Book: Воспевая утреннюю звезду



Воспевая утреннюю звезду

Мэрилайл Роджерс

Воспевая утреннюю звезду

В год 678

И появилась в августе того года звезда, называемая кометою, и сияла она в течение трех месяцев подобно солнечному лучу. Тогда-то и лишил король Эсгферт епископа Уилфрида его епархии…

Англосаксонские хроники

ПРОЛОГ

Конец весны 678 года

Пляшущие языки огня окрашивали небо позади двух бегущих женщин в странный оранжевый цвет. Оттого и горизонт впереди бегущих казался неестественно ярким, а привычные краски заката скрывались за тяжелой дымовой завесой.

– Куда мы идем? – спросила младшая, стараясь поспеть за быстрым шагом старшей.

Женщин подгонял испепеляющий жар: их дом подожгли, чтобы изгнать его обитательниц.

– Что сулят небеса таким, как мы?

За нескрываемой яростью своей спутницы, вызванной их первым поражением от рук невежественных и испуганных дураков, Гита чувствовала страшное отчаяние – больно видеть гибель всего, что тебе дорого. Но в юности ей пришлось однажды пережить подобные моменты, и потому сейчас она ответила лишь пожатием плеч, скрытых длинными черными волосами, в которых широкие серебряные пряди сверкали как молнии в полуночном небе.

– Я намерена узнать, действительно ли тот, кого зовут великий Глиндор и о котором мы слышали множество хвалебных песен, обладает могуществом настоящего колдуна. – Прозвучавшая в голосе женщины насмешка ясно говорила, что она сильно сомневается в способностях великого Глиндора.

Пораженная Элис на минуту замерла. Вся саксонская Британия и все княжество кимвров не раз слышали рассказы о неземном могуществе Глиндора, о том, как благодаря колдовству его учеников бежала огромная армия, даже не попытавшись вступить в бой. И хотя Гита была ей не матерью, а теткой (матери своей девушка не помнила), Элис давно поняла, что не следует мешкать, выполняя ее приказы.

Злобный смех Гиты прозвучал столь громко и яростно, что, должно быть, распугал зверей в лесу… Ни один человек не посмел приблизиться к тропе, по которой шли женщины. Гита не утруждала себя объяснениями. Она говорила только тогда, когда желала похвалиться своей властью над силами природы.

– Глухой ночью, еще до того, как эти слабоумные дураки собрались с духом, чтобы напасть на нас, я советовалась с еще невидимой, нарождающейся Луной. Нам суждено идти на север, туда, где живет Глиндор со своими приспешниками. Нашим судьбам суждено пересечься.

Гита бросила сердитый взгляд из-под нахмуренных бровей. Ее раздражало, что племянница продолжает сожалеть об утраченном. Она вновь напомнила Элис, что не следует привязываться ни к людям, ни к вещам. Это бесполезно и к тому же опасно.

– Не стоит тратить время на беспокойство о том, чего уже нет. Лучше подумай о том, что те, кто лишил нас дома, никогда не смогут воспользоваться нашими землями, потому что благодаря моим усилиям эти земли теперь будут считаться долиной рока, – с удовлетворением проговорила Гита.

Элис взглянула на цветы, пестревшие в траве, по которой ступали ее ноги. Она не испытывала радости при мысли, что эта долина – райский уголок ее детства – станет обителью мрака и печали. Напрасно пыталась она представить будущие страдания тех, кто причинил ей столько зла.

Гита обернулась, чтобы взглянуть в ярко-синие глаза своей прекрасной племянницы.

– Как ты не можешь понять, что все случившееся лишь помогает нам двигаться навстречу судьбе, которая нам предназначена? Мы должны добиться лучшей доли, а не тратить понапрасну наши способности! Посмеешь ли ты усомниться в могущественной силе, которая ведет нас по предначертанному пути?

– Что ты, Гита, я никогда в ней не сомневалась! Элис откинула назад массу черных вьющихся волос и смело взглянула в глаза своей наставницы. И хотя ее сильно разозлили деяния слабых умом и трусливых душою представителей рода человеческого, она избавится от всех опасностей, полностью полагаясь на те особые силы, которыми они обе владеют с таким мастерством. Она должна на них полагаться, она так и сделает.

И по мере того, как крепла решимость Элис сыграть роль, ради которой ее растили, глаза ее становились все темнее, взгляд их – все тверже. Ее глаза походили уже не на сапфир, а на оникс.

– Я без колебаний последую за тобой, чтобы осуществить предначертанное мне судьбой.

ГЛАВА 1

Лето 678 года

Тр-рах!

Рывком открытая дверь изо всех сил ударила по каменной стене. Столь нелюбезным образом объявил о своем прибытии в маленькую монастырскую келью нежданный гость. Звук удара эхом отозвался под сводами монастыря, и юная красавица, стоявшая на коленях перед человеком в сутане, вздрогнула. От неожиданности она присела и подняла глаза к источнику шума – стоявшей в дверном проеме высокой, закутанной в черный плащ фигуре, силуэт которой четко вырисовывался на фоне ярких лучей заходящего солнца, сиявшего в ярких волосах мужчины.

Губы вошедшего скривились в циничной усмешке, янтарные глаза потемнели от гнева, когда он окинул взглядом привлекательные женские формы. Она была самой прелестной женщиной из всех, что когда-либо доводилось видеть Адаму. Но женщина эта заслуживала осуждения, ибо хоть она и стояла на коленях перед священником, и более того, перед самим епископом, ее стройные плечи и пышные груди были прикрыты лишь облаком черных как смоль волос, которые не могли как следует скрыть их прелесть.

– Кто вы?

Тучный епископ Уилфрид тотчас же оказался между пришельцем и дерзкой женщиной, с явным одобрением глядевшей на крепко сложенного незнакомца. По злобному выражению лица и привлекательному сложению мужчины епископ тотчас распознал, что тот является надежным орудием сатаны, послушным всем грехам плоти.

– По какому праву вы без приглашения вторглись в мое жилище?

– Я стучал и стучал громко, но ответа не получил. Опасаясь, не случилось ли с вами чего дурного, я просто открыл дверь, которая почему-то была не заперта.

Раздраженный епископ вспыхнул, переводя многозначительный взгляд с незнакомца на расколотую сверху донизу дверь. Если этот человек продемонстрировал такую силу, будучи спокоен, горе тому, кто встанет на его пути…

Женщина, все еще стоя на коленях, промурлыкала несколько слов, выразив свое восхищение силой, от которой пострадала дверь.

При звуке ее голоса епископ бросил на нее взгляд и тотчас отвернулся, чтобы упрекнуть вошедшего:

– Уединение приближает человека к Богу и помогает обрести ту благодать, к которой мы стремимся здесь, в монастыре, ради себя и ради других. – В его тихом голосе чувствовалось напряжение, и было ясно, что епископ с трудом сдерживается. – У меня никогда не было оснований бояться вторжения и не было причин запирать дверь.

– Раз уж у вас не было оснований запирать дверь, то и мое неожиданное появление не могло вас сильно встревожить.

– Вы нарушили мой покой… так не поступил бы ни один из братьев… и нарушили его в очень неподходящий момент. Монахи монастыря Уинбюри отказались от земных радостей. Они не могли бы мне помешать, присутствуя при этой сцене, в то время как вы явно не способны понять истину.

– Истину?

Невольно взгляд Адама обратился на женщину, которая, держась за пышную сутану епископа, продолжала неторопливо изучать вошедшего. Она дразняще покачала головой, тряхнув массой блестящих черных кудрей так, чтобы можно было мельком увидеть ее соблазнительную плоть.

По тому, как женщина пыталась его завлечь, Адам понял, что она не является раскаявшейся грешницей, пришедшей искать спасения. Однако, задавая вопрос, он постарался скрыть свое презрение:

– Что за достойная цель может объяснить пребывание епископа наедине с этой полуодетой женщиной в его собственной спальне?

Почувствовав насмешку в словах незнакомца, Уилфрид проследил за взглядом его золотистых глаз и увидел, что юная соблазнительница намеренно привлекает внимание незнакомца. Он заскрежетал зубами, сдерживая поднимающийся гнев. Он наклонился, схватил с крючка на стене темный плащ и накинул его на плечи женщине, прежде чем поднять ее на ноги и поставить перед собой. Придерживая женщину за плечи, он слегка подтолкнул ее к незваному гостю.

– Это Элис, дочь колдуна-друида, обученная их темным делам. Как повелел господь своим ученикам, я пытался изгнать из нее демонов.

Прищурив янтарные глаза, Адам изучал непристойную женщину. Он обратил внимание на то, что она слегка изменила позу и стала еще более соблазнительной, но не заметил усмешки, мелькнувшей в глазах епископа, когда тот представлял девушку.

До сих пор Адам был невысокого мнения о женщинах, и у него не было причин его менять, а поведение этой девицы только усилило его отвращение к женщинам вообще.

Епископ проворчал, выражая неудовольствие поведением женщины:

– Она превосходно владеет всеми женскими хитростями и способна превратить любого мужчину в закоренелого грешника, но я не поддался. И я бы преуспел в своей миссии, если бы ваше несвоевременное появление мне не помешало и не свело на нет тот прогресс, что уже был достигнут.

Взгляд Адама стал циничным. Прогресс-то был, только вот в чем? Объяснения епископа ничуть не изменили его мнения о происходившем. Друидской колдунье так же мало хотелось изгнать бесов, как и раскаяться в своих грехах. Однако ей все же пришлось отвести от него взгляд поразительно ярких сапфировых глаз, но призыв в их туманной глубине остался неизменным.

Хотя Адам и не поверил объяснениям епископа по поводу интимной сцены, она могла послужить ответом на вопрос, который он собирался задать и ради которого сюда пришел. Утрата иллюзий явственно звучала в послании его младшего брата Элфрика и звучала громко, как церковный колокол. Брат утверждал, что епископ вовсе не тот человек, за которого себя выдает, что пастырь, которым мальчик прежде так восхищался, открыто нарушал священные обеты. Именно поведение епископа объясняло страстное желание мальчика покинуть этот новый монастырь.

– Я Адам, илдормен Оукли. Я обеспокоен письмом моего брата и приехал его навестить.

Адам заметил, как широко раскрывшиеся на мгновение глаза епископа приняли выражение напускного сожаления.

– Боюсь, сын мой, что у меня для вас нерадостная весть о вашем брате.

Густые ресницы скрыли мелькнувший в карих глазах огонь. Адам, хмурясь, ждал объяснений.

– Элфрик умер.

Произнося эти слова, Уилфрид сделал шаг назад, гадая, не обладает ли этот саксонский лорд могуществом иного рода. В странных золотистых глазах Адама вспыхнуло такое пламя, что могло бы испепелить живое существо. Будучи знаком только с хрупким, преданным Элфриком, Уилфрид полагал, что многочисленные рассказы о физической силе Адама и о его воинских подвигах сильно преувеличены. Но теперь он сомневался в этом.

– Его настигло какое-нибудь поветрие? Раскаяние и сожаление подобно удару утыканной шипами булавы поразили Адама. Ради благополучия Оукли ему пришлось на несколько часов отсрочить отъезд. Вместо того чтобы отправиться в путь сразу же по получении послания брата, он должен был сначала по всем правилам передать дела по управлению графством. А вышло, что из-за этой задержки Адам никогда больше не увидит любимого брата. Следующие слова епископа нанесли ему еще один жестокий удар:

– Боюсь, что не болезнь плоти, но слабость ума была тому причиной.

Темные золотистые брови нахмурились еще сильнее. Адам знал Элфрика, как никого другого на земле. Если бы епископ сказал, что причиной смерти брата стала одна из неизлечимых болезней, эпидемии которых время от времени свирепствовали в этом краю, Адам не усомнился бы в его словах. Но слабость ума? Никогда!

Уилфрид поспешил умерить ярость и недоверие к своим словам, которые он увидел в лице воина. Он сказал:

– Я сам видел, как Элфрик вонзил кинжал в свое сердце!

– Нет!

Адаму показалось, что это он сам заколот ударом кинжала. Но шок пошел ему на пользу – он стряхнул с него ощущение вины. Было очевидно, что в словах епископа не было ни слова правды. Это предположение подтверждалось улыбкой, которую он заметил на сочных, как ягода, но показавшихся ему ядовитыми губах женщины.

– Покажите мне могилу.

В ответ епископ скорбно покачал головой с поредевшей седой шевелюрой.

– Не могу, ибо я не знаю, где она.

– Разве не на церковном дворе он похоронен? Сдерживая ярость, Адам сжал кулаки, но желая получить ответ, старался не дать им воли. Исполненный сознания собственной праведности, епископ нашел в себе силы прямо взглянуть в золотистые глаза Адама.

– Человек, виновный в грезе самоубийства, не может покоиться на освященной земле.

– Тогда пусть люди, похоронившие его, укажут мне выбранное ими место.

– Мы не можем этого сделать. Категорический отказ епископа сопровождался мрачным, полным жестокого удовлетворения смехом женщины.

Адам замер, словно превратившись в кусок гранита, но ярость ясно читалась в его крепко сжатых губах и в опасном блеске золотистых глаз. Епископ поспешил объяснить:

– В тот вечер у нас останавливались два монаха-паломника, шедшие поклониться могиле святого Юниса. Они и согласились выполнить печальный обряд в обмен на наше гостеприимство. Уже неделя, как они ушли от нас. – Уилфрид понимал, что речь его похожа на детский лепет, но несмотря на испытываемое им отвращение к собственной слабости, не мог остановиться. – Я знаю только, в каком направлении они пошли и могу предполагать, что они не унесли его дальше леса, что у южной границы монастырских земель. Точного места я не знаю.

– Во искупление столь явного пренебрежения к брату, верните мне четки, которые он всегда носил с собою и которые были ему даны нашим отцом, чье имя он носил.

Скрестив на груди руки, Адам молча ждал, всей своей неподвижной фигурой показывая, что не примет отказа. Без четок он не уйдет. Они были благословлены Папой, ими очень дорожил отец Адама, ушедший в монастырь в расцвете сил, после того как подарил миру двух сыновей. В награду за благочестие и хорошую работу Элфрик-старший был назначен монастырским историком. Эта почетная должность обязывала его описывать в хрониках события каждого года, и он с честью справлялся с этим делом вплоть до самой своей смерти, последовавшей пять лет назад. Будучи старшим сыном в семье, Адам с гордостью нес на своих плечах нелегкую ношу управления графством Оукли, в то время как Элфрик пошел по стопам отца и посвятил свою жизнь церкви. Оставшись теперь последним в роду, Адам просто обязан был вернуть семье талисман, столь высоко ценимый отцом и братом.

Епископ, сощурившись, довольно долго размышлял, что ответить. Этот могучий воин никак не мог проверить, в самом ли деле Элфрик похоронен со своей драгоценной реликвией на шее. Адам упорно смотрел на епископа янтарными глазами, и тот счел за лучшее успокоить воина, насколько это было возможно.

Епископ направился к небольшому ларцу, стоявшему на другом, гораздо большем, и, судя по всему, содержавшем нечто важное. Он достал из ларца тяжелую нить, состоящую из жемчужин, оправленных в золото, и усыпанного рубинами распятия.

Адам мрачно улыбнулся, когда упавшая в его руку тяжелая нить превратилась в маленький золотой холмик.


Не получив приглашения переночевать в монастыре, да и не желая этого, Адам присоединился к двум своим спутникам, ожидавшим его за высоким монастырским частоколом. Они разбили лагерь в лесу неподалеку от монастыря. Утром Адам собирался осмотреть лес. Страстно желая найти могилу брата, он рассчитывал обнаружить следы потревоженной человеком земли. Адам хотел убедиться, что последнее пристанище бедного мальчика не побеспокоят звери, что там есть подобающий могильный холм из камней и, что бы там ни говорил епископ, Адам хотел установить на могиле крест.

Он не смог заснуть чуть ли не до самого рассвета: его мучило чувство вины, ему казалось, что он подвел мальчика. Не давало ему покоя и сознание, что брата не похоронили как следует. И только когда легкий ветерок пробежал по верхушкам деревьев и в густой листве засуетилась мелкая лесная живность, Адам ненадолго забылся.

Он проснулся как от толчка – сказался инстинкт опытного воина – и сразу уловил блеск серебристого лезвия. С громким боевым возгласом, от которого у врагов стыла в жилах кровь, он перекатился, и кинжал, занесенный для смертельного удара в сердце, вонзился в правый бок пониже ребер.

Через мгновение троица могучих воинов уже стояла плечом к плечу с обнаженными мечами, готовая отразить атаку. Однако горстка трусливых убийц растворилась в густой чаще за догоравшим костром. Когда двое хотели броситься в погоню, оружие выпало из рук третьего, и он грузно осел на ствол поваленного дерева, прижимая руку к ране, из которой сочилась кровь.

– Пип, – обратился к товарищу невысокий коренастый спутник Адама, – я останусь здесь, а ты отправишься в погоню за негодяями и заметишь, куда они бегут. Позже у нас будет время отомстить.



– Не тратьте времени на жалких трусов, – приказал Адам, и его спутникам пришлось подчиниться. – Это не воины, они не станут встречаться с нами лицом к лицу, когда мы готовы к бою. Пусть уходят откуда пришли. Они не посмеют снова напасть на нас.

– Вы думаете, это лесные разбойники? – спросил младший из спутников Адама, в шутку прозванный Пипом за огромный рост. Он был неисправимо любопытен и не мог удержаться от бесполезных вопросов, хотя и пытался скрасить их глупость, заметив, будто никогда бы не подумал, что разбойники могут напасть на путешественников так близко от святого места.

Адам цинично усмехнулся:

– Лесные разбойники? Может быть и так, только я очень в этом сомневаюсь.

Это замечание удивило его спутников. Они ничего не знали о разговоре Адама с епископом и, нахмурившись, раздумывали: кто же еще мог на них напасть? Что, кроме грабежа, могло крыться за этим нападением?

Понимая их смущение, Адам все же оставил при себе подозрения, что убийцы пришли как раз из «святого места» и не ради кражи, а с намерением убить человека, которого они рассчитывали застать в одиночестве.

– Помогите мне перевязать рану, а потом давайте поскорее отправимся в Трокенхольт. – Несмотря на боль, Адам посмеялся над разочарованием своих спутников. – Если Вулфейн не зря гордится своей женой леди Бриной как умелой целительницей, то моя пустяковая рана быстро заживет.

Спутники Адама недоверчиво хмурились: глубокая рана могла оказаться серьезной. Они немедленно собрались в путь.

ГЛАВА 2

Распахнув дверь, трое мужчин вошли в большой деревянный дом илдормена Трокенхольта. Двое из них поддерживали третьего, янтарные глаза которого старались сосредоточиться на шагнувшей им навстречу фигуре:

– Вулф… – Если бы даже на поясе вошедшего не было окровавленной повязки, еле слышный голос друга встревожил бы хозяина. – Нужна твоя… помощь…

Рыжеватые брови Вулфейна нахмурились. Он едва успел крикнуть своих людей, как раненый потерял сознание.

Седрик и Пип осторожно уложили свою тяжелую ношу на матрас, торопливо расстеленный у камина в большом зале, и отступили, увидев приближающуюся темноволосую женщину, которая, конечно же, была леди Бриной. Она принесла аккуратную стопку одежды, флакон со светло-коричневой жидкостью и горшочек с мазью. Но, к удивлению мужчин, еще одна женщина, моложе первой и столь же прекрасная, опустилась на колени рядом с Адамом.

– Кто его ранил? – потребовал объяснений Вулф и прибавил, не дожидаясь ответа: – Не в моих ли владениях это случилось?

Седрик, старший, ответил:

– Нет. Когда эти трусы на нас напали, мы ночевали в лесу неподалеку от монастыря Уинбюри. Как только они увидели, что мы в состоянии отразить нападение, они исчезли во тьме, словно дикие звери. Лишь рана нашего господина помешала нам догнать их и достойно наказать.

В его словах прозвучало безмерное презрение к нападавшим. Однако осталось непонятным, кто были эти нападавшие. Вулф решил, что спутники Адама сказали все, что знали, и большего из них не выжмешь. Это нападение лишь увеличивало список странных событий, случившихся за последнее время, и добавило новые вопросы к многим другим, остававшимся пока без ответа.

Встретив ясный взгляд крепкого мужчины примерно того же возраста, что и он сам, Вулф решил задать вопрос полегче:

– Что вынудило вас уехать так далеко от Оукли? Земли Оукли находились в северо-восточной части Нортумбрии, неподалеку от замка короля Эсгферта. Значит, поездка была предпринята с определенной целью, а не являлась просто выездом на охоту для развлечения.

Седрик покачал косматой головой:

– Я знаю только, что наш господин получил письмо от своего брата. Вы, конечно, знаете, что Элфрик был переведен из монастыря, что неподалеку от нашего дома, в новый монастырь Уинбюри? – Не дав собеседнику ответить, Седрик продолжал:

– Должно быть, это были плохие новости, потому что на следующий день еще до восхода солнца мы отправились в монастырь Уинбюри. Адам сказал нам, что он должен поговорить с епископом и справиться о здоровье Элфрика… больше ничего.

Вулф нахмурился. В последних словах Седрика он чувствовал боль и смущение. Обычно Адам не скупился на пояснения. Такая скрытность была для него необычной, и это еще сильнее встревожило Вулфа. Владея землями по соседству с Уинбюри, он знал, что епископ Уилфрид увлеченно занимался строительством монастыря, в котором уже возвел чудесную каменную церковь в романском стиле. К его удивлению, оказалось, что этот напыщенный прелат сам управляет монастырем. Зачем столь тщеславный человек, пользующийся огромной властью, решил сам управлять небольшой религиозный общиной, к тому же расположенной так далеко от его основной резиденции в Йорке?

– Встречался ли Адам с Элфриком и епископом? Седрик беспомощно взглянул на Вулфа:

– Он ходил в монастырь один. Вернулся в плохом настроении и ничего не рассказал о том, что там произошло. Может, это и глупо с нашей стороны, но мы решили его не расспрашивать, потому что он явно избегал разговоров.

Вулф кивнул, тряхнув золотистыми волосами, в которых уже появились серебряные пряди, и хмуро улыбнулся. Но его зеленые глаза остались мрачными.

Пока владелец Трокенхольта разговаривал с невысоким суровым Седриком и добродушным Пипом, женщины молча сняли с раненого окровавленную повязку и тунику. Когда они смыли запекшуюся кровь и промыли рану вяжущим отваром трав, леди Брина ловко смазала рану болеутоляющей мазью и прикрыла тканью. В этот момент ее юная помощница обратила внимание на необыкновенную красоту пациента.

Девушка недавно приехала из уэльского королевства Талачарн, где жила чуть ли не в полном одиночестве. Кроме Вулфейна, приходившегося ей приемным отцом, ей никогда не приходилось видеть столь привлекательных мужчин. И несмотря на сдержанность, она глаз не могла отвести от мужественного лица, обрамленного густыми волосами цвета спелой пшеницы, от обнаженной груди, такой широкой и мощной. Ее жизненный опыт был очень ограничен – она жила в своего рода добровольном заточении в доме, устроенном внутри пещеры. Она редко видела своего брата-близнеца или почтенного Глиндора полуодетыми, и никогда не видела чужого мужчину даже частично обнаженным. Теперь же она была не в силах противиться желанию получше рассмотреть грудь мужчины, поросшую бронзовыми волосами. От неясного беспокойства у нее перехватило дыхание и сильнее забилось сердце.

Леди Брина взглянула в широко раскрытые синие глаза девушки и поняла, какие чувства ее обуревают. Она тут же вновь вернулась к своей работе, но теперь мечтательно улыбалась. Это было эхо ее собственного прошлого. Она вспомнила, как впервые увидела Вулфейна: тогда у него была похожая рана, которую ей пришлось лечить, и безошибочно определила первый укол желания. Она любила девушку, и эта ситуация ее немного позабавила.

– Если ты закрепишь повязку и оботрешь ему лицо холодной водой, я смогу заняться другими гостями.

С этими словами Брина ободряюще кивнула девушке и встала, чтобы перейти от слов к делу.

Поскольку Брина уже закончила перевязывать рану, девушке оставалось только закрепить сложенный в несколько слоев прямоугольный кусок ткани в нужном месте. Дело было нетрудное, но оно неожиданно усложнилось тем, что приходилось бороться с собой, чтобы удержаться от соблазна погладить красивое мужское тело.

Продолжая героически сражаться с охватившим ее наваждением, она встала и налила в таз холодной воды из кувшина, совсем недавно наполненного в ручье за домом. Потом она снова опустилась на колени перед пациентом, этим неожиданным источником бурных чувств, нарушивших покой, столь драгоценный для человека в ее положении. Она не один год старалась совладать со своим характером. Теперь возникла новая угроза ее душевному равновесию, и она не знала, как с нею справиться. Девушка глубоко вздохнула, стараясь дышать ровно и унять дрожь в пальцах, но и не надеялась успокоить неровное сердцебиение – на него она вообще не стала тратить времени.

Отжав небольшой лоскут, девушка после минутного колебания откинула с лица прядь светлых волос и принялась осторожно обтирать его лоб, худые щеки и внушительный подбородок. Вода была настолько холодная, что у нее онемели пальцы, а раненый неожиданно очнулся.

Из под густых ресниц Адам взглянул на ту, что так ласково прикасалась к нему.

Не-е-ет!

Ему показалось, что он все еще в монастыре, и попытался сесть. Это ему почти удалось, но приступ головокружения вновь опрокинул его на плащ, служивший подушкой, и он закрыл глаза, желая прогнать образ-видение дерзкой женщины, вызвавшей его глубочайшее презрение.

Вновь открыв глаза, Адам увидел искреннюю озабоченность на прелестном лице колдуньи. Вулф стоял за ее спиной.

– Адам, неразумно пытаться выздороветь так быстро! – Вулф с усмешкой смотрел на своего сердитого друга, которого раздражала непривычная физическая слабость. Он понимал, как несладко сейчас приходится тому, чья спокойная сила в бою вызывала уважение и восхищение друзей и врагов. – И твоя репутация могучего бойца нисколько не пострадает, если ты не станешь сражаться сейчас, когда поблизости нет никаких врагов.

Нет врагов? Адам хотел было рассмеяться, но вспомнил о колдунье и сдержался. Его янтарные глаза не открываясь смотрели на огорченно сдвинутые брови женщины. Не знай он ее, сейчас он мог бы подумать, что это просто воплощение милой невинности.

С крепко сжатого изящными пальцами лоскута капала вода, а девушка, на которую он смотрел проницательным взором, сильно прикусила нижнюю губу, потемневшую, как вишня. Казалось, что сердитый взгляд раненого в чем-то ее обвиняет. Но в чем? Она знала, что никогда прежде его не встречала. Что же он ставит ей в вину?

Вулф решительно заговорил, прерывая этот непонятный обмен взглядами.

– Адам, это Ллис, она мне вроде приемной дочери. Вместе с братом-близнецом Ивейном они долго жили у Глиндора в горах Талачарна и лишь изредка навещали нас, но даже в тех случаях, когда они радовали нас своим присутствием, Глиндор и Ивейн не задерживались у нас надолго. Они привозили Ллис, чтобы она поучилась у Брины искусству врачевания, и сразу возвращались к делам, которые ждали их в Уэльсе.

Вулф говорил все это с легкой насмешкой, однако в голосе его чувствовалась привязанность к Ллис.

Адам сосредоточил внимание на хозяине. Глаза его потемнели. Значит, брат женщины и колдун уже уехали? Не они ли были причиной случившегося с ним?

Видя, как помрачнело лицо Адама, Вулф понял, что его слова об отсутствующих друзьях были неверно поняты. Он сдержанно попросил Ллис дать ему возможность поговорить с другом наедине.

Юной красавице ничего другого не оставалось, как выполнить желание приемного отца. Она сдержалась и не стала требовать у своего пациента объяснений по поводу того, почему он с такой неприязнью смотрит на человека, о котором ничего не знает. Она с изумительной грацией поднялась, расправила свою домотканую юбку с таким видом, словно это была королевская мантия, и пошла подавать завтрак. Брина же смогла заняться маленькой дочкой, которую вчера нашли в лесу, пораженную загадочным недугом.

К своему огорчению, Ллис поняла, что даже беспокойство за малышку Аню, которой было немногим более шести лет, не может отвлечь ее от мыслей о трудном пациенте.

Ллис удивлялась, почему вдруг она смутилась, и украдкой часто бросала взгляды на раненого гостя. Это было опасным искушением. Ллис была смущена и задета неожиданной неприязнью незнакомца, который казался ей таким привлекательным. И девушка дала себе несколько обещаний. Во-первых, она обязательно выяснит причину этого несправедливого отношения к себе. Во-вторых, она докажет, что оно крайне несправедливо! Стараясь укрепить свою решимость, она говорила себе, что сделает это не только ради восстановления справедливости, но и для того, чтобы избавиться от обуревавших ее чувств и вновь обрести душевный покой, что всегда было ее целью. Но этот довод был не слишком сильным.

ГЛАВА 3

– Ллис! – позвала из угла зала Брина. Здесь, в углу, хранились целебные травы и снадобья.

Ллис обернулась, держа в руке букет высушенного розмарина. Она только что оторвала горстку бледно-голубых цветов, висевших, как и другие травы, связанными в пучки головками вниз по всей длине стены. Хотя стоял летний полдень, в зале, освещаемом только двумя окнами в стене напротив двери, света было явно недостаточно. Ллис пересекла комнату, торцы которой освещались солнцем, а середина – золотистым огнем камина, разожженным для приготовления еды и для других домашних нужд.

Прошло две недели со времени прибытия раненого воина. Казалось бы, этого времени достаточно, чтобы интерес Ллис к нему ослаб и ей легче было удержаться и не смотреть на него. Как бы не так! Стало еще хуже. В его присутствии она чувствовала себя удивительно неловко. Она презирала себя за это и досадовала, что находит его таким привлекательным.

Ллис собиралась растереть цветы розмарина в пыль, которая хорошо растворяется в вине и чрезвычайно полезна, если ее смешать с различными питательными отварами. Однако, услышав Брину, осторожно положила высушенный букет на длинный стол, уставленный многочисленными сосудами, мерными стаканами и глиняными горшочками.

– Малыш спит, и у меня есть время приготовить свежий эликсир для Ани. Поэтому я прошу… – Брина умолкла.

В ее серых глазах и без того уже ясно читалось беспокойство из-за болезни любимой дочери, с которой они не могли справиться, и еще больше потемнели при мысли, что ей приходится обращаться с просьбой об одолжении, которое могло быть не очень приятно Ллис.

Ллис видела огорчение Брины и, догадываясь, чем оно вызвано, от души улыбнулась, стараясь ее разуверить:

– Я с радостью сделаю все, чтобы помочь тебе.

– Я прошу тебя обработать рану нашего нового друга.

Ллис тотчас же кивнула, соглашаясь выполнить просьбу, с которой Брина не решалась обратиться. С тех пор как молодая женщина охотно приютила в своем доме двух бездомных детей, Ллис с радостью делала для нее все, что могла. Понимая, что будет неловко себя чувствовать рядом с этим человеком, Ллис все же не хотела трусить. Она должна была выполнить просьбу Брины еще и потому, что была ей признательна: ведь с первых же дней появления в доме Адама она стремилась защитить девушку от его необъяснимого презрения. Даже среди своих забот о младенце-сыне и о больной дочери Брина находила время, чтобы смазывать целебными маслами рану Адама. Ллис считала унизительной необходимость искать предлоги для работы где угодно, только не в зале, где лежал больной. Она говорила себе, что благоразумнее всего избегать ситуаций, в которых она могла бы вспылить, и что не следует рисковать спокойствием, которое так много для нее значило. Но все ее доводы были скорее ложью, чем правдой, и она это понимала. Если быть честной, то Адам был для нее опасен не потому, что мог послужить поводом для вспышки ее гнева, а потому что вызывал в ней чувства, которые она предпочла бы не будить.

Хотя Ллис стояла спиной к человеку, сидящему на одном из двух стульев, что стояли в центре комнаты, освещенной камином, она чувствовала: поручение Брины неприятно ему. Он смотрел на девушку тяжелым взглядом. Здоровье быстро возвращалось, но вынужденная пассивность надоела Адаму, и его раздражало то, что на этот раз обрабатывать его рану будет Ллис. Но это не важно. Она обещала и выполнит свою работу, несмотря на неприязнь больного.

Брина быстро ушла в небольшую комнатку, где на матрасе, набитом соломой и свежими травами, лежала ее дочь. Ллис собралась с духом, взяла баночку с мазью и чистые полоски ткани. Прижав к груди все эти материалы и не обращая внимания на созданные людьми преграды между нею и силами природы, она тихонько спела молитву о даровании покоя. Затем, не давая ослабнуть своей решимости, она повернулась к трудному пациенту.

– Чем болен ребенок? – спросил Адам.

При приближении женщины, к которой он испытывал глубокое недоверие, он прищурился. В монастыре эта неотразимая красотка, не стесняясь, пыталась его соблазнить, а теперь подходит робко и неуверенно, словно самочка зверя, чувствующая опасность. Его раздражало, что та самая женщина, которая так бесстыдно завлекала его, теперь делает вид, что смущается и не решается встретиться с ним взглядом… Но он же знает, что она постоянно наблюдает за ним из-под опущенных ресниц. И только потому, что он видел, с какой любовью относятся к Ллис хозяин и хозяйка дома, он не допросил ее о мотивах ее поступков, и прежде всего о том, почему она смеялась при известии о смерти его брата.

Будучи воспитан человеком, впоследствии принявшем постриг, Адам считал, что нельзя позволять обманывать свою совесть, поэтому он испытывал отвращение не только к Ллис, но и к себе, ибо он понял, что не может помешать этому загадочному существу прокрадываться в его сны и там вить тонкую паутину обольщения. Он хотел бы помешать этому, он бы это сделал, но сны были не в его власти. Он не мог ни прекратить их, ни управлять ими по своему усмотрению. Огонь этих фантастических образов зажигал искорки в его глазах. В его снах ее алебастровая кожа сияла на фоне черного шелкового облака кудрей. И цвет ее глаз менялся в них от нежного цвета незабудок до цвета сверкающего сапфира. И глаза эти туманились страстью, когда она привлекала его к себе, чтобы он мог испить пьянящую амброзию ее поцелуя, сулящего немыслимое блаженство.



Адам резко выпрямился. Он обнаружил, что и при ясном свете дня стал жертвой призывной песни сирены и сжал кулаки, сопротивляясь этому зову: он не позволит ей смутить покой своих мыслей, как она это сделала с его снами!

Золотоволосый мужчина волнами излучал неприязнь, но Ллис не могла допустить, чтобы трусость помешала ей выполнить взятые на себя обязательства. Однако ей нечего было ответить на вопрос Адама, она ничего не знала о болезни Ани. Поэтому ее устраивала наступившая после вопроса пауза… Но Адам повторил вопрос:

– Вы действительно ничего не знаете о том, чем больна дочь Вулфа?

В ответ Ллис лишь покачала темными кудрями, струившимися по плечам ее стройной фигуры. Стараясь совладать с дрожью в пальцах, Ллис сосредоточила внимание на том, чтобы аккуратно разложить на каминной полке необходимые для ее работы принадлежности.

– Так вы полагаете, что есть нечто такое, чего и ведьмы не знают? – В словах его прозвучала горечь, потому что в этот момент он вспомнил отвратительную сцену в монастыре.

Ллис ощутила насмешку, как удар, и неловким движением руки задела горшочек, который едва не угодил в пламя камина. Адам успел спасти мазь. Прекрасно сознавая, что быстрота и ловкость его движений лишь подчеркивают ее собственную неуклюжесть, она почувствовала одновременно и гнев, и унижение и закусила полную нижнюю губу.

Впервые за много дней она встретилась взглядом с Адамом – и увидела в его глазах насмешку. Ей очень хотелось бы резким ударом отразить это циничное недоверие к себе… но она не могла этого сделать! Она тотчас же опустила ресницы, защищаясь от слишком проницательного взгляда. Ллис напряглась, стараясь сдержать гнев, взывая к выработанной годами тренировки сдержанности. Прелестные белые зубки оставили в покое губу и прикусили язык, пытаясь удержать готовые вырваться слова. Это могли быть яростные слова в защиту их общих с Бриной верований, слова о том, что даже могущественные друиды не считали, что смерть им подвластна. Даже очень опытная и знающая Брина не бралась утверждать, что обладает эликсирами от всех болезней.

Рассердившись на себя прежде всего за желание говорить, Ллис так крепко сжала кулаки, что ногти впились в нежные ладони. Она прекрасно знала, что запрещено делиться знаниями с людьми, не входящими в узкий круг посвященных. Нарушение этого правила могло бы привести к утрате единения с могущественными силами природы, а значит, к смерти ее друидской души.

Это было настолько важно, что при мысли об этом гнев ее улетучился, как утренний туман. Она инстинктивно отступила, желая держаться подальше от человека, способного одним взглядом вывести ее из равновесия. Но сделала это она так неловко, что оступилась и едва не упала.

Адам обладал реакцией опытного воина. Он мгновенно поднялся и успел подхватить потерявшую равновесие девушку, схватив ее обеими руками. Его пальцы погрузились в черные как смоль волосы, и волосы эти были именно такими пышными, мягкими и шелковистыми, как это виделось ему в снах. С высоты огромного роста он смотрел на хрупкую девушку. На ее точеном лице было выражение загнанного маленького зверька, попавшего в капкан к жестокому охотнику.

Непонятное, необъяснимое чувство вины охватило Адама. Хотя он провел в обществе Ллис совсем немного времени, потому что общался с нею лишь эпизодически, он успел заметить, что она необычайно грациозна. Он решил, что неловкость девушки – его вина.

Ллис молча стояла под пристальным взглядом Адама, но его объятия излучали такие волны тепла, что она ощутила неизъяснимое блаженство. Это ощущение было таким новым и непривычным, что она испытывала встревожившее ее искушение придвинуться ближе к нему и усилить это ощущение. Ее смятение усиливалось сознанием, что она теряет контроль над собой.

Адам почувствовал панику задрожавшей девушки. И хотя он рассердился на себя за то, что заметил ее состояние, и тем более за то, что это ему не безразлично, он постарался ее успокоить. Как только робкая девушка восстановила равновесие, Адам отпустил ее. Заслышав слабое хныканье из колыбели неподалеку от камина, Адам воспользовался предлогом, взял младенца на руки и начал его баюкать.

При виде столь неожиданного зрелища Ллис моргнула. И действительно, было забавно видеть мощного воина, нежно укачивающего крохотное дитя. Адам держал младенца на руках, пока тот не успокоился. Маленький Каб открыл глаза и встретил ласковый взгляд янтарных глаз Адама. Движения воина были ловкими и уверенными, чувствовалось, что у него есть опыт обращения с детьми. И неожиданно в голову Ллис пришла мысль, которая глубоко поразила ее. Как же это ей раньше не приходило в голову? Ведь этот знаменитый и такой красивый мужчина вполне мог быть женат! Он определенно был отцом!

Очевидно, Адам прочел мысль, поразившую Ллис, и на его губах появилась слегка циничная усмешка.

– Прошло много лет, но я все еще помню, как это делается. Я на десять лет старше брата, и у меня большой опыт. Я знаю, как успокоить малыша. В прошлом, бывало, меня часто просили позаботиться о нем.

Чтобы мальчик-подросток да еще из хорошей семьи, заботился о младенце? Мысль об этом возбудила любопытство Ллис, и она, повинуясь порыву, спросила:

– Но, конечно, ваша мать и ее подруги редко обременяли вас подобными просьбами?

Лицо Адама превратилось в холодную бесстрастную маску, нежное выражение исчезло с лица, как будто в солнечной комнате захлопнули ставни.

Ллис не поняла, что именно – ее неуместное любопытство или упоминание о брате – стало тому виной, но она сцепила руки, размышляя, как бы загладить неумышленную обиду.

Ругая себя за то, что затронул больное место и поделился таким глубоко личным, Адам решил никогда больше не давать Ллис возможности вернуться к этой теме. Чтобы отвлечься, он вернулся к своему вопросу:

– Так, значит, только одна дочь Вулфа заболела этой загадочной болезнью?

В те времена редко встречались болезни, поражавшие одного человека, а не группу людей, но именно они считались самыми тяжелыми, иногда приводящими к смертельному исходу.

– В Трокенхольте все здоровы. – Ллис понимала, почему этот грозный человек так подробно ее расспрашивает, но очень неохотно отвечала на его вопросы, поскольку болезненно воспринимала затронутую тему. Она решительно продолжала: – Более того, уходя за цветами, которые мы с Бриной нарвали и оставили сушиться на полянке в лесу неподалеку от дома, Аня весело смеялась и прекрасно себя чувствовала.

Ллис сделала вид, что не замечает насмешливо прищуренных глаз Адама. Очевидно, ему показалось глупым их решение нарвать цветы и оставить их на поляне. Она с трудом сдержала раздражение, которое он так легко вызывал в ней своими насмешками. Но она никоим образом не могла ему объяснить, что если оставить сорванные цветы там, где они росли, то лучи полной луны усилят их целебное действие. Да он скорее всего и не понял бы ее.

Адама поразила вспышка гнева, которую он заметил в ее темно-синих глазах. Несмотря на то, что во время встречи в монастыре он составил совершенно другое представление о друидской колдунье, за те дни, что он провел в Трокенхольте, это был первый случай, когда в Ллис проявился огонь, что виделся ему в снах. Тем не менее он не стал менять тему разговора:

– Девочка заболела сразу после возвращения из леса?

– Она не вернулась.

Ллис вновь прикусила полную губку, чтобы удержаться от объяснений, которые не следовало приводить скептически настроенному Адаму.

– Мать пошла искать девочку, но ее нигде не было. До тех пор пока…

Не могла она рассказать Адаму и о том, что Ивейн пропел могущественную молитву и последовал по тропе, ведомый силами, к которым он обратился за помощью, чтобы отыскать боготворившую его девочку, и о том, что он нашел ее лежащей без чувств у подножия огромного дуба. Впавшая в странное забытье Аня не реагировала ни на снадобья матери, ни на отчаянные обращения к силам природы, которые никогда прежде не подводили Брину. Не говоря уже о том, как рос безмолвный страх всей семьи.

Ллис очень беспокоилась за шестилетнюю Аню, унаследовавшую золотые волосы и зеленые глаза отца. Ллис думала о том, что, возможно, она была неправа, когда не настояла на том, чтобы ее приемные родители послали за Глиндором и Ивейном. Если бы они сейчас были здесь, можно было бы использовать могучую тройную связь. Такие тройные связи – объединения могущества трех человек – применялись редко, их использовали для самых важных дел, но угасающая жизнь Ани как раз была одним из таких дел.

Ллис очень жалела, что оба колдуна уехали в тот же вечер, когда нашли Аню. Они бы никогда так не поступили, если бы догадывались о том, насколько серьезна болезнь девочки, или о том, что Брина, с ее талантом целительницы, не сможет восстановить здоровье малышки.

Но тогда Ллис казалось, что ее собственное недоверие к знаниям и умениям приемной матери может выглядеть как предательство. Ей казалось, что для ее озабоченности здоровьем девочки нет оснований. Она не могла настаивать, чтобы послали за помощью, ибо это поставило бы под сомнение способности Брины как целительницы. А Ллис не хотелось усугублять боль и беспокойство тех, кого она так любила и уважала.

Легонько тряхнув головой, Ллис постаралась прогнать эти мысли и вернуться к тому, что она должна была делать сейчас.

Она взглянула на громадного воина, умеющего так легко смутить ее покой, и на заснувшего сладким сном младенца. Оказалось, Адам с любопытством наблюдает за нею. Она поняла, что, по-видимому, давно стоит, погруженная в свои мысли. Проницательный взгляд его янтарных глаз волновал девушку, но куда более сильным было действие улыбки, медленно изгибавшей его губы. В такой обстановке трудно мыслить разумно, а спокойствие духа обрести вообще невозможно! Но тем не менее она попытается.

– Я должна закончить обработку раны до возвращения Брины.

Ллис было очень трудно скрыть дрожь в голосе, но еще труднее унять дрожь в руках и удержать баночку с мазью, пока он укладывал ребенка в колыбель. Она утешалась тем, что, выполнив требуемые процедуры, сможет тотчас же покинуть комнату и таким образом избавится от присутствия этого человека.

Звук дверной задвижки отвлек ее от сумбурных мыслей. Она оглянулась. Двое рабов, занятых приготовлениями к ужину, вероятно, отправились в расположенную неподалеку пекарню, чтобы принести свежего хлеба. Возможно, что им понадобилось за чем-нибудь зайти в свою хибарку, где они жили вместе – редкие хозяева могли предоставить своим рабам такое жилье. Какова бы ни была причина их ухода, они оставили Ллис наедине с Адамом, что ей совсем не понравилось. Возможно при других обстоятельствах она обрадовалась бы возможности побыть с ним наедине, разумеется, если бы при этом удалось избежать досужих сплетен домочадцев и вечно все преувеличивающих в своем воображении слуг.

Адам и не взглянул на дверь. Его внимание сосредоточилось на изящной фигурке, сочетавшей в себе грациозность и нежность лани.

«Ха! – предостерег его внутренний голос. – Ты просто обязан прекратить думать о ней как о невинном лесном создании».

Опустив глаза на чистую циновку на полу, Ллис решительно сделала шаг вперед, но, переведя взгляд выше, неожиданно увидела препятствие, о котором раньше не подумала. Адам сидел неподвижно… На нем была свежая туника. А рана, которую она должна была смазать, была под ней.

– После двух недель бездействия я в состоянии сам заняться своей раной.

Еще до того, как он стал подростком, одно неприятное событие выработало в нем неприязнь к женским ухищрениям. Это, однако, вовсе не значило, что в нынешнем возрасте сильный и привлекательный мужчина не имел обширного опыта общения со слабым полом. Вовсе нет. Это означало только то, что никакими уловками и ухищрениями женщинам не удавалось покорить его сердце, путь к которому он так тщательно охранял.

Ллис опустила густые черные ресницы, чтобы перемена настроения и манер Адама ее не задела. Кажется, он умел так же ловко расстраивать планы недругов, как и Глиндор.

– Так вы настаиваете на так называемом лечении и хотите использовать его как повод приласкать меня? – Адам намеренно воскресил в памяти образ распутной колдуньи из монастыря. Янтарные глаза его потемнели и приобрели циничное выражение.

Тлевшие угли гнева в глазах Ллис запылали огнем.

Как смеет этот мерзкий человек делать такие предположения? Почему он осмеливается говорить ей подобные вещи? Внутренний голос насмешливо ответил на этот ее вопрос: видимо, при первой встрече ее увлечение им проявилось слишком явно. И тем не менее, что за постыдный поступок она должна была совершить, чтобы он осмелился делать подобные предположения о ее неблаговидных тайных намерениях?

Улыбаясь несколько искусственно, она изобразила чрезмерную озабоченность. Она была рассержена на него и в то же время негодовала на себя, потому что этот человек слишком сильно ее привлекал. Можно считать чудом, что ей удалось сдержаться и не запустить в его насмешливое лицо баночку с мазью, которую она в порыве ярости сжала так сильно, что чуть не раздавила.

– Если вы станете делать это сами, вполне может случиться, что рана вновь откроется и вы вернетесь к тому, с чего начинали. А это, в свою очередь, приведет к тому, что медленный процесс лечения придется начать сначала.

– Она говорит дело. Рана заживет быстрей, если ты позволишь девушке заняться лечением.

Оба они, и Адам и Ллис, оглянулись на дверь, где стоял Вулф и с любопытством смотрел на них. Адам чуть не назвал вслух причину, вызвавшую в нем такое недоверие к девушке. Ллис залилась краской. Неловкость усилилась появлением кухонных работников по обеим сторонам широких плеч хозяина и таращивших глаза.

Во всей этой странной сцене Ллис нашла только одно утешение – рабы принесли хлеб, так как они действительно ходили в пекарню, а не болтались поблизости. Они не могли слышать, как Адам обвинял ее в желании до него дотронуться.

Однако это было слабым утешением, ибо в постыдном обвинении Адама было слишком много правды. Признание этого факта не слишком способствовало ее душевному равновесию.

Тем временем Адам небрежно стянул в себя тунику, слегка поморщившись при этом. А его предположение тут же было подтверждено, ибо она была не в силах отвести взор от этой демонстрации мужской силы и красоты, от налитых мускулов. Напрасно до этого Ллис, желая ослабить впечатление, производимое на нее этим опасным человеком, убеждала себя, что тело его вовсе не так неотразимо прекрасно, как его лицо. Эта была лишь глупая попытка самообмана.

Вулф заметил, что под взглядом Адама щеки его приемной дочери обрели цвет розовых бутонов. Полагая, что ее смущает необходимость быть с ним наедине, он почел за лучшее вмешаться, задав единственный вопрос, имевший для него жизненно важное значение:

– Как Аня?

– Брина дает ей сейчас свежий отвар.

Ллис была признательна Вулфу за вмешательство, и ей очень хотелось бы сообщить ему более утешительную новость. В ответ Вулф только кивнул, но его крепко сцепленные руки говорили о том, что в нем растет беспокойство за дочь. Ллис заставила себя сказать несколько слов более бодрым голосом:

– Но Каб спит, как волчонок.

При упоминании любимого сына на губах Вулфа появилась добрая улыбка. Он взглянул на колыбельку у камина, где сладко спал малыш, которому было всего три месяца, но уже теперь было ясно, что он очень скоро вырастет из колыбели.

Сына Вулфа, имя отца которого означало «волк», дома называли Кабом, то есть «щенком», но официальное имя малыша было Острик – в честь короля Нортумбрии, который спас жизнь его отцу. Это был своего рода ответный дар. Несмотря на печальные обстоятельства, улыбка Вулфа стала шире при воспоминании о человеке, который удержался от желания отомстить и вместо этого вырастил сына заклятого врага вместе со своим собственным наследником. Он думал об Эсгферте, своем нынешнем короле и друге.

– Как прошли поиски? Удалось ли моим или твоим людям найти нападавших?

Адам был искренне заинтересован в ответе, но сдерживался в присутствии Ллис, которой не доверял.

– Нет. – Вулф отрицательно покачал золотоволосой головой. Он видел растущее беспокойство друга, вызванное вынужденным бездействием. – Но твои Седрик и Пип очень старались.

Вулфу нравились люди Адама. Оба воина сейчас вернулись в небольшой домик, где они жили вместе с кузнецом Мелвином. Домик располагался между деревушкой и частоколом усадьбы. К счастью, оба они не привыкли болтаться без дела, и хотя не были приучены работать ни с наковальней, ни с мехами, все же у Мелвила нашлась для них кое-какая несложная работа, и они были рады чем-нибудь заняться, пока их господин набирается сил. И особенно они пригодились, когда надо было отправляться на поиски – Вулфу не пришлось отвлекать от работы лишних людей.

Вулф принадлежал к правящему слою общества и как илдормен был начальником боевой единицы – фирда, состоявшего из жителей графства. Отважные воины на поле боя, они в мирное время были фермерами, кузнецами, мельниками. До тех пор, пока не будут найдены доказательства злых деяний, он не хотел отвлекать этих людей от их повседневных дел, ведь они обеспечивали население продовольствием на зиму.

– И так каждый день со времени твоего прибытия. Мы находим лишь следы негодяев, браконьерствующих в моих землях.

– Значит, очень ловко прячутся – как хитрые и злобные хорьки. – Адам мрачно улыбнулся, стараясь сдержать теплые волны, бегущие по его венам, отзываясь на нерешительные прикосновения девушки, грациозно опустившейся рядом с ним на колени.

– Они могут жить воровством и в других землях.

Вулф подошел ближе. Адам подождал, пока усталый друг устраивался на соседнем стуле, и спросил, заранее зная ответ, но все же считая необходимым задать этот вопрос:

– Ты уверен, что это были не обычные лесные разбойники?

На лице Вулфа отразилось огорчение.

– Они оставили слишком много следов. У обычных браконьеров хватает ума скрывать следы своих злодеяний – захоронить останки убитых животных, разбросать пепел от костров.

Вулф рассеянно наблюдал, как его приемная дочь снимает повязку, прежде чем обмакнуть пальцы в горшочек и осторожно смазать заживающую рану между нижним ребром и бедром.

Недовольство собой превратило красивое лицо Адама в холодную циничную маску, хотя он старался изобразить полное безразличие к прикосновениям черноволосой красавицы. По крайней мере, он очень хотел быть безразличным. Стремясь скрыть смущение и восстановить душевный покой, он в ярости произнес:

– Хотел бы я выйти и посмотреть на эти следы. Эта немощь – сущее наказание для меня.

Стараясь поддержать разговор и изобразить холодность, которой он явно не чувствовал, Адам понял, что оставаться неподвижным и выдержать нежное внимание девушки гораздо труднее, чем он предполагал. Не кажется ли ему, что рука, размазывающая снадобье по его коже, движется медленнее, чем следует? Может быть, это просто игра его воспаленного воображения?

Ллис ревностно следила за своими пальцами, чтобы они не сбивались с пути. Не уступить ли искушению смело приласкать неповрежденные участки твердой кожи и тем самым подтвердить его кошмарные обвинения? И покрыть себя позором, молча признав их справедливость? Нужно было склониться пониже, и Ллис прикусила губу, чтобы удержаться от неосторожного движения и не дать волю рукам, которые стремились охватить территорию, гораздо более широкую, чем требуется для выполнения ее задачи. Стоя так близко к нему, она не могла не заметить, что его грудь вздымается все быстрее и дыхание его становится все более затрудненным. Неужели ее стремление строго контролировать себя привело к тому, что ее движения стали неоправданно грубыми? Не причинила ли она ему лишней боли? Чтобы загладить свою воображаемую вину, она постаралась особенно осторожно смазать оставшуюся часть раны и кожу вокруг нее, сбоку и внизу, близко к лежавшей на коленях тунике.

Адам был очень рад, что по рассеянности бросил тунику на колени, потому что в противном случае его реакция на прикосновения девушки была бы слишком очевидна. Особенно в присутствии других людей. Если бы они с Ллис были наедине, то он не был уверен в том, что смог бы сдержать свое яростное желание и не потребовать от девушки всего того, что она ему обещала в снах.

– Теперь, когда ты почти выздоровел, – начал Вулф, ощутив растущее напряжение между раненым и лечившей его девушкой и пытаясь его разрядить, – теперь я повторяю свое приглашение.

Вулф сделал паузу, подождал, пока Ллис, закончив обработку раны, наложит новую повязку, и вернулся к волновавшему его вопросу:

– Если хочешь лично убедиться в том дурном, что здесь происходит, я приглашаю тебя остаться у меня, пока ты не отыщешь могилу брата… и убийц, покушавшихся на твою жизнь.

В самом начале, вскоре после прибытия раненого Адама, Ллис слышала, как он кратко рассказал Вулфу о смерти брата, монаха монастыря Уинбюри, но об утерянной могиле она слышала впервые и спрашивала себя: как же это могло случиться? Мужчины продолжили разговор, а Ллис встала, собрала принадлежности для лечения и ускользнула в темный угол, где Брина держала свои медицинские припасы. Но все это время она не переставала напряженно прислушиваться к разговору, стараясь по крупицам собрать информацию об Адаме и понять причину его враждебного отношения к ней.

В ответ на поддержку и понимание друга Адам сказал:

– Я с благодарностью приму твое приглашение и разрешение участвовать в поисках тех, кто бесчинствует на земле Трокенхольта. Я подозреваю, что все эти люди либо состоят в сговоре, либо это одни и те же лица.

Вулф кивнул и улыбнулся, и в его улыбке была если не радость, то облегчение: они оба одинаково серьезно воспринимают неясные угрозы, и Адам задержится в Трокенхольте, чтобы помочь отыскать источник зла. Огонь камина играл на золотых волосах мужчин, продолжавших обсуждать, насколько серьезна опасность, кто может быть агрессором и какие меры следует принять для защиты.

Зная, что мужчины забыли о ее присутствии, женщина терпеливо слушала. Из их слов она узнала немного больше об Адаме, и гораздо больше – о растущей тревоге Вулфа, которую он редко облекал в слова. Он полагал, что опасность таилась в лесах, окружавших плодородные холмистые земли Трокенхольта.

Более того, эти невидимые доселе враги давно уже исполнены самых недобрых намерений по отношению к населению Трокенхольта. Судя по количеству исчезающих оленей, кроликов и птиц, остовы которых находят каждый день, число врагов множится.

Изящные брови озабоченно сдвинулись к переносице. Ллис совсем запуталась во всех этих страхах и опасностях, она почти ничего не поняла из того, о чем говорилось дальше, и вдруг громкий и яростный голос Адама пробился сквозь всю эту путаницу:

– Что бы ни случилось, я никогда не поверю, что мой брат покончил с собой. Никогда не поверю!

В первый раз Адам рассказал о том, почему могила брата оказалась утерянной. Будучи сыном одного монаха и братом другого, он был воспитан в почтительном отношении к церкви и ее руководителям и предпочитал не выдвигать никаких обвинений против епископа Уилфрида, во всяком случае, без серьезных доказательств в защиту своих слов.

– И, с твоего позволения, – добавил Адам, – я продолжу поиски и обязательно найду могилу брата, чья преждевременная смерть оставила меня последним в нашем роду.

Восприимчивая к переживаниям других людей, Ллис ощутила боль Адама, и у нее забрезжили первые проблески плана, который сможет решить его проблемы и отчасти утолить боль, вызванную невосполнимой утратой.

ГЛАВА 4

Несказанная прелесть природы ошеломила Адама. Слишком долго рана держала его взаперти. Почувствовав себя выздоровевшим, он удрал из дому очень рано, когда на ногах были только рабы. А теперь он стоял под сенью деревьев на краю леса, вдыхая аромат диких цветов. Душа его пела. А в центре треугольника, образованного тремя могучими дубами, на фоне нежных красок зари двигалась изящная фигурка, и голубоватый туман клубился у ее ног.

Ее прекрасное лицо и руки были подняты к небу, цвета которого менялись от бледных пастельных тонов до яркой утренней лазури. И вся она казалась ему той самой ускользающей фантазией, с колдовским очарованием которой он боролся в своих снах. Адам потряс головой, желая избавиться от наваждения, надеясь, что этот образ растает, как утренний туман. Но он не растаял. Вместо этого, словно повинуясь магическому призыву, на прогалину к девушке вышло множество диких животных: застенчивые самочки оленей со своими пятнистыми оленятами, длинноухие кролики, их извечные враги волки и любитель уединения барсук. Сначала Ллис лишь медленно поворачивалась, но вот она грациозно закружилась, потом быстрее и быстрее. Масса блестящих черных волос заплясала на ветру, обвивая фигурку неземной красоты. А песня девушки достигла высот первозданной прелести и мощи.

– Что за странной властью вы обладаете над дикими лесными животными?

Не это он хотел спросить. На самом деле он вообще не собирался ничего говорить. Просто чувствуя себя неловко в роли шпиона, он смело вышел на полянку, и испуганные животные бросились врассыпную. Как странно, он проделал весь этот путь из Оукли, чтобы разобраться с обвинениями, выдвинутыми его братом против епископа, но вместо этого оказался тайным наблюдателем волшебных ритуалов лесной колдуньи.

Грубое вторжение нарушило окружавшую Ллис волшебную ауру покоя. Она резко повернулась и увидела скептическую, но чрезвычайно обаятельную улыбку прекрасного гостя, которому сейчас полагалось спать в доме владетеля Трокенхольта. Янтарные глаза встретились с глазами сапфировыми. И хотя ее густые ресницы были полуопущены, она понимала, что, не имея опыта в подобных сражениях, проиграла битву. Но в то же время она была не в силах отвести взгляд. Ей хотелось набраться смелости и объяснить, что не власть, а сочувствие и взаимопонимание привлекло к ней диких животных.

Оказавшись наедине с таинственной красавицей, Адам ошибочно принял ее пристальный спокойный взгляд за распутный призыв, который она молча обращала к нему в монастыре Уинбюри. И считая презрение достаточным оправданием своих действий, Адам быстро шагнул навстречу предполагаемому призыву. Впервые в жизни Ллис оказалась в объятиях мужчины, прижатая словно раскаленным железом к мощному мужскому телу. И эти объятия явно не были платоническими объятиями брата, друга или наставника. Близость могучего мужчины кружила ей голову. Ллис ощутила непонятную слабость. Дрожа от наплыва ошеломляющих ощущений, она подняла глаза и встретилась с морем янтарного огня.

А Адам наблюдал за ней, пораженный выражением этого прелестного лица, подобного нежнейшей розе. И это лицо погасило его насмешку и свело на нет его первоначальное намерение обратить свое желание в наказание. Когда из уст девушки вырвался сдавленный стон, Адам наклонился, чтобы взять то, что хотел. Но грубый вначале, этот поцелуй постепенно превратился в нечто совсем иное, отчего у Ллис перехватило дыхание. Его губы вновь и вновь касались ее губ, до тех пор, пока они не стали податливыми.

Ллис охватило чудесное волнение, о существовании которого она даже не подозревала. Кровь горячей волной побежала по ее телу. Движимая инстинктом и желанием найти опору в этом, ставшим таким шатким мире, она обхватила его широкие плечи и запустила пальцы в его золотую гриву.

Чувствуя себя виноватым и погруженный в свои мысли, Адам тоже попробовал на ощупь роскошные черные волосы и еще крепче прижал к себе девушку. Он уступил молчаливой мольбе ее полураскрытых, подобных лепесткам цветка губ, столь наивно требовавших более глубокого, всепоглошающего поцелуя.

Наивно?

Эта мысль потрясла его. Ведь ему только что показалось, что он пил с ее губ медовый нектар невинности.

Адам отпустил губы девушки и взглянул в ее глаза, затуманенные желанием и смущением. Наивная? Невинная? Слова, неприменимые к этой женщине, предательскую натуру которой он знал. Он видел правду в ее глазах и слышал ее жестокий смех.

Адам горько усмехнулся. Ллис была воспитана как колдунья, и ее невероятный талант притворщицы был доведен до совершенства. Адам всегда гордился своей способностью разбираться в людях, но теперь он оказался не способен разглядеть за ее милой наружностью гнилую сердцевину, которая, по его мнению, и составляла ее суть. Он безжалостно подавил в себе чувство вины – он почти уверил себя, что из-за него нежные чувства невинной девушки превратились в страсть, – разжал руки и сделал шаг назад от этой опасной женщины.

– Вы, должно быть, считаете меня дураком и думаете, что меня так легко ввести в заблуждение? Вы думаете, что я стану слабым и податливым? И забуду, как вы злобно радовались смерти Элфрика?

Чувствуя, что ее неожиданно пустили плавать по беспокойному океану, окутанному плотным туманом, Ллис удивленно подняла брови:

– Кто такой Элфрик? Адам зарычал от возмущения:

– Теперь вы станете утверждать, что никогда не были в монастыре Уинбюри!

– Но я действительно никогда там не была, – с этими словами Ллис в мольбе протянула руки ладонями вверх. В смятении чувств она искала ясности, она хотела разобраться в странных обвинениях Адама.

Адам долго изучал искреннее лицо девушки. Он слишком живо помнил сцену в монастыре, чтобы признать, что она невиновна, но он также понимал, что она никогда не признается, что участвовала в той ужасной сцене. Придя к такому выводу, он решил, что дальнейшие расспросы о событиях в монастыре будут только напрасной тратой времени.

– Что за странный ритуал вы здесь совершали? – спросил он, глядя на девушку непроницаемым взором янтарных глаз.

Ллис знала, что подобным приемом часто пользовался Глиндор, чтобы сбить собеседника с толку. Тем не менее столь неожиданная смена темы разговора так поразила ее, что она ответила не задумываясь:

– Я умоляла силы природы помочь Ане побыстрее выздороветь. – Увидев, как он скептически поднял брови, она добавила: – Брина занята лечением девочки отварами пижмы, жимолости и некоторых других трав, поэтому она попросила меня пропеть вместо нее на заре мольбу об исцелении ее ребенка.

В следующее мгновение Ллис обеспокоенно прикусила язык. В возбужденном состоянии она нарушила важнейшее правило – говорила с чужим о силах, неведомых людям непосвященным и необученным, людям, которые не могли и не желали понять. И этот проступок мог повредить тем, кто был способен общаться с силами природы во всех их проявлениях.

Чтобы исправить причиненное зло, Ллис решила вернуться к прежней теме разговора.

– Так за кого же вы меня приняли? И какое отношение к благочестивым монахам имеет встреченная нами женщина?

Какую игру ведет эта хитрая женщина? Ведь ответы на эти вопросы были прекрасно известны им обоим.

Ллис никогда не могла пожаловаться на недостаток мужества, но тут ей пришлось напрячь все свои силы, чтобы устоять под взглядом мужчины, великолепные глаза которого пылали огнем.

Глядя в немигающие глаза темноволосой красавицы, Адам думал о том, что стоит за ее вопросами. Может быть, взывая к его памяти дерзкой ложью, она рассчитывает избавиться от его неприязни или поколебать его уверенность в том, что он видел? И все же в этой новой роли она казалась Адаму совсем не похожей на ту развратную сирену из монастыря Уинбюри, ни на ту тихую застенчивую девушку из дома Вулфейна. Была ли эта решительная девушка ближе к сути своей натуры? Каков бы ни был ответ на этот вопрос, ее сегодняшнее обличье лишь демонстрировало способность легко переходить от одного облика к другому. Это укрепило намерение Адама никогда не доверять дьявольской красавице. Ему было неприятно при одной мысли, что она могла поколебать его решимость.

Ллис увидела, что очертания рта Адама стали тверже и на губах появилась презрительная усмешка. Было ясно, что он не ответит, но она знала, что он помнит о минувших мгновениях. При всей внешней сдержанности, которую она всегда проявляла, в ней тлел глубоко запрятанный огонь, и огонь этот искрами мерцал в ее сапфировых глазах. Она гордо вскинула голову.

Некоторое время они оставались неподвижны, и каждый думал, что другой уступит, и оба ошибались.

– Адам! Ллис!

Они разом обернулись на зов. Их звал Вулфейн, удивленно и пристально их рассматривая. Надо было срочно обсудить недавно обнаруженные странные факты.

Ставни на окнах отворили, и свет позднего утра проникал в темную комнату. Открылась дверь, и вошел пожилой сгорбившийся фермер, тяжело опирающийся на посох. Вдоль длинного стола владетеля Трокенхольта сидели в ряд четыре человека и ждали, когда к ним подойдет хромой. Он шел очень медленно.

Ллис сидела рядом с Адамом, а Брина на своем обычном месте по правую руку от Вулфа. Тихонько покусывая губу, Ллис догадывалась, что случилось что-то необычное. Домой позвали не только ее и Адама, но и Брине пришлось на время оставить дочь. К счастью, после того как Ллис пропела на заре молебен, Аня очнулась от противоестественного забытья. Однако она еще бредила и приходила в себя время от времени совсем ненадолго.

Чтобы отвлечься от беспокойных мыслей, Ллис принялась рассматривать окружающую обстановку. За последние годы она не раз гостила у своих приемных родителей, так что дом был ей хорошо знаком – длинный прямоугольный зал, в южном конце которого на возвышении стоял стол, позади стола вход в просторную спальню хозяев и в маленькую спаленку детей. К северному концу зала позднее были пристроены еще две комнаты. Они были предназначены для бесконечной вереницы пациентов Брины. Но сейчас в одной из этих комнат жила Ллис, в другой – гостивший здесь правитель Оукли. Пациентам были предоставлены простые набитые сеном матрасы, положенные в углу возле комнаты Адама у стены. Стол, стоявший в углу, где хранились травы, располагался вдоль стены комнаты Ллис.

Испытывая напряжение от близости красивого гостя, Ллис старалась сосредоточиться на деталях. Хотя она жила в доме на этот раз уже почти три недели, некоторые мелкие подробности она не успела разглядеть. Например, она не обращала внимания на приделанную между окнами полку с корзинами для продуктов и на бочки, стоявшие под полкой. У входной двери в стену были вбиты колышки для плащей, которые порой были нужны даже летом.

Голос Вулфа оторвал Ллис от разглядывания удобного и ухоженного жилища. А ведь это занятие помогло ей отвлечься от присутствия Адама. Она опасалась, что ей не удастся так же успешно избегать встречи с упорным взглядом его янтарных глаз.

– Улфред, у нас гостит знаменитый воин Адам Брачтвард, илдормен Оукли, – Вулф движением руки привлек внимание согбенного временем фермера к золотоволосому мужчине, столь же могучему, как и хозяин.

Улфред узловатыми руками мял шапку: он слегка нервничал, но улыбнулся гостю, о котором вся Нортумбрия распевала бесконечные хвалебные песни.

Вулф заметил смешанное со страхом восхищение в поблекших с годами глазах старика и обратил внимание, что в зале стало неестественно тихо. Несколько рабов, делая вид, что заняты работой по дому, напряженно вслушивались, стараясь не пропустить ни слова из того, что будет сказано участниками назначенной на столь необычное время встречи двух илдорменов, двух ведьм и пожилого фермера. Можно было не сомневаться, что еще до наступления темноты каждое произнесенное здесь слово станет пищей для бесконечных пересудов и сплетен.

– Шестнадцать дней назад на пути в Трокенхольт лорд Адам и его люди остановились на ночлег в лесу, – при этих словах Вулф кивнул на Седрика и Пипа.

Ллис перевела взгляд на людей Адама. Она редко видела эту парочку. Однако знала, что старший из них, крепкий, с бочкообразной грудью, суров и угрюм, а младший, огромный, добродушный молодой человек едва ли был в состоянии сдержать свое любопытство и бесконечные шуточки. Ллис удивилась, когда незадолго перед этим они вошли в зал. Теперь они стояли в глубокой тени у открытой двери. По контрасту с яркими лучами льющегося через дверь солнечного света тень казалась еще более глубокой.

– О нет! – Улфред вовсе не желал осуждать поступок человека, которого все признавали воином большого ума. Он только грустно покачал седой головой, хотя слова его прозвучали упреком: – Окрестные леса опасны, очень опасны!

Уголки рта Вулфа грозили вот-вот сложиться в усмешку над плохо скрытым упреком пожилого фермера. Он скосил глаза на Адама и с облегчением увидел, что реакция старика забавляет его так же, как и самого Вулфа.

– Лорд Адам получил урок: глухой ночью на него напали. Но и трусливые убийцы тоже получили урок, встретив отпор доблестного воина.

Понятие такта было неведомо Улфреду, да и необходимости в нем он не ощущал, поэтому он и не подозревал, как глубоко задел человека, которым восхищался. Представив себе самодовольных безусых юнцов, напавших на лорда Адама, он крепче сжал посох, откинул голову назад и радостно закудахтал, когда представил, как кучка негодяев обратилась в бегство, неожиданно встретив грозного врага.

Вулф подождал, пока старик успокоится: у него были свои причины для разговора с бесхитростным фермером.

– Лорд Адам думает, что неуловимые нарушители, творящие зло на моих землях, могут оказаться теми же самыми злодеями, что пытались убить его. Поэтому он согласился на время отдать в наше распоряжение свою крепкую руку и светлую голову, чтобы мы смогли избавить Трокенхольт от этих негодяев.

Улфред выражал свое одобрение с тем же энтузиазмом, что и упрек. Он энергично закивал головой и усмехнулся, демонстрируя отсутствие изрядного количества зубов.

– Ты первый из моих людей, кто видел этих злодеев, поэтому я прошу тебя повторить лорду Адаму то, что ты рассказал мне.

Гордый своей важной ролью Улфред просиял. Он немного помолчал, кивая головой и собираясь с мыслями.

– Похоже, ночь – их любимое время. Вчера вечером в сумерках я ехал домой и наткнулся на только что убитого оленя. Он был убит стрелой, пущенной в самое сердце. Я еще дивился точности выстрела, когда меня окружили незнакомые люди, – с негодованием рассказывал Улфред. – Это были лесные браконьеры, чтоб их поскорее настигла смерть! И что самое удивительное, начальником у них был молодой парень, самый младший из них. Он предложил мне монету за то, чтобы я не распускал язык.

Замолчав, он одной рукой придержал посох и шапку, а другой начал рыться в сумке, висевшей на тощей груди. Наконец он нашел то, что искал, и, наклонившись, положил на голый дощатый стол между двух илдорменов блестящую золотую монету.

– Мужчины постарше были недовольны, но я не дал парню передумать и схватил золото, – он кивнул в сторону лежавшей на темном столе монеты, от которой, казалось, исходило сияние. Он взглянул в глаза своему господину: – Но вы же знаете, что как только поднялось солнце, я принес ее сюда.

Улфред вздохнул, ожидая заслуженной похвалы, и все четверо сидящих за столом не замедлили выразить признательность и высокую оценку его поступку. Пока Адам тщательно рассматривал взятую со стола монету, Вулф напомнил старику:

– Однако ты видел не только оленя и монету, не правда ли? Ты видел еще кое-что интересное. – В рассказе фермера была опущена самая важная деталь. Старика можно было простить за то, что он пропустил подробность, ценности которой не понимал, но слушателям следовало о ней знать. – Расскажи-ка нам о…

– О кольце?

Улфред был недоволен, что господин настаивает на упоминании той чертовой вещицы, которую он исключил из рассказа, как лишнюю подробность, потому что она только мешала. Хотя кольцо и было красивым, но недорогим – без драгоценных камней, и даже не золотое. Ха! Монета была куда дороже, чем та никчемная вещица.

Упоминание о кольце тотчас же привлекло внимание Адама.

– У их вожака, у этого молодого парня, на мизинце была странная штуковина из переплетенных полосок золота, серебра и бронзы.

Адам почувствовал, что сейчас узнает нечто важное. Ему стало досадно, что дело продвигается так медленно, но он сдержал нетерпение и спросил:

– А как были переплетены эти полоски? Какой металл был сверху?

– Бронза. – Улфред начал понимать, что пропущенная подробность может оказаться ключом к загадке, которую пытались решить господа. – Похоже на то, что полоски эти сплетались в какой-то знак, вроде того, что писцы изображают на пергаменте. Но я не знаю его названия.

Адам быстро вынул из кармана письмо, полученное им от Элфрика.

– Пип, – позвал он, – принеси-ка нам холодный уголек из камина, чтобы наш друг Улфред смог нарисовать нам знак, который он видел. – Адам не мог ждать, пока принесут перо и чернила, да и рисовать пером старику было бы непривычно.

Пока Пип рылся в пепле, отыскивая уголек, Адам расстелил пергамент на толстых дубовых досках стола. Он счел это знаком судьбы – последняя мольба Элфрика о помощи будет использована для того, чтобы поймать тех, кто погубил его, или, по крайней мере, указать путь к их поимке.

Улфред стремился загладить свой промах, сожалея, что не сразу рассказал обо всем. Он взял дрожащей рукой уголь и принялся за дело. Нахмурив брови так, что они сошлись на переносице, Адам наблюдал за тем, как старик с трудом выводил некое подобие латинской буквы «S». Примерно так же, только гораздо более искусно его брат и отец выводили эту букву в начале страниц рукописей, и эта же буква использовалась при составлении различных орнаментов в изделиях, предназначенных для влиятельных людей. Буква подтверждала догадку, которая возникла при упоминании о бронзовой полоске.

Адам взглянул на Вулфа. Они без слов пришли к одному и тому же выводу. Информация, полученная от Улфреда, подтверждала все, о чем догадывался и чего боялся Вулф, но она не проясняла, что за всем этим стоит. Они оба понимали, что полученных из вторых рук свидетельств в виде рисунка и сообщений о кольце недостаточно, чтобы они могли послужить серьезными обвинениями для осуждения высокородного негодяя. А без серьезных доказательств этот «молодой парень» продолжит творить зло, и над округой по-прежнему будет висеть угроза. Если бы только они смогли узнать, зачем и почему…

Адам в задумчивости так сильно прижал письмо к столу ладонями, что пальцы его побелели. Он думал о том, что, к сожалению, им потребуется найти другие доказательства, поскольку в рассказе Улфреда, к разочарованию Адама, ничто не подтверждало и не опровергало его подозрения об участии епископа в последних событиях. В нем не было ничего, что могло бы доказать невиновность Элфрика в таком страшном для христианской души грехе, как самоубийство.

Ллис видела, что Адам глубоко погрузился в свои мысли и не заметил, как Вулф вложил монету в мозолистую руку фермера.

Улфред удалился, надувшись от гордости. Он был вполне доволен наградой и одобрением своего господина и пребывал в приятной уверенности, что еще до наступления ночи все население Трокенхольта будет наслышано о его благородном поступке. Да, он был хорошо вознагражден.

Когда Пип и Седрик ушли, чтобы вернуться к возложенным на себя обязанностям помощников Мел-вина, Брина взяла на руки крошку-сына, который, проголодавшись, уже начинал похныкивать, и исчезла в комнате, где лежала Аня, а Ллис проскользнула в угол зала, желая оставаться в тени.

Она устроилась на трехногом стуле у стола с припасами для лечебных нужд и принялась смешивать травы для снотворного отвара, необходимого страдающим острой болью. Руки ее трудились, но мысли были далеко. Она думала о том, что узнала вчера, и о тех туманных намеках, которые услышала сегодня утром, включая и невысказанные предположения. Она пыталась сложить из всего этого цельную картину. Похоже, оба саксонских лорда знают, что стоит за нависшей опасностью: об этот говорило их молчание. Но Ллис удивляло, почему на эту странную встречу со старым фермером пригласили ее и Брину.

Из-под густых ресниц глаза Ллис украдкой наблюдали за мужчинами. Внешне похожие – оба золотоволосые, высокие, мощного сложения, – на самом деле они были очень разными не только по возрасту: Адам был на десять лет моложе друга. Оба прославленные воины, но если Вулф оставался внутренне спокойным и мягким, Адам, несмотря на ласковое обращение с Кабом, выглядел сдержанным, но чувствовалось, что в душе у него бушует пламя. Ее уже опалило огнем его презрения и гораздо более опасным жаром, исходившим от его рук.

Один – приемный отец, другой – настолько привлекательный мужчина, что Ллис почти рада была тому, что он так враждебно к ней относится. Почти рада. Во всяком случае она хотела бы этому радоваться.

Пока Ллис наблюдала за ними, два илдормена короля Эсгферта встали и удалились, не говоря ни слова, погруженные в свои мысли о том, как выследить врагов и положить конец опасностям, грозившим этому краю.

ГЛАВА 5

Вечером, когда последние солнечные лучи уже угасли и сумеречные тени стали одноцветными, четверо высокородных обитателей Трокенхольта собрались за покрытым белой скатертью столом. Не тратя времени, они заняли те же места, где сидели во время визита Улфреда. Никто не задал ни одного вопроса о том, как прошла вторая половина дня. Нерешенные проблемы все еще владели умами собравшихся и поэтому за столом во время первого блюда – тушеного кролика – царила тишина.

Остро ощущая присутствие золотовласого воина, сидевшего рядом с ней, Ллис теперь меньше тревожилась из-за него. Она задумалась о том, как же это может быть, что человек, который смотрит на нее с насмешкой, в то же время так привлекает ее к себе; она была уверена в том, что он не стремится ей понравиться. В камине ревел огонь, горели смоляные факелы, укрепленные вдоль стен. Но лишь свет множества свечей, установленных на медном блюде посреди стола, отражался на ярких волосах Адама и, как маяк, манил ее взгляд. Девушка не решалась встретиться с его проницательными янтарными глазами, которые, казалось, хотели проникнуть к ней в душу, в тайны, которые она не смела никому открыть. Ллис не отрываясь смотрела в свою тарелку и скорее кромсала, чем ела рыбу. Ее все еще удивляло, насколько живо она реагировала на любой его призыв. Очень опасный человек.

И словно в подтверждение, мысли Ллис предали ее, переключившись на воспоминания о встрече в лесу на рассвете. С одной стороны, казалось, что это было давным-давно, а с другой, это могло произойти несколько минут назад, так явственно она ощущала объятия его сильных рук. Голубые глаза Ллис затуманились, когда она вспомнила, каким счастьем было прижаться всем телом к его твердой, как стена, груди и вкусить сладость и страсть его поцелуя. Опасно, даже слишком опасно!

Чувствуя необходимость отвлечься от столь предательских мыслей, навеянных обществом Адама, Ллис наклонилась, чтобы взглянуть мимо Адама и Вулфа туда, где на дальнем конце стола сидела Брина. Хотя Ллис и сама была не в состоянии есть, ее беспокоило, что Брина лишь передвигает еду на тарелке. Вулф тоже озабоченно смотрел на жену. Очевидно, к его многочисленным проблемам добавилась еще одна.

Вздохнув, Ллис от души захотела хоть в чем-то облегчить его ношу. Как бы ей хотелось суметь произнести такое заклинание, которое восстановило бы здоровье горячо любимой Ани, чтобы девочка вновь смеялась и радовалась жизни! Если бы это удалось, из глаз Брины ушла бы печаль, которая поселилась в них после того, как два года назад у нее родился недоношенный ребенок. И лишь после рождения сына печаль эта ненадолго покинула ее. Сейчас Ллис вновь видела ту же печаль в глазах женщины. К сожалению, сейчас Ллис не в состоянии помочь ребенку, как тогда была не в состоянии облегчить горе Брины. Девушка огорченно прикусила губу.

Адам вновь невольно любовался обольстительной девушкой, так походившей на нежную, робкую лань. Он не мог заставить себя не следить за ней. Он видел, что она глубоко задумалась и смотрит мимо него. Маленькие белые зубы прикусили губу, а на лице написано столь явное огорчение, что оно не могло быть притворным. Он изо всех сил старался подавить в себе растущее желание приласкать и утешить ее.

Но победило отвращение к себе. Кулаки его сжались. Он ненавидел себя за то, что временами эта проклятая ведьма, не заслуживающая ничего, кроме наказания, внушает ему желание защитить ее.

Ярко-синие глаза заметили сжавшиеся кулаки. Ллис спросила себя: в чем причина этой мгновенно вспыхнувшей ярости? Мысли о невидимых врагах? Нет, его гнев, похоже, был вызван какими-то личными причинами. Может быть, это мысли о смерти брата? Ллис помнила, как вспыхнуло гневом лицо Адама, когда он говорил о предполагаемой причине этой смерти. Ее огорчало, что никакие травы и никакие снадобья не могут вылечить его внутренние раны. Но, возможно, удастся облегчить боль, которую усиливает невозможность отыскать спрятанную от людских глаз могилу?

Ллис выпрямилась, и на лице ее появилась застенчивая улыбка. Из всех проблем, с которыми столкнулись сидевшие за столом люди, эту конкретную проблему она могла помочь им решить, это было в ее власти, если только удастся выполнить два условия. Первое – преодолеть возможное сопротивление Адама, убедить его в том, чтобы он разрешил женщине, которую он презирал, помочь ему. И тогда…

– Есть ли у вас какая-нибудь личная вещь, принадлежавшая вашему брату? – спросила Ллис с нарочитой смелостью. Она проигнорировала реакцию Адама на свои слова. Упоминание этого второго условия шокировало Адама, это было видно по его глазам, но удивление на его красивом лице быстро сменилось негодованием. – Есть ли у вас что-нибудь такое, что он часто держал при себе?

Адам с такой силой сжал кулаки, что побелели суставы пальцев. Ответ на вопрос она знала. Бессовестная колдунья видела сама, как он заставил епископа Уилфрида вернуть четки. Неужели она думает, что он позволит ее бесчестным рукам коснуться этой священной реликвии?

Откинув назад великолепные черные волосы, Ллис выдержала все – и взрыв негодования на его лице, и пламя, бушевавшее в глубине его янтарных глаз. Она терпеливо объяснила причину своей просьбы:

– Личная вещь, которой дорожил ваш брат, могла бы мне помочь определить место, где покоятся его бренные останки.

– О-ох! – выдохнула Брина, не сразу догадавшаяся, почему Ллис задает этот вопрос.

Наклонившись, словно разглядывая что-то под столом, Брина встретила умоляющий взгляд Ллис. Вулфейн тотчас же понял, в чем тут дело. С того времени, как ему однажды довелось совершить путешествие вместе с группой друидов, когда он видел, как они используют свое влияние и власть над силами природы на благо людям, он научился с уважением относиться к их обычаям и ритуалам. Теперь, общаясь с ними в течение многих лет, он понял, что их способности и возможности неизмеримо превосходят его собственные представления о природе, как и других саксонцев. Если друиды говорят, что могут что-то сделать, значит, действительно могут. Но взглянув на гостя, он увидел, что могло помешать осуществлению задуманного.

Адам полуприкрыл глаза, чтобы нельзя было разобрать их выражения. Он уже решил отказаться от этого предложения. Однако реакция хозяина и хозяйки на слова Ллис была ему непонятна, и он ждал объяснений.

– Я понимаю, что представление о подобных вещах чуждо тебе, Адам, – медленно начал Вулф, тщательно взвешивая каждое слово. Он прекрасно понимал, что тесные связи семьи его друга с церковью делают еще более трудной для Адама даже возможность обдумать такое предложение. – Я молю тебя не отвергать поспешно дар, предложенный от души. Я глубоко уверен в том, что это для тебя самая лучшая, если вообще не единственная возможность отыскать в огромном лесу крохотный клочок земли.

Наступило молчание. Адам сидел неподвижно, он словно оцепенел, но мозг его лихорадочно работал. Несомненно одно: прошло больше двух недель, и вряд ли теперь удастся разыскать следы.

Вулф решил продолжить, полагая, что настойчивость приносит победу, даже когда дело уже кажется проигранным.

– Не думаю, чтобы тебе часто приходилось слышать о подобных вещах и, как многие, ты вправе сомневаться в правдивости таких утверждений. – Светло-зеленые глаза спокойно встретили взгляд янтарных. – Я клянусь тебе, что все это правда. Я не раз был воистину благословлен, – он намеренно подчеркнул последнее слово, – помощью, пришедшей из тех источников, смысл которых мне не понятен. Я был, есть и буду христианином, но я знаю, что действительно есть власть выше понимания священников. И я уверен, что эта власть также дается от Бога, которому мы поклоняемся.

Хотя Адам продолжал обдумывать другие возможности, он слышал все, что было сказано. Он явно был не согласен с тем, что казалось ему богохульством в устах человека, которым он так давно восхищался.

Вулф покачал головой, сожалея о явном отсутствии гибкости в мышлении друга, упускавшего редкую возможность.

– Поверь, если не Ллис, то мне, и я клянусь, что втроем мы найдем могилу Элфрика.

– Элфрика? – спросила Ллис, вспомнив, что не далее как сегодня утром Адам обвинил ее в знакомстве с этим именем.

Она взглянула в его красивое лицо, повернутое к ней с того момента, как она задала столь поразивший его вопрос, но лицо это было сейчас непроницаемо.

И вновь Адам не ответил на вопрос, полагая, что девушка лишь притворяется, что не видела его в монастыре, и предоставил Вулфу объяснять, что Элфрик был его младшим братом.

Неожиданно в разговор вступила Брина и ослабила растущую между тремя собеседниками напряженность.

– Если вы доверите эту вещь мне, я помогу Ллис подготовиться к решению загадки. – Брина догадывалась, что причиной отказа от помощи Ллис могла быть непонятная враждебность, которую Адам испытывал к девушке, и попыталась сломить его сопротивление. – Важные дела удерживают меня здесь, не то я бы присоединилась к вам завтра утром. И хотя я не могу поехать с вами, я могу предложить вам в помощь самые могучие из триад, которые знаю. Они призовут силы природы обеспечить успех в вашем деле.

Решимость Адама дала трещину. На предложение леди Брины ему было легче согласиться. Он поднялся, проскрежетав стулом по широким доскам пола. Первоначальное решение не позволить друидской колдунье касаться заветных четок брата уступило место не просто согласию на выполнение языческих обрядов, а стремлению воспринять все это, как военный маневр.

Крепко сжав губы, Ллис смотрела, как могучий человек поднимается с необычайной для его комплекции грацией. Неужели он вышел из-за стола, потому что она предложила свою помощь? Казалось, поведение Адама подтверждало это: он исчез в своей спальне и тут же вернулся с седельными сумками через плечо. Сердце девушки упало. Неужели он собирается уехать?

Адам остро сознавал, что Ллис наблюдает за ним. Ее задумчивый вид совершенно не соответствовал тому мнению, которое он составил о ней в монастыре. И более того, он начал забывать, какой видел ее тогда. Он считал, что стал жертвой притворной невинности языческой колдуньи, и именно невинность грозила пробить броню его сердца, в то время как ее чары соблазнительницы его совершенно не трогали.

Поставив тяжелые сумки, связанные кожаными ремнями, на край стола, Адам закрыл глаза. Он не позволит себе стать жертвой обмана, не поверит этому лживому лицу, не даст поколебать его нерушимую уверенность в том, что эта женщина – воплощение зла.

Сердце Ллис успокоилось, как только золотоволосый человек начал рыться в сумке. Он вынул оттуда что-то, завернутое в тонкую ткань, и так осторожно держал маленький сверток, словно его содержимое было для него драгоценно.

Положив свое сокровище на стол между Вулфом и его женой, Адам напомнил себе, что в момент смерти брата возможно Ллис была в монастыре и, вероятно, поэтому знает, где похоронен мальчик. Если для того, чтобы найти могилу брата, ему придется сделать вид, что он верит ее нынешнему обличью, он это сделает. Пусть леди Брина остается в Трокенхольте и поет свои песни, которые он уже слышал из уст Ллис. Он же молча испросит у Бога прощения за то, что позволит язычницам коснуться распятия.

Взглянув на затаивших дыхание людей за столом, чувствуя, что внимание всех, от хозяина до раба, обращено на него, Адам развернул тонкую ткань и открыл сияющие жемчуга и рубины золотых четок необычайной красоты. Это действительно была вещь необычайной ценности, но для него она представляла несравнимо большую ценность, чем для всех остальных.


В раннюю рассветную пору трое всадников выехали из ворот усадьбы. Чтобы сохранить в тайне друидские обряды, Адам оставил своих людей дома охранять семью Вулфа и усадьбу. Группа из двух мужчин и женщины быстро исчезла в густом лесу между огромными деревьями.

Тронулись в путь молча. Ллис старалась отвлечься от ехавшего впереди мужчины, но, казалось, что прежде расположенная к ней природа сейчас ополчилась против нее. Редкие лучи едва поднявшегося над горизонтом солнца проникали сквозь густую листву сомкнувшихся над головами путников ветвей. Трудно было оторвать глаза от ярких золотых волос до плеч и блестящих металлических деталей на куртке. Решив, что единственный способ воспротивиться могучему обаянию Адама – это закрыть глаза, она так и сделала. Трудно сказать, сколько прошло времени. Опытные воины ни на минуту не расслаблялись. Ллис постепенно успокаивалась, вслушиваясь в звуки леса и вдыхая его чудесный аромат.

Прошло несколько недель с тех пор, как она спустилась с гор Талачарна, где жила вместе с братом и Глиндором. Никогда раньше созданные руками человека барьеры не отделяли ее от могучих сил природы на такой долгий срок. Ей не хватало привычного для нее ежедневного общения с лесом, и она удивлялась, как Брина может выносить такую жизнь. Легкая улыбка тронула при этой мысли ее яркие губы. Глупый вопрос! Любовь между ее приемными родителями делала все возможным и правильным.

Полностью отдавшись созерцанию открывающейся со всех сторон красоты, Ллис про себя запела хвалебную триаду в благодарность за то, что природа приветлива к ней, спела она и другие молебны.

Потом в ее ярких синих глазах сверкнула искорка веселья. Ей нравилась ее кобыла, но Ллис забавляло, каким маленьким кажется это серое прелестное животное по сравнению с могучими черными боевыми конями. Но тут же она сурово напомнила себе, что не случайно едет вместе с Вулфом и Адамом. Именно этим путем их гость приехал в Трокенхольт. Еле заметная тропинка вилась в густом лесу между вековыми деревьями. Ллис никогда не боялась леса – ни в спокойном его состоянии, ни в бурю. Но сейчас следовало остерегаться враждебных людей, а это совсем другое дело. Но все равно стыдно бояться. Ллис изо всех сил старалась подавить растущую тревогу. Она крепко сжала поводья. Ее сердило, что она не может контролировать свою реакцию на невидимых врагов, которые для своих злых целей хотят разрушить здешний земной рай.

С этого момента уже ни мелодичные трели певчих птиц, ни робкая красота диких цветов, просовывающих свои бледные головки сквозь плотную зелень, не могли отвлечь ее от мрачных мыслей. Ее беспокойство, разбуженное тайной опасностью, росло и крепло, как сорная трава.

Достаточно ли она знает, чтобы найти могилу при помощи колдовства? Редко и лишь по незначительным поводам ей самой доводилось создавать серьезные заклятия без наставника или, по крайней мере, без Ивейна. При мысли о брате на губах Ллис появилась гордая улыбка: он теперь тоже колдун, и почти такой же могущественный, как Глиндор.

Потом она принялась обдумывать ответ на более важный вопрос. Допустит ли жемчужно-рубиновый христианский символ веры в Бога единение с силами земли? Ллис знала о вере Вулфа в то, что все могущественные силы на небе и на земле исходят из одного источника, и все же была глубоко обеспокоена. Она вновь принялась покусывать губу – признак неуверенности, постыдной для друидов. Ллис решила, что не будет ошибкой попросить о помощи и христианского Бога. Много лет она время от времени гостила в доме Вулфа и знала много молитв, так что могла и сама составить молитву. Она закрыла глаза и сложила руки, держа между ними поводья.

– Господи Всевышний, я прошу тебя об одолжении. Позволь мне помочь твоему последователю в его несчастье. Позволь мне отвести его к могиле его почившего брата.

– Вы выглядите так, словно молитесь, – тихо сказал Адам, обращаясь к девушке, которая явно не обращала внимания на свою кобылу, проследовавшую за его конем под дуб, где было совершено нападение на Адама.

– Да, я молилась.

Ллис широко раскрыла глаза. Она была встревожена близостью Адама и ответила не подумав. При этом ее розовые щеки вспыхнули под стать прелестным вишневым губам.

Золотистые глаза прищурились, разглядывая смущенные синие, опушенные черными ресницами, и черный водопад волос, обрамлявших нежные щеки. Он сжал зубы, защищаясь от впечатления, производимого на него этим прелестным существом, воплощавшим трогательную наивность, и пытался убедить себя, что перед ним величайшая в мире притворщица, умело прикидывающаяся наивной.

Ллис вновь ощутила уже знакомую волну неприязни, к которой в течение нескольких недель ей бы следовало привыкнуть, но в этот раз она была уверена, что неприязнь Адама вызвало ее обращение к Богу. Девушка гордо вскинула голову: она не будет раскаиваться в своих поступках, если цель будет достигнута.

– Ллис! – прервал Вулф их безмолвную конфронтацию. – По твоей просьбе мы привели тебя на то место, где был ранен Адам.

Кивнув, Ллис вспыхнула: ее поймали на том, что она молча смотрела на Адама. Не дожидаясь помощи мужчин, она быстро спрыгнула с седла и привязала поводья к ветвям. При других обстоятельствах она ни за что не стала бы совершать друидский ритуал в присутствии тех, кто в него не верил. Однако минувшей ночью они с Бриной вынесли четки из дому, чтобы некоторое время подержать их в лунном свете. На поляне, окруженной молодыми дубами, посаженными Вулфом много лет назад, просили женщины согласия и помощи природы в их деле. Чувствуя на себе взгляды мужчин, все еще сидевших верхом, Ллис опустилась на колени, сознавая, что сделала это с меньшей грацией, чем ей хотелось бы. Запустив руку в сумку из козьей кожи, привязанную к поясу и висевшую низко на бедре, она достала из нее бесценную реликвию Адама и положила на ковер из густой мягкой травы. Следующим она достала гладкий белый кристалл, поднялась, вращая кристалл в ладонях, и запела своим чудным голосом, но слова ее песни казались странными для непосвященных зрителей.

Адам старался не смотреть на нее, но не смог. Как и при их утренней встрече. Он был словно околдован странной мелодией, в такт которой начала двигаться женская фигурка неземной красоты. Зачарованный и лишенный дара речи, он молча следил за девушкой. Ему казалось, что он видит чудо, подобное застывшим в воздухе и превратившимся в драгоценные камни каплям дождя. Ему казалось, что волшебная мелодия изменила само время и, становясь все более мощной, околдовала весь лес и всех животных в нем. Но вдруг песня резко оборвалась. Воцарилась тишина. А кристалл, лежавший на изящной девичьей ладони, вдруг начал излучать таинственное сияние. Ллис вновь опустилась на колени и осторожно положила кристалл поверх четок, а поверх кристалла и четок свои ладони.

В необычайной тишине Ллис встала, держа, как в, чашах, в одной ладони четки, в другой – кристалл. Она повернулась к Адаму. Хотя не было произнесено ни слова, он инстинктивно протянул к ней руки ладонями вверх.

Таинство, свидетелем которого он стал, породило в Адаме неведомое чувство. Он не мог позволить себе поверить в то, свидетелем чего стал, и в то же время не мог примирить этот образ небесной чистоты и света с образом распутной колдуньи из монастыря.

Ллис осторожно положила тяжелую золотую цепь в его раскрытую ладонь.

– Чувствуя себя в безопасности среди людей, которым он доверял, встретил Элфрик свой конец.

Размышления Адама о двух образах девушки были неожиданно прерваны жестокой реальностью, словно его окатили ледяной водой. Ллис поделилась с друзьями бесценными знаниями, полученными ею от природы. Как ни осторожно это было сделано, известие о том, как погиб брат, открыло болезненную рану в душе – рану, которая только начинала затягиваться. И это потрясение только усилило отвращение Адама к себе и к девушке.

Ллис видела, как, услышав ужасное известие, которое открыл ей кристалл, Адам словно окаменел, и от него повеяло таким холодом, что девушка поняла, как глубоко задело его полученное известие. Ллис отвернулась, и синие глаза ее потемнели от горя. Но она заставила себя сосредоточиться на цели, которой им еще предстояло достичь: нужно было пройти сквозь зеленую стену леса по тропе, указанной сияющим кристаллом.

Вулф знаком велел Адаму следовать за девушкой, которая без малейших колебаний шла по тропе, указываемой ей светящимся кристаллом, и была уже довольно далеко, так что листва скрыла ее из виду. Адам кивнул и сделал, как велели. Однако, прежде чем последовать по тропке из примятого папоротника и сломанных сучков, он снял с черного как смоль коня седельные сумки и перекинул их через плечо.

Некоторое время путники шли параллельно выступу пологого холма, но вскоре вышли на поляну, устланную пышным зеленым ковром роскошной травы, усыпанной чудесными цветами. Но в центре этой поляны земля была взрыта. Судя по всему, сначала ее копали лопатами, а позже пытались разрыть звери.

Адам вышел на поляну вслед за Вулфом и увидел, что Ллис с глубокой печалью смотрит на мягкую землю. После некоторых размышлений он признал, что, видимо, этот клочок земли следует считать местом последнего пристанища брата. Он только напомнил себе, что нельзя верить искренности чувств девушки.

Отбросив ненужные беспокоившие его мысли, он сосредоточился на выполнении задачи, которую поклялся осуществить и ради которой терпел колдовские обряды. Он скинул с плеча седельные сумки и отбросил их в сторону, с облегчением заметив, что животным не удалось разрыть могилу и побеспокоить останки брата. Прищурив янтарные глаза, он окинул взором поляну в поисках камней, которые можно было бы сдвинуть с места без помощи лопаты или мотыга.

Чувствуя на себе неприязненный взгляд Адама, Ллис старалась не смотреть в его сторону до тех пор, пока он не отвел глаза.

Мужчины отыскивали большие камни и складывали их пирамидой, чтобы создать могильный холм. Ллис бессознательно следила за Адамом. Она смотрела так внимательно, что от нее не ускользнуло появление темного пятна на его одежде, и у девушки перехватило дыхание. Она поняла, что рана открылась и из нее снова сочится кровь.

Ей хотелось броситься к нему и уговорить его прекратить работу, пока он еще больше не навредил себе, но здравый смысл подсказывал ей, что ее добрые намерения сейчас могут быть превратно истолкованы. По всей вероятности, он стал бы работать еще упорнее. Выбора у нее не было – оставалось только помочь им поскорее завершить работу. Трудами трех пар рук был создан холм, предназначенный защитить тело юноши от диких животных.

Все с тем же мрачным выражением лица Адам подошел к седельным сумкам, брошенным в тень цветущего куста, и достал из них две тщательно обструганных доски разной длины и кожаный ремешок. Приложив короткий кусок к длинному, заостренному с одного конца, Адам связал их, затем воткнул этот самодельный крест глубоко в землю в одном конце могилы и укрепил его камнями. Закончив, он стал позади креста, склонив голову. Вулф встал у противоположного конца могилы.

– Господь, молю тебя принять Элфрика в свои объятия! – Адам помолчал. Он не хотел плакать в присутствии друидской колдуньи, которая радовалась смерти его брата, и только крепче стиснул зубы, стараясь совладать с охватившими его чувствами. Когда ему это удалось, он продолжал: – И я молю тебя. Отец наш, дать ему почетное место за твоим столом, рядом с самыми преданными твоими слугами.

Адаму хотелось побыть одному и наедине с собой преодолеть гнев и печаль, нахлынувшие на него при воспоминании о безвременно угасшей юной жизни. Он повернулся и стал взбираться на холм. На вершине он остановился и, отведя в сторону густые ветви ивы, плотно окутавшие ствол старого дерева до самой земли, огляделся. Он увидел то, что ожидал увидеть… и зловещие признаки того, чего никак не ждал.

– Вулф!

Он произнес одно слово и произнес негромко, но тем не менее этого было достаточно, чтобы оставшийся на поляне друг услышал в призыве тревогу. Он быстро присоединился к Адаму, и они вместе принялись рассматривать лежавший внизу перед ними монастырь Уинбюри… и плодородные земли вокруг монастыря, истоптанные множеством людских ног и конских копыт.

– Что за злые демоны осмелились осадить святое место? – спросил Вулф, и в голосе его слышалось растущее отвращение.

– Поначалу я тоже счел, что эти вооруженные люди осадили обитель. – Суровый взгляд янтарных глаз встретился с озадаченным взглядом Вулфа. Адам махнул в сторону долины. – Посмотри! Обрати внимание, что эти люди свободно ходят через монастырские ворота – и солдаты, и монахи. – Он прищурился, разглядывая вход в монастырь, потом добавил: – Они не враги.

Словно в подтверждение догадки Адама появилась характерная фигура епископа Уилфрида, которого трудно было с кем-то спутать. Он медленно шел по незасеянному полю, увлеченный разговором с собеседником в тяжелой воинской амуниции. Разговаривая, собеседники прошли мимо группы солдат, по реакции которых стало ясно, что мужчина в боевом облачении – их начальник.

– Пожалуй, самым разумным будет отправить письмо королю и поведать ему об опасности вторжения со стороны вооруженного монастыря, – при этих словах Адам обменялся с Вулфом взглядами, которые сказали гораздо больше, чем слова.

Оба они считали крайне маловероятным, чтобы Эсгферт сам вооружил этот маленький монастырский городок ради предстоящей войны, не сообщив ничего об этом своим илдорменам, оставив их не готовыми к войне. Они оба прекрасно знали о росте неприязни к королю со стороны епископа в течение последних лет. Эта неприязнь была вызвана тем, что король начал ограничивать могущество церкви и личное достояние епископа Уилфрида.

– Давай-ка лучше поспешим обратно в Трокенхольт. Оттуда я отправлю гонца с письмом по этому поводу. А кроме того, я упомяну о том, что поскольку его младший сын Саксбо сейчас в наших краях, то королю следовало бы разрешить сыну остановиться у меня в доме.

Улыбка согрела точеные черты лица Адама. Такое письмо могло бы успокоить его давнюю тревогу за короля и его илдорменов. А поскольку его собственным землям пока ничто не угрожало, ибо они находились неподалеку от основной резиденции короля Эсгферта в Нортумбрии, он считал долгом чести остаться со своим другом и помочь отвратить опасность от Трокенхольта, покою которого угрожали какие-то тайные враги. Более того, хотя он и осуществил свое намерение отыскать могилу брата и соорудить на ней могильный холм, защитив ее таким образом от возможных посягательств, он все же считал, что выполнил свою клятву только наполовину. Ему еще предстояло найти убийц брата. Он был решительно настроен продолжить поиск неведомых врагов, а вмешательство в его планы злых сил лишь упрочило намерение Адама.

ГЛАВА 6

Ллис осторожно коснулась пальцем небольшой горсти специально вымоченных семян, лежавших на отполированном до блеска деревянном блюде. Она искренне желала узнать как можно больше секретов исцеления, известных Брине, и быть ей как можно более полезной в ее домашних делах, но тем не менее ее тяготила необходимость почти все время находиться в доме, где она не чувствовала того привычного для нее слияния с природой, которое испытывала в Талачарне.

Хмурые утренние облака разошлись, уступив место ясному дню, который начался так печально – утром Ллис заходила взглянуть на бедную маленькую Аню. Несмотря на все усилия Ллис, ее заклинания и пение на заре, девочка опять впала в то же самое странное забытье. В действительности на этот раз ее забытье было еще более глубоким и уносило хрупкую девочку все дальше от этого суетного мира. Ллис опасалась, что ее связь с природой и ее могущество друидской колдуньи значительно ослабли за последнее время: ведь реакция девочки на утренние заклинания Ллис была очень слабой. Неужели виной тому ее пребывание в жилище, созданном руками человека? Или эффективности заклинаний помешало присутствие человека, который в них не верил?

К середине дня настроение Ллис не улучшилось. Не была ли тому виной близость этого огромного мужчины, готового взорваться от распиравшей его энергии? Брина уговорила Адама провести несколько дней в покое, чтобы исправить вред, нанесенный его ране тяжелой работой. Адам из вежливости согласился на уговоры хозяйки, но в глазах его то и дело мелькало раздражение. Когда он принимался мерить шагами комнату, большой зал словно сжимался до размеров маленькой хижины.

– Ллис! – ласково позвала ее Брина и попросила помочь выполнить кое-какие дела, до которых у нее, занятой лечением дочери, просто не доходили руки. Ощущая беспокойство Ллис и сочувствуя ей, Брина старалась занять ее и отдать исцеляющему влиянию природы.

Цветы, которые Аня должна была собрать в тот день, когда заболела, все еще оставались на лесной опушке. Их нужно собрать, иначе потом от них будет мало пользы.

Ллис кивнула. Она была рада закончить начатую Аней работу и хоть на время разорвать невидимую нить, привязавшую все ее внимание к раздраженному человеку.

Она тотчас же встала. Однако было бы безответственно бросить все как есть и уйти. Она удержалась от искушения броситься в лес немедленно и положила отобранные семена в раствор для размокания, а остальные высыпала обратно в глиняный горшочек и поставила на место деревянное блюдо. Вот теперь она была свободна. Девушка достала из-под стола корзинку и направилась к двери.

Занимаясь своими делами, она все время ощущала на себе взгляд янтарных глаз. Ей было нетрудно понять состояние Адама и даже посочувствовать ему – она видела, что подобные ограничения для него непривычны. Но с самого начала и до сих пор она никак не могла понять причин его неприязненного отношения к себе и поэтому старалась держаться от него подальше.

Покинув дом, где в воздухе все время чувствовался запах дыма, она радостно вдыхала всей грудью свежий лесной аромат. Она знала, что он прояснит мысли и улучшит настроение. Ллис миновала усадьбу и ручей, пересекла возделанное поле и, найдя знакомую калитку в изгороди, направилась к зеленым лесным кущам.

Однако надежды Ллис на улучшение настроения не оправдались. И хотя хмурые облака уступили место солнцу, мысли ее были невеселы, потому что все время возвращались к мрачному неприятию Адама ее помощи в розыске могилы брата. Впервые в жизни она не испытала привычного восторга, который всегда охватывал ее при виде красоты леса, стоило ей только войти под сень его ветвей. Она так задумалась, что не заметила, как вошла в дубовую рощу, где должна была собрать цветы, не видела она и косых солнечных лучей, пробивавшихся сквозь густую крону, не видела и скромных маргариток, прячущихся в густой траве подлеска, не слышала веселых жаворонков, порхавших с ветки на ветку… Не услышала она и затрещавших под ногами незнакомцев веток.

Чья-то грубая рука закрыла ей рот, вторая обхватила талию. В панике и отчаянии Ллис уронила корзинку и яростно боролась с незнакомцем. Но для невысокого, крепкого мужчины, прижимавшего ее к себе, все ее усилия были словно жужжание докучливой мухи.

Поняв, что физические усилия бесполезны, Ллис намеренно обмякла, стремясь успокоить бешено колотившееся сердце, чтобы призвать на помощь те силы, на которые привыкли полагаться друиды. Но ей не суждено было обрести душевное равновесие, ибо она заметила второго мужчину, высокого и угловатого, с интересом наблюдавшего за ее усилиями. У нее было такое ощущение, что от его взглядов она покрывается грязью.

– Что за удачный трофей у нас сегодня, – обрадовался толстогубый высокий незнакомец с кривыми зубами. – А прежде чем отпустить эту птичку, мы можем неплохо с ней развлечься, ей-ей, мы это заслужили…

Когда долговязый незнакомец протянул к ней свою грязную руку, похожую на когтистую лапу, Ллис утратила остатки душевного равновесия и стала сопротивляться с учетверенной силой… но безрезультатно.


Когда Ллис в грустном настроении покидала дом, она показалась Адаму похожей на цветок, побитый морозом. Тихонько выскользнув из дома, она оставила у Адама ощущение вины. Он изо всех сил пытался убедить себя в том, что для этого нет никаких оснований. Это был уже не первый случай с тех пор, как она с помощью своих таинственных обрядов и светящегося кристалла помогла ему найти могилу брата. После того случая его убежденность в ее порочной натуре заметно ослабела. Его усилия отыскать в этой девушке дурные черты не увенчались успехом. Хуже того, ему было очень трудно, просто невозможно удержаться от желания последовать за ней. Мрачно взглянув на рабынь, наблюдавших за ним с робкими улыбками и понимающими глазами, он миновал дверной проем, отметив только, что это редкий случай, когда ему не пришлось наклоняться. Немногие двери были под стать его комплекции, но, поскольку они с Вулфом были примерно одного роста, то и дома их были выстроены с учетом потребностей хозяев.

Девушка была легкой и стройной, шла быстро, но Адам был опытным воином и охотником, поэтому он без труда находил следы ног. Эти следы вывели его за ручей позади дома Вулфа и повели дальше, где девушка ступала по мягкой возделанной земле, направляясь к калитке. За калиткой следы шли по длинному участку жесткой травы к папоротнику, буйно разросшемуся на сырой земле под кронами деревьев.

Неожиданно размышления Адама были прерваны чужими голосами. Он забыл о следах и бросился в гущу деревьев, сквозь заросли подлеска на звук голосов.

– Никогда не пробовал девиц-кимри! Держи-ка ее покрепче, Джонни, и я начну! Могу поспорить, она сладенькая! – слова сопровождались гнусным хихиканьем.

Адам со свистом выхватил из ножен широкий меч. Одного этого звука оказалось достаточно, чтобы замер злобный смех и страхом парализовало руки, державшие девушку.

Руки эти разжались так неожиданно, что девушка упала в густую траву. Она не сразу пришла в себя и некоторое время лежала неподвижно, в то время как ее мучители бежали, едва завидев высокого воина с обнаженным мечом, блеск которого таил смертельную угрозу.

Адам не стал терять времени на погоню за злоумышленниками и выяснение, не они ли напали на него во сне. Он быстро сунул меч в ножны и, подняв упавшую девушку, заключил ее в могучие объятия.

– С вами все в порядке? – быстро спросил он. Его гнев еще не остыл, и его беспокоило состояние девушки. Крепко прижимая ее к себе, он ласково отвел черные как смоль волосы, спутавшиеся во время борьбы и закрывшие ее изящное личико.

– Да, – еле слышно прошептала Ллис, потрясенная тем, как быстро все произошло.

Она смотрела прямо в озабоченные глаза цвета темного меда и видела в них не привычное презрение, а лишь необычную нежность. Она дрожала, потому что сейчас взгляд этих глаз казался ей еще более опасным.

Адам полагал, что состояние девушки вызвано только что пережитым потрясением. Он сел на высокую кочку, поросшую густой травой, и положил девушку себе на колени.

Хотя Ллис инстинктивно вытянула руки, желая противостоять его безотчетной привлекательности, она спрятала лицо у него на груди, ища утешения. Постепенно ее страхи исчезли, но сердце забилось с новой силой.

Прижавшись щекой к коричневой тунике из тонкой шерсти, она слышала, как его сердце бьется в унисон с ее сердцем. Золотые тенета мужского обаяния крепко держали ее, но еще сильнее влекло к нему ее собственное желание. Она разжала пальцы. Сначала они лежали неподвижно, но постепенно продвинулись по могучему торсу, который она так хорошо помнила.

Теперь настал черед Адама ощутить дрожь в теле. Одна из его мощных рук утонула в хорошо знакомом черном облаке роскошных кудрей, другой он нежно провел по ее шее, оставляя за собой горячий след. Ласково приподняв лицо девушки, он нашел губами ее обольстительные уста. Он несколько раз легонько поцеловал уголки ее рта, потом провел языком по ее губам, лишь искушая, но не утоляя возбуждаемый его ласками голод.

Она еще не забыла ощущений, испытанных в прошлый раз в его объятиях, волнующих и пылких до такой степени, что они лишали ее душевного покоя, но тем не менее сейчас девушка перестала реагировать на сигналы опасности, подаваемые интуицией. Она так жаждала наслаждения, которое давали ей его легкие и в то же время мучительно-сладостные поцелуи, что из уст ее вырвался тихий стон.

Услышав этот звук, Адам уже не мог больше сдерживаться и завладел ее полураскрытыми губами. И губы эти были такими нежными, как лепестки роз, именно такими, какими он видел их в своих снах. Но только в жизни этот нектар был гораздо более опьяняющим. И поцелуй становился все более жарким, словно раздуваемый ветром пожар.

Мысли стали беспорядочными, потом совсем потонули в затмевающем разум поцелуе. Ллис хотелось как можно крепче обхватить широкие плечи и каждой частицей своего тела прижаться к источнику ярких ощущений, порождающему столь сильные желания, которые, казалось, никогда нельзя будет утолить.

Адаму хотелось вплавить в ее нежную плоть твердые мускулы своего тела. Его огромные руки, соединившиеся на ее талии, постепенно продвигались вверх, все теснее прижимая к себе роскошное тело. Под этими ласками Ллис выгнулась, пожираемая пламенем страшного возбуждения.

Звучный стон вырвался из груди Адама. Уже ни о чем не думая, он клонил безропотную красавицу на густую и необычайно мягкую траву. Его золотистые глаза стали теперь цвета темного коричневого бархата. Он смотрел в ее затуманенные желанием глаза и внимательно рассматривал губы, порозовевшие от его требовательных поцелуев. И вновь он видел в ней не сирену из монастыря с ее искусными уловками, а невинное, неприрученное создание, уступающее соблазну опытного хищника. Адам почувствовал укор совести. Независимо от того, преследовал ли он девственницу или же сам попал в сети опытной обольстительницы, он был близок к тому, чтобы взять ее, но и в том и в другом случае он поступал дурно.

Разве для того он спас Ллис из рук других мужчин, чтобы самому злоупотребить ее положением? Это было бесчестно, независимо от того, что двигало ею. Он был очень рассержен на себя, он заставил себя отодвинуться на безопасное расстояние от девушки и опустил свое измученное желанием тело на прохладный дерн.

Даже если эта неотразимо очаровательная девушка из его ночных снов не была той злой колдуньей из монастыря, между ними лежал неодолимый барьер. Есть факты, которые она никогда не станет отрицать и с которыми он никогда не сможет смириться: она дочь друидов и друидская колдунья. Он христианин. И он никогда не поверит, что Бог принял бы союз вроде того, на которое пошел Вулф, женившись на Брине.

Они молчали до тех пор, пока ее любимому лесу не стало больно от этого молчания. Или это был тихий голос внутри нее? Как ей следует поступить сейчас, когда его самоконтроль так же слаб, как и ее? Не было ли это возможностью, которой она так жаждала, узнать, какое невольное зло она ему причинила, что скрывалось за его недоверием к ней? Она перекатилась на бок и оглядела его простертое тело удивительной длины и ширины. Чувствуя себя отвратительно слабой, она спросила дрожащим голосом:

– Что я вам такого сделала, что вы так презираете меня? Что бы это ни было, я бы многое дала, чтобы это исправить.

Напряжение достигло необычайной силы. Ллис пыталась собрать остатки мужества, чтобы быть в состоянии понять ответ Адама. Но того, чего ей удалось добиться, оказалось недостаточно, чтобы пережить то, что он обрушил на нее.

Он посмотрел на нее с таким яростным презрением, что у нее перехватило дыхание и расширились зрачки.

Адам встал, ничего не ответив. Ллис тоже попыталась подняться. Но он подхватил ее, и руки, только что такие ласковые, теперь были тверже стали. Адам знал: он виноват в том, что девушка впала в уныние. Она пострадала дважды – первый раз от рук негодяев, потом от своего спасителя.

И тем не менее он отказывался ответить на ее вопрос. Какой смысл было говорить о том, что она наверняка станет отрицать, а он не сможет согласиться с этим? Так они и будут заниматься бесполезным опровержением взаимных обвинений.

Хотя Адам и нес ее в своих сильных руках, Ллис держалась скованно и независимо, насколько это возможно при таких обстоятельствах. Ей было больно оттого, что мужчина, который легко довел ее до состояния, когда она утратила власть над собой, так быстро изменил настроение от нежности пылких ласк до холодного презрения и неуступчивости. А самоконтроль имел для нее огромное значение, она годами училась владеть собой, и теперь не знала, что и думать. Она сурово выговаривала себе, убеждая себя: она должна быть благодарна за то, что у Адама особый талант бесчувственности; она больше не станет унижаться и задавать вопрос, ответа на который не получит.

Никто из них не вспомнил ни о брошенной корзинке, ни об оставшихся несобранными цветах. Высокий мужчина большими шагами направился прочь из леса. Когда они прошли сквозь потайные ворота и вышли на возделанное поле, Адам не мог не заметить, что слезы оставили блестящие следы на порозовевших щеках девушки.


– Пип! – Свет угасающего дня скользнул по седым волосам Мелвина, изобразившего притворное недовольство своим добродушным другом, завоевавшим его расположение за то время, что они прожили вместе. – Что за бесенок помутил тебе разум? Зачем ты улегся на землю, словно новорожденный теленок?

Не часто случалось Мелвину смотреть на Пипа сверху вниз. Хотя кузнец и обладал прекрасной мускулатурой и силой, необходимой в его ремесле, он был вдвое старше рыжего Пипа и вполовину ниже его. Так что возможность посмотреть на друга свысока доставила ему редкое удовольствие.

Мясистые руки Пипа ощупывали больное колено, но он нашел, что ответить на шутку друга:

– Поберегись, не то сам попробуешь, каково сидеть на таком неудобном насесте.

– Ты сказал «на насесте»? Ха, так это ловушка! – Мелвин рассмеялся, словно пролаял, потирая руки. – У меня перед такой громадиной, как ты, есть одно преимущество – я гораздо ближе к земле и лучше вижу все ямы и кочки, и могу обойти их стороной. А вообще-то местные жители предпочитают не отходить далеко от проторенных тропинок.

Пип зарычал и резким движением попытался схватить приятеля, который ловко отскочил в сторону и оттуда погрозил ему пальцем:

– Только посмотри, во что такой здоровенный медведь, как ты, может превратить труды бедного охотника!

– Бедного охотника? Что же такого могу сделать я, несчастный новорожденный теленок? – с притворной яростью прорычал Пип.

– Поделись со мной, какой соблазн сманил тебя повредить колено, дабы я мог избежать подобной участи. Может, я признаю, что ты был прав.

– Много раз меня предупреждали, что воображение доведет меня до беды. Так и вышло. – Пип вспыхнул.

Веснушчатая физиономия парня легко краснела, и ему редко удавалось скрыть смущение. Слава Богу, Седрик ушел куда-то по делу, так что Пип надеялся, что происшествие не станет известно всему Оукли.

Сконфуженно улыбнувшись, он пожал плечами и признал, что поступил опрометчиво:

– Но я мог бы поклясться, что там кто-то плакал. Вот я и бросился на помощь, не разбирая дороги.

– А вместо этого нашел расставленный и замаскированный капкан для ловли простодушной дичи… и попался.

Мелвин укоризненно качал косматой седой головой, улыбался и в то же время размышлял о том, не могло ли случиться, что пострадавший парнишка стал жертвой темных сил. Кто знает, что за странные силы могли оказаться поблизости и сыграть дурную шутку с простым смертным? Конечно, он был очень высокого мнения о своей госпоже и не мог ничего, кроме похвал, сказать о ее таланте целительницы. Но другие, особенно этот старый колдун? Он никогда не доверял им и тревожился, когда они были поблизости.

Улыбка Мелвина угасла, он нахмурился. Пип подумал, что по своей глупости он огорчил человека, который был так ему симпатичен. Крепко сцепив зубы, Пип попытался встать. Больное колено отказалось ему подчиниться, и пришлось парню привалиться к ближайшему дереву.

– Ха! Оставайся на месте, парень. Я пойду и приведу твоего господина… А может и моего, потому что, боюсь, что только втроем мы сможем тебя унести. Ты же здоровенный, как бык. Ничего, скоро поручим тебя заботам леди Брины. – По лицу Пипа он видел, что последние слова не очень успокоили парня, поэтому он поспешил заверить его в том, что лечить его будут как следует: – У леди Брины просто удивительный дар целительницы. Ты только подумай, как быстро зажили раны лорда Адама, а ведь от подобных ран обычно умирают.

Пип от души улыбнулся, глядя в серьезное лицо приятеля.

– Я нисколько не сомневаюсь в замечательных способностях леди Брины исцелять больных и раненых. Мне только жаль, что из-за моей глупости тебе приходится напрасно терять время.

– Ха! – снова рявкнул Мелвин и, отмахнувшись от сожалений, отправился за господами.

Пип смотрел вслед кривоногому приятелю до тех пор, пока тот не исчез в густом подлеске. Только такой добрый человек, как Мелвин, мог звать молодого человека раза в два выше себя «парнишкой». При этой мысли у Пипа потеплело на душе.

Мелвин скрылся из виду, но Пипу казалось, что он не один. В самом ли деле он слышал чей-то плач?

И остался ли этот кто-то поблизости? Понимая, что он будет выглядеть как дурак, беседующий сам с собой, он все же заговорил с тем, чье присутствие чувствовал, будто его невидимый собеседник был где-то рядом.

– Я правда хотел помочь, понимаете? – тихо и проникновенно говорил он. – Это правда, я здоровенный, как бык, но вам не нужно меня бояться и не нужно прятаться.

Ответа не было. Он вновь и вновь повторял те же слова. Наконец ему послышалось, что он уловил еле слышные рыдания. Или это просто какой-то лесной зверек пищал неподалеку? Потом послышался отчетливый шелест кустов за спиной: конь Адама пробирался сквозь заросли. Адам тотчас же спешился и направился к Пипу.

– Я очень сомневаюсь, что хозяин капкана сочтет тебя достойной дичью или хотя бы наградой за раздавленную ловушку.

Адам опустился на колени рядом с Пипом. Дома он сомневался, стоит ли брать с собой этого импульсивного молодого человека. Родители Пипа были большими друзьями Адама и убеждали его взять с собой сына, который не только был очень силен, но и хорошо владел оружием. Кроме того, как и Седрик, Пип не был женат, следовательно, ни жена, ни дети не страдали от его отсутствия. Более того, Пип пришелся Адаму по душе.

Пока Адам осторожно ощупывал поврежденное колено, Пип старался скрыть боль. Он был рад уже тому, что его господин не упрекает его за глупость, из-за которой он пострадал. Но лорд Адам был человеком справедливым и никогда не выливал своего негодования на головы подчиненных. Именно по этой причине его так высоко ценили те, кто ему служил, и те, с кем ему доводилось сталкиваться в битве. Он был могучим, но справедливым воином. Пип гордился своим лордом и особенно тем, что ему была оказана честь служить лично Адаму.

– Мы не будем рисковать, – сказал Адам. Едва он это сказал, как послышался шум. Это Вулф пригнал телегу по следу, оставленному Адамом. Увидев, что они добрались до места, Мелвин выбрался из телеги и приблизился к Пипу, держа в руках два аккуратно расколотых длинных полена.

Вулф улыбнулся пострадавшему:

– Зная, что ты не сможешь ехать верхом, мы решили погрузить тебя в телегу и в ней отвезти домой. Брина проверит, не сломана ли нога.

Пока они грузили Пипа, в лесу было тихо, люди тоже молчали. Но по пути домой Пип неохотно рассказал о том, что слышал чей-то плач, но не знает чей. Он понимал, что его рассказ звучал неправдоподобно, но все же считал себя обязанным рассказать о случившемся. Потом все долго молчали. Позже лорды обменялись взглядами.

– Еще один враг, которого следует добавить в наш список? – Адам медленно покачал светловолосой головой, огорчаясь из-за постоянно растущего списка странных событий.

– Конечно нет.

– Да, пожалуй, ты прав. – Зеленые глаза Вулфа встретились с золотистыми глазами Адама. – С одной стороны – Саксбо, с другой стороны – этот странный вооруженный лагерь рядом с мирным монастырем. Нет, нового противника нам не нужно.

Но взгляды, которыми обменялись собеседники, были многозначительными. Им ничего не оставалось, как только молиться о помощи – о том, чтобы им был послан хоть какой-нибудь знак, объясняющий отношения столь непохожих людей, как Саксбо и епископ.


– Я клянусь, епископ Уилфрид, что она была у нас в руках! – говорил высокий, неуклюжий мужчина. – Как я уже сказал, это все золотоволосый воин, он вмешался и отнял ее у нас.

– Золотоволосый воин? Гм! – В словах епископа звучала насмешка. – И вас удивило, что вы встретили этого человека во владениях лорда Вулфейна?

Если бы епископ не был так раздражен, его бы позабавил вид этого дурачка, пытающегося себя выгородить.

– Но это не был лорд Вулфейн! Я клянусь, это был не он!

Говорившему недоставало мужества рассказать уже рассерженному епископу, что девицу спас тот самый человек, которого им не удалось убить.

Но в этом признании не было необходимости. Как и опасались его подчиненные, Уилфрид об этом догадался и разозлился еще больше.

– И вы хотите, чтобы я поверил, что ему удалось спасти девицу после тяжелой битвы? – Уилфрид и не пытался скрыть свое недоверие. Он привычно сцепил руки на животе. – И я должен вам поверить, несмотря на то что вы явились без единой царапины на ваших недостойных физиономиях?

Двое неудачников бормотали нечленораздельные объяснения об их чудесном спасении от увечий. Но ни один из них не стоил того, чтобы тратить на них время. Епископ что-то прорычал и махнул рукой в сторону своей спальни, которая была гораздо просторнее и гораздо более пышно меблирована, чем тесные кельи монахов.

– Но как же насчет платы? – высокий настаивал на обсуждении этого вопроса, нервно шаркая ногой. – Вы же обещали нам заплатить!

– Заплатить?! – епископ издал такое яростное рычание, недостойное его сана, что мужчины съежились. – Я не плачу за недоставленные товары или за нарушенные клятвы. Вам пора бы это знать! Вы не раз подводили меня!

Увидев, что епископ схватил хлыст и приближается к ним, невезучие наемники бросились вон, мешая друг другу и спотыкаясь.

– Я невысокого мнения о тех, кого вы наняли, – произнес, выхода из потайной двери в темном углу, бородатый мужчина, ростом примерно с епископа и такого же возраста, но на вид более здоровый.

Уилфрида раздражала критика со стороны человека, который уже несколько недель был для него настоящей занозой в боку. Он пожал плечами и отвернулся, чтобы положить хлыст на шкафчик у входа.

Хордату нравилось дразнить прелата, и он никогда не упускал возможности уколоть самоуверенного святошу. Только ради достойной цели он был готов терпеть высокомерного епископа и непослушного мальчишку, который считал себя мужчиной.

– И что можно подумать о союзе человека, давшего обет безбрачия, и двух женщин? – насмешливо спрашивал Хордат, наслаждаясь неловким положением епископа.

Гордость Уилфрида была задета.

– Но вы не смогли предложить никакого другого плана, чтобы добиться от уэльсцев того, чего мы хотим. – Он отомстил Хордату за его насмешки: – И вы ведь не выражали ни малейшего неудовольствия младшей из женщин, когда я наткнулся на вас здесь, в моей собственной комнате.

На лице Хордата появилась такая широкая ухмылка, что ее не могли скрыть даже густые усы.

В его жизни было мало случаев повеселиться так, как это ему удалось в тот день, когда здесь неожиданно появился илдормен Оукли. Он был рядом с потайной дверью, так что успел выскочить незамеченным, когда неожиданно появился «золотоволосый воин». Он оставил дверь слегка приоткрытой, так что имел возможность слышать, как переполошившийся епископ, которого застали в компрометирующем положении, пустился в сомнительные объяснения того, почему в его покоях оказалась полураздетая красотка.

По отвратительной усмешке Хордата Уилфрид понял, что его желание приструнить своего грубоватого сподвижника вызвало у того воспоминание об удовольствии, которое ему доставила та незабываемая сцена.

– Значит, вы считаете, что люди, которых я нанял, были неподходящими для этого дела? – Хордат достаточно хорошо знал епископа, чтобы понять, что ласковый голос епископа характеризовал определенную степень гнева. – Не сомневаюсь, что вы правы. – В голосе Уилфрида появились саркастические ноты. Он был уверен, что выиграет поединок со своим не слишком-то умным союзником. – Увы, у меня нет под рукой армии. Нет людей, которых я мог бы призвать для дела, не возбуждая нежелательного любопытства. – Хордат подозрительно нахмурил мохнатые брови. Голос Уилфрида стал медоточивым. – Но ваша армия стоит неподалеку, у вас, несомненно, есть из кого выбрать. Я думаю, что было бы разумно предоставить выполнение этой задачи вам и вашим воинам.

Задетый плохо скрытым презрением епископа, Хордат горячо ухватился за такую возможность.

– Я буду рад принять вызов и справлюсь с делом, которое провалили вы и ваши люди!

Довольный Уилфрид покачивался на носках и наблюдал, как его раздраженный соратник удаляется, стуча тяжелыми башмаками по полу из некрашеных досок. Хордат вышел, хлопнув дверью.

ГЛАВА 7

На западе догорал великолепный закат. Двое мужчин сидели у камина, поглощенные разговором. Справа от камина крепко спал Пип. Брина еще раньше перенесла колыбельку Каба в комнатку Ани, чтобы иметь возможность присматривать за малышом и ухаживать за больной девочкой. Она осмотрела громадного стражника и заверила его, что колено всего лишь ушиблено. Она крепко забинтовала его полосками ткани, смоченной в травяном настое, и дала Пипу выпить болеутоляющее питье. После этого она вернулась к детям. Ллис сидела за столом в темном углу, где хранились травы. Она тихонько занималась своим делом, не мешая мужчинам беседовать в некотором уединении.

Казалось, Адам и Вулф не замечали дразнящего аромата мяса, тушившегося на медленном огне в висевшем на треноге большом горшке. Злополучная история с Ллис полностью поглотила их внимание, и они забыли, что давно наступило время ужинать, и слуги беспокойно ждали, когда смогут накрыть на стол.

– Мою приемную дочь в округе мало знают. Последние несколько лет она живет в Талачарне и изредка навещает нас, но подолгу у нас не живет. – Вулф решительно покачал головой, напрочь отметая предположение о том, что нападение на Ллис могло быть заранее спланированным похищением. Его золотая грива была так ярко окрашена огнем, что серебряные пряди в ней не были видны.

Адам молча слушал его, наклонившись вперед и упираясь локтями в колени. Слова Вулфа напомнили ему о том, что он едва успел спасти Ллис: если бы гордость помешала ему последовать за ней или если бы он немного задержался… На его скуле дернулся мускул.

Вулф продолжал говорить, не замечая бури, разыгравшейся в душе Адама.

– Ее схватили, когда она выполняла работу, которую мог бы сделать любой из моих рабов. Значит, напавшие на Ллис приняли ее за одну из рабынь и просто пытались похитить то, что принадлежит мне, что, конечно, не умаляет серьезности злодеяния.

Хотя Адам предпочел не обсуждать этот вопрос, он был не согласен с тем, что нападавшие приняли Ллис за одну из рабынь. Конечно, Вулф очень надеется, что никто из его близких и любимых не был преднамеренно избран в качестве жертвы. Однако Вулфу должен был бы показаться подозрительным тот факт, что в беду попали и его родная и приемная дочери. И оба случая произошли на том же месте. Было ли это совпадением? Возможно. Однако Адам был убежден в том, что подобные совпадения могут оказаться звеньями одной цепи.

Робкий стук в дверь вывел его из глубокой задумчивости.

– Войдите! – крикнул Вулф, стараясь, чтобы в голосе не отразилось охватившее его раздражение.

Тяжелая дубовая дверь слегка приоткрылась и в ней показалась небольшая женская фигурка, силуэт которой вырисовывался на фоне лиловых сумерек.

Ллис сидела ближе всех к двери. Она поспешила, чтобы пригласить гостью в дом. В свете пламени камина фигурка оказалась плачущей девушкой, прижимающей к груди какой-то сверток.

– Мой ребенок очень сильно заболел, – хрипло, с трудом, проговорила она. – Леди Брина, я умоляю вас спасти мое дитя.

Отчаянная мольба сопровождалась новым потоком слез из распухших глаз. Лицо девушки с огромными темными глазами казалось почти нереальным.

– Леди Брина сейчас занята лечением другого ребенка, – тихо ответила Ллис на просьбу девушки, разразившейся очередным потоком слез. – Но я могу вам помочь, если вы позволите.

Девушка кивнула, и спутанная прядь каштановых волос упала ей на лоб.

Ллис осторожно взяла завернутого в лохмотья ребенка из хрупких рук девушки и сразу поняла, что жизнь уже покинула его. Покачав головой, Ллис тут же предала эту печальную ношу Вулфу, который подошел и стал рядом с ней. Ллис посмотрела на девушку, слишком молодую, чтобы быть матерью. Ее лицо покрывало множество старых и свежих синяков и царапин.

Ллис было очень жаль бедняжку, и в порыве сострадания она обняла ее и шепотом сообщила печальную весть.

Прищурив глаза, Вулф рассматривал незваную гостью. Он гордился тем, что лично знал каждого уроженца Трокенхольта, всех своих людей… но он никогда не встречал эту девушку. Ее горе было искренним, но кто она и откуда пришла?

Вулф подошел к рабочему столу Брины и осторожно положил умершего младенца в корзину, где его жена держала полоски чистой ткани для перевязок. Предстояло приготовить все необходимое для похорон. И тут Вулф впервые поймал взгляд необычной гостьи. Она вся сжалась и в страхе отступила в темный угол, где хранились травы.

Ллис поняла, что гостья боится Вулфа, а возможно, и мужчин вообще. Но постепенно она убедила убитую горем девушку выйти из темного угла на свет и усадила на оставленный Вулфом стул неподалеку от камина, где девушка могла согреться. Опустившись на колени рядом с ней, Ллис принялась растирать ей руки и ноги, стараясь согреть, и ласково приговаривала что-то утешительное.

Погруженная в свое горе девушка не видела неподвижно сидевшего на соседнем стуле Адама. Он внимательно наблюдал за происходящим, прислушиваясь к словам Ллис. Ее сочувствие чужому горю было таким искренним! Адам с трудом мог поверить, что она когда-то жестоко рассмеялась, узнав о смерти Элфрика. Однако на твердых мужских губах вновь появилась улыбка. Ллис так старалась помочь всем больным и попавшим в беду, так нежно заботилась о Кабе, была так дружна со слугами и всегда так охотно принималась за любую работу, что, вполне возможно, все это не было только притворством колдуньи из монастыря.

И все же у Адама появились проблески надежды. Может быть, женщина, завладевшая всеми его помыслами наяву и во сне, была действительно так чиста, как это казалось? Улыбка его стала теплее. Внезапно ледяная волна недоверия погасила эти первые проблески. Откуда ему знать, что на самом деле на уме у этой колдуньи? Разве ему не доводилось слышать о том, что друиды, и в частности Глиндор, обладали способностью расстраивать планы врагов, меняя их настроение? Золотистые глаза Адама потемнели. Ему ведь давно известно о женском вероломстве, а могущество колдуньи могло только усилить ее женское коварство. Он отказывался думать о двойственности своих впечатлений: с одной стороны, он считал ее колдуньей, с другой – отрицал могущество друидов, несмотря на чудеса, которые ему довелось увидеть.

Глубоко озабоченная состоянием бедной девушки, Ллис тем не менее чувствовала пристальное внимание Адама, и оно давило на нее тяжким грузом. Опасаясь, что Адам испугает девушку, она полностью отдалась заботам о ней.

Наконец-то стол накрыли к ужину, но прошел он безотрадно. Два илдормена остались за столом в одиночестве. Прежде чем вернуться к своей подопечной, вновь ускользнувшей в темный угол, где она чувствовала себя спокойнее, Ллис отнесла миску с тушеным мясом в комнатушку Ани, чтобы Брина могла поесть, не отходя от дочери.

Желая успокоить девушку и надеясь, что постепенно та перестанет бояться, Ллис положила ей в темном углу один из матрасов, набитых травой и всегда готовых принять неиссякаемый поток страждущих, обращавшихся за помощью к Брине. Между очередными приступами рыданий Ллис уговорила несчастную мать съесть хоть немного свежего хлеба и выпить теплый успокаивающий отвар. Наконец девушка уснула, но даже во сне она тихонько всхлипывала.

Ни сидевшие за столом мужчины, ни женщины в углу не заметили, как проснулся Пип. Он повернул рыжую голову на знакомый ноющий звук. Эти всхлипы он слышал в лесу, и это они привели его в охотничью западню.


– Выпей, Мейда, еще хоть глоток, – снова уговаривала Ллис, стоя на коленях в темном углу рядом с матрасом своей пациентки. Та только что очнулась от беспокойного ночного сна, и Ллис поднесла к ее губам кружку, от которой шел пар.

– Что это за сладкое питье? – Проявив интерес, Мейда хотела показать, что благодарна за ласковую заботу незнакомки и что ей стало лучше. Всю долгую ночь ей снились кошмары, а пробуждение возвращало ее к печальной реальности. Все это время Ллис оставалась рядом с ней. В своей жизни Мейде редко приходилось сталкиваться с подобным состраданием, и при мысли об этом на губах девушки появилась робкая благодарная улыбка. Эта улыбка поразила Ллис так же сильно, как и резкие слова, произнесенные девушкой после пробуждения в ответ на уговоры Ллис назвать свое имя.

– Слабый настой ромашки, родниковая вода и мед – то же самое питье, что я давала тебе вчера вечером, – улыбнулась Ллис в ответ на улыбку девушки. – Он успокоит и даст возможность отдохнуть, поэтому я очень прошу тебя выпить еще хоть немного.

Мейда кивнула. Прямые каштановые волосы рассыпались по плечам. Она взяла кружку и послушно, глоток за глотком, выпила теплую жидкость.

– Ты не хочешь сообщить о случившемся отцу ребенка? – тихонько спросила Ллис. Вульф уже сказал ей, что Мейда не из Трокенхольта.

Глаза девушки расширились от ужаса и тотчас же наполнились слезами. Мейда отшатнулась, пролив питье; пальцы, с силой сжавшие кружку, побелели.

– Прости меня! – Ллис осторожно взяла у девушки кружку и поставила ее в сторону. Она вновь ласково уложила Мейду.

– Тебе здесь нечего бояться, ты можешь не говорить о том, о чем предпочтешь умолчать.

В порыве отчаяния Мейда сжала руку Ллис:

– Вы можете в этом поклясться? Поклясться на святом кресте?

– Я клянусь в этом на твоем кресте. – Улыбка Ллис угасла, потому что для человека ее верований подобная клятва была бесполезна. Затем, чтобы клятва была полноценной, она мысленно добавила: – «Клянусь также на моем белом кристалле».

А это было уже серьезно, потому что нарушение клятвы могло разрушить камень, который был ее бесценным достоянием, ее личной связью с силами природы.

Похоже, клятва возымела свое действие. Мейда немного успокоилась и уснула спокойным сном.

За исключением времени, необходимого на приготовление питья, Ллис почти всю ночь провела, либо стоя на коленях, либо свернувшись калачиком у постели Мейды. Тело ее затекло после сна в неудобном положении.

Оба воина до рассвета отправились, чтобы провести еще один день в лесах в поисках бандитов. Пип с поврежденным коленом спал: он оказался более восприимчив к сонному питью Брины, чем можно было ожидать от человека его комплекции.

Ллис видела, как Адам провожал пострадавшего человека в зал, чтобы передать его на попечение Брины. На нее произвели глубокое впечатление и его искренняя озабоченность состоянием молодого человека, и любовь к нему.

В свое время, когда она ребенком была при дворе короля Эсгферта, и потом, когда приезжала в Трокенхольт одновременно с другими гостями, она встречала немало саксонских лордов и знала, что забота о людях была им не свойственна. То внимание, с которым Адам заботился о Пипе, его ласковое отношение к Кабу лишь усилили ее восхищение суровым воином.

Ллис согрела на огне камина воду для утреннего омовения, налила ее в таз и удалилась в отведенную для нее спальню – ту самую спальню, где, как она все более остро ощущала, ее отделяла от Адама лишь тонкая стена. Освеженная, она принялась расчесывать черные локоны, которые были такими же красивыми, как у ее матери, которую она помнила очень смутно. Потом она сняла сильно помятое платье, в котором ей пришлось провести ночь, и надела другое, попроще, сшитое из вытканной дома материи и аккуратно выкрашенное в яркий синий цвет. Оно было самым любимым в ее скромном гардеробе, хотя нельзя было сказать, что Ллис слишком берегла его.

Одеваясь, она размышляла о печальной новости. Незадолго до пробуждения Мейды Брина выскользнула из комнатки дочери и пришла в увешанный травами угол, чтобы приготовить свежий эликсир. Ллис рассказала ей об убитой горем матери. Брина выслушала ее рассказ с большим сочувствием, которое было тем глубже, что у нее самой была больная дочь. Потом, заверив Ллис, что та обеспечила их новой пациентке наилучшее лечение и уход, голосом, близким к отчаянию, поведала она о своих опасениях: ей казалось, что глубокий сон, которым забылась сейчас Аня, унесет ее прямо в холодные объятия смерти.

Мысли о тонкой нити, привязывающей ребенка к жизни, усилили чувство вины, охватившее Ллис из-за вчерашней неудачи. Сорванные созревшие травы, оставшиеся на поляне недалеко от края леса, были редкими и особо ценными. Возможно, что только они и могли бы спасти золотоволосую девчушку.

Ллис чувствовала себя ответственной за ухудшение состояния девочки, потому что вернулась из лесу без трав, хотя и была спасена от рук негодяев. Более того, там, где Ане не удалось собрать сорванные цветы, Ллис потерпела неудачу дважды: сначала потому что на нее напали, потом из-за того что поддалась обольстительному обаянию Адама, отчего она лишь острее чувствовала свою вину. Причиной обеих неудач был недостаточный эмоциональный контроль, что было несвойственно друидам. Сначала ее отвлекли мысли о необычайно привлекательном мужчине, который презирал ее, и она не почувствовала опасности, хотя должна была ее ощутить. Потом, что еще хуже, она утратила необходимую ясность мысли и была не в состоянии использовать свои способности, чтобы отделаться от схвативших ее негодяев. Это были глупые ошибки, но они не шли ни в какое сравнение с той, что она допустила, оказавшись в объятиях Адама и утратив ощущение реальности. Эта ошибка была самой серьезной из всех.

В сапфировых глазах Ллис блеснула решимость. Девушка резко тряхнула головой. Масса расчесанных роскошных кудрей заблестела, как жидкая смола. Неважно, что было раньше. Она не допустит, чтобы вчерашнее нападение помешало ей принести цветы сегодня.

Ллис обернула вокруг талии пояс, искусно сплетенный из тростника. Она верила, что изделия из кожи животных, убитых человеком для пропитания, ослабляют ее связь со всеми живыми существами, поэтому она редко носила их. К тростниковому поясу она привязала маленькую сумочку из ткани. Там содержалось самое необходимое – флакон с жидкостью, которую можно было использовать для лечения в самых разных случаях, кремень, чтобы разводить огонь, и самое ценное – белый кристалл.

Если же прелестные цветы – ее сегодняшняя цель, – не помогут выздоровлению Ани, она вернется в Талачарн, чтобы привести Глиндора и Ивейна. Они бы ни за что не уехали из Трокенхольта, если бы знали, что такая искусная целительница, как Брина, не сможет вылечить ребенка.

Хотя друиды не властны над смертью, Ллис была уверена: там, где им с Бриной не удалось добиться результатов с помощью настоев и даже с помощью заклинаний, двое могучих колдунов могли бы преуспеть, ведь здоровье девочки для них очень важно. Ллис подозревала, что даже упрямый Глиндор любил Аню, а уж Ивейн в ней души не чаял. Малышка же его обожала.

Корзинка, которую Ллис вчера обронила на лесной поляне, осталась там. Пока пациенты спали, она вышла из дому так тихо, что слуги, насаживавшие на вертел свинью, не заметили ее ухода.

По тропинке, протоптанной множеством ног, Ллис обошла дом и вышла к источнику, перешла его, не вслушиваясь в нежную песню ручья, весело бежавшего к небольшой речушке, прошла сквозь спрятанную в кустах калитку, чувствуя некоторое беспокойство и желая побыстрее закончить дело. Впервые за много лет она вошла со страхом под сень зеленой листвы.

Ллис легко шагала по тропинке, едва заметной в густой зелени. Чувствовалось приближение грозы, вызванной летней жарой. Беспокойство росло, но она тут же выбранила себя за это, вспомнив, что у друидов нет причин бояться гнева природы: «Да ты и в самом деле дурочка». Ей стало неприятно от такой самооценки, однако она знала: нечего бояться грозы, и все же грозы нередко служили предвестниками более серьезных событий.

Наконец Ллис вышла на лесную полянку, где драгоценные цветы лежали так, как их положили ласковые руки несколько недель назад. Симпатичная плетеная корзиночка, забытая ею, лежала, перевернутая, неподалеку. Ллис улыбнулась своим напрасным страхам, наклонилась за корзиной – и рухнула на землю без сознания.


Пипа разбудили слуги, выправлявшие металлические каминные прутья. Сначала они выпрямили два из них, погнувшиеся на концах, потом скрепили их так, чтобы они могли выдержать вес надетой на вертел свиной туши.

Справившись с этой задачей, они ушли, и Пип сел, прислонившись к выложенному из грубого камня краю высокого камина. Он оглядел комнату: кто здесь вчера плакал? Именно этот звук заставил его свернуть с безопасной тропы.

Под пристальным взглядом Пипа спавшая девушка пошевелилась и тоже попыталась сесть. В темном углу ее хрупкая фигурка была плохо различима.

Сердитый на себя из-за дурацкого ушиба, Пип заговорил с незнакомкой. Слова его были продиктованы самыми лучшими намерениями.

– Напрасно вы не разрешили мне вам помочь, когда я сломя голову помчался напрямик через лес.

Девушка съежилась и отодвинулась подальше в темный угол. Пип понял: начало разговора оказалось не совсем удачным. Возможно, его слова прозвучали даже как упрек, а не как оправдание. И он решил исправить дело.

– Если бы вы позволили мне вам помочь, я бы мигом привел вас к леди Брине. Может быть, мы успели бы спасти ваше дитя.

Приступ рыданий отозвался в душе у Пипа чувством вины. Вышло так, что он опять сказал совсем не то, что хотел: он собирался утешить девушку, а вышло, будто он ее обвиняет в смерти ребенка.

Слуги ушли по своим делам в пекарню или к ручью, и Пип с Мейдой остались одни.

Пип еще раз попытался поправить дело. Ему казалось, что девушка смотрит на него с немым укором. На этот раз он приблизился к ней, стараясь не ступать на больную ногу.

Мейда закрыла руками залитое слезами лицо и постаралась подальше отодвинуться от приближавшегося высокого мужчины. Чувствуя, что попала в западню, она затряслась от страха.

– Я не хотел вас обидеть – прозвучали в тишине ласковые слова Пипа.

Девушка подняла голову. И Пип впервые увидел на ее лице лиловые синяки и красные царапины. Если бы не следы побоев, ее лицо казалось бы мертвенно-бледным.

Легкий стук двери нарушил хрупкую нить понимания между воином и испуганной девушкой. Они разом обернулись и увидели леди Брину.

Хозяйка дома прежде всего осмотрела больное колено Пипа. Она осталась довольна: опухоль начала спадать. Потом она нанесла новый слой мази на лицо Мейды, и часть мази оставила девушке, чтобы та могла позже повторить процедуру. Потом она уговорила убитую горем мать вместе с нею обмыть ребенка и в последний раз запеленать его.

Похороны должны были состояться в тот же день ближе к вечеру, когда вернутся хозяин и его гость.


Солнце, пробиваясь сквозь густую листву деревьев, блестело на пришитых к кожаной куртке переплетенных металлических кольцах. Обладатель этого снаряжения подошел к девушке, упавшей от довольно слабого удара одного из его людей. Опираясь на толстую палку, Хордат наклонился, чтобы рассмотреть стройную девичью фигурку, рухнувшую в густую траву рядом с цветами, выложенных ровными рядами.

Масса густых черных кудрей оттеняла изящное лицо цвета слоновой кости. Красавица. Он удержался от желания дотронуться до ее щеки, чтобы проверить, действительно ли кожа девушки так нежна, как кажется. Он пожал плечами и заговорил совсем о другой женщине:

– Старая ведьма была права. – Он сердито покачал головой, и седые волосы взметнулись над сильными плечами. – Глупая девица и в самом деле пришла за этими цветами.

Он выпрямился и поворошил цветы копьем. Они выглядели удивительно свежими.

Потом Хордат медленно повернулся, с надеждой вглядываясь в чащу леса.

– Будьте готовы на случай, если ее спаситель опять появится. – Слова Хордата сопровождались невеселым смехом. – Я молю небо о том, чтобы он дал нам возможность исправить еще одну ошибку, которую мы совершили, выполняя поручение епископа.

Вооруженная группа Хордата – пятеро крепких мужчин – столпилась на маленькой полянке. Они поддержали шутку начальника, плотным кольцом окружив его и девушку. В лесу стояла зловещая тишина – предвестник бури.

– Ну да, – молодой, но бывалый солдат неожиданно нарушил молчание, разделяя гнев Хордата. – Это лишний раз докажет епископу, что не стоило посылать эту неотесанную деревенщину на дело, где нужен воин. У них и опыта-то никакого нет.

Хордат удостоил его кивка и циничной улыбки. Он и его люди не слишком уважали епископа, считая его некомпетентным союзником.

– Нам остается надеяться, что он отстранит тех, кто потерпел неудачу с парнем, от более важных дел в будущем.

Легкая фигурка в сутане выскользнула из чащи зеленого леса и вызвала немедленную реакцию Хордата. Монах застыл на месте, окруженный людьми с обнаженными мечами.

– Ты что здесь делаешь? Что тебе здесь надо?

В ответ монах откинул капюшон, явив миру массу блестящих черных кудрей и необычайной прелести женское лицо. Сияние сапфировых глаз заставило мужчин умолкнуть.

Женщина преспокойно прошла между мужчинами к лежавшей без сознания девушке. Она была очень довольна. Если бы не близость грозы, юная колдунья заранее почувствовала бы врагов и угрожающую ей опасность.

– Стойте спокойно – приказала она мужчинам. – И не волнуйтесь, если некоторое время не увидите ни ее, ни меня. Очень скоро она опять будет лежать перед вами, но она будет в моем платье, а я в ее.

Последние слова были заглушены странным ритуальным песнопением. Грубое домотканое одеяние упало, обнажив алебастровые руки, которые теперь были воздеты к небу. Песнь звучала все более и более мощно. И вдруг где-то сверкнула молния и грянул гром.

Хордат и его люди словно ослепли. Когда они пришли в себя и снова были в состоянии видеть, женщины исчезли.

Мужчины были смущены, они бормотали проклятия, в которых чувствовался страх перед неведомыми силами. Напрасно Хордат призывал их успокоиться. Они замолкли, только когда молния снова расколола небо, на этот раз так близко от них, что они почувствовали ее специфический запах. Как и было сказано, девушка лежала перед ними без сознания, но теперь на ней было монашеское одеяние.

Хордат был объят почти таким же страхом, как и его люди. Он махнул рукой своим оцепеневшим приспешникам:

– Положите ее поперек моей лошади.

Из-за раскатов грома и неожиданно поднявшегося ветра ему пришлось кричать, отдавая приказания. Он хотел, чтобы его триумф над союзником, которого он ни в грош не ставил, был полным.

– Давайте-ка отнесем наш трофей в келью этого святоши, давшего обет безбрачия! Пусть это будет доказательством нашего мастерства!

Хордат следил за тем, как люди выполняют его приказания. Мысли его путались. Он был обеспокоен тем, что только что произошло. Епископ Уинфрид, конечно, заинтересуется тем, почему на девушке подобная одежда, но он может думать, что хочет. Хордат не станет ничего объяснять, и уж тем более не станет говорить о таинственном появлении живого двойника пленницы.

Гроза не унималась. Сверкала молния, раскаты грома сотрясали лес. Ветер был таким яростным, что деревья стонали, протестуя. Группа людей сражалась с хлеставшими их ветвями и молодой порослью подлеска. Они были настроены решительно, собираясь во что бы то ни стало довести дело до конца и вернуться в монастырь.

ГЛАВА 8

Что-то странное творилось вокруг. Хотя все в доме испытывали растущую тревогу из-за загадочной болезни девочки, из-за нападения на Адама, а затем и на Ллис, ощущали присутствие в округе каких-то неуловимых врагов, все шло как обычно, когда в ранний рассветный час Адам вместе с Вулфом отправился на поиски врагов. Однако к тому времени, когда мужчины в бурю добрались под надежный кров Трокенхольта, все изменилось. Да, все изменилось. И эти изменения Адаму очень не нравились.

Он сделал добрый глоток эля, прежде чем аккуратно поставить грубую глиняную кружку на белую скатерть. Невидящим взором он смотрел на закрытое окно, содрогавшееся под сильными порывами ветра. Он игнорировал молчаливый призыв женщины, вдруг ставшей ему почти незнакомой. Это была Ллис и в то же время не Ллис. Его могучая рука угрожающе сжала рукоять острого кинжала, который он обнажил якобы для того, чтобы отрезать кусок жареного мяса, лежавшего перед ним на деревянном блюде.

Сев ужинать с хозяином дома, он был поражен тем, что Ллис тотчас же заняла место рядом с ним и постоянно наклонялась к нему.

С момента появления Мейды и вплоть до его отъезда Ллис заботливо опекала бедную молодую мать, все время находясь поблизости от нее. Но во время церемонии похорон, которая была сокращена из-за плохой погоды, когда они опускали усопшего младенца в небольшую могилку, вырытую Мелвином и Седриком, Ллис едва взглянула в сторону Мейды и вовсе не стремилась ее утешить. Из-за резкого изменения настроения ее защитницы, страх Мейды, которая и так всего боялась, только усилился. Адам пытался понять, что изменилось в Ллис и почему, но не смог, и это раздражало его.

Во время ужина Адам чувствовал, что синеглазая девушка редко отводит от него взгляд. И взгляд этот не был застенчивым, брошенным украдкой, как он мог ожидать. Тот, прежний взгляд был ему даже приятен. Теперь же это был дерзкий взгляд распутницы, которую он встретил в монастыре. Не иначе, как нынешняя гроза смыла с нее личину чистоты и храбрости, оставив личину жестокосердной искусительницы.

Трудно передать, до какой степени это раздражало Адама. И очень беспокоило, потому что это лишь доказывало, как глубоко эта прелестная обольстительница, оказавшаяся на деле такой же лживой, как и другие женщины, пробила броню, которой он окружил себя.

– Не слишком ли далеко я тебя завел сегодня в поисках злодеев, посягающих на мои владения? – спросил Вульф своего друга, который уже обрел прежнее могучее здоровье, но сейчас едва прикоснулся к обильной еде.

Адам покосился на блюдо. Он рассердился на себя, увидев, что большая часть вкусной еды осталась нетронутой.

– Не беспокоит ли тебя рана? – продолжал расспрашивать озабоченный Вульф. – Или ты тоже продолжаешь молиться за исцеление таинственной болезни моей дочурки?

Адам заставил себя улыбнуться и тут же постарался развеять опасения хозяина, на плечи которого и так свалилось множество бед, начиная с болезни малютки, которую удерживали на этом свете лишь неусыпная забота и лечение матери, и кончая неведомыми врагами у леса.

– Я здоровее любого коня в твоей конюшне.

Услышав это заявление, старший из мужчин засмеялся. В ответ на этот смех Адам от души улыбнулся и решил поговорить с хозяином о деле, которое раньше не обсуждал.

– Я просто обдумывал, в каком направлении нам следует продолжить патрулирование. Ты, конечно, лучше знаком с укрытиями и пещерами, способными дать приют тем, кто желает скрываться от глаз людских, но… – Он намеренно сделал паузу, чтобы подчеркнуть важность своего предложения, которое он раньше не выдвигал из уважения к Вулфу как властелину земли Трокенхольта. – Я бы предложил обыскать тот участок, где пострадали Ллис и Аня.

Адам видел, как при его словах, вызвавших неприятные воспоминания, затвердели губы Вулфа, но он был уверен, что инстинкт воина не подведет друга.

– Ладно, утром. Лучше всего начать с этой тропы, – сказал Вульф.

Адам был рад, что смог отвлечь внимание Вульфа от собственного состояния, от своего растущего напряжения… но он предпочел бы сделать это, не напоминая другу о его близких, ставших жертвами злых сил, которые все еще оставались вне их досягаемости. При этой мысли он вновь осознал, как изменился облик прелестной девушки: она сбросила маску и вновь превратилась в существо, которое он презирал.

Элис поначалу заморгала под прищуренным взглядом золотистых глаз, потом дерзко уставилась прямо в глаза Адаму и подумала, что мягкосердечная Ллис была не слишком сильна в искусстве обольщения. Это ее позабавило. Во-первых, Ллис дважды не почувствовала опасности. А во-вторых, этот поразительно красивый мужчина явно пытается сопротивляться ее чарам.

Ну что ж, сопротивление сделает ее победу более сладостной. А в победе она не сомневалась, сопротивление было лишь небольшой задержкой на пути к желаемому, его не стоило воспринимать всерьез. Она его хотела, а поскольку она всегда получала то, что хотела, в свое время она получит и его. На ярко-красных губах появилась самодовольная улыбка. Проще говоря, все дело было в характере тех темных сил, которыми она управляла, а эти силы неизбежно преодолевали все препятствия на пути к достижению ее целей.

Несмотря на благое намерение не встречаться взглядом с обладательницей синих глаз, внимание Адама было приковано к этим глазам, в которых он видел страсть, манившую его открытием неведомых опасных тайн. Однако, когда она начала поглаживать его руку, он сначала напрягся, потом отдернул руку.

– Вам следовало бы отнести ужин вашей подопечной, – Адам кивнул на съежившуюся в темном углу фигурку Мейды, которая тревожно следила за ними.

Его слова прозвучали как выговор. И хотя Элис редко приходилось слышать подобное по отношению к себе, она поняла их правильно. Неужели Ллис была так слаба, что подчинялась мужской воле? Эта мысль укрепила презрительное отношение Элис к своему двойнику, которую она никогда прежде не встречала и видела лишь несколько минут в бессознательном состоянии, пока менялась одеждой.

Элис посмотрела на убитую горем молодую мать, которая, по-видимому, была вверена ее заботам, и раздраженно нахмурилась. Она уже встречала эту девушку некоторое время назад и помнила, как та пресмыкалась перед своим хозяином.

Хотя через несколько мгновений лицо Элис вновь обрело прежнее выражение, Адам уловил недовольство своей соседки по столу. Тем не менее женщина пожала плечами и поднялась, чтобы сделать то, что он велел.

Элис не слишком грациозно встала, налила для своей подопечной миску супа и положила кусок хлеба с сыром на небольшую деревянную тарелку. Потом она подошла к поникшей женщине, чтобы поставить еду на пол так, чтобы та могла дотянуться.

– Только заговори обо мне, и я добьюсь, чтобы тебя вернули хозяину, который наградит тебя новыми тумаками за то, что ты сделала.

И без того маленькая Мейда сжалась еще больше, но от сидящих за столом ее скрывала фигура Элис.

Однако сцена не осталось незамеченной теми, о чьем присутствии Элис забыла.

При приближении Элис к Мейде Пип замер, не донеся кусок хлеба до рта. Он некоторое время оставался в таком положении, опасаясь, что любое движение причинит девушке еще большие неприятности. Он слышал загадочное предупреждение и хотел бы его понять. Такое впечатление, словно Ллис хорошо знает Мейду. Из слов ее было ясно, что своими синяками Мейда обязана жестокому обращению своего хозяина. Но кто был этот хозяин? И где он? Не будет ли это предательством по отношению к Мейде, если он расскажет об услышанном своему лорду Адаму?

Хотя Адам не слышал слов Ллис и не видел той, к кому они относились, он счел недоброе поведение Ллис еще одним проявлением происшедшей в ней необъяснимой перемены. У него возникло множество вопросов, и он поглядывал на Вулфа, но тот явно был озабочен мыслями о болезни Ани и об угрозе, нависшей над Трокенхольтом, и не замечал странного поведения и речей приемной дочери.

Адам счел за лучшее не отвлекать и без того озабоченного друга новыми загадками. Он был человеком, более привычным к обычаям и поведению друидов. Это могли быть вовсе не загадки, а самое обычное поведение. Вместо этого, когда Ллис поднялась, он сосредоточил свое внимание на Мейде.

Едва обнаружив, что Ллис утратила желание утешать Мейду, он попытался заговорить с девушкой. Но та, дрожа от страха, отодвигалась от него. Ее избитое лицо давало представление о том, что было причиной этого страха. Вулф уверял его, что она не из Трокенхольта. Так кто же ее избил, кто этот преступник? Адам хотел ей помочь, но у него было множество других проблем, которые нужно было разрешить, и он не мог тратить на нее время. Да и не станет Мейда откровенно ни с кем говорить, за исключением той, что с таким сочувствием заботилась о ней, если она вообще захочет что-нибудь рассказать.

Мысли Адама вернулись к Ллис, к происшедшей в ней разительной перемене. Куда делась доброжелательность девушки? И он вновь принялся размышлять о том, что его беспокоило. Он злился на себя из-за того, что не мог подавить ощущения вины и потери, хотя понимал, что эта нежная девушка не могла быть парой христианину. Даже мысль о подобном браке казалась ему предательством всего того, во что верили его отец и брат.

Пока Адам разбирался в своих противоречивых мыслях и чувствах, Ллис принесла назад тарелки, которые носила в темный угол. Покончив с делом, которое отвлекло ее от выполнения задуманного, она поспешно вернулась за стол к златокудрому лорду, который сердито наблюдал за нею. Его реакция на нее была совсем не той, которой она привыкла ожидать от мужчины. На губах ее появилась улыбка, и вся она стала похожа на кошку перед миской со сливками. Сегодня вечером она соткет паутину обольщения, и возмутительно красивый воин окажется в ее власти.


Ллис очнулась, ощущая, как кровь стучит в висках. Она с трудом подняла тяжелые веки и приоткрыла глаза, потом попыталась сесть. Девушка лежала на клочке свежего сена в каморке с голыми стенами – темница без окон, с небольшой дверцей. Она была одна. При тусклом свете зловонной сальной свечи она разглядела толстые, обшитые железом доски двери, слишком низкой даже для человека среднего роста.

Ллис пришлось бы наклониться, чтобы войти.

Неожиданно дверь отворили резким движением. Нагнувшись, в комнату вошла немолодая высокая женщина. Годами она была намного старше Ллис, потому что в ее распущенных волосах были видны широкие серебряные пряди. Стальные проницательные глаза внимательно оглядели Ллис, словно ища в ней недостатки.

Ллис гордо вздернула подбородок, безмолвно протестуя против столь откровенного любопытства. Ухмылка вошедшей сказала Ллис, что та считает ее ничтожеством. Несмотря на оскорбительное поведение незнакомки, Ллис была поражена тем, что в сильной челюсти женщины было что-то очень знакомое. Они определенно никогда не встречались, но ощущение этого не проходило. Ллис старалась не думать об этом, но мысли одолевали ее, они липли к ней, как липнет смола к пальцам.

Когда женщина наклонилась, чтобы поставить кружку неподалеку от Ллис, девушка обратила внимание на ее странный медальон. Он был сделан не из блестящих металлов вроде золота или серебра, а из какого-то черного матового металла. По форме это был круг, внутри которого располагался треугольник вершиной вниз. Медальон показался Ллис удивительно уродливым, и более того, в нем было нечто отталкивающее.

Женщина ушла так же неожиданно, как и появилась. При звуке задвинутого засова сердце Ллис упало. С внутренней стороны ее темницы на двери не было ручки, значит, дверь можно было открыть только снаружи. Девушкой овладело чувство безнадежности, мешавшее ей здраво размышлять, и она попыталась подавить его.

Она внимательнее оглядела камеру и не нашла ничего, что могло бы дать ей надежду на побег. Стены камеры были сложены из камня! Причем это была не скала, как у нее дома в Талачарне, а гладкий тесаный камень, выложенный человеческими руками.

Неважно кто и зачем принес ее сюда, но выбрали для нее самую надежную камеру. Тесанный человеческими руками камень лишен души, он мертв и нем. Эти стены воздвигли непроницаемый барьер между Ллис и природой. Таким образом ее лишили возможности призвать на помощь силы земли. Она не могла ни защитить себя, ни выбраться на свободу. Ллис чуть не заплакала от отчаяния.

«Соберись с мыслями, раскинь мозгами», – советовал ей внутренний голос. В тяжелейший час жизни она вспомнила годы учения.

«Никто здесь не спасет тебя, кроме тебя самой».

Отбросив одолевающие ее мысли, девушка попробовала использовать стену как источник бодрости и прохлады: камень и в жару оставался холодным.

Ллис рассеянно подняла оставленную кружку и выпила изрядное количество прохладной, свежей воды. Постепенно ум ее начал избавляться от страха и бесполезных сожалений. Она сосредоточилась на обдумывании того, как достичь своей главной цели – свободы, и в процессе размышлений пришла к интересным выводам. Она знала, что из подобного камня в здешних местах строили только монастыри, значит, она в том самом монастыре, где, по мнению Адама, уже бывала. В том монастыре, где умер насильственной смертью его брат.

В этот момент ей стало совершенно очевидно, что между ее похищением и смертью Элфрика есть связь, но какая именно, пока было неясно. Желая разобраться в своих мыслях, Ллис инстинктивно протянула руку к кристаллу, всегда лежавшему в сумочке у нее на поясе.

– Силы небесные!

Ллис не задумываясь произнесла любимое восклицание своего приемного отца. У нее забрали сумочку! Более того, ее одели в монастырское одеяние. Больше на ней ничего не было. Ее ужаснула мысль, что переодевание было совершено, когда она была без сознания. Но больше всего Ллис горевала из-за потери белого кристалла. Однако этот новый удар не поверг ее в отчаяние, напротив, он привел ее в ярость, исполнив решимости расправиться с подлыми негодяями, лишившими ее свободы.

Она поняла, что ее похищение было частью плана, угрожавшего семье ее приемных родителей, и это еще сильнее укрепило ее решимость. Несомненно, частью этого враждебного плана было и нападение на Адама, которое, она уверена, повторится при первой же возможности.


Вскоре после того, как Адам заснул, ему вновь пригрезилась нежная красавица, такая податливая в его объятиях. Но на этот раз образ изменился.

От девушки пахло не опьяняющей свежестью, а душным, тяжелым и неприятным запахом сладкого перебродившего вина. Он резко оттолкнул ее… вернее, попытался оттолкнуть. Женщина, подобно Далиле, приникшей к Самсону, обвилась вокруг его тела. Он проснулся.

Адам сбросил с себя полуодетую сирену, откровенно бесстыдную в стремлении обольстить его.

Когда он целовал Ллис, он понял, что она неопытна в таких делах. А теперь он столкнулся с искушенной распутницей, грубо разрушившей его мечты. Неприятная сцена вернула его к действительности, подействовала подобно ушату ледяной воды, вылитому на голову. Он перевел взгляд с глаз, пылавших страстью, на обнаженные груди. Возле свечей, стоявших в изголовье кровати, он увидел дымящуюся жаровню. Мускусный запах дыма показался ему отталкивающим.

Неужели это существо (даже мысленно он не хотел называть эту женщину Ллис) пыталось околдовать его? Он вновь посмотрел на полуобнаженную женщину, так соблазнительно лежавшую поперек его матраса. Она страстным движением протянула руку, чтобы вернуть его в свои объятия.

Адам затряс головой. Свет свечей заплясал на его волосах, как огни бакенов, предупреждающих об опасности. Ни за что не поддастся он колдовству этой язычницы! Ха! Адам мысленно рассмеялся над этим утверждением. Если бы Ллис оставалась все той же нежной колдуньей, то, как он подозревал, даже его железная воля была бы растоплена исходившим от нее нежным огнем. Но уступить этой вульгарной дьяволице, которая смеялась, заслышав весть о смерти Элфрика? Да никогда! И в самом деле, как только он понял, кого именно он держал в объятиях, его воспламенившаяся было кровь остыла.

Он ушел, оставив разъяренную женщину в постели, выскользнул из дома и улегся на чистой соломе рядом со своим боевым конем. Но стоило ему устроиться в темноте, как мысли о Ллис вновь захватили его. Казалось, что у нее было одно тело, но две совершенно различные души. Адаму очень хотелось, чтобы кто-нибудь, знакомый с обычаями друидов, ответил на мучившие его вопросы. Но он знал только одного такого человека, а Вулф и без того был перегружен проблемами.

Адам убеждал себя успокоиться и отдохнуть, потому что завтра ему понадобятся силы для новых поисков. Но это ему не удалось. Ему ничего не оставалось, как лежать, уставившись в стропила конюшни, едва различимые в сумраке, и сравнивать две стороны личности Ллис или две разные Ллис.

Первую он встретил в монастыре, затем сегодня днем, потом ночью в своей постели. Эта Ллис была явной распутницей с обольстительным телом, которое она стремилась продемонстрировать. Вторая пробудила его от забытья, вызванного раной, обтирая холодной водой, но с тех самых пор она сторонилась его. Она казалась ему робкой, как дикое лесное животное. По ее осторожным, брошенным украдкой взглядам, он видел, что нравится ей, но видел также, что она его боится. И лишь раз он видел дерзкое пламя в этих синих глазах. При воспоминании об этом он невольно улыбнулся.

Полуприкрыв золотистые глаза густыми бронзовыми ресницами, Адам продолжал сравнивать. От первой Ллис несло тяжелым запахом мускуса, вторая же благоухала ароматом полевых цветов. Но самой существенной деталью было то, что призывно вздернутые пышные груди Ллис из монастыря были несколько иными, чем у Ллис из Трокенхольта, у которой грудь тоже была пышной, но более изящной, а с его точки зрения, и гораздо более обольстительной. Можно изменить выражение лица и поступки, но физические различия скрыть не так легко.

Неожиданно Адам сел. Так неужели же существует не одна Ллис, а две?

«Нет, – сказал он себе, – это все твои бесплодные фантазии. Это ты в своем воображении создал свои собственный образ друидской колдуньи».

Он упрямо сжал зубы. Эти иллюзии могли ему стоить рассудка и даже, возможно, бессмертия христианской души.

ГЛАВА 9

Ллис проснулась как от толчка. Как это она могла заснуть в столь отчаянном положении? Может быть, в кружке была не только вода? Она сердито взглянула на коптящую свечу. Судя по тому, что ее пламя уже почти плавало в сале, прошло довольно много времени.

В камере без окон Ллис принялась отыскивать какой-нибудь признак, который помог бы ей определить, день сейчас или ночь. Для того, кто привык жить на природе, постоянно чувствуя ее ласковое дыхание, такая изоляция была очень болезненна. Невозможность увидеть даже проблеск дневного света действовала на Ллис угнетающе. А теперь и слабое пламя свечи грозило погаснуть.

И все же Ллис твердо решила не впадать в отчаяние, которое было хуже темноты. Она не будет думать о трудностях и о том, что ее лишили всякой возможности защищаться. В синих глазах сияла решимость, которая была гораздо ярче слабо мерцающего пламени свечи. Чтобы подавить опасения, она принялась подсчитывать, чем благословила ее судьба, какие возможности имеются в ее распоряжении.

Во-первых, в голове у нее перестало стучать. Во-вторых, после сна разум работал лучше, теперь она сможет сосредоточиться на препятствиях, которые мешают ей достичь заветной цели. В третьих, ну да не важно… Сейчас главное – не терять зря времени. Она должна собраться и найти способ бежать.

Внимательно осмотрев камеру, она обнаружила сбоку от двери, на неровном каменном полу, два предмета странной формы. Вглядываясь во мрак, Ллис различила некоторое подобие ложки и глиняную миску, от которой исходил неприятный запах. Она наклонилась поближе и увидела, что в миске было нечто серое, покрытое белой жидкостью. Возможно, миска была предназначена для предыдущего узника этой камеры, либо содержимое миски просто полили кислым молоком. Так или иначе, но менее аппетитной еды Ллис в жизни не видела.

Девушка посмотрела на дверь без ручки, потом на отвратительную еду. Тонкая, плоская деревяшка была слабым подобием ложки, но для Ллис она могла оказаться столь же ценной, как золотой ключ.

Пытаясь подняться, Ллис поняла, что на холодном камне, покрытом лишь тонкой подстилкой, тело ее затекло и болело. Однако она не стала тратить времени на то, чтобы размяться и избавиться от дискомфорта. Она сразу же двинулась к двери. Вытащив ложку из липкой серой массы, которая издала чавкающий звук, Ллис решила воспользоваться ею как орудием для выполнения важной задачи.

Клочком сена она как можно лучше очистила ложку, потом повернулась и стала на колени перед дверью. Она засунула плоский конец ложки в щель между массивной дверью и каменной стеной. Ллис осторожно проталкивала ее, опасаясь услышать треск дерева. Но ложка продвигалась легко, и это усилило опасения девушки, что ей не удастся осуществить следующий, самый важный шаг. Она немного помедлила и тихонько спела простенькую молитву, умоляя силы природы помочь ей в выполнении задачи, помочь убежать от тех, кто ее схватил.

– Духи земли и камня, цветов и деревьев, рек и морей, благословите меня трижды: во-первых, помогите мне освободиться, во-вторых, помогите мне найти дорогу, в-третьих, оберегайте меня в пути.

То, что она была окружена рукотворными стенами, скорее всего помешало услышать молитву тем, кому она предназначалась, но все же, сотворив ее, она почувствовала себя лучше. Медленно и осторожно продолжала она проталкивать ложку, прилагая теперь значительно больше усилий, чтобы поднять ее вверх.

Глаза ее расширились, когда препятствие внезапно поддалось. Ложка вылетела у нее из рук, что-то упало за дверью… Ллис замерла. Не привлек ли шум отодвинутой задвижки чьего-либо внимания? Она затаила дыхание, так что горло напряглось до боли. Она ждала звука приближающихся шагов… хотя у нее так стучало сердце, что она не смогла бы расслышать его. Постепенно она успокоилась, убедившись, что вокруг по-прежнему царит тишина, и осторожно толкнула грубую дверь. Толстые дубовые доски медленно отодвинулись. Ллис пришлось нагнуться, чтобы выбраться из крошечной камеры. Потом она осторожно закрыла дверь и вложила тяжелую металлическую перекладину на место – на вделанные в камень с обеих сторон крючки.

Стоя в узком коридоре, Ллис уловила блеск солнечных лучей, пробивавшихся сквозь окошко в дальнем его конце. Однако, поскольку ей было не знакомо расположение здания, она не могла определить, было ли теперь утро или же вторая половина дня. Так или иначе, сейчас это было неважно, главное – выбраться из монастыря и не попасться на глаза тем, кто ее похитил.

Ллис тихонько проскользнула по коридору к окну, надеясь, что оно не окажется слишком высоко и через него можно будет убежать. Уже будучи почти в самом конце коридора, она увидела сворачивающий влево лестничный марш… Удивительно, но лестничный проем прекрасно доносил до нее голоса, и она услышала произнесенные кем-то внизу ужасные слова. Ллис прислушалась и различила три голоса. Она осторожно прислонилась к прохладной стене – у нее мелко задрожали колени. Ведь эти трое внизу оживленно обсуждали, как поступить с ней!

– Ты дурак! Зачем тратить время и силы на бесполезную пленницу? – Ллис вполне могла представить женщину с седыми прядями, осуждающую своих собеседников. – Надо было убить девчонку, а не тащить ее сюда!

– Ты дура, Гита! Если то, что ты говорила о могуществе друидов, правда, то ни одна могила не будет достаточно глубока, чтобы спрятать ее тело. А если его найдут, какую пользу это принесет твоей драгоценной Элис? – В голосе говорившего звучала открытая насмешка, он не верил тому, что говорила женщина.

– Так убей ее сейчас, Хордат! Захорони ее в тесаном камне, чтобы даже знаменитый Глиндор не смог ее отыскать. – Слова женщины были полны презрения к своему противнику. – Такое решение не сможет помешать нашим планам.

Сапфировые глаза Ллис широко раскрылись. По-видимому они с этой Гитой соплеменники. Только так можно объяснить, что она знала о том, как обеспечить страшный конец душе друида.

Их словесную перепалку прервал третий голос, прозвучавший очень ровно:

– Выбирать не вам. Ни раньше, ни теперь. Выбор за мной, и я предпочитаю методы, которые не идут вразрез с моим священным саном.

Прекрасные брови Ллис сошлись на переносице: при упоминании о священном сане она поняла, что голос, должно быть, принадлежал епископу Уилфриду.

– Ха! – высмеяла женщина утверждение епископа. – Теперь слишком поздно для игры в благородство. Вы уже замешаны в темные дела, хотя и совершенные не вашей собственной рукой. Если бы ваши подручные не были такими трусами и выполнили порученное им дело, вам не пришлось бы заниматься этим снова. Вы пытались положить конец вмешательству илдормена из Оукли в наши планы, но вам это не удалось. Значит, нужно быть настойчивее и довести дело до конца.

Услышав об этой угрозе жизни золотоволосому воину, спасшему ее из рук похитителей, Ллис в бессильной ярости сжала кулаки. Хотя она не видела лиц собеседников, молчание подсказало ей, что удар Гиты попал в цель. Опасность для Адама возросла. Увеличилась и решимость Ллис вырваться на свободу. Она должна убежать, и она убежит! Она предупредит его об опасности, которая теперь не была безликой. Она была очень и очень реальной!

– Я довольно наслушался оскорблений от недостойных приспешников и не желаю, чтобы меня и дальше оскорбляли! – заявил епископ.

Звук дерева, по камню и глухие шаги на лестнице заставили Ллис метнуться к открытому окну. Сейчас не время рассуждать, насколько разумен ее поступок! Она подтянулась к подоконнику, перебросила через него ноги и оттолкнулась. Ей не пришлось долго падать – под окном оказалась покатая крыша. Ллис моментально скатилась по ней и растянулась на куче сена.

Несколько мгновений она пролежала неподвижно, зарывшись в душистую траву, потом попыталась сесть и разобраться, где находится. Ясно, что она приземлилась поблизости от сарая, пристроенного к стене дома. Стараясь быть как можно более незаметной, Ллис огляделась сквозь окутавшее ее кружево травы. Оказалось, что местонахождение ее было более удачным, чем она могла ожидать. Окно, из которого ей удалось бежать, располагалось в задней стене здания. С обеих сторон к стене примыкал частокол, которым был огражден монастырь.

Сарай же был построен за стеной и предназначался для домашнего скота: она слышала, как беспокоились животные. Дальше простирались поля… на которых зрел необычный урожай из палаток и вооруженных воинов. Она уже видела их с холма вместе с Вулфом и Адамом. Среди воинов бродили монахи с опущенными головами и сложенными под просторными одеяниями руками.

Неожиданно Ллис вспомнила, как она одета, и обрадовалась.

Ей предстояло рискованное дело: нужно было скатиться с копны сена на землю, а это могло привлечь нежелательное внимание. Ее прелестные ножки мелькнули в воздухе, когда она покатилась вниз. Капюшон откинулся, край рясы задрался выше колен.

Смущенная беспорядком, в котором оказался ее наряд в результате падения, она взглянула вверх. Не далее как в двух шагах от нее стояла фигура в сутане и смотрела на нее с нескрываемым презрением. Однако, к ее глубокому изумлению, мужчина просто отвернулся с каменным выражением лица и отправился по своим делам.

Ллис встала, одернула складки грубой коричневой рясы, чтобы прикрыть ноги. Однако одежда была так длинна, что волочилась по земле. Она заново завязала на бедрах пояс из сыромятной кожи, подтянув слишком широкое одеяние и собрав его на животе так, чтобы оно было приемлемой длины. Она пониже натянула капюшон на лицо и сложила руки, имитируя манеру монахов, чтобы никто не мог заметить, что это были руки девушки.

Она поняла, что была первая половина дня. Движение солнца подсказало Ллис, в какую сторону идти, чтобы добраться до леса, расположенного западнее монастыря. Девушка старалась двигаться размеренной походкой монаха, который только что прошел мимо нее. Ей предстояло пройти сквозь лагерь вооруженных врагов, и она должна быть особенно осторожна. Спокойно и уверенно двинулась Ллис по направлению к лесу, где ее ждали благодатная прохлада и покой. В его объятиях она всегда находила утешение.


Адам быстрыми шагами вышел из сарая, стряхивая на ходу сено, прилипшее к его рыжеватой шерстяной тунике и к штанам, плотно облегавшим сильные икры, перетянутые до колен длинными полосками кожи. Солнце давно уже встало, и краски зари уступили место чистому бледно-голубому цвету. Его беспокоило, что он проспал так долго. На самом деле поспать ему почти не удалось. Он был так рассержен непрошеным вторжением колдуньи в его постель в доме Вулфа, что долго не мог успокоиться и заснуть.

Стряхнув со своих широких плеч несколько особо упорных соломинок, Адам догнал мужчин, только что вошедших в дом. Он видел, как немолодой, но еще не согбенный временем мужчина с развевающимися седыми волосами и длинной бородой опирался на необычной формы посох. Судя по локонам, сопровождавший его был гораздо моложе. Его черные волосы до плеч напоминали волосы Ллис: они тоже были черными как смоль. Мужчины были незнакомы Адаму, но по тому, как тепло приветствовала их хозяйка дома, она их прекрасно знала.

Адам медленно поднялся по ступенькам и вошел в комнату. Не желая мешать встрече, он отошел в темную часть зала. Когда хозяйка заговорила, он впервые в жизни был благодарен отцу за то, что тот заставил его, своевольного ребенка, учить язык кимвров. А ведь он не хотел его изучать и не верил, что эти знания когда-нибудь ему пригодятся.

– Добро пожаловать! Вы и представить не можете, как я вам рада! – Брина ласково провела странную пару и усадила на стулья возле камина. Она только собралась рассказать им о своей печали, которой ей так не терпелось поделиться, как заговорил ее темноволосый гость.

– А где же Ллис?

Адам плохо отдохнул ночью, да и внимание его было отвлечено гостями, одетыми в черные плащи, так что он не успел задать себе тот же вопрос. Его янтарные глаза быстро и внимательно оглядели комнату в поисках девушки. Но ни его застенчивой пленительной красотки, ни распутной сирены, известной обитателям Трокенхольта под именем Ллис, нигде не было видно. Бронзовые брови обеспокоенно сошлись на переносице. Он ждал ответа.

– Она пошла за водой к ручью. – Брина стараясь не выдать своего нетерпения и не раздражаться из-за того, что вопрос молодого гостя помешал ей как можно скорее изложить свою отчаянную мольбу о помощи дочери. – Она скоро вернется.

Ивейн кивнул. Он не видел ничего необычного в том, что колдунья выполняет работу, которую высокородная саксонская леди предоставила бы рабам.

Ответив на вопрос брата-близнеца Ллис, Брина поспешила сама задать вопрос, который вежливой хозяйке следовало задать прежде, чем обращаться за помощью.

– Что заставило вас так быстро вернуться в Трокенхольт?

– Ты права, внучка, для нашего возвращения есть серьезная причина.

Старик кивнул, и огонь камина, осветив его белоснежную голову, придал всему облику старика некое сияние.

Внучка? Только теперь Адам понял, что перед ним был знаменитый Глиндор. В последние годы жизни отцу Адама приходилось фиксировать в своих хрониках немало подвигов этого колдуна, что значительно усложнило его работу монастырского летописца. Размышления Адама были прерваны надтреснутым смехом и словами Глиндора.

– Причина важная, иначе нас бы здесь не было. Брина знала старика всю свою жизнь, поэтому без труда различила за притворным весельем большую озабоченность. Она опустилась рядом с ним на колени. Не предупредили ли его духи о судьбе Ани? Или о его собственной судьбе? Она сжала в своих ладонях его руку, хрупкость которой испугала ее. Но тут заговорил молодой человек.

– Темные силы поднимаются от земли, – сказал Ивейн. – Другие силы спускаются с неба. Они сплетаются в зловещие вихри, опасность возрастает.

В ушах Адама все еще звучали эти странные слова, когда он заметил, что Вулф подошел и заслонил собою солнечный свет, падавший из дверного проема. Но ни один из золотоволосых саксонских воинов не желал прерывать мрачный разговор.

Глаза Брины цвета грудки голубя потемнели и стали угольно черными, встретив немигающий взгляд Ивейна. В ярко-синих глазах его сверкали искры, словно высеченные кремнем. Брина вдруг поняла, что пришло время признать новый статус ее приемного сына. Он стал взрослым и явно заслужил право говорить со своим наставником как равный. Они с Ллис обладали способностями, позволявшими им осуществлять задуманное с помощью сил природы, в то время как старик и Ивейн овладели способностью управлять этими силами.

– Не сулят ли эти силы недоброе?

Напрасно пытаясь скрыть нервное напряжение, Брина отпустила руку старика и принялась затягивать и расправлять искусно расшитый пояс из ткани, низко лежавший на ее бедрах.

– Силы, способные помешать безгласным духам, близки… очень близки. – Голос Ивейна стал голосом взрослого мужчины. По глубине и силе раскатов он был под стать голосу старика, но обретал бархатную мягкость, когда молодой человек обращался к женщине, которую он любил и которой восхищался. – Но там, где мы объединяем закат и сумерки, солнце и луну, они взывают к ночным ужасам и зовут бурю.

Перед лицом опасностей, грозящих семье и друзьям, перед возможной смертельной угрозой Брина побледнела. Она слышала о том, какие несчастья могут произойти, если кто-либо из людей, обладающих могуществом знаний друидов, знаний, предназначенных для добрых дел, начнет употреблять эти знания во зло. Но ведь ее дед был уверен, что уже несколько веков не было лиц, предпринимавших подобные попытки, что все они канули в лету.

– Близко? Как близко? – спросила Брина. Глаза Ивейна стали темными, как глаза Глиндора:

– Трокенхольт лежит в центре грядущей бури.

Старший из колдунов сделал это зловещее предупреждение для того, чтобы она представляла размеры опасности.

– Положение особенно опасно, потому что предстоящая буря разразится в особый для природы момент, когда она проходит цикл излияния энергии. – Сочный голос Глиндора дрожал от гнева.

Брина нахмурилась еще сильнее, когда попыталась связать сказанное колдунами с теми ответами, которые она сама получила, пытаясь добиться у сил природы объяснения некоторых таинственных случаев. Но все дело в том, что она уже очень долго, кажется целую вечность, была поглощена собственными проблемами, связанными с болезнью дочери. Кажется, она уже утратила счет времени. Ей стыдно было в этом признаться, ведь она была одной из немногих избранных.

– Гм, – проворчал Глиндор. – Не хочешь ли ты, чтобы я поверил, будто плохо тебя учил и ты забыла о редких и быстротечных астральных событиях? Это же долг всех друидов, долг перед прошлым, то, что мы должны передать в будущее!

Упрек деда освежил ей память. Словно ослепительный свет озарил ее затуманенный ум. Как и говорил дед, предстоящее событие было одним из очень редких, и если его проигнорировать, то последствия могут быть ужасны. Особенно если не знать, как оно влияет на потоки энергии, изливаемые природой.

– Извини, дедушка. Болезнь, настигшая Аню в конце вашего прошлого визита, все еще не отпустила ее. Боюсь, что свеча ее жизни так слаба, что вот-вот угаснет.

Густые белые брови на лице Глиндора сошлись в прямую линию. Лицо его стало страшным. Если бы его спросили, он стал бы отрицать, что питал особую привязанность к этой крошечной девочке, похожей на хрупкую маргаритку, такую нежную и робкую перед могучими силами природы.

Но если Глиндор был привязан к Ане, то Ивейн души в ней не чаял, да и она жалась к нему всякий раз, как он оказывался поблизости. Известие о том, что ее болезнь очень серьезна, привело его в ярость.

Ивейн вскочил.

– Где Аня? – в голосе его слышались нетерпение и страх.

Брина молча провела темноволосого молодого человека в крохотную комнатку, где ее дочь лежала уже чуть ли не в объятиях смерти.


Мелодичный звук ударов церковного колокола разносился над военным лагерем в монастырских полях и казался особенно звучным в стенах монастырской церкви. Но этот мирный звук не угасил скандала, который разыгрался в покоях епископа.

– Как это исчезла? – прорычал Уилфрид, и его лицо стало почти багровым.

Самодовольная ухмылка Гиты стала еще шире. Ярость епископа усилилась.

– Ты говорила мне, что даже друиды не могут удрать из темницы, сложенной из тесаного камня!

Он был в страшной ярости. Стал бы он осквернять монастырь, заключая в свою темницу язычницу, если бы не был уверен, что отсюда она не сбежит?!

Гита сделала вид, что сочувствует ему. Дневной свет, которому кое-как удалось пробиться сквозь щели в ставнях, закрывающих окно, заблестел на широких седых прядях.

– Нет, Уилфрид. – Ни за что не станет она обращаться к нему, используя титул, данный ему религией, которую она считала недостойной уважения. То, что уважать эту религию не стоило, лишний раз подтверждал этот духовный пастырь, так легко предававший постулаты собственной веры. – Ты меня неправильно понял. Я предлагала тебе не содержать, а захоронить ее в камне.

Усмехаясь, Гита оставалась неподвижной, в то время как ее коротенький и толстенький противник мерил шагами комнату из конца в конец, отчего у него началась одышка, и цвет лица стал еще более нездоровым.

Она предлагала предотвратить любую попытку девушки сбежать. Ее раздражение уменьшилось оттого, что ей представилась прекрасная возможность позлорадствовать над глупостью Уилфрида.

– Если бы ты последовал моему совету, то угроза твоим мечтам о власти была бы предотвращена.

И хотя исчезновение Ллис было угрозой и для планов самой Гиты, она была уверена, что в конце концов сумеет добиться своей цели – совсем другой цели, чем у епископа.

– Разве ты не можешь с помощью колдовства повлиять на ее путь? С помощью какого-нибудь заклинания сделать так, что у нее станут подгибаться ноги и она не сможет идти?

Отчаяние епископа было так велико, что он забыл о своем отвращении к языческим методам этой властной женщины.

Злобная радость Гиты усилилась. Уилфрид – жалкое создание и совсем из ума выжил, если думает, что она не справится с таким делом. Тем более сейчас, когда Элис в Трокенхольте. Было бы крайне опасно, если бы там вдруг объявились две Ллис разом.

– Я уже это сделала, – с этими словами она резко повернулась, отчего ее пышные юбки взметнулись вокруг ног, стремительно уносивших ее от епископа.

ГЛАВА 10

Ивейн быстрыми шагами направился в чащу леса. На руках его лежала грациозная, похожая на эльфа девочка. Другой рукой он сжимал посох, ручка которого была сделана в форме бронзовой лапы, служившей оправой для белого кристалла. Он углубился в лес. Здесь было очень тихо. Ни души. Ивейн негромко пропел странную песнь-мольбу. Кристалл начал светиться. Он трижды повторил поэтические триады, добавив к ним просьбы о том, чтобы силы природы дали ему узнать, как надлежит поступить. Кристалл засветился еще сильнее.

Нежные ноты молебна едва успели угаснуть в шелесте леса, как нежный ветерок донес ему безмолвный ответ. И, следуя этому ответу, Ивейн устремился напрямик сквозь густой лес и плотный подлесок. Неожиданно лес перед ним расступился. Ивейн упал на колени. Он оказался в той самой священной дубовой роще, где несколько недель назад нашли лежавшего без сознания ребенка. Тогда он думал, что Брина легко исцелит дитя. Неудивительно, что безгласные силы привели его туда, где драгоценные цветы, давным-давно сорванные, но все еще не собранные, лежали на ковре из роскошной травы.

Ивейн осторожно положил Аню на изумрудную траву: такой она бывает здесь только в разгар лета. Это была самая мягкая подушка на свете. Светлые, почти белые волосы девочки выделялись на фоне яркой зелени. Она казалась воплощением беспомощности. Вид худенького ребенка, который стал еще более хрупким, оттого что очень давно ничего не ел, ребенка, лежавшего сейчас так беспомощно, усилил в Ивейне ощущение вины: он уехал из Трокенхольта, не убедившись, что с девочкой все в порядке.

Ивейн встал и поднял к небу свой необычный посох. Он снова начал петь. Но на этот раз он пел литании из триад, обладающих могучим воздействием, сила его проникала в самые сокровенные глубины. Эти триады призывали силы невидимого ветра и бурных потоков поразить загадочную болезнь и очистить невинного ребенка от злого влияния. Это был очень мощный ритуал, и он продолжал его до тех пор, пока к его собственному звучному голосу не присоединился другой голосок, очень лиричный, похожий на звук серебряного колокольчика.

– Ты пришел помочь мне собрать цветы? – зеленые, как трава, глаза девочки смотрели на Ивейна.

Он не сразу ответил – сначала произнес краткие слова благодарности.

Потом он упал на колени и протянул руки к девочке, и та бросилась в его объятия. Аня не поняла проявленного Ивейном пыла, хотя ей это понравилось. Она немного отстранилась от него и спросила:

– Ты говорил, что должен ехать в Талачарн, но я молилась, чтобы ты вернулся. – Она улыбалась, на щечках ее заиграли ямочки. Она была очаровательна. – Вот ты и пришел!

Она была воспитана в вере своего отца-христианина, но оставалась и дочерью друидской колдуньи и еще не понимала возможного конфликта двух религий, хотя обе поклонялись источнику природных сил.

Ивейн понял, что неожиданно очнувшаяся девочка не знает о том, как много дней прошло с тех пор, как она вошла в священную дубовую рощу. Выражение облегчения на его лице сменилось сожалением о напрасно потерянном времени, потом на нем отразилась с трудом сдерживаемая ярость по отношению к силам, которые вызвали тяжелую болезнь девочки.

Аня видела и печаль, и сдерживаемый огонь в глазах Ивейна, и решила, что он сердится из-за нее, ей пришло в голову, что его появление – это не только ответ на ее молитву, но должно быть, родители попросили его привести домой припозднившуюся дочь.

– Мама очень расстраивается из-за того, что я так задержалась в лесу?

Это был скорее не вопрос, а утверждение. Аня знала, что она слишком своевольна, но вовсе не хотела так задерживаться.

– Я, наверное, просто заснула после того, как поела этих сладких ягод больше, чем следует.

– Каких ягод?

Задавая этот вопрос, Ивейн вновь взял девочку на руки, как младенца, и сел под раскидистыми ветвями высокого дуба. Держа девочку на коленях, он внимательно слушал ее рассказ, не прерывая Аню ни похвалами, ни упреками. Он вообще не сделал никаких замечаний.

– Как ты думаешь, мама рассердится на меня?

Хотя объятия Ивейна были нежными, как всегда, его бесстрастность встревожила Аню. Она привыкла к тому, что он во всем ее поддерживает.

– Может быть, – ответил он, убирая с ее лица золотистый локон, полную противоположность его черным волосам. – Но скорее всего она будет рада, что ты вернулась домой в добром здравии, и не станет слишком уж тебя бранить. Но все же тебе следует рассказать все, что ты рассказала мне, тем, кто ждет тебя дома.

Аня мило улыбнулась и ничего не сказала. Ивейн хорошо знал, что девочка очень независима и делает только то, что ей нравится. Но Ивейн был не так глуп, чтобы этим удовлетвориться.

– Ты можешь дать мне клятву? – он вынул что-то из сумки, висевшей на поясе. – Можешь поклясться на белом камне?

Изумрудные глаза девочки сверкнули. В них явно читались протест и упрямство. И хотя она была совсем крошкой, она знала, как опасно нарушать клятву, данную на священном для друидов кристалле. Но выбора у нее не было. Кроме того, она многое могла сделать, просто чтобы угодить Ивейну.

Словно в знак одобрения предстоящей клятвы сквозь густую листву пробился солнечный луч и засиял на ее головке, когда она согласно кивнула и положила ладонь на кристалл в руке Ивейна. Он начал вибрировать, когда она произнесла слова, которые подсказывал Ивейн. Такие слова ей доводилось слышать, когда давались серьезные клятвы.

– Я клянусь могуществом белого камня, что скажу маме и всем, кто захочет об этом услышать, обо всем, что произошло со мной и почему я задержалась в лесу.

Она улыбнулась, и снова на ее щеках появились ямочки. Дело было сделано. Надо было покончить и с другим делом. Она взяла сплетенную из тростника корзинку, которая лежала на примятой траве, но совсем не там, где она ее оставила – она помнила, что оставила ее под кустом с блестящими листьями. Это было странно, но, конечно, неважно. Скорей всего, пока она спала, ветер сдвинул пустую корзинку. Аню беспокоило то, что драгоценные цветы, которые она принялась быстро собирать, уже увяли, а некоторые даже растоптаны. Не ее ли собственная неповоротливость тому виной?

Ивейн видел, что брови девочки озабоченно сдвинулись, и понял причину. Однако он считал, что правда сложна для понимания девочки и может стать слишком большим грузом для хрупких детских плеч его обожаемой своевольной малышки.

– Не волнуйся!

Чтобы девочка не заплакала, Ивейн пощекотал кончик ее носа последним поднятым с травы цветком, прежде чем положить его в корзину.

– А теперь давай быстро вернемся домой, ведь твоя семья очень беспокоится.

Аня считала, что мама будет скорее огорчена, чем обрадована поздним возвращением дочери, но тем не менее она весело вложила руку в протянутую ладонь Ивейна. Он улыбнулся. Они шли легко и быстро. У Ивейна гора свалилась с плеч – здоровье девочки восстановилось, а при мысли о том, как обрадуется его приемная мать, у него становилось тепло на душе. Он повернул на тропу, ведущую к дому… и замер.

На их пути стояла женщина – некое подобие Ллис. Да, это было ее подобие. Ни на секунду Ивейн не принял бы эту женщину за свою сестру, с которой они были близнецами. Было ли сходство капризом природы или результатом колдовства, но это существо, несомненно, было связано с темными силами, которые вновь привели его и Глиндора в Трокенхольт, тех самых сил, что вызвали болезнь Ани.

Опасаясь быть разоблаченной в Трокенхольте, Элис решила бежать, но встретилась с неожиданным препятствием: обратившись к силам ветра и бури, хозяйкой которых она себя считала, она была потрясена. И это заставило ее свернуть с прямой дороги в монастырь. Следуя за влекущими ее потоками энергии, она намеренно пошла навстречу человеку, который мешал ей управлять силами природы. И что же? Она встретилась с ним. У него на руках был ребенок, который давным-давно должен был умереть, а между тем был жив-живехонек.

– Я боюсь ее, – сказала Аня, крепче прижимаясь к своему герою, ища у него защиты и утешения.

Ивейн внутренне улыбнулся. Похоже, эта фальшивая Ллис обманула малышку не больше, чем его. Он видел, что эта женщина – носитель злых сил. Он обсудит это с Глиндором, как только они смогут поговорить наедине. Он не станет пугать остальных, пока они вдвоем не рассмотрят все возможности и не получат наставлений от добрых сил. Используя свое могущество, Ивейн остался бесстрастным, и женщина, которая явно имела отношение к друидам, не смогла прочитать его мысли.

Ивейн спокойно встретился взглядом с незнакомкой. Он видел вызов в ее глазах, но сделал вид, что не замечает его. Он переключил внимание на Аню, стараясь ее успокоить:

– Эта женщина не в силах причинить вред тем, кого я охраняю. Я сильнее ее.

Элис была в ярости. Однако пока Ивейн был занят девочкой, она исчезла в чаще леса. Юный колдун отрицал ее могущество! Ну что же, она дождется более подходящего момента, когда их конфронтация приведет к неизбежному столкновению. Этого она не боялась.


Не обращая внимания на колючки шиповника, Ллис устало опустилась на колени в густом кустарнике. Внешне спокойная, пересекла она поле под взглядами многих воинов, в непосредственной близости от них. На самом же деле она была очень напугана и, войдя в лес, долго шла не останавливаясь. Теперь у нее болело в боку, ей не хватало воздуха, и в горле пересохло. Девушка совершенно выбилась из сил.

– Глупышка! – обругала она себя. – «В объятиях природы у друида нет оснований чего-то бояться».

Конечно, это так… В очередной раз напомнила она себе эту истину. И вновь напоминание не принесло ей успокоения. Ее тревога была вызвана не природой. Похоже, ее беспокойство было вызвано кем-то преднамеренно. И она дрожала.

В ее памяти еще слишком свежи были слова, которые ей хотелось бы забыть:

– Убей девчонку сейчас… Похорони ее в тесаном камне, в который даже знаменитый Глиндор не сможет проникнуть.

Если бы они это сделали, это был бы для нее конец. Будучи захоронен в обработанном руками человека камне, ее дух никогда не смог бы достичь высших сфер. Она просто прекратила бы существовать на любом уровне.

К мрачным мыслям о том, как было воспринято ее исчезновение теми, кто ее любил, добавились опасения, что ей не удастся предупредить Адама, а это было очень важно. Плохо, что она не смогла вовремя почувствовать опасность, и ее беспокоило, что эта опасность может значительно усилиться из-за ее неспособности противиться пагубному обаянию раненого саксонца, а оно было для нее запретно, во-первых, потому что он невзлюбил ее, и, что гораздо важнее, оно шло вразрез с ее судьбой, предначертанной друидским происхождением. Мысли Ллис путались. Вскоре она сосредоточилась лишь на одной из них, той, которая беспокоила ее больше всего. Верно ли, что необыкновенная внешность Адама и его присутствие столь пагубно подействовали на нее, что послужили началом ослабления ее связи с силами природы, той самой связи, которая ни в коем случае не должна была прерываться? От этой мысли на душе у нее стало так тяжело, словно ее уже похоронили в камне, обработанном человеком.

Ллис решила отбросить мысли, подрывавшие ее веру в себя. Она сложила большие пальцы рук так, чтобы они образовывали прямую линию и свела вместе указательные пальцы, образовав таким образом магический треугольник. Затем она прикрыла глаза, и темные полумесяцы ее ресниц опустились на бледные щеки. Она обратилась к духам, обитавшим в молодых деревьях и кустарниках, в которых нашла приют в данный момент, с мольбой даровать ей помощь и утешение.

Через несколько минут на прелестных розовых губах заиграла улыбка: Ллис ощутила прилив новых сил, мысли прояснились. Отбросив страхи и сомнения она старалась воспринять то, что откроет ей природа. Ей казалось, что со времени ее бегства прошло очень много времени, хотя солнце было еще на полпути к зениту.

Ллис оглянулась и посмотрела в том направлении, откуда пришла. Она внимательно оглядела каждое из стоявших неподалеку деревьев и тени между ними: на ветвях одного из деревьев пела чудную песню коноплянка, с ветвей другого доносилось нестройное карканье воронов, завернувших сюда по пути в родные горы. Птичка вспорхнула, но не потому, что ее что-то испугало: Ллис увидела парочку белок, резво скакавших по ветвям в поисках шишек. Девушка убедилась в том, что вокруг нее кипит обычная лесная жизнь со всеми ее привычными звуками и ничто не нарушено присутствием человека. Тогда она повернулась и посмотрела вперед. Там было множество старых дубов и вязов. Ее внимание отвлекли вцепившиеся в рясу из домотканой материи шипы дикой розы.

Путешествуя с братом и Глиндором, она не раз искала убежища под грациозно спускающимися до земли ветвями ивы, такой же, как стояла сейчас неподалеку от нее. Внимательно присмотревшись, она увидела, что сквозь сплетение ветвей и густую траву под ивой пробивается какой-то слабый свет. Он манил ее, пробуждая приятные воспоминания о тех случаях, когда ей доводилось отдыхать в подобных местах. Она ответила на этот ласковый призыв… Но предварительно приняла меры предосторожности.

Колючки кустарников не желали ее отпускать, и это было первым препятствием, хотя и самым легким.

Она поспешила в густую тень за ближайшим дубом и порадовалась тому, что обута в грубые башмаки. Она отметила это еще в монастыре. Башмаки были сшиты из толстой кожи и зашнурованы от пальцев до лодыжек. Они прекрасно защищали ноги от сучков и колючек.

Ллис раздвинула зеленый занавес ветвей и нашла за ними то, что и ожидала: тлеющие угли, которые можно раздуть, когда нужно приготовить еду. Укромное убежище под ивой сейчас пустовало, но оно было обитаемым. Тлеющие угли и утварь были достаточным тому доказательством, но там же лежали свернутые меховые шкуры, служившие постелью, одна светлая, другая темная, и ранцы с длинными тесемками, чтобы удобно было носить на спине и на груди. Да, похоже, здесь жили двое.

Войдя в это лесное жилище, Ллис застыла: на свертке из светлого меха лежало украшение, которое было ей знакомо и вызывало крайне неприятное чувство. Это был треугольник вершиной вниз. Когда она впервые его увидела, она была в отчаянии, заключение поначалу лишило ее ясности мысли и душевного покоя. Теперь же ум ее был чист, и она узнала символ, изображенный на этом медальоне – это был перевернутый знак веры друидов. Медальон был на темноволосой женщине с широкими седыми прядями, которая принесла Ллис воду… То самое питье, что погрузило девушку в неестественно глубокий сон… Из разговора, подслушанного на лестнице, Ллис знала, что женщину звали Гитой.

Гнев и страх охватили Ллис. Они мешали ей ясно мыслить. К тому же перед ней предстал образ Адама, что само по себе было опасно. Любые мысли об этом прекрасном мужчине грозили лишить ее контроля над собой. Она постаралась изгнать образ златовласого воина, занесшего меч, чтобы ее защитить, и воспоминания о волнующих мгновениях, последовавших за ее спасением, – о янтарном огне его глаз, о поцелуях и объятиях, от которых разрывалось ее сердце, с ни с чем не сравнимом удовольствии быть рядом с ним.

То, что он занимал ее мысли даже в минуты смертельной опасности, лишний раз доказывало, каким пагубным влиянием обладает этот человек. Выбранив себя, Ллис отвернулась от лежавшего на шкуре медальона, чтобы со всей серьезностью предаться исполнению триады, которая должна была даровать ей покой. К этой мольбе она добавила еще и молитву, которую тихонько пела в монастыре.

И Ллис действительно ощутила в душе мир и покой. Затем пришло желание побыстрее покинуть убежище под ивой. Но прежде она порылась в ранце, стоявшем возле свернутой темной шкуры. Она была уверена в том, что ее преследователи будут искать фигуру в монашеском одеянии. Поэтому она обрадовалась, когда нашла в ранце платье. Хотя вишневый цвет был не самым подходящим для бегства через лес, платье было примерно ее размера, оно явно не принадлежало Гите, которая была заметно полнее.

Ллис сбросила домотканую рясу, быстро надела вишневое платье и обнаружила, что оно хорошо сидит на ней… даже слишком хорошо. Никогда еще она не носила платья, так плотно облегавшего ее фигуру. Она расправила спереди кружева, чтобы прикрыть грудь. Ее смущало, что это облегающее платье открывало грудь гораздо сильнее, чем она считала возможным. Увидев ее в таком одеянии, Адам сочтет ее настоящей распутницей! Она вновь отбросила настойчиво преследующие ее мысли об этом человеке. Ее неудобство и его неудовольствие сейчас не имеют значения. Что будет, то будет! Нескромность в данном случае просто мелочь, потому что сейчас есть дела поважнее – надо избавиться от врагов.

Она вновь покопалась в ранце и обнаружила маленькую сумочку из ткани, очень похожую на ту, которую у нее забрали похитители. И вновь ее покой был нарушен. На этот раз от волнения. У нее появилось такое ощущение, что сейчас она обнаружит сокровища, достойные короля. В горле у нее стоял ком. Она положила сумку на свернутую темную шкуру, вынула из сумки кремень, небольшие флаконы и… белый кристалл, очень похожий на тот, что был в ее собственной сумочке. Полумрак лесного убежища осветила улыбка: она получила доказательство того, что ее связь с силами природы все еще достаточно сильна. Ее мольбы не остались без ответа. Сознание этого было для нее так же важно, как и находка белого кристалла. Хотя это был и не ее собственный кристалл, она надеялась, что он ответит на ее призыв, когда ей это понадобится.

Ллис осторожно положила в сумку кристалл и кремень, который мог пригодиться для практических нужд. Что за эликсир был во флаконах, она не знала, но вспомнив о том сонном зелье, что ей добавили в воду, подумала, что ей это не понадобится, и оставила флаконы в ранце. На дне ранца она нашла пояс из бронзовых дисков, скрепленных между собой крючками и петлями. Ллис никогда не носила других поясов, кроме плетеных, но сейчас она подумала, что пояс ей понадобится – она повесит на него сумочку. Сложив монашеское одеяние, Ллис положила его в ранец, где теперь кое-чего не хватало. Она повернулась, чтобы уйти, но ее внимание вновь привлекли тлеющие угли. На этот раз их свет отражался в странном медальоне, темная тусклая поверхность которого теперь ярко сияла.

Медальон производил на нее отталкивающее впечатление, но она помнила, что Гита использовала свое могущество против тех, кого Ллис любила, поэтому девушка протянула руку и взяла медальон. Вероятно, Глиндор может использовать подобные мерзкие вещи для предотвращения грозящих опасностей. Она быстро убрала его с глаз долой, словно это было ядовитое насекомое, уложив в сумочку рядом с белым кристаллом.

Ллис вышла из убежища под ивой не там, где вошла, а с противоположной стороны, и тотчас же почувствовала, что ступает уже не по траве, а по мху. Неподалеку должна быть речушка. Она замерла и постояла абсолютно неподвижно. Ей удалось расслышать тихий шелест ручья, который напомнил о том, что она давно в пути и пора утолить жажду. Ллис двинулась на звук воды, который постепенно становился громче, и наконец вышла на берег. Перед нею неслась узкая бурная речушка. Набрав прохладной воды в пригоршню, она напилась и пропела благодарную триаду. Это было нечто большее, чем благодарность за утоление жажды. Она собиралась идти вверх по течению, надеясь, что речка приведет ее к тому холму, с которого они с Адамом видели укрепленный монастырь, а уж оттуда будет не трудно найти дорогу в Трокенхольт. Уверенная в разумности такого плана, она с легким сердцем отправилась в путь.

К полудню Ллис вышла на вершину холма. Она была убеждена, что выбрала правильный путь, и в то же время понимала, что если ее поймают, то убьют. Она отправилась в глубь леса, избегая тропинок. Она шла напрямик через подлесок под сенью дремучего леса.


– Это невозможно! Говорю тебе, мне больше нельзя было оставаться в Трокенхольте!

Элис бушевала, размахивая руками и шагая из конца в конец по убежищу под ивой. Ее тетка бесстрастно наблюдала за ней.

Когда девушка наконец начала успокаиваться, Гита встала. Ее пышные черные юбки взметнулись, словно крылья ворона.

– Нельзя сказать, что ты потерпела неудачу. Твое неожиданное и незапланированное возвращение – лишнее свидетельство нашего могущества, что очень важно на пути, по которому нас ведет судьба.

Элис была немало удивлена таким решением Гиты. Она откинула с лица спутанные темные волосы и сквозь зеленый сумрак посмотрела на тетку.

Гиту всегда забавляло, когда окружающие попадали в неловкую ситуацию, и чем больше было их отчаяние, тем больше удовольствия оно доставляло Гите. Сейчас губы ее насмешливо изогнулись, что, впрочем, могло сойти за улыбку.

– Если бы ты осталась, ситуация действительно стала бы невозможной. Какие бы объяснения ты смогла предложить, если бы встретилась со своим двойником?

– Так она на свободе? – У Элис перехватило дыхание.

Гита кивнула, и на серебряных прядях заплясали отблески костра.

– Рано утром она удрала из монастыря. – В словах Гиты чувствовалось ехидство. – Я говорила, что ее надо убить. Но куда там! Епископ расхныкался насчет нарушения клятв! Ха! Как будто он давным-давно не нарушил их из-за своей жадности!

– Даже если бы эта девчонка не бежала, все равно я не смогла бы там оставаться. – Она немного помолчала, прежде чем объяснить, в чем дело. – Если бы я осталась, мне бы пришлось обманывать сразу двух колдунов, которые ее хорошо знают, слишком хорошо, чтобы поверить, что я – это она.

– Неужели Глиндор? – сразу же представив себе возможные последствия, Гита перешла к главному.

– Ну да, – ответила Элис, но не могла на этом остановиться. – И с ним молодой, по-видимому, не менее могущественный.

Гита не желала даже слышать о том, что молодой колдун может равняться старому по могуществу, совершенно не важно, так это на самом деле или нет. Она пришла сюда именно для того, чтобы бросить вызов Глиндору, для этого предложила она свои услуги алчным и вздорным саксонцам.

Взглянув в черные глаза тетки, Элис поняла, что та полностью сосредоточилась на своей цели. И все же Элис хотела получить ответ на беспокоившие ее вопросы.

– Наш план иметь разведчика в стане врагов провалился. Что же мы теперь должны делать? И что мы можем сделать, чтобы помешать Ллис рассказать о наших планах не только двум воинам, но, что гораздо хуже, двум колдунам, потому что именно они могут помешать их осуществлению?

Гиту разозлила паническая нотка в голосе Элис.

– Воинов мы предоставим епископу и этому избалованному принцу, а колдунами займусь я. Мне доставит большое удовольствие с ними справиться, потому что я обладаю большим могуществом, чем они. А что до твоего двойника, так ей я расставила хорошую западню. – Гита невольно поднесла руку к груди, где обычно висел медальон, и Элис неожиданно поняла, что драгоценной эмблемы нет на месте. Гита злорадно добавила: – Она сделала выбор, и мы увидим ее поражение. Мы выиграем там, где проиграли эти дураки из монастыря!

ГЛАВА 11

– Я знаю, мама, что не должна была есть эти белые ягоды. Ты предупреждала, чтобы я их даже не пробовала.

Аня сидела на коленях у матери на стуле возле камина. Ивейн отпустил ее, как только они вошли в зал, и девочка побежала к матери. Однако вскоре Ивейн взглядом напомнил ей: нужно сдержать обещание и рассказать о том, что случилось в лесу.

– Но леди сказала мне, что это самые сладкие ягоды на свете, и что я могу попробовать хоть одну. – Маленькие пальчики показали, какой крошечной была ягодка. Зеленые глаза девочки внимательно смотрели на мать, требуя понимания. – Они были слаще медового пирога, который ты иногда делаешь. Ну правда же, они были очень сладкими.

Когда Брина подняла серые глаза, чтобы встретиться взглядом со стоявшим рядом молодым колдуном, они так потемнели, что стали черными, как уголь. Не было ничего удивительного в том, что Аня осмелилась попробовать ягоду. Было бы странно, если бы она не попробовала. Но вторая часть ее рассказа была поразительной. Белые ягоды были очень горькими и страшно ядовитыми. Лишь злое колдовство могло убедить ребенка в обратном.

– Ты съела только одну? – Ивейн ласковым вопросом побуждал девочку рассказать все до конца.

Зеленые глаза Ани вспыхнули, протестуя, но она помнила, что поклялась рассказать все, и она сдержит слово.

– Нет. Они были такими вкусными, что я схватила сразу много, а потом еще и еще. – Выпрямив хрупкие плечи, она добавила, защищаясь: – Это было нехорошо, но иногда ведь так же поступают взрослые, когда едят слишком много. Я заснула и немного поспала. Вот поэтому и задержалась.

Светло-золотые кудри девочки обрамляли ее личико сияющим ореолом, когда она взглянула в мрачные глаза матери и спросила:

– Ты меня простишь?

Брина вновь крепко обняла свою малышку: одна такая ягода смертельна. Съев так много, Аня была обречена. Брина подняла голову, чтобы встретиться взглядом с синими глазами человека, сотворившего чудо, которое спасло ее дочь. Ее собственные эликсиры помогали лишь отсрочить смерть, а могущество Ивейна вернуло Ане жизнь.


Вулф проводил на площади сход жителей деревни. Адам ждал его за столом в большом зале, где в это время собралось очень пестрое общество: два колдуна и колдунья, погруженная в свое горе мать умершего ребенка, раненый, но очень любопытный стражник и только что выздоровевшая девчушка. Со своего места Адам хорошо видел всю большую комнату. Наблюдал он и возвращение молодого уэльсца со спасенной девочкой и слышал все, что она рассказала. Хотя сам он и не обладал таким знанием сил природы, каким, по утверждению друидов, обладали они, но и он хорошо знал эти ядовитые белые ягоды.

Хотя ему и не хотелось вмешиваться в разговор матери с дочерью, но ему пришлось задать вопрос, который был настолько важен, что сам по себе служил ему оправданием:

– А как выглядела леди, которая дала тебе ягоды?

Ивейн, который не обращал внимания на сидевшего за столом незнакомого саксонца, вздрогнул. Однако он предупреждал Аню, что и на этот вопрос ей придется ответить.

Малышка поджала губы, стараясь сосредоточиться, затем дала замечательное по своей точности описание.

– Она была старше мамы и довольно полная. Ее волосы были черными, как у Ивейна, и в них были широкие белые пряди.

Внимательно наблюдая за незнакомцем, Ивейн увидел, что ответ девочки разочаровал его. Реакция золотоволосого воина и отсутствие сестры глубоко обеспокоили молодого человека. Ему было неприятно говорить о происходящем в присутствии саксонца, который не верил в познания друидов, однако беспокойство возобладало, и он решил проверить одно из самых неприятных предположений.

– Когда мы с Аней возвращались сюда, мы встретились со странной личностью. – Ивейн перевел взгляд с Адама на Брину и обратно. – Она была внешне просто копией моей сестры, но у меня было такое ощущение, что я смотрю в зеркало, затуманенное темными желаниями и ненавистью. – Он тряхнул черноволосой головой, словно стараясь избавиться от воспоминания. – Мне хотелось прежде всего вернуть вам Аню в добром здравии, поэтому я не стал задерживаться и выполнять ритуал, который помог бы мне узнать, откуда она пришла и почему была так близко от Трокенхольта.

– Она была здесь, – раздался из темного угла едва слышный голос, больше похожий на шепот, но все же вполне различимый. – Она думала, что все примут ее за Ллис, потому что не смогут уловить различия.

Пип молчал, лишь ласковым взглядом поощряя Мейду, но именно ненависть придала силу молодой женщине.

– Их две! – воскликнул Адам, у которого гора свалилась с плеч. У него еще не было времени обдумать, что из этого следует. – Две! Я был прав. Их две!

Адам ликовал. Теперь он не опасался за свой рассудок. Он испытывал не только радость, но и глубочайшее облегчение, оттого что милая Ллис из Трокенхольта и злобная сирена из монастыря были двумя разными женщинами. Пока он больше ни о чем не мог думать. Ему не хотелось погасить свою радость размышлениями о том, что подтверждение одного этого факта не устраняло многих других препятствий, которые должны были разлучить их навеки.

– Я думала, что Ллис последнее время очень изменилась, и даже более того, меня удивляло… – Брина замолчала, пораженная тем, что саксонец, не имеющий связи с силами природы, оказался прозорливее ее и заметил то, чего не удалось увидеть ей с ее интуицией.

Брина внимательно посмотрела на золотоволосого мужчину, даже не стремившегося скрыть свою радость оттого, что его подозрения подтвердились. Серые глаза Брины слегка затуманились. Она нашла единственно возможное объяснение и его необычайной проницательности и его удовлетворению, точнее, его облегчению. По-видимому, между ним и Ллис существовала более тесная связь, чем могла предположить Брина. Что ж, возможно, эта связь приведет их к счастью.

Адам решил не говорить о том, чего пока не знала хозяйка дома, – о сцене в монастыре. Поскольку двойник Ллис разоблачен, рассказ о той сцене мог вызвать у слушателей лишь неприятные ощущения.

Не успела Брина воздать должное наблюдательности Адама, как из затененной части комнаты раздался голос человека, о котором она, переполненная радостью от выздоровления дочери, на время забыла.

– Так их две? – повторил старый колдун, подойдя ближе к огню. Его седые волосы и борода отразили свет очага. – Интересно. Значит, женщина-двойник Ллис и женщина постарше смогли сделать горькие ягоды сладкими? – Надтреснутый смех, который показался бы неуместным в устах другого человека, лишь подчеркнул важность замечания. – В самом деле, очень интересно!

Ивейн встретил взгляд черных глаз своего наставника. Они понимали друг друга без слов. Их беспокоило то, что женщина, выдававшая себя за Ллис, побывала в этом доме.

Ивейн игнорировал присутствие саксонского лорда точно так же, как присутствие женщины со следами побоев на лице или присутствие раненого стражника. При обычном ходе вещей никто из них не должен был участвовать в обсуждении тайн друидов, но сейчас обстоятельства были таковы, что приходилось рискнуть.

– Перемена внешности? – В ответ на этот загадочный вопрос старик потряс белой копной волос. – Да, но чтобы так долго сохранять облик, требуется огромная мощь.

– Не важно. – Глиндор резким движением руки отмел несущественные детали. – Это друиды, появление которых нам было предсказано. Те, кто используют природные силы во зло. Они начинают распространять свое зловредное влияние.

Сознание близкой и неотвратимой опасности погасило радость Адама. Его раздражало, что перед лицом этой опасности колдуны напрасно тратят время на загадочные разговоры о пророчествах и каких-то странных силах.

– Кто такие эти две незнакомки не столь важно сейчас, когда нам предстоит ответить на гораздо более существенный вопрос. – Словно охотник, выпускающий ястреба, завидевшего жертву, Адам сосредоточил внимание на том, что сейчас беспокоило его больше всего. – Сейчас мы должны попытаться узнать, где наша Ллис.

Он подчеркнул слово «наша». Брина улыбнулась, колдуны смутились – они заслужили упрек.

– Я всегда считал тебя, Адам, отважным воином и искусным стратегом, – сказал Вулф. Он уже давно стоял в дверях и слышал весь разговор о двойнике сестры Ивейна. – Но сейчас меня восхищает твое умение идти к цели, не отвлекаясь на второстепенные детали. – Хотя все присутствующие знали, что Вулф вот-вот вернется, его вступление в разговор было неожиданным. Адам кивнул, выражая признательность Вулфу, а тот продолжал: – Именно ты, который провел в обществе Ллис всего две недели, распознал обман. Нам, которые ее давно знают, следовало бы распознать его немедленно, но нам это не удалось. Твоя прозорливость лишний раз подтверждает, что у тебя острый ум. Мы же позволили нашим бедам ослепить нас. Таким образом, мы виноваты в том, что довольно долго обманщица была среди нас.

– Хм, – раздраженно проворчал Глиндор. – Говори только за себя, саксонец! – Он бросил на Вулфа взгляд угольно-черных глаз, не оставляя сомнений в том, кого из саксонцев он имеет в виду. – Ведь мы с Ивейном только что прибыли. А Ивейну достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что перед ним притворщица, и подтвердить подозрения твоего приятеля.

– Я и не думал обвинять вас. – Вулф сдержал улыбку, не желая обидеть старого колдуна, который редко называл мужа своей внучки иначе, чем «саксонец» даже здесь, где почти все были саксонцами. – Я лишь хотел похвалить Адама за то, что он преуспел там, где я потерпел неудачу.

Адам наблюдал за обменом репликами между колючим колдуном и терпеливым Вулфом, взявшим на себя всю вину, но когда Брина открыла рот, чтобы тоже покаяться, Адам вмешался:

– Не стоит больше обсуждать вопрос о том, кто виноват. Раскаяние лишь помешает нам сейчас, когда мы ищем путь, который приведет нас к Ллис. Медлить нельзя.

Взгляды знаменитых воинов встретились, и они молча признали серьезность сложившейся ситуации, но решили не возбуждать лишних опасений присутствующих и не обсуждать вопрос о том, что могли сделать с Ллис похитители.

Вулф знаком призвал всех здоровых мужчин присоединиться к нему за столом. Одновременно Брина взяла из колыбели Каба, который уже нетерпеливо кряхтел, собираясь потребовать внимания к себе. Она отвела Аню, глазенки которой были широко открыты от любопытства, в тот угол, где хранились травы, и попросила робкую Мейду присмотреть за девочкой.

Адам занял ставшее для него привычным место за хозяйским столом. Его преследовали ужасные видения: Ллис подвергают мучениям, на которые он, как любой воин, довольно насмотрелся. Он был уверен в своей физической силе и военном искусстве, и все-таки очень тревожился за девушку, которую твердо решил спасти.


Полуденное солнце ярким светом заливало странную компанию из двух золотоволосых саксонцев и двух друидских колдунов, погруженных в обсуждение сложившейся ситуации. Как встретить брошенный им вызов и какими средствами добиться цели? Все согласились с тем, что к поискам Ллис следует приступить немедленно.

Вулф принял решение созвать свой фирд и установить двойное кольцо охраны: первое – вокруг деревни и палисада Трокенхольта, второе – в лесах за полями. Труднее было определить направление для начала поисков и выбрать тех, кто этим займется.

После бурных споров было решено, не теряя времени, отправиться в разных направлениях.

Пипа решили оставить для охраны семьи Вулфа. Оба лорда должны были выбрать себе человека в помощники на время поисков и идти в том направлении, которое считали наиболее перспективным.

Поскольку Саксбо видели в лесах к югу от усадьбы, Вулф решил взять Мелвина и отправиться на поиски в ту сторону. Адам полагал, что источник опасности – монастырь и епископ, поэтому он предпочитал двинуться с Седриком к северу.

Саксонцы были довольны достигнутым компромиссом, но Глиндор и Ивейн решительно воспротивились тому, чтобы воины отправлялись в лес. Они считали физические поиски бесполезными. По их понятиям, следовало отправиться в дубовую рощу и выполнить ритуал, который Ивейну пришлось отложить, чтобы отвести домой Аню. Они утверждали, что после этого они будут знать, где находятся враждебно настроенные друиды, а также ради чего они здесь появились.

Адама раздражала одержимость колдунов их друидскими противниками. Он не мог понять, как Ивейн может сейчас думать о них, когда речь идет о спасении сестры.

– Конечно, если вы в состоянии определить местонахождение этих чужаков, то вам должно быть несложно ответить и на более важный вопрос о том, где сейчас Ллис. – Солнце заливало яркими лучами стол, за которым они сидели, и насмешка в словах Адама была очевидна. – Вы избавили бы нас с Вулфом от напрасной траты драгоценного времени, если бы смогли указать нам, куда идти. Вы же утверждаете, что для вас это не составит труда?

– Совершенно верно! – синие глаза Ивейна метали молнии. Для него Адам оставался незнакомцем, к тому же на свою беду очень плохо представляющим, чем он рискует, вызывая гнев колдуна. Ивейн пришел в ярость: неужели кто-то позволил себе усомниться, что он не сделает все возможное для спасения сестры. В его словах послышались раскаты грома: – Вы ничего не поняли! Все, что мы предложили сделать, предназначено помочь спасению Ллис. Друиды, о которых мы думаем, могут сотворить заклятие и скрыть от нас Ллис. Чтобы найти ее, мы должны сначала найти их и уничтожить заклятие, наложенное ими на сестру.

– Благодарю тебя, Ивейн, – вступил в разговор Вулф, считавший, что пришло время успокоить разгоревшиеся страсти. – Я знаю, ты сделаешь все возможное, чтобы снять заклятие, и это несколько успокаивает меня. – Сам он благодаря многолетнему общению с друидами давно уже перестал раздражаться, сталкиваясь с необъяснимыми явлениями и событиями, но хорошо понимал Адама, которому было трудно поверить в наличие всех этих таинственных сил. – Друзья мои, умоляю вас простить Адама. Он не видел чудес, совершенных вами для спасения короны короля Эсгферта. По правде говоря, жизненный опыт не позволяет ему поверить в существование могущества, подобного тому, которым вы обладаете.

– Не поверит он и теперь! – проворчал Глиндор. – Не поверит не только он, не поверят все, кто не относится к племени друидов. Им не дано понять наших секретов!

С этими словами старик бросил яростный взгляд на своего молодого спутника, который позволил себе сказать лишнее. С его точки зрения, после многих лет тренировок Ивейн должен был научиться владеть своими чувствами. Ему не следовало даже обращать внимания на слова саксонца, и уж тем более они не должны были его задеть.

Адам не отвел глаз под взглядом молодого колдуна, но ради Вулфа он заставил себя слегка улыбнуться. Адам вырос в религиозной саксонской семье и сталкивался с друидами меньше, чем Вулф, и все-таки… Вулф сказал правду, но все же Адам тоже повидал немало необъяснимого, так что он не мог просто отказаться от помощи друидских колдунов. Более того, он полагал, что для спасения Ллис им потребуется всесторонняя помощь.

Ллис продолжала идти по намеченному пути, неуклонно двигаясь на юг. Начиная с полудня и до наступления сумерек она не сомневалась в правильности выбранного пути. Но к тому времени, как начало темнеть и рваные контуры деревьев все четче вырисовывались на фоне заката, она поняла: что-то неладно.

Она не осмелилась остановиться, но стала обращать больше внимания на места, по которым шла. Когда догорели последние лучи солнца, она уже не сомневалась: несмотря на все ее усилия двигаться в южном направлении, она далеко отклонилась от выбранного пути. Ее вера в свои силы заметно пошатнулась, когда при свете восходящей луны она трижды прошла мимо одного и того же дерева странной формы.

Значит, на нее наложили заклятие. Пока воины епископа на лошадях обыскивали местность, Гита использовала свои методы. Да, заклятие злой колдуньи сбивало Ллис с пути и уводило ее все дальше в глушь.

Но Ллис не могла так легко сдаться, уступить той, которая, как она полагала, обращала во зло могущество и знания друидов. Ллис протянула руку к сумочке, висевшей у нее на поясе. Она хотела достать белый камень, но вместо него пальцы ее нащупали медальон с перевернутым треугольником. Словно яркая вспышка молнии, рассекающая покрытое тучами грозовое небо, Ллис озарила догадка. Именно этот черный талисман, который она носила с собой, и позволил Гите сбить ее с пути.

Ллис сжала зловещий символ. Достав его из сумки, она с отвращением взглянула на него. Первые лучи взошедшей луны осветили темный контур медальона на бледной ладони девушки. Ее первым побуждением было закинуть его подальше, насколько позволяли силы. Однако…

Его будет легко найти, и он лишь увеличит энергию одного из врагов, которые угрожали Трокенхольту. И этот враг хотел смерти Адама. И ее смерти. Только Глиндор, а может быть, и Ивейн были в состоянии справиться со злыми силами. Ллис подозревала, что этот кусок черного металла можно использовать для ритуала, который поможет обезопасить дорогих ей людей и их дом. Она решила сохранить медальон.

Когда Ллис перевернула черный предмет, он отразил сияние звезд в ее глазах, и блеск этот был настолько сильным, что на мгновение ослепил ее. Да, похоже, даже сияние, исходившее от его поверхности, было недобрым. Чем больше Ллис думала об этом, тем лучше понимала: этот медальон должен попасть в руки Глиндора.

Они с Бриной были обучены пониманию астральных явлений и законов природы. Это значило, что они имели возможность обращаться к силам природы за помощью для исцеления и в некоторых других случаях. Но только Глиндор, а теперь и Ивейн обладали способностью и умением управлять этими силами для разрешения конфликтов между людьми и прекращения войн. Брина однажды сказала Ллис, что чувствует и в ней самой подобную силу. Ллис тогда ей не поверила, и не верила этому теперь. На самом деле она боялась, что ее связь с силами природы уже в опасности, а тем более сейчас, когда она держала при себе темный талисман. Этот предмет мог рассказать свои секреты и помочь в борьбе со злыми намерениями, для которых был предназначен. И не важно, какие опасности навлекает на нее обладание этим медальоном, она позаботится, чтобы он послужил доброму делу!

Прежде чем начать противодействие заклятию, Ллис попыталась уменьшить собственные страхи. Она повернула медальон так, чтобы треугольник располагался вершиной вверх, и положила его на грубую кору поваленного дерева. Она не была уверена в том, что незнакомый кристалл ответит на ее просьбу, но тем не менее достала его из сумочки и принялась вращать между ладонями до тех пор, пока он не начал светиться таким же ясным светом, как только что взошедшая луна. Положив камень поверх черного медальона, она составила пальцами магический треугольник и спела молитву об избавлении от заклятия Гиты и об указании пути к спасению.

Потом Ллис поднялась и всей душой отдалась во власть тех сил, которые всегда были ее союзниками. Она подняла и покачала на ладони камень и медальон, затем отправилась в ту сторону, где сияние камня было сильнее. Свет незнакомого кристалла повел ее сквозь легкий клубящийся туман к вершине холма. Там она увидела кромлех – два огромных камня, поднятых далекими предками острием к небу. Поперек на них был положен еще один камень. Девушка подошла к основанию кромлеха и упала на колени, воздавая дань уважения этой священной реликвии мудрецов, живших задолго до нее.

Если вообще существует источник силы, с помощью которой можно бороться с заклятиями злых колдунов, то это кромлех. Ллис не сомневалась, что кристалл привел ее сюда именно для того, чтобы она могла воспользоваться могучими силами этого священного места, именно к ним ей следовало обратить свои мольбы. Нежные розовые губы беззвучно шевелились, исполняя странную прекрасную песнь, слишком могущественную, чтобы петь ее вслух. Даже ночные животные почтительно остановились, внимая этой беззвучной песне.


Покинув Трокенхольт, Адам и Седрик остановились, перед тем как войти в лес. Именно тогда Адаму пришло в голову, что их шансы отыскать Ллис удвоятся, если они пройдут лес в двух направлениях. Он велел Седрику идти вправо и осмотреть ту часть леса, где он уже один раз спас девушку из рук злодеев. Сам же он решил отправиться влево и направил коня по той дороге, что вела из монастыря. По ней он ездил искать могилу Элфрика.

К тому времени, когда почти стемнело, Адам поднялся на холм, на котором он несколько дней назад стоял вместе с Ллис и Вулфом. Здесь еще сохранились их следы, и вид вооруженного монастыря не изменился. Не тратя времени даром, он повернул коня, чтобы сделать широкий круг по местам, где он еще не был.

Однако, несмотря на то, что он долго ездил по лесу, пробираясь то сквозь густые заросли, то по нехоженым тропам, он не нашел ни малейших следов девушки, ни единого намека на то, где ее следует искать. И это последнее обстоятельство особенно угнетало его. У Адама появилось такое ощущение, что он потерпел поражение, хотя до сих пор оно было ему незнакомо. Тревога росла. Представляя, как могли поступить с Ллис похитители, он все сильнее сердился и раздражался. Адам клял свою злую судьбу, он обращался к Богу с вопросом: почему он должен потерять всех, кого любил? Осознание того, что он любит Ллис, стало для него потрясением, не меньшим, чем то, что он осмелился требовать у Бога отчета в его поступках. Со всей серьезностью он просил у Бога прощения, но к этой просьбе он добавил еще одну: Адам просил Бога помочь ему спасти Ллис.

Завершив молитву, он услышал слабый, ускользающий, но такой знакомый звук. Это была нежная, очаровательная мелодия, от звуков которой, казалось, звезды стали светить ярче. Сплетаясь вместе, эти звуки усиливали сияние луны.

Не дожидаясь указаний Адама, могучий конь свернул с едва заметной тропинки в чащу и двинулся навстречу волшебному призыву. Благополучно проехать через лес, полный невидимых ям и притаившихся врагов, – это само по себе было чудом, но Адам и не думал об этом. Он упорно вглядывался в темную стену деревьев, пока не показался слабый просвет, а за ним силуэт – хрупкий источник волшебных звуков. У основания холма Адам спешился. Он нашел Ллис живой и невредимой и испытал такое огромное облегчение, что не обратил внимания на древнее сооружение из громадных камней, рядом с которым стояла коленопреклоненная девушка.

– Я молил Бога о том, чтобы он привел меня к тебе. Бог ответил на мою молитву. Я услышал твое восхитительное пение.

Ллис была потрясена, неожиданно услышав голос Адама, и еще больше – его словами. Она быстро встала и обернулась к нему; он снова спас ее.

Нежные розовые губы раскрылись, чтобы сказать, что она не пела вслух, но Адам закрыл их страстным поцелуем, и все разумные мысли превратились в ничто. Ей захотелось ответить совсем иначе, уступив тому, чему она была не в силах противиться. Чувствуя, что у нее кружится голова, она прильнула к широким плечам, продлевая опьяняющую близость. Поцелуи Адама становились все более страстными и пылкими.

Ллис остро ощущала его безмерное желание, и в этот момент она согласилась бы пожертвовать своей бесценной связью с силами природы ради того, чтобы провести ночь в объятиях мужчины, которого любила.

Господь ответил на его молитвы и привел его сюда, думал Адам, а это значит, что Богу угодна его любовь к этой обольстительной и ускользающей девушке. Он уже чувствовал, что теряет контроль над собой, хотя и девушка была охвачена пожирающим огнем страсти, как и он сам. Он успел удивиться этому, но уже в следующий момент волна чувств увлекла их обоих туда, где их ждало непостижимое удовлетворение. На мгновение он оторвался от ее губ и поднял лицо навстречу холодному свету молодой луны.

Когда пламенные губы Адама отпустили ее, Ллис стала безотчетно покрывать легкими поцелуями его загорелую шею, а потом, с неутолимым любопытством, рискнула двинуться дальше.

Адам затаил дыхание под этими осторожными прикосновениями. Ее никто этому не учил, но она искушала его, оставляя огненный след на теле там, где прошли ее губы.

– Хочешь приласкать меня, как в те дни, когда я выздоравливал? – Смех его был искренним и ласковым. И вдруг у Ллис перехватило дыхание: сняв куртку с металлическими кольцами и через голову стащив тунику и беспечно отбросив ее в сторону, он предстал перед девушкой с обнаженной грудью – сплошные мускулы и завитки бронзовых волос, конусом сходившихся к низу от широких плеч и исчезавшие под штанами, обтягивавшими крепкие бедра. Она видела эту грудь не впервые, но эта картина все так же ускоряла ритм ее сердца. Она страстно тянулась приласкать это обольстительное тело, но старалась удержаться и только сжала кулаки, боясь, что подобный поступок лишь подтвердит его невысокое мнение о ней.

Адам понял причину ее колебаний. Он взял ее изящные руки и приложил к своему яростно стучавшему сердцу. А потом его руки скользнули под густую массу ее кудрей и обняли ее за плечи.

– Наши спальни разделяла стена, но я так остро чувствовал, что ты лежишь рядом! Каждую ночь мне снилось, что ты прикасаешься ко мне… Ему снилось это и многое другое. Воспоминания о прикосновениях к его гладкой коже и твердым мышцам усилили ее волнение, так что девушка закусила нижнюю губу. Ей представилась возможность, вероятно, единственная в ее жизни, не таясь, ласкать любимого. Ее ладони, еще помнившие восхитительные ощущения от прикосновений к его коже, легли на обжигающую плоть, прошлись по бронзовым завиткам. Все вокруг перестало существовать. Она пользовалась возможностью ласкать его там, где пожелает, и ласки Ллис становились все смелее.

Молчание было прервано глубоким, бархатным звуком, похожим на рычание, вырвавшимся из груди Адама. Он больше не мог сдерживаться. Затуманенные страстью синие глаза Ллис взглянули в его глаза цвета меда. Нежные округлости ее тела прижимались к нему. Он жадно приник губами к ее губам, а руки его блуждали по ее телу от тонких плеч до талии. Затем обеими руками он обхватил ее ягодицы и крепче прижал девушку к себе.

Она инстинктивно выгнулась в его объятиях, ее трясло от охватившего ее волнения.

Ллис задыхалась, она упала бы, если бы не его сильные руки. С хриплым стоном он нежно поднял и положил роскошное тело на мягчайший ковер густой душистой травы, с блестевшими в лунном свете белыми лепестками цветов.

Адам наклонился над Ллис, продолжая ласкать ее взглядом. Там, где корсаж вишневого платья был стянут тесемками, в вырезе платья нежно светились восхитительные округлости ее грудей. Он жаждал коснуться их атласной кожи… и попробовать ее на вкус. Увлекаемый сладостным искушением, Адам протянул руку и коснулся этих роскошных округлостей. Его пальцы ласкали грудь девушки, одновременно освобождая тесемки корсажа, и вот темно-вишневое платье спустилось до талии. Слегка откинувшись назад, из-под отяжелевших от желания век изучал он совершенство ее форм, освещенных лунным светом.

Восхищение, которое Ллис видела в его блестящих глазах, доставляло ей несказанное удовольствие. Она подняла руки и запустила тонкие пальцы в густую копну золотых волос, желая притянуть его поближе к себе.

Адам ласкал ее груди, гладкие, как теплые лепестки роз, твердые соски упирались в его ладони. Его возбуждал даже вид собственных пальцев, ласкающих удивительно нежную, словно светящуюся кожу. Он вытянулся рядом с Ллис, покусывая, целуя и впитывая ее нежную плоть, она выгибалась под его ласками, желая все большего, и придвигалась к нему все ближе.

Мир Ллис был теперь наполнен невероятными ощущениями. Ее затуманенные страстью глаза стали почти черными. Она смотрела, как он навис над ней и медленно направив свою грудь вверх и вниз, потерся упругими завитками о нежные соски. Ллис содрогнулась от наслаждения и тихо застонала. Густые ресницы опустились, когда он наконец доставил себе удовольствие и лег на нее. Но этого ему было недостаточно.

Ллис извивалась под могучим телом. Одной рукой она притянула его за шею, другой, лежащей на его пояснице, прижимала его к себе. Адаму отчаянно хотелось избавиться от каких бы то ни было барьеров между его твердыми мускулами и ее шелковистой плотью, и он постепенно сдергивал ее платье все ниже и ниже. Его руки тотчас же принимались ласкать каждый новый дюйм плоти, высвобождавшийся из объятий ткани. Но, заботясь о том, чтобы снять с нее одежду, он не забывал и о том, чтобы сбросить и свою.

И снова поднимаясь над ней и опускаясь, удерживая себя на локтях, он позволил ей ощутить все свое крепкое тело. Ощущение это доставило ей такую радость, что из ее горла вырвался сдавленный стон. Она почувствовала, что тонет в море желаний. Адам вновь завладел ее губами и медленно и соблазнительно раздувал пламя их общего желания до тех пор, пока оно не стало неконтролируемым.

Руки и губы Адама вели Ллис ко все более мучительным и потрясающим ощущениям. Его ладони обхватили ее ягодицы и немного сдвинули ее вверх, чтобы помочь слиянию тел. В начале ее тлеющие синим огнем глаза широко раскрылись и на какое-то мгновение она замерла, а потом, движимая инстинктом, более древним, чем стоявшие неподалеку от них каменные монументы, прильнула к нему. И он дал ей возможность осознать, какое глубокое наслаждение можно извлечь из ритмичного движения, которое становилось все более волнующим, пока не увлекло их к ослепительной вспышке огня и невыразимому экстазу.

Золотисто-розовые краски зари играли на казавшейся почти прозрачной коже, придавая ей жемчужный оттенок.

– Так ты не пела вслух? – спросил Адам, приподнимаясь на локте и глядя на желанную красавицу. – Но я тебя слышал.

С застенчивой улыбкой Ллис взглянула на нахмуренные бронзовые брови мужчины, который доказал, что способен, как она и предполагала, заставить ее потерять контроль над собой. Только теперь она этого не боялась. Проснувшись, она рассказала ему о врагах в монастыре Уинбюри. Завершив рассказ, она почувствовала большое облегчение. Сейчас она не видела ничего, что могло бы помешать их благополучному возвращению в Трокенхольт. В ответ на его поразительный вопрос она медленно покачала головой, шевельнув темным облаком спутанных волос, лежавших на роскошной траве.

– Нет, но пока я молилась, я молча пела могущественную песнь – мольбу о помощи. И ты пришел.

Адам нахмурился еще больше. Он почувствовал себя так, словно получил неожиданный предательский удар от друга. Утверждение Ллис все усложняло. Если то, что он ее нашел, было не божьим благословением, а результатом какого-то языческого колдовства, значит, он вновь обманут уловками этой женщины.

– Вы с братом что, сговорились насчет двойника, чтобы сбить нас всех с толку? Двойник действительно существует или вы на самом деле две женщины в одном теле? – спросил он, поднимаясь и натягивая штаны.

– Разве ты сошел с ума? – Ллис села, пораженная резкой сменой настроения Адама и смущенная его вопросами. Он быстро одевался, и она старалась натянуть прилегающее темно-вишневое платье, и оно, вероятно, убедит его в том, что презрение, которое он с самого начала испытывал по отношению к ней, вполне заслуженно. – Что за помутнение разума заставляет тебя говорить о двойнике и об обмане?

– Помутнение разума? – Он перетянул ноги тесемками крест-накрест, прежде чем помочь ей встать. – Да, я думаю, что ты – довела меня до безумия. Здесь и в Трокенхольте ты воплощение невинности, в то время как в монастыре и в постели ты опытная развратница!

Ллис была не в состоянии ничего понять из того, что он говорил, за исключением упоминания о другой женщине в его постели – по-видимому, той самой женщины, которую он встретил в монастыре и ошибочно принял за Ллис.

Еще не закончив свою тираду, Адам взглянул в расстроенное лицо Ллис и увидел на нем смущение. Ее невинный вид смутил его. Либо она действительно ни в чем не виновата, и тогда он ведет себя ужасно, либо… либо он просто дурак, позволяющий злой искусительнице обманывать себя и внушать чувство вины. Он неожиданно протянул руки и обнял Ллис, запечатлев на ее губах страстный поцелуй, которым он хотел доказать себе, что его сердце не восприимчиво к ее чарам, несмотря на то, что прошлой ночью он попал под их влияние. Но ему это не удалось и его раздражение усилилось.

Усаживаясь на лошадь, он сохранял бесстрастное выражение лица. Подняв ее и усадив перед собой, ему пришлось мобилизовать все силы, чтобы не выдать своих чувств. Он понимал, что вовсе не так безразличен к ней, как хотел показать. Ллис знала, что ей не удастся добиться от него объяснений. Но не понимая, в чем ее обвиняют, она не могла себя защитить. Она и не пыталась.

Как выяснилось, кромлех был гораздо ближе к цели их пути, чем они ожидали. Было все еще утро, когда они молча въехали в ворота Трокенхольта.

ГЛАВА 12

Пип очень серьезно воспринял данное ему поручение охранять дом Вулфейна, пока остальные ищут Ллис. Именно поэтому всю ночь он только слегка дремал. А теперь, когда забрезжил рассвет, сна у него не было ни в одном глазу. Он устроился в том положении, к которому привык за время болезни. Он сел на матрасе и прислонился спиной к каменной кладке, выложенной вокруг камина.

Осторожно потрогав громадными руками больное колено, он обнаружил, что опухоль спала. Чтобы проверить, насколько он выздоровел, он осторожно поднялся на ноги. Хотя нога не окрепла, боль почти прошла.

Слуги, выполнявшие работу по дому, еще не появились, чтобы затопить угасший камин, и в зале было прохладно. Чувствуя себя неуклюжим и желая сделать что-нибудь полезное, Пип взял металлический прут и расшевелил угли, тлевшие в камине. Показались крохотные язычки пламени, и он положил поверх разгоревшихся углей несколько поленьев, сложенных рядом с камином. Он совершенно не учел, что производимый шум может кого-то разбудить.

– Доброе утро! – тихонько окликнула его Мейда из своего темного угла, где она чувствовала себя в большей безопасности.

Даже для того, чтобы заговорить, ей потребовалось собраться с духом и мобилизовать всю свою решимость. В недалеком прошлом за подобный поступок ее нередко награждали тумаками. Однако, проведя некоторое время в этом доме, она начала понимать, что подобное поведение вовсе не в обычае его обитателей… за исключением самозванки, которая пригрозила отомстить ей, если она расскажет то, что колдунья хотела скрыть. Мейда знала, что это не пустые угрозы, и держала язык за зубами.

Удивленный тем, что робкая девушка заговорила, Пип резко обернулся, так что больное колено запротестовало. Но через несколько мгновений резь в колене утихла, и на губах Пипа появилась веселая улыбка. Он понял, что это были первые слова, которые девушка сказала лично ему.

– Доброго утра и вам, миледи, – и он так галантно поклонился ей, словно она была королевой.

Мейда поняла, что он шутит, и на губах худенькой женщины, непривычной к ласковому обращению, появилась робкая улыбка.

Ободренный тем, что его слова были приняты так благосклонно, Пип попытался втянуть ее в разговор.

– Я от души надеюсь, что вам спалось лучше, чем мне.

Улыбка на губах Мейды угасла, и на ее бледном личике отразилась тревога. Пип пожалел о сделанном замечании. Оно казалось ему вполне невинным: он знал, что последние несколько ночей Мейда спала очень крепко. Пип подозревал, что из-за болезни ребенка или же из-за своего жестокого хозяина, она давно не высыпалась как следует. Он надеялся, что напоминание об улучшении ее жизни вызовет теплый отклик и можно будет немного поговорить, и страшно смутился, когда понял, что его слова восприняты совершенно иначе.

– Господи, как же я неловок! – Рыжие легко краснеют, вот и Пип покраснел так сильно, что это было заметно, хотя он стоял спиной к огню и его лицо освещал лишь ранний рассвет. – Прошу прощения за слова, вызвавшие неприятные для вас воспоминания.

Мейда была поражена тем, что этот человек стыдится того, что огорчил ее. На губах ее вновь появилась робкая улыбка. Она тихонько ответила на его вопрос:

– Я проснулась только один раз, когда появился ваш друг Седрик.

Похоже, что у такого громадного мужчины, как Пип, душа была нежной. А жизненный опыт Мейды говорил о том, что это большая редкость среди воинов, ведь она долгое время была слишком близко знакома с мужчиной гораздо меньше Пипа, но очень жестоким. Этот контраст был настолько очевиден, что девушка сделала вывод: рост мужчины и его жестокость никак не связаны.

Она неожиданно поняла, что задумалась и давным-давно пристально смотрит на мужчину, которому неловко от ее взгляда. Поэтому она рискнула задать важный вопрос, который, как она думала, должен был его отвлечь.

– А те, кто вернулся, принесли ли они какие-нибудь новости о Ллис?

В ответ Пип лишь печально нахмурился и отрицательно покачал рыжей шевелюрой. Из шести мужчин, отправившихся на поиски Ллис, вернулся только Седрик. Он вернулся темной ночью и надеялся, что другим повезло больше, чем ему. А обитатели Трокенхольта ждали вестей, и в них росло не только беспокойство за Ллис, но и за тех, кто ушел еще засветло. Уже был близок рассвет, а они все еще не вернулись.

Пип взглянул на закрытые ставнями окна. Сквозь трещины в досках пробивался все более яркий свет. Скоро взойдет солнце. Отсутствие известий о муже, приемных детях и дедушке лишь увеличит беспокойство леди Брины. Хорошо еще, что она пока спит. Она не легла до тех пор, пока не вернулся Седрик.

– Если бы что-то случилось, как бы вы об этом узнали? – спросила Мейда.

У нее были основания для беспокойства. О том, что опасность приближается к Трокенхольту, она была осведомлена гораздо лучше всех его обитателей, так уютно устроившихся в своих домах.

Пип видел, что его собеседница напряглась, и решил ее ободрить улыбкой.

– Тот, кто добьется успеха, дважды протрубит в охотничий рог. У лорда Вулфейна рог очень большой и очень громкий, его далеко слышно. У лорда Адама рог поменьше, и звук его выше. Люди, охраняющие палисад, и те, что расставлены по краю леса, все время настороже, они прислушиваются. Если от кого-нибудь из господ поступят три коротких сигнала, им на помощь выйдет вооруженный отряд.

– А откуда вы знаете, может быть, их уже услышали?

– Ну, мы бы уже знали об этом!

Пип подумал, что нужно ее успокоить, а для этого лучше всего перевести разговор на что-нибудь более приятное. Медленно приблизившись к девушке, чтобы не испугать ее, он протянул ей руку.

– Здесь, в углу, холодно. Идите погрейтесь у огня. Мейда не решалась принять это предложение и недоверчиво изучала протянутую ей руку. Ей довелось вынести столько побоев, что нелегко было довериться такому простому жесту.

Пип сумел совладать со своим обычным нетерпением и ждал, пока она рассмотрит его руку и убедится, что от него ей не стоит ждать ударов. В конце концов он победил, по крайней мере, девушка перестала бояться его. Она не съеживалась при его приближении.

Все еще настороженная, Мейда вложила свою худенькую руку в широкую ладонь Пипа и позволила отвести себя к огню, где Пип очень галантно устроил ее на своем мягком матрасе.

Желтые и оранжевые языки пламени, которое воскресил Пип, весело плясали, согревая комнату. Пип опустился рядом с девушкой, впитывая благодатное тепло. Девушка говорила мало, но Пип за словом в карман не лез. Весело смеясь, он рассказал ей несколько историй, приключившихся с ним, его восемью братьями и тремя сестрами.

– Мама у нас удивительно трудолюбивая, – говорил он, и в голосе его звучала неподдельная любовь к своим близким, к братьям и сестрам. – Даже в те годы, когда урожай очень плох, она умудряется поставить на стол довольно еды, чтобы утолить здоровый аппетит многочисленного семейства. Но, конечно, она следит за тем, чтобы ее дочери работали так же упорно, как и она сама. Если еды много, они засаливают мясо в бочках, сохраняют зерно и фрукты про запас. – Пип взглянул на девушку и увидел, что она увлечена рассказом о его домашних делах.

Мейда представила себе счастливое семейство, где все любят друг друга. Сама она никогда не знала любви. На душе у нее потеплело. Она жадно слушала рассказ рыжеволосого гиганта. Пип усмехнулся.

– У моего отца всегда одна и та же жалоба. Он постоянно ворчит, что его выводок сметает все со стола, оставляя ему лишь крохи, которых ему довольно только, чтобы душа держалась в теле. Но это всего лишь шутка, потому что у моего отца легендарный аппетит, под стать его комплекции, а он, ей-богу, раза в два больше меня.

В конце концов и Пип исчерпал темы для разговора. Он рассказал о себе так много, что ему уже трудно было сдержать свое любопытство. Ему не терпелось что-нибудь узнать о робкой девушке. Однако он благоразумно начал расспросы с того, что можно было рассматривать, как заботу о ней.

– Я слышал, как та женщина, которая выдавала себя за Ллис, разговаривала с вами, – начал Пип.

Мейда не ответила. Пип побоялся, что она испугается и снова спрячется в свою раковину, из которой она только-только показалась.

Ужасные воспоминания так встревожили Мейду, что она не замечала беспокойства Пипа. Ее внимание сосредоточилось на пальцах, которыми она разглаживала рваную юбку. Неожиданно ее поразило, насколько потрепанным было ее шитье. Она устыдилась своего наряда, да и страх еще не преодолела. Все это вместе побудило ее ответить, не задумываясь о последствиях.

– Я рада, что она ушла. Хорошо бы, чтобы ушла навсегда.

– Но она действительно ушла и не сможет причинить вам вреда, – Пипу хотелось успокоить девушку: ее дрожащие пальцы нервно мяли безобразное платье.

Мейда обеспокоенно взглянула в серьезное лицо собеседника.

– Ну нет. Она может. Она всегда может это сделать.

– Кто? – Пип заговорил громче. Он просто умолял девушку объясниться, хотя и знал, что она не захочет говорить об этом. – Да и как она сможет это сделать? Ее нет поблизости, к тому же, у нас везде расставлена охрана.

– О! Пип… Мейда… – у двери хозяйской спальни стояла разочарованная Брина. Она только что покормила Каба и укачала его. Теперь он спал так же спокойно, как Аня. Она услышала голоса, и ей так хотелось верить…

– Увы! Извините, что мы вас разочаровали. Пип тяжело поднялся и повернулся к леди Брине.

Под глазами у женщины легли темные круги, она мало спала в эту ночь и в последнее время. Пип сделал несколько шагов по направлению к Брине, но в этот момент внешняя дверь отворилась и их внимание привлекли странные слова, произнесенные на языке кимвров, так что ни Пип, ни Мейда их не поняли:

– Заклятие снято. – В дом владетеля Трокенхольта вошел Глиндор. На его седых волосах сияли лучи восходящего солнца. – Но снято оно не нашими усилиями.

Войдя в зал за наставником, Ивейн встретился взглядом с затуманившимися серыми глазами Брины.

– Очевидно, Ллис, узнав о заклятии, нашла в себе достаточно сил, чтобы его снять.

Мрачное лицо Брины просияло. Она испытала облегчение не только оттого, что с Ллис было снято заклятие, но и оттого, что оправдалось ее собственное предсказание, сделанное ею ранее: Ллис действительно обладала могучей связью с силами природы, и эта связь по силе не уступала той, что была у Ивейна.

– Теперь нет сомнений в том, что Ллис найдет дорогу домой, – Брина произнесла эти слова, чтобы ободрить окружающих, но при этом на ее прелестном лице отразилось беспокойство об остальных. – Надеюсь, что и другие благополучно вернутся.

– Ну, мы можем еще кое-что сделать, и мы это сделаем. – Ивейн немедленно повернулся к двери, чтобы уйти. Ему хотелось успокоить приемную мать. Но костлявая рука, необычайно сильная для человека преклонных лет, удержала молодого колдуна:

– Я уже обратился за помощью, чтобы обеспечить благополучное возвращение тех, кто отправился на поиски.

У Глиндора были свои методы, он знал, как отвлечь внучку от мрачных мыслей. На самом деле он хотел не просто отвлечь, он хотел передать ей сообщение, причем не просто сообщить ей некую весть. Эта весть несла ему успокоение, которого он давно ждал.

– Я также должен поделиться с вами одним предсказанием – предсказанием о моей кончине.

При этих словах Ивейн и Брина замерли. Старый колдун устало опустился на стул у камина. Он знаком подозвал своего ученика, не обращая внимания на то, что в зале было двое саксонцев. Глиндор не обратил ни малейшего внимания и на те две фигуры, что появились в дверях. И он, и Ивейн сознательно отключились от всего, кроме связи между ними и природой. Произносимые ими слова были понятны той, что пропала и вновь нашлась, но они ничего не говорили молодому золотоволосому воину, который, по мнению Глиндора, представлял такую же опасность для Ллис, как в свое время Вулф для его внучки.

– В течение многих часов я общался с силами природы. В это время мне открылось, почему, после того как я с честью выполнил свой долг и передал знания и тайны, которые были мне ведомы, я все еще живу на этом свете.

Глиндор сделал паузу, чтобы глубоко вздохнуть. Двое молодых людей воспользовались этой паузой, чтобы подойти и опуститься рядом с ним на колени. Ивейн догадывался, что его наставник предвидел нечто ужасное, если не рассказал об этом ему, Ивейну, когда они возвращались в Трокенхольт, а Брина думала о неизбежной близкой кончине деда.

В зале повисло гнетущее молчание. Казалось, сами стены с болью и тревогой ждали, когда старый колдун продолжит свою речь.

– Я должен совершить еще одно важное дело. – Голос Глиндора стал таким глубоким, что, казалось, это говорит сама судьба. – Еще одну большую битву нужно выиграть, и эта битва будет одной из самых важных в моей долгой жизни. – Старик повернулся сначала к внучке, потом к своему наследнику. В черных глазах его появились золотистые искорки. – Только после этой победы я буду свободен от обязательств, привязывающих меня к этой жизни.

– С кем же ты должен сразиться? – спросила Брина, стараясь подавить печаль в голосе. Ей было больно, потому что она была уверена, что дед наконец получит освобождение, к которому стремится.

– Когда? – спросил Ивейн о том, что считал самым главным.

Будучи друидом с обширными знаниями и обладая способностью бесстрастно и объективно воспринимать людей и события, Ивейн видел связь между битвой, в которой предстояло участвовать Глиндору, и опасностью, грозившей от друидов-перевертышей, использующих тайные знания друидов во зло. Он сознавал необходимость подготовки и задал вопрос, ответ на который был очень важен.

На губах Глиндора появилась ясная улыбка. Он откинул голову на спинку высокого стула и закрыл глаза, чтобы успокоиться и заснуть. Он знал, что его ученики не станут прерывать его сон. Разумеется, никто не стал ему мешать.

Адам стоял рядом с Ллис в дверном проеме. Он слышал все, что сказал Глиндор. Слова старика о предстоящей кончине и о переданных знаниях ничего ему не говорили. Однако он не меньше учеников старого колдуна желал знать ответы на те вопросы, которые они задали Глиндору. Для него самым важным было предупреждение о предстоящей великой битве.

– Ну нет, вы не можете просто так заявить о предстоящей смертельной битве, а потом спокойно заснуть. – Адам быстро прошел вперед. Его черный плащ развевался, как крылья. Скрестив руки на груди, он возвышался над сидящим стариком. Адам смело выступил против намерения Глиндора. Он говорил на языке кимвров. – Возможно, для колдунов-друидов сон и подходящее занятие при подобных обстоятельствах, но я воин, обученный для конкретных боевых дел. Я имею опыт в выборе тактики и знаю цену человеческой жизни. И я решительно настаиваю, чтобы вы больше рассказали мне о предстоящей битве.

Колдун нахмурился. Густые белые брови сошлись над открывшимися черными глазами, в глубине которых сверкнул огонь. Ллис видела этот зловещий признак ярости Глиндора и была слишком озабочена возможным конфликтом, чтобы удивиться тому, как легко пользуется саксонец языком, знания которого никто от него не ожидал. Она бросилась к Адаму, положила свою изящную руку на сгиб его могучей руки и слегка сжала ее. Но он, казалось, не чувствовал ее прикосновения.

– Вы можете настаивать, сколько вам будет угодно. Можете прокричать ваши требования небесам, если вам так хочется. – Глиндор понял, что этот саксонец раздражает его так же, как некогда раздражал Вулф. – Но я никогда не стану делиться знанием, которое дает мне мой дар, с высокомерным и не верящим незнакомцем!

Двое упрямых мужчин сердито смотрели друг на друга. В воздухе чувствовалось такое напряжение, словно вот-вот сверкнет молния.

Несмотря на растущую напряженность, Брина бросилась к Ллис и обняла ее:

– Я так рада, что ты благополучно вернулась в Трокенхольт, живая и невредимая.

Ллис пылко обняла ее в ответ. Взглянув через плечо приемной матери, она увидела радость в глазах брата-близнеца. Между ними существовала такая связь, что в словах не было необходимости. Она просто улыбнулась ему.

– Но где ты была? – услышав слова матери, к двери маленькой спаленки, которую она делила с братом, подошла Аня.

Девочка умела внимательно слушать, а ее присутствия обычно не замечали, так что она услышала и поняла многое из того, что произошло, пока она спала, наевшись ядовитых ягод.

Ллис была очень взволнована, увидев хрупкую малышку на ногах. Девушка не сомневалась, что именно Ивейн пробудил Аню от противоестественного сна, как не сомневалась в том, что он мог это сделать.

– Где ты взяла такое яркое платье? – Малышка слегка отодвинулась от Ллис, рассматривая темно-вишневую ткань.

– Кто-то забрал мое платье, – быстро ответила Ллис. – У меня не было выбора. Пришлось надеть то, что я смогла найти.

На этот вопрос ответить было нетрудно. Но с ответом на первый вопрос ребенка нужно было подождать. Хотя Ллис была уверена, что и Брина и Ивейн очень хотят его услышать. Ллис слишком хорошо понимала, что неприязнь, вспыхнувшая между Адамом и Глиндором, не исчезла за то время, пока она разговаривала с Бриной и Аней. Этот конфликт необходимо было разрешить, прежде чем поведать о том, о чем она уже рассказала Адаму.

Именно в это время и вошел озабоченный Седрик. Он редко был в состоянии понять глубоко запрятанные чувства других людей или то, что не было выражено словами или поступками. Вот и теперь он помедлил ровно столько, чтобы понять, где здесь Адам. Поглощенный необходимостью доставить Адаму неприятные известия, он не обратил внимания на царившее вокруг него напряжение. С обычной прямолинейностью он стремился лишь избавиться от неприятной обязанности, и ничего более.

Остановившись в шаге от своего господина, он выпалил без всяких предисловий:

– Жена одного крестьянина с дальней фермы принесла дурную весть.

Адам повернулся к своему грубоватому приспешнику, вопросительно подняв брови.

– Так что говорит эта женщина? Седрик немедленно ответил:

– Посыльный, направленный лордом Вулфом к королю Эсгферту, найден в лесу повешенным на вязе.

Сначала Ллис обрадовалась вмешательству грубоватого стражника, но услышав печальную весть о страшной гибели молодого человека, она почувствовала себя виноватой.

– Он был мертв уже несколько дней, но нашли его только вчера вечером. – Седрик вытащил из-за широкого кожаного пояса сильно помятый пергамент. – К веревке на его шее была прикреплена эта записка.

Он положил пергамент на ладонь и толстыми, похожими на обрубки пальцами пытался его хоть немного разгладить, прежде чем передать своему господину.

К удивлению Ллис, а также, по всей видимости, и к удивлению других, вместо того чтобы тотчас же прочесть записку, Адам вновь сложил ее.

Прищурив янтарные глаза, он внимательно осмотрел сломанную печать. Глаза его потемнели. Было очевидно, что оттиск на расплавленном воске был сделан тем самым кольцом, которое престарелый фермер Улфред пытался нарисовать куском угля.

– Саксбо.

В этом слове отразилось все отвращение, которое Адам испытывал к младшему сыну короля, того самого, которого Улфред описал как «молодого парня».

Ллис поставила Аню на пол и стала рядом с Адамом. Она видела оттиск на воске и признала в нем сходство с грубым рисунком старого фермера. И хотя она не называла имени Саксбо, рассказывая Адаму о своем побеге из монастыря, она вспомнила, что Адам и ее приемный отец называли этим именем человека, когда смотрели с холма на вооруженный монастырь.

Это же самое имя произнесла Мейда. Его не слышал никто, кроме рыжеволосого гиганта, который последовал за девушкой в темный угол, куда она поспешила, когда прибыли другие. Мейда произнесла его тихо, почти задыхаясь. Реакция ее была настолько болезненной, что Пип, желая ее успокоить, слегка обнял девушку. Она оцепенела от страха, но Пип так ласково гладил большой рукой ее упавшие на спину каштановые волосы, что она немного успокоилась и расслабилась, прислонившись к нему.

– Я больше никому не позволю вас обижать, – прошептал Пип в пушистые волосы у нее на макушке. – Я достаточно велик, чтобы сдержать это обещание.

– Вы не понимаете. – Мейда вскинула голову и покачала ею.

– Я могу не знать наверняка, но могу поспорить, что мои подозрения справедливы, – улыбка Пипа стала решительной. – И я обещаю вам, а это все равно что клятва, – умру, но не сдамся.

– Не говорите так! – воскликнула Мейда. – Мне от этого вдвое страшнее! Я боюсь и за себя, и за вас! Я боюсь, что вам придется заплатить за это обещание смертью. А я этого не стою. Вы не знаете, вы ведь не знаете…

Слова ее потонули в беззвучном плаче.

И снова Пип нежно обнял ее, рассердившись на себя. Он собирался утешить бедную девушку, а вместо этого лишь усилил ее горе.

Конфликт между друидским колдуном и саксонским лордом остался не разрешенным. Все были встревожены зловещей новостью, и никто не обращал внимания на разговоры Пипа и Мейды. Леди Брина, ее приемные дети и дед внимательно следили за Седриком и его господином.

– Так что же говорится в письме? – Брина двинулась в сторону гостя, к которому был обращен ее вопрос.

Адам кивнул приближающейся женщине. У хозяйки Трокенхольта были все основания потребовать ответа. Более того, послание касается благополучия всех здесь присутствующих, поэтому все они должны хорошо расслышать его содержание.

«Ни этот посланец, ни любой другой не сможет доставить ваше сообщение, поскольку очень скоро вас атакуют завоеватели».

Это сообщение ни в коей мере не уменьшило напряженность в зале. Вернее, оно только многократно усилило ее. Наступило мрачное молчание. В это время два колдуна стремительно покинули зал. Их темные одеяния развевались, словно в бурю. Они знали, что только саксонский воин мог попытаться помешать им уйти, но его мнение они проигнорировали.

Адам не стал тратить времени на раздумье о причинах их ухода. С его точки зрения, их уход был очень кстати, потому что они только мешали ему проанализировать события этого тяжелого дня, когда недобрые известия следовали одно за другим, увеличивая опасность, нависшую над Трокенхольтом. Ситуация усложнялась.

Ллис тихо стояла рядом с тем, кто охранял ее на обратном пути в Трокенхольт. Однако, даже оберегая ее, Адам оставался твердым и неуступчивым, как камень. Как могло случиться, что человек, разделивший с нею столь бурные и страстные минуты, стал таким далеким? Если бы только ее брат и его наставник знали, что произошло между нею и этим саксонцем всего лишь несколько часов назад, они навсегда отреклись бы от нее за то, что она любит человека, который бросил вызов старому колдуну. По правде сказать, она совершила постыдное деяние… Но сделанного не изменить. И сейчас она понимала, что у нее больше никогда не будет возможности испытать такое же счастье в объятиях возлюбленного.

При этой мысли взгляд ее затуманился от боли. Она посмотрела на Адама. Он был так близко от нее! И в то же время она знала, что он для нее потерян и она для него не существует.

Ллис думала, что он не может стать холоднее, чем был утром, но сейчас складка у его крепко сжатых губ показывала, что это возможно.

Несмотря на то, что внешне все выглядело иначе, Адам остро чувствовал обольстительную близость Ллис. Он находил, что она колдунья с необычайными способностями. И сейчас он понимал, что ей грозила новая опасность. Поэтому, пока он читал вслух угрожающую записку, в душе его крепла решимость сделать все, что от него зависит, чтобы автор и его приспешники потерпели поражение.

– Я прошу прощения, но дверь была открыта нараспашку.

После того, как Адам прочел записку, в зале воцарилось тяжелое молчание. Тем неожиданнее прозвучал нерешительный голос одного из жителей деревни, просунувшегося в открытую дверь.

– Новость настолько срочная, что вам нужно знать о ней немедленно.

Опять срочные новости? Адам нахмурился еще сильнее, но не больше, чем все остальные присутствующие в зале.

Пришедший понял, насколько нежелательным было его появление, он сделал шаг назад и почти повернулся, чтобы удрать. Это был простой человек, он никогда не считал себя слишком смелым. И лишь опасение, что если он убежит до того, как все расскажет, то навлечет на себя большие неприятности, придало ему мужества закончить дело.

– С южной стороны леса донесся тихий звук охотничьего рога. Сигнал повторили троекратно. Спустя некоторое время сигнал был повторен. Потом еще раз.

Недели растущей тревоги за жизнь Ани, потом беспокойство из-за Ллис, долгая ночь, проведенная в тревоге за Вулфа – все это было уже выше сил Брины. Услышав о последней ужасной новости, она покачнулась и упала бы, если бы Адам не успел ее подхватить.

Пока Адам укладывал свою не слишком тяжелую ношу на матрас, с которого не так давно встал Пип, Ллис побежала намочить в прохладной воде лоскут ткани. Благодаря ласковой заботе Ллис Брина вскоре пришла в себя.

Ей было стыдно за этот безотчетный приступ слабости. Она очень рассердилась на себя, приподнялась и села на матрасе, повернувшись к Адаму.

– Мы должны немедленно отправляться на помощь Вулфу!

– Нет, миледи, – стоя в шаге от нее и глядя сверху вниз на едва пришедшую в себя после обморока женщину, Адам формально отказался от предложенных ею действий. – Ваш муж не простил бы мне, если бы я позволил вам участвовать в подобном деле.

Он видел, как Брина выпрямилась, не соглашаясь с ним. Поэтому он предложил свой вариант:

– Мы с Седриком соберем небольшой отряд мужчин из Трокенхольта, чтобы выяснить, откуда поступил сигнал о помощи. Как только мы найдем тех, кого ищем, мы тотчас же привезем вам раненых, чтобы вы могли заняться ими. Помните… – Адам увидел, что на нежном лице Брины появилось выражение решимости. Он сделал еще одну попытку разубедить ее при помощи логических доводов: – Вулф не один, и нет никаких оснований считать, что именно он нуждается в помощи.

Брина горестно улыбнулась. Она знала, что этот человек сейчас не сможет понять, почему она так уверена в том, что жизнь Вулфа в опасности. Он сочтет, что она получила информацию от сил, которые для него не существовали.

– Это не так, – попыталась она убедить Адама. – Я чувствую боль Вулфа, и я просто должна сделать все возможное, чтобы он был здоров.

Опять это друидское колдовство? Адам слышал слишком много зловещих предсказаний о битвах и смертях. В ответ на ее просьбу губы его сурово сжались. Как воину-христианину ему было очевидно, что нельзя допустить, чтобы эта женщина с ее выдающимися способностями целительницы участвовала в столь опасной операции.

– Вы можете не признавать меня как колдунью, но не колдовство сказало мне, что Вулф в опасности, – Брина прижала свою маленькую руку к сердцу. – Я знаю это сердцем, знаю потому, что мы любим друг друга. – Янтарные глаза смотрели, не мигая. Казалось, Адама не тронули слова Брины. – Как жена Вулфа я имею право пойти к нему.

Адам нахмурился.

Благодаря любви к нему Ллис видела, что в душе воина зреет конфликт. Вероятно, причиной этого конфликта послужило то, что за все время общения с друидами он не смог понять их методов. Его подозрительность в данный момент была крайне несправедлива. Очевидно, ему трудно было поверить, что уверенность Брины возникла без помощи каких-либо мистических сил. И вновь Ллис сделала шаг и подошла к нему слишком близко. Этот человек отказывался даже взглянуть на нее со времени их возвращения. И тем не менее Ллис смело положила ладони на грудь Адама, невольно впитывая его силу.

– Брина говорит правду, Адам. Нам, друидам, чтобы получить ответ на такие вопросы потребовалось бы выполнить некоторые ритуалы с помощью белого кристалла и спеть несколько молитв, взывая к силам природы. Вы знаете наверняка, что Брина не творила никаких заклятий, и тем не менее она знает.

Глядя на ее одухотворенное лицо, в ее широко раскрытые глаза такого глубокого синего цвета, что он рисковал утонуть в них, Адам понял ее. Он понял ее потому, что не более суток назад сам чувствовал опасность, угрожавшую ей, Ллис. Ее волосы с их ароматом диких цветов были так близко от него, что Адам предпочел переключить внимание на леди Брину. Он молча кивнул, соглашаясь удовлетворить ее просьбу.

– Я хочу напомнить вам, Адам, что не в первый раз я прихожу на помощь Вулфу в минуту серьезной опасности. Он и теперь рассчитывает на мою помощь. И хотя вы говорили мне, что доставите его сюда как можно быстрее, есть такие раны, при которых очень опасно именно переносить больного. Подобная переноска может оказаться более роковой, чем сама рана. В таком случае я готова оставаться с ним на месте столько, сколько потребуется, чтобы вылечить его.

Золотистые брови вновь нахмурились.

– Вы действительно думаете, что он так плох? Брина видела, что он искренне озабочен состоянием друга. Она грустно улыбнулась ему и покачала головой с темными кудрями:

– Не знаю, но боюсь, что это так…

Близость Адама ободрила Ллис. У нее было такое ощущение, словно в стене, которую он возвел между ними, была пробита брешь. Но даже будучи уверена, что ее следующее требование нарушит это состояние – во всяком случае, она была уверена, что ее просьба ему не понравится, – она сказала:

– Дело в том, что лечение… и заклинания, которые необходимо сделать… Дело пойдет быстрее, если использовать две пары рук и два голоса. Поэтому я тоже поеду.

Нахмуренное, озабоченное лицо Адама стало сердитым. Он не желал бы, чтобы леди Брина, его хозяйка и жена его друга, подвергалась опасностям этого пути. Но при мысли, что подобной опасности подвергнется Ллис, он сразу же ощетинился.

– Спасибо, Ллис, – тотчас же ответила Брина. – Я благодарю тебя за помощь в этом деле. И я хотела бы верить, что она не понадобится, но боюсь, что понадобится. Важно вначале добиться того, чтобы лечение пошло должным образом. Потом ты должна будешь вернуться в Трокельхольт ради тех, кто нуждается в лечении болезней или ран.

Согласившись на просьбу леди Брины, он понял, что раз она нуждается в помощи своей приемной дочери и в ее обществе, он не может воспрепятствовать этому нежелательному добавлению в свой и без того странный по составу отряд. Хотя его лицо и было бесстрастной маской, напрягшиеся мускулы его крепко сжатых челюстей говорили о том раздражении, которое испытывал этот лорд, привыкший к полному повиновению.

Вынужденно улыбаясь, Брина сделала вид, что не так поняла причину его беспокойства.

– Вы зря беспокоитесь. Вулф не станет обвинять вас, если что-либо случится со мной или с Ллис. Он знает, как мы обе упрямы, и скорее пожалеет вас за то, что вам пришлось иметь дело с нашим своеволием.

Раздраженно пожав плечами, Адам отвернулся. Он больше не намерен был тратить время на споры. Он покинул дом, чтобы присмотреть за приготовлениями к отъезду.

Ллис удалилась в свою маленькую спаленку, чтобы сменить вишневое платье, которое было слишком открытым и в котором она чувствовала себя неловко, на более грубое, но более приятное платье ярко-зеленого цвета. Наскоро причесав спутанные волосы, из которых высыпалось немало душистых, белых, как воск, лепестков, она поспешила вернуться к Брине. Она была рада быть полезной. В сумку она упаковала лекарства и другие необходимые вещи.

Не отвлекаясь от работы, Ллис кратко рассказала Брине о том, как ее похитили, о том, что она узнала во время своего заключения и о побеге, но ничего не сказала о том, что случилось после ее спасения.

В это же время Адам подбирал добровольцев в свой небольшой вооруженный отряд, который должен был отправиться на помощь Вулфу. Люди Вулфа обожали своего господина, им не терпелось отправиться на его защиту, и было нелегко отобрать несколько человек, никого не обидев. Для этого потребовалось мобилизовать все дипломатические способности Адама. Эта задача была особенно трудна из-за того, что отсутствовал признанный деревенский лидер – кузнец Мелвин, который сейчас был вместе с Вулфом.

Несмотря на то, что Адам был еще больше обеспокоен необходимостью взять с собою в опасный путь младенца, которого Брина продолжала кормить грудью, отряд выступил удивительно скоро. Аню оставили на попечение Мейды, а Пипа их охранять.

ГЛАВА 13

– Два колдуна! – Епископ Уилфрид из конца в конец мерил быстрыми шагами комнату. Его лицо покраснело от гнева и раздражения. Он бросал сердитые взгляды на женщин. – Не ты ли говорила, что можешь помешать побегу этой колдуньи?

Мрачно ухмыляясь, Гита не скрывала, что гнев и огорчение Уилфрида доставляют ей удовольствие. Элис стояла рядом с теткой, и последние неожиданные новости расстроили ее почти так же, как и епископа.

– Я говорил, что вы совершаете ошибку, решив связаться с Гитой и с Саксбо. Он еще слишком незрел для лидера, а полагаться на друидов – это несомненная глупость! – Слова Хордата были странной смесью самодовольства и отвращения. – Нам от них не было никакой пользы, и дальше не будет. Почему бы не избавиться от них, чтобы они не путались у нас под ногами?

– Это мы-то путаемся у тебя под ногами? – Гита пришла в страшную ярость, глаза ее горели. – Хордат, именно ты не смог разделаться с Ллис, когда она была у тебя в руках. Это ты принял решение не выставлять стражу у дверей ее камеры, хотя я тебе советовала обратное. И таким образом именно ты несешь ответственность за ее побег. – Гита сделала шаг вперед. На нее было страшно смотреть, когда она обрушила на воина свои разоблачения. – Это ты допустил, чтобы Ллис сбежала, узнав кое-что из того, что может положить конец твоим драгоценным планам. И какого же бесславного конца ты дожидаешься? Вы, пара дураков, надеетесь править вместо Саксбо, который только и годится, что в лесу в прятки играть, больше ему ничего не надо. Так вот, он более опасен, чем самый лютый враг.

И снова, как часто случалось за последнее время, Уилфрид был вынужден стать между союзниками, которые уже были готовы броситься друг на друга с кинжалами.

– Если наши планы будут преждевременно раскрыты беглянкой, весь наш замысел окажется под угрозой, – сквозь зубы процедил епископ, вынужденный признать этот неприятный факт. Его раздражали и необходимость мирить союзников и глупые выходки мальчишки Саксбо, которому подчинялся Хордат. – Эта рабыня Саксбо уже давно удрала и поселилась в доме лорда Трокенхольта. Она хорошо знакома с нашими планами. Поэтому нельзя сказать, что то немногое, что Ллис здесь узнала, сильно ухудшит наше положение.

Хордат был чуть ли не на целую ладонь выше епископа. Он смело встретил каменный взгляд Гиты:

– И тем не менее я сомневаюсь в полезности этих друидских колдуний для нашего дела.

Гита немедленно обрушилась с обвинениями на говорившего:

– Разве ты нашел способ успокоить Талачарн, пока ты захватываешь все новые земли, собираешь и вооружаешь армии, чтобы принц Саксбо смог бросить вызов трону своего отца?

– Сила оружия – вот лучший способ! – прорычал Хордат.

– Даже армиям римлян не удалось подчинить воинов Уэльса. Но ты, кажется, считаешь себя более умелым? – От смеха Гиты кровь стыла в жилах. – А по-моему, ты преуспел только в потере времени и людей. Пытаться завоевать всю Нортумбрию – бесполезное занятие. Ты все равно проиграешь.

– Похоже, что твои планы не более успешны, чем мои. – В груди Хордата кипело отвращение к колдунье, и он немедленно нанес ответный удар: – Не ты ли говорила, что победишь Глиндора, докажешь, что его могущество – ничто по сравнению с твоим? Не ты ли утверждала, что твоя победа над ним опорочит его в глазах народа Талачарна, и он подчинится тебе? И ты была уверена, что весь этот народ будет так послушен тебе, что не придет на помощь Трокенхольту, не помешает Саксбо захватить корону Нортумбрии. Прекрасные обещания! – Хордат сцепил руки.

Уилфрид уже не в силах был контролировать ситуацию и сам полез в драку. Он повернулся к Гите, глаза его сверкали гневом, который обвинял ее с такой же силой, как и слова Хордата.

Пылающий взгляд Гиты обратился на обвинителей, и они были вынуждены отвести глаза. Она выпрямилась. Ее и без того внушительная фигура стала грозной.

– Да, я поклялась разделаться с Глиндором. И когда наступит предназначенное судьбой время, я это сделаю. Что касается другого, – она презрительно махнула рукой, – Ивейн молод и не может обладать силой, способной помешать осуществлению нашей общей цели.

Элис уже встречалась с молодым колдуном и имела возможность ощутить, какова его власть над силами природы, которые она считала подвластными ей самой, и не разделяла уверенности своей тетки. Но она также прекрасно знала, что не следует перечить Гите, и молча последовала за нею из мрачного монастыря на яркий дневной свет.


Адам ехал впереди маленького отряда. Сразу за ним ехали женщины, потом четверо мужчин из деревни, Седрик был замыкающим, чтобы охранять отряд с тыла. Их окружал густой лес. Адам внимательно смотрел по сторонам. Всем своим существом он чувствовал притаившихся врагов, как если бы они стояли, преграждая ему путь. Почему они наблюдают за ним со стороны? Ведь разделаться с его малочисленным отрядом не представляло большого труда. Что они замышляют? Не ждет ли их впереди засада?

Троекратный сигнал рога разорвал лесную тишину. Спустя некоторое время сигнал повторили. Адам задал себе вопрос: почему сигнал был повторен? Для того ли, чтобы они были уверены, что идут в нужном направлении? Могло быть и так. Или же для того, чтобы заманить их в ловушку?

Адам поднял руку, знаком велев всем остановиться. Люди, которые не были знакомы со своим нынешним предводителем, немного поворчали, однако весь отряд послушно последовал за ним, когда он велел свернуть с проторенной дороги. Адам с облегчением увидел, что люди Вулфа подавили сомнения и подчинились его приказанию. Хотя они, конечно же, слышали рассказы о его доблести и силе, тем не менее Адам считал, что пример леди Брины и Ллис, которые подчинялись ему без колебаний, способствовал укреплению его авторитета.

Было трудно себе представить, что еще не так давно он считал Ллис робкой и слабой. Теперь же он знал, что под ее сдержанностью и осторожностью, напоминавшими ему поведение робких животных, под ее мягкими манерами скрывалось смелое сердце.

Адам понимал: оттого, насколько быстро они прибудут на место, может зависеть жизнь Вулфа. И ему казалось, что они двигаются очень медленно, особенно теперь, когда забрались глубоко в чащу огромного леса. Они прокладывали собственную тропу сквозь густой подлесок по первым упавшим осенним листьям. Ветви сплетались над головами всадников, и потому в лесу было довольно темно.

Как и в прошлый раз, Ллис ехала следом за золотоволосым воином. И как тогда, ее внимание было приковано к человеку, завоевавшему ее любовь. Видимо, эта любовь не представляла для него особой ценности, и тем не менее она принадлежала ему. Ее любовь принадлежала ему, несмотря на зародившееся у нее подозрение, что эта любовь мешает ее контакту с силами природы. И она ничего не могла с этим поделать.

Ей было больно думать об этом, и затуманенные страданием синие глаза неотрывно смотрели на широкую спину Адама. Она видела, как он повел плечами, словно пытаясь стряхнуть ненужный груз, и прикрыла глаза густыми ресницами. Она была почти уверена, что Адам чувствует ее пристальный взгляд и его движение показывает, насколько это ему неприятно.

Ллис постаралась скрыть охватившее ее чувство стыда.

Но все было не так, как представляла себе Ллис. Поводя плечами, Адам пытался избавиться от одолевавших его дурных предчувствий. Будучи опытным охотником, он прислушивался к малейшему звуку, и ему казалось подозрительным, что вокруг царила неестественная тишина – словно притихшие обитатели леса предупреждали его о нависшей опасности.

Адам оглянулся на женщин. По их реакции он понял: они тоже чувствуют что-то неладное. На нежном лице леди Брины беспокойство сменилось мрачной решимостью. Пальцы Ллис образовали уже знакомый ему треугольник, а губы беззвучно двигались. Он предположил, что она произносит странные слова друидской молитвы. Он был близок к тому, чтобы поверить, что эти две очаровательные женщины и в самом деле обладают неким даром общения с природой.

Для того чтобы врагам, прятавшимся в зарослях, было труднее напасть на отряд, Адам знаком велел своим людям ехать как можно ближе друг к другу.

З-з-з! Шмяк! Тишину нарушил безошибочно узнаваемый звук летящей стрелы, ударившей человека. Мгновенно мечи были извлечены из ножен. Блеснула сталь. Другое оружие – кинжалы, пики и булавы – тоже было готово к бою. Подняв оружие, мужчины окружили женщин.

– Кто упал?

Вопрос Адама был задан тихим, но сердитым голосом и требовал немедленного ответа.

После короткой паузы, которая потребовалась, чтобы оглядеть отряд, Седрик ответил:

– Наши все целы.

При этих словах янтарные глаза удивленно уставились на говорившего.

– Тогда кто?

– Это я, Орм, младший сын Улфреда, застрелил негодяя, который выслеживал вас.

Весь отряд разом обернулся в сторону хрупкой фигуры лохматого подростка, которому вряд ли было больше шестнадцати лет. Он шагнул им навстречу с опущенным луком в руках, отделившись от двух высоченных деревьев.

– Мне пришлось это сделать, – робко проговорил юноша. – Я должен был подать вам знак следовать за мной. Лорд Вулф смертельно ранен.

Адам взглянул на леди Брину. Она ничего не сказала, но он видел, что глаза ее потемнели, поскольку подтвердились самые худшие ее опасения. Даже Каб, которого один раз покормили и который потом преспокойно спал всю дорогу, казалось, ощутил беспокойство матери. Он проснулся и тихонько захныкал.

Ллис наклонилась к Брине, чтобы утешить ее. И при виде этого на душе у Адама потеплело. Он слегка улыбнулся, наблюдая за тем, как леди Брина успокаивает своего сына, встретился с нею взглядом и прочел в ее глазах немую мольбу поторопиться на помощь Вулфу. Но они должны были сначала убедиться, что путь, который они выберут, ведет прямо к цели, а не уводит в сторону.

– Кто подал первый сигнал? – спросил Адам. – И кто теперь так часто дует в рог?

– Первый сигнал подал Мелвин. – Орм очень серьезно кивнул почти белой головой. Он знал, что стоит за вопросом Адама. – Но я сомневаюсь, что вы услышали его призыв, потому что сигнал был не сильным и был подан ночью. – Юноша недовольно поморщился: он понял, что несколько отвлекся, кивнул, пожал плечами и продолжал: – Мой отец, мои братья и я поспешили на тот призыв и отнесли лорда Вулфа в безопасное место. Сегодня рано утром сигнал подал мой брат Эвелл. После этого он заснул, а когда проснулся, рог исчез. Отец сказал, что это лишнее доказательство того, что враги прокрадываются под покровом ночи, избегая честной битвы.

Тревога Адама немного поутихла. Однако он хотел получить ответ еще на один вопрос:

– Не знаешь ли ты, кто теперь подает сигналы, стараясь сбить нас с пути?

– Да, лорд Адам, знаю, – гордо произнес юноша, показывая, что он понимает, с кем разговаривает. Он снова кивнул, но уже не столь охотно. – Это те же самые люди, что дали отцу золотую монету, чтобы он держал язык за зубами.

– Спасибо, ты подтвердил мои подозрения, – Адам мрачно улыбнулся Орму. – И ты доказал свою верность лорду Вулфу, избавив нас от вражеского соглядатая. – От этой похвалы юноша просиял, хотя и был явно озабочен состоянием своего господина. – А теперь, мастер Орм, раз ты пришел, чтобы отвести нас к своему господину, не будем терять времени.

Орм тотчас же пустился рысью. Отряд последовал за ним. Юноша привел их к широкому, но мелкому ручью, сказав, что это тот же ручей, что течет неподалеку от Трокенхольта.

Взглянув на ручей, Адам понял намерение Орма, и оно ему понравилось. Поведение юноши доказывало, что он обладает острым умом и развитым инстинктом: Орм выбрал путь по ручью, чтобы скрыть следы отряда.

Орм ехал впереди, остальные следовали за ним, вытянувшись в цепь. Наконец они увидели скромный домик. Из отверстия в крыше дома вился дымок, сливаясь с послеполуденными облаками.

– Вот мой дом, – гордо объявил Орм, указывая на домик; стоявший на поляне, расчищенной от леса ценою огромных усилий.

По всему было видно, что обитатели дома живут просто, но удобно. Словно в подтверждение этого впечатления на пороге дома появилась улыбающаяся женщина, такая полная, что казалась почти квадратной. Она была средних лет и намного моложе мужа.

– Добро пожаловать в наш дом, леди Брина, лорд Адам!

Казалось, что эта хорошо отрепетированная речь потребовала от женщины всей ее смелости, потому что далее она смогла только кивнуть Ллис и отступить в сторону, приглашая гостей войти.

Адам не удивился, когда обнаружил, что как только они все вошли в дом, там стало так тесно, что яблоку негде было упасть. Тем не менее он тепло поблагодарил мать Орма и приветствовал Улфреда, как старого друга.

– Как вы считаете, не будет ли лорду Вулфу опасно оставаться здесь? – Улфред нервничал, поглядывая на лорда Адама и леди Брину, не зная, кому из них адресовать свой вопрос. Они оба улыбнулись ему, и он без колебаний продолжил: – Мы унесли нашего господина отсюда и спрятали его в тайном убежище, которое, кроме нашей семьи, никто не знает. Мелвин охраняет его с тех пор, как совершилось это злое дело. Но даже ему мы завязали глаза по пути туда. – Улфред видел, что такое отношение к столь уважаемому в деревне человеку кажется странным его гостям, и поспешил объяснить – Мы поступили так, как хотел лорд Вулф. Он сказал, что хочет быть уверенным, что Мелвин не сможет выдать врагам этого секрета.

– Что ж, если это необходимо, завяжи нам глаза, но только как можно скорее доставь меня и мою приемную дочь к лорду Вулфу. – Одной рукой Брина держала проснувшегося Каба, который лежал, широко раскрыв глаза, другой обнимала Ллис за талию. – Молю тебя, не теряй ни минуты, нужно сделать все, что в наших силах, чтобы помочь твоему господину.

Улфред вспыхнул, почувствовав себя виноватым из-за того, что не понял, чем именно надо заняться немедленно.

– Прошу прощения, миледи, я уже не так быстро соображаю. Поэтому-то я и послал Орма, чтобы он привел вас. Теперь я пошлю его отвести вас к лорду Вулфу. – Улфред нервно взглянул на золотоволосого лорда, возвышавшегося над двумя женщинами и откашлялся. – Лорд Адам, мой господин говорит, чтобы вы тоже пошли. Однако… – голос его дрогнул, – остальные должны оставаться здесь.

– Так Вулф в сознании и в состоянии говорить? – Брина все еще не получила ответ на один из самых важных вопросов.

– Ну да. Иногда. – Улфред сжал свои узловатые руки. – Но иногда он спит как мер… – Старик оборвал себя на полуслове.

В комнате стало тихо.

Несмотря на свое горе Брина легонько похлопала Улфреда по узловатой руке и ободряюще улыбнулась ему. Она понимала чувства других людей, это было неотъемлемой частью ее характера.

Пока мать Орма подала остающимся гостям эля, чтобы промочить горло, Брина, Ллис и Адам вышли из дома. Их проводник нес в одной руке накрытое ведерко свежей воды. В другой руке у него был пучок камыша, с которого капала смола. Теперь все они шли пешком сквозь густой лес позади маленького домика. Орм объяснил, что его братья отведут лошадей в соседнюю долину, где они будут в безопасности до тех пор, пока не понадобятся.

Местность, по которой они шли, была очень неровной. Брина даже не подозревала, что во владениях ее супруга есть подобный ландшафт. Во всяком случае, вокруг их центральной усадьбы были лишь пологие холмы. Теперь же они неожиданно вышли на скалистый участок. Высота была небольшой, но гора казалась довольно широкой и состоящей из цельного камня, словно сплошная стена… Так казалось до тех пор, пока Орм не показал им дорогу к пещере, спрятанную в густой тени.

Когда друидские колдуньи поняли, что больной Вулф лежит на постели, основанием которой является природный камень, они обменялись улыбками и взглядами, понятными только им. Действительно, эта пещера напоминала им их жилище. Здесь они могли призвать на помощь силы природы.

Вход в пещеру был погружен во мрак, но Орм настойчиво убеждал их смело двигаться прямо вниз. Сначала тропинка была крутой, но потом стала гораздо более пологой. Вскоре в дальнем конце удивительно длинной пещеры они увидели неясный мерцающий свет. Ближе к источнику света на грубой каменной стене заплясали тени. Следуя за Ормом, они резко повернули вправо и наконец были у цели.

В углу этой созданной самой природой комнаты на железном треножнике горел смоляной факел. Ллис, глаза которой привыкли к темноте, заморгала, приспосабливаясь к свету. Прищурившись, она увидела камни, окружавшие очаг и только потом увидела крепкие ноги воина, стоявшего у постели, устроенной прямо на голом камне.

Наконец Ллис разглядела раненого, лежавшего на матрасе. Он либо спал, либо был без сознания. Она инстинктивно принялась напевать коротенькую триаду с просьбой о восстановлении здоровья Вулфа, потом попросила сил для своей приемной матери и помощи для правильного выбора заклятий и снадобий, которые должны были сотворить чудо.

При звуке их шагов стоявший на коленях Мелвин вскочил, готовый встретить нападение врагов с обнаженным мечом. Но когда он увидел вошедших, на лице его отразилось глубочайшее облегчение.

– Я благодарю Господа за то, что вы здесь, леди Брина! – Хотя ранее у Мелвина и были некоторые сомнения в способностях Брины как целительницы, но теперь, когда у него на руках был раненый, от них не осталось и следа. – Я молился всем святым, имена которых мне удалось вспомнить, чтобы вы поскорее пришли!

Адам вспомнил, что и он просил божественные силы помочь ему найти Ллис… Он вспомнил также, что на следующее утро убедил себя, будто его обманули при помощи колдовства. Имело ли это значение, если цель была достигнута? И теперь он не сомневался: совершенно неважно, с помощью каких сил будет спасена жизнь Вулфа – с помощью христианского Бога или же послушных друидам сил природы.

Брина решительно шагнула мимо Мелвина к спавшему под грубым домотканым одеялом человеку. И, глядя на нее, Адам впервые задумался о том, что, возможно, Вулф был прав, когда говорил, что мир, давший такие силы друидам, был создан Богом. Но он решил отложить решение столь сложного вопроса до лучших времен. Сейчас ответа требовали гораздо более срочные вопросы.

– Как это случилось? – спросил Адам кузнеца, который явно был уже без сил.

Словно приводя в порядок свои воспоминания о случившемся, Мелвин сначала сунул в ножны свой меч, потом присел у противоположной стены и только тогда заговорил.

– Много часов подряд прочесывали мы лес в поисках пропавшей девушки. Уже наступила ночь, когда мы решили вернуться домой в надежде, что вам повезло больше. И я рад, что так оно и было. – Он мельком взглянул на Ллис, потом опять посмотрел в глаза Адаму. – Неожиданно показались три человека и галопом устремились к нам с обнаженными мечами. Мы хорошо сражались, но следовало бы драться еще лучше! Двое нападавших упали и третий уже собирался улизнуть, когда какой-то подлый негодяй прыгнул с дерева позади лорда Вулфа и… – Мелвин провел рукой по горлу и жест его был красноречивее всяких слов.

Брина вглядывалась в раненого. Вдруг она повернулась, отдала Ллис Каба и упала на колени у постели Вулфа.

Пока Брина поднимала одеяло и осматривала раны мужа, Ллис постелила в углу, противоположном тому, где стоял факел, одеяльце для Каба. Устроив ребенка таким образом, она принялась распаковывать принесенную с собою сумку. Там было множество флаконов и баночек с эликсирами и мазями, чистая ткань для перевязок и детские принадлежности.

Работая, Ллис размышляла о том предостережении, которое произнес Ивейн и эхом подхватил Глиндор. Они говорили о зловещих вихрях темных сил, поднимающихся от земли и несущих с собою бурю, которая особенно опасна сейчас, в период завершения природного цикла истечения энергии. Это напомнило ей о Гите и черном медальоне. Она оставила эту эмблему в Трокенхольте, тщательно спрятав ее, чтобы при первой же возможности передать в руки Глиндора. Она очень жалела, что не сделала этого, когда он сообщил о предстоящей последней битве. Конфликт между стариком и Адамом отвлек ее, и она не сделала того, что должна была сделать. Она беззвучно пропела триаду, умоляя о прощении, а потом еще одну, умоляя помочь ей доставить медальон тому, кто сможет обратить его темную силу на добрые дела.

При тщательном осмотре тела Вулфа Брина обнаружила лишь несколько синяков и порезов. Порезы могли саднить, но они не шли ни в какое сравнение с раной на шее, до которой Брина добралась в конце осмотра.

Ллис уже успела поставить на огонь горшок со свежей водой, когда Брина тихонько позвала ее. Вместе они принялись удалять грубую повязку из обрывков плаща Мелвина, наложенную на горло Вулфа.

Брина чувствовала волнение кузнеца, опасавшегося, что он сделал что-нибудь не так. Она посмотрела на него и успокоила:

– Вы сделали все правильно, забинтовали достаточно туго и в то же время оставили возможность дышать.

– Он будет жить?

Ответ на прямой вопрос Мелвина имел огромное значение для всех них.

Брина в это время смочила последний лоскут ткани на ране Вулфа, прежде чем его удалить. Она ответила не сразу.

– Чтобы ответить на этот вопрос, я должна предварительно задать вам несколько вопросов. Скажите мне, когда он упал с коня и потекла кровь, биение сердца усилилось или замедлилось?

– Думаю, замедлилось.

На губах Брины появилась радостная улыбка, и Мелвин вполне удовлетворился таким ответом на свой вопрос. Брина же занялась удалением последнего, далеко не чистого лоскута с раны, прежде чем наложить на нее новую повязку. Рана представляла собой разрез от одного края шеи до другого. С того края, где разрез был глубже, начала сочиться красная кровь.

Взглянув через плечо на Адама, Брина сказала:

– Мои опасения подтвердились. Было бы смертельно опасно сейчас переносить его в Трокенхольт. Из-за толчков при переноске рана все время будет открываться. – Печальные серые глаза вновь вернулись к лежавшему без сознания мужчине. – Рана должна основательно затянуться, прежде чем Вулфа можно будет переносить. А до тех пор пройдет немало времени.

Брина объяснила Ллис, как той следует ей помочь, и они обе принялись за дело. Во время процедур они должны были спеть особо действенные молитвы. Они начали с нежной ритмичной мелодии восхваления. Одновременно Брина промыла рану водой, которую подогрела Ллис, добавив туда каплю тимьянового масла. Слова исполняемых женщинами заклинаний сплетались в некую паутину. Мелодия зазвучала быстрее, когда они принялись восхвалять таинственную силу травы, способной предотвратить опасное воспаление. В мелодии зазвучали более высокие ноты, когда Ллис передала Брине баночку с вяжущей мазью, которую та нанесла на сложенную в несколько слоев ткань. Неожиданно пение стало таким тихим, что присутствующие мужчины с трудом разбирали слова. Но было ясно, что это трогательная мольба. Ткань с мазью была аккуратно наложена на рану и закреплена.

Когда Брина занялась мелкими ранами на теле Вулфа, Ллис взяла на руки забеспокоившегося Каба. Ребенок был голоден. Хотя Ллис и не могла утолить его голод, она покачала его и спела ему старинную песнь утешения.

Пока женщины исполняли мистические песнопения непередаваемой красоты, а их руки без устали трудились, трое мужчин почтительно ждали. Адам все время следил за Ллис. Он не хотел, а может, и не мог отвести от нее глаз. Он все еще считал, что их разделяют невидимые стены, связанные с их верованиями, но не видел ничего плохого в том, чтобы наблюдать за нею на почтительном расстоянии. Его недоверие к заклинаниям друидов почти исчезло. Как он мог оспаривать их силу, если на его глазах их просьбы выполняются? Действительно, разыскивая Ллис, он сам стал орудием этих сил. И тем не менее, недоверие еще оставалось.

Вулф утверждал, что источником силы друидов является Бог, но не могло ли случиться, что этим источником был не Бог, а дьявол? Да, песни Ллис добрые и светлые, но каковы же должны быть песни колдуньи из монастыря? И если они действительно были двумя разными женщинами, не получили ли они свою силу из одного и того же источника? Опыт общения с женщинами в ранние годы жизни Адама утвердил его в сознании нескольких бесспорных истин: все женщины не достойны доверия и любви; им нельзя показывать, что ты раним или испытываешь боль. Как же удалось этой обольстительнице пробить защитную броню его сердца и похитить его?

Золотистые брови сердито нахмурились. Дискуссия по поводу источника силы друидов, которую он мысленно вел сам с собой, закончилась ничем. Однако вера в часть доктрин, на которых он был воспитан, была до некоторой степени подорвана. Он рисковал верой, которую разделял с двумя самыми близкими людьми, он испытывал угрызения совести и опасения, что мог бы разочаровать их. И эти опасения воздвигли между ним и голубоглазой красавицей новую стену. Янтарные глаза смотрели на девушку и не видели ее.

От ласковых прикосновений любимых рук Вулф потихоньку приходил в себя. Он узнал прелестное лицо загадочной колдуньи, много лет назад похитившей его сердце. Вот так когда-то он, открыв глаза, в первый раз увидел, что она лечит его раны.

Заметив, что зеленые глаза открылись и наблюдают за нею, Брина испытала такое облегчение, что по ее нежным чекам потекли тихие слезы радости. Она уже боялась, что он так и останется между жизнью и смертью, как Аня.

– Я тебя люблю… – Голос Вулфа был хриплым и очень слабым, он мог говорить только едва слышным шепотом.

Брина быстро приложила пальцы к губам мужа и велела ему молчать, но он чуть качнул головой и поцеловал лежавшие на его губах пальцы.

– Я должен… Адам…

Было ясно, что ему обязательно нужно поговорить с Адамом, несмотря на возражения жены. Брина поняла, что это очень важно, и ласково уступила. Она повернулась и повторила его призыв, который был так тих, что хмурый Адам его не слышал.

Адам подошел к раненому и, чтобы успокоить Брину, кивнул, соглашаясь поберечь силы больного.

– Для меня большое облегчение узнать, что мы добрались до тебя вовремя и что Брина уже творит чудеса, возвращая тебе силы.

Вулф с трудом улыбнулся в ответ.

– Я пойду приготовлю крепкий отвар. – Встав, Брина бросила суровый взгляд на мужа и на Адама. – Но когда он будет готов, ты выпьешь его весь, Вулф. Он будет тебе очень полезен: облегчит боль и усыпит.

– Хорошо, будь по-твоему. Адам улыбнулся.

– Я понимаю, что время разговора ограничено. – И немедленно переключил внимание на Вулфа. – Позволь мне сначала рассказать тебе то, что узнали мы.

Адам не стал тратить времени на рассказ о том, как он нашел Ллис, а сразу перешел к ее похитителям: епископу, двум колдуньям и Хордату, человеку, которому король доверил присматривать за своим непокорным сыном Саксбо. Он также сообщил, что подтвердились его худшие подозрения.

– Умоляю… – Вулфу каждое слово давалось с трудом, но он продолжал: – Защити… моих…

– Я клянусь тебе на распятии моего отца, что сделаю все, о чем ты просишь.

Адам тихо произнес слова клятвы и в подтверждение своих слов сжал слабую руку Вулфа. Поскольку Вулф ничем не мог помочь ни убитому гонцу, ни поправить дело с не доставленным вовремя предупреждением королю, Адам решил не перегружать его новыми проблемами: вполне достаточно было старых.

Хотя Брина уже стояла на коленях у постели мужа, Вулф хотел сказать кое-что еще:

– Мелвин… тебе понадобится…

– Хорошо. – Адам кивнул, взглянув на человека, который долгое время охранял своего господина. – Хороший кузнец понадобится нам, чтобы выиграть битву. Но я пришлю Седрика, он займет место Мелвина и будет тебя охранять.

Вулф еле заметно улыбнулся. Он слишком ослаб, чтобы говорить и был едва в состоянии выпить первый из множества приготовленных Бриной настоев.

Адам поднялся. Мелвин слышал их разговор. Он тоже поднялся. Оба они повернулись к Орму, терпеливо дожидавшемуся в тени:

– Нам пора отправляться!

Орм и не пытался скрыть своего облегчения, узнав, что они собрались уходить. В другой ситуации он сам подчинялся обоим, но сейчас лорд должен был выполнять его указания.

– Уже вечер. Солнце быстро садится. Вы и все ваши люди должны выйти из леса и быть в безопасном месте до того, как стемнеет, потому что эти негодяи нападают под покровом ночи и норовят ударить в спину.

Адам мрачно улыбнулся: он не мог не признать справедливости этих слов. Последние события лишний раз подтвердили это. В ночном лесу их подстерегала опасность. Лес стал прибежищем трусов и воров, которые боялись нападать на своих врагов при свете дня. Он кратко велел молодой колдунье немедленно собираться в путь. Несмотря на противоречивые чувства, которые вызывала в нем Ллис, сейчас он больше всего хотел видеть ее избавленной от таящихся в лесу опасностей.

Ллис передала Каба Брине и обняла их, прежде чем присоединиться к мужчинам. Она шла позади Орма, а Мелвин и Адам шли за ней. В глубоком молчании прошли они по каменному проходу и вышли из пещеры. День был уже на исходе.

ГЛАВА 14

– Пип, ты не понял!

В ласковых карих глазах Мейды дрожали слезы. Они с Пипом стояли в том углу дома, где хранились сухие травы. На матрасе Пипа, освещенном пламенем камина, увлеченно играла Аня. Игрушками ей служили фигурки из дерева, обвязанные лоскутками.

– Ты отвергаешь меня, потому что твой возлюбленный выше по происхождению? Значит, я недостаточно хорош для тебя? – гордость Пипа была задета. Несмотря на неуклюжую попытку девушки оправдаться, это был недвусмысленный отказ, и это затуманило разум молодого воина. – Однако многие были бы рады принять дар, который я тебе предложил.

– Честь, которую ты оказал мне, превосходит самые прекрасные мои мечты… и я бы заплатила любую цену, чтобы получить предложенное тобою… но этому не бывать.

В словах Мейды звучало тихое отчаяние, но Пип был сердит и не замечал этого. Он выпрямился во весь свой огромный рост и когда заговорил, насмешка не могла скрыть боль, которую он ощущал.

– Может быть, побои благородного лорда нравятся тебе больше, чем сердце простого человека, не имеющего ничего, кроме свободы, здоровья и почетного положения у своего господина, который его ценит.

– Но именно в этом-то и дело. – Слезы Мейды наконец прорвались. – Все дело в том, что я не свободна. – Голос девушки был приглушен, потому что она прижимала руки к пылающему лицу, надеясь скрыть стыд. – И что еще хуже, я убежала от хозяина, сына короля Эсгферта.

В этом объяснении чувствовалась такая безнадежность, что для Пипа оно прозвучало как звон похоронного колокола над могилой его мечты.

– Ты принадлежишь Саксбо?

И хотя это было скорее утверждение, чем вопрос, Мейда ответила:

– Нет. Я принадлежу королю, но он отдал меня в услужение своему младшему сыну.

– И Саксбо стал отцом твоего ребенка? Мейда еще больше застыдилась, но кивнула:

– Однако если его, особу королевской крови, спросят об этом, он будет отрицать. А если Саксбо узнает, что я рассказала об этом тебе или кому-нибудь другому, он будет бить меня, пока не забьет до смерти… Он часто бил меня.

– Тогда я попрошу короля, чтобы он дал тебе свободу.

Он сказал это в порыве отчаяния. В душе он был рад, что они разговаривают без свидетелей – во второй половине дня он отправил рабов отдыхать. Этот тяжелый разговор усилил напряжение, вызванное ожиданием возвращения отряда, отправившегося к Вулфу. Неизвестно, какие вести принесет отряд – может быть, самые ужасные.

Мейда слабо улыбнулась Пипу, как бы утешая.

– Ты не сможешь заплатить столько, сколько захочет получить Саксбо. Вот если бы я от него не убегала или если бы открылось, что у меня был сын, который прожил всего три дня, возможно, тогда…

Воспоминания о младенце, которому не суждено было выжить, вызвали новый поток слез. Крепкими руками Пип обнял девушку, которая давно перестала ему противиться. Впервые в жизни он чувствовал, что не в состоянии ответить на вызов судьбы. Пока Мейда рыдала у него на груди, он понял, что впервые в жизни не сможет получить желаемое с помощью физической силы, на которую он привык рассчитывать. И понял также, что в душе его образовалась пустота, заполнить которую могла только эта, единственная в мире женщина, в которой он так нуждался и которая в буквальном смысле принадлежала другому мужчине – принадлежала душой и телом. И даже не мужчине, а злобному ребенку-переростку.

– Он может потребовать за тебя выкуп, только если снова захватит тебя. – Неожиданно Пипу пришел в голову новый спасительный план: – Мы с тобой убежим в далекий и глухой лес, и они никогда нас не найдут.

– Я считала бы себя самой ничтожной тварью, если бы из-за меня ты нарушил клятву, данную лорду Адаму. Ты говоришь, что он тебя ценит. Но если бы ты украл рабыню, он перестал бы тебя уважать. – Маленькие ладони Мейды сжались в кулаки на широкой груди Пипа, а глаза серьезно изучали его нахмуренное лицо. – Ты только подумай, что будет с твоим добрым именем. И каким позором это будет для твоей семьи! Представь, что стыд будет преследовать тебя всю жизнь, тебя станут повсюду разыскивать, а ты будешь прятаться по лесам, как обыкновенный вор. Да ты и будешь вором, укравшим собственность принца.

Пип внимательно слушал мудрые слова женщины, которая стала ему так дорога. Ему хотелось бы, чтобы ее доводы не были столь неумолимо справедливы. К тому же Мейда думала не о себе, а о том, как это отразится на нем. Она не цеплялась за возможность избавиться от ненавистного рабства, не думала о том, что, убежав с ним, она обретет любовь.

– Кроме того, – тихо добавила Мейда, стараясь отговорить его от поступка, который мог принести ему несчастье, – если бы мы и убежали, нас бы очень скоро нашли, потому что Саксбо уже знает, где я провела последние несколько дней.

– Откуда он может это знать? – Пип не задумываясь отмел такую возможность, и в словах его слышалась глубокая неприязнь к принцу.

– Разве ты забыл ту женщину, которая выдавала себя за Ллис? – Лицо Пипа исказила гримаса, отчего на душе у Мейды полегчало, и она продолжала: – Я не сомневаюсь, она уже сообщила принцу, где я, и тем людям, что считаются подчиненными Саксбо, а на самом деле управляют им. – В словах ее звучала насмешка над бывшим хозяином и его приспешниками.

– Тогда, умоляю тебя, скажи мне, почему Саксбо не потребовал тебя выдать, как это сделал бы любой хозяин на законных основаниях?

Пип постарался придать своему вопросу ироническую окраску. Уж очень ему не хотелось верить, что этот принц-предатель так много знает.

Мейда посмотрела в глаза единственному на свете человеку, который видел в ней личность, а не домашнюю утварь или предмет для злобных забав.

– Сомневаюсь, чтобы такая недостойная рабыня, как я, стоила времени и усилий. Ведь все и так идет к тому, что он вернет свое добро. – Пип нахмурился, и Мейда поспешила объяснить, что она имела в виду. – Его мало беспокоит, приведут ли меня к нему сегодня, завтра или послезавтра. Он убежден, что очень скоро Трокенхольт будет захвачен.

– Ты уверена, что его планы именно таковы? – спросил Пип.

– Это не планы Саксбо, – Мейда тряхнула блестящими недавно вымытыми волосами. – Но это все равно, потому что, как я слышала, они действуют от его имени, и все идет к тому, что было давно запланировано.

Входная дверь была открыта весь день до самых сумерек. И сейчас в дверном проеме показались люди, не замеченные собеседниками. Ллис обратила внимание, что невольно услышав несколько последних слов, Адам напрягся. Она окинула взглядом комнату и всех присутствующих: на матрасе у камина сидит притихшая Аня, – она тоже слышала этот разговор, – слуг не видно, стол был пуст, что воспринимается людьми, вернувшимися после долгой дороги, как встреча без тепла и радушия.

– О каких планах идет речь? Чего добиваются наши враги?

Вопросы Адама были адресованы Мейде и были заданы тоном, который показался бы слишком резким, даже если бы Адам не появился так неожиданно. Но следующий вопрос прозвучал еще резче:

– И откуда ты так хорошо знаешь Саксбо?

Мейде очень хотелось защитить Пипа от возможных обвинений, которые она на него навлекла. Однако в вопросе Адама она услышала угрозу, а Мейда и без того была не слишком храброй. Она инстинктивно повернулась к Пипу и уткнулась лицом в его широкую грудь.

Слегка обняв и притянув ближе к себе худенькую женщину, Пип принял ее под защиту.

Он ответил на последний вопрос Адама:

– Она рабыня короля, а он отдал ее в услужение младшему сыну.

– Мейда служила принцу? А он, по-видимому, относился к ней, как к собаке.

Лицо Пипа застыло.

– Нет, к охотничьим собакам большинство мужчин относится гораздо лучше.

Сердце Ллис отозвалось сочувствием к Мейде. Добрая девушка никогда не могла понять рассуждений, обосновывающих права собственности одного человека на другого, и никогда не могла с этим согласиться. Она представила робкую Мейду в руках злого и жестокого человека. Эта картина подействовала на Ллис угнетающе. Исполненная сострадания, она сделала несколько шагов по направлению к ней.

Задав несколько резких вопросов, Адам сразу пожалел об этом. Он мысленно выругал себя за то, что в этой сложной ситуации он позволил неприятностям вывести себя из равновесия. Он понимал, что ему не следовало говорить с девушкой в таком резком тоне. Она, бедняжка, так и затряслась от страха. Да, конечно, с ней следует обращаться ласково. Похоже, это стало любимым занятием Пипа.

– Если мужчина бьет женщину, не важно, свободную или рабыню, это значит, что слабый мужчина пытается выглядеть сильным.

Адам глубоко раскаивался в своих словах, больно задевших Мейду. По голосу чувствовалось, что ему стыдно:

– Никогда еще я не опускался до таких поступков. И от души прошу вас обоих простить меня за грубые слова.

Пип с облегчением увидел, что хозяин пришел в себя и с улыбкой принял извинения. Но вернуть доверие Мейды было не так легко. Она высвободилась из объятий Пипа и прямо взглянула в янтарные глаза Адама. И в глубине этих немигающих глаз она ясно увидела, что это глаза честного человека и господина, достойного верности Пипа.

Несмотря на препятствие, возникшее из-за резкости его слов, Адам не мог оставить дело, не выяснив все до конца. Однако теперь он продвигался вперед очень осторожно.

– Ллис назвала мне людей, похитивших ее. Кое-что мы узнали из записки, оставленной на убитом гонце. Сам я знаком с придворными короля Эсгферта, знаю, какое они занимают положение при дворе. Таким образом, я догадываюсь, что планировали враги и какова их цель.

Адам говорил спокойно, он улыбнулся Мейде, но улыбка получилась довольно мрачной. Он вошел в зал и тихонько прикрыл за собой дверь. Уже смеркалось, и маленькая группа людей расположилась в комнате, освещаемой только огнем камина.

– Однако, – продолжал Адам, остановившись рядом с Ллис, – если бы вы могли помочь мне понять, как мои предположения согласуются с реальными планами врагов, которые собираются на нас напасть, это помогло бы нам хорошо подготовиться к обороне и нанести поражение неприятелю. Мейда, ради твоей собственной безопасности, ради Пипа и всех обитателей Трокенхольта, я прошу тебя поделиться со мной тем, что ты знаешь.

Ллис чувствовала напряжение золотоволосого воина. Руки его сжались в кулаки. Она разделяла его беспокойство относительно опасности, которая приближалась к Трокенхольту. Инстинктивно она слегка наклонилась к нему, словно ощущая ауру его силы и в то же время молча предлагая ему свою поддержку и сочувствие.

Прежде чем довериться лорду Адаму, Мейда взглянула на Пипа и увидела, что он ее одобряет.

– Я это сделаю.

Слова прозвучали очень тихо, и, дав согласие, Мейда снова спрятала лицо на груди Пипа.

Ллис взглянула на стоявшего рядом с ней мощного мужчину, который так часто безотчетно приковывал к себе ее внимание. Адам чувствовал ласковый призыв синих глаз и не мог не ответить на него. Наградой ему послужила улыбка, появившаяся на нежных, как розовые лепестки, губах. Он слишком хорошо помнил вкус этих губ. И даже сейчас, в присутствии любопытных зрителей, с грузом нависшей опасности на душе, он испытывал искушение вновь отведать их вкус.

Ллис молча смотрела в его янтарные глаза, которые только что ответили на ее немой призыв. Это означало, что хочет он того или нет, но он так же восприимчив к ее взглядам, как она – к его. И при мысли об этом боль, которую она испытывала целый день, боль оттого, что он отвергает ее, немного утихла.

Молча обмениваясь взглядами с Адамом, Ллис без слов попросила его быть терпеливым с Мейдой. Заслужив слабую улыбку уст, которые еще несколько мгновений назад были так суровы, Ллис повернулась и пересекла комнату. Она остановилась рядом с молодыми людьми, столь различными по росту и комплекции. Она легонько похлопала Мейду по спине и похвалила ее за желание помочь своим друзьям из Трокенхольта.

Адам согласился с тем, что Мейда, испуганная его тоном, не могла тотчас же продолжить разговор. Он обратил внимание на то, с каким доверием Мейда прислонилась к юному стражнику и с каким чувством он реагировал на ее близость. Вид этих молодых людей встретил отклик в его сердце. Хотя он и посмеялся над собой, но все же ему тоже хотелось, чтобы Ллис вот так же бесхитростно прислонилась к нему и чтобы он мог отнестись к ней с такой же чистой любовью. Но уголки его губ искривила циничная усмешка. Что такое – бесхитростная колдунья? Возможно ли это? И сможет ли он испытывать любовь, не затуманенную мрачными переживаниями? Нет, это невозможно!

Последняя мысль невольно исторгла из его груди сердитое рычание. Все трое взрослых удивленно посмотрели на него. Все они, так же, как и наблюдательная Аня, обратили внимание на то, что щеки его покраснели.

Адам огорчился из-за того, что покраснел: такого с ним не случалось с детских лет. Тем не менее он не позволил себе отвернуться или сказать что-нибудь сердитое. Вместо этого он спокойно сообщил важные сведения, которых все ждали.

– Лорд Вулф настолько серьезно ранен, что было бы неразумно переносить его даже на небольшое расстояние. А долгая дорога домой с толчками и тряской могли бы вообще его убить.

Адам понял, что эта новость только сильнее увеличила смущение парочки, остававшейся в Трокенхольте. Ему пришлось объяснить характер ранения лорда Вулфа. Хотя он рассказывал вполне бесстрастно, все же описание происшедшего было вполне убедительным, а слушатели молча одобрили принятое решение оставить Вулфа в безопасном тайном убежище. О том, где оно находится, Адам даже не упомянул.

Хотя Пип знал Вулфа всего несколько недель, а Мейда – несколько дней, их обоих огорчила весть о серьезном ранении илдормена. Однако их реакция была не сравнима с болью, которую они увидели в глазах Ани.

И вновь, как уже нередко случалось за последнее время, Адама пронзило острое чувство вины. До своего появления в монастыре Уинбюри он редко испытывал это чувство. Слезы, блестевшие в зеленых глазах ребенка, ласково упрекали его. Адам был поражен недетской способностью девочки сидеть неподвижно и внимательно слушать все, что говорят взрослые. Она слушала до тех пор, пока не узнала страшную новость о ранении отца. Описывая рану Вулфа, Адам не думал, что его слушает ребенок, а тем более дочь пострадавшего.

– Не волнуйся! – Ллис обняла девочку и постаралась уверить ее, что все будет хорошо. – Мы с твоей мамой спели самые сильные молитвы, обратились за помощью к самым могучим силам природы. Они помогут твоему отцу, и через некоторое время он будет снова здоров.

Несмотря на то, что полумертвую девочку удалось полностью исцелить, Адам сомневался в способности Брины справиться с ранами Вулфа. Однако он умел прятать свои сомнения за бесстрастным выражением красивого лиц. У жителей Трокенхольта было достаточно бед и без того, а смерть лорда могла сломить их волю к сопротивлению. Но если обитатели дома убеждены в могуществе друидов-целителей, то тем более в это поверят жители деревни, которые давно знают о таланте Брины. Следовательно, весть о неизбежном исцелении должна распространиться вместе с вестью о ранении Вулфа.

Чтобы отвлечь внимание присутствующих от мрачной реальности и мыслей о том, чего они не могут изменить, Адам вернулся к прежней теме разговора. На этот раз он подошел к интересующим его вопросам очень осторожно, говорил тихо, в голосе его звучали ласковые ноты.

Адам прошел в темный угол, где стояли Мейда и Пип, и огонь камина золотил его густые волосы.

– Мейда, – обратился он к девушке, – может быть, позже, когда мы поужинаем, ты расскажешь мне то, что знаешь о грозящей нам опасности. Или не сегодня вечером, а завтра, когда мы проснемся. Боюсь, что за последние дни никому здесь не довелось хорошо отдохнуть. И если ты решишь сделать это завтра, мы со свежими силами встретим то, что нам суждено узнать.

Улыбка Адама излучала уверенность сильного человека.

Соглашаясь выполнить просьбу Адама, Мейда была признательна ему за передышку, которую он ей предоставил. Она перевела взгляд с золотоволосого лорда, которого побаивалась, на Ллис, высвободилась из объятий Пипа и осторожно приблизилась к женщине, все еще державшей на руках Аню.

– Я хочу выразить вам свою благодарность за то, что вы приютили оборванную незнакомку, которая пришла незваной к дверям этого дома. Я давно хотела это сказать, но мне не удавалось. Вы отправились на поиски лорда Вулфа, а перед этим вас похитили сообщники Саксбо. Я молилась о вашем спасении, когда вы были в тюрьме, – улыбка девушки стала шире. – Я молилась о том, чтобы та, другая, ушла. И Бог услышал мои молитвы, за что я всегда буду его благодарить.

Аня успокоилась, и Ллис спустила ее на пол, прежде чем обнять бедную Мейду, непривычную к ласковому обращению. Но слова Мейды еще звучали в ушах Ллис. Она озадаченно нахмурилась. Другая? Так много событий произошло со времени ее возвращения в Трокенхольт. Неужели это было только сегодня утром? А ведь кажется, что прошла целая вечность.

Быстро сменяющие друг друга происшествия отвлекли внимание Ллис от размышлений над странным обвинением Адама. Когда они утром проснулись, их тела, тесно сплетенные, словно камни стоявшего рядом с ними загадочного кромлеха, купались в нежных лучах зари. При воспоминании о той боли, которую она испытала, когда поняла, что Адам отвергает ее, на Ллис нахлынуло ощущение глубокой утраты. Поведение Адама казалось ей совершенно необъяснимым и оставалось непонятным до этого момента, когда Мейда упомянула другую женщину. Мейда не подозревала о беспокойстве Ллис и его причинах, но она невольно внесла некоторую ясность. Более того, она говорила о второй женщине как о двойнике Ллис, и это было для Мейды очевидным фактом. Мейда продолжала:

– Вы меня очень напугали той ночью, когда открыли мне дверь этого дома. Но в тот же момент, когда вы улыбнулись и ласково провели меня в дом, я поняла, что вы не она.

– Что значит «не она»? – воскликнули три голоса одновременно.

Удивленная Мейда ответила, запинаясь:

– Элис, к-конечно. – Ее слушатели ждали продолжения объяснений. – Ну, молодая колдунья… – Присутствующие опять ничего не поняли. – Ну, младшая из двух колдуний, союзница епископа.

Мейде казалось, что она не в состоянии выразиться яснее. Она взглянула на Пипа, который подошел и стал рядом с ней. Он ободряюще улыбнулся ей, и она продолжила свой рассказ, несмотря на то, что золотоволосый лорд нахмурился, а Ллис выглядела озабоченной.

– Саксбо считал, что это большая удача – ведь епископ Уилфрид при всем своем благочестии привлек к осуществлению плана друидских колдуний. – Вспомнив о том, как это было, Мейда слегка усмехнулась:

– Хордат ужасно разбушевался. Он был против этого… до тех пор, пока не увидел Элис. Она его мигом очаровала, и он потом разве что не ел из ее рук. Никогда больше я не слышала, чтобы он был против ее участия.

Мейда говорила все смелее и была вознаграждена улыбкой Адама. Он искренне предлагал дать Мейде время, чтобы она свыклась с мыслью, что ей придется рассказать об известных ей фактах. Однако теперь, когда она начала говорить, казалось наиболее разумным продолжать расспросы, пока ее вновь не одолеют страхи.

– Итак, две колдуньи – это Элис и вторая женщина по имени Гита. И ты говоришь, эта Элис просто копия Ллис?

Мейда без колебаний кивнула в ответ, но ее удивил следующий вопрос лорда:

– Но ты же не думаешь, что Элис похожа на Ллис, как отражение неба в пруду?

Адам заставил себя ласково улыбнуться, но эти расспросы растревожили свежую рану. Если действительно существуют две женщины с одним лицом, то нужно признать, что минувшей ночью он согрешил. Он еще глубже ощутил свою вину, когда задумался над другим фактом, от размышлений над которым его отвлекало полупрезрительное отношение к друидскому происхождению Ллис. До встречи с ним эта женщина была невинна. И именно он совратил ее, склонил уступить своим желаниям. Да, он обольстил девушку. И ее желание уступить мужчине с его опытом ни в коей мере его не оправдывает, как не оправдывает его и та любовь, которую он к ней испытывал. Ему хотелось кричать от отвращения к самому себе, но крик этот умер в его груди, так никем и не услышанный.

Ллис видела, как в янтарных глазах вспыхнул огонь и за бесстрастной маской на лице Адама промелькнуло отвращение. Она не сомневалась: слова Мейды напомнили ему о том, что он отверг ее, но эти же слова лишали его возможности отказаться от нее. Ллис понимала, что чувства, которые он испытывал в данный момент, и его порыв отвергнуть ее – все это порождено сожалением о близости, что дала им такое наслаждение. Как опытный охотник, он потерял интерес к жертве, как только остыло волнение погони. Он хочет забыть о той ночи. Ей следовало бы испытать облегчение – ведь этот человек больше не будет угрожать ее единению с природой, – но она испытывала только невыразимую душевную муку.

Пип и Мейда смотрели на Адама с Ллис с возрастающим любопытством. Адам первым нарушил затянувшееся молчание. Чтобы выяснить все, что можно, о грозящей опасности, он постарался на время забыть о своей вине перед Ллис.

– Но зачем? Почему заговорщики считали, что они что-то выиграют, заслав сюда двойника Ллис?

Ответ на этот вопрос Мейда слышала от самих преступников.

– Хордат задал этот же вопрос, и епископ заверил его, что, находясь в стане врагов, колдунья сможет наносить отвлекающие удары и предупреждать их о том, что собираются предпринять жители Трокенхольта.

– Но они же понимали, что она будет разоблачена?

Адам считал такой поступок врагов рискованным и позволил себе усомниться в их уме. Мейда неопределенно махнула руками:

– Они считали, что приближающаяся опасность настолько отвлечет внимание обитателей Трокенхольта, что они не смогут уловить небольшие отличия в манерах двух женщин.

Темно-золотистые брови нахмурились – этот замысел почти удался.

Крепко сцепив руки, Мейда мрачно продолжала:

– Они были уверены, что лишь глаза невинного ребенка смогут распознать подлог.

Янтарные глаза встретились с ярко-синими, молча признавая: вот почему ребенок был отравлен. И это едва не стоило Ане жизни.

– Я хотел бы задать тебе еще один вопрос. – Адам постарался придать своему лицу бесстрастное выражение и только тогда обернулся к Мейде: – Слышала ли ты, как мятежники говорили о моем брате Элфрике?

– Да, – девушка кивнула. – Ваш брат узнал, что за служением Богу в этом монастыре скрывается нечто иное. Епископ и Хордат очень рассердились. Они понимали, какая опасность им грозит, если ваш брат напишет вам письмо о том, что он узнал. Я не слышала, что именно они решили предпринять, но…

Лицо Адама утратило свое бесстрастное выражение. Теперь оно отражало холодный яростный пламень. Примерно это он и предполагал, но наконец получил подтверждение, что его брата убили, чтобы заставить молчать. Вот почему Уилфрид был в шоке, когда Адам появился и заговорил о письме Элфрика, именно это побудило епископа подослать к нему убийц.

– Епископ, принц и приближенный короля, которому доверено присматривать за принцем, а также две друидских колдуньи, – Адам перечислял заговорщиков, сдерживая отвращение и удивляясь странной компании, которую собрала вместе жадность.

Мрачное выражение лица золотоволосого лорда не испугало Мейду и она быстро добавила:

– Но все они – маленькие ручейки, и только слившись, они образуют большой поток, который, в свою очередь, сольется с другими потоками, чтобы превратиться в океан неодолимой силы.

– Что же это за реки, которые должны слиться, чтобы образовать океан?

Этот спокойно заданный вопрос не вязался с пламенем, бушевавшим в глазах Адама.

– Захватив Трокенхольт, они хотели присоединить его земли к монастырю Уинбюри, а это уже было бы серьезной основой для их будущего могущества. – Мейда старалась подбодрить себя, представляя поражение Саксбо и его сторонников. – Епископ Уилфрид говорил, что если захват Трокенхольта пройдет успешно, то в этом случае король Мерсии поклялся оказать ему поддержку в борьбе за корону у короля Эсгферта.

Лицо Адама было холодным и бесстрастным, оно ничем не выдало его удивления. Он предполагал, что младший принц может предпринять попытку захватить корону, хотя вряд ли станет править сам, но он никогда не думал, что один из пяти саксонских королей присоединится к заговору. Это был очень зловещий признак. В таком случае было особенно важно, чтобы конфликт разрешился прежде, чем он перерастет в войну между королевствами. Он понимал, как понимали это епископ и Хордат, что если начнется подобная война, Нортумбрию раздерут на мелкие кусочки.

– Они никогда не захватят Трокенхольт. – В словах Ллис была непоколебимая уверенность. – Принц Талачарна Кай – верный союзник Вулфа, и он настороже. Если он услышит о том, что соседу, граничащему с ним, что-то угрожает, он спустится с гор со столь значительными силами, каких епископ и его заговорщики не ожидают. – Она слегка тряхнула черными кудрями. – Силы кимвров и фрид Вулфа смогут противостоять Саксбо и епископу, и изменники никогда не достигнут желанной цели.

Несмотря на многочисленность врагов, в этом Ллис была уверена. Действительно ли силы кимвров окажутся столь многочисленными, как думала Ллис, выяснится, если ситуация станет настолько опасной, что придется прибегнуть к их помощи. Если то, что говорила Мейда, было правдой, – а Ллис была уверена, что девушка не выдумывает, – то ситуация уже опасна. Именно ее и предсказал Глиндор, когда говорил о сгущающейся тьме в момент, когда силы природы находятся в беспокойном состоянии.

Ллис взглянула на Адама, чтобы понять, была ли хоть какая-нибудь польза от ее попытки его ободрить. Но в его лице она видела удивление и подозрительность. Золотистые брови нахмурились, и она поняла, что Вулф предпочел не рассказывать ему о договоренности с принцем Каем, достигнутой во время долгих совместных поездок по лесам. Но учитывая нежелание Вулфа полагаться на обещания, данные не ему самому, а Глиндору, и не следовало этого ожидать.

– По настоянию Ивейна и Глиндора Кай из года в год публично подтверждал свою клятву прийти на помощь Вулфу, когда эта помощь потребуется. – Ллис верила, что принц Кай сдержит данное слово, но она предпочла бы, чтобы Вулф сам рассказал об этой договоренности Адаму. Она сомневалась, что он поверит ее словам, если они не будут ничем подтверждены. – Уэльсцы серьезно относятся к своим клятвам. Если Кай откажется от данного обещания, под угрозой окажется его трон, потому что в этих краях принц занимает трон не только благодаря своему происхождению, но и по воле свободного народа. Поэтому ты понимаешь, Мейда, – Ллис ласково улыбнулась девушке, чьи нахмуренные брови свидетельствовали о ее смущении и о том, что она пытается понять сказанное, – что земли, о которых ты говорила, никогда не будут объединены.

Ллис говорила авторитетно, как человек, хорошо знакомый с принцем Каем. Она хорошо знала, как сильно доверял принц Глиндору после бескровной победы, одержанной над предшественником Кая Вортимером, когда тот попал в очень унизительное положение. Победа была одержана с помощью колдовства, и это событие запомнилось современникам как «великая гибель птиц». И в этом деле Ллис и Ивейн помогали Брине.

Когда Ллис закончила говорить, Мейда неохотно объяснила, какой ужасный план придумал епископ, чтобы лишить Трокенхольт поддержки Уэльса:

– В этой части Нортумбрии известно о деле, связанном с «великой гибелью птиц», и, зная о нем, епископ привлек для осуществления своих планов двух колдуний. – Лицо Мейды было мрачно, на нем отражались страх и сожаление. – Гита поклялась, что когда Кай призовет своих подданных к оружию, его призыв не будет воспринят должным образом, потому что Гита разрушит веру народа в могущество Глиндора.

– Гита не сможет этого сделать! – Ллис спокойно улыбнулась, но на душе у нее было печально. Она понимала, что именно эту битву предвидел Глиндор. Брина сказала, что старый колдун приветствовал эту битву как конец своего земного существования.

Вера Ллис в своего наставника или же в обещанную помощь принца Кая не успокоили Адама. Независимо от того, какие обряды могут выполнить друидские колдуны, он был совершенно уверен, что предстоящая битва будет выиграна или проиграна силой оружия и хитростью.

Заметив, что Адам не способен поверить в помощь Талачарна, и не имея возможности убедить его в этом другим способом, Ллис переключила свое внимание на Аню. Девочка опять сидела на матрасе у камина и слушала разговоры о войне. Маленький подбородок был храбро поднят, хотя в широко раскрытых светло-зеленых глазах была видна тревога.

– Ты поможешь мне поискать? Аня удивленно взглянула на нее:

– Поискать что?

– Поискать еды, чтобы накормить двух могучих воинов, которые голодны и поэтому сердиты как волки.

С притворным страхом Ллис украдкой взглянула на Адама. На губах его была лукавая усмешка, он поддразнивал Аню, изображая хищника, преследующего беззащитную жертву. Он зарычал по-волчьи, но в его голосе чувствовались бархатные ноты.

Аня хихикала, и от ее смеха у всех на душе стало легче. Дурачество продолжалось: Аня встала на отцовский стул и, изображая хозяина, отдающего указания своим слугам, стала приказывать взрослым, в каких корзинках, стоявших на полках, следует поискать еду.

Это был поздний обед. Странное общество собралось за столом: ребенок, лорд, колдунья, стражник и рабыня. Доски стола были выскоблены добела, так что не было необходимости накрывать их скатертью.

Мерцающий свет многочисленных свечей усиливался серебряным блюдом, на которое их поставили. Собравшиеся быстро подкрепились холодным соленым мясом, ярко-желтым сыром и кусками вчерашнего хлеба. Еда была простой, но добрые чувства присутствующих друг к другу придавали застолью теплоту. Все сознавали грозившую им опасность, которую еще предстояло встретить. Влажной тканью они вытерли руки после десерта, завершившего обед – чудесных свежих персиков. Как только с едой было покончено, Ллис подняла Аню, легкую, как перышко, отнесла в крошечную спаленку и уложила в постель.

Уход Ани с Ллис послужил для оставшихся сигналом к окончанию обеда, и все встали. Адам отправился к камину. Ему нужно было многое обдумать. Однако постоянно меняющийся рисунок пламени был похож на его мысли, поскольку его терзали сомнения. К тому же он был крайне недоволен собой, потому что не мог выбросить из головы прелестную колдунью, а это мешало ему спокойно все обдумать и взвесить. Тогда он взял длинную палку и с большим усердием, чем того требовало дело, принялся ворошить поленья, стараясь оживить пламя, чтобы угли горели всю ночь.

Вернувшись в зал. Ллис увидела, что Пип и Мейда удалились в темный угол, чтобы провести еще несколько мгновений вместе. Адам сидел на стуле у камина и помешивал поленья в очаге, полностью поглощенный этим занятием.

Ллис решила, что сейчас лучше всего будет незаметно проскользнуть в свою спальню, не беспокоя человека, который весь этот долгий день старательно показывал, что у них нет ничего общего. Это разрывало сердце Ллис, хотя и в глубине души она надеялась, что это не так, плечи ее поникли под тяжестью грустных мыслей. Счастье было таким недолгим! Она уже прошла к себе, когда неожиданно услышала обращенные к ней слова:

– Я умоляю простить меня за все зло, что я вам причинил.

Слова эти прозвучали рядом с ней и были подобны тихим раскатам грома. Ллис быстро обернулась и увидела, что золотоволосый мужчина, который занимал все ее мысли, стоит в дверях ее спальни. Воспоминания об их близости были для нее драгоценны, хотя и причиняли боль. Увидев его рядом с собой, Ллис ощутила сильное волнение, мысли ее путались, кровь стучала в ушах, и она не понимала, что он сказал.

Адам заглянул в синие глаза, ставшие почти черными. Понимает ли эта женщина, только что расставшаяся с девственностью, как она обольстительна? Несмотря на проведенную вместе ночь, о которой он заставлял себя не думать, он приказал себе отступить. Вулф оставил эту девушку на его попечение. Адам собирался выполнить долг опекуна, но на самом деле это от него нужно было ее защищать. Он виноват, но больше такого не повторится.

После ночи, проведенной с Адамом, Ллис уже научилась понимать, насколько сильно его желание, и, когда он отодвинулся, она шагнула к нему. В душе она понимала, что сейчас он пришел не за тем, чтобы провести с нею еще одну упоительную ночь, но она чувствовала, что вот сейчас ей предоставляется может быть последняя возможность провести еще несколько мгновений в объятиях человека, которого она любила. Она уже знала, как легко он может отвернуться от нее – от колдуньи, которой он не доверял. Это мрачное воспоминание добавило ей решимости не дать ему просто уйти.

Опасаясь, что другой такой возможности у нее не будет, Ллис положила руки ему на плечи и прижалась щекой к широкой груди. Она слышала волнующий звук ударов его сердца – оно стучало так же сильно, как ее собственное. Она потерлась щекой о крепкую стену закрытых шерстяной тканью мускулов и улыбнулась, чувствуя, как его тело ответило на ее объятие. Этот невольный ответ вызвал рой волнующих воспоминаний. Она помнила ощущение его крепкой бронзовой кожи и жестких волос – очень приятное ощущение.

Стремясь погасить пламя, раздуваемое восхитительным прикосновением нежных грудей к его телу, Адам крепко сжал зубы. Он лгал себе, когда думал, что наедине ему будет легче попросить у нее прощения, и под этим предлогом обнял ее и заставил сделать шаг в маленькую спальню. Оказавшись здесь, он понял, что совершил ошибку. Легким толчком он закрыл дверь, и они остались одни в крошечной комнатке, освещаемой слабым светом свечи.

Обозвав себя дураком и намереваясь отодвинуть Ллис от себя, он скользнул сильными руками под облако густых черных волос, чтобы обхватить ладонями покатые плечи. Ему удалось откинуть их назад, и, когда она взглянула в его лицо, глаза ее были затуманены желанием, столь же сильным, как и его собственное. Но самую большую ошибку он совершил, опустив взгляд на холмы пышных грудей, такие нежные, такие близкие.

Исполненная желания, Ллис перестала дышать. Когда золотистые глаза любимого смотрели на нее, она ощущала его взор как жаркую ласку. Он вновь посмотрел ей в глаза, и она утонула в золотом огне, а тепло его тела все больше притягивало ее. Она таяла, как воск тает в огне.

Адам чувствовал дрожь прелестного тела, прижатого к нему. Он слышал свое прерывистое дыхание и чувствовал, как кипит в нем кровь. Он понял, что взяв ее однажды, он не утолил желания – оно стало еще сильнее. Из груди его вырвался тихий стон.

Сквозь туман страсти Ллис услышала этот звук и почувствовала, что он готов ее оставить. Чтобы помешать этому, она запустила тонкие пальцы в его золотые волосы. Сама того не зная, она искушала его.

Адам забыл о своих благих намерениях, когда острый конец языка девушки коснулся его верхней губы. Увлекаемый страстью, он уступил отчаянному желанию еще раз испить нектар этих соблазнительных губ. Сминая ее обольстительное тело, он крепко обнял Ллис и жадно и страстно поцеловал, представив ей еще одно доказательство того, чем она рискует, провоцируя такого опытного хищника, как он.

Вновь ощутив властные губы Адама, Ллис слегка приподнялась и крепче прижалась к нему, словно проверяя, насколько он владеет собой. Это было уже слишком для его знаменитой сдержанности. Чего он стоит, если колдунье так легко удается его обольстить?

Резко прервав поцелуй, Адам взглянул на женщину, которую держал в объятиях. Она дрожала, нежные щеки порозовели от страсти, губы были влажными и слегка припухшими от поцелуя. Она была так обворожительна, что он опять подумал, не вызвана ли ее привлекательность колдовством.

Он понял, что ошибся, уступив желанию побыть наедине в ее обществе, и это было плохо для них обоих. Однако эта мысль не смогла охладить кипение крови в его жилах. И в самом деле, его решение никогда больше не стремиться к близости с этой женщиной только усилило желание в последний раз ощутить ее прелесть. Различие в их духовном наследии было гарантией того, что она никогда не будет ему принадлежать. Этот факт накладывался на многие другие. Ему казалось, что многочисленные темные силы бросают ему вызов.

И хотя ему страшно хотелось никогда не отпускать эту женщину, он ослабил объятия: если он еще в силах владеть собой, то должен сделать это теперь, немедленно. Он же пришел просить прощения за то, что лишил ее невинности – благое намерение, которое угрожало только усугубить его вину!

Все еще во власти желания, Адам ласково отпустил Ллис. Она прислонилась к холодной стене и смотрела, как Адам тихо уходит и утешала себя тем, что говорили ей крепко сжатые губы мужчины – положить конец объятиям ему было не легче, чем ей.

Когда она осталась одна в своей спальне, освещенной мерцающим пламенем свечи, ее густые ресницы упали на нежные щеки, словно были не в силах выносить груз увиденного. Она изо всех сил старалась рассуждать здраво, несмотря на то, что произошло. Она предполагала, что так и будет, но от этого ей не становилось легче. Она решительно напомнила себе, что его уход можно считать благословением. Она должна быть благодарна, потому что теперь вновь в состоянии ясно мыслить, и ясность разума не смущало обаяние мужчины – этого саксонца, который презирал и ее, и то, что было ей дорого.

Ха! Природная честность Ллис посмеялась над этим самообманом.

Нет, никогда она не сможет освободиться от воспоминаний о его запахе, о вкусе его губ, о тех ощущениях, которые она испытала с ним. Она была неправа, когда позволила ему стать центром ее вселенной. И как она уже раньше признавала, несмотря на все ее усилия, она не сможет победить эту злополучную любовь. Он стал ее неотъемлемой частью.

В душе она чувствовала боль и опустошение, в глазах ее стояли слезы.

ГЛАВА 15

Ллис открыла глаза. В ее комнатке без окон было почти совсем темно. Обычно ее освещал только свет нескольких угольков, которые Ллис на ночь складывала в небольшой железный полуприкрытый горшок. От этих угольков она по утрам зажигала свечу, чтобы приготовиться к новому дню.

Но вчерашний день был переполнен событиями и, отправляясь спать, она забыла принести свежих углей. Однако сейчас горшочек был на своем месте и в нем светились угольки. Это означало, что рабы уже трудятся. Видимо, кто-то из них увидел на полке горшок с остывшими углями и, наполнив его свежими, принес к ней в комнату.

Было приятно, что кто-то о тебе заботится. Но настроение у Ллис было неважным. Она зажгла свечку от яркого уголька, и в комнатке стало веселее, но на душе лежала тяжесть. Если даже не принимать в расчет боль неразделенной любви, осталась еще тревога за Вулфа и ожидаемое в ближайшее время нападение врагов на Трокенхольт. Оставалась и гораздо более серьезная опасность – темные силы друидов-перевертышей, о которых предупреждали Глиндор с Ивейном. Сейчас эти темные силы обрели конкретные имена, но было совершенно непонятно, как с ними бороться.

И вдруг Ллис услышала отчетливый упрек, словно сам белый кристалл заговорил с ней: черный медальон! Многочисленные хлопоты и опасности минувшего дня не оправдывали ее забывчивости: она должна была помнить, что присутствие медальона в доме само по себе опасно. Ей следовало отдать его Глиндору, как только Адам привел ее в Трокенхольт. Но отношение Адама к ней после страстной ночи очень обескураживало и отвлекало ее мысли, а потом она была очень обеспокоена конфликтом, возникшим между Адамом и старым колдуном; к тому же вскоре Глиндор с Ивейном молча покинули дом. Позже, когда она переодевалась, чтобы сменить вишневое платье Элис на свое, более простое платьице, она обнаружила свою сумочку и свой кристалл. Она очень обрадовалась, потому что теперь могла спрятать сумочку Элис вместе с медальоном где-нибудь вне дома. Конечно, сделать это нужно было осторожно, убедившись в том, что треугольник повернут вершиной вверх.

Ллис выпрямилась, и в ее ярко-синих глазах блеснула решимость. Она должна как можно скорее отдать медальон Глиндору. Он знает, как положить конец угрозе, идущей от темных сил друидов-перевертышей. Если бы она только знала, где найти старого колдуна…

Несмотря на то, что в крошечной комнатке не было окон и Ллис не могла видеть, что происходит за ее пределами, она знала, что солнце уже встало. Она предполагала, что теперь было уже позднее утро, потому что вчера долго не могла уснуть. Забылась уже на рассвете.

Ллис встала и оглядела свои немногочисленные платья, висевшие на колышках рядом с дверью. Она выбрала свое любимое синее платье, то самое, которое с нее сняли похитители и которое было заменено монашеским одеянием. Именно в нем Элис вошла в Трокенхольт, одетая, как Ллис.

Ллис хотелось хорошенько помыться, но с этим придется обождать, пока не будет принесена свежая вода из ручья. Понимая, что сегодня она встала поздно, Ллис быстро надела выбранное платье. Продевая руки в рукава, Ллис подумала: в каком платье покинула Трокенхольт Элис? Она еще раз оглядела свой немногочисленный гардероб и увидела, что Элис выбрала платье, которое было тесновато Ллис и поэтому она редко его надевала. Наскоро расчесав спутанные черные кудри, она тихонько вышла в зал, где Пип уже пытался разжечь камин, и услышала хорошо знакомый голос дорогого ей человека, у которого она вчера так хотела получить поддержку, и пошла прямо к нему.

– Это правда. – Глиндор кивнул и на темной одежде заплясали седые волосы, густые, несмотря на его почтенный возраст. – По нашей просьбе принц Кай расставил в лесу часовых. Они будут следить и немедленно доложат о любом подозрительном движении или появлении вооруженных людей, приближающихся к границам Трокенхольта.

Адам недоверчиво улыбнулся. Ллис не удалось убедить его, что уэльский принц может быть достойным союзником и что можно использовать его силы как дополнительную линию обороны. А если это не удалось молодой и обольстительной красавице, то вряд ли удастся и старому колдуну.

– Гм, – Глиндор тихо выразил свое возмущение плохо скрытым пренебрежением, проявленным саксонцем в отношении предложенной помощи.

Хотя он нередко подозревал Вулфа, супруга своей внучки, в таком же недоверии, но у Вулфа для этого все же были кое-какие основания. Некогда Вулфа хотел атаковать уэльский принц Вортимер, который поднял восстание против короля Нортумбрии. У этого же саксонца подобного основания не было.

Адам спокойно встретил проницательный взгляд из-под густых бровей. Он видел раздражение Глиндора, но не желал вступать в молчаливую битву. Он понимал, что старый колдун ждет, что он проявит свой характер.

Ллис видела, что назревает новый конфликт между Глиндором и Адамом, сидевшим за большим столом, и тотчас же устремилась к ним. Здесь же сидел и Ивейн, на коленях которого устроилась Аня. Они оба внимательно слушали.

– Мы узнали неприятную новость о другой опасности, о которой вам следует знать.

При звуке мелодичного голоса Ллис Адам тотчас же переключил внимание на подходившую к ним изящную фигурку.

– Я рассказал им о ранении Вулфа и о том, что Брина его лечит, – счел нужным объяснить ей Адам, чтобы ей не было необходимости повторять уже рассказанное.

– Я не об этом. – Ллис слегка покачала головой, тряхнув массой черных кудрей и глядя на старого колдуна. – Я имею в виду то, что Мейда вчера рассказала нам. – Ллис через плечо взглянула на сидевшую в темном углу Мейду, которая, не понимая языка кимвров, тем не менее внимательно прислушивалась к разговору, и перевела взгляд на Глиндора. – Эта старшая колдунья Тита поклялась епископу, что помешает принцу Каю призвать его народ к оружию, поскольку разрушит веру людей в ваше могущество.

Несколько мгновений казалось, что это известие не тронуло колдуна, но вот его мрачное настроение сменилось радостным хихиканьем. Потом его голос загрохотал так, словно он собирался разрушить стены:

– Именно эту битву я и предсказывал! Ученики Глиндора прекрасно поняли таинственное значение этого замечания. Но не Адам. Его все больше раздражали эти разговоры колдуна о непонятной битве в такой момент, когда им угрожала реальная опасность. Тем не менее он постарался сдержать свое раздражение, сказав себе, что может еще немного подождать.

Ответ Глиндора подтвердил опасения Ллис: так или иначе, но вызов Гиты закончится смертью ее наставника. Глиндор сам давно стремился к такому концу и уже как бы открыл дверь в лучший мир. Он знал, что его уход больно отзовется на его близких, сердца которых будут обливаться кровью от этой потери. Он понимал, что тяжесть этой потери и ощущение пустоты в душе можно было ослабить лишь победой над темной силой Гиты, бросившей ему вызов.

Ллис поспешила предложить ему помощь, надеясь, что она принесет ему некоторую пользу.

– У меня есть вещь, которая может быть использована как оружие в этой страшной битве. Я взяла ее в западне, расставленной мне Гитой.

Глиндор молча поглаживал свою седую бороду. Под его недоверчивым взглядом Ллис слегка нахмурилась. Она быстро пошла в свою спальню и принесла оттуда сумочку Элис. Она села рядом со стариком и, положив сумку себе на колени, извлекла из нее уродливый черный медальон.

Черные ледяные глаза Глиндора все еще недоверчиво усмехались, когда она протянула ему эмблему.

– Это талисман, обладающий недоброй силой, он способен убить. Человека, который его носит, легко выследить. Поразительно, что ты сама смогла преодолеть заклятие этого талисмана!

Темные глаза колдуна внимательно взглянули на Ллис, которая нерешительно покусывала губы и, видимо, не подозревала, какую большую победу ей удалось одержать.

– Тот факт, что тебе удалось безопасно пронести эту вещь сюда, означает… – Глиндор произнес эти слова в полной тишине, но на его губах появилась восхищенная улыбка.

Радость Ллис от похвалы наставника увеличивало чувство облегчения, которое она испытала, поняв, что ее связь с силами природы не была нарушена, несмотря на ее любовь к саксонцу. Она видела улыбку Ивейна, гордого достижением сестры, и в ответ тоже несмело улыбнулась.

– Пригодится ли вам этот медальон? – спросила Ллис.

– О да, – кивнул Глиндор.

Его соперница выбрала для битвы такое время, когда силы природы приведены в беспорядочное движение и когда его собственные силы наиболее ранимы. Обладая этим странным черным медальоном, он сможет контролировать время встречи со своей противницей, а уже одно это доставляло ему удовлетворение.

Глиндор замолчал, и близнецы, видя, что он не настроен больше ничего рассказывать о неминуемой битве, почли за лучшее не беспокоить его.

Хотя Адам и был недоволен, но он с уважением отнесся к верованиям окружавших его друидов. Находясь в обществе, довольно странном для сына и брата монахов-христиан, он сумел сохранить внешнее спокойствие. Однако теперь, когда они закончили обсуждать битвы в непонятных ему мирах таинственных сил, Адаму не терпелось обсудить с ними вполне конкретную опасность, грозившую Трокенхольту.

– Я полагаю, что, покинув нас вчера, вы прошли по окрестным лесам. Так ли это?

Ответа не последовало. Сильный огонь в камине, разожженный Пипом, бросал отсветы, заплясавшие на волосах Адама, когда он сердито покачал головой, возмущаясь молчанием друидов. Затем, предполагая, что друиды обижены его явным пренебрежением к их заботам и трудам, направленным на обеспечение безопасности Трокенхольта, он перефразировал свой вопрос.

– Я понимаю, что вы договорились с принцем Каем об организации дозоров, которые будут следить за противником. И я только хотел спросить вас, не встретили ли вы на пути к принцу Каю следов передвижения военных отрядов, особенно ночью?

Глиндор по-прежнему хранил молчание, но любопытство Ивейна было возбуждено.

– Ночью? Почему вас беспокоят ночные тени? – ярко-синие глаза Ивейна весело сверкнули. Его позабавило, что столь опытный воин боится темноты.

– Меня беспокоят не тени. – Полагая, что молодой колдун склонен к таким же изменениям в настроении, как и старший, Адам улыбнулся в ответ на этот выпад. – Несколько дней назад крестьянин рассказывал о темных делах, которые творятся в лесу. Он утверждал, что наши враги предпочитают действовать ночью. Его наблюдение подтверждается тем, что нападение на Вулфа было совершено под покровом ночи.

Ивейн вскинул голову. Сверкнули черные как вороново крыло волосы:

– Мы ничего такого не видели. – Это заявление сопровождалось лукавой усмешкой. – Но весьма вероятно, чтобы столь трусливые люди стали обнаруживать свое присутствие при виде двух одетых в черное колдунов, путешествующих ночью при свете кристалла, оправленного в когтистую лапу. – Янтарные глаза сощурились. Адам мог себе представить, какой страх наводило подобное зрелище на Саксбо и его трусливых помощников. – Учитывая, какое впечатление мы производим на подобных людей, я предлагаю дать мне возможность заменить погибшего гонца.

Адам нахмурился. О да, он понимал, что имеет в виду молодой колдун. Но он не был уверен в разумности такой попытки, особенно потому, что друидскому колдуну придется пройти через саксонские земли ко двору саксонского короля.

Ивейн видел, что Адама что-то смущает, и решил преподнести дело так, что Адаму стало трудно отклонить его предложение:

– Я поеду к королю Эсгферту, которому помог сохранить жизнь и корону. Я расскажу ему о злых делах, начиная от предательства «праведного» христианского епископа до нападения его младшего сына Саксбо на илдормена Вулфейна.

– А как же Гита? – Ллис вскочила на ноги. У нее перехватило дыхание при мысли о том, что ее брат подвергнется опасности злого колдовства этой женщины, как и она сама. Те же опасения возникли и у сидевшей на коленях Ивейна девчушки.

– Не бойся! – Ивейн ласково покачал головой, встретившись взглядом таких же синих глаз, как его собственные. Затем он принялся утешать Аню:

– Другим человеком, более сильным, может быть наложено встречное заклятие.

– При этом заклятие, наложенное более могущественным колдуном, приведет к тому, что эта женщина будет вынуждена заниматься другими делами, и ей будет не до Ивейна, – насмешливо произнес Глиндор. Он поднялся. – Таким образом, Ивейн сможет добраться до короля, хотя его враги будут уверены, что это невозможно из-за наложенного ими заклятия.

Нельзя сказать, что Ллис полностью успокоилась, услышав, что Ивейн сможет невредимым совершить задуманную поездку, но она верила в способность брата управлять могущественными силами природы, как верила в то, что Глиндор сделает все, что обещал. И все-таки она тревожилась, хотя и понимала, что ее опасения вызваны просто любовью к брату.

Трое друидских колдунов посмотрели на золотоволосого лорда, словно ища его одобрения.

Поскольку Адам сам был хорошим тактиком, его обеспокоило и одновременно позабавило то, как молодому колдуну удалось заманить его в ловушку и он не смог отказаться от его предложения. Игнорируя удовлетворение Глиндора, Адам уступил в битве, в которой ему не требовалась победа. Приподняв руки над столом он разом опустил их в знак согласия.

– Чтобы оказать вам ту небольшую помощь и защиту, которую я в состоянии обеспечить, я напишу письмо в поддержку ваших слов, приложив к нему печать, которая покажет королю, кто автор письма, – несколько насмешливо и словно упрекая самого себя, произнес Адам и натянуто улыбнулся.

Ивейн от души улыбнулся в ответ, подтверждая достигнутое согласие.

– Пип, – окликнул Адам стражника, – прошу тебя, принеси мои сумки из спальни.

Будучи господином Пипа, он мог бы просто приказать, но он предпочел изложить это приказание как просьбу, обращенную к другу. Обычно подобные приказания выполняли рабы, а не свободные люди. В обычной ситуации Адам не стал бы обращаться с таким делом к человеку, который занимал достойное положение, но сейчас он преследовал две цели: во-первых, хотел получить сумки, во-вторых, выманить Пипа из темного угла и посмотреть, как Пип пройдет расстояние от угла до спальни, сильно ли он хромает. Адам подозревал, что если бы молодой человек догадывался, какую цель преследует его господин, он постарался бы скрыть хромоту.

Пип удивился, услышав просьбу, изложенную по-английски. Просьба Адама его не обидела. Он уверенно прошел к спальне Адама и принес сумки. Когда он вернулся, его господин сидел в дальнем конце зала.

– Благодарю тебя, – с улыбкой сказал ему Адам.

Он покопался в сумке и достал плотно закупоренный флакон с чернилами, аккуратно сложенный пакет пергаментных листов, гусиное перо и небольшую, изящно вышитую сумочку. Он быстро написал короткое послание, содержащее список злых деяний и их исполнителей, а также вкратце изложил план захвата короны. Сложив лист пергамента несколько раз, он взял с бронзового блюда свечу и, наклонив ее, накапал лужицу жидкого воска на то место, где края письма перекрывали друг друга. Потом он вынул из вышитого мешочка некий предмет и прижал его к расплавленному воску.

Когда Адам убрал этот инструмент, Ллис обратила внимание, что оставленный им отпечаток чем-то похож на тот, который рисовал Улфред. Тот опечаток сказал саксонским лордам, что его обладатель – принц Саксбо.

Адам увидел, что стоявшая рядом с Глиндором женщина слегка нахмурилась. Он тепло улыбнулся ей:

– Это буква «А», первая буква моего имени. Мой король подарил мне это кольцо с печаткой в благодарность за некогда оказанную ему услугу. – Адам не счел нужным рассказывать, как однажды в разгар битвы спас жизнь своего суверена, и в благодарность получил это кольцо, очень похожее на те кольца, которыми владели сыновья короля, хотя его кольцо было сделано не из двух разных металлов, а целиком из серебра.

Ллис не имела достаточных знаний, чтобы полностью понять значение подобного кольца, но все же то, что Адам охотно дал ей пояснения, согревало ее и словно до некоторой степени уменьшало боль ее души. Больше никто не успел ничего сказать, потому что раздался стук в дверь, прервавший беседу.

Адам пригласил пришедшего в дом. Мелвин нерешительно приоткрыл дверь, но остался стоять в освещенном прямоугольнике дверного проема.

– Как вы приказали, лорд Адам, я собрал мужчин из деревни, чтобы вы могли рассказать им о том, как обстоят дела. Я говорил с некоторыми из них и могу вас уверить, что мы все охотно примем ваши советы и подчинимся вашему руководству на предстоящем сходе. По правде говоря, мы надеемся, что вы посоветуете нам, как лучше разгромить врага.

Адам приветливо улыбнулся, услышав заверения, что Мелвин верит ему как предводителю и что поддержка жителей деревни ему обеспечена. Однако теперь, благодаря рассказу Мейды, он знал гораздо больше, чем вчера вечером, когда они возвращались в Трокенхольт. И теперь он знал, что его задача будет гораздо сложнее, чем он тогда предполагал.

Адам взглянул на Ллис. В синих глазах он увидел безграничную веру, которая еще сильнее укрепила его решимость отбить предстоящую атаку предателей. Поднявшись из-за стола, Адам отдал Ивейну запечатанное письмо, адресованное королю Эсгферту. Потом, поскольку колено Пипа пришло в норму, он позвал его и отправился с ним на встречу с жителями деревни.

Когда оба саксонца ушли, темные глаза Глиндора оценивающе оглядели Ллис. Он заметил взгляды, которыми обменялись Ллис и Адам, и понял, что еще одна друидская колдунья поддалась обаянию саксонца. Трудно описать, до чего это его обеспокоило! В прошлом он уже пытался расстроить подобные отношения и потерпел поражение. Его проницательные глаза гневно сверкнули.

Ллис подозревала, что от старого колдуна не укрылась ее любовь к Адаму. Но вместо того, чтобы попытаться испросить прощения Глиндора за то, что, она знала, уже стало неотъемлемой частью ее существа, она выпрямилась и не моргнув, встретила его взгляд.

Глиндор, ворча, пожал плечами. Он понимал, что дело проиграно, и не желал второй раз потерпеть неудачу. Он уже один раз пытался держать подальше друг от друга Брину и Вулфа. Он утешал себя тем, что, по крайней мере, выучив Ивейна, выполнил свой долг колдуна. Он сделал все для передачи новому поколению знаний, непонятных человеку необученному, и таким образом обеспечил неразрывность цепи. А теперь ему осталось только выполнить свой последний долг, после чего его ждет обещанный покой.

– Присоединяйся к нам, – знаком велел он Ллис, взмахнув широким рукавом своего черного одеяния.

Да, Ллис была сильнее, чем он предполагал, несмотря на предосудительное чувство к человеку, не верившему в могущество друидов. Он велел Ллис занять за столом место, только что оставленное Адамом.

– Совершенно необходимо поговорить о делах, о которых не должны слышать саксонцы.

– Аня, – ласково обратился к девочке Ивейн, поднимая и ставя ее на пол, – бедная Мейда не могла ничего понять из того, что было сказано, и теперь с ней нет даже Пипа, чтобы составить ей компанию. Ей, должно быть, очень одиноко. Ты не могла бы пойти и поговорить с ней?

Аня подозрительно прищурила зеленые глаза, предполагая, что ее герой хочет от нее избавиться. Неохотно, но она все же сделала, как он просил. Однако она состроила недовольную мину, чтобы Ивейн понял, что она не такая глупенькая, как он думает, и понимает, в чем дело.

Позвав Ллис, Глиндор откинул седую голову на спинку стула из темного дерева. Таким образом он передавал ответственность за следующий шаг ее брату-близнецу, молодому человеку, который очень скоро должен будет принять на себя все обязанности своего наставника.

– Поскольку Глиндор должен будет сосредоточить все свои силы и внимание на конфликте с Гитой, – сказал Ивейн, – необходимо, чтобы ты помогла ему. Сделай так, чтобы твой саксонец не мешал ему.

Прежде всего Ллис подумала о том, как бы она хотела, чтобы он и вправду был «ее саксонцем». Тем не менее она согласно кивнула, хотя считала это излишним, ибо ничто не могло помешать могущественному колдуну следовать по тому пути, который он избирает.

– Пока мы с Глиндором будем отсутствовать, может быть брошен новый вызов, и он будет брошен. Тебе предстоит самой разобраться с ним и победить.

Заслышав предсказание брата, Ллис отшатнулась. Ее постоянные опасения, что ее связь с силами природы ослабела, многократно возросли.

Взяв руки Ллис в свои крепкие ладони, он наклонился к ней и, не отводя от нее взгляда, принялся доказывать ей несостоятельность ее опасений:

– Много раз за последние годы Брина говорила тебе, что твоя связь с силами природы гораздо сильнее, чем ее. Сейчас, судя по тому колдовству, что ты сотворила, чтобы снять заклятие Гиты, невредимой принести злой талисман и передать его в руки того, кто совершит возмездие, ты доказала, что даже без обучения, которое прошел я, твое могущество под стать моему.

Ллис покачала черными кудрями. Она не могла согласиться с этим утверждением. Ей казалось, что брат преувеличивает, стараясь подбодрить ее, чтобы она смогла встретить вызов злой силы. Но кто же бросит этот вызов? Конечно не Гита. Глиндор сам займется злой колдуньей и, возможно, с помощью злого талисмана положит конец ее деятельности. Она больше не сможет беспокоить природные потоки энергии и превращать их в злые вихри. Значит, Ивейн говорит о предстоящей схватке Ллис с ее зеркальным отражением. Ллис прищурилась. Должно быть, Элис и есть та самая женщина, которую Адам описал ей как распутницу.

– И помни… – Голос Ивейна вывел ее из задумчивости. – Времени мало. Вскоре наш путь пересекут самые предательские потоки природной энергии. – Ивейн понимал, что тревога в его голосе передается Ллис, но ему было важно знать, что она предупреждена и подготовится. – Если потоки будут наиболее слабыми в тот момент, когда эти неизвестные нам колдуньи устроят бурю, то может случиться так, что они распространят в природе злую силу, из-за которой навсегда умолкнут голоса, к которым мы взываем.

Ллис нахмурилась. Если Ивейн намеревался подкрепить ее уверенность в себе упоминанием страшной цены, которую придется заплатить в случае неудачи, у него ничего не вышло. Она чувствовала на плечах груз невероятной ответственности, как плащ судьбы. Как же она сможет встретить вызов и нанести поражение тому, кто обладает такой чудовищной силой?

Глиндор подозрительно поглядывал на молодую женщину, которую призвали выполнить трудную обязанность. Он не был уверен, что Ллис осталась незапятнанной, общаясь с саксонцем. Он счел нужным сообщить ей еще об одной опасности. Он полагал, что упоминание о ней укрепит силы Ллис, которые могли быть ослаблены чувством к лорду Адаму.

– Если ты думаешь, что угроза навеки умолкнуть голосам камня, рек и речушек не стоит того, чтобы ради них победить, подумай о том, что в случае победы Элис твой саксонец окажется в большой опасности.

Двойной удар обрушился на Ллис. Глаза ее широко раскрылись, дыхание перехватило. Если возможность подвергнуть Адама опасности была для нее равносильна пощечине, то предположение наставника, что она в состоянии проигнорировать столь страшную угрозу всему, чему он ее учил, было равносильно удару в солнечное сплетение, от которого перехватывает дыхание. И даже после того, как в следующее мгновение она поняла, что со стороны Глиндора это было всего лишь наказанием за то огорчение, которое она ему доставила, влюбившись в Адама, ей все равно было очень больно.

– Хм, – проворчал Глиндор. Он очень редко испытывал чувство вины, но сейчас его лицо, полускрытое белой бородой, потеплело.

Он не привык признаваться в том, что сделанный им выбор был неверным. Так и сейчас, он ни за что не хотел признаться даже себе, что зря оскорбил Ллис подозрением, будто она может поступить так низко. Он рассердился на себя за то, что ему, пусть даже на мгновение, пришла в голову мысль извиниться. Тем не менее, он неуклюже утешил ее:

– Не бойся. С самой большой угрозой разберусь я сам. А та, с которой тебе предстоит иметь дело, не обладает силой, которую ты совсем недавно продемонстрировала.

Ллис благодарно улыбнулась старому колдуну, хотя ее уверенность в себе возросла от его слов не больше, чем от слов брата. И она вновь спрашивала себя: как же она сможет победить того, кто в состоянии породить такое зло.

Понимая, о чем думает сейчас сестра, Ивейн заговорил:

– Вскоре появится источник огромной силы… И ты узнаешь о его появлении. Жди и верь в могущество Утренней звезды.

Ллис медленно кивнула. Никто не мог ей помочь. Она должна была сама победить зло.

– И помни также, что те две колдуньи черпают энергию из темных земных недр и живут, подобно ночной буре. Ты же обращаешься за помощью к сиянию Утренней звезды и получишь все, что тебе нужно.

Густые темные ресницы опустились на нежные розовые щеки и скрыли от Ивейна сомнения, одолевающие Ллис. Она верила в могущество Утренней звезды. И она знала, что умеет обращаться к ней за помощью в небольших делах… Но она была не уверена, что сможет управлять этой могущественной силой, как это делали Глиндор и Ивейн. Ей было страшно даже попытаться это сделать.

– Пойдем, моя куколка, – окликнул Ивейн Аню. Больше нечего было добавить. Единственное, что он мог сделать, это в пути постоянно петь молитвы о помощи Ллис в ее деле.

При звуке голоса Ивейна Аня тотчас же подняла светлую головку и оставила свое занятие – она учила Мейду играть в шашки.

Ивейн поднялся. Он взглянул в глаза Глиндору, и хорошее настроение оставило его. Они оба понимали, что именно сейчас в последний раз в жизни видятся.

– Прощай, господин колдун, – ласково сказал Глиндор, и в звуке его голоса было больше похвалы и нежности, чем можно было выразить словами. – Ты действительно овладел всем, чему я мог тебя научить. Когда ты вернешься, мой посох будет твоим.

Ллис напрасно пыталась сдержать рыдания. То, что Глиндор собирался подарить ученику свой драгоценный посох с кристаллом в рукоятке, означало, что конец его жизни близок. И несмотря на недавние разногласия с ним, Ллис ощутила отчаянное одиночество и сильную боль.

«Колдуны не плачут», – уговаривал себя Ивейн, ощущая, как в глазах у него защипало от подступивших слез. Он призвал на помощь все свои силы, чтобы тепло улыбнуться ребенку, все еще нерешительно сидевшему в темном углу:

– Аня, иди, обними меня на прощание и пожелай мне удачи.

Девочка слышала разговоры о предстоящем путешествии Ивейна. Она, так же как и Ллис, боялась за него. Птицей пролетела она через зал, ее светлые волосы развевались. Девочка бросилась к Ивейну, который уже ждал ее, раскрыв объятия.

– Так уже уходишь?

– Чем скорее я приведу армию, тем лучше.

Он поцеловал Аню в лоб, высвободился из ее пылких объятий и опустил ее на толстые доски пола.

Независимо от его намерений Аня и Ллис собирались проводить его, по крайней мере, до спрятанных в кустах ворот позади дома. У ворот Ивейн остановился, чтобы еще раз обнять Аню и поцеловать Ллис.

– Помни о могуществе Утренней звезды. Не думай о слабостях, которые ты видишь в себе. Положись на силу Утренней звезды, и все будет хорошо.

ГЛАВА 16

Еще не совсем рассвело, когда за Адамом пришел молодой парень, чтобы отвести его к стене, окружавшей деревню. Понимая, что ей откажут, если она попросит разрешения присоединиться к ним, Ллис последовала за Адамом на некотором расстоянии. Он пересек заполненную людьми лужайку и прошел к воротам. Первые лучи зари сияли на золотых волосах воина, когда он быстро поднимался по крепкой лестнице к узкому проходу в верхней части стены. Там он подошел к лучникам, державшим наготове натянутые луки, нацеленные в незваных гостей.

Опасаясь, что ветер может задрать ей юбки, Ллис как можно плотнее прижимала их к себе, поднимаясь по почти вертикально поставленной лестнице. Заслышав легкий шум ее шагов, Адам обернулся… и рассердился, во-первых, из-за того, что женщина пришла туда, где ей не следовало быть, во-вторых, из-за мужчин, которые, широко раскрыв глаза, с явным интересом наблюдали за мельканием прелестных ножек, чудесную форму которых он прекрасно помнил. Он так взглянул на мужчин, уставившихся на Ллис, что они сразу вспомнили об ожидавших их важных делах. Затем он наклонился, одним могучим движением подхватил девушку и поставил ее рядом с собой.

Адам осуждающе посмотрел на нее, но Ллис ничуть не раскаялась. Хоть он и не разделял ее любви, она не могла позволить ему одному смотреть в лицо опасности, хотя и была уверена, что он множество раз делал это прежде. Она намеренно перевела взгляд вниз. Нежные пастельные краски зари уже окрасили мир. И Ллис, и Адам предполагали, что именно им предстоит увидеть, но это нисколько не ослабило мрачного впечатления, которое производили собравшиеся под стеной вооруженные люди.

Адам спокойно обратился к разбойничьего вида молодому человеку, который, казалось, весь состоял только из костлявых конечностей и крупных суставов, но тем не менее, имел необъяснимо высокомерный вид.

– Если бы я был уверен, что у вас мирные намерения, принц Саксбо, я пригласил бы вас войти от имени лорда Трокенхольта.

Ответ принца-подростка был оскорбительной насмешкой. Когда молодой человек заговорил, стали видны его слишком крупные кривые зубы.

– Да только лорда Трокенхольта здесь нет, – слова эти сопровождались ухмылкой, выражавшей злобную радость. – Хотя моим сторонникам не удалось избавиться от тебя, но я успешно разделался с лордом Вулфейном. Я лично наблюдал за этим.

– Разделались предательским ударом в спину, не правда ли? – Золотые брови Адама презрительно сошлись у переносицы. – И вы гордитесь этим подлым поступком, бесчестящим вас?

С трудом сдерживаемый гнев Саксбо прорвался:

– Мы стоим лицом к лицу! Что сделает лорд Оукли для защиты чужих владений? – Принц насмешливо поднял руки, делая вид, что сдается. – Ты станешь нападать на мирных людей? – он помедлил и потом продолжал еще более презрительно: – Даже если это тебе удастся и ты возьмешь верх, король все равно накажет илдормена за гибель своего младшего сына.

Ребячество саксонского принца поразило Ллис. Адам не ответил на его выпад ни словом, ни жестом. Однако Саксбо не оценил этого и язвительно заявил:

– Ты окружен.

Адам саркастически улыбнулся, опустив уголок рта и с сожалением тряхнул золотой головой.

– Ваш отец – мудрый человек, и хотя он был слишком снисходителен к вам, он не слеп, и знает о ваших недостатках.

Адам понимал, что настоящую проблему представляет не дерзкий юнец, а Хордат, тщеславный придворный, которого король так неудачно назначил опекать неуправляемого принца. Хордат был опасен, но по каким-то причинам его здесь не было. Интересно, почему?

– Мы не причиним вам вреда, принц Саксбо, но мы не откроем вам ворота.

Свое лаконичное заявление Адам сопроводил насмешливой улыбкой, предполагая, что она вызовет новый взрыв раздражения.

Адам считал, что именно Саксбо занимался по ночам темными делами, что и подтвердилось. Не только сам Саксбо был избалованным юным сыном человека, занимающего высокое положение, но и вся его немногочисленная банда состояла из безземельных отпрысков знатных семейств. Несомненно, именно эти неприкаянные молодцы и рыскали по лесам, терроризируя людей, приходивших в лес в поисках дичи или ягод.

– Мы подождем, когда ты выйдешь, – Саксбо был обеспокоен тем, что Адам, похоже, нисколько не волнует сообщение, что Трокенхольт окружен.

Он тряхнул спутанными каштановыми волосами, слишком жидкими для человека его возраста.

– Ты должен выйти. В конце концов ты все равно выйдешь! – Тон принца напоминал хныканье капризного малыша, только что научившегося ходить.

Ручей, источник свежей воды, протекал внутри палисада, да к тому же Адам заблаговременно запасся едой, которую за день до начала осады он приказал принести с близлежащих ферм, так что слова юнца скорее позабавили его, чем внушили опасения.

Улыбка, не сходившая с лица Адама, так разозлила по-детски капризного Саксбо, что он в раздражении даже топнул ногой.

Неожиданно Ллис увидела, как молоды собравшиеся под стенами Трокенхольта люди. На мгновение ей показалось, что опасения, возникшие при известии, что под стенами Трокенхольта собрались вооруженные враги, оказались необоснованными. Но потом она вспомнила, что именно эти молодые люди ответственны за нападение на Вулфа, едва не стоившее ему жизни, и они же, видимо, убили гонца, направленного с письмом к королю Эсгферту.

– Даже не думай выскользнуть через задние ворота, – злобно проворчал Саксбо. – Они не так хорошо спрятаны, чтобы мы не смогли их отыскать. Даже сейчас, когда мы разговариваем, там выставлена стража, чтобы оградить тебя от подобной глупости.

Янтарные глаза потемнели от оскорбления.

– Я бы посоветовал вам не совершать ошибки, приписывая мне ваши собственные заблуждения и недостатки. Я никогда не бесчестил себя, убегая с поля битвы.

Ллис понимала, что Адама забавляет абсурдное поведение осаждающих, но теперь она почувствовала, как напряглось все его могучее тело. Стоя рядом, она с трудом сдерживала желание взять его за руку, чтобы он ощутил ее поддержку. Но она понимала, что было бы неразумно отвлекать мужчину в подобной ситуации. Особенно если учесть, что он не хотел, чтобы она была здесь.

Адам холодно продолжал:

– И я считаю намеренным оскорблением ваше предположение о том, что я мог бы оказаться таким же трусом, каким вы проявили себя. Я не стал бы скрываться по ночам в лесу и нападать сзади на ничего не подозревающих людей. – Запела сталь, когда Адам вынул свой меч из ножен. – Если же вы ищете битву, то мы можем встретиться лицом к лицу и биться один на один, так чтобы вокруг стояли мои и ваши люди и могли потом рассказать правду о происшедшем. Мы с вами вдвоем, вооруженные мечами, можем сейчас решить это дело.

При мысли о том, что ему придется опробовать свои сомнительные силы в битве один на один с легендарным воином, Саксбо струсил. Его самодовольное лицо побледнело. Он пробормотал несколько неразборчивых слов и явно решил перенести конфронтацию в другую плоскость, бросив злобный взгляд на прелестное создание, стоявшее рядом с лордом Адамом.

Ллис чувствовала себя очень неуютно, оказавшись в центре внимания такого множества мужчин. Ей пришлось призвать на помощь все свое мужество, чтобы остаться на месте. В то же время Адам, засунув меч в ножны, обнял ее сильной рукой и, насколько позволял узкий проход, отодвинул как можно дальше, себе за спину.

– Итак, лорд Адам, ты украл мою рабыню, – глупая самодовольная ухмылка появилась на губах Саксбо, – и держишь возле себя потаскушку – точную копию той, которую Хордат находит… столь восхитительной в интимном общении.

В янтарных глазах вспыхнула такая ярость, что даже на порядочном расстоянии от Адама Саксбо испугался и слегка отодвинулся. Расстроенный, он выкрикнул бесполезную угрозу:

– Мы подождем и увидим, как ты сдашься! – С этими словами он повернулся и приказал своим немногочисленным молодым приспешникам разбить лагерь там, где они стояли.

Адам остался наверху. Ему было смешно смотреть, как эти неоперившиеся юнцы играют в войну. Их неопытность проявилась даже в том, насколько близко к стенам они разбили свой лагерь. Если бы Адам действительно вознамерился погубить этот чахлый цветок нортумбрийской аристократии, то сделать это было бы совсем нетрудно.

Неожиданно лицо Адама осветила ясная улыбка. Он был готов чуть ли не благодарить этих сбившихся с пути щенков за то, что они подарили ему столь прекрасную возможность встретить грядущую опасность. Используя несложную тактику, можно было наверняка обеспечить успех на начальной стадии этого конфликта, что придало бы силы осажденным и обеспечило победу на завершающей стадии военных действий.

Веселье Адама угасло, он крепче сжал тонкую талию женщины. Очень скоро придут другие люди, чтобы оказать поддержку этому глуповатому принцу, который вознамерился стать королем. Он должен, не теряя ни минуты, отдать необходимые распоряжения и проследить за тем, чтобы все было подготовлено наилучшим образом.

Ллис понимала, что именно забавляет Адама, видела, каким одухотворенным сделала его лицо улыбка, а когда его глаза застыли, поняла, что он принял какое-то важное решение, связанное с этой нелепой осадой.

Адам первым спустился по лестнице, Ллис двигалась сразу же за ним. Разумеется, это означало, что в конце спуска она неизбежно окажется в его объятиях. Исходивший от девушки аромат полевых цветов пьянил, гибкий стан часто касался его тела, возбуждая воспоминания и заставляя его напрасно желать того, чего он не мог себе позволить. И если Адам ощущал присутствие Ллис всем своим существом, то на нее он производил ничуть не меньшее впечатление.

На земле Адам удивил Ллис, галантным жестом предложив ей руку. Она нерешительно взглянула на него и утонула в глубине его янтарных глаз. Зная, что на них смотрит множество любопытных, она с трудом отвела взгляд. Затем, чтобы не возбуждать ненужных толков, церемонно положила кончики пальцев на руку мужчины.

С болью размышляя о том, чего никогда не будет, Адам молча провел Ллис по узкой улочке, с обеих сторон которой стояли дома и мастерские. В то незабываемое утро после ночи любви, он словно отделил ее от себя неким невидимым занавесом, лишив радости и ее, и себя. Он больше не пытался убедить себя в том, что не любит ее… Но все еще считал, что любовь людей со столь противоположными верованиями не имеет будущего. Ллис чувствовала, что Адам далек от нее, хотя и идет с ней об руку по деревянным ступенькам в дом владетеля Трокенхольта. Его отстраненность отзывалась в ее душе болью. И тем не менее она ободряюще улыбалась, стараясь поддержать его перед выполнением трудной задачи. Синие глаза несли ему утешение. Они и не обсуждали создавшееся положение, но Ллис понимала, что Адама мало беспокоила собравшаяся у стен группа юнцов: он знал, что главная опасность впереди и ожидать ее нужно очень скоро.

У двери Адам покинул Ллис, он должен был вернуться к своим обязанностям, подавив желание побыть с Ллис подольше. Он утешал себя тем, что в этом есть и хорошая сторона. Ведь чем дольше он бывает рядом с Ллис, тем большую брешь пробивает очаровательная колдунья в броне его сердца.

Ллис медленно вошла в зал, ей казалось, что ноги ее налились свинцом.

Глиндор дремал на стуле у камина. По обыкновению, руки его были сложены поверх седой бороды, а голова покоилась на высокой спинке стула. Настроение девушки стало еще более мрачным, когда она с тревогой поняла, что сейчас, когда живые глаза колдуна были закрыты, он выглядит гораздо старше, чем обычно. Она заставила себя отвести глаза от Глиндора и обратить внимание на остальных. Все с тревогой ждали ее возвращения. Желая успокоить Мейду, Ллис рассказала ей только о том, о чем она могла узнать от других: о появлении Саксбо с отрядом, который стал лагерем у передних и задних ворот. Рассказала она и о том, как Саксбо дразнил Адама, угрожая ему наказанием в случае, если Адам убьет сына короля. Но она не стала передавать Мейде слова принца о себе. Вместо этого она сказала Мейде и Ане, что у Адама есть план, как положить конец угрозе со стороны Саксбо.

Слушатели требовали от нее подробностей, которые она не стала бы им сообщать, даже если бы знала их. Она слышала, как Адам приказал Мелвину достать как можно больше крепких веревок, но не знала, как он собирается их использовать. Ласково улыбнувшись, она сменила тему разговора, обратившись к делам обыденным. Она предложила им вместе приготовить тушеное мясо, поскольку слуги были заняты военными приготовлениями.

И снова Аня указывала им, куда, в какие бочки и корзинки нужно заглянуть, чтобы найти необходимые продукты. Куски соленой оленины, нарезанные лук и петрушку, а также другие душистые травы положили в котел, который они с трудом подвесили на крепких каминных прутьях над невысоким пламенем горящих углей. Глиндор все это время спал, не шевелясь.

Утром, отправляясь на стену для встречи с Саксбо, Адам успел позавтракать, но потом дела помешали ему вернуться домой в полдень. Поэтому ко второй половине дня он был уже голоден как волк.

Адам вошел в дом, рывком открыв дверь. Ллис видела, что хотя он выглядел усталым и несколько напряженным, вошел он решительным шагом и улыбка его была ободряющей. В глазах Ллис появилась нежность и нечто более глубокое, чем просто восхищение его совершенной физической красотой.

– Заклинаю вас, немедленно докажите, что у вас есть чем меня покормить! А не то… – с яростным рычанием он набросился на светловолосую девочку и заключил ее в свои объятия.

– Мы поставили тушиться мясо на ужин, но если вас может удовлетворить такая простая еда, как хлеб, сыр и персик, оставшийся со вчерашнего вечера, то, может быть, вы не станете пожирать бедную девочку? Он насмешливо оглядел свою добычу:

– Да, кажется, на этих костях наросло еще недостаточно мяса. Они мне не подходят.

Золотоволосый гигант, похожий на ее отца, устроился на полу рядом с Аней. Девочка серьезно посмотрела на него и спросила:

– Ты собираешься защищать Трокенхольт вместо папы?

Адам упал на одно колено перед девчушкой и взял обе ее руки в свои огромные ручищи.

– Я сделаю все, что в моих силах.

– И я тоже, – неожиданно раздался над ними голос старого колдуна, который неслышно подошел к ним. – И поэтому я должен сейчас уйти.

– Уйти? – Адам встал и выпрямился. Оказалось, что они с Глиндором одного роста.

Адам впервые стоял с колдуном лицом к лицу. Они не мигая смотрели в глаза друг другу.

– Никто не может покинуть Трокенхольт до окончания осады. Осада, конечно, дурацкая, но тем не менее нужно подождать, пока она будет снята.

– Ну, это вы не можете, а я могу! – сказал Глиндор, словно ударил хлыстом.

Ллис видела, что от этого выпада старого колдуна Адам вздернул подбородок и в глубине его янтарных глаз сверкнул опасный огонь. Ллис подошла и, словно это уже вошло у нее в привычку, взяла его под руку.

– Если ты станешь у меня на пути, саксонец, – губы старика сердито изогнулись, – то Вулфейн может умереть, а твоя маленькая война будет бесполезна.

– Дедушка! – Аня использовала то же самое обращение, которое привыкла слышать от своей матери, хотя для нее он был прадедом, – пожалуйста, спаси моего папу!

Отчаяние в голосе ребенка, заставило Адама смягчиться.

– Аня, – нежно обратился воин к девочке, пытаясь объяснить ей сложность положения, в котором они находились, не пугая ее. – Любой человек, который выйдет за ворота Трокенхольта, подвергается смертельной опасности. Но ты не должна бояться, твоя мама обязательно вылечит папу.

– Это для тебя опасно, саксонец. – Старый колдун протянул руку, чтобы погладить светлые волосы ребенка, но ответил он на слова Адама. – Меня же защитит могущество моего посоха. Этот глуповатый принц и его товарищи по играм не в состоянии причинить мне вреда.

– Это правда, Адам, – со всей серьезностью подтвердила Ллис. – Ты должен поверить, что это так и есть.

Пока двое мужчин с сильной волей спорили, Ллис вспомнила о клятве, которую с нее взял Ивейн. Она обещала брату, что сделает все, что в ее силах, чтобы «ее саксонец» не мешал Глиндору. Она вдруг поняла, что ей нужно просто отвлечь внимание мужчин и особенно внимание Адама. В обычных обстоятельствах ни присутствие саксонца, не верившего в могущество друидов, ни рукотворные стены не могли помешать Глиндору наложить могучее заклятие, которое он намеревался применить… Но, мрачно подумала Ллис, нужно сделать так, как он хочет…

Золотоволосая голова повернулась, услышав тихую просьбу. Потом скептический взгляд янтарных глаз словно растворился в глубокой синеве девичьих глаз. И тут произошло странное явление. Голос, произносивший непонятные слова, словно ветер в бурю, заполнил зал. Слова ревели, эхом отражаясь от четырех стен, которые, казалось, были не в силах сдержать их мощь.

Адам немедленно перевел взгляд на колдуна в черном одеянии, который, сложив руки, высоко поднял свой посох. От кристалла, вделанного в ручку посоха, исходило свечение. Громоподобные слова сотрясали стены, белая борода развевалась, черное одеяние обвивалось вокруг ног колдуна. Адам был потрясен. Потом вдруг наступила тишина. Адам моргал, не веря своим глазам: мгновение назад Глиндор был здесь – в следующее мгновение он исчез, оставив после себя лишь звук закрывшейся двери.


После таинственного исчезновения Глиндора Адам быстро поел и вернулся туда, где мужчины занимались изготовлением веревочных лестниц. Он вернулся в зал, только когда на землю опустилась глухая безлунная ночь. Ужин долго откладывали. Пип к столу не пришел, однако остальные ели с аппетитом, макая ломти хлеба двухдневной давности в сочное мясо, тушенное с добавлением душистых трав. Слуг отпустили еще утром. После ужина Аня и Мейда снова собрались поиграть в шашки. Ллис взглянула на них, желая понять, кто кого развлекает. Адам вышел из-за стола и устроился на стуле у камина, В руке он держал глиняную кружу с изрядной порцией горького эля. Он сел, но не расслабился и нетерпеливо поглядывал на дверь, словно ожидал кого-то.

Если его план еще и не выполнен, то выполняется. Адам хотел бы сам заниматься его осуществлением, но это было бы слишком рискованно для безопасности Трокенхольта в целом. Таким образом ему досталась наиболее трудная задача – ждать.

Ллис чувствовала напряжение Адама. Хотела бы она, чтобы в ее власти было облегчить его ношу. Несколько минут она размышляла и пришла к выводу, что лучше всего сейчас было бы его отвлечь. И неважно, если он будет отвлечен нежеланным вмешательством в его размышления.

– Брина говорила, что ваш отец и брат оба носили имя Элфрик и оба были монахами. – Ллис подошла и стала на расстоянии вытянутой руки от погруженного в свои мысли мужчины. Черты его лица подчеркивал пляшущий огонь камина. Ллис понимала, что задала деликатный вопрос. Однако для достижения ее цели было неплохо даже возбудить его гнев, и она храбро продолжала: – Но когда я спросила вас о матери в первые дни вашего пребывания здесь, вы промолчали. Вы не хотели бы рассказать мне о ней сейчас?

Адам был словно громом поражен. Совершенно неожиданный удар нанесен в такое больное место и с той стороны, откуда он не ожидал. Глаза его широко раскрылись, и в следующее мгновение янтарное пламя превратилось в лед.

Когда Адам взглянул на нее, Ллис почувствовала, что ей в сердце словно вонзилось острое лезвие.

– Моя мать? – в словах Адама звучала холодная насмешка. – Она была воплощением всех достоинств вашего пола – жадная, эгоистичная и холодная как лед.

Ллис молчала. Она была так поражена, что только удивленно подняла брови. Адаму же это инстинктивное движение очень много сказало о себе: он сам определил сущность своего характера, ответив на вопрос. Он был потрясен. Впервые в жизни он понял, что ведет себя так же, как его мать, которую он осуждал чуть ли не всю жизнь.

Ллис достигла своей цели, ей удалось отвлечь Адама от размышлений над многочисленными проблемами, но эта победа не доставила ей удовольствия: она невольно погрузила его в еще менее приятные воспоминания.

– Простите мне мое любопытство. Я хотела отвлечь вас от гнетущих размышлений, но, кажется, я только ухудшила положение. – Ллис инстинктивно подняла руку, но подумала, что прикосновение может быть неприятно человеку, который постоянно отгораживается от нее, и крепко сцепила руки перед собой. – Прошу вас простить меня.

Она не желала иного, как только успокоить его, но боялась, что еще сильнее растравила его раны.

– Нет, это я должен извиниться. – Адам безнадежно покачал светлой головой. Нежное сострадание в затуманенных синих глазах убедило его, что девушка не заслуживает его циничного презрения. Он протянул огромную руку и сжал тонкие пальцы Ллис. Искреннее огорчение Ллис вызвало в нем раскаяние, и он пожалел о том, что сказал так поспешно. – Я всегда гордился тем, что мог выдержать напряжение любой битвы. Но сейчас я вел себя как хвастливый дурак вроде Саксбо и его друзей, позволив тяжелым обстоятельствам так повлиять на мои чувства, что взвалил на вас вину многих недостойных женщин. – Он ласково потянул ее за руку, усаживая на соседний стул, который он подвинул ближе к своему. – Я не стану мучить вас печальным рассказом.

Когда она попыталась возразить, он поднял руки, умоляя ее не спорить, и смягчил отказ неотразимой медленной улыбкой, так редко появлявшейся на его лице.

– Я дал себе слово ни в коем случае не будить эти неприятные воспоминания, как вы, вероятно, обещали никому не раскрывать секреты своих друидских заклятий.

Поглядывая на возлюбленного сквозь опущенные ресницы, Ллис размышляла. Почему он не может понять, что это совершенно разные вещи? Его история, очевидно, была личной трагедией. А тайны, окружающие знания друидов, преследовали далеко идущие цели. Не подумав, насколько это разумно, она постаралась объяснить:

– Такой выбор сделала не я. Это касается целых поколений, соглашавшихся на подобные ограничения ради привилегии быть посвященными в неписаные знания.

За последние две недели Адам не раз слышал эту фразу и не придавал ей особого значения. Но сейчас его любопытство было возбуждено, и он решил кое-что выяснить:

– Значит ли это, что любой человек, согласный на эти ограничения, может овладеть неписаными знаниями?

– Ну нет! – Ллис решительно покачала темной головой, и на ее изящных щеках появился румянец. Она смутилась, во-первых, оттого что неясно выразилась, а во-вторых, оттого, что вообще завела разговор о тайнах своего племени. – Только немногие избранные, друиды по происхождению, удостаиваются привилегии, своего рода дара, слышать безмолвные голоса природы и имеют право взывать к ее силам с должным уважением, со страхом и восторгом.

– Значит, дар. – Адам тихонько повторил ее слова.

Ллис подумала, не хочет ли он принизить ее серьезные объяснения, не смеется ли он над тем, о чем ей вообще не следовало говорить. Но нет, в его янтарных глазах не было и тени неискренности. Тем не менее она понимала, что ей не следует больше рассказывать ничего нового, но она рискнула пояснить уже сказанное:

– Мы, немногие избранные, не просили о подобном даре, скорее, мы благословлены им, причем в разной степени. Это связано и с нашим происхождением, и с нашим предназначением. И свое предназначение мы должны либо оправдать, либо принять на себя страшную ответственность, если не слышные обычным людям голоса замолкнут навеки и для друидов, потому что будет недостаточно тех, кто в состоянии говорить с ними.

Темно-золотые брови нахмурились.

– Это похоже на речи язычников, которые встречаются среди моих приятелей-саксонцев.

– Но я вовсе не язычница! – Это предположение Ллис восприняла как удар, она выпрямилась, и в глазах засверкали синие искры. – Мои родители – друиды, как и я сама.

– Это верно, вы колдунья.

Это был не вопрос, а тихо произнесенное утверждение. Он давно оставил попытки утверждать, что она есть нечто иное. Янтарные глаза, приобрели медовый оттенок. Адам ласкал взором сидевшую рядом красавицу.

Ласковый ответ Адама погасил желание Ллис яростно защищаться. Выбитая из колеи, она неожиданно мрачно кивнула и, смутившись, отвела глаза, чтобы не поддаться его обаянию. Некоторое время она смотрела на свою руку, которую он все еще держал, потом отвернулась, и масса черных как смоль волос упала ей на грудь. Золотистые отблески огня отражались в каждой их пряди.

Эта картина вернула Адама к воспоминаниям о том восторге, который они пережили ночью у подножия таинственного древнего монумента, и к ощущению счастья, которое он испытал, проснувшись в то утро рядом с Ллис. Он помнил потрясающую красоту ее обнаженного тела, которую подчеркивало это облако черных кудрей. И все это великолепие в тот краткий миг принадлежало ему.

Взглянув в глаза Адама, Ллис поняла, какие чувства сейчас завладели им. Неожиданно все вокруг перестало для нее существовать, осталось лишь сознание того, что он рядом. Ллис невольно склонилась ближе к Адаму, а он тонул в таинственной глубине ее синих глаз, наклоняясь к ее слегка приоткрытым губам.

– Дело сделано, лорд Адам! – раздался победный крик Пипа.

Что-то тяжелое положили на пол у двери. И это вдруг так встревожило Мейду, что у нее перехватило дыхание.

Адам тотчас же встал и обернулся. Его глазам открылось поразительное зрелище: молодой стражник, с улыбкой до ушей, стоял над крепко связанным Саксбо. Адам ждал появления этой парочки. Подойдя ближе, Адам понял, что принц смотрит на него лишь одним глазом, другой глаз заплыл, и кожа вокруг него уже потемнела от синяков, украшавших его мрачное лицо. Адам взглянул на Пипа и не увидел раскаяния на его ухмыляющейся физиономии.

– Вы приказали не убивать парнишку-принца, я и не стал его убивать. Но я считал своим долгом помочь королю преподать его незрелому сыну, по крайней мере, один урок. Иначе ему не стать мужчиной. – Золотые брови насмешливо приподнялись, требуя дополнительных объяснений. – Когда я был совсем юным, я понял, что лучший учитель – опыт. – Пип презрительно сощурился, глядя на разъяренного принца. – Поэтому я счел своим долгом показать нерадивому ученику на опыте, как чувствует себя человек, когда его бьет тот, кто больше ростом и гораздо сильнее.

Окончив свою речь, Пип оглянулся на хрупкую фигурку Мейды, сидевшей в своем темном углу. В ее глазах он не увидел страха: она знала, что эту победу он одержал для нее. Бархатные карие глаза наполнились слезами, но не от горя, а от невыразимой любви.

ГЛАВА 17

– Как? Саксбо и его приятели осадили Трокенхольт? – В вопросе епископа чувствовалось такое негодование, что казалось, будто кричат стены его покоев. – Кто просил его начинать действовать в такое неподходящее время? Нет, это просто идиотский поступок!

Перед епископом стоял дрожащий от страха молодой человек. Но он не успел ответить на нападки. Хордат со злостью махнул рукой своим приспешникам, требуя, чтобы они подождали с вопросами, пока он не задаст свои.

– Ты лучше мне расскажи, как могло случиться, что осажденные с легкостью похитили из вооруженного лагеря принца, вашего военачальника?

Юноша по имени Мер был не в состоянии дать достойный ответ. Он только сильнее задрожал, зубы его застучали.

– Убирайся!

Молодой человек не стал мешкать и тут же исчез.

– Они заслуживают того, чтобы их выпороли! – Кипевший от ярости Уилфрид не стал изображать праведное сострадание.

Глупость Саксбо и его друзей ставила под удар весь план, давно и тщательно продуманный. С точки зрения епископа, юнцы не заслуживали пощады за это прегрешение.

– Если помощи от них не будет, – холодно произнес Хордат, – то на тщеславных щенков обрушится ярость их отцов.

Он не испытывал угрызений совести, использовав жаждущих власти юнцов для своей выгоды: он презирал этих выкормышей знатных семейств. Они охотно пошли против короля и против своих отцов ради того, чтобы получить должность при дворе нового короля.

– Во-первых, ваш неуправляемый подопечный совершенно испоганил наш план своими ребячьими играми в лесах. Теперь же это пустоголовое отродье очертя голову взялось за дело, которое следовало предоставить людям с трезвым умом и твердой рукой. – Епископ злобно взглянул на Хордата, словно это он начал осаду.

– Прежде чем обвинять меня в поступках, которые совершил Саксбо, – немедленно парировал Хордат, – вспомните, что именно я убедил юношу в том, что ему следует бороться за корону, иначе трона ему не видать. А начинать это дело без принца и не стоило. – Епископ неохотно кивнул, не переставая хмуриться. – Кроме того, критикуя Саксбо, вспомните о совершенно бесполезных колдунах, которые, как вы уверяли, окажут нам неоценимую помощь. Кажется, они окончательно исчезли как раз в тот момент, когда от них могла быть хоть какая-то польза.

– Гита действительно ушла, – кивнул Уилфрид с притворной любезностью и сложил руки на огромном животе. – Она сказала, что в назначенное время придет, чтобы одержать победу, которую обещала нам.

Уилфрид ни за что не признался бы Хордату в том, как он сам был обескуражен, когда понял, что колдунья удивлена и растеряна.

– Меня нисколько не беспокоит ее отсутствие, – заявил Хордат, скрестив руки на мясистой груди.

– Ха, – засмеялся Уилфрид, – ты, кажется, очень доволен младшей – ведь эта женщина постоянно виснет у тебя на руке… если не сказать больше.

– О да! Предполагается, однако, что праведный священник и понятия не имеет о таких делах. – Хордат достаточно вытерпел от высокородного святоши и не мог дождаться, когда они наконец расстанутся. – Мы тратим бесценное время на пререкания, когда нам брошен вызов и мы стоим перед лицом реальной опасности. Давайте обдумаем, как нам действовать дальше, чтобы выиграть эту жизненно важную битву, начатую с излишней поспешностью.


Брина резко обернулась, заслышав знакомый звук: деревянный посох с кристаллом ритмично стучал по каменному полу туннеля и направлялся к ней.

– Дедушка, как ты нас нашел?

Старый колдун вышел из темноты, не обращая внимания на коренастого саксонского стражника с широким обнаженным мечом, блестевшем в свете смоляного факела.

– Подумать только, ты спрашиваешь меня об этом после всех этих лет и после всего, чему я тебя учил! – Глиндор не стал тратить времени на то, чтобы рассмотреть маленькую пещеру и ее скудную меблировку, он только гневно затряс своей белой гривой. – Как ты могла усомниться в том, что я легко узнаю об этом с помощью колдовства?

– Я никогда не сомневалась в твоих способностях наложить любое заклятие. – Брина двинулась навстречу столь неожиданно прибывшему гостю. Улыбка на ее лице была жалкой. – Просто твое могущество лишний раз доказывает, как малы мои собственные способности, – она криво усмехнулась. – Я спела молитву-заклятие против вторжения, а ты так легко проник сюда.

– Гм, – тихонько проворчал Глиндор. Он решил, что ему здесь не рады, поэтому и не хотели впускать.

Опасаясь задеть достоинство колдуна, Брина поспешила объяснить: она пыталась воспользоваться заклятием, чтобы никто вообще не смог сюда войти.

– Я пыталась защитить нас от злой колдуньи. Я боялась, что она попытается нас отыскать, чтобы закончить дело, начатое другими.

– Она придет, – согласно кивнул Глиндор с ясным выражением лица. – Я звал ее, и она придет.

Брина была потрясена тем, что дед, которого она так любила, намеренно вызвал к ним злую фурию. Она давно привыкла к быстрой смене его настроений. Всю жизнь она сталкивалась с тем, что принимаемые им решения были непонятны для нее, и тем не менее оказалась не готовой к этому неожиданному поступку, совершенному с какими-то таинственными намерениями.

– Хм, – пробурчал он, но на этот раз в его голосе была редко проявляемая им нежность. – Я знаю, что делаю. Или ты сомневаешься, правильно ли я понимаю сообщения, полученные без помощи слов?

– Нет! – тотчас же воскликнула она, но уголки ее губ озабоченно опустились. – Просто моя неспособность воспринимать подобные сообщения вводит меня в заблуждение, меня одолевают необоснованные страхи.

Глиндор грустно улыбнулся. Он пожалел, что набросился на женщину, которой за последние несколько недель и без того досталось много неприятностей. Он крайне редко обнаруживал свою привязанность к ней, но сейчас протянул руку и погладил ее темные кудри, нечесанные с тех самых пор, как она появилась здесь и не покладая рук трудилась, чтобы спасти своего любимого.

– Как дела у Вулфейна?

Ласковый тон старика, назвавшего ее мужа по имени, очень удивил Брину.

– Он сдает, – мрачно ответила она, – в первые часы после моего прихода он словно ожил. Я уже начала надеяться, что он быстро поправится. Но ночью он заснул таким глубоким сном, из которого мне не удалось его вывести ни лекарствами, ни молитвами.

– Подобно Ане? – вопрос был задан тихо, но Глиндор знал, что произошло с его правнучкой.

– Да, как Аня, – в голосе Брины слышались боль и печаль. – Его тело заживает хорошо, но дух его уходит.

– Ясно. Видно, Гита узнала о его ранении и наложила такое же заклятие и на него. – Черные глаза колдуна пылали негодованием. – Но как Ивейн избавил Аню от ее влияния, так и я уничтожу заклятие, наложенное на Вулфа. Именно поэтому я избрал это место для моей последней битвы.

Брине стало стыдно, что она хоть на мгновение усомнилась в том, зачем дед разыскал их тайное убежище. В следующее мгновение она уже пыталась преодолеть внутренний конфликт, грозивший разорвать ее надвое: с одной стороны, она испытала огромное облегчение оттого, что дед способен освободить Вулфа от пагубного влияния Гиты; с другой стороны, ею овладела глубокая печаль – победив в битве, которую он давно предвидел, дед покинет ее навсегда.

Видя ее замешательство, Глиндор твердо, но очень ласково упрекнул ее, напомнив о другом:

– Для того чтобы одержать победу и спасти Вулфа, мне нужна ясность ума. Только в этом случае у меня будет достаточно энергии, чтобы управлять силами, помощь которых мне потребуется.

Брина поняла, что этими словами он не только пытался ее утешить. Он хотел, чтобы она ушла. Более того, она должна была увести с собой стражника-саксонца. Видимо, неверие в могущество друидов могло бы стать серьезным нарушением течения природной энергии, необходимой для выполнения важной задачи.

Однако покидать пещеру даже в сопровождении могучего Седрика с обнаженным мечом наготове было небезопасно. Чтобы не мешать Глиндору, достаточно отойти в другой конец туннеля на небольшое расстояние от старого колдуна.

Несмотря на то, что мысли Брины были заняты предстоящим делом и битвой, которую предвкушал Глиндор, ее позабавила реакция Седрика на предложение пройти с нею в туннель, оставив Глиндора наедине с Вулфом. Судя по тому, как резво Седрик поднялся и зажег еще один факел, стражник испытал явное облегчение оттого, что может хотя бы на время отойти подальше от колдуна, так неуютно он чувствовал себя рядом с ним. Он, несомненно, слышал разговоры о таких необъяснимых вещах, как колдовство и заклятия, и побаивался Глиндора.

По мере того, как Брина с Седриком отходили дальше в темноту, которую не мог разогнать даже свет факела, позади них разгорался странный свет. Хотя Брина и не могла видеть поднятый вверх посох Глиндора, она знала, что именно свет кристалла, вправленного в ручку посоха, освещал темный туннель. А ее дед тем временем снова и снова повторял странные слова. Его голос становился все более могучим, все более глубоким. Вскоре Брине показалось, что от этого голоса начали дрожать даже мощные каменные стены.

Затем туннель вновь погрузился во мрак, теперь его освещал только факел. Мучительные опасения вновь овладели Бриной, и она вместе с Седриком быстро пошла в пещеру.

Хотя Вулф по-прежнему лежал пластом, он улыбнулся любимой женщине. По его сияющей улыбке и блеску в зеленых глазах Брина поняла, что опасность миновала. Он еще не поправился, но обязательно выздоровеет. Он протянул руки, и она упала в его объятия.

Глиндор ждал, поглаживая длинную белую бороду и наблюдая за нежной встречей. Через несколько минут он прервал их:

– Близится назначенный час, и я ухожу, чтобы встретить то, что предназначено мне судьбой.

Брина осторожно высвободилась из ласковых объятий Вулфа и неохотно поднялась, словно желая отсрочить его уход и тем самым оттянуть неминуемый конец.

– Сейчас тихо, но скоро поднимется буря, – спокойно говорил Глиндор. – Не рискуй выходить во время бури, оставайся в этом убежище, жди, когда снова наступит тишина. Потом приходи ко мне. Я буду еще в состоянии попрощаться с тобой.

Брине очень хотелось обнять старика, но она знала, что он неловко себя чувствует при подобных порывах.

Она была очень благодарна Глиндору за то, что он сделал для Вулфа, и только подумала шагнуть к нему, как он скользнул в темноту с такой поспешностью, какую трудно было ожидать от человека его возраста. Брина погрузилась в глубокую меланхолию.

Вулф потянулся, взял за руку свою убитую горем жену и ласково ее утешал. Лишь одна слезинка успела скатиться по щеке женщины. Она упала на колени возле человека, крепко привязавшего ее к жизни. У нее было много причин быть благодарной деду, ведь он так много дал ей: принял девочку-сироту в свой дом, позднее испросил у тайных сил право передать ей свои знания. А теперь, несмотря на то, что долгие годы отказывался признать Вулфа, спас ему жизнь. И вот наконец он отправился сражаться против угрозы не только владениям Вулфа, но и всему друидскому наследию.


Глиндор стоял во мраке леса, позади потайной пещеры. Глаза его были закрыты, он терпеливо ждал. Он чувствовал тишину окружавшего его леса, слышал в слабом шелесте листьев первые признаки надвигавшейся бури. На его губах появилась спокойная удовлетворенная улыбка. Слишком долго пришлось ему ждать этого кульминационного момента в своей судьбе. Он приветствовал прохладный ветерок, развевавший его бороду, как будто это был флаг, сигнализирующий о его присутствии.

Необычайно быстро ветер усилился, завывая с почти первобытной яростью. Капли дождя падали на поднятое кверху лицо старика, а он, прищурившись, старался разглядеть первые признаки наступления предсказанного события.

Раскат грома прокатился над головой Гиты, и она смело вышла из глубокой тьмы между высокими деревьями. Густые пряди ее распущенных волос взвились вихрем в такт буре. Она считала, что седые пряди в ее черных волосах – знак ее связи с темными грозовыми облаками и яркими росчерками молний, а точнее, с ничем не ограниченной яростью всех первозданных сил, источником ее могущества.

– Ты хочешь бросить мне вызов? – спокойно спросил Глиндор.

Он оставался недвижим, хотя его черное одеяние трепал ветер. Казалось, что даже лед, который обычно блестел в его глазах, растаял и превратился в небольшие лужицы.

– Разве я не дала тебе это понять, по своей воле вызвав бурю? – в глазах Гиты пылал опасный огонь. Она взмахнула рукой, и широкий рукав темного платья взвился, поднятый порывом вызванного ею ветра.

– Да, – спокойно согласился Глиндор. И с легкой улыбкой добавил: – Но то, что ты в состоянии вызвать, я в состоянии усмирить.

Он медленно поднял руку с раскрытой ладонью. И хотя шторм продолжал бушевать, вокруг Глиндора воздух застыл. Его черная одежда и седая борода были неподвижны.

– Неужели? – воскликнула Гита, не желая удивляться столь несложному колдовству, сотворенному престарелым друидом, наверняка потерявшим с течением лет свою силу.

Ее смех был таким же буйным, как и буря. Ей хотелось распалить свой гнев, который она считала еще одним признаком своего могущества. Она хотела как можно сильнее разъяриться, чтобы заставить своего противника выйти из себя. Она принялась его дразнить.

– Всем известно, что из-за недостатка способностей ты потерял сына в битве при Винвейд-Филд!

Это был злобный выпад, но Глиндор давно научился не реагировать на подобные удары. Он гордился своим могуществом мага и однажды позволил себе поддаться на провокацию и возбудить гнев природы. Это была ошибка, за которую он заплатил жизнью сына. Преподанный урок был суров, но запомнился на всю жизнь. Он научился многое выдерживать.

– Это правда. – На губах его появилась спокойная улыбка. – Именно поэтому овладение искусством стало целью моей жизни… и именно поэтому я во всем преуспел.

Густые брови Гиты сошлись на переносице, ее ярость можно было сравнить с яростью раскатов грома. Она прошипела:

– Твои слова похожи на хвастовство!

Улыбка Глиндора стала шире. Гита дала волю своему гневу. Требуя такого же гнева от природы, она воздела руки к небу, которое было более темным, чем обычно. Вызванные Гитой тучи полыхали разрядами молний.

Находясь в эпицентре бури, Глиндор был недосягаем для нее. Вокруг него образовалось небольшое пространство полного покоя. Он начал тихонько напевать, медленно поворачиваясь, а его голос все увеличивал силу и мощь, и от этого голоса пространство покоя становилось все больше и больше. Гита отступила, чтобы не принять поражение от человека, который, к ее огромному удивлению, оказался в состоянии подчинить себе все источники ее силы. Хуже того, это поражение она потерпела от знаменитого колдуна, прославившегося своим странным темпераментом не меньше, чем творимыми чудесами. Ярость захлестнула ее, и она предприняла последнюю попытку разрушить спокойствие, являющееся источником силы противника, и тем самым предотвратить свое сокрушительное поражение.

Визгливый голос колдуньи стал еще выше. Гита использовала самые страшные заклятия, вызывая силы, таящиеся в темной глубине земли. Молнии били в землю у ее ног, и она направила силу их ударов на Глиндора.

Глиндор искренне радовался. Именно этого момента он и ждал. Медленно поворачиваясь, он вынул из сумки, висевшей на поясе, медальон Гиты – черную эмблему власти друидов-перевертышей. Когда женщина направила на него смертельные удары молний, он поднял амулет вершиной треугольника вверх и держал его перед собой обеими руками.

Молнии Гиты теперь били в треугольник и, многократно усиливаясь, отражались от него и вонзались в злую колдунью.

И вдруг женщина исчезла. Крик ее еще некоторое время эхом отдавался в лесу, затем угас.

Глиндор прошел вдоль наружной стены пещеры и сел неподалеку от входа. Измученный битвой, он был доволен, он чувствовал, что давно обещанный покой зовет его, ждет его, но не спешил ответить на этот зов, желая побыть в этом мире еще немного.

Как только нечеловеческий крик колдуньи угас вместе с бурей, Брина вышла из пещеры и увидела необычное зрелище. Казалось, вся природа радуется поражению Гиты: стояла глубокая ночь, в безоблачном небе блестели звезды, но птицы оглашали воздух радостным пением и к их торжествующему хору присоединялись голоса других животных.

Задумчиво улыбаясь, Брина обнаружила Глиндора неподалеку от входа в пещеру. Опустившись рядом с ним на колени, она обеими руками взяла его морщинистую руку.

– Брина, умоляю, не горюй обо мне. – Он стиснул ее руку и сурово посмотрел на нее. – Я бы предпочел, чтобы ты отпраздновала одержанную мной победу. Это было сделано ради всего доброго на свете. Гиты больше нет.

Брина кивнула, но не могла унять боль в сердце: она лишалась его поддержки и любви, хотя он, пожалуй, стал бы отрицать последнее, произнеси она это вслух.

– Я хочу сказать тебе вот что: ты хорошо выполняешь свое предназначение. Оно рано открылось тебе и проявилось в сочувствии всем больным созданиям, нуждающимся в твоем таланте целительницы.

К радости Брины, что дедушка смог пробыть с нею еще некоторое время, прибавилась радость от его слов, что он гордится ею и уверен в правильности выбранного ею пути. Брина плакала.

Помолчав, Глиндор сокрушенно признался и в ошибке:

– Твой отец погиб по моей глупости. Это причиняет мне страшную боль, и я был неправ, когда требовал от тебя слишком многого. Мне повезло, что ошибки мои прощены. – Улыбка его стала более теплой, но голос становился все слабее, словно то, что он говорил, было сказано уже по пути в другие миры. – Ивейн прекрасно сможет меня заменить. – После каждой фразы он делал глубокий вдох. – Мой посох я обещал ему… Он заслужил его и сумеет разумно его использовать… Чтобы не допустить и мысли о поражении, я оставил его в туннеле… Прошу тебя отдать его в руки Ивейна.

Брина чувствовала, что он ускользает от нее. По щекам ее текли слезы, но она не стеснялась их.

– Я должен рассказать тебе еще кое-что до того, как я обрету свободу… – Теперь его голос превратился в шепот, и Брина наклонилась к его губам, чтобы расслышать. – Мне следовало бы догадаться… – Он еле заметно покачал головой. – Но все было окутано злом… Только сейчас…

Брина поняла, что, пока он дожидался ее прихода, злое колдовство рассеялось и он получил какое-то сообщение. Она ласково нахмурилась. Что еще могло быть связано с поражением Гиты? Она подумала, что, вероятно, с уходом старшей колдуньи младшая не представляет опасности. Она не хотела думать об Элис, но это от нее не зависело.

– Сходство между Ллис и Элис… а также между Элис и Ивейном. Здесь дело не в том, что кто-то принял образ другого… Было трое детей, трое близнецов.

Брина была поражена. Она слегка откинулась назад. Дед был прав. При их способности слышать тайные голоса им всем следовало бы догадаться. Друид, отец Ивейна и Ллис, был благословлен, а кое-кто мог считать, что и проклят, тремя детьми.

Брина хотела спросить что-то еще, но веки Глиндора, похоже, стали такими тяжелыми, что он уже не смог их поднять. И она не хотела терять последних минут его жизни:

– Дедушка… – Он умирал, и она уже не могла больше думать ни о чем, кроме прощания. – Ты всегда будешь жить в наших сердцах и в наших делах.

Ласковая улыбка появилась на губах Глиндора, и он наконец обрел тот покой, которого так долго ждал.


Стояла глухая ночь, но Адам не спал. Ему все еще не удалось сбросить напряжение после трудного дня. Он лежал без сна в своей темной спальне. Связанного Саксбо поместили в крохотную спальню Ани, а девочка вместе с Мейдой перешла в спальню родителей. Дюжий Пип, не желая допустить побега узника, дремал на матрасе у входа в импровизированную тюремную камеру. Вооруженные жители деревни стояли на страже у двери с внешней стороны.

Адам был поглощен размышлениями о своих заботах, но тем не менее уловил тихие рыдания за стеной, у которой стояла его лежанка. Он прекрасно знал, что там спала Ллис. Сам факт, что она была совсем рядом, стал для Адама причиной многих бессонных ночей.

Он слышал боль в голосе девушки и не мог от нее отмахнуться, потому что опасался, что причинил эту боль сам – он не забыл ни того, что произошло той ночью на холме, ни того, как он отдалился от нее наутро. Всего лишь несколько часов назад, беседуя с Ллис, он понял, что с его стороны было глупо сомневаться в этой девушке. Она была добра и обладала верой и мужеством. Теперь он знал это. Ее любовь растопила броню его сердца. И он сдался.

И не важно, кто или что было причиной ее горя, он знал, что должен утешить любимую. Опасаясь за ее доброе имя, он постарался выйти из своей спальни очень тихо и так же тихо вошел в ее каморку и закрыл за собой дверь, чтобы они могли остаться наедине в комнате, освещенной только слабым сиянием угольков в крошечном железном горшочке.

Погруженная в свою печаль, Ллис не заметила, как он вошел. Она осознала его присутствие только тогда, когда он осторожно взял ее на руки. И вот она уткнулась мокрым от слез лицом куда-то между шеей и широким плечом, а он прислонился к стене, разделявшей их комнаты, и нежно укачивал ее, прижимая к груди.

Постепенно успокаиваясь, Ллис осознала, кто пришел, чтобы утешить ее в печали, и крепче прижалась к любимому.

Адам чувствовал изменение ее состояния. Он запустил пальцы в ее густые черные кудри и ласкал их, пока она не повернула к нему лицо. В глазах ее стояли слезы. Адаму было больно видеть ее в таком состоянии. Боясь, что он является причиной ее слез, он тихонько спросил:

– Почему ты плачешь?

– Глиндора больше нет. – Слова сопровождались тихим всхлипом.

Адам был смущен этим заявлением и слегка нахмурил бронзовые брови.

– Ну да, он рано ушел, ты еще спала. – Конечно, старый колдун был ее наставником, но вряд ли она плакала из-за его ухода.

Ллис покачала массой спутанных черных кудрей и глубоко, прерывисто вздохнула:

– Он перешел в лучший мир.

– Откуда ты знаешь? – Уже задавая вопрос, Адам знал, каким будет ответ.

– Я чувствую это, – улыбнулась она сквозь слезы, но даже эта слабая улыбка обрадовала Адама. – Я чувствую это здесь.

Он видел, как Ллис приложила ладошку к сердцу. Точно так же Брина объясняла, откуда она знает о ранении Вулфа. Но на этот раз он не сомневался в достоверности подобных знаний.

– Ты веришь мне? – спросила Ллис, надеясь, что это так, но все же опасаясь обратного.

Он кивнул, и на его золотых волосах мелькнул слабый отсвет тлеющих углей.

– Независимо от того, чему меня учили, я видел достаточно, чтобы поверить в это.

Ллис не была уверена в том, как следует понимать его слова, как похвалу или оскорбление, и он успокоил ее:

– Я вырос, веря в то, что христиане являются носителями правды и защитниками добра. В то же время предполагалось, что язычники погрязли во всех мыслимых и немыслимых грехах. Мне и в голову не приходило, что может быть и третье мнение об этом, – тихо говорил он в темные мягкие волосы. – Однако через несколько недель после того как я приехал в Трокенхольт, я узнал об обычаях друидов и понял, что не так уж просто отличить добро и зло.

Эти его слова напомнили ей о конфликте, предсказанном Ивейном, и она задрожала.

Не зная об обязанности, возложенной Ивейном на Ллис, Адам неправильно истолковал причину ее огорчения. Он решил, что она вспомнила свой вопрос о его матери и о его ответе на него, а также о том, как он оттолкнул ее после волшебной ночи счастья, проведенной ими на холме.

– Я был не прав, что не ответил тебе, когда ты спрашивала о моей матери.

Ллис хотела заверить его в том, что ему не нужно ворошить болезненные воспоминания: уж лучше оставить их при себе. Но его пальцы закрыли ей рот.

– Мне едва исполнилось десять лет, когда родился мой брат Элфрик. – В ласковой улыбке Адама чувствовался оттенок горечи. – Но еще до того, как его отлучили от груди, наша мать оставила нас.

Ллис ахнула и откинулась назад. Она была поражена таким ужасным поступком. Улыбка Адама потеплела. Потом он продолжил, но лицо окаменело:

– Язычники моей расы не считают семейные узы столь священными, как христиане. Для язычников брак – это всего лишь временное соглашение, которое может быть расторгнуто по инициативе одного из супругов. – Адам помолчал, его руки невольно сжались в кулаки. – Мой отец женился на моей матери по христианскому обычаю, но она сбежала с язычником, и с тех пор мы о ней ничего не слышали.

– Теперь я понимаю, отчего ты считал всех женщин жадными и эгоистичными.

Адам саркастически улыбнулся, продолжая свой рассказ:

– Это было только начало. За всю свою жизнь до прибытия в Трокенхольт я не видел ничего, что могло бы изменить мое мнение о женщинах.

Сердце Ллис дрогнуло. В нем затеплился слабый огонек надежды: возможно, теперь его мнение изменилось? Во всяком случае, в его словах был намек на это. Потом он упомянул монастырь, который был как-то связан с его необъяснимой неприязнью к ней. Она внимательно слушала.

– Когда я приехал в монастырь Уинбюри к брату, меня представили друидской колдунье по имени Элис. Она была злой, но такими были для меня все женщины. Эта женщина жестоко смеялась, когда епископ рассказал мне о мнимом самоубийстве Элфрика. – При этих болезненных воспоминаниях глаза Адама загорелись огнем. – После ранения меня привезли в Трокенхольт. Очнувшись, я обнаружил, что за мной ухаживает та же самая женщина. Причем ухаживает с притворной нежностью, как мне тогда показалось.

– Но в монастыре была не я, – прошептала Ллис. Она была благодарна ему за разъяснение, и в то же время ей было больно за него. Желая утешить возлюбленного, она инстинктивно погладила его щеку.

Адам поймал ее руку и запечатлел жаркий поцелуй на нежной ладони.

– Да, это была не ты.

Теперь он знал, что эта женщина, способная на сострадание, была в состоянии исцелить не только физические раны, но и душевные.

– Я прошу у тебя прощения за то, что мне потребовалось столько времени, чтобы разглядеть тебя сквозь туман моего горького прошлого и понять, каким благословением ты являешься для меня.

Взволнованная словами, которые она никогда не надеялась услышать, Ллис обняла его за сильную шею, погрузила пальцы в золотые волосы, наклоняя его голову к себе. А ему не нужно было другого повода, чтобы прижаться губами к ее сладостным устам.

Адам опасался, что жгучее желание сделает его грубым, поэтому он оторвался от ее губ, стараясь сдержаться, чтобы проявления его чувств к нежной и прекрасной женщине были ей приятны. Он откинул голову и закрыл глаза, чтобы не видеть обольстительных форм, но ее губы продолжали пылко целовать его шею, спускаясь все ниже. А когда ее маленькие пальчики отпустили его волосы и занялись завязками ворота, он ласково отстранил ее и сам снял одежду, разделявшую их.

Синие глаза завороженно следили, как из-под туники появляются могучие мускулы, поросшие светлыми завитками волос. Еще до того, как он небрежно откинул одежду в сторону, она протянула руку, чтобы погладить крепкую широкую грудь, вздымавшуюся так тяжело, что она ощущала силу его желания.

Содрогаясь под ее ласками, Адам заключил ее в объятия. Языком он приоткрыл ее губы, жадно впитывая их сладость. Она таяла, желая большего, стараясь теснее прижаться к нему.

Со счастливой улыбкой Адам целовал ее щеки и шею. Она выгибалась под его жаркими прикосновениями, пока он старался освободить ее от платья, но платье оказалось упрямым, а его пальцы вдруг стали неловкими и движения неуклюжими, что было очень странно для опытного мужчины. Такого с ним никогда не случалось.

– Я хочу ощутить тебя всю, прижаться к тебе всем телом, как мне это виделось во сне и чудилось днем.

Слыша его тихое рычание, Ллис трепетала от желания, и когда Адам наконец-то справился с платьем, она была так же довольна, как и он.

Его руки гладили пышные груди Ллис, она тихо вздыхала, придвигаясь ближе к нему, а когда его пальцы сжимали нежные соски, мучительный стон блаженства исторгался из самых глубин ее существа.

Она все более пылко отвечала на его ласки. Пламя страсти полыхало в крови Адама. Его губы оставляли огненный след на щеках Ллис и настойчиво искали ее губы для новых упоительных поцелуев. Она все сильнее прижималась к его телу, и ему было приятно ее ничем не сдерживаемое желание, такое же сильное, как его собственное. Он лег на спину и, держа за плечи, приподнял ее. Несколько мгновений она была неподвижна. Желание светилось в янтарных глазах, он окинул взглядом эту восхитительную плоть, потом опустил ее так, чтобы коснуться ее сосков губами.

Трепеща от наслаждения, Ллис опустила тяжелые веки, повернула голову и черные кудри упали Адаму на лицо. Ему становилось все труднее сдерживаться. Он опустил ее на матрас, приподнялся над ней и несколько мгновений смотрел на возлюбленную, все еще не веря, что мучительные сны и восхитительные воспоминания стали явью.

Лежа с закрытыми глазами, Ллис ощущала его жаркий взгляд, словно физическую ласку. И ее желание было так велико, что она была не в силах скрыть то, что было для него очевидно.

Когда Адам вытянулся рядом с Ллис, она прильнула к нему так же естественно, как весной тает снег. Молча исследовала она волнующие сочетания твердых мускулов и жестких волос, потом перешла к его плечам. Ощущение его могучего тела доставляло ей несказанное удовольствие. Своим маленьким острым язычком она рискнула попробовать на вкус его кожу, как он пробовал ее. Грудь его тяжело вздымалась, когда она проводила по ней губами. Чувствуя, как растет его желание, она становилась смелее.

Наслаждаясь ее прикосновениями, Адам сдерживал порыв вонзить в ее податливое тело свою до боли жаждущую плоть. Но, когда она дошла до плоского мужского соска, он положил ее на себя и, обхватив руками атласные ягодицы, прижал ее бедра к своим.

Она содрогнулась, из груди ее вырвался стон. Полностью отдавшись ослепительным ощущениям, Ллис выгибалась в руках Адама, вонзив ногти в его шею и молча умоляя дать выход пленительной муке. Но Адам так давно жаждал ощутить каждый дюйм ее тела, что теперь его ласки были неистовы. Он гладил и дразнил ее, пока она не застонала от невыносимого желания, не уступающего его жажде. Только тогда он ласково положил ее на спину и лег сам поверх стройного тела.

Ллис крепко охватила ногами его бедра. Он ответил ей мощным движением, слившим ее жаждущую плоть с его собственной. И обольстительная колдунья уступила могучему очарованию любви. Адам крепко прижимал ее к себе, и их тела двигались в горячем ритме страсти. Восторг был таким ошеломляющим, что Ллис все крепче прижималась к источнику этого ни с чем не сравнимого наслаждения. Но вот напряжение стало просто невыносимым и взорвалось ослепительными искрами.

Счастливые, они уплыли по течению дивного сна, забыв обо всех грозивших им опасностях.

ГЛАВА 18

– Ну да, – согласился Пип, энергично кивая и спокойно глядя в глаза своему лорду. – У меня новость огромной важности, иначе я не стал бы вас беспокоить.

Небо на востоке едва начинало светлеть, и Пипу очень не хотелось будить своего господина, тем более что принес он плохую весть и медлить было нельзя.

– Тогда говори, что тянуть!

Хотя Пип позвал его чуть слышно, не будь чрезвычайных обстоятельств, Адам счел бы его поведение грубым. И, конечно, момент был не очень подходящим, ибо Адаму хотелось еще немного полежать в блаженном покое. Он чувствовал себя таким умиротворенным и счастливым! Хорошо еще, что Ллис спала и не слышала, как он при свете единственного уголька искал свою одежду, разбросанную в спешке где попало. Как можно тише ступая, он вышел из комнаты, натягивая через голову тунику – факт, который сам по себе говорил о многом.

Пип поспешно доложил:

– Под покровом ночи прибыло подкрепление и заняло позиции за наружной стеной.

Пип старался не проявлять любопытства, однако в глазах его что-то блеснуло, и он бросил взгляд на закрытую дверь комнаты, откуда вышел Адам. Конечно, для размещения пленного принца пришлось сделать некоторые перемещения обитателей дома, но он не был уверен, что эти перемещения затрагивали лорда Адама и прекрасную колдунью.

Адам прищурил золотистые глаза, услышав новость, которой он ждал, хотя и не предполагал, что все произойдет так быстро. Он сказал:

– Пусть те двое, что стоят на страже снаружи у двери, останутся здесь охранять Саксбо, а ты пойдешь к воротам и скажешь часовым, что я скоро подойду.

Адам торопился заняться делами, но в его комнате оставались обувь и куртка с металлическими кольцами. Любопытство Пипа было довольно безвредно, но Адаму не хотелось давать ему пищу, выйдя полуодетым из одной комнаты и зайдя за одеждой в другую. У верного стражника могли быть подозрения, но не более того, и Адам не собирался возбуждать новых.

После ухода Пипа Адам быстро подготовился к предстоящему неприятному делу и пошел по деревенской улочке к воротам. Как и вчера, он поднялся по крепкой деревянной лестнице наверх, чтобы взглянуть на вражеское войско.

Но теперь перед ним были не две группы юнцов, без особой пользы блокирующих ворота. Теперь стены Трокенхольта со всех сторон окружали войска, ранее стоявшие лагерем у монастыря.

Он узнал двух предводителей: один из них некогда был человеком сугубо мирным, другой имел богатый опыт ведения войны. Они очень отличались друг от друга, но жажда власти и богатства связала их воедино. Оба они рассчитывали править, подчинив себе слабого короля. Они молчали, чтобы Адам, временно замещавший Вулфа, понял: его положение безнадежно.

– Будешь сдаваться? – Хордат был менее терпелив, чем епископ, и не желал тратить время на бесполезное молчание.

Улыбка Адама была воплощением холодного цинизма:

– С какой стати?

– Чтобы спасти собственную шкуру! – крикнул Хордат.

– Я ценю вашу заботу обо мне, – насмешливо сказал Адам, – но я еще в состоянии сам позаботиться о своем здоровье. Не моя жизнь сейчас должна вас беспокоить.

Хордат презрительно вздернул подбородок и выпрямился так, чтобы его крупная фигура приняла грозный вид.

– Похвальба не защитит тебя от моего меча!

– Разумеется нет. Да я бы этого и не хотел. Я с удовольствием приму твой вызов биться один на один. – Улыбка Адама стала еще более циничной и вызывающей. – Но поскольку твоя угроза относится к лорду Вулфу и его владению, – Адам принял огорченный вид, – мой почетный долг требует, чтобы я отбросил личную гордость и предупредил тебя, что платой за мою жизнь или жизнь любого человека внутри этих стен станет жизнь вашего ребячливого принца.

– Да мы можем спалить все эти стены вместе с деревней! – Уилфрид терял выдержку. Он не желал воспринять предупреждение Адама. – Когда вы в панике будете пробиваться сквозь огонь, мы спасем Саксбо.

– А вы уверены, что он все еще жив? – насмешливо спросил Адам. О такой возможности Хордат с епископом, стремившиеся спасти Саксбо, не подумали. Одна эта мысль подрывала их веру в свой план. – Как вы объясните смерть Саксбо его отцу, нашему королю? – Адам взглянул проницательными глазами на нечестивого епископа.

Было видно, что лорд не шутит. Затем он нанес второй, тщательно нацеленный удар.

– А если принца, которого вы собирались посадить на трон, не будет, как же вы надеетесь получить власть?

– А вы-то как объясните смерть Саксбо? – с хитрым видом спросил епископ, уверенный в том, что возвращая этот вопрос презренному врагу, который был жив только благодаря неудаче подосланных им убийц, обеспечивает себе прекрасную защиту. – Если Саксбо умер после того, как вы захватили его в плен, вам будет еще труднее объяснить его смерть.

– Вовсе нет, – тряхнул золотой головой Адам, – это будет очень просто: достаточно поведать королю о темных делах епископа, включая убийство невинного монаха.

Глаза илдормена Оукли вспыхнули тем опасным огнем, который Уилфрид помнил еще со времени их стычки в монастыре. Епископ не отшатнулся, но выражение его лица стало мрачным – он понимал, что король Эсгферт охотно поверит всему плохому, что будет сказано о нем.

Адама позабавил презрительный взгляд, брошенный Хордатом на своего союзника. Поэтому он намеренно добавил:

– Я также рассказал бы королю о том, как Хордат, человек, которому его господин доверил своего сына, не только довел слабовольного мальчика до предательства, но и позволил ему разорять добрых людей Трокенхольта, нападая на них в лесу. Не говоря уже о трусливой попытке убить лорда Вулфейна, одного из доверенных илдорменов короля Эсгферта. А ведь Вулф жив. Он сможет показать шрам и сам расскажет о предательском нападении Саксбо.

– Вовсе нет! – Из толпы, стоявшей у стен Трокенхольта рядом с Хордатом и епископом, выступил тоненький, как тростиночка, воин и стал между своими начальниками. – Вулфейн мертв или же скоро умрет, независимо от того, как искусно лечат его раны! – С этими словами воин снял шлем, и по его плечам рассыпались черные кудри колдуньи. – Гита погубила его, использовав свое огромное могущество.

Неожиданно Адам понял, что Ллис опять стоит рядом с ним и смотрит на осадившие их войска, на этот раз гораздо более опасные.

– Ты ошибаешься, Элис, – тихо проговорила Ллис.

Проснувшись, она обнаружила, что Адам ушел, и узнала, что им грозит новая опасность. Она поняла, что наступил момент, о котором ее предупреждал Ивейн, – она должна вступить в борьбу со своим зеркальным отражением.

– Гиты больше нет, – в голосе Ллис чувствовалась жалость к Элис, которая так же, как и сама Ллис, осталась без наставника. – Мой приемный отец жив и скоро вернется домой, к народу Трокенхольта, и ни ты, ни эта армия не в силах этому помешать.

Элис охватила волна дикой ярости, что очень ее обрадовало. Она не стала тратить сил на отрицание.

В ответ она запела необычную песнь, поначалу удивившую ее спутников. Но по мере того как звуки становились все громче, налетели сильные порывы ветра, испугавшие окружающих.

Голос Элис превратился в рев, он взметал пыль и клонил траву у ног людей, собравшихся у палисада. Какие-то необычные вихри вздымали и трепали одежду солдат в самых разных направлениях. Вместо ярких красок долгожданной зари появились темные тучи; словно под действием размахивающих рук, они помчались навстречу друг другу и сталкивались, высекая молнии и громыхая раскатами грома. При виде такого могущества зрители на некоторое время онемели.

Ллис тоже была поражена. Но только на мгновение. Она вспомнила о том, как был уверен в ее силах Ивейн, вспомнила, как он предупреждал ее: чтобы победить и рассеять тьму, она должна доверять не себе, а гораздо более могущественным силам. Ллис трижды повторила песнь, обращенную к восходящему солнцу.

Грозовые облака замедлили свой бег и даже начали рассеиваться, и Элис пришла в еще большую ярость, что усилило действенность ее команд.

Разделенные совсем небольшим расстоянием, две столь похожие женщины смотрели друг на друга не мигая. Для Адама сходство между женщинами было символом различия между ними. С одной стороны – доброта и свет, с другой – зло и тьма. И хотя единственным оружием, которым обладали эти женщины, были их голоса, в их столкновении Адам чувствовал большую опасность, чем в звоне стали.

Голос Ллис был высоким, а исполняемая ею мелодия брала за душу, хотя слова ее были непонятны собравшимся. Однако все внимание зрителей было приковано к ней, к ее поднятым к небу рукам с раскрытыми ладонями, словно ожидающими появления с небес необычного дара. Потом она сложила пальцы над головой, образовав магический треугольник, указывавший вершиной на просвет между таявшими облаками, края которых позолотил свет зари. И словно в ответ на ее просьбу взорам присутствующих открылось замечательное зрелище.

Люди испытывали благоговейный страх, у них перехватило дыхание, когда они увидели, как по небу, на котором уже начали гаснуть звезды, двигалась необычная звезда. Сияние ее рассеяло последние облака. Яркая Утренняя звезда с длинным хвостом пересекла бесцветное небо.

Ллис опустила руки. Невыразимо прекрасная песнь с ее непонятными словами замерла, и наступила тишина. Робкий шепот превратился в радостные ликующие крики защитников Трокенхольта. В душе Ллис шевельнулось сочувствие, когда она увидела, что Элис лежит ничком на утоптанной земле.

Адам ощутил сострадание Ллис к своему врагу, и это еще больше убедило его в том, каким благословением для него является нежное чувство к этой невероятно прекрасной девушке. Он понял, что сделает все возможное, отдаст все, что имеет, ради того, чтобы она всегда была рядом с ним. Различия в их происхождении и духовном наследии ничего не значили по сравнению с его любовью к ней. По правде говоря, будучи свидетелем ее битвы против темных сил, предсказанной двумя колдунами, он теперь вообще не видел этих различий. Христианская вера говорила ему о борьбе между добром и злом. Ллис боролась ради той же прекрасной цели, что и он. Его рука проскользнула под темную массу кудрей, он ласково обнял девушку за плечи и прижал к себе. Ллис была рада этой молчаливой поддержке и благодарна ему. Несмотря на ее только что пережитое горе и брошенный ей вызов, на который она должна была ответить, ее трудная битва благополучно завершилась, а это означало, что Адам в безопасности и ему больше не угрожают темные силы.

Двое молодых людей, стоявших в узком проходе на стене, смотрели вниз. Было ясно, что собравшиеся у стен войска уже не представляют угрозы Трокенхольту. Воины беспорядочно отступали, бормоча проклятия в адрес тех, кто неверно выбрал союзников: ведь их колдунья потерпела неудачу, и этим они обязаны епископу, который призвал ее на помощь. Клятвы в верности тщеславным руководителям были с легкостью нарушены. Никто не желал отвечать за преступление. Но толпа, собиравшаяся осадить Трокенхольт, не успела рассеяться. Она оказалась окруженной большим войском во главе с королем Эсгфертом.

Уилфрид и Хордат, предавшие короля, оказались беззащитными, и их немедленно взяли под стражу воины, хорошо владевшие мечом. Хордат зарычал, когда ему связали руки за спиной, а епископ сощурился и смотрел на своего царственного противника глазами, полными злобы. Он молча дал клятву отомстить.

Адам был удивлен неожиданным прибытием королевских войск, но улыбнулся всаднику, который снял шлем, открывший седые волосы, блестевшие на солнце столь же ярко, как и его собственная золотая грива.

– Ваше величество, – поклонился ему Адам, – временно заменяя Вулфейна, я покорнейше прошу вас пожаловать в Трокенхольт.

Король Эсгферт тепло улыбнулся илдормену, хотя Адам был владетелем земель, расположенных далеко отсюда.

– Я благодарю тебя за то, что ты сберег Трокенхольт для его владетеля и мое королевство для меня.

Он уже хотел расспросить Адама о красавице, которую тот ласково прижимал к себе, но его прервал шум отворяемых ворот. Адам помог Ллис спуститься на землю.

Королевские стражники закончили связывать предателей, а те безмерно огорчались, что не покинули своих начальников чуть-чуть раньше. Позднее пленников, скованных длинной цепью, доставят к королю и им будет назначено наказание.

Ллис и Адам, стоя у открытых настежь ворот, приветствовали спешившегося короля.

– Вы быстро прибыли, сир. – В улыбке Адама не было цинизма, который король привык считать неотъемлемой частью его натуры.

– Мы ехали всю ночь. Боюсь, что наши кони устали гораздо больше, чем мы.

Король удрученно погладил аккуратно подстриженную бородку.

Адам кивнул, и взгляд его упал на знакомое лицо молодого колдуна, стоявшего позади короля. Для того, чтобы король смог появиться здесь так быстро, Ивейн должен был проделать путь ко двору с невероятной быстротой.

Улыбка Ивейна была спокойной, но его глаза искрились весельем, потому что поведение Адама было необычным и выдавало его любовь к прекрасной колдунье.

Адам перевел взгляд на короля и увидел, что тот смотрит на покрасневшую Ллис с неподдельным интересом. Когда внимательный взгляд короля переключился на него, Адам понял, что от него ждут формального представления, хотя Ивейн несомненно говорил королю о своей сестре.

Адам кивнул и с гордостью подчинился молчаливому требованию. Свет Утренней звезды, все еще не угасшей на небосклоне, блеснул на его золотых волосах.

– Это мой сеньор Эсгферт, король Нортумбрии. А это, сир, Ллис, моя волшебница, которую вы, если мне повезет, еще много лет будете встречать в Оукли.

Ллис взглянула на Адама и утонула в его золотистых глазах, в которых сияла нескрываемая любовь к ней.

– Мы с Ллис уже встречались. – Эсгферт с любовью смотрел на своего воина, и его забавляло, что этот некогда излишне циничный человек попал в ласковые тенета не просто женщины, а колдуньи! – Она тогда была ребенком и, возможно, меня не помнит, но я ее не забыл.

Адам удивленно заморгал, но потом на его губах появилась понимающая улыбка.

Ну конечно же, трон Эсгферта был спасен много лет назад «великой смертью птиц». Это была битва, победа в которой была одержана колдовством друидов.

– Итак… – Эсгферт видел, что Адам понял, что он имел в виду. – Я знаком с ее замечательными талантами. Хотя мне кажется, что ты гораздо лучше меня понимаешь, какую ценность представляет эта девушка. Не сомневаюсь, что ты считаешь ее настоящим сокровищем.

Пока Адам с королем прошли в дом, чтобы обсудить события последних дней и планы на будущее, Ллис велела перенести Элис в свою спальню. Потом она принялась руководить приготовлениями к гигантскому праздничному пиру, в котором должны были принять участие король, его армия и весь Трокенхольт.

Благодарные жители деревни весело помогали в этом деле. На козлах под открытым небом были устроены столы, протянувшиеся по единственной деревенской улочке от дома владетеля Трокенхольта до ворот. Еда была простой и обильной, приготовленной от души, и должна была доставить удовольствие пирующим.

Когда солнце после дневных трудов начало опускаться за горизонт, жители Трокенхольта уселись за невероятно длинные столы. Во главе первого стола сидел король. Справа от Адама сидела Ллис, слева, к удивлению короля, Пип и Мейда.

В начале пира король встал и предложил тост:

– И опять, Адам, я так тебе обязан, что никогда не смогу с тобой расплатиться. Однажды ты спас мне жизнь, теперь – мое королевство… хотя в этом тебе очень помогла прелестная колдунья, что сидит рядом с тобой. За лорда Адама и прекрасную Ллис!

Король поднял драгоценный кубок, и все присутствующие последовали его примеру. Адам обнял сильной рукой Ллис за плечи и прижимал ее себе, пока пили тост.

Мейда очень нервничала и поглядывала на короля со страхом в глазах: ведь она была его рабыней.

Король почувствовал настроение женщины и нахмурился: ее нервозность была неуместна на подобном пиру. Король решил, что предательство сына не помешает ему праздновать, ведь он уже отправил его очень далеко на север, на родину варваров-пиктов, к родственникам своей покойной жены. И все же эта женщина его настораживала.

Адам видел, что Мейде не по себе, видел он и как нахмурился король. Он улыбнулся. Сейчас в его душе было больше покоя и счастья, чем за всю его жизнь, и он хотел помочь своему стражнику, взявшему в плен Саксбо, осуществить заветное желание его сердца.

– Я хотел бы обратиться к вам с просьбой, сир. Эсгферт удивленно поднял брови. Хотя король был многим обязан этому человеку, в отличие от других, состязавшихся друг с другом, выпрашивая должности поближе к трону, Адам никогда не обращался к нему с просьбами.

– Что бы ты ни попросил, я должен дать тебе в благодарность за то, что ты сделал для меня.

Адам отрицательно покачал головой, ему была неприятна сама мысль о том, что он выполнял свой долг ради того, чтобы что-то получить взамен. Такие отношения между сеньором и вассалом ему не нравились.

– То, что я прошу, это не плата за выполнение долга, а скорее подарок друга.

Адам еще больше вырос в глазах короля после этих слов. Эсгферт ласково улыбнулся и кивнул седой головой, держа в руке почти пустой кубок.

– Рабыня Мейда является вашей собственностью, хотя вы отдали ее Саксбо, – спокойно сказал Адам. – Одолжение, о котором я вас прошу, – это ее свобода.

Эсгферт был поражен. Он взглянул на колдунью, которая была так прекрасна, что, казалось, ее красота воистину сияла. Неужели Адаму нужна другая женщина?

Взгляд Ллис сразу потеплел, когда она услышала просьбу Адама, но она видела, что король смущен, и вмешалась в разговор:

– За те дни, что я провела здесь, я привыкла к этой девушке и была бы очень признательна вам, если бы вы смогли порадовать меня ее обществом.

– Она ваша, рабыня или свободная, как хотите. – Эсгферт улыбнулся и пожал плечами, глядя на Адама и Ллис.

– В таком случае Мейда поедет с нами, когда мы соберемся вернуться в Оукли, как свободная женщина… вместе с моими людьми.

Пип издал радостный вопль и, не смущаясь, обнял Мейду, улыбка которой могла бы превратить ночь в день.

Пир продолжался, вино, как и эль, лилось рекой. Эсгферт уже рассказал Адаму о том, что отправил своего глуповатого, вечно причиняющего неприятности сына на север. Теперь, нимало не смущаясь тем, что все могли его услышать, он объявил, что решил отправить Хордата в ссылку за Северное море. Адам знал, что король предпочел бы заключить Уилфрида в тюрьму, а не отправлять этого отнюдь не праведного церковного служителя на корабле в Рим, к его святейшеству Папе. Уилфрид клялся Папе в верности, но ни Эсгферт, ни Адам не верили, что этот человек вообще имеет понятие о верности.

Позже, когда было выпито множество рогов с элем и опорожнено множество бутылей вина, столы сдвинули, освободив место для танцев.

Ллис вскоре обнаружила, что с ней желает танцевать чуть ли не каждый мужчина в деревне, равно как и большинство воинов короля. Кружась в вихре танца, она мельком видела, как Ивейн танцевал с Аней на руках. Девочка смеялась, нежно склоняясь ему на плечо и обхватив руками его шею. Было уже поздно, но никто не спешил заканчивать празднество. Смеющаяся, но уставшая от танцев Ллис была рада, когда Адам пришел и освободил ее из рук очередного партнера – плотного крестьянина, который охранял Саксбо.

Выведя из беспорядочной толпы гостей, Адам утащил Ллис в темный уголок кузницы Мелвина, где заключил ее в объятия и принялся страстно целовать. Но ему недолго удалось заниматься этим неотложным делом.

– Ллис, очень прошу, можно тебя на минуточку? – раздался голос Ивейна.

Она почувствовала, что Адам сжался не просто оттого, что им помешали, но оттого, что рассматривал ее брата как возможную помеху для их союза. Ллис ласково погладила нежной рукой сильную руку под тонким шерстяным рукавом. Только сейчас она поняла, что все эти дни было так много событий, что у нее не нашлось времени подумать, какова может быть реакция Ивейна, когда он узнает о ее любви к саксонцу.

– Брат… – нерешительно начала она, но Ивейн тотчас же перебил ее. Он был очень восприимчив к чувствам других людей и сразу успокоил ее.

– Я вижу, что ты счастлива, и я доволен. Несомненно, Адам будет для тебя таким же достойным мужем, как Вулф для Брины.

Ивейн протянул Адаму руку, и тот, уже не колеблясь, пожал ее в знак установления семейных связей.

– Но, Ллис, я пришел поговорить с тобой об Элис… нашей сестре.

Ллис слабо улыбнулась. С того мгновения, как они столкнулись с Элис лицом к лицу в недавнем конфликте, она начала подозревать правду об их родстве.

Ивейн продолжал:

– Я чувствую, что должен покинуть тебя и отправиться на помощь Брине. Я побуду там до тех пор, пока Вулф не сможет вернуться сюда. Поэтому я решил прежде всего поговорить с Элис. – Ллис кивнула, признавая правильность его действий. – Гита тоже была нашей родственницей, точнее, нашей теткой, – говорил он. – Отец знал, что люди боятся тех, чьи жены рожают более одного ребенка зараз. Двое близнецов уже выглядели подозрительно. Но трое детей, рожденных друидской колдуньей под пение магических друидских триад, вызвали бы ужас… и несомненно, семья была бы в опасности. Когда однажды ночью родились мы трое, отец понял, что нужно подумать о безопасности каждого из нас. Поэтому он отнес одну из дочерей своей сестре, жившей далеко от него, надеясь со временем забрать девочку домой… Но, как мы знаем, ему это не удалось.

– Так, значит, это наш дедушка передал Гите тайные знания? – спросила Ллис.

– Ну нет, не совсем. Отец Гиты, друидский колдун, запретил ей учиться, но поскольку в то время она жила рядом и присутствовала, когда он передавал знания друидов ее брату, нашему отцу, она слышала достаточно для того, чтобы что-то понять и запомнить. Элис говорит, Гита очень гордилась тем, что овладела знаниями без помощи наставника. Вот почему она была так уверена, что сможет победить Глиндора.

Две пары похожих синих глаз наполнились печалью при упоминании имени Глиндора.

– И она научила Элис своим методам, – полувопросительно-полуутвердительно сказала Ллис.

Ивейн мрачно кивнул:

– Но теперь, когда наша тетка потерпела поражение, а ты победила те силы, которые она считала неодолимыми, Элис поняла, что ее, в сущности, научили очень немногому. Я предлагал научить ее, как пользоваться ее знаниями во благо, но она теперь боится и предпочла разбить свой кристалл, чтобы навсегда разрушить свою связь с безгласными силами природы. Я видел, как она это сделала.

У Ллис перехватило дыхание. Для нее подобное было бы наихудшим наказанием, но для той, кого учили употреблять кристалл во зло, это могло быть облегчением.

Ивейн продолжал:

– Элис рассказывала о детстве, проведенном на юге. Там она была счастлива, пока Гита не сотворила какие-то заклятия, которые вызвали страх соседей. Они нажили множество врагов, и их дом сожгли. – При этих словах Ллис и Ивейн припомнили печальные события, свидетелями которых они были в юности, и на лице Ивейна проступило огорчение. – Элис хочет вернуться на юг. Я помог ей наполнить заплечный мешок продуктами и светом своего кристалла скрыл ее от глаз окружающих. Я благополучно вывел ее из дому и увел в лес.

Ллис и Ивейн взглянули в глаза друг другу, без слов подтвердив, что считают такое решение правильным.

– Теперь я хочу помочь, чем смогу, Брине и Вулфу. Вы будете здесь, когда мы вернемся?

Адам кивнул, светлые волосы упали ему на лицо.

– Мы останемся здесь до тех пор, пока Вулфейн не вернется сюда цел и невредим. Тогда, поскольку ты единственный друидский колдун, которого я хотел бы знать, я попрошу тебя совершить друидские обряды, необходимые для того, чтобы связать нас узами брака.

Ивейн серьезно кивнул в ответ на его просьбу и исчез во тьме так же неожиданно, как и появился.

Когда Ивейн ушел, они остались вдвоем. Они были одни, по крайней мере, они никого не видели и не слышали. Ллис крепче прижалась к могучему телу мужчины, которого она теперь могла считать своим.

– В течение многих лет, до того как мы встретились, я знал немало женщин, но ни одной не любил. Теперь же я нашел источник такой глубокой радости и бесконечного покоя, каким являешься для меня ты. Я никуда тебя не отпущу. – Нежным взглядом он ласкал красавицу, от души обнимавшую его. – Мы будем навечно соединены по друидским и христианским обрядам. – Ллис чувствовала, что в его голосе вновь звучал привкус горечи, вызванной тем, что его мать оставила семью. Она поклялась себе до конца своих дней стараться заполнить оставленную этой женщиной пустоту и доказать ему, что ему не следует опасаться, что его снова бросят.

– И я буду любить тебя до конца моих дней и даже потом.

Ллис взглянула вверх, и ее синие глаза стали темными, как ночное небо над ними. Адам наклонился, и их души слились в поцелуе.


home | my bookshelf | | Воспевая утреннюю звезду |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу