Книга: Товстуха Иван Павлович. Помощник И. В. Сталина



Владимир Иванович Левченко

Товстуха Иван Павлович. Помощник советского партийного и государственного деятеля И. В. Сталина

Купить книгу "Товстуха Иван Павлович. Помощник И. В. Сталина" у автора Левченко Владимир

В официальных советских источниках о Товстухе, как и о других работниках секретариата Сталина, да как, собственно и о самом секретариате, сведений немного. Да и как же иначе, ведь по сути своей этот закрытый партийный орган под разными названиями (Секретно-оперативный отдел – Бюро Секретариата – Секретный отдел – Особый сектор ЦК РКП (б) – ВКП (б) – КПСС) просуществовал до последних дней КПСС.

Иван Павлович Товстуха был первым организатором и руководителем личного секретариата Сталина еще до занятия последним поста секретаря ЦК. Согласно официальным данным, Товстуха в качестве сотрудника Сталина начал работать с апреля 1918 г., когда он из московского штаба Красной гвардии перешел в Наркомат по делам национальностей. Правда, наркомнац тогда был одним из самых захудалых наркоматов, куда никто не стремился на работу, но быстрота, с которой делал там свою карьеру Товстуха все же показывает, что он с самого начала пользовался большим доверием Сталина.

Этот вывод полностью подтверждается тем обстоятельством, что с декабря 1921 по апрель 1922 г. Товстуха, оставив работу в наркомнаце, целиком переходит на работу заведующего личным секретариатом Сталина. В этих условиях вполне естественно, что Сталин при своем вступлении на пост секретаря ЦК, немедленно переводит Товстуху в аппарат секретариата ЦК и назначает своим помощником с официальным званием «помощника секретаря ЦК». Такого звания до Сталина в аппарате ЦК не существовало. В качестве помощника секретаря ЦК Товстуха стал руководителем Бюро секретариата ЦК, которое было создано Сталиным для руководства работой всех отделов секретариата – основной пружиной, которая приводила в движение эту сложную машину секретариата ЦК. Во главе его стояли лица, выбранные самим Сталиным, лично ему подчиненные и только от него зависевшие. «Кабинет Сталина» состоял из молодых фанатиков, не членов ЦК. Людям этим никто в первое время не придавал никакого значения. Их привыкли рассматривать как технических сотрудников Сталина, как преданных своему делу службистов, безо всякой претензии на «большую политику». Они ведут протоколы на заседаниях ЦК, дают справки по самым различным вопросам, приносят чай и бутерброды для заседающих, точат карандаши своему шефу. При всем этом, как это и подобает лакеям, хотя бы и партийным, они внешне подчеркнуто покорны, послушны и до приторности услужливы перед любым из членов ЦК.

Подбор кадров для такой работы был делом весьма нелегким; не только потому, что работа была исключительно ответственной, но и потому, что методы, применявшиеся при ее ведении, часто были весьма рискованными и далеко выходили за рамки, установленные самыми гибкими правилами человеческого общежития. Чтобы стать пригодными для этой работы, особенно, чтобы стать пригодными для руководящих постов в ней, исполнители должны были обладать совсем особыми качествами, быть полностью свободными от норм общечеловеческой морали.

Сталин удачно справился с этой задачей. Люди, подобранные им на руководящие посты в его секретариате, оказались на уровне стоявших перед ними задач и выдержали с честью испытание временем на верность Сталину.

Вот их имена: Товстуха, Поскребышев, Смиттен, Ежов, Бауман, Поспелов, Мехлис, Маленков, Петерс, Урицкий, Варга, Уманский. У каждого из них был и официальный титул. Товстуха значился в списке сотрудников ЦК как «помощник секретаря ЦК» (чисто техническая должность, вроде начальника канцелярии – институт помощников секретарей существовал и на местах). Поскребышев был помощником помощника, то есть Товстухи, по сектору учета и информации. После смерти Товстухи Поскребышева назначили помощником секретаря и начальником «Особого сектора», а Смиттена – помощника Поскребышева «по партийной статистике» – на его место. Ежов заведовал сектором кадров, Поспелов – сектором пропаганды (помощник – Мехлис).

Маленков был заместителем Поскребышева по «Особому сектору» и протокольным секретарем Политбюро. Когда Ежова перевели на заведование отделом кадров Наркомзема (1929 г.), Маленков был назначен начальником «Сектора кадров». Если не говорить о Маленкове, который большую роль в этом секретариате стал играть лишь значительно позднее, в конце 1930-х гг., то основными фигурами личного секретариата Сталина были два человека – И. П. Товстуха и А. Н Поскребышев. Оба они настолько прочно связали свои биографии с деятельностью этого учреждения, что именно их следует иметь в виду, когда речь заходит о личном секретариате Сталина в эпоху 1920-х гг.

Для многих эта работа в личном секретариате стала трамплином для прыжка на более высокую ступень советской иерархической лестницы, но немало их поломали свои шеи на этой лестнице.

Этот нелегальный «Кабинет Сталина» впоследствии получил официально-легальное наименование: «Секретариат т. Сталина» (не смешивать с «Секретариатом ЦК»!).

В этот термин – «личный секретариат Сталина»– в литературе вкладывается не всегда одно и то же содержание. Надо знать, что этот секретариат на самом деле был не всегда одной и той же организацией, не всегда выполнял одни и те же функции. Поэтому когда речь идет об этом секретариате, необходимо точно определить, какой именно период, и какую именно часть этого секретариата имеют в виду.

Главное содержание его деятельности составляла роль закулисного рычага, с помощью которого Сталин не только приводил в движение весь аппарат секретариата ЦК, концентрируя его усилия на борьбе за диктатуру партийного аппарата над аппаратом советского правительства, но и стремился на всех этапах этой борьбы вводить в нее элементы борьбы за установление все более и более полной, тотальной диктатуры лично Сталина над самим партийным аппаратом.

«Кабинет» подбирал «кадры» партии, армии, государства. «Кабинет» был в первую очередь «лабораторией фильтрации кадров». Судьба и карьера члена партии любого ранга, от секретаря местного парткома (впоследствии до секретаря райкома партии включительно) и до наркома СССР, зависели от соответствующего «сектора» «Кабинета». Но, чтобы назначать новых, надо было убирать старых, по возможности без шума и «пыли». Об этом заботился «Особый сектор», руководимый Товстухой. Внешне он не был каким-либо «особым» сектором. Его существование в аппарате ЦК было само собой разумеющимся фактом. Он хранил секретные документы партии и правительства и был как бы простым партийным сейфом. Когда же был окончательно оформлен «Кабинет Сталина», секретный отдел ЦК просто исчез, с тем чтобы появиться в составе «Кабинета» уже под другим, еще более таинственным названием: «Особый сектор». Да и существовал он отныне действительно тайно. Только после окончательной победы Сталина – после XVII съезда партии – было сообщено о его существовании.

Сталин выстроил свой аппарат власти таким образом, что не Политбюро, состоящее из старых

большевиков, не какой-либо другой орган государственной власти, а технический кабинет, состоящий из молодых, внешне скромных, партии и стране неизвестных, но способнейших исполнителей воли своего хозяина, направлял внешнюю и внутреннюю политику СССР.

Поэтому неудивительно, что о деятельности этого партийного органа, как и о его руководителях, так мало сведений в официальной советской истории.

В круг обязанностей Товстухи, как заведующего секретным отделом также лежало расследование всякого рода обвинений, сообщений и доносов, поступавших в ЦК и касавшихся руководящих деятелей партии и советского аппарата. Этого рода материалы в секретном архиве переплетались с материалами о политической благонадежности соответствующих лиц, об их связях с оппозиционерами, об их неосторожных разговорах и резких отзывах. Специальные уполномоченные производили обследование провинциальных и столичных архивов старых, дореволюционных полицейских учреждений, выискивая там материалы, которые могли компрометировать настоящих и будущих противников Сталина. Посылались целые экспедиции в далекие места сибирской ссылки. Еще более старательно собирались материалы о так называемом бытовом разложении советских сановников, из которых многие, дорвавшись до власти, проявляли большую тягу не только к житейской роскоши, но и к некоторым другим пикантным деталям морально – этического разложения.

Дело это ставилось, конечно, как особо секретное, все регистрировалось и бралось на учет. Наиболее «драгоценные» материалы не передавались даже в секретный архив секретного отдела секретариата ЦК, а хранились в особых сейфах личного секретариата Сталина.

Дело шло отнюдь не о том, чтобы сделать эти материалы достоянием гласности или довести их до сведения соответствующих партийных инстанций. Сталин собирал свой архив для того, чтобы угрозами разоблачений держать в своих руках скомпрометированных партийных деятелей и заставлять их во внутрипартийной борьбе занимать позиции, выгодные Сталину, отказываться от выступлений, которые были бы для Сталина опасны.

Тогда еще не существовала ЦКК (Центральная Контрольная Комиссия) и секретный отдел предвосхищал ее функции в отношении наиболее крупных советских деятелей. После создания ЦКК секретный отдел секретариата должен был бы раствориться в аппарате ЦКК, но Сталин настоял на его сохранении, превратив этот секретный отдел в особо тайный надверховный орган надзора за партийными и советскими учреждениями и деятелями, который проверял материалы и затем решал, передавать ли их в ЦКК или нет.

Товстуха был внешне мрачным сухощавым интеллигентом, больным туберкулезом, от которого впоследствии и умер. Именно он был инициатором создания знаменитых «расстрельных списков», составлять которые после его смерти продолжил Ежов, который став главою НКВД, по ним же и расстреливал, задушив страну новой волной террора. Но все это под неусыпным оком товарища Сталина, никакой «самодеятельности».

В это же время Товстуха начинает играть все более и более значительную роль в «научной» деятельности коммунистической партии, заняв пост помощника директора Института Ленина. Эта «научная» работа Товстухи по существу была ничем иным, как внедрением шантажистских методов работы секретного сталинского архива в работу Института Ленина. Институт после смерти Ленина стал важнейшим центром собирания материалов по истории коммунистической партии и революции. Особыми декретами все граждане СССР и в особенности все члены коммунистической партии были обязаны сдать в этот Институт подлинники всех документов, исходивших от Ленина или имевших отношение к его деятельности. Только Институт должен был хранить эти документы, и он же решал вопросы, какие из них следует публиковать. Такие документы тогда имели не только историческое, но и огромное актуально политическое значение: мертвый Ленин был канонизирован, и цитаты из его статей и писем играли роль не подлежащих оспариванию аргументов. Отзывы Ленина о партийных работниках создавали или губили репутации. Но от Ленина осталось много ненапечатанных рукописей и заметок, тысячи писем к разным лицам. Среди них было много весьма неблагоприятных для Сталина, отношение к которому Ленина за последний год жизни определилось как резко – отрицательное. Ряд таких документов, о существовании которых точно известно, был навечно погребен в этом архиве.

Институт в этих условиях становился центром огромного политического з начения. Товстуха, назначенный туда в ноябре 1924 г. заместителем директора, играл в жизни Института роль «ока Сталина». Он стал заведующим архивом Института, и в его руках сосредотачивались все вновь поступающие документы. Он первым знакомился с их содержанием, что давало ему возможность накладывать руку на материалы, публикация которых с точки зрения Сталина, была нежелательной. Ряд таковых вообще исчез. Наоборот, те из документов, которые по содержанию были неблагоприятными для противников Сталина, публиковались в ближайшую очередь, если только задержание их публикации не казалось полезным в целях политического шантажа.

В этой области Товстуха чувствовал себя, как рыба в воде. Человек озлобленный и мстительный, весьма тщеславный и с большими претензиями, Товстуха, казалось, самой судьбой был создан для той работы, которую на него возложил Сталин. Замкнутый и малообщительный, избегавший новых знакомств, он с недоверием присматривался ко всем встречным, выискивая в них слабые стороны.



Биография

Товстуха Иван Павлович [10(22).2.1889, Березна, ныне Черниговской области, – 9.8.1935, Москва], советский партийный и научный деятель. Член Коммунистической партии с 1913. Родился в семье приказчика. В революционном движении с 1905; в 1909 арестован, в 1911 выслан в Иркутскую губернию, в 1912 бежал за границу. Жил в Австрии и Франции; был членом Французской социалистической партии, работал в Парижской секции большевиков. После Февральской революции 1917 вернулся в Россию. С ноября 1917 по март 1918 работал в центральном штабе Красной Гвардии в Москве, затем секретарь и член коллегии Наркомнаца. В 1921–1924 и в 1926-30 в аппарате ЦК партии. В 1924-26 помощник директора института В. И. Ленина при ЦК ВКП (б). С 1931 заместитель директора института Маркса – Энгельса – Ленина. Участвовал в подготовке и издании Соч. В. И. Ленина, сборника «ВКП (б) в резолюциях съездов, конференций и пленумов ЦК». Делегат 15-17-го съездов ВКП (б), на 17-м съезде избирался кандидатом в члены ЦК. Был член ЦИК СССР. Похоронен на Красной площади у Кремлевской стены.

Основные произведения:

«Вопросы истории КПСС». 1969 г.


Купить книгу "Товстуха Иван Павлович. Помощник И. В. Сталина" у автора Левченко Владимир



на главную | моя полка | | Товстуха Иван Павлович. Помощник И. В. Сталина |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу