что охота сорвалась, но, к моему величайшему огорчению, пришел в себя, не успев оскорбительно высказаться в адрес моего егеря, а я уже предвкушал удовольствие съездить ему по физиономии. Представь себе, как я был удивлен, когда мои ребята, все проверив, обнаружили, что не один, а целых два лисьих хода открыты. Очень странное дело.

Фиби танцевала неподалеку от Стивена, и ее смех, переливаясь и искрясь, как превосходное шампанское в бокале, долетел до него сквозь музыку и заставил стиснуть зубы и сжать ножку бокала, как будто у него в руке была шея несчастного Итона.

– Гм-м, – был его единственный ответ на все вопросы Уинстона.

– Благодарю покорно. Что, черт побери, произошло?

– Ты пристаешь хуже репейника, – огрызнулся Стивен, отвернувшись от танцующих нар. «Проклятие, – решил он, – быть может, если не смотреть на Фиби, мне удастся избавиться от своего мрачного настроения». – У меня есть большое подозрение, что ты уже догадался, в чем дело, и просто издеваешься надо мной, чтобы позабавиться. Фиби решила – учти, совершенно самостоятельно – избавить лису от ее участи и лишить Леммера каких-либо шансов на этот вечер. Раскрыв ее план, я, естественно, помог ей – так поступил бы любой джентльмен на моем месте.

– Ну и? – Уинстон нетерпеливо помахал рукой и, требуя дальнейшего подробного объяснения, приподнял одну бровь.

– После этого мы поехали к Чанктонбери-Ринг, и я по собственной глупости пошел у нее на поводу, а теперь все время мучаюсь и ругаю себя.

– Дорогой друг. – Уинстон откашлялся, явно чтобы скрыть смешок. – Иди и пригласи эту женщину на танец, ты гораздо больше подходишь ей в партнеры, чем Итон.

«Ни за что», – подумал Стивен, понимая, что или задушит ее, или утащит из зала, сорвет с нее одежду и зацелует до бесчувствия – а возможно, признается, что любит ее. Проклятие! Он не мог понять, откуда явилась эта последняя мысль.

«Скорее всего она возникла из чувства вины», – тотчас решил Стивен. До того как заняться любовью, он не спросил Фиби, согласна ли она, а после ее признания просто посчитал, что все его условия приняты. Он не удосужился выяснить ее намерения, а поспешил лишить ее девственности и вот теперь чувствовал себя виноватым. Придумывая, как оправдаться в собственных глазах, Стивен логически пришел к выводу, что любит Фиби.

Но такого не могло быть, он накрепко запер дверь к этому чувству, а ключ похоронил вместе с двумя умершими женами.

– Учитывая разговоры, вызванные нашим отсутствием сегодня утром, я меньше всего расположен приглашать ее, – возразил другу Стивен, заложив руки за спину.

– Пока никому не известна правда, в этом нет ничего страшного, пусть себе гадают. Кроме дурацких домыслов Реноука и Милсипа, нет ничего, что затронуло бы ее репутацию. Заметь, в начале вечера Тьюксбери уже спрашивал о ней, так что в скором времени она, несомненно, найдет себе пару.

– Черта с два.

– Девушка создана для тебя. – Качнув головой, Уинстон по-братски похлопал Стивена по плечу и сжал его руку. – Проклятие – это глупость. Женись на ней и положи конец всему этому вздору, иначе, боюсь, ты навсегда останешься угрюмым нелюдимом.

– Не могу.

– Не хочешь.

– Меня что, вечно будут донимать те, кого мои супружеские проблемы волнуют так, словно они касаются их самих? – Не дожидаясь ответа и грубо выругавшись, Стивен быстро зашагал в сторону комнаты для игры в карты, устав наблюдать, как все мужчины и далее юнцы бросали влюбленные взгляды на женщину, которую он считал своей.

Он предупреждал Фиби, что ей будет трудно совладать со своими чувствами, но, Господи, видимо, и он сам был не в силах управлять собой. Проклятая женщина! Когда же она поймет, что принадлежит только ему?!


«Этому упрямому дурачку полезно поразмышлять», – решила Фиби, заметив, как стремительно Стивен покинул бальный зал. Весь вечер он избегал Фиби, и ее это вполне устраивало: пока он не будет готов попросить прощения и не заговорит по-другому, она будет держаться на расстоянии.

Деланно улыбнувшись, Фиби обернулась и взглянула на Чарити – бедная девочка смотрела на сэра Элвуда так, словно тот держал в руках луну. Это чувство было знакомо Фиби, и она со вздохом перевела взгляд на лордов, которые, как хищники вокруг добычи, кругами ходили вокруг нее и Чарити, и ей отчаянно захотелось хоть несколько минут побыть в одиночестве.

– Фиби, – въедливый голос Хильдегард перебил ее мысли, – я вижу, тебе нужно чем-то отвлечься. Я оставила веер, по-моему, на столе в картинной галерее, сходи за ним.

– С удовольствием, тетушка. – Хильдегард не пришлось повторять свою просьбу, она и Моргнуть не успела, как Фиби уже вскочила на ноги. – Я охотно пройдусь, чтобы поразмяться после обеда.

В глазах Хильдегард вспыхнуло, но тут же погасло какое-то странное выражение, как будто за ее просьбой что-то скрывалось. Фиби кольнуло беспокойство, но она просто отмахнулась от него – что может случиться плохого, если она сходит за тетиным веером?

Не горя особенным желанием возвращаться к танцам, Фиби не торопясь шла в глубь дома к комнате, где они незадолго до этого рассматривали последнее приобретение Уинстона – вид Темзы, написанный каким-то художником по имени Джозеф Тернер.

Кроме стула, видимо, случайно попавшего в длинный прямоугольный зал, другой мебели в галерее не было. На стенах зала висели картины, а на полу были расставлены скульптуры. Хотя картины и скульптуры по сюжетам резко отличались от тех, что она когда-то видела в личном кабинете Уаймена, эта комната напомнила Фиби о ее первой встрече со Стивеном, и теперь, после того, что произошло сегодня, картины Уаймена приобрели для нее новый смысл. Рассердившись на себя за то, что ее мысли снова заняты Стивеном, Фиби подошла к столу, про который говорила Хильдегард, но ничего на нем не нашла.

Зная свою тетю, Фиби уже решила было, что та специально послала ее с этим идиотским поручением, чтобы без помех отчитать Чарити, но в этот момент легкое дуновение ветерка коснулось плеч девушки, и, повернувшись, она увидела сэра Леммера, небрежно прислонившегося к только что открытой им двери на террасу.

– Бы, кажется, разочарованы, моя прелесть. Вы ожидали встретить кого-то другого? Вероятно, лорда Бэдрика? К сожалению, в данный момент он поглощен игрой в карты. – В его голосе прозвучало явное неодобрение. Фиби сразу поняла, что эта встреча не была случайной.

– Извините, я уже ухожу. – Она расправила плечи и смерила Леммера презрительным взглядом, хотя нехорошие предчувствия мурашками побежали у нее по спине.

С важным видом петуха в курятнике Леммер шагнул вперед и встал прямо у нее на дороге. Запах кедра, который уже ассоциировался у Фиби с этим мужчиной, ударил ей в нос, а Леммер, резко протянув руку, схватил девушку за запястье.

– Знаете, что бывает, когда молодую леди застают наедине с холостым мужчиной в такой, прямо скажем, недвусмысленной ситуации? – Его глаза горели неприкрытым вожделением.

– Мне это безразлично. – Фиби поняла, что попалась в западню точно так же, как в тот день в Гайд-парке, но теперь ей нечего было надеяться, что Стивен придет ей на выручку. Сейчас единственной ее защитой будет собственная смекалка. – У меня определенно нет никакого желания компрометировать себя, оставаясь в вашем обществе, но я сомневаюсь, что в ближайшее время кто-нибудь ворвется сюда, чтобы застать нас наедине.

– Мнение света чрезвычайно изменчиво, и, чтобы погубить человека, требуется совсем немного. Даже молодые прохвосты, нацелившиеся на ваш титул или капитал, не посмеют игнорировать правила приличия. Увы, это святыня. Но я сделаю широкий жест и буду ждать, чтобы с удовольствием освободить вашу тетю от ответственности за вас.

– Совершенно верно, сэр. Вы будете ждать вечно, если вам так угодно. А теперь пропустите меня. – Фиби попыталась освободиться от его цепкой хватки, когда же ей это не удалось, решила применить другой способ, и ее колено оказалось почти у самого паха мужчины, но она чуть не потеряла равновесие и прокляла сковывавшее движение платье. Воспользовавшись моментом, Леммер обхватил Фиби за талию и притянул к себе.

– Ты горячая штучка, Фиби. Я не забыл тот случай в парке и уверяю тебя, в другое время и в другом месте еще напомню тебе его со всеми подробностями. А относительно того, придут сюда или нет, то мы с твоей дорогой тетей заключили договор – в сопровождении одного или двоих джентльменов она будет искать заблудившуюся племянницу и свой оставленный здесь веер, к они найдут нас.

Так вот почему у Хильдегард был такой вид, словно она выиграла шахматную партию! Фиби было известно, что тетя ее недолюбливает, но она никогда не ожидала от нее такого подлого предательства. К сожалению, сейчас не было времени заниматься Хильдегард, Леммер требовал всего ее внимания.

– Мне плевать, даже если явятся все гости. Никто не поверит, что я добровольно пришла сюда с вами.

– Проверим? – Он прижался ртом к ее губам, и у Фиби внутри все сжалось. Как ни старалась она освободиться из его объятий, негодяй крепко держал ее в плену. Фиби боролась изо всех сил, а Леммер, издеваясь над ее стараниями, усмехнулся, не отрываясь от ее губ; но когда его рука сдавила ей грудь, Фиби не выдержала и укусила его за нижнюю губу, с удовольствием почувствовав вкус крови.

– Это очень глупо, – прошипел Леммер, подняв голову, как приготовившаяся к нападению змея, и схватил девушку за подбородок.

От его хватки у Фиби свело челюсть, но, прежде чем его губы скова приблизились к ней, она оказалась на свободе, отброшенная к мраморной скульптуре.

Стивена невозможно было узнать, его лицо исказилось от ярости, а глаза горели бешенством. Он нанес Леммеру удар кулаком в живот, и у того изо рта со свистом вырвался воздух, а Стивен, удерживая Леммера за уже потерявший элегантность шейный платок, продолжал молотить его кулаком. «Господи, нужно что-то делать, – мелькнула у Фиби мысль, – иначе Стивен убьет этого человека». Но честно говоря, это ее мало волновало, совсем другое дело – репутация Стивена, нельзя подливать масла в огонь, чтобы слухи и сплетни разгорелись в обществе с новой силой. И Фиби, не дав Стивену нанести очередной удар, схватила его за руку.

– Достаточно, Стивен. Нужно уходить, пока сюда не явилась Хильдегард.

– Мне безразлично, придет твоя тетя или нет. – Его пронзительный взгляд впился в Леммера, который оставался на ногах только благодаря тому, что Стивен держал его за ворот рубашки. – Этот мерзавец посмел дотронуться до тебя!

– Посмотри, со мной ничего не случилось. Пойдем.

Отшвырнув Леммера к ближайшей стене, где тот обмяк, как мешок с зерном, Стивен повернулся к Фиби с горящим от возмущения взглядом – он был вне себя не только из-за наглости Леммера.

– Негодяй! – Леммер сел, вытирая рукой кровоточащую губу. – Ты хочешь погубить Фиби и отправить еще одну женщину на фамильное кладбище Бэдриков?

– Ты грязный лицемер, – бросил Стивен, вложив в эти три слова все свое отвращение к этому человеку. – Мне все известно о твоей «братской» привязанности к Эмили. Боже правый, она же была твоей сестрой! Ты не можешь смириться с тем, что она предпочла уйти ко мне, а не оставаться жить в доме, где ты всем командовал и день ото дня твои домогательства становились все наглее. Мои поступки бледнеют в сравнении с твоими.

– Это ложь! – с побагровевшим лицом, брызжа слюной, воскликнул Леммер.

– Эмили ничего от меня не утаила, я знаю все твои мелкие омерзительные секреты, и если ты решил, что я позволю тебе хоть мгновение находиться рядом с Фиби, ты глубоко заблуждаешься. Я раньше убью тебя.

– Фиби, позвольте вам помочь. – Встав на ноги, Леммер прислонился к стене.

– Я не хочу вашей помощи, она мне не нужна.

– Прекрасно. – Лицо Леммера перекосилось от бессильной злобы, его слова, ничем не сдерживаемые, хлынули рекой, как поток раскаленной лавы, уничтожающей все на своем пути. – Иди с ним, но не забудь, что я тебя предупреждал. Клянусь могилой своей сестры, ты еще пожалеешь о своем поступке. – Его голос дрожал от негодования. – Ты зря тратишь время на этого подонка. Он не достоин целовать даже твои сапоги. Он соблазнит тебя, как соблазнил мою сестру, а если и женится на тебе, хотя я сомневаюсь, что для этого у него хватит порядочности, то убьет тебя так же, как убил ее.

– Ты, мерзкое насекомое! Считай, тебе повезло, что я не вызываю тебя на дуэль, к сожалению, на карту поставлена репутация Фиби. – Стивен запустил пальцы в волосы. – Эмили мертва, и что бы ни делали ты и я, ее уже не вернуть. Так что давай покончим с этим, здесь и сейчас.

Глава 19

Едва удостоив Леммера взглядом, Стивен подошел к Фиби, и они вместе покинули комнату. Идя рядом, они не обменялись ни словом. Фиби понимала, что должна вернуться в бальный зал и сделать вид, будто ничего не произошло, но она не могла оставить Стивена: в таком состоянии он вполне мог вернуться к еще раз отделать Леммера.

Остановившись у двери в комнату, где Фиби прежде не бывала, Стивен пригласил ее войти. Это оказалась тускло освещенная оружейная комната. Стены ее были украшены мечами и щитами всех форм и размеров, а в деревянном ящике были разложены большие и маленькие кинжалы, острые как бритва.

Когда молодые люди вошли в комнату и дверь за ними закрылась, Фиби по виду Стивена определила, что его гнев еще не остыл. Она приготовилась выслушать очередную нудную лекцию. Пройдя в дальний конец комнаты и расположившись рядом с рыцарскими доспехами, она словно надеялась, что этот манекен сможет оказать ей поддержку, которая, как она предчувствовала, будет ей необходима.

– Ты так увлечена поисками мужа, что теперь заманиваешь свои жертвы в темные уголки? Чтобы испытать мое терпение? Ты позволяешь другим мужчинам ласкать себя, чтобы иметь возможность сравнивать?

– Я все объясню.

– Я не раз предостерегал тебя от общения с этим человеком.

– Виновата моя тетя. Предполагалось, что она войдет, обнаружит, что мы с Леммером одни, тем или иным способом выставит меня распутницей и потребует, чтобы я и Леммср поженились.

– После того как ты целый вечер красовалась перед всеми мужчинами, многие из них могли бы отправиться вслед за тобой. Ты ведешь себя безответственно. Ничего этого не случилось бы, если бы ты удосужилась сначала подумать, – звенящим голосом выговаривал он, меряя комнату большими шагами.

Нападение Леммера и нежелание Стивена прислушаться к тому, что она говорила, вывели Фиби из себя. Стивен осмеливается предъявлять ей обвинения? После того как он весь вечер не обращал на нее внимания? После ее порывистого отклика на его ласки сегодня днем?

– Не смей приближаться ко мне, ты, высокомерный, самодовольный тупица! – взорвалась она. – Тебя ослепила ревность, ты вбил себе в голову, что виновата во всем только я, и не хочешь поставить себя на мое место.

– Ха! Ни один мужчина не повернется спиной и но откажется от того, что ему так откровенно предлагают. По-моему, сегодня днем это было очень хорошо доказано. – Остановившись у круглого дубового стола, Стивен уперся в него руками по обе стороны от лежавшего там шлема с устрашающим шипом наверху. – А если он так сделает, значит, он болван.

– А ты кто угодно, только не болван?

– Вот именно.

Фиби пересекла комнату, не собираясь больше просто стоять и защищаться, у нее тоже было что сказать Стивену.

– Однако ты отказываешься от меня, потому что боишься женщины, которой никогда не знал, и нелепого проклятия. – Закинув голову, Фиби посмотрела в потолок и хмыкнула. – И ты смеешь обвинять меня! Ты чувствуешь себя оскорбленным из-за того, что я решила обеими руками ухватиться за свою судьбу.

– Ты ухватилась за кусок бесплодной земли и камень, – уточнил он, сделав шаг к Фиби. – Ты выбрала богатство вместо счастья, которое, я уверен, нашла бы со мной. Ты цепляешься за мечты о любви, как наивный ребенок. Мне не хотелось бы тебя разочаровывать, но любовь – это иллюзия, воспеваемая поэтами-идеалистами. Любовь вовсе не способна преодолеть все преграды. Любовь не гарантирует счастья.

– Я бы предпочла верить во что-нибудь доброе и чистое, а не прятаться за свой цинизм и трусливо дрожать от страха. – Подойдя вплотную к Стивену, она смело встретила его взгляд. – Поместье Марсден для меня гораздо больше, чем просто место для житья. Если я не могу получить жизнь, о которой мечтаю, позволь мне выбрать ту, которую смогу выдержать. – Фиби, не отрываясь, смотрела на него горящими глазами. – Да, все мои мечты, желания, молитвы – о любви и о муже, который отвечал бы мне любовью и уважением, который умел бы выслушать меня и поговорить со мной и с которым мы вместе старели бы. А дети? Малютки, которых нужно укладывать спать, подтыкая им на ночь одеяло, и которым останется наследство, когда меня не будет? Если я стану твоей любовницей, я навсегда распрощаюсь с надеждой иметь все это. Ты выиграешь сражение, но в конечном счете мы оба проиграем войну.

Видит Бог, как сильно ее слова обожгли ему сердце, ведь он хотел иметь то же самое, и только вместе с ней, но был страшно напуган, ибо жениться на Фиби в его представлении означало обречь ее на смерть. Даже если проклятие было выдумкой, отражением его собственных поступков, разве можно было рисковать? Он и так уже получил больше, чем заслужил.

– Чудесно. Держись покрепче за свои детские мечты и фантазии и попробуй найти человека, который осуществит их для тебя. Я не могу жениться на тебе. Я не женюсь на тебе. Воспользуйся оставшимися днями и постарайся устроить свой брак, а я подожду. – Стивен резко повернулся и быстро вышел из комнаты.

Одинокая слеза скатилась по щеке Фиби; ее сердце было разбито, расколото на две части, сна чувствовала, как ее охватывает отчаяние. Этот глупец заслуживал ее любви, она была в этом уверена, но он бежал от своих злых духов, а она не могла помочь ему одолеть их.

И вдруг в абсолютной тишине раздался стук металла по металлу, показавшийся ей громким, как звон церковного колокола. Фиби пришла в ужас при мысли, что кто-то посторонний мог находиться в комнате и быть свидетелем разыгравшейся здесь сцены, а затем чуть не рассмеялась. При ее везении в углу могли спрятаться сам король со всей своей свитой и еще человек серок. Но как люди смеют подслушивать? Фиби приняла воинственную позу, положив на бедра сжатые кулаки и чуть покачиваясь, и обежала взглядом комнату.

– Кто здесь? – Она ждала, притопывая ногой, как часто делала в минуты раздражения, пока в дальнем углу комнаты от стены не отделилась тень. Когда же видение приблизилось, Фиби застонала, различив характерные черты и увидев лорда Тьюксбери.

– Добрый вечер. – Тьюксбери слегка поклонился.

– Что ж, не везет так не везет. – Притворяться не было смысла. – Нравится мне это или нет, но, по-видимому, мужчины будут все время вторгаться без спросу в мою жизнь. И давно вы здесь находитесь, сэр? – Избегая ее вопрошающего взгляда, Тьюксбери, несколько раз кашлянув, принялся с отсутствующим видом рассматривать висевшие над дверью скрещенные мечи. Очевидно, он слышал весь разговор между ней и Стивеном до последнего слова, но и то хорошо, что он все-таки чувствовал себя смущенным. – Да, в общем, это не так уж важно, – пробормотала она. – Моя судьба из плохой превращается в просто ужасную. Почему вы прятались?

– Я пришел сюда, чтобы избавиться от головной боли, а вы и герцог Бэдрик вошли сразу вслед за мной. У меня действительно не было подходящего момента, чтобы объявить о своем присутствии. Если позволите, я бы сказал, лорд Бэдрик совершает ошибку.

– В этом наши мнения совпадают.

– Что вы будете делать?

– Моя задача остается прежней.

Подойдя ближе, лорд Тьюксбери остановился на почтительном расстоянии от Фиби. Его голубые глаза выражали понимание и сочувствие без малейшего упрека.

– В таком случае, – приветливо улыбнулся он, – я буду польщен, если вы завтра составите мне компанию во время прогулки на деревенскую ярмарку.

О-ля-ля, что же делать? Его предложение только усилило неразбериху, царившую в голове у Фиби. Она не могла скрыться от всех на оставшуюся часть уик-энда, а Стивен, похоже, отказался быть ее кавалером. Ей же нужно было время, чтобы привести в порядок свои мысли и получить возможность в последний раз постараться переубедить Стивена. Только после этого она будет решать, что делать. А что ей еще оставалось? У нее не было выбора, она могла лишь посмеяться над безысходностью своего положения.

– Вы застали меня врасплох. Могу я дать вам ответ завтра утром?

– Ну конечно. – Он продел ее руку себе под локоть. – А теперь я предлагаю вернуться в зал, пока на вас не свалились еще какие-нибудь неприятности.

– Кажется, уже поздно. – Вспомнив слова Леммера о роли тети Хильдегард в этой грязной провокации, Фиби почувствовала, как в ней снова закипает гнев. – Я должна кое-что сказать своей тете.

Фиби без труда нашла свою тетю, которая стояла в большой нише в одном из углов зала, и решила, что ей повезло – место очень подходило для предстоящего разговора. Подойдя ближе, она обнаружила, что Хильдегард лебезит перед джентльменом весьма преклонного возраста, вертевшимся около Чарити, которая не могла отвести глаз от сэра Элвуда.

Так это и есть гнусный лорд Хэдлин? На почти лысой макушке этого мужчины торчало несколько волосков соломенного цвета, а его лоб разрезали густые, широкие брови, похожие на пушистых гусениц. Сложив руки на выпиравшем вперед животе, он искоса с вожделением поглядывал на Чарити, словно она была мятной конфеткой. Если это и в самом деле лорд Хэдлин, то нет ничего удивительного в том, что даже мысль о замужестве пугала Чарити.

Внезапно козни Хильдегард предстали перед Фиби в еще более отвратительном свете – эта женщина не думала ни о ком, кроме себя, всеми ее поступками руководила обуявшая ее жажда власти и преклонения, и Фиби стало почти – но только почти – жалко Хильдегард.

– Извините, мне нужно поговорить с вами, – подойдя прямо к Хильдегард, решительно произнесла Фиби, – но только наедине.

На это требование Фиби все отреагировали по-разному: лорд Хэдлин, неодобрительно прищурившись, нахмурился так, что его брови-гусеницы почти сошлись на переносице, и, ничего не сказав, отошел в сторону; Чарити несколько раз моргнула, удивленная заявлением кузины; Хильдегард, приняв величественный вид, выпрямилась и, раскрыв веер, принялась яростно обмахивать лицо.

– Ты грубая, неблагодарная девчонка!

– Ай-ай-ай, я вижу, вы нашли свой веер, – спокойно заметила Фиби, хотя сейчас ей больше всего хотелось свернуть шею своей коварной тетушке.

– На самом-то деле это я его нашла, – вставила Чарити, – он все время был у мамы под одеждой, она искала тебя, чтобы сказать об этом.

– Довольно, Чарити, прекрати, – резко оборвала ее Хильдегард.

– И кто же сопровождал ее? – поинтересовалась Фиби, сама невинность и вежливость.

– Лорд Реноук и лорд Милсип, – с готовностью ответила Чарити.

– Представляю ваше удивление, когда вы обнаружили, что галерея пуста и ни сэра Леммера, ни меня нигде нет.

После минутной растерянности Хильдегард овладела собой и окинула взглядом наполненный народом танцевальный зал, однако эта растерянность не укрылась от глаз Фиби и явилась еще одним подтверждением грехов этой женщины, которое ей необходимо было получить.

– Здесь вы его не найдете, – огорчила ее Фиби, – он пошел в свою комнату залечивать синяки.

– С какой стати я стала бы интересоваться, где сэр Леммер?

– Именно этот вопрос я все время задаю себе сама. Сэр Леммер упоминал о каком-то договоре, должно быть, представлявшем для него величайшую важность, если он опустился до такого низкого поведения.

Хильдегард с надменным видом молча смотрела прямо перед собой, а Чарити переводила взгляд с одной женщины на другую, пока в конце концов не остановила его на матери.

– Что ты сделала на этот раз? – печально глядя на мать, спросила Чарити.

– Занимайся своим делом, глупая девчонка.

– Нет, мама, только не сейчас.

– Ты понимаешь, что натворила? – Некоторое время беззвучно пошевелив губами, Хильдегард наконец смогла подобрать слова и выплеснула всю свою злость на Фиби: – Ты виновата, что моя дочь начала дерзить мне, но я этого не потерплю!

– Приятно видеть успехи Чарити. А что до меня, я немедленно покину ваш дом и поселюсь в поместье Марсден. Если Чарити захочет, она сможет жить со мной вместо того, чтобы выходить замуж за этого старого дурака, в объятия которого вы ее толкаете.

– Поместье Марсден никогда не будет твоим, неблагодарная, бессовестная нахалка! Если бы не вмешался лорд Бэдрик, я уже имела бы все, что по праву принадлежит мне. – Гнев развязал язык Хильдегард, она буквально источала волны злобы.

– Значит, вы специально лгали мне о поместье Марсден, да? – Твердо настроенная сегодня вечером разоблачить все секреты своей тети, Фиби взяла на себя роль обвинителя. – Вы давным-давно знали о долге. Вы что, хотели сами выплатить все налоги и заявить о своих правах?

– Поместье должно принадлежать мне. Ты можешь уехать хоть сегодня, но я добьюсь своего. Подожди – и увидишь.

– Давайте вернемся к сэру Леммеру и вашему плану. Должна вас расстроить, сэр Леммер изменил свои намерения.

– Это невозможно. Он хочет иметь титул и получит его благодаря тебе.

– Так вы это обещали ему?

– Мама, ты не могла такого сделать. – Чарити, вздохнув, покачала головой и обратилась к кузине: – Фиби, я, к сожалению, ни о чем не догадывалась.

– Если мне понадобится твое вмешательство, я попрошу об этом. – Хильдегард сложенным веером шлепнула дочь по руке.

– Я уже не ребенок и до смерти устала от твоих нападок! – Щеки Чарити вспыхнули, а на глаза навернулись слезы. – Нет сомнения, то, что ты затеяла – что бы это ни было, – провалилось. Позволь Фиби самой найти свое счастье. Бог свидетель, здесь есть несколько человек, которые могут ей в этом помочь.

– Ни за что. Если никто не придет к ней с предложением, она будет рада принять предложение Леммера, чтобы не быть вышвырнутой на улицу. Он получит титул, а я поместье Марсден.

– Никогда до сих пор я не представляла, как вы ненавидели мою мать, а теперь ненавидите меня. – Те крохи жалости, которые еще оставались у Фиби, окончательно исчезли. – Мама была доброй и великодушной, вам никогда ее не понять, дедушка любил ее, и вы так и не можете ему этого простить.

– Он не дал мне такой возможности, – бросила Хильдегард.

– Интересно. Мне кажется, вы так долго злитесь, что уже не разбираетесь, где правда. – Почувствовав внезапную усталость после всех переживаний этого вечера, Фиби прижала к груди сложенные вместе руки. – У меня осталось десять дней, чтобы найти мужа. После этого вы уже никогда не назовете меня своей родственницей, а до того момента оставьте меня в покое. Я не выйду замуж ни за сэра Леммера, ни за кого другого из тех мужчин, которых вы мне подсовываете. Ты идешь? – обратилась она к кузине.

Кивнув, Чарити присоединилась к Фиби, и исходящая слюной Хильдегард осталась одна, никому больше не нужная, наедине со своими неудавшимися интригами и бессильной злобой.


Фиби и лорд Тьюксбери, бродя по деревенской ярмарке, делали покупки, и Тьюксбери протянул девушке два венка: один из белых и розовых полевых цветов, а другой из васильков.

– Какой вам больше нравится?

– Я думаю, любой будет вам к лицу. – Фиби, внимательно рассмотрев оба венка, склонила набок голову и с улыбкой взглянула в лицо спутника. – Хотя к вашим глазам, безусловно, больше подойдут васильки.

Он непринужденно рассмеялся теплым раскатистым смехом, и Фиби подумала, что лорд приятно отличается от Стивена, который, казалось, склонен был большую часть времени ворчать, но, вспомнив озорную улыбку и искорки, прыгавшие у Стивена в глазах, когда он рассказывал истории из своего детства, вынуждена была признаться, что лжет себе: темные задумчивые глаза и пытливые, пронизывающие взгляды все еще преследовали ее.

– Я имел в виду вас, мисс Рафферти, вы это прекрасно понимаете.

– В таком случае я выбираю васильки.

– Чудесно. – Надев ей цветочный венок, Тьюксбери залюбовался девушкой.

– Благодарю вас. – Смущенная похвалой, высказанной им от чистого сердца, Фиби отопит к соседней повозке и принялась рассматривать кружевную шаль, все время чувствуя на себе изучающий взгляд Тьюксбери. У нее не было причин подвергать сомнению искренность этого человека. Все утро он вел себя безупречно, и если бы она могла отвлечься и не думать о Стивене, то, наверное, получила бы удовольствие от его общества. Сияние солнца, царившие вокруг смех и праздничное возбуждение и даже присутствие лорда Тьюксбери незаметно улучшили настроение Фиби, и, весело улыбнувшись, она повернулась к своему спутнику: – Лорд Тьюксбери, все утро мы говорим обо мне, теперь вы должны рассказать о себе.

– Что вы хотели бы узнать?

– Все, что вы захотите рассказать.

– Полагаю, вам известно, что я уже был женат. – Он плел рядом с Фиби, заложив руки за спину и глядя себе пол, ноги. – Мириам умерла три года назад. У меня есть дочь Мередит, мы зовем ее Блисс; ей семь лет, она порывистая натура и не остерегается опасности. Я безумно люблю ее, но, боюсь, из-за ее характера состарюсь гораздо раньше времени.

– Знаете, мы познакомились с ней, когда вы устраивали прием. Она очаровательна.

– Да, – задумчиво произнес он, – подозреваю, что бы завоевали бы ее расположение.

– Я уверена, что в мире, созданном человеком в первую очередь для человека, маленькая девочка прекрасно ориентируется и знает, что и в какое время ей можно делать. – Когда Тьюксбери резко остановился, Фиби сначала посмотрела на яркие вязаные шали, развешанные на деревянных перекладинах, и только потом взглянула на лорда, ожидая увидеть в его глазах признаки возмущения иди укора, но ничего подобного не обнаружила. – Это, должно быть, звучит ужасно бессердечно и грубо.

– Вы говорите так из прихоти?

– Нет, только из желания, чтобы женщины могли постоять за себя в жизни. – Фиби оперлась на предложенную лордом руку, и они отправилась дальше мимо продавцов, расхваливавших свои товары.

– Немного зная ваше положение, я вполне понимаю, почему вы так настроены.

Подойдя к серебряных дел мастеру, Тьюксбери купил для дочери серебряный кулон. Потом их заинтересовал жонглер, подбрасывавший в воздух четыре разноцветных шара и одновременно насвистывавший веселую мелодию. Через некоторое время они остановились, чтобы Фиби купила пурпурную ленту для Чарити, которая осталась в Пейли-Парк под надзором Хильдегард.

На протяжении всей прогулки Фиби и Тьюксбери делились воспоминаниями и рассказывали друг другу истории из своей жизни; к удивлению Фиби, ей было легко и приятно вести беседу с лордом Тьюксбери. Незаметно они добрались до огромного вяза и, расположившись в его тени, достали яблочный пирог и вино, купленные у лавочника.

Сев на одеяло, которое лорд Тьюксбери принес из экипажа, Фиби подобрала ноги под платье, а Тьюксбери расположился на расстоянии не меньше фута от нее, прислонившись спиной к валуну, согнув одну ногу и свободно положив на колено руку. Фиби неторопливо жевала пирог и молчала, чувствуя, что ее спутник готовится что-то сказать.

– Мисс Рафферти, не знаю, как бы выразиться поделикатнее. Вам нужен муж, а я хочу жениться. Я понимаю, мы едва знакомы друг с другом, но на все нужно время, и следующую неделю я хотел бы посвятить тому, чтобы выяснить, подходим ли мы друг другу.

Наблюдая за ним из-под полуопущенных ресниц, Фиби думала о том, что он, несомненно, красивый мужчина, приятный, общительный, хотя и несколько сдержанный, однако ее не охватывал трепет, сердце не начинало стучать, и под ложечкой не возникала боль. Но его общество не было ей неприятно и не вызывало раздражения. Им, казалось, было легко друг с другом, и Тьюксбери предлагал ей выход, который ее вполне устраивал. Фиби надеялась почувствовать радость или хотя бы облегчение, но вместо этого ощутила испуг и пришла в замешательство. Ей нужен был другой, она мечтала услышать такие слова, но только от Стивена.

– Как я понимаю, многие британские леди стараются привлечь ваше внимание. Почему вы выбрали меня?

Быстро вертя в изящных пальцах тонкую веточку, Тьюксбери так внимательно посмотрел на нее, словно именно там таился ответ на вопрос Фиби.

– Во-первых, я нахожу вас привлекательной, а по-моему, это важно для супружеской жизни. Я уверен, вы честный, откровенный и добрый человек, и, как мне кажется, умный, поэтому проведенное с вами время не будет потрачено на пустую болтовню. Должен признаться, вы мне нравитесь.

– Все это просто замечательно, но если вы не… я имею в виду… Почему вы хотите жениться на мне, не зная, будем ли мы… – В конце концов она выпалила то, что вертелось у нее на языке: – Я не влюблена в вас, вы не влюблены в меня. Почему же вы хотите жениться?

– Я страстно любил Мириам и тяжело, пережил ее смерть, даже сейчас я все еще тоскую по ней.

– Я еще раз спрашиваю, почему вы хотите жениться?

– Если быть честным, я не хочу снова лишиться сердца, не хочу сжигающей душу любви, которую испытал со своей первой женой. Мне нужен наследник, а Блисс нужна мать, и, мне кажется, вы как раз подходите на обе эти роли. По-вашему, это звучит бессердечно и грубо?

– Нет. Просто честно. – Она перебирала пальцами развязанную шнуровку на манжете жакета. – Вчера вечером вы оказались свидетелем небольшой стычки между мной и Стивеном и, несомненно, поняли, кому отдано мое сердце. Несмотря на это, вы все же хотите ухаживать за мной?

– Стивен должен сам выбирать себе дорогу. Я не стану просить вас отказаться от него, забыть его, просто подумайте над моим предложением и, когда придет время принять решение, дайте мне ответ.

– И еще один последний момент. – Деньги, которые она взяла в долг у Стивена на реставрацию поместья Марсден, были для Фиби как кость в горле. Тьюксбери должен знать истинное положение вещей до того, как примет какое-либо решение. – Мое поместье требует вложения денег. Я заняла две тысячи фунтов у лорда Бэдрика.

– Мисс Рафферти, деньги здесь не играют никакой роли, – тотчас небрежно отозвался он, не отрывая глаз от жонглера, развлекавшего группу ребятишек. – Если мы с вами договоримся, то я решу этот вопрос с Бэдриком.

Его предложение было исключительно благородно, и Фиби, понимая, что никогда не дождется от Стивена того, чего ей хотелось, была бы дурочкой, если бы отказала лорду Тьюксбери.

– Тогда, досточтимый сэр, я полагаю, мой ответ должен быть «да».

Глава 20

– Ты собираешься подстричь этот куст или раскромсать его на мелкие куски? – Нэнни Ди вытерла лоб тыльной стороной ладони.

Листья, стебли и увядшие лепестки, жертвы безжалостной расправы, устилали землю под ногами девушки, и только одинокая красная роза, уцелевшая в этой резне, покачивалась па легком ветерке, словно сдаваясь на милость победителя. Глядя на последствия побоища, Фиби поморщилась: любимый куст Хильдегард теперь стал похож на однорукое пугало.

– Нe знаю, почему я веду себя как последняя дурочка, – ответила Фиби, а про себя подумала, что в этом нет ничего удивительного. С самого возвращения из Пейли-Парк она была сплошным комком нервов, потому что Тьюксбери начал ухаживать за пей, а Стивен нарочито держался в стороне. – Ну хорошо, знаю, – призналась она, заметив, что Ди, продолжая пропалывать небольшую клумбу фиалок, приподняла одну брось. – Но это так глупо. Я должна бы прыгать от радости, ведь лорд Тьюксбери обладает всем, что я хотела видеть в будущем муже, когда приехала в Англию. Он нежный, добрый, и я, кажется, нравлюсь ему. – Она накинулась было на ближайший куст, но, осознав, что собирается сотворить, быстро положила садовые ножницы на стоявшую рядом каменную скамейку – растения не заслужили такой жестокой расправы. – Он умный человек и по достоинству оценил то, что я умею читать и считать. К тому же он, как и я, хочет иметь детей. – Фиби расхаживала взад-вперед по посыпанной гравием дорожке. – Я никогда ни в чем не буду нуждаться.

– Кого ты стараешься убедить, детка?

Фиби не могла сделать вид, что не слышит прямого вопроса Ди, так же, как не могла не прислушиваться к голосу собственного сердца, и, опустив плечи, она села на скамейку, поставила локоть на колено и подперла рукой подбородок.

– Если я приму предложение Стивена, он будет мне покровительствовать – но как долго? Бею свою жизнь я буду находиться в состоянии неопределенности. Удастся ли мне еще когда-нибудь снова получить возможность, подобную той, что представилась сейчас? Разве есть что-то плохое в желании иметь дом и детей?

– Ты уже сама знаешь ответ, детка.

– Я назвала Стивена трусом, но я тоже не лучше. Даже если отвлечься от этой неопределенности моего будущего вместе с ним, я сомневаюсь, что моя гордость могла бы смириться с перешептыванием за моей спиной, взглядами мне вслед или жалостью ко мне. Этого я вдоволь натерпелась дома. – Фиби рассеянно сервала с соседней клумбы маленькую маргаритку и стала вертеть ее в руках. – Ну почему я должна была встретить такого, как Стивен Бэдрик?

– Некоторые мужчины похожи на каменную стену. – Вздохнув, Ди присела на корточки. – На ее постройку уходит масса камней, которые укладываются друг на друга на протяжении многих лет. Но когда стена построена, чтобы сдвинуть или разрушить ее, требуется неимоверная сила. Кому-то это удается, кому-то нет.

– Я не очень поняла тебя.

– То, как ты сейчас ведешь себя, определено твоим прошлым. Чтобы изменить ход жизни, требуется гораздо больше сил, чем думает большинство людей. Намного удобнее делать то, что нам знакомо, а менять, что-нибудь – даже если мы несчастны – очень сложно. Уж если ты решишь стать любовницей лорда Бэдрика, – продолжила Нэнни Ди, подняв вверх руку, – эта твоя гордость поможет тебе, но ты должна быть абсолютно уверена, что поступаешь правильно. Обратного пути не будет, и никто не может предвидеть, как долго он будет с тобой и как долго ты будешь его любить. Жизнь – это совсем другое. Ты просто должна сделать свой выбор и верить, что Бог тебя не оставит. – Поднявшись на ноги, Ди стянула с рук старые перчатки и, с нежностью улыбнувшись девушке, погладила ее по щеке мозолистой рукой. – С самого твоего рождения я растила тебя и, как могла, учила. Я люблю тебя и понимаю, что сейчас тебе трудно ясно мыслить, но загляни вперед, не в завтрашний день, а в будущее. Уверена, ты найдешь ответы. Я всегда буду рядом, если понадоблюсь тебе. А теперь не трать время попусту, тебе скоро идти в музей.

Оставшись в одиночестве, Фиби, поразмыслив, поняла, о чем говорила Ди. Из-за своего прошлого Стивен боялся будущего, и сама Фиби ничем от него не отличалась. Не такое уж безоблачное детство накладывало свой отпечаток на все ее действия, она отлично понимала, что все происходящее с ней совершается как бы само по себе, без се ведома.

Когда Фиби приехала в Англию, у нее был ясный и четкий план, но Стивен внес в ее жизнь неожиданное смятение, ей вдруг захотелось любить и быть любимой. Но если это неосуществимо, она выберет другое, наилучшее в этой ситуации решение – обручальное кольцо, свадьбу, мужа, дом и сына или дочь.


– Пресвятая Дева Мария, – расстроенно пробормотала Элизабет, – ты смотришь на нее во все глаза, когда она на тебя не смотрит, а она, как только ты отвернешься, не может оторвать от тебя глаз. Ты ведешь себя как последний болван. Скажи мне, что произошло?

Стивен, хотя и не был особенно увлечен экспонатами музея, сделал вид, что с интересом разглядывает мраморный фриз. Он не хотел, чтобы Элизабет заподозрила, что он внимательно прислушивается к тому, что она, очевидно, собиралась ему сказать. Стивен знал, что стоит ему проинести хоть одно слово или вообще издать какой-нибудь звук, как Элизабет примется допрашивать его, словно инквизитор, пока не выведает всю правду.

Сопровождая друзей, Элизабет и Уинстона, по этой выставке греческого мрамора из Парфенона, Стивен мечтал очутиться у себя дома в добровольном заточении. И уж конечно, он ни за что не пошел бы в музей, если бы знал, что встретит там Фиби, да к тому же не одну, а в сопровождении лорда Тьюксбери. Не желая выказывать досаду, Стивен дал себе слово не обращать внимания на Фиби, а заодно и на Элизабет.

– Стивен, – обратилась к нему Элизабет тоном наставника, говорящего «я еще не все сказал», – ты неожиданно и грубо, даже не сказав «до свидания», сбежал с праздника в Пейли-Парк за день до его окончания и с тех пор вес время прячешься от всех. Такое впечатление, что теперь вы с Фиби едва выдерживаете общество друг друга. А что ты сотворил с сэром Леммером? Доктор сказал, у него сломаны ребро и нос. Что-то произошло, и я хочу знать что.

Уинстон, казалось, с радостью позволил жене пытать Стивена, но лорд Бэдрик стоически хранил молчание. Он решил, что немного посмотрит бесценную коллекцию лорда Элджиаа, а затем при первой же возможности покинет выставку. В это время лорд Тьюксбери уверенно взял Фиби под руку и, до неприличия близко склонившись к ее уху, что-то шепнул, а в ответ в уже наполнившейся народом и гудевшей от разговоров галерее музея зазвенел беззаботный смех девушки.

Стивену показалось, что ее смех был не просто беззаботным, а откровенно жизнерадостным. В голове у него помутилось. Какое право она имеет быть такой беспечной, если он все эти четыре дня со времени пребывания в Чанктонбери-Ринг, находится в отвратительном настроении?

Святые небеса, мысль о том, чтобы снова и снова повторять все, что там происходило, жгла его круглые сутки, независимо от того, спал он или бодрствовал. Фиби призналась ему в любви, а теперь явилась сюда с другим мужчиной, так что же удивительного, что Стивен был вне себя?

– Не стой просто так, сделай же что-нибудь. – Элизабет остановилась прямо перед Уинстоном, рассматривавшим неподалеку мраморную плиту, украшенную фигурами девушек, несущих жертвенный сосуд.

– Что конкретно ты предлагаешь, дорогая? Чтобы я увез отсюда Фиби и Стивена, запер их у нас дома и пригласил викария?

– Кто-то женится? – К небольшой группе присоединился Райс. – Если это один из моих друзей, надеюсь, я получу приглашение на свадьбу.

– Райс! Какой черт занес тебя сюда? – Стивен ухватился за возможность сменить тему, как за спасательную веревку в бушующем море.

– Моя бродячая жизнь официально закончена.

– Пришло время получить свой титул?

– У меня не было выбора. Я не мог допустить, чтобы его унаследовал этот мерзавец, мой кузен. Разве Уинстон тебе не рассказывал?

– В последнее время мы не виделись, – что-то пробурчав себе под нос, в конце концов признался Стивен.

– Ты от всех прятался, – уточнила Элизабет.

– Я был вынужден прятаться от назойливых женщин, которые не хотят ни на минуту оставить человека в покое.

– Похоже, здесь что-то произошло. – Райс скрестил руки на груди. – Может быть, кто-нибудь посвятит меня в эту историю? У меня такое чувство, что речь идет о рыжеволосой, которую я видел прогуливающейся под руку с Тьюксбери.

– Может быть, тебе удастся убедить этого беспросветного идиота, что он совершает ужаснейшую ошибку, по всей видимости, твердо решив лишить себя возможности найти счастье, – пояснила Элизабет. – Самое правильное, что мы могли бы сделать, это пригласить викария и заставить Стивена жениться на Фиби. Она как нельзя лучше подходит ему, хотя упрямец и не хочет этого признать; если доверить все ему, он разрушит собственную жизнь. А наследник? Ему нужно иметь детей.

– Дорогая, – перебил ее Уинстон, – в отличие от тебя не всех увлекает мысль о маленьких созданиях, путающихся под ногами. Это его жизнь, и он уже взрослый человек, способный отдавать себе отчет в своих поступках, пусть даже глупых. Ему выбирать, хочет он жениться или нет, продолжать ли ему свой род или нет, это его решение, а не твое и не мое.

– Кроме того, – добавил Райс, – этот парень упрям, как осел, когда-то я убедился в этом на собственном опыте, и я сомневаюсь, что вам удастся заставить его сделать то, чего он решил не делать.

«Если кто-нибудь еще посмеет назвать меня дураком или сказать что-либо подобное, он получит взбучку», – решил про себя Стивен. О нем говорили так, будто его здесь вовсе не было, он чувствовал себя жеребцом на помосте аукциона перед торговцами лошадьми и, кашлянув, бросил на Элизабет убийственный взгляд.

– Не хотите ли осмотреть мои ноги, а может быть, копыта? А что скажите о моих зубах? – Стивен оскалился.

– Он разговаривает! – в притворном удивлении воскликнула Элизабет, сделав большие глаза и приложив руки к щекам.

– Я ждал интересного разговора, но, похоже, ничего такого не предвидится, поэтому я займусь чем-нибудь другим. Ясно? – Но по виду Элизабет Стивен понял, что она не собиралась сдаваться и могла быть такой же упрямой, как Фиби. Снова повернувшись к ней спиной, он обратился к Уинстону: – Что ты думаешь о коллекции лорда Элджина? Интересно, не сожалел ли Наполеон, что не приобрел все это для Франции?

– Вероятно, нет, – быстро отозвался Уинстон, с готовностью меняя тему беседы. – А ты как считаешь, Райс?

– Конечно, все эти вещи очень древние, но я не считаю их уж очень ценным приобретением. Говорят, правительство заплатило Элджину меньше, чем он потратил, чтобы поднять мрамор со дна океана.

– Вероятно, поэтому кое-кто называет их капризом Элджииа, – добавил Стивен. – Но тем не менее имя Элджина будет увековечено вместе с камнями.

– Хватит. – Элизабет, снова выступив вперед, посмотрела на троих мужчин. – Нечего отвлекать меня пустой болтовней, я хочу знать, как бы собираетесь поступить с Фиби. – Никто из них нс откликнулся па это требование, но внезапно выражение ее лица изменилось, и в глазах засветилась уверенность в победе. Если бы Стивен не знал так хорошо Элизабет, он мог бы поклясться, что ей известно что-то, чего он не знает. – О, Стивен, посмотри-ка, кто здесь. Мисс Рафферти и лорд Тьюкебери. – Она шагнула навстречу приближавшейся паре и, здороваясь, протянула руки, а три мужские головы мгновенно повернулись вслед за ней. – Мы как раз говорили о вас, – сказала Элизабет, целуя Фиби в щеку и едва сдерживая радость; до конца дня она еще покажет Стивену, если он посмеет заикнуться о ее вмешательстве в чужие дела.

Уинстон ей не станет мешать, в худшем случае позже она получит от него выговор, а сейчас он сердечно приветствовал знакомых. Райс просто усмехнулся, как придворный шут, ему было приятно снова увидеть Фиби, и он с удовольствием сообщил ей об этом. Стивен, приняв скучающий вид, рассеянно кивнул, изо всех сил стараясь не замечать запаха сирени, исходившего от кожи Фиби, розовой краски, залившей ее щеки, и пухлых губ, которые когда-то тянулись ему навстречу, но не упустил из виду тревогу, затаившуюся в зеленых глазах девушки. А причин для беспокойства у Фиби было предостаточно: она не знала, чего еще можно было ожидать от Стивена.

Стивен послал ей цветы – она их вернула, он прислал жемчужное ожерелье – его она тоже отвергла. Она не потрудилась ничего написать даже просто из вежливости, и теперь Стивен понимал почему – она была слишком занята обхаживанием Тьюксбери, у нее не было времени на ответ.

Чудесно! У Фиби еще остается пять дней до того, как она должна надеть на палец обручальное кольцо, и Стивен решил не сдаваться, он не может сдаться. Эта женщина сказала, что любит его, так разве это не означает, что она принадлежит ему? Может быть, ей требуется напоминание?

– Очевидно, мисс Рафферти, вы увлекаетесь стариной. Я помню, как вы восторгались развалинами древнего католического храма. Наша экскурсия была весьма познавательной, даже волнующей.

– Хм-м… – вздохнула Фиби, заметив жадный блеск в его глазах.

Она надеялась, что сегодня не встретится со Стивеном, но у Элизабет оказались другие планы, и вот теперь этот наглец затеял с ней словесную игру. Настороженность Фиби мгновенно сменилась замешательством при напоминании об этой специфической экскурсии, во время которой она увидела все звезды. Последнюю неделю она не могла думать ни о чем другом, кроме нежных ласк Стивена, волшебных поцелуев и того, как ее тело отзывалось на его прикосновения.

– Припоминаю тот случай, сэр, – задумчиво качнув головой, сказала Фиби. – Я нахожу его очень увлекательным… но прискорбным.

– Прискорбным? – со злостью повторил Стивен, сведя брови.

«Да, – хотелось ей крикнуть, – я сожалею и о том случае, и обо всех других наших встречах, потому что твои прикосновения неотступно преследуют меня!»

– Ну конечно. Очень обидно, что наши мнения так сильно расходятся. А теперь, если вы нас извините, нам пора идти, сегодня вечером лорд Тьюксбери и я играем с друзьями в вист.

– Вот как, тогда примите мои поздравления. Я предполагал, что вы любите всякие игры, а теперь убедился, что это так и есть. Очевидно, вы умеете играть чрезвычайно хорошо, раз лорд Тьюксбери намерен принять участие в игре, и думаю, ставки будут очень высокими.

– Как всегда говорит Нэнни Ди, необходимость заставляет учиться тому, что нужно. – Чувствуя, что может зайти слишком далеко, но и не желая оставлять за Стивеном последнее слово, Фиби спросила: – А что стали бы делать вы, лорд Бэдрик, при игре с высокими ставками? Играть? Или откажетесь от партии из страха перед последствиями? Держу пари, вы предпочтете последнее.

– Вы нарочно дразните меня, мисс Рафферти? Или просто злитесь, как капризный ребенок, у которого отобрали игрушку? – Если бы голос Стивена стал еще чуточку холоднее, то у присутствующих на носах повисли бы сосульки.

Фиби показалось, что она слышит, как глухо усмехнулся Уинстон, Элизабет тихонько пискнула, Райс откровенно засмеялся, а лорд Тьюксбери молча с любопытством наблюдал за словесной перепалкой двух противников.

Боль, нарастающую в сердце Фиби, невозможно было облегчить слезами, и она старалась не поддаваться ей. По какому праву Стивен злился? Сначала этот негодяй обвиняет ее во всем, словно не слышал ее признания в любви, а потом засыпает подарками в тщетной попытке купить ее согласие; и то, что он допускал такую возможность, было обиднее всего.

Всю неделю она ждала и надеялась, что, получая назад свои подарки без каких-либо даже самых коротеньких записок, он наконец-то поймет всю нелепость ситуации, изменит свои взгляды и придет к ней. Но день проходил за днем, и будущее со Стивеном становилось все менее реальным, а ее надежды сменялись разочарованием и покорностью судьбе.

– Я? Ребенок? – Разрываясь между необходимостью выйти замуж и любовью к этому мужчине, Фиби чуть не расплакалась. – Один мой недавний знакомый сказал обо мне в точности то же самое, но я считаю такое обвинение чистым вздором и уверена, что тот человек печется только о самом себе.

– Как вы сказали минуту назад, необходимость заставляет человека учиться тому, что нужно, – высокомерно скривив рот, парировал Стивен.

– Раз начался такой нервирующий вас разговор, нам, по-моему, лучше всего уйти. – Тьюксбери, до этого с большим интересом следивший за обменом любезностями, подошел к Фиби. – К тому же я еще хотел поговорить с лордом Мильтоном.

Фиби было все равно, боялся ли лорд Тьюксбери, что она может устроить сцену, или не хотел, чтобы она сказала что-нибудь, о чем потом пожалела бы, ей просто нужно было поскорее спрятаться от пронизывающего взгляда Стивена и его непоколебимого упрямства.

Стивен смотрел вслед удалявшейся Фиби, и раздражение его росло. Кто дал ей право вот так ураганом врываться в его жизнь и будоражить все его чувства, пробуждать в нем мечты о несбыточном? Он был вне себя и, услышав покашливание позади, резко повернулся и бросил на друзей испепеляющий взгляд.

– Никаких вопросов!

– Какие вопросы? – Уинстон покорно поднял вверх обе руки.

– Мой друг, я уже давно отказался от попыток что-нибудь понять, – поддержал его Райс.

– А я нет, – упрямо заявила Элизабет. – Что, если у Тьюксбери серьезные намерения? И если бы спросили мое мнение, я сказала бы, что, возможно, в этот самый момент он делает Фиби предложение.

– Фиби взрослая женщина, способная самостоятельно принимать решения. Она знает, что я ей предлагаю.

– И что же это такое, скажите, пожалуйста? – Не получив от Стивена объяснений, Элизабет перевела на мужа вопрошающий взгляд.

– Я не собираюсь пересказывать тебе его предложение. – Уинстон яростно тер свой затылок. – Пусть человек вешается, если ему угодно, но поверь мне, дорогая, для тебя же лучше ничего не знать.

– Так кто мне скажет? – Скрестив руки на груди, она с угрожающим видом окинула взглядом всех троих мужчин.

– Ты же знаешь, я только что приехал. – Райс поднял перед собой руки, как бы защищаясь, и поддержал Уинстона. – Я ничего не знаю.

– Стивен Рональд Ламберт, если вам дороги ваше здоровье и покой, вы расскажете мне то, о чем я спрашиваю. Иначе, клянусь, я сделаю вашу жизнь невыносимой, – пригрозила Элизабет.

Стивен уже не в первый и, он был уверен, далеко не в последний раз сталкивался с Элизабет один на один и, чуть ли не уткнувшись носом в ее нос, объявил, отчеканивая каждое слово, чтобы не быть превратно понятым:

– Я предложил Фиби разумное решение ее проблемы – стать моей любовницей, вместо того чтобы выходить замуж за какого-нибудь отвратного хлыща, чье общество она с трудом терпит.

– Дорогой друг, у тебя определенно волос больше, чем мыслей. – Не обращая внимания на стоявших рядом посетителей музея, Элизабет извергла поток неодобрительных замечаний, а затем, вздохнув, сжала ладонями щеки Стивена. – Ты вообще не оставляешь Фиби никакого выбора, и уж если ты решил позволить ей уйти с Тьюксбери, так иди постели им супружескую постель. – Не дав Стивену возможности возразить, она просто повернулась и ушла, оставив его с Уинстоном и Райсом.

– Она всегда была не из тех, кто держит при себе свое мнение, – прокомментировал Уинстон. – Свои соображения я выскажу в другой раз. Решение за тобой. – Оставив Стивена раздумывать над всем сказанным и разбираться со злыми духами, Уинстон поспешил вслед за женой.

– Хочешь послушать, что я скажу? – спокойно спросил Райс.

– И почему это всем доставляет такое удовольствие высказывать собственное мнение?

– Мой друг, – усмехнулся Райс, – так мы кажемся себе гораздо умнее. Зачем заниматься собственными проблемами, если решить чужие намного проще? Так или примерно так мы думаем.

– Ладно, выкладывай.

– Помнишь, как в поисках ответа ты в первый раз пришел в цыганский табор? Это было очень давно.

– Да, я до крови избил тебя.

– Ха-ха, – сдавленно усмехнулся Райс. – Мне помнится по-другому. Но кто я такой, чтобы вдаваться в такие мелкие детали? Ты пришел, чтобы найти дьявола в цыганском обличье, виновного во всех твоих бедах. Так и не найдя ответа, ты поклялся, что недостойный поступок твоего прадеда не заставит тебя отказаться от жизни, которую ты захочешь для себя выбрать. Ты заявил, что каждый отвечает только за свои поступки. Что случилось с тем человеком, который это говорил? Похоже, ты забыл свою клятву.

– Да. Я был молодым повесой и беспечно болтался по Лондону, подчиняясь лишь собственным желаниям. Я хотел доказать всему миру, что проклятие, тяготевшее над родом Бэдриков, не более чем глупое суеверие. Я выбрал самую чистую, самую невинную девушку, розу среди чертополоха нашего общества. Мое поведение принесло ужасные плоды.

– Нет ничего необычного в том, что люди теряют жен.

– Другие люди не получают в наследство смертей, которые преследуют их род. – Засунув руки в карманы брюк, Стивен уставился в дальний угол комнаты, словно не видел там ничего, кроме надгробной плиты с именем Фиби. – Райс, мне кажется, я не переживу, если с Фиби что-нибудь случится.

– Ты любишь ее? – В ответ Стивен крепко сжал губы. – Хоть ты и отказываешься признаться в любви даже самому себе, в твоем сердце все равно живут искренние чувства. Задай себе несколько вопросов до того, как решать свое будущее. Будет ли тебе лучше без Фиби? Сможешь ли ты вернуться к одинокой жизни и устроит ли она тебя? Сможешь ли ты смотреть, как другой мужчина держит на руках Фиби, носящую в себе его ребенка? Или тебе стоит воспользоваться отведенным тебе временем, не важно, долгим или коротким, и быть вместе с Фиби, любить ее и наслаждаться счастьем? Оставь свое прошлое позади. Верь в человека, которым ты стал, и тогда все будет возможно. А теперь, прости, я вижу очаровательную черноволосую вдовушку, с которой весь вечер мечтал познакомиться. Если тебе понадобится моя помощь, пошли мне записку.

Стивен и сам задавал себе вопросы, которые сейчас произнес вслух Райс, и теперь, оставшись наедине с собой, отчетливо понял, что большую часть жизни провел в одиночестве. Оглядываясь назад, он ясно видел, что сознательно отгораживался от людей и общества, избегая постоянного искушения получить то, что ему хотелось, но чем он не имел права обладать.

С того момента как Фиби случайно забрела в кабинет Уаймена, Стивен снова начал жить, чувствовать, и эта новая жизнь ему нравилась. Собственное открытие испугало его, и галерея вдруг показалась Стивену слишком людной и шумной. Пройдя вдоль стены зала, он свернул в небольшой холл с тремя одинокими скульптурами и по иронии судьбы, ища уединения, лицом к лицу столкнулся с Фиби, стоявшей у стены, опустив голову.

Стивен заговорил с ней прежде, чем осознал, что произносит какие-то слова, а она, вскинув голову, отошла от стены и вытянулась, как опоздавший на пост часовой перед начальством.

– Что вам угодно, сэр?

От прозвучавших в ее голосе страдания и безысходности Стивен похолодел. Фиби явно не была расположена оставаться с ним вдвоем в пустом зале и вести беседу, и это огорчило Стивена гораздо больше, чем он мог ожидать.

– Нам нужно поговорить, – ответил он, убедившись, что в комнате, к счастью, никого больше нет.

– Мне кажется, ты вполне определенно выразил свои взгляды.

– Ты собираешься замуж за Тьюксбери?

– Вопрос еще не решен, и у меня в запасе четыре дня. – Проклятие, ему хотелось дотронуться до Фиби, и он сделал небольшой шаг вперед, но она отодвинулась от Стивена.

– Ты же говорила, что любишь меня, – беспомощно разведя руками, напомнил он.

– Я начинаю думать, что любовь всего лишь иллюзия. – Черт побери!

– Как ты говорил много раз, мы испытывали страсть и, несомненно, вожделение. Я поняла, что эти чувства быстро и без остатка сжигают все, оставляя только пепел.

– Ты же понимаешь, чего я хочу.

– Но хочешь не настолько сильно, чтобы рискнуть пойти на то, чтобы связать свою жизнь с жизнью другого человека. – Внезапно на Фиби нахлынули все переживания, мучившие ее последние недели, и она, защищаясь от них, обхватила себя руками за талию, словно этот жест мог унять ее страдания. – Если тебе нечего больше сказать, пожалуйста, оставь меня одну. – Стивен стоял в двух шагах от Фиби, но с таким же успехом мог быть на луне.

– Я никогда не хотел обидеть тебя.

Однако обидел, но ведь с самого начала он был с ней грубо откровенным, так что, честно говоря, она не могла винить его за свое нынешнее положение, да это и не принесло бы облегчения ее разбитому сердцу.

– Я не обвиняю тебя ни в чем. – Не в состоянии стоять на одном месте, Фиби обошла вокруг одну их трех скульптур. – Я понимаю твой страх и, пожалуй, оправдываю его. Это не твоя вина, а моя. Ты такой, какой есть, а я пыталась сделать тебя другим. – Смирившись с тем, что в ее будущем будет кто угодно, только не этот мужчина, Фиби стала говорить гораздо свободнее. – С нашей первой встречи я не хотела прислушаться к тому, что ты говорил. По своей наивности я верила, что, если очень захочу, смогу женить тебя на себе. Правда в том, что нельзя насильно заставить человека выполнять желания другого. День за днем я буду стараться заставить тебя полюбить меня, а ты изо дня в день будешь отказываться от меня, боясь, что я могу умереть. Если ты женишься на мне с какими-то оговорками, ты возненавидишь свою жизнь, а в конечном счете и меня. Так жить я не смогла бы.

– А с другим мужчиной ты сможешь найти счастье? – Фиби долго молчала, стараясь обуздать свои чувства.

– Я надеюсь обрести благополучие и душевный покой. – У Стивена был такой вид, словно его побили. Ведь она тоже честно отвечает ему.

Однако у самой Фиби вот-вот могли хлынуть слезы, и чтобы не доставлять ему удовольствия быть свидетелем ее боли, она быстро направилась к двери.

– Желаю вам всего хорошего, Стивен Ламберт, и спасибо за то время, что мы провели вместе. Я никогда его не забуду.

Из глаз Фиби брызнули слезы, и Стивен почувствовал угрызения совести и еще – отчетливый страх. Впервые он подумал, что действительно мог быть не прав, что Фиби могла – вполне могла – выйти замуж за кого-то другого. Мог ли он изменить свой образ мыслей, свои убеждения? На этот коварный вопрос нельзя было быстро ответить, а время не ждало.

Глава 21

Весенний воздух был напоен запахом свежевскопанной земли и надвигающегося дождя; на деревьях щебетали птицы; пчелы, жужжа, собирали нектар с распустившихся цветов; погода, казалось, обещала хороший день, но она была так же непостоянна, как настроение Фиби, и могла измениться в любую минуту.

Налетевший легкий ветерок растрепал Фиби локоны, вызвав у нее воспоминание о нежных ласках Стивена, но она тут же отругала себя за безрассудство. Сейчас, когда она в саду тети Хильдегард прогуливалась по усыпанной галькой дорожке с лордом Тьюксбери, было совсем не время думать о герцоге Бэдрике. Лорд Тьюксбери прибыл с очень важным делом, и Фиби пугала предстоящая необходимость принять окончательное решение. Свернув к огромной шпалере цветущей глицинии, Фиби опустилась на стоявшую там небольшую скамейку, а лорд Тьюксбери остановился перед девушкой, так что его тень легла на скамью.

– Витаете в облаках?

– Вы меня поймали, – улыбнулась Фиби, хотя в ее сердце не было настоящей радости. – Садитесь, прошу вас.

– Уверен, вы догадываетесь, зачем я сегодня здесь, – начал лорд Тыоксбери, сев на скамейку лицом к Фиби. – Прошедшая неделя была для меня великолепной, и вам, как мне показалось, мое общество было приятно, если только вас не очень раздражали мои попытки дедукции. – Сорвав с соседнего куста сиреневый цветок, он протянул его Фиби и, когда их руки соприкоснулись, переплел ее пальцы со своими. – Фиби, вы окажете мне честь, если станете моей женой.

Она поборола в себе порыв выдернуть руку и спрятать ее в складках юбки, но дрожь, охватившая ее, не укрылась от внимания Тьюксбери, это можно было безошибочно прочитать по его лицу.

– По-моему, я совершенно ясно говорил о своих намерениях. Может быть, я ошибся и неправильно истолкован стоящую перед вами задачу найти мужа?

– Нет, сэр, вы абсолютно правы.

– Замечательно. – Он нежно сжал ее руку. – По моим расчетам, вы должны выйти замуж не позднее, чем через три дня, так что не вижу причин тянуть со свадьбой. С вашего разрешения я позволю себе некоторую вольность – мне хотелось бы, чтобы бракосочетание состоялось завтра и в присутствии моей дочери.

– Вы очень основательный человек, не так ли?

– К сожалению, я не могу предложить ничего помимо этого.

– Вы и так предлагаете больше, чем я ожидала.

– Фиби, постарайтесь правильно меня понять. Я не могу рисковать. Мне нужна жена, способная родить наследника, и мать для моей дочери. Мое предложение может показаться холодным расчетом, но я не просил бы вас выйти за меня замуж, если бы не думал, что вместе мы можем быть счастливы. Отваживаетесь ли вы пойти на такой риск?

– Я ценю вашу откровенность и считаю, что вы заслуживаете такой же откровенности с моей стороны до того, как мы продолжим наш разговор. Меня все еще влечет к лорду Бэдрику.

– Я многое понял из ваших препирательств в музее. Вы будете соблюдать верность мне?

– Не сомневайтесь; если я приму ваше предложение, то никогда не сделаю ничего, что могло бы оскорбить или опозорить вас. – Как ни обидно было Фиби, она понимала, что у него есть полное право задать такой вопрос.

– Вы благородная девушка, и если бы я всерьез предполагал, что вы можете изменять мне, у нас не было бы этого разговора. Мне кажется, вам нужно услышать свой собственный ответ на мое предложение. – Он улыбнулся озорной мальчишеской улыбкой. – Возможно, мне тоже не мешает услышать ваши слова.

Фиби чувствовала его благосклонное отношение, ее настроение постепенно менялось к лучшему, и следующее ее заявление прозвучало почти как просьба.

– Буду полностью честной и с вами, и с собой – мне нужно сделать еще одну вещь.

– Вы хотите встретиться с лордом Бэдриком? – понимая ее, предположил Тыоксбери.

– Я должна.

– Разумно ли это?

– Я обязана сказать ему правду. Придет он на встречу со мной или нет, в любом случае я дам вам свой ответ. Завтра утром я пришлю вам записку, а в полдень, если нужно, могу быть готова к поездке.

Тьюксбери взял ее за подбородок кончиками пальцев, и Фиби, понимая, что он собирается поцеловать ее, медленно прикрыла глаза. Его губы коснулись ее губ. В нежном, утешающем поцелуе она не почувствовала огня, но поцелуй против ожидания не вызвал у нее и отвращения.

– Не буду желать вам удачи. – Взяв шляпу, Тьюксбери поднялся со скамейки. – Успех Бэдрика будет означать мое поражение. Что бы вы ни выбрали, я пойму вас.

Глядя вслед удалявшемуся лорду, Фиби подумала, что они никогда не станут страстной парой; скорее всего их будут связывать дружба и взаимное уважение, но такие отношения ее вполне устраивали.


Брошенная Стивеном стрела, пролетев сквозь дымовую завесу «Дикого пса», воткнулась в выбитое дно бочонка из-под виски, служившее мишенью в игре. Несмотря на то, что противник Стивена, моряк с ручищами толщиной в древесный ствол, заворчал и бросил еще монету к выигрышу Стивена, успех не успокоил удушающей тревоги, владевшей Бэдриком; с момента последнего разговора с Фиби он безуспешно старался смириться с ее уходом к Тьюксбери.

Сегодня утром Стивен покинул дом с мыслью, что ему надо свыкнуться со своими последними открытиями: Фиби нужна ему, он хочет ее и, Бог свидетель, любит ее. Ничто и никто: ни проклятие, ни мстительная цыганка, ни злобная родня, ни даже собственные страхи – не заставят его отказаться от Фиби. Настало время раз и навсегда покончить с этими злыми духами. Хотя для Стивена все было абсолютно ясно, ему нужно было хоть немного времени, чтобы утвердиться в окончательном решении. Подумав, что для поднятия настроения он еще успеет сыграть пару партий в дарт, Стивен вытащил из мишени деревянные стрелы – разве не полагается, чтобы мужчина, делающий предложение будущей невесте, чувствовал себя счастливым?

Остановившись на этой мысли, Стивен вдруг увидел Уинстона, прокладывавшего себе дорогу через заполненную людьми таверну и не реагировавшего на пристальные взгляды и тихие перешептывания, вызванные его появлением. Присутствие одновременно двух аристократов было явно чем-то из ряда вон выходящим. Остановившись у соседнего столика, Уинстон провел по нему рукой и, взглянув на грязь, оставшуюся на кожаной перчатке, скривился.

– Черт, это заведение не мешало бы получше осветить да еще отмыть со щелоком и проветрить с месячишко.

– Мой друг, за анонимность приходится расплачиваться. Здесь никто ке пристает ко мне с разговорами, не отпускает презрительных замечаний и не возмущается моим поведением. Но как ты разыскал меня?

– Я зашел к тебе домой, и твой кучер намекнул, где тебя можно найти. Он был очень расстроен, и я вполне его понимаю. Я помню эту таверну по нашему последнему похождению.

– Зачем ты здесь? – рассеянно спросил Стивен.

Противник Стивена по игре, молча следивший за разговором, в конце концов потерял терпение и, оттолкнув в сторону Уинстона, не испытывая никакого почтения к его внушительней фигуре, встал прямо перед Стивеном.

– Ты будешь играть или молоть языком? Я хочу вернуть свои бабки.

Уинстон свысока посмотрел на мясистую лапищу, осмелившуюся дотронуться до его льняной куртки, и, ничего не сказав, сложил на груди руки, а Стивен, у которого настроение значительно улучшилось, пригладил кончики усов.

– Уинстон, познакомься, это Скутс. – Стивен усмехнулся: возможно, ссора это именно то, что ему нужно, чтобы избавиться от остатков раздражения. В таком месте, как это, достаточно, чтобы кто-то кому-то дал пощечину, и вскоре начнется всеобщее побоище.

– Очень приятно. – Уинстон не попался на удочку и взглядом дат Стивену попять, что раскусил его затею. – Конечно же, продолжай игру. Уверен, наш короткий разговор тебя не отвлек. – Единственным ответом ему было бурчание Скутса. Уинстон хотел было сесть, но потом передумал и, прислонившись к деревянной балке, кивнул в сторону моряка: – Симпатичный парень. К сожалению, сегодня у меня нет времени, чтобы научить его кое-каким манерам. Элизабет приказала мне найти тебя и притащить к ней твою задницу – заметь, это ее собственные слова – и, перечисляя твои дурацкие ошибки, она разобьет серебряную супницу о твою упрямую башку – опять се слова. Вот для этого я здесь. – Уинстон широко развел руками.

– Ты живешь, чтобы исполнять ее приказания.

– Что я могу сказать? – Пожав плечами, Уинстон с обычной сговорчивостью согласился со словами друга, и на его лице появилось это глупое выражение «я влюблен», к которому Стивен уже привык. – А кроме того, я и сам хотел узнать, как ты поживаешь. Должен сказать, ты делаешь успехи в этой игре.

– А что мне еще делать? – пробормотал Стивен больше для себя, чем для Уинстона, глядя на огромный счет в тридцать пять очков. На самом деле его не очень заботило, так или иначе пойдет игра, ему было досадно, что не удалось спровоцировать драку. – Очень прискорбно, когда от явной ошибки девушки мужчина теряет себя. Он, как плакучая ива, может долго стойко держаться, а потом либо согнется под ветром, либо сломается пополам. Мысль о том, что я могу сломаться, мне ненавистна.

– А ты поэт. – Уинстон, приподняв одну бровь при последнем признании Стивена, взял его стакан и понюхал содержимое. – Сколько тебя угораздило выпить?

– Не так уж много. – Стивен вертел в руках три стрелы.

– Твоя очередь, – напомнил моряк, нагло втеревшись между двумя мужчинами, но Уинстон, со вздохом покачав головой, продолжал разговор со Стивеном:

– Я искренне надеялся, что появилась женщина, чьи чары будут способны заставить тебя забыть это нелепое проклятие, женщина, которая сделает тебя счастливым.

– Сделает меня счастливым? Черт возьми, с тех пор как я познакомился с Фиби, я был сбит с толку, взбудоражен, взволнован, расстроен и исполнял общественный долг, которого мне хватило бы на три жизни. Эта своевольная и упрямая женщина отказывается слушать разумные доводы, пока ее не шлепнет по лбу меж ее прекрасных зеленых глаз.

– Бросай же. – Громила расставил ноги, всей своей позой предлагая им прислушаться к его словам.

– Не нужно задираться, Скутс. – Похлопав противника по широкому плечу, Стивен метнул стрелу и снова, к своему удовлетворению, попал в яблочко.

– Ну что же, тогда все складывается наилучшим образом, – следя за игрой, проронил Уинстон.

– У меня не будет покоя. – Стивен усмехнулся, представив ожидавшую его жизнь, бросил стрелу и снова заработал десять очков. – Весь день с утра до ночи я буду думать только о том, где Фиби, что она делает, не грозит ли ей опасность, и очень скоро сойду с ума.

– Ты сделал свой выбор, так теперь выбрось ее из головы.

– Играй, – снова рявкнул Скутс, и это уже была не просьба, а приказ.

Откровенный разговор о Фиби возродил в Стивене потребность приложить к чему-нибудь или к кому-нибудь свою силу, и Скутс моментально стал подходящим кандидатом. Прикидывая, что лучше выбрать в качестве мишени для стрелы – зад моряка или доску, – Стивен снова обратился к Уинстону:

– Знаешь, дружище, по-моему, человеку трудно забыть о своей жене.

– О жене? – Уинстон отошел от балки. – Святые небеса! Сегодня утром Фиби уехала с лордом Тьюксбери.

Стрела, вылетевшая из руки Стивена, с силой воткнулась в грудь вырезанной из дерева чайки на полке возле бара, рядом с которым стоял Скутс.

– Этого не может быть. – Стивен резко повернулся лицом к другу. – Она должна выйти замуж за меня.

– А она об этом знает?

– Я сказал, играй! – снова заорал гигант.

– Игра окончена, приятель. – Уинстон твердой рукой сжал плечо моряка. – Проваливай.

– Я собирался сказать Фиби об этом сегодня днем, – ответил Стивен, словно Скутса вообще не существовало. – Не могу поверить, что она способна уехать и выйти замуж за другого, даже не попрощавшись.

– Она послала тебе записку.

– Ты несешь вздор, я не получал никакой записки, – огрызнулся Стивен, надевая плащ. – С чего ты взял, что я должен был ее получить?

– Так сказала Фиби вчера вечером в опере.

– Ладно, я не получил этой проклятой записки. Пошли. Нельзя терять времени. – Стивен потянулся за лежавшими на столе монетами, но огромная ручища Скутса с глухим шлепком накрыла его руку.

– Я хочу получить назад свое.

Это было безнадежно, но Скутс отказывался понимать нелепость своего требования. Стивен, обреченно вздохнув, сжал руку в кулак и нанес удар в квадратный подбородок гиганта.

Глава 22

Подъехав к особняку Тьюксбери, Уинстон и Стивен увидели припаркованный перед домом одинокий экипаж, которым иногда пользовался местный священник, и Стивен сначала выругался, а затем извинился. По дороге сюда они заехали к Хильдегард на случай, если Фиби еще была там, но столкнулись с самой Хильдегард, которая с гордостью сообщила о своей причастности к пропаже записки, а затем взахлеб, бессвязно стала говорить о том, что скоро получит поместье Марсден. Стивену вдруг стало жалко эту женщину, которая всегда будет злой и в конце концов останется одинокой.

В течение последнего часа во время их бешеной скачки из Лондона Стивен то впадал в мрачное молчание, то начинал ругаться последними словами. Уинстон отказался от всех попыток завести с ним разговор: в данный момент Стивен Ламберт, герцог Бэдрик, не годился в собеседники.

Лошади еще не успели остановиться, как Стивен выскочил из экипажа, и Уинстон поспешил вслед за ним, в последний раз взывая к его здравому смыслу:

– По крайней мере выясни, поженились ли они, прежде чем броситься в атаку, как Эдуард на Шотландию. В твоем положении устраивать сцены – самое последнее дело. – Стивен поднимался по лестнице через две ступеньки. – У меня такое чувство, что ты пропускаешь мимо ушей все мои слова, почему? – воскликнул Уинстон.

– Потому, что это я. – Стивен ударил медным молотком в массивную дубовую дверь.

– Будет что-то интересное. – Зная, когда следует помахать белым флагом, Уинстон со вздохом прислонился к каменной стене.

Стивен колотил в дверь и, казалось, уже готов был сломать эту чертову преграду, когда наконец появился дворецкий с расширившимися от испуга глазами. Его испуг вполне можно было понять – плащ Стивена был разорван, а глаза распухли так, что от них остались одни щелочки; да и у Уинстона вид был не лучше – после потасовки у него была разбита губа, над бровью красовалась шишка от удара оловянной кружкой, а ослепительно белый шарф украшали кровавые пятна. К тому же зловоние, пропитавшее в баре их одежду и сейчас исходившее от нее, отнюдь не действовало на слугу как успокоительное.

– Где Тьюксбери? – На этот раз не став ругаться, Стивен просто шагнул через порог, а дворецкий так и остался стоять, разинув рот от изумления.

Пройдя через холл, Стивен двинулся дальше по коридору, тяжело печатая шаги на мраморном полу. Он открывал двери, заглядывал внутрь и, не находя никого, с грохотом захлопывал их и шел дальше. Дворецкий чуть ли не бегом бежал за Стивеном, а Уинстон следовал позади, изо всех сил стараясь успокоить беднягу, чтобы тот не упал на пол, получив апоплексический удар.

Так они двигались вперед, пока не увидели перед собой на нижней ступеньке лестницы знакомую белокурую малышку, которая, по-царски подняв голову, наблюдала за приближением Стивена.

– От вас воняет, – с надменностью королевы Елизаветы высказалась девочка, сморщив носик и надув губки.

– Очень любезное замечание с твоей стороны, – остановившись, буркнул Стивен. – Где твой папа?

– Ступайте, Симпсон, я сама разберусь, – обратилась она к дворецкому, который уже готовился призвать на помощь какую-нибудь хитрость, и слуга, подчиняясь желанию девочки, юркнул в ближайшую комнату, но остался у самого порога. – Что вам угодно? – Блисс повернулась к Стивену и, судя по непреклонному выражению ее лица, кроха собиралась дать достойный отпор.

– Не думаю, что это касается тебя.

– Касается, если вам нужна моя помощь.

Не сдержавшись, Уинстон громко расхохотался – герцог Бэдрик, оказавшийся в отчаянном положении, вынужден был стоять здесь и объясняться с малым ребенком! И Уинстон снова громко засмеялся. Стивен, не ожидая подобной дерзости со стороны девочки, беспомощно взглянул на друга. Маленький деспот действительно ожидал, нет, требовал объяснений, и Стивен, в присущей ему манере сложив на груди руки, сдержанно ответил:

– Если хочешь знать, я пришел, чтобы забрать то, что принадлежит мне.

– Что-то вы мне не нравитесь. – Блисс подошла ближе, нисколько не боясь его, и подбоченилась совсем как отец.

– Взаимно. – Боже мой, и Фиби мечтала о своем таком же малыше, нет, ему это трудно понять. – Однако у меня нет времени обсуждать наши обоюдные чувства. Где мисс Рафферти?

– Зачем?

– Зачем?! – заорал Стивен.

Дворецкий ринулся вперед на защиту своей подопечной, и тотчас же в комнату влетела седая женщина, держа над головой пучок перьев для смахивания пыли, а из другой двери появился, по всей видимости, повар, если судить по тому, что у него в руке была сковородка, но Уинстон предупреждающе поднял руку, молча прося их не вмешиваться.

– Я не позволю вам обижать ее. – Блисс вздрогнула, но от своего не отступила.

Стивен понимал, что сердится исключительно из-за охватившей его паники, никто не заслужил его гнева, а уж этот маленький ребенок и вовсе был ни при чем. Стивен, выдохнув, опустился на колени перед Блисс.

– Я надеюсь сделать мисс Рафферти очень счастливой. Я обещаю. Но сначала мне нужно найти ее.

– Хорошо. – Мудрость и понимание, которые редко можно встретить в таких маленьких детях, засветились в глазах Блисс, она повернулась и пошла вверх по лестнице, а остальные последовали за ней, как стадо гусей. Замыкающим шествовал Уинстон.

– Она там с моим папой, – сказала Блисс, подойдя к двустворчатой двери красного дерева.

– Спокойно! – с лестницы крикнул Уинстон другу. Взявшись за ручку двери, Стивен про себя прочитал молитву, и это уже было знаменательно, ибо он не был человеком, склонным к набожности. А что, если они уже поженились? Боже, а если они сейчас занимаются любовью? А если?.. Маленькая ручонка стиснула его руку, и он с новой надеждой распахнул дверь.

При виде Фиби, которая сидела на диване, положив голову на плечо Тьюксбери, Стивена охватила слепая ярость, и он готов был кого-нибудь убить. Но в следующее мгновение он заметил, как у Фиби вздрагивают плечи. По лицу ее текли слезы.

– Что ты ей сделал, негодяй? – Потеряв над собой контроль, Стивен бросился к девушке, но Тьюксбери преградил ему дорогу, не дав сделать и трех шагов. В комнате к этому времени собралась уже небольшая армия слуг, ряды которой значительно пополнились.

– Вот вам и дипломатия, – пробормотал почти про себя Уинстон, небрежно прислонившись к дверному косяку.

– Дай мне пройти, – рявкнул Стивен, переведя угрожающий взгляд со своего друга на Тьюксбери.

– Вы думаете напугать меня? – Тьюксбери сложил руки на груди, но Стивен не удостоил его ответом.

– Фиби, не прячься за ним. Мне наплевать, если ты вышла замуж, к завтрашнему дню ты будешь вдовой. Он не смеет тебя удерживать.

Фиби, до этого неподвижно сидевшая на диване, выглянула из-за спины Тьюксбери, глаза у нее были красные и припухшие от слез. «Она много плакала», – заключил Стивен, и ему снова захотелось дать Тьюксбери пощечину, ведь, несомненно, только по вине этого лорда глаза у Фиби были полны слез.

– Что с твоим лицом? Что произошло? – всхлипнув, спросила она у Стивена.

– Маленькое недоразумение.

– Вернее, маленькое сражение. – вставил Уинстон.

– Добрый вечер, Уинстон, – не сводя глаз со Стивена, рассеянно поздоровалась Фиби, как будто только сейчас заметила присутствие лорда Пейли.

– Ради Бога, у нас же не светская беседа за чашкой чаю! – Стивен возмущенно всплеснул руками. – Можем мы с Фиби поговорить наедине?

– Нет! – в один голос ответили Фиби, Тьюксбери и Уинстон.

– Чего ты хочешь, Стивен? – еще немного отодвинувшись, спросила Фиби.

– Почему ты плакала?

– Мне так хотелось.

– Женские слезы ужасно расстраивают нас, правда? – вмешался з разговор Уинстон, направляясь к креслу, и, опустившись в него, потер колено. – Когда Элизабет плачет, мне хочется в одно и то же время выбежать из комнаты и заключить ее в объятия. Но она никогда не помнит, почему начала плакать.

– Я отлично помню, почему плакала. – Медленно поднявшись с дивана, Фиби выпрямилась.

– Мы что, должны разговаривать при всех? – Стивену хотелось обнять Фиби и поцелуями осушить все до последней слезинки на ее щеках.

– Да, пока я не услышу того, что убедит меня поступить иначе, – спокойно отозвался Тьюксбери.

Стивен едва удержался, чтобы не задушить этого человека, но решил, что убийство не самое подходящее начало медового месяца, если он у него вообще будет, в чем Стивен был далеко не уверен.

– Отвечай мне, вы поженились?

Неразбериху последнего получаса сменила гробовая тишина. Тиканье настенных часов барабанным боем отзывалось в голове Стивена, он слышал шелест платья Фиби, дыхание Уинстона, шарканье слуг, собравшихся у двери, и лай собак где-то снаружи. Будущее Стивена сейчас висело на волоске и зависело от одного слова: да или нет.

Пугающая мысль, что он, возможно, приехал слишком поздно, сдавила ему грудь, как широкий кожаный ремень, а Тьюксбери, казалось, с удовольствием наблюдал за его мучениями. Заглянув в глаза своему сопернику, Стивен не нашел там никакого ответа, словно смотрел на пень, и, вытянувшись по стойке «смирно», обреченно ждал решения своей участи.

– Еще нет, – произнес наконец Тьюксбери. – Но какое вам до этого дело?

Тяжкий груз свалился с плеч Стивена, но он должен был еще получить согласие Фиби. Бросив через плечо быстрый взгляд, он заметил, что собравшаяся толпа с удивлением и любопытством наблюдает за происходящим, никто не уходил, и рассчитывать, что присутствующие разойдутся, было бессмысленно.

– Поедем со мной домой, – обратился он к Фиби так, как будто в комнате, кроме них, никого не было.

– Она никуда отсюда не поедет.

– Разве это решать не самой Фиби? – Стивен остановился напротив Тьюксбери, так же, как он, скрестив руки.

– Если мне не изменяет память, вы отказались от такого права, – отозвался Тьюксбери.

– Но он стремится его получить, – заметил Уинстон.

– Если вы все позволите, я тоже кое-что скажу. – Порывисто встав, Фиби подошла к Тьюксбери, и Стивен посчитал ее вмешательство добрым знаком, потому что с момента его приезда она едва проронила несколько слов.

– Ну конечно, дорогая. – Он сделал рукой поощрительный жест.

– Не называй меня «дорогая». Неужели ты ожидал, что я уйду и оставлю лорда Тьюксбери в день нашей свадьбы? Неужели ты не понимаешь, что вверг меня в ад? Почему ты не задумался об этом, когда я прислала тебе записку?

– Я не получил записки, ее перехватила Хильдегард, – совершенно ошеломленный ее нападками, попытался защититься Стивен.

– Не получил записки? – повторила Фиби его слова скорее для себя, чем для кого-то еще, и в поисках подтверждения, взглянула на Уинстона, который молча кивнул.

– Итак, здесь не было сказано ничего, что изменило бы мое мнение, – сказал лорд Тьюксбери, переступив с ноги на ногу.

Самое непристойное ругательство сорвалось с губ Стивена, но дело вдруг разрешилось самым неожиданным образом – Блисс, подбежав к отцу, потянула его за сюртук:

– Папа, он больше не будет ее обижать. Он обещал.

Стивен не мог себе представить, чтобы маленький ребенок говорил с такой непоколебимой убежденностью, и был совершенно обескуражен тем, что семилетняя малышка встала на его защиту. Его жизнь внезапно резко изменилась, все семейные предания, за которые он крепко цеплялся и которые привязывали его к прошлому, рассыпались в пух и прах, и он мгновенно перенесся в настоящее, где на нем лежала ответственность за женщину, которая сейчас была перед ним, которая любила его и верила в него и которую он так жестоко обидел.

– Фиби, – мягко сказал он, понизив голос почти до шепота, – я действительно виноват. Дай мне возможность искупить вину. – И, шагнув вперед, Стивен умоляюще добавил: – Прошу тебя.

– Я… – Горькое отчаяние в голосе Стивена болезненно коснулось струн ее сердца, в душе проснулась надежда, как просыпается бутон лилии, раскрываясь навстречу утренней заре. Да, он глупец, но уж таков он есть, и таким она его любит. Сегодня, сидя здесь на диване, она плакала и просила прощения у лорда Тьюксбери, потому что все-таки не могла выйти за него замуж. Логика и здравый смысл говорили ей, что она должна остаться с ним, а сердце требовало, чтобы ушла. Ее любовь была так сильна, что признавала только одно решение – Фиби должна вернуться в Лондон, к Стивену. И вот теперь он сам пришел к ней; и, конечно же, не для того, чтобы пожелать ей счастья, он проделал весь этот путь из Лондона. Но каковы бы ни были его побуждения, она ни в чем не могла ему отказать. – Не понимаю, чего ты от меня ждешь.

– Поедем со мной, и ты поймешь, чего я хочу. – Когда Фиби кивнула, он сжал ее в объятиях и, пройдя мимо расступившихся слуг, повел по коридору, а Уинстон, Тьюксбери и Блисс последовали за ними к балкону. – Уинстон, – бросил на ходу Стивен, – попроси у Тьюксбери для себя экипаж, потому что твой возьму я.

– Бэдрик, я хочу услышать, что скажет Фиби.

– Все будет хорошо. – Фиби нервно улыбнулась. – Это правда. Подожди, – сказала она, когда они уже спустились до середины лестницы, и Стивен остановился.

Освободившись из его объятий, она взбежала вверх по ступенькам, присев возле Блисс, что-то шепнула на ухо девочке, и та с улыбкой кивнула. Фиби бегом вернулась к Стивену, и они рука об руку вышли из особняка.

– Что ты сказала Блисс? – уже в экипаже, усадив Фиби себе на колени, спросил Стивен.

– Я сказала, чтобы она нашла своему отцу женщину, которая будет любить его до безумия, и не соглашалась ни на что другое. Они оба заслуживают настоящего счастья.

– Господь его не оставит, а если за дело возьмется Блисс, у бедняги не будет шансов на спасение.

– Я знаю.

Чувство умиротворения снизошло на Фиби, и хотя вопросы о ее будущем остались без ответа, она знала одно: Стивен принадлежит ей. Прильнув к нему, она легонько прикусила ему мочку уха и нежно потерлась о висок.

– Фиби.

По огню, вспыхнувшему в его глазах, она догадалась, какой жар бушует в его теле, однако он не сделал ни малейшего движения, чтобы поцеловать ее или утопить в ласках. Ее губы, скользнув по его щеке, нежно прошлись по его губам, а руки поглаживали плечи. Фиби поразилась, как ее тянуло касаться его тела. Но Стивен, остановив ее своенравные руки, положил их ей на колени.

– Если ты не будешь осмотрительной, то окажешься на спине с задранной выше головы юбкой!

Фиби, не отрываясь, смотрела на него, ее минутное замешательство превратилось в томление, и, по правде говоря, она не отказалась бы испробовать то, от чего ее предостерегал Стивен.

– Не сейчас, дорогая, – должно быть, прочитав ее мысли, прошептал Стивен ей в самое ухо низким хрипловатым голосом, который всегда приводил ее в восторг, – сначала ванна, а потом постель – шампанское, свечи и полное уединение.

Во время поездки Стивен вел легкий разговор, но спроси кто-нибудь у Фиби, о чем шла речь, она не смогла бы повторить ни слова, ее мысли были поглощены предстоящей ночью, и кровь стучала у нее в висках в такт покачиванию экипажа.

Многочисленная прислуга, встретившая их в доме Стивена, бросилась исполнять приказания хозяина, а он, проводив Фиби в спальню, пожелал ей чувствовать себя непринужденно, но его совет оказался для Фиби невыполнимым – горло у нее было сухим, как бисквит недельной давности, а руки и ноги вдруг словно налились свинцом.

На кровати Фиби нашла белую кружевную ночную рубашку из такой тонкой прозрачной ткани, что было не совсем понятно, зачем вообще нужна такая одежда, а рядом с ней лежала серебряная щетка. Да, этот мужчина любит сюрпризы.

Переодевшись, Фиби стояла у окна, глядя на усыпанное звездами небо, и каждый ее нерв пел в предвкушении того, что ее ожидало. Освещенная лунным светом и свечами, эта спальня была местом, где сбываются мечты. Дверь отворилась, и Стивен в темно-вишневом атласном халате прислонился к косяку; его еще влажные волосы слегка вились возле ушей, а халат чуть распахнулся сверху, открывая смуглую мускулистую грудь. Под его пристальным взглядом по коже Фиби пробежала дрожь. Стивен, как делал это уже много раз прежде, зовущим жестом вытянул руку, и Фиби не раздумывая подошла к нему. Он подвел ее к кровати и неторопливыми, томительными движениями распустил шнуровку на ее рубашке, позволив ей соскользнуть к ногам девушки; когда же в его глазах засветились невысказанные ожидание и обещание, у Фиби перехватило дыхание.

Взяв ее руку, Стивен поднес ее к поясу своего халата, и Фиби, совсем перестав дышать, трясущимися руками освободила его от одежды. Она всегда любовалась его стройной фигурой, но сейчас впервые увидела полностью раздетым. Это привело Фиби в полное замешательство, щеки у нее вспыхнули, во рту пересохло, и ощущение было такое, словно туда засунули на хранение комок хлопка и забыли вынуть. Даже теперь ей не верилось, что однажды их тела были слиты воедино.

– Все так плохо?

– Нет… – Ее щеки покраснели еще сильнее. – Я… – Стивен засмеялся, и она с силой шлепнула его по плечу. – Не могу поверить, что мы… Я хочу сказать, не знаю… Никогда раньше я по-настоящему не видела мужского тела.

– Я очень надеюсь, что не видела, и обещаю, что у нас все будет замечательно. Иди сюда.

Он поднял ее над своей кроватью и осторожно опустил на простыню с рисунком из цветов барвинка. Атласная ткань нежно коснулась ее нагого тела, а волосы на груди и ногах Стивена защекотали голую кожу.

Когда губы Стивена нашли ее губы, Фиби почувствовала, что он вложил в поцелуй все сердце, и ответила ему со всей страстью. Но оба понимали, что один поцелуй не удовлетворит никого из них.

Дни одиночества и неопределенности, мучительные часы волнений и отчаяния вылились в исступленную жажду. Стивен прижался к Фиби, ее дыхание превратилось в стоны, а поцелуи стали дерзкими и требовательными. Стивен, нежно погладив ее по плечам, провел рукой по груди, потом ниже и еще ниже, а затем его рука опустилась к ее бедрам. С величайшей осторожностью, словно имел дело с бесценным сокровищем, он снова и снова повторял эти ласки, пока она не стала извиваться, дрожа от желания. Губы Стивена не оставили без внимания ни единого дюйма ее тела, но когда его горячее дыхание коснулось ее самого чувствительного центра, Фиби чуть не лишилась сознания. У нее уже не было никаких мыслей, только чувства управляли ее вздохами, стонами и движениями, а тело вибрировало, как струны арфы. И если бы в доме начался пожар, она наверняка его даже не заметила бы.

Когда, казалось, уже невозможно больше вынести ни одного прикосновения, ни одной ласки, Стивен перекатился на спину, увлекая за собой Фиби; оказавшись на нем, она ощутила, как его плоть мягким толчком вошла в нее, и после короткого замешательства с восторгом предоставила Стивену управлять собой, упиваясь новизной такого способа любви. С каждым движением бедер Фиби взлетала все выше и выше, и бушевавшее в ней пламя жгло ее все сильнее и сильнее, пока не рассыпалось на тысячу огненных осколков. Мышцы Стивена блестели от напряжения, он продолжал приподнимать и опускать тело Фиби, пока не замер, присоединившись к ней в волшебном царстве экстаза.

После сжигающего акта любви, все еще оставаясь в сказочном мире, они лежали лицом к лицу, сплетя ноги; их сердца бились как одно, и ни у него, ни у нее не было сил произнести хоть слово.

– Слава Богу, я успел вовремя, – наконец заговорил Стивен, нежно проведя пальцем по бровям Фиби.

– Должна тебе признаться кое в чем. – Она смущенно прикрыла глаза. – Я плакала на плече у лорда Тьюксбери потому, что решила вернуться в Лондон, к тебе. – Ее пальцы блуждали в путанице волос на груди Стивена. – Я боялась, что ты больше не хочешь меня.

– Не хочу тебя? – Он сжал ее в объятиях и поцеловал в макушку. – Я жить не могу без тебя. – Подвинувшись на край кровати, он потянулся к стоявшему рядом столику за маленькой коробочкой, обтянутой синим бархатом, и, достав из нее золотое кольцо с выгравированными на нем двумя переплетенными сердцами, бережно надел его на палец Фиби.

– Ты запомнил?! – воскликнула она благоговейно, и волна нежности нахлынула на нее. Кольцо на ее пальце было точной копией того, которое она описала Стивену в тот день на Чанктонбери-Ринг, когда они делились воспоминаниями и она призналась ему в любви. Поймет ли она когда-нибудь этого человека? «Во всяком случае, всю свою жизнь я буду к этому стремиться», – сказала себе Фиби.

– Глупая девочка. Разве я мог забыть? Воспоминание о том дне, когда мы впервые были близки, стало для меня одним из самых приятных, тогда ты похитила мое сердце. Я был дураком, отказываясь видеть очевидное. Как тот скелет в твоей пещере сокровищ, я клянусь, что никогда не буду любить другую женщину.

– Когда ты…

– Я заказал кольцо два дня назад, когда решил, что должен быть с тобой, а иначе сойду с ума. Мне просто нужно было время, чтобы увязать чувства со своим решением. Мне действительно очень стыдно, что я заставил тебя страдать. Если позволишь, я всю свою жизнь посвящу тому, чтобы сделать тебя счастливой. Фиби Рафферти, ты будешь моей женой? Окажешь ли ты мне великую честь разделить со мной жизнь?

– А как же проклятие? – На этот единственный вопрос еще не было дано ответа.

– Мысль, что я могу потерять тебя, приводит меня в ужас, но жить без тебя я не могу. Ты единственный человек, который всегда говорил, что любовь преодолеет все преграды. Я хочу отдать всего себя – свои руки, свое сердце, свое будущее – нежной, любовной заботе о тебе. Лучше я проведу месяц, неделю или всего один день с тобой, чем проживу жизнь без тебя. Фиби, выходи за меня замуж.

Эти слова прозвучали радостной музыкой для ушей Фиби, она так долго ждала этого момента и уже потеряла всякую надежду услышать такое признание из уст Стивена. Счастье пело в ней, как сотня скрипок, и, улыбнувшись от переполнявшей ее сердце любви, она ответила:

– Вы окажете мне честь.

– Я сойду в могилу, повторяя твое имя, наша любовь выгравирована на моем сердце. – Он накрыл ее своим телом и перед тем, как прижаться губами к ее губам, предупредил: – А если у тебя есть какие-то сомнения на сей счет, то уверяю, я буду уничтожать их одно за другим изо дня в день, пока мы живы.

Эпилог

Четыре года спустя


Фиби шла по картинной галерее особняка Марсден в поисках своего неугомонного семейства, безошибочно догадываясь, где оно могло быть в такой ясный солнечный день. Выйдя на балкон через раздвижные двери, она еще раз поразилась красоте этих мест и поблагодарила звезды и небеса, даровавшие ей все это.

Хэмпсон сидел возле стола, а у него на коленях устроилась Ханна, точная копия Стивена; напротив в кресле расположился Уиболт с трехмесячным Майклом на руках, сладко посапывавшем во сне, а Стивен стоял, прислонившись к каменной стене.

По светившемуся от возбуждения личику Ханны Фиби определила, что Хэмпсон развлекал девочку какой-то очередной невероятной историей или рассказом о подвиге ее предка, пользующегося дурной славой, и усмехнулась, потому что по сей день и сама любила слушать сказки старика.

– Разве вы забыли? – спросила она как можно строже, выйдя на солнце. – Мне кажется, у кого-то сегодня день рождения.

– У меня, мне три года! – Спустившись с колен Хэмпсона, девочка подбежала к матери и запрыгала возле нее.

Стивен тоже подошел к Фиби и, притянув к себе, поцеловал; он часто целовал жену, не обращая внимания на то, где они находились, и Фиби против этого нисколько не возражала.

– Хэмпсон рассказывал нам чудесную историю о бедном рыбаке, который нашел сокровище в яйце чайки, – сообщил ей Стивен.

– Это правда? – спросила Ханна.

– Некоторые сокровища можно найти в самых неожиданных местах, – обменявшись с мужем улыбкой, ответила Фиби дочери. – Просто нужно искать их и никогда не терять надежды. А теперь – мыться. Скоро прибудут гости.

– Не знаю, как Уинстон и Элизабет, – Стивен потер подбородок, – но Чарити с Элвудом каждый раз умудряются сбиться с дороги.

– Я думаю, – смеясь, отозвалась Фиби, – Чарити очень нравится терять дорогу вдвоем с мужем.

– Вот как? – Стивен слегка приподнял одну бровь и повел Фиби в комнаты. – Вероятно, в этом что-то есть. Если не возражаешь, Хэмпсон и Уиболт присмотрят за детьми, а я хотел бы потеряться вместе с женой где-нибудь внизу. Может быть, мы будем искать зарытое сокровище. – Он бросил на Фиби выразительный взгляд, от которого у нее по спине пробежала дрожь.

– Не забудь о наших гостях. – Она тоже подумала о маленьком, уютно обставленном тайнике под музыкальной комнатой.

Фиби ни в чем не могла отказать мужу и сомневалась, что такое когда-нибудь случится. Она хотела носить его имя, ожидала от него привязанности, а получила много больше, он подарил ей бесценное сокровище – свою любовь.

Примечания

1

Овсяная каша (англ.).


home | my bookshelf | | Чары любви |     цвет текста   цвет фона