Book: Год белой кометы



Романенко Владимир

Год белой кометы

Предисловие автора

Дорогой читатель!

События этой повести, в действительности полностью вымышленные, как вымышлены ее герои, место действия и весь сюжет. Здесь нет также отрицательных образов в их классическом понимании — просто все действующие лица по-разному понимают мир в котором они живут. Конечно, кому-то может показаться, что в повести имеются аналогии с действительностью и реально существующими людьми. Если это так, то речь может идти только о чистой случайности — никого среди живущих рядом со мной я не имел в виду. Что же тогда правда?

Правда — это дух той прекрасной эпохи, в которой все мы были романтиками и умели мечтать.

Правда в том, что эта эпоха породила людей, способных жить и работать не только для себя.

Правда в том, что для этих людей личные блага, деньги и должности не были главным в их жизни.

Правда в том, что эти люди, так же как и все другие, знали и любовь, и радости жизни, и огорчения, растили детей, встречались и расставались на жизненных дорогах, стараясь сохранить при этом благородство поступков и мыслей.

Правда в том, что эти люди были и есть.

Им, продолжающим жить и работать рядом со мной, я посвящаю эту повесть.

1

…Маленький, едва видимый штришок на снимке, Максим Петрович заметил почти сразу. В звездном поле, на которое он навелся в прошедшую ночь, было совсем немного объектов, и этот, новый, сразу же обратил на себя внимание. «Дефект, — подумал Максим Петрович, — однако проверить стоит…»

На Астростанции Максим Петрович бывал не так часто, как ему этого хотелось. Но телескоп был всего один, а на наблюдения рассчитывали очень многие. И хотя доктору Кирилову почти никогда не отказывали в предоставлении наблюдательного времени, зная весомость результатов его работы, сам он понимал, что есть еще его коллеги и их весьма разнообразные научные интересы. Наблюдать Максим Петрович любил. Он зримо представлял себе удаленные на сотни световых лет, пульсирующие, как живые сердца, звезды, почти физически ощущал, как их свет падает на зеркальную ладонь телескопа, как телескоп собирает редкие световые частицы в яркие звездные зайчики, как потом эти светлые пятнышки превращаются в электрические импульсы, которые пробегают по тонким электронным нервам компьютеров и, наконец, приходят к нему ясной и яркой картинкой — маленьким кусочком небесной карты.

Спустившись после ночной вахты вниз, в поселок, Максим Петрович послал короткий телекс директору института, потом направился в гостиницу. Он вошел в номер, устало сел на стул, сразу почувствовал, как навалившаяся усталость начинает медленно и упрямо закрывать веки. Кирилов снял ботинки, не раздеваясь лег на кровать, укрылся шерстяным одеялом, но заснуть сразу почему-то не мог. Перед глазами снова, уже в который раз, возникло лицо директора, его тяжелые роговые очки, и опять беспокойный его голос повторял и повторял: «Прошу тебя, Максим, подумай…» Перед самым отъездом на Астростанцию директор вызвал Кирилова к себе и после обычных вопросов о здоровье и делах заговорил о главном:

— Понимаешь, Максим, очень тяжелая ситуация на станции. Что-то у них там не ладится: слишком часто в последнее время стал останавливаться телескоп, много технических потерь времени. Прежний начальник станции, ты знаешь, ушел, а отдавать все хозяйство в руки случайного человека мне не хочется. Я начинаю думать, что по-настоящему поставить работу там может только астроном. Причем хорошего профессионального уровня.

— Я догадываюсь, что ты имеешь в виду, — сказал Кирилов, но ты пойми и меня. Чтобы нормально поставить дело на станции, надо там жить. А моя лаборатория? А монография? В конце концов, есть и личные проблемы…

— Лаборатории уже, по существу, нет… Ты это знаешь не хуже меня, а Гривцовым руководить не надо. Кстати, все резервы времени на телескопе сможешь использовать по своему усмотрению.

Директор задумался, потом посмотрел прямо в глаза Кирилову.

— И личные твои проблемы я знаю. Здесь ты их не решишь, только там.

Он остановился у окна, глядя куда-то через морозное стекло.

— Там. Поэтому прошу тебя, Максим, подумай.

Кирилов был знаком с директором очень давно. Когда Максим Петрович учился на третьем курсе университета, Вадим Сергеевич Гребков уже заканчивал аспирантуру. Потом, через два года после учебы, в аспирантуре остался и Кирилов, а молодой кандидат наук Гребков стал его руководителем. За время совместной работы они сблизились, и, может быть, их можно было бы назвать друзьями, если бы между ними порой не случались размолвки, связанные скорее не с личностными взаимными претензиями, а со сложностями взаимоотношений в институте вообще.

Эти отношения иногда сглаживались, иногда снова обострялись, на них наслаивались противоречия, которые возникали из-за слишком большой разницы интересов научных лабораторий, групп, отдельных сотрудников, которым, в конце концов, приходилось делить всего один телескоп и один не очень богатый бюджет Института астрофизики. Профессия астронома никогда и нигде не была массовой, как, например, профессия токаря или каменщика, поэтому в Институте работали, как правило, помногу лет, поскольку уход из него означал практически полный выход из астрономической науки вообще. И в течение этих многих лет постепенно множились ссоры, размолвки, к ним добавлялись неосторожные критические выступления на семинарах и советах, складываясь в тяжелый груз, который не давал порой решать многие общие проблемы.

Гребков был по натуре человеком вполне добродушным и старался не вступать ни с кем в конфликты, а тем более в ссоры, если на то не было острой необходимости. Наоборот, он часто старался примирить поссорившихся коллег, найти общий интерес в решении, казалось бы, совершенно противоположных задач. Он был директором уже около пяти лет, и выбрали его отнюдь не случайно: зная сильные и слабые качества своих сотрудников, он всячески старался их поддерживать там, где успех в работе был наиболее вероятен.

За неделю до отъезда на наблюдения Кирилов зашел к нему в кабинет по срочному делу и почувствовал, что Гребков чем-то сильно расстроен. Над столом директора запах сигаретного дыма смешался с едва уловимым духом валериановых капель.

— Что стряслось? — спросил Кирилов.

Гребков посмотрел на него немного грустными глазами, секунду помолчав, заговорил медленно, как бы подбирая слова:

— Знаешь, Максим, что самое трудное в моей работе? Уберечь человека от дела, которое он заведомо не потянет, но так, чтобы его не обидеть… Вот только что здесь сидел Катышев. Ты знаешь, в общем, неглупый парень, но не практик. Теоретик до мозга костей!

— Да уж… — Кирилов усмехнулся, — впрочем, теоретик вполне зрелый.

— Так то оно так, да вот зажегся идеей нового анализатора, просит средства, а их нет. Говорит, что все сделает сам. Да черт с ними, деньгами, нашел бы я ему, но ведь он не знает в какую сторону гайка завинчивается! Создать новый прибор — это не просто что-то на кусочке бумаги начертить. Это же своя наука, искусство, если угодно. А еще опыт, интуиция, душа… Я абсолютно уверен, что у него не получится, а зная Катышева, его самокопания, могу сказать, что эта затея добром не кончится: наверняка потеряет веру в себя, потом — депрессия, чего доброго и с работы сбежит… Да и «публика» не упустит случая потешиться. Отказал я ему…

Вадим Сергеевич снял очки и стал тщательно вытирать стекла салфеткой.

— Идея-то стоящая? — спросил Кирилов.

— Да как сказать… Аналогичные подходы к проблеме уже были, но реализовать их пока не удавалось. Есть, правда, одна соблазнительная зацепка, но… Понадобится очень точная механика.

— Сведи Катышева с моим Гривцовым!

— Хитер… Да ведь ты вчера поцапался с шефом Катышева!

— Вот и будет повод помириться, — улыбнулся Кирилов, — а пока посмотри мои бумаги…

…Тяжелый дневной сон медленно уходил вместе с солнцем, которое по-зимнему быстро скатывалось за гребень горы. Кирилов встал со скрипучей гостиничной кровати, машинально посмотрел на часы. «Всего три, — подумал он, — успею заглянуть в канцелярию».

Когда он вошел, секретарша протянула ему небольшой, свернувшийся в трубочку листок бумаги и улыбнулась:

— Вам почта… Кажется, можно поздравить?

Максим Петрович развернул письмо и прочитал:

«Указанный объект в каталогах не значится. Судя по положению, это может быть неизвестная комета.»

Ниже была приписка Гребкова:

«Максим, сделай еще пару снимков и отнесись к этому серьезно. Мы просчитаем орбиту и, если это новый объект, сообщим тебе. Вадим.»

Кирилов поднял глаза на секретаршу.

— Спасибо, — ответил он с улыбкой, — но поздравлять еще рановато.

Он вышел на воздух и с наслаждением вдохнул в себя свежий и легкий мороз. Через несколько минут подошла дежурная машина, Кирилов протолкнул в кабину увесистый, видавший виды портфель, потом сел сам. И снова, так же как и вчера, и позавчера заскрипел снег под колесами, мелькнули за стеклами огни поселка, и началось неспешное и уже привычное восхождение туда, на гребень Родникового хребта, где на самой границе Земли и Космоса серебрилась и как будто парила над сугробами башня телескопа. Прошло уже почти двадцать лет с того майского солнечного утра, когда Кирилов в первый раз поднялся сюда, но до сих пор ясно и ярко сохранился в памяти этот день…

Дорога серым и, казалось, бесконечным штопором ввинчивалась в гору, в зеленый буковый лес, петляя среди одуванчиков и незабудок, потом выпрямилась, и автобус вырвался на синий простор неба и альпийского луга, который был покрыт густым ковром темно-голубых колокольчиков, и от этого, казалось, сливался с небом где-то у высокого и близкого горизонта. Купол астробашни блеснул из-за холма неожиданно, как выпавший из-за облаков солнечный луч, и сразу возникло пришедшее откуда-то из далекого детства ощущение праздника. Теперь, спустя очень много лет, это ощущение возвращалось каждый раз, когда Кирилов поднимался сюда. Оно стало частью его души, чем-то очень важным и необходимым, без чего его работа и вся жизнь потеряли бы всякий смысл.

Короткий декабрьский закат растворял алую кромку вечера в лиловых сумерках, обозначились яркие звезды, когда Максим Петрович вошел в аппаратную, коротко поздоровался с дежурным оператором и включил компьютер. До восхода вчерашнего странного объекта было еще, по крайней мере, два часа, но и после этого нужно было подождать некоторое время, пока он поднимется достаточно высоко для того, чтобы с уверенностью сделать качественный снимок. А пока можно было спокойно заниматься «своими» звездами. Задача, которую он решал, была не из легких, требовала статистического анализа, а значит длительных, монотонных наблюдений, очень хорошей погоды, стабильной работы светоприемника. И хотя терпения Кирилову было не занимать, во всем остальном проблем было предостаточно. Ясных ночей не хватало, телескоп все чаще и чаще давал сбои, случались и поломки светоприемного устройства. Все вместе это приводило к тому, что решение интереснейшей астрофизической задачи растягивалось на годы, а это всерьез тревожило и тяготило и Кирилова, и его коллег, и руководство института. Наблюдения каких-то новых, неожиданных объектов никак не входили в его расчеты, разрывали то планомерное и непрерывное движение к цели, которое Максиму Петровичу удалось организовать в последние месяцы. Дежурный оператор Володя Гармаш сел рядом с Кириловым.

— Будем работать? — спросил он, привычным движением включая пульт управления.

— Непременно, — ответил Кириллов. — И даже делать открытия.

— Вы серьезно?

— Как повезет. Вводи координаты.

Дрогнули и побежали цифры на экранах, загудели моторы, в темно-фиолетовом проеме купола поплыли звезды — как будто корабль двинулся в путь куда-то в далекие дали неба, к самому краю Вселенной.



2

Володя Гармаш впервые познакомился с астрономией еще в школьные годы. В сентябре 1956-го его семья жила в глухом маленьком гарнизоне на дальневосточной границе, где служил Володин отец — майор артиллерии. Володя пошел во второй класс, но школа была малокомплектная, и в одной комнате за левым рядом парт сидели второклассники, а за правым — ребята постарше — четвертый класс. Учительница Анна Сергеевна добросовестно пыталась вести два урока одновременно, но поскольку учебная программа для младших была попроще, а для старших посложнее, она обычно давала второклассникам самостоятельную работу. Тем же, кто учился в четвертом классе, она объясняла урок. Володя тогда самостоятельно работать еще не умел, зато очень любил слушать, поэтому по программе второго класса он не знал почти ничего, зато за четвертый класс мог бы, пожалуй, без запинки ответить что угодно. Вскоре перед его фамилией в классном журнале появилась унылая вереница двоек по всем предметам. Когда выяснилась истинная причина этого странного явления, Анна Сергеевна развела руками и растерянно сказала: «Ну прямо не знаю, что с ним делать — или оставлять на второй год, или переводить сразу из второго в четвертый!» Все, однако, разрешилось само собой: в очередной раз перевели на новое место службы Володиного отца. Там была большая настоящая школа, а по ночам вместо керосиновых ламп загорались электрические. Но Володя все-таки тосковал и по прежней маленькой школе, и по урокам естествознания, где Анна Сергеевна рассказывала о далеких звездах, о том, что вокруг этих звезд вращаются планеты, может быть, такие же, как Земля, и, может быть, там живут такие же мальчишки и девчонки, как Володя и его сверстники. По вечерам он выходил на крыльцо и, когда на военный городок опускалась густая чернильная темнота южной ночи, подолгу вглядывался в мерцающие россыпи созвездий, пытаясь разглядеть что-нибудь из того, о чем слышал в школе.

В гарнизоне была вполне приличная библиотека, которой пользовались не только офицеры, но и их семьи, включая детей, и семья Гармаша не была исключением. Скорее она принадлежала к наиболее читающей части городка, а Володя порой пропадал в библиотеке часами. Очень скоро не осталось почти ни одной популярной книги по астрономии, которую он не прочитал. Настал черед фантастики. После жюльверновской пушки, забросившей людей на Луну, внимание любознательного мальчишки привлек большой и красивый фолиант, на обложке которого золотыми буквами было начертано «АРТИЛЛЕРИЯ». Скорее всего, этот капитальный труд был энциклопедией, предназначенной для военных академий, и, разумеется, большей части написанного наследник артиллериста не понимал. Но в книге была масса замечательных картинок с подписями, которые можно было рассматривать бесконечно, неспеша перелистывая страницы. Орудия старинные — корабельные, полевые, зенитные — все это приводило в трепет и уводило из мира простых и обыденных предметов и понятий в неведомый, завораживающий мир могущества техники и человеческого разума, смыкавшийся где-то с бесконечным Космосом, где таинственные силы Вселенной вращали планетами, звездами и галактиками…

Тогда в воинских частях еще существовал обычай отмечать праздники за одним столом, где собирались все семьи вместе. Нередко такие застолья проводились и в доме майора Гармаша.

Однажды, когда во время очередного празднества офицеры заговорили о своих профессиональных проблемах, в споре неожиданно зазвучал неокрепший голос Володи:

— Дядя Костя, вы говорите неправильно!

Дядя Костя, он же подполковник Шафаренко, командир артиллерийского полка, едва не поперхнулся от неожиданности и замолчал. Все затихли.

— Почему ты так думаешь, Вовик? — спросил дядя Костя, подняв его с пола и посадив к себе на колени.

— Потому что настильным огнем стреляет только морская артиллерия, а у вас морских пушек нет, вы можете только навесным, хотя точность стрельбы будет ниже…

— А это почему морская может, а мы не можем?

— Потому что в море деревья не растут и дома не стоят, а вам приходится через дома и деревья снаряды перебрасывать.

За столом раздались смешки, и гости стали задавать Вовику самые разнообразные вопросы из области артиллерийских наук, а он, польщенный вниманием взрослых, отвечал с достоинством и довольно подробно. Детская свежая память точно и легко воспроизводила страницы энциклопедии, а мальчишке это напоминало какую-то забавную игру. Смешки гостей постепенно стали стихать, когда ученик второго класса начал всерьез объяснять, чем отличается гаубица от противотанковой пушки и от зенитных систем. Дядя Костя остановил его:

— Хватит, Вовик, считай, что экзамен сдан! Кто следующий?

Он оглядел застывшие лица офицеров и расхохотался. Вслед за ним рассмеялись все гости.

— А в общем, не так все смешно, — сказал Володин отец, когда смех затих, — мальчишке все интересно, поэтому он втягивает знания, как насос. У нас во многом этот интерес пропал за текучкой и суетой. Не знаю, как вы, но я уже вряд ли отвечал бы так легко…

Когда гости разошлись по домам, Володин отец подошел к кровати сына и сказал:

— Ну вот что, дорогой, книгу эту я у тебя забираю. Знания хороши только тогда, когда понимаешь их смысл. Пока что тебе рановато читать такую литературу: чтобы быть хорошим артиллеристом, надо знать прежде всего математику, а у тебя пятерки и по арифметике бывают нечасто. Поэтому не забивай голову, займись делом. Да и книгу пора сдавать: она ведь из библиотеки.

Отец повернулся к двери, потом снова посмотрел на Володю и добавил: — Да, вот еще что. То, что ты влез в разговор взрослых людей и поразил их своими знаниями, это было забавно. Но вообще-то так нельзя — нескромно и некрасиво. Ты постарайся это запомнить и больше так не делай, ладно? А то мне как-то неловко… Ну, спокойной ночи… сын артиллериста.

Володя медленно засыпал, а в окно через тонкие ситцевые занавески просвечивала какая-то яркая-яркая звезда, и от этого света, от теплой улыбки отца и доброго смеха гостей было светло на душе, а весь дальнейший путь во взрослый мир казался ясным, понятным и совсем простым…

3

Холодная зимняя ночь медленно поднимала над горами созвездие Ориона, и где-то там мог снова появиться непонятный, слабый и слегка размытый отблеск, который отображался на негативе снимка темным туманным пятнышком. Володя уже ввел координаты этой области неба, и моторы плавно и почти бесшумно разворачивали многотонную ажурную трубу телескопа на юго-восток. Кирилов нетерпеливо постукивал по столу, ожидая, когда можно будет начинать накопление изображения. Наконец, низкий глухой звук работавших двигателей наведения затих и Володя сказал:

— Навелись, Максим Петрович, ошибка в допуске.

На языке операторов это означало, что объект, на который нацелился инструмент, должен уже находиться где-то в поле зрения светоприемника. Кирилов пробежал пальцами по клавиатуре. «Начнем, пожалуй, с десяти минут в красном фильтре», — сказал он сам себе и открыл затвор. Экспозиция казалась бесконечно долгой, и когда на экране появилась первая половинка изображения, Максим Петрович вздохнул с облегчением. Там, где штришок был вчера, поле оказалось чистым. Но уже через секунду компьютер выдал вторую половинку кадра, и Кирилов сразу увидел тот же самый объект — достаточно заметную темную точку и едва различимый хвостик, вытянутый в сторону от Солнца на северо-запад. Сомнений в его природе почти не оставалось.

— Ну, Володя, вот то самое, что я обещал тебе в начале смены, — открытие. Кажется, новая комета!

Володя удивленно посмотрел на экран, туда, куда уперся указательным пальцем Максим Петрович, и тоже увидел темное пятнышко. Он помолчал минуту, потом с легким волнением в голосе сказал:

— Не думал, что мне так повезет… Надо же, на моей смене… даже не верится. Вы ведь не шутите, правда?

— Вообще-то я заметил ее еще вчера, но не был уверен. Сейчас сомнений в том, что здесь комета, почти нет. Чтобы выяснить это точно, нам надо сделать еще пару снимков. Завтра я перешлю их по электронной почте астрометристам, чтобы они просчитали орбиту, и все будет окончательно ясно. Сейчас важно поработать без сбоев до конца смены. Вы уж постарайтесь.

— Легко сказать — если бы все зависело только от меня…

— Понимаю. Но я думаю, что раз уж повезло вам сегодня, то повезет и дальше. Давайте в честь этого события выпьем кофе.

Кирилов широко улыбнулся. Накопившейся за последние ночи усталости уже не было. «Еще не все грани смысла тобой познаны», — вспомнил он про себя давно забытое древнее изречение.

Ночь заканчивалась.

Заканчивались его наблюдения.

Решение, о котором просил директор, почти созрело.

…Было уже около шести утра, когда Максим Петрович выглянул в окно. Небо на востоке светлело, и у вершины Менге-Бека начало розоветь вытянутое линзовидное облако, которое как бы зацепилось за острый черный силуэт горы. «Ясного неба — на сутки, не больше, — подумал Кирилов, — в самый раз успел». За многие годы работы на станции, иногда по несколько месяцев подряд, он хорошо изучил местные приметы перемены погоды и давал почти безошибочный прогноз на ближайшие пару дней. Облака, похожие на «летающие блюдца», появлялись всякий раз перед тем, как крепкий южный ветер приносил многодневный снегопад или дождь, и его вахты у телескопа становились скучными и беспредметными. В такое время он обычно читал статьи в журналах, пил чай, смотрел телевизор, но уже через двое суток лихой непогоды все это до чертиков надоедало, раздражало, Максим Петрович уходил в комнату отдыха и валился на диван. Спать тоже не хотелось, и чаще всего набегали воспоминания. В этот раз с погодой явно повезло, и только теперь, когда он сидел, устало и зябко прислонившись к подвешенному на стене радиатору отопления, в ожидании машины, в его памяти снова возник горячий августовский день, когда он в первый раз встретил Симу…

4

Тот год был очень сухим и солнечным. Даже в горах дожди шли редко, и в горных лесах то и дело возникали пожары — то ли от костров неосторожных туристов, то ли от тлеющих сигарет и пыжей шныряющих по лесам браконьеров. Кирилов только что приехал на очередные наблюдения и прилег отдохнуть после дороги, когда в дверь постучала дежурная:

— Максим Петрович! Пожар!

Кирилов вскочил с кровати, открыл рывком дверь:

— Где!?

В гостинице было тихо и пусто, но слабый запах гари уже проник в коридор.

Дежурная подошла к окну и показала на склон горы.

— Лес горит!

Густой белый хвост дыма, через который иногда пробивались высокие языки пламени, поднимался над лесом, окутывая вершины деревьев. Через открытую форточку было слышно потрескивание сучьев, со склона доносились громкие голоса.

— Почти все наши там, — сказала дежурная, — но их немного. Дело, конечно, добровольное… — добавила она негромко.

— Я мигом, — сказал Кирилов, не обращая внимания на последние слова дежурной. Он накинул рубашку, наспех зашнуровал ботинки, выскочил из гостиницы и, быстро перемахнув мостик, через речку поднялся на десяток метров вверх по склону. Пожар полыхал в сухой траве, тлел в прошлогодних листьях, уже тянулся по сучьям к стволам сосен. Кирилов сразу же увидел несколько человек, которые прокапывали канаву и среди них своего давнего приятеля Сашу Малахова. Малахов, перепачканный гарью и бурой глиной, с лицом, мокрым от пота, быстро и ловко орудовал лопатой. Канава была уже не менее полуметра в ширину и тянулась вверх вдоль очага пожара. Саша на секунду поднял глаза на Кирилова.

— А, Максим! С корабля — на пожар? Хорошо, что пришел! Лопат больше нет, поэтому наломай себе веник и давай туда — он показал в сторону, где полыхало на земле пламя, — надо сбивать огонь. Ну, в общем, ты понимаешь…

Малахов снова взялся за лопату, а Кирилов, отломив от ближайшего орехового куста десяток веток, бросился в густой дым и стал отчаянно хлестать своим веником по языкам огня, обнимавшим поваленную на землю толстую и сухую ветку. Ветра почти не было, дым медленно расползался над землей и густел, резал глаза, дышать было тяжело. Рядом с Кириловым двигались чьи-то силуэты, он слышал голоса людей, которые, вероятнее всего, выполняли такую же работу. Внезапно у самого его уха раздался звонкий женский голос, и Максим Петрович от неожиданности вздрогнул.

— Да не машите вы, как ворона крыльями! Только воздух гоните и огонь раздуваете, а толку-то? Смотрите!

Женщина короткими и резкими движениями ловко ударяла по хвостам пламени и они сразу гасли, даже не оставляя тлеющих следов. Кирилов попытался делать так же, но у него почему-то так не получалось.

— Снимите листья с веток и подломите их покороче, — посоветовала она, — ничего-то вы, городские, не умеете…

Он не стал с ней спорить: до этого дня гасить пожары ему не приходилось. Дальше они передвигались от одного очага к другому вдвоем, сбивая огонь ветками или затаптывая его ногами. Большое пламя, наконец, удалось затушить, и только кое-где из-под листьев пробивались тоненькие сизые дымки. На краю небольшого оврага Кирилов остановился, чтобы перевести дыхание, поставил ногу на выступавший из листьев камень. Отпрянуть назад он не успел: камень легко вывалился, и Кирилов рухнул вниз, туда, где из отшлифованного весенними и ливневыми паводками берега выступали густые ветки молодого ольшаника. Он попытался встать, но не смог: резкая боль свела ногу.

— Что случилось?! — крикнула с берега оврага его спутница.

— Думаю, что ничего страшного, — ответил Максим Петрович, — неудачно выбрал точку опоры…

— Хотели, как Архимед, перевернуть мир, но мир за это перевернул Вас! Сможете сами выбраться?

— Попробую!

Кирилов снова попытался подняться, взявшись рукой за ствол деревца, но, как только встал на ногу, боль снова ударила в сустав, и он невольно вскрикнул.

— Не двигайтесь, я сейчас спущусь к Вам!

Женщина скрылась в высокой траве, и через две-три минуты он увидел, как она поднимается к нему вверх по ручью. Только сейчас он разглядел ее получше. На ней были потертые и полинявшие джинсы, резиновые сапожки и куртка-ветровка, перепачканная сажей. Цвет волос разглядеть не удалось: она плотно обвязала голову белым ситцевым платком, как это обычно делали женщины-казачки из соседней станицы. Наконец, она подошла к нему и тревожно спросила:

— Ну, что с вами, не можете встать?

Кирилов промолчал. Он продолжал разглядывать свою спасительницу, но это получалось плохо: солнце било прямо в глаза, плотно повязанный платок скрывал лицо в глубокой тени.

— Простите, как Вас зовут? Горели в одном огне, буду хоть знать — с кем.

— Вижу, вы гусар: стоять на ногах не можете, ходить тоже не можете, но увидели женщину — и тут же знакомиться!

Она посмотрела на его перемазанное лицо, черный от сажи нос и вдруг звонко рассмеялась:

— Господи, вот бы сейчас Вас в вашей академии увидели! Кирилов машинально провел ладонью по лицу.

— Чище не стало, — женщина усмехнулась, развязала платок, густые смоляного черного цвета волосы тяжело упали на ее плечи, — Серафима меня зовут. Серафима Ивановна. Можно просто — Сима.

Она наклонилась над его ногой.

— Снимите ботинок, я посмотрю.

Максим Петрович обнажил ступню и увидел, что нога выше стопы заметно опухла. Сима погладила пальцами распухшее место, потом, осторожно поворачивая ступню, попыталась понять, где возникает боль.

— Я, конечно, не врач, но похоже, что перелома нет. Скорее вывих или растяжение. Придется завезти Вас в поселок, в амбулаторию. Надо быть осторожнее, Максим!

— Вы меня знаете? — удивился он, — работаете на станции?

— Нет, я работаю в лесничестве. Просто я слышала, как с вами разговаривал Малахов.

Сима собрала волосы в ладонь, перевязала их узкой красной ленточкой, откинула за спину. Потом она подошла к ручью, неспеша вымыла руки и лицо, открыла висевшую через плечо брезентовую сумку и достала полотенце. Когда она вернулась к Кирилову, он увидел молодую красивую женщину с густыми черными бровями вразлет и глазами изумительного вишневого оттенка, как иногда говаривали в старину в народе, «с поволокой».

Заметив, что Максим Петрович рассматривает ее слишком внимательно, Сима смутилась и, отвернувшись, сказала:

— Сами вы идти, вероятно, не сможете. Я вас доведу до дороги, а потом подвезу.

Она помогла ему подняться, и он пошел, опираясь на ее крепкую загорелую руку, с трудом ступая и поскрипывая зубами от боли. Они двинулись вниз по ручью и минут через десять спустились к асфальту; здесь, на обочине, собрались все пожарники-добровольцы. Дыма над деревьями уже не было.

Малахов первый заметил вышедших на дорогу Симу и Кирилова.

— Ну, что, Серафима Ивановна, спасли вас?

— Нас спасли, теперь вот друга своего спасайте.



— Что это с ним?

— В геройской борьбе с пожаром повредил ногу! — шутливо выпалил Кирилов, приставив к виску ладонь.

— Тоже мне, герой… — буркнул Малахов, — у тебя же скоро наблюдения!

— Не скоро. До наблюдений еще две недели, — медленно произнес Максим Петрович.

— Дай Бог, чтобы ничего серьезного, — Сима повернулась к Малахову, — пока он даже шагнуть сам не может!

— А мы его, как римского героя, сейчас на руках понесем!

Все вокруг засмеялись, а Сима улыбнулась и сказала:

— Ну, зачем на руках? Въедет в поселок на гнедом коне!

Она резко свистнула в два пальца и крикнула: «Корнет!»

Из придорожных зарослей вышел гнедой жеребец с белой полоской между глаз.

— На лошадь садиться умеете? — Кирилов молчал. — Конечно, и это тоже — нет, — сделала она вполне правильный вывод.

Сима легко вскочила в седло, потом на коня сообща взгромоздили Кирилова, и процессия неспеша двинулась через мост. Кирилов слегка покачивался, осторожно обняв Симу сзади, и думал о том, что если бы такая амазонка две тысячи лет назад взяла его в плен, он вряд ли попытался бежать на свободу.

Вывих был довольно сильный, с растяжением связок, поэтому следующие два дня Кирилов провалялся в гостиничном номере. Нога сильно болела, в первый день Максим Петрович никуда не выходил и почти не вставал. Лишь два раза он поднялся с дивана — в полдень, когда горничная принесла ему из столовой суп, и к вечеру, когда его навестил Малахов. Малахов пришел с большим бумажным пакетом и с бутылкой красного вина.

— Зализываешь боевые раны? — с усмешкой спросил он и, развернув пакет, начал расставлять на столе баночки и кульки со снедью. — Это Катерина прислала! И чего она так о тебе печется? Иди, говорит, и накорми, а то, если не разбился, так умрет с голоду.

— Не трусись, я тебе не соперник, — буркнул Максим Петрович, — Непременно передай ей спасибо. Небось специально не взял с собой, чтобы не мешала поговорить, да заодно и выпить.

Кирилов привстал, свесил с дивана ногу, подвинулся ближе к столу.

— Как у тебя с ней? Ты, наконец, решился на что-нибудь? Малахов задумчиво помолчал несколько секунд, потом взъерошил непокорные пшеничного цвета волосы и, немного волнуясь, заговорил:

— Видишь ли, Максим, в наших отношениях с Катей наступил момент, когда я должен отвечать за все, что будет с нами дальше… Ну, в общем, если ты пробудешь здесь еще недельку после наблюдений — прошу на нашу свадьбу!

— Да ну! Вот это я понимаю — новость! Задержусь обязательно. Давай выпьем за то, чтобы этому событию ничто не помешало!

Саша налил в граненые стаканчики густое темное вино, и они выпили, стукнувшись стеклянными донышками.

— До наблюдений починишься? — спросил Малахов, кивнув на ногу Кирилова, которую тот вытянул вдоль дивана.

— Постараюсь… Врач сказал, что перелома нет, а все остальное не страшно. На худой конец, вырежу палочку и буду ковылять себе потихоньку.

— Да… В кабине телескопа с костылем еще никто не сидел, ты будешь первым!

Они вместе засмеялись и еще раз выпили — за скорое выздоровление Кирилова.

После непродолжительного разговора о новостях Астростанции и всего института Кирилов нерешительно спросил:

— А… Серафима Ивановна — она здешняя или, как мы, — издалека?

— Понравилась? Красавица! Это ты ее в лесу на пожаре видел, а если бы где-нибудь в станице, да в праздничный день! Глаза бы потерял вместе с головой. Она в нашем лесничестве работает.

Малахов откинулся на спинку кресла и, затянувшись сигаретой, продолжал, осторожно подбирая слова:

— Вообще-то она здешняя, из Галаевской. Училась, закончила лесотехнический факультет, потом вернулась домой. Возвратился с флота Андрей Седогин, ее жених — они еще в школе встречались. Вышла замуж, вместе с мужем работала в одном лесничестве. И все бы хорошо, да вот понимаешь, муж выпивать стал. Он лесозаготовками занимался — кому делянку на дрова, кому на бревна, все магарыч несут… Тут бы характер пожестче, а вот этого у парня и недоставало. Потом запил всерьез. Мучилась она с ним, мучилась, да какая уж любовь, если он через день лыка не вяжет?.. И вот ведь что поразительно: все в округе знали, что и пьет Андрюха, и скандалит, а она ни слова худого о нем никому, даже матери… И ушла Серафима от него тихо, ничего не сказав… Потом он часто к ней подходил, просил вернуться, даже плакал при людях. А Серафима — ни шагу в прошлое. Крепкая натура!

Саша снова затянулся, выпустил дым и добавил:

— Плохо то, что он до сих пор от нее не отступился. Как узнает, что кто-то к Симе проявляет интерес, тут же пускает в ход кулаки. Силушкой, правда, Бог его не обошел! Так что будь осторожен!

Малахов улыбнулся:

— Ну, чини быстрее свою ногу, и мы тебя ждем! Пока!

Перед дверью он помедлил и добавил:

— Кстати, на свадьбе Сима будет обязательно, не вздумай улететь раньше!

Весь следующий день с раннего утра холодный северный ветерок гнал вдоль ущелья мелкий моросящий дождь. Кирилов листал «Астрофизический журнал», иногда погружался в приятную дремоту, потом снова просыпался и пытался вникнуть в содержание статей, но перед ним опять и опять возникали вишневые глаза и улыбающиеся губы, которые тихо приговаривали: «Ничего-то вы, городские, не умеете…» Когда начало смеркаться и мутный ненастный день стал постепенно приобретать синеватые и нечеткие вечерние формы, Максим Петрович очнулся от осторожного стука в дверь.

— Можно войти? — услышал он какой-то знакомый голос и скорее почувствовал, чем осознал, что это Сима.

— Да, да, конечно… — он неловко вскочил с дивана и проковылял, прихрамывая, в небольшой предкомнатный коридорчик.

Это действительно была Сима, хотя, казалось, она теперь не имела ничего общего с той задымленной в чаду пожара женщиной: сплетенные в косу волосы были аккуратно уложены, вишневый оттенок глаз подчеркивали кремовая блузка с пояском и гранатовые бусы почти такого же цвета, как ее глаза. Кирилов пропустил ее в комнату, помог снять плащ и подвинул кресло поближе к дивану:

— Пожалуйста, садитесь… Здесь беспорядок, простите. Никак не ждал…

— Я Вам, наверное, помешала?

— Нет, нет, что вы! Я хотел сказать: я и не надеялся на столь приятный визит…

Он глядел на ее лицо и опять почему-то не мог отвести в сторону глаза. Сима смутилась, опустила ресницы и, как бы оправдываясь, сказала:

— Я вообще-то пришла немного Вас подлечить. Моя бабушка когда-то лечила своими снадобьями всю станицу, и станичники думали, что она ведьма. Я ей вчера рассказала про ваше несчастье, и она научила меня, как побыстрее избавить Вас от боли. Вы ложитесь, снимите носок и вытяните ногу.

Кирилов послушно лег. Сима достала из сумки пакет, вынула из него банку и какие-то листья. Заметив его любопытный взгляд и некоторое удивление, она заговорила неторопливо, пытаясь объяснить, что необходимо сделать:

— Сейчас я положу вам бабушкин компресс. Здесь, в банке, хрен, настоянный на меду, а это — листья подорожника.

Максим Петрович почувствовал, как ее осторожные пальцы растирают медовую мазь, и от этого все сильнее и сильнее разогревается место вывиха, тепло проникает все глубже, а боль действительно утихает и постепенно как бы уходит, стекая с ногтей ноги. Потом Сима облепила ногу Кирилова листьями, обмотала ее чистой марлей. Все это было так приятно, что от удовольствия он закрыл веки и, кажется, даже замурлыкал.

— Вы что, заснули? — полушепотом спросила Сима и склонилась над его лицом.

Кирилов открыл глаза, взял в руку ладонь Симы, привлек ее к себе и осторожно коснулся губами ее щеки. Она сильно и настойчиво освободила руку и встала.

— Вижу, дело пошло на поправку… — сказала Сима с некоторым оттенком иронии и подняла со спинки кресла плащ, — а значит — мне пора.

— Я, кажется, Вас обидел? Ради Бога, простите, это я от избытка чувства благодарности!

— В самом деле? — тень улыбки прошла по ее лицу и она на секунду задержала на Кирилове пристальный взгляд.

На миг ему показалось, что ее глаза светятся радостью.

Или, может быть, только показалось?..

5

Кирилов не сразу почувствовал, что кто-то теребит его за плечо:

— Максим Петрович, проснитесь! Автобус! — услышал он громкий голос Володи, который стоял рядом с ним.

— Я, кажется, задремал?

— Хорошо задремали, я еле-еле растолкал Вас.

— Спасибо, я иду.

Автобус стоял на площадке в нескольких метрах от башни телескопа. Солнце уже встало, легкий морозец пощипывал нос и щеки. Внизу от самого подножья хребта, на сколько хватает глаз, простиралась залитая желтым зимним светом долина, в которой отчетливо просматривалась река со всеми ее протоками и островками, станица Галаевская, дороги и фермы у отрогов скалистых гор на северной стороне.

Спуск в поселок на автобусе скорее напоминал посадку небольшого самолета на провинциальный полевой аэродром. Автобус резко и часто поворачивал на крутых изгибах дороги, и пассажиров бросало на сиденьях из стороны в сторону. Из-за быстрого спуска давило на уши, и к концу пути к ночной усталости добавилось утомление от горного серпантина, который укачивал иногда даже самых бывалых путешественников. Кирилов передал из канцелярии электронные снимки с короткими своими комментариями и направился на трассу, которая проходила немного в стороне от поселка. После утренних воспоминаний ему захотелось снова поехать в станицу, поехать самому, на попутном грузовике, как чаще всего он ездил тогда, когда Астростанцию только-только начинали создавать. И когда из-за поворота действительно показался маленький грузовичок, Кирилов поднял руку и сделал полшага к середине дороги. Водитель остановил машину.

— В Галаевскую?

— Садись, подвезу, — ответил пожилой шофер и передвинул с правого сидения большую сумку, — Туточки живешь?

— Да нет, приехал на работу. Но вообще я больше времени провожу здесь, чем дома в городе.

— Красивое место, — немного помолчав, сказал шофер. — Я в городе три года проработал. Там у меня дочка замужем. Говорит мне: «Приезжай, папа, что ты будешь бобылем жить?» Жена моя померла, царство ей небесное, вот и подумал: хоть рядом будет родной человек. А все одно — вернулся опять к себе…

— Не ужились? Проблемы с зятем?

— Да нет…, - задумчиво проговорил водитель, не отрывая глаз от бегущего под колеса асфальта. — И дочь ласковая, и зять — нормальный мужик, и по внучкам скучаю… Не смог без своего дома, без горы над станицей… Каждую ночь сниться стали. А по утрам просыпался, потому как петухи не кричат за окнами. Потом еще Варвара, покойница моя, стала приходить по ночам и говорить мне: «Вернись домой, Павло, осиротел наш дом.» Я и вернулся. Он бегло взглянул на Кирилова и добавил:

— Вот и думаю я, что дом каждому свыше определен и должен он быть один на всю жизнь, а не то — не жить человеку в согласии со своей душой… Как думаешь, а?

— Это — как жизнь получится, — ответил Кирилов, — у меня вот она какая-то цыганская. Спасибо тебе, отец, я здесь выйду.

Грузовичок притормозил на перекрестке в центре станицы, и Максим Петрович медленно пошел вдоль улицы на самый край станицы, раскинувшейся за мостом, переброшенным через реку Ларгу.

Станица Галаевская расположилась в излучине реки Ларги, у крутой скалы Предгорного хребта, там, где буковые и березовые леса постепенно переходили в южную степь и бурная растительность оставалась только вдоль быстрых, вырывающихся на равнины горных рек. Больше ста лет назад отряд казаков получил приказ основать сторожевую заставу в пяти верстах от этого места, но атаман Галай, который вел отряд, заблудился в тумане в густых зарослях вокруг реки и остановился совсем не там, где ему было назначено. Казаки, однако, службу знали и исправляли ее вполне добросовестно. В ту же ночь охранение задержало двух горцев — лазутчиков, а еще через два дня было отбито нападение большого отряда, который пытался прорваться в тыл оборонительной линии. Войсковое начальство решило не перемещать Галая с его казаками, и здесь была основана крепостица, которую так и называли — Галаевская. История Галаевской была достаточно бурная. Были в ней и светлые, и грустные дни, но, так или иначе, маленькая деревянная крепость стала большой станицей в несколько тысяч дворов и за долгие годы она не потеряла свой колорит, свою прелесть и свои традиции. Улицы в центре селения получили новые, традиционные для своей эпохи названия: Комсомольская, Мира, Ленина, но стоило пройти немного в сторону от центра — и перед глазами появлялись напоминанием о военном прошлом Батарейная, Зарядная, Пороховая, Обозная, Казачья…

Улица, на которую шел Кирилов, называлась Полевая, может быть, оттого, что составлявший ее ряд домов был самым крайним и за ним начиналось просторное поле, которое весной обычно засаживалось картофелем. Максим Петрович хорошо помнил, как в конце мая — начале июня картофельные поля покрывались сиреневыми и розовыми цветами и пьянящий медовый запах наполнял всю округу. Здесь, на этой улице и стоял дом Серафимы — обычный дом из самана, с длинным навесом, окошками с синими ставнями, выходившими прямо на дорогу. От других домов этот отличался, пожалуй, только тем, что его южная стена летом покрывалась вьющейся розой, которую когда-то давно посадила Сима. Кирилов вошел во двор и осторожно постучал в окно. Через минуту скрипнул засов, дверь приоткрылась и, прежде чем кто-либо вышел во двор, из двери прямо на Кирилова бросилась с восторженным лаем мохнатая черная собака, сразу облизав ему все лицо.

— Ну, здравствуй, здравствуй, Джек, узнал, — Максим Петрович присел на корточки и, обняв собаку, гладил ее по голове, — Здравствуй, дружище!

— Чи ты только с собакой будешь здоровкаться? — услышал он низкий, немного с хрипотцой голос. На ступеньках, в ватнике, накинутом поверх рубашки, стоял дед Ваня — отец Серафимы.

— Каким ветром к нам, давненько тебя не видали, а? Да ты входи, входи в дом-то! Настенька, смотри, кто к нам приехал!

На крыльцо вышла невысокая пожилая женщина, Настасья Карповна — баба Настя. Сколько помнил Кирилов, дед Ваня всегда звал свою жену Настенькой и это всегда было смешно и трогательно, особенно теперь, когда Настасья Карповна стала совсем седой и старенькой.

— Батюшки, Максим Петрович! Ну, что ты старый морозишь гостя на дворе! Веди в дом да к столу, а я сейчас соберусь…

— Да вы не волнуйтесь, я ненадолго, хотел вот с Серафимой повидаться, а завтра надо возвращаться в институт.

— Вот незадача какая!.. — дед Ваня почесал за ухом и добавил: — Серафима уехала на неделю к тетке в Ростов. Вернется только послезавтра. Может задержишься, а?

— Никак не могу. Тут, ненароком новую комету открыли — надо будет обсудить, что делать дальше и организовать наблюдения.

— Новую? — оживился дед Ваня — да что ж обсуждать-то — прежде обмыть надо, а?

— Вот-вот, тебе только повод найти — незло проворчала баба Настя, — Не был бы у нас дорогой гость — ни за что бы не позволила!

Уже через полчаса на столе дымилась жареная картошка, а рядом с ней стояли соленые огурцы, грибы, солонина, пирог с грушами. В центре стола покрылась росой доставленная из погреба бутылка абрикосовой самогонки, которую дед Ваня обычно приносил только для самых дорогих гостей. Баба Настя, собрав на стол, села рядом с Максимом Петровичем.

— И мне налей- сказала она, — я тоже с вами покалякаю, а там и обед поспеет.

Дед Ваня наполнил тяжелые хрустальные рюмки и поднял свою:

— Всегда рады дорогому гостю в своем доме, спасибо, что не забыл!

Максим Петрович выпил вместе с ним залпом. Настасья Карповна только немного пригубила и поставила свою рюмку на стол. Когда-то дед Ваня тоже работал на Астростанции. Летом водителем грузовика, зимой пересаживался на бульдозер и расчищал дорогу к телескопу от снега, наледей и падавших на асфальт камней. Он знал эти места с рождения, Астростанция тоже рождалась на его глазах и при его участии, поэтому и Кирилову, и Ивану Антоновичу было что вспомнить. Кирилов не заметил, как пролетели четыре часа. Еще через два часа надо было возвращаться в поселок — автобусов после этого больше не было, а попутные машины в направлении Астростанции ходили по вечерам очень редко, да и не всегда брали попутчиков. Когда Кирилов взглянул на часы, дед Ваня грустно спросил его:

— Что, вышло время?

— Еще нет, но его осталось немного.

Он посмотрел на Ивана Антоновича, его жену и, решившись наконец, заговорил сбивчиво и каким-то чужим для себя голосом:

— Я ведь не просто так пришел… Не только вас повидать или Серафиму. Через два дня я буду с докладом у своего директора и дам согласие стать начальником Астростанции — я уже решил это окончательно. Потом переберусь сюда. Насовсем. Я хочу чтобы Сима была всегда рядом со мной, без этого мне будет, наверно, очень плохо… Вы простите меня, я должен был сказать все это намного раньше, но так вот получилось… Я хочу чтобы и вы и Сима об этом знали.

Дед Ваня, слегка хмурясь, нарочито сосредоточенно вертел в руках рюмку, баба Настя куталась в старенький платок и не мигая смотрела на Кирилова. На минуту в комнате повисла напряженная тишина.

— Да что ж нам-то об этом говорить, а? — негромко сказал дед Ваня, — это ты ей сказать должен. Мы-то всегда были не против.

— Вот вернешься, сам ей об этом и скажешь, — поддержала его баба Настя, — Ты не бойся, она рада будет, я — мать, я это знаю. Что делать, не очень ей повезло по молодости, а гордыня у ней та еще, дедова. Если сладится у вас — ты уж ее береги, не обижай.

Дед Ваня поднял глаза, весело улыбнулся и воскликнул:

— Настенька, да он ведь Симку сватает! Наливай, что ли, а?

Кирилов возвращался в поселок согретый теплотой деревенского дома и немного грустный. Он вдруг поймал себя на том, что вовсе не для работы летел он за сотни километров сюда, в горную глушь, не за наблюдательными данными и возможными открытиями — только ради того, чтобы заглянуть в Ее вишневые теплые глаза, коснуться Ее щек, ощутить теплоту ладоней…

И всего этого опять придется ждать.

Ждать. Ждать…

6

О самой главной новости дня — обнаруженной комете, Володе Гармашу хотелось рассказать кому-нибудь побыстрее. Утренний поселок был пуст, самый близкий приятель — Саша Малахов был в командировке, а жена ушла на работу. Выходить из квартиры не хотелось. Володя поставил на плиту чайник, не торопясь зажег газ. Он присел на табуретку возле кухонного столика и задумался. Все-таки его долгий и извилистый путь сюда, поближе к звездам, был проделан не зря и, как теперь ему представлялось, имел вполне определенный смысл и значение. Ему живо вспомнился выпускной вечер в школе в маленьком прибалтийском городке, веселый и суматошный. Потом долгое, до самого рассвета, гуляние по берегу Немана всем классом. Когда были перепеты все песни, когда усталость уже не позволяла танцевать на пустынном ночном асфальте, они сели на большой скамейке под старыми липами на городской площади и стали делиться своими планами на ближайшее время.

Шел 1966 год, космическая эпоха еще только набирала скорость, и тогда очень многие выпускники школ хотели продолжить учебу в технических ВУЗах, так или иначе связанных с космосом. Решались на это далеко не все, но Володя решился. Понимая, что в летное училище ему наверняка пройти не удастся, он решил попытать счастья в оптико-механическом институте. Тогда, на скамейке под липами, Володя с жаром спорил с одноклассником Сережкой Стрижевским:

— Ну почему обязательно летать? Есть еще астрономия, ее сложнейшая техника…! Представь себе — над нами миллионы звезд, а большинство людей ходит под ними и даже не знает их названий! Ну, куда ты долетишь на ракете? Ну на миллион километров, ну на два, а астрономия проникает в пространство на тысячи, миллионы световых лет…

— Ты просто начитался фантастики, — спокойно возражал ему более практичный Сережка, — профессия должна быть надежной и необходимой везде и каждый день. Лично я пойду в автодорожный. А романтики в твоей астрономии наверняка куда меньше, чем ты себе вообразил — там тоже есть свои будни.

Сейчас Володя уже знал, что Сережка отчасти оказался прав. Но только отчасти. Такая ночь, как прошедшая заставляет начисто забывать о любых прошлых шероховатостях, сложностях бытия и познания.

…Первые сложности познания мира молодой Гармаш испытал еще в институте. Поскольку общая астрономия у оптиков шла факультативно и не с первого курса, Володя решил начать изучать предмет самостоятельно. Он купил в книжном магазине школьный атлас, где были обозначены все созвездия и самые яркие звезды, а также их названия, и решил для начала отыскать все это на реальном небе. Сразу же оказалось, что яркое уличное освещение сильно мешает наблюдениям, поэтому пришлось искать относительно близкое к общежитию место, затененное от городских фонарей. Парк недалеко от кинотеатра «Великан» не подходил — там было достаточно темно, но мешали высокие тополя. Вскоре Володя обнаружил, что площадка на Сытном рынке, огороженная со всех сторон ларьками и палатками, вполне годится для его «наблюдений». Вооружившись фонариком и атласом он отправился туда в первый же свободный вечер, когда небо было безоблачным, что в зимнем Ленинграде бывало не столь уж часто.

Пристроившись в тени одного из рыночных ларьков, он светил фонариком на страницу атласа, потом, погасив свет отыскивал на небе нужную конфигурацию звезд. Занятие это оказалось не столь уж простым, потребовало времени и, когда вконец замерзнув, он собирался уходить, чья-то крепкая рука схватила его за плечо, а потом в спину уперлось что-то твердое.

— Поймался, воришка! Я за тобой уже полчаса слежу, видел, как ты с фонариком в замке ковырялся! Пойдешь со мной в участок!

Пытаться бежать было бессмысленно. Первый испуг прошел быстро и Володя, уныло склонив голову, поплелся впереди сторожа, который сопровождал его с двустволкой наперевес. Редкие прохожие отходили на край тротуара, почтительно уступая дорогу столь выразительной процессии. Хороший вечер был явно испорчен…

… - Ну кого ты привел, Арефьевич, сам посмотри!? — энергично показывая на Володю громко отчитывал сторожа пожилой лейтенант, — Ты бы хоть спросил, что он там делает! Говоришь, в замке ковырялся! Фонариком светил! А это что? — лейтенант подвинул на столе атлас неба.

— Ды кто йих знает? Ходють, лазють… посля мне отвечать…

А може в него там план какой?.. — мямлил сторож опустив глаза.

— План… Тоже мне, нашел громилу, — кивнул лейтенант в сторону Гармаша, — в чем только душа держится… Вот пока ты здесь топчешься, там, на рынке у тебя точно уже что-то стянули! Ну, в общем, давай, иди на службу, Арефьевич. И протокол я составлять не буду, не о чем.

Рыночный сторож Арефьевич, переступив с ноги на ногу, нехотя вышел за дверь. Милиционер перевел взгляд на Володю.

— Тоже хорош… Нашел, где астрономией заниматься — ночью на рынке…, - он коротко усмехнулся в седые усы. — Ну и перепугал ты старика, ей-богу…Да…А я вот, сколько живу, ни одной звезды на небе не знаю, только ковш Медведицы и могу найти. У нас в деревне под Псковым, правда, его Телегой называют. Ну, ступай, да выбирай в следующий раз место для занятий поудобнее…

…Чайник весело засвистел, Володя налил в большую чашку заварку и, неторопливо прихлебывая чай, стал размышлять о том, что для каждого человека линия судьбы, возможно, как-то предопределена заранее, запрограммирована, что ли?.. Ведь и в его жизни были десятки случайностей и событий, которые могли повернуть эту самую судьбу совсем в другую сторону, и дорога на Астростанцию пролегла тоже отнюдь не по прямой…

Сразу после защиты дипломного проекта Гармаш попал по распределению совсем не туда, куда ему это представлялось наиболее вероятным — в Армию. В начале семидесятых годов окончившие военные кафедры молодые выпускники нередко служили офицерами в течение двух лет, эта же участь не минула и Володю. Вернулся он возмужавшим и заметно окрепшим, к великой радости отца и матери, которые вполне обоснованно беспокоились о нем все эти два года — Володя был отнюдь не атлетического вида, никогда не увлекался спортом, что наверняка могло осложнить пребывание на службе. В армии, однако, все сложилось благополучно — возможно, детство и юность в армейской среде позволили быстро привыкнуть к военному распорядку и быту.

Однако, после Армии жизнь Володи как-то не складывалась. В большом промышленном городе, куда после выхода в отставку отца переехала его семья, казалось, было достаточно возможностей и для дальнейшего образования, и для профессионального роста, но Володю не влекло по-настоящему ни одно дело. За неполные три года он успел сменить несколько мест работы, и каждый раз, когда устраивался снова, у него не было ощущения, что это — именно то, чему можно посвятить себя до конца.

К тому времени у него уже появилась семья. Миловидная синеглазая красавица, которую он случайно встретил в поликлинике, где работала Володина мать, совершенно для него неожиданно согласилась стать его женой, а через год подарила ему замечательную забавную девочку. И все-таки сознание того, что он делает что-то не свое, не давало Володе ощутить полноту и вкус жизни, быть по-настоящему счастливым.

Однажды его вызвали в профком НИИ, в котором он работал в последние месяцы конструктором, и предложили «горящую» путевку на один из горных курортов. Путевка была бесплатная, и Володины домашние дружно решили, что ехать надо, что не смотря на то, что на дворе был уже конец ноября, минеральная вода в тамошних источниках по-прежнему горячая, а без летних развлечений можно и обойтись. Володя поехал без особого удовольствия, скорее лишь в силу своего уступчивого характера.

Группу, в которую он попал, довольно часто возили на экскурсии, и, когда было объявлено, что должна состояться поездка на Астростанцию, Володю вдруг охватило странное и сильное волнение. Он почти не спал в ночь перед этой поездкой, к автобусу вышел раньше всех, экскурсовода в дороге почти не слушал, а все смотрел и смотрел в окно, может быть, в ожидании увидеть наконец воплощение своей давней детской, а потом и юношеской мечты.

Экскурсию к телескопу проводил совсем молодой инженер, высокий и широкоплечий, с копной густых пшеничного цвета волос. Володя, как зачарованный, слушал его плавный и уверенный рассказ, хотя многое из того, о чем шла речь, он уже знал. Он молитвенно глядел на телескоп, не в силах отвести глаз от этого великолепного воплощения мысли и технического совершенства, замечательного сочетания оптики, механики и электроники, и вдруг отчетливо понял, что именно сюда его тянуло всю жизнь, именно этоего место, и еще понял, что с этого дня он не сможет жить и работать больше нигде…

Когда экскурсия закончилась и вся группа двинулась к вы- ходу, Гармаш подошел к экскурсоводу:

— Извините, пожалуйста, я хотел бы с вами поговорить. Это возможно сейчас?

— Если не слишком долго. Хотя долго и так не получится — вы сейчас будете уезжать.

— Дело в том, что я вовсе не собираюсь никуда уезжать. И вообще вся эта курортная жизнь — сплошное недоразумение, по крайней мере для меня.

— Так в чем суть дела?

— Суть в том, что я наконец увидел то, чего хотел всю жизнь. Не буду слишком многословен — астрономия была моей «болезнью» с детства и я хочу у вас работать…

— Та-а-к…, - экскурсовод внимательно посмотрел на Володю и добавил: — Это интересно, если вы действительно располагаете временем, давайте поговорим. Добираться-то назад как будете?

— Это совсем неважно, как-нибудь доберусь, я вообще хотел бы побыть здесь еще пару дней, если это, конечно, возможно.

Они спустились по лестнице из подкупольного зала, где стоял телескоп, и вошли в небольшую комнату.

— Садитесь, пожалуйста, но прежде давайте знакомиться. Малахов, Александр Малахов, — он протянул руку Володе и тот крепко и радостно пожал ее, ощутив твердую мозолистую ладонь.

— Владимир Гармаш.

— Вы расскажите о себе поподробнее — где учились, где работали и почему решили проситься к нам. Вообще-то люди к нам идут, но очень разные. И мотивы у них тоже разные. Я только хотел предупредить вас сразу — я не астроном, я — инженер, начальник участка электроники. Здесь у нас вообще астрономов — считанные единицы, в основном они работают в городе, в Институте астрофизики.

Володя охотно рассказал Малахову о себе, о том, как увлекся звездами, где учился и почему хотел бы остаться на Астростанции.

— Знаете, — закончил он, — если нет возможности начать работу сейчас, я подожду столько, сколько будет нужно. Впрочем, я готов остаться даже дворником.

— Ну, зачем же дворником…У нас сейчас освободилась вакансия дежурного инженера. Электронику в институте изучали?

— Вполне подробно.

— Ну и замечательно. Вы знаете, я сейчас попытаюсь устроить вас в гостиницу, а вы спускайтесь по тропке в поселок — здесь всего час ходьбы. Я переговорю с моим начальником и завтра сообщу вам результат.

Когда Гармаш вышел из башни, вся курортная компания уже сидела в автобусе. Водитель дал пронзительный сигнал, потом, высунув голову в приоткрытое окно, и крикнул:

— Ну сколько можно! Только вас ждем!

— Езжайте, я не еду!

Я остаюсь.

Насовсем.

…Самостоятельные ночные вахты с телескопом началась для Гармаша только через месяц после его окончательного переезда на Астростанцию. И хотя он довольно быстро освоил новое для себя дело, настоящей уверенности в работе не было еще долго. Часто снились тревожные сны, в которых происходили различные аварии и поломки, в том числе и такие, которые в реальности были просто невозможны. Иногда казалось, что гигантская труба телескопа падает прямо на него, что быстро вращающийся купол башни, ломая ограничители, сходит с направляющих и падает, скатываясь куда-то в балку… Снилось, что он долго не может отыскать неисправность в системе управления, и драгоценное наблюдательное время тратится зря… Но в то же время каждые новые сутки работы добавляли что-то новое в его знания, поднимали его над бытовой суетой, наполняли жизнь тем смыслом, который он так давно и трудно искал для себя. Это все же были радостные дни и ночи, которые останутся с ним уже на всю жизнь. И вот теперь — открытие кометы: событие, к которому он по праву чувствовал свою причастность. Володе всегда казалось, что главная часть человеческой истории — это история науки. Теперь эта история творилась на его глазах и, в какой-то мере, его руками… Нет, это кресло дежурного инженера телескопа было для него не случайностью, а целью жизни, и пусть друг Стрижевский по-житейски прав, его правда — это еще не правда всей жизни. Есть еще правда мечты, без которой любая жизнь лишена всяческого смысла. Теперь он, Володя Гармаш, это знает, знает точно и наверняка!

7

На очередном семинаре, который состоялся в институте через три дня после возвращения Кирилова с наблюдений, Гребков коротко сообщил собравшимся об открытии новой кометы.

— Событие это, в общем-то, достаточно редкое для профессиональных астрономов, — директор откашлялся и перевел взгляд в аудиторию поверх очков, — сейчас кометы, как вы знаете, чаще всего открывают любители.

В зале послышался легкий смешок. Представить Кирилова в роли астронома-любителя всерьез не мог, пожалуй, никто, и, прежде всего, потому, что сам Максим Петрович всегда при случае подчеркивал, что в современной астрофизике открытия «летающих камней» — дело случая, и они не продвигают изучение наиболее серьезных проблем науки сколько-нибудь значительно.

— И все же, — продолжал Вадим Сергеевич, — я считаю необходимым поздравить уважаемого Максима Петровича с новым объектом, который зарегистрирован МАС (МАС — Международный Астрономический Союз.) как комета Кирилова, прежде чем дать ему слово.

Раздались дружные аплодисменты. Кирилов вышел к демонстрационному проектору и попросил тишины.

— За поздравление сердечно благодарю, но вообще до- вольно забавно, что этот камушек достался ревностному противнику всяких кометных и астероидных забав. Все-таки наши инструменты способны на более глубокие исследования. Но нельзя не учитывать огромный интерес к таким событиям общественности, прессы да и значительной части астрономов, и не только в нашей стране. Короче, раз уж открыли, будет неразумно уступать кому-то и приоритет в исследованиях.

Кириловщелкнул выключателем, на экране появился снимок, скопированный с компьютера на пленку, и Максим Петрович показал кончиком авторучки на слегка вытянутый темный штрих.

— Комета движется к нам по сильно вытянутой орбите и период ее обращения по предварительным расчетам что-то около трех тысяч лет. Яркость объекта высокая, и невооруженному глазу он будет доступен уже в октябре. Пик яркости будет приходиться, видимо, на безлунное время ноября, что вполне может позволить провести качественные наблюдения как спектральными, так и фотометрическими приборами. Была бы погода… Ну вот вкратце и все. Есть вопросы?

Кирилов замолчал. Гребков снова встал из-за стола и, как бы споря с кем-то, добавил:

— Конечно, такие наблюдения достаточно далеки от тема- тики института, но, с другой стороны, они могут добавить нам и известности и авторитета среди тех, кто распределяет средства на научные программы. Возможно то, что было у нас запланировано ранее, куда важнее с точки зрения фундаментальной науки, но, вы сами понимаете, что яркая комета, нами открытая, — это событие, которое может больше никогда не повториться. Наверняка не повторится. Думаю, что мы должны скорректировать и свои планы, и свою работу.

— Есть вопрос!

Из третьего ряда поднялся Лев Юлианович Лонц, и Гребков сразу понял, о чем он будет говорить. Предстоящие изменения в работе явно шли вразрез с намерениями сотрудников лаборатории Лонца и с планами самого Льва Юлиановича.

— Думаю, что всем присутствующим вполне понятно, что такое безлунное время для нашей лаборатории. Для предельно слабых объектов, которые мы наблюдаем, другое просто не годится. А упомянутый пик яркости кометы… извините, имени Кирилова, о котором здесь сообщил уважаемый первооткрыватель, приходится на те самые ночи, что выделены для наших наблюдений с новым прибором. Так что, теперь эти наблюдения — побоку, испытания нового прибора — тоже побоку? О результатах, которые могут быть не менее значительными, чем те, что будут связаны с кометой мы не сможем сообщить раньше чем через два года! Черт те что…

Лонц обиженно засопел и сел на место. Аудитория заметно заволновалась, но Гребков резко оборвал покатившийся по рядам шум:

— Пожалуйста тише! Я пока вовсе не собираюсь волевым методом перекраивать всю нашу работу. И вообще я думаю, что речь должна идти о том, чтобы дружными усилиями всех лабораторий с применением всех имеющихся у нас методов и всего накопленного опыта получить максимальное количество данных. Понадобятся усилия всех сотрудников, в том числе и ваши, дорогой Лев Юлианыч! Давайте спокойно продолжим семинар, а завтра с утра я готов обсудить любые возможные вопросы и приглашаю всех завлабов к себе в кабинет.

После семинара Кирилов долго сидел в своей комнате и неподвижно смотрел на тихо падающий за окном снег. Конечно, — думал он, — в открытиях, которые иногда случаются вот так, неожиданно, есть изрядная доля несправедливости. Всякий исследователь может долгие годы трудиться над одной единственной проблемой, смысл и важность которой понятны очень немногим. Рано или поздно он наконец находит ее решение, но и это событие интересно только для весьма узкого круга специалистов, которые, конечно, оценят его по достоинству и даже более или менее часто будут цитировать вышедшую статью. Но… эта статья со всеми ее графиками, формулами и таблицами не заставит весь мир, затаив дыхание слушать радио, вглядываться в телеэкраны и повторять с почтением имя автора открытия. Другое дело — нечто неожиданное, но понятное всем — комета, вспышка сверхновой звезды, или, например, астероид, который можно назвать именем какой-нибудь знаменитости… И хотя астрономы-профессионалы относятся к известиям о нахождении новых небесных объектов достаточно спокойно, каждый где-то в глубине души мечтает именно о таком открытии и завидует тем, кому оно удалось, хорошо понимая при этом, что едва ли не главную роль в открытиях на небе играет Его Величество Господин Случай. Конечно, Лева Лонц — настоящий трудяга, конечно он болеет за свою лабораторию, за ее результаты, но то, что он сказал сегодня на семинаре и то, каким тоном он это сказал — след зависти, обычной и понятной человеческой зависти, в которой вряд ли кто-нибудь сможет упрекнуть Льва Юлиановича. Максим Петрович и сам бы, наверное, испытывал подобные чувства, если бы оказался на его месте.

…Совещание, которое директор созвал на следующий день не клеилось. Лонц по-прежнему отстаивал свою точку зрения и убеждал всех, что изменение планов наблюдений не принесет ничего хорошего, руководитель звездников Виктор Павленко флегматично смотрел куда-то сквозь стену, остальные также либо отмалчивались, либо соглашаясь с тем, что результаты работы по комете могут быть интересными, тут же подчеркивали, что сама эта работа весьма далека от их научных интересов. Гребков устало откинулся на спинку кресла.

— Нет, дорогие коллеги, так мы решительно не сможем договориться ни о чем! В кои-то веки появилась возможность хорошего коллективного дела и вы всеми силами стараетесь его проигнорировать! Я этого не понимаю!..

В кабинете на несколько секунд стало тихо. Вадим Сергеевич пристально посмотрел на Лонца, потом на Павленко, перевел глаза на дальний конец стола, где сидел, опустив лицо к бумагам, заведующий лабораторией астроприборов Сосновский, затем негромко сказал:

— Я не хотел вам ничего навязывать, я хотел услышать ваши предложения, но вижу — у вас их нет. Придется, что называется, власть употребить. Кометой мы заниматься будем, хочет этого кто-то или нет. Координацию работ я беру на себя, а общие соображения по приборному оснащению я уже просил проработать Василия Ивановича. Вы готовы?

Сосновский медленно встал, привычным движением поправил галстук и подошел к доске. Он заговорил, отчетливо и ровно произнося каждое слово, как будто именно это и было его главной задачей — вытащить откуда-то из хаоса единственно нужные слова, расставить их по местам, выстроив, таким образом единственно возможную последовательность плана технического решения возникшей проблемы.

— Я хотел бы напомнить, что лет восемь назад институт уже проводил комплексное исследование нестационарного объекта в Лацерте. (Лацерта — латинское название созвездия Ящерицы. Для названий созвездий в астрономии используется латинский язык.) Тогда мы последовательно подвешивали к фокусу телескопа фотометр, затем спектрограф, затем поляриметр. (Поляриметр — прибор для измерения поляризации светового излучения.) Но в тот раз речь шла о довольно слабом объекте, свойства которого можно было изучать в течение длительного времени. Сейчас перед нами стоит проблема, если можно так сказать, обратная — за короткий период в одну или несколько ночей успеть получить максимум данных об объекте, чрезвычайно ярком. Поскольку риск, связанный с плохой погодой, в нашей климатической зоне составляет не менее тридцати процентов, вполне вероятно, что мы можем не успеть отнаблюдать комету каким-нибудь из перечисленных методов, последовательно меняя подвесную аппаратуру.

— Это понятно. Что вы предлагаете? — нетерпеливо прервал его Гребков.

— Наша лаборатория предлагает наблюдать объект всеми тремя приборами одновременно.

Присутствующие в кабинете удивленно подняли глаза на доску, к которой Сосновский уже прикалывал лист желтой миллиметровки — это было нечто непривычное.

— Итак, — продолжалВасилийИванович — установка всех перечисленных наблюдательных методов на одном инструменте и в одно и то же время вполне возможна. Если учесть, что к периоду максимальной яркости кометы световой поток от нее будет весьма значительным, — он повернулся к приколотой схеме и указал на несколько деталей в центре листа, — его можно разделить здесь на три части и направить на три различных прибора…

— Минуточку! — возразил Павленко, — совершенно очевидно, что общий вес всего оборудования слишком велик для одной подвески! Или вы забыли о том, что мы не можем подвешивать к телескопу больше двухсот кило?

— Не забыли, — Сосновский недовольно посмотрел в сторону Павленко и снова заговорил, чеканя слова, — В фокусе телескопа мы оставляем только наиболее легкие фотометр и поляриметр, причем, с одной, общей на оба прибора системой сбора данных в компьютерную сеть. После некоторых конструктивных доработок их можно сделать еще легче и компактнее. Спектрограф предлагается вынести в изолированное помещение башни, а предназначенную для него часть света доставить по световолокну.

— Но ведь это практически переделка спектрографа, — снова возразил Павленко, — если не с нуля, то почти с нуля. А средства? Материалы? Оптика? Наконец, все это нужно добротно рассчитать, подготовить хотя бы эскизы! Сделать, наконец! Нет, это просто прожект — мы наверняка не сможем успеть в срок.

— Погоди выносить приговор, Виктор Осипович! Давайте дослушаем прибористов, а потом спросим у Нагаева, успеют они или нет. Продолжай, Василий Иванович.

— Я уже заканчиваю. Эскизную проработку этого… проекта, — сказал Сосновский с нажимом и посмотрел искоса на Павленко, — мы закончим через пару недель. Что касается спектрографа… — он слегка замялся, — знаете ли, документация на него давно у нас есть, вплоть до эскизов деталей.

Гребков удивленно приподнял очки. Кирилов, не утерпев, воскликнул:

— Ого! Когда же ты успел-то?!

Василий Иванович пожал плечами:

— Идея, знаете ли, висела в воздухе. Сначала кое-что прибрасывал дома, потом постепенно дошел до сборок…, эскизов. Ну, в общем, теперь надо только вырезать. Как в том старом детском фильме — «из цельного куска мрамора»!

По кабинету прошел смешок, атмосфера явно разрядилась.

— Что же ты до сих пор молчал? — спросил Гребков.

— Знаете ли, прибор надо делать под задачу. Задачи не было — значит не было необходимости тратить усилия.

— Да у меня сколько угодно задач для такого спектрографа, включая просто учебные для университета- неожиданно громко пробасил Павленко.

— Было бы интересно использовать методику синхронных наблюдений и для некоторых наших магнитных объектов, — оживилась сидевшая в кресле Наталья Николаевна Селюкова, — В ряде частных случаев можно будет заметно поднять предел чувствительности метода. Похоже, эту идею можно развивать!

— Слава Богу, кажется у вас появился аппетит- обрадовано заметил Гребков, — то все молчали, то сразу все вместе заговорили. Давайте все-таки по очереди. Андрей Богданович, вы здесь? Нагаев?

Задумавшийся о чем-то начальник опытного цеха Нагаев поднял голову:

— Слушаю, Вадим Сергеевич!

— Да нет, это я вас хочу услышать. Как вы, справитесь за шесть — семь месяцев с заказом? Нам ведь надо еще успеть при- везти его на станцию, провести испытания.

— Важно, чтобы не подвели с поставкой металла и комплектующих, особенно шаговых двигателей. Если понадобятся более точные станки, чем у нас, попрошусь на свой старый завод — они не откажут. Вот еще что, при изготовлении самых сложных деталей и сборке всего устройства крайне желательно присутствие кого-нибудь от Василия Ивановича.

Директор сделал знак Сосновскому, тот понял и кивнул Нагаеву: «Согласен.»

Гребков еще раз обвел взглядом всех, сидящих за длинным Т-образным столом.

— Что еще мы упустили?

— Упустили самое сложное, — Кирилов улыбнулся и спросил:

— Можно еще несколько замечаний?

— Да, да, конечно!

— Для каждого из приборов существует свой алгоритм управления. Совершенно очевидно, что для синхронной работы всех частей комплекса придется создавать не просто некую сумму уже имеющихся программ, а нечто новое. Насколько я понимаю, придется также согласовать уровни сигналов, питающие напряжения и массу других характеристик. Все это гигантская работа! Учтите также, что аппаратная на телескопе просто не приспособлена пока для таких сложных наблюдений…

— Вот здесь у меня уже лежит подписанный приказ, — директор поднял лист бумаги со стола и прочитал: «Назначить начальником Астростанции Кирилова Максима Петровича. Согласие имеется». Так-то. Тебе и флаг в руки, Максим Петрович. Подготовишь аппаратную, проверишь как следует телескоп, а мы, если будет необходимо, поможем. Так, товарищи?

— На станции я, конечно, сделаю все, что смогу. Но я сейчас не об этом. Мне кажется надо создать рабочую группу для проработки всяческих вопросов, о которых мы пока не знаем, они могут возникнуть в процессе создания новой аппаратуры. Надо чтобы в этой группе были специалисты из различных лабораторий… Ну, еще обязательно программисты, конечно, кто-то от группы АСУ телескопа, лучше Малахов, он сейчас как раз здесь. Я готов передать в группу на время ее работы Гривцова.

— Шевердина от нашей лаборатории, — подняв указательный палец добавил Лонц.

— Информатика тоже предложит кого-нибудь?

Заведующий лабораторией информатики Валентин Ковалевский задумался на несколько секунд, потом слегка склонив голову ответил:

— Пока не могу сказать ничего определенного. Лаборатория перегружена и лучшие специалисты заняты на довольно серьезных задачах. Ну…, если директор не будет возражать и заказчики не будут ругаться, можно что-нибудь временно отложить.

— Только, пожалуйста, не за наш счет! — Павленко резко подался вперед и его глаза нервно блеснули.

— А что это ты так сразу вскинулся, — заинтересовался Гребков.

Ковалевский слегка усмехнулся и негромко сказал:

— Ну, это-то понятно, половина нашей работы сегодня — это новые программы для обработки спектров.

— Но они понадобятся и для кометы!

— Да пока еще никто не собирается останавливать их разработку, — Гребков поднял глаза к потолку, потом добавил:

— Вот что, Валентин, отодвинь пока мою работу в сторону и направь в группу Олю Семенцову. Она — дама толковая и, я думаю, вполне справится.

…Совещание закончилось, когда скупое зимнее солнце уже покатилось к серому, изрезанному крышами домов и трубами горизонту. Кирилов собирался выйти из кабинета директора вместе со всеми, но Вадим Сергеевич остановил его: — Максим, задержись на минутку.

Кирилов снова сел к столу. Гребков звонком вызвал секретаршу и попросил кофе.

— Кажется, я наделал тарарама с этой своей кометой…

— Да дело не в тебе, Максим Петрович! Ты посмотри, мы все, как в норки, влезли в свои темы и темки, все меньше и меньше в нашем общении простого человеческого тепла… После запуска телескопа в институте практически не было ни одной общей работы, и люди становятся все дальше и дальше друг от друга. Каждый рассматривает своих коллег, если не как противников, то во всяком случае как соперников при распределении бюджетных средств и материалов, наблюдательного времени, наконец. И попробуй займись чем-нибудь тем же, чем твой коллега по этажу, да еще с другим подходом — неприязнь на полжизни.

— И ты считаешь, что можно что-то изменить? Ученый — индивидуалист по своей природе.

— Я хочу попытаться их встряхнуть, объединить общим делом, в которое они будут вынуждены не только вкладывать часть своего труда, но и помогать друг другу, советоваться, делиться маленькими секретами. Может это как-то заставит нас всех вспомнить первые годы нашего института, экспедиции на Астростанцию… Замечательные тогда были дни!

Гребков встал, подошел к шкафу, достал бутылку с коньяком.

— Предвижу, что нас наконец-то ждет год интересной общей работы. Какой там следующий год по восточному календарю?

— Нашел, что спросить… Не помню, кажется год Белой Лошади…

— А мы назовем его Годом Белой Кометы. За тебя, Максим, за Год Кометы!

8

К вечеру опять пошел снег — легкий, тихий, совершенно без ветра, какой бывает в новогодних сказках далеких, еще детских лет. Кирилов вошел в пустую квартиру, сразу повернул на кухню и поставил на плиту чайник. Он всегда пил чай, когда приходил домой. Наверное, эта привычка появилась после первых лет работы на Астростанции, где чай был не просто напитком, а своего рода церемонией. Тогда, промерзнув до самых костей в кабине телескопа, наблюдатели отогревались заваренным почти до черноты крутым кипятком. Когда-то, когда Максим был женат, чай ему подавала Тамара. Подавала сразу, как только он входил, обязательно в китайской чашечке с блюдцем, обязательно очень сладкий и с лимоном. Тамара была из семьи известного филолога, профессора их же университета, и, когда они познакомились, Кирилова поразили какая-то удивительная легкость ее движений, почти детское обаяние и густые светлые волосы, которые вспыхивали, когда на них падало солнце. Тамара не сразу обратила внимание на взъерошенного аспиранта, и только после почти года настойчивых ухаживаний он стал появляться в их доме на правах жениха. Первое время после свадьбы молодая семья жила в профессорской квартире, потом переехала сюда, в небольшую однокомнатную в панельном доме.

После этого их жизнь как- то сразу не заладилась. Тамара привыкла к комфорту, к тому, что не нужно убирать и готовить, и роль хозяйки при не очень обеспеченном молодом научном сотруднике ей явно не нравилась. Она все чаще и чаще стала пропадать в доме родителей и, однажды, предложила мужу вернуться туда снова, а его квартиру сдать кому-нибудь внаем. Кирилов отказался в довольно резкой форме, заметив, что и Тамаре не следует оставаться вечным ребенком при маме, а ему тем более роль мальчика совсем не подходит. Это была их первая ссора. Потом размолвки стали более частыми и затяжными.

Настало время освоения нового телескопа. Кирилов работал на Астростанции месяцами, звонил и писал домой очень редко. Однажды, когда он вернулся из очередной командировки, к нему домой зашел тесть.

— Максим, я хочу с вами поговорить, как отец своей дочери. Вы понимаете, что тот образ жизни, который вы ведете: бесконечные разъезды, нескончаемая работа — все это тяготит Тамару и, в общем-то, идет вразрез с нашими семейными традициями. Ну почему обязательно эта неуемная романтика? Хотите, я поговорю с кем надо и вас переведут в теоретический отдел? Даже с повышением…

— Прошу вас, не стоит, Павел Игнатьевич! Я люблю свою работу и она мне интересна. Свою жизнь я буду строить сам, без помощи со стороны, даже вашей. Да и что мне здесь делать? Копаться в чужих старых статьях, когда мои коллеги будут в это время получать совершенно новые и, главное, свои данные? Участвовать по вечерам в великосветской болтовне ни о чем и перемывании костей знакомым? Нет, это не по мне.

— Ну, как знаете, я хотел как лучше.

Тесть ушел, а вечером Тамара закатила грандиозный скандал со слезами и обвинениями своего мужа в эгоизме… Она ушла, забрав свои вещи на следующее утро, и они долго не виделись. Тамара по-прежнему оставалась молодой и красивой женщиной и как-то случайно он узнал, что у нее появился друг с весьма серьезными намерениями. «Ну и слава Богу,» — подумал тогда Кирилов, но почему-то странная боль сдавила горло, а перед глазами как будто вспыхнули ее освещенные солнцем волосы и в ушах зазвенел легкий перестук удаляющихся куда-то шагов…

Через три года он встретил Серафиму.

…Тогда, после пожара в лесу, Сима еще раз приходила в гостиницу, но всего на несколько минут — узнать как его само- чувствие. Убедившись, что бабушкино зелье действует вполне надежно, она уехала на дальний пикет и они увиделись только через неделю. До наблюдений оставалось всего три дня, боль в ноге уже окончательно прошла, и Кирилов мог позволить себе немного расслабиться и отдохнуть. Он сидел, зажмурившись от солнца на скамейке возле гостиницы, и не сразу услышал редкий цокот конских копыт и чьи-то шаги. Когда он открыл глаза, перед ним стояла Сима со своим Корнетом, который с удовольствием пощипывал травку у ног Максима Петровича.

— Спите, Максим Петрович? Перед ночной работой? Как ваша нога?

— Рад видеть Вас, Серафима Ивановна! Нога в порядке, вот, отдыхаю перед наблюдениями. Через три дня начинаются мои ночи.

Кирилов отметил про себя с удивлением, что Сима снова оказалась совсем не похожей ни на ту женщину, которая гасила вместе с ним огонь, ни на ту, что навещала его в гостинице. Загорелая до бронзового тона, в клетчатой рубашке, верхние пуговицы которой были расстегнуты, с соломенной, похожей на ковбойскую, шляпой за плечами, она скорее напоминала американку с Дальнего Запада, почти как на картинке в журнале «Америка».

— Ну что ж, и это тоже отдых… — Сима улыбнулась, — я, признаться, так отдыхать не умею. Да в нашей деревенской жизни не очень-то посидишь на лавочке: то воды принести, то корову подоить надо, то огород… Я отдыхаю по-другому.

— И как же, интересно?

— А вот с ним вместе, — она ласково похлопала по спине коня, — когда выезжаю на обход. Еду тихонько, вокруг горы, лес, теплый ветер… Хотите, покажу свой участок?

— Предупреждаю, кавалерист из меня никакой!

— Вас никто не просит сразу скакать галопом. Кстати, вы часом не трус?

— Сам за собой не замечал, а так…кто знает?

— Завтра я поеду на четвертый пикет. Места там удиви- тельные — речка, пихты в три обхвата, есть озеро. Если решитесь, возьмите в рюкзак свитер, штормовку и, на всякий случай, запасные носки. В общем, рассчитывайте на то, что в любое время может пойти дождь. Я буду здесь в восемь. Могу взять лошадку и для вас.

— Я поеду! — с радостью выпалил Кирилов, — С удовольствием поеду, Серафима Ивановна. Когда-то я любил ходить в походы, но это было очень давно. И, как говорится, только пешком.

На следующее утро Максим Петрович проснулся, когда на стекла окон его номера еще не упал первый солнечный луч. Он торопливо собрался в путь, а потом почти целый час сидел в складном кресле на балконе и вглядывался в поворот дороги, где должен был показаться Корнет со своей наездницей. Они появились почти без опоздания, но, как оказалось, рядом с Серафимой был кто-то еще, и тоже верхом. Вскоре всадники подъехали, и Максим увидел на другой, чистой белой масти лошади, крепкого коренастого горца. Ему вдруг стало немного не по себе, и он почувствовал, что ехать третьим совсем не хочется. Сима увидела Кирилова на балконе и махнула ему рукой:

— Здравствуйте, Максим Петрович!

— Привет, — добавил горец, — принимай транспорт! Лошадь — что надо, крепкая, спокойная. Ты только иногда ее по холке погладь и дай кусочек хлеба. Лея это любит.

Он соскочил с лошади на землю, махнул на прощанье рукой:

— Пока, начальница! Постарайтесь посмотреть то, что я просил!

— Постараюсь, Мурад, спасибо за Лею!

Мурад быстрыми шагами направился в сторону магазина, а Кирилов в это время уже стремительно сбегал вниз по лестнице и через несколько секунд был возле Серафимы.

— Ну, как будете взбираться в седло? — со смешком в голосе спросила она.

— А вы научите! Думаю, нет ничего смешного и зазорного в том, чтобы научиться чему-нибудь полезному. Вот выгонят из астрономов, пойду к вам в лесничество.

— Думаете, для этого учиться не надо? Еще как надо. Всю жизнь. Ладно, смотрите внимательно.

Сима спрыгнула с коня и подвела Лею к Максиму Петровичу. Кирилов погладил белую с редкими черными шерстинками морду лошади и ему показалось, что она смотрит на новичка с явным недоверием и сомнением в его способностях.

— Встаньте у ее левого бока лицом к хвосту и поставьте свою левую ногу в стремя. Так, теперь возьмитесь руками за седло вот здесь и быстро подтянитесь, опираясь на стремя но- гой, а правую ногу перебросьте на другой бок.

Кирилов резко оттолкнулся от земли и неожиданно для самого себя оказался в седле.

— Ну!.. Вы просто замечательный ученик!

— Только благодаря учительнице…

Сима показала, как держать поводья, как управлять движением, и они не спеша двинулись по узкой тропинке вдоль левого берега Ларги.

По мере движения вверх по течению лес постепенно менялся. Густая тень высоких и мощных буков поредела и начались светлые березовые рощи с полянами, сплошь покрытыми ромашковыми цветами. Иногда тропка упиралась в каменную осыпь, выходившую прямо к реке, и тогда лошади шли несколько метров по кромке воды, затем снова выбирались на берег, привычно находили протоптанную дорожку и продолжали шагать уверенно и не спеша, в след одна за другой. Впереди показались отвесные скалы и Корнет, послушный руке своей хозяйки, повернул вверх по глинистому склону горы, где вдоль балки среди вековых пихт пролегала довольно крутая тропа. Лошади пошли медленнее.

— Хозяйство у Вас огромное, — сказал Кирилов, — даже не представляю, как можно учесть и контролировать каждое дерево.

— Нам тоже кажется, что запомнить и учесть каждую звезду на небе невозможно. Но ведь это не так?

— Есть существенная разница: на небе мало что меняется, тем более столь быстро, — возразил Максим Петрович, — Здесь же постоянно ходят люди, звери, что-то ломает ветер, что-то человек…, у каждого дерева часового не поставить!

— Когда ходишь по одним и тем же тропкам по нескольку лет, замечаешь в лесу даже самые малейшие изменения. Надо только уметь видеть. К счастью, в горах мало кто пилит деревья — все равно их отсюда не утащить, а вот браконьеры, конечно, донимают. И ведь знают, что места у нас заповедные. Надо будет заглянуть в один интересный уголок, Мурад очень просил: там мы частенько находим капканы.

Дорога вышла из леса на широкий, покрытый густой и высокой травой луг с зарослями гигантских зонтиков и крупными сиреневыми цветами татарника. Сима и Максим поехали рядом. Трава постепенно становилась все ниже и ниже, и вскоре лошади мягко пошли по настоящему альпийскому лугу по направлению к высокой горе с вершиной из красного камня.

— Нам туда, — показала Сима, — там озеро.

Вскоре впереди что-то блеснуло и уже через несколько мгновений открылась ослепительно-голубая гладь воды, как будто кусочек яркого голубого неба вместе с облаками упал в ложбинку, окруженную полукольцом крутых отрогов горы, и теперь мягко дышал тишиной и прохладой у ног немного уставших путников.

— Давайте спешимся, — предложила Сима и поднимемся немного вверх. Лошади устали, пусть отдохнут и пощиплют травку.

Кирилов привстал в стременах и неумело спрыгнул на землю. Сима легко и быстро соскочила с коня и они стали медленно подниматься по крутому зеленому склону, то и дело обходя большие рыжие валуны, скрытые травянистыми зарослями. Тропинки не было и Кирилов то и дело падал, скользя стесанной подошвой по длинной траве, дыхание сбивалось, и уже через несколько минут его сердце стучало гулко, как будто у самых висков. Сима остановилась и тревожно посмотрела на Максима Петровича.

— Передохнем?

Кирилов кивнул и остановился, склонившись на одно колено. Когда дышать стало легче, он повернулся лицом к озеру и замер от удивления и восхищения — прямо под ним ярко горела синим небесным цветом капля чистой горной воды, точно повторяющая своими очертаниями человеческое сердце. Серафима, перехватив его восторженный взгляд спросила:

— Не слышали, как это озеро называется у горцев? — и сразу сама ответила, — Суук-Джюрек-Кель, по-нашему — Озеро Холодного Сердца. О нем есть очень красивая легенда и, может быть, нам удастся сегодня ее услышать, если мы встретим дедушку Хасана. А пока, я предлагаю вам искупаться. Это озеро на самом деле довольно теплое, почти шестнадцать градусов. Если не решитесь, походите хотя бы по воде — очень хорошо снимает усталость.

Они снова спустились к озеру и Кирилов, сбросив с себя брюки и рубашку, сразу нырнул с берега. Вода обожгла, как расплавленное олово, но он, сделав несколько взмахов руками, ощутил, что она на самом деле вовсе не такая холодная, как это показалось в первые мгновения. Освежающая прохлада охватила все тело и, когда Максим Петрович вышел на берег, появилось давнее ощущение легкости, молодости и силы. Сима смотрела на него улыбаясь и с восторгом:

— А вы, оказывается, крепкий человек!

— Зимой у нас в кабине телескопа бывает и похолоднее. Здесь просто курорт.

— Все-таки разотритесь получше, а то простынете. Вот, возьмите, — Сима достала из своей сумки большое махровое полотенце и бросила Кирилову.

В это время кто-то громко окликнул ее:

— О-о! Серафима Ивановна! Салам алейкум, прошу к нам на кош, айран созрел!

Седой пожилой горец-пастух подходил к берегу со и стороны ущелья, ведя на поводу оседланного коня.

— Алейкум ассалам, Хасан Аубекирович! Очень рада тебя видеть, вот, гостя привела. Не прогонишь?

— Зачем обижаешь, дорогая, гость в дом — подарок Аллаха. Идемте.

Кош стоял неподалеку, примерно в полукилометре от озера — маленький дощатый домик с деревянными полками, покрытыми одеялами и овечьими шкурами, рядом несколько чурбаков вместо стульев, наскоро сколоченный стол и кострище с таганком.

Хасан вынес на воздух молочный бидон и алюминиевые кружки. Все вместе они с удовольствием пили густой и ароматный айран, вдыхая запах трав, разогретых жарким горным солнцем летнего дня.

— Пейте, пейте, только вчера заквасили, совсем свежий! Откуда гость дорогой приехал?

— С Астростанции-, ответила Серафима, — Максим Петрович здесь уже не первый год, а вот озеро это в первый раз увидел.

— Красиво, да? — улыбнувшись спросил Хасан.

— Необыкновенно красиво, замечательное место, — сказал Кирилов, — Я уже так привык к этому краю, что здесь чувствую себя дома больше, чем в городе.

— Хасан Аубекирович, расскажи Максиму Петровичу легенду об этом озере, никто так не рассказывает ее, как ты. Я тоже с удовольствием послушаю. Твои легенды надо записать и выпустить книгу…

— Скажешь тоже, книгу… Да и не мои это легенды. Мне их рассказывал мой дед, когда я был совсем маленьким, а ему его дед… Так и передают эти легенды из века в век. Теперь вот я своим внукам рассказываю. И вам тоже расскажу. Почему не рассказать, если есть такой интерес?

Пастух присел на чурбак, и откинулся спиной к стенке домика.

— Давно это было, очень давно. Так давно, что никто точно и не помнит когда, ни дед мой не помнит, ни прадед, ни дед прадеда. И земля тогда была совсем другая: в лесах и в горах было обильно зверя и птицы, реки были глубоки, а трава была такая густая и высокая, что не видно было человека, а то и всадника, который пробирался по полевой тропе. И люди, которые жили на этой земле были другие. Ее заселяли гордые великаны, сильные и красивые, мирные и щедрые, и пасли они своих овец, растили детей, строили свои дома из крепкого камня. А когда приходил в такой дом гость — будь то случайный путник или долгожданный друг, встречали его добрым кубком настоянных горных трав, чашей айрана и лучшим куском баранины из котла. И был такой гость в доме самым почитаемым и самым дорогим человеком, а когда уходил он, дарили ему еды на семь дней и провожали до тех пор, пока он сам не скажет, что дальше может идти или ехать без помощи. И был в этих местах большой и богатый аул, в котором жили юный джигит по имени Карабек и красавица Алтынкыз. С ранних дней детства знали они друг друга, и когда выросли, пришла к ним любовь светлая и чистая, как небо над горами в ясный осенний день. К этому времени Карабек стал статным красивым юношей с черными, как смола, кудрями и лучшим джигитом во всей долине. И Алтынкыз стала первой красавицей, да не только в родном ауле. Из самых дальних мест приезжали знатные джигиты посмотреть на нее и посвататься, богатые дары предлагали и ей и ее отцу, но всем отказывала красавица Алтынкыз. «У меня уже есть жених — самый красивый и самый лучший на земле — мой Карабек, только его люблю и только ему отдам свою руку,» — говорила она, когда кто-нибудь просил ее покинуть вместе с ним родительский кров. Сядут они, бывало, вместе верхом на быстрого скакуна и помчатся по долине быстрее воды в реке, быстрее самой резвой косули. Смеется от радости Карабек, смеется от счастья Алтынкыз, и вьются ее золотые волосы по ветру. Потому и назвал ее отец таким красивым именем: Алтынкыз — золотая.

Однажды проезжал через аул знатный князь из соседней страны и остановился он на ночлег в доме родителей Алтынкыз. Увидел князь юную красавицу и потерял сон и покой. А наутро пришел он к отцу Алтынкыз и сказал ему: «Что хочешь тебе отдам! Табуны попросишь — все отдам, саблю золотую попросишь — любую выбирай, денег попросишь — бери хоть всю казну! Только отдай мне в жены твою красавицу дочь!» На это отец красавицы ему ответил: «Счастье моей дочери принадлежит только ей одной и больше никому. Ее спрашивай, как она решит, так и будет.» Бросился он тогда к Алтынкыз просить ее стать женой, но Алтынкыз и ему рассказала о Карабеке. Рассвирепел тогда князь и закричал: «Не пойдешь добром — силой возьму! Весь аул ваш сровняю с землей, если захочу, а все ваши джигиты падут от метких стрел и острых сабель моих бесчисленных всадников, и будут над ними кружиться черные вороны! А первым из убитых будет твой Карабек! И будешь ты все равно качаться поперек моего седла.» Сказал так князь и ускакал прочь. А уже через двадцать дней вернулся он к аулу с несметным числом своих воинов. Все джигиты вышли ему навстречу с оружием, и когда сошлись они в долине для битвы, земля загудела от топота коней, а воздух зазвенел от ударов звонких сабель. Мало было их — защитников аула. Один за другим падали они на землю, сраженные в схватке, и скоро только Карабек остался отбиваться от наседавших на него захватчиков. Но слишком неравны были силы и Карабек тоже погиб в бою, рассеченный ударом сабли. Когда князь ворвался во двор Алтынкыз, вышла она из дома и сказала: «Ты хотел завоевать мое сердце, князь? Тебе это удалось, возьми его, вот оно!» Рассекла она ударом кинжала свою грудь, вырвала из нее свое сердце и бросила к ногам князя. Замер князь, потрясенный увиденным и больше не смог сдвинуться с места, так и застыл навсегда…

Прошли века, все погибшие в тот день окаменели и превратились вот в эти горы. Прямо над нами стоит Алтын-Кая — Рыжая гора, а у ее подножия плещется Суук-Джюрек-Кель — остывшее сердце Алтынкыз. Недалеко от нее высится Карабек — черная гора с двумя вершинами: джигит, рассеченный надвое саблей. А на месте древнего аула появился новый. Остыло живое сердце красавицы, но в нем осталось столько любви, что каждого, кто коснется воды Суук-Джюрек тоже ждет любовь, светлая и чистая, как ясное небо, которое отражается в нем в солнечный теплый день…

Хасан замолчал и над кошем повисла такая тишина, что казалось, горы тоже слушают эту старую легенду, словно окаменевшие великаны и вспоминают те давние древние времена, когда они были живы и молоды.

Сима посмотрела на Кирилова и с грустной улыбкой сказала:

— Ну вот, Максим Петрович, зря вы искупались, теперь и ваше сердце не будет знать покоя.

— Вы — коварная женщина, Серафима Ивановна, ведь это вы предложили мне искупаться. И знали, чем это мне грозит…

Максим Петрович засмеялся и добавил:

— И отвечать за последствия придется, я думаю, вам!

— Ну… Я для вас большого интереса не представляю, я женщина простая и совсем не юная.

— Я тоже не молочно-восковой спелости и не граф…

Хасан бросил быстрый взгляд сначала на Кирилова, потом на Симу и, подняв глаза, задумчиво произнес:

— Только Аллах знает дорогу сердца… Пора мне, пойду к отаре. Спасибо, что заехали, и за гостя тоже спасибо!

— И нам надо ехать, Хасан Аубекирович, иначе засветло не вернемся назад. Вам спасибо за айран и за рассказ. Всего доброго!

Было уже около четырех часов дня, когда они снова вернулись к озеру и вышли в обратный путь. Дневной зной раскалил безветренный воздух, в траве звенели кузнечики, и как всегда в это время, пахло чабрецом, душицей, земляникой, березовыми листьями, словом, всем, чем пахнет лето там, где пролегает граница между пышными альпийскими лугами и лесом, как будто перенесенным сюда из среднерусской равнины. Солнце постепенно скрылось за набежавшей откуда-то из-за гор пеленой облаков, которая становилась все плотнее и плотнее, и когда лошади пошли уже под густыми темными пихтами, прогремел первый раскатистый удар грома.

— Ну вот, я же говорила вам, что дождь может пойти в любую минуту! Давайте быстрее, может быть успеем к пикету!

Корнет побежал мелкой рысью. Вполне освоившись в седле, Максим Петрович также слегка пришпорил лошадь и та резво пустилась вдогонку. Он почувствовал влажный ветерок на лице и вспомнил старую персидскую пословицу о том, что среди удовольствий жизни мужчина обязательно предпочитает верховую езду. Лошади бежали все быстрее, но когда Максим и Серафима выехали на широкую поляну, стена дождя, которая с шумом двигалась где-то сзади, все-таки накрыла их и они сразу оказались под обрушившимся с неба водопадом. Сима направила своего коня на едва заметную тропу, и через две-три минуты они оказались перед дверью небольшого бревенчатого домика, очевидно, специально построенного в стороне от лесной дороги.

— Четвертый пикет, — сказала Сима, — сейчас я открою дверь и будем сушиться.

В домике было сухо и на удивление тихо. Шум дождя едва проникал сквозь деревянные стены, и только тусклый серый свет да капли, стекавшие по стеклу, напоминали о том, что там, за окном бушует непогода. Сима сразу же достала из рюкзака пакет с бумагой и спичками, подошла к печурке, сваренной из железной бочки, и попыталась разжечь уже заложенный кем-то сухой хворост. Так и не успев надеть брезентовую куртку, она промокла насквозь с головы до ног, ее руки подрагивали от холода, ломали спички и Кирилов, забрав у нее коробок, быстро поджег смолистые ветки с берестой, раздул пламя. В домике сразу стало тепло и светло от огня, который гудел в проеме печки, не закрытом дверцей.

— Вам надо переодеться и просушиться, иначе простудитесь, — сказал Максим Петрович, глядя на дрожащие губы Симы.

— Вы-то чем лучше? — ответила она, кивнув в его сторону, — Ладно, отвернитесь.

Кирилов послушно уткнулся лицом в дверь. Через две минуты она разрешила ему повернуться и он увидел, что Сима сидит на деревянных нарах, закутавшись в легкое шерстяное одеяло, а ее одежда висит на протянутой из угла в угол веревочке. Он тоже снял промокшую рубашку, повесил ее поближе к печке, набросил на себя штормовку, сел на чурбак. Надо было о чем-то говорить, но он не мог произнести ни слова, молча глядел на огонь, но ему казалось, что он разговаривает с Симой, и что она тоже говорит с ним на каком-то неведомом до сих пор языке, который становится понятным и доступным только один раз в жизни…

… «Ты ведь знала, что будет дождь, и что мы придем сюда»…

… «Знала. Я просила этот дождь, чтобы он пришел поскорее»…

… «Но ведь я не смогу сидеть рядом с тобой вот так неподвижно, смотреть в твои грустные глаза, на твои волосы, свившиеся в локоны под дождем, на подрагивающие, зовущие губы… Я обязательно подойду и обниму тебя, попытаюсь согреть…»

… «Как долго я ждала этого…»

… «Я хочу сесть рядом, но не могу подойти — боюсь ошибиться в тебе, обидеть тебя…»

… «Не ошибись в себе — такая ошибка может ранить меня очень больно…»

…Пронзительный свет вечернего солнца высветил резкий желтый квадрат на бревенчатой стене сторожки, и Максим Петрович невольно открыл глаза. Сима дремала, положив голову на его плечо и обняв его загорелой рукой. Дождь прекратился, и в маленьком просвете окна резкой синевой проглядывало такое чистое небо, что как будто вовсе и не было никакой грозы. Кирилов привстал, внимательно вгляделся в лицо Симы. Слегка припухшие от поцелуев губы скрывали какую-то еще незнакомую ему счастливую улыбку, и от этого Максим Петрович вдруг почувствовал, что у него еще никогда не было такого близкого и такого дорогого ему человека.

Летние ночи в том году были очень теплыми и безоблачными. Вечерние короткие грозы вымывали начисто горный воздух, и он стоял неподвижно, как будто отдыхая от ударов ветвистых молний и потоков воды. Кирилов никогда еще не работал так легко и с таким удовольствием, как тогда, после прогулки к озеру Суук-Джюрек.

Сет (Сет — период наблюдений на телескопе.) из пяти ночей прошел на удивление удачно, без потерь времени на ремонт приборов, без сбоев телескопа, без погодных проблем. И каждый раз, когда ночные наблюдения заканчивались и наступала дремота, ему виделись глаза Серафимы и казалось, что ее рука мягко касается его лица…

— Все равно ты всегда будешь думать больше о своих звездах, чем обо мне…, - сказала она грустно в тот вечер, когда Максим уезжал на наблюдения.

— Не так, — ответил он — теперь у меня стало на одну звезду больше. И, подобно звездам небесным, она возникла из пламени и пыли. Я открыл эту звезду, и теперь мне предстоит долгий путь ее познания.

Сима удивленно посмотрела на него и засмеялась:

— Тебе надо было стать не астрономом, а поэтом. То, что ты сейчас мне сказал, звучит как стихи.

— Всякий познающий Мир обязан быть поэтом.

Нет ничего более поэтичного чем Мироздание.

И тот, кто не хочет или не может этого понять, никогда не осмыслит всей глубины Истины!

9

До станции оставалось всего полчаса. Сима смотрела сквозь пыльную пелену окна вагона, который бился из стороны в сторону в хвосте безнадежно опоздавшего пассажирского поезда. До Галаевской ветка дороги не доходила, поэтому ехать надо было до Виногорска, где была ближайшая железнодорожная станция. Сима рассчитывала добраться туда еще засветло, чтобы успеть на какой-нибудь проходящий автобус, но поезд, на который она взяла билет, почему-то все время останавливался и подолгу стоял, иногда даже там, где не было и близко не то что какого-нибудь поселка, но и просто будки путевого обходчика. И только теперь, когда время перевалило за полночь, показались вдалеке первые огоньки городских окраин. Предстояло ждать до утра первый рейс автобуса в холодном и пустом здании вокзала.

В зале ожидания было почти пусто, и Сима села на скамейку поближе к батарее отопления, прислонившись к стене. Она хотела провести в Ростове в гостях у тетки всего неделю, но поездка затянулась. Сима неожиданно встретила прямо на улице свою давнюю, еще с институтских времен подругу. Подруга была человеком очень душевным, но обладала довольно неприглядной внешностью, поэтому сильный пол никогда не обращал на нее никакого внимания, и ей вполне реально грозила участь старой девы. Однако она совершенно случайно познакомилась с отставным мичманом с Северного флота, который разглядел за блеклыми чертами ее облика нечто такое, что неодолимо повлекло его к этой женщине, и Сима не только попала прямо на их свадьбу, но оказалась на этой свадьбе свидетельницей невесты. Вспоминая это событие, она не переставала удивляться, насколько счастье преображает женщину, делает ее красивее, добрее… Потом стали наплывать совсем другие воспоминания о другой свадьбе, на которой они гуляли вместе с Кириловым…

Малахов и Катерина устроили свою свадьбу в доме родителей невесты. Если точнее, то даже не в доме, а во дворе под навесом, сваренным из металлических прутьев, и густо обвитым виноградом, где были поставлены столы с обильным деревенским угощением. Гости шумели, произносили тосты с поздравлениями молодых, подносили подарки, кричали «горько». Часа через три после начала застолья свадьба, как и все станичные свадьбы, собрала едва ли не две соседних улицы. Максим Петрович сидел рядом с Симой и, немного охмелев от вина и веселья, обнимал ее плечи и совсем не скрывал своего отношения к соседке. Когда начались танцы, он не отпускал ее ни на минуту, всячески стараясь опередить настойчивых кавалеров, пытавшихся вывести Симу в круг. Но как только Максим Петрович отошел выпить воды, над ее ухом резко прозвучал голос Андрея Седогина:

— Что, никак ухажера завела?

— Все не успокоишься, Андрей? Сколько раз я просила тебя — оставь меня в покое!

— Пока я живой, я могу успокоить любого, кто до тебя подойдет!

— Не смей Кирилова и пальцем тронуть, ты ногтя его не стоишь! Послушай, Андрей, я тебя предупреждаю в последний раз, я — не твоя вещь!

Седогин пьяно ухмыльнулся и повернулся к одному из стоявших с ним рядом парней.

— Гля-а-а! Закудахтала, во как заступается! Ну еще бы, интильхент хренов… небось и ручки чистые, и денежки не наши имеет…

Серафима почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо, она резко и зло оттолкнула Андрея от себя, и тот от неожиданности покачнулся и упал в заросли малины, росшей вдоль ограды двора. Схватившись рукой за прутья забора, он медленно поднялся и с налившимися злобой глазами снова подошел к Серафиме. Гости, увидев эту сцену, на мгновение затихли, но в этот момент возвратился Максим Петрович.

— Что случилось?

— А, женишок! А ну пшел отсюда, пока ноги целы!

Кирилов спокойно приблизился вплотную к Седогину и крепко перехватил его руку.

— Ты, парень лишнего не хлебнул? Может помочь дойти до дома?

Андрей резко отбросил руку Кирилова и попытался ударить его в лицо, но тот ловко увернулся и Андрей снова поле- тел на землю под смех и визг гостей.

…В детские годы Максим Петрович не был драчуном, но в университете его записали в народную дружину, которую возглавил один из студентов третьего курса — Миша Трунов, пришедший в университет после службы в десанте. Миша отнесся к своим обязанностям серьезно и прежде, чем вывести своих товарищей на помощь милиции, он счел необходимым дать им несколько уроков самбо и бокса. Уроки понравились, и навыки дружинников в области самообороны стали совершенствоваться едва ли не быстрее, чем знания по основным курсам. Уже через год дружина университета представляла собой внушительную силу, а любители поразвлечься хулиганством как-то сами собой исчезли из скверов и кварталов, окружавших здание Alma mater. Кирилов был в дружине на хорошем счету, а знания он всегда усваивал прочно и старался по возможности их сохранять.

Столкнувшись с изрядно выпившим Андреем, Максим Петрович неожиданно для себя почувствовал какой-то давно знакомый студенческий азарт. Быстро подскочив к нему, он резко поднял упавшего, одновременно заломив ему руку за спину так, что тот застонал и не мог пошевелиться.

Максим вывел Седогина за ворота и подтолкнул к стоявшей неподалеку группе парней:

— Проводите друга!

Андрей еще пытался что-то выкрикнуть, снова вернуться для выяснения отношений, но его уже взяли под руки и быстро увели в темноту улицы.

Максим Петрович вернулся к Серафиме и увидел на ее глазах слезы.

— Что ты, Сима! Я уже увел Андрея, думаю, он больше не придет.

— Не придет… Придет. Конечно, не сюда, домой придет или в лесничество, конечно пьяный, и конечно, опять будет сначала канючить, чтобы я вернулась к нему, унижаться, а потом угрожать… Все это было уже тысячу раз и, наверное, никогда не кончится.

— Кончится, это я тебе точно обещаю. И не будем из-за этой мелочи портить такой чудесный вечер.

— Если честно, я за тебя боялась. Андрюха меры не знает ни в чем. Он может изувечить кого угодно.

— Как видишь, я умею защищаться! Пойдем лучше прогуляемся по воздуху.

Серафима взяла его под руку, они вышли за калитку и неспеша двинулись вдоль длинной станичной улицы, на которой почти не было фонарей. От близкой окраины доносился запах полевых трав, где-то недалеко шумела быстрой водой Ларга, а из невообразимо далекой бархатной выси, усыпанной бриллиантами созвездий, отрывались одна за другой звезды и падали, падали в грушевые сады, оставляя за собой тонкие, тающие в темноте светлые росчерки.

…Сославшись на необходимость проверки своих приборов, Кирилов продлил себе командировку еще на месяц и все это время он почти не расставался с Симой. Жители поселка и сотрудники станции с повышенным вниманием наблюдали за развитием их романа, и не было ни одного участка, ни одной квартиры, где эта тема не обсуждалась бы во всех подробностях. Однажды Малахов, встретив Кирилова в административном корпусе, осторожно спросил:

— Слушай, Максим, ты с Серафимой… серьезно?

Кирилов быстро обернулся и вопросительно посмотрел в глаза Александру.

— Не понял…

— Да все ты понял! А если что-то и не понял, так это то, что, здесь тебе не город. Это там ты можешь затеряться в толпе, как в муравейнике, а у нас каждый человек на виду. О твоих отношениях с Серафимой болтает уже вся станция и полстаницы. Ты не сегодня-завтра уедешь и все это останется здесь, с ней! Прости, Максим, но Сима не та женщина, с которой можно просто поразвлечься.

Кирилов резко взмахнул рукой и остановил Малахова:

— Хватит, Саня, а то поссоримся! Я что, похож на негодяя? Дай уж мне в моей жизни самому разобраться… Да не переживай ты, — добавил он примирительно и улыбнулся, — все будет хорошо. Правильно будет! Я во всяком случае очень на это надеюсь…

Перед самым отъездом в институт Кирилов три дня гостил в доме у Симы и очень приглянулся ее родителям, особенно Ивану Антоновичу.

— Справный мужик, основательный, а главное — своим умом живет. По нонешним временам это очень даже непросто.

В день отъезда домой Максим был уверен, что навсегда обрел свое настоящее счастье. Тогда, в день отъезда, он еще не знал, что по-настоящему он обретет его совсем не так скоро…

10

Жизнь Тамары не складывалась. Вскоре после развода с Кириловым она снова вышла замуж и они с мужем поселились в квартире ее родителей, но через год после свадьбы неожиданно скончался от инсульта ее отец. Достаток семьи существенно снизился, домработницу пришлось уволить, а мать Тамары, уже очень пожилая и болезненная женщина, к тому же сильно надломленная смертью мужа, больше не могла нести на себе все хозяйственные заботы. Эти заботы немедленно и со всей тяжестью легли на Тамару, которая к ним не привыкла. Все ее существо протестовало против уборки, стирки, работы на кухне… В квартире часто воцарялся невероятный бедлам, который сохранялся неделями к явному неудовольствию и ее матери и нового мужа. Это положение вещей не мешало, впрочем, Тамаре почти каждый вечер проводить в гостях или в театре, где она работала заведующей литературной частью в последнее время. В доме Тамары каждый жил своей собственной жизнью, не пересекаясь друг с другом, не мешая друг другу и не интересуясь друг другом. Степан Савельевич (так звали ее мужа) работал в горисполкоме, часто приходил домой довольно поздно, открывал пустой холодильник и, зло чертыхнувшись, шел спать. Так прошло около года после их свадьбы.

Однажды субботним утром Степан Савельевич встал довольно рано, достал с антресолей чемодан и стал укладывать свои вещи. Тамара, разбуженная шумом и скрипом дверей шкафа, тоже проснулась и с удивлением смотрела, как ее муж куда-то засобирался, причем весьма основательно, поскольку из шкафа уже была изъята вся обширная коллекция его галстуков, которой он весьма дорожил.

— Что случилось, Степан? Ты куда-то уезжаешь? Командировка?

Степан Савельевич повернулся лицом к Тамаре и сел на прикроватный пуфик.

— Послушай, пожалуйста, меня внимательно и постарайся не перебивать. Мне чертовски надоела та жизнь, которая воцарилась в нашем доме. Мне не нужна эта дурацкая моя независимость от тебя, и я не понимаю, зачем тебе независимость от меня. Когда я пришел сюда, я надеялся на то, что у меня будет домашнее тепло, домашний очаг, дети… Теперь у меня ничего этого нет, есть только стены квартиры и штамп в паспорте. Я не знаю, зачем вообще ты выходила замуж, может только для того, чтобы обрести положение дамы, соответствующее приличиям общества. Думаю, что ты никогда и никого не любила, кроме себя и вряд ли можешь любить вообще. Я так больше не могу… Прощай.

Он встал и поднял свой чемодан. Тамаре хотелось заплакать, вцепиться в него и закричать: «Пожалуйста, не уходи, я постараюсь все изменить…» Но вместо этого она побледнела, сухо и зло бросила:

— Ну и уходи, черт с тобой!

И только когда его шаги застучали по лестничной площадке, слезы сами покатились по ее щекам, и в приоткрытую дверь спальни тихо вошло грустное женское Одиночество…

После того, как Тамара разошлась со вторым мужем, она все чаще и чаще вспоминала Кирилова, их маленькую квартиру на окраине города, их вечера вдвоем и то, как она готовила ему чай с лимоном, когда Кирилов возвращался из института. Она знала, что за прошедшее с тех лет время он уже стал доктором, возглавил лабораторию и считался одним из самых перспективных научных сотрудников. Он по-прежнему был холостяком и это обстоятельство особенно вдохновляло Тамару. «Значит, лучше меня он так и не нашел никого. Наверное, любит по-прежнему, но гордость не позволяет ему вернуться.» Со временем эта мысль стала все более и более крепнуть, Тамара всерьез задумалась о том, как бы вернуть к себе Максима и решила порасспросить о нем своих прежних знакомых, работавших в институте астрофизики.

Однажды вечером она набрала номер телефона своей давней подруги Танечки Воробьевой, вместе с которой училась еще в школе. После школы Танечка не стала продолжать учебу, и родители устроили ее в институт секретаршей. Мать Танечки вполне разделяла убеждение дочери, что девушке с ее лицом и фигурой образование, выходящее за рамки школьного курса, совсем ни к чему, главное, найти подходящего претендента на руку и сердце и постараться не упустить его до порога ЗАГСА. Надо было отдать Танечке должное — поставленную задачу она выполнила с блеском и уже через несколько месяцев. Но главный человеческий талант Танечки был не в искусстве обольщения, а в ее поразительном обаянии и умении ладить с людьми. В каком бы состоянии не приходил в приемную посетитель, как бы он не был возбужден или подавлен, стоило ему только посмотреть на очаровательное улыбчивое лицо секретарши директора и обменяться с ней всего несколькими фразами, его настроение немедленно приходило в норму и он был вполне готов к более или менее спокойной беседе. Танечка имела репутацию человека на своем месте и, конечно, была в курсе всех институтских новостей.

Подруги уже давно не виделись и обе очень обрадовались возможности встретиться и поговорить. Встретились они на следующий день в кафе возле театра.

Танечка прежними, по-детски лучистыми глазами глядела на Тамару и щебетала знакомым ей с детства легким говорком:

— Я так рада тебя видеть! Знаешь, Тамарка, а ты почти не изменилась, все такая же эффектная…

— Если бы это было так, Танечка… Ты вот действительно все хорошеешь…

— Да что ты! — Танечка рассмеялась, — у меня уже двое детишек, я не хорошею, а добрею, самое время садиться на диету! Знаешь, они оба в самом забавном возрасте, такие смешные…! Ой, да что я все о себе стрекочу! Ты то как?

— Больше проблем, чем радостей…

Тамара рассказала подруге о том, как она рассталась сначала с Кириловым, а потом и со Степаном Савельевичем.

— Как понимаешь, — закончила она, — я опять одна. А жизнь проходит, годы пролетают быстрее, чем дни… Что-то я делаю не так… Если бы вернулся Максим, все было бы, наверное, иначе. Танечка с грустью посмотрела в глаза Тамары и сказала:

— Знаешь, Тамарка, я не хотела тебе этого говорить, но у Кирилова на станции появилась женщина. Зовут ее Серафима Седогина, из местных. Говорят, очень красивая. Я знаю его характер и не думаю, что он захочет ее оставить и вернуться к тебе. Лучше попытайся с кем-нибудь другим еще раз…

Тамаре показалось, что земля под ней закачалась и она вот-вот упадет… Максима, о котором она так много думала в последние дни, к которому мечтала вернуться, ЕЕ Максима, она может опять потерять, и теперь, вероятно, навсегда.

Танечка заметила, как побелели щеки Тамары и испуганно прошептала:

— Тамарка, ты не волнуйся так… Ну… пожалуйста, прости меня, я совсем не хотела тебя расстраивать! Вот увидишь, все у тебя наладится, все будет хорошо!

…Но Тамара уже не слышала почти ничего из того, что говорила Танечка. Она, покачнувшись, встала из-за стола, и не попрощавшись, молча направилась к выходу.

После встречи с Танечкой Тамара не могла подняться с постели до конца недели из-за нестерпимой головной боли, а когда наконец почувствовала себя немного лучше, взяла отпуск за свой счет и немедленно вылетела первым же рейсом в Горноводск. Она не знала до конца, зачем летит, но ей отчаянно хотелось увидеть ту, которая могла отнять Максима, любой ценой не позволить ей это сделать, чего бы то ни стоило, вернуть назад непокорное и жестокое время… Самолет то и дело бросало вверх и вниз над высокими кручами облаков, но Тамара этого не замечала и, не переставая думала о том, как она встретится с незнакомой женщиной, что она будет говорить, чем закончится этот странный для нее самой и, возможно, совсем бессмысленный порыв.

Было уже довольно поздно, когда Тамара вышла из пыльного автобуса, который на последних километрах пути подбирал всех пассажиров подряд и потому останавливался так же часто, как городской троллейбус. Она не стала искать дом Серафимы а остановилась на ночлег в маленькой сельской гостинице и немало удивила дежурную, попросив дать ей отдельный номер.

— Дорого будет, дочка… У нас есть места подешевле.

— Ничего, это не важно. Я люблю отдыхать одна, — устало ответила Тамара и, подхватив легкую дорожную сумку быстро прошла по коридору и закрылась в крохотной комнатенке, где едва помещались кровать и небольшая тумбочка.

Она крепко заснула и встала уже тогда, когда солнце стояло довольно высоко, а станица давно вошла в свой привычный повседневный ритм. Тамара вышла из гостиницы и направилась к сельсовету, вошла в длинный и темный коридор и быстро отыскала дежурного.

— Я разыскиваю Серафиму Седогину, вы не могли бы подсказать, где ее дом?

— А вы кем ей будете, — спросил пожилой мужчина, сидевший за столом спиной к окну, — родственница, чи знакомая?

— Я? — Тамара на секунду смутилась, — Знакомая. Конечно, знакомая. Но вообще-то я по делу.

— Серафима работает в лесничестве, но там вы ее, наверное, не сыщете. Скорее всего она где-нибудь в горах. Проще всего, и правда, найти ее дома. По асфальту перейдите кладку через реку и сразу направо, почти до конца дороги, там есть улица Полевая. Спросите, Серафиму Ивановну знают все, вас проводят… Но лучше всего дождитесь вечера, сейчас навряд ли кто там есть.

— Спасибо, большое спасибо!

Тамара вышла на улицу, но торопиться идти к дому Серафимы не стала. Она перешла мостик через быструю речку, вода которой была так чиста, что можно было пересчитать камни на самом дне, и присела на гладкий, будто отшлифованный серый ствол какого-то дерева, вынесенный на берег во время паводка. Солнце только-только перевалило за полдень. Едва наступивший октябрь начинал раскрашивать теплыми осенними цветами тополя, свет падал почти вертикально на их листья, и от этого деревья казались прозрачно-золотыми, а небо — ослепительно-синим, словно раскрашенным яркой ультрамариновой краской. На склонах окрестных гор среди темно-зеленых сосен и пихт виднелись желтые пятна осиновых и березовых зарослей, как будто какой-то художник писал картину темперой, но так и оставил незаконченным этот наполненный светом осенний сюжет…

«А здесь и правда хорошо,» — подумала Тамара, вспоминая прошлые рассказы Кирилова об этих местах. «Когда-то он меня звал сюда с собой в отпуск, а я не захотела… глупая… Может быть, тогда вся жизнь пошла бы иначе…»

Уходить с берега реки не хотелось, Тамара прислонилась к ветке ствола и долго сидела так, греясь нежаркими лучами осеннего солнца. Когда день стал клониться к закату, она быстро встала, взглянула на часы. «Уже можно идти,» — решила она и направилась туда, где жила Серафима.

Дом Серафимы Тамара нашла довольно быстро с помощью игравших на улице ребятишек. Она нерешительно подошла к калитке, несколько раз глубоко вздохнув, постучалась, но войти во двор не решилась: в будке недовольно зарычала собака. На стук вышла пожилая женщина. «Скорее всего мать Серафимы,» — решила Тамара.

— Вам кого, — негромко спросила женщина.

— Мне Серафиму… Серафиму Седогину. Она здесь живет?

— Здесь, здесь, це моя дочка… А вы, чи не со станции? Сейчас позову, она только что с работы.

Мать вошла в дом и громко позвала:

— Сима, это к тебе! Наверно, от Максима весточка!

Услышав знакомое имя, Тамара похолодела и почувствовала, как до боли сжалось сердце, кровь застучала в висках. На секунду ей показалось, что она вот-вот потеряет равновесие и упадет. «Значит все- правда», — подумала она.

В это время на крыльцо дома вышла молодая красивая женщина в клетчатой ковбойке и полинявших джинсах, загорелая, с доброй счастливой улыбкой на губах. Она увидела Тамару и, поздоровавшись, спросила:

— Вы ко мне? Проходите, пожалуйста!

Тамара, пристально посмотрев на Симу, вошла во двор.

— Я бывшая жена Кирилова, я должна с вами поговорить, — сказала она и решительно села на скамейку. Сима замерла от неожиданности и продолжала стоять на крыльце, не решаясь отойти от двери дома.

— Пожалуйста, сядьте, — попросила Тамара, — мне и так очень трудно говорить!

Сима, наконец, сошла во двор, опустилась на противоположный край скамейки.

— Я знаю, — продолжала Тамара, — Максим наверняка говорил вам, что был женат и это правда. Правда, но не вся. Все эти годы он не порывал со мной, мы часто встречались, и наши… близкие отношения не прерывались по-прежнему. Я надеюсь, вы меня понимаете. Мы оба давно знаем, что совершили большую ошибку, мы собирались ее исправить. И вот…вы. Зачем? Неужели вы не понимаете, что ваши жизни и судьбы несовместимы? Кирилов — блестящий ученый с большим будущим. Что он будет делать здесь, в этой глуши? Доить после наблюдений корову? Косить сено? Или для вас это просто шанс выбраться отсюда? Я понимаю, вы — красивая женщина и Максим, конечно, мог увлечься. Но, увы, он таков, как и все мужчины. Им всегда нужны развлечения! Вы ведь достаточно взрослый человек, чтобы это понимать! Я прошу вас, оставьте его в покое!

Тамара замолчала и зло посмотрела на Симу. Сима сидела побледневшая, с дрожащими от волнения губами.

— Вы можете думать обо мне что угодно, — ответила она, — но если вы действительно любите Максима, не говорите о нем так гадко! Я вам не верю. Если бы он вас и правда любил, вы были бы в нем уверены и не помчались бы за тысячи километров только для того, чтобы уговорить меня от него отказаться.

Тамара почувствовала, что ее поездка может в один момент кончиться провалом. Серафима оказалась вовсе не той деревенской дурочкой, образ которой Тамара построила в своем сознании.

— Вы можете мне не верить, — снова заговорила она. — Но вам придется объяснить самой себе, откуда я узнала о вас, о ваших отношениях с Кириловым и даже о том, где вас найти. Впрочем, можете не трудиться, Максим все рассказал мне сам.

Сима молчала. Тамара медленно встала со скамейки и вышла за калитку, не сказав больше ни слова. «Ну что ж, ложь может быть и во благо,» — подумала она. Она уже знала, что этот бой выигран, дальше все будет зависеть только от нее самой…

А Серафима еще минуту молча и неподвижно оставалась на скамейке, потом уронила голову на руки и заплакала горько, навзрыд, как может плакать только обманутая женщина, потерявшая короткое и мимолетное счастье.

11

Комета Кирилова неумолимо приближалась и выглядела на снимках уже не просто как туманное пятнышко, а как небесное тело со вполне различимой структурой. Информация о наблюдениях неожиданной небесной гостьи, имя ее открывателя замелькали в прессе, и Кирилову приходилось давать по этому поводу интервью самым разным изданиям. Поначалу это было даже приятно, но когда он прочитал одну за другой несколько статей в журналах и газетах, то почти ужаснулся. Пытаясь перевести на доступный язык сложную для непосвященных суть предстоящих исследований, репортеры, нисколько не смущаясь, допускали такие искажения и фантазии, что Кирилову было иногда стыдно поднимать глаза при встречах с коллегами.

— Да ты не смущайся, — посмеивался Гребков, — мы ведь понимаем, что ты здесь ни при чем…

— Нет, ты посмотри, — горячился Максим Петрович, — один заголовок чего стоит! Вот, «Крисчен Ревю» — «Будет ли конец света: интервью русского профессора…» Еще немного и запишут в пророки!

— Мне, честно говоря, даже завидно, — снова хохотнул Гребков — А вообще тебе вполне пойдут воздетые к небесам руки, сутана и сияние…

— Все, достали, — Кирилов с досадой хлопнул глянцевой обложкой журнала по столу, — Раз тебе завидно, все последующие отношения с прессой я оставляю именно тебе!

— Это в каком смысле?

— Это в том смысле, что я начинаю выполнение приказа директора, то есть твоего…Уезжаю. Звонил Малахов, телескоп опять стал и похоже не на день и не на два.

— Ну ладно, только имей в виду, если будет необходимо, я тебя вытащу оттуда в любой момент.

— Слушай, Вадим Сергеевич, я что-то тебя не понимаю, то ты требуешь заняться телескопом, то пытаешься держать возле себя…

— Привык… привык, что ты всегда рядом. Это, как какая-то опора, теперь вот думаю, надо ли было затевать твое перемещение. Ну да ладно, езжай, командуй, посмотрим, что получится.

Через две недели после нового года Кирилов появился на Астростанции и сразу окунулся в прорву накопившихся проблем и нерешенных вопросов. Сотрудники и жители поселка шли к нему нескончаемым ручейком, и, казалось, что все трудности работы станции заключаются в основном в бытовой и хозяйственной сфере, но телескоп по-прежнему не работал. Наблюдений не было уже почти месяц, и это тяготило Кирилова больше всего. Он вызвал своего заместителя по административной работе Семенова и подвинул к нему горку бумаг.

— Руслан Алиевич, вы уж возьмите пока эти дела на себя, как решите, так и будет. Я все равно не разберусь во всем сразу. Сейчас надо вдохнуть душу в телескоп, а когда нам это удастся, будем потихоньку заниматься и остальным.

Семенов склонился над подвинутыми бумагами и перебирая их тихо сказал:

— Я ведь почему передал это вам? Ваш предшественник решал все эти вопросы сам, и я привык этим не заниматься… Да… Ну, ладно, я конечно, по крайней мере половину из всего этого разгребу.

— Вот и прекрасно! Завтра я поеду наверх, разбираться с техникой и, наверное, пробуду там долго. Дерзайте!

— Не доедете, там с позавчерашнего вечера буран, дорогу занесло, дежурная смена добирается почти ползком три кило- метра.

— Ну что же, чем я хуже других? Дойду.

…Утро следующего дня было серым и ветреным. Еще с автобусной площадки Кирилов увидел над цепью расположенного на юге хребта четкую и яркую облачную полосу, которая стояла неподвижно и как бы делила небо на две неравные половинки. «Явный признак ураганного ветра,» — подумал он и уже менее, чем через полчаса после того, как автобус двинулся вверх по заснеженной трассе, убедился, что не ошибся. Там, где дорога пересекала небольшой перевал между двумя смежными долинами, ветер намел за ночь сугроб метра в два высотой, и автобус остановился. Дневная смена с трудом выкарабкивалась из натопленного салона, застегиваясь на все пуговицы и поднимая воротники. Люди почти ползком перебирались через снежный занос и, не обращая внимания ни на свист ветра, ни на колкие удары снежных зарядов, медленно двигались по тропке, которую протаптывал идущий впереди. Кирилов шел четвертым, и когда его дыхание совсем сбилось, он на секунду остановился, низко наклонив голову.

— Что, Максим Петрович, тяжко? А мы вот каждую зиму так, да помногу раз! Сюда бы не автобус, а полярный вездеход! — крикнул на ухо идущий сзади.

Кирилов согласно кивнул.

— Да вы не останавливайтесь, а то простудитесь, продует! Надо идти!

Скоро тропинка вышла к кромке леса, ветер немного ослаб, но едва только люди выбрались на открытый склон, он сразу показал свою первозданную ураганную мощь. Кирилова несколько раз валило с ног, опрокидывало на снег, и он с огромным трудом выбрался наконец под алюминиевый навес башни. Все были измотаны до предела. Когда смена вошла в вестибюль башни и стряхнула снег, Кирилов оглядел сотрудников и устало сказал:

— Всем отдыхать, через два часа жду вас у себя.

Он поднялся в кабинет, который теперь надолго мог стать его домом, и устало повалился на диван, слушая гулкий и частый пульс, как будто сердце стучало не в нем, а где-то рядом, в тишине полупустой комнаты…

По старой привычке он проснулся сам, за пятнадцать минут до назначенного себе срока, машинально включил в розетку чайник, вытер влажным полотенцем лицо, горевшее от ветра и снега, сел в кресло. Дверь в кабинет тихонько приоткрылась.

— Можно?

— Да, да, входите.

Один за другим все, кто входил в дежурную смену, вошли в кабинет и расположились за длинным полированным столом.

Кирилов откашлялся и спросил:

— Как самочувствие, работать можете?

Полнеющий, одетый в серый поношенный свитер инженер, Виталий Матвеич Макаров, один из старожилов Астростанции, которого Кирилов знал уже давно, глухо ответил:

— Как обычно, нам это не впервой… Привыкли.

— Тогда у меня к вам пара вопросов. Есть ли возможность отремонтировать телескоп достаточно быстро и, если нет, то что надо сделать, чтобы он все-таки заработал? Что скажешь, Малахов?

Малахов устало взглянул на Кирилова. Максим Петрович знал, что он уже несколько суток спал урывками, пытаясь разобраться, как можно выйти из положения.

— Ну, ситуация в общих чертах вам известна, и я, вероятно, повторюсь. Совершенно неожиданно сгорел электромашинный усилитель — ЭМУ, который управляет движением трубы телескопа по азимуту. (Азимут — направление по горизонту относительно точки юга.) Скорее всего, где-то замкнула, а потом сгорела выходная обмотка. Мы проверили все ступени системы управления до этого места. Все работает нормально, а на выходе — ноль. В принципе, уже существуют такие устройства на тиристорах большой мощности, но увы — у нас их тоже нет. Пытались связаться с заводом-изготовителем, но они говорят, что сгоревшая машина нестандартная, сделана специально для нас, и быстро изготовить новую они не смогут… Боюсь, что в ближайшее время ремонт путем замены ЭМУ не получится…

— Да… обрадовал… А что вы скажете, Матвеич?

— А что я могу сказать? — Матвеич заговорил слегка охрипшим низким голосом, растягивая слова — Вы вот опять хотите, чтобы мы подвиг совершили… То, что мы сегодня сюда залезли — это уже подвиг в любой нормальной стране. Теперь вот чинить нечем, а вы хотите, чтобы мы что-то придумали — опять подвиг! Может и можно было бы придумать, да неохота. Придумаем, а потом ваши же наблюдатели, чуть что случится с системой, запишут в журнал простои, срыв наблюдений, а с нас премии снимут. Мы бы тоже хотели, чтобы все было в порядке, да вы же сами знаете, что управление сделано ненадежно! Почему же мы должны за это отдуваться?

— А Вы, Виталий Матвеевич знаете, что телескоп у нас один, и нет ничего ценнее наблюдательного времени! Особенно сейчас, зимой, когда ночи наиболее длинные…

— Это вам нужно время, а нам нужны деньги.

В кабинете нависла напряженная тишина.

Кирилов несколько секунд вглядывался в лица, потом тихо спросил:

— Это что, общая точка зрения?

— Думаю, что скорее крайняя, — нарушил тишину Малахов, — хотя, то что сказал Макаров во многом справедливо.

— Я готов эти проблемы обсудить, но не в связи с аварией.

— Я слышу эти обещания уже не один год. Поэтому, с вашего позволения, я пойду. Свои обязанности в условиях отсутствия запчастей я выполнять не могу, поэтому буду находиться на рабочем месте и ждать их доставки. Так, кажется, полагается?

Он встал и вразвалку вышел.

Сидевший рядом с Малаховым Володя Гармаш поднял руку.

Кирилов кивнул: — Да, конечно.

— На самом деле выход, кажется, есть. Только надо сделать кое-какие расчеты.

— Так в чем все-таки идея?

— Я говорил Малахову, пусть лучше он…

— Да полно те прятаться за чужую спину, — со смешком сказал Малахов, — давай, говори, интересное предложение!

Гармаш встал.

— Ведь что такое ЭМУ? В общем, генератор, который управляется каким-то напряжением. В машзале стоит подходящий генератор, который применялся когда-то в других целях, а сейчас отключен. Можно, кажется, попытаться задействовать его вместо сгоревшей машины. Понадобится, конечно, переключить несколько цепей, может быть переделать входной контур, но здесь всего не просчитаешь и не учтешь… Надо попробовать.

— Что скажешь, Геннадий Николаевич? — Кирилов вопросительно посмотрел на начальника электроучастка Круглова, — получится?

— Не знаю. У генератора совсем не такие характеристики. Попробовать можно…

— Ну, раз других идей нет, так и давайте пробовать. Я вот тоже минут через тридцать к вам присоединюсь, покручу гайки.

Через минуту все разошлись и только Малахов задержался в кабинете Кирилова.

— Ты, Максим, не сердись на Макарова. Вообще-то он неплохой специалист, но, правда, к энтузиастам не относится… В том, что он говорил, есть изрядная доля истины, и тебе придется решать некоторые проблемы отношений, увы, но, конечно не сейчас.

Кирилов поднял глаза и, молча глядя на Александра, взял телефонную трубку.

— Ало! Анна Филипповна? Да, я… сверху… Нет, здесь очень сильный ветер, почти ураган… Нет, пока спускаться не планирую. Вот что, Анна Филипповна, соедините меня с институтом, и как можно быстрее. Жду!

Максим Петрович положил трубку и показал Малахову на стул.

— Садись, Саня. Знаешь, я глубоко убежден, что в науке должны работать подвижники. Если у человека таких качеств нет, то лучше поискать другую работу! В конце концов я знаю тебя, знаю здешнего механика Точилина, вот и Гармаш твой, все-таки, явно с огоньком в душе… А этот?

— Ты желаешь идеального положения со специалистами на станции, но оно совсем не идеально. Макаров хорош уже тем, что говорит то, что думает. Другие, многие, думают так же, но молчат. И это ни чем не лучше! Тебе полезно поговорить с людьми, тогда многое станет понятнее и проще. Мне кажется, что это надо будет сделать, как только мы справимся с аварией.

Зазвонил частыми и длинными звонками телефон и Кирилов рывком поднял трубку.

— Институт? Танечка, соедините с Гребковым! Нет, перезванивать не буду, срочно найдите и позовите к телефону. Он поймет… Подожду!

Малахов поднялся и вышел из кабинета. Судя по интонации голоса Максима Петровича, разговор с директором предстоял весьма напряженный…

Кирилов появился в машзале примерно через час после того, как дежурная смена приступила к работе. ЭМУ был уже демонтирован и на его месте стояла другая машина, немного большего размера. Механик и электрик орудовали гаечными ключами, а Малахов с начальником электроучастка разбирались с кабелями.

— Ну, какие проблемы?

— Пока никаких, — не поднимая головы от схемы негромко ответил Геннадий Николаевич, — Сейчас мы соединим кабели, а Гармаш немного увеличит управляющие напряжения, кажется, для этого варианта они маловаты.

— И можно пробовать, — добавил Малахов.

Еще через два часа голос дежурного оператора пригласил Кирилова на центральный пульт.

Когда он поднялся, возле пульта собралась уже почти вся дежурная смена, кроме двух уборщиц и Геннадия Николаевича, который предпочел остаться возле генератора. Володя Гармаш вводил тестовые данные в компьютер, и когда все было готово, он обернулся к стоявшим сзади.

— Пускать?

— Давай!

Гармаш нажал кнопку пуска телескопа, гигантская ажурная труба, как бы нехотя, сдвинулась и, плавно набирая скорость, пошла по кругу. Все радостно переглянулись.

— Подходит к точке, сейчас остановится.

Телескоп действительно остановился, но потом после нескольких секунд остановки снова пошел, набирая скорость в обратном направлении. После трехкратного повторения качаний телескопа влево и вправо Малахов скомандовал:

— Стоп, стоп! Что-то не так, надо подумать.

Вбежал запыхавшийся Круглов.

— Генератор сбрасывает напряжение с опозданием, у него инерция явно больше.

— Ясно, сказал Малахов, — телескоп проскакивает точку из-за большей инерции генератора, компьютер пытается вернуть его назад на той же скорости, и он снова проскакивает. Вот и болтается. Как будем выходить из положения?

— Можно уменьшить скорость наведения.

— Потери времени на наведение сразу заметно возрастут, особенно при больших расстояниях между объектами.

— Можно попробовать запрограммировать момент остановки пораньше. Тогда компьютер снимет большую скорость не за пять градусов до объекта, а, скажем, за десять и телескоп успеет остановиться. Вообще, эту величину можно подобрать поточнее.

— Это долго?

— Около десяти минут…

Малахов с Гармашом вышли в помещение, где стояли управляющие компьютеры и скоро вернулись. Володя снова ввел проверочные данные и запустил телескоп. Над пультом повисла напряженная тишина. Телескоп набрал скорость, потом сбавил ход, а еще через десяток секунд на сигнальном табло центрального пульта появилось сообщение, что ошибка наведения в пределах допуска. Кирилов почувствовал как ослабли его плечи, как будто он освободился от тяжелого груза. Малахов вытирал выступившие на лбу капельки пота. Геннадий Николаевич прятал в рукаве зажженную сигарету — никто даже не обратил внимания, когда он закурил. И только Володя Гармаш довольно улыбался, развернувшись спиной к пульту управления на вращающемся кожаном кресле.

Следующей ночью ветер утих, а усилившийся мороз выдавил облачность в долину. Наблюдения возобновились, но Кирилов пробыл у телескопа еще несколько дней, пока не убедился, что измененная схема работоспособна и безопасна.

В последние сутки своего пребывания на горе Кирилов увидел, что на дежурство к пульту управления снова заступил Виталий Матвеич Макаров. Было еще светло, и до включения телескопа оставалось достаточно много времени. Кирилов позвонил по внутреннему телефону и пригласил Макарова в свой кабинет. Макаров вошел, внешне совершенно спокойный и так же спокойно сел на стоящий перед начальником стул. Максим Петрович несколько секунд всматривался внимательно в его лицо, как бы пытаясь понять, что скрывается за флегматичной внешностью сидящего перед ним человека.

— Не надо меня так рассматривать, будто я ископаемое, — нарушил молчание Макаров. — И если вы хотите меня уволить за выступление на собрании, имейте в виду: ничего у вас не выйдет! Нет такой статьи в КЗОТе — за отсутствие трудового энтузиазма. Виталий Матвеич криво улыбнулся и с вызовом посмотрел на Кирилова.

— Да я и не собирался вас увольнять, хотя, признаться, вы наверняка довольно дурно влияете на настроение сотрудников.

— А вы заявите… Возможности есть…

— Да полноте, Виталий Матвеич! Я просто хочу понять, откуда у вас такое раздражение и злость на собственную работу, за что вы ее так невзлюбили?

— А за что, извините ее любить? Кому она нужна, собственно, ваша астрономия. Ну я понимаю: растить хлеб, строить дома, выпускать машины — дело полезное. А это? Сами же говорите, от звезд даже свет идет не одну тысячу лет. Кому они нужны? Правильно о вас народ в станице говорит — дармоеды…

— Но если и вы так всерьез думаете, зачем работаете на Астростанции? Вокруг достаточно мест, где выращивают хлеб. Вы не раб, никто вас не держит.

— Вот-вот… А я смогу там получить приличную квартиру с удобствами? Мне каждый месяц дадут такие деньги? В том же коровнике я буду ходить по макушку в навозе, а получать вчетверо меньше. А вечером приду домой и буду колоть дрова, носить воду, доить корову… Жизнь меня здесь держит. Если бы мне создали в колхозе такие условия, как здесь, давно бы плюнул на все ваши зеркала! — Матвеич хохотнул, — Черт-де что! И за что вас государство так облизывает, миллионы на ветер летят, пользы — ноль, а в деревнях до сих пор ни дорог, ни магазинов, ни связи, школы дровами отапливают…

Кирилов слушал не перебивая и все более и более понимал причины раздражения Макарова. Конечно, между тем миром, который неожиданно возник перед жителями окрестных сел в виде комфортных домов, ухоженного городка со всеми удобствами и самими этими селениями была настоящая бездна. Конечно, далеко не каждый мог понять суть того, чем занимается Астростанция. Конечно, в таком положении вещей заключена колоссальная несправедливость. Но он не понимал другого: Макаров был дипломированным специалистом, казалось бы должен был обладать некоторым кругозором. И вот этого, судя по всему, не было.

— Ладно, Виталий Матвеич, ваша точка зрения вполне понятна. Вы мне скажите, что вы заканчивали.

Разгоряченный монологом Макаров остановился, не договорив фразы.

— Ну… техникум, специальность «Промавтоматика». Что, не подходит?

— Нет, нет, вполне подходит. Но вы, как всякий грамотный человек должны помнить, что эту самую астрономию придумал не я, не чиновники в академии наук, и даже не Правительство. В нашем Отечестве она изучается со времен Ломоносова, а вообще этой науке больше четырех тысяч лет! Вы и вправду считаете, что мы… вы, кто угодно вправе прекратить или запретить дело, на которое положили свои жизни десятки поколений? И потом, неужели вам самому интересно жить с такими настроениями?

— Знаете, мне так жить не интересно, но я вынужден, я вам это говорил только что. Но раз государство задало мне такие правила игры, я буду их соблюдать, буду работать строго по правилам, а трудового героизма от меня не ждите. Я получил хорошую квартиру, со временем получу нормальную пенсию, а больше меня ничего не интересует.

— А Вам не приходило в голову, что такое ваше отношение к жизни и к общему делу оскорбительно для ваших товарищей?

— Вы действительно так думаете? — удивленно приподнял брови Виталий Матвеич и громко рассмеялся, — вы, видимо просто наивный мечтатель! Да я могу таких на пальцах пересчитать: ну, конечно ваш друг Малахов, этот еще восторженный телок Гармаш, без году неделя, наверное Дунаев, один у механиков, может быть кто-то еще у электриков… И все! Остальным вообще на все наплевать, кроме своего дома и своих дел.

Макаров на секунду замолчал, а потом добавил:

— Я так думаю, все это- он обвел рукой вокруг- нужно только маленькой кучке эгоистов для самовозвышения: статьи, мировая известность, зарубежные командировки… Ну, еще чтобы кто-то в Москве мог сказать: «У нас есть Царь-телескоп!» Приложение к Царь-пушке и Царь-колоколу! А нам это все, как говорится, «до печки дверца».

— Думаю, что вы все же ошибаетесь, — с нажимом ответил Кирилов, — агитировать вас не вижу более смысла, увольнять не собираюсь, но помните, с сегодняшнего дня я постараюсь не поручать вам никаких серьезных дел.

— Да я и не рвусь! Я тут пережил не одного начальника, переживу и вас. Всего хорошего.

Макаров не спеша встал и медленно вышел из кабине- та, оставив дверь приоткрытой, а Кирилов еще долго сидел за столом, глядя в одну точку и пытаясь успокоить нервно подрагивающие пальцы.

12

Кирилов почувствовал, что устал. Только теперь он до конца понял, что есть огромная разница между ответственностью только за себя и ответственностью за многих людей, за их настроение и благополучие, за большое и сложное хозяйство, за десятки проблем, которые каждый день возникают из противоречий человеческого бытия. Он поднялся в свой гостиничный номер, сел в глубокое мягкое кресло и заварил кофе. В его служебной квартире шел ремонт, поэтому он жил пока здесь, в своей любимой комнате, где он жил всегда, когда приезжал на наблюдения.

Максим Петрович рылся в своем блокноте, пытаясь еще раз осмыслить и восстановить в подробностях прошедшие на горе дни, но это получалось плохо, мысли путались, а его глаза все больше смотрели почему-то не в блокнот, а на небольшую фотографию, стоявшую на столе. С фотографии улыбалась Сима, освещенная высоким солнцем и вокруг нее блестели еловые иголки, мокрые от дождя. Он носил этот снимок с собой всегда, даже после того тяжелого дня, когда совсем неожиданно получил ее письмо, горькое и резкое, наполненное обидой и болью. Он помнил его почти дословно…

«Уважаемый Максим Петрович!

Я вполне понимаю, что у многих мужчин стремление к победам над женщинами — это черта чисто биологическая. Никак не могла предположить, что и вы принадлежите к этой когорте, поэтому поверила вам, и, как я понимаю, сразу же была обманута. Теперь я уже знаю, что вы поддерживаете отношения со своей первой женой и никогда их не порывали. Вы скрывали это от меня, когда встречались со мной, видимо, чтобы не создавать себе лишних проблем. Я должна вам сказать, что я не игрушка и не дамочка для легких развлечений во время ваших командировок. Вы совершили вероломный и не имеющий оправданий шаг, впрочем, наверное, вполне рядовой для вашего круга. Прошу вас больше никогда не приходить ко мне и не искать со мной встреч. Не смею мешать вашей жизни и вашим отношениям с супругой, они наверняка наладятся!

Серафима.»

Когда Максим Петрович получил это письмо, он понял, что в Галаевской что-то произошло, поэтому тоже решил написать Симе, но на все свои письма не получил ни одного ответа. Некоторое время спустя он узнал от Танечки, что им очень интересовалась Тамара и у него появилось смутное ощущение того, что этот интерес как-то связан с письмом Серафимы. Ощущение это еще более усилилось, когда однажды вечером Тамара неожиданно позвонила ему по телефону.

— Не ждал?

— Признаться, даже забыл, что ты существуешь…

— Как видишь, еще существую. Впрочем, твоя забывчивость вполне объяснима. Слышала, что у тебя появилась новая подруга… Правда, не в наших краях.

— Не понимаю твоего интереса к этой проблеме. Ты за- мужем, как будто все у тебя благополучно.

— Максим, у меня в жизни многое переменилось, я хотела бы с тобой встретиться и поговорить. Прошу тебя, будь великодушен!

— Ну хорошо, хорошо, ты знаешь, где мой кабинет, приходи завтра после шести… Ничего, я подожду… До свидания.

Они не виделись уже не один год. Когда дверь кабинета открылась и Кирилов увидел Тамару, он с удивлением отметил про себя, что она почти не изменилась: та же корона густых светлых волос, те же глаза… разве только вокруг этих глаз появились едва заметные лучики морщинок, да взгляд стал немного настороженным, совсем не таким, каким он был в молодости.

— Ну, здравствуй! Ты замечательно выглядишь, совсем не изменилась.

— Спасибо, Максим, очень рада это слышать. Не могу не сказать того же. Правда, ты смотришься сейчас намного солиднее.

— Что делать? Работа, наблюдения, статьи, в общем постоянное, так сказать, творческое напряжение…

— Да, да, я где-то читала, что ты открыл новую комету, стал знаменитым.

— Это просто случайность и не самое главное в моей теперешней жизни. И моя знаменитость — штука временная. Комета пролетит, о ней все забудут так же, как и обо мне. Это нормально.

— И все же о тебе говорят в научных кругах как о восходящей звезде!

— Да полно тебе, Тамара, что я, эстрадный певец что ли? Даже неудобно слушать! Насколько я понимаю, эти самые круги вовсе не научные, а вероятнее всего «околонаучные» и почти наверняка дамские. Ты лучше расскажи о себе: как живешь, как семья? Как Степан Савелич?

— Ты еще не знаешь, что мы разошлись? Странно…

— Да нет, ничего странного. Я в последнее время настолько отключился от внешнего мира, что в свободное время занимался только просмотром научных статей. А что же так?

— Да вот так… Оказалось, что между нами мало чего общего. Ему хотелось домашнего уюта, тепла, детей, мне не хотелось бросать театр…В общем, все закончилось довольно скоро. Я осталась совсем одна. Папа, ты знаешь, умер, мама больна.

Тамара грустно и пристально посмотрела в глаза Кирилова.

— По вечерам сижу на кухне и вспоминаю, как подавала тебе чай, когда ты возвращался с работы. Как оказалось, больше вспоминать почти не чего, — добавила она, смахнув с ресницы слезинку — А как у тебя, все так же один?

— Как тебе сказать? У меня ведь есть весьма ревнивая и капризная дама, которая почти не терпит соперниц — астрономия.

Тамара достала из сумочки пачку сигарет.

— Можно?

— Ради Бога, — ответил Максим Петрович и подал зажженную спичку.

— Знаешь, Максим, я наделала за эти годы кучу глупостей и только теперь до конца это поняла. Все могло быть совершенно по другому… Мне надо было понять, что кто-то из двоих всегда должен быть главным, что ради успехов его жизни и карьеры надо все время чем-то жертвовать. Иначе в семье не получится ничего хорошего.

— Это говоришь ты? Совершенно искренне? — удивленно спросил Кирилов.

— Искренне, как никогда. Если бы я была хоть немного уверена, что в тебе сохранились хотя бы какие-то остатки добрых чувств ко мне, я бы постаралась тебе это доказать, как никто другой.

Максим Петрович опустил взгляд, стараясь не смотреть на Тамару. Цель ее визита стала совершенно понятной, как и причина того письма, которое он получил из Галаевской. Было пока не совсем ясно, как Тамара добралась до Симы, но сейчас это было и не важно. Максим Петрович, с трудом сдерживая гнев, взглянул на Тамару и спросил.

— Если я правильно тебя понимаю, ты предлагаешь мне вернуться к нашим прежним отношениям? Как ты это себе представляешь?

— Если бы у нас это получилось, я бы все сделала, как ты захочешь. Где жить — это теперь не важно, можно и у тебя…

Она повернулась к окну и замолчала.

— Видишь ли, дорогая Тамара, ни у тебя, ни у меня не получится. Я через некоторое не очень большое время перебираюсь на Астростанцию на должность тамошнего начальника и теперь уже насовсем. Приказ уже готов. Так что…

Тамара медленно повернулась к Максиму и ее глаза заблестели зло и сухо.

— Ты это всерьез?

— Более чем.

— Значит это правда…

— Что именно?

— То, что ты спутался там, в станице с деревенской девкой и собираешься с ней…сожительствовать! Образцово-показательная семья! Он — ученый с мировым именем, она — телятница! По вечерам она доит корову, он читает ей «Астрономический журнал»!

— Прекрати! — почти выкрикнул Кирилов. — Ты ничего о ней не знаешь. Серафима образованная и обаятельная женщина, с чистой душой и сильным характером. Если ты считаешь, что главное достоинство человека — это принадлежность к светским кругам, то для меня это не имеет никакого значения!

— Да ты и сам к ним никогда не принадлежал. На самом деле ты — дитя плебса и всегда им останешься.

Она нервно раздавила сигарету о пепельницу и резко встала.

— Я хотела тебе помочь выкарабкаться из этой ловушки, я сделала для этого все, что смогла, а ты… ты делаешь большую ошибку, Максим. Подняться к вершинам общества ты никогда не сможешь: там тебя просто не поймут. Прощай!

Тамара быстро вышла, стукнув дверью. Кирилов посмотрел ей в след и подумал: «Ни капли не изменилась и останется такой на всю жизнь».

… Максим Петрович отвел глаза от фотокарточки и подумал: «Надо обязательно встретиться с Симой. Обязательно и как можно быстрее».

13

В конце февраля на Астростанцию приехал Сосновский с первыми ящиками нового оборудования для наблюдений кометы.

— Это еще не сам прибор, — сказал он Кирилову, — мы решили начать с изготовления кабелей, чтобы ты смог со своими сотрудниками проложить их по каналам и коробам, пока в институте будут монтировать оптико-механическую часть. Знаю, что дело это тяжелое, поэтому начать лучше сейчас, пока есть время. Схему прокладки я привез, не волнуйся.

— Думаю, все-таки основания волноваться у меня есть. Почти уверен: ты имел в виду, что в штатных кабельных каналах есть просветы для протаскивания новых «жилок», но их вполне может и не быть. Когда строили телескоп, делали массу замен, в том числе и кабелей и нередко применяли более толстые, чем те, что заложили конструктора. Так что вся твоя схема прокладки может вмиг оказаться непригодной.

— Я пока не уезжаю. Останусь и посмотрю, будут трудности, что-нибудь придумаем…

Кирилов решил собрать всех сотрудников Астростанции, работавших на телескопе, и попытаться объяснить суть предстоящих наблюдений, той работы, которую надо провести, чтобы эти наблюдения состоялись. На собрание Кирилов захватил с собой снимки «своей» кометы и еще нескольких других.

— Честно говоря, я не вижу от такого «вече» большой пользы, — пытался отговорить его от собрания Малахов. Вот увидишь, часть будет клевать носами, а другие типа Матвеича снова сведут все к зарплате и льготам. Лучше создать бригаду, которая все сделает без суеты и шума.

— Ты же сам советовал поговорить с людьми…

— Я имел в виду не совсем это.

— А я хочу, чтобы все знали, чем мы будем заниматься в ближайшие месяцы, какова главная задача, — возразил Кирилов. — И бригаду создадим обязательно.

Когда он вошел в конференц-зал, все места были уже заняты. Он включил проектор и на экране появился снимок кометы, полученный здесь, на Астростанции.

— То, что вы видите на экране, — он показал на пятнышко в середине снимка — комета, открытая на нашем телескопе, и это весьма заметное событие в мире астрономии. Пройдет не столь уж много времени, и она будет выглядеть примерно так.

Он сменил пленку в проекторе и на экране высветилась комета Беннета с роскошным хвостом чуть ли не в полнеба. В зале раздались восхищенные возгласы. Максим Петрович погасил проектор и, отодвинув стул, продолжал:

— Как видите, кроме всего прочего, Космос удивительно красив… Признаться, я не раз слышал, что не только среди многих местных жителей, но и в нашем коллективе бытует мнение о том, что мы с вами занимаемся здесь бесполезным делом, бессмысленной тратой средств, словом, не приносим никакой пользы для людей. Уверяю вас, что это совсем не так. За многие тысячи лет астрономия принесла людям столько полезных знаний, и они столь часто ими пользовались, что давно забыли о том, кто эти знания добывал…

Кирилов рассказывал об истории астрономии и ее достижениях, все более и более увлекаясь, и когда взглянул мельком на часы, увидел, что прошло уже более сорока минут. Он сделал паузу и негромко сказал:

— Это, так сказать, вкратце, история. Чем интересны для нас кометы? Прежде всего тем, что по некоторым представлениям они состоят из того самого первородного материала, из которого возникли планеты солнечной системы, включая Землю. Для понимания геологической истории Земли, образования всех ее составляющих элементов необходимо знать состав этого материала, поэтому, когда в поле зрения земных телескопов появляется яркая комета, ее стараются изучить как можно подробнее. Мы также будем заниматься изучением новой кометы, применяя не совсем обычную методику. Работа предстоит очень большая, в том числе, и для вас. Придется установить новое оборудование, проложить новые кабели, но главное- отладить к моменту наблюдений телескоп так, чтобы эти наблюдения зависели только от погоды. Повторяю: не от электроники, механики и различных технических капризов, а только от погоды. Она у нас и так достаточно капризная…

Люди, сидящие в зале, слушали внимательно и тихо. — Может быть я не все достаточно понятно изложил? Вопросы есть?

— А как вы будете платить за дополнительные работы? — Раз- дался из дальнего ряда знакомый голос. Конференц-зал тихо загудел.

— Если монтаж аппаратуры пройдет достаточно успешно и не будет сбоев при наблюдениях, я буду ходатайствовать о премии. Думаю, что руководство института меня поддержит.

— Долгонько ждать…

— Да прекратите вы, наконец, Виталий Матвеич! — из первого ряда поднялся инженер АСУ Дунаев, худощавый молодой парень с обветренным на морозе лицом. — Вас как послушаешь, так сразу и жить скучно. Деньги, деньги, деньги… Шли бы вы мясом торговать, что ли?

В зале раздались смешки, а Дунаев, повернувшись к Кирилову, продолжал:

— Я что хотел сказать? Есть идея и довольно простая. Как я понимаю, надо вылизать всю систему так, чтобы во время наблюдений не было никаких неожиданностей. Давайте телескоп вообще не выключать! Тогда все ненадежные элементы «вылетят», мы их заменим и будем жить намного спокойнее. А что касается дополнительной премии — кто же против? Но, учитывая значимость события, я готов заниматься подготовкой к наблюдениям кометы в порядке моего личного профессионального интереса. Думаю, у меня найдутся единомышленники.

— …Герой-штрейкбрехер, — фыркнул негромко Макаров, но его уже никто не слушал, заговорили все разом, поднялось несколько рук и Кирилов попросил:

— Только не все сразу, прошу вас! Давайте, Геннадий Николаевич!

— По правде сказать, с первого дня моей работы здесь, на Астростанции, я ни разу не слышал такого понятного и интересного рассказа о том, чем занимается астрономия. Если бы почаще нам рассказывали, какие задачи решает наш телескоп, мы бы работали с другим настроением. Так что спасибо, Максим Петрович! Теперь об идее Коли Дунаева. Она, быть может, и неплоха, но не забывайте, что некоторые элементы и детали, особенно в электросистеме ненадежны сами по себе, с завода! Если они выгорят и мы их заменим, то новые могут выгореть с таким же успехом. Правда, еще есть время, можно попробовать…

Он на секунду задумался, потом добавил:

— И потом, хоть мы и обходимся пока без ЭМУ, он все равно нужен, то что мы сделали — это чисто временный выход из положения.

— Проблемой ЭМУ уже занимаются институтские снабженцы. Им это проще. Обещают к концу марта сразу три — один на замену и два в запас!

— Вот это другой разговор, — повеселел Геннадий Николаевич, — а насчет монтажа вы не волнуйтесь, сделаем. Можете рассчитывать на нас…

Собрание продолжалось еще целый час. Кирилов исписал почти все страницы блокнота вопросами, просьбами, предложениями и теперь он уже достаточно полно представлял себе не только большинство проблем, связанных с работой небольшого коллектива службы эксплуатации телескопа, но и происхождение этих проблем. После собрания Максим Петрович встретился с Малаховым и сказал:

— Ну вот, а ты сомневался, что это было необходимо. Смотри, сколько полезного я себе записал! Есть над чем поду- мать.

— Итог собрания для меня тоже слегка неожиданный… — ответил Малахов, задумчиво глядя в одну точку, видимо, многое зависит от того, кто говорит с людьми, каким тоном, на каком языке… Ты не сноб и они это почувствовали, теперь тебе будет намного легче с ними общаться…

Малахов усмехнулся и добавил:

— Никогда не видел Матвеича таким смурным, как полчаса назад. Считай, что это — твоя самая большая победа на сегодняшний день!

К вечеру Кирилов спустился в поселок и попросил соединить его с Гребковым. Телефонистка АТС долго не могла набрать нужный номер, а затем сообщила, что он не отвечает. Кирилов попросил набрать домашний номер директора и вскоре услышал в трубке его глухой простуженный голос.

— Здравствуй, Вадим, это я.

— Привет, нашел-таки… А я вот простыл. Валяюсь. Какие проблемы?

— Проблем несколько, но есть главная. Я считаю, что финансирование Астростанции надо существенно увеличить. — Я не помню ни одного начальника, который бы так не считал. Ты конкретнее…

— Дело в том, что по мере старения телескопа мы все более и более не вписываемся в суммы расходов на запчасти, ремонты и, естественно, на транспортные расходы. Боюсь, что рано или поздно телескоп придется остановить на детальный осмотр и профилактику. Думаю, лучше не ждать и сделать это летом.

— Как-то все сразу… Погоди, Максим, ты подготовь предложения и постарайся все подсчитать.

— Вадим, ты все-таки не понимаешь, о чем речь. Вспомни тот год, когда мы принимали инструмент, когда делали первые снимки. Здесь крутились все, и академики, и конструкторы, и заводчане, и даже члены правительства! Телескоп запустили, выпили, раздали награды и разъехались…, и забыли! Можно подумать, что после этого время как будто остановилось.

— В этом, конечно, доля истины имеется, но что ты хочешь конкретно.

— Япредлагаювспомнить, что время все-таки идет, не останавливается. Устарели компьютеры, изнашиваются двигатели, программа управления не выдерживает никакой критики. Телескоп надо постоянно совершенствовать и постоянно вкладывать в это деньги. Немалые…

— Ты не меньше меня знаешь, что такие расходы не запланированы.

— Тогда рано или поздно мы здесь превратимся в музей.

— Ну хорошо, Максим! По телефону мы эти вопросы не решим. Приезжай, обсудим. И вообще, дал бы поболеть, что ли…

— Извини, Вадим. Я постараюсь выбрать время и подъехать. Выздоравливай, всего доброго!

Максим Петрович положил трубку. Он прекрасно понимал, что сдвинуть навалившуюся на него гору проблем будет непросто, но еще лучше понимал, что не трогать эти проблемы уже невозможно. По крайней мере, для него.

14

Когда выдавались свободные от работы дни Гармаш любил оставаться дома. Он обычно вставал довольно рано, когда жена и дочь еще спали, и отправлялся на кухню- готовить завтрак. Он и сам не помнил, когда пристрастился к такому весьма странному для сильного пола увлечению, но, видимо, в этой процедуре был немалый творческий момент — нужно было в течение короткого времени изготовить нечто вкусненькое и при этом постараться не повторяться на протяжении нескольких дней. И все-таки главный интерес был в другом — больше всего Володя любил видеть по утрам счастливые и удивленные глаза двух своих прекрасных дам — жены Галины и дочери Женечки, которые быстро привыкли к установившемуся в доме порядку и всячески его поддерживали. Когда Галя уходила на работу, а Женечка в детский сад, он зарывался в книги, взятые в библиотеке, уходил в мир звезд и галактик, формул и спектров, в страницы, которые читались как увлекательные и полные поэзии романы…

В выходные дни они всей семьей уходили гулять по окрестностям городка, вдоль реки, осенью с удовольствием ходили за грибами. Жизнь катилась неспешно, размеренно и спокойно. Покой этот нарушался лишь раз в две недели тем, что администрация Астростанции выделяла автобус для поездки жителей городка на базар в станицу Галаевскую для закупки продуктов питания и всяческих хозяйственных принадлежностей. С раннего утра на автобусную площадку стекались сотрудники Астростанции, становились в длинную очередь и, как только подходил автобус, быстро заполняли его «битком», стараясь занимать места не только для себя, но и для друзей, соседей, товарищей по работе. В результате мест для всех все равно не хватало и многим приходилось ехать стоя.

Галаевский базар считался одним из самых больших в округе и сохранил многие черты старых деревенских воскресных ярмарок российского юга. Он славился густой домашней, почти как масло, сметаной, жирным, желтоватого оттенка творогом, домашней колбасой и гусями. Здесь продавались овцы, телята и даже ослики с повозками. Здесь еще можно было найти почти музейного вида мебель, сработанную деревенскими столярами. Но более всего Галаевский базар был известен замечательной шерстяной пряжей, которую продавали местные горянки. У них можно было купить и готовые вязаные свитера, шапочки, носки, шарфы, словом все то, что было так необходимо зимой в суровом климате заснеженных и обветренных гор.

Володина жена никогда готовых изделий не покупала, а предпочитала вязать все сама и для мужа, и для дочери, и конечно же, для себя. Постепенно она достигла в этом деле столь высокого совершенства, что к ней стали обращаться с просьбами связать ту или иную вещь коллеги и соседи. Володя добродушно посмеивался: «Открывай кустарный промысел!». Сам он уже не мог носить купленные в магазине шерстяные вещи, предпочитая только то, что делала Галина и утверждая, что ее изделия намного теплее и приятнее. «Это тебя не шерсть греет, это тебя ручки мои греют», — с улыбкой говорила Галя, обнимая его за плечи…

В последние недели две она заметила, что Володя стал приходить с работы очень усталым. Иногда он оставался на горе до вечера после ночной смены или поднимался к телескопу в те дни, которые по графику работы были у него свободными.

— Это как-то связано с кометой? — спросила Галя мужа однажды вечером.

— В общем, да- ответил он, — Надо, чтобы не было никаких сбоев во время наблюдений. Мы должны тщательно проверить все, до последнего винтика. И еще подготовить к работе новую аппаратную — перетащить туда кабели, пульты, установить компьютеры… Если будем использовать только рабочее время, наверняка не уложимся, так что ты уж не сердись…

— Да ладно! Ты только звони что ли, а то мы волнуемся.

— Па, а когда мы поедем к бабушке? — неожиданно спросила Женечка, и Володя понял, что этот вопрос уже обсуждался в его отсутствие. Он взял дочку на колени и заговорил медлен- но, чтобы она поняла все, что он ей скажет.

— Понимаешь, Женечка, сейчас к Солнцу летит очень большая комета, и мы должны в свой телескоп внимательно смотреть, как она будет пролетать над Солнцем…

— Чтобы не упала?

— Ну конечно, чтобы не упала- засмеялся Володя и опустил дочку на пол. — А когда она пролетит, поедем к бабушке. Хорошо?

— Хорошо, — сказала Женечка и пошла к своим куклам.

— Если я правильно тебя поняла, в отпуск мы этим летом не едем? — грустно спросила Галя.

— Думаю, вас я отправлю отдыхать, а сам останусь.

— Какой уж без тебя отдых… Ладно, там будет видно.

— Ну, поедем следующим летом за два года сразу…

Володя вспомнил этот разговор на очередном дежурстве, когда небо неожиданно заволокло облаками, наблюдения прервались и, вероятно, надолго. «Конечно, — подумал он, — для меня этот год будет исключительно интересным, пройдет на едином дыхании. А что же Галя? Монотонный, почти деревенский образ жизни, очень узкий круг общения. Дом, работа… Некуда даже надеть новое платье, а ведь для женщины это, наверное, очень важно… Я об этом никогда и не думал, а ведь у нее не только моя жизнь, а и своя тоже… Нет, пусть все-таки едет в отпуск, так будет лучше…»

Чаще всего Володя работал вместе с Малаховым и скоро они сблизились и стали почти друзьями, но Катерина почему-то недолюбливала Гармаша, считая его совсем не тем человеком, который мог бы рассчитывать на достаточно тесные приятельские отношения с ее мужем. Володя чувствовал это и бывал у Малахова дома только по крайней необходимости.

15

Катерина, а в недавнем прошлом — Катенька Гейченко, была родом из Галаевской и прожила там безвыездно практически всю свою сознательную жизнь, если не считать не очень частые поездки в Горноводский драмтеатр, да два или три путешествия с родителями в Курскую область, где жили ее дед и бабушка. После окончания школы она пыталась поступить в один из институтов областного центра но, не пройдя по конкурсу, устроилась лаборанткой на Астростанции в надежде на то, что следующий год будет для нее более удачным. Как раз в то время астрономы весьма активно использовали в своей работе фотопластинки, и по этой причине прямо в башне телескопа была оборудована лаборатория для их подготовки и проявки, где и начала Катерина свою трудовую жизнь. В ее обязанности входило приготовление растворов, резка фотопластинок, их хранение и учет. Эта необычная для деревенской девчонки работа так увлекла ее, что о новом поступлении в институт было забыто на несколько лет… Школьные подруги завидовали ей, хотя по большей части совсем не понимали, в чем смысл существования Астростанции, зачем она нужна и чаще всего стремились попасть после школы куда-нибудь в магазин или уж, на худой конец, в бухгалтерию какого-нибудь местного предприятия. Работающих на Астростанции, независимо от должности, называли в станице «академиками», и, когда Катерина стала ездить на работу в автобусе с трафаретом «Академия Наук» на дверце, она автоматически попала в число людей, которые для многих галаевских обитателей были почти небожителями. Когда же в поселке Астростанции открылось общежитие, она сразу переехала туда, несмотря на некоторое сопротивление родителей, но ее вполне практичная мать вскоре поняла, что для Катерины так будет лучше. «Там и люди с образованием, и ребята интересные, не сравнить с нашими: глядишь и замуж выйдет хорошо…», — говорила она своему мужу, — «да и не так уж тут далеко, всегда приехать можно, в любое время.»

Через два года после появления Катерины на Астростанции туда приехал и Саша Малахов, тогда еще молодой инженер, который очень скоро попал в центр симпатий большинства незамужних особ поселка и станции. Многие девушки пытались обратить на себя его внимание, но он не придавал этому никакого значения, и ни одна из них не привлекала его всерьез. Шаловливая стрела Амура не пролетела и мимо Катерины, но среди подруг она не выделялась ничем, что могло бы привлечь Александра. У нее, кажется, и не было на это никаких надежд, поэтому она только иногда вздыхала, глядя ему вслед, и смахивала с ресницы невольно навернувшуюся слезинку…

Саша только что закончил институт электроники и с утра до ночи, а то и целыми сутками, ползал по развернутым на полу листам схем, изучая сложный комплекс управления телескопа. Свободное время, если такое выдавалось, он посвящал футболу. Так было до тех пор, пока на Астростанцию не приехала в командировку Ольга Семенцова, программистка из Института астрофизики. И в университете, и в Институте она считалась не только первой красавицей, но и на редкость талантливым специалистом. И, надо прямо сказать, не без оснований. Она продемонстрировала свои профессиональные способности уже в первый год работы, когда лаборатория Павленко занималась моделированием звездных атмосфер. Тогда еще не было достаточно быстродействующих компьютеров с большим объемом памяти, и программистам приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы заставить «тихоходные» отечественные вычислительные машины решать такие сложные задачи. Это удавалось им с большим или меньшим успехом, но далеко не всегда достаточно эффективно. Виктор Осипович, предложив Ольге поработать над трудной проблемой и подробно объяснив ее суть, не особенно надеялся на какой-либо результат, считая что главным для нее в данное время является приобретение опыта решения астрофизических задач и понимания их сути. Каково же было его удивление, когда уже через месяц она принесла ему готовую распечатку текста самой программы и первые расчеты! Просмотрев их, он не поверил своим глазам: результаты были весьма близки к тем, которые показывали американские коллеги, работавшие на новеньких скоростных «Юниваках». Еще через два месяца Павленко показал эти расчеты своему давнему партнеру из Германии доктору Миллеру, который не раз бывал в Институте астрофизики и хорошо знал его технические возможности.

— Не могу поверить, что это сделано на «М-220»! (М-220 — одна из моделей отечественных вычислительных машин 70-х годов.) — воскликнул он, — признайся, Виктор, вы каким-то образом достали американский компьютер. Через Финляндию? А может быть Венгрию?

— У нас появилось куда более основательное приобретение: исключительно способный программист! — улыбнулся Павленко. — Вернее, программистка…

Ольга впервые попала на Астростанцию, когда Малахов уже провел там чуть больше года. Тогда стало окончательно ясно, что первый управляющий компьютер телескопа недостаточно надежен, и его было решено заменить более скоростной серийной машиной, однако это решение повлекло за собой и необходимость создания новой управляющей программы. Почти все специалисты по программированию ЭВМ выехали работать на станцию, и конечно, Ольга Семенцова тоже, поскольку она уже успела зарекомендовать себя как самая способная и внимательная программистка. До ее приезда работа не клеилась. В программе было много ошибок, компьютер то и дело останавливался, и, казалось, модернизация телескопа затянется на многие месяцы. Но вот появилась Ольга и руководивший отладкой программы Ковалевский поручил ей стыковку отдельных частей работы в единое целое, а также, по возможности, поиск и устранение случайных ошибок. Дело пошло намного быстрее и успешнее.

Ольге отвели самое удобное место возле окна, где стоял необъятных размеров стол, на котором были ворохами сложены длинные листы бумаги с распечатками программных блоков. Стол Малахова стоял напротив, он изредка поглядывал через эти ворохи бумажных рулонов на миловидную девушку, которая, казалось, напевала про себя какую-то незатейливую мелодию. Было видно, что она работала легко и с удовольствием. Иногда Ольга ловила на себе его внимательный взгляд, улыбалась ему и снова склоняла над столом свою русую головку.

В недолгие перерывы все находившиеся в комнате вместе пили чай, угощая друг друга своими нехитрыми припасами, но больше всего доставалось Малахову, потому что он был единственным неженатым человеком в этой компании. Ольга привезла с собой какое-то совершенно удивительное печенье, которое испекла ее мама, и не без удовольствия наблюдала за тем, как Саша поглощал его, не оставляя никаких шансов на то, чтобы осталась хотя бы крошка. К концу недели Малахов решил спуститься в поселок. В общежитии молодых специалистов, где он занимал половину комнаты, шла веселая возня на кухне — здесь явно готовились к очередной вечеринке, которых в ту пору бывало немало и по самым различным поводам.

— В честь чего сегодня? — спросил он у своего соседа.

— Это тебе знать лучше, — ответил тот — завтра Ольга уезжает.

— Семенцова?

— Ну да, она самая… Чудак, рядом с ней работаешь и не знаешь! Слушай, а правду говорят, что ты с нее всю неделю глаз не сводил?

— Говорить не вредно… — пробурчал Малахов и почувствовал, что кровь бросилась ему в лицо. — Начало как всегда?

— Как всегда, — ответил сосед и усмехнулся, взглянув на Сашу.

После семи вечера компания уже сидела за столом. Ольгу усадили в центре застолья и Малахов опять очутился напротив.

Справа от Ольги сел Тофик Мамедов, роскошный студент, приехавший на Астростанцию на преддипломную практику, но посвящавший большую часть времени не науке, а увлечению прекрасным полом. Саша видел, что он настойчиво пытался привлечь к себе внимание Ольги, подливал ей в бокал вино, все время шептал что-то на ухо. Ольга иногда улыбалась, но чаще недовольно морщилась, пыталась отодвинуться от Мамедова подальше, а когда Тофик привычным движением положил ей руку на плечо, она резко встала и вышла из-за стола. По-видимому, устав от сидения, вскочили и все остальные, кто-то включил магнитофон, кто-то пригасил свет, и тут же вышла на свободное место в середине комнаты первая пара, за ней другая, третья… Неожиданно для Малахова Ольга быстро подбежала к нему и попросила, оглянувшись на уже отделившегося от стула Тофика:

— Потанцуйте со мной. Вы не против?

— Я? Я…конечно же за!

Первый танец закончился, промелькнул второй, третий, но Саша по-прежнему не отпускал Ольгу, как будто боясь, что она прямо сейчас подхватит дорожную сумку и уедет, исчезнет, навсегда растворившись в дорожной дали, в горячем мареве разогретого за день асфальта. Он не отрываясь смотрел в ее большие зеленоватые глаза, никак не мог оторваться от ее завораживающего, пьянящего взгляда, от светлых локонов, падавших на ее плечи, и кружился, кружился… Ему казалось, что весь мир кружится вместе с ним от внезапно нахлынувшего счастья и неведомого до этого дня чувства нежности. Он не сразу услышал, как Ольга сказала:

— Давайте немного отдохнем. Ну…остановитесь же, хотя- бы для приличия… Она улыбнулась и добавила, как будто читая его мысли, — Я никуда не исчезну, не бойтесь…

Малахов отвел ее к дивану и тут же почувствовал, что кто-то крепко взял его за локоть. Он повернулся и увидел злое лицо Мамедова.

— Выйдем, поговорить надо, да?

Они вышли в прихожую и Тофик, резко повернувшись к Малахову, и сверкнув гневными глазами заговорил, нажимая на гласные:

— Еще ни одному мужчине из рода Мамедов никто не переходил дорогу, запомни, если хочешь жить! А от Ольги отвали. Ее выбрал я, Тофик Мамедов!

Малахов почувствовал, как руки сами сжались в кулаки, но ему не хотелось портить этот вечер дракой, поэтому он вынул сигарету и закурил, спокойно, глядя прямо в глаза Тофику:

— Все сказал? А теперь слушай внимательно и запоминай. Я, видишь ли, родом из южного портового города и на вашего брата насмотрелся. Так что ты меня своими бельмами не пугай и угроз твоих я тоже не боюсь. И командовать будешь дома, а не здесь. Если ты понял, что ее не интересуешь, так зачем навязываться и унижаться? Ты же гордый парень! Или не так? А драться я умею не хуже тебя, еще не ясно, кто кого…

Мамедов, сверкнув глазами, выругался и добавил:

— Ну, я еще тебя встречу…

Он вышел, громко хлопнув дверью. Саша вернулся в комнату и сел рядом с Ольгой. Ольга, тревожно взглянув на него спросила:

— Все в порядке?

— Конечно! А что, собственно вас тревожит?

— Мне не понравилось, как к вам подошел этот Тофик…

— Просто он горяч, как все южане. И еще привык считать себя неотразимым, а вы, как я понял, не приняли его ухаживаний.

— Слишком они приторные и откровенные…

Компания снова вернулась за стол, но теперь Малахов сам сел рядом с Ольгой. Один из приезжих аспирантов заговорил о творчестве художника Босха, но о Босхе мало кто знал что-либо определенное, а тем более мало кто видел его рисунки. Саша интересовался живописью со школьных лет, сам неплохо рисовал и о Босхе имел вполне определенное представление.

— Вы слишком упрощаете этого художника, — заговорил он, возражая аспиранту, — Вы пытаетесь смотреть на Босха с точки зрения современного реалиста. А он всегда был несколько фантастичен и поэтому загадочен… Одну минуту…

Аспирант от удивления выронил вилку.

Малахов быстро зашел в свою комнату и снял с полки большой альбом.

— Вот, посмотрите, — он раскрыл альбом, — это тот самый Босх и, я думаю, лучшее подтверждение тому, что я сказал. Альбом пошел по рукам, а затеявший разговор аспирант, удивленно посмотрев на Малахова, спросил:

— Давно интересуетесь Босхом? Альбом редкий, у меня такого нет, и я нигде не видел ничего подобного…

— Это французское издание, я его когда-то в Батумском пор- ту купил совершенно случайно…

Ольга, крепко сжав Сашину ладонь, радостно зашептала ему:

— Вы не представляете, какой вы молодец! В Институте этот деятельневероятный сноб и зазнайка, я его знаю. Он считает, что разбирается во всем и лучше всех… Это просто замечательно, что вы щелкнули его по носу!

Вечеринка подходила к концу, все немного устали. Малахов с Ольгой вышли на балкон и тихо разговаривали. Ольга рассказывала, как стала программистки, Саша вспоминал свои студенческие годы, они уже перешли на «ты», но то о чем они говорили, было для Малахова вовсе не самым важным в этот вечер. Он чувствовал какую-то неосязаемую духовную связь между ними, и ему казалось, что разорвать ее будет уже невозможно. Объявили последнее танго, и Малахов, осторожно обняв Ольгу, медленно двигался в ритме плавной мелодии. Казалось, он совсем опьянел от выпитого вина, от ее голоса, ее духов и прикосновений… И, как только музыка умолкла, он вдруг быстро подхватил Ольгу на руки, вышел с ней на середину комнаты и радостно крикнул:

— Я ее нашел! Она будет моей женой!

Вокруг засмеялись, зааплодировали, Малахов поставил Ольгу на пол и вопросительно на нее посмотрел. Все замерли, в комнате на несколько секунд воцарилась тишина.

Ольга поправила прическу, грустно улыбнулась Малахову и тихо сказала:

— Да… это поступок! Но можно мне все же подумать?

— Не очень долго, а то уведем! — воскликнул кто-то из девушек.

Снова раздался громкий смех, гости стали расходиться, скоро и в доме, где размещалось общежитие, и во всем поселке воцарилась ночная тишина.

Малахов и Ольга вышли из дома и медленно двинулись вверх по дороге, идущей в гору. Обычно по этому асфальту гуляли вечером все жители поселка, но сейчас было уже поз- дно, поэтому она была безлюдной, и только редкие светлячки мелькали в темноте придорожных зарослей. Ольга остановилась, глядя на появившийся из-за горы краешек луны и, наклонив голову, сказала:

— А ты отважный человек, Саша. Не каждый вот так, в первый же вечер и при всех может сделать предложение. Если это, конечно, была не шутка.

Малахову показалось, что во рту у него стало сухо, и он с усилием, почему-то немного с хрипом в голосе, произнес:

— Не шутка.

— Не ожидала… Знаешь, я даже почувствовала себя счастливой! Правда, правда, ты мне понравился!

— Так в чем же дело? Соглашайся!

— В чем дело… Дело Сашенька в том, что жизнь моя началась не сегодня и не со встречи с тобой. Она шла и до сегодняшнего дня. В том, что у меня есть жених, с которым мы знакомы с первого класса. В том еще, что через две недели у нас с ним свадьба.

— Я этого не знал.

— Да дело даже не в этом. Мой Алексей совсем не похож на тебя — он мягкий, нерешительный, вечно во всем сомневается, хотя безмерно добрый и, конечно, любит меня. Может быть даже, я не раз потом пожалею, что не согласилась остаться с тобой.

— Значит не согласишься?

— Не соглашусь… И не только потому, что где-то есть Алексей. Я и месяца не смогу прожить без моего города, без его улиц, без свежих булочек, которые мама покупает каждое утро, без моих старых друзей… Я просто умру, если хотя бы раз в месяц не пойду куда-нибудь на концерт или в театр. И еще, я не смогу жить без этого множества лиц, без шума за окнами… Тебе это, наверное, трудно понять. Но я знаю, что и ты не собираешься бросать свою работу.

— Лучшей не найду, это точно.

— Ну вот… Ты уедешь в город и вечно будешь об этом жалеть, а виноватой буду всегда я. Я уеду сюда, тоже буду несчастлива. Поэтому давай оставим все как было. Да и как можно бросить человека, с которым меня столько связывает? Это же почти предательство. Я завтра уезжаю, а ты, пожалуйста, за- будь об этом вечере. Пройдет время — пройдет все…

Утром следующего дня Ольга уехала.

Катерина, которая, конечно же, была на вечеринке, проплакала всю ночь, утром встала опухшая от слез и на работу поехать не смогла. Она сидела в своей комнате на неприбранной кровати, безучастно и неподвижно смотрела куда-то сквозь стенку. Конечно, Малахов и так никогда не обращал на нее особого внимания, но теперь не было уже абсолютно никаких надежд на то, чтобы хоть как-то с ним сблизиться. Аннушка, Катина соседка по общежитию и самая близкая подруга, как могла, успокаивала ее, пытаясь заставить выпить горячий чай со сгущеным молоком.

— Ну что ты, Катюша, в самом деле! Свет на нем клином сошелся, что ли? Сам себя наказал, еще наплачется с этой городской красоткой!

— Да нет, Аннушка, она очень интересная, эта Ольга, красивая… И танцует замечательно, я так не могу… Не пара я ему — вот и все.

— Ну и что теперь? В монастырь пойдешь? — сердито нахмурившись спросила Аннушка.

— Если бы это было возможно!

— Ну и глупая же ты, Катька! Кончай свои нюни и чтобы завтра же была на работе, а то еще ко всему прочему за прогул уволят…

Она не успела закончить фразу — зазвонил телефон. Аннушка подняла трубку:

— Общежитие. Да, здесь. Это тебя, кажется кто-то из астрономов…

Катерина взяла трубку:

— Я слушаю. Да, немного приболела. Хорошо, Максим Петрович, я поднимусь вечерним автобусом.

Она положила трубку телефона.

— Это Кирилов звонил, у него сегодня начнутся наблюдения, нужно подготовить фотопластинки.

— Вот и хорошо, поедешь, немного развеешься.

В тот вечер у Катерины решительно все не ладилось. Руки не слушались, несколько фотопластинок она разбила, и когда очередная пластинка снова хрустнула в темноте в ее руках, она, не выдержав, разрыдалась прямо в лаборатории. Кирилов, который находился в соседнем помещении и заряжал фотопластинки в кассеты услышал, что Катерина плачет в комнате напротив, осторожно вошел в ее бокс.

— Что с вами случилось? Я сразу заметил, что вы сама не своя, но не придал этому значения. Чувствую, что вам не надо было подниматься. Больны? Какая-нибудь беда дома?

И Катерина, совсем неожиданно для себя, выплеснула всю свою боль и обиду вместе со слезами ему, совсем незнакомому человеку, далекому от ее жизни и ее проблем, пришедшему из другого мира, спустившемуся как будто с тех самых звезд, которые проявлялись темными круглыми пятнышками на приготовленных ей самой фотопластинках.

Кирилов внимательно ее слушал и не перебивал. Когда Катерина замолчала, он спросил, спрятаны ли фотопластинки в контейнер, и услышав тихое «да», включил свет. Катерина сидела, прислонившись к стене и опустив плечи. Максим Петрович взял ее осторожно за локоть, вывел из фотолаборатории и сказал:

— Вы пойдите пока в комнату отдыха, поставьте чайник, а я вернусь через несколько минут. И, пожалуйста, успокойтесь, думаю, вы слишком драматизируете случившееся. Кирилов вернулся в лабораторию и снова выключил свет. Руки привычно укладывали фотопластинки в кассеты, а он думал о том, что жизнь, которая проходит здесь, остается совершенно скрытой для астрономов, бывающих на Астростанции наездами. «Порой мы предъявляем к ее сотрудникам самые высокие требования и забываем о том, что они не послушные роботы, а живые люди со своей жизнью, интересами, чувствами, радостями и несчастьями. Мы, как правило, абсолютно невнимательны к ним и редко интересуемся, хорошо им здесь или нет, понимают они, зачем вся эта работа, или не понимают…» Он почему-то сердился на самого себя, а перед глазами так и оставалась эта несчастная, плачущая в темной фотолаборатории девочка.

Когда не осталось незаряженных кассет, он вернулся в комнату отдыха. Катерина уже почти успокоилась и только иногда изредка по-детски всхлипывала. Кирилов сел напротив нее, налил две чашки крепкого чая и достал из сумки небольшую баночку.

— Предлагаю замечательный майский мед, — сказал он улыбнувшись Катерине, а по поводу вашего несчастья скажу только одно — Ольга никогда не выйдет замуж ни за Сашу Малахова, ни за кого-либо еще здесь, на станции. Я хорошо знаю ее по институту и, прежде всего, скажу, что у нее есть жених. Парень так себе, весьма слабовольный, но может быть, это как раз то, что ей и надо. Оленька при всей кажущейся ее хрупкости, наивности, беззащитности, создание весьма рациональное и никогда не допустит безрассудного шага. Она прекрасная программистка, но мне иногда кажется, что она запрограммировала и себя тоже… Впрочем, может я и ошибаюсь, мы ведь встречаемся в основном на работе.

— Откуда же вы можете знать?.. А вдруг после вчерашнего вечера свадьба расстроится?

— Не расстроится! Я приглашен. Сегодня утром, перед самым ее отъездом, я передал с ней письмо, и она просила не задерживаться и не опаздывать на торжество… Я вам советую понаблюдать завтра за Малаховым. Наверняка вы заметите, что настроение у него будет совсем не праздничное.

Предположения Кирилова относительно Саши Малахова оправдались полностью. Он целую неделю появлялся на работе каким-то безрадостным, казалось, даже тусклым и бесцветным, почти ни с кем не разговаривал. Понимая что произошло, мало кто пытался его развеселить. Катерина почувствовала, что у нее появился шанс и стала ненавязчиво проявлять к Малахову чисто женское внимание. Угощала чаем, домашними пирожками, иногда задавала вопросы, касающиеся наблюдений. Постепенно Саша оттаял, и образ Оли Семенцовой совсем отдалился от него, а встречи с Катериной были неизменно приятными. Он чувствовал себя совершенно легко и свободно с этой, как ему казалось, бесхитростной, открытой девушкой, и скоро общение с ней стало одной из его потребностей, в которой он уже не мог себе отказать. После того памятного вечера, когда Кирилов старательно успокаивал Катю в комнате отдыха, она старалась не пропускать его наблюдений и всегда оставалась помогать ему, даже если это была не ее смена, относилась к нему с неподдельным восхищением и благодарностью за проявленное участие в самый трудный момент жизни. Иногда Катерина, Малахов и Максим Петрович встречались на наблюдениях втроем, и, если не было погоды, коротали время за чайным столом почти до самого утра…

Так крепли их приятельские отношения, которые сохранились и до того дня, когда Кирилов вернулся на Астростанцию в качестве начальника. Это событие Катерина приняла как свой праздник. Что касается Володи Гармаша, то этот неожиданно появившийся в их жизни человек казался ей не в меру искренним, чересчур восторженным и открытым, иногда слишком категоричным и совсем не вписывался в очерченный ею круг дружеских отношений.

16

В начале марта Кирилов выехал в институт и почти две недели занимался составлением новых смет, оформлением различных заявок на поставку ремонтных материалов и запасных частей и только тогда, когда дело сдвинулось с мертвой точки и на Астростанцию отправились первые контейнеры, Кирилов вернулся в поселок. На следующий же день он отправился в Галаевскую.

Была суббота, таял в лучах раннего весеннего солнца снег, во дворах звонко голосили петухи, собирая свои многочисленные куриные семьи. Улицы станицы дышали светом и покоем. Максим Петрович отправил назад свою дежурную машину, неторопливо пошел вдоль невысоких заборов и вскоре остановился у знакомой калитки, громко постучал. Сидевший во дворе Джек завилял хвостом, дверь в доме открылась, и он с волнением поднял глаза. Серафима растерянно замерла на ступеньках крыльца, и с трудом выдохнула:

— Максим… Ну, зачем вы пришли… Я же вам писала, не надо…

— Я все же войду.

Максим Петрович решительно вошел во двор и приблизился к Серафиме.

— Пожалуйста, выслушай меня до конца. Я пришел за тем, чтобы разобрать груду вранья, которое нагородила вокруг меня моя бывшая супруга. Сценарий, по которому все здесь происходило, мне примерно известен, известно, что она была здесь, в твоем доме, и я догадываюсь, о чем она говорила. Так вот, никаких отношений у меня с ней уже давно нет, и возобновлять их я не собираюсь. Тем более, что любой мужчина нужен Тамаре, прежде всего, как часть комфорта, и жизнь в глуши ей совершенно не подходит…

— Может это и так, но откуда, объясни мне, она узнала обо мне и даже о том, где я живу?

— От секретарши Института, лучшей подруги моей бывшей жены, которая каждый день перезванивается со своей подругой на Астростанции. Секретарши знают все, — невесело усмехнулся Кирилов, — мне непонятно только, почему ты так легко поверила всей этой нелепице.

— Эта женщина говорила вполне искренне, — упавшим голосом ответила Серафима, — по крайней мере, мне так показалось…

— Показалось…, - Кирилов опустился на скамейку, — эта женщина работает в театре и, хоть не актриса, но играть умеет.

Серафима растерянно смотрела на Кирилова, на ее глаза навернулись слезы, и Максим Петрович почувствовал, что она вот-вот расплачется. Он взял ее за руку, усадил рядом с собой, обнял за плечи и тихо сказал:

— Я пришел к тебе вовсе не для того, чтобы выяснять отношения. Я пришел сказать тебе, что я по-прежнему тебя люблю и хочу, чтобы ты всегда была рядом. Все остальное для меня просто не имеет значения.

— Если бы ты знал, как страшно быть обманутой второй раз… Тебя так долго не было, — Серафима погладила его по щеке кончиками пальцев, — я думала, что ты уже не вернешься.

— Я дважды не заставал тебя дома, а теперь еще и виноват, это несправедливо, — возразил Кирилов. Но продолжить фразу не успел: снова отворилась дверь, и на крыльцо вышел дед Ваня.

— Это кто тут обнимается на холоде? — с напускной строгостью вскрикнул он, — Симка, большого начальника заморозишь, отвечать придется!

Он с удовольствием захохотал и потащил обоих в дом под звонкий лай радостно прыгавшего вокруг них Джека. Сима сняла с Кирилова куртку, повесила на вешалку у двери и, взяв его под руку, вошла в комнату. За столом сидела Настасья Карповна и грустно смотрела в окно. Когда Максим Петрович поздоровался с ней, она повернулась к нему и негромко спросила:

— Что, Максим Петрович, увезешь нашу Симушку?

— Увезу, обязательно увезу! — ответил Кирилов, но, наверное, еще не сегодня и не очень далеко. А пока, если позволите, я побуду у вас!

Они переехали в поселок Астростанции через неделю, когда ремонт в квартире был полностью закончен. Еще через две недели Максим Петрович Кирилов и Серафима Ивановна Седогина расписались в районном ЗАГСЕ. Теперь она стала Серафимой Кириловой. Потом, вечером, они сидели вдвоем в еще необжитой, пахнущей краской комнате, потягивая из высоких стаканов густое и темное домашнее вино, вспоминали и лесной пожар, и ливень, который так неожиданно запер их в лесной сторожке, и купание Кирилова в горном озере Холодное Сердце, как будто и вправду подарившем ему эту светлую любовь…

17

В середине апреля, когда в снежных проталинах стали появляться первые горные подснежники, сиренево-голубые крокусы, на Астростанцию прибыли контейнеры с аппаратурой для наблюдений кометы. Кирилов поднялся к телескопу, сам руководил разгрузкой, распаковкой ящиков и их размещением. Работа была закончена только поздним вечером, и, когда грузовик, наконец, оправился назад, на контейнерную станцию Максим Петрович позвонил Гребкову, который ждал его сообщения о ходе дел. Оператор междугородной уже знала Кирилова по голосу и набрала кабинет Гребкова почти сразу.

— Максим, ты? — Гребков явно напрягал голос, видимо, не очень хорошо слыша Кирилова, — Как у тебя дела?

— Все нормально, груз дошел, поломок из-за транспортировки как будто нет!

— Это хорошо! Как ты планируешь действовать дальше?

— Сосновский уже здесь, завтра прибудет Гривцов, они смонтируют прибор и всю систему сбора. На это уйдет около месяца. Примерно через это время здесь должен появиться Ковалевский с Ольгой Семенцовой, а еще дней через десять — все остальные.

— Кого ты имеешь в виду?

— Павленко, Лонца и желательно Селюкову.

— Не рано ли?

— Не рано! Пока будем устанавливать прибор, пройдет не так уж мало времени. Я, кстати, остановлю на этот период телескоп для полной профилактики систем. На все про все уйдет месяца полтора, а потом комета уже выйдет в зону, доступную для наведения. Она еще будет довольно слабой для нашей программы, но мы уже сможем отработать методику наблюдений. В общем, будет возможность встретить основной период наблюдений в полной готовности.

— Я понял тебя! — Гребков откашлялся и добавил, — Ты там не сильно перенапрягайся, а то я тебя знаю!

Онсделал небольшую паузу, потом спросил:

— Говорят, тебя можно поздравить? Чего скрываешь?

— Ну, поздравь. Только не сглазь!

— Свадьбу зажал?

— Ничего не зажал! Вот все соберемся, тогда и посидим.

— Ладно, будь здоров!

— Буду.

Кирилов положил трубку телефона и задумался.

Среди наблюдателей института он считался ветераном, но только сейчас, здесь, он почувствовал себя на острие пирамиды, которым завершается вся гигантская работа, проведенная только для того, чтобы небольшая группа астрономов выявила в слабом потоке далекого света, дошедшего до Земли из неимоверных глубин пространства, из почти непредставимых далей, какие-то малопонятные для большинства людей детали, фрагменты и явления жизни Космоса…

Для этого десятки рабочих и инженеров делали компьютеры, приборы, шлифовали и устанавливали линзы и зеркала.

Для этого работал транспорт, доставлявший все сделанное сюда, к телескопу.

Для этого жил поселок с его детским садом, магазинами, клубом и амбулаторией.

Для этого, наконец, уже более узкий круг и более близкий к вершине пирамиды проводил бессонные ночи возле телескопа, поддерживая точность, легкость и плавность его движений.

И, наконец, астрономы, вершина пирамиды, те кто подводят итог, получают конечный результат, снимая еще один плод с древа Познания.

Сознает ли каждый из них свою ответственность перед всеми теми, кто поддерживает всю пирамиду снизу, теми сотнями тружеников, которые находятся у ее основания? Наверное, и да, и нет…

Да, потому что далеко не каждому, кто хотел бы сесть к пульту в аппаратной этого гигантского телескопа, удается осуществить свое желание, и потому, что в итоге придется отчитываться за использованное здесь время.

Но это чисто внешняя ответственность.

Если же говорить о более серьезной, внутренней — то нет, потому что просто невозможно постоянно думать о ней, слишком велика она на самом деле, и если все время подчинять себя этим мыслям, бояться делать ошибки, невозможно будет сделать вообще ничего. Но для каждого наблюдателя все-таки есть некая высшая ответственность перед самим собой, ибо так непросто получить эту возможность — уникальный инструмент, который может позволить добыть самые недоступные данные, утвердив самого себя и свое место в Мире Науки.

В голове Кирилова постепенно выстраивалась стройная система запуска прибора в работу и привязки его к телескопу, схема взаимодействия механизмов, людей и компьютеров, сначала в период отладки всего комплекса, и потом, в самое ответственное время, когда комета станет предельно яркой, и можно будет выжать максимум информации из созданного специально для этого оборудования.

Ход его размышлений прервал настойчивый телефонный звонок. Знакомый голос в трубке спросил:

— Максим, ты что так долго не спускаешься? Я волнуюсь…

— Да, да, Сима извини… Только что дозвонился до института, сейчас выезжаю.

— И что же институт?

— Институт устами директора говорит, что мы зажали свадьбу!

— Перебьются! Уж мы то знаем, что это не столь интересное мероприятие, и не всегда с хорошей перспективой.

— Ладно, согласен. Но согласись и ты, не представить тебя моим коллегам как-то неприлично. Думаю, скоро случай подвернется.

— Мы это обсудим дома. Поторопись, тут стынет ужин.

— Бегу!

Кирилов вышел из башни телескопа. Солнца уже не было и только красно-сиреневый росчерк заката провожал еще один трудный и длинный день. Кто-то окликнул его сзади:

— Максим Петрович, не захватите вниз?

Его догонял, прыгая через ступеньки Геннадий Николаевич Круглов, начальник электроучастка.

— Отчего же, места в машине хватит.

— А я увидел, что вы пока здесь и вот тоже решил за- держаться.

— Что за проблемы? У вас, как я знаю, вроде бы все по графику.

— Так то оно так, с прокладкой тех двух кабелей, о которых говорил Сосновский мы справились. Только вот штука какая, об этом мы никогда не говорили, но похоже, что кабель управления, который проложили еще во время сборки телескопа, надо будет тоже перекладывать заново.

— А в чем проблема?

— Проблема в том, что его срок службы оказался намного меньше, чем это когда-то предполагалось. При движении телескопа этот кабель то и дело то скручивается, то раскручивается, и многие жилы перетерлись. Конечно, там были и резервные, но все они уже задействованы еще в прошлом году. Если что-то случится во время наблюдений, резерва для ремонта уже нет.

— Что же вы молчали?! — Кирилов резко повернулся на переднем сидении машины, так, что водитель, сидевший рядом с ним, качнулся и машина слегка вильнула.

— Я не молчал, ответил Круглов, — только до этого никому не было дела… Вот и вам говорю — менять надо.

— Долгая работа?

— На неделю придется остановиться.

— Это как раз не страшно, я планирую длительную остановку телескопа на полную профилактику. Вы готовьтесь, кабель-то запасной есть?

— Видите ли, кабель этот нестандартный, его заказывали специально для телескопа и на складе пока есть еще один запасной комплект. Но только один. Как заложим на место, надо сразу заказывать новый, иначе без резерва останемся.

— Я буду иметь в виду, — Кирилов снова повернулся и за- молчал, глядя на бегущие под колеса серые витки дорожного серпантина.

Круглов откашлялся, потом тихо сказал:

— Я вот что хотел попросить вас, Максим Петрович, вы на Макарова сильно не серчайте, он вообще-то человек неплохой, я с ним еще с техникума знаком, в Каменске на металлургическом комбинате вместе работать начинали. Он тогда одним из самых лучших выпускников был, и его сразу на прокатный стан направили. Автоматика там была сложная, ломалась довольно часто, а ответственность огромная… Как стан остановится на двадцать минут, тут же министру сообщали! А Виталик в общем-то справлялся.

— Чего же уехал-то? Катал бы себе бронеплиты и получал премии.

— Может быть так было бы и лучше… Да мать у него здесь старенькая, совсем больная. Опять же — квартира, а там, в Каменске десять лет в общежитии жил, так и не получил жилье. Вот и вернулся домой, и меня по старой дружбе перетянул. Ну я обвыкся как-то сразу, а у него не лежит душа к этой работе. В Каменске ведь как было? Выйдешь после смены на транспортную площадку, а там уже десяток вагонов с готовым металлом стоит. Вроде бы твоих рук дело. И на душе легче, и все плохое, что за день было, сразу забывается, и польза от тебя понятная. Да и деньги, конечно, шли добрые…

— Думаю, Макарову и здесь неплохо. Квартиру он получил почти сразу, денег, конечно, стало поменьше, но зато свободного времени у него — не сравнить с заводской жизнью, — заметил Кирилов не оборачиваясь, — и пот при этом со лба не капает…

— То-то и оно… Я вот тоже ему говорю — не все в жизни надо мерять тоннами и рублями. Только непонятно все это ему, а потому и злится, что не понимает, зачем и кому вся эта наука нужна. Он, кажется, в душе так и остался селянином. Чужой он здесь, и все ему тут тоже чужое.

— Но вам-то не чужое? Или я ошибаюсь?

— Понимаете, беда еще в том, что Виталик парень деревенский, он вообще не понимает многого. Что он в детстве видел? Двор, корова, дрова, сенокос, кузница… Простой и понятный крестьянский труд. Он первый раз в город-то попал, когда в техникум поехал поступать. А тут — телескоп, астрономия. Такие скачки ему просто не по силам. Со мной легче, я все детство в большом городе провел, бывал и в театре, и в музеях. В школе у нас замечательный учитель физики был, любил о жизни ученых рассказывать, знал историю науки. Я его уроки до сих пор помню.

Круглов помолчал, а потом добавил:

— Виталий, он вообще-то, добрый мужик, хороший. В техникуме всегда за всех мальчишек, кто послабее, заступался, в обиду не давал. И на заводе его уважали.

За стеклами машины замелькали огни поселка, и водитель затормозил у подъезда административного корпуса. — Нет, нет, домой, — сказал Кирилов водителю.

— Молодая хозяйка ждет, — с улыбкой кивнул шофер.

— Ждет, — Кирилов обернулся к Круглову, — Спасибо за рассказ! Да я и не собирался избавляться от вашего друга, пусть себе работает. Только есть такая древняя пословица: если живешь в Риме, будь римлянином. Эта Астростанция наш общий дом, муравейник, если хотите. Каждый муравей на своем месте, со своими функциями. Каждый муравей защищает свой дом, и дом, когда надо, защищает его. Поэтому просто нелепо ненавидеть дом, в котором живешь, да еще бороться с его существованием. Чем быстрее ваш Макаров и те, кто с ним соглашается, это поймут, тем лучше.

В раскрытую дверцу машины хлынул пьянящий воздух, настоянный на первых весенних листьях. Кирилов с наслаждением вдохнул в себя этот нежный вечерний аромат берез и ранних папоротников и поднялся на свой этаж.

— Ну, и где мы пропадаем? — Сима улыбаясь открыла дверь, — Я уже заждалась.

— Привыкай. Жене астронома иногда по ночам приходится быть одной. Издержки профессии.

18

Самолет медленно скользил вниз, к верхушкам облаков, освещенных голубоватым светом полной луны, как будто бежавшей вслед за лайнером. Лев Юлианыч глядел через иллюминатор, пытаясь найти в небе знакомые конфигурации созвездий, но никак не мог сосредоточиться, и это ему почему-то не удавалось. «Как жаль, что такое чистое и прозрачное небо слишком редко бывает на Астростанции.» Весь прошлый год у него пропал впустую, так как на все выделенные в течение этого времени ночи пришлась глухая непогода. Этот год также, похоже, обещал быть для его программы наблюдений практически безрезультатным, поскольку вся работа телескопа была переориентирована на подготовку наблюдений кометы. И, если Лев Юлианыч и согласился скрепя сердце на изменения в программе наблюдений, предложенные директором, то только потому, что рассчитывал в будущем иметь определенные права на использование новых приборов в своих целях. Он решил отправиться на Астростанцию раньше всей группы наблюдателей и специалистов для того, чтобы не торопясь и без сутолоки оценить возможности новой аппаратуры и степень ее пригодности для своих задач. Он не без основания полагал, что это будет достаточно сложно, если вокруг наладочного стенда и, тем более при испытаниях на реальных наблюдениях будет крутиться десяток сотрудников, из которых еще мало кто будет уметь пользоваться только что смонтированной аппаратурой и, тем более, дистанционным управлением. Обычно Лонц добирался на Астростанцию рейсовым автобусом, который приходилось ждать до самого утра. Это было особенно тоскливо, когда самолет прилетал вечером, когда впереди была длинная ночь в неуютном, замусоренном здании аэропорта, насквозь пропахшего запахами, свойственными для мест скопления пассажиров. После такой ночи он выходил к утреннему автобусу совершенно изнуренным и, как только опускался в кресло, немедленно засыпал. Его будил водитель уже тогда, когда автобус находился возле Галаевского автовокзала, когда все пассажиры выходили и салон был пуст. На этот раз, увидев на автостоянке серую «Волгу» с эмблемой института, Лев Юлианыч посчитал, что ему повезло и, быстро подхватив большую дорожную сумку, вприпрыжку помчался к машине, как будто опасаясь, что она уедет прямо на его глазах.

Когда он открыл дверцу, водитель, дремавший на руле, поднял голову.

— Простите, вы до Астростанции? Не подвезете?

— Отчего же нет? Вот дождусь своего пассажира и подвезу, — ответил молодой водитель, — садитесь.

— А кто пассажир, если не секрет?

— Сейчас посмотрю.

Водитель достал сложенный вчетверо путевой лист и зажег лампочку.

— Лев Юлианыч Лонг.

— Вероятно, Лонц, — с радостным удивлением воскликнул Лев Юлианыч, — так это я! — а про себя подумал: «Что это, новые веяния на станции, или просто любезность Кирилова?»

— Ну, тогда поехали!

Тихо заработал двигатель, «Волга» мягко двинулась с места и, набирая скорость, выехала на широкое шоссе, проложенное между невысоких безлесых холмов. Через несколько минут аэропорт остался далеко позади, и водитель свернул на дорогу, ведущую на юг, туда, где у самого горизонта светились под луной вершины гор. Мелькали за стеклами дома аулов, стоявшие длинными многокилометровыми вереницами вдоль дороги, бесконечные посадки высоких, стройных пирамидальных тополей, точно таких же, какие росли в таком далеком и теплом маленьком украинском городке, где родился и вырос Лев Юлианыч, тогда просто Лева…

В школе Лева был тихим мальчишкой, у которого в классе практически никогда не было друзей. Он всегда очень хорошо учился, не прогуливал уроков и не опаздывал, тщательно готовился дома к занятиям. Но самым существенным, за что его недолюбливали одноклассники, было то, что Лева никогда не принимал участия в мальчишеских драчках. Между собой ребята называли его маменькиным сынком, но его домашнее воспитание было вполне строгим, если не сказать аскетическим. Отец Левы был музыкантом. Он играл на скрипке в городском ресторанчике, пытался учить музыке и своего сына, однако, к его огорчению, оказалось, что природа напрочь обделила Леву музыкальным слухом, и его скрипичное образование по этой причине не состоялось.

Лева запоем читал все подряд попадавшиеся ему под руку книги. У него рано проявились способности к математике — решение задачек напоминало ему забавную игру, и он «играл» в нее с огромным удовольствием. В пятом классе, к крайнему удивлению учителя, Лева перерешал весь задачник, рассчитанный на три года, не дожидаясь, когда все премудрости алгебры ему объяснят на уроках. Учитель был старым педантом и очень боялся, что знания ученика Лонца, которые он приобрел самостоятельно, не будут систематическими в соответствии с канонами ГорОНО, поэтому затратил довольно много личного времени для того, чтобы проверить, насколько глубоко постиг Лева азы математического курса. Оказалось, что он не только овладел навыками в решении примеров, но вполне прилично ориентировался в теории, выкладывая на память доказательства практически всех теорем и вывод формул.

После всего этого учитель посадил Леву перед собой и сказал:

— До девятого класса, Лев Юлианыч, мне вас учить нечему. Но вы должны помнить, что способности эти даны вам от Бога, и большой вашей заслуги в том нет. Не зазнавайтесь, то что вы знаете — это еще не вся наука. Надо работать и совершенствоваться дальше.

Он снял с полки тоненькую книжку «Сборник задач по математике повышенной сложности» и продолжил:

— Попробуйте порешать отсюда. То, что вы делали до сих пор, рассчитано на учеников весьма средних способностей: достаточно просто прилагать известные формулы. Здесь, — он похлопал по книжке, — надо логически мыслить, думать… Если будут трудности, милости прошу…

В конце учебного года Лева блестяще победил в городской, а затем и в областной олимпиадах по математике. В седьмом и восьмом классах Лева оказался в числе победителей республиканской олимпиады по точным наукам. После того, как он сдал экзамены за девятый класс, его неожиданно пригласили в кабинет директора школы.

Кроме самого директора (а точнее, директрисы) в кабинете находился седеющий, высокого роста человек в темно-синем костюме. Он улыбнулся вошедшему нерешительно Леве и сказал:

— Ну, здравствуй, Лев Юлианыч! Наслышан о твоих талантах весьма давно. И вот решил познакомиться лично. Профессор Каминский, Станислав Казимирович, — он встал и протянул руку Лонцу.

Лева с волнением пожал руку гостя и продолжал стоять, молча глядя в его улыбающиеся желтоватые глаза.

— Да ты садись, — тихо сказала директриса и Лева опустился на стул.

— Судя по всему, — продолжил профессор, — тебе надо учиться на более серьезном уровне. Я вот что хочу предложить. У нас в Университете есть школа-интернат для наиболее способных ребят, где тебе было бы намного интереснее. Если ты не против, я могу поговорить с твоими родителями.

— Мы поговорим. И попытаемся их убедить, что ехать надо, — добавила директриса.

После разговора Каминского с родителями Левы у него дома разразился настоящий шторм. Мать Левы ни за что не хотела отпускать своего дорогого сыночка за тысячу километров, «к чужим людям, в приют», причитала и говорила, что он еще совсем ребенок, и ему никак не выжить без дорогой любящей мамочки. Отец долго слушал эти причитания, потом, когда они немного утихли, громко сказал:

— Ну хватит, что ли, Самуиловна? Лева, мальчик мой, слушай что скажу я. Что самое ценное мы имеем в нашей жизни? Дом? Вещи? Деньги? Нет и еще раз нет. Все это можно потерять легко и в любой день. Самое ценное — это голова, знания, образование — то, что всегда с тобой и то, что никто не может украсть или отобрать. Езжай, сынок. Твоя мама тоже так думает, но она тебя слишком любит и уже боится, что тебя кто-то у нее отберет. Я так понимаю, придет срок, и тобой будем гордиться не только мы, но и весь наш город.

Через два дня Лева стоял на перроне вокзала с фанерным чемоданом — реликвией семьи Лонцев, сумкой, набитой домашней снедью и большим алюминиевым чайником. Отец Левы обнимал его за плечи и молча смотрел на сына, а мама тихо плакала, то и дело напоминая Левушке, чтобы он не спускал глаз с вещей, и особенно с чайника, который легко могут украсть…

Когда Лева закончил школу-интернат, встал вопрос о том, на каком факультете продолжать учебу дальше. Каминский настаивал на механико-математическом. Сам он преподавал небесную механику и часто говорил о том, что собственно математика — это лишь инструмент, который позволяет раскрывать суть природных явлений, и смысл ее изучения состоит в том, чтобы легко применять этот инструмент в научных исследованиях. Лева особенно и не противился выбору специальности, легко закончил мехмат, потом аспирантуру и преподавал некоторое время на кафедре у своего профессора. Со временем он все больше и больше увлекался астрофизикой, и скоро совсем переориентировал свои научные интересы. Однако, возможности продвижения по этой стезе в родном университете были невелики, поэтому Лонц решил просить Станислава Казимировича отпустить его в институт астрофизики.

В тот июньский день стояла невыносимая жара, и Каминский был за городом на даче. Лев Юлианыч добрался туда только к вечеру. Станислав Казимирович сидел на веранде и молча курил, потягивая из чашечки холодный кофе. Когда Лонц изложил свою просьбу, Каминский помолчал пару минут, потом заговорил, грустно глядя куда-то в даль.

— Я в общем-то знал, что предстоят некоторые изменения в твоей дальнейшей судьбе. Это было видно по той литературе, которую я видел у тебя на столе, по тем обзорам, которые ты докладывал на семинарах… Жаль. Ты был моим самым талантливым учеником. Хотя это не так плохо, что ты выходишь на самостоятельную работу, что появился собственный интерес в науке. На чем вообще держится эта самая наука? На собственном интересе. Так что все правильно. Все ученики когда-нибудь вырастают. В том институте у меня есть кое-какие связи, поэтому я, пожалуй, позвоню, чтобы ты там начинал не с нуля, и отрекомендую тебя так, чтобы ты сразу получил самостоятельную работу и соответствующую должность. Шагай. Теперь все зависит только от тебя.

С той поры минуло уже пятнадцать с лишним лет. Лев Юлианыч прошел школу астронома-наблюдателя, давно стал доктором физико-математических наук, заведовал лабораторией, опубликовал немало статей в солидных журналах, но всегда с неизменной благодарностью вспоминал своего учителя математики, профессора Каминского и всех тех добрых людей, которые провели его прямой дорожкой к звездным небесным россыпям — главному богатству его жизни.

С Кириловым Льву Юлиановичу удалось встретиться только через день после прилета. Максим Петрович вынужден был выехать в Галаевскую на какое-то малозначащее для Астростанции заседание исполкома, потом поднялся к телескопу и вернулся в поселок уже поздним вечером. Когда Анна Филипповна, секретарша Кирилова, доложила ему, что в приемной ожидает Лонц, он попросил ее отложить все дела, приготовить кофе и сам вышел встретить коллегу. Он крепко пожал протянутую руку и пригласил Льва Юлиановича к себе в кабинет.

— Ну, как ты тут, освоил науку управлять? — спросил его Лонц с легкой усмешкой, — Не тяжеловат ли руль, не забыл ли еще прежнюю специальность?

— Узнаю отпетого сноба, — в тон ему ответил Кирилов, — ты напрасно думаешь, что астрофизика никак не связана с решением существующих здесь проблем. Изнутри, отсюда они выглядят совершенно иначе, чем из окна городского кабинета. Как добрался?

— Благодаря тебе, даже с комфортом.

— Ну вот, а еще язвишь…

— Ладно, извини. Но… что правда, то правда, никак не могу понять, зачем ты взвалил на себя такую ношу — это хозяйство, тонны железа и стекла, дома, десятки сотрудников. За всем этим можно забыть не только науку, но и элементарные знания за первый курс!

Вошла Анна Филипповна и внесла поднос с чашечка- ми, кофейником и небольшой вазочкой печенья.

— Угощайся! Видишь ли… Здесь важнее всего понять, что для чего. И, как только ты это поймешь, а еще лучше- прочувствуешь, все встанет на место. Для чего и для кого телескоп? Для нас, для тебя, для меня и всех тех, кто пользуется его возможностями. Поэтому и нужен он только нам и больше никому. Для всех других эта машина, в лучшем случае, представляет зрелищный интерес, не более. Следовательно, если мы действительно хотим, чтобы телескоп давал информацию, кто-то из нас должен поступиться хотя бы частью своих личных интересов. Иначе эта мощная техника будет в руках человека, которому более чем безразлично как будут решаться задачи астрономии.

— Может быть это и так, но мне кажется, что для такой работы хватило бы хорошего, грамотного инженера…

Кирилов усмехнулся и отпил из чашки.

— Я вот тут на досуге разбирал дела моего предшественника, Узлова. Вполне положительный человек, с опытом руководящей работы. Был начальником цеха на машиностроительном заводе. И что же? Обложил себя инструкциями, работал от и до, ни одной лишней минуты. Проблемы накапливались, а он их не решал, отправлял «под сукно». Возникает вопрос — почему? Каковы главные мотивы его переезда в эту глушь? И вот отсюда начинаются простые ответы, которые проливают свет на всю историю с Узловым и его фактическим отстранением от должности. Человек приехал сюда не потому, что ему здесь было интересно работать, а потому, что устал. Устал от выполнения планов, от квартальных отчетов, разносов в кабинете директора и на заседаниях партбюро. Всего этого здесь нет. Узлов думал, что можно находиться на службе положенные восемь часов, а потом — что угодно. Хочешь — разводи кроликов, хочешь — катайся на лыжах. Что он и делал большую часть времени. У телескопа была хорошо оплачиваемая отбываловка, а настоящая его жизнь начиналась потом, дома.

— Ну… Так живет большинство людей, — возразил Лев Юлианович.

— Так можно жить! Но не в этой должности, — с нажимом сказал Кирилов, — так может жить рабочий с завода, какой-нибудь мелкий чиновник, но не хозяин такого телескопа, как наш! Такой телескоп надо любить. Надо, чтобы он был главным звеном в жизни, частью души. Кто же, как не один из нас на это способен, — немного помолчав, он добавил, — ну, а мне быть здесь сам Бог велел, ты знаешь…

— Ладно, понял, — Лев Юлианыч поставил на поднос пустую чашку и спросил: — А как дела с новой аппаратурой?

— Пока ничего, можешь попробовать ее работу на стенде. Мне бы хотелось, чтобы вы вместе с Павленко и Селюковой как-нибудь попробовали одновременную работу сразу трех каналов. Любопытно, как вам это понравится? Но они подъедут позже, а ты пока можешь поупражняться. Осваивайся.

— Не знаю, не знаю, что из всего этого получится. В целом, мое отношение к этим приготовлениям весьма скептическое. Попробую, конечно, но задач для этой аппаратуры лично у меня на сегодня нет.

— Пока нет. Глядишь, появятся… И потом, в фотометрии специалиста сильнее тебя у нас не имеется. Кто же еще оценит характеристики фотометра!

Кирилов встал с кресла и протянул руку Лонцу.

— Завтра поднимайся на гору, я тоже там буду. А пока- вынужден проститься. У меня сегодня прием сотрудников.

19

Гривцов и Сосновский уже несколько часов возились у прибора, пытаясь настроить изображение испытательной таблицы на экране видеомонитора, но картинка нужного качества так и не получилась. Сосновский устало положил на колени руки и откинулся на спинку стула, уже рассохшегося и изрядно расшатанного, грозившего в любую минуту уронить своего седока.

— Что-то здесь, знаешь ли, нечисто с подвижками, не могу понять, почему уходит фокус. Что скажешь, Сергей Кузьмич?

Гривцов поднял голову от раскрытого кожуха фотометра и тихо ответил: — Чего тут непонятного? Я тебе, Василий Иванович, еще вчера говорил, что две направляющие сделаны с браком. Плохо сделаны, кое-как. Сейчас я тебе могу даже сказать, на сколько «пролетели» шлифовщики у Нагаева.

— И что делать-то будем? Повезем назад?

— Не думаю, что это будет лучшее решение. Здесь, на станции есть свой станок, попробуем исправить.

— Кузьмич, ты ведь лучше меня знаешь, что это весьма тонкая работа. Если у нас не справились, справятся ли здесь?

— Справятся. Я помогу выставить эти детальки на станке, а дальше все будет совсем несложно. Я здешнего станочника знаю, руки у него хорошие.

— Ну смотри, смотри… Черт… опять придется все разбирать и собирать. Время уходит.

Сосновский встал и направился к стенду, когда дверь открылась и вошли Лонц с Кириловым. Сосновский повернулся на звук шагов и, увидев Льва Юлиановича, нахмурился.

— Ну вот и Лев пожаловал. А мы все еще возимся.

— Появились проблемы? — встревожился Кирилов.

— Проблема. Не то чтобы очень сложная, но довольно муторная, — опять вполголоса произнес Гривцов, — сейчас покажу.

Он подошел к стенду и, не торопясь, негромко объяснил суть выявленной неприятности. На несколько секунд воцарилась тишина. Молчание нарушил Кирилов.

— Сколько времени может понадобиться?

— День разборка, день перешлифовка, еще день сборка и, часов…ну пять-шесть, юстировка. В общем, четыре дня.

— Да, зря я поторопился с приездом, — огорченно проронил Лонц.

— Как сказать, — ответил Сосновский, — пока мы будем заниматься этим узлом, ты можешь посидеть за компьютером. Электронная часть прибора и программа работают пока без замечаний. Пройдешься по всем веточкам программы, посмотришь все меню, проверишь как и что они включают. Знаешь ли, навыки пригодятся.

— А что, есть резон! — Кирилов повернулся ко Льву Юлиановичу и вдруг почувствовал, что от тупой боли, внезапно возникшей в левом боку, перехватило дыхание. Комната стала неестественно светлой, а пол как будто поплыл под ногами…

Гривцов первым заметил, как побледнел и покачнулся Кирилов, бросился к нему и подхватил под руки.

— Максим, что с тобой?

Максим Петрович что-то прошептал и закрыл глаза. Его усадили на единственное стоящее в комнате кресло и расстегнули воротник.

— Воды, быстро!

Сосновский схватил стоявшую на столе кружку, бросился в коридор и через минуту появился снова. Вслед за ним вбежал Круглов, еще два человека из дневной смены. Кто-то подал таблетку валидола. Кирилов положил ее под язык и по мере того, как она таяла во рту чувствовал что боль постепенно утихает. Через пару минут он снова стал различать лица склонившихся над ним людей. Стоявший рядом Гривцов увидев, что глаза Кирилова открылись снова, облегченно вздохнул.

— Отпустило? Как ты, Максим?

— Жив пока… — слабо улыбнулся Максим Петрович, — ничего, не впервой…

— Ты давай-ка вниз, домой, и ложись. И обязательно покажись врачу, — сердито проговорил Сергей Кузьмич, — Ты которые сутки туда-сюда катаешься? Что ты вообще тут крутишься, незаменимым себя вообразил, что ли?

— Ладно, ладно Кузьмич, не бурчи. Я, пожалуй, и правда поеду. Спустишься шлифовать железки, заходи в гости. Только Серафиме Ивановне не ябедничай, хорошо?

Галина находилась в процедурной, когда Володя позвонил ей с горы и сообщил о случившемся. Она быстро нашла врача, приготовила тонометр для измерения давления крови и шприцы. Машина с Кириловым подошла к административному корпусу, Галина увидела, что Максим Петрович вышел из нее сам, без какой-либо помощи, и не спеша направился к зданию. Она вышла к нему навстречу вместе с врачом, и Кирилов, увидев, что его встречают двое в белых халатах, остановился и вопросительно посмотрел на них.

— Это что, встреча почетного караула? — с усмешкой спросил он врача, — А в чем, собственно, дело, кому-то плохо?

— Шуточки в сторону, милейший Максим Петрович! Я так понимаю, вы там чуть не грохнулись замертво, а еще пытаетесь увиливать от медицины. Нехорошо! Галя, берем пациента под белы ручки и ведем в свои владения. Надо, хотя бы, послушать.

— Не торопитесь, Харон! Ладно, я сам… — досадливо пробормотал Кирилов и двинулся вслед за медиками.

Галина закрепила на его руке тонометр, и через несколько секунд давление воздуха сжало руку Кирилова. Она внимательно слушала пульс, приложив мембрану аппарата к сгибу его руки, потом покачала головой.

— Ну, что, — спросил ее врач, — сколько?

— Многовато, сто восемьдесят на сто сорок.

— Раздевайтесь, я вас послушаю.

Кирилов сбросил рубашку, послушно подошел к доктору. Холодный рупор фонендоскопа прикоснулся к коже и Максим Петрович слегка вздрогнул. Врач переставлял рупор, прислушиваясь к каким-то звукам внутри тела, потом снял слуховые трубки и укоризненно посмотрел на Кирилова.

— Я пока не слышу чего-либо опасного, но надо бы сделать кардиограмму. А вообще, вы ведете совершенно безобразную жизнь. Вы себя не любите, это точно. Надо отдыхать, милейший Максим Петрович, или сожжете себя окончательно. И чтобы минимум три-четыре дня к телескопу не подниматься…

Кирилов пытался что-то сказать, но доктор прервал его, предупреждая повисшее на губах Максима Петровича возражение:

— Я обязательно сообщу свои рекомендации Серафиме Ивановне. Галочка, вкатите ему внутривенное, а потом немедленно домой и в постель!

— Давайте левую руку, — строго произнесла Галя и Кирилов, досадливо вздохнув, и послушно сел к столу…

Через несколько минут он вышел из амбулатории и направился к своему дому.

…Максим Петрович вошел в квартиру и, сбросив ботинки, лег на старенький скрипучий диван. «Когда же это было в первый раз?» — подумал он и сразу вспомнил первую давнюю боль, когда после изнурительного, почти трехнедельного периода наблюдений у него начало болеть сердце. Тогда, несколько лет назад, стояла необычайно ветреная и переменчивая зима, когда каждые три дня менялось атмосферное давление, и эти перемены сопровождались сильными порывистыми ветрами. Каждый раз, когда ветер сгонял с неба клочковатые зимние облака, устанавливались одна-две ночи ясной тихой погоды, а потом снова башня телескопа начинала содрогаться от штормового шквала. Дорога была заметена снегом на протяжении нескольких километров, и Максим Петрович не спускался в поселок, пытался использовать все пригодное для наблюдений время. Он сильно простудился на сквозняке, пытался лечиться аспирином и, в конце концов, почувствовал эту, теперь уже знакомую, боль в первый раз. Потом такое бывало с ним еще не однажды, но все проходило более или менее быстро после таблетки валидола. То, что произошло сегодня было гораздо более серьезным и неприятным. Мысли Кирилова прервал хлопок входной двери. В комнату быстро вошла Серафима.

— Как ты, Максим?

— Уже доложили?

— Мне звонил врач и все рассказал. Я отпросилась с работы на три дня и можешь не надеяться, что сбежишь на гору и все скроешь. Я буду сидеть рядом и никуда тебя не выпущу.

— Домашний арест?

— Пожалуйста, не шути. С такими проблемами не шутят. Я вовсе не для того выходила замуж, чтобы стать через месяц вдовой!

— Да я вроде еще не собираюсь уходить в Антимир!..

— А я тебя и не пущу.

— Имей в виду, что три дня дома не высижу.

— Не высидишь, вылежишь! Как миленький. Я сейчас приготовлю тебе отвар, и будешь его пить по часам.

— Опять бабушкина аптека? Тогда согласен. Кажется ее мазь, которой ты лечила мою ногу после пожара, была одновременно приворотным зельем…

— Все шутишь?

— Конечно, а что же мне еще делать… мадам Сальери.

— Ну, знаешь!..

Максим Петрович почувствовал, что Сима начинает сердиться, взял ее за руку и привлек к себе.

— Подожди, Сима, не суетись. Я, конечно, выпью этот твой отвар, но потом. Ты сейчас просто посиди со мной вот здесь, рядышком, и мне от этого будет намного лучше, чем от любого лекарства.

Сима села к нему на диван. Кирилов почувствовал ее тепло, затих и скоро заснул. А Сима еще долго сидела так рядом с ним, глядя в одну точку и не чувствуя, как медленно сползают по щекам легкие и неосязаемые капельки.

20

К концу мая Сосновскому и Гривцову удалось наконец полностью отладить все компоненты новой системы для наблюдений кометы. На Астростанцию приехали Виктор Осипович Павленко с одним из своих инженеров и Наталья Николаевна Селюкова. По расписанию этот период времени отводился для их спектроскопических наблюдений, но и Павленко и Наталья Николаевна рассчитывали попутно освоить новый прибор хотя бы на стенде.

Селюкова работала в институте довольно давно и занималась изучением магнитных полей звезд. За двадцать лет она накопила солидный опыт работы с поляриметрами и спектрографами и, поэтому, сразу оценила сочетание одновременно двух таких приборов в одной системе.

— Как мы знаем, кометы — это весьма динамичные объекты, у которых характеристики излучения могут меняться весьма быстро! Поэтому, если удастся синхронно измерить переменность в спектре и переменность поляризации, мы можем иметь абсолютно полную картину того, что происходит и в ее ядре, и в хвосте, — говорила она Виктору Осиповичу в самолете, когда они летели в Горноводск.

— Да, да…, - кивал согласно Павленко, — было бы неплохо уговорить Кирилова перенести систему со стенда на телескоп именно на наших наблюдениях и попробовать выйти на небо. Навестись, скажем, для начала на какую-нибудь звезду из известных стандартов… В конце концов, две трети полученного материала пойдут на обработку к нам, поэтому если мы начнем испытания немного раньше, чем фотометристы, большого греха не будет.

— А собственно почему раньше? По-моему Лева еще там!

— Через пару дней он хотел уехать…Но, может быть, попробуем уговорить его задержаться. Вообще-то по программе первые пробные наблюдения планируются в конце августа. Чертовски любопытно было бы попробовать сейчас…

Когда на следующий день они высказали Кирилову свои пожелания, Максим Петрович на минуту задумался, потом сказал:

— Во всяком случае, меня радует ваше стремление поработать с новой аппаратурой. У вас до начала сета еще три дня. Завтра я поговорю с Сосновским, с инженерами, которые занимаются подготовкой телескопа, и если нет серьезных трудностей, которые могут этому помешать, думаю, можно попытаться.

— Ты сам прекрасно знаешь, что как только подвешивается новая аппаратура, возникают десятки проблем, о которых мы и не подозреваем, пока ее проектируем и создаем. Лучше выявить их пораньше.

После их ухода Кирилов связался с Сосновским по телефону и повторил предложение прибывших наблюдателей.

— Вообще-то, мы готовы, — ответил Василий Иванович, но знаешь ли, не совсем.

— Из какой области это «не совсем»?

— Видишь ли, Максим Петрович, система весьма объемная, тяжелая, и ее надо разместить в кабине фокуса телескопа, закрепить, подключить провода, проверить, наконец. А мы, там у себя, в этом смысле кое-что упустили. В общем, забыли о штатных креплениях, спецвинтах, скобах и т. п.

— Вечная ваша болезнь, Василий Иваныч, делаете ультрасовременный прибор, а потом прикручиваете его к телескопу веревками и ржавой проволокой! Никуда это не годится, — недовольно проговорил Кирилов в трубку.

С другого конца провода раздалось покашливание, потом снова голос Сосновского:

— У тебя нет никаких оснований выражать недовольство, — ответил он, — мы и так сделали все в рекордно короткое время. Между прочим, мы опережаем график работ почти на полтора месяца и можем себе позволить не торопясь решать эти крепежные вопросы во время профилактики. А Павленко пусть наблюдает на своем старом спектрографе и раньше времени не дергается!

— Ну-ну… Обиделся, — примирительно понизил голос Кирилов, — Ладно, устанавливайте систему как сможете, но чтобы к августу все было, как говорят космонавты, «штатно», по всем правилам.

На следующее утро черный матовый цилиндр, из которого в разные стороны выступали корпуса двигателей, телевизионных камер, различных механизмов, был установлен на тележку, и его в сопровождении Сосновского, Гривцова и Павленко выкатили в подкупольный зал. В различных документах он значился под аббревиатурой «ОМБ» — Оптико-механический блок. Однако, за то время, которое эта часть системы провела на стенде, она уже получила другое, более меткое название: «мина», из-за цвета и характерной «рогатой» внешности.

«Мину» подцепили тросами за строповочные кольца и она тихо поплыла вверх. Труба телескопа была опущена в положение «горизонт», то есть горизонтально над полом подкупольного зала и телескоп, казалось, отдыхал от ночной работы, положив голову на бетонную подушку. Дверка кабины фокуса была открыта. Гривцов поднялся туда по лестнице и провожал взглядом медленно движущийся к нему блок, такой знакомый там, на стенде, и такой неожиданно маленький по размерам и неожиданно причудливый здесь, в сферическом пространстве громадного подкупольного зала. Кран-балка тихо поднесла «мину» к верхнему люку кабины, и Гривцов вошел внутрь. Блок опустился к нему на руки на самой медленной «монтажной» скорости, и Сергей Кузьмич осторожно, как самое дорогое в мире существо, сдвинул его на стропах к посадочному кольцу фокусирующего устройства, с удовольствием убедился, что поверхности и отверстия совпали так, как будто телескоп и прибор всегда были чем-то единым и целым. Он вынул из кармана несколько болтов, гаечный ключ, быстро привычными движениями закрепил устройство и крикнул механику, стоявшему наверху, на мостике кран-балки:

— Майна, помалу!.. Стоп! — потом отцепил теперь уже ненужные стропы и снова крикнул:

— Быстро, вира!

Крюк со стропами резко ушел из кабины вверх, а по лестнице уже поднимались Сосновский, Малахов с Дунаевым и еще двое электриков с кабелями и ящиками электронных устройств управления и передачи данных, которые еще предстояло закрепить в кабине. Гривцов продолжал стоять, молча глядя на блок, явно любуясь его видом. Подошедший сзади Сосновский тронул его за плечо и спросил:

— Ну что, поставил? Можно продолжать монтаж?

— Погоди, Василий Иваныч, дай еще поглядеть.

— Нравится?

— Нравится.

— Ну вот, а ты бурчал — «не конструкция, а черт-де то и сбоку рожки!»

— Да ладно, кто старое помянет… Важно, что эта штука уже здесь, а уж работать мы ее заставим.

— Ты все-таки выйди, время-то идет!

Гривцов вышел, уступив место Сосновскому, который, осторожно пригнувшись, протиснулся к «мине». Все стоявшие на площадке перед кабиной улыбнулись — из-за высокого роста и тонкого телосложения казалось, что Василий Иванович сложился вдвое, чтобы поместиться в тесном пространстве. Коля Дунаев передал Сосновскому кабели и схему соединений, а Малахов — капроновые веревки для крепления весьма тяжелых и объемных блоков электроники, которые должны были устанавливаться отдельно от оптико-механического блока.

Пока Сосновский возился в кабине вместе с Дунаевым и Малаховым, механики, которыми руководил их начальник Саша Точилин, осторожно разматывали тонкий провод в темной блестящей изоляции. Гривцов спустился к ним и внимательно смотрел, как это происходит. Саша поднял голову и улыбнулся:

— Не волнуйся, Кузьмич, не повредим!

— Тебе легко сказать, — не волнуйся… Вы с торцом поосторожнее! Между прочим, если поломаете — считайте треть всей системы работать не будет.

— Ну чего ты все меня пугаешь, провод как провод.

— Не провод, а светопровод, стекловолокно, требует пре- дельной аккуратности и осторожности.

— Кузьмич, ты это нам повторял уже надцать раз! Не говори под руку, ради бога…

Гривцов, пожав плечами, вышел из подкупольного зала. Он спустился еще ниже по лестнице в изолированный толстыми бетонными стенами подвал. Вчера общими усилиями четырех человек туда перенесли спектроскопическую часть системы, от которой механики и протягивали стекловолокно к светоделительному элементу, расположенному внутри «мины». Гривцов не без оснований боялся, что случайная поломка тоненькой стеклянной жилки может надолго вывести из действия спектрограф, на который так рассчитывал сейчас Павленко, но все-таки решил не мешать Точилину и его людям и не нервировать их своим присутствием и своими замечаниями.

Сергей Кузьмич щелкнул выключателем у входа в помещение, и неяркий желтоватый свет лампочки накаливания выхватил из темноты глухого подземного бункера темный силуэт спектрографа. Гривцов подошел к нему, погладил по гладкой матово-черной поверхности кожуха и нажал зеленую кнопку. Индикаторное табло высветило сигнал ожидания, а затем сигнал готовности к работе. «Будет работать, обязательно все будет работать наилучшим образом», — подумал Сергей Кузьмич и выключил спектрограф. Он вышел, плотно закрыв за собой дверь, в полной уверенности, что завтрашняя ночь обязательно принесет первые плоды его многомесячной работы. И не только его, а многих тех, чьи руки оставили следы человеческого тепла на этих приборах, уже ставших для их создателей заметной частичкой жизни.

21

Малахов с утра находился в подкупольном зале вместе с Колей Дунаевым и помогал Сосновскому подвешивать аппаратуру к телескопу, подключать кабели к разъемам в аппаратной, надеясь на то, что после обеда можно будет начинать последовательную проверку всего оборудования перед наблюдениями. Этот процесс обещал быть довольно длительным и требовал определенной осторожности из-за того, что телескоп был «связан» с подкупольным залом тонким и хрупким стекловолоконным фибером.

К началу проверочных работ Дунаев остался рядом с телескопом и следил за тем, чтобы этот фибер нигде не зацепился и не оборвался и чтобы сделать аварийный останов в случае возникновения непредвиденной ситуации. Малахов работал в аппаратной с компьютером управления. Они завершили всю программу проверок только к концу дневной смены, и Малахов отправил Колю отдыхать перед наблюдениями, а сам остался в операторском кресле, откинулся на спинку и устало прикрыл веки. Хотелось спать. За последние двое суток он спал очень мало и дремота охватила его сразу, как только аппаратная опустела.

…За неделю до этого дня здесь, рядом с операторским креслом работала Ольга Семенцова, теперь уже Клименко. Саша не видел ее уже несколько лет и немного боялся увидеть снова. Боялся, что она совсем изменилась, что от того легкого и светлого образа, который так захватил его тогда, на вечеринке в общежитии, не осталось совсем ничего, но больше всего боялся самого себя. Боялся, что старые чувства неудержимого влечения и нежности вернутся снова и он будет не в силах справиться с ними, а вся его налаженная жизнь пойдет кувырком.

Они увиделись почти там же, где и в самый первый раз. Ольга приехала вместе с Валентином Петровичем Ковалевским, но у Валентина Петровича было довольно много забот здесь, на Астростанции, поэтому он оставил Ольгу работать с окончательной проверкой программы новой наблюдательной системы, а сам посвятил себя другим, не менее важным проблемам.

…Когда неделю назад Малахов вошел в аппаратную, ему показалось, что тех лет, в течение которых они не виделись, как будто не было вовсе. Ольга так же тихо напевала какую-то песенку, она почти не изменилась внешне, разве стала чуть-чуть полнее. Она радостно улыбнулась и шагнула ему навстречу:

— Саша! Боже мой, как я рада тебя видеть! Ну ты каким был, таким и остался.

— Я надеюсь! — Малахов подошел к ней и порывисто пожал обе протянутые руки, — Ну, как живешь, Оленька, все ли хорошо?

— Ну конечно, как же может быть иначе? Ну, об изменениях в моей жизни ты, наверное, знаешь. Алексей защитился, у нас дочурка, — она достала из сумочки записную книжку, — Вот посмотри, есть фотокарточка…А ты? Как?

— Я вот тоже…женился, ждем прибавления.

— Просто замечательно… Я знала, что все будет замечательно.

Ольга пристально посмотрела на Сашу, и тот скорее почувствовал, чем заметил, какую-то едва уловимую грустинку в ее взгляде. Он опустил глаза и чуть слышно ответил:

— Не знаю… До сих пор не знаю, правильно ли ты тогда решила.

— Не надо, Саша… Пожалуйста, не надо.

— Все, все… Извини.

— Сегодня Кирилов приглашает всех наших к себе. А вы с Катей будете?

— Еще бы, будем обязательно.

— Познакомь меня с ней, хорошо?

— Обещаю.

Загудел телефон и Малахов поднял трубку. Звонил Максим Петрович и просил его срочно спуститься в поселок.

— Вот, надо ехать, — сказал он, — ваш неуемный Ковалевский привез кучу новых идей и просит срочно их обсудить. Кирилов уже выслал машину. Может быть спустимся вместе?

— Что ты, Сашенька, ответила Ольга, — мне еще очень многое надо просмотреть. Я лучше вечером, автобусом. Пока.

Кириловы принимали у себя гостей в первый раз, поэтому Серафима решила блеснуть кулинарным искусством «по полной программе». Количество блюд на столе явно превышало число приглашенных. Вошедшие в гостиную Гривцов и Сосновский замерли в изумлении, глядя на этот парад поварского мастерства, а Сергей Кузьмич, потянув носом, тихо произнес:

— Умру, а не уйду до тех пор, пока не попробую все.

— Умрешь, — ответил ему в тон Василий Иванович, — все не влезет.

В гостиную вошел опоясанный полотенцем Кирилов.

— Ну как, впечатляет? Это не все…

— Впечатляет наповал! — воскликнул Сосновский, — а что, скажи пожалуйста, у тебя этак каждый день?

— Ну, скажем так: я каждый день получаю от Серафимы Ивановны какую-нибудь частичку того, что вы здесь видите.

— Все равно завидую, — Вздохнул Василий Иванович.

— Еще бы! Ты со своей холостяцкой городской жизнью, да бутербродиками с кофе скоро совсем высохнешь, — пробурчал Гривцов, — Женись, пригодится!

Через несколько минут подошли Малаховы, Ковалевский с Ольгой, Лев Юлианыч и все остальные гости. По давней традиции института тамадой избрали Ковалевского, как самого изысканного и галантного мужчину, неиссякаемого на тосты и притчи. Валентин Петрович встал и произнес первый тост:

— Друзья мои, — начал он, подняв бокал с шампанским, — Когда-то очень давно Мужчина выглядел совсем не так, как сегодня выглядит уважаемый Максим Петрович. Тогда Мужчина был диким, небритым, грязным, жил где придется и ел не так, — он показал на стол, — а тоже, что придется. Ну что это была за жизнь? И не жизнь вовсе, а сплошное безобразие. И вот однажды, в холодный и ненастный день решил Мужчина спрятаться в пещере. Вошел он в пещеру и увидел, что там горит огонь, что там сухо и тепло, а рядом с огнем сидит Женщина — красивая, чистенькая, и захотелось ему тоже сесть к огню и согреться.

Подошел он поближе к очагу, а Женщина ему и говорит: — «Входи, пожалуйста, если замерз, но, чтобы огонь не погас, принеси еще сухих веток!» Вышел мужчина из пещеры, собрал охапку сухих веток и принес их Женщине. Бросила она ветки в очаг и огонь запылал с новой силой и стало в пещере жарко и светло, и заснул мужчина у очага до самого утра. А утром Женщина и говорит ему: «Вечером ты можешь снова прийти сюда, но будет хорошо, если ты принесешь с собой хотя бы часть своей охотничьей добычи». К вечеру Мужчина опять появился в пещере с подстреленным горным туром, и женщина угостила его турьей грудинкой, поджаренной на углях. Изумился Мужчина — как вкусно, намного лучше, чем сырое мясо, и, насытившись, он снова заснул до утра. Вечером следующего дня Мужчина опять появился у пещеры уже с охапкой дров и подстреленной дичью, но Женщина не впустила его. «Если хочешь остаться в пещере еще раз, пойди, искупайся в реке, уж больно ты грязен да пахнешь дурно». И пошел Мужчина к реке, и сам удивился, почему он послушался женщину. А когда смыл он с себя дорожную пыль и возвратился к Женщине, причесала она его костяным гребнем, подрезала коротко его бороду, и почувствовал он легкость в теле и радость в душе. А после ужина легла Женщина рядом с ним под большой и медвежьей шкурой и согрела его своим теплом. Утром Мужчина решил, что если он опять возвратится в пещеру, не видать ему больше свободы и Женщина будет помыкать им до конца дней. И сказал он об этом хозяйке пещеры, но она положила руки ему на плечи и ответила: «Не покидай меня, так страшно ночевать в пещере одной, а с тобой я никого и ничего не боюсь». И Мужчина снова вернулся вечером к очагу, который скоро стал считать своим. Так и повелось с той давней поры: Мужчина возвращается к очагу с добычей, охраняет его от непрошеных гостей, а женщина поддерживает в очаге огонь и угощает Мужчину вкусной едой. И именно с этих пор стал он выглядеть как Человек и считать себя Человеком. Так выпьем за то, чтобы и в этом очаге никогда не гас огонь, не иссякала пища, а свод этой, — Ковалевский обвел рукой стены комнаты, — пещеры был бы крепок и не знал обвалов и трещин! Короче, за семейный очаг Кириловых!

Он выпил до дна под аплодисменты, за ним последовали все остальные. За столом сразу стало шумно, посыпались со всех сторон остроты, шутки, комментарии к тосту Ковалевского.

Гривцов и Сосновский сидели рядом, и Сергей Кузьмич тихонько подшучивая над своим соседом, пытался отвлечь его от жареного гуся, но тот только мычал нечто невнятное и продолжал усердно трудиться над гусиной ножкой.

— Уймись, Вася, люди смотрят. Хоть разговор поддержи…

— М…мг… Подожди, не мешай, вкусно ведь!

— Не отвлекайте человека от серьезного дела, — засмеялась Серафима, — лично мне очень приятно, что он ест с удовольствием.

Через полчаса гости почувствовали, что надо сделать хотя бы небольшой перерыв, иначе потом встать будет весьма сложно. Лонц с Кириловым сели на диван, стоявший в углу и Лев Юлианыч что-то энергично доказывал ему, вычерчивая замысловатые фигурки на салфетке. Ковалевский с Ольгой рассматривали книги в шкафу, а Серафима с Катей скрылись на кухне. Малахов вышел на балкон и закурил. Он впервые чувствовал себя у Кирилова как-то неуютно. Когда он, как и обещал, подвел Катю к Ольге и представил ее, как свою жену, Ольга с улыбкой сказала:

— Вообще-то мы немного знакомы.

— Да, мы встречались…однажды, — сухо ответила Катя бросив на Малахова колкий взгляд, — извините, мне надо помочь Серафиме Ивановне.

Резко развернувшись, она выскочила на кухню и больше не показывалась до тех пор, пока гости снова не вернулись за стол. Потом она несколько раз перехватывала какой-то странный, как ей казалось, взгляд Малахова, обращенный к ее давней сопернице и, наконец, не выдержав, встала из-за стола и вышла в прихожую. Вслед за ней вышла и Серафима:

— Что случилось, Катюша?

Катерина, с трудом сдерживая подступившие слезы, ответила:

— Мне стало нехорошо, я пойду домой, прилягу…

— Я сейчас позову Сашу!

— Не надо, Серафима Ивановна… Ему сейчас не до меня.

Катерина всхлипнула, и только теперь до Симы стал доходить истинный смысл происходящего. Она повернулась к двери в гостиную, но Малахов уже сам появился рядом.

— Что случилось?

— Кате стало плохо, проводи ее домой, пусть приляжет.

Катерина уже спускалась вниз по лестнице, Саша прыжками догнал ее и взял под руку.

— Тебе плохо?

— Не трогай меня, — она зло отбросила его руку, важно, что тебе хорошо, иди, продолжай глядеть на свою…

— Ты что, Катя?..

— Что? Ты думаешь, что если я не училась в институте, как эта блондиночка, то я дура? Ты же глаз оторвать от нее не можешь! Ну иди, иди, продолжай глазеть, муж у нее сейчас далеко, может чего и обломится!

Катерина заплакала почти в голос, не в силах справиться со своей обидой. Саша стоял рядом в полной растерянности и, простояв так несколько мгновений, наклонился, поднял жену за локоть и прижал к себе.

— Ну что ты себе вообразила? Ну перестань, пожалуйста… Пойдем домой, пойдем…

Они вышли из подъезда и двинулись вверх по тропинке к своему дому. «Вот я ее и обидел, — подумал про себя Малахов, — нехорошо». А перед глазами так и оставались теплая улыбка, белые, падающие на плечи, локоны Оленьки Семенцовой, и ничего с этим поделать Малахов не мог…

22

Лев Юлианыч согласился задержаться на Астростанции всего лишь на три дня, но для Кирилова и Сосновского этого было вполне достаточно, чтобы проверить работу всей системы в комплексе. Когда зеленоватый свет заката совершенно погас, в аппаратной было так же людно как в те дни, когда шла приемка телескопа в работу. На длинном столе разместились три компьютера, перед которыми сидели наблюдатели — Павленко, Лонц и Селюкова, у пульта управления заняли места Малахов, Дунаев и Гармаш, а Максим Петрович сел в кресло рядом с наблюдателями.

— Ну, с чего начнем, — громко спросил Сосновский.

В аппаратной сразу стало тихо. Все знали, что этот момент когда-нибудь наступит, но он все равно пришел как будто совсем неожиданно.

Павленко откашлялся и негромко ответил:

— Давайте с Арктура- по яркости он примерно такой, какой будет кометное ядро, да и в спектре много линий.

— Это не стандарт для измерения поляризации, — возразила Селюкова, — для поляриметра он не подходит.

— Ничего, следующий объект подберем для вас, — успокоил ее Кирилов, — Сейчас самое главное — проверить как работают все механизмы, как проходит свет, как идет программа… Давайте, ребята.

Он кивнул головой Малахову, и через минуту телескоп двинулся, плавно набирая скорость и нацеливая решетчатую трубу на яркую красноватую звезду в северо-западной части неба. Когда компьютер управления выдал сигнал о том, что наведение закончилось, Сосновский встал за спиной у Кирилова и сказал:

— Максим Петрович, твое место, как ты помнишь, — дирижерское. Смотри, как только пройдет сигнал готовности, выдашь команду на затвор. Ну что, все готовы? Как говорится, с Богом.

Перед началом наблюдений в кабине фокуса телескопа включили микрофон громкой связи для того, чтобы можно было слышать работу механизмов установленного там блока. Кирилов нажал клавишу, и в динамике, висящем на стене, послышался щелчок. На экране компьютера замелькали отсчеты таймера, которые через несколько секунд остановились. Тут же зажужжали включившиеся в работу микродвигатели, экраны компьютеров вспыхнули голубым светом и на них начали вырастать белые столбики шестизначных чисел.

— Есть поток! — громко воскликнул Лев Юлианыч.

— Видим, видим, не шуми, — ответил Павленко, — посмотрим результат.

Через минуту перед наблюдателями появились первые изображения.

— Ну как? — спросил Кирилов, быстро поднявшись с кресла, — что скажете, коллеги?

— Кажется, надо уменьшить экспозицию, слегка перекопили, — недовольно пробурчал Лонц.

— А у меня вполне приличный спектр, — довольно улыбнулся Виктор Осипович, — большего сказать пока не могу, надо сделать «разрез» изображения.

— А у Вас, Наталья Николаевна? — Сосновский вопросительно посмотрел на Селюкову.

— Ну… отсчеты, в общем нормальные, но вы же знаете, что этот объект мне совсем не подходит.

— Ладно, дайте координаты оператору, попробуем наехать на вашу звездочку.

Снова загудели электромоторы наведения телескопа, снова повторилась вся несложная последовательность манипуляций с кнопками компьютеров, так же как в первый раз в аппаратной зависла напряженная тишина ожидания результатов. Наконец, экспозиция закончилась, Наталья Николаевна пристально вглядывалась в высветившиеся перед ней цифры, потом сняла очки и, спокойно посмотрев на всех собравшихся вокруг нее, так же спокойно сказала:

— Ну… все как в таблице, примерно шесть процентов.

В аппаратной сразу стало шумно. Заговорили все одновременно, к Сосновскому двинулись с поздравлениями, но он поднял руку и решительно попросил участников первых испытательных наблюдений вернуться на места и продолжить работу.

— Друзья дорогие, мы, знаете ли, только начинаем! Ну, я понимаю первый опыт удался, но о свойствах этой системы мы еще решительно ничего не знаем! Как пойдет работа с другими фильтрами, какие точности мы сможем получить? В общем, праздновать рано, давайте работать. Чайку, правда, хлебнуть совсем бы не помешало!

Василий Иванович оказался прав. Очень скоро выяснилось, что в инфракрасном фильтре недостаточна чувствительность поляриметра, что при работе двигателей «мины» иногда возникают помехи, программа «зависает» и требуется перезапуск всей системы, что где-то возникает небольшая засветка фотометра… Блокнот Сосновского заполнялся замечаниями, а Гривцов, сидевший рядом с ним, тихо бурчал и каждый раз говорил о том, что об этом можно было догадаться раньше, то можно было предусмотреть заранее, и вообще, если бы он, Василий Иванович слушался его, Сергея Кузьмича, то большинства из возникших проблем вообще бы не было.

Василий Иванович тихонько посмеивался и лишь однажды ему возразил:

— Ну, ты даешь, Кузьмич! Знаешь, есть такая старая поговорка: «Если бы я сразу был такой умный, как моя жена потом!»

…К рассвету Кирилов вызвал дежурную машину, чтобы участники испытаний не ждали автобуса, а спустились пораньше и успели получше отдохнуть до следующей ночи. Все, кажется, были довольны, но больше других- Селюкова и Павленко, которые успели отнаблюдать в синхронном режиме несколько «своих» звезд.

— Совершенно уникальный результат, — возбужденно говорил Виктор Осипович, — абсолютно четкая временная зависимость яркости двух линий спектра от величины поляризации… Но его почти никто не слушал, все устали и, потягивая в ожидании машины крепкий чай, погружались в тягучую и властную утреннюю дремоту…

23

В середине июня зарядили теплые и тихие летние дожди, но для работы Астростанции это уже не имело никакого значения. Телескоп остановили на профилактику, мойку оптики, чистку всех помещений и разнообразные ремонтные работы. Кирилов практически не покидал башню, стараясь вникать по возможности во все проблемы от самых сложных технических задач до незначительных хозяйственных вопросов. Серафима каждый вечер звонила ему, просила спуститься пораньше и подольше отдохнуть, но каждый рабочий день Максима Петровича затягивался допоздна и он укладывался спать на диване в своем кабинете.

Утром ему передавали пакет с едой от жены и он, извиняясь, благодарил ее за заботу, опять же по телефону…

По истечении двух напряженных недель работы он, наконец, появился в своей квартире к невероятной радости Симы, которая, открыв Максиму Петровичу дверь, крепко обняла его и долго не отпускала, прижавшись к мокрой от дождя куртке.

— Ты меня совсем забыл…

— Ну, ну… Не придумывай лишнего.

— Я вот скучала здесь одна.

— Хочешь, чтобы я сказал то же самое? Не скажу. Скучать мне было совсем некогда, я страшно устал. А вот твои звонки мне здорово помогали, я даже лучше себя чувствовал после них.

— Приятно слышать. Только…, а вообще ты что, плохо себя чувствовал? Почему ничего не говорил мне? — встревожено спросила Сима, отстранившись от Кирилова.

— По всякому.

— Ох, Максим, Максим, заканчивал бы ты со своим трудовым героизмом, опять доведешь себя до сердечного приступа!

Они перешли на кухню и Максим Петрович сел на свое любимое место за столом в углу у окна.

— Знаешь, у меня была любимая старая тетушка, которая часто говорила, что когда щемит сердце — это не самое страшное. Это оттого, что человек пропускает через свое сердце все события, радости и невзгоды жизни: и свои, и чужие. Это значит — он хороший человек. А когда он этого не делает, вся жизнь проходит мимо него, а он как бы стоит на обочине… И ничего ему не интересно, и никто ему не нужен. Вот ты скажи мне, можешь ты меня представить на обочине жизни? Я — хороший человек?

— Местами… А вот философия твоей тетушки может обойтись тебе дорого! На обочине, конечно, стоять бессмысленно, но и кидаться навстречу каждому автомобилю и прохожему тоже вряд ли стоит.

— Это — чисто женская практическая логика. Нам, мужчинам она несвойственна. Мужчины в душе романтики!

— Ну да, здесь, на Астростанции, особенно. Вы все тут какие-то чокнутые фанатики работы. И твой Малахов, и Гармаш, и, кажется почти все остальные.

Серафима нахмурила брови, потом вдруг улыбнулась и добавила:

— Хотя со стороны вы смотритесь здорово, красиво смотритесь!

Она налила в тяжелые фаянсовые кружки чай, села рядом с Кириловым и погладила его по небритой щеке.

— Ты все-таки береги себя, романтик.

— Я стараюсь…

Прошло всего несколько месяцев со дня их свадьбы, но иногда, когда Кирилов уходил с головой в работу, забывая обо всем на свете, Серафиме начинало казаться, что она занимает в его жизни совершенно незначительное место и ее роль сводится к тому, чтобы заполнять квартиру, готовить еду и иногда напоминать о том, что где-то рядом протекает другая жизнь, идущая параллельно жизни Астростанции. Копаясь в книгах мужа, она однажды натолкнулась на странную фантастическую повесть о параллельных мирах, которые как будто существуют независимо друг от друга совсем рядом, но их обитатели и не подозревают об этом, совсем не ощущая, не видя и не понимая своих соседей по мирозданию. Серафима тогда подумала, что в этой повести на самом деле нет вообще ничего фантастического. Здесь, в одном поселке, живут так же, независимо друг от друга, мир простых деревенских проблем с их отточенным веками практицизмом и его этикой и мир высокой науки, полная противоположность этого практицизма. Эти миры никак не пересекались и не могли пересечься и ей, неожиданно оказавшейся как будто в другой Вселенной, еще предстояло научиться понимать и ощущать ее красоту и весь смысл жизни.

Как-то в один из вечеров она поделилась с Максимом Петровичем этими мыслями и тот, удивленно приподняв очки и оторвавшись от журнала, ответил:

— Никогда не подозревал в тебе столь глубокого философа… интересно…

Отложив журнал в сторону, подняв глаза куда-то вверх и, как будто читая что-то там, на белом потолке, Кирилов продолжил ее рассуждения.

— Понимаешь, попадая в другой, чуждый мир люди ведут себя абсолютно по-разному. Я наблюдал это многократно. Одни пытаются слиться с эти миром, попробовать его понять, жить его жизнью и проблемами. При этом они сами основательно меняются очень во многом. Хорошо это, или нет — совсем другой вопрос. Многое зависит от того, хороша ли среда, в которую они попадают. Но чаще всего наблюдается совсем другой феномен. Люди пытаются защитить себя оболочкой из кусочков и остатков того, привычного мира, который их всегда окружал.

— Например?

— Например, весьма характерно поведение наших групп туристов за границей. Как правило, уже через день, другой они начинают петь хором все знакомые с детства песни нашей страны, даже если до этого никогда не пели и не любили это занятие вообще! Как думаешь, почему?

— Защитная звуковая оболочка, которая заменяет привычную среду обитания? Что-то подобное делают некоторые насекомые, когда их помещают в незнакомое место…

— Вот-вот! Точно! А ты зайди в комнату, где работает Катенька Малахова. Точь в точь — двор дома ее родителей в Галаевской. Только вместо забора она огородила себя от мира шкафами. Чисто хуторская психология: подальше от посторонних взглядов, мой дом — моя крепость и запретная для других территория, жить только для себя…

— Если ты прав, то приняв твой мир и поняв его, я тоже должна со временем измениться?

— В чем-то да…Но и часть своей Вселенной ты все равно перенесешь с собой.

Он обвел рукой полки с комнатными растениями: Чем не твой лес? Кстати, мне нравится.

— Я заметила. Между прочим, если то, что ты сказал о Катеньке, правда, я думаю, что Малахову с ней будет ох как непросто…

— Ему уже непросто. А все же интересно, откуда такой вывод?

— Похоже, она всегда жила только для себя и Саша для нее — это прежде всего собственность, которая постоянно должна быть при ней. А Саша, ты же видишь, душа нараспашку, готов поделиться со всем миром последней ниткой, готов сутками вылизывать телескоп, не деля время на рабочее и личное. Катя этого не понимает и требует от него такого же отношения к жизни, как у нее. Это может когда-нибудь привести к трещине в отношениях…

— Она, между прочим, по этой же причине терпеть не может Гармаша.

— Ну еще бы. Дурной пример для Малахова, тем более, у Гармаша в этом смысле полное взаимопонимание в семье.

Их беседу неожиданно прервал дверной звонок. Серафима вышла открывать и вернулась на кухню вместе с Малаховым.

— Смотри, Максим, безгрешная душа, только что мы ему перемывали кости и он тут же явился во плоти!

— Безгрешный мужчина- это как-то грустно, — заметил Малахов.

— Как Катерина? Что вместе не заходите?

— Она… — Малахов замялся… — не очень здорова, вы знаете. Я чего зашел-то? Мы свою часть профилактики закончили и хотелось бы вырваться на пару недель в отпуск, съездить с Катериной к моим родителям. Отпустишь?

— Отпущу. Кого за себя оставишь?

— Да, в общем-то и не надо никого за себя оставлять. Мы все сделали. Ну, если хочешь, пусть Гармаш повоюет.

— Справится? У вас там все с гонором, а Володя имеет, прямо скажем, не самый большой стаж. Не поймут…

— На него можно положиться — это главное. Если сравнить с Дунаевым, то он парень куда более ответственный. Макарову, конечно это не понравится. Тем лучше, может что-то поймет.

— Ну ладно, будь по-твоему… хотя ничего ваш Макаров никогда не поймет. Вот если я ему оклад урежу, тогда может быть! Давай так, проведи завтра еще одну последнюю проверку и можешь лететь в родовое гнездо.

— Чаю налить? — прервала их беседу Серафима.

— И с грушевым пирогом!

— Сегодня — пирог с грибами.

— Это вообще деликатес! — обрадовано воскликнул Саша и плюхнулся на стул рядом с Кириловым, — жаль, что я не принес…

— Еще чего! — сердито возразила Серафима. — Чай и только чай! До самых наблюдений вашей кометы!

24

Гармаш почувствовал что-то неладное уже через несколько минут после начала последней проверки. Телескоп переходил в режим сопровождения объектов как бы нехотя, слишком медленно и, как только сработали электромагнитные муфты следящих электромоторов, начал плавно раскачиваться из стороны в сторону. Володя немедленно позвал к пульту Малахова, который следил в это время за показаниями приборов релейной станции.

— Саня, телескоп раскачивается, как пьяный, наверное что-то не в порядке с усилителями.

— Не надо было протирать контакты разъемов спиртом! — пытался было отшутиться Малахов, но взглянув на мечущиеся стрелки контрольных амперметров, почти выкрикнул:

— Быстро «стоп», жди меня!

Он поднялся к пульту и на минуту замер, пытаясь оценить обстановку. Телескоп уже остановился.

— Володя, давай еще разок и спокойно.

Гармаш снова нажал кнопку пуска и телескоп опять двинулся, набирая скорость, но вскоре снова началась та же совершенно невероятная раскачка.

— Еще раз стоп! — Малахов не мигая смотрел на Гармаша несколько секунд, потом спросил: — Что заметил?

— Заметил, что раскачивание идет только по высоте.

— Правильно. Значит неисправность сидит именно в канале управления высотным приводом. Будем проверять все последовательно…

…Они работали уже несколько часов подряд, но обнаружить что-либо существенное им не удавалось. Кроме двух-трех недостаточно затянутых клемм и небольшого разбаланса усилителя управления двигателем они ничего не нашли и оба прекрасно понимали, что это не может быть причиной столь серьезной неприятности. Оба очень устали, но продолжали поиск неисправности, не желая сдаваться странному случаю, который как будто насмехался над ними и специально не давал понять, откуда возникло столь нетипичное явление. Время летело незаметно и Малахов удивился, что так быстро промелькнули двенадцать часов поиска.

Он предложил немного отдохнуть и вызвал дежурного электрика.

— Сережа, посмотри, может быть это где-то в ваших цепях?

Сережа, неохотно покинувший в три часа ночи теплый диванчик дежурного помещения, долго не мог понять, что от него требуется. После подробных объяснений он сонно зевнул и махнул рукой:

— Не, это управление, чего там в моторе может быть. Крутится, значит работает. Ладно, я проверю…

Он скрылся за дверью, а Гармаш, проводив его взглядом, сказал:

— Знаешь, Саня, это что-то до тупости простое. Я уверен, что это не в наших блоках.

— Откуда такая уверенность?

— Видишь ли, чудес не бывает. Мы же проверили у себя почти все и все в порядке…

— …а телескоп не работает, — в тон ему добавил Малахов.

— Вот поэтому надо проверить и силовой агрегат.

— Знаешь, Володя, мне завтра надо ехать, а тут такой сюрприз! Не знаю что и делать…

— Не горюй, вот увидишь, мы сейчас найдем эту пакость.

Они поднялись по крутой винтовой лестнице внутри стойки телескопа к приводу, Гармаш открыл кожух. Все механизмы выглядели вполне обычно, не было видно ни отломанных деталей, ни отвалившихся проводов. Малахов вызвал по внутренней громкой связи дежурного механика в аппаратную и попросил нажать кнопку пуска. Они внимательно глядели, как разгоняются двигатели наведения, как срабатывают мощные электромагниты системы сопровождения и когда, казалось бы, можно было говорить о том, что и этот узел не имеет никаких дефектов, Малахов воскликнул:

— Володя, смотри!

Гармаш посмотрел туда, куда указывал палец Малахова и сразу все понял. Очевидно, во время профилактических работ на приводе, механики рассоединили муфту тахогенератора — измерителя скорости вращения двигателя и забыли соединить снова. Электрически система была абсолютно исправна, электронщики и не могли обнаружить ничего подозрительного.

Малахов вынул отвертку и крепко затянул соединительный винт. Колебания быстро прекратились. Гармаш предложил ему снова разъединить валики, что было сразу же сделано, и колебания возобновились с прежней силой. После этого соединение было окончательно восстановлено и двигатель заработал плавно, медленно и уверенно.

Малахов радостно хлопнул Володю по плечу:

— Все-таки нашли!

— Нашли. Чертовы механы… Хоть бы сказали.

— Мы тоже хороши! Могли бы догадаться…

— Так и догадались. Правда, могли бы и побыстрее, тугодумы.

— Пойдем отдыхать?

— Подожди, нет сил двигаться. Давай посидим немного прямо здесь.

Они присели на решетчатые металлические ступеньки и неожиданно для себя Володя задремал.

…Приехавший утром на смену Дунаев обнаружил, что телескоп включен и стоит на концевых ограничителях, а Малахова и Гармаша нигде нет. Встревожившись он спросил дежурного механика, где тот последний раз видел его коллег и механик ответил, что слышал их голоса в стойке телескопа. Дунаев бросился вверх по ступенькам стойки и едва не споткнулся о полулежащего Малахова. Гармаш находился в той же позе рядом. Дунаев испуганным хриплым шепотом выкрикнул:

— Эй, мужики, вы чего тут!?

И тут же расхохотался.

Гармаш и Малахов спали.

25

К концу сентября комету было уже видно даже невооруженным глазом как мутноватое светлое пятнышко в созвездии Персея. На Астростанцию посыпались телефонные звонки из близлежащих городов и окрестных деревень, жители которых с неизменной тревогой спрашивали, не грозит ли чем-нибудь серьезным столь необычное небесное явление. Кирилов вынужден был несколько раз выступить по местным телевизионным и радиопрограммам с разъяснениями по существу проблемы, но его по-прежнему донимали репортеры, корреспонденты, астрономы-любители и прочая публика, проявившая интерес к открытой им комете. Но это было не самое главное, что больше всего раздражало Максима Петровича в этой околонаучной и околоастрономической суете. Он вдруг понял, что в каждом интервью, при каждой встрече от него ждут какого-то чуда. И, когда Кирилов начинал рассказывать о том, что комета — это не корабль инопланетян, не знамение Дьявола, а всего лишь глыба льда из смерзшихся газов и космической пыли, о сути этого явления и его природе, он каждый раз замечал искреннее разочарование людей от той строго научной информации, которую давал своим слушателям. Разговор об астрономии и ее месте в жизни неизбежно переходил на темы, связанные с вымыслами прессы о космических пришельцах, «летающих тарелочках», «полтергейсте» и прочей газетно-бульварной чепухе, о которой Максим Петрович даже не желал говорить.

«Почему так, — думал он иногда, — ведь в реальном Мироздании множество необычного, почти фантастического, почему они почти все хотят не научной истины, а глупой сказки? Вероятно, наука сейчас очень сложна, многие ее достижения на пальцах не объяснишь, а что касается астрономии, то она теперь вообще не оперирует бытовыми категориями. У обывателя (в хорошем смысле этого слова) возникает неизбежно мысль о бесполезности этой науке в целом. Что вообще понятно и полезно для обычного человека? То, что можно съесть, надеть на себя, использовать для улучшения собственного комфорта, но зачем изучать звезды или галактики, свет от которых идет миллионы лет? Ведь оттуда, заведомо ясно, невозможно привезти ничего необходимого для жизни. И вот тут недобросовестная и жаждущая тиражей и популярности пресса подсовывает простой и понятный ответ: „Небо необходимо наблюдать, потому что оттуда прилетают могущественные инопланетяне! Они могут помочь нам решить все наши проблемы. Они уже прилетали не раз, есть масса свидетелей, но официальная наука это скрывает и обманывает, таким образом, нас всех. Небо необходимо наблюдать и для того, чтобы знать под каким созвездием родился и живет каждый из нас, от звезд зависят наши судьбы…“» И те, кто приехал на Астростанцию с надеждой приобщиться к Чуду узнает от него, Кирилова, что чуда в их понимании вовсе нет, нет никаких пришельцев, как нет астрологии, телекинеза, черной и белой магии, как нет никакой связи всего этого с небом… Ему выпало быть разрушителем Веры, а это весьма редко прощается уверовавшими когда-то в ложные истины.

Его сильно расстроил вчерашний звонок из приемной райисполкома. Секретарша попросила его взять трубку, и он услышал резкий голос председателя.

— Кирилов? Ты вот что, давай закрывай свою контору и всех — на уборку картофеля!

— Не понял…

— Нечего тут строить из себя дитя неразумное. Порядок общий для всех. В районе уборочная, значит все закрываемся и в поле. Все равно от вас никакого толку!

Кирилов уже взял себя в руки и, стараясь говорить ровным голосом и, не повышая тона, ответил:

— Астростанция была построена по решению Совмина, поэтому закрывать ее не дано ни мне, ни вам. Кроме того, мы готовимся к наблюдениям кометы и останавливать эту подготовку я не буду. Не Вам судить и о том, какой от нас толк.

— Ты свою демагогию мне не разводи! Комета подождет. Сало от ваших наблюдений дешевле не станет, и за их выполнение с меня не спросят. А вот за срыв уборочной с меня голову снимут. В общем, даем тебе десять гектар, не уберешь — сниму голову с тебя! Все!

В трубке запели короткие гудки.

Кирилов вызвал Семенова и рассказал ему о телефонном разговоре.

— Руслан Алиевич, что посоветуешь?

— Я вам так скажу, Максим Петрович, разговоры о нашей бесполезности в районе, это не новость, я их не первый год слышу… Самое смешное в том, что наше районное начальство когда-то приложило массу усилий для того, чтобы Астростанцию построили именно здесь. Пока ее строили, часть средств пошла и на благоустройство райцентра: на водопровод, канализацию, несколько пятиэтажных домов. Часть улиц заасфальтировали. Да в общем много чего сделали. Тогда никто и не смел заикаться, что мы не приносим пользы. Теперь, когда стройки закончились, можно и покуражиться. Им дармовая рабсила нужна, вот и заговорили о ненужности астрономии.

— Так что делать будем, закрываться? Комета-то уже видна…

— Давайте, я найду желающих из персонала поселка и съезжу с ними, поработаю. Мы все же в районе этом живем, ссориться с ним не стоит. Иной раз тоже приходится помощи просить…

— Ну что ж, может вы и правы. Все же такой тон, как я сегодня слышал просто недопустим. Полное непонимание наших задач…

— Да все они понимают, просто вы к этому еще не привыкли. Не расстраивайтесь. Я вам даже советую поехать с нами. Вы не представляете как люди там дружно работают, как славно песни поют, когда домой едут!

— Ну что же, спасибо за приглашение, будет возможность — съезжу обязательно…

Октябрь порадовал наблюдателей тихой и ясной погодой, бархатно-черным глубоким небом, чистым, до нереальности. Система наблюдений кометы была окончательно доработана и смонтирована. До пика яркости был еще почти месяц, но, поскольку позволяла погода, астрономы включали аппаратуру, наводились на комету Кирилова и старались получить по возможности максимум информации, используя поочередно весь без разделения световой поток на одном из трех каналов. Первым заступил на наблюдения Виктор Павленко.

Спектр кометы он снял достаточно уверенно в первую же ночь наблюдений, затем отработал поляриметр. Однако, основная программа наблюдений была еще впереди…

Перед началом выполнения программы Кирилов встречался с персоналом телескопа.

— После своего назначения я почти каждую неделю бывал здесь, работал рядом с вами по несколько дней. Кое-какие проблемы удалось решить, что-то пришлось отложить. Нам предстоит весьма ответственный период наблюдений кометы, поэтому я решил еще раз собрать вас для разговора. Какие есть замечания, предложения, жалобы?

Первой подняла руку Люба Осокина, молодая высокая женщина, дежурный оператор аппаратной.

— Конечно, с вашим приходом изменилось многое, внимания мы почувствовали намного больше — это главное. И нервничать на дежурствах стали поменьше, технику за эти месяцы отладили неплохо. А главное — наблюдатели перестали видеть в нас равнодушных марионеток. За это вам, конечно, спасибо. Только вот какая просьба, нельзя ли каждому выдать свой тулуп? А то дали один на всю группу, а это очень неудобно!

— Кому что, а дамам — наряды! — хмыкнул Точилин.

— И ничего смешного, — Осокина снова повернулась к Кирилову. — Этот тулуп Макарову впору, а я в нем тону, поэтому и согреться не могу. А Дунаев в нем курит, потом от меня дымом несет!

— Предлагаю включить в поставки материалов духи! — выкрикнул Дунаев, — Вы какие предпочитаете, — спросил он Любу.

Конференц-зал загудел, зашумел смешками, Осокина обиженно села. Поднялся Малахов и поднял руку.

— Давайте бытовые вопросы отложим на конец собрания. Обсудим главное. Отказов телескопа и правда стало меньше. Но проблема надежности работы по большому счету не решена. Вся электроника нуждается в коренной модернизации. Есть проект. Надо наконец решиться это сделать, мы же не можем торчать здесь сутками не считаясь с трудовым законодательством и своим здоровьем. Мое предложение весьма конкретное: начать в мае следующего года. Думаю и все остальные того же мнения…

…Собрание длилось почти три часа. Кирилов уловил, что долгие месяцы его работы здесь, на горе, вместе с теми, кто поддерживал работу инструмента, не пропали даром. Настроение людей заметно изменилось, исчезла апатия. Макаров на этот раз вообще не выступал и наоборот, те, кто на первом собрании помалкивали на заднем ряду, высказывали весьма дельные предложения, говорили прямо и весьма критично. Можно было причислить все это в свой актив, но главная задача — кардинальное улучшение качества работы телескопа была еще далека от решения и Малахов в этом был более чем прав.

26

После двух недель почти безукоризненной погоды легкий холодный ветерок с юга, который сразу же принес тонкие перистые облака, показался неожиданным и неуместным. До периода наибольшей яркости кометы оставалось совсем немного и, зная непредсказуемость и своенравность местного климата, наблюдатели не без оснований опасались, что в самое интересное для наблюдений время объект окажется за толщей облаков. Синхронные наблюдения по трем каналам — основная программа — окажутся невыполненными, и гигантская работа многих людей за целый год пропадет впустую. Ветер усиливался и уже через сутки и башня телескопа, и вся вершина горы, на которой он был установлен, оказалась окутанной таким густым туманом, что из кабины автомобиля невозможно было увидеть даже обрез капота. Потом пошел снег, сначала редкий и легкий, затем густой, мокрый и тяжелый, быстро засыпавший все окрестности. Иногда снегопад прекращался, переходил в моросящий дождичек, но ветер продолжал гнать плотные тучи и прогноз не предвещал ничего хорошего на ближайшее время. Так прошла сначала неделя, потом другая.

Из зарубежных обсерваторий потоком шли данные о наблюдениях кометы, а здесь было немыслимо даже поднять забрало купола. Кирилов ходил мрачнее тучи, злился на погоду и думал о том, что мир все-таки несправедлив. Он знал почти все программы наблюдений «его» кометы, которые шли в других астрономических центрах, знал абсолютно точно, что отнаблюдать изменения кометы почти в реальном масштабе времени, в динамике и по всем параметрам сразу, могли только здесь. Он сделал все от него зависящее, чтобы не было срывов по техническим и прочим причинам, и вот ворвавшийся откуда-то с Атлантики циклон мгновенно смазал все планы, все возможные результаты.

Лонц и Павленко для того, чтобы не выходить из ночного режима жизни появлялись в комнате отдыха к вечеру и молча резались в шахматы до трех часов ночи, потом разбредались по своим комнатам. Селюкова так же молча смотрела телевизор или пила крепкий кофе с дежурными операторами. Все были расстроены таким фатальным невезением и тем, что в данной ситуации абсолютно невозможно что-либо изменить.

Через три недели ветер неожиданно стих, облака ушли вниз и заполнили всю долину, а над горой снова высветились яркие, почти кристальные огоньки звезд. Комета сияла вполне- ба, ее белый, развернувшийся на четыре созвездия хвост, отлично просматривался без всяких оптических приборов. Такого фантастического зрелища Кирилов не видел никогда в жизни. Он молча стоял на балкончике башни и любовался небесной гостьей. Через несколько минут к нему присоединились наблюдатели и вся дежурная смена, настроение у всех было приподнятое и Кирилов почувствовал это сразу.

— Смотрите, смотрите, — сказал он, — телескоп телескопом, но личных впечатлений ничто не заменит. Еще немного — и все по местам, начнем работу.

В эту ночь работа шла сосредоточенно, без лишних фраз и лишней суеты. Наблюдатели успели освоить наблюдения в синхронном режиме заранее, поэтому коллизий практически не возникало и находившемуся здесь же в аппаратной Сосновскому ничего не оставалось, кроме функций стороннего наблюдателя работы его собственного детища. Под утро Кирилов собрал всех участников наблюдений у себя в кабинете.

— Ну как, други? Как впечатления? Можете обобщить?

— Давайте я, — заговорил Павленко. — Пока все замечательно, есть абсолютно уверенная корреляция, соответствие, между изменениям спектра и поляризации во времени. Таяние ядра кометы происходит очень энергично, с выбросами и в моменты этих выбросов, кроме линий углекислоты появляются полосы циана и метана. В эти же моменты заметно меняется поляризация, о чем говорят результаты, которые зафиксировала Наташа…

— Изменения до девяти процентов, — подтвердила Селюкова.

— Как жаль, что не повезло с погодой, — огорченно по- качал головой Максим Петрович, — можно было бы иметь всю картину изменений в ядре за десятки миллионов километров от перигелия… (Перигелий — ближайшая к Солнцу точка орбиты.)

— Не горюй, Максим, пара недель еще есть! — попытался успокоить его Лонц.

— Ты неисправимый оптимист, Лев Юлианыч! — нервно ответил Кирилов, — Посмотри прогноз, там где-то опять зреет циклон и неизвестно, куда он повернет. Надо иметь в виду, что каждая удачная ночь нашей программы может оказаться последней!

— Около тридцати экспозиций мы уже отсняли, — воз- разил Лонц, — это уже не так мало. Хочу еще проинформировать вас о том, что есть одна интересная новость: шейка хвоста кометы имеет тенденцию к уменьшению. Возможно, завтра мы будем свидетелями любопытного явления, которое известно как отрыв кометного хвоста. Если, конечно, это произойдет не днем.

— Обязательно надо снять, а пока давайте разойдемся на отдых, надо завтра быть в хорошей форме.

Павленко встал с дивана, улыбнулся и поднял правую ладонь:

— Все будет нормально, я уверен!

Наблюдатели разошлись, Кирилов поднялся в помещение АСУ.

Малахов еще не спал. Он стоял у стойки с усилителями и протирал спиртом какой-то разъем.

— Что-нибудь случилось? — спросил Максим Петрович.

— Ничего страшного. Вот, решил прочистить одно соединение, капризное местечко. Так, на всякий случай. Лучше бы его, конечно, заменить.

— Саша, ты вот что сделай, выведи на период наблюдений кометы усиленную бригаду инженеров, чтобы в случае чего быстро принять меры. Ну, скажем, ты, Гармаш, Дунаев…

— …и Макаров.

— Этот еще зачем?

— А затем, что коммутацию он знает лучше всех.

— Не расплатишься!

— Ничего, дадим ему отгулы и все будет в порядке.

— Тебе виднее. В общем, действуй.

Квечеру, когда вся бригада АСУ собралась вместе, Малахов пояснил инженерам причины беспокойства Кирилова.

— Времени для выполнения программы осталось очень немного, львиную долю сожрал циклон. Кирилов волнуется относительно надежности управления. Давайте так: в дежурном режиме Макаров — возле стоек релейной коммутации, Дунаев — усилительная станция, Гармаш — у компьютеров, я — в аппаратной. Если случится неисправность, я сразу дам знать, никого искать не придется.

Телескоп навелся на комету, едва только погасли последние лучи сиреневого, уже морозного, почти зимнего заката. На снимках, которые следовали один за другим через каждые десять минут, было хорошо заметно, что шейка кометного хвоста становится все тоньше и отделение его от кометной комы может произойти в течение ближайших часов. В аппаратную вошел дежурный механик и сказал Кирилову, что надо переложить стекловолоконный фибер, который может натянуться и оборваться, что означало бы конец работы спектрографа. Кирилов согласился сделать перерыв на пять минут, а затем навестись на комету так, чтобы место соединения хвоста и комы было бы в центре поля зрения.

Телескоп уложили в «горизонт», и Сосновский вместе с механиками отправился перекладывать фибер. Эта операция была не столь простой и требовала отсоединения стекловолоконного светопровода, поэтому она заняла отнюдь не пять минут, а целых пятнадцать. Кирилов нервничал и успокоился только тогда, когда труба телескопа снова пошла вверх, в темный проем купола. И тут случилось то, чего никто и никак не ожидал.

Телескоп, не доехав до нужного положения, остановился, а индикация выдала сигнал неисправности. Кирилов рывком повернулся к Малахову и почти выкрикнул:

— Ну, что у вас?

Малахов схватил в руки микрофон громкой связи.

— Дунаев, что там у тебя?

— Сигнал отрабатывается, только какой-то он… маленький…

— Гармаш?

— Что- то с преобразователем азимута- два разряда пропали.

Малахову стало почти сразу понятно, что происходит с телескопом. Пропали два разряда регистра скорости, значит привод не успевает за объектом в режиме наведения. Если привод наведения чем-то подтолкнуть совсем немного, он дотянет до нужной точки и включится режим ведения, у которого уже свой привод, наверняка исправный!

— Гармаш, быстро в привод азимута и проверни его рукой настолько быстро, насколько сможешь!

Гармаш понял Малахова, едва только тот произнес первую фразу. Он пулей вылетел в коридор и уже через минуту стоял возле двигателя. Сняв трубку местного телефона и набрав быстро номер, он сорвавшимся голосом выкрикнул:

— Я здесь!

— Осторожно, я делаю пуск! — услышал он голос Малахова.

Двигатель загудел, ротор сначала сделал несколько быстрых оборотов, потом начал снижать скорость и, наконец, пошел совсем медленно.

— Давай! — снова раздался в трубке Сашин голос.

Володя изо всех сил крутанул ротор, как бы помогая обессилившей машине набрать нужную скорость. По громкому удару электромагнитной муфты двигателя привода ведения он скорее почувствовал, что ему это удалось и, подняв трубку телефона, он снова выкрикнул, стараясь перекричать нарастающий гул:

— Порядок!

— Поднимайся пока, но будь наготове.

— Я лучше пока побуду здесь, хорошо?

— Не стоит, перенаведений больше не будет, лучше подготовь запасную плату преобразователя.

В аппаратной напряжение и тревога, вызванные внезапной неисправностью, постепенно стали утихать, наблюдения продолжались, по экранам скользили ровные колонки чисел, кадры спектров и изображений фрагментов кометы. Максим Петрович только теперь отчетливо понял, что вся сегодняшняя ночь, возможно, самая важная и последняя была на грани срыва, и только благодаря опыту Малахова все обошлось. От этой мысли, от сознания того, что весь его и не только его труд в течение года мог закончиться безрезультатно от этой случайной поломки, что вся выстроенная им пирамида, на вершине которой он находился, сработала бы впустую, стало вдруг нестерпимо жарко. Кирилов откинулся на спинку кресла и вдруг почувствовал, как резкая боль снова возникла где-то в глубине его груди, и, как будто испепеляющий огонь двинулся от самого сердца по всему телу. Ему стало трудно дышать, в глазах побелело от яркого, нестерпимого света, который как-то сразу померк и все погрузилось в кромешную темноту…

Когда Максим Петрович очнулся, он увидел, что над ним склонилась Наталья Николаевна.

— Он жив! Открыл глаза- проговорила она, казалось совсем беззвучно, но все, кто находились здесь, ее услышали. Рядом с ней стояли Павленко и Лонц. Малахов и Макаров разворачивали носилки.

— Машину вызвали. Уже едет, — сказал вошедший в аппаратную Точилин.

— Хорошо, что у меня тот же недуг, я всегда с собой вожу шприц с нитроглицерином, но, похоже, что уколом на этот раз не обойдется.

— К черту медицину! — прохрипел Кирилов пытаясь привстать, — Отделение хвоста от комы уже было?

— Сняли, Максим, ты не волнуйся, — Лонц положил руку на его запястье, — осталось совсем немного, мы все отснимем.

— Успели… успели!.. — тяжело выдохнул Максим Петрович.

— Главную часть программы мы, считай, уже сделали, остальное не столь уж важно-, добавил Павленко.

Кирилов успокоено закрыл веки. Его уложили на носилки, накрыли полушубком и вынесли из башни. Свежий холодный воздух хлынул в легкие и он снова открыл глаза. Над ним россыпью бриллиантов сиял Млечный Путь, кометный хвост так же пересекал полнеба, а далеко на востоке появились первые признаки наступающего рассвета.

Подошла машина, из нее быстро вышла Серафима. Он еще не видел ее, но по стуку шагов точно знал, что это она.

Серафима подошла к Максиму Петровичу и приложила теплую ладонь к его щеке. Она старалась быть спокойной. Она знала, что сейчас нет ничего важнее ее спокойствия. Нельзя ни плакать, ни суетиться.

— Как ты, Максим?

— А, Симушка! Я думаю, все обойдется… Мы еще съездим с тобой в горы и я обязательно еще раз окунусь в наше озеро. Я еще не закончил массу дел здесь…

— Конечно, конечно, Максим, ты только держись, держись… Я тебя из этой беды обязательно вытащу, я ведь немножко ведьма, ты же знаешь…Мы с тобой должны еще очень долго прожить вместе.

Носилки внесли в машину и водитель мягко и осторожно тронул с места. Кирилов покачивался на брезентовом полотне и молча разговаривал с самим собой:

«На самом деле ты просто счастливый человек.

У тебя есть любимая работа. У тебя есть любимая женщина. У тебя есть друзья и соратники.

У тебя, и это очень важно, есть люди, за жизнь которых ты отвечаешь. Значит надо держаться, надо жить и работать. И самое главное: „Еще не все грани смысла тобою познаны“».

Декабрь 1998 г.


home | my bookshelf | | Год белой кометы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу