Book: Сказки темного леса



Сказки темного леса

DJONNY

Сказки темного леса

Вступление, разъясняющее замысел и суть

«Планом творческим своим

Поделись-ка ты с другим,

Как своим делились планом

Братья-сказочники Гримм».

Холодной была осень 93-го. Такой холодной, что я нацепил зимнюю шапку и надел шинель, собираясь на первую в своей жизни ролевую игру. Мне было шестнадцать, а играть я умел только в дурака, три палки, вкладыши, бутылочку и сифу. Эти простые игры все знают, но слухи — а их силу познал каждый — уже донесли до меня кое-что про другие.

Долетавшая до меня в те далекие времена молва утверждала однозначно — волшебный мир есть! Он огромен и прекрасен, а добро и зло в нем представлено ярче, чем в повседневной жизни: зло — не только наркоманами и уголовниками, а добро как-то ещё, помимо отвлеченных понятий. Эти вещи там не смешиваются, как это происходит обычно — зло практически абсолютно, а добро и подавно: увидишь, так ни с чем не перепутаешь! Как будто огромная река властно разделила весь этот мир на два лагеря — на западном берегу покоится предвечный свет, а восточный от начала веков затемнён.

Вышло так, что мы побывали в этом мире, вдоволь наплавались по этой реке, досыта пили и ели на обоих её берегах. Мы кое-чего повидали такого, о чём вам больше никто не расскажет — ни охотники, ни даже опытные рыбаки. Человеческий разум блекнет перед силой подлинных чудес, и не всякая летопись сможет вместить происходящее. Мне немного жаль, ведь рассказ о событиях — лишь слабая тень, и никто не в силах облечь живую реальность в слова. Существует только одно противоядие, то, что способно снова превратить нашу летопись в непосредственный поток впечатлений, заставить картинки двигаться, а ноты звучать — ваше воображение. Так всегда — сказки и истории, как дым, вечно сопровождают пламя, что подчас вспыхивает и окружает дела людей. Многое из того, что случилось, тонет в этом дыму, ясности нет, а все услышанное вами ранее — только неверный отзвук, эхо действительных событий. Ведь память — как художник, и каждому она рисует свои картины.

Я не советую вам судить о подлинности тех обстоятельств, про которые здесь дальше пойдет речь. Может быть, это блажь, навеянная кому-то во время вечернего сна пакистанской шалой, в сути своей — ложь, измышления и неправда. Может быть — летопись отдаленных событий, искаженных глумливым разумом летописца. А может быть, вам станет доступна память прошедших дней, пусть даже это будет чужая память. Ведь если двое смотрят на один и тот же пляж, один — через розовые очки, а другой — в коллиматорный прицел, у этих двоих будут немного разные впечатления.

То, о чем мы хотим рассказать — история людей и мнений, а мы сами — только фокус, линза восприятия, через которую в этой истории преломляется волшебный и удивительный мир. Этот мир — люди, и далеко не каждый из них мечтал попасть на страницы этой книги. Но нам их нисколько не жаль, ведь о том и сказ — про наши отношения с другими людьми. Про то, что было только между ними и нами. Некоторые из этих людей нам дороги, и мы скажем о них с уважением, еще кое-кто не нашел нашей дружбы, кто-то претерпел от нас унижения, кому-то дали пизды, а были и такие, от кого нам самим пришлось опиздюлиться.

Все эти люди так или иначе существуют: может быть, они есть, может — были, а может, как считают буддисты школы Читтаматра, всё это существует лишь как образы нашего ума. И если кому-то не понравится наш рассказ из-за того, что про него там плохо сказано — так впредь ему будет наука. В следующей жизни старайтесь быть лучше, тогда и в сказках о вас скажут хорошо.

Так что написанное ниже, а равно и выше, распространяется на правах волшебных сказок. Это следует понимать так — если пишут: «Алеша Попович половцев побил, а их скарб отнял», то не спрашивают потом: где именно и на территории какого отдела это произошло? И если пишут про сказочных существ, что они ни в чем — ни в питье, ни в наркотиках — себе не отказывают, так это ещё не значит, что сказочные существа призывают употреблять наркотики именно тебя. Нет. Они призывают: если взялся за подвиги, убедись, блядь, что ты в сказке!

Мы предупреждаем: сказки бывают добрые и злые, и какими покажутся вам наши сказки — не знаем. Мы уже начали и дальше собираемся использовать матную речь, ни хуя не побоимся описать сцены насилия, употребление наркотиков и половой акт. Герои сказочных сцен, которые мы собираемся обрисовать, могут высказывать разные, в том числе почитающиеся кем-то неправильными мнения или взгляды. Ни за какую хуйню, которую учинят и о которой сообщат на страницах этой книги сказочные существа, редколлегия не отвечает, если сказочные существа вас к чему-то призывают — не ведитесь, если вам кажется, что этот материал содержит запрещенную пропаганду — завязывайте его читать. Не давайте этого детям и сами не увлекайтесь. Помните основное правило: будь осторожен со сказками, они учат хорошему и плохому, а чему именно — сразу определить трудно. Так что лучше ничему у сказок не учиться, а уж если чему выучился — не жалуйся и на сказки потом не кивай. Вот пример: решил дядя Толя прославиться по примеру папы Карло. А правильного способа не знал, и все сделал неправильно. И хотя сына у него теперь зовут Буратино Анатольевич, сам он не очень-то этому рад.


Сказки темного леса

Между 1991 и 1993. Рассвет над Лориеном

Сказки темного леса

История Инвалида

Вот как Солнцеликий[1] учил о тех строках, что предваряют в некоторых книгах основной текст: «Эпиграфы служат книге тем же способом, каким соль служит пище. Ведь когда человек ест, про соль он не думает — вкус блюда куда интересней! Но без соли это был бы совсем другой вкус».

Honey of Tales
Сказки темного леса

Началось всё в 91-ом, когда мой друг Костян стал захаживать в бардовский клуб «Восток», что возле Владимирской. Там играли песенки и пили портвейн, то есть имел место культурный очаг, под водочку и со струнным аккомпанементом. Среди тамошней публики выделялся один инвалид с сухой ногой и на костылях, отрекомендовавшийся Филом. Он ещё добавлял, бывало:

— Не просто Фил, а Фил — трехногий эльф.

Вот он и понарассказывал моему другу такого, что Костян пришёл в кружок, где мы с ним занимались биологией, и спросил меня:

— Толкиена читал?

Мой друг чуть ниже среднего роста, зато заметно крепче меня. Спортшкола и правильные товарищи по двору — вот те факторы, которые изначально сформировали его мнение и взгляд на вещи. Характерной его чертой я назвал бы непримиримость — он из тех, кто старательно ищет повода для ссоры. Нельзя сказать, чтобы это всегда шло ему на пользу — к четырнадцати годам у него на голове было как раз четырнадцать шрамов. Но даже те, кому повезло выйти из схватки с ним победителями, не могли похвастать, что эта победа досталась им легко.

— Толкиена? — автоматически переспросил я, а затем добавил: — Нет.

Мы сидели в каптерке павильона Росси, что стоит на улице зодчего с таким же именем. Эта улица через сто метров от павильона упирается в Невский проспект и универмаг «Елисеевский».

— Надо прочитать, — объяснил мне Костян. — Если прочитаем быстро, то впишемся в тему, о которой можно только мечтать. Вся жизнь по-другому пойдет.

— Но это точно? — спросил его я. — Неохота зря ничего читать.

— Инвалид клянётся, — ответил мне Костян, — что всё так и есть. Он, собственно, должен сейчас зайти.

— В чём тема-то? — перебил его я.

— Ну, — задумался мой друг, — так и не скажешь. Навроде как ездят люди в лес, там делятся на коллективы и дерутся.

— Охуеть, — удивился я, — а зачем в лес-то ехать? Вон, у меня в районе — зайди в Болото или в Листву.[2] И пизды получишь, и часы снимут. И не надо ехать в лес.

— Ты не понял, — терпеливо объяснял мне Костян, — ни про какие «пизды» речь не идет. Поедем с тобой…

— Ты ебнулся, друже, — остановил его я, — нам двоим там голову снимут, в лесу. И до больницы ты, когда тебе опять башку разобьют, уже не доедешь. Не ездят на такое вдвоем.

— Ты меня, — разъярился мой друг, — будешь слушать, дебил? Это такая специальная тема. Но пока мы понять этого не можем, потому что инвалид сказал — сначала надо прочитать Толкиена.

— Что читать-то, — смирился я, — и где взять?

— «Властелин колец», в районной библиотеке должен быть.

— Забито, — согласился я, — веди, показывай своего инвалида.

Мы вышли в парк через заднюю дверь, оставив позади всё — зал, где препарируют лягушек, стеллажи с книгами и ряды парт. Там остались наши прошлые увлечения — моя орнитология и гидробиология Костяна. Двери распахнулись, и я увидел занесенные снегом ступеньки, а на них — щуплого человека, опирающегося на пару костылей. Он кутался в светлую болоньевую куртку и курил, ожидая, пока мы выйдем. Со страху мне показалось, что инвалид старше нас лет на пять.

— Фил, трехногий эльф, — представился он мне.

— Ваня, — отрекомендовался я.

— Ну давай, — предложил ему Костян, — рассказывай.

— Тут вот в чем дело… — начал инвалид, ловко усаживаясь прямо на край мраморного парапета. Выходило по его словам следующее — что я усвоил скорее тезисно, нежели целиком. Во-первых, существует книга Толкиена «Властелин Колец». Возле этой книги инвалид кружил долго, но, так как книги я еще не читал, то понял про неё мало. Второе — есть люди, которые уже читали эту книгу, например, инвалид. Это мне показалось правдоподобным. Дальше инвалид сообщил: такие люди устраивают мероприятия, называющиеся «хоббитские игры», тема эта новая, ей едва ли несколько лет.

Суть темы в следующем: каждый выбирает себе роль по душе (но не любую, а из представленных в произведениях Толкиена), а затем где-то в лесу отстаивает свои интересы с помощью мечей, топоров, щитов и копий. Всё это нужно сделать самим, с помощью разнообразных подручных средств. Бои там, разъяснил инвалид, как бы понарошку — мечи и остальная снасть деревянные, бьют вполсилы, так что смертоубийства вроде бы нет. Но, и на это инвалид особенно напирал, совсем неумехам там делать тоже нечего. Нужно, объяснил он, уметь всем этим драться.

— Знаете, как фехтовать? — под конец спросил он.

В школьном возрасте из-за непрерывного и весьма насыщенного общения со злонамеренно настроенными сверстниками обостряется наблюдательность. Становится ясна необходимость наличия внимания к собеседнику. Я был достаточно внимателен, и мне показалось: задав свой провокационный вопрос, инвалид заранее приготовился услышать удивленное «нет». Но вышла лажа.

— Так знаете, или нет? — на всякий случай переспросил Фил, заметив некоторое наше недоумение, выразившееся в том, что я уставился на Костяна, а он — на меня.

— Умеем, — решительно ответил Костян.

— Ясное дело, — поддержал его я.

Тут дело было в чём: многие родители берут за правило отягощать детей всевозможными секциями и кружками. Нынче мы с Костяном посещали биологический кружок, а незадолго до этого занимались фехтованием — я три года саблей в «Мушкетёре», а Костян четыре года рапирой в секции при ДТЮ. Так что мы полагали, что знаем, как фехтовать. Об этом мы прямо заявили инвалиду.

— Что, — рассмеялся он, — спортивное фехтование? Это полное уродство, с дракой палками не имеет ничего общего.

Я был с инвалидом совершенно согласен, только не понимал — зачем он нам про это рассказывает? У нас в секции тренер лупил всех, кого ни попадя, спортивной саблей, а по некоторым дням — палкой. Разница между этими вещами была очевидна мне с детства, я даже полагал себя в этом вопросе компетентнее инвалида. Он ведь сам спросил: знаем ли мы, как фехтовать? Почему не спросил тогда: знаем ли мы, как драться палками?

Мы бы тут же ответили ему, что за павильоном у нас припрятаны сухие колья толщиной в руку, примерно по полтора метра длиной. Иногда кто-то привязывал их к деревьям, а мы отвязывали и прятали за павильоном. В погожие дни мы выходили с ними и колотили друг друга ради веселья и для пущей радости жизни. Инвалид был полностью прав — со спортивным фехтованием здесь мало общего.

— Так бы сразу и сказал, — заявил ему я, — что нужно будет палками драться. Это мы тоже умеем.

Наша дерзость, похоже, разозлила инвалида.

— Ничего вы не умеете. Вот, — Фил встал и поднял костыли, — смотрите.

Он начал размахивать костылями вокруг себя, крутить ими, приседать на одной ноге и делать еще много всякого, от чего я лично был в шоке. До того нелепо и странно, если не сказать — глумно всё это выглядело. Но инвалид, похоже, был другого мнения.

— Возьмите ваши палки, — предложил он нам, — и нападайте на меня. Мы с Костяном переглянулись.

— Ты уверен, — спросил Костян, — что этого хочешь?

— А! — воскликнул Фил. — Так вы решились?

Он остался ждать, пока мы сходим за кольями. Когда я доставал из нычки колы, мне пришло в голову спросить:

— Слушай, Костян, так что, реально нужно будет дуплить его кольями?

— Хочешь быть в теме? — строго спросил меня мой друг.

— Ну… — задумался я, представляя, как множество незнакомых людей дуплят в лесу такими вот кольями меня самого, — я не уверен. Хотя наверное…

— Не ссы, — мои сомнения Костян истолковал по-своему. — Что мы, с инвалидом не справимся? Фил занял позицию на ступенях павильона. Угрожающе выставив костыли, он стоял на обледеневших камнях и смотрел, как мы подходим — с одной и другой стороны. Я должен был атаковать первым, с целью отвлечь внимание, и выполнил это так: подскочив, несколько раз ткнул наудачу в инвалида колом. Фил извернулся, принял кол в костыли и мои удары отбил, но упустил время и за Костей недоглядел.

С устрашающей силой ударил мой друг, а своей целью выбрал единственную ногу, на которой стоял Фил. Бил он из-за плеча, по широкой дуге, и удар вышел хороший — размашистый и в то же время резкий, как в крокете.

— О! — только и смог сказать я, когда Фил, взмахнув напоследок костылями, обрушился спиной вниз со ступеней.

— Ну, подходим мы? — спросил Костян, подходя к лежащему. — Нормально?

— Что вы делаете, сволочи, — захрипел Фил, — что же вы делаете?

— А что? — спросил его я. — Что не так?

— И когда мы поедем на игру, — добавил Костя, — скоро?

— Никогда, — ответил нам Фил, — вы не умеете драться. Поняли меня, никогда! Он кое-как поднялся, подобрал костыли и, хромая на обе ноги, поплелся к выходу из парка.

— Но подожди, — пытался увещевать его Костян, — мы же…

— Нет уж, — не оборачиваясь процедил Фил, — это не для вас. Обойдемся.

— Брось ты его, — посоветовал я, — ну его. Сказал же, обойдутся без нас.

— Это мы ещё посмотрим! — ответил мне мой друг, и по его голосу я понял, что он не слишком доволен. — Это надо же! Он повернулся ко мне.

— Всё ты, блядь, виноват!

— Ни хуя себе, — удивился я. — Чем же это я провинился?

— А кто, — спросил меня Костян, — кто предложил дуплить его кольями?

— Я тебе скажу, кто, — отозвался я, глядя на Фила, почти добравшегося до ворот. — Вон кто. Он и предложил.

— Ладно, — признал Костян, — проехали.

— А как же Толкиен? — спросил я. — Теперь, наверное, не надо читать?

— Как знаешь, — ответил мне Костян, — но я думаю, надо. Не один же этот инвалид, подвернется еще кто-нибудь. Будем ждать.



Старуха и её макраме

«Прежде чем стать эльфом, следует перестать быть человеком. Без наркотиков эта задача совершенно неразрешима».

Elvenpath

Прошла пара лет, но не нашлось никого, кто бы пожелал нам помочь. Сказки остались сказками, слухи слухами, а ролевые игры были также далеки от нас, как луна. Но луну мы видели часто, а игры продолжали быть скрыты от нас. Наш первоначальный интерес не угас — как костер, пищей которому служили чужие слова, он продолжал тлеть, ожидая своего часа. Временами, пробираясь в помещение секции фехтования за новой партией эспадонов и рапир заместо сломанных, я думал — когда же уже? Но время шло, и мы, следом за ним, не стояли на месте.

Толкиена мы прочитали, и это сказалось, но было и ещё кое-что: в озере наших интересов открылся ключ, вот только воды в нём не было. Мы начали запой, которому суждено было длиться всю ближайшую десятилетку — и этанол вобрал в себя, преломил и растворил всё, чего мы касались. Алкоголь стал для нас другом и защитником, ибо подлинно сказано: «Всё — ты, и ничего без тебя».

Спиртное вошло в нашу жизнь стремительно и мощно — словно распахнулись ворота рая, отпустившие на волю бешеный ветер и ослепительный свет. Еще вчера мы были просто увлекающимися детьми, но с сегодняшнего дня начали стремительно взрослеть. Начав пить, мы больше не останавливались, подобно стартовавшей стреле, для которой немыслимо поворотиться вспять и снова вернуться на тетиву.

Я до сих пор помню свой первый глоток спиртного — огненное причастие, навсегда изменившее трогательный мир моего детства. Словно кровь братства,[3] обещающая бессмертие, алкоголь стер наши прошлые жизни, взамен подарив нам по новой. Пройдя рубеж, мы стали смотреть на мир совсем другими глазами, впервые соприкоснувшись с новым для себя чувством — нестерпимой жаждой спиртного. А самые первые наши «алкогольные опыты» были такие.

Под Питером есть такой лагерь — «Зеркальный»,[4] второй по значению пионерский лагерь в стране после знаменитого «Артека». Это чудное место с обширными собственными традициями, где помимо «красных» смен вздумали проводить еще и «зеленые». На несколько таких смен ездили я и мой друг Костян, а также наши коллеги по биологическому кружку — Рыпаленко и Пушкарев. Это были так называемые «зимние смены», когда счастливые дети не только живут, но и «учатся» в лагере. На самой первой смене мы были еще слишком маленькие, чтобы воткнуться в расклад, но на следующий год Рыпаленко привез с собой пять банок сахарной браги. Именно она и заставила нас «проснуться и открыть глаза».

В Зеркальном даже «зеленая смена» не свободна от подозрительных зомбирующих традиций. Важнейшая из них — так называемое «вечернее отрядное дело», когда вожатый собирает отряд в темной рекреации и начинает усиленно промывать детям мозг. Сначала все садятся кружочком, а потом вожатый зажигает в центре свечку и начинает «гнать»:

— Эта свеча символизирует сияющую, чистую душу зеркаленка! — со значением говорит он. — Глубоко вдохните и как бы вберите в себя ее свет! Чувствуете, как он наполняет все ваше тело? Свеча горит сегодня не просто так — она хочет помочь вам рассказать отряду о себе, о своих надеждах, волнениях и тревогах. Выйди вперед, Пушкарев, и скажи нам …

Пока мы были маленькие и не пили, мы велись на это говно, но взращенная на «теплаке» брага быстро расставила все по своим местам. Первый же стакан этой пенящей жидкости освободил наш разум, сделав глаза и уши свободными. Брага потушила неверный свет «зеркалятской души», подарив нам весь мир взамен этого мутного светоча. Вместо него в наших душах вспыхнули пары алкоголя — синее пламя ада, в свете которого россказни вожатых мгновенно потеряли всякую силу.

— Ребята, на отрядное дело! — прогнусавил в один из таких дней местный «шнырь»[5] заглядывая в двери нашей комнаты. — Только вас и ждем, все давно уже собрались! Комната у нас была одна на четверых — пружинные кровати и несколько тумбочек, доверху набитых банками с брагой. Лично мне хватало тогда трехсот грамм, чтобы упиться «в говно», а поллитрой я мог довести себя уже до «полного отрубона». Поэтому слова «шныря» не произвели на нас особого впечатления — мне неожиданно стало похуй не то что на «отрядное дело», а и на самих вожатых и на весь этот ебучий отряд. И, видно, не мне одному.

— Пошел отсюда! — прикрикнул на «шныря» Костян. — Пока мы не встали и не дали тебе пизды!

— Ах вот как! — рассердился «шнырь». — Ну я вам …

Но что «он нам», «шнырь» придумать так и не смог. Мы легко дали бы ему пизды, и «шнырь» неожиданно для себя очень хорошо это понял. Так что пришлось ему убираться ни с чем, а у нас появился опыт отстаивания собственных прав с помощью «угрозы пиздюлей». Впоследствии нам это очень и очень пригодилось. Но в тот раз дело на этом не кончилось.

В Зеркальном у вожатых не принято самим врываться в комнаты к детям и орать.[6] И если уж кому-нибудь дали поручение привести ребят на «отрядное дело», то за неявку «взъебут» в первую очередь нерадивого посыльного. «Шнырь» это знал, потому и принялся нас «заебывать» — открывать дверь на несколько секунд и орать:

— Вы что, блин, не слышали? На отрядное дело!

На третий раз терпение у Костяна истощилось. Вынув из-под подушки финку, он хлестко метнул ее в назойливого «шныря». Метать ножики мой друг умел с детства, так что «шныря» спасло только то, что он вовремя закрыл дверь. Нож пробил тонкую филенку и застрял в фанере аккурат на уроне его лица.

На эту смену с ножами приехала вся наша четверка, а у Костяна была с собой еще и цепь с амбарным замком, пропущенная через ручку от велосипедного насоса. Вскоре нам очень пригодился этот нехитрый инвентарь.

Через два дня меня поймал возле нашей двери какой-то хмырь, года на три меня старше. Это был активист из «красных», которого хитроумные вожатые попросили «повлиять» на дерзких нарушителей лагерного режима.

— Ну, ты! — заявило мне это хуйло. — Знаешь, я могу ударить тебя ногой вот сюда! С этими словами он прикоснулся пальцами к моей голове и сделал «страшное лицо».

— Все понял?! — переспросил он. — А?!

— Хуй на! — спокойно ответил я, так как был всего в шаге от дверей нашей комнаты. — Сейчас мы с тобою поговорим! Тут я трижды постучал каблуком в дверь, как у нас было условлено.

— Что ты … — взбеленился мой собеседник, но ему не дали как следует развить свою мысль. Высыпавшие из комнаты товарищи окружили активиста плотным кольцом, уперев ему в бока лезвия длинных ножей.

— Ну что, сука? — спросил у нашего «гостя» Костян. — Будешь еще нас заебывать? Товарищи по двору успели привить Костяну правильные понятия, так что на людей с «красной смены» он смотрел теперь как на конченую мразь.

— Ага! — обрадовался я, взяв у Рыпаленко из рук мой собственный нож и поворачиваясь к активисту. — Знаешь, я могу ткнуть тебя ножом вот сюда! И сюда тоже!

С этими словами мы принялись приставлять ему ножики к различным частям тела. Активист вяло сопротивлялся, но без особого успеха, так как своего ножа у него не было.

— Не дергайся, а то мы тебя зарежем! — сурово заявил Костян. — Стой спокойно, или тебе пиздец! Зарезать мы бы его, конечно, не зарезали, но активисту неоткуда было об этом узнать. Пришлось ему позорно терпеть унижения от малолеток, благодаря чему мы записали в свои «дневники» еще одно правило: «старше тот, кто с ножом». Так что на время все успокоилось, пока мы с товарищами не придумали ограбить в нашем отряде «сладкое место».

«Сладкое место» — немаловажная вещь для каждого зеркаленка. Это шкаф посреди коридора, куда вожатые складывают отнятую у детей еду — килограммы конфет, мешки пряников и многое другое. По традиции, все это богатство распределяется между членами отряда в равных долях, да вот беда — мы больше не считали наших сверстников «своим отрядом».

Поэтому ближайшей же ночью мы «выставили сладкий шкаф» — выгребли все подчистую, оставив на полках лишь мешок каменного овсяного печенья, валяющийся там еще с прошлой смены. Кому-то это может показаться мелочью, но в масштабах Зеркального ограбление «сладкого места» — это наихудшее ЧП. Хуже будет, если только в старших отрядах запалят на ёбле какую-нибудь неосторожную девочку.

— Произошла трагедия! — толковал на утренней внеплановой линейке один из вожатых. — Кто-то предал своих товарищей и украл всю еду из отрядного «сладкого места»! Есть единственный способ исправить эту беду — выйти вперед и прямо сказать отряду о своей ошибке! Мы даем этому человеку время подумать, а до этой поры весь отряд будет стоять и …

Что это за «и», мы так и не узнали. Потому что Костян тут же шагнул вперед и уверенным голосом заявил:

— Я уверен, что в нашем отряде «крыс» нет! Как вы вообще могли на нас подумать? Несмотря на собственные рассуждения по поводу «актива», Костян занимал в своей школе должность командира отряда. А следовательно, умел говорить с администрацией как бы «от лица всего коллектива».

— И товарищи со мною согласны! — вещал Костян особенным «пионерским голосом», от которого лично у меня слезы наворачивались на глаза. — Я абсолютно уверен, что это сделали ребята из другого отряда!

Такая постановка вопроса сделала задуманный вожатыми «моральный прессинг» невозможным. Вряд ли нам удалось их обмануть, но знать наверняка они не могли, а одних подозрений было явно недостаточно. Так что им ничего не оставалось, кроме как согласиться с Костяном. Ведь в противном случае они бы противопоставили себя «отряду в целом», что для вожатых Зеркального совершенно недопустимо.

На следующую ночь словам Костяна вышло самое что ни на есть конкретное подтверждение. Неизвестные хулиганы ограбили за одну ночь еще четыре «сладких места», причем все — в нашем корпусе. Так что шмон наутро был уже на весь лагерь.

— Некоторые зеркалята стали не такими, как были прежде! — причитала на линейке одна старая мегера из администрации. — Но мы верим, что изменились не все! Я обращаюсь к тем, кто это сделал — осталась ли у вас хоть капля совести?! Пусть самый смелый из вас выйдет вперед и скажет, почему он это сделал! Он не понесет никакого наказания, а мы вместе с другими ребятами будем думать: как помочь этому человеку? Что мы можем для него сделать? Не могу сказать, чтобы тогда мне было легко все это слушать. Это сейчас я могу врать, глядя прямо в лицо следователю, а тогда совесть еще имела надо мной власть. Слова старой суки падали, словно гранитные глыбы, сгибая мои плечи и вбивая в горло предательский ком. Еще немного, и я бы сломался — но тут дух, что сидит на дне бутыли с брагой, заговорил со мной, зашептал мне прямо в левое ухо:

— Воспрянь духом, тебя же просто разводят! — в услышанном мной голосе чувствовалась уверенность и жестокая сила. — Ты отпил от меня, поэтому я убью твою совесть и заберу твой страх! Посмотри, чего ты боялся!

При первых же звуках этого голоса словно судорога прошла по моему телу — один краткий миг, и я полностью изменился. Цепкая совесть разжала холодные когти, с плеч упал многотонный груз, а голос старой мегеры стал просто далеким, ничего не значащим карканьем.

— У нее ничего на тебя нет, она просто тянет время, — твердил голос. — Пока вожатые шмонают все палаты подряд! Но ведь ты к этому готов?!

Разумеется, я был к этому готов. Еще бы нет — все награбленное мы еще вчера спрятали в общей сушилке, а целую кучу фантиков и горсть самых невкусных конфет подбросили в соседний отряд. Так что голос был прав — беспокоиться было не о чем. Когда я понял это, во мне родилось собственное понимание чести — сильное чувство, испытав которое, человек никогда больше не станет самого себя предавать.


Сказки темного леса

На следующий год меня в Зеркальный уже не взяли. Тогда я и мой школьный товарищ Саулин приехали туда как бы на выходные, чтобы тайно гостить в палате у «прорвавшегося» на эту смену Костяна. К тому времени мой одноклассник Ордынский уже побудил меня завязать с брагой и взяться за спирт. Так что мы взяли с собой две литровых бутылки спирта «Royal», здорово переоценив таким образом свои юные силы.

За три дня, что мы провели в главном корпусе, мы довели администрацию лагеря не то что «до слез», а скорее уже «до поноса». Две бутылки «Рояля» для детского коллектива подобны атомной бомбе: и шума много, и убивает наповал. Нас всерьез начали ловить, так что нам с Саулом пришлось бежать из корпуса и скрываться на территории лагеря.

Стояла лютая зима, и, чтобы не подохнуть, мы с Саулом прорубили топорами стену в летний спортзал, забрались внутрь и взялись за обустройство «нашего нового быта». Спортзал находится метрах в четырехстах от главного корпуса, по дороге к озеру — прямоугольное строение посреди привольного соснового леса.

Первым делом мы с Саулиным навалили матов поверх батутной ямы, чтобы получилось некое подобие медвежьей берлоги. В ней можно было жечь костер без опасения, что его свет случайно заметят. Топили мы в основном паркетом и шведскими стенками, а срать ходили прямо на другой конец огромного зала.

Иногда мы пробирались в корпус, чтобы взять еду, собранную для нас Костяном, или спиздить возле столовой бак горячего «утреннего кофе».[7] Все это мы сопровождали такими попойками, что Костяну под конец тоже пришлось бежать из отряда и перебираться на жительство в спортзал. Однажды местный сторож учуял тянущийся из спортзала дымок, отомкнул навесной замок и ворвался в помещение. Спорим, что он и представить себе не мог, какая картина откроется его престарелым глазам.

Огромный зал был пустынен — если не считать нашей «берлоги», от которой на десяток метров тянуло удушливой гарью. Батутная яма была завалена огромным количеством матов, большая часть из которых к этому времени уже прогорела. Паркет вокруг был сорван, обнажая желтые доски, на которых опочили сорванные со стен и изуродованные до неузнаваемости остатки «шведских стенок». Валялось несколько пустых баков из-под «кофе» и целая куча битой посуды. Дальний угол зала больше напоминал общественный туалет — до такой степени мы все там загадили. А больше сторож не увидел ничего, так как мы к этому времени уже успели вылезти через дырку в противоположной стене.

Но перед тем, как окончательно покинуть Зеркальный, мы задумали и осуществили еще кое-что. В лагере есть несколько высокочтимых традиций, причем одна из них связана с расколотым пополам валуном, торчащим из воды у самого берега озера. Этот валун называется «Разбитое Сердце», и местные легенды сообщают о нем вот что: «Тот зеркаленок, который найдет на поверхности Разбитого Сердца „теплое место“, сможет загадать желание, которое в будущем непременно исполнится». Причем «теплое место» следует искать не как-нибудь, а ползая по камню и прижимаясь к нему собственной щекой.

Приближался пересменок — нынче целые отряды зеркалят перли на берег озера, чтобы облепить торчащий из-подо льда исполинский камень. Так что мы с Саулом и Костяном задумали недоброе. Обпившись холодного чаю, мы заняли позицию на берегу озера, совсем неподалеку от Разбитого Сердца. И как только очередной отряд показывался из-за спортзала, мы прыгали на камень и живо «обоссывали» обе его базальтовые половинки.

С прятавшись на берегу, мы с наслаждением наблюдали, как зеркалята прижимаются к камню лицом, силясь отыскать на нем заветное «теплое место». Сегодня у многих это выходило на удивление легко, так как мы старательно подогревали поверхность камня своими струями. Но были и такие, кто быстро воткнулся в не совсем приятный расклад и тут же пожаловался вожатым. Так что в конце концов пришлось нам из Зеркального бежать.

Нужно было спешить, и в ход пошли не только алкоголь, но и транквилизаторы. Особенно транквилизаторы. Мы приобретали их за гроши у одной старухи на площади Мира, перед аптекой. Бабка торговала для виду нитками из картонной коробки, но под ними — димедрол в бумажных пачках, реланиум в лафетках и иногда — красные торпедки с тареном. У старухи была полным-полна коробочка — почти все «зепамы» (нитразепам, диазепам и феназепам), корректоры (паркопан «второй», «пятый» и циклодол), а иногда попадались и антифобийные средства навроде сигнопама. Временами, в хороший день, могло повезти, и старуха вынимала из коробки бодрящий сиднокарб. Маленькие круглые друзья стали нашими постоянными спутниками, и определился даже основной, рабочий метод: бутылка лимонада 0,5 на единицу «Красной Шапочки»[8] плюс шесть таблеток феназепама; циклодол или паркопан добавлять по вкусу.

Кто не пробовал подобный коктейль, может и не знать всех его прелестей. Но тот кто пробовал, знает: после него в голове остается лишь тяжелый сумрак беспамятства, рассеченный на части вспышками каких-то странных, ни с чем не сообразных событий. Эти эпизоды — как дурной сон: то ты тонешь в пузырящемся, ставшем вдруг жидком полу (димедрол), то ловишь в циклодоле вылетающий из ванны таз с бельем, то гуляешь у себя перед домом с собакой, которую никто кроме тебя почему-то не видит.



Один из первых случаев нашего соприкосновения с миром токсикомании был ознаменован наступлением эры тотального ужаса. Это был, конечно, не такой ужас, как, скажем, в «Звездных Войнах». Там всё было покруче — когда створ шахты реактора старые пидарасы из звездосмертостроительного КБ имени товарища Вейдера вывели в приёмную Императора. Но вышло, на мой взгляд, немногим хуже.

Между второй и третьей парой в нашей расчудесной школе по всеобщему располагу был перерыв на обед. Учились мы в отдельном крыле, соединяющем главное здание ДТЮ[9] с театрально-концертным комплексом, по принятой аббревиатуре — ТКК. В подвале последнего располагалась столовая, куда мы ходили каждый божий день, только вот бога не вспоминали. Однажды по пути в столовую мы встретили нашего одноклассника Богдана. С лицом, несущим печать неземного блаженства, он развалился на кушетке в коридоре. В нашем классе Богдан был на передовой, причем сразу по двум направлениям: вряд ли кто лучше него умел налаживать отношения со сверстницами, и он был первый, кто на себе опробовал инъекционную наркоманию. Так что на кушетке перед нами лежал, вне всяких сомнений, весьма уважаемый человек.

— Что это с тобой? — спросили мы, видя (так как имели уже некоторый опыт) что дело нечисто.

— Старуха на Мира, — заплетающимся языком ответил Богдан, — таблетки…

— Что? — удивился я, но Костян, как человек более практичный, спросил:

— Где именно и какие?

Богдан объяснил нам, где именно и какие таблетки. Сидя за чашкой кофе и наблюдая, как все вокруг жрут какие-то витамины, которые целыми пачками скармливало нам школьное руководство, мне пришла в голову свежая мысль:

— Слушай, — предложил я, — пришло время организовать фонд. Мы же, — я обвел рукой зал, — можем глотать всё это прямо здесь, ничего не стесняясь.

— Почему это? — удивился мой друг.

— Витамины! — объяснил я. — Никто ничего не заметит. Никому и в голову не придёт.

Святая наивность! Не понимал я тогда, что невозможно будет не заметить всего того ужаса, феерического и противоправного кошмара, который вскоре начнется. Потому что на собранные с одноклассников деньги мы приобрели у старухи столько таблеток, что разноцветные лафетки полностью закрыли дно Богдановского школьного рюкзака.

Я нашёл нужным выступить с речью:

— Мы, — сказал я, оглядывая класс, — вступаем в новую эру. На хуй нам учиться, если неподалёку есть такая старуха. Налетай, товарищи!

Нас в классе было восемнадцать человек, и среди них нашлись только двое предателей, вернее — предательниц, отказавшихся проглотить горсть белесых колёс и окутаться сумраком, порождающим глобальное непонимание, галлюцинации и чудовищ.

Это было чудное дело, доселе виданное только в сказках. Как будто по взмаху волшебной палочки адского Незнайки целый класс превратился вдруг в ползающих по полу, галлюцинирующих и блюющих животных. Каждый показал себя во всей красе, но описать это я не в силах — сумрак встал надо мной, и я ушел прямо с урока дорогой видений, тёмной тропой.

Трое суток волшебная сила таблеток носила меня по городу, как сухой лист. Я забирался на чердак, чтобы лечь там и лишиться сознания, а приходил в себя в сыром и темном подвале. В ужасе выбирался на свет и не мог понять, где нахожусь. Но я всё равно шёл, а когда не мог идти — полз, разговаривая по пути с какими-то странными существами.

Как я и говорил, всё это не осталось незамеченным. Более того, обстоятельства, наши извечные друзья, совпали так, что это оказалось не только замечено, но и было истолковано самым угрожающим образом. Некоторое время назад мы с Костяном, маясь бездельем и не зная, чем бы себя занять, измыслили вот какую шутку. На листке бумаги мы написали: «В 10 Б классе открыт набор в тоталитарную секту. Секта пропагандирует употребление наркотиков, алкоголя и создана с целью последующего суицида (самоубийства) членов секты. Желающие записаться могут обращаться в 10 Б класс». Полторы недели это объявление, не замеченное никем, провисело на доске возле кабинета директора, словно часовая мина, ожидающая своего времени. Оно наступило, и наш директор, Николай Фёдорович, обнаружил эту записку аккурат под занавес: вроде бы впору посмеяться, да только не хочется. Не уехали еще от школы машины скорой помощи, развозя по больницам притравленных чудесным коктейлем учеников. Было сделано предварительное врачебное заключение, базирующееся на найденных на полу лафетках: отравление элениумом, феназепамом и циклодолом.

Встал вопрос — кто за это ответит? Первым кандидатом оказалась наша классная руководительница, но она в эти дни приболела и не знала, что интересы класса стремительно изменяются — с биологии на токсикоманию.

Тут наши покровители предприняли еще одну манифестацию, подлинно явив свою мощь. Приболев на несколько дней и маясь температурой, наша классная в школе отсутствовала, а вечером приняла на ночь две таблетки элениума. Как следствие этого, на следующий день первые две пары она проспала. Телефон у неё был выключен, и когда наутро она явилась в школу, её встретил Никфёд — с побелевшим лицом и трясущимися руками.

— Где вы были, — спросил он. — Вы знаете, что случилось?

— Ах, — отмахнулась наша классная, ещё не владеющая ситуацией, — я проспала. Это всё, — решила оправдаться она, — элениум, Николай Федорович.

Это заявление почти что добило старика.

На берегах Куивиэнен[10]

«В детстве у меня был плюшевый мишка, толстенький, с печальными и добрыми глазами. Я очень любил его, он был моим другом и товарищем для всех моих игр. Мне казалось, что я слышу его шепоток, что я понимаю его с полуслова, даже выражение его глаз могло о многом мне рассказать. Как-то с утра я взял деревянное ружьё, посадил мишку на табурет и прицелился. Бах, бах! Мишка остался сидеть, но, когда я подошёл, глаза-бусины уже погасли. С тех пор я не дружу с плюшевыми медведями, зато у меня появились другие достоинства».

Сказки темного леса

Мы не забывали о необходимости культурного развития, поэтому посещали некоторые концерты. С нами вместе клубился еще один наш одноклассник, бывший герпетолог из Клуба Биологов по прозвищу Слон — человек редких возможностей, любопытных взглядов и схожих с нашими увлечений.

Высокого роста и мощной комплекции, рыжий как пламя, Слон души не чаял в сгинувшей в бездне времени культуре викингов. И старался, по мере сил, соответствовать этому образу — благо природа наделила его нечувствительностью к боли, физической силой и крепкой, всем на удивление, башкой. Лучше всего его характеризует несколько более поздняя история, рассказанная нам Эйвом. О самом рассказчике речь пойдет потом, а история — вот:

«В Лисино Корпус дело было. Это огромная деревня, на тысячу, а то и больше домов, где мы были на практике от Лесотехнической академии, то есть на лесоповале. И я решил приготовить поесть. Пошел на кухню, она у нас стояла отдельно, в таком маленьком дворике, а Слон, не знаю уж из каких соображений, ходил за мною и все донимал. Он тогда был моим соседом по комнате, в одной палате с ним жили. Он, да еще Боря-казак.

И как я уже говорил, собрались готовить есть, „супокашу“ решили сделать. Я собрал все продукты, что были в комнате, и пошел готовить. Там была тушенка, лук, картошка, макароны — все, что угодно, было. Сытное, наваристое такое, блядь, жранье, которое получилось на удивление вкусным. Много специй было, такая острая, хорошая вкуснятина. А может, конечно, с голодухи показалось все это.

Но готовить невозможно. Потому что в дверях стоит Слон и матюгами меня поносит. То я делаю не так, это не этак. Вот я ему и говорю: „Слон, иди сам готовь, если такой умный“. А он и говорит: „Я, говорит, не умею“. Я ему тогда: „Тогда какого хуя? Сиди и не пизди!“ Но он не успокаивается! Уже на личности перешел: „Ты просто гондон и пес!“ А я, говорит, викинг. В общем довел меня, довел до исступления. А рядом стоит чей-то чайник кипящий, я его схватил и в Cлона метнул — а он ему ровно в грудь! Крышка отлетела, его кипятком всего — ш-ш-ш-ш… И пока он в ступоре стоял, не орал даже (чайник реально кипел), я понял — нужно что-то делать. Потому что в маленькой комнатке, где есть только плиты и посуда, воевать невозможно — Слон серьезно крупнее меня.

Бросился я на него, пока он был в шоке, оттолкнул в сторону и выскочил во двор. А рядом стоит поленница с дровами березовыми. Он схватил одно из поленьев и давай за мной бегать. Вот мы круги по полянке вокруг нашего общежития и нарезали. Я бегал, бегал, бегал, бегал, а потом думаю: чего это я от него бегу? От козла этого, блядь, который бегать не умеет? И давай над ним издеваться: остановлюсь, рожи ему покорчу. Слон, говорю, ты козел, лох и дешевое чмо! И довел его, собственно, до того, что он схватил полено за два конца, заревел и об лоб себе сломал. Вот тогда я и думаю — ну его на хуй. Понял, что если бы он меня догнал, мне бы тут же пришел пиздец. Очень вряд ли, чтобы он меня ударил слабее, чем себя. Убежал я в деревню, далеко, где-то час там отсиживался, а потом в магазин пошел, купил коньячка и вернулся мириться. Вот и помирились».


Сказки темного леса

Неподалеку от станции Рощино протекает река Линдуловка, на берегах которой раскинулась знаменитая корабельная роща. Она образована вековыми лиственницами — очень живописное место, куда мы с товарищами по молодости ездили пить. Однажды по осени со Слоном вышел в Линдуловской роще вот какой случай.

Нажравшись по своему обыкновению «в говно», Слон упал и лежал без движения, не подавая ни малейших признаков жизни. Желая над ним подшутить, мы сорвали с него свитер и рубаху, после чего оттащили на берег Линдуловки и бросили в заполненную водой яму примерно полметра глубиной. Собравшись кругом, мы стали смотреть, как Слон лежит на дне, раскинув руки и почти совсем не дыша.

Постепенно правая половина лица у Слона начала наливаться синевой, а другая — наоборот, принялась стремительно краснеть. Из носа и рта у Слона поплыли вверх крохотные пузыри, а кожа на груди потемнела и покрылась какими-то пятнами. Так что через минуту Слон больше напоминал лежалый труп, нежели обычного человека.

В это время на тропинке вдоль реки появилась школьная учительница с целым выводком малолетних детей. Слышно было, как она назидает своим ученикам:

— Эту рощу заложил еще Петр Первый, основатель нашего великого города. А вон то дерево… Притаившись в кустах, мы во все глаза наблюдали за этой чудесной процессией. Через несколько десятков метров учительница и дети поравнялись с затопленной ямой, а еще через несколько шагов одна из девочек испуганно закричала:

— Елена Георгиевна, там утопленник!

— Что? — удивленно переспросила учительница, но уже в следующую секунду тон ее голоса изменился. — Дети, немедленно отойдите от ямы!

Вопреки собственным словам, сама учительница подошла к яме практически вплотную, а большинство детей сгрудилось рядом с ней. Тут Слон, до этого лежавший совершенно спокойно, наконец-то почувствовал себя не слишком хорошо. Рот его неожиданно раскрылся, исторгнув наружу исполинский пузырь, а сам Слон вдруг вскочил на ноги и бросился из ямы. Это была ужасающая картина. Только что все было спокойно, утопленник с посиневшим лицом мирно лежал на дне ямы — и вот грянул взрыв! Полетела во все стороны вода и палые листья, а над рекой и рощей повис многоголосый крик перепуганных насмерть детей. Надо отдать должное реакции учительницы — она побежала первая и бежала лучше всех, далеко опередив собственных нерасторопных питомцев.


В те времена всю концертную тему (то есть когда и куда пойти) курировал наш коллега по Клубу Биологов, анархист по убеждениям, алисоман и яростный сатанист, меж людьми известный как Антон Крейзи. Это был мой порубежник — обитатель недалёких дворов, житель Болота. В его комнате висел огромный красный флаг с надписью «Алиса», макет револьвера и стальной шар на цепи. Он отличался обширностью связей — знал всех, кого только возможно: музыкантов, людей Системы,[11] анархистов и торговцев наркотиками. Мы были знакомы с ним ещё по клубу биологов (он занимался ихтиологией), где и сдружились на почве вспыхнувшего у меня увлечения наркотиками и сатанизмом.

Я, поскольку воспитывался в христианской семье, к четырнадцати годам уже достиг некоторой упертости в вопросах веры, части церковного догмата полагал непреложными и от сатанизма был, мягко говоря, далек. Так что с того, объяснил мне Крейзи — сатанистами не рождаются. Его власть над умами в те годы была велика, и за небольшое время я сбросил ярмо Белой Веры. Но в полной мере осуществиться замыслу моего друга не было дано.

Сам он в те годы держался проальбигойских[12] взглядов — бог христиан был для него воплощением принципа власти и началом зла, а принцип света воплощала в себе сущность по имени Люцифер.

Вот здесь у нас и случились первые разногласия.

Я полагал так: коли уж я отверг старую веру (начисто и по всем правилам — в А. Н. Лавре молитву наоборот читал, бога хулил и все дела его проклял), так мне теперь прямая дорога в Ад. По словам же Крейзи выходило, что теперь меня примет подлинный свет. Это вызвало у меня оттенки неудовольствия — к чему всё это? А как же Ад?

Поэтому я сформировал собственные взгляды на ситуацию. По ним выходило вот как: коли уж я бога отверг, то ни учиться, ни работать мне больше не надо. Начало света мне остоебенило еще в христианстве, подменять понятия (Бога на Люцифера) я не позволю, а лучше буду пить водку и употреблять наркотики, так как это и есть прямая дорога в Ад.

Исследовав свои новые взгляды, я оказался ими вполне доволен. Выходило так, что в Аду окажется в результате вся наша компания. А это значит — и после смерти я не буду скучать. Я проконсультировался с некоторыми нашими товарищами, в частности, со Слоном, и нашёл понимание — Слон терпеть не мог христиан за то, что они, по его мнению, устроили против культуры викингов в Норвегии и других скандинавских странах. Мы сформировали свою конфессию, весьма отличную от альбигойских взглядов Крейзи.

Мы решили для себя так: есть или нет Сатана, нам до этого дела нет. Лично я вовсе не затем бросил бога, чтобы служить теперь Сатане. Так что вера наша будет самого насущного толка, а для этого надо пить водку и разучить побольше сатанинских песен, чтобы их орать, таких например:

В Ад, в Ад — лифт на эшафот

Триста тысяч грязных мертвецов везёт.

Кровь, кровь, я выпью твою кровь —

Я видал в гробу тебя и всю твою любовь!

Этот текст «Коррозии металла» и множество ему подобных и стали нашей «азбукой сатаниста» — структурой настолько плотной, что из-за неё не виден был сам Сатана. Узнав про такие наши взгляды, Крейзи пришел в ужас, но такова была его доля — всё оказалось предрешено, и сделать было уже ничего нельзя.


Крейзи позвонил мне в один из осенних вечеров 93-го, и разговор наш проходил так:

— Алло, Джонни?

— Ну, — ответил я, — чего тебе?

— На игру поедешь?

— На какую еще игру? — не понял поначалу я, а потом сообразил. — Да ты что, правда?

— Точно, я всё пробил. Тебе понадобится старая клюшка и пластмассовый круг от детской пирамидки, усек? Есть у тебя такая пирамидка?

— Найдется, — признал я, — но зачем?

— Надеваешь на клюшку круг, получается как бы гарда. Еще понадобятся водка и таблетки, а конопля у меня есть. Решаемо?

— Еще бы, — признал я, — конечно, решаемо. Имеется феназепам в лафетках по пятьдесят штук, а водку найдём. Когда едем?

— Заходи ко мне завтра вечером, и двинем на Финбан. Стрелка в девять у паровоза, поедем оттуда.

— Это куда же? — поинтересовался я.

— Станция Заходское, военный полигон, окрестности Грачиного озера.

— Охуенно, — только и мог сказать я, — сбылась моя мечта. А, это, кем мы едем?

— Эльфами Лориена, — был мне ответ, — кем же ещё?

Я тут же перезвонил Костяну и изложил ситуацию. Он сообщил мне, что прямо завтра поехать не сможет, а приедет к нам в субботу с утра. До Слона я не дозвонился, он уехал на дачу, и тогда я отправился подготавливаться к завтрашней поездке: искать клюшку и пирамидку, собирать рюкзак и клянчить у родителей деньги на поездку (то есть на водку).

Нам повезло с воспитанием. Клуб Биологов и особенно наш кружок «Эфа» регулярно организовывали экспедиции и походы, так что я не видел, в отличие от многих других моих сверстников, проблемы в том, чтобы немного пожить в лесу. А мы не так уж давно расстались с нашей вотчиной — то есть вылетели из кружка и из Клуба с таким шорохом и треском, что нас потом едва приняли в биокласс. Это случилось совсем недавно, в мае этого года, и у этого есть своя предыстория.


Клуб Биологов традиционно, в течение многих лет устраивал в лесах под Лугой грандиозное мероприятие — Зеленую Олимпиаду. Суть здесь в следующем: ещё лежал снег, ещё темными были холодные вечера, а в павильоне Росси уже собирались члены Клуба со всех потоков и направлений. Начинались конкурсы и зачёты, длившиеся почти целый месяц. Нужно было отличиться, чтобы попасть в число тех, кто зачислялся в полевой состав и уезжал в мае на берега реки Ящеры. Там на белых скалах разбивали лагерь, и начиналась сама Олимпиада: зверская череда маршрутов и лесных приключений. И было одно правило, имевшее силу традиции — нужно было пройти через всё это только один раз, чтобы заслужить вечное право ездить на Зеленую Олимпиаду.

Но эта весна стала особенной для нас — мне, Крейзи и Костяну, а также ещё нескольким нашим товарищам неожиданно в этом праве отказали. Теперь уже не узнать, в чём тут было дело, но нам объявили: вместо Олимпиады на Первомай мы должны готовиться к поступлению в биокласс. То есть, говоря проще, нас не возьмут.

Это было ударом, но мы выдержали его. В тот вечер, выходя их Дворца, у нас были невеселые лица — рушился наш мир, но на его обломках создавался новый. Такой, в котором нас больше нельзя будет куда-нибудь не взять.

— Что же это творится? — спросил Крейзи. — Нас предали люди, которым мы верили.

— Что теперь говорить, — ответил Костян, — мы в пролёте.

— Нет уж, — заявил Крейзи, — этому не бывать. Мы поедем, но поедем на другую Олимпиаду.

— На какую это? — спросил я.

— На альтернативную Зеленую Олимпиаду! — пояснил мой друг. — Просто возьмем и поедем!

— Да ну, — оживились мы, — интересно!

— Предкам ни слова, — предупредил Антон, — пусть думают, что всё путем. Надо подготовиться по-нашему, вы меня поняли?

— Чего уж не понять? — ответили мы. — Всё сделаем.

— Мы назовём это Альтернативой, — резюмировал Крейзи, — и так выразим наш протест против этой несправедливости.

Мы стартовали в тридцатых числах апреля, тихо и без лишнего шороха, всемером. Нам составили компанию другие члены Клуба, угодившие в штрафные списки: Ордынский, Рыпаленко и Пушкарев, а также юная девушка по имени Жанна. Мы выехали налегке, имея с собой всё для выражения социального протеста: Красную Шапочку, коноплю и феназепам.

Мы встали лагерем напротив белых скал, на которых располагалась базовая стоянка Олимпиады — через реку от традиционных мест. Там остались наши знакомые и друзья, но река властно отделила нас от привычного мира — мягко, но в то же время неотвратимо. Так мы впервые поняли прелесть обособленной диспозиции: когда мы все здесь, а они все — где-нибудь там. У нас была старая брезентовая палатка, которую мы поставили вкривь и вкось, потому что некому больше было проверять правильность её постановки. Наш берег оказался богат дровами, мы развели костёр и на исходе дня наполнили банку из-под бобов лимонадом и «Красной Шапочкой». Тогда Крейзи запустил по кругу лафетку с феназепамом, а Ордынский — несколько косяков.


Сказки темного леса

Тут и выяснилось, что среди нас есть жадина — причем себе во вред. Феназепам бывает в двух типах лафеток: по десять колес и «пятидесятница». У нас было две лафетки по пятьдесят, и все съели по шесть — все, но не Костян. Сразу этого не заметили, а когда заметили, было поздно. Костя съел двадцать четыре колеса, запил все это из банки, выкурил косяка и ушел темной тропой. Есть по двадцать четыре колеса не очень полезно, скорее — наоборот, так что трудно сказать, где тогда пролегал путь моего друга. Впрочем, всем было на это насрать, и больше всех — самому Костяну. Я сам съел шесть и, лежа у огня, наблюдал, как темнота падает на мир, как меняются предметы и как сам я меняюсь. Волшебная сила тех мест вошла в меня, прорвав завесу воспитания и привычного ума, и никогда уже я не был прежним. И таблетки здесь ни при чём, хотя тогда я думал иначе. Теперь дороги памяти перепутались и, как сказано в Сильмариллионе, «к Куивиэнен нет возврата». Так что мне почти не запомнилась та ночь, и следующий день, и много последующих.

Любой, кто ест такие таблетки, скажет вам: они забирают память, оставляя лишь самое необычное. Несколько дней как бы сжимаются до пары часов, наполненных удивительными вещами. Мы нарушили все возможные условности и как следует выразили свой протест — трахали Жанну на виду всего детского коллектива Олимпиады, со смесью восхищения и ужаса наблюдавшего за нами с противоположного берега в орнитологические бинокли. Всё это было проделано прямо на травке — на прибрежной поляне, прекрасно просматривающейся со скал. Надо отдать должное — не все предались этому блуду. Исключением оказался Пушкарев. Он сидел чуть поодаль, уткнувшись лицом в брошюру о вреде наркотиков и алкоголя. Эту брошюру Пушкарев привез с собой из дома и время от времени цитировал, привлекая внимание коллектива к наиболее ярким местам.

— Первая стадия алкоголизма наступает, — вещал Пушкарев, — если человек начинает употреблять свыше пятидесяти грамм чистого этанола в неделю. Начиная принимать по сто пятьдесят грамм, больной вступает во вторую стадию…

Иногда Пушкарев отвлекался, опрокидывал в себя полкружки спиртового раствора и оглядывал открывающуюся перед ним панораму. Жанна лежала среди подснежников совершенно обнаженная, а вокруг нее собрались товарищи, чтобы по очереди засвидетельствовать леди свое почтение.

— Ого-го! — поощрял нас Пушкарев. — Так её!

Что было потом, я не помню, следующая вспышка сознания была уже на том берегу. В себя я пришёл, глядя, как Крейзи перелезает через реку по упавшему со скал бревну. Он лез довольно споро, пока гнилая кора не отстала от ствола и не провернулась под ним. После этого Крейзи уже не лез по бревну, а висел под ним. Потом кора лопнула, и Антон рухнул в грязь под бревном, у самого берега. Глядя на него, я смеялся так, что сам упал в ту же самую грязь. Так мы и прибыли в базовый лагерь Олимпиады — в грязи и на четвереньках, распевая песни:

— Травка зеленеет, — надрывался я, — солнышко блестит!

— Ласточка с весною, — не отставал Антон, — в сени к нам летит!

— Ааа! — уже вместе орали мы. — Ебанулась об дрова! Наше появление вызвало сначала насмешки, а потом панику и фурор.

— Ну что, — спрашивали мы каждого, почти никого не узнавая, — предатели, не ждали? Уже и этого вполне бы хватило, чтобы вылететь и из Клуба, и из кружка, но на этом дело не кончилось. Многим стало интересно, что с нами такое — а мы ничего не стеснялись и не видели причин скрывать положение вещей.

— Это ещё что, — заявил Антон, — а вот Костян сожрал двадцать четыре таблетки! Двадцать четыре, слышите, пёсьи морды?

Про такое дело услышал один из наших бывших руководителей — Андрей Алексеевич. Обеспокоившись не на шутку, он решил перебраться на наш берег и проверить здоровье Костяна. Но как только Лексеич перелез по бревну и вышел к нашей стоянке, его встретил Ордынский, пьяный «в говно».

— О! — искренне обрадовался он. — Андрей Алексеевич! Пейте!

С этими словами Ордынский протянул Лексеичу жестяную банку из-под бобов, наполненную раствором Красной Шапочки.

— Пейте, пейте, Андрей Алексеевич!

Он предлагал это пойло настолько искренне и дружелюбно, что Лексеич едва нашел в себе силы отказаться. Вместо этого он откинул брезент и полез в палатку, где лежал Костян. Но как только он сунулся внутрь, Костян очнулся от забытья и подал голос:

— Жанна?! Иди-ка сюда!

— Какая я тебе Жанна? — отозвался Лексеич, но толку не было.

— Жанна? — повторял Костян, словно в бреду. — Жанна, это ты?

Ничего другого от него добиться было нельзя. Окружающей действительности Костя не понимал, целиком пребывая в плену назойливых галлюцинаций. Иногда ему мерещилась Жанна, и тогда он начинал ворочаться и кричать. Но подчас волны феназепама уносили моего друга слишком далеко. Тело Костяна расслаблялось, лицо делалось белое — в такие минуты он почти не дышал. Впоследствии Костян описывал субъективное впечатление от этого опыта так:

— Мне казалось, что я еду на эскалаторе в метро. Вроде как еду домой, но когда уже нужно сходить с эскалатора, вижу впереди себя знак «кирпич». И так мне делается странно, что просто слов нет. Доезжаю до него, хочу прикоснуться — ан нет, снова еду на эскалаторе. А впереди этот знак. И так, представляете себе, раз за разом!

Впечатления с той стороны

«Хуево думать, будто бы основные качества эльфов — это сладкие песни, бессмертие и неувядающая красота. Это слишком поверхностный взгляд, как в случае с луковицей, от которой в расчет берут одну только шелуху. Тогда как сама луковица, способная вышибить злые слезы у неподготовленных граждан — это эльфийский менталитет»

Elvenpath

Осенью 93-го мы приехали в Заходское втроём: я, Крейзи и его знакомый Джеф, музыкант из группы «Негодяи». Была пятница, а нашей целью были Региональные Хоббитские Игры, иначе говоря — «РХИ 93». У меня осталось сумбурное представление от стрелки на вокзале и от поездки на электричке — множество незнакомых людей и Крейзи, то и дело о чем-то с ними шушукающийся.

Потом нам показали дорогу, и мы пошли по ней через лес — долго, мимо озера и еще дальше, в сторону военного полигона. От станции до Грачиного километров восемь, но мы одолели их, пробавляясь по пути 72-м портвейном и папиросками с коноплёй.

Солнце село, пока мы еще ехали, и наступила ночь — темная и холодная. Всё, чего она коснулась, тут же померкло, словно подернувшись темным пологом. Лес стал сумрачным сводом, темнота скрыла воды озера, и только одинокий свет костра, что мы разглядели на берегу, боролся с силой этой ночи. Пламя металось, ледяной ветер дул, казалось, со всех сторон, швыряя на установленное неподалеку типи[13] шелестящий ворох облетающей листвы.

— Когда создавался этот мир, — услышали мы сквозь матерчатые стенки хриплый и, как мне показалось, совершенно пропитой женский голос, — я уже училась на третьей ступени школы. И ещё один голос, надломленный и резкий, вторил ему:

— Ты не всё знаешь, Лора. Поверь мне, не всё.

— Какого хуя? — шепотом спросил я у Крейзи. — О чём это они?

— Почем я знаю, — отозвался Антон, подходя ближе, — сейчас выясним. — Эй вы там, в шатре! На секунду всё смолкло, а потом женский голос спросил:

— Ну кто там ещё? Кто такие?

— Мы эльфы, — спокойно ответил Крейзи. — Эльфы из Лориена.

— Да? — раздался тот же голос, а следом за ним из типи появилась толстая баба, кутающаяся в грязное одеяло.

Глядя на неё, я пришёл в ужас — лицо оплывшее и как будто рябое, над верхней губой торчат усики, а глаза маленькие и злые. Без шуток, за всю свою жизнь я не видел ещё такой страшной бабищи.

— Я Лора, — представилась она, — и буду Галадриелью. Сейчас мы в Рохане, Лориен расположен чуть дальше, но стоянки там ещё нет. А вы правда эльфы? Как вас зовут?

— Меня — Крейзи, — представился Антон, — а вот это Джонни и Джеф.

— Это не эльфийские имена, — возразила Лора, — это…

— Много ты понимаешь, — перебил её Крейзи, — в эльфийских именах.

— Много, — ничуть не смутясь ответила Лора, — я всё про это знаю. Садитесь на бревно, я вам кое-что расскажу. Вы ведь первый раз на игре?

Мы уселись кружочком, и я мог наблюдать, как играет свет на наших темных фигурах. Крейзи кутался в черную морскую шинель, у меня шинель была метростроевская, а Джеф щеголял в ватнике. Лица у всех были потерянные, не такой встречи мы ждали от нашей первой игры — во всяком случае мы с Крейзи. Джефу было на всё это глубоко насрать.

— Здесь непростое место, — пристально глядя на нас, сообщила Лора, — хоровод сил. Дороги сходятся и расходятся, миры проникают друг в друга. Опасно заплутать ночью в этих местах.

— Военные? — нашёл нужным уточнить Джеф, не уловивший сути. — Или что?

— Нет, — терпеливо объясняла нам Лора, продолжая гнуть свою линию, — хоровод сил. Дороги сходятся и расходятся… Я слушал её и не мог понять — то ли она сумасшедшая, то ли издевается над нами.

— Как же насчет игры, — решил поинтересоваться я, — насчёт игры-то как?

— Так я вам и говорю, — удивилась Лора, — здесь, в хороводе сил…

— Так, — сказал я Крейзи тихонько, — с нею не договориться.

— Подожди, — перебил меня мой друг, — послушаем, чего она еще скажет.

— Угу, — перебил его я, — всю ночь будем слушать. Эй, Лора, можно у тебя переночевать?

— Нет, — быстро ответила Лора, — у нас очень мало места, сами еле помещаемся.

— «Сами» — это кто? — уточнил я.

— Я и Этцель, — ответила Лора. — Но вы можете переночевать у костра. Есть у вас выпить?

— Нет, — так же быстро ответил я, — денег не было.

— Не успели купить, — подтвердил Джеф.

— А больше ничего нет? — допытывалась Лора.

— Чего, например? — спросил Крейзи.

— Ну, не знаю? — Лора наморщила лоб и стала ещё страшнее.

— Нет, — отрезал Крейзи, — этого тоже нет.

— Ладно, — сказала Лора, внезапно утратив к нам интерес, — я пойду спать. А вы не шумите, поняли?

— Конечно, Лора, — ответил Антон. — Как ты могла подумать? Лора поднялась и ушла в типи, слышно было как она, ворочаясь, устраивается на ночлег.

— Пацаны, — тихо предложил я, когда всё стихло, — давай-ка накатим!

— Давай, — легко согласился Джеф. — И скушаем по чуть-чуть таблеток.

— И покурим, — вставил своё слово Крейзи, а потом добавил: — Парни, вот ведь здорово! Мы же на игре!

— Похоже на то, — согласился я, — только вот эта баба меня смущает. Что-то тут нечисто.

— Забей, — отмахнулся Крейзи, — хуйня это всё!

— Давайте-ка лучше споём, — высказался Джеф, — песню. «Маму».

— О! — поддержали мы. — Конечно, давай.


Сказки темного леса

Костёр метался, раздуваемый ледяным ветром, тени плясали, а мы сидели в кругу желтого света, взяв под руку что придется — поленья, крышки и котелки. Сначала вступил ритм — тихий перестук, а потом Джеф начал:

— Не бей меня, мама, — заунывно запел он, растягивая слова, и мы подхватили:

— Железным молотком по голове. Не бей меня, мама, железным молотком по голове. Не бей меня, мама…

Песня лилась — мне казалось, что горло само выводит нехитрую мелодию. Слова повторялись и повторялись, пока в голове не осталось ни одной мысли — только ритм и речитатив, раз за разом, и еще раз, и еще. Постепенно мы впадали в раж — менялись лица, голоса становился громче, стук усиливался — и песня продолжалась. Бывало, мы пели её по два часа и больше, без перерыва — только смачивали водкой горло, постепенно проваливаясь в подобное трансу состояние, ни черта не видя и не замечая вокруг себя. Но достичь таких глубин сегодня мы не успели, наше внимание привлёк какой-то посторонний звук. Кто-то кричал и матерился из типи, призывая нас заткнуться и перестать стучать.

— Эй, в Рохане, — умолкнув на время, спросил Крейзи, — чего орёте?

— Вы знаете, — спросил в ответ надломленный голос, причем на повышенных тонах, — сколько сейчас времени?

— Сколько? — нимало не смутившись, переспросил Крейзи.

— Три часа ночи, — был ответ.

— Так хуй ли вы не спите? — удивился Крейзи, и мне хорошо было видно, до чего он доволен. В типи на секунду умолкли, а затем вход распахнулся, и оттуда выкатился человек. Он действительно выкатился — кувырком, в одних трусах и светлой рубашке, босой, длинноволосый и вооруженный деревянным мечом. Ему было за двадцать или около того (нам, по крайней мере, он показался вполне взрослым), но меня больше смутил не возраст, а лицо незнакомца. Глаза его были выпучены, рот искривлен, а на лице читался только один вопрос: «Кто посмел?». Перекатившись, он замер — с мечом, поднятым над головой.

— Ну что, уроды, — щурясь на свет, крикнул Этцель (а это был он), — что теперь?

— Действительно, что? — спросил Джеф, подбирая топор.

— Да, чего тебе? — я взял вагу и встал. — Чего ты хочешь?

Тут я заметил еще одну странность: меч у Этцеля был деревянный, но у самой гарды располагались какие-то металлические кольца. В них Этцель просунул пальцы — так, будто держал рапиру с пистолетной рукояткой.

— Что это у тебя, — заинтересовался я, — что это такое?

— Испанский хват, — пояснил Этцель, потихоньку втыкая в не совсем удачный для него расклад. — Ладно, я вижу, вы успокоились?

— И ты успокойся, — предложил ему Крейзи. — Ляг и поспи. Мы пока больше не будем петь — пойдем, пройдемся.

— Куда это? — возмутился я. — На какой хуй…

— Пойдем, пройдемся, — повторил Крейзи, подмигивая.

— Ладно, — согласился я, — мы уходим.

Этцель не стал ждать, пока мы уйдём. Он залез обратно в типи, и слышно было, как он говорит Лоре:

— Всё. Эти щенки всё поняли. Они уходят.

Мы подождали минут десять, в полной тишине. За это время Крейзи приколотил папироску, мы курнули, и появилось самое главное, что необходимо для хорошей шутки — настроение.

— Не бей меня мама, — завели мы заново свою шарманку, когда услышали из типи первый, еще робкий храп, — железным молотком по голове!

— Ну, ебаный в рот, — взвыли из типи, — вы что, не поняли? Вам пиздец!

Орал Этцель громко, но мы уже не беспокоились, так как знали — он совсем не страшный. Мы даже сделали ставки: я и Крейзи надеялись, что Этцель повторит свой фокус с кувырком, а Джеф в это не верил. Зря: Этцель повторил свой маневр почти в точности, только меч теперь держал не над головой, а направив параллельно земле в нашу сторону.

— Ну, чего тебе снова? — опять спросил Джеф, показывая ему топор.

— Не спится? — участливо поинтересовался Крейзи. — Но ты не беспокойся, мы правда сейчас уйдем.

— Да, точно, — подтвердил я. — Уже уходим. Этцель подождал недолго, но в типи всё же залез.

— Уходят они, — доложил он Лоре. — А иначе бы им пиздец.

А у нас назрела проблема: как бы уссыкаться над ним так, чтобы не подпортить себе следующий заход. Этцель долго не хотел засыпать. Пришлось приколачивать дважды и распить бутылку портвейна, прежде чем из типи снова послышался храп.

— Не бей меня мама… — затянули мы снова, и когда из типи снова понесся мат, теперь и Лорин тоже, Крейзи поманил нас в сторону от костра:

— Хорошего понемножку, — посоветовал он, — а то как бы не переусердствовать. Люди мы здесь новые, абы не вышло чего. Потом освоимся и продолжим. Двинули, взаправду пройдемся.

Мы отошли от костра и почесали вокруг озера. Чтобы это сделать, нам пришлось пройти мимо бетонной будки, установленной с тайной военной целью неподалеку от берега.

— Смотри-ка, блядь, — показал я на эту будку, — и правда, военная хуйня.

— То-то я понять не мог, — ответил мне Джеф, — чего они заладили: полигон да полигон. А выходит, так оно и есть.

— Поэтому, — разъяснил нам Крейзи, — и называется: «игровой полигон».

— Это точно? — решил уточнить я, но тут меня перебили.

— Тихо вы, — сказал Джеф, — смотрите.

В темноте мимо будки в нашу сторону двигалось человек пять народу. Ни кто это такие, ни во что они были одеты — в темноте да под таблетками я не сумел разобрать. Когда мы сблизились, один из незнакомцев окликнул нас:

— Эй, вы кто такие? — на голос мне показалось, что говоривший будет здорово постарше меня.

— Сами-то вы кто? — это был единственный своевременный ответ, пришедший мне в голову.

— Я — Величество Эльдарион! — был мне ответ. — А вот вас я что-то не узнаю!

— Мы эльфы из Лориена, — уверенно ответил Крейзи, а затем спросил сам: — Тут ещё эльфы есть?

— Вам надо к Трандуилу, — посоветовал Эльдарион, — сдается мне, вам там будет в самый раз. Это дальше по берегу, мимо Морадана и за него еще метров пятьсот.

— Мимо чего? — удивился Крейзи, но наша встреча уже закончилась: игнорируя все дальнейшие вопросы, Величество Эльдарион со своею свитою удалился.

— Что это может быть такое — Морадан? — выразил Крейзи наши общие сомнения.

— Не «что», — рассудил я, так как внимательно читал Толкиена и особенно приложения, толкующие заковыристую эльфийскую речь, — а скорее «кто». «Морадан» с эльфийского будет — чёрный человек, «мор» — черный, «адан» — человек. По аналогии с дунаданом…

— Заткнись в пизду, — перебил меня Крейзи, раздосадованный моей нотацией. — Я знаю, как переводится «дунадан».

— Как это мы будем, — вклинился в нашу беседу Джеф, — искать ночью в лесу чёрного человека?

— Сказал же тебе Величество Эльдарион, — возмутился я, — это дальше по берегу, пятьсот метров!

— Так пошли, — начал поторапливать нас Крейзи, — хуй ли встали? Страсть как хочу посмотреть на этого Морадана!

Мы двинули дальше и вскорости выбрели на поляну. Сначала мы решили: права была Лора, когда разъясняла нам про хоровод сил! Вроде бы шли мы прямо, никуда не сворачивали, а вышли обратно к Лориному типи. Только потом, рассмотрев всё хорошенько, мы поняли — типи это другое.

— Откуда у них эти шатры? — спросил я, но меня перебил Крейзи. Приблизившись к входу, он осторожно отодвинул полог и тихо спросил:

— Здесь Морадан? Ему никто не ответил, и тогда Антон спросил, уже громче:

— Морадан здесь? Опять тишина была ему ответом, и тогда, не выдержав, Крейзи спросил уже во весь голос:

— Так есть у вас Морадан или нет?

— Ну что вам надо? — донесся из шатра сонный голос. — Посреди ночи?!

— Мы только хотели узнать, — объяснил Крейзи, умевший, если надо, проявить настойчивость, — где здесь Морадан?

— Я Морадан, — ответил голос. — Что вам нужно?

Услышав это Крейзи, одержимый маниакальной идеей рассмотреть Морадана, откинул полог и ступил внутрь шатра.

— Аккуратнее, — послышался тот же голос, теперь недовольный. — Вы наступили мне на руку.

— Ой, простите, — ответил Крейзи, шагая в сторону в полной темноте, но в следующую секунду споткнулся и выругался: — Твою мать, я опять на что-то наступил!

— Да что же это! — донеслось из шатра. — Уберите ноги с моей головы!

— Извините, — ещё раз повторил Крейзи, — я только хотел посмотреть на Морадана. Мы уже уходим! С этими словами Крейзи появился из-под полога.

— Ну, — тихо спросил его я, — ты видел его? Он правда чёрный?

— Там темно, — неуверенно ответил Крейзи, — я не разглядел.

— Пошли отсюда, — не выдержал Джеф, — пошли хоть куда-нибудь. Хоть к Трындиле этому, хоть куда еще. Я уже сыт по горло вашим Мораданом!

— Почему это нашим? — возмутились мы. — С какого это перепоя он наш?

— Пошли, — не стал спорить Джеф.

Величество Эльдарион не обманул: чуть дальше по берегу мы увидели свет большого костра. Лес расступился, и мы вышли на поляну. Не было видно ни шатра, ни палатки — только огромный костер посреди круга деревьев. Возле него расположился какой-то мужик в ватнике, штанах от спецовки и кирзовых сапогах. У него был самый что ни на есть рабоче-крестьянский вид — папироса, щетина и рваная, похожая на рыбацкую шапка.

— Где здесь царь Трандуил? — высокопарно осведомился Крейзи. И, предваряя все возможные вопросы, добавил:

— Мы эльфы из Лориена!

— А он вам на кой? — спросил мужик.

— Не твоего ума дело! — я тоже решил поучаствовать в беседе. — Нужен он нам, вот и всё.

— Как это не моего ума дело? — удивился мужик. — Ведь я и есть Трандуил, царь эльфов Лихолесья!

— Ты, это, — усомнился Антон, разглядывая его наряд, — не очень-то похож!

— Вы зато прямо как только что из Лориена! — возразил нам мужик, а потом повернулся к Крейзи и спросил: — Шинель-то нешто морская?

— Так ты что, действительно Трандуил? — осведомился я.

— Ну, — отозвался мужик. — Так что решайте, ко мне у вас дело или нет. Но имейте в виду, другого Трандуила вам здесь все равно не найти.

— Что же, — согласились мы, — значит дело наше к тебе.

— Так в чём же оно?

— А вот в чём, — тут мы достали коноплю и портвейн. — Должно нам, как эльфам с эльфами, всё обсудить. Испить чашу здравура и покурить Лист Долгой Долины.

— Понимаю, — оживился Трандуил, потянув из-за дерева пятилитровую канистру. — Вот, у меня припасен на такой случай спирт — чистый, как слезы Варды.

— Это хорошо, — похвалил его Крейзи, — что мы друг друга понимаем. Я — Крейзи, а это — Джонни и Джеф. На этом месте мы замерли и посмотрели на Трандуила с некоторым сомнением.

— Отличные имена, — одобрил Трандуил, — сразу видно, что эльфийские. Присаживайтесь к костру, я сейчас нашарю закусочки…

Он достал чистую тряпицу и накрыл на ней закусить — чем бог послал. Мы разлили спирту, выпили, и тогда Крейзи пустил по кругу косяк.

— Сами откуда будете? — поинтересовался Трандуил, когда первые условности были исполнены.

— Из Лориена, — автоматически ответил Крейзи, а я, не разобравшись поначалу в ходе этой беседы, решил уточнить: — С Московского района.

— А я с Горьковской, а по увлечениям — кузнец, — ответил Транд, демонстрируя в доказательство самодельный арбалет, собранный им из дерева, стальных уголков, троса, шестерни и рессоры. — Лупит с чудовищной силой арматурными прутьями. Похуй, в принципе, как попадет. Равноебуче — что боком, что остриём.

— Вещь, — признали мы, мгновенно проникнувшись к Трандуилу не только приязнью, но и уважением.

— А вот объясни нам, — обратился к нему я, — мы встали в Рохане, и там есть одна баба, Лора. Так она про странные вещи толкует…

— Лора? — рассмеялся Трандуил. — Она ебнутая, не берите в ум. Давайте лучше выпьем!

— За что? — спросил Джеф.

— Как за что? — удивился Трандуил, поправляя свою дырявую шапку. — За эльфов, конечно. A Elbereth! Тут он поднял вверх железную кружку.

— Gilthoniel![14] — откликнулись мы, в точности повторяя его жест.

Я запрокинул голову и влил в себя спирт. В горло хлынул жидкий огонь, и вскоре всё смешалось — свет и темнота, земля и озеро, небо и лес. Треща поленьями, горел костер, в котором плавилась, рассыпаясь на янтарные искры, моя прошлая жизнь. Черным дымом отлетали от меня школьные годы, мир людей обугливался по краям, постепенно истаивая и рассыпаясь узором холодного пепла. Я помню ещё, как, засыпая у огня, спросил Трандуила:

— Так мы что, действительно на игре? То есть на самом деле?

— Какие сомнения? — успокоил меня Трандуил. — Я царь Лихолесья, вы — эльфы из Лориэна. Всё на мази, так что спи спокойно. Вот я и уснул.

Утро пришло неожиданно быстро. Казалось, я только закрыл глаза — и вот уже и оно. Щурясь, я вгляделся в огромный мир: вышло солнце, в просветах между деревьями показалась мерцающая водная гладь. Утренний ветер доносил оттуда легкий плеск и настойчивый запах купороса. Это, как объяснил нам царь Трандуил, связано с тем, что военные положили на дно озера бетонные плиты и иногда используют их для обустройства танковых учений. Танки прут под водой в герметизации, только воздухозаборники видны. Мы не сразу поняли, при чём тут купорос, и тогда царь дополнительно объяснил: химией военные озеро травят, чтобы погубить водоросли и достичь особенной прозрачности и чистоты воды.

— Наверное, Костян уже приехал! — услышал я голос Крейзи. — Нам нужно к себе, в Лориен.

— Ну что же! — отозвался Трандуил. — Доброй дороги!

— Увидимся! — пробормотал я, поднимаясь на ноги. — До новых встреч! Мы отправились в обратный путь. При дневном свете побережье озера выглядело куда как лучше — сосновый бор, рассеченный на части языками вересковых пустошей, кое-где спускающимися к самой воде. По пути мы обменялись мнениями:

— Хороший мужик у них царем, — заявил я.

— Факт, — согласился Крейзи, — их величество квенту[15] сечет.

Когда мы пришли обратно к Лориному типи, то первым делом заметили Костяна — с мрачным видом он сидел у едва тлеющего костра.

— Утро доброе, — вежливо произнес Крейзи.

— Угу! — ответил Костян. — Только не для всех!

Он откинулся на бревне и рассказал нам, что случилось с ним по дороге. Оказывается, уже на выходе из электрички он начал пить водку, а чуть позже заполировал все это дело пивком. Неподалеку от Большого Красноперского Костя повстречал какого-то заезжего грибника — тот завтракал бутербродами, расположившись у поворота на полигон. Костя попросил его поделиться закуской, но мужик ему отказал. Тут Костя снова предложил ему поделиться, но мужик взбеленился и послал его на хуй. Тогда Костян подобрал толстую палку и несколько раз огрел ею сидящего у обочины мужика. Воспользовавшись возникшим замешательством, Костян подхватил с земли сверток с бутербродами, отбежал в сторону и был таков.

— Вот ведь сука! — объяснил нам своё поведение Костя, доставая бутерброды из пропитавшегося жиром газетного свертка. — Нарушает закон тайги, едой не делится! Вот я…

— Охуенный поступок! — поддержал Костяна Джеф. — Смотри — и с селедкой, и с огурцами.

— И с колбасой! — показал Костян. — Повезло!

— А есть у тебя… — с надеждой спросил я, но Костян предупредил мой вопрос, достав из рюкзака пол-литровую бутылку водки.

— Конечно, есть! Мы достали кружки, разлили водку и уселись вокруг костра.

— Ну, с добрым утром! — предложил я.

— За приезд! — согласился Костян, но нам даже выпить спокойно не дали.

— Вы эльфы из Лориена? — раздался пронзительный, трескучий голос у нас за спиной. Я повернулся, и перед моим взглядом предстал среднего роста мужик, замотанный в обрывки темно-синей занавески. Он кутался в неё так плотно, что из-под неё виднелись лишь мятые серые брюки и короткие резиновые сапоги, а над нею — грязная, неухоженная борода. Эта борода в буквальном смысле потрясла наше воображение. Потом, вспоминая её, мы подолгу спорили: действительно ли в ней застряли окурки, или между засохшими соплями сиротливо ютились только одинокие остатки макарон.

— Меня зовут Эрик, — при этих словах борода немного разошлась, пропуская наружу трескучее сипение.

Мы сидели молча, продолжая сосредоточенно разглядывать странного незнакомца. За гигантской бородой виднелось сморщенное лицо, укутанное жидкими прядями немытых волос. А в глазах, прячущихся за квадратными стеклами, читались надменность и самодовольное ожидание. Это не слишком вязалось с общим впечатлением — в остальном Эрик походил на выжившего из ума бомжа, с ног до головы завернутого в синюю занавеску.

— Это что за чмо? — тихо спросил Костян, еще не полностью оправившийся от случая с бутербродами. Но уже в следующую секунду он собрался с силами и возвысил голос.

— Ну-ка ты, иди отсюда на хуй!

— Я Эрик! — снова послышалось из-под бороды. — И собираюсь дать вам наставления в искусстве отыгрыша ваших ролей. Сам я играю роль назгула. Это значит, что мне придется много кричать, а когда назгул кричит — это внушает людям ужас.

Эрик собрался с силами, приложил руки к груди и сделал лицо, которое сам он, видимо, полагал страшным. Потом его борода снова чуть-чуть разошлась и послышался тонкий, скрипучий звук, отдаленно напоминающий вопль кошки, которой наступили на хвост.

— Аш назг, — пискляво взвыл Эрик, в упор глядя на нас.

Весь этот кошмар — голос Эрика, выражение его лица и встопорщенная борода — оказался превыше слабых сил нашего разума. Это напоминало истерику: мы смеялись и никак не могли остановиться. Вроде бы всё, ты уже успокоился, но нет — одного взгляда на бескрайнее пространство бороды хватало, чтобы та же истерика случилась опять.

— Попробуйте крикнуть сами! — рассердился Эрик. — Вот попробуйте!

— Хорошо, — согласился Крейзи. — Сейчас попробуем. Мы собрались с силами, выпили по стопке и встали напротив Эрика.

— Ну, — сказал Эрик, — давайте! Только вы должны кричать на эльфийском.

— Ладно, только сначала я попробую крикнуть один, — ответил Крейзи.

Он подмигнул нам и приготовился кричать. Мы с Костяном в это время обошли Эрика и встали у него по бокам, немного позади.

— A Elbereth! — крикнул Крейзи, и, по-моему, хорошо крикнул.

Но на лице Эрика мы заранее прочли так называемое «предварительное неодобрение». Поэтому, как только он открыл рот, еще один крик, разящий, как предвечный свет Амана, ворвался ему сразу в оба уха. Такой звук рождается сначала в животе, потом выходит из глотки, раздирая её и только тогда, свободный и немилосердный, расходится над местностью, порождая множественное грозное эхо.

— GILTHONIE-E-EL! — заорали мы с Костяном Эрику в оба уха, так, как привыкли кричать на концертах — не жалея глотки, изо всех сил.

Этот крик сразил Эрика. Подпрыгнув на месте, он закрутился волчком и, прежде, чем сумел что-либо осознать, оказался в нескольких метрах от нас, согнувшись и прижимая руки к ушам.

— Имя Владычицы непереносимо для прислужников тьмы, — важно сказал Крейзи, показывая на Эрика пальцем. — И это подлинное тому подтверждение!

Эрику, видимо, показалось достаточно таких объяснений. Он завернулся поплотнее в свою занавеску, выпятил грудь так, чтобы мы видели, и пошел прочь. Всем своим видом он старался показать: до полной победы над ним еще далеко!

— Мы еще встретимся! — бросил он через плечо, отойдя от костра на пару метров.

— Будем ждать, — крикнул я ему вслед, а меня поддержал Крейзи: — C нетерпением!

1994. Полуденный зной

Сказки темного леса

Человек с багровым взглядом

Вот как Солнцеликий в своё время учил о той пользе, которую человек может извлечь из книг: «Наблюдайте за поступками. Они — как огненный ключ от врат бездны, вспыхивают лишь на миг, а потом гаснут, погружаясь в темные глубины человеческого ума. Такой ключ нельзя потерять, он всегда наготове — и совсем не занимает голову. В будущем найдется великое множество дверей, к которым он подойдет»

Honey of Tales
Сказки темного леса

Сезон[16] девяносто четвертого начался для нас, как обычно, Первомаем. Ради поддержания традиции отмечать его решили в Лужских лесах, на берегах реки Ящеры. Установилось и традиционное название — Первомай под Лугой стали называть «Альтернативой».[17] В этот раз нас собралась приличная банда, к которой присоединились наши новые знакомые — Лёлик, известный как Рыжий Волк, и его сотоварищи Альбо и Трейс. У нашей совместной поездки была своя предыстория.

Возле Невского проспекта, неподалёку от ДЛТ есть заведение, в те времена называвшееся в народе «Домом Природы». Это невысокое здание старого фонда, где, помимо прочего безобразия, о котором ещё пойдет речь,[18] проводились некие подозрительные сходки, «совещания ролевиков». В более поздние времена там даже вывешивали календарь игр на будущий сезон, а нынче чуть ли не каждую неделю устраивали в актовом зале профильные мероприятия.

Одну из таких сходок посетил мой друг Костян, которого мы теперь иначе как «Строри»[19] не называли. Спасибо за это надо сказать следующим гражданам: Перумову, измыслившему такое вот гномье имя, и Крейзи, с чьей легкой руки это имя пристало к Костяну. Надо отметить, что оно пришлось ему как нельзя более впору, так как мой друг обладал всеми качествами указанного книжного персонажа — ленью, вспыльчивостью и тягой к спиртному. За небольшое время мы привыкли и теперь, когда я слышу «Строри», то про Перумова и его книгу больше не вспоминаю. По воле случая Строри оказался этой зимой в Доме Природы и попал на нечто вроде конференции по вопросам регулирования правил на ролевых играх. Наверное, это была одна из первых подобных конференций — не первая, конечно, но всё же. Выступала на этом собрании, сообщил нам Костян, одна плоскомордая баба с выпученными глазами — кривая, как будто перенесла в детстве церебральный паралич. Руки у неё, добавил Костян, были по локоть закрыты хипповскими феньками, а толковала она про совсем уж странные вещи. Темой её доклада были «проблема дезадаптантов и недопустимость применения на играх боевой магии». Окружающие называли эту бабу Княжна.

На играх, утверждала Княжна, есть некоторое количество людей, как бы заигравшихся и утративших связь с объективной реальностью. Таких людей, заявила Княжна, совсем нельзя на игры пускать. И без них хватает проблем: например, некоторые ролевики прибегают на играх к запрещенным жестам, имеющим отношение к подлинной магии!

Кто в это не верит, продолжала Княжна, пусть имеет в виду — стоит ей (тут Княжна пристально посмотрела в зал) повелительно вскинуть руку, как стоящий перед ней человек мгновенно окажется под её полным контролем! Отсюда вывод: такие жесты нужно однозначно запретить, а если не удастся, то хотя бы ограничить их применение!

На этом месте Строри, до этого следивший за этой манифестацией очень внимательно, не выдержал. Не сложилось у него рассуждения Княжны про «дезадаптантов» с её последними словами. Неясно было, кого она, рассуждающая здесь про колдовство, подразумевает под «утратившими связь с объективной реальностью». Поэтому Строри решился задать вопрос.

— Княжна, — спросил он, поднимаясь со своего места, — а любой человек может вот так вот попасть под контроль?

Княжна, не уловившая подвоха, ответила: дескать, да, любой. Тогда Строри посмотрел на неё и опять спрашивает:

— И для этого тебе достаточно просто поднять руку?

Все собравшиеся замерли, ожидая ответа. Так что если Княжна что-то и заподозрила — один хуй, соскакивать было поздно. Поэтому она просто ответила со сцены: «Да». Тут Строри и говорит:

— Давайте-ка это проверим! Предположим, Княжна, что я сейчас подойду и вьебу поперек твоей плоской рожи доской! Вот мы и увидим — сможешь ли ты взять меня под контроль? Ну, понятное дело, времена были дремучие, Строри никто еще толком не знал, так что нашлись у Княжны защитники. Строри нам описал их так: волосатые, прикинутые как хиппи, причем у каждого на пальце приметный перстенек с поделочным камнем.

Проповедовал от них некто Майкл, и по его словам выходило вот что: своими неосторожными словами Строри нанес ихнему магистру (Княжне) суровую обиду. При этом он (Строри) не знал, что Княжна — наставник Magic School, то есть Школы Магии, а Майкл — её любимый ученик. Поэтому, ему (Строри) теперь пиздец, по-любому. Сначала ему навешают так, а затем и ему, и его корефанам объявляют магическую войну.

Строри, как человек практичный, привык решать проблемы по мере их поступления. Для обуздания верноподданнического порыва он продемонстрировал Княжновским ученикам выкидной нож в раскрытом виде. Это погасило начинающийся конфликт, и осталась только одна проблема — магическая война. С этим он и прибыл к нам, то есть на квартиру к Крейзи. Поначалу мы не знали, что и думать. Дело это было для нас ох как новое!

Действительно, легко сказать — магическая война. Мысли наши вращались между различными вариантами: отрезать у Княжны волосы и сжечь, чтобы лишить её колдовской силы (предложил Крейзи), нанести руны на стилет и ткнуть им Княжну (это придумал я), или отпиздить Княжну, приговаривая: «Черный туман — Вельзевул, Пан, Ариман» — дескать, это наверняка ей повредит (Слон).

На этом заседании присутствовал ещё один человек — некто Лелик по прозвищу Рыжий Волк. Третьего дня он откинулся из тюрьмы, где оказался за угон, и теперь слушал о наших трудностях с превеликим интересом. Он был старинный Крейзин знакомец, так как, бывало, лазил по ночам в окно к старшей сестре одной из Крейзиных одноклассниц. Старшую сестру, к которой Лелик лазил в окно, зовут Вельдой, а её сестру — Рыжая.

Лелик был среднего роста, а комплекцией напоминал треугольник (вершиной вниз). Как и наш Строри, он все время выискивал, кто норовит обидеть маленького, самым маленьким при этом полагая себя. Он тусовался с двумя своими приятелями, Альбо и Трейсом, разделяя с ними общие увлечения — восточные единоборства в стиле «уличный мордобой».

Так вот, Рыжий, услышав о наших планах, весьма их раскритиковал. Как же так, сказал он нам, разве так можно? Ополчиться на убогую бабу, а учеников её оставить в покое? Это, сказал нам Рыжий, не дело! Следует, объяснил он нам, магическую войну провести так: договориться, как принято между людьми, о встрече, и на ней выяснить, чья магия окажется крепче. А чтобы не сплоховать, нужно взять с собой охуенно волшебные жезлы, предпочтительнее всего — обрезки арматуры. И если нам самим страшно выступить против Княжны и её прихвостней, то он, Альбо и Трейс нам с радостью помогут.

Строри, мгновенно проникнувшийся к Рыжему симпатией, диктуемой внешней похожестью и некоторым сходством натуры, сочинил по этому поводу такие строфы:

Разойдись пошире, братцы

Что-то стало мало места!

Все мы маги неебаться

Из крутого теста!

Организовать «магическую войну» поручили Крейзи, но у наших оппонентов такого мудрого советчика, как Рыжий, не оказалось. Магическую войну они понимали неправильно, так что от встречи на пустыре за СКК имени В. И. Ленина отказались. Впрочем, мы особенно и не настаивали. В конце концов, это не нам прилюдно угрожали въехать поперек плоской рожи доской.


По пути на вокзал Крейзи проезжал через центр города по делам, связанным с приобретением наркотиков. В переходе между станциями «Невский Проспект» и «Гостиный двор» он обнаружил двух молоденьких скрипачей. Это были юноша и девушка, подлинные уличные музыканты — в светлых рубашечках, черных сюртуках и аккуратных маленьких шляпках. Они виртуозно орудовали смычками, наполняя мраморную трубу перехода нежным пением скрипок.

— Эй, скрипачи! — с ходу предложил им Крейзи. — Поехали с нами! Отдохнем в лесу, плану покурим?

— А куда? — спросил юноша-скрипач. — Это не очень далеко?

— Совсем недалеко! — уверенно ответил Крейзи. — На реку Ящеру!

Скрипачи долго думать не стали, взяли и поехали. Они еще не знали, что тропа, которая тянется вдоль реки, проходит в одном месте по склону крутизной градусов шестьдесят. Слева от этой тропы — обрыв, что-то около четырех метров, а под ним река и прибрежная жидкая грязь. В этом месте, как назло, нет деревьев, а склон такой, что пройти вовсе не просто. Именно там девушка-скрипачка поскользнулась, проехала на брюхе несколько метров и упала прямо в жидкую грязь под обрывом. Стоя там, по пояс в воде и грязи, она принялась звать своего возлюбленного. Второй скрипач, её суженый, услышал крик и подошел к краю обрыва. Там между ними состоялся вот какой диалог:

— Дорогая, — начал скрипач, — это из-за меня ты упала в этот обрыв!

— Нет, дорогой, — отвечала ему снизу скрипачка, — не вини себя.

— Как же мне себя не винить, когда ты упала? — продолжал скрипач, понемногу приближаясь к краю и заглядывая вниз.

— Нет, дорогой, — гнула своё скрипачка, — ты вовсе не виноват!

— Но дорогая… — начал было скрипач, но договорить не успел.

Земля выскользнула у него из-под ног, и он сверзся с обрыва прямо любимой на голову — так, что оба они на время скрылись под водой. С тех пор это место так и называется — «Скрипачи».


Миновав «Скрипачи», мы прошли еще немного и расположились на прошлогоднем месте. Нависающие скалы создают здесь нечто навроде естественной стены, река петляет, а на её излучине есть лужайка, густо поросшая ландышами.

У нас была только одна брезентовая палатка, та же самая, что и в прошлый раз. Мы поставили её с краю поляны, а сами расположились вокруг главной драгоценности — «рюкзака с лимонами», который привёз с собой Гоблин. Сам Гоблин уселся возле этого рюкзака и теперь один за другим доставал оттуда «стеклянные лимончики» — поллитровые бутылки «Цитрона».

При взгляде на этого человека у меня рождались самые противоречивые чувства. Двухметрового роста, ладно сложенный, Гоблин напомнил мне изображения ангелов на старинных иконах, тех, чьи крылья давно почернели от сырости и нечестивых молитв. Словно фиал, до краев наполненный жгучим огнем и отравленным дымом, Гоблин был переполнен самой черной ересью — от корней волос до потаенных глубин своей сумрачной, заблудшей души. Мы познакомились с ним в прошлом сезоне — после РХИ-93 была еще одна игра, теперь на Финском заливе. Нам повезло, мы снова оказались эльфами, но «мастера» придали нам также и кое-что новое — «главного» для нашего коллектива на все время игры. Нам не больно-то это понравилось, но «главным» оказался Гоблин, отрекомендовавшийся вот как:

— Я врач-нарколог, и советую вам употреблять морадол.[20] Перорально, по две ампулы на чашку чая.

— И чего будет? — спросил я.

— Заебись будет! — со знанием дела ответил Гоблин. — По себе знаю!

Понятно, что после этих слов мы прониклись к нему уважением. Чтобы не ударить в грязь лицом, Крейзи взялся объяснять нашему новому знакомому про галлюциногенные грибы, о которых он не так давно слышал. По его словам выходило, что такие грибы — это псилоцибиновые поганки,[21] в изобилии растущие на поросших травою полях. Это отечественный аналог грибов, о которых идет речь в книгах Карлоса Кастанеды, уверенно заявил Крейзи, и мы сами сможем их отыскать! Нужно только не лениться и смотреть между кочками.

Стоит добавить, что на тот момент Крейзи еще не знал ни как выглядят эти грибы, ни где именно их нужно искать. Поэтому мы собрали превеликое множество всевозможных поганок и съели их прямо на месте, испытывая к грибам теплое чувство и самое искреннее доверие. Гоблин, наблюдая за нашими действиями, смеялся, а иногда — когда интересы игры того требовали — кричал, подзывая нас, далеко разбредшихся по полю:

— Эй! Эльфы! Но увидев, как мы набиваем поганками рты, Гоблин стал кричать уже по другому:

— Эй, грибные эльфы! — орал он. — Грибные эльфы!

Если бы он только знал, сколько немолкнущих отзвуков, какое могучее эхо породит его крик! Имя пристало, и все чаще на вопрос «Кто вы такие?» мы начали отвечать:

— Мы — Грибные Эльфы!

Так рождаются подлинные имена — их не придумывают, они приходят извне и пристают намертво. Так, что потом и ломом не отдерешь.


С первой Альтернативы прошёл всего год, но за этот год всё разительно изменилось. Вместо смрадной «Красной Шапочки» у нас был с собой лимонный «Цитрон», а заместо остоебенивших транквилизаторов — целая кружка конопли. Мы встали двумя лагерями: мы на том же самом месте, а чуть дальше по берегу, в шалаше — Крейзины хорошие знакомые, музыканты из группы «КС». Среди них был Крейзин друг детства Кирпич и его коллеги: клавишник Паша, гитарист Кузя и солист Джеф. Им не впервой было ночевать в этом шалаше, прошлым летом кое с кем из них здесь вышла презанятнейшая история. Вот она.


В минувшем году, обожравшись феназепама, я, Крейзи, Паша и Кирпич построили этот шалаш из сучьев, лапника и другого говна. Но жить в нем не стали, так как там роились целые полчища комарья. Вместо этого мы сгрудились у костра, прячась в едком дыму от назойливых кровососов. Причем все сидели на земле, а Паша — на единственном оказавшемся рядом пеньке. Меня это задело, и я решил Пашу убить.

С этой целью я взял топор, с которым предпочитаю в лесу не расставаться, обошёл пень сзади и изо всех сил ударил Пашу по голове. Если бы не Крейзи, который успел схватить Пашу за руку и выдернуть из-под топора, тому бы прямо на месте пришел пиздец. Но Крейзи испортил мне шутку — топор со звоном вошел в сырое дерево, а Паша не пострадал. Но я человек, когда надо, настойчивый.

В одно мгновение высвободив лезвие из пня, я замахнулся заново. Тут Паша понял, что дело нечисто, а так как своего топора у него не было, бросился бежать. Я помчался вдогонку и настиг Пашу у речного обрыва, где, уцепившись корнями за отвесный склон, росло одинокое дерево. Спасаясь, Паша спрятался за него, а чтобы удержаться, ему пришлось обхватить ствол обеими руками. Тогда я подбежал вплотную и ударил его топором по рукам. Паша заметил приближающийся лезвие и успел разжать руки, но не удержался на краю, упал с обрыва и весь намок.

Через пару часов Паша вместе с Кирпичом решили мне отомстить. Выждав, когда я притомлюсь, они схватили меня и потащили к тому же обрыву. Они волокли меня за ноги, повернувшись спинами к реке — что и навело меня на одну дельную мысль. Подождав, пока мы не окажемся на самом краю, я согнул ноги, а затем резко выпрямил их, толкая Кирпича и Пашу изо всех сил. Получилось довольно хорошо — Паша и Кирпич упали в воду, а я остался на берегу. Для Кирпича это имело следующие последствия: он решил просушить одежду. Развесив всё — штаны, футболку, обувь, даже трусы — вокруг костра, он съел платформу феназепама и ушел спать в шалаш. Выждав полчаса, Крейзи сбросил в огонь футболку Кирпича и стал его звать:

— Проснись, Кирпич! Твоя футболка горит!

Кирпич, услышав это, вышел из шатра покачиваясь, с заметным трудом. Реальность он осознавал слабо, поэтому, осмотрев всё с преувеличенной тщательностью, сам сбросил в костёр оставшиеся вещи, развернулся на месте и снова ушел спать. На следующее утро Кирпич, до волдырей искусанный комарами, на четвереньках выбрался из шатра и поделился с нами приснившимся ему кошмаром:

— Представляете себе, друзья — мне приснилось, что я сжёг все свои вещи! Всё, полностью, даже трусы!


Именно в этом шатре КС встали и на этот раз. Вечер был хорош — багровый закат лег на белые скалы, но к ночи зарядил дождь, постепенно превратившийся в настоящий ливень. На нашей стоянке часть народу забилась в палатку — столько, что она превратилась в раздутый от человеческих тел огромный мокрый мешок, в самом верху которого лежал Гоблин. Оставшиеся на улице были заняты делом — пели «маму», бегая вокруг «мешка с лимонами» так, чтобы каждый круг пробегать по палатке. Праздник был в самом разгаре, когда к нам на стоянку прибежал Кирпич.

Он был бледен и весь дрожал. По его словам выходило следующее: они сидели в шалаше и жгли свечу, когда перед входом неожиданно появился высокий человек в плаще с малиновым подбоем. При взгляде на него Кирпича будто приморозило к месту — в окружающей тьме глаза ночного гостя лучились красным, словно драгоценные камни. Незнакомец пристально посмотрел на них, взмахнул рукой — и тогда шалаш вспыхнул! Он, то есть Кирпич, спасся, а вот что с остальными, ему неведомо.

Возглавлять спасательную экспедицию вызвался Рыжий Волк. Мы нашли остатки шалаша, выгоревшего дотла несмотря на ливень, а потом и самих КС, прячущихся под корнями упавшего дерева, в глинистой яме. Они подтвердили слова Кирпича, правда, с оговоркой: человек с багровым взглядом пришёл к ним после того, как они съели по лафетке феназепама. Для этого, признались они, и было решено встать отдельно.

Поделом, сказал тогда Рыжий Волк — такая жадность отвратительна даже Сатане. Но факт налицо — шалаш сгорел дотла, а человека с багровым взглядом мы в тех краях больше не видели.

Волшебные Грибы

«Нежелательно становиться грибом, постигающим таинственную эльфийскую мудрость. Намного предпочтительнее доля эльфов, вкушающих мудрость таинственного гриба».

Новый микологический словарь.

Большую часть лета мы провели в лесу, мотаясь с одной игры на другую. Сезон, открывшийся для нас Альтернативой, меньше чем через неделю был продолжен «Конаном-94», который устраивали в Заходском Берри и компания. Там нас ожидала удивительная и весьма многообещающая встреча.

Началось с того, что я поехал туда вечером в пятницу, тогда как остальные товарищи собирались подъехать в субботу с утра. По дороге я разговорился с одним пассажиром — чернявым типом сумрачного вида, притулившимся в моем вагоне возле окна. Всю дорогу он толковал мне загадочные вещи: есть, сообщил мне этот господин, множество других миров, и есть странники, путешествующие по этим мирам.

Хорошо, подумал я тогда, коли так! Но мой попутчик на этом не успокоился. Таких странников, продолжал наседать он, великое множество, большинство его друзей — такие странники, как и он сам. Вот это показалось мне уже менее вероятным. Но необходимой компетенцией для поддержания подобной беседы я еще не обладал.

Так что в ответ на слова чернявого я все больше кивал, а сам слушал его речи да мотал на ус. Выходило вот что: далеко не все в этом мире люди. Есть и такие, кто просто воплощен в людские тела, например, сам рассказчик, отрекомендовавшийся Ингваром. Не тратя время на объяснения (что еще за миры и откуда они взялись), Ингвар сразу же перешел к интересующим его аспектам этих явлений.

Сначала он подробно обрисовал передо мною, какое он сам «могущественное существо», а затем принялся информировать вкратце, разъясняя, какие «существа» ходят у него в друзьях. Говорил он красочно, послушаешь такое минут пять — и может сделаться страшно! Все бы хорошо, но «господин воплощенец» по ходу рассказа усердно подпивал, так что ближе к Заходскому начал вести себя совсем уже неприлично.

— Только посмотри на них! — декламировал Ингвар надломленным голосом, оборачиваясь и показывая рукою в вагон. В его тоне сквозило плохо скрываемое презрение, даже брезгливость. — Это бездушное быдло, твари, обладающие только остаточным разумом! А теперь посмотри на меня! Видишь разницу?

Разница была налицо. Она была столь огромна, что я уже начал подумывать — не отпиздят ли пассажиры электропоезда заодно с Ингваром и меня? Это могло случиться, так как Ингвар говорил достаточно громко. Его слова могли быть слышны половине вагона.

— Люди — это сброд, в котором нет ни капли благородной крови, — ничуть не стесняясь, продолжал Ингвар свою пылкую речь. — Они заслуживают лишь мучительной смерти, только кто согласится им её дать? Я считаю …

Я очень надеялся, что на платформе Ингвар успокоится — пошагает, подышит воздухом, но не тут-то было. Ингвар твердил свое, словно испорченный автомат:

— Я здесь ненадолго, — маслянисто поблескивая глазами сообщил он. — Вскоре мне придется оставить это тело, чтобы уйти по черной дороге в другой мир…

— Тогда лучше всего прямо здесь и оставить, — посоветовал я. — У озера наверняка нету хорошего места.

— Для чего нету места? — не понял Ингвар, увлеченный рассказом, но потом «догнал» и одернул меня:

— Ты не так меня понял. Не настолько скоро!

Увидав, что насчет «дороги» не прокатило, Ингвар решил выведать у меня про мои собственные убеждения.

— Во что ты веришь? — поинтересовался он. — А?

В это время мы переходили через речку Серебристую в месте, которое называется между здешними обитателями «первый мост». Майская ночь бросила на небосвод россыпь призрачных звезд, они встали над дорогой, словно бдительные, неусыпные часовые. Я смотрел на них и не мог придумать причины, по которой Ингвару следовало бы знать, во что я верю. Но и отмалчиваться не хотелось.

— Верю, — начал я, — в разницу между людьми. Верю, что существует возможность с первого раза понять, кого встретил — гондона или настоящего человека. Верю, что обладающее силой волшебное существо никогда не перепутаешь с каким-нибудь пидарасом! Я выпалил все это на едином дыхании, а затем умолк и принялся наблюдать, какой эффект произвели на Ингвара мои слова. Поскольку он не выказал возмущения, даже наоборот, то остается возможность, что он принял сказанное мною за комплимент. Выходит, что мы друг друга не поняли.


Я оказался по-своему прав — насчет возможности встретить хороших людей. На берегу Малого Красноперского, на стоянке, которую другие её обитатели позже назвали Утехой, я обнаружил совершенно неожиданную компанию. Утеха — лужайка между двух озер, отгороженная кипой кустов от так называемой «турнирной поляны». Кусты выросли на старом финском фундаменте, а чуть поодаль сохранился настоящий каменный погреб, в народе получивший громкое название «Бункер».

Именно здесь расположился мой сосед по двору Кримсон вместе со своими товарищами: Романом, Саней и ВПД. И расположились, по всей видимости, давно. Повсюду были разбросаны пустые пакеты из-под мяса для шашлыка, стояли кругом пластиковые канистры с разливным пивом, отдельно лежали несколько металлических фляг, полных (как потом оказалось) водки и спирту. В этом виден был стиль, в котором любит путешествовать брат Кримсон, но тогда я об этом еще ничего не знал. Мы познакомились недавно — этой зимой, во время концерта, на который нас «пригласил» Крейзи.


Это был концерт Аукциона, на разогреве к которому должны были выступать друзья Крейзи из группы КС. Так вот, Крейзи пригласил нас на концерт в один ДК, но, разумеется, ни проходок, ни денег на билеты у нас не было. КС нам в этом ничем помочь не могли, так что пришлось разбираться с этим самим. Обстоятельства были сложные: вход в ДК, эдакий тамбур, был перегорожен стеклянными дверями, одна из которых была открыта, а за нею — человек десять охраны, здоровенные взрослые лбы. Всё пространство перед этой дверью было забито кучею пункеров, не попавших на концерт из-за неурядиц с билетами или деньгами. Так что это было то ещё приглашение.

Изучив ситуацию всесторонне, Крейзи отправился мутить народ. Его кое-как знали, и через некоторое время была готова штурмовая группа — человек тридцать панков. Они решились разбить кирпичами стеклянные двери, в надежде прорваться затем в зал через цепь охраны. Мы же, в том числе и Крейзи, имели совсем другие намерения — обойдя здание по кругу, мы обступили дверь черного хода, запертую изнутри. Это были двойные двери, очень массивные, так что сломать их было непростой задачей. Тут-то судьба и свела нас с Кримсоном,[22] Ромой и ВПД (что расшифровывается как «Вечно Пьяный Друг»).

С их помошью мы притащили с соседней стройки пятиметровую железную трубу. Общими усилиями вколотив её в щель между дверями, мы приналегли на оставшееся «плечо» и отломили двери с петель. Это прошло незамеченным потому, что «штурмовая группа» отвлекла на себя охрану. Ворвавшиеся в холл пункера разбили стекла и пошли на прорыв, но были встречены охраной и жестоко избиты дубинками. Не прорвался никто — оказалось, что холл отгорожен от остального зала еще одними запертыми дверями.

Нам повезло больше. Только один пролёт отделяет запасной выход от лестничной площадки, на которой расположены двери в концертный зал. Мы успели прорваться, и за нами вписалось ещё около ста человек — пока охрана не опомнилась, и эту лазейку не перекрыли.

По пути домой мы обнаружили, что Кримсон и Рома живут совсем неподалеку от меня. Мы оказались практически соседями: если снести школу во дворе, то окна Кримсона оказались бы почти напротив моих. Кримсон оказался подонок что надо, наш человек. Еще в начальных классах, пока остальные дети втыкали про Ленина и октябрят, Кримсон неожиданно «пробудился». Понял, как это здорово — быть пионером.

— На половину уроков можешь не ходить, а тебе никто и слова дурного не скажет! — уверенно заявлял он. — Можешь ничего не учить, а все оценки будут в лучшем виде! Разве это плохо — помыкать сверстниками? Я всем сердцем пионер!

За короткое время как школьное, так и районное руководство вынуждено было отметить организаторские способности и пыл «пионера Кримсона». Прошло немного времени, и Кримсон отправился на «красную» смену в лагерь «Зеркальный» — несмотря на то, что не раз был замечен в фарцовке и в мошенничестве с талонами на еду. В «Зеркальном» Кримсон дополнительно развил свои качества пионерского вожака: научился распоряжаться чужим временем и «петь сладкие песни». Так что по возвращении из лагеря он принялся с новыми силами продвигаться вперед, ожесточенно расталкивая локтями других пионеров.

У Кримсона были большие планы, но его подвела перестройка — как только Советский Союз исчез, от школьного Совета Дружины и следа не осталось. Увидав такое, Кримсон выбросил свой шелковый галстук в мусорное ведро, а все силы направил на приобретение денег. Пользуясь «активистским» опытом, Кримсон принялся материализовывать финансы прямо из воздуха, а извлеченные средства тратил на организацию грандиозных попоек у себя в логове.

Окна в своей комнате Кримсон замазал черной нитроэмалью, а на пол установил огромные колонки. Через них он день и ночь крутил свою любимую музыку: «RHCP», «DM», «Front 242» и много чего еще. Музыка была одной его страстью, а другой были старые автомобили: прямо под окнами у Кримсона стоял принадлежащий ему «Ford 20m» цвета благородного меда. Соседи зря считали его мошенником — Кримсон просто любил, чтобы у него всегда были деньги.


Увидав посреди поляны Кримсона, я сначала не поверил своим глазам. Мы виделись в городе достаточно часто, но про игры речь у нас еще ни разу не заходила. Может, подумалось мне, парни просто выехали в лес «на шашлыки»? Но я тут же отказался от этих мыслей, заметив некоторое количество щитов и дубинок, в беспорядке разбросанных возле костра. Тогда я вышел вперед и осведомился:

— Эй, сосед! Какими судьбами?

— О-о-о! — обрадовался Кримсон, критически оглядывая мое собственное «снаряжение». — Не ожидал тебя здесь увидеть. Остальные ваши тоже в теме?

— Угу, — ответил я. — Подтянутся в субботу, к середине дня.

— А как зовется ваша команда? — поинтересовался Кримсон.

— Грибные Эльфы, — ответил я. — А ваша?

— Арнорская Дружина, — ответил Кримсон. — Мне кажется, что за такую встречу надо накатить! Вздрогнули?

Пили мы тогда разбавленный спирт — из маленьких железных стаканчиков, под горячие шашлыки. Постепенно волны тепла разлились по моему телу, забирая сознание и память, а вокруг меня, слово мираж в токах горячего воздуха, воплощался в реальность волшебный и удивительный мир. Ночь разбросала по весеннему лесу сумасшедшие краски, невероятная легкость и эйфория охватили меня. Подобрав с земли полутораметровый кол, я вышел на середину поляны и принялся звать к себе Кримсона. Мне очень хотелось проверить на деле, что он за человек. А на тот момент я знал только один способ, по-настоящему заслуживающий доверия.

— Не хочешь размяться, сосед?

— Почему бы нет? — спокойно кивнул Кримсон, а затем взял похожий кол и вышел на середину поляны. — Держись, сосед!

Волшебная это вещь — этанол. Время под ним замедляется, превращаясь в тугую паутину размазанных, тягучих минут. В этом киселе вязнут тяжелые колья — размеренно взлетают и опускаются, встречаясь в воздухе с глухим стуком, болезненно отдающимся в руках. Иногда чары спадают, и тогда становится понятна настоящая скорость ударов: темный росчерк посреди чуть более светлого неба. Стоит на секунду отвлечься, пропустить хоть одно хлесткое касание — и по телу липкой, сковывающей движения волной начинает распространяться слабость и предательское оцепенение.

— И-эх! — Колья сшибались в воздухе с оглушительным треском, натыкались друг на друга, разыскивая единственную лазейку. — Эх, сука! И-эх!

За минуту такого боя можно изуродовать друг друга до неузнаваемости — в кровь разбить голову, излохматить дрекольем руки и ноги. И только очень пьяный человек, который искренне дружит с водкой, способен заниматься этим ради собственного удовольствия. Этанол дает человеку власть над страхом и болью — так, что они вынуждены прятаться в самом дальнем уголке тела, словно испуганные шавки у себя в конуре.

— Эй, люди! — неожиданно донеслось до нас. — Вы что это делаете?

Мы опустили колья и развернулись на голос. Какой-то незнакомый парень стоял на краю поляны и таращился на нас во все глаза.

— Эй! — решительно заявил он. — Здесь игра! Так что завязывайте драться и помиритесь между собой!

Мы с Кримсоном переглянулись. Взмыленные, в кровоподтеках и синяках, перепачканные землею и кровью, мы являли собой то еще зрелище. Боевой раж начал отпускать, я еле стоял на ногах, но все же нашел в себе силы заявить о своей позиции.

— Чего это нам мириться, — спросил я, — когда мы и не ссорились? А, сосед?

— Точно! — поддержал меня Кримсон, а затем повернулся к незнакомцу и веско произнес:

— Шел бы ты отсюда на хуй, не видишь — мы заняты!

В августе Крейзи решил устроить собственную ролевую игру — в сорока километрах от станции Грузино. Мы приехали туда вместе с парнями из Арнорской Дружины и встали лагерем у озера, на пригорке. Узкая полоска пляжа вплотную прилегает здесь к «окультуренной» лесополосе, изрезанной дорожками и заваленной разным мусором, отходами и хламом. Дикой природы здесь практически нет, потому что по соседству расположено огромное садоводство. Мы выпили водки и принялись дожидаться остальных. В их числе оказался и сам Крейзи — он гостил в это время в близлежащем дачном поселке у своей девушки, которую звали Иришка. Крейзи познакомился с ней сравнительно недавно, прогуливаясь без определенных целей по Невскому андеграунду, сиречь по «Теплой трубе».[23] Двигаясь через подземный переход, Крейзи заметил юную незнакомку, в точности отвечающую его собственным идеалам красоты — высокую и стройную, с длинными светлыми волосами. По словам Крейзи, она производила впечатление едва распустившегося цветка — совершенно беззащитного и от этого только еще более очаровательного. Понятно, что Крейзи не стал терять времени даром, и вскорости к нашей компании добавился еще один человек.

Самым первым у нас на стоянке появился брат Гоблин. Его на руках притащила Вельда, с которой он в ту пору сожительствовал — причем волочь Гоблина ей помогала сестра. Гоблин был пьян в говно. Вельда сообщила нам, что они добирались от станции в кузове грузового автомобиля, а когда пришло время вылезать, неожиданно встретили на шоссе еще одних «приглашенных». Это были наши новые знакомые по игровой тусовке — Морадан и Ааз, а с ними костяк их будущей сборной (которая со следующего года станет известна как «Хирд»).

Крейзино приглашение на игру Морадан принял далеко не сразу. Поначалу он долго выспрашивал: в каком формате будет проводиться мероприятие? Будут ли на нем те, кто собирается употреблять наркотики или пить? И много ли таких будет? Такие вопросы Морадан задавал неспроста.

В те годы Морадан и его сотоварищи жестко держались политики «двойного не» — то есть не пили и не употребляли. Соответственно и общаться они старались с непьющими и не употребляющими людьми — а таких в тусовке было не так уж и много. Пока все бухали, дули коноплю и жрали транквилизаторы, Морадан и его товарищи устраивали маневры и тренировки. Так и в этот раз — они совсем уже было собрались маневрировать, но вид Гоблина быстро их «отрезвил». Морадан заметил Гоблина, когда тот висел перегнувшись через борт грузовика и блевал. Завидев Ааза, стоящего неподалеку, Гоблин принялся булькать и сипеть, иногда выкликая блеющим голосом:

— Аазь, у тебя маззь еззь?

Затем он опять блевал, а когда немного успокаивался, снова принимался блеять:

— Аазь, у тебя еззь маззь?

Увидав такое дело, Морадан спросил у сопровождающей Гоблина Вельды:

— Как ты думаешь, там все такие? Вельда, к тому моменту уже сама пьяная «в три пизды», на вопрос Морадана ответила так:

— Конечно же, нет! Гоблин только что приехал, даже из машины еще не выходил! Так что не надо его сравнивать, он пока еще трезвый! Иди к озеру, если хочешь увидеть настоящий пиздец!

Услыхав про такое, Морадан плюнул в сердцах, развернулся на месте и уехал маневрировать куда-то в другое место — а куда именно, про то мне неведомо. Ну да и (честно будет об этом сказать) не сильно-то мы о нем горевали.


Пока все слушали эту историю, выяснилось, что мы в лесу не одни. Как только стемнело по-настоящему, ветер донес с побережья песни и брань, а через несколько минут распелись так, что стало можно различить слова:

Я буду до-о-олго гнать вело-осипед!

В густых лугах его остановлю!

Манера исполнения была совершено дикая — будто бы не человек кричит, а воет прохудившаяся медная труба. Голос поднимался с побережья и хлестал по окрестностям, словно ременная плеть. Затем исполнитель на секунду умолкал, и ему вторили другие — словно многоголосое пьяное эхо:

Я так хочу, чтобы сделала минет

Та девушка, которую люблю!

Затем к нам долетали отголоски целого взрыва хохота, а потом тот же голос начинал выводить следующую строчку:

Она возьмет, не поднимая глаз …

— Местные! — уверенно произнес Рома. — Слышите, как орут? Сто пудов, это гопники из садоводства!

— Может, и так, — кивнул я, оглядывая окружающую темную перспективу. — Кому еще тут быть? Между тем одна песня смолкла, и на берегу тут же затянули следующую. Когда ветер шел от воды, звук доносился к нам с такой силой, что я думал — мне шапку с головы оторвет.

Крутится-вертится старая мельница

Бьется о камни вода! ЛА-ЛА-ЛА!

По ходу куплета голос набирал обороты, поднимался вверх, а затем с воем пикировал на пляж, словно тяжелый бомбардировщик. В самой нижней точке он детонировал о прибрежные камни, и тогда над озером ухало:

Старая мельница, все перемелется

Кромка щита никогда!

— Слышали, вроде про щиты что-то? — встрепенулся я. — Какие же это гопники? Тут Строри встал и принялся оглядываться по сторонам.

— Видите их костер? — наконец спросил он, указывая пальцем куда-то в сторону берега. — Во-он там, между деревьями. Может сходим, посмотрим? Хоть узнаем наверняка, кто это?

Через несколько минут мы вышли к другому костру. Несколько деревянных ящиков горели в яме на берегу, отбрасывая по сторонам неверный круг желтого, мерцающего света. Перед самым огнем на землю было постелено несколько газетных листов, на которых красовались овощи и зелень, вареные яйца и разнообразные бутерброды. Посередине, на тщательно расчищенном месте, высилась литровая бутылка водки в окружении шести металлических кружек. Владельцы всего этого расположились неподалеку, на самой границе света и тени. Нам не видно было лиц — лишь темные, смазанные фигуры. При таком освещении взгляд способен ухватить лишь разрозненные детали: тут свет упал на край строительной робы, там — выхватил рыбацкую шапочку из темноты.

Собравшиеся были вооружены колотушками из бука и щитами-ромашками, на которых я разглядел в свете костра три руны Киртара.[24] Мне показалось, что они обозначают русскую абравиатуру «Г.Ж.Г.», поэтому я некоторое время думал, а потом решился выступить с предположением:

— «Г.Ж.Г.» значит «Гномы Железных Гор»?

— Ага, но тебе это пусть голову не ебет, — подтвердил один из хозяев стоянки. — Называем мы себя иначе — «Синие Гномы»!

— Зачем же тогда эти руны? — я показал пальцем. — Почему «Г.Ж.Г.»?

— Пусть тебе это голову не ебет, — повторил тот же голос. — Сначала мы думали одно, а потом передумали. Теперь мы — Синие Гномы!

Говоривший не обманул — по сравнению с почтенными гномами даже синька не показалась бы достаточно синей. Собравшиеся были пьяны не то что «в говно», а в три, а может, и в четыре «пизды». И у них было собственное представление о том, какими должны быть гномьи имена.

— Лучшие гномьи имена заканчиваются на «-ин», — рассуждал один из присутствующих, представившийся нам Барином. — «Дарин», «Двалин», «Оин» и так далее — «Сталин», «Филин» …

Сталином и Филином звали еще двоих из их коллектива.

— Или на «-и», — вторил ему четвертый из присутствующих, по имени Хули. — Например — Хули и Фери.

Фери, услышав свое имя, кивнул. После этого повисла тишина, во время которой все уставились на последнего из обитателей этой стоянки, который пока еще никак не представился. Заметив эти взгляды, он встал со своего места и вышел вперед.

— Меня зовут Доцент, — сообщил он. — Вот мое имя!

— Как же так? — спросил я. — Что это за гномье имя, да еще с таким окончанием — «цент»?

— Приколи лучше, какое у тебя самого имя? — нисколько не смутился Доцент. — Посмотрим еще, у кого оно более правильное!

— Меня зовут Джонни, — ответил я, а потом посмотрел на Хули и добавил:

— И это эльфийское имя, на какую бы букву оно не заканчивалось!

— С моим именем такая же хуйня, — объяснил Доцент. — Только оно гномье!

Ближе к середине ночи объявился Крейзи, и у него была для всех нас добрая весть. Каким-то образом он узнал, где и как растут настоящие псилоцибиновые поганки. Крейзи сделал запас этих грибов, около тысячи штук, и теперь был готов «раздать вводные» для своей игры. Это был его «сюрприз игрокам», а так как он был единственным «мастером», спорить никто не стал.

— Подходите по очереди! — предложил Крейзи. — По одному!

Когда пришла моя очередь, Крейзи запустил руку в газетный сверток, а затем быстро вынул её и положил что-то мне на ладонь. То, что он мне дал, было холодным и влажным и в то же самое время каким-то образом будоражащим. Через мою руку словно пропустили электрический ток. Я поднес её поближе к лицу и увидел — у меня на ладони лежит целый ком свежих грибов.

— Съешь это, — предложил мне Крейзи. — И твоя жизнь изменится. Без лишних уговоров я сунул грибной ком в рот и принялся жевать.


Сказки темного леса

Мне особенно запомнилась эта ночь. Лес превратился в бесконечный покров темноты, разорванной посередине застывшей вспышкой нашего костра. Желтый свет, падая на открытые участки кожи, превращался в жар, который плавил руки и лицо, а когда я поворачивался к озеру, то видел на отмели голую фигуру Гоблина. Он блевал, стоя на четвереньках в воде, у самого берега.

Нечто, обитающее в грибах, вошло в нас, и в ту ночь вокруг меня не было обычных людей. Реальность текла, словно краски на стекле — а из-под шерстяных шапок, из-под скрывающих лица прядей на меня смотрели нечеловеческие глаза. Их взгляды лучились, будто юное солнце, и были так же текучи, как нагретая ртуть. Поначалу я удивлялся, покуда не понял — нынче ночью у меня точно такой же взгляд.

За пару часов до рассвета мы подобрали своё снаряжение и спустились в глубокую яму, которую обнаружили в прибрежной лесополосе. Со всех сторон яму окружали кусты, а все дно у неё было завалено старыми железками и битым стеклом. Практически ни черта не было видно — но этого и не нужно, потому что грибы дарят волшебную четкость ночного восприятия. Ту, что за пределами привычных органов чувств.

В этой яме мы устроили массовую потасовку, в кровь измолотив друг друга дубинками и обрезками труб. Боли никто не чувствовал — вместо этого пришла пьянящая радость и душевный подъем, подобный наполняющему тело холодному ветру. Это стало как будто отправной точкой, и если вы спросите: «Откуда вы вышли?», то я отвечу без колебания: «Из этой ямы!».

Утро растопило ледяную броню анестезии, и тогда многие стали жалеть о проявленном безрассудстве. Но крепкий алкоголь исцеляет быстро, к обеду он поставил на ноги даже тех, кто был совсем плох. Лучший удар этой ночью нанес Кримсон, осушив своего товарища Рому секирой по яйцам. Секира, о которой идет речь — «бабочка» весом около четырех килограмм, изготовленная из мощного бруса и толстенной резины с беговых дорожек. У меня вся спина и плечи оказались в синяках, кое-кому разбили башку — но серьёзных травм на этот раз не было. Так как все задачи игры были успешно достигнуты, мы стали собираться по домам. Из этих мест до станции Грузино ходит рейсовый автобус, но мы — я, Слон и Барин — на него опоздали. Все наши товарищи уехали на этом автобусе, искренне над нами глумясь, а нам пришлось идти сорок километров пешком. За время пути мы со Слоном успели присмотреться к новому попутчику. Невысокого роста, поменьше даже нашего Строри, Барин оказался широкоплечим и очень подвижным. По его словам, раньше он занимался мотокроссом, но на последних соревнованиях засмотрелся на двух девок, как назло рассевшихся в первом ряду. Из-за них Барин не справился с управлением — сам чуть не убился и совершенно «убил» мотоцикл.

Увидав, что любовь к женщинам встала ему поперек спортивной карьеры, Барин недолго колебался. Сразу же по выходу из больницы он послал своего тренера на хуй, чему немало способствовала такая причина: тренер требовал, чтобы Барин за свой счет починил принадлежащий секции мотоцикл.

Обучался Барин в путяге, по специальности «столяр-кранодеревщик» — в той же самой, где числилось большинство его товарищей по «Г.Ж.Г.», а жил на Приморской. По дороге Барин успел немного рассказать про обычаи, бытующие у него «на родине».

— Воткнитесь, — втолковывал нам Барин, — в новую для себя игру! Называется она «Жу-жу-жу». Три человека подходят к четвертому и говорят: «Ну, как — сыграем сегодня в Жу-жу-жу?» Предполагается, что до этого человек в «Жу-жу-жу» никогда не играл. Тогда ему объясняют правила: чувак, мы вместе берем твою куртку зубами за края, а потом начинаем двигаться по кругу, повторяя — «Жу-жу-жу». Все очень просто, нужно только не рассмеяться. Кто засмеется, выбывает из игры, потом выбывает следующий — пока не останется только один игрок!

— Хуйня какая-то, — заявил Слон. — Чего в этом интересного?

— Ха! — ответил Барин. — Тут есть один секрет! Секите тему — четверо стоят, вцепившись зубами в куртку, но только один из них занят тем, что старается не рассмеяться. А остальные в это время ссут на него, прикрываясь его же курткой!

Я представил себе такую картину — и у меня начало складываться к «Жу-жу-жу» положительное отношение. При удачном раскладе интересная может получиться игра.

— Реально, были случаи, — продолжал объяснять Барин, — когда трое уже отпустили куртку, а четвертый еще не понимает, что его обоссали! Держит куртку в зубах, да еще кричит при этом: «Жу-жу-жу! Я победил!» Ну не охуенная ли игра?

Обычаи у Барина во дворе царили самые суровые. Уже в шестом классе он начал по-настоящему пить — крутил «БФ»[25] или ставил вместе с другими малолетками брагу «на теплаке».[26] Там же он попробовал дышать «моментом» — короче, делал все, что обычно делают юные воины, без особой цели скитающиеся по темным подвалам и заколоченным чердакам. Он быстро завоевал уважение сверстников и даже кое-кого из взросляка полным отсутствием страха и принципиально непримиримой позицией. Задевать себя Барин не позволял никому, а чтобы компенсировать небольшой рост, носил с собой целый арсенал разнообразных средств уничтожения. Даже сейчас у него с собой были:

Браслет из напульсника с бритвами (1), армейский ремень с пряжкой, залитой свинцом (2), цепь, просунутая под ремень (3), заточка из отвертки в сапоге (4), эбонитовые нунчаки (5), устройство для распыления аэрозоля «Military Attack» (6), кастет (7) и выкидной нож без стопора (8)

Некоторые из Бариновских друзей детства за свои «подвиги» проводили лето в спецлагерях (навроде печально знаменитой ЛТО «Каравелла»[27]), но Барина подобный отдых вовсе не привлекал. Вместо этого он подался на игры, и уже за одно лето успел немало где побывать. Так что когда речь у нас зашла про Морадана и про его вчерашний визит, Барин остановился, словно чего-то припоминая, а потом говорит:

— Морадан? Тут с ним вышел вот какой случай! У фонтана дело было …

В Заходском по пути к основным территориям можно увидеть остатки старого финского фонтана. Как-то раз, когда Барин приехал туда вместе со Сталином и Фери, их встретил возле этого фонтана какой-то невысокий человек, в очках и с бородкою.

— Ребята, — доброжелательно спросил он, — вы приехали на игру?

Сталин, шедший спереди, поставил на землю полиэтиленовые пакеты с водкой, оправил ватник и говорит:

— Да.

— Как же вас зовут? — спросил незнакомец.

— Андрей, Саша, Саша, — по очереди представились друзья, предпочитавшие в беседе с посторонними использовать свои человеческие имена. Тогда незнакомец шагнул вперед, протянул руку и говорит:

— Меня зовут Морадан. Тут Сталин, еще плохо разбиравшийся в реалиях волшебного мира, допустил ошибку.

— Морадан, — задумчиво переспросил он. — Татарин, что ли?

Замок на берегу

«Ученый-монархист Карл Линней создал собственную классификацию, в которой поделил всех живых существ на три огромные Царства. Линней написал, что это Царство Животных, Царство Растений и Царство Грибов.

С критикой этого тезиса выступили недавно уполномоченные представители Грибного Царства. „Мы требуем, — заявили они, — чтобы во всех учебниках слова Линнея были изменены! Пусть животные и растения определяются сами, а мы заявляем прямо — над грибами нет царя! И не будет!“»

Новый микологический словарь.

Осенью того же года Морадан пригласил всю нашу компанию в Кавголово, на своеобразные «маневры». Это был прообраз современных «бугуртов», которые как раз из таких мероприятий и вышли. Маневры отличалось от привычных игр того времени тем, что индивидуальных ролей на таком мероприятии не предусматривалось, а приглашение на них получали только сплоченные коллективы. Вся тема служила следующим целям: обкатке командной техники боя и тестированию новейших средств вооружения и защиты. В Питере всю эту тему придумал и воплотил в жизнь Морадан.

Читателю следует понимать, что в то время на играх было туго со снаряжением, а многие воинские ухватки, нынче ставшие расхожими, еще не были изобретены. Это была эпоха становления будущих техник, время, когда река единого метода достигла своего устья и разбилась на обособленные рукава. Ниже мы попробуем набросать для вас примерную карту этих потоков.

01. Применяющееся вооружение и техника боя

Первой на ролевые игры проникла симуляция (макет) самого обычного меча. Прошли годы, но это оружие до сих пор лидирует по своей популярности — его наличие стало отличительной чертой, по которой нетрудно будет узнать встретившегося ролевика. С подобным реквизитом согласились большинство игроков, а разногласия возникали только по такому вопросу: «Что же делать с этим мечом?»

Некоторые «игроки», подобные Эрику, использовали меч в качестве важного дополнения к собственному костюму. Они научились кривляться с ним различными способами, но реальной опасности при этом не представляли. В вечной заботе о том, чтобы на игре «никого не ушибли», Эрик разработал систему тренировок, при которой боец приучается умышленно задерживать свою руку. Для этого приходится тормозить клинок, начиная с середины ударной траектории, из-за чего из динамики пропадает самое главное — хлесткость. При длительной практике вырабатывается мышечная память, и нанести по-настоящему хороший удар становится практически невозможно. Но не все смотрели на мир подобно косорукому Эрику. Люди из Берриной тусовки ввели в обращение пластиковое вооружение (дефицитный на тот момент текстолит, считавшийся меж людьми признаком определенного положения) и взяли на себя труд научиться работать такими клинками. Они сплавили воедино спортивное фехтование и сабельный бой, породив красивую и в то же время достаточно гуманную технику. Требующий профессионализма и хорошей реакции, их стиль быстро стал подлинным украшением боев между одиночками и небольшими группами игроков.

Вторым подходом был завезенный из столицы «навал».[28] Его разработали и воплотили в жизнь специалисты из московского «Города Мастеров», а импортировал его в наш город жадный до всего нового Морадан. «Навал» ему очень понравился, и он взял его как базовый метод для своего будущего Хирда.

Чтобы вам было понятно, «навал» — это щитники, рвущие в бою дистанцию, словно спортсмены дзюдо. Это липнущая к телу противника плоскость, из-за которой наносит бесконечные удары короткое жало — профессиональный атрибут подлинных мастеров щитового боя. Впоследствии, при эскалации командного противостояния и общем ужесточении боёв, люди Хирда усовершенствовали «навал» — взяли клинки потяжелее и добавили амплитудные удары. Это и стало, на мой взгляд, основой современной техники правильного боя для щитов с классическим хватом.[29]

Это были два первоочередных способа. За ними следуют еще два, имевшие несколько более ограниченное хождение. Первый из них — это метод «пары», то есть бой двумя клинками одновременно. Ограниченно «пара» использовалась в Кошатнике[30] и у нас, но только в коллективе у Эйва этот метод достиг своего сияющего великолепия.

«Пара» — это обоерукие люди, двигающиеся в бою, словно облака текучего дыма. Это мгновенные связки и комбинации разнонаправленных ударов, бесконечное марево танцующих в воздухе клинков. Это — подлинный blade dance, самая красивая и одна из самых эффективных техник мечевого боя. И в то же время одна из самых сложных.

В коллективе у Эйва так обучали основам этого мастерства. Небольшую картонку кидают у дерева, а на нее, спиною к стволу, встает человек. В руках у него зажаты пара черенков от лопат, а трое его товарищей обступают дерево и начинают изо всех сил колошматить его другими тремя черенками. Стартовое время — минута, потом участники меняются местами, и все начинается опять. Через несколько занятий покрытое синяками тело начинает опережать в своих движениях разум — и тогда деревянные черенки неожиданно оживают. Человек все еще находится на картонке, но попасть по нему становится непростым делом — его берегут от бед призрачные, смазанные сумасшедшим движением клинки.

Следующий способ, разработанный в нашей собственной банде — метод «лориэновских копий», иначе говоря, бой тяжелыми кольями. Он сочетает в себе как тычковую, так и ударную технику, с огромным количеством подлых ударов обратной стороною кола. Это совершенно не похоже на общепринятую систему боя копьем и больше напоминает использование алебарды, принятое в исторической реконструкции. Такой бой — словно горная река, расшвыривающая посреди прибрежных скал оглушенных и перешибленных её бурным течением пловцов. Использование кольев имеет еще один существенный плюс: их можно вырезать на месте, что освобождает от необходимости волочить «военный скарб» из города и обратно.

Были и другие способы: бой с помощью меча и даги, бой топором, кистенем, глефой и т. д. Эти методы не нашли командного применения, выражая предпочтения отдельных умельцев. Некоторые из них вознесли свое любимое оружие на недосягаемую высоту, украсив таким образом немало боев. На общем небосклоне их труд полыхнул подобно холодным и чистым зарницам, породив бесконечное количество отсветов — небольших «традиций», «техник» и «школ». Их слишком много, чтобы о каждой из них говорить, так что будет лучше, если их основоположники на время сложат оружие и сами возьмутся за перо.

02. Средства защиты

Индустрия средств защиты на ролевых играх находилась в то время в зачаточном состоянии. Это можно сравнить с беременностью: сейчас доспехи уже «родились» и вполне себе «подросли», а тогда ихнюю маму еще даже ебать не начали. Рынка брони не было, так как желающие изготавливали снаряжение под себя и никому его не продавали.

Реконструкторская снасть на игры еще не проникла, а собственных удачных решений было не так уж и много. Из-за этого подавляющее большинство доспехов тех лет было собрано из алюминиевых пластин, кровельного железа, жести и другого гнилого говна. Те, у кого руки были на месте, умудрялись сделать кое-что приличное, но это было скорее приятное исключение, ежели распространенная практика.

Но война продолжалась, оставляя участникам глубокие ссадины и обширные синяки, так что необходимость защитных мер становилась ясна все большему количеству игроков. В то время на передовой спорили две системы — принятый у Морадана «экспериментальный метод» и наш собственный «метод анестезии».

В рамках первого метода Морадан ввел в обращение металлические пластины, наклепывая их внахлест на куски толстого линолеума. Одетое на ватник, это подобие средневековой бригантины дает неплохую защиту. В современном мире такой доспех вызовет только насмешки, но для того времени это являлось передовой разработкой, существенно усилившей одоспешенность Хирда и его военную мощь. С той же целью люди Хирда применяли шлемы из толстой кожи и металлических полос, усиленные наручи и т. д. — эксперимент шёл, и процесс поиска в мастерской у Морадана не стоял на месте.

Мы предпочитали другой путь. Надев ватники и толстые рукавицы, мы «заливали глаза», а после игры отлеживались. Защиты окромя водки мы не признавали, почитая это зазорным, а идти в бой трезвыми полагали для себя невозможным. По пьяни тебе похуй на разбитую башку — что свою, что чужую, а сломанные пальцы воспринимаются как потешное приключение. Вид крови бодрит, а обычные синяки — те вообще проходят мимо внимания сознательного ума. За те годы, что я провел на играх, я ни разу не дрался трезвым, и то же самое могу сказать о своих товарищах. Мы не могли понять: разве людям в здравом уме может прийти в голову такая мысль — дуплить друг друга кольями? У Морадана все было не так, сказывалось еще одно различие — разница в подходах.

03. Разный подход

Подход к тому, что сейчас называют «боевкой», поначалу был один и тот же для всех — то есть не было никакого. Но семена различий, обусловленных личными предпочтениями участников, упали на благодатную почву, так что вскоре поверхность земли вспороли совершенно непохожие друг на друга ростки.

Наиболее консервативной группой оказались сторонники одиночных боёв и «игрового фехтования». Среди них были как законченные ничтожества, для которых клинок был только «продолжением их возвышенного и мрачного образа», так и подлинные мастера своего дела. Федя Дружинин умудрился текстолитовой шпагой перерубить сырую ель толщиной в руку, вдохнув таким образом в термин «игровое фехтование» новую жизнь.

Факт налицо: были те, кто обожал подраться — и те, кто совсем этого не хотел. Косорукие сторонники «театралки» стремились к возвышенным целям и вскоре добились своего, дискредитировав образ толкиениста в глазах большинства обывателей. Из-за этой публики само слово «ролевик» ассоциируется теперь с разной блядью — с инфантильными юношами и жирными хиппи, неспособными за себя постоять. Впоследствии это обернулось для всего движения множеством бед, когда эта скверная брага растеклась по округе и начала вонять. Но и те, кто хотел сражаться, испытывали трудности, определяя формат будущих мероприятий. Сторонники одиночных боёв сверкнули, подобно падающим звёздам, и растворились в горниле грядущих массовых битв. Простая логика — «принцип бандинга»[31] — заставила людей тянуться друг к другу. Даже могучие воины в одиночку не справляются со сплоченными коллективами, так что героизм одиночных сражений постепенно уходит в прошлое. И посреди призраков игр былого — кинжалов, плащей и шпаг — штормовой волной поднимаются новые принципы. В нашем городе одними из первых, кто принял подобную логику, были наш коллектив и Хирд Морадана. Другие, тот же Кошатник и компания Берри, хоть и тусовались вместе, могли взять для игры совершенно разные роли, рассыпаться и действовать парами или поодиночке. Но наша банда (как и Хирд) имели на этот счет другое мнение. Мы не гонялись за важными назначениями и индивидуальными ролями, предпочитая записываться разбойниками (мы), или войсковыми группами (Хирд) — просто ради того, чтобы друг с другом повоевать. Но у нас были разные взгляды на то, как это следует делать.

Водка и адреналин господствовали на нашей стороне поля, побелевшие пальцы до судороги сжимали тяжелые колья. В такой момент человека охватывает боевое усердие — ноги подбрасывают тело вверх и, не слушая голову, уносят его вперед. Поверх всех мыслей лежит плотное покрывало этаноловой анестезии, а адреналин выступает здесь в роли огненного стрекала, методично погружающего в готовый взорваться мозг гипнотический приказ: «Бей первым! Бей сильней!». Полагаться в таком бою следует только на интуицию и инициативу — превыше всего опасаясь оказаться неподалеку от собственных озверевших товарищей.

На стороне Хирда держались совсем иного подхода: там не пили перед боем водку, потому что им этого было не надо. Другая начинка вступала в дело — размеренно бились об оковку тяжелые щитоломы, угрожающе неторопливой была поступь сомкнутого строя. Каждый человек знал свое место, позволяя военной машине Хирда работать с мертвящей неумолимостью механического жнеца. В таком подходе другой кураж, система тренировок и наличие внутренней дисциплины позволяли руководству Хирда жестко координировать порядок ведения боевых действий. Как «потенциальные противники» мы были необходимы друг другу, но это же привело к формированию взаимной ненависти. Времена были дремучие, разница в мировоззрении давала о себе знать, а ведущаяся обеими сторонами пропаганда лишь подливала масла в этот огонь. Начнем с того, что у Морадана подобрались люди неупотребляющие и малопьющие, а у нас — сильно пьющие и употребляющие все подряд. Затем — у Морадана попадались люди верующие, а мы ходили в бой с куплетом из разлюбезной «Коррозии»:

Огненной водой наполняй стакан,

Вместе с Сатаной выпей за меня!

Эй, ты, зверю дай — водки, чтоб взорвали рай!

Русской водкой нас встречай, водка дьявол — водки дай!

Были ли мы на самом деле сатанистами — этого теперь даже я не знаю. Но Морадан был в то время полностью в этом уверен и терпеть нас за это не мог. Ну да и мы его поповские замашки охуенно недолюбливали.

Мало того — в Хирде было централизованное управление, он административно делился на четыре «центурии». Внутри каждой из них были введены офицерские должности и собственная система рангов, а над всем этим царствовал в вежливой и непреклонной форме сам Морадан.

У нас ничего подобного не было. Главенствовать над собой мы никому не позволяли, управлять и координировать было нечего. Все бухали как проклятые, свято веря в одно — это и есть свобода! Мы полагали, что живем не затем, чтобы какой-нибудь Морадан нам указывал, как нам себя вести и с кем воевать. Любого, кто пожелал бы возвыситься над товарищами и выдвинуться на «офицерскую должность», отпиздили бы так, что ему бы это до самой старости вспоминалось.

Кроме того, в Хирде был введен распорядок дня: подъемы, тренировки и строевая подготовка, только в армии лишняя, а в щитовом бою — первейшая вещь. Им грела душу возможность вместе заниматься такими вещами, а вот мы ни хуя этого не понимали. Лучше всех по этому поводу высказался Барин на совещании братьев по поводу таких «тренировок»:

— Все эти «тренировки» — сплошная потеря времени и выебон. Чего нам тренировать? Возьми в руки предмет и ебашь, как тебе самому удобнее — а ебашить по себе не давай! Это еще с доисторических времен пошло, когда первая обезьяна подняла палку и начала дуплить ею других обезьян. Так вот она перед этим и часа не тренировалась!

Причин для взаимной ненависти было предостаточно — что с одной, что с другой стороны. Хирд в целом воплощал в себе всё, что мы ненавидели в этой жизни: Белую Веру, иерархическую систему, дисциплину и трезвость. У людей Хирда были свои претензии — они считали нас безбожниками и распиздяями, алкоголиками и торчками. Даже не знаю, что из этого им больше не нравилось, но могу сказать, за что мы сами их особенно не любили.

Они, как сообщала разведка, принимали пищу по три раза в день, а кроме этого у них был еще и полдник с конфетами. Сами мы ели в ту пору мало, добро, если пару раз за игру перекусишь какой-нибудь дряни. Так что ихний трехразовый рацион был нам словно серпом по яйцам. Правда, у них на стоянке практически не пили (про наркотики и не говорю), так что никто из нас не променял бы ту помойку, в которой мы жили, на их военный лагерь, благоустроенный на римский манер.

Квинтэссенцией всего того ужаса, который творился в Хирде, для нас являлся Морадан. Его личность не давала нам покоя, а имя быстро стало нарицательным. Мы верили, что Морадан никогда не спит, ест только рис, и что он родился уже с бородой и в очках.

Теперь, по здравому рассуждению, очевидно: в Хирде был свой Морадан, а у нас — свой, причем ихнему Морадану до нашего далеко. Это ужасно, но это компенсируется тем, во что, по слухам, верили в отношении нас и нашего образа жизни в Хирде. Мы даже придумали карточную игру, называющуюся «Морадан», до такой степени нас занимала личность этого человека. Произошло это так.

В августе этого года мы совершали водный поход: я, Строри, наша однокласница Кенди и Слон. Местом для путешествий мы выбрали северное побережье Ладоги, а средством — байдарку, старый трехместный «салют». Кенди, как девушка небольшая, поместилась в грузовой отсек, мы расселись по остальным и вполне сносно путешествовали на этом гнилом уёбище, где была сломана «рыба»,[32] а вместо трех стрингеров пришлось вставить палки. Шкура у этой «байды» была такая гнилая, что её можно было проткнуть пальцем, так что она больше заслуживала названия с ударением на последнюю букву — байда.

Пока мы готовились к этому путешествию, Строри, обуреваемый гастрономической похотью, потребовал создать фонд, из которого будут совершены закупки продовольствия для осуществления пятиразового (!) питания во время этой экспедиции. Фонд был создан, причем большинство денег в него внес сам Строри, но ничего путевого из этого не вышло, так как осуществлять закупку питания было поручено Слону.

С лон, завладев капиталами, поступил по-товарищески щедро. Пригласив меня к себе на квартиру, с которой как раз выехали на дачу его слонородственники, он устроил на эти средства пьянку, длящуюся ровно семь дней. Это поглотило основные фонды, а на остатки мы купили десять килограммов риса, два кило соли, пятьдесят пачек «Беломора» и канистру спирта. Спирт мы подготовили особым образом — смешали в скороварке со специально подготовленным сиропом из меда и специй, получив крепкий ликер, который назвали в честь Светлой Владычицы — «Элберетовка».

Это удивительный и волшебный напиток стал нашим традиционным командным рецептом. Чтобы его приготовить, необходимо взять мед (примерно две жмени, т. е. пригоршни), лучше всего гречишный или липовый, и положить его в кастрюльку, куда уже налито немного (чуть меньше полулитра) холодной воды. Под кастрюлькой зажигают небольшой огонь, и так мед томят, пока он не разойдется в воде весь, без остатка. Туда же кидают порезанные на четыре части два апельсина, пять разбитых на части грецких орехов, семь хуйнюшек гвоздики.

Когда кидают гвоздику, говорят: «A Elbereth Gilthoniel!», взывая к светлой Владычице — тогда Элберетовка получится особенно нажористой и хорошей. Если этого обычая избегать, удачи в этом деле не будет, а по пьяни обязательно случится какая-нибудь хуйня. Мускатным орехом с силой проводят по терке над смесью один раз. Мяту (а если есть, то лучше мелиссу) добавляют последней, несколько листочков. Сироп томят еще минут пять-десять, а потом процеживают и заливают в скороварку.

Если скороварки нет, берут простую кастрюльку, которую ставят на паровую баню. В таком случае шов между стенками кастрюльки и крышкой нужно будет заделать тестом. Туда же льют спирт из расчета литр спирта на пол-литра приготовленного сиропа. Затем крышку скороварки (кастрюльки) закрывают и ставят смесь на малый огонь, на пять-десять минут. После этого скороварку (кастрюльку), не открывая, ставят в ледяную воду и держат, пока она полностью не остынет. Тогда крышку снимают и скороварку (кастрюльку) ставят в холодильник открытой еще на один час, чтобы отошел свободный спирт, после чего Элберетовка к употреблению готова. Её пьют маленькими стопочками.

Не следует затыкать клапан скороварки посторонними предметами (проволокой или спичками), опасаясь, что через него выйдут спиртовые пары. Из-за этого может произойти взрыв скороварки, и тогда спиртовые пары выйдут все сразу, воспламенятся и будет еще один взрыв — как это произошло однажды дома у Слона.

Мы разлили Элберетовку по литровым флягам, упаковали папиросы, рис и отправились на Ладогу. Строри о случившемся изменении раскладки мы ничего не сказали. Это привело к тому, что на полуострове Монтасари, где у нас случился один из первых ночлегов, Строри предложил нам достать провизию для приготовления ужина. Слон залез в свой мешок и достал рис. Строри удовлетворенно кивнул — запас риса ему показался достаточным, и стал побуждать Слона достать ещё что-нибудь. Слон, как это умеет делать только он, с каменным лицом достал литр Элберетовки. Строри похвалил и это, и снова предложил достать что-нибудь еще. Тогда Слон достал ещё литр. Строри немного опешил, но списал все на непонятливость Слона, и показал жестом: ещё! Тут Слон принялся доставать ещё и ещё, пока Строри не понял — его затее с пятиразовым питанием пришел пиздец.

В результате мы были вынуждены прибегнуть к краже со стоянок в небезызвестном заливе «Кочерга». Осуществляли мы это так: в предрассветные часы приставали на своём корыте к чужим стоянкам и жировали прямо у них за накрытыми с вечера столами. Иногда нам приходилось вскрывать палатки и тащить провизию прямо из-под носа у спящих. Кончилось это тем, что после особенно дерзкой вылазки (мы выставили на консервы и водку команду гребного катамарана из двенадцати взрослых мужиков) нам надо было убираться из Кочерги, но сделать этого из-за штормовой погоды не удалось.

Наутро нас вычислили в скалах. В начале переговоров поимщики залили газом Слона, но вернуть награбленное не сумели, так как все добро у нас было разумно припрятано. Мы ушли в полные отказняки, мужики покричали еще немного, позапугивали нас безвременной смертью и убрались восвояси.

Пережидая шторм и пожирая чужие консервы, мы придумали новую карточную игру и назвали её «Морадан». Это модифицированный японский дурак с оригинальными правилами, а ставки у нас обычно были такие: проигравший три раза подряд на пятнадцать минут превращается в Морадана. Для наглядности на него надевают бороду из газеты и проволочные очки, причем ему запрещается пить, курить и ругаться матом, а купаться он может только на мелководье. Проигравший два раза при уже имеющемся Морадане как бы поступает в Хирд: пересаживается к Морадану по правую руку и должен ему прислуживать и так далее.


Еще по пути в Кавголово, в вестибюле станции Девяткино мы были несколько удивлены странным пополнением в Морадановских рядах. Человеком нам не то что незнакомым, а у которого и лица-то было не разглядеть. Основной состав мы уже неплохо знали — Морадана, Ааза, Леголаса, Костомира, Стинга и Берегонда. Новый же ихний коллега показался нам несколько странным — в комке российской армии, в берцах и при этом в железной маске во всё лицо. По своему обычаю, на выходе их электрички Морадан устроил построение. Тогда мы с Барином пошли и встали с левого краю, надеясь, что Морадан нас не заметит. Морадан, конечно, выпалил нас в момент и из строя изгнал, но мы успели перекинуться с его людьми парой слов. Узнали, что новенького зовут Даин, и что он вроде как взрослый уже мужик, спортсмен, недавно демобилизовавшийся со службы в рядах вооруженных сил.[33]

— Ни хуя себе пополнение! — удивился я.

— Прорвемся, — успокоил меня Барин. — Не ссы!

Местом для проведения маневров Морадан выбрал побережье озера — продуваемую со всех сторон полоску пляжа около пятидесяти метров шириной. Мы залезли в старую кабинку для переодевания и принялись там бухать, спрятавшись от холодного осеннего ветра. Вокруг простирался мокрый песок, с одной стороны раскинулось озеро, а с другой к нашей кабинке примыкали кусты шиповника и редколесье. В кабинку нас набилось человек пятнадцать: Крейзи приколачивал косяки, Рыжий достал украденную где-то бутылку виски, нашлась и водочка. Дело подготовки к сражению пошло.

Тут надо заметить, что эта игра была прообразом современных бугуртов — но только прообразом, а еще не бугуртом. Ради приличия Морадан составил общую квенту, по которой наша кабинка стала волшебным замком, из которого мы выдвинули Крейзи на должность эльфийского короля. Морадан сделался гномьим царем, его стоянка превратилась в гномий замок и т. д. Несложно, а, значит, грамотно организованное мероприятие.

В какой-то момент, когда мы вовсю готовились к сражению, сидя буквально друг на друге в этой кабинке, снаружи раздался голос, который вещал:

— Эльфы! Повелитель Морадан приказывает вам сложить оружие!

— Наконец-то! — заметил Крейзи, утомившийся ждать. — Пришли залупу кидать! Поднимите-ка меня, я выступлю с речью!

Его приподняли за ноги так, что он выпятил над краем кабинки свою верхнюю треть, а за ним вылезли посмотреть на посольство остальные, кроме самых ленивых. Это был один человек, мосластая дылда в немецкой каске и со щитом, на котором было накарябано: Donald McLaot.

— Эльфы, — на автомате продолжал он, — повелитель Морадан…

Но затем он вгляделся повнимательнее в наши лица и замолчал. Когда через много лет Маклауд пересказывал нам эту историю, он сообщил вот что:

— Это была моя первая игра. Морадан меня здорово настропалил, когда посылал с этим посольством, так что я, можно сказать, всерьез ожидал увидеть эльфов. А когда разглядел, как лезут из кабинки рожи одна другой гнуснее, все с обрезками труб да с дубинками, у меня в голове как будто что-то перещелкнуло. Словно я опять оказался у себя во дворе. Стою и думаю — какую хуйню несу тут перед пацанами?

— Я вам как эльфийский король … — Крейзи, вывесившись из кабинки, начал было держать ответную речь, но несколько товарищей, не слушая его, выскочили из купальни и бросились с оружием в сторону посла. Крейзи попытался остановить их, и поэтому вместо высокопарной речи у него вышло:

— Я вам как эльфийский король… блядь! Маклауд, впоследствии комментируя эти обстоятельства, сообщил:

— Когда я увидел, как вылезает такое хуйло и кричит: «Я вам как эльфийский король, блядь…», а из купальни в это время бегут ко мне еще четверо — я всё понял. Вьехал, как подставил меня Морадан с этим ебучим посольством!


Сказки темного леса

В последовавшем за этим общем бою мне была удача, и я пробил у Дональда на башке немецкую каску своим мечом, который называется «Производственная Травма» и сделан из расплющенного обрезка железной трубы. Это удалось потому, что каска у него была несколько траченная временем, но все равно — это было почетно, хороший удар. В ответ на это люди Хирда заманили Слона в заросли шиповника и взяли его там щитами в коробочку — тоже хорошо развлеклись. Но купальню мы удержали.

Следующий бой произошёл на лесной дороге, на пути к стоянке Хирда. В те времена я возил на игры щит (выполненный из авиационного дюраля толщиной четыре миллиметра, размерами восемьдесят на шестьдесят, со скошенными углами и окованный по краю железной полосой), который взял с собой и на этот раз. Мы наступали по дороге на строй Хирда, и я оказался как раз напротив Даина — всего в метре от блестящей поверхности его боевой маски. Я и моргнуть не успел, как он срезал меня нижней подсечкой — так, что ноги у меня оказались вдруг гораздо выше головы. Из-за этого я оказался в придорожной канаве, где провел некоторое время — немного контуженный, с душой, полной унижения и гнева.

Ну, блядь, думал я, выплевывая набившиеся в рот песок и опавшие листья — не врали, действительно спортсмен! Тогда я обратился за помощью к братьям, чтобы раз и навсегда доказать: трое наркоманов стоят профессионала. Мы составили следующий план: они насядут со щитами на этого типа, в нужный момент немножечко раздвинутся в стороны — и тогда я вьебу ему по маске металлическим уголком своего щита.

Удача была на нашей стороне, получилось даже лучше, чем мы хотели, и через несколько минут мой щит впечатался аккурат Даину в маску. Да только вот незадача: это оказалась не железная, как мы думали, гномья боевая маска, а из папье-маше, покрытого сверху металлической фольгой. Нехорошо получилось, но мы в этом были не виноваты. Даин дядька толковый, но его идея с маской была, надо признать, просто полным фуфлом.

Адская Кузница

«Затащив за астероид

Трахнул Лору гуманоид.

И теперь она болеет

Инопланетной гонореей».

Веселые четверостишья

Наша дружба с царём Трандуилом оказалась кстати. Посреди близящейся зимней стужи у нас появился приют — дачный участок в Красном Селе, дом неподалеку от церкви. Там у царя Трандуила была организована подпольная кузница по производству всевозможного холодняка: кинжалов, стилетов и страшных зазубренных ножей. В его доме знали законы гостеприимства, так что здесь подобралась презанятнейшая компания.

Помогал царю во всех его начинаниях некто Энт — здоровенный и немного заторможенный детина, двух метров ростом, чуточку за сто килограмм. Он отличался добродушием и неторопливостью: хороший собутыльник, но плохой собеседник. При этом он был наделен чудовищной силой, так что Трандуил приспособил его в качестве молотобойца. В доме Трандуила всегда были дамы. В первую очередь следует упомянуть Лору — царь Трандуил в своей неизъяснимой щедрости дарил приют нескольким униженным и оскорбленным, убогим и лишенным разума существам. Иногда там тусовались ещё две не менее страшные бабы — владыка Лихолесья питал некоторую слабость ко всему отвратительному. Звали этих девиц Лайн и Эсгаль, но они сами себя женщинами не считали.

Они стояли на позиции разработанной в Кошатнике «теории инкарнаций», из которой следует: «Земля — мир сосланных королей и принцев из множества других, никому не ведомых реальностей, воплощенных здесь по чьему-то злому умыслу или ошибке в человеческие тела». Вот, считали Эсгаль и Лайн, в их случае ошибка перешла все допустимые ГОСТы и нормативы, и их двоих, по природе своей то ли бесполых, то ли мужского пола (всем было похуй на их нытьё про инкарнации, почти никто их не слушал) существ упаковало в тела двух девок — страшных, как атомная война.

Они были квинтэссенцией зарождающегося на играх движения вырожденцев и трансвеститов — девочек, которые хотят быть мальчиками и тому подобных. Так как пассажиров смежного звена (то есть мальчиков, которые хотят стать девочками) рядом с ними не терлось, их какое-то время терпели. В основе своих взглядов они были порождениями волшебного мира, уродливыми и странными, но все же обладали неким шармом. Временами на них было любопытно взглянуть, как на редких насекомых.

Лора же, в отличие от них, в основу своих взглядов положила надменность. Здесь она превзошла многих: о человечестве в целом говорила с огромным презрением, слово «люди» считала ругательным и вместо него употребляла термин «джаки»,[34] всегда стараясь это максимально подчеркнуть. Плохо здесь не то, что она проявляла такую надменность или дурно относилась к окружающим — вовсе нет. Скверно то, что надменность её была ни на чем не основана, а именно это и отличает надменность от вполне обоснованного и оправданного чувства собственного достоинства.

Лора не знала в этом никакой меры, противопоставляя себя «человечеству вообще». Выводя своё происхождение от стихийных сил, Лора пользовалась любой возможностью, чтобы выказать своё презрение к обычаям жизни на нашей планете. Местная одежда для неё не годилась, так что она кутала свои жирные телеса в самошивные тряпки, прикрывая получившееся уродство множеством амулетов. Со временем она всех убедила. Глядя на неё, любой мог сказать с уверенностью: это кто угодно, только не человек!

Лора была не единственной, кто пал жертвой собственной надменности и пагубных заблуждений. Весьма поучительна в этом смысле история Таниса Полуэльфа — того, что тусовался в стае Гила и Тэла. Этот Танис отличался, мягко говоря, некоторыми странностями.

Усатый и темноволосый, физически развитый, соразмерный и лишенный внутреннего уродства, Танис казался нам практически нормальным человеком. Но ему не пошла на руку излишняя мнительность и любовь к дешевому понту. Однажды по дороге в Каннельярви (где по воззрениям тех лет находилось одно из самых важных и почитаемых мистических мест[35]) Танис услышал доносящийся как бы со стороны противоестественный голос. — Танис, время! — вещал он.

Танис пришёл в возбуждение и сверхъестественный ужас. Еще бы, ведь на то время ему грезилось, будто он — наследник трона своего батюшки, который правил «где-то не здесь» существенными областями. И вот он, Танис, сосланный на Землю лживыми регентами, узурпировавшими его трон, слышит наконец-то воочию повелительный зов! Но для того, чтобы попасть домой, Танису придется воспользоваться Колесом Рождения и Смерти, то есть закончить «эту жизнь».

Это очень трогательно — миг, когда осознанное существо прерывает своё воплощение. Рвутся тонкие связи, всё нужно бросить — дом, корефанов, дурные привычки — и отправляться править иными мирами вместе с движением инкарнационного колеса. Бабе своей нужно в такой момент сказать: «Прощай, я никогда тебя на самом деле не любил! Ты не та, что мне нужна, моя возлюбленная ждет меня у подножия трона!» После этого можно выпить двести грамм водки и готовиться в путь.

В такие моменты человек движется в чудовищном фокусе сгустившейся иллюзии. Все те обстоятельства, над которыми вы сейчас уссыкаетесь, для него живая реальность, а испытываемые им чувства подобны порывам бури, рвущей на части плоть его материалистических убеждений. Это тот наркотик, употребление которого оправдывает увлечение «теорией инкарнаций», астральными путешествиями и другими мирами. От них самих не много толку, но они позволяют всерьёз «закутаться в плоть сказок», очаровывают глубиной и серьёзностью происходящего.

Подобный опыт наделяет человека переживаниями такой мощи, что это становится подобным воздействию некоторых психотомиметиков — таких, как PSP.

Некоторые именно так и делают: совмещают такие сессии с употреблением грибов или кислоты. Это имеет двоякий эффект. С одной стороны, такое сочетание действует сильней и опаснее, а с другой — вы придете в себя, когда прекратится воздействие или закончится препарат. Упаси вас бог закутаться в плоть сказок на трезвую голову — не наступит тогда тот момент, когда вы вновь, сами по себе, осознаете объективную (т. е. разделяемую большинством населения) реальность. Эти методы ведут к появлению обособленных групп, чей взгляд на природу окружающей действительности существенно отличается от общепринятого. Они были основой целого направления игр — скрытым потоком, в котором кроется секрет всего волшебства. Поэтому в атмосфере большинства игр прошлого можно было заметить отпечаток легкого сумасшествия, всегда несущего один и тот же характерный мистический след.

Здоровых на голову людей было немного: на квартире у Морадана, где тогда собирались Аладан, Арвен, Грейс и Моргил, в Берриной тусовке и у Паши Назгула, которого теперь все зовут Паша Оружейник. Вокруг же раскинулся волшебный и удивительный мир.

В Кошатнике пили, выборочно жрали колеса и распускали самую мрачную и тяжелую ересь, которая многих коснулась. У Княжны в Magic School верили, что Княжна — перевоплощение последнего магистра Тамплиеров и тоже жрали колеса, а также курили коноплю и гашиш. Лустберг и Гущин обосновались в «Заповеднике» (Дом Природы), и там Дымка варила им «винт».[36] Воодушевленные парой кубиков, они распускали слухи, будто Лустберг — мистический тюремщик этого мира, потомок Сногхая — мифологической (со слов Лустберга) полухимеры, полудракона.

Там же обосновалась принадлежащая Эрику Школа Игрока. В рамках неё такие люди, как Даркил, проводили семинары типа «Школа мимики». Представьте себе незнакомого человека, который «в лицах» объясняет вам, какие рожи следует корчить применительно к различным случаям. Все, кто там побывал, твердят в один голос: глядя на это, несложно сойти с ума. Никто из моих знакомых не в силах поверить, что идея подобного семинара могла прийти в голову неупотребляющему человеку.

Не лучше обстояли дела на тусовке у Кота-фотографа, организовавшего на своей квартире в Купчино порностудию. Под предлогом съемки обнаженной женской натуры Кот-Фотограф (вожатый пионерлагеря, которому было тогда что-то около тридцати пяти) приглашал к себе различных аппетитных малолеток, подпаивал их и склонял к соитию. Многих из них он действительно фотографировал, но не это главное. У себя на квартире Кот-Фотограф развёл рассадник мракобесия, ереси и колдовства, с уклоном в биоэнергетику. Оттуда вышли такие его ученики как Ника и Паук, о которых речь пойдёт позже.

Пых и его товарищи — Фиш, Мейджик, Капитан Пауэр, Якудза и Папа Хаэрсон тоже не любили жить в отрыве от иномировых событий, а значит, были воинами вполне в духе того времени. Обхуярившись паркопану, они усаживались за мистическую войну с «астральными домами», не дававшими им на то суровое время покоя. Собираясь в общагах в конце Бухарестской, напротив клуба «Экстрим», они осуществляли эту свою деятельность, ничего не стесняясь. Мейджик открыто заявлял в то время, что не научится ходить по воде, пока не бросит курить, но курить не бросал. Некоторые перевирают эту историю, утверждая — «Мейджик говорил, что не бросит курить, пока не научится ходить по воде», но это неправда.

Времена были настолько дикие, что даже Олюшку (которую все тогда называли Гу) и Мондора, людей в целом здравомыслящих, видели в те смутные годы на занятиях у Княжны. Из всего этого вам может стать ясно, какие господствовали взгляды и почему у Таниса были все основания вполне серьёзно отнестись к произошедшему с ним на дороге.

— Танис, время! — настаивал голос, и Танис поспешил объявить спутникам о своей неминуемой смерти.

Воодушевленный открывающимися перед ним перспективами, Танис осветил эту историю достаточно широко. При каждом удобном случае он подробно пересказывал историю своего «падения», дополнительно поясняя: ждать теперь осталось недолго. Пройдет совсем немного времени, и он «вознесется», а его «здешнее тело» умрет. Вскоре он добился того, что его стали поторапливать:

— Когда же уже, а, Танис? — спрашивали мы у него. — Не опоздаешь на коронацию? Барин, особенно раздосадованный назойливостью Полуэльфа, как-то раз заявил:

— Достал меня этот Танис Полупенис! Сколько можно динамить? Имя прилипло, и иначе чем «Полупенис» мы Таниса больше не называли.

Вместе с друзьями Таниса тусовалась одна девушка по прозвищу Белка, она запомнилась нам как милая и разумная девушка. Но была и еще одна Белка, о которой мы хотели бы вам рассказать — та, что терлась временами возле царя Трандуила. Это была совсем другая Белка — до того глупая, что не переносила даже слова «наркотики».

Она считала, что это очень страшное дело. Если мы начинали курить в комнате коноплю, она тут же завязывала рот и нос платком, чем очень нас умиляла. Прикиньте: вы курите коноплю, а кто-нибудь сидит перед вами с завязанным в платочек лицом. Это ли не рай на земле, как обещают Свидетели?

Совпало так, что в один из дней вместе с Белкой появился прыщавый подросток — круглолицый, с бегающим взглядом маленьких жадных глаз. Этого типа звали Никки-пионер, но ему суждено было, как и многим другим, сменить своё имя.[37]

Он отличался непереносимыми качествами — нес без перерыва душнейшую, очень и очень натужную хуйню. Знаете, бывают люди, которым так и хочется сказать: заткни свой поганый рот! Никки-пионер был как раз из таких. Раз, нажравшись крепкого грога, он уснул, и с ним произошел вот какой случай.

На даче у Транда места немного. Кроватей не хватало даже хорошим людям, не говоря уже про Никки-пионера. Он лег на пол, но его немного подвинули, так что получилось вот как: Никки лежит под диваном, из-под которого торчит лишь его голова. Барин приспособил эту голову, чтобы ставить на неё ноги, а так как Никки во сне недовольно и злобно отпездывался, дал её обладателю кличку на будущее — «Злая Голова».

В тот раз нам удалось выкрасть из холодильника у царя Трандуила шмат сала и целый литр спирта. Всё выпив и съев, мы задумались: на кого же свалить пропажу? Свой выбор мы остановили на Голове, объявив разгневанному Трандуилу, что видели Никки, хлещущего спирт и закусывающего украденным салом. Нам удалось отмазаться, причем так удачно, что позднее Крейзи отразил этот случай в немеркнущих строфах:

А где же сала килограмм, и спирта две бутыли где?

С вопросом этим, милый друг, ты обращайся к Голове!

Да, Голова всё сало съела, и спирт весь выпила до дна!

Да как же подлая сумела? Да как же подлая смогла?

Днем Трандуил не любил сидеть без дела — он мутил из проволоки четырехгранные стилеты-саи и толкал их на тусовке по пятнадцать рублей. Многие мои товарищи ходили с такими стилетами, а Гоблин даже заказал у Трандуила «большой широкий нож». Это чудовище особенно меня впечатлило.

Тогда были дремучие времена, и для тех, кто не имел отношения к какому-либо заводу, нелегко было раздобыть стальное оружие. Практически не было мастеров, предлагающих свои услуги открыто, так что любая железка ценилась, и ценилась весьма высоко. По просьбе Гоблина Транд сделал тесак длинною в полметра: у гарды он был в три пальца, а потом расширялся ромбом до последней трети своей длины, где был шириной почти в полторы ладони. Себе Трандуил выковал скандинавский меч-селедку (так, во всяком случае, он его называл) и ходил с ним, спрятав под ватник, на остановку к ларьку.

Так он поступал потому, что у нас не сложились отношения с местным населением — обитатели Красного Села совершенно нас не понимали. Больше всех в этом виноват Кримсон, из-за него у нас постоянно случались какие-то ссоры.

По ночному времени мы надевали ватники и строительные каски, брали кто арматуру, а кто и топоры, и отправлялись на остановку. Из темного и замерзшего садоводства наша компания поднималась на дорогу, под мигающий свет нескольких фонарей. Там стоял ларек, к которому мы приходили за данью, но не с самого ларька, а с беспечных ночных покупателей. Мы просили немногого — бутылку водочки или несколько бутылок пивка, так что нам редко отказывали. В один из таких разов к ларьку подошел мужчина с собачкой. После недолгих уговоров он раскошелился на бутылку водки и на пиво для каждого из нас, а заодно приобрел бутылку пива себе и чупа-чупс для своей любимой собаки. Он развернул конфету и кинул её псу — здоровенной таксе, чем неосторожно привлек внимание Кримсона. Поставив своё пиво на землю, Кримсон бросился на собаку, вырвал чупа-чупс у неё из пасти и сожрал, не вставая с земли. Мужик увидел это и побежал — бросив на остановке собаку и пиво.


Сказки темного леса

Такие случаи привели к тому, что какие-то здоровяки, лет на пять-шесть нас постарше, приехали на двух машинах к ларьку в одну из таких ночей. Ни в какие переговоры они вступать не стали, а сразу же бросились к нам. Увидав их, мы бросили все дела и поспешили к оврагу, где по низине течёт незамерзающий ручей. В кирзачах мы легко его преодолели, а вот нашим поимщикам, обутым в кроссовки, это показалось не с руки. Что и послужило причиной нашего чудесного избавления.

Второй случай с Кримсоном был вот какой. Мы возвращались от ларька через парк, когда один незнакомый парень, пьяный в говно, подошёл прямо к нам.

— Я ухожу, — начал он неподобающим для общения с посторонними тоном, — служить в морскую пехоту. И нуждаюсь в средствах на это дело!

— Сначала отслужи, — предложил ему Кримсон, — а потом охуевай! Пехота, блядь!

— Ах вот как? — незнакомец принялся внимательно осматривать нашу компанию, а когда смог сфокусировать взгляд, осведомился у Кримсона:

— Тебя как зовут?

— Дима, — ответил Кримсон, — а что?

— Знаешь что, Дима? — ответил незнакомец. — Я здесь ни к кому больше претензий не имею! Но вот тебе, Дима — тебе пиздец!

С этими словами он бросился на Кримсона, пинаясь и размахивая кулаками. Но Кримсон не сплоховал — встретил его порыв, как положено. Схватив незнакомца за горло, он опрокинул его на землю и несколько раз ударил головою об корни стоящего рядом дерева, а затем добавил еще — округлым камнем, который я сразу же ему подал.


Все эти случаи не укрепили нашей дружбы с обитателями поселка, из-за чего царь Трандуил брал с собой по ночам к ларьку упомянутый меч из рессорной стали длиной один метр, заточенный с обеих сторон. Как-то раз сотрудники милиции, проезжая мимо ларька на своем тарантасе, увидали на обочине подозрительного мужичка. В ватнике, из-под которого на несколько ладоней высовывается конец блестящего жала, и с авосечкой, полной палёной водки. Они погнались за Трандом, он стал уходить, но в конце концов его положили-таки на землю под автомат. К счастью, о произошедшем с Трандом вовремя узнали, так что успели до обыска на даче притопить в ручье два ящика стилетов, ящик кинжалов и Гоблиновский «большой широкий нож». Как видите, трудностей хватало с избытком, так что в убежище царила порой неспокойная атмосфера.

Посреди всеобщего праздника случались подчас безобразные вещи. Строри, ловко орудуя мусорным баком, выставил Богдану челюсть, а Гоблин взялся её вправлять. Видя, как Гоблин грядёт — с засученными рукавами, из-под которых торчат огромные волосатые руки, пьяный и страшный — Богдан с мычанием и стоном, ухватившись обеими руками, вправил себе челюсть сам. Тот же Строри, прогневавшись на Энта, совершил достойное упоминания в сагах деяние. Вырвав из земли молодую яблоню, он ударил ей Энта, но промахнулся и снес корневищем ворота при въезде на участок, полностью отломив обе хилые створки с петель.


В другой раз Гоблин, метая абразивный круг в одну заезжую девку по имени Строря (за то что она как бы в насмешку над нашим Строри назвалась таким именем), промазал и пришел в огромную ярость.

— Хорошей девушке, — пророчески произнес он тогда, — бутылка в зубах не помешает!

С этими словами он метнул пузырь из-под водки, который попал девке горлышком в рот, враз выщелкнув ей передние зубы. Все очень осуждали Гоблина за этот поступок, но на него это мало повлияло. Он сделал ещё и худшее, из-за чего потом, уже на партийных собраниях, братья частенько говорили:

— Ну что, вопросов больше нет? Может, обсудим тогда моральный облик брата Гоблина? Выпив полтора литра водки, Гоблин вступил с Лорой в плотскую связь, чем обрек свою бессмертную душу на страшные муки. Даже пройдя Путем Черного Колеса, суждено душе его в череде будущих воплощений слышать такой вот упрёк: «Вот, глядите — это тот, кто трахнул Лору несколько жизней назад!». Сам Гоблин объяснил свой поступок так:

— Трусливые ничтожества! — обратился он к нам. — Ни у кого из вас не хватило бы ни твердости, ни силы духа для того, чтобы подобное совершить.

В этом он был абсолютно прав — особенно насчёт твердости. Однажды мы увидели Лору, выходящую из озера обнаженной. После этого некоторые товарищи выражали сомнения в целесообразности отношений между полами и интересовались принципами целибата. Никто из нас, святая правда, не смог бы сделать и половины того, что замыслил и исполнил тогда брат Гоблин!

В другой раз причиной конфликта стал Крейзи. Как-то поутру мы мирно сидели себе на даче, но служители белого бога не дали нам покоя. Неподалеку от дома Трандуила располагается местная церковь, и вдруг в ней принялись служить заутреню и лупить в колокола. Гулкий звук поповского звонка властно проникал сквозь тонкие стены Трандуилова замка, угрожая вторым пришествием и ставя под сомнение само существование царства Сатаны. Крейзи не пожелал этого терпеть.

— Ну-ка, братья, — предложил он, — хватайте лопаты и ломы!

Мы побросали все игрушки — водку, кости и карты — и начали собираться на борьбу против засилья монотеистической церкви.

— Вам в школе разве не говорили, что бога нет? — успокаивал нас Трандуил. — Так хуй ли вы мечетесь?

Но мы не стали его слушать. Нацепив ватники и вооружившись ломами, мы ворвались в помещение местной церкви как раз к началу утренней службы. В маленький зал набились битком какие-то мерзостные старухи и прочая, весьма угодная белому богу публика. Чадили желтые свечи, жирный дым поднимался к куполу церкви, а над всем этим господствовала восковая фигура Распятого Бога. С его места, наверное, хорошо было видно, как втягиваются в храм один за другим сумрачные посетители, вооруженные лопатами и ломами.

Когда мы вошли, на время всё стихло. Люди начали оборачиваться, и даже поп замолчал, до того удивительно и необычно ему стало. В наступившей тишине, нарушаемой только тихим дыханием и треском свечей, Крейзи вышел на середину зала и с силой ударил в пол окончанием своего лома, словно друидическим посохом.

— Да пребудет здесь Сатана, — заявил он, обводя помещение широким жестом левой руки. После этого он повернулся, и мы также, в полной тишине, скрылись из церкви. Когда мы вернулись, Трандуил принялся расспрашивать о наших успехах.

— Заебись, — отозвался Крейзи. — Храм осквернен по всем правилам, равноебуче теперь — что он есть, что его нет. После меня и папа римский не переосвятит.

— А как же колокола? — ехидно поинтересовался Трандуил.

— Спи спокойно, — ответил ему я. — Из них теперь в Аду котлы сделают и младенцев станут варить. Раньше они звонили: бог свят, бог свят! А теперь, слышишь: сразу в ад, прямо в ад!

1995. День на исходе

Сказки темного леса

Как Добрая Голова сошла с ума

Почтенный Абу-л-Азиз Абдуррашид ибн-Меджид, который впервые перевел «Мед сказок» Солнцеликого, приобрел свой экземпляр книги у досточтимого Джохара бин Шихабуддина аль-Шамси. На развороте рукой благословенного Абу-л-Сейида Бейдуллы ибн Камаледдина была выведена такая надпись: «Я встретил эту книгу в обычной лавке, среди великого множества других книг. Я был рассеян, ленив и чувствовал себя попавшим в штиль мореходом. Но вдруг словно молодой ветер наполнил паруса моих кораблей!»

Honey of Tales
Сказки темного леса

Той же зимой много нехорошего случилось с другой Головой — Алексом по прозвищу Добрая Голова. Головами мы называем тех, кто подобно Никки-пионеру (Злой Голове) имеет привычку душить собеседника долгими и занудными разговорами. Добрая Голова — это наш со Строри и Слоном одноклассник, очкарик с лошадиным лицом. В детстве ему заколотили в мозг несколько гвоздей, и это плохо на нем сказалось: парализовало его умственные способности. К тому времени он уже совершенно сошел с ума на почве колдовства, и вот почему.

Кругом тогда бесновалось неизъяснимое — то Княжна с учениками возьмется разгонять над Каннельярви тучи, то появится на дороге в Заходском причудливая вязь рун. Поэтому мы затеяли небольшое исследование, чтобы проникнуть в самую суть колдовских методов, обширно применявшихся в те времена. Большинство этих «знаний» распространялось первоначально через Дом Природы Княжной, но и кроме неё хватало народных просветителей. Беседуя с практикующими, мы срисовали так называемые «техники» и в качестве эксперимента применили их к Доброй Голове.

Из-за этого с Алексом вышла беда, но рассказать об этом будет непросто. Чтобы понять соль этой шутки, надо иметь хотя бы общее представление о взглядах ролевиков на мистику, распространенных в те времена.

Все тогдашнее колдовство можно условно разделить на четыре типа — в нашей собственной оригинальной классификации, располагающей практикующих снизу вверх, сообразно величине и пагубности их заблуждений. В нынешнее просвещенное время многим будет трудно поверить даже в то, что бывают люди с такими заблуждениями, но пусть это вас не смущает. Большинство из тех магов, о которых здесь пойдет речь, еще ходят по этой земле, а их заблуждения с годами едва ли рассеялись. Поэтому мы представляем принятую на то время «методологию» и «техники» в их изначальных вариантах, просто снабженные небольшими комментариями.


«Первая ступень — это вера в ауру, экстрасенсорику и биополя, которую практикуют колдуны самого низшего пошиба, тусовавшиеся в те времена преимущественно у Казанского собора. Среди этой прослойки, как и среди тусовавшихся там же сорокоманов, было множество бионергетов — всех мастей и со всех областей. Такие люди верят, что тело человека окружено электромагнитным полем. Это основа их убеждений, а выводы отсюда такие: биополем можно научиться пользоваться, и тогда о-го-го! В нашей системе такие практикующие классифицированы как „ебанашки“».

Стандартный портрет «ебанашки» такой — лицо сосредоточенное, глаза полуприкрыты, зрачки расширены. Его мозг занят сложной работой: галлюцинирует вокруг прохожих разноцветные ауры. Чтобы стать таким колдуном, немногое надо: верить, что биополе есть, и что человек, если напряжется, сможет его увидеть. Для этого экстрасенсы с Казани выполняли следующую тренировку: сидели в темноте и смотрели друг на друга, пока не появятся какие-нибудь искажения перспективы или цвета. Этого достаточно, считали они, это и есть биополе. После этого они приступали к более сложной практике — представляли разные нелепые вещи и одновременно верили, что видят проявления биополя. Следует пытаться увидеть, учили они, как вокруг твоих рук возникает свечение, определенным образом закрученное. Нужно эманировать из черепа сверкающий луч и тянуть из окружающих энергию, а уж из этого проистекает все дальнейшее разнообразие биоэнергетических методов.

Энергеты даже самого низшего пошиба владели искусством «заряжать» своим полем предметы. У Казани было полно людей, увешанных десятками «заряженных» фенек на все случаи жизни. Многие обладали амулетами для исцеления и энергетического вампиризма, кое-кто — для причинения болезней и смерти, а некоторые — даже для вызывания к остановке автобуса, троллейбуса и трамвая. Сам я слышал про заряженные феньки вот какую историю. Некоему Графу, раз оказавшемуся у Казанского собора, одно мудло демонстрировало бисерную феньку, уверяя, что в ней находится аж восемь мощных энергетических «зарядов».

— Вот, смотри! — наседало на Графа это хуйло. — Фенечка заряжена!

— У меня самого есть такая фенечка, — ответил Граф, доставая из кармана газовый пистолет и приставляя его к голове собеседника. — Приколись, и она реально заряжена!


Такие колдуны (с фенечкой вместо пистолета) располагаются в самом низу иерархической лестницы, а чтобы шагнуть на следующую ступеньку, им нужно подняться до изучения различных чакр. Раньше для этого шли к Княжне либо пользовались брошюрами сектантского издания «Раокриом». В них было все: биоплоле, каналы и чакры, а молодым энергетам оставалось только уверовать — раз там пишут про биополе, то и остальное тоже правда.

Кое-кому это открыло дорогу в мир колдовских книг, в леса лживых брошюр, в дебри кабалистики и на страницы «Практической Магии» Папюса. Подлинно, там описаны вещи заметно покруче самого омуденного биополя! Энергетический вампиризм не решает, когда на горизонте сознания появляются боги и демоны, а Ключики Соломона[38] стоят сотни «заряженных» фенечек, хотя все еще уступают в конкретике газовому пистолету.

Практикующих, отважившихся на этот шаг, тут же уносит мутный поток противоречивых сведений о магии и колдунах. Фокусы с биополем уже не кажутся значительными, и тогда практикующий переходит в следующий класс — из энергета становится магом и начинает видеть астрал. Это чуть более сложная практика, и благодаря ней некоторые переходят на вторую ступень и называются теперь «уебанами».

Астрал — это тонкий уровень вибрации материи, низший из энергетических планов бытия. На уровне астрала располагаются аура и биополе. В свете открывшихся знаний они приобретают новое значение и становятся проявлениями способностей «астрального тела». Соответственно изменяются и требования к практикующему: ему теперь нужно верить в астральное тело. Этот уровень невозможен без предыдущих заслуг. Новый человек, когда ему скажут про астральное тело, усомнится — легче уж было бы поверить в электромагнитное поле. А у бывшего энергета вера в биополе как бы по волшебству станет верой в астральное тело. Происходит это так:

— Видишь ты своё биополе? — спрашивают ученика.

— Вижу, — привычно отвечает он.

— Так это не биополе, а астральное тело!

Практикующим магам система предлагает несколько вариантов для самоопределения, но выбор зависит не от их мистической силы, а от природной смекалки. Варианты такие: стать чьим-то учеником, практиковать самому и создать собственную группу из нескольких учеников. Часто маг вынужден пройти все эти стадии, как например, небезызвестный Паук.

Среднего роста, сутулый и с тусклым астральным телом, Паук никогда не был среди первых учеников. Его не любили и смеялись над ним за бегающий взгляд, за мелко трясущиеся руки и за огромный кадык. Так как у его Учителя (Кота-Фотографа) его притесняли, то Паук бежал и предался частной практике. Чтобы посмотреть на него, нужно было идти в Эриковскую Школу Игрока, которая переехала на тот момент в здание Лесотехнической Академии.

Паук был очень старательным учеником и умел «видеть и чувствовать», а без этого умения немыслимо никакое серьёзное колдовство. Глянув на человека, он мог легко разглядеть его ауру. Если у Паука это сразу не получалось, он мог просто представить себе ауру вокруг человека, а уж только потом на самом деле её увидать. Затем он приступал к подготовительным мерам: чертил в воздухе пентаграммы, визуализировал пламенный след и постепенно ощущал, как его окутывает непроницаемая защита.

Это важный момент на всех уровнях практики: чтобы совсем ебнуться на голову, вы должны не только видеть волшебство, но и все время его ощущать. Это несложно, а наибольшее распространение получил следующий метод: представьте в своих ладонях светящийся шар, тяжелый и теплый. Этот шар будет постепенно разгораться, а вместе с этим будет увеличиваться и ощущаемое вами тепло. Паук так делал, и со временем смог чувствовать все — взгляды и мысли людей, чужое биополе и удаленные мистические атаки.

Именно эта натренированная цепочка и сыграла с Пауком злую шутку. Так как, по его убеждениям, все вокруг были колдуны и желали ему зла, то представлял Паук всегда одно и то же: впивающиеся в его тело стрелы энергетических ударов, тяжелый гнет рун и нервную паутину проклятий. В практике «вижу-чувствую» Паук был столь многоопытен, что большую часть этих представлений сумел превратить в собственные соматические заболевания. Это трудный путь, но по истечении некоторого времени мы видели Паука уже с двумя собственными учениками.


На этой ступени остается большинство, а те немногие, кому удается пройти дальше, пользуются для начала «теорией инкарнаций». Чтобы сделать этот шаг, необходимо пройти сначала через цепь последовательных рассуждений.

Логика здесь такая: сначала надо поверить, что астральное тело — это душа, то есть еще раз произвести подмену понятий. Так как благодаря заслуге веры в астральное тело мы приходим теперь к вере в бессмертную душу, то для блага дела лучше верить, что эта душа перевоплощается из тела в тело, что и называется «инкарнацией». Многие практикующие поступают именно так, но одного этого недостаточно. Необходимо сделать выводы, которые напрашиваются сами собой — раз душа перевоплощается, значит, были и прошлые жизни. Будет легко разобрать эту ситуацию на примере небезызвестной Княжны.

Чтобы припомнить прошлые воплощения, поучала она, надо рассуждать так: память прошлых жизней есть, но она погребена под «сегодняшней памятью» и лишь чуть-чуть топорщится из-под неё. Нужно только отделить подлинное от наносного. Сама Княжна проделывала это так: усаживалась поудобнее и представляла себе одну из своих прошлых жизней. По её словам, именно этот процесс активизирует инкарнационную память, и сквозь схематичность воображения начинают проступать яркие и живые образы из прошлых жизней.

Упражняясь в этом систематически, Княжна припомнила немало различных воплощений, а затем выбрала из них те, что пришлись ей больше всего по вкусу. Оказалось, что последний Великий Магистр ордена Тамплиеров и Княжна — одно и тоже лицо. Княжна утверждала, что эти знания открылись ей во время нескольких припадков, до которых её довела инкарнационная память, возбужденная подобными практиками.

Это, конечно, издержки, но суть передана верно. Колдун может вспоминать все, что пожелает, а провериться здесь можно вот как: если вспоминаются воплощения значительные, жизни властителя и мага — тогда все в порядке. Такой практик сможет припомнить присущее только ему оригинальные методики, а истоки его силы будут располагаться во времени так далеко, что станет удобно объяснять её временное отсутствие. Достигший этого места автоматически выходит на новый уровень и из «уебана» становится «ебанатом».

Тут многих подкосил недостаток воображения. Некоторые вспоминали всё более отдаленные жизни на Земле, в собственном представлении продолжая оставаться людьми. Но нашлись и такие, как Лора — им открылось, что они в прошлой жизни воплощались в мирах, где никаких людей нет. Главный вывод отсюда такой: хотя такие сущности и воплощены нынче в тела людей, но на самом деле они вовсе не люди!

С этого можно прилично охуеть, особенно если насмотреться на это вживую. Не во всякой секте доходят до того, чтобы отрицать своё человеческое происхождение, да еще на столь мутной и нелепой основе. По своему подходу такие практикующие приблизились к инопланетянам — наша планета для них чужая, людей они ненавидят и презирают, а местные понятия не ставят ни в хуй. Вот это и есть та самая четвертая ступень[39] — «законченные ебанаты».


Истинную разницу между этими четырьмя типами практикующих можно проиллюстрировать только путем кратких «срезов сознания» одного и того же человека, с учетом некоторых изменений восприятия при переходе со ступени на ступень.

Нулевая, т. е. не практикующий человек: Я встал сегодня утром и мне нужно в институт.

Первая, то есть «ебанашка»: Я сегодня утром встал с необычайно ярким биополем. Сегодня же наведу на Анну Валентиновну мигрень.

Вторая, т. е. «уебан»: Я встал сегодня утром и сначала проверил охранный круг. Он выдержал, но немного чужого колдовства все же прошло и промяло мне астральное тело. Ничего, я все поправлю — у меня в институте открыт источник силы.

Третья, т. е. «ебанат»: Сегодня с утра вспоминал свою позапрошлую жизнь. Печальная история, сегодня расскажу своему другу-перерожденцу в институте. Он давно живет, помнит, как дело было.

Четвертая, т. е. «законченный ебанат»: Дракон, которым я был в позапрошлой жизни, проснулся и ворочается во мне. Но остальные пока что спят. Не знаю, пойдет ли кто-нибудь из нас сегодня в институт?

Это метод последовательного вовлечения в мракобесие и колдовство — от электромагнитного поля до прошлых жизней. Он формирует у своих последователей клиническую картину, характерную для состояния психоза: галлюцинации во всех системах восприятия, возникновение бреда о существовании особых способностей, появление бреда мистического преследования и тому подобные колдовские «феномены».

Метод этот придумали и пустили в дело еще в Доме Природы, откуда растеклась по тогдашней тусовке большая часть сектантского мракобесия. Заради этого Лустберг на пару с Княжной распустили слух, будто бы они начинают практику привлечения молодежи к «культуре хиппи», как бы включающей в себя дополнительно биоэнергетику и мистицизм. Не дохуя кто к ним пошел, до такой степени они изоврались про биополя и «глубинную экологию», но все равно нашлись те, кого эта программа лишила остатков ума.

Желая доказать крайнюю опасность подобного подхода, мы поставили над Алексом Доброй Головой маленький эксперимент. Мы решили постепенно сообщить ему открывшиеся нам «мистические знания», как бы инфицировав его разум той ересью, что бесновалась вокруг. Начали мы с пророчества, так как это один из лучших путей, чтобы захватить внимание и парализовать волю.

Я подбросил на пол возле туалета латунное кольцо, а Строри позвал Алекса курить и по дороге говорит ему:

— Алекс, я сегодня видел тебя во сне. Ты держал на ладони золотое кольцо, вот я во сне и подумал — наверное, у тебя теперь вся жизнь переменится.

Алекс, так как ему в детстве повредили мозг, нашел возможным отнестись к сказанному серьезно. Пока он думал, ему под ноги как раз подвернулось кольцо. Теперь важно было не дать ему опомниться.

— Ебаный в рот! — воскликнул Строри, увидав находку. — Вот это да! Джонни, иди к нам, посмотри! Я подошел.

— Ой, что это? Словно аура вокруг кольца… Где вы его взяли?

— Алекс нашел, — ответил Строри. — А мне нынче сон снился, будто Алекс стоит и держит на ладони кольцо. Не веришь? Спроси у Алекса! Я посмотрел на Алекса — он стоял в точности как у Строри во сне, рассматривая находку.

— А что за аура? — спросил он. Мы переглянулись.

— Закрой глаза, — предложил я Алексу. — Ауру поначалу трудно увидеть с открытыми глазами. Закрой глаза и посмотри на кольцо. Видишь свечение вокруг него? Постарайся увидеть. Алекс сначала глядел на нас с недоверием, но так как Строри сам закрыл глаза, а я был совершенно серьёзен, то он зажмурился, глубоко вздохнул и принялся «смотреть». Его лицо осунулось от усердия, но он продолжал пялиться внутренним взором на вытянутую ладонь.

— Ой, — вдруг сказал он. — Я как будто что-то вижу.

— Что? — как можно серьезнее спросил я.

— Как будто что-то светится вокруг кольца…

— Каким цветом? — тут же спросил я.

— Желтым, — ответил Алекс.

— Он увидел, — потрясенно объявил Строри. — Сам, с первого раза разглядел правильный цвет! Алекс, а у тебя сильное биополе?

Дальше все пошло как по накатанной колее. Мы не видели причин затягивать с продвижением Алекса по ступеням, и всего через два месяца Добрая Голова уже полностью освоил чакры. Раз у Строри дома из-за этого случился немалый курьез.

Строри потехи ради принялся передавать Алексу различные «техники». Он придумывал для Алекса самые глумотворные затеи, выдавая их под видом практического колдовства. Однажды он задумал обучить Алекса эманировать энергетические мечи из паховой чакры.

Для этого надо сначала представить себе во всех подробностях паховую чакру, её рдеющий красный свет, ощутить её силу. Затем следует взяться ладонями за рукоятки мечей, выступающие из этой чакры и начинать с радостным усердием тянуть мечи на себя. Чем большее усилие прилагаешь, чем сильнее напрягаешь все мышцы, тем ярче будут сверкающие багровые клинки. Неудивительно, что после череды таких объяснений наступил день, когда Алекс решил продемонстрировать своё новое оружие. К сожалению, случилось это в присутствии Строриной мамы.

Встав с дивана, Алекс привлек к себе внимание всех, находившихся в комнате. Он присел, немного расставив колени, прижал руки к паху и сделал страшное лицо. Затем он широко открыл рот и начал кричать, с огромным усилием разводя руки. Выглядело это так, будто бы он рвет сам у себя яйца. Все были просто в ужасе, а особенно Строрина мама. Строри тогда едва нашел в себе силы, чтобы раскритиковать Алекса.

— Левый меч, — осудил он его, — немного тускловат.

В следующие пару месяцев Алекс вспоминал под нашим руководством прошлые жизни. Мы скармливали ему информацию по чуть-чуть, в форме намеков, как бы возбуждая его любопытство. Поэтому Алекс имел привычку звонить то мне, то Строри и задавать массу уточняющих вопросов.

— Алло, Джонни? — однажды услышал я. — А кем я был одиннадцать воплощений назад?

— Колдуном, — мгновенно ответил я, так как уже приобрел способность врать не задумываясь. — Ты жил в Индии, примерно в 2340 г. до н. э. От той твоей жизни в хрониках Акаши[40] осталось множество сведений. Ты написал девять книг по индуистскому мистицизму и считался одним из крупнейших духовных учителей…

— А… — трубка некоторое время молчала, а потом я услышал: — А у меня будто бы треугольные стигматы проявились на руке.

Мы еще немного побеседовали, а потом я сослался на дела и закончил разговор. Трубку я вешать не стал, а просто сбросил короткие гудки и тут же набрал Строрин номер. Я знал, что времени у меня немного: Голова выкурит сигарету, глотнет чаю и тут же примется названивать ему.

— Внимательно, — услышал я Строрин голос и как мог быстрее сообщил основное:

— Одиннадцатая инкарнация, Индия, 2340 до н. э., был известным колдуном. И вот еще что — нынче на Голове вскочили треугольные стигматы. Алекс покурил, выпил чаю и действительно перезвонил Строри.

— Алло, Строри? Я хочу спросить…

— Слушай, Алекс, — перебил его Строри, — мне опять про тебя сон приснился. Будто ты раньше жил в Индии и был там известным магом …

— Да? — спросил Алекс. — А давно это было?

— Да больше четырех тысяч лет назад. И знаешь, что главное? Я про этого мага не только во сне видел, я про него читал. Говорят, что в своей одиннадцатой инкарнации он полностью восстановит свои память и силу, а перед этим ему будет знак. На его коже выступит печать в виде треугольника.

Голова слушал все это и охуевал. Под конец мы его доконали: он начал бредить, якобы у него снизу и сверху кровати расположены какие-то астральные выходы и входы. Ведут они в верхний и нижний огненный мир, а через Алексовскую кровать проходит тонкий астральный мост между этими областями. Обитатели нижнего мира, серебряные драконы, по уверениям Алекса, так и шастают из нижнего огненного в верхний огненный мир. Алекс дошел до того, что однажды пожаловался Строри:

— Ох, ну и утомили меня эти серебряные драконы! Убиваю их, убиваю — а им числа нет!

Так как говорил все это Алекс на полном серьёзе, то мы сочли эксперимент успешно завершенным. Очевидно стало, что если всерьез прислушиваться к тому, о чем толкует Княжна и её приспешники, недолго стать ебнутым и напрочь лишиться ума. Мы даже хотели низвести Алекса обратно к материальному, но Голова о подобном и слушать не пожелал. — Что вы говорите? — подозрительно спросил он. — Не было инкарнации в Индии? Алекс всерьез решил, что мы ему завидуем. По его мнению, за время обучения он стал гораздо сильнее, чем мы оба вместе взятые. Благодаря нашим рассказам о его воплощениях, в которых он был не меньше, чем царем-колдуном или великим брамином, Алекс преисполнился такой надменности, что до него стало не докричаться. В то, что насчет магии мы немного приврали, Алекс не поверил — решил, что мы боимся его дальше учить. Разубедить его так и не удалось.

Обитатели Холмов

Вот что Солнцеликий сказал о тех узах, что возникают, когда воины смешивают свою кровь: «Такое братство подобно следу раскаленного железа, запечатленному в сердце. Поначалу заметна только боль от ожога — просто сильное чувство. Но со временем шрамы рубцуются, и проступает несмываемое тавро, печать в глубинах ума. Именно это и называется подлинными узами крови».

Honey of Tales

В начале этого сезона состоялся «Конан-95» Берриного производства, который был ознаменован новомодным начинанием — грандиозной стройкой. В рамках этого была возведена деревянная крепость на отдаленном, расположенном в стороне от остального полигона высоком холме, где край вересковой пустоши смыкается с лесом. Посреди холма возвышалось Майское Дерево, увитое разноцветными лентами и украшенное бумажными цветами, а вокруг раскинулись укрепления — деревянная башня с воротами и штурмовая стена.[41] Остальную часть крепости обнесли П-образными конструкциями из массивных бревен.

Мы не участвовали в стройке и потому были весьма впечатлены, когда всё это увидели. Мы до сих пор не знаем, кто строил эту крепость. Но, пользуясь редким случаем, хотим выразить этим людям свою благодарность. Запасенными вашими усилиями бревнами мы топили костры пять долгих лет. На самом «Конане-95» крепость не пригодилась — игру смыло, но уже в следующие выходные мы были в Заходском и поселились на Холме.

Здесь стратегически хорошее место — возвышенность посреди небольшой пустоши, со всех сторон окруженной лесом. Холм стоит несколько на отшибе от игрового полигона, в стороне от побережья озер, где царят грибники и тучи комарья, а ночной ветер несёт липкий туман и наполнен призраками. Мимо Холма идет старая финская дорога, которой обычно не пользуются, так как она труднопроходима — её пересекают два глубоких ручья. Один из них петляет по лесу, огибая Холм с северной стороны.

Этот ручей струится в каменном ложе, придающем воде особенное звучание. В сумраке, под густым пологом еловых лап его течение рождает музыку — как будто слышится медленный, тяжелый напев. Этот ручей называется Горюнец, приток Серебристой.

В его верхнем течении расположена еще одна крепость, на естественном острове — Замок Паши Назгула. Ручей расходится здесь двумя рукавами, образуя небольшой островок. Русло в этом месте еще финны заточили в плен тесаного камня, а вот деревянные стены по краю островка возвел не так давно Паша Назгул (в миру учитель труда). Паша возвел не только стены — в Замке Назгула были надвратная башня и подъемный мост, а также внутренние помещения. Он имел огромные фортификационные достоинства и всего один недостаток. Второе название Замка Паши Назгула — Комариный Ад.

К самому Нимедийскому Холму по старой финской дороге попасть нельзя. С неё нужно будет свернуть на вересковую пустошь, в неприметном месте войти в чащобу и форсировать ручей. Только тогда узкая тропка выведет тебя через бурелом и чащу кустарника к каменистому подножию, круто переходящему в заросшую молодым вереском песчаную шапку. Когда мы только обнаружили Нимедию, тут любило останавливаться множество игрового народу. Обдумав всё хорошенько, мы решили положить конец этому безобразию. Собрав свои пожитки, мы, в числе прочих, поселились на Холме.


Мы были очень беспокойными соседями. Во второй половине дня мы выходили из леса, где спали каждый в отдельности, спрятавшись от остальных. Всем было дурно, жажда и комары выгоняли нас из-под нависающих еловых лап, где мы обычно прятались. Так что каждый преследовал только одну цель — восполнить потерю жидкости и опохмелиться, чтобы стало хоть чуточку легче. После этого мы принимались мутить себе завтрак. Каждый старался украсть, выманить или отнять у окружающих какую-нибудь еду. Часто из-за этого вспыхивали спонтанные драки, во время которых продукты рвали друг у друга и у посторонних прямо изо рта. При этом каждый исповедовал следующие три основополагающих принципа:

1. Есть лучше одному — и по сердцу, и по уму.

2. Лучше взять своё, чем съедят твоё.

3. Что не съедено — мы оставляем другим,

картошку и масло коровье.

Вот только отравим всё и обоссым —

Кушайте на здоровье!

Поступали все в полном соответствии с этими мудрыми правилами. Никакого общего питания не было, кушали то порознь, то парами, изредка объединяясь с целью продовольственного обмана и грабежа. Открыто лежащие на земле и в палатках продукты сразу же разворовывались, а те, что продолжали лежать, никто из нас уже не решился бы взять. Они заведомо были или фаршмачные, или притравленные, а может быть — и то, и другое.

Необходимость оберегать себя от всевозможного западла диктовала в те времена пить только проточную воду или алкоголь (с которым по общей договоренности никогда плохо не поступали), а есть лишь те консервы, которые ты сам только что открыл. Учитывая приобретенный опыт, мы разработали комбинацию, позже получившую название «насрать под кашу». Суть её в следующем. На какую-нибудь стоянку (здесь следует быть разборчивым, не все этого заслуживают) в предобеденный час приходит человек, который в вежливой и открытой форме просит накормить его миской каши или макарон. Этот тип готов всемерно помогать — он носит воду и дрова, помогает с котлом и всеми силами старается заслужить доверие, что при этом способе вовсе не трудно. Его задача — перехватить котёл в тот момент, когда его нужно будет сливать. Мотивируя, дескать, незачем разводить грязь у самого костра, он относит котел к ближайшим кустам, где:

(1) Сливает воду.

(2) Кладет себе полную миску.

(3) Приподняв макароны или кашу в котле специальной досочкой (лопаточкой), кидает туда говно с доски, припрятанной в тех же кустах.

После этого он аккуратно перемешивает все это костровой ложкой и спокойно возвращает котел. Затем он берет свою миску и принимает решение: уйти или дожидаться развязки. В последнем случае он сможет сделать больше — когда донесутся первые, поначалу ещё робкие возгласы недопонимания. В тот момент, когда первые пострадавшие будут с недоверием нюхать пищу, поднося ложки к самому носу, ему следует ходить меж ними, отрицая очевидное и побуждая пробовать пищу на личном примере (то есть пробуя по ложечке из своей миски с улыбающимся, что будет нетрудно, и очень довольным лицом).

Если проявить смекалку, то получится, будто человек, чтобы убедиться в происходящем, самолично пробует ложечку каши с говном. В такой момент вы, если отважитесь, сможете задать ему вопрос (но это нужно будет сделать быстро, пока он не успел опомниться):

— Как на ваш вкус, хватает говна?


Перед сном, то есть ближе к утру, мы вспоминали совершенное за день, спрятавшись друг от друга в ельнике или в окрестных кустах. На самой стоянке у Нимедийской крепости оставались спать только чужаки или умалишенные, потому что там действовал принцип: «Здесь либо спят, либо глумятся над спящими!». Прикорнувший у костра нарушал «технику безопасности» — свод неписаных правил, касающихся организации места для личного отдыха:

1. Если ты одет для сна — тебе палатка не нужна.

2. Ботинки на ночь снимает тот, кто поутру с ними встречи не ждёт.

3. Скрой вечерние пути — там ложись, где тебя не найти.

4. Помни — товарищ хитер и жесток. Уходит на север — гляди на восток.

5. Твои вещи ложатся спать вместе с тобой — или ты голым поедешь домой.

Применительно к имуществу были приняты самые суровые законы: любая оставленная без внимания или украденная у хозяина вещь могла быть уничтожена. Мудрые воины прятали личные вещи в нычках и тщательно следили, чтобы их схроны не выпалили. Это здорово пригодилось нам позднее — когда у нас появилось что и от кого прятать.

С этим связана особая традиция: когда идешь проведать свою нычку, уходить с Холма нужно в ложном направлении. Некоторые, правда, жульнически этим манкировали: Строри долгое время владел удобной нычкой, расположенной в том же самом направлении, куда он каждый вечер вполне открыто ходил.

Ещё лучше, чем к чужой собственности, мы относились друг к другу. На этой Альтернативе Крейзи решил съесть баночку тушенки, для чего удалился в нашу единственную палатку — но Строри и Кримсон были начеку. Вооружившись топорами, они споро завалили на палатку средних размеров вяз. Крейзи, решивший сначала раскуриться, а уж потом взяться за еду, слышал стук топоров, но не придал ему большого значения.

Он как раз примеривался к банке с ножом, когда заметил, что стало как будто темнее. Тут же сквозь матерчатые стенки послышался шум, который создает падающая крона. Крейзи успел выкатиться, его только чуть-чуть накрыло ветвями — а вот тушенка погибла. Ствол вяза, разорвав пополам материал нашей последней палатки, полностью расплющил банку, превратив её в сочащийся жиром металлический блин.

Однажды Строри заметил, как я прилёг на пенку возле костра. Я дремал, лежа на животе и потеряв всяческую осторожность, за что и был наказан. Зайдя сбоку, Строри метнул финку и попал мне в бедро. При этом он очень веселился и звал друзей сыграть с ним «в ножички на новом поле». Я вдоволь посмеялся над ним в другой раз, когда возле нашей школы меня вдруг осенила победоносная мысль.

— Костян, давай-ка я прокачу тебя на воротах! — предложил я.

Костян, расслабившийся от выпитого и благодушный, согласился. Он залез на ворота, а я встал с обратной стороны и начал толкать. Ноги мои упирались в асфальт, мышцы вздулись, но я все же сумел вполне прилично разогнать чугунную створку. Вспрыгнув на неё в последний момент, я прижался к решетке и смотрел прямо в лицо Костяну — пока пробег не кончился и створка на полном ходу не врезалась в кирпичную стену. Костян въехал в ситуацию слишком поздно, только когда почувствовал приближающуюся стену своею спиной. Он еще успел убрать одну руку, но вторая, попавшая между стеной и створкой, сломалась, как спичка.

В нужное время это замечено не было. В тот же день, пьяный в сопли и со сломанной рукой, Костян сумел забраться через форточку в Крейзину квартиру. Нашего друга тогда не было дома, а мы рассчитывали продолжить банкет. Лишь на второй день, глядя на свою скрюченную и почерневшую руку, Костян понял, как обстояли дела.

Случались и честные поединки. За три года до этого Строри во время сессии по фехтованию на школьном дворе пробил мне обрезком заточенной рапиры ребро. Вышло это так.

Был морозный вечер, мы вышли в парк за павильоном Росси и достали снасть — обрезанные на четверть и заточенные напильником клинки. Мы встали в позицию друг напротив друга, и я атаковал первым. Из третьей сабельной я сделал батман влево, сбил Строрин клинок и начал глубокий выпад, целясь по верхнему сектору. Строри в то же самое время прокрутил финт, вернул клинок на горизонталь и уколол — только целился в корпус. Мы столкнулись, как противоположные вектора.

После этой встречи моя заточка осталась у Строри в шарфе — прошла левее, лишь немного зацепив горло. Я же остался лежать на школьном дворе, с удивлением глядя, как вокруг меня по снегу медленно расплывается багровое пятно. Рапира увязла в ребрах, но крови всё равно вытекло приличное количество. У меня кружилась голова, и весь остаток вечера я чувствовал себя скверно.


Полным выражением наших чувств была игра в «камушки». Чтобы сыграть в неё, товарищи вставали в широкий круг, на расстоянии примерно двух-трех метров друг от друга. У каждого было с собой по два камня размерами чуть меньше кулака. Опытные игроки застывали перед началом партии совершенно неподвижно — с камнями, мягко лежащими в опущенных вдоль тела руках.

Игра в «камушки» — стратегическая. Задача в том, чтобы, когда начнется раунд, максимально четко положить оба своих снаряда, уворачиваясь в то же время от брошенных в тебя товарищами камней. Если соберутся хотя бы четверо (а меньшим составом в «камушки» не играют) — на кону уже восемь увесистых пиздюлей, и с каждым участником их общее количество возрастает. Загвоздка здесь вот в чем. Камни можно положить либо до выстрела противника, предупреждая его, либо после него, когда он отстрелялся и стал совсем беззащитен. Предпочтительнее поразить одного из противников, которые ещё не выбили свои цели, но по которым, потратив боезапас, уже отстрелялись другие игроки.

В самом начале даже простой партии на четверых возможны несколько вариантов: противники кидают камни сразу или же выжидают, мечут по одному или по два, выбирают совмещенные или различные цели. Опытные игроки стараются поражать цель в момент наибольшего отвлечения: уклонения от чужого броска, во время замаха, применяют скрытые и обратные броски, броски с разворотом и даже броски назад.

Лично со мной был вот какой случай при игре в «камушки» — тогда играли я, Строри, Кримсон и Барин. Перед игрой принято вести некоторую торговлю, во время которой заключается большое количество лживых союзов, якобы определяющих в будущей партии общие цели и порядок нанесения атак. Каждый вступает в подобные договоренности с каждым, что в игре «в камушки» всемерно поощряется. Это способствует большему накалу страстей, возникающих благодаря применению разнонаправленной дезинформации.

Вот как я определил в тот раз суть будущего союза. Исходя из положения игроков и моих собственных наблюдений, я пришел к следующему выводу: скорее всего, первым меня будет атаковать Барин. Он ударит по мне одним камнем, а второй прибережет — для меня или для кого-нибудь еще. Намерений Строри я не мог предугадать, но успел заметить: он шептался о чем-то с Барином перед самой игрой, искоса поглядывая при этом в сторону Кримсона.

Возможно, подумал я, Строри надеется, что успеет накрыть Кримсона залпом в то самое время, пока Барин швыряет свой камень в мою сторону. Я довел свои наблюдения до сведения Кримсона и заручился его поддержкой. Мы договорились, что Кримсон ударит обоими камнями в сторону Барина, а я должен буду накрыть Строри точно таким же залпом.

Разумеется, один из камней я собирался припасти для самого Кримсона. Я был уверен, что сумею уклониться от брошенного Барином камня и всадить свой булыжник в корпус стоящего неподалеку Строри. Я надеялся, что за это время Кримсон сумеет накрыть Барина своим залпом, и что тогда я положу последний камень уверенно и спокойно в самого Кримсона. Такая стратегия — залог успеха в идеально сыгранных партиях, которых в практике игры в «камушки» приходится примерно одна на сотню. В остальных случаях ты просто надеешься, что не слишком ошибся. В тот раз Барин действительно кинул в меня камень — несильно и напоказ. Но он летел по такой траектории, что мне пришлось пригнуться, пропуская его над собой. Разумеется, я наблюдал в это время за остальными, но заметить крученого броска снизу не смог. Подлый Строри грамотно предупредил мой поклон, его камень попал мне в скулу и на тот момент совершенно лишил меня воли к победе. Выходит, в той партии я ошибся — думал не так и недоглядел за товарищами.


За трое выходных, что мы стояли вместе с прежними обитателями этих мест, их сердце и разум отвратились от мыслей останавливаться здесь в будущем. Постепенно все они перекочевали к озёрам, оставив всё — крепость, Холм и вересковые пустоши — нам. Тогда мы вылезли из леса и первым делом сложили из кучи просохших бревен огромный костёр.

Такие костры — сущее пекло. Раз вспыхнув, они горят по нескольку суток под любым дождём, попросту испаряя над собой воду. Греясь у огня в прозрачных июньских сумерках, мы наблюдали, как в окрестностях Холма творятся всякие подозрительные вещи.

Какие-то люди пробирались под покровом темноты к лесистой возвышенности неподалеку от нашей стоянки. По ночам с того направления был виден мерцающий свет будто бы от множества свечей, а теплый ветер иногда доносил к нам странные звуки, исполненные колдовства. Мы терялись в догадках, пока слухи, пересуды и разговоры не навели нас на суть происходящего.

По этим сплетням выходило, что неподалеку от нашего Холма расположена одна из наиболее почитаемых реликвий того времени и тех мест. Молва помещала рядом с нашим новым домом мифический «Трон Заходского» — артефакт в виде лопнувшего пополам камня, покрытого на изломе вязью загадочных рун. Считалось, что этот камень способен даровать своему обладателювласть над погодой и течением времени, над дорогами, ручьями и тропинками тех мест. Среди практикующих колдовство ролевиков немного было таких, кто бы не слышал о Троне, за обладание им кипели не одна и не две «астральные битвы». Нам надоела эта бессмысленная возня, и мы отправили дозор на поиски священного камня. Но он оказался до времени властно скрыт от нашего пытливого взора. Так могло бы быть и по сию пору — если бы не Слон.

Как-то днём Слону, отправившемуся на пешую прогулку, приспичило срочно посрать. Ему приглянулась одна полянка, посредине которой он заметил развалившийся надвое валун — блеснувший на сколе вязью белесых символов.

— Ага! — подумал Слон. — Сиденьице аккурат под меня!

Взобравшись на валун, Слон уселся на корточки и нагадил прямо в расщелину камня. В этот момент — как он потом рассказывал — солнечный свет как будто сделался ярче, а по древесным кронам пробежала мелкая дрожь. Затем ветер сбросил на землю несколько сухих ветвей — и наваждение сгинуло.

Так было снято древнее заклятие, и эти места стали полностью нашими, а в окрестностях Трона мы устроили нужник. Прошло совсем немного времени, и колдуны, взыскующие силы Трона, совершенно перестали нас беспокоить.

В тот же день мы обступили Майское Дерево и принялись по очереди подрубать его ствол топором, приговаривая при этом: «Срубим, срубим на хуй майское дерево!». А когда дерево упало, мы разрубили его ствол на множество частей и сложили из этих поленьев ритуальное пламя. В оставшийся пень мы заколотили три выгоревших двигателя от ПТУРСов, принесенные с танкового полигона. И когда силлюминовые хвостовики, словно гигантские поганки, выросли над пнем — мы обратились на четыре стороны света и провозгласили это место своим. Это произошло, как только отгремели Иудейские Войны.


За две недели перед этим, в начале июля, у нас назрела проблема. Охуевшие сотрудники райвоенкомата ворвались к Барину домой, захватили его в плен и потащили на городской сборный пункт. Хотели призвать его ракетчиком на космодром «Плесецк» — заставить дышать фреоном и утилизировать гептил. Взвесив все обстоятельства, я взял бутылку водки и отправился на Московский вокзал, откуда Барина должны были отправлять на далёкую службу. Я нашел его вместе с группой таких же несчастных в зале ожидания — Барин пил портвейн и закусывал бутербродами. Под предлогом прощания я распил с Барином бутылку водки, а потом предложил:

— На что тебе Плисецк? Может, бежим?

— Бежим, — легко согласился Барин, и мы побежали.

Некоторые полагают, будто сбежать с «армейской пересылки» — непростая задача. На самом же деле это, как справедливо выразился Барин, «плевка моего не стоит». Несколько военных, охраняющие группу призывников не вооружены ничем, кроме резиновых дубинок. Возможно, у их офицера окажется с собой пистолет — но и что с того? Стрелять из него по призывникам он вряд ли станет — если еще не выжил из ума. Так что весь вопрос упирается в простое «Кто шустрее, тот и прав!».

Выждав момент, мы с Барином взялись за дело с такой лихостью, что оказались на улице раньше, чем охраняющие призывников вояки воткнулись в этот расклад. За Московским вокзалом множество темных, запутанных дворов, так что мы благополучно потерялись от погони в этой каменной круговерти. Всю ночь мы с Барином пили водку и плутали по городу, а с рассветом отправились в Заходское. Укрывать Барина от военной службы было решено там.


Время это пришлось на игру «Меч и Радуга», проводившейся по одноименной книге Елены Хаецкой. Автор книги лично посетила эту игру — ходила повсюду с глумливым видом и втыкала, как её произведение обретает на местности новую жизнь. Эта оказалась мировая тетка с въедливым умом — единственный человек, побывавший на игре по собственной книге, о котором я знаю.

Мы остановились у озера, поближе к главным событиям игры. В самый разгар веселья некто пан Клякса[42] вышел вместе со своими спутниками[43] из дебрей за Нотингемом, что раскинулись по дороге на танковый полигон. По словам Кляксы, они ездили в этот край с целью «жрать колеса и смотреть галюны», а к ролевым играм не имели ни малейшего отношения. Жили они прежде в домике из досок и полиэтилена, которого лишились по вине панка по имени Глист. Вышло это так.

Глист, обожравшись циклодолу, принес с танкового полигона несколько мин. С величайшим старанием он развёл буржуйку, положил мины внутрь и лег спать. Про это узнали и подняли панику, успели выскочить сами и вытащить недалекого Глиста. Но домику пришел пиздец — что не доделал взрыв, то закончил пожар. Оставшись без дома, пан Клякса пошел скитаться по свету вместе со своими друзьями-постпанками. В скором времени он объявился на дорогах волшебного мира — чуть ли не в самом Хороводе Сил. С собой постпанки несли паркопан и циклу, водку, несколько гитар и Артура-Дерево, во все дни совершенно бессмысленного.

На игре нам удалось вступить с новоприбывшими жителями волшебного мира в товарно-меновые отношения. За косяк конопли мы купили у пана Кляксы двух ихних девчонок — Пяточку и Королеву, искушенных в путях употребления циклодола и других нейролептиков. Последнее было очевидно: Королева, например, была полностью уверена в существовании на берегу Большого Красноперского девятиэтажных домов и то и дело порывалась «вписаться в парадную». Её подруга Пяточка, судя по всему, полагала себя путешествующей по метро. Она то и дело вскакивала со своего места у костра и принималась тормошить Королеву:

— Горьковская! — кричала она. — Выходим скорей!

Обе наших новых подруги были в полном «объебосе», неудивительно, что нашлись такие, кто решил этим воспользоваться. Я имею в виду царя Трандуила, прославившегося в Питере своим невообразимым распутством.

У Трандуила было огромное количество женщин. Может быть, не первых красавиц — но все же. Царь Лихолесья добивался этого не за счет своей внешности (мягко говоря, он не отличался особенной красотой), а за счет врожденной напористости и железной хватки руки кузнеца. Многим женщинам нравились его тупые прихваты, но Транд сильно заблуждался, если думал, что они нравятся всем.

На этот раз в качестве жертвы своих домогательств Трандуил выбрал Королеву. Та стояла в это время посреди нашей стоянки, тяжело опираясь обеими руками на двухметровый кол (из-за циклодола ноги её не держали). Трандуил принялся подбираться к Королеве маленькими шажочками — широко расставив руки и выкликая самым сладостным голосом:

— Позволь, я тебя поцелую!

Королева, пребывающая под властью циклодольных галлюцинаций, приближение Транда заметила слишком поздно. Она открыла глаза, лишь когда почувствовала, как её кто-то хватает.

— Дай-ка я тебя обниму! — проревел Трандуил, чья усатая рожа оказалась теперь непосредственно перед Королевой. — Девушка, я …

Но не тут-то было. С большой силой оттолкнув от себя тяжеленный кол, Королева попала им прямо Трандуилу в башку. Палка рассекла кожу на лбу, из-под спутанной шевелюры хлынула кровь — но порыв Транда это не остановило. Вот что сама Королева рассказывает о дальнейших обстоятельствах той далекой встречи:

— Когда я увидела, что у него кровь течет из башки, то решила — все, блядь, теперь точно отстанет! А ему хоть бы хуй! Взгляд маслянистый, лицо бессмысленное, прет на меня и талдычит: «Ударь меня еще, а потом я тебя поцелую!» Пришлось мне сьебывать от него!

С Трандуилом вышло немало потешных историй, и далеко не все они связаны с бабами. Неплохо развитый физически, Трандуил понемногу увлекался традиционными славянскими единоборствами. Всерьез он, конечно, не тренировался, но кое-какие прихваты знал, и иногда делился ими со своими товарищами. Только «спасибо» за это ему редко кто говорил, так как манера «делиться» у Трандуила была уж больно особенная.

Раз на Холме вышла свара — делили полкотла гречки и все никак не могли разделить. По ходу этого Строри подхватил с земли ошкуренный кол и перетянул им Трандуила. Бил Строри наотмашь и без всяких поблажек, но Транд, хоть и был без оружия, смог за себя постоять. Хитроумно извернувшись, он поднырнул под кол, сорвал дистанцию и уже в следующую секунду выбил палку у Строри из рук. Вцепившись в Строри, Трандуил покатился вместе с ним по земле, положившись на свое мастерство рукопашника, силу и большой опыт драки в партере. Он ждал легкой победы, но несколько переоценил свои силы.

Поначалу опешивший, Строри быстро пришел в себя. Взяв себе в помощники верную свою подругу — лютую ярость, Строри меньше чем за минуту выбрался из-под навалившегося на него Трандуила. После этого он сумел перевернуть Транда на спину, сел на него сверху и принялся лупцевать. Другой в такой ситуации взмолился бы о пощаде — но только не Трандуил.

Я наблюдал за этим со стороны. Видел, как Транд собрался с силами, притянул Строри поближе к себе — и неожиданно ухватил его челюстями в районе ключицы. Строри даже заорать не успел, а Трандуил уже напряг шею и без особого усилия сбросил его с себя. Когда я подошел, Строри сидел на земле и рассматривал свою ключицу со всевозрастающим удивлением. Она распухала прямо-таки на глазах, но еще можно было разглядеть кровавые, только-только начавшие оплывать отпечатки зубов эльфийского царя.


Иудейские Войны полыхнули на местности подобно верховому пожару. Мы воевали за город Цфат, насквозь еврейский, а я был раввином. Другое предложение, которое сделал нам устраивавший это мероприятие Брайн, было таким: идти римлянами и сражаться за Морадана. Мы всё обдумали как следует и предпочли стать евреями. Объединившись со свитой царя Трандуила и рекрутировав нескольких постпанков, вооруженных кольями, мы представляли собой силы иудейской революции — зелотов, назареев, ессеев и прочую сволочь.

Рим представлял собой полностью сформированный и укомплектованный Хирд вместе с коллективом Паши Назгула, исповедующим схожие командные принципы. Паша на этой игре отличился: нарядил все своё войско в доспехи и шлемы, туники и сандалии, действительно похожие на римские. Это был первый на моей памяти случай такого униформизма. На этой игре мы впервые применили в бою щитовой строй в два ряда, из-за которых третий ряд действовал тяжелыми кольями. Морадан со своей стороны порадовал нас отработанным в Хирде «навалом», открыв эру плавных атак щитового строя в режиме «быстрый бег». В то время все очень увлекались строевыми боями и «обходными маневрами». Суть такого маневра в наличии группы из пяти-шести человек, в задачи которой входит зайти за спину или хотя бы в бок вражескому строю, элементарно его обежав. У нас в такие рейды ходили вооруженные кольями тройки, а Морадан сговорился с целой бандой двумечников, коллективом Эйва. В то время они еще ездили вместе с Хирдом.

Обходное маневрирование — это самое азартное в групповом бою. Строй начинает сходиться со строем, а ты, положив кол на плечо, наблюдаешь, как рассыпается за вражескими порядками быстрый веер вооруженных парным оружием людей. Это тонкий момент, как и при игре в «камушки» — нужно решать, что делать. Броситься вкруговую, рассчитывая обежать их строй? Ждать их здесь, не давая обежать твой? Где и как произойдет стычка — немаловажно, от запасных игроков зависит судьба целого строя.

Плохо, если стоящие в строю обнаружат, что их охаживают сзади лыжными палками, в которые кувалдой заплющена железная арматура. Такое оружие было принято в банде у Эйва — невесомые на вид, узкие и немного изогнутые парные клинки. Мы часто видели это оружие в бою, но с его хозяевами были мало знакомы — в те времена люди жили обособленно и стояли друг от друга далеко.


В начале августа Этцель и Райлин устроили в Заходском игру по мотивам «Dragon Lance», называющуюся «Кринн[44]». На этой игре нам досталась роль Соламнийских рыцарей, а нашим предводителем мы выбрали Барина. Он основательно подошел к делу, за кратчайший срок введя в нашу жизнь два новых понятия — Кодекс и Меру.[45]

Сделал это Барин вот как. Просыпаясь с бодуна, наше рыцарство выходило из лесу и поднималось на песчаную вершину Холма. Там Барин доставал литровую бутылку водки (Кодекс), металлическую братину (Меру) и приступал к тому, что мы называли «Соламнийской зарядкой». Сначала он требовал, чтобы мы собрались напротив, а затем выливал бутылку водки в братину и ставил на землю перед собой.

— Кодекс! — громко, взлаивающим голосом выкликал Барин, распрямляя спину и поднимая руки на уровень груди.

— Кодекс! — отвечали мы, повторяя его жест.

— Мера! — вновь кричал Барин, приседая с вытянутыми над землею руками.

— Мера! — повторяли мы, и зарядка начиналась.

Идея состоял в том, чтобы распить литр водки, выполняя при этом предложенное нехитрое упражнение. Соламнийская зарядка обладала огромной целительной силой, врачевала головную боль и надежно снимала даже самый тяжелый похмельный синдром. Над Холмом только и слышалось по утрам, что:

— Кодекс! Мера! Кодекс! Мера!


Это было практикой нашего утра, а остаток дня у нас поглощала война. Но когда сумерки вновь стирали границу между лесом и небом, братья усаживались пить возле огромного костра. Горящие бревна тянулись на несколько метров в стороны, пламя бесновалось и гудело над ними, создавая вокруг осязаемый купол гнетущего жара. У такого костра не побеспокоят ни мошки, ни комары, возле него хорошо лечь на горячий песок, глядя в огромное, полное звёзд небо над нашим Холмом. Такие костры впоследствии стали называть Нимедийскими.


Сказки темного леса

Псалмопевец Паладайна

«В современном мире слово „подонок“ имеет различные значения. В первую очередь, это негативная формулировка, обозначающая бесчестного человека, а во вторую — слово „падонок“, чрезвычайно распространенное нынче в русскоязычной сети. Но существует еще одно значение этого слова. Пускай читатели имеют в виду, что учрежденная в 1995 году Партия Подонков, о которой пойдет речь в этой главе, не имеет к традиции „интернет-падонков“ ни малейшего отношения. Таким образом, пускай слова „подонок“ (негативное), падонок (интернет-падонок) и Подонок (носитель идеологии Партии Подонков) в представлении читателя будут полностью разделены».

Разъяснение для читателей

В июле мы впервые решили съездить в другой город на ролевую игру. Крейзи, набросивший одну из своих бесчисленных лживых личин, нашел подходы к Сопливобородому Эрику, оказавшемуся падким на скороспелые обещания и медоточивую лесть. В результате этих переговоров мы отправились под Москву, в Карабаново, где должен был состояться московский Кринн, делать который вызвался некто Ленский.

Эрик задумал стать на этой игре драконом по имени Скай. Для этого он пошил себе красный наряд, здорово напоминающий петушиный, и рекрутировал одного дебила по имени Альдор на должность повелителя Верминаарда, своего «ездока».[46]

Вместе они являли собой устрашающую пару. С растопыренной бородой и запотевшими на жаре квадратными стеклами, обтянутый в топорщащиеся красные тряпки и с треххвостой плетью, олицетворяющей драконий хвост, Эрик выглядел достойным спутником для своего царственного седока.

Сутулое и вечно «нащуренное» очкастое зомби, в котором в Питере мгновенно узнали бы Альдора, на этот раз ждала особенная роль. Для её воплощения Эрик собрал целую команду, которая должна была олицетворять собой Красную Драконармию, войско владычицы Такхизис. Благодаря Крейзиной дипломатии мы подрядились ехать стаей хобгоблинов в составе этого войска. Во время этих переговоров Эрик огласил весьма тяжкие на наш взгляд условия. За то, что мы поедем в его компании на электричках почти за семьсот километров, мы обязуемся: помогать Эрику строить крепость, разделять тяготы дежурств по лагерю, носить воду, колоть дрова и помогать по хозяйству. При этом мы не должны ни пить, ни употреблять наркотики, чтобы сохранить способность выполнять поручения Эрика, а в его отсутствие — ещё и Верминаарда. Дополнительно к этому, для целей централизации питания мы должны будем сдать Эрику всю свою еду, а также котлы и посуду.

Наше время на игре Эрик заранее поделил следующим образом: в восемь утра наступает смена ночного караула и общий подъем. Сразу за ним готовят завтрак, и все войско, кроме караульных, ест в теплой компании с Сопливобородым. Караульными назначаются все подряд, кроме Эрика и Верминаарда: смена по три часа, затем пять часов отдыха, и снова — в караул. Из лагеря без разрешения Эрика выходить нельзя, пить нельзя, курить можно, но не в карауле, есть в неположенное время нельзя. Приводить посторонних, если тебе разрешили выйти, тоже нельзя. Кроме того, за время игры каждый получает два назначения на суточные дежурства. По ходу них на дежурного возлагаются хозработы, в том числе мытьё посуды за Эриком, Верминаардом и остальными. В три у Эрика в войске обед, в девять — ужин, потом бородатый владыка дарит своим верноподданным два часа свободного времени, и в его клоповнике наступает отбой. Крейзи, услышав про такие порядки, чуточку расстроился, но виду не подал. — Конечно, Эрик, — только и сказал он. — Мы всё обещаем. Избегая прямой лжи, Крейзи просто забыл уточнить — что именно «всё» он обещает Эрику.

— Точно? — уточнил Эрик, не в силах в это поверить.

Ему было нелегко, но он умело помогал себе, рисуя в своем воображении чарующие картины: как мы собираем дрова, как несем ему воду и как ночью стоим «на караул». В глазах у воина в такой момент видна робкая надежда: получить утреннее назначение на кухню и дочиста, самым мелким песком отдраить миску повелителя Верминаарда.

— Не обманете? — на всякий случай ещё раз переспросил Эрик.

— Конечно нет, Эрик, как ты мог подумать? — подтвердил своё обещание Крейзи, и от звуков его голоса иллюзия, которой окутался Эрик, словно бы ещё больше окрепла. Как будто бы он сидит верхом на горе дров, кругом стоят каны с водой, а Крейзи, только что притащивший всё это, скорчился у подножия в ожидании повелительного, сурового окрика.

Такое отношение со стороны будущего владыки было замечено, учтено и потом не пошло Эрику на пользу. На его беду, у нас уже сформировались собственные взгляды на ситуацию, и прислуживать Сопливобородому нам было как-то не с руки. Эти взгляды уже нашли своё отражение в поступках — мы вступили в партию. Это случилось в том же 1995 году.

Суть наших партийных убеждений была очень простая, так как нам всегда были противны запутанные, сомнительные или малопонятные взгляды. На первом же собрании партии Кримсон объявил:

— Назначаю себя председателем и объявляю повестку дня: мы создаем партию и вступаем в неё. Только я боюсь, что нам придется выбрать для себя какие-то убеждения.

— А без этого никак? — спросил Барин, не любивший всякую тягомотину.

— Нет, — жестко ответил Кримсон. — Без взглядов никак. Что-то должно выделять нашу партию среди остальной массы. У нас обязана быть собственная идея и свой взгляд на все вещи.

— Ни хуя ты дал, — покритиковали мы его для проформы, но в общем-то согласились: какие-то принципы нам были нужны.

— Инициатива наказуема, — изрёк Строри нерушимую истину всех партсобраний. — Приступай, брат Дмитрий. Кримсон подумал немного, оглядел собравшихся и приступил. Начал он издалека.

— Мне хочется знать, друзья мои, — спросил он, — как вы относитесь к окружающим? Нет ли такого, что большинство из вас к себе относится значительно лучше?

— Факт, но что с того? — заинтересовались мы.

— Сконцентрируйтесь на этих эгоистических чувствах, — предложил Кримсон. — Что нам чьи-то заботы, что чужие проблемы да неурядицы? Вы их ощущаете?

— Да почитай что нет, — вызвался я. — Накуриться хочу, это чувствую. А чужих проблем да забот я не ведаю.

— Хорошо! — похвалил меня Кримсон и повернулся к остальным. — А еще?

— Ну… — начал Крейзи, — я это так вижу. Есть на свете добро, и каждый человек так или иначе желает его для себя. Желать добра — великая и благая задача, а складывается она из маленького добра для каждого человека.

Мы все, даже Кримсон, молчали, напуганные этой тирадой. Воспользовавшись тишиной, Крейзи продолжил:

— Мы должны действовать, исходя из этих высоких принципов, желая себе как можно больше добра. Это нужно делать, чтобы добро в мире не перевелось.

— А, — обрадовался Кримсон, — понимаю. Но что будет, если мы желаем добра, а это добро уже чье-то? Как если отнимаешь у кого-нибудь еду? Что тогда…

— Во-первых, — перебил его Крейзи, — добро не может никому принадлежать. Ну а если и принадлежит, как это может помешать нам его желать? Кто встанет на пути нашего доброго устремления? Пусть всё будет по справедливости, пусть добро заслуженно достанется тому, кому оно больше нужно.

— Ну, — сказал Строри, — а если я хочу кому-нибудь дать пизды?

— Зачем тебе это? — поинтересовался Крейзи.

— Как зачем? — удивился Строри, но потом все же ответил: — Мне на душе станет легче. Спокойнее и как будто светлее. Мне показалось, что я уловил зарождающиеся принципы.

— Светлее на душе? Это добро. Ведь ты не ради вреда человеку, не ради боли его и унижения, а для себя. Ради спокойствия и хорошего настроения.

— Так, — подвел резюме наш председатель, — первое установили. Добро. Что ещё?

— Эстетическое чувство, — назвал вторую составляющую Крейзи. — Я имею в виду вот что. У нас принято ругаться между собой, как и везде, где чванство и ханжество не пустило глубокие корни. Но ругаться можно по-разному. Площадная брань уместна только в разговоре с недостойными, а в целом приличествует более высокий слог. Могу пояснить это на примере Ленского. Мы его ещё не видели, но представьте, что потребуется его обругать? Какое слово мы выберем?

— Обсос, — предложил Барин.

— Хорошо. Теперь срифмуйте «обcоса» с чем-нибудь ещё.

— Паровоз, — мгновенно отозвался Барин.

— Ещё лучше. А теперь назовите ещё одно любое ругательное слово, — попросил Крейзи.

— Жопа, — вмешался Слон. — «Жопа» подойдет?

— Жопа, жопа… — задумался Крейзи. — Да, вот: «Как у Ленского из жопы выезжает паровоз! У кого такая жопа — называется обсос!»

— Браво, — похвалили его Кримсон. — А ещё?

— Сами попробуйте, — предложил Крейзи. — Рифма теперь будет «пасёт-сосет», добавочное слово — «хуй». Мы крепко задумались.

— Вот, — вдруг вскричал я, — есть! «Ленский тему не пасёт — за бухалово сосёт. И ему за двести грамм водят хуем по губам».

— Озорно, — обрадовался Крейзи. — Ты уловил суть. Юмористически выражать свою мысль и эстетическое чувство — это очень близко.

— Эстетическое чувство, — снова резюмировал Кримсон, — пункт два. Но вы ни слова ещё не сказали о главном. Как будет называться наша партия? Есть предложения?

— Да, — снова выступил Крейзи. — Она будет называться «Партия Подонков».

— Это почему же? — спросил я.

— А вот почему. Вокруг нас — токсикомания, алкоголизм и разврат. Это признаки дна жизни, а Подонок — это тот, кому хорошо на дне. Партия Подонков, вы понимаете?

— Кто за? — тут же спросил я, потрясенный глубиной и силой этой формулировки. Возражающих не нашлось, и Партия Подонков была учреждена немедленно абсолютным большинством голосов. Под занавес собрания наш временный председатель обратился к нам с проповедью о морали:

— Мораль Подонка и мораль обычного человека противопоставляются друг другу не зря, — начал Кримсон. — Общечеловеческая мораль — сторож либо убийца. Она не дает человеку взять потребное надёжнее любой охраны, строже всяких замков. Там, где существуют простые решения, она заставляет искать необоснованно сложных, а в бою и вовсе лютует, побуждая жертвовать собой. Мораль же Подонка в дружбе с его нуждами и наперекор здоровью и счастью не попрёт. Знаете, что самое сладкое в битве?

— Теперь не уверены, — признался Слон.

— Победить в неравном бою, — сказал Кримсон. — Это — самое сладкое, особенно если неравенство в твою пользу. Нам подходят все средства, и пользоваться надо всеми, а в первую очередь — глумлением, обманом и провокациями.

— Желая при этом добра! — добавил Крейзи.

— Разумеется, только так. Я слышал, Эрик хочет нами править? Как это по-вашему — добро?

— Разве что для него, — отозвался я, — нам-то ведь этого не надо. Нам бы отдохнуть, да попить водочки, да над тем же Эриком поглумиться. Ну и конечно с людьми познакомиться и повоевать. А воду Эрик пускай сам в бороде носит. Подонку утруждаться западло.

— Золотые слова! — признал Кримсон мою правоту. — Третий принцип! Не утруждаться ни в коем случае! На том и порешили.


Выезжали со станции Сортировочная. Там есть тема забраться на электричку до Малой Вишеры в половине пятого, минуя Московский вокзал. Это было удобно для нас, так как ночью перед этим мы собрались у Крейзи, а от него до Сортировочной не так уж и далеко.

Хорошо выезжать в предрассветные часы. Темнота ещё скрывает очертания домов, уличного освещения нигде нет, на проспектах и во дворах царит стылый сумрак. Все потому, что кто-то с завидной регулярностью бьёт фонари в районе нашего обитания. Благодаря этим противоправным усилиям можно чудесно проводить время, сидя ночью на дереве перед собственным домом. Взгляд случайных прохожих скользит в темноте между стволами, его ловит и удерживает пустое пространство над скамейками и вокруг перевернутых урн. Никто — ни бродячие наряды ППС, ни бдительное УВО, ни воины тьмы, ищущие по темным проулкам кровавой поживы — не проницают взглядом густой сумрак древесных крон. Так прямо посреди города мир людей остается внизу, а между ветвей поселяется тихий кашель и приглушенное хихиканье.

В электричке нам опять представился случай карабкаться наверх. По летнему времени в вагоне было не протолкнуться, люди сжались, как сельди в бочке. Поступило предложение занять багажные полки. В той электричке полки были новомодные — сплошные, вместо маленьких над каждым купе. На них-то мы и забрались. Так как мы легли по обе стороны от прохода, забитого людьми, то флягу приходилось друг другу кидать, а закуску передавать, положив на лопасти алебарды. Нажрались мы совершенно по-свински — так, что некоторые блевали со своих полок прямо в вагон, а другие выли:

Моя, моя — бензопила, бензопила!

Два плюс два, поскорей, отпили мне мяса и костей!

Если выпить достаточно, то пробуждается особенный голос — злой и как будто бы взлаивающий, сумасшедшая помесь рычания и визга. Услышав, что кого-то перекинуло,[47] остальные тут же подхватывали:

Ем кишки и кровь я пью! Всё равно тебя убью!

А затем все вместе орали:

А ну давай потрошить, а ну давай потрошить!

Мы знали несколько песен «Коррозии» целиком и немного — отрывками, и если уж брались петь, то исполняли все. Но люди, которые едут в утренних электричках, не склонны слушать такую «музыку». Им мерещатся сонные капустные грядки, укроп и помидорная ботва, до Сатаны им нет дела. Возник конфликт, но не с нами — с верхних полок не хуй делать отбиться обрезками труб, о чём мы сразу же заявили — а с расположенным посреди разъяренного сборища Эриком. Такая неожиданная удача называется «спонтанная провокация».

Когда мы вышли в Вишере, Эрик был бледен и от негодования весь дрожал. Но Крейзи его сразу же успокоил, сказал:

— У нас люди пьющие, поэтому надо было всё выпить до игры, чтобы потом себя прилично вести. Да и вообще, Эрик, не похуй ли тебе на цивилов?

На это Эрик не нашелся, что ответить. В этой плоскости для него всё было однозначно — будущему Скаю не было дела до этого вагона, до всех этих пьяных мужиков, до стариков и старух. Сам Эрик был ещё только в Малой Вишере, а душа его уже отлетела. Она парила, извергая огонь и ужас в небесах Кринна, оставив на перроне свою бородатую оболочку. Крейзи воспользовался его рассеянностью, и Эрик забыл, за что хотел нас поругать. В Бологое мы еще раз удружили Эрику. Мы ехали «на волне»,[48] и в Бологом интервал был около получаса. Кримсон предложил сходить за пивком, а Крейзи остался нас ждать вместе с Эриком. Мы немного задержались, и Эрик, с недовольством поглядывающий на часы, был вынужден выбирать. Ждать нас и упустить волну — или ехать прямо сейчас, но уже без нас? Крейзи, чтобы помочь ему в раздумьях, повёл вот какой лживый, многообещающий разговор.

— Эрик, а вот мы взяли с собой скобы, проволоку и двуручные пилы. Пригодится это, чтобы строить крепость?

— Да, — ответил Эрик, с сомнением глядя на часы, — пригодится.

— А ящик тушенки нам придется сдать в общий котел?

— Придется, — машинально ответил Эрик, но потом задумался, убрал часы в карман и молча смотрел, как уезжает от перрона грохочущая металлическая «волна». Когда мы явились, нагруженные стеклом и закуской, Эрик лично встретил нас на платформе.

— Ну что, — ядовито осведомился он, — любители пива, дождались? Из Москвы мы сегодня выбраться не успеем, ночевать придется у Ленского.

— Как скажешь, Эрик, — смиренно ответили мы.


Нельзя сказать, чтобы ночевали мы у Ленского, по крайней мере, не у Ленского дома. Всю его квартирку на первом этаже так забили разные люди, что наступить было некуда. Поэтому мы сумели отбить несколько раскладушек, поставили их на площадке первого этажа и жили там — пили водку и Элберетовку.

Из-за этого мы не смогли должным образом лицезреть персону Ленского: пообщаться с ним, оценить его тонкую натуру и возвышенный интеллект. Мы и видели-то его всего лишь мельком — один раз дверной проем загородила волосатая груша, а второй раз это было у кухни. Там видели человека, напоминающего раздувшийся у основания холщовый мешок.

На следующий день мы прибыли в Карабаново. Леса здесь отступают, и начинаются поля, скрывающие русло неторопливой равнинной реки. Мы встали с краю полигона, где опушка леса спускается к полю крутым глинистым склоном. На этом месте, объявил Эрик, с завтрашнего дня начнут возводить обширную, мощную крепость. Надвратная башня из бревен будет поддерживать титанические ворота, стена перегородит подъем, а по её краю пойдет узкий штурмовой коридор.

Мы смотрели на опушку с недоумением и не могли понять: откуда выйдет бригада таджиков с бензоинструментом, чтобы воплотить в жизнь эдакие хтонические планы? Оказалось, что бригада таджиков — это в том числе и мы, потому что игра начинается только через три дня, а пока нас ждет ударный коммунистический труд. Эрик мудро приехал за трое суток до начала, чтобы успеть «общими усилиями» возвести свою крепость. Такого долбоебизма мы понять не могли. Представьте себе июльский лес в Подмосковье. Поспевает малина, слышны голоса птиц — тихий писк веснички и резкое «фьють» зяблика, с росчерком на конце. К вечеру мир одевается мглой, с полей поднимаются туманные стены. Лес превращается в темный чертог, едва расцвеченный далеким небесным пламенем. Разве есть место посреди этого великолепия суете с факелами и пилами, трем дням надрыва и солёного пота, великой стройке во имя грядущей войны? Нет, не нужно думать, будто крепость для игры совсем не нужна. Нужна, ещё как! Где будут без неё сумасшедшие штурмы и затяжные осады, куда будет стекаться охочий до драки народ? Только строить крепости — не работа для воина, у нас не Рим, так что все это говно мы с удовольствием предоставили Эрику и остальным. Но сделали это так, чтобы потом к нам не было никаких претензий.

Сначала мы подрядились заготавливать сухие стволы. Для этого я пошёл на другой такой же участок, где, как мы уже знали, с вечера велись заготовительные работы, и сказал тамошним лесорубам:

— Мы пришли за стволами, нас Эрик послал. Откуда можно забирать? Мне показали, откуда. Тогда Кримсон пошёл к Эрику и говорит:

— Дай нам людей выносить бревна, иначе мы не успеваем лес валить. Эрик выделил людей, и мы отвели их к сложенным на первом участке бревнам.

— Вот, — сказали мы, — мы будем в лесу валить и подтаскивать сюда, а вы забирайте. Эрику скажите, чтобы вел учет бревен. Чтобы видно было, как кто работает.

Так мы и расположились в лесу, в грандиозном малиннике, с литровкой Элберетовки и несколькими косяками. В просвет между кустов мы с удовольствием наблюдали, как одни пилят, а другие уносят, умножая счёт заготовленным нами у Эрика в голове бревнам.


Вечером того же дня, путешествуя по окрестностям в пьяном угаре, мы не заметили на пути глубокий овраг. Скатившись по его склонам, мы оказались возле тлеющего костра, вокруг которого с хрюканьем ползали четверо парней. Присмотревшись, мы заметили, что делают они это весьма сложным способом — по горло забравшись в застегнутые спальные мешки. После каждого круга они останавливались, и один из них, высвободив руку, поил своих товарищей водкой из пластиковой канистры. Увидев, что в их овраге прибыло, они живо повыскакивали из мешков и схватились за ножи и топоры.

— Вечер добрый, — поздоровались мы, поднимаясь на ноги.

Один из обитателей этого оврага, рыжий детина, вооруженный саперной лопаткой, подошел к нам почти вплотную. Выражением лица он напоминал бешеную свинью, а наряжен был в горелый «комок», поверх которого накинута старая кожаная куртка.

— Вы кто такие? — грозно спросил он.

— Зачем вы хрюкали? — вместо ответа осведомился Крейзи.

— А что, теперь хрюкать нельзя? — перебил его рыжий. — Отвечайте лучше, кто вы такие?

— Мы — Грибные эльфы, — ответил Барин, выдвигаясь вперед. — Приехали из Питера.

— Почему грибные? — уточнил наш собеседник.

— Потому что едим грибы, — спокойно объяснил Крейзи. — Псилоцибиновые поганки.

— Ага… — Рыжий на секунду задумался.

Его злые глаза тщательно исследовали нас, будто бы разыскивая одному ему известные признаки. Наконец он закончил осмотр, и его лицо потеплело.

— Меня зовут Дурман, — сообщил он. — А это мои товарищи, клан Порося, — произнес он. — Проходите к костру, выпейте с дороги водочки. Мы вам расскажем, почему мы хрюкаем. Порося исповедовали схожие с нашими «командные принципы». Стояли они обычно обособленно и в труднодоступных местах, на самой границе полигона. Снаряжением себя не баловали, полагаясь на круглые щиты, увесистые палки и топоры. Драться любили и умели, в бой ходили пьяными и владели секретом боевой неутомимости и злобы. Секрет этот заключался в волшебной свинье.

Свинью Порося почитали превыше всего — носили литые кабаньи морды на шее, резали из дерева хряков, рисовали оскал секача у себя на щитах. Обжираясь водкой, они славили кабана во всех его проявлениях: жили в оврагах и грязи, спали на земле и ели желуди. За это их защитник даровал им особенное умение. По их собственным словам, когда перед боем они начинали хрюкать, то рождалось сильное чувство. Оно ширилось, крепло и под конец выплескивалось, искажая яростью и злобой лицо, наливало руки силой и перло наружу тяжким рыком матерого секача. Порося оказались весьма изобретательны и некоторые вещи называли по-своему, чем нас очень порадовали. Например, мелкие щепочки, ветки и древесную труху для растопки они звали «эпидерсией». Отсюда возникло понятие — «топить эпидерсией», но впоследствии это слово обрело дополнительный смысл.

На одной игре, как рассказал нам Дурман, проходившей на берегах Московского моря, Поросям удалось провернуть вот какую шутку. Стояли они в лесу, а неподалеку на берегу кто-то устроил маленький колдовской алтарь. У этого алтаря Порося стали поджидать доверчивых путников. Они не заставили себя ждать. Первому же подошедшему к алтарю Дурман стал издалека махать руками и показывать всяческие знаки. Когда заинтересованный человек подошёл к нему, Дурман с сокрушенным видом сказал:

— Я же тебе показывал, чтобы ты не подходил. Теперь всё!

— Что? — испуганно спросил человек.

— Ты заразился эпидерсией! Через час ты лишишься всех хитов и умрешь. Человек стоял, усваивая эту информацию, а Дурман гнул своё:

— Меня из мертвятника[49] сюда поставили, сказали каждого отпугивать жестами, а кто все-таки подойдет, того заражать. Про тебя я теперь сообщу «мастерам».

— Что же мне делать? — спросил человек.

— Квест, — жестко отвечал Дурман. — Беги со всех ног вдоль берега и дальше — на «мастерскую». Там скажешь, что у тебя эпидерсия, тебе дадут исцеляющий квест и отпустят с миром. Но по пути ты должен забегать во все города. Всех, кого встретишь по дороге и в поселениях — заразишь, а потом объяснишь, что им делать. Все понял? Ну, беги.

Таким образом он как бы подключился к проведению этой игры и оставил свой след — превратил все мероприятие в однозначную «эпидерсию».


Пока мы слушали рассказ Дурмана, костер немного притух. Тьма в овраге не на шутку сгустилась, и я решил помочь делу. Из дров имелись только сухие сосновые сучья. Я положил один из них концом на бревно и с силой ударил подошвой ботинка, рассчитывая сразу же переломить. Но не тут-то было — это оказался ядреный сосновый сук, и я только напрасно топнул ногою.

Тогда я собрался с силами и нанес три удара подряд — сверху, высоко задирая колено, чтобы был ход ноге, и всё без толку. Опустив руки, я готовился к следующему заходу. Перед началом я глубоко вдохнул, шагнул вперед и силой выбросил вверх правое колено, метя с размаху переломить строптивый сук. Но в верхней точке моё колено неожиданно встретило препятствие. Крейзи, истолковавший мои предварительные меры как отказ от дальнейшей борьбы, решил поступить проще и положить сук в костер целиком. Для этого он подошел и согнулся над ним, и мое колено со страшной силой врезалось ему в переносицу. Даже если я проживу еще два миллиарда лет, даже если увижу собственными глазами, как падает на землю Луна и как Солнце становится маленьким и красным — я не уверен, что мне представиться случай повторить столь же великолепный удар. Все было в нем: радостное усердие, своевременность и молодецкий хруст. Коварный сук мы положили в костер целиком — из уважения к его темной, склонной к тяжелому юмору натуре. Такие сучья — редкость, а из полена дерева, с которого упал этот сук, папа Карло мог бы сделать Буратино на погибель себе, Карабасу и всем остальным. Мы сидели в его едком, смолистом дыму и пили водку, запивая холодной заваркой из закопченного чайника. Как сейчас станет ясно, это было сравнительно не так уж и плохо.

Как нам позже сообщили, примерно в то же время на «мастерской стоянке» один москвич по имени Сталкер тоже решил выпить водочки. Разыскивая, чем бы ему запить, он нашел полуторалитровую бутылку (как он тогда думал) воды. Начислив себе стаканчик, Сталкер выпил и тут же как следует запил. 92-й бензин из пластиковой посуды не пошел ему на пользу, чего и следовало ожидать — технические жидкости (и то не бензин, а ацетон) без большого вреда для здоровья пьют только самые опытные, матёрые токсикоманы. Остальным же лучше вовсе этого не касаться, а уж если возникла нужда — поступать проверенным способом: лить бензин в пакет и дышать.

Следующий случай произошел с нами во время парада. Перед игрой принято устраивать что-то подобное — там представляют различные команды, а «мастера»[50] делают важные объявления. От нашей крепости до парада идти полтора часа, через дальний мост, по открытому полю и страшной жаре. Всё взвесив, мы решили манкировать парадом и остались в крепости.

Когда все ушли, мы немного выпили и решили получше рассмотреть оружейную стойку — Эрик, уходя на парад, приказал взять с собой только легкие мечи. Остальную снасть — копья, щиты и луки — он оставил, прислонив к специальным подставкам. Мы решили размяться, но нас подвело Эриковское вооружение.

На играх есть такое понятие «хит», и означает оно разовое попадание оружием по противнику. С этим определением можно поспорить, оно не академическое — зато очень жизненное. Мне удалось невероятное — я проткнул щит, который Кримсон взял из Эриковской оружейки, своим мечом. Стальная труба насквозь прошла хлипкую конструкцию и попала Кримсону в живот. Мы назвали этот случай «снять хит через щит».

Затем мы также проверили найденные мечи, ударяя ими об мой щит. Клюшки и прочая гнилая срань, из которой Эрик и его друзья делали оружие, с треском и металлическим грохотом полопалась об авиационный дюраль и железную окантовку.

Удивившись такой глупой беспечности, мы принялись за копья. Сами мы выбирали колы по следующему принципу: сырой кол берут за тонкий конец и трижды бьют изо всех сил об стоячее дерево. Если кол держит удар, его признают годным. Эриковские же копья мы признали негодными, так как ни одно из них не выдержало этого испытания.

Так как мы хотели избежать конфликта, то составили обломки в стык и сложили обратно в стойку, словно так всё и было. Получилось правдоподобно, и мы остались ждать результатов. Они не заставили себя ждать.

Эрик, вернувшись с парада, принялся за запоздавший обед. Пока трапезничали, вышло время ожидания и началась игра. Первые же неизвестные, вышедшие к нашей крепости, были встречены протяжным криком дозорных, тревожным шепотом и суетой. Бросив трапезу, Эрик вышел на стену. Тогда один из чужаков, ряженый в белое жрец Паладайна, поднял руки и громко пропел:

Сила веков режет плоть облаков,

Свет пробуждается из оков.

Драконья кровь точит тело клинков!

— Колдовство! — вскричал со стены Эрик. — Я ощутил колдовство!

Многие при этих словах взволновались.

— Спокойно, войско! — обратился к собравшимся Альдор. — Я призову на помощь силу владычицы. Он вышел на край стены и гнусаво завыл:

Такхизис дала мне молитву и цепь —

Чтобы господствовать ныне и впредь.

Чтобы из жизни тебя стереть!

Сказав это, он подал скупой знак войску — взяться за оружие и открыть ворота. Но противостоящего ему паладина эти приготовления не смутили. Он вновь воздел руки, и летнее солнце бросило на его чело свой сияющий луч. Он словно облекся короной из пламени и света, а голос его звучал теперь гулко и раскатисто, словно медная труба. Истинно, он пел и сам не ведал своей силы:

Свет ярче солнца сияет в ночи —

Замки рассыплются в кирпичи,

Создатель преломит ваши мечи.

В следующую секунду мы подумали, что Верминаард лишится ума. Он решил посмотреть, успевает ли войско вслед за его приказом — и мы видели, как менялось его лицо. Всё оружие вдруг начало лопаться и разваливаться прямо в руках: ломались пополам копья, на щитах рвались ремешки, клинки отваливались и соскакивали с рукояток. Альдор смотрел на всё это неподвижно, вжав голову в плечи и лишь иногда бросая быстрые взгляды в сторону пришлого колдуна. Лицо повелителя Верминаарда в этот момент являло собой маску чистого иррационального ужаса. Так мы и поняли, что владыка он ложный.


Через пару дней мы отправились в боевой поход на ту сторону реки. Там военная удача отвернулась от нашего войска — у самого берега передовой отряд попал в засаду и был практически полностью истреблен. Его остатки рассеялись по лесу, а меня, Кримсона и Крейзи преследователи прижали к реке.

Берег здесь не очень высокий, зато почти сразу же начинается глубина. На другую сторону реки здесь можно перебраться только с помощью небольшого плота. Это хлипкая конструкция из гнилых бревен, которую нужно тянуть к противоположному берегу за веревку. По счастью, на этот раз она оказалась пришвартованной у нашего берега.

Мы с Кримсоном, вырвавшись вперед, прыгнули на плот и принялись тянуть изо всех сил. Мокрый канат больно врезался в пальцы, руки гудели — но между краем плота и берегом появилась и начала стремительно увеличиваться прослойка темной, неторопливо струящейся воды. Отплыв метра на полтора, мы оглянулись и увидели бегущего в нашу сторону Крейзи. Он немного отстал из-за тяжелой кольчуги, которую одолжил ему для этого похода царь Трандуил. Крейзи несся во весь дух, едва-едва опережая своих преследователей, и с разбега прыгнул на удаляющийся от берега плот. Как только он приземлился на бревна, плот покачнулся и принялся стремительно тонуть. Только что мы были на поверхности воды, краткий миг — и мы уже по колено, еще секунда — и окажемся по пояс в воде. Увидав такое, мы с Кримсоном повернулись к Крейзи и закричали:

— Прыгай, брат! Прыгай!

— А? — на лице у Крейзи быстрой радугой промелькнули самые разные чувства. — Что?

— Прыгай, брат! — вновь закричали мы. — Прыгай, здесь мелко!

Все произошло слишком быстро, так что Крейзи не успел правильно сориентироваться — послушался нас и спрыгнул с плота. Поплыл он, как утюг — сказывался предательский вес Трандовской кольчуги. В следующие мгновение он полностью скрылся под водой. Громкий всплеск, и от Крейзи остались лишь расходящиеся по речной глади круги. Зато наш плот, освободившись от излишнего веса, стряхнул с себя воду, выровнялся и поплыл, как положено.

— Прыгай, брат! — хохотал Кримсон, скорчившись на узком настиле. — Здесь мелко! В том месте, где Крейзи спрыгнул с плота, глубина оказалась около пяти метров. Оказавшись под водой, Крейзи попытался скинуть кольчугу — но тут же понял, что не сможет сделать это достаточно быстро. Тогда он принял единственно верное решение — выходить по дну. В толще воды царит холод и практически полная темнота, но Крейзи все же сумел выбрать верное направление.

Проваливаясь по пояс в цепкий придонный ил, Крейзи стал понемногу продвигаться к ближайшему берегу. Через некоторое время мы увидели над водой его руку, а еще через мгновение над поверхностью воды появился сам Крейзи. На прогулку по дну длиной не более шести метров ему потребовалось чуть более двух минут. Он едва не захлебнулся и весь намок, из-за чего пребывал теперь в некотором раздражении. Но он напрасно озирался — мы с Кримсоном были уже на том берегу.


Сказки темного леса

Застывшая ненависть Солнца

«Талмуд, растлитель малолетних

Ебал несовершеннолетних.

И как бы ради баловства

Учил основам колдовства».

Веселые четверостишья

По осени меня и Барина пригласил к себе царь Трандуил. Он жил на Горьковской в старом фонде, причем в одной из комнат у него был собственный камин. Мы называли эту комнату «каминным залом царя Трандуила». В тот день Транд созвонился со своими знакомыми сорокоманами[51] и напросился к ним на дачу, отмечать Самхейн.[52]


К слову о сорокоманах. В путях их я не сведущ, но на тот год множество сорокоманов неожиданно влилось в игровую тусовку. Многим это пришлось не по вкусу. Сорокоманы были другими — как войска Македонского, неожиданно вторгшиеся в Китай. Но в отличие от Македонского, сорокоманы сделали это себе на беду. У большинства из них не было не то что нормального вооружения, а даже каких-либо связных представлений на этот счёт. Зато у них было кое-что другое. Они принесли с собой новое зло — бумажные сертификаты,[53] игровую магию и глумные наряды.

Сражаться стало попросту невозможно. Какое-нибудь хуйло в лосинах и плаще-занавеске, вооруженный проволочным мечом и стопкой магических сертификатов приобретал сравнимые с войсковыми характеристики. Это базировалось на ни с чем не сопоставимой «магии» и множестве «хитов», которые начисляли себе сторонники этого метода. Многих это не довело до добра. Как стоит поступать в таких случаях? Игровая общественность, находясь под унизительным гнетом сорокоманской экспансии, пришла к простому решению:

«…дуплить подобных деятелей железными трубами, пока у них не кончатся их бесконечные „хиты“. Нарядившихся „в глумное“ — дуплить трубами, как и тех, кто вместо нормального вооружения использует всякую гнилую дрянь. „Мастеров“ из числа сорокоманов посылать на хуй, а если возникнет недопонимание — без всякой пощады дуплить железными трубами…»

Эти меры признали разумными не только в нашем коллективе. В той или иной мере многие поддержали этот справедливый порыв. Даже некоторые сорокоманы, осознав справедливость подобных упреков, одумались, взяли трубы и отдуплили некоторых из своих бывших товарищей. Тогда же был полностью введен в оборот термин «неуподоблюсь[54]», изначально обозначавший человека, быть похожим на которого — западло. Позднее этот термин трансформировался в своей глубинной структуре и стал нарицательным, обозначая не просто любое «чмо», а того, кто обладает индивидуальными особенностями и достоин упоминания в специальных списках.[55] Позднее произошло вытеснение этого понятия более емким словом «толчок»,[56] введенном в употребление московскими Ястребами.


Благодаря Трандовской заботе нас ждал домик в садоводстве, где одна сорокоманка по прозвищу Шестизарядник[57] вздумала отметить со своими друзьями Самхейн. Трудно теперь сказать, чья это была дача, но точно не Шестизарядника. Теплая компания была представлена ею, неким Коброй, парой его знакомых, девчонкой по имени Крошка Эльф, а также Трандуилом, Энтом, Барином и мной. К моему немалому удивлению, на той же даче мы повстречали моего бывшего одноклассника, по прозвищу Лан-Вертолёт.

Мы уселись пить за круглым столом, в центр которого поставили для романтики стеариновую свечу. В её желтом, неверном свете мы с Барином принялись решать внезапно возникшую проблему. Как распить на такую толпу припасенный Коброй литр водки — так, чтобы основная его часть прошла мимо Кобры и остальных?

Барин достал из рюкзака меру[58] и вызвался разливать. Он откупорил бутылку и стал лить водку в кружку, которую держал в это время на коленях. Так как пламя свечи освещало только середину стола, сколько налил Барин и сколько осталось в бутылке, остальным видно не было. Тут Барин закончил лить и передал кружку сидящему рядом Кобре.

— Небольшими глоточками, чтобы всем хватило, — настойчиво увещевал он. — Не жадничайте! Кобра отпил немного и передал кружку Транду. Под строгим взглядом Барина тот поступил также — отпил чуть-чуть и передал кружку дальше. А Барин в это время продолжал увещевать:

— Пейте так, чтобы осталось на круг! Не налегайте! Бутылка еще полная!

Он продолжал разглагольствовать подобным образом, покуда очередь не дошла до меня. Когда кружка оказалась у меня в руках, Барин кивнул — допивай. Я прикинул кружку на вес — водки там было еще граммов триста пятьдесят. Аккуратно, чтобы не вызвать подозрений, я влил всю эту водку в себя. И ещё долго тряс кружку над головой — словно там оказалось на самом дне.

— Дай сюда бутылку, — попросил я у Барина. — Налью ещё на полкруга! Мы повторили тот же номер — только допивал теперь Барин.

— И всё? — притворно возмутился он, когда в ответ на требование налить снова я показал ему пустую бутылку. — Как же так?

— А хуй ли ты думал? — недовольно ответил я, кивая в сторону Энта. — Таким-то еблом недолго все выхлестать!

Были возгласы возмущения, споры и много чего ещё — только водки больше не было. Игнорируя ругань, мы с Барином заняли одну из комнат, постелили себе на кроватях и забаррикадировали дверь. Только тогда мы достали ещё одну поллитру — наш собственный запас. Не спеша распив её, мы пришли в благодушное настроение и приготовились спать, даже не подозревая о нависшей над нами опасности. Первым неладное заметил Барин.

— Послушай, Джонни! — обратился ко мне он. — Отчего такое бывает: голову крутит и железистый привкус во рту?

— Хуй знает… — я поначалу даже растерялся, но потом вспомнил: — Угарный газ!

— Э-э! — забеспокоился Барин. — Как бы проверить? Во!

Он достал зажигалку, свесил руку с кровати и чиркнул. У самого пола зажигалка уже не горела — не было кислороду.

— Ебать и в гриву и в хвост! — возмутился Барин. — Пойду, выйду!

Он встал с кровати, разобрал баррикаду и вышел на кухню. В течение нескольких минут оттуда было слышно только звонкое:

— Пидарасы вы, что ли? Ебанаты! Дупла бессмысленные! Потом Барин вернулся, пребывая в заметном раздражении.

— Этот Кобра, он ебнутый! — заявил он. — Набил полную печь дров, закрыл заслонку и сидит перед ней. Дескать, так тепло не будет выходить через трубу!

— А ты что? — спросил я.

— Что, что! Дал ему по еблу, открыл заслонку и окно в кухне, чтобы вытянуло угар. Мы подождали минут десять, а потом Барин решил проверить: повытянуло угар или нет?

— А-а-а! — заорал он, когда зажигалка отказалась зажечься уже на уровне кровати. — Что за хуйня?

— Погоди-ка, — я вытащил из-под подушки Производственную Травму (сплющенную кувалдой стальную трубу длиной один метр, с шипованной медной гардой). — Сейчас я всё разрулю! Когда я вышел из комнаты, моим глазам предстала вот какая картина. Кобра, тупой обсос, расположился на табуретке перед самой плитой и был занят тем, что запихивал в топку очередные поленья. Заслонку и форточку, которые открыл Барин, Кобра снова закрыл, да ещё и приговаривал:

— Этот Барин, верно, сумасшедший! Готов всех тут заморозить!

Я не стал тратить на него слова. Сначала я подошел и двумя ударами Травмы выбил заслонку из кладки — так, что обратно её было уже не вставить. Затем я выкинул заслонку на улицу, прямо через стекло. Затем расширил отверстие Травмой, вдохнул полную грудь ледяного воздуха и повернулся к Кобре. Он как раз собирался встать со своей табуретки.

Предупредив это намерение, я шагнул к нему и ударил в подбородок эфесом Травмы. Этим ударом я опрокинул Кобру с табуретки, а саму табуретку отшвырнул ногой в темноту смежной комнаты. Это было ошибкой. Падая, табуретка упала на спину царю Трандуилу — только-только пристроившемуся ебать девку по имени Мэй.

Царь Лихолесья не стерпел такой обиды. Как и был, полуголый, он двинулся на меня, прикрываясь табуретом, словно щитом. В руках у Трандуила был его меч — Наркофил.[59] Я увидел это и схватил заместо щита большую плетеную корзину. Завязалась драка, в которой не было победителей, так как Транд с первого же удара попал своим Наркофилом в электрощиток. Изолента на рукояти спасла его от удара током, но свет вырубило везде — даже на соседних участках. В наступившей темноте мы с Барином вышли покурить на крыльцо. В это время Кобра, обуреваемый жаждой мести, наложил засовы и запер дверь за нашей спиной. Мы оказались в стратегическом тупике.

Попасть в дом мы могли через: эту дверь (но она заперта), окно кухни (но его задвинули шкафом), через окно нашей комнаты (но его придется бить, и тогда у нас будет холодно) и через окно маленькой комнаты (соединенной дверным проемом со смежной, в которой окон нет). Но дверь в смежную комнату забаррикадировал царь Трандуил, разозлившийся из-за случая с табуреткой. Погода стояла леденящая, так что надо было на что-то решаться.

С помощью стамески и молотка мы срубили одну из дверных петель, но этот путь показался нам бесперспективным. Мы слышали, как Кобра изнутри баррикадирует дверь: пододвигает стол, ставит распорки и грохочет мебелью. Вооружившись топорами из сарая, мы поднялись на чердак и стали рубить пол, надеясь десантироваться сверху прямо Кобре на голову.

Во время работы мы светили себе огарком свечи, установленным прямо на пол. Из-за этого случилось обширное задымление — начало тлеть какое-то мочало или, может быть, пакля, кипами сложенная на чердаке. Из-за густого, смрадного дыма нам пришлось покинуть чердак — хотя мы прорубили уже столько, что можно было просунуть голову. В получившийся проем частично видна была кухня.

Мы спустились с чердака и подошли к окну маленькой комнаты. Через замерзшее стекло мы смогли разглядеть единственную кровать и спящего на ней Лана. А на полу рядом с кроватью был брошен коврик, на котором расположился Энт.

— Бей! — предложил Барин, и я в тот же момент выставил Травмой стекло.

Забравшись через подоконник в комнату, я попробовал дверь — но все без толку. С той стороны её чем-то толково подперли.

— Придержи-ка меня, — попросил Барин.

Я обхватил его подмышки и поднял. Барин согнул колени, подтянул ноги к груди, а затем со страшной силой ударил в дверь обеими ногами. Гулкий удар сотряс дом практически до основания, но опять без толку — дверь устояла.

— Хуй ли тут? — пожал плечами Барин. — Здесь нужен таран!

— Что это вы шумите? — спросил проснувшийся Энт. — Мешаете спать!

— Да они там бухают, а сами заперлись! — ответил Барин. — Нам бы бревно!

— Здесь! — мгновенно просыпаясь, встрепенулся Энт. — Погодите немного!

Энт вылез в окно вместе с Ланом, тоже выказавшим желавшим принять участие в штурме. Через какое-то время они вернулись с толстенной жердью. Она поместилась в комнату только на треть, так что Энту и Лану приходилось поддерживать её снаружи.

— Раз, два, покачали! — скомандовал Барин. — Три, четыре, ЕБАШЬ!

Импровизированый таран ударил ровно в середину двери. Первый же заход, в который Энт вложил немало своей чудовищной силы, полностью сокрушил дверь. Она слетела с петель, от удара расколовшись пополам в вертикальной плоскости. Похожая хуйня произошла и со стоящей прямо за дверью кроватью — у неё лопнули боковины, она перевернулась и развалилась на несколько частей. Царь Трандуил, похотливо сжимавший заголившуюся Мэй, был сброшен этим ударом со своего ложа любви.

Выбравшись из-под придавившего его матраса, Транд, подхватив уже известный вам табурет, размахнулся и изо всей силы метнул его в дверной проем. Я стоял спереди и едва успел разбить Травмой летящую табуретку. Часть лопнувшей конструкции всё равно попала в меня — пребольно осушила по голове и рукам. Так что от следующего табурета, брошенного Трандуилом, я предпочел уклониться. Я спрятался за дверь, а табуретка продолжала свой путь и попала в грудь Лану, забиравшемуся в этот момент в комнату через подоконник. А уже в следующий момент передо мной возник Кобра.

Он был вооружен деревянным мечом — тонкое лезвии и огромная гарда, украшенная искусственным мехом. Я подставил свою трубу под его удар (как в пятой сабельной), а затем ударил Кобру эфесом Травмы в лицо. Второй раз, между прочим, за сегодняшний день. Основную проблему для нас представлял царь Трандуил — многоопытный, он оторвал дверцу от холодильника и орудовал ею, словно строевым щитом. Он раздавал Наркофилом столь тяжелые и болезненные удары, что мы предпочли не воевать с ним, а обойти его с флангов. Вскоре мы с Барином укрылись в нашей комнате, оставив позади себя лежащего на полу Кобру, выбитые стекла, поземку и ледяной ветер. Несколько позже Трандуил сочинил об этом случае песню, в которой есть вот какой куплет:

В кровать ударило полено

Кто совершил такое зло?

Мне садануло по колену

А Мей до стенки унесло!

Это были маленькие, как бы комнатные бои. Бои побольше и позлее развернулись этой зимой в Солнечном. Там Эйв и компания устраивали бесчисленные малые игры — прообразы всех будущих однодневок. Для этого они аннексировали детский замок на побережье залива — с каменными стенами в два метра высотой и четырьмя округлыми угловыми башенками. Игры, которые устраивали в Солнечном Эйв и его друзья, назывались обычно «Город на песке», а переменной была только нумерация. («Город № 1», «Город № 2», «Город № 3» и так далее). В Солнечном подвизались и другие «мастера» — но «Города на песке» запомнились нам ярче, чем все остальные игры на этом маленьком полигоне.

Приезжая в Солнечное, мы обычно устраивались в одной из угловых башен. Туда не задувает ледяной ветер с залива, там можно спокойно присесть, разлить водку и достать припасенные бутерброды. Случилось так, что на одной из игр к нашей башне подошел невысокий, толстенький человечек с неопрятной русой бородкой.

— Кто у вас главный? — обратился он к Крейзи, который вышел из башенки, чтобы поссать. — Кто главный в вашей команде?

— А… — на секунду задумался Крейзи, а потом лицо его просветлело. — Вы идите в башню, спросите там.

Не ожидая подвоха, незнакомец сунул голову внутрь башни, выпятил нижнюю губу и осведомился:

— Кто здесь главный?

Этим простым вопросом он поставил нас в некоторый тупик. Мы полагали, что несколько парней вполне смогут обойтись в таком деле без «главного» вообще. На хуй он нужен, думали мы? Но толстячок оказался противоположного мнения.

— Кто главный, я вас спрашиваю? — напористо продолжал он. — Долго мне еще ждать? Вышло так, что прямо напротив толстячка в тот раз сидел Фери. От рождения высокого роста, массивно сложенный, полноватый и добродушный, Фери присел перед входом в башню на своем рюкзачке. Имя «Фери» дали ему товарищи по училищу из-за его любимой футболки с логотипом фирмы «Ferrary». Целиком произносить «Феррари» слишком долго, так что они просто взяли из этой надписи первый и последний слог.

— Зачем тебе нужно знать, кто у нас главный? — спросил Фери, поднимая голову.

— Я организую отряд самообороны, — пояснил незнакомец. — В прошлый раз кто-то украл у моей команды бутерброды и выпил кофе. А в термос окурков напихал! Фери такое заявление только развеселило.

— Да ну? — спросил он. — Много окурков?

Командир будущей «самообороны» Ферин вопрос проигнорировал. Вместо этого он решил представиться.

— Меня зовут Талмуд, — объявил он. — Талмуд!

Он явно пребывал в уверенности, что его имя должно быть известно! Он не ошибся — про Талмуда мы уже были наслышаны. Нам говорили, что есть такое хуйло, мнящее себя Белым Магом и распространяющее своё учение среди малолеток. По своей сути он напоминал Кота-Фотографа: точно такой же растлитель и ебанат.

Нам говорили, что у Кота с Талмудом несрастухи на почве колдовства — дескать, один из них Черный маг, а другой Белый. Но это вилами на воде писано. Правда заключается в том, что Талмуд нанес Коту-Фотографу смертельную обиду. Просунул свой хуй в святая святых: сманил у Кота из постели его любимую ученицу, Лену Сидорову по прозвищу Сйлщ.

— Толмуд — это что, сокращение от «толстый мудак»? — поинтересовался Барин.

Но когда Толмуд (а иначе мы его c тех пор не называли) повернулся, Барин кушал бутерброд с самым тихим и скромным видом. Будто его вовсе тут не было.

— Кто главный?! — снова возвысил голос Толмуд. — Сколько мне еще здесь стоять? Его настойчивость перешла всякие границы.

— Я главный! — сознался Кримсон в наступившей тишине. Сказав это, он поднял вверх руку и повторил еще раз: — Это я!

Толмуд повернулся к нему и даже сделал несколько шагов в его сторону, но был остановлен резким возгласом Строри:

— Куда пошел? Поворачивай, главный здесь я!

Толмуд опять развернулся, пребывая теперь в некотором недоумении. На его лице отразилось столь явное замешательство, что я смилостивился и решил ему помочь:

— Эй, ты! — заорал я. — Тебе нужен главный или нет?

После моих слов Толмуд замер посреди башни в совершеннейшем ступоре — не знал уже, к кому повернуться. Его взгляд скользил от одного лица к другому, силясь обнаружить меж нами главного — и не мог!

— Хуй ли уставился? — грубо спросил Барин, подбирая с земли увесистый камень. — У вас чего, своего главного нет? То-то я вижу, вы совсем распоясались! Этого Толмуд не выдержал.

— КТО ГЛАВНЫЙ?! — завизжал он. — Можете вы мне сказать?

После его крика на секунду повисло напряженное молчание. В этой тишине Гоблин подобрал увесистую палку, поднялся со своего места и отчетливо произнес:

— Главный здесь я! Кто со мной не согласен — пусть подходят за пиздюлем!

— Послушайте … — попытался было вставить слово Толмуд, но его даже слушать не стали.

— Вот как? — вскричал Строри голосом, полным самой искренней злобы. — Значит, ты главный?! Достаточно я терпел!

С этими словами он подобрал с земли пивную пробку и кинул ей в Гоблина.

— ЧТО?! — заорал Гоблин, увидев такое дело. — Поднял руку на брата?!

В следующую секунду в лицо Строри полетела смятая пачка из-под сигарет. Но попала она почему-то не в Строри, а в Барина. Тот ответил пустой пластиковой бутылкой — а уже через несколько секунд башня наполнилась летающими в беспорядке увесистыми предметами. Причем больше половины из них попадало в Толмуда, занявшего опасную позицию ровно посередине. В какой-то момент братьям надоело перекидываться всякой дрянью, так что дело перешло к прямому рукоприкладству. Начал это Строри: подхватив с земли увесистую палку, он размахнулся и хотел ударить Гоблина по голове. Но немного промазал — попал Толмуду по шее.

— А-а-а! — заверещал Толмуд. — А-а-а! Похоже, он только что сообразил: вот кто сожрал у его команды все бутерброды.

— А-А-А! — заорали мы ещё громче, похватав дубье и бросившись в общую кучу. — Кто тут главный?!

На несколько секунд все смещалось — крики, увесистые плюхи и пиздюли. Они сыпались на Толмуда со всех сторон, но все как бы случайно. Наконец мы успокоились, и тогда Фери спросил:

— Толмуд, ты вроде чего-то хотел?

Но Толмуд ничего уже не хотел — прихрамывая, он заковылял по направлению к собственной башне. Но выводы сделал — в этом сомневаться не приходилось.

— Пошёл, пидор, бутерброды стеречь! — объяснил нам Барин, с ненавистью глядя Толмуду в след. Я кивнул. У меня было свое мнение на это счет:

— На хуй нужны такие игроки? — спросил я. — Которые приезжают, чтобы стеречь оставленную жратву? Чего мы теперь будем есть?

— Не голодать же нам из-за толстого мудака? — спокойно ответил Строри. — Чего-нибудь придумаем!


Солнечное оказалось достойным полигоном — подарило нам множество зимних дней, обернувшихся чарующими морозными вечерами. Словно ледяной магнит, это место притягивало к себе самых разных людей: плохих и хороших, ненавидимых нами и любезных нашему сердцу. Здесь мы как следует познакомились с нашими будущими соратниками, которым суждено было разделить с нами членство практически во всех «черных списках».[60] Мы виделись с ними и раньше — на «Кринне-95» в Заходском, но там у нас настоящего знакомства не вышло. Ему суждено было состояться в Солнечном, на однодневной игре под названием «Причерноморье». Наша банда записалась на эту игру варягами, а наши будущие друзья — болгарами. Это имя впоследствии накрепко пристало к их коллективу. И, как утверждают некоторые Болгаре, не без нашей помощи. Вот что сами Болгаре рассказывают про историю возникновения своего коллектива (слово Болгарину Гуталину):

— Мы познакомились вот как. Я учился с Гаврилой на одном потоке в Универе, Сокол учился на год старше меня, а Дэд в это время учился в Финеке. С ними всеми я плотно сошелся через организацию под названием «AIESEC».[61] Параллельно Гаврила подтянул в тему Святого Отца и Виконта, своих одноклассников. А я вытащил Сержа и Кузьмича[62] из нашей дворовой тусовки. Мы пересеклись на «Кринне-95» — там образовался костяк нашего коллектива. Позже, на «РХИ-96» к нам влился Гор, а за ним пришли Дальсар и Боря. А вот что Гуталин рассказывает об обстоятельствах нашей встречи в Солнечном:

— Тогда вышла массовая драка — Грибные Эльфы против будущих Болгар. Пострадали там буквально все. Нашему Кузьмичу, к примеру, перерубили вены на руке. Да и остальные были немногим лучше. Только Виконт почему-то пребывал в заблуждении, все спрашивал: «Чего это вы все отпизженные, а я один целый?» Тут мы ему и говорим: Витя, да ты на ебло-то свое посмотри! У тебя на лице вон какое фуфло надувается! До того человек вошел в раж, что вообще ни хуя не чувствует!

Так становится видно настоящих людей. Другие (и таких немало) тут же принялись бы скулить — дескать, обидели нас, ни за что посекли! Но Болгаре поступили иначе: утерев кровь и замотав раны какими-то тряпками, они выпили водки и взялись за осуществление мести. В тот день мы пиздились с ними еще не раз, а ближе к вечеру замирились. Прониклись друг к другу взаимным уважением. А оттуда и до дружбы оказалось недалеко.


Но попадались и такие пассажиры, которые нам вовсе не нравились. Наибольшую злобу у нас вызывал один хмырь — Макс Гусев по прозвищу Красная Шапка. Надо понимать, что называли его так только мы сами, а какое он сам себе выбрал имя — про то я не ведаю. Одевался он в черный плащ и красную фетровую шляпу, за что и получил своё прозвище. Красная Шапка выбирал для себя только самые волшебные роли, связанные со способностью летать, и широко этим пользовался. Сражаться он не желал, зато по злословию мог дать фору кому угодно.

Шапка развлекался тем, что распускал про нас гнусные слухи — мёл такое, что я, пожалуй что, не стану тут этого повторять. Зато другие люди с завидной регулярностью пересказывали нам его слова. Было видно, что Шапка совершенно не следит за своим языком, что немало злило возмущенных этими сплетнями братьев. Отвечать за сказанное Шапка не спешил, уклоняясь от вопросов на эту тему с помощью банального бегства.

Более пятнадцати раз мы пытались его изловить, и все без толку. Шапка отличался просто сверхъестественной прытью. Поймать его не удавалось — его словно черти носили, даже засада на пути к станции не дала желаемых результатов. Проклятый колдун был словно заговоренный. Мы не знали уже, что и делать — так унизительно и досадно нам было бессильно терпеть присутствие Красной Шапки.

Но охранявшие его заклятия держались крепко — каждая новая попытка только добавляла разочарования. Под конец братья, завидев Красную Шапку, начинали бледнеть, хватались за сердце и менялись в лице. Но все переменчиво — и время отмщения все-таки наступило.[63]


Среди наиболее сомнительных приобретений тех лет стоит вспомнить некоего Лорифеля. Это был выдающийся человек. Первый раз, когда он только появился в Солнечном, мы опасались, что со смеху лишимся остатков ума.

Лорифель взял торцевые щитки от каких-то приборов (белый алюминий с симметричными отверстиями под верньеры) и связал все это веревочками, превратив в некое подобие пластинчатого доспеха. Полноценно двигаться в этой сбруе Лорифель не мог — сильно мешал доспех, но и особой защиты не приобрёл. Алюминий был тонким, словно бумага.

Мало того, Лорифель взял крышку от старого пылесоса «Вихрь» — помните такие, с ручкой, как у современного чайника? На эту ручку Лорифель приклеил красное мочало, а дыру, из которой раньше выходил пыльный воздух, заделал картонным рогом. Облаченный в погнутый алюминий, с торчащей изо лба картонной трубой, Лорифель становился похожим на мистическое существо — Мусорного Единорога.

К этому позорищу Лорифель добавил накидку из занавески и знамя с изображением белой лошади на зеленом поле. Кроме того, Лорифель каким-то образом вовлек «в свою орбиту» около восемнадцати человек и снарядил из них отряд личной охраны. Впрочем, следует отдать Лорифелю должное. Среди своих прихлебателей он был наиболее толковым и сам мог бы их всех охранять.

Теперь представьте, что вы сидите в небольшой башенке. Из старых ящиков разожжен чадный костерок, дым щиплет глаза. Вы кутаетесь в ватник или в шинель, вокруг вас собрались друзья — те, кто подошел выпить рюмку водки и немного согреться. Текут разговоры да пересуды — кому разбили нос, кому на той неделе вывихнули палец, а кому пора бы и по колену осушить. Все мирно и возвышенно — ледяное пиво и огненный спирт выставлены на положенных местах, толстые палки и тяжелые трубы сложены вдоль стены. Ничего не предвещает чего-нибудь необычного.

Но вот — что это? Будто бы пронзительный, высокий звук детского рожка врывается в эту солнечную идиллию. Половина собравшихся оборачивается и не верит своим глазам. В ворота замка, гордо держа по ветру зеленое знамя, входит Лорифель и его глумотворная, вооруженная рейками свита.

Многие, обладающие заслугой терпимости, остановили свой первоначальный справедливый порыв. Зачем судить о человеке по одному только внешнему виду? Хотелось составить мнение о Лорифеле на основании опыта личного общения. К сожалению, сделать этого не удалось. Выяснилось, что сам Лорифель заслугой терпимости не обладает. Обращаться напрямую к нему оказалось нельзя. Вместо этого его прихлебатели сообщили, что должен сделать тот, кто хочет добиться у Лорифеля аудиенции.

Сложив оружие и приблизившись к одному из его нукеров на десять шагов, необходимо отвесить поясной поклон (если ты простолюдин) или склонить голову (если считаешь себя благородным). Такой же поклон надо бить на пяти шагах, а потом на трех. После этого следует остановиться и ждать, пока очередной нукер Лорифеля не соизволит с тобою заговорить. Первому обращаться к такому нукеру нельзя, вместо этого лучше еще раз обдумать, что за дело у тебя к повелителю Лорифелю?

Странно, но совсем не нашлось желающих обратиться к Лорифелю в рамках предложенного протокола. Более того, появились недовольные такой отстраненностью нового властителя. В сторону Лорифеля понеслись хулительные выкрики и матная брань, которую он и его нукеры презрительно игнорировали. Все это настолько накалило атмосферу, что Лорифель и все его войско получили пизды в первом же бою. В этой акции обуздания принимали участие мы и представители 4-й центурии Хирда под руководством Дональда Маклауда. Вышло это так. Лорифель, воодушевленный беспримерной численностью своего войска, вышел из крепости и обосновался у пляжных ворот. Подступив к его армии, мы принялись оскорблять Лорифеля, называя его обсосом и педерастом — так как стало ясно, что ни о какой будущей дружбе речь в этом случае не идет.

Лорифель, стоя чуть впереди, держал в руках тонкую рейку, на которой крепилось его ебучее знамя. Первый удар в этом бою нанес я, устройством под названием «черепно-мозговая травма» (сплющенным трамвайным поручнем длиной 1,7 метра). Удар пришелся по рейке в том месте, где её держал Лорифель, и послужил двойной цели — перебил флагшток и ушиб Лорифелю пальцы. Затем Барин, прикрывшись шитом, нырнул Лорифелевым прихвостням под ноги. Умело двигаясь на корточках, он принялся вертеться прямо внутри порядков их строя, раздавая жестокие удары по коленям и яйцам своим топором. Топор этот смастерил для Барина я: из каменной резины с беговых дорожек, с ручкой из тонкого ломика, аккуратно затянутого в вакуумный шланг. Этот маневр смешал ряды бестолкового Лорифелева войска. Они все еще кружили на месте, пытаясь сладить с Барином, когда удар сомкнутого строя 4-й центурии развалил их скопище, словно колун — гнилое полено. Знамя Лорифеля досталось Маклауду, пополнив его обширную коллекцию добытых в бою, а также похищенных флагов.

После боя Лорифель вздумал обнародовать накопившиеся претензии. Выйдя на лед маленького озера, он стал трясти обезображенной ударом поручня рукой, созывая любопытный народ.

— На этой игре буду либо я, — на все побережье выл Лорифель, — либо этот меч! Или вы его убираете, или я уезжаю! Ну так что?!

Чтобы всем было ясно, о чем он толкует, Лорифель то и дело указывал здоровой рукой на меня и на мою новую машинку. Озвученная угроза, преломившись в призме его собственного восприятия, ошибочно показалась Лорифелю достаточно веской.

— Эй, Лорифель! — обратился к нему я. — Ты это у кого спрашиваешь?

— У тебя! — не удержался Лорифель, еще больше повышая голос и показывая мне свою несчастную руку. — У кого же ещё? Кто всё это устроил?

— Блин, а ты не передумаешь? — переспросил я на всякий случай. — Либо ты, либо этот меч?

— Точно! — удовлетворенно подтвердил Лорифель. — Или убирай его, или я уезжаю! Он стоял на льду, подбоченившись и глядя на меня с самым свирепым видом. Хотел послушать: что я на это скажу? Но он рассматривал ситуацию однобоко и не ко всякому ответу был морально готов.

— Пошел ты на хуй! — ответил я. — Меч я решил оставить! Это стало моментом истины в наших отношениях с Лорифелем.

Партийные вечера

«Стыдно отвечать за собственные проступки. Не отвечать за собственные проступки не стыдно».

Курсы Молодого Подонка.

В городе в этом году творились не менее интересные вещи. Некто Король Олмер вместе со Щорсом и Ороме Альдароном Валаром (так, во всяком случае, гласила надпись у него на бейджике) устроили грандиозное позорище — Толкиеновский Фестиваль. Местом для этого мероприятия господа устроители выбрали здание одного ДК на Невском, неподалеку от станции метро «Канал Грибоедова».

Туда набилось куча всякой сволочи, в основном «перумисты»[64] и сорокоманы. Они поделили между собой время семинара, подготовив нескольких лекций, посвященных жутким, отключающим сознание темам. Я рекомендую специалистам, изучающим психологию наркоманов, расщепленное сознание и патологию личности, в обязательном порядке посетить такой семинар.

Время до начала семинара мы коротали на улице — во внутреннем дворике, где прогрессивная ролевая общественность пила пиво и фехтовала на мечах. Мы тоже решили принять в этом участие. С собой у нас было, на всякий случай, два устройства — моя Травма и Гоблиновский правый клинок (обычно он дрался парой). Этот меч называется Слепое Зло (никак не обработанный брусок прессфанеры, с гардой-крылышками и свинцовым яблоком-противовесом). Положив свои клинки на асфальт, мы стали предлагать собравшимся выйти и выбрать один из мечей. А затем сразиться с любым из нас, вооружённым оставшимся. Вскоре нам улыбнулась удача.

Толпа расступилась, и в образовавшийся коридор шагнул длинноволосый юноша в хайратнике, закутанный в светлую занавеску. Он шел важно и с чувством собственного достоинства, исподлобья озирая собравшихся ролевиков. На его рябом лице не было и тени эмоций — только презрение и равнодушная скука.

Мы уже были наслышаны о его подвигах. Его звали Эленелдил, и он сам, по доброй воле, сожительствовал с Лорой в течение целого календарного года. Можете себе представить, как глубоко мы уважали этого воина-извращенца!

Подойдя ближе, Эленелдил скинул плащ-занавеску, оставшись в синей джинсовой паре и рубашке в клеточку. Затем он достал кошелек, вынул сколько-то денег и велел одному из присутствующих сбегать за ящичком пива.

— Чтобы обмыть победу! — громко заявил Эленелдил, после чего поднял с асфальта Слепое Зло и показал им в сторону Гоблина.

Видно было, что Эленелдил больше привык к другому оружию. Он держал меч, словно гимнастическую палку — ухватив сразу за оба конца. Тогда Гоблин поднял Травму, просунул свою лапищу в защиту кисти и взмахнул для пробы несколько раз. После этого он шагнул вперед и ударил Эленелдила сверху. Когда в толпе увидели, что Эленелдил собирается сделать в ответ — многие невольно закрыли глаза, а некоторые даже закричали от ужаса.

Эленелдил выполнил весьма хитрую кату — плавно перетек в новую стойку, поместив клинок прямо у себя над головой. Этот фокус часто показывают в фильмах про ниндзя: меч лежит в чуть приподнятых руках параллельно линии плеч, лишь слегка прикрывая лезвием голову. Вдобавок к этому Эленелдил картинно упал на правое колено. Короче — сделал все, чтобы его башка оказалась прямо на пути Гоблиновского удара Травмой.

Хрясть! Отбить удар Эленелдил не смог — меч вышибло у него из рук, а стальная труба поставила ему на плешь печать, свидетельствующую о его кретинизме. Эленелдила пришлось госпитализировать с разбитой башкой, а нам достался в награду за это ящик пива. Мы спокойно забрали его у Эленелдиловского дружка, пропустившего схватку из-за беготни к ларьку — просто показав ему на лужу крови посередине двора.

— Пора бы и победу обмыть, — объяснили мы. — Уговор дороже денег!


Отмечали победу в туалете ДК. Там спокойно и тихо, можно без паники раскуриться. На стене туалета мы нарисовали виселицу, в петле которой болталась дохлая сорока.[65] По ходу дела у нас зашла речь об устроителях этого позорища — Короле Олмере, Щорсе и всей ихней «перумистской тусовке».

— Выхожу я раз из Дома Книги, и что вижу? — начал Костян. — Навстречу мне пиздует Король Олмер, сам в черном плаще, а на груди корона трезубая нашита. А с ним — кто бы вы думали?

— Кто же? — заинтересовался я.

— Его прихвостень Щорс, а с ним ещё двое в таких же прикидах. И прямо посреди Невского бухаются перед Олмером на колени! Все вокруг так и замерли — люди, машины, всё…

— Ну, а Олмер что?

— Будто так и надо. Потрепал Щорса отечески по щеке, встали они и дальше пошли.

— Дело запущено! — решили мы. — Надо что-то делать!

Для начала мы поднялись в актовый зал. Протолкавшись к сцене, мы немного послушали выступление профессора Барабаша: сумасшедший старик толковал нам про параллели между Гендальфом и Иисусом Христом. Жаль только, что на прямой вопрос: «Значит ли это, что Гендальф был еврей?», профессор Барабаш не нашелся, что ответить.

К стыду этого корифея Толкиеноведения нужно признать — он не ответил ни на один из интересовавших нас вопросов. Проповедовал он увлеченно, но немного не по существу, а закончил своё выступление просто бесподобной формулировкой:

— Злой Властелин гонит пургу и зной! — сообщил залу профессор Барабаш. После такого заявления мы решили сами забраться на сцену. Это удалось, хотя нам пыталось воспрепятствовать какое-то хуйло в малиновом пиджаке и с бейджиком «Ороме Альдарон Валар». Но мне все же удалось подняться на кафедру. Я положил Травму поверх деревянной стойки для микрофонов и начал свою речь:

— Поговорим о любви!

Я начал издалека: от любви платонической повел разговор к влечению плоти, а от естественного перешел к обсуждению всяческих отклонений. Говорил я предметно — клеймил собравшихся в зале извращенцами, показывая пальцем на особенно ярких представителей. Но тут выключили звук, а какие-то люди, предводительствуемые валаром Ороме, схватили меня за рубашку и попытались стащить с кафедры. За меня заступились братья, так что вокруг места докладчика мгновенно вспыхнула безобразная драка.

Из ДК мы съебали всего за пару минут до приезда милиции. Задержались мы из-за Короля Олмера, затворившегося от нас в одной из комнат на втором этаже. Мы попытались было выкурить его оттуда, но не сумели. Увидав, что время на исходе, мы удалились — несколько разочарованные, но все же больше довольные.[66]

Мы проводили время неподалеку — в институте Бонч-Бруевича, занимая под свои нужды любую пустующую аудиторию. Время летело незаметно за небольшими сессиями в настольные игры — словески,[67] которыми нас обеспечивал мой одноклассник по прозвищу Лан-Вертолет. Его перевели в наш биокласс из параллельного математического, классный руководитель которого, И. А. Чистяков, оказался всамделишным педерастом. Лану этот факт показалось возмутительным, о чем он открыто заявил. Тогда его перевели к нам — от греха подальше. Однажды наш преподаватель английского сделал Лану замечание в невежливой форме. За это он получил от Лана пинок в живот, из-за чего был вынужден вести дальнейший урок в полусогнутом виде. Возгордившись победой, Лан решил: что подошло учителю, то сгодится и товарищам по классу. Он надеялся, что такая позиция позволит ему заслужить уважение в нашем коллективе. Я носил с собой в школу нож и резиновую дубинку. Я принялся угрожать Лану этими вещами, пока совершенно не вывел его из себя. Тогда он разбежался и попробовал в прыжке попасть ногою мне в подбородок. Начал он хорошо, но ему помешал Строри. Он схватил металлический стул и ударил им Лана, пока тот был ещё в воздухе. Возможно, именно это стало фундаментом нашей будущей дружбы.

Пробравшись в помещение института, мы шли в первую попавшуюся свободную аудиторию. Там мы расставляли по партам бухло, завязывали проволокой дверь и сидели, покуда нас это не заебет. Но всё пошло прахом из-за одного единственного случая.

Как-то, обпившись пива сверх всякой меры, мы отправились всей толпой в сортир. Я шел последним, так что все кабинки и писсуары оказались уже заняты. Тогда я подошел к единственному рукомойнику и принялся ссать в него. Каково же было моё удивление, когда я увидел, что кто-то просовывает свои руки прямо мне под струю!

Повернув голову, я увидел пожилого господина в огромных очках. Встав сбоку от меня, он что-то насвистывал и как будто не замечал, что его руки от такого мытья не становятся чище. Ситуация становилась невыносимой, и я не выдержал:

— Ничего, — вежливо спросил я, — что я ссу вам на руки?

Можете мне не верить, но пожилой господин в ответ лишь покачал головой, бормоча себе под нос:

— Ничего, все в порядке.

Это я сейчас понимаю — он подумал, не спрашиваю ли я у него извинения за причиненные теснотой неудобства? Но на тот момент его ответ меня просто шокировал. Я решил перевести беседу в более предметное русло.

— Чухло! — грубо позвал его я. — Ты что, не видишь — тебе ссут на руки! До чего ты дошел! Наградой за мою прямоту было мгновение напряженной тишины. Взгляд пожилого господина скользнул по моему лицу, а затем метнулся вниз и на какое-то время застыл, прикованный к происходящему. В следующую секунду мужчина отпрыгнул от рукомойника — причем лицо у него перекосилось и пошло красными пятнами. Он мелко тряс руками, держа их на весу и явно не зная, куда их теперь деть.

— Да не беспокойтесь вы так! — посоветовал я. — Держите руки подальше от себя, пока они не высохнут!

— Вы понимаете, что экзамены вам не сдать? — задыхаясь, спросил профессор.

— Понимаю, — спокойно ответил я. — Но вы не слишком-то радуйтесь. Учусь я не здесь.

Я не соврал. К этому моменту я поступил в «восьмерку» — медучилище, где готовят врачей скорой помощи. Но мне стать фельдшером было не суждено.

Первое, что поразило меня в местной системе образования — это неформальное подразделение всех учащихся на три своеобразных «потока». В первый входили какие-то недолюди — девки-зубрилы, на самом деле стремящиеся стать фельдшерицами и медботы.[68] Их было подавляющее большинство — что-то около восьмидесяти процентов.

Ещё по десять процентов составляла прочая публика — алкоголики вроде меня и опиатные наркоманы. Последние отличались необыкновенной четкостью во всем, что касается распорядка. Сам я приходил ко второй паре и постоянно видел их сборище. Со взглядами, напоминающими маслянистую пленку на промышленных водоемах, они сидели рядком на крылечке главного корпуса. Они проводили так время до самого обеда: сидели на ступеньках и курили с видом крайнего неудовольствия. С каждым входящим они заводили беседу на финансовые темы, а в обед гонец от их кооператива отправлялся на станцию метро «Дыбенко» за порцией маковой соломы. Когда он возвращался, наступал перерыв — почтенная публика исчезала с крыльца и поднималась на чердак, где у них была оборудована лаборатория. Через час — полтора они спускались обратно и снова усаживались на крыльцо. Там они проводили время до вечера — но теперь уже молча и с довольными лицами.

Я держался тех взглядов, что фельдшером быть не хочу. Вместо занятий я промышлял сдачей крови на специальном пункте, расположенном прямо в училище. За это платили деньги — столько, что если сдать кровь втроем, то хватит на 0,7 водки, на три банки пива «Амстердам Навигатор» и на пачку недорогих сигарет.

Это послужило поводом к формированию так называемых «донорских троек». В них входили те, кто согласен менять кровь на алкоголь в любых допустимых количествах. Стоило посмотреть, как кучкуются у ближайшего ларька члены таких «троек» — обескровленные, с ввалившимися глазами. Иногда я посещал занятия, но не всегда и не все. Сложнее всего дело обстояло с латынью — несколько месяцев она была первой парой, а на первую пару я принципиально никогда не ходил. Затем её подвинули, и я решил освоить этот предмет.

Латынь у нас вела слегка экзальтированная дама средних лет. Она дала своеобразный обет: после двух месяцев обучения разговаривать с классом только на латыни, и больше никак. И когда я в середине учебного года первый раз вошел в класс, она развернулась ко мне и что-то быстро и непонятно произнесла. Я не ждал особых милостей, можно сказать, был готов ко всему на свете. Но только не к этой хуйне.

— Говорите по-русски, — предложил я. — Если хотите, чтобы вас понимали. Ответом мне была быстрая и немного несдержанная латинская речь.

— Что? — снова спросил я. — Слишком быстро, ни слова же не понять!

Тогда наша преподавательница стала говорить медленно и раздельно. Но я не смог уловить не одного знакомого слова, о чем тут же ей заявил.

— Ничего не пойму!

Тогда училка подошла ко мне вплотную и стала вещать, уставившись мне прямо в лицо. Она полагала, что визуальный контакт с собеседником облегчает понимание иностранного языка. Жаль, что на незнакомый язык это правило не распространяется.

— Вы что, русского языка не понимаете?! — взбеленился я. — Мне вашей тарабарщины не разобрать! Какой это язык, узбекский?

Сказал — словно выдернул чеку. Последовало недолгое затишье, а затем грянул взрыв.

— Вон из моего класса! — вмиг вспомнив родную речь, заорала наша преподавательница. — Пошел вон, сволочь!

— Namárië,[69] — попрощался я, и на латынь больше не приходил.


Иногда мне приходилось коротать время, в одиночестве сидя на подоконнике в коридоре первого этажа. В один из таких дней ко мне подошли две пожилые дамы в накрахмаленных халатах, чтобы сделать мне замечание.

— Где ваша шапочка? — спросила одна из них.

— Снимите ноги с подоконника! — потребовала другая. Меня это не то чтобы удивило — взбесило, это да. Нашли, до чего доебаться! Положенный халат и шапочку я не носил. Это удел медботов, а я ходил в кенгурухе с надписью «Slayer», черных джинсах и армейских берцах отечественного образца. Кроме того, в тот самый момент я курил косяк, на фоне чего остальные мои прегрешения были не так уж и велики. На этом я и решил сделать акцент в нашей беседе.

— Ничего, — спросил я, даже не думая слезать с подоконника, — что я курю тут марихуану? Услышав это, одна из женщин спросила с угрозой в голосе:

— Вы знаете, с кем разговариваете?!

Я обожаю этот вопрос, он — мой самый любимый. Ответ на него так и просится, возникает буквально сам собой.

— Конечно! — очень вежливо и серьёзно ответил я. А когда мои собеседницы немного расслабились, добавил:

— С двумя глупыми суками! Которые думают, что успеют добежать до конца коридора! В училище я творил, что хотел — и чувствовал себя безнаказанно. Появлялся на занятиях я крайне редко, так что преподаватели не знали меня ни по фамилии, ни в лицо. В моей группе меня знали только члены моей «донорской тройки». Дамам, которых я спугнул в коридоре, оставалось только гадать — из какой я группы и какая моя фамилия. Это важный принцип, и о нём не стоит забывать. Но все преходяще: настало время полугодичных экзаменов по сестринскому делу. За три дня до этого я украл в параллельной группе «тетрадь манипуляций», за отсутствие которой полагается автоматический незачёт. Вклеив титульный лист со своим именем, я ознакомился с содержанием конспекта и понял — мне пиздец. Сдать нахрапом все это невозможно, а учить — не хватит желания и времени. Но я все равно решил попробовать.

На экзамен я пришел совершенно трезвый. На мне был костюм, поверх которого красовался белоснежный халат, а на башку я напялил злоебучую положняковую шапочку. Перед самим кабинетом я поинтересовался у собравшихся медботов: кто принимает экзамен? Оказалось, что его принимают директор училища и двое заведующих: по учебной и по воспитательной части. Я занял место в очереди, а сам пошел освежиться — умыть лицо и выкурить сигарету. Я не знал, что на входе в санузел меня поджидала судьба. Когда я вошел, кто-то схватил меня сбоку — за руки и за горло, а еще кто-то — слегка ударил в поддых. Судорожный вдох — и я набрал полную грудь дыма, который мои товарищи по «донорской тройке» напустили мне в пасть из длинного, смолистого косяка.

— Ну-ка, ну… — предложили мне. — Еще пару напасов!

Д ым вошел в меня, рождая специфическое, знакомое чувство. С его приходом нечто в окружающем мире неуловимо меняется. Стены с нарисованными хуями, приглушенный шум за дверью и грязная вода на полу остаются такими же, а вот об экзаменах больше не может быть и речи. Кончилось тем, что мы вышли к ларьку — выпить по глотку водки и пригубить баночку «Навигатора». Как мне тогда казалось, это не заняло много времени. Но когда я вернулся в училище, перед входом в экзаменационную не было никого. Я властно распахнул двери и вошел внутрь.

Просторное помещение, где я очутился — кабинет сестринского дела. Здесь стоят столики на колесах, заставленные старым медицинским оборудованием, болтаются на «вешалках» кружки Эсмарха, а в углу притаилась резиновая жопа. В конце зала расположен еще один стол, за которым мне мерещились три белых пятна — смазанных, как на неудавшемся фото. Я почти ничего не видел и не соображал. Мозг работал урывками, спорадически. Оглядев исподлобья кабинет, я наткнулся взглядом на столик со стерильными биксами. Неожиданно у меня созрел план, напоминающий автоматическую программу: приняв его, я ни о чем больше не рассуждал. Схватив столик, я уверенно покатил его в сторону белых пятен. Я знаю только одну манипуляцию — «сборку/разборку медицинского шприца». Для этого следует взять стерильный бикс и поставить его перед собой. Затем нужно снять крышку бикса, перевернуть её и поставить направо от себя. Из бикса мы достаем специальными крючками сетку, на которой лежат разобранные части шприца, и кладем её на перевернутую крышку. Взяв цилиндр шприца одной рукой, другой мы вставляем поршень. Придерживаем поршень мизинцем, а потом набрасываем иглу, которую прихватываем указательным пальцем. И только затем придет черед открывать ампулу с раствором и наполнять шприц.

Я решил удивить экзаменаторов. Быстро вытряся содержимое трех биксов прямо на стол, я кое-как собрал три баяна. Схватив шприцы в одну руку, другой я зажал небольшую ампулу с раствором глюкозы. Задумка моя была такая:

(1) ловко жонглируя тремя шприцами, я подкину ампулу вверх

(2) щелчком отобью горлышко

(3) продолжая жонглировать, наполню шприцы

(4) прокачу их между открытой ладонью и предплечьем левой руки — наподобие того, как в ковбойских фильмах перезаряжают барабан револьвера.


Я действительно верил в свои силы, но немного не рассчитал — подброшенные в воздух два шприца упали на стол и разбились. Когда же я, глупо хихикая, решил щелчком распечатать ампулу, она вырвалась у меня из рук и улетела прямо в «белые пятна». Сфокусировавшись, я проследил её путь — ампула лопнула над столом у экзаменаторов, обдав их липкой жижей и мелкими осколками. А вглядевшись получше в лица приемной комиссии, я узнал среди них двух давешних коридорных старух. Все это на корню подкосило мою будущую карьеру врача.


Сказки темного леса

Примерно в то же время некто Денис Пузырев вошел в так называемый Революционный Молодежный Союз «Смерть буржуям!»[70] и предложил Крейзи принять участие в работе этой организации. Для этого он зазвал Крейзи на заседание профсоюза «Студенческая защита», в который в качестве отдельной фракции входил указанный выше РМС. Обдумав все хорошенько, Крейзи пригласил на готовящееся заседание меня и Слона.

Встреча проходила в одной из аудиторий Института Культуры: два ряда парт и столик заместо президиума. Там разместились: сам Пузырев, какая-то тощая баба и журналист Щербаков, еще один знакомый нашего Крейзи. Мы посадили Слона на первую парту, сели рядом с ним и стали слушать: о чем будет сегодняшняя проповедь?

К сожалению, это была уже далеко не первая встреча. Во всяком случае, никто не потрудился нам объяснить — что это за союз такой, зачем там студенты и когда революция? Добрая половина собравшихся была представлена молодыми девками — бледными и с выпученными глазами. От их половины зала выступила с речью одна истеричная особа. Нужно (не уточняя — кому), сообщила она, создать на учебных местах партийные ячейки. Для этого следует использовать уже сложившиеся группы молодежи, объединенные по интересам.

— Есть у вас кто-нибудь на примете? — обратилась она к собравшимся. — Подумайте хорошенько! Тут я вспомнил, что у меня в училище такие группы уже есть. (Я имею в виду «донорские тройки» и «опиатчиков»). Но сразу же объявить о своем открытии я не решился. Вдруг окажется, что означенные коллективы не нужны революции? Пока я размышлял, девица продолжала свое выступление.

— Одних партийных ячеек недостаточно! — вещала она. — Нужны бутылки с огнесмесью, чтобы жечь иномарки по ночам! Долой буржуев!

Кое-кто в зале после этих слов встал и принялся бешено аплодировать. Но только не мы. Нас здорово смущали «буржуи», что в те годы ездили на иномарках. Это что — у них жечь машины? Мы были не единственными несогласными. Когда начался подсчет голосов — желающих вписаться в такую «тему» практически не нашлось.

Дебаты зашли в тупик. Был объявлен перерыв, во время которого мы вышли на лестницу, чтобы как следует раскуриться. В скором времени все, кто сидел на нашей половине зала, оказались накурены в говно. То же самое можно сказать о журналисте Щербакове: сидя в президиуме, он всеми силами старался сдержать улыбку и сохранить осмысленное выражение лица. Вскоре объявили вторую часть заседания. Нужно было обсудить немаловажные вещи, так как революция была уже практически на носу. Но Слон показал себя реакционером и всё испортил. Сидя в первом ряду и глядя прямо в лицо Щербакову, Слон сделал бессмысленное лицо, выпятил нижнюю губу и промычал гнусавым голоcом:

— БУКА! Б-У-У-К-А-А!

Пользуясь письменной речью, нельзя передать атмосферу того потрясающего момента. Революция должна вот-вот начаться, сердца и умы пылают — а один из членов президиума вдруг начинает истерически ржать. Все удивленно замолчали, наблюдая за истерикой Щербакова — и тут Слон сработал «на добивание». Он развернулся к залу и опять произнес, сделав точно такое же лицо:

— Б-У-У-К-А!

Вот тогда и стало видно — кто накурился, а кто революционер. Наша половина зала выпала в осадок, заседание свернули, а мы так и не поучаствовали в намечающейся революции. Зато появилась другая тема.


Перед новым годом Антон Лустберг (хиппи, тусовавшийся в то время в Доме Природы) обратился к нам с интригующим предложением. Среднего роста, с небольшими усиками и аккуратной бородкой — Лустберг производил благостное, безобидное впечатление. Он завязывал волосы в хвост, а на руках носил целую кучу бисерных фенек. Тогда ему было около двадцати трех лет — человек Системы, хиппи с ног до головы.

— В предновогодний период, — вещал Лустберг, — браконьерски вырубается огромное количество елей! Давайте с этим бороться!

По его словам, такой борьбой занимается специальная структура — «Дружина Гринхипп». Она находится под патронажем ВООП, в питерском отделении которого состоит хороший знакомый Лустберга — Вова Гущин. Права на свою деятельность «гринхипповцы» получили в Комитете по Лесу, так что в течение десяти дней перед Новым Годом они действуют, как «общественные лесные инспектора».

Не хотим ли и мы, спросил Лустберг, поучаствовать в этом благородном, хоть и малоприбыльном деле? Помочь делу охраны природы? Мы недолго думали — сказались детские годы, проведенные в Клубе Биологов. Рубят елки, еб твою мать? И с этим можно бороться?! Мы согласны! Первая наша кампания проходила на платформе «Девяткино», где Лустбергу выделили помещение под означенные цели. Это оказался бывший милицейский пикет, из которого Тони и начал «устраивать природоохрану». Появившись там впервые, мы едва не охуели — такие рожи там собрались! Природоохрана в полный рост!

Возглавляемая Лутсбергом дружина представляла собой незабываемое зрелище. Подобно тугому комку человеческой гнили, «Гринхипп» вобрала в себя практически весь «системный люд», обретавшийся в те годы на ролевых играх. Ни одного человеческого лица — кожа, словно выцветшая резина и тусклые, неподвижные взгляды. Настоящие «дети цветов». Вдохнуть жизнь в эти руины могла только Дымка — винтовая варщица,[71] вконец выжившая из ума. Она выступала в роли моторной лодки, за которой плыла на хлипком плоту вся остальная дружина, бултыхаясь в кильватерной струе от Дымкиного «винта».

Для осуществления оперативной природоохраны означенных сил было явно недостаточно. Увидев, что «Гринхипп» не справляется со взятыми на себя обязательствами, Лустберг решил рекрутировать для проведения нынешней кампании новые кадры.

Суть работы оказалась несложной. Прикрываясь выданной ксивой, следует доебывать тех пассажиров, у которых будет замечена с собой ель. Кроме ели, у человека должен быть с собой соответствующий документ — купон из лесничества. Если он есть — хуй с ним, а если нет — человека хватают, тащат его в пикет и составляют на него протокол в трех экземплярах. Работают по двум схемам: пикетирование перронов и «челноки» (это когда шмонают по электричкам). Нас, по первости, поставили в пикетирование.

С кампании того года мне запомнилось два изумительных случая. Мы тусовались на платформе — подальше от пикета, от людей «Гринхипп» и от Дымки, которая то и дело закатывала многочасовые истерики. Её разум, искалеченный метамфетамином, не мог выдержать полноценного общения. Стоило взорвать рядом с ней хотя бы небольшую петарду — и Дымка в корчах рушилась на пол, катаясь из угла в угол и истерически скуля. За этим интересно наблюдать только первые двадцать — двадцать пять раз, но на двадцать шестой это начинает потихонечку надоедать.

Как-то раз я стоял на платформе в легком подпитии, кутаясь в выданный мне ватник. Тут я увидел взрослого мужика, с трудом тащившего здоровенную ель, накрепко принайтованную к железным саням.

— Уважаемый! — обратился к нему я, доставая из кармана ватника ксиву. — Предъяви документы на ель!

— Пойдем со мной, — огрызнулся мужик. — Отойдем чуть-чуть, и я тут же их тебе покажу! С этими словами он спрыгнул с платформы и споро зашагал через занесенную снегом пустошь. Она тянется от перрона километра на три — в темную даль, к едва различимой черте гаражей. Я пожал плечами и пошёл следом за ним. Отойдя метров на сто, мужик развернулся и с угрозой в голосе произнес:

— Ты чё, не понял? Вали отсюда!

— А то что? — заинтересовался я.

— Лучше меня не зли! — предупредил мужик. — Иди-ка на хуй подобру-поздорову!

— Есть у тебя ксива на ель? — снова спросил я. — Или нет?

— А если нет? — ощетинился мужик. — Что ты мне сделаешь?

— Изыму у тебя ель вместе с тарой, — ответил я. — В данном случае — вместе с санями.

— А это видел? — взбеленился мужик, срывая с руки варежку и показывая мне дулю. — Объебешься! Он был пониже, зато заметно здоровее меня, в кожаном зипуне и шапке-ушанке. Мерзлая борода грозно топорщилась — мужик наступал на меня, сжав кулаки. Вряд ли бы я один с ним сладил. Но я был не один.

— Как знаешь, — тихонько ответил я.

Из рукава ватника мне в руку юркнул обрезок железной трубы. Я ударил им мужика вприсядку, целясь по колену. А когда мужик упал, обхватив ногу руками и матерясь — зацепил его сани и побрел с ними обратно в сторону перрона.

— Без протокола! — крикнул я на прощание. — На первый раз.

Второй случай произошёл с братом Гоблином. Он изловил какого-то очкарика в пальтишке и кепочке, с характерным продолговатым свертком.

— Что у вас там? — спросил Гоблин.

— Китайская роза, — нервно ответил очкарик. — Очень редкий цветок.

— А ну, разверни! — попросил его Гоблин.

— Нельзя! — ответил очкарик, подаваясь всем телом назад. — Она холода боится!

— Что ты мозг мне ебешь! — возмутился Гоблин, хватаясь руками за сверток. — А ну, отдай!

— Не отдам! — взвыл очкарик. — Моё!

Но он не с тем связался. Затащив очкарика в пикет, Гоблин уселся за стол, перерезал веревки и открыл сверток. Там пряталась свежесрубленная молоденькая ель.

— На-ка, понюхай! — предложил Гоблин, тыкая елью очкарику под нос. — Зацени, как пахнут розы в Китае!

1996. В сумерках: пограничный эффект

Сказки темного леса

Чудовище на чердаке

«Тот, кто внимает сказкам, становится подобен зеркалу, в котором отражается написанное, или огромной пещере, где поселилось гулкое эхо. Сказки только тогда обретают настоящую ценность, когда читатель сопереживает героям, испытывая вместе с ними противоречивые, сильные чувства».

К. М. Войнутич. «Сказки в национальной культуре»

Зимой мы поехали ко мне на дачу, чтобы отметить Крейзин день рождения. В однокомнатный бревенчатый дом набилось целая куча народу. Электричества не было, так что мы трапезничали при свечах: cьели по шестьдесят грибов, выпили водки и горячего вина. Постепенно стены дома стали сжиматься и разжиматься в такт сердцебиению, вокруг свечей появился переливчатый ореол, а все товарищи перекинулись.

Имелся в наличии ящик вина, и Строри с Гоблином заключили двойственный союз с целью завладеть этим ящиком целиком. Делается это так — один хватает бутылку и начинает пить, а второй защищает, не позволяя остальным отобрать её. Для этого он орудует монтировкой или кочергой, а потом братья меняются — второй пьет, а первый караулит с монтировкой. Это не понравилось остальным братьям, и вспыхнула драка. Она продолжалась, пока имел место предмет спора. То есть пока братья, с пиздюлями отбирая друг у друга бутылки, не вылакали все вино. В такие моменты удивительно находиться в полутемном помещении. Тебя шатает, во рту вкус водки и привкус вина, в зубах сигарета, а вокруг — сплошной крик, ругань и свара. Мечутся люди, кто-то катается по полу, чадят перевернутые свечи и совершенно ничего невозможно понять. Иногда из темноты выныривает чье-то перекошенное лицо, но на это не стоит обращать внимания. Нечего пялиться на лица, куда лучше следить за руками.

Строри вызвался приготовить кашу. Так как колодец замерз, он поставил на буржуйку целое ведро снегу и приготовился ждать, пока он растает. Но так как Строри был не в себе, ждать положенное время не смог. Прямо в подтаявший снег он бросил соль и крупу, а потом добавил: ложки и вилки, битую посуду, старый ботинок и носки, макароны, мелкие дрова и еще множество всяких незаменимых в каше вещей. Последним он кинул в получившуюся мутную жижу будильник.


Сказки темного леса

Последовали возражения, но Строри действовал с маниакальной жестокостью, защищая свою кашу. Я сам, по неосторожности зайдя в охранную зону, приобрел ножевой порез на боку, а с Гоблином случилось и вовсе невероятное.

Выйдя на середину комнаты с кочергою в руках, Гоблин уселся на стоявший там стул. Этот стул не так давно принес Строри, который встал с него только ради того, чтобы помешать кашу. Увидав на своем стуле Гоблина, бессмысленно таращившегося в его сторону через квадратные очки, Строри потихоньку потянул из-за печи монтировку. Спрятав её за спину, он подошел к Гоблину практически вплотную.

— Удобно тебе, брат? — едко спросил он.

Полагая себя под защитой кочерги, Гоблин на мгновение задумался — какой тут может быть подтекст? В этот момент Строри ударил его монтировкой. Он сделал это так быстро, что защититься Гоблин не успел. С сухим треском монтировка переломила очки прямо у него на носу. Прошло полчаса, прежде чем этот случай исчерпал себя целиком. Устав от крика, брани и от сыплющихся во все стороны ударов кочергой, я решил подняться на чердак. На всякий случай я взял с собой большой молоток. С ним я поднялся в темноте по деревянной лестнице и оказался перед закрытой дверью, сделанной из фанеры и досок. Когда я отворил эту дверь, то замер, не в силах поверить собственным глазам.

Комната на чердаке вытянутая и повторяет форму крыши: потолок углом, в одном торце прорезано окно, а в другом — дверь. Было очень темно, но я сумел разглядеть неподвижную тень на фоне чуть более светлых стекол. Я вгляделся и пришел в ужас — силуэт был втрое шире меня в плечах! Но не только это насторожило меня, было еще кое-что. На плечах у незнакомца была огромная, с две моих, голова с широко расставленными рдеющими глазами. Как только я это понял, о природе явления я больше не рассуждал. Вместо этого я метнул в чудовище молоток. Бросок вышел, что надо — такой получается, только когда тело опережает в своих решениях разум. Хлесткое движение рукой — и молоток отправился в полет. Эффект был весьма неожиданный. Прямо у меня на глазах чудовище распалось на две половины, будто рассеченное по вертикали незримым мечом. Его глаза багровыми вспышками раскатились по полу — и тут же послышался звук бьющегося стекла.

— Ебаный в рот! — потрясенно заявила правая половина чудовища.

— Охуел ты, что ли? — поддержала её левая половина.

Оказалось, что чудовищем были Барин и Строри. За пять минут до меня они поднялись на чердак, встали у окна и принялись курить, облокотившись друг на друга. Их головы на фоне окна я принял за башку чудовища, а огоньки сигарет — за его багровеющий взгляд. Когда я метнул молоток, братья прыгнули в стороны — и монстр распался на две половины, а молоток полетел дальше и выбил стекло.

Разобравшись с чудовищем, мы спустились с чердака. Следующие полчаса мы наблюдали, как Гоблин готовит курицу. Для этого он бросил её в ведро с кашей, но неожиданно передумал. Решил, что в снегу она еще не скоро приготовится. Строри пришел из-за этого в ярость.

— Бросать в кашу можешь, что хочешь! — кричал он. — А вот доставать ничего нельзя! Но Гоблин сумел настоять на своём. Угрожая кочергой, он все же достал курицу из каши и переложил её в печь.

— Пять минут, — пообещал он, — и она будет готова!

Через несколько минут Гоблин достал курицу из печи. С одной стороны она здорово обгорела, зато с другой даже толком не разморозилась. От неё страшно воняло паленым, обильно сочилась выступившая кровь. Но для нас не было на тот момент предмета вожделенней, чем эта курица. Еще когда Гоблин клал курицу в печь, по его лицу было ясно — он никому её не отдаст. Поэтому, как только кура вновь появилась на свет, все ринулись к Гоблину, набросились на курицу и разорвали. В возникшей вокруг этого суете Гоблина подстерегла вот какая оказия.

Строри вырвал у него из рук куриную ногу и скрылся с нею ко мне на кровать. Немного света было только возле печи, так что Гоблин вынужден был искать пропажу на ощупь. Он шел согнувшись и выставив руки вперед, пытаясь сориентироваться. Мы со Строри подпустили его поближе, а затем изо всех сил ударили подошвами своих ботинок прямо в лоб. От этого пинка Гоблин упал и какое-то время лежал не шевелясь.

Когда же он поднялся, стало ясно — Гоблин не понимает, кто его на самом деле ударил. В результате пострадал Фери, на свою беду вздумавший подняться с кровати. Гоблин заметил движение в темноте и нанес в этом направлении несколько сильных ударов кочергой. Три из них попали по Фери.

Чуть позже печь погасла, и в доме стало холодно. Мы со Строри захватили для себя одеяло, но полежать под ним спокойно нам не удалось. Только мы раскупорили бутылку наливки, как у меня в ногах кто-то заворочался. Мне пришлось собраться с силами и как следует его пнуть. В ответ я почувствовал не менее сильный пинок.

— Сука! — возмутился я и пнул снова, еще сильнее.

— Да что же это? — поддержал меня Строри, которого тоже пнули, причем не менее сильно. Мы взялись за дело вдвоем. Несколько минут мы с остервенением работали ногами. Но на каждый пинок мы получали не менее сильный ответ, и даже вместе не смогли подавить этот очаг бунта.

— Да кто же это? — спросил я. — С кем война? В ответ я получил только несколько сильных пинков.

— Кто это может быть? — спросил у меня Строри. — А ну, посмотрим!

Он сбросил одеяло и включил зажигалку в тот самый момент, когда я нанес следующий удар. В её неровном свете я успел разглядеть, что пинаю не кого-нибудь, а самого Строри. Он вытянул под одеялом ногу, а мне показалось, будто кто-то лезет к нам на кровать.

— Я думал, мы союзники! — возмутился Строри и ударил в ответ. Это был в точности такой же пинок, как и все предыдущие.

— Я тоже так думал, — признался я. — Мир, брат?

— Мир, — согласился Строри.

Ближе к утру было еще несколько чудесных знамений. Гоблин, которому приспичило поссать, поднялся с пола, какое-то время озирался, а затем подошел и открыл дверь бельевого шкафа. Я и слова не успел сказать, как он начал ссать и обоссал мне весь шкаф, сверху донизу. В свое оправдание Гоблин впоследствии сказал такие слова:

— Не знал я, что это шкаф! — заявил он. — Я думал, что ссу в холодильник!

С утра нас разбудил тревожный звук. Он пробивался из-под слоя каши, заставляя вибрировать и трястись металлическое ведро. Это трезвонил в глубине брошенный еще с вечера механический будильник.

— Каша готова! — удовлетворенно заявил Строри.

Снимал пробу с этого блюда брат Гоблин. Проснувшись совершенно пьяным, он подошел к плите и зачерпнул из ведра рукой. Выловив спутанные шнурки, он меланхолично сунул их в рот и принялся жевать. Но уже через несколько секунд Гоблин с презрением сплюнул все это обратно в ведро.

— Макарончики не доварились, — сообщил он нам и повалился обратно на пол.


Однажды утром я проснулся у себя дома от каких-то звуков, доносившихся с кухни. Что-то позвякивало и шипело, слышались легкие и как будто незнакомые шаги. Это оказался Алекс Добрая Голова. Его пустила в дом моя бабушка, когда с утра отправилась на угол за молоком. Голова не решился меня сразу же разбудить — оккупировал кухню и принялся варить кофе. Завернувшись в одеяло, я пошел по коридору, ориентируясь на густой аромат «арабики». Утреннее солнце господствовало над железными крышами, его лучи пронзали тонкие занавески и в беспорядке падали на стол. Свет приобретал насыщенный багровый оттенок, преломляясь в бутылке крепленого вина, которую Алекс поставил на стол. Опрокинув стакан этого пойла, я принялся вникать в то, что излагала мне Добрая Голова.

Понять его было весьма непросто, так как он имеет обыкновение говорить с пятого на десятое, пересыпая рассказ кучей утомительных и никому не нужных подробностей. Но в общую суть я все-таки проник: Добрая Голова открыл для себя мир большого кун-фу. Недавно, сообщил мне Алекс, он почувствовал, как в нем пробуждаются «асуны». Это, тут же объяснил он — природные скрытые силы, дремлющие в человеке и ответственные за овладение искусством единоборств. Выпив два бокала вина, Алекс пожелал продемонстрировать мне своё мастерство, но обстоятельства оказались в тот день не в его пользу. Демонстрация «асунов» вышла для него боком, сказавшись на внешности. В тот самый момент, когда Алекс вышел в первую из новоприобретенных стоек, в дверь начали со страшной силой колотить.

Это несколько разрушило очарование, вызвав у меня чувство легкого неудовольствия. Ни хуя себе! Я пью вино, наслаждаясь созерцанием «асунов» — а кто-то колотит в дверь так, что сыплются заточенные между дверями стеклянные банки! Я прошел по коридору, скинул крюк и распахнул дверь.

Прямо перед собой я увидел ворох полиэтиленовых пакетов, а за ними — улыбающееся лицо Слона. Он пожаловал ко мне в гости с целым ящиком портера «Балтика № 6». Когда дверь отворилась, Слон не стал дожидаться приглашения войти. Вместо этого он вышиб меня из дверного проема, словно пробку из бутылочного горла.

— Подвинься, блядь! — проорал он. — Час целый колочу! Глухие пидоры!

Мы расположились на кухне и принялись обсуждать вот какую тему. Что лучше — Алексовы ебучие «асуны» или брошюра про славянские единоборства, на которую ссылался Слон. Разгорелся спор — а портер стал подобен бензину, льющемуся в неокрепшее пока еще пламя. Голова утверждал, что внутренняя энергия, высвобождающаяся вместе с пробуждением «асунов», способна творить злые чудеса. С её помощью простой удар открытой ладонью может смять Слоновью грудную клетку, словно лист тонкой рисовой бумаги.

Слон возражал на это так. Безо всяких «асунов», одной лишь силой благородной воинской традиции древних славян, он берется разбить Алексу всю его паскудную рожу. Портер лился рекой, а спор все не утихал — напротив, близилось рукоприкладство.

В конце концов решено было выяснить на практике сравнительные достоинства обоих подходов. Первым вызвался бить Алекс. Встав напротив Слона, Алекс присел, расставив колени в стороны, вытянул руки вперед и пронзительно завизжал. Видно было, как рвутся из него наружу «асуны», и как поднимается в его теле волна смертоносного «ци». Алекс ударил, как и обещал — открытой ладонью в грудь, но Слону помогли древние традиции и почитание предков.

Алексово «ци» как будто врезалось с размаху в каменный истукан — ударилось и отскочило. А в следующую секунду Голова на себе познал ту силу, над которой не так давно насмехался. Оценил всю прелесть русского кулачного боя, с любовью реконструированного по вышеупомянутой брошюре дотошным Слоном.

В этом наставлении, доставшемся Слону во время уличной распродажи, было сказано: «…достойные витязи обязаны с одного удара вышибать из печной кладки по несколько кирпичей». К сказанному в брошюре Слон отнесся более чем серьезно. Так что если бы Алекс был сложен из кирпичей — ему бы их непременно повышибло. А так Голова отделался всего лишь разбитым носом, сломанными очками и обширной гематомой на половину лица. В падении Алекс своротил шкаф и обрушил на пол старый проигрыватель для винила — «Akords», если вы такие помните. После этого я решил, что совещание по поводу единоборств затянулось. Пора нам было валить из моего дома.

Мы подхватили Голову и оттащили его к ближайшему ларьку. Там Алекс совершенно утратил волю к победе. Пить он не умел и того, что уже выпил, ему более чем хватило. Голова упал лицом вниз в подтаявший снег и лежал, не подавая признаков жизни.

Мы осмотрели его карманы и нашли немало денег, а самого Голову решили припрятать. Для этого мы схватили Алекса за ноги и поволокли по снегу в ближайший подъезд. Пока мы его тащили, вся одежда на Алексе задралась и сгрудилась на уровне плеч. Полуголый, он являл собой весьма жалкое зрелище.

В парадной мы вызвали лифт, раскачали Алекса за ноги и забросили в кабину. Лифт мы отправили на последний этаж, а сами пошли прогуляться по району. Нам неоткуда был знать, что из-за вывалившегося Головы лифтовая кабина так и останется на девятом этаже. В конце концов бесчувственное тело Алекса было обнаружено бдительными жильцами. Алекс выглядел так дурно, что прибывшие сотрудники милиции направили его на излечение в наркологический диспансер. Почему именно в наркологический, объяснить трудно — но там у Алекса спиздили все, включая верхнюю одежду.


Избавившись от Доброй Головы, мы почувствовали себя гораздо свободней. У Слона даже появилось настроение озорничать. В качестве своей первой шутки он выбил стекла в местном филиале «Общества Слепых», объясняя — дескать, слепым это будет совершенно без разницы. Они этого, блядь, и не заметят! Вторая его шутка получилась более предметной (предметом шутки послужил здоровенный кусок горбыля).

Неподалеку от моего дома есть овощной ларек. Проходя мимо, Слон заметил, как одна дородная матрона просунула голову в ларек и орет на продавщицу:

— У тебя они все время гнилые! Погоди, я найду на тебя управу!

Слон решил преподать этой женщине урок вежливости. Подобав с земли широченный кусок горбыля, Слон размахнулся как следует и ударил женщину по жопе. Эффект был такой, будто в узкое горлышко вколотили широкую пробку. Враз смолкнув, женщина застряла в отверстии ларька по самые плечи.

— Куда лезешь, сука! — послышался из ларька возмущенный голос продавщицы. — А ну, вали отсюда на хуй!

Из телефонной будки на углу мы позвонили Строри и договорились о встрече — на выходе с эскалатора станции метро «Приморская», где живет Фери. В дорогу мы взяли немало бухла, так что коварная подземка укачала нас и выкинула наверх совершенно обессмыслившихся. Есть несколько уровней алкогольного опьянения, и самый существенный из них — это когда тебя не рады видеть собственные друзья. Сегодня мы со Слоном достигли чего-то похожего. Я срывал с прохожего шапку, плевал в неё и нахлобучивал ему на лицо — а Слон в этот момент бил несчастному в репу. От Строри мы ждали понимания и поддержки, но оказались неправы — он недавно проснулся, и мир его утра был полон запахов кофе, сигарет и мелодий шансона. Наше же утро было склонно к насилию и погрому. Так что Строри, когда увидел наше настроение, поначалу отказывался идти с нами по одной стороне улицы. Он так бы и шел один, если бы не бутылка наливки, которую мы ему дали.

Фери встретил нас не без некоторых опасений. Он жил в том же доме, что и Барин, в трехкомнатной квартире с видом на трамвайную остановку. Мы частенько собирались у него в гостях, коротая вместе долгую зиму. Но сегодня Фери смотрел на нас с подозрением: плохо, когда гости хозяина не узнают.

Мы были не самыми вежливыми посетителями — а Фери не то чтобы очень радушным хозяином. Если Фери заполнял анкету, то всегда отмечал в ней такие личные качества, как мелочность и жадность. И это были не пустые слова.

Однажды, сидя вечером у него на кухне, мы со Строри попросили у Фери чаю с бутербродами. Фери распахнул холодильник, намазал нам по куску масла на хлеб, а себе сделал бутерброд с сыром, отрезав тонкую полоску от небольшого куска.

— Сыра мало, — пояснил он. — Сам почти не ем, поэтому вам даже и не предлагаю. Мы переглянулись, но было ясно — усовестить Фери не удастся. На наше счастье у Фери зазвонил телефон, так что он ненадолго вышел из кухни. Строри тут же вынул из своего хлеба весь мякиш, а в получившуюся корку вложил толстенный шмат сыра. Сверху он намазал слой масла, из-за чего снова возникла полная иллюзия куска хлеба. Мне понравилась его затея, и я поступил так же. Когда Фери вернулся, мы стали упрашивать его дать нам хоть чуть-чуть сыра.

— Ну хоть по кусочку, — умоляли мы, но Фери был непреклонен.

— Сыра мало, сам не ем… — бубнил он, открывая при этом дверцу холодильника. Он решил сделать еще один бутерброд и съесть его у прямо у нас на глазах. Фери считал, что просьбы голодающих — лучшая приправа к любому блюду. Но тут он обнаружил, что сыра в холодильнике не осталась.

— Где?! — зашипел Фери, вцепившись в дверцы. — Где сыр, суки?

Мы только и могли, что молча показать ему срезы своих «бутербродов». Помню, как испугался тогда за Ферину жизнь: лицо у него почернело, и он только и мог, что сипеть. Такая в нем была жадность!


Это были дела минувших дней, а пока мы прошли в Ферину комнату и расположились на ковре. Мы ожидали Барина, который должен был подойти с минуты на минуту. В его компании любая вечеринка приобретала характерную окраску и имела сокрушительный успех. Не так давно я и Барин были приглашены в гости к Фери по случаю дня рождения его матушки. Мы поддали больше положенного, и когда свечерело, нас стали выпроваживать вон. Мы полагали себя в силах для этого путешествия, но оно с самого начала не задалось.

Для начала мы спустились в подъезд, выход из которого заделан огромным тусклым стеклом — от пола и до потолка. Через это стекло мы различили силуэт незнакомого мужика, расположившегося на крыльце. Он нам сразу же не понравился.

Барин шел первым и решил игнорировать дверь. Вместо этого он подошел и разбил стекло ударом ноги. В следующую секунду мы с Барином выскочили на улицу прямо сквозь это звенящее облако, прикрываясь от сыплющихся осколков руками. (По счастью, мы остались целы. Не то что Слон, который недавно зачитался умной книгой и прошел через стеклянную дверь на выходе из метро. Упавшим куском стекла ему перерубило разгибатель среднего пальца правой руки. Так что теперь ему приходится помогать себе другой рукой, если ему вдруг вздумается показать кому-нибудь «fuck»).

— Слышь, аслица![72] — обратился Барин к ошеломленному мужику. — Закурить не найдется? Мужик не стал дожидаться продолжения, спрыгнул со ступенек и побежал. Мы бросились за ним и гнали его целых две трамвайные остановки. До самого «загона»,[73] где он потерялся от нас среди множества ларьков. Минут двадцать мы искали его, но все напрасно. Тогда мы взяли бутылку водки «Зверь», распечатали её и двинулись дальше.

Есть особенное очарование в ночных прогулках по тому району. Вокруг высятся темные здания негритянских общаг, желтые фонари режут темноту на обособленные участки. Ты как бы постоянно ныряешь — из сгустившихся зимних сумерек в разлитый по асфальту электрический свет.

С разу же за ЦФТ[74] мы повстречали еще одного ночного прохожего, который нес в специальном контейнере десяток яиц. Он был похож на полуночного инженера и вызвал неудовольствие Барина своим пасмурным, нарочито обывательским видом. Резко сорвав дистанцию, Барин со всей силы ударил ногой по контейнеру с яйцами. Пластиковая сумка распахнулась, а все яйца лопнули и разлетелись по сторонам.

Но атакованный мужчина не растерялся. Резко взмахнув рукой, он ударил Барина открытым контейнером по голове. Там еще оставались остатки битых яиц, поэтому у Барина в волосах осел желток, белок и яичная скорлупа. Довольный своей маленькой местью, от дальнейшей схватки мужик предпочел уклониться. Бросив контейнер на землю, он развернулся и побежал.

— Держи его! — заорал Барин. — Гоним мышь!

Мы бросились в погоню, но поймать мужика не смогли. Нам помешал экипаж милицейской машины, заметивший, как мы преследуем свою жертву. Благодаря этому мужик спасся, а мы с Барином провели остаток ночи в местном отделе.


Когда Барин явился, они с Фери первым делом решили избавиться от Слона. Тот совершенно обессмыслился и представлял собой угрозу для помещения. Фери и Барин оттащили Слона на лед Финского залива, и там бросили лежать в нескольких километрах от берега. Они надеялись, что Слон замерзнет или утонет в фарватере, на худой конец — заблудится и пойдет не туда, но все было напрасно. Часа через три Слон выспался на холодке, встал, безошибочно выбрал направление и скоро опять колотил Фери в дверь.

Во избежание осложнений с родственниками было решено из Фериного дома бежать. Продолжать банкет мы намеревались в центре города, в районе «теплой трубы». Все было очень культурно — я немного пришел в себя, Строри еще держался, а Фери только-только сравнялся с немного протрезвевшим Слоном. Но нас подвел Барин — на эскалаторе станции метро «Гостиный Двор» он неожиданно перекинулся. Мы заметили перемену, только когда Барин начал орать снизу эскалатора:

— Все вокруг меня — лохи, пидоры и петухи! — надрывался он, словно труба, и унять его не было никакой возможности.

Когда начинается такой «банкет», хуже всех приходится тому, кто сохраняет какие-то остатки человеческих чувств — немного совести и чуть-чуть понимания. Синее бродилово, охватывающее коллектив, тянет всех в разные стороны — подбивает на хулиганские выходки и склоняет к бессмысленному насилию. Иногда удается избежать конфликтов с законом, но уж если было принято решение ехать в центр — об этом и мечтать не приходится.

На Невском, возле Стены Плача, раньше стоял ларек «Мальборо». Перед ним располагалась высокая урна, и Барин решил этим воспользоваться. Он подошел и начал ссать в эту урну, за чем был замечен нарядом ППС. Но когда наряд поравнялся с Барином, навстречу им из-за ларька вывернул Слон. Он ссал с противоположной стороны, а как только увидел ментов — сразу же заступил им дорогу. Помогая себе левой рукой, он сложил из пальцев правой «fuck» и сунул его под нос старшему наряда.

— Fuck you, baby! — добавил к этому Слон на словах.

Барину хватило ума скрыться, пока крутили отчаянно сопротивляющегося Слона. Стоял вой и мат, но под конец Слона все же сумели упаковать в машину и направить в трезвяк. Так закончился тот вечер: Слон в трезвяке, а Голова в нарколожке.

Этой весной Кримсон организовал невиданное доселе мероприятие: учрежденное им товарищество выбило аренду на помещение детского сада у нас во дворе. По этому договору товарищество обязалось провести в арендуемом здании перепланировку и капитальный ремонт. В будущем Кримсон рассчитывал открыть в этом помещении несколько магазинов. Попутно он оформил Барина и Фери в своё товарищество на практику от их училища столяров-краснодеревщиков. Он подрядил и других членов нашего коллектива, раздобыл некоторое количество ломов и приступил к перепланировке.

Детсад — двухэтажное здание, по второму этажу которого идет длинный крытый балкон. Территория вокруг обнесена металлическим забором, за которым расположены детские домики, песочницы и кусты сирени. Все разрисовано зайчиками и синими цветами, на окнах — прозрачный тюль и светлые занавески. Атмосфера бестревожного детства еще не покинула это место, опочила на стенах, выкрашенных в нежно-салатовый цвет. Именно это, как объяснил нам Кримсон, мы и призваны исправить.

В первую очередь Кримсон приобрел несколько канистр пива и пол-ящика водки, а Крейзи спонсировал мероприятие коноплей. Штаб мы устроили на втором этаже, в спальне, подвинув к стенам крошечные кроватки. Посередине мы установили ту мебель, что изготовили для нас Барин и Фери: вешалку из гнилых досок и кресло из сбитых вместе стульчаков. Отметив как следует начало проекта, мы накинули каски и принялись за дело: ломали стены, поднимали полы, крушили унитазы и выкидывали все это в окно. Во время этой работы произошло несколько любопытных случаев.

Фери прославился меж нами своим весьма специфическим чувством юмора. Когда я, надвинув на глаза каску, дремал в стульчаковом кресле, он подкрался ко мне с совковой лопатой.

— Приколочка! — услышал я сквозь сон, но среагировать не успел.

Тяжелый удар плашмя пришелся в край каски и практически оглушил меня. Часом позже мы выкидывали битый кирпич со второго этажа, а Фери стоял внизу и складывал сцементированные блоки в контейнер для мусора. Тут-то я и решил ему отомстить. Подтащив два куска побольше, я бросил сначала один. А когда Фери нагнулся — сразу же бросил второй. Он полетел вниз и попал бы Фери по каске, не предупреди я его, как в старом анекдоте:

— Фери! — крикнул я, когда кусок был уже на подлете. — Фери!

Фери поднял голову на крик, так что кусок кирпича попал ему в край каски и немало осушил по лицу.

В рамках «плана перепланировки» появилась необходимость снести все стены, кроме капитальных. Для этого нужно было встать на старые ящики и отбить раствор, которым стенная панель крепится к потолку. Тогда её можно будет уронить, опрокинув в соседнюю комнату. Мы именно так и поступали, а когда уронили очередную стену, то неожиданно увидели Барина. Он стоял у противоположной стены с весьма удивленным лицом. Он намеревался поссать и не ожидал, что одна из стен комнаты вдруг с грохотом упадет, подняв целый шторм белесой каменной пыли. Стена тогда не достала до Барина всего каких-нибудь пятидесяти сантиметров. Потом Кримсон решил завести арматуру, чтобы заварить окна в решетки. Арматуру привезли, но с ней вышел вот какой казус. ВПД, знакомый Кримсона, накурился в сопли и принялся эту арматуру пилить. Мы не отставали от него ни с косяком, ни с ножовкой, и за полдня распилили всю арматуру на куски длиной сантиметров в пятнадцать. Трудно сказать, зачем это было сделано, но все, кто в этом участвовал, получили огромное удовольствие. Потом Кримсон пытался сварить из этих обрезков решетку, но это было себе дороже — варить-не переварить, просто охуеть можно. Через пару недель такой работы от детсада не осталось ничего. Мы планомерно перепланировали каждую комнату: сломали стены, сорвали рамы и подоконники, оторвали плинтуса. Мы разбили сантехнику, проломили полы, снесли все двери и только тогда принялись за остальное — детские домики и прочую лабуду, оставшуюся на территории. Последними мы взялись за ненавистные синие цветы — их замазали кистью, а поверх намалевали поганки и всякие другие, более приличествующие перепланированному помещению надписи.

На исходе двух недель стало понятно: никакого магазина не будет в этом убогом хлеву. Тогда Кримсон нашел каких-то черномазых, которые взяли у него руины детсада в аренду на несколько месяцев — за наличку и мимо каких-либо документов. Эти хачики ненадолго там задержались: до первой проверки с целью выяснения, как проходит капремонт и перепланировка. После этой проверки руины забросили совсем.

Их судьба поучительна — в них стала собираться местная молодежь, та же, что раньше посещала этот детсад и спала в крошечных кроватках. Так же, как и тогда, эта публика продолжала орать и гадить на пол, но вместо молочка и овсянки взялась за водочку и героин. Подвал здания облюбовали районные сатанисты под свою церковь, а на втором этаже поселились репера. Руины простояли заброшенными семь лет, а после этого их снесли подчистую и на их месте выстроили жилой дом. Но фундамент остался прежним, и до сих пор, по слухам, из подвала доносятся стоны и вой, стены сочатся кровью, а на этажах находят использованные шприцы.

Демон по имени Мельхола

«Слово „подоночно“ имеет значение „хитроумно, весело, необычно“».

Курсы Молодого Подонка

Этой весною брат Гоблин окончательно выжил из ума, до такой степени, что его амбулаторно лечили в клинике имени Бехтерева, поставив диагноз МДП.[75] Нас это нисколько не смущало, благо он был не один такой болезный — пару лет назад я сам пролежал в стационаре им. Степанова-Скворцова пару недель, а после меня туда же угодил Строри. Со мною это приключилось так. Близилась призывная пора, и мне пришлось решать: отправляться в армию, в дурку или в бега. Поразмыслив хорошенько, я решил отправиться в дурку. В «Приключениях бравого солдата Йозефа Швейка» сказано: «Если вас признали сумасшедшим, то это пригодится вам на всю жизнь…» Руководствуясь этими мудрыми наставлениями, я отправился в районный ПНД[76] и записался на обследование.

Я сделал так потому, что лучше записаться заранее, до наступления призывного возраста. Тогда сложится представление, будто бы имеет место действительная проблема, и тебя не заподозрят, что ты в самый ответственный момент пришел в дурку и принялся «косить». Не менее важно выбрать, подо что и как именно собираешься симулировать. Не верьте тем ненормальным, которые предлагают, чуть что, вскрыть себе вены и залететь «под суицид». Такие фокусы караются весьма жестоко — до полугода на аминазине,[77] после чего «косить» вам больше уже не захочется. Опять же, с ерундой лучше тоже не обращаться — пошлют на хуй за милую душу, и вместо больничных тапочек придется примерять сапоги. Лучше заранее нацелиться на определенный диагноз, а для этого надо понимать некоторые особенности нашей системы психиатрии.

В первую очередь следует помнить, что диагноз зависит не от вашего поведения, а от мнения лечащего врача. Мнение же лечащего врача зависит от учреждения, к которому он приписан. Из этого правила бывают исключения, но в целом оно соблюдается железобетонно — Скворечник ставит всем подряд диагноз «психопатия», Бехтеревка лепит поверх своих пациентов «МДП», а Пряжка полагает большинство содержащихся в ней шизофрениками.

Я стал собирать информацию и узнал вот что — в Бехтеревку попасть достаточно трудно, но там хорошая кормежка, на Пряжке здание царской постройки больше напоминает тюрьму, а вот в Скворечнике — парк, трехэтажные корпуса и окна вместо решеток забраны толстыми досками. Взвесив все хорошенько, я возжелал побывать в стационаре им. Степанова-Скворцова и стал симулировать психопатию, так как это самый надежный способ туда попасть. Это тонкое и интересное дело. Главное здесь — не полагать врачей глупее себя и стараться вести себя как можно более естественно. Со времен Йозефа Швейка психиатрия немало шагнула вперед и симулировать по книге Гашека я вам не советую. На самом деле это делается вот как.

Для начала нужно заслужить расположение врача в районном ПНД. Сделать это достаточно просто, нужно только начать ходить туда и всем надоедать однообразными жалобами. На первый раз вас просто выслушают, на второй — вызовут родителей, с которыми вы должны к тому времени вступить в сговор, а на третий — дадут направление на обследование в стационар. Сделать это нужно хотя бы за год до наступления призывного возраста. Если вы затянете с этим, то попадете на «молодежное» отделение, где сидят врачи от военкомата, и откосить можно только за немалые деньги.

Жаловаться следует так: не могу ни есть, ни спать, ни учиться, ни работать, потому что подвержен постоянным и внезапным переменам настроения. Очень хочу это изменить, но ничего не могу с собою поделать. Чем увлекаюсь? Да так, ерундой — ролевыми играми. Что это? Ну, это когда сознание путешествует в другие миры. В другие миры? Ну да. А ваши родители об этом знают? Знают.

Тут есть несколько тонких моментов. От того, что вы тут наговорите, многое будет зависеть, так что будьте последовательны. Не перегибайте палку, и на провокационный вопрос: «Приходили ли вам в голову мысли об убийстве родителей?» отвечайте «нет», даже если это не соответствует объективной действительности. Помните, ваша задача попасть на обследование, а не на лечение, что составляет две огромные разницы.

Наша психиатрия — как бритва, и вы должны пройти по самому лезвию. Попасть в дурдом несложно, труднее оттуда выбраться. Если вас признают нуждающимся в содержании в условиях стационара, то только ваш лечащий врач будет решать, когда вас стоит выписывать, и стоит ли вообще. Обжаловать это нельзя, и вы рискуете превратиться в «вечного пациента». Наоборот, на вопрос о суицидальных мыслях отвечайте — «да». Но поясните, что сами вы считаете такие мысли неправильными, что они вас очень смущают. Это обеспечит вам билет в счастливый край, где на завтрак дают рыбный суп, а по пятницам — половинку вареного яйца.


Все начинается с приемного отделения, где у вас заберут все вещи и дадут белые кальсоны по колено, распашонку и старые тапочки. Халата вы пока не получите, зато вас прокатят в карете скорой помощи на отделение. Там вы проведете, при некоторой удаче, четырнадцать дней, а в другие расклады лучше не попадать.

Во время этой поездки я воспользовался невнимательностью санитаров и украл из ящика с инструментами небольшую стамеску. Впоследствии она сослужила мне добрую службу. Я спрятал её под одежду, прижав к телу локтем, и металл успокаивающе покалывал мне кожу все время, пока меня вели по грязным и темным лестницам до дверей отделения. Там меня сдали с рук на руки медсестрам, а они выдали мне матрас, бельё и назначили шконку[78] в углу смотровой палаты, где обитало еще двенадцать постояльцев.

Смотровой на отделении называется палата № 1, потому что при входе в неё стоит кресло, в котором обязана круглосуточно дежурить сестра. На это иногда забивают хуй, но заметно реже, чем хотелось бы. Палата — прямоугольное помещение со стенами, выкрашенными в грязно-желтый цвет и с побелкой на потолке. Пахнет застоявшимся потом, прокисшей едою и табаком, тяжелый дух стоит над рядами одинаковых сетчатых кроватей. Окна забраны толстенным брусом, так, что и голову не высунешь.

В смотровой палате держат первые трое суток, а потом переводят в другую, которая отличается тем, что в ней нет сестринского кресла. В тот же день больной как бы входит в полные права, и ему выдают синий халат.

Распорядок дня очень простой — подъема нет, шконку заправлять необязательно, завтрак, обед, ужин и отбой. Четыре раза в неделю обязательные прогулки в сетчатом загоне напротив о тделения. Их устраивают затем, чтобы в это время спокойно шмонать палаты больных на предмет нарушения режима и обнаружения «дневников сумасшедших». Это отдельная и очень важная тема.

Тот, кто собирается косить по дурке и не хочет вести «дневник сумасшедшего», подобен тому, кто собирается без крыльев взлететь или без ложки усаживается за еду. Для всего на свете существуют правила, и не хуй их нарушать. Взялся косить — будь любезен вести «дневник сумасшедшего». Такой дневник следует вести нерегулярно и лучше всего по ночам. Все, с кем я обсуждал этот вопрос, сходятся во мнении, что дневник следует вести тайно, пользуясь для этого школьной тетрадью в двенадцать листов. Такие тетради, а также ручки и карандаши можно иметь при себе, не опасаясь обвинения в нарушении режима. Больничное руководство идет на это, чтобы у пациентов оставалась возможность вести подобные дневники.

В дневник не следует записывать никаких фактов, а также нежелательно слишком много рисовать. Он не должен иметь в себе никакой системы, а должен быть весь забит какими-нибудь грустными стихами, которые умные люди подготавливают заранее. По опыту могу сказать, что хуевые стихи — услада для ума проверяющего дневник психиатра. Если вы не подготовились заранее, то неплохие печальные стихи вам может навеять местная кормежка.

Обычно это выглядит так — с вечера в котел засыпают картошку в кожуре и сырую рыбу, а потом варят из этого что-то навроде густого клейстера. Это блюдо подается на всякий случай холодным. На завтрак и во время ужина его именуют «рыба с гарниром», а на обед клейстер превращается в «рыбный суп». Так продолжается семь дней в неделю, а к этому подают черный хлеб (зато сколько захочешь) и холодные чайные вторяки без сахара. По пятницам на ужин дают половинку вареного яйца — единственное гастрономическое разнообразие.

Прятать дневник следует не слишком хорошо и обязательно у своей койки. В противном случае может выйти казус, и ваши стихи засчитают другому больному. Лучшее место для этого — под подушкой или под матрасом. За вспоротый матрас вас могут наказать, а спрятанный в ножки кровати дневник найдут необязательно — в зависимости от лени и настроения.

Соседом моим по койке оказался панк по имени Свинья — но не тот известный Свинья, который трахал автобус в выхлопную трубу, а его тезка. Ему частенько подгоняли по веревочной дороге гашиш, так что мы не очень-то скучали. Нам было о чем написать в свои дневники. Здесь я хочу особенно отметить: не стоит опускаться до того, чтобы списывать с чужого дневника или давать свой, чтобы другие списали. На соседнем отделении был такой случай, и ничем хорошим это не кончилось. Лучше все делать самому.

Время в дурдоме тянется медленно и занять его особенно нечем. Единственное развлечение — азартные игры, ставкой в которых служат сигареты (1:3 против любых папирос) и таблетки, которые некоторым больным назначены, но не нужны, а другим нужны, но не назначены. Из них всех я предпочитал тизерцин. Это удивительное средство, после двух таблеток которого ощущаешь себя так, словно перекурил дурной химки[79] и тебя начало отпускать. Дополнительно к этому начинаешь прилично тупить, а при ходьбе тебя увлекательно пошатывает.

Именно благодаря тизерцину я смог справиться с самой ответственной задачей всего обследования — психологическими тестами. Я не настолько сведущ в этом вопросе, чтобы всерьез пытаться «расколоть тест на слух». Слишком много отвлекающих моментов и перекрестных вопросов, многие параметры неизвестны или непонятны, хуй разберешься, как именно и где тебе симулировать. Так что здесь остается только одно — съесть колесо, всецело положиться на интуицию и свято верить, пока отвечаешь: я полный псих. И вести себя нужно соответственно.

Мне повезло, и среди бесчисленных вопросов мне попался подходящий графический тест.

— Нарисуйте свое представление о слове «разлука», пожалуйста, — попросил меня проводящий обследование врач.

Тизерцин во мне подумал и выдал такую картину: детский домик, крылечко в три ступеньки, а на нем сидит безголовый человек. Руки у него сложены на коленях, а голова находится на самом коньке крыши, возле дымящейся трубы. После этого случая от меня вообще отстали со всякими тестами.


Появилось немало свободного времени, и мы совершенно не знали, куда его девать. Мне на тот момент уже выдали халат и перевели во вторую палату, где жил хачик Ренат. В четырнадцать лет он начал много и жадно торчать на черном, но в двадцать лет решил изменить свою жизнь и торчать неожиданно бросил. От резкой перемены разум его помутился, так что Ренат гостит в дурке уже восемь лет. И, как мне сообщили, не собирается прерывать свой визит. Вы получите представление о этом человеке, если узнаете, что Ренат с удовольствием подбирал с пола и ел банановую кожуру, которую мы там специально для него оставляли.

Не все люди на отделении были такие уроды, наоборот — большинство показалось мне разумнее многих из тех, с кем я пересекался на играх. Это было так называемое «синее» отделение, а пациентами были преимущественно бухарики, поймавшие «жирную белку», наркоманы и другие «сумасшедшие». Но было и несколько исключительных кадров.

На койке напротив окна жил «контрактер». Я разговорился с ним и выяснил, что он есть пострадавшая от демонического произвола сторона, а довела его до такой жизни черная магия. Как опытный сатанист, я нашел с ним некоторые общие темы, втерся в доверие и вызнал его печальную историю. Дело было так.

Контрактер еще в отрочестве освоил каббалистическую демонологию, строил на раз-два сторожевые башни,[80] хуярил треугольники проявления[81] во весь пол и в одиннадцать лет вызвал своего первого демона по имени Мельхола. История их отношений весьма запутанна, а сухой остаток такой: уже в зрелом возрасте Контрактер предложил Мельхоле заключить с ним демонический союз. По этому договору Контрактер предоставлял Мельхоле своё тело на восемь часов в день, каждый день, чтобы тот ходил вместо него на работу. Но Мельхола работать не захотел, а предался заместо этого куражам и бесчинствам. Выселить его у Контрактера не было сил, и так у них и повелось — шестнадцать часов в день правит бал Контрактер, а восемь — Мельхола. Так как жили мы в одной палате, то я успел вдоволь наобщаться с обоими, и Мельхола понравился мне значительно больше.

— Мудак ебучий, — охарактеризовал он Контрактера в частной беседе. — Верит, пидарас, что демоны станут за него работать.

— А что за работа-то? — поинтересовался я.

— Да ну на хуй, — отмахнулся Мельхола, но потом все же призналcя: — Грузчиком на мебельном складу.

Был еще один кришнаит, но он больше ходил мрачный и все ждал, когда же его выпустят. Выпускать его не спешили, так как он прямо заявлял: как выйду, пойду и весь этот «Источник вечного наслаждения» перехуярю в пизду! Насмерть убивать буду, выл он, ни одного живым не выпущу. Так что кришнаитом его следует считать скорее бывшим. Получилось это с ним так. В ихней секте был заведен такой вот обычай — перед молитвой пить специальное, изготовляемое в самой секте питьё. От этого случается озарение и экстатический транс, молитва идет, как надо, а мозг тает и постепенно сходит на нет. Все было хорошо, пока младший брат кришнаита, трэшер, не спиздил у него четыре бутылочки.

Тут то и выяснилось, что питье это не «изначально благое», как обещали духовные учителя, а дешевый шарабан, от которого брат совсем обезумел, схватил кусок арматуры, бросился на улицу и двоих прохожих смертью убил. Его повязали, а заодно с ним и его экстатического брата. В дурке последний немного отошел от поста и молитвы, сбрил вихор, ухватил объективную реальность за хвост и горько восплакал.

— Ну погоди ты, — выл он, сжимая кулаки (а парень он был дюжий), — Свами Хуянда Бхавимудинда! Ответите за брата!


Посреди всего этого вышел у нас вот какой случай. Делать было особенно нечего, и на вес золота ценились карты, шахматы и шашки. Карт было в избытке, а вот единственные шахматы были у сорокалетнего амбала из третьей палаты, наводившего ужас на все отделение. Нам он их никогда не давал, так как был очень груб, сумрачен и нелюдим. За это мы его, конечно, люто ненавидели. Поэтому, обпившись «помориновой смеси» (то есть раствора из спиртосодержащей пасты «Поморин»), мы составили беспроигрышный, хотя и опасный план. Предложил его Мельхола, проявив подлинно демоническую смекалку, а исполнил я, так как вьебал на эту тему в «двадцать одно». Дело обстояло так.

Возле трех часов ночи я вынул стамеску из нычки в фановой трубе и прокрался в третью палату. Стамеску я тихонько подложил амбалу в карман халата, а сам залез под койку и начал тянуть на себя шахматы. Сняв их с тумбочки, я швырнул коробку на пол, чем разбудил амбала. Это был самый опасный момент, так как амбал каждого подозревал в крысятничестве и жестоко пиздил всех, кого заставал возле своей шконки. Я рассчитывал пронырнуть под кроватью на ту сторону, но амбал в момент ока перевернул кровать и бросился на меня. Мне едва удалось спастись и броситься в сторону сестринской, где Свинья и Мельхола в это время обрабатывали сестер.

— Этот придурок из третьей палаты, — пел Мельхола льстивым голосом, — в натуре уже заебал. Постоянно угрожает, а на днях спиздил где-то стамеску…

В этот момент я пронесся мимо этого собрания и бросился в смотровую палату. Мне пришлось изрядно побегать, перепрыгивая через шконки и проныривая под ними, а за мною везде следовал взбешенный моею выходкой амбал. Я разозлил его своими прыжками настолько, что первая же из сестер, которая кинулась его успокаивать, тут же отхватила по еблу. Тогда с восьмого отделения вызвали дядю Мишу и дядю Сашу — санитаров буйного отделения, и амбал был зверски избит, а при нем обнаружили запрещенную режимом стамеску. За все это он был связан, исколот аминазином и из нашей жизни и с отделения исчез. Пока это происходило, кришнаит беспрепятственно спиздил из третьей палаты валяющиеся без дела шахматы. Чтобы отметить победу, в нашем распоряжении были следующие средства: таблетки, гашиш и чифирь (опытный кришнаит готовил его, спустив с плафона в кружку бритвенные лезвия с подведенными к ним проводами), а также «помориновая смесь». Чтобы её приготовить, берут пасту и льют её в бутылки из-под лимонада, по четыре тюбика на баллон. Все это заливают водой, болтают, дают отстояться, а потом процеживают несколько раз через простыню. Получается белесая жижа около тридцати градусов крепости, со вкусом и запахом зубной пасты. Она так отвратна, что «Красная Шапочка» или «Льдинка» по сравнению с нею — словно шербет. Пасту в таких количествах приходится воровать или выменивать у больных на курево, зато она шибает по мозгам не хуже самогона, плюс дает острый токсический эффект.

Обпившись этого пойла, мы принялись скакать на сетках кроватей — желтые стены качались в такт нашим прыжкам, мы были счастливы и беспечны. Тем более неуместными показались нам слова дежурной сестры, которая вошла в палату, уперла руки в боки и начала на нас орать:

— Да как вы себя ведете? Где вы находитесь? Вот уж действительно, подумал я — где же это я нахожусь?


Следующим в Скворечник загремел Строри. Так как он не слушал моих мудрых советов, то попал прямиком на «молодежное» отделение. Обычаи там сильно напоминают армейские, с той только разницей, что причитающиеся за два года пиздюли там пытаются раздать за четырнадцать дней.

Человека, попавшего на молодежное отделение, как объяснил Строри, первые три дня просто пиздят. Это сопряжено с проживанием в смотровой палате и положением человека, лишенного права носить синий халат.

Возмущенный такой несправедливостью, Строри выступил как борец с засильем дурных обычаев и дедовщиной. Так как, в отличие от армии, никаких серьёзных традиций на «молодежном» отделении нет и быть не может, то и терпеть дедовщину в своем отношении Костя нашел совершенно излишним. Права «старослужащих» показались ему недостаточно обоснованными.

— Ни хуя себе! — возмущался он. — Чтобы меня пиздили, и главное, кто? Люди, которые только и имеют заслуг, что пролежали в дурдоме на несколько дней дольше меня!

Объединившись с другими новоприбывшими, он устроил переворот, в ходе которого многие фальшивые «старослужащие» оказались избиты, а другие были вынуждены пересмотреть права молодых. Ареной для этих боев послужило помещение туалета. Расправившись с лжедедовщиной и получив синий халат, Строри занялся своим любимым делом — начал проповедовать перед публикой покрепче идеи собственного сочинения. Он говорил о недопустимости насилия над личностью и о каре, которая постигнет тех, кто допустит такое насилие. Им были предложены несколько акций возмездия, а по их завершению всем отделением полностью заправляла Строрина клика, нарушившая все условности: лжесубординацию и выслугу лет.

Пока это было возможно, Строри агитировал за то, чтобы пиздить тех, кто лежал дольше него и его новых товарищей. Тех, кто допустил возникновение несправедливости и дедовщины. Когда же сроки обследования у этих людей истекли, Строри пересмотрел государственную политику и сам установил такую дедовщину, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

Более того, он повел себя мудро, вступив в перекрестный сговор с администрацией. Так Строри получил доступ на «белый пищеблок»[82] и «право свободного выхода».[83] А за это понуждаемые его кликой остальные пациенты были обязаны с завидной регулярностью до блеска пидорасить стены, посуду и пол. Дошло до того, что самого Строри к концу его «смены» даже в столовую носили прямо на кровати четверо молодых.

Мы с Барином, беспокоясь о его судьбе, собрали ему худо-бедно разных подгонов — но Строри ничего у нас не взял. Напротив, он принял нас у себя в палате, где угостил обедом, вином и различными фруктами. Оказывается, он неплохо поднимал в карты, а также имел дань с того, что присылали прочим пациентам их родственники. Курил он только сигареты и вообще жил так, что ему вполне можно было бы позавидовать.

Сам он настолько не хотел уходить с отделения, что даже заслал кое-какую мзду за еще одну неделю обследования, пролежав вместо положенных четырнадцати двадцать один день. Он стал на «молодежном» более чем «старослужащим», но жил слишком широко и не вел «дневник сумасшедшего». Поэтому на исходе трех недель его вышвырнули из дурки с диагнозом «совершенно здоров». Уходить он не хотел, и его пришлось гнать с отделения охране больницы. Когда я упрекнул его в таком неумелом «закосе», он только рассмеялся мне в лицо.

— Что? — удивился он, выслушав про мой метод. — Две недели жрать баланду и кропать дрянные стихи? Правильно тебя признали сумасшедшим! Поделом!

Лориен цветущий

«Есть такое понятие — „разделяемая реальность“, а на деле это значит вот что. Если новый человек поселится в отдаленной деревне и объявит местным жителям: „Я — эльф!“, то его словам вряд ли будет придано много значения. Вполне вероятно, что на его голову посыплются насмешки, а, может быть, даже и пиздюли. Местные старожилы, перемывая ему косточки за чекушкой ароматного самогона, примутся судачить между собой: „Послухай, Митроша — да кем он себя мнит?“

Другое дело, когда с таким заявлением выступают полсотни вооруженных ружьями мужиков. К их словам необходимо будет прислушаться, а не то на скороспелых поминках местный поп только руками разведет: „Предупреждали ведь — не смейся над эльфами. Вот и убили, пусть земля ему будет пухом!“»

Elvenpath

Альтернативу в этом году отмечали в тех же местах — в лесах под Лугой. Это была уже четвертая Альтернатива, которую провели здесь, а бывали мы тут достаточно часто, не только на Первомай. Леса здесь смешанные и растут не на ровном, а карабкаются по крутобоким холмам. Русло реки пронизывает эти холмы, обнажая стены из белого песчаника, деревья оплетены диким виноградом — здесь юг области, и тут нет ничего похожего на суровую природу Заходского или Каннельярви. Места, которые мы облюбовали — северный, низкий берег Ящеры, примыкающий краем к землям ландшафтного заказника «Мшинский мох», проще говоря — к исполинскому болоту. Местность здесь еще достаточно высокая, но в низинах уже стоит вода, а по распадкам бегут ручьи, питающие Ящеру.

Весной, когда только-только распускаются папоротники, а на деревьях появляются первые нежно-зеленые листья, этот край — словно уголок из волшебной сказки. Солнечные копья падают сквозь высокие кроны, журчат ледяные ручьи, и весь мир исполнен чистоты, свежести и благодати.

После целой зимы в городе, посреди бетонных джунглей и ревущих машин, закостенев от водки и злобы, мы приезжали сюда. Жизнь в мире людей наполняет разум пустым шумом: тысячами телепередач и радиовспышек, чужими мыслями и бесполезными разговорами. Множество людей окружают тебя, их внимание цепко — они хотят все знать и сами щедро делятся отравой повседневной информации. Пласт за пластом она ложится в копилку разума, и к весне в ней может не остаться места для волшебства. Обычаи и устремления мира людей займут все жизненное пространство, и тогда ты утратишь душу и станешь, как все.

Пусть вас не удивляют подобные рассуждения. Мы надглумились над столькими колдунами, что успели запомнить: только начни всерьез рассуждать про пути волшебства, как добрая половина слушателей воротит нос, другие смеются, а иногда рассуждающего могут просто взять и отпиздить. Но волшебство в этом вовсе не виновато.

Виноваты в этом те, кто неправильно его понимает. Есть такие, изуродованные колдовством — трясуны и сектанты. Они готовы часами говорить про свои убеждения и обещать невероятное, но их слова лишь дым, за этим ничего нет. Люди взрослые и опытные вам скажут совсем другое. Не во всякий день и не в любой кампании зайдет такой разговор. Часто обстоятельства не позволяют вести такие беседы, и даже те, кто что-либо знают, предпочтут промолчать. Но водка развязывает даже самые косные языки, и тогда можно видеть, как нить памяти извлекает на свет тайные, глубоко спрятанные алмазы — живой перечень удивительных и страшных событий. Никто не вспомнит об этом посреди сытой повседневной жизни, но чем твоё существование опаснее и беспокойней, тем больше ты можешь припомнить разных впечатляющих случаев. Здесь — чудом ушли от ментов, там — как по волшебству подняли денег. Кто-то нелепо умер, окруженный родственниками и семьёй, а кто-то остался цел в сумасшедшей свистопляске кровавого блудняка. Стреляют со стены ружья, заточенные топоры оказываются не в силах прорубить кожу на голове, бредовые сны исполняются и становятся кошмарной явью. Облака предупреждают об облавах и засадах, и навсегда меняются люди, пошедшие прогуляться вечером по обычному лесу.

Такое колдовство очень далеко от описываемого в магических книгах. Его не добыть путем придуманных сектантами обрядов, не посадишь в бисерный амулет, но оно существует и определяет — кому фарт, а кому беспонт, кому жить, а кому умереть. И оно, как и все на свете, бывает доброе, а бывает злое. Его меньше в городе и гораздо больше в лесу, и вы поймете, о чем я говорю, вот на каком примере.

Представьте себе охотников в тайге — людей тяжелых на руку и суровых. Биоэнергетика для них — блажь, экстрасенсорика — хуйня, астролог заработает на них разве что полмешка пиздюлей, и над любым изнеженным городским «магом» они в лучшем случае станут смеяться. Но они не станут глумиться, увидав над лесом облако странной формы, или когда ветка упадет поперек их дороги. Никто не станет смеяться над тем, от чего может зависеть удача.

И, как и всё на свете, волшебство бывает очень и очень разным. Есть места, где привычный мир отступает, где исчезают из сознания асфальтированные проспекты и кирпичные дома, где само течение времени воспринимается совсем по-другому. Всю зиму ты можешь провести в городе, предаваясь куражам и бесчинствам, почернеть от пьянства и совсем потерять представление, зачем на свете живешь. Может одолеть среда, и тогда в голове поселятся назойливые призраки из мира людей — Учеба и Работа, Семья и Отдых, Государство и Религия. Они станут бормотать, смущая разум и разъясняя, какие твои жизненные цели и чего тебе можно, а чего нельзя. С ними приходится советоваться, если живешь в городах, так как без них трудно устроиться в окружающем мире, но эти призраки взимают высокую плату. Они занимают весь ум, и на волшебство не хватает желания и времени.

Некоторые забывают оставить их дома, поэтому и в лесу продолжают быть горожанами. Леса для таких людей — промежутки незастроенной земли между крупными мегаполисами, и, даже будучи одни, они остаются скованными нормами государственных правил и уложений. Неудивительно, что такие люди не любят бывать в лесу — зачем? Их призракам скучно здесь, а сами они лишены привычных удобств.

Но есть и такие, для кого государство заканчивается там, где перестает быть видно последний электрический фонарь. Темнота лежит между деревьями, глаза больше не видят четкости геометрических форм, и следом за ними сбрасывает оковы привычного мышления разум. Мир людей, города и миллионы сограждан исчезают, телевидения больше нет, в один момент исчезает милиция и обнуляется УК, и через двадцать метров невозможно будет сказать, есть на этой планете еще кто-нибудь, кроме вас и ваших товарищей. Все прогрессивное человечество просто сгинет, и тогда словно приподнимается чудовищный пресс жестко зафиксированных представлений. В темноте между стволами растворятся социальные установки и материалистические концепции, мир людей мигнет и исчезнет, а освободившееся место займет древнее колдовство.

Понятно, на этом месте кое-кого может одолеть здоровое недоверие и скептицизм. Дескать, были мы в лесу и ни хуя подобного не видели. Неудивительно. Чтобы все было так, как описано выше, понадобится целая куча наркотиков и особый подход. На одних только наркотиках вы далеко не уедете и не попадете в волшебный мир, а без них рискуете впустую потратить время. Это две стороны одной и той же монеты — без волшебства вы будете просто наркоманом, застрявшим в лесу, а без наркотиков заскучаете и увидите гораздо меньше интересного. Башку для таких предприятий должно скрутить начисто, вытрясти и поменять всю начинку. Иначе нечего и браться за волшебные путешествия.


Если вас посещают какие-то сомнения, дескать, целесообразно ли использование в таких целях наркотических или психотропных веществ — обратитесь к опыту предков. Из него следует: не существует цели, более оправдывающей применение подобных препаратов, чем намерение соприкоснуться с миром волшебства. Буквально, это освященное историей предназначение таких веществ, а нас еще в школе учили, что инструмент всегда следует использовать по назначению.

Зная этот секрет, вы легко сможете путешествовать в волшебный мир. Можно, конечно, выдвинуть против этого способа существенные возражения: что это за волшебный мир такой, противоречащий всем объективным человеческим представлениям, плоть от плоти иллюзии, галюн на галюне? Подождите критиковать, пока сами всего не увидите. Что считать объективной реальностью, то вопрос между людьми сугубо договорной, а если вы иного мнения, то вот вам контрпример:


«В деревне Солеваново, возле Кожищ, жил охотник дядя Миша и механик Степан. Как-то раз Степан углядел на опушке у верхнего поля голую бабу с оленьими рогами на голове. Было это через два года после того, как Степан по пьяни в болоте совхозный трактор утопил.

— Смотри, Мишан! — закричал он. — Экое диво!

Но дядя Миша ничего подобного видеть не захотел. Вышел спор, а судить его взялась дяди Мишина жена.

— Хуйня, — заявила она авторитетно. — Быть такого не может. Степану бабы от недоебита мерещатся, а рога потому, что ему Машка с Каримом-пастухом изменяет. На том и порешили — Миша, дескать, во всем прав, а Степана выставили мудаком. Степан этим неудовольствовался и позвал людей — Федора-кузнеца, Семена Рябого и его деда Никодима Захарыча, на всю область известного начетчика и колдуна. Дед выписал всем мухоморного отвару, но Миша и Федор-кузнец пить не стали, а остальные хоть и приссали отравиться, но все-таки выпили.

Пошли к опушке, и там Федор-кузнец и Миша ни хуя не увидели, а вот Степан, Семен Рябой и Никодим Захарыч видели бабу, только не голую с рогами, а босую и с белыми крыльями. Пока они на неё втыкали, Мише ждать остоебенило.

— Пошли, — стал поторапливать он, — ни хуя же нет! Бабы на опушке только мудакам и мерещатся… Семен Рябой на „мудака“ изобиделся, налетел на Мишу, порвал ему ухо и нос поломал. А Федор-кузнец, хоть ничего и не видел, предпочел смолчать. Когда вернулись на деревню, стали этот случай всем миром разбирать. Судили да рядили долго, и все больше вокруг вопроса „Была ли баба?“ ходили. Так как Миша за себя сказать ничего не смог, то его и не слушали, а поверили Никодиму Захарычу.

— Была, — прошамкал он, — возле восьмой межи крылатая отроковица. А Миша её не видел, потому что пьяница и мудак. И добавил еще погодя:

— Думаю я, селяне, что пахать верхнее поле больше нельзя!

Федор-кузнец поперек колдуна решил не выступать, так что на том и порешили: была баба. Степан из-за этого в господа поверил и пить бросил, теперь в совхозе состоит главным механиком. Верхнее поле забросили, а год, в который трактор утонул, по окрестным деревням стали так звать: позатот от лета, когда в Солеваново ангел прилетал.

Так что была ли баба „на самом деле“, на то всем жителям деревни давно насрать. Степан и еще кое-кто из мужиков её как наяву видели и с тем, как именно видели, между собой согласились. Даже Мише Корноухому, ангела не видавшему, осталось кое-чего на память о тех днях, когда он был ещё Миша-охотник. Так что была ли сама причина, али не было — как круги по воде, ширится в жизни людей её следствия. А если и скажет кто потом: „Дескать, не было на меже никакой бабы…“, то тут же остальные ему возразят: „Как же не было, если из-за неё Степан пить бросил, а верхнее поле совсем заросло?“»


Так же и мы, когда путешествовали, не заботились об «объективной реальности». Вокруг раскинулись светлые леса, полные чудес, дела там творились дивные и неизъяснимые, но никто об этом не парился, не беспокоился и не переживал. Было разное, но об этом здесь речь не пойдет.

Мудрость велит: если речь заходит про колдовство, побольше говорить про чужое, плевать да посмеиваться, а про то, что сам видел — молчок. Тогда даже если и захочет кто над тобой посмеяться, как Мишина жена над Степаном-механиком — ан нет, все дело погубит недостаток конкретики. Но было немало и просто потешных случаев. Про них я вполне могу рассказать.


Сказки темного леса

Как-то по зиме мы приехали сюда вдвоем с Крейзи. Снегу было разве что не по пояс, и чтобы устроить себе стоянку, мы вырыли яму и в ней разложили костер. Река недавно замерзла, поэтому вместо воды топили снег. Так и жили — построив себе по краю снежной ямы бревенчатые «диваны». Это своеобразная традиция, а суть её вот в чем. Чтобы жить хорошо и с удобствами, следует построить себе из бревен, палок и одеял удобную лежанку. Каждый конструирует собственную модель, соревнуясь с другими в удобстве и функциональности. Так появляются подлинные шедевры — двухъярусные диваны со спуском к костровой зоне, диваны с подножками, диваны со встроенным тентом, а также «диван-дастархан».

По зимнему времени я оделся в валенки и ватные штаны, накинул шинель и сидел на своём диване в тепле и уюте, пока не произошло непоправимое. Мы курили коноплю, и накурились уже почти до бесчувствия — Крейзи взял с собой на два дня целую кружку. Неожиданно Крейзи заметил тоненькую струйку дыма, поднимающуюся от моих ватных штанов.

— Брат, у тебя штаны горят, — как бы между делом сообщил он, передавая мне папиросу. — Слышишь?

— Штаны горят? — меланхолично переспросил я. — Ерунда, сейчас потушу.

Из-за крайней степени накуренности я недооценил размеры грозящей опасности. Пока я неторопливо шарил глазами, выискивая очаг возгорания, мы с Крейзи успели обменяться папиросой еще несколько раз.

— Штаны горят! — напомнил мне Крейзи, в очередной раз протягивая мне косяк. — Не видишь, что ли?

Тут уже я сам начал кое-что замечать. Не то чтобы «увидел», а, скорее, почувствовал — к области паха как будто приложили раскаленный утюг. Я не на шутку взволновался, так как скинуть горящие штаны быстро не представлялось возможным из-за кучи одетых и по-хитрому заправленных зимних вещей.

— А-а-а! — заорал я. — Помогите!

Крейзи, накуренный еще почище меня, только бессмысленно таращился на мою беду. Тогда я схватил снег и стал сыпать себе на яйца, надеясь потушить тлеющую вату — но куда там! Я только разворошил пламя, и стало еще хуже.

— А-а-а! — снова заорал я, оглядываясь в поисках воды, но её и в помине не было. Тут надо заметить, что ситуация оказалась двоякой — я понимал безвыходность своего положения, но в то же время мне было ужасно смешно. Настолько, что смех практически парализовал мою волю. На мне горели штаны, но чем больше они горели, тем больше я смеялся, и тем больше смеялся Крейзи. А чем больше смеялся Крейзи, тем больше, глядя на него, смеялся я. Сквозь смех я только и мог, что умолять:

— Ха…во. ха-ха… воды! Полей воды мне… ха-ха… на …у-у-у… яйца!

Но с Крейзи от этой картины едва не вышел припадок — он уссыкался так, что не мог говорить, и только показывал мне жестами — мол, нету воды. Это привело меня в отчаяние и одновременно еще больше развеселило.

— Топи… у-у-у… воду, — сквозь смех пытался выговорить я. — Топи воду, брат! Тут Крейзи совсем скрючило. Видя, что дело плохо и что помощи не будет, я стал озираться, но ничего толкового придумать не смог. От моего трепыхания тлеющая вата только пуще разгорелась. Мне стало так горячо, что я бросился к реке, с берега подпрыгнул вверх и «бочкой» пробил тонкий, недавно установившийся лед. Крейзи в тот день от смеха едва не лишился ума.


С постпанками одно время ездила длинноногая и достаточно симпатичная девица по имени Синтия. Крейзи, очень жадный до симпатичных баб, решил взять её с собой под Лугу, чтобы совратить на лоне первозданной природы. Из-за этого мы с ним немало намучились. Синтия горстями жрала колеса, в основном нитразепам, и поэтому вообще ни хуя не соображала. Она напоминала манекен, пластмассовый станок, предназначенный для ёбли — с той разницей, что такой станок сам по себе никаких проблем не создает. Синтия же была сплошная проблема. Началось с того, что одним весенним утром мы проснулись на своих диванах и увидели, что Синтия исчезла.

— Где она? — всполошился Крейзи. — Куда она подевалась?

Мы разделились и начали её искать. Лес стоял еще практически голый, нежная молодая листва только-только проявилась на коричневых ветках, вокруг стоял непередаваемый запах весны. Прошлогодние листья еще не успели толком исчезнуть, сквозь них из-под земли лезли тонкие стебли ветреницы дубравной, майского первоцвета. И вдруг я заметил странный след, будто волочили по земле тяжелое тело.

Пели птицы, но я их больше не слышал — какое там! Сжав рукоятку топора, я тихонько крался вперед, прячась за массивными стволами. Ни хуя себе, думал я, выкрасть бабу прямо со стоянки, хороши дела! Вот распиздяйство, укорял себя я, так и собственную жизнь проспишь! Но виноватых не оказалось — вернее, виноватой оказалась сама Синтия.

След повернул, и на открывшейся поляне я увидел её. Синтия лежала, закопавшись лицом и руками в большой муравейник. Видать, досюда она доползла, нащупала подушку помягче и устроилась на ночлег. Моя ошибка была в неверном истолковании следа — я не мог и представить, что кому-то понадобится столько ползти. Насекомые уже облепили её целиком, и я даже не сразу сообразил, что мне делать. Только потом я догадался, взял Синтию за шкирку и отволок к реке.

— Ой, ой… — застонала она, когда я погрузил её в воду. — Аффр, помо. ффр… ПОМОГИТЕ! Я помог ей избавиться от муравьев и отвел на стоянку. Что же вы думали, я дождался благодарности? Ни хуя! Синтия решила, что в воду я запихал её ради издевательства, случай с муравьями у неё в памяти вовсе не отложился. Она обозвала меня всякими хуевыми словами, взяла свою сумку и пошла в лес.

— Идите вы на хуй! — заявила она. — Я домой поехала!

Крейзи отнесся к этому равнодушно. Мы неторопливо развели костер, приготовили кашу со сгущенным молоком, перекусили и принялись курить. Солнце степенно путешествовало по небу, тени удлинялись, а когда тень от ели достигла края поляны, мы прикорнули, чтобы часок поспать. Через час Крейзи поднялся, поправил костер и принялся приготавливать чай.

— Ну что, брат? — спросил он, смакуя горячий напиток. — Настигнем?

— Настигнем, — согласился я.

Дорога к нашим краям проходит по берегу реки, и Синтия пошла по ней, так как другого пути не знала. Но тайная тропа существует, хотя и проходит через пять километров дремучего молодого ельника, такого частого, что кое-где между отдельными стволами не просунуть руки. Старые ели там господствуют по верхам, пожирая кронами солнце, тропинки редки и обманчивы, а вся местность изрезана оврагами, по которым змеятся заболоченные ручьи. Это Леса ВПД, названные так в честь знакомого Кримсона, Вечно Пьяного Друга, по незнанию забредшего в этот край и проплутавшего там почти трое суток.

Через Леса ВПД идет дорога, такая старая, что на ней выросли уже вполне взрослые деревья. Она прячется под кронами, петляет, а кое-где пропадает совсем. Но сама она достаточно ровная, и по ней можно двигаться бегом, а вдоль реки, по кручам и обрывам не сильно-то побегаешь. Мы срезали по этой дороге, и вышли на край леса — туда выходит тянущаяся вдоль реки извилистая тропа.

— Ну, как думаешь, обогнали? — спросил я у Крейзи.

— Конечно, — ответил он, устраиваясь поудобнее и закуривая косяк.

Крейзи оказался прав — минут через сорок из лесу послышался треск и появилась Синтия. Она несколько сбилась с тропы и перла напролом — через кусты, распадки и бурелом.

— Все, пришла, — сказал ей Крейзи. — Давай, поворачивай.


В другой раз мы поехали в эти края вместе с Фери. Обогнав его на крутых склонах, мы прилично вырвались вперед. Стремительно вечерело, и Фери принялся нас звать. Понятно, что откликаться мы не спешили. Фери знал местность не очень хорошо, и мы то и дело слышали, как он пронзительно и тонко кричит:

— Крейзи! Джонни!

Мы решили спрятаться и пропустить его вперед. Устроившись под нависающими еловыми лапами, мы тихонько ждали.

— Крейзи, Джонни! — изредка доносилось до нас. — Ну где же вы? Друзья, ответьте! Но по мере того, как эти крики приближались, мы услышали и ещё кое-что. Сначала послышались осторожные шаги — Фери, несмотря на массу в сто пятнадцать килограмм, ходил по лесу достаточно тихо. А потом прямо рядом с нами снова раздалось жалобное:

— Крейзи, Джонни! Друзья, ну где же вы? Мы уже думали выйти, ну тут услышали тихий, но отчетливый и полный злобы Ферин голос:

— Ну, пидоры! Только попадитесь мне! Гондоны ебаные!

Потом последовало секундное затишье, и опять раздался тонкий и пронзительный, полный мольбы жалостливый крик:

— Крейзи, Джонни, ну где же вы, друзья?

Мы тихонько двинулись за ним по пятам, слушая изредка то его громогласные мольбы, то тихое и злобное:

— Суки! Попадитесь мне только! Ну и пидоры!

Следующий случай с Фери вышел по осени. Съев на входе в лес по восемьдесят грибов, мы ломились через бурелом с единственной целью — успеть до начала прихода поставить оказавшуюся у нас палатку и развести костер. Мы успели, пламя вспыхнуло, выхватывая нависшие ветви, и в мерцающем кругу оранжевого света мы принялись ставить палатку. Мы почти успели — я воткнул последний колышек, когда неожиданно почувствовал, как в меня входит могучий и необоримый дух. Ноги стали словно резиновые, мир подернулся и поплыл концентрическими узорами, а к горлу подступил тяжелый комок. Как сквозь вату я услышал Крейзин голоc: — Фери, поправь центральный кол, а то стенку чуть-чуть перекашивает.

Я еще успел увидеть, как Фери смотрит на палатку — темная фигура с маслянисто блестящими глазами, отчетливо выделяющаяся на фоне яркого ночного неба. Что-то в его облике показалось мне подозрительным, но было уже поздно. Фери бросился вперед, влетел внутрь палатки, смял её и покатился, наматывая ткань на себя. Он полностью запутался и какое-то время не мог вылезти, так захватили его внутри палатки волшебные грибы.

Поход викингов

«Ника, лысая пизда

Ненавидит поезда.

Потому что проводник

В ее задницу проник»

Веселые четверостишья

На «девятые майские» в этом году в Заходском устроили сразу две параллельные игры. На Старой Мастерской обосновались Берри с компанией, мутившие Скандинавию, а к ним подтянулись уважаемые люди из Москвы и других городов. В такой компании не раз удавались толковые игры, обладающие достоинством соразмерности. Вводные такие, чтобы на раз выщелкнуло из угрюмой обыденности, не лишая при этом ума, а военное дело и колдовство не противоречат, а как бы дополняют друг друга. Секрета этой соразмерности я не ведаю, но факт налицо — лучшие игры под Питером из года в год делали именно эти люди.

Параллельно этому (на участке местности за ручьем, связывающим Большое и Малое Красноперские) планировалась другая игра, совсем иного толка. Делала её Ника, безобразная лысая карлица, а ей в помощь подобралась соответствующая публика. Эта игра называлась «Старая Англия» — средоточие ролевого абсурда, коррупции и бумажного колдовства. К Нике понаехала целая толпа вырожденцев и сорокоманов, пидоров-шпажистов, занавесочников и колдунов (были там и приличные люди, но не очень много). И поскольку проходили две этих игры совсем неподалеку, то ясное дело — добром это закончиться не могло. Слишком уж разные люди собрались «по разные стороны ручья». Но давайте обо все по порядку.


Местность за ручьем имеет несколько характерных особенностей. Во-первых, это остатки старого финского дома — белокаменная лестница, начинающаяся прямо у берега ручья. Из-подо мха и коряг она тянется вверх на несколько метров и заканчивается, обрываясь изломом выщербленных камней. За лестницей есть вход в старый подвал — неглубокий каменный бункер, где поселился Маленький Левицкий.[84] Его можно было частенько увидать на литорали Большого Красноперского: по пояс в воде, ряженый в штаны из комплекта химзащиты, Маленький Левицкий дышал ацетоном из полиэтиленового мешка. Подвал никакого особенного названия не заслужил, а вот ступени местная традиция окрестила «Лестницей в Небо». В пятидесяти метрах от этой лестницы, под навесом из бревен и рубероида, поселился Миша-казак, крупный бородатый мужчина. C помощью нагайки Миша люто расправлялся с теми, кто, по его мнению, недостаточно трепетно относился к сохранению природных красот и видового разнообразия. Позднее стоянка под навесом получила название «Ширкокроево-1».

В этих же краях поселились местные викинги, коллектив «Шестисотого Драккара»: Пых и его брат Тёмный, Злодей, Дорвард и Мейджик, Варвар, Фарух, Якудза и Курсант, а также Партизанка и Крошка Би. Эти почитатели скандинавской культуры собрали немалые запасы алкоголя и нейролептиков, властвуя таким образом над целым участком прибрежной полосы. С этими героями мы встречались и раньше, еще в прошлом году. Тогда упомянутая Ника устраивала игру по Хроникам Нарнии, а мы записались на неё гномами-торговцами, так называемыми Красными Гномами. Мы бы, может, записались на какую-нибудь другую роль, но договаривался от нас в тот раз Барин — так что пришлось ехать гномами.

Барин вел переговоры долго и добился, чтобы Ника выдала нам для торговых нужд восемьдесят пять пачек сигарет «Бурса». Продавать их мы не стали, а выкурили все сами — хоть и с превеликим трудом. Курить «Бурсу» практически невозможно, ядовитый дым раздирает глотку и рот — но мы все равно ни одной пачки не продали. Ясно было, что Ника пыталась нас погубить, но мы выжили и даже совершили несколько подвигов.

Злодей на той игре был берсерком, по правилам его нельзя было убить никаким оружием в течении получаса. Нам была удача окружить его под стенами Баринбурга — так Андрюха переименовал захваченный нами Нарнийский городок. Обступив Злодея и взяв его щитами в коробочку, мы принялись его лупцевать, приговаривая:

— Сколько ты говоришь, тебя нужно бить? Полчаса, час?

Злодей проявил последовательно мужество и смекалку — сначала сопротивлялся, вращался вокруг себя и молотил во все стороны мечом. А когда увидел, что дело его дрянь, то нашел хороший предлог, чтобы все это прекратить.

— Убили меня! — закричал он. — Убили, сволочи, на части меня изрубили!

Минуло немного времени, и человек из Драккара по имени Варвар рассчитался с нами за Злодея и за эту манифестацию. Взяв охуительного размера консервную банку, он набил её песком, надел на толстенную палку и обмотал все это сверху множеством слоев матерчатой изоленты. Намочив получившуюся кувалду в воде, он так ебнул мне ею поперек груди, что и сейчас, через одиннадцать лет, я не могу полностью избавиться от полученных впечатлений. Тогда же между мной и Фери вышел вот какой спор. Под вечер мы собрались на мысу и ели грибы, а когда наелись, то вздумалось мне над Фери подшутить. Чтобы осуществить это, я принялся его всячески изводить, подсмеиваться и обзываться. Я немного не рассчитал, и ему удалось слишком близко подобраться ко мне. В один момент он навалился на меня, подмял всей своей чудовищной массой и принялся выкручивать мне правую руку. При этом под спину мне попала здоровенная дубина, из-за которой лежать мне было очень неудобно — так она давила мне на позвоночник и ребра.

— Ой! — закричал я. — Фери, у меня палка под спину попала! Палка попала под спину! Кричал я достаточно жалобно и громко, так что Фери повелся. Он выпустил мою руку и чуть-чуть привстал, а уж я не стал мешкать. Вывернувшись из-под него, я подхватил ту самую палку и хорошенько огрел ею Фери по спине за излишнее милосердие.

То была хорошая ночь. На мысу развели огромный костер, ветер с озера швырял пламя из стороны в сторону, а мы сидели вокруг и слушали песни под гитару, которые исполнял Пых. Он обладал редким даром — играть так, что от его песен горизонт сознания темнеет, небо хмурится, и еще долгое время не хочется жить. Столько злобы и тоски вкладывал он в свою музыку, что всю душу переворачивало. Бывало, выйдешь ночью с Холма в самом радужном настроении, мир вокруг — как цветок, а по небу роса звездная. А как послушаешь пару таких песен — словно в омут нырнешь. Накатит тоска, которую и водкой не залить, а вместе с ней злоба возьмет — черная, как межзвездная пустота. Сразу весь мир становится серым и пустым, на сердце ложится груз весом с гору и хочется кого-нибудь убить.

Перед этой поездкой я выпросил у Гоблина пару пачек нитразепама. Это был последний случай, когда мы пили влагу миражей из отравленного источника. Колеса на тот момент уже всех утомили, их нелепые чудеса большинству из нас опротивели — так что мы решили устроить прощальную сессию и навсегда распрощаться с токсикоманией. Для этих целей мы встали на холме в оранжевой палатке, принадлежащей Рыжей, выпили как следует водки и плотно нажрались колес.

Я присел на краю Холма в ожидании эффекта и наблюдал облака. Погода стояла холодная и промозглая, то и дело налетали порывы дождя, несущего снежную крупу, а лес встречал его струи неприветливой и мрачной стеной. Но постепенно в окружающую реальность словно выплеснули полведра красок, на улице потеплело, а пространство вокруг наполнилось таинственными голосами и пугающими галлюцинациями. В те годы я много раз с удовольствием слушал, как Федор Дружинин исполняет «На дороге в Эмбер», там есть вот какие, очень подходящие к нынешней ситуации слова:

Лунный свет на кончиках шпаг,

Тени, что пляшут на грани сознанья.

Мы по дороге идем, сами не зная куда…

В этих строках Федор весьма точно передал впечатление от употребления нитразепама, хотя сам транквилизаторы не употреблял и пел, мягко говоря, о другом. В этом и заключается подлинное мастерство настоящего скальда — петь так, чтобы каждый врубался в своё, и ухватывать вещи, о которых сам не имеешь ни малейшего представления.

Строри погрезилось, что ему по силам будет запрудить Горюнец. Он бросился к ручью и стал стаскивать к воде бревна и огромные камни, палки и разную бесполезную ветошь. Он трудился около двенадцати часов, внутренне подстегиваемый нитразепамом, но ничего существенного не достиг — вода ручья таблеток не ела, поэтому со Строриной запрудой справилась достаточно легко. Фери и Барин отправились на станцию за картошкой. На обратном пути их видели люди — на дороге к озеру, в районе навеса. Кузьмич полз первым, на четвереньках, а к ноге у него был привязан на метровой веревке мешок из-под спальника, набитый картошкой. Фери полз метрах в пяти позади и время от времени звал плаксивым голосом: — Кузьмич! Кузьмич, не гони!

Барина в то время частенько стали называть как бы по отчеству — Кузьмичом. Ближе к озеру Фери от Кузьмича отстал, проблуждав в густом ельнике почти до конца игры. Ему чудилось, что невдалеке кто-то играет на флейте, и он искал это место, но никак не мог найти. Пару раз Фери пытался выбраться назад к Холму, но отступал перед непреодолимой преградой в виде ручья. По его словам, при его приближении вода начинала по-особенному звучать, и среди шепота струй вклинивались какие-то монотонные, гипнотические голоса. Они подавляли сознание и волю, и Фери каждый раз отступал — опасаясь, как бы ему не пришлось встать на колени, сунуть голову в ручей и таким образом лишить себя жизни.


Так минули первые сутки, а на следующий вечер мы покинули Холм и направились к озерам. По пути мы заметили, что кто-то поселился в яме на краю Турнирной Поляны. Верх ямы забрали бревнами и корой, а в самой яме развели маленький чадный костер. Перед входом установили резное изображение оскаленной свиномордии, а в самой яме заседали московские Порося, явившиеся к нам в город с дружеским ответным визитом. Они уже залили глаза, и из ямы доносились пьяные песни, хрюканье и мат.

Возле этой ямы произошло несколько случаев, связанных с причинением беспочвенного насилия. Из-за водки и колес наши товарищи «перекинулись» — то есть озверели и совершенно перестали друг друга узнавать. Мне помнится, что по пути с Холма Строри попросил у меня на время мой щит — лист авиационного дюраля с краями, окованными железом. Я по глупости согласился, за что Строри тут же меня наказал. Он надел щит на руку, размахнулся и ударил мне кромкой в лицо. Я не сумел увернуться, и окантовка рассекла мне скулу, было много крови.

После этого Строри потерял ко мне всякий интерес, но я так просто оставить это дело не мог. Припоминаю, как зашел к Строри сзади и ударил его железной трубою по голове. Бил я действительно сильно, на память об этом ударе Строри остался рваный шрам в полпальца длиной. Но в тот момент его защищали таблетки, так что сам Строри не обратил на мой удар ни малейшего внимания. Он шел, как шел, и даже не повернулся.

Вместо этого он догнал идущего впереди Слона и подсечкой сбил его с ног. Затем Строри встал Слону на спину и нанес несколько сильных ударов в затылок кромкой щита. Слон остался лежать, а мы спустились в яму и поздоровались с Порося. Пока мы пили за встречу, Барину вздумалось закурить. Он достал из кармана зажигалку и начал прикуривать, но его остановил один из Порося, по имени Вашество.

— Нельзя этого делать, — сурово заявил он. — Если в лесу прикуривать от зажигалки, а не от костра, то умрет Виктор Цой!

— А разве… — удивился Барин. — Разве он не умер?

— Вот это как раз неважно, — перебил его Вашество. — Правило все равно остается в силе! Уходили мы от Порося с трудом. Слон, например, предпринял более десяти попыток выбраться из ямы, но каждый раз оскальзывался и скатывался обратно вниз. Строри из ямы вылез легко, но по дороге домой его попутал нечистый. Вместо окрестностей нашего Холма он зашел в чахлое редколесье за Малым Красноперским, а когда понял свою ошибку, было уже поздно: местности вокруг Строри не узнавал. Тогда он поджег лес, завернулся в плащ-палатку и проспал на краю пожарища до утра — пока пламя не погасло, а у Строри из головы не выветрился лишний спирт. С утра немало было споров да пересудов. Отправившись умыться и испить воды, я нашел, что у меня щека разорвана окантовкой щита, а Строри обнаружил, что у него в кровь разбита башка. Стали вспоминать и упомнили, как Строри пиздил щитом лежащего неподвижно Слона. Убоявшись за его жизнь, мы стали искать его и нашли дремлющим в ельнике за Холмом. Опасения были напрасны — на Слоне не оказалось ни царапины, как это с ним часто бывало. Поудивлялись, позавидовали, да и оставили всё как есть.


Когда в начале главы я толковал про «Берри и компанию», я имел в виду следующих людей: самого Берри, Олюшку, Глеба Яльчика, Воеводского, Дружинина, Ангела, Юру Орка, Кори, Дзяна, Наталью и Брендизайка. Их коллектив (иногда одни его представители, иногда — другие) сделал для развития «индустрии игр» в Питере едва ли не больше всех.

Начали они с нескольких монументальных, эпических «Конанов» (1992, 1993, 1994, 1995). Это были первые игры в нашем городе, которые в массовом порядке посетили представители других городов. Эту линейку продолжила «Скандинавия» и несколько игрушек поменьше, а завершили сокрушительные «Fallout» (1999–2000), «BirthRight» (2001) и «Voodoo — Shadow Games» (2002), послужившие великолепным примером игр принципиально нового направления.[85] Неудивительно, что такие игры привлекали немало достойных людей — «старых» и «новых», питерцев и москвичей. В том числе и «Город Мастеров» (г. Москва) — команду, заслужившую «по союзу» добрую славу едва ли не большую, чем наша банда сумела заработать худую. Всё это я говорю для того, чтобы у читателя не сложилось к ролевым играм предвзятое отношение. Дескать, в предыдущих главах было описано столько «замороченных», сектантов и трясунов, что неизвестно теперь, что и думать обо всех этих играх?! Разве может получиться с такой публикой что-нибудь хорошее?

Отчасти мы сами ответственны за формирование подобного заблуждения. Слишком много было сказано о людях «со странностями», и слишком мало о достойных людях, которых в те годы было ой как немало! Ведь по-настоящему хорошие игры проходили под Питером из года в год, и немало мастеров и игроков приложили к этому руку.

Ясно, что мы не станем приводить тут подробные «хвалебные списки», похвала из наших уст — совсем не то, чего ждет большинство из этих людей. Поэтому мы ограничимся простым утверждением: хорошие люди были. В «Хирде» и у Паши Назгула, в «Кошатнике» и в компании Берри, в тусовке Змея и Гурта, в «Роси», у «Белых Воронов» и в «Моргиле». Были такие люди в компании Трандуила, в банде Альбо, Трейса и Рыжего, в стае Гила и Тэла, меж знакомых Вельды, в «600-м Драккаре» и среди друзей Бункера. Ну и, понятное дело, в коллективе у Эйва, в «Болгарии» и у нас люди были просто отличные.

Впрочем, это вовсе не значит, будто бы мы дружили со всеми этими людьми. И я не совсем уверен — многие ли из них считают хорошими людьми нас? Это просто зарисовка, быстрый срез ножом со спелого наливного яблочка — крепкая, сочная и здоровая его половинка. Срез, открывающий панораму тех, кто играл, и тех, кто делал для этой публики хорошие игры. Как я уже говорил, немало таких игр создали Олюшка и Берри. Несколько достойнейших творений воплотил работавший в одиночку Мирт, мастерски умевший ткать полотно темных, очаровывающих сюжетов. Пару-тройку игр провел Морадан, больше десятка — Эйв, развернувший целую индустрию стремительных зимних «однодневок». Масса очаровательных сказок принадлежала перу Вельды, не меньше того — Джулиану, очень хорошие игры делала в свое время Райлин.

Были отменные мастера и хорошие игроки — команды и одиночки, люди, с которыми было приятно играть, сражаться и разговаривать, петь песни, пить водку и просто сидеть рядышком у костра. Они составляли «плоть и кость» ролевых игр прошлого, таких, какими они были в те далекие времена — свободными и непокорными, чуточку жестокими и почти всегда неизменно прекрасными.

То было время расцвета, свободное от лживых речей, надменности, чванства и елейных рассуждений про «смену поколений» и «диахронные связи». Волшебство, которое не опишешь никакими словами, преображало сердца людей, глаза лучились светом, и не было зла в этой удивительной и чистой земле. То было счастливое время, которое длилось, покуда в небе над волшебной страной не появилась первая багровая звезда. Отблеск ее лучей проник в темницы человеческих душ, заставил пылать умы и меньше чем за год разжег на земле пламя опустошительной войны.

Эта война началась весной 1996-го и длилась четыре года, принеся питерскому Движению неисчислимое множество бед. К рубежу тысячелетий «ролевой регион» под Питером пришел в запустение, игры зачахли, а многие ролевики вынуждены были искать счастья в других городах. У этой войны есть собственная история, и мы хотели бы рассказать ее по порядку: как это начиналось, много ли было сделано и что в конце концов из этого вышло. А поскольку тема эта стала объектом невероятных сплетен и поистине чудовищного вранья, кораблю нашего повествования предстоит нелегкий путь. Огибая торосы слежавшейся до черноты лжи, мы будем пробиваться к «темному полюсу» этих историй — точке, из которой открывается вид на причины этого безобразия.


Часто бывает, что в основе конфликта лежат неустранимые противоречия, накипевшие в отношениях между двумя различными «сторонами». Тех, кто составлял «первую сторону», я упомянул выше. Теперь настало время снова взять нож и взглянуть на другую половину «того самого яблочка».

Мы не случайно посвятили столько времени описанию «подозрительных личностей», не напрасно акцентировали на них ваше драгоценное внимание. Теперь, стоит вам на секундочку остановиться и припомнить главы, в которых идет речь про Княжну, Эрика, Лорифеля или Паука, как вы получите о «червивой половинке» самое полное, развернутое представление. Хотя, конечно же, на той стороне были не только они.

По сравнению с 93-м, к началу 96-го года питерское ролевое движение увеличилось свою численность едва ли не втрое. Появились новые «мастерские группы» (о которых еще пойдет речь) и, конечно же, новые игроки. Некоторые из них были из числа «сорокоманов» и «перумистов», массовая экспансия которых началась в тусовку еще в прошлом году.

Словно соль из раствора, эти люди стали кристаллизоваться вокруг тех «центров движения», которые пришлись им больше всего по душе. И я бы ни в коем случае не похвалил этих людей за их выбор. Часть из них попала к таким «учителям», как Княжна, Кот-Фотограф или Толмуд, навсегда погрязнув в «биоэнергетике», «колдовстве» и «астральных путешествиях». Большинство из них лишились из-за этих практик ума, в кратчайшие сроки превратившись в чванливых ничтожеств, очарованных обещаниями невиданного могущества.

Другие ушли к Эрику в его «Школу Игрока», чтобы выйти оттуда с головами, забитыми тысячами болезненных «этюдов» и «театральных техник», и с руками, раз и навсегда приученными «правильно останавливать удар». Две трети из них мнили себя величайшими бойцами в истории (ну как же, мы ведь занимались у САМОГО Эрика), и очень злились, если кто-нибудь их в этом разочаровывал. Такие люди не умели (да и откуда бы им?) терпеть боль и начинали орать при каждой малейшей ссадине. Дескать, недоучки, не умеющие «останавливать удар», взяли и «покалечили их вроде как ни за что».

Третьи начали создавать собственные «мастерские группы» и писать новые правила, поражающие воображение даже опытных игроков. В этих правилах они назначали себя не меньше, чем властителями или богами, и требовали от окружающих соответствующего к себе отношения. Именно тогда слово «мастер» утратило первоначально свободное, почти булгаковское толкование и стало значить то, что оно испокон веков означает в английском — то есть просто «хозяин». Не доверенный устроитель, а полноправный Хозяин игры. Человек, облеченный властью отбирать у людей оружие, выгонять с полигона неугодных ему игроков, требовать к себе и своим помощникам ОСОБОГО уважения. Вольный составлять «черные списки», куда будут внесены все, кто хоть в чем-нибудь провинится перед всемогущими слугами «нового режима».

Новые «мастера» породили такие уродливые нововведения, как «отработка в мертвятнике», ныне воспринимаемые игроками как совершенно обычное дело. Мало того, они довольно-таки быстро поверили в свою исключительную привилегированность и особые права. Это произошло из-за потворства других представителей «второй волны», позволявших членам «новой элиты» унижать себя любым немыслимым образом.

— Эй, ты! Ну-ка, поди сюда! — такое обращение к попавшему в «мертвятник» игроку, два года назад еще совершенно немыслимое, можно было слышать теперь все чаще и чаще. — Живо беги за водой и дровами! Что значит — не хочу?! Тогда вообще из мертвятника не выйдешь! В «черный список» захотел?!

То есть: причиной разлада послужило банальное человеческое охуевание. Косые взгляды, разговоры на повышенных тонах и оброненные не к месту презрительные слова стали подобны сочащимся из-под земли струям рудничного газа. Пока газа было немного, от него не было вреда, но постепенно количество косых взглядов увеличивалось, тон разговоров крепчал, а в произнесенных словах сквозило все больше презрения.

И вот в Заходском, в ночь с 8 на 9 мая 1996 года, в 00 часов 30 минут концентрация газа стала предельной. И грянул взрыв! Он был не таким уж и сильным: никого не убило и даже толком не обожгло. Но когда рассеялся дым и люди подняли к небу закопченные лица, то увидели над горизонтом новую звезду — багрово-огненную, с острыми, как бритва, лучами. Начало войне было положено, и уже никто не мог уклониться от битвы.

В ночь с восьмого на девятое великое множество людей собралось в районе Турнирной Поляны. Публика подобралась самая разнообразная, а поводом послужило вот что. Устраивавшая «Старую Англию» Ника вздумала объявить местность «от ручья и дальше» собственной территорией, на которую запрещалось заходить приехавшим на «Скандинавию» игрокам. Год назад над таким заявлением бы просто посмеялись, да и сейчас одно это вряд ли могло послужить достаточной причиной для каких-либо решительных действий. Это был просто «еще один камушек в наш огород». К несчастью для Ники, таких камней накопилось уже более чем достаточно — и склон неожиданно рухнул. Лавина пошла.

Началось с того, что москвич по имени Турин залез на одиноко стоящий валун и повел такие речи:

— Это что же такое творится? — обличающее начал он, указывая облаченной в камуфляж рукою в сторону ручья. — Чьи это там светятся костры?

Сам Турин на этой игре облекся силой божественной персонификации. Он исполнял роль Тора, и чем ближе к ночи, тем меньше в нем оставалось от Турина. Он стоял на валуне, размахивая руками и вращая лысой башкой, и проповедовал с таким усердием, что послушать его собралось более тридцати человек. Речи он говорил вполне в духе скандинавской культуры, но в них было кое-что и от самого Турина. В темноте и под нитразепамом мне показалось, что Тор и взаправду сошел на землю — прямиком со старых нацистских плакатов.

— Жирные попы в Англии греют у каминов свои животы! — голос Турина разносился окрест, как из мегафона в концлагере.

— А-а-а! — подхватили мы, очень довольные таким началом.

— Убогие фермеры и крестьяне нам не помеха! Готовьте факела…

— И бензин! — надсадно заорал я. — И бензи-и-ин!

— И бензин, — согласился Турин, а затем поднял руки, глубоко вдохнул и заорал так, что даже мы удивились.

— На войну! — взвыл Турин, как воет на подлете авиабомба. — Все на войну! В темноте возникла сумятица, и посреди неё я заметил, как Маклауд подошел к Турину и о чем-то с ним шепчется. Прибыло еще народу, теперь все пространство вокруг камня было заполнено людьми — в темноте едва видны были безмолвные, неподвижные силуэты. В установившейся тишине Турин заговорил размеренно и спокойно:

— Там, за ручьем Англия — страна вырожденцев и сорокоманов. Там правит Ника — мерзостная карла, и мы больше не в силах это терпеть! Тут голос его снова окреп и загремел над поляной:

— Ведь сегодня, в этот праздничный день, вы поддержите этот клич? — тут Турин вскинул руку и заорал так, что у меня зазвенело в ушах: — Хайль Гитлер!

— Зиг Хайль! — нестройно ответили разрозненные фанатики, рассеянные в толпе.

— Что? Так-то вы поёте? А ну, еще раз! — возмутился Турин. Он снова набрал воздуха и повторил свой клич. — Хайль Гитлер!

— Зиг Хайль, — грянуло в ответ над поляной, гулко, словно разорвался фугасный снаряд. Вспыхнули бензиновые факела, и в их свете Турин спрыгнул с камня и двинулся по направлению к ручью. По дороге он продолжал орать:

— Девятого мая! В этот праздничный день! Хайль Гитлер! А публика сзади размахивала факелами и выла на разные голоса, отзываясь:

— Зиг Хайль! Хайль Гитлер — Зиг Хайль! Вечеринка задалась, а когда надоело орать про Гитлера, мы затянули свою:

Водку бы в глотку и полный вперед!

Адский бульдозер по трупам ползёт[86]

Ничего нет лучше, чем идти дружной толпою по лесу и орать. Когда вокруг темнота, и только кое-где видны шипящие огни факелов. В такие моменты чувствуешь себя так, будто бы движешься вместе с огромной волной, поднявшейся из озера и затопившей весь лес. Вскоре тридцать пар ног перешли по скользким, качающимся бревнам на тот берег ручья — и оказались на территории Никиной Англии.

— Драккары викингов стоят у ваших берегов, — заявил Турин обитателям первой попавшейся стоянки, а Строри добавил: — Гондоны вы ебучие!

Часть из наших собеседников, что поумнее, бежала, а оставшихся мы успели пленить, сбив с ног и опутав веревками. Одного привязали к кресту и вкопали посреди стоянки, а остальных загнали в воду — кого в озеро, а кого в ручей. Пока занимались этим, прибежала Ника.

— Какое вы имеете право… — визгливо начала она, но увидев Турина, неожиданно замолчала. Видно, её навели на нехорошие мысли огромные ботинки, подтяжки и лысая голова.

— А-а-а! — обрадовался Турин. — Кого я вижу! В этот праздничный день…

Но Ника не дала ему возможности развить свою мысль, бросилась в лес и исчезла между деревьями. Преследовать её не стали, так как у собравшихся поменялось настроение. Первоначальный задор рассеялся, сменившись спокойной радостью содеянного. Единый монолит норвежско-фашистского войска раскололся на группы и исчез в темноте.

Мы остались в компании Маклауда, единственного человека (из числа участвовавших в походе), оказавшегося свершившимся весьма недовольным.

— Сколько криков было, — угрюмо пожаловался он, — на три Освенцима! А ничего существенного не сделали, гордиться-то нечем!

Мы уселись на берегу озера и внимали его речам. По обычаю Хирда Маклауд носил «гномейку» — мешковатую куртку с длинным, до пояса, капюшоном, стригся под горшок и начал отпускать бороду. Из всего Хирда он был единственный, кто с нами разговаривал, но взаимопонимание на первых порах между нами было очень и очень затруднено. Маклауд не пил, не курил, не употреблял наркотиков и верил в бога, при этом люто ненавидел всех наркоманов, алкоголиков и сатанистов. Нам он так прямо и заявлял:

— Ненавижу вас, безбожники, до дрожи в зубах!

Стандартной формой приветствия между нами стала позаимствованная у Гаррисона в «Стальной крысе» фраза:

— Ненавижу тебя, Чака! — приветствовали его Строри и я, а он отвечал: — Ненавижу тебя Мшика, ненавижу тебя, Фасимба!

Имя прилипло, и долгие годы мы называли его не иначе, как Чака. К тому времени мы успели присмотреться друг к другу, благо участвовали за разные стороны в целой куче потасовок, штурмов и одиночных боёв. Этой зимой в Александровской было немало характерных случаев, иллюстрирующих атмосферу нашего знакомства.


По зиме в Александровской, на территории царского парка, устраивали кучу однодневных игр. Каждая из них сводилась в результате к одному и тому же: штурму одной из сторон развалин старого донжона, называющегося Арсенал. Это старое здание метров тридцати высотой, окна и двери в котором заложили красным кирпичом под цвет стен, оставив только два нешироких лаза. Первый начинается в трех метрах от земли и представляет собой пролом в кладке метр на метр шириной. Он открывается в высокий зал со сводчатым потолком, как в церкви, а изнутри под проломом насыпана куча песка. Вставший на неё человек может, если захочет, выглянуть в пролом, поэтому взять замок с этой стороны практически невозможно. Один человек может здесь весьма успешно защищать крепость от всех, кто, кряхтя и надрываясь, попробует взобраться по наружной кладке и втиснуться в проем.

Второй вход в крепость идет через обширный подвал. Подойдя снаружи к подвальным окнам, видишь только чернильную темноту, затаившуюся в наклонных световых шахтах, пробитых в стенах двухметровой толщины. Съехав по этим шахтам на щитах, попадаешь в подвал из нескольких залов, где пол изрыт глубокими ямами и вообще ничего не видно.

Здесь гостей замка, ослепленных переходом с яркого света в практически полную темноту, могут подстерегать разные досадные неожиданности. Здесь разворачивались жестокие бои «вслепую» между атакующими и защитниками. Предусмотрительные бойцы Хирда сидели перед таким штурмами с закрытыми глазами, чтобы дать освоиться зрению, но все равно — такой десант является одним из самых опасных этапов мероприятия.

В подвале начинается винтовая лестница длиной в двадцать ступеней, другой конец которой выходит уже внутри Арсенала. Если вы подниметесь по этой лестнице, то окажетесь в проеме невысокой каменной арки, над которым нависает здоровенная гранитная плита. Это место заслуживает особенного внимания.

Арка открывается в узкую каменную кишку, чье дно располагается метра на два ниже общего уровня пола. Когда стоишь у выхода из арки, пол замка начинается примерно на уровне твоей головы. В другом конце этого провала расположена узкая лесенка, поднимающаяся наверх из этой щели.

Так как замок считался нашим, то и оборонялись в нем мы. Перед самой аркой занимал позицию Слон, со щитом в руках и с куском железной трубы, которую он окрестил «Каннибал». Остальные располагались поверху, над провалом и вдоль каменной кишки. Кому кажется, что вынырнуть из арки, отодвинуть Слона и прорваться к лесенке под градом сыплющихся сверху ударов будет легко — тот человек вообще ничего не понимает в штурмах. Потому что даже если все это удастся осуществить, надо будет еще подняться по лесенке.

В то время я как раз подарил Строри собственноручно изготовленный кистень. Ручка из трамвайного поручня, обтянутая камерой от велосипеда, пропущенная насквозь капроновая веревка и композитный боёк. То есть узел, забранный во множество слоёв изоленты, между которыми уложены маленькие гаечки, винтики и кусочки свинца. Последний слой изоленты скрывает куски поролона, так что на ощупь боек кажется мягким, словно новорожденный птенец. Все устройство длинной не более метра и динамикой больше напоминает нагайку, нежели кистень.

Перед самым боем Маклауд, желая прикинуть силы нашей обороны, залез на стену и просунул голову в пролом кирпичной кладки. Строри, ожидавший чего-то подобного, ударил его кистенем, но Маклауд оказался расторопным и успел убрать голову. Кистень попал в верхний камень — «венец» кладки, и от этого удара кирпич лопнул и посыпался вниз.

Следующим под кистень попал Костомир. Он высунулся из арки, не зная, что Строри сидит прямо у него над головой — на гранитной плите, нависающей над выходом из подвала. Строри хлестнул кистенем и разбил Костомиру голову. Через десять минут Костомир объявился снова, но теперь предусмотрительно надел на забинтованную голову шлем.

Следующую попытку предпринял Ааз. Он скрытно подобрался к выходу из арки, подсечкою сбил с ног Слона и бросился к лестнице. По нему лупили не менее чем с восьми сторон, поэтому он передумал, пробился обратно к арке и скрылся в подвал. Следом за ним мы послали разведку — двоих молодых ролевиков, прибившихся к нам и участвовавших в обороне замка. Они вошли в арку с оружием наизготовку и скрылись в чернильной тьме. Строри начал считать удаляющиеся шаги.

— Раз, два, три… десять, одиннадцать, двенадцать… Затем мы услышали короткий шум, звуки ударов и приглушенные стенами крики.

— Готовы, — удовлетворенно высказался Строри. — Чака здесь!

Все кивнули, согласные с его выводами. На уровне двенадцатой ступени в толще камня, окружающего винтовую лестницу, расположена глубокая ниша. Когда идешь по лестнице, то в какой-то момент оказываешься к ней спиной. В такой момент спрятавшийся в нише враг может взять с неосторожного разведчика кровавую плату. Эту нишу впервые приспособил в дело Маклауд, а мы запомнили и взяли за правило: никогда не спускаться в подвал первыми.

По правде говоря, мы вообще старались туда не спускаться, так как это пару раз чуть не довело до беды. Пьяные и в темноте, мы были не в силах отличить друг друга от воинов Хирда. Так мы немало пострадали в отражении штурмов, в которых Морадановские войска и не думали учувствовать. Чтобы избежать самоопиздюливания, мы старались концентрировать силы обороны наверху, вокруг арки.

Как-то раз, после отражения очередной атаки, мы услышали из арки нестройный шум голосов, топот и грохот оружия. Мы весьма удивились, так как люди Хирда нападали из подвала бесшумно, а тут словно демонстрация шла. Мы изготовились к бою и через несколько мгновений увидели целую толпу сорокоманов, поднимавшихся из подвала в сомкнутом строю. Сзади были слышны глухие удары щитоломом по плечам и голос Маклауда:

— В навал, пидарасы! Что вы тут дрочите? Вперед, поживей!

Оказалось, что он сумел привлечь целую тусовку дебилов для участия в штурме, обещая им легкую победу, почести и горы золота. Вместо этого их загнали в подвал, построили на лестнице и погнали вперед, выдавливая из прохода щитами и подгоняя отстающих щитоломами. Задние стали напирать на средних, средние — на передних, а перед теми открылась вся ужасающая перспектива: каменное жерло мясорубки с железными трубами заместо ножей.

Первые же высунувшиеся в проем упали с разбитыми головами, но на них из проема вынесло следующих, а за ними еще и еще. Кое-кто, осознав в какой блудняк их втравили, ринулся назад — но арку перегородили изнутри стенкой щитов бойцы четвертой центурии. Ходу назад не было никому. Это была бойня, а не война.

Под конец Строри подковырнул ручкой кистеня гранитную плиту и уронил её на атакующих сорокоманов, частично засыпав проход. Плита ни на кого не попала, но навела такого ужасу, что над ямой встал многоголосый, исполненный мольбы жалобный вой. За этот подарок мы прониклись к Маклауду чем-то, отдаленно напоминающим теплые чувства.

Условия для штурмующих были очень тяжелые, но однажды наши противники взялись за дело всерьез. Притащили откуда-то доспехи и шлемы, прикрылись сверху щитами и начали штурм — долгий и методичный. Сорокоманов вперед больше не гнали, а в первых рядах дрались Маклауд, Костомир, Леголас и Ааз. Ааз дрался глефой, и когда я приехал домой, то у меня вся грудь была в багровых полосах — следах этого чудесного оружия. Нас стали теснить, так что пришлось отступать — с боем, постепенно теряя людей. Мне повезло продержаться до самого конца, и ворвавшиеся в зал хирдмены загнали меня на кучу песка в центре второго зала.

Пиздец, понял я, глядя как меня обступают люди в гномейках и со щитами. Но перед тем, как все это сомкнулась и мне как следует накатили, удача улыбнулась мне еще один раз. Среди атакующих затесался какой-то идиот, сорокоман со щитом-геральдикой и деревянным мечом. Желая славы, он первым бросился на меня. Тут-то я и ударил его Травмой — так, как научил меня однажды Тимка Левицкий.

При таком ударе меч выбрасывают из-за спины, держа в выпрямленной и направленной к низу руке. Клинок приходится в нижнюю кромку щита, а затем усилием плеча и кисти направление удара изменяется. Меч скользит по поверхности щита, липнет к нему, словно описывая половину окружности. Удар заканчивается над левым плечом и обычно попадает в голову, причем с большой силой.

Так вышло и на этот раз — нападающему разбило башку, а у меня оказалась пара секунд, чтобы этому порадоваться. Потом щиты сомкнулись и мне взвесили самому — так, что вся моя радость куда-то улетучилась. Так Морадан отплатил нам за неудачу в Кавголово и еще раз освежил термоядерные традиции нашего командного соревнования.

Мы провели с Маклаудом тактические переговоры и сошлись вот на чем. Есть, сообщил нам Маклауд, такая потешная игра — красться по ночам вокруг чужих стоянок с удавками, тихонечко умыкая разные полезные вещи и зазевавшихся людей. Люди в лесу, проповедовал Маклауд, обычно ведут себя как полоумные слепцы. Они обращают взор к игре бесноватого пламени, а слух — к пустым речам, которые ведут между друг другом.

Воины тьмы, растворившись в сумерках, могут незримо и неслышимо ходить между ними, а нужна для этого только подходящая одежда темных цветов и мягкая обувь. Люди ориентируются в темноте преимущественно на силуэт — поэтому достаточно застыть в нехарактерной для разумных существ позе. Тогда беспечные ночные поимщики напрасно будут утруждать намозоленные светом глаза. Странный куст или коряга — вот и все, что они смогут увидеть. В доказательство этого Маклауд выкрал со стоянки Шестисотого Драккара одного приблудного идиота, по случаю оказавшегося у тамошнего костра. Подобравшись ночью к их стоянке, Маклауд некоторое время выжидал, выбирая себе жертву, а затем начал медленно подбираться все ближе и ближе. Я наблюдал за этим, сидя в развилке дерева, и все видел. Маклауд накинул сидящему у костра жирному очкарику удавку на шею, взрывным движением протащил его несколько метров до ближайших кустов, а там взвалил на спину и поволок дальше в лес.

На стоянке даже не сразу поняли, в чем дело. Маклауд выбрал момент, когда внимание остальных было отвлечено, так что пропажу очкарика заметили, только когда он коротко вскрикнул откуда-то из-за кустов. Это Маклауд немного ослабил удавку, чтобы ебаный очкарик на самом деле не задохнулся — а потом снова затянул у него на шее смертельную петлю.

Мне хорошо было видно, как люди Драккара ведут поиски. Метались по земле лучи фонарей, выхватывая из темноты куски окружающей местности: мокрые кусты, траву и стволы деревьев. Но в мою развилку никто не светил, еще раз подтвердив старое правило: люди в лесу редко смотрят вверх, неважно, днем или ночью. Строри, сидевший на соседнем дереве, показал мне жестом: «Всё отлично, Чака не соврал! Похоже, новая игра будет иметь сокрушительный успех!». В рамках новой программы я отправились с Маклаудом в сторону танкового полигона, в район поворота на Нотингейм. По поступившим к нам сведениям, там окопались стоянкой какие-то ролевики. Еще с дороги мы увидели сквозь деревья свет и услышали звуки приглушенных голосов. Устроившись в трех метрах от костра, в старом окопе, мы принялись наблюдать. Видимость была хорошая, чуть-чуть выставив головы над слоем палой хвои, мы могли легко осмотреть все пространство стоянки. Двенадцать человек, парни и девушки, расположились в кругу сосен и вели странные, смущающие разумение разговоры. Большинство надели в качестве украшений разнообразные феньки, носили хайратники и щеголяли длинными волосами. Разговор их крутился вокруг небольшого браслета, который демонстрировал собранию один из участников.

— Этот амулет, — надменно толковал он, тряся усыпанной феньками рукой, — заряжен тремя видами первичных энергий…

— Что-то не похоже, — возражал его коллега, кутающийся в блестящий, переливающийся синтетическими цветами плащ. — Две я вижу, но вот третья…

— Да ты посмотри нормально, зрением хаоса посмотри! — вмешалась в разговор какая-то толстая баба. — Не видит он!

Она сидела, привалившись к стволу дерева спиной к нам — так, что её лица не было видно. Попутно она нарезала хлеб и колбасу, приготавливая для всей компании бутерброды. Что и навело меня на дерзкую, зато удачную мысль.

Подобравшись поближе, я лег у того же самого дерева, где сидела бутербродная толстуха, только с другой стороны. По мере приготовления толстуха стала бутерброд за бутербродом направо от себя — а я вытягивал руку и брал один за другим, пока не забрал все. Последней толстуха поставила только что початую бутылку водки — и я забрал и её. Спрятавшись обратно в окоп, я поделился бутербродами с Маклаудом, а водку принялся потихоньку пить сам. Через несколько минут донеслись первые возгласы возмущения.

— Ну, где же бутерброды? — спросил надломленный и недовольный, плаксивый голос.

— Как где? — удивленно отозвалась толстуха. — Ты же их только что вот отсюда забрал!

— Какое забрал?! — в плаксивый голос влились ноты справедливого возмущения. — Не брал я!

— Хватит придуриваться! — властно рявкнула толстуха. — Водку ты тоже не брал? Началось судилище, полное взаимного недоверия, поклепов и обвинений. Некоторое время мы слушали спокойно, а потом Маклауд взял камень и запустил им в почтенное собрание. Голоса спорщиков умолкли, установилась относительная тишина. Тогда один из собравшихся, наряженный в костюм ниндзя, поднялся и обвел собрание долгим взглядом. Во всей его позе читалось чувство нескрываемой радости, почти торжества. Он явно попал на собрание не по профилю: кругом заседали астральные воины, иномировые существа и могучие колдуны. «Тихому убийце» не было среди них места. Но теперь настал, как он полагал, его час. Взмахнув деревянной катаной, ниндзя присел на корточки и принялся страшно шипеть, имитируя специальное боевое дыхание. Он шипел так громко, что его можно было расслышать не только из окопа, но и с самой дороги. Затем он двинулся в нашу сторону, прошел по самому краю ямы, вышел на дорогу и припал ухом к земле. Минуту или две он пролежал, слушая землю, а потом поднялся на ноги и опять принялся шипеть. Но быстро заскучал и двинулся обратно к костру по тому же маршруту — мимо нашего окопчика. Миновав нас и выйдя на границу света и тени, ниндзя выпрямился во весь рост, вложил катану в поясные ножны и обратился к замершему неподвижно собранию:

— Никого нет… — начал он, но тут сердце Маклауда не выдержало.

Неслышно встав из окопа за спиной у ниндзя, Маклауд пнул его пониже спины. Так, что ниндзя перелетел через костер и растянулся на противоположном конце поляны. Сделав это, Маклауд практически мгновенно нырнул обратно в окоп. Наблюдая, как ниндзя, шипя и бешено вращая катаной поднимается с земли, я думал, что лишусь со смеху ума. В узкую прорезь маски ниндзя мне хорошо были видны его глаза — широко распахнутые, побелевшие от удивления и страха.

Цепной Отец и собачья печень

«Поганки червивыми не бывают».

Новый микологический словарь

В один из летних дней в Заходском случилось чудо — дух святости, неукротимый и мощный, сошел прямо с июньского неба на Болгарского Святого Отца. Это произошло за Турнирной Поляной, неподалеку от остатков старого финского фундамента, возле которого поселились Болгаре. Рядом с этим местом расположен глубокий бункер, на верхушке которого выросла здоровенная сосна, о которой еще пойдет речь в этой истории. Эту стоянку Болгаре объявили своей и назвали «Утехой».

Болгарский Святой Отец (которого его товарищи сокращенно называли СВОТиком) позиционировал себя, как религиозный фанатик. Он ввел термин «Святая Болгария» и потребовал, чтобы на верхушку сосны над бункером водрузили кусок железнодорожного рельса. С матом и криками, прокляв все на свете, а особенно — Святого Отца, Болгаре подняли рельс на дерево с помощью длинной веревки.

Это было нужно затем, чтобы Святой Отец мог по три раза на день забираться на сосну и трезвонить службу. После этого С. Отец спускался на землю и начинал проповедовать перед собравшимися о дьяволе и первородном грехе. Этим он удивлял нас до глубины души. Казалось бы, на что человеку верующему вести столько разговоров о дьяволе?

Высокий, с бледным лицом и тонкими пальцами пианиста, Святой Отец поражал воображение искренней фанатичностью своих речей. За короткое время он добился того, что Болгарская Церковь стала известна на весь лес, а их колокол гремел от станции и до самого полигона. Как-то раз, выпив литр спирту на троих с Богом-отцом и Богом-сыном, Святой Отец неожиданно перекинулся. Он перестал узнавать своих товарищей и весь отдался делу проповеди против засилья Грибноэльфийской мерзости и скверны. Но разум у него помутился, и Грибные Эльфы мерещились ему там, где их и в помине не было. Подобравшись к Болгарину Дэду, парню почти двух метров ростом и весом за сто килограмм, Святой Отец уверенно заявил:

— Попался, Строри, безбожник! — и заехал Дэду по роже кулаком.

Аналогичный случай вышел с Болгарином Соколом, росту в котором не так уж и много. Подойдя к Соколу вплотную, Святой Отец выставил палец и начал обличать:

— Покайся, Джонни, диавольское отродье!

Видимо, в моё покаяние Святой Отец на самом деле не верил. От слов он тут же перешел к делу, ударом кулака разбив Соколу губу. Поначалу никто не мог понять происходящего, но потом быстро разобрались. Это случилось, когда Святой Отец увидел подошедшего Строри и начал ему плакаться:

— Дэд, брат! Один ты меня понимаешь! Эти безбожники…

Тут все стало ясно, непонятно было только одно — что делать со Святым Отцом? А Болгарский Пастор продолжал форсировать ситуацию. Костик-постпанк привез с собой в лес собаку, здоровенного кобеля московской сторожевой по кличке Маркел. Костик посадил его на цепь возле дерева, а сам пошел под навес: выпить водки и пострелять из привезенного им гарпунного ружья. Святой Отец, увидав собаку, пришел в лютое неистовство.

— Покайся, шерстью покрытое отродье Сатаны! — возопил он, приближаясь к сидящему на цепи Маркелу. — Покайся, тебе говорю!

Маркел пьяных людей (как и остальных двуногих) охуенно недолюбливал — поэтому принялся беситься, хрипеть и рваться с цепи. Но Святого Отца это не испугало, наоборот — подействовало, будто плащ матадора на быка.

— Угрожаешь мне? — заорал он. — Молись, нехристь, своему собачьему богу! Сейчас я вырву у тебя печень! Его попробовали отговорить, но Святого Отца это только раззадорило.

— Кого спасаете? — взвыл он. — За кого заступаетесь?! Не бойтесь, бой будет честным! С этими словами Святой Отец встал на четвереньки и бросился вперед. Все, кто это видел — замерли, разинув рот, не в силах поверить собственным глазам. Маркел один раз уже сорвался с цепи, память об этом случае еще не успела выветриться.

Неизвестно, что разозлило Маркела в тот раз — но он бесился на цепи, пока одно из звеньев не лопнуло. Собравшиеся тут же бросились к окрестным деревьям и расселись там, словно птицы по ветвям. Через несколько секунд на поляне остался только Маклауд, который замешкался и не успел убежать. На него-то и бросился Маркел, озверевший от долгого сидения на цепи. Но сделал он это зря. Вместо того, чтобы попробовать скрыться, Маклауд подхватил с земли алебарду и с размаху съездил ею Маркелу поперек его оскаленной рожи. Удар был так хорош, что Маркел покатился о земле, а когда поднялся — убежал и некоторое время не показывался из лесу. Но одно дело — перетянуть московскую сторожевую алебардой, и совсем другое — напасть на неё без оружия, стоя на четвереньках. Такое никому из присутствующих в голову не могло прийти. Даже Маклауд, хоть он и упрекал нас за проявленную перед лицом неразумного животного трусость, вряд ли бы на это отважился.

Но на это отважился Болгарский Святой Отец. Бросившись вперед, он обхватил Маркела руками поперек туловища, а зубами впился ему в правую переднюю лапу. Маркел навалился на святого Отца сверху, немилосердно кусая его за загривок — но увяз зубами в ватнике и упустил свой шанс. Святой Отец вовсе не шутил: его зубы прокусили шкуру и глубоко впились в собачью плоть. Шокированный таким поведением высшей из известных ему форм жизни, Маркел не на шутку перепугался. Он завизжал, забился на цепи — а потом поднатужился и оборвал её в том месте, где она крепится к ошейнику. Стряхнув с себя Святого Отца, Маркел бросился бежать, припадая на прокушенную переднюю лапу и подвывая.

— Все с ужасом следили за его бегством, но потом увидели — бояться следует вовсе не убегающего Маркела. Потому что Святой Отец подобрал с земли топор и двинулся к костру рваной походкой сбоящего автомата. Взгляд у него был такой, что Соколов сразу же все понял.

— Аврал! — закричал он. — Отче перекинулся!

Совокупными усилиями удалось отнять у Болгарского Пастора топор и связать его остатками Маркеловой цепи. Святой Отец бесновался на цепи, пуская слюну и рыча, когда появился Костик-постпанк с хромающим Маркелом и взведенным гарпунным ружьем.

— Кто из вас тронул моего пса? — с порога начал он. — Пиздец всем, кто обидел мою собаку! В ответ на это Гаврила-болгарин показал на Святого Отца.

— Вот, — информировал он Костика. — Вот кто это сделал!

— Чем это он его? — спросил Костик, разглядывая лапу Маркела. — Ножом?

— Зубами, — ответил Гаврила, а затем вкратце обрисовал перед Костиком кровавую картину развернувшихся на поляне событий. — Не веришь? Посмотри-ка внимательнее! Костик подошел к Святому Отцу и вгляделся. В наступающих июньских сумерках было видно, что вся пасть (а иначе не скажешь!) у Святого Отца перемазана в крови, а на подбородке налипли клочья собачей шерсти.

— Охуеть… — тихо сказал Костик. — Первый раз такое вижу!

— Забирай свою собаку и иди, — строго сказал Сокол. — Пока мы нашего Отче на неё не спустили! Спустилась ночь, раскинув над Утехой яркий купол далеких звезд. Теплый ветер нес с озера запах ряски и тростников, вокруг освещенного костром пространства столпились деревья. Но покоя не было этой ночью ни в Утехе, ни возле неё. Стоял неумолчный крик, раздирающий уши — это бесновался связанный цепью Болгарский Святой Отец. Он бился в цепях, словно Бартлет Гринн в плену у епископа Боннера,[87] и выл:

— Джонни, козлина! Уже спишь? Я выгрызу тебе печень!

Иногда он затихал и некоторое время лежал спокойно, а потом начинал звать тихим и нежным голосом, полным едва сдерживаемых слез:

— Я пианист, развяжите мне руки. Ослабьте цепи, я ведь пианист! Боря, иди сюда! Борис поверил Святому Отцу и подошел поближе.

— Наклонись, я тебе что-то скажу, — прошептал Отче угасающим голосом. — Не хочу, чтобы слышали эти…

Боря склонился и едва не лишился уха: Отче изогнул шею и ударил челюстями, промахнувшись не более, чем на сантиметр. Разъяренный своей неудачей, он снова принялся биться в цепях и выть:

— Джонни, козлина! Ты не спи! Слышишь, козлина? Я выгрызу у тебя печень! Затих Святой Отец только под утро. Его глаза широко открылись, из них потекли слезы, и Святой Отец внезапно глубоко уснул. Тогда Сокол снял со Святого Отца цепи, отнес его в лес и там устроил дремать на пенке. Взяв литр спирта, он принялся караулить сон Отче. К утру мы думали, что Сокола самого придется посадить на цепь — до такой степени он накараулился. А Святого Отца с тех пор стали называть не иначе, как «Цепной Отец», сокращенно это будет — ЦЕПНОТик.


Другой подобный случай вышел в Утехе с другом Гуталина Ильей, получившим из-за этого прозвище Лейтенант. Гуталин играл с Ильей в одной баскетбольной команде и решил по случаю вывести его в лес — чтобы познакомить с братьями. Но для того, чтобы поехать в Заходское, Илье пришлось закосить военную кафедру у себя в институте. Он немало беспокоился по этому поводу — пока они на пару с Гуталином не распили два литра разведенного до семидесяти градусов спирта. Тогда волнение Ильи трансформировалось, неожиданно превратившись в настойчивый бред угрожающего характера.

Забравшись среди ночи в палатку к Гуталину (который лежал еле живой, так как выпитое не пошло ему на пользу), Илья принялся бешено его тормошить:

— Саша, вставай! Саша, вставай!

— Что? — бесцветным голосом спросил Гуталин, который не смог бы встать, даже если бы очень этого захотел. — Что случилось?

— Мы находимся в зоне радиационного, химического и бактериологического заражения! — скороговоркой выпалил Илья. — Надо срочно отсюда валить! Собирай вещи!

— Ебанись ты! — вяло отозвался Гуталин, который только и мог, что через каждые пятнадцать минут высовываться из палатки и блевать. — Попить мне принеси!

— Все заражено! — заорал Илья в ответ так, что Гуталин даже зажмурился. — Здесь пить ничего нельзя! После этого Илья уселся на пятки и принялся бормотать, раскачиваясь и обхватив голову руками:

— Я лейтенант… весь мой взвод на полигоне погиб… весь мой взвод, все парни… Неожиданно Илья вскочил, бросился к Гуталину и снова принялся его трясти:

— Мы найдем труп ефрейтора, у него рация была. Мы разыщем его, я обещаю! Слышишь меня?! Отчаявшись добиться от Гуталина адекватной реакции, Илья поднял руки к лицу и пронзительно закричал:

— Атомный удар, атомный удар! Волна слизнула танки, как кот сметану!

Затем Илья принялся гладить Гуталина (завсегда бреющегося налысо из-за националистических убеждений) по голове.

— Радиационный фон… — бессвязно бормотал Илья. — Саша облысел, мы все тоже облучены… Никаких объяснений Илья слушать не захотел, и чуть что — принимался бегать кругами, то плача, а то крича во весь голос:

— Атомный удар, атомный удар! Мой взвод погиб! Я лейтенант!

Так продолжалось всю ночь и большую часть утра. Только к полудню случившийся в районе Утехи Барин сумел поправить сложившееся положение. Для этого он заступил Илье дорогу и заявил:

— Товарищ лейтенант, разрешите обратиться?

— Слушаю вас, — потерянно ответил Илья, силясь сфокусироваться и смотреть прямо перед собой. — Обращайтесь!

— Почему вы, товарищ лейтенант, — строго начал Барин, — одеты не по форме? Илья перевел взгляд на свою коричневую кожаную куртку, на такие же штаны и еще ниже — на рыжие шведские ботинки старого образца. Видно было, как он скрипит мозгами, ища этому хоть какое-то объяснение. Но Барин не дал ему времени на раздумья:

— И еще! Чего это вы, товарищ лейтенант, ходите волосатый? — поинтересовался Барин, дергая Илью за свободно свисающую русую прядь. — И не стыдно вам?

Тут Илья пришел в себя, огляделся по сторонам просветлевшим взором и принялся Барина благодарить.

— Казалось мне, — признался он, — что я лейтенант, и что весь мой взвод на полигоне под атомным ударом погиб! Кабы не Андрюха, то и не знаю, что бы я сейчас делал!

— Да уж! — рассмеялся Сокол, многозначительно глядя на дерево, к которому привязывали Святого Отца. — А вот мы знаем, как надо в таких случаях поступать!


В начале июля Мирт устроил в Заходском свою игру. На ней отличился Гоблин, причем несколько раз подряд. Однажды к нам на стоянку вышел один господин, имени которого мы в тот раз не удосужились спросить, а теперь узнать его уже не у кого. Он подошел к нашему костру и предложил кому-нибудь из нас сразиться с ним.

Вызвался Гоблин — он как раз выпил столько, что его неудержимо тянуло в бой. Подобрав с земли пару прессфанерных брусков, Гоблин занял позицию напротив пришлого витязя. Тот нацепил небольшой щит, надел на голову глухой белый шлем и тоже изготовился к бою. Почему-то тот факт, что его противник собирается драться в шлеме, Гоблина крайне возмутил.

— Надел шлем — получай пизды! — заорал Гоблин и бросился вперед.

Первым ударом он сбил вниз щит противника, а второй и третий обрушил ему прямо на голову. Они были такой силы, что продолжать сражение маэстро не смог и был вынужден Гоблину сдаться. Мы были весьма довольны такой демонстрацией и очень хвалили Гоблина. Видимо, перехвалили, так как разошелся он не на шутку.

В Нимедийской крепости есть надвратная башня, с которой просматривается большой участок пустоши. Как-то раз мы заметили: на кромке леса появился человек и делает оттуда руками жесты угрожающего характера. Гоблин, пьяный сверх всякой меры, в это время блевал, перегнувшись через ограждение смотровой площадки. Подняв голову и увидев пришлого человека, Гоблин схватил лук собственного изготовления и принялся целиться в чужака.

— Стрелу в глаз! — предупреждающе крикнул Гоблин, но его слова не были приняты в расчет. Неудивительно — до кромки леса было метров тридцать, а Гоблин был пьян до такой степени, что едва сумел приладить к луку стрелу. Наконец он уперся животом в загородку, перестал раскачиваться и спустил тетиву. Текстолитовый пруток, которым стрелял Гоблин, взмыл в небо по высокой дуге, тенью скользнул по сумеречному небосводу и ударил в переносицу чужаку. Так Гоблин на насущном примере разъяснил, каково глумиться издалека над эльфийскими лучниками. Есть даже поговорка такая: «На ощупь бьют эльфийские стрелки!». Так вот это — про Гоблина.


Сказки темного леса

Вскоре после этого случая нас пришли штурмовать Эйв и его товарищи. Когда они появились под стенами Нимедии, Эйв принялся выкликать себе поединщика. Тогда окончательно превратившийся в животное Гоблин спрыгнул вниз, по пути проломив своим телом ограждение надвратной башни, выполненное из толстых жердей. За одну из них он зацепился ногами, перевернулся в воздухе и упал головой вниз — сопровождаемый в полете кучей трухи и древесных обломков. С трудом поднявшись на ноги, Гоблин подобрал свои мечи и двинулся в сторону Эйва. Тот опередил его и ударил нагинатой в живот, но недостаточно сильно.

— Два хита, — сообщил Эйв, — хватит?

— А мне мало! — заорал в ответ Гоблин. — Мне мало, мне мало, мне мало!

Каждый такой крик Гоблин сопровождал ударом прессфанерного бруска. Последний из них разорвал на Эйве алюминиевую кольчугу, а самому Эйву сломал ключицу. Вполне возможно, что Гоблин совершил бы в тот день и еще какие-нибудь подвиги — но тут за Эйва вызвался отомстить его друг Агафоша.

Держа свои клинки на уровне пояса, Агафоша бросился на Гоблина, даже не думая защищаться. Пока Агафоша срывал дистанцию, Гоблин успел нанести ему несколько чудовищных ударов по голове и плечам, но без видимого результата. Этим он только разозлил Агафошу. Прорвавшись вплотную, он ткнул Гоблину в живот своими заточенными на конус мечами. Агафоша вложил в эти удары такую силу, что Гоблина приподняло в воздух и опрокинуло с ног. Сначала мы думали, что Агафоша запорол нашего Гоблина своими штырями — но все обошлось. В тех местах, куда попали Агафошины клинки, у Гоблина под кожей набухли чудовищные кровоподтеки. Без рубашки он выглядел теперь как человек, которого били по пузу кувалдой — бледная кожа, а на ней два багрово-черных, расплывающихся пятна.


Еще один случай с участием Гоблина вышел в Осиновой Роще, во время зимней однодневной игры. Гоблин и Строри, напившись водки, устроили там своеобразную манифестацию. Они подошли к собравшимся на поляне ролевикам и безо всяких объяснений принялись собирать у присутствующих мечи и кидать их на землю. При этом Строри призывно кричал, так что посмотреть на обещанное им представление собралась целая куча народу.

Когда толпа стала достаточно плотной, Гоблин со Строри обнялись — а затем Гоблин вынул из кучи один из мечей. Строри встал напротив и показал Гоблину — дескать, давай!

Тогда Гоблин размахнулся хорошенько и ударил Строри мечом по голове. Клюшка, из которой был сделан меч, не выдержала удара и лопнула. Строри выпил водки, утер выступившую кровь и сам потянул меч из кучи. Хлестким ударом он разломил этот меч об голову Гоблину так ладно, что не было даже крови.

Толпа взволновалась, начали громко возмущаться владельцы сломанных мечей. Но больше было все же недоумения: для чего это все? Постепенно недоумение перешло в ужас, когда Гоблин и Строри снова взялись за водку и за мечи. Некоторые клинки не удавалось сломать с первого раза, и приходилось бить еще и еще. Вскоре Гоблин и Строри были совершенно перемазаны кровью, а все пространство вокруг них было завалено обломками.

Братья прилично тогда друг друга похуярили — но зато одержали полную моральную победу. По лицам тех, кто наблюдал эту манифестацию, можно было заключить вполне однозначно: нас теперь до конца дней будут считать дебилами, но вслух этого не скажут. Связываться не захотят.


Как-то раз в Нимедии мы слушали рассказ Слона о том, что он видел в передаче «Сам себе режиссер». Будто бы какой-то мужик взял двухметровое бревно, обмотал его концы цепью, а на метровые остатки вывесил по чурбаку. Этим устройством народный умелец выучился вращать особым способом, а как именно — Слон берется нам немедленно показать. Для этого он уже приготовил тщательно ошкуренное бревно, тренировочный вариант — без цепей и привешенных чурбаков.

Выполняется упражнение так: сначала бревно кладут на шею, параллельно линии плеч. Потом посылают правый конец бревна под левую подмышку, обкатывают по спине и вокруг поясницы и снова возвращают на плечо. Даже первый элемент чрезвычайно интересен, так как в ходе его наносятся два сокрушительных удара разными концами бревна. Мы представили себе строй Хирда под такими ударами, побежали к замковым укреплениям и живо изготовили каждый по такому же тренировочному средству.

Некоторое время мы развлекали себя такими упражнениями, а потом утомились — съели по полташке грибов и расселись возле костра. Вышла огромная луна, пространство вокруг Холма утонуло в её призрачном, белесом свете. Все было спокойно, пока я не заметил, что Гоблин положил в костер изготовленное мною «потешное» бревно.

— Эй! — позвал его я. — Ты, часом, не охуел?

Делать Гоблину замечания — пустое дело. Мне пришлось самому вставать и тащить бревно из костра, но тут Гоблин решил вмешаться. Угрожая мне покупным мачете, он стал насмехаться надо мной и всячески меня унижать. Я не смог этого вытерпеть, достал из-под лежанки свой палаш и набросился на Гоблина. Палаш у меня самопальный, его сделал еще мой папа из куска пилорамной стали. Это прямоугольный кусок железа с деревянной ручкой, который не идет ни в какое сравнение с Гоблиновским мачете — имеющим небольшую гарду, более длинным и сведенным на остриё.

Мы сцепились неподалеку от костра. Ветер раздувал пламя, но мне виден был лишь темный силуэт Гоблина и серебрящаяся в лунном свете полоска его клинка. Грибы изменили восприятие времени, Гоблиновское мачете взлетало и падало, словно в замедленной съемке. Когда лезвия встречались, в месте их столкновения вспыхивали шипящие длинные искры. Один раз я заметил, что полоска лунного света падает прямо на меня. С огромным усилием я успел отдернуть голову, но мачете прошло совсем рядом — его зазубренный край вырвал прядь волос из моей шевелюры. Меня подвела лишенная элементарной зашиты рукоять палаша — клинок мачете соскользнул по лезвию и рассек мне пальцы до кости. Я выронил палаш и был вынужден спасаться бегством. Обежав вокруг костра, я взвалил на плечи своё «потешное» бревно и стал поджидать Гоблина, наступающего на меня с мачете в руках.

Упражнения не прошли даром: первым же ударом бревна я выбил мачете у Гоблина из рук. Но дальше этого дело не пошло — Гоблин сорвал дистанцию, вцепился в бревно и попытался ткнуть меня выхваченным из ножен водолазным ножом. Так что бревно мне пришлось бросить. Весь перемазанный кровью, льющейся из рассеченной руки, я отбежал от Гоблина, поднял поллитровую бутылку из-под водки и принялся кричать:

— Погоняй свою ленивую лошадку! — орал я Гоблину. — Ну, ковбой! Погоняй свою ленивую лошадку!

Гоблин услышал меня, подобрал мачете и бросился вперед. Когда я метнул в него бутылку, нас разделяло около пятнадцати метров. Сверкнув в лунном свете, бутылка попала Гоблину горлышком в рот и отколола половину резца. Затем бутылка продолжила свое поступательное движение — разбила донышком Гоблину очки и сломала нос. Удар был так хорош, что Гоблин закачался, повернулся вокруг собственной оси и упал, широко раскинув руки. Строри утверждает, что момент, когда я стал кричать: «Погоняй свою ленивую лошадку!», выглядел сравнимо со сценами из старых ковбойских фильмов. Может, и не так круто, как в «Хороший, Плохой, Злой» — но уж всяко лучше, чем в «Лимонадном Джо».

Юхиббол Саг и удар молнии

«Учителя в школе могут спросить у тебя: „Встань, Петров, и ответь: кем ты хочешь стать? Плотником, маляром, инженером?“. Они ждут от тебя, что ты встанешь и выберешь из предложенных вариантов. Ты должен быть готов к этому вопроcу, чтобы ответить на него с места, не вставая:

— Нет, Марья Ивановна — инженером я быть не хочу. Я хочу быть Подонком!»

Курсы Молодого Подонка.

В субботу тринадцатого июля на станции Чудово мы обоссали мента. Получилось это так. Нашу электричку, направляющуюся в Малую Вишеру, нашли технически неисправной, застопили в Чудово и высадили всех пассажиров. Огромная толпа в страшной давке сгрудилась на бетонной платформе. Я стоял у самого края, ожидая, когда подадут новый электропоезд, и очень страдал от переполнения мочевого пузыря. Тут надо заметить, что страдал я не один.

По правую руку от меня так же маялся Егор Панаев по прозвищу Тень. Перед нами была весьма насущная проблема — отойти было некуда, а спрыгнуть с перрона нельзя, ведь в любой момент могут подать электричку. Отчаявшись, мы принялись мочиться прямо с края платформы, под осуждающими взглядами стоящих вплотную людей.

Когда ссышь на улице, а не у себя в толчке, то за струей обычно не смотришь. Наоборот, взгляд поднимается вверх, ты стоишь, задрав голову, пока с этим делом полностью не покончишь. Мы поступили именно так — задрали башки и таращились в июльское небо, когда с путей до нас донеслись жуткие крики, исполненные нечеловеческой злобы.

Сотрудник милиции, вздумавший пройти по путям вдоль платформы по каким-то служебным делам, июльским небом вовсе не интересовался. Вместо этого он елозил взглядом по низам: по железнодорожному полотну, по разбросанным бутылкам, хабарикам и использованным шприцам. Он так увлекся этим делом, что зашел прямо под наши струи и поначалу даже не заметил этого факта. Но заблуждение его длилось совсем недолго.

— А… СУ-У-УКИ! — заорал он прямо у нас под ногами. — СТОЯТЬ!

Мы глянули вниз, и я мгновенно, словно во вспышке озарения понял, что только что произошло. Панаев размышлял еще быстрее меня — когда я обернулся, чтобы посмотреть на его реакцию, Теня и след простыл. Но в меня мент вцепился обеими руками и начал тянуть вниз, стаскивая с платформы.

Тут произошло сразу несколько событий. Сначала объявили, что электропоезд на Малую Вишеру подают на соседнюю платформу, затем толпа с криками и бранью бросилась к переходу между перронами, а потом на пути рядом со мной спрыгнул Кузьмич. Он повел себя продуманно и осторожно — сначала предъявил менту свои документы, а потом вступил с ним в пространную беседу, выясняя его намерения в отношении меня. Мы вместе поднялись на уже очистившуюся платформу и проследовали по направлению к милицейскому пикету. Шли мы как раз мимо готовящейся к отбытию электрички на Малую Вишеру.

— А где тут у вас пикет? — как бы невзначай поинтересовался Барин, и мент показал рукой — дескать, вон где.

Я увидел свой шанс. Как только Барин отвлек внимание моего конвоира, я рванулся изо всех сил, прыгнул в сторону и нырнул в открытое окно электрички. Вагоны были настолько забиты людьми, что не то что преследовать меня, а даже втиснуться в тамбур представлялось немалой проблемой. Барин остался на перроне в обществе взбешённого мента, тот даже хотел оттащить его в пикет — но тут Кузьмич уперся.

— За что? — возмутился он. — Я-то в чем виноват?

Мент плюнул и отстал от него — и Барин забрался в вагон, степенно и без излишней поспешности. По железному телу электрички прошла короткая судорога, послышался грохот трогающихся вагонов, и вокзал за окном заскользил назад. Тогда я выбрался из-под лавки и спокойно вздохнул — мы снова ехали, а наш путь лежал в Подмосковье — на второй «Кринн» в Карабаново.


Мы сбросили рюкзаки на маленькой поляне посреди леса, в густой тени скрывающих небо еловых лап. Благодатная прохлада прятала нас от палящих лучей июльского солнца, Крейзи развел небольшой уютный костер, а Злую Голову тут же послали за водой. Мы взяли его с собой, чтобы он тащил наш походный инвентарь — четырехместную палатку, костровой трос, пилу и оба котла. Все эти вещи принадлежали ему, а кроме этого Злая Голова тащил купленные за свой счет запасы пищи для всей экспедиции. На него же мы возложили хозяйственные заботы — воду и дрова, ибо истинно сказано: «Не стесняйся, если кто-то захочет тебе помочь. Это твой будущий раб, глупо отказываться от такого подарка».

Едва поспел кипяток, только-только мы устроились на отдых с бутылкой черничной Элберетовки[88] и гашишем, как спокойствие нашего быта было неожиданно и дерзко нарушено. Какой-то очкарик в синей подделке под «Адидас» вывалился к нам на поляну из близлежащих кустов. Он подслеповато щурился, водя по сторонам прыщавым еблом, а в руках держал топор и здоровенную спортивную сумку.

— Меня зовут Дан, — осмотревшись, заявил он. — А вы кто такие?

Мы сидели спокойно и лишь коротко переглянулись между собой. Крейзи сохранил невозмутимое выражение лица, Тень смотрел с легким недоумением, а вот Барин был явно недоволен.

— Меня «мастера» уполномочили на постройку крепости, — продолжал Дан. — А вы, так как не уплатили взносов, будете мне помогать!

Поставив сумку на землю, Дан достал из кармана листок бумаги и принялся мять его в руках. Весь листок был покрыт какими-то чертежами и карандашными закорючками. С этим листком Дан двинулся вокруг стоянки, на ходу раздавая великое множество указаний:

— Вот тут надо будет вырыть ров, а вот здесь вкопаем столбы… Но сначала надо приготовить ошкуренные стволы. Поднимайтесь, берите инструмент и идите за мной!

Нельзя сказать, чтобы его слова были встречены пониманием. Мы продолжали молча сидеть, как сидели, никто не проронил ни слова в ответ. Но выражение лица у Барина стало совсем уже мрачным, и даже Рыжая, обычно спокойная и уравновешенная, нахмурила брови и смотрела на наглого очкарика с оттенком неудовольствия. Но молчание затянулось, пора было что-то решать.

— Хорошо, — подал голос Крейзи. — Мы согласны с твоим предложением. Ты бери топор и иди, намечай стволы под валку, а мы сейчас подойдем. Мы только что с дороги, дай нам на сборы десять минут.

— Десять минут, не больше! — кивнул Дан, подхватил топор и скрылся в лесу. Когда его синий костюм перестал быть виден между деревьями, мы вздохнули свободней. Я налил по стопке Элберетовки, мы выпили и принялись судить, как бы нам избавиться от этого назойливого пидараса. Первым осенило Барина.

— Вставай, Джонни, — позвал он. — Есть идея!

С этими словами он подошел к сумке, которую оставил Дан, и расстегнул молнию. Распахнув края сумки пошире, Барин принялся туда ссать.

— Чего ждешь? — обернувшись через плечо, спросил он у меня. — Помогай!

— Зачем?! — удивился я, однако спорить не стал.

Вдвоем мы обоссали всё так, что в сумке сухого места не осталось. После этого Барин подобрал какой-то сучок, брезгливо подцепил им молнию на сумке и застегнул. Весьма довольные сделанным, мы вернулись к костру.

— Слушайте теперь сюда! — объявил Барин. — Если отпиздим этого кретина, то у нас будут проблемы. Скажут, что мы ни за что его отпиздили. А теперь есть очень хороший повод. Барин сделал руками жест — дескать, пригнитесь поближе — и зашептал:

— Сейчас он увидит, что мы не идем, и вернётся. Тут я у него спрошу — Дан, а нет ли у тебя туалетной бумаги? Если скажет, что нет, то ты, Крейзи, попроси у него какой-нибудь еды. А если он и еды не даст, то Тень пусть требует у него авторучку для строительного чертежа. Он полезет в сумку, увидит, что внутри все обоссано, и начнет нам предъявлять. Скажет: «Суки, да вы мне в сумку нассали!»

— Тут ему и пиздец! — врубился я. — Мы его хуярим, а потом, чуть что…

— Заявляем, что он принес нам обоссаную сумку, да еще и в бычку полез! Никто при таких раскладах за него не впишется — а мы уйдем в железобетонный отказняк. Типа — мы не ебнутые, чтобы ссать ему в сумку! На хуй нам проблемы, чё вы нам тут предъявляете? На том и порешили. Но плану Кузьмича исполниться не было суждено. Минуло десять минут, потом полчаса, и только на исходе часа какой-то парнишка прибежал с «мастерской» на нашу стоянку и закричал:

— Дан себе по голове топором попал! У него сотрясение мозга и сетчатка на глазах отслоилась!

— Очень хорош… — начал было Тень, но сразу же поправился. — Вернее, как это вышло?

— Он говорит, что замахнулся топором и случайно попал себе обухом по лбу, — скороговоркой выпалил парнишка. — Так что вы его не ждите… Где его сумка?

— Вон стоит, — показал Крейзи. — Отнесешь ему, ладно?

— Так я за ней и пришел! — ответил парнишка, поднял сумку и убежал.

Когда он ушел, мы поставили следственный эксперимент. Заставили Злую Голову взять топор и проиллюстрировать: как же это Дан попал себе обухом по голове? Но ничего вразумительного у Никки не вышло. Так что мы пришли вот к какому выводу — по некоторым вопросам Дан даже больший долбоеб, нежели Злая Голова. Проведя полевое совещание, мы признали Дана годным и зачислили его в Список Неуподоблюсь под именем «Дан Московский».

Дан был не единственный, кто не умел обращаться с топором. Вечером того же дня Брайн, больше всех суетившийся насчет постройки моста через реку, едва не отрубил себе ногу. Он звал и нас строить этот мост (чтобы на наш берег смог переехать запорожец московского Углука), кивая на несданные Ленскому взносы. Но работать на постройке моста нам не велела традиция. Мы не платили на играх ни разу и никогда не работали, а уж если брались — то больше всего об этом потом жалели недалекие работодатели. По всему выходит, что мы были правы — Брайн и взносы заплатил, и работал, а едва не остался за своё глупое усердие без ноги. Во время постройки моста случилось и еще кое-что.

Москвич Отче Федор вздумал проводить подводные работы на дне реки — заколачивать кувалдой крепеж для деревянных свай. Для этого он присоединил к противогазу резиновый шланг и полез в воду. Конец шланга Отче Федор оставил плавать на поверхности воды, поддерживаемый несколькими пустыми баллонами из-под лимонада. Чтобы туда не затекла случайная влага, Отче Федор надставил шланг обрезанной пластиковой бутылкой наподобие воронки. Это-то его и подвело.

Наблюдавший за стройкой Дурман увидал, как эта воронка соблазнительно покачивается возле берега — и вылил в неё целый котел воды. Несколько секунд все было спокойно, а затем на поверхности появились стремительно расходящиеся круги. Это бесновался под водой Отче Федор, неожиданно вдохнувший вместо живительного воздуха полную грудь мутно-желтой речной жижи.


На следующий утро мы с Кузьмичом спровоцировали бунт Злой Головы. Присев напротив него у костра, мы принялись вести вот какие разговоры.

— Не дохуя тебя Крейзи уважает, если все время гоняет то за дровами, то за водой, — начал я, пристально глядя на Никки.

— Да уж, — поддержал меня Барин. — Он вообще охуел. Но ты, видно, таким обращением доволен? Или все же нет?

Голова слушал нас с растущей заинтересованностью, так как тема перекликалась с его самыми затаенными мечтами. На таких, как Голова, подобные слова действуют подобно потокам воздуха, проникающим в сморщенный мешок. Вот мы с Кузьмичом и принялись «надувать» Голову, увеличивая постепенно его самомнение и решимость.

— А не так-то он силен, это Крейзи, — высказался я. — Вполне можно было бы послать его на хуй!

— Точно! — тут же подхватил Барин. — Как только он откроет рот, так прямо ему и сказать: «Иди-ка ты на хуй! Сам cходи себе за водой!»

— А уж мы бы тебя защитили от него, если что! — добавил я. — Дали бы ему пизды! Мы продолжали в таком духе до тех пор, пока не проснулся Крейзи. Он вышел к костру, уселся напротив Никки и как бы невзначай обронил:

— Голова, а Голова? Где вода-то?

Никки секунду смотрел на него, а потом на его прыщавом лице появилось выражение отчаянной решимости. Вот, казалось ему, наступил момент истины, возможность стряхнуть многолетнее иго и наконец-то почувствовать себя наравне с остальными! Не бегать спросонья за водой, а лежать на удобном «диване» в ожидании утреннего чая. Не таскать неподъемные рюкзаки, а прогуливаться налегке, попыхивая длинным косяком. Голова собрался с силами, встал и сказал как мог более веско:

— Какая я тебе Голова? Пошел ты на хуй, сам иди за водой!

Мы с Кузьмичом настаивали, чтобы Голова добавил к этому «пидарас», но это было слишком, на это Никки уже не отважился. Но и так получилось ничего. Крейзи некоторое время сидел молча, не в силах поверить собственным ушам, а Голова принял это временное затишье за полный успех. Победно оглянувшись на нас, он крикнул, глядя прямо Крейзи в глаза:

— Да, да, Крейзи — пошел ты на хуй!

Тут Крейзи встал, выхватил из костра полутораметровую головню, рдеющую на конце подобно багровому протуберанцу, и направил пылающий конец прямо Голове в лицо. Никки, силясь спастись от соприкосновения с пылающими углями, бросился назад, но споткнулся и упал на спину. Он полз на лопатках, а Крейзи шел рядом, приставив головню ему к подбородку.

— Джонни, Джонни! — заверещал Никки испуганно, не в силах повернуть голову и лишь кося в мою сторону выпученным от ужаса глазом.

Но так как я сидел с самым счастливым лицом, то Голова принялся взывать к Барину, ища обещанного спасения у него:

— Барин, Барин!

Но поскольку и Барин лежал в покатуху и не торопился его спасать, то Голова прибег к последнему средству.

— Крейзи, Крейзи! — истошно завопил он. — Крейзи, Крейзи-и-и!

Так был подавлен бунт Злой Головы, и снова установился привычный распорядок: мы нежились на «диванах» и курили длинные косяки, а Голова суетил с водой и с дровами. Свет летнего солнца падал сквозь еловые кроны веселыми бликами, погода стояла чудесная, и нам захотелось немного размяться. Мы взяли специально заготовленные колья и только принялись друг друга молотить, как вдруг нас прервал чей-то мягкий и как будто обволакивающий голосок:

— Что же это вы все деретесь, а реверса не делаете?

Мы обернулись и застыли, потрясенные увиденным. Прямо на нашу поляну вышел худощавый тип средних лет, горбоносый и кучерявый. Он был одет в помпезные и странные одежды, но больше всего нас поразило, что он ярко напомадил себе губы и подвел глаза. На уши он налепил кусочки пластыря, таким образом несколько их удлинив.

— Кто ты такой? — резко спросил Барин. — Какого хуя тебе здесь надо?

— Меня зовут Маккавити, — представился нам раскрашенный незнакомец. — А на этой игре я буду эльф Фиалхаст.

— Да какой ты эльф? — возмутился Крейзи. — Если ты эльф, тогда мы кто?

— Шел бы ты отсюда, — предложил Барин. — Иди, в другом месте поищи, кто тебе реверс сделает!

— Нет, — улыбнулся Маккавити. — Вы неправильно поняли, реверс — это удар торцом на возврате, сейчас я вам его покажу…

— Ну-ка на хуй! — возразил Барин. — Без тебя обойдемся! Не надо нам твоих «ударов торцом», ни «реверса» твоего, ни тебя самого!

На том и распрощались, но этот случай плотно засел у нас в памяти. Долго еще слово «реверс» вызывало негативные ассоциации, воскрешая в памяти напомаженные губы и подведенные глаза. С тех пор выражения «реверс» и «удар торцом» превратились в нашем понимании в ругательные и стали обозначать, благодаря встрече с Маккавити, гомосексуальный половой акт.


Под вечер мы принялись за своё любимое дело — стали жечь вещи спящего Головы. Жечь чужие вещи — своеобразная культура, тут нужен особый подход. Нельзя делать это впопыхах, ведь тогда вы получите минимум удовольствия. Тут необходимо тщательно подготовиться. Если вы освоите эту практику, то вам не понадобится больше ни филармония, ни театр — так возвышенно и блаженно вы будете себя ощущать.

Сначала Крейзи вбил в костровище несколько рогатин и повесил на них принадлежащий голове плащ от ОЗК.[89] Крейзи повесил его так, что полы скрывали приготовленные дрова, а рукава были подняты вверх. Было похоже, будто в сумерках над костровищем встала серая фигура с воздетыми к небу руками. Затем мы приготовили лежаки и устроились поудобнее: Крейзи раскурил жирный косяк, а мы с Тенью раскупорили бутылку клубничной Элберетовки. Прикурив косяк, Крейзи распахнул полу Головинского ОЗК и сунул догорающую спичку в кучу заранее приготовленной бересты и древесной трухи.

Стремительно вечерело, но сумрачное небо еще хранило последние закатные отсветы. Вскоре из рукавов плаща заструился густой дым. Рукава стали похожи на пару заводских труб — сначала дыма было немного, но потом тяга пошла, и к небу поднялись два темных, сыплющих сажей столба.

— Божественно, — неподвижно глядя вперед, выдохнул Крейзи. — Это действительно прекрасно! У меня самого чуть слезы не навернулись на глаза. Так великолепен был Головинский ОЗК, эманирующий в гаснущее небо струи плотного черного дыма. Они поднимались вверх, к низким облакам, на которых опочили последние багровые отсветы. Но вскоре солнечный огонь сменился другим пламенем — шипящим и красным, разгорающимся на земле. Это не выдержали температуры прорезиненные стенки плаща, отпустив наружу скрытый до поры жар. Темнота отступила, когда исполинская пламенеющая фигура встала над костром, сыпля во все стороны багровыми каплями.

— О-о! — воскликнул в восхищении я. — Немыслимая доселе красота!

— А ботинки-то? — вскинулся Тень. — Ботинки-то как? Тут мы вспомнили, как Злая Голова распинался о достоинствах своих новых ботинок.

— На сто тысяч километров пути с подошвы сойдет лишь двадцать наномолекулярных слоев, — вещал Никки, — а плотность материала такая, что её совершенно невозможно проткнуть.

— Давайте-ка проверим, — предложил я, — так ли это?

Стали искать Голову и нашли его в собственной палатке. Ботинки хитрая Голова одел на ноги, чтобы мы их не украли. Крейзи, взяв старую консервную банку, натыкал в ней ножом множество дырок, положил туда немного углей и древесной смолы. Когда импровизированная дымовуха разгорелась как следует, Крейзи отодвинул занавес у входа в палатку и сунул дымовуху внутрь. Минут пять все было спокойно, а потом послышался кашель. Стенки палатки зашевелились, и мы увидели, как Голова выпихивает банку из палатки ногой. Для сонной Головы и это было непросто, втянуть ногу обратно у Никки уже не хватило сил. Крейзи удовлетворенно кивнул и оставил все, как есть.

Сев у костра, мы принялись рассуждать, как испытать наномолекулярные слои на подошвах Головинских ботинок наилучшим образом. Оказалось, что у Крейзи есть с собой здоровенная швейная игла, и мне пришла на ум мысль приспособить её в качестве наконечника. Врезав иглу ушком в древко стрелы, мы обмотали наконечник проволокой, тщательно проверили прочность крепления и остались сделанным премного довольны.

Постелив одеяло перед входом в палатку, мы принялись курить гашиш и созерцать будущее. Лично для меня оно было очевидно — мой взгляд падал то на лук и стрелу, сложенные на одеяле, то на подошву Головинского ботинка, немного торчащего из-под закрывающего вход полога. Такие моменты словно тишина в горах, что предстоит камнепаду — еще все спокойно, тихо идут по небу перистые облака, но кто-то уже встал над осыпью и взял в руки увесистый валун. Мы докурили косяк, и я поднял лук с одеяла. Это устройство работы Гоблина, набранное из текстолитовых прутков, натягом примерно в восемнадцать килограмм. Из него мне удалось выстрелить со своего балкона в противостоящую моему дому школу и попасть в перекрестие рамы на четвертом этаже. Признаю, что я целил в стекло и надеялся, что оперенная пластиком стрела разобьет его и вонзится в одну из парт, но промазал. Порыв ветра отнес стрелу, и она увязла в раме. Школьный учитель, удивленный и взволнованный таким происшествием, выбрался на подоконник и принялся её тянуть. Больше всего я жалел тогда, что приготовил только одну стрелу. Но иногда и одной хватает.

Я наложил древко прорезью на тетиву и потянул. Упругая сила сопротивлялась мне, но я продолжал плавно выбирать капроновый шнур, пока не кончилась длина стрелы. Игольчатый наконечник нацелился прямо в пятку Голове, и тогда я выдохнул и спустил тетиву. Стрела мелькнула, древко с сухим стуком хлопнуло о подошву, задрожало и так и осталось торчать. Каблук не пропустил дерево внутрь, но швейная игла длиной в палец полностью ушла в глубину.

— Фуфел слои, — услышал я тихий вздох Тени и собрался кое-что прибавить от себя, но мне не дали. Над поляной и лесом, над полигоном и над всем Кринном, пронзая стволы деревьев и густой туман на полях, ероша хвосты кендеров и пугая задремавших драконов, разнесся пронзительный крик. Он был подобен визгу поросенка на бойне — длился, не умолкая, ширился и далеко разносился окрест. Это, обхватив себя руками за ногу и глядя выпученными глазами на торчащую стрелу, надрывался из глубины палатки Злая Голова.


Ночью, гуляя с бутылкой Элберетовки по полигону, Барин наслушался всяких разговоров и сплетен. Известное дело, люди любят слухи да пересуды, в игровой тусовке ходило огромное количество разнообразных историй и причудливых легенд. Многое из этого мы принимали за чистую монету, пока про нас самих не поползли подобные слухи. Вот тут-то мы и поняли, чего стоит этот «испорченный телефон».

Возле границы поля Барин заметил свет небольшого костра. Подойдя к огню, он поздоровался с людьми, его пригласили присесть и выпить по стопке. Попутно один из местных обитателей — высокий парень в конической меховой шапке — осведомился у Барина:

— Не боишься ночью один ходить?

— А что такое? — удивился Барин, по обыкновению прихвативший с собой под ватником железный топор. — В чем дело-то?

— Приехали тут одни, из Питера, — пояснил его собеседник. — Сатанюги, каких свет не видывал. Люди злобы невероятной, они…

— А, что там говорить! — вмешался еще один обитатель этой стоянки. — У меня кореш есть в Питере, так он рассказывает, они там у себя совсем вызверились! Сатане молятся и человечину едят, а дерутся железными трубами!

— Что? — удивился Барин, поначалу не понявший, про кого идет речь. — Я и сам с Питеру, но про такое не слышал. Что за народ-то?

— Грибные Эльфы, — шепотом объяснил парень в конической шапке. — Они вчера заехали. А нынче с их стоянки такие крики неслись, что сердце стынет. Изверги, не люди!

— Да ладно гнать-то! — миролюбиво отмахнулся Кузьмич. — Фуфло это всё!

— Слышь! — довольно грубо перебил его второй парень. — Не знаешь, так молчи! Брат дело говорит! Так и пошло: один скажет, а другие подхватят. Поначалу мы про это не ведали, но досужие языки мололи по тавернам и площадям, а праздные уши внимали. Слухи ширились, но не умолкали, так как тема была благодатная. Вскоре в кипящем океане людских пересудов у нас появилась собственная волна. Мы и сами вещали на ней, и другим не запрещали: милое дело сойтись с людьми и обменяться историями. Нам нравились легенды тех лет — про московских щитников, сцепившихся во время демонстрации с ОМОНом и взявших штурмом метро, про железные турниры, где реками льется человеческая кровь, и про страшный меч из вертолетной лопасти — зенитку Минигана.

Истории возносили своих героев, и у костров творилось древнее волшебство — там люди превращались в сказочных персонажей. Такого уже не увидишь в обычном мире, там телевидение и пресса готовят стимулы для заранее просчитанных реакций электората, мифам и легендам среди них места нет. На играх же все было не так: рекламы не дашь, информация распространяется окольными путями, правда реальности исчезает и превращается в истину сказок. Жизнь прожита не зря, когда про тебя говорят, и однажды на собрании коллектива Барин сказал:

— Хочу, чтобы у нас была самая известная ролевая команда!

Остальные братья согласились с этим намерением, но были и сомнения насчет путей для достижения такой возвышенной цели. Тогда Крейзи обратился к сокровищнице старых мультфильмов и процитировал многомудрую Шапокляк:

— Кто людям помогает, тот тратит время зря! — веско заявил он. — Хорошими делами прославиться нельзя!

На том и порешили. Этой же ночью мы бросили еще один камень в копилку людских сплетен, разговоров и пересудов. В рамках игры я, Крейзи и Тень были жрецами Юхиббола Сага, Отца Всех Зверей. Мы запланировали и провели грандиозный обряд, подписав общественность и присмотрев место на поляне перед новой крепостью клана Порося.

Это была грандиозная постройка из сырых бревен — двенадцатиметровый донжон, окруженный высокой бревенчатой стеной. Ворота крепости выходили на сумрачную поляну, образованную широким кругом старых елей. Они стояли стеною до самого неба, и только над ними, на тридцатиметровой высоте, виднелся призрачный купол июльских звезд.

Посреди поляны сложили огромную кучу дров, а вокруг собралось больше сорока человек народу. Дурман с товарищами приспособили полые колобахи над земляными ямами под барабаны, все выпили водки — и тогда Крейзи подошел и поджег хворост. Когда пламя лизнуло ветви, в дело вступил первый барабан.

Непростое это дело — подобные мероприятия. Есть такие, кто считает, будто в обрядах на играх главное — постановка и красота. Это полное фуфло, так как постановка и красота главное в театре, а вовсе не на игре. На такой обряд публика реагирует, как на дешевую оперу — смотрит с легкой скукой, а потом аплодирует и сморкается в платок. В обрядах же на играх главное — массовое безумие и коллективный кураж.

Для этого необходимо зомбирующее сочетание барабана, крика и ритмичного танца. При этих условиях можно обойтись одним алкоголем и не тратить наркотики. Люди втягиваются не сразу, но постепенно тема захватывает всех. Барабан начинает дело, медленно и ритмично проникая в подкорку, а кто-нибудь должен в это время «пойти в люди» и начать заводить народ. В этот раз эту работу взял на себя Тень.

Возникло концентрическое движение, вокруг костра образовались два разнонаправлено вращающихся круга людей: «по» и «против» часовой стрелки. Пошла по рукам припасенная заранее водка, пламя постепенно разгорелось — и тогда подключились новые барабаны.

— А ну, — заорал я, выходя на центр поляны, — хуй ли движемся, как очередь в зубной кабинет? Зачем мы здесь?

— Чтобы! Позвать! — рублеными, надсадными воплями ответил мне из толпы собравшихся Тень. — Юхиббола! Сага!

— Юхиббола Сага! — заорал я, поднимая заготовленный специально для этого посох. — А ну, позовем! И уже вместе, под нарастающий грохот барабана, мы начали:

— Юхиббол Саг! Юхиббол Саг! — постепенно толпа подхватила этот клич, сначала нестройно, а потом все более ритмично и слитно: — Юхиббол Саг!

Поначалу я орал, как резаный, а мой голос далеко разносился окрест. Но теперь я кричал и сам себя не слышал. Так ухало над поляной, над гудящим костром и над бешено вращающимися человеческими кругами гулкое и страшное:

— ЮХИББОЛ САГ! ЮХИББОЛ САГ!

Крик то затухал, то вновь поднимался, и тогда заполненные барабанным ритмом мгновения относительной тишины сменялись внезапными взрывами. Люди в толпе вскидывали руки и вопили, выкликая Юхиббола. У нас уже был опыт таких мероприятий, ведь по сути это то же самое, что петь «маму». Сначала ты делаешь это как бы в шутку, но потом тебя захватывает гипнотическое чередование движения и ритма, а окружающая толпа действует как усилитель. Так недолго перекинуться — от таких обрядов сознание тает, а окружающая реальность плывет. Буря чувств поднимается изнутри, ноги сами пускаются в пляс, и все тело движется, как заводной автомат. Горло испускает чудовищный рев, руки мечутся по сторонам, а человек в такие моменты находится ближе всего к миру подлинного волшебства. Когда большинство окружающих стало соответствовать этому определению, я дал отмашку, барабаны сменили ритм, а на центр поляны вышли Рыжая и Крейзи.

В круге желтого света их лица выглядели неестественно бледными. Подойдя к огню, они обратили взгляды к небу и начали говорить — медленно, тяжелым речитативом. Из того, что они говорили, я не понял ни слова, но их голоса, размеренные и плывущие, проникали внутрь черепа не хуже звуков барабана. Они словно пели, а вокруг, подняв руки, кружились люди, слышно было тяжелый, мерный топот множества ног. Пока это творилось, ясное доселе небо заволокло тяжелыми тучами, а в их нависающем спокойствии я почувствовал дыхание близкой грозы. Когда Рыжая и Крейзи закончили петь, я снова дал отмашку. Барабанный ритм сменился и, нарастая, потек над поляной.

— Отец всех зверей, Юхиббол Саг! — крикнул я. — Яви нам свою мощь! Я вскинул посох, и над поляной грянуло, поднимаясь к почерневшему небу:

— ЮХИББОЛ САГ!

И небо ответило, раскрылось прямо над нами ветвистой молнией, засияло и зашипело прямо над головой. В один момент свет костра сделался тусклым и незаметным, а темнота исчезла, сменившись мгновенной вспышкой нестерпимого света.

— Мы слышим твой голос! — еще не до конца поверив в такую удачу, чисто на автомате заорал я. Мой крик полыхнул в наступившем мгновении тишины, и тут же погас, заглушенный громовым ударом такой силы, что я едва устоял на ногах.

— На нас твоё благословение, — услышал я голос Крейзи, а потом с неба на поляну стеной обрушился холодный дождь.

Он был так силен, что почти сразу же потушил пламя костра. Стало сначала сумрачно, а потом и вовсе темно. В наступившей мгле какое-то время еще звучали барабаны, а затем смолкли и они — обряд Юхиббола Сага закончился.

Мы отправились домой, еще не совсем понимая, какого эффекта добились своим чародейством. Из сорока человек, учувствовавших в нашем обряде, треть (наиболее впечатлительные и суеверные) временно повредилась умом. Им казалось, что в наступившей тьме клубятся какие-то зловещие тени, что холодные пальцы начали рвать их за одежду и лицо. Из-за этого двенадцать человек сгрудились у костра Порося и идти через лес до наступления рассвета отказывались. Впрочем, все обошлось, и единственным действительно пострадавшим оказался питерский региональщик по имени Гэс. Его прислали с «мастерской» на роль «вызываемого существа» — закутаться в плащ-палатку, бегать по лесу и рычать. Но Отец Всех Зверей не нуждался в помощниках и заманил Гэса в ловушку. Тот упал в одну из волчьих ям, вырытых Порося на подходе к их крепости, и сломал ногу.


С утра мы с Крейзи отправились к реке, чтобы искупаться, но были остановлены какими-то тремя господами.

— Повелитель Маккавити, — заявили они, — приглашает вас для беседы.

— С хуя ли такая честь? — поинтересовался я.

— Про то мы не ведаем, — был нам ответ. — Знаем только, что есть к вам какие-то претензии.

Немало заинтригованные, мы отправились за ними. Маккавити предстал перед нами посреди собственной крепости, за длинным столом. Первоначальный свой наряд он сменил на долгополый балахон, а непристойную раскраску смыл, так что поначалу мы его даже и не узнали. Выглядел он теперь не в пример лучше, зато повел себя далеко не ласково. Когда мы подошли, Маккавити вскочил и начал нас обличать:

— А-а, пришли, голубчики! — начал он, но тут я его перебил:

— Какие мы тебе голубчики? Говори, зачем звал?

Тут Маккавити сменил тон, предложил нам сесть и повел более обстоятельный разговор. Человек он оказался странный, но на удивление приятный в общении. И хотя приятность эта была лживая донельзя, отдающая паттернами конфликтологии и НЛП,[90] но как говорится — уж какая есть, спасибо и за такую. Говорили мы за разное, но кое-что Маккавити рассказал нам и про себя. Фамилия его Асмолов и он вроде как историк — так, по крайней мере, он сам нам представился. Он выпустил несколько книг, ни одной из которых никто из нас не читал, и содержал в Москве собственную сек (-цию/-ту), занимающуюся вопросами изучения айкидо. Люди говорили нам про него, будто бы на каком-то турнире он разрубил двумя ударами пластиковой катаны своему оппоненту обе ключицы. Но в этом мы ничего удивительного не видели. А удивительно нам было то, что Маккавити слыл на всю Москву первейшим гомосексуалистом — но нисколько этого не стеснялся и убеждений своих не скрывал.

— Если опираться на понятия, — вещал нам Маккавити, — то слово «пидор» ко мне неприменимо. Пидор — это тот, кого ебут в жопу, я себя в жопу ебать никому не позволю. Что с того, что мне нравятся мальчики? Любой уголовник вам скажет…

— Ты погоди, Маккавити, мы-то не уголовники! — перебил его Крейзи. — И по моему мнению — что ебать в жопу, что жопу подставлять…

— Но в тюрьме считается… — гнул своё Маккавити.

— Но мы-то не в тюрьме! — перебил его я, на всякий случай постучав костяшками по бревенчатому столу. — Да и ты тоже. Завязывай с пропагандой, мы с братом никого ебать в жопу не собираемся! Говори скорее, зачем нас звал! Маккавити откинулся в кресле и сурово уставился на нас.

— Как вы смеете, — сурово спросил он, — приезжать сюда и такое устраивать? Колдовать, вызывать гром и молнию, людей пугать и перевернутые кресты вокруг моей стоянки в землю закапывать? А?

— С этого места, — попросил я, — если можно, подробнее…

Оказалось, что до Маккавити уже дошли слухи про вчерашний обряд. Но дошли в несколько преувеличенном и немного искаженном виде. Говорили, будто бы мы чашками пили кровь, поклонялись Сатане и весь вечер сыпали в адрес Маккавити чернейшими проклятиями. А поутру возле стоянки Маккавити обнаружили шесть вкопанных в землю перевернутых крестов, которые нам тут же предъявили в доказательство Маккавитские ученики.

— И еще, — суммировал Маккавити свои обвинения, — когда к вам посылают за разъяснениями, вы моих учеников на хуй посылаете, да еще…

— Да каких учеников? — взбеленился вдруг Крейзи. — Какие, на хуй, кресты, какие проклятия? Ты в своем уме?

— Я предстою в Ордене Света, — сурово объявил Маккавити, — и знаю, что говорю!

— Ложный насквозь твой свет, — возразил ему Крейзи, — потому что ты мужиков в жопу ебешь! Я тебе натурально говорю, крестов твоих мы знать не знаем, делать нам больше не хуй, как их вокруг тебя в землю закапывать! А касаемо обрядов наших — не твоего ума дело, что и как мы устраиваем! Если боишься колдовства — носи амулет! — закончил Крейзи свою речь. — Пошли отсюда, Петрович! (Петрович — это, стало быть, я.)

Мы поднялись и пошли к себе, а Маккавити встал и крикнул нам вдогонку:

— И повежливей надо себя вести, когда к вам людей за расспросами посылают!

— Про что это он? — спросил я у Крейзи, но он только плечами пожал.

Когда мы пришли на стоянку, то первым делом увидели Барина. Он сидел у костра с недовольным лицом и пил водку. Заметив нас, он оживился и вышел навстречу:

— Хотите знать, что тут без вас творилось?

— Ясное дело, — кивнул Крейзи. — Валяй, рассказывай. Мы уселись у огня, и Барин начал объяснять:

— Сижу я на стоянке, пью водку — и тут выходит их лесу какое-то хуйло. Здесь, спрашивает, стоянка Грибных Эльфов? Ну, я ему отвечаю: «Мне почем знать?», да только он настойчивый оказался. Знаю, говорит, что здесь! Меня, говорит, Маккавити послал, разузнать, к каким силам вы апеллировали, когда вчера хотели его молниями убить?

— Вот кого Маккавити имел в виду, — толкнул я Крейзи локтем. — Когда толковал про обиженного ученика!

Надо здесь пояснить, что Кузьмич разговоров о колдовстве на дух не переносил. Все рассуждения про мистику, даже самые осторожные, Барин сразу же посылал на хуй. Ни во что подобное он не верил, придерживаясь в жизни сугубо материалистических убеждений. Ему было похуй не то что на мистику, а и на самого Сатану — в его мире совершенно ненужного. Так вышло потому, что без бога Сатана — не пришей к пизде рукав, а в бога Кузьмич не верил.

— Вот я его и спрашиваю, — продолжал Барин, — ты что, совсем охуел? Ты ебнутый? А он давай сердиться и указывает мне — надо дельно отвечать: какие применяли пентакли, какие слова говорили? Как сумели заклясть молнию? Я от этого сам чуть не охуел! Иди, говорю ему, отсюда добром, ебанат несчастный! В дурдом тебе надо! Там тебя всему научат — и словам, и пентаклям, и как молнию заклинать! Пошел-ка ты на хуй!

Могила для Щорса

«Имели Щорса с колыбели

Среди тугих подушек.

И прутья жесткие скрипели

И не было игрушек»

Веселые четверостишья

В августе этого года под Питером появился новый игровой полигон — возле станции «Шапки». Это холмистая местность вокруг небольшого озера, открытый и светлый сосновый бор. Первой нашей игрой здесь были «РХИ-96» производства Джулиана, Щорса и Ингвара. Со всеми ними на этой игре так или иначе получились смешные истории.

Мы приехали в Шапки шумной толпой и поселились на сконструированной неизвестно кем делони.[91] Это помост на высоте примерно четырех метров, окруженный хлипкими перилами, с отверстием посередине шириной примерно метр на метр. Мы занавесили перила одеялами, отверстие посередине заложили щитом и взялись за обустройство эльфийского быта — принялись пить водку и курить коноплю. Делонь наша располагалась у озера, почти в самом центре полигона, от неё до «мастерской стоянки» было рукой подать.

В этом году в природе произошла редкая аномалия — еще не перевалило за пятнадцатое августа, а на полях уже вовсю поперли грибы. Крейзи вместе с Иришкиной соседкой по даче, Ленкой Глазовой, собрал в районе Грузино не меньше полутора тысяч штук. Так что нам не приходилось скучать, сидя у себя на делони. Кое-кто в тот раз даже переусердствовал с грибами.

Строри и Барин сьели примерно по сто двадцать штук, запивая все это дело красным вином. Против обыкновения, затеяли они это дело субботним днем — светило яркое солнце, а кругом нашей делони суетился со своими заботами разномастный народ. Все бы ничего, но тут Строри и Барин неожиданно перекинулись.

Всего минуту назад они еще сидели на делони, весело болтая ногами и посмеиваясь дружеским шуткам. Но в следующий момент темное облако снизошло на их разгоряченные наркотиками умы. Первым накрыло Строри: взяв две бутылки вина и штык-нож, он спустился с делони и в категорической форме позвал за собой Кузьмича. Больше никто из братьев с ними не пошел, но через пару часов я разглядел Барина и Строри с навеса. Они устроились неподалеку, на залитом солнцем бугорке. Тогда я взял у Крейзи несколько папирос с планом и отправился к ним. Перед братьями стояла початая бутылка вина, но на их лицах я не увидел радости, не заметил привычного оживления. Вглядевшись получше, я не поверил собственным глазам — такие мрачные были у них рожи. На лбу у Строри выступили капельки пота, голубые глаза подернулись мутной поволокой. Но говорил он быстро и жестко, как человек, только что принявший ответственное решение.

— Убьем Щорса сегодня вечером. Сначала убьем, а потом похороним по-человечески…

— Да, — поддержал его Барин, — мы не бросим его, мы не звери! Похороним его в глубокой могиле, куда сможет потом приезжать его отец или мать… Сказав это Барин горько заплакал у Строри на плече.

— Ты не представляешь, брат, — сквозь слезы произнес он, — как мне жаль его мать! Растить такого мудака…

Я прилично охуел с такого разговора, а особенно — с тех слез, что Кузьмич размазывал по Строриной афганке и у себя по щекам. Я в жизни не видел, чтобы Барин плакал, а тем более — рыдал в три ручья, как сейчас.

— Вы чего, братья? — спросил я, потихоньку приближаясь. — Чего это с вами? Но тут Барин обернулся на голос — и я замер. Застыл, словно вкопанный. Лицо Кузьмича было ужасно: разводы грязи, прорезанные светлыми полосами стекающих слез. А из-под этой маски на меня смотрели совершенно безумные, пластмассовые глаза. Я словно споткнулся об этот взгляд, мне стало не по себе. Я испугался, несмотря на принятые мною сто двадцать грибов, немыслимое количество плана и несколько бутылок вина.

— Мы решили сегодня кого-нибудь убить, — внятно произнес Барин. — И остановили свой выбор на Щорсе. Но мы не хотим делать этого тихо — мы не крысы, чтобы прятаться по кустам. Мы сделаем это при всех, возле «мастерской», на закате!

— Вы ебнулись? — тихо спросил я. — На хуй при всех-то? Где вы потом будете скрываться?

— Мы не будем скрываться! — повернулся ко мне Строри. — Мы во всем сознаемся и сядем в тюрьму, как правильные пацаны.

— Сознаетесь? — машинально переспросил я. — Сядете в тюрьму?

А потом у меня у голове словно бы перещелкнуло и я начал осторожно, шаг за шагом пятиться назад. Строри проводил меня тяжелым взглядом — я прямо-таки ощущал, как ползает по мне перекрестие мыслительного прицела. Но все обошлось, братья меня пока еще узнавали. Тогда я медленно отошел подальше, развернулся и побежал обратно к делони.

— Тревога! — вопил я. — Строри с Кузьмичом перекинулись!

Я не ошибся. Братья снялись со своей засидки на пригорке, достали откуда-то пару штыковых лопат и пошли по дороге, что вела к «мастерской стоянке». Непосрественно пред «мастерской» они разделись по пояс и принялись копать, лишь изредка останавливаясь, чтобы перекурить и выпить полстакана теплой водки или вина. Они рыли могилу, причем делали это с таким серьезными и мрачными лицами, что мало кто решился поинтересоваться о надобности этой затеи. Хотя место было — мало сказать, что людное.

Единственный, кто на это решился, был Ингвар — человек небольшого ума, зато известной надменности. Приблизившись к раскопу вальяжной походкой, он заметил с некоторым неудовольствием:

— Что это тут такое? Кто разрешил? Ну-ка, быстренько закопайте все это обратно! Надо было видеть, какую реакцию вызвали его слова. Строри, сидевший до этого на краю будущей могилы, встал и подошел к Ингвару практически вплотную. Вопреки обыкновению, Костян не кричал и не обзывался, не хамил, не лез в драку и не угрожал.

— Мальчик, — подняв на Ингвара взгляд, тихо произнес Строри. — Иди поиграй! Видно, что-то в лице Строри показалось Ингвару подозрительным. Он не стал спорить, развернулся и ушел от греха подальше. Яма продолжала углубляться, а к исходу дня братья принялись отбивать стенки и править углы. Работали они не быстро, так что когда их труд начал подходить к завершению, тревожная весть об их намерении успела облететь весь полигон. Щорс, узнав об этом, поначалу не поверил своим ушам. Он принял это за глупую шутку и лично пришел, чтобы убедиться в правильности своего предположения. Но, на свою беду, застал подготовку к собственным похоронам в самом разгаре.

Болгарский Святой Отец, прознав о намерении Строри и Кузьмича, взволновался чрезвычайно. Он буквально не находил себе места — пока не выпил литр водки и его не осенила дельная мысль. Святой Отец отправился в лес, раздобыл там дерево и срубил из него здоровенный крест. Этот крест Отче положил себе на горб и потащил, обливаясь слезами, прямиком к «мастерской», где орудовали лопатами Строри и Кузьмич. Все, кто видел в тот день Болгарского Пастыря, не на шутку перепугались. Такое жуткое впечатление он производил: босой, с крестом поперек плечей и рыдающий во весь голос. По пути Отче распевал Богородицу так, что от его воплей сосны в лесу дрожали.

— Богородица Дево, радуйся! — выл Свотик, а по его глазам текли целые потоки слез. — Царица небесная, по-о-милуй мя!

Так жалко ему было, как он потом объяснял, Строри и Кузьмича. Жалко товарищей, принявших на себя тяжелый крест: избавить землю от исчадия Сатаны Щорса, взять на себя его поганую кровь и пойти за это в тюрьму. Характерно, что Отче и не думал отговаривать братьев. Наоборот, он предпринял многокилометровый крестный ход через весь полигон, чтобы благословить их начинание. Святой Отец намеревался соблюсти все условности и предоставить для могилы Щорса собственноручно изготовленный и освященный крест.


Сказки темного леса

Придя к «мастерской», Отче тут же водрузил крест возле могилы — и ни Строри, ни Кузьмич не посмели ему в этом мешать. Отче был в едва ли лучшем, чем они сами, состоянии: постоянно и искренне плакал, горячо проповедовал и опять довел обоих братьев до слез. По его речам выходило, что Костян и Андрюха (так обращался к ним Отче, добавляя при этом, что Строри и Барин — бесовские имена) святые, а то что они задумали — беспримерный подвиг, достойный великомучеников. Годы, проведенные в тюрьме, обещал Отче, впоследствии зачтутся и станут основой блаженства в раю. Под конец Святой Болгарский Отец благословил обоих будущих убийц, расцеловал в обе щеки и потребовал от них такой клятвы:

— Клянитесь, — приказал он, — что Щорса, собаку, похороните ногами к кресту! На Щорса все это произвело самое тягостное впечатление. Сначала он смотрел на Строри и Кузьмича с презрительной улыбкой, но явление Святого Отца в корне поменяло его отношение к ситуации. Когда он воочию увидел, как все трое рыдают и молятся на краю могилы возле бревенчатого креста — то ощутимо изменился в лице.

Время экзекуции было публично объявлено, так что Щорс все чаще начал посматривать вверх — на быстро темнеющее небо. Когда братья закончили молебен и принялись точить на краю ямы ножи, Щорс не выдержал и побежал. Бежал он на удивление быстро, и его невысокая фигура очень скоро потерялась в лесу, скрылась между деревьями.

На делони в это время прочие братья держали по поводу всего этого совещание. Дельных идей не было, так как Строри и Кузьмич отклонили уже два направленных к ним братских посольства.

— Идите играть, мальчики! А мы отправимся в тюрьму! — был нам ответ, и ничего более вразумительного нам добиться не удалось. После же молебна, устроенного Святым Отцом, ситуация еще больше накалилась.

— Мы отправимся в рай! — категорически заявил Строри, и Крейзи нашел, что это дурной знак.

— Теперь точно зарежут, — заявил он. — И все из-за этого сумасшедшего попа! Были даже предприняты осторожные попытки силового урегулирования. Но они — призванные предотвратить — сами едва не закончились смертоубийством. Осознав в нас помеху своим планам, Строри и Кузьмич похватали лопаты и приготовились кровью отстоять своё начинание.

— У-убью, суки! — вопил Строри. — Брошу в одну яму со Щорсом!

Также осталось без успеха намерение Гоблина оглушить братьев, бросить их в могилу и там присыпать до утра бревнами и землей. Он попробовал потихоньку подобраться к Строри и Кузьмичу, пряча под одеждой обмотанную тряпьем колотушку. Но Строри разгадал его замыслы и едва Гоблина не зарезал.

Проблема казалась немыслимой, но разрешилась сама собой. Отправившись в темноте искать Щорса, братья побывали во множестве лагерей — но Щорса нигде не нашли. Он прятался в то время в палатке у Морадана, с головой забравшись под его пенку. Чёрный Человек навалил сверху него спальников и улегся сам, а Строри и Кузьмичу сказал:

— Какой вам тут Щорс? Щорс у Олмера! Идите-ка лучше спать!

Так что своим избавлением Щорс обязан исключительно Морадану. Не найдя нигде и следов Щорса, братья понемногу успокоились, вечерняя прохлада остудила их разгоряченные умы. Поганки начали отпускать, и Строри с Барином начали кое-как осознавать мир. Им было нелегко, так что я увел их на лесистый холм — поправлять здоровье вином и курить коноплю. Мы расселись на толстенном бревне и вели неторопливые беседы, в ходе которых я разъяснял братьям про их недавние заблуждения. Но тут кто-то зашуршал в темноте, послышались осторожные шаги, и прямо перед нами возник чей-то силуэт. Я поднялся навстречу и узнал Джулиана — эмберский принц пер в темноте напролом, матерясь и бряцая звеньями короткой кольчуги. Я думал поздороваться с ним, но меня опередил Строри.

— Щорс! — заорал он, прыгая на Джулиана с ножом. — Попался!

Удар прошел вскользь, соскочив со звеньев кольчуги. Джулиан, наверное, и не понял в темноте, какая ему в тот раз улыбнулась удача. Виду он, по крайней мере, не подал.

— Да какой из меня Щорс? — дружелюбно ответил он. — Пропустите, чего вы толкаетесь? Я поскорее попрощался с ним и снова уселся на бревно, упрекая Строри за склонность к рецидивам. Я убеждал его утихомириться и наслаждаться красотами августовской ночи. Но слова мои звучали впустую — место для посиделок мы выбрали неспокойное.

Меньше чем через десять минут пара влюбленных, юноша и девушка, медленно продефилировали в темноте мимо нашего бревна. Требование остановиться и назвать себя они проигнорировали, а на просьбу Строри указать на местоположение Щорса влюбленная пара ответила непринужденным хихиканьем. Вот этого им делать не следовало. К насмешкам над сегодняшними событиями Строри с Барином еще не были готовы.

По настоянию Барина мы встали, с матом взвали на себя тяжеленное бревно и побежали вниз с холма — вдогонку за ускользающей парой. Бревно было длиной метров пять, а весило столько, что мне показалось — еще немного, и у меня порвутся связки или сломается спина. Мы неслись в темноте, постепенно разгоняясь все быстрее, а ориентировались лишь на доносящееся хихиканье и курлыкающие голоса. Когда мы оказались от влюбленной парочки метрах в трех, бежавший впереди Барин крикнул:

— Эй, вы!

С такой дистанции даже в августовской тьме стали видны два стремительно приближающихся силуэта: один повыше, а другой пониже. Они начали разворачиваться на голос, когда передний конец бревна со страшной силой ударил прямо по ним. Так бьет застрявшую на переезде легковушку локомотив, таким ударом приветствует городские ворота окованный железом таран. Удар отозвался у меня во всем теле, бревно вырвалось из рук, и мы все — я, Строри и Кузьмич — упали и покатились с холма. Инерция протащила нас далеко по склону, только у подножия нам преградили дорогу древесные стволы. Тогда мы остановились и смогли наконец подняться на ноги.

— Петрович, ты как? — услышал я голос Строри.

— Вроде цел, — ответил я, тряся ушибленной головой и цепляясь за ближайшее дерево. Перед глазами плыло. Темнота шевелилась, в зрительном поле то и дело вспыхивали назойливые цветные круги.

— Кузьмич! — снова позвал Строри. — Кузьми-и-ич!

— Я, — отозвался Кузьмич ниже по склону. — Чего?

— Пошли домой, — предложил Строри. — Хватит на сегодня.


Не одни мы этой ночью не находили себе места. Неподалеку от «мастерской» Крейзи повстречал наших добрых знакомцев: Эйва и сэра Влада. Они прохлаждались на полянке с бутылочкой «Полной Луны», а Крейзи взял и угостил их грибами. Эйв с Владом грибы съели, благодаря чему над разделяющей наши коллективы пропастью был перекинут прочный мост дружбы. А со временем и саму пропасть залили вином и закидали пустыми бутылками. Благо, что так вышло, потому что люди на той стороне собрались как на подбор — один другого удивительнее. Взять хотя бы такую элементарную вещь, как название их коллектива. Люди вокруг не зря называли их «тусовкою Эйва» и больше никак, были к этому свои причины. Сказалась иезуитская политика сэра Влада, обожавшего представлять своих товарищей на каждой игре да на новый лад. Он поднял вокруг этого вопроса такую муть, что она до сих пор не осела. Я сам, хоть и знаю их банду уже больше десяти лет, ни за что не взялся бы разбираться с этим вопросом. До такой степени они все здесь запутали.

Коллективом Эйва их называли вовсе не потому, что он над ними правил, а потому, что из них всех он был самый общительный и подрывной. В 1992 году Эйв отдыхал в пионерлагере «Северные Зори» и познакомился там с неким Олегом, в питерской ролевой тусовке больше известным под именем Дэф. Он то и пригласил Эйва посетить зимнюю городскую игру по «Хроникам Эмбера» Берриного производства. А в июне следующего года Эйв вместе со своим другом детства Макутой и неким Денисом появились на первой в своей жизни полигонной игре («Айвенго-93» в Заходском). Там они познакомились с организаторами будущего «Хирда» — Даином, Мораданом и Аазом.

В январе 1994 Эйв взялся помогать Даину делать игру, которую они решили назвать «Город на песке». Проводили ее на побережье Финского залива, в районе станции «Солнечное». Там прячется среди песчаных дюн небольшой замок — бетонные стены высотой под два метра, трое ворот и четыре округлых каменных башенки. Это место первыми обнаружили Эйв и его друзья, после чего «Солнечное» несколько лет считалось одним из самых популярных «зимних» питерских полигонов.

Самый первый «Город на песке» посетило чуть больше пятидесяти участников — а это совсем немало для «зимней» игрушки в 1994 году! А в марте этого года Эйв вместе с Мораданом провели в Александровской[92] игру «Перумовка», поразившую участников рекордной по тем временам численностью — в сто двадцать человек. После этого Эйва было уже не остановить. За следующие пару лет Эйв вместе со своими товарищами организовал в Питере семнадцать игр,[93] в основу большинства из которых был положен новаторский принцип «преемственности ролей».[94] Это немалое число, и среди питерских «мастеров» тех лет трудно будет назвать человека, который сделал бы больше.

Примерно через год, в августе 1994 года («Мир Цветов» Эрика и Германа в Заходском), Эйв вывез с собой еще одного своего одноклассника — Агафошу. А в феврале этого же года Эйв, Макута, Агафоша и Денис познакомились с остальными участниками своего будущего коллектива — сэром Владом и его двоюродным братом Лехой, одноклассником Влада Родиком, Арагорном и его знакомым Мелькором.[95]

Вышло это знакомство во время очередной зимней игры по Эмберу — той самой, где приятель Дэфа Лот осушил Аазу по горбу «мечом» из полутораметровой стальной трубы. В завершающем бою «последний лорд Хаоса» Ааз дрался с парой мечей в руках против то ли четверых, то ли пятерых «янтарных» противников. Он вращался кругом себя, отбивался и осыпал противников великим множеством жестоких ударов — но Лот оказался хитрей.

Подкравшись неведомо как (сам Лот парень немаленький) к Аазу со спины, он размахнулся и со всей одури врезал Аазу своим новым «мечом». Х-х-хрясть! Кабы взбешенный Ааз смог разогнуться после этого удара — Лоту не жить. Но природа наделила Лота не только ростом, но и силушкой, так что в ближайший час ни о какой мести Ааз даже не помышлял. А потом, видно, забыл — человек он отходчивый.

Влад и Леха обитали неподалеку от станции метро «Канал Грибоедова» — во дворе, известном между питерскими неформалам как «двадцатка». Это тихий маленький дворик напротив Казанского собора, в котором временами случались самые настоящие безобразия. Особенно хороша история, которая вышла с Владом и его друзьями во время празднования дня 9 мая. Эта история — словно полотно, которое пьяный художник нарисовал человеческой кровью, взяв в руки заместо кисти ржавый хозяйственный нож.

Крепенько выпив, Влад, Родик и еще пара человек отправились за водкой к метро. У ларька они зацепились языками с четырьмя пьяными незнакомцами, дерзко предъявившими права на ихнюю водку. Одного из них Владик сумел уработать ногами, а другому разбил голову бутылкой один из Владовских друзей. Впору было праздновать победу — но тут на помощь к незнакомцам прибыло неслабое подкрепление.

Увидав такое дело, Влад и его друзья почли за лучшее отступить. Троим из них это удалось сделать, но вот Леня по прозвищу «Пятна» (одногрупник Владика) немного отстал. Он не успел скрыться от преследователей во Владов подъезд, так что его товарищам оставалось только гадать, что же с ним на самом деле случилось.

— Схватили его! — высказал предположение Влад. — Надо идти выручать!

Схватив на кухне пару ножей, Влад бросился на улицу, а вместе с ним отправились Родик и Леха. На всякий случай Владов брат прихватил с собой толстую палку, конец которой был густо утыкан гвоздями, и точно такая же палка досталась Родику. Друзья успели отойти от подъезда едва ли на квартал, когда набережную впереди перегородила целая толпа — человек двадцать.

— Многовато! — шепнул Леха, глядя на это сборище. — Не сдюжим!

— Надо срочно делать ноги! — поддержал его Родик. — Иначе нам пиздец!

Пока друзья решали, как им быть, люди на набережной разглядели недавних обидчиков. Толпа сорвалась «с места в карьер», так что Владу и его товарищам пришлось ломиться от них по набережной обратно к подъезду. Во время этого бега Родик и Леха вырвались вперед, а вот Влад немного отстал. Он не успел добежать до подъезда всего несколько метров, когда первый из преследователей настиг его и вцепился рукой в воротник. Видя, что дело дрянь, Влад развернулся на бегу и ударил преследователя ножом. Удар был хорош — Владов противник заорал и покатился по земле, зажимая рану руками. Но и самому Владу не повезло. Оборачиваясь, он не заметил высокий поребрик, споткнулся об него и кубарем полетел на асфальт. Падая, Владик врезался в каменный парапет и сломал себе левую руку, но все равно успел вскочить на ноги и нырнуть в подъезд раньше, чем до него добрались остальные преследователи.

Обороняя вход в подъезд дубинками и ножами (тесак Владик так и не выпустил), друзья сумели захлопнуть железную дверь и запереть её на замок. Взбешенные нападающие пытались выломать двери снаружи, но им помешал проезжавший мимо милицейский наряд. Услышав визг тормозов и хлопанье дверей милицейского «козелка», Влад, Родик и Лех оставили свой «пост». Они отправились прятаться к Владику на квартиру — зашторив все окна и благоразумно выключив свет. Сидя в темноте и распивая с боем доставшуюся водку, друзья оплакивали судьбу своего товарища Лени. Напрасно — как выяснилось, Леня вовсе не «попал в плен», а всего лишь решил «обойти дворами» не понравившуюся ему «группу агрессивной молодежи». С ним все было в полном порядке, и когда буча у подъезда утихла, Леня спокойно вышел из ближайшей подворотни и позвонил в дверь.

С входной дверью дела обстояли хуже всего. От места падения Влада до самого подъезда тянулась кровавая полоса, а поверх самой двери застыл узор из подсыхающих багровых разводов. На стальной поверхности отпечатался рисунок окровавленных рук, темный ихор виднелся повсюду — на дверной ручке, на петлях и возле замка. Было похоже, что раненый преследователь бился о металлический лист грудью, в бешеном исступлении пытаясь ворваться в подъезд. Другой занятный случай произошел с Агафошей, который выделялся среди своих товарищей действительно редкими качествами. Он был навроде нашего Слона — чудовище, которое не мама с папой растили, а с матом собирали из легированной стали на секретном заводе военные специалисты. «РХИ-96» Агафоше пришлись не по вкусу.

— Говно какое-то! — заявил он. — Нечего тут делать, поеду-ка я домой!

Товарищи принялись его отговаривать, но все было напрасно. Решив что-нибудь для себя, Агафоша действовал, как хлебнувший солярки локомотив. Он взвалил на плечи тридцатикилограммовый рюкзак, проклял с холма устроителей игры и потащился на станцию, рассчитывая успеть на последнюю вечернюю электричку. Но судьба была к нему удивительно немилосердна.

Она приняла облик клацающего зубами кошмара, выскочила из придорожных кустов и набросилась на Агафошу. Первый же ударом челюстей чудовище разорвало Агафоше икру, но затем движущая ей сила фатума неожиданно иссякла. Монстр обратился в здоровенную овчарку и тут же утратил в глазах Агафоши непобедимость и присущий настоящему чудовищу напор. Тогда взбешенный Агафоша ухватил псину за ошейник, поднял её над землей и принялся нещадно избивать. Визг и надсадный вой встали над лесом, но тут к событиям подключился еще один участник — тоже, видимо, охочий до увесистых пиздюлей.

— Оставь в покое мою собаку! — повелительно заорал незнакомый мужик, выскочив из тех же, что и овчарка, кустов.

Агафоша подчинился приказу незнакомца, отбросил собачье тело в сторону и набросился на мужика. Снова над лесом поднялся надсадный крик, а когда все стихло, Агафоша отправился в дальнейший путь — оставив избитого хозяина возле тела его неразумной собаки. За ним тянулась багровая полоса, на дороге оставались темные сгустки свернувшейся крови, но на это Агафоша внимания не обратил — ему было некогда, он боялся пропустить последнюю электричку. На электричку Агафоша успел, но она привезла его вовсе не к Московскому вокзалу, куда он рассчитывал попасть, а на Балтийский. Деньгами на машину Агафоша не обладал, поэтому нашел себе попутчика и двинулся через город пешком, пробираясь в сторону Площади Ленина и Финляндского вокзала. Дороги он не знал, ночные прохожие шарахались от него, поэтому путь Агафоши был извилистым и трудным. Под конец попутчик не выдержал и отстал, потерялся среди пустынных проспектов и гудящих фонарей.

Возле Финбана судьба вновь решила Агафошу испытать. Поворачивая за угол, он неожиданно повстречал грандиозную собачью свадьбу, рычащий и заливающийся лаем клубок тел, движущийся по улице навстречу к нему. Стая обогнула его и скрылась было за углом, но последняя собака внезапно остановилась, пригнула морду к земле и завыла, исподлобья глядя на Агафошу.

— Вали отсюда, кыш! — крикнул ей Агафоша. — Пошла на хуй!

Но не тут-то было. Сначала из-за угла появилась одна оскаленная морда, потом другая, а затем вся стая вернулась и сгрудилась вокруг. Наступила тишина, нарушаемая только прерывистым дыханием множества собак. Так продолжалось недолго — всего несколько секунд, а потом вся стая неистово взвыла и бросилась вперед.

Агафоша отбивался, как зверь. Он лупил собак деревянными брусками, что были у него заместо мечей, по спинам и головам, расшвыривал псов в стороны и давил каблуками. Бруски собирали кровавую жатву, клочьями летела шерсть, а вой стоял такой, что уши закладывало. Стая не осталась в долгу — зубы рвали одежду и тело, но этой ночью Агафоша наглядно продемонстрировал расе киноидов, кто хозяин планеты.

Не выдержав яростного напора, стая отступила и принялась кружить неподалеку, а Агафоша подобрал рюкзак и двинулся в направлении родного дома. Крови с него натекло столько, что впору было мыть после него улицу, а псы все не отставали — бросались исподтишка, наседали и не давали проходу. Хотели, видно, взять Агафошу измором, но просчитались — он успел скрыться в подъезд, крепко прищемив дверью сунувшуюся за ним псину, и подняться на пару пролетов по лестнице. Там Агафоша лишился сознания, являя собой для соседей чудовищную картину: молодой парень лежит в луже собственной крови, сжимая в побелевших пальцах рукоятки мечей.

Принц Риск и рыцарь Белая Кепка

«Олмер целкой был когда-то

Но нарушил он УК.

И теперь его ласкает

Волосатая рука».

Веселые четверостишья

В двадцатых числах августа в Шапках снова была игра. Её устроили Денна и Петя Фарин, а называлась она Столетняя Война. Этот выезд ознаменовали собой несколько изумительных случаев. Началось все в субботу, во второй половине дня, когда чей-то надсадный голос взлетел к нашей делони и разрушил мой сон.

— Грибные Эльфы! Повелитель Олмер приказывает вам… — надрывался кто-то внизу, и я с превеликим трудом разлепил веки и открыл глаза.

Надо мною на фоне синего неба неторопливо раскачивались сосновые лапы, а следом за их движениями в теле поднималась ватная слабость и приступами накатывала тошнота. Я закрыл глаза, и мне на мгновение полегчало, но тут снизу опять хлестнуло, словно бичом:

— Грибные Эльфы! Повелитель Олмер приказывает вам…

Этот крик проник мне прямиком в мозг и пробудил целую вереницу беспокоящих воспоминаний. Вчера, едва расположившись лагерем у себя на делони, мы узнали, что неподалеку от нас встал лагерем начальник всех питерских «перумистов» король Олмер,[96] к этому времени уже изрядно ненавидимый всеми нами. Причин ненавидеть лично его у нас было не так уж много, но, как говорится — к чему искать причины? Достаточно будет и повода.

Таковым для нас послужил пресловутый Щорс, скрывшийся на прошлой игре от заслуженного возмездия. Мы знали, что Щорс ходит у Олмера в первейших прислужниках. Но сам Щорс еще не отошел от недавних событий и в Шапках не показывался, и тогда за грехи слуги мы решили наказать господина. Тут теряется логическая связь, так как на Щорса братья взъелись по причине его службы Олмеру. Теперь сам черт не разберется, кто из этих двоих больше виноват. Помню, как выпив два литра водки и отставив в сторону иные дела, мы похватали дрекольё и отправились на розыски. Я злоупотребил спиртным и поэтому неожиданно перекинулся, еще по пути. Припоминаю, что мы орали, пока у меня пена со рта не пошла, а потом темнота расступилась, и я словно бы выплыл на залитую светом стоянку.

Навстречу мне вышел какой-то невысокий человечек, почти карлик, и я держал перед ним речь, а говорить мне помогал здоровенный кусок железной трубы.

— Где твой хозяин, пидарас! — орал я. — Отвечай, животное, где Олмер!

Что мне отвечал карлик, я даже не слушал, потому что сам в это время продолжал на него кричать:

— Чего, блядь? Не слышу! Где Олмер, ебучая ты сука?

Вспоминая этот момент, я мучился двойственностью впечатлений: видение карлика расслаивалось, а сквозь него проступал силуэт здоровенного мужика, с потерянным видом стоящего напротив меня. Я наседал на него, размахивал трубой и орал, а он пятился и повторял:

— Нету его, не знаю, где он. Если вернется, я скажу, что вы заходили.

— Пошел ты на хуй, вернется! — не соглашался я и продолжал наседать. — Где он?

— Да не знаю я!

— Пошел ты на хуй, не знаю! — снова орал я. — Живо говори, где ёбаный Олмер!

Воспоминания путались, когда я слишком живо погружался в переживания ночи, а перед глазами вставала черная пелена. Она падала на силуэт мужика, и тогда он мерцал и превращался в карлика, на которого я орал. До сих пор я пребываю в сомнении: то ли Олмер выставил против нас карлика, умеющего наводить морок и превращаться в здорового мужика, то ли ихний амбал карлик в душе, а я это подметил. Но товарищи впоследствии поощряли меня за смелость и даже показывали мне этого «карлика» издалека. Мне и в голову бы не пришло хамить такому лосю, кабы водка не превратила его в моих глазах в лилипута.

Покуда я орал, отвлекая внимание, рабочая группа под чутким руководством Дональда Маклауда (тоже, видно, недовольного Олмером), зашла в темноте с другой стороны стоянки. Все внимание Олмеровской стражи сконцентрировалось на мне, и стало возможным тихонько проверить — не прячется ли Олмер в какой-нибудь палатке? Для этого друзья вскрыли обращенные к лесу стороны палаток так, что они превратились в чистой воды симуляцию. Со стороны костра это выглядело как натянутые палатки, а вот из леса была видна совсем другая картина. Наши умельцы тихо сделали П-образные надрезы по бокам и поверху боковых стенок, а затем просто откинули освободившиеся полотнища в сторону, положив их на землю От палаток осталось по два матерчатых треугольника с обращенными к костру целыми скатами, и можно было легко заглянуть туда и точно сказать — есть там Олмер или там его нет.

Впрочем, Олмера на стоянке не оказалось. Позже мы узнали, что Злой Стрелок издалека услышал наши голоса, все обдумал и решил не дожидаться на стоянке своей участи. Олмер отправился за ней в лес, оставил заместо себя верную стражу, а с собою прихватил только свою бабу. Ночь была темная, в этой мгле Злой Стрелок метался, ища себе убежища, юлил и путал следы. По ходу этого он сбился с пути, заплутал и угодил наконец в болото за озером, где едва не утоп. Вытащила короля его баба, сама перемазавшись в тине и изрядно намокнув, в таком виде они проплутали по лесу до середины следующего дня.

Вернувшись к себе, Олмер узнал о произошедшем на стоянке и немало разгневался. Ему бы стоило послать против нас войска, но он опасался переусердствовать и ограничился посольством. Снаряженный им парламентер, украшенный поверх плаща знаком трезубой короны,[97] появился перед нашей делонью и своими криками вырвал меня из целительных объятий благодатного сна.


Сказки темного леса

Он бесновался внизу, не зная, как до нас докричаться и не будучи в силах проникнуть взглядом через плотно уложенные жерди и занавесь из множества одеял. Тогда я собрал все силы, приподнял уголок одеяла и принялся за ним наблюдать.

— Грибные Эльфы! — снова завел свою шарманку парламентер. — Повелитель Олмер приказывает вам прийти к нему трезвыми и с извинениями. Вы должны будете зашить палатки, которые ночью испортили, и вернуть украденный вами фонарь. Повелитель Олмер…

Тут я заметил, что парламентер говорит не сам от себя, а читает по бумажке, перебирая в руках намотанный на палочку свиток. Иногда он поднимал его перед собой, открывал рот и тогда над поляной снова взлетало надсадное:

— Повелитель Олмер…

— У тебя совесть есть? — обратился я к нему. — Спят же еще все!

Говорить мне было трудно — глотка пересохла, а язык почти не ворочался. Видно, вчера я здорово сорвал голос, пока выкликал по лесу:

— Олмер! У-у-у сука! О-о-олмер!

Но посол великой державы не прислушался к моим миролюбивым словам. Тогда я откинул покрывало и прямо воззвал к его разуму:

— Ты что, совсем ебанат? Ты же сейчас их разбудишь!

— Кого? — спросил снизу посол. — Кого разбужу?

— Братьев, — объяснил я. — Братьев разбудишь!

— Ну, — кивнул посол. — А я чего добиваюсь? Мне нужно…

Но чего ему было нужно, мы так и не узнали. Брат Гоблин, проснувшийся от всех этих криков, вскинулся на помосте. Он отодвинул в сторону закрывающий центральное отверстие щит и принялся таращиться на посла, опираясь при этом на края дырки дрожащими руками. Он проснулся скорее «еще пьяным», нежели «с похмелья», поэтому на края опирался очень недолго. Руки у него разошлись, Гоблин вниз головой нырнул в дыру и сверзся с делони. Под помостом было старое костровище, и Гоблин упал ровнехонько туда. Некоторое время он лежал, словно куль с мукой, воткнувшись в землю плечами и задрав ноги кверху. Я начал было уже беспокоиться — не сломал ли он себе шею, но тут Гоблин зашевелился, принялся потихоньку распрямляться и начал вставать.

— Беги, идиот! — крикнул я парламентеру. — Спасайся!

Но он меня опять не послушал, и очень зря. Поднимаясь, Гоблин прихватил с земли горелую корягу, и как только встал — тут же ударил ею парламентера по голове. Взлетела целая туча гари и пепла, коряга разлетелась на куски, а посол упал и схватился за голову. Гоблин тут же начал водить глазами по сторонам, не в силах понять, куда тот делся, но быстро забыл о нем и занялся своими делам: на глаза ему попался упавший посольский свиток.

Это было первое, что увидел Олмеровский посол, когда у него прояснилось в голове после удара корягой и он начал заново осознавать мир. Какое-то время он стоял на четвереньках, тряся башкой, а потом медленно поднял взгляд. Ему открылся душераздирающий вид: жопа Гоблина, который уселся срать прямо напротив и Олмеровская грамота, которой Гоблин подтерся прямо у посла на глазах.


Чуточку попозже, капельку опохмелившись и урвав еще час беспокойного сна, мы спустились с делони и начали готовиться к наступлению нового дня. По ходу этой подготовки мне вздумалось сразиться с Болгарином Гаврилой на колах. Это произошло перед завтраком — Болгаре шумной толпой вышли из лесу к нашей делони, и мы принялись пить за встречу и кичиться друг перед другом военными подвигами. От такой беседы мы перешли к ругани, а от ругани, как водится — к драке.

Гаврила парень дюжий, кол у него в руках так и летает, но я отверг всяческий страх. Увернувшись от нескольких ударов и отбив примерно столько же, я перехватил свой кол за конец и размахнулся как следует. Я нанес чудовищный удар в горизонтальной плоскости, рассчитывая перешибить Гавриле ноги одним ударом.

Момент был выбран хорошо — Гаврила вывел свой кол на замах и уже не успел бы прикрыться. Я бил достаточно высоко, примерно на уровне пояса, поэтому поступком Гаврилы был премного удивлен. Он взвился в воздух, пропуская мой кол под собой, подскочил так шустро, что сила, вложенная в инерцию тяжелого древка, развернула меня вокруг собственной оси.

В это время за моей спиной грелась на солнышке девочка по имени Котенок. Её подобрал где-то Крейзи — ему изменили в этот раз безупречные до этого происшествия вкус и чутьё на баб. Невзрачная малолетка по имени Катя связалась с нами на свою беду — она только и успела, что съездить с нами в Москву, как удар колом зачеркнул её в сердце Крейзи.

Котенок сидела на бревне и ела суп. Никто не предполагал, что так выйдет, но инерция сделала своё дело — кол прошел прямо над миской, впечатался Кате в переносицу и сбросил её с бревна. Глухой стук дерева по кости — вот и все звуки, сопровождающие эту мгновенную раскадровку. Сначала Катя сидит на бревне и ест свой ебучий суп, потом наступает момент удара, и Кати на бревне уже нет, а воздухе застыла выпущенная ей миска.

Когда я понял, что произошло, Котенок лежала на земле неподвижно. Ударом кола ей сломало нос, и он так распух, что Катя приобрела некоторое сходство с тапиром. Она потеряла из-за этого всяческую привлекательность, и Крейзи пришлось поскорее избавиться от неё. Это было нетрудно, но мы вспоминаем Катю и сейчас, с нежностью называя её Девочка-Тапир.

Уладив этот случай, мы решили выйти в свет и немного посидеть в кабаке. Тогда он был далеко не на каждой игре, так что всем это было в диковинку. На большой поляне сколотили деревянные столы, которые облепила разномастная публика. Среди них мы заметили известного волшебника, беглого ученика Кота-фотографа по кличке Паук.

Он устроился на низенькой лавочке с миской лапши и смотрел на мир маленькими злыми глазками, целясь в окружающих огромным дрожащим кадыком. Выглядел Паук так, будто постоянно ожидал колдовского удара из тонких областей бытия — вжал голову в плечи и все время оглядывался. Мы знали про эту его особенность и решили над ним подшутить.

Для этого мы отложили все дела и сели напротив Паука в линеечку, руки на коленях. Мы смотрели неподвижно и пристально, как будто бы сквозь него — и Паук тут же заметил это и забеспокоился. Он сменил позу и начал сучить руками, извлекая на свет целую кучу фенек и артефактов, его зрачки расширились, а губы зашевелились. Если бы кто-то из нас обладал в ту пору волшебным зрением, то наверняка увидел бы множество интересного.

Я не умею смотреть сквозь астрал, но у меня хорошее воображение, к тому же мы неплохо изучили заблуждения Паука. Я почти видел, как заструилось защитным коконом его биополе, и как вспыхнули в разделяющем нас пространстве незримые зеркала. Они преградили путь нашим взглядам, рассеяв большую часть содержащейся в них ненависти и злобы, и тогда Паук выпрямил спину и вздохнул с облегчением. Первый раунд он выдержал достойно — помогли зеркала, но мы смотрели в будущее и не собирались отступать.

Момент завораживал: мы сидели, безмолвно уставившись на Паука, а он вовсю противодействовал нам, напрягая воображение и призвав на помощь собственные галлюцинации. Погода ласкала теплом, плыли по небу перистые облака, и даже я проникся сгустившейся атмосферой неподвижности и тишины. Но пришла пора действовать — и тогда мы взрывными движениями вскинули к плечам свои правые руки. Растопыренные кисти выпрямились в направлении Паука, и он вынырнул из своего сосредоточения, дернувшись, словно от жалящего удара электрическим током.

— Семижды семь раз проклинаем тебя, Паук! — произнесли мы замогильными голосами, а потом наши руки упали и вновь успокоились на коленях.

Этого Паук вынести уже не смог. Секунду он потерянно сидел, вращая глазами, а потом вскочил и бросился к озеру. Там он разделся и принялся лить на себя воду, при этом подпрыгивая и неистово бормоча. Он нарисовал на земле возле мостков широкий круг и развел в нем костер, а затем перепрыгнул через него сам и принялся перетряхивать над дымом одежду. Складывалось впечатление, что он борется не с проклятием, а против внезапно поразившего его множества вшей. Его обстоятельность в делах колдовства поражала, но он пользовался отсталыми методами. Паук потратил полтора часа на ритуал очищения от проклятья, наложение которого заняло у нас не более полутора минут. Легко подсчитать, что за сутки мы успели бы проклясть его этим способом девятьсот шестьдесят раз, и тогда на очищение Пауку потребовалось бы не менее двух месяцев. Ясное дело, что при таком подходе магическая война отнимает слишком много времени и ничем хорошим закончиться не может. Это показал ряд последующих случаев, ну а пока мы удовольствовались и этим: наблюдая с холма, как скачет у озера обнаженный Паук, размахивая руками и семижды семь раз обливая себя тщательно заговоренной водой.


Между тем вечерело: если спать до вечера, то и день недолог, а на эту ночь у нас были большие планы. Неподалеку вознеслись бревенчатые стены Мшистого Замка, и мы всерьез рассчитывали развлечься, устроив его обитателям ночной штурм. Обычно в нем селились парни из коллектива «Рось», обитатели северных районов нашего города — охочие до драки дюжие пацаны. Их военное братство держалось самых что ни на есть правильных патриотических взглядов и может послужить примером для любой подобной организации. Составляли её Ратибор со своим старшим братом, здоровяк Вига, Бамбук и еще несколько парней. В качестве вооружения они использовали тяжеленные прямые мечи, защитой сильно пренебрегали и много пили, ища в бою не победы, но подвига.

Они привнесли немало оригинальных нововведений, и среди них — особенный тип поединка, который мы называли «Канистра в кругу». Для этого пять и более человек берут канистру водки и кружки, хватают мечи и выходят в специально очерченный круг. Там они пьют по полкружки водки зараз, а кто хочет — тот пьет и больше. Затем все расходятся по сторонам и начинается свара — каждый за себя в маленьком кругу, свистопляска дубинок и целая куча увесистых пиздюлей. В ходе таких боев Ратибор не раз удивлял нас вот каким военным приемом. Он шел на противника, высоко подняв меч, и не защищался, спокойно принимая на корпус самые жестокие удары. На них Ратибор отвечал своими — чудовищными по силе и направленными обычно в башку, а объяснял своё поведение так:

— Воин-славянин не должен вертеться в бою, ровно девка, подпрыгивать и юлить. Перед лицом врага нельзя отступать ни на шаг, а еще меньше воину пристало заботиться о себе, защищаться и отбивать чужие удары. В сече нужно больше думать о том, как сразить противника, а не о том, как бы тебе самому уцелеть. Тогда и удача будет, и слава придет.

С людьми Роси приятно было иметь дело, поэтому мы старались использовать для этого любую возможность. Мы надеялись, что они остановятся в Мшистом и на этот раз, но просчитались.


В чернильной темноте мы перебрались через стены и с налету срубили часовых. В две минуты мы сбросили немногочисленных защитников со стен и захватили штурмовой коридор, а с «Росью» такой халявы нам не разу не перепадало. В прошлый раз за такую попытку я сам чуть было не остался без башки, а здесь дело пошло споро, словно по маслу.

Обороняющиеся отбивались вяло, от них было больше шума, чем дела. Неожиданно внизу вспыхнул фонарь, и в его желтом свете я сумел разглядеть защитников замка. Это была целая толпа сомнительных незнакомцев, предводительствуемых каким-то типом в спортивном костюме и с аккумуляторным фонарем.

— Кто это? — повернулся ко мне Кузьмич. — Кто это такие, ты не знаешь?

В те времена большинство людей были между собой знакомы, и повстречать чужаков нам было в диковинку. Сначала мы даже усомнились — не попутались ли мы в темноте и не громим ли, часом, туристическую стоянку? Не то чтобы это нас останавливало — просто хотелось владеть ситуацией и тогда уж действовать наверняка. Но люди внизу были одеты и вооружены несообразно моему представлению о туристах. Пока мы на них дивились, снизу осветили прожектором стены и увидели нас. Тогда обладатель фонаря вышел вперед, задрал голову и принялся на нас орать.

— Эй вы, — голос у него был с надломом, казалось, это не человек кричит, а дребезжит старый треснувший таз. — Вы что, суки, совсем охуели? По какому праву вы сюда врываетесь, козлы?

— Сами вы козлы! — перебил его Строри. — Ты разве не слышал правила? Было же объявлено — без стоптайма,[98] мудак ты ебучий!

— Как ты меня назвал, мальчик? — начал горячиться внизу наш оппонент.

— Мудаком, — отозвался Строри, — а что не так? Надо было назвать долбоёбом? — Костян выждал пару секунд, пока до его собеседника дошла суть сказанного и добавил:

— Извини, пидор, больше не повторится!

Тут обладатель фонаря встал в позу и принялся со знанием дела «заколачивать понты». Ради этого он устроил на внутреннем дворе крепости целое представление: бесновался, тряс руками и требовал от своих подчиненных, чтобы они его держали.

— А иначе я за себя не отвечаю! Семеро меня держите! — выл он. — Я принц Риск, брат всем известного Крылатого Саблезубого Пса!

Представившись, принц снова принялся угрожать — припоминал какой-то пояс, выданный ему в секции по айкидо, и обещал поломать нам всем руки. Начал он хорошо, но под конец сам испортил все впечатление, когда начал пускать слюни и пронзительно верещать:

— Тебе пиздец, мальчик! Тебе пизде-е-ец!

Довел его до такого состояния Строри, который устроился на гребне стены и все время подливал масла в огонь, обдавая принца Риска на глазах у его подданных площадной бранью.

— За себя не отвечаешь? — подначивал его Строри. — Так ты пиздобол!

— Принесите мне моё ружьё! — надрывался принц Риск. — Мальчик, тебе пизде-е-ец! В темноте не разобрать было, принесли этому дебилу ружье или нет, но если и так — стрелять из него принц что-то не торопился. Некоторое время мы развлекались, наблюдая за ним, а потом нам всё это наскучило.

— Ну что, братья? — тихо спросил Барин. — Начнем?

— Не сейчас, — отозвался Крейзи. — Сочтемся при случае.

— Пейберда?[99] — спросил Кузьмич.

— Пейберда, — согласился Крейзи. — Пейберда, братья?

— Пейберда! — поддержали его мы.

Мы грубо попрощались с принцем и спрыгнули со стены. Уходя, мы старались запомнить как можно лучше его лицо, так как до следующей нашей встречи могли пройти годы. Точно сказать нельзя — принцип пейберды требует отбросить эмоции, успокоиться и терпеливо ждать. Придет время, и если вы были безупречны в своем ожидании — возможность отомстить представится, возникнет как бы сама собой. Иногда ждать приходится долго — несколько лет и даже больше, но время само по себе не является препятствием для осуществления мести. Скорее помощником: бывшие недруги забывают сам факт ссоры, настороженность угасает, а ваше лицо постепенно стирается из памяти у врагов.

Но с вашей памятью подобного происходить не должно — следует держать виновных в уме или вести «списки ненависти», чтобы по прошествии многих лет случайно не забыть, кому и за что требуется отомстить. Тогда, пока ты жив — ничто не закончено, и за каждый камень в твой огород враги еще заплатят немалую цену. Это долгий путь, но иногда судьба улыбается воинам и пейберда бывает закончена в ту же ночь.

В этот раз судьба предстала перед нами в лице рыцаря Белая Кепка, объявившегося на нашей стоянке спустя пару часов после указанного случая. Мы сидели себе на делони, когда услышали снизу, как к нам грубо обращаются какие-то незнакомцы, как мы тогда думали — пришлые ролевики:

— Есть тут кто, блядь? А, ебаный в рот?

— Кто это пиздит? — возмутился Строри и крикнул в ответ:

— Идите на хуй!

— Что? — донеслось снизу, и что-то в этом голосе насторожило меня. — Что?

— Хуй в очо! — снова крикнул Строри. — Уебывайте с нашей поляны!

— Да ты что! — послышался тот же голос. — С вашей поляны? Миша! Ми-и-иша!

— Ну, бля! — гулко ухнуло из лесу, а потом послышался треск кустов и тяжелые шаги. Тут уж мы подняли свои жопы и решили узнать, в чем там дело. Мы глянули вниз и вместо ролевиков увидали целую грядку местной молодежи, пришедших инспектировать игровой полигон. Предводительствовал ими невысокий крепыш в ватнике и ярко-белой кепке, а с собой они вели пьяного в говно амбала лет сорока по имени Миша. Он поражал воображение — за два метра ростом и не менее ста тридцати килограмм, совершенно лысый и с лицом скорее бульдога, нежели человека. Увидав такое дело, мы перестали орать и крепко задумались. Первым нашелся Кузьмич.

— Пейберда, — шепнул он, подхватил литр водки и спрыгнул с помоста. — Парни, вы что ли местные? Извиняйте, не за тех вас приняли. Давай-ка, за знакомство!

Зарождающийся было конфликт тут же угас, и мы уселись с новоприбывшими тесным кружком, предавая по кругу одну нашу и одну ихнюю литровые бутылки водки. Поговорили чутка за жизнь, а после тема сместилась на нынешние обстоятельства.

— Хуй ли тут происходит? — пожаловался ихний предводитель, представившийся нам Саньком. — Понаехали в наш лес какие-то пидоры, куда не придем — только ебла кривят, а нормально за себя сказать ни хуя не могут. Вы первые люди, которые нас по-человечески встретили. Поругались — помирились, хуй ли там, все же люди!

— Ну, — с сомнением произнес Кузьмич, — не все. Тут неподалеку поселился один пидарас, до того охуевший, что…

Тут мы наперебой (перевирая и приукрашивая) принялись расписывать Саньку и его друзьям нынешних обитателей Мшистого Замка. Сказали, что там — пидор на пидоре, а сам Риск — мусорской стукач. Это было основное, но мы еще много чего к этому добавили. Затем Кузьмич подробно представил перед парнями из Шапок, как ведут себя в ихнем лесу Риск и его сотоварищи.

— Хотите прилично охуеть с понтов человеческих? Пиздуйте прямо туда! — резюмировал Кузьмич. — Это идти надо вот как…

— С нами не пойдете, что ли? — спросил Саня.

— Только что оттуда, — съехал Кузьмич. — Нет больше сил втыкать на этого пидараса!

— Ну тогда… — Саня встал и оглядел своё войско. — Мы пойдем, что ли.

— Только вы это… — Кузьмич на секунду задумался. — Вы поначалу лечите, будто вы пришли их штурмовать. А то как бы они мыша не включили и не выключили понты. Скажете, типа вы рыцари, а…

— Я буду рыцарь Белая Кепка! — уверенно заявил Саня. — Миша, во-о-он туда, видишь? Пошли!

— Ну, бля! — Миша встал с земли, поднялся и попер через лес, ломая кусты, а за ним потянулось остальное Санино войско.


Когда они скрылись из виду, мы ударили рука об руку и выдвинулись за ними вслед. Мы несколько опередили Белую Кепку и заняли позицию неподалеку от Мшистого, в кустах. Оттуда прекрасно просматриваются надвратные башни и площадка перед воротами.

Густая тьма лежала между деревьями и по краю поляны. Но бревенчатые бастионы Мшистого виднелись как на ладони, омытые призрачным светом августовской луны. Крейзи раскурил косяк, и какое-то время мы сидели в тишине, пряча в ладонях крохотный огонек. Затем между деревьями послышался шум — и мы увидели Саню, вышедшего на поляну перед Мшистым вместе со всем своим войском.

— Я рыцарь Белая Кепка! — заорал Саня во весь голос.

Его крик разнесся над лесом и на какое-то время повис в воздухе, многократно отражаясь от близлежайших деревьев и далеких холмов.

— Где этот пидор Риск, ебучей собаки брат? Открывайте ворота! Какое-то время в замке было тихо, а потом из-за стены донеслось знакомое:

— Опять вы? Мальчик, ты что — не понимаешь, что я могу с тобой сделать? Живо пошел отсюда на хуй! Услышав такое, рыцарь Белая Кепка и его воины подошли к воротам и принялись в них колотить.

— Открывай, стукач! — выл Белая Кепка. — Живо, пока пизды не получил!

Мы сидели неподалеку и наслаждались постепенно накалявшейся ситуацией. Вскоре Белая Кепка разрушил ворота и ворвался в замок, а вокруг Мшистого объявилось немало подоспевших на крики и снаряженных увесистыми палками людей. Оказалось, что принц Риск успел послать к «мастерам» за подмогою, утверждая, что на его лагерь напали пьяные хулиганы. Сане могло прийтись несладко, но мы были тут как тут и вписались за наших новых друзей. В числе подоспевших на помощь оказались Царь Трандуил и Эйв со своими товарищами. Вместе с ними мы создали вокруг стен Мшистого плотный периметр, не давая ролевой общественности вмешаться и напасть на рыцаря Белую Кепку. Пока мы стояли в охранении, Трандуил придумал взять здоровенный кусок бревна и забросить его внутрь — метя в центр прячущегося за стенами палаточного городка. Акция имела успех, изнутри понеслись испуганные крики и надсадный вой принца:

— Вам пиздец, мальчики! Я сломаю вам руки!

В конце концов Риск, разгорячившийся сверх всякой меры, набросился на вломившегося в ворота Санька. Он схватил его за руку и начал выкручивать, но удача была сегодня не на его стороне.

— Ми-и-иша! — заорал Санек. — Эти пидоры драться лезут!

— Ну, бля! — донеслось от ворот, и пьяный амбал Миша неожиданно явил свою мощь, враз стряхнув пьяное оцепенение и неторопливую сонную одурь.

Мы залезли на стены и наблюдали, как он с матюгами громит лагерь принца. Трижды каждый из нас поздравил друг друга и поблагодарил Кузьмича за то, что мы не стали сами разбираться с Белой Кепкой. И, как следствие этого — не встретились с Мишей в бою.

Миша ворвался в город, как ураган: сносил столы и палатки, пиздил всех по чему ни попадя. Мало кто после его ударов вставал. Даже для решительного войска Миша составил бы некоторую проблему, а вялых прислужников Риска он разметал, словно взрыв фугаса — сельский туалет. Прорвавшись к самому принцу, Миша увидел, как тот вцепился в его друга Санька и пытается заломить ему руку.

— НУ, БЛЯ!

Страшный удар в лицо поверг Риска на землю, а потом Миша сел ему на грудь и принялся пиздить великим множеством известных ему способов. Сначала принц пытался сопротивляться и орал:

— Принесите моё ружьё! Тебе пизде-е-ец, мальчик! Но на Мишу это не произвело впечатления.

— Неси своё ружьё, мальчик! — рычал Миша, и в его устах слово «мальчик» звучало куда как уместнее. — Неси, я его тебе в жопу засуну!

Мы наблюдали за экзекуцией со стены, а когда принц не выдержал и затих, Кузьмич поднял руку и заявил:

— Пейберда исполнена!

— Свидетельствуем, — признали мы. — Исполнено, как должно! Мы сняли оцепление и пошли к себе. По пути мы передразнивали истошные вопли принца:

— Принесите моё ружьё! — пронзительно выл Строри.

— Тебе пизде-е-ец! — изгалялся Кузьмич.

— Ми-и-ша! — приставив ладони ко рту, звал Крейзи. Тогда мы останавливались и вместе, как могли более похоже, отвечали ему:

— Ну-у, бля!

Синяя книга и старик Гудини

«В одном селении жил мастер Большое Облако, который собирал и рассказывал удивительные сказки. А когда люди записали его слова, получилась благочестивая книга, которой многие жители приписывали волшебную силу. Подобно другим таким книгам, она обладала свойством вызывать странный, изредка повторяющийся сон. Словно читатель оказывается внутри этих историй, может увидеть все собственными глазами и даже кое-что ощутить. Некоторых такой опыт много чему научил».

Тибетские сказки: «Легенда о Большом Облаке».

Как-то в ночь на Самхейн мы с братом Гоблином сидели на кладбище, распивая из полуторалитровой бутылки разведенный спирт. Лунный свет падал на могильные плиты и слой палой листвы, порождая вокруг каменных обелисков множественные глубокие тени. На облетевших тополях расселись стаи воронья, облепившие голые ветви, будто спустившиеся с почерневшего неба сгустки темноты. Между стволами бежала кладбищенская дорожка, упираясь в массивную калитку в железной ограде. Неожиданно калитка с легким скрипом отворилась — и мы заметили, как на кладбище вошел незнакомый нам человек.

Он задержался на какое-то время у входа на кладбище, а затем медленно двинулся по направлению к нам. Его походка впечатляла: складывалось такое впечатление, будто бы не человек идет по дорожке, а неторопливо восходит из бездны мятежный дух. Распущенные волосы незнакомца скрывали лицо, а полы плаща разметались по сторонам, будто сложенные за спиной тяжелые крылья. Правда, когда незнакомец подошел поближе, иллюзия рассеялась — слишком несообразно возвышенному и мрачному образу смотрелись пухлые щеки и заплывшие маслянистые глаза.

— Здорово, братья-сатанисты! — подойдя поближе, заявил незнакомец.

— Как ты узнал, что мы братья? — решил уточнить Гоблин, а потом немного подумал и переспросил:

— И с чего ты взял, что мы сатанисты?

— Ну как же? — удивился незнакомец. — В такую ночь на кладбищах только наши и тусуются…

— Так и шел бы к ним! — предложил ему Гоблин, но от ночного гостя было не так-то просто отделаться.

— Да ладно вам, — отмахнулся он, — я же не просто так подошел, я вам не профан какой-нибудь. Три основные религии я знаю, и…

— Погоди, — перебил его я. — Что еще за «основные религии» такие?

— Ну как же? — теперь незнакомец глядел на нас с выражением брезгливого недоверия. — Во-первых, конечно, сатанизм, потом эта вера… — тут он запнулся и некоторое время размышлял. — Ну, где хачики лбом об пол колотят! И последняя конфессия — где дева Мария в трех кругах, распятая на кресте.

Мы с братом сидели, словно громом пораженные. Ни хуя себе, подумал я — «Настольная книга атеиста» отдыхает по сравнению с такой подачей конфессиональной информации. Больше всего мне было интересно узнать относительно последнего культа: что это за вера такая, где дева Мария, распятая в трех кругах? Незнакомец добился своего — теперь мы смотрели на него заинтересованно, со всевозрастающим любопытством. Ночной гость подметил этот факт и выдал нам еще одну порцию «информации для благочестивых размышлений».

— Сейчас вы станете сопричастны некоторых таинств! — важно заметил он. — Знайте, что у меня есть друг, а у этого друга знакомый по работе живет за городом, у своего деда. Дед работает на пилораме вместе с одним местным пацаном, у которого сменщик живет в соседней деревне. А проживает сменщик в доме мужика, тесно знакомого с человеком, у которого есть сама Синяя Книга — Сатанинская Библия!


Сказки темного леса

— Что-о? — спросил его я, даже толком не поняв, кто у кого живет и где работает. — Какая книга?

— Синяя, блядь, книга! — не выдержал незнакомец. — Сатанинская Библия, единственная на свете!

— Ну хорошо, — допустил Гоблин такую возможность. — Но зачем ты нам об этом рассказываешь?

— Как это зачем? — встрепенулся незнакомец. — Чтобы вы знали, что перед вами человек, друг у которого работает с внуком того старика, что шабашит на пилораме! А вместе с ним вкалывает один деревенский парень, чей сменщик родом из соседней деревни. Но живет он не у себя, а в одном доме с мужиком, который сошелся с обладателем оригинала Синей Книги, Сатанинской Библии!

— Охуеть! — признал я. — Только для чего нам про это знать?

— Понятно для чего! Чтобы стать сопричастными: ведь сегодня ночью вы повстречали на кладбище человека, друг у которого живет за городом, в доме у своего деда. По работе дед знаком с одним пареньком, чей сменщик живет в соседней деревне, но не у себя, а у местного мужика. А тот водит знакомство с обладателем Синей Книги, Сатанинской Библии. Теперь вы пойдете к своим друзьям и скажете им — вот, мы с вами кореша, а на кладбище…

Тут мы с Гоблином не выдержали и набросились на этого хуеплета. Через полчаса после этого случая, заглянув к Крейзи на огонек, мы принялись разъяснять ему запутанные обстоятельства, сложившиеся вокруг Синей Книги.

— Приколись, брат, — собравшись с духом, начал я. — Вот ты знаешь нас уже сколько лет, а мы повстречали на погосте одного типа, у которого друг… друг у которого…

— Живет за городом, у своего деда, — помог мне Гоблин. — И по работе этот дед…

— Знается с пареньком, — вспомнил я, — чей сменщик из соседней деревни поселился в доме…

— У мужика, который знается с хозяином Синей Книги! — докончил за меня Гоблин. — Так что и ты теперь, брат…

— Это ты Сатанинскую Библию имеешь в виду? — спросил Крейзи.

— Ну, — подтвердил Гоблин, изрядно удивленный проявленной Крейзи осведомленностью. — Ты, что ли, тоже…

— Подождите минутку, — предложил Крейзи. — И тогда я покажу вам эту Синюю Книгу. Он вышел в другую комнату, а потом вынес к нам книгу в синей обложке, на которой большими буквами было написано: «Сатанинская Библия» и имя автора — Шандор Лавэй.

— О-о, — глубокомысленно изрек Гоблин, — понимаю. Получается, раз книга у тебя — ты должен знать какого-нибудь деревенского мужика, приютившего рабочего с пилорамы. Хуярит он в соседней деревне, а его сменщик знается по работе с тем стариком, чей внук живет в городе. Дружит этот внук с тем мудаком, что подошел к нам на кладбище и сделал нас сопричастными, а мы пересказали все это тебе, хоть и без толку. Раз уж ты и есть тот самый обладатель Сатанинской Библии!

— Больше того, — вмешался я, — сопричастны мы теперь сразу по двум направлениям. Окольным путем — то есть через того мудака и его друга, через деда его друга, затем через коллегу деда и через его сменщика, потом через мужика, у которого квартируется сменщик и там уже — через обладателя Синей Книги. А он вот сидит, прямо перед нами. Значит, цепочка спрямляется, и мы становимся сопричастны уже напрямую!

Тут я встал и обратился к Гоблину, пародируя нашего сегодняшнего кладбищенского собеседника:

— Слышь, чувак! — веско заметил я. — Хочу, чтоб ты знал: братан у меня — обладатель Синей Книги!

— Такая же хуйня! — ответил мне Гоблин.


Мистика и чертовщина творилась не только на кладбищах. Однажды колдовство подстерегло меня в самом центре города, посередине рабочего дня. Вышло это так.

Этой зимой я устроился работать санитаром в Мариининскую больницу, но никаких трудовых обязательств на себя не взял. Вместо этого я выкрал у сестры-хозяйки запасной ключ от сейфа в сестринской, а возле Достоевской мне сделали с него новую копию. Старый ключ я подбросил на место, и жизнь пошла.

Распорядок дня у меня был такой: с утра я приходил на работу и ложился спать. Возле полудня я просыпался, открывал сейф собственным ключом и сливал себе мензурку спирта из находившейся там пятилитровой бутыли. Затем я выпивал и закусывал, выкуривал на лестнице возле приемного покоя пятку плана, а после того либо заново ложился спать, либо шел на поклон к нашему анестезиологу. Он был человек щедрый до всего чужого и давал мне подышать закисью азота через специальную маску.

От этого в теле появляется неестественная легкость, в ушах начинается шум, а перед глазами все двоится и плывет. Иначе закись азота называется «веселящий газ», и я нахожу это название весьма справедливым. Но степень веселья здесь зависит от количественных характеристик, возникает следующая динамика, в зависимости от количества газа:

(1) малое «хи-хи», (2) большое «хи-хи», (3) уссыкалово, (4) прикольное охуение, (5) непонятное охуевание, (6) наркоматоз.

Однажды, достигнув состояния (5), я вышел на ватных ногах из операционной в стремительно гаснущий и приготовившийся коллапсировать больничный коридор. Сквозь напоминающий гомон прибоя шум я услышал, как кто-то зовет меня словно бы издалека:

— Ваня! Ваня!

Я обернулся и заметил старшую сестру отделения Зою Михайловну, тащившую за собой на буксире инвалидную коляску. В ней сидел какой-то старик, укутанный с головы до ног в синее больничное одеяло. На коленях у него была сложена стопка разных медицинских документов — карточка, направление на «флюшку»[100] и тому подобные. Рот у Зои Михайловны раскрывался и закрывался, но звуки оттуда не достигали моего разума — их отражала надежная блокада из смеси алкоголя, «веселящего газа» и ТГК.[101] Только иногда, словно прорываясь через полосу помех, до меня доносились отдельные фразы: — Переведешь его на другое отделение, а через полчаса…

Исходя из намерения скрыть от Зои Михайловны своё действительное состояние, я не стал спорить — просто взял кресло и покатил его к лифту. Лифт у нас грузовой, с раздвижной решетчатой дверью, и ходит всего на три этажа — на третий (не помню, что там было, да и речь не о том), на второй (там расположена наше отделение — 1-я хирургия) и на первый, где расположен приемный покой. Вкатив старика в камору лифта, я повернулся и закрыл за собой раздвижную дверь.

Мы остались вдвоем в помещении длинной три, шириной полтора и высотой не более двух с половиной метров, скупо отделанном матово-желтым пластиком. Раздвижные двери остались у меня за спиной, а поверх них закрылись маленькие створчатые дверцы, которые только дерни — и лифт сразу же остановится. Кресло с его содержимым помещалось передо мной: сначала само кресло, затем старик, потом синее в полосочку одеяло, и уже поверх него — стопка медицинских документов. Я посмотрел на все это, удовлетворенно вздохнул, нажал кнопку «1» и закрыл глаза. Лифт мягко дернулся и пошел вниз — до упора, пока днище кабины не встало на пружинные амортизаторы. Тогда я открыл глаза, осмотрелся и закричал. Пока мы ехали один этаж, в нашей кабине кое-чего произошло. Кресло стояло на прежнем месте, поверх него покоилось синее одеяло, грудой лежали бесполезные теперь документы, а проклятый старик исчез. Пребывая в некотором шоке, я ощупал пустое пространство над одеялом и даже заглянул под него. Я посмотрел под колесами и у себя за спиной, затем встал на кресло и открыл ведущий в шахту лючок — везде пусто. Протиснуться мимо меня и незаметно открыть раздвижные двери старик вряд ли бы смог, а кроме того — мы ведь только что «приземлились» на амортизаторы! Тут я осознал обстоятельства целиком, и у меня возникли сложности с правильным пониманием картины событий.

Я размышлял так: пожилой человек, только что после операции, не должен перемещаться в пространстве сам по себе, проходить сквозь стены, развоплощаться и исчезать. Нигилистический взгляд на ситуацию — что никакого деда с самого начала не было, а также параноидальное предположение, что дед был, но что это был не совсем дед, или вовсе не дед — я сразу же и полностью внутри себя опроверг. Признаю, что я сделал это без каких-либо серьёзных оснований, просто чтобы избежать неизбежных и далеко идущих выводов из этой позиции: навроде колдовства или участия в деле инопланетян.

Заместо этого я принялся рассуждать так. Передо мной — удивительный феномен, понять который я пока что не в силах. Ломать голову, прикидывая, что тут и как — дело заведомо гнилое, а привлекать для разъяснения посторонних, пожалуй что, лишнее. Какое вообще, разозлился я, мне дело до этого ебучего деда? Нет его — ну и чудесно, не надо его теперь никуда везти, меньше хлопот! Рассуждая так, я почти успокоился, а оставшиеся от старика документы спрятал под одеяло. Прижимая его обеими руками к груди, я стоял посреди лифта словно в оцепенении и размышлял. Была не была, скажу, что отвез — решил я наконец, нажал кнопку второго этажа и поехал обратно.

На отделение я прибыл исполненный показного спокойствия, каталку бросил возле туалета, а сам пошел с одеялом и документами прямо к своей каморке. Выпить, лечь спать и забыть про этот случай — вот и все мысли, что крутились на тот момент у меня в голове. Я шел, словно зомби, и даже не заметил Зою Михайловну, неожиданно оказавшуюся у меня на пути. Ой, блядь, подумал я, ведь начнет сейчас удивляться — как же это я так быстро больного отвез?

— Где ты был столько времени? — вместо этого накинулась на меня Зоя Михайловна. — Жду тебя уже сорок минут, а ты… Отвез больного?

Я словно налетел с разбегу на стену. Сорок минут? Немыслимо! Оставив Зою Михайловну без ответа, я повернулся на месте и бросился на первый этаж, где расположен вход в приемный покой. Тамошний санитар, Василий, подтвердил однозначно — он видел, как я полчаса назад вывез из лифта и спустил по пандусу какого-то старика. Что значит — куда я его повез?

— Ты сам то как? — участливо спросил меня Василий. — В смысле, с головой все в порядке? Вопрос Василия был не праздный — на днях из морга уволили одного из тамошних санитаров, у которого сделалось не в порядке с головой. За ним подметили, что он повадился оставаться в помещении трупохранилища внеурочно, и поначалу подозревали в дурном. Думали, что он в тайне от товарищей снимает у мертвецов с зубов золотые коронки, а деньгами не делится, и тогда стукнули администрации. Те решили за ним проследить. Подобрались втихую к дверям, открыли — и так и застыли в проеме, словно громом пораженные.

В маленькой комнате повсюду лежали трупы — сваленные на каталках вдоль стен и попросту на полу. Мятежный санитар расположился на столе, застыв обнаженным в позе «полулотоса». Он даже не сразу пришел в себя, когда открылась дверь и в помещение ворвались разгневанные члены больничной администрации. От греха подальше его слили втихую, а место его досталось другим людям — поумней да попроще.

— Все путем, — успокоил я Василия. — Заспал просто, не могу теперь вспомнить. Покинув Василия, я бросился по отделениям, задавая везде один и тот же вопрос — не поступал ли им в течение часа с «1-ой хирургии» новый б